Вы находитесь на странице: 1из 53

Ссылка на материал: https://ficbook.

net/readfic/3949850

Леди и Бродяга
Направленность: Гет
Автор: TRena (https://ficbook.net/authors/325987)
Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер»
Пэйринг и персонажи: Сириус/Гермиона, Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер,
Сириус Блэк III
Рейтинг: PG-13
Размер: 50 страниц
Кол-во частей: 9
Статус: завершён
Метки: Ангст, Драма, Hurt/Comfort, AU

Описание:
Сириус потихоньку сходит с ума от заточения на Гриммо 12. Гарри не может
видеть, как страдает его крестный, и решает отправить его на
импровизированные каникулы вместе со своей лучше подругой Гермионой
Грейнджер. Только вот незадача: Сириусу придется почти весь отпуск пробыть в
обличие пса, ведь за ним охотятся и Министерство Магии, и маггловские органы
порядка. (AU - изменены события канона)

Публикация на других ресурсах:


Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Как уже указала в описании - это AU-шка. Действие происходит после пятой
части. Сириус остался жив после боя в Отделе Тайна, и Орден начал
функционировать только после этого случая в Министерстве. Волдеморт
набирает силу, но пока находится в бегах. Остальное будет понятно по ходу
текста.
Оглавление

Оглавление 2
Глава 1 3
Глава 2 9
Глава 3 14
Глава 4 17
Глава 5 23
Глава 6 30
Глава 7 37
Глава 8 42
Глава 9 51
Примечание к части 53
Глава 1

— Ребята прибыли! — послышался голос Сириуса с первого этажа.


Затем последовал грохот, чьё-то торопливое извинение и пронзительный визг
мамаши Блэк:
— Грязнокровки!
Гарри Поттер вздохнул и покинул свою комнату. Торопливо перепрыгивая через
ступеньки, юноша поспешил встречать друзей. Его шаги уже не раздавались так
гулко, ведь обычно пустовавший дом на площади Гриммо 12 наполнился
жизнью. Внизу слышались голоса волшебников, шум и возня.
— Сириус, прости, прости, — извинялась Тонкс, сегодня с кудрявыми
ультрамариновыми локонами, помогая Блэку задвигать шторы на портрете. —
Но эта подставка, седой Мерлин, почему ты не выбросишь её?
Ремус пытался поднять тяжёлую подставку, мистер Уизли деловито леветировал
чемоданы дальше в столовую, где о чем-то уже спорили Фред с Джорджем.
Аластор подозрительно косился на улицу, ожидая прибытия оставшихся
волшебников.
— Гарри! — радостно воскликнул Фред, перекрикивая портрет. — Как же я рад
тебя видеть!
Джордж тут же протянул Гарри какую-то лиловую конфету:
— Так по тебе соскучился, дружище, не представляешь! Скушай конфетку? —
близнецы уставились на него с видом естестествоиспытателей.
— Фред, Джордж, а ну-ка марш разбирать вещи, — встряла в разговор
прибывшая миссис Уизли. Близнецы торопливо спрятали «угощение»
и поспешили вверх по лестнице, не забыв подмигнуть Гарри.
Молли же заключила мальчика в удушающие объятия.
— Здравствуйте, миссис Уизли, — просипел Гарри, отчаянно стараясь вдохнуть.
— Как исхудал, Сириус, ты что, совсем его не кормишь? — возмутилась Молли,
отпуская Поттера и обнимая хозяина дома.
— Нет, конечно, иначе он растолстеет, перестанет походить на свои фотографии
в газете, и его не будут узнавать фанаты, — отшутился Сириус, подмигивая
крестнику. Гарри вернул ему улыбку, но тут позади раздался очередной хлопок
аппаририровавшего волшебника, и знакомый голос заставил Гарри обернуться.
— Гарри! — Гермиона перешагнула порог дома и бросилась к другу. Заключив
его в объятия, она счастливо рассмеялась. — Я так рада тебя видеть!
— Привет, Гермиона, — Гарри обнял подругу. — Ты же не собиралась приезжать
так рано, — удивился он, отстраняясь. — Разве ты не хотела побыть
с родителями?
Гермиона пожала плечами и улыбнулась.
— Я подумала, что вы тут с тоски умираете. А потом оказалось, что миссис Уизли
и ребята приезжают раньше. Ну да ладно. Ты покажешь мне мою комнату?
— Конечно!
Гарри и Гермиона поспешили наверх, болтая о чем-то своём. Сириус проводил
крестника и его подругу взглядом и вернулся к остальным.
***

— Ну, как ты здесь? — спросила через плечо Гермиона, выкладывая вещи


из чемодана в шкаф. Пахнувший нафталином деревянный шифоньер чуть
скрипнул, когда Гермиона открыла дверцу шире. Девушка чихнула.
— Будь здорова. Намного лучше, чем у Дурслей, — отозвался Гарри,
присаживаясь на кровать. Тусклый свет из окна падал сквозь плотные портьеры
на потёртый ковёр.
— Спасибо. Что-то я не слышу энтузиазма, — отозвалась Гермиона, вытаскивая
3/53
из чемодана кипу книг и ставя их на стол. — Что-то не так?
— Ну… как бы тебе сказать.
— Скажи, как есть, — Гермиона заметила сомнение друга и присела на кровать
рядом с ним. — Что-то не так? Что-то с Сириусом?
Гарри бросил быстрый взгляд на портретную раму, но она была пуста. Вздохнув,
юноша понизил голос и быстро зашептал:
— Понимаешь, Сириус так долго был отстранён от дел из-за Азкабана
и заключения здесь, что его это начало сводить с ума. После случая
в Министерстве он вновь почувствовал себя живым. Но Дамблдор опять просит
его прятаться здесь. А после того, как Сириус глотнул воздуха, ему ещё
тяжелее, понимаешь? Я вижу, как он тоскует по действию. Он, конечно,
скрывает это все от меня, но он плохой игрок в покер.
— Я понимаю, — кивнула Гермиона. — На самом деле, я сама приехала сюда,
потому что даже две недели вдали от волшебного мира начали сводить меня
с ума. Я маялась от безделья.
— Вот видишь. И если бы меня здесь не было, он бы наверняка совсем впал
в депрессию.
— Как вы здесь жили? Расскажи мне.
— Убирали дом, разбирали старый хлам, библиотеку… Рассказывали истории,
ели пиццу и играли в шахматы. Это было почти похоже на семью,
если бы не депрессия Сириуса.
— Ну, теперь, когда здесь поместят штаб Ордена Феникса, он перестанет
чувствовать себя ненужным, — предположила Гермиона. Гарри пожал плечами
и неуверенно отозвался:
— Наверное, да. Он поэтому и согласился на это.
— Будем надеяться на лучшее, хорошо? — Гермиона улыбнулась и дружески
приобняла Гарри за плечи. — А если нет, то будем думать, что предпринять
дальше. Так где, ты сказал, здесь библиотека?
Гарри посмотрел на подругу, и друзья рассмеялись. Именно в этот момент
в дверь постучали, и в приоткрывшемся проёме появилась голова Сириуса.
— Я не помешал? — спросил он, глядя на крестника и девушку, сидевших рядом
на кровати.
— Нет, — покачал головой Гарри. Гермиона убрала руку с его плеча.
— Тогда пойдём, мне нужна твоя помощь, — позвал Сириус. — Гермиона,
ты не обидишься, если я заберу у тебя Гарри? — спросил он с вежливой улыбкой.
— Нет, конечно, Сириус. Я все равно собиралась пойти помочь Молли.
— Она на кухне.
— Спасибо, — улыбнулась Гермиона, и Гарри с Сириусом покинули её спальню.
Прежде, чем уйти, Гарри обернулся к подруге, но та кивнула ему с улыбкой.
Внизу вновь раздался грохот упавшей подставки и очередные вопли Миссис
Блэк.
— Прости, прости, Сириус! — послышался голос Тонкс, и Гермиона поспешила
на помощь волшебнице.
***

Ночь пришла в Лондон, и жизнь в доме на площади Гриммо постепенно сбавляла


темп. Молли отправила детей спать, Ремус и Тонкс тоже отправились по своим
комнатам. Наконец, отчаянно зевая, Молли пожелала Сириусу спокойной ночи
и вслед за Артуром покинула столовую. Мужчина потушил свет и направился
на третий этаж. Головы эльфов-домовиков провожали его пустыми глазницами.
Две недели назад закончился пятый учебный год Гарри, и Сириус вопреки
приказам Дамблдора забрал крестника к себе прямо с вокзала Кингс-Кросс. Это
был дерзкий и опасный шаг, но к счастью Сириусу удалось остаться
незамеченным ни маглами, ни волшебниками. Дамблдор негодовал, но потом
4/53
с решением смирился. А спустя несколько дней каникул появился на Гриммо
и предложил Сириусу сделать дом штабом для Ордена Феникса. Сириус пожал
плечами и согласился.
— Хоть какая-то польза от меня и этого змеиного гнезда, — проворчал он,
не замечая встревоженного взгляда Гарри. А Гарри было о чем волноваться.
Истосковавшийся по действиям Сириус медленно впадал в депрессию.
Вынужденная отсидка в ненавистном доме стала для него продолжением
Азкабана. Глоток свободы в виде битвы в Министерстве Магии лишь усугубил
ситуацию. Юноша видел тоску в глазах крестного, и не представлял себе,
как же тот жил до переезда Гарри.
Сириус поднялся в одну из малых гостиных, которую они с Гарри успели
облюбовать, упал в продавленное кресло и закинул ноги на деревянный столик
с вырезанными на нем змеями. Достав из кармана пачку магловских сигарет,
Блэк закурил. Дым серой струйкой поднялся к потолку, Сириус закрыл глаза
и откинулся на спинку кресла. В доме вновь царила тишина, и на миг Блэк
представил, что ему все это приснилось. Горячечный алкогольный бред — Гарри
в кресле напротив, живые шахматы, пицца с пепперони, смех крестника
и обсуждение квиддича. Распахнув глаза, Блэк в страхе ожидал увидеть пустые
и полупустые бутылки огневиски, но вместо этого увидел Гарри. Подросток
стоял напротив гобелена с вышитым древом Блэков и смотрел на него.
— Хей, — Сириус поспешно растянул губы в улыбке и затушил сигарету
о столик. — Ты чего не спишь? Разве Молли не погнала вас спать несколько
часов назад?
— Я тут живу, и не миссис Уизли решать, когда мне ложиться спать, — с едва
заметной улыбкой ответил Гарри, присаживаясь в кресло напротив Сириуса. —
Акцио шахматы.
Доска с фигурами слетела откуда-то с вершин серванта для посуды
и разместилась как раз на том месте, о которое Сириус только что затушил
бычок.
— Доиграем? — спросил Гарри.
— Не сейчас, — покачал головой Сириус. — Я думаю, нам с тобой стоит пойти
спать. Завтра надо встать раньше всех, ведь мы же приветливые хозяева дома.
— Я принесу тебе передник, — попытался пошутить Гарри, чтобы загладить
горький сарказм в голосе Сириуса.
— Разве что трасфигурируешь из одной из этих дурацких штор, — фыркнул
Сирус, бросая взгляд на тёмные портьеры. Настроение стремительно портилось,
но Блэк не хотел срываться на Гарри. Он прекрасно помнил жуткие вечера,
когда он сидел один, не зажигая свет, в этом гнезде, и воспоминания Азкабана
только усиливались «радужными» воспоминаниями детства здесь. Он помнил,
как царапал этот пол и выл от безысходности, а на чердаке сыпал проклятьями
Кикимер. Когда Гарри переехал к нему, стало легче. Решение разместить Орден
Феникса на Гриммо 12 должно было помочь ему выкарабкаться из депрессии.
«Должно помочь», — уверял он себя в этом. Однако верилось с трудом.
— Вот увидишь, деятельность в Ордене Феникса тебе поможет, — словно
прочитав его мысли, сказал Гарри. — Пойду спать. Хорошей ночи.
— И тебе, — отозвался Сириус, не двигаясь с места. Гарри вышел из гостиной.
Еще несколько минут его шаги были слышны в затихнувшем доме. Потом
скрипнула дверь и щёлкнул замок. Сириус глухо выругался — ну что за дом,
в котором нужно запираться на ночь? — и встал. Да, наверное, Орден ему
поможет. Он очень хотел, чтобы так было.
***

Орден не помог. На самом деле стало только хуже. Гарри, которого после
нескольких напряжённых споров и скандалов все-таки допустили к собраниям,
5/53
видел, как злится Сириус.
— Мало того, что я отсиживаюсь за спинами ребят, — рычал Блэк, — так я ещё
и прислугой работаю. Постирай, прибери, приготовь, подай.
Сириусу не разрешали выходить из дома, а обсуждение операций только
дразнили Блэка. Безысходность в его глазах становилась все крепче,
и беспокойство Гарри за крестного все усиливалось.
Спустя пару дней поздним вечером Гарри постучал в дверь спальни Гермионы.
Девушка сидела на кровати и увлечённо читала какую-то книгу из библиотеки
Блэков.
— Гермиона, можно к тебе? — спросил Гарри. Девушка кивнула, аккуратно
заложила книгу картонной закладкой и отложила в сторону. — Послушай. У меня
есть идея, как отвлечь Сириуса.
— Слушаю.
— Профессор Дамблдор считает, что Волдеморт на время затаился. Это затишье
перед бурей, но все-таки небольшая передышка. И я подумал, что можно
оправить Сириуса куда-нибудь подальше от Лондона. Отвлечься.
— Это опасно, Гарри, — засомневалась Гермиона. — Если его поймают
Пожиратели? Или найдут агенты Министерства Магии?
— Вот поэтому я хочу отправить его в маггловский мир.
— Но ведь он совсем не знает маггловский мир…
— И поэтому ему нужен кто-то, кто знает, как жить в немагическом мире, —
закончил мысль Гарри.
— Но тебе тем более нельзя уходить отсюда, — Гермиона встревожилась. Гарри
продолжал молча смотреть на нее, и до девушки дошло. — Ты хочешь, чтобы
с ним отправилась я?
Гарри кивнул.
— Но ведь в маггловском мире его тоже знают, как особо опасного
рецидивиста, — напомнила Гермиона.
— Поэтому он отправится в обличии Снаффлза.
Гермиона на миг задумалась, оценивая план.
— Я и Сириус в обличии пса отправимся подальше от Лондона до конца лета,
чтобы Сириус мог немного отвлечься?
— Когда вы будете в доме, он сможет трансформироваться обратно в человека.
Ему просто необходима смена обстановки!
— Хорошо, — неожиданно согласилась Гермиона. — Я придумаю, куда можно
отправиться и как это сделать.
— Спасибо! Правда, мне предстоит еще уговорить Сириуса. Только не сообщай
никому, куда вы отправитесь, даже мне. В целях безопасности. Если тебе нужна
карта Лондона и окрестностей, она есть в библиотеке.
— Хорошо, — кивнула Гермиона. — Удачи уговорить Сириуса.
Гарри вздохнул и вышел из комнаты. Ему предстояла самая трудная часть
реализации плана. Он был уверен, что даже уговорить Дамблдора было легче.
На самом деле, старый профессор довольно легко согласился на авантюру
Гарри. Убедившись, что сам Поттер останется под защитой дома на площади
Гриммо 12, учитель позволил Гарри попробовать реализовать свою задумку.
Сириуса Гарри застал в последней неубранной гостиной. Молли развела
активную деятельность по превращению дома в место, «достойное для
проживания членов Ордена», что ещё больше злило Блэка. Какую бы ненависть
он не питал к мрачному дому, ещё большее отвращение у него вызывало
словосочетание «достойное место».
— Сириус? — позвал крестного Гарри. Мужчина не ответил, и Гарри прошёл
в комнату, перешагивая через ведра, тряпки и средства для уборки, которые
миссис Уизли приготовила для завтрашней чистки. – Хей, Сириус. Есть
минутка? — Гарри с неприятным чувством заметил открытую бутылку огневиски,
6/53
стоявшую на полу возле кресла.
— Я что, похож на человека, который занят? — презрительно отозвался Блэк. —
Мне не нужно бежать ловить обезумевших оборотней или вербовать новых
членов Ордена. А поскольку ужин уже прошёл, возиться с тарелками мне тоже
не нужно, — яд так и сочился в словах мужчины.
— Послушай, я понимаю, как тебя это все угнетает…
— Меня ничего не угнетает, я рад быть радужной домохозяйкой, — Блэк
взмахнул палочкой и все-таки трансфигурировал одну из снятых штор
в передник. Леветируя ткань в воздухе, он пустил передник в пляс вокруг
люстры.
— У меня есть предложение для тебя. Как тебе идея уехать из Лондона? —
продолжил Гарри, не обращая внимания на сарказм крестного. Услышав его
слова, мужчина замер. Опустил палочку, и жалкая тряпка-передник упала
на ковёр, подняв облачко пыли.
— Уехать из Лондона? — переспросил Сириус. Гарри не видел выражения лица
Блэка и не мог определить его реакцию по сухому хрипловатому голосу.
— Да, — продолжил юноша. — Куда-нибудь в пригород. Тебе необходимо
сменить обстановку, отвлечься от… войны. Дамблдор посоветовал всем
воспользоваться передышкой.
— Я не совсем понимаю, к чему ты клонишь, — Блэк достал сигарету из-за уха
и закурил.
— Ты вместе с Гермионой отправишься в маггловский мир. Куда-нибудь
за территорию Лондона. В обличии пса.
Блэк неожиданно рассмеялся. Лающий хриплый смех был почти пугающим.
Он оборвался так же резко, как начался.
— Знаешь, Гарри, я думал, уж ты-то на моей стороне.
— Я на твоей стороне…
— И ты предлагаешь мне превратиться в пса и уехать в пригород. Якобы это мне
поможет развеяться? — закричал Блэк, вскакивая на ноги и поворачиваясь
к крестнику. — Ты предлагаешь мне собачкой побегать по полям и лесам?
Прекрасно. Сначала я стал домохозяйкой, хранительницей очага Ордена
Феникса, а теперь ты предлагаешь надеть на меня ошейник и выгулять?
— Я не могу больше видеть, как ты себя грызёшь, Сириус! — тоже сорвался
Гарри. — Если бы я мог тебя оправдать, я бы сделал это! Но это не в моих силах,
Бродяга. Но и смотреть, как ты впадаешь в депрессию, я не могу. Ты тут
сходишь с ума и однажды навредишь себе, а то и всем остальным! Ты думаешь,
я не знаю, как ты жил тут, пока я не переехал? Финеус мне все рассказал.
И с каких это пор тебе противен образ Снаффлза?
— Не смей повышать на меня голос! — ещё больше разозлился Сириус. — И если
ты думал, что идея отослать твою подругу выгулять меня мне поможет,
то ты глубоко ошибался! Иди к себе, оставь меня в покое! — прорычал Блэк.
— Подумай над моим предложением, — сказал Гарри и покинул гостиную.
Гермиона вжалась в стену, надеясь, что во мраке коридора юноша
её не заметит. Ей повезло, Гарри свернул в другую сторону и скрылся
за поворотом. Девушка выдохнула. Она не хотела подслушивать разговор,
но ей нужна была карта Лондона, а путь в библиотеку лежал мимо гостиной.
Пройти незамеченной мимо открытой двери было невозможно, и девушка
оказалась вынуждена выслушать почти всю перепалку. В комнате раздался
грохот, потом треск дерева, видимо Блэк вымещал свою ярости на мебели.
Вздохнув, Гермиона отошла от стены и остановилась в дверном проёме.
— Ааа, вот и моя хозяйка пришла, — протянул Сириус, заметив девушку. — Учти,
мне понадобится не только ошейник, но и намордник. Я слишком велик, чтобы
выгуливать меня без него.
— На твоём месте, Сириус, я бы подумала над предложением Гарри, — тихо
7/53
сказал Гермиона, без страха или упрёка встречая его взгляд. — Ты ведь все
равно ничего не теряешь.
Позже вечером девушка уже собиралась ложиться спать, когда за дверью
послышались шаги, а потом раздался неуверенный стук в дверь.
— Входи, — позвала Гермиона, решив, что это Гарри. К её удивлению в комнату
вошёл Сириус. Притворив за собой дверь и не глядя ей в глаза, мужчина сказал:
— Я согласен. Только отправимся как можно быстрее.
— Мне осталось только создать порт-ключ, но я не уверена с заклинанием.
— Я умею создавать порты.
— Замечательно, но мне понадобится хотя бы день, чтобы уладить некоторые
вопросы.
Сириус кивнул.
— Послезавтра на рассвете. Я сообщу Гарри.
— Тогда хорошей ночи.
— Хорошей ночи, — отозвался Блэк, покидая её спальню. Он сам не был уверен,
почему согласился после тихих слов Гермионы о том, что ему нечего терять.
Теперь же нужно было не передумать.

8/53
Глава 2

Дом ещё спал, когда трое его жителей собрались у выхода. Полумрак
прихожей и необходимость говорить шёпотом, чтобы не разбудить Вальпургу,
делали прощание неловким. Гермиона повернулась Гарри.
— Если что-то случится, присылай Патронуса. Мы тут же вернёмся.
— Я буду держать вас в курсе событий через Добби, — заверил её юноша. —
Он сможет найти вас где угодно, и я заставил его дать слово, что он никому
не откроет ваше местонахождение. Даже мне.
— Хорошо, — кивнула Гермиона и быстро обняла Гарри. — Не люблю долгие
прощания. Будь осторожен!
— Обещаю, — заверил подругу юноша и перевёл взгляд на Сириуса. Несколько
мгновений парни смотрели друг на друга. Перепалка в гостиной сутки назад все
ещё не была забыта. Наконец, Гарри протянул крестному руку.
— Я присмотрю за домом, — сказал он.
Вместо того чтобы пожать протянутую ему ладонь, Сириус сгрёб Гарри в охапку.
— За собой лучше смотри. Не смей вляпываться в неприятности, пока меня нет
рядом, — проворчал крестный. Гарри улыбнулся и вернул объятия. Затем Сириус
сменил форму, а Гермиона подхватила пустой чемодан, который был нужен
лишь для конспирации. Все необходимые вещи она сложила в сумочку, которая
теперь висела на её плече. Гарри открыл дверь, выпуская друзей на узкую
площадку, и протянул девушке порт-ключ, сделанный из чашки с отколотым
краем. Гермиона взялась за ручку чашки, а Сириус коснулся противоположного
края лапой, и они исчезли.
Гарри тяжело вздохнул и вернулся в дом, тихо прикрыв за собой дверь. Он очень
надеялся, что его авантюра поможет Сириусу. Зевая, юноша поплёлся на кухню,
чтобы приготовить завтрак на всех. Теперь забота об Ордене целиком лежала
на его плечах, и Гарри подумал, что скоро пожалеет, что тоже не может
сбежать из Лондона с Джинни.
***

С места, куда их принёс портал, открывался вид на дорогу и Суиндон Виллидж.


