Вы находитесь на странице: 1из 338

Виктор Николаевич Попенко

Секретные инструкции ЦРУ и КГБ по сбору фактов,


конспирации и дезинформации
Секреты спецслужб и спецназа –
«Секретные инструкции ЦРУ и КГБ по сбору фактов, конспирации и дезинформации /
В. Попенко.»: АСТ, Кладезь; Москва;
ISBN 978-5-17-084476-0
Аннотация
Долгие годы секретная информация хранилась в архивах двух мощнейших сверхдержав.
Виктор Попенко – первый, кто смог собрать, обобщить и систематизировать все самое
интересное из истории двух разведывательных организаций, используя только открытые
опубликованные источники.
Сегодня у вас есть редкая возможность – узнать основные исторические детали
сложнейших операций ЦРУ и КГБ.
Инструкции по применению уникальных устройств, оружия, микрофототехники,
скрытых микрофонов и диктофонов, используемых во время слежки и операций по сбору
информации. Методы вербовки и переманивание агентов противника. Государственные
перевороты и описание реальных операций, направленных на подрыв шпионской
деятельности противника.
Эта книга содержит редкую информацию по подготовке секретных агентов ЦРУ и
раскрывает особенности шпионских операций.

В.Н. Попенко
Секретные инструкции ЦРУ и КГБ
по сбору фактов, конспирации и дезинформации
О книге

В ЦРУ, как и в любой другой подобной организации, сведения о применявшейся


разведывательной технике и все документы, относящиеся к разведке, всегда хранились за
семью печатями.
Однако крах Советского Союза позволил ЦРУ снять гриф секретности с части своих
архивных данных и приоткрыть рядовым посетителям доступ к рассекреченным в
официальном порядке образцам шпионской техники времен «холодной войны». Экспонаты
(порядка 3,5 тысяч) хранятся в музее ЦРУ (CIA Museum), расположенном в штаб-квартире
этого разведывательного ведомства в Лэнгли (штат Вирджиния). Там представлена как
техника агентов ЦРУ, так и их «коллег» из КГБ.
Если раньше в музей могли попасть только сотрудники этого управления, то с
окончанием «холодной войны» музей был открыт для широкой публики и туда
организовывались экскурсии для туристов, но после 11 сентября 2001 г. он снова был закрыт
для свободных посещений. Однако экспонаты музея не остались взаперти: сотрудниками
музея регулярно проводятся открытые выездные выставки, где на шпионскую технику могут
посмотреть все желающие. Основные экспонаты выставляются в Президентских
библиотеках, крупных музеях и образовательных учреждениях США. Сами сотрудники
музея видят в этих выставках не просто демонстрацию экспонатов широкой публике, но и
возможность помочь ЦРУ добиться в обществе более полного и правильного понимания
роли разведки в современном мире. И не зря девиз музея ЦРУ: «Inform, Instruct, Inspire» –
«Информировать, обучать, воодушевлять».
А в 2002 году в самом центре Вашингтона открылся «Международный музей
шпионажа» (The International Spy Museum), где каждый посетитель может ознакомиться с
несколькими сотнями экспонатов: зажигалками-фото-аппаратами, подслушивающими
устройствами, скрытыми видеокамерами, шифровальными машинами и другой техникой
времен «холодной войны», широко представленной на стендах. Каждый из посетителей
может почувствовать себя спецагентом: при музее имеется магазин, в котором можно
приобрести шпионскую атрибутику.
Что же касается письменных источников, то в постсоветский период в массовом
порядке начали выходить мемуары бывших секретных агентов ЦРУ, в которых они
рассказывали о своей работе в этой организации. В последнее время эти публикации стали
достаточно подробными и откровенными для того, чтобы составить относительно полную
картину работы секретных агентов ЦРУ в период «холодной войны», начиная от подачи
заявления кандидата о приеме на службу и его учебе в разведшколе и заканчивая
подробностями основных операций агента в зарубежных странах.
Таким образом, у широкой аудитории появилась возможность из разных источников
ознакомиться со шпионским снаряжением и методами работы американских рыцарей плаща
и кинжала времен «холодной войны», начавшейся в 1946 году речи У. Черчилля в Фултоне и
закончившейся в 1991 году развалом СССР.
В данной книге, основанной на зарубежных публикациях, обобщены основные
моменты, связанные как с подготовкой агентов в школе ЦРУ, так и с их дальнейшей работой
в реальной обстановке в разных странах, а также представлены некоторые технические
устройства и приспособления, применявшиеся сотрудниками спецслужб обеих сверхдержав
в своей нелегальной деятельности в период «холодной войны».
Относительно представленной в книге программы подготовки курсантов в школе.
Забрасываемый в Советский Союз агент кроме безупречного знания языка должен был знать
характер и своеобразный быт советских людей. Так, если агенты, работающие в западных
странах, могли при необходимости свободно купить любую нужную аппаратуру в магазине,
например миниатюрный фотоаппарат или радиостанцию, то в СССР это было
проблематично, если вообще возможно. Поэтому отдельное внимание в разведшколе
уделялось изучению стандартной советской бытовой фото– и радиотехники, которой агент
смог бы воспользоваться при отсутствии у него возможности получить требуемую в нужный
момент спецтехнику из Центра.
Курсантами-«русистами» изучалось вообще всё, что могло использоваться агентом на
месте и чему он смог бы научить местных непрофессиональных агентов. Например, как
обращаться с разными фотоаппаратами и какие при этом нужны фотоматериалы, как
переделать радиоприемник в передатчик, как использовать обычный микроскоп для чтения
полученных сверхминиатюрных сообщений, как приспособить стандартный микрофон от
магнитофона в качестве подслушивающего устройства, как в обычной хозяйственной сумке
или портфеле устроить скрытую фотокамеру, как из приобретенных в местной аптеке
препаратов изготовить зажигательную смесь, как оборудовать тайник в купленном в
мебельном магазине письменном столе и т. д.
Так как в книге приводится программа подготовки курсантов школы ЦРУ, взятая из
времен «холодной войны», то читателю нужно иметь в виду, что встречающиеся в тексте
слова и выражения типа «современный», «сейчас», «новшество», «в настоящее время», «в
данный момент», «новые технологии», «новые системы», «новые направления», «последние
разработки» и другие подобные словосочетания употребляются по отношению к
означенному периоду – до 1991 года.
Конечно, у человека XXI века может вызвать улыбку упоминание о шпионских
фотоаппаратах в наручных часах как о «поражающих воображение», или, например, о таких
«новинках» как ручной сканер, цифровая фотокамера или слезоточивый газ в авторучке. Но
для того времени это было в диковинку.
Впрочем, нельзя сказать, что вся представленная в книге техника безнадежно устарела;
в основном это можно отнести к электронике, а, например, все огнестрельное и холодное
оружие, разработанное в ЦРУ десятилетия назад, готово к бою хоть сейчас. Да и не все
фотоаппараты сдали свои позиции. Так, например, миниатюрная камера «Minox», выпуск
которой начался еще перед Второй мировой войной, до сих пор используется агентами.
Несмотря на то, что техника времен «холодной войны» и утратила свою актуальность,
но кое-какие из представленных в книге образцов и сегодня могут сгодиться в дело.
Что же касается собственно методов работы разведслужб, то они тем более не
устарели. И не устареют, вероятно, еще очень долго.

Сокращения, применяемые в книге


АНБ – Агентство национальной безопасности США
ВВС – военно-воздушные силы США
ВМС – военно-морские силы США
НУАР – Национальное управление аэрокосмической разведки США
МО – Министерство обороны США
РА – Главное управление исследований и анализа США
РУМО – Разведывательное управление министерства обороны США
СНБ – Совет национальной безопасности США
УСС – Управление стратегических служб США
УРИ – Управление разведки и исследований государственного департамента США
УКП – Управление координации политики США

ЦРУ – главная разведывательная служба США

Разведывательное сообщество США

В США имеется несколько разведывательных служб, принадлежащих различным


ведомствам. Эти службы входят в состав Разведывательного сообщества США.
К их числу относятся:
– Центральное разведывательное управление (ЦРУ);
– Агентство национальной безопасности (АНБ);
– Разведывательное управление министерства обороны (РУМО);
– Управление разведки и исследований государственного департамента (УРН);
– Федеральное бюро расследований (ФБР);
– Национальное управление аэрокосмической разведки (НУАР):
– Разведывательные службы военного министерства, ВВС, ВМС и Корпуса морской
пехоты США;
– Разведывательные подразделения министерств торговли, финансов и энергетики.
Каждой из этих разведывательных служб определен свой круг задач. Разведывательное
управление министерства обороны координирует деятельность и согласовывает политику
разведывательных служб Армии, ВВС, ВМС и Корпуса морской пехоты. Административно
независимое от ЦРУ, РУМО является орудием Комитета начальников штабов в сфере
разведки. Военные атташе в американских посольствах отчитываются в своей деятельности
только РУМО.
Управление разведки и исследований госдепартамента собирает открытым путем
политическую, военную и научно-техническую информацию.
Федеральное бюро расследований обеспечивает внутреннюю безопасность США,
организует контрразведку – борьбу со шпионажем на территории США.
Национальное управление аэрокосмической разведки осуществляет запуск
разведывательных спутников в интересах всего Разведывательного сообщества.
Разведывательные подразделения министерств торговли, финансов и энергетики
собирают открытым путем информацию о валютно-финансовых и энергетических
возможностях иностранных государств.
Агентство национальной безопасности, созданное в 1952 году, – это военная
организация, выполняющая целый ряд конкретных задач: осуществление шифросвязи и
обеспечение секретности правительственной связи вообще; расшифровка перехваченных
сообщений и посланий других государств; раскрытие всевозможных шифров иностранных
армий и правительств; наблюдение за любыми линиями связи во всем мире и их
подслушивание; разработка новых шифров и кодов.
Можно сказать, что АНБ – это самая засекреченная организация в Разведывательном
сообществе.
Как и у ЦРУ, интересы АНБ лежат вне США – агентство имеет охватывающую весь
мир сеть подслушивания, электронная аппаратура которой может одновременно
регистрировать миллионы переговоров. В ней используются компьютерные системы,
работающие по принципу просеивания информации с помощью ключевых слов, т. е. в их
программы введены определенные (ключевые) слова, и компьютер немедленно реагирует,
как только какое-либо из этих слов произносится (например, «взрывчатка», «захват»,
«проникновение» и др.).
Методы перехвата переговоров считаются сверхсекретными. Применяемая для этого
техника является суперсовременной; в распоряжении агентства имеется несколько
искусственных спутников Земли – ретрансляторов. Подслушивающая аппаратура,
размещенная на спутниках, может передавать в Центр перехваченные сведения непрерывно
круглые сутки.
Главным разведывательным ведомством США является Центральное разведывательное
управление (Central Intelligence Agency, ЦРУ). Его директор одно временно выполняет (на
описываемый период) функции директора Центральной разведки. Он руководит работой
всех подразделений Разведывательного сообщества, выступает в качестве главного
советника Президента США по вопросам национальной разведки и обеспечивает его и
других ответственных сотрудников исполнительной власти разведывательной информацией
об иностранных государствах.
Директор Центральной разведки ставит задачи перед всеми подразделениями
Разведывательного со общества по сбору информации, распределяет между ними
выделенные Конгрессом финансовые средства. Директор Центральной разведки, он же
директор ЦРУ, подчиняется непосредственно Президенту США и Совету национальной
безопасности, в работе которого он принимает участие.

История создания Центрального разведывательного управления

По большому счету, можно сказать, что своим возникновением ЦРУ обязано


внезапному нападению японцев на военно-морскую базу США на Гавайских островах –
Пёрл-Харбор (Pearl Нагbor ), которое произошло 7 декабря 1941 года, когда японская
авианосная авиация нанесла сокрушительный удар по этой базе и вывела из строя основные
силы американского Тихоокеанского флота. Тогда, во время Второй мировой войны, было не
до детальных разбирательств той катастрофы; командование временно посчитало, что а la
guerre comme a la guerre – «на войне, как на войне»… Но после войны началось
скрупулезное расследование всех обстоятельств налета на Пёрл-Харбор, и были выявлены
тогдашние явные просчеты американской разведки, выразившиеся в том, что вооруженным
силам США не удалось получить соответствующего своевременного предупреждения о
готовящемся нападении Японии на базу США.
Если бы в то время информация, поступавшая правительству США, ясно и эффективно
координировалась, то для японцев преуспеть во внезапном нападении на Пёрл-Харбор было
бы значительно труднее, если бы это вообще оказалось для них возможным. Но в те дни
военным не было известно всё, что знали в госдепартаменте, а дипломаты не имели доступа
к сведениям армии и флота…
Необходимая главнокомандующему (которым в США является Президент)
информация поступала к нему из различных ведомств. Военное министерство имело свое
разведывательное управление – Джи-2, у флота была своя разведка – управление
военно-морской разведки. С одной стороны, госдепартамент получал информацию по
дипломатическим каналам, с другой стороны – министерства финансов и сельского
хозяйства имели собственные источники информации из различных частей мира о
валютных, экономических и продовольственных проблемах. В войну также и ФБР вело
некоторые операции за рубежом, и в довершение всего Управление стратегических служб
(УСС), созданное Президентом США Рузвельтом и отданное под руководство генерала
Уильяма Донована, собирало информацию за границей. Такой разнобой в методах получения
информации свидетельствовал о неэффективной организации в разведывательном деле
США.
Поэтому 33-й Президент США Гарри Трумэн, сменивший в 1945 году покойного
Рузвельта, решил (в рамках реорганизации высшего государственного руководства) основать
в 1947 году Центральное разведывательное управление, которое напрямую подчинялось бы
Совету национальной безопасности.
Постоянными членами СНБ являются Президент, вице-президент, госсекретарь,
министр обороны; директор ЦРУ и председатель Комитета начальников штабов –
постоянные советники. Аппарат СНБ возглавляет помощник президента по национальной
безопасности. СНБ и подчиненное ему ЦРУ играют ведущую роль в выработке
внешнеполитического курса страны.
На ЦРУ же возлагаются следующие основные функции :
1) собирать информацию как тайными, так и открытыми способами;
2) объединять эту информацию с той, которая собрана другими организациями, и после
надлежащего анализа суммарных данных представлять итоговые отчеты лицам,
формирующим политику США;
3) давать рекомендации СНБ по вопросам, касающимся национальной безопасности;
4) вносить рекомендации в СНБ о координации разведывательной деятельности
различных ведомств;
5) соотносить и оценивать разведывательные данные и обеспечивать должный доклад
их;
6) выполнять функции, представляющие «общий интерес»;
7) выполнять иные функции и обязанности, касающиеся национальной безопасности,
которые СНБ сочтет необходимым указать;
8) быть готовым к скрытому вмешательству во внутренние дела других стран, если
последует распоряжение об этом.
Тень катастрофы в Пёрл-Харборе довлела над мышлением политиков, определявших
цели централизованной разведки. Они считали, что ликвидируют условия, в которых
оказалась возможна вышеуказанная катастрофа, – существование «раздерганной» разведки
на военной основе, которая, используя современную терминологию, не могла отличить
«сигналов» от «шума», не говоря уже о том, что была не в состоянии дать их оценку
вышестоящим инстанциям.
Конечно, происхождение Центрального разведывательного управления в мирное время
восходит к Управлению стратегических служб (УСС) периода Второй мировой войны. B
результате напористости и целеустремленной решимости организатора и первого начальника
УСС Уильяма Донована эта организация стала первым независимым американским
разведывательным ведомством, создав в организационном отношении прецедент для ЦРУ.
Функции, структура и особые навыки ЦРУ были в значительной мере почерпнуты у
УСС, которое за два года до основания ЦРУ (20 сентября 1945 года), было расформировано
приказом Трумэна.
Чтобы понять цель замены УСС на ЦРУ, уместно обревизовать сжатым образом
наследие, оставленное УСС в поучение и как руководство к действию для послевоенных
американских спецслужб.
Соединенные Штаты к началу Второй мировой войны были в избытке укомплектованы
различными службами разведки и контрразведки. В этой сфере Вашингтон всегда считал,
что лучше «перебрать, чем недобрать», не считаясь с неизбежными организационными
издержками и материальными затратами. Эти службы «знали свое место» и неплохо
обслуживали текущие нужды государства. Да и Intelligence Service – английская разведка –
делилась своим необъятным опытом политических интриг и ставила на ноги
соответствующие подразделения американских спецслужб.
Подразделения такого рода постепенно создал и возглавил друг Рузвельта – генерал
Донован, до войны работавший юристом на Уолл-Стрите. Коль скоро сильнейшей державой
Старого Света, противостоявшей агрессорам, был Советский Союз, то он и оказался в фокусе
внимания Вашингтона и Лондона, стремившихся, «не спрашивая хозяев», распорядиться его
мощью в своих интересах. Расчеты эти, однако, строили на песке, но от этого отнюдь не
убывало неистовое рвение того же Донована, отвечавшее его кличке – «дикий Билл».
Нападение Германии на Россию сделало для Рузвельта политически возможным
назначить Билла Донована своим «координатором информации», o чем было объявлено
исполнительным приказом Президента от 11 июля 1941 года. Первоначально было избрано
довольно туманное название «координатор» (термин УСС появился 13 июня 1942 года),
чтобы не только сбить с толку врагов, но и обезоружить многочисленное ревнивое
Разведывательное сообщество, разгневанное и недоумевавшее по поводу появления
соперника, а недовольными оказались восемь ведомств: ФБР, Джи-2, военно-морская
разведка, разведка госдепартамента, таможенная служба министерства торговли, секретная
служба министерства финансов, иммиграционная служба министерства труда, федеральная
комиссия связи, занимавшаяся и радиоперехватами. Они не могли взять в толк, что УСС,
формально подчиненное Комитету начальников штабов, а в действительности Президенту, –
орган стратегической разведки, подрывной работы и «черной» пропаганды, а все
перечисленные ведомства оставались в своем прежнем положении, если угодно, тактической
разведки, каждое только в своей сфере. Самое важное, добытое ими подлежало анализу УСС.
Негодованию многотысячной армии военных разведчиков не было пределов, они считали
кощунством, что военных вопросов касаются руки каких-то «штатских профессоров»…
Но власть есть власть, и с ней нельзя не считаться. Исполнительный приказ Президента
возложил на ведомство Донована «сбор и анализ всей информации и данных, которые могут
иметь отношение к национальной безопасности».1
Возвращаясь к событиям в Пёрл-Харборе, нельзя не упомянуть о военном министре Г.
Стимсоне, который руководил, помимо официально обозначенных и обширных функций,
делом первостепенной важности для успеха в тайной войне – в его ведении была служба
дешифровки вражеских кодов, в которой были заняты многие тысячи людей.
Читатель этим фактом, возможно, будет удивлен: ведь Г. Стимсон навсегда вошел в
историю как поборник, если угодно, «чистоты» в дипломатии. Будучи государственным
секретарем при Г. Гувере в 1929 году, он уничтожил пресловутый «черный кабинет», где
перехватывалась и дешифровывалась переписка других правительств. Эта хрестоматийная
история, повторяющаяся в бесчисленных американских трудах, в изложении специалиста Д.
Кана выглядит следующим образом: «Когда Стимсон узнал о существовании «черного
кабинета», он решительно осудил всю затею. Он считал: это низкое занятие – подглядывание
в замочную скважину с грязными намерениями – нарушение принципа взаимного доверия,
на котором он строил свои личные дела и политику. Так оно и есть, и Стимсон отверг
мнение, что патриотизм целей оправдывает эти средства. Он был убежден – США должны
быть праведны, как сказал позднее: «Джентльмены не читают переписку друг друга».
Посему Стимсон прекратил финансирование «черного кабинета» из средств
госдепартамента».2
Однако стоило Г. Стимсону прекратить финансирование «черного кабинета», как

1 Cline, Ray. Secrets, Spies and Scholars: Blueprint of the Essential CIA. Washington, D.C.: Acropolis Books, 1976.

2 Kahn, David. The Codebreakers (The Story of Secret Writing). New York: Charles Scribner’s Sons, 1967.
командование армии решило укрепить и расширить работу по расшифровке кодов, и была
создана Служба разведки связи.
A со второй половины 1940 года Г. Стимсон по иронии судьбы оказался шефом
обширной американской системы радиоперехватов и дешифровки. Вверенные ему
подразделения и аналогичные учреждения, находившиеся в ведении флота, передавали
добытые материалы Белому дому, a c созданием УСС – и там.
Франклин Д. Рузвельт полагал, что отныне сможет, зная карты противника, в
определенной степени направлять его действия. Во многом он преуспел, хотя и потерпел
фиаско в самом начале. Доказательство тому – Пёрл-Харбор.
К концу войны в УСС работали свыше 30 тысяч человек. Исполинский мозг ведомства,
занимавший, вероятно, до половины его туловища, – Главное управление исследований и
анализа (РА) – возглавил маститый профессор истории Гарвардского университета У.
Лангер. Первоначально разместившееся в библиотеке Конгресса и никогда не порывавшее с
ней, это гигантское подразделение УСС в конечном итоге стало крупнейшим
сосредоточением преподавателей и ученых, когда-либо собранных вместе в государственном
учреждении. РА «сняло сливки» с факультетов общественных наук по всей стране, забрав
лучших специалистов всевозможных отраслей знаний. Географы предоставляли сведения о
землях и климате за рубежом, психологи изучали радиопередачи держав «недружественной
оси», экономисты прорабатывали прессу, устанавливая размеры военного производства,
историки разъясняли смысл и причины международных событий. B конце войны в РА
работали 1600 ученых в области общественных наук из одного только Вашингтона.
Так возник своего рода национальный университет, не имевший себе равного ни до, ни
после…
B 1964 году M. Банди в книге «Возможности дипломатии» писал: «Для истории науки
поучительно, что первый громадный центр комплексных исследований в США был создан
не в университете, а в УСС в Вашингтоне во время второй мировой войны. B подавляющей
степени программы комплексных исследований, введенные в американских университетах
после войны, были укомплектованы или руководились людьми, прошедшими через УСС, это
замечательное учреждение, состоявшее наполовину из оперативников, a наполовину из
ученых. И на сегодня верно, a я верю, что так будет всегда, – между университетами и
разведывательными органами правительства США существует высочайшая степень
взаимодействия… РА послужило моделью для создания профессором Лангером в 1950 году
в ЦРУ управления национальных оценок».3
Если перечислять представителей старшего поколения американских ученых в области
общественных наук, т. е. тех, кто возглавил их после Второй мировой войны, то труднее
обнаружить не работавших в УСС. Большая часть из них отдала свои годы службе там.
Донован поднял разведку с ее скромного статуса в военном мире, в котором она имела
небольшой престиж и динамизм, превратив работу там в карьеру для предприимчивых
гражданских лиц, обладавших широким кругозором. Традицию поддержало ЦРУ, которое
систематически вербует к себе часть самых способных выпускников американских
университетов. Они овладевают профессией разведчиков, учась у ветеранов УСС.
C другой стороны, ко временам УСС восходят и опыты над людьми и попытки
разработать методы контроля над их поведением, различные средства для увеличения
эффективности допросов и многое другое. Давняя практика американских спецслужб
ликвидировать опасных противников без суда и следствия была «научно обоснована» в УСС,
a применительно к задачам ведения войны от нее ожидали великих результатов.
Однако смерть Рузвельта выбила почву из-под ног Донована. Можно сказать, что УСС
было «очень личным» учреждением Рузвельта, и он унес в могилу замыслы, связанные с
предлагавшейся Донованом разведкой на послевоенное время. На Трумэна насели соперники

3 Bundy, McGeorge. Diplomatic Possibilities. Boston: Beacon Press, 1964


УСС во главе с Гувером. Они указали на очевидное – исход войны решили
многомиллионные армии, a где же вклад УСС?! Ведомство не отвоевало для США ни одной
страны, следовательно, претензии его преувеличены. В то же время УСС делало многое, но
сфера Донована простиралась только от Европы до Бирмы. Генерал Макартур не пустил
УСС на Тихий океан и прекрасно обошелся с Джи-2. Взгляните на итог войны на Тихом
океане! Латинская Америка всю войну оставалась за ФБР. Что, там хуже боролись с
агентурой враждебных держав?
Соперники атаковали именно то, чем был силен Донован, – тайные операции УСС.
Вероятно, они просто не знали, по каким извилистым дорожкам правительство Ф. Рузвельта
шло к тому, что со стороны представлялось только победами американских вооруженных
сил.
Поэтому Трумэн и распустил УСС, точнее, разделил его на две части: РА ушло в
госдепартамент, a подразделения агентурной разведки и контрразведка – в военное
министерство.
Но уже 22 января 1946 года Трумэн учредил Центральную разведывательную группу,
восстановившую некоторые функции УСС. Однако предполагавшееся значение Центральной
разведывательной группы как связующего звена между различными министерствами было в
конечном итоге сведено до роли заурядного редактора.
Если, говоря oб УСС, мы вспоминаем его организатора и первого начальника Уильяма
Донована, то, говоря о ЦРУ, нужно сказать, что история Центрального разведывательного
управления США неразрывно связана с именем Аллена Уэлша Даллеса, работавшего в ЦРУ
с момента его создания в 1947 году и в течение нескольких лет (1953–1961 гг.)
возглавлявшего это ведомство. Юрист по профессии, он до войны работал в адвокатской
конторе фирмы «Салливэн энд Кромвелл». После того как Соединенные Штаты вступили во
Вторую мировую войну, Аллен Даллес занял пост президента американской стратегической
разведки в Швейцарии.
После окончания войны именно Даллесу было поручено разработать проект создания
ЦРУ в качестве главного органа, направляющего и координирующего разведывательную
деятельность США с целью придать ей глобальный и тотальный характер.
B июне 1947 года был принят закон о национальной безопасности США и созданы
следующие учреждения: ЦРУ, Министерство обороны, Совет национальной безопасности
(СНБ), Комитет начальников штабов.
Круг задач ЦРУ и его положение в системе правительственных ведомств и служб
определялись в секретных документах СНБ. B частности, в директиве СНБ, изданной летом
1948 года и уполномачивавшей ЦРУ на «специальные операции», указывалось, что операции
такого рода должны осуществляться в условиях абсолютной секретности и проводиться так,
чтобы правительство могло «достаточно убедительно отрицать свою причастность к ним».4
«Закон о безопасности», принятый в 1950 году, освободил директора ЦРУ от
необходимости предоставлять кому-либо, кроме Президента и возглавляемого им СНБ,
сведения «o функциях, фамилиях и именах, должностях, заработной плате и численности
персонала, состоящего на службе в управлении».5
Аллен Даллес создал массовую разведывательную сеть. Можно сказать, что он взял на
вооружение доктрину тотального шпионажа, сущность которой была выражена Рудольфом
Гессом в следующих словах: «Каждый может быть шпионом. Каждый должен быть
шпионом. Нет тайны, которой нельзя было бы узнать». B американском же варианте это
означало привлечение к разведывательной деятельности всех правительственных и частных

4 U.S. Objectives with Respect to Russia. Documents on American Policy and Strategy, 1945–1950. New York:
Columbia University Press, 1978.

5 Bundy, McGeorge. Diplomatic Possibilities. Boston: Beacon Press, 1964.


организаций, имеющих отношение к работе за границей, и, разумеется, прежде всего,
дипломатических ведомств.
Еще в 1953 году, по настоянию Даллеса, Конгресс принял решение о том, что
сотрудники «службы информации» ЦРУ приравниваются в посольствах и миссиях к
советникам, первым секретарям или «специальным консультантам», составляющим узкую
группу ближайших помощников главы дипломатического представительства.
А в 1955 году правительственная комиссия под председательством Эдгара Гувера
потребовала еще более активного использования дипломатической службы в интересах
разведки. B выводах этой комиссии утверждалось, в частности, что «дипломатия не может
быть самоцелью, и, хотя необходимо избегать необоснованного риска, сбор
разведывательных данных является жизненно важной необходимостью».6
Сегодняшняя организационная структура ЦРУ, несмотря на различного рода реформы,
принципиально не отличается от той, которая сложилась к 1955 году. Это четыре
управления: Оперативное, Информационное, Научно-техническое и Административное, в
подчинении которых находятся ряд служб, отделов и подразделений.
Контроль за деятельностью аппарата внутри ЦРУ осуществляют генеральный
инспектор, ревизор, генеральный советник.

Оперативное управление

Оперативное управление ведет свое происхождение от бывшего Управления


координации политики (Office of Policy Coordination ), основанного Трумэном и
руководимого вначале Фрэнком Уизнером. B 1951 году это управление и Управление
специальных операций были подчинены ЦРУ и преобразованы в Управление планирования,
первым руководителем которого стал будущий директор ЦРУ Аллен Даллес. Позднее
Управление планирования превратилось в Оперативное управление, иногда еще называемое
Управлением «тайных операций».
Оперативное управление – основное из четырех управлений ЦРУ. Приблизительно две
трети персонала тайных служб занимаются обычными делами разведки – связь, разведка и
контрразведка, остальные – другими формами секретной деятельности. И хотя этих
последних относительно немного, но их тайные акции (деятельность на территории других
стран) обходятся почти в полтора раза дороже разведки и контрразведки ($ 260 млн по
сравнению со $ 180 млн в год). Такие большие суммы, выделяемые на секретную
деятельность, объясняются высокой стоимостью полувоенных операций и финансирования
политических партий, профсоюзов и других объединений за границей.

6 Bundy, McGeorge. Diplomatic Possibilities. Boston: Beacon Press, 1964.


Рис. 1. Структура ЦРУ (указаны только основные отделы)

Оперативное управление состоит из трех крупных служб и нескольких


территориальных и вспомогательных отделов или подразделений.
1. Служба иностранной разведки (Foreign Intelligence ) – занимается операциями по
сбору информации. Эти операции призваны обеспечивать оперативное управление
необходимыми сведениями для нужд Совета национальной безопасности, военных
секретных служб или государственного департамента и т. д.
2. Служба специальных операций (Covert Action ); ее функции заключаются в контроле,
руководстве и поддержке отдельных лиц и организаций, занятых борьбой с коммунизмом:
организаций молодежи студентов, средств массовой информации, профессиональных
объединений журналистов и юристов, организаций деловых людей и политиков,
политических партий и, наконец, правительств. Эта служба имеет нерегулярные военные
силы. Различие между этими двумя службами заключается в том, что первая теоретически не
должна оставлять следов своей деятельности, тогда как вторая всегда имеет зримые
результаты.
В состав этой службы входит отдел планирования, который в определенных случаях
разрабатывает сценарии возможных государственных переворотов в тех недемократических
странах, где, по мнению ЦРУ, созрела благоприятная обстановка для возможного прихода к
власти прогрессивных сил, или, наоборот, возникла реальная опасность установления в
стране тоталитарного режима и угрозы национальным интересам США.
3. Служба контрразведки (Counter Intelligence ) – обязана охранять ЦРУ от любых
вражеских проникновений и проникать сама в секретные службы других стран, чтобы быть в
курсе операций, предпринимаемых против нее.
4. Географические отделы: страны Западной и Восточной Европы, Ближнего Востока,
Дальнего Востока, Африки, Западного полушария: Латинская Америка и Канада.
Эти отделы приблизительно совпадают с административно-географическим делением
государственного департамента; это логично, принимая во внимание тот факт, что
сотрудники ЦРУ за рубежом работают под прикрытием официальной должности в
государственном департаменте.
5. Каждый географический отдел делится на отделения, включающие одну или
несколько стран или имеющие определенные функции. Эти отделения, в свою очередь,
образованы из нескольких секторов, если отделение охватывает не одну, a несколько стран.
Так, польское отделение занимается исключительно польскими делами, тогда как
центрально-американское отделение отдела стран Западного полушария объединяет
различные секторы по делам шести различных стран. Сектора находятся в постоянной связи
с резидентурами.
В подчинении этой службы находится отдел, в сферу деятельности которого входит
территория самих Соединенных Штатов.
К географическим отделам примыкают вспомогательные подразделения. Отдел
международных организаций курирует связи ЦРУ с профсоюзными, студенческими,
профессиональными организациями, союзами молодежи и средствами массовой информации
во всем мире.
Три других отдела обязаны обеспечивать географические отделы технической
помощью: отдел технических служб производит в своих мастерских и лабораториях
обычные средства разведки – костюмы и грим, миниатюрные камеры, микрофоны, шифры,
передатчики и т. д. (в помещениях, где работают сотрудники технической службы, стоят
позолоченные статуэтки, изображающие сфинкса: это не только талисман технической
службы – одновременно он напоминает и o необходимости сохранять строжайшую тайну,
символ абсолютного молчания); отдел заданий и программ разрабатывает планы и
программы действий, финансирования системы секретных, служб и составляет донесения,
подтверждающие своевременность осуществления планов тайных операций; отдел
оперативного обслуживания обеспечивает «прикрытием» оперативных работников.
Наконец, Оперативное управление располагает аппаратурой, позволяющей составлять
указатели к каждой стране по всевозможным рубрикам и соответственно составлять
картотеки. Каждый агент, a также различные стадии каждой операции имеют свой индекс.
Так, закодированы миллионы имен, что при электронной обработке позволяет легко в них
ориентироваться; c другой стороны, воспроизведение микрофильмов автоматизировано, и
копию документа можно получить простым нажатием на клавиши, соответствующие
данному шифрованному индексу. Подобное устройство позволяет выявить документ из
миллионов других и ознакомиться с ним почти сразу.

Информационное управление

Персонал Информационного управления насчитывает приблизительно 3500 человек.


Являясь одним из крупнейших управлений ЦРУ, оно имеет годовой бюджет около $ 100
миллионов.
Его функция – поставлять правительству подробную информацию в области политики,
экономики и военного дела. Источники этой информации весьма разнообразны:
специализированные службы систематически анализируют тысячи иностранных изданий;
другие регулярно следят за радио– и телепередачами. Информация из открытых источников
дополняется информацией секретного порядка. Таким образом, информация, собираемая
тайными агентами, хотя и представляет собой лишь ограниченную часть всей массы
собираемых данных, играет основную роль в подготовке разведывательных донесений.
Специалисты-аналитики Информационного управления составляют доклады на основе
текущей информации, a также аналитические прогнозы на более длительный срок
относительно регионов, находящихся под угрозой политических кризисов, или по другим
темам, представляющим определенный интерес для лиц, ответственных за политику
правительства. Подобная работа весьма сходна с той, которую осуществляет бригада
журналистов. И, действительно, Информационное управление распространяет ежедневные и
еженедельные материалы, сходные с материалами большой американской прессы, с той
лишь разницей, что они носят сугубо конфиденциальный характер.
Таким образом, Информационное управление занимается сбором, анализом и оценкой
разведывательной информации, a также составлением разведывательных сводок. Данные,
подвергающиеся обработке в стенах этого управления, касаются всех стран мира и
охватывают широкий круг вопросов военного, дипломатического, политического,
экономического и культурного характера. Архивный отдел Информационного управления
ведет картотеки на всех государственных деятелей зарубежных стран, a также на всех лиц,
занимающих видные посты в области политики, экономики, культуры, в вооруженных силах
или имеющих перспективу на продвижение. B картотеки заносятся все сведения,
касающиеся личных и деловых качеств этих людей, a также «темных пятен» их биографий.

Административное управление

Административное управление ЦРУ занимается подбором, проверкой и обучением


кадров, организационными, финансовыми и другими вопросами. Помимо прочих
подразделений в составе этого управления имеется отдел безопасности, на работе которого
остановимся подробнее.

Отдел безопасности

Можно сказать, что операции, выполняемые отделом безопасности, являются


контрразведывательными. Они в корне отличаются от операций по сбору разведывательной
информации за рубежом потому, что уже по самому определению носят оборонительный
характер и имеют своей целью ограждение операций ЦРУ от обнаружения их
противоположной стороной. Под противоположной стороной в данном случае имеется в
виду любая существующая в мире разведывательная служба или служба безопасности
вплоть до какой-нибудь муниципальной полиции где-нибудь в Найроби. Поскольку у многих
стран служба внешней разведки отделена от службы внутренней безопасности таким же
образом, как ФБР отделено от ЦРУ, контрразведывательные операции нацелены как против
службы внешней разведки, так и против службы внутренней безопасности.
Контрразведывательные функции ЦРУ начинаются с деятельности отдела
безопасности, имеющегося в составе Административного управления, который отвечает за
безопасность ЦРУ и его персонала. Ограждая здания от недозволенного проникновения в
них, a документы – от постороннего глаза, отдел безопасности охраняет всю деятельность
ЦРУ. Длительная и дорогостоящая проверка деятельности человека в прошлом вместе с
проверкой на детекторе лжи помогает предотвратить проникновение в систему ЦРУ агентов
иностранных разведывательных служб. Постоянное изучение сотрудниками отдела
безопасности материалов в досье на персонал ЦРУ и периодические проверки всех
сотрудников на детекторе лжи имеют своей целью уменьшить риск длительной работы в
ЦРУ сотрудников, которые могли быть завербованы службами иностранных государств.
Система прикрытия – «крыша» – и соблюдение требований конспирации сотрудниками
ЦРУ также направлены на обеспечение безопасности тайных операций путем сохранения в
секрете разведывательной деятельности и, следовательно, предотвращения возможности
провала сотрудников. То же самое относится к зданиям, организациям, квартирам, машинам,
самолетам, морским транспортным средствам и методам финансирования. «Крыша»
прикрывает операции, создавая видимость их законности, хотя на самом деле они не
являются таковыми.
Конспирация уменьшает вероятность того, что раскрытие одной операции, по каким
причинам оно не произошло бы, приведет к раскрытию других. Тот или иной сотрудник или
агент ЦРУ могут быть информированы о деятельности других сотрудников или агентов
только в том случае, если такая информация нужна ему для выполнения поставленных задач.
В ЦРУ действует правило: «Знать только то, что необходимо для исполнения своих прямых
служебных обязанностей; если появляется необходимость что-то знать о работе других –
получи соответствующий допуск».
B дополнение к непрерывной проверке агентов сотрудниками резидентуры в целях
предотвращения проникновения в систему ЦРУ вражеской агентуры и систематическому
пересмотру службой контрразведки накапливающихся о них сведений почти все агенты
время от времени подвергаются проверке на детекторе лжи. Такая проверка производится
теми же сотрудниками, которые проводят проверку служащих ЦРУ в здании № 13. Они
периодически разъезжают группами в два человека по нескольким странам в пределах
одного и того же географического района, хотя в случае серьезных обстоятельств может
быть предпринята и срочная поездка вне графика.
Помимо перечисленного, задачами отдела безопасности являются:
– изучение конкретных случаев, связанных с угрозой раскрытия источников
информации или методов разведки ЦРУ;
– слежка за подозреваемыми сотрудниками ЦРУ;
– подслушивание с помощью электронной аппаратуры;
– тайные обыски квартир подозреваемых сотрудников ЦРУ;
– перлюстрация корреспонденции подозреваемых сотрудников ЦРУ;
– изучение сведений о доходах для служб налогообложения;
– расследования дел сотрудников ЦРУ, поддерживавших отношения с лицами, которые
были известны как иностранные агенты или подозреваются таковыми;
– проверка сотрудников ЦРУ, расходующих деньги не по средствам;
– проверка сотрудников ЦРУ, подозреваемых в неправильном поведении, в результате
которого они могли стать жертвами шантажа или быть скомпрометированными;
– проведение расследования по просьбе какой-либо из оперативных служб ЦРУ;
– заблаговременное получение информации о готовящихся в районе Вашингтона
демонстрациях и обеспечение возможности своевременно организовать защиту учреждений,
служащих и операций ЦРУ;
– внедрение агентов ЦРУ в различные организации для получения информации о
намечаемых демонстрациях, направленных против ЦРУ и его учреждений;
– ведение подробных досье на группы протеста и их руководителей;
– получение информации, позволяющей ЦРУ оценивать степень опасности, которой
могут подвергнуться учреждения, вербовщики, агенты и внештатные сотрудники ЦРУ в
связи с предстоящей чередой манифестаций и действиями организаций протеста.
За прошедшие годы преобладающее число расследований отдела безопасности
касалось служащих или бывших служащих ЦРУ, в отношении которых в той или иной
степени использовались «специальные мероприятия». Почти все лица, находившиеся под
наблюдением, были американскими гражданами. Примерно четверть всех дел, касавшихся
служащих или бывших служащих ЦРУ, возникла в результате получения информации,
которая давала повод предполагать, что некоторые сотрудники ЦРУ могли работать на
иностранные секретные службы. Почти все остальные расследования были предприняты в
случаях, когда вызывали подозрения действия некоторых служащих ЦРУ, имевших доступ к
совершенно секретной информации.
Несколько расследований, объектами которых являлись ценные работники с очень
большим стажем работы в ЦРУ, были предприняты с тем, чтобы снять лежащие на них
подозрения и в то же время чтобы удостовериться в том, что они не представляют угрозы
для безопасности ЦРУ.
Всех сотрудников ЦРУ уже при первом рассмотрении их кандидатуры для работы в
этом учреждении полностью информируют о том, что их деятельность может стать
предметом тщательного наблюдения, если когда-либо они окажутся под подозрением как
лица, представляющие угрозу для безопасности.
Следует заметить, что согласно закону о национальной безопасности (National Security
Act ) 1947 года директор ЦРУ имеет право уволить без объяснений любого сотрудника по
подозрению в том, что он представляет угрозу для безопасности. Таким образом, директор
может с полным основанием потребовать, чтобы сотрудник подал в отставку, и принять его
отставку. Смысл подобных расследований дел подозреваемых сотрудников состоит отчасти
в том, чтобы дать возможность невинно попавшим под подозрение служащим продолжать
работать в ЦРУ, не предполагая, что в какой-то момент их лояльность была поставлена под
сомнение.
Повод для расследования в различных случаях был разным: установить, не выполняет
ли подозреваемый заданий иностранной секретной службы; проверить источники
информации данного лица; удостовериться в искренности перебежчика; оценить
пригодность данного лица для использования в предстоящих операциях.
B небольшом числе случаев «специальные мероприятия» проводились во время
волнений для обеспечения безопасности офицеров местного отделения ЦРУ или для
получения магнитной записи разговора с целью последующего ее анализа. Во многих
случаях служащий или агент находились под наблюдением лишь один-два дня или
подслушивались один-два его конкретных телефонных разговора. B других случаях
наблюдение могло продолжаться в течение и более длительного времени.
B период c 1965 по 1972 год, когда внутренние волнения охватили всю страну, ЦРУ,
как и другим правительственным службам США, пришлось столкнуться с угрозой
насильственных действий и нападений со стороны демонстрантов и групп, которые
именовали себя революционными.
Осенью 1968 года взрывом бомбы был разрушен вербовочный отдел ЦРУ в
Энн-Арборе (штат Мичиган).
Неоднократно приходилось эвакуировать различные подразделения ЦРУ в связи с
сигналами о том, что в их помещения подложены бомбы и что они будут взорваны.
Вербовщикам ЦРУ в университетских городках угрожали расправой, иногда они даже
подвергались реальной опасности.
Группы протеста организовывали массовые демонстрации, объявленная цель которых
иногда состояла в том, чтобы помешать осуществлению мероприятий, предпринятых
правительством.
Правительство решило энергично противодействовать в течение всего этого периода
любым проискам, направленным на то, чтобы помешать функционированию его служб.
Обеспечение защиты помещений, служащих и операций Центрального разведывательного
управления было возложено на отдел безопасности.
Отдел безопасности уделяет особое внимание следующим моментам программы
действий:
– помощь вербовщикам в университетских городках;
– внедрение в группы протеста в районе Вашингтона;
– контролирование группы; – по возможности проникновение в группу;
– изучение и анализ деятельности движений протеста.
Директор ЦРУ разъяснил сотрудникам отдела, что «контролировать» группу означает
просто присутствовать на ее открытых собраниях и слушать то, что может на них услышать
любой присутствующий; «внедриться» в группу – это стать ее членом и демонстрировать
поддержку отстаиваемых ею целей; «проникнуть» в группу – это занять в ней руководящее
положение, оказывать влияние на ее политику и деятельность или направлять их. Метод,
которым обычно осуществляются подобные операции, состоял не в подкупе организации, а
во внедрении в нее своих «агентов влияния». Этим агентам предписывалось выдавать себя за
«противников системы», но под прикрытием левой фразы уводить движения или
организации, в которые они проникли, как можно дальше от того пути, по которому те
хотели идти, препятствовать объединению антиправительственных сил, вносить раздор в их
ряды.
Для внештатной работы в рамках этой программы были привлечены лица,
использовавшиеся ЦРУ либо непосредственно, либо через частные службы безопасности, a
также кое-кто из их близких и знакомых, которые работали «по совместительству». Перед
ними была поставлена задача участвовать в демонстрациях и общедоступных открытых
собраниях, собирать любую полезную информацию, образцы всей литературы и
предупреждать ЦРУ в случае обнаружения малейших признаков готовящихся демонстраций
против правительственных учреждений, и особенно против учреждений ЦРУ.
Каждый такой агент регулярно встречался для инструктивных бесед с офицерами ЦРУ,
докладывая о проделанной работе, и получал необходимый инструктаж.
B апреле 1967 года в районе Вашингтона были отобраны четыре организации с целью
внедрения в них агентов: «Женщины – борцы за мир», «Вашингтонский центр мира»,
«Координационный комитет студентов – противников насилия» и «Движение за расовое
равенство». Агентам была поставлена задача присутствовать на собраниях этих организаций,
проявлять интерес к борьбе, которую они ведут, вносить скромный денежный взнос, но не
занимать в них руководящих или ответственных постов. Деньги на взнос давало ЦРУ. От
агентов требовалась информация по следующим вопросам: число участников собраний и
демонстраций, имена руководителей или ораторов, содержание их выступлений,
проводимые и намечаемые мероприятия.
Агенты регулярно представляли письменные донесения, обычно открытым текстом.
Они не ограничивались информацией о намечаемых демонстрациях против
правительственных учреждений, a сообщали также о численности и организационной
структуре групп, указывали имена их руководителей и ораторов, анализировали их
умонастроения.
B конце июня 1967 года ЦРУ пожелало получить подробные сведения об источниках
финансирования и размерах бюджетов четырех указанных организаций. Одного агента
направили для участия в собраниях представителей движения протеста в Нью-Йорке,
Филадельфии, Балтиморе. Другому было поручено неотступно следить за всеми действиями
некоторых революционно настроенных руководителей, как только они появлялись в
Вашингтоне. Нескольким агентам была поставлена задача добывать время от времени
точную информацию об отдельных лицах, группах или намечаемых демонстрациях.
Иногда для опознания руководителей и ораторов агенты ЦРУ прибегали к
фотографированию автомашин и их регистрационных номеров. B других случаях за такими
людьми устанавливали слежку.
Фотосъемки производились также во время больших митингов в районе Вашингтона и
во время демонстраций перед Белым домом.
B сентябре 1967 года в число контролируемых организаций был включен
Национальный мобилизационный комитет за прекращение войны во Вьетнаме в связи с его
намерением организовать в октябре крупные демонстрации в районе Вашингтона. Агентам
было предложено собрать биографические данные руководителей и членов организации,
выявить, где размещается ее руководство, источники финансирования, какие другие
организации могут принять участие в демонстрациях.
K середине августа 1968 года под наблюдение были взяты и другие организации:
«Конференция христианского руководства юга», «Школа афро-американской мысли»,
«Вашингтонское этическое общество», «Ассоциация американских гуманистов», «Черные
пантеры», «Лига сопротивления войне», «Единый черный фронт», «Вашингтонская
организация мобилизации за мир», «Вашингтонская городская лига», «Черные мусульмане»,
общество «Негры».
Агенты получили указание сообщать в своих донесениях о всех собраниях, на которых
они присутствовали, называть имена ораторов и излагать существо их выступлений,
упоминать любые угрозы в адрес членов американского правительства, анализировать
моральный дух, тенденции, вероятные формы эволюции организации.
Добытая в ходе выполнения этой программы информация регулярно передавалась в
отдел безопасности. Однажды агент, внедрившийся в одну организацию протеста, узнал, что
эта организация получает финансовую помощь от иностранцев. Об этом были
информированы директор ЦРУ и Президент. Понимая, что если расследованием этого дела
по-прежнему будет продолжать заниматься ЦРУ, то оно может оказаться втянутым в
запрещенные для него действия внутри страны, директор ЦРУ договорился с ФБР и передал
ему это дело вместе с имеющейся информацией и своим агентом, уводя таким образом
управление от возможных неприятностей.
B декабре 1967 года отдел безопасности приступил к осуществлению долгосрочной
программы систематических исследований деятельности движений протеста на всей
территории США. Официально цели этой программы состояли в выявлении источников
угроз для персонала, мероприятий и учреждений ЦРУ; в определении, в какой мере группы
протеста действуют по указке или при поддержке из-за границы.
Всем местным отделениям ЦРУ было дано указание передавать в штаб-квартиру
любые полезные сведения, которые они могут добывать в своих географических зонах.
Источниками таких сведений должны были являться сообщения добровольных
информаторов, газеты и другие публикации. Таким образом, никаких операций по
проникновению, внедрению в организации или скрытному их подслушиванию проводить не
предполагалось.
C начала 1968 года в штаб-квартиру хлынул значительный поток материалов, главным
образом в виде газетных публикаций. До этого времени в отделе безопасности изучением и
оценкой важности поступающих материалов занимался всего один сотрудник. Вскоре он
оказался не в состоянии справиться с захлестнувшей его лавиной поступавшей
корреспонденции. Поэтому очень скоро отделу пришлось создать специальную службу,
чтобы справиться с этой задачей. Служба начала функционировать в мае 1968 года. Объем ее
работы был неодинаков в разное время, но обычно в ней было занято четыре-пять
сотрудников. Перед службой стояла задача классифицировать и изучать материалы,
поступающие из местных отделений, но она также и самостоятельно собирала информацию,
используя разные источники, a именно:
– крупные газеты, издающиеся в Вашингтоне, Нью-Норке, Чикаго; – газеты,
относящиеся к местной прессе, например «Los Angeles Free Press» ;
– коммунистическую прессу
– «Worker», «Peoples World »;
– публикации различных организаций, таких, например, как «Черные пантеры»;
– все университетские газеты, которые служба могла достать и имела время прочитать;
– любые вырезки из прессы, представляющие интерес; – периодические издания
информационного характера;
– книги и статьи вообще.
B этих материалах содержались сведения о мероприятиях и планах групп протеста, o
руководителях и представителях этих групп и их передвижениях, об их умонастроениях и
намерениях. Группа отдела безопасности, занимавшаяся в 1967 и 1968 годах контролем
организаций протеста в районе Вашингтона, не оказывала или почти не оказывала помощи
этой службе. Последняя не пользовалась такими методами, как проникновение, внедрение
или подслушивание. Время от времени она запрашивала у офицеров разведки местных
органов полиции информацию о деятельности движений протеста, и эти офицеры всегда
охотно оказывали ей содействие.
Служба получала также протоколы совещаний офицеров разведки полиции
вашингтонского района. Такие периодические совещания проводились для выработки
методов действий во время демонстраций и для выявления угрозы возникновения бунтов.
Наконец, служба постоянно получала отчеты ФБР о деятельности групп протеста и их
активистов.
Каждую неделю служба выпускала специальные обобщенные сводки, именовавшиеся
информационными сводками об обстановке (Situation Information Reports ). Они обычно
состояли из двух частей: анализа происшедших событий и календаря ожидаемых событий.
Информационные сводки выходили еженедельно почти регулярно, но постоянным
получателем их полного комплекта был только отдел безопасности. Регулярно в ЦРУ
прибывал представитель американской секретной службы и получал там экземпляр
календаря ожидаемых событий. Если данные о дне и часе события, приведенные в
календаре, не совпадали со сведениями, которыми располагал этот представитель,
проводились совещания работников службы с его участием.
B ФБР и в управления местной полиции информационные сводки не направлялись.
Они также не передавались прессе и никоим образом не предавались гласности.
Поступавшие материалы использовались не только в информационных сводках, но и
для различных других нужд:
1. Отдел безопасности получал возможность лучше узнать, что представляют собой
группы протеста и их активисты. Он был в состоянии выявить некоторых лиц, участие
которых в демонстрации указывало на то, что она может оказаться немирной. Он
анализировал связи между отдельными лицами и группами, следил за изменениями и
реорганизациями, происходящими в некоторых группах.
2. Отдел безопасности вел подробные досье на группы протеста и их руководителей.
Эти досье, помимо прочего, должны были использоваться и при решении вопросов о выдаче
(или невыдаче) свидетельств о благонадежности лицам, намеревающимся поступить на
службу в ЦРУ. Однако следует заметить, что факт участия кандидата в прошлом в
деятельности какой-либо организации протеста, в том числе прибегавшей к насильственным
действиям, не обязательно означал автоматический отказ в приеме его на работу, даже когда
считали, что это могло сказаться на его объективности и способности подчиниться
требованиям безопасности и дисциплине ЦРУ.
3. Отдел безопасности получал информацию, позволявшую ему оценивать степень
опасности, которой подвергались учреждения, вербовщики, агенты и внештатные
сотрудники ЦРУ в связи с волной манифестаций и действиями организаций протеста.
ЦРУ в ходе своей программы «Chaos» («Хаос») c 1967 по 1974 год составило 10 тысяч
досье на американцев, поставив на картотечный учет 300 тысяч имен. Главный
учетно-справочный указатель ЦРУ в оперативном управлении содержит около 7,5 миллиона
имен по сравнению c 15 миллионами имен, которые содержались в этом указателе несколько
лет назад. B нем зарегистрировано также около 750 тысяч досье на отдельных лиц. Для сбора
информации от американских источников внутри страны ЦРУ ведет другой учет,
содержащий около 150 тысяч имен и приблизительно 50 тысяч досье на «активных»
источников. Отдел безопасности ЦРУ имеет около 900 тысяч досье, почти все они заведены
на конкретных лиц, включая членов конгресса. Он располагает также картотекой почти на
500 тысяч лиц, которые посетили здания ЦРУ, и до 1973 года содержал «обширные
компьютерные списки приблизительно 300 тысяч лиц, арестованных по обвинению в
гомосексуализме».

«Отдел-невидимка»

Закон 1947 года ограничивает сферу деятельности ЦРУ зарубежными странами, т. е. на


территории самих Соединенных Штатов работа этого ведомства официально запрещена, и
ни о каких изменениях в этом плане никогда официально не объявлялось. Тем не менее в
1964 году в составе ЦРУ был создан «Отдел по внутренним операциям» (Domestic Operation
Division ), прозванный сотрудниками управления «отделом-невидимкой».
C точки зрения некоторых мероприятий, теоретически входящих в компетенцию
контрразведки, ЦРУ рассматривает территорию США как иностранное государство. Со всей
строгостью применяются правила конспирации. Такие операции и проводятся отделом
внутренних операций.
Отдел внутренних операций, численность персонала которого достигает нескольких
сот человек, a годовой бюджет составляет $ 10 млн, является механизмом, прочно занявшим
свое место в системе секретных служб. Административный центр этого отдела размещается
не в Лэнгли (Langley), где находится штаб-квартира ЦРУ, a в отдельном здании в
Вашингтоне на Пенсильвания-авеню, совсем рядом с Белым домом. Там же находится
вашингтонское отделение, аналогичные отделения имеются в основных городах Америки.
Этот отдел независим от других подразделений ЦРУ в вопросах подбора кадров и
установления контактов с американскими гражданами, выезжающими за рубеж.

Человек или техника?

