Вы находитесь на странице: 1из 299

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ

ГОРНЫЙ ИНСТИТУТ
УРАЛЬСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

СТРАТЕГИЯ И ПРОЦЕССЫ
ОСВОЕНИЯ ГЕОРЕСУРСОВ
Сборник научных трудов
Выпуск 11

Пермь – 2013
УДК 55(06) + 622(06)
ББК 26.3я431+33я431
С 833

СТРАТЕГИЯ И ПРОЦЕССЫ ОСВОЕНИЯ ГЕОРЕСУРСОВ: сб. науч. тр.


Вып. 11 / ГИ УрО РАН. – Пермь, 2013. – 298 с.

ISBN 978-5-7691-2205-7
Одиннадцатый выпуск сборника «Стратегия и процессы освоения георесурсов» содержит
труды сотрудников Горного института УрО РАН по широкому кругу фундаментальных и
прикладных проблем и задач геологического техногенеза, механики горных пород,
содержательной интерпретации геофизических полей, мониторинга природной и
техногенной сейсмичности, аэрологии, теплофизики, геоэкологии и безопасности работ
на горнодобывающих предприятиях.

Рекомендовано к изданию Ученым советом


ГИ УрО РАН и НИСО УрО РАН

Главный редактор
проф., д.т.н. А.А. Барях

Редакционная коллегия:
д.т.н. В.А. Асанов, д.т.н. С.С. Андрейко, к.г.-м.н. Б.А. Бачурин,
к.г.-м.н. С.Г. Бычков, к.ф.-м.н. Р.А. Дягилев, д.т.н. Б.П. Казаков,
д.г.н. А.П. Лепихин, д.т.н. И.А. Санфиров, к.г.-м.н. Ю.И. Степанов,
д.г.-м.н. И.И. Чайковский

© ГИ УрО РАН, 2013


ГОРНОПРОМЫШЛЕННАЯ ГЕОЛОГИЯ,
ГИДРОЛОГИЯ И ГЕОЭКОЛОГИЯ

И.И. Чайковский

ТЕКТОНИЧЕСКИЙ КОНТРОЛЬ ЗОН РАЗУБОЖИВАНИЯ


НА ВЕРХНЕКАМСКОМ МЕСТОРОЖДЕНИИ СОЛЕЙ

Тектоническому фактору, в образовании и контролю зон разубоживания,


отводят различную роль. Одни полагают, что тектонические движения лишь на-
кладываются на краевые части зон замещения, вызывая образование складок по
их периферии, другие считают, что приразломные деформации приводят к моби-
лизации рассеянных флюидов и образованию зон замещения «нанизанных» на
надвиги или трассирующих разломы фундамента.
Анализ пространственного положения зон замещения позволил установить
следующее. Карналлит в пластах В, и особенно Б, характерен только для запад-
ной, наиболее погруженной части месторождения (рис. 1). Рассматривая карнал-
литит как первичную осадочную породу, а сформировавшиеся по нему пестрый
сильвинит как вторичную, видно, что эпигенетическими процессами наиболее
значительно охвачена восточная часть месторождения.
Преобразование первично-осадочных солей происходит не только с восточного
края, но и вдоль линейных зон, которые, вероятно контролировали миграцию недосыщен-
ных рассолов в соляной залежи. В качестве первой системы проницаемых зон выступают
конседиментационные сбросо-сдвиги Дуринского и Боровицкго прогибов, вдоль которых
происходило практически полное разрушение калийно-магниевой частей разреза. Вторая
система проницаемых зон, связанна диагональными (в северной и южной частях место-
рождения) и «концентрическими» структурами (в центральной части) отвечающими ан-
тиклинальным гребням соляной залежи. Она контролируют как зоны разубоживания, так
и врезы на поверхности соляной залежи приуроченные к поднятиям (Пашковское и Кле-
стовское). Третья система проницаемых зон образует систему диагональных структур с
шагом 2-3 км. Наиболее значимые из них повторяются через каждые 4-8 км. Ориентиров-
ка этих проницаемых зон параллельна северо-восточной и юго-восточной частям контура
калийной залежи.
Анализ положения зон разубоживания на примере северо-запада БКРУ-2 показы-
вает их тесную пространственную связь с определенными элементами складок (рис. 2).
Практически всегда граница между карналлититами и сильвинитами проходит в средней
части крупных складок с поперечной длиной от 100 до 400 м. Зафиксировано, что эти
пликативные нарушения состоят из складок меньшего порядка, а зеркало их складчатости
падает в разные стороны. Подобная ситуация свидетельствует об образовании крупных
складок за счет выжимания соляных масс из нижних частей разреза. Приуроченность вто-
ричных солей (пестрых сильвинитов и галититов) к восточному склону складок позволяет
предполагать неравномерный характер распределения напряжений в процессе складчато-
сти и наличие сдвиговой составляющей на границе между ними. При этом западные скло-
ны складок выступали в качестве областей сжатия, а восточные − растяжения и расслое-
ния. Нагнетание рассолов в образовавшиеся полости расслоения обусловило разложение
первичного карналлита и перекристаллизацию каменной соли с высвобождением захва-
ченной в процессе седиментогенеза газовой фазы.
На приведенных примерах видно, что зоны разубоживания контролируют-
ся тектоническими элементами и структурой складчатости.
Работы выполнены при финансовой поддержке интеграционного проекта
12-И-5-2026 и РФФИ 10-05-96003-р_урал_а.

3
4
Рис. 1. Карты минерального состава промышленных пластов и проницаемых зон, контролирующих положение зон разубоживания на
Верхнекамском месторождении (построено по материалам солеразведочных скважин)
5
Рис. 2. Структурная позиция областей сильвинитизации карналлитового пласта Б (выделено желтым) галитизации (выделено зеленым).
Во всех случаях зоны сильвинитизации и галитизации тяготеют к восточным крыльям крупных антиклинальных складок, для которых отме-
чается выдавливание соляных масс с нижних горизонтов. Оранжевой стрелкой показано направление нагнетания соляных масс, парными
стрелками - субвертикальные перемещения типа надвига (красные) или сброса (синие). Северо-запад БКРУ-2.
Е.П. ЧИРКОВА

ГЛАУБЕРИТ ВЕРХНЕКАМСКОГО МЕСТОРОЖДЕНИЯ

В разрезе подземной скважины 1180-А на Быгельско-Троицком участке на


контакте межпластья КрIIIб-в и сильвинитового пласта КрIIIв зафиксированы по-
лиминеральные образования ромбического сечения, которые были диагностиро-
ваны нами как псевдоморфозы по крупным (до 1,5 см) кристаллам глауберита
Na2Ca(SO4)2 (рис. 1).
Псевдоморфозы представлены комбинацией ромбической призмы и пина-
коида. Они сложены кристаллами идиоморфного ангидрита и выделениями гипи-
диоморфного (розового и воскового) целестина (рис. 2) и ксеноморфного галита.
Для краевой части характерны удлиненно-призматические индивиды ангидрита с
поперечной штриховкой (рис. 3а), ближе к центру – таблитчатые (рис. 3б). Сама
центральная часть псевдоморфоз обогащена глинистым материалом, придавая им
зональное строение.
Во вмещающей породе проявлены признаки выщелачивания (разубожива-
ния) сильвинита. Наряду с реликтами красящего апосильвинитового вещества за-
фиксирован перекристаллизованный ангидрит и карбонат (доломит), а также гип-
совые каймы на желваках ангидрита (рис. 3в), что обычно связывается с привно-
сом опресненных вод. В перекристаллизованном галите зафиксированы линейно
расположенные жидкие включения, сформировавшиеся за счет разрыва и пере-
кристаллизации ранее существовавших каналов, осуществлявших транзит флюи-
дов.

Рис. 1. Псевдоморфозы по глаубериту: в породе и после растворения соли

Рис. 2. Гипидиоморфные выделения целестина из псевдоморфоз по глаубериту


(слева – с вростками ангидрита)

6
Рис. 3. Морфология ангидрита: а и б – из краевой (призматические) и центральной
(таблитчатые) частей псевдоморфоз по глаубериту соответственно;
в – с гипсовыми оторочками на желваках

Морфология и положение в разрезе позволяют предполагать первично се-


диментационную природу глауберита. Валяшко (1962) разделяет рассолы эвапо-
ритовых бассейнов по составу на три гидрохимических типа: карбонатный (содо-
вый), сульфатный и хлоридный. Глауберит типичен для сульфатного типа, но мо-
жет появляться и на начальной (сульфатной) стадии хлоридного галогенеза. Обес-
сульфачивание (метаморфизация) рассола, сопровождаемое выпадением гипса,
происходит за счет привноса в бассейн речными водами гидрокарбоната кальция.
Следовательно, отложение глауберита на Верхнекамском месторождении хло-
ридных солей отражает временное прекращение поступления кальция в бассейн
или привнос сульфат-иона, что также может быть связано с усилением аридного
климата в области питания. Таким образом, появление глауберита в нижней части
сильвинитового пласта КрIII, отражающего начало этапа еще более засушливого
климата, маркирует начало садки калийных солей.
Глауберит является весьма неустойчивым даже в молодых осадках, и его
псевдоморфизация связывается нами с проявившейся на изученном участке «га-
литизацией» сильвинита. Наряду со случаями замещения глауберита кварцем,
гипсом и кальцитом, известными в отложениях Verde Valley в Аризоне (США),
описываемая находка представляет собой ранее не встречаемую псевдоморфозу
галит-ангидрит-целестинового состава. Находки ромбовидных псевдоморфоз по
минералу, похожему по форме на глауберит, описывались также в «коржевых»
глинах и «книжечке» [2], но их минералогическая характеристика не приводилась
и нуждается в проверке.
Работы выполнены при финансовой поддержке интеграционного проекта
12-И-5-2026

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Валяшко М.Г. Закономерности формирования месторождения солей.


М., 1962. 398 с.
2. Джиноридзе Н.М., Аристов М.Г., Поликарпов А.И. и др. Петротектони-
ческие основы безопасной эксплуатации Верхнекамского месторождения калий-
но-магниевых солей. СПб.; Соликамск: ОГУП Соликамск, 2000. 400 с.

7
Т.А. КАЛИНИНА

О ПРИРОДЕ БРЕКЧИИ В КРОВЛЕ СОЛЯНОГО ЗЕРКАЛА


ТРОИЦКО-БЫГЕЛЬСКОГО УЧАСТКА
ВЕРХНЕКАМСКОГО МЕСТОРОЖДЕНИЯ

В разрезе скважины 1110 (северо-восточная часть Троицко-Быгельского участка


Верхнекамского месторождения), где установлено отсутствие верхней части соляной за-
лежи (до подстилающей каменной соли), в кровле соляного зеркала выявлен интервал
(292,0-311,35 м) брекчиевидных пород изменчивого состава. Они сложены обломками
гипс-доломитовой, доломитовой и гипсовой пород, сцементированные карбонатно-
глинистым, соленасыщенным на отдельных интервалах (293,0-295,5 м) материалом.
Обломки доломита размером 3-25 мм отмечены в интервале глубин 292,5-298,5 м,
где присутствуют в виде отдельных фрагментов и скоплений, а также сложных агрегатах с
гипсом. Они характеризуются округлыми (292,5 м) и угловатыми (295,0-298,5 м) очерта-
ниями, пелитоморфной структурой и тонкослоистой текстурой, обусловленной переслаи-
ванием тонкопористого в различной степени глинистого доломита. На отдельных участ-
ках вокруг обломков доломита отмечаются лентообразные шлейфы рассеяния, образован-
ные за счет дезинтеграции карбонатного материала до алевритовых частиц. Нередко
строение обломков нарушено прожилками параллельно-шестоватого гипса, фрагменты
которых зафиксированы и на внешних сторонах доломитовых обособлений. Их образова-
ние связывается с формированием трещин отрыва.
Гипсовая порода представлена обломками, фрагментами маломощных слоев и
линзовидными обособлениями размером от 2,5-3 до 15 см в нижней части интервала. В
отдельных интервалах (293,5 м), где мощность прослоев гипса составляет более 10 см, она
разбита системой ортогональных трещин, вдоль которых развиты многочисленные вет-
вящиеся глинистые «прожилки», придающие породе линзовидное строение. Относитель-
но тонкие прослои (до 1 см) нередко будинированы и пластически изогнуты. На других
участках разреза гипс слагает линзовидные обособления, погруженные в «рассланцован-
ную» карбонатно-глинистую массу. Сланцеватость обусловлена цепочечным расположе-
нием реликтов гипсовых частиц. Зафиксированы случаи, когда в последней присутствуют
доломит-гипсовые агрегаты с признаками вращения. Наблюдаемые взаимоотношения по-
зволяют предполагать, что в процессе рассланцевания происходило частичное выщелачи-
вание и деформация гипса, накопление карбонатно-глинистого материала вдоль трещин, а
также образование гипс-доломитовых агрегатов со структурой «снежного кома». Повсе-
местное присутствие гнезд крупнозернистого гипса отражает проявление локальной пере-
кристаллизации. Изредка отмечаются реликты гипсовых агрегатов с неравномерной крас-
ной окраской (295,0 м), обусловленной примесью рассеянного криптокристаллического
гематита, вероятно, оставшегося от выщелоченной калийной соли.
Выявленные минералого-петрографические и структурно-текстурные признаки
позволяют реконструировать два этапа формирования породы: осадочно-диагенетический
и гипергенный. Слоистая текстура обломков карбонатной и сульфатной пород, наличие
реликтового криптокристаллического гематита позволяют предполагать, что исходной
породой брекчии служили соляно-мергельная и верхняя часть соляной толщи. Гиперген-
ные преобразования связываются нами с заложением Дуринской системы прогибов, со-
провождаемым тектоническими деформациями и процессами выщелачивания. Предпола-
гается, что на начальных стадиях произошло растворение соли и гидратация ангидрита с
накоплением остаточного материала. Последующие тектонические подвижки привели к
частичному выщелачиванию сульфатов, дезинтеграции и растаскиванию доломита с об-
разованием прожилков селенита и рассланцеванию породы по системе диагональных
плоскостей скольжения. С последней связывается разлинзование прослоев гипса и обра-
зование сложных доломит-гипсовых агрегатов за счет вращения отдельных блоков.

8
Структурные зарисовки срезов (1, 2, 4, 5) и разверток (3, 6) керна брекчиевых пород.
Обозначения: 1 – материал 1-й генерации (обломки доломита и фрагменты маломощных прослоев гипса);
2 – материал 2-й генерации (сложные доломит-гипсовые агрегаты и фрагменты прослоев гипса с ветвистыми
глинистыми «прожилками» выщелачивания); 3 – материал 3-й генерации (рассланцованная карбонатно-глинистая масса);
4 – прожилки параллельно-шестоватого гипса; 5 – зоны перекристаллизации гипса; 6 – карбонатно-глинистые «прожилки»;
7 – слоистость породы; 8 – шлейфы дезинтегрированного карбонатного материала; 9 – агрегаты с признаками
вращения; 10 – плоскости скольжения. Стрелочками показаны направления движения блоков

Таким образом, в описываемых брекчиях присутствует материал трех генераций. К пер-


вой относятся обломки доломита и фрагменты маломощных прослоев гипса, ко второй –
сложные доломит-гипсовые агрегаты и фрагменты прослоев гипса с ветвистыми глинистыми
«прожилками» выщелачивания, а к третьей – рассланцованная карбонатно-глинистая масса.
Наличие диагональных зон скольжения может отражать постепенное проседание
дезинтегрированного материала вдоль синседиментационных сбросов Дуринского проги-
ба. Схожие образования были описаны в скважине 273а А.А. Ивановым, М.Л. Вороновой
[1] и Н.М. Джиноридзе [2], однако их образование авторы связывали с проявлением про-
цессов обрушения в карстовых полостях высотой до 74 м.
Работа выполнена при поддержке гранта 10-05-96003-р_урал_а «Разра-
ботка структурно-вещественной модели малоглубинной соляной тектоники как
основы безопасного освоения Верхнекамского месторождения».

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Иванов А.А. Верхнекамское месторождение калийных солей / А.А. Ива-
нов, М.Л. Воронова. – Л., 1975. – 219 с.
2. Петротектонические основы безопасной эксплуатации Верхнекамского
месторождения калийно-магниевых солей / под ред. Н.М. Джиноридзе. – СПб.,
Соликамск, ОГУП «Соликамск», 2000. – 400 с.

9
О.И. КАДЕБСКАЯ

ХРЕБЕТ ЯНГАНАПЭ
КАК ЭТАЛОН ПРОСТРАНСТВЕННОГО СОВМЕЩЕНИЯ ДРЕВНЕГО
СУБТРОПИЧЕСКОГО И СОВРЕМЕННОГО ЗАПОЛЯРНОГО КАРСТА

С 2012 г. наш институт принимает участие в интеграционном проекте фун-


даментальных исследований «Геологическое и геоморфологическое наследие
Урала и Приуралья: проблемы сохранения в условиях недропользования» под ру-
ководством член-корр. РАН А.А. Чибилева (Институт Степи УрО РАН).
Целью проекта является разработка стратегии сохранения объектов геоло-
гического наследия Уральского региона и сопредельных территорий. Доизучение
ранее известных объектов, часть из них в дальнейшем будут представлены как
ключевые ландшафтные территории и войдут в атлас «Геологическое наследие
Урала».
В связи с активным освоением Заполярья было решено проводить экспеди-
ционное обследование малоизученных заполярных территорий Ямало-Ненецкого
автономного округа. Сейчас на территории Заполярья нет ни одного объекта ох-
раны имеющего федерального статус, а для поддержания экологической устойчи-
вости существующих экосистем необходима организация новых особо охраняе-
мых природных территорий. Ключевые ландшафтные территории (КЛТ) – терри-
тории, отражающие ландшафтное разнообразие региона (физико-географической
зоны, провинции) и имеющие важное значение для идентификации и сохранения
эталонов зональных, характерных, редких и находящихся под угрозой исчезнове-
ния геосистем на уровне местностей, урочищ и их региональных сочетаний [2].
Совместно с сотрудниками Института экологии растений и животных УрО РАН
мы проводили работы на территории хребтов Янганапэ и Нявапэ.
Хребты Янганапэ и Нявапэ представляют собой древние рифы нижнеде-
вонского возраста [1] и являются красивейшим природным комплексом, находя-
щимся в труднодоступном районе, более чем в ста километрах к северу от Поляр-
ного круга. На этой территории проходят кочевые пути ненцев-оленеводов. Мест-
ный биоценоз, характеризующийся большим разнообразием видов, подвергся ми-
нимальному воздействию в процессе недропользования, но в настоящее время на-
ходится под угрозой в связи с развитием инфраструктуры, появившейся при
строительстве трассы магистрального газопровода «Бованенково-Ухта».
При оценке значимости карстовых ландшафтов Заполярья были рассмот-
рены следующие категории:
• климат, геологическое и тектоническое строение территории, ее гидрогео-
логический режим, состав карстующихся пород, открытость карстовых
систем;
• процессы минералообразования и изучение современных и древних отло-
жений.
Во время экспедиции 2012 г. нами была выполнена съемка двух пещер, то-
попривязка 6 гротов и карстового озера глубиной 36 м, которое, по словам нен-
цев, в XIX в. служило святилищем. Для карстовых ландшафтов хребта Янганапэ
характерны также небольшие колодцы, арки и отдельно стоящие скалы. Карсто-
вые воронки в основном встречаются на восточном склоне горы Янганапэ. Кар-
стующиеся породы (мраморизованные известняки) выходят на дневную поверх-
ность и только в некоторых местах прикрыты почвенно-растительным слоем или
маломощным чехлом современных элювиально-делювиальных отложений, таким
образом, по характеру покрова изученный район относится к открытому (голому)
и прикрытому типу карста.

10
Кроме того, в карьерах, заложенных на бокситы зафиксировано наличие
древних карстовых полостей заполненных литифицированной карбонатной брек-
чией, песчаником и конглобрекчией. В последних установлены обломки вулкано-
генного материала и колчеданных руд.
В современных пещерах практически нет переотложенного карбоната, что
может отражать редуцированность пещерного минералообразования в условиях
вечной мерзлоты. В пещере им. В.Н. Чернецова зафиксированы две фациальные
обстановки роста минералов. Первая реализуется в тонкой пленке мучнистого на-
лета тяготеющего к углублениям на стенах и потолке (рис. 1). Здесь установлены
продукты химической дезинтеграции известняка в виде отдельных зерен, нередко
с коррозионной и регенерированной поверхностью, нити мицелиальных бактерий,
совместные губчатые и глобулярные агрегаты органических соединений (вероят-
но, фульфиновой кислоты) с реликтами зерен кальцита и доломита, а также ново-
образованные пластинчато-скелетные образования, возможно представляющие
собой псевдоморфозы кальцита по икаиту (рис. 1-к).

Рис. 1. Современные новообразования в п. им. В.Н. Чернецова: а – мучнистый на-


лет на стенке, б – общий вид минерально-органических агрегатов; в, г – остаточ-
ная и коррозионная поверхность карбонатов с нитями мицелиальных бактерий; д-
и – совместные агрегаты органических соединений с реликтами зерен кальцита и
доломита; к – пластинчато-скелетные кристаллы кальцита по икаиту

Предполагается, что стекающая по стенам пленка обогащенной органикой


воды вызывает как коррозию известняков, так и выступает в качестве питающей
среды для икаита и бактерий.
Вторая обстановка современного минералообразования локализована в
глинистом субстрате, сформированном при поступлении через органные трубы
воды и обломочного материала. В отложениях обнаружены кристаллы и агрегаты
кальцита размером от 100 микрон до 2 мм (рис. 2-а). Крупные кристаллы скелет-
но-каркасного строения слагают сложные индивиды призматического габитуса
(рис. 2-б, в). Нарастающие на них более мелкие индивиды представлены ромбо-

11
эдрическими реберными формами (рис. 2-г). Зафиксированные в глине образова-
ния отражают условия затрудненного роста.

Рис. 2. Кристаллы и агрегаты кальцита, образованные в глинистом субстрате: а –


общий вид; б-г – фрагменты скелетных кристаллов кальцита призматического га-
битуса и ромбоэдрического габитуса

ВЫВОДЫ

Изученные объекты хр. Янганапэ являются одними из самых северных


карстовых объектов не только России, но и всего Мира. Самую северную в Евра-
зии пещеру, открытую в 2012 г., назвали «Академическая» в честь 80-летия ака-
демической науки на Урале. Вторую – в честь известного этнографа и археолога
севера В.Н. Чернецова. Установлено, что проявление карста на этой территории
происходило в 2 этапа. Первый этап реализовался, когда рифовые постройки во
время тектонических подвижек поднялись выше уровня моря с образованием кар-
стовых карбонатных брекчий и бокситов, характеризующих субтропический кли-
мат. Второй современный этап проходит в современных условиях вечной мерзло-
ты при весьма низкой активности процессов растворения. Предполагается, что
основным агентом карстования, несмотря на суровость климата, являются микро-
организмы и органические кислоты.
Уникальность карстовых ландшафтов для заполярных областей, простран-
ственное совмещение девонского и современного карста, специфичность процес-
сов растворения и минералообразования в пещерах позволяет рекомендовать хр.
Янганапэ и Нявапэ в качестве охраняемых объектов федерального статуса, тем
более что карстовые ландшафты в существующей системе ООПТ Ямало-
Ненецкого автономного округа отсутствуют.
Автор приносит благодарность за помощь в проведении полевых и лабо-
раторных работ П.А. Косинцеву, М.И. Каринкиной и Е.П. Чирковой. Работа вы-
полнена при поддержке программы фундаментальных исследований УрО РАН
проект № 12-И-5-2018.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Хромых В.Г., Беляев С.Ю. Девонские рифы восточного склона Полярно-
го Урала // Литосфера. 2010. № 2. С. 25-34.
2. Чибилев А.А. Урал: природное разнообразие и евро-азиатская граница /
А.А. Чибилев. – Екатеринбург: УрО РАН, 2011. 160 с.

12
Т.В. ФАДЕЕВА

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ БИОСТРАТИГРАФИЧЕСКИХ


ИССЛЕДОВАНИЙ КАРСТОВЫХ И ПОДСКАЛЬНЫХ ОТЛОЖЕНИЙ
СЕВЕРА СРЕДНЕГО ПРЕДУРАЛЬЯ

Многие отложения карстовых полостей и подскальных площадок содержат


большое количество костных остатков позвоночных животных, которые
накапливаются чаще всего с участием биогенного фактора. Высокая
концентрация костей в подобных отложениях позволяет выявить приближенное к
максимальному количество видов животных определенного отряда, обитающих
на исследуемой территории в тот или иной период времени. Большие серии
костного материала хорошей сохранности каждого вида животных из различных
временных слоев отложений дают возможность установить морфологические
особенности элементов краниального и посткраниального скелетов. В
дальнейших исследованиях полученные данные используются в качестве
идентификаторов при определении хронологической принадлежности различных
типов континентальных отложений. Однако, несмотря на очевидные плюсы таких
исследований данных захоронений существует ряд недостатков, которые в ряде
случаев вызывают проблемы в интерпретации данных. Теоретически, исходя из
природы возникновения вмещающей костные остатки породы (аллювий
подземных водотоков, кольматационные отложения, завальные брекчии),
зоогенные отложения пещер относятся к породам со сравнительно высокой
вероятностью процессов переотложения. Интенсивное перекапывание
некоторыми видами наземных хищников грунта гротов пещер также приводит к
смешению разновозрастного материала. Различные пищевые предпочтения
пернатых и наземных хищников, использующих пещеры, привходовые навесы,
скальные площадки в качестве временных убежищ, мест гнездования и присад,
сужают спектр видов, которые обитают на близлежащих территориях в
определенные отрезки времени и, соответственно, не дают реальной картины
соотношения этих видов в природе. Следовательно, возникают сомнения и в
палеогеографических реконструкциях ландшафтов, построенных только на
основании подобных палеофаунистических данных. Очевиден и тот факт, что в
пещерных отложениях вероятность обнаружения костных остатков некоторых
видов млекопитающих (многих хищников, крупных копытных, насекомоядных,
перелетных рукокрылых), обитающих в прошлом на исследуемых территориях,
весьма мала.
Наиболее подробные палеотериологические исследования (до вида и рода
определено более 180 тысяч костей, принадлежащих млекопитающим из отрядов
грызунов, летучих мышей, зайцеобразных и насекомоядных) на территории
Пермского Предуралья проведены в Кизеловско-Яйвинском карстовом районе.
Костные остатки мелких млекопитающих изучены из зоогенных отложений 10
карстовых полостей (грот Расик, пещеры Тайн, Верхнегубахинская, Долгого
Камня-1, 3, Большая Махневская, Махневская ледяная, Махневская-2, Соколиная,
Виашерская) и 3 подскальных площадок (камни Козий, Лазаревский, Горелый).
Несмотря на наличие среди изученных нескольких многослойных
местонахождений и очень представительный объем материала, можно
констатировать крайне низкую степень их точной хронологической привязки.
Последовательность и хронология исчезновения копытного лемминга,
сибирского лемминга, узкочерепной полевки, пищух, сусликов и прочих
позднеплейстоценовых видов мелких млекопитающих до сих пор является
спорным моментом в исследованиях ископаемых фаун Урала. Только сейчас

13
проводятся подробные исследования по выяснению позднеплейстоцен-
голоценового состава и динамики распространения представителей отряда
насекомоядных, дифференциальная видовая диагностика костных остатков
которых является одной из самых сложных в палеонтологии позвоночных
животных. Устанавливаются и видовые списки ископаемых остатков летучих
мышей, индикаторов температурно-влажностных параметров карстовых
полостей, из зоогенных отложений различных временных периодов (до сих пор
костные остатки видов этого отряда не определялись до видовой принадлежности
и указывались в фаунистических списках как суммированный результат).
По радиоуглеродным датам, морфологическим особенностям зубов,
видовому составу костей ископаемых млекопитающих, обнаруженных в этих
местонахождениях, на данный момент можно выделить только несколько
опорных фаун, которые характеризуют особенности видового разнообразия
животных определенных периодов позднего плейстоцена и голоцена. На данном
этапе эти фауны можно с большей вероятностью использовать как
хроноидентификационные для других типов отложений Пермского Предуралья.
Принадлежность к климатостратиграфическим подразделениям позднего
плейстоцена и голоцена определена по шкалам А.Х. Арсланова (1992) и
Н.А. Хотинского (1989). Конец невьянского (каргинского) межстадиального
потепления (брянский межстадиал) – 33 000-24 000 лет назад; позднеледниковье –
17 000-12 400 л.н.; ранний голоцен – 10 200-8 000 л.н.; средний голоцен 8 000-2
5000 л.н. Видовой и родовой состав мелких млекопитающих, полученный по
результатам определений ископаемых костных остатков, указан в таблице.

Типы фаун мелких млекопитающих


Виды
1 2 3 4
Microtus gregalis Узкочерепная полевка *** **** **** -
Microtus middendorffii Полевка Миддендорфа * * - -
Microtus oeconomus Полевка-экономка * * ** *
Microtus agrestis Темная полевка * - ** *
Arvicola terrestris Водяная полевка * * * *
Dicrostonyx sp. Копытный лемминг **** ***** * -
Lemmus sibiricus Сибирский лемминг *** * * -
Myopus schisticolor Лесной лемминг ? ? ? *
Cricetulus migratorius Серый хомячок * * - -
Lagurus lagurus Степная пеструшка * * - -
Clethrionomys rufocanus Красно-серая полевка * - * *
Clethrionomys rutilus Красная полевка * - * *
Clethrionomys glareolus Рыжая полевка * * * *
Sciurus vulgaris Обыкновенная белка - - - *
Sicista sp. Мышовка - - - *
Citellus sp. Суслик - - * -
Ochotona sp. Пищуха * * * -
Talpa sp. Крот - - - *
Sorex sp. Бурозубки * - * ****
Chiroptera Летучие мыши - - - ****
Общее количество определенных зубов 13 636 12 005 4 246 5 260

Таблица. Видовой состав ископаемых фаун мелких млекопитающих


Пермского Предуралья (описание в тексте). ***** - доля костных остатков вида
>40%; **** - 30-40%; *** - 20-30%; ** - 10-20%; * - 0,1-10%.

14
1. Брянский межстадиал: пещера Махневская-2 (горизонт 8 (глубина 0,4-
0,5 м) – 24 760±200 лет ГИН14242; горизонт 9 (0,5-0,7 м) – 24 811±426 лет
ИЭМЭЖ 1376). Основную массу в добыче (до 86%) наземных хищников
составляли три вида грызунов – копытный лемминг, сибирский лемминг и
узкочерепная полевка. Морфостадия верхних коренных зубов копытного
лемминга (по методике Н.Г. Смирнова, 1997) – Dicrostonyx gulielmi морфы 2,3.
2. Позднеледниковье: грот Расик (глубина 1,46-1,88 м, горизонт 21 – 12
680±180 лет ГИН10569; горизонт 24 – 13 250±180 лет ГИН10568; горизонт 27 –
13 330 ±120 лет ГИН10567). В пищевом спектре пернатых и наземных хищников
резко преобладали два вида грызунов – копытный лемминг и узкочерепная
полевка (~до 95% от всей массы добычи). Морфостадия верхних коренных зубов
копытного лемминга - Dicrostonyx torquatus-gulielmi.
3. Ранний голоцен: камень Козий (глубина 1,35-1,45 м - 9467±252 лет
ИЭМЭЖ1332). 40% костей в узкой прослойке отложений с угольными остатками
(следы локального пожара, вызвавшего массовую гибель мелких млекопитающих)
принадлежит узкочерепной полевке.
4. Средний голоцен: пещера Большая Махневская, грот Летучих мышей
(глубина 1,40-1,47 м - 3 628±86 лет ИЭМЭЖ1385). Подавляющее большинство
костей принадлежит бурозубкам (из зимних запасов представителей отряда
куньих) и летучим мышам (гибель во время гипернации).
Отсутствуют четкие доказательства наличия среди всех изученных фаун
мелких млекопитающих максимальной стадии полярноуральского (сартанского)
стадиала – 24000 – 17000 лет назад.
Радиоуглеродное датирование костного материала из части исследованных
отложений показало запредельный возраст. До сих пор не выяснена
хронологическая привязка уникальных для территории Урала находок в пещере
Махневская ледяная костных остатков дикообраза, белозубок, желтогорлой мыши
(сопутствующие исследования ископаемых костей крупных млекопитающих из
отложений пещеры не подтверждают на данный момент сенсационные сведения
(Baryshnikov, 2001) об обитании в прошлом на территории Пермского Предуралья
гималайского медведя).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Арсланов А.Х. Геохронологическая шкала позднего плейстоцена


Русской равнины / Арсланов А.Х. // Геохронология четвертичного периода. - М.,
1992. - С. 10 – 19.
2. Смирнов Н.Г. Сложные случаи определения зубов грызунов из
отложений позднего плейстоцена и голоцена тундровых районов Северной
Евразии / Смирнов Н.Г., Головачев И.Б., Бачура О.П., Кузнецова И.А., Чепраков
М.И. // Материалы по современному состоянию фауны севера Западной Сибири. -
Челябинск, 1997. - С.58–89.
3. Хотинский Н.А. Дискуссионные проблемы реконструкции и корреляции
палеоклиматов голоцена / Хотинский Н.А. // Палеоклиматы позднеледниковья и
голоцена. - М., 1989. - С. 12 – 17.
4. Baryshnikov G. F. The Pleistocene black bear (Ursus thibetanus) from the
Urals (Russia)/ Baryshnikov G. F. // - Lynx. - 2001. - № 32. - P. 33-43.

15
А.Ф. СМЕТАННИКОВ, Д.В. ОНОСОВ

ПОЛУЧЕНИЕ УДОБРЕНИЙ ПРОЛОНГИРОВАННОГО ДЕЙСТВИЯ


ИЗ ОТХОДОВ КАЛИЙНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

Ранее проблема утилизации глинисто-солевых отходов (шламов)


связывалась с извлечением из них благородных металлов [1-5]. Однако
отходы после извлечения благородных металлов оставались примерно в том
же объеме.
Поэтому и проблема утилизации шламов продолжала существовать.
Результаты изучения вещественного состава шламов, продуктов их
переработки и технологии переработки, позволили сделать вывод о
возможности использования конечных продуктов переработки шламов в
качестве удобрения пролонгированного действия с максимальной
утилизацией исходного шлама.
Способ переработки отходов калийного производства, включает
гидроциклонирование шламов с выделением предконцентрата, фильтрование,
подсушивание, гранулирование и обжиг гранул. Гидроциклонирование
проводится в 4 стадии, с температурой пульпы 40÷50ºС, под давлением 3÷5 атм.,
при соотношении насадок разгрузка : слив (1,14÷1,17):1, сушка гранул происходит
при T 150÷200ºС, обжиг гранул осуществляется при T 650÷950ºC.
Предлагаемым способом переработки обеспечивается максимальная
утилизация отходов калийного производства. Указанные параметры обеспечивают
выход полезного продукта (огарка) 80÷95%(табл.1). Хвосты обогащения после
отстаивания и удаления осветленного отстоя могут возвращаться в голову
процесса.

Таблица 1. Выход продуктов гидроциклонирования

Объем продуктов,л
Исходный шлам при Т 40÷50ºС 2016
Концентрат 1826
Отходы 190
Выход продуктов, %
Исходный шлам 100
Концентрат 90,5
Отходы 9,5

Конечный продукт процесса переработки отходов - огарок имеет в своем


составе свойства, придающие ему качества комплексного удобрения
пролонгированного действия. Это следующие компоненты: 1) питательные
вещества (K, Ca); 2) микроэлементы (Fe, B, Cu, Zn, Mn), а также Co, Mo, Se; 4)
мелиорирующие компоненты (ангидрит, доломит).
Способ переработки шламов осуществляется следующим образом.
Исходный шлам распульповывается водой до соотношения твердой и жидкой фаз
(Т:Ж) от 1:2 до 1:2,5. Далее пульпа поступает на гидроциклонирование.
Гидроциклонирование приготовленной пульпы осуществляется в 4 стадии
на 10, 7, 5, и 5-и градусных гидроциклонах. На первую стадию
гидроциклонирования, пульпа поступает при температуре 40÷50ºС, под давлением
3÷5 атм. Предконцентрат полученный после гидроциклонирования, с
содержанием воды 30÷40% подвергается фильтрации на фильтр-прессах, причем
температура пульпы также составляет 40÷50ºС. Полученный продукт
характеризуется влажностью 18÷25%. Продукт подвергается далее

16
гранулированию и сушке в барабанной вращающейся печи. В обезвоженном
шламе соотношение хлорида калия к хлориду натрия составляет1,45:1 (табл.2). В
грануляте (концентрате обогащения) соотношение хлоридов калия и натрия
составляет 2,7:1 (табл.2).
Главной целью процессов гидроциклонирования и фильтрации является
удаление из шламов хлорида натрия и излишков влаги. Материал должен
превращаться в вязкую массу пригодную для гранулирования и сушки в
барабанной печи при температуре 150÷200ºС. Грануляцией полученного продукта
и сушкой завершается процесс получения концентрата обогащения, в виде гранул
готовых к глубокой переработке.
Техническая сущность удаления части NaCl в хвосты при
гидроциклонировании и в фильтрат, при последующей фильтрации
предконцентрата на фильтр-прессах, основана на различии температурных
коэффициентов растворимости хлоридов калия и натрия при их совместном
присутствии, то есть в системе «KCl–NaCl–H 2 O». При повышении
температуры до 90÷100ºС все хлориды K и Na оказываются в
растворенном состоянии. При охлаждении такого раствора до 40÷50ºС он
становится пересыщенным относительно хлорида калия, который будет
кристаллизоваться, а хлорид натрия останется в растворе. Поэтому после
нагрева пульпы, последующего охлаждения, подачи на
гидроциклонирование и затем на фильтрацию, хлорид калия
кристаллизуется и остается, соответственно, в разгрузках гидроциклонов и
в кеке после фильтрации, а раствор хлорида натрия, уходит в хвосты
гидроциклонирования и в фильтрат.
Далее концентрат обогащения (гранулят) подвергается
высокотемпературному обжигу в прокалочной печи при температуре 650÷950ºС, с
получением огарка, причем происходит твердофазное преобразование минералов
составляющих гранулят, при этом полученный продукт (огарок) имеет все
свойства комплексного удобрения пролонгированного действия.
Технический результат обжига заключается в преобразовании под
действием высоких температур минерального состава Н.О. шлама. Вследствие
этого в огарке появляются новообразованные минералы (пироксен, мелилит,
лейцит) и практически исчезает хлорид натрия, а хлорид калия остается, при этом
остаточное соотношение хлоридов калия и натрия может составлять 8:1. В
таблице 2 показан минеральный состав обезвоженного шлама, гранулята и
полученного из него огарка по данным РКФА.

Таблица 2. Состав шлама и продуктов его переработки, %


(по данным РКФА)

Минеральный состав обезвоженного шлама


ангидрит кварц КПШ доломит галит сильвин пирит хлорит
22 16 18 14 11 16 2 1
Минеральный состав гранулята
ангидрит кварц КПШ доломит галит сильвин пирит хлорит
25 16 22 18 3 8 4 3
Минеральный состав огарка
ангидрит кварц КПШ пироксен мелилит галит сильвин
2 12 22 46 8 1 8

17
Основное свойство огарка – прочная связь (адсорбция)
быстрорастворимых (сильвин) и ограниченно растворимых (ангидрит, гипс)
компонентов и микродобавок с минеральной (кварц-доломит-полевошпатовой)
матрицей. В свою очередь такая прочная связь полезных компонентов с
минеральной матрицей обеспечивает пониженную растворимость этих
компонентов при внесении огарка в почву в качестве удобрения.
Иначе говоря, полученный указанным выше способом, огарок
представляет собой комплексное удобрение пролонгированного действия.
Удобрения могут быть использованы для кислых дерново-подзолистых
почв Пермского края и севера России под зерновые, силосные культуры и
многолетние травы. Удобрения можно вносить в почву один раз в ротацию
севооборота (4÷8 лет). Их можно использовать в трех качествах: 1) в качестве
мелиоранта для нейтрализации кислотности почв и улучшения
агрофизических свойств; 2) в качестве калиевых и кальциевых удобрений
пролонгированного действия; 3) как микроудобрение, содержащее добавки
халькофильных элементов (Cu, Zn), содержание которых достигает 0,1÷0,3%.
Кроме основных элементов микродобавок (Cu, Zn), в удобрении присутствует
более широкая гамма микроэлементов, используемых в микроудобрениях, это
Fe, B, Mn, и микроэлементы Co, Mo, Se с более низкими содержаниями
(0,001÷0,0001%).
Кроме того, удобрения могут быть использованы для многолетних
кустарниковых культур.
Техническая эффективность, предлагаемого способа переработки отходов
калийного производства, заключается в том, что при его использовании возможна
максимальная утилизация отходов калийного производства.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Сметанников А.Ф. Извлечение благородных металлов из глинисто-


солевых отходов калийных предприятий Верхнекамья / Сметанников А.Ф.,
Синегрибов В.А., Юдина Т.Б., Седых Э.М. // Химическая технология. - 2004. -
№1. - С. 26-27.
2. Синегрибов В.А. О возможности удаления хлоридов натрия и калия из
Pd-содержащих шламов при производстве хлорида калия / Синегрибов В.А.,
Сметанников А.Ф. [и др.] // Химическая технология. - Т.9. - 2008. - № 12. - С. 614-
616.
3. Сметанников А.Ф. Благородные металлы в солях Верхнекамского
месторождения и технология их извлечения / Сметанников А.Ф. // Научные
основы и современные процессы комплексной переработки труднообогатимого
минерального сырья. Материалы международного совещания (Плаксинские
чтения 2010). – Казань, 2010. - С. 99-103.
4. Синегрибов В.А. Способ извлечения благородных металлов /
Синегрибов В.А., Сметанников А.Ф., Юдина Т.Б., Новиков П.Ю., Логвиненко
И.А., Красноштейн А.Е. // Патент №2291907. Зарегистрирован 20.01.2007.
5. Сметанников А.Ф. Способ получения коллективного концентрата /
Сметанников А.Ф., Оносов Д.В., Чистяков А.А., Синегрибов В.А., Новиков П.Ю.,
Красноштейн А.Е. // Патент №2385772. Зарегистрирован 10.04.2008.

18
А.П. ЛЕПИХИН

К ПРОБЛЕМЕ ПАРАМЕТРИЗАЦИИ РАВНОМЕРНОГО,


УСТАНОВИВШЕГОСЯ ТЕЧЕНИЯ В РУСЛОВЫХ ПОТОКАХ

Проблема параметризации равномерного установившегося руслового потока в


значительной мере сводится к установившимся гидравлико - геометрическим зависимо-
стям. Leopold, Maddock [1] предложили искать эти зависимости в классе степенных функ-
ций H (Q ) = pHQ ⋅ Q HQ , V (Q ) = pVQ ⋅ Q VQ , B(Q ) = pBQ ⋅ Q BQ . Данное приближение явля-
α α α

ется реализацией гипотезы неполной автомодельности применимой к русловым потокам.


Данное представление, незначительно сужая область существования рассматри-
ваемых функций, дает заметные преимущества как при исследовании механизмов форми-
рования русловых потоков, так и обработке экспериментальных данных, так как
pVQ ⋅ pHQ ⋅ pBQ = 1
.
pVQ + pHQ + pBQ = 1
При этом, как показал выполненный анализ, при формировании русловых пото-
ков конкретные значения параметров αVQ , α HQ , α BQ определяются совокупностью двух
факторов: характером доминирующих механизмов диссипации энергии потока, реали-
зуемых в виде коэффициентов гидравлического сопротивления, и соответственно ха-
рактером зависимости V (Н ) = pVH ⋅ H α VH и характером слагаемых пород, структурой
формирования руслоформирующих расходов определяющих морфометрическую зави-
симость В (h ) = pVh ⋅ H α Vh . При этом нетрудно видеть , что
1 α BH αVh
α HQ = , α BQ = , αVQ = .
1 + αVH + α BH 1 + αVH + α Bh 1 + αVh + α Bh
Если характер слагающих пород, структура руслового расхода характеризуются
очень значительным разнообразием, то возможные механизмы значений диссипации
энергии в русловых потоках характеризуются значительно меньшей изменчивостью.
Рассмотрим эти механизмы и оценим на их основе структуру функции αVH .
Нетрудно видеть, что из уравнения Шези αVH = 1 + α Ch или αVH = 1 − 1 ⋅ α λh .
2 2 2
Поэтому задача сводится к анализу зависимостей, определяющих коэффициент
Шези и коэффициент гидрологического сопротивления в зависимости от глубины
потока, т.е. зависимостей C (h ) и λ (h ) .
Для равномерного и установившегося потока, без учета его зарастания
высшей водной растительностью, в качестве таких параметров в достаточно пол-
ной мере описывающих гидравлическое сопротивление потока можно принять:
λ ≈ Ф(V , R, g ,ν , d Δ , ρ Δ , ρ , i, B, ω S , S )
где V - средняя скорость потока, [м/сек], R - гидравлический радиус, [м], g -
ускорение свободного падения, [м/сек2], ν - кинематическая вязкость воды,
[м/сек2], d Δ - характерный размер частиц донных отложений, [м], ρ Δ - плотность
материала частиц, [кг/м3], ρ - плотность воды, [кг/м3], i - гидравлический уклон
потока, B - характерная ширина потока, [м], ωS - гидравлическая крупность
взвешенных частиц, [м/сек], S - объемная концентрация взвешенных частиц.
Согласно П-теоремы [2] при выборе 11 определяющих параметров и при
наличии 3 независимых размерностей должны быть сгруппированы 11-3=9 без-
размерных комплексов

19
⎛ dΔ B ω ⎞
λ (V , R, g ,ν , d Δ , ρ S , ρ , i, B, ω , S ) ≡ λ ⎜⎜ Re, Re * , Fr , Δρ , Fr * , , , , K 0 ⎟⎟
⎝ R R V* ⎠
V* = ( g ⋅ R ⋅ i ) - динамическая скорость потока,
1/ 2
где
R ⋅V
Re = - глобальное число Рейнольдса, представляющее собой отношение сил инерции к
ν
силам вязкости, построенное по параметрам, отнесенным ко всему сечению потока;
d ⋅V
Re* = Δ * - локальное число Рейнольдса, характеризующее отношение силы инерции к
ν
силам вязкости, построенное по параметрам, характеризующим придонный слой;
V2
Fr = - глобальное число Фруда, характеризующее отношение силы инерции к силе тя-
g⋅R
жести, построенное по параметрам относительно ко всему сечению потока;
2
V
Fr* = * - локальное число Фруда, характеризующее отношение сил инерции и силы тя-
g ⋅ dΔ
жести, построенное по параметрам, характеризующим придонный слой;

- относительная шероховатость русла. В ряде литературных источников рас-
R
сматривается как число Штриклера;
⎛ρ −ρ⎞
Δρ = ⎜⎜ S ⎟⎟ - относительная плотность частиц,
⎝ ρ ⎠
B B
= p - параметр формы поперечного сечения русла, max = 2 - русло полукруглой формы,
R R
ω
- параметр, характеризующий поведение частиц в потоке, параметр
V*
ω /æ V* = RS – получил название число Рауса, постоянная Кармана,
g ⋅ H ⋅ω ⋅ S
K0 = - число Колмогорова, характеризующее долю турбулент-
V*3
ной энергии расходуемой на взвешивание частиц.
В условиях неполной автомодельности по отношению к остальным безраз-
мерным комплексам имеем
α2 α6
⎛Δ⎞ ⎛B⎞
λ ≈ Reα ⋅ ⎜ ⎟ ⋅ Reα* ⋅ Frα ⋅ Frα* ⋅ ⎜ ⎟ ⋅ Kоα
1 3 4 5 7

⎝ R⎠ . ⎝R⎠
Если коэффициент гидравлического сопротивления определяется сово-
купностью нескольких механизмов, то его интегральное значение в простейшем
случае определяется как
N
λинт = ∑ λi ,
i =1

где N – общее количество рассматриваемых «независимых» механизмов формирования


гидравлического сопротивления или соответственно для коэффициента Шези - С
N
1 1
2
=∑ 2 .
Cинт i =1 Ci
Для характерных условий большинства рек:
- турбулентный режим течения;
- отсутствие гидравлически гладких русел;
⎛ ⎞
- невысокое содержание взвешенных наносов, т.е. ⎜⎜ ρ ⎟⎟ << 1
⎝ ρS ⎠

20
доминирующий вклад в формирование гидравлического сопротивления вносит
зернистая и грядовая шероховатости [3-7] и др.
При этом согласно многим экспериментальным исследованиям и теорети-
ческому анализу, коэффициент сопротивления монотонно снижается с ростом
глубины потока, соответственно коэффициент Шези монотонно возрастает с глу-
биной потока.
При этом согласно большинству исследований показатель α Ch варьируется
1 1 1
в интервале ≤ α Ch ≤ . По классической схеме Маннинга α Ch ≈ . Соответст-
g 4 6
1 1 2
венно в этом случае αVh = + = .
2 6 3
В то же время характерной особенностью грядового сопротивления -
его коэффициенты не монотонны относительно определенного параметра
Fr* , λ = ϕ ( Fr* ) [5,7], т.е. гипотеза о полной автомодельности коэффициента
α5 =α относительно определяющих его параметров не выполняется. В связи
с этим, в зависимости от того в каком интервале рассматривается конкрет-
ный водоток при возрастании Fr* , может наблюдаться как рост гряд, а соот-
ветственно увеличение гидравлического сопротивления, так и их размыв, а
следовательно снижение и даже существенное гидравлического сопротивле-
ния.
Соответственно значение α Ch для коэффициента Шези определяемого
грядовым сопротивления α Ch может быть как меньше нуля, так и существенно
больше.
Данная схема очень хорошо объясняет структуру коэффициента αVh , полу-
ченного по многочисленным материалам сетевых наблюдений [8,9], в частности,
для р. Кама п. Тюлькино (рис.1), принципиально отличавшаяся от характера зави-
симостей формируемых под воздействием зернистой шероховатости. Данная
структура коэффициента αVh , в свою очередь, объясняет структуру коэффициен-
тов αVQ и α hQ , полученных для данного створа (рис. 2,3).

II. αVH

II. αVH

I. αVH

Рис. 1. Зависимость средней скорости воды от глубины (р. Кама п. Тюлькино)

21
Рис. 2. Зависимость средней глубины р. Кама п. Тюлькино от расхода воды

Рис. 3. Зависимость средней скорости воды в р. Кама п. Тюлькино от расхода воды

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Leopold, L. B. and Maddock, T. J., 1953, Hydraulic geometry of stream channels and some
physiographic implications. U. S. Geological Survey Professional Paper 252, 55 p.
2. Баренблатт Г.И. Подобие, автомодельность, промежуточная асимптоти-
ка. Л.: Гидрометеоиздат, 1982, 254с.
3. Weiming Wu. Computational RiverDynamics. Taylor&Francis, 2007, 494р.
4. Hwang, S.S.Y. and Hu, K.K. Improved methodology for formulating finite-
element hydrodynamic models. Finite Element in Fluids.edited by T.J. Chung, Vol. 8,
Hemisphere. Publication Cooperation, 1993. pp. 457–478.
5. KarimF. Bedconfigurationandhydraulicresistanceinalluvial - channelflows //
J.Hydraulic Eng., ASCE, 121(1), 1995. pp. 15-25.
6. Chen Y. H. and Cotton G. K. Design of Roadside Channels with Flexible Lin-
ings, Hydraulic Engineering Circular No. 15, Publication No. FHWA-IP-87-7, US De-
partment of Transportation, Federal Highway Administration, McLean, VA, 1988.
7. Wang, S.S.Y. and Wu, W. (2005) ‘Computational simulation of river sedimentation
and morphology – A review of the state of the art’, Int. J. Sediment Res., 20(1), 7–29.
8. Лепихин А.П. Особенности гидравлико-морфометрических зависимо-
стей для естественных русловых потоков // Водное хозяйство: проблемы, техно-
логии, управление, №3, 2008. С. 12-25.
9. Vijay P. SINGH On the theories of hydraulic geometry// International Jour-
nal of Sediment Research, Vol. 18, No. 3, 2003, pp. 196-218.