Утренний воздух был прохладен, а тишина умиротворяла. Отбросив в сторону
бесполезный порт-ключ, Гермиона подхватила чемодан и посмотрела
на Сириуса. Пес уселся на траву возле нее и поднял к ней морду.
— Слушай, — вдруг замялась девушка. — Как мне тебя называть? Снаффлз?
Сириус? Бродяга?
Пес оскалил зубы, что Гермиона расценила за улыбку.
— Давай оставим Сириус? Я не думаю, что это привлечёт какое-то особое
внимание.
Блэк кивнул головой, и волшебники направились к дороге.
— Я выбрала Челтенем, потому что это курортный район. Сюда часто приезжают
и уезжают, так что мы не вызовем подозрений, — пояснила Гермиона. Блэк
трусил рядом, помахивая хвостом. — Но в самом Челтенеме слишком людно
и трудно снять квартиру, в которой можно поселиться с собакой.
Сириус фыркнул, не то возмутился, не то чихнул от пыльцы цветов, растущих
вдоль дороги. Гермиона на всякий случай виновато пожала плечами:
— Извини, но что есть, то есть. Поэтому я выбрала Суиндон Виллидж. Отсюда
можно легко добраться до Челтенема и до других интересных мест в округе.
К тому времени, когда они добрались до городка, жители уже начали
просыпаться. Открывались магазины, улицы наполняли спешащие на работу
люди. Проходя мимо пекарни, Гермиона с удовольствием вдохнула запах свежей
выпечки и вспомнила, что утром не позавтракала. Живот тут же отозвался
9/53
на аромат хлеба, заставив Гермиону смутиться.
— Я куплю нам что-нибудь, ладно? — тихо сказала она. Подметавший тротуар
мужчина с любопытством покосился на нее и Сириуса. — Присмотри
за вещами, — уже громче добавила девушка, разыгрывая «сценку» перед
мужчиной. — Сидеть, Сириус.
Блек раздражённо посмотрел на девушку, но подчинился. Обошёл кругом
поставленный девушкой на асфальт чемодан и улёгся рядом. Гермиона
невольно почувствовала себя неловко и поспешила скрыться в пекарне.
Стеклянная дверь закрылась за ней со звоном колокольчика. На полках как раз
выложили свежую сдобу. Выбрав выпечку, девушка долго копалась в сумочке,
ища мелочь, как назло закатившуюся куда-то на дно бездонной пропасти,
в которую Грейнджер превратила свой расшитый бисером клатч. Продавец
подозрительно косился на нее, явно не понимая, как можно так долго искать
деньги в такой маленькой сумочке. Наконец расплатившись, Гермиона
вернулась на улицу. Блэк по-прежнему лежал на асфальте, положив голову
на лапы. Прохожие с интересом посматривали на огромного пса.
В последний раз, когда Гермиона видела Блэка в этом облике, он являл собой
весьма жалкое зрелище — исхудавший, грязный и всклоченный пес-бродяга.
Сейчас он выглядел намного лучше, хотя чёрная шерсть была взлохмачена,
и её не мешало бы расчесать. Словно почувствовав взгляд Гермионы, Блэк
поднял к ней голову.
— Я вернулась, — улыбнулась Гермиона. Блэк вскочил на лапы и, отчаянно виляя
хвостом, подскочил к ней. Любопытные взгляды прохожих заставляли Блэка
играть свою роли. Гермина отшагнула назад, высоко поднимая выпечку.
Не сдержав смеха от притворства Сириуса, Гермиона картинно нахмурила брови
и командным голосом велела:
— Фу, Сириус, прекрати. Запачкаешь. Сидеть, Сириус.
Блек уселся обратно на асфальт, не сводя с нее по-собачьи преданных глаз.
Гермиона присела на чемодан и протянула спутнику пирог. — Специально для
тебя. С мясом и потрохами, как ты любишь.
Позавтракав на скорую руку, волшебники направились дальше. Народу на улице
становилось все больше, и после нескольких недовольных замечаний
в их сторону о том, что пес без поводка, девушке пришлось попросить Блэка
идти как можно ближе к ней. Гермиона читала вывески на домах, ища нужную
улицу, и сама не заметила, как положила руку на загривок Сириуса. Пальцы
сами собой зарылись в мягкий тёплый мех. Перебирая его пальцами, Гермиона
начала почёсывать пса за ухом, и только когда Блэк неожиданно дёрнулся
в сторону, девушка поняла, что она наделала. На щеках сразу проступил
румянец, и Гермионе захотелось провалиться сквозь землю. На её счастье
очередной указатель привёл их на нужную им улицу, и Гермиона поспешила
отыскать их временный дом.
Дом номер тридцать семь по Дарк-лейн был двухэтажным краснокирпичным
домиком. Это был единственный дом на этой стороне улицы, перед которым
росло дерево — высокий клен. Блэк с интересом обнюхивал цветы в горшках,
когда Гермиона позвонила в дверь. Спустя мгновение на пороге появилась
пухлая женщина в спортивном костюме и с волосами, собранными в пучок.
Несколько седых прядей выбились из причёски и неряшливо спадали ей на лоб.
На заднем фоне из телевизора раздавался голос фитнес-тренера, ведущего
какую-то спортивную передачу.
— Миссис Лейберт? — спросила Гермиона. — Я мисс Грейнджер, я звонила вам
вчера по поводу квартиры…
— Помню, помню, — женщина близоруко прищурилась, оглядывая девушку с ног
до головы. В этот момент Сириус прекратил изучать лужайку перед домом
и подбежал к Гермионе. Брови миссис Лейберт с удивлением поползли вверх.
10/53
— Вы говорили, что будете с собакой, но не говорили, что она размером
с телёнка!
— Сириус воспитанный пёс, я вас уверяю, что никаких проблем не будет! —
Гермиона вновь положила руку на загривок Сириуса, избегая при этом запускать
пальцы в мех. Блэк как назло не желал ей больше подыгрывать и сидел с весьма
недовольным выражением. — Ты ведь хороший мальчик, правда? — напомнила
Гермиона, пытаясь поймать взгляд Сириуса. Блэк вместо ответа оскалился.
Гермиона чувствовала утробное рычание, отдававшееся в её ладошке
на загривке. — Мне нужно было сменить обстановку, — подала голос Гермиона.
Она смотрела на хозяйку дома, но её слова предназначались Блэку. — Я … кхм,
потеряла работу и мучаюсь от того, что ничего не делаю. На самом деле,
я не думаю, что смена обстановки мне поможет, но мой близкий человек сумел
меня уговорить. Я не могу сейчас вернуться обратно. Это точно мне не поможет
вернуться к нормальной жизни. Я вас уверяю, Сириус не причинит неудобств, —
последнее предложение действительно предназначалось миссис Лейберт.
Сириус неуверенно вильнул хвостом и прижал уши. «Слава Мерлину», —
подумала Гермиона, убирая руку с загривка Блэка. Владелица дома еще раз
окинула взглядом пса и протянула Гермионе ключи.
— Оплата за месяц вперед. Дверь на вашу половину ведёт со двора. Если
он перекопает мои цветы или испортит квартиру, я затребую с вас двойную
месячную оплату и выставлю вас в тот же день, — с этими словами женщина
захлопнула дверь перед носом Гермионы. Девушка обернулась к Сириусу, но тот
по-прежнему отказывался на нее смотреть. Вздохнув, Гермиона подхватила
чемодан и направилась к чёрному входу.
Протиснувшись между стеной дома и припаркованным рядом синим фордом,
девушка прошла во двор. На зелёной лужайке был разбит красивый цветник,
у забора расположился небольшой сарай дощатый сарай. Окна хозяйской
половины выходили во двор, но угол у чёрного входа из них не просматривался.
С улицы дверь и небольшое пространство перед ней закрывал разросшийся куст
жасмина. Повернув ключ в белой деревянной двери, Гермиона вошла внутрь.
Прихожая их временного жилья была небольшой. Слева располагалась дверь,
ведущая в единственную спальню. Справа находились гостиная с кухней,
разделённых лишь барной стойкой. Коридор упирался в дверь, ведущую
в ванную. Блэк зашёл вслед за Гермионой и тут же скрылся за дверью первой
комнаты. Гермиона проводила его взглядом, но ничего не сказала. Прислонила
чемодан к стене, нашла в сумочке нужную сумму и отправилась обратно
к хозяйке, чтобы оплатить проживание. Когда она вернулась спустя пять минут,
в квартире ничего не изменилось. Чемодан так и стоял посреди коридора, дверь
в спальню была закрыта. Гермиона робко постучала в дверь комнаты, за которой
скрылся Сириус. Ответа не последовало, но девушка явно почувствовала запах
табака. Открыв дверь, Гермиона вошла в маленькую спальню. Стены комнатки
были оклеены обоями неопределённого бледного цвета, на деревянном полу
лежал домотканый половик. Единственное окно в комнате было совсем
маленьким и располагалось под потолком. Света, льющегося из него, было
недостаточно, чтобы осветить помещение. Блэк, вернувший себе человеческое
обличие, вытянулся на кровати, не снимая ботинок и куртки. Дым сигарет витал
под потолком, на тумбочке валялось три смятых окурка. Гермиона вдруг
почувствовала раздражение.
— Если будешь курить, то открывай окно, — велела девушка, с трудом
дотягиваясь до ручки окна и распахивая его. — Магией пользоваться нельзя, так
что забудь про палочку. Лучше отдай её мне, я спрячу её в сумочке.
Блэк не отозвался. Он продолжал игнорировать Гермиону, рассматривая
трещины на потолке и докуривая четвертую сигарету.
— Как знаешь. После обеда пойдём гулять, — безапелляционно заявила девушка
11/53
и вышла из комнаты. Закрыв за собой дверь, Гермиона на миг прислонилась
к ней спиной. Она знала, что будет трудно, и сдаваться не собиралась.
А поэтому, нужно было избавиться от раздражения и набраться терпения.
Сделав несколько глубоких вдохов, Гермиона подхватила сумочку и направилась
в гостиную разбирать вещи.
Сириус повернул голову и посмотрел на выкрашенную белой краской
деревянную дверь. В щель под дверью он видел тень Гермионы. Выдохнув дым
в сторону двери, словно надеясь, что его хватит, чтобы заполнить все
непроницаемым облаком, Блэк затушил бычок и бросил его к остальным
на тумбочку. В лучах света под потолком кружились пылинки. Поначалу Сириус
действительно смог заставить себя притворяться, как будто он приехал
в отпуск. Отпуск — смешное слово, которым он попытался обозвать для себя всю
эту авантюру. Но Блэк не учёл одного — вдали от знакомого магического мира
он был один на один с Гермионой, которую Гарри с лёгкой руки назначил его
«сиделкой». Он явно видел искреннее желание Грейнджер помочь. Но когда
её пальцы вдруг закопались в его мех, а потом скользнули по загривку
и коснулись чувствительного места за ухом, Блэк понял, что отпуск в любом
случае станет для него пыткой. Хотя бы потому, что Гермиона Грейнджер
будила в нем чувства, испытывать которые он не имел права.
***

— Сириус, пойдём обедать! — позвала его Гермиона. Блэк вздрогнул и открыл


глаза: сам не заметив, он умудрился уснуть. Настроение по-прежнему было
скверным, но после отдыха Сириус смог заставить себя взять себя в руки. Встав
с кровати, он шире распахнул окно, чтобы проветрить комнату, и вышел
в коридор. Утром он не успел как следует рассмотреть квартиру. Это была часть
старого дома, которая раньше, видимо, использовалась для прислуги.
Теперь же предприимчивая хозяйка решила зарабатывать лёгкие деньги, сдавая
помещение приезжим. Обои с незатейливым цветочным рисунком в гостиной
были куда приличнее, чем в спальне. Большой диван с обивкой из плюша,
низкий кофейный столик с кружевной салфеткой и круглый ковёр занимали все
пространство гостиной. В углу приютились кресло на гнутых ножках и пустой
книжный шкаф. Напротив дивана разместился неизвестный Сириусу магловский
агрегат. Маленькую кухню, отделанную бежево-коричневой кафельной плиткой,
занимал эмалированный холодильник, плита, мойка и несколько шкафчиков.
На холодильнике стояло ещё одно непонятное для Блэка магловское
изобретение, а рядом приютилось маленькое пластмассовое радио. Барная
стойка, разделявшая кухню и гостиную, служила и столом.
— Приятного аппетита, — приветливо улыбнулась Гермиона, ставя на стол
тарелки с макаронами с сыром. На плите закипел чайник, и девушка
отвернулась, чтобы снять его с огня.
— Приятного, — отозвался Сириус, чувствуя вину за то, что сорвался
на девушку. — Я занял твою спальню. Извини.
— Ничего страшного. Но тебе придётся спать на диване. Он достаточно удобный
и даже раскладывается. Если здесь нет запасного одеяла, то я взяла из Гриммо.
— Ты весьма предусмотрительна, — попытался пошутить Сириус, на что
девушка просто пожала плечами.
— Я составила перечень мест, которые можно будет посетить. Можно даже
съездить в Глостершир, но я не уверена, насколько это безопасно. Там
достаточно большая магическая община. Зато здесь нет ни одного волшебника,
ты представляешь?
— Необычно для Британии, — пожал плечами Блэк, доедая. — Очень вкусно,
спасибо. Ты хорошо готовишь.
Гермиона чуть смутилась и уткнулась взглядом в тарелку.
12/53
— Спасибо. Просто я умею обходиться без магии.
— С этим будет трудно, — признал Блэк. Он-то был чистокровным волшебником,
и даже свет не привык включать без палочки. — Тебе помочь разбирать вещи?
— Не нужно, — отмахнулась Гермиона. — Кстати, давай я покажу тебе, как
пользоваться телевизором.
— Телевизором? Это тот большой ящик?
Гермиона вновь кивнула и показала волшебнику прямоугольную коробочку
с кнопками.
— Это — пульт. Вот эта круглая кнопочка включает и выключает телевизор, —
она нажала на кнопку и ящик вдруг ожил. Сириус пересел из-за стойки на диван
и удивлённо посмотрел на ящик.
— Это как картины?
— Почти, — уклончиво согласилась Гермиона. — Это вещь, которая показывает,
что происходит в других местах, новости, например. Или спорт.
А так же фильмы, разные передачи…
— Фильмы?
— Это как театр.
Сириус продолжил смотреть на ящик. На экране мужчина и женщина сидели
напротив друг друга в уютных креслах. Женщина задавала мужчине разные
вопросы, а он отвечал. Время от времени показывали много людей, которые
смеялись над ответами мужчины.
— Это передача, куда приходят всякие маггловские знаменитости. Им задают
вопросы, они отвечают. Смотри, вот эта кнопочка на пульте переключает
каналы, а эта отвечает за громкость.
Сириус кивнул. Гермиона протянула ему пульт, и когда Блэк взял его, его
пальцы случайно коснулись её руки. Гермиона не обратила на это внимания.
Поднявшись с дивана, она направилась к мойке. Сириус проводил её взглядом
и быстро отложил пульт.
— Я помою посуду!
— Спасибо, тогда я разложу вещи. А потом пойдём гулять. Осмотрим
окрестности, — решила девушка и, подхватив свою бездонную сумочку,
направилась в спальню. Сириус выключил странный ящик, название которого
он уже забыл, и направился мыть посуду. Пытаясь отрегулировать температуру
воды без палочки, он в который раз подумал, как же нелегко быть магглом.
А ведь именно так ему предстояло прожить как минимум месяц.

13/53
Глава 3

Первая неделя пролетела достаточно быстро. С утра Сириус


просыпался от того, что Гермиона принималась готовить завтрак. Девушка
вставала раньше него и каждое утро просто лучилась позитивом. Блэк порой
задумывался, наигранна ли эта эмоция или нет, но спрашивать не решался.
После завтрака Грейнджер тащила его на прогулку. По вечерам Блэк
до полуночи залипал у телевизора, поражаясь магглам и их странным шоу.
Девушка в это время делала задания для Хогвартса. Новости из Лондона пока
не приходили, и Блэк старался особо не думать об Ордене. Чуть позднее
Гермиона купила в ближайшем книжном киоске старый потрёпанный
путеводитель по Челтенему. Пока что они не решались уходить далеко
от Суиндон Виллидж, так что прогулки заключались в исследовании городка
и его окрестностей. Иногда они просто приходили к церкви Святого Лоуренса,
и Гермиона садилась на скамью и принималась читать. Сириуса это безумно
раздражало. Грейнджер могла часами сидеть, уткнувшись носом в книгу,
и ни на что не обращать внимания. Ему же в обличии пса приходилось
укладываться на землю возле скамьи и скучать. Когда в очередной раз
Грейнджер привела их к церкви, Блэк не выдержал. Схватив девушку за подол
длинной юбки, Сириус потянул её прочь.
— Сириус, ты чего? — Гермиона не без труда высвободила ткань из его зубов
и удивлённо уставилась на волшебника. — Давай присядем, отдохнём. Вчера так
находились, — девушка попыталась погладить анимага, но Блэк быстро
отскочил в сторону, припал на передние лапы и вильнул хвостом. Гермиона
улыбнулась. — Да ладно тебе, Сириус. Хватит дурачиться, — и не обращая
больше внимания на спутника, уселась на лавочку и раскрыла книгу. Блэк
посмотрел на девушку, но сдаваться не стал. Вместо того чтобы занять
привычное место в тени деревьев, мужчина принялся бегать вокруг скамьи.
Когда Гермиона не обратила на него внимания, Блэк залаял. Хриплый звук
с непривычки царапал горло, Сириус уже не помнил, когда в последний раз
лаял. Однако это сработало. Грейнджер оторвалась от книги и с удивлением
посмотрела на него.
— Сириус, успокойся. Иди сюда, сидеть, — почти командным тоном сказала
девушка. Когда пес подошёл ближе, девушка наклонилась к нему и укоризненно
зашептала. — Какого Мерлина, Сириус? Ты привлекаешь излишнее внимание.
Успокойся, пожалуйста. Что происходит?
Блэк, однако, не спешил менять своё поведение. Вновь отскочив от девушки он,
словно играясь, припал на передние лапы, замотал хвостом и коротко гавкнул.
А потом вновь принялся скакать вокруг скамеек, пугая голубей. Гермиона
с раздражением следила за магом. Книга, которую она читала, лежала
на её коленях. Не желая поддаваться на провокации мужчины, она
демонстративно открыла старый том и вновь принялась читать. Блэк,
заметив это, рассерженно фыркнул и уселся на асфальт. «Упрямая девчонка», —
подумал он. В этот момент на площади перед церковью припарковался ярко-
жёлтый автобус. Толпа школьников во главе с преподавателем высыпали
на улицу и остановились перед входом в храм. Учительница что-то рассказывала
малышам, которые скучающе смотрели по сторонам. Блэк ухмыльнулся. Вот
он — его счастливый шанс увести Грейнджер домой. Сделав как можно более
доброе выражение лица, Блэк потрусил к малышам. Курносый мальчишка-маггл
в кепочке, которая явно была ему велика, заметил пса, и его глаза расширились
от восторга.
— Какой огромный! — восхитился ребёнок. И тут же бесстрашно протянул
к Сириусу руку. — Иди сюда, хороший, хороший пёсик.
14/53
Сириус подбежал к толпе малышей, и дети облепили его со всех сторон.
Мальчишка в кепочке чесал его за ухом, остальные школьники гладили его
по спине и голове, не сводя с него восторженных детских глаз. Только две
девочки-двойняшки по-прежнему стояли в стороне. Рыжеволосые малышки
смотрели на него с осторожностью, одна из сестрёнок держала в руках белого
плюшевого зайца. Сириус ухмыльнулся, стряхнул с себя всех малышей и в один
прыжок оказался возле двойняшек. Аккуратно, чтобы ненароком не задеть
девочек, Блэк схватил игрушку зубами за плюшевую лапу и отпрыгнул
в сторону. Сжимая в зубах зайца, пёс принялся скакать вокруг малышей, словно
зовя поиграть, однако для робких сестёр этого было достаточно.
Обладательница зайца вскрикнула, отшатнулась назад и заплакала. Через
секунду разревелась и вторая девочка. Учительница, все это время увлечённо
рассказывавшая историю храма, повернулась на шум.
— Что происходит? — возмутилась она, замечая Блэка. — Это что ещё такое! Чья
собака!
— Сириус! — Гермиона отбросила книгу в сторону и бросилась к толпе. — Ты что,
совсем с ума сошёл? — возмутилась девушка. Блэк заглянул ей в глаза и вдруг
сжался: такой обиды и злости он ни разу не видел. Однако менять что-то было
поздно. — Брось сейчас же! — велела Гермиона, подскакивая к нему и хватая
плюшевого зайца за ногу. — Только посмей его порвать, — прошипела она,
склонившись к нему. Блэк вздохнул и сдался. Виновато прижав уши, он отпустил
игрушку и завилял хвостом. Потянулся к руке девушки, но та отвернулась.
Прижимая к себе зайца, она поспешила к девочкам, на ходу вынимая из кармана
куртки носовой платок.
— Все, все, не плачьте, пожалуйста, — Гермиона присела на корточки перед
двойняшками и принялась вытирать им слезы. — Вот ваш заяц. Жив и здоров.
Сириус вас не поранил?
Девочки, вытирая глаза кулачками, отрицательно помотали головой. Блэк
фыркнул. Будто он мог навредить ребёнку. Он подошёл ближе, но Гермиона,
не глядя, оттолкнула пса.
— Кыш, Сириус. Отойди, — весьма холодно сказала девушка. — Он просто хотел
поиграть с вашим зайцем, — Гермиона вновь обратилась к почти успокоившимся
девочкам. — Как его зовут?
— Мистер Раббит, — прошептала одна двойняшек и протянула руки к игрушке.
— Мистер Раббит очень храбрый кролик, правда? — спросила Гермиона,
протягивая игрушку. — И очень дружелюбный. Сириус просто хотел с ним
подружиться.
— Такого пса нужно держать на коротком поводке и водить в наморднике, —
осуждающе заявила учительница, подходя к ним и беря девочек за руки.
Женщина строго посмотрела на Гермиону. Девушка поднялась с корточек.
— Извините, пожалуйста, я не знаю, что на него нашло, — виновато ответила
девушка.
— Лучше купите ему поводок покрепче, — холодно ответила женщина, сурово
поджав губы. — Идёмте, дети.
Толпа школьников поспешила к автобусу. Мальчишка в кепочке отстал от толпы.
Подойдя к Сириусу он похлопал того по загривку и сказал:
— Я знаю, что ты хороший пёс. Ты не хотел их обидеть. Они просто трусихи.
— Майкл! — окликнула ребёнка учительница, и Майкл, бросив последний взгляд
на Сириуса, поспешил за остальной группой. Блэк подошёл к Гермионе
и виновато ткнулся носом ей в ладонь, прося прощения. Но девушка отдёрнула
руку и молча направилась к скамье. Подняв упавшую книгу и взяв сумку,
Гермиона все так же молча направилась в сторону дома. Блэк поспешил за ней.
Едва они вошли в их квартиру, Блэк сменил облик и схватил Гермиону за руку,
прежде чем она успела скрыться в спальне.
15/53
— Гермиона…
— Отпусти, Сириус, — холодно ответила девушка, встречаясь с ним взглядом.
Блэк почувствовал, как усиливается ощущение вины: в глазах Гермионы было
столько обиды, что ему захотелось провалиться сквозь землю. Вместо этого,
он потянул её к себе и произнёс:
— Прости меня.
— За что прощать? За то, что ты решил подурачиться и попугать детей? Слава
Мерлину, никто не пострадал!
— Я бы никогда не тронул ребёнка, Гермиона, — возмутился Блэк, отпуская
её руку.
— Ты мог сделать это случайно, — парировала Грейнджер, упирая руки в бока. —
Зачем ты все это затеял, я не пойму?
— Мне было скучно…
— О, замечательно! Когда в следующий раз захочешь поразвлечься, вспомни,
что мы тут скрываемся, и нам ни в коем случае нельзя привлекать к себе
внимания! — повысила голос девушка и скрылась в спальне, с шумом захлопнув
за собой дверь.
— Я не могу больше скрываться! — с болью в голосе выкрикнул Блэк, чувствуя,
как появляется дикое желание выйти на улицу и показать всем своё истинное
обличие. Его отправят под трибунал. И даже если его не оправдают, смерть
может стать хорошим выходом…
В этот момент дверь распахнулась, и мужчина неожиданно ощутил, как к нему
прижалось тёплое девичье тело. Гермиона обхватила его со спины, уткнувшись
носом ему в спину между лопатками. Блэк замер, боясь, что ему это мерещится.
— Прости, Сириус. Я должна была понять, как тебе действительно тяжело, —
прошептала Гермиона. Теперь девушка чувствовала себя виноватой. — Я что-
нибудь придумаю, я обещаю.
Блэк закрыл глаза. Его давно никто не обнимал. Дружеские объятия Гарри
и Люпина при встрече и прощании были не в счёт. Никто не обнимал его, желая
ободрить, утешить, защитить… подарить тепло. Тепло Гермионы, её маленькие
ладошки на его руках вызвали в нем бурю эмоций и желаний, но каким-то чудом
вся эта буря вдруг утихла, оставив после себя лишь умиротворяющее
опустошение. Блэк закрыл глаза, а потом обернулся и обнял Гермиону в ответ.
— Я придумаю что-нибудь, правда, — шептала Гермиона, обнимая его за шею. —
Вот увидишь, все будет хорошо. Просто поверь.
— Я верю, — выдохнул Сириус. Через мгновение он отпустил девушку,
и та примиряюще улыбнулась.
— Будем ужинать?
— Да, — кивнул Блэк. Гермиона направилась на кухню, по пути собирая
непослушные локоны в хвост. Она уже что-то говорила ему по поводу готовки,
но Блэк не слушал, провожая её взглядом. Если и было лекарство, способное
вылечить его, то оно заключалось в этой хрупкой гриффиндорке с поистине
львиным характером.

