Вы находитесь на странице: 1из 26

Ссылка на материал: https://ficbook.

net/readfic/866497

Status praesense
Направленность: Фемслэш
Автор: Fatae (https://ficbook.net/authors/166)
Беты (редакторы): Nagi (https://ficbook.net/authors/12689)
Фэндом: Ориджиналы
Пэйринг и персонажи: студентка/преподавательница
Рейтинг: R
Размер: 23 страницы
Кол-во частей: 4
Статус: завершён
Метки: Врачи, Нецензурная лексика, Ангст, Юмор, Драма, Повседневность,
Повествование от первого лица, Hurt/Comfort

Описание:
Если ты идешь к любимой преподавательнице (пусть и последней стерве)
сдавать отработки - очень страшно...

Посвящение:
Всем студентам)

Публикация на других ресурсах:


Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
)))))
Оглавление

Оглавление 2
Часть 1 3
Часть 2 9
Эпичный конец. 14
Конец всех концов. 22
Часть 1

Быстро поднимаясь по полуразвалившимся ступенькам, девушка


тряхнула головой, и с ее каштановых волос разлетелись брызги воды. На ее
наручных часах было без двух минут одиннадцать, а на телефоне без пяти, чему
верить, она не знала, потому вбежала в холл и, тут же скинув с себя ветровку,
бросила ее гардеробщице и начала переобуваться.
- Дождь всё льёт?
- Ага.
- Студентка?
- Угу, – промычала девушка, развязывая шнурки на кедах и полностью уходя в
свои мысли.

Что там я ей должна? Пиелонефриты, Гломерулонефриты, Почечнокаменную


болезнь и почечную недостаточность… Время, время… Чертовы шнурки!

Она быстро стянула с себя кеды и, нацепив больничные чешки, вытащила из


пакета зеленую хирургичку.

Твою же мать! Забыла погладить… Теперь как из жопы! Что ж, будет


естественным, если она меня снова завалит… Скажет как в прошлый раз: «Ваша
форма выглядит так, словно вы в ней шаурму на вокзале делаете…».

Девушка улыбнулась.

Обожаю её… Нет, я - ее преданная фанатка! Но сколько можно уже меня


валить?! Я так понимаю, ее не устраивает мой внешний вид, иначе бы она так не
придиралась. И все эти ее замечания а-ля: «Рубцова, где этот халат побывал до
того, как вы его надели?» меня просто корежат изнутри, но она – профессорша,
а я – никто. Да я и не собираюсь спорить с ней! Не для этого ли сегодня с утра
пораньше я сидела на кухне и намалёвывала лицо так, что любая другая взвыла
бы. Боже, я даже боюсь представить, насколько дождь испортил мой шедевр на
лице... Время, время! В конце концов, на туши было написано «водостойкая»!

Надев поверх футболки хирургичку, девушка схватила номерок с ресепшена, на


который были повешены ее куртка и пакет.
- Бандитка… - прошипела старушка–гардеробщица, резво перегибаясь через
ресепшен и смотря насколько сильно наследила нерадивая студентка.
- Извините, – машинально.
Девушка перекинула ремень сумки через плечо и рванула прочь.

Одиннадцать ноль две, или же без одной минуты одиннадцать… Смотря чему
верить. Интересно, а может получиться так, что я живу в двух различных
реальностях? Стоп! Оставим эти вопросы для моей писанины! Надо
сконцентрироваться. Успокоиться. Микрогематурия только при
гломерулонефритах. Триадная, моносимптомная, бессимптомная. Повышение
артериального давления. Диастолическое – как показатель… Проба мочи по
Зимницкому и Нечипоренко. Антибиотики, салицилаты. Амоксициллин, если
аллергия, то доксициклин, или банальный эритромицин. Иммуносупрессивная
терапия при хронической форме…э-э-э это не то, цитостатики, кажется,
антиагреганты тоже используются…

Дверь с золотистой табличкой «Заведующая кафедрой внутренних болезней:


3/26
Веринская Анастасия Денисовна» открылась и, не успев отреагировать вовремя,
девушка получила дверью по лбу.
- Чёрт! - согнулась, ожесточенно потирая лоб рукой.
- О, а я уже было потеряла надежду лицезреть вас, Рубцова.

Как же больно! Стоп…

Девушка подняла глаза и заглянула в серые, насквозь пропитанные холодом и


ехидством, глаза женщины.

Матерь божья, она еще прекрасней, чем… Контроль! Я себя контролирую.

Она медленно сжала пальцы в кулак и так же медленно разжала.

Все хорошо. Все под контролем.

- Вам лучше зайти, Рубцова.


Она распахнула дверь и, сложив руки на груди, кивнула девушке.

Я не успела повторить! Дайте мне минут пять передышки, пока моя фантазия
перестанет рисовать обнаженку с вашим участием!

Понурив голову, девушка вошла в темную залу. Лампы дневного света тут же
замерцали, включаясь; три уверенных цоканья каблуков и звук
захлопывающейся двери.

Видимо, зачет я сегодня опять не получу.

- Принесла историю? – улыбка в голосе.


Повернувшись, девушка обнаружила, что женщина внимательно и оценивающе
смотрит на неё.

А вот сейчас по всем законам юри жанра, она или я должны броситься друг на
друга и трахаться до потери сознания…

- Рубцова? – тверже. – Ты историю принесла?


- А-а-а…Да. – девушка сглотнула и, полазив в сумке, вытащила несколько листов
А-4, аккуратно запакованных в пластиковую папку. Женщина усмехнулась и
взяла папку, открывая ее:
- Ну, хоть в чем-то вы безукоризненны, Рубцова.

Ожидание – самая поганая вещь, особенно, когда смотришь на свою эротическую


фантазию…

Девушка закусила нижнюю губу, чтобы сдержать глупую улыбку, которая так
отчаянно пыталась налезть на ее физиономию.
- Status praesens, где неврологический статус? – она продолжила листать
историю. Вдруг ее лицо озарила улыбка, послышался легкий смешок, - И что это
за обоснование диагноза такое: «На основании анамнеза и данных ФГДС…»? Где
подробности? Данные УЗИ? Жалобы? Или он не жаловался, а сразу слёг, а поверх
себя положил вам anamnesis vitae и anamnesis morbi?

Я даже не знаю, чем она мне нравится! Ведь если вдуматься, она - исчадье ада, и
ведь все это осознают. Кроме меня… Десять раз ходить к ней на отработки! Еще

4/26
чуть-чуть, и меня начнут звать «святой» за глаза, как ее «В АД!» по ФИО.
- Переделаешь.

Опять?!

- Хорошо.
Женщина слегка коснулась своих длинных волнистых волос, убирая со лба русые
пряди, и села на кожаный диван, положив ногу на ногу. Ее юбка слегка
задралась, и девушка неосознанно посмотрела на стройные ноги, обтянутые
строгой черной юбкой.

О, боже, не смотреть! Не смотреть!

Она усилием воли подняла глаза и встретилась с насмешливыми серыми


льдинками.

Она видела, что я видела!

Расслабленно откинувшись на диване, женщина положила папку себе на ноги.


- Что-то ещё? – она пробежалась глазами по последним листам.
- Ну, я хотела отработать вам, как-нибудь…
- Как-нибудь - это как? – самодовольная ухмылка. Взгляд прямо в глаза, но
девушка выдержала этот взгляд.

Почки! Мать твою! Я хотела сказать: как-нибудь отработаю вам почки! Я такое
юри пишу в инете - обкончаешься, так что ты меня этими двусмысленностями
хрен возьмёшь!