22
С.А. МИРОШНИЧЕНКО

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ГИС ДЛЯ РЕШЕНИЯ ЗАДАЧ


В ОБЛАСТИ ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ НА ПРИМЕРЕ
НЕФТЕДОБЫВАЮЩЕГО ПРЕДПРИЯТИЯ

На территории Западного Урала уже более 60 лет активно ведется добыча


нефти и газа. Нефтедобывающая промышленность является одним из наиболее
активно развивающихся отраслей экономики нашего региона. Крупнейшим на
территории Западного Урала нефтедобывающим предприятием является ООО
«ЛУКОЙЛ-ПЕРМЬ», с годовой добычей 10 млн. т. нефти.
В современных условиях важным критерием для обеспечения принятия эффективных
управленческих решений в области охраны окружающей среды на нефтедобывающем пред-
приятии является наличие не только полноты информации, но и оперативность доступа к ней,
а так же возможность проведения анализа на основе актуальных данных. Специфика воздей-
ствия нефтедобывающего предприятия на состояние гидросферы связана с преимущественно
неорганизованным, как правило, распределенным поступлением загрязняющих веществ с
территории разрабатываемых нефтяных месторождений, а так же с высокой вероятностью
возникновения аварийных ситуаций в различных звеньях технологической цепи. Для преду-
преждения негативного воздействия на состояние окружающей среды на территории нефте-
промысла устанавливается сеть контроля. Система наблюдений за уровнем загрязнения по-
верхностных и подземных вод на территории нефтяных месторождений ООО «ЛУКОЙЛ-
ПЕРМЬ» строится на основе результатов отборов проб воды в пунктах контроля с
химико-аналитическим определением приоритетных для данной отрасли показа-
телей качества воды и сопоставлением полученных результатов с утвержденными
общефедеральными нормативами.
Наблюдения за поверхностными водными объектами приурочены к основным
фазам водного режима – зимняя и летне-осенняя межень, половодье и дождевые павод-
ки. Отбор проб воды в большинстве случае проводится 1 раз в квартал на содержание в
воде нефтепродуктов и ряда макрокомпонентов. Контроль проводится на более чем 600
точках отбора проб воды. География наблюдений достаточно широкая. Ими охвачены
более 100 поверхностных водных объектов: Камское и Воткинское водохранилище, р.р.
Ирень, Тулва, Уньва и др., в том числе и на гидрологическом памятнике природы - озере
Нюхти. Гидрогеологические наблюдения в основном приурочены в непосредственных
участках добычи нефтепродуктов.
Система наблюдений за состоянием гидросферы формируется на унифициро-
ванных методологических и методических принципах и обеспечивает получение:
– полной, достоверной и сопоставимой информации о качестве поверхност-
ных, подземных и питьевых вод в районе разработки нефтяных месторождений;
− информации в масштабе времени, дающем возможность оперативного
принятия управляющих решений при планировании водоохранных мероприятий.
Одним их важнейших этапов в достижении вышеуказанных целей является
создание и ведение банков данных о качестве воды на территории нефтепромы-
слов, обеспечение доступности гидрохимической информации. Достаточно слож-
ный характер функционирования нефтедобывающих предприятий, значительные
масштабы и удаленность территорий цехов добычи нефти – все это определяет
использование в работе по контролю за состоянием различных компонентов ок-
ружающей среды геоинформациооной системы.
В настоящее время в ООО «ЛУКОЙЛ-ПЕРМЬ» значительное количество
управленческих задач решается в рамках единой информационной системы. В то
же время работа экологических служб была недостаточно вовлечена в единые
информационные процессы предприятия. Такое состояние дел приводит к невоз-

23
можности получения целостной картины состояния дел с обеспечением производ-
ственно-экологической безопасности и контролем за состоянием окружающей
среды на объектах ООО «ЛУКОЙЛ-ПЕРМЬ».
Основные цели проводимой работы по созданию информационной системы было:
• улучшение качества и сокращение сроков подготовки и принятия управленче-
ских решений в области охраны окружающей среды;
• повышение эффективности использования данных полученных в ходе проведе-
ния мониторинга за счет оптимизации процесса прохождения информации от
первоисточника к потребителю и снижения затрат;
• повышение оперативности и качества представления информации о ходе вы-
полнения программ в области охраны окружающей среды.
В рамках работ по созданию информационной системы были выполнены
следующие работы:
1. Систематизация информации по природоохранной деятельности, включающую
материалы мониторинговых наблюдений за длительный период времени с разработкой
программного обеспечения по ведению и анализу данной электронной базы;
2. Создание векторных схем с использованием ГИС по размещению ведом-
ственной сети контроля.
Применение для анализа мониторинговых наблюдений ГИС-технологий
позволяет наглядно представлять информацию о характере водосборной терри-
тории, уточнить расположение наблюдательной сети с учетом наличия на водо-
сборах источников загрязнения, доминирующего уклона местности (рис.1). Раз-
работанная электронная база данных по результатам наблюдений ведомственной
сети мониторинга была официально зарегистрирована в Патентном ведомстве РФ
(свидетельство № 2005620069).

Рис. 1. Использование ГИС для анализа гидрохимической информации в районе


разработки нефтяных месторождений ООО «ЛУКОЙЛ-ПЕРМЬ»

Использование в работе ГИС повысило не только качество представления


информации о состоянии окружающей среды в районе разработки нефтяных ме-
сторождений, но и сделало возможным целенаправленно разрабатывать природо-
охранные мероприятия по охране поверхностных вод от загрязнения с использо-
ванием современных методов обработки и анализа информации.

24
Д.И. ПЕРЕПЕЛИЦА

ОСОБЕННОСТИ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ПОКАЗАТЕЛЕЙ УДЕЛЬНОЙ


ЭЛЕКТРОПРОВОДНОСТИ ПО РУСЛУ КАМСКОГО ВОДОХРАНИЛИЩА
НА УЧАСТКЕ, ПРИЛЕГАЮЩЕМ К ГОРОДУ БЕРЕЗНИКИ

Город Березники является одним из крупнейших промышленных центров химиче-


ской промышленности на территории Российской Федерации. Здесь осуществляют свою дея-
тельность 17 предприятий-водопользователей. Они принадлежат к различным отраслям про-
мышленности: химической, электроэнергетике, цветной металлургии, а так же ЖКХ.
Предприятия г. Березники ежегодно сбрасывают в р. Каму и ее небольшие при-
токи 113,12 млн. м3 сточных вод (4% общего объема сброса по Пермскому краю) и
458,65 тыс.т в год (49% от общей массы сброса по краю) загрязняющих веществ [1].
Большинство предприятий являются субабонентами ООО «Промканал» и сбрасыва-
ют свои сточные воды в специализированный канал транспортировки сточных вод, проходя-
щий большей частью по бывшему руслу р. Толыч и р. Зырянка, где промстоки проходят час-
тичную очистку в пруду-отстойнике и через станцию перекачки сбрасываются в Камское во-
дохранилище через рассеивающий водовыпуск. Использование рассеивающего водовыпуска
обеспечивает более полное начальное разбавление загрязненных стоков [2].
Основной задачей проводимого исследования является изучение распределения
загрязняющих веществ на рассматриваемом участке Камского водохранилища.
Учитывая особенности химического состава сбрасываемых сточных вод, а имен-
но: высокое содержание макрокомпонентов (хлоридов, калия, натрия и др.), на рассматри-
ваемом участке целесообразно использовать кондуктометрическую съемку (определение
удельной электропроводности воды) для определения концентраций макрокомпонентов.
Электропроводность природной воды зависит от степени минерализации (концентра-
ции растворенных минеральных солей) и температуры. Благодаря этой зависимости по вели-
чине электропроводности воды можно с определенной степенью погрешности судить о ми-
нерализации воды. Электропроводность не нормируется, но величина 2000 мкС/см для воды
р. Кама будет примерно соответствовать общей минерализации в 1000 мг/л.
Кондуктометрической съемке р. Камы предшествовало рекогносцировочное об-
следование и этап предварительных камеральных работ, по результатам которых были
намечены створы для измерений через каждые 5 км вне городской территории и через 0,5
км в черте города. Кондуктометрическая съемка выполнялась профессиональным кондук-
тометром ProfiLine Cond 1970i с 25 м кабелем, что позволяло отследить изменения вели-
чин электропроводности по всей глубине на промерной вертикали. Данный кодуктометр
является компенсационным, соответственно при измерении величины удельной электро-
проводности измеренная величина автоматически приводится к температуре 20°С.
Вертикали назначались на расстоянии 50 м друг от друга, чтобы установить изме-
нения электропроводности в характерных створах. Горизонты на измерительных створах
назначались через 2 м глубины и в точках резких изменений электропроводности. Всего
при выполнении работ было зафиксировано 1500 величин электропроводности.
Расположение створов измерения удельной электропроводности представ-
лено на рис. 1.
При анализе полученных данных стоит обратить внимание на следующие
особенности распределения удельной электропроводности в пределах рассматри-
ваемого района Камского водохранилища:
1. Наличие 2-х крупных источников поступления рассолов в Камское во-
дохранилище, причем если один из них централизованный и декларируемый, то
второй нет. Источником рассолов во втором случае, по видимому, являются дре-
нажные воды с территории «Белого моря» или же незадекларированные сбросы
сточных вод промышленных предприятий из того же района.

25
2. Недостаточно эффективную систему разбавления рассолов на станции
перекачки. Полного перемешивания сточных вод в русле Камского водохранили-
ща не происходит. Рассолы, не смотря на предпринимаемые усилия, ложатся на
дно и смещаются вниз по течению.
3. Полное разбавление сбрасываемых рассолов происходит только через 3-4км.

Рис. 1. Расположение створов измерения удельной электропроводности


Общие выводы. Использование метода контроля распределения сточных вод с помо-
щью кондуктометрической съемки целесообразно там, где основными загрязняющими ком-
понентами являются макрокомпоненты. Основным плюсом кондкутометрии является опера-
тивность и относительная дешевизна. Для контроля проводимых работ в местах с максималь-
ным значением удельной электропроводности желательно отбирать пробы воды для проведе-
ния химических анализов. Применительно к акватории Камского водохранилища в пределах
г. Березники кондуктометрическая съемка доказала свою эффективность.
Обнаруженная в ходе обследования область концентрированных рассолов
нуждается в дальнейшем исследовании. Без повторных обследований сложно ут-
верждать является ли эта область результатом постоянно действующего источни-
ка сточных или дренажных вод, либо это результат разового аварийного сброса.
Для расчета разбавления рассолов необходимо учитывать их физико-
химические особенности, поэтому использование стандартных методик неэффек-
тивно. Как показывают данные натурных наблюдений процесс перемешивания
для рассолов занимает значительно больше времени, соответственно и дистанция
перемещения рассолов заметно выше, чем для других загрязняющих веществ.
Необходимо пересмотреть и адаптировать методики отбора проб Росги-
дромета для рассматриваемого участка, так как из придонного, наиболее загряз-
ненного, слоя воды отборы проб не производятся.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Состояние и охрана окружающей среды Пермского края в 2007 году/под


ред. Л.И.Харун // Пермь, 2011.
2. Разработка проекта нормативов допустимого воздействия по бассейну реки Кама
(Камское водохранилище в пределах Соликамско-Березниковского промузла. Камское и Вот-
кинское водохранилища в пределах Пермско-Краснокамского промузла). Отчет по НИР
Камский филиал ФГУП РосНИИВХ. 2 этап. Пермь., 2011.

26
А.А. ТИУНОВ

РАЗРАБОТКА ГИДРОДИНАМИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ И МОДЕЛИ


РАСПРОСТРАНЕНИЯ ЗАГРЯЗНЕНИЙ
КЛЯЗЬМИНСКОГО ВОДОХРАНИЛИЩА

Клязьминское водохранилище является водохранилищем, из которого про-


исходит забор воды на Северную станцию водоподготовки (ССВ), обеспечиваю-
щую около 30% снабжение Москвы питьевой водой. Очевидна актуальность
обеспечения высокого качества воды в этом водохранилище.
Для равнинных водохранилищ характерно превышение горизонтальных разме-
ров над вертикальными размерами. Это приводит к быстрому перемешиванию загряз-
няющих веществ по глубине потока. Однако поперечное перемешивание может зани-
мать значительное время и происходить на больших расстояниях от места выпуска.
Для такого рода задач, когда требуется описание планового распределения за-
грязняющих веществ, применяются двухмерные модели. Они позволяют рассчитывать
сложные течения в водоемах на доступных, в настоящее время, вычислительных сред-
ствах. По этой причине они оказываются наиболее предпочтительными моделями для
анализа аварийных ситуаций в поверхностных водных объектах.
В настоящее время, как в нашей стране, так и за рубежом разработан ряд
программных комплексов, позволяющих численно моделировать гидродинамиче-
ские процессы в русловых потоках в рамках нестационарной 2-ой постановке.
В качестве базовой рабочей программы был выбран программный комплекс
SMS v.10.1, разработанный по заказу и участию центра гидравлических исследований
(HEC) корпуса военных инженеров армии США и Федерального управления по автомо-
бильным дорогам США (FNWA) [www.aquaveo.com]. В его основе лежат несколько мо-
дулей (RMA2, RMA4, FESWMS, TUFLOW и другие), которые позволяют решать раз-
личные задачи. [1, 2] Модуль RMA2 использовался для моделирования гидродинамики,
а модуль RMA4 – для моделирования распространения загрязнения.
Для корректного задания морфометрии рассматриваемого водного объекта
были использованы материалы детальной эхолотной съемки и крупномасштабные
космоснимками. Обработка первичных материалов осуществлялась в программ-
ном комплексе ArcGIS v.9.3. Производилась доработка полученных векторных
данных (берегов, изолиний, точек глубин водного объекта) в виде шейп - файлов.
В программном комплексе SMS v.10.1 в специальном модуле «Map» про-
изведена конвертация полученных ранее шейп-файлов во внутренний формат
программы для дальнейшего использования при создании модели.
Далее для наиболее полного и эффективного задания особенностей морфометрии
Клязьминского водохранилища на расчетной области построена сетка, со средней длиной
элемента 20 метров. И на расчетной сетке поставлены граничные условия.
Расчет основных гидродинамических и гидрохимических характеристик
потока проводится в два этапа. На первом проводится расчет гидродинамических
характеристик, в первую очередь распределение глубин и скоростей потока. На
втором этапе производится расчет полей загрязнений, которые создаются рас-
сматриваемыми источниками загрязнения.
Основной расчет проводился при средне летних гидрологических характе-
ристиках Клязьминского водохранилища за 2011 год:
- расход воды в канале им. Москвы на входе в Клязьминское водохранилище
– 60,0 м3/сек;
- расход воды через Пироговский гидроузел – 1,0 м3/сек;
- расход воды на водозаборе № 1 (ССВ) – 5,05 м3/сек;
- расход воды на Черкизовском водозаборе – 1,5 м3/сек;

27
- уровень воды в Клязьминском водохранилище – 162,1 м;
- температура воды 19 °С.
Расчет на распространение загрязнения проводился следующим образом.
На канале им. Москвы ставилось условие, что загрязнение из канала поступает
постоянно с концентрацией 100 %. Расчет на распространение загрязнения явля-
ется не стационарным и расчетное время составляет 20 дней после начала поступ-
ления загрязнения через канал им. Москвы. Предполагается, что изменения усло-
вий за все расчетное время незначительны и для расчета используется данные,
полученные при среднелетних характеристиках Клязьминского водохранилища за
2011 год. Производится оценка времени добегания этого загрязнения от канала
им. Москвы до водозабора № 1 (ССВ), от канала им. Москвы до Черкизовского
водозабора, а также времени добегания загрязнения от канала им. Москвы до
Пироговского гидроузла. Временем добегания считаеться время, за которое
загрязнение с концентрацией в 0,1 % от первоначальной в 100 % на канале
им. Москвы доидет до водозабора № 1 (ССВ), до Черкизовского водопровода и до
Пироговского гидроузла.
Принятая для построения гидродинамической модели морфометрия
Клязьминского водохранилища, используемая при модельных расчетах, представ-
лена на рис. 1, так же на нем показаны места задания граничных условий: А – ка-
нал им. Москвы (точка входа в Клязьминское водохранилище); В – канал
им. Москвы (точка выхода из Клязьминского водохранилища); П – Пироговский
гидроузел; вдзб. № 1 – водозабор № 1 (ССВ), Ч – Черкизовский водозабор.

Рис. 1. Морфометрия Клязьминского водохранилища, с нанесёнными


местами задания граничных условий
На рис. 2 показано поле распределения модуля средней скорости течений в
Клязьминском водохранилище при модельном расчете по средне летним характе-
ристикам за 2011 год.
На рис. 3 показана зона распространения загрязнения в транзитной части
Клязьминского водохранилища в определеный момент расчетного времени, при
гидродинамическом расчете по средне летним характеристикам за 2011 год.
Результаты выполненых расчетов показали, что время добегания загрязнения, при
рассматриваемых гидродинамических характеристиках, от канала им. Москвы до водоза-
бора № 1 составит более 6 дней (расчетное время 6 сут. 17 ч), до Черкизовского водозабо-
ра и Пироговского гидроузла составит более 20 дней. И как видно из рис. 2 это связано с

28
тем, что в Клязьминском водохранилище наблюдаются весьма малые скорости течения,
при средне летних гидрологических характеристиках за 2011 год.

Рис. 2. Поле распределения модуля средней скорости течений в Клязьминском


водохранилище при средне летних гидрологических характеристиках за 2011 год

Рис. 3. Зона распространения загрязнения в Клязьминском водохрани-


лище в момент расчетного времени 6 дней 17 часов, при средне летних
гидрологических характеристиках за 2011 год

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Donnell, Barbara P., Letter, Joseph V., McAnally, W. H., and others, “Users
Guide for RMA2 Version 4.5,” [09 Sept] 2009, [http://chl.erdc.usace.army.mil/].
2. Joseph V., Donnell, Barbara P., and others, “Users Guide for RMA4 Version
4.5”, [14 Aug] 2008, [http://chl.erdc.usace.army.mil/].
3. Лепихин А.П., Любимова Т.П., Паршакова Я.Н., Тиунов А.А. К пробле-
ме утилизации избыточных рассолов предприятиями калийной промышленности
в водные объекты // Физико-технические проблемы разработки полезных иско-
паемых, №2, 2012, с. 185 – 193.

29
А.В. БОГОМОЛОВ

ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ РЕГУЛИРУЕМОГО СБРОСА


ИЗБЫТОЧНЫХ РАССОЛОВ ДЛЯ ПРЕДПРИЯТИЙ ВКМКМС

В течение последних десятилетий усилия и обеспокоенность во всем мире


концентрируется на оценке последствий деятельности человека, в особенности
промышленного производства, в частности, горной промышленности, на окру-
жающую среду. Масштабы деятельности горнодобывающих предприятий про-
должают возрастать, отходы, образующиеся при добыче и обработке (обогаще-
нии) полезных ископаемых, накапливаются, увеличивается число площадей, по-
страдавшие от горной промышленности. Общественность выражает опасение по
поводу негативного влияния горнодобывающих предприятий на окружающую
среду и на безопасность самого населения.
Как и при любой горнодобывающей деятельности, добыча и обогащение
калия при получении сырьевых материалов для производства минеральных удоб-
рений оказывает весьма значительное влияние на окружающую среду. Это влия-
ние может выражаться в изменении ландшафта, загрязнении воды, избыточном
потреблении воды и загрязнении атмосферы.
В настоящее время, обогащение калийных руд производится, как правило, в
водной фазе. Сухое обогащение, основанное на использовании метода ЕSTА (электро-
статической сепарации), эффективно только для достаточно узкого круга руд.
Так растворение хлористого магния и хлористого калия возможно только в
водном растворе. При этом для растворения 1 т руды требуется около 3 м3 воды.
В связи с этим возникает проблема отведения и утилизации избыточных рассолов.
В зависимости от географического положения месторождений, горно-
геологической структуры месторождений и других факторов, калийные компании
различно решают данную проблему.
Наиболее просто и эффективно данная проблема решается на месторождениях,
расположенных вблизи морских побережий, путем организации морских глубинных
водотоков. К сожалению, применительно к условиям Верхнекамского месторождения
калийных и магниевых солей (ВКМКМС), данные схемы не реалистичны, так как
ближайшее море расположено на расстоянии ~ 1000 км. Поэтому, в сложившейся си-
туации, основным способом утилизации избыточных рассолов стало их отведение во
внутренние водные объекты – водотоки бассейна р. Кама.
Характерной особенностью рек большей части территории России является
очень существенная внутригодовая неравномерность распределения стока. Дан-
ная неравномерность, как уже отмечалось, обуславливается особенностями их пи-
тания. В зимний период при переходе на подземное питание расход воды в реках
значительно снижается.
Для обеспечения с заданной степенью надежности качества воды в кон-
трольных створах, в соответствии с действующими нормативно-методическими
документами, в качестве расчетного расхода при установлении нормативов НДС
принимается минимальный месячный расход воды года 95 % обеспеченности [1].
Данное требование априорно предполагает:
− сброс сточных вод нерегулируем и постоянен в течение года;
− имеет место монотонно убывающая зависимость между содержанием рег-
ламентируемых ингредиентов в контрольном створе и расходом водотока-
приемника.
Второе условие выполняется, если доминирующим фактором, определяю-
щим снижение концентрации загрязняющих веществ на участке <<источник за-

30
грязнения> ↔ <контрольный створ>>, выступает разбавление, а роль процессов
самоочищения в снижении уровня загрязнения минимальна.
Если предприятие (водопользователь) имеет возможность изменять (регу-
лировать) интенсивность сброса в зависимости от гидрологического режима во-
дотока, то нормирование на минимальный месячный расход становится совер-
шенно неоправданным.
В этом случае возможен значительно более гибкий и эффективный режим
сброса. В условиях достаточно стабильных производственных процессов требуе-
мое изменение интенсивности сброса сточных вод, как правило, осуществляется
путем создания накопительных регулирующих емкостей.
В нашей стране вопросы регулируемого сброса сточных вод в зависимости от
гидрологических и гидрохимических режимов водных объектов рассматриваются для
наиболее нагруженных водотоков, в первую очередь, р. Белая в районе г. Стерлитамак-
Ишимбай и р. Кама в районе Соликамско-Березниковского промузла. Теоретические
основы регулирования сбросов рассматривались еще в середине 20-го века.
Необходимым обязательным компонентом для организации регулируемого
сброса, позволяющего значительно более полно использовать ассимилирующие
способности водотока, является наличие регулируемой емкости. Данная емкость
необходима для обеспечения при относительно равномерном режиме производст-
венных процессов продуцирования сточных вод и организации их отведения в за-
висимости от существенного неравномерного внутригодового распределения сто-
ка водотока-приемника. При этом эффективность обеспечения регулирования ем-
кости определяется другими параметрами: объемом сбрасываемых стоков и не-
равномерностью внутригодового распределения расходов воды в водотоке-
приемнике. Механизм организации регулируемого сброса рассматривается в [2-6],
а применительно к Соликамско-Березниковскому промузлу – в [7].
Регулируемый сброс в условиях ВКМКМС, без проведения каких-либо
других дополнительных водоохранных мероприятий, способен существенно сни-
зить максимальные пики концентраций загрязняющих веществ, наблюдающиеся
при минимальных расходах водотоков-приемников. К сожалению, в настоящее
время нет других альтернатив, способных снизить влияние избыточных рассолов
на водные объекты. В то же время необходимо подчеркнуть, что при регулируе-
мом сбросе не снижается общее количество загрязняющих веществ, поступающих
в водные объекты, а только происходит их перераспределение во времени.
При реализации регулируемого сброса избыточных рассолов необходимо
учитывать:
• расстояние до контрольного створа при сбросе вне черты населенного
пункта не может превышать 500 м, а в черте населенного пункта ограничивается
створом начального разбавления;
• существенного снижения коэффициента смешения при увеличении рас-
хода водотока-приемника;
• значительную плотностную сертификацию в придонной области, фор-
мирующие устойчивые зоны повышенного содержания лимитирующих загряз-
няющих веществ;
Для оценки оптимального размещения рассеивающих водовыпусков прин-
ципиальное значение имеет наличие эффективного инструмента расчета возмож-
ных зон загрязнения, создаваемых в водных объектах как при различных гидроло-
гических условиях, так и различных режимах сбросов сточных вод. В настоящее
время представляется общепринятым, что таким наиболее эффективным инстру-
ментом являются гидродинамические модели. Для решения поставленной задачи
были разработаны комбинированные 2-х и 3-х мерные модели.

31
Необходимость такого подхода обусловлена, в первую очередь, особенно-
стью поведения высокоминерализованных рассолов.
Модельные расчеты распространения возможных зон загрязнений от раз-
личных водовыпусков проводились для р. Камы (Камского водохранилища) для
следующих характерных гидрологических условий:
– расход в верхнем створе р. Кама -п. Тюлькино 850 м3/cек.
– на нижней границе расчетной области уровень воды поддерживается на
отметке НПГ – 108,5м.
Морфометрия расчетной области задавалась на основе материалов собствен-
ных детальных батиметрических съемок рассматриваемых участков. Величины гид-
равлических сопротивлений определялись по материалам натурных измерений.
Проведено моделирование процессов разбавления и переноса высокоминера-
лизованных рассолов в крупных водных объектах с учетом эффектов плотностной
стратификации. «Тяжелые» рассолы из-за подавления вертикальных турбулентных
пульсаций могут распространяться на значительные расстояния, не снижая заметно
концентрацию. По этой причине проведение расчетов в рамках двухмерной поста-
новки на основе «уравнений мелкой воды» недостаточно корректно и необходимо
трехмерное рассмотрение задачи. Проведенные расчеты показали, что на небольших
расстояниях от выпускного отверстия концентрация примеси у дна превосходит зна-
чение концентрации вблизи свободной поверхности в десятки раз.
Из-за очень высокого содержания загрязняющих веществ в отводимых рассолах
при их сбросе в водные объекты должна обеспечиваться высокая степень разбавления.
Для достижения данного эффекта применяются различные типы рассеи-
вающих устройств. Весьма целесообразно использовать рассредоточенные водо-
выпуски, обеспечивающие максимально полное разбавление сбрасываемых сто-
ков. При этом данные устройства должны обеспечивать равномерность распреде-
ления лимитирующих ингредиентов не только по глубине, но и по ширине пото-
ка. Для достижения максимального эффекта рассеивающий водовыпуск должен
обеспечивать распределение сбрасываемых стоков по всей активной ширине во-
дотока. При этом, учитывая высокую плотность рассолов, выпуск должен прово-
диться в верхнем приповерхностном слое.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Методика разработки нормативов допустимых сбросов веществ и мик-


роорганизмов в водные объекты для водопользователей, утвержденная приказом
МПР России от 17.12.2007 № 333.
2. Плешков Я.Ф., Мухопад В.И. Вопросы инженерной гидрохимии и охра-
ны вод. Л.: Гидрометеоиздат, 1973. 175 с.
3. Лозинский В.Р. Гидрологические процессы управления за качеством вод
// XXIII Международный географический конгресс, сем.2, М., 1976, с.233-236.
4. Мухопад В.И. Применение накопителей-регуляторов и накопителей-
исполнителей для обезвреживания минеральных сточных вод // Тр. Московского
гидрометеорологического института, 1976, т.46, с.163-172.
5. Плешков Я.Ф. Локализация промстоков и накопителей как средства са-
нитарно охранных водных объектов. Тех.бюл, 1953, №48, с.3-12.
6. Плешков Я.Ф. К выбору размеров накопителей сточных вод // Проблемы
гидроэнергетики и водного хозяйства. Алма-Аты, 1966, вып.4, с.144-147.
7. Лепихин А.П., Вагнер Н.В., Панькова О.И. Гидрологические аспекты ор-
ганизации регулированного сброса сточных вод в водотоки (на примере БКРУ-4
г.Березники) // Водное хозяйство России. Проблемы, технологии, управление. Т.5,
№4. 2003. С. 303-313.

32
С.В. НЕЧАЕВА

ПРОГНОЗНАЯ ОЦЕНКА ПОСЛЕДСТВИЙ РАЗРУШЕНИЯ


ЗЕМЛЯНЫХ ПЛОТИН НА ПРИМЕРЕ ОГРАЖДАЮЩИХ ДАМБ
«БОЛЬШОГО ПРОВАЛА» В г. БЕРЕЗНИКИ

Земляные плотины являются одним из наиболее распространенных гидротех-


нических сооружений, направленным на защиту прилегающей территории от вредного
воздействия загрязняющих вод. Очевидный плюс земляных плотин – это их невысокая
стоимость. Однако, как отмечается в [1], 80% имевших место случаев прорыва плотин
относится к земляным плотинам. Характерным примером использования земляных
плотин являются дамбы, расположенные в районе «большого провала» в г. Березники.
Для поверхностных водных объектов и подземных вод в г. Березники большую
опасность представляет «большой провал». Объект содержит концентрированные рас-
солы, представляющие опасность для окружающей среды. Для предотвращения поступ-
ления загрязняющих веществ в объекты гидросферы «большой провал» огражден двумя
дамбами (отсечен сам провал и дополнительно восточный ковш).
При рассмотрении аварии на земляных плотинах в первую очередь важно
знать следующие характеристики: максимальный расход воды, время развития
прорана и размеры прорана. В первом приближении возможно применить одно-
мерную модель для оценки развития каскадной аварийной ситуации на двух по-
следовательно расположенных дамбах.
При анализе возможных аварийных ситуациях на большом провале следует учи-
тывать, что обязательным условием аварийной ситуации является поступление большого
количества воды в провал. Расход воды должен обеспечивать быстрое наполнение прова-
ла (сутки) до отметок, близких к гребню, и соответственно возможно образование и разви-
тие прорана. Причинами возникновения аварийных ситуаций на рассматриваемых объ-
ектах могут стать теракт и природно-техногенная катастрофа. Следствием теракта будет
являться образование крупного прорана в теле плотин. Следствием природно-техногенной
катастрофы может являться образование трещин и оседаний грунта в теле плотины
(вследствие общих подвижек грунта на рассматриваемой территории) и увеличение изли-
ва вод из провала, как следствие подъем уровня и перелив воды через гребень плотины.
Мы выбрали два сценария развития аварийной ситуации и подобрали такие
начальные условия, при которых развитие ЧС возможно.
Описание математической модели развития проранов
Считаем, что пруд имеет геометрическую форму, близкую к прямоугольной
призме. Поперечное сечение плотины – равнобедренная трапеция. В теле плотины об-
разуется начальный проран, параметры которого определяют начальные условия для
численной модели. Поскольку глубина прорана, как правило, меньше ширины плоти-
ны, проран рассматриваем как водослив с широким порогом.
Для определения снижения уровня воды в накопительной емкости исполь-
зуем уравнение водного баланса. Изменение отметок текущего уровня воды в
проране и отметки дна в проране находится относительно основания плотины
(основание совпадает с началом вертикальной координатной оси).
Для определения площади прорана, занятого водой, необходимо задать его
геометрическую форму. Согласно эмпирическим данным [1], [2], чаще всего при
прорыве земляной плотины возникает проран с формой сечения, близкой к трапе-
цеидальной. Поэтому считаем площадь сечения прорана как для трапеции.
Считаем, что плотина сложена из однородного размываемого материала,
размыв происходит равномерно по длине прорана.
Для учета транспортирующей способности потока используем уравнение
баланса объема материала (с учетом транспортирующей способности потока).

33
Согласно [3], большинство эмпирических данных говорит о пропорцио-
нальности транспортирующей способности третьей степени скорости. Использу-
ем формулу К.И. Россинского [3] для описания транспортирующей способности.
Устойчивость почвы или грунта к размывающему действию водного потока мож-
но оценить по критическим скоростям (например, по неразмывающей скорости). Для оп-
ределения неразмывающей скорости потока в каналах довольно часто пользуются форму-
лами, предложенными Ц.Е. Мирцхулавой [4]. Примем, что размывается плотина, сложен-
ная из несвязного грунта. Неразмывающую скорость учтем при расчете транспортирую-
щей способности [5]. Считаем, что при размыва не происходит.
В результате получим систему уравнений, описывающую развитие прорана:

(1)

Перед решением определяются параметры, входящие в систему (геометрия нако-


пительной емкости, геометрия дамбы и пр.), и начальные условия для системы (1) – пер-
воначальные размеры прорана ( ). Первоначальные размеры
прорана определяются сценарием развития аварийной ситуации. Система (1) решается
численно (методом Рунге-Кутта четвертого порядка с шагом по времени =1 с), при этом
размыв грунта происходит тогда, когда , и . В результате
решения получаем график изменения расхода воды в проране по времени.
Угол между вертикальной плоскостью и откосом прорана примем α=10°
для всех сценариев. Приток воды (для сценария 1): 7,3 м3/с. Объемы воды, кото-
рые могут вытечь из накопительных емкостей: большого провала: 600 000 м3; от-
сеченного Восточного ковша: 301 000 м3. Ширина по верху защитной дамбы и от-
сечной дамбы Восточного ковша – 11,0 м. Параметры грунта: ε=0,8; =2650
3
кг/м ; d=0,0008 м; ω=0,0954 м/с. Обозначение для размеров прорана, м: длина по
верху * длина по низу * высота прорана (высота прорана, заполненного водой).
Временной отсчет ведется от момента образования начального прорана или от мо-
мента перелива воды через гребень плотины. В рамках модели размыв грунта в проране
происходит равномерно по ширине плотины (параллельно верхнему основанию трапеции
в поперечном сечении плотины), поэтому размыв не может происходить ниже отметки
грунта в верхнем бьефе. Задача: оценить время прорыва защитной дамбы и отсечной дам-
бы восточного ковша, определить максимальный расход воды при прорыве дамбы.
Описание сценариев развития аварийных ситуаций
Сценарий 1 - Разрушение (прорыв) защитной дамбы при заполнении большого
провала до уровня гребня дамбы и постоянном притоке воды 7,3 м3/с, образование объе-
диненного (провал и Восточный ковш) верхнего бьефа с последующим прорывом отсеч-
ной дамбы и распространением волны прорыва через подходной канал в р. Каму.
Расчётные уровни: большой провал – 109,5 м абс; защитная дамба – 113,0
м абс; отсеченный Восточный ковш – 108,5 м абс; отсечная дамба восточного
ковша – 112,0 м абс; водохранилище (канал) – 108,5 м абс. Начальные размеры
прорана: 10,13 * 10,03 * 0,3 (0,3) м.
Сценарий 2 - Разрушение (прорыв) защитной дамбы (при условии наличия
прорана высотой 1,5 м) при максимальном уровне в провале, образование объе-
диненного (провал и Восточный ковш) верхнего бьефа.
Расчётные уровни: большой провал – 111,6 м абс; защитная дамба – 113,0
м абс; отсеченный Восточный ковш – 108,5 м абс; отсечная дамба восточного
ковша – 112,0 м абс; водохранилище (канал) – 108,5 м абс. Начальные размеры
прорана в защитной дамбе: 5,29 * 3,5 * 1,5 (0,15) м.

34
Результаты расчетов сценариев развития аварийных ситуаций
Сценарий 1. За 9400 с (2,6 ч) отметка дна прорана в защитной дамбе дос-
тигнет отметки воды в восточном ковше (110,44 м абс). Размеры прорана после
размыва: 12,66 * 11,75 * 2,56 м. Размыв прорана в вертикальной плоскости пре-
кратится, вода из большого провала будет поступать через проран в восточный
ковш. Через 22800 с (6,3 ч) отметка воды в восточном ковше достигнет гребня от-
сечной дамбы (112,0 м абс). Образуется объединенный верхний бьеф (большой
провал и Восточный ковш) для отсечной дамбы. Через 32800 с (9,1 час) произой-
дет размыв отсечной дамбы до отметки 108,5 м абс. Размеры прорана: 13,26 *
12,02 * 3,5. Максимальный расход воды в проране составит ~85,4 м3/с.
Сценарий 2. За 35000 с (9,7 ч) отметка дна прорана в защитной дамбе достиг-
нет отметки воды в восточном ковше (110,18 м абс). Размеры прорана после размыва:
10,36 * 9,36 * 2,82 м. Размыв прорана в вертикальной плоскости прекратится, вода из
большого провала будет поступать через проран в Восточный ковш. Через 80000 с
(22,2 час) отметки воды провала и Восточного ковша сравняются (110,55 м абс). Обра-
зуется объединенный верхний бьеф (Большой провал и Восточный ковш) для отсечной
дамбы. Максимальный расход воды в проране составит ~7,06 м3/с.
Выводы
На данный момент большой провал достаточно устойчив с точки зрения
аварийной ситуации, это обеспечивается защитной и отсечной дамбами с высоки-
ми отметками гребня. Нарушить эту устойчивость может появление источника
воды в провале, что было отражено в модельных ситуациях. В настоящее время
физических предпосылок к появлению источника нет, но ситуация может изме-
ниться, поэтому рекомендуется проводить мониторинг уровня воды в большом
провале и предусмотреть мероприятия по откачке воды в случае необходимости.
В ходе расчетов было выявлено, что максимальный проран образуется в теле от-
сечной дамбы восточного ковша. При выбранных параметрах и наличии постоянного
источника воды размеры прорана в защитной дамбе после размыва составят 12,66 *
11,75 * 2,56 м, в отсечной дамбе Восточного ковша – 13,26 * 12,02 * 3,5 м. Максималь-
ный расход воды в проране составит ~85,4 м3/с. В случае прорыва защитной дамбы
(при условии наличия прорана) при максимальном уровне воды в провале размеры
прорана в защитной дамбе после размыва составят 10,36 * 9,36 * 2,82 м. Максималь-
ный расход воды в проране составит ~7,06 м3/с. Рекомендуется иметь в резерве 3000 м3
грунта и строительную технику для ликвидации прорана.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Прудовский А.М. «Образование прорана при прорыве земляной плотины» //Сб.


Безопасность энергетических сооружений, АО "НИИЭС", вып. 2.-М., 1998. с. 67-79.
2. Wahl Tony L. «Prediction of Embankment Dam Breach Parameters. A Lit-
erature Review and Needs Assessment. DSO-98-004. Dam Safety Research Report».
Water Resources Research Laboratory, July 1998.
3. Лепихин А.П., Капитанова Е.Н., Казаков А.Г. «К методике расчета
транспортирующей способности русловых потоков» // Вопросы гидрологии и
водной экологии Камских водохранилищ и их водосбросов: межвузовский сбор-
ник научных трудов, Пермь, 1985.
4. Мирцхулава Ц.Е. «Основы физики и механики эрозии русел», Ленин-
град Гидрометеоиздат, 1988.
5. Фомичев Н.Ю., Лепихин А.П. «Вопросы оценки и анализа зон возмож-
ного затопления вследствие аварийных ситуаций на малых ГТС» // Водное хозяй-
ство России: проблемы, технологии, управление, №5 2007, с. 3-26.

35
Н.П. ПАНЧУКОВ

ГЕОМЕТРИЗАЦИЯ ПОЛОСТЕЙ
КУНГУРСКОЙ ЛЕДЯНОЙ ПЕЩЕРЫ

В 1964-67 гг. в Кунгурской лаборатории стационара под руководством на-


учного сотрудника Дорофеева Е.П. выполнили работу по геометризации полостей
Кунгурской ледяной пещеры (КЛП) и поверхности Ледяной горы (ЛГ). Работы
включали проложение замкнутого хода по КЛП со съёмкой поверхностных кар-
стовых форм. Результатом работы стал план пещеры масштаба 1:500, совмещён-
ный план поверхностных карстовых форм и полостей масштаба 1:500 (рис. 1).

Рис. 1. Фрагмент плана КЛП по Дорофееву Е.П. 1967 г.

В 2004 году инженер Павел Сивинских проложил теодолитный ход по ту-


ристической тропе.
Особенностью ранее выполняемых работ является заложение каждым ис-
полнителем реперов и на их основании создание локальной системы координат, в
которой и выполнялась геометризация объектов. Опорные точки после выполне-
ния работ приходили в негодность. К настоящему времени сохранились отдель-
ные репера. На планах отсутствует координатная сетка.
Выполненные работы по 2D геометризации КЛП ЛГ в 1964-67 гг. позволи-
ли на десятилетия вперёд проводить научно-исследовательские и инженерные ра-
боты в единой системе пещера-гора. Неоднозначность выполняемых научных ра-
бот и трудность сопоставления выводов разных авторов вызвана отсутствием
единой системы пикетов. Привязка выполняемых работ осуществлялась по при-
своенному полости имени. Например: грот Великан, северо-восток.
Появление электронных средств измерения, пришедшим на смену оптико-
механическим, позволило работать с отражателями и в без отражательном режи-
мах. Появилась возможность при наличии технической базы выполнить 3-х мер-
ную геометризацию полостей КЛП и ЛГ.

36
3-D геометризации полостей КЛП вызвана необходимостью решения
следующих задач: анализ геометрических и физико-химических параметров
КЛП; изучение карстовых процессов; анализ устойчивости карстовых полос-
тей в разных геологических условиях формирования вмещающих пород; про-
гноз локальных зон опасных по обрушению слоев в кровле полостей; инже-
нерных.
Анализ геометрических и физико-химических параметров КЛП. По-
строение максимально приближённых к реальных формам и размерам полос-
тей. Анализ температуры, влажности, движение воздуха, и других параметров
в зависимости от положения точки замера по оси Z. Амплитуда колебания
абсолютных отметок в КЛП достигает 30 м. Анализ гидродинамического ре-
жима подземных вод в озёрах, скважинах и поверхностных в р. Сылва, в кар-
стовых воронках.
Изучение карстовых процессов. Заложения станций наблюдения длитель-
ного действия в почве, кровле целиках КЛП, Наблюдение за развитием поверхно-
стных карстовых форм на поверхности.
Анализ устойчивости карстовых полостей в зависимости от геологических
условий формирования вмещающих пород. Определение размеров обнажения
кровли, мощность перекрывающих полости пород, расположение в пространстве
полостей и поверхностных карстовых форм.
Прогноз локальных зон опасных по обрушению слоев в кровле полос-
тей. Определение геометрических параметров слоёв в кровле полостей и сбо-
ек между полостями для определения устойчивости стенок и кровли. Съёмка
плоскостей обрушения. Создание базы данных геометрии участков обрушив-
шихся пород.
Инженерные. Оптимизация прокладки коммуникаций, моделирование ос-
вещения, наблюдения за состоянием искусственных целиков и подпорных стенок,
определение участков строительства новых защитных сооружений.
Работы по геометризации, выполненные в полостях «Длинный» и «Косми-
ческий» позволили установить, что это одна полость, разделённая осыпью /1/.
В результате съёмки поверхности ЛГ и пустоты в пределах грота «Вышка»
(рис.2а, рис. 2б) построена 3-х мерная каркасная модель поверхности и полости
«Вышка». Сбойки между полостями «Вышка» и «Лукина».
Анализируя взаиморасположение карстовой воронки на поверхности и
выходом карстово-обвальных отложений в полостях гротов «Вышка» и «Лу-
кина» очевидно следующее: осыпь, представленная карстовой брекчией
сформировавшиеся в процессе инфильтрации поверхностных и подземных
вод и обрушения стенок, расположенная слева (стороны определяются отно-
сительно экскурсионной тропы по направлению вход-выход) связана с ворон-
кой на поверхности. Расстояние от дна воронки до устья 53,0 м в плоскости
ХУ центр устья ствола и дна воронки- 10,0 м. В данной статье ствол это вер-
тикальное образование в массиве карстующихся пород, сформировавшиеся в
результате выщелачивания при инфильтрации подземных и поверхностных
вод по локальной системе трещин с дальнейшим обрушением стенок. Стволы
могут быть открытые – не заполненные карстовообвальными отложениями
(КО От), закрытые – соответственно, заполненные, слепые – без выхода на
поверхность, проходные – с выходом на поверхность. В данном случае мы
имеем дело с закрытым проходным стволом.

37
Рис. 2а. 3-х мерная каркасная модель ЛГ с полостью “Вышка”, вид сверху

Выход КО От в полости грота «Вышка» слева от тропы не коррелируется


на поверхности с карстовыми воронками. Закрытый слепой ствол, находится в
стадии развития. Вывалы карбонатных отложений неволинской пачки позволяют
предположить развитие ствола до высоты 130,0-135,0м.
Обвальные отложения в северной части полости «Вышка» справа от тропы
образовались в результате обрушения кровли полости. Абсолютная отметка кров-
ли -130,16 м. На поверхности рассматриваемому участку соответствуют ближай-
шая воронка с а.о. дна 182,0 м глубиной 2,5м расстояние в плоскости ХУ-16,2 м.
Следующая воронка с а.о. дна 181,5 м глубиной 5,0 м с расстоянием в плоскости
ХУ -23,0 м. Наиболее вероятным способом формирования данных воронок явля-
ется разгрузка пород в полости сформировавшихся в отложениях шалашнинской
пачки.

38
Рис. 2б. 3-х мерная каркасная модель ЛГ с полостью “Вышка”,
вид с запада на восток

Аналогично формирование воронок над западно-южной частью полости


«Вышка». А.о кровли сформировавшейся в отложениях шалашнинской пачки 137,6 м.
А.о. дна воронки 169,0 м, глубина 3,5 м, расстояние в плоскости ХУ 16,0 м.
На рис. 3 схематичный разрез по линии 1-1-1 проходящий через стволы в
пределах полости «Вышка» даёт представление о стадиях формирования и этаж-
ности в развитии полостей.

Рис. 3. Схематический разрез по линии 1-1-1

39
Детальная 3-D съёмка позволила оценить величину силы, действующую на
слои в кровле, приводящую к их обрушению.
В результате съёмки места обрушения части кровли полости «Дружбы На-
родов» (рис. 4) КЛП размеры обвала составили: длина – 14 м, ширина (средняя) –
7 м, мощность (средняя) – 0,3 м. Площадь по кровле составляет 84 м2. Исходя из
этого σраст=6,5 КПа. Предел прочности на растяжения гипса составляет от 2 до 10
МПа /2/.

Рис. 4. Фото обрушения части кровли полости «Дружбы Народов»

Размеры плоскости и мощности по результатам съёмки обрушения в по-


лости «Вышка» составляют: длина – 21 м, ширина (средняя) – 3,0 м, мощность
(средняя) – 0,4 м. Обвал кровли произошел в 1 м справа от экскурсионной тропы в
северной части полости (на границе с полостью "Лукина"). По данным регио-
нальной сейсмологической станции, находящейся в Кунгурской пещере, обвал
произошел 11.01.2013 г. в 12:18 местного времени. Силы сцепления слоя в кровле
составили σраст=8,6 КПа.
На рис. 5 приведена 3D схема структурных линий кровли, а на рис. 6 фото
со стороны полости «Вышка» сбойки между полостями «Лукина» и «Вышка».
Мощность отдельных слоёв изменяется от 0,4 до 1,4 м. Площадь обнажения ниж-
ней части нависших слоёв составляет 12,7 м2. Отсюда сопротивление отрыву
нижнего слой 8,6 КПа, двух слоёв 23,7 КПА , и всей кровли в пределах площади
нависшей части кровли сбойки составляет 53,0 КПА. Эти величина на 2 порядка
ниже, чем предельное значение породы гипс на разрыв.

40
Рис. 5. 3D схема структурных линий кровли

Рис. 6. Фото со стороны полости «Вышка» сбойки между полостями


«Лукина» и «Вышка»

Неизвестным остаётся скорость процесса потери прочности в слоях мощ-


ностью 0,5-=2,0см и на контакте слоёв. Процесс потери прочности обусловлен
минеральным составом и зависимостью прочности от влажности данного слоя.
Основную роль играет влага, движущаяся по секущим трещинам и трещинам на-
пластования под действием капиллярных сил.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. К.Н. Чеурина. Построение трёхмерной модели Кунгурской ледяной пещеры


и ледяной горы. Сб. «Карстовые процессы: закономерности развития, мониторинг,
инженерно-геологические методы исследований». - Кунгур, 2010. - с. 131-134.
2. Б.М. Усаченко. Геомеханика подземной добычи гипса. - Киев; Наук.
думка, 1985, 216 с.

41
Н.В. ЛАВРОВА

СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МЕСТОРОЖДЕНИЙ ГИПСА


В КУНГУРСКОМ РАЙОНЕ ПЕРМСКОГО КРАЯ

Гипс на территории Пермского края распространен достаточно широко, в


связи с чем, используются лишь те месторождения, где он залегает горизонтально
или почти горизонтально и выходит на поверхность или находится на
незначительной глубине.
Все месторождения в Кунгурском районе являются по типу осадочными,
по условиям образования – эпигенетическими, образовались в результате
гидратации ангидрита. Месторождения приурочены к иренскому горизонту
кунгурского яруса пермской системы. Все месторождения относятся к бассейну р.
Сылва. Нормально перекрывающие гипсоносную толщу соликамские отложения
удалены эрозией, поэтому гипс перекрыт аллювиальными и карстово-
обвальными отложениями (Рис.1).

Рис. 1. Гипсовые месторождения Кунгурского района

Шубинское месторождение расположено в 6 км южнее от г. Кунгура на


левом берегу р. Ирени. Разведано по достаточно плотной сети скважин и
представляет собой субгоризонтально залегающие пластообразные залежи
сульфатных отложений с прослоями доломита. Коренные отложения перекрыты
рыхлым покровом, состоящим из двух толщ. Верхняя представлена аллювиально-
элювиальными отложениями мощностью до 15 м. Глубже залегают карстово-
обвальные отложения, состоящие из суглинка или глины со щебнем и глыбами
карбонатных пород. Мощность данных отложений 10-20 м. Полезная толща
месторождения представлена нижней частью демидковской и верхами
шалашнинской пачки.

42
Шарташинский участок расположен на правом берегу реки Сылва, в 2 км
южнее г. Кунгура в краевой части возвышенной части Уфимского плато.
Разведочные работы на Дейковском месторождении проведены в 1960 г.
Район находится в области северного погружения антиклинали Уфимского плато.
Месторождение расположено на левом склоне долины реки Сылвы, в 700 м от
северной окраины д. Дейково и вытянуто вдоль берега в северо-восточном
направлении. Месторождение представляет собой пластовую залежь с
горизонтальным залеганием пластов, имеющих в основании мощный пласт
ангидрита. Гипсы месторождения относятся к демидковской пачке иренского
горизонта. Условия залегания толщи достаточно выяснены. Максимальная
мощность ее находится в присклоновой части и постепенно уменьшается с
удалением от склона вглубь участка. Кровля гипсов имеет сравнительно ровный
характер
Ергачинское месторождение гипса находится на северном склоне горы
Хохловая, в 0,5 км к югу от станции Ергач Свердловской железной дороги.
Основная водная артерия река Бабка – левый приток р. Сылвы, протекает в 0,7 км
к северу от месторождения.
Для выявления особенностей пространственного размещения
месторождений была проведена статистическая обработка условных отметок
кровли [2], глубина кровли, подошвы, а также мощность полезного ископаемого,
полученных при бурении разведочных скважин (рис. 2, табл. 1).
Следует отметить одинаковую глубину подошвы полезного ископаемого
для всех месторождений, за исключением Дейково. Для которого отмечается
также меньшая глубина кровли и мощность полезного ископаемого. Наименьшая
глубина кровли полезного ископаемого выделяется для Ергачинского
месторождения

Рис. 2. Частости глубины залегания кровли и подошвы полезного ископаемого


месторождения: Шубино (а-б), Ергач (в-г), Шарташи (д-е).

43
Таблица 1.

Глубина Глубина
Месторождение залегания залегания Мощность, м
кровли, м подошвы, м
Шубино 23-24 32-34 5-8
Ергач 11-14
31-33 3-7
17-20
Шарташи 22-24
34-36 7-9
(Круглово) 26-28
Дейково 17-20 21-24 1-3

Дейковское месторождение находится в пределах западного крыла


Уфимского мегавала или восточного крыла Бымско-Кунгурской впадины,
восточнее Веслянской валообразной зоны на Снегиревском поднятии.
Выведенная в приповерхностные условия сульфатная залежь
месторождения подверглась более интенсивному преобразованию в
результате эрозионных процессов и уничтожению по сравнению с другими
участками.
Шарташинский участок в настоящее время расположен на более
высоких абсолютных отметках в результате более позднего поднятия
Уфимского плато. Ангидритовый массив был более нарушен, что привело
интенсивному трещинообразованию. Гидратация в этом случае протекала
более интенсивно, что привело к большей глубине преобразования
сульфатной толщи (Рис.3).

Рис. 3. Геологический разрез по линии 1-1, 2-2

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Даровских Н.А., Кудряшов А.И. Геология и поиски месторождений


поделочного гипса. - Пермь, 2001. - 161 с.
2. Панчуков Н.П. Схематизация геологических условий для анализа
горнотехнических условий разработки месторождений гипса // Стратегия и
процессы освоения георесурсов: сб.науч. тр. Вып. 10 / ГИ Уро РАНг. – Пермь,
2012. – С. 56-59.

