Вы находитесь на странице: 1из 4

КРИТИКА СОВРЕМЕННОГО ПАРЛАМЕНТАРИЗМА В ТВОРЧЕСТВЕ

К. ШМИТТА

Щербик Д. В., Полоцкий государственный университет


Кризис парламентаризма, кризис политического представительства, кризис
парламентской демократии – вот наиболее активно употребляемые термины
современности [3; 2, с.288, 289]. Активизация акций прямого действия со стороны
населения, в таких охваченных кризисом странах как Греция, Украина, Армения,
и даже в странах с устоявшейся политической системой США (акции движения
Occupy Wall Street и др.), ФРГ (акции зеленых, движения PEGIDA и др.),
показывает утрату доверия народа к традиционным формам своего
представительства, его эффективности.
Осмыслением существующих политических и конституционных проблем
заняты ведущие правоведы и политологи. Однако, данная ситуация не уникальна.
Многие проблемы парламентаризма вытекают из его сущности и были очевидны
при его возникновении. Как афористически отметил К. Шмитт: «Критическая
литература о парламентаризме появляется вместе с парламентаризмом» [6, с.159].
До настоящего времени наиболее крупный кризис парламентаризма
наблюдался в первой четверти ХХ века, поэтому размышления «последнего
великого классика» К. Шмитта [1, с.15] представляются интересными и в
современных реалиях. Критике «парламентского государства» посвящен целый
ряд работ автора: «Духовно-историческое состояние современного
парламентаризма» (1923 г.), «Легальность и легитимность» (1932 г.), затрагивается
в «Учении о конституции» (1928 г.), «Гаранте конституции» (1931 г.) и др. [4; 5; 6;
7].
Основное замечание К. Шмитта заключается в том, что идейные основы
парламентаризма, заложенные в XVIII в. давно не соответствуют реалиям жизни
ХХ в., что вызывает множество противоречий в его современной реализации, а
значит и недоверие к нему [6, с.163].
Обоснованием возникшего парламентаризма были следующие
политические идеи Просвещения. Во-первых, парламент - это народная коллегия,
форма представительства суверенного народа, - демократическая альтернатива
власти суверенного монарха [6, с.183]. Во-вторых, тайнам или
arcanumисполнительной власти противопоставлялась публичность дискуссии в
обществе [6, с.190], а затем и в парламенте. В соответствии с представлениями
того времени лишь справедливая по сути volontegenerale (общая воля) вела к
истине [4, с.228; 6, с.201; 7, с.238]. Депутаты представлялись в данном случае как
носители разума [6, с.186], представители гомогенного просвещенного народа,
которые, обсуждая законы, приходят к формулированию закона всеобщего,
который значим всегда, в отличии от приказов монарха, что вытекают из его воли
[6, с.201]. Сами, будучи продуктом общественной дискуссии, депутаты своими
дебатами повышают и уровень просвещенности общества [6, с.208]. Третьим
обоснованием парламентаризма было желание уравновесить власть [6, с.193-196].
Конституция, как договор между королем и народом, создавала систему баланса
властей, тем самым искореняя насилие, ведя к стабильности, справедливости,
делая власть правовой (право как всеобщий закон), ведя общество к прогрессу [6,
с.211]. Парламент обеспечивал не вмешательство государства (монарха) в жизнь
общества, его нейтралитет, гарантировал Конституцию [4, с.121].
Падение монархии, по мнению К.Шмитта, сразу поставило
обоснованность парламентаризма под сомнение [4, с.127; 5, §16, разд.ІV, ч.2, с.47].
Во-первых, увеличилось количество претендентов на роль репрезентанта единства
народа. В данном случае не понятно, чем 300 депутатов лучше представляют
народ, чем выбранный последним президент [5, §16, разд.ІV, ч.2, с.44; 6, с.184].
Представляется, что именно с этим и связан рост значения выборного президента
в настоящее время в большинстве стран мира. Во-вторых, сразу зародились
сомнения в просвещенности народа, что вызвало рождение концепций диктатуры
во имя и для роста просвещенности населения [6, с.173]. В-третьих, К.Шмитт
отмечает перерождение роли и значения выборов, депутатов и партий. Депутаты
перестали быть представителями всего народа, они стали представителями
партийных организаций. Выборы не формируют в ходе дискуссии единую
политическую волю народа в парламенте, лишь репрезентативно группируют и
разделяют избирателей по партийным спискам [4, с.132; 5, §24, разд.ІІІ, ч.3, с.169].
Тут можно вспомнить современные концепции аудиторной демократии [2, с.277].
Сами депутаты не участвуют в публичных дискуссиях. Вместо установления
истины они тайно договариваются в комитетах [4, с.134; 5, с. §24, разд.ІІІ, ч.3,
с.169; 6, с.213]. Как раз отсюда, заметим, растет массовое недоверие избирателей к
традиционным партиям в современности.
Партии уже не стороны дискуссии, а фрагментирующие тотальность
идеологические клиентские организации [4, с.128], использующие победу на
выборах ради получения «политической премии», в виде политического
преимущества в уже давно не равных выборах [4, с.136; 7, с.249, 250]. Тут,
К.Шмитт указывает на практики очень популярные и в настоящее время: подкуп
победителями избирателей через формирование бюджета, модификация ими под
свои нужды избирательных законов, толкование в свою пользу неясностей
законодательства, определение легального и нелегального (или, заметим,
демократического и недемократического) в политической дискуссии [7, с. 249-
254].
Еще одной проблемой становится возрастающая тоталитарность
демократического государства [4, с.123]. Раз народ уже не борется с государством,
а самоорганизуется в него, то исчезают все границы вмешательства государства в
общественную жизнь [4, с.111]. Конституции и парламентаризм, опирающиеся на
образцы политических идей ХIХ в., в данном случае предстают как архаизм.
Современное государство, возникшее как компромисс, в условиях плюрализма
постоянно ослабляется и релятивируется, конституция – размывается до
pactasuntservanda, за которым просматривается образ гражданской войны [8, разд
V, с.207].
Таким образом, можно смело отметить провидческое понимание К.
Шмиттом всей проблемы современного парламентаризма, хоть его предложения
по решению данного кризиса и представляются весьма контроверсными, что он в
итоге почувствовал на своей собственной судьбе.