Девушка пожала плечами:


- Я готова отработать болезни почек.
- А-а-а… - с ноткой сожаления. – Готовь листок бумаги.

Вырвав листок бумаги из тетради, девушка улыбнулась, наслаждаясь, как


кривится преподавательница от нарушения ее рамок перфекционизма.

- Пиши: Почечная недостаточность. Острая и хроническая. Классификации.


Этиология. Краткая клиническая картина… Ну, и основные принципы лечения.
Пиелонефриты. Клиника, классификация. И не надо сильно вдаваться в
пропедевтику, у меня с двух часов лекции.

Я влипла… Неужели снова не сдам? Ладно, поехали…

Девушка взяла ручку и, удобнее устроив листок на еще мокрой сумке, начала
писать.
- Знаешь, я впервые вижу студента, подобного тебе. – в голосе звучал тягучий
смертоносный яд, и девушка старалась не вслушиваться, как всегда, ведь
сильнее, чем эта женщина, ее никто обидеть не мог.

Любовь – зла, чё…

- Ты совершенно дезориентирована в пространстве и времени, абсолютно не


собранна, безответственна, твоя небрежность и рассеянность бесят так, что слов
нет. Я уже молчу, что на твоем лице отражаются практически все эмоции – разве
что слепой не заметит!

5/26
Да ну?

Девушка подняла взгляд и внимательно посмотрела в серые насмешливые


льдинки.

Неужели ты знаешь…?

- Ты меня хочешь.
Рот девушки непроизвольно открылся.

Как?! Да как так?! И ведь она даже не спрашивает! Она в этом уверена!

- Ты пиши, пиши. – женщина расплылась в довольной улыбке и прикрыла глаза, -


Впрочем, последнее мало чем тебе поможет в жизни, а вот от остального лучше
избавиться.

«…рвота, и, как следствие, потеря воды и электролитов.» Блин, опять многовато


запятых наставила… Или норм?

- В общем-то, какое МНЕ дело до того, кто ты и как ты живешь, казалось бы,
однако имеется одно маленькое «но»…
Девушка отвлеклась, уловив странные нотки в голосе преподавательницы и
подняла взгляд на нее, замечая, как та медленно скручивает с безымянного
пальца обручальное кольцо.

Так, стоп, это же не может быть то, о чем я думаю, верно?!

- Я тебя тоже хочу.

Или может?

Ручка ударилась о паркетный пол с глухим звуком и откатилась в сторону. В этой


тишине, повисшей между ними, выбор казался осязаемым.

Маннитол. Маннитол…. Не думай, не смотри!

Девушка попыталась отвести взгляд от серых глаз, но не смогла. Она попала в


капкан. И ее никто не собирался выпускать оттуда. Капкан собственных чувств,
эмоций, стоит сделать лишь выбор. Стоит лишь пожелать, и все ночные
фантазии станут реальностью.
Она сглотнула ком в горле.

Что я творю? Или мне нужно было именно ощущение односторонней любви и
обожания? Так проще, так не больно…

- И перед нами встает выбор… - преподавательница встала и медленно


направилась к девушке.

Не говори это, не произноси эти слова… Пожалуйста, остановись! Иллюзия


рухнет и ничего не останется, мои декорации упадут, а за ними…

- Получить то, что мы хотим, или мучиться дальше. – глухо сказала она, подходя
к девушке.

6/26
Так легко сказала, будто у нее нет мужа!

- Так мы будем мучиться дальше? – прошептала она, склонившись к уху девушки.


Жаркое дыхание обжигало, в глазах потемнело. Тонкий аромат дорогих духов
пьянил. Девушка сдалась.

К черту мужа!

Их губы встретились, бешено, ненасытно. Шорох одежды, нежные и в то же


время жадные прикосновения к обнаженной коже.
Юбка упала на пол.
Девушка рухнула на колени, резко притягивая к себе бедра женщины и чувствуя,
как та запускает в ее все еще влажные волосы пальцы.
Проведя носом по обнаженному низу живота, вдыхая запах этой женщины, что
сводила ее с ума, девушка медленно начала стягивать черные кружевные
трусики с ее бедер.
- Иди ко мне… Кира…- женщина начала медленно пятиться к кожаному дивану.
Прикрытые глаза. Приоткрытый рот. Губы, жаждущие ее поцелуев. Девушка, не
в силах устоять перед этим образом, быстро встала с колен и вплотную подошла
к преподавательнице. Жадно впиваясь в ее губы, она почувствовала, как та
притягивает к себе ее за шею, продолжая пятиться.
Они рухнули на диван.
- Сними. – тихо, с улыбкой.
Девушка проследила взглядом за взглядом женщины и, увидев трусики,
болтающиеся на туфлях, отстранилась.
Она сняла и трусики и туфли, не сводя затуманенного желанием взора с
прекрасного обнаженного тела перед ней. Столь желанного, столь
совершенного, столь необходимого ей. Она провела ладонями по внутренним
поверхностям бедер женщины, заставляя ту раздвинуть ноги шире.
- Кира…

* * *

Лежа в приятной неге, Кира смотрела, как темный сосок твердеет под ее
пальцами.
- Хах, тебе так нравится играться с моей грудью? – насмешливо.
- Она красивая… - Кира сильнее прижалась к разгоряченному телу рядом.
- Ха-ха-ха, смотри, начну ревновать… - женщина рассмеялась, нежно проводя
указательным пальцем по пухлым губам девушки.
В дверь вежливо постучали:
- Анастасия Денисовна?
Кира встрепенулась, пытаясь вскочить.
- Тс-с-с… - ухмыльнулась женщина довольно. И когда с той стороны подергали за
ручку, пытаясь войти, а дверь не поддалась, она добавила, - Или ты думала, что
я тебя просто так отпущу?
Девушка тихо рассмеялась, склоняясь над губами, что совсем недавно любили
ее, и прошептала в них:
- Я хочу тебя.
- А я – тебя. – шепнули ей любимые в ответ.
- Тогда…- Кира хищно ухмыльнулась, накрывая ладонью грудь женщины.
Комнату заполнила знакомая музыка.
Кира нахмурилась.

7/26
Дэвид Гетта? Титаниум? Это её?

- Тихо! Я слышу! Это ее телефон, ребят, блин, тихо! - послышался девчачий


голос за дверью. – Ребят! Ну, тише! Может, она заснула?!
- Пора. – вздохнула женщина, вставая с дивана. – У меня лекции.

Короткий миг беспечного счастья! Любовь – зла, чё... Теперь я бы написала такую
душещипательную концовку, типа…

- Хватит в облаках летать. Одевайся. – Женщина кинула ей её собственные


трусики. Кира поймала их, надела и тут же натянула улыбку, хотя на душе
скребли кошки.

Очаровала. Влюбила. Использовала. Ну да, у неё же муж, семья и всё такое…

- Застегни. – преподавательница повернулась к ней спиной, придерживая юбку.


Кира послушно застегнула молнию и продолжила одеваться.

Секс был обалденный. Никогда бы не подумала, что в ней бушует столько


страсти. И как ей удается все это держать в себе? Остается позавидовать ее
контролю…

Сев на диван, женщина обулась и, поправив на себе одежду, приводя ее в


идеальный вид, пальцами провела по своим волосам, укладывая их на ощупь.
Кира подняла ручку и листки бумаги с пола, засунула их в сумку и, перекинув
ремень через плечо, направилась к двери.

Это всё? Как-то всё неправильно вышло… Наверное, лучше бы я продолжала


любить на расстоянии, чем вот так… И больше не увидеть ее никогда. А ведь это
она легко может устроить.