44
Б.А. БАЧУРИН

НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ


ГАЗОГЕОХИМИЧЕСКОГО ЗОНДИРОВАНИЯ ДЛЯ РЕШЕНИЯ
ГЕОЛОГОПОИСКОВЫХ, ГОРНОПРОМЫШЛЕННЫХ
И ГЕОЭКОЛОГИЧЕСКИХ ЗАДАЧ

Одним из направлений исследований лаборатории ГГР является апробация


современных газогеохимических технологий при решении широкого спектра за-
дач: нефтепоисковых, горнопромышленных, инженерно-геологических, геоэколо-
гических. Этому способствовало внедрение в практику газогеохимических иссле-
дований экспресс-газоанализатора ECOPROBE-5 (производство фирмы RS
DINAMICS Ltd, Чехия) [5], позволяющего в полевых условиях с высокой точно-
стью осуществлять оперативный анализ состава газов, что расширяет возможно-
сти методов поверхностного газогеохимического зондирования. Сочетание в дан-
ном приборе фотоионизационного (ФИД) и инфракрасного (ИК) детекторов по-
зволяет фиксировать в составе откачиваемых из шпуров или скважин газов кон-
центрацию метана, диоксида углерода, содержания углеводородов С1-С5 (чувст-
вительность 20 ppm) и суммарного содержание летучих органических соединений
(ЛОС - чувствительность 0,0001 ppm). В перечень ЛОС входит более 150 веществ
(алканы ряда С4-С11, алкены С2-С6, бензол, толуол, этилбензол, ксилолы, органи-
ческие кислоты, спирты, эфиры, хлорированные углеводороды, азот- и сераорга-
нические структуры), что значительно расширяет спектр контролируемых газо-
геохимических показателей.
Ниже приводится краткая характеристика результатов апробации данного
прибора на различных объектах Пермского Предуралья.
Нефтегазопоисковые исследования.
Обобщение результатов проведенных на территории Пермского Предура-
лья поисково-геохимических исследований показало, что проявление вертикаль-
ных «ореолов рассеяния» залежей УВ в приповерхностных геохимических полях
в большинстве случаев носит не площадной, а прерывисто-дискретный мозаич-
ный характер, контролируемый наличием зон повышенной проницаемости разре-
за. При этом площадь аномалий, как правило, не превышает первые десятки-
сотни квадратных метров, что определяет точечный характер распределения ано-
мальных проб [1, 2]. Особенно это характерно для нефтяных месторождений Со-
ликамской депрессии, в надпродуктивном разрезе которых развита мощная (300-
400 м) галогенная толща, рассматриваемая в качестве регионального флюидоупо-
ра, обладающего высокими экранирующими свойствами.
Полученные материалы свидетельствуют, что принятая при нефтепоиско-
вых исследованиях методика опробования по равномерной профильной сетке с
шагом 0,3-0,5 км может привести к пропуску относительно небольших по площа-
ди (точечных) аномалий, отражающих проявление вертикальных ореолов рассея-
ния залежей УВ в приповерхностном геохимическом фоне. В этих условиях ис-
пользование экспресс-газоанализатора ECOPROBE-5, позволяющего непосредст-
венно в полевых условиях намечать аномалии предположительно нафтидного ти-
па и производить оперативную корректировку сети опробования с целью уточне-
ния их конфигурации, дает возможность значительно повысить эффективность га-
зогеохимических исследований. Установлено, что рассеянные (подпочвенный
воздух) и сорбированные газы в приповерхностной части разреза формируют тер-
риториально сопряженные генетически связанные аномалии, отражающие посту-
пление миграционных компонентов [2]. Это позволяет сосредоточить основной
объем литогазогеохимических исследований только на уточнение генезиса закар-

45
тированных аномалий, что значительно снижает объем дорогостоящих хромато-
графических анализов.
Разработанная методика нефтепоисковых геохимических исследований,
сочетающая атмо- и литогазогеохимическое опробование, получила практиче-
скую реализацию при выполнение зонально-региональных геолого-
геофизических работ на территории Пермского края, а в настоящее время прохо-
дит апробацию во Вьетнаме и Лаосе (рис. 1).

а б
Рис. 1. Характер приповерхностного газового фона на месторождении
Тьен-Хай С (а) и структуре Блока Champasak & Saravan (б)

Верхнекамское месторождение калийных солей (ВКМКС).


Начало внедрения газогеохимических методов на ВКМКС относится к
2006 г. и связано с затоплением рудника БКПРУ-1. Газогеохимические исследо-
вания в районе аварийной ситуации показали, что нарушение ВЗТ и выщелачива-
ние солей привело к высвобождению столь значительного количества газов, что в
приповерхностном газовом фоне за относительно короткое время (2-3 мес.) сфор-
мировалась высококонтрастная аномалия метана: его содержание в подпочвенном
воздухе в данном районе достигло до 2 – 6 %, а в сорбированных в почво-грунтах
газах — до 7.5 – 20.6 % [2, 4].
Последующее газогеохимическое опробование подработанной территории
шахтных полей ВКМКС показало, что в условиях сохранности водозащитной
толщи основным фактором, приводящим к поступлению углеводородных газов в
приповерхностную часть разреза, являются процессы дегазации деформируемого
породного массива. Формирующийся на подработанной территории приповерх-
ностный газовый фон носит мозаичный характер, что отражает наличие зон при-
родной и техногенной трещиноватости в надсолевой части разреза, контроли-
рующих интенсивность массопереноса высвобождающихся газов. Поступление
этих газов в приповерхностную часть разреза обуславливает формирование на
этих участках в почвенном покрове относительно стабильных очагов повышен-
ных концентраций углеводородных газов [4]. Это позволяет использовать газо-
геохимическое зондирование для контроля процессов техногенеза в геологиче-
ской среде.
Другим направлением использования газогеохимических методов является
контроль за разработкой подсолевых залежей углеводородов. Особенно актуаль-
ной эта задача является в случае одновременной отработки территориально со-
вмещенных запасов калийных руд и нефти.

46
Результаты газогеохимических исследований на территории нефтяного ме-
сторождения имени Архангельского, расположенного в пределах Палашерского
участка ВКМКС, свидетельствуют, что вертикальные ореолы рассеяния залежей
углеводородов на локальных участках проявляются как в калийных пластах, так и
в приповерхностной части разреза. По материалам геофизических исследований
им соответствуют зоны структурно-литологической неоднородности и разуплот-
нения соляной и надсолевой толщ. Не исключено, что подобные зоны могут
иметь свои «корни» и в подсолевой части разреза, что не исключает вероятности
возникновения по ним вертикальных перетоков флюидов при увеличении мас-
штабов техногенных нагрузок в недрах.
Так повторное газогеохимическое опробование территории месторождения
им. Архангельского показало, что ввод в эксплуатацию законсервированных неф-
тяных скважин привел к увеличению контрастности ранее выделенных аномалий
нафтидного типа (рис. 3), что обусловлено, по всей вероятности, повышением
интенсивности «газового дыхания» недр и поступлением в приповерхностную
часть разреза газов, высвобождающихся из деформированного породного массива
в околоствольном пространстве скважин.

2005 г.

2012 г.

Рис. 2. Характер трансформации приповерхностного газового фона


нефтяного месторождения им. Архангельского

Геоэкологические исследования.
Наиболее широко данные методы используются для картирования зон
нефтезагрязнения геологической среды.

Рис. 3. Характер проявления в газовом фоне зоны нефтезагрязнения


приповерхностной гидросферы на Таныпском месторождении

47
Как показали результаты исследований на ряде нефтяных месторождений
Пермского Прикамья (Кокуйское, Чураковское, Таныпское и др.), использование
экспресс-газоанализатора ECOPROBE-5 позволяет по составу подпочвенных га-
зов выделять очаги как «свежего», так и «старого» нефтезагрязнения геологиче-
ской среды (рис. 3).
Зондирование приустьевой зоны эксплуатационных скважин показало
принципиальную возможность использования экспресс-газоанализатора ECO-
PROBE-5 для оценки степени их герметичности. Установлено, что в случае нару-
шения герметичности колонн и активизации вертикального массопереноса ком-
понентов залежей в околоствольном пространстве в приповерхностном газовом
фоне вблизи скважин формируются высококонтрастные углеводородные анома-
лии: содержание метана в подпочвенном воздухе достигает 4,4-7,7%, УВГ – 1,1-
31,5%.
Выявленные особенности формирования приповерхностных аномалий
нафтидного типа позволяют использовать газогеохимическое зондирование не
только для картирования зон загрязнения геологической среды, но и при монито-
ринговых наблюдениях за состоянием подземных нефтепромысловых объектов.
Перечисленные примеры далеко не исчерпывают область применения дан-
ной технологии газогеохимического зондирования. Имеется опыт использования
экспресс-газоанализатора ECOPROBE-5 при инженерно-геологических изыскани-
ях, контроле состояния гидротехнических сооружений, мониторинге масштабов
эмиссии биогаза на полигонах ТБО и др.
Таким образом, обобщение материалов проведенных газогеохимических
исследований показывает, что изучение особенностей газового «дыхания» недр с
использованием современной аналитической аппаратуры дает уникальную ин-
формацию для решения широкого спектра геологических и геоэкологических за-
дач.
Исследования выполнены при поддержке РФФИ и Администрации Перм-
ского края (проекты №№ 09-05-99023, 11-05-96023).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бачурин Б.А. Научно-методические подходы к проведению газогеохи-


мических исследований при решении нефтепоисковых и геоэкологических задач /
Бачурин Б.А., Борисов А.А., Бабошко А.Ю. // Изменяющаяся геологическая среда:
пространственно-временные взаимодействия эндогенных и экзогенных процессов:
Материалы Международной конференции. – Казань: Изд–во Казанск. гос. ун–та,
2007. – Том 1. – С. 315-319.
2. Бачурин Б.А. Теоретические и практические аспекты изучения «газово-
го дыхания» недр // Стратегия и процессы освоения георесурсов: Материалы еже-
год. науч. сессии Горного института УрО РАН по результатам НИР в 2007 г. –
Пермь. – 2008. – С.12-15.
3. Бачурин Б.А. Газогеохимическое зондирование как метод картирования
очагов нефтезагрязнения геологической среды / Бачурин Б.А., Борисов А.А. //
Геология и полезные ископаемые Западного Урала: Материалы регион. научно-
практ. конф. – Пермь: Перм. ун-т. – 2009. – С. 336-340
4. Бачурин Б.А. Газогеохимические методы контроля процессов техноге-
неза в геологической среде Верхнекамского месторождения / Бачурин Б.А., Бори-
сов А.А. // Физико-технические проблемы разработки полезных ископаемых. –
2011. – № 6. – С. 144-151
5. Blaha G., Retief E. New method and instrumentation for the soil contamina-
tion survey (basic introduction) – http://www.rsdynamics.com.

48
А.А. БОРИСОВ

О СВЯЗИ ПРИПОВЕРХНОСТНОГО ГАЗОВОГО ФОНА


С ГОРНО-ГЕОЛОГИЧЕСКИМИ ОСОБЕННОСТЯМИ
ПОДРАБОТАННЫХ ШАХТНЫХ ПОЛЕЙ ВКМКС

Постановка исследований была обусловлена необходимостью оценки со-


временного состояния линейных объектов железнодорожной инфраструктуры,
расположенных на территории выработанного пространства Верхнекамского ме-
сторождения калийно-магниевых солей. Комплекс исследований включал в себя:
сейсмо- и электроразведочные исследования, газогеохимическое зондирование,
бурение инженерных скважин, геомеханическую интерпретацию полученной ин-
формации.
Ранее полученный положительный опыт применения газогеохимических
исследований на участках подработанного пространства в пределах шахтного по-
ля БКПРУ-1 [1, 2] показал, что газовые компоненты являются чутким индикато-
ром состояния надсолевой и солевой части разреза. Установлено, что деформация
и разрушение пород галогенной формации приводит к высвобождению из них в
свободную фазу рассеянных и связанных газов, которые поступают в приповерх-
ностную часть разреза и отображаются в виде газовых аномалий различной кон-
трастности. Максимальной контрастности данные аномалии будут достигать в
случае нарушения ВЗТ и выщелачивания соленосного массива, когда растворение
пород приведет к высвобождению в свободную фазу всех содержащихся в них га-
зах.
С другой стороны, неравномерное оседание земной поверхности на участ-
ках подработанного пространства приводит к формированию зон техногенной
трещиноватости, которые становятся своеобразными каналами процессов дегаза-
ции недр и проявляются в виде достаточно стабильных газовых аномалиях уме-
ренной и средней контрастности. Исходя из этого, приповерхностные газогеохи-
мические исследования были рекомендованы в качестве метода исследования,
дополняющего геофизические методы и позволяющие оценивать возможную
флюидопроницаемость выделяемых ими аномалий.
Опробование районов осуществлялось с помощью экспресс-
газоанализатора Ecoprobe-5, позволяющего определять в составе подпочвенного
газа, откачиваемого из шпуров глубиной 0,5-0,7 м, содержание метана, суммарной
концентрации углеводородов С1-С2, СО2, летучих органических соединений
(ЛОС). Учитывая, что основным углеводородным компонентом рассеянных в со-
леносных отложениях газов является метан, в качестве основного параметра при
интерпретации получаемой информации использовалась его максимальная кон-
центрация в составе подпочвенного газа.
Как показали результаты исследований (табл. 1), для обследованных уча-
стков распределение газогеохимических параметров достаточно различное. В це-
лом, распределение газовых компонентов в подпочвенном воздухе свидетельству-
ет, что в пределах рассматриваемой территории выделяются отдельные зоны, где
его концентрации превышают фоновые.
Природа данных газогеохимических аномалий имеет различный генезис.
Так выделенные в пределах исследованных районов геологические структуры
Троицкого надвига (БКПРУ-4, 2 ЮВП) и Зыряновского сдвига (БКПРУ-2, 9-11-13
ВП) достаточно четко проявились отдельными зонами, объединяющими группы
аномальных пикетов. За пределами данных геологических объектов большинство
газогеохимических аномалий, выраженных одиночными или группой аномальных

49
пикетов, территориально сопряжены с различными осложнениями строения над-
соляной части разреза, выявленных по результатам сейсморазведки.

Таблица 1
Статистические параметры результатов газогеохимического опробования

Компоненты подпочвенного воздуха


Параметр
ЛОС CH4 УВГ
БПКРУ-4, 10 ЮВП и 2 ЮВП (120 пикетов)
Максимальное значение 1725,43 578,86 163,24
Среднее значение 31,95 48,27 20,57
Условный фоновый уровень 204,52 168,02 60,35
Кол-во пикетов, превышающих фон 3 17 17
БКПРУ-2, 14-16 ВП (90 пикетов)
Максимальное значение 15,85 504,23 124,39
Среднее значение 7,78 73,75 17,19
Условный фоновый уровень 12,46 210,72 47,22
Кол-во пикетов, превышающих фон 17 18 18
БКПРУ-2, 7ВП, 9-11-13 ВП (187 пикетов)
Максимальное значение 51,98 894,74 477,25
Среднее значение 11,87 4,48 2,30
Условный фоновый уровень 18,05 28,58 9,76
Кол-во пикетов, превышающих фон 18 11 17
СКРУ-2, 4-9 ЮЗП (50 пикетов)
Максимальное значение 12,45 557,80 119,00
Среднее значение 10,03 11,16 2,38
Условный фоновый уровень 11,83 89,25 19,04
Кол-во пикетов, превышающих фон 9 1 1

Наиболее высококонтрастные газогеохимические аномалии закартированы


в районе 7ВП, 9-11-13ВП БКПРУ-2 (рис.).
Данный участок опробования с одной стороны осложнен в западной части
Зыряновским сдвигом, с другой – в его восточной части по результатам сейсмо-
разведки зафиксированы негативные изменения строения соляной и надсоляной
толщ. Результаты геомеханического моделирования, показали, что к этому участ-
ку приурочены достаточно значительные расчетные скорости оседания земной
поверхности, составляющие на настоящий момент более 1,5 м.
Наименее контрастным из обследованных участков относительно распределе-
ния газовых компонентов является район 4-9 ЮЗП шахтного поля СКРУ-2. По всей
видимости, это объясняется отсутствием значительных как природных, так и техно-
генных нарушений в разрезе соляной и надсоляной толщ. По результатам сейсмораз-
ведки выявленные на данном участке осложнения волнового поля связаны с резкой
изменчивостью гипсометрии структурных поверхностей соляных и надсоляных отло-
жений без видимых признаков зон разуплотнения и трещиноватости.

50
Рис. Результаты газогеохимического опробования района БКПРУ-2

Таким образом, апробация газогеохимических исследований на раз-


личных по горно-геологическим условиям подработанных участках шахт-
ных полей свидетельствует, что анализ особенностей приповерхностного га-
зового поля дает дополнительную информацию, позволяющую судить о ха-
рактере происходящих в геологической среде процессах техногенеза выде-
лять ослабленные зоны, по которым осуществляется массоперенос газов в
приповерхностную часть разреза. Учитывая низкую стоимость апробиро-
ванной методики газогеохимического зондирования с использованием экс-
пресс-газоанализатора Ecoprobe-5, по сравнению с геофизическими иссле-
дованиями, представляется целесообразным при изучении предполагаемых
зон аномального строения шахтных полей производить опережающее газо-
геохимическое опробование, что позволит оптимизировать размещение
сейсморазведочных профилей.
Исследования выполнены при поддержке РФФИ и Администрации Перм-
ского края (проекты 09-05-99023, 11-05-96023).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бачурин Б.А. Газогеохимическое зондирование как метод контро-


ля за развитием аварийной ситуации на БПКРУ-1 / Бачурин Б.А., Борисов
А.А. // Горный информационно-аналитический бюллетень. – 2009. - №4. –
С.371-378.
2. Бачурин Б.А. Газогеохимический мониторинг процессов техногенеза в
геологической среде калийных месторождений / Бачурин Б.А., Борисов А.А., Гле-
бов С.В. // Горный информационно-аналитический бюллетень. – 2011. - №6. –
С.371-378.

51
Е.С. ПЕРВОВА

ИДЕНТИФИКАЦИЯ ИСТОЧНИКОВ
АММОНИЙНОГО ЗАГРЯЗНЕНИЯ РЕК ЗЫРЯНКА И ЛЕНВА

К числу загрязняющих веществ, характерных для калийной промышленности и


контролируемых в стоках и гидросфере, относятся хлориды, сульфаты, калий, натрий,
магний, бромиды и амины. Контроль за содержанием в водах аммония осуществляется
только в наблюдательных гидропостах в районе БКПРУ-3 ОАО "Уралкалий", где в те-
чение нескольких лет функционировало производство сульфата калия, отходы которо-
го являлись источником поступления аммонийного азота в шламохранилище. По дан-
ным ОАО "Уралкалий" согласно расчету по регламентному составу в период работы
фабрики с 1997 по 2004 год в шламохранилище поступило около 90 тыс. тонн аммо-
нийного азота. Несомненно, что утечки фильтрационных рассолов из шламохранили-
ща являются одним из источников загрязнения поверхностных и подземных вод при-
легающей территории. Как показывают данные ведомственного контроля даже спустя
7 лет с момента закрытия производства сульфата калия, концентрация аммонийного
азота в шламохранилище БКПРУ-3 и р. Ленва, в долине которой оно расположено, по-
прежнему высока (до 24-307 мг/дм3) и многократно превышает рыбохозяйственные
нормативы (ПДКр/х – 0,5 мг/дм3). Еще более высокий уровень загрязнения аммонием
характерен для сформировавшегося в районе шламохранилища и солеотвала очага за-
соления подземных вод (до 328-2940 мг/дм3), разгрузка которых в р. Ленва оказывает
существенное влияние на загрязнение данного водотока.
Анализ проб рассолов из шламохранилища БКПРУ-3 свидетельствует, что
концентрация аммонийного азота характеризуется значительной изменчивостью –
от 93,17 до 152,26 мг/дм3 (наименьшие концентрации азота аммонийного наблю-
даются в наименее зашламованной части накопителя). Данные концентрации зна-
чительно выше, чем зафиксированные в настоящее время в технологических рас-
творах обогатительной фабрики (оборотный маточник – 107,86 мг/дм3) и сбрасы-
ваемой в шламохранилище пульпе (47,86 мг/дм3). Это подтверждает, что функ-
ционирующее ранее производство сульфата калия являлось более мощным источ-
ником эмиссии азотсодержащих соединений, чем процессы обогащения калийных
руд. Не исключено, что образовавшиеся в то время глинисто-солевые шламы яв-
ляются в настоящее время дополнительным источником поступления данных со-
единений в рассолы шламохранилища (содержание аммония в водных вытяжках
шлама колеблется в пределах 13,59-21,55 мг/дм3).
Вместе с тем, как свидетельствуют результаты гидрогеохимического опро-
бования, повышенные концентрации аммония фиксируются в гидросфере и ряда
других калийных предприятий, где производство сульфата калия отсутствовало.
Так повышенное содержание аммонийного азота было зафиксировано и в р. Зы-
рянка (0,12-0,60 мг/дм3), относящейся к зоне ответственности БПКРУ-2 (табл. 1).
Как показали результаты обследования, в качестве источников подобного
загрязнения данного водотока являются фильтрационные утечки из объектов от-
вально-шламового хозяйства БКПРУ-2, а также разгрузка подземных вод через
ликвидированные скважины (0,36-1,99 мг/дм3). Несмотря на то, зафиксированные
концентрации аммония в этом районе значительно ниже, чем для БКПРУ-3, они
превышают принятые нормативы для поверхностных вод, в связи с чем представ-
ляет интерес выяснение возможных источников формирования данного вида за-
грязнения гидросферы. Логично предположить, что высокие концентрации аммо-
нийного азота в обоих случаях (р. Зырянка и р. Ленва) объясняются поступлением
водорастворимых соединений из объектов отвально-шламового калийных пред-
приятий.

52
Таблица 1
Результаты анализа проб воды из р. Ленва и р. Зырянка

Мин-ция, NH4+
Место отбора рН
мг/дм3 мг/дм3
р. Ленва
р.Ленва, а/д Пермь-Березники (фон) 7,38 16 0,67
р.Ленва, фильтрац. рассолы 6,71 162 151,84
р.Ленва, ниже станции возврата рассола 7,15 24 13,75
р.Ленва, мост а/д у д. Балахонцево 7,25 26 14,60
р.Ленва, мост а/д у д. Лечино 6,98 20 8,75
р Зырянка
В.-Зыряновское в/х 8,57 371 0,19
р. Зырянка, 100 м СВ скв. № 1543 8,55 376 0,12
р. Зырянка, старица, 230 м выше площадки
7,75 6400 0,60
самоизливающихся скважин
р. Зырянка, 85 м З скв. № 1543 8,54 1036 0,26

Как показали результаты эколого-геохимических исследований, глинисто-


солевые шламы представляют собой поликомпонентные техногенно-минеральные обра-
зования, содержащие компоненты используемых при обогащении калийных руд флотореа-
гентов [1]. Среди них в качестве первоочередных источников азотсодержащих соедине-
ний выступают амины, используемые на стадии шламовой флотации. Не исключено, что
источником поступления различных форм азотистых соединений могут выступать и
другие технологические химреагенты, часто представляющие сложные поликомпонент-
ные смеси, полный состав которых не находит отражения в технических паспортах.
С целью выяснения возможного вклада используемых при обогащении калийных
руд флотореагентов в загрязнение вод соединениями азота проведено лабораторное моде-
лирование поведения систем «реагент – вода». Эксперимент проводился с различными
сроками экспозиции (1, 7, 21 сутки), что позволяет не только изучить состав водных вы-
тяжек реагентов, но и проследить трансформацию их состава с течением времени, т.е.
промоделировать поведение реагентов в шламохранилище и гидросфере (табл. 2).
В основной шламовой флотации действие нерастворимого остатка устраняют
флокулянты (полиакриламид Аккофлок А-110) и реагенты-собиратели (Ethomeen). По-
сле шламовой флотации камерный продукт отправляется на основную флотацию силь-
вина. На этом этапе в работу вступают собиратели (амины), вспениватель (гликолевый
эфир) и регуляторы (смола КС-МФ, газойль). Несмотря на то, что большая часть исполь-
зуемых реагентов сорбируются шламами, часть из них обращается в системе оборотной
циркуляции рассолов (оборотный маточник), являясь источником загрязнения избыточ-
ных рассолов, сбрасываемых в шламохранилища [2].
Как видно из приведенных данных, наиболее мощным источником соединений
азота, включая его минеральные формы, является карбамидо-формальдегидная смола
КС-МФ, в водной вытяжке которой содержание аммония составляет 1206,86 мг/дм3. С
течением времени контакта с водой его концентрация увеличивается примерно в 1,3 раза
за 3 недели. Аналогичная картина отмечается и для другой минеральной формы азота –
нитратов (6,15-33,53 мг/дм3). Это свидетельствует, что в качестве источника минераль-
ных форм азота выступает, по всей видимости, распад азотсодержащих органических
соединений в процессе их гидролиза.
Более сложной является оценка роли в обогащении вод аммонием этокси-
лированных алифатических аминов Ethomeen, также относящихся к классу азот-
содержащих соединений. Это обусловлено плохой растворимостью данного реа-

53
гента в воде и его склонностью к мицеллообразованию. По результатам модель-
ных экспериментов присутствие аммония в его водной вытяжке (76,96 мг/дм3)
удалось обнаружить только спустя 1 месяц контакта (до этого его водные вытяж-
ки не поддавались анализу), хотя присутствие его можно было предполагать ис-
ходя из значительного содержания общего азота (157,7-481,0 мг/дм3).
Вклад остальных флотореагентов в загрязнение вод минеральными форма-
ми азота менее значителен (табл. 2).

Таблица 2
Характеристика водных вытяжек флотореагентов
Время Содержание, мг/дм3
Исследуемый объ-
контакта,
ект Собщ Сорг. Nобщ. NH4+ NO3-
сут
смола марки КС-МФ
1 11903,84 11890,0 1610,0 1206,86 6,15
водная вытяжка 7 12260,29 12250,0 1320,0 1442,53 17,65
21 13494,88 13490,0 1610,0 1579,60 33,53
ПАА (аккофлок А-110)
1 481,92 473,10 264,0 1,01 5,05
0,07% водный
7 552,40 546,40 243,4 2,32 не обн.
раствор
21 553,1 442,8 259,3 3,63 5,19
амины Ethomeen
1 6398,24 6390,00 481,0 - 4,23
1,% водный 7 4618,01 4590,00 157,7 - не обн.
раствор 21 6116,62 6110,00 244,4 - 4,51
30 5368,88 5360,00 278,9 76,96 4,78
газойль
1 44,32 38,82 22,69 0,63 не обн.
водная вытяжка 7 491,38 459,30 8,23 1,64 не обн.
21 186,15 179,80 10,60 1,89 0,98
эфир гликолевый
1 3362,16 3360,00 12,93 1,70 н/опр
водная вытяжка 7 1541,58 1540,00 13,66 2,25 н/опр
21 974,15 971,00 8,60 1,98 н/опр

Таким образом, полученные данные свидетельствуют, что используемые в


процессе флотационного обогащения калийных руд технологические реагенты
могут являться источником загрязнения гидросферы минеральными формами азо-
та, что требует их включения в перечень обязательных контролируемых показате-
лей при проведении гидрорежимных мониторинговых наблюдений за объектами
отвально-шламового хозяйства калийных предприятий.
Исследования выполнены при частичной поддержке из средств УрО РАН в
рамках проекта № 12-Т-5-1017 программы ОНЗ-5 РАН.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бачурин Б.А. Научно-методические подходы к оценке экологической


опасности отходов горного производства // Стратегия и процессы освоения георе-
сурсов. Сборник научных трудов. Вып. 10. - Пермь: ГИ УрО РАН, 2012, с.26-29.
2. Бабошко А.Ю. Эколого-геохимическая характеристика реагентов шла-
мовой флотации калийных руд / Бабошко А.Ю., Первова Е.С. // Стратегия и про-
цессы освоения георесурсов. Сборник научных трудов. Вып. 10. - Пермь: ГИ УрО
РАН, 2012, с. 33-35.

54
Т.А. ОДИНЦОВА

ГЕОХИМИЯ ФТАЛАТОВ
В ПРИРОДНО-ТЕХНОГЕННЫХ ЭКОСИСТЕМАХ

Среди экологически опасных химических соединений особое место зани-


мают стойкие органические загрязнители (СОЗ), выделенные в самостоятельную
группу Стокгольмской конвенцией (Швеция, 2001 г.). Отличительными свойства-
ми СОЗ, основная часть которых имеет антропогенное происхождение, являются
устойчивость к физико-химическому и биохимическому разложению. Способ-
ность растворяться в липидах приводит к накоплению этих токсичных соедине-
ний в тканях живых организмов и переносу по трофическим цепочкам. Опреде-
ляющими показателями токсичности СОЗ являются канцерогенность, мутаген-
ность, влияние на репродуктивную функцию, эндокринный статус и нервно-
психическое развитие [4].
Вместе с тем, необходимо отметить, что система мониторинга СОЗ в на-
шей стране практически отсутствует. Активизация работ в этом направлении свя-
зана с ратификацией Стокгольмской конвенции о СОЗ (ФЗ от 27.06.2011 № 164-
ФЗ) и разработкой проекта Национального плана выполнения РФ Стокгольмской
конвенции о СОЗ [6].
В лаборатории геоэкологии горнодобывающих регионов накоплен доста-
точный объем материалов по СОЗ в природно-техногенных экосистемах [2, 5].
Эколого-геохимические исследования показали, что одним из источников СОЗ
являются отходы добычи и обогащения полезных ископаемых. В работе пред-
ставлены результаты изучения органического вещества (ОВ) отходов калийного,
нефтедобывающего, угледобывающего, медно-колчеданного, бокситового и хро-
митового производств. В битумоидах ОВ перечисленных отходов идентифициро-
ваны фталаты (ФТ), полициклические ароматические углеводороды (ПАУ), хлор-
парафины и полихлорбифенилы, входящие в списки СОЗ.
Самой представительной и распространенной группой СОЗ в изученных
отходах являются ФТ, образование которых, как правило, связывается с техноге-
незом [1]. Однако, эти соединения достаточно широко распространены в земной
коре и присутствуют как в осадочных, так и метаморфических породах [3].
По данным хромато-масс-спектрометрии ФТ, независимо от добываемого
сырья, представлены практически одним и тем же набором соединений. Среди
них идентифицированы диэтил-, диизопропил-, дибутил-, дипентил-, этилаллил-,
дигексил-, диоктил-, ди(2-этилгексил)-, дидодецил-, бутил-2-этилгексилфталаты и
т.д. Отметим, что в ряде образцов эфирные радикалы ФТ представлены хлорбен-
зольными структурами, также обладающими свойствами СОЗ. Однако, концен-
трации ФТ в отходах различных производств резко отличаются. Наиболее загряз-
ненными среди изученных объектов являются отходы меднорудного и калийного
производств (рис. 1). Высокие концентрации ФТ в этих отходах можно связать с
применением в технологическом цикле органических флотореагентов, в составе
которых зафиксировано присутствие фталатных структур (рис. 2). Вместе с тем,
как показывают результаты исследований, важную роль в образовании ФТ играют
гидролитические процессы, запускающие механизм разрушения органо-
минеральных комплексов отходов и активацию соединений, способных к их син-
тезу. Наиболее яркой демонстрацией геохимической значимости воды в процес-
сах образования ФТ являются результаты экспериментального моделирования
поведения системы «отходы - вода», например, с использованием образцов гли-
нисто-солевых шламов, отобранных на объектах складирования отходов обога-
щения калийных руд (рис. 3).

55
90

60
% на фракцию

30

0
1 2 3 4 5 6

Рис. 1. Содержание фталатов в объектах исследования:


- исходное сырье, - отходы, - водная вытяжка отходов,
1 - Сарановское месторождение хромитов, 2 – Гайское медноколчеданное месторождение,
3 – Североуральский бокситовый район, 4 – Сибирское месторождение нефти,
5 - Губахинский коксохимический комбинат, 6 – Верхнекамское месторождение калийных солей

6
% на фракцию

0
1 2 3 4

Рис. 2. Содержание фталатов во флотореагентах


1 – смола карбамид-формальдегидная, 2 – газойль каталитический,
3 – амины оксиэтилированные, 4 – полиакриламид
- исходный реагент,
водные растворы реагента: - через 1 сутки, - через 7 суток, - через 21 сутки,

60
% на фракцию

40

20

0
образец 1 образец 2 образец 3

Рис. 3. Динамика содержаний фталатов в системе «отходы – вода»:


- исходный шлам, - нерастворимый остаток шлама,
водные вытяжки шлама: - первая, - вторая, - третья, - четвертая

56
Результаты экспериментов показали, что отходы под действием экзогенных факторов
(осадки, солнечные инсоляции, газовый режим, температура и т.д.) подвергаются трансфор-
мации, что определяет возможность появления в их составе новых соединений, в том числе и
ФТ. Кроме того, высокие содержания ФТ в водных вытяжках свидетельствует, что отходы
являются источником эмиссии поллютантов в гидросферу и сопредельные среды. Необходи-
мо отметить, что источник достаточно продуктивный, поскольку в его нерастворимом остатке
содержание ФТ увеличилось, несмотря на то, что шламы подвергались последовательной, че-
тырехкратной обработкой водой в соотношении 1:5 по массе (рис. 3).
Ураганное содержание ФТ в водных вытяжках отходов (рис. 1, 3) закономерно вызы-
вает вопрос о химических соединениях, способных их продуцировать. По нашему мнению,
наиболее вероятным источником ФТ являются ПАУ [2]. Экспериментальное моделирования
поведения субстратов, обогащенных ароматическими углеводородами и их производными
(нефть и продукты ее переработки, уголь) показало, что резкое увеличение доли ФТ в водных
вытяжках субстратов наблюдается после резкого снижения в выщелачиваемых комплексах
ароматических структур. Так, в водной вытяжке нефти при экспозиции от 7 до 120 суток со-
держание аренов снижается с 42,2% до 1,4% при одновременном увеличении содержания ФТ
с 21,4% до 80,8% (в расчете на гексановую фракцию аквабитумоидов). В отношении конкрет-
ных структур-продуцентов ФТ можно отметить нафталин, явно доминирующий среди выще-
лачиваемой нефтяной и угольной ароматики. Его преобразование во фталатную форму про-
текает через ряд реакций: нафталин диоксинафталин дигидроксинафталин
нафтохинон фталевая кислота фталаты. Помимо нафталина, образование ФТ можно
связать с трансформацией ортозамещенных бензолов, присутствие которых зафиксировано в
составе исследованных отходов и флотореагентов.
Таким образом, учитывая актуальность проблемы загрязнения окружающей среды
СОЗ, дальнейшие исследования в этом направлении следует ориентировать на изучение
механизма образования этих соединений в отходах как основы диагностических и про-
гнозных оценок возможных масштабов их эмиссии в окружащую природную среду.
Исследования выполнены при частичной поддержке из средств УрО РАН в
рамках проекта № 12-Т-5-1017 программы ОНЗ-5 РАН.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Азарова И.Н. ВЭЖХ метод определения ди(2-этилгексил)фталата для


изучения его поведения в экосистеме озера Байкал: дис .…канд. химн наук:
05.11.11: защищена 30.09.03 / Азарова Ирина Николаевна. - Иркутск, 2003. - 117 с.
2. Бачурин Б.А. Стойкие органические загрязнители в отходах горного
производства / Б.А. Бачурин, Т.А. Одинцова // Современные экологические про-
блемы Севера (к 100-летию со дня рождения О.И. Семенова-Тян-Шанского). Ма-
териалы международной конференции. Часть 2. - Апатиты: Издательство Коль-
ского научного центра РАН, 2006. - С. 7-9.
3. Клиндухов В. П. Эфиры фталевой кислоты в битумоидах пород как по-
казатель высокого метаморфизма РОВ / В.П. Клиндухов [и др.] // Исследования
катагенетических превращений органического вещества. - Л., 1974. - С. 58-64.
4. Майстренко В.Н. Эколого-аналитический мониторинг стойких органи-
ческих загрязнителей / В.Н. Майстренко, Н.А. Клюев. - М.: БИНОМ. Лаборатория
знаний, 2004. - 323 с.
5. Одинцова Т.А. Стойкие органические загрязнители в отходах нефтедо-
бычи / Т.А. Одинцова // Стратегия и процессы освоения георесурсов: Материалы
ежегодной научной сессии Горного института УрО РАН по результатам НИР в
2005 г. - Пермь: Горный институт УрО РАН, 2006. - С. 30-32.
6. Подготовка к выполнению в Российской Федерации Стокгольмской конвен-
ции о стойких органических загрязнителях [Электронный ресурс]. Режим доступа:
httр://www.cip-pops.ru/.

57
А.А.ПАНЬКОВ, П.А.ЛЫХИН, В.И.КЛЕПИКОВ

КОНТАКТНЫЙ ДАТЧИК ЭЛЕКТРОПРОВОДИМОСТИ


ПРИРОДНЫХ И ШАХТНЫХ ВОД

При измерении электропроводимости шахтных вод, по которой судят о


концентрации растворенных в ней солей, широкое распространение получили
датчики в виде пологого цилиндра, внешняя поверхность которого является
поверхностью диэлектрического материала, а внутренняя её часть выполнена в
виде чередования цилиндрических поверхностей диэлектрика и металлических
электродов – двух токовых и двух потенциальных. Если один из концов такого
датчика герметически закрыт, его заполняют исследуемым раствором, измеряют
проводимость раствора и по её значению и при известной константе датчика
определяют удельную проводимость раствора.
Но подобного рода датчик, будучи открытым с обоих концов удобен и для
измерения раствора в потоке. Его можно встроить в отвод трубопровода основной
магистрали, расположить должным образом в проточном резервуаре или,
наконец, с его помощью измерить электропроводимость жидкости на разных
глубинах какого-либо водоема. Но во всех перечисленных случаях неизбежна
значительная погрешность измерения, обусловленная тем, что кроме тока,
текущего через токовые электроды внутри датчика, через них будет проходить
ток, текущий «снаружи» датчика. Этот дополнительный ток мы будем в
дальнейшем называть током утечки.
Поэтому возникает задача устранения (значительного уменьшения)
влияния тока утечки на результат измерения проводимости. И решение её, как
полагают авторы статьи, достигается на удивление просто путем введения в
описанную выше конструкцию датчика дополнительного токового электрода. На
рис.1 приведено схематическое изображение предполагаемой нами конструкции
датчика в его меридианном сечении. На этом рисункеТЭ1 и ТЭ2 – «основные»
токовые электроды; ПЭ1 и ПЭ2 –потенциальные электроды; ТЭ3-
дополнительный токовый электрод; ИП – источник питания переменного тока
низкой частоты; А – амперметр; V – вольтметр . Все электроды - цилиндрические.

Рис. 1. Схематическое изображение меридианного сечения простейшего датчика


и измерительная схема

58
Пусть датчик расположен вертикально, нижний конец его герметично
закрыт и в датчик налита проводящая жидкость. Ввиду очень малого внутреннего
сопротивления амперметра электроды ТЭ2 и ТЭ3 находятся практически под
одним потенциалом и ток поэтому в жидкости между ними практически не течет.
Пусть даже он совсем не течет между этими электродами, т.е. потенциалы их
полностью совпадают.
Но через электрод ТЭ3 в измерительную цепь все же пройдет некоторая
часть тока электрода ТЭ1, другая часть которого пройдет через электрод ТЭ2 и
через амперметр, что показано на рисунке сплошными линиями со стрелками .
Естественно предположить, что ток через электрод ТЭ2 значительно больше, чем
ток через электрод ТЭ3, если последний находится на значительном удалении от
электрода ТЭ2, а внутренний диаметр датчика достаточно мал. Пусть теперь
датчик открыт для протекания жидкости с обеих концов и погружен в резервуар с
исследуемым раствором. Тогда ток электрода ТЭ1 потечет не только внутри
датчика, но и снаружи. Следует ожидать, что он распределится между
электродами ТЭ2 и ТЭ3 таким образом, что «львиная» доля тока утечки пройдет
в измерительную цепь через электрод ТЭ3 и значит «мимо» амперметра и не
скажется на его показаниях, в то время как основная часть внутреннего тока по-
прежнему будет течь через амперметр. В результате показания амперметра при
наличии утечки и её отсутствии не будут сильно отличаться друг от друга.

Рис. 2. Схема установки для проведения экспериментов

59
Чтобы определить, насколько эффективной может оказаться
предложенная нами конструкция датчика (в сочетании с измерительной
схемой), нами были проведены прямые эксперименты на установке,
изображенной на рисунке 2. Размеры датчика в миллиметрах приведены на
рисунке. Источник питания ИП представлял собой стабилизатор
напряжения переменного тока частоты 50гц и напряжения 12 в. В датчике
вблизи его торцов были расположены на время экспериментов
вспомогательные электроды ВЭ1 и ВЭ2, которые через тумблер В1 и
резистор R могли соединяться между собой. Датчик располагали
вертикально и заполняли водопроводной водой. При замкнутом тумблере
В1 образовывалась цепь утечки датчика. Сопротивление этой цепи
определяется суммой сопротивлений резистора R и жидкостных
промежутков между электродами ВЭ1 и ТЭ1 и между электродами ВЭ2 и
ВЭ3. Так сформированная цепь утечки позволила упростить процесс
измерения. Акт одного измерения состоит лишь в изменении положения
тумблера В1 и снятии показаний амперметра до и после этого изменения и
может воспроизводиться множество раз, а его продолжительность таким
образом, слишком мала для того, чтобы за время его проведения
возможная нестабильность измерительной аппаратуры может существенно
проявиться.
Первый цикл измерений проводили при выключенном тумблере В2. При
этом электрод ТЭ3 был отключен от измерительной схемы. Измеряли
относительную разность в показаниях амперметра при наличии утечки и при её
отсутствии. Она составила 46%.
Во втором цикле измерений тумблер В2 выключали и электродТЭ3
оказывался задействованным. И в этом случае усредненное значение
относительной разности показаний амперметра при наличии утечки и без неё
составило 0,093% при среднеквадратическом отклонении 0,15%. Итак, если
измеряется ток в цепи электрода ТЭ2 (но не в цепи электрода ТЭ1!), то результат
измерения практически не зависит от наличия или отсутствия утечки, что
предоставляет широкие возможности использования предложенного нами
датчика.
В заключение отметим, что вариант с использованием дополнительного
токового электрода ТЭ3 не является единственным. В патентной литературе
фигурирует схема, в которой электрод ТЭ3 соединен накоротко не со средним
электродом ТЭ2, а с электродом ТЭ1 и оба жидкостных участка между соседними
электродами оказываются соединенными параллельно !1!. Используя принцип
наложения можно показать, что по части преодоления влияния утечки известная
схема равноценна предложенной нами. Но рассмотренное нами устройство
несколько проще, экономичнее и представляет больше возможностей для
конкретной разработки.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Контактный датчик электропроводности растворов. а.с. № 243946 СССР


МПК G 01n 26/06.
2. Розенблит А.Б., Раисов О.А. и Зозуля Б.И. №1004754/26-25; заявлено
23.04.1965, опубликовано 14.05.1969. Бюллетень №17.

60
МЕХАНИКА ГОРНЫХ ПОРОД
А.А. БАРЯХ

ПРИКЛАДНЫЕ ЗАДАЧИ ГЕОМЕХАНИКИ НА ВКМКС:


РЕАЛИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Горная геомеханика относится к ряду тех научных дисциплин, фундаменталь-


ные задачи которых диктуются непосредственно практикой ведения горных работ.
Большая Советская Энциклопедия определяет горную геомеханику или меха-
нику горных пород, как «науку о механических свойствах породных массивов и меха-
нических процессах, происходящих в них при ведении горных работ. Горная геомеха-
ника имеет главной целью рациональное управление горным давлением…».
Вместе с тем, можно сформулировать и встречный тезис. Какие современные методы
теоретической и экспериментальной геомеханики сегодня востребованы горным производст-
вом, в частности на рудниках Верхнекамского месторождения калийных солей?
С точки зрения области применения геомеханики на ВКМКС можно выделить два
основных аспекта. Это разработка новых методик, базирующихся на комплексных геоме-
ханических исследованиях и многовариантном математическом моделировании, для ос-
новного нормативного документа - «Указаний по защите рудников от затопления…». От-
личительной функциональной особенностью этих методик является получение на основе
современных подходов относительно простых расчетных оценочных параметров, пред-
ставленных в виде инженерных формул либо номограмм. За последние годы в «Указа-
ния…» включен целый ряд методик, разработанных с привлечением методов математиче-
ского моделирования и комплекса натурных и лабораторных исследований. Это методи-
ка определения безопасных условий подработки ВЗТ на участках развития открытых
трещин, методика определение условий безопасной подработки ВЗТ на участках выкли-
нивания ВЗТ2 и ВЗТ3, методика определения условий, исключающих массовое обру-
шение пород в очистных камерах. На основе установленного соответствия между степе-
нью нагружения междукамерных целиков и наибольшей нормированной величиной ин-
тенсивности напряжения, действующего по всей его ширине (высоте), получены количе-
ственные оценки коэффициента, корректирующего расчет степени нагружения в слож-
ных горно-геологических и нестандартных горнотехнических условиях разработки (на-
клонное залегание пластов, наличие нескольких межходовых целиков и др.).
В рамках совершенствования нормативной базы получен и ряд «задельных» ре-
зультатов, которые после определенной «шлифовки» и практического опробования
должны быть включены в «Указания…». Здесь в первую очередь следует указать на
уточнение критериев нарушения сплошности ВЗТ. Так, по результатам многовариант-
ных численных экспериментов показано, что разрушение пластов каменной соли, сла-
гающих ВЗТ, может быть в рамках количественных оценок связано с разностью мак-
симальных оседаний на смежных участках, отработанных с разными параметрами,
приуроченной к ней относительной длиной краевой части мульды сдвижения, и глу-
биной горных работ. На основе выявленных закономерностей предложены инженер-
ные критерии обеспечения безопасных условий подработки ВЗТ, базирующиеся на
регламентации суммарной мощности ненарушенных пластов каменной соли, макси-
мальных оседаний и недопущению образования трещин отрыва. Представляет также
интерес методика оценки изменения степени нагружения междукамерных целиков во
времени, учитывающая взаимоувязанный процесс разрушения их краевых частей и
обрушение пород технологического междупластья. Безусловно, для полновесной ее
реализации требуется экспериментальное уточнение параметрического обеспечения в
части получения адекватной кривой длительной прочности и доведения результатов
математического моделирования до инженерных приложений.

61
Второе направление прикладной геомеханики связано непосредственно с научным
обеспечением безопасности горных работ. Наиболее утилитарным и востребованным на
рудниках, конечно, является лабораторное определение физико-механических свойств. В
последние годы этот процесс приобрел четкую плановую форму. В «Технологическом
регламенте по обеспечению безопасности горных работ на рудниках ОАО «Уралкалий»
нормативно закреплена сетка и схема отбора образцов для физико-механического опробо-
вания. Вместе с тем, из всего комплекса показателей, получаемых при механических ис-
пытаниях, по сути, используется только предел прочности при одноосном сжатии. Ос-
тальные параметры не участвуют в инженерных геомеханических расчетах, а лишь сла-
гают общую базу данных и востребуются только при математическом моделировании,
которое проводится все-таки для ограниченного количества участков шахтных полей.
В настоящее время современное оборудование позволяет испытывать образцы от-
носительно большого размера в сложных режимах нагружения (трехосное сжатие, сдвиг
со сжатием), что зачастую, отражает реальное напряженное состояние несущих элементов
камерной системы разработки и дает возможность количественно оценивать свойства
элементов строения соляного массива (контакты, глинистые прослои и т.д.). В этой связи
значительные перспективы, на наш взгляд, связаны с привлечением в геомеханические
расчеты данных более универсальных и содержательных показателей.
К сожалению, все еще единичными являются натурные исследования свойств и
параметров напряженно-деформированного состояния подработанного соляного массива.
Это экспериментальное направление не имеет системного характера и в действующих
нормативных документах закреплено лишь в рекомендательной форме. Безусловно, для
этого есть ряд объективных причин. Во-первых, трудоемкость шахтных экспериментов,
во-вторых, отсутствие стандартизированных методик и, в-третьих, проблема сохранности
аппаратуры при долговременных измерениях. Тем не менее, данные исследования необ-
ходимо расширять и активно внедрять в горную практику, поскольку, очевидно, что пара-
метрическое обеспечение, полученное в натурных условиях, позволяет более адекватно
оценивать свойства и состояние породного массива. Применительно к Верхнекамскому
месторождению вследствие значимой неоднородности соляных пород в первую очередь
необходимо внедрить методику натурного определения их свойств на большой базе.
Важным представляется оценка параметров деформирования несущих элементов камер-
ной системы разработки, включая и режим ползучести, а также действующих напряже-
ний. Эта информация даст возможность откалибровать математические модели и, следо-
вательно, повысить достоверность геомеханических расчетов.
В последние десятилетия наибольший, на наш взгляд, прогресс в прикладной гео-
механике связан с внедрением в систему обеспечения защиты калийных рудников от за-
топления математического моделирования, как самостоятельного подхода. Его использо-
вание регламентировано нормативными документами и, что не менее важно, является
позитивно воспринимаемым техническими службами и органами горного надзора.
Математическое моделирование процессов деформирования и разрушения
ВЗТ проводится в упругопластической постановке. Рассматривается идеальная
упругопластическая среда, для которой связь между деформациями и напряже-
ниями на допредельной стадии описывается законом Гука, а предельные напря-
жения в области сжатия определяются параболической огибающей кругов Мора.
В области растяжения предельные напряжения ограничиваются пределом проч-
ности на растяжение. В зависимости от условий решаемых задач математическое
моделирование может осуществляться в двухмерной или трехмерной постановке.
При математическом моделировании учитываются основные особенности
слоистого строения подработанного массива, при необходимости наличие глини-
стых контактов и действие массовых сил. В расчет включаются выделенные по
результатам сейсморазведочных работ аномалии, которые идентифицируются по
генезису (природные или природно-техногенные) и отражаются, как области с

62
пониженными механическими свойствами соляных пород. Анализ деформирова-
ния подработанного массива во времени основывается на математическом опи-
сании фактических или прогнозных графиков нарастания оседаний земной по-
верхности. Реализация данного реологического подхода осуществляется по разра-
ботанной модификации метода переменных модулей упругости.
Численное решение задач математического моделирования выполняется
методом конечных элементов в перемещениях с дискретизацией рассматриваемой
области на треугольные элементы первого порядка при двумерной постановке и
по полуаналитической схеме – при трехмерной.
Локализация пластических деформаций в физическом смысле трактуется,
как разрушение пород ВЗТ: в области сжатия вследствие развития трещин сдвига,
в области растяжения – трещин отрыва. Исходя из этих позиций, производится
анализ опасности нарушения сплошности ВЗТ под воздействием горных работ.
В случае, если сейсморазведочная аномалия обусловлена техногенными факто-
рами, результаты геофизических исследований используются для параметрической
настройки геомеханической модели. Для этого путем уменьшения прочностных и де-
формационных свойств соляных пород обеспечивается пространственное соответствие
областей пластического деформирования (нарушения сплошности ВЗТ) выделенным
волновым аномалиям природно-техногенного генезиса. Кроме того, адекватность ре-
зультатов математического моделирования геомеханических процессов при возмож-
ности контролируется согласованием расчетных и фактических оседаний земной по-
верхности на конкретный момент времени.
Примерно в таком методическом формате математическое моделирование
используется на рудниках ВКМКС для режимной оценки устойчивости ВЗТ на
отработанных потенциально опасных участках шахтных полей и реже на подго-
товленных к очистной выемке. По результатам этих оценок, в случае необходи-
мости, разрабатываются рекомендации по дополнительным мерам охраны ВЗТ,
производится актуализация схемы районирования шахтных полей по опасности и
рискам нарушения сплошности ВЗТ.
Каковы перспективы применения методов математического моделирования на
ВКМКС? Их, по-видимому, надо разделить на две группы: организационные и мето-
дические. В качестве организационных, представляется, что уже является насущным
применение методов математического моделирования геомеханических процессов на
стадии проектирования, по крайней мере, на участках со сложным геологическим
строением. И второе – необходимо предоставить возможность специализированным
службам предприятий самостоятельно выполнять упрощенный анализ состояния ВЗТ
методами математического моделирования. В этом направлении определенная работа
проводится, пока на стадии адаптации программного комплекса «FLAC» фирмы Itasca
к оценке безопасных условий подработки ВЗТ. Что касается перспектив совершенст-
вования методики математического моделирования, то здесь, в первую очередь, следу-
ет отметить необходимость уточнения и более полного использования параметриче-
ского обеспечения геомеханических расчетов. Это относится к результатам геофизиче-
ских исследований, лабораторным испытаниям в сложных режимах нагружения, шахт-
ным измерениям. Включение в расчеты данной новой экспериментальной информа-
ции потребует, безусловно, и усложнения математической модели подработанного
массива. Должен также расширяться спектр задач, решаемых методами математиче-
ского моделирования. Например, уже сейчас есть все возможности выполнять анализ
показателей деформации земной поверхности с оценкой их ориентации методами ма-
тематического моделирования, что повысит уровень охраны подработанных объектов.
Таким образом, несмотря на объективно высокую степень востребованно-
сти современных методов геомеханики на рудниках ВКМКС, значительными ос-
таются и перспективы ее развития.