Литература
1. Ален де Бенуа. К.Шмитт сегодня /Ален де Бенуа. – Институт
Общегуманитарных исследований, 2014. – 192 с.
2. Манен, Б. Принципы представительного правления / Б.Манен. Пер.
с.англ. Е.Н.Рощина; науч.ред. О.В. Харходин. – СПб. : Изд-во Европейского
университета в Манкт-Петербурге, 2008. – 323 с.
3. Черняховский, С. Кризис парламентаризма [Электронный ресурс] / Новая
политика. Интернет-журнал.- Режим доступа: http://www.novopol.ru/-krizis-
parlamentarizma-text137465.html.- Дата доступа: 22.06.2015.
4. Шмитт, К. Гарант конституции /К.Шмитт// Государство: Право и
политика [Текст] / пер.с нем. и вступ.ст.О.В.Кильдюшова; сост.ВВ.Анашвили,
О.В. Кильдюшов. – М.: Изд.дом «Территория будущего», 2013. – с.27- 220.
5. Шмитт, К. Учение о конституции / К.Шмитт // Государство и
политическая форма [Текст] / пер. с нем. О. В. Кильдюшова; сост. В. В. Анашвили,
О. В. Кильдюшов; Гос. ун-т — Высшая школа экономики. — М.: Изд. дом Гос.ун-
та — Высшей школы экономики, 2010. [Электронный ресурс] : электронная книга.
- Издание ЛитРес. – 226с.
6. Шмитт, К. Духовно-историческое состояние современного
парламентаризма / К.Шмитт // Политическая теология : сборник. – М.: КАНОН-
проесс-Ц, 2000. – с.155-256.
7. Шмитт, К. Легальность и легитимность / К.Шмитт // Государство: Право
и политика [Текст] / пер.с нем. и вступ.ст.О.В.Кильдюшова; сост.ВВ.Анашвили,
О.В. Кильдюшов. – М.: Изд.дом «Территория будущего», 2013. – с.221- 305.
8. Шмитт, К. Государственная этика и плюралистическое государство/ /
К.Шмитт // Государство и политическая форма [Текст] / пер. с нем. О. В.
Кильдюшова; сост. В. В. Анашвили, О. В. Кильдюшов; Гос. ун-т — Высшая
школа экономики. — М.: Изд. дом Гос.ун-та — Высшей школы экономики, 2010.
[Электронный ресурс]: электронная книга. - Издание ЛитРес. – 226с.