Кабинет снова оглушил Дэвид Гуетта своим «Титаниумом».


- Жду тебя в четверг, утром.
- Что? – недоуменно.
- Что, что… Болезни почек сдавать будешь. – быстрый взгляд на помятую
историю, одиноко валяющуюся на диване. – Историю, так и быть, зачту…

8/26
Часть 2

Для всех тех, кто хотел продолжения. Для всех тех, кто жаждал
счастливого конца) Мой вам подарок! Надеюсь вам понравится)

Кира сидела на корточках возле массивной двери с золотистой табличкой и


листала собственные конспекты, не в силах сконцентрироваться на написанном.
Буквы прыгали в разные стороны и никак не хотели собираться в слова и, в
частности, в значения. За дверью слышались негромкие голоса, и Кира изо всех
сил пыталась игнорировать их, но все больше и больше вслушивалась в
разговор.
- Тебе не кажется это неэтичным? – послышался сдержанный тон Анастасии
Денисовны.
- Какая этика, Насть? Мы можем провести потрясающий эксперимент! – раздался
громкий басистый голос мужчины.
- Олег, какие эксперименты? Речь о живом человеке!
- У которого рак! И который уже мечтает о смерти! Мы можем дать шанс на… -
быстро заговорил мужчина.
- Нет! Во-первых, клинические испытания препарата еще не завершены, во-
вторых, у нас лечебное учреждение, а не… балаган! И в третьих, он не давал
согласия на подобные эксперименты! – Повысила голос женщина.
- Так тебя останавливает только это?! Хорошо! Будет тебе согласие! – дверь
резко открылась, и Кира увидела средних лет мужчину, одетого в фиолетовую
хирургическую форму. Даже не посмотрев в ее сторону, он резко захлопнул за
собой дверь и быстрым уверенным шагом направился к холлу.

Кажется, денек будет нервным…

Кира встала и, подобрав с пола сумку, убрала в нее конспекты. На губах


появилась глупая улыбка. Воображение выдергивало из памяти события
вчерашнего дня и делало их ярче, насыщеннее, красочнее. У Киры перехватило
дыхание, и перед глазами возникла словно бы пелена, через призму которой она
видела прекрасное обнаженное тело Анастасии Денисовны, ее взгляд из-под
полуприкрытых век: он молил взять ее, просил отдаться безумству.

Стоп! Не сходить с ума! Надо сначала поговорить с ней об этом… Что это все
значит?! Просто секс, или нечто большее? Ну да, как же… мечтай, что эта
женщина будет принадлежать тебе! Да я вообще сомневаюсь, если честно, что
она и мужу-то своему принадлежит! Или когда она возвращается домой,
становится примерной женой? Заботливая такая наседка?

Кира ухмыльнулась.

Навряд ли. Кто бы ее вытерпел?

Девушка занесла кулак и, решившись, громко постучала.


- Да?
Кира открыла дверь и, взглянув в холодные ледышки глаз Анастасии Денисовны,
готова была расплакаться и убежать, но голос преподавательницы парализовал
ее:
- О, Рубцова. Заходи. Почки?
Кира сглотнула и вошла, прикрыв за собой дверь:
9/26
- Ага.

И что бы это значило? Секса не будет? Или будет, а это такое жесткое начало,
чтобы я не расслаблялась? Ладно.

Она вздохнула и, подойдя к столу, за которым сидела Анастасия Денисовна,


кивнула:
- Да, если вы не заняты.
- Нет, я же сама назначила пересдачу, – она отвела взгляд в окно, а длинные
пальцы продолжали вертеть золотистую перьевую ручку. - Бери листок.

То есть?! А секс?! Или мы как в прошлый раз – в процессе? Бля, я ни черта не


понимаю, объясни же мне, что происходит?! Что вчера было?!

Кира достала тетрадь и, вырвав листок, в ожидании вопросов посмотрела на


Анастасию Денисовну. Та же, словно бы забыв о существовании девушки,
продолжала задумчиво смотреть в окно.

Это ее разговор с тем мужиком так переклинил? Или она сейчас такая
повернется и скажет: «То, что вчера произошло – ошибка, забудь об этом» ну,
или вроде того. Или это меня клинит, а ей вообще пох?

Кира тяжело вздохнула, чем привлекла внимание женщины.


- Так. Пиши: Гломерулонефриты. Этиология. Клиника. Лечение. Пиелонефриты.
Классификация. Клиника. Лечение. – Анастасия Денисовна посмотрела на
наручные часы и, сузив глаза, добавила:
- У тебя полчаса.

И всё?!

Кира из всех сил сжала ручку, так что та едва не треснула.

Черт с тобой! Гломерулонефриты – хорошо! Будут тебе гломерулонефриты!


Пиелонефриты?! Просто отлично!

Дверь открылась без стука, и Кира бросила взгляд исподлобья на вошедшего,


прекрасно зная, что Анастасия Денисовна не выносит, когда кто-то входит без
предупреждения.
- Привет!
Высокий брюнет в белом халате, надетом поверх синей хирургической формы,
лучезарно улыбнулся, и его лицо исчертили морщины.

Лет сорок на вид. И лицо кажется знакомым… Где же я его видела?

Кира прищурилась, смотря на него, перебирая собственные воспоминания.


- А, это ты Роберт, заходи. – Анастасия Денисовна улыбнулась лишь уголками губ
и кивнула доктору.
- Одна студентка? – Он вопросительно посмотрел на Киру, что мысленно уже
опускала его гроб в могильную яму после продолжительных проклятий,
осыпавшихся на его несчастную голову. – Остальных – съела? А эту на обед
оставила?
Женщина ухмыльнулась:
- Ты же знаешь, я не страдаю каннибализмом.
- Для тебя это скорее недостаток, – хмыкнул гость, беря ближайший стул и

10/26
направляясь к ее столу. –Слышал, у тебя была склока с Олегом?
- Не прошло и получаса, – вздохнула она, вновь смотря в окно. – Здесь сплетни
разлетаются со скоростью света.
Сев и закинув ногу на ногу, мужчина расслаблено откинул голову, глядя в
потолок:
- Смотри позитивнее: вся больница – как одна большая семья!
- Активно практикующая инцест, – добавила она, ухмыльнувшись.
Мужчина рассмеялся:
- Всегда обожал твоё злобное чувство юмора! – и тут же добавил совершенно
серьезно. – Что будешь делать с ним?
Анастасия Денисовна пожала плечами:
- Ничего. Сам себя хоронит. Пускай. А себя утащить в трясину ему не дам. Так
что пусть и дальше мочится кипятком и на каждом углу поднимает ор о том,
какая я недалекая стерва.
- Ну, я в корне с ним не согласен, ты же знаешь. – Он подпер рукой подбородок,
другой рукой взял одну из историй на столе и начал читать. – Ты весьма
дальновидная стерва.
- Ты как всегда мил и любезен. – Ее глаза потеплели, а Кира в этот момент
собственноручно захотела задушить этого Роберта.

Она с ним спит?! Если нет, то, какого черта прощает ему эти едкие замечания в
свой адрес?!

- Так что привело тебя, Роберт? – вежливо и с сарказмом, - хотел поддержать?


- Ага. Как иначе? Тут всегда были свои группировки, даже когда мы сами были
зелеными студентами, – он вздохнул. - Или ты охотник, или добыча. Очень
важно, кто с тобой охотится, не так ли?
- Интересная аллегория, - она взяла из его рук историю и положила обратно на
свой стол, - я все поняла, ты - друг, теперь, может, ты меня оставишь?
- И не подумаю! – Он вновь ослепительно улыбнулся, - я заказал столик. Мы едем
обедать!
- Какая прелесть. Всегда умилялась твоей решительности. – Усмехнулась она, - С
чего ты взял, что я хочу куда-то ехать?
- Насть, нам надо поговорить. – его лицо стало жестким и серьезным.
Кира вспомнила в этот момент, лишь увидев его настоящее лицо. Лицо, которое,
она видела сотни раз, но всегда мельком и всегда с точно таким выражением.