63
С.Ю. ЛОБАНОВ

ОЦЕНКА ИЗМЕНЕНИЯ НЕСУЩЕЙ СПОСОБНОСТИ


МЕЖДУКАМЕРНЫХ ЦЕЛИКОВ
ВО ВРЕМЕНИ

В пределах Верхнекамского месторождения калийных солей (ВКМКС)


сильвинитовые пласты АБ и КрII отрабатываются камерной системой разработки
с поддержанием вышележащей толщи целиками различных размеров. Степень их
устойчивости определяется комплексом факторов: механическими свойствами
пород, глубиной горных работ, порядком отработки пластов, шириной и высотой,
а также размерами очистных камер. Важным фактором в обеспечении безопасно-
сти горных работ на калийных рудниках является фактор времени, который непо-
средственно влияет на устойчивость конструктивных элементов камерной систе-
мы разработки и долговременную сохранность водозащитной толщи. В этой связи
учет реологических свойств соляных пород, особенно длительной прочности, оп-
ределяющей характер разрушения во времени, является важным и актуальным
для практики геомеханического обеспечения защиты калийных рудников от зато-
пления.
В предыдущих исследованиях [1] выполнен геомеханический ана-
лиз изменения степени нагружения междукамерных целиков на пластах
АБ и КрII в процессе обрушения технологического междупластья. При
этом оценка данного показателя производилась без учета собственного
разрушения междукамерных целиков вследствие увеличения их высоты
и соответственно снижения несущей способности. Вместе с тем, оба
этих процесса (обрушение междупластья и разрушение целиков) проте-
кают взаимосвязано: обрушение кровли, как уже отмечалось, обуславли-
вает снижение несущей способности целиков, а разрушение краевой час-
ти целиков ведет к увеличению пролета очистных камер и дополнитель-
ному разрушению междупластья.
Математическое моделирование процесса разрушения междупластья вы-
полненное в работе [1] не учитывало фактор длительной прочности соляных по-
род. В данных исследованиях рассмотрен процесс изменения степени нагружения
междукамерных целиков во времени при обрушении технологического между-
пластья.
Геомеханические расчеты базировались на математическом моделирова-
нии напряженно-деформированного состояния камерного блока, критериальной
оценке разрушения технологического междупластья и целиков с последующим
анализом изменения их степени нагружения. На стадии применения критериев
разрушения исследования проводились в двух вариантах: на базе предела дли-
тельной прочности соляных пород при одноосном сжатии и с учетом полной кри-
вой их длительной прочности.
Оценка изменения степени нагружения междукамерных целиков в процес-
се обрушения технологического междупластья АБ – КрII основывалась на мате-
матическом моделировании напряженно-деформированного состояния двухпла-
стового камерного блока [2].
Математическое моделирование процесса разрушения междупластья про-
водилось в постановке плоской деформации. Напряженное состояние камерного
блока описывалось идеальной упругопластической средой, для которой связь ме-
жду деформациями и напряжениями на допредельной стадии определяется зако-
ном Гука. Предельные напряжения в области сжатия рассчитывались в соответст-
вии с законом Кулона-Мора:

64
τ max = τ пр , (1)
τ пр = C + σ n tgϕ , (2)
где коэффициент сцепления С и угол внутреннего трения ϕ определяются пре-
делами прочности горной породы на сжатие σ сж и растяжение σ р :
⎛ σ сж − σ раст ⎞
σ растσ сж
C= ; ⎟

ϕ = arctg⎜⎜
(3)
σ
⎝ раст + σ
σ раст + σ сж
сж ⎠

При этом в выражениях (3) в качестве предела прочности при одноосном сжатии
использовался его длительный аналог (предел длительной прочности) или учиты-
валось изменение прочности соляных пород во времени в соответствие с кривой
длительной прочности:
σ сж = f (t ) , (4)
построенной на основе результатов лабораторных испытаний [3] (рис.1).

0.8
Уровень нагружения

0.6

0.4
предел длительной прочности

0.2

0
0 200 400 600
Время разрушения, сут

Рис. 1. Кривая длительной прочности красного сильвинита

В области растяжения предельное напряжение ограничивалось пределом


прочности на растяжение:
σ 1 = σ раст (5)
Численная реализация осуществлялась методом конечных элементов в пе-
ремещениях [4] с дискретизацией рассматриваемой области на треугольные эле-
менты первого порядка. Конечно-элементное решение упругопластической зада-
чи основывалось на методе начальных напряжений [5].
При численном моделировании деформирования глинистых контактов ме-
жду слоями использовались контактные элементы Гудмана [6].
В качестве критерия обрушения пород междупластья принималось,
сформулированное ранее условие [2,7]: выход зоны действия растягиваю-
щих напряжений на обнажение (граница массив-камера) и достижение обла-
стью сдвиговой трещиноватости зоны расслоения по глинистым контактам.

65
Численные эксперименты показали, что разрушение краевых частей между-
камерных целиков в основном происходит под действием горизонтальных
растягивающих напряжений. Поэтому в качестве критерия разрушения це-
ликов использовалось выражение (5).
Разрушение кровли выработки оказывает существенное влияние на несу-
щую способность междукамерных целиков и соответственно обуславливает изме-
нение степени их нагружения, которая представляет некоторую интегральную ха-
рактеристику их напряженного состояния, непосредственно не связанную с рас-
пределением в конструкции компонент тензора напряжений. Для условий
ВКМКС расчетное значение степени нагружения определяется согласно дейст-
вующему нормативному документу [8]:
P γlH 0
С= = , (6)
Q bσ n
где P – средняя нагрузка на целик; Q – несущая способность целика; γ – объем-
ный вес пород; l – межосевое расстояние; H 0 – максимальное значение расстоя-
ния от земной поверхности до кровли целиков на рассматриваемом участке отра-
ботки; b – расчетная ширина междукамерных целиков; σ n – расчетная несущая
способность целиков.
Расчетная несущая способность междукамерных целиков оценивается по
формуле:
σn = k fσm , (7)
где k f – коэффициент формы, характеризующий зависимость несущей способно-
сти от отношения ширины целиков (b ) к их высоте (m ) ; σ m – агрегатная проч-
ность пород в массиве.
Количественное соответствие между степенью нагружения междукамер-
ных целиков и инвариантами их напряженного состояния обосновано в работе [9],
где в качестве условия прочности соляных пород принимался энергетический
критерий в виде:
K = σ i /σ m ≤ 1, (8)
В выражении (8) σ i = I 2 ( Dσ ) – интенсивность касательных напряжений,
определяемая величиной второго инварианта девиатора напряжений. Выполнен-
ные многовариантные расчеты показали устойчивую взаимосвязь степени нагру-
*
жения междукамерного целика со значением параметра K , действующим по
всей ширине или высоте целика [9]:
C = K *. (9)
Установленное соответствие в виде соотношения (9) имеет принципиально
важное значение для расчета степени нагружения междукамерных целиков. Па-
раметр K * в отличие от расчета степени нагружения междукамерных целиков C
по формуле (6) отражает особенности их напряженного состояния, обусловлен-
ные всем разнообразием горнотехнических и горно-геологических условий ка-
мерной системы разработки.
Предложенный подход, использован для математического модели-
рования изменения напряженного состояния междукамерных целиков в за-
висимости от постепенного разрушения несущих элементов камерной сис-
темы разработки.
Анализировались два варианта параметров камерной системы разработки
(табл.1).

66
Таблица 1
Параметры системы разработки

Вариант Пласт Межос. Ширина Ширина Высота Степень


расчета расстояние (l), камеры (а), целика (b), целика (m), нагружения,
м м м м С
АБ 3.2 8.8 3.2 0.20
1 12.0
КрII 6.0 6.0 5.0 0.35
АБ 5.1 9.0 3.2 0.20
2 14.1
КрII 5.1 9.0 5.0 0.20

Свойства соляных пород технологического междупластья АБ-КрII,


глинистых контактов и целиков принимались по данным лабораторных
испытаний [2]. Мощность технологического междупластья h при мате-
матическом моделировании варьировалась и составляла соответственно
8 м, и 4 м.
Критериальный анализ процесса разрушения технологического между-
пластья выполнялся в двух вариантах. В первом случае в условие Кулона-
Мора использовался предел длительной прочности соляных пород при одно-
осном сжатии, который принимался равным 0.4σ сж (рис.1), где σ сж - мгновен-
ный предел прочности на сжатие соляных пород. Во втором случае учитыва-
лось изменение предела прочности во времени в соответствии с кривой дли-
тельной прочности (рис.1).
Разрушение междупластья проводилось в динамике развития этого процес-
са согласно, предложенным ранее критериям обрушения пород кровли [2,7].
Оценка разрушение краевых частей междукамерных целиков вследствие растяже-
ния осуществлялось согласно критерию (5).
Изменение степени нагружения междукамерных целиков в процессе
разрушения их краевых частей и технологического междупластья при пара-
метрах отработки с межосевым расстоянием l = 12 м , полученное в соответ-
ствие с принятой в расчетах кривой длительной прочности представлено на
рис.2. Первая кривая соответствует мощности междупластья h = 4 м , вторая -
мощности междупластья h = 8м . Для обоих графиков характерны два участка
изменения степени нагружения целиков. Первый отражает резкое увеличение
степени нагружения, второй ее стабилизацию. При этом уменьшение мощно-
сти технологического междупластья обуславливает более интенсивное нарас-
тание степени нагружения.
Таким образом, разработана, основанная на математическом мо-
делировании напряженно-деформированного состояния конструктивных
элементов камерной системы отработки и критериях обрушения пород
кровли, методика оценки увеличения степени нагружения междукамер-
ных целиков во времени, учитывающая разрушение их краевых частей,
частичное обрушение технологического междупластья и длительную
прочность пород.

67
С
0.7

1
0.6 2

0.5

0.4

0.3

t, сут
0.2
0 100 200 300 400 500 600

Рис. 2. Изменение степени нагружения междукамерных целиков во


времени для различной мощности технологического
междупластья: 1- h = 4 м, 2- h = 8м

СПИСОК ДИТЕРАТУРЫ

1. Барях А.А., Лобанов С.Ю., Шумихина А.Ю., Ломакин И.С. Ана-


лиз изменения несущей способности междукамерных целиков при раз-
рушении технологического междупластья// ГИАБ. – Москва: МГГУ,
2013, №1, с. 27-33.
2. Барях А.А., Шумихина А.Ю., Токсаров В.Н., Лобанов С.Ю., Евсе-
ев А.В. Критерии и особенности разрушения слоистой кровли при разра-
ботке Верхнекамского месторождения калийных солей // Горный журнал,
2011, №11, с. 15-19.
3. Провести экспериментальные исследования параметров длительной
прочности сильвинитовых пород применительно к расчету параметров системы
разработки. Отчет о НИР. Пермь. ГИ УрО РАН.-2006.
4. Зенкевич О. Метод конечных элементов в технике. - М.: Мир, 1975.
5. Фадеев А. Б. Метод конечных элементов в геомеханике. - М.: Недра,
1987.
6. Goodman R. The mechanical properties of joins // Adv. Rock Mech. 1974.
V.1, Pt A. P. 127-140.
7. Барях А.А., Федосеев А.К. О механизме формирования карстовых про-
валов на земной поверхности // Физико-технические проблемы разработки полез-
ных ископаемых, 2011, № 4, с. 12-22.
8. Указания по защите рудников от затопления и охране подрабатываемых
объектов в условиях ВКМКС. - СПб., 2008.
9. Барях А.А., Самоделкина Н.А. К расчету устойчивости целиков при ка-
мерной системе разработки // Физико-технические проблемы разработки полез-
ных ископаемых, 2007, №1, с. 11-20.

68
Е.А. ТЕЛЕГИНА

ГЕОМЕХАНИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ И


ЭФФЕКТИВНОСТИ СОЗДАНИЯ ЗОН СМЯГЧЕНИЯ У ПОСТОЯННЫХ
ИЛИ ДЛИТЕЛЬНО ОСТАНОВЛЕННЫХ ГРАНИЦ ГОРНЫХ РАБОТ

Применительно к Верхнекамскому месторождению калийно-магниевых


солей проведен анализ эффективности создания зон смягчения у постоянных или
длительно остановленных границ горных работ путем одноступенчатого или
двухступенчатого изменения параметров камерной системы разработки, приме-
нения закладки выработанного пространства, выемки одного из рабочих пластов.
Математическое моделирование осуществлялось в двухмерной упругопластиче-
ской постановке для условий плоского деформированного состояния по стандарт-
ной схеме метода конечных элементов [1]. Для оценки состояния водозащитной
толщи (ВЗТ) использовались критерии Кулона-Мора [2] и предельных растяги-
вающих напряжений.
Рассматривался характерный для условий Верхнекамского месторождения
геологический разрез с субгоризонтальным залеганием пластов без учета ано-
мальных особенностей строения ВЗТ. В качестве базового варианта принята отра-
ботка пласта КрII с податливыми целиками (ширина целиков 2,9 м, ширина камер
6,1 м, вынимаемая мощность 3,7 м) и пласта АБ с параметрами: ширина камер 3,2
м, ширина целиков 5,8 метра, вынимаемая мощность 3,2 м. Глубина ведения гор-
ных работ составляла 320 м. Протяженность зоны смягчения варьировалась в
диапазоне от 50 до 200 метров.
В геомеханических расчетах анализировались следующие условия ведения
очистных работ у постоянных или длительно остановленных границ:
1. Отсутствие зоны смещения у постоянных или длительно остановленных
границ горных работ.
2. Создание одноступенчатой зоны смягчения различной протяженности за
счет изменения параметров камерной системы разработки.
3. Создание двухступенчатой зоны смягчения различной протяженности за
счет изменения параметров камерной системы разработки.
4. Создание зоны смягчения различной протяженности путем закладки ис-
ходных очистных камер пласта КрII (ширина целика 2,9 м, ширина камеры 6,1 м)
с коэффициентом заполнения 0,8.
5. Создание зоны смягчения различной протяженности за счет отработки
одного из рабочих пластов.
Формирование одноступенчатой зоны смягчения в расчетах осуществля-
лось путем перехода в ее пределах к параметрам с межосевым расстоянием 10,5
метров (ширина целиков на пласте АБ - 7,3 м, на пласте КрII - 4,4 м). Двухсту-
пенчатая зона смягчения с равными по протяженности ступенями создавалась пу-
тем перехода в ее пределах от параметров с межосевым расстоянием 10,5 м (ши-
рина целиков на пласте АБ - 7,3 м, на пласте КрII - 4,4 м) к параметрам с межо-
севым расстоянием 12,7 м (ширина целиков на пласте АБ - 9,5 м, на пласте КрII -
6,6 м)
Прогноз геомеханической ситуации производился по мере развития про-
цесса сдвижения во времени вплоть до достижения конечных оседаний земной
поверхности в зоне полной подработки.
Анализ эффективности создания зон смягчения у постоянных или длитель-
но остановленных границ горных работ проводился относительно первого вари-
анта, когда горные работы ведутся без применения дополнительных мер охраны
ВЗТ (отсутствие зоны смягчения).

69
Динамика разрушения пластов ВЗТ за счет сдвига и растяжения без зоны
смягчения через 70 лет после отработки запасов представлена на рис.1. Как видно,
нарушенности за счет сдвига подвержены все карналлитовые пласты, развитые в
интервале ВЗТ. Практически все слои межпластовой каменной соли в средней и
нижней части ВЗТ теряют свою устойчивость.

Рис. 1. Формирование зон техногенной нарушенности через 70 лет после


отработки в отсутствие зоны смягчения

Проведенный сравнительный геомеханический анализ эффективно-


сти мер охраны ВЗТ при различных способах создания зон смягчения при-
менительно к постоянным или длительно остановленным границам горных
работ позволил получить следующие оценки. Наибольшее снижение техно-
генной нагрузки на пласты ВЗТ через 70 лет после отработки имеет место
при двухступенчатой зоне смягчения (рис.2,б, ширина каждой ступени со-
ставляет 100 метров). Достаточно высокая эффективность зоны смягчения
протяженностью 200 метров достигается при одноступенчатом изменении
параметров камерной системы отработки (рис.2,а). Здесь межпластовая ка-
менная соль в средней части ВЗТ сохраняет свою устойчивость. Эффек-
тивность зоны смягчения путем закладки пласта КрII (рис.2,в) при ее про-
тяженности в 200 метров при принятых в расчетах параметрах очистной
выемки в целом выше, чем одноступенчатой зоны смягчения и несколько
ниже двухступенчатой. Формирование зоны смягчения путем отработки
только одного пласта КрII с податливыми целиками (рис.2,г) не является
достаточной мерой охраны ВЗТ. Как видно, характер деформирования под-
работанного массива практически полностью аналогичен с процессом осе-
дания земной поверхности в условиях отсутствия зоны смягчения. Созда-
ние такой зоны смягчения вне зависимости от ее протяженности не повы-
шает безопасные условия подработки ВЗТ. Создание зоны смягчения за
счет отработки одного пласта АБ с жесткими целиками (рис.2,д) обуслав-
ливает некоторое улучшение состояния ВЗТ.
Представленные геомеханические оценки являются общими и носят мето-
дический характер. Для конкретных горно-геологических и горнотехнических ус-
ловий целесообразно методами сопоставительного математического моделирова-
ния выполнять обоснование наиболее эффективных способов создания зон смяг-
чения и их параметров.

70
Рис. 2. Формирование зон техногенной субвертикальной нарушенности
через 70 лет после отработки при создании зон смягчения путем:
а) одноступенчатого изменения параметров; б) двухступенчатого изменения
параметров; в) закладки выработанного пространства; г) отработки пл.КрII;
д) отработки пл.АБ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Зенкевич О. Метод конечных элементов в технике / Зенкевич О.
М.: Мир. – 1975.
2. Кузнецов Г.Н. Механические свойства горных пород / Кузнецов Г.Н.
М.: Углетехиздат – 1947.

71
А.К. ФЕДОСЕЕВ

АДАПТАЦИЯ ПАКЕТА
ГЕОМЕХАНИЧЕСКИХ ВЫЧИСЛЕНИЙ «FLAC»
ДЛЯ РЕШЕНИЯ ЗАДАЧ ПО ОЦЕНКЕ СОХРАННОСТИ ВЗТ

Устойчивость водозащитной толщи (ВЗТ) обеспечивает защиту калийных


рудников от затопления и зависит от особенностей ее геологического строения и
горнотехнических условий отработки.
Для анализа деформирования подработанного массива во времени в ГИ
УрО РАН используется реологический подход, основанный на математическом
описании прогнозных графиков нарастания оседаний земной поверхности [1]. Его
реализация осуществляется на основе модификации, известного в практике рео-
логического анализа, метода переменных модулей упругости [2]. Преимущество
данного подхода заключается в том, что он позволяет раздельно описать времен-
ной характер деформирования всех отработанных пластов, легко учесть разницу в
сроках их отработки и оценить состояние подработанного массива на произволь-
ный момент времени.
Решение задач по оценке сохранности ВЗТ по приведенной методике
осуществляется комплексом программ, основанных на методе конечных эле-
ментов и написанных на языке FORTRAN. Однако эти программные модули
не ориентированы на простого пользователя, в связи с чем, вследствие инте-
реса со стороны представителей горного производства к самостоятельному
решению некоторых стандартных задач, встает вопрос об использовании су-
ществующих и широко опробованных пакетов геомеханических вычислений
и адаптации их под разработанные теоретические методики. Подходящим под
эти условия является продукт компании Itasca пакет двумерных геомеханиче-
ских расчетов FLAC.

Рис. 1. Начало работы с FLAC (построение сетки)

72
FLAC имеет удобный графический интерфейс (рис.1), позволяющий
построить сетку, отражающую реальный геологический разрез, задать физи-
ко-механические свойства и модели деформирования пород, рассчитать де-
формации и напряжения, возникающие в породном массиве вследствие отра-
ботки продуктивных пластов. Присутствует средство просмотра полученных
результатов (рис.2). Однако для уменьшения трудозатрат, снижения вероят-
ности ошибки при занесении данных и для возможности быстрого изменения
модели при уточнении геологических данных на встроенном в пакет языке
FISH был создан ряд функций (скриптов) для автоматизации различных эта-
пов решения задачи. Так реализована функция MakeNet, преобразующая тек-
стовый файл, содержащий некоторые базовые точки (полученные, например,
по геологоразведочным скважинам), в конечно-разностную сетку, аппрокси-
мирующую геологический разрез (рис.3).

Рис. 2. Визуализация полученных решений в пакете FLAC


(распределение перемещений в модельной задаче)

Аналогичным образом осуществляется задание физико-механических


свойств выделенных в разрезе пород и производится предварительная оценка
оседаний земной поверхности вследствие полной отработки продуктивных
пластов.
Задание ослаблений по участкам с различными отрабатываемыми па-
раметрами также автоматизировано с целью исключить трудоемкий и не за-
страхованный от ошибок процесс выделения нужных элементов сетки с по-
мощью мыши.
Следует отметить, что все функции, написанные для FLAC, используют те
же файлы данных, что и применяемые в настоящее время авторские программы
математического моделирования.

73
JOB TITLE : . (*10^2)

3.500
FLAC (Version 7.00)

LEGEND 2.500

15-Mar-13 14:37
step 0 1.500
9.319E+02 <x< 1.825E+03
-5.185E+02 <y< 3.747E+02

0.500
User-defined Groups
Grid plot

0 2E 2 -0.500

-1.500

-2.500

-3.500

-4.500

1.000 1.100 1.200 1.300 1.400 1.500 1.600 1.700 1.800


(*10^3)

Рис. 3. Результат работы функции MakeNet

На примере упругой задачи показано соответствие результатов, получен-


ных в пакете FLAC и с помощью авторских программ ГИ УрО РАН (рис.4).

-1

-2

-3

0 200 400

м
Рис. 4. Расчетные оседания земной поверхности, полученные
в авторских программах (1) и в пакете FLAC (2)

74
Уже на этом этапе можно сделать некоторые выводы о применимо-
сти пакета, в первую очередь связанных со спецификой используемого в
пакете метода конечных разностей. Так как в этом методе нет необходимо-
сти в составлении матрицы жесткости всей системы, при решении задач
используется гораздо меньший объем оперативной памяти, что делает воз-
можным более детальное разбиение рассматриваемой области. В то же
время, итерационный характер решения задачи с малым (сопоставимым с
реальным временем, требуемым для передачи физического возмущения)
шагом приводит к тому, что для решения статической упругой задачи тре-
буется на порядок больше времени, чем в методе конечных элементов.
Следует отметить, что, при выборе пластической модели деформирования,
время расчета не возрастает. Это свидетельствует об увеличении эффек-
тивности использования FLAC при усложнении задачи.
Таким образом, на данном этапе работы существующая методика
оценки сохранности ВЗТ адаптирована и автоматизирована для реализа-
ции в пакете FLAC; продемонстрирована возможность использования
рассматриваемого пакета для решения такого класса задач. Вместе с тем
отмечена неэффективность использования FLAC для решения линейных
упругих задач. Потенциал пакета раскрывается с усложнением принятых
моделей, в частности, при учете пластического характера деформирова-
ния горных пород, для описания которого из спектра встроенных в пакет
FLAC моделей могут быть рекомендованы модели: Друкера-Прагера,
Кулона-Мора, а также модифицированная модель Гука-Брауна (пласти-
ческие деформации определяются по закону Кулона-Мора, а поверх-
ность текучести задается нелинейным уравнением огибающей кругов
Мора).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Амусин Б.З. Об использовании переменных модулей при решении одно-


го класса задач линейно-наследственной ползучести / Амусин Б.З., Линьков А.М.
// Механика твердого тела. – 1974. - № 6.
2. Барях А.А. Об одном подходе к реологическому анализу геомеханиче-
ских процессов / Барях А.А., Самоделкина Н.А. // Физико-техн. пробл. разраб. ме-
сторож. полез. ископаемых. - 2005. - № 6.

75
Н.А. САМОДЕЛКИНА

ОЦЕНКА ВОЗМОЖНОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ СПЛОШНОЙ СИСТЕМЫ


РАЗРАБОТКИ НА РУДНИКАХ ВЕРХНЕКАМСКОГО МЕСТОРОЖДЕНИЯ

В рамках данной работы методами математического моделирования анали-


зировалась безопасность подработки водозащитной толщи (ВЗТ) при применении
в условиях Верхнекамского месторождения калийных солей сплошной системы
разработки.
Геомеханические исследования выполнялись применительно к характерному
для условий Верхнекамского месторождения геологическому разрезу без учета
аномальных особенностей строения ВЗТ. В задаче в качестве примера рассматри-
валась сплошная выемка только одного сильвинитового пласта КрII.
Математическое моделирование процессов деформирования и разрушения
ВЗТ проводилось в упругопластической постановке для условий плоского дефор-
мированного состояния. Рассматривалась идеальная упругопластическая среда,
для которой связь между деформациями и напряжениями на допредельной стадии
описывается законом Гука, а предельные напряжения в области сжатия опреде-
ляются критерием Кулона-Мора; в области растяжения предельное напряжение
ограничивается пределом прочности на растяжение.
Глинистые контакты между пластами соляных пород моделировались кон-
тактными элементами Гудмана, для которых связь нормального напряжения и с
соответствующей деформацией описывалась линейным уравнением; а для каса-
тельных напряжений, действующих по линии контакта, связь с деформацией
сдвига определялась трехзвенной кусочно-линейной аппроксимацией [1].
Численная реализация задачи осуществлялась методом конечных элементов
[2,3], дискретизация исследуемой области на треугольные конечные элементы в
горизонтальном направлении проводилась с шагом равным 5 м, в вертикальном
направлении в зависимости от мощности пластов шаг варьировался в диапазоне
от 0.5 до 7 метров.
Методика расчета основывалась на следующих положениях:
1. В рамках конечноэлементной численной реализации решение задачи осу-
ществлялось в приращениях перемещений. Нулевой шаг определял исходное на-
пряженно-деформированное состояние соляного массива. Далее в процессе дви-
жения очистных работ использовалась «деформированная» конечно-элементная
сетка, координаты узлов которой корректировались с учетом найденных на пре-
дыдущих шагах перемещениях.
2. Решение упруго-пластической задачи осуществлялась в соответствии с
методом начальных напряжений [4].
3. При моделировании запредельной стадии деформирования контакта исполь-
зовалась итерационная процедура аналогичная методу переменных параметров уп-
ругости.
4. При действии на контакт напряжений растяжения принималось, что его
прочность на сдвиг снижается до нуля.
Результаты численных расчетов изменения деформированного состояния в
процессе продвижения фронта очистных работ и увеличения протяженности вы-
работанного пространства L иллюстрируются на рис.1. Здесь же приведена ди-
намика развития зон расслоения контактов между пластами ВЗТ.
Формирование горизонтальных деформаций растяжения в качественном от-
ношении определяет условия развития субвертикальных трещин в подработанном
массиве, которые могут явиться каналами проникновения надсолевых вод в выра-
ботанное пространство рудника.

76
Q

L=50 м
ТКТ 0 100м

-100

СМТ

-200 ВЗТ3
ВЗТ 2
ВЗТ1

-300
ПДКс

L=100 м
ТКТ

-100

СМТ

-200 ВЗТ3
ВЗТ 2

ВЗТ1

-300
ПДКс

0 Q

L=150 м
ТКТ

-100

СМТ

-200 ВЗТ 3
ВЗТ 2

ВЗТ1

-300
ПДКс

εгор, %
0.02 0.1 0.2

- пласт КрII; - отработанное пространство; - зона раскрытия межслойных контактов;

Рис. 1. Динамика изменения горизонтальных деформаций растяжений и развитие


зон расслоения по глинистым контактам в процессе движения фронта очистных
работ

Максимальные деформации растяжения, как и следовало ожидать, приуро-


чены к краевым частям выработанного пространства. При его протяженности
L=50м в породах ВЗТ не наблюдается расслоение по контактам, а область растя-
жения с деформациями, превышающими нижнее предельное для соляных пород
значение – 0,1%, охватывает лишь нижний интервал ВЗТ (зона предельных растя-
гивающих деформаций выделена жирной линией; ε гор = 0.2% - верхнее предель-
ное значение растягивающих горизонтальных деформаций).
Зона расслоения по контактам формируется непосредственно над вырабо-
танным пространством. В процессе движения фронта очистных работ и увеличе-
ния размеров выработанного пространства область расслоения распространяется
снизу вверх, захватывая практически всю толщу ВЗТ. Формирование зоны рас-
слоения обусловлено действием вертикальных деформаций растяжения при сжи-
мающих или близких к нулю горизонтальных деформациях.
С увеличением размеров выработанного пространства отмечается выражен-
ная асимметрия в распределении горизонтальных деформаций растяжения: их
максимум формируется в пределах границы лавы. При этом деформации растя-

77
жения близкие к предельным распространяется по разрезу ВЗТ не только снизу
вверх, но и сверху вниз.
Количественная оценка опасности нарушения сплошности ВЗТ проводилась
исходя из следующего подхода: локализация пластических деформаций в физиче-
ском смысле трактовалась, как разрушение пород ВЗТ: в области сжатия вследст-
вие развития трещин сдвига, в области растяжения – трещин отрыва (рис.2).

ВЗТ3
ВЗТ2
0 50м L=50 м
ВЗТ1
ВЗТ3

L=100 м
ВЗТ2
ВЗТ1
ВЗТ3

L=150 м
ВЗТ2
ВЗТ1

- отработанное пространство пласта КрII;


- трещины отрыва; - трещины сдвига

Рис. 2. Динамика разрушения пластов ВЗТ

Области формирования трещин сдвига приурочены к краевым частям выра-


ботанного пространства, а зоны трещиноватости, обусловленные действием рас-
тягивающих напряжений, сосредоточены над выработанным пространством. С
увеличением размеров выработанного пространства зоны сдвиговой трещинова-

78
тости охватывают всю мощность ВЗТ. Развитие зон сдвиговой нарушенности в
процессе сплошной выемки происходит преимущественно снизу вверх по разрезу
ВЗТ.
По результатам численных экспериментов выполнен количественный анализ
нарушения целостности пластов каменной соли, развитых в интервале ВЗТ.
На рис.3. показано изменение относительной мощности нарушенных пла-
стов каменной соли ( M = M n / M , где M n - суммарная мощность нарушенных
пластов каменной соли ВЗТ, M - общая суммарная мощность пластов каменной
соли в разрезе всей ВЗТ) в процессе сплошной выемки сильвинитовой руды.

M = Mn /M
1

0.5

0 50 100 150
L, м

Рис. 3. Изменение относительной мощности нарушенных пластов каменной


соли ВЗТ

Количественная оценка опасности нарушения сохранности ВЗТ при приме-


нении сплошной системы отработки сильвинитовых пластов показала, что после
достижения протяженности выработанного пространства 100 метров свою цело-
стность сохраняет 50% суммарной мощности пластов каменной соли. После этого
происходит достаточно быстрое разрушение ВЗТ и при L=150 метров она полно-
стью теряет свою устойчивость.
Таким образом, в условиях ВКМКС сплошная система разработки сильвини-
товых пластов не обеспечивает безопасность горных работ и защиту рудников от
затопления.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Барях А.А., Константинова С.А., Асанов В.А. Деформирование соляных


пород. Екатеринбург: УрО РАН, 1996.
2. Зенкевич О. Метод конечных элементов в технике. М.: Мир, 1975.
3. Фадеев А.Б. Метод конечных элементов в геомеханике. М.: Недра, 1987.
4. Малинин Н.Н. Прикладная теория пластичности и ползучести. М.: Маши-
ностроение, 1975.

79
И. С. ЛОМАКИН

ИССЛЕДОВАНИЕ ВЛИЯНИЯ ВЛАЖНОСТИ


ГЛИНИСТОГО ПРОСЛОЯ НА НЕСУЩУЮ СПОСОБНОСТЬ
МЕЖДУКАМЕРНЫХ ЦЕЛИКОВ

Одним из основных структурных элементов, влияющим на несущую спо-


собность междукамерного целика, являются глинистые прослои. Учет их влияния
при расчетах степени нагружения целиков регламентируется «Указаниями по за-
щите рудников от затопления…» [1]. При этом основным параметром, опреде-
ляющим снижение несущей способности целиков, является относительная сум-
марная мощность глинистых прослоев. Вместе с тем, несущая способность зави-
сит от пространственного положения глинистого прослоя, а также влажности гли-
нистого материала.
Мощности глинистых прослоев в кровле рабочего пласта, по результатам
непосредственных измерений [2] в горных выработках, в отдельных случаях мо-
гут достигать 15-20 см. При этом количество глинистых прослоев может состав-
лять 5 и более, а их суммарная мощность достигать 0,5 метра.
Содержащиеся в соляной толще маточные рассолы, конденсат водяного
пара, образующийся в горных выработках в теплое время года, а так же наличие
рассолов от гидрозакладочных работ приводит к увеличению влажности прикон-
турного массива. Предварительные исследования увлажненности глинистого ма-
териала в целике показали, что на контуре влажность глины колеблется около 11-
13%, на глубине до 20 см наблюдается снижение влажности до 7,5-9,5%, на глу-
бине до 30 см. - до 6-8%. В свою очередь изменение влажности обуславливает
увеличение пластичности глинистых пород, снижение их деформационных пока-
зателей, что, априори, ведет к усилению негативного влияния глинистых прослоев
на степень нагружения междукамерных целиков.
Для анализа влияния переменной влажности глинистого прослоя в целике
на степень нагружения междукамерных целиков рассматривалась модельная рас-
четная схема камерного блока с глинистым прослоем (рис.1). Пространственное
положение от глинистого прослоя до верхнего основания целика Lкр варьирова-
лось в пределах высоты целика. В расчетах относительная мощность глинистого
прослоя, выраженная как отношение ε=hгл/m ( hгл – мощность глинистого про-
слоя, m – высота целика), также принимала несколько значений: 0,04; 0,08; 0,12.
Изменение влажности глинистого прослоя по ширине целика моделировалось ку-
сочно-постоянной функцией:
⎧12%,при 0 м < x ≤ 0.1 м

W = f ( x) = ⎨9%, при 0.1 м < x ≤ 0.3 м (1)
⎪6%, при 0.3 м < x ≤ b / 2

где W - влажность, в соответствии с которой определялся модуль деформации
глинистого материала, x - координата от стенки камеры до середины целика.
Расчеты выполнялись для целиков с различным отношением их ширины
(b) к высоте λ=b/m. Высота целика принималась равной 5,2 метра.
Численная реализация задач проводилась в упругой постановке методом
конечных элементов. Математическое моделирование напряженно-
деформированного состояния междукамерных целиков выполнялось в соответст-
вии с методикой [3]. Оценка изменения степени нагружения основывалась на вы-
ражении
C K *
c = гл = гл (2)
Cод K од *

80
где Сгл, Сод – соответственно степень нагружения целика с глинистыми прослоями
и без, K гл * и K од * – нормированные на предел прочности сильвинита при сжа-
тии максимальные значения интенсивности напряжения, действующие по всей
высоте и ширине целика при наличии глинистых прослоев и в случае однородно-
го строения.

Рис. 1. Расчетная схема

Численная реализация задач проводилась в упругой постановке методом


конечных элементов. Математическое моделирование напряженно-
деформированного состояния междукамерных целиков выполнялось в соответст-
вии с методикой [3]. Оценка изменения степени нагружения основывалась на вы-
ражении
C K *
c = гл = гл (2)
Cод K од *
где Сгл, Сод – соответственно степень нагружения целика с глинистыми прослоями и
без, K гл * и K од * – нормированные на предел прочности сильвинита при сжатии мак-
симальные значения интенсивности напряжения, действующие по всей высоте и ши-
рине целика при наличии глинистых прослоев и в случае однородного строения.
Увеличение степени нагружения междукамерных целиков различной формы для
глинистых прослоев переменной влажности иллюстрируется на рис.2 (штрих-пунктирная
линия). Там же представлены графики изменения степени нагружения междукамерных
целиков в случае глинистого прослоя с равномерно распределенной нормальной влажно-
стью (W=6%, сплошная линия). Сравнивая результаты изменения степени нагружения
междукамерных целиков для глинистого прослоя с влажностью 6% по всей ширине цели-
ка, с результатами оценки изменения степени нагружения целика при глинистом прослое
переменной влажности видно, что во всех случаях они идентичны. Значения отличаются
не более чем на 2-3%, что находится в пределах вычислительной погрешности. Значимого
влияния увлажнение стенок камеры, при принятой функции увлажнения глинистого про-
слоя, в сравнении с нормальной влажностью глинистого прослоя, не наблюдается.
Таким образом, при малой глубине проникновения повышенной влажности
глины в глубь целика, глинистые прослои можно считать равномерно увлажнен-
ными с нормальной влажностью W=6%.

81
Рис. 2. Относительное увеличение степени нагружения междукамерных целиков в
зависимости от влажности и мощности глинистого прослоя:
а) Lкр=0 м; б) Lкр=0,4 м; в) Lкр=1,2 м; г) Lкр=2,6 м

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Указания по защите рудников от затопления и охране подрабатываемых


объектов в условиях Верхнекамского месторождения калийных солей: технол.
регламент. – СПб, 2008.
2. Евсеев А.В. Влияние влажности и мощности глинистого прослоя на ме-
ханические свойства слоистых соляных пород. Проблемы недропользования. Ма-
териалы III всероссийской молодежной научно-практической конференции, 10-13
февраля 2009г. – Екатеринбург: УрО РАН, 2009. – 416с. С. 121-127
3. Барях А.А. К расчету устойчивости целиков при камерной системе раз-
работки / А.А. Барях, Н.А. Самоделкина // Физико-технические проблемы разра-
ботки полезных ископаемых. – 2007. – № 1. – С. 11-20.

82
А.Ю. ШУМИХИНА

АНАЛИЗ НЕГАТИВНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ ЗАТОПЛЕНИЯ РУДНИКА


БКПРУ-1 НА УСТОЙЧИВОСТЬ ДАМБЫ СЕМИНСКОГО ПРУДА

В настоящей работе представлены прогнозные оценки деформаций земной


поверхности и обеспечения сохранности ВЗТ в районе плотины Нижне-
Зырянского водохранилища (Семинский пруд).
Плотина расположена в пределах 5-7 восточных панелей рудника БКПРУ-
1, где в 1955-1968 годах отработано два пласта – карналлитовый В и сильвинито-
вый КрII. Очистные камеры пласта В заложены каменной солью со степенью за-
полнения 0.75, пласта КрII - 0.8.
Расчет деформаций осуществлялся путем трехмерного математического
моделирования изменения во времени напряженно-деформированного состояния
недр под воздействием горных работ и аварийного затопления рудника. Расчетная
схема отражала [1] весь комплекс горно-геологических (слоистость, гипсометрия
пластов, свойства пород) и горнотехнических условий отработки (глубина горных
работ, параметры системы разработки, степень заполнения камер закладочным
материалом). Также в расчетах учитывалась группа факторов, связанных с про-
рывом пресных вод в горные выработки: уменьшение ширины междукамерных
целиков и увеличение высоты очистных камер вследствие растворения соляных
пород; дополнительная закладка, образующаяся за счет процесса выщелачивания;
гидростатическое давление рассолов после полного заполнения выработанного
пространства рассолами.
Оценка развития деформационных процессов во времени основывалась на
разработанной модификации метода переменных модулей [2]. Параметрическое
обеспечение реологического анализа для каждого расчетного блока базировалось
на данных маркшейдерских наблюдений за оседаниями земной поверхности и на
прогнозных оценках их нарастания во времени вследствие деформирования не-
сущих элементов камерной системы разработки и процессов их растворения.
В расчетной схеме учитывались выделенные по результатам сейсмораз-
ведочных работ аномалии, как области с пониженными механическими свойства-
ми пород.
Численная реализация обобщенной математической модели проводилась
по полуаналитической схеме метода конечных элементов, позволяющей на основе
разложения искомого вектора перемещений в ряд Фурье свести трехмерную зада-
чу к совокупности двумерных [3]. Решение упругопластической задачи проводи-
лось на основе метода начальных напряжений [4,5].
Рассматривалась идеальная упругопластическая среда, для которой связь
между деформациями и напряжениями на допредельной стадии описывается за-
коном Гука, а предельные напряжения в области сжатия определяются параболи-
ческой огибающей кругов Мора:
τ пр = (σ р + σ n )[2 ⋅σ р-2 σ р (σ р +σ сж) + σ сж ] , (1)
где σ сж и σ р - пределы прочности на сжатие и растяжение, σ n - нормальное на-
пряжение в плоскости действия максимального касательного напряжения τ max .
Напряжения τ max и σ n вычисляются через значения главных напряжений:
τ max = (σ 1 − σ 3 ) / 2 σ n = (σ 1 + σ 3 ) / 2
где для условий ПДС главные напряжения определяются по формулам:
1
[ ]
σ 1 , σ 3 = (σ x + σ y ) ± (σ x − σ y ) 2 + 4τ xy2
2

83
В рамках данных постановок условие разрушения соляных пород вследст-
вие сдвига по критерию Кулона-Мора может быть описано соотношением:
τ max
K= ≥ 1,
τ пр
где τ max , τ пр определяются выражениями (3.1)-(3.2).
В области растяжения предельное напряжение ограничивалось пределом
прочности на растяжение:
σ 1 = σ раст (2)
Оценка показателей деформации земной поверхности в пределах 5-7 ВП
шахтного поля рудника БКПРУ-1 выполнялась на текущий момент времени, про-
гноз производился на 2022 год. При этом в рамках математического моделирова-
ния принималось, что дополнительного растворения междукамерных целиков
сильвинитового пласта КрII не происходит. В этом случае деформации, обуслов-
ленные отработкой пласта КрII, полностью определяются параметрами выемоч-
ных элементов (с учетом уже реализованного растворения), их реологическими
свойствами (фактором времени) и гидростатическим давлением рассолов. Для
карналлитового пласта В дополнительное растворение междукамерных целиков
во времени определялось, исходя из результатов текущих геомеханических оце-
нок и составляло в среднем 4,1 м.
Геомеханические расчеты показали, что в районе дамбы Семинского пру-
да на текущий момент времени мульда сдвижения (рис.1,а) является плавной с
небольшим градиентом нарастания оседаний земной поверхности в южном на-
правлении. Некоторый ее перегиб в северной части обусловлен влиянием охран-
ного целика вокруг геологоразведочной скважины №16. Максимальные оседания
в районе южной границы дамбы составляют 1,5 метра, у северной границы - 0,8
метра. Прогнозные оценки на 2022 год (рис1,б) показали увеличение оседаний
земной поверхности у северной границы дамбы (до 1,2-1,3 метра), что обусловле-
но растворением карналлита в пределах расположенной северо-западней панели
переходного периода. На южной границе дамбы процесс нарастания оседания
земной поверхности является менее интенсивным (0,1 метра за 9 лет).
Проведенные расчеты показали, что непосредственно в пределах дамбы
горизонтальные деформации растяжения являются незначительными и на 2012
год не превышают 1 мм/м. С течением времени в северной части дамбы отмечает-
ся некоторое увеличение деформаций растяжения до 1 мм/м.
Как показали выполненные критериальные оценки, условия разрушения
соляных пород в интервале ВЗТ не реализуется ни в 2012 году, ни через 10 лет.
Наиболее опасная тенденция отмечается у южной границы дамбы.
Таким образом, геомеханические расчеты показали, что полученные пока-
затели деформации земной поверхности являются достаточно низкими по вели-
чине и, априори, не окажут значимого воздействия на устойчивость дамбы.
Анализ состояния ВЗТ, выполненный по прочностным и деформационным
критериям свидетельствует, что в настоящий момент времени и на ближайшую
перспективу (2022 г.) нарушение ее сплошности в районе дамбы Семинского пру-
да не прогнозируется.

84
85300 0

а)
100
скв.16
85100 200 I

300

84900 400

500

84700
600

700 II
84500
800

-12100 -11900 -11700 -11500 -11300 -11100

85300 0

б) 100

скв.16
85100 200 I

300

84900 400

500

84700
600

700 II
84500
800

-12100 -11900 -11700 -11500 -11300 -11100

400
- линия сейсморазведочного профиля

-703 -925 - данные маркшейдерских наблюдений у основани

- сейсморазведочная аномалия

Рис. 1. Расчетные оседания земной поверхности: а) на 2012 г; б) на 2022 г.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Барях А., Самоделкина Н., Потапов А., Коносавский П. Прогноз деформаций


земной поверхности при аварийном затоплении калийного рудника// Материалы IV меж-
дународной конференции « Теория и практика геомеханики для эффективности горного
производства и строительства», Болгария, г.Варна - 2010.- С.92-96.
2. Барях А.А., Самоделкина Н.А. Об одном подходе к реологическому ана-
лизу геомеханических процессов // ФТПРПИ.-2005.-№6.
3. Зенкевич О. Метод конечных элементов в технике.- М.:, Мир, 1975.
4. Малинин Н.Н. Прикладная теория пластичности и ползучести. М.: Ма-
шиностроение, 1975.
5. Фадеев А.Б. Метод конечных элементов в геомеханике. М.: Недра, 1987.

85
В.А. АСАНОВ

ОЦЕНКА СТЕПЕНИ ДЕФЕКТНОСТИ ОБРАЗЦОВ


ГОРНЫХ ПОРОД

Соляные породы характеризуются большой вариацией их состава и особенностей


строения, что обусловливает значительный разброс определяемых физико-механических
показателей. Так для сильвинита пласта КрII предел прочности на одноосное сжатие из-
меняется в пределах от 12,38 МПа до 36,63 МПа при регламентироавнном значении – 23,0
МПа [1]. Основными дефектами строения образцов соляных пород являются наличие
примесей (глинистого материала, CaSO4), вторичная перекристаллизация, микротрещино-
ватость, нарушения формы кристаллов и их связей и др. Изменчивость свойств также обу-
словлена их слоистым строением, где слои каменной соли (сильвинита, карналлита) раз-
делены тонкими прослоями глинисто-ангидритового материала. Для получения однород-
ных выборок при определении физико-механических свойств таких пород, кроме сорти-
ровки по минералогическому составу, необходима разбраковка образцов по степени их
начальной неоднородности. В настоящее время разработано достаточно большое число
различных (прямых и косвенных) неразрушающих методов оценки степени дефектности
материалов. Большинство из них основано на оценке плотности и равномерности распре-
деления вещества в испытуемом образце. В дефектоскопии материалов широкое распро-
странение получили акустические, ультразвуковые, радиометрические и рентгенометри-
ческие методы. Данные методы также широко используются при геофизических исследо-
ваниях массива. В качестве физического параметра, определяющего степень дефектности
геоматериала, часто используется показатель пустотности породы – объединённое поня-
тие, включающее пористость, связанную с начальной структурой, естественную и наве-
денную (техногенную) трещиноватость. Коэффициент пустотности количественно опре-
деляется объёмом всех пор, отнесённых к объёму образца, и выражается в долях единицы,
либо в процентном отношении (%).
Одним из методов, обеспечивающих точечное определение плотности вещест-
ва с большой точностью, является гамма–гамма метод. В лабораторных условиях наи-
более целесообразной схемой использования данного метода является модификация -
«узкого пучка». Сущность его заключается в регистрации интенсивности γ – излуче-
ния, прошедшего через исследуемый образец. Лабораторные исследования соляных
пород подтвердили наличие взаимосвязи начальной дефектности образцов с их меха-
ническими показателями. Снижение предела прочности определяет пропорциональное
возрастание среднеквадратичного отклонения интенсивности γ – излучения при про-
фильных измерениях по длине образца, что соответствует увеличению степени неод-
нородности (нарушенности) породы [2]. Однако, существенным недостатком метода
является необходимость использования источника радиоактивного излучения и свя-
занное с этим регламентирование работ.
В геофизической практике изучения состояния горного массива широкое рас-
пространение получили сейсмоакустические методы. Результаты многочисленных
теоретических и экспериментальных исследований показывают, что параметры рас-
пространения упругих волн (скорости и амплитуды продольных и поперечных волн, а
также коэффициенты их затухания) во многом определяются составом, структурой,
текстурой горных пород, а также зависят от степени нарушенности, влажности, уровня
нагрузки, действующей в массиве, и ряда других внешних факторов. В качестве пока-
зателя, характеризующего особенности строения массива, широко используется отно-
шение скоростей продольных и поперечных волн [3].
Для оценки возможности использования данного метода была проведена серия
экспериментов по определению скорости прохождения продольных и поперечных
волн в образцах горных пород с помощью низкочастотного ультразвукового дефекто-

86
скопа – «УД2Н-ПМ» с частотой зондирующего импульса – 300 КГц. Принятые разме-
ры образца и частота ультразвуковых колебаний удовлетворяли условию образования
продольных волн со скоростью, равной скорости распространения волн в безгранич-
ной среде. Большой объем лабораторных исследований, выполненных на соляных об-
разцах различного состава и структуры, показал, что скорости прохождения ультра-
звуковых волн изменяются в широких пределах и во многом зависят от степени на-
чальной нарушенности образца [4]. Отношение скоростей поперечных и продольных
волн изменяется от 0,32 до 0,62. Недостатком данного метода является невозможность
количественно оценить степень начальной пустотности геоматериала, отвечающей за
динамику накопления повреждений при деформировании образца.
Для контроля внутреннего строения различных материалов в настоящее время
разработан широкий класс дефектоскопов, позволяющих получать количественную ин-
формацию о наличии дефектов строения (зон разуплотнения) изделий и их местоположе-
нии. В связи с быстрым развитием компьютерных технологий всё более широкое приме-
нение находят методы трехмерной визуализации объектов, в том числе и при изучении
строения непрозрачных тел. В этой связи, большой интерес представляет трехмерное ис-
следование внутреннего строения образцов горных пород с использованием рентгенов-
ского излучения. Применительно к исследованию особенностей строения твердых горных
пород большой интерес представляет использование установок рентгеноструктурного
анализа с использованием принципа компьютерной томографии, позволяющих создать
трехмерное изображение внутренней структуры исследуемого образца горной породы.
Одним из таких комплексов, позволяющих исследовать образцы горных пород
(керновый материал), является компьютерный рентгеновский томограф XT H 225 LC фир-
мы Metris X-Tek. Применительно к геомеханическим исследованиям томограф позволяет
изучать внутреннюю структуру образца горной породы без механического воздействия.
Комплекс позволяет работать с образцами размером до 200 мм и весом до 15 кг. К данному
оборудованию не предъявляется специальных требований по безопасности. Результатом
исследований является построение трехмерной модели распределения плотности в объеме
образца. Данные о распределении плотности в объеме позволяют количественно анализи-
ровать различные геометрические и плотностные неоднородности в образце:
- количество трещин, удельную их поверхность и объем, распределение
трещин по длине, ширине раскрытия и углу наклона;
- наличие каверн, включений разных минералов, количество и распределе-
ние газовых гидратов в керне, распределение насыщенности керна флюидами;
- толщину прослоев, плотность и углы наклона прослоев.
При выполнении исследований образец помещается на предметный стол, во
время вращения которого закрепленный на подвижной опоре рентгеновский аппарат и
детектор рентгеновского излучения перемещаются вдоль образца. Детектор рентге-
новского излучения снимает данные о интенсивности прохождения рентгеновского
излучения в различных проекциях. После съемки проекции обрабатываются компью-
тером для получения трехмерного изображения распределения плотности в образце.
Для регистрации неоднородностей небольших размеров (трещин) в томографе приме-
няется твердотельный рентгеновский детектор высокого разрешения и рентгеновская
трубка с малым фокусным пятном. Применение данных компонентов позволяет до-
биться высокого разрешения томографии при сканировании образца.
Для оценки возможностей рентгеновского исследования горных пород при ис-
следовании степени их начальной дефектности выполнено сканирование двух партий
кубических образцов (50х50х50 мм) соляных пород Верхнекамского месторождения
калийных солей, различающиеся по составу и строению. Для сопоставления результа-
тов одновременно для всех образцов были определены скорости прохождения ультра-
звуковых волн и выполнено их петрографическое описание (рис. 1, табл. 1).