16/53
Глава 4

В один из выходных дней Гермиона затеяла уборку. Вручив Блэку


метёлку для пыли и пачку маггловских одноразовых салфеток для полировки
мебели, сама она отправилась чистить ванную комнату.
— Я сбежал из Лондона только ради того, чтобы и здесь мыть и чистить? —
ворчал Блэк, вытирая пыль с ящиков для посуды. — Дома я хотя бы мог
использовать магию!
— Я все слышу! — отозвалась Гермиона.
— Я для того и возмущаюсь! — парировал Блэк. — Чтобы ты слышала.
Ты посмотри в окно, какая погода чудесная. Пойдём погуляем? — попробовал
выманить девушку Сириус.
— Вытирай пыль!
— Но тут не так уж и грязно, — мужчина провёл салфеткой для уборки пыли
по верхушке шкафа для книг, и вверх взвилось облачко пыли. Маг чихнул.
Гермиона рассмеялась.
— Я слышу, как там «не так уж и грязно».
— Ну, по сравнению с Гриммо 12…
— Нашёл с чем сравнивать.
— Чем тебе не нравится мой дом? — возмутился Блэк. Когда кто-то из членов
Ордена начинал ворчать по поводу его жилья, Блэк, не смотря на собственную
нелюбовь к отеческому дому, почему-то начинал его защищать.
— Мне нравится твой дом, — примиряюще отозвалась из ванной девушка. —
Но ему не мешала бы уборка. И, возможно, смена интерьера. Мне не слишком
нравятся украшения в виде засушенных голов, возможно, я просто недостаточно
чистокровна для этого.
— Ты это брось, — отозвался Блэк, направляясь в ванную, чтобы выбросить
использованные салфетки. — Чистая кровь, магглорожденная… Главное — какой
ты человек, — сказал он, выбрасывая мусор. Гермиона благодарно улыбнулась
ему в отражение в зеркале. В высоких резиновых перчатках, с собранными
в кубышку волосами и в удобных спортивных штанах и майке она была такой
домашней. Прядка непослушных волос выбилась из причёски ей на лицо,
и девушка неловко попыталась убрать её тыльной стороной ладони. Блэк
приблизился к девушке и аккуратно заправил выбившийся локон ей за ухо.
От его прикосновения девушка замерла, странно глядя на него,
Блэк же отчаянно боролся с запретным желанием. Неожиданный стук в дверь
положил конец его внутренней борьбе. Гермиона отскочила от него и бросила
немного испуганный взгляд на дверь.
— Мисс Грейнджер! Это я, миссис Лейберт! — раздался за дверью голос
домовладелицы.
— Быстро, Сириус, — велела Гермиона и направилась к двери. – Иду!
Девушка на ходу стянула одну перчатку и распахнула дверь. Хозяйка жилья
стояла на пороге все в том же спортивном костюме, правда сегодня её волосы
были навиты на бигуди. Женщина окинула изучающим взглядом девушку
и прошла в квартиру, не спрашивая разрешения. Гермиона пропустила хозяйку
и бросила быстрый взгляд в сторону ванной. Блэк в обличии пса сидел на пороге
ванной комнаты.
— Почему так долго? — с претензией в голосе спросила женщина, проходя
в гостиную и окидывая комнату изучающим взглядом. Гермиона тоже быстро
пробежала квартиру глазами, ища что-нибудь подозрительное. Метёлка для
пыли была забыта на одном из кухонных шкафчиков, а на столике перед
телевизором стояли две кружки из-под утреннего кофе. Но никаких явных
следов пребывания Сириуса девушка с облегчением не заметила.
17/53
Ни разбросанных носков, ни мужской рубашки на стуле… Каждый вечер
Гермиона старательно убирала все в шкаф, на случай таких вот неожиданных
визитов.
— Я убиралась, — отозвалась девушка будничным тоном. Блэк вошёл в гостиную
и присел возле нее. Гермиона бедром ощущала исходящее от него тепло. Его
присутствие вселяло уверенность. Домохозяйка ничего не ответила. Вместо
этого она обошла комнату, осматривая все придирчивым взглядом. После чего
остановилась возле окна и посмотрела на Сириуса.
— Что-то не так? — подала голос Гермиона.
— Я слышала голоса. Ты снимаешь квартиру одна, если тут будет жить второй
человек, плата будет выше. И я не разрешаю водить сюда… хм… парней.
— Это был телевизор, — ответила Гермиона. Миссис Лейберт посмотрела
на ящик, а потом снова на Гермиону. — Я выключила его, когда пошла открывать
вам дверь.
— Кхм, хорошо, хорошо, — кивнула головой хозяйка. — Я просто зашла
посмотреть, как вы тут устроились. И не портит ли пёс чего-либо.
— Нет, Сириус очень воспитанный, — Гермиона вежливо улыбнулась
и потрепала Блэка по голове.
— Ну да, ну да, — сказала миссис Лейберт и вдруг спросила. — А почему у тебя
две кружки?
— Эмм… Я… всегда завариваю себе две кружки кофе. Тяжело встаю по утрам,
во сколько бы ни просыпалась, — попыталась выкрутиться Гермиона и для
наглядности своей сонливости зевнула. Женщина поджала губы и указала
на метёлку. — А пыль ты там как вытираешь? Высоко.
— С табурета, — Гермиона взмолилась, чтобы женщина поскорее ушла. Хозяйка,
однако, посмотрела на табуреты, которые стояли с противоположной стороны
барной стойки. — Я убрала табурет на место, а про метлу забыла. Говорю же,
с утра сонная, не соображаю, — Гермиона глупо хихикнула, Блэк возле нее
фыркнул, и девушка легонько толкнула пса в плечо.
— Понятно, — отозвалась хозяйка. Гермиона мысленно поблагодарила все
высшие силы за то, что с утра она заставила Блэка убрать постель с дивана.
Проходя мимо спальни к выходу, хозяйка квартиры заглянула в меньшую
из комнат. Когда женщина уже взялась за ручку входной двери, Гермиона
неслышно облегчённо вздохнула. Неожиданно, хозяйка вновь обернулась к ним.
— А где его поводок и намордник? И миски?
Сердце Гермионы сделало сальто и провалилось вниз. Ей жутко захотелось
выхватить палочку и заставить женщину все забыть и уйти прочь. Словно
почувствовав её порыв, Сириус предупреждающе ткнулся ей носом в руку.
— Миски в ванной, я их как раз вымыть собиралась. А поводок и намордник
в шкафу. Он их, знаете ли, не любит и грызёт, если оставить их в доступном
месте, — отозвалась девушка, надеясь, что подозрительную хозяйку этот ответ
устроит. Ей повезло. Женщина кивнула и, попрощавшись, вышла. Выждав чуть-
чуть, Гермиона на цыпочках подошла к двери. Снаружи было тихо. Приоткрыв
дверь, девушка выглянула на улицу. Только убедившись, что хозяйка ушла,
Гермиона выдохнула и повернулась к Блэку. Мужчина вернул себе человеческий
облик, но по-прежнему сидел на полу.
— Чуть не попались, — преспокойно сказал он, улыбаясь.
— Не вижу ничего смешного, — отозвалась Гермиона, вновь натягивая
перчатки. — А на счёт мисок и поводка она права.
Глаза Сириус расширились.
— Ты же не думаешь, что…
— Именно. Нам нужно в зоомагазин, — сказала Гермиона. Теперь настал
её черед улыбаться.
***
18/53
— Ну же, Сириус, — Гермиона почти тянула мага в сторону вверх по улице. Блэк
мотал головой, упирался в асфальт всеми четырьмя лапами и принимался
рычать всякий раз, как Гермионе удавалось сдвинуть его хоть на миллиметр. —
Сириус, ну что такое! — возмутилась Гермиона, отпуская пса и разгибаясь.
Устало выдохнув, она откинула с лица волосы и протёрла вспотевший лоб. —
Да ладно тебе, — протянула она. — Ну правда.
Блэк оскалил зубы и упрямо улёгся посреди тротуара.
— Серьёзно?! — возмутилась девушка. Потом вздохнула и опустилась на землю
рядом с ним. – Все, хватит, я сдаюсь.
Блэк довольно улыбнулся. В собачьем обличии это выглядело довольно забавно,
но в этот раз Гермиону это не умиляло. Маг вскочил на лапы и встряхнулся,
разглаживая сбившуюся от противоборства шерсть, и мотнул головой в сторону
дома.
— Иди домой, — согласилась Гермиона, тоже поднимаясь на ноги
и отряхиваясь. — Я куплю все по своему усмотрению. Будешь ходить в розовом
ошейнике. Пушистом. И поводок со стразами возьму. И намордник под цвет, —
с этими словами девушка направилась вверх по улице, оставив Блэка за спиной.
Анимаг уставился ей в спину, а потом бросился вслед. Обогнав девушку, Сириус
преградил ей дорогу.
— Делай, что хочешь, — спокойно заявила Гермиона, глядя ему в глаза. —
Но тебе никуда от этого не деться. С тобой или без тебя, я куплю все
необходимое, и в следующий раз надену на тебя все, что полагается.
Блэк зарычал. В этот раз всерьёз, злясь на девушку, на всю унизительную
ситуацию. Он человек, в конце концов, взрослый мужчина! Он не позволит
надеть на себя ошейник! Что безумная мысль! Вся эта идея с самого начала
была омерзительно унизительна для него. Ходить в обличии зверя по улицам,
позволять несведущим магглам умиляться и гладить его, словно он какое-то
животное. С него хватит, он не намерен больше этого терпеть. Когда они придут
домой, он все выскажет Гермионе. Нет! Лучше он трансгрессирует обратно
на Гриммо 12 и выскажет все Гарри!
Блэк оскалил громадные зубы и преградил Гермионе дорогу. Злость
и раздражение окутали его с ног до головы. Однако ни один мускул на лице
Гермионы не дрогнул. Она продолжала смотреть ему в глаза с уверенным
спокойствием. Хрупкая девушка против мужчины двое старше и сильнее, да еще
и в облике зверя. Блэк в который раз поразился храбрости и упорности этой
девушки и… понял, что проиграл. Он сдался еще в тот миг, когда
перевоплотился и позволил Гермионе вывести себя из дома. Осознав этот
момент, он отошёл с дороги. Гермиона благодарно кивнула, поправила на плече
сумку и направилась к магазину. Блэк с поникшим выражением морды потрусил
вслед за ней.
Магазин товаров для животных Дог Трейнинг находился на Кват-Гуз-лейн —
малооживлённой зелёной улочке на самом краю городка. Блэк ещё раз зарычал,
когда Гермиона открыла перед ним дверь, но вошёл в помещение. Тихо звякнул
колокольчик, продавец за стойкой поднял на них глаза и вернулся к своим
бумагам. Гермиона окинула взглядом помещение и достала из сумочки список.
— Итак, сначала нам нужен ошейник, — пробормотала она себе под нос
и направилась к стеллажу. Высокая металлическая витрина с крючками
представляла несколько десятков разновидностей ошейников и шлеек.
Гермиона наугад сняла с крючка один из товаров, но Блэк вновь зарычал,
и девушка со вздохом повесила его на место. Потом её взгляд уткнулся
в маленький белый ошейник со стеклянными камушками — такие надевали
на кошек или маленьких собачек. Гермиона хихикнула и указала Сириусу
на вещицу, на что анимаг только покачал головой и демонстративно отвернулся.
19/53
— Могу я вам чем-то помочь? — раздался за спиной голос продавца. Блэк
и Гермиона одновременно повернулись к мужчине. На консультанте была
футболка-поло с логотипом магазина и брюки цвета хаки. Он вежливо
улыбнулся. — Вам нужен ошейник?
— И не только, — уклончиво ответила Гермиона, бросая быстрый взгляд
на Сириуса. Мужчина тоже посмотрел на пса и подошёл к витрине. Блэк
придвинулся к Гермионе.
— Для вашего друга у нас есть отличные кожаные ошейники. Они мягкие,
не натирают шею, но в то же время очень крепкие и долговечные, — продавец
снял с верхнего крючка темно-коричневый ошейник и показал Гермионе. — У них
металлическая застёжка и крепление для поводка из нержавеющей стали. У нас
так же есть намордники этой фирмы. Хотите, примерим? — и продавец
неожиданным ловким движением застегнул ремень на шее Сириуса. Блэк
от удивления подался назад и щелкнул зубами, но консультант уже застегнул
крепление и выпрямился. Зубы Сириуса клацнули в пустом воздухе. Блэк
растерянно обернулся к Гермионе только для того, чтобы увидеть, как девушка
безуспешно старается сдержать рвущий наружу смех.
— Большие псы обычно не любят ошейники, — пояснил продавец. — Поэтому
очень важно, чтобы крепление можно было застегнуть быстро. Как вы видите,
данный вариант легко позволяет сделать это.
— Да, я заметила, — не сдержавшись, рассмеялась Гермиона. Блэк мотнул
головой и безуспешно постарался лапой стянуть ошейник. Девушка коснулась
его уха в успокаивающем жесте и вновь посмотрела на продавца. — А что насчёт
поводка?
— Могу предложить несколько вариантов, — консультант указал на ряд ремней
наверху стеллажа. — Различаются лишь длинной. Для вас, думаю, наилучшим
вариантом будет вот этот, — мужчина снял с крючка один из поводков
и протянул Гермионе. — Теперь намордник?
Гермиона кивнула, внутренне сжавшись — надеть на Блэка намордник будет
труднее всего. Консультант тем временем прошёл к другому стеллажу,
и девушка двинулась за ним. Блэк остался сидеть на месте, раздражённо глядя
на продавца. Обернувшись к анимагу, Гермиона взглядом попросила его вести
себя спокойнее, на что Блэк никак не отреагировал.
— Вот этот, думаю, придётся кстати, — отозвался из-за спины консультант.
Обернувшись, Гермиона увидела намордник того же цвета, что и ошейник.
— Очень крепкий, с анатомической формой. Вот тут регулируются ремешки… —
продолжал нахваливать товар мужчина, медленно приближаясь к Сириусу. —
Давайте примерим и посмотрим, подходит ли ему длина ремешков. Если нет,
тут же отрегулируем… — консультант наклонился к Сириусу, но в этот раз
анимаг был готов. Угрожающе оскалив зубы, Блэк тихо зарычал. От гулкого
звука по рукам Гермионы побежали мурашки — до сих пор она никогда
не пугалась Сириуса, но сейчас её состояние было близко к этому чувству.
Консультант неуверенно замер с намордником в руках.
— Давайте лучше я, — произнесла Гермиона, не узнавая свой голос. Блэк
не сводил с консультанта злых глаз, но при звуке её голоса рычать перестал.
Гермиона прошла к Сириусу и продавцу, аккуратно взяла кожаные ремешки
из рук консультанта и присела на корточки перед Блэком.
— Да, давайте лучше вы, — поспешно согласился продавец и отошёл назад.
— Сириус, — Гермиона настороженно уставилась на анимага, теребя в руках
намордник. — Ты же понимаешь, что так нужно? Мы просто наденем его
и тут же снимем, хорошо?
Блэк, наконец, перевёл взгляд на девушку. Гермиона отчаянно пыталась
прочесть в его глазах, но все, что она видела, это злость. Девушка медленно
подняла руку и положила её на загривок пса, зарываясь пальцами в длинный
20/53
тёмный мех, ободряя и успокаивая мага.
— Пожалуйста.
В глазах анимага что-то переменилось, и девушка тем же медленным
движением надела на мага намордник. Сириус не сводил с нее глаз, выражение
которых потом ещё долго снилось Гермионе в выматывающих снах. Девушка
ободряюще улыбнулась, стараясь не выказать сочувствия, которого Сириус
сейчас тем более не одобрил бы. За несколько дней наедине Гермиона поняла,
что сочувствие он принимает за жалость со всеми вытекающими из этого
результатами. Голос консультанта вырвал её из мыслей.
— Ну, вроде, подходит? — немного зажато спросил он откуда-то из-за спины.
— Да, — отозвалась Гермиона, быстрым движением стягивая намордник с Блэка.
Пес глубоко вздохнул, а Гермиона поднялась с корточек. — Еще нам нужны
миски.
— Это второй ряд, вон там. Я пока пробью эти товары, — отозвался консультант
и скрылся за кассовым аппаратом. Гермиона направилась во второй ряд.
— Что возьмём? — спросила девушка, прохаживаясь мимо ряда мисок.
Керамические, металлические, пластмассовые. Цветные, с рисунком, с кличками,
однотонные — от выбора разбегались глаза. Девушка наугад взяла с полки
глиняную миску. Тяжёлая посуда оттягивала руку, и Гермиона вдруг подумала,
что такую вполне можно было бы использовать на уроках Зельеварения для
растирания ингредиентов. Блэк привлёк внимание девушки, сбив лапой
с нижней полки металлическую миску из нержавейки.
— Эту так эту, — согласилась Гермиона и взяла с полки вторую. — Нам ещё
нужен корм, — взгляд Блэка заставил её быстрым шёпотом добавить. — Для
конспирации.
Девушка наугад сняла с полки корм для крупных собак и уже было направилась
к кассе, когда её взгляд упал на щётки для шерсти. Блэк, успокоившийся
от того, что все неприятное осталось практически позади, отвлёкся
на вошедших покупателей, и Гермиона воспользовалась шансом — добавила
к покупкам щётку для шерсти.
— Сколько с нас? — спросила девушка, выкладывая покупки на прилавок кассы.
Продавец быстро подсчитал сумму и спросил:
— Игрушки брать будете?
Девушка хмыкнула, представив себе картину: Сириус с косточкой в зубах,
и отрицательно покачала головой.
— Ну хоть мячик возьмите. Собакам нужны игрушки, иначе они начинают
портить вещи.
Гермиона бросила быстрый взгляд на Блэка. Ему уже не терпелось поскорее
выбраться из магазина, и если ради этого нужно было купить игрушку,
то пожалуйста. Продавец добавил к покупкам маленький красный мячик
и подсчитал новую сумму. Гермиона расплатилась, но как раз когда консультант
выбивал чек, из помещения для работников вышел второй продавец. Высокий
светловолосый парень в кепке. Девушка нахмурилась, вспоминая, где могла его
видеть, и вдруг поняла, что видела не его, а кепку. Парень тоже посмотрел
на нее и Сириуса и вдруг улыбнулся.
— Так вот какой ты, дружище! И правда, огромный, Майкл не преувеличивал.
Этот тот пёс, про которого я тебе рассказывал, — сказал парень коллеге
за стойкой и протянул Блэку руку. Кассир напрягся, Гермиона мысленно
взмолилась, чтобы Сириус повёл себя прилично. Анимаг удивил всех троих,
подав юноше лапу.
— Умница, — улыбнулся парень и поднял глаза на Гермиону. — Ваш пёс очень
понравился Майклу. Он был среди тех школьников у церкви, помните? Он мне
все уши прожужжал про него.
— Я как раз думаю, где же я видела вашу кепку, — улыбнулась в ответ
21/53
Гермиона. — Вы брат Макла?
— Верно.
— Как там двойняшки?
— Ничего с ними не случилось, не переживайте.
— Это хорошо, — отозвалась Гермиона и забрала покупки. — Спасибо.
— Давайте я помогу вам донести пакеты до машины, — быстро подхватил сумку
юноша.
— Я не на машине, — отозвалась девушка.
— Ну тогда тем более я обязан вас проводить, — обаятельно улыбнулся блондин.
— Разве вам не нужно работать?
— Моя смена как раз закончилась. Так что если вы не против… — парень уже
направился к выходу, и Гермионе ничего не оставалось, как сдаться под
напором юноши.
— Ну хорошо! Спасибо!
— Прошу, — парень открыл перед Гермионой дверь и подождал, пока
из магазина выйдет Сириус. — Меня зовут Дэниел.
— Гермиона. А это Сириус.
— Приятно познакомиться, — лучезарно улыбнулся юноша.
Парень оказался кинологом. Магазин, в котором Гермиона сделала покупки,
оказался ещё и ветеринарной клиникой и тренировочным центром для собак.
Юноша восторженно глядел на Сириуса и бросал не менее заинтересованные
взгляды на Гермиону. Но когда они добрались до дома Гермионы, он вежливо
отказался от предложения зайти на чай. Однако прежде чем уйти, сказал:
— Почти каждый вечер я нахожусь на площадке для выгула и тренировки собак.
Это в конце Ферс-роуд, если не доходить до нашего магазина и свернуть
направо. Приходите обязательно!
— Возможно, мы придём, — уклончиво отозвалась Гермиона. Блэк
демонстративно прошёл мимо них и скрылся в малой спальне. — Ещё раз
спасибо, что проводил, — попрощалась девушка.
— Не за что. Ну, до встречи, — отозвался Дэниел и весело подмигнул Гермионе
на прощание.