Роберт Давидович Мессен! Зав. торакальной хирургией! Черт! Что тут


происходит?!

- О чём? – убийственно спокойно.


- О Косте.
Анастасия Денисовна поджала губы, ее черные брови сдвинулись, а взгляд,
казалось, испепелил мужчину, сидящего рядом.
- Что именно ты хочешь сказать?
Он обернулся и выразительно посмотрел на Киру, которая, казалось бы, забыла о
том, что надо писать отработку, и целиком была поглощена их разговором.
Анастасия Денисовна натянуто улыбнулась и кивнула:
- Хорошо. Пообедаем, – и настойчивее добавила, - позже.
- Хм… - он пристально посмотрел на нее, хмурясь. – Ну, хорошо.
Встав, он направился к двери, не переставая смотреть на Киру, будто бы она
только что из заурядности превратилась в обладательницу миллиарда евро.

Да что, черт побери, происходит?! И почему он смотрит на меня, будто я стала

11/26
государственным врагом номер один?!

Едва дверь закрылась, Анастасия Денисовна ухмыльнулась, подперев рукой


подбородок и, не сводя глаз с Киры, заставляя ту покраснеть:
- Тебе интересно?
Кира автоматически кивнула, но с губ сорвалось:
- Неа.
Женщина рассмеялась:
- Готова поспорить, ты задаешься вопросом, что меня с ним связывает и кто
такой Костя.
Кира опустила взгляд на листок, на котором были записаны вопросы, и
попыталась сконцентрироваться на них:
- Мне всё равно.

Нет, мне не все равно! Мне интересно! Но она сто процентов скажет что-то
вроде: « Тебя это не касается», или того хуже «Не лезь не в своё дело!», и тогда
мой долгожданный секс с ней обломается! Хм… А он намечался разве? Тьфу ты!
Гломерулонефриты! О чём я только думаю?! Надо писать отработку, а не
уходить снова в мир своих фантазий!

- Костя – мой муж, – тяжелый вздох. – И, вероятно, скоро уже станет «бывшим»
мужем.
Рука Киры замерла, так и не окончив предложение. Она подняла голову,
встречаясь с грустным взглядом Анастасии Денисовны.
- Почему?
Женщина пожала плечами, натянуто улыбнулась и встала из-за стола:
- Потому, что он влюблён. А у меня нет ни сил, ни терпения не замечать его
измены… Тебе когда-нибудь изменяли?

Кира помрачнела.

То есть, она со мной переспала только ему назло? Или как это расценивать?
Изменяли ли мне? Кто знает… может и изменяли, говоря, что нет. Люди по
природе своей лгут, так о каком доверии может быть речь?
- Не знаю.
- Надеюсь, и не узнаешь, каково это. Пускай, даже если не любишь человека, все
равно противно.

Анастасия Денисовна встала у окна, разглядывая жизнь, что кипела за ним. Кире
очень хотелось подойти и обнять ее, но что-то держало.
- То… - спокойно начала она, - что было вчера…
Кира вздрогнула. Сердце ее сжалось в ожидании слов, которые, скорее всего,
разрушат в ней что-то светлое и хорошее.
-… Между нами…Я не сожалею об этом. А ты?
Кира удивленно подняла брови.

Так! Стоп! Спокойно! Она только что сказала, что не жалеет? Значит, она не
против - еще раз? Или два? Или три? И спросила, как я к этому отношусь? Или
она спросила, жалею ли я? А если я скажу, что тоже не жалею, то вроде бы и
разговор закончен. И всё – никакого секса… Вроде как развлеклись, никто ни о
чем не жалеет, и все хорошо: каждый пойдет дальше своей дорогой?

- Кира? – она повернулась к девушке.


Кира вздрогнула.

12/26
- Я хочу еще.
Анастасия Денисовна ухмыльнулась, и на ее лице появилось знакомое Кире
выражение холодности и ядовитости:
- Пиши, давай, отработку.
Кира щелкнула колпачком от ручки, успокаивая разыгравшиеся нервы:
- А потом?
- А потом я еду обедать с Робертом, – она продолжала ухмыляться,
облокачиваясь о стену рядом с окном и складывая руки на груди.

Кира вздохнула и опустила взгляд на листок.

Ладно. Не хочешь – как хочешь… Мне что, вымаливать у нее секс?! Да ну нах!
Пиелонефриты… вот, о чем стоит подумать!

- Как ты быстро сдалась, однако, – хмыкнула она. Послышался уверенный цокот


каблуков, но Кира даже не подняла головы, хотя слышала, что судя по звуку,
Анастасия Денисовна приближалась к ней.

Ну да… Сдалась. А что я могла услышать? «А потом я домой» и «Потом спать.


Дома. И, вообще, не задавай глупых вопросов!». Кстати я бы так и закончила
очередной свой фанф, на такой грустной, подыхающей ноте, чтобы
соответствовал действительности. Ибо чудес в нашем мире, увы, не бывает! И
такой, как она, я нах не сдалась!

По плечу уверенно скользнула ладонь, вызывая шквал мурашек, и двинулась


дальше, к шее. Слегка прохладные пальцы зарылись в волосы Киры и медленно,
но настойчиво, сжали их, вынуждая девушку поднять голову и встретиться
взглядом с Анастасией Денисовной. Женщина слегка склонилась и коснулась
губами губ Киры:
- А потом мы можем поехать ко мне.
С губ девушки сорвался тяжелый выдох. Эта женщина лишала ее разума, воли,
пространства и времени. Она смогла лишь прошептать свой ответ:
- Да…

13/26
Эпичный конец.

Посвящается человеку, который меня вдохновил на ЭТО! В этот раз есть


фееричные разборки и сцены. Надеюсь, тебе понравится)