Технический прогресс привел к тому, что в XX веке всё большую часть


разведывательной информации стали поставлять машины, и к середине 70-х годов стало
очевидным преобладание в ЦРУ технических разведывательных программ. Помимо прочего
были, например, разработаны портативные автономные устройства, которые позволяют на
расстоянии снимать основные параметры техники или вооружения. Такие устройства тайно
устанавливаются агентами вблизи военных объектов и маскируются подходящим к
местности способом. Так, если местность усеяна валунами, то и устройство может иметь вид
неприметного серого валуна, если же возле объекта произрастают кусты, то устройство
может маскироваться под куст. B зависимости от конструкции устройство может снабжаться
различными объективами (в том числе выдвижным перископом – телекамерой) или иными
средствами слежения. B течение установленного времени оно записывает информацию, a
затем либо агент лично приходит за собранными материалами, либо в определенный момент
устройство автоматически само передает информацию в эфир (например, на спутник). Если
радиопередача должна осуществляться на большое расстояние, то в устройстве
предусматривается наличие наружной передающей антенны, которая размещена внутри
корпуса, а в нужный момент выдвигается из него и раскладывается в рабочее положение и
после окончания радиосеанса вновь сворачивается. Работа с выдвинутой антенной обычно
осуществляется ночью.
Комиссия по расследованию структуры правительственных внешнеполитических
органов США заявила в своем заключительном докладе в середине 1975 года: «Сегодня
основной объем информации поступает из практически открытых источников: воздушной
разведки, перехвата электронных сигналов и каналов связи и лишь небольшая, хотя,
возможно, и решающая часть – из людских источников. Если считать в процентном
отношении, то приблизительно 50 % разведывательных данных поступают из таких
открытых источников как пресса, фильмы и выступления; источником 40 % являются
технические средства, такие как космические аппараты (спутники), скоростные
самолеты-шпионы, съемочная аппаратура, подслушивающие устройства и другая техника;
остальные 10 % сведений добываются с помощью людей». 7
Доклад сенатской комиссии конкретизирует материальную сторону дела:
«Приблизительно 87 % ресурсов, предназначенных для сбора информации, расходуется на
технические средства, а на HUMINT (традиционные секретные агенты и открытые
источники информации) – 13 %».8
Конечно, существует масса способов получать нужную информацию, не прибегая к
услугам агентов.
Известно, что программы воздушной разведки и другие технические операции по сбору
информации, главным образом программы АНБ по перехвату и анализу каналов – связи и
электронных излучений, – съедают львиную долю национального разведывательного
бюджета.

7 Philip, Agee. Dirty Work: The CIA in Western Europe. New York: Dorset Press, 1978.

8 Philip, Agee. Dirty Work: The CIA in Western Europe. New York: Dorset Press, 1978.
Так что же приоритетнее для спецслужб – агентурная или техническая разведка? Да,
технические средства используются сейчас широко, но никакая техника, даже самая
совершенная, не в состоянии проникнуть в человеческий мозг. Основные стратегические
решения, планы принимаются людьми, и только люди могут об этих планах знать. Поэтому
ЦРУ никогда не откажется от агентурной работы – это аксиома. И именно «людские
ресурсы» остаются главной необходимостью и являются самым важным элементом
разведки, поскольку только они могут выявить намерения.
Намерения это именно то, что стоит на повестке дня ЦРУ. Первостепенное значение
приобретают планы иностранных государств по реализации этих намерений. Из людей ЦРУ,
занятых сбором разведывательных данных, около одной трети разбросаны по всему миру, а
остальные играют вспомогательную роль в Штатах. ЦРУ насчитывает около 6 тысяч
сотрудников за пределами Лэнгли и около 1400 – в штаб-квартире.
Адмирал Тернер (директор ЦРУ в 1977–1981 гг.) в своей книге «Secrecy and
Democracy» («Секретность и демократия») пишет: «Шпионские операции с помощью
людей будут продолжаться, являясь самой необходимой стрелой в нашем колчане. Мы не
предполагаем отказываться от тайных операций, нет они будут продолжаться. Я за то, чтобы
сохранить возможность прибегать к политическим акциям, когда они соответствуют цели и
должным образом санкционированы».9
Значительные изменения произошли в аналитическом ведомстве ЦРУ, которое должно
оценивать и синтезировать информацию, собранную оперативными подразделениями.
Сведения сами по себе – это еще не разведывательные данные, и аналитики в
разведывательном сообществе должны развивать и исправлять «продукцию». ЦРУ, в
частности, надеется оживить свои отношения с американскими учеными, допустив большее
распространение информационных материалов, исходящих из ЦРУ. Чтобы в осуществлении
внешней политики сделать дипломатическое оружие более действенным, потребуется
больше информации по таким проблемам, как производство продуктов питания,
народонаселение, климат, культура и экономика.
В упомянутом докладе сенатской комиссии сделан вывод, что в разведке, как, впрочем,
и везде, машины полностью не заменят человека: «Соединенные Штаты не могут обойтись
без тайного сбора информации с помощью людей и надеются обеспечивать то же качество
разведывательных сведений по вопросам, имеющим важнейшее значение для нашей
национальной безопасности».10 Это заявление точно отражает традиционное мнение ЦРУ о
том, что только люди могут сообщать о секретных намерениях.
И в любом случае, что бы машина ни говорила, последнее слово в разведке всегда
останется за человеком…

Тайные операции ЦРУ

Что такое «тайные операции»

С первых дней существования ЦРУ его обязанностью была, конечно, разведка в


общепринятом смысле этого слова; но с точки зрения сотрудников ведомства это была
рутинная деятельность, не вызывавшая у них особых эмоций – работа как работа.
Подлинный же энтузиазм у тех, кто заполнял бесчисленные вакансии в стремительно
развертывающемся ведомстве, вызывала официально санкционированная функция ЦРУ –
«тайные операции», иначе говоря, подрывная работа. Подавляющее большинство

9 Turner, Stansfield. Secrecy and Democracy. Boston: Houghton Mifflin Company, 1985.

10 Philip, Agee. Dirty Work: The CIA in Western Europe. New York: Dorset Press, 1978.
сотрудников ЦРУ видели в этом смысл создания ведомства и смысл собственной
деятельности.
Разведка как таковая составляет только 1/10 часть от общей работы ЦРУ. Если бы было
иначе, тогда незачем было бы вообще создавать эту организацию: ведь у США и без того
достаточно разведывательных органов (о которых уже упоминалось выше). Поэтому
концепция деятельности ЦРУ и предусматривает 10 % собственно разведки, а 90 %
приходится на тайную подрывную работу.
Под разными терминами – «подрывная работа», «тайные акции», «тайные операции»,
«психологическая война» (и другими подобными словосочетаниями) – имеется в виду одно:
тайная деятельность ЦРУ на территории других государств.
В служебных наставлениях американских спецслужб этот род деятельности ЦРУ
определяется так: «Координация и использование всех средств, включая моральные и
физические (исключая прямые военные операции регулярной армии, но используя их
психологические результаты), при помощи которых уничтожается воля врага к победе,
подрываются его политические и экономические возможности для этого; враг лишается
поддержки, помощи и симпатий его союзников и нейтралов или предотвращается получение
им такой поддержки, помощи или симпатий; создается, поддерживается или увеличивается
воля к победе нашего собственного народа и его союзников; приобретается, поддерживается,
увеличивается поддержка, помощь и симпатии нейтралов». 11 Перечисленные методы
«психологической войны» подразумевают подрыв государственного строя страны,
избранной целью этой войны, и в конечном счете свержение этого строя. Разведка же –
производное и подчиненное этой цели.
ЦРУ использует свою функцию разведки для прикрытия оперативной работы, а
собственную разведку – как инициатора своих тайных операций. Именно это и планировал в
свое время руководитель Управления стратегических служб (УСС) генерал Уильям Донован,
и с тех пор именно это является движущей силой кадровых работников ЦРУ.
Предложения о начале «тайных операций» первоначально исходили не от
Разведывательного сообщества, а были выдвинуты правительством, которое уже в декабре
1946 года дало указание о ведении «психологической войны» в мирное время.
Первоначально предполагалось возложить проведение ее на государственный
департамент, на что уже было получено одобрение Президента Трумэна, но государственный
секретарь Дж. Маршалл выступил категорически против, указав, что «если таковая
деятельность госдепартамента будет разоблачена, это поставит его в затруднительное
положение и дискредитирует американскую внешнюю политику».12 Трумэн счел этот довод
разумным, и директивой Совета национальной безопасности СНБ 4 / А от 14 декабря 1947
года ведение «психологической войны» было закреплено за ЦРУ.
Официальная история ЦРУ продолжает: «Дипломаты и военные, разумеется, хотели
сохранить контроль за тайными операциями «психологической войны», но не хотели нести
ответственности за оперативную работу. Министерства боялись разоблачения их связи с
проведением этих деликатных операций. ЦРУ предоставляло все преимущества для
проведения тайных операций. Больше того, по положению на 1947 год треть сотрудников
ЦРУ были выходцами из УСС. Наличие кадров бывшего УСС, имевших опыт в этих делах в
военное время, давало возможность ЦРУ быстро планировать и проводить надлежащие
действия. Это в сочетании с имевшимся аппаратом обеспечения за рубежом дало
возможность ЦРУ немедленно приступить к действиям. Кроме того, ЦРУ располагало
неподотчетными фондами для разведки, следовательно, не было необходимости обращаться
к конгрессу за дополнительными ассигнованиями. Коль скоро министерства не захотели

11 Kermit, Roosevelt. War Report of the OSS (Office of Strategic Services). Washington: Carrollton, 1949.

12 Яковлев Н. «ЦРУ против СССР». Кишинёв, изд-во «Картя молдовеняскэ», 1983.


взять на себя риск, связанный с тайными операциями, то ЦРУ и явилось подходящим
механизмом для их проведения».13
В Вашингтоне отчетливо видели опасность последствий разоблачения подрывной
работы. Поэтому Совет национальной безопасности 18 июня 1948 года издал для ЦРУ
директиву СНБ 10 / 2 по поводу проведения «специальных операций». Она была
рассекречена в 1978 году; в директиве упорядочивалось ведение ЦРУ подрывной работы.
Дабы руководство ЦРУ точно знало, чего от него ждут, в директиву СНБ 10 / 2 вписали
пункт, который давал исчерпывающее определение указанной деятельности:
«Под термином «тайные операции», применяющимся в этой директиве, следует иметь в
виду все виды деятельности (за исключением оговоренного ниже), которые проводятся или
одобряются правительством США против враждебных иностранных государств или групп
или в поддержку дружественных иностранных государств или групп. Однако эта
деятельность планируется и проводится так, что внешне никак не проявляется ее источник –
правительство США, а в случае ее разоблачения правительство США может правдоподобно
отрицать до конца всю ответственность за нее.
Эти тайные операции включают:
– пропаганду;
– экономическую войну;
– превентивные прямые действия, включая саботаж, противодействие саботажу,
разрушения и эвакуацию;
– подрывную работу против иностранных государств, включая помощь подпольному
движению сопротивления, партизанам и эмигрантским группам освобождения,
– поддержку антикоммунистических групп в странах свободного мира, находящихся
под угрозой.
В число таких действий не входит вооруженный конфликт с участием регулярных
вооруженных сил».14
Выходящие в дальнейшем инструкции «для служебного пользования» более подробно
расшифровали главные направления тайной подрывной деятельности ЦРУ в зарубежных
странах:
– подкуп государственных деятелей;
– финансирование избирательных кампаний;
– проникновение агентов в местные профсоюзы, студенческие, пацифистские и
религиозные организации;
– манипулирование прессой, использование средств массового воздействия для
дезинформации общественности;
– пропаганда, в том числе с использованием анонимных, фальсифицированных или
негласно субсидируемых публикаций;
– политические действия с привлечением лиц без гражданства, изменников и
поддержка оппозиционных политических партий;
– ведение психологической войны; – экономический саботаж, включающий действия,
связанные с валютными операциями;
– диверсии, похищения, связь с уголовными элементами; – разработка и применение
специальных средств для ликвидации политических противников;
– устройство провокаций, усложняющих политическую обстановку внутри страны; –
организация беспорядков, забастовок, митингов, заговоров, мятежей, политических интриг и
государственных переворотов;

13 Final Report Book, v. 4. Washington: U.S. Govt. Print. Off., 1976.

14 Contents of Book Containment Documents on American Policy and Strategy 1945–1950. New York: Columbia
University Press, 1978
– квазивоенные методы, включая помощь повстанцам.
Таким образом, положения, сформулированные в директиве СНБ 10 / 2, и дальнейшие
инструкции и уточнения окончательно определили роль ЦРУ как орудия для подрыва
государственного строя других стран.
Соответственно развертывались и надлежащие подразделения ЦРУ, объединенные
тогда в рамках Управления координации политики (УКП). Аппарат УКП был значительным:
уже к 1952 году его отделения были в 47 странах.
В официальной истории ЦРУ говорится: «В политических директивах, спускавшихся
УКП, эта деятельность поощрялась, причем не предусматривалось ее тщательной проверки и
контроля. Должностные лица во всем правительстве считали Советский Союз агрессором, и
действия УКП обосновывались на основании этого всеобщего убеждения. В серии директив
СНБ, которыми утверждались тайные операции, выдвигались самые широкие цели, и в
самых резких выражениях требовалось «лицом к лицу встретить советский вызов». После
первой директивы в 1948 году директивы 1950–1951 годов требовали усиления этих
действий, причем их критерии не устанавливались… Поколения сотрудников ЦРУ выросли
при этой системе».15
С созданием УКП завершилось развертывание ЦРУ, и на протяжении последующих
десятилетий ведомство существовало почти точно так же, как планировал будущее для
своего УСС генерал Донован.
Помимо чисто оперативных задач, директива СНБ 10 / 2 ввела в обиход официальной
американской политики доктрину «правдоподобного отрицания». Решением Совета
национальной безопасности ложь отныне становилась инструментом государственной
политики, о чем официально доводилось до сведения американских спецслужб как
руководящий принцип их работы. Выдвинутая первоначально для обслуживания нужд ЦРУ
доктрина «правдоподобного отрицания» завела Соединенные Штаты довольно далеко.
Тайные операции при Президенте Трумэне редко становились предметом общественного
внимания, и для правдоподобного отрицания требовалось немногим больше, чем заявление
«никаких комментариев». При Президенте Эйзенхауэре тайные операции достигли своего
расцвета: пятидесятые годы – десятилетие широких тайных программ. Эйзенхауэр
санкционировал операции в Иране, Гватемале и против Кубы, расширил механизм тайной
пропаганды, созданной при Президенте Трумэне, и часто вмешивался во внутренние дела
других стран. В результате «правдоподобные отрицания» нарастали как снежный ком.
Вот что в книге «Благородные люди: моя жизнь в ЦРУ» пишет по этому поводу
бывший (с 1973 по 1976 год) Директор ЦРУ Уильям Колби: УКП выполнило крупную
программу создания в тех европейских странах, которые представлялись потенциальными
целями советского наступления, того, что на жаргоне разведки называется «оставленные
позади гнезда», – тайную инфраструктуру, руководителей, вооружение и снаряжение. Всё
это предстояло ввести в действие в надлежащее время для проведения саботажа и шпионажа.
Устраивались тайные склады оружия, устанавливались радиопередатчики, подбирались
места для совершения диверсий на коммуникациях, объектах, имеющих важное значение, и
т. д. Часть агентуры из местного населения, завербованная ЦРУ, проходила специальную
подготовку.
Всё это делалось со строгим соблюдением правил конспирации, так как почти во всех
странах, несмотря на их очень различные политические отношения с США и СССР,
предание огласке того, что ЦРУ в предвидении советской оккупации создало у них
«оставленные позади гнезда», заставило 6ы соответствующие правительства немедленно
положить конец этой программе.16

15 Final Report Book, v. 4. Washington: U.S. Govt. Print. Off., 1976

16 Colby, William. Honorable Men: My Life in the CIA. New York: Simon & Schuster, 1978.
А замдиректора ЦРУ (и главный аналитик событий во время кубинского кризиса
в1962 г.) Рэй Клайн говорит: Энтузиазм Вашингтона в пользу подрывных действий самого
разнообразного характера выражался в серии новых директив, каждая новая шире, чем
предыдущая. В 1955 году СНБ изменил процедуру контроля в новой директиве о проведении
подрывной работы СНБ-5412. Отныне все планы подрывных операций официально
рассматривались органом «5412», или «специальной группой». Ее название и состав с годами
менялись: «Комитет 303» – при Президенте Кеннеди, «Комитет 40» – при Президенте
Никсоне. Однако в директивах СНБ неизменно предусматривалось, что проекты утверждают
именем Президента ведущие должностные лица от государственного департамента,
министерства обороны, председатель комитета начальников штабов и представитель Белого
дома в СНБ. С годами основную ответственность за эти дела постепенно стал нести
помощник Президента по национальной безопасности.17

Планирование тайных операций

Планы проведения крупномасштабных тайных операций в соответствии с Законом о


надзоре за разведкой должны в обезличенном виде направляться на рассмотрение комитетов
по разведке сената и палаты представителей конгресса США. По усмотрению Президента о
наиболее важных тайных операциях уведомляются только председатели комитетов по
разведке, их заместители, лидеры большинства сената и палаты представителей.
Как уже упоминалось, основным подразделением ЦРУ является Оперативное
управление, именно оно непосредственно занимается проведением тайных операций.
Санкции же на их проведение даются лично Президентом. Эти санкции оформляются в виде
соответствующих директив. Предварительно каждая крупная тайная операция
рассматривается Группой планирования по вопросам национальной безопасности. В ее
состав входят: Президент, вице-президент, государственный секретарь, министр обороны,
помощник президента по национальной безопасности, директор Центральной разведки
(директор ЦРУ), руководитель аппарата Белого дома. Хотя считается, что проекты тайных
операций утверждают именем Президента, вместе с тем ни от кого в правительстве (и
меньше всего от Президента) не требуется официально ставить свою подпись под данной
программой подрывной работы. Глава Разведывательного сообщества (директор ЦРУ)
отвечает за ее выполнение, но не за принятие решения о ее проведении. В СНБ группа лиц
несет коллективную ответственность за определение целей политики, но они не обязаны
устанавливать критерии, вводящие моральные или конституционные ограничения на
деятельность в интересах достижения этих целей. Аналогичным образом функционирует
Конгресс. В Конгрессе несколько членов комитета проводят бюджет ЦРУ. О главных
направлениях работы ЦРУ знают лишь некоторые члены комитета, другие в известность не
ставятся.
В ЦРУ считается, что:
– иногда «тайные акции» необходимы, по крайней могут быть полезными;
– часто имеет смысл организация пропагандистской кампании или тайной
политической поддержки какому-нибудь борющемуся за свое место под солнцем центристу;
– «тайная акция», совпадающая в основных чертах с провозглашенной политикой
администрации, может сработать.
Вместе с тем в ЦРУ понимают, что в стране, где проводится тайная акция, должна
существовать какая-то естественная опорная база: движение сопротивления или
политическая оппозиция. ЦРУ же само по себе не может создавать чего-либо подобного, оно
может стать лишь катализатором определенных политических процессов в данной стране.

17 Cline, Ray. Secrets, Spies and Scholars: Blueprint of the Essential CIA. Washington, D.C.: Acropolis Books,
1976.
Операции по проникновению в крайне левые революционные движения
и коммунистические партии

К операциям ЦРУ по проникновению в коммунистические партии и крайне левые


революционные движения во всем мире относятся такие действия, которые
предпринимаются с целью внедрить туда своих агентов.
Целью этих операций является сбор сведений о возможностях, планах, партийных
руководителях и членах партии, о слабых и сильных сторонах и интернациональных связях
каждой революционной организации. Главным центром всей деятельности против
коммунистических партий и крайне левых революционных организаций является отдел
международного коммунизма контрразведывательной службы.
Первый и важнейший шаг любой резидентуры в направлении решения задачи
проникновения в коммунистическую партию – это правильное толкование всех элементов
агентурной обстановки. Следующим шагом является тщательное изучение всех открытых
материалов о данной коммунистической партии. Таких материалов может быть очень много,
если это крупная и легально действующая партия, как, например, в Италии и Франции, или
очень мало, если партия объявлена вне закона и действует в подполье, как, например, в
Парагвае.
Такое изучение основывается на материалах партийной печати, выступлениях ее
руководителей, на пропагандистских сообщениях, материалах о деятельности левых
организаций.
Внедрение агентов в коммунистические партии и в другие местные революционные
организации – привычные операции практически каждой резидентуры ЦРУ за границей.
Агенты, как правило, являются членами революционных организаций, о которых они и
информируют резидентуру по тайным каналам связи. Такие агенты вербуются
на основе различных побуждений, одним из которых является добровольное желание
сотрудничать с ЦРУ. Обычно это член партии, который в силу денежных затруднений,
идеологического разочарования или других побудительных мотивов решает предложить
свои услуги правительству Соединенных Штатов.
Первоначальный контакт такие люди устанавливают или в результате посещения
американского посольства или консульства, или в результате более скрытных действий,
оберегающих их от разоблачения и наказания. Долг каждого резидента – принять
необходимые меры, чтобы офицер безопасности в посольстве (сотрудник государственного
департамента) инструктировал секретарей (обычно служащие из числа местных жителей) и
морских пехотинцев, охраняющих здание посольства или консульства, о возможности
появления время от времени нервничающих типов, которые не пожелают назвать свое имя,
но будут просить встречи с кем-либо из посольства для беседы по «политическому» вопросу
или что-нибудь в этом духе. В таких случаях об этом обычно ставят в известность
официального сотрудника Государственного департамента, входящего, как правило, в состав
политического отдела, который проводит с посетителем частную, ни к чему не
обязывающую беседу, предоставляя ему возможность полностью выговориться. Таким
образом, сотрудники резидентуры не подвергаются никакому риску. Беседовавший с
посетителем сотрудник посольства информирует соответствующего представителя
резидентуры, после чего принимается решение относительно искренности намерений
посетителя и целесообразности установления с ним прямого контакта сотрудником
резидентуры, занимающимся внедрением агентов в коммунистическую партию. Прежде чем
идти на риск такого контакта, проводится тщательная проверка личности посетителя по
имеющимся материалам о его деятельности в прошлом, поскольку должны быть приняты все
меры предосторожности во избежание провокаций.
Если посетитель производит благоприятное впечатление и с ним установлен контакт,
последует ряд продолжительных бесед, в ходе которых он подробно рассказывает о своей
политической деятельности и мотивах, побудивших его к установлению контакта с
правительством США.
Его возможности и готовность к будущему сотрудничеству в качестве шпиона в своей
партии будут установлены, рано или поздно его подвергнут проверке на детекторе лжи.
Далее начинается процесс проверки благонадежности агента, и если всё пойдет хорошо, то с
ним устанавливается тайная связь и начинается очередная операция по проникновению в
коммунистическую партию.
Другим приемом проникновения в коммунистическую партию является вступление в
нее ранее завербованного беспартийного, которому поручается начать свою деятельность в
ней с положения рядового члена. Это очень долгий путь, и обычно к нему прибегают только
в тех случаях, когда другие возможности проникновения ограничены. Пожалуй, самым
трудным является вербовка членов, занимающих высокое положение в революционной
организации. Операции по вербовке такого рода лиц зависят от информации, получаемой от
других агентов в этой партии, так как в этих случаях необходимы подробные сведения о
потенциальном агенте, знание его уязвимых мест и возможностей успешной вербовки.
Резидентуры на местах постоянно занимаются выявлением возможностей вербовки таких
деятелей; досье на них пухнут, пока ни созреет решение начать или не начинать операцию по
вербовке.
Вербовка может быть осуществлена двумя методами: горячим или холодным. Горячий
метод состоит в том, что вербовщик, обычно не занимавшийся вербовкой членов партии,
знающий потенциального агента или имеющий возможность получить необходимые
сведения о нем, делает ему прямое предложение о сотрудничестве – иногда после
длительного периода обработки объекта вербовки, а иногда довольно быстро.
Холодный метод заключается в том, что сотрудник ЦРУ или агент, иногда
замаскированный, иногда вызванный из соседней страны или из штаб-квартиры в
Вашингтоне, обращается к объекту вербовки прямо на улице или заходит к нему домой без
предварительного личного знакомства с ним. Такой прием может неожиданно привести к
обратным результатам, если сведения об уязвимости объекта вербовки были
недостаточными; для такого случая рекомендуется иметь план немедленного отхода
вербовщика из района действия.
Как при горячем, так и при холодном методе должны быть заранее предусмотрены
условия для немедленного опроса вербуемого в безопасном месте или для поддержания
связи с ним позднее, если он вначале отклонит предложение о сотрудничестве, но потом
передумает. Холодный метод может быть осуществлен в малых и крупных масштабах, путем
рассылки писем или извещений объектам вербовки с сообщением, что некто интересуется их
политической работой и предлагает поделиться их опытом с другими. При этом должен быть
указан надежный, но не компрометирующий обратный адрес, например почтовый ящик в
США, а также опознавательный номер для каждого потенциального агента. Если
разрабатываемый объект ответит под отведенным ему номером, сотрудник резидентуры
связывается с ним в безопасном месте.
Наконец, практикуется тайная установка аппаратуры для подслушивания на квартирах
партийных деятелей или в помещениях, где проводятся совещания. Такие операции могут
быть успешными, если резидентура располагает достаточной информацией о местах и
времени проведения важных совещаний, а такую информацию не всегда легко добыть из-за
строгой конспиративности революционной деятельности.
Подслушивание с помощью технических средств может давать прекрасную
разведывательную информацию, поскольку здесь обходится без посредничества человека,
который часто склонен приукрашивать, преувеличивать и так или иначе искажать факты.
Проводимые резидентурой вспомогательные операции могут способствовать вербовке
агентов в рядах коммунистической партии. Так, группы наружного наблюдения могут узнать
тайные места совещаний для последующей установки там подслушивающих устройств.
Перехват почтовой корреспонденции, как национальной, так и международной, может дать
интересные сведения о партии. Посты наблюдения могут помочь выявить участников
подпольных совещаний, а также послужить местом управления подслушивающими
устройствами. Подслушивание телефонных переговоров может дать обширную информацию
о партийных функционерах, а также о повседневной жизни партийных лидеров. Тайное
посещение штаб-квартиры партии может дать богатый материал в виде партийных
протоколов и списков членов партии.
Помимо операций по внедрению агентуры в революционные организации зарубежные
резидентуры ЦРУ руководят также психологическими и полувоенными операциями против
них. Сюда входят: ведение антикоммунистической пропаганды средствами массовой
информации; подтасовка фактов против партийных работников, чтобы дать полиции повод
для их ареста; публикация ложных пропагандистских материалов с одновременной
припиской их революционным группам таким образом, что последним бывает трудно их
опровергнуть; организация хулиганствующих групп для избиения и запугивания партийных
функционеров; использование различных средств для срыва собраний и митингов;
обращение в местные органы безопасности с просьбой предпринять желаемые репрессивные
акции и т. д.

Психологические и полувоенные операции

Психологические и полувоенные операции, обозначаемые криптонимом KU / CAGE,


отличаются от разведывательных и контрразведывательных тем, что они всегда
предусматривают те или иные действия, а не сбор информации. Операции
по сбору информации не должны оставлять никаких видимых следов, чтобы факт
ведения разведки оставался в тайне. Психологические же и полувоенные операции всегда
оставляют видимый след. Однако видимый след никогда не должен быть таким, чтобы его
можно было приписать Центральному разведывательному управлению или правительству
США, он должен быть отнесен на счет какого-нибудь другого лица или организации. Эти
операции, получившие юридическое обоснование в результате принятого Конгрессом Закона
о национальной безопасности 1947 года, в некоторых отношениях более секретны, чем
операции по сбору разведывательной информации. Они проводятся с санкции начальника
службы психологической войны и полувоенных операций Оперативного управления, однако
в тех случаях, когда на их проведение требуются крупные денежные суммы или когда
используются сверхсекретные методы, может потребоваться санкция Совета по координации
операций (на уровне заместителей министров), Совета национальной безопасности или
самого Президента.
Поскольку психологические и полувоенные операции практически всегда означают
вмешательство во внутренние дела иностранных держав, с которыми Соединенные Штаты
поддерживают нормальные дипломатические отношения, они, разумеется, связаны со
значительным риском. Если истинные вдохновители и руководители таких операций
становятся известными, то серьезное дипломатическое осложнение неизбежно. По иному
иностранные политические деятели реагируют на раскрытие тайны операций по сбору
информации – как правило, они смотрят на них сквозь пальцы, ибо такие операции
считаются традиционными для любой разведывательной службы.
Таким образом, кардинальным принципом в отношении всех психологических и
полувоенных операций является благовидное отрицание и возможность такого отрицания, то
есть возможность свалить вину на других, предусматривается в самом начале планирования
любой такой операции.
Почти каждая резидентура ЦРУ за границей осуществляет непрерывную программу
психологических и полувоенных операций с большим или меньшим акцентом на тот или
иной их вид, исходя из конкретных местных условий. Психологическая война включает в
себя пропагандистские акции, работу в молодежных и студенческих организациях, в
трудовых, профессиональных и культурных организациях и в политических партиях.
Полувоенные операции включают инфильтрацию в закрытые районы, диверсии,
экономическую войну, запугивание населения, оказание поддержки воздушными и
морскими путями, поставки оружия, обучение и снабжение небольших армий.

Пропагандистские операции

Роль ЦРУ в общей правительственной пропаганде США определяется официальным


разделением ее на три категории: белую, серую и черную.
Белая пропаганда не скрывает своего подлинного источника – правительства США, и
ею официально занимается Информационное агентство США.
Серая пропаганда ведется отдельными людьми и организациями, которые не
ссылаются на правительство США как на источник их материалов, а выдают их за свои
собственные.
Черная пропаганда – это или вообще анонимный материал, или материал,
приписываемый несуществующему источнику, а иногда сфабрикованный материал,
приписываемый реальному источнику. ЦРУ – единственный правительственный орган
США, которому разрешено заниматься черной пропагандой, но оно ответственно и за серую
пропаганду наряду с другими организациями типа Информационного агентства США.
Однако в соответствии с «серым законом», изложенным в одной из директив по разведке
Совета национальной безопасности, другие американские учреждения должны получить
предварительное одобрение ЦРУ на осуществление мероприятий, связанных с серой
пропагандой.
Агентура, действующая в сфере серой и черной пропаганды, может и не быть
осведомлена о том, что ей покровительствуют ЦРУ или правительство США. Отчасти это
приносит больший эффект, отчасти позволяет сократить число лиц, знающих о сущности
операций, и тем самым уменьшить опасность разоблачения подлинных инициаторов. Таким
образом, издатели, политические деятели, бизнесмены и другие могут участвовать в
пропаганде даже за деньги, не имея представления, кто является их подлинным хозяином. Но
некоторым из них хозяин бывает известен; по терминологии ЦРУ они подразделяются на
осведомленных и неосведомленных агентов.
Согласно существующим в ЦРУ правилам обеспечения безопасности, в
пропагандистских акциях, так же как и во всех других психологических и полувоенных
операциях, прямая передача денег местным агентам сотрудниками ЦРУ, пользующимися
такими, например, официальными прикрытиями, как государственный департамент, строго
запрещается. Это правило обеспечивает возможность благовидного отрицания и рассчитано
на то, чтобы не поставить в затруднительное положение американское посольство в данной
стране, если что-то станет известно местному правительству. Оплата в таких случаях
производится сотрудниками ЦРУ под неофициальной крышей: бизнесменами, студентами,
пенсионерами и другими.
Сотрудники под неофициальной крышей осуществляют почти все контакты с
агентурой, чтобы обеспечить максимальную непричастность к этому сотрудников с
официальным прикрытием. С этой же целью встречи между сотрудником с неофициальным
прикрытием и сотрудником с официальной крышей должны происходить с соблюдением
полной секретности. Всё это делается для того, чтобы отвести подозрения от американского
посольства, а у агента создать впечатление, что деньги поступают от частного лица.
Наиболее важным аспектом пропагандистских операций является процесс создания в
определенных странах желательного для США отношения к тем или иным важным
событиям. Проблемам коммунистического влияния в одной стране можно придать, таким
образом, международное звучание, пользуясь утверждением, что «угроза одному является
угрозой всем». Так, резидентура ЦРУ в Каракасе может направить сообщение о тайном
коммунистическом заговоре в Венесуэле резидентуре ЦРУ в Боготе, где при помощи
местного агента по пропаганде оно «всплывет» приписанным некоему венесуэльскому
правительственному чиновнику. Эта информация, после того как она появится в прессе
Колумбии, передается резидентом ЦРУ в Боготе резидентам в Кито, Лиме, Ла-Пасе,
Сантьяго и, возможно, в Бразилии. Спустя несколько дней в газетах этих городов появятся
тревожные редакционные статьи и начнется усиленное давление на правительство
Венесуэлы с требованием предпринять репрессивные меры против венесуэльских
коммунистов.
Разумеется, существует и множество других целей, которым служит как черная, так и
серая пропаганда, использующая книги, журналы, радио, телевидение, настенные надписи,
листовки, церковные проповеди и политические речи, не говоря уже о ежедневной прессе.
ЦРУ проводит предвыборные операции, которыми охватываются целые политические
партии и в ходе которых финансируются как осведомленные, так и неосведомленные
кандидаты. Эти операции, на которые расходуются многие миллионы долларов, могут быть
начаты за год до выборов и даже раньше и включают в себя широкие пропагандистские
кампании, создание многообразных организаций фронта и механизмов финансирования
(часто под крышей американского бизнесмена), проведение регулярных опросов мнения
избирателей, сколачивание наемных хулиганствующих групп для запугивания оппозиции, а
также устройство всякого рода провокаций и распространение слухов, дискредитирующих
нежелательных кандидатов. Имеются фонды и для прямого подкупа голосующих и членов
счетных комиссий.
Если желательную для США обстановку можно легче всего создать
неконституционным или насильственным государственным переворотом, то политические
акции могут быть направлены на достижение именно этой цели. Хотя антикоммунизм – это
обычный козырь в руках ЦРУ для создания обстановки, ведущей к перевороту, слитки
золота и мешки с ассигнациями часто оказываются столь же действенными. В некоторых
случаях и в удачный момент весьма эффективными могут оказаться такие акции, как взрыв
бомбы агентом резидентуры, затем массовые демонстрации и, наконец, вмешательство
военных лидеров во имя восстановления порядка и национального единства.
Государственные перевороты в Иране в 1953 году и в Судане в 1958 году были в
значительной мере результатом именно таких политических операций ЦРУ. Но сами
цэрэушники скромно говорят о себе: «Мы политику не делаем, мы только собираем
факты»…
Спецподразделением ЦРУ в службе полувоенных операций координируются и
поставки оружия для поддержки нерегулярных полувоенных формирований. Хотя
поставками оружия повстанческим формированиям занимается отделение воздушной и
морской поддержки службы полувоенных операций (например, через авиакомпании «Эйр
Америка» и «Сивл эйр транспорт» на Дальнем Востоке), дополнительные ресурсы, такие, в
частности, как самолеты, могут быть получены из Министерства обороны. К подобным
операциям относятся: вторжение в Гватемалу в 1954 году; поддержка тибетцев,
действовавших против китайцев, в 1958–1959 годах; поддержка повстанцев против
правительства Сукарно в Индонезии в 1957–1958 годах; усиление диверсионных и
полувоенных операций против правительства Кастро на Кубе. Разбрасывание листовок как
один из методов пропаганды в ходе полувоенных операций осуществляется также
отделением воздушной и морской поддержки.
Что касается финансирования психологических и полувоенных операций, то это
довольно сложное дело. Проект плана операции составляется или в резидентуре, или в
штаб-квартире в зависимости от того, кто предлагает или осуществляет операцию. Помимо
элементов, уже упоминавшихся при описании планов операций по сбору информации, в него
включается пункт о необходимости координации с другими правительственными
учреждениями, такими как госдепартамент или Министерство обороны. К плану прилагается
документ с более детальным изложением вопросов финансирования, специальной
подготовки, материального обеспечения и механизма прикрытия, а также список
привлекаемых сотрудников и агентов.
Оперативные отчеты о ходе обычных полувоенных операций представляются в
штаб-квартиру каждый квартал, однако в особых случаях отчеты направляют туда гораздо
чаще. Разведывательная информация, полученная в ходе таких операций, обрабатывается и
рассыпается так же, как и полученная в ходе операций по сбору информации.
Финансирование операций-действий, особенно таких, в которые вовлечены
профсоюзные, студенческие, молодежные и другие организации, всегда представляет
известные трудности. В определенных условиях финансирование может производиться через
те или иные фиктивные, созданные для прикрытия фонды-организации, однако прежде всего
необходимо решить, на каком уровне должна быть осуществлена передача средств. Если
финансовые средства решено передать через такую, например, организацию как Всемирная
ассамблея молодежи, то это можно сделать через американский филиал этой организации, с
тем чтобы создать в будущем видимость, что средства являются даром Всемирной ассамблеи
молодежи. В других случаях деньги могут быть переданы каким-нибудь подставным лицом,
обычно частным американцем, который может заявить, что это его частное пожертвование
или дар его компании. Если используется этот путь, то деньги иногда передаются таким
частным лицом американскому филиалу международной организации, которому они,
собственно, и предназначены.
Если деньги передаются наличными, то обычно в руки генерального секретаря или
председателя финансовой комиссии организации, которые являются агентами ЦРУ. При
решении вопроса о методе передачи средств учитываются многие факторы. Во-первых,
принимаются во внимание соображения прикрытия и безопасности; во-вторых – решается
вопрос о том, какой метод заставит получателя или получателей средств наилучшим образом
выполнить те практические действия, за которые им платят. Таким образом, финансовые
средства становятся весьма эффективным инструментом руководства действиями агента.
Когда для финансирования операций используются прикрывающие фонды и деловые
фирмы, их основывают в Соединенных Штатах или в таких странах, как Лихтенштейн,
Багамские острова и Панама, в которых коммерческие секреты охраняются, а
правительственный контроль минимален.

Совместные операции

Совместная операция – это один из видов разведывательной операции, которая


является результатом деловых взаимоотношений между ЦРУ и разведслужбами и службами
безопасности иностранных держав.
Контакты с иностранными службами известны как операции взаимодействия, и их
целью является обмен информацией, осуществление совместных операций и проникновение
в иностранные службы.
Все совместные операции заведомо считаются рискованными, так как одно только
существование связей и взаимодействия уже подразумевает, что ЦРУ должно что-то «дать»
местным службам безопасности – по меньшей мере, сообщить им личность своего
сотрудника. Но для ЦРУ первое правило обмена информацией – это «ничего не давать, если
в этом нет необходимости». Но поскольку иностранные службы обычно настаивают на
обмене и поскольку в бедных странах они сами собирают, как правило, очень мало полезных
сведений, второе правило сводится к тому, чтобы в ходе обмена «если и давать, то как можно
меньше», т. е. чтобы в любом случае для ЦРУ складывался благоприятный баланс. Вид
информации, которой можно обмениваться, устанавливается специальными циркулярами
ЦРУ.
Всегда остается надежда, что преимущества совместных с иностранными
разведывательными службами операций превалируют над их недостатками, хотя определить
это иногда очень трудно. С точки зрения контрразведки, в отношении совместных операций
существует два основных принципа: во-первых, нет такого понятия, как дружественная
разведывательная служба, и, во-вторых, предполагается, что во все взаимодействующие
службы проникли вражеские агенты. Таким образом, любые операции, предпринимаемые
Центральным разведывательным управлением совместно со взаимодействующими
службами, согласно вышеприведенному определению, рискованны с самого начала. Именно
по этой причине на некоторых информационных сообщениях ЦРУ делается пометка «Не для
распространения за границей», в силу которой сообщениями могут пользоваться только
американские государственные служащие. Такие пометки делаются для того, чтобы в
процессе обычного обмена информацией никакая иностранная взаимодействующая
разведывательная служба не могла получить информацию, исходящую от ценного
секретного источника.
Почему же тогда ЦРУ вступает в связь с иностранными разведывательными службами?
Главным образом потому, что совместные с ними операции полезны. Они расширяют
возможности ограниченного персонала резидентуры, каким бы незначительным это
расширение ни было. Они создают исходные позиции для последующего внедрения в эти
взаимодействующие службы агентов ЦРУ. Результатом сотрудничества может быть и
осуществление местной службой таких акций, как аресты или налеты, предпринимаемые по
просьбе резидентуры.
В некоммунистических странах политика ЦРУ заключается в оказании помощи
местным службам безопасности по повышению их эффективности, если, разумеется, эти
службы хотят получать такую помощь, а их правительства не проявляют открытой
враждебности по отношению к США. Финансируя местную службу – такую, например, как
полиция, – оказывая ей техническую помощь и обучая ее сотрудников, ЦРУ приобретает
возможность получать информацию, которую в силу нехватки персонала в резидентурах
получить было бы невозможно. Сотрудничество с органами, осуществляющими контроль за
путешественниками, например, означает доступ к пассажирским и грузовым декларациям
судовых и авиационных компаний или местных иммиграционных властей. Часто намного
легче получить такие декларации через взаимодействующую службу, чем от пяти или десяти
различных компаний. Подслушивание телефонных переговоров часто возможно
осуществить только через местную службу, особенно если нужно контролировать многие
линии связи. Перлюстрацию почтовой корреспонденции намного проще осуществит местная
служба, чем агенты почтового отделения, завербованные в результате длительного процесса
разработки. И главное – в случае провала ответственность ложится на местную службу, а
ЦРУ остается в тени.
Обычно контакты с начальником местной службы осуществляет резидент. В некоторых
резидентурах существуют довольно многочисленные группы сотрудников, осуществляющих
связь и взаимодействие на рабочем уровне как по вопросам оперативного планирования, так
и по обмену информацией. Главное правило при этом, разумеется, сводится к тому, чтобы
раскрывать минимальное число сотрудников, и, если возможно, только тех, которые
занимаются совместными операциями. Сотрудники, занимающиеся операциями,
осуществляемыми в одностороннем порядке, т. е. без ведома местных властей, должны быть
ограждены от возможного раскрытия местной службой.
Некоторые местные службы настолько небогаты, что нуждаются в открытой помощи со
стороны США. Так, например, во многих странах в составе миссий технической помощи
Администрации международного сотрудничества имеются группы по вопросам
общественной безопасности, состоящие из американских технических специалистов,
которые работают в местных полицейских органах. Они стремятся улучшить и расширить
возможности местных служб в организации связи, в проведении расследований, в
административном управлении и ведении архивов, в поддержании общественного порядка и
в предотвращении преступлений. Такие группы представляют определенную ценность для
ЦРУ, поскольку они обеспечивают прикрытие сотрудников ЦРУ, направляемых для работы
в разведывательных службах полиции и в других гражданских ведомствах. Сотрудники
резидентуры под прикрытием гражданских ведомств могут работать в военной разведке.
Иногда они работают в местных разведывательных службах под видом бизнесменов,
туристов или отставников.
Помощь ЦРУ местным службам под прикрытием групп общественной безопасности
или под другими крышами имеет своей целью не только повышение профессионального
мастерства этих служб. Оперативное нацеливание местной службы осуществляется
сотрудниками ЦРУ таким образом, чтобы служба выполняла те задачи, которых недостает в
общих оперативных планах резидентуры. Иными словами, местные службы должны быть
использованы в интересах ЦРУ, в том числе и при проведении односторонних операций.
Личные взаимоотношения между сотрудниками ЦРУ и их коллегами в местных
службах имеют очень важное значение, поскольку сотрудники ЦРУ должны выявлять и
оценивать сотрудников местных служб для вербовки в качестве агентов в этих службах.
Сотрудники ЦРУ дают сотрудникам местной службы наличные деньги, понимая, что, скорее
всего, часть этих денег коллеги из местной службы прикарманят, хотя эти деньги и
предназначены строго для оплаты расходов, связанных с проведением операций. Нехитрая
идея состоит в том, чтобы приучить местного сотрудника полиции или разведки к
небольшим дополнительным деньгам, т. е. «прикормить» его, и тем самым поставить в
зависимость от резидентуры не только в смысле технического оснащения и
профессионального мастерства, но и в личном материальном плане.
Сотрудники служб безопасности, такие, например, как полицейские, часто оказываются
в числе наиболее низкооплачиваемых и, как известно, редко отказываются от подарков.
Постепенно, от случая к случаю, сотрудника местной службы начинают просить выполнять
поручения так, чтобы об этом не знали его коллеги по службе, и особенно начальники. В
результате он привыкает информировать сотрудника ЦРУ о своей службе и о политических
событиях внутри своего правительства. В конечном счете он начинает в первую очередь
работать на ЦРУ, т. е. служить тому, от кого получает деньги.
Операциям по вербовке агентов в местных разведывательных службах часто придается
очень большое значение ввиду важной роли служб безопасности в сохранении политической
стабильности. В условиях, когда в данной стране назревает государственный переворот,
информация таких агентов становится особенно ценной.
И наконец, резидентуры ЦРУ могут использовать агентов во взаимодействующих
службах для проведения односторонних операций. Это – конечная цель всех усилий ЦРУ.
Кроме того, такие агенты могут информировать резидентуру об усилиях, предпринимаемых
их службой и направленных на раскрытие односторонних операций, проводимых
резидентурой ЦРУ. Это тоже благоприятная возможность.
Теоретически резидентуры ЦРУ не должны проводить никаких операций в
сотрудничестве с местными службами, если их можно осуществить без их ведома (за
исключением Англии, Канады, Австралии и Новой Зеландии). Операции, проводимые без
ведома и поддержки местных служб, называются односторонними , а те операции, которые
ЦРУ предпринимает с ведома местных служб и при их поддержке, называются
двусторонними .
При рассмотрении различных форм и видов сотрудничества становится очевидным, что
наибольшая результативность разведывательной деятельности ЦРУ в Западной Европе
достигается тогда, когда в ней участвуют и местные разведывательные службы, особенно
при поведении таких вспомогательных операций как, например, подслушивание телефонных
переговоров, наружное наблюдение, контроль за передвижениями, перехват почтовых
отправлений, проникновение в коммунистические партии.
Таким образом, у резидентуры во многих случаях есть выбор: предпринимать ли
совместные двусторонние операции или проводить их без ведома местных служб. Решение в
таких случаях часто зависит от степени надежности внутренней безопасности местных
служб, а также от численности персонала ЦРУ в данной стране: когда персонал ЦРУ
ограничен, чаша весов чаще всего склоняется в пользу двусторонних операций.
И, наконец, несколько слов о проникновении ЦРУ в местные разведывательные
службы. По многим соображениям, не последним из которых является самозащита ЦРУ,
действующая доктрина требует прилагать непрерывные усилия с целью завербовать агентов
из среды сотрудников взаимодействующих служб. Таких агентов, или потенциальных
агентов, обычно выявляют те сотрудники ЦРУ, которые взаимодействуют со службами
других стран, осуществляют обмен информацией, обучают сотрудников взаимодействующих
служб, участвующих во вспомогательных операциях в интересах ЦРУ. Таким образом,
резидентура ЦРУ может осуществлять обмен информацией с местной службой, проводить с
ней совместную операцию по подслушиванию телефонных переговоров и иметь в этой
службе одного-двух сотрудников в качестве своих платных агентов. Однако проникновение
в местную взаимодействующую службу является скорее контрразведывательной функцией.
Важным действующим принципом в операциях взаимодействия является правило,
которое гласит, что информация, переданная одной службой другой, не может быть передана
другой службой третьей без предварительного одобрения первой. Цель такого правила –
сохранить безопасность операций, секретность информации и существования
взаимодействия между первой и второй службой. Если, например, английский эквивалент
ЦРУ МИ-6 передаст резидентуре ЦРУ в Лондоне какую-нибудь информацию, ЦРУ в свою
очередь не может передать эту информацию, допустим, голландской разведке, даже если эта
информация представляет большой интерес для голландцев. В таком случае резидентура
ЦРУ в Лондоне или предложит МИ-6 самим передать информацию голландцам (что,
возможно, уже и сделано), или попросит у МИ-6 разрешение передать эту информацию
голландцам по своим каналам. Если МИ-6 даст согласие ЦРУ на передачу информации
голландцам и при этом не пожелает, чтобы голландцы знали, что источником информации
является МИ-6, должно быть принято совместное решение о сокрытии подлинного
источника.

Резидентура ЦРУ и ее задачи

Что такое «резидентура ЦРУ»

Основа деятельности ЦРУ, его главный рабочий организм – это резидентуры за


границей, которых насчитывается более ста по всему миру.
Резидентура – это центр разведывательной сети ЦРУ в столице иностранной державы.
Руководит резидентурой резидент (Chief of Station ), в непосредственном подчинении
которого обычно находится его заместитель. Штат резидентуры может быть сформирован из
сотрудников ЦРУ полностью или частично; чаще всего каждому из них поручен свой
участок работы, хотя задачи каждого могут при необходимости и меняться.
Резидентура может иметь свои отделения и в других крупных городах той же
иностранной державы. Такие подразделения называются подрезидентурами, или
оперативными группами; они подчинены столичной резидентуре; каждой такой
резидентурой управляет подрезидент (Chief of Base ), подчиняющийся соответственно
столичному резиденту.
Подрезидентура постоянно отчитывается о своей деятельности резидентуре, а та в свою
очередь – региональному отделу Оперативного управления ЦРУ в Лэнгли.

Задачи резидентуры

Проведение заграничных разведывательных операций вызывается запросами


инстанций, где формируется политика Соединенных Штатов. Эти запросы точно изложены в
объемистых перечнях, подготовленных различными отделами и службами
Информационного управления, которое готовит в окончательной редакции
разведывательные доклады для правительственных органов. Эти запросы отражены также в
«Директивах по частным задачам» для резидентур.
Резидентуры и оперативные группы работают в большинстве стран под крышей
политических отделов посольств или консульств, однако некоторые сотрудники в целях
прикрытия назначаются и в другие отделы, например в экономический или консульский.
В некоторых странах, например в Панаме и Германии, резидентуры ЦРУ работают под
«крышей» американских воинских частей.
Задача резидентуры состоит в том, чтобы выявить пути и каналы, по которым можно
получить желаемую информацию, и представить в штаб-квартиру свои предложения
относительно наиболее подходящих методов. Эта задача называется нацеливанием, и каждая
операция нацеливания получает свое письменное отображение в виде документа под
названием «Проект плана операции», который разрабатывается в резидентуре и включает в
себя все оперативные детали: цель операции или желаемый результат; специфические цели;
участвующие агенты; необходимые технические средства; поддержка, которую должна
обеспечить штаб-квартира или другие резидентуры; меры по обеспечению безопасности и
прикрытия с оценкой потенциальной возможности провала и вероятности скандала, если
операция будет раскрыта; и общие расходы. Большинство операций, которые проводятся
ЦРУ за границей, описываются в таких планах, представляемых в штаб-квартиру для
рассмотрения и одобрения (или отклонения) всеми заинтересованными отделами и службами
Оперативного управления.
В зависимости от величины расходов или важности предлагаемой операции проект
плана утверждается на том или ином уровне штаб-квартиры – от начальника отдела до
помощника начальника Оперативного управления, заместителя директора ЦРУ по
оперативной работе или даже на уровне директора ЦРУ, а некоторые операции вообще
требуют утверждения уже за рамками ЦРУ, и это, как правило, активные мероприятия
психологической войны или полувоенные акции. В этих случаях проект плана передается на
рассмотрение координационного совета (на уровне заместителей министров) Совета
национальной безопасности.
Планы разведывательных операций по сбору информации обычно утверждаются на
целый год и могут быть продлены. Запрос на продление такого плана почти идентичен с
первоначальным проектом плана; в нем излагаются подробности хода операций за
прошедший год, в том числе результативность, расходы, вопросы обеспечения безопасности,
привлечение новых агентов и обоснование для продления. Операции, которые не дали
ожидаемых результатов, или оказались раскрытыми в результате усилий
противоборствующей стороны, или просто исчерпали себя, прекращаются посредством
представления в штаб-квартиру просьбы о прекращении операции. В этом документе
излагаются соответствующие детали или причины, побуждающие прекратить операцию,
предложения по дальнейшему использованию агентов и средств, альтернативные источники,
соображения по вопросам безопасности и прикрытия и потребности в поддержке со стороны
других резидентур или штаб-квартиры. Корреспонденция между резидентурами,
оперативными группами и штаб-квартирой является жизненной артерией ЦРУ.
Практикуются два основных вида корреспонденции: оперативные донесения и
информационные сообщения. В оперативных донесениях излагаются проблемы
безопасности, прикрытия, финансов, доступа агента к объекту, степень результативности (но
не сами факты), предложения о вербовке новых агентов или о прекращении связей со
старыми, потребности в технических средствах, побудительные мотивы агента и любые
другие вопросы, которые могут иметь то или иное отношение к операции. По каждой
операции не реже одного раза в три месяца в штаб-квартиру должен представляться
оперативный отчет о ходе операции, однако, как правило, возникает необходимость и в
более частых донесениях и ответах на них.
Разведывательная информация из-за границы представляется резидентурами в форме
информационного сообщения , в котором содержатся факты, обычно относящиеся к одному
объекту, но полученные из разных источников. Факты излагаются в информационном
сообщении в таком виде, в котором они получены от источника или источников, однако к
ним могут быть добавлены комментарии источника или резидентуры. Информационные
сообщения выполняются в резидентурах на специальных матрицах для последующего
размножения и рассылки в штаб-квартире. Обязательными элементами заголовка сообщения
являются название страны или стран, основной вопрос, описание источника (не
раскрывающее его подлинную личность), оценка надежности источника и оценка
достоверности содержания сообщения. Основной текст сообщения завершается
разъяснениями или мнениями источника, резидентуры или штаб-квартиры. В штаб-квартире
этим сообщениям присваиваются соответствующие номера для последующей сдачи их в
архивно-учетный отдел Оперативного управления, а копии направляются, например, в
отделы Информационного управления, в Государственный департамент, Министерство
обороны, ФБР или в Белый дом.
Как оперативные донесения, так и информационные сообщения могут быть
направлены в штаб-квартиру или в другие резидентуры и оперативные группы или
дипломатической почтой, или телеграфом, или радиотелеграфом. Практически все
резидентуры и оперативные группы имеют радиопередатчики и приемники, но довольно
часто пользуются и коммерческим телеграфом.

Агентурная обстановка

Поскольку все тайные операции проводятся в рамках того или иного политического
контекста, в первую очередь необходимо принимать во внимание ряд объективных
факторов, которые создают агентурную обстановку, иногда называемую еще оперативной
атмосферой . К таким факторам относятся: дружественность или враждебность
правительства данной страны; уровень искушенности служб внутренней безопасности
данного правительства и других разведывательных служб, действующих в этом же районе;
известные и предполагаемые цели этих служб; эффективность и искушенность местных
коммунистических и других революционных организаций; местный язык, одежда и другие
обычаи и общая политическая атмосфера репрессий или либерализма. Это те объективные
условия, в рамках которых предпринимаются тайные операции, и они определяют способы
их осуществления. Внедрение агента или руководство им в министерстве обороны, например
в Багдаде, наверняка, отличается от действий, допустим, в Париже, Праге или Боготе.
Поскольку степень нелегальности может варьироваться в зависимости от применяемых
средств и приемов, агентурная обстановка определяет и реалистичность целей, и методы их
достижения. В это понятие включается и непрерывная оценка всех видов противодействия и
способностей противника. Таким образом, принимая во внимание агентурную обстановку,
для каждой резидентуры разрабатывается нечто вроде наставления или оперативного
руководства, называемого официально «Директивы по частным задачам». Этот документ
устанавливает приоритеты и цели разведки и является, по существу, инструкцией директора
ЦРУ для резидента.
В любой стране, где имелось официальное советское представительство, такое, как
посольство или торговая миссия, первой задачей, согласно этим директивам, почти всегда
являлось проникновение в советскую миссию путем вербовки ее сотрудников или
посредством технических средств. Проникновению в представительства Китая и других
коммунистических правительств и операциям по сбору информации о местных
революционных движениях и местных правительствах, будь то дружественные или
враждебные, отводилось второе место после операций по проникновению в советские
представительства. В директивы включаются и контрразведывательные, и психологические,
и полувоенные операции. И, когда от резидента в штаб-квартиру поступает просьба
разрешить проведение новых операций или продолжать уже начатые, резидент ссылается на
соответствующие параграфы этих директив.