87
а) б)

Рис. 1. Характерные (а – горизонтальное; б- вертикальное)


сечения рентгеновского сканирования образца № 5

Таблица 1
Результаты оценки начальной дефектности соляных образцов
Предел Скорость
Скорость про- Коэффициент
прочности поперечных
Характеристика проб дольных волн, пустотности,
на сжатие, волн,
м/сх103 %
МПа м/сх103
Сильвинит красный мелкозер-
24,2 4,011 2,163 0,00
нистый
Сильвинит красный мелкозер-
23,6 4,002 2,162 0,00
нистый
Каменная соль среднезернистая 27,7 4,517 2,581 0,01
Разнозернистая каменная соль с
включениями красного сильви- 22,7 4,118 2,305 0,03
нита
Каменная соль с прослоем
красного сильвинита разнозер- 20,7 4,221 2,368 1,45
нистая

Анализ результатов показал, что данный метод позволяет получить качест-


венное изображение внутреннего строения соляного образца с выделением зон
разуплотнения и дать оценку объёмов пустот в образце и количественную харак-
теристику дефектов строения (трещин, каверн, глинистых контактов).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Указания по защите рудников от затопления и охране подрабатываемых


объектов в условиях Верхнекамского месторождения калийных солей (техноло-
гический регламент). – СПб.: ВНИИГ, 2008.
2. Барях А.А., Асанов В.А., Паньков И.Л. Физико-механические свойства
соляных пород Верхнекамского калийного месторождения – Пермь. Изд. ПГТУ. –
2008 . – 198 с.
3. Санфиров И.А., Бабкин А.И. Контроль состояния горного массива мето-
дами многоволновой шахтной сейсморазведки // Горный вестник. – М.: Академия
горных наук, 1998. – №6. – С. 94–99.
4. Бельтюков Н.Л., Евсеев А.В. Сопоставление упругих свойств горных
пород // Вестник ПГТУ Геология, геоинформационные системы, горно-нефтяное
дело, №5, 2010. – Пермь: Изд-во Перм. гос. техн. ун-та. – С. 82–85.

88
И.Л. ПАНЬКОВ

МЕТОДИКА ОПРЕДЕЛЕНИЯ СМЕЩЕНИЙ НЕЙТРАЛЬНОЙ ЛИНИИ


ПРИ ИЗГИБЕ ПЛОСКОЙ СОЛЯНОЙ БАЛКИ

Катастрофические события на Верхнекамском месторождении калийных солей, свя-


занные с затоплением рудников, активизировали исследования, направленные на выявление
механизмов формирования субвертикальных трещин в водозащитной толще при её подра-
ботке. В качестве основы геомеханической оценки особенностей деформирования соляных
пород при изгибе были использованы результаты экспериментов по определению критиче-
ских прогибов консольно-закрепленных плоских балок из каменной соли [1]. Анализ прове-
денных исследований выявил расхождение результатов определения предела прочности,
полученного при прямом растяжении, с данными при изгибе, рассчитанными по известным
формулам сопротивления материалов. С целью объяснения данного несоответствия была
выдвинута гипотеза о возможном смещении нейтральной линии, разделяющей зоны сжатия
и растяжения в поперечном сечении плоских соляных балок при их изгибе. Для проверки
гипотезы была разработана методика оценки положения нейтральной линии при изгибе
плоских породных образцов, основанная на измерении относительных деформаций растя-
жения и сжатия внешних поверхностей балки. До настоящего времени проведение подоб-
ного рода экспериментальных работ не представлялось возможным в связи с отсутствием
высокоточного измерительного оборудования. Появление датчиков деформаций, осуществ-
ляющих измерения с точностью порядка 0,001 мм, позволяет не только значительно расши-
рить возможности существующих экспериментальных методик определения деформацион-
ных показателей, но и вести работу над созданием методов и подходов, раскрывающих но-
вые механизмы деформирования горных пород.
Апробация методики определения положения нейтральной линии при изгибе
породной балки проводилась на плоских соляных образцах, выпиленных из монолитов
в направлении естественной слоистости. Нагружение балок проводилось по трехто-
чечной схеме на жестком электромеханическом прессе Zwick/Z250, позволяющем
фиксировать результаты испытаний в памяти персонального компьютера в режиме
реального времени. Для определения относительных деформаций верхней и нижней
поверхностей балки использовались два высокоточных датчика деформаций (дискрет-
ность – 0,0025 мм), которые фиксировались к жестким Г-образным измерительным
пластинам, закрепленным на нижней и верхней поверхностях исследуемого образца.
За величину смещения нейтральной линии принимался размер зоны сжатия:
δ ⋅ ( H бал + H ) + δ н ⋅ H
H сж = в , (1)
δв − δн
где H бал – толщина балки; H –длина измерительных пластин; δ в и δ н – показания
верхнего и нижнего датчика.
Также в рамках данных исследований разработаны расчетные методики
определения теоретического прогиба породной балки, максимальных растяги-
вающих и сжимающих напряжений ее внешних слоев.
По разработанной методике испытано более 30 плоских соляных образцов
(толщина – 22 мм; ширина – 50 мм; расстояние между опорами – 210÷300 мм). В
процессе исследования варьировалось расстояние между выносными пластинами
и расстояние от поверхности образца до точки крепления датчиков.
Установлено, что в процессе трехточечного изгиба плоских соляных балок
происходит смещение нейтральной линии (рис. 1, рис. 2).
Анализ результатов показал, что для запредельной стадии деформирования
наблюдается, как правило, “пропорциональное” уменьшение размера зоны сжатия
при понижении изгибающего усилия.

89
Образец №1 Образец №2 Образец №3
а)

б)

Рис. 1. Характерный вид совмещенных кривых нагружения (а) и изменения поло-


жения нейтральной линии I типа (б) в процессе изгиба соляных балок
Образец №4 Образец №5 Образец №6
а)

б)

Рис. 2. Характерный вид совмещенных кривых нагружения (а) и изменения поло-


жения нейтральной линии II типа (б) в процессе изгиба соляных пород
Для допредельной стадии деформирования, в общем, выявлено два вариан-
та изменения размеров зоны сжатия с увеличением нагрузки:
-возрастание (I тип) (см. рис. 1);
- снижение (II тип) (см. рис. 2).
Установленный механизм смещения нейтральной линии при изгибе соляных
породных балок объясняется, по всей видимости, различием, а также нелинейностью
деформационных зависимостей при сжатии и растяжении горных пород.
Исследования необходимо продолжить как в части дальнейшего усовер-
шенствования методик исследований (адаптация данного подхода для четырехто-
чечного изгиба и изгиба консольно-закрепленной балки), так и в части накопле-
ния статистических данных по различным типам горных пород.
Экспериментальные исследования проводились на оборудовании ЦКП
“Исследование свойств геоматериалов ПНИПУ”. Работа выполнена при поддерж-
ке РФФИ (грант №11-05-96010-р_урал_а “Деформирование и разрушение квази-
пластичных горных пород при длительном нагружении”).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Паньков И.Л., Токсаров В.Н., Евсеев А.В., Ахметов Н.Я. Экспериментальное
определение критических прогибов соляных плит// Геология, геофизика и разработка
нефтяных и газовых месторождений. – 2008. – № 8. –С. .91–94.

90
В.Н. ТОКСАРОВ

МЕТОДИКА АНАЛИЗА И ОЦЕНКИ РИСКА НАРУШЕНИЯ


СПЛОШНОСТИ ВОДОЗАЩИТНОЙ ТОЛЩИ

Отработка калийных пластов на Верхнекамском месторождении ведется


камерной системой с оставлением охранных целиков, обеспечивающих безопас-
ные условия подработки водозащитной толщи и объектов на земной поверхности.
Согласно [1] к охранным целикам относятся: междукамерные целики, межходо-
вые целики и целики у подготовительных выработок. За время эксплуатации ме-
сторождения на шахтных полях рудников ОАО «Уралкалий» образовались боль-
шие выработанные пространства, составляющие десятки квадратных километров,
которые продолжают увеличиваться. По мере развития горных работ постоянно
возрастает риск нарушения сплошности водозащитной толщи, являющийся для
калийного рудника аварийной ситуацией, которая может трансформироваться в
затопление рудника. В этих условиях является актуальной оценка риска наруше-
ния сплошности водозащитной толщи над выработанным пространством рудни-
ков.
В статье приводится методика численной оценки риска нарушения сплош-
ности водозащитной толщи на калийных рудниках, под которой понимается веро-
ятность наступления аварийной ситуации. В основу методики положен детальный
анализ цепочки инициирующих или исходных для возникновения аварийной си-
туации событий, связанных с технологией ведения горных работ, ошибками про-
ектирования, реакцией породного массива на реализованные параметры горных
работ. Кроме того, в методику включен анализ неопределенностей, связанных с
неполнотой знаний о строении водозащитной толщи, механических свойствах по-
род и т.д.
Идея методики оценки риска нарушения сплошности водозащитной толщи
заключается в комбинации экспертного и вероятностного подходов. Вероятность
проявления события в пространстве по отдельным факторам определяется на ос-
нове данных геостатистики. Веса отдельных групп факторов определяются по ре-
зультатам опроса экспертов на основе использования метода анализа иерархий [2].
Может быть предложено несколько способов выделения отработанных
участков, потенциально-опасных по нарушению сплошности ВЗТ. Первый из них
основывается на определении соответствия реализованных параметров системы
разработки современным требованиям действующих нормативных документов [1].
Такой подход, безусловно, имеет право быть, однако представляется не вполне
правомерным. Весь многолетний опыт отработки ВКМКС показывает, что все
нормативные документы (прошлые и нынешние) в определенной степени ориен-
тированы на некоторые средние условия отработки и не могут отразить все мно-
гообразие геологического строения водозащитной толщи и изменчивость ее меха-
нических свойств. Вместе с тем, на отработанных площадях, зачастую, уже име-
ется отклик породного массива на техногенное воздействие горных работ на в ви-
де реализованных деформаций и разрушения отдельных конструктивных элемен-
тов. В этой связи представляется, что методика выделения потенциально-опасных
участков на отработанных площадях должна базироваться на комплексном анали-
зе, включающем как оценку показателей, регламентированных нормативными до-
кументами, так и параметров, характеризующих конкретную горнотехническую и
геомеханическую ситуацию. Под участком понимается часть шахтного поля с
одинаковыми параметрами отработки и примерно одинаковыми горно-
геологическими условиями.

91
Рис. 1. Общая схема оценки риска и управления риском нарушения
сплошности водозащитной толщи

Анализ потенциальной опасности участка шахтного поля предлагается произ-


водить путем построения «дерева причин», позволяющего выявить комбинации оши-
бок персонала при проектировании и ведении горных работ, неопределенностей, свя-
занных со строением массива, которые потенциально могут привести к аварийной си-
туации. Предполагается, что реализация аварийной ситуации может произойти в ре-
зультате появления комбинации инициирующих событий - причин. Например, непра-

92
вильный расчет коэффициента нагружения междукамерного целика в результате ис-
пользования ошибочного значения предела прочности пород, может привести к его
быстрому разрушению. Разрушение целика может привести к интенсивному сдвиже-
нию вышележащих пород, которое, в свою очередь, может спровоцировать нарушение
сплошности водозащитной толщи.
На рис. 1 показана общая схема оценки риска нарушения сплошности во-
дозащитной толщи, а также элементы управления риском. Риск нарушения
сплошности водозащитной толщи определяется по четырем основным группам
факторов: природным условиям отработки, уровню техногенного воздействия на
водозащитную толщу, реакции подработанного массива на реализованные пара-
метры отработки, нарушениям требований регламентирующих документов, орга-
низационно-административным рискам.
В процессе анализа для каждого инициирующего события применяется
балльная система оценок в диапазоне от 0 до 1. При оценке 0 баллов уровень
опасности по тому или иному параметру считается минимальным, при 1 балле –
максимальным. Для перехода к балльной системе оценок выполнялась процедура
нормировки каждого рассматриваемого параметра.
Риск нарушения сплошности водозащитной толщи в группе определяется
суммой рисков по факторам, входящим в эту группу в соответствии с их весами.
Веса факторов определяются на основе обработки данных опроса экспертов.
После этапа оценки проводится корректировка меры риска с учетом нарушения
требований нормативных документов, к которым относятся: нарушение проектных
параметров горных работ, нарушение требований по параметрам деформирования
подработанной толщи, нарушение требований к очистным работам в аномальных зо-
нах, нарушение проектных параметров околоскважинных целиков.
Дерево причин отражает статический характер событий. Построением несколь-
ких деревьев можно отразить их динамику, т.е. развитие событий во времени.
По результатам оценки риска определяются потенциально опасные участ-
ки шахтного поля, которые характеризуются повышенным риском нарушения
сплошности водозащитной толщи. На выделенных опасных участках шахтного
поля должна быть задействована комплексная система мониторинга состояния
водозащитной толщи, включающая геофизический контроль, маркшейдерские
измерения, геомеханическую интерпретацию безопасных условий подработки.
Последующая комплексная оценка результатов мониторинга состояния
подработанного массива может привести как к повышению, так и к понижению
риска нарушения сплошности водозащитной толщи на том или ином участке
шахтного поля.
Для эффективного решения многокритериальной задачи, каковой является
районирование шахтных полей по степени риска нарушения сплошности водоза-
щитной толщи, предлагается использовать ГИС-системы в совокупности с систе-
мой поддержки принятия решений, подобно той, что описана в статье [3].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Указания по защите рудников от затопления и охране подрабатываемых


объектов в условиях Верхнекамского месторождения калийных солей. – СПб.,
2008.
2. Саати Т. Принятие решений. Метод анализа иерархий. – М.: Радио и
связь, 1993. – 278 с.
3. Аракчеев Д.Б. Использование СППР «Эксперт» совместно с ArcGIS для
поддержки принятия управленческих решений // ArcReview. – 2002. – № 4.

93
В.В. АНИКИН

АНАЛИЗ БЕЗОПАСНЫХ УСЛОВИЙ


ВЕДЕНИЯ ВЗРЫВНЫХ РАБОТ
ПРИ ОДНОСЛОЕВОЙ ВЫЕМКЕ ГИПСА
НА РУДНИКЕ
ООО «КНАУФ ГИПС НОВОМОСКОВСК»

Новомосковское месторождение гипса характеризуется пластообразной


формой залегания и имеет площадь 20,5 км2. Протяженность месторождения в
меридиональном направлении составляет 4,5 км, в широтном – 6,5 км. Мощность
промышленной толщи гипса составляет, преимущественно, 16–18 м. Гипсометрия
кровли промышленной толщи гипса слабоволнистая, преобладают отметки 115–
120 м. Месторождение не опасно по внезапным выбросам и горным ударам.
Вместе с тем, существует постоянная опасность прорыва воды в горные
выработки из надгипсовых водоносных горизонтов. Новомосковское
месторождение гипса относится к типу крупных месторождений простого
строения, выдержанных по мощности и качеству полезного ископаемого.
Балансовые запасы категории А+В+С1 составляют более 670 млн. т., что
обеспечивает работу шахты при проектной производительности 2,5 млн.т/год и
нормативе потерь 64% в течение 96 лет.
При отработке запасов гипса Новомосковского месторождения
используется камерно-столбовая система разработки с оставлением
междукамерных ленточных целиков и предохранительного целика в кровле
горных выработок. Отбойка гипса в камерах осуществляется при помощи
буровзрывных работ. Выемка гипса в камерах осуществляется двумя
уступами с опережением верхнего на длину одной отпалки. Погрузка
взорванной горной массы в забоях производится фронтальными
погрузчиками Liebher 564L и МоАЗ-40484. Транспортировка гипсового камня
от забоев до приемного бункера осуществляется самосвалами МоАЗ-7405-01
грузоподъемностью 20 т, Bell25D и Bell30D грузоподъемностью 25 т и 30 т
соответственно. Гипсовый камень подвергается первоначальному дроблению
на щековых мельницах и в виде щебня выдается на поверхность через
скиповые стволы № 1 и № 2.
Отработка залежи ведется по пластам гипса I–VIII двумя слоями: верхний
слой (пласты I–III) и нижний слой (пласты IV–VIII). Оставляемый в кровле камер
охранный целик (потолочина) состоит из пластов «а» – «и». Максимальная высота
камер определяется суммарной мощностью вынимаемых пластов I-VIII и лежит в
диапазоне 10,53–11,00 м.
Допустимая ширина камер зависит от толщины гипсовой потолочины: при
толщине потолочины 4 м допустимая ширина камеры составляет 10 м; при
толщине потолочины 5 м – 11 м; при толщине потолочины 6 м – 12 м. Независимо
от числа пластов гипса в кровле ширина очистной камеры не превышает 12,0 м.
Ширина сплошного междукамерного ленточного целика (МКЦ) принимается
равной 9 м, при его прорезке камерно-вентиляционным штреком – ширина равна
10 м [1].
Высота камер устанавливается от контакта между подошвой пласта VIII и
доломитом до подошвы пластов «а», I и III соответственно.
Между панелями и внутри них оставляются барьерные целики шириной не
менее 24 м, которые служат для защиты панелей от затопления в случае прорыва
воды через потолочину или геологоразведочную скважину. Радиус целиков
вокруг скважин изменяется от 5 м до 16 м.

94
В обычных условиях крепление кровли подготовительных и очистных
выработок осуществляется анкерной крепью с длиной анкеров 1,2–2,0 м, при этом
анкеры устанавливаются по сетке 1х1 м или 2х2 м.
Исходными данными для прогноза участков эрозии потолочины
являются оценки, полученные по геологическим скважинам, которые
пробурены по сетке 200х200 м и 400х400 м. Для уточнения толщины
потолочины, прогнозируемой по данным геологоразведочного бурения,
производится бурение подземных скважин. С целью уточнения контура
речной эрозии и внутри этого контура бурение скважин ведется по сетке
30х30 м, при необходимости сетка сгущается до 15х30м. Вне
выделенного контура палеодолины сетка бурения принимается 60х60 м
[1].
Буровзрывные работы ведутся по рабочим паспортам,
разработанным на основе типовых паспортов БВР. При проходке камер
используются шпуры диаметром 38–43–50 мм. Длина шпуров в верхнем
уступе забоя составляет не более 4,3 м, в нижнем уступе – не более 7,0 м.
Для производства взрывов используется игданит и аммонит № 6 ЖВ.
Заряжание шпуров производится с помощью самоходной смесительно-
зарядной установкой «Ульба-150И». Установка боевиков и монтаж
электровзрывной цепи осуществляется с автопогрузчика, который
оборудован корзиной для поднятия взрывников на высоту до 6,5 м.
Сейсмобезопасный интервал замедления составляет не менее 40 мс, масса
заряда ВВ в одной серии замедления не превышает 40 кг [1].
В связи с применением более современного бурового оборудования
(бурильная установка «BOOMER» фирмы Atlas Copco), позволяющего обуривать
забой на полное сечение, появилась возможность перехода на технологию
безуступной отбойки при добыче гипса в камерах.
Вместе с тем, переход на новую технологию, согласно п. 1.29.
«Указаний…» [1], которые являются одним из основных нормативных
документов, регламентирующим горные работы на месторождении, вызвал
необходимость разработки новой нормативной документации, содержащей
рекомендации по контролю гипсовой потолочины и сейсмобезопасным
параметрам БВР при однослоевой выемке запасов гипса в камере. Данные
рекомендации были разработаны ОАО «ВНИМИ» в виде «Дополнений к
«Указаниям по охране зданий и сооружений от вредного влияния подземных
горных разработок и по охране рудника от затопления при разработке
Новомосковского месторождения гипса» [5].
ГИ УрО РАН был проведен анализ выполнения требований нормативных
документов [1, 2, 3, 4] по промышленной безопасности ведения горных работ по
новой технологии выемки.
В результате анализа было установлено, что мероприятия по контролю
толщины потолочины по скважинам подземного бурения в границах переходной
зоны у палеобразований и за границей переходной зоны соответсвуют
требованиям указанных выше нормативных документов. В частности, указанный
масштаб сводной и оперативной карт изомощностей потолочины соответствует
требованиям п. 411 [3], а указанные параметры камерной системы разработки,
например, соотношение между толщиной потолочины и шириной камеры,
параметры и условия бурения скважин эксплуатационной разведки соответсвуют
требованиям [1, 2].
Мероприятия по обеспечению устойчивости конструктивных элементов
камерной системы разработки при сейсмическом воздействии взрывов, в целом,
не противоречат требованиям действующих нормативных документов [1, 2, 4] и

95
результатам исследования величины сейсмобезопасных расстояний, выполненных
ВНИМИ.
Расчеты, проведенные по формуле (4.3) «Указаний [1]», показали,
что радиус сейсмобезопасной зоны в кровле камер при критическом
значении приведенной массы заряда ВВ, равном 0,38 кг 1/3 /м, и предельно
допустимой массе заряда ВВ в одной серии замедления не более 40 кг (п.
4.2. [1]), составляет 8,99 м. Расстояние между двумя крайними точками
двух параллельных забоев при опережении одного относительно другого
на 15 м и ширине междукамерного целика, равного 9 м, составляет 17,5 м.
Таким образом, при указанных параметрах БВР, величине опережения
забоев и ширине междукамерного целика практически обеспечивается
сплошность кровли опережающей выработки и МКЦ. Вместе с тем,
согласно требованиям гл. V ЕПБ [4], с момента сближения забоев на 15 м
запрещается одновременное взрывание шпуровых зарядов. Если забои
камер подлежащих взрыванию, расположены через одну камеру, то
величина их опережения или отставания при одновременных взрывах ВВ не
ограничивается.
В целом, представленные в «Дополнениях к «Указаниям…» [5] решения
обоснованы, соответсвуют требованиям действующих нормативных документов
[1–4] и обеспечивают безопасные условия ведения буровзрывных работ при
однослоевой выемке гипса.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Указания по охране зданий и сооружений от вредного влияния


подземных горных разработок и по охране рудника от затопления при
разработке Новомосковского месторождения гипса. – СПб: ОАО «ВНИМИ»,
2006. РП-054-12.
2. Единые правила безопасности при разработке рудных, нерудных и
россыпных месторождений полезных ископаемых подземным способом (ПБ 03-
355-03). – М.: ГУП НТЦ, 2003.
3. Инструкция по производству маркшейдерских работ. РД 07-603-03.
2003.
4. Единые правила безопасности при взрывных работах (ПБ 13-407-01). –
М.: ГУП НТЦ, 2001.
5. Дополнения к «Указаниям по охране зданий и сооружений от вредного
влияния подземных горных выработок и по охране рудника от затопления при
разработке Новомосковского месторождения гипса». – СПб: ОАО «ВНИМИ»,
2012.

96
А.В. ЕВСЕЕВ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРОЧНОСТНЫХ СВОЙСТВ


ГОРНЫХ ПОРОД
В НАТУРНЫХ УСЛОВИЯХ

Предел прочности пород при одноосном сжатии является одной из ос-


новных характеристик, необходимых для расчета параметров системы разра-
ботки. Согласно действующим нормативным документам [1] прочностные
характеристики определяются в лабораторных условиях путем проведения
прямых испытаний образцов правильной формы на гидравлических или ме-
ханических прессах.
Согласно исследованиям [2], отбор проб для изучения физико-
механических свойств рекомендуется выполнять через 200 метров. Длитель-
ность проведения лабораторных испытаний варьируется от 2 до 6 месяцев.
При такой частоте опробования и длительности лабораторных исследований
актуальным является разработка методики, позволяющей оперативно прово-
дить оценку прочностных свойств вынимаемых пластов непосредственно в
шахтных условиях.
Для оценки возможности определения прочностных свойств в натур-
ных условиях были опробованы 2 методики: определение прочности метода-
ми неразрушающего контроля с использованием измерителя прочности мате-
риалов «Оникс-2.6» и проведение шахтных испытаний с использованием да-
вильной установки. Полученные результаты сопоставлялись с результатами
стандартных лабораторных испытаний призматических образцов с размерами
5х5х10 см.
Прибор «Оникс-2.6» предназначен для оперативного определения прочно-
сти и однородности бетона по ГОСТ 22590 при технологическом контроле изде-
лий и конструкций, обследовании зданий и сооружений, а также для контроля
прочности раствора, кирпича, композиционных материалов и т.п. Принцип рабо-
ты основан на обработке импульсной переходной функции электрического сигна-
ла, возникающего в чувствительном элементе при ударе о поверхность тестируе-
мого изделия. В прибор загружены калибровочные характеристики для различных
видов строительных материалов.
Для определения калибровочных характеристик при изучении прочност-
ных свойств соляных пород выполнена серия тарировочных экспериментов, за-
ключающихся в сопоставлении результатов прямых испытаний на одноосное
сжатие с результатами определения свойств с использованием измерителя проч-
ности «Оникс-2.6». Анализ выполнялся на основании испытания 50 проб (по 6–12
образцов в каждой пробе), отобранных из различных пластов. По каждой пробе
выполнялось 15 измерений с использованием прибора «Оникс 2.6». Анализ ре-
зультатов испытаний показал, что коэффициент вариации данных в пределах од-
ной пробы как при использовании прибора «Оникс-2.6», так и при стандартных
испытаниях не превышает 8–12 %, что при большом количестве замеров позволя-
ет сделать вывод о надежности полученных данных.
Для установления связи между результатами неразрушающего контроля и
стандартными испытаниями все данные сведены на графике (рис. 1). Из представ-
ленного графика видно, что связь между исследуемыми параметрами отсутствует.
Коэффициент корреляции равняется 0,24 (не значимый уровень). Полученный ре-
зультат может свидетельствовать о том, что область измерения прибором не явля-
ется представительной. В работе [3] указывается, что для получения достоверных
результатов размер испытываемых образцов должен быть в 20–30 раз больше раз-

97
мера зерна. По всей видимости, прибором «Оникс-2.6» оценивается прочность
отдельных зерен, при этом контактная прочность и связь зерен не учитывается.
Возможно, при разделении выборки на партии по определенному признаку (на-
пример, по пласту или размеру зерен), связь между результатами неразрушающе-
го контроля и реальной прочностью образцов появится, однако для проведения
таких исследований объем выборки должен быть увеличен. Без учета дополни-
тельных факторов определить прочность соляных пород методом неразрушающе-
го контроля с использованием измерителя прочности «Оникс-2.6» не удаётся.

Рис. 1. Связь прочности R (Оникс-2.6) и предела прочности


при одноосном сжатии

Другим способом определения прочности пород при одноосном сжатии


в натурных условиях является испытание образцов при помощи давильных
установок. При проведении экспериментальных исследований использовалась
давильная установка, основой которой является гидроцилиндр «Энерпред
ДГА-100», развивающий нагрузку 100 т. В комплект испытательного ком-
плекса входит также ручной насос, высоконапорные шланги и манометр, по-
зволяющий контролировать давление в гидросистеме и оценивать приклады-
ваемую на образец нагрузку. Натурные испытания проводились в стенке ме-
ждукамерного целика пласта КрII на оконтуренных с пяти сторон породных
призмах, имеющих размеры 0,2х0,2х0,4 м. При таких размерах максимальное
удельное давление на торец призмы может достигать 25 МПа. Отработанная
схема оконтуривания образцов (рис. 2) позволяет подготавливать практиче-
ски неограниченное количество образцов-близнецов в каждой точке исследо-
вания. На первом этапе специальной пилой в стенке выработки формируется
ниша высотой и глубиной по 30 см, длина ниши зависит от количества образ-
цов. На следующем этапе под нишей прорезаются взаимноперпендикулярные
щели под углом 45° к плоскости целика, в результате чего образуются пород-

98
ные призмы, оконтуренные с пяти сторон, только нижняя их часть связана с
массивом. Перед проведением испытаний поверхность образцов выравнива-
ется при помощи слоя соляного штыба толщиной 1–2 см. Под действием на-
грузки штыб спрессовывается, уплотняется и обеспечивает равномерную пе-
редачу давления от плиты на образец.
Экспериментальные исследования по определению прочностных свойств
соляных пород в натурных условиях выполнялись на шахтном поле рудника
СКРУ-3 ОАО «Уралкалий». В ходе выполнения испытаний проведено нагруже-
ние в режиме одноосного сжатия 23 призм. Важно отметить, что при оконтурива-
нии породных призм в ряде случаев отмечено наличие в них трещин.

а) б)

гидроцилиндр

опорная плита

образец

манометр

ручной насос

Рис. 2. Схема оконтуривания образцов (а) и проведения испытаний (б)

Выполненное сравнение результатов лабораторных и натурных экспери-


ментов показало, что прочность пород, полученная в лабораторных условиях, на
14% больше натурных данных, кроме того, отмечен больший разброс результатов
натурных экспериментальных работ. Коэффициент вариации лабораторных дан-
ных – около 10%, натурных – около 16%.
По всей видимости, отличие величины предела прочности, полученной в
натурных и лабораторных условиях, объясняется влиянием масштабного эффекта
и связано, в первую очередь, с наличием в оконтуренных призмах тектонических
трещин. Тем не менее, опробованная методика хорошо зарекомендовала себя и
может быть использована наряду с лабораторными исследованиями для опреде-
ления предела прочности пород. Для определения необходимого количества ис-
пытаний должна выполняться статистическая обработка экспериментальных дан-
ных по стандартной процедуре.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. ГОСТ 21153.2-84. Породы горные. Методы определения предела проч-


ности при одноосном сжатии. – М.: Изд-во стандартов, 1985. – 10 с.
2. Аникин В.В. Обоснование плотности сети исследования механических
свойств соляных пород Верхнекамского месторождения калийных солей // Гор-
ный информационно-аналитический бюллетень.– Москва, МГГУ. – 2009. – №7.
3. Проскуряков Н.М. Физико-механические свойства соляных пород /
Н.М. Проскуряков, Р.С. Пермяков, А.К. Черников.– Л.: Недра, 1973. – 272 с.

99
Н.Л. БЕЛЬТЮКОВ

ИССЛЕДОВАНИЕ НАПРЯЖЕНИЙ
В ПРИКОНТУРНОМ МАССИВЕ СОЛЯНЫХ ПОРОД
В ЗОНЕ ВЛИЯНИЯ ГЕОЛОГИЧЕСКОЙ АНОМАЛИИ

С целью изучения характера распределения напряжений в районе


геологической аномалии были проведены натурные исследования по
оценке напряженного состояния пород приконтурного массива в
подготовительных выработках пласта КрII, на панели № 12 рудника СКРУ-
3 ОАО «Уралкалий».
Экспериментальные работы проводились на двух участках
транспортного штрека, пройденного вдоль оси панели. Первый участок
расположен в зоне влияния геологической аномалии I группы и
характеризуется наличием открытых трещин в пласте АБ. Данная область
является продолжением обширной зоны трещиноватости пород, вскрытой и
достаточно хорошо изученной на площади блоков 2, 4 и 6 панели 4.
Вскрытые трещины условно отнесены к двум видам:
1. Серия субпараллельных, диагональных прямолинейных трещин с
азимутом простирания 325–340°, север-северо-восточного падения под углом
86–90°. Расстояние между трещинами составляет по нормали 5–10 м.
Видимая длина трещин (по кровле камер) 2,5–12,0 м, предполагаемая – 20–70
м. Высота трещин колеблется в пределах 2,5–4,5 м и захватывает серию
пластов Б-В, АБ и КрI-А’. Максимальная высота наблюдается в камерах №
169 и № 173 панели 4, которые полностью рассечены трещиной. Раскрытие
трещин изменяется от долей миллиметра в нижней части выработок до 3 см –
в верхней.
2. Внутрипластовые трещины, приуроченные к ядрам складок с
западной вергентностью. Азимут простирания трещин − 350–353°, азимут
падения – север-северо-восточный, угол падения – 85 –90°. Азимут
простирания осей складок – 0–8°.
Второй экспериментальный участок находится в южной части панели 12,
где в массиве отсутствовали открытые трещины. На данном участке измерялись
фоновые значения напряжений.
Исследование действующих в приконтурном массиве напряжений
производилось гидродомкратом Гудмана с использованием акустоэмиссионного
эффекта памяти пород [1]. Кроме того, на контуре выработки выполнялись
измерения напряжений методом щелевой разгрузки [2].
При реализации метода щелевой разгрузки осуществлялся следующий
порядок работ. На стенке выработки устанавливались два репера, и с помощью
щелемера фиксировалось расстояние между ними (рис. 1, а). Затем шахтной
электропилой создавалась прямоугольная щель, и замерялось смещение реперов
при частичной разгрузке пород в стенке выработки. Зная модуль упругости
массива, полученный по результатам испытаний образцов горных пород, взятых с
участка работ, рассчитывалась величина напряжений, действующих
перпендикулярно плоскости щели.
Сущность метода измерений с использованием гидродомкрата Гудмана
заключалась в разгрузке околоскважинного пространства при бурении
скважины и последующим его нагружением гидродомкратом нагрузкой,
направленной в одной плоскости, с одновременной регистрацией импульсов
акустической эмиссии (АЭ) (рис. 1, б). Резкое увеличение активности АЭ

100
(число импульсов АЭ в единицу времени) говорит о том, что давление,
создаваемое гидродомкратом, достигло значения напряжения,
действовавшего в массиве до разгрузки, т.е. до бурения скважины.
Перемещая гидродомкрат вдоль скважины и производя измерения в
вертикальном и горизонтальном направлении, определялись значения
соответствующих компонент тензора напряжений [3].

а) б)

Реперы

Щелемер

Рис. 1. Схема измерения напряжений методом щелевой разгрузки (а) и


гидродомкратом Гудмана (б):
1 – гидродомкрат Гудмана; 2 – прибор для регистрации импульсов АЭ;
3 – высоконапорные шланги; 4 – манометр; 5 – ручной насос

В процессе проведения экспериментальных работ было выполнено


23 измерения напряжений на контуре транспортного штрека по
результатам разгрузки щелей, ориентированных в вертикальном и
горизонтальном направлениях. При расчете напряженного состояния
пород в качестве модуля упругости были использованы средние значения,
полученные при испытаниях призм на одноосное сжатие в натурных
условиях.
Измерения напряжений с помощью гидродомкрата Гудмана
выполнены в 5-ти скважинах глубиной 3,0 м: две скважины на первом
экспериментальном участке, в зоне влияния геологической аномалии, и три
– на втором участке.
С целью сопоставительной оценки напряженного состояния пород в зоне
влияния геологической аномалии I группы было проведено осреднение данных и
совмещение результатов, полученных разными методами. На рис. 2 представлен
график распределения средних значений напряжений, действующих в
приконтурном массиве на экспериментальных участках.
Натурными экспериментами установлено, что вертикальные напряжения в
зоне геологической аномалии I группы существенно меньше соответствующих
напряжений вне зоны влияния трещин. Максимум опорного давления расположен
на глубине 0,6 м и составляет 13,1 МПа. Соотношение горизонтальных и
вертикальных напряжений изменяется с удалением от контура выработки: на
небольших расстояниях это соотношение близко к 0,5, а с удалением от
обнажения стремится к 1,0. Максимальная величина опорного давления на втором
экспериментальном участке (фон) составляет 18,7 МПа и зафиксирована на

101
глубине 1,2 м. С увеличением глубины напряжения снижаются до уровня 7,3 МПа.
Расчетные значения вертикальных напряжений (γH) на данном участке работ
составляют 7,5 МПа.

20
аномалия I гр. (верт.)
аномалия I гр. (гор.)
фон (верт.)

16
Напряжение, МПа

12

0
0 0.5 1 1.5 2 2.5 3
Расстояние от стенки выработки, м

Рис. 2. График распределения средних значений напряжений в приконтурном


массиве соляных пород пласта КрII с удалением от стенки выработки

Таким образом, анализ результатов проведенных экспериментов показал,


что вертикальные напряжения, действующие в зоне влияния геологической
аномалии I группы, меньше фоновых значений, при этом максимум опорного
давления расположен ближе к контуру выработки. Пониженные значения
напряжений в районе влияния аномалии обусловлены наличием зоны открытой
трещиноватости в породах вышележащего пласта АБ.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Асанов В.А., Токсаров В.Н., Евсеев А.В., Бельтюков Н.Л. Опыт изучения
акустоэмиссионных эффектов памяти в соляных породах с использованием
скважинного гидродомкрата Гудмана // Горный информационно-аналитический
бюллетень. – М., МГГУ. – 2010. – №10. – С. 144-148.
2. Барях А.А., Асанов В.А., Токсаров В.Н. Техника и методика
определения напряжений в соляных породах // Тезисы докл. Межд. конф.,
Волгоград-Пермь. – 2001.
3. Асанов В.А., Токсаров В.Н., Бельтюков Н.Л. Скважинный метод
контроля напряжений в соляном массиве // Научный журнал «Научные
исследования и инновации». – 2011. – Т. 5. – № 4. – Изд-во Перм. гос. техн. ун-та,
Пермь. – С. 53–55.

102
А.А. УДАРЦЕВ, Н.Л. БЕЛЬТЮКОВ

ИССЛЕДОВАНИЕ ПОЛЗУЧЕСТИ
СОЛЯНЫХ ПОРОД
САТИМОЛЬСКОГО МЕСТОРОЖДЕНИЯ
БОРНО-КАЛИЙНЫХ СОЛЕЙ

Месторождение «Сатимола», расположенное в Акжайыкском районе


Западно-Казахстанской области Республики Казахстан, открытое в 1963
году в ходе общей разведки, представлено залежами борных руд,
смешанных с магниевыми и калиевыми солями. Освоение месторождения
«Сатимола» с целью расширения борной сырьевой базы Казахстана
является одной из важнейших задач сегодняшнего дня. В настоящее время
на месторождении ведутся активные геологоразведочные работы,
пробурено около 100 скважин. Одним из наиболее важных условий при
обосновании безопасных условий ведения горных работ на месторождении
является изучение физико-механических свойств вмещающих соляных
пород, в частности их реологических параметров, определяющих
долговременную устойчивость конструктивных элементов системы
разработки.
Изучение реологических свойств горной породы проводилось на
призматических образцах (размер – 40х40х70 мм), изготовленных из
керна геологоразведочных скважин. Характеристика проб приведена в
табл. 1. Длительные испытания образцов на ползучесть выполнялись в
режиме одноосного нагружения в соответствии с методикой, изложенной
в работе [1].
Перед проведением испытаний на ползучесть, для установления базовых
уровней нагружения, определялся условно-мгновенный предел прочности.
Определение прочностных и деформационных механических характеристик
соляных пород проводилось в соответствие с требованиями ГОСТа [2] при
стандартной скорости деформирования – 1 мм/мин. Результаты испытаний на
одноосное сжатие приведены в табл. 1.
Для проведения реологических испытаний использовались
гидравлические нагрузочные установки с максимальным усилием 150 кН.
На каждой нагрузочной раме испытывалось по два образца при одинаковом
осевом давлении.
Измерение продольных деформаций ползучести каждого образца
осуществлялось двумя индикаторами часового типа с ценой деления 0,01 мм,
расположенных симметрично относительно его оси. Снятие показаний
проводилось через возрастающие промежутки времени: первые сутки – 20 мин, 1
час, 3 часа; вторые сутки – 2 раза (утром и вечером). В последующем контроль
деформаций проводился один раз в сутки.
В связи с ограниченным числом образцов эксперименты на ползучесть
осуществлялись при трех уровнях нагрузки – 0,4; 0,6 и 0,8 от среднего предела
прочности на сжатие, по два образца для каждого уровня. По результатам
наблюдений изменения деформаций во времени строились кривые ползучести,
приведенные на рис. 1.
Анализ результатов показал, что при уровне нагружения 0,8 от предела
прочности происходило полное разрушение образцов в течение первых
нескольких суток. Образцы с нагрузкой 0,4 от предела прочности переходили в
стадию затухающей ползучести через 2–8 суток. Для большинства образцов с
нагрузкой 0,6 от предела прочности в исследуемом временном интервале

103
наблюдалась тенденция выхода на стадию затухающей ползучести. Исключение
составляли образцы скважины СП6 (проба 1), для которых наблюдался переход на
стадию прогрессирующей ползучести.

Таблица 1
Петрографическая характеристика исследуемых образцов,
их количество и прочностные параметры при одноосном сжатии

Предел Предел
№ Кол-во
№ прочности длительной
скважины, Порода образцов,
партии на сжатие, прочности,
№ пробы шт.
МПа МПа
Полигалит-галитовая
порода серая с белыми
Скв. СП2,
1 прослойками, 11 30,00 22,20
пр. 1
разнокристаллическая,
бороносная.
Каменная соль серая с
Скв. СП2, буровато-коричневым
2 9 24,40 16,95
пр. 2 оттенком,
скрытокристаллическая.
Сильвин-галитовая
Скв. СП6, порода пестроцветная,
3 10 25,70 17,05
пр. 1 скрыто-
мелкокристаллическая.
Борацит-полигалит-
галитовая порода серая
Скв. СП6,
4 с розовыми пятнами, 8 42,10 28,20
пр. 2
мелко- и средне-
кристаллическая.
Сильвинитовая порода
Скв. ПР6, оражево-красная,
5 11 31,60 23,70
пр. 1 крытокристаллическая,
слоистая.
Сильвин-галитовая
порода серая, местами
пестроцветная, с
Скв. ПР6,
6 розоватым оттенком, 11 33,05 20,60
пр. 2
мелкокристаллическая
с включениями белого
сильвина.

Для исследуемых соляных пород Сатимольского месторождения проведена


оценка предела длительной прочности на основе ускоренной ползуче-
релаксационной методике [3], табл. 1. Полученные данные свидетельствуют о
достаточно высоком коэффициенте длительной прочности исследуемых пород,
превышающих величину 0,60÷0,65.
Результаты исследований предназначены для обоснования параметров
ведения горных работ при отработке запасов борно-калийных руд.

104
а) б) в)
0.02 0.02 0.04

0.016 3 0.016
0.03
3
3

Деформация
Деформация

Деформация
0.012 0.012
2 0.02 2
2
0.008 0.008 1

0.01
0.004 0.004 1
1

0 0 0
0 4 8 12 16 20 0 4 8 12 16 20 0 4 8 12 16 20
Время, сут. Время, сут. Время, сут.

г) д) е)
0.014 0.04 0.025

0.012 0.02
0.03 3 3

Деформация
Деформация
Деформация

0.01 0.015

0.02

0.01 2
0.008 2
1

0.01
0.005
0.006 1
1

0 0
0.004
0 4 8 12 16 20 0 4 8 12 16 20
0 4 8 12 16 20 Время, сут. Время, сут.
Время, сут.

Рис.1. Характерные кривые ползучести исследуемых образцов соляных пород


месторождения «Сатимола»: а) скв. СП2, пр.1; б) скв. СП2, пр. 2; в) скв. СП6, пр. 1;
г) скв. СП6, пр. 2; д) скв. ПР6, пр. 1; е) скв. ПР6, пр. 2;
(цифрами обозначены уровни нагрузки: 1 – 0,4; 2 – 0,6; 3 – 0,8)

Работа выполнена при поддержке РФФИ (грант №11-05-96010-р_урал_а


“Деформирование и разрушение квазипластичных горных пород при длительном
нагружении”).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Прочность и деформируемость горных пород/ Ю.М. Карташов. Б.М.


Матвеев, Г.В. Михеев, А.Б. Фадеев. –М., Недра,1979. – 269 с.
2. ГОСТ 21153.2-84 Породы горные. Методы определения предела
прочности при одноосном сжатии. – М., 1985. – 10 с.
3. Физико-механические свойства соляных пород Верхнекамского
калийного месторождения: учеб.пособие / А.А. Барях, В.А. Асанов, И.Л. Паньков.
– Пермь: Изд-во Перм. гос. техн. ун-та, 2008. – 199 с.

105
С.Я. ЖИХАРЕВ

К ВОПРОСУ ОТРАБОТКИ ПЛАСТА КрI СОВМЕСТНО


С ПЛАСТАМИ АБ И КрII НА РУДНИКАХ ОАО «УРАЛКАЛИЙ»

С целью компенсации выбывших производственных мощностей, обуслов-


ленных затоплением рудников БКПРУ-1 и БКПРУ-3, в ОАО «Уралкалий» доста-
точно остро встал вопрос о приобретении лицензии на разработку новых участков
Верхнекамского месторождения калийных солей. В качестве альтернативы для
действующих рудников, которые к настоящему моменту времени уже отработали
значительную часть запасов, является увеличение срока их службы за счет вовле-
чения в отработку забалансовых пластов. В связи с этим, в ОАО «Уралкалий»
принята программа работ по расширению рудной базы.
Идея увеличения рудной базы путем перевода в извлекаемые запасы забалан-
сового пласта КрIII известна сравнительно давно. На большинстве шахтных полей
пласт достаточно выдержан по мощности и имеет приемлемое содержание КCl (20–25
%), но при этом характеризуется относительно сложным залеганием. Необходимо от-
метить, что отработка этого пласта включена в проект Усольского рудника (ОАО «Ев-
рохим») и Талицкого рудника (ОАО «Акрон»). Кроме того, разрабатываются исход-
ные данные для отработки пласта KpIII на руднике БКПРУ-2 ОАО «Уралкалий».
Другой забалансовый пласт КрI в пределах большинства шахтных полей имеет
меньшую мощность – около 1,0–1,1 м и, практически, горизонтальное залегание. Содержа-
ние КCl в нем достигает 40–45 %, что несколько выше по сравнению с пластами АБ и КрII.
При существующей технологии отработки пластов АБ и КрII нижний предел содержания
КCl, с точки зрения обогащения руды, в горной массе на выходе из рудника должен быть не
менее 22 %. Фактическое содержание КCl для разных рудников колеблется от 24 до 35 %.
Добывая пласт КрI с высоким содержанием КCl, можно говорить, что «его эффективная
приведенная мощность» равна уже не 1,0 м, а, в пересчете на нижнее содержание полезного
компонента в руде на выходе из рудника, может составлять уже около 2,0 м.
Следует подчеркнуть, что отработка пласта KpI возможна только при
обеспечении безопасности и эффективности ведении горных работ, с учетом тре-
бований действующих нормативных документов [1, 2].
Рассмотрим возможные варианты отработки пласта КрI применительно к усло-
виям шахтного поля рудника БКПРУ-2. Большая часть запасов шахтного поля рудника
уже отработана. Оставшиеся запасы рабочих пластов АБ и KpII обеспечивают работу
рудника в ближайшие 15–18 лет. Прирезка дополнительных запасов, практически, не-
возможна. Вопрос увеличения срока службы рудника весьма актуален. Теоретически
отрабатывать запасы забалансового пласта КрIII без закладочных работ возможно
только на ранее отработанных участках, где мульда сдвижения уже сформировалась,
при этом необходимо проведение дополнительных научных исследований. Отрабаты-
вать пласт КрIII, являющийся сближенным по отношению к вышележащему пласту
KpII, на действующих панелях одновременно с пластами КрII и АБ невозможно без
закладочных работ согласно требованиям действующих нормативных документов [1].
Закладочный комплекс на руднике отсутствует. При этом, даже без закладочных ра-
бот, пласт КрI добывать возможно, т.к. «условно» остается выемка двух пластов.
В первом приближении, в зависимости от суммарной мощности, можно гово-
рить о сплошной добыче сверху вниз двумя ходами комбайна «Урал-10А» или «Урал-
20Р» пласта АБ, каменной соли А-КрI и пласта КрI, в тех местах, где мощность камен-
ной соли А-КрI минимальна. В первую очередь, это примерно 25 % площади шахтного
поля на юго-востоке, где мощность каменной соли А-КрI колеблется от 0,9 до 1,1 м. В
некоторых местах она падает даже до 0,5–0,6 м. Предварительные подсчеты говорят,

106
что фактическое содержание КCl в горной массе при совместной добыче пласта АБ,
каменной соли А-КрI и пласта КрI составит 28–30 %.
В указанных условиях выполнение добычных работ производится по сле-
дующим этапам:
1) проходится верхний комбайновый ход по пласту АБ комбайном «Урал-
10А» или «Урал-20Р», руда выдается на обогащение;
2) вторым ходом вынимается пласт А-КрI и пласт КрI;
3) по пласту КрII, соосно выработке по вышележащему пласту [1], прохо-
дится очистная выработка комбайном «Урал 20Р». Камера проходится в один или
несколько ходов по высоте в зависимости от мощности пласта.
В северо-западной части шахтного поля, где мощность каменной соли А-КрI
составляет от 1,9 до 2,2 м, данная технология приведет к сильному разубоживанию ру-
ды. Следовательно, на оставшихся северо-западных панелях можно выполнить селек-
тивную выемку пласта КрI. В этой части шахтного поля мощность пласта КрI увели-
чивается до 1,2–1,3 м, а иногда до 1,5–1,6 м, но содержание КCl падает до 35 %.
Очистные работы в этих условиях производятся по следующим четырем этапам:
1) проходится верхний комбайновый ход по пласту АБ комбайном «Урал-
10А» или «Урал-20Р»;
2) в зависимости от мощности вынимается в несколько комбайновых ходов
по высоте пласт каменной соли А-КрI комбайном «Урал-10А» или «Урал-60С» и
перемещается в ранее отработанную камеру пласта АБ;
3) выемка пласта КрI комбайном «Урал-10А» или «Урал-60С»;
4) по пласту КрII соосно выработке по вышележащим пластам [1] прохо-
дится очистная выработка комбайном «Урал-20Р» в один или несколько ходов по
высоте в зависимости от мощности пласта.
Данная технология позволяет сохранить качество добываемой руды с фак-
тическим содержанием КCl в горной массе 32–34 %.
Предложенные варианты технологических схем выемки сильвинитовых
пластов, учитывающие различные условия залегания, в случае их применения по-
зволят увеличить срок службы рудника БКПРУ-2, минимум, на 10 лет, при этом
сокращаются горно-капитальные затраты на 1 т добываемой руды до 18–20 % за
счет подготовительных работ.
Строительство гидрозакладочного комплекса на руднике БКПРУ-2 и при-
менение закладочных работ на действующих панелях позволит существенно рас-
ширить область применения указанных выше технологий добычи сильвинитовых
пластов. Для этого предлагается дополнительный этап, включающий проведение
гидрозакладки выработанного пространства пластов КрII, КрI, А-КрI и АБ с ис-
пользованием пульпопровода, проложенного у кровли камер на пласте АБ, и
скважин диаметром 300–500 мм, пробуренных в междупластье КрI–КрII.
Применение данного этапа позволит достичь степени заполнения камер,
близкой к 90 %, что позволит сформировать будущий массив, позволяющий впо-
следствии отработать междукамерные целики заложенных камер, и тем самым
еще больше увеличить срок службы рудника.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Указания по защите рудников от затопления и охране подрабатываемых
объектов в условиях Верхнекамского месторождения калийных солей (техноло-
гический регламент). – СПб.: ВНИИГ, 2008.
2. Методические рекомендации к «Указаниям по защите рудников от зато-
пления и охране подрабатываемых объектов в условиях Верхнекамского место-
рождения калийных солей». – СПб: ВНИИГ, 2008.