22/53
Глава 5

После похода в магазин настроение Блэка резко ухудшилось. Он вновь


стал раздражительным и мрачным, молчал почти все время и отказывался
выходить из дома. Гермиона понимала, что для конспирации было необходимо
купить все эти вещи, но все равно чувствовала себя виноватой. А в давящей
тишине дома она сама начинала чувствовать себя подавленной. После
очередной попытки вытянуть Сириуса погулять, она сдалась.
— Я иду в парк, — сказала Гермиона, убирая в сумку книгу и надевая
кардиган. — Ты уверен, что не хочешь пойти?
Блэк в ответ отрицательно помотал головой, продолжая смотреть в потолок.
Последнее время он даже телевизор не включал: единственным его
времяпрепровождением была игра с красным мячиком для собак. Он либо
подкидывал его вверх, либо бросал в стену и ловил, когда мячик отскакивал
от пола. Устало вздохнув, Гермиона отвела взгляд от волшебника
и покинула дом. Идя по улочкам к парку при церкви Святого Лоуренса, девушка
отметила про себя, что это первая её прогулка без Блэка за последние недели.
Ощущение одиночества было странным. На самом деле, за пять лет в Хогвартсе,
где она каждый день была в составе Золотого Трио, и ощущение одиночества
у нее стало ассоциироваться только с летними каникулами, когда родители
уходили на работу, а Гермиона оставалась одна в доме. И сейчас без Сириуса
рядом она вновь почувствовала себя полностью окунувшейся в маггловский мир.
Расположившись на скамье в тени раскидистого дерева, Гермиона достала
из сумки учебник по рунам, который она еще в Лондоне зачаровала так, что для
обычного маггла, решившего заглянуть в книгу, он показался бы обычным
любовно-приключенческим романом. Впрочем, даже увлекательная история
использования рун в колдовстве сегодня не могла заинтересовать Гермиону:
слова не складывались в логические предложения. Девушка раз за разом
перечитывала первую строчку и никак не могла понять смысла. Раздражённо
вздохнув, Грейнджер захлопнула книгу и отложила в сторону. «Чертов Блэк», —
подумала она. Желание все бросить и вернуться в Лондон последние дни
становилось все сильнее, и единственное, что удерживало девушку от призыва
Добби, было прирождённое упрямство. Порывшись в сумочке, Гермиона достала
из бездонных недр клатча листок бумаги и ручку и решила написать Гарри
письмо. Они уговорились не писать друг другу без надобности, чтобы ненароком
не привлечь внимание к Челтенему, но вестей из дома не было так давно, что
Гермиона решила рискнуть. Подложив учебник под листок, девушка начала
писать, когда услышала своё имя. Подняв голову, девушка увидела Дэниела
и Майкла. Юноша держал младшего брата за руку и махал ей. Гермиона
улыбнулась и махнула в ответ, пряча листок между страницами книги.
— Привет! Куда вы с Сириусом пропали? — полюбопытствовал Дэниел, подходя
к скамье, на которой расположилась Гермиона.
— Осматривали окрестности, — пожала плечами Гермиона. — Привет, Майкл.
— Привет, — отозвался мальчишка, вертя головой по сторонам. — А где Сириус?
— Он остался дома.
— Что такое? — спросил Дэниел. — Он не заболел?
— Нет, нет, все в порядке. Просто сегодня у него нет настроения выходить
на улицу, так что я отправилась погулять одна.
— Ну вот, — расстроился ребёнок. — А может, мы придём в тебе в гости
и поиграем с Сириусом дома, раз он не хочет выходить?
Гермиона замялась, не зная, как мягко отказать малышу, но тут из церкви
вышел высокий мужчина в одеянии священника, и Дэниел указал на него
Майклу.
23/53
— Майк, папа освободился.
Мальчишка быстро обернулся, увидел отца и со всех ног бросился к нему.
Старший брат направился за ним, ссутулившись и сунув руки в карманы джинс.
Гермиона видела, как мужчина подхватил на руки ребёнка, и мальчишка начал
что-то увлечённо рассказывать отцу, размахивая руками и смеясь. Кепка сбилась
на бок, а из-под головного убора выбились светлые, светлее чем у брата,
непослушные пряди волос. Дэниел же шёл медленно, словно нехотя,
и остановился на достаточном расстоянии от родителя. Гермиона не могла
слышать слов, но судя по тому, как замер на руках отца Майкл, мужчина
встретил старшего сына весьма холодно. Дэниэл что-то ответил, на что отец
отозвался ещё более раздражённо и махнул в сторону сына рукой. Макл сжался
в комочек, обнимая отца за шею, но не сводя со старшего брата обеспокоенных
глаз. Дэниел не выдержал. Юноша вдруг выпрямился и обвинительно указал
на отца пальцем.
— Я не обязан… моя жизнь… — донеслись до Гермионы слова Дэниела,
сорвавшегося на крик.
— Я должен гордиться… псам … — тоже повысил голос священник.
— Ты и Майкла…
Дэниел махнул рукой, оканчивая спор, и порывистым движением снял с головы
брата кепку. Развернувшись, юноша направился прямиком к Гермионе. Мужчина
с Майклом на руках направился в противоположную сторону. Девушка видела,
что Макл не сводил с брата глаз до тех пор, пока отец не усадил его в машину
и не отъехал от парка.
— Что-то не так? — спросила Гермиона у Дэниела. Парень с опустошённым
вздохом опустился на скамью рядом с ней, отрешённо повертел в руках её книгу
и отложил в сторону. Потом задумчиво посмотрел на кепку, нахлобучил
на голову и нехотя произнёс:
— Извини за сцену.
— Ничего страшного, — поспешила заверить его Грейнджер.
— Просто отец хотел, чтобы я пошёл по его стопам. А я решил стать кинологом.
Теперь при встрече он все время тыкает мне, что я, вместо того, чтобы
проповедовать слово господне, лечу собак. Но ведь это тоже хорошее дело? —
он вдруг повернулся к Гермионе, словно за поддержкой.
— Конечно, — тут же согласилась Гермиона. — Особенно, если ты делаешь то,
что тебе нравится. Я вот тоже не пошла по стопам родителей.
— А кто они у тебя?
— Стоматологи. Они хотели, чтобы я тоже стала врачом.
— А ты на кого учишься?
Гермиона замялась. Как бы выкрутиться, чтобы не совсем уж врать? ..
— Я собираюсь пойти в политику, — наконец, сказала она. — Буду бороться
за права малых народов.
— Хорошее дело, — кивнул юноша. Несколько минут они молчали, глядя как
голуби дерутся за кусок брошенной кем-то булки. — Но твои, наверное,
не скандалят так, — вновь подал голос Дэниел.
— Нет, они признали моё решение, — согласилась Гермиона.
Юноша ещё раз вздохнул, потом посмотрел на часы и поднялся со скамьи.
— Мне нужно идти, у меня смена через двадцать минут. Приходи вечером
на площадку для тренировки?
— Я постараюсь, — пообещала Гермиона.
— Тогда до встречи?
— До встречи, — отозвалась Гермиона. Посидев ещё пару минут, наблюдая
за птицами, она подхватила свои вещи и направилась домой. Когда она открыла
дверь, Блэк сидел на диване и бросал мячик в стену. Красный шарик отскакивал
от поверхности, ударялся об пол и прыгал обратно в руки Сириуса. Под потолком
24/53
витал дым сигарет. Гермиона повесила на вешалку кардиган и сумку
и прислонилась к косяку, наблюдая за анимагом. Блэк продолжал бросать
и ловить мячик, как будто её здесь и не было. Выражение его лица не менялось.
Наконец, Гермиона заговорила.
— А если бы это была хозяйка?
— Я узнаю твои шаги, — бесцветным голосом отозвался Сириус
с тем же безразличным выражением лица. Гермиона неуверенно прошла
в комнату и открыла окно, не зная, что сказать дальше. Так и не придумав, она
села за стойку и достала пергамент и учебники. Блэк перестал бросать мяч
и растянулся на диване, глядя в потолок. После пары часов безуспешных
попыток закончить эссе по Истории магии, давящей тишины и почти физически
ощутимой депрессии Блэка, Гермиона робко спросила.
— Хочешь есть?
— Я уже поел, — отозвался маг. — Когда тебя не было.
С трудом поборов чувство раздражения, Гермиона встала из-за стола
и направилась к двери.
— Я иду на площадку для тренировок. Сегодня я встретила Дэниелом, он вновь
звал нас.
— Нас или тебя? — неожиданно спросил Блэк, переводя глаза на девушку.
Гермиона почувствовала себя неуверенно от его цепкого взгляда и отвернулась.
— Нас. Но если ты не пойдёшь, я пойду одна. Я не могу тут сидеть.
Поправляя волосы перед зеркалом, она услышала шум в гостиной,
но не обратила на это внимание. Когда она уже открыла дверь, в коридор вышел
Блэк в обличии пса и направился к двери.
— Если ты идёшь, нужно надеть ошейник, — напомнила Гермиона. Блэк
послушно уселся на пол и позволил девушке застегнуть на нем ошейник.
Подумав, Гермиона сунула поводок в карман кофты, и оба направились
на площадку на Ферс-роуд.
Площадка для выгула собак была огромным, размером с половину футбольного
поля, лугом, поросшим короткой жёсткой травой. Самодельные деревянные
бревна, качели и мостики были установлены кем-то ещё лет десять назад, судя
по посеревшему цвету дерева, но было видно, что за полем ухаживают. На краю
луга примостились скамьи и несколько фонарей. Сама площадка не освещалась.
Когда Гермиона и Сириус подошли к полю, народу было немного. Пожилая
старушка дрессировала пуделя на дальнем конце поля: пёс умело перепрыгивал
через планку, бегал змейкой и танцевал на задних лапах по команде бойкой
женщины. Две девочки возились с щенком, ещё пара человек беседовали о чем-
то, пока их собаки играли, гоняясь друг за другом. Дэниел работал с высокой
рыжеволосой девушкой и её колли. Гермиона неуверенно остановилась на краю
площадки, не зная, стоит ли ей отвлекать знакомого. Сириус молча сидел
неподалёку от нее, отрешённо глядя куда-то в пространство. В этот момент
Дэниел вдруг обернулся и заметил их. Узнав Гермиону, парень улыбнулся
и махнул ей рукой, приглашая. Грейнджер махнула ему в ответ и направилась
прямиком к юноше. Блэк потрусил за ней.
— Привет! — поздоровался Дэниел и обернулся к шатенке. – Сью, тогда
на сегодня закончим? Дома ещё повторите с Шелли команды, и, думаю, все
будет отлично!
— Спасибо, — улыбнулась девушка и подозвала к себе колли. — Идем, Шелли.
Однако игривая собачка, такая же рыжая, как и её хозяйка, уже
заинтересовалась Сириусом. Она подскочила к Блэку, игриво виляя хвостом,
и принялась его обнюхивать. Сириус отшатнулся назад, не уверенный, как
реагировать. Гермиона поспешила на выручку магу, но остановилась, поняв, как
неловко это будет выглядеть. Вместо этого она ухватилась за ошейник анимага
и подняла глаза на Дэниела.
25/53
— Сириус не очень любит других собак, нужно убрать Шелли, — поспешно
произнесла она.
— Конечно, конечно, — заторопилась хозяйка колли. — Просто Шелли очень
дружелюбная.
После нескольких неудачных попыток, девушке удалось зацепить поводок
на ошейник собаки и увести её. Уходя, она помахала Дэниелу, и парень
улыбнулся ей вслед.
— Шелли просто настоящий ураган. Сью никак не может показать, кто в доме
хозяин, и поэтому у них постоянно возникают проблемы. Мы дрессируем Шелли
уже три месяца, — вздохнул Дэниел. — Зато тебе повезло с характером Сириуса,
да? — парень почесал анимага за ухом, а Гермиона только сильнее сжала хватку
на ошейнике, понимая, впрочем, что это бесполезно. Пару лет назад истощённый
Блэк утащил Рона через потайной ход в Визжащую хижину. Сейчас
он с лёгкостью преодолеет её сопротивление, если захочет.
— Так значит, он не очень любит других собак, а?
— Да… Сириус немного замкнутый.
— Такое бывает. Главное, чтобы он не скучал. Ну, что ты так в него вцепилась.
Отпусти, пусть парень побегает, развеется. Весь день дома же, — улыбнулся
Дениел, заметив сжатую на ошейнике руку. Гермиона неуверенно улыбнулась
в ответ и отпустила Сириуса. Парень же опустился на скамью и похлопал
по сиденью рядом, приглашая Гермиону присесть. — А ты иди, дружище. Или
может, мы его немного подрессируем? — вдруг предложил Дениел.
— Нет, не стоит, Дэниел, спасибо, — поспешно замотала головой девушка,
взглядом прося Сириуса подыграть ей. Блэк недовольно посмотрел на нее,
но развернулся и направился на поле.
— Зови меня просто Дэн, — улыбнулся в ответ юноша. Гермиона засмущалась
от обаятельной улыбки и перевела взгляд на поле. – Ну, расскажи мне, что
привело тебя в наши края?
— Появилось желание сменить обстановку. Уехать из привычного окружения
куда-нибудь, где тебя никто не знает, — выдохнула Гермиона, наблюдая, как
Блэк пробегает по деревянному мостику.
— У меня вот тоже такое желание. Но работа держит, — отозвался Дэн. — Видел
у тебя сегодня книгу. О чем она? ..
Разговор плавно перешёл на литературу, потом на учёбу. Гермиона чувствовала
себя комфортно и с удивлением отметила, что с Дэниелом очень легко
разговаривать. Постепенно, разговор вновь вернулся на тему семьи.
— Ты прости меня за сегодняшнюю сцену, — искренне извинился Дэн. — Мама
умерла лет пять назад, Майкл её совсем не помнит. С тех пор мы с отцом
по очереди присматриваем за ним. Это еще одна причина, по которой я не могу
уехать. Но я уже решил, что буду поступать в колледж, а потом перевезу
за собой и Майкла. Ему тоже не хочется идти по стопам отца.
— Это нелегко, когда дома напряжённая обстановка, — вздохнула Гермиона,
думая о том, что вскоре ей придётся возвращаться на съёмную квартиру и вновь
думать о том, как помочь Сириусу.
— Хей, смотри-ка, — вдруг воскликнул Дэн с лёгкой усмешкой. — Сириус
действительно необщительный парень.
Гермиона резко вскинула голову и отыскала Блэка на площадке. Она
и не заметила, как прибавилось народу. Впрочем, найти Сириуса все равно было
легко — он был самым большим псом на поле. Однако сейчас он выглядел явно
затравленным. Вокруг него сгрудились любопытные местные собаки, которым
явно нетерпелось обнюхать чужака и увлечь его в свою собачью игру. Блэк
попятился, надеясь скрыться, но его успели окружить. За его спиной, откуда
ни возьмись, появилась маленькая собачка-болонка. Счастливо тявкнув, она
прыгнула к Блэку, и тот резко отскочил в сторону, вызвав смех собачников,
26/53
наблюдавших за сценой со стороны. Гермиона поморщилась и встала.
— Пожалуй, я заберу его, и мы пойдём, — сказала она, оборачиваясь
к Дэниелу. — Извини, что приходится прерывать наш разговор.
— Ничего страшного, я провожу вас.
Гермиона кивнула и поспешила к анимагу. Сириус, услышав её приближение,
развернулся, перемахнул через одну из овчарок, пытавшихся его обнюхать,
и в три прыжка оказался возле нее. Его взгляд заставил девушку покраснеть
от чувства вины, хотя до этого она была уверена, что краснеть можно от стыда,
смущения или гнева, но никак не от вины. Стараясь избегать его глаз, Гермиона
пристегнула поводок к ошейнику, и они направились к выходу.
— Какой он у вас стеснительный, — попытался завести беседу один
из собачников, пузатый мужчина, который оказался хозяином болонки. Гермиона
выдавила вежливую улыбку, но ничего не ответила и лишь поспешила
за Сириусом, так натянувшим поводок, что ей приходилось едва ли не бежать
за ним. Дэн ждал их на краю площадки.
— Ну что ты, парень, притормози, — улыбнулся он Сириусу и попытался вновь
потрепать его по голове, но Блэк оскалил зубы. Дэниел предусмотрительно
убрал ладонь.
На улице стремительно темнело и холодало. Гермиона куталась в свою кофту,
Дэн поднял воротник джинсовки и заснул руки в карманы.
— Как же не хочется возвращаться домой, — протянул юноша. — Отец опять
начнёт скандалить, Макл — бояться и плакать… Обычно после подобных стычек
я ночую у друга, но он уехал в Челтенем.
— Если хочешь, можешь переночевать у нас, — вдруг сказала Гермиона. —
Правда, хозяйка запрещает водить посторонних, но если ты будешь вести себя
тихо…
— Я не хочу приносить тебе проблем, — улыбнулся Дэн. — Но спасибо
за приглашение.
— Тогда хорошей ночи, — кивнула Гермиона, прощаясь с юношей.
— И тебе, — отозвался он и направился дальше по улице. Блэк вновь потянул
поводок, и Гермиона поспешила домой. Когда они вошли внутрь, девушка
первым делом сняла с мага ошейник. В тот же миг мужчина принял свой
истинный облик. На мгновение, девушке показалось, что он хочет что-то
ей сказать, но анимаг отвернулся и направился в ванную. Гермиона повесила
на крючок кофту и отправилась на кухню готовить ужин. Когда Сириус вышел
из душа, вытирая влажные волосы полотенцем, Гермиона уже сидела
за стойкой. Тарелки со спагетти с томатным соусом и тефтелями стояли
на столе, и девушка ждала волшебника, читая книгу. Сириус замер на миг, глядя
на Гермиону. Он знал, что его состояние отражается на девушке. Вот и сейчас
она сидела нахмурившись, напряжённые плечи выдавали её нервозность. Блэк
вспомнил начало их «каникул», когда она вечерами сидела с ногами в кресле
и тоже читала свои книги. Но тогда на её лице было выражение крайнего
любопытства, а концентрация не имела ничего общего с этой напряжённостью.
Блэк злился на себя за то, что подвергал её этой пытке, но мучительно
оттягивал решение вернуться в Лондон, потому что это означало
потерять её. Ведь здесь она принадлежала лишь ему… Вздохнув, мужчина
запретил себе думать о подобных вещах и, бросив полотенце на диван, уселся
за стойку.
— Приятного аппетита, — сказал он. Гермиона пробормотала в ответ
те же слова, отложила книгу и принялась есть, не поднимая глаз. Сириус тоже
молчал, но потом девушка все же подняла к нему лицо и виновато произнесла:
— Извини за то, что тебе сегодня пришлось пережить на площадке. Мы больше
туда не пойдём.
— Хорошо. Это было… неловко, — попытался улыбнуться Сириус, но Гермиона
27/53
уже отвела глаза и не видела его жалкой попытки разрядить обстановку. «Зато
этот мальчишка легко заставлял её смеяться», — подумал Сириус. Картина
парочки, сидящей на скамье и что-то живо обсуждающей, всплыла в его памяти.
Сириус сам удивился тому, что сказал это вслух. — Зато тебе там понравилось.
— О чем ты? — Гермиона, недоумевая, посмотрела на него.
— Я про Дэниела.
— О, Дэн… Он просто интересный собеседник.
— Просто? Ты позвала его переночевать.
— Он так хорошо к нам относится, что я просто не могла не предложить ему
дружескую помощь в ответ, — сказала Гермиона, не понимая его раздражения.
Сириус видел выражение недопонимания на её лице, и это злило его ещё
сильнее.
— Да он флиртует с тобой, Гермиона, — прямо сказал он.
— Ох… — девушка отвела взгляд и неловко заправила за ухо выбившийся локон
непослушных волос.
— А как же Гарри? — почти обвинительно добавил Блэк. Гермиона удивлённо
уставилась на него и спросила в ответ:
— При чем тут Гарри?
— Я имею в виду, что вы… — теперь уже настала очередь Сириуса отводить
глаза. До Гермионы дошло.
— Мы с Гарри просто друзья, — немного поспешно сказала девушка.
— Правда?
— Да. А что насчёт Дэниела, то даже если бы он мне нравился, мы бы в любом
случае не могли бы быть вместе. Он маггл, — пояснила девушка в ответ
на вопросительный взгляд Сириуса. — Это вызвало бы слишком много проблем.
— Но ты ведь… Ты ведь тоже магглорожденная, — вдруг вздохнул Сириус. —
Я имею в виду, у тебя есть возможность все бросить, всю эту войну, и вернуться
в твой мир…
— Я ни за что не брошу Гарри! — с жаром воскликнула Гермиона, заставляя
Блэка вновь поднять на нее глаза. — И волшебный мир! Я больше не маггл.
Я волшебница, и не перестану бороться против Волдеморта. Я не буду бежать.
Блэк с восхищением уставился на девушку. Уверенность и спокойствие
в её глазах напомнили ему Лили. Когда Волдеморт развязал первую войну,
Джеймс предложил Лили скрыться у родителей или вовсе уехать из Англии
куда-нибудь в маггловскую Европу. На что девушка, тогда уже беременная,
ответила категоричным отказом. Гермиона заметила его взгляд и неуверенно
замерла, не сводя с Сириуса глаз. Блэк не был уверен до конца, что она
понимает, что происходит, когда он накрыл её ладошку своей. «Мы с Гарри
просто друзья», — эти слова сняли с его плеч тяжёлый груз вины. Сириус чуть
сжал её ладонь своей и медленно, словно во сне, наклонился к ней. Гермиона
продолжала смотреть на него, не отстраняясь, но и не двигаясь навстречу.
Её карие глаза были широко распахнуты, а губы чуть приоткрыты, и когда
Сириус уже решился, тишину их дома нарушил стук в дверь. Гермиона резко
отпрянула назад, а Блэк обернулся к двери.
— Посуда, Сириус! — прошептала Гермиона, вскакивая со стула и бросаясь
к двери. По пути она схватила полотенце с дивана и выскочила в коридор. Блэк
быстро сунул одну из тарелок в мусорку, запихнул корзину глубже под раковину
и сменил облик.
— Привет, Гермиона, — услышал он голос Дэниела. — Прости, что я так поздно,
но… твоё предложение ещё в силе? Можно у тебя переночевать?
— Да, конечно, заходи.
— Привет, дружище, — сказал Дэниел, проходя в гостиную и кивая Сириусу.
— Я постелю тебе на диване, — сказала Гермиона, избегая смотреть на мага.
— Спасибо, Гермиона, ты просто спасительница, — выдохнул парень
28/53
и порывисто обнял девушку. Гермиона неуверенно похлопала юношу по спине,
бросая на Сириуса извиняющийся взгляд.
— На плите остались спагетти, если хочешь есть. Ванная прямо по коридору.
— Спасибо, — отозвался Дэн и скрылся в ванной. Гермиона вынула из шкафа
чистый комплект постельного белья и принялась стелить постель.
— Ты можешь переночевать в моей комнате, — прошептала она Сириусу,
наблюдавшим за ней со стороны. — Но тебе лучше не перевоплощаться обратно.
Блэк кивнул и побрёл в спальню. Это будет долгая ночь.