Уровни агентов
Информация, которая идет затем в составляемые резидентурой информационные
сообщения, поступает в основном от платных агентов. На самом высоком уровне имеются
политик, ученый, экономист или военный руководитель, фактически порождающие те
события, которые ЦРУ хотело бы предвидеть и предсказать.
Однако такого рода лицо, в силу его высокого положения в руководстве, меньше всего
склонно сообщить ЦРУ или правительству США о секретах своей страны. Но есть и такие
лица, которых можно убедить, что интересы США и интересы его страны настолько близки,
даже идентичны, что он ничего не потеряет, предоставив ЦРУ желаемую информацию. В
других случаях заявления и намерения высокопоставленного лица могут быть изложены на
бумаге, доступ к которой получают многие официальные лица второстепенного уровня,
чиновники или их коллеги. Люди этого второстепенного уровня могут не оправдать доверия
своего руководителя по различным побудительным мотивам. Затем есть еще третий уровень
потенциальных агентов, которые имеют доступ в те места, где находятся документы, но не к
самим документам. Таких людей можно обучить устанавливать тайные подслушивающие
устройства там, где происходят секретные обсуждения, или вскрывать хранилища секретных
документов, или фотографировать их. Наконец, есть люди, которые могут помочь
проведению операций, но сами прямого доступа к источникам не имеют. Это
вспомогательные агенты, которые могут арендовать дом, квартиру, покупать автомашины,
выполнять роль курьеров и бесчисленное множество других дополнительных, но
существенных поручений.
В дополнение к операциям, нацеленным против главного источника на высоком
уровне, имеется категория исключительно важных второстепенных операций, называемых
вспомогательными . Часто нацеливание на главные источники осуществляется посредством
проведения вспомогательных операций. В таких операциях используются группы наружного
наблюдения, чтобы следовать за людьми на улице; посты наблюдения, чтобы следить за
входом и выходом из зданий; многочисленные приемы фотографирования, перехват
корреспонденции в почтовом отделении; доступ к важным статистическим данным, к
картотекам полиции и других служб безопасности, к воздушным, железнодорожным и
судовым пассажирским и грузовым декларациям; устройства для подслушивания, записи
телефонных разговоров, перехват телеграфных сообщений. Эти операции могут дать важную
и высококачественную разведывательную информацию, однако чаще всего их используют
для выявления данных о лицах, которые могут быть завербованы в агенты по сбору
разведывательной информации.
Вспомогательные операции необходимы также для сбора данных о намеченных для
вербовки лицах, чтобы выявить побудительные мотивы, которые могли бы склонить их к
сотрудничеству или отклонить предложение о сотрудничестве; их сильные стороны,
слабости, затруднения, честолюбивые замыслы, неудачи, враждебность, уязвимость.

Структура агентурной сети

Резидент располагает агентурной сетью (агентурой), которая состоит из различного


рода агентов – как кадровых сотрудников ЦРУ, так и завербованного местного контингента.
Для успешного действия агентурной сети и обеспечения высокой продуктивности в ее
работе требуется тщательная конспирация. Поэтому только резидент знает всех агентов,
входящих в его агентурную сеть. С другой стороны, самого резидента никто из агентов
(кроме его заместителя) может и не знать.
В Центре (штаб-квартире ЦРУ) об агентурной сети знают только те сотрудники,
которые имеют соответствующий допуск к работе с ней.
В среднем в состав резидентуры входят обычно 10–12 агентов, однако иногда это
количество может сильно колебаться в обе стороны.
Руководство агентурной сетью строится на принципе авторитарного единоначалия.
Коллегиальное обсуждение отсутствует, решение принимает только резидент, получающий
задания из Центра.
В разведывательной службе устанавливается строгий порядок, точно распределяются
обязанности, всё устраивается так, как это принято в военизированной организации. По
характеру деятельности агенты сети могут подразделяться на следующие категории.
Наводчики . Большинство из них занимается только подбором людей,
представляющих интерес для разведывательной службы как возможные кандидатуры для
работы в шпионской организации. Наводчики собирают общие сведения о семейном
положении кандидатов, их отношениях с родными и близкими, политическом
мировоззрении. Если речь идет об ученых, то агент интересуется, кто из них принимает
участие в международных съездах ученых и научных конференциях. О таких людях
наводчики сообщают вербовщикам , которые и занимаются окончательной разработкой
объекта вербовки. Работа местного вербовщика по поиску помощников среди коренного
населения важна в тех странах, где местные власти особенно не доверяют иностранцам,
например в Японии, где еще в XVIII веке в феодальной токугавской Стране восходящего
солнца возник пресловутый «режим ока» – омэцкэ сэйдзи – свирепый полицейский надзор
за каждым японцем – государственный террор, направленный против малейшего проявления
свободомыслия. Он держал в страхе всё население империи.
Особенно беспощадно карали за связь с иностранцами. «Режим ока» держался на
презрении к человеку, на пренебрежении ко всем законам, якобы охраняющим свободу
личности. Но и столетия спустя «режим ока» в Японии сохранялся. Японская контрразведка
во все времена считалась наиболее сильной, хитроумной.
Один из западных разведчиков, находившийся в Японии до и во время Второй мировой
войны под видом немецкого журналиста, вспоминал, как он решил «перевоплотиться в
японца»: у него зародилось дерзкое желание перенять не только нравы и обычаи народа, но и
его психологию, чтобы при случае, переодевшись в национальное платье, стать
неотличимым от сотен других японцев. Разведчик хорошо знал историю Японии не только
по книгам и но справочникам: он несколько лет посвятил изучению экономики страны, ее
истории и культуры, владел японским языком, разбирался в структуре хозяйства и помнил
японскую пословицу: «принимаясь за большое дело, помни о мелочах».
Упорно, методично совершенствовался он и в языке, стремясь улавливать тончайшие
оттенки речи. Он приобрел кимоно, веер, научился одним росчерком рисовать аистов,
перенимал жесты, учился «почтительно шипеть». Обзавелся маленькой металлической
трубочкой «на три затяжки», курительным ящиком. Это не было забавой. Он стремился
разрушить грань отчужденности, которая неизбежно возникает при общении японца с
иностранцем. Ему хотелось походить во всем на японца, чтобы во время длительных поездок
по стране легче завоевывать симпатии простого люда. И это ему удавалось.
Но своей основной задачей он считал все-таки проникновение в высшее общество, где
можно было собрать особо ценную информацию. Здесь также о мелочах нужно было
заботиться беспрестанно: например, своевременно отдавать белье в стирку, вовремя
приводить в порядок костюмы. Прежде всего – респектабельный вид. Высшее общество
любит лоск. У каждого общественного круга Японии своя обрядность, и если вы хотите
казаться «своим», то должны быть посвящены во все тонкости ритуала, знать заповеди
элегантности, «дабы своим видом не шокировать окружающих». От человека с дурными
манерами сразу же отворачиваются, и тогда все его планы обречены на провал.
Безукоризненный вкус – вот чем можно покорить этих людей, считающих себя «особой
породой».
Проникновение в общество – наука непростая. Разведчик-журналист был готов к
общению на этом уровне: для него не были тайной взаимоотношения монополий, он вник во
все нюансы политики, проводимой правящими кругами, мог рассуждать о концентрации
производства и о многом другом. И хотя он достаточно преуспел в своей миссии, тем не
менее, это было связано с колоссальными трудностями.
Вот как компетентным источником описываются условия работы разведчика в Стране
восходящего солнца: «Иностранец, оказавшийся в Японии, сразу же попадает под прицел: он
может не сомневаться, что вся прислуга в его доме – полицейские доносчики, что за каждым
его шагом следят десятки шпиков. Иностранца иногда останавливают на улице и тут же
проверяют его личные вещи, обыскивают. И в трамвае, и в кафе, и в парке, где вы решили
отдохнуть в тени деревьев, – повсюду вас сопровождает полицейский, неумолимый как
механизм. Его не смутит даже ваша дипломатическая неприкосновенность, ваш ранг, ваши
близкие знакомства с хоть самим премьер-министром. Ведь за премьером тоже следят и при
необходимости могут вызвать в суд в качестве свидетеля, как любого простого смертного.
В правительственные круги Японии доступ иностранцу закрыт. Вы можете
великолепно владеть японским языком, можете состоять в дружбе с высокопоставленными
японцами, очаровывать их превосходным знанием местных обычаев, японской литературы и
искусства, но вы никогда не станете для них своими, никогда не проникнете в верха
японской политики. Для этого нужно быть японцем».18
Исходя из вышесказанного, понятно, что в подобных странах вербовка агентов среди
местного населения особенно важна (подробнее о работе вербовщика поговорим позже).
Теперь рассмотрим работу информаторов . «Источники Р» (по начальной букве слова
«penetration» – проникновение) – это агенты разведывательной службы, которым удалось
проникнуть на важные государственные посты в научно-исследовательские учреждения или
политические партии. Они передают важную разведывательную информацию.
«Источники R» (по начальной букве «recheck» – перепроверка) – это агенты,
перепроверяющие первичную информацию. Они проживают поблизости от важных военных
и промышленных объектов или даже непосредственно работают там, и таким образом имеют
возможность собирать подробные сведения об этих объектах.
«Источники V» (по начальной букве слова «voyage» – поездка) – это
агенты-маршрутники, совершающие по роду своей профессии частые служебные поездки.
Они собирают разведывательную информацию в пути. Весьма деятельным
агентом-маршрутником может быть, например, машинист локомотива. Он имеет
возможность наблюдать за движением поездов, собирать сведения о железнодорожных
сооружениях и т. п. В качестве агентов маршрутников можно использовать коммивояжеров,
посетителей международных ярмарок и участников международных съездов и конференций.
Наконец, следует упомянуть об агентах-радистах . Они передают по радио в Центр
(штаб-квартиру) полученную ими разведывательную информацию.
Правда, на практике невозможно разделить агентов так строго по характеру
выполняемых функций. Иногда агенты действуют и как шпионы-информаторы, и как
наводчики, и как вербовщики. Точно так же трудно провести четкую границу между
«источниками Р» и «источниками R».
Некоторые агенты выступают в качестве доставщиков . Задача доставщиков
заключается в том, чтобы подобранных для вербовки лиц (после того как закончена их
«обработка») доставить к месту их новой работы или свести с переправщиками (см. ниже).
Важной частью агентурной сети являются курьеры . Они забирают материалы из
тайников и оставляют там указания для дальнейшей деятельности агентов, а также
сообщения для агентов-радистов, которые те обязаны передать дальше по радио.
Переправщики – агенты, проживающие вблизи государственных границ. Их задача
заключается в том, чтобы как можно быстрее и безопаснее перебросить агентов в
определенные районы действия. Переправщики, как правило, вербуются из числа коренных
жителей, хорошо знающих местность.
Однако «альфой и омегой» разведывательной службы являются так называемые

18 Колесников М. (в соавторстве с Колесниковой М.). «Рихард Зорге». Москва, изд-во «Молодая гвардия»,
1971.
источники . Под ними подразумевают собственно шпионов, агентов-информаторов,
добывающих важные секретные сведения.
Так как в разведсети существует принцип строгой конспирации, то каждый агент знает
только тех лиц агентурной сети, с которыми ему необходимо встречаться по роду своей
деятельности (нередко этот контакт ограничивается всего лишь одним лицом), с остальными
же связь может осуществляться без непосредственного контакта, например, через систему
тайников. Поэтому агенту, который кладет в тайник шпионские сообщения, может быть
неизвестен забирающий их оттуда курьер, а агент-радист может и не знать, как выглядит
курьер, доставляющий ему эту информацию для передачи по радио. Вербовщик же может не
знать других агентов, кроме заместителя резидента, наводчика и тех лиц, которых он
завербовал лично сам.
В подавляющем большинстве случаев агенты сети знают друг друга только по кличкам.
Все эти меры повышают степень безопасности работы агентов.

Роль посла США

Посол всегда должен быть главным официальным источником информации, а также


толкователем политической обстановки, тенденций и настроений общественного мнения в
той стране, где он аккредитован. Отчеты посла учитываются правительством при
определении своего политического курса. Как говорил еще Демосфен, во власти посла
воспользоваться удобными обстоятельствами и, следовательно, в его руках отчасти власть
над событиями. Посол – главный канал связи между правительствами обеих стран. А
средство связи – отчеты и донесения.
Дипломаты старой школы считали, что дипломатия – это искусство переговоров, и
ничего более. Они отделяли дипломатию от политики, говоря, что дипломат не должен
заниматься политикой, он инструмент своего правительства, и неважно, кто стоит у власти.
Они слишком большое значение придавали связям, считая, что исход важных переговоров во
многом зависит от того, какие связи имеет и поддерживает посол во время своего
пребывания на посту, в какой степени ему доверяют в той стране, где он находится, то есть
посол должен знать, с кем имеет дело, чтобы заранее можно было оценить слабые и сильные
стороны партнеров по переговорам, их надежность или же противоположные качества.
Заканчивая разговор о роли посла, нужно пояснить, что теоретически все американские
службы, представленные в данной стране, в том числе и ЦРУ, возглавляет посол США. Такая
концепция роли посла по отношению к представителям всех других служб сложилась еще в
период президентства Эйзенхауэра. Несмотря на это, в соответствии с директивой СНБ
«Разведка и внешняя политика» от 8 января 1968 года принята несколько иная точка зрения
на взаимоотношения американского посла и представителей разведслужбы в той или иной
стране. В директиве сообщалось: «Посол, как правило, должен быть информирован о любой
секретной операции, проводимой в пределах территории, где он аккредитован. Однако в
определенных случаях (по требованию главы правительства или государственного
секретаря) резидент может получить указание не информировать посла о тех или иных
действиях».19
Таким образом, хотя формально резидентура находится в подчинении посла, на
практике представители ЦРУ всегда могут быть выведены из-под его контроля.

Дипломатическое и иное прикрытие резидентуры и агентов ЦРУ.


Посольское прикрытие

Как уже упоминалось выше, резидентура ЦРУ может располагаться в столице

19 National Security Decision Directives «Intelligence and foreign policy» dated January 8. Washington. D.C., 1968.
какого-либо государства под видом дипломатической миссии. А в некоторых американских
дипломатических представительствах сотрудники ЦРУ вообще составляют до 75 % от общей
численности персонала (можно заметить, что изданный в 1969 году приказ Президента
Джонсона о сокращении штатов американских учреждений за границей на «дипломатов
плаща и кинжала» не распространялся).
И хотя это и довольно удобно – прятать своих агентов в американских посольствах под
видом дипломатов – однако такой способ работы увеличивает вероятность расшифровки
разведчиков – «дипломатов», так как вражеская контрразведка в каждом работнике
посольства США заведомо видит шпиона, и агент, скрывающийся под маской
«юридического атташе», будет, скорее всего, находиться под пристальным наблюдением
местных контрразведчиков, что не позволит ему продуктивно работать. Поэтому гораздо
эффективнее, хотя и труднее, действовать под прикрытием, скажем, торговца автомобилями
или какого-либо другого лица, имеющего легкий выход в общество. Настоящая разведка
означает глубокое прикрытие, то, что на жаргоне разведчиков называется «полным уходом
под воду», и требует исключительно больших усилий.
Здесь нужно понимать, что ответ на вопрос – насколько важно сохранять в тайне
существование агента ЦРУ в посольстве – зависит от того, насколько важна его тайная
деятельность.
В оперативном смысле ключевыми фигурами в инфраструктуре ЦРУ являются
руководители резидентур – резиденты. Часто размещающиеся внутри посольского
комплекса США резиденты отвечают за создание и использование инфраструктуры в данной
стране. Влияние ЦРУ в политических партиях, общественных организациях, студенческих
группах, профсоюзах, прессе, военных и других правительственных учреждениях можно
изобразить как паутину с руководителем в центре.
Государственный департамент обычно обеспечивает резидента и другой персонал ЦРУ
легендами прикрытия, скрывая их среди настоящих служащих загранслужбы и защищая
дипломатическим иммунитетом. Поэтому во многих странах персонал ЦРУ можно встретить
в «политической» секции посольства США.
В государствах, где широко представлены США, дополнительные руководящие
работники, известные как руководители подрезидентур, могут находиться в аппарате
американских консульств и (или) военных баз. Например, в Индии ЦРУ имеет четыре
известных подразделения: в Нью-Дели, Бомбее, Калькутте и Мадрасе. Все они прикрыты
дипломатическими вывесками. С другой стороны, в Германии оперативными базами ЦРУ
служат военные и дипломатические учреждения. Во многих районах, где ЦРУ использует
для прикрытия военные базы, на последних содержится множество вспомогательных
технических средств, которые нельзя хранить в посольствах и консульствах.
То, что местным (и другим) разведывательным службам и правительствам часто
становилось известно о присутствии ЦРУ в их стране, в действительности никогда
управление не беспокоило. В ЦРУ считают, что имеются даже определенные преимущества
в том, что о его присутствии в стране известно. Недовольным людям легко найти
управление, а силы безопасности стран третьего мира часто обращаются к ЦРУ за
технической помощью.

Выявление противником агентов ЦРУ, работающих под прикрытием


посольства США

При определенных плюсах посольского прикрытия сотрудников ЦРУ, оно имеет и свои
издержки. Местные контрразведчики и иные аналогичные службы других стран пристально
наблюдают за сотрудниками посольства и делают свои выводы о каждом из них. Так, в свое
время КГБ СССР давал своим сотрудникам, работающим за границей, такие рекомендации
по вычислению агентов ЦРУ, «окопавшихся» в посольствах США.
Сотрудники ЦРУ в посольствах имеют обычно ряд изолированных помещений, часто с
экзотически выглядящим цифровым замком на наружной двери. В Мадриде, например, ЦРУ
занимает весь 6-й этаж посольства. Там работает около 30 человек. Одна половина
замаскирована как «персонал ВВС», а другая – как «политические советники»
государственного департамента. Все местные испанские служащие знают, на каком этаже
посольства работают вышеуказанные сотрудники; это могут понять также и простые
посетители и сделать соответствующие выводы.
Обычно сотрудники ЦРУ стараются держаться вместе. Если они отправляются на ленч,
на коктейль или встречают самолет из Вашингтона, то скорее поедут со своими коллегами,
чем с «чистыми» дипломатами. Таким образом, выявив одного агента, через него можно
установить и остальных.
В отличие от государственного департамента США, ЦРУ имеет другую форму
социального страхования. Ведомости страховых премий, которые не являются секретными и
обычно легкодоступны местным служащим, помогут понять, какому сотруднику посольства
деньги платит ЦРУ.
Агент ЦРУ еще на первоначальной стадии подготовки в разведшколе обучается тому,
что громкий фоновый звук будет мешать возможному подслушиванию его разговоров
посторонними ушами. Поэтому тот сотрудник посольства, кто постоянно держит радио
включенным, с большой долей вероятности является агентом ЦРУ.
Агента ЦРУ можно также вычислить по регулярно и открыто публикуемому
Государственным департаментом США «Списку сотрудников дипломатической службы».
Дело в том, что настоящие американские дипломаты в своих взаимоотношениях с ЦРУ
настаивают на одном: чтобы корпус чиновников дипломатической службы оставался чист.
Поэтому заграничным сотрудникам ЦРУ всегда (за редкими исключениями) дают прикрытие
в Резерве дипломатической службы или в Аппарате дипломатической службы, но не в
Корпусе. Конечно, имеется ряд законных сотрудников государственного департамента,
Управления международного развития и Информационного агентства США, которые
числятся в Резерве дипломатической службы и в Аппарате дипломатической службы,
поэтому надо проявлять осторожность, чтобы не спутать этих людей со шпионами. Тем не
менее просмотр «Списка сотрудников дипломатической службы» дает представление об их
служебном положении и ранге, что в свою очередь даст ключ к выявлению официальных
должностей дипломатов. Из всех обязанностей, которые выполняют настоящие
представители государственного департамента, самой важной обычно считается составление
политических донесений. И хотя настоящие сотрудники Резерва дипломатической службы
часто занимают административные и консульские должности, им никогда не поручают
важной политической работы. Поэтому, если в списке все же появляется сотрудник Резерва
дипломатической службы как политический работник, это скорее всего работник ЦРУ,
использующий свой пост в качестве прикрытия. Есть и исключение из этого правила:
сравнительно немногие представители групп меньшинства привлекаются на
дипломатическую службу в качестве резервных чиновников по особой программе. Они
занимают исключительно низкие должности, и их биографические данные выглядят иначе,
чем данные людей ЦРУ.
Еще одним документом, который при тщательном анализе может дать имена
большинства агентов ЦРУ, действующих под дипломатическим прикрытием, является
«Биографический справочник», также открыто публикуемый Государственным
департаментом США. Так, если сотрудник включен в «Биографический справочник» как
«аналитик» министерства армии (или военно-морских, или военно-воздушных сил), можно с
большой долей вероятности предполагать, что в действительности он работает на ЦРУ.
Среди сотен опубликованных за последний период имен в списках не нашлось ни одного
истинного сотрудника государственного департамента, занимающего такую должность.

Неофициальное прикрытие
В странах, где нет военных баз США, единственной альтернативой посольскому
прикрытию является «глубокое», или неофициальное, прикрытие. Американские
корпорации, действующие за рубежом, давно сотрудничают в предоставлении должностей
ЦРУ и, вероятно, будут действовать так и впредь. ЦРУ также должно сделать больший упор
на использование мелких фирм, где меньше людей будет знать о тайных связях.
ЦРУ с течением лет уяснило, что значительно труднее и дороже послать разведчика
под видом бизнесмена (или миссионера, или журналиста), чем назначить его в посольство.
Как частное лицо, разведчик автоматически не раскрывается перед ведущими официальными
лидерами страны пребывания и иностранными дипломатами, не имеет прямого доступа к
системам связи и вспомогательным средствам ЦРУ, которые обычно расположены в
посольствах. Агенты под глубоким прикрытием лишены мобильности. Они не имеют
соответствующего паспорта. Они подчиняются местным законам и должны платить налоги.
Если попытаться поставить такого человека на влиятельный деловой пост, то потребуется
пройти через все формальности с компанией.
Так что вопрос о том, какая «крыша» агенту лучше подходит – посольская или иная, –
не имеет категорично однозначного ответа, и в каждом конкретном случае ЦРУ решает это
отдельно.

Работа ЦРУ против СССР

«Психологическое наступление»

С того момента, когда между Востоком и Западом опустился «железный занавес»,


острие постоянно ведущейся США «психологической войны» было направлено против
Советского Союза. В этом и был основной смысл создания и существования ЦРУ –
организации, не имеющей прецедента во всей истории организованного человеческого
общества. Речь шла об усилиях, направленных на реставрацию в СССР капиталистических
порядков.
В составленном ЦРУ в апреле 1951 г. документе «План психологического наступления
(СССР)» (Plan for Psychological Offensive (USSR)), рассекреченном в 1976 г. написано:
«Нужно расширить разрыв, существующий между советским народом и его
правителями. При определении этих целей и задач, безусловно, предполагается указать
советскому народу на то, что существующему режиму есть альтернатива. В задачу
Соединенных Штатов не входит указывать ее конкретно. Следовательно, мы не будем
выдвигать предложений по определенным вопросам (коллективизация, демократические
выборы и т. д.) без получения на это особых политических указаний. Однако во всей нашей
пропаганде должно подразумеваться, что конечное решение лежит в восстановлении прав
человека, являющихся наследием русского народа».20
Затем следовали рекомендации, как именно добиться этого – указанием на недостатки
советского общественного и государственного строя. Единственное ограничение, о котором
следовало помнить исполнителям, занятым на этом участке психологической войны:
«Предостережение. Эту задачу легче всего выполнить. Но не перестарайтесь. Речь идет о
том, чтобы вызвать ощущение тирании у тех, кто или привык к ней, или не видит дальше
собственного носа. При ведении психологической войны нужно искать решение внутри
СССР, то есть упорно пытаться обнаруживать и организовывать врагов существующего там
строя на месте и их руками попытаться вести борьбу в целях его свержения».21

20 Plan for Psychological Offensive (USSR), April 11, 1951, Harry S. Truman Papers President’s Secreta ry’s
subject files 188, box 165, Truman Library.

21 Plan for Psychological Offensive (USSR), April 11, 1951, Harry S. Truman Papers President’s Secreta ry’s
Против идей социализма настоятельно рекомендовалось мобилизовать следующее:
«Задача № 1. Вскрыть и развивать духовные ценности, моральные и этические концепции
советского народа, особенно русских, и установить идентичность этих ценностей с
ценностями свободного мира. Предлагаемая тематика:
1. Правдивость, сострадание, щедрость, любовь к семье, гостеприимство – вот
некоторые ценности, дорогие советскому народу; всё это производное от их духовной жизни.
Это общее достояние с народами свободного мира, но оно презирается правителями СССР.
2. Исторический вклад русских в различных творческих сферах свободного мира:
философии, искусстве и науке – всегда признавался и уважался.
3. Изучение классической русской литературы, политической философии и этики
показывает: Россия разделяла и находилась под влиянием творческих социальных и
культурных сил, которые развивал Запад. Политические этические идеалы русского народа в
основе такие же, как на Западе, ибо они проистекают из тех же духовных источников, они
извращены в коммунистическом государстве, но не умерли. Предостережение. Мы не
должны перебарщивать, говоря о западном влиянии, и не производить впечатления
говорящих свысока.
4. Русская семья основывается на любви, доверии, взаимопомощи и уважении к правам
других. Это – ценности, общие со свободным миром.
5. То, за что советские люди сражались в годы революции, мир, свобода и хорошая
жизнь для всех, является основными концепциями, общими со свободным миром. Эти
концепции ежедневно осуществляются в политической жизни свободного мира.
6. Заверить советский народ, что свободный мир не вынашивает никаких замыслов ни
против них, ни против их страны, а лишь добивается для них свободы и процветания в
дружественном и сотрудничающем мире».

Рецепты психологической войны против СССР:


«1) США миролюбивы, уважают суверенитет и независимость народов и государств; 2)
американцы проводят различие между советским народом и его правительством; 3) США
никогда не воевали с Россией;
4) США помогали советскому народу во Второй мировой войне еще до вступления
США в войну с Германией;
5) США продолжали помогать народу СССР даже после завершения боевых действий
во Второй мировой войне (оказывали помощь и после революции);
6) американцы предоставили свои знания и опыт при строительстве промышленности в
СССР;
7) любовь к технике и науке в повседневной жизни общие для народов СССР и США;
8) наши страны велики, мы строим смелые планы, и у нас общий дух пионеров;
9) в США живут многие тысячи людей русского и украинского происхождения,
которые оказывают существенное влияние на американскую жизнь;
10) русская и украинская народная музыка, и музыка их композиторов (включая
советских) очень часто исполняются в США; многие наши выдающиеся музыканты русского
происхождения;
11) романы и рассказы русских писателей очень популярны в США и в свободном
мире. Во всех главных университетах изучают русскую литературу.
Примечание . Нужно рецензировать новые биографии русских писателей и
исследования по русской литературе, даже если в них нет политического содержания;
12) народы США и свободного мира знают о мужестве, энергии и чаяниях советских
людей, многие американцы выражали публично восхищение этими качествами;
13) США помогают всем народам, где только могут, независимо от того, согласны они
или нет с политикой США;

subject files 188, box 165, Truman Library.


14) в американском театре уже многие годы изучают систему Станиславского и не
делается никаких попыток скрыть ее русское происхождение;
15) правительство США, многие частные организации и отдельные лица пытались
установить культурные, научные и технические обмены с СССР;
16) о сущности Америки и свободного мира, об основных идеалах, которые мы
разделяем с советским народом, дает представление американская и другая западная
литература, имеющаяся в СССР: Джон Стейнбек, Эптон Синклер, Марк Твен, Джек Лондон,
Чарльз Диккенс и др.»22
Что касается последнего пункта, то в ЦРУ считают, что книги отличаются от всех иных
средств массовой пропаганды прежде всего тем, что даже одна книга может значительно
изменить отношение и поведение читателя в такой степени, на которую не могут подняться
ни газеты, ни радио, ни телевидение или кино. Поэтому книги, по мнению ЦРУ, являются
самым важным орудием стратегической (долговременной) пропаганды.
Так, согласно докладу сенатской комиссии (United States Senate Select Committee to
Study Governmental Operations with Respect to Intelligence Activities – Отдельной комиссии
сената Соединенных штатов по изучению правительственных операций в области
разведывательной деятельности») Фрэнка Черча, расследовавшей в 1975–1976 годах
деятельность Разведывательного Сообщества США, книги, как средство подрывной работы,
ЦРУ использует такими способами:
1) организует публикацию и распространение книг за рубежом, не раскрывая при этом
американского влияния, тайно субсидируя иностранных издателей и книгопродавцев;
2) публикует книги, которые «не заражены» любыми открытыми связями с
правительством США, особенно если положение автора «деликатно»;
3) книги публикуются по «оперативным причинам», т. е. независимо от их
коммерческой ценности;
4) создает национальные и международные организации для издания и
распространения книг;
5) поощряет написание политически значимых книг неизвестными иностранными
авторами, либо прямо субсидируя автора, если возможны тайные контакты, либо косвенно –
через литературных агентов или издательства. 23 А в опубликованной антисоветским
журналом «Посев» (финансируемом ЦРУ) инструкции для агентов-перевозчиков
нелегальной литературы даются следующие рекомендации по провозке печатной продукции
в страну и их распространению:
«До 30 книг и журналов, до 150 брошюр можно провезти в чемодане среди вещей.
Материал надо упаковывать в один пакет толщиной около 10 см. В чемодане пакет следует
разместить не на самом дне, но и не на поверхности, не вплотную к стенкам чемодана, а в
середине, со всех сторон прикрыв вещами. Если вы берете с собой не более 1–2 книг,
полдюжины, пары газет и журналов, то лучше всего разместить их по карманам. Таким
образом, материал может быть с наибольшей вероятностью провезен беспрепятственно.
Само собой разумеется, что декларировать (на таможне) литературу не следует, ни
устно, ни письменно.
Эту литературу надлежит рассылать по определенным адресам, а также оставлять в
метро, в телефонных будках, на полке книжного магазина, в фойе театра, на стадионе – в
любом общественном месте».24

22 Plan for Psychological Offensive (USSR), April 11, 1951, Harry S. Truman Papers President’s Secreta ry’s
subject files 188, box 165, Truman Library.

23 Final Report of the Select Committee to Study Governmental Operations with Respect to Intelligence Activities,
U. S. Senate, Book I, Washington, 1976.

24 Журнал «Посев» № 6, 1980. Франкфурт-на-Майне, изд-во «Посев».


Так на практике осуществлялась концепция роли пропаганды в рамках подрывной
деятельности, точно соответствующей формуле, предложенной в свое время генералом
Донованом: «Пропаганда на заграницу должна использоваться как инструмент войны –
искусная смесь слухов и обмана; правда же – лишь приманка, чтобы подорвать единство и
сеять смятение… В сущности, пропаганда острие первоначального проникновения,
подготовка населения территории, избранной для вторжения. Это первый шаг, затем
вступает в действие пятая колонна, за ними диверсионно-десантные части, или «коммандос»,
и, наконец, выступают дивизии вторжения».25
Положение это, сформулированное еще в годы Второй мировой войны, с точки зрения
руководства ЦРУ имеет непреходящую ценность и никогда не утрачивало своей
действенности.
Правда, как показала история, в отношении СССР никаких «коммандос» и «дивизий
вторжения» не понадобилось…

Зарубежные операции ЦРУ против СССР и других социалистических


стран

В отличие от контрразведывательных, разведывательные операции против СССР и


других социалистических стран были направлены на получение в конечном счете
достоверной информации, однако оба вида операций настолько переплетались между собой,
что в большинстве случаев они практически были неотделимы друг от друга. Дело в том, что
проведение разведывательных операций в этих странах весьма затруднялось
эффективностью коммунистических служб внутренней безопасности. То, что иногда
происходило в Советском Союзе или на территории социалистических стран, так это
неожиданное предложение своих услуг тем или иным гражданином этих стран, что,
разумеется, исключало процесс нацеливания, изучения, оценки и вербовки агента.
С другой стороны, доступ к советскими восточно-европейским служащим,
находящимся за пределами коммунистического блока, был относительно легок, и с годами в
ЦРУ была выработана тщательно продуманная методика их разработки. Операции,
проводимые по этой методике, в целом являлись скорее контрразведывательными, чем
разведывательными, т. е. они отражали скорее защитную (с точки зрения ЦРУ) функцию,
чем сбор разведывательной информации. Вместе с тем они носили довольно агрессивный
характер.
Важной частью своей деятельности ЦРУ считало слежку за сотрудниками советских
посольств как внутри миссий, как и за их территорией. Для этого существовали
разработанные ЦРУ определенные методики и правила, которыми следовало
руководствоваться зарубежным резидентурам. Ниже изложен взгляд ЦРУ на эту тему.
«Первое правило в таких операциях – это рассмотреть возможность покупки
вспомогательными агентами резидентуры окружающего советское посольство недвижимого
имущества. Наиболее подходящие и наиболее перспективные объекты этого недвижимого
имущества необходимо купить заранее и держать в готовности для использования в любое
время.
Поскольку советские посольства часто занимают довольно обширные земельные
участки с большими особняками, окруженными высокими заборами-стенами, можно найти
семь-восемь домов, расположенных рядом с участком, на котором находится советское
посольство. Эти дома могут быть использованы для расположения в них постов визуального
наблюдения и размещения технических средств сбора сведений. Если, например, известно
или имеются предположения, что посольство пользуется электронными шифровальными

25 Ford, Corey. Donovan of OSS. Boston: Little, Brown, 1970.


машинами, то исходящие от них излучения можно улавливать, и это позволит дешифровать
секретную переписку посольства (такая операция предпринимается по заданию Агентства
национальной безопасности).
Пункты визуального наблюдения чаще всего используются для определения
принадлежности сотрудников посольства к той или иной разведывательной службе и для
изучения существующей в советской колонии общей обстановки. В любом случае при
наличии возможности за всеми входами и выходами с территории советского посольства и за
самой территорией устанавливается визуальное наблюдение. Для этого может потребоваться
от трех до четырех постов. Каждый такой пост укомплектовывается агентами, часто
семейными парами (иногда пожилыми), которые проживают в доме напротив посольства,
выше окружающего его забора, и постоянно ведут специальный журнал учета входов и
выходов каждого советского служащего, а также участников частых бесед в укромных
уголках территории миссии с указанием их особых внешних примет. С постов наблюдения
производится фотографирование, чтобы получить наиболее свежие фотографии советского
персонала, а также видеосъемка беседующих, для того чтобы по движениям их губ
соответствующие специалисты могли воспроизвести содержание разговора. Записи,
производимые в журналах на постах визуального наблюдения, тщательно изучаются вместе
с записями телефонных разговоров, полученными в результате подслушивания, а также с
данными, полученными в результате использования других технических средств, если их
удалось установить.
В итоге всех этих мероприятий выявляются функциональные обязанности и характер
повседневной деятельности всех сотрудников советской колонии.
Подготовка к изучению командируемых за рубеж советских служащих и служащих
социалистических стран начинается задолго до их прибытия в страну. Почти всегда первые
данные о предстоящем прибытии нового сотрудника берутся из запроса на визу,
направляемого советским министерством иностранных дел посольству той страны в Москве,
в которую командируется сотрудник. Визу может дать или само посольство после
консультации со своим министерством иностранных дел, или министерство иностранных
дел. Переговоры по этим вопросам часто осуществляются посредством закодированных
дипломатических депеш. Резидент ЦРУ в столице страны, в которую должен приехать
советский служащий, получает расшифрованное сообщение из Агентства национальной
безопасности через штаб-квартиру ЦРУ, где сразу же начинается проверка советского
сотрудника по картотекам и досье. Так, если советское министерство иностранных дел
запрашивает дипломатическую визу у индийского посольства в Москве для «товарища
Иванова», то резидент ЦРУ в Нью-Дели может получить первые данные о предстоящем
прибытии советского сотрудника посредством перехвата или подслушивания
правительственных линий связи Индии.
Еще до прибытия советского сотрудника резидентура ЦРУ будет располагать всей
доступной информацией о нем и его семье, а возможно, и фотографиями. Это та
информация, которая могла быть собрана и сведена в досье во время его предыдущих
служебных поездок за границу, из опроса лиц, перешедших на Запад, из перехвата
служебной корреспонденции, из переговоров и других источников. Если сотрудник новый, и
о нем нет никаких сведений, на него заводится новое досье и начинается новая история
разработки объекта.
Конечной целью этих операций является вербовка сотрудников официальных
представительств Советского Союза или социалистических стран, а это можно сделать
только при хорошем их знании.
Агент-наводчик, специалист в отношении работы с лицами соцлагеря, является,
пожалуй, наиболее эффективным для получения сведений о личности того или иного
служащего и о его уязвимых местах. Агенты-наводчики – это такие люди, которые на основе
самых разнообразных причин и побудительных мотивов могут установить личные
отношения с советским служащим или служащими социалистических стран; такие агенты
предоставляют возможность ЦРУ осуществлять глубокое и всестороннее изучение
разрабатываемых объектов вербовки. Агент-наводчик может осторожно направлять беседы с
разрабатываемым на нужные темы, с тем чтобы выявить его уязвимые места, слабости
характера, личные проблемы, симпатии и антипатии. Иногда агент-наводчик может стать
агентом-двойником, если советская сторона попытается завербовать его, однако работа с
агентами-двойниками, за исключением особых случаев, не поощряется, так как с ними
возникает слишком много проблем из-за постоянной необходимости проверять, не
перевербован ли агент противной стороной и не работает ли он против ЦРУ. В принципе
агентом-наводчиком может быть любой человек, лишь бы разрабатываемый объект проявлял
к нему интерес: чиновник министерства иностранных дел страны пребывания, дипломат
«третьей страны», человек, увлеченный тем же хобби, мужчина с привлекательной женой и
др.
Чем теснее агент-наводчик установит личные взаимоотношения с советскими людьми,
тем лучше резидентура сможет оценить их уязвимость. Довольно часто наилучшими
агентами-наводчиками оказываются сотрудники представительств других коммунистических
стран, работающие в том же городе, что и объект разработки из советских граждан; обычно
они вербуются для работы против Советов на основе националистических побуждений.
Подобными агентами-наводчиками могут быть и дипломаты третьих стран, местные
политические и правительственные служащие, а также лица, имеющие общие с советскими
людьми увлечения. Агенты-двойники используются в основном для выявления советских
шпионов, накопления данных об их профессиональной компетентности и личных качествах,
а также для раскрытия поставленных перед ними задач и вынуждения их работать
вхолостую.
Задача агентов-наводчиков состоит в том, чтобы «навести мосты», которые агенты
могут постепенно подготовить в период психологического созревания для недовольных
советских граждан с целью их перехода на сторону противника. Агенты-наводчики – это
люди, которым советский человек может довериться, если в нем созрела внутренняя
потребность довериться кому-то. После нескольких часов, месяцев или даже лет знакомства
агент-наводчик может проявить инициативу и начать ту или иную политическую дискуссию.
Первое правило в этой игре – никогда не чернить СССР или то, что связано с ним.
Главное – это провести грань в сознании разрабатываемого объекта между Советским
Союзом – отечеством и Советским Союзом – территорией, подчиненной КПСС, то есть
отделить правительство от народа и страны. Один из эффективных и надежных методов
состоит в восхвалении русских культурных традиций и одновременном выражении тревоги в
отношении положения диссидентских писателей и художников.
В большинстве стран иностранные дипломаты посещают свой клуб, где каждый месяц
устраиваются встречи, обеды, экскурсии. Сотрудники Госдепартамента и сотрудники ЦРУ,
работающие под прикрытием дипломатических представительств, являются членами таких
клубов и имеют возможность устанавливать личные контакты с советскими сотрудниками.
Формально резидент ЦРУ обязан получить разрешение посла, если он желает направлять
деятельность сотрудника Госдепартамента и использовать его личные отношения с
коммунистическим дипломатом в целях разработки последнего на предмет вербовки; иногда
личные отношения с коммунистическими чиновниками устанавливают и сами сотрудники
ЦРУ. Однако такие связи, как правило, не так продуктивны, как личные отношения
агентов-наводчиков, с которыми разрабатываемый объект бывает менее осторожным и более
откровенным.
Иногда советские посольства нанимают людей из местных жителей в качестве
садовников, уборщиков, шоферов и других работников обслуживающего персонала. Таких
людей посольство всегда проверяет на предмет лояльности к коммунизму, но иногда и из их
числа удается завербовать агентов для ЦРУ. У них есть, хотя и весьма небольшие,
возможности доступа в служебные помещения посольства, поэтому при благоприятном
стечении обстоятельств они иногда в состоянии установить подслушивающее устройство
(подложить его куда-либо). Они также могут сообщать интересные сведения об отношениях
между начальниками и подчиненными, о посетителях посольств, о сплетнях и злословии, о
женах и детях сотрудников и другую бытовую информацию.
Установка подслушивающих устройств в служебных помещениях советских
представительств и представительств социалистических стран за границей – один из
наиболее эффективных методов разведки, но возможность практического осуществления
такого метода представляется очень редко. Однако в связи с тем, что Советский Союз,
другие социалистические страны и Китай расширяют дипломатические и торговые связи со
всеми странами, им постоянно требуются новые здания. С момента получения сведений о
планируемом коммунистической страной учреждении той или иной миссии резидент ЦРУ в
этой стране направляет все свои усилия на выявление предназначенных для этой миссии
зданий и использует все возможности для тайной установки в них подслушивающих
устройств. Служащие из стран коммунистического блока обычно живут в посольствах,
консульствах или в других служебных зданиях со своими семьями или без них, но некоторые
проживают в жилых домах в городе. В их квартирах также устанавливаются
подслушивающие устройства, если есть основание предполагать, что таким путем можно
получить ценную разведывательную информацию.
Почти во всех резидентурах ЦРУ за границей есть группы наружного наблюдения,
оснащенные фото– и видеокамерами, автомашинами и радиосвязью. Основными объектами
наблюдения этих групп являются выявленные сотрудники советской разведки и разведслужб
стран коммунистического блока. Группы стремятся выявить посредством наружного
наблюдения практикуемые коммунистическими разведчиками тактические приемы, а при
удаче – и их конспиративные контакты.
Операции против советских представительств за границей тщательно контролируются
отделом Советской России Оперативного управления ЦРУ, укомплектованным
соответствующими специалистами. Большой поток оперативной корреспонденции по этим
операциям идет под криптонимом REDWOOD, который указывает на их принадлежность к
отделу Советской России. В некоторых случаях такие операции обозначают криптонимом
REDCOAT, указывающим на то, что действия и контроль осуществляются соответствующим
географическим отделом оперативного управления. Отдел Советской России координирует
также много других операций, имеющих глобальное значение.
Программу REDSOX – нелегальную инфильтрацию агентов в Советский Союз и другие
коммунистические страны – начали осуществлять с 50-х годов, но результаты оказались не
очень эффективными. Однако в случаях острой нужды усилия по этой программе всё еще
предпринимаются, особенно когда можно найти какого-нибудь русского эмигранта с
тенденциями к самоубийству. В то же время программа REDSKIN – использование
легальных поездок иностранцев в Советский Союз – оказалась весьма успешной, хотя при
этом и было потеряно несколько агентов. В осуществлении этой программы используются
туристы, бизнесмены, ученые, журналисты – практически любой, кто может получить
въездную визу в Советский Союз или в другую социалистическую страну и кто изъявляет
готовность выполнить разведывательное задание.
Существует также программа REDCAP – автоматическая система учета всех
выезжающих за границу советских граждан: ученых, технических специалистов, военных
советников, торговых работников, а также дипломатов. По программе ZOMBIE ведется
автоматический учет всех граждан некоммунистического блока, совершающих поездки в
страны этого блока, а по программе ZODIAC ведется такой же учет всех граждан
социалистических стран, совершающих поездки в западные страны. Деятельность отдела
Советской России особенно активизируется во время международных научных и
технических конгрессов. Еще до открытия таких конгрессов резиденты ЦРУ во всех странах
получают из штаб-квартиры извещения о предстоящих международных встречах и просьбу
назвать возможные кандидатуры, которые могли бы присутствовать на этих конгрессах и
установить контакты с коллегами из Советского Союза и других социалистических стран.
Хороший объект для вербовки представляют советские ученые, которые выезжают за
границу на различные конференции и конгрессы. Из советских людей, находящихся в
командировке за границей в течение нескольких лет, наиболее доступными для контактов
являются дипломаты.
Главный упор в курсе по операциям против Советов, принимая во внимание
неоценимое значение вербовки советского человека, который готовится вернуться в
Советский Союз, делается на изучение организаций советских колоний в
некоммунистических странах и оперативных программ по обнаружению в их составе
уязвимых и недовольных лиц. Среди советских людей наверняка есть готовые встать на путь
невозвращенчества, и цель ЦРУ состоит в том, чтобы определить их и соответственно
«обработать». Чем дольше такой человек будет работать, прежде чем «исчезнуть» и
направиться в США (еще лучше, если он согласится вернуться для работы на ЦРУ в СССР),
тем больше возможностей эффективно использовать его. Но сначала нужно выявить
кандидатов.
Большинство операций против советских колоний за границей проводятся в целях
получения регулярной и полной информации о советских людях в данных странах.
Систематичность накопления информации составляет основу, необходимую для того, чтобы
иметь подробные данные на любого человека и в любой момент. Типичные операции обычно
таковы: контроль за выездом и въездом, получение паспортных и биографических данных и
фотографий; наблюдательные посты для дополнительного фотографирования, анализа
взаимоотношений внутри колоний и поддержки групп наружного наблюдения; наблюдение в
целях выяснения открытой и тайной деятельности; подслушивание телефонных разговоров
для изучения взаимоотношений и получения общей информации; установка
подслушивающих устройств в помещениях в целях сбора общей и секретной информации.
Много внимания уделяется также разоблачению подрывной деятельности Советов за
границей и периодической антисоветской пропаганде в целях воспитания у местного
населения неприязни к русским. Постоянно практикуются выдворения советских
представителей, чтобы доказать их подрывную деятельность.
В курс по операциям против Советов входит также обзор мероприятий по
поддержанию в готовности комиссии по делам перебежчиков в посольствах США и по
принципам обращения с ними: добиваться того, чтобы советский перебежчик продолжал
работать на своем месте, как будто ничего не произошло, с тем чтобы использовать его для
установки подслушивающих устройств и выкрадывания секретных документов; заранее
подготавливать безопасные места для содержания перебежчиков до отправки их в США;
предвидеть бурную реакцию советского представительства; быть готовым к организации
беседы советских представителей с перебежчиком; разрабатывать планы первоначального
опроса перебежчика; предусматривать порядок вывоза перебежчика из страны на военном
самолете».26
Таковы были некоторые методы работы ЦРУ против СССР и других соцстран в период
холодной войны.

Кто такой агент ЦРУ?

Большинство обычных людей в словосочетаниях «работник ЦРУ» и «агент ЦРУ» не


видят особой разницы. Но в самом же ЦРУ под словом «агент» подразумевается не любой
сотрудник управления (которого обычно называют служащий), а тот, кто тайно (по
«легенде») работает в другой стране, т. е. разведчик-нелегал. Впрочем, некоторым из самих
разведчиков термин «агент» не совсем нравится, поэтому кадровые сотрудники ЦРУ,
работающие в зарубежных резидентурах, предпочитают называть себя «оперативные

26 Wright, Peter. Encyclopedia of Espionage. Port Melbourne, Australia: Heinemann, 1981.


сотрудники». А агентами сами оперативные сотрудники обычно называют завербованный в
стране пребывания местный контингент, находящийся у них в подчинении, т. е. иностранцев,
являющихся исполнителями проводимых ЦРУ операций и действующих на конце длинной
цепочки. В данной книге представлена подготовка агента ЦРУ именно в качестве
оперативного сотрудника, а термин «агент» будет далее применяться и к кадровым
сотрудникам ЦРУ, и ко всем завербованным лицам, т. е. к тем, кто сознательно сотрудничает
с ЦРУ. Кстати, сами сотрудники ЦРУ обычно не называют свою организацию «ЦРУ», или
«управление», между собой они говорят «компания».

Кто может поступить в ЦРУ (требования к кандидату)

Система отбора среди граждан США, желающих стать профессиональными агентами


ЦРУ, достаточно сложна. И, хотя нельзя сказать, что она совершенно секретна, вместе с тем
ее подробности обычно не были предметом обсуждения в печати, поскольку все-таки
составляют определенную профессиональную тайну.
Но окончание холодной войны позволило приоткрыть завесу тайны над некоторыми
аспектами и этой стороны работы ЦРУ.
…Время от времени ЦРУ печатает объявления о наборе кадров. В таком объявлении
обычно указывается профессия, которой должен владеть кандидат (например, фотодело,
радиосвязь, программирование и т. п.), и ряд некоторых условий, которым он должен
соответствовать. Но и безо всяких объявлений в ЦРУ идет буквально поток заявлений от
молодых американцев с просьбой принять их на работу в эту организацию для работы
именно в качестве секретного агента. Однако разведчиком может стать далеко не каждый, ну
а насколько человек изначально способен к такой работе – будет установлено при отборе.
Вот только отбор по этой специальности проходит один из ста…
Профессия разведчика-нелегала требует от кандидата наличия таких качеств, как:
– высокий уровень развития интеллекта (мышление, память, интуиция,
проницательность, аналитический склад ума);
– эмоциональная устойчивость, позволяющая в стрессовых ситуациях сохранять
интеллектуальный потенциал и без ущерба для здоровья переносить постоянное психическое
напряжение, развитая воля;
– способности к овладению иностранными языками. Людей с таким сочетанием качеств
немного, отсюда понятно, что нелегальная разведка – удел избранных.
С другой стороны, именно это становится привлекательным для талантливых молодых
людей, способных, по их мнению, сделать гораздо больше, если они пойдут по жизни
именно этой необычной дорогой.

Если ты ступишь на этот путь…

В основе стремления молодого человека стать разведчиком должно лежать не только


влечение к романтической, полной риска профессии и желание самоутвердиться, но и, как
бы пафосно это ни звучало, готовность отдать себя служению интересам страны, глубокое
понимание этих интересов и на этой основе добровольное принятие на себя многих
связанных с условиями профессиональной деятельности ограничений, готовность
пожертвовать собой ради интересов страны.
Вместе с тем желающему ступить на этот путь следует отдавать себе отчет, что
специфика работы разведчика наложит суровый отпечаток на весь уклад его последующей
жизни.
Рис. 2. Объявления о приеме на работу в ЦРУ связистов и радиооператоров (слева) и
фотографов (справа)

И в дни мира, и в дни войны разведчик все двадцать четыре часа в сутки подвергается
опасности разоблачения. Он несет две нагрузки. Помимо своей работы как разведчика, он
должен делать еще и то же самое, что делают другие: ходить на службу, общаться со
знакомыми, заботиться о тысяче бытовых мелочей. Но каждый его поступок как бы
лимитирован неписаным уставом: будь предельно осторожен, не дай себя раскрыть. Всегда
нужна особая бдительность, и мозг разведчика должен бодрствовать беспрестанно. Образно
говоря, разведчика можно уподобить ученому-натуралисту, который во всеоружии
современных знаний отправляется в дикие джунгли, где его на каждом шагу подстерегает
опасность. Только этому исследователю всегда приходится пробираться через самый
опасный вид джунглей: через джунгли запутанных человеческих отношений. Здесь иногда
один неверный шаг может привести его к гибели.
…На северной стене вестибюля штаб-квартиры ЦРУ в Лэнгли установлена мраморная
плита, на ней несколько десятков пятиконечных звездочек со вписанными именами
офицеров ЦРУ, погибших при исполнении служебных обязанностей с 1947 года. Имен же
некоторых из них нет, они увековечены на мемориальной доске только звездочками: эти
герои были секретными агентами, и имена некоторых из них не будут названы никогда…

Процедура отбора кандидатов

«Техническое интервью» – проверка на детекторе лжи

После поступления от кандидата заявления с просьбой принять его на работу в ЦРУ


проводится полная всесторонняя проверка его прошлого, которая продолжается около 6
месяцев. Если с биографией у кандидата всё в порядке, то ему сообщают о том, что он
допускается к отбору.
Первоначальный сбор слушателей проводится в Лэнгли в здании, называемом
«Ку-ортерс-Ай», у реки Потомак. Там после ознакомительной беседы каждый кандидат дает
подписку о неразглашении всего того, что ему станет известно в стенах ЦРУ. Затем каждому
кандидату вручается график прохождения различных тестов, которые он должен пройти в
течение трех дней. В графике указываются: вид предстоящего теста, время и место (номер
здания и комната) его проведения. Все дальнейшие тесты также проводятся на территории
Лэнгли, но в разных зданиях. Так как корпуса отстоят друг от друга на весьма значительных
расстояниях, то между ними ходит специальный автобус ЦРУ.
Всех кандидатов в сотрудники ЦРУ на первом этапе отбора в обязательном порядке
проверяют на детекторе лжи (полиграфе), установленном в здании № 13 в отдельной
комнате, потолок и стены которой отделаны звукопоглощающими плитками. У испытуемого
берут подписку, что он по своей воле соглашается подвергнуться испытанию и не будет
иметь никаких претензий ни к кому, в том числе и к ЦРУ, каким бы ни был результат тестов.
Использование детектора лжи является обычной процедурой при приеме в ЦРУ, и каждого
кандидата заранее предупреждают, что ему предстоит проверка на этом приборе. Отказ от
испытания на полиграфе расценивается как нежелание сотрудничать с ЦРУ и как
неготовность работать в органах разведки, и такой кандидат автоматически отчисляется.
Кандидат также отсеивается, если детектор лжи выявляет неискренность испытуемого.
Детектор лжи, или полиграф (polygraph ), – аппарат для объективного исследования
физиологических показателей, характеризующих аффективное состояние кандидата. К
испытуемому, присоединяются датчики приборов, регистрирующих кожно-гальваническую
реакцию (изменение электрического сопротивления кожи), электроэнцефалограмму (запись
биотоков мозга), плетизмограмму (сосудистую реакцию организма), тремор (дрожание
мышц) и т. д. Во время опроса показатели всех приборов выводятся на одну ленту, и
оператор по их данным судит о правдивости ответов кандидата. В ЦРУ этот опрос называют
«техническим интервью».
Испытуемому говорят, чтобы он смотрел прямо на стену перед собой, был спокоен и на
каждый вопрос отвечал только «да» или «нет». Задающий вопросы располагается у пульта
управления, за спиной испытуемого, напротив его затылка. Таким образом, оператор
полиграфа задает вопросы в спину испытуемого, а тот отвечает как бы в стену напротив.
Обычному (нетренированному) человеку обмануть полиграф чрезвычайно сложно,
практически невозможно.
Правдивость испытуемого определяется по его ответам на ряд вопросов, причем серия
задаваемых вопросов может быть самой различной, например: «Ваше имя такое-то?; Вы
родились тогда-то?; Использовали ли Вы другое имя?; Правдиво ли Вы заполнили
бланк-заявление о приеме на работу в ЦРУ?; Были ли Вы когда-нибудь членом какой-либо
подрывной организации, указанной в списке министерства юстиции США?; Были ли Вы
когда-либо коммунистом?; Были ли Вы за границей?; Были ли Вы в коммунистической
стране?; Знаете ли Вы каких-либо служащих иностранного правительства?; Знаете ли Вы
каких-либо служащих коммунистического правительства?; Знали ли Вы когда-нибудь
офицера разведки иностранного государства?; Работали ли Вы когда-либо на иностранное
правительство?; Работали ли Вы когда-либо на иностранную разведку, на
коммунистическую разведывательную службу?; Не просил ли Вас кто-нибудь поступить на
работу в систему ЦРУ?; Не говорили ли Вы кому-нибудь вне пределов ЦРУ о своей попытке
поступить на работу в ЦРУ?; Не занимались ли Вы когда-либо гомосексуализмом?; Не
употребляли ли Вы когда-нибудь наркотики?; Не принимали ли Вы сегодня успокаивающих
средств?»
Одни и те же вопросы могут повторяться по нескольку раз, иногда в чуть
видоизмененном виде.