107
ГЕОФИЗИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ИЗУЧЕНИЯ НЕДР
С.Г. БЫЧКОВ

СОВРЕМЕННАЯ ГРАВИРАЗВЕДКА ПРИ ИЗУЧЕНИИ


ГЕОЛОГИЧЕСКОГО СТРОЕНИЯ
НЕФТЕГАЗОПЕРСПЕКТИВНЫХ ТЕРРИТОРИЙ

В настоящее время в Пермском крае, как и во всех старых нефтедобывающих ре-


гионах, актуальна проблема поисков новых перспективных территорий и объектов. Ре-
гиональные и зонально-региональные геолого-геофизические работы, включающие преж-
де всего сейсморазведку и гравиразведку, проводятся с целью выделения новых нефтега-
зоперспективных зон и объектов, что в перспективе обеспечит восполнение промышлен-
ных запасов и стабилизацию добычи углеводородов [8]. Гравиметрический метод иссле-
дований в настоящее время широко применяется при решении задач нефтяной геологии,
как при региональных исследованиях, так и при поисках и разведке месторождений угле-
водородов [1, 2, 3, 5]. Интерпретация гравиметрических материалов производится всегда
на базе комплексирования с данными других геофизических методов и разного рода ис-
следований (бурения скважин, геологической и геохимической съемок и др.).
Новые возможности гравиразведки в настоящее время связаны с совершен-
ствованием гравиметрической аппаратуры, повышением ее точности и надежно-
сти, с автоматизацией процессов измерения и обработки полученных материалов,
а также с развитием математического аппарата интерпретации на базе
аппроксимационного подхода, вейвлет-анализа, методов фрактальной геометрии в
сочетании с новейшими методами и программами распознавания образов и
решения обратных задач. Современные методы интерпретации позволяют
разделять поле на составляющие, обусловленные различными интервалами
геологического разреза, осуществлять построение 3D-моделей пространственного
распределения плотностных неоднородностей в изучаемом объеме геологической
среды, проводить трехмерное моделирование структурно-тектонического
строения изучаемых площадей с выделением целевых геологических объектов [6].
Гравиразведка как в комплексе, так и самостоятельно, позволяет уточнять
строение протерозойских и палеозойских отложений потенциально перспективных на
нефть и газ, выполнять тектоническое районирование территории с выделением неф-
тегазоперспективных объектов и осуществлять построение геолого-плотностных мо-
делей строения недр. Весь процесс интерпретации данных региональных работ можно
рассматривать как создание и последовательное уточнение модели геологического
строения территории [2]. Предварительная модель, построенная по результатам ранее
проведенных геолого-геофизических исследований, последовательно уточняется, ис-
пользуя вновь полученную геофизическую информацию.
От того, насколько точно будут получены исходные гравиметрические
данные, зависит геологическая эффективность и достоверность выводов о геоло-
гическом строении территорий. Съемка выполняется современной гравиметриче-
ской и геодезической аппаратурой: гравиметры Autograv CG-5, системы GPS,
электронные тахеометры. Современные методики обработки данных гравиметри-
ческих съемок, включая высокоточное вычисление поправок за рельеф местности,
позволяют получить аномалий силы тяжести с погрешностью ±0.02-0.05 мГал [1].
Поскольку сейсмические исследования, проводятся по редкой сети профилей, а
основной задачей исследований является построение модели геологического строения
всей территории, то гравиметрические работы, как правило, проводятся по более гус-
той, чем сейсморазведочные, сети профилей. Зачастую выполняется площадная гра-
виметрическая съемка масштабов от 1:25 000 до 1:100 000, а последующая площадная

108
интерпретация гравиметрических данных, опирающаяся на временные и глубинные
разрезы вдоль сейсмических профилей, обеспечивает возможность непрерывного про-
слеживания по латерали параметров геологической среды.
Предварительная геолого-геофизическая модель строится в результате
обобщения сведений по геолого-геофизической изученности территории, включая
геологические карты, тектонические схемы, гравиметрические и магнитометриче-
ские данные, результаты сейсморазведочных работ, аэрокосмогеологических и
других исследований. С целью получения сводной гравиметрической карты или
гравиметрического «коридора» вдоль профиля выполняется увязка выполненных
региональных гравиметрических работ с результатами прошлых лет. В результате
подтверждаются или корректируются представления о региональных закономер-
ностях гравитационного поля.
В процессе построения модели выполняются трансформации гравитацион-
ного и магнитного полей в системе VECTOR [4, 6, 7], которая обеспечивает по-
строение различных трансформант геопотенциальных полей, отражающих осо-
бенности строения отдельных интервалов геологического разреза. Трансформан-
ты полей дают предварительную характеристику территории, позволяя понять,
какие детали геологического строения и объекты были детализированы ранее вы-
полненными геофизическими работами, какие особенности строения не отобра-
жаются в геопотенциальных полях и наоборот, какие аномалии полей не согласу-
ются с имеющимся набором геологических данных или представлений.
На этапе создания предварительной модели выполняется также ряд коли-
чественных оценок модели. Прежде всего, это расчеты глубин до верхней кромки
грави- и магнитоактивных объектов, что даёт оценки величины предельных глу-
бин залегания фундамента. Проверка геологических представлений о глубинном
строении территории осуществляется путем решения прямой и обратной задач
гравиразведки для основных гравиактивных границ при варьировании плотност-
ных характеристик основных толщ в пределах, типичных для данного региона. На
этом этапе осуществляется также моделирование гравитационных эффектов для
основных типов объектов, с которыми могут быть связаны залежи углеводородов:
рифы, тектонические поднятия, зоны разуплотнения. Полученные зависимости
гравитационных эффектов от размеров тел и глубины их залегания используются
в дальнейшем при выделении гравитационных аномалий, отображающих извест-
ные и новые нефтегазопреспективные объекты.
Трансформанты гравитационного и магнитного поля, характеризующие
кристаллический фундамент позволяют с использованием данных бурения и
сейсморазведки построить структурную схему поверхности кристаллического
фундамента, и на ее основе ряде случаев скорректировать положение границ на
сейсмическом разрезе. Совместно с данными магниторазведки можно определить
или уточнять положение разрывных нарушений, выделяемых в осадочном чехле и
фундаменте, наметить зоны возможного развития интрузий и других неоднород-
ностей и установить их возможную связь с рельефом кристаллического фунда-
мента и крупными структурами осадочного чехла.
По всем профилям, где выполнены сейсморазведка гравиразведка, строятся со-
гласованные модели путем решения двумерной обратной линейной задачи гравираз-
ведки (подбор плотностей при жестко закрепленных границах, полученных по сейс-
мическим данным). В ряде случаев, когда подбором плотности не удается добиться
удовлетворительного совпадения кривых Δg или получить геологически обоснован-
ный плотностной разрез, осуществляется коррекция отражающих горизонтов и пере-
интерпретация сейсмических данных. Итогом подбора поля по профилям являются
каркасные геофизические модели территории исследований, имеющей опорные значе-
ния на профилях и интерполированные значения между ними.

109
Следующий этап интерпретации связан с выделение гравиметрических
аномалий для интервалов глубин, с которыми связаны основные нефтегазоносные
комплексы изучаемой территории. На данном этапе используются результаты мо-
делирования гравитационных эффектов для нефтегазоперспективных объектов и
трансформанты поля в комплексе с данными сейсморазведки, бурения, аэрокос-
могеологических исследований. В результате осуществляется выделение анти-
клинальных объектов (структуры, приподнятые участки, структурные носы) и зон
разуплотнения, с которыми могут быть связаны залежи нефти и газа. Данный этап
может выполняться итерационно с корректировкой и разбраковкой гравитацион-
ных аномалий, отображающих структуры и приподнятые участки. Гравиразведка
в виду более плотной сети профилей выделяет положение большего числа веро-
ятных нефтегазоперпективных объектов, а также в ряде случаев корректирует
представления о строении участков между сейсмическими профилями.
Результаты предыдущих этапов интерпретации дают основу для выполне-
ния заключительного геологического обобщения материалов, прогноза нефтега-
зоперспективности и выделения площадей для дальнейших более детальных ра-
бот или лицензирования.
Работа выполнена при поддержке программы фундаментальных исследо-
ваний УрО РАН, проект № 12-Т-5-1012 и гранта РФФИ (проект 12-05-00414-а).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бычков С.Г. Методы обработки и интерпретации гравиметрических на-


блюдений при решении задач нефтегазовой геологии / С.Г.Бычков. – Екатерин-
бург: УрО РАН, 2010. – 188 с.
2. Бычков С.Г. Технологии извлечения информации при гравиметрических
исследованиях нефтегазоперспективных территорий / С.Г.Бычков, И.В.Геник //
Геофизика, 2012, №5. – С.18-22.
3. Бычков С.Г. Гравиметрические исследования нефтеперспективных объ-
ектов Камско-Кинельской системы прогибов / С.Г.Бычков, Г.В.Простолупов,
Г.П.Щербинина // Нефть. Газ. Новации, 2009, №4. – С. 6-11.
4. Метод векторного сканирования / В.М.Новоселицкий, М.С.Чадаев,
С.В.Погадаев, В.А.Кутин // Геофизические методы поисков и разведки месторож-
дений нефти и газа. – Пермь, ПГУ, 1998. – С. 54-59.
5. Методические аспекты комплекса региональных сейсмо-, грави-, магни-
торазведочных исследований, проводимых в Пермском Прикамье Прикамье /
В.М.Новоселицкий, В.М.Неганов, С.Г.Бычков, И.В.Геник, М.С.Зотеев // Вопросы
теории и практики геологической интерпретации гравитационных, магнитных и
электрических полей: материалы 32-й сес. Междунар. науч. семинара им. Д.Г. Ус-
пенского. – Пермь, ГИ УрО РАН, 2005. – С. 208-212.
6. О теории и практике интерпретационной томографии геопотенциальных
полей / А.С.Долгаль, С.Г.Бычков, В.И.Костицын, П.Н.Новикова, А.В.Пугин,
В.А.Рашидов, А.Ф.Шархимуллин // Геофизика, 2012, №5. – С.8-17.
7. Об интерпретации гравитационного и магнитного полей на основе
трансформации горизонтальных градиентов в системе ”VECTOR” /
Г.В.Простолупов, В.М.Новоселицкий, В.Н.Конешов, Г.П.Щербинина // Физика
Земли. 2006. № 6. – С. 90-96.
8. Основные проблемы геологического изучения недр и прироста запасов
углеводородного сырья Российской Федерации / А.А.Ледовский, П.В.Садовник,
П.А.Хлебников, А.И.Варламов, А.П.Афанасенков, В.И.Петерсилье, Б.А.Соловьев,
О.М.Мкртчан // Геология нефти и газа, 2010, №5. – С. 9-23.

110
И.В. ГЕНИК

ЗОНАЛЬНО-РЕГИОНАЛЬНЫЕ ГЕОФИЗИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ


ГРИГОРЬЕВСКОЙ ПЛОЩАДИ

В Пермском крае в последнее десятилетие проводятся региональные гео-


физические работы с целью обнаружения и локализации нефтегазоперспективных
зон и выделения перспективных участков под лицензирование. При региональных
исследованиях проводятся работы комплексом методов, включающим сейсмораз-
ведку и гравиразведку.
Григорьевская площадь (более 1500 км2) в основном расположена в преде-
лах Пермского свода и Висимской впадины. Восточнее площади работ располо-
жены четыре месторождения нефти. В южной части Григорьевской площади вы-
деляется Краснокамский вал, в пределах которого распложены Краснокамское и
Северокамское месторождения, в западной части расположен Воскресенский вал,
в пределах которого севернее исследуемой территории находятся несколько
структур, подготовленных к глубокому бурению. Для Григорьевской площади
наиболее перспективными для поисков залежей нефти являются девонский терри-
генный, верхнедевонско-турнейский карбонатный, нижне-средневизейский тер-
ригенный, верхневизейско-башкирский карбонатный и верейский терригенно-
карбонатный нефтегазоносные комплексы.
Гравиметрические съемки, выполненные ранее, на данной территории
представлены двумя группами работ: 1954-1966 гг., выполненными
Пермнефтегеофизикой и 2006-2008 гг., выполненными ГИ УрО РАН: Ильинская [2] и
Верещагинская площади. Магнитометрические работы были проведены в три этапа –
наземные исследования 1931-1943 гг., аэромагнитные 1955-1965 гг. и высокоточные аэ-
ромагнитные 1986-1987 гг. Ранее выполненные сейсморазведочные работы были прове-
дены вдоль северной и южной границ площади. Отличительной особенностью
современного этапа изучения Григорьевской площади является использование
новейших аппаратурных и интерпретационных геофизических технологий,
позволяющих получить детальные и высокоинформативные результаты [1].
При зонально-региональных исследованиях на Григорьевской площади
выполнены профильные сейсмические и гравиметрические работы в объеме по
600 км, а также аэрокосмогеологические исследования (АКГИ). Гравиметриче-
ская съемка проведена с шагом 200 м, среднеквадратическая погрешность
определения аномалий силы тяжести в редукции Буге составила ±0.029 мГал с
учетом погрешностей вычисления поправок за влияние рельефа местности.
Комплексная интерпретация гравитационного поля, полученного в ходе
работ на Григорьевской площади, аэромагнитных и аэрокосмогеологических дан-
ных, позволила решить следующие задачи.
Во-первых, выполнен анализ результатов региональных и тематических
работ прошлых лет (2006-2010), частично захватывающих исследуемую террито-
рию. Установлены значительные расхождения результатов, касающихся глубин-
ного строения территории (рифейско-вендские отложения и кристаллический
фундамент). Выполнена переинтерпретация данных по указанному интервалу
глубин для двух площадей региональных работ.
Во-вторых, проведены анализ закономерностей гравитационного и маг-
нитного поля как для региона в целом, так и для Григорьевской площади; уточне-
ны особенности глубинного строения площади, выделены осевые линии наиболее
интенсивных градиентных зон магнитного и гравитационного поля, описываю-
щие границы блоков фундамента, получены трансформанты геопотенциальных
полей, характеризующие кристаллический фундамент.

111
В-третьих, разработан и опробован алгоритм построения структурной
схемы поверхности кристаллического фундамента по данным геопотенциальных
полей с учетом априорной сейсмической информации: временные сейсмические
разрезы и структурная карта одного из отражающих горизонтов осадочной толщи.
Суть метода состоит в выявлении и использовании для расчета глубин корреля-

112
ций между трансформантами геопотенциальных полей и трансформантой поля
времен.
В-четвертых, получены трансформанты гравитационного поля, характери-
зующие основные гравиактивные границы: кровлю артинских терригенных отло-
жений (ОГ Ат), кровлю тульских терригенных отложений (ОГ IIк). Сопоставление
карт ОГ указанных структурных поверхностей с трансформантами поля Δg пока-
зало, что на морфоструктуру трансформант гравитационного поля на Григорьев-
ской площади значительное влияние оказывают особенности строения кристалли-
ческого фундамента. Для структур и приподнятых участков с использованием
системы «VECTOR» построены карты, разрезы и трехмерные диаграммы, ото-
бражающие особенности геологического строения, проанализированы трансфор-
манты поля и выделены положительные локальные аномалии. В ходе площадной
интерпретации гравитационного поля выделены 60 положительных аномалий,
отображающих антиклинальные объекты по ОГ IIк. Из указанного числа 53 ано-
малии совпадают полностью или частично со структурами и приподнятыми уча-
стками, выделенными сейсморазведкой, а остальные отображают новые объекты,
намеченные по результатам интерпретации гравиразведки.
В-пятых, в результате решения прямых и обратных задач гравиметрии по-
строены согласованные сейсмогравиметрические модели, на которых отображено
распределение плотностей в осадочных толщах и кристаллическом фундаменте,
выполнена верификация. Подбор поля подтвердил плотностную модель, приня-
тую при выполнении трансформаций гравитационного поля. Наибольшая плот-
ность пород фундамента и осадочного чела отмечается вдоль юго-восточной час-
ти Григорьевской площади.
В-шестых, детально проанализированы результаты АКГИ, выполнено их
сопоставление с результатами гравиразведки и сейсморазведки. Показано, что
наиболее хорошее с результатами геофизических методов имеют региональные
линеаменты и кольцевые структуры первого и второго порядков.
Таким образом, в результате выполненных зонально-региональных работ
изучено геологическое строение Григорьевской площади: построена согласован-
ная плотностная модель строения территории; получены и проанализированы
трансформанты; характеризующие структурные планы различных комплексов;
выделены гравитационные аномалии, отображающие антиклинальные объекты;
создан и опробован алгоритм построения структурной схемы поверхности кри-
сталлического фундамента по данным геопотенциальных полей с учетом априор-
ной сейсмической информации.
Работа выполнена при поддержке программы фундаментальных исследо-
ваний УрО РАН, проект № 12-Т-5-1012.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бычков С.Г. Технологии извлечения информации при гравиметрических


исследованиях нефтегазоперспективных территорий / Бычков С.Г., Геник И.В. //
Геофизика, №5, 2012. – С. 18-22.
2. Геник И.В. Применение геопотенциальных полей при региональном
изучении центральной части Пермского края // Вопросы теории и практики геоло-
гической интерпретации гравитационных, магнитных и электрических полей. Ма-
териалы 36-й сессии Международного семинара им. Д.Г. Успенского (28 января –
1 февраля 2009 г.). – Казань, 2009. С. 92-95.

113
А.С. ДОЛГАЛЬ

1D ИНВЕРСИЯ ДАННЫХ ВЭЗ


ПРИ НАЛИЧИИ ИНТЕНСИВНЫХ ГЕОЛОГИЧЕСКИХ ПОМЕХ

1D инверсия – это процедура «точечного» определения геоэлектрических


параметров горизонтально-слоистой среды по отдельной кривой ВЭЗ. Далее
выполняется согласование результатов интерпретации по профилю (серии
кривых ВЭЗ), удовлетворяющее априорной геологической информации. 1D
инверсия заключается в последовательном уточнении начального приближения к
вектору параметров Q = {ρ 1 , ρ 2 , ..., ρ N , h1 , h2 , ..., h N −1 } геоэлектрического разреза,
минимизирующему целевую функцию. В качестве целевой функции f обычно
используют среднеквадратическое расхождение экспериментальных ρ kЭ и
теоретических ρ kТ рассчитанных значений кажущихся электрических
2

сопротивлений для всех M разносов линии АВ: f = ∑ [( ) ]


M
p kЭ (i ) − p kiТ (i ) pkiТ (i ) [3].
i =1
При этом подразумевается, что помехи η подчинены нормальному закону
распределения с нулевым математическим ожиданием, что является совершенно
неоправданным с физической точки зрения для реальных условий проведения
электроразведочных работ. В роли помех η могут выступать: поляризация
электродов измерительной цепи, вариации магнитотеллурического поля,
блуждающие токи, неоднородности верхней части разреза, выклинивание
пластов, фациальное замещение пород, тектонические нарушения и т.п. Главную
роль в искажении аномалий ρ к от целевых горизонтов на практике играют
геологические помехи, закон распределения которых может существенно
отличаться от нормального.
С участием автора ранее был разработан метод количественной
интерпретации данных гравиразведки и магниторазведки, основанный на
достаточно информативном предположении о равенстве нулю медианного
значения помехи Me[η ] = 0 [1]. Этот метод был назван методом минимизации
эмпирического риска (МЭР). Суть метода МЭР в данном случае состоит в
рассмотрении множества D допустимых решений обратной задачи ВЭЗ, как
области определения случайного вектора W , описывающего возможные значения
неизвестных параметров геоэлектрического разреза, что позволяет по имеющейся
информации о свойствах помехи η построить функцию P (W ) плотности
вероятностей вектора W на этом множестве. Функция P (W ) позволяет понизить
уровень неопределенности за счет ранжирования допустимых решений W :
решения, отвечающие маловероятным «раскладам» помех, будут учитываться с
меньшими весами, а то и вовсе могут быть исключены из рассмотрения. Таким
образом, обеспечивается минимизация невязки теоретических и точных (по
нашим представлениям) значений ρ к , тогда как традиционный подход решает эту
задачу опосредованно, путем минимизации теоретических и экспериментальных
(зашумленных) величин ρ к , что не эффективно при асимметричных
распределениях помех.
Проведем сопоставление результатов определения сопротивлений слоев на
основе МЭР и минимизации среднеквадратического отклонения (МСО) на
примере кривой ВЭЗ типа HK (ρ1 = 1500 Омм, ρ2 = 100 Омм, ρ3 = 900 Омм, ρ4 = 50
Омм, h1 = 10 м, h2 = 50 м, h3 = 160 м). Использованный авторами численный метод
решения прямой задачи ВЭЗ базируется на преобразованиях Ханкеля [3]. При

114
решении обратной задачи мощности слоев являлись фиксированными и отвечали
истинным значениям, оценивались только сопротивления слоев ρ i* . Разносы
линии AB изменялись от 3 м до 3000 м, M = 18. Точность приближенных
решений обратной задачи оценивается по значению функционала
1/ 2
⎛ 4 ⎞
⎜ ∑
F = ⎜ 0.25 ( ρ i* − ρ i ) 2 ⎟

. Ниже рассмотрены три серии вычислительных
⎝ i =1 ⎠
экспериментов, в каждой из которых генерировалось 100 вариантов случайных
помех.
Серия 1: помеха η является нормально распределенной величиной с
нулевым матожиданием; ее амплитуда по модулю не превышает 0.5 от амплитуды
полезного сигнала на каждом разносе AB установки зондирования. Для FМСО:
среднее значение – 114.6, среднеквадратическое отклонение – 60.8, диапазон
изменения [9, 271], в Омм. Для FМЭР: среднее значение – 73.7,
среднеквадратическое отклонение – 48.0, диапазон изменения [6, 230], в Омм.
Серия 2: помеха η является нормально распределенной величиной с
нулевым матожиданием; ее амплитуда по модулю не превышает 0.2 от амплитуды
полезного сигнала на разносах AB от 3 м до 30 м, не превышает 0.5 от амплитуды
полезного сигнала на разносах AB более 30 м до 300 м включительно и может
достигать величины полезного сигнала на разносах AB, превышающих 300 м.
Это отражает процесс уменьшения разности измеряемых потенциалов в линии
MN с увеличением коэффициента установки ВЭЗ. Для FМСО: среднее значение –
155.1, среднеквадратическое отклонение – 97.1, диапазон изменения [3, 318], в
Омм. Для FМЭР: среднее значение – 70.6, среднеквадратическое отклонение –
44.8, диапазон изменения [4, 195], в Омм.
Серия 3: ассиметричная помеха η получена путем определенного
увеличения значений 30% наиболее интенсивных положительных помех,
использованных в серии 1. Для FМСО: среднее значение – 297.2,
среднеквадратическое отклонение – 114.2, диапазон изменения [5, 583], в Омм.
Для FМЭР: среднее значение – 97.0, среднеквадратическое отклонение – 65.2,
диапазон изменения [8, 375], в Омм (рис.1).

10 100 1000 pk, Омм

10

100

Рис. 1. Частное решение обратной


задачи методом МЭР: кривая ВЭЗ,
1000
осложненная помехой (синий цвет);
истинная кривая ВЭЗ (красный цвет);
результат решения обратной
АВ/2, м задачи (черные точки)

Полученные результаты убедительно свидетельствуют о том, что МЭР


обладает несомненными преимуществами перед МСО и может повысить точность
оценки удельных электрических сопротивлений изучаемого разреза в 2-3 раза и
более.

115
Несомненным достоинством метода МЭР является его способность
оценивать точность собственных результатов, что не представляется возможным
при использовании стандартных детерминистских технологий интерпретации
ВЭЗ. В методе МЭР анализ функции плотности вероятности P( W ) позволяет
охарактеризовать прогнозируемую точность J решения обратной задачи [1].
Установлено, что зависимость между истинной и прогнозируемой точностью 1D
инверсии данных ВЭЗ носит практически линейный характер, что дает право
использовать этот факт для приближенной оценки качества интерпретационных
построений при неизвестных параметрах геоэлектрического разреза (рис. 2).

80
50

70
Истинная точность F, Омм

60 40

50
30 Рис. 2. Зависимость между
20 истинной F и прогнозируемой
40
J точностью 1D инверсии
данных ВЭЗ методом МЭР.
10 Примечание: цифрами указан
30
40 50 60 70 80 90
максимальный уровень помех
в % от амплитуды полезного
Прогнозируемая точность J, Омм сигнала

Применение метода МЭР для интерпретации нескольких параметрических


кривых ВЭЗ, опирающихся на скважины, в сложных геоэлектрических условиях
Игарского района позволило получить хорошие результаты.
Следует добавить, что в предлагаемом алгоритме 1D инверсии ВЭЗ с
использованием МЭР аналогично сопротивлению слоев pi могут определяться их
мощности hi, либо обе группы этих параметров совместно. Автор полностью
разделяет мнение о целесообразности перебора возможных решений обратной
задачи и необходимости формализации опыта человека-исследователя при
создании полностью автоматизированной многоэтапной компьютерной
технологии интерпретации площадных наблюдений методом ВЭЗ [2].
Выполнение 1D инверсии данных ВЭЗ методом МЭР, обеспечивающее
подавление интенсивных знакопеременных геоэлектрических помех, в будущем
может стать одним из элементов такой технологии.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Балк П.И. Смешанные вероятностно-детерминистские методы решения


линейных обратных задач гравиметрии и магнитометрии / Балк П.И., Долгаль
А.С., Мичурин А.В. // Геофизика. –2011. –№ 2. –С. 20 - 29.
2. Колесников В.П. О повышении однозначности интерпретации
электрических зондирований / Колесников В.П. // –Вестник Пермского
университета. Геология. 2011. –Вып. 2 (11). –С. 45-51.
3. Электроразведка: Справочник геофизика / Под ред. В.К. Хмелевского и
В.М. Бондаренко. Книга первая. 2-е изд., перераб. и доп. –М.: Недра, 1989. –438 с.

116
А.В. МИЧУРИН

ГАРАНТИРОВАННЫЙ ПОДХОД ПРИ РЕШЕНИИ


ТРЕХМЕРНЫХ ОБРАТНЫХ ЗАДАЧ ГРАВИРАЗВЕДКИ

Обратные задачи геофизики относятся к классу некорректных задач, т.е. их


решение в общем случае является неоднозначным и неустойчивым. Среди приме-
няющихся на практике методов решения нелинейной обратной задачи гравираз-
ведки наиболее широкое распространение имеют различные модификации метода
подбора, базирующиеся на итерационной корректировке геометрических пара-
метров «стартовых» геоплотностных моделей геологической среды. Процесс кор-
ректировки модели обычно заканчивается при достижении требуемого (достаточ-
но малого) значения невязки наблюденного и модельного полей.
Однако во многих случаях результаты интерпретационных построений, от-
вечающие сравнительно малому значению невязки, могут противоречить имею-
щимся представлениям о формах, размерах и пространственных взаимоотноше-
ниях геологических тел в изучаемом объеме среды. В качестве альтернативы тра-
диционным методам решения обратной задачи можно рассматривать конечно-
элементный подход к описанию изучаемого объема геологической среды, назван-
ный В.Н. Страховым, М.И. Лапиной, А.В. Овчаренко «монтажным методом» и
получивший свое развитие в работах П.И. Балка и его последователей [3].
В Горном институте УрО РАН впервые было выполнено решение трехмер-
ной обратной задачи гравиразведки монтажным методом при одновременном
уточнении геометрических и петроплотностных характеристик аномалиеобра-
зующих объектов [3]. Аномалиеобразующие объекты «собираются» из достаточ-
но малых 3D элементов, при этом на каждом шаге итерационного процесса нара-
щивание ядра искомой конфигурации осуществляется за счет одного элемента,
который обеспечивает наименьшую среднеквадратическую невязку наблюденно-
го и модельного полей. По мере увеличения объема моделируемого источника
уменьшается его эффективная плотность. Критерием завершения итерационного
процесса является достижение источником априорно заданной величины избы-
точной плотности.
Известно, что обратная задача гравиразведки не имеет единственного ре-
шения: одному и тому же наблюденному гравитационному полю могут отвечать
различные аномалиеобразующие объекты. Совпадение наблюденного и модель-
ного полей в пределах точности съемки, достигнутое после выполнения интер-
претации, только доказывает, что построенный вариант разреза не противоречит
фактическим данным. Для объективной оценки достоверности интерпретации
нужно рассматривать не одно решение обратной задачи гравиразведки, а все
множество этих решений (которое в общем случае является бесконечным) либо
репрезентативную выборку таких решений. Множество пересечений возможных
решений D2 будет давать фрагмент, гарантировано принадлежащий возмущаю-
щему объекту. Объединение этих решений позволяет оконтурить область про-
странства D1, в котором может содержаться искомый объект (а за пределами этой
области объекта никогда не будет). Соотношение размеров множеств D1 и D2 яв-
ляется метрикой, характеризующей качество решения обратной задачи гравираз-
ведки, согласованной с целевой задачей интерпретации. Данный подход, предло-
женный Л.В. Канторовичем в 60-е годы ХХ века и в дальнейшем развитый в ра-
ботах П.И. Балка, получил название гарантированного подхода к оценке качества
решения обратной задачи гравиразведки [1].
В процессе исследований для оценки достоверности решения трехмерной
обратной задачи гравиразведки использовался алгоритм, методологически близ-

117
кий к гарантированному подходу, основанный на вероятностно-геометрическом
анализе. В этом алгоритме также строится репрезентативное множество N реше-
ний обратной задачи гравиразведки, которые затем объединяются между собой в
виде пространственно-координированной функции локализации v*, характери-
зующей вероятность присутствия аномалиеобразующего объекта в элементарном
объеме геологичеcкой среды (P), полученную в результате N равновозможных ис-
ходов эксперимента [2]. Очевидно, что в пределах области с нулевыми значения-
ми функции v*=0 аномалиеобразующие массы будут отсутствовать (P=0%), а об-
ласть значений v*=1 представляет собой фрагмент геологической среды, гаранти-
ровано принадлежащий возмущающему объекту (P=100%).
Рассмотрим результаты гарантированного подхода к решению трехмер-
ной обратной задачи гравиразведки, выполненные на модельном примере. В
качестве модели использовался объект, в виде прямоугольной призмы, распо-
ложенной в интервале глубин 2-10 км со стороной основания 4 км, избыточная
плотность – 0.2 г/см3. «Наблюденное» гравитационное поле, заданное в узлах
квадратной сети с шагом 500 м в 6561 точке, имеет максимальную амплитуду
6.36 мГал. Поверхность наблюдения - горизонтальная плоскость z=0, регио-
нальный фон отсутствует.
Поиск допустимых решений обратной задачи осуществлялся в пределах
области размером 40 × 40 км в плане и 15 км по глубине, состоящей из 24 000 эле-
ментов замощения, для тела с избыточной плотностью – 0.2 г/см3. В качестве эле-
мента замощения использовался куб с стороной основания 1 км. Для каждого вы-
бранного порогового значения невязки полей δ1=0.2, δ2=0.3, δ3=0.4 мГал строи-
лось N=1000 частных решений обратной задачи гравиразведки при различных
центрах кристаллизации (элементах, заведомо принадлежащих источнику поля –
начальных приближениях), удовлетворяющих априорным допущениям. Необхо-
димым условием при этом являлось отличие частных решений друг от друга хотя
бы на один элемент замощения.
Синтез всех 1000 решений обратной задачи гравиразведки при заданных
пороговых значениях невязки позволил построить пространственное распределе-
ние функции локализации, характеризующей вероятность присутствия искомого
объекта в исследуемом объеме среды (Рис.1). При невязке полей δ≤0.2 мГал вы-
деляется область D2 - гарантированно принадлежащая аномалиеобразующему
объекту (P=100%) и область D1 - в пределах которой может содержаться объект.
Из рисунка 1 видно, что дальнейшее увеличение порогового значение невязки
приводит к увеличению области D1 и уменьшению D2. Легко видеть, что области
геологического пространства, отвечающие значениям вероятностей P≥0.3 при
δ≥0.4 мГал, в плане практически совпадают с изучаемой геоплотностной неодно-
родностью, но элементы, гарантированно принадлежащие объекту, отсутствуют.
Эта ситуация в основном характерна для практических задач, когда объект неод-
нороден по своему плотностному составу и не имеет резких границ с вмещающей
средой. В этом случае говорить уже можно только о вероятности локализации
объекта в некоторой части объема среды. Поэтому полученные в результате ин-
терпретации представления о геоплотностных неоднородностях целесообразно
сопоставить с данными других геофизических методов и на этой основе прово-
дить решение задач «обнаружения и локализации» возмущающих объектов.
Представленный в статье алгоритм в дальнейшем планируется реализовать
на более сложные распределения масс, т.е. на присутствие в моделируемом разре-
зе нескольких геоплотностных неоднородностей и серии субгоризонтальных гра-
ниц. Функцию локализации можно применить также и для комплексной интер-
претации данных гравиразведки и магниторазведки.

118
Рис. 1. Результаты решения обратной задачи гравиразведки в рамках
гарантированного подхода: А – функция локализации на уровне 2.5 км (срез);
Б – функция локализации на профиле x=20.5 км (разрез):
1 – аномалиеобразующее тело; фрагменты среды, гарантированно принадлежащие
источникам поля при условии, что уровень помех не превосходит:
2 – 0.2 мГал, 3 – 0.3 мГал; границы областей, предположительно отвечающих
источнику аномалии в предположении, что уровень помех δ не превосходит:
4 – 0.2, 5 – 0.3, 6 – 0.4 мГал, соответственно; 7 – область геологического
пространства, отвечающая значениям P≥0.3 при δ≥0.4 мГал.

Работа выполнена при поддержке РФФИ (проекты 12-05-00414-а, 12-05-


31138-мол-а).
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Балк П.И. Локализация геологических объектов по данным гравираз-


ведки при неполной информации о плотности горных пород / П.И.Балк,
А.С.Долгаль, Л.А.Христенко // Доклады Академии наук. 2012. Т. 442. № 5. - С.
686-690.
2. Долгаль А.С. Новые постановки обратных задач геофизики и методы
их решения / А.С.Долгаль //Стратегия и процессы освоения георесурсов. Сборник
научных трудов. Вып. 9. Пермь: Ги УрО РАН, 2011. - С. 120-123.
3. Использование метода конечных элементов при интерпретации данных
гравиразведки и магниторазведки / А.С.Долгаль, П.И.Балк, А.Г.Деменев,
А.В.Мичурин, П.Н.Новикова, В.А.Рашидов, Л.А.Христенко, А.Ф.Шархимуллин //
Вестник КРАУНЦ. 2012. № 1 (19). - C. 108-126.
4. Долгаль А.С. О возможности развития монтажного подхода к решению
обратной задачи гравиметрии в классе трехмерных моделей источников поля /
А.С.Долгаль, Л.А.Христенко // Горное эхо. 2007. № 1 (27). - С. 32-37.

119
П.Н. НОВИКОВА

МЕТОДЫ ОБРАБОТКИ И ИНТЕРПРЕТАЦИИ


ГЕОПОТЕНЦИАЛЬНЫХ ПОЛЕЙ НА ОСНОВЕ ИСТОКООБРАЗНОЙ
АППРОКСИМАЦИИ И КОНЕЧНОЭЛЕМЕНТНОГО ПОДХОДОВ

Геофизические методы поисков и разведки полезных ископаемых


являются эффективным инструментом при дистанционном изучении
геологической среды. Результаты измерений геопотенциальных полей служат
ценным источником информации на всех этапах геологоразведочных работ.
Несмотря на длительное применение персональных компьютеров в
области анализа геофизических материалов, развитие инновационных технологий
и автоматизированных систем обработки и интерпретации является актуальной
проблемой, продиктованной разнообразием практических задач и современными
потребностями геологической отрасли. В данной работе рассматривается
применение аппроксимационного и конечно-элементного подходов при
разработке компьютерных технологий интерпретации данных гравитационного и
магнитного полей, а также применение этих технологий при изучении подводного
вулканизма.
С появлением разнообразных программных средств, обеспечивающих
обработку, интерпретацию и визуализацию данных полевых съемок, стоит задача
достоверного представления исходных данных в виде карт изолиний,
характеризующих пространственное распределение геофизических признаков. В
современном понимании, карта изолиний ассоциируется с некоторой матрицей
данных, представляющей из себя цифровую модель поля.
Для формирования цифровой модели поля применяются процедуры
многомерной интерполяции-аппроксимации, т.к. узлы матрицы (точки
заданной регулярной сети) пространственно не совпадают с исходными
пунктами наблюдения. Существует ряд широко применяющихся методов
(крайгинг, метод взвешенных расстояний и т.д.), позволяющих построить
цифровую модель поля. Предлагается новый метод 3D-восстановления
гравитационного поля в точках регулярной сети, основанный на
истокообразной аппроксимации, учитывающий влияние рельефа местности с
использованием третьей компоненты – высоты h [3].
Аппроксимация дискретных значений силы тяжести гармоническими
(потенциальными функциями) предполагает определение непрерывной
гармонической функции, представленной полем элементарных масс,
расположенных непосредственно под точками измерения, строго ниже
поверхности наблюдения. При этом точечные массы могут располагаться как на
плоскости, конкордантной поверхности рельефа, так и на горизонтальной
плоскости z=const. Вычисление параметров аппроксимационной конструкции
производится путем решения системы линейных алгебраических уравнений
(СЛАУ) с минимизацией расхождения исходного и вычисленного
гравитационных полей в евклидовой метрике. Для решения СЛАУ в
представленном алгоритме включены два итерационных метода: метод Зейделя и
метод градиентного спуска в двух модификациях.
Созданный алгоритм существенно повышает качество построения
цифровых моделей поля. Осуществляется 3D-преобразование гравитационного
поля с учетом физической основы метода, позволяющее исключить ряд
вычислительных ошибок и осуществить подавление помех, нарушающих
гармонический характер поля силы тяжести. В условиях горной местности 3D-
восстановление поля в точках регулярной сети обладает несомненными

120
преимуществами перед традиционными 2D-методами. В восстановленном поле
существенно ослабевает влияние приповерхностных геоплотностных
неоднородностей при расположении эквивалентных источников на уровне,
отвечающем границе промежуточного слоя.
Решение обратных задач геофизики, в частности магнитометрии, является
одной из наиболее сложных проблем математической геофизики и неотъемлемой
частью процесса интерпретации полевых исследований. В современных
теоретических исследованиях и алгоритмических схемах хорошо проработан процесс
решения обратной задачи гравиметрии, с оговоркой на распространение предлагаемых
технологий для аномального магнитного поля Земли. На практике реализация этих
технологий для магнитных данных не является достаточно эффективным
инструментом интерпретации.
Разработан 2D-алгоритм решения обратной задачи магнитометрии (ОЗМ)
монтажным методом по данным измерений полного вектора магнитной индукции ΔТа
на основе конечно-элементного подхода [2]. Данный алгоритм базируется на
представлении геологической среды в виде дискретного пространства с конечным
количеством ячеек (элементов). Отправляясь от некоторой начальной конфигурации,
производится определение геометрических параметров и петромагнитных свойств
изучаемого объекта. Данная постановка ОЗМ является смешанной и соответствует
реальной геологической ситуации, т.к. горные породы представляют собой сложные
гетерогенные образования с неоднородным, сложным характером намагничения.
Каждый элемент в процессе вычисления представляется в бинарном виде: «1» -
фрагмент, принадлежащий магнитовозмущающему объекту; «0» - фрагмент,
ассоциирующийся с вмещающей «немагнитной» средой. В процессе построения
конфигурации, на каждой итерации происходит присоединение одного элемента,
аномальный эффект от присоединения которого к предыдущей конфигурации будет
давать минимальную невязку исходного и модельного полей. Для каждого «пробного»
элемента решается прямая задача магнитометрии.
Данный алгоритм позволяет решать ОЗМ как для моногеничной аномалии, так
и магнитного поля, обусловленного группой магнитовозмущающих тел, с учетом
таких требований, как односвязность и гладкость решения.
Впервые осуществлена возможность определения вектора намагничения,
которая в условиях наклонной намагниченности позволяет существенно
скорректировать представления о форме объекта, а также выявить отличие
направления эффективной намагниченности объекта от направления нормального
магнитного поля региона исследования. Эффективная намагниченность J
охарактеризована некоторым априорно заданным интервалом значений. В
профильном варианте подбираемый вектор J раскладывается на горизонтальную
и вертикальную составляющие: Jx и Jz, задается два допустимых диапазона
значений, соответственно: J xmin ≤ J xT ≤ J xmax , J zmin ≤ J zT ≤ J zmax . В двухмерной
постановке можно вычислить угол намагничения α, показывающий насколько
вектор интенсивности намагничения отклонен от вертикального. При этом
J
tgα = x .
Jz
Монтажный метод при решении смешанных обратных задач
магниторазведки показывает высокую эффективность и производительность, дает
устойчивое решение даже в условиях многопараметрической неоднозначности.
Этот метод также позволяет проводить оценку достоверности получаемых
моделей объектов, на основе анализа множества допустимых решений. Данный
подход открывает новую возможность - определение угла намагниченности.

121
Изучение Мирового океана является одной из важнейших задач
современной науки. Наибольший интерес представляют собой многочисленные
подводные горы, зачастую являющиеся потухшими или действующими вулканы.
Подавляющее большинство подводных гор Тихого океана расположено в его
западной и северо-западной частях.
Особое место в ряду методов, применяемых сегодня для изучения
подводного вулканизма, занимают геомагнитные исследования. Анализ карт
аномального магнитного поля открывает путь к изучению внутреннего
строения вулкана, его эволюции, определению возраста образования вулкана,
характеристик слагающих его пород, тектоники районов исследования и к
поиску новых подводных вулканов. Он также позволяет судить о природе
проявлений подводной вулканической деятельности и рудообразовании в
изученных регионах [1].
Подводный вулканизм широко развит в пределах островных дуг
(Курильская островная дуга, Соломонова островная дуга и др.). Сами подводные
горы представляют из себя конусообразные постройки с определенным
внутренним геологическим строением. Горные породы, слагающие
вулканические постройки, зачастую являются сильно дифференцированными по
магнитным свойствам от практически немагнитных донных осадков до
существенно магнитных магматических формаций, представленных базальтами и
андезито-базальтами. К подводным вулканам приурочены локальные
положительные аномалии магнитного поля и часто сопряженные с ними
отрицательные аномалии. Размах этих аномалий достигает 1000 нТл и более и
характеризуется повышенными градиентами поля.
Для анализа данных модульной гидромагнитной съемки (нерегулярные
профильные измерения по галсам) с целью изучения внутреннего строения
подводных гор был разработан комплекс интерпретации, включающий
томографический анализ, решение ОЗМ монтажным методом, описанным выше, и
построение 3D-интерполяционных моделей.
Данный комплекс был опробован на ряде вулканических объектов и
позволил получить принципиально новую информацию о глубинном строении
подводных гор. Были выделены магнитовозмущающие объекты, представляющие
из себя подводящие каналы и периферийные магматические очаги. Проведена
количественная интерпретация с оценкой петромагнитных свойств объектов.
Работа выполнена при поддержке РФФИ (проекты 12-05-00414-а, 12-05-
31138-мол-а, 12-05-00156, 11-05-96013).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Комплексные геофизические исследования подводного вулкана 6.1,


Курильская островная дуга / Ю.И.Блох, В.И.Бондаренко, А.С.Долгаль,
П.Н.Новикова, В.А.Рашидов, А.А.Трусов // Геофизика, 2012, №2. - С.58-66.
2. Использование метода конечных элементов при интерпретации
данных гравиразведки и магниторазведки / А.С.Долгаль, П.И.Балк, А.Г.Деменев,
А.В.Мичурин, П.Н.Новикова, В.А.Рашидов, Л.А.Христенко, А.Ф.Шархимуллин //
Вестник КРАУНЦ. Науки о Земле. 2012. №1. Выпуск №19. - С.108-127.
3. Применение аналитических аппроксимаций для моделирования и
интерпретации геопотенциальных полей / А.С.Долгаль, А.В.Пугин, А.А.Симанов,
П.Н.Батырева // Российский геофизический журнал, 2011. – С.42-51.

122
Г.В. ПРОСТОЛУПОВ

НАЗЕМНО-ПОДЗЕМНАЯ ГРАВИМЕТРИЯ
НА ВЕРХНЕКАМСКОМ МЕСТОРОЖДЕНИИ
КАЛИЙНЫХ СОЛЕЙ

Первые подземные гравиметрические съемки были выполнены в конце


19 века И. Хейфордом и Г. Анри при определении плотности пород верхней
части геологического разреза. В значительных объемах и уже в разведочных
целях съемки в шахтах стали производиться в СССР в 60-70 гг. на рудниках
Урала, Алтая, Казахстана, Кривбасса. Первыми исследователями были В.А.
Казинский, А.А. Юньков, К.И. Соколовский, В.И. Андреев, Р.Н. Бурьян и
многие другие [1, 2]. Теоретическая база подземной гравиметрии была обес-
печена благодаря работам Г.Я. Голиздры, П.И. Лукавченко, Е.А. Мудрецовой,
М.Г. Сербуленки, В.Н. Страхова, В.М. Новоселицкого. Главными в то время
были задачи эксплуатационной разведки - гравиметрия привлекается при по-
исках слепых рудных тел и изучении морфологии известных рудных тел. Все
эти методы были чисто подземной гравиметрией, без рассмотрения связи по-
лей или источников с наземным полем.
Одной из основных научных тем лаборатории геопотенциальных полей с
момента зарождения Горного института УрО РАН стали вопросы обеспече-
ния безопасности Верхнекамского месторождения калийных солей (ВКМКС).
Работы, проведенные лабораторией геопотенциальных полей Горного инсти-
тута УрО РАН на рудниках ВКМКС с 90-х годов прошлого столетия и по на-
стоящее время дали уникальный материал для исследований, направленных
на создание методов интерпретации системы многоуровневых наблюдений
поля силы тяжести.
Основой применения гравиметрических исследований является плотностная
неоднородность подработанного массива, которая обусловлена как естественны-
ми геологическими, так и техногенными причинами. Участки трещиноватых, вы-
ветрелых пород отражаются в гравитационном поле локальными отрицательными
аномалиями. Такие участки имеют ослабленные механические свойства и при
подработке в экстремальных ситуациях разрушаются в первую очередь.
В результате перед В.М. Новоселицким и группой исследователей, вклю-
чающих А.С. Маргулиса, В.П. Юзвака, Г.П. Щербинину, М.Я. Пенскую, С.В. По-
гадаева, и др., была поставлена уникальная задача, и в то время, да и по настоящее
время, не имеющая аналогов в мире – это интерпретация гравитационного поля,
измеренного одновременно на поверхности земли и в шахте с целью локализации
источников, связанных с ослабленными породами, находящихся между двумя
уровнями наблюдений.
На начальном этапе наземно-подземная гравиметрия (НПГ) выполнялась
в профильном варианте [3]. Однако выработки на калийных рудниках, в от-
личии от рудных, носят площадной, если можно так выразиться, «ковровый»
характер и хорошо подходят именно для площадной съемки. Присутствуют
выработки и одна над другой, но вертикальное расстояние между ними (от 3
до 8 м) незначительно по сравнению с расстоянием (от 20 до 200 м) до пред-
полагаемых и представляющих интерес с точки зрения решения горных задач
рудника источников аномалий. Поэтому ставшая классической для чисто под-
земной гравиметрии задача разделения источников на расположенных одна
под другой выработках, когда источник может располагаться выше, ниже,
сбоку, между профилей, но достаточно близко, или включать в себя профили

123
наблюдений, подробно
рассмотренные в 60-70 гг.
прошлого столетия на
а примерах рудников Крив-
басса [2] - в данных усло-
виях не подходят.
Для специфических
задач наземно-подземной
гравиметрии, учитывая вы-
сокую чувствительность

1 км
горизонтальных градиентов
поля силы тяжести к неод-
∆g нородностям плотностей на
б глубинах водозащитной
толщи, была обоснована
идея векторной обработки
стандартных площадных
гравиметрических съемок
как наземных, так и под-
земных [4], давшая хоро-
шие результаты к примеру
на четвертом Березников-
ском руднике.
Vector (Vzx, Vzy) Разработанная А.В.
Маргулисом и В.М. Ново-
в
селицким теория по моде-
лированию разрезов, од-
новременно удовлетво-
ряющих полям, измерен-
ным на нескольких уров-
нях, основанная на прин-
ципе ограниченных кон-
тактов решения прямой
Polus (Vzzx, Vzzy, Vzzz) задачи гравиметрии, так-
же способствовала разви-
Рис. 1. Пример локализации источников по тию наземно-подземного
точкам пересечений полных векторов разного метода. В процессе НПГ-
порядка: модель и поле источников (а); транс- съемок впервые значение
формация в системе Vector (б); локализация гравитационного поля
по третьим (в) производным потенциала в сис- было передано с наземно-
теме Polus го уровня на подземный,
проведены эксперимен-
тальные измерения поля в
шахтном стволе. Увязка гравитационного поля на нескольких уровнях пре-
доставляет ряд возможностей, в том числе расчета средней плотности пород
между уровнями наблюдений.
В настоящее время в лаборатории разработаны современные методы та-
кие как: система Vector c расширенными возможностями в среде Windows,
включающий трансформации на основе истокообразых аппроксимаций и ряд
новых сервисных функций; система локализации точек пересечений векторов –
Polus; метод построения градиентов поля в «пирамидах»; метод оценки лока-
лизации источников методом вероятностей; монтажный метод решения обрат-

124
ных задач и т.д. Успешно применяются методы наземного гравиметрического
мониторинга над выработанным пространством (СКРУ-2, БКРУ-4, БКРУ-1),
которые еще до сих пор ни разу не опробованы методами подземной или на-
земно-подземной гравиметрии.
Один из упомянутых методов перспективного применения интерпретации
НПГ – система Polus, основанная на высокой чувствительности точек пересече-
ний полных градиентов потенциала поля и являющаяся закономерным продолже-
нием метода Vector, базирующемся на трансформации горизонтальных градиен-
тов поля. Чувствительность точек пересечений векторов как нельзя лучше подхо-
дит для локализации и разделения «тонких» или малоамплитудных эффектов поля,
измеренных в шахте.
Разделительные возможности нового метода рассмотрены на примере моде-
ли сильно сближенных источников (рис.1а). На трехмерной диаграмме поля трех
источников, трансформированого в системе Vector (рис.1б), можно увидеть лока-
лизованную на эффективной глубине 1.1 км - одну положительную аномалию, а в
верхней ее части заметен «трезубец». Однако распознать три источника по данной
диаграмме невозможно. Множество полюсов PIII++ - точек пересечения векторов
∇Vzz в системе Polus уверенно локализовались в виде трех скоплений, пространст-
венно в районе заданных трех источников (рис.1в), что полностью подтверждает
предположение о разделительной способности метода и дает импульс дальнейше-
го использования свойств точек пересечений полных векторов в том числе и при
интерпретации результатов НПГ.
Наземно-подземная гравиметрическая съемка в настоящее время выполнена
на всех Березниковских рудниках (кроме третьего), правда объем съемок непо-
средственно в шахтах несопоставим с объемами детальной наземной съемки или с
площадью участков выработанного пространства. В целом это говорит о неэф-
фективном использовании мощного средства изучения подработанного простран-
ства и еще недостаточно раскрытом потенциале метода с учетом современных
реалий для обеспечения безопасной работы рудников ВКМКС как эксплуатируе-
мых, так и будущих.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Андреев В.И. Интерпретация материалов подземных гравитационных и


магнитных наблюдений / В.И. Андреев, К.И. Соколовский. - Киев: Наук. Думка,
1971. – 155 с.
2. Бурьян Н.Р. Подземная гравиразведка / Н.Р. Бурьян, А.А. Юньков, Н.М.
Анищенко и др. - Л.: Недра, 1979. – 160 с.
3. Новоселицкий В.М. К обоснованию наземно-подземной гравиметрии /
В.М. Новоселицкий, А.С. Маргулис // ДАН АН УкрССР, 1991, №8. – С.115-118.
4. Бычков С.Г. Информационная технология содержательной интерпрета-
ции геопотенциальных полей / С.Г. Бычков, В.М. Новоселицкий, Г.В. Простолу-
пов, Г.П. Щербинина // Геоинформатика, 2004. №1. – Киев: НАНУ. – С. 33-42.

125
А.В. ПУГИН

РАЗЛИЧИЯ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ И ПРАКТИЧЕСКОЙ ПОСТАНОВОК


ЗАДАЧИ ИСТОКООБРАЗНОЙ АППРОКСИМАЦИИ И ИХ ВЛИЯНИЕ
НА ТРАНСФОРМАНТЫ ГЕОПОТЕНЦИАЛЬНЫХ ПОЛЕЙ

Математический аппарат истокообразных аппроксимаций разработан в


1967 году В.И.Ароновым [1] (в 1968 году независимо норвежцем Бьерхаммаром).
Основу метода составляет приближенное описание экспериментальных данных,
измеренных в разных точках пространства, системой гармонических
потенциальных функций – полей эквивалентных источников. Данная
теоретическая основа послужила фундаментом для создания множества
алгоритмов, предназначенных для решения задач обработки аномальных
геофизических полей. Теоретически алгоритмы, опирающиеся на один и тот же
математический аппарат, должны были приводить к абсолютно одинаковым
решениям в случае одних и тех же линейных преобразований полей.
Выполненные исследования позволили обнаружить различия в трансформантах
потенциальных полей, построенных с использованием разных алгоритмов.
Различия, которые могут привести к существенным расхождениям в
интерпретации аномалий.
Проблема заключается в том, что постановка задачи истокообразной
аппроксимации, сформулированная при строгом математическом доказательстве
теории метода, содержит целый ряд упрощений (по В.Н.Страхову - идеализаций).
Упрощения задачи здесь необходимое условие для логических доказательств.
Отличие практических постановок каждого отдельно взятого алгоритма, от
идеальной теоретической влечет за собой расхождения, проявляющиеся в
результатах их работы.
Множество модификаций метода истокообразной аппроксимации весьма
вариативно как с точки зрения геометрии носителя – области поиска решения, так
и применяемых для этого методических приемов, правил и граничных условий.
Основной вопрос, на который следовало найти ответ, вытекал из обобщенного
деления алгоритмов построения эквивалентных моделей источников поля на две
группы: 1) распределение масс на сеточном носителе в один слой либо 2) в
некотором объеме. В случае объемного распределения носитель обычно
представляется в виде совокупности субгоризонтальных слоев, расположенных
один выше другого согласно поверхности измерений, реже в виде трехмерного
сеточного множества точек. Вопрос заключается в следующем: если геометрия
модели влияет на результат трансформаций поля, то какая форма распределения
источников предпочтительна с точки зрения производства наиболее адекватных
реальности трансформант?
Идеальная постановка задачи описана ниже (см. рис.1):
1. геопотенциальное поле U непрерывно задано на гладкой замкнутой
поверхности S, ограничивающей конечный объем D1, содержащий все его
источники;
2. внутри D1 ограничен произвольный (априори заданный) объем D* (D* может
быть вырожден в горизонтальную плоскость, субгоризонтальную или любую
замкнутую поверхность S*, а может быть ), в котором выбрана всюду
плотная система точек M – полюсов рациональных гармонических функций
типа или аналогов, таким образом, что сгенерированная ими функция
приближает U со сколь угодно малой погрешностью
в любой точке , то есть ;

126
3. тогда в случае ε=0 функции U и U* совпадают, и согласно теореме о
единственности двух гармонических функций в области D2, внешней по
отношению к D1, U* должна рассматриваться как аналитическое продолжение
U, соответственно в D2 полностью совпадают и производные обеих функций;
если же , то, в соответствии с теоремой о максимуме модуля
гармонической функции, выражение справедливо в
пространстве D2.