29/53
Глава 6

Пожелав Дэниелу спокойной ночи, Гермиона закрыла за собой дверь


спальни. Девушка прошла мимо устроившегося на полу Блэка и забралась
в постель. Сириус чувствовал её взгляд, но не открывал глаз.
— Сириус, ты можешь спать со мной, — тихо произнесла Гермиона, нервно
теребя край одеяла. Блэк открыл глаза, и девушка торопливо добавила. — Мне
неловко заставлять тебя спать на коврике у двери. Это такое клише, —
волшебница улыбнулась. «Что ты творишь?» — подумал Блэк, сам не зная,
к кому мысленно обращается. К себе — за то, что встал с пола и направился
к кровати. Или к Гермионе — за то, что провоцирует. Гермионой же двигало
желание сгладить неудобство: предлагая Дэну ночёвку, она совсем забыла
о том, что у них нет лишней спальни.
Волшебница тем временем подвинулась, освобождая зверю место, и улеглась,
подложив руку под голову. Блэк молча устроился на освобождённом ему
пространстве, тоже положив морду на лапы. Сквозь узкое окошко под потолком
в комнату падал лунный свет, за стеной негромко храпел маггл. Грейнджер
спала и её тихое дыхание умиротворяли Блэка. «Эта девушка пойдёт на смерть
ради волшебного мира, так же, как и Гарри. Я просто должен найти способ
выбраться из этой паутины, чтобы в нужный момент оказаться рядом и защитить
их», — в полудрёме подумал Блэк. Из пограничного состояния между сном
и явью его вырвала Гермиона. Спящая девушка повернулась на бок и обняла
Сириуса, уткнувшись лицом ему в плечо. Юная волшебница прижала пса к себе,
как прижимают плюшевого медведя. Сириус замер, боясь пошевелиться. Однако
вскоре он понял, что девушка спит глубоким сном. Блэк усмехнулся и закрыл
глаза. «Если бы Сохатый знал, что наше школьное баловство с магией окажет
мне такую услугу, он бы предложил мне практиковать превращение во что-
нибудь более белое и пушистое», — подумал мужчина.
Так и не уснув, Блэк прободрствовал всю ночь. Часов в семь утра в гостиной
послышался шум. Тихонько, чтобы не разбудить спящую девушку, Сириус
спрыгнул с кровати. Лапой повернув ручку, он приоткрыл дверь и вышел
в гостиную. Дэн уже проснулся и застилал постель. Обернувшись на скрип,
он увидел Сириуса.
— Доброе утро, дружище, — поприветствовал он пса, направляясь на кухню.
Открыв холодильник, он изучил содержимое полок и вытащил из ящика для
фруктов яблоко. Прошвырнувшись по кухонным ящикам, он добавил к яблоку
пачку печенья, сунул все это в рюкзак и направился к выходу.
— Передай Гермионе мою благодарность, — прошептал он Сириусу. Блэк молча
проводил его взглядом, и едва шаги юноши перестали быть слышны, мужчина
вернул себе истинный облик. Вновь расстелив постель, Блэк упал на диван,
натянул на голову одеяло и заснул, вымотанный бессонной ночью.
Гермиона проснулась, цепляясь за ускользающие подробности приятного сна.
Детали расплывались, как всегда после пробуждения. В своё время это здорово
мешало ей на уроках Предсказания, когда приходилось гадать по сновидениям.
Но ощущение чего-то тёплого и доброго осталось. «Сириус», — вдруг
промелькнуло в голове, и девушка распахнула глаза. Однако постель оказалась
пуста. Протирая заспанные глаза, Гермиона села на кровати и окинула взглядом
комнату, но и на полу Блэка не оказалось. Приоткрытая дверь спальни
заставила девушку встревожиться. Гермиона поспешила в гостиную и замерла
в дверном проёме. Дэна не было, как и его вещей. На диване спал Блэк,
повернувшись к девушке спиной. Конечно, наверняка, он не выспался
в собачьем-то обличии. Да ещё она позволила себе обнять его ночью,
притворившись, что сделала это не осознавая, во сне… А не выспавшийся Блэк
30/53
будет еще более мрачным, чем обычно. Настроение мгновенно испортилось,
не оставив после хорошего сна и следа. Гермиона понуро побрела в ванную
приводить себя в порядок. Когда она вновь вернулась в гостиную, Блэк уже
проснулся и готовил завтрак. Аромат кофе витал по квартире, фоном работал
телевизор.
— Доброе утро, — бодро сказал Сириус, ставя на стол тарелки с яичницей. — Дэн
просил передать тебе спасибо.
— Доброе утро, — отозвалась Гермиона, усаживаясь за стойку и с подозрением
наблюдая за Сириусом, который, напевая себе под нос, выкладывал на тарелку
тосты.
— Не хочешь съездить в Челтенем? — спросил он и налил Гермионе кофе. —
Ты вроде целый план составляла, — мужчина улыбнулся.
— Да, — неуверенно отозвалась Гермиона. И торопливо заговорила, пока Блэк
не передумал. — Тут вокруг есть много интересных мест. Добраться можно
на автобусе, но тебе придётся ехать в наморднике.
— Да ладно, я потерплю. Будем считать, что это неудобная одежда. Тогда
я соберу нам в дорогу бутерброды…
Гермиона удивлённо смотрела в спину Сириусу, не зная, что послужило
причиной такой резкой перемены. Однако это, бесспорно, радовало настолько,
что она даже решила не задавать вопросов.
— Можно еще чай заварить, — вместо этого предложила она. — Я брала с собой
термос, сейчас найду!
Через час они уже ехали в центр Челтенема. Они провели весь день, гуляя
по улицам незнакомого города, разглядывая окрестности и местные
достопримечательности. На следующе утро они направились в Престберри,
а еще через день посетили парк Питтвилл и по пути заглянули парк Эдмифилд
и на поля для гольфа. Сириус пребывал в хорошем настроении, почти как
в начале каникул, и Гермиона наконец-то смогла расслабиться. Она не задавала
вопросов о перемене и не знала, что виной всему была надежда Сириуса
на шанс. Ведь если Гермиона не заинтересована магглом и не встречается с его
крестником… Блэк не решался даже доканчивать мысль про себя. Просто
наслаждался моментами с Гермионой. По вечерам девушка вновь устраивалась
в кресле со своими книжками, не замечая направленных на нее глаз Сириуса,
а днём с энтузиазмом рассказывала анимагу историю мест, которые они
посещали. Так продолжалось несколько дней, но белая полоса закончилась
быстрее, чем им хотелось бы.
Это утро было туманным, и Гермиона решила не уезжать никуда, а остаться
дома и устроить киномарафон. По одному из кабельных каналов как раз
собирались показать оригинальную трилогию Звёздных Войн. Девушка была
уверена, что Блэку фильмы должны понравиться. «В конце концов все парни без
ума от этой эпопеи», — думала она. Блэк возился на кухне с попкорном
и микроволновкой, когда девушка позвала его:
— Идем, Сириус!
Гермиона включила ТВ, попав на утренние новости на канале BBC,
и в тот же миг застыла.
— Взрыв в Лондоне… причины не ясны… свидетели говорят о разноцветных
вспышках и людях в странной одежде… возможно, неформальная группа… —
вещал с экрана ящика журналист. Пальцы Гермионы сжались на пульте, когда
она увидела расплывчатые кадры с камер внешнего наблюдения. Размытые
фигуры в капюшонах и бесформенных одеждах без всякого сомнения были
волшебниками, а вспышки — заклинаниями. Вдруг кадры сменились, новая
картинка была чётче, и Гермиона непроизвольно охнула, прижимая руки ко рту:
одно из заклинаний попало в волшебника. Мага отбросило назад, сбивая с его
головы капюшон. Непослушные вихры и круглые очки Гермиона
31/53
узнала бы в любом месте.
— Гарри, — выдохнул за её спиной Сириус. Сердце Гермионы окончательно ушло
в пятки.
— Я уверена, с ним все в порядке! — торопливо воскликнула девушка
и бросилась к Блэку, но тот оттолкнул её.
— Что в Лондоне, что здесь, я просто никчёмный, бесполезный жалкий червь, —
прорычал он, бросаясь к выходу.
— Подожди, Сириус, куда ты! — рванула за ним Гермиона, но было поздно.
Дверь захлопнулась прямо перед ней, а когда Гермиона выскочила на улицу,
анимага уже нигде не было.
— Сириус! — прошептала Гермиона, чувствуя, как нарастает паника. Рванув
обратно в квартиру, Гермиона достала сумку и принялась рыться в ней в поисках
своей волшебной палочки. Когда пальцы коснулись тёплого дерева, Гермиона
почувствовала себя увереннее. Девушка метнулась обратно к выходу, на ходу
пряча палочку за пояс джин под рубашку. Не беспокоясь о том, какое
впечатление она может произвести на жителей городка, Гермиона побежала
по улицам городка, пытаясь разглядеть фигуру Сириуса среди прохожих.
Сердце разрывалось от страха, и с каждой минутой чувство паники усиливалось.
А Блэка как назло нигде не было. Выбившись из сил, Гермиона устало
остановилась посреди улицы. Если бы только она могла использовать поисковое
заклинание, но колдовать, не выдав своего присутствия, было невозможно. И тут
девушку осенило: Добби! Это же убьёт дух зайцев сразу! Она узнает новости
о Гарри и сможет найти Сириуса, ведь Добби сможет просто трансгресировать
к нему! Пробравшись через высокую живую изгородь, чтобы скрыться
от возможных любопытных глаз, она дрожащим голосом позвала:
— Добби!
— Мисс Грейнджер, я здесь, — раздался позади тихий голос. Обернувшись,
девушка увидела домовика. Большие зелёные глаза встревоженно смотрели
на Гермиону. — А где мистер Блэк?
— Как Гарри! Мы видели новости, что произошло? — перебила Гермиона.
— Гарри Поттер жив, мисс, он был ранен, но профессор Дамблдор и профессор
Снейп все поправили, Гарри Поттер жив, мисс Грейнджер!
— Слава Мерлину, — выдохнула девушка, чувствуя, как спадает часть груза. —
Но что произошло? Что это было?
— Мистер Поттер запретил говорить, мистер Поттер считает, что это слишком
опасно… — домовик пугливо заозирался по сторонам.
— Передай Гарри, что не сообщать вестей, а потом появляться в новостях
по центральному каналу — вот это реально опасно! Особенно для Сириуса!
Но сначала найди Сириуса! Если он в людном месте, не показывайся никому
на глаза, а просто вернись и сообщи мне, где он. Пожалуйста, Добби, —
добавила она.
— Да, мисс Грейнджер, — Добби кивнул и исчез. Девушка принялась мерять
шагами пространство вдоль изгороди. Что, если Блэка узнают? Что, если здесь
все-таки есть волшебники? А если он отправился мстить Пожирателям? .. Мысли
изводили Гермиону, в бессильной ярости и страхе она так сильно сжимала
рукоятку палочки, что из той посыпались алые искры протеста. Одна из искорок
подпалила рубашку девушки. Выругавшись, Грейнджер принялась тушить
маленький пожар, когда вернулся Добби.
— Мистер Блэк в магазине, мисс Грейнджер, — сообщил он.
— Что, черт возьми, он там делает?
— Покупает алкоголь, мисс…
Гермиона выругалась так, что домовик испуганно замотал огромными ушами.
— Мисс Грейнджер… — начал было он, но Гермиона отмахнулась.
— Ты можешь трансгрессировать к нему со мной?
32/53
— Там очень людно, я не знаю, как сделать это незаметно, — виновато помотал
головой эльф.
— Ладно, возвращайся к Гарри. Скажи ему, что нам нужны новости!
— Да, мисс Грейнджер, — кивнул домовик и исчез. Гермиона же поспешила
в магазин. Алкоголь — ну просто замечательно! Только этого ей не хватало!
Влетев в магазин, Гермиона бросилась по рядам, но Блэка уже не было.
«Упустила? Или он в другом магазине? ..» Выругавшись, Гермиона понеслась
дальше. «Вот ведь дурёха, надо было узнать, в каком именно магазине был
Блэк!» Но вызывать домовика обратно было уже поздно. Решив, что Сириус мог
вернуться домой, Гермиона поспешила на Дарк-лейн. Промчавшись мимо
припаркованной машины хозяйки, девушка увидела, что дверь их квартиры
приоткрыта. Вытащив палочку, Гермиона вошла внутрь. Блэк сидел на диване,
в его руках была почти полностью пустая бутылка виски. Диван был засыпан
пеплом от скуренных сигарет. В открытой пачке на полу Гермиона
недосчиталась пяти штук.
— Сириус! — облегчённо выдохнула девушка. Блэк поднял на нее затуманенные
алкоголем глаза. — Сириус, Гарри жив, с ним все в порядке благодаря
профессору Дамблдору и профессору Снейпу, — поспешила успокоить его
Гермиона, проходя в гостиную. Однако Сириус отреагировал совсем не так, как
ожидала волшебница. Вместо облегчения маг откинул голову назад
и расхохотался хриплым, пугающим смехом. Гермиона замерла, не решаясь
подходить ближе. Отсмеявшись, Блэк посмотрел на нее черными пустыми
глазами.
— Вот именно. Благодаря директору и Нюниусу. А ведь это я — крестный. Это
я обещал Джеймсу и Лили присмотреть за ним, Гермиона. Это я должен был
растить его, оберегать, учить всему, что он знает. Что я скажу Джеймсу, когда
увижу его, а?
От его слов Гермиона похолодела. Он же не собирается кончать с собой, нет?
— Сириус… — неуверенно произнесла волшебница, вновь делая к нему шаг.
— Ты боишься меня, да? — вдруг спросил Блэк. Шатаясь, он поднялся с дивана
и навис над Гермионой. На краю сознания девушки мелькнула мысль, что она
никогда не замечала, насколько Блэк выше и больше нее. Волшебница не могла
отвести глаз от устремлённого на нее испытывающего взгляда Сириуса. Глаза
Блэка были пугающе темными и холодными, словно воды Чёрного озера зимой.
— Я не тебя боюсь, — тихо выдохнула девушка, отрицательно покачав
головой. — Я за тебя боюсь.
Ладони Сириуса вдруг обхватили её лицо и притянули к себе. Губы Блэка
накрыли её, и волна горячего неизвестного чувства накрыла Гермиону. Это был
поцелуй со вкусом алкоголя и табака — горький, грубый, жаждущий. Совсем
не похожий на поцелуи Виктора Крума, но именно от повелительного,
требовательного прикосновения губ Сириуса внутри Гермионы все сжалось.
Когда его язык проник внутрь и коснулся её, по коже девушки словно побежало
электричество. Гермиона неуверенно положила руки на грудь анимага
и неумело попыталась ответить на его поцелуй. Движение её губ заставило
Сириуса протрезветь. «Нет, Блэк, что ты творишь!» — запротестовала разумная
часть его сознания: «Ты не смеешь, только не так, не по пьяни!». Разорвав
поцелуй, мужчина легонько отодвинул девушку от себя и сам отступил на шаг.
— Гермиона… — виновато выдохнул он. Девушка смотрела на него широко
распахнутыми глазами. Словно во сне она прикоснулась пальцами к своим
распухшим губам. Блэк провёл ладонью по лицу в отчаянной попытке взять себя
в руки и успокоить бешено колотящееся сердце.
— Пойдём, — тихо сказала девушка. Взяла его за руку, вложив свои маленькие
тонкие пальцы в его ладонь, и потянула к спальне.
— Нет. Нет, Гермиона, — почти испуганно запротестовал Блэк, но девушка
33/53
улыбнулась. Её улыбка была не улыбкой неуверенного подростка, но мудрой
женщины. Понимающая настолько, что Блэк сам почувствовал себя подростком.
— Просто пойдём. Тебе нужно поспать, чтобы протрезветь.
Блэк подчинился. Покорно, он направился за Гермионой в спальню, улёгся
на кровать и позволил накрыть себя одеялом. Постель пахла её шампунем для
волос, сладковатым запахом яблока и корицы. Гермиона присела на краешек
кровати, и Сириус не смог побороть искушения взять её за руку. Девушка
переплела его пальцы со своими.
— Гарри в порядке. Он обещал рассказать подробности. Если это что-то
серьёзное, мы вернёмся в Лондон. И знаешь, я подумала, что Дамблдор
не сможет запретить тебе участвовать в вылазках Ордена, потому что в таких
операциях нет смысла прятать твой облик. Пожиратель смерти же не придёт
в Министерство и не скажет: «Я видел Сириуса Блэка, когда пытался убить
людей, воюющих против моего господина, Того-Кого-Нельзя-Называть», —
Гермиона посмотрела на Сириуса, и тот в ответ чуть улыбнулся.
Он любовался ей: непослушными локонами, длинными ресницами, чуть
вздёрнутым носиком. Она ответила на его поцелуй. Она… Алкоголь
подействовал, и Блэк уснул, так и не закончив мысль.
Гермиона улыбнулась в ответ, глядя на уснувшего анимага. Высвободила руку
из его расслабившихся пальцев и вышла из спальни, прикрыв дверь. Убирая
пепел и виски, Гермиона раз за разом мысленно возвращалась к поцелую.
«Неужели это возможно? Неужели он правда может смотреть на меня, как
на девушку, а не как на подругу своего крестника?», — думала девушка. Губы
саднило, а привкус алкоголя все ещё чувствовался на языке. «Только бы это
было не по пьяни». Возникший посреди гостиной Добби прервал
её размышления.
— Мисс Грейнджер, я с новостями от Гарри Поттера, — бодро доложил домовик.
— Тшш, тише, Добби. Сириус спит.
— Прошу прощения, — понизил голос домовик. — Я принёс вам зеркало.
— Зеркало? — Гермиона приняла из рук эльфа серебряное ручное зеркальце. —
Зачем? Для чего оно?
— Загляните в него и все поймёте. А мне нужно идти, извините, мисс
Грейнджер! Будьте осторожны, мисс Грейнджер! — и Добби исчез. Гермиона
нахмурилась и неуверенно заглянула в зеркальце. Вместо собственного
отражения на нее уставились зелёные глаза Гарри.
— Гарри?!
— Привет, Гермиона, — юноша улыбнулся.
— Как это работает? Это заклинание? Я ни разу не слышала…
— Я рад, что с тобой все в порядке, — рассмеялся Гарри и в ответ
на недоумевающий взгляд подруги добавил. — Раз ты интересуешься работой
магического артефакта, значит, все хорошо.
— Можно сказать и так, — согласилась Гермиона. — И все же?
— Я не знаю, как оно работает. Нашёл у Сириуса. Дамблдор проверил его
на наличие проклятий и темной магии, оно безопасно и не может быть
прослушано. Позволяет разговаривать и видеть друг друга, где бы ты ни был.
Классная вещь, да?
— Да, действительно. Но нужно узнать формулу заклинания…
мы могли бы сделать их больше и использовать для Ордена… Ладно, сейчас
не об этом. Как ты себя чувствуешь?
— Со мной уже все в порядке. Останется шрам, но у меня уже есть два, так что
и к третьему я привыкну, — бодро улыбнулся Гарри.
— Гарри, тебе нельзя быть таким безрассудным. Сириус очень переживает.
— Я знаю. Как он?
— Сначала твои новости, потом мои.
34/53
— Уговорила. Пожиратели напали на дом Лонгботтомов. Видимо, Беллатриса
решила повторить своё триумфальное шоу. А может на всякий случай
ликвидировать Невилла, ведь он тоже попадает под пророчество.
— Невилл в порядке? Сколько пострадало?
— Все наши в порядке, ничего серьёзного. А Невилл прислал Патронуса,
Гермиона! Говорящего! Иначе мы бы и не успели прийти. Аластор положил
на Невилла глаз.
— Надеюсь, ты выражаешься не фигурально, — облегчённая хорошими
новостями, пошутила Гермиона.
— Конечно, нет, но Муди говорит, что Невилл мог бы попробовать себя в карьере
аврора. А теперь к более серьёзным вещам. Дементоры покинули Азкабан.
Хагрид вернулся от великанов с печальными новостями, а Ремус не выходит
на связь уже три дня. Дамблдор считает, что вчерашнее нападение было концом
летней передышки.
— Может, нам вернуться?
— Я не уверен… Как у вас дела?
Гермиона вздохнула и посмотрела на дверь спальни.
— Не буду тебе врать, все не так гладко. Смена обстановки не изменила
главного — Сириус хочет действовать.
— Я понимаю.
— Он хочет защитить тебя. Хочет принимать участие в делах Ордена. Ему очень
тяжело отсиживаться за спинами и оставаться в стороне от дела. Поэтому эти
каникулы ему не помогут. И ты ведь знал это с самого начала, не так ли? —
Гермиона озвучила мысль, которая давно не давала ей покоя.
— Тебя не провести, Холмс, — с лёгкой улыбкой ответил Гарри.
— Ты мне не скажешь, зачем ты отослал его из Лондона? — спросила девушка,
уверенная в отрицательном ответе.
— Пока нет. Пожалуйста, постарайся помочь ему, чем сможешь.
— Я стараюсь, Гарри. Как там остальные? Джинни, Рон? Близнецы?
— После того, как я присоединился к Ордену, миссис Уизли отправила Джинни
и Рона в Нору. Она категорически против их участия в Ордене, по крайней мере,
до совершеннолетия. Близнецы остались здесь, но пока была передышка, они
работали над своим магазином, — на заднем фоне вдруг раздался какой-то шум,
и Гарри пропал из зеркала. Он появился через минуту и торопливо сказал. — Мне
нужно идти. Прибыл Снейп, он даёт мне уроки окклюменции, — юноша
скривился.
— Хорошо. Держи меня в курсе и будь осторожен, Гарри, — попросила Гермиона.
— Обязательно. Вы тоже будьте на чеку, — с этими словами юноша исчез
из зеркала. Поверхность вновь стала обыкновенной. Девушка вздохнула, глядя
на своё отражение. «Помоги, чем сможешь». Легко сказать. Только сейчас
до Гермионы дошло, что после поцелуя ситуация изменится ещё более
кардинально, и что с этим делать она не знала. Повертев в руках свою палочку,
Гермиона решила не убирать её далеко. В конце концов, если передышка
заканчивается, логично будет держать её под рукой. Спрятав палочку под
подушку, Гермиона взяла очередной учебник и попыталась отвлечься. Сама
не заметив как, девушка задремала.
Когда Сириус проснулся, света за окном почти не было. Поняв, что он проспал
почти весь день, Блэк сел на постели. Мысли немного путались после сна
и алкоголя, но мужчина прекрасно помнил, что произошло. Бросив на дверь
неуверенный взгляд, Сириус понял, что трусит выходить. «Я не должен был
этого делать. Это все осложняет ещё больше», — подумал он, запустив в волосы
руки. Скрип открывающейся двери заставил его поднять взгляд. Гермиона тихо
заглянула в спальню и, увидев его сидящим, с трудом выдала неуверенную
улыбку.
35/53
— Проснулся?
— Да, — Блэк не мог отвести от нее глаз, хотя понимал, что смущает девушку.
Гермиона неловко замерла в дверном проёме, облокотившись спиной о косяк.
— Как ты себя чувствуешь? — спросила она.
— Нормально, — ответил Сириус, чувствуя нарастающую неловкость момента.
«Нужно оттолкнуть её. Сделать вид, что я не соображал, что творю. Иначе все
станет просто кошмарно. Я не имею права испортить её жизнь тоже».
— Голова, наверное, болит? Пойдём, у меня есть аспирин. Заодно расскажу тебе
новости от Гарри.
— Не болит, — сухо отозвался Сириус и встал с постели. Пройдя мимо Гермионы
в гостиную, Сириус упал на диван. — Какие новости от Гарри?
— Гарри прислал с Добби вот это, — девушка прошла вслед за ним. Она
положила на стол серебряное зеркальце и пододвинула его к Сириусу. От Блэка
не ускользнуло, что она убрала руку быстрее, чем он коснулся холодного
серебра. Чтобы их пальцы случайно не соприкоснулись, понял он. Когда он взял
зеркальце, Гермиона села в своё кресло.
— Это зеркало мы с Джеймсом использовали, чтобы общаться во время
наказаний в Хогвартсе. Я стащил его у отца на третьем курсе, — сказал Блэк,
вертя в руках знакомый предмет.
— Оно безопасно?
— Насколько я знаю, да.
— Мы с Гарри говорили через зеркало, и он рассказал, что нападение, которое
мы видели в новостях, совершила Беллатриса. Она попыталась убить Невилла.
— Типично для моей сестрёнки, — холодно отозвался Сириус.
— А ещё дементоры покинули Азкабан. Великаны перешли на сторону Сам-
Знаешь-Кого, и профессор Люпин уже трое суток не выходит на связь, —
на одном дыхании сказала Гермиона, не сводя с Сириуса напряжённых глаз.
Эмоции анимага выдали только побелевшие костяшки пальцев, сомкнутые
на ручке зеркала.
— Нам пора возвращаться? — спросил он.
— Гарри говорит, что пока не стоит, — пробормотала девушка.
— А ты сама как считаешь? — Сириус впервые за весь разговор поднял глаза
на Гермиону. Несколько мгновений они молча смотрели друг на друга, прежде
чем Гермиона ответила.
— Если я вернусь, меня, скорее всего, попросят покинуть Гриммо. Я не подхожу
по возрасту для Ордена. Здесь я приношу хотя бы какую-то пользу, помогая
тебе, — мягко сказала девушка.
— Или присматривая? — губы Сириуса скривились в презрительной усмешке.
Самой искренней, какую он только смог изобразить.
— Сириус, прошу, — голос Гермионы дрогнул, когда она попыталась ответить
на его неожиданную грубость. — Ты знаешь, что это не так. Я беспокоюсь о тебе.
— Не стоит, — холодно бросил в ответ Блэк. Бросив зеркальце на столик,
он отвернулся от Гермионы и включил телевизор. Больше всего на свете
он сейчас хотел, чтобы девушка ушла к себе. Он не был уверен, что сможет
притворяться, если ещё раз услышит её дрожащий голос. Но Гермиона не ушла.
Упрямая гриффиндорка схватила ближайшую книгу и уставилась на страницы
сердитым, нахмуренным взглядом. Буквы расплывались от стоящих в глазах
слез, но девушка сморгнула их. Она не станет плакать и не сбежит. Она дала
слово Гарри.