Проверка по сопряженно-моторной методике


При необходимости кандидат дополнительно может быть проверен еще одним
способом исследования реакций человека – по сопряженно-моторной методике. В отличие от
методов регистрации симптомов реакций через изменение вегетативных функций (дыхания,
артериального давления, пульса и др.), которые фиксируются на полиграфе,
сопряженно-моторная методика позволяет исследовать отражение этих реакций в речевых и
двигательных процессах. Испытуемому последовательно предъявляется ряд словесных
раздражителей. На каждое слово ряда он должен ответить в порядке свободной ассоциации
другим словом и одновременно нажать на пневматический ключ пальцами правой и левой
рук. Вызванное словом эмоциональное состояние регистрируется по речевым ответам и
деформации двигательных реакций (изменению их длительности, форм и т. д.).
Сочетание речевых и двигательных симптомов более полно отражает динамику
эмоциональных состояний, чем вегетативные показатели.

Тестирование (определение внутренних качеств кандидата)

Лицам, прошедшим проверку на детекторе лжи, предлагается пройти тестирование,


представляющее собой метод психологической диагностики, использующий
стандартизированные вопросы и задачи (шесты), имеющие определенную шкалу значений.
Тестирование применяется для стандартизированного измерения индивидуальных
качеств кандидата.
Понятно, что разведчик как агент-профессионал должен обладать рядом внутренних
качеств, без наличия которых его миссия рано или поздно может оказаться под угрозой
провала.
Одни качества могут быть у человека врожденными, другие при желании можно в себе
воспитать самостоятельно. Некоторым же качествам могут и научить в школе ЦРУ, но это
возможно только при должном желании и прилежании будущего агента. Тестирование же
позволяет с большой вероятностью определить уровень развития у кандидата необходимых
для разведчика навыков, знаний, личностных характеристик и выявить его потенциальную
способность к самосовершенствованию.
Основными из требуемых секретному агенту качеств являются следующие.
Внутреннее спокойствие. Это важное условие сохранения ясности ума и четкости
поведения, это психологический иммунитет от ситуационных «помех», провоцирующих
обстоятельств. Именно в состоянии внутреннего спокойствия лучше всего удается гасить
одни побуждения и правильно оценивать другие. Это состояние не только создает
оптимальную психическую настроенность, но и способствует лучшей самоорганизации.
Состояние внутреннего спокойствия отнюдь не означает снижение энергичности и
активности агента, наоборот, этот принцип позволяет ему стать еще более деятельным, чутко
реагировать на малейшие оттенки событий и проблем, не терять самообладания даже в
самые трудные, критические моменты.
Предвидение меры воздействия на события. Каждая складывающаяся ситуация,
всякое событие имеют свою объективную причину, внутреннюю логику развертывания. На
определенном этапе какого-то события агент при необходимости способен изменить его ход
своим вмешательством. С другой стороны, обстоятельства могут сложиться и так, что даже
максимум проявленной активности реально ничего не меняет. Понять объективный ход
событий и уметь нужным образом вовремя вмешиваться в них может только человек,
обладающий определенной мудростью. Мудрость же в данном контексте – это понимание
разницы, чувство границы.
Умение подходить к проблеме с разных точек зрения. Во многих случаях одно и то
же событие, явление, проблема приобретают разное значение в зависимости от того, с каких
позиций о них судят. Агент может по-иному взглянуть на многие вещи, разрешить
некоторые проблемы, реально оценив различные стороны предмета своих размышлений.
Стремление избежать односторонности рассуждений не означает потерю собственной
позиции. Любая позиция только выиграет от всестороннего анализа того, что составляет ее
основу. Это качество бывает особенно полезным в ситуациях «кризиса принятия мотива»,
когда агенту необходимо сопоставлять, оценивать, соединять или разъединять различные
ситуационные мотивы.
Готовность к любым неожиданным событиям. Такая способность дает
возможность быстро перестроить мотивационные тенденции с учетом объективных
обстоятельств. Гибкость, своевременное и адекватное реагирование на внешние изменения –
важные и необходимые качества агента.
Дальновидность. Это качество означает способность понимать внутреннюю логику
окружающих событий, видеть перспективу их развития. Дальновидность предохраняет
агента от ситуативного подхода к решению актуальных задач, побуждает отвергать
непродуктивные действия.
Умение понять других. Понимание помыслов и поступков людей создает условия
для успешной работы с ними. Выработка способности понять мотивацию других, встать на
их точку зрения облегчает общение и помогает предвидеть поведение людей в той или иной
ситуации, выявить единомышленников. Разведчик должен быть психологом по натуре,
рационалистом в своей области, обладать моральной интуицией, граничащей с
прозорливостью: ему нельзя ошибаться в людях, так как любая ошибка может загубить всё
дело или даже стоить жизни.
Естественность и простота должны быть нормой поведения разведчика. В его
облике не должно быть какой-то таинственности и загадочности.
Умение извлекать положительный опыт из всего происходящего. Для агента
никакой опыт, в том числе и негативный, – не оказывается бесполезным. Предыдущие
события служат действенным источником жизненных аналогий, которые агент не забывает
учитывать в последующем. Это качество позволяет критически оценивать ныне
действующие мотивы, а также те, которые только начинают входить в общую систему
мотивации, определяющую перспективу. Важно учитывать причины прежних ошибок и
своевременно отказываться от сомнительно-авантюрных и неконструктивных побуждений,
могущих оказаться опасными.
Выдержка – качество, в котором находят конкретное проявление определенные
стороны самообладания агента. Выдержка включает: умение осуществлять контроль над
своими чувствами, подчинять свои действия достижению поставленной цели, несмотря на
возникающие препятствия и непредвиденные обстоятельства (настойчивость); способность
преодолевать трудности, подавлять в себе малодушное желание отказаться от намеченных
задач (упорство); верность избранным принципам; умение подавлять в себе раздражение,
пессимистические или, наоборот, авантюристические настроения.
Наблюдательность и запоминание – способность заметить и удержать в памяти
информационный материал. Запоминание – важнейшее условие последующего
восстановления материала. Успешность запоминания определяется в первую очередь
возможностью включения нового материала в систему осмысленных связей. Различают
произвольное и непроизвольное запоминание. В случае непроизвольного запоминания агент
не ставит перед собой задачу запомнить тот или иной материал. Связанные с памятью
процессы выполняют здесь операции, обслуживающие другие действия. В результате
запоминание носит относительно непосредственный характер и осуществляется без
специальных волевых усилий, предварительного отбора материала и сознательного
применения каких-либо мнемонических приемов. Вместе с тем зависимость запоминания от
целей и мотивов деятельности сохраняется и в этом случае. Как показывает опыт,
непроизвольное запоминание оказывается значительно более успешным, когда
запоминаемый материал входит в содержание цели выполняемого действия. Важную роль
играет и специфика решаемой задачи. Ориентировка на смысловые, семантические связи
ведет к более глубокой обработке материала и более продолжительному непроизвольному
запоминанию. Произвольное запоминание является специальным действием, конкретная
задача которого – запомнить точно, на максимально продолжительный срок, с целью
последующего воспроизведения или просто узнавания – определяет выбор способов и
средств запоминания, а тем самым влияет и на его результаты. Типичным для этого вида
запоминания является сложное опосредствованное строение. К числу обычно используемых
способов произвольного запоминания относятся: составление предварительного плана,
выделение смысловых опорных пунктов, семантическая и пространственная группировка
материала, представление материала в форме наглядного зрительного образа, соотнесение
его с уже имеющимися знаниями. При прочих равных условиях произвольное запоминание
продуктивнее непроизвольного, обеспечивает большую систематичность, сознательность
усвоения материала. Запоминание связано с долговременной и кратковременной памятью.
Долговременная память – это подсистема памяти, обеспечивающая
продолжительное (часы, годы, иногда и десятилетия) удержание знаний, а также сохранение
умений и навыков и характеризуемая огромным объемом сохраняемой информации.
Основным механизмом ввода данных в долговременную память и их фиксации обычно
считается повторение, которое осуществляется на уровне кратковременной памяти.
Кратковременная память – подсистема памяти, обеспечивающая оперативное
удержание и преобразование данных, поступающих от органов чувств и из памяти
долговременной. Необходимым условием перевода материала из памяти сенсорной в
кратковременную память считается обращение на него внимания. Центральную роль при
кратковременном удержании данных играют процессы внутреннего называния и активного
повторения материала, протекающие обычно в форме скрытого проговаривания. Выделяют
два вида повторения. В первом случае оно носит относительно механический
(акустико-артикуляционный) характер и не приводит к каким-либо заметным
преобразованиям материала. Этот вид повторения позволяет удерживать информацию на
уровне кратковременной памяти, хотя недостаточен для ее перевода в долговременную
память. Долговременное запоминание становится возможным только при втором виде
повторения, сопровождающемся включением удерживаемого материала в систему
ассоциативных связей (например, укрупнением единиц информации – переходом от
разрозненных букв к словам, от слов к предложениям и т. п.). В отличие от долговременной
памяти, в кратковременной может храниться лишь очень ограниченное количество
информации. Вместе с тем ограничения кратковременной памяти не служат агенту
препятствием при запоминании больших объемов осмысленного перцептивного материала
(пейзажи, лица и др.). Синонимы кратковременной памяти – «оперативная» и «рабочая»
память.
Подсистема памяти, обеспечивающая удержание в течение очень короткого времени
(обычно менее одной секунды) продуктов сенсорной переработки информации,
поступающей в органы чувств, называется сенсорной памятью (от лат. sensusr – чувство,
ощущение). В зависимости от вида стимулов различают память иконическую (зрение),
память эхоическую (слух) и другие виды сенсорной памяти. В сенсорной памяти
удерживаются физические признаки информации; это отличает ее от кратковременной и
долговременной памяти, для которых типично соответственно вербально-акустическое и
семантическое кодирование.
С целью определения у кандидата перечисленных качеств и проводятся специальные
тесты. Кандидаты проходят следующие тесты (устные и письменные): тесты интеллекта;
тесты достижений; тесты, ориентированные на критерий; проективные тесты и др.
Тесты интеллекта предназначены для выявления степени владения кандидатом
действиями преимущественно с вербальным (словесным), числовым и графическим
материалом.
Тесты достижений выявляют степень владения кандидатом конкретными знаниями,
умениями, навыками. Тесты достижений близки тестам специальных способностей, однако,
в отличие от них, выявляют то, что испытуемым усвоено, а не обобщенные умения, не
имеющие конкретного содержания и возникшие в итоге разнообразного жизненного опыта.
Кандидату предлагается три вида тестов достижений – тесты действия, тесты письменные и
тесты устные. Тесты действия предназначены для выявления умений выполнять действия
с механизмами, материалами, инструментами. Письменные тесты достижений
оформляются на специальных бланках с вопросами. Кандидату предлагается либо выбрать
правильный словесный ответ среди нескольких, либо отметить на графике отображение
описанной в вопросе ситуации, либо найти в рисунке ситуацию или деталь, дающую
правильное решение поставленного вопроса. Устные тесты достижений – заранее
подготовленная система вопросов, на которые кандидат должен дать ответы.
Тесты, ориентированные на критерий, учитывают степень выполнения
определенных классов задач – учебных, профессиональных и других, включенных в
предстоящую испытуемому деятельность. Их назначение в том, чтобы установить, какие
классы задач доступны кандидату. В соответствии с этим при разработке тестов
логико-психологическому анализу подвергаются те задачи, выполнение которых предстоит
испытуемому в его будущей деятельности, в содержание заданий включаются те понятия и
термины и в тех их взаимосвязях, которые вытекают из назначения тестов – прогнозирование
выполнения испытуемым определенного класса задач.
Проективные тесты – совокупность методик целостного изучения кандидата,
основанного на психологической интерпретации результатов проекции. Под последней в
данном случае понимается не только средство психологической защиты, но и
обусловленность процессов восприятия следами памяти всех прошлых восприятий.
Кандидат, оказавшийся в какой-либо ситуации, в своем восприятии преобразует ее
сообразно своей индивидуальности (например, интерпретирует рисунок в соответствии со
своими личностными особенностями). Различают ассоциативные проективные тесты
(например, незаконченные предложения или рассказы), экспрессивные (психодрама,
рисование на свободную тему, игра и др.). Один из наиболее распространенных
ассоциативных проективных тестов разработан профессором Г. Роршахом. Он отобрал 10
стимулов – чернильных пятен, реакции на которые оказались наиболее характерными. Пятна
одно за другим предъявляются кандидату, который должен сказать, на что они похожи, о чем
они ему напоминают. Психологи ЦРУ рассматривают проективные тесты как наиболее
ценные личностные тесты, ибо они «портретируют» всю индивидуальность, позволяют
изучить эмоциональные особенности кандидата, невротические реакции и т. п.
Кандидат, положительно сдавший в Лэнгли все тесты и благополучно прошедший
окончательную проверку на благонадежность, зачисляется слушателем (курсантом) ЦРУ и
направляется для дальнейшего обучения в спецшколу, расположенную под Вильямсбургом
(штат Вирджиния).

Школа ЦРУ

«Ферма»

В пятнадцати минутах езды от Вильямсбурга (штат Вирджиния) по дороге в сторону


Ричмонда, в местечке Кэмп-Пери (Сатр Реагу ), расположена школа ЦРУ, которую сами
работники управления называют «фермой». У ворот, через которые въезжают в Кэмп-Пери,
размещен сторожевой пост, обслуживаемый военной полицией.
Учебный центр располагается в густом лесу и окружен высоким забором с венчающей
его колючей проволокой и бросающимися в глаза предупредительными надписями:
«Правительственная резервация. Вход посторонним воспрещен». Северной границей
территории центра является река Йорк, а сама территория разделена на строго
контролируемые участки, в том числе административный – напротив въездных ворот;
участок для курсантов ЦРУ; жилой участок для персонала центра; посадочная полоса для
самолетов и вертолетные площадки; а также отчетливо выделяющиеся участки для
практических занятий по переходу государственной границы, по осуществлению диверсий,
воздушного и морского десантирования небольших групп, по использованию оружия, по
устройству засад, по тактике выхода с вражеской территории и способам побега из плена и
организации тайных встреч.
На территории лагеря много оленей, поскольку когда-то этот район был своеобразным
заповедным островком спасения для диких животных; имеется несколько угодий для охоты,
а также два озера для рыбной ловли.

Быт и правила поведения на ферме

Курсанты размещаются в двухэтажных казармах, в двухместных комнатах. Все здания


в центре, в сущности, каркасные сооружения, за исключением кирпичного гимнастического
зала. Имеются здания с классными помещениями, служебные помещения для инструкторов,
столовая, офицерский клуб, кинотеатр, футбольные поля и площадки для игры в бейсбол.
Для отдыха есть клуб, спортивные сооружения.
В лагере имеется лингафонный кабинет, где курсанты могут совершенствовать свои
знания иностранных языков с помощью магнитофонов: за знание иностранных языков и
совершенствование этих знаний для курсантов предусмотрена система денежных
вознаграждений.

Первое занятие в разведшколе обычно проводит начальник учебного центра, который


приветствует курсантов и поздравляет их с поступлением в школу. Затем офицер
безопасности центра проводит инструктаж, в котором он рассказывает слушателям, что
«можно» и что «нельзя» в этом заведении; в заключение курсанты дают подписку о
неразглашении программы подготовки в школе и обо всем, что они увидят и услышат. Так, в
лагере в любое время происходит ряд различных учебно-тренировочных занятий, в том
числе с иностранцами, которые не должны вообще даже знать, что находятся на территории
Соединенных Штатов. Иностранцев в лагере называют «черными курсантами», и их
пребывание в школе ограничено особым районом, изолированным от места размещения
курсантов ЦРУ и других нормальных объектов. Иногда в этом районе могут быть слышны
стрельба, взрывы, гул самолетов и вертолетов. Обычно курсанты ЦРУ должны находиться в
отведенном для них районе, за исключением случаев следования к воротам или от ворот, или
на занятия в других местах на территории центра, куда их доставляют на автобусе. На любом
участке территории центра курсанты ЦРУ должны соблюдать строгие меры
предосторожности, то есть не разбрасывать упаковки из-под сигарет, банки из-под пива и
другие предметы, которые могут раскрыть секрет местонахождения центра «черным
курсантам». В любое время пребывания на территории центра курсантам надлежит быть в
выданной им в лагере армейской форме.
Вечером по пятницам курсанты могут уезжать в Вашингтон на субботние и воскресные
дни.
К каждому из курсантов прикрепляется инструктор-консультант из преподавательского
персонала: они будут регулярно встречаться и обсуждать сильные и слабые стороны
подготовки будущего агента.

Дисциплины

Учебно-тренировочный курс подразделен на три дисциплины: разведка (сбор


информации), конспирация (обеспечение безопасности) и полувоенные и психологические
операции (активные действия). Значительное время уделяется изучению технических
приемов разведчика, умение пользоваться которыми называют еще термином «оперативное
мастерство». И, наконец, предусматривается много практических занятий на территории
центра и вокруг него, частично в порядке военных игр, для которых создаются условия,
приближенные к реальным. Для проведения некоторых практических занятий и тренировок
курсанты выезжают в соседние города.
Курс тренировок, учебы и специальной профессиональной подготовки курсанта
разведшколы рассчитан на один год, после чего следует назначение агента в один из отделов
Оперативного управления, а еще через год или два (в зависимости от степени
подготовленности сотрудника) может последовать назначение его секретным агентом за
границу.
Подготовка разведчика-профессионала очень трудоемка, и хотя официально срок
обучения в разведшколе составляет один год, «доводка» агента может занимать еще
несколько лет. Она нацелена на то, чтобы на базе уже имеющихся у человека знаний и
личных качеств сформировать его профессиональные навыки и умения для возможной
работы за границей. Такая подготовка включает в себя обязательное овладение
иностранными языками, подготовку разведчика в психологическом плане, которая, в
частности, позволяет ему выступать в амплуа представителя той или иной национальности,
носителя тех или иных национально-культурных особенностей. Разумеется, это и
оперативная подготовка, которая включает в себя формирование навыков получения и
анализа разведывательной информации, поддержания связи с Центром и другие аспекты.
И курсант должен понимать: несмотря на то, что хотя разведчик – это профессия, но,
вместе с тем, разведывательная работа – не ремесло, а творчество, и холодные ремесленники
в этой профессии быстро потерпят провал.

Физическая подготовка

Физическая подготовка курсантов в Кэмп-Пери проводится 4 раза в неделю в


гимнастическом зале: баскетбол, игра в мяч, волейбол, штанга. Здесь же курсанты
тренируются в приемах самообороны, обезоруживания противника, разучивают технику
нанесения сокрушительных ударов, но эта программа не рассчитана на то, чтобы сделать из
курсанта мастера рукопашного боя, основная ее задача – подготовить будущего агента к
тому, чтобы он мог дать отпор агентам противника при возможной попытке его задержания,
и скрыться от них. Но при желании курсант может заниматься дополнительно с
квалифицированными инструкторами-рукопашниками.
На стрельбище проводится тренировка в стрельбе из различных видов стрелкового
оружия – пистолетов, винтовок, автоматов, а также из нестандартных видов огнестрельного
оружия, которое ЦРУ разработало специально для своих агентов-нелегалов.

Оперативное мастерство

Учитывая большое значение оперативного мастерства, с курсантами в Кэмп-Пери


занятия по этой теме могут проводиться два раза в день, и помимо обычных, дневных, часто
проводятся еще дополнительные вечерние (а иногда и ночные) занятия. Они рассчитаны на
то, чтобы подчеркнуть опасность упрощений методов проведения тайных операций, какими
бы по своему характеру они ни являлись: будь то операции по сбору информации,
конспиративные, психологические или полувоенные.
Оперативное мастерство – это такое использование всех приемов и технических
средств, при котором тайная операция всегда остается тайной. Оперативное мастерство – это
прежде всего правильный анализ агентурной обстановки, ряд условий, которые определяют
степень необходимой маскировки, в том числе учет возможностей местных
разведывательных служб и сильных сторон местных организаций, против которых
направлены операции ЦРУ.
Чем спокойнее агентурная обстановка, тем меньшее оперативное мастерство требуется
и тем больший результат ожидается от каждого сотрудника ЦРУ.
Оперативное мастерство необходимо для обеспечения безопасности операции, для
предотвращения ее раскрытия, потому что помимо всего прочего на карту поставлена жизнь
людей. Инструкторы все время внушают курсантам мысль о важности принятия мер
обеспечения безопасности агента и приводят один за другим примеры роковых или почти
роковых последствий из-за низкого оперативного мастерства.
В понятие оперативного мастерства включаются правила выбора места встречи,
контрнаблюдение до и после конспиративных встреч, использование средств маскировки,
сигналов безопасности или опасности перед встречами, меры предосторожности при
пользовании телефонами, контрмеры на случай размещения на местах встреч
подслушивающих устройств, использование третьих лиц как связников, чтобы избежать
частых прямых контактов между агентами ЦРУ, способы поддержания связи и многое
другое.

Тренировки в оперативном мастерстве

По мере изучения различных видов операций курсанты участвуют в практических


занятиях не только на ферме, но и в соседних с ней городах.
Хотя в лагере и имеются почти все объекты, позволяющие производить основные виды
тренировок по оперативному мастерству, однако полная подготовка по этой теме
требует максимального приближения к реальности, в том числе и работы в городских
условиях. Поэтому каждую неделю курсанты выезжают в один из соседних с Кэмп-Пери
городов – Вильямсбург, Хэмптон, Ричмонд, Ньюпорт-Ньюс, Портсмут, Норфолк или, реже, в
Вашингтон. Там они в течение дня, а иногда и ночью тренируются в ведении наружного
наблюдения за кем-то: это может быть их коллега – курсант или инструктор, а иногда и
просто случайный человек, за которым они следят вплоть до его дома. Вместе с тем курсант
должен быть готов к тому, что за ним в это время тоже может осуществляться слежка,
поэтому перед курсантом обычно стоит двойная задача: во-первых, остаться незамеченным
со стороны того, за кем ведется наблюдение, и, во-вторых, вовремя обнаружить за собой
хвост. В последнем случае курсант предпринимает меры для отрыва от «наружки», что
становится теперь его основной задачей. К таким мерам относятся: изменение внешности
(например, переодевание и наклейка бороды и усов при заходе в туалет); уход проходными
дворами; заскакивание в последний момент в отходящий транспорт, двери которого
закрываются (вагон метро или электрички), или, наоборот, выскакивание из него в момент
закрывания дверей. Отрабатывается также парная слежка, в этом случае два курсанта ведут
объект, передавая его друг другу, меняясь местами и поддерживая между собой связь при
помощи портативных раций.
Другой важной тренировкой, проводящейся в условиях города, является осуществление
контактов (встреч) с «агентами», роль которых исполняют инструкторы разведшколы или
сами курсанты. От контактеров требуется найти условленное место встречи, опознать друг
друга по внешним признакам, обменяться паролем и отзывом и осуществить взаимопередачу
посланий.
Для большей эффективности таких тренировок их участники часто подбираются таким
образом, чтобы они не знали друг друга в лицо.
А во время проведения городскими властями или различными местными
организациями в этих населенных пунктах каких-либо массовых мероприятий – митингов,
демонстраций, концертов, собраний, спортивных состязаний – курсанты проводят скрытое
фотографирование в толпе отдельных (произвольно выбранных или указанных
инструктором) людей, осуществляют подслушивание и аудиозапись их разговоров на
карманные магнитофоны, а после окончания мероприятия ведут последующую слежку за
ними, всё это время стараясь быть незаметными для них. В будущем эти навыки могут
пригодиться агенту в реальной работе.

Тренировки по сбору информации

Каждой секретной операции обычно предшествует та или иная подготовка – от


простого напоминания о мерах предосторожности до обучения обращению со сложной
специальной аппаратурой и техническими приспособлениями.
При подготовке к операциям по сбору информации за рубежом требуется обучение
агента по таким вопросам, как отделение фактов от слухов или мнений, уточнение
источников, точность даты, названий мест и имен, правильность выбора объекта
наблюдения, грамотность составления письменного донесения.
Иногда агент собирает всю информацию, которая, по его мнению, представляет
интерес, в других случаях он получает конкретное задание и действует по заранее
подготовленному плану. В любом случае он должен четко представлять свою задачу, т. е.
знать «что собирать». Конечно, задания, ставящиеся агенту руководством, могут быть
самыми разнообразными. Но если агент проживает, например, возле какого-либо важного в
военном отношении объекта, то логично было бы, помимо прочего, дать ему задание,
связанное также с наблюдением и за этим объектом.
Если это, например, военный аэродром, то в донесении агент должен указывать: время
наблюдения; состояние погоды и условия видимости; количество и типы самолетов;
движение самолетов (посадка, старт, тренировочные полеты); численность и расположение
охраны аэродрома; расположение средств противовоздушной обороны; число
радиолокационных установок и их перемещение.
Если же агент живет рядом с железной дорогой, то полезно было бы задействовать его
в сборе сведений о прохождении товарных составов (воинских эшелонов). А работающему в
железнодорожной сфере можно поручить сбор сведений в этой области, включающий:
всевозможные расписания движения пассажирских поездов; списки телефонов различных
служб управления железных дорог; схемы железных дорог; данные о грузоподъемности ж.-д.
мостов; копии проектов новых строительных ж.-д. объектов; чертежи погрузочных и
разгрузочных ж.-д. устройств и другую информацию, относящуюся к железной дороге.
Резидент дает указания агентам либо руководствуясь собственными тактическими
соображениями, либо согласно указаниям Центра. Во времена холодной войны задания
могли быть, например, такими: «Агенту № 1. Просим Вас на сегодняшней явке ввести в курс
дела нашего агента № 5, сообщив ему следующее:
Крайне желательно получить отзыв специалиста об электронных приборах,
выставленных на Лейпцигской ярмарке в павильонах СССР и его сателлитов. Особый
интерес представляет ультракоротковолновая аппаратура. Нужно получить все имеющиеся в
этой области новые проспекты и каталоги.
До сих пор нам неизвестно, снабжены ли выставленные образцы табличками,
указывающими, на каком заводе эти образцы изготовлены. Просим обратить на это особое
внимание.
Напоминаем, что на прошлогодней осенней ярмарке электроизмерительные приборы
можно было купить прямо в павильонах. Однако покупать интересующие нас приборы через
представителей тех западных государств, которые имеют развитую электротехническую
промышленность, нельзя. Чтобы не вызывать подозрений, нужно попытаться приобрести
советские образцы через представителей тех стран, которые приобретают высокочастотные
приборы и устройства сигнализации за границей. Центр».
«Агенту № 2. Содержание: транспортировка урановой руды из Чехословакии в Россию.
До 1982 года из Чехословакии ежемесячно отправлялись один-два эшелона с урановой
рудой через Бад-Шандау, Франкфурт-на-Одере в Брест.
За последние 3 года мы не располагаем новыми сведениями по данному вопросу.
Просим выяснить у источников во Франкфурте-на-Одере и в Бад-Шандау, не известно ли им
что-либо об изменении маршрута этих транспортов. Если известно, то получить у них
необходимые данные о перевозках урановой руды. Центр».
«Агенту № 3. Содержание: производство высококачественного поливинилхлорида на
предприятиях в Школау, Вольфене и Биттерфельде.
Производство поливинилхлорида на заводах бывшего концерна «ИГ Фарбениндустри»,
ныне принадлежащих фирме САГ в Средней Германии (где, кроме того, вырабатывается
синтетический каучук типа «Буна-Н»), составляет 250 тонн в месяц, т. е. равно количеству
продукции, выпускаемой в Соединенных Штатах, и превышает соответствующие цифры
любого другого государства Европы и Британского содружества наций, а также концерна
«Гюльс». Вся продукция заводов САГ реализуется на западноевропейском рынке за
швейцарские франки или американские доллары. Первоначально поливинилхлорид
доставляется фирмам в Антверпене или Амстердаме, а оттуда под названием «игелит»
пересылается прямо потребителю или посреднической фирме.
Просим установить количество месячной продукции поливинилхлорида,
вырабатываемого на отдельных заводах в ГДР с начала 1979 года, употребительные
торговые наименования и данные о качестве поливинилхлорида, а также сообщить, какое
количество поливинилхлорида было поставлено за последний год через другие государства
(особенно через Бельгию и Голландию) в Южную Америку и страны Дальнего Востока.
Представляют интерес сообщения о поставке любых химикалиев и фармацевтических
средств из СССР и его сателлитов в Южную Америку и на Дальний Восток.
Необходимо выяснить возможность получения информации об имеющихся складах
продукции, кроме вышеназванных предприятий САГ, особенно в центральных предприятиях
оптовой торговли «Резина и асбест» и в управлениях внешней торговли «Химия».
Просим доложить о накопленном в этой области опыте и о возможностях дальнейшей
работы. Просьба опросить нашего агента № 8 по вышеуказанным пунктам и выяснить его
точку зрения по данному вопросу. Центр».
«Агенту № 4. Содержание: Указание по приобретению источников в экономике и на
транспорте.
Необходимо принять меры к приобретению источников в экономике и на транспорте. В
приложении посылаем список, где указаны предприятия и учреждения, представляющие
интерес для экономической разведки (соответственно разведки на транспорте).
Следует обратить внимание на то, что на объектах, помеченных в списке значком *,
следует иметь агентуру лишь до тех пор, пока Центр не приобретет соответствующих
источников в министерстве или статс-секретариате». (См. Приложение 1 .)

Задачи разведки перед началом боевых действий (войны)

Перед началом боевых действий (войны) разведслужбы собирают максимально полную


общую информацию о потенциальном противнике, в том числе следующую:
1. Общие сведения о стране противника. Географическое положение. Границы.
История. Правительство и органы управления.
2. Характеристика страны. Рельеф. Почвы. Растительность. Климат. Водное
хозяйство (описание рек, озер, каналов).
3. Население. Национальный состав, язык, обычаи. Распределение населения.
Плотность населения. Здравоохранение. Структура общества.
4. Экономика. Земледелие. Промышленность. Торговля и ремесла. Горное дело.
Рыбное хозяйство.
5. Транспорт. Железные дороги. Шоссейные дороги. Порты. Речные пути.
6. Военная география (подробное описание по регионам).
7. Вооруженные силы. Сухопутные силы : боевая задача, долговременные
оборонительные сооружения, военные объекты, снабжение. Военно-морские силы : боевая
задача, флот, сооружения береговой обороны, военно-морская авиация, снабжение.
Военно-воздушные силы : дислокация, боевая задача, типы военных самолетов, наземные
сооружения (перечень аэродромов и больших посадочных площадок), снабжение.
8. Отдельная информация. Биографические данные о лицах, занимающих ключевые
посты в правительстве. Перечень электростанций и данные о них. Перечень главных
телефонных и телеграфных линий. Денежная система. Система мер и весов. Состояние
береговой линии (пригодность для проведения десантных операций).

Приложение 1
Часть информации о стране и ее лидерах обычно может быть взята из открытых
источников – различных справочников, атласов (карт) и др.; остальные сведения собираются
как профессиональными разведчиками, так и завербованными агентами из числа местных
жителей. Задания по сбору информации местные агенты получают от оперативных
сотрудников ЦРУ или от связных.

Примерный перечень заданий агенту на территории противника во


время ведения боевых действий

После начала военных действий задачи разведки несколько конкретизируются, и


обязанности агентов, действующих на территории противника при ведении боевых действий,
могут быть следующими:
• Фиксировать все передвижения войск и грузов противника по железным, шоссейными
грунтовым дорогам, особенно там, где ограничена возможность действия воздушной
разведки (при этом важно определять род войск, особые приметы и национальную
принадлежность частей).
• Фиксировать номера автомашин и эшелонов, направление их движения, время
следования, количество и характер боевой техники.
• Выяснять расположение баз снабжения и ремонтных мастерских на железных дорогах
противника; следить за крупными транспортными перевозками по железными шоссейным
дорогам. Уточнять места сосредоточения железнодорожного порожняка и эшелонов.
• Фиксировать результаты налетов своей авиации на железнодорожные линии, шоссе,
мосты, крупные телеграфные узлы и т. п.; выяснять потери противника; наблюдать за
восстановительными работами после бомбардировок.
• Определять, где сооружаются новые мосты, наводятся крупные паромные переправы,
строятся новые железнодорожные ветки, шоссе и т. д.
• Устанавливать точное местоположение, наименование, численность, род войск и
нумерацию частей. Определять места расположения оперативных резервов противника (род
войск, национальная принадлежность).
• Устанавливать места расположения крупных складов горючего, боеприпасов,
продовольствия, определять ориентиры, по которым авиация смогла бы их обнаружить с
воздуха, несмотря на маскировку.
• Выяснять сведения об оборонительных рубежах, оборудовании их в инженерном
отношении, вооружении. Сообщать о приготовлениях противника к строительству новых
оборонительных сооружений.
• Устанавливать места расположения аэродромов противника, количество и типы
самолетов (как постоянно, так и временно базирующихся на конкретном аэродроме),
аэродромного оборудования, вспомогательных и специальных автомашин, запасов горючего
и масла, а также наземной и противовоздушной обороны аэродромов; следить за
изменениями в расположении и оборудовании аэродромов противника после их
бомбардировки или реконструкции.
• Устанавливать в городах и крупных населенных пунктах количество войск в
гарнизонах, численность по родам войск, наименование, нумерацию, систему
противовоздушной обороны войск, складов и мастерских военной промышленности, высшей
военной и гражданской администрации, выявлять командные пункты высших воинских
начальников противника.
• Обнаруживать новые формирования противника и центры их обучения.
• Собирать сведения обо всех военно-экономических мероприятиях. При этом особое
внимание обращать на уровень производства военной промышленности (заводы по
производству вооружения, энергетические предприятия, предприятия основных отраслей
химической промышленности и гидролизные заводы), на новинки оборудования, особенно в
области новых видов оружия и военной техники.
• Наблюдать за складами отравляющих веществ, за подготовительными мероприятиями
противника к газовой войне. Предпринимать действия по захвату образцов отравляющих
веществ, противогазов и других защитных средств, а также любых образцов новых видов
вооружения.
• Наблюдать за настроением, дисциплиной и физическим состоянием тыловых частей
противника. Выяснять, какие факты можно использовать для пропаганды среди солдат
разных национальностей.
• Устанавливать, как распределяются людские резервы между различными отраслями
экономики, с одной стороны, и вооруженными силами и вспомогательными военными
формированиями – с другой.
• Следить за проведением полицейских, а также внутри – и внешнеполитических
мероприятий и за воздействием этих мероприятий на население.
• Интересоваться вопросами снабжения населения продуктами.
• Вести метеорологические наблюдения на оккупированной территории.
• Выяснять потери среди населения от воздушных налетов и наблюдать за отношением
населения к правительству.
Понятно, что для сбора информации по всем вышеуказанным пунктам нужна столь
многочисленная и широко разветвленная агентурная сеть, создать которую какой-либо
резидентуре вряд ли удастся. Но на практике, от резидентуры обычно и не требуется охват
всего мыслимого спектра разведывательных задач, обычно работа идет по определенным
направлениям, которые выбирает резидент, получающий указания из Центра.

Помощь из Центра

Как бы хорошо ни был подготовлен агент, но быть одинаково качественно


подготовленным во всех областях он будет не в состоянии. Поэтому на практике у
работающего за рубежом агента могут возникнуть какие-то проблемы, с которыми ему
самостоятельно справиться будет сложно, но он в любой момент может обратиться в Центр,
откуда всегда сможет оперативно получить квалифицированную помощь.
Так, учебный отдел ЦРУ в Лэнгли имеет сотрудников, знающих многие (практически
все) иностранные языки. Эти специалисты разъезжают по всему миру и проводят по просьбе
резидентур специализированное обучение агентов на месте. Персонал отдела оперативной
техники также выезжает куда нужно (на вскрытия сейфов, проникновения в закрытые
помещения и открытия замков) и занимается обучением агентов на местах, равно как и отдел
связи, отвечающий за обучение агентов пользованию радиотехническими средствами и
криптографическими материалами. Собственно, по просьбе резидентуры в какой-либо
помощи из штаб-квартиры, оттуда в любую точку мира может прибыть специалист по
любому вопросу. Но оперативный работник, по крайней мере, должен четко представлять,
какой специалист или какая техника ему нужны, и грамотно составлять заявку.

Прикрытие

Прикрытие, или «крыша», имеет прямое отношение к обеспечению оперативной


безопасности, поскольку оно является вымыслом, предназначенным для того, чтобы придать
тайной операции видимость законной. Какая-нибудь организация может служить «крышей»
для механизма финансирования: судоходная компания – «крышей» для морских операций;
авиалиния – прикрытием для оказания поддержки полувоенным операциям; законная
деловая деятельность может служить официальным прикрытием для сотрудника ЦРУ в
иностранном государстве; государственный департамент, министерство обороны и
Администрация международного сотрудничества – «крышей» для сотрудников ЦРУ.
Американские корпорации, действующие за рубежом, давно сотрудничают в
предоставлении должностей ЦРУ. В этой связи можно привести два примера такого рода:
• «Роберт Муллен энд К°» – вашингтонский рекламный концерн, в котором работал
Говард Хант после ухода из ЦРУ и до проникновения в национальную штаб-квартиру
демократической партии. Глава концерна Муллен обеспечивал агентов ЦРУ «крышами» в
Стокгольме, Мехико и Сингапуре, а в 1971 году создал совместно с ЦРУ филиал под
названием «Интерпрогресс». Согласно секретному документу управления, включенному в
свидетельства юридической комиссии палаты представителей, по меньшей мере два
зарубежных источника (ЦРУ) имели касательство к приему этой компании в качестве
филиала концерна «Роберт Муллен энд К°»;
• «Сайколоджикал ассесмент ассошиэйтс» – вашингтонская консультативная фирма по
вопросам психологии, специализирующаяся на исследованиях и анализе поведения. По
признанию ее президента Джона Гиттинджера, бо́льшую часть деловых операций компании
после ее основания в 1957 году тремя бывшими психологами ЦРУ составляют контракты
управления. Фирма имеет двух представителей в Гонконге.

Главные технические дисциплины

Техническая программа обучения в школе ЦРУ обширна и разнообразна. Несколько


недель занятий в Кэмп-Пери посвящаются интенсивным лабораторным занятиям по четырем
таким важным техническим дисциплинам, как техника и приемы подслушивания,
фотографирование, тайное вскрытие корреспонденции и тайнопись. Операции по
подслушиванию включают запись телефонных переговоров и установку различных
устройств для тайного наблюдения. Наиболее распространенным и надежным способом
записи телефонных переговоров является подключение соответствующей аппаратуры на
телефонной станции – иногда агентом в одностороннем порядке, но чаще всего местной
взаимодействующей службой безопасности. Однако при определенных условиях более
целесообразно подключаться к линии связи где-то между интересующим абонентом и
телефонной станцией. Имеются также совсем миниатюрные радиопередатчики, которые
можно легко и быстро устанавливать внутри телефонного аппарата, а отдел оперативной
техники разработал передатчик величиной с карандаш, который можно прикрепить к
проводам вне комнаты, где находится интересующий телефон; такой передатчик передаст
телефонные переговоры, а соответствующий радиоприемник примет их на посту
подслушивания, находящемся недалеко от объекта.
Телефонные аппараты и телефонная проводка могут быть весьма ценными каналами
«проникновения» в помещения, где находятся эти телефоны. Для этого необходимо
активизировать микрофон в телефонной трубке, и он будет воспринимать все происходящие
в комнате разговоры, даже если трубка находится на аппарате, и передавать их по
телефонным проводам. Этот прием называется «горячий микрофон».
Простейшей и наиболее надежной операцией является одновременное использование
микрофона и провода; она заключается в том, что скрытно размещенный в интересующей
агента комнате микрофон соединяется проводом с пунктом подслушивания, где
подслушиваемые разговоры записываются через усилитель на магнитную пленку. Однако
этот прием небезопасен, поскольку по проводу могут обнаружить пункт подслушивания со
всеми вытекающими отсюда неприятными последствиями. Поэтому систему микрофон –
провод можно подсоединить к скрытому миниатюрному радиопередатчику, который
передаст все происходящие в комнате разговоры на пост подслушивания. В таком случае
пост подслушивания обнаружен быть не может. Передатчики можно питать либо от
электросети, либо от батарей.
Иногда радиопередатчики подключаются к токонесущим проводам, и радиопередача в
таких случаях ведется не в эфир, а по электропроводам, которыми связаны жилые
комплексы. Этот способ очень удобен для включения и выключения передатчика, который
имеет неограниченные источники энергопитания, но в данном случае осложняется вопрос
размещения постов подслушивания, так как передаваемые по электропроводам
радиосигналы не проходят через силовые трансформаторы.
Установка подслушивающих устройств часто требует сверления отверстий в стене,
полу или потолке, для чего создано большое разнообразие сверл, в том числе с алмазными
наконечниками.
Курсанты проводят много времени в тренировках по установке таких микрофонов. Они
сверлят в полу, стенах или потолке специальные отверстия, размеры которых должны точно
соответствовать диаметру микрофона, позволяя, с одной стороны, проходить в него
микрофону, а с другой – обеспечивать плотное прилегание того к стенкам преграды. При
этом непосредственный выход слухового отверстия в комнату, где предполагается вести
подслушивание, осуществляется другим, очень маленьким, диаметром. Это крошечное
отверстие будет незаметно со стороны, но вместе с тем позволит чувствительному
микрофону улавливать все звуки в прослушиваемой комнате.
Такое сверление – довольно сложное дело и приобрести соответствующие навыки
курсант может только при наличии большой практики. На деле даже опытные специалисты
из отдела оперативной техники иногда допускали ошибки и высверливали слишком
заметные отверстия. Сверление отверстий нужных размеров для подобных целей требует
точного расчета и огромного терпения.
Часто тайно установленные подслушивающие средства требуется замаскировать, и
отдел оперативной техники располагает для этого специальными сумками с набором
алебастра и красок. Сюда входит быстросохнущий алебастр, около пятидесяти цветных
пластинок с формулами для их смешивания, чтобы получать нужный колер, плюс
быстросохнущие краски без запаха.
В оборудование поста подслушивания телефонных переговоров обычно входят
специальный магнитофон и включающее устройство, которое пускает магнитофон на запись,
как только зазвонит телефон или будет снята трубка с аппарата. Номера, набираемые с
подслушиваемого телефонного аппарата, регистрируются на бумажной ленте. Некоторые
посты подслушивания могут быть оборудованы радиоприемниками частотной модуляции
(образца SRR-4) с диапазоном от 50 до 200 мегагерц, головными телефонами и различными
магнитофонами. Для приведения в действие переключателя подслушивающего устройства на
посту подслушивания имеется полевой переносный радиопередатчик, который работает для
включения на одной частоте, а для выключения – на другой.
Планы исследований и разработок радиотехнического отделения отдела оперативной
техники направлены на усовершенствование имеющихся средств, таких, например, как
система переключателей, и на разработку сверхминиатюрных микрофонов и передатчиков
для вмонтирования их в такие безобидные предметы, как электрические выключатели и
розетки, а также на создание новых технических устройств. Одним из новшеств является
активация микрофона телефонной трубки (вариант «горячего микрофона») путем
направления электрических импульсов по проводам к телефонному аппарату, что избавляет
от необходимости устанавливать приспособление в самом телефонном аппарате. Другим
техническим приемом является использование инфракрасных лучей: направленные лучи
отражаются от оконных стекол и несут на себе обратно в специальные приемники все звуки,
издаваемые в комнате за стеклами окон, в том числе и разговоры. Этот принцип основан на
улавливании вибрации стекол от голосов.
Еще одной технической новинкой стало использование резонаторных микрофонов.
Резонаторный микрофон представляет собой простой, по форме напоминающий блесну
пластиковый предмет, который может быть активирован радиоволной определенной
частоты. «Блесна» реагирует, испуская радиосигналы, которые несут на себе голосовые
вибрации из помещения, улавливаемые соответствующим приемником.
На практических занятиях по фотографии курсанты «фермы» пользуются различными
камерами как для общего фотографирования, так и для фотографирования документов.
Подробно рассматриваются камеры (с 35-мм пленкой) типа «Экзакта», «Лейка» и «Пентакс»
(они являются особо любимыми аппаратами инструкторов Кэмп-Пери), а также тщательно
изучается миниатюрный «Минокс», который широко популярен среди секретных агентов.
Курсанты учатся изготовлению «мягкой» фотопленки (снятием с помощью
специального способа верхнего желатинового слоя фотопленки с отснятыми кадрами): такая
фотопленка занимает гораздо меньше места, чем обыкновенная, кроме того, она во много раз
легче нормальной фотопленки, поэтому «мягкую» фотопленку легко спрятать, пересылать.
Курсанты также практикуются в скрытом фотографировании, используя камеры,
которые могут быть незаметно вмонтированы в портфели, или в безобидный сверток, или
даже под рубашкой с выводом объектива на галстук в виде булавки. В затемненных
лабораториях курсанты тренируются в подборе пленок, бумаги и в приготовлении
проявляющих и закрепляющих растворов. В ходе практических занятий каждый из
слушателей производит фотографирование документов и различных объектов вне
помещений, проявление пленок и изготовление фотоснимков.
В течение недели курсанты учатся вскрывать и запечатывать корреспонденцию, не
оставляя следов. Они практикуются во вскрытии писем и других почтовых отправлений, а
также дипломатических вализ. Для этого они пользуются горячими пластинками,
металлическими чайниками и различной формы инструментами из кости. Однако наиболее
эффективный прием получается при использовании специального приспособления,
напоминающего миниатюрный столик размерами с обычный портфель с плоской
поверхностью, подогреваемой горячим паром, который обеспечивается обогревательным
элементом, заключенным в пенистую резину. Пар образуется от сырой промокательной
бумаги, которую кладут на подогретую поверхность столика, а конверты, положенные на эту
промокательную бумагу, раскрываются буквально через несколько секунд. Процесс
завершается тщательным запечатыванием конвертов с помощью ватных тампонов и чистого
прозрачного клея.
Тайнопись является средством связи, используемым для скрытия донесения,
вписанного между строчек безобидного письма или какого-либо иного открытого документа.
Средства тайнописи разделяются на мокрые, углеродистые и микроточечные. В мокрых
системах тайнописи обычно используются химикаты, замаскированные под таблетки,
которые растворяются в воде, образуя невидимые чернила. Тайное донесение записывается
на листе бумаги предпочтительно высокого качества тонким и длинным, заостренным
бритвой деревянным острием, пропитанным приготовленным составом – невидимыми
чернилами. До и после написания донесения лист бумаги с обеих сторон и во всех четырех
направлениях необходимо осторожно разгладить мягкой материей, чтобы скрыть тайнопись
в текстуре бумаги. Затем лист бумаги с написанным на нем секретным донесением
подвергают действию пара, зажимают между листами толстой книги и, после того как он
высохнет и если не будет заметно никаких следов тайнописи под ультрафиолетовыми
лучами или обычным светом, на нем пишут открытое письмо или какое-нибудь безобидное
сообщение.
Углеродистая (сухая) система заключается в использовании высокого качества
обычной бумаги, пропитанной специальными химикатами. На чистый лист бумаги кладут
пропитанный химикатами лист, затем еще один чистый лист, на котором пишут секретное
донесение. При должном нажиме карандаша часть химического состава из пропитанного
листа переходит на нижний лист. Затем на обратной стороне нижнего листа пишется
открытый текст или какое-нибудь сообщение. По получении такого письма адресат – агент –
обрабатывает соответствующую сторону листа специальным химикатом и таким образом
проявляет запись, сделанную тайнописью.
Микроточечная система тайнописи осуществляется с помощью небольшого по
размерам комплекта фотооборудования, которое позволяет сфотографировать обычную
страницу документа на часть кадра площадью не более точки над буквой «i». Эта
микроточка наклеивается на точку над буквой «i» в открытом письме. Хотя наличие такого
фотооборудования будет (при неудачном для агента стечении обстоятельств) достоверной
уликой для контрразведчиков противника, микроточечная система является очень надежным
приемом тайнописи, которую практически невозможно обнаружить случайно. С другой
стороны, это очень утомительный процесс, а чтение донесений возможно только с помощью
микроскопа.
Секретные донесения составляются либо открытым текстом, либо кодируются для
большей надежности. Отделение тайнописи в отделе оперативной техники ЦРУ ведет
непрерывную работу по выявлению деталей почтовой цензуры, практикуемой в большинстве
иностранных государств, чтобы обеспечивать надежность тайнописи своих агентов.
Агентурная обстановка, в которой работает тот или иной агент, определяет прочие детали
обеспечения связи средствами тайнописи: будет ли открытое письмо с тайным донесением
отправлено через национальную или международную почтовую службу; в адрес ли
почтового ящика или в адрес вспомогательного агента; с фальшивым или реальным
обратным адресом или вообще без него; каково будет содержание открытого письма; нужно
ли поставить на нем сигналы, указывающие на безопасность, или не ставить таковых, что
будет указывать на то, что письмо писалось под контролем враждебной службы
безопасности.
Отделением тайнописи разработаны также приемы проявления тайнописи в
заподозренных почтовых отправлениях. Один из приемов заключается в том, что
подозрительное письмо кладут между двумя обработанными горячим паром листами бумаги
и всё это закладывают в специальный пресс. При соответствующем нажиме часть
химического состава тайнописи перейдет на обработанные паром листы бумаги, которые
подвергают затем обработке химикатами в целях их проявления, а подозрительное письмо
возвращают на место без каких-либо следов, указывающих на то, что кто-то пытался что-то с
ним сделать.
Вскрытие замков и проникновение в закрытые помещения являются обязательной
темой практических занятий в Кэмп-Пери – ведь путь добычи информации может пролегать
в том числе и через кражу со взломом.
Замки взламывают или отпирают путем отжима ригеля и с помощью подобранного
ключа, отмычки.
На тренировке изучают механизмы замков: с одной сувальдой, с несколькими и
цилиндровых. Сначала знакомятся с устройством замков по чертежам и рисункам. Потом
производятся попытки отпирания замков ключами: подлинным, сходными с ним, отмычками
и путем утопления ригеля. Для данной тренировки используются специально
приспособленные учебные замки со съемными или прозрачными крышками, позволяющими
курсантам наблюдать устройство и работу запорного механизма. Так, во внутренних замках
ригель может быть выдвинут из короба или утоплен в короб.
Задача тренировок в Кэмп-Пери на предмет, каким способом и с помощью каких
орудий и приемов преграда может быть взломана, решается на учебных макетах: частях
дверей, обвязок ее филёнок, коробки; частей форточек, дверей, крышек, ящиков; частей
потолочных перекрытий, легких перегородок, полов; запоров: задвижек, закладок, заверток,
засовов и пр., укрепленных на соответствующих частях дверей, крышек, ставень и пр.;
замков разных конструкций, находящихся на частях дверей, крышек и т. п.; навесных
замков, находящихся на различных запорах; частей решеток и др. Каждый макет отображает
какой-то один или комбинацию из нескольких способов преодоления данной преграды:
разрушение, отжим детали, применение отмычки, отжим ригеля замка, перепиливание дужки
и т. д.
Преграда осматривается сначала в целом. Это необходимо для того, чтобы получить
общее представление о ее конструкции и сделать предположение о возможных способах
взлома. Затем изучается состояние преграды в свете ее уязвимых мест. После этого
обращаются к подбору орудий взлома. Изучив конструкцию и состояние преграды,
составляют представление о последовательности действий по взлому.
Через окно, например, можно проникнуть путем отжима вставной рамы; прутья
металлической решетки на окне могут быть разжаты или вырваны из гнезд крепления.
Инструкторы из отдела оперативной техники также показывают курсантам
применяемые ими приемы вскрытия сейфов. Однако такие операции обычно требуют
настолько высокой квалификации, что специалисты отдела часто сами выезжают в те
страны, где появляется потребность в их мастерстве. Рядовым же агентам нужны только
основные навыки, необходимые в повседневной работе, и общее представление об этих
сложных специальных приемах, чтобы учитывать такие возможности при планировании
операции, и при надобности дать в Центр соответствующий запрос на специалистов из
отдела оперативной техники.

Тренировки операций по вербовке

Большое внимание в Кэмп-Пери уделяется обучению курсантов искусству вербовки


нужных для работы людей. Курсантам объясняют, что чаще всего работа по созданию
агентурной сети ЦРУ в определенной стране не ограничивается засылкой туда одних лишь
агентов-профессионалов. Иногда из всей агентурной сети только резидент является
кадровым сотрудником ЦРУ, остальные агенты являются завербованными местными
жителями, а дополнительные «кадры» резидентуры при необходимости должны быть
доукомплектованы на месте путем вербовки отдельных граждан из числа местного
населения. Но такую работу резидент обычно проводит не лично, а через имеющихся
агентов-вербовщиков, перед которыми он (или его заместитель) ставит такую задачу.
Работа резидентуры – процесс динамичный, у ЦРУ постоянно возникают новые цели и
задачи, нужны новые сведения, поэтому у резидента обычно существует постоянная
необходимость в вербовке новых агентов.
Оперативные сотрудники резидентуры должны постоянно искать новых агентов, чтобы
активизировать уже проводимые операции и предпринимать новые, более эффективные.
Такой поиск (который при благоприятном результате завершается вербовкой) состоит из
выявления кандидата, его разработки и оценки.
Выявление кандидата в агенты – это деятельность, направленная на поиск
потенциального агента и определения его потенциальных возможностей. Разработка
кандидата – это постепенное изучение потенциального агента и проверка его личных
способностей и возможностей, а оценка кандидата – это определение возможностей
наиболее эффективного использования потенциального агента. Если после тщательного
анализа всех имеющихся данных о потенциальном агенте будет принято позитивное
решение относительно его вербовки, то проводится официальная процедура проверки
благонадежности кандидата через штаб-квартиру. Вербовка агента может осуществляться
различными приемами, часто предопределяемыми видом операции, для которой
предназначается данный агент, и самим ходом разработки кандидата.
В некоторых случаях вербовка проводится от имени ЦРУ, особенно если кандидатами
являются американские граждане или высокопоставленные персоны, вербуемые для
психологических и полувоенных операций. Однако нередко вербовка предпринимается без
четкого указания на того, кто в ней заинтересован; кандидату просто предоставляется
возможность предположить, что он вербуется для ЦРУ. В других случаях более
целесообразно действовать «под чужим флагом», так чтобы объект вербовки пришел к
заключению, что речь идет о какой-то другой службе или ведомстве. Принудительная
вербовка, скажем, члена коммунистической партии в какой-нибудь слаборазвитой стране
(под угрозой, якобы исходящей от местной службы безопасности) может оказаться для
начала более эффективным приемом, чем раскрытие ЦРУ как истинного организатора
вербовки. Позднее, когда приобретут силу финансовые и другие средства контроля над
агентом, завербованному можно постепенно раскрыть его подлинного хозяина.
Обычно агенты-вербовщики ведут работу с кандидатами на вербовку, которых им
поставляют наводчики. Вербовщики проверяют данные, сообщенные наводчиками,
собирают новые, более детальные сведения о кандидатах. Вербовщики, не привлекая
внимания, незаметно принимаются за своих «подопечных». Они интересуются привычками
фигурантов, их образом жизни, пороками и слабостями, политическим мировоззрением,
отношением к правительству и существующему строю. Вербовщики интересуются и тем, не
проявляют ли эти люди недовольства условиями жизни в стране и происходящими там
событиями, т. е. не являются ли они потенциальными или реальными диссидентами
(инакомыслящими). Понятно, что легче вербовать человека, который недоволен не только
своим положением, но и вообще положением дел в стране.