Рассматривая в окно людей, что спешили постоянно куда-то, женщина


усмехнулась. В последнее время в её жизни произошли события, заставляющие
полностью переосмыслить это бренное существование. И, дело даже не в том,
что она впервые в жизни чувствовала настолько сильное притяжение между
собой и кем-то ещё, дело было в странных эмоциях, которые обрушились на ее
размеренную, контролируемую жизнь снежной лавиной. И эта лавина имела имя.
И даже фамилию. Женщина прикусила нижнюю губу, пытаясь сдержать улыбку.
- Представь себе моё удивление, когда ты позвонила и сказала, что ждешь меня
здесь, - высокий статный брюнет сел напротив и, поправив манжеты
белоснежной рубашки из-под пиджака, взял меню. - Будешь что-нибудь?
Она перевела на мужчину взгляд:
- А почему удивлён? Это же твой любимый суши-бар. Скорее я была бы удивлена,
если бы ты пригласил меня в другое место.
Он улыбнулся, пробегая взглядом по меню:
- Так ты будешь что-нибудь?
- Нет, спасибо, я не голодна, - она пытливо смотрела на Роберта, ожидая начала
того самого разговора, ради которого она была сейчас здесь, а не там, где
хотела бы быть.
- Неужели всё-таки съела свою студентку? -хмыкнул он, отвлекаясь от меню и
ища глазами ближайшую официантку. - Она была довольна аппетитна.
- Может ты, наконец, скажешь, о чем хотел поговорить? - Женщина сложила
руки на груди, лицо стало надменным, а глаза - холодными серыми льдинками.
- Странное дело, впервые ты предпочла студента мне. Ты всегда их гнала, когда
я приходил. И я бы может понял, если бы это был парень... - также холодно
ответил он, с ноткой недовольства, - но девушка? Что это значит?
Женщина вздохнула, отворачиваясь к окну:
- Не твоё дело.
Мужчина лучезарно улыбнулся проходящей мимо официантке:
- Девушка, можно сделать заказ?
- Да, конечно.
- Гёдзе со свининой, роллы "Калифорния" и зеленый чай.
Официантка, быстро чиркнув ручкой в блокноте, улыбнулась:
- Спасибо за заказ.
Едва та ушла, его улыбка мгновенно исчезла, скулы напряглись, а взгляд стал
тяжелым:
- Моё. Я твой друг. Так что у тебя с ней?
- Я повторюсь: это не твое дело, Роберт. Я приехала ради разговора, так что
выкладывай уже. У меня нет времени для слухов и сплетен.
- Перед тем, как вскружить голову этой студентке, ты хотя бы подумала о
последствиях? Какой поднимется шум? А ведь злые языки припишут тебе то,
чего и в помине не было! А если университет узнает?! У меня в хирургии...
Женщина тихо рассмеялась, покачивая головой:
- Ты невозможен! Да не бойся ты так за свою шкуру, Роб. То, что происходит у
меня на кафедре - моё личное дело! А то, что у тебя - твоё! И мне глубоко
наплевать, сколько тебе платят, чтобы получить место стажёра! Так что, давай
уже замнем эту тему?
Мужчина вздохнул:
14/26
- Хм... Насть, зачем тебе эта девчонка? С каких пор ты вообще на девочек
перешла?
- Боже! Роберт! - она потерла пальцами лоб. - Хватит! Просто скажи мне, что
хотел, и я поеду!
- К ней? - спросил он, словно, уточняя.
- Не важно.
- Неужели... - он осекся и, присмотревшись вперед, поднял руку, - Привет! Мы
тут!
Женщина нахмурилась и быстро обернулась, встречаясь взглядом с высоким
брюнетом, одетым в черный костюм тройку. Она повернулась к Роберту и зло
прищурилась:
- Ты серьезно?! Зачем ты ЕГО позвал?!
- Потому, что он не только твой муж, но и мой брат, Настя! - прошипел он. - И я
не хочу, чтобы вы разодрали друг друга на куски при разводе!
- Мы в любом случае разорвём друг друга на куски. - брюнет сел рядом с
Робертом, снисходительно улыбаясь. - Правда, Насть?
- Ага. - Она откинулась на спинку стула, внимательно разглядывая мужа. Мятая
и, как видно, вчерашняя рубашка не первой свежести, тёмные круги под глазами
и щетина, вероятно двухдневной давности, рассказали ей о многом. Она никогда
бы не смогла добиться подобной должности и защитить докторскую, если бы не
умела при первом же взгляде на человека определить, с чем ей предстоит
столкнуться. По ее губам проскользнула ядовитая ухмылка:
- Документы пришлю с юристом. И, нам не о чем говорить! - она взяла сумочку,
лежавшую рядом, и встала, намереваясь уйти.
- Настя! Стой! - Роберт резко схватил ее за руку, перегибаясь через стол.
- С чего бы? - она хмыкнула, пытаясь вырвать руку. - Я не собираюсь снова с ним
сходиться, раз его подружка дала ему от ворот поворот!
Костя поджал губы и сдвинул брови, весь его вид выражал собранный в комок
гнев, который он едва сдерживал.
- Я отниму у тебя всё, если ты подашь на развод... Поняла? - сказал он,
усмехаясь. - Пусти ее, Роб, пусть идет. Только куда? Квартира, дачи - всё
оформлено на меня! Я не прошу место в постели, в которой ты полный ноль! Мне
нужен статус! И ты мне его обеспечишь!
- Всегда знала, что ты козел, - женщина ответно ухмыльнулась и, сделав шаг к
нему, резко схватила за галстук и дернула на себя таким образом, что ухо почти
бывшего мужа оказалось у ее губ:
- А теперь слушай сюда, мудак... Я беременна. От тебя. И если ты хотя бы
попробуешь отобрать квартиру и дачу, я приложу все усилия, чтобы помимо
бешенных алиментов, ты мне еще и отдал половину своей клиники. Ясно?
Доказательства твоей измены у меня есть, так что суд не будет долгим... - ее тон
стал веселее. - Как думаешь, кому окажут предпочтение в суде: беременной
женщине, которую кобелина-муж бросил ради другой, и при этом захотел
оставить на улице, или тому самому кобелине-мужу, а?
Она резко отпустила его галстук и отстранилась, глядя на ставшее бледным
лицо:
- Ну что, Константин Давидович, теперь у вас поубавилось гонора?
Роберт хмуро смотрел на нее, все еще держа за запястье:
- Что ты ему сказала?
- Не твоё дело! - она дернула руку на себя. - Быстро отпустил меня!
- Да. Я согласен на твои условия. Позже обговорим детали. - Костя, кивнув, встал
из-за стола. - Я провожу тебя. Ты, кажется, собиралась уходить?
Женщина усмехнулась и, высвободив руку, пошла вперед, уверенно цокая
каблуками по черному мраморному полу.
Колокольчик звякнул, и дверь распахнулась, выпуская их обоих на улицу,

15/26
наполненную шумом проезжающих мимо машин.
- Какой срок?
- Ребенок - твой, не беспокойся. Документы передам с юристом. Квартира и дача
за городом - мои. Остальное твое. - Она пиликнула сигнализацией от своей
белоснежной "Инфинити" и улыбнулась, направляясь к машине. - Как хорошо,
что я купила сама себе эту машину! А то ты и ее бы попытался забрать, да?
Он усмехнулся:
- Конечно.
- До встречи, Костик. Если что-то понадобится из дома, лучше сначала позвони, -
она села за руль, и захлопнув за собой дверь, завела машину.

***

Кира в очередной раз посмотрела на часы, стоя у высокого элитного дома.

Может я всё же перепутала? И номер дома не тот? А что, я могу...

Она развернула бумажку, которую сунула ей Анастасия Денисовна перед


уходом. И еще раз пробежалась глазами по строчкам.

Вроде всё правильно... Может это она решила надо мной так стебануться? Сидят
где-то поблизости с Мессеном и ржут надо мной!

Она вздохнула и, вытащив из сумки телефон, начала листать список контактов.

С другой стороны, ей не пятнадцать лет, чтобы такое делать! Это всё моя
злоебучая паранойя! Я не могу поверить в то, что она позвала меня к себе! Это
же невероятно... Почему она сделала это? Да, я могла ожидать от нее, что она
предложит мне спать с ней на кафедре, но не у нее дома! Фак! И еще этот ее
почти что экс-муж... Он-то где будет?! В соседней комнате?! Почему ты мне
ничего не объяснила?!

Кира подняла ворот куртки до шеи и, проводив глазами солнце, что скрывалось
за крышами высоток, снова уткнулась в телефон.

Всё, ещё пять минут жду и сваливаю нах! У меня вообще тонна читателей, и все
порнухи ждут! Приду домой, сяду и такое наката-а-а-ю! Шедевр, бля!
Бестселлер! Да я стану величайшим писателем современности!

Девушка поежилась от пронизывающего ветра.

Ага, лесби-прозы... Мир жесток, чё... Так, так! Не сдаваться! Так вот! Стану
величайшим писателем современности, буду загребать тонны денег... а потом
снимут фильм и ОНА его увидит и пожалеет, что так со мной обошлась...