36/53
Глава 7

Жизнь окончательно превратилась к кошмар. Просыпаясь по утрам,


Гермиона силком заставляла себя вставать с постели и выходить в гостиную.
Каждое утро её встречал хмурый Блэк, уставившийся в телевизор.
Взлохмаченные волосы, мятая одежда и многодневная щетина дополняли
теперь его образ. Они по-прежнему выходили гулять в город, но лишь потому,
что нужно было поддерживать образ. Блэк настоял на этом сам. Вдвоём они
обходили Суиндон Виллидж и возвращались домой, нигде особо
не задерживаясь. Вскоре Гермиона поняла, что Сириус нарочито выбирает
дороги, где они не могли встретить Дэниела. Этот факт доводил Гермиону еще
больше. Ей очень не хватало возможности с кем-то поговорить, однако проявить
инициативу и самой пойти к Дэниелу девушка не решалась. Юноша же после той
ночи не появлялся у них. Когда Гермиона и Сириус возвращались домой после
прогулок, маг вновь занимал своё место на диване. Шум телевизора был
единственным, что нарушало теперь тишину их съёмной квартиры. И так день
за днём. Погода, словно назло, тоже стала портиться, серое небо и тусклый свет
только усугубляли настроение Гермионы. Первые несколько дней девушка
честно пыталась разговорить Сириуса, отвлечь его от мрачных мыслей,
но с каждым днём старания таяли и таяли, пока не иссякли совсем, и дом
погрузился в серую депрессию.
— Есть будешь? — Гермиона поставила жирную точку в своём эссе
по Зельеварению и отложила пергамент в сторону.
— Не голоден, — не поворачивая головы, отозвался Сириус. Гермиона открыла
холодильник. Пустая тарелка от лазаньи, оставленной девушкой на обед, стояла
на полке. Гермиона закусила губу, пытаясь успокоить себя, но это было
последней каплей.
— Если ты съел все, что было, можно хоты бы помыть за собой посуду?
— Ты же вызвалась со мной нянчиться. Удачи.
Гермиона замерла, не веря своим ушам. Чаша терпения переполнилась.
Швырнув тарелку на пол, Гермиона направилась к выходу. — Я прогуляюсь.
Подними свою задницу с дивана и убери за собой, — прорычала девушка,
проходя мимо Сириуса. На ходу натянув куртку, девушка вышла из квартиры,
громко захлопнув за собой дверь. Когда её шаги стихли, Блэк выключил
телевизор и запустил руки в волосы. Последние несколько дней были
мучительными и для него. Порой он начинал жалеть, что оттолкнул девушку.
«Это было правильно. Ты ничего не можешь ей дать, только повесишь
на её плечи ещё один груз ответственности в виде себя», — повторял он себе.
Но это не отменяло того факта, что по ночам ему опять снились кошмары,
а когда он не спал, то чувство вины съедало его изнутри.
Поднявшись с дивана, Сириус подошёл к окну, чтобы выкурить очередную
сигарету, и увидел Гермиону. Девушка была с Дэниелом. Блэк нервно крутил
в пальцах незажжённую сигарету и наблюдал, как Дэн что-то рассказывает,
а Гермиона улыбается ему в ответ. Вдруг юноша кивнул головой в сторону,
словно приглашая Гермиону, и девушка согласно кивнула. Продолжая болтать,
парочка направилась вниз по Дарк-лейн. «Это удачный способ довести все
до конца. Если я разозлю её ещё больше, она точно решится бросить все
и вернуться в Лондон», — подумал Сириус. Отбросив в сторону сигарету, Блэк
поспешил к выходу. Открыв дверь, мужчина сменил облик и бросился по улице
вдогонку уходящей паре. Тротуар был весь в лужах после ночного дождя,
и Сириус бежал, разбрызгивая грязь. Шерсть быстро намокла и испачкалась.
Нагнав Гермиону и Дэниела, Сириус, почти не сбавляя скорость, прыгнул
на юношу. От столкновения Дэн отлетел вперёд и упал в лужу. Анимаг на этом
37/53
не остановился. Перешагнув через лежавшего маггла, Блэк встал на задние
лапы и положил передние на плечи Гермионы, пачкая девушку.
— Сириус! — в гневе закричала Гермиона, отталкивая от себя пса и бросаясь
к Дэниелу. – Дэн, ты в порядке?
— Да, — юноша встал, потирая ушибленное запястье. С его одежды стекали
грязь и вода. Убедившись, что Дэниел не пострадал, Гермиона резко обернулась
к Сириусу.
— Ты! .. Это переходит все границы! С меня хватит!
— Ничего страшного не случилось, Гермиона, ты чего? — постарался успокоить
подругу Дэниел удивлённый яростью девушки. — Он просто рад меня видеть
и не рассчитал силу, так ведь, дружище? — Дэн обернулся к Сириусу. Блэк
уселся в лужу и принялся вилять хвостом. Высунув язык, пёс дружелюбно
посмотрел на людей. Гермиона перевела взгляд на Сириуса. В её карих глазах
кипела злость. Блэк стойко выдержал этот взгляд, продолжая изображать
из себя дружелюбного пса.
— Видимо, я не закрыла дверь. Извини меня. Пойдём домой, — сказала
Гермиона, переводя взгляд на Дэна. — Мы застираем твою одежду,
я приготовлю тебе чай, чтобы загладить вину…
— Ничего страшного, Гермиона, правда. Я давно вожусь с собаками и привык
к подобным выходкам. И лучше я пойду домой, — юноша улыбнулся. — Мне
не хочется доставлять тебе неудобств с твоей хозяйкой.
— Ты уверен?
— Да. Ещё увидимся, ладно? — Дэн помахал рукой и направился вниз по Дарк-
лейн. Бросив на анимага убийственный взгляд, Гермиона зашагала в сторону
их дома. Пес потрусил за ней.
— Ты что устроил? — зашипела волшебница, едва они вошли в квартиру. Блэк
принял свой обычный вид и направился в ванную. С его одежды на пол капала
вода, руки были грязными по локоть. Он не удостоил Гермиону ответом.
— Сириус, я к тебе обращаюсь! — воскликнула Гермиона. Блэк пожал плечами.
— Я соскучился по Дэниелу.
— Да иди ты к черту, Блэк! Ты невыносим! — прокричала Гермиона и вновь
бросилась вон из дома. Блэк проводил её задумчивым взглядом и продолжил
отмываться.
Погода вновь начала портиться. Пухлые тучи заполнили небо, поднявшийся
ветер погнал по улочкам пыль и мусор. Гермиона натянула капюшон куртки,
упрямо шагая по улице. «Сейчас успокоюсь немного, а потом вернусь
в квартиру, соберу вещи и к черту!» — думала девушка: «Пусть Гарри сам
возиться со своим крестным, я больше не могу». Принятое решение принесло
Гермионе чувство облегчения. Все так просто. Вернуться, собрать вещи, уйти.
А темнота на улице все сгущалась, будто вдруг наступила ночь. Температура
тоже снижалась словно по секундам. Девушку начала бить дрожь. Гермиона
обхватила себя руками, чувствуя, как подступает к горлу комок тошнотворной
безысходности. Остановившись, волшебница вдруг поняла, что не слышит
ничего, кроме собственного дыхания. Абсолютная тишина и темнота, все
сгущающаяся и сгущающаяся… И тут позади раздался клокочущий судорожный
вдох-выдох. Гермиона резко обернулась, и её окутала липкая паутина страха.
Прямо на нее плыл, поглощая оставшийся свет, дементор. С минуту девушка
остолбенело смотрела на приближавшуюся фигуру. Хриплые вдохи твари
усилились, когда она почувствовала жертву. «Патронус», — мелькнуло в мозгу
Гермионы, рука девушки автоматически дёрнулась за спину. «Палочка!», —
в панике подумала девушка. Её не было! В то же мгновение волшебница
вспомнила, как сунула палочку под подушку дивана, да так и оставила её там.
Обжигающий холод и страх накрыли Гермиону. Ноги подкосились, и девушка
упала на асфальт.
38/53
— Нет… — беспомощно выдохнула она, смотря на приближающуюся тень.
Дементор уже поднял руки, чтобы откинуть капюшон, и девушка почувствовала,
что теряет сознание.
— Гермиона! — взорвал тишину отчаянный крик. А затем огромный серебристый
пёс перемахнул через девушку и повалил дементора на землю, толкнув его
в грудь мощными лапами. Это было последним, что девушка увидела, прежде
чем её окутала спасительная тьма….
***

Когда дверь за Гермионой захлопнулась, Сириус облегчённо выдохнул. Это был


финал. Он был уверен, после этой его выходки, она точно сломается. Точнее
вернётся домой и заживёт нормальной жизнью. Насколько это сейчас возможно
для волшебника.
— Ты все делаешь правильно, — сказал маг своему отражению. Кислое
выражение собственного лица явно давало понять, что Блэк не очень-то в это
верит. Приняв душ и переодевшись, анимаг запихнул грязную одежду в корзину
для белья и вернулся в гостиную. За окном стремительно неслись тёмные тучи,
и мужчина с беспокойством подумал, что Гермиона может простыть, если
попадёт под дождь. Отбросив эту мысль, Сириус включил телевизор. Картинка
на экране была тусклее обычной, да и звук доносился, словно из другой
комнаты. Блэк прибавил громкость, но казалось, чем больше он нажимает
на кнопку увеличения громкости, тем тише становится маггловский ящик.
Сириус нахмурился, а потом бросил взгляд за окно. На улице необычно
стремительно темнело. Волосы на руках мага вдруг встали дыбом, и тут Блэк
ощутил это — до боли знакомое присутствие, вытягивающее жизненную силу.
— Гермиона, — выдохнул анимаг. Рука сама собой потянулась к её палочке, так
и лежавшей под подушкой. Пальцы сомкнулись на непривычной рукоятке,
но Блэк не мог терять ни секунды на поиски собственной. Босиком, в одной
футболке, он выскочил из квартиры и рванул вверх по улице. Подавляющее
присутствие дементора ощущалось почти физически, после двенадцати-то лет.
Инстинкты самосохранения требовали бежать в другую сторону, но Блэк
не обращал на них внимания. Выскочив на перекрёсток, Сириус заозирался
по сторонам. Сердце бешено колотилось, а страх не имел ничего общего
с присутствием дементора. Он боялся за неё.
Моргнули фонари, словно что-то случилось с электричеством, и Блэк рванул
в ту сторону. Гермиона сидела на корточках на тротуаре, неподвижно глядя
на стремительно приближавшегося дементора. В горле Сириуса пересохло.
После стольких лет, где он найдёт счастливое воспоминание для заклинания?
С конца палочки сорвалась лёгкая струйка белёсого дыма, бесполезная против
дементора. Липкий холод начал овладевать Сириусом. Темные склизкие стены
камеры, чёрная решётка, и пробирающий до костей постоянный холод…
Воспоминания двенадцати лет заключения начали накрывать Сириуса, лишая
последних крупиц воли. Блэк перевёл взгляд с дементора на Гермиону. Губы
девушки шевельнулись, а чёрная тень уже потянула руки к капюшону.
— Гермиона! — в отчаянии закричал Сириус. В мозгу ярко вспыхнул её образ,
задумчивая улыбка, ощущение её пальцев, запутавшихся в его мехе… Огромный
серебристый пёс сорвался с кончика палочки, в один прыжок оказался возле
Гермионы, а затем перемахнул через не, сбивая на землю дементора. Тварь
хрипло взвыла, высвободилась из-под серебристой фигуры и рванула
в противоположном направлении. Серебряный пёс преследовал дементора
до конца проулка, а Сириус бросился к обмякшей Гермионе. Упав рядом с ней
на колени, он поднял девушку, прижимая её к себе. Кожа волшебницы была
бледной, посиневшие губы чуть приоткрылись, когда её голова безвольно
откинулась назад. Свет постепенно возвращался на улицу, а воздух нагревался.
39/53
Вновь стали слышны привычные городские звуки. Сириус поднял глаза
и встретился взглядом с Патронусом.
— Спасибо, Снаффлз, — чуть улыбнулся мужчина. Пёс завилял хвостом
и растворился в воздухе, оставив после себя лёгкую серебристую дымку,
которую тут же развеяло ветром.
— Гермиона, — позвал Сириус, сосредоточив все внимание на девушке. —
Очнись, — он легонько похлопал её по щекам, принялся растирать замёрзшие
пальцы. — Пожалуйста, Гермиона!
Девушка приоткрыла глаза. Ощущая жуткую слабость во всем теле, девушка
с трудом попыталась сесть.
— Сириус? — удивлённо сказала она.
— Я здесь, — Блэк сжал её лицо в ладонях, заставляя девушку посмотреть
на него. Гермиона с трудом сфокусировала на нем взгляд. — Я здесь, — вновь
выдохнул Блэк и сжал её в объятиях. Гермиона отрывисто выдохнула, словно
борясь с рыданиями, и обхватила руками шею Сириуса. Какое-то время они так
и сидели посреди тротуара, забыв обо всем на свете. Казалось, отпусти они друг
друга, или ослабь объятия, мир вновь начнёт рушиться.
— Пойдём домой, — первым заговорил Блэк. — Ты можешь идти?
— Да, — кивнула Гермиона, вставая с его помощью. С исчезновением дементора
слабость быстро проходила. Опираясь на руку Блэка, Гермиона направилась
в сторону дома.
— Держи, это твоё, — сказал маг, протягивая ей палочку. — И не оставляй
её больше.
— Никогда, — кивнула Гермиона, принимая палочку. Дерево было чуть тёплым,
словно артефакт радовался спасению владелицы.
Молча, они добрались до квартиры. Гермиона села на диван и закуталась
в оделяло. Блэк направился на кухню в поисках шоколада. Наконец, он нашёл
плитку и протянул Гермионе. Разломив пластинку пополам, она протянула
половину обратно Сириусу. Маг присел рядом, и некоторое время они молчали,
поедая шоколад.
— Как ты узнал? — наконец, спросила Гермиона.
— Я почувствовал его. Твоя палочка была ближе, и я не… — Блэк замолчал,
не зная, как объяснить словами всё то смутное, что заставило его сорваться
с места. Гермиона поняла это и без слов. Она молча кивнула, доела остатки
шоколада и забралась на диван с ногами. Один вопрос мучал её ещё с третьего
курса, и сейчас она тоже не решалась его задать. Словно прочитав её мысли,
Блэк тихо произнёс.
— После двенадцати лет постоянного присутствия дементоров рядом,
начинаешь чувствовать их острее.
— Как это было, Сириус? — Гермиона подняла взгляд на анимага. Блэк не отвёл
глаз. Сглотнув, он произнёс.
— Тяжело. Особенно, когда тебе есть, что терять… — он замолк. Когда Гермиона
уже решила, что он больше ничего не скажет, маг продолжил.
— Они накидываются на новичков, как на свежее мясо. Отбирают все тепло, все
счастливые воспоминания… В какой-то момент ты вдруг осознаешь, что
помнишь моменты, но ощущений больше нет. А если ты пытаешься взбодриться,
вспоминая что-то светлое, то они набрасываются с ещё большей силой…
— Как ты это выдержал?
— Я попал туда после потери лучшего друга. Джеймс в который раз меня
спас, — горько усмехнулся Сириус. — Боль от его смерти надолго затмила все
счастливые воспоминания. Так что первое время дементоры почти не питались
мной. А потом я превращался в пса. В облике Снаффлза я даже мог позволить
себе вспоминать некоторые счастливые моменты, например, наши прогулки
в полнолуния… Дементоры чувствовали, но кормиться на более простых
40/53
ощущениях зверя толком не могли.
— Мне так жаль, Сириус, — прошептала Гермиона. Но Блэк уже не мог
остановиться. Он чувствовал, что ему нужно договорить до конца. Оформить
в слова все то, что его съедало последние два года.
— Я не думал сбегать, пока не узнал, что Питер жив. Я даже не думал о том, что
нужен Гарри, да простит меня Джеймс. Но потом вы подарили мне надежду…
Только вот никто, кто выходил из Азкабана, не является прежним. Даже
оказавшись вдали от стен тюрьмы, я продолжаю видеть их во сне, — Блэк
содрогнулся. Гермиона тихонько переместилась поближе к нему. Сириус
продолжил. — А потом я снова оказался в этом чёртовом гнезде. И иногда
я просыпался среди ночи и не мог понять, кто я и где я. Пёс, человек?
В Азкабане? В пещере под Хогсмидом? Жив я вообще или мёртв? Пытка
продолжалась. Мне казалось, что если я смогу вернуть своё имя, если я вернусь
в дело, все образуется. Только теперь я уже даже в это не верю. Потому что
если я вернусь в Азкабан, мне нельзя иметь счастливых воспоминаний.
— Ты не вернёшься, — твёрдо заявила Гермиона. Блэк вновь сглотнул.
Обернувшись, он посмотрел на девушку.
— Я хочу свою жизнь обратно, но её больше нет, Гермиона. Понимаешь?
— Но можно построить новую, — тихо произнесла Гермиона, сокращая
расстояние между ними до нескольких сантиметров. Блэк поднял на неё взгляд.
Девушка сидела так близко, что он видел каждую её ресничку. — Нужно
двигаться вперёд, Сириус. Сегодня ты победил не дементора. Ты победил своё
прошлое.
— Если бы все было так просто… — покачал головой анимаг.
— Все и есть так просто, — уверенно прошептала Гермиона. — Ведь у тебя снова
есть счастливые воспоминания, чтобы вызвать Патронуса.
Если бы она знала, что он использовал для заклинания, подумал Блэк.
— Ты поможешь мне? — спросил он. Вместо ответа Гермиона протянула руку
и накрыла его ладонь свой. Блэк переплёл пальцы с её и чуть сжал их. Впервые
за лето тишина в их съёмной квартире была уютной.