Признаки диссидента

Признаками диссидента можно считать:


1. Постоянные жалобы начальству, журналистам или различного рода депутатам на
трудные бытовые условия, несправедливое обращение, «зажим» критики и другие факторы.
2. Частые попытки обращения «через голову» (минуя непосредственного начальника) в
вышестоящие организации, чтобы рассказать там о своих бедах.
3. Участие в неразрешенных собраниях, создание групп для выражения коллективных
протестов, участие в демонстрациях, симуляция болезней в рабочее время.
4. Частые незначительные акты неповиновения или дерзости, например, нарочито
медленное выполнение распоряжений руководства (саботаж).
5. Посещение помещений гражданских экстремистов или пребывание на их митингах.
6. Распространение подпольных газет и листовок.
7. Диссидентские надписи, выполняемые тайком на зданиях, передвижных средствах,
имуществе.
8. Уничтожение или порча государственного имущества.
9. Демонстративное пренебрежение к символам власти, например отказ в
общественных местах вставать и снимать головной убор при публичном исполнении
государственного гимна.
10. Раздувание на работе мелких инцидентов, преувеличение их с целью вызвать
недовольство коллег, распространение тревожных слухов, провоцирование конфликтов.
11. Антиправительственная агитация. Говоря о диссидентах, следует оговориться, что
если, с одной стороны, диссидент удобен для вербовки, то с другой – такой человек может
уже находиться под наблюдением местных «компетентных органов», так что работа с
инакомыслящим – палка о двух концах.
В любом случае вербовщик тщательно присматривается к потенциальному кандидату, а
затем докладывает резиденту (или его заместителю) свое мнение в отношении
целесообразности использования данного лица для дальнейшей его разработки.

Особенности черт характера вербуемого

Для проведения успешной вербовки агенту следует вникнуть в характер вербуемого и


выяснить его возможные недостатки и пороки, в основе которых чаще всего лежат
индивидуальные черты характера. И именно распознание характера вербуемого и выявление
его недостатков позволят агенту-вербовщику со значительной долей вероятности предвидеть
его поведение и тем самым корректировать ожидаемые поступки. В характере выступает его
индивидуальное своеобразие, порождаемое разнообразными жизненными ситуациями, в
которых протекает социализация субъекта, его воспитание и вместе с тем зависящее от
природных предпосылок развитие индивидуальности. Среди множества черт характера
вербуемого некоторые выступают как ведущие, другие – как второстепенные,
обусловленные развитием ведущих свойств. При этом они могут и гармонировать, и резко
контрастировать с ведущими свойствами, что образует цельные или более противоречивые
характеры. Проявляясь в деятельности, характер в ней формируется, обнаруживая
зависимость как от ее содержания и личностного смысла для вербуемого, так и от ее
реальной, объективно оцениваемой успешности и от субъективного отношения вербуемого к
своим успехам и неудачам, характер проявляется в системе отношений человека к
окружающей действительности; в отношении к другим людям (общительность или
замкнутость), правдивость или лживость, тактичность или грубость и т. д.; в отношении к
делу (ответственность или недобросовестность, трудолюбие или леность и т. д.);
в отношении к себе (скромность или самовлюбленность, самокритичность или
самоуверенность, гордость или приниженность); в отношении к собственности (щедрость
или жадность, бережливость или расточительность, аккуратность или неряшливость).
Методы вербовки, основанные на использовании человеческих пороков, слабостей и
желаний, были разработаны еще до нашей эры в Китае. Так, китайский военный теоретик
Сунь-Цзы (VI–V вв. до н. э.) дает следующие рекомендации по вербовке чиновников в стане
врага: «Среди чиновников противника есть люди умные, но потерявшие должность; есть
люди провинившиеся в чем-либо и подвергшиеся за это наказаниям; есть любимцы, жадные
до богатства; есть люди, поставленные на низшие должности; есть люди, не выполнившие
возложенных на них поручений; есть люди, стремящиеся приобрести более широкое поле
для приложения своих способностей, пользуясь несчастьем других; есть люди, склонные к
хитрости и обману, двоедушные.
С такими людьми надлежит тайно вступить в шпионские сношения, щедро одарить их,
привязать их к себе и через них узнавать о положении в их стране, разведывать о планах
против себя, а также заставлять их сеять рознь между их государем и его вассалами».
О вербовке же внутренних шпионов среди местного населения сказано так: «Когда
местные жители не получают чинов и жалованья, чувство долга у них очень слабое. Если
обласкать их своими милостями, они, привлеченные этими милостями, расскажут о слабых и
сильных местах противника. Низменных из них можно прельстить деньгами и
драгоценностями; другим можно внушить, что они и есть те самые правители, которые в
случае, если они будут у власти, будут полезны для народа; третьих можно заставить
говорить, припугнув их своей силой. Это значит пользоваться жадностью и отсутствием
чувства долга. Среди местных жителей могут найтись и благородные, которые потерпели
неудачи и скрываются. Такие люди стремятся проявить свои таланты, получать чины и
жалованье. У таких людей можно пользоваться их честолюбием».
С тех пор прошли многие века, но человеческая натура не изменилась, и все людские
пороки остались такими же. Курсантам указывают на наиболее перспективные из них (с
точки зрения вербовки) и дают им общие характеристики, которые представлены ниже.
Зависть – неприязненно-враждебное чувство досады по отношению к успехам,
популярности, моральному превосходству или преимущественному положению другого
лица. Зависть возникает на основе себялюбия и связанных с ним честолюбия и тщеславия.
Тщеславие – социальное и моральное чувство, проявляющееся как мотив действий,
совершаемых ради завоевания славы, привлечения всеобщего внимания, с целью вызвать
восхищение и зависть со стороны окружающих. Когда подобные мотивы становятся
характерными для повседневного поведения того или иного человека, тщеславие
приобретает значение морального качества личности, которое имеет индивидуалистический
характер. Тщеславный человек полностью утрачивает способность оценивать свои поступки
с точки зрения их общественного значения. Последнее он учитывает лишь постольку,
поскольку это отвечает его жажде славы. Такой человек вообще не способен самостоятельно
оценивать существо своих действий, его интересует лишь внешний эффект, привлекающий
внимание окружающих. Тщеславие представляет собой преувеличенную меру самолюбия,
когда изначальное стремление быть «ничем не хуже других» перерастает в желание казаться
лучше других.
Зазнайство – моральное качество, характеризующее поведение человека, который
утратил критическое отношение к себе, переоценивает свои способности и достоинства,
перестал считаться с мнением окружающих, отвергает без достаточных оснований
общепризнанные представления в той или иной области знания и культуры. Как правило,
зазнайство возникает у людей на почве достигнутых в прошлом успехов (действительных
или мнимых), к нему склонны люди с преувеличенным самолюбием, тщеславием и
самомнением.
Высокомерие – моральное качество, характеризующее
неуважительно-презрительное, надменное отношение к другим людям (к отдельным
личностям, определенным социальным слоям или людям вообще), связанное с
преувеличением своих собственных достоинств и себялюбием.
Трусость – чувство, которое является слабым местом эгоистов, если им что-то
угрожает. Кроме того, в этих случаях, особенно если они чувствуют за собой вину,
применение шантажа бывает особенно эффективным.
Лень – отсутствие желания работать. Как ни странно, но это очень сильное качество,
и предложение ленивому человеку более легкой работы в сочетании с более высокой
должностью легко подкупает его.
Гневливость – регулярное впадание в состояние сильного возмущения. В этом
состоянии человек перестает себя контролировать, его поступки переходят черту разумного
и он легко становится игрушкой в руках более спокойного, с трезвым разумом человека.
Если при имеющихся недостатках человек окажется еще и подвержен внушению, то
работа вербовщика может оказаться особо эффективной. Следует сказать, что степень
восприимчивости к внушению определяется субъективной готовностью человека
подвергнуться и подчиниться внушающему воздействию. Внушаемость является
характеристикой вербуемого, зависимой от ситуативных и личностных факторов. К числу
свойств личности, благоприятствующих повышенной внушаемости, относятся
неуверенность в себе, низкая самооценка, чувство собственной неполноценности,
покорность, робость, стеснительность, доверчивость, тревожность, повышенная
эмоциональность, впечатлительность, слабость логического мышления, медленный темп
психической деятельности.
Можно выделить следующие ситуативные факторы, влияющие на повышение
индивидуальной внушаемости: психофизическое состояние вербуемого (при покое и
релаксации внушаемость возрастает так же, как и при сильном эмоциональном возбуждении,
утомлении, стрессе); низкий уровень осведомленности, компетентности в обсуждаемом
вопросе или выполняемом виде деятельности; малая степень его значимости для личности;
дефицит времени для принятия решения.
Практический опыт работы агентов-вербовщиков показывает, что к числу качеств,
способствующих вербовке, относятся, помимо вышеперечисленных, следующие:
эмоциональная неустойчивость; разочарованность в своих способностях и возможностях;
острое недовольство служебным или материальным положением; лживость;
недисциплинированность; неаккуратность; безответственность; крайний эгоизм; склонность
к поиску радости или забвения в наркотиках, острых ощущениях; хвастовство, стремление
казаться значительнее, чем есть, «пускать пыль в глаза»; неумение предвидеть последствия
своих поступков; завышенная самооценка собственного «Я», своих возможностей
контролировать людей и ситуацию.
Из вышесказанного вовсе не следует, что вербуемый должен состоять из одних пороков
и быть страшен как смертный грех. Нет, это может быть самый обычный человек, но
поставленный в такую ситуацию, когда вербовка для него – меньшее из тех зол, которые
могут ожидать его в будущем при отказе сотрудничать с ЦРУ.
Конечно лучше, если человек принимает решение работать на управление «по зову
сердца», но в любом случае что-то (или кто-то) должно его подтолкнуть к такому шагу, и
задача вербовщика ЦРУ – помочь человеку сделать этот шаг.

Диагностика
Хотя большая часть сведений о кандидате на вербовку собирается агентом в ходе
тщательного отбора различной информации о нем из разных источников, но определенное
представление о фигуранте можно составить из его манеры держаться и говорить, маленьких
особенностей поведения.
Часть информации может быть вообще получена простым рассматриванием
вербуемого, наблюдением его физиологических особенностей, проведением так называемой
диагностики .
«Диагностика» на жаргоне вербовщиков означает выявление по определенным
признакам, к какому из перечисленных недостатков имеет наибольшую склонность
вербуемый.
Диагностика – это одно из основных искусств агентов-вербовщиков. У них имеется еще
один специальный термин «cold reading» – «холодное чтение», что означает способность по
внешним чертам фигуранта различать его внутренние характеристики.
У некоторых людей существуют врождённые способности считывать внутреннее
состояние другого человека по его мимике и выражению лица, такими способностями
должны обладать и агенты-профессионалы, к которым относятся вербовщики.
Следует сказать, что стремление выявить наличие определенного соответствия между
строением тела или отдельных его частей и особенностями психики человека было
свойственно всем историческим эпохам.
Люди всегда вели поиск телесных примет, которые отражали бы душевные качества их
обладателя, а знание таких примет особенно интересовали «рыцарей плаща и кинжала», для
которых такое знание позволяло «влезть в душу» к нужному им человеку и манипулировать
им.
Эмпирическая практика, поразительная человеческая наблюдательность порой
выявляли здесь самые неожиданные корреляции.
Физиогномика, френология и хирология – три основных направления, которые по
внешним признакам тех или иных частей тела человека иногда позволяют выявить не только
профессию субъекта, но и его внутреннюю психическую сущность. Хотя каких-то
100 %-ных выводов на их основании не всегда можно сделать, вместе с тем
агенту-вербовщику для первого общего впечатления о фигуранте и этого может быть
достаточно.
Физиогномика разработала систему корреляции между чертами лица человека и
основными свойствами его характера, способностями и талантами, достоинствами и
недостатками. Начала физиогномики находятся у истоков искусства, которое через внешние
формы человеческого лица стремится уловить внутреннюю сущность изображаемого
человека. Так, писатели, характеризуя своего героя, подробно описывают его внешность и
черты лица.
Швейцарский ученый Гарре стал родоначальником новой науки – скарпологии (от лат.
scarpo – подошвы). Он писал, что помимо прочего психические особенности человека
проявляются и в походке. Гарре доказывал, что именно психика ответственна за то, как у
человека стираются подошвы на обуви. Он брался узнать характер любого человека по
манере того протирать подошвы.
Состояние мышечной системы и всего опорно-двигательного аппарата, манера
движений, в том числе ходьбы, весьма тесно связаны с тонусом коры головного мозга и
особенностями реагирования человека.
В манере ходьбы человека отражаются многие нервные заболевания. Так, недостаток
циркуляции крови в головном мозге приводит к неустойчивости походки и уменьшению
длины шагов. Нарушения походки указывают на психологические отклонения у человека,
кажущегося на первый взгляд совершенно здоровым. Следует упомянуть и о книге русского
психолога Н. Белова «Физиология типов» (1924). Говоря о выразительных свойствах
внешности человека, он пишет, что социальная жизнь, предполагающая непрерывное и
неизбежное общение людей между собой, вольно или невольно заставляет считаться с
типичными особенностями отдельных лиц, и есть возможность распознавать многие
характерные психические и физиологические особенности личности на основании
внешности.
Очевидно, что нервно-психическая система развивается в соответствии с остальными
частями человеческого организма. Действительно, некоторые психические особенности
человека, его темперамент имеют и определенный «мимический паспорт». По складу и
подвижности лица можно в определенной степени судить и о типе нервной деятельности.
Недаром считается, что в глазах отражается интеллект, а в движениях рта, рисунке морщин
проявляются эмоции. Существует, например, выражение «омега меланхоликов». Так,
немного приподнятые и сдвинутые брови, напоминающие греческую букву «омега»,
свидетельствуют о чувстве скорби. «Мышцей приветливости» названа нижняя часть
кругового мускула глаза. Если при улыбке он не напрягается и нижние веки не поднимаются,
это довольно верный признак неискренности.
Душевное состояние физиологически всегда выражается главным образом
сокращением глаз и мышц бровей. При неожиданном затруднении человек начинает
испытывать какую-то неловкость в горле, которая заставляет его сделать глоток, прочистить
горло или кашлянуть слегка. При удивлении и испуге человек мигает, хотя для глаз не
представлялось никакой опасности. Отворачивание глаз на мгновение может служить вполне
надежным симптомом того, что ваше предложение пришлось не по вкусу данному лицу.
Лучи морщин вокруг глаз свидетельствуют о веселом характере, искренней смешливости.
Все эти факты, говорящие о том, что то или иное психическое состояние человека
находит какое-то свое внешнее выражение, в какой-то степени подтверждают выводы
физиогномики и френологии о связи между внешним обликом человека и типом его
личности, характера.
Что же касается хирологии, то она обращает внимание на информационные аспекты
человеческих рук и делает выводы исходя из строения кистей рук, формы пальцев,
выпуклостей и впадин на ладони, а также линий и бороздок, имеющихся на ладонной
поверхности. Вряд ли можно сомневаться в том, что характер трудовой деятельности часто
накладывает определенный отпечаток на руки человека. Рука слесаря, пианиста, швеи –
каждая из них несет признаки своей профессии. Присмотритесь внимательнее – и руки
расскажут о его профессии. Возможно, что именно богатство подлинно объективной
информации, которую несут руки, дало повод людям искать еще и некие дополнительные
«магические» и «оккультные» знаки, определяющие не только прошлое человека, но и
предсказывающие по руке его будущее (хиромантия).
Заканчивая тему, следует заметить, что хотя диагностика фигуранта довольно сложное
и небыстрое дело, но владеть хотя бы ее основами необходимо, так как диагностика может (и
должна) стать тем ключом, который поможет агенту открыть прямой путь к вербовке
кандидата.

Проведение вербовки

Вербовщику никогда не следует явно показывать, что он хочет получить от


собеседника какие-то сведения. Люди, особенно занимающие более-менее важные посты,
просто откажутся разговаривать, если у них возникнет хоть малейшее подозрение в
намерении добыть у них ту или иную информацию. Прежде всего следует добиться доверия
и, конечно же, уметь сохранить его со стороны тех, кто используется в качестве источника
информации. В этом случае можно выведать у них всё что угодно, не возбуждая подозрений.
Если вербуемый склонен к алкоголю, то агент, войдя к нему в доверие, начинает
регулярно приглашать его в ресторан под различными надуманными предлогами,
позволяющими агенту самому оплачивать угощение, не вызывая особых подозрений у
вербуемого. Пьяный человек очень разговорчив и вполне может сказать что-то,
составляющее служебную тайну. Напомнив позже ему его пьяную болтовню и посулив
соответствующее вознаграждение, можно склонить его к сотрудничеству.
Для вербовки секретоносителя используются и красивые женщины-агенты, которые
под каким-либо предлогом знакомятся с лицом, в отношении которого ЦРУ стало известно,
что оно владеет нужной информацией.
Такое знакомство обычно происходит по заранее составленному ЦРУ плану, и часто
оно обставлено как случайная встреча. В другом варианте привлекательную женщину-агента
удается устроить на работу в то учреждение, где работает фигурант.
Там, работая, например, секретарем-машинисткой, она будет постоянно находиться на
виду, и это должно позволить ей без особых проблем выйти на нужное лицо.
Если всё идет по плану, то агентесса, влюбляя в себя нужное лицо, исподволь
заманивает его в «honey-snare» – «медовую ловушку» – и выпытывает необходимую
информацию.
Умная женщина, которая мудро использует свою личную привлекательность, имеет в
своем арсенале очень грозное оружие, которое иногда может быть опаснее пистолета.
Впрочем, точно так же в эту ловушку иногда попадают и сами представительницы
прекрасного пола, имеющие доступ к секретным сведениям. Ну а любовь часто вынуждает
человека поступать не по своей воле, а по желанию другого…
В школе ЦРУ к вопросам вербовки относятся очень серьезно, и большое внимание
уделяется теме тренировок. Тренировки по проведению вербовки курсанты вначале проводят
с инструкторами, а затем друг с другом, при этом один играет роль вербовщика, а другой –
вербуемого, затем они меняются ролями.
Так, задание по теме «Совместные операции» может состоять, например, в том, чтобы
попытаться убедить «сотрудника дружественной разведывательной службы» принять от
«агента» деньги на личные расходы и начать выполнять задания ЦРУ напрямую, т. е. без
ведома вышестоящих начальников этого сотрудника.
А задание по теме «Проникновение в коммунистическую (или иную) партию»
включает моральную обработку вербуемого и разъяснение ему необходимости играть более
активную роль в деятельности партии, которую он к тому моменту уже начал презирать.
Другое задание может состоять, например, в операции по вербовке «американского
ученого, который должен участвовать в работе одной важной научной конференции». При
этом основной задачей «ученого» должно быть «установление дружеских контактов с
советским коллегой, который, по сведениям ЦРУ, имеет доступ к важной информации
военного значения». Курсант-«агент» проводит с курсантом-«ученым» несколько встреч, на
которых инструктирует его перед «поездкой», а затем выслушивает «по возвращении» его
отчет.
Практические же занятия по этой теме могут носить и вполне реальный характер, т. е.
курсант может получить задание попытаться «обработать» на предмет вербовки кого-либо из
имеющихся на примете у ЦРУ гражданских лиц. И надо сказать, что курсантам школы ЦРУ
не раз удавалось на самом деле удачно проводить вербовку.

Проверка благонадежности кандидата на вербовку

Если вербуемый соглашается постоянно работать на ЦРУ, то в архивно-учетном отделе


управления на него заводят личное дело (досье), куда поступают различные
предварительные документы, предоставленные резидентурой:
– отчет вербовщика о ходе вербовки с максимально полным отражением в ней процесса
вербовки;
– материалы проверки и установочные данные с заполненной спецанкетой;
– рапорт вербовщика резиденту с санкцией последнего на вербовку объекта;
– автобиография завербованного;
– подписка вербуемого о согласии работать на ЦРУ.
Окончательный вопрос о том, использовать или не использовать потенциального
агента, решается контрразведкой в процессе оперативной оценки вербуемого. Это
неотъемлемая часть любых взаимоотношений между ЦРУ и иностранными агентами,
независимо от того, какие задания мог бы выполнять тот или иной из них.
Процесс оперативной оценки начинается с момента выявления и первоначальной
характеристики потенциального агента и продолжается посредством проверки имеющихся
на него материалов в резидентуре и в штаб-квартире, в том числе и материалов о
деятельности этого агента в прошлом.
Сотрудники в отделении оперативной оценки проводят соответствующую проверку по
картотекам и после изучения представленных материалов санкционируют использование
потенциального агента или отклоняют просьбу резидента. Если в ходе рассмотрения
материалов не обнаружится серьезных препятствий, то отделение оперативной оценки дает
временное разрешение на использование агента, имеющее силу на протяжении шести
месяцев, по истечении которых оформляется оперативное разрешение, основанное на
данных дополнительных проверок, произведенных резидентурой на месте и персоналом
службы внешней контрразведки.
Резидентом никто из вербуемых не может быть использован на оперативной работе без
предварительного одобрения того со стороны отделения оперативной оценки службы
внешней контрразведки Оперативного управления. Запросы на такую оценку
представляются резидентурами и оперативными группами в виде досье – документа,
который в ЦРУ называют «персональная анкета», состоящего из двух частей.
В первую часть анкеты, примерно на семи страницах, вписываются основные
биографические данные: имя, отчество и фамилия, дата и место рождения, фамилии и имена
родителей и членов семьи, названия школ, в которых учился, хронологический перечень
мест работы, сведения о супружеской жизни, военная служба, гражданство – настоящее и
прошлое, членство в политических организациях, хобби, особые личные качества,
употребление наркотиков или другие пороки. Эта часть анкеты не раскрывает никакого
оперативного интереса или планов в отношении потенциального агента.
Вторая часть, в которой никогда не упоминаются подлинное имя агента или другие
данные о нем, раскрывающие его личность, является документом примерно такого же
объема, как и первая часть, и содержит подробное изложение оперативных планов
использования агента.
Первая часть досье увязывается со второй посредством номерной системы; во второй
части агент обычно фигурирует под установленным для него криптонимом. Во второй части
излагается предназначаемое для агента задание; перечисляются средства и каналы, с
помощью которых были добыты и проверены сведения об агенте, изложенные в первой
части; описывается прикрытие, которым пользовался сотрудник, обнаруживший и
определивший возможности потенциального агента; излагаются все варианты возможного
риска и выгоды в случае привлечения вербуемого к работе. Досье ведутся на всех агентов, и
их нумерация всегда начинается с числа «201», за которым следует число от пяти до восьми
знаков. Раскрытие той или другой части досье не приведет к одновременной расшифровке
подлинного имени агента и характера его оперативного использования.
С течением времени в досье подшиваются и хранятся приказы, распоряжения, схемы
связей с этим агентом, его донесения и ценные сообщения. На донесениях и сообщениях
делаются отметки об использовании материала, а на приказах и распоряжениях агенту
ставится отметка о характере данных ему поручений и качестве их исполнения, в досье
также вкладывается «лист поощрений и награждений».
После всесторонней проверки завербованного отделом безопасности и положительном
заключении о благонадежности кандидата он принимается в ЦРУ.

Отношения между оперативным сотрудником и завербованным агентом

Отрабатывая на практических занятиях тему вербовки, курсанты разведшколы


разбиваются на пары и каждый из них поочередно играет роль вербовщика, в задачу
которого входит пройти со своим «подопечным» все этапы совместной деятельности,
начиная с момента выявления кандидата и его вербовки и вплоть до прекращения работы с
ним как агентом.
В Кэмп-Пери курсантам настойчиво доводят до сведения, что руководство
завербованным агентом со стороны оперативного сотрудника имеет первостепенное
значение, потому что только при хорошем руководстве можно добиться от завербованного
тех действий, на которые рассчитывает оперативный сотрудник.
У каждого агента свои индивидуальные особенности, и не каждый из них проявляет
готовность действовать так, как хотелось бы резидентуре; иногда приходится задабривать
агента, иногда отчитывать, а иногда и просто запугивать.
Почти во всех случаях, когда завербованные агенты точно знают о своей причастности
к ЦРУ, между агентом и оперативным сотрудником резидентуры устанавливаются прямые
личные взаимоотношения. Поскольку наиболее эффективного контроля над агентами можно
добиться путем убеждения, а не угроз, важно развитие дружеских отношений между
оперативным сотрудником и агентом. Вместе с тем оперативный сотрудник должен всегда
обеспечивать себе руководящую роль в этих отношениях, чтобы избежать опасности
появления у агента удобной возможности использовать что-то против оперативного
сотрудника.
Однако поскольку почти все операции зависят от денег, продуманное решение
денежных вопросов может быть постоянно действующим фактором в установлении
контроля над агентом без оскорбления его обращением с ним как с наемником. Твердое
руководство действиями агентов, особенно при проведении психологических и полувоенных
операций, в которых возможно широкое разнообразие альтернативных решений, в
значительной мере зависит от личных качеств агента и оперативного сотрудника, поэтому
двойное требование – контроль над агентом и поддержание с ним дружеских отношений –
представляет собой вечную проблему. Способность устанавливать и поддерживать с людьми
непредубежденные отношения является кардинальным достоинством оперативного
сотрудника ЦРУ, и никто в этом не сомневается.
Предел использования агента и последующее его отстранение, то есть прекращение
сотрудничества с ним, происходит тогда, когда в его услугах больше нет необходимости или
когда он стал нежелателен. Это сложное и деликатное дело, могущее вызвать обиду у агента.
Многое зависит от того, производится ли прекращение сотрудничества на дружественной
или, наоборот, на враждебной основе, а также от причин, вызвавших эту акцию. Когда
достигнута принципиальная договоренность с агентом о прекращении с ним оперативных
взаимоотношений, то проблема обычно сводится к финансовому урегулированию и
удовлетворению претензий агента, которые могут у него появиться в связи с прекращением
тайной деятельности. Внешне финансовое урегулирование может зависеть от услуг агента в
прошлом, однако подспудно каждая сторона на переговорах о прекращении сотрудничества
исходит из размера урона, который может нанести неудовлетворенный агент, если
прекращение сотрудничества ему не по душе. И здесь важную роль играет контроль,
который осуществлял над агентом оперативный сотрудник ЦРУ в течение всего периода его
использования. Попытки отстраненных агентов продолжать получать от ЦРУ денежное
содержание после израсходования «выходного пособия» – не столь уж редкое явление. А
вопрос же того, насколько решительными могут быть действия по прекращению связи с
агентом и избавлению от него при трудных обстоятельствах, решается резидентом на месте,
при этом не исключаются любые, в том числе и самые крайние меры…

Награды, вручаемые сотрудникам ЦРУ


1. DISTINGUISHED INTELLIGENCE CROSS – крест (вручается за проявленный
героизм).
2. DISTINGUISHED INTELLIGENCE MEDAL – медаль (вручается за особые отличия
при выполнении важного задания).
3. INTELLIGENCE STAR – звезда (вручается за храбрость, проявленную при
проведении операции).
4. INTELLIGENCE MEDAL OF MERIT – медаль (вручается за особые заслуги в
службе).
5. CAREER INTELLIGENCE MEDAL – медаль (вручается за значительные
профессиональные успехи).
6. INTELLIGENCE COMMENDATION MEDAL – медаль (вручается за безупречную
службу).
7. EXCEPTIONAL SERVICE MEDALLION – медальон (вручается за тяжелое ранение,
полученное при выполнении служебного долга; также производится награждение
посмертно).
8. GOLD RETIREMENT MEDALLION – «Золотой медальон» (вручается за выслугу в
35 лет).
9. SILVER RETIREMENT MEDALLION – «Серебряный медальон» (вручается за
выслугу в 25 лет).
10. BRONZE RETIREMENT MEDALLION – «Бронзовый медальон» (вручается за
выслугу в 15 лет).

Программа обучения в школе ЦРУ

Выше в общем виде изложена программа обучения будущих агентов ЦРУ в Кэмп-Пери,
описаны основные методы работы оперативных сотрудников и дано общее представление о
некоторых технических устройствах и приспособлениях, применяющихся ими в
разведывательной деятельности. Теперь же рассмотрим каждую тему отдельно, приведем
конкретные примеры действий агента в том или ином случае и представим основные
образцы технических средств и способы работы с некоторыми из них.
Как уже упоминалось, учебно-тренировочный курс в Кэмп-Пери подразделен на три
главные дисциплины – разведка, конспирация и полувоенные операции (следует заметить,
что такое деление в какой-то степени условно, и на практике они часто переплетаются).
1. Разведка включает в себя различные способы сбора информации агентом и ее
передача, в том числе:
– работа со звукозаписывающей и приемопередающей аппаратурой (магнитофонами и
радиостанциями);
– установка различной подслушивающей аппаратуры (микрофонов-«жучков»);
– фото– и видеосъемка (при различных условиях освещенности), копирование
документов;
– вербовка новых информаторов (агентов);
– изготовление ключей;
– проникновение в закрытые помещения (в том числе и со взломом) для добывания
информации;
– тайное вскрытие почтовой корреспонденции (писем, пакетов и др.).
2. Конспирация представляет собой комплекс мероприятий, предпринимаемых
агентом для сохранения в тайне своей разведывательной деятельности. Она предусматривает
проведение со стороны агента определенных действий для обеспечения своей безопасности
и его поведение в случае возникновения угрозы ареста (и после него):
– шифрование сообщений;
– пользование книгами для зашифровки секретной информации;
– тайнопись;
– изготовление микрофильмов и микроточек (с помощью специальной
фотоаппаратуры);
– пользование конспиративными телефонами (телефонные отводы с закрытыми
номерами, по которым агент в любое время может передать устное сообщение);
– хранение шифрованных сообщений и их передача;
– способы выявления слежки и уход от нее;
– изменение внешности;
– оборудование тайников для передачи, получения и хранения разведывательных
материалов;
– выработка условия явок (тайных встреч с другими агентами);
– мысленное «вживание» в свою биографию – легенду (которую агент перед заброской
должен выучить наизусть во всех деталях);
– использование почты и почтовых каналов страны пребывания для пересылки
сообщений по конспиративным адресам;
– шифрованная радиосвязь; – методы выявления двойных агентов; – способы оказания
сопротивления при попытке ареста; – способы побега с места заключения.
3. Психологические и полувоенные операции (активные действия с применением
оружия, взрывных и зажигательных устройств, психотропных средств), в состав которых
входят организация беспорядков, забастовок, митингов, заговоров, мятежей, политических
интриг, саботажей, диверсий, нейтрализация неугодных лиц, государственных переворотов.

Разведка

Разведка – это прежде всего сбор секретных сведений. Задачей разведчика является:
во-первых, добыть информацию и во-вторых, как можно скорее отправить ее по назначению.
Поэтому в Кэмп-Пери разведывательной подготовке уделяется большое внимание, и далее
будут представлены основные темы, которые курсанты проходят в школе ЦРУ по этой
дисциплине.

Способы сбора аудиоинформации (подслушивание)

Подслушивание как составная часть шпионажа является одним из основных и самых


старых элементов этого рода деятельности. До двадцатого века обязательным условием для
ведения подслушивания являлось личное присутствие шпиона на месте разговора (в зоне
слышимости). Двадцатое столетие дало агенту «электронные уши» – подслушивающие
устройства, избавляя его от необходимости личного присутствия в стане противника; но все
же и в наши дни уши агента – главный орган подслушивания.
Сведения, записанные на магнитный носитель в результате подслушивания,
называются аудиоинформацией.
Подслушивание должно проводиться, как говорится, в нужное время и в нужном месте,
для чего требуются предварительные сведения о какой-либо важной встрече или совещании.
В противном случае подслушивание может оказаться малоэффективным.
Слушать посторонние переговоры можно либо непосредственно, будучи неподалеку от
беседующих, либо применяя техсредства и пребывая на приличном удалении от объектов.
При отсутствии специальной техники для подслушивания разговора за стеной можно
воспользоваться простейшим средством – бокалом, приложив его раструбом к стене, а
основанием (ножкой) – к уху.
Если разговор протекает на открытом воздухе, то прибегают к следующим возможным
способам подслушивания:
– ненавязчивое фланирование около беседующих парочки «влюбленных», якобы
занятых только друг другом, но фиксирующих чужие слова слухом, радиомик-рофонами, а
также на портативные диктофоны (полный разговор при этом составляется из записей этих
агентов);
– применение остронаправленного микрофона, закамуфлированного под
вписывающиеся в облик и ситуацию трость или зонтик;
– тайное подбрасывание в район беседы микропередатчика;
– предварительное оборудование предполагаемого места проводными микрофонами
либо нешумящим диктофоном;
– привлечение животных с закрепленными на них радиожучками;
– использование человека со способностями считывания речи с губ, при прямой
видимости разговаривающих.

Рис. 3. Различные типы микрофонов для прослушивания сквозь стены

В местах, где могут вестись важные разговоры, устанавливаются, если это возможно,
подслушивающие устройства, например, за картиной. На рисунке 3 показаны различные
типы устройств, подслушивающих сквозь стену и передающих через усилитель сигнал на
принимающую аппаратуру (магнитофон, наушники и пр.).

Рис. 4. Карманный магнитофон

На рисунке 4 показан карманный магнитофон со внешними микрофонами.


Рис. 5. Операция по подмене статуэтки на ее копию

На рисунке 5 – операция по подмене женщиной-агентом в кабинете начальника


статуэтки на заранее изготовленную точную ее копию с радиомикрофоном.
Если заранее известно, что местом встречи фигурантов назначены кафе, ресторан или
бар, то возможен подкуп официантов или барменов либо прочего обслуживающего
персонала, которые могут уловить отдельные фрагменты разговора, обеспечить посадку
клиентов на специально подготовленное (заранее радиофицированное) место, подложить
клиентам микропередатчик; поместить агента возле беседующих: за ближайшим столиком,
ширмой, окном, стенкой. (Для улучшения восприятия речи в таких условиях
подслушивающему агенту рекомендуется принять таблетку барбамила.)
Далее основные технические средства и способы их использования будут представлены
более подробно.

Микрофоны

Важным элементом подслушивающих устройств является микрофон. Микрофон –


это устройство для преобразования звуковых колебаний в электрические. По принципу
действия различают микрофоны угольные (порошковые), электродинамические,
электромагнитные, конденсаторные, пьезоэлектрические и др.
В зависимости от предполагаемого способа и места установки микрофонов
применяются различные их типы. Общим же требованием к ним является то, что микрофоны
должны быть достаточно маленькими, чтобы их легче было спрятать, и в то же время
достаточно мощными, чтобы воспринимать шепот с расстояния минимум в несколько
метров. Эти микрофоны могут быть приспособлены также и для магнитофонов, диктофонов,
основных типов звукоусилителей и любых радиопередатчиков. Кроме непосредственно
самих микрофонов-«невидимок» отделом оперативной техники разработано внушительное
множество приспособлений и принадлежностей для их тайной установки.
Наличие в арсенале ЦРУ микрофонов различных типов теоретически позволяет агенту
выбирать оптимальный вариант микрофона для каждого конкретного случая. Однако на
практике необходимость в подслушивании может возникнуть в любой момент, и не всегда у
агента, работающего в далекой стране, будет время ожидать доставки нужного ему типа
микрофона. Поэтому агент должен уметь приспосабливать для своих нужд те микрофоны,
которые в тот момент окажутся в его распоряжении, а для этого он должен иметь четкое
представление о технических возможностях того или иного микрофона и пользоваться всем
тем, что «имеется под рукой».
Сказанное можно отнести ко всем техническим приспособлениям и аппаратуре,
которая может понадобиться агенту: фотоаппаратам, магнитофонам, радиоаппаратуре и т. п.
Если агент при сборе информации имеет возможность обойтись образцами серийной
техники, выпускаемой местной промышленностью, то следует по возможности использовать
ее, не заказывая лишний раз технику из Центра. Конечно, ни на одном изделии, которым
технические службы снабжают своего агента, не стоит штамп «Сделано в ЦРУ», но для
контрразведчиков противника наличие у гражданина специальных технических средств и
нестандартных приспособлений неизвестного происхождения и непонятного назначения
станет явной уликой против него при возможном обыске и прямо укажет на него как на
шпиона.
Что же касается микрофонов, то ниже будут рассмотрены как стандартные микрофоны,
так и специальные.
Первым, довольно широко распространенным, является угольный порошковый
микрофон (рис. 6). В нем содержатся мелкие зерна угля между тонкими пластинами
мембран; звуковые волны поочередно сжимают и разрежают уголь, чем регулируется
количество тока, проходящего через него. Эти микрофоны используются в телефонах и во
многих микрофонах простых магнитофонов. Этот тип микрофона имеет некоторые
недостатки. Они недостаточно чувствительны для восприятия звука с расстояния свыше 5 м.
Кроме того, они требуют большого количества энергии, что неприемлемо при расчете на
длительную установку с автономным источником питания (батарейкой).
Второй тип микрофонного устройства называется пьезоэлектрическим , потому что в
нем используются некоторые пьезокристаллы – устройства, действие которых основано на
пьезоэлектрическом эффекте (появление электрических зарядов разного знака на
противоположных гранях некоторых кристаллов при их сжатии, растяжении и т. д. или
деформации этих же кристаллов под действием внешнего электрического поля). Это
довольно хороший тип микрофона, так как он не нуждается во внешнем источнике питания,
поскольку кристалл при воздействии давления от звуковой волны создает свой собственный
ток (рис. 8).
Рис. 6.
Капсюль угольного микрофона: а – внешний вид; б – схема устройства; 1 – мембрана;
2 – подвижный электрод; 3 – слюдяная шайба; 4 – перфорированная металлическая
крышка; 5 – корпус; 6 – пластмассовое кольцо; 7 – шайба; 8 – угольный порошок; 9 –
неподвижный электрод

Рис. 7.
Разрез и схема включения в электрическую цепь угольного микрофона: 1 и 2 –
подвижный и неподвижный электроды, подключаемые к электрической цепи; 3 – угольный
порошок; 4 – корпус; 5 – защитный кожух; 6 – диафрагма; 7 – угольный микрофон; 8 –
электрическая батарея питания микрофона; 9 – трансформатор; 10 – выводы
трансформатора

Рис. 8. Пьезоэлектрический микрофон (разрез): 1– защитный кожух; 2 – диафрагма;


3 – пьезоэлемент; 4 – корпус; 5 – кабель; 6 – выводы

Кроме того, они довольно чувствительны, но должны подсоединяться к усилителю.


Такими своеобразными микрофонами могут служить древесно-стружечные плиты – крышки
столов, шкафов и книжных полок с жестко-приклеенными к ним пьезокристаллами. Тонкие
провода протягиваются под обоями или в плинтусах и обычно покидают комнату вместе с
телефонной или радиотрансляционной линией. Явным недостатком является необходимость
предварительного проникновения в намечаемое помещение при довольно долгом – вплоть до
нескольких часов – пребывании там.
Существенным недостатком микрофонов этого типа является то, что они относительно
нестойки к перепадам температур и влажности, что не позволяет их длительное
использование вне закрытых помещений.
Третий тип микрофона – электродинамический (рис. 9–11), который представляется
самым эффективным и устойчивым. Это сильный и чувствительный микрофон, но обычно он
нуждается в дополнительном усилении. В этом микрофоне для преобразования звуковых
колебаний в электрические используют явление возникновения электродвижущей силы
индукции в металлическом проводнике, совершающем под действием звуковых волн
вынужденные колебания в поле постоянного магнита.
Микрофоны, как уже было отмечено, преобразуют звук в электрический сигнал и в
совокупности со специальными усилителями и фильтрами могут использоваться в качестве
подслушивающих устройств. Для этого создается скрытая проводная линия связи,
обнаружить которую можно лишь физическим поиском либо (что сложнее) путем
контрольных измерений сигналов во всех проводах, имеющихся в помещении.
Стационарные микрофоны маскируются в самых разных местах контролируемого
пространства и соединяются тончайшими проводниками с создаваемым неподалеку постом
подслушивания.

Рис. 9. Катушечный электродинамический микрофон (разрез): 1 – акустическое


сопротивление; 2 – корпус; 3 – трансформатор; 4 – выводы; 5 – кабель; 6 – магнит; 7 –
акустический канал; 8 – гофрированный воротник; 9 – защитный кожух; 10 – диафрагма;
11 – звуковая катушка

Рис. 10. Электродинамический микрофон катушечного типа: 1 – диафрагма; 2 –


звуковая катушка; 3 – гофрированный воротник; 4 – магнитопровод; 5 – полюсный
наконечник; 6 – магнит
Рис. 11. Схема включения ленточного электродинамического микрофона в
электрическую цепь: 1 – гофрированная лента; 2 – полюсные наконечники; 3– магнит; 4 –
трансформатор; 5 – выводы трансформатора; 6 – вторичная обмотка трансформатора;
7 – первичная обмотка трансформатора

Рис. 12. «Зонтик» – микрофон

Микрофоны, подсоединяемые к усилителю, могут иметь самую разнообразную


конструкцию, соответствующую «акустическим щелям», обнаруженным в предназначенном
к прослушиванию помещении. Динамический тяжелый капсюль, например, можно опустить
в вентиляционную трубу с крыши, а плоский кристаллический микрофон подвести под дверь
снизу. При отсутствии подобных лазеек обращают внимание на электрические розетки,
которые в смежных комнатах иногда бывают спаренными. Снятие защитной коробки с
одной из них, открывает доступ к другой, а через нее – и в близлежащее помещение.
Иногда имеет смысл просверлить в стене небольшого диаметра (1,5–3 мм) отверстие в
не приметном для чужого глаза (где-нибудь в углу либо на уровне плинтуса) месте или
воспользоваться замочной скважиной. Для таких вариантов существует специфичный
тонкотрубочный, или «игольчатый», микрофон, звук к которому подводится через довольно
тонкую трубку, длиной 30 сантиметров. Данный микрофон несложно сделать самому,
учитывая, что при твердой трубке обычно получается лучший звук, тогда как гибкую удобно
заводить за всякие углы и пропускать через замочные скважины.
Наконец, существует ряд модификаций узконаправленных микрофонов,
воспринимающих и усиливающих звуки, идущие только из одного направления и
ослабляющие при этом все остальные звуки. Такие микрофоны имеют вид длинной трубки,
батареи трубок или параболической тарелки. Такой микрофон может также быть выполнен и
в маскированном виде.
На рисунке 12 – параболический микрофон, который выполнен в виде зонтика от
солнца. Такой «зонтик», небрежно брошенный на морской пляжный песок, а на самом деле
направленный на подслушиваемых (допустим, заплывших в лодке на расстояние до сотни
метров от берега), позволяет четко слышать каждое слово.
Направленный микрофон – зеркало с параболическим отражателем и с обычным
микрофоном в фокусе позволяет прослушивать разговор с расстояния более 100 м (рис. 12).
Эффективны также плоские направленные микрофоны, встраиваемые в стенки кейсов или
оформленные в виде жилета.

Рис. 13. Рис. 14. Рис. 15.

Узконаправленный микрофон с параболическим концентратором уловит даже


негромкий разговор через открытое окно, форточку или вентиляционную решетку.
Применение остронаправленных параболических (рис. 14) или же «органных» (рис. 15)
микрофонов позволяет подслушивать разговор с расстояния свыше 150 м. Данные
устройства просто изготовить и самому (склеив, к примеру, длинную – около 2 м – трубку из
«бархатной» бумаги и поместив в ее торец диаметром 10–15 см любой в меру
чувствительный микрофон). Чтобы повысить чувствительность в схеме последующего
усилителя, можно использовать так называемые селективные фильтры – бытовые
эквалайзеры (многополосные регуляторы тембра), активно выделяющие узкие полосы
частот. Недостатком является необходимость маскировки довольно объемной аппаратуры.

Нательные микрофоны

Иногда агенту нужно произвести скрытую магнитофонную запись своего разговора с


собеседником. Запись может производиться на миниатюрный магнитофон, находящийся в
кармане агента либо транслироваться с помощью передатчика к посту подслушивания. В
любом случае составной частью записывающего (трансляционного) устройства является
микрофон, находящийся на теле агента. Наиболее хорошее качество записи обеспечивают
микрофоны, спрятанные не под одеждой (которая приглушает звук), а находящиеся по
возможности поверх нее. Такие микрофоны изготавливаются в виде какой-либо детали
одежды или предмета, носящегося открыто.
ЦРУ применяет несколько разновидностей подобных микрофонов. Одни из них
являются штучными и используются для отдельных (единичных) операций, другие же
изготавливаются небольшими партиями. Последние применяются агентами ЦРУ постоянно
и имеют свое официальное наименование (как и многие другие изделия технических служб)
согласно специальному каталогу ЦРУ (которое далее будет указываться в кавычках). Агент
должен твердо помнить эти официальные наименования, чтобы правильно указывать в
заявке в Центр именно то изделие, которое ему нужно для данной операции. Это же
относится и ко всему остальному спектру изделий ЦРУ: специальному оружию и
вооружению, ёмкостям с химическими составами и газами, предметам маскировки (типа
париков, усов или трансформируемой одежды), аппаратам фото-видеосъемки и пр.

Рис. 16. «Microphone, Concealed; Tie Clip» – микрофон в виде зажима для галстука

Рис. 17. «Microphone, Concealed; Belt Buckle» – микрофон в пряжке брючного ремня
(два ракурса)

Рис. 18. Микрофон, выполненный в виде верхней части авторучки


Рис. 19. «Wristwatch microphone; No.105» – микрофон в наручных часах (два ракурса)

Рис. 20. Кольцо– радиомикрофон

Рис. 21. Микрофон– заколка для волос

Рис. 22.
Рис. 23. Серьги – радиопередатчики

Рис. 24. Микропередатчик, маскируемый в одежде

Рис. 25. Микрофон – булавка

Приводящиеся в тексте данного издания некоторые официальные названия изделий


указаны по книге К. Мелтона «Специальное оружие и снаряжение ЦРУ».).27
Рассмотренные микрофоны связаны с записывающим устройством (карманным
магнитофоном) проводами.
Для передачи разговора (сигнала) на расстояние применяются микрофоны–
трансляторы , представляющие собой миниатюрные радиопередатчики. Некоторые из них
позволяют поддерживать двустороннюю связь. Таким устройством являются наручные часы
(выполненные в виде часов, использующихся в данной стране), которые (при выдвигании из
них небольшой антенны) могут использоваться как рация (рис. 19). Но чаще используются
только передающие радиомикрофоны; на рис. 20 – радиомикрофон в кольце; на рис. 21 –
радиомикрофон в заколке для волос; на рис. 22 – передающее устройство в виде камня в
перстне; на рис. 23 – серьги-радиопередатчики.
Если такой миниатюрный микрофон (рис. 24) не замаскирован подо что-то, то тогда он
прячется под одежду.
Радиомикрофоны («жучки»), выполненные в виде перстней, часов и других деталей,
могут дариться или подбрасываться (чтобы их «случайно» нашли) объекту подслушивания.
Иногда агентам ЦРУ удавалось пришить объекту специальную пуговицу – микрофон вместо

27 Melton, H. Keith. CIA Special Weapons and Equipment: Spy Devices of the Cold War. New York: Sterling
Publishing Co., 1993
настоящей. Радиомикрофон может быть размещен в булавочной головке; такую булавку
(рис. 25) агент незаметно втыкает подслушиваемому в одежду, и может пройти очень много
времени, пока тот ее заметит. Если приблизиться к объекту вплотную нет возможности, то
иногда такой булавкой-пулей стреляют из специального ружья в полу одежды или головной
убор подслушиваемого.

Инсталляция (установка) микрофонной проводки

Обнаружение в помещении радиомикрофона более легкое дело (из-за его излучения),


чем проводного. Поэтому применение последнего иногда более предпочтительно. Однако
прокладка проводки – более длительная операция, чем установка радиожучка. С целью
ускорения этого процесса агенты ЦРУ применяют специальное устройство – инсталлятор
«Audio Installation, Kit, Fine Wire» . Этот набор находится в небольшом металлическом кейсе
(рис. 26), комплектация которого показана на рис. 27. Он позволяет прокладывать тоненькие
провода в трещинах, щелях или на поверхностях строительных конструкций без видимых
швов или других повреждений. Инсталлятор прорезает (рис. 29) резцом, находящимся
впереди устройства, бороздку на поверхности (стене, потолке, полу), за ним следует
собственно установщик, с которого провода (сматывающиеся с бобины, расположенной
внутри инсталлятора) укладываются в бороздку и покрываются (из специального пистолета)
быстротвердеющей пастой, заранее подобранной по колеру (цвету) к тому, который имеет
конструкция. Помимо маскировки паста выполняет также функцию крепежного элемента,
удерживая провод в бороздке. Специальный сигнализатор инсталлятора мгновенно
предупреждает агента, если в цепи происходит разрыв (повреждение прокладываемого
провода).

Рис. 26. Инсталляционный набор в кейсе


Рис. 27. Комплектация инсталляционного набора: 1 – захват для замены резцов; 2 –
крепёжные элементы – лепестки (для широких трещин); 3 – высококачественная глина; 4 –
резцы для установки толстой проволоки; 5 – х – образный резец; 6 – резцы для установки
тонкой проволоки; 7 – точильный камень; 8 – х – образный нож; 9 – девять тюбиков с
разноцветной пастой (для закрепления и маскировки); 10 – ствол для «пастного пистолета»
(рассчитан на один тюбик пасты); 11 – клинок для очистки проволоки; 12 – нейлоновая
палочка для манипуляции проволокой и пастой; 13 – спица для ввода очень тонкой проволоки
в резец; 14 – «пастный пистолет» для закрепления проволоки и её маскировки; 15 – ластик
для очистки резцов; 16 – пять катушек двух жильной проволоки марки # 30; 17 – девять
катушек трёхжильной проволоки марки # 38; 18 – две насадки для ствола «пастного
пистолета»; 19 – устройство с электронным контролем для принудительной установки
проволоки (вмещает одну катушку)

Рис. 28. Инсталляционный карандаш

Если поверхность конструкции, на которой предполагается установка, ровная, твердая


и гладкая, то можно воспользоваться другим инсталлятором – «Circuit works; Conductive
Реп» , внешне похожим на обычный фломастер, но с раздвоенным пишущим концом, вместо
чернил он заправлен специальной жидкостью, содержащей соединения серебра. При
проведении им линий на поверхности образуются визуально незаметные электропроводящие
дорожки. Количества содержащейся в инсталляторе жидкости хватает на прокладку 50
метров токопроводящего пути (рис. 28).
Звукозаписывающая аппаратура

Для фиксации аудиоинформации в агентурной работе широко используется


аудиозапись (звукозапись) – запись звуковых колебаний прослушиваемой беседы на
носитель информации для последующего их воспроизведения.
В процессе такой записи пишущий элемент (резец, световой луч или магнитное поле)
оставляет след звукового колебания (звуковую дорожку, или фонограмму) на движущемся
звуконосителе. Вся последующая информация имеет в основном историческое значение.

Рис. 29. Установка проводки

Наиболее распространены механический, фотографический (оптический) и магнитный


методы звукозаписи. Для этой цели применяется звукозаписывающая аппаратура,
фиксирующая звуковые колебания на ферромагнитную ленту, проволоку, диск, барабан
(аппаратура магнитной записи звука), на кинопленку (аппаратура механической записи
звука), на фотопленку (аппаратура фотографической записи звука).
Механическая звукозапись – это система записи электрических сигналов звуковых
частот посредством изменения формы сигналоносителя (главным образом диска)
механическим воздействием на него. Обычно механическая звукозапись на диск
производится от края к центру, и дорожка записи имеет вид спирали. При монофонической
звукозаписи различают запись поперечную , когда записывающий элемент, например резец
рекордера (электромеханического устройства, преобразующего электрические колебания
звуковых частот в механические колебания пишущего острия резца – рис. 30) совершает
механические колебания в направлении радиуса диска, глубинную , когда резец колеблется
перпендикулярно к поверхности диска, и микрозапись (или поперечную запись с
уменьшенной максимально допускаемой амплитудой колебаний резца). При
стереофонической звукозаписи (в агентурной практике применяется редко) резец колеблется
в двух взаимно перпендикулярных (стенкам дорожки) направлениях, расположенных под
углом 45° к поверхности диска (поперечно-глубинная запись). Механическая запись (рис. 31)
осуществляется обычно на стационарных постах подслушивания, получающих сигнал от
радиомикрофона (жучка), установленного на месте беседы.
Для оперативных способов звукозаписи агентами наиболее часто используется
магнитная запись – система записи и воспроизведения информации, когда запись
осуществляется изменением остаточного магнитного состояния носителя (магнитные лента,
проволока и др.) или его отдельных частей в соответствии с сигналами записываемой
информации; при воспроизведении происходит обратное преобразование и вырабатываются
сигналы информации, соответствующие указанным изменениям. Этот вид записи применяют
для записи звука (магнитофоны, диктофоны), сигналов измерения, управления и вычисления
(точная запись) и т. д. В магнитофоне для записи электрических колебаний звуковых частот
от 30 Гц до 16 кГц достаточна скорость движения ленты 9,5 см / сек. На рисунке 32 –
структурная схема магнитофона.
Существует несколько способов магнитной записи, различающихся направлением
намагничивания носителя, видами преобразования сигналов в каналах записи и
воспроизведения и иногда подачей в обмотку записывающей головки, кроме тока сигнала,
дополнительного постоянного или переменного тока подмагничивания с частотой 40–200
кГц. К достоинствам магнитной записи для агентурной работы относятся простота
аппаратуры, мобильность, моментальная готовность к работе, практическая
неизнашиваемость сигналограммы и возможность многоразового использования носителя.
Копии магнитных сигналограмм изготавливают либо перезаписью (иногда на повышенной
скорости), либо контактным копированием в тепловом или магнитном поле.