Киру передернуло от очередного порыва холодного ветра и она нажала на


экране телефона "Такси".
- Такси, здравствуйте, - раздался в телефонной трубке голос девушки.
- Здравствуйте, можно машину на улицу... - Кира запнулась и развернула
бумажку, пальцами закоченевшей руки. Но прочитать не успела - бумажку
вырвало ветром и понесло в сторону детской площадки.

16/26
Твою ж мать! Почему у меня всё в жизни так?! Через жопу?!

- Девушка, адрес? - в телефонной трубке торопили, и это еще больше бесило


Киру, потому она сбросила вызов и рванула за листком. Проследив взглядом
направление приблизительного полета злополучной бумажки, она остановилась
и с сомнением в голосе прорычала:
- Да ладно?! Неужели?!
Клочок приземлился прямиком в помойку, что заставило Киру тихо и истерически
рассмеяться:
- Да бля, такого не бывает!!!

Ладно! Я просто обойду дом и посмотрю, какая улица и номер. Блин... бывает
же... Кому рассказать - не поверят! Что ж за жизнь у меня такая? Вечно нахожу
себе проблемы!

Кира засунула руки в карманы куртки и пошла обратно на тротуар. В кармане


послышалось пиликанье. Она быстро вытащила телефон и посмотрела на
уведомление о разряде батареи. На губах появилась улыбка.

Ну вот... На бумажке свет клином, как видно, не сошелся. Просто отлично!

Кира задрала голову и посмотрела на темнеющее синее небо.

Вот скажите мне кто-нибудь, если конечно там кто-нибудь есть... Что за
приколы?!

Она ускорила шаг, поворачивая за угол, чтобы успеть до полной разрядки


аккумулятора позвонить и вызвать такси. Из-за угла дома вывернула белая
"Инфинити" и остановилась напротив Киры.

Ахренеть... она и правда приехала!

Из окна высунулась светловолосая голова:


- Ты пешком, или со мной?

Глупый вопрос! Тут ведь дубак!

Кира рванула к машине и, забравшись, тут же потёрла ладошки у горячей печки:


- Ну и холодина!
- А ты что хотела? Снег и тот сошел только в мае. Это Россия, детка, привыкай к
неожиданностям, - усмехнулась блондинка, трогаясь с места.

Это точно... Что страна, что люди... просто созданы друг для друга! Вот какой бы
еще народ выжил в таких условиях?!

- Прости, опоздала. Пробки в центре.


Кира кивнула, мол, все хорошо.

И лучше не стоит ей говорить, что я была горазда обвинить её во всех смертных


грехах и свалить отсюда!

Машина остановилась. Анастасия Денисовна вытащила ключи из зажигания и


потянула за ручку:
- Идём?

17/26
- Ага.

То есть... как бы... время полдевятого. Даже если секс у нас займёт меньше чем в
прошлый раз, домой я уеду только часов в двенадцать! А завтра с утра у нас
травма - впх. И я там просто обязана быть, иначе меня Водинков просто порвёт
на экз! Или она меня еще и домой отвезет? А если я у нее останусь?

Кира вышла из машины, и пошла за стройной фигурой женщины, сводящей ее с


ума.

Да ну нах... С какого перепугу ей меня у себя оставлять? Я так поняла, что ей


нужен секс, ибо про чувства, какие бы то ни было, она и словом не обмолвилась...
Секс... Ну, учитывая начало дня, мои планы на него рушились как карточный
домик, так что будет рады тому, что дают! Как говорится: "Дареному коню в
зубы не смотрят"!

Кира облизнула пересохшие губы и сглотнула ком в горле. Дверь запиликала, и


Анастасия Денисовна раскрыла ее, пропуская девушку вперед.

А тут... миленько. Коврики, пальмочки, дневное освещение. Интересно, сколько


здесь консьержка получает?!

- Анастасия Денисовна?
Кира рассматривала полноватую женщину перед собой. Что-то в ее виде
вызывало знакомое ощущение дежавю.

- Да. Со мной... племянница.

Ни хрена себе, как быстро мы породнились!

Кира ошеломленно посмотрела на преподавательницу.

- О-о, - женщина улыбнулась и пошла в небольшую комнатку без дверей, из


которой она вышла к ним. - Родная?
- Да.
Кира вопросительно подняла брови, глядя на Анастасию Денисовну, та
ухмыльнулась и кивнула вперед, предлагая идти к лифту.

Да уж! Роднее не бывает! Мы переспали всего один раз! Правда, до этого я ей


целый год мозг выносила на кафедре, но всё же...какая нах родня?!

- Вам два письма пришло. Оба заказные.

Кира нахмурилась.

Что же это за странное чувство такое? Какого черта смотря на эту бабу, у меня
ощущение, что я что-то забыла?!

- Вот как. - Анастасия Денисовна вздохнула. - Кстати, как ваше самочувствие?


- А-а... Да как сказать? Вроде ничего, жива. - Женщина прошла внутрь каморки. -
Только вот при работе такой, пополнела быстро.
Кира подозрительно покосилась на Анастасию Денисовну, которая с явным
интересом слушала жалобы женщины.

18/26
Почему у меня такое странное чувство, что она собирает анамнез?! Или меня
опять глючит?

Женщина вышла из каморки, держа в руках пару широких конвертов:


- Вот.
- Спасибо.

Анастасия Денисовна продолжала стоять, задумчиво смотря на женщину, Кира


тоже не шелохнулась, прислушиваясь к слабенькому голосочку интуиции.

А если меня не глючит? Вдруг она и правда не просто так спросила? Она вообще
никогда ничего просто так не делает! Это же "В АД"! Тогда, получается, ищем
симптоматику. Ну, хорошо. Ищи. Я вот вижу, что она полная. Вижу выраженный
акроцианоз. Значит уже можно до фига всего исключить. Сердечная
недостаточность. Процентов девяносто. Но с таким диагнозом до хрена народу,
значит, она увидела что-то большее. А что? Она видит то же, что и я. Хм...

- Что-то хотели? - женщина растеряно улыбнулась.


- М-м-м. Ну, как сказать. А сменщица ваша далеко живет?
- Да нет, а что?
- Да вот, думаю, вам стоит поехать в больницу. Я позвоню им. Объясню.
- Зачем мне в больницу?

Что я еще вижу? На щеках румянец. А вот губы бледные. Ну, допустим, у нее
порок. Перешел из компенсированного в декомпенсированный....

- Вы уж, извините, я наверное заработалась, вот и вас теперь беспокою, -


Анастасия Денисовна улыбнулась, - но покоя мне точно не будет, если вы в
больницу не съездите.
Женщина понимающе улыбнулась:
- Спасибо за беспокойство обо мне, конечно, но у меня все хорошо.

А зря! Вот скопытишься ночью от инсульта, поздняк будет метаться! И хорошо


еще будет, если просто скопытишься, а то может быть и паралич. А в наше время
инвалидов не жалуют... Особенно пенсиями.

Кира вздохнула. Анастасия Денисовна нахмурилась:


- Может быть, я вас отвезу сейчас? Мне хотя бы спокойнее будет.

А мой СЕКС?!

- Думаю, не стоит вам так беспокоится.

СЕКС! Хочу секса! Это когда мы вернемся, если поедем в больничку?! После нее,
меня смело можно везти домой! Я - не согласна! Я что, зря дубела полтора часа
на этой лютой холодине?!