41/53
Глава 8

С той ночи все понемногу начало налаживаться. Отказавшись от мысли


вернуть прошлое, Сириус обрёл какое-то подобие покоя. Вдвоём с Гермионой
они приняли негласное решение на какое-то время забыть обо всем, что
осталось в Лондоне. Девушка даже убрала свои книги и задания по Хогвартсу.
Вечерами они выбирались на поля за деревней или к реке Суилгейт, где не было
ни единой души, кроме них двоих. Блэк принимал свой человеческий облик,
и двоим они гуляли, любовались закатом или звёздным небом, шутили
и смеялись. Дома Гермиона вслух читала ему маггловские книги, и Сириус
не переставал удивляться фантазии немагического мира.
— Серьёзно, эльфы — высокие красивые человекоподобные существа, живущие
в лесу и стреляющие из лука? — удивлялся он. — Кто это написал? Какой-какой
профессор?
Взяв на прокат видеомагнитофон и кассеты, Гермиона наконец показала
Сириусу эпопею Звёздных войн. Оказалось, что мысль о том, что в космосе
может быть разумная жизнь, и можно перемещаться с планеты на планету через
пространство, не посещала магическое сообщество. Сириус смеялся до колик
от вида инопланетян.
— Параллельные вселенные существуют, но летать на этих огромных железных
штуках — это же бред, — не понимал Сириус. — И это зелёное существо…
вы уверены, что это не домовик? ..
Лето, тем временем подходило к концу. И однажды утром, когда Гермиона была
в ванной, Добби доставил новости. Глядя на принесённую почту, Сириус ощущал
опустошение. Он старательно отметал мысль об этом на границу сознания,
но реальность не изменить. Доказательством этого был пергаментный конверт
с написанным зелёными чернилами адресом и гербом. Гермиона вышла
из ванной, на ходу собирая влажные волосы в пучок, и застала непривычно
затихшего Сириуса посреди гостиной.
— Что-то не так? — обеспокоено спросила девушка. Блэк обернулся к ней,
поднимая конверт с гербовой печатью.
— Письмо их Хогвартса, — сказал он, старательно улыбаясь. Гермиону его
улыбка не обманула. Девушка подошла к магу и обняла его, заглядывая в глаза.
— Я ведь вернусь, Сириус, — мягко сказала она. Блэк кивнул и протянул
ей письмо.
— Его принёс Добби, письмо доставили на Гриммо 12. Он так же сказал, что,
когда мы будем готовы, нужно будет только позвать его.
— Хорошо. Видишь, у нас есть ещё время, — заверила анимага девушка,
вскрывая конверт.
— Лучше не задерживаться, — добавил Блэк, ставя на стол оладьи с кофе.
— Но мы ведь можем отправиться завтра?
Блэк чуть улыбнулся и кивнул:
— Как скажешь.
***

— Знаешь, что странно? — вдруг сказала Гермиона, прекратив собирать вещи. —


Почему нас не засекло Министерство, когда ты использовал мою палочку, чтобы
вызвать Патронуса?
Сириус остановился посреди комнаты, перестав подметать пол.
— Я имею в виду, когда Гарри вызвал Патронуса в том году, ему
сразу же пришло письмо. И до этого, когда Добби применил свою магию, Гарри
обвинили в колдовстве вне Хогвартса. То есть, они засекли магию и обвинили
единственного волшебника в округе. А здесь вообще нет волшебников.
42/53
Министерство должно было прислать своих сотрудников, чтобы разобраться
в происходящем.
— Может, кто-то из Ордена нас прикрыл, — предложил Сириус. — Или они
прибыли на место после того, как мы ушли. Или Министерство уже
не отслеживает вспышки магии, — мрачно добавил он. От этих слов на сердце
у Гермионы стало тяжело. Если Министерство не выполняет свою работу, это
очень плохо обернётся для магического сообщества.
— Не думай об этом, Гермиона, — сказал Сириус, заметив, что девушка
помрачнела. — Я уверен, Орден уже продумал план, как оповестить всех
о происходящем. Волшебное радио или что-нибудь в этом роде…
— Своя волна! — воскликнула девушка. — Это было бы идеально!
Когда последний учебник оказался в недрах заколдованного клатча, часы уже
показывали половину пятого. Сириус остановился рядом с Гермионой возле
входной двери и уже собирался сменить облик, когда заметил задумчивый
взгляд девушки, обращённый на гостиную.
— Ничего не забыли? — спросил Блэк, не понимая взгляда девушки.
— Ты знаешь, всё-таки, мне не хочется отсюда уезжать, — сказала Гермиона.
Блэк тоже оглянулся на гостиную. Дурацкий ковре, неудобный диван,
маггловский ящик, название которого он так и не запомнил — всё это и правда
теперь казалось почти родным. Анимаг положил руку на плечо девушки, и та,
не оборачиваясь, накрыла его ладонь своей.
— Это было хорошее лето, — наконец, сказал Сириус. Гермиона повернулась
к нему. Анимаг молча протянул ей ошейник с поводком. Под её взглядом
он сменил облик, и удивился, когда Гермиона повесила ошейник на крючок
вешалки.
— Пусть это тоже останется здесь, — сказала она. И уже более бодрым голосом
добавила. – Ну, идём?
Вдвоём они покинули дом. Сириус ждал на улице, пока девушка прощалась
с хозяйкой квартиры, а потом они молча направились за пределы Суиндон
Виллидж на тот же самый холм, куда их принёс портал два месяца назад.
— Знаешь, жаль, что мы все-таки не попрощались с Дэном. Я надеюсь, у него все
сложится хорошо, — задумчиво сказала Гермиона, бросая прощальный взгляд
на деревню.
— Мисс Грейнджер, мистер Блэк, — поприветствовал их взявшийся из неоткуда
Добби. — Пора домой, — сказал он, кладя одну руку на анимага, а вторую
протягивая Гермионе. В следующий же миг все трое оказались на узкой
площадке перед домом номер 12 на площади Гриммо. Лондон оглушил
их суетой и шумом, прохожие торопились по своим делам, не замечая
зачарованного дома, шумели машины, раздавались голоса. Непривычный после
маленького тихого городка гул напомнил, что их импровизированные каникулы
остались позади.
Гермиона взялась за дверной молоток и постучала. За дверью послышались
шаги, а потом подозрительный голос спросил.
— Пароль?
— Олень, — бодро ответил Добби. Щёлкнули, открываясь, замки, и дверь
распахнулась.
— Эй, ребята, Сириус и Гермиона вернулись! — прокричал в квартиру Аластор
Грюм. Блэк, уже сменивший облик, внутренне зажмурился, ожидая воплей
портрета своей мамаши. Но их не последовало. Пройдя в квартиру,
он так же не наткнулся на дурацкую подставку для зонтов в виде троллей ноги.
Проследовавшая за ним Гермиона удивлённо выдохнула:
— Мы точно по адресу?
Мрачный дом Блэков встретил их совсем не таким, каким был в день отъезда.
Портреты предков Сириуса исчезли со стен, как и головы домовиков.
43/53
Деревянный пол был вычищен до блеска, в столовой на наконец-то отмытых
окнах висели новые портьеры из светло-синего гобелена. Блэк остановился
посреди прихожей, оглядывая изменившийся интерьер. Наконец, его взгляд
остановился на замершем на ступенях лестницы Гарри.
— Как ты избавился от портрета? — хмуро спросил у крестника Сириус.
— Я взорвал стену, — ответил Гарри.
В наступившей тишине было слышно только настороженное дыхание членов
Ордена Феникса, наблюдавших за сценой из столовой. Гермиона нервно
переводила взгляд с лучшего друга на анимага и обратно. И тут Сириус откинул
голову назад и оглушительно расхохотался.
— Мерлин тебя подери, Гарри, иди сюда, я безумно соскучился! —
воскликнул он. Гарри в два прыжка преодолел оставшиеся ступени и бросился
в объятия крестного. Волшебники облегчённо вздохнули и тоже поспешили
обнять прибывших друзей. Громкие приветствия и счастливый смех наполнили
некогда мрачный дом.
— Я смотрю, ты тут времени в моё отсутствие не терял, — сказал Сириус, когда
все расселись за обеденным столом. — Во что ты превратил моё семейное
гнездо?
— Я подумал, что стоит его немного почистить, — отозвался Гарри, лукаво глядя
на крестного. Гермиона, устроившаяся по правую руку от друга, с любопытством
наблюдала за Сириусом.
— Почистить — это слабо сказано. Куда ты дел головы домовиков?
— Продал какому-то коллекционеру через Флетчера. Он был безумно рад.
— Флетчер или коллекционер? — усмехнулся Блэк.
— Я не разобрал из его пьяной речи, — пожал плечами Гарри, заставив
крестного ещё раз рассмеяться.
— Ладно, а остальное? Неужели ты, правда, взорвал стену?
— Нет, конечно. Хотя я честно собирался.
— После того нападения Пожирателей, мы вернулись на Гриммо, и эта… эм… да,
прости, в общем, портрет орал как резаный и все не затыкался, и Гарри просто
не выдержал, — продолжил вместо юноши Билл. — Я как раз дежурил
в гостиной, и тут Гарри спустился вниз и уже собирался разнести стену, но тут
встрял Кричер.
— Домовик?
— Да, он сказал, что если я позволю ему сохранить портрет, он согласится
служить мне и тебе, — кивнул Поттер.
— Ты хочешь сказать, что Кричер снял портрет и утащил его к себе? —
переспросила Гермиона.
— Верно. Оказалось, магия домовиков может справиться даже с заклятьем
вечного приклеивания, — ответил Гарри. — Плюс, теперь Кричер беспрекословно
подчиняется всем приказам и верен мне и Сириусу. Он даже вернул вещи,
которые утащил ранее.
— Кстати, о вещах. Ну, допустим, портьеры меня не особо волновали, как
и фамильный сервиз, хотя, я вижу, ты его сохранил, — Блэк поднял чашку
с семейным гербом как доказательство своих слов. — Но в коллекции моих
предков весьма опасные артефакты.
— В этом мне помогли Тонкс и Снейп. Мы выделили одну гостиную под
хранилище для артефактов. Наложили на дверь охранное заклинание, а сами
артефакты классифицировали и составили список.
— Я смотрю, ты отчаянно веселился, — вновь усмехнулся Сириус, кладя
на тарелку большой кусок пирога с патокой.
— Ну, хоть не уборка, — парировал Гарри. — Кстати эта чистота — заслуга
Кричера, и обед тоже его рук дело. А сменой интерьера руководила миссис
Уизли.
44/53
— Это значит, что на верхних этажах меня ждут цветочки и кружевные
салфетки, да? — шутливо спросил Сириус, повернувшись к Молли.
— Естественно, — с невозмутимым видом согласилась миссис Уизли.
Когда все наелись, Сириус наконец, спросил:
— Ну, теперь к новостям?
— Да, новости… — Гарри вдруг занервничал и взъерошил волосы. – Кхм,
в общем. Минуточку внимания!
Разговоры за столом стихли. Взгляды членов Ордена обратились на Гарри,
который смотрел в упор на крестного.
— У меня есть отличная новость, — сказал юноша. — Профессор Дамблдор
добился слушания по делу Сириуса. Оно состоится тридцать первого августа.
Удивлённый вздох пронёсся по комнате. Гермиона перевела взгляд с Гарри
на Сириуса. Замешательство в глазах Блэка медленно сменялось надеждой.
Обрадованная Тонкс хлопнула в ладоши, близнецы Уизли прокричали
троекратное «Ура», Люпин счастливо хлопнул Сириуса по плечу.
— У меня будет возможность вернуть своё имя? — наконец, спросил анимаг.
Гарри кивнул. — Но… — Сириус нервно поправил воротник рубашки. — Как
я смогу это сделать, если главное доказательство — Питер — находится
неизвестно где с Волдемортом?
Гарри победоносно улыбнулся:
— В этом и есть наша козырная карта. Профессор Снейп захватил Питера
Петтигрю во время прошлой операции Ордена. Тогда же были пойманы
некоторые из сбежавших из Азкабана узников. Профессор Дамблдор согласился
передать их суду, только если они рассмотрят и твоё дело. Конечно, есть
определённый риск в твоём появлении в Министерстве… Но это того стоит,
не так ли? В конце концов, мы всегда сможем опять организовать твой побег!
Хочешь, в этот раз полетишь на фестрале?
Сириус молча встал со своего места, обошёл стол и заключил крестника
в объятия.
— Мерлин, Гарри. Ты не представляешь, как я тебе благодарен.
— Ну, на самом деле, если бы профессор Снейп не поймал Питера… — неловко
пробормотал Гарри. Сириус расхохотался и обернулся к Северусу, сидевшему
на дальнем конце стола.
— Ну ради такого я и Нюниуса готов обнять, а?
— Спасибо, воздержусь, — холодно ответил Снейп, вставая из-за стола. — Тем
более что мне пора. Аластор, — зельевар кивнул аврору. — Передайте
профессору Дамблдору мои слова.
Аластор молча кивнул, видимо, заканчивая какой-то свой разговор. Комната
вновь ожила, продолжились прерванные объявлением Гарри разговоры. Тонкс,
Джинни и близнецы направились куда-то наверх, Молли, Артур, Сириус и Гарри
начали обсуждать детали слушания. Гермиона впервые за лето осталась
наедине сама с собой, если не считать Рона, который тоже стоял один. Друзья
встретились взглядом, и девушка улыбнулась:
— Пойду разберу вещи.
— А ты разве не собираешься возвращаться домой? Ну, к родителям? — спросил
рыжий. Гермиона вдруг поняла, что эта мысль её как-то не посещала.
Ей казалось само собой разумеющимся, что она останется здесь до слушания
Сириуса. Только вот тогда она не сможет увидеть родителей…
— Да, я поеду к ним, — кивнула девушка. — Мне нужно только выложить вещи
Сириуса.
Покинув столовую, Гермиона направилась наверх, с любопытством рассматривая
обновлённые комнаты дома. Гарри заменил продавленную мебель, поеденные
молью ковры и портьеры. Кричер избавился от плесени и начистил до блеска
полы, окна и даже дверные ручки и светильники. Семейное древо Блэков было
45/53
восстановлено и висело на своём месте в малой гостиной. Дверь в одну
из гостиных, ту самую, в которой Гарри в начале лета пытался убедить
крестного согласиться на отъезд, не открылась. Видимо, именно эту комнату
сделали хранилищем. Когда девушка дошла до своей спальни, она отметила,
что защёлка на двери тоже исчезла. Гарри пришёл, когда Гермиона закончила
вытаскивать из бездонной сумочки вещи Сириуса.
— Рон сказал, ты собираешься домой, — спросил юноша, присаживаясь
на краешек кровати подруги.
— Да, я соскучилась по родителям, — кивнула Гермиона. — Кто знает, когда ещё
я их увижу.
— Ты ведь знаешь, что можешь не участвовать во всем этом, — аккуратно сказал
Гарри, поднимая взгляд на подругу. Девушке вспомнился другой разговор
в маленькой гостиной съёмного дома. Гермиона улыбнулась и ответила:
— Я не брошу волшебный мир. И ты это знаешь ещё с первого курса.
Гарри молча кивнул. Гермиона села рядом и некоторое время оба молчали.
Наконец, Гарри задал вопрос. Его голос звучал немного неловко.
— Вы с Сириусом… нормально ладили? Я повесил его на тебя, но ты ведь
знаешь, что я больше никому не мог это поручить.
— Не все было гладко, — призналась Гермиона. — Но теперь это в прошлом.
Я надеюсь, что смогла ему помочь хоть как-то.
— Он выглядит лучше, — отметил Гарри. — Спасибо, Гермиона.
Почти тут же в дверь постучали, и раздался голос Сириуса.
— Гермиона, можно?
Гарри тут же встал с кровати и направился к выходу.
— Пойду найду Рона. У нас партия не доиграна, — сказал он, и скрылся
в коридоре. Сириус посмотрел вслед крестнику, а потом вошёл в комнату
и закрыл дверь.
— Твои вещи, — Гермиона немного отстранённо кивнула на стопку одежды. Блэк
нахмурился и спросил:
— Ты уезжаешь?
— Мне нужно повидаться с родителями. Гарри от моего имени связывался
с ними, чтобы они не переживали. И если не уеду сейчас, то неизвестно, когда
я смогу их увидеть.
— Да, конечно, — Сириус понимал, что волшебница права, но отпускать её все
равно не хотелось. — Но как же моё слушание? — предпринял отчаянную
попытку мужчина.
— Я приеду в день слушания, — заверила его Гермиона, подходя к нему. Когда
она оказалась в зоне досягаемости, Блэк обхватил её за плечи и притянул
к себе. Гермиона обняла его, спрятав лицо у него на груди. Сириус уткнулся
носом в её макушку, вдыхая ставший почти родным запах корицы и яблока. Его
раздирали противоречивые чувства. С одной стороны, слушание — это шанс
на освобождение и восстановление репутации. С другой стороны, после
тридцать первого августа начнётся учёба в Хогвартсе, и кто знает, когда
он потом увидит Гермиону. И увидит ли вообще, ведь Волдеморт собирает
силы… От этой мысли неприятное чувство пустоты начинало овладевать
Сириусом. Сжав девушку сильнее, Блэк отстранился, чтобы видеть её лицо.
Гермиона подняла к нему взгляд и чуть улыбнулась.
— Зато подумай, как будет здорово, когда ты вернёшь себе имя.
Вместо ответа Сириус наклонился к Гермионе. Девушка закрыла глаза
и потянулась к нему, но едва его губы коснулись её, в дверь постучали.
Гермиона отпрянула, высвобождаясь из объятий Сириуса. Блэк молча выругался
и обернулся к двери.
— Кто там? — недовольно проворчал он.
— Это я, — Тонкс заглянула в комнату и подмигнула Гермионе. — Готова идти?
46/53
Я провожу тебя домой.
— Да, сейчас, — кивнула девушка и подхватила свою сумочку. Бросив виноватый
взгляд на анимага, девушка поспешила за аврором.
— Удачи на слушании, — сказала Гермиона, прощаясь с Сириусом. — Если нужна
будет помощь, я всегда готова вернуться, — заверила его девушка. Блэк только
кивнул, зная, что не станет заставлять Гермиону возвращаться раньше времени.
Они с Гарри обняли девушку на прощанье, и Гермиона исчезла с порога дома
на площади Гриммо 12 вместе с Тонкс.
— Только попробуй её обидеть, и я не посмотрю на то, что ты старше и мой
крестный, — шепнул Сириусу Гарри, лениво потягиваясь и направляясь в свою
комнату. Блэк проводил своего крестника удивлённым взглядом, но потом
усмехнулся.
— Это я должен говорить тебе такие вещи.
— Извини, но ты меня не напугаешь. У меня шесть старших братьев за спиной, —
пожал плечами Поттер. — Вот это — куда более опасные вещи.
Блэк рассмеялся и направился вслед за крестником. Ему нужно будет потратить
следующие две недели, готовясь так, как он никогда не готовился.
Дни до слушания пролетали стремительно, как снитчи на поле для квиддича.
Сириус и Гарри проводили почти все время за подготовкой к слушанию.
Настроение Блэка менялось как маятник: от уверенности в успехе и,
следовательно, радости до упаднического состояния, когда Сириус вдруг решал,
что провалит слушание.
— Где вообще Питер? — однажды спросил он у Гарри, пребывая в мрачном
настроении. Было раннее утро, дом сегодня, как ни странно, пустовал. Сизый
дым клубился под потолком рабочего кабинета. Гарри оторвал взгляд
от пергамента, на котором они с крестным в который раз писали возможные
вопросы судьи, и пожал плечами:
— О его местонахождении известно только Снейпу.
— И где уверенность в том, что это не подвох? — Блэк затушил бычок, буквально
вдавив его в серебряную пепельницу с фамильным гербом. Восстановленный
особняк хоть и был уютным, все равно сохранил следы роскоши рода Блэков.
Сириус находил забавным тот факт, что он сидит в дорогом кресле, закинув ноги
в стоптанных ботинках на стол из красного дерева, а его крестник макает перо
в чернильницу из огромного куска горного хрусталя, на котором выгравированы
змеи, но по привычке носит растянутый свитер своего кузена.
— Профессор Дамблдор доверяет Снейпу, — сухо повторил избитую фразу
Поттер. — Скорее всего, Аластору тоже известно местонахождения пленников.
Просто я, — юноша сделал акцент на местоимении, — об этом не информирован.
Ты сам знаешь, почему.
Блэк бросил на крестного мрачный взгляд, но убрал ноги со стола и склонился
над пергаментом. Вспоминать детали той ночи было уже не так мучительно,
но все же каждый раз его мучали сожаления о несбывшемся. Гарри, узнавший
много новых подробностей, никак не показал своего отношения
к произошедшему, а Сириус боялся спрашивать. Что, если крестник винит его
в импульсивности, ведь его жизнь могла сложиться совсем по-другому,
не поддайся Сириус чувству мести…
— Гарри, — неуверенно начал Блэк. — Послушай, я хотел спросить… — маг
замялся, подбирая слова. Гарри поднял на него зелёные глаза и, видимо, понял,
что имел в виду Сириус. Отложив в сторону перо, юноша сказал.
— Я не виню тебя в произошедшем. Я, наверное, поступил бы так же. И отец,
думаю, тоже.
— Но если бы я тогда не отдал тебя Хагриду, твоя жизнь была бы совсем иной.
Тебе не пришлось бы пережить все те придирки и нападки…
— Но это ведь уже все равно не изменить. Так что думать об этом? Давай лучше
47/53
подумаем о том, как сделать будущее лучше, ладно?
Сириус молча кивнул. Слова крестника напомнили ему слова Гермионы.
«Интересно, кто же их автор, он или она?» — подумал мужчина. В этот момент
в кабинет вошёл Кричер со стопкой утренней почты. Блэк до сих пор не мог
привыкнуть к опрятному виду домовика и к тому, что Кричер не бормотал под
нос ругательства в его сторону. Возможно, он продолжает ругаться про себя,
решил Блэк. Гарри, однако, относился к домовику почти так же, как и к Добби.
Приняв из рук эльфа почту, юноша поблагодарил Кричера и попросил принести
ещё кофе. Домовик с поклоном удалился. Гарри же быстро просмотрел почту:
«Ежедневный пророк», «Придира», ежедневное письмо-жалоба от Рона о том,
что ему не сообщают никакой информации, и, к удивлению Гарри, конверт
от Гермионы.
— Что там? — спросил Сириус, пытаясь прочесть письмо вверх ногами. Ровный
витиеватый почерк Гермионы заставил его сердце биться чаще.
— Пишет, что вчера посетила Диагон-аллею и наглядно увидела состояние
волшебного сообщества. Спрашивает, как мы готовимся к слушанию, — Гарри
передал письмо крестному. Блэк быстро просмотрел ровные строчки, потому
перевернул лист, словно ожидал найти там продолжение, но вторая сторона
была пустой.
— Напиши ей, что у нас все в порядке. Я пока пройдусь до ванной, — Блэк встал
из-за стола, потянулся и направился к выходу. В ванной комнате, моя руки,
Сириус бросил на своё отражение мрачный взгляд. С тех пор, как они вернулись
в Лондон, Гермиона держалась отстранённо. Блэк начинал переживать. Умыв
лицо холодной водой, Сириус ещё раз посмотрел на своё отражение, и решил,
что перед собеседованием ему не помешает побриться.
— И постричься, — добавил зеркало.
— Вот ещё, — пробормотал в ответ Сириус, открыл дверь и едва не схватился
за палочку: перед дверью стоял Кричер. Подняв на хозяина ничего
не выражающие глаза, домовик протянул ему конверт и скрипучим голосом
произнёс:
— Хозяину Сириусу от мисс Грейнджер лично в руки, когда он будет один.
— Дай сюда, — проворчал анимаг, выхватывая конверт. — Можешь идти, —
добавил он, когда домовик не двинулся с места. Эльф склонился в поклоне
и исчез. Блэк быстрым движением разорвал конверт и вытянул сложенный
вдвое тонкий листочек. «Не смотри в прошлое с тоской. Оно не вернётся. Мудро
распорядись настоящим. Оно твоё. Иди вперёд, навстречу туманному будущему,
без страха и с мужественным сердцем. Г. Лонгфелло», — гласила единственная
надпись на листочке. Блэк криво усмехнулся и направился обратно в кабинет.
Эта гриффиндорка определённо знает, как заставить его работать.
Тридцать первого августа в доме на площади Гриммо 12 собрался почти весь
Орден Феникса. Сириус изрядно нервничал, стоя перед зеркалом в своей
комнате и поправляя новую мантию. Гарри стоял позади его, облокотившись
о дверной косяк и сложив руки на груди. Их взгляды встретились в отражении,
и Сириус обернулся.
— Я выгляжу достаточно презентабельно? — нервно спросил он. — Тонкс
и Молли говорят, это важно.
— А ещё важно не опоздать, — сказал Гарри, бросая взгляд на часы. Сириус
тоже посмотрел на старинный будильник на тумбочке и снова обернулся
к Гарри.
— Главное, не переживай, — напомнил юноша. — Что бы ни вышло, мы вернём
тебя обратно. Кингсли уже в Министерстве, Тонкс будет стоять на дверях,
а Аластор будет ждать у выхода.
— Знаешь, напоминание о худшем раскладе событий как-то не очень бодрит.
— Извини.
48/53
Все остальные уже собрались на первом этаже. Сириус окинул толпу взглядом,
но так нужной ему копны непослушных волос среди них не было.
— Гермиона не успевает приехать. Она прислала Добби обратно, сказала, что
ей нужно ещё время. Но с ней все в порядке, — заверил крестного Гарри. —
Сосредоточься на слушании.
Блэк кивнул. Члены Ордена окружили его со всех сторон, каждый старался
обнять его на прощание и дать напутственный совет. Наконец, распрощавшись
со всеми, Сириус направился к двери. Сделав напоследок глубокий вдох,
он вышел на площадку. Без палочки, иметь которую официально ему было
запрещено, он чувствовал себя не особо уютно. Однако выхода не было, Сириус
трансгрессировал в проулок к секретному входу в Министерство, где его уже
ждали. Пятеро незнакомых авроров окружили его, и под строгим присмотром
конвоиров Сириус направился на суд. Когда двери закрылись за ним, Сириус
окончательно понял, что в прошлое нет возврата.
***