Рис. 30. Магнитоэлектрический рекордер: 1 – постоянный магнит; 2 – центрирующая


пружина; 3 – ферромагнитный якорь; 4 – резец; 5 – звуковая катушка

Рис. 31. Станция для механической звукозаписи: 1 – микроскоп для контроля


качества записи; 2 – трубка для отсоса воздуха из-под лакового диска для прижима его к
планшайбе; 3 – вращающаяся планшайба со стробоскопическими метками по окружности,
по которым контролируется частота вращения; 4 – каретка, обеспечивающая
передвижение рекордера 5 при записи
Рис. 32. Структурная схема магнитофона: K 1 и К 2 – подающая и принимающая
катушки; Л – магнитная лента; P 1 и Р 2 – направляющие ролики; ГС – магнитная головка
стирания записи; ГУ – универсальная магнитная головка; ГВЧ – генератор тока высокой
частоты для подмагничивания ленты (в ГУ) и стирания записи (в ГС); УЭ – устройство
электропитания; УУ – универсальный усилитель; П 1 , П 2 и П 3 – переключатели (3 –
запись, В – воспроизведение); Вх – входная цепь, в которую подаются электрические
сигналы с выхода микрофона, радиоприёмника, радиотрансляционной линии и др.; И –
индикатор уровня записи; Гр – громкоговоритель

Рис. 33. Схема запоминающего устройства с магнитными дисками: 1 – магнитный


диск; 2 – магнитная головка; 3 – дешифратор номера дорожки; 4 – дешифратор номера
диска; 5 – узел управления приводом; 6 – механическая передача; 7 – электродвигатели; Е –
источник питания дешифратора дисков; R – потенциометр

Рис. 34. Магнитофон разведчика SK–8A


Помимо прочего, магнитная запись сигнала, поступающего от подслушивающего
устройства, может производиться на магнитный диск или магнитный барабан, входящие в
состав записывающих аппаратов, которые устанавливаются на стационарных постах
подслушивания.
В первом случае магнитный носитель информации выполнен в виде диска (0,18– 1,2 м
и толщиной 2,5–5 мм), на поверхностях которого нанесено покрытие, обладающее
магнитными свойствами (рис. 33). Информация записывается на концентрических дорожках
(при вращении диска вокруг своей оси).
Во втором случае магнитный носитель информации выполнен в виде цилиндра
(0,1–0,5 м длиной 0,3–0,7 м), на поверхности которого нанесено покрытие, обладающее
магнитными свойствами. Информация записывается по окружности барабана (при вращении
его вокруг оси) рядами параллельных дорожек.
Как уже неоднократно упоминалось, в агентурной работе из всех перечисленных выше
видов звукозаписывающей аппаратуры наиболее широко применяются магнитофоны –
аппараты для записи звуковых сигналов на магнитную ленту или проволоку. Существуют
однодорожечные и многодорожечные (до 8 дорожек) магнитофоны, применяемые для
монофонической и стереофонической (в агентурной работе применяется редко) записи.
Стандартные скорости движения магнитной ленты: 38,1; 19,05; 9,5; 4,75 и 2,4 см / сек.
Чем больше скорость ленты, тем выше качественные показатели записи.
Помимо магнитофонов, специально разработанных в ЦРУ для шпионских целей, как,
например, «lntelligence Case, Модеl SК-8А» (рис. 34), агентами могут использоваться
магнитофоны профессиональные для синхронной (с изображением) звукозаписи на
перфорированной магнитной ленте; студийные – для высококачественной звукозаписи на
неперфорированной магнитной ленте (устанавливаемые обычно на стационарных постах
подслушивания); полупрофессиональные (запись диспетчерских переговоров и т. д.);
бытовые (любительская звукозапись).

Рис. 35. Диктофон

Существуют диктофоны – устройства для записи и воспроизведения речи,


выполненные, например, на основе магнитофона. Они применяются для последующей
записи речи на бумаге – «расшифровки» (рис. 35); репортерские магнитофоны (легкие
переносные аппараты с автономным электропитанием); а также сочетания магнитофонов с
другими аппаратами. Обычно магнитная лента наматывается на сердечник (в
профессиональных магнитофонах) или на катушки (в полупрофессиональных и бытовых –
рис. 36).
В кассетном магнитофоне (рис. 37) лента расположена в закрытой кассете,
предохраняющей ленту от загрязнения и упрощающей эксплуатацию, а также (благодаря
небольшому размеру кассеты) облегчающей передачу пленки между агентами.
Любой способ наблюдения требует больших затрат «бросового» времени. За несколько
часов непрерывного подслушивания можно принять две-три минуты полезного разговора. В
прошлом такой тип постоянного наблюдения требовал, чтобы на одном конце часами сидел
агент с наушниками и магнитофоном, включающий и выключающий последний.
Современные подслушивающие магнитофоны, «услышав» голос, включаются сами, а по
завершении разговора выключаются, причем они могут различать подлинное молчание и
временные паузы при разговоре.

Рис. 36. Катушечный магнитофон

Рис. 37. Кассетные магнитофоны


Рис. 38. Магнитофон «UHER»: 1 – кнопка «Переключение скорости»; 2 – ручка
«Звук»; 3 – ручка «Тембр»; 4 – Ручка «Уровень записи»; 5 – ручка «Автоматическая
настройка уровня»; 6 – стрелочный указатель уровня записи, 7– клавиша «Перемотка
назад», 8 – клавиша «Пуск», 9 – клавиша «Пауза»; 10 – клавиша «Стоп»; 11 – клавиша
«Запись»; 12– клавиша «Перемотка вперед»; 13 – цифровой счетчик метража пленки; 14 –
встроенный микрофон; 15 – гнездо для подключения динамика; 16 – гнездо для подключения
наушников; 17 – гнездо для подключения внешнего микрофона

Рис. 39. Магнитофон «UHER» в стандартном кейсе


Рис. 40. «Recorder, Minifon; Attache@ Kit» – комплект для подслушивания и записи

Рис. 41. Магнитофон «Minifon»

ЦРУ применяет несколько моделей таких магнитофонов. Так, магнитофон «UHER» –


«Recorder, Таре; Portable: Briefcase» (рис. 38) работает на никель-кадмиевых батареях,
продолжительность непрерывной записи составляет 8 часов на 4-х самопереклю-чающихся
дорожках. Переносится в стандартном для данной страны кейсе (рис. 39).
Другой моделью является «Pearlcorder» – «Recorder, Attache: Case». Он маскируется
во внешне стандартном кейсе, однако в ручке его вмонтирован микрофон, а выключатель
находится в замке кейса. Этот магнитофон позволяет осуществлять запись в радиусе до 10 м.
Следующей моделью является «Recorder, Minifon; Attaché Kit» – комплект для
подслушивания и записи (рис. 40). В комплект входят: магнитофон «Minifon» (рис. 41),
наручные часы-микрофон, зажим для галстука – микрофон, шнур для подключения к
телефонной сети, выносной электродинамический микрофон, наушники, наплечный чехол
(портупея) для подвески магнитофона на теле (рис. 42), запасные катушки. Питание –
12-вольтовая батарейка; время непрерывной записи – 60 минут (на двух дорожках).
Хотя агенты ЦРУ и используют рассмотренные выше магнитофоны, однако эти
устройства являются стандартными моделями, иногда несколько переделанными для
шпионских целей.
Отдельный класс представляют магнитофоны, специально разработанные в ЦРУ для
своих агентов. Одним из них является упомянутый выше «Intelligence Case, Модеl SК-8А»
(см. рис. 34), в котором магнитофон объединен с передатчиком. Он носится в стандартном
кейсе «Royal Traveller» . Магнитофон рассчитан на 6 часов непрерывной работы и может
срабатывать от голоса или запускаться радиосигналом. Он имеет шнуры для подсоединения
к электросети автомобиля (через прикуриватель) и к радиоантенне автомобиля (для
использования ее как передающей) при ведении передачи из автомобиля (в том числе
движущегося). Радиус действия передатчика – несколько миль.

Рис. 42. Плечевой чехол для магнитофона «Minifon»

При невозможности получить из Центра магнитофон с включением от голоса, агент


(освоивший курс радиодела) может самостоятельно сделать устройство, реагирующее на
голос, приобретя детали в радиомагазине.

Стетоскопы

В деле разведки под стетоскопом понимают устройство (прибор) для подслушивания


ведущихся за какой-либо преградой (стена, окно и пр.) разговоров или улавливания
определенных звуков (например, шумов работы механизма сейфового замка или вибрации
работающей за стеной шифровальной машины и щелчков ее дисков).
Стетоскопы применяют в тех случаях, когда нельзя установить «подслушку»
(устройство съема информации) непосредственно на месте. Стетоскопы позволяют
прослушивать звук через твердые преграды, причем, чем тверже и монолитнее (однороднее)
преграды, тем лучше они работают.
Условно стетоскопы можно разделить на два вида: простые и электронные. Первые
стетоскопы (от греч. stethos – грудь), судя по названию, были изготовлены не для
шпионажа, а для медицинских целей: их использовали врачи для выслушивания звуков в
груди (легкие и сердце) больного.
Можно сказать, что естественным стетоскопом является ушная раковина человека,
которая улавливает звуки и направляет их в слуховой проход. Старые врачи
непосредственно собственным ухом выслушивали грудные звуки своих пациентов.
Понятно, что чем больше ушная раковина по своим размерам, тем большее количество
звуковых волн будет ею захвачено. Еще на заре человечества люди заметили, что
приложенная к уху ладонь (а еще лучше – две ладони, сложенные рупором) позволяет
слышать лучше. Отсюда был сделан несложный вывод: чтобы слышать лучше, чем тебе
позволила природа, нужно приделать себе «большое ухо». Таким первым (или одним из
первых) искусственным ухом и стал стетоскоп.
Простейшие стетоскопы представляют собой деревянные или пластмассовые трубки
с расширениями – большим и малым раструбами – по концам (рис. 43). При определенных
обстоятельствах эти устройства позволяют довольно хорошо слышать разговор за кирпичной
стеной средней толщины (до 50 см). При этом подслушивающий вкладывает малый раструб
в ухо, а, соответственно, большой (широкий) прикладывает к стене, за которой идет
интересующая его беседа. И так как, во-первых, площадь, с которой снимает звук прижатый
к стене широкий конец, больше площади ушной раковины, а во-вторых, другой конец
стетоскопа, вставленный непосредственно в слуховой проход, подает звук к барабанной
перепонке ближе и более сконцентрированно, чем это происходит при обычном
подслушивании, то в зависимости от условий, в которых осуществляется операция,
слышимость может возрасти в несколько раз по сравнению с подслушиванием
«невооруженным» ухом.
Электронный стетоскоп обычно имеет 3 основные части: микрофон, усилитель и
наушники.
В настоящее время агентами применяются стетоскопы, называемые также иногда
фонендоскопами (от греч. phone – звук, голос), которые позволяют слушать передаваемый
устройством звук уже обоими ушами. В простейшем (неэлектронном) виде такой стетоскоп
состоит из съемного (сменного) звукоприемника и двух резиновых трубок с ушными
наконечниками. В качестве звукоприемника может выступать, например, воронка (см.
рис. 44–47), которая может иметь усиливающую мембрану, слуховой стержень, либо
комбинация воронки со стержнем и др. (в электронных стетоскопах в качестве
звукоприемника чаще всего выступает микрофон).

Рис. 43. Простейшие стетоскопы

Рис. 44.
К рис. 3–5: Устройство стетоскопов – фонендоскопов: 1 – звукоприемная воронка; 2 –
слуховые трубки; 3 – ушные наконечники; 4 – усиливающая мембрана; 5 – слуховой
стержень

Рис. 45.

Рис. 46.

Рис. 47.

Рис. 48. Различные виды сменных звукоприемников


Если резиновые трубки с ушными наконечниками постоянны (и практически
одинаковы) для всех видов такого стетоскопа, то звукоприемники являются сменными
(рис. 48) и перед операцией подбираются в зависимости от способа подслушивания
(прослушивания) через данную преграду и материала, из которого она предположительно
состоит: капитальная стена (кирпичного или железобетонного здания); межкомнатная
перегородка (гипсобетонная, кирпичная, деревянная и пр.); дверь (древесно-стружечная,
фанерная, металлическая, пластиковая и пр.); оконное стекло; перекрытие; металлические
стенки сейфа (для подбора кода замка при его вскрытии) и др.
И поскольку не всегда заранее представляется возможным выяснить условия
предстоящего подслушивания, то агент берет с собой на операцию стетоскоп с набором из
нескольких звукоприемников и уже на месте решает, который из них лучше всего подойдет в
конкретной ситуации. С другой стороны, если место операции заранее определено, то
агентом должно быть произведено предварительное оборудование и усовершенствование
своего «рабочего места», под чем, в частности, подразумевается соответствующая
подготовка поверхности, через которую будет вестись подслушивание (об этом будет
сказано ниже).
Хотя электронные стетоскопы мощнее простых, но главным преимуществом последних
является отсутствие у них радиоизлучения, которое может быть обнаружено противником,
проверяющимся на наличие подслушивающей аппаратуры. А так как простой стетоскоп
устанавливается за стеной (в соседнем помещении или на улице), то демаскирующие
признаки его собственной работы практически отсутствуют; и если агент в своих действиях
будет осторожен (не будет громко кашлять, чихать, грубо елозить звукоприемником по стене
или скрипеть половицами), то его присутствие за преградой останется незамеченным для
беседующих.
Разновидностью простого стетоскопа является механический стетоскоп (рис. 49, 50).
Он имеет базовый стержень 1 , шарнирно соединенный с наушником 2 , ручку 3 и стержень
4 , прижимаемый к месту прослушивания. Такие стетоскопы имеют набор (см. рис. 50)
сменных элементов – слуховых стержней (навинчивающихся на базовый стержень) и
применяются в основном при вскрытии сейфов (для определения кодов замков по щелчкам
запирающего механизма). Для этой же цели служит и электронный стетоскоп (работающий
на батарейках), который имеет в качестве звукоприемника слуховой стержень – вибродатчик,
сигнал с которого через транзисторный усилитель подается на головные телефоны.
Но так как работать с любыми видами стетоскопов на предмет вскрытия сейфов может
только профессионал высокого класса, то курсанты в Кэмп-Пери изучают эту тему только в
самых общих чертах, а в дальнейшей своей реальной работе агенты при необходимости
такой операции вызывают специалистов соответствующего профиля из Лэнгли.
Что же касается применения стетоскопов для подслушивания разговоров, то, как уже
упоминалось выше, для максимальной эффективности работы стетоскопа дверь или стена, к
которой прижимается звукоприемник (микрофон), должны быть по возможности твердыми.
Так как стетоскопы засекают микроколебания контактных перегородок, то требуется весьма
тщательно выбирать место приложения звукоприемников, зависящее от конструктивных
особенностей конкретной стены (сплошная, пустотелая и т. п.).
Рис. 49. Механический стетоскоп:
1 – базовый стержень; 2 – наушник; 3 – ручка; 4 – слуховой стержень

Рис. 50. Механический стетоскоп

Так как полые двери или стены с засыпкой внутри значительно уменьшают
эффективную передачу звука, то, если есть такая возможность, они должны быть
предварительно подготовлены, чтобы достичь приемлемого звукового уровня. Так, для
лучшей слышимости можно вогнать в стену гвоздь (дюбель), к шляпке которого будет
прикладываться звукоприемник. Ввиду того, что громкие удары молотка не всегда
допустимы с точки зрения конспирации, то для этой цели агенты применяют разработанный
в ЦРУ «бесшумный молоток» – «Тооl, Hammer; Suppressed»: это небольшой алюминиевый
инструмент с грибовидной рукоятью на одном конце, второй же его конец представляет
пустотелый наконечник. С его помощью гвоздь как бы вдавливается в поверхность
внутренним поршнем, соединенным с рукоятью.
Если контактная поверхность стен совсем плоха и предварительная ее подготовка
невозможна, то обращают внимание на другие конструктивные особенности помещения,
которые иногда могут помочь услышать звук за стеной. Так, например, следует иметь в виду,
что в определенных случаях хороший акустический сигнал удается снимать с водопроводной
трубы или батареи отопления.
Уже не раз упоминалось, что в тех случаях, когда агент не может вовремя получить из
Центра необходимую для предстоящей операции аппаратуру, он должен постараться
изготовить ее самостоятельно из имеющихся в свободной продаже деталей. Это относится и
к стетоскопу. В его качестве может успешно выступить и обычный медицинский
фонендоскоп, спаренный (чтобы повысить восприимчивость) с подходящим микрофонным
капсюлем, который подсоединен к усилителю (его можно позаимствовать из подходящего
радиоприемника). Также следует иметь в виду, что весьма качественные контактные датчики
получаются из пьезокерамических головок от проигрывателей либо из стандартных
пьезоизлучателей электрических часов, звуковых игрушек, сувениров и телефонов. Из-за
пьезоэлектрических свойств кварца составной частью таких пьезодатчиков является
пьезокварц – чистые бездефектные монокристаллы кварца (горного хрусталя, мориона) в
виде пластинок. В некоторых случаях для получения хорошего сигнала бывает достаточно
накрепко приклеить такой пьезоэлемент к доступной стороне стены или к наружному стеклу
(у его края) пусть даже парной рамы.
Вместе с тем для подслушивания ведущегося в соседней комнате разговора ЦРУ
разработало для своих агентов электронный стетоскоп «hotel kit» – «гостиничный комплект»
– «Amplifier, Contact; Kit», в состав которого входят: два контактных микрофона;
транзисторный усилитель; головные телефоны (наушники); соединительный шнур; основная
и запасная 9-вольтовые батарейки «Energizer»; катушка клейкой ленты.
Принцип работы устройства обычен: плотно прижатый к прослушиваемой поверхности
(стене, перегородке или двери) чувствительный микрофон передает ее колебания на
усилитель, от которого сигнал идет на головные телефоны. В отдельных случаях в
помещении, из которого ведется подслушивание, устанавливается ретранслятор, который
через эфир параллельно транслирует на закрытой частоте сигнал на постоянный пост
подслушивания (где производится запись на профессиональную стационарную аппаратуру).
При длительном подслушивании с помощью этого стетоскопа можно микрофон приклеить к
стене клейкой лентой, что избавит агента от постоянного удерживания руки с микрофоном
на весу. «Amplifier, Contact; Kit» дает возможность осуществлять прослушивание разговоров
через стену толщиной до 1 м и более (в зависимости от материала стены).
Если предполагается длительное и постоянное подслушивание в определенном
помещении, то иногда соседнее помещение (за стеной или на соседнем этаже) снимается в
аренду и там оборудуется постоянный для данной операции пост подслушивания, где
устанавливаются работающие от бытовой электросети крупно (стационарные) и
среднегабаритные (полустационарные) электронные стетоскопы, некоторые из которых
скомбинированы с магнитофонами, запись на которые может вестись не только на пленку,
но и на магнитный барабан.

Жучки

Жучки (радиожучки) – это подслушивающие устройства, микропередатчики,


которые тайно устанавливаются в помещении, где предполагается вести подслушивание (в
отличие от рассмотренных выше стетоскопов, которые размещаются вне помещения).
Стационарные модели питаются от электрической сети и обычно размещаются в торшерах,
телевизорах, электророзетках, люстрах, удлинителях, тройниках, бытовой электротехнике
(рис. 51–53).
В качестве канала передачи информации используется силовая сеть 127–220 В. Такие
микрофоны работают неограниченное время, а информация от них принимается
специальными приемниками, которые подключаются к силовой сети по длине проводки до
силового трансформатора, обслуживающего здание или комплекс домов.
Так, в одном из посольств, которое очень интересовало ЦРУ, работающий там электрик
был завербован управлением и сфотографировал в комнате совещаний фарфоровую
электрозетку. Эта розетка была стандартной для данной страны, и резидент купил в местном
магазине электротоваров точно такую же и послал ее в Вашингтон. Отдел оперативной
техники в Лэнгли отлил аналогичную фарфоровую электрозетку с вмонтированным в нее
подслушивающим устройством (сверхминиатюрный микрофон,
передатчики-переключатели) и срочно передал ее резиденту. Электрику посольства удалось
установить эту розетку вместо обычной, и все звуковые сигналы, воспринимаемые
микрофоном, стали передаваться по питающим электропроводам до ближайшего
трансформатора. Так как дальше трансформатора сигналы пройти не могли, то агентами
ЦРУ было произведено исследование системы электропроводки, чтобы определить, какие
дома находятся между трансформатором и посольством, и в одном из подходящих домов
был создан пост подслушивания, который долго и успешно работал.
Учитывая, что серьезные разговоры советскими людьми обычно велись на кухне,
жучки могли закладываться в различные кухонные предметы, мебель и вообще в любое
подходящее оборудование, находящееся там (рис. 53).
Все подбрасываемые в учреждения образцы закладываются при тайном или легальном
посещении целевого помещения (посетителями, уборщицами, подсобниками,
всевозможными контрольными либо ремонтными службами и т. п.) в самые укромные места
(за книги, среди бижутерии, в обивке мебели) и нередко маскируются под шариковые ручки,
коробки от спичек, безделушки и прочие непритязательные вещицы. Они могут
преподноситься как обыденные сувениры (микрокалькуляторы, зажигалки), подменять
наличные образцы (канцпринадлежности), а иной раз забрасываться в приоткрытую
форточку. Технический прогресс позволил не только свести их размеры до миниатюрных, а
иногда даже микроскопических, но и закамуфлировать под самые безобидные предметы
обихода, например под совершенно прозрачную стеклянную пепельницу, которая на самом
деле является высокочувствительным микрофоном в совокупности с передатчиком,
транслирующим все разговоры; или такой же передатчик, но выполненный в виде обычной
видеокассеты.

Рис. 51.
Рис. 52.
Жучки, выполненные в виде различных электропринадлежностей. Возможные места
установки подслушивающих устройств в комнате: 1 – на обратной стороне картины; 2 – в
телевизоре; 3 – в настольной лампе; 4 – в ножке стола; 5 – в зажигалке; 6 – в пепельнице; 7
– в телефонном аппарате; 8 – в лампе дневного света

Жучки бывают простейшими , непрерывно всё подряд передающими по радиоканалу, и


более сложными , например, включающиеся на передачу только при возникновении
разговора.

Рис. 53. Электротехнические приборы и радиоаппаратура с установленными в них


жучками (места установки показаны точками)

Жучки различаются по диапазону частот, в которых они работают, по


долговременности работы (от 5 ч до 1 года), по дистанции передачи, виду модуляции. Есть
радиомикрофоны, которые «закрыты от перехвата», то есть они шифруют канал передачи.
Они бывают разных конструкций – от самых простых до очень сложных (имеющих
дистанционное управление, систему накопления сигналов, систему передачи сигналов в
сжатом виде короткими сериями). Главным недостатком данных конструкций является
ограниченный – от десятков до нескольких сотен часов – период их автономной работы, в
частности зависящий от излучаемой в пространство мощности (от долей до сотен МВт) и
электроемкости используемых батарей. Сами разговоры перехватываются на расстоянии от 5
до 30 м, тогда как радиус передачи информации составляет от десятков до сотен метров,
причем для увеличения дальности применяют промежуточные ретрансляторы, а жучки иной
раз устанавливают на металлические предметы – трубы водоснабжения, радиаторы
отопления, бытовые электроприборы, которые служат в качестве дополнительной
передающей антенны. Радиозакладки могут работать на самых разных частотах – от десятка
и до тысячи МГц, но наиболее часто применяемые диапазоны – 20–25 МГц, 130–174 МГц и
400–512 МГц.
Повышение рабочей частоты увеличивает дальность действия в бетонных зданиях, но
здесь требуются специальные радиоприемники либо преобразующие приставки (конвертеры)
к бытовым УКВ-приемникам. Подстраховываясь от случайного обнаружения, агенты иной
раз задействуют такие уловки, как необычное растягивание спектра передаваемого сигнала,
сдвоенную модуляцию несущей частоты, уменьшение исходной мощности с применением
промежуточного ретранслятора, прыгающие изменения несущей.

Рис. 54. Пули – радиомикрофоны

Рис. 55.
1 – пуля – радиомикрофон в оконной раме; 2 – пуля – радиомикрофон на стекле; 3 –
оконная рама; 4 – оконное стекло

Рис. 56.
Рис. 57. Пуля – радиомикрофон в полете и в кирпичной кладке

Рис. 58. Жучки в виде стенных дюбелей и шурупа

Рис. 59. Жучки, выполненные в виде стандартных закладных деталей

Рис. 60, 61. Жучки в панельных перегородках и плитах междуэтажных перекрытий

Рис. 62. Жучок в кирпиче


Очень эффективным и простым приемом обеспечения маскировки передаваемого
сигнала представляется работа в радиовещательном диапазоне (66–74 МГц или 88– 108 МГц)
в непосредственной близости от волны мощной радиостанции. В этом случае
радиоприемники, имеющие автоматическую подстройку частоты (АПЧ), обычно не
реагируют на слабый сигнал из-за сильного сигнала, а у подслушивающего приемника для
значительного обострения избирательности данная система АПЧ отключается.
Существуют жучки – акустические закладки, работающие в инфракрасном диапазоне
от 1 до 3 суток. Но слышать их можно только в зоне прямой видимости. Поэтому они
устанавливаются обычно у окон или вентиляционных отверстий. Даже хорошим сканером
трудно обнаружить акустические закладки с двойной модуляцией.
Следует учитывать, что, обнаружив радиожучок, противник, возможно, будет «гнать»
по нему дезинформацию. Лазерный микрофон, считывающий вибрацию оконных стекол и
преобразовывающий ее в речь, позволяет слушать разговор в помещении через окно на
расстоянии до 300 метров от него. Для работы большинства таких систем нужно
предварительно нанести на стекло маленькое пятнышко специальной краски, которая
отражает лазерный луч обратно на принимающее его фотоустройство. Существует система и
без использования пятна краски, но она сложнее в работе.
Инфракрасный луч гелий-неонового лазера позволяет снимать звук с оконных стекол
посредством измерения вибраций стекла тонким невидимым лучом. Направленный
передатчиком, находящимся за сотни метров от стекла, луч под определенным углом
отражается от него и принимается на специальное устройство с фильтрами паразитных
шумов, расшифровывается и переправляется на магнитный носитель или на распечатку.
Такие устройства малогабаритны и экономичны, тем более, что в качестве приемника
нередко используются фотообъективы с большим фокусным расстоянием, позволяющим
вести перехват сигналов с дальних расстояний. Принцип действия лазерного устройства
заключается в посылке зондирующего луча в направлении источника звука и приеме этого
луча после его отражения от каких-либо предметов. Этими предметами, вибрирующими под
действием окружающих звуков как своеобразные мембраны, могут быть стекла окон,
шкафов, зеркала, посуда и т. п. Своими колебаниями они модулируют лазерный луч, приняв
который через приемник можно достаточно просто восстановить звуки речи.
Технический отдел ЦРУ разработал маленькие пули-радиомикрофоны (рис. 54),
которыми из специальной винтовки стреляют в деревянный переплет окна, когда нет
возможности приблизиться к нему для установки жучка. Воткнувшись в деревянный
переплет (рис. 55, 56), он воспримет микровибрации окна, преобразует их в радиочастотный
сигнал и отправит на дешифратор, а оттуда на прослушивание. Другой вариант такой пули
содержит липкий заряд, приклеивающийся прямо к стеклу (рис. 55). Разработан и вариант
этих пуль, способных вонзаться даже в кирпич (рис. 57). На рисунке 58 – жучки,
выполненные внешне в виде стенных дюбелей и шурупа.
Иногда жучки закладываются в строительные конструкции еще на стадии монтажа
здания. Апофеозом масштабности подобной закладки стала операция КГБ по установке
подслушивающих устройств в строящемся здании посольства США в Москве в 80-х годах
XX века. Тогда на уровне Политбюро ЦК КПСС было принято сверхсекретное решение «О
подслушивании в здании посольства США».
Строительство нового здания посольства началось, и, хотя его строили сами
американцы, а русскими на стройплощадке, разумеется, и не пахло, тем не менее советские
жучки поползли по его конструкциям. Они были размещены в виде закладных деталей
(рис. 59) в изготовленных одной европейской фирмой панельных перегородках (рис. 60) и
плитах междуэтажного перекрытия (рис. 61), и даже находились в отдельных кирпичах
(рис. 62).
В 1985 году, когда строительство шло полным ходом, американские спецслужбы
обнаружили, что их новый дом буквально напичкан жучками, получающими энергетическую
подпитку от вибрации здания и даже труб отопления. Это открытие заставило Вашингтон
прекратить стройку на неопределенный срок. Тайная операция КГБ потерпела провал.
Разразился международный скандал. Конгресс США принял решение о приостановке
дальнейшего строительства посольства в Москве, а также о запрете заселения русскими
нового здания в Вашингтоне, которое те возвели для своего посольства. Политбюро ЦК
КПСС отреагировало мгновенно: операцию прекратить, все возможные улики уничтожить и
вообще всё отрицать. Во исполнение этого решения кабели демонтировали, подземные
туннели засыпали землей. Однако в уже смонтированных на стройплощадке бетонных
конструкциях жучки остались, и с этим ничего поделать было уже нельзя.

Рис. 63. Максировка жучка под обоями

Рис. 64. Установка жучка под кафельной плиткой


Рис. 65. Жучки в кафельной плитке

Рис. 66. Установка жучка под плинтусом

Рис. 67. Установка жучка в подпольное вентиляционное отверстие: 1 – снятая


напольная вентиляционная решетка; 2 – устанавливаемый жучок; 3 – напольная
вентиляционная решетка, поставленная на место

Рис. 68. Установка жучка в вентиляционную вытяжку


Рис. 69. Пассивный передатчик

В течение нескольких лет при помощи спецтехники сотрудники собственной


безопасности посольства США изучали всю систему подслушивания, но до конца так и не
смогли обезвредить все подслушивающие устройства. Только после развала СССР
правительство России сделало жест доброй воли – передало американцам всю схему
заложенных подслушивающих устройств. Правда, этим красивым жестом были
«подставлены» финские производители, которые под чутким руководством КГБ поставляли
уже начиненные жучками конструкции для здания посольства США.
Однако случаи закладки жучков в еще только строящееся здание, подобно
рассмотренному выше, носят единичный характер, а чаще установка подслушивающих
устройств в строительные конструкции осуществляется в подлежащих прослушиванию
помещениях в процессе их косметического ремонта (правда, вариант с таким «ремонтом»
возможен только по отношению к организации, которая не считает себя слишком секретной).
Такой ремонт обычно бывает спровоцирован самой резидентурой: например, агенты
арендуют помещение, расположенное над требуемым, затем нижнее помещение «случайно»
заливается водой из крана, который «забыли» закрыть наверху; потом приходят «строители»
(которых любезно за свой счет нанимают виновники затопления), и в процессе ремонта
производят закладку жучков в проделанные ими углубления в стенах и перегородках,
маскируя их сверху, например, обоями (рис. 63) или облицовочной плиткой (рис. 64), причем
иногда и сама плитка может нести в себе жучок (рис. 65), что ускоряет его установку,
позволяя не долбить отверстие в стене.
Подслушивающие устройства могут также закладываться за плинтус (рис. 66),
устанавливаться в подпольные (рис. 67) и потолочные вентиляционные отверстия или
вытяжки (рис. 68) и прочие места (так, если на период ремонта хозяева помещения не
вынесли из него мебель или какое-либо офисное оборудование, то жучки могут быть
заложены и туда). Понятно, что в дальнейшем доступа к заложенным в строительные
конструкции жучкам у агентов не будет и замену электропитания в них производить будет
нельзя. А так как «замурованные» жучки обычно устанавливают с расчетом на
неограниченный срок работы, то они выполняются в виде устройств, не предусматривающих
собственного источника электропитания (типа упомянутых в связи со строительством здания
американского посольства), к которым относится, например, пассивный передатчик (рис. 69).
Это устройство имеет круглый пустотелый корпус – резонатор 1 диаметром 2 см со
стержнем 2 длиной 20 см.
Принцип его работы таков: активный передатчик радиосигнала, установленный за
пределами прослушиваемого помещения (обычно в соседнем здании), посылает
высокочастотное направленное радиоизлучение на стержень, а отразившаяся
модулированная частота (радиоэхо) поступает на приемник-дешифратор.

Рис. 70.

Рис. 71.

Что касается этого варианта жучка (и возвращаясь к теме жучков в здании


американского посольства), можно упомянуть, что в 1952 году в посольстве США в Москве
службой собственной безопасности было обнаружено похожее устройство. Оно было
установлено внутри белоголового орла – американского герба (рис. 70), который висел не
где-нибудь, а над письменным столом самого посла. Как показало дальнейшее
расследование, этот герб еще в 1945 году был подарен тогдашнему послу США в СССР
Авереллу Гарриману советскими школьниками, когда тот посещал пионерский лагерь
«Артек» в Крыму. О Гарримане было известно, что он является большим любителем и
знатоком изделий из дерева. Подаренный же герб был ручной работы и сделан из ценных
пород дерева: слоновая пальма, самшит, персидская парротия, черная ольха, красное и
черное дерево. И когда растроганный посол, окруженный детишками, воскликнул: «Куда же
мне такую красоту теперь поместить?!», советский переводчик (сопровождавший посла в
поездке и бывший в курсе дела о предстоящем «подарке»), сказал, что лучшее место для
американского герба – это рабочий кабинет главного человека в посольстве. Так, по совету
переводчика в штатском, герб был привезен в Москву и оказался над головой посла. А
внутри орла оказался вмонтирован пассивный резонатор – закрытый пустотелый
металлический цилиндр с мембраной 1 на одном конце и с проволочным хвостовиком –
антенной 2 – на другом. Это устройство активировалось от расположенного в доме
напротив передатчика советских разведчиков и транслировало сигнал, принимаемый
приемниками КГБ на частоте 330 МГц (рис. 71). Как удалось обнаружить этот пассивный
резонатор, до сих пор неясно. По одной версии информацию о нем выдал кто-то из советских
перебежчиков, по другой – это произошло случайно. Ясно только, что так как
непосредственного радиоизлучения устройство не производило, то и засечь его обычными
радиоприборами было никак нельзя. Для того времени это было совершенно новое слово в
технике, и ЦРУ не могло и предполагать о существовании такого устройства. Резонатор не
использовал никаких внутренних источников питания, поэтому не нуждался в их замене, и
практически мог работать сколь угодно долго безо всякого обслуживания. ЦРУ потом
трудно было даже оценить ущерб, который за восемь лет был нанесен из-за утечки по этому
каналу секретной информации из посольства… Теперь же это устройство занимает одно из
самых почетных мест в музее ЦРУ.
Хотя агенты ЦРУ обычно жучки устанавливают , но в определенных случаях они,
наоборот, производят их поиск, который может проводиться в том случае, если перед
важной встречей существует подозрение, что помещение может прослушиваться. Для этих
целей в ЦРУ разработан «Countermeasures Kit, Audio; Sound Detect» – набор звуковой
контрразведки. Этот набор, находящийся в кожаном портфеле, предоставляет агенту
возможность принять меры для того, чтобы определить местонахождение подслушивающих
устройств и проверить звукоизоляцию комнаты. С другой стороны, это оборудование в
определенной степени и само может использоваться для подслушивания.

Телефонные жучки

Часто используются телефонные жучки – встроенные в телефонный аппарат


устройства, предназначенные передавать беседы, проводимые в закрытой комнате, через
телефонную линию при положенной на рычаг трубке.
Часто жучок внешне выглядит как микрофонный или телефонный капсюль в обычном
телефонном аппарате. Его можно установить за несколько секунд, поскольку устройство
просто заменяет соответствующую (тем более установленную без специального
закрепления) заводскую деталь. Чтобы поменять, нужно только отвинтить крышку
телефонной трубки. ЦРУ применяет также аппараты с заранее встроенным
подслушивающим устройством – «Telephone; Modified; Special». Накануне агент повреждает
телефонную линию, а затем представляется телефонистом – ремонтником, и в процессе
«ремонта» подменяет аппарат. Для каждой страны в ЦРУ разрабатываются свои модели,
соответствующие стандартным аппаратам известных фирм, которые там наиболее
распространены. Например, для Германии это немецкая «Alpha»; для Юго-Восточной Азии –
северокорейская «Automatic», для Голландии – «Ericson». Аппараты «Спектр-3» и «Телком»
– для России. Еще одним подслушивающим устройством может быть так называемый отвод.
Простейший способ установки отвода – это подсоединение второго аппарата к уже
существующему телефону. Однако при снятии трубки слышится щелчок. Избежать этого
можно путем установки специального «обходного аппарата», который позволяет слушать
телефонный разговор, не поднимая трубку. Это устройство устанавливается путем
подсоединения его к пазу позади любого стандартного настольного аппарата, причем
разговор слушают при помощи наушников. Поднимать рычаг дополнительного аппарата не
требуется. Рассмотрим подробнее как снабдить телефонный аппарат таким дополнительным
капсюлем, который еще называют бесконтактным телефонным адаптером . Предлагаемый
адаптер собран на двух кремниевых малошумящих транзисторах (VT1 и VТ2) и представляет
собой двухкаскадный усилитель низкой частоты с двумя обратными связями. Катушка LI,
подключенная ко входу усилителя, служит антенной для приема низкочастотных
электромагнитных колебаний, излучаемых трансформатором аппарата. Она содержит 2300
витков тонкого провода и наматывается на пластмассовом или картонном каркасе. Для
увеличения чувствительности в катушку вставляют цилиндрический сердечник из
трансформаторного железа или стального прутка 8 мм. Он выполняет ту же функцию, что и
ферритовый сердечник магнитной антенны в транзисторном радиоприемнике. В нагрузку
коллекторной цепи выходного транзистора VТ2 включен высокоомный телефонный капсюль
с сопротивлением обмотки 1600 ом. Питается телефонный адаптер от четырех батареек типа
316, 332 или 343 с общим напряжением 6 вольт. Собирать схему лучше всего на печатной
плате из фольгированного гетинакса или стеклотекстолита.
Теперь о деталях. В схеме адаптера можно использовать любые кремниевые p-n-p
транзисторы (например, КТ312, КТ342) с любым буквенным индексом. Конденсаторы С1-СЗ
– электролитические, малогабаритные типа К50-6 или аналогичные. Конденсатор С4 –
керамический, резисторы типа ВС.
Когда все детали будут установлены на плате, проверьте точность пайки, обратив
особое внимание на полярность включения электролитических конденсаторов и
транзисторов. Затем поместите катушку внутрь корпуса аппарата и закрепите ее около
трансформатора так, чтобы она не помешала закрыть крышку. Подключив питание, опытным
путем, передвигая железный сердечник, подберите оптимальную громкость звука в
телефонном капсюле. Оптимальное положение зафиксируйте капелькой клея. Коробочку с
батарейками и печатной платой прикрепите к обратной стороне задней крышки корпуса
телефона. Чтобы избежать наводок и помех, катушку соедините с входом адаптера
экранированным проводом минимальной длины. Имея такой прибор, разговор можно не
только прослушивать, но и (что важно для агента) записывать на магнитофон. Для этого
можно на одной из боковин адаптера установить стандартный разъем под пятиштырьковую
штекерную вилку. Выход адаптера соедините с разъемом через делитель напряжения,
собранный на двух резисторах. Их номиналы надо подобрать так, чтобы на вход
магнитофона попадал сигнал с уровнем около 300–500 мВ. С помощью телефонного
адаптера легко отыскать замаскированную проводку в квартире. В том месте, где проходит
провод, в капсюле появится звуковой фон от переменного тока.
Наименее защищены от подслушивания разговоры по сотовым телефонам, нужно
просто выяснить (подобрать) его частоту и настроить на нее приемник.
В отличие от телефонных жучков, встраиваемых в аппарат, при способе так
называемой наружной активации к контролируемому телефону здесь даже не прикасаются.
Информация снимается с телефонной линии при покоящейся на рычаге трубке путем
внешней активации высокочастотными колебаниями ее микрофона, а порой и через перехват
микротоков появляющихся в электромагнитном звонке при легчайших сотрясениях его
подвижных частей (сходным образом можно перехватывать полезные микроэлектротоки не
только с телефонного, но и даже с квартирного звонка) за счет «микрофонного эффекта»
телефонного аппарата; стандартный микрофон телефонной трубки, находящийся даже в
нерабочем положении, испускает слабые импульсы, которые могут быть выделены и
преобразованы в звуковые колебания.
Рис. 72.

Рис. 73.
Рис. 74.

Рис. 72 – наблюдение невооруженным глазом; рис. 73 – наблюдение с помощью


бинокля, рис. 74 – общее устройство бинокля (1 – диоптрийное кольцо; 2 – окулярная труба;
3 – шкала расстояний между окулярами; 4 – окуляр; 5, 7 – призмы оборачивающей системы;
6 – объектив; 8 – шарнирная ось)

При доступе к телефонным линиям каждая телефонная трубка становится таким


образом потенциальным жучком, с которого при помощи сложной электронной техники
можно снимать информацию.
Также возможно прослушивание так называемой «ВЧ наводкой», когда к одному
телефонному проводу подключается высокочастотный генератор, а к другому –
амплитудный детектор с усилителем.
При помощи такой системы помещение также может прослушиваться через телефон,
на котором лежит трубка. Через телефонный аппарат можно слушать разговоры в комнате,
используя и «звонковый эффект». Звонок телефона работает как микрофон, он передает в
линию сигнал достаточной силы, такой, чтобы его можно было принять, еще немного
усилить, прослушать и записать.

Способы сбора зрительной информации

Выше был рассмотрен сбор аудиоинформации (подслушивание), т. е. такой


информации, которая воспринимается органами слуха человека – ушами. Однако известно,
что основным органом получения человеком информации являются органы его зрения –
глаза, поэтому при всей важности аудиоинформации в деле сбора разведывательных
сведений основной обычно является все-таки зрительная информация. Ее можно разделить
на визуальную, фото– и видеоинформацию.
Так, наблюдение, которое не фиксируется никакой съемочной аппаратурой, а
осуществляется невооруженным глазом (рис. 72) или с помощью оптического прибора,
например бинокля (рис. 73, 74), называется визуальным . Если же увиденное записывается с
помощью специальной техники на информационный носитель: кино-, фото-, видеопленку
или другие устройства, «запоминающие» изображение, то такой способ уже не является
визуальным (но часто осуществляется параллельно), а называется, согласно применяемому
способу съемки, «фотографирование», «видеосъемка» и др.

Фотографирование

В традиционном представлении облик шпионов неразрывно связан с их «шпионскими


фотоаппаратами», которые вражеские агенты прячут в самых невероятных местах. Это
представление не столь уж далеко от истины. Действительно, «оптика – механическое
приспособление для получения светообразов», или фотоаппарат – самое старое техническое
средство для фиксирования изображения, и со времени его изобретения разведчики во всем
мире пользуются им для фотографирования всего, что представляет военный, экономический
или политический интерес для их стран.

Рис. 75. Таким получается объект съемки при различном положении солнца

Производство фотосъемки

Освещение. Освещение играет при съемке важнейшую роль, так как все
фотопроцессы по определению основаны на действии света. Предметы мы видим и можем
сфотографировать (обычным фотоаппаратом) лишь постольку, поскольку они освещены.
Освещение может быть естественным (дневное, или солнечное) и искусственным
(электрическое и др.). Существенное значение для результатов съемки имеет не только сила
света, но и направление его как по отношению к освещаемому предмету, так и к
фотоаппарату.
Здесь можно привести несколько простых правил. При съемке на улице ни в коем
случае нельзя допускать, чтобы солнце светило в объектив. Это испортит негатив (на нем
получится туманное пятно, заволакивающее изображение). Значит, желательно, чтобы
солнце находилось где-то за вашей спиной.
Однако если солнце расположено прямо позади фотоаппарата, примерно на
продолжении его оптической оси (по отношению к объекту такое освещение называется
передним), предметы на снимке получатся лишенными теней и потому плоскими (рис. 75а ).
Как известно, объемность, выпуклость предметов трехмерного действительного мира
выявляется и передается на плоскостном фотоснимке именно благодаря сочетанию света и
теней. А такой вид освещенности получается при косом направлении лучей источника света
(рис. 75с ). Следовательно, наиболее благоприятным освещение для съемки бывает тогда,
когда солнце находится позади фотоаппарата, но несколько в стороне, так, чтобы тени от
предметов (или их продолжение) встречались с направлением оптической оси объектива под
углом 45°.
Освещение под углом, близким к 45°, – наилучшее, оно является общепринятым для
всевозможных съемок.
Если обстоятельства вынуждают снимать в условиях, когда солнце находится где-либо
впереди аппарата (высоко или в стороне), но не закрыто объектом, то на пути
непосредственных солнечных лучей (вне поля зрения объектива) следует по возможности
поместить прикрытие (книгу, головной убор, крышку кассеты) таким образом, чтобы
передняя линза объектива оказалась в его тени.
Если же солнце полностью прикрыто объектом, то последний, неосвещаемый спереди,
выходит чрезмерно темным, почти без деталей (рис. 75б ).
Сказанное выше в полной мере относится и к размещению источников искусственного
света.
Каждую съемку по возможности начинайте с предварительного всестороннего осмотра
намеченного объекта. Если обстоятельства позволяют, то при съемке зданий и сооружений
следует выбирать хорошую ясную погоду и время дня, но следует иметь ввиду, что на
техническое качество снимка сильно влияют точка и угол съемки (даже легкий поворот
объектива в сторону удаляет из поля зрения аппарата одни предметы и вводит другие).
Получение резкого изображения. Световое изображение объекта съемки, которое
проецируется объективом на пленку, должно быть резким. Под резкостью изображения
подразумевается резкость контуров его составных частей, отчетливость линий, его
образующих (но отнюдь не контраст между светом и тенью).
Оптическое изображение становится резким тогда, когда расстояние между объективом
и плоскостью светочувствительного слоя определенным образом соответствует расстоянию
между объективом и предметом съемки. Малейшая неточность может погубит изображение.
Изменение расстояния между объективом и фотослоем, или наводка на резкость, в
одних аппаратах производится вращением оправы объектива по спирали, а в других
осуществляется вращением передней линзы объектива (вследствие чего изменяется
фокусное расстояние объектива, а результат наводки получается тот же).
В соответствии с конструкцией фотоаппарата и обстоятельствами съемки для наводки
на резкость используется одно из трех приспособлений:
1) матовое стекло (зрительная наводка);
2) шкала метража – после определения (на глаз, шагами, рулеткой) расстояния до
снимаемого предмета;
3) оптический дальномер. В зависимости от расстояния между фотоаппаратом и
объектом съемки для наводки на резкость избирается один из трех ориентиров: а)
бесконечность;
б) непосредственно сам объект;
в) некоторая условная дистанция, которую назовем промежуточной. Если
фотографируемый предмет (или предметы) находится далее определенного для каждого
объектива расстояния, обозначенного последним числом шкалы метража (это может быть,
например, 10, 20, 30 м), указатель шкалы нужно установить на последнее деление —∞
«бесконечность». Тогда все удаленные предметы, как бы далеко от аппарата они ни были,
получатся на негативе резкими. Пример такой съемки – значительно удаленный объект.
Советы. При изменениях выдержек, выраженных долями секунды, помните, что
увеличенная вчетверо 1/100 секунды равна 1/25 секунды, а уменьшенная вчетверо 1/25
секунды равна 1/100 секунды, но не наоборот. Увеличить или уменьшить диафрагму в
четыре раза – значит переставить ее на два деления: вместо 8 взять 4 или 16.
Экспонирование. Съемочный процесс завершается экспонированием – освещением
светочувствительного слоя изображением, которое проецируется объективом.
Экспонирование происходит в результате работы затвора, открывающего световым лучам
доступ к пленке на тот или иной промежуток времени, называемый выдержкой.
Количество освещения, которое при экспонировании получает фотослой, называется
экспозицией (математически оно выражается произведением освещенности на выдержку).
Величина экспозиции должна быть достаточной для того, чтобы в фотослое
образовалось скрытое изображение снимаемого предмета вплоть до подробностей в
наименее освещенных его местах (тенях). От правильности экспозиции главным образом и
зависит успешный результат съемки, правильное тоновоспроизведение объекта.
Нормально экспонированная пленка после нормального проявления превращается в
нормальный негатив, его тональности соответствуют (обратно) объекту съемки, все
подробности которого отчетливо видны.
Если экспозиция была недостаточной, негатив получается недодержанным: слишком
светел (прозрачен), излишне контрастен, без подробностей в прозрачных местах (тенях
объекта съемки).
В случае чрезмерной экспозиции негатив будет передержанным: слишком темен
(плотен), недостаточно контрастен (монотонен), темные его места (света объекта) лишены
подробностей.
Нормальная экспозиция для каждого фотослоя – величина постоянная, зависящая от
его светочувствительности. Регулируется она яркостью светового изображения и
продолжительностью его воздействия: с увеличением одного уменьшается другое (они
обратно пропорциональны). Нужно отметить, что в абсолютной точности экспозиции нет
необходимости: в черно-белой фотографии возможен целый ряд нормальных экспозиций,
дающих негативы с правильным тоновоспроизведением объекта. Их диапазон зависит от так
называемой фотографической широты негативного материала и от величины контраста
объекта съемки. Однако по возможности следует оставаться в пределах нормальных
экспозиций.
Очевидно, яркость оптического изображения (освещенность фотослоя) находится в
прямой связи с яркостью объекта съемки.
Задача снимающего, правильно оценив яркость объекта (то есть его отражательную
способность и освещенность), определить необходимую при ней выдержку.
Решить эту задачу не так просто, как может показаться с первого взгляда. Дело в том,
что человеческий глаз оценивает не яркость, а контраст. Вследствие этого определить на глаз
сравнительную интенсивность (силу) освещения почти невозможно, так как между
зрительной яркостью и фотографической актиничностью (способностью света оказывать
фотографическое действие на светочувствительный материал) разных видов освещения
имеется значительная разница. Во-первых, глаз, легко приспосабливаясь к самым различным
по интенсивности освещениям, воспринимает весьма слабые интенсивности как гораздо
более сильные. Во-вторых, цветовой состав различных родов освещения неодинаков.
Наконец, чувствительность негативных материалов к тем или иным лучам спектра не
соответствует чувствительности к ним глаза: на фотослой наиболее сильно воздействуют
лучи сине-фиолетовые и ультрафиолетовые, между тем первые кажутся глазу наиболее
темными, а вторые – глазом вовсе не воспринимаются (невидимы).
Для определения выдержек служат подвижные счетчики, оптические и
фотоэлектрические приборы; они носят общее название экспонометров .
Соблюдайте все предосторожности, чтобы во время выдержки не шевельнуть аппарат.

Пересъемка различных документов (репродуцирование)

Одной из основных задач, решаемых агентом с помощью фотографирования, является


пересъемка (называемая также репродуцированием) секретных документов.
Главная цель пересъемки – копирование оригинала, и по возможности получение
лучшего по контрасту изображения этого оригинала (под термином «оригинал» будем
понимать любой переснимаемый документ: чертежи, военные карты, изображения
фотографических снимков, машинописные и рукописные тексты, типографские оттиски и
другие подобные материалы).
Рис. 76. Съемка за столом (локти опираются на крышку)

Рис. 77. Использование штатива для фотосъемки

Рис. 78. Съемка с опорой локтей на ограду

Рис. 79. Съемка с опорой локтей на ограду


Рис. 80. Съемка с опорой локтей на ограду

Рис. 81.
Рис. 82.

Так, линии карандашного рисунка можно получить не серыми, а черными; синие


чернила, фиолетовый шрифт пишущей машинки и фиолетовую печать на документах можно
воспроизвести не сероватыми, а почти черными; чертежная «синька» может иметь на снимке
не серый фон со слабыми линиями, а совершенно черный фон с белыми линиями и т. д. В
подобных случаях посредством пересъемки можно получить отпечаток более контрастный,
нежели оригинал.
Кроме обычных требований (правильный подбор негативного материала и правильная
выдержка), агенту при проведении пересъемки нужно выполнить два условия, имеющие
здесь особо важное значение: максимально параллельное положение фотослоя и оригинала и
равномерное освещение оригинала. Конечно, иногда бывает сложно их соблюсти (например,
при недостатке времени или отсутствии возможности открыто использовать нужный
источник света), но стремиться к этому нужно, так как обидно было бы рисковать и не
получить нужный результат из-за каких-то собственных недочетов.
Советы. Заканчивая разговор о фотографировании и подводя итоги темы, дадим
некоторые советы и повторим основные принципы фотосъемки.
• Если пересъемка ведется сидя за письменным столом, то локти должны опираться на
крышку стола (рис. 76). В тех случаях, когда это возможно, следует пользоваться штативом
(рис. 77).
• При небольших скоростях затвора полезно, если есть такая возможность, поставить
локти на ограду (рис. 78–81). В момент спуска затвора задержите дыхание.
• Нажимая на спусковое приспособление, остерегайтесь невольно качнуть аппарат,
резко наклонив его книзу: именно из-за этого ваш ценный негатив, ради которого вы,
возможно, сильно рисковали, может стать браком.
• Нажим на спусковую кнопку нужно амортизировать давлением руки с
противоположной стороны.
• Постарайтесь выработать в себе привычку так же спокойно, без толчка, нажимать
спусковую кнопку затвора, как это вы делаете со спусковым крючком вашего огнестрельного
оружия при стрельбе.
• Не забудьте перед съемкой снять крышку с объектива (рис. 82), следите также, чтобы
в момент спуска затвора перед объективом не оказались ваши пальцы, что у агента может
случиться при волнении и спешке.
Рис. 83.

Рис. 84.
Рис. 85.

• Во всех случаях фотосъемки при передвижении на транспорте следует, помимо


обычных условий, учитывать весьма существенное обстоятельство, осложняющее съемку:
тряска, вызываемая неровностями почвы при езде на автомобиле; толчки поезда,
покачивание и сотрясение вагона на стыках рельс; а также вызываемая работой двигателей
вибрация корпуса автомашины, теплохода, самолета, даже когда они стоят на месте, – всё
это легко передается фотоаппарату, причем даже, казалось бы, незначительное колебание
вызывает существенное смещение изображения на фотослое. Не пытайтесь для смягчения
этих сотрясений прислонять аппарат к какой-либо твердой опоре такого транспортного
средства и не опирайтесь на что-либо – это только ухудшит качество снимка. Если
фотосъемку из движущегося автомобиля вы ведете с водителем-напарником, то (если нельзя
останавливаться) предупредите его в момент съемки, что он должен вести машину как
можно медленнее. Съемку ведите через стекло, при этом, разумеется, стекла должны быть
чистыми.
В то время как при обычной съемке с рук в положении стоя следует стоять прочно, не
сгибая колени, плотно прижав локти к телу и твердо держа аппарат, то если вы снимаете в
положении стоя из движущегося транспортного средства (например, из тамбура или
коридора вагона, палубы судна), то всё следует делать с точностью до наоборот: слегка
согните ноги в коленях, чуть оторвите пятки от пола и немного разведите локти: в таком
положении ваш корпус будет как бы подпружиниваться, амортизируя те сотрясения, которые
могли бы служить дополнительной причиной смазанности снимка. При такой съемке
правильно вычисленную выдержку для перестраховки всё же лучше несколько сократить
(компенсировав увеличением диафрагмы).
В поездке удобен и практичен портативный малоформатный аппарат. Футляр для
камеры и кассет предохранит их от дождя и пыли. Аппарат и кассеты должны лежать в
футляре плотно, не соприкасаясь друг с другом, для чего между ними кладется прокладка.
При передвижении пешком футляр кроме плечевого ремня прикрепляйте еще к поясу, чтобы
он не болтался. В пути надо заботиться о сохранности фотоаппарата. При переездах на
мотоцикле от тряски и толчков могут ослабнуть винты камеры, пружины затвора. Для
предотвращения этого на багажнике следует установить рессорную площадку, подкладывать
резиновую подушку.