- Так! Никаких возражений! - Анастасия Денисовна, словно решив для себя что-
то, подхватила женщину под руку и повела к входной двери, улыбаясь и
приговаривая шутливым тоном, в котором Кира чувствовала скорее угрозу. - Мы
едем в больницу, иначе я от вас не отстану! Кира, возьми ключи. Десятый этаж.
42-ая квартира.
Кира сморгнула, проверяя, сон ли это, и сжала в руке три ключа, которые
Анастасия Денисовна вручила ей.

19/26
Обалдеть... Даже как-то странно одной идти туда. С другой стороны, не я ли
рвалась туда, плюя на тяжелое состояние дамочки с вероятным пороком
аортального клапана?

Кира развернулась и пошла к лифту, с любопытством осматриваясь по сторонам.

***

Огромная квартира. Огромная плазма на стене. Джакузи. И, забитый доверху


повесившимися с голодухи мышами и минералкой, холодильник.

Кира сидела, закутанная в тёплый махровый халат, на диване в огромной


гостиной и пыталась расширить сознание для восприятия огромной плазмы на
стене. Едва глаза привыкли к полному погружению в мир слезливых сериалов,
она начала искать хоть что-нибудь, где люди бы не страдали от любви. Не найдя
ничего увлекательного, она порылась в своей сумке и достала лекции по травме
-впх. Прочитав пару страниц, посмотрела на время.

Половина двенадцатого уже! Где её носит? Может, что в дороге случилось? Ну


да, как же! Это только мне так может "повезти": поехать в больницу и
разбиться! Жрать хочу! И секса!

Кира вздохнула и, съехав по бархатной спинке дивана вниз, легла, выставив


вперед руки с тетрадкой и продолжая читать лекции.

Ну и скукотища! Телефон сел - в инет не выбраться. А если тот черный ноут


возьму, меня, вероятно, убьют... А-а-а-а! И не свалить, что самое обидное! Ключи-
то её у меня!

Кира отложила тетрадь.

А ведь если подумать, она наверняка спецом это всё сделала... Не сердечную
недостаточность у консьержки конечно, а мое самовольное заключение в ее
квартире... Чувствую себя домашним питомцем, бля!

Квартиру огласил протяжный "динь-дон" и Кира рефлекторно подпрыгнула на


диване.

А если это ее муж?! А тут бац, и я вся такая домашняя и в халатике?!

Раздался очередной "динь- дон" и Кира, подскочив, подбежала к двери.

Если это муж, то у него ключи есть! Стоп! А если они в ссоре, то может и нет!
Всё! Не открою! Нах надо! А если это она?! Будет ночевать под дверью?
Собственной дверью?! Бля-я-я-я! Что делать?! Ладно! Открою! Будь что будет! В
конце концов, сегодня всё против меня!

Кира сняла трубку и прислушалась.


- Это всего лишь я, - ядовито, с явной усмешкой.
Кира скрипнула зубами и нажала кнопку, впуская хозяйку квартиры.

Ей смешно? Ну да, я бы тоже посмеялась... над ней, оставшейся ночевать под

20/26
собственной дверью!

Отперев дверь в квартиру, Кира пошла к дивану.

Всё! Баста! Время для секса потрачено на внутренние болезни консьержки!


Теперь травма -впх!

Дверь открылась.
- Поможешь?
Кира недовольно вздохнула и повернулась. Увидев коробку с пиццей и пакет с
макдаковским логотипом, она рванула с места:
- О-о-о! Еда!
Блондинка ухмыльнулась и, перехватив девушку, тянущуюся к пакету, опустила
тот на пол вместе с коробкой:
- Знаешь поговорка есть: кто не работает - тот не ест... - прошептала она на ухо
схваченной ею девушке.
По спине Киры прошлись мурашки от этого голоса, но мозг упорно твердил, что
хочет жрать, а убедить его в обратном было невозможно.
- Я сдавала отработки.
- Два.
- В смысле?
- В смысле, твоя оценка "Два", - в голосе послышалась улыбка.
- Хм... И, что, я без еды останусь, значит?
- Почему же... - женщина скинула туфли и медленно потеснила девушку к
дивану, - отработаешь...

21/26
Конец всех концов.

Написано для всех тех, кто ждал и ждёт до сих пор настоящей
концовки этой истории) Надеюсь, вам понравится. Йа.

- И не забудьте, двадцатого числа будет зачет, кто его сдаст - будет допущен до
практики, а кто нет… - мужчина зло ухмыльнулся и внимательно посмотрел на
Киру, от чего та поежилась, - тому придется не сладко. Рубцова, я до сих пор
жду доклад по ДВС синдрому в ВПХ. Когда он у меня будет?

Ненавижу, когда двадцать с лишним человек смотрят на меня! Это, мягко


говоря, напрягает. Почему у меня такое чувство, что из всей группы он запомнил
лишь мою фамилию?!

- Завтра принесу, дома забыла, – наглейшим образом вру. Ибо, во-первых,


доклада дома нет и не было. А во-вторых, забыть я его не могла, так как
ночевала не дома.
- Хорошо. Завтра жду, – с ехидством сказал он, собирая со стола учебные
материалы и убирая их в дипломат.

Кошмар! Это мне надо меньше чем за сутки накатать ему доклад! Прибавим к
этому отработки по внутренним болезням, которые мертвым грузом лежат на
мне, и которые я без понятия когда буду отрабатывать, ибо Анастасия Денисовна
берет отпуск… Хм…

Кира вышла из больницы и взглянула на чистое голубое небо, которое


расчертили белые линии от самолетов. Теплое весеннее солнце приятно грело, и
девушка зажмурилась от удовольствия, подставляя лицо его лучам.
- Смотрю, наслаждаешься жизнью, – знакомый голос заставил Киру вздрогнуть и
открыть глаза. Анастасия Денисовна стояла на пять ступенек ниже ее и
ухмылялась.
- Что ты…вы… - Кира запнулась, смутившись из-за собственных воспоминаний, в
которых эта женщина принадлежала ей, – тут делаете?
- Тебя забираю, – женщина звякнула ключами в руке, продолжая улыбаться. –Ты
ведь закончила?

Чувствую себя героиней какого-то сопливого фильма о любви… Вот она,


потрясающая женщина – предел моих мечтаний. Она красива, талантлива и
чертовски сексуальна. Даже ее язвительность и сарказм будоражат мой разум,
заставляя шевелиться. И я не могу поверить, что она выбрала меня.

- Идем, – она развернулась и пошла в сторону машины. Кира, улыбнувшись,


последовала за ней.

***

Кажется, я опять настроила кучу никому не нужных воздушных замков… Мы


молчали всю дорогу и сейчас, сидя в ее квартире, мы опять молчим. Что она
хочет сказать? «Ладно, Рубцова, развлеклись и хватит»? или «Я думаю, нам надо
22/26
это закончить»? Нет, она же вчера сказала, что не жалеет…Боже, скажи что-
нибудь уже наконец! Вытащи меня из этого ада неизвестности! Я переживу…
Просто скажи.

Кира сделала глоток крепкого кофе и опустила руки с кружкой за край стола,
чтобы Анастасия Денисовна не увидела, как её руки предательски дрожат.

Блин, вот же меня колбасит… Аж до трясучки… Надо просто спросить ее, о чем
она хотела поговорить… Просто спросить…

- Как та женщина, ну, консьержка?


Анастасия Денисовна оторвалась от лицезрения девушки и удивленно
приподняла бровь:
- Все в порядке, а что?