Рис. 1. Теоретическая постановка задачи истокообразной аппроксимации


(по В.И.Аронову с изменениями)
Постановка задачи, возникающая в практике наземных геофизических
работ, представлена на рисунке 2. Источники поля U располагаются в любой
точке пространства D1, но само поле подвергается аппроксимации с точностью до
сколь угодно малого лишь на участке поверхности . Отметим также
дискретность задания поля на поверхности измерения и, чаще всего,
неравномерность распределения пунктов наблюдений. Аналитическое
продолжение поля выполняется в область D2, которая ограничена в плане
горизонтальными пределами площади работ.

Рис. 2. Практическая постановка задачи


В теоретической постановке присутствует ряд идеализаций,
отсутствующих в практической. Среди первых отметим идеализации
непрерывного и равномерного задания поля на поверхности S. Это упрощение
связано с задачей интерполяции данных, для успешного решения которой
разработано множество эффективных алгоритмов. С целью преодоления их
влияния достаточно принять разумные ограничения, например, что все целевые
объекты, которые имеется возможность обнаружить, вполне описываются
точками измерений, следовательно, аномалии поля, проявившиеся в областях
отсутствия экспериментальных данных (лакунах) принимаются в качестве
артефакта, и не могут считаться достоверными. Налагаются определенные
условия и на достоверность аномалий в точках измерений (например, то, что
аномалия должна быть системной и подтверждаться не менее чем тремя
измерениями в соседних точках).
Следующая идеализация включает в себя сразу два упрощения, которые
удобно рассматривать в совокупности: поверхность S замкнута и охватывает все
источники поля U, поле приближается с точностью до всюду на множестве

127
точек . Основная проблема связана с конечными размерами области
интегрирования. Влияние сторонних источников – значительных аномальных
масс, расположенных за горизонтальными пределами площади исследований,
должно рассматриваться в рамках этой проблемы. Универсального алгоритма,
исключающего влияние сторонних источников из аномалий интерпретируемого
поля, не существует. Развивая выражение В.И.Аронова, сформулированное для
метода истокообразных аппроксимаций [1], отметим, что при невозможности
сокращения площади на радиус интегрирования, вместо любых гипотетических
значений (в том числе ) следует пользоваться наиболее вероятными
значениями поля. Таковыми являются измеренные значения по результатам менее
детальных и точных съемок. Алгоритм построения трансформант
гравитационного поля, реализующий этот принцип, излагался автором ранее.
Помимо сторонних источников существует проблема учета фонового влияния
объектов, расположенных в пределах области исследований. Совсем необязательно
протяженные аномалии поля связаны с глубокозалегающими объектами. Они вполне
могут быть обусловлены относительно неглубоко залегающими массами, имеющими
значительное простирание. С.С.Красовский отмечал: “Региональный фон – это миф”.
Исключение фоновой (в особенности нелинейной) функции без ее достаточного
обоснования нельзя считать панацеей. Скорее это крайняя необходимость. Опыт
применения аппроксимационных конструкций с различной геометрией эквивалентных
источников показал, что при одинаковой точности совпадения модельного и
наблюденного полей ε в случае объемных распределений трансформанты получаются
более адекватными реальности, нежели когда аппроксимация выполняется в один
эквивалентный слой.
Влияние последней идеализации “сильно” проявляется в задаче
экстраполяции поля за горизонтальные пределы области измерений.
Необходимость в экстраполяции на практике возникает часто (хотя бы в случае
расширения области интегрирования). Решая данную задачу с помощью
истокообразных аппроксимаций следует понимать, что совпадение двух
гармонических функций лишь на части S1 замкнутой поверхности S с точностью
до приводит к соблюдению условия всюду в D2
только в двух случаях: а ) при , либо б) при величине на которую поле
U* одинаково отстоит от U в каждой точке . К сожалению оба эти условия
не применимы на практике, поскольку данные полевых наблюдений измерены с
погрешностью, которая различна и неизвестна в каждой точке, и подлежит лишь
приближенной статистической оценке. С этих позиций вопрос о большей
адекватности той или иной схемы построения конструкции эквивалентных
источников остается открытым.
Предложенный выше идеализаций не может быть полным. Условия
прикладных задач могут приводить к расхождениям в решениях вследствие
самых незначительных отличий в изначальной постановке. В большинстве
рассмотренных случаев объемные аппроксимационные конструкции
эквивалентных источников продемонстрировали большую эффективность в
сравнении с одним эквивалентным слоем.
Работа выполнена при поддержке программы фундаментальных
исследований УрО РАН, проект № 12-Т-5-1012.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Аронов В.И. Методы построения карт геолого-геофизических признаков


и геометризация залежей нефти и газа на ЭВМ. / В.И.Аронов – М.: Недра, 1990. -
301 с.

128
А.М. СЕРЕБРЕННИКОВ

ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ
НАНОСТРУКТУРИРОВАННЫХ МЕТАЛЛОВ
В КАЧЕСТВЕ НЕЛИНЕЙНЫХ ХИМИЧЕСКИХ ДАТЧИКОВ

Одним из инструментов химического анализа вещества в физической


химии (в частности, геохимии) являются различные методы спектроскопии. В
частности, распространенным методом является спектроскопия гигантского
комбинационного рассеяния (SERS) с использованием явления плазмонного
резонанса в наноструктурированных металлах. Из экспериментов известно,
что использование статистически неоднородных серебряных поверхностей
позволяет получить увеличение сечения рассеяния раман – активных
молекул, находящихся в контакте с поверхностью более чем в 10 14 раз [1].
(Это соответствует коэффициенту полевого усиления G = | Etot |S ⋅ | Einc |S−1 более
чем в 1000 раз.) Эффект комбинационного рассеяния представляет собой
смещенное по частоте рассеяние фотона на молекуле, связанное с основной
колебательной или вращательной модой молекулы [1]. Из−за обмена энергией
между фотоном и молекулой, энергия hν inc падающего фотона изменяется на
величину hν mol , равную энергии колебания. Сдвиги по энергии могут иметь
место в обоих направлениях в зависимости от того, находится ли молекула в
своем основном или возбужденном состоянии. В первом случае фотон теряет
энергию за счет возбуждения колебательной моды (стоксов случай). Во
втором случае (антистоксовом) молекула отдает энергию фотону за счет
снятия колебательной моды, в результате энергия рассеянного фотона
оказывается больше, чем у падающего. Частота стоксова и антистоксова
рассеяния, соответственно, есть:

ν s = ν inc − ν mol , ν as = ν inc + ν mol . (1)

В свободном пространстве процесс комбинационного рассеяния носит


статистический характер и сопровождается малым выходом фотонов на
смещенных частотах (1), в рассеянном спектре существенно преобладают
«несмещенные» фотоны обычного упругого рассеяния. Однако, процесс
выхода фотонов на рамановском переходе (1) существенно растет в
присутствии наноструктурированных поверхностей благородных металлов
(Ag, Au). Ответственным за усиление в данном случае является эффект
локализованного плазмонного резонанса (ЛПР). ЛПР есть явление
связанного резонанса, при котором усиливается как электромагнитное поле
световой волны на границе металл – диэлектрик, так и механические
колебания газа коллективизированных электронов в металле. Комбинация
частот ν s , ν inc в рассеянном спектре является «уникальной подписью»
вещества, по которой оно идентифицируется. В этом заключается принцип
SERS − спектроскопии. Данный принцип может быть развит на основе
использования нелинейного взаимодействия света на частотах ν s , ν inc в
металле за счет эффекта четырех − волнового взаимодействия. Как известно
[2], этот эффект экспериментально наблюдается в наноструктурированных
металлах и состоит в том, что в присутствии света на близких частотах ν s ,
ν inc сам металл генерирует гармоники − сателлиты на частотах 2ν s −ν inc и
2ν inc − ν s . В результате признак идентификации вещества становится еще

129
более уникальным. В обоснование такого принципа спектроскопии
необходимо развитие теории нелинейного взаимодействия волн в
плазмонном металле. Вариант такой теории предлагается нами в [3]. Ниже
дается краткое объяснение аксиоматики этой теории с некоторыми
подробностями, отсутствующими в [3].
Начнем с того, что плазмоника является междисциплинарным
направлением, объединяющим механику и электродинамику газа
коллективизированных электронов в металле. Явление усиления (в том числе
нелинейного) плазменных колебаний имеет место в таких
наноструктурированных материалах как: металлические наночастицы и
кластеры из них, перфорированные тонкие пленки, метаматериалы и т.п. В
основе описания этого явления, как правило, лежат модели, в которых
электродинамика сплошной среды используется совместно с механикой
классических материальных точек (теория Друде), либо с классической
механикой жидкости (гидродинамическая модель Друде), либо с квантовой
механикой. Следует отметить, что между квантово – механическим
описанием вещества и описанием с помощью методов классической механики
континуума есть существенная общность в том, что квантово – механическое
описание в определенном смысле также «континуально». Как известно, в
квантовой механике вещество описывается с помощью волновой функции,
которая определена и непрерывна в пространстве всюду. По заданной
волновой функции формально определяется функция электронной (а также
массовой) плотности, которая также непрерывна и определена всюду [4].
Данное обстоятельство позволяет построить аксиоматику сплошной среды
без необходимости использования аксиомы сплошности обычной механики
континуума. Отметим основные этапы такого построения. Учитывая
динамический характер континуума плотности, дается определение
подвижной конфигурации и определяется функция перемещений как
отображение между точками (частицами континуума) начальной и текущей
конфигурации. В качестве примера рассмотрим одномерную функцию
плотности на рисунке 1.

ρ( X )

A B CD A′ B′ C ′ D′ X

Рис. 1. Одномерный континуум плотности.

130
Ее носителем в данном случае является вся ось X. Рассмотрим
начальную конфигурацию в момент времени t (тонкая кривая). Двумя
линиями уровня ( ρ и ρ + dρ ) отсекаются частицы функции плотности,
носителями которых, в свою очередь, являются элементарные отрезки
AB и CD . В момент времени t + dt функция плотности принимает
текущую конфигурацию (жирная кривая). С помощью тех же линий
уровня определяется новое положение носителей A′B′ и C ′D′ . Далее
r
вводится поле перемещений u ( x, t ) как взаимно однозначное
отображение между точками носителей AB и A′B′ , а также CD и C ′D′ .
r r
Далее формально вводятся скорости и ускорения, как v ≡ ∂u ∂t и
r r
w ≡ ∂v ∂t . После этого функция плотности аксиоматически определяется
r rr rr
на подвижной конфигурации как ρ (u , u ∇, t ) . Зависимость ρ от u ∇
фактически означает зависимость плотности вещества от деформаций
(то есть сжимаемость). Далее из закона сохранения заряда (а также
массы) следует уравнение неразрывности, которое позволяет определить
r r
плотность тока j . Знание функций ρ и j позволяет определить
энергетические меры движения: кинетическую энергию, а также все
виды потенциальных энергий. Наличие последних позволяет определить
функцию Лагранжа. Использование принципа наименьшего действия при
заданном лагранжиане порождает необходимые уравнения движения
электронной сплошной среды. В [3] проводится анализ данных
уравнений. В результате анализа сделан вывод, что построенная теория
объясняет эффекты умножения частот и четырех – волнового
взаимодействия, имеющие место в плазмонных материалах.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Майер С.А. Плазмоника: теория и приложения. М. Ижевск: НИЦ


«Регулярная и хаотическая динамика», 2011. – 296 с.
2. Bharadwaj P., Deutsch B., and Novotny L. Optical Antennas // Advances in
Optics and Photonics, Vol.1 (2009), pp. 438-483.
3. Серебренников А.М. Механоплазмоника в кластерах металлических
наночастиц: теория и моделирование // Вычисл. мех. сплош. сред, Т.6, № 1 (2013),
С. 12-22 (в печати).
4. Kohn W. Nobel Lecture: Electronic structure of matter – wave functions and
density functionals // Rev. Mod. Phys., Vol. 71, № 5 (1999), pp. 1253-1266.

131
В.К. СИДОРОВ

КВАНТОВЫЙ МЕХАНИЗМ РАСПРОСТРАНЕНИЯ УПРУГИХ


И ЭЛЕКТРОМАГНИТНЫХ ВОЛН В ГОРНЫХ ПОРОДАХ

Квантовый механизм явился реакцией на проблему несоответствия соот-


ношения скорости и коэффициента затухания упругих волн в горных породах
классическим представлениям. В классические представления не вписывается
присущее горным породам отсутствие дисперсии скорости при наличии затуха-
ния, тем более, когда коэффициент затухания линейно зависит от частоты. Это не
соответствует соотношениям Крамерса-Кронига и тем самым нарушает принцип
причинности.
Механизм, о котором идет речь, получен на основании частного случая кон-
кретной среды. Известно, что для некоторых пористых, насыщенных водой горных по-
род, а также искусственных сред соблюдается уравнение среднего времени:
1 − kп kп 1
+ = , (1)
Vск Vж V
где kп – коэффициент пористости; Vск – скорость продольных волн в твер-
дой части пористой среды (скелете); Vж - скорость в жидкости; V – скорость про-
дольных волн в пористой среде.
Это уравнение можно переписать следующим образом:
hν hk пν hk пν hν
− + = , (2)
Vск Vск Vж V
где h – постоянная Планка, ν – квантовая частота.
Получилось уравнение, описывающее взаимодействие квантовых импуль-
сов, представляющее собой, по сути, закон сохранения импульса. По форме ком-
понентами уравнения являются импульсы фононов. Но главное заключается в
том, что наряду с импульсами основной частоты ν во взаимодействии участвуют
импульсы относительно низкой частоты: kпν . Согласно такому представлению
распространение волны в гетерогенной среде поддерживается и определяется
взаимодействием квантовых импульсов. При этом скорость волны равна скоро-
сти, входящей в результирующий импульс (для рассматриваемых сред она опре-
деляется уравнением (1)). Коэффициент затухания, как показали наши исследова-
ния [1], для этих сред определяется выражением:
k k
α = B( п + п ) f , (3)
Vск Vж
где B – константа; частота волны f равна квантовой частоте ν.
Выражения (2) и (3) свидетельствует о том, что энергия волны рассеивает-
hk ν hk ν
ся в виде низкочастотных квантовых импульсов п и п .
Vск Vж
Доказательством правомерности предложенного механизма послужило
представление в этом контексте параметров поперечных волн, что достаточно
подробно изложено в работе [1]. Вместе с тем, принципиально новым и, как нам
представляется, общим свойством гетерогенных сред при распространении в них
упругих волн является именно низкочастотное рассеяние квантовых импульсов.
Обнаружить это рассеяние непосредственно, очевидно, не так просто, поскольку
квантовые объекты (рассеянные импульсы) должны быть преобразованы в на-
блюдаемые классические объекты – волны. В этом контексте представляют инте-
рес сейсмические шумы.

132
Мы предположили, что наибольший спектральный максимум сейсмических
шумов, который располагается вблизи частоты 0.2 Гц, может быть обусловлен именно
низкочастотным рассеянием квантовых импульсов [2]. Действительно, земную кору
можно представить как двухкомпонентную пористую среду, насыщенную водой, у
которой коэффициент пористости находится в пределах 1-3%. Тогда, как следует из
уравнения (2), рассеянные импульсы будут иметь частоты: kпν. Следовательно, часто-
та волн, энергия которых рассеивается в виде квантовых импульсов частотой 0.2 Гц,
должна составлять порядка 6 – 20 Гц. Исследованиями ряда авторов действительно
выявлены в этом частотном диапазоне постоянно действующие сейсмические собы-
тия. Отсюда можно заключить, что в определенных условиях рассеянные квантовые
импульсы могут трансформироваться в поверхностные волны, которыми в данном
случае представлены сейсмические шумы.
Еще одним подтверждением квантового механизма является зависимость
степени понижения частоты головной волны в акустическом каротаже от коэф-
фициента пористости вмещающих горных пород [3]. Там стенки скважины также
выступают в качестве трансформирующей границы, преобразующей волны в фо-
ноны, а фононы в волны.
Далее мы обратились к электромагнитным волнам в горных породах. В
этой связи был рассмотрен такой феномен, как аномалия диэлектрической прони-
цаемости в низкочастотной области у влажных горных пород. Мы рассмотрели
это явление с позиций изложенного выше механизма распространения, но уже
электромагнитных волн. Этот подход основывался на двух допущениях. Во-
первых, такой параметр как диэлектрическая проницаемость является, с одной
стороны, электрическим параметром, а с другой – параметром, определяющим
скорость распространения электромагнитных волн. Во-вторых, электрическая
проводимость в параметрах электромагнитных волн проявляется в виде коэффи-
циента затухания, который растет с ростом проводимости, т.е. между этими пара-
метрами предполагается прямая связь.
Используя этот формализм, по компонентам среды, как мы это делали для
упругих волн, можно определить скорость электромагнитных волн, а, следова-
тельно, и диэлектрическую проницаемость. По рассеянным квантовым импульсам
определяется коэффициент затухания, а, следовательно, проводимость. Соответ-
ствующая градуировка производится в области высоких частот. Доказательством
правомерности такого подхода будет служить соответствие измеренных и вычис-
ленных параметров.
Частотные зависимости диэлектрической проницаемости и проводимости в
рамках рассматриваемого механизма соответствуют друг другу. Поэтому, имея
частотную зависимость, например, проводимости, мы можем вычислить частот-
ную зависимость диэлектрической проницаемости. Связано это с тем, что рассе-
янные квантовые импульсы определяют и скорость, как в уравнении (2), и коэф-
фициент затухания, как в уравнении (3). Таким образом, определив рассеянные
импульсы по коэффициенту затухания, а в нашем случае – по проводимости, мы
можем их применить для вычисления скорости или, что то же самое, для диэлек-
трической проницаемости. В качестве примера мы использовали приведенные в
[4] частотные зависимости сопротивления (проводимости) и диэлектрической
проницаемости влажного песка. По частотным зависимостям проводимости вы-
числялись частотные зависимости диэлектрической проницаемости, которые
сравнивались с измеренными значениями. Вычисленные и экспериментальные
кривые, как это видно из рисунка, соответствуют друг другу и тем больше, чем
меньше влажность песка.

133
Рис. 1. Частотные зависимости диэлектрической проницаемости (ε) и проводимо-
сти (σ) влажного кварцевого песка. Результаты измерений отмечены точкам; кри-
вые диэлектрической проницаемости (красные) рассчитаны теоретически по со-
ответствующим данным проводимости. Влажность: 1 – 0,03%, 2 – 0,4%.

О природе низкочастотной аномалии диэлектрической проницаемости


можно сказать следующее. По нашим представлениям, низкочастотная аномалия
рассеянных электромагнитных квантовых импульсов связана с низкочастотными
фононами. Тепловые колебания в гетерогенной среде сопровождаются флуктуа-
циями в виде упругих импульсов, которые трансформируются в низкочастотные
фононы, изменяя тем самым характер флуктуаций. Этот процесс стационарен. В
результате в гетерогенной среде образуется определенное распределение низко-
частотных фононов. Именно эти фононы могут являться причиной аномалии
низкочастотных рассеянных электромагнитных квантовых импульсов. В этом
контексте получается, что аномалия диэлектрической проницаемости обусловле-
на, в конечном счете, гетерогенностью влажной среды.
Таким образом, квантовый механизм распространения волн в гетерогенной
среде получил ряд подтверждений. Особый интерес представляет взаимосвязь
акустических и электромагнитных квантовых импульсов в виде низкочастотной
аномалии диэлектрической проницаемости, поскольку эта аномалия определяет
распределение рассеянных фононов в гетерогенной среде.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Сидоров В.К., Тарантин М.В. Возможный механизм распространения


упругих волн в пористых горных породах // Доклады академии наук, 2010, том
434, № 2, с. 257-260.
2. Сидоров В.К., Тарантин М.В. О природе низкочастотных максимумов в
спектрах сейсмических шумов // Физика Земли. 2013. №1. С. 63-66.
3. Сидоров В.К., Тарантин М.В. Способ оценивания динамических пара-
метров упругих волн в акустическом каротаже. // Геофизика, №3 – 2011. с. 7-12.
4. Пархоменко Э.И. Электрические свойства горных пород. –М.: Наука,
1965.С.136-148.

134
А.А. СИМАНОВ

ПЕРЕДОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ОБРАБОТКИ


ГРАВИМЕТРИЧЕСКИХ ДАННЫХ

В настоящее время одними из важнейших направлений развития


гравиразведки являются повышение точности и детальности исследований. Эти
направления реализуются использованием современной высокоточной
измерительной аппаратуры и методических приемов измерения силы тяжести,
созданием современных методов обработки гравиметрических данных,
совершенствованием способов введения поправок за рельеф земной поверхности
и неоднородности верхней части разреза, совершенствованием методов решения
обратных задач гравиразведки, разработки методики построения согласованных
геологических моделей на основе комплекса геофизических данных, реализацией
компьютерных технологий хранения, обработки, интерпретации
гравиметрических данных и т.п.
При обработке, интерпретации и комплексном анализе геолого-
геофизических данных, наряду с использованием специализированных программ
и автоматизированных систем, все шире применяются геоинформационные
системы. Нами на основе геоинформационной системы ArcGIS разработана
информационно-аналитическая система (ИАС) «ГРАВИС», позволяющая решать
широкий круг задач, связанных с обработкой, интерпретацией и хранением
цифровой гравиметрической и иной геолого-геофизической информации, в т.ч.
задачи совместного применения качественных и количественных методов
извлечения геологической информации из гравиметрических данных [9].
Основной подход к разработке ИАС «ГРАВИС» заключается в
конструировании единой информационно-аналитической системы с иерархически
упорядоченной структурой, возможностью согласования ее с другими
необходимыми программами и ориентировании ее, путем включения
дополнительных модулей и приложений, на решение конкретных задач
гравиразведки – от первичной обработки полевых материалов до вычисления
трансформант геопотенциальных полей различного рода и перехода к
геологически содержательным моделям объекта исследований.
Для повышения точности первичных гравиметрических материалов в ИАС
«ГРАВИС» включен блок вычисления поправок Буге по новым стандартам
редуцирования [2]. Первичная обработка гравиметрических данных
осуществляется набором программных модулей, реализующих увязку полевых
гравиметрических данных; введение различного рода поправок; вычисление
аномальных значений силы тяжести в редукциях Фая и Буге с созданием
каталогов гравиметрических пунктов и построение карт.
Установлено, что ошибки, вносимые в аномалии Буге традиционными
процедурами обработки гравиметрических данных, существенным образом
загрубляют аномалии силы тяжести. Для повышения точности необходимо
уточнение процедур редуцирования полевых гравиметрических данных,
учитывающих эллипсоидальность Земли при вычислении вертикального
градиента и влияния за промежуточный слой. При этом предлагается
использование новых стандартов редуцирования гравиметрических данных
удовлетворяющим современным требованиям гравиразведки [1, 2]. Предлагаемые
стандарты базируются на международно принятых процедурах [10], уравнениях и
параметрах (параметры Земли – ПЗ90) [8] , которые отличаются от стандартных
процедур, описанных в существующих учебниках, инструкциях [3, 4, 6].

135
Особое внимание в пересмотренных стандартах заслуживает выбор системы
высот, т.е. выбор поверхности относимости (референц - эллипсоид, геоид).
Традиционно, высоты гравиметрических пунктов определяются относительно
поверхности геоида или уровня моря, а теоретическое значение силы тяжести
вычисляется на земном эллипсоиде. Поскольку точки с измеренными и
нормальными значениями относятся к разным поверхностям, то вычисленные
аномалии называются смешанными. В целом, разница на территории России
между геоидом и референц–эллипсоидом составляет более 50 м.
Доказано, что пренебрежение указанными особенностями системы высот и
связанные с ними погрешности в определении аномалий силы тяжести «способно
свести к нулю возможности высокоточной гравиразведки» [7], поскольку
погрешность может превышать необходимую для решения поисковых задач
точность определения аномалий силы тяжести. В настоящее время благодаря
специальным спутниковым наблюдениям и обобщению наземных, морских и
аэрогравиметрических съемок аномалии геоида определены с сантиметровой
точностью, тем самым использование эллипсоидальных высот гораздо удобнее и
никаких затруднений не представляет.
Одной из составляющих редукции Буге является поправка за влияние
рельефа δgp, вычисление которой представляет наибольшую сложность при
обработке гравиметрических данных. Необходимость повышения точности
определения поправок δgр обусловлена современными потребностями в
проведении высокоточных гравиметрических съемок в условиях расчлененного
рельефа местности. Повышение качества гравиметрических исследований
невозможно без достоверного учета всех факторов, использующихся при
последующем редуцировании поля силы тяжести, к которым в первую очередь
относится влияние рельефа.
Расчет поправок за рельеф местности производиться с использованием
программного модуля «Поправки за рельеф», отличительными особенностями
которого являются максимально полное использование цифровых
картографических данных о рельефе, построение аналитических аппроксимаций с
использованием дискретного преобразования Фурье и истокообразных функций,
стохастическое моделирование для оценки точности вычисления, характеризуется
полной автоматизацией вычислений для всей области учитываемого влияния
рельефа, высокой точностью получаемых результатов и быстротой вычислений
[5, 9]. При этом разработана технология использования векторизованных
крупномасштабных топографических карт для вычисления поправок за влияние
рельефа и на практических примерах обоснована методика анализа
картографической информации о рельефе местности. Впервые экспериментально
доказана возможность использования цифровых моделей рельефа GTOPО30 и
SRTM, находящихся в свободном доступе в сети Internet, для вычисления
поправок удаленных областей рельефа.
Произведен анализ точности определения поправок за рельеф местности
«центральной» зоны, где одна из причин возникновения погрешности вычисления
поправок за рельеф является различие инструментальных координат и координат
топокарты, где высота точки, полученная при топографических работах, не
совпадает с высотой, «снятой» с топографической карты. В этом случае для
расчета поправки за рельеф «центральной» зоны предусматривается проводить
корректировку координат по минимизации инструментальных и топографических
высот.
Предлагаемые решения задач обработки гравиметрических данных
являются оригинальными и реализуют передовые идеи в области гравиразведки.
Доказано, что применение современных процедур обработки позволяет повысить

136
информативность гравиметрических данных и эффективность их использования
при поисках и разведке месторождений полезных ископаемых. Особенно
актуально вычисление аномалий силы тяжести с использованием предлагаемых
процедур редуцирования при гравиметрических съемках в горной местности.
Созданные алгоритмы просты в математическом исполнении, обладают высоким
быстродействием и достаточно эффективны при решении практических задач.
Включение их в граф обработки данных полевых гравиметрических наблюдений
существенно повышает точность построения гравиметрических карт и
достоверность последующих интерпретационных построений.
Анализ отечественной и зарубежной литературы показал, что аналогов
развиваемой системы «ГРАВИС» не существует. Это объясняется и тем, что
большая часть информационных технологий ориентирована на решение
отдельных задач, относящихся к отдельным этапам процесса интерпретации.
Интеграция современных алгоритмов в среду информационно-аналитической
системы позволит создать многозадачную объектно-ориентированную
технологию, обеспечивающую выполнение всех этапов гравиметрических
исследований.
Работа выполнена при поддержке РФФИ (проект 12-05-00414-а).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бычков С.Г. Методы обработки и интерпретации гравиметрических


наблюдений при решении задач нефтегазовой геологии. – Екатеринбург: УрО
РАН, 2010. - 187 с.
2. Бычков С.Г. Новые стандарты редуцирования гравиметрических данных /
Бычков С.Г., Симанов А.А. // Материалы Междунар. семинара «Вопросы теории и
практики геологической интерпретации гравитационных, магнитных и
электрических полей». – М.: ОИФЗ РАЗ, 2010. – С. 75-81.
3. Гравиразведка: Справочник геофизика. / Под ред. Е.А. Мудрецовой, К.Е.
Веселова. - М.: Недра, 1990. - 607 с.
4. ГОСТ Р 52334-2005. Гравиразведка. Термины и определения. - М.,
Стандартинформ, 2005. – 22 с.
5. Долгаль А.С. Учет влияния рельефа местности в гравиметрии – новые
подходы и их реализация / Долгаль А.С., Бычков С.Г., Антипин В.В. // Материалы
Междунар. семинара «Вопросы теории и практики геологической интерпретации
гравитационных, магнитных и электрических полей» - М.: ОИФЗ РАН, 2004. –
С.25-26.
6. Инструкция по гравиразведке. М., Недра, 1980. - 80 с.
7. Левин Г.С. О влиянии выбора системы высот на результаты высокоточных
гравиметрических съемок / Г.С.Левин, С.А.Тихоцкий // Геофизика, 2003, №5. - С.
55-59.
8. Параметры общего земного эллипсоида и гравитационного поля Земли.
(Параметры Земли 1990 года). М.:РИО ТС ВС. 1991. 68 с.
9. Симанов А.А. Разработка и создание информационно-аналитической
системы хранения, обработки и анализа гравиметрических данных: автореф. дис.
к-та. тех. наук / А.А. Симанов. – М.:РГГРУ, 2008.-24 с.
10. Hinze W.J. New standards for reducing gravity data: The North American
gravity database / Hinze W.J., Aiken C., Brozena J. et al. // Geophysics, 2005, V. 70, N.
4. – P. J25-J32.

137
М.В. ТАРАНТИН

О ВОЗМОЖНОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ИМПУЛЬСНОГО МЕТОДА


ДЛЯ ИЗМЕРЕНИЯ ДИЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ ПРОНИЦАЕМОСТИ
ВЛАЖНЫХ ГОРНЫХ ПОРОД

Электромагнитные методы широко используются в геофизических


исследованиях для определения свойств геологической среды: при поисках
рудных полезных ископаемых, в скважинных и инженерных изысканиях. Одним
из основных электрических параметров среды является диэлектрическая
проницаемость. Значения диэлектрической проницаемости используются при
интерпретации диэлектрического каротажа, межскважинного просвечивания,
радиолокационного зондирования почв. Между тем, исследования показывают,
что эта величина может существенным образом зависеть от влажности среды
[1-3]. Те же исследования показывают, что значения диэлектрической прони-
цаемости ε зависят от частоты внешнего поля: в относительно высокочастотной
области ε практически постоянна; при понижении частоты – возрастает, чем ниже
частота, тем в большей степени. При этом, рост ε на низких частотах напрямую
зависит от влажности (рис. 1).

Рис. 1. Зависимости диэлектрической проницаемости влажного песка от частоты


(по [2]). Значения влажности приведены.

Диэлектрическую проницаемость горной породы в лаборатории


определяют по емкости изготовленного из нее конденсатора. Измерения
проводятся по мостовой схеме. Для получения частотной зависимости
диэлектрической проницаемости необходимо провести целый ряд измерений.
Другим методом определения электрических параметров может быть
вариант, когда исследуемый образец в качестве переменного элемента входит в
электрическую схему с контролируемым входным и выходным сигналом. В таком
случае можно не только определять свойства образца сразу в некотором
частотном диапазоне, но и проводить электрические измерения параллельно с
другими, причем, в режиме «реального времени». Такое комплексирование может
оказаться незаменимым в случае, например, разрушающих испытаний, когда
провести повторное измерение уже невозможно. В данной работе мы остановимся
на первых, пробных, измерениях таким «импульсным» методом и обсудим их
результаты.
Учитывая свойства горной породы, можно предположить, что
электрический аналог образца будет являться не идеальной емкостью. Путем
последовательного усложнения была выбрана цепь, адекватно описывающая
образец и способная отразить изменения его свойств (рис. 2). Адекватность
описания означает, что при замене образца сочетанием резистора и конденсатора
соответствующих номиналов сигнал на экране осциллографа напоминает сигнал в

138
цепи с образцом. Передаточная функция цепи имеет вид (1) и определяет связь
между искомыми параметрами образца и частотными спектрами входного и
выходного сигнала. На рисунке и в формулах источник сигналов, образец породы
и осциллограф обозначены индексами «г», «к» и «о» соответственно. В
соответствии с рис.1, емкость образца полагается зависящей от частоты (3).

−1
⎛R R A (ω ) ⎞
K (ω ) = ⎜ г ⋅ Aо (ω ) + 1 + к ⋅ о ⎟ (1)
⎝ Rо Rо Aк (ω ) ⎠
A(ω ) = 1 + j ⋅ ω ⋅ C (ω ) ⋅ R (2)
S
C (ω ) = ε (ω ) ⋅ ε 0 ⋅ (3)
d

Рис. 2. Схема электрической


цепи.

Параметры образца могут быть определены по известным входному и


выходному сигналам. Однако, учитывая необходимость деконволюции и
сложность функции K (ω ) , определение искомых зависимостей не тривиально. На
рис. 3 приведено сравнение результатов определения частотной зависимости
емкости образца при «теоретическом» подходе – по аналитически заданной
K (ω ) , и «практическом», когда передаточная функция вычисляется по
временным сигналам. Для приближения процесса вычислений к реальному
измерению в первом случае в аналитически заданную K (ω ) был добавлен
случайный шум, моделирующий ее неточное определение. Во втором –
модельный выходной сигнал был разрежен в 5 раз, а потом восстановлен путем
линейной интерполяции. Как видно, во втором случае из-за формы временных
сигналов малейшие вариации спектра приводят к гораздо большим отклонениям
результирующих зависимостей от исходных на всех частотах, чем введенные в
передаточную функцию случайные шумы. Таким образом, для достижения
поставленной цели необходимо максимально точно воспроизводить
регистрируемый осциллографом сигнал; возможно, для этого следует
использовать цифровой прибор.
С другой стороны, при наблюдаемой форме выходного импульса (рис. 4а),
очевидно, имеет место релаксационный процесс. При этом проводимость образца
определяет установившийся уровень сигнала, а его емкость – скорость выхода на
этот уровень. Таким образом, по имеющемуся отклику можно определить
значение постоянной времени цепи, которая и будет характеризовать свойства
образца, в частности – его емкость. Однако, это будет лишь одно, эффективное
значение, относящееся сразу ко всем частотным компонентам сигнала. Для
сигнала, приведенного на рис. 4а, определение постоянной времени приведено на
рис. 4б. Зная внутренние электрические параметры используемых приборов (Ro =
1 МОм, Со = 30 пФ), можно найти эффективную емкость образца. В данном
случае она составит примерно 250 пФ. Если вычислить ее по (3) при табличном
[1] значении ε, мы получим величину порядка единиц пикофарад. Таким образом,
имеется несоответствие величин в 2 порядка, вызванное, вероятно, заниженным
табличным значением ε.

139
а) б)

Рис. 3. Определение частотной зависимости емкости образца в случае известной


передаточной функции (а) и при ее вычислении (б).

а) б)

Рис. 4. Пример реакции цепи с образцом соли на прямоугольный импульс (а) и


определение параметров образца (б).

Таким образом, первые измерения импульсным методом показали


соответствие выбранной модели реальным образцам и чувствительность
схемы к свойствам породы. В результате, каждый образец может быть
охарактеризован своей постоянной времени; для определения частотных
зависимостей его свойств необходимо повысить точность отсчетов и,
возможно, дискретизацию сигнала во времени. После доработки
измерительной установки и вычислительной схемы данные исследования
позволят определить связь частоты, диэлектрической проницаемости и
влажности породы и проверить применимость известной особенности в
поведении электрических характеристик влажных горных пород к
образцам калийно-магниевых солей.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Келлер Дж. В. Электрические свойства горных пород и минералов //


Справочник физических констант горных пород: сб. науч. статей / Под ред.
Кларка мл. – М: Мир. 1969. С.513-536.
2. Пархоменко Э.И. Электрические свойства горных пород. – М: Наука.
1965. С.136-148.
3. Добрынин В.М., Вендельштейн Б.Ю., Кожевников Д.А. Петрофизика. –
М: Нефть и газ, 2004. 368 с.

140
М.С. ЧАДАЕВ

ГРАВИМЕТРИЧЕСКИЕ ИЗМЕРЕНИЯ
В НЕФТЕГАЗОВЫХ СКВАЖИНАХ

ВВЕДЕНИЕ
Современные тенденции развития скважинной гравиметрии выражаются в
повышении технической оснащенности метода и в усовершенствовании способов
целевого истолкования данных. Исследования обеспечиваются высокоточными
приборами новой конструкции (ошибка измерения силы тяжести ±5×10-8 м·с-2,
мкГал и ошибка измерения градиента ±2×10-9 с-2, этвеш Е), с повторной
установкой прибора на пункте с точностью порядка ±5 см.
Особенностью интерпретации геофизических исследований скважин
(ГИС) при мониторинге продуктивных пластов являются повторные измерения.
Путем наложения графиков, полученных против интервала изучаемого пласта,
образуют разности (приращения), которые служат основой для количественного
или качественного анализа. Предлагается для повышения эффективности
интерпретации выходные данные комплекса используемых методов ГИС
унифицировать, т. е. выражать в единицах плотности пород, одной из основных
характеристик твердого и жидкого вещества.
Наземные наблюдения
Накоплен положительный опыт слежения за продвижением вытесняющей
воды в нефтяной залежи путем периодических измерений с гравиметрами на
земной поверхности (М.Г. Медовский, Г.М. Комарова, 1959; Г.В. Рассохин, 1978;
Г.А. Габриэлянц Г.А., И.А. Леонтьев, А.Ш. Файтельсон, М.Б. Штейман, 1982; и
др.). Выполнен также ряд режимных наблюдений над подземными
газохранилищами (ПХГ), которые позволили выяснить возможность учета
продвижения газоводяного контакта и прогнозировать участки обводнения;
определять подъем контакта. Основные закономерности изменения силы тяжести
как результат взаимодействия залежей газа и нефти с пластовыми водами
рассмотрены С.А. Серкеровым [7].
Нефтегазовые залежи по строению и технологии разработки подразделяются
на два основных вида [2]: 1) залежи с газовой шапкой и краевой водой и 2) залежи
с газовой шапкой и подошвенной водой.
В качестве гравиметрической модели с краевой водой используют тело в
форме вертикального кольцевого цилиндра и в качестве модели с подошвенной
водой – тело в виде полного цилиндра.
Скважинные наблюдения
В вертикальной (слабонаклонной) скважине (модель из однородных
горизонтальных слоев бесконечного простирания) [1, 5]. Определение плотности σ
основывается на уравнении Пуассона. Сумма вторых вертикальной и горизонтальных
производных гравитационного потенциала Vzz , Vxx , Vyy равна -4πfσ. Производные Vxx и
Vyy равны нулю. В горизонтальной скважине (двухмерное распределение поля) данное
равенство выполняется за счет суммы только двух производных Vzz и Vxx , так как Vyy
(направлена вдоль оси скважины) может быть принята равной нулю.
При малом диаметре горизонтального ствола (порядка 10-15 см) измерения
непосредственно в стволе с гравиметром не рациональны, ввиду того, что при
однородности флюида не создается локальная аномалия силы тяжести Δgф. За
счет периодических (квазикосинусоидальных) отклонений скважины от
горизонтали в пониженных участках дна скважины оседает шлам и вблизи кровли
идет расслоение флюида. Имеет место также неоднородность фильтрационно-
емкостных свойств продуктивных отложений. Тем самым создаются условия для

141
градиентометрических измерений (вертикально-горизонтальная производная Vzx),
появляется возможность для выявления водяных и газовых конусов.
Основы комплексирования методов
Гравиметрический каротаж по сравнению с другими промыслово-
геофизическими методами позволяет изучать наибольший объем пород, что
позволяет расширить исследовательский диапазон комплекса методов ГИС.
В основу совместной плотностной интерпретационной системы приняты
положения (аксиомы), которые сохраняются при выполнении повторных измерений.
Именно в процессе добычи нефти (газа) плотность скелета породы, пористость,
коэффициент остаточной водонасыщенности остаются прежними [1, 5], то
практически имеет место прямая зависимость между изменениями
нефтенасыщенности или газонасыщенности пласта, с одной стороны, и изменениями
силы тяжести, с другой. Вид полезного сигнала определяется содержательностью
данного метода ГИС. Соотношение между изменениями полезного сигнала и
зависимым параметром выражается через коэффициент пропорциональности [4].
ВЫВОДЫ
В качестве полезного сигнала при мониторинге продуктивного пласта
следует принять плотность пластового флюида. Наиболее достоверные
плотностные характеристики получают по данным гравиметрического и
плотностного гамма-гамма-каротажа. Параметры, получаемые по нейтронному
гамма-каротажу, акустическому каротажу и некоторым другим методам
существенным образом зависят от плотности. Поэтому их можно пересчитать в
значения плотности на основе аппроксимационных зависимостей [3, 5, 6, 8].
Рассматриваемый подход имеет большое значение и для наземных съемок [5]. Как
показывает опыт Научно-производственной экспедиции Горного института УрО РАН,
высокоточные гравиметрические съемки на нефть, газ, а также твердые полезные
ископаемые должны сопровождаться гравиметрическими измерениями в скважинах, что
позволяет параметризировать процесс обработки и интерпретации аномалий силы
тяжести при учете поправок и решения задач.

ЛИТЕРАТУРА

1. Аксерольд С.М. Современное состояние и перспективы


гравиметрического каротажа (По материалам зарубежных публикаций). –
Каротажник. – 2009, 6. – С. 103–131.
2. Амелин И.Д. Особенности разработки нефтегазовых залежей. – М.:
Недра, 1978. – 136 с.
3. Гогоненков Г.Н. Изучение детального строения осадочных толщ
сейсморазведкой. – М.: Недра, 1987. – 221 с.
4. Кауфман А.А. Принципы метода гравиметрии: пер. с англ. / Кауфман
А.А., Хансен Р. // Тверь: АИС, 2011. – 376 с.
5. Костицын В.И. Каротаж: гравиметрический, плотностной гамма-гамма,
магнитный / Костицын В.И., Чадаев М.С., Губина А.И., Гершанок В.А., Гершанок
Л.А., Горожанцев А.В., Зрячих Е.С. // Пермь: ПГУ, 2012. – 184 с.
6. Поздеев Ж.А. О возможности построения плотностного разреза
карбонатных отложений по кривой НГК / Научное обоснование направлений и
методики поисковых и разведочных работ на нефть и газ в Пермском Прикамье. –
Пермь: Тр. ВНИГНИ (Камское отделение), вып. 117, 1971. – C. 452–456.
7. Серкеров С.А. Гравиразведка и магниторазведка в нефтегазовом деле. –
М.: РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина, 2006. – 512 с.
8. Тюрин А.М. Физические характеристики карбонатных пород на
больших глубинах /Тюрин А.М., Темирбаев Р.Р. // Георесурсы, № 1(43), 2012. –
C. 41–43.

142
Г.П. ЩЕРБИНИНА

ВЫЯВЛЕНИЕ ПОТЕНЦИАЛЬНО ОПАСНЫХ УЧАСТКОВ


ПО ДАННЫМ ГРАВИМЕТРИИ
НА СЕВЕРО-ЗАПАДЕ НОВО-СОЛИКАМСКОГО УЧАСТКА

В книге Н.М.Джиноридзе (2000 г.) [1] отмечается, что северо-западная часть


Ново-Соликамского участка (СКРУ-3) находится в зоне опасного ведения горных
работ. В 2012 г. проводилось изучение данной территории с целью оценки
перспектив включения её в разработку.
Участок размерами 2×3.5 км расположен почти полностью в долине реки
Усолки с выровненным пониженным рельефом земной поверхности. Ширина
долины 1.7 км. Обширная хорошо выраженная долина реки говорит о
пониженных механических свойствах верхней части осадочного чехла. Бурением
площадь изучена весьма слабо, большинство скважин пробурены по ее
периметру.
В тектоническом отношении площадь исследований расположена на
северном замыкании Тверитинской мульды, на середине сходящихся под углом
склонов (рис. 1). Западная часть площади расположена на территории
распространения Логовской органогенной постройки D3 - C1t возраста. Площадь с
трех сторон - запада, севера и востока окаймляется соляными поднятиями с
нарушенным строением соляной и надсоляной толщ. Причина этого
выщелачивание растворимых пород в зоне гипергенеза. На вершинах поднятий
отмечаются участки отсутствия верхней части соляной толщи – переходной
пачки, покровной соли и даже продуктивной толщи, встречаются участки
формирования глинисто-гипсовых “шляп”.
Из анализа геологических данных следует, что изучаемый участок
характеризуется сложными геологическими условиями залегания толщ и сложной
историей развития, в том числе интенсивным галокинезом. История
геологического развития района и описание керна скважин говорят о том, что
породы в пределах площади исследований должны характеризоваться высокой
неоднородностью физических и механических свойств.
С целью изучения участка и оценки возможности проведения выемочных
работ в его пределах в 2012 г. была проведена гравиметрическая съемка масштаба
1:10 000. Плотность сети пунктов наблюдения 50×200 м. Съемка проведена с
высокой точностью: среднеквадратическая погрешность определения аномалии
Буге составила 0.023 мГал.
Трансформанты гравитационного поля, отражающие плотностное строение
субгоризонтальных слоев и сечения трехмерных трансформант поля, показали
значительную плотностную неоднородность породного массива. На общем фоне
выявлены уплотненные и разуплотненные участки, захватывающие надсоляную,
водозащитную и продуктивную толщи. Горизонтальные размеры участков в
среднем составляют 0.6×0.9 км. К потенциально опасным участкам при анализе
истории развития территории отнесены аномально разуплотненные и аномально
уплотненные участки (рис. 2). Потенциально опасные участки, отмечаемые
отрицательными аномалиями на трансформантах поля Δg, являются механически
ослабленными, очевидно, за счет разуплотнения пород, а отмечаемые аномально
положительными аномалиями, механически ослабленными за счет развития
скалывающих деформаций при тектонических движениях. О развитии последних
говорят как гравиметрические данные, так и геологическое строение территории и
особенности рельефа земной поверхности.

143
Таким образом, совместная интерпретация гравиметрических данных и
материалов бурения показала, во-первых, что изучаемая площадь неоднородна по
степени опасности. На участках за пределами намеченных потенциально опасных
зон, очевидно возможно проводить выемочные работы. Во вторых, обнаружен
другой вид потенциально опасных участков – зоны уплотненного состояния
пород (тектоническое уплотнение).

2
1 II 1 244 875
874 246 247
824

719
10
2
1062 0
1061 6
66 7
720 8
133г 890 248 253
251
232 252 231 I

9 3
10
968 723
990 224 225 249
223

4
1034
1035 226 609
295 196? 250 228
I 296 227
-100 3

221
692 610 611 612 613

76 5
II
4
5 230a
230
230/1
615 616 245
294

Условные обозначения:

- изучаемый участок
251 - солеразведочные скважины

- отрицательные аномалии с карты гравитационного эффекта


для hэфф. = 150 - 450 м, рассчитанного по полю [11ф]

1 - номера отрицательных аномалий

- изогипсы кровли покровной каменной соли [12ф]

- изопахиты позднедевонского карбонатного комплекса

- граница Логовской органогенной постройки D3 - C1 t возраста

Соляные структуры: 1 - Клестовское поднятие


2 - Харюшинское поднятие
3 - склон Пашковского поднятия
4 - склон Рудничного поднятия
5 - Тверитинская мульда

Рис. 1. Сопоставление гравитационного эффекта от слоя, залегающего на глубине


150-450 м, со строением осадочного чехла

144
251
232 252

1
134 г
3

6 224
П-3
9 223

П-2

4
П-1
226 2
295 196? 250
296 панель 3

Условные обозначения:

- изучаемый участок
251 - номер скважины

- потенциально-опасные участки, отмечаемые отрицательными


1 аномалиями Δg (ослабленные механически
за счет разуплотнения пород)

- потенциально-опасная зона, отмечаемая положительными


аномалиями Δg (ослабленная механически
Ï-1 за счет скалывающих деформаций?)

- граница шахтного поля

- отработанная площадь

Рис. 2. Потенциально опасные участки по данным гравиметрической съемки

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Петротектонические основы безопасной эксплуатации Верхнекамского


месторождения калийно-магниевых солей / под редакцией Н.М. Джиноридзе //
СПб-Соликамск: ОГУП Соликамск. типография, 2000. – 400 с.

145
И.А. САНФИРОВ, Г.Ю. ПРИЙМА

МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ СЕЙСМОРАЗВЕДОЧНОГО


МОНИТОРИНГА УРБАНИЗИРОВАННЫХ ТЕРРИТОРИЙ

В настоящее время не существует предпосылок для снижения


техногенного воздействия на геосреду. Вероятные или уже реализованные
негативные последствия обуславливают необходимость постоянного контроля за
процессами, как сопровождающими горное производство, так и последующими
после его прекращения, в том числе и по аварийным причинам. С этой целью
широко применяются различные геофизические методы, среди которых одно из
ведущих мест занимают сейсмические.
Содержание методических решений данного вида геофизических
исследований определяется физико-геологической моделью объекта изучения с
учетом специфики контролируемых процессов. В условиях Верхнекамского
месторождения калийных и магниевых солей одним из подобного рода решений
является сейсморазведка по методике общей глубинной точки (МОГТ).
Параметры системы наблюдений соответствуют исследуемому интервалу глубин
(до 500м) и геометрическим размерам объектов поиска ( от 10 м). В случае
необходимости рассмотрения инженерно-геологических проблем в интервале
глубин до 100м, параметры соответствующим образом корректируются. В ходе
аварии 2006 г на БКПРУ-1 и при последующих наблюдениях, направленных на
оценку ее последствий для территории г.Березники, применялись оба варианта, в
связи с необходимостью оценки состояния верхней части разреза, определяющей
устойчивость зданий и сооружений.
Получение координатно-привязанной информации при проведении
сейсморазведочного мониторинга на урбанизированных территориях подчас
затруднено, вследствие загруженности контролируемой площади различными
зданиями и строениями. Аналогичного рода проблемы возникают, вследствие
ограничения доступа в контролируемую территорию, при ускоренной реализации
негативных процессов в подработанном породном массиве. В связи с этим
применяются специализированные пространственно-ориентированные
сейсморазведочные системы сбора данных. Они являются упрощенными
модификациями сейсморазведочных пространственных систем наблюдений.
Основной отличительный признак пространственных систем наблюдений -
разделение линий приема и возбуждения упругих колебаний. В рассматриваемом
случае система состоит из двух линий приема и одной линии возбуждения,
совпадающей с одной из линий приема. Расстояние между линиями приема и
возбуждения зависит от линейных размеров контролируемого объекта, но не
должно превышать половины глубины исследований. По результатам цифровой
обработки выясняется строение и свойства породного массива, как по периметру
контролируемого объекта, так и непосредственно под ним. При этом на
основании анализа лучевых выборок, различающихся по общей координатной
привязке, выполняется локализация участков негативной динамики в
пространстве, ограниченном линиями приема и возбуждения.
Реализация представленных выше методических решений, как и в любом
другом случае выполнения геофизических исследований, направлена на
получение качественной исходной информации. Основной отличительной
особенностью проведения мониторинговых наблюдений, является обеспечение
получения массивов данных с обоснованным разделением на постоянную и
переменную составляющие. Опыт подобного рода исследований, в том числе и
при аварийных ситуациях позволяет определить в целом наиболее

146
информативные и устойчивые параметры сейсмического волнового поля, для
оценки негативной динамики свойств и строения породного массива, которые
подразделяются на качественные и количественные.
Качественные включают особенности волновой картины,
характеризуемые ее структурой, а также амплитудными и частотными
параметрами, и в основном служат для определения координат участков с
отрицательной динамикой в строении и свойствах породного массива.
Количественные базируются на определениях значений эффективных и
интервальных скоростей и обеспечивают числовую оценку ослабления
физических свойств горных пород.
Реальная возможность применения данных параметров волнового поля
при выполнении мониторинговых исследований в той или иной ситуации,
определяется необходимым уровнем их временной изменчивости относительно
суммарного уровня случайных шумов и разного рода нерегулярных волн-помех.
С повышением частотного диапазона регистрации сейсмических колебаний
задача обеспечения данного уровня усложняется. Подобное ситуация возникает
при проведении сейсмических исследований отраженными волнами верхней
части разреза, с получением преобладающей частоты на окончательном
временном разрезе в 300-400 Гц. Дополнительные осложнения возникают и в
связи с проведением наблюдений на урбанизированной территории с высоким
уровнем высокочастотных техногенных шумов.
Возможны различные методические решения данной проблемы. В случае,
когда данный вид сейсморазведочных исследований является определяющим,
например при контроле локальных приповерхностных негативных инженерно-
геологических процессов: сульфатный карст, суффозия, погребенные выработки
и др, «утяжеляется» система наблюдений за счет повышения кратности,
усложняется граф цифровой обработки за счет процедур регуляризации.
Подобные решения усложняют технологическую составляющую
мониторинговых наблюдений и не всегда могут приниматься по экономическим
показателям. В условиях затопленного соляного рудника, когда негативные
инженерно-геологические процессы инициируются изменениями в строении и
свойствах нижележащих отложений водозащитной толщи, возможны более
оптимальные, с технологической точки зрения, решения.
Волновое поле, регистрируемое в рамках применяемых на Верхнекамском
месторождении сейсморазведочных систем наблюдений, содержит наряду с
отраженными волнами и преломленные и поверхностные. При решении задач
расчленения геологического разреза водозащитной толщи и определении
физических свойств слагающих ее отложений, они являются помехами. С другой
стороны закономерности их распространения тесным образом связаны со
строением и свойствами пород верхней части разреза. На практике существуют
специальные полевые технологии, направленные на изучение именно этих волн-
МПВ, MASW и др. Применение специальных процедур обработки (Чугаев А.В.,
2011) позволяют и в рамках сейсморазведочной технологии, направленной на
изучение отраженных волн, извлекать информацию о закономерностях
распространения данных классов волн и, соответственно, о свойствах пород,
слагающих верхнюю часть разреза. В качестве наиболее информативных и
устойчивых параметров, как и при изучении отраженных, выступают
кинематические, нацеленные на количественную оценку изменений свойств и
строения. При этом базовая модель с определением координат участков
негативной динамики контролируемых процессов строится исключительно по
результатам обработки отраженных волн. Подобная полномасштабная
интерпретация волнового поля при мониторинговых наблюдениях позволяет

147
оценивать временную изменчивость свойств породного массива от поверхности
наблюдений до уровня выработанного пространства.
Рассмотренные выше методические положения реализованы при
проведении мониторинговых наблюдений на территории г.Березники,
развернутых в определенном периодическом режиме, начиная с 2010 г.
В настоящее время наблюдения выполняются по сети профилей,
спроектированной в соответствии с конфигурацией потенциально-опасных
участков, выделенных по целому ряду геомеханических, геологических и
геофизических признаков активизации негативных процессов в отложениях над
затопленным рудником. На большинстве мониторинговых объектов наблюдения
выполняются по традиционным профильным системам регистрации, а на ряде
площадей с применением и продольно-непродольных систем регистрации.
При локализации участков с негативной динамикой в изменении свойств
породного массива, наиболее наглядны амплитудные признаки, рассматриваемые
в различных частотных диапазонах (рис.1).