Специальные фотоаппараты и фотоустройства

В XX веке фотографирование стало едва ли ни самым распространенным видом сбора


разведывательной информации. Фотосъемка осуществляется с помощью современной
аппаратуры и при дневном освещении, и ночью, на сверхблизком расстоянии и на удалении
до нескольких километров, в видимом свете и в инфракрасном диапазоне (в последнем
случае можно выявить исправления, подделки, а также прочесть текст на обгоревших
документах). Современные шпионские фотоаппараты поражают воображение. Так, известны
телеобъективы размером со спичечный коробок, однако четко снимающие печатный текст на
расстоянии до 100 м. А миниатюрная фотокамера в наручных часах (типа РК-420) позволяет
делать 7 кадров на одной кассете с расстояния от 1 метра и далее без наводки на резкость,
установки выдержки, диафрагмы и прочих параметров.
Понятно, что в целях конспирации разведчики обычно вынуждены скрывать сам
процесс фотографирования. А для этого необходимы специальные скрытые камеры
уменьшенных размеров, способные делать фотографии высокого качества. Разведслужбы
используют в своих целях разные типы камер в зависимости от конкретных требований.
Достаточно миниатюрные для того, чтобы их можно было переносить в кармане,
сверхминиатюрные камеры можно использовать для широкого спектра задач. В дополнение
к обычному копированию их можно приспособить и для фотографирования документов. Для
упрощения задачи многие из таких камер не обладают настраиваемой диафрагмой, и
фотографирование происходит интуитивным методом.
Вообще, деление фотоаппаратов на «шпионские» и «нешпионские» довольно условно.
Конечно, существуют единичные (или малосерийные) экземпляры, изготовленные
исключительно для шпионских целей (о них будет сказано ниже), но довольно часто
разведслужбами используются незначительно переделанные стандартные промышленные
камеры, отвечающие требованиям конкретной операции. В частности, КГБ для съемки
широко использовал (вообще безо всякой переделки) фоторужье «Фото-снайпер». А ЦРУ
использует фотоустройство, основу которого составляет известная камера «Nikon» –
«Camera Set, Still Picture, 35-mm; Nikon F250; Special». Это устройство предназначено для
длительного наблюдения, с автоматической съемкой людей (движущихся объектов),
попадающих в зону обзора аппарата, либо выборочная съемка производится по
специальному радиосигналу. Устройство устанавливается на треноге за окном с
односторонним стеклом, прозрачным только с одной стороны (изнутри), что не позволяет
заметить фотоаппарат с улицы. Разумеется, следует следить за чистотой окна, особенно со
стороны улицы, и тем более если устройство установлено на первом этаже. Управление
аппаратом может осуществляться с помощью дистанционного пульта «Nikon Radio Control
Set MW-1». Полученные фотографии помогают, в частности, идентифицировать личности
сотрудников учреждения, за которыми осуществляется наблюдение.
Рассмотренные выше камеры довольно велики, и скрытая съемка с их помощью может
производиться только из какого-либо укрытия. Понятно, что шпионские аппараты стараются
сделать поменьше, чтобы их можно было спрятать в кармане или кулаке. Некоторые
фотоаппараты вообще имеют, например, размеры и внешний вид спичечного коробка. Но
известными шпионскими камерами являются и не отличающиеся особо малыми размерами
«Robot Star» и «Leica», о которых мы еще упомянем ниже.
Что касается анализа тенденций развития шпионской фототехники, то он показывает,
что этот процесс идет по двум направлениям: усовершенствование традиционной
аппаратуры и создание принципиально новых систем для получения фотоизображения.
Первое направление – совершенствование аппаратуры – базируется на применении
электроники и автоматики в камерах «классического» типа – дальномерных и зеркальных
(последний тип аппаратов является доминирующим). Большая роль отводится моторному
приводу, который повышает оперативность работы аппарата как благодаря возможности
фотографирования в некомфортных условиях при дистанционном управлении, так и
автоматизации покадровой съемки со скоростью от 1,4 до 9,5 кадр / сек; транспортирования
фотоматериала в обе стороны; управления основными процессами и др.
Большое значение уделяется вопросам отображения информации установленных
параметров. Анализ аппаратуры выпуска 80-х годов показывает, что в камерах разных типов,
а также в других технических средствах индицируется свыше 130 наименований разных
характеристик.
Дальнейшее применение электроники вполне позволяет решить задачу сведения всех
устройств индикации в одно – дисплейного типа. В случае же выхода условий съемки и иных
параметров за разрешенные пределы индицируется информация о недопустимом отклонении
параметра. При этом количественная индикация используется лишь для ручного режима.
Получает дальнейшее развитие и широкое применение устройств паспортизации
отснятых кадров. Паспортизация кадра позволяет вести фотодневник для последующего
анализа и систематизации моментов съемки, фиксировать необходимые данные съемки,
дату, условия съемки и т. д. Разработки подобных устройств ведутся с применением как
оптико-механических, так и оптико-электронных регистрирующих устройств, размещенных
на задней крышке камеры. Например, в одном из подобных устройств размещены
электронные часы, управляемые компьютером, запрограммированным до 2030 года.
В настоящее время создано, а в дальнейшем будет широко использоваться управление
съемочным процессом посредством кнопок и клавишей, резко повышающее оперативность
работы агента; автоматический ввод информации в фотоаппарат с помощью системы
кодирования DX (для 35-мм фотопленок). Так, появились фотоаппараты с кнопочным
управлением, на верхней крышке которых размещена индикаторная панель с возможностью
получения 152 вариантов информации.
Автоматический ввод информации в камеру позволяет упростить процесс съемки и
обработки фотоизображений, оптимизировать и автоматизировать процесс цветной печати
(что имеет особое значение при съемке карт).
Ввод информации осуществляется с помощью кодовых меток, нанесенных на кассете и
пленке, отражается на экране дисплея камеры и обеспечивает автоматический ввод
предварительных установок в систему автоматики аппарата (при съемке) и систему
визуализирования (при обработке).
Из основных направлений развития съемочных объективов можно отметить
следующие: разработка новых сортов стекла; применение оптических элементов с
асферической поверхностью; разработка сверхширокоугольных объективов, в частности с
переменным фокусным расстоянием; разработка объективов с переменной кривизной поля,
позволяющих фотографировать объекты, имеющие выпуклую или вогнутую поверхность;
улучшение качества многослойных просветляющих покрытий и т. д.
Например, дальнейшее увеличение светосилы осуществляется путем усложнения
компоновки объектива и добавления ко второй половине объектива положительных линз –
одной при относительном отверстии 1:1,4 и двух – при относительном отверстии 1:1,2. Эти
схемы позволяют повысить разрешающую способность до 40–50 лин / мм.
Кроме того, применяются оптические системы, в которых при фокусировке на
ближнюю дистанцию вместе с перемещением всего объектива по определенному закону
перемещается и один или несколько оптических компонентов, компенсируя при этом
возникающее из-за смены дистанций снижение разрешающей способности.
Новое качественное развитие получают схемы зеркально-линзовых телеобъективов при
замене первичного и вторичного зеркал более сложными компонентами, сочетающими в
себе как линзовые, так и зеркальные элементы.
Широко применяются сверхширокоугольные объективы, а также, сочетающие в себе
параметры широкоугольного, нормального и длиннофокусного объективов с переменным
фокусным расстоянием. При этом обеспечиваются шести – семикратные перепад и
изменения фокусных расстояний с одновременным уменьшением массы до 500–600 г.
Для коррекции перспективных искажений при съемке объектов с протяженными
прямыми линиями и при съемке крупных объектов применяются широкоугольные
объективы со смещением оптической оси. Кроме смещения по вертикали и горизонтали
некоторые объективы допускают одновременный поворот на 180–360° с фиксацией через
30°.
Из других направлений усовершенствования фотоаппаратуры следует отметить,
например, улучшение качества и удобства пользования камерами для одноступенчатого
фотопроцесса, позволяющего получать готовые черно-белые и цветные снимки в течение
1–2 мин без трудоемких процессов проявления и печати.
Повышается чувствительность фотоматериала, разрабатываются и совершенствуются
системы, позволяющие наряду с готовым отпечатком получить и негатив для последующей
контактной или проекционной печати, ускоряется процесс обработки фотоматериала на
свету и т. д.
Применяются новые источники питания фотоаппаратуры, в частности кремниевые
солнечные батареи, подключаемые параллельно аккумуляторам и размещенные вместе с
ними в камере; новые методы индикации – команды типа «Зарядите пленку», «Используйте
вспышку» и т. д., загорающиеся на табло.
В ряде моделей заменяются механические узлы современных камер – привод
диафрагмы и затвора – оптикоэлектронными, например ячейкой жидких кристаллов, ячейкой
Керра или электронно-оптическим преобразователем, пьезоэлектрической линзой с
переменным фокусным расстоянием и пр.
Большое внимание уделяется ускорению процессов обработки фотоматериалов.
Ускорение достигается как повышением температуры, так и изменением химического
состава обрабатывающих растворов. Разрабатываются и новые виды высокочувствительных
фотоматериалов с большой разрешающей способностью.
Важной является и разработка новых систем для воспроизведения стереоизображений.
Усовершенствуются растровые системы съемки и воспроизведения изображений,
упрощается технология их изготовления (производится специальная съемка и получение
стереопары на обычном фотоматериале с последующим нанесением растрового слоя или
съемка на фотоматериале с уже изготовленным в процессе его производства растровым
слоем).
Большими возможностями обладают интегральная фотография, производство
совместимой с существующей системы стереотелевидения, новые методы, упрощающие
запись и воспроизведение цветных голограмм, снятых на натуре, и т. д.
Осуществляется применение дистанционного управления фотовспышками, когда
синхроконтакт фотоаппарата подключает источник инфракрасного излучения, который, в
свою очередь, вызывает включение заданного числа фотовспышек. Инфракрасный (ИФ)
импульс, распространяясь в пространстве, отражается от стен и потолка помещения,
воспринимается ИФ-приемником и включает импульсный источник света.
Развитие принципиально новых систем для получения фотоизображения основывается
на использовании мало– и бессеребряных фотоматериалов, упрощающих или вовсе
исключающих применение «мокрых» процессов обработки.
Одним из примеров использования принципов магнитной видеозаписи является
японская фото-, видеокамера «Мавика». В камере в плоскости изображения размещен
прибор с зарядовой связью, который преобразует сфокусированное на нем оптическое
изображение в электрический сигнал подобно развертке изображения в передающей
телевизионной трубке. Полученный таким образом сигнал фиксируется на гибкий
магнитный диск диаметром 45 мм, находящийся в камере. На одном таком диске «Мавипак»
можно записать до 50 цветных фотоизображений, которые с помощью
«Ма-випак-проигрывателя» воспроизводятся на обычном цветном телевизоре с четкостью
порядка 350 строк (например, четкость телевизионного канала равна 625 строкам, что почти
в два раза выше. Следовательно, разрешающая способность указанных фотоизображений
почти в два раза меньше разрешающей способности телевизионной «картинки» при
идеальной настройке телевизора).
С помощью устройства «Мавиграф» возможно получение и цветных снимков на
бумаге. Кроме того, записанное изображение можно передать в другое место и по
телефонной сети. Магнитный диск для записи изображения находится в кассете размером
60х53х3 мм и массой всего 8 граммов. Новая система представляет большой интерес для
агентов, так как обеспечивает оперативную скорость передачи информации. Для оценки
перспективы применения камеры важную роль играет качество получаемого изображения.
Удобным является способ «пересылки» снимка по телефонной сети. Подключаясь к линии
любой АТС, камера без какой-либо дополнительной аппаратуры самостоятельно
осуществляет передачу всей фото и видеоинформации в заранее запрограммированное в ней
нужное место.
Однако, учитывая, что в настоящее время существует огромный парк средств
традиционной галоидосеребряной фотографии, можно сделать вывод, что в обозримом
будущем галоидосеребряные, бессеребряные и электронные фотопроцессы будут
существовать совместно и такая аппаратура, как «Мавика» также будет существовать
одновременно с другими, традиционными средствами фиксации фотоизображения.
Рассмотрим теперь устройство, которое не вполне соответствует традиционным
представлениям о фотоаппарате – это цифровая камера с монитором на жидких кристаллах –
«QV-10А». Внутри фотоаппарата вместо пленки – микропроцессор, который преобразует
«увиденное» в информацию, на манер сканера (о нем ниже), и запоминает 96 кадров. Эти
кадры процессор может обратно преобразовать в видеоинформацию и перенести, например,
на экран телевизора или на видеокассету. Можно перенести изображение в память обычного
компьютера и сохранить его там в виде рисунка.
По сути, при использовании такого аппарата отпадает необходимость использовать
сканеры. Дело еще и в том, что изобретатели «QV-10А» создали функцию макросъемки,
которая настраивает камеру таким образом, что ею можно снимать с расстояния в несколько
сантиметров, что позволяет снимать документы и схемы. Монитор (на жидких кристаллах)
на этой камере занимает почти всю заднюю панель аппарата, хотя сложно сказать, где у
«QV-10А» передняя, а где – задняя панель. Считается, что «где объектив – там и перед».
Только объектив здесь поворачивающийся.
Если сравнивать эту камеру с обычным фотоаппаратом по чисто техническим
характеристикам, то можно сказать, что он отвечает уровню среднестатистической
«мыльницы» Kodak. Фотоэлемент, встроенный в аппарат, обладает чувствительностью,
близкой к 400-й пленке. И поэтому вспышка таким аппаратам не нужна. Качество
фотографии, которую можно распечатать на любом, в том числе и на цветном принтере,
отвечает качеству телевизионного и видеоизображения, только не стоп-кадра, а нормальной,
движущейся картинки.
К другому типу устройств, позволяющему считывать с листа и запоминать его
содержание, относится сканер. Это прибор размером чуть больше ладони, он снабжен
микропроцессором, запоминающим информацию. Сканер помещают вплотную к
поверхности снимаемого документа и проводят им по странице. Если размеры листа
превосходят ширину считывающего окна сканера, то съемка осуществляется в несколько
проходов (проводок). Процессор запоминает отдельные части документа и самостоятельно
соединяет их в своей памяти в единое целое. Для последующего прочтения информации
сканер подключается к компьютеру, изображение выводится на монитор и может при
необходимости распечатываться на принтере.
Возвращаясь к классическим шпионским фотоаппаратам, следует упомянуть
применяемый агентами ЦРУ фотонабор разведчика – «Сатега Set, Still Picture, 35-mm, KS-15
(3)», который носится в стандартном футляре. В набор входят: 1 – фотоаппарат «Leica» М-3,
35 mm; 2 – объектив Sammicron; f2, 50 mm; 3 – объектив Elmar; f4; 135 mm; 4 – объектив
Summaron; f2.8, 35 mm; 5 – вспышка «Leica СЕYОО: и 6 – запасные кассеты с пленкой в
кармашке футляра. Фотоаппарат «Leica» со сменными принадлежностями позволяет
производить съемку практически любых объектов и документов. В работе с фотоаппаратом
«Leica» (как, впрочем, и с другими незамаскированными фотоаппаратами, о которых уже
упоминалось выше) существуют некоторые общие моменты, которые агенту нужно иметь в
виду.

Рис. 86. Маскированный автоматический фотоаппарат «Robot Camera Star II»

1. Съемка уличных объектов из помещения. Съемка производится только при


выключенном свете, комната должна быть затемнена как можно больше; при съемке особо
удаленных объектов и, соответственно, использовании длиннофокусного объектива
применять (если есть возможность) штатив (треногу); приоткрыть, если возможно, окно, а
шторы закрыть как можно плотнее, оставив только щель на величину сектора съемки, и
поставить на подоконник цветок, создавая таким образом затемнение комнаты и
одновременно маскируя свою фигуру; съемку производить из глубины комнаты.

Рис. 87. Съемка с помощью камеры «Robot Camera Star II»

2. Съемка из движущегося автомобиля. Правила съемки из движущегося


автомобиля:
1) съемку производить сквозь стекло двери (не опуская его); 2) автомобиль вести как
можно медленнее; 3) не прикасаться локтями ни к каким частям салона.

Маскированные фотоаппараты

Рассмотренные выше фотоаппараты являются стандартными заводскими моделями и


изначально не изготавливались специально для скрытого фотографирования, а их широкое
применение (иногда с определенными переделками камер, производимых серийно) в
шпионских целях объясняется хорошим качеством, универсальностью и не всегда
имеющейся у Центра возможностью вовремя снабдить агента специальной аппаратурой.
Вместе с тем имеется целый класс фотоаппаратов, предназначенных для определенных
ситуаций, когда доставать камеру открыто агенту нельзя. Такие камеры могут монтироваться
внутри различных предметов либо находиться на теле агента. Впрочем, и в этих устройствах
базовой основой иногда может служить стандартная камера и (или) применяться обычная
фотопленка. Ниже представлены некоторые образцы таких фотокамер, наиболее широко
используемых агентами.
Так, ЦРУ был разработан автоматический фотоаппарат «Robot Camera Star II» (см.
выше рис. 86, 87), а практически аналогичный ему Ф-21 создало КГБ.
Камера «Robot Star II» замаскирована внутри пояса, охватывающего талию. Съемка
производится через фальшивую пуговицу пиджака. Затвор открывается из кармана (куда
идет гибкий тросик от камеры). В комплект входят три вида пуговиц для разных видов
одежды. Съемка может производиться сквозь фальшивый зажим для галстука. Перемотка
пленки осуществляется электромотором, что позволяет делать снимки в полуавтоматическом
режиме. Плюсом камеры является то, что перевод кадров возможен «без рук», и к тому же
разработано много приспособлений и маскировочных комплектов именно к этой камере, что
расширяет спектр ее применения. Агенты ЦРУ используют ее и в комплекте с «Portfolio
Case» – стандартным портфелем, применяющимся в данной стране.
Спуск осуществляется при нажатии на определенную точку портфеля. Он предназначен
для фотографирования людей, митингов, транспортных средств, разных объектов. Пружина
устройства, двигающая привод, позволяет сделать 24 кадра без открывания портфеля. Шум
деталей механизма гасится мягкой обивкой портфеля. Камера устанавливается в
стандартный портфель, использующийся в данной стране, при этом один из замков
переделывается под щель объектива.
Для фотографирования документов агентами ЦРУ применяется специальный вид
фотокамер. Некоторые из них штучного изготовления, другие – промышленного
производства. Теоретически, при отсутствии специальной фотокамеры можно
воспользоваться и любым другим стандартным аппаратом, но при этом от агента требуется
профессионализм (определенный опыт работы в фотографии), иначе получить снимки
документа удовлетворительного качества ему не удастся. ЦРУ разработало специальные
виды маскированных фотокамер, дающих возможность применять их агентам, не имеющим
специальной подготовки.
Сверхминиатюрной фотокамерой являются часы «Camera, Wristwatch; Steineck АВС».
Камера здесь выполнена в виде наручных часов фирмы «Steineck». В качестве пленки
применяется специальный фотодиск d 25 мм, что позволяет сделать 6 круглых кадров d 6 мм.
Фотографирование производится, когда агент якобы хочет узнать время.
Как уже отмечалось, агенты используют для работы и стандартные промышленные
фотокамеры, которые подходят для конкретного задания. Одной из самых маленьких камер
этого типа является зажигалка фирмы «Zippo» с замаскированным в ней фотоаппаратом
Echo-8 – «Camera, Cigarette Lighter». Эта маскировка очень подходит для деловых встреч и
использования в общественных местах, где зажигалка не привлекает ничьего внимания.
Рис. 88.

Зажигалка является функциональной и при необходимости может использоваться по


своему прямому назначению – чтобы зажечь сигарету. Эта камера может (с дополнительным
макросъемочным объективом) использоваться и для пересъемки документов. Echo-8
комплектуется запасной кассетой с 8-мм пленкой и специальным резаком – устройством для
продольной резки широкой фотопленки: в стране пребывания может не оказаться в продаже
8-мм пленки, в этом случае резак позволяет получить 8-мм пленку из более широкой
(например, из 16-мм пленки).
К этому же типу «курительных принадлежностей» относятся и камеры – пачки сигарет.
Они маскируются в стандартных сигаретных пачках, применяющихся в данной стране. На
рисунке 88 – «Camera, Cigarette Pack, 35 мм; Tessina; Special» – фотоаппарат на базе камеры
Tessina 35-тт, SLR в пачке сигарет Winston. Съемка производится через перфорацию на
боковой стенке пачки. Специальная пружина позволяет сделать 10 кадров, после чего
требуется повторный взвод пружины. Движущиеся детали фотокамеры сделаны из
пластмассы, которая не издает шума, что позволяет делать снимки людей сочень близкого
расстояния.
Рис. 89.

На рисунке 89 – советская 16-миллиметровая камера «Киев-30», вмонтированная в


металлический корпус, имеющий вид сигаретной пачки. Съемка производится в момент,
когда агент вытаскивает сигарету из пачки. Для достоверности в упаковку можно вставить
одну сигарету.
Так как при съемке маскированным фотоаппаратом (тем более в присутствии
посторонних глаз) агент не может явно и долго «прицеливаться» им в фотографируемый
объект, то для достижения лучших результатов в фотосъемке таким аппаратом, следует
предварительно потренироваться в работе с ним, чтобы в дальнейшем наводку объектива на
цель производить интуитивно. В этом смысле наиболее удобным является фотоустройство,
вмонтированное в оправу очков. Здесь наведение маскированного фотоаппарата на объект
съемки производится вполне естественным в глазах присутствующих лиц способом:
простым поворотом головы в нужном направлении. Фотографирование производится в
момент, когда агент якобы поправляет очки: при этом он нажимает на определенную точку
оправы, что приводит устройство в действие. Очки агент всегда и везде может иметь при
себе, в отличие от некоторых из рассмотренных выше маскированных фотоаппаратов,
применение которых было бы затруднительным в определенных случаях; например, не
будешь же брать с собой портфель на банкет в посольстве, да и пользование курительными
принадлежностями не во всех случаях будет этичным.

Минокс («Minox»)
Популярным в ЦРУ, да и вообще во всех разведслужбах мира, фотоаппаратом является
миниатюрный «Минокс» («Minox»).
Оригинальная камера «Минокс» после своего появления в 1938 году была воспринята
как чудо современной технологии. Изобретатель «Минокса» латвийский инженер Вальтер
Запп создал портативную камеру, умещавшуюся в ладони и способную делать
высококачественные снимки в любой ситуации. В аппарате используется пленка в четверть
ширины обычной 35-миллиметровой пленки с 50 кадрами. Пленка неперфорирована и
заключается в специальную кассету. Хотя Запп готовил «Минокс» для фотографии общего
пользования, очень скоро выяснилось, что малый размер и превосходная оптика как нельзя
лучше подходят для шпионажа, тем более, что широкий комплект разработанных для
аппарата аксессуаров позволил расширить диапазон его применения от скрытой съемки до
фотографирования документов. И к началу 40-х годов «Минокс» стал наиболее широко
применяемой шпионской фотокамерой.
Во время Второй мировой войны разведслужбы испытывали острый дефицит камер
«Минокс».
Если на ранней стадии фотоувеличитель «Минокс» позволял изготовление небольших
по размеру фотографий, то к концу Второй мировой войны были изготовлены улучшенные
фотоувеличители, позволявшие получать фотографии большого формата.
После войны к камере были изготовлены специальные высокоразрешающие
объективы, а с появлением специального набора для проявки пленки при дневном свете
агент получил возможность проявить пленку «Минокса» при ясном дневном освещении.
Проявочный бачок похож на маленькую бутылку. Процесс проявки требует очень мало
химикатов, засыпающихся через специальный светозащищенный клапан.
Заканчивая разговор о самом известном «шпионском» фотоаппарате, можно отметить,
что «Минокс» (в различных модификациях) со своим возросшим комплектом
приспособлений держится на вершине своего класса до наших дней; современные
фотоаппараты «Минокс» комплектуются многими приставками и могут производить съемку
и ночью (в инфракрасном диапазоне), имеют вспышку, могут устанавливаться на
специальный штатив, присоединяться к биноклю и т. п.

Наблюдение и съемка в невидимых лучах

Агентам часто приходится проводить операции по наблюдению и съемке ночью. Для


этих целей применяются инфракрасные приборы, т. е. такие, действие которых основано на
использовании инфракрасного (ИК) излучения (ИИ).
Инфракрасное излучение (ИИ) – это невидимое глазом электромагнитное излучение в
пределах длин волн от 10–3 до 0,78 .10–6 м. Оно занимает спектральную область между
красным концом видимого света (с длиной волны у =0,74 мкм) и коротковолновым
радиоизлучением (~ 1–2 мм). Инфракрасную область спектра обычно условно разделяют на
ближнюю (от 0,74 до 2,5 мкм), среднюю (2,5–50 мкм) и далекую (50–2000 мкм).
ИИ было открыто в 1800 году, когда обнаружили, что в полученном с помощью
призмы спектре Солнца за границей красного света (т. е. в невидимой части спектра)
температура термометра повышается. В XIX веке было доказано, что ИИ подчиняется
законам оптики и, следовательно, имеет ту же природу, что и видимый свет.
В 1923 году были получены радиоволны ~80 мкм, т. е. соответствующие
инфракрасному диапазону длин волн. Таким образом, экспериментально было доказано, что
существует непрерывный переход от видимого излучения к ИИ и радиоволновому а
следовательно, все они имеют электромагнитную природу.
Спектр ИИ, так же как и спектр видимого и ультрафиолетового излучений, может
состоять из отдельных линий, полос или быть непрерывным в зависимости от природы
источника ИИ. Возбужденные атомы или ионы испускают линейчатые инфракрасные
спектры. Например, при электрическом разряде пары ртути испускают ряд узких линий в
интервале 1,014–2,326 мкм; атомы водорода – ряд линий в интервале 0,95–7,40 мкм.
Возбужденные молекулы испускают полосатые инфракрасные спектры, обусловленные их
колебаниями и вращениями. Колебательные и колебательно-вращательные спектры
расположены главным образом в средней, а чисто вращательные – в далекой инфракрасной
области. Так, например, в спектре излучения газового пламени наблюдается полоса около 2,7
мкм, испускаемая молекулами воды, и полосы 2,7 и 4,2 мкм, испускаемые молекулами
углекислого газа. Нагретые твердые и жидкие тела испускают непрерывный инфракрасный
спектр.
Нагретое твердое тело излучает в очень широком интервале длин волн. При низких
температурах (ниже 800 К) излучение нагретого твердого тела почти целиком расположено в
инфракрасной области и такое тело кажется темным. При повышении температуры доля
излучения в видимой области увеличивается и тело вначале кажется темно-красным, затем
красным, желтым и, наконец, при высоких температурах (выше 5000 К) – белым; при этом
возрастает как полная энергия излучения, так и энергия ИИ.
Оптические свойства веществ (прозрачность, коэффициент отражения, коэффициент
преломления) в инфракрасной области спектра, как правило, значительно отличаются от
оптических свойств в видимой и ультрафиолетовой областях. Многие вещества, прозрачные
в видимой области, оказываются непрозрачными в некоторых областях ИИ, и наоборот.
Например, слой воды толщиной в несколько сантиметров непрозрачен для ИИ с Х >1 мкм
(поэтому вода часто используется как теплозащитный фильтр), пластинки германия и
кремния, непрозрачные в видимой области, прозрачны в инфракрасной (германий для у >
1,8 мкм, кремний для у > 1,0 мкм). Черная бумага прозрачна в далекой инфракрасной
области. Вещества, прозрачные для ИИ и непрозрачные в видимой области, используются в
качестве светофильтров для выделения ИИ. Ряд веществ даже в толстых слоях (несколько
сантиметров) прозрачен в достаточно больших участках инфракрасного спектра. Из таких
веществ изготавливаются различные оптические детали (призмы, линзы, окна и пр.)
инфракрасных приборов. Например, стекло прозрачно до 2,7 мкм, кварц – до 4,0 мкм и от
100 мкм до 1000 мкм, каменная соль – до 15 мкм, йодистый цезий – до 55 мкм. Полиэтилен,
парафин, тефлон, алмаз прозрачны для у > 100 мкм. У большинства металлов
отражательная способность для ИИ значительно больше, чем для видимого света, и
возрастает с увеличением длины волны ИИ. Например, коэффициент отражения Аl, Аu, Ag,
Сu при у = 10 мкм достигает 98 %. Жидкие и твердые неметаллические вещества обладают в
ИИ селективным отражением, причем положение максимумов отражения зависит от
химического состава вещества.
Наличие в атмосфере взвешенных частиц – дыма, пыли, мелких капель воды (дымка,
туман) – приводит к дополнительному ослаблению ИИ в результате рассеяния его на этих
частицах, причем величина рассеяния зависит от соотношения размеров частиц и длины
волны ИИ. При малых размерах частиц (воздушная дымка) ИИ рассеивается меньше, чем
видимое излучение (что используется в инфракрасной фотографии), а при больших размерах
капель (густой туман) ИИ рассеивается так же сильно, как и видимое.
Мощным источником ИИ является Солнце, около 50 % излучения которого лежит в
инфракрасной области. Значительная доля (от 70 до 80 %) энергии излучения ламп
накаливания с вольфрамовой нитью приходится на ИИ. При фотографировании в темноте и в
некоторых приборах ночного наблюдения лампы для подсветки снабжаются инфракрасным
светофильтром, который пропускает только ИИ. Мощным источником ИИ является угольная
электрическая дуга с температурой ~ 3900 К, излучение которой близко к излучению так
называемого «черного тела», а также различные газоразрядные лампы (импульсные и
непрерывного горения).
К инфракрасной аппаратуре и приборам (инфракрасной технике) относятся:
приборы для обнаружения и измерения инфракрасного излучения, приборы для наблюдения
и фотографирования в темноте, приборы для дистанционного измерения температуры
нагретых тел по их тепловому излучению, приборы для скрытой сигнализации, земной и
космической связи, инфракрасные прицелы, дальномеры, приборы для обнаружения
наземных, морских и воздушных целей по их собственному тепловому инфракрасному
излучению (теплопеленгаторы, приборы ночного видения), устройства для самонаведения на
цель снарядов и ракет.
Различают активные и пассивные ИК приборы. Активные основаны на принципе
получения информации об объектах по отраженному от них ИК излучению искусственных
ИК источников (прожекторов, лазеров ИК диапазона и т. п.), пассивные – по ИК излучению
естественных источников (Луна, звезды) или собственно объектов (целей). В частности,
прицелы ночного видения (ПНВ) служат для получения в темное время суток видимого
изображения объектов (целей) и местности. Основные элементы ПНВ – объектив,
электронно-оптический преобразователь (ЭОП) и окуляр.
ЭОП – это вакуумный фотоэлектронный прибор для преобразования невидимого
глазом изображения объекта (в инфракрасных, ультрафиолетовых и рентгеновских лучах) в
видимое либо для увеличения (усиления) яркости видимого изображения. В основе действия
ЭОП лежит преобразование оптического или рентгеновского изображения в электронное,
осуществляемое с помощью фотокатода, а затем электронного изображения в световое
(видимое), получаемое на катодолюминесцентном экране. В ЭОП изображение объекта
проецируется (с помощью объектива) на фотокатод (при использовании рентгеновских лучей
теневое изображение объекта проецируется на фотокатод непосредственно). Излучение от
объекта вызывает фотоэлектронную эмиссию с поверхности фотокатода, причем величина
эмиссии с различных участков последнего изменяется в соответствии с распределением
яркости спроецированного на него изображения.
Различают ПНВ пассивные, активные, пассивно-активные с ИК прожектером или с
импульсной лазерной подсветкой; по назначению – приборы наблюдения и разведки,
прицелы, приборы вождения машин. ПНВ имеют неперископическую (для стрелкового
оружия) или перископическую конструкцию (для самодвижущейся техники).
В шпионских целях широко применяется инфракрасная фотография (ИФ) – получение
фотоснимков в ИК-излучении. Фотоснимки в ИК-излучении можно получать различными
методами. Наиболее прост метод непосредственного фотографирования на фотопластинки и
пленки, чувствительные к ИК-излучению (инфрапленки или пластинки). При этом на
объектив фотоаппарата устанавливают светофильтр, пропускающий ИК-излучение и
непрозрачный для видимого света. Длинноволновая граница чувствительности современных
инфрафотоматериалов у = 1, 2 мкм.
Чувствительность инфрапленок и пластинок относительно мала, поэтому для ИФ в
условиях малой освещенности применяют приборы, состоящие из ЭОП и обычного
фотоаппарата. ЭОП, установленный перед объективом фотоаппарата, преобразует
невидимое инфракрасное изображение в видимое и одновременно усиливает его яркость.
Такие приборы позволяют получать снимки на обычной фотопленке в полной темноте при
небольшой мощности облучающего источника ИК-излучения. Длинноволновая граница
прибора определяется фотокатодом преобразователя и не превышает у =1,2 мкм.
С помощью специальных приборов можно получать ИФ в области у > 1, 2 мкм.
Один из них – инфракрасный видикон – представляет собой телевизионную систему, у
которой экран передающей трубки изготовлен из фотопроводящих полупроводниковых
материалов, изменяющих свою электропроводность под действием ИК-излучения.
Получаемое на экране приемной трубки видимое телевизионное изображение
фотографируется обычным фотоаппаратом.
ИФ позволяет получать дополнительную (по сравнению с фотографией в видимом
свете или при рассматривании объекта глазом) информацию об объекте. Так как
ИК-излучение рассеивается при прохождении через дымку и туман меньше, чем видимое
излучение, ИФ позволяет получать четкие снимки предметов, удаленных на большие
расстояния.
Благодаря различию коэффициентов отражения и пропускания в видимом и
инфракрасном диапазонах на ИФ можно увидеть детали, невидимые глазом и на обычной
фотографии.
Существуют приборы, фиксирующие тепловое ИК-излучение объекта, в разных точках
которого температура различна. Интенсивность ИК-излучения в каждой точке изображения
регистрируется приемником и преобразуется в световой сигнал, который фиксируется на
фотопленке. Изображение, получаемое в этом случае, не является ИФ в обычном смысле, так
как оно дает лишь картину распределения температуры по поверхности объекта.

Тепловидение

Противник помимо прочих способов маскировки может применять и инфракрасную,


т. е. скрытие объектов (целей) от обнаружения средствами инфракрасного видения и
противодействие возможному их поражению ракетами с инфракрасными головками
самонаведения. Ее осуществляют использованием маскирующих свойств местности,
экранированием нагревающихся поверхностей боевых (специальных) машин и других
объектов непрозрачными для инфракрасного излучения преградами, применением ложных
инфракрасных целей и т. п. Тем не менее подобные цели можно обнаружить по их тепловым
лучам – тепловому излучению, частота которого лежит за границами чувствительности (не
обладающих нужной способностью восприятия тепловой контрастности) приборов
инфракрасного видения, не воспринимающих его.
Хотя, возможно, для кого-то это и неочевидно, но тепловые лучи являются
«полноценным» электромагнитным излучением (испускаемым объектами за счет их
внутренней энергии); оно зависит от температуры и оптических свойств поверхности
объекта и может находиться даже в «радиоволновом» диапазоне частот.
Обнаружение (наблюдение) подобных объектов производится приборами,
основанными на применении тепловидения – получения видимого изображения объектов с
помощью теплового излучения. На принципе тепловидения основаны тепловизор (позволяет
наблюдать цель), термофотоаппарат (позволяет осуществлять фотосъемку), теплолокатор
(обнаруживает дальнюю цель и устанавливает ее местоположение), теплопеленгатор
(определяет угловые координаты цели и селективно сопровождает ее).

Радиовидение

Радиовидение позволяет получать с помощью радиоволн видимое изображение


внутреннего содержания объектов, непрозрачных в оптическом диапазоне длин волн, либо
объектов, находящихся в оптически непрозрачной среде. Оно основано на воздействии
радиоволн на некоторые люминофоры, изменяющие интенсивность свечения, на
полупроводниковые монокристаллы, фотопленки, изменяющие оптические характеристики,
на методе сканирования. Радиовидение осуществляется с помощью радиовизоров.
Для радиовидения обычно используют радиоволны миллиметрового и сантиметрового
диапазонов, что позволяет различать на оптическом изображении достаточно мелкие детали
объекта. Радиоволны, излученные (при т. н. пассивном радиовидении) или рассеянные (при
активном) телами, несут информацию об их внутреннем содержимом. Эта информация
содержится в распределении интенсивности и фазы радиоволн, в характере их поляризации,
времени запаздывания и т. д. Основная задача радиовидения – собрать информацию и
отобразить ее в видимом изображении. В радиовидении используют различные физические
эффекты и явления. Так, в одном из радиовизоров использовано свойство некоторых
люминофоров изменять интенсивность свечения с изменением температуры. Основной
элемент этого прибора – экран – представляет собой натянутую пленку из
полиэтилентерефталата (лавсана) с напыленным на нее тонким слоем алюминия, который
покрыт слоем термочувствительного люминофора. Экран со стороны люминофора
подсвечивается ультрафиолетовыми лучами и испускает неяркое, ровное свечение. При
попадании на экран радиоизлучения со сложным пространственным распределением
интенсивности алюминиевая подложка, поглощая его, нагревается, причем сильнее там, где
интенсивность излучения больше. При нагреве люминофора от алюминиевой подложки его
свечение ослабевает и на экране возникает видимое негативное изображение. Такой
радиовизор позволяет «видеть» объекты в волнах от инфракрасных до диапазона СВЧ с
одинаковой чувствительностью; чувствительность экрана определяется характеристиками
люминофора и мощностью излучения. Порог визуальной регистрации прибора составляет
около 1 МВт / см2. На экране радиовизора видны детали изображения размером порядка
нескольких миллиметров.
В радиовизорах других конструкций в качестве чувствительного элемента используют
жидкие кристаллы, полупроводниковые монокристаллы, специальные фотопленки и т. д. У
всех таких элементов при воздействии радиоволн изменяются оптические характеристики –
коэффициент отражения или прозрачность для видимого света.
Наиболее часто радиоизображения объектов получают методом сканирования узкого
пучка радиоволн и приема отраженных от объекта сигналов. Сканирование осуществляют,
например, механическим вращением излучающей или приемной антенн либо электрическим
способом, при котором фаза излученных многими источниками радиоволн изменяется т. о.,
что в пространстве образуется узкий пучок радиоволн, «осматривающий» объект или
местность (с помощью антенной решетки). Иногда используют способ формирования
отраженных от объекта радиоволн при помощи радиообъективов, подобно тому, как это
делается в оптике.

Звуковидение

Звуковидение – это получение с помощью звука видимого изображения объекта,


находящегося в оптически непрозрачной среде. Оно основано на проникающей способности
звука, и особенно ультразвука, и их визуализации. В звуковидении обычно используются
упругие колебания в диапазоне частот от 10 кгц до 100 МГц и выше. Ультразвуковые волны
хорошо проходят через металлы, пластмассы, большинство строительных материалов,
живые ткани и жидкости. По отражению и преломлению ультразвуковых лучей от границ
раздела твердое тело – газ (вследствие неодинаковых скоростей распространения
ультразвуковых волн в различных средах) можно обнаруживать твердые тела. Общая схема
звуковидения включает источник ультразвука, объект наблюдения, акустический объектив, с
помощью которого формируется ультразвуковое изображение, и преобразователь
ультразвукового изображения в оптически видимое.
Системы звуковидения, использующие приведенные методы визуализации
ультразвуковых полей, имеют чувствительность порядка 1–0,01 Вт / см2. Однако для многих
практических целей необходима значительно более высокая чувствительность. Этому
требованию отвечают электронноакустические преобразователи (ЭАП), чувствительность
которых 10–9–10–10 Вт / см2. Развитие методов визуализации ультразвуковых полей и
совершенствование аппаратуры звуковидения, в частности разработка
высокочувствительных ЭАП, обусловили создание компактных звуковизоров. Примером
практического звуковидения может служить метод «поверхносного рельефа», при котором
ультразвуковое изображение объекта воссоздается на свободной поверхности воды. Под
воздействием ультразвука на поверхности воды образуется рябь, хорошо заметная при косом
освещении. Очертания и рельеф ряби воспроизводят ультразвуковое изображение объекта.

Аппаратура инфракрасного видения и съемки

Для визуального наблюдения и съемки в ночное время (в темноте) применяется


инфракрасная техника различной конструкции.
Агенты ЦРУ применяют в числе прочих метаскоп (рис. 90) – «Metascope Assembly,
Image, Infrared, Transistorized». Это маленький карманный прибор ночного видения на
батарейках. Он позволяет читать документы в абсолютной темноте и вести ночное
наблюдение на местности.

Рис. 90.

Для фотосъемки в полной темноте используется специальный аппарат Сапоп со


вспышкой с инфракрасным фильтром (рис. 91) – «Kodak Wratten Filters nos. 87, 88С, 88А,
89В» и пленкой «Kodak High-Speed Infrared Film 2481». Следует сказать, что свет от
упомянутой вспышки глазу не виден.
Для получения готового отпечатка через пару минут после съемки используют
фотоаппараты «Impulse Infrared» и «Impulse AF Infrared» с выдвижной вспышкой с
инфракрасным фильтром. Они имеют кассету, рассчитанную на производство десяти
отпечатков. Эти аппараты снимают в полной темноте с невидимой со стороны вспышкой.
Рис. 91.
Рис. 92. Правильное держание ИК фотоаппарата:
1 – выдвижная ИК вспышка; 2 – кнопка запуска таймера; 3 – индикатор работы
таймера; 4–1 13 мм линза; 5 – фотоэлемент; б – контроль чувствительности, 7 –
дальномер; 8 – отсек для кaссеты; 9 – шторка; 10 – заслонка; 11 – защёлка заслонки; 12 –
счётчик снимков; 13 – индикатор готовности; 14 – кнопка затвора; 15 – видоискатель; 16 –
гнездо для штатива; 17 – ремень.

Рис. 93. ИК прибор, одеваемый на голову: 1 – объектив; 2 – защитная крышка


объектива (открыта); 3 – регулируемый ремень; 4 – наголовник.
Рис. 94. ИК бинокль: 1 – окуляр; 2 – отделение для батареек; 3 – объектив; 4 –
монокуляр для дневного наблюдения.

Для ночной видеосъемки применяются камеры «Handycam Infrared», оснащенные


системой Super Nightshot Infrared.
Приборы ночного видения, помимо прочего, могут одеваться на голову (рис. 93), быть
выполнены в виде бинокля (рис. 94) и др.

Видеосъемка

К современным способам сбора информации относится видеосъемка, осуществляемая


видеокамерой. Камера может либо записывать информацию на пленку, находящуюся в
кассете внутри камеры, либо осуществлять только передачу (трансляцию) видеосигнала
(изображения), который будет записываться в пункте его приема, либо делать и то и другое –
записывать изображение на пленку с параллельной трансляцией видеосигнала на внешний
приемник (студию).
Видеосигнал образуется светоэлектрическими преобразователями или в результате
детектирования принятых электромагнитных волн. Спектр видеосигнала приблизительно
равен 50 Гц – 6,5 МГц. Видеосигналы подразделяются: по ширине спектра – на
широкополосные и узкополосные; по виду разверток изображения – на одно-строчные и
многострочные (малокадровые и многокадровые); по способу передачи сигнала – на
открытые или разомкнутые (с передачей сигнала по радиоканалу) и замкнутые (без выхода в
эфир – с передачей по кабелю).
Рис. 95. Способы съёмки ИК видеокамерой

Для просмотра записи пользуются видеомагнитофоном – аппаратом с несколькими


вращающимися магнитными головками, с шириной ленты 12,7; 25,4 и 50,8 мм и скоростью
ее продвижения ~20 см / сек (для двух первых лент) и 40 см / сек (для последней). У лучших
видеомагнитофонов полоса пропускания частот достигает 6 МГц.
Изображение наблюдается на телеэкране. Для просмотра текстов и рисунков может
использоваться дисплей – устройство визуального отображения на экране
алфавитно-цифровой и графической информации, в том числе телевизионного типа с
черно-белой или цветной электронно-лучевой трубкой.
Миниатюрные видеокамеры, скрытые различными способами, относятся к
маскированным видеоустройствам.
Всё то, что было сказано ранее о видеокамерах, относится и к маскированным камерам.
Миниатюрные камеры подразделяются на те, которыми агенты производят оперативную
съемку, и те, которые устанавливаются стационарно с целью «подглядывания». Но если
подслушивающие устройства – «жучки» – транслируют все звуки вокруг них, то
видеокамера обозревает какой-то определенный сектор, что делает ее работу эффективной
только когда точно известно будущее местоположение снимаемого объекта: человека,
документа и т. п.
Устройством, относящимся к первому (переносному) виду видеокамер, являются
часы-видеокамера «Сейко» с электронной памятью – микропроцессором, что помимо
прочего позволяет подключаться к компьютеру для перезаписи информации с него или
внесения своей (ложной) информации. Записанная информация может высвечиваться на
циферблате – микродисплее часов.
На рисунке 99 – перстень-видеокамера. На рисунке 98 – очки с вмонтированными в них
двумя субминиатюрными трансляционными видеокамерами (а ).
Концы дужек (б ) очков являются передающими антеннами, видеосигнал от которых
через карманный усилитель (в ) подается на принимающую антенну пункта записи
видеосигнала (г ), связанную с видеомагнитофоном (д ), выводящим изображение на
телеэкран (е ). Стекла очков имеют фотохромные стекла (ж ) – они темнеют при облучении
ультрафиолетовым или коротковолновым видимым светом и просветляются после
прекращения облучения. По физико-химическим свойствам и внешнему виду фотохромное
стекло не отличается от обычного, а указанный эффект вызывают мельчайшие кристаллики
галоидного соединения серебра AgCI, которые не видны даже под микроскопом.
При облучении кристаллы диссоциируют по реакции Ag+CI Ag°+CI°. Образующиеся
при этом частицы коллоидного серебра приводят к потемнению стекла. Кристаллы в стекле
находятся в ловушке, со всех сторон они окружены непроницаемым аморфным материалом.
Поэтому галогены не в состоянии «убежать» от серебра, и после прекращения облучения
соединение восстанавливается вновь.
Подобное свойство стекол (от совершенно прозрачного до черного) позволяет агенту
надевать очки в любую погоду, не вызывая у окружающих (сослуживцев) недоумения по
поводу несоответствия сумрачной, допустим, погоды и темных очков.
На рисунке 102 – записывающая видеокамера «MiniDV JVC», маскируемая в
сигаретной пачке «Rothmans Royals».
На рисунке 100 – вентилятор с вмонтированной внутри корпуса миниатюрной
видеокамерой для обзора людей, находящихся в кабинете. Она снимает сквозь прозрачную
пластиковую декоративную заглушку на корпусе. Вентилятор во время работы (обдува)
поворачивается вправо и влево, охватывая, таким образом, значительный сектор обзора. А
поскольку вентилятор может работать в режиме подогрева, то его включение
подразумевается не только летом, когда жарко, но и в холодное время года. Таким
вентилятором агент, выдавая себя за посетителя или сотрудника какой-либо ремонтной
службы, подменяет настоящий.
На рисунке 101 – электролампочки – трансляционные видеокамеры, установленные в
настольной лампе.
В последнее время ЦРУ разработало мини-роботов в виде жуков и других насекомых
длиной до 5 см о 6-ти или 8-ми лапах с миниатюрными видеотелекамерами (рис. 103). Их
предполагается запускать в лагерь врага. Плюсом данной технологии является то, что
приборы и их носитель будут потреблять крайне мало электроэнергии.
Недостаток – низкая скорость передвижения. Опытная партия таких устройств уже
изготовлена.

Копирование документов специальными аппаратами

Выше уже был упомянут ряд способов копирования секретных документов


универсальными аппаратами – фото– и видеокамерами. Однако в ряде случаев
целесообразно применение специальной копировальной техники, часть которой и будет
представлена ниже.
Копирование секретных документов – это процесс изготовления копий различных
документов (оригиналов), тайно (или с использованием своего служебного положения)
временно изъятых из мест их хранения. Это один из важных аспектов деятельности агента,
добывающего секретную информацию о противнике: военного (тактического или
стратегического) характера, конструкторских замыслов и новых технологий, карт различных
укреплений, расположение ракетных установок и т. п.

Рис. 96. Принимающая аппаратура

Рис. 97. Принимающая аппаратура


Рис. 98. Передача сигнала от очков – видеокамеры

Рис. 99. Перстень– видеокамера


Рис. 100. Вентилятор – видеокамера
Рис. 101. Эл. лампочки-видеокамеры

Рис. 102. Видеокамера, маскируемая в сигаретной пачке

Рис. 103. Миниатюрные движущиеся передающие видеокамеры в виде насекомых


(экспериментальная разработка ЦРУ)

В свое время ЦРУ и КГБ разработали специальные копировальные аппараты


(подробнее о них будет сказано ниже), которые помещались в неприметные, стандартные
для каждой страны чемоданчики (кейсы).
Вообще, с точки зрения технологии, выбор способа копирования документов зависит
от количества переснимаемого материала (объема информации), его формата и
необходимого качества. И хотя агент обычно не имеет широкого выбора копировальных
аппаратов, тем не менее ему следует знать о возможных способах копирования, которые
можно использовать в каждом конкретном случае.
Наиболее распространенные способы копирования: светокопирование,
фотокопирование, электрографическое копирование, электронное копирование,
термокопирование. При некоторых способах копии получаются готовыми сразу, а при
других требуется последующее «проявление».
Светокопирование является одним из основных способов копирования, практически
не ограничивающим формат оригинала. Применение диазоматериалов различной
чувствительности позволяет получать копии с любых прозрачных оригиналов. Время
изготовления копий при светокопировании, включая их проявление, – несколько минут;
качество изображения зависит главным образом от диазоматериалов. Копирование
осуществляется на светокопировальных (диазокопировальных) аппаратах. Технологический
процесс получения светокопий осуществляется в 2 этапа: экспонирование (в результате чего
получается скрытое изображение) и проявление («сухое», «мокрое» или «горячее»). В
большинстве этих аппаратов экспонирование производится контактным способом «на
просвет» с прозрачного или полупрозрачного оригинала; проявление ведется «мокрым»
способом с применением щелочных растворов.
Фотокопирование остается наиболее распространенным способом изготовления
копий. Наиболее высокое качество копий получается именно при этом способе копирования.
Используется рефлексное фотокопирование, при котором можно изготавливать фотокопии
практически со всех видов документов. Фотокопирование, благодаря универсальности
аппаратуры, обеспечивает копирование и размножение отснятого материала в требуемом
количестве при минимальном объеме оборудования. Фотоэлектронное копирование
применяют для получения единичных копий на бумаге, кальке, специальных
электротермических бумагах с оригиналом любого цвета и контрастности. Процесс
получения копий фотоэлектронным копированием в значительной мере автоматизирован.
Электрографическое копирование (ЭК) позволяет получать высококачественные
единичные копии на обычной бумаге. ЭК (ксерография) – один из наиболее
распространенных процессов копирования документов (в т. ч. увеличенных копий с
микрофильмов), основан на использовании эффекта фотопроводимости некоторых
полупроводниковых материалов, нанесенных на специальную бумажную, металлическую
или другую основу, и их способности удерживать частицы красящего вещества с помощью
электростатической силы. Принцип ЭК был запатентован в США еще в 1938 году, а первые
аппараты для ЭК были созданы в 1950 году. ЭК позволяет получать высокое качество копий
практически с любых оригиналов. Аппараты ЭК различают по способам экспонирования,
проявления («мокрое» и «сухое») и закрепления изображения, по форматам оригинала и
копии, степени автоматизации и т. д. Экспонирование в аппаратах переносного копирования
с «посредником» в виде пластины производится статическим способом – отдельными
кадрами; в аппаратах с «посредником» в виде цилиндра или ленты применяют динамические
способы (при которых оригинал, оптическая система и поверхность «посредника»
непрерывно перемещаются относительно друг друга). Продолжительность экспонирования
зависит от освещенности оригинала, светочувствительности фотополупроводника.
Электронное копирование производится на пластиковых пленках. Важнейшая
особенность электронно-копировальных аппаратов заключается в том, что можно
относительно легко изменять масштаб копирования, а также раздельно использовать
считывающее и копирующее устройства. Такое разделение позволяет осуществить передачу
изображения документа по каналам связи на большие расстояния, что для агента особо
ценно.
Термокопирование (ТК) – один из самых быстрых способов копирования. За 5
секунд можно получить копию с листового документа на термокопировальной бумаге,
представляющей собой бумагу (пленку), прозрачную для инфракрасных лучей, покрытую с
одной стороны тонким слоем термочувствительного вещества. В состав
термочувствительного слоя входят: воски (карнаубский, церезин, воск монтан и др.);
красители (трифенилметановые, родаминовые, аураминовые и др.); твердые жиры; иногда
пластификаторы. ТК дает копии черного, красного, синего и зеленого цветов; формат листов
– 297 х 210 мм. При ТК получают единичные копии на специальной термореактивной
бумаге, покрытой термочувствительным слоем, либо на обычной бумаге с помощью
термокопировальной бумаги. Термореактивную бумагу (или обычную бумагу вместе с
термокопировальной) накладывают на оригинал и освещают ИК-лучами. При поглощении
лучей бумага нагревается и термореактивный слой темнеет или размягчается (у
термокопировальной бумаги) в местах, соответствующих изображению. Таким образом,
термокопировальный процесс основан на свойстве термочувствительных материалов
изменять свое состояние под действием тепла (инфракрасных лучей), а термокопии
изготавливают на термокопировальных аппаратах контактным способом (на просвет или в
отраженных лучах) на термореактивной бумаге (прямое, или термохимическое,
копирование) либо на носителе копии с помощью термокопировальной бумаги или пленки
(косвенное, или термопластическое, копирование) с оригиналов, выполненных тушью,
черным карандашом, отпечатанных на пишущей машине или типографским способом
(элементы изображения таких оригиналов способны интенсивно поглощать тепло).
При экспонировании в инфракрасном свете светлые участки оригинала (пробелы)
отражают большую часть лучей, а темные (элементы изображения) – поглощают лучи и при
этом нагреваются. При прямом ТК тепло нагретого элемента оригинала вызывает в
соприкасающемся с ним участке чувствительного слоя термореактивной бумаги химическую
реакцию, вследствие которой образуется контрастное темное вещество. При косвенном ТК
чувствительный слой термопластичной пленки (или термокопировальный бумаги) под
действием тепла расплавляется и переносится на носитель копии. Копии на термореактивной
бумаге со временем темнеют вследствие воздействия тепла и света на пробелы, которые
остаются теплочувствительными, поэтому срок их хранения ограничен и требуется
пересъемка. Термопластичное копирование позволяет получать копии для длительного
хранения. Технологический процесс получения термокопий предусматривает
экспонирование термочувствительного материала (отдельно или совместно с носителем
копии – обычной бумагой) в инфракрасных лучах и проявление изображения или перенос
его на носитель копии.
Основными узлами термокопировального аппарата (ТА) являются: листопротяжное
устройство; стеклянный цилиндр, внутри которого находится источник инфракрасного
излучения (например, лампа накаливания); электропривод и вентилятор. Оригинал и
термочувствительный материал, проходя между стеклянным цилиндром и прижимным
валиком, облучаются потоком инфракрасных лучей. Привод позволяет осуществлять
бесступенчатую регулировку времени экспонирования. Копирование на ТА можно
производить с листовых прозрачных и непрозрачных, односторонних и двусторонних
оригиналов со штриховым изображением (текст, чертеж, штриховые рисунки). Прозрачные и
полупрозрачные односторонние оригиналы копируют преимущественно на просвет;
непрозрачные односторонние и двусторонние оригиналы копируют только рефлексным
способом, в отраженных от оригинала лучах.
Производительность ТА до 10 копий в 1 минуту; наибольший формат копируемого
материала (в разных моделях ТА) составляет от 200х300 мм до З00х450 мм. ТА могут быть
также использованы для изготовления копий на прозрачных пленках для проекторов.
Недостаток этого способа – низкое качество копий.
Рассмотрим некоторые виды копировальной бумаги (КБ), т. е. бумаги для получения
копий с различных документов на копировальных аппаратах. Наиболее распространена КБ
для светокопирования: диазотипные бумаги для получения светокопий повышенной
контрастности; фототехнические рефлексные бумаги для получения копий со штриховых
одно– и двусторонних оригиналов контактным копированием; фотостатные негативные и
позитивные светочувствительные бумаги для снятия копий со штриховых и полутоновых
оригиналов методом фотокопирования; фотокалька для получения копий со штриховых
оригиналов способом контактной и проекционной печати; фотополупроводниковая бумага
(бумага с нанесенным на поверхность тонким светочувствительным полупроводниковым
слоем на основе окиси цинка) и др. Применяют также термореактивную КБ для рефлексного
копирования в инфракрасных (тепловых) лучах и переноса изображения термическим
способом на обычную бумагу; гектографическую бумагу и т. п. КБ характеризуется
контрастностью изображения, окраской, временем изготовления копии (от нескольких
секунд до нескольких минут), технологией обработки (продление, фиксирование и пр.) и
продолжительностью хранения копий. Для изготовления копий можно применить также
обычную бумагу, предварительно необработанную, как, например, при
контактно-переносном и матрично-переносном способе копирования. Для контактного и
проекционного фотокопирования может применяться фотокалька – специальная прозрачная
бумага, используемая для получения копий штриховых оригиналов.
При электрофотографическом копировании применяется
электрофотополупроводниковая бумага (ЭБ) – электрофотографическая бумага. ЭБ
представляет собой электропроводную баритовую бумагу – основу, покрытую с одной
стороны тонким слоем (20–100 мкм) фотополупроводника, который становится
светочувствительным после зарядки до потенциала в несколько сотен вольт. Разрешающая
способность копий ЭБ зависит от конструкции аппарата, толщины фотополупроводникового
слоя и способа его обработки (проявления); обычно лежит в пределах 3–40 лин / мм. На
заряженный фотополупроводниковый слой проецируют изображение оригинала: с
освещенных (пробельных) участков слоя заряды стекают на проводящую основу; участки,
оказавшиеся неэкспонированными (соответствующие темным линиям оригинала),
сохраняют заряд. В результате в фотополупроводниковом слое возникает скрытое
изображение оригинала в виде «потенциального рельефа», которое проявляют обычно с
помощью красящего порошка (тонера), частицам которого сообщается заряд, по знаку
обратный заряду потенциального рельефа. Частицы тонера притягиваются к заряженным
участкам потенциального рельефа, образуя видимое изображение, которое затем
закрепляется, например нагреванием до температуры плавления порошка (расплавленные
частицы порошка склеиваются с бумажной основой).
На рисунке 104 – фотокопировальный аппарат (в кейсе) агентов ЦРУ «Mark III» в
транспортном (справа) и рабочем (слева) положениях. Он состоит из складной алюминиевой
рамы, на которой крепятся две электролампы на шарнирах, работающие от 90В батареи или
внешнего 110В – 220В источника (через внутренний выпрямитель) и фотоаппарат Pentax SL
с 35-мм пленкой Kodak Panatomic-X. Аппарат работает совершенно бесшумно и позволяет
переснимать оригиналы размером до 25 х 35 см.
На рисунке 105 – фотокопировальный аппарат, разработанный КГБ (в общем
аналогичный «Mark III»).
Спецслужбами используются также переносимые в кейсах копировальные аппараты
типа «Xerox» с автономным источником питания. Они позволяют копировать документы
размером до 210х297 мм.
Держатели секретных документов в числе прочих мер (применяемых против
возможного несанкционированного копирования) практикуют использование для таких
документов бумагу, с которой нельзя снять копию обычными светокопировальными
аппаратами. На эту бумагу в виде аэрозоля нанесен тонкий слой флуоресцирующего
вещества, который в обычных условиях невидим.