И, действительно, что?! Меня сейчас волнует совершенно другое, но… но не могу


же я ее спросить в лоб: «О чем ты… или все же лучше вы? Бля, как к ней
обращаться?! Ладно, в больничке и ежу понятно, что надо на «вы», но тут вроде
как… а что собственно изменилось? Мы с ней только переспали, от этого факта
она не перестала быть моей личной божьей карой по количеству отработок! Фак!
Я опять сбилась с мысли… Так о чем я?

- В любом случае, все обошлось, – улыбка. Вздох, и пристальный взгляд на Киру. -


Думаю, нам стоит кое-что прояснить.

Стой! Стоп! Я не готова! Мне нужно еще несколько минут, часов, дней, недель
рядом с тобой! А потом все что хочешь – бросай, убивай, хорони заживо… да что
угодно, только дай пять минут…

- У нее аортальный стеноз?


Анастасия Денисовна тяжело вздохнула, подпирая подбородок рукой и с
умилением глядя на девушку:
- Интересно, как меня угораздило поставить тебе в том семестре зачет?
- Так аортальный же! Акроцианоз, набухание шейных вен…
Анастасия Денисовна ухмыльнулась:
- Ты не путаешь с недостаточностью митрального клапана?

Митрального? Митрального… там же митральная бабочка была! Точняк!

- Ну, ладно, недостаточность митрального клапана! – пожала плечами Кира.


- Ммм… из огня да в полымя… ну-ну… нет, не недостаточность митрального
клапана там, – смешок.

Она издевается?

Кира с сомнением посмотрела на преподавательницу:


- Как нет? Митральная бабочка есть, и набухание шейных вен…Акроцианоз… -
задумчиво.
- Ага, – с усмешкой.
- Ну, почему тогда…
- Я сейчас сожгу твою зачетку, – хмыкнула женщина, - а тебя завалю на
экзамене.

ЗА ЧТО?!

23/26
Кира вопросительно посмотрела на Анастасию Денисовну и та, покачав головой,
вздохнула:
- Митральная бабочка бывает при СТЕНОЗЕ митрального клапана, при нем не
бывает набухания шейных вен, но они бывают при аортальном стенозе. Таким
образом, мы…
- Комбинированный! – вздохнула Кира, опуская голову в знак своего полного
поражения.
- Именно! Если бы ты знала о ее ревматизме, возможно ты бы поставила
правильный диагноз... – кивнула преподавательница, отпивая чай из своей
кружки. – С аортальным стенозом ты угадала… Но на экзамене я тебя все равно
завалю.
- То есть зачет по почкам я еще могу получить? – Кира с надеждой посмотрела на
блондинку, словно бы ушедшую в свои мысли.
- Ну, если очень постараешься, то есть вероятность слабенькой троечки…
Девушка вздохнула и опустила глаза.

Бля, лучше бы я молчала! Теперь опять эта тишина… Что она хотела прояснить?
Что мы как небо и земля? Я это и так прекрасно вижу. Она небо, а я ниже
плинтуса…

- В моей жизни всё всегда было достаточно просто: цель и ее достижение, –


женщина поджала губы и задумчиво рассматривала кафель на полу. - Ты – мой
нонсенс.

Я и сама в себе смысла не нахожу… Но как-то это сурово. Хотя, после того, как я
облажалась только что, других слов наверное и не заслуживаю. Надо просто
принять это… и пережить.

- Лучше, наверное, сказать все прямо, чтобы избежать недопонимания. –


Анастасия Денисовна подняла серые глаза на Киру. - Во-первых, ты мне
нравишься…даже более того, я испытываю к тебе некие чувства, заставляющие
меня иначе смотреть на… - вздох. - В общем, я тебя, вероятно, люблю…

Нихуя себе, сказала я себе…

Кира удивленно приподняла бровь, а рот непроизвольно открылся.


- Во-вторых, я беременна. От почти бывшего мужа. И ребенка намерена оставить,
– блондинка нахмурилась. - И в третьих, ты еще студентка, хоть и
совершеннолетняя… В общем, если где-то всплывет, что мы… - она запнулась, -
спим, то я могу очень многое потерять.

Пиздец подкрался незаметно… И? Это все? Или меня ждут еще сюрпризы?

Кира выжидающе уставилась на преподавательницу.

Отлично, она беременна, любит меня, и хочет… расстаться? Или скрыть то, что
мы спим?

- Выбор за тобой. – Анастасия Денисовна допила чай и, встав, пошла прочь из


кухни. - Я пойму, если ты уйдешь.
Кира проводила ее взглядом, вздыхая и потирая лоб.

Что тут думать? Я хотела ее и хочу… И люблю? Но… готова ли я к ее

24/26
беременности? Это же геморрой… С секретом-то ладно, хрен с ним. У меня на
курсе никто даже не догадывается, что я «по девочкам». Да и не их это дело, в
общем-то… Она предложила мне быть с ней? То есть переехать и все такое? Или
что?

Кира встала и пошла в зал. Анастасия Денисовна сидела на диване с ноутбуком


на коленях, хмуро смотря в монитор. При появлении Киры, она подняла на нее
глаза и вопросительно посмотрела.
- Мне остаться? – спросила Кира, подходя к дивану и, забравшись на него, села
по-турецки, лицом к женщине.
- Если хочешь, – улыбка.
- Хочу.

***

Поцелуй. Медленный. Нежный. Рука не спеша ведет по плавным изгибам


распаленного тела. Комнату вновь разрывает «Титаниум» Дэвида Гуетты.
Жаркое дыхание, неторопливые ласки. Кира усмехнулась, проводя пальцами по
внутренней стороне бедра блондинки:
- Тебе звонят.
Она коснулась влажного бугорка. Осторожно провела по нему.
- Плевать… - полустон.
Обводя пальцами вокруг разгоряченного, набухшего клитора и дразнящими
касаниями проводя по нему время от времени, она заставляла женщину
трепетать от предвкушения.
- А если это важно? – хриплый шепот.
- Плевать… - Анастасия Денисовна закусила нижнюю губу, выгибаясь навстречу
ласке. – Спустись…
Кира провела губами по ее шее, неторопливо спускаясь, но не останавливая ласк
рукой. Дойдя до груди, коснулась губами соска, целуя его и поднимая глаза на
женщину. Смотря в ее приоткрытые глаза, девушка улыбнулась и двинулась
ниже.
Блондинка затаила дыхание, когда почувствовала, как Кира поцеловала ее
клитор и, взяв его в рот, начала неторопливо посасывать, слегка лаская языком.
- Боже... – стон. - Возьми меня...
Кира подняла глаза, наблюдая, как дрожь охватывает все тело женщины, как у
нее перехватывает дыхание. Дрожь напряжения усилилась и женщина,
подавшись вперед, вздрогнула, затем еще раз. Кира не останавливалась, она
лишь замедлилась, ловя волны оргазма, что накрывали ее любовницу. Когда они
закончились, Кира отстранилась и дорожкой из легких поцелуев начала
подниматься вверх.
- Черт… - тяжелый, шумный вздох, - это не звонок был.
Кира замерла, лаская языком затвердевший темный сосок, и посмотрела в серые
глаза вопросительно.
- У нас с тобой экзамен через два часа!
Девушка озадаченно приподняла брови, освобождая напряженный сосок из
плена губ:
- Он же первого!
- Ага. УЖЕ первое, – усмехнулась Анастасия Денисовна, отстраняясь от Киры и
вставая с постели, - Давай, собирайся. Я подвезу тебя поближе к универу, заодно
погоняю по дороге.
- Чеерт! – простонала Кира, быстро вскакивая с постели и начиная лихорадочно
собираться. – Ты же меня завалишь!
- Если сделаешь кофе, задам всего два дополнительных вопроса, так уж и быть.

25/26
26/26