Едва дверь за Сириусом закрылась, а члены Ордена разошлись по комнатам,


в дверь постучали. Гарри подскочил со стула и бросился ко входу.
Взлохмаченная Гермиона в криво застёгнутой мантии стояла на пороге. Добби
поспешно втащил в квартиру её вещи и поспешил откланяться.
— Я не успела, да?
— Он ушёл буквально пять минут назад. Что случилось?
Гермиона расстроенно вздохнула. Она знала, как Сириусу было важно увидеть
её до слушания. На ходу поправляя мантию, девушка прошла вслед за Гарри
в столовую. Юноша налил ей кофе и уселся рядом. Гермиона рассерженно
поджала губы и, наконец, ответила на его вопрос.
— Родители были со мной, когда я посещала Диагон-аллею. Они против моего
возвращения в Хогвартс и вообще в магический мир.
— И что теперь?
Гарри понимал, среди них всех Гермиона была более всего уязвима.
Из магловского мира, несовершеннолетняя, её родители имели все возможности
запретить ей возвращаться в магический мир. И более того, они сами были
самой беззащитной мишенью. Орден Феникса втайне от четы Грейнджер
установил постоянную охрану дома, но вот противостоять их решению
не отпускать Гермиону они не могли. Гермиона в ответ пожала плечами:
— Мы долго спорили. Они просто хотят меня защитить, я понимаю это. Но уже
поздно в любом случае. Я пыталась их убедить, правда, — она перевела взгляд
на Гарри, и юноша почувствовал, как желудок сжимается в тугой комок:
в глазах Гермионы стояли слезы. — Я стёрла им память, Гарри.
— Ох, Гермиона…
— Я поправила им воспоминания. Стёрла тот день в Диагон-аллее, а потом
сказала, что мне пора возвращаться на учёбу, и они отпустили меня. Гарри,
я плохая дочь, да?
— Нет, Гермиона, что ты… — Гарри утешительно обнял подругу. Что ещё он мог
сказать? — Ты поступила так, как считала правильным.
— Они ведь теперь просто не буду волноваться. Они в любом случае не могут
меня защитить, это я должна их защищать, — Гермиона отстранилась, беря себя
в руки. Гарри молча кивнул. Неловко положив руку на плечо Гермионы он вновь
повторил:
— Ты сделала то, что считала правильным.
Гермиона кивнула, ещё раз судорожно вздохнув, вытерла глаза тыльной
стороной ладони и сменила тему:
— Как думаешь, долго Сириус будет в Министерстве?
— Я не знаю. Я даже не знаю, сколько меня самого не было в прошлый раз. Нам
49/53
в любом случае остаётся просто ждать.
Гермиона кивнула. Вдвоём они с Гарри остались в столовой. В молчаливом
нервном ожидании они продолжали сидеть за столом, предприняв попытку
отвлечься игрой в шахматы. Время от времени кто-нибудь из членов Ордена
Феникса заглядывал в столовую, маги обменивались ничего не значащими
фразами, и дом вновь погружался в беспокойную тишину. Первой не выдержала
Гермиона. «Съев» очередную пешку Гарри, она откинулась на спинку стула
и раздражённо воскликнула:
— Ну почему так долго!
Словно дожидаясь этих слов, раздался стук в дверь. Гарри и Гермиона
переглянулись и наперегонки бросились к двери.
— Сириус? — не спрашивая пароля, распахнул дверь юноша.
Блэк стоял на пороге, склонив голову так, что Гарри и Гермиона не могли видеть
выражения его лица. Оба волшебника словно забыли, как дышать, замерев,
когда, не говоря ни слова, Сириус перешагнул порог, так же молча повесил
мантию на вешалку и прошёл в столовую. Гарри и Гермиона двинулись за ним,
и едва они прошли в комнату, Сириус резко поднял голову. Счастливая улыбка
освещала его лицо.
— Оправдан! — воскликнул он, вскинув руки в ликующем жесте. Издав
ликующий вопль, Гарри бросился к крестному.
— Поздравляю! — воскликнул он. Счастливая улыбка не сходила с его лица.
— Я знала, я знала! — воскликнула Гермиона, и Гарри, словно вспомнив что-то,
отошёл в сторону. Сириус перевёл взгляд на Гермиону, а потом шагнул
вперёд и, подняв лицо Гермионы к себе, поцеловал. Девушка замерла
на мгновение, а потом обхватила анимага за шею и ответила на поцелуй. Гарри
неловко кашлянул, напоминая о себе, но пара не обратила на него внимания.
Только когда лёгкие уже сдавило от нехватки воздуха, Сириус и Гермиона
отстранились друг от друга, чтобы заметить всех остальных, столпившихся
у входа в столовую. Засмущавшаяся Гермиона попыталась было отстраниться
от Сириуса, но мужчина обнял её за талию и прижал к себе.
— Закатим вечеринку! — громогласно объявил Блэк. — Кричер, готовь пир!
Будем праздновать!

50/53
Глава 9

Вечером жители дома и его гости позволили себе забыть о грядущей


войне, будущей учёбе, расставаниях, страхах и переживаниях. Оправдание
Сириуса послужило прекрасным поводом для эмоциональной разрядки.
— Питеру некуда было деваться. Он признался, что был настоящим хранителем
тайны. Когда это подтвердил Дамблдор, судье ничего не оставалось, как
признать Питера виновным! — рассказывал за столом Сириус. Когда все
оказалось позади, все волнения и переживания стали казаться анимагу
пустяковыми. Какая теперь разница, что у него дрожали колени, когда
он во второй раз предстал перед трибуналом, а голос ломался, когда пришло
время рассказывать свою версию истории.
— Конечно, сыграла свою роль и политическая составляющая, — согласился
Сириус в ответ на возражения кого-то из магов. — Таким образом Министерство
поднимет уровень доверия к себе со стороны остальных волшебников. Мол,
поймали кучку рецидивистов, восстановили справедливость… Это помешает
нашим попыткам достучаться до сознания остальных и убедить
их в возвращении Волдеморта. Когда я попытался начать говорить на эту тему
и приводить доказательства, меня попросили заткнуться, — добавил Блэк.
— Они ничего не хотят слышать, — согласился Артур. Семья Уизли прибыла как
только узнала о результатах слушания.
— Один из моих коллег признался, что твои слова заставили его задуматься, —
заметила Тонкс. — Но Министерство разыграло это все как поимку
рецидивистов, без привязки к Тому-Кого-Нельзя-Называть. Представляю
завтрашние заголовки про восстановление справедливости.
— Зато Сириус теперь на полных правах с нами, — подал голос Гарри. — И если
мы смогли убедить хотя бы одного человека…
— А что, если Сириус даст газете интервью? — предложила Джинни. – Ну,
скажем, поводом станет оправдание, а потом можно и про Сами-Знаете-Кого
поговорить.
— Вряд ли «Пророк» согласится это напечатать.
— В любом случае нужно будет обговорить это с Дамблдором, — добавил Блэк.
Постепенно разговор ушёл в более мирное русло. Близнецы вновь заговорили
о своём магазине, кто-то поднял тему квиддича, а потом заговорили
и о Хогвартсе. Во всей это суете Сириус как-то забыл, что завтра наступает
первое сентября. Мысль о том, что завтра Гермиона уедет, и он не увидит её как
минимум до рождественских каникул, тут же испортила ему настроение. Но,
глядя как Гермиона с воодушевлением говорит о новых предметах, и как Гарри
и Рон шутливо называют подругу занудой, Сириус постарался скрыть своё
разочарование. И в целом, он мог признать, что вполне с этим справился. Потом
Гарри и Гермиона г вспомнили какую-то маггловскую игру, где нужно было без
слов объяснить другому человеку загаданный предмет, персонажа или
название. Компания волшебников быстро модифицировала правила, решив, что
можно так же разрешить использовать заклинания и трансфигурацию, и вскоре
все вовлеклись в игру. Веселье затянулось бы до утра, если бы Молли Уизли
не взглянула на часы и не погнала все спать.
— Завтра рано вставать, или опоздаем на поезд! — велела женщина. Под
суровым взглядом матери семерых детей даже взрослые волшебники
не решились засиживаться дольше. Гермиона неловко чмокнула Сириуса в щеку,
прежде чем уйти вместе с Джинни в спальню, которую девушки делили вдвоём.
— Сириус, тебя это тоже касается, — сурово добавила Молли, когда в столовой
остались только они.
— Я помню, Молли, — сдержанно ответил маг, делая глоток огневиски. — Только
51/53
допью и сразу в кровать, обещаю.
Когда шаги Молли затихли, а дом погрузился в сонную тишину, Сириус допил
свой виски и закурил. События бурного дня постепенно затихали, превращаясь
в воспоминания. Блэк стряхнул пепел, всерьёз подумывая подняться на верхний
этаж и вытянуть Гермиону из её спальни. В конце концов, это последняя ночь,
которую они могут провести вместе. А поскольку теперь он официально
оправдан, они могут даже отправиться погулять по ночному Лондону…
О большем Блэк пока запрещал себе думать. В конце концов, он сможет
потерпеть ещё год до её семнадцатого дня рождения… Из мыслей его вырвал
тихий знакомый голос.
— Кажется, я немного опоздал.
— Профессор Дамблдор? — Блэк подскочил в кресле и быстро затушил сигарету
в пепельнице. — Я не думал, что вы придёте.
— Я ведь так и не поздравил тебя с оправданием, — улыбнулся старый маг.
Проницательные синие глаза волшебника лукаво блестели из-за очков
половинок. — И на самом деле, я пришёл ещё по одной причине. У меня есть для
тебя предложение…
***

Платформа 9 и ¾ гудела от наплыва волшебников. Впрочем, по сравнению


с прошлыми годами даже здесь чувствовалось напряжение. Мяукали коты, совы
хлопали крыльями в своих клетках. Студенты встречались после долгого лета,
но не спешили шумно рассказать свои истории и делиться впечатлениями.
Многие держались кучками рядом со своими знакомыми, некоторые и вовсе
спешили поскорее устроиться в купе с теми, кому доверяют. Когда миссис Уизли,
Джинни, Рон, Гарри и Гермиона с Сириусом прошли на платформу и направились
вдоль поезда в поисках свободного вагона, вслед им раздавался шёпот.
Волшебники с интересом косились на Сириуса, избегая, однако, смотреть прямо.
Гарри усмехнулся, заметив, как какая-то волшебница быстро одёрнула своего
младшего ребёнка. Малыш, завидев Блэка, указал на него пальцем и громко
сказал:
— Смотри, мамочка, это же плохой, но хороший дядя!
Когда они нашли незанятый вагон, настало время прощаться. Миссис Уизли,
которая сегодня провожала только Рона и Джинни, вдруг грустно вздохнула:
— Вы все так быстро растёте! Было время, мы с чемоданами занимали пол
платформы, а теперь только двое, — женщина заключила своих младших детей
в объятия. — Обещайте вести себя хорошо и не встревать в неприятности,
слышите? Оставьте эту вашу инициативу на старших и опытных, — добавила она
уже тише. Отпустив почти задохнувшихся от материнской любви Рона и Джинни,
женщина порывисто обняла Гермиону.
— Присматривай за ними, — попросила она, отпустила девушку и теперь уже
заключила в объятия Гарри. — А ты тем более будь аккуратен!
— Конечно, миссис Уизли, — выдохнул Гарри, чувствуя, как объятия заботливой
женщины выбили из него весь воздух. Раздался предупреждающий гудок
паровоза, платформа ожила, студенты поспешили в вагоны.
— Идите, идите, — заторопила их Молли. Гарри пожал крестному руку
и подхватил свой чемодан и вещи Гермионы. Девушка же отступила на шаг
к Сириусу, когда её окликнул Рон.
— Гермиона, ты идёшь, нет? — позвал подругу рыжий, бросая недоумевающий
взгляд на девушку со ступенек вагона. Миссис Уизли обернулась на Сириуса
и девушку и вдруг поспешила к вагону.
— Ронни, подожди, у тебя пятно на носу, — заторопилась женщина, слюнявя
невесть откуда взявшийся платочек. Изменившийся в лице Рон пробормотал что-
то невнятное и поспешил скрыться в вагоне. Оставшиеся, наконец, вдвоём
52/53
Сириус и Гермиона повернулись друг к другу.
— Ну, пора прощаться, — смущённо заговорила Гермиона. Платформа пустела,
но девушка все равно чувствовала себя немного неловко. — Пожалуйста, не будь
импульсивным и береги себя. Я обещаю приехать на зимних каникулах.
Ты не заметишь, как пролетит время!
Сириус, чуть улыбаясь, подошёл ближе. Обняв её за плечи, он прижал Гермиону
к себе.
— Мы увидимся раньше, чем ты думаешь, — улыбаясь шире,
произнёс он. Гермиона непонимающе нахмурилась, но прежде, чем она успела
что-то сказать, Сириус склонился ближе, мягко поцеловал девушку в лоб
и прошептал. — Угадай, кто ваш новый учитель по Защите от Темных искусств? ..

Примечание к части

Собственно говоря, на этом история завершается.


Спасибо всем, кто читал и оставлял отзывы, надеюсь, вам понравилось читать
мою работу!

53/53