Рис. 104.
Рис. 105.

Рис. 106. Переносные копировальные аппараты с автономным источником питания

Когда на бумагу направляют поток света, она начинает светиться, и копирование


становится невозможным. В этих случаях агенты используют аппаратуру для съемки в
невидимых лучах (о которой уже упоминалось ранее).

Фиберскоп

Агентами ЦРУ широко применяются фиберскопы. Это приборы, в которых


используются принципы волоконной оптики – передача света и изображения по
светопроводам и волноводам оптического диапазона, в частности по многожильным
световодам – пучкам гибких волокон (рис. 107).
Световые сигналы передаются по световодам с одной поверхности (торца световода) на
другую – выходную как совокупность элементов изображения, каждый из которых
передается по своей световедущей жиле. В волоконных деталях фиберскопов применено
стеклянное волокно, световедущая жила которого (сердцевина) имеет высокий показатель
преломления и окружена стеклом – оболочкой с более низким показателем преломления.
Вследствие этого на поверхности раздела сердцевины и оболочки лучи претерпевают полное
внутреннее отражение и распространяются только по световедущей жиле. Несмотря на
множество таких отражений, потери в световодах обусловлены главным образом
поглощением света в массе стекла жилы. Коэффициент пропускания световодов в видимой
области спектра составляет 70 % при длине 1 м. Диаметр световедущих жил составляет
несколько микрон. Распространение света по световодам происходит по законам
геометрической оптики.
Для передачи изображения применяются многожильные световоды (рис. 119). На
входной торец изображение проецируется объективом, а на выходном – наблюдается в
окуляр (экран кинескопа). Качество изображения определяется диаметром световедущих
жил, их общим числом и совершенством изготовления. Разрешающая способность
многожильных световодов – до 100 линий на 1 мм. Дефекты таких деталей, где бы они ни
находились на длине световедущих жил, передаются по жилам на выходной торец и портят
изображение. Пластины, вырезанные поперек из плотно спеченных волокон, служат
фронтальными стеклами кинескопов и переносят изображение на их внешнюю поверхность,
что позволяет контактно его фотографировать. При этом до пленки доходит основная часть
света, излучаемого люминофором, а освещенность на ней создается в десятки раз большая,
чем при съемке фотоаппаратом с объективом.
Числовая апертура волоконных деталей лежит в пределах 0,4–1,0. Сужающиеся пучки
световодов – фоконы (фокусирующие конусы) – собирают на узком торце световой поток,
падающий на широкий торец. При этом на выходе возрастают освещенность и наклон лучей.
Повышение концентрации возможно до тех пор, пока числовая апертура конуса лучей на
выходе не достигнет числовой апертуры световода. Дальнейшее уменьшение диаметра
выходного торца приводит к выходу части лучей из боковой поверхности световода или же
возвращению их к широкому торцу.
Рис. 107.

Рис. 108. Поэлементная передача изображения волоконной деталью: 1–изображение,


поданное на входной вогнутый торец; 2– светопроводящая жила; 3–изолирующая
прослойка; 4–мозаичное изображение, переданное на входной торец

Волокна, закрепленные одним концом (подобно косой щетке) – септроны –


позволяют анализировать спектры звуковых частот, выделять голоса из шума толпы.
Волоконные детали фиберскопа изготовляются из особо чистых материалов. Из
расплавов подходящих марок стекол вытягиваются световод и волокно; может быть
использовано кристалловолокно, выращиваемое из расплава. В нем световодами являются
нитевидные кристаллы, а прослойками – добавки, вводимые в расплав.
Самым распространенным фиберскопом в ЦРУ является модель FS-100 (рис. 113). Его
световод состоит из 7500 волокон. Изображение выводится на окуляр, а при выдвинутой
антенне – передает видеосигнал на приемное устройство. FS-100 позволяет «проникать
взором» сквозь щель (отверстие) размером 5 мм в стене, потолке, замочной скважине на
глубину (длину световода) до 120 см при секторе обзора в 60°. Аппарат позволяет
увеличивать изображение в 10 раз и имеет микрофон, позволяющий вести параллельное
подслушивание. Допустимый радиус изгиба световода – 3 см. В рукояти пистолетного типа
расположены батарейка и лампочка, что позволяет освещать рассматриваемый объект через
световод.
Существуют модели фиберскопов, позволяющие вести съемку в инфракрасном свете и
под водой. Модель РК1715 имеет световод длиной до двух метров, сектор обзора составляет
65°.
На рисунках показаны некоторые модели фиберскопов и их проникновение в
различные отверстия: рис. 109 – сквозь замочную скважину – для съемки карты на
вертикальной стене; рис. 110 – сквозь потолок (через заранее просверленное отверстие) – для
съемки документов на столе и карты на стене; рис. 111 – сквозь вентиляционное отверстие в
стене; рис. 112 – то же в потолке; рис. 113 – сквозь замочную скважину для съемки текста с
доски в аудитории; рис. 115 – различные виды фиберскопов (с окулярами для наблюдения и
телеэкранами); рис. 116 – в щель между дверями и полом для съемки карты на стене;
рис. 117 – в заранее просверленное отверстие в потолке – для съемки карты на стене;
рис. 118, 119 – в проделанное заранее отверстие – для наблюдения за помещением нижнего
этажа. Понятно, что все отверстия должны быть подготовлены заранее. Иногда для этой цели
арендуется соседнее помещение, в котором имитируется ремонт, притупляющий внимание
охраны к шуму, и «под шумок» позволяющий сделать необходимое отверстие.

Рис. 110.

Рис. 109.
Рис. 113.

Рис. 111.
Рис. 114.

Рис. 112.
Рис. 115. Различные виды фиберскопов

Рис. 116.
Рис. 117.
Рис. 118.
Рис. 119.

Проникновение в закрытые помещения

Секретные сведения можно добывать различными способами. Одним из них является


похищение или пересъемка на месте секретных документов. Понятно, что все секретные
документы находятся в закрытых помещениях и хранятся в сейфах. И если нет возможности
незаметно вынести их оттуда или сфотографировать «в рабочем порядке», то одним из
вариантов является скрытое проникновение к месту хранения документов. Если нужно,
чтобы эта операция осталась в тайне, то документы переснимают и оставляют на месте, в
противном случае их похищают.
Перед операцией разрабатывается соответствующий план проникновения на нужный
объект, в котором обращается внимание на основные моменты: возможные пути подхода к
нему и отхода после операции; удобные места для укрытий между перебежками по открытой
местности; график обхода и смены охраны (если таковая имеется); внутренняя планировка
помещений офиса; расписание регулярно проходящего рядом транспорта и другие
цикличные шумы, под прикрытием которых удобнее было бы работать; система охранной
сигнализации.
Так как подобные операции обычно проводятся ночью и работать приходится в
темноте, то подробное знание планировки помещения позволит двигаться уверенно. Для
этого необходимую часть здания посещают днем, притворяясь простым посетителем;
вызванным работником ремонтной службы (для чего заранее выводят из строя определенные
коммуникации, например телефонную или электрическую сеть); заводят знакомство с
работниками этого офиса и ведут разговоры на интересующую тему; достают чертежи в
местных муниципальных органах или архитектурном управлении.
При личном дневном посещении, помимо перечисленного, обращают внимание на
конструкции дверей, внутренние оконные задвижки (которые, возможно, тут же удастся и
открыть для предстоящей ночной операции); устройство дверных замков; марку сейфа,
который предстоит вскрыть.
После сбора необходимой информации проводится, если есть условия для этого,
тренировка взломов на макетах похожих дверей, окон; производится вскрытие похожего
сейфа тем способом, который предполагается применить на оригинале; выбираются способы
взлома замков. Если офис, куда предстоит проникнуть, занимает только часть здания, то
иногда используется проламывание стены из смежного помещения, которое арендуется
агентами специально для этой цели. В этом помещении устраивается ложный ремонт: целый
день раздается шум и стук, притупляющий бдительность охраны.
Тем временем кирпичи стены (рис. 120) потихоньку разбираются (расшатываются) и в
нужный момент ночью или в выходной день делается окончательная разборка части стены
(пролом) – рис. 121.

Рис. 121.
Рис. 120.

Замки и способы их взлома

Современные замки в зависимости от устройства и действия механизма


подразделяются на бессувальдные, сувальдные, цилиндровые, секретные. Замки бывают
съемные (в т. ч. висячие) или неподвижные, установленные постоянно (встроенные, врезные,
накладные).
В бессувальдных замках (рис. 122) ригель (засов) при повороте ключа стопорится
подпружиненной «собачкой», заходящей в пазы ригельной планки. Секрет замка
обеспечивается главным образом фасонным профилем замочной скважины. В сувальдных
замках (рис. 123) ригель представляет собой набор разнофигурных подвижных пластинок
(сувальд). Поворот ключа возможен лишь при соответствии выступов бородки ключа граням
определенных сувальд. Для этих замков возможны различные комбинации сувальд,
например, располагая четыре стандартные сувальды в определенной последовательности,
получают 24 серии замков.
Принцип действия цилиндровых замков (рис. 124) аналогичен сувальдным, но
сувальды выполнены в виде штифтов. Когда штифты полностью входят в радиальные
каналы цилиндрического сердечника, возможен его поворот вокруг оси и перемещение
ригеля. Для этого в ключевой паз замка должен быть вставлен «свой» ключ. Если хотя бы
одна из канавок на рабочей грани ключа перемещает штифт с ошибкой порядка 0,1 мм, то
ключ поворачиваться не будет.
Рис. 122. Бессувальдный замок с ключом 1–ригель (засов); 2–собачка; 3–запорный
паз;4–пружина собачки;5–основание корпуса; 6–бородка ключа;7–распорная стойка;
8–ключевина;9–стойка крепления; 10–лицевая планка.

Рис. 123. Двухоборотный сувальдный замок с ключом 1–бородка ключа с прорезями


для сувальд; 2–ригель;3–сувальда с просечкой под запорную стойку; 4–ось; 5–запорная
стойка; 6–пружина сувальды; 7–упорный штифт.

Рис. 124. Цилиндровый механизм замка с ключом 1–корпус; 2–сердечник; 3–штифты


сердечника;4–штифты корпуса; 5–пружины; 6– ключ.
Рис. 126. Портативный рентгеновский аппарат в кейсе

Это устройство обеспечивает высокую секретность цилиндровых механизмов, которые


являются практически индивидуальными для каждого замка. Серия замков определяется
взаимным расположением штифтов и обозначается 4– или 5-значным номером, который
наносят на ключ. Секретность цилиндровых замков может быть повышена изменением
профиля ключевого паза в трех измерениях.
Секретные замки , помимо обычных элементов замочных механизмов, имеют
устройства, позволяющие открывать их ключом или без ключа, при установке рукояток или
наборных колец по присвоенному данному экземпляру замка буквенному или цифровому
шифру. В стационарных замках для повышения степени надежности применяют
последовательно 2 и более ключей; соединяют механизм замка с часами, позволяющими
пользоваться им лишь в определенное время; подключают к замкам системы блокировки,
дистанционного управления, сигнализации и т. д. Если не требуется держать проникновение
в тайне, то в висячих замках перепиливают (перекушивают) дужку, либо сворачивают его
ломом. А дверная защелка может быть открыта с помощью тонкой металлической или
пластиковой пластинки, просунутой в щель между косяком двери и косяком дверного короба
(рис. 125). Определить визуально тип и устройство замка сходу довольно сложно. Для более
четкого представления механизма замка агенты используют портативный рентгеновский
аппарат SYCOSCAN (рис. 126). Он маскируется в кейсе и сквозь специальное незаметное
окошко в последнем позволяет «просматривать насквозь» конструкцию замка с фиксацией
изображения на пленку. С таким кейсом агент под видом посетителя приходит в офис и
«просвечивает» нужные дверные и сейфовые замки, а заодно и содержимое сейфов. Аппарат
содержит компьютерный процессор, позволяющий обрабатывать данные просвечивания.
Этот аппарат работает либо от внутренней электробатареи (при минимальной мощности),
либо от внешней электросети (220 В) – при длительной работе на максимальной мощности.
Если обычное посещение объекта невозможно, то аппарат берется на операцию и на
специальном экране получают на месте необходимое рентгеновское изображение.
Развернутая рентгеноскопия осуществляется в течение двух минут, причем эти лучи
безвредны.
Рентгеновский луч просвечивает небольшие (например, замок) объекты целиком
(необходимая доза излучения автоматически постоянно контролируется специальной
радиоустановкой), а объемные предметы (типа большого сейфа) – по частям. Все отдельные
элементы, собранные с помощью рентгеновских лучей, автоматически объединяются
компьютерной анализирующей программой в единую общую картину (если это нужно),
которая отображается на экране. Эта фаза сбора данных называется «сканированием».
Работая с картинкой на экране компьютера, агент выделяет и увеличивает до 10 раз
нужные места. Первоначальная картина высвечивается на экране в сером цвете и разделена
на несколько уровней. Использование цвета облегчает определение местонахождения
нужных предметов.

Рис. 125. Отжим дверной защелки различными инструментами и приспособлениями

Непосредственно рентгеновская часть аппарата устроена в общих чертах следующим


образом: высокое напряжение подается на рентгеновскую трубку непосредственно от
повышающего трансформатора (главного трансформатора), ко вторичной обмотке которого
присоединяется рентгеновская трубка. Питание цепи накала катода рентгеновской трубки
производится от понижающего трансформатора накала.
Высокое напряжение регулируется с помощью автотрансформатора, включенного в
первичную цепь главного трансформатора. Специальный коммутатор, присоединенный к
различным отпайкам автотрансформатора, позволяет менять плавно или ступенчато
напряжение на первичной и, следовательно, на вторичной обмотках главного
трансформатора. Ток накала рентгеновской трубки устанавливается с помощью реостата,
включенного в цепь первичной обмотки трансформатора накала. При работе от внешней
сети анодный ток трубки зависит от величины тока накала, который обусловлен
напряжением электрической сети: изменение напряжения сети, например, на 5 % меняет
анодный ток в 2 раза. Агентам следует иметь в виду, что при включении рентгеновского
аппарата на полную мощность напряжение электрической сети падает достаточно сильно,
что может быть замечено на диспетчерском пульте энергослужбы. Включение аппарата
осуществляется ступенями: сначала включается сетевое напряжение, затем накал
рентгеновской трубки и, наконец, высокое напряжение. Отключение производится в
обратном порядке. Так как просвечивание, допустим, толстостенного сейфа требует
нескольких минут, то рентгеновский аппарат может устанавливаться на штативе. Аппарат
имеет реле времени для автоматического отключения высокого напряжения по истечении
заданной экспозиции. В SYCOSCAN применяется электромеханическое реле с
максимальной выдержкой 10 мин.
В сложных случаях, когда у резидента существуют большие сомнения в том, что
данный замок может быть вскрыт своими силами, из штаб-квартиры в Лэнгли вызываются
инструкторы из отдела оперативной техники.
Изготовление ключей

Если удается внедрить агента на объект или завербовать местного работника,


имеющего доступ к ключам, то появляется шанс сделать копию нужного ключа (ключей).
Первым этапом здесь является снятие оттиска с ключа. Его можно сделать с помощью
пластилина, стенса, силиконовой пасты «К», гипса. Дадим общие представления об этих
материалах.
Пластилин – глина с добавлением препятствующих высыханию воска, сала, вазелина.
Комок, состоящий из пластилина разного цвета, использовать нельзя.
Стенс – масса, применяемая в зубопротезной практике; основой ее является воск;
кроме того, входят канифоль, парафин и наполнители (мел, окись цинка и др.).
К недостаткам этих материалов относится то, что пластилин не обладает способностью
воспринимать очень мелкий рельеф ключа (но дает более подробную в деталях копию, чем
стенс). Пластилиновый отпечаток непрочен, он легко деформируется при хранении,
транспортировке, размягчается при относительно высокой температуре, например, летом.
Стенс – хрупкий, разрушается при падении, при неосторожном сжатии его руками.
Силиконовая паста «К» – одно из жидких кремнийорганических соединений (т. е.
содержащих наряду с другими элементами атомы углерода и кремния). Эти соединения в
большинстве случаев легко гидролизуются с образованием полимерных продуктов.
Полимеры – класс так называемых высокомолекулярных соединений, отличающихся
особым (линейным, цепным) строением молекул. К природным полимерам относятся
целлюлоза, некоторые белки. Множество различных полимеров получают синтетическим
путем: синтетический каучук, пластмассы, лаки, краски, волокна и др. Для ускорения
полимеризации пасты «К» используется в качестве катализатора специальный «катализатор
№ 18». Компаунд «К-18» дает эластичные и наряду с этим прочные отпечатки и обладает
высокими свойствами объемного копирования мелкого рельефа ключа. Опасности
прилипания пасты к ключу не возникает; подобный резиновому, отпечаток легко снимается с
ключа, даже в том случае если ключ имеет боковые углубления. Наполнителями могут
служить окись цинка и сажа.
Гипс (СаSО4 · 5Н2О) – быстротвердеющее воздушное вяжущее вещество. Рассмотрим
работу с этими материалами. Пластилин размять, но не до состояния, когда он начнет
прилипать к руке. Сформировать на его поверхности ровную площадку. Прижать к ней
рабочую часть ключа (с частичным захватом головки на краю площадки) и сделать оттиск
одной стороны ключа, вмяв наполовину (как можно точнее) его толщины. Произвести
аналогичную операцию со второй стороной ключа (с точно таким же по длине захватом
головки). Для дальнейшей переноски пластилин с оттисками помещают в твердую (лучше
металлическую) коробочку (во избежание смятия).
Стенс опустить для размягчения в горячую воду. Когда вода несколько остынет,
размять стенс рукой (не вынимая его из воды). Дальше действовать так же как с пластилином
(но только очень быстро, так как стенс почти сразу же затвердевает).
В силиконовую пасту «К» добавить наполнитель (в соотношении к пасте 20–30 %) и
хорошо их смешать между собой в металлической или пластмассовой посуде. Для ускорения
полимеризации пасты в нее вводят катализатор («катализатор № 18») – на 100 весовых
частей пасты «К» 7–10 частей катализатора – и вновь перемешивают. На полученном
компаунде изготавливают отпечаток, как было сказано выше. После завершения процесса
полимеризации (несколько минут) смесь затвердевает.
Гипс развести водой до состояния пасты; когда она загустеет (через несколько минут) и
сможет держать форму (начало схватывания) – сделать оттиск с соблюдением
вышесказанного.
Вторым этапом является собственно изготовление ключа. Кусок гипса (пасты «К») с
оттисками двух сторон ключа распиливают (аккуратно разламывают) на две части, каждая из
которых содержит оттиск соответствующей стороны. Половинки совмещаются точно по
контурам оттисков, скрепляются друг с другом (образуя литейную форму) и ставятся
вертикально (отверстием, образованным от головки, вверх). Форма заливается (рис. 126–128)
расплавленным металлом (припоем). После его остывания половинки формы разъединяются
и ключ вынимается. В случае со стенсом и пластилином, которые не могут выдержать
высокой температуры расплава, требуется перенесение отпечатка с них на гипс. Сначала
оттиски на них заливаются жидким гипсом и уже эти полученные выпуклые оттиски
вдавливаются в гипсовую пасту.

Рис. 126. Рис. 127. Рис. 128.

Понятно, что применение для снятия оттисков стенса и паст требует относительно
много времени, которое не всегда у агента может быть в распоряжении. Кроме того,
представляет определенную сложность последующее изготовление ключа (особенно в случае
с пластилином) по отдельным оттискам двух его сторон. Поэтому агенты ЦРУ снабжаются
специальным набором для изготовления ключей, лишенным перечисленных недостатков –
«Кеу Impressioning Kit», который позволяет не только мгновенно сделать оттиск, но и
изготовить ключ, как говорится, не сходя с места. Набор содержится в металлической
коробочке размером: 15х7х3 см. На рис. 130 показаны варианты наборов Моdеl-1 и Моdеl-2:
а – алюминевая изложница (литейная форма) – две раскрывающихся половинки с модельной
глиной; б – порция модельной формовочной глины; в – пузырек с тальком; г – наперсток для
плавки припоя (сплава) (рис. 131); д – проволочный держатель наперстка (рис. 133); е –
шесть кусков-порций (по форме наперстка) легкоплавкого металлического сплава Cerebum
(рис. 132) – для Моdеl-2; или пластин из Cerrobend (рис. 134) для Моdеl-1, с температурой
плавления 158° F; ж – свеча.
Рис. 130.
а – форма; б – формовочная глина; в – пробирка с тальком; г – наперсток; д –
держатель; е – припой; ж – свеча.

Рис. 131. Наперсток для плавки припоя

Рис. 132. Припой в таблетках

Рис. 133. Держатель


Рис. 134. Легкоплавкий металлический припой (Cerrobend)

Рис. 135. Половинки оттиска ключа

Рис. 136. Нагревание припоя в наперстке

Рис. 137. Заливка формы припоем


Рис. 138. Продольный разрез формы

Рис. 139. Готовый дубликат

Рис. 140. Набор для изготовления ключей


Последовательность работы с набором:
1) раскрыть форму, поместить рабочую часть ключа на модельную глину с частичным
захватом головки и слегка прижать его к глине;
2) закрыть крышку формы и с силой сжать обе половинки;
3) раскрыть форму, аккуратно вытащить ключ и немедленно вернуть его на место (если
он был украден);
4) половинки оттиска (рис. 135) слегка присыпать тальком;
5) сделать небольшую воронку для облегчения проникновения расплава в форму; 6)
соединить половинки формы вместе и следить, чтобы они не сдвигались (из-за возможного
люфта) относительно друг друга в течение всего дальнейшего процесса;
7) в наперсток поместить припой и удерживать его над горящей свечой до получения
расплава (рис. 136);
8) аккуратно влить расплав в форму до самых краев (рис. 137); рис. 138 – разрез формы
(при заливке);
9) дождаться остывания металла, открыть форму и вынуть готовый дубликат (рис. 139).
Следует иметь в виду, что полученная копия значительно менее прочна, чем оригинал, и не
предназначена для частого использования. При необходимости регулярного открывания
замка с копии делается на специальном станке дубликат из заготовки, обеспечивающей
необходимую прочность.
Агентами ЦРУ используется еще один набор для быстрого изготовления ключей –
«Key-Making Kit, Improvised; Рогtаblе» (рис. 140). Набор помещается в одну из стандартных
папок, которые распространены в данной стране. Его принципиальное отличие от
рассмотренного выше набора в том, что в его комплект входит реверсивно-штифтовой
механизм, позволяющий сделать ключ-дубликат без наличия ключа-оригинала. Более того,
для этого даже не требуется разборка замка. При заведении щупа-индикатора в замочную
скважину, он входит в контакт с запорными штифтами механизма замка и копирует их
взаимное расположение. В комплект этого набора также входят: магнит, струбцина, круглый
и плоский напильники, тиски, графитовый порошок, наждачная ткань и лупа.
Этот набор чрезвычайно эффективен, но только в очень опытных руках. Для работы с
ним требуются тренированные специалисты – профессионалы, знакомые с различными
типами замков и хорошо представляющими себе их внутреннее устройство.

Отмычки

Чем секретнее объект, на который предполагается проникновение, тем меньше шансов


заранее изготовить ключи к нужным замкам. В этом случае пользуются отмычками. Агенты
ЦРУ используют, в частности, так называемую отмычку – складной нож – «Lock —
Pick Set, РогtаЫе; Knife». Внешне (в сложенном положении) этот набор из шести
отмычек выглядит как обычный небольшой складной нож; может переноситься в кармане
или кошельке и не привлечет особого внимания при возможном беглом обыске (рис. 141).
Агентами ЦРУ используется и отмычка «Lock-Pick Gun». Это металлическое
устройство по конфигурации похожее на маленький пистолет с отмычкой на конце. Отмычка
может быть установлена под различными углами. «Спусковой крючок» этого «пистолета»
приводит в действие пружину, которая через отмычку передает давление к штифтам замка и
позволяет открыть замок за минуту (рис. 143).
Более профессиональным является специальный набор отмычек «Lock-Pick Kit,
Professional». Это портативный раскладной футляр, содержащий 60 различных отмычек,
позволяющих открыть практически любой замок.
Такие же требования, о которых было сказано в отношении «Key-Making Kit»,
предъявляются и к агентам, работающим с отмычками, т. е. в руках дилетанта, не имеющего
соответствующей теоретической и практической подготовки, отмычки будут бесполезным
набором железок.

Рис. 141. Складной нож – отмычка

Рис. 142. Model N o, NDPK–60


Рис. 143. Отмычка Lock – Pick, Gun

Датчики различных систем охранной сигнализации и некоторые


способы их нейтрализации

В ночное время, когда обычно и совершаются проникновения, учреждения ставятся на


охранную сигнализацию, которую в случае нарушения охраняемого периметра
автоматически обязаны включать различные датчики.
Датчики по принципу действия подразделяются на следующие виды:
электромеханические, тепловые, емкостные, ультразвуковые, оптико-электронные,
микроволновые.
Принцип действия электромеханических датчиков основан на восприятии
механических воздействий, создаваемых нарушителем, и преобразовании этих воздействий в
изменения параметров электрической цепи.
Наиболее простыми в данной группе являются прямоконтактные датчики ,
воздействие на которые приводит к непосредственному замыканию или размыканию цепи.
Эти датчики представляют собой выключатели нажимного действия (кнопочные
устройства), применяемые для блокировки дверей, окон, форточек и других конструкций,
при открывании которых и срабатывает сигнализация. В качестве проволочных датчиков
используется тонкий провод диаметром 0,1–0,25 мм, алюминиевая фольга шириной 10–12
мм, а также токопроводящий состав «Паста». Проволока и фольга наклеиваются, а «Паста»
наносится кистью на внутреннюю сторону охраняемых поверхностей (стекла, двери и т. п.).
При разрушении заблокированных конструкций происходит разрушение и датчиков,
вызывающее срабатывание сигнализации.
Натяжные датчики представляют собой несколько рядов стальной проволоки,
натянутой по периметру охраняемого объекта между вертикальными колоннами
(стыковыми, промежуточными и сигнальными). В сигнальных колоннах установлены
микро-выключатели, которые срабатывают как при обрыве, так и при натяжении проволоки
в момент раздвигания ее рядов при попытке нарушителя проникнуть на объект. Данное
устройство может быть выполнено также в виде козырька над забором.
Магнитоуправляемые датчики применяются для блокировки окон, форточек,
дверей, люков и состоят из магнитоуправляемого контакта – геркона (стеклянная
герметичная капсула с запрессованными внутри нее нормально разомкнутыми контактами) и
постоянного магнита. Если магнит поместить рядом с герконом, то его контакты под
воздействием магнитного поля замкнутся. Геркон крепится обычно на дверной или оконной
коробке, а магнит – на открывающейся конструкции так, чтобы при закрытой двери он
находился рядом с герконом (на расстоянии не более 10–15 мм). При открывании двери или
окна магнит удаляется от геркона и контакты последнего замыкаются, вызывая тревогу.
Вибрационные датчики применяются для блокирования стеклянных и других
легкоразрушаемых поверхностей (пластик, фанера и т. п.).
Контактные вибрационные датчики представляют собой устройства с
подпружиненными контактами. При ударе по заблокированной поверхности возникают
колебания и происходит кратковременное размыкание контактов датчиков, что приводит к
разрыву электрической цепи и выдаче сигнала тревоги.
Бесконтактные вибрационные датчики (электромагнитные, пьезоэлектрические)
действуют по принципу преобразования механических колебаний, возникающих при
попытке разрушения заблокированной поверхности, в электрические. Приемно-контрольные
приборы регистрируют изменение параметров электрической цепи и выдают сигнал тревоги.
Принцип действия тепловых датчиков основан на их способности фиксировать
повышение температуры в помещениях (в том числе и от тепла человеческого тела) выше
определенной величины.
Емкостные датчики применяются для блокирования мест возможного
проникновения на объект (оконный, дверной проемы), отдельных предметов (сейф,
металлический шкаф, ящик), а также для охраны объектов по периметру. Принцип их
действия основан на регистрации изменения емкости антенны, вызванного приближением
иней какого-либо предмета, человека. В качестве антенны используется обычный провод,
металлический корпус сейфа, шкафа, другие металлические предметы.
Ультразвуковые датчики предназначены для блокирования помещений по объему и
выдают сигнал тревоги при появлении нарушителя. Принцип их действия основан на
регистрации изменения ультразвукового поля, вызванного появлением в охраняемом
помещении человека.
Оптико-электронные (инфракрасные) датчики подразделяются на две группы:
активные и пассивные. Активные оптико-электронные датчики применяются как для
блокирования помещений (контроль подступов через витрины, оконные, дверные проемы;
блокировка в помещении подходов к охраняемым участкам по периметру, припотолочных
пространств слабоукрепленных складских помещений и т. п.), так и для охраны территории
по периметру. С их помощью создается барьер из невидимых невооруженным глазом
инфракрасных лучей, при пересечении которых выдается сигнал тревоги.
Пассивные инфракрасные датчики позволяют обнаруживать проникновение человека
в контролируемую зону путем регистрации изменения интенсивности принимаемого
инфракрасного излучения от движущегося объекта.
Эти датчики используются для блокировки подступов к охраняемым участкам в
закрытых отапливаемых и неотапливаемых помещениях.
Микроволновые датчики подразделяются на две группы: частотные и амплитудные.
Датчики первой группы обнаруживают нарушителя из-за смещения частоты сигнала
(эффекта Доплера). Датчики второй группы регистрируют изменения напряженности поля на
входе приемника.
Рассмотрим некоторые способы преодоления сигнализации, в частности, с
инфракрасным излучением. Для этого используется инфракрасная техника. Если, например,
на работающий инфракрасный излучатель посмотреть в прибор ночного видения, то
становится видно направление расходящихся инфракрасных лучей и, соответственно, где в
помещении имеются «инфракрасные дыры», т. е. нет инфракрасных лучей.
Другим способом является использование асбестового комбинезона (типа пожарного).
Асбест является надежным теплоизолятором. А инфракрасный излучатель реагирует именно
на изменение температуры окружающей среды, в том числе и от тепла человеческого тела.
Важным моментом является то, что комбинезон должен быть нагрет до температуры
окружающей среды, т. е. после проникновения с улицы следует выждать некоторое время
(зависящее от разницы уличной и комнатной температур) для принятия комбинезоном
температуры помещения.
Следующий способ: согнуть лист плотной бумаги под прямым углом и повесить его за
«козырек» сверху на инфракрасный излучатель. Лучи будут отражаться от поверхности
бумаги, и инфракрасный излучатель не сработает. Вешать этот лист на датчики надо очень
медленно и аккуратно, для чего требуется навык.
Если взять большой (во весь человеческий рост – закрывающий целиком, с ног до
головы) лист (с комнатной температурой) картона, например, гофрированного (из которого
делаются коробки), то, прикрываясь им как ширмой, можно пройти мимо инфракрасного
излучателя.
При следующем способе достаточно аккуратно и – главное – медленно подобраться к
датчику с тыльной стороны, обычно со стороны стены, и повернуть его в шарнире, направив
на потолок или на стену.
С помощью соответствующей мощной аппаратуры (располагаемой из-за больших
габаритов и веса на автомобиле) датчики можно
«сжечь» высокочастотным импульсом (посылаемым высокочастотным генератором с
антенной) снаружи помещения. При этом сигнал о неисправности не успеет пройти на пульт.
Герконовые датчики (магнит и контакт), используемые при охране дверей и окон,
можно вывести из строя более сильным магнитом.
Распространены системы сигнализации с током, проходящим через провод или полоску
металлической фольги. Когда защищенные таким образом окно или дверь открываются,
контакты проводов или фольги обрываются, прерывая поступление тока и включая систему
сигнализации. Обойти ее можно зашунтировав ток, используя свой собственный провод.
Для отключения сигнализации иногда повреждают электросеть. Для чего, помимо
прочего, могут использоваться приспособления показанные на рис. 145, 146. Примерная
схема расположения датчиков охранной сигнализации показана на рис. 3. На рис. 147 –
примерный общий вид центрального пульта контроля сигнализации.
Для поиска кабеля, проложенного под землей, могут использоваться кабелеискатели.
Если нужные кабели проходят через кабельный колодец, то повреждение их легче всего
осуществить именно там.
На промышленных предприятиях и в крупных городах распространены энергетические
подземные туннели и коллекторы, представляющие собой железобетонные или кирпичные
галереи, в которых размещаются или различные, или специализированные сети подземных
коммуникаций.
Перед началом операции агенты достают в муниципальных органах план подземных
коммуникаций нужного участка. На плане (схеме) прокладывают маршрут движения с
указанием азимутов, магнитного склонения, точного расположения выходных люков и
расстояний между ними.
Если предварительно не изучить план расположения коммуникаций, то в большом
скоплении разнокалиберных туннелей можно легко заблудиться. Следует точно знать, куда
идти, знать все препятствия, с которыми можно столкнуться, и спланировать на всякий
аварийный случай несколько путей отхода. Агентам нужно иметь при себе небольшой
локатор электролиний, чтобы по ошибке не наткнуться на высоковольтный кабель, а точно
определить ту линию, которую нужно перерезать.

Рис. 144. Повреждение воздушных коммуникаций

Рис. 145. Инструменты и приспособления для перерезывания проводов


Рис. 146. Возможная система сигнализации объекта

Большую опасность представляют скопившиеся в коммуникациях газы и испарения,


концентрация которых может превышать предельно допустимые для дыхания нормы.
Поэтому перед спуском в подземный коллектор его проверяют на наличие газов: открывают
колодец и опускают газоанализаторный фонарь, который в нормальной атмосфере светит
белым светом, а при наличии газа – красным. Это можно сделать и при помощи зажженной
свечи, опуская ее в колодец; при этом возможны три варианта:
1) горение свечи продолжается нормально – опасного газа нет, и можно начинать
спуск;
2) пламя меняет свою форму – газ имеется в некотором количестве. В этом случае
спуск возможен только с помощью фильтрующих приборов, предохраняющих органы
дыхания, – противогазе или респираторе;
3) пламя гаснет – концентрация газа в атмосфере колодца довольно высока и требуется
обязательное применение приборов автономого дыхания: кислородных изолирующих
дыхательных аппаратов – респираторов и противогазов. Следует иметь в виду, что они
действуют в течение не более 2-х часов.
Если непосредственно в колодце газа нет, но действовать нужно в глубине коллектора,
и передвижение по нему предстоит на большое расстояние, то возникает опасность попасть в
такое место, где газы уже скопились. В этом случае для своевременного их обнаружения
используют упоминавшиеся выше газоанализаторные фонари.
Помимо вышеупомянутой экипировки, агенты берут с собой электрический фонарь,
свечу и спички, кусочек мела и прочную веревку длиной до 10 м, а на группу – 1–2 фонаря
«летучая мышь» и длинный канат. В ходе подготовки к действиям в подземных
коммуникациях для большей устойчивости и предотвращения скольжения изготавливаются
специальные приспособления на обувь: на подошвы закрепляется мелкоячеистая
металлическая сетка либо они обматываются проволокой. Старший, как правило, движется
на удалении до 10 м от группы, освещая путь с помощью фонаря «летучая мышь» или
электрическим фонариком. Открытого пламени нужно избегать, так как скопившиеся газы
могут сдетонировать. Свечу с известными мерами предосторожности используют как
индикатор для определения направления выхода на поверхность по отклонению ее пламени.
Рис. 147. Общий вид контрольного пункта сигнализации: 1–видеомагнитофоны,
подключенные к камерам наружного наблюдения;2–клавиатура управления и переключения
видеокамер; 3–переговорное устройство; 4–коммутационное устройство; 5–монитор;
6–компьютерный блок; 7–стол со схемой сигнализации.

Агенты движутся на удалении 3–5 м друг от друга, связанные между собой веревкой.
Замыкающий в ходе движения мелом проставляет на стенах условные отметки, помечая
маршрут, что в случае потери ориентировки дает группе возможность вернуться в исходную
точку. Старший группы определяет маршрут, в ходе движения следит за азимутом и лично
контролирует пройденное расстояние, считая повороты. Кроме того, для подстраховки он
назначает помощника для подсчета пары шагов.
Так как кабели связи не находятся под большим напряжением (как, например, силовые
кабели), то это делает возможным применение для их повреждения самых простых
инструментов, например, топора, ножовки по металлу (рис. 148), молотка и зубила
(рис. 149).
Если для повреждения кабелей связи применяются ручные режущие инструменты, то
работа с ними выполняется с применением резиновых перчаток и резиновой обуви, так как
даже несмотря на невысокое напряжение (около 30 В) в коллекторе может быть очень сыро,
что делает опасным уже и такое напряжение. При отсутствии достоверного плана
коммуникаций кабель предварительно проверяется бесконтактным индикатором
напряжения, чтобы ошибочно не попасть на высоковольтный кабель. Другие ручные
инструменты, которые могут использоваться для перерезания кабелей, представлены ниже.
Рисунке 150 представлен роликовый резак. Основной его задачей является перерезание
металлического защитного покрова кабеля (брони из стальных лент или проволоки).
Режущей частью резака являются три ролика из инструментальной стали. Для перерезания
брони кабеля резаком его накладывают роликами по намеченной мелом линии разреза;
производят качательное движение рукой и одновременно плавно и последовательно
поворачивают рукоятку вправо для подачи роликов, врезающихся в стальной покров.
Разрезаемое место смазывают заранее заготовленным машинным маслом или мыльной
эмульсией. При перерезании следят, чтобы все ролики давали одну риску, т. е. чтобы все
режущие кромки роликов находились в одной плоскости, так как в противном случае вместо
разреза ролики будут нарезать спираль.
На рисунке 151 показаны прессовые резаки – одноколонный и двухколонный. Резак
одевается на кабель, после чего зажимается винт, под действием которого гильотинный нож
прижимается к кабелю и перерезает его. Двухколонные резаки более удобны, так как
позволяют, немного приподняв зажимную призму (1 ), поворотом винта (2 ) вынуть чеку из
отверстий (3 ) и (4 ), откинуть верхнюю часть прижима и вывести его из кабеля.
Если на месте предстоящей подземной операции проверка на загазованность показала,
что в коллекторе нет взрывоопасных газов и возможно использование открытого огня, то
может применяться термическая резка, для чего можно использовать портативный
бензиновый резак (с запасом горючего в рукояти).
Инструменты для повреждения кабеля связи выбирают в зависимости от его толщины,
способа крепления к опоре и возможности подобраться к нему. В такой операции обычно
участвуют две группы: первая выводит из строя нужный участок коммуникаций, а вторая
(после получения сигнала о завершении работы первой группой) проникает на объект, при
необходимости нейтрализуя охрану.

Рис. 148. Перерезывание кабеля связи ножовкой по металлу

Рис. 149. Перерубывание с помощью зубила и молотка высокочастотного кабеля


сигнальной связи с кордельно – полистирольной изолязией: 1 – токопроводящие медные
жилы; 2 – полистирольный цветной кордель; 3 – полистирольная прозрачная лента; 4 –
изолированные жилы, скрученные в четверки; 5 – сердечник кабеля, скрученный из четырех
четверок; 6 – поясная бумажная изоляция; 7 – свинцовая оболочка; 8 – подушка из кабельной
пряжи; 9 – броня из стальных лент; 10 – наружный покров из кабельной пряжи; 11, 12 –
деревянные подкладки

Рис. 150. Трехроликовый кабелерез: а – вид сбоку; б – план; в – режущий ролик:


1–ползун;2–корпус;3–режущие ролики;4–винт;5–ручка; 6–кабель.
Рис. 151. Резаки: а – двухколонный; б – одноколонный;1–зажимная призма; 2–винт;
3 и 4 – отверстия; 5–нож; 6–кабель.

Нейтрализация охраны

Если на объекте находится вооруженная охрана (а чаще всего это именно так), то перед
агентами встает задача ее нейтрализации. В данном случае под «нейтрализацией»
понимается временное выведение противника из строя без вредных для того последствий.
Наружная охрана может быть нейтрализована – усыплена – при помощи специального
пистолета – биоинокулятора («Bioinoculator»). Биоинокулятор (рис. 152) – это однозарядный
пистолет (позволяющий агенту сделать быструю его перезарядку). Пистолет выдается
предварительно заряженным. Стрельба ведется миниатюрными иглами-стрелками (длиной
около 1 см), сделанными из металлического порошка и транквилизатора (снотворного) М-99,
растворяющегося в кровеводяной среде. Для стрельбы используется электрический
детонационный патрон.
Звук выстрела практически не слышен. Выстреленная стрелка обладает очень малым
диаметром и входит под кожу на такой большой скорости, что иногда вообще не ощущается
охранником либо воспринимается им как укус насекомого. Стрелка быстро рассасывается и
становится невидимой даже в рентгеновских лучах. Действие транквилизатора наступает
примерно через 15 мин с последующим действием в течение 30 мин. После этого охранник
очнется, но еще около 30 мин. будет находиться в состоянии, похожем на сильное
опьянение, после чего действие инъекции проходит безо всяких последствий. При
необходимости немедленного приведения охранника в чувство ему делается
внутримышечная инъекция из 5 мг входящего в комплект антидота – гидрохлорида
налорфина (Nalorphine Hydrochloride ). Если, наоборот, требуется продление сна, то делают
инъекцию тиопентала (Thiopentalum) или гексенала (Нехепalit). Один грамм этих препаратов
продлевает сон на 15 мин.
Биоинокулятор позволяет сделать прицельный выстрел (лучше всего – в шею) на
расстояние до 50 футов, но при установленном оптическом прицеле и примкнутом
специальном плечевом упоре-прикладе (должен быть получен отдельно) позволяет вести
точную стрельбу на расстоянии до 100 футов.
Для нейтрализации охраняющих территорию сторожевых собак служит набор со
снотворным – «Тгапquilizer, Capsule; Dog» (рис. 153). Он включает в себя: а) пластмассовый
футляр, содержащий 20 капсул со снотворным;
б) шприц-тюбик, содержащий нейтрализатор снотворного. Снотворное используется,
чтобы на определенное время усыпить сторожевых собак. Для этого агент скармливает им
говяжий фарш, с подмешанными в него капсулами со снотворным. Доза снотворного для
средних размеров сторожевой собаки – четыре капсулы (при необходимости усыпить более
крупную собаку доза может быть увеличена). Животные будут усыплены на время до 4-х
часов. После пробуждения собаки не испытают никаких негативных последствий кроме
вялости (апатии) в течение краткого периода восстановления. При необходимости ускорить
восстановление животных (например, если нужно чтобы охрана не обнаружила спящих
собак и не забила тревогу), собакам делают инъекцию шприц-тюбиком с нейтрализатором
снотворного, которое пробудит их через несколько минут.

Нейтрализация внутренней охраны

При нейтрализации внутренней охраны (в помещении), также как и наружной, может


применяться ее усыпление, для чего возможно применение, например, газобаллонного
вооружения – специальных газов в сжатом (иногда до жидкого) состоянии в баллонах.
Таким газом является и закись азота (Nitrogenium Oxydulatum, N 2 О ) – «веселящий
газ» – бесцветный газ, вызывающий вначале возбуждение и приступы немотивированного
смеха, сменяющиеся затем апатией и сном. Подача газа производится в воздухозаборные
шахты или в вентиляционные каналы. Иногда газ подают в приоткрытую дверь, проверяя
перед этим направление движения воздуха, о чем судят по отклонению пламени свечи.

Рис. 152. Биоинокулятор: 1–оптический прицел; 2–электрический провод к


спецпатрону

Рис. 153. Набор для нейтрализации собак: а – капсулы со снотворным; b – шприц –


тюбик
Рис. 154.

Веществом, способным вызвать сон, является этиловый эфир (Aether aethylicus, С 2 Н 5


– О-С 2 Н 5 ) – летучая бесцветная жидкость, которая сильно испаряется, вдыхание этих
паров вызывает глубокий сон. Для испарения этилового эфира и подачи его паров в нужное
место служит специальное устройство «Narcon» (рис. 156). Этиловый эфир заливается в
камеру-испаритель (1 ), а образующиеся пары нагнетаются мехами (2 ) – насосом (ручным
или электрическим) через гофрированный шланг (3 ) в приточную вентиляционную шахту (4
). Эффект от действия паров начинает сказываться через 10 мин по достижении их
концентрации в воздухе порядка 200–300 мг / м3 и продолжается 20–25 мин.
В том случае, когда для агентов существует опасность самим попасть под действие
газов, ими применяются специальные респираторы, противогазы или самоспасатели,
защищающие органы дыхания. Персонал охраны после заступления на дежурство обычно
начинает готовить кофе или чай; и если на объекте используется автономное водоснабжение
с водонапорным баком, расположенным на чердаке (крыше), то осуществляют закладку в
него какого-либо сильнодействующего снотворного, например барбитала, фенобарбитала,
хлоралгидрата и других, которые вызывают глубокий сон продолжительностью до
нескольких часов.

Преодоление (взлом) некоторых преград

Вначале рассмотрим преодоление преград из стекла. При возможности (сняв штапик)


его просто вынимают (рис. 157). Стекло окна или остекленной двери можно разбить, но этот
способ производит много шума, и если охрана и шумовая сигнализация не были
заблаговременно выведены из строя, то шум будет зафиксирован. Поэтому обычно стекло
вырезается. Вырез чаще всего делается круглым. В зависимости от его предназначения он
может быть различного диаметра: большим – для непосредственного пролезания в него или
достаточным для прохода в него только одной руки, чтобы отпереть открывающийся
изнутри замок на двери или оконную задвижку. Для того чтобы вырезанный кусок стекла не
упал с шумом, пользуются специальными присосками, которые его удерживают.
Рис. 155.

Рис. 156. Горловина камеры – испарителя, закрытая пробкой


Рис. 157.

Рис. 158.
Присоска 1–колокол; 2– юбка; 3–хвостовик; 4–талия (основание хвостовика)

Рис. 159.

При незначительной толщине стекла и небольшом диаметре выреза (т. е. при малом
весе вырезаемого куска), используется присоска (рис. 158), представляющая собой
пустотелый колокол с поршнем. Ее плотно прикладывают к поверхности стекла и, удерживая
корпус одной рукой, второй поворачивают по часовой стрелке кольцеобразный хвостовик;
при этом поршень поднимается вверх, создавая под собой вакуум, который будет
удерживать вырезаемый кусок. К основанию хвостовика привязывается шнуром стеклорез
(рис. 160). Длина шнура соответствует требуемому радиусу выреза. Привязка шнура должна
осуществляться свободной петлей во избежание его наматывания. При значительных
размерах выреза в толстом стекле и, соответственно, большом весе вырезаемого куска,
применяется дополнительно тройная присоска (рис. 161). Разрежение в каждой из присосок
возникает после опускания рычажка, поднимающего поршень. Стеклорезы могут быть
алмазными (рис. 162) и роликовыми (рис. 163). На рис. 165–167) способы их удерживания и
вырезание стекла в различных преградах.
При проникновении могут использоваться в зависимости от ситуации самые разные
инструменты: кусачки, клещи, стеклорезы, ножницы по металлу, плоскогубцы, разводные
ключи, ножовки по металлу, дрели, пилы, фрезы, сверла, домкраты, клинья, отвертки и др.
Если агенту удается под каким-либо предлогом посещать объект будущего проникновения в
рабочее время, то он может проносить по частям нужный инструмент и прятать его в
укромном месте, чтобы воспользоваться им при операции. Накануне операции можно
капнуть в замочную скважину кислоту, которая за несколько часов разъест механизм замка,
намечаемый к вскрытию. Если действия по вскрытию производятся в глубине здания или
подвале и шум не может далеко распространиться, то пользуются высокооборотными
электроинструментами: электропилами, электро-ножницами, электродрелями. Помимо этих
инструментов при отключении охранной сигнализации, вскрытии дверей, окон, сейфов
могут применяться и более «тонкие» инструменты и приспособления: пинцеты
(фиксационные, окончатые, роликовые, крючкообразные), ножи (линейные, копьевидные –
изогнутые и прямые), ножницы (прямые и изогнутые, тупо– и остроконечные,
пинцет-ножницы), иглы (с иглодержателями), долота, крючки, зонды и щипцы.

Рис. 160.
Рис. 161. Резка стекла с использованием присосок: 1–присоска; 2–шнур; 3–стеклорез;
4–линия резки стекла; 5–тройная присоска (а – рычажок поршня, б – одна из присосок, в –
ручка устройста)

Рис. 162. Алмазный стеклорез


Рис. 163. Роликовые стеклорезы

Рис. 164. Положение в руке роликового (а) и алмазного (б) стеклорезов


Рис. 165.

Что касается вскрытия запертых дверей, то при отсутствии возможности их открывания


подобранными ключами или отмычками (рис. 168), применяются другие способы, например
снятие двери с петель. В определенных случаях это может быть осуществлено подбиванием
клина (если шум допустим) в щель между низом двери и полом (рис. 169) либо отжатием
низа двери вверх ломиком (рис. 170). При этом нужно учитывать расположение и
конструкцию дверных петель и направление открывания двери, т. е. выяснить «левые» они
или «правые» (рис. 173). Если петля расположена снаружи, то иногда ее можно снять,
отвинтив крепежные элементы (шурупы, болты), либо (если половинки петли приварены к
металлической двери и раме) разобрать (рис. 176), вытащив палец (стержень, соединяющий
половинки дверной петли); последнее будет легче сделать если предварительно смазать узел
машинным маслом (рис. 179). На рис. 178 показаны некоторые варианты петель. Иногда
замок запертых дверей может быть высверлен или выпилен через предварительно сделанное
дрелью отверстие – рис. 179. Если дверь расположена в узком коридоре, то она может быть
выдавлена при помощи домкрата, который в этом случае упирается одним концом в дверь (в
районе замка), а другим – в противоположную стену (рис. 180). На рис. 181 – чемоданчик с
некоторыми инструментами, которые могут понадобиться при операции.
Рис. 166.

Рис. 167.
Рис. 168. Открывание двери отмычками

Рис. 169. Снятие дверей с петель


Рис. 170. Снятие дверей с петель при помощи отжатия ее ломиком

Рис. 171. Вывод из зацепления половинок дверной петли


Рис. 172. Выведенные из зацепления карты (половинки дверной петли

Рис. 173. Левая и правая двери

Рис. 174. Правые петли


Рис. 175.

Цель проникновения может быть самой разной: обычно это секретные документы, но
могут также быть деньги, оружие и пр. В любом случае обычно всё это лежит в сейфе,
который нужно вскрыть. Способы вскрытия применяются разнообразные, но если
проникновение в сейф должно остаться незамеченным для его владельцев (например, при
пересъемке каких-либо документов), то повреждение сейфа исключается. Агенты ЦРУ для
тайного вскрытия сейфов применяют специальный электронный стетоскоп – «Amplifier,
Рогtаblе; Contact» (рис. 182). Прибор находится в стандартном кейсе и предназначен для
определения кодов сейфовых замков. Он включает в себя транзисторный усилитель;
контактный магнитный микрофон для съемки вибрационного сигнала; наушники. Микрофон
помещается у наборного диска (без его касания) сейфа. Он собирает колебания и передает их
на усилитель. Тот в 10 000 раз усиливает все звуки в запирающем механизме и передает их
на наушники. Но электронный стетоскоп будет эффективен только в руках специалиста,
поэтому данный прибор может использоваться для работы исключительно
профессионалами. Другим прибором, который может использоваться для данной цели,
является упоминавшийся выше «Countermeasures Kit, Audio; Sound Detect». Хотя основное
назначение этого прибора – обнаружение (и подавление) подслушивающих устройств, тем не
менее, профессионал может использовать его и для «прослушивания» сейфовых замков
(рис. 183). Комплект включает в себя:
1) усилитель, модель № SU-102В (все другие принадлежности рассчитаны на
совместную работу с ним);
2) металлоискатель (помогает в обнаружении скрытых микрофонов, установленных в
стене или мебели);
3) контактный микрофон (помогает агенту проверить, может ли беседа быть
прослушана через стену);
4) обычный микрофон (предназначен для того, чтобы слушать беседу сквозь стены и
перекрытия);
5) угольный микрофон (используется как отводной микрофон);
6) пружинный зажим для временных соединений (для проверки телефонов на предмет
их безопасности от прослушивания);
7) индукционная катушка (прин