Рис. 1. Временной разрез в частотных диапазонах (20-60 гц, 60-140 гц)

Оценка количественных изменений по кинематическим параметрам


наиболее наглядна с применением временно-скоростных диаграмм (рис.2),
отражающих изменение значений интервальных скоростей в плоскости профиля
за период наблюдений.

Рис. 2 .Временно-скоростная диаграмма.

148
А.И. БАБКИН

УЧЁТ КРИВИЗНЫ ГОРНЫХ ВЫРАБОТОК В ШАХТНОЙ


СЕЙСМОАКУСТИКЕ МОГТ

При проведении сейсмоакустических наблюдений в условиях калийных


рудников достаточно часто встречаются значительные перепады глубин проходки
горных выработок. Как правило, такая ситуация возникает на участках развития
высокоамплитудных складок. Разница абсолютных отметок приёмной линии в
пределах одной регистрируемой сейсмограммы может достигать 10–15 метров,
при максимальной глубине исследований не более 50–80 метров (интервал от
продуктивных пластов до переходной пачки). Влияние вертикальной криволи-
нейности приёмной линии на форму годографов регистрируемых отражённых
волн отрицательно сказывается практически на всех этапах обработки и интер-
претации данных шахтной сейсмоакустики.
Традиционно, в методе отражённых волн искажающее влияние перепадов
высот рельефа, в равной степени, как и значительную скоростную неоднород-
ность верхней части разреза (до 100%), устраняют путём расчета и введения ста-
тических поправок. Суть их заключается в удалении начальной части записи, в
предположении, что приёмная линия и пункты возбуждения располагаются на не-
которой глубине, так называемой линии приведения. Как правило, данную линию
выбирают на первой выдержанной по скоростям границе. Очевидно, что введение
статических поправок оправдано только при достаточной глубине целевого ин-
тервала относительной положения линии наблюдений. При решении инженерно-
геологических задач статические поправки не вводятся, так как сами приповерх-
ностные отложения являются целевым интервалом. Кроме того, кривизна рельефа
в пределах длин приёмных расстановок инженерной сейсморазведки незначи-
тельна.
В отличии от наземных наблюдений, в горных выработках латеральная
скоростная неоднородность разреза не является критичной, так как диапазон из-
менения средних скоростей не превышает 5-10%. Вопрос о целесообразности
ввода статических поправок может быть рассмотрен только в отношении иска-
жающего влияния «рельефа» горной выработки и при условии его значительной
кривизны. В этой связи, из перечня критериев для выбора положения линии при-
ведения [1, 3] применительно к условиям горных выработок значимыми можно
выделить следующие: а) линия приведения должна характеризоваться малой кри-
визной и наклоном, близко к горизонтальной; б) линия приведения должна быть
ближе к приёмной.
В пределах высокоамплитной складки на одном из рудников Верхнекамс
кого месторождения калийных солей проведены шахтные сейсмоакустические
исследования по линии наблюдений со значительными перепадами глубин. Раз-
ница на протяжении 4-х баз регистрации достигала 11 метров, что составляет бо-
лее 20% от максимальной глубинности исследований до кровли покровной каме-
ной соли (50 метров). Для интервала продуктивных пластов величина кривизны
линии приёма соизмерима с глубинной исследований. Цифровая обработка про-
ведена по стандартному графу [2], не предусматривающему расчёт и ввод стати-
ческих поправок. В результате получен временной разрез общей глубинной точки
с достаточно сложным рисунком сейсмической записи (рис.1.а). Структурная ин-
терпретация проведена с учётом кривизны линии наблюдений и соответствует
разрешающей способности метода. Однако, на основании качественной оценки
полученного волнового поля можно ошибочно предположить наличие тектониче-

149
ского нарушения, проявляющегося в виде плоскостей смещения и выраженной
зоны дробления.

Рис. 1. Результаты цифровой обработки данных шахтной сейсморазведки МОГТ:


а) по стандартному графу без учёта кривизны линии наблюдений; б) с расчётом и
вводом традиционных статических поправок; в) с расчётом и вводом отрицатель-
ных статических поправок.

150
В рассматриваемом примере, вносимые в запись искажения доста-
точно эффективно устраняются вводом статических поправок, рассчитан-
ных вдоль профиля с постоянной скоростью распространения сейсмически
волн (рис.1.б). В тоже время, соизмеримый с глубиной целевого интервала
перепад отметок линии наблюдений ведет к потере значительной части
информации, так как численные значения статических поправок превыша-
ют время регистрации продуктивных пластов. В этой связи предлагается не
удалять начальную запись, а дополнять её вводом отрицательной статики,
рассчитанной для положения линии приведения на уровне максимально
удалённой части выработки. Такой методический подход позволяет устра-
нить искажение вызванное «рельефом» горной выработки без потери на-
чальной информативной части записи (рис.1.в.). Правомочность расчета
отрицательной статики обоснована достаточной скоростной однородно-
стью разреза в интервале между линий наблюдения и приведения. Кроме
того, благодаря смещению полезной записи на большие времена повыша-
ется эффективность процедур пространственной обработки данных, что
повышает разрешённость временного разреза для ближайших отражающих
горизонтов.
Отметим, что в данном способе устранения влияния кривизны ли-
нии наблюдений существенно снижается достоверность расчёта кинема-
тических свойств среды процедурами скоростного анализа. Их исполь-
зование для дальнейшей структурной интерпретации неприемлемо. Оп-
тимальным решением данной проблемы является либо использование в
интерпретации априорного скоростного закона, найденного на прямоли-
нейных участках горной выработки, либо проведение отдельной обра-
ботки сейсмограмм с целью расчёта спектров скоростей с минимальным
искажением. В последнем случае необходима коррекция скоростных за-
конов с учетом негоризонтального залегания отражающих горизонтов
относительно линии регистрации.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Пузырёв Н.Н. Интерпретация данных сейсморазведки методом отра-


жённых волн. Москва, Гостоптехиздат, 1959. 451с.
2. Санфиров И.А. Рудничные задачи сейсморазведки МОГТ. Екатерин-
бург, изд-во УрО РАН, 1996. 168с.
3. Спасский Б.А. Учёт верхней части разреза в вейсморазведке. Иркутск,
изд-во Иркут. ун-та, 1990. 184с.

151
А.Г. ЯРОСЛАВЦЕВ

ВОЗМОЖНОСТИ ТРЕХМЕРНОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИИ ПРИ ПЛОЩАДНЫХ


СЕЙСМОРАЗВЕДОЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ

Вопрос выбора сейсморазведочных методик при решении задач стоящих


при разработке малоглубинных месторождений твердых полезных ископаемых,
достаточно дискуссионный и, как правило, зависит от стадии освоения
месторождения и конкретных задач по его безопасной эксплуатации.
В отличие от сейсморазведочных работ на нефть и газ, где требование
использования систем наблюдений 3D не регламентировано, но на определенных
этапах является практически обязательным, опыт применения трёхмерной
сейсморазведки на месторождениях типа ВКМКС является достаточно
ограниченным. До последнего времени это было связано не только с
экономическим факторами, но и с аппаратурным и методическим оснащением
обслуживающих геофизических организаций.
Расчеты, проведенные для условий Верхнекамского месторождения,
показывают [2], что на сегодняшний день принципиально возможно применение
3D методик, без значительного удорожания технологий полевой отработки
площади. По грубым оценкам затраты на покрытие 3D съемкой условной
единицы площади, превышают затраты на проведение стандартной площадной 2D
сейсморазведки примерно в 1.5 раза. Стоит отметить, что в этих оценках
объективно не учтены требуемые вложения в приобретение современных пакетов
3D интерпретации и обучение персонала.
В связи с этим, несмотря на известные преимущества 3D [1], при решении
актуального на сегодня перечня задач в пределах ВКМКС, возможно
ограничиться использованием площадных сейсморазведочных систем
наблюдений в комплексе с заверочным бурением и с усовершенствованными
методикам трёхмерной интерпретации и анализа.
Известно, что для каждого конкретного объекта исследований или
разведочной площади в целом существует некий предел числа наблюдений, ниже
которого невозможно построение структурных карт и схем. Имеет вес и верхний
предел, выше которого точность построений и детальность выделения аномалий
не увеличивается.
В общем случае на выбор оптимальной сети наблюдений влияют
объективные сейсмогеологичеcкие условия: форма границ, глубина залегания
целевых горизонтов, размеры и форма поисковых объектов, уровень шумов и
поверхностные условия в точках наблюдений и другие. Точных математических
зависимостей не существует, поэтому принято пользоваться приближенными
выражениями и общими правилами.
На условно «региональной» стадии профили стремятся направлять в крест
простирания всей совокупности поисковых объектов и основных особенностей
разреза, формирующих волновое поле. От этого правила отступают при
проведении связующих профилей и увязке со скважинами.
При «поисковых» работах расстояние между соседними профилями не
должно превышать половины предполагаемой длины большой оси исследуемого
объекта, либо в лучшем случае должно быть сравнимо с диаметром первой зоны
Френеля на предполагаемой глубине поисковых объектов [3].
При «детальных» исследованиях густота сети профилей в разных частях
площади может быть различна. Сеть профилей сгущают в наиболее значимых
местах с учетом предыдущих этапов исследований и имеющегося фактического
материала. Максимальное расстояние между связующими профилями, как

152
правило, не превышает удвоенного расстояния между разведочными профилями.
Детализация объектов изометричной формы предпочтительней по радиальной
сети профилей с их пересечением в центре.
При проведении сейсморазведочных работ, где ранее выполнялись
сейсмические исследования, сеть новых профилей должна частично повторять
старые профили для сопоставления качества старого и нового материалов. В
случае технологических ограничений 2D сейсморазведка может быть выполнена в
непродольном варианте профилирования.
Использование МОГТ в площадном варианте не требует освоения и
разработки новых приемов цифровой обработки данных. Граф обработки
включает традиционные этапы: полосовую, обратную, когерентную фильтрацию.
Основным преимуществом применения площадных систем, как и систем
3D, является возможность трехмерного анализа полученных сейсмических
образов и характеристик волнового поля. В отличие от интерполяции данных в
двух плоскостях трехмерное представление позволяет исключить объективные и
субъективные ошибки пространственного восприятия сложившейся ситуации или
геологической модели еще до этапа выдачи отчетных материалов – площадных
карт, схем и разрезов.
Немаловажным преимуществом трехмерной интерпретации является
возможность динамичного представления информации, т.е. возможность показать
заказчику итоговую геолого-геофизическую модель с разных ракурсов и под разными
углами. Еще одно достоинство трехмерных построений в том что, появляется
возможность представления двумерных данных практически по любым
направлениям, через любую интересующую точку внутреннего пространства.
В рамках развития высокоразрешающих сейсморазведочных методик
площадные исследования с последующей трехмерной интерпретацией,
выполнены на объектах разного уровня детальности и характера решаемых задач.
При решении задачи контроля противокарстовй защиты результаты
трехмерной интерпретации позволили наметить участки распространения
тампонажного раствора и уточнить объемы закрепленной части массива.
В рамках решения задачи сейсморазведочной дефектоскопии фундамента
крупной промышленной установки, по трехмерному анализу нескольких
характеристики волнового поля удалость выявить в блоке зоны нарушения
несущей способности - тещины, расслоение.
В 2012 г. площадные сейсморазведочные работы выполнены в пределах
территории БРУ-1 в районе промплощадки БШСУ с целью установления причины
динамической просадки ПГС в ранее засыпанной воронке.
Для повышения разрешающей способности сейсморазведочных
исследований и детальности временных разрезов скорректированы параметры
применяемых систем наблюдений и регистрации. Уменьшены расстояния между
пунктами возбуждения и пунктами приёма до 4 метров, Уменьшен шаг
дискретизации до 0.2 миллисекунд. Всего возле провала отработано шесть
профильных линий (рис.1), из которых четыре продольных и две с переменным
непродольным выносом линии ПВ.
Интерполяция данных в трёх измерениях с использованием пакета Voxler
(Golden Software, Inc.), позволила выявить участки максимальных областей
затухания сейсмического сигнала и ограничить области повышенных градиентов
интервальных скоростей (рис.2). По результатам комплексных исследований [4],
в том числе с учетом данных трехмерной интерпретации данных площадной
сейсморазведки 2D, предположена субмеридиональная область дальнейшего
развития негативных процессов, связанная с растворением соляных пород, а
также наличие природно-ослабленной зоны в интервале ТКТ-СМТ.

153
Рис. 1. Схема качественной интерпретации площадных сейсморазведочных
исследований

а б

Рис. 2. Результаты интерпретации данных площадной сейсморазведки в


пределах воронки: а) трехмерное распределение амплитуд сейсмических
колебаний, б) распределение в пространстве градиента интервальных скоростей

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Козлов Е., Боуска Дж., Медведев Д., Роденко А. «Лучше сейсмики 3D-
только сейсмика 3D, хорошо спланированная». Геофизика, №6, 1998.
2. Ладейщиков С.В. Проектирование системы наблюдений 3D для
малоглубинной высокоразрешающей сейсморазведки / Горное эхо (Вестник
горного института) №3 (45), 2011.
3. Санфиров И.А., Ярославцев А.Г. Опыт применения сейсморазведки ОГТ для
решения инженерно-геологических задач / Геофизика № 3.2004. ЕАГО,2004. С.27-30.
4. Санфиров И.А. и др. Геофизический мониторинг района
железнодорожной станции г. Брезеники на участке развития карстового провала.
Отчет по договору № 2582/2012 с ОАО «Уралкалий» / Фонды ГИ УрО РАН. -
Пермь, 2013.

154
И.Ю. ГЕРАСИМОВА

РЕЗУЛЬТАТЫ СЕЙСМИЧЕСКОГО МОНИТОРИНГА В ПРЕДЕЛАХ


ПРОМПЛОЩАДКИ БКРУ-3

При исследованиях территорий с техногенными осложнениями, к числу


которых относятся шахтные поля отдельных рудников Верхнекамского
месторождения калийных солей, перед специалистами ставится ряд
специфических задач. Одной из подобных задач является оценка состояния
породного массива в районе затопленного в результате нарушения сплошности
водозащитных отложений в 1986 г. шахтного поля БПКРУ-3.
Основной целью мониторинговых геофизических исследований,
проводимых в районе шахтных стволов, является изучение динамики возможных
изменений свойств массива пород во времени и выявление участков с
пониженными физико-механическими характеристиками. Для решения
поставленных задач используется комплекс изысканий, включающий инженерные
сейсмические наблюдения. В 2012 г. при проведении работ, направленных на
изучение интервала глубин до 150 м, применялась методика наблюдений общей
глубинной точки. Параметры системы наблюдений, определенные на основании
теоретических расчетов и всестороннего тестирования, следующие: расстояние
между пунктами наблюдения и приема - 2 м, число активных каналов – 64, длина
расстановки – 126 м, шаг дискретизации - 0,2 мс, длина записи – 1500 дискрет,
кратность – 32. Указанные характеристики идентичны параметрам системы
наблюдений, применявшейся на предыдущем этапе исследований, в 2008 г.
В общей сложности в пределах промышленной площадки БКРУ-3
отработано 8 профильных линий общей протяженностью 1,088 км. Конфигурация
сети профилей за счет изменения поверхностных условий несколько отличалась
от схемы, использовавшейся ранее.
Параметры цифровой обработки, включающей широкий набор
специализированных процедур, направленных на выделение отраженных волн на
фоне высокого уровня волн-помех, идентичны характеристикам графа,
использованного в 2008 г.
В результате обработки сформированы суммарные временные разрезы, на
которых согласно скоростным характеристикам, нижний отражающий горизонт
(ОГ 5) соответствует отметкам кровли терригенно-карбонатной толщи в районе
шахтных стволов (рис. 1,а). Вышезалегающие горизонты приурочены к
литологическим границам в пределах пестроцветной толщи.
Для анализа состояния и свойств толщи пород используются временной (с
амплитудной и скоростной характеристиками) разрез и распределение
комплексного параметра вдоль профиля. По негативным изменениям указанных
характеристик в пределах изучаемого интервала разреза рассматриваемой линии
профиля по данным 2012 г. (рис. 1,а) выделяется участок нарушения структуры
массива пород. В качестве основных признаков предполагаемых осложнений
разреза рассматриваются: нарушение корреляции отражающих горизонтов,
снижение значений эффективных скоростей и повышенное затухание
сейсмической записи.
При сопоставлении с результатами обработки материалов, полученных
2008 г., отмечается увеличение размеров регистрируемой аномалии в плане и по
разрезу. При этом наблюдается усиление контрастности проявления изменений,
что особенно ярко выражается по скоростной характеристике разреза (рис. 1, б, в).

155
Рис. 1. Суммарный временной разрез (а);
скоростные характеристики временного
разреза, полученные в 2008 г. (б)
и в 2012 г. (в)

При анализе площадных схем распределения скоростных параметров


отмечается тенденция уменьшения значений упругих свойств пород и
относительного расширения низкоскоростных областей по сравнению с данными
предыдущего этапа наблюдений. Особенно ярко негативные изменения
проявляются в юго-восточной части участка исследований, вблизи шахтного
ствола (рис. 2). При этом наибольшие снижения значений скоростей наблюдаются
начиная с интервала глубин порядка 30 м от земной поверхности и достигают
максимума на глубинах 80 - 100 м.

Рис. 2. Аксонометрические проекции схем интервальных скоростей ОГ 2 – ОГ 3,


сформированные для глубины 30 м по данным 2008 г. (а) и 2012 г. (б)

156
Выдел енные в рез ульт ате скоростного анализа области
негативных изменений сво йств по ро д ко ррелир уют в про странстве с
участ ками, характериз ующимися по вышенным зат уханием амплит уд
(рис. 3).

Рис. 3. Аксонометрические проекции схем распределения амплитуд,


сформированные для глубины 30 м по данным 2008 г. (а) и 2012 г. (б)

Указанные зоны согласуются с областями наибольшей


изменчивости структурных отметок отражающих горизонтов, что может
являться благоприятным фактором для активизации негативных
гидрогеологических процессов. Особого внимания заслуживает участок,
расположенный в непосредственной близости от шахтного ствола, в
пределах влияния предполагаемого тектонического нарушения
(Джиноридзе Н.М., 2000). По результатам комплексных
электроразведочных изысканий здесь в приповерхностной части разреза
выделяется зона инфильтрации.
Таким образом, в пределах промплощадки шахтного поля БКРУ-3 в
отложениях пестроцветной толщи выделяются участки с пониженными
физико-механическими характеристиками. При сопоставлении с
результатами обработки и интерпретации данных, полученных в 2008 г.,
отмечаются изменения конфигурации ослабленных зон, проявляющиеся в
увеличении их размеров по горизонтали и латерали. Наиболее интенсивно
негативные процессы протекают на глубинах 30 – 100 м в юго-восточной и
центральной частях участка исследований. Выявленные изменения имеют
относительный характер, значимой динамики ухудшения состояния
массива пород не отмечается.

157
К.Б. ФАТЬКИН

СЕЙСМОРАЗВЕДОЧНЫЙ МОНИТОРИНГ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ


АМПЛИТУДНЫХ ПАРАМЕТРОВ

В настоящее время на потенциально-опасных участках БКПРУ-1


организован комплексный геолого-геофизический, гидрогеологический и
геодезический мониторинг. Контроль изменения состояния горного массива
осуществляется на основе проведения регулярных геолого-геофизических работ.
На исследуемой территории организована сеть сейсморазведочных профильных
линий.
Сейсмические исследования направлены на оценку пространственного
распределения структурно-физических параметров изучаемого интервала
геологического разреза. При всем многообразии инженерно-геологических
моделей негативных процессов, ведущих к разрушению горных пород, в основе
их сейсмогеологического описания лежит одна характеристика – контрастность
изменения упругих свойств. Ее величиной определяется возможность прямого
обнаружения изучаемых объектов либо по количественным критериям
изменчивости параметров сейсмического волнового поля, либо по качественной
оценке волновой картины, чаще – по комплексу того и другого [1].
Обнаружение потенциально опасных зон сводится к распознаванию прямых
признаков связанных с образованием полостей, зон трещиноватости и т.п. К
таковым можно отнести пониженные значения скоростей распространения
упругих волн, повышенное затухание их амплитуд, наличие градиентных зон
потенциалов естественного электрического поля. При этом на поверхности уже
наблюдаются негативные явления в виде оседаний, фиксирующиеся
маркшейдерскими службами. Реализация подобных природно-техногенных
формирований, сложный многофакторный процесс. Четкое представление о
состоянии массива на участке проявления подобного формирования на каждой
стадии его развития возможно только на основании режимных наблюдений
непосредственно на данном участке.
В результате изучения динамических «образов» типовых горно-
геологических неоднородностей в волновом поле отраженных волн установлено,
что их обнаружение наиболее вероятно по изменению амплитуд волн,
отраженных от границ вмещающих интервалов [2]. Основанием для этого служат
особенности строения физико-литологических моделей типовых
неоднородностей, характеризующихся высокой контрастностью отражающих
горизонтов и тонкой слоистостью. Анализ параметров Шуе и их комбинации в
виде разрезов AVO-произведения, представляющих комбинацию АхВ, совместно с
разрезами А+В позволяет выделять зоны развития карстово-суффозионных
процессов в консолидированных породах. Сопоставление получаемых данных
при режимных наблюдениях обеспечивает возможность наблюдения за развитием
негативных процессов в изучаемом интервале геологической среды.
В качестве примера подобного мониторинга приведены сейсморазведочные
данные с одного из участков работ. Очевидно, что техническая реализация
подобных наблюдений крайне затруднительна и требует нетривиальных
решений, связанных в первую очередь с обеспечением безопасности
сотрудников, выполняющих исследования. В 2012 г исследования выполнялись
по сети профилей по периметру провалов №2 и №3 для оценки возможных
направлений их развития.

158
Рис. 1. Временной разрез с выделенными аномалиями волнового поля

Наблюдения выполнялись ежемесячно в течение года по профильной линии,


совпадающей с линией маркшейдерских наблюдений. Профиль проходит с запада
на восток через эпицентр площади ускоренных оседаний земной поверхности в
районе панелей переходного периода. На данном профиле по негативным
изменениям сейсморазведочных параметров в интервале от кровли соляно-
мергельной толщи до подошвы продуктивных отложений выделяется два
участка:120-280 м и 550-720 м от начала профиля (рис.1). Согласно,
представленной схемы оба участка относятся к краевым частям зоны ускоренных
оседаний земной поверхности и к предполагаемым границам выклинивания
опорных интервалов водозащитной толщи. По набору сейсморазведочных
критериев (частота, амплитуда, когерентность) можно предположить, что в
пределах выделенных участков на момент исследования нарушенность
породного массива в различных интервалах носит разный характер. Наибольшие
изменения наблюдаются в интервале СМТ для обоих участков и больше для
восточного участка. В интервале ВЗТ нарушенность, вероятно представлена, не
соединенными зонами расслоения и трещиноватости. На западе они имеют
распространение до кровли продуктивной толщи, а на востоке до ее подошвы. В
процессе мониторинга было отмечено расширение восточного участка, и
значительное падение скоростей относительно западной половины профиля в
интервале верхней части продуктивной толщи.
На каждом этапе наблюдений наряду со стандартными временными и
скоростными разрезами строились так же разрезы комбинаций параметров А и В.
Их совместный анализ позволяет делать интерпретационные выводы о наличии
тех или иных осложнений волнового поля, вызванных развитием негативных
процессов в толще пород (рис.2).

159
В целях построения пространственной модели породного массива в
интервале от соляно-мергельной толщи до подошвы продуктивных отложений в
зоне провала №3, в сентябре 2012 г. проведены дополнительные
специализированные площадные продольно-непродольные сейсморазведочные
наблюдения по сети из 4 профилей. Полученные результаты позволяют оценить
возможные особенности строения, влияющие на дальнейшее развитие ситуации в
данном районе. В качестве материала для анализа изменения амплитуд
сейсмических волн с удалением источник-приемник, материалы полученные по
непродольным профилям использовались впервые. В данном случае, схему
распространения продольных волн можно рассматривать по аналогии с
перспективным методом выявления амплитудных аномалий отражений от
трещиноватых коллекторов, связанных с азимутами направлений источники-
приемники на поверхности наблюдений [3]. Указанная методика основана на
анализе амплитуд сейсмических волн до суммирования с целью выявления и
изучения закономерностей их изменения, как от азимута направления, так и от
величины удаления источник-приемник.

Рис. 1. Разрез произведения парметров А и В (а) и разрез параметра А+В (б) с


выделенными аномалиями

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Санфиров И.А. Прийма Г.Ю. «Сейсмоизображение»


гидрогеологической аномалии. /Стратегия и процессы освоения георесурсов.
Сборник научных трудов – Пермь, ГИ УрО РАН, 2011, с.152.
2. Фатькин К.Б. Локализация и идентификация физико-геологических
неоднородностей соляной толщи методами сейсмического амплитудного анализа
(на примере ВКМКС)/ Автореферат диссертации. –Пермь, 2008.
3. Rutherford S.R. Williams.S.H. Amplitude-versus-offset variations in gas
sands.- Geophysics, 1989, Vol.54, N 6

160
А.В. ЧУГАЕВ

СТАТИСТИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА
РЕЗУЛЬТАТОВ МОНИТОРИНГОВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ПОВЕРХНОСТНЫМИ ВОЛНАМИ НА ПОДРАБОТАННЫХ
ТЕРРИТОРИЯХ

На Верхнекамском месторождении калийных солей на протяжении


последних нескольких лет ведутся работы по мониторингу зон в которых
происходят интенсивные техногенные процессы вызванные влиянием подземных
горных работ. Для оценки значимости регистрируемых изменений необходимо
определить критерий, позволяющий говорить о наличии или отсутствии
изменения физических свойств изучаемого горного массива.
Проведен статистический анализ серии измерений, проведенных в
процессе мониторинговых исследований подработанных территорий с помощью
поверхностных волн. Серия состояла из 7 наблюдений по повторяющемуся
профилю. Исследования велись с одинаковой системой расстановки, временной
интервал между измерениями - от 1 месяца до 5 (Рис. 1).

Рис. 1. Глубинные скоростные разрезы по поверхностным волнам


Рассчитаны медианы скоростей для каждого из наблюдений и для них
определены линейные регрессии. По данным отраженных волн на протяжении
профиля выделены зоны аномалий волнового поля. Аномальная зона 1 – пикеты
200 – 350, зона 2 – пикеты 550-750. Необходимо отметить, что и общий тренд, и
распределение по зонам характеризуется отрицательным наклоном, что может
говорить об уменьшении скорости поперечных волн (Рис. 1).

161
Рис. 2. Изменение медианы скорости поперечных волн по разрезу со временем
Результатом одного измерения является скоростной разрез. Вся серия
представляет собой трехмерный массив V(x,h,t). Исследование свойств данной
функции позволило установить, что она имеет распределение близкое к
нормальному и математическим ожиданием :=510 м/с. (Рис. 3).

Рис. 3. График распределения скоростей


Для оценки ошибки измерений определена регрессия по каждому из
направлений и рассчитано среднеквадратическое отклонение. Для этого
трехмерный массив разбивался на набор одномерных, для которых
рассчитывалась дисперсии, после чего дисперсия усреднялась. В качестве
аппроксимирующей функции по направлениям h и x выбран полином 3-й степени,
поскольку он позволяет смоделировать один минимум и один максимум функции
(Рис. 4).

162
В результате получены среднеквадратические отклонения σ(x)= 29.8,
σ(h)= 11.8, что составляет соответственно 5.9% и 2,3% от среднего значения.
В связи с малым количеством измерений по времени функция
аппроксимирована с помощью прямой. Среднеквадратическое отклонение σ(t)=
36.2.
Как видно, σ(x) больше σ(h), что объясняется тем, что длина расстановки
существенно больше глубины исследования. При этом σ(t) сравнима с σ(x), что
позволяет говорить о значимости изменений скорости по времени.

Рис. 4. Аппроксимация одномерного набора V(x)

При этом, используя правило «двух сигм» можно говорить с вероятностью


95%, что изменение скорости во времени на величину большую 72 м/с не является
ошибкой измерения.
Необходимо отметить, что указанные границы значимых изменений могут
быть достигнуты как за один, так и за несколько временных интервалов.
Полученные результаты позволяют объективно оценивать
существенность изменений скоростной характеристики приповерхностной
части массива во времени, что в свою очередь позволит обосновывать или
отвергать наличие в горном массиве негативных процессов ослабления
прочностных характеристик.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Венецкий И. Г. Теория вероятностей и математическая статистика. /
И. Г. Венецкий, Г.С. Кильдишев // М: Статистика – 1975.

163
Т.В. БАЙБАКОВА

КОМПЛЕКСНАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ
ДАННЫХ МАЛОГЛУБИННОЙ СЕЙСМОРАЗВЕДКИ
ПРИ РЕШЕНИИ ГОРНО-ГЕОЛОГИЧЕСКИХ ЗАДАЧ

В сложных горно-геологических условиях подземной добычи


водорастворимых полезных ископаемых при значительных площадях
выработанного пространства необходимо широкое применение геофизических
методов исследований. Наземная и шахтная сейсморазведки являются ключевыми
методами решения задач, как связанных с обнаружением, так и с мониторингом
объектов, влияющих на условия безопасной разработки месторождения.
Успешное решение задачи локализации обеспечивает эффективность
последующего контроля за взаимодействием данных неоднородностей с
выработанным пространством. К объектам, требующим повышенного внимания,
относятся, как природные структурно-литологические неоднородности, так и
разного рода техногенные осложнения, связанные с ними процессы
дезинтеграции породного массива. Достоверность прогноза подобных
последствий определяется достоверностью определения природы фиксируемых
осложнений волнового поля, обусловленных данными объектами, и границ их зон
влияния.
Прямые интерпретационные заключения о природе осложнений волнового
поля в интервале малых глубин по эталонным «сейсмоизображениям»
затруднительны. Одно из возможных решений повышения точности локализации
объектов представляется в совместном анализе определенного набора
независимых характеристик волнового поля.
Для анализируемого волнового поля количество рассчитываемых
кинематических и динамических параметров теоретически не ограничено. Набор
информативных параметров для конкретных типов неоднородностей
индивидуален и требует дополнительных исследований в каждом конкретном
случае. Атрибуты волнового поля, выступающие поисковыми
сейсморазведочными признаками, с различной контрастностью могут
объединяться в единый комплексный параметр. В зависимости от
информативности каждый атрибут должен вносить конкретный вклад в
объединенное значение комплексного параметра, что формирует физическое
обоснование интерпретационного заключения о природе фиксируемых
осложнений волнового поля и повышает точность их картирования [1]. С целью
получения подобного обоснования предлагается разработать методику
идентификации локальных неоднородностей соляной толщи по комплексу
независимых параметров результирующего волнового поля малоглубинной
сейсморазведки.
Для достижения данной цели сформированы модели типовых
неоднородностей соляного разреза: зон замещения, региональных прогибов,
флексур, техногенного карста подработанных территорий. Рассчитаны
синтетические временные разрезы с параметрами, соответствующими реальным
исследованиям. По результатам обработки теоретических волновых полей
спрогнозирован набор независимых характеристик волнового поля, которые
являются наиболее «чувствительными» к данным неоднородностям : эффективная
скорость пробега волны, амплитуда, частота и отношение сигнал/шум. Они
объединяются в единый Комплексный Параметр (КП), отражающий суммарную
«аномальность» анализируемых характеристик волнового поля [3]. На данных
тестовых моделях по критерию максимальной согласованности с положением

164
поискового объекта определены идентификационные сочетания этих
характеристик.
Информативность включаемых в КП характеристик волнового поля
определена по степени их согласованности с аналогичными оценками для самой
физико-геологической модели изучаемого объекта. Учет полученных значений в
виде весовых коэффициентов [2] существенно повышает надежность
пространственной локализации поисковых неоднородностей.
На рисунке 1 представлен пример шахтного профиля, выполненного в
пределах межштрекового пространства разрабатываемых пластов методом
сейсмического просвечивания. Шахтные наблюдения проведены по пласту АБ в
пределах целика. Здесь разведочной выработкой вскрыта зона замещения
каменной солью. По особенностям волновой картины, скоростной характеристики
и распределению интенсивности сейсмической спрогнозировано положение
отражения от границы зоны замещения (жёлтая граница).

Рис. 1. Результаты цифровой обработки по шахтному профилю:


а)временной разрез ОГТ; б) скоростная характеристика; в) разрез КП
при равновесном суммировании (для варианта экранированной зоны
замещения) г) разрез КП с весовыми коэффициентами.
165
На разрезе комплексного параметра с равновесным суммированием
(для варианта экранированной зоны замещения) присутствует две области
повышенных значений (интервал пикетов 10-50 и 110-175). Вторая
аномальная зона связана с боковой волной от стенки штрека и почти
«исчезает» на разрезе КП с весовыми коэффициентами. Последующими
горными работами получены точные данные границы зоны замещения
(красная линия). Их положение наиболее близко к областям повышенных
значений КП, рассчитанного с весовыми коэффициентами. Нужно отметить
хорошие результаты совпадения границ аномалии по данному профилю
ввиду того, что часть точек наблюдения попадает в массив пород с зоной
замещения. Таким образом, «перепад» литологических свойств отражается
на акустической контрастности.
Представленная идентификационная процедура легла в основу
методики комплексной интерпретации данных малоглубинной
сейсморазведки, включающей: а) формирование априорной
интерпретационной гипотезы о природе выявленного осложнения волнового
поля, б) подбор идентификационных процедур по набору алгоритмов
распознавания для конкретных типов локальных природных и техногенных
неоднородностей на основе принципа максимальной контрастности и
согласованности выявленных закономерностей, в) уточнение границ
локальной неоднородности на основании учета информативности отдельных
составляющих, г) прогнозная количественная оценка, по результатам
скоростного анализа, возможных негативных изменений физико-
механических свойств в пределах закартированной неоднородности
породного массива.
Данная методика прошла широкое опробование при интерпретации
данных малоглубинной и шахтной сейсморазведки, полученных в пределах
шахтных полей ОАО «Уралклалий» при решении различного рода горно-
технических задач.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Авербух А.Г. Изучение состава и свойств горных пород при


сейсморазведке. М., Недра, 1982, 232 с.
2. Байбакова Т.В. Информативность динамических и кинематических
параметров отражённых волн при выделении контрастных скоростных
неоднородностей // Седьмая Уральская молодёжная научная школа по
геофизике: сборник научных материалов / Екатеринбург: УрО РАН, 2006.
С14-17.
3. Санфиров И.А., Пригара А.М. Использование динамических
характеристик сейсмических записей для уточнения прочностных характеристик
массивов горных пород // Горное эхо. – 2002. - №3(9) С. 26-30.

166
А.И. НИКИФОРОВА

ПРОГНОЗ СТРОЕНИЯ И СВОЙСТВ КАЛИЙНОЙ ЗАЛЕЖИ НА ОСНОВЕ


СЕЙСМОСТРАТИГРАФИЧЕCКОГО АНАЛИЗА РАЗНОВОЗРАСТНЫХ
ТОЛЩ

Горно-геологические условия отработки месторождений минеральных со-


лей определяются и контролируются целым рядом факторов. Их аномальные осо-
бенности создают серьезные проблемы на этапе эксплуатации и заслуживают
особого внимания. Недоучет данных параметров привел к многочисленным ава-
риям. Большей частью известные геологические осложнения эвапоритовых участ-
ков разреза, повлекшие катастрофические последствия, генетически связаны с
аномальными неоднородностями строения вмещающих осадочных толщ. Одной
из вероятных причин формирования нарушенных зон является влияние нижеле-
жащих рифовых массивов. Помимо того, что они в значительной степени опреде-
ляют пликативный структурный план вышележащих горизонтов осадочного чех-
ла, отмечается приуроченность к ним участков интенсивного вторичного измене-
ния пластов калийной залежи.
Впервые связь между мощностью интервала калиеносности и рельефом
подстилающих карбонатных отложений установлена В.Д. Ильиным, С.П. Макси-
мовым и другими исследователями в 1973 г. в Узбекистане, а затем Э.А. Высоц-
ким, В.З. Кисликом, Д.М. Крошиным в 1974 г. в Белоруссии. Геологической осно-
вой выявленных закономерностей является процесс дифференциации рельефа дна
солеродного бассейна вследствие неодинаковой способности к постседиментаци-
онному уплотнению подстилающих пород различного генезиса и литологического
состава. Известно, что скорость роста рифа значительно превышает скорость се-
диментации в окружающем бассейне. Кроме того, уже на стадии формирования
каркасные рифовые породы представляют собой жесткий литифицированный
субстрат, способный противостоять динамическим нагрузкам: гравитация не ока-
зывает решающего влияния, уступая диагенетической цементации. Осадконакоп-
ление вне рифовых построек - преимущественно глинисто-карбонатное, в виде
неуплотненного осадка, который подвергается значительному уплотнению с рез-
ким уменьшением мощности [3]. Таким образом, в ходе дальнейшей седимента-
ции рельеф карбонатной формации становится еще более контрастным.
Кроме того, наличие жесткого и в то же время пористого и проницаемого
рифового массива в большой степени предопределяет более активное, по сравне-
нию с синхронными толщами движение пластовых вод, а следовательно, и более
интенсивные катагенетичесие процессы. Благоприятный химический состав и
скорость их циркуляции являются причиной интенсивного расширения трещин и
повышения трещинной водопроницаемости. Этот разнонаправленный стадийный
процесс, включающий унаследованность развития трещин, селективное выщела-
чивание и вынос минеральных веществ, переотложение их на отдельных участ-
ках, приводит к созданию сложной сети трещин различных генераций, морфоло-
гии, протяженности и обусловливает неоднородность фильтрации в карбонатных
массивах. [2]. Все это играет существенную роль в распределении литотипов пе-
рекрывающих отложений.
В условиях Соликамской впадины, где площадь прогнозируемых рифовых
массивов занимают 1/5 площади шахтных полей подобные проблемы рассматри-
вались в работах А.А. Баряха, И.А. Санфирова, А.И. Кудряшова, А.К. Федосеева.
Формирование ослабленных зон в соляной толще Верхнекамского месторождения
калийных солей (ВКМКС) над рифовыми массивами Березниковского палеоплато
установлено прямыми (бурение скважин, опробование) и дистанционными (сейс-

167
моразведочные работы, газогеохимическое опробование) исследованиями. Воз-
можность наличия подобных ослабленных участков обоснована методами мате-
матического моделирования. Негативные изменения строения калийной залежи
заключаются в замещении каменной солью продуктивных пластов, уменьшении
их мощности и снижении содержания полезных компонентов; ухудшении физи-
ко-механических свойств; проявлении газодинамических явлений; трещинообра-
зовании, интенсивной складчатости. Рассматриваемые изменения носят как кон-
седиментационный так и постседиментационный характер. Первый определяется
главным образом рельефом дна солеродного бассейна и выражается в неодинако-
вых условиях эвапоритонакопления. Второй связан как с влиянием нижележащих
толщ, так и с перекрывающими соляной комплекс отложениями. Результаты гео-
механических расчетов показывают, что в процессе формирования надсолевых
отложений создаются предпосылки к образованию в соляной толще зон трещино-
ватости, обусловленных существенным изменением напряженно-
деформированного состояния [1]. Следует отметить, что интенсивные негативные
изменения внутренней структуры и состава соляной толщи приурочены не только
к склонам, но и к центральным частям рифовых массивов, представленных фа-
циями гребня и рифовой платформы.
На основании анализа данных об особенностях строения соленосного ком-
плекса ВКМКС, полученных в результате бурения и малоглубинных сейсмораз-
ведочных исследований, выполнена комплексная региональная оценка сложности
сейсмогеологического строения шахтных полей, территориально совмещенных с
рифовыми массивами (рис. 1).

Рис. 1. Сложность сейсмогеологического строения шахтных полей

Отмечается рост негативных изменений разреза верхнеиренских отложе-


ний с увеличением площади распространения рифов. Подобная тенденция позво-
ляет прогнозировать повышенную сложность строения для Половодовского ре-
зервного участка, где рифовые постройки занимают около 20% площади. В ходе
его дальнейшего изучения и подготовки к отработке калийных пластов возможен
рост всех рассмотренных параметров: литологических отклонений от нормально-
го типа разреза, осложнений волнового поля, выявленных по результатам сейсмо-
разведки, ГДЯ при бурении скважин.

168
В связи с тем, что на территории Пермского края со структурами облекания
рифов и самими рифами позднедевонско-турнейского возраста связаны крупнейшие
залежи углеводородов, на сегодняшний день накоплен значительный объем сейсмо-
разведочных данных, характеризующих их строение, в том числе и на территории
ВКМКС. Сейсморазведочные исследования, направленные на изучение подсолевых
отложений значительно опередили аналогичные исследования верхнеиренских. На ос-
новании результатов комплексной интерпретации горно-геологических и геофизиче-
ских данных [4] представляется возможным и обоснованным прогнозирование нега-
тивных структурных и вещественных изменений соляной толщи по фациальным осо-
бенностям верхнедевонско-турнейских карбонатных отложений, установленных как
по материалам сейсморазведки 3D так и 2D.
Алгоритм оценки сложности строения и ухудшения физических свойств
соляной толщи над рифами Березниковского палеоплато включает следующие
последовательно выполняемые этапы:
1. Изучение подсолевых отложений - сейсмофациальный анализ верхне-
девонско-турнейской толщи, выделение зон седиментации в пределах рифового
массива: рифового гребня, платформы, лагуны, склона.
2. Проектирование сети профилей малоглубинной сейсморазведки повы-
шенной плотности на склонах рифа и в зонах распространения гребневых и рифо-
во-платформенных отложений.
3. Углубленная кинематическая интерпретация, заключающаяся в совме-
стном анализе изменений эффективных и интервальных скоростей в максимально
широком окне спектра.
4. Оценка степени негативных изменений и пространственная корреляция
осложнений волнового поля на основе карты распределения комплексного пара-
метра в интервале 50 мс – 200 мс.
5. Разбраковка аномалий комплексного параметра по вкладу литологиче-
ского, структурного либо совместного (литологического и структурного) факторов.
6. Детализация выявленных особенностей соляной толщи обусловленных
влиянием литологического либо совместного (литологического и структурного)
факторов:
6.1 сгущение сети сейсмических профилей;
6.2 проведение шахтных сейсмических исследований;
6.3 сгущение сети опробования в разведочных выработках для опреде-
ления физико-механических свойств пород;
7. Геомеханическая интерпретация сейсмических данных.
Результаты подобного прогноза необходимо учитывать при проектирова-
нии профилей малоглубинной сейсморазведки, нацеленной на изучение калийной
залежи.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Барях А.А., Санфиров И.А., и др. О влиянии рифогенных образований на


структуру верхних этажей осадочного чехла. ДАН, 1998, том 363, №3, C. 371– 374.
2. Багринцева К.И. Условия формирования и свойства карбонатных кол-
лекторов нефти и газа. M.: РГГУ, 1999 (II). - 285 с.
3. Ильин В.Д. методы прогнозирования и поисков нефтегазоносных ри-
фовых комплексов. / В.Д. Ильин, Н.К. Фортунатова. – М.: Недра, 1988. – 201 с.
4. Никифорова А.И. Комплексная интерпретация разновозрастных сейс-
мостратиграфических данных для территориально-совмещенных галогенных и
рифовых формаций // Горный информационно-аналитический бюллетень. –2013
№ 1 С. 385-390.

169
М.М. КАЛАШНИКОВА

УЧЕТ ШАХТНЫХ СЕЙСМОРАЗВЕДОЧНЫХ ДАННЫХ ПРИ ОЦЕНКЕ


ПРОСТРАНСТВЕННЫХ ЗАКОНОМЕРНОСТЕЙ УПРУГИХ И
ПРОЧНОСТНЫХ ПАРАМЕТРОВ ПРОДУКТИВНОЙ ТОЛЩИ

Верхнекамское месторождение калийных солей характеризуется сложными


горно-геологическими условиями эксплуатации шахтных полей. В настоящее
время проводится большой комплекс геологических и геофизических
исследований, рассчитанный на обеспечение безопасности ведения горных работ.
Изучение физико-механических свойств соляных пород позволяет своевременно
выделять «ослабленные» участки шахтных полей и уточнять параметры систем
разработки. Для обеспечения оперативности контроля и расширения масштаба
работ появляется необходимость в определении прямых связей между
прочностными и упругими параметрами продуктивной толщи. При
сопоставительном анализе прочностных свойств с результатами интерпретации
наземных сейсморазведочных данных проявляются согласованные качественные
тенденции в их распределениях [1, 2]. Из сейсморазведочных параметров к
наиболее «реагирующим» на аномальные особенности геологического строения
относятся динамические (амплитуда, частота). Поскольку наземные
сейсморазведочные исследования носят региональный характер, для более
детального изучения отдельных участков целесообразно привлекать шахтные
сейсмоакустические исследования.
На одном из участков шахтного поля в центральной части ВКМКС,
характеризующимся сложным геологическим строением калийной залежи,
проведены шахтные сейсморазведочные работы, с целью уточнения
пространственного распространения и природы выявленных ранее зон с
изменёнными физическими характеристиками. При интерпретации учитывались
результаты как шахтных, так и наземных сейсморазведочных исследований,
проведенных ранее на рассматриваемых участках шахтных полей и близко
расположенных территорий.
На рис.1 представлены результаты цифровой обработки по одному из
шахтных профилей. На окончательном временном разрезе (рис.1,а) выделяется
ряд наиболее динамически выраженных осей синфазности - отражающих
горизонтов (ОГ). Согласно результатам скоростного анализа (рис.1,б) и
геологоразведочным данным они приурочены к кровле пластов: В (ОГ Вк), Г (ОГ
Гк), Д (ОГ Дк), Е (ОГ Ек), покровной каменной соли - ПКС (ОГ ПКСк), к
подошве ПКС (ОГ ПКСп), ПП – кровля переходной пачки.
По нарушениям структуры сейсмической записи (рис.1,а), снижению
значений кинематических (рис.1,б) и динамических (рис.1,в) параметров на
профиле выделяются участки с изменёнными характеристиками кинематической
и динамической составляющий волнового поля. Наибольшие негативные
изменения сейсмических атрибутов, оцениваемые по комплексному параметру
так же сосредоточены в выделяемом интервале временного разреза (рис.1,г).
Выделяемые на шахтном профиле интервалы согласуются с пространственным
положением негативных изменений по результатам наземных сейсморазведочных
работ. Анализ особенностей волновой картины и ее количественных
характеристик позволяет предположить, что все отмеченные участки
обусловлены влиянием тектонического фактора - складчатость разной степени
интенсивности.

170
Рис. 1. Результаты цифровой обработки по шахтному профилю: а) временной разрез МОГТ; б)
скоростная характеристика; в) динамический разрез; г) комплексный параметр

Низкие значения прочностных свойств на данном участке отработанного


пространства объясняются наличием обширных зон замещения сильвинита пласта
КрII каменной солью и карналлита пласта В пестрым сильвинитом.
На схемах распределения значений предела прочности на сжатие (рис.2) по
пластам АБ и КрII аномальные зоны, выделенные по данным шахтной
сейсморазведки, располагаются в районе низких значений прочностных свойств.

а) б)

Рис. 2. Схема распределения значений предела прочности на сжатие: а) пласт АБ, б) пласт КрII

171
Данные детальных шахтных исследований позволяют уточнить
распределение параметров упругих свойств (рис.3,в) исследуемого интервала
геологического разреза.

а) б) в)

Рис. 3. Схема распределения интервальной скорости в продуктивной толще: а) по данным


наземной сейсморазведки; б) по данным шахтной сейсморазведки; в) по данным наземной и
шахтной сейсморазведки

Пространственная корреляция между результатами прямого опробования


физико-механических свойств и упругими свойствами продуктивной толщи для
данной площади исследования показывает, что худшая связь прослеживается с
данными наземных наблюдений, средняя связь с данными шахтной
сейсморазведки и наилучшая связь отмечается с совместными данными наземной
и шахтной сейсморазведкой.
Привлечение данных шахтных сейсмоакустических исследований
позволяет уточнить характерные особенности в распределении осложнений
волнового поля, а также их соотношение с закономерностями в
распределении структурных и физических параметров исследуемого
интервала геологического разреза.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Калашникова М.М. Оценка взаимосвязей упругих и прочностных


параметров в зонах сейсморазведочных аномалий. "Стратегия и процессы
освоения георесурсов". Материалы ежегодной научной сессии Горного института
УрО РАН по результатам НИР в 2009г. Пермь: Горный институт УрО РАН, 2010.
– с. 151
2. Калашникова М.М. Пространственная изменчивость скоростных и
прочностных свойств в пределах Поповского поднятия. "Стратегия и процессы
освоения георесурсов". Сборник научных трудов. Вып. 10/ ГИ УрО РАН. –
Пермь, 2012. – с. 169-170

172
И.И. СЕМЕРИКОВА

АНАЛИЗ ПРАКТИЧЕСКОГО ОПЫТА ПРИМЕНЕНИЯ МЕТОДИКИ


РАСПОЗНАВАНИЯ ТРЕЩИНОВАТЫХ СРЕД, ОСНОВАННОЙ
НА ДИНАМИЧЕСКОЙ ИНТЕПРЕТАЦИИ СЕЙСМИЧЕСКИХ ВОЛН

Данные сейсморазведки стали неотъемлемым элементом процесса


разведки месторождений различных полезных ископаемых. По сейсмическим
данным не только определяется структурное строение, но на основе
динамических особенностей отражений прогнозируются петрофизические
характеристики полезного ископаемого, коллекторов и системы микро- и
макротрещиноватости [2, 3]. Мировая практика показывает, что отсутствие у
компаний внимания к анализу сейсморазведочных данных сужает возможность
получения высокого качества результатов и снижает их конкурентоспособность
[1].
Первостепенной задачей при этом выступает на первый план создание
специальных методов анализа сейсмических волн. В нефтяной сейсморазведке в
настоящее время разрабатываются специальные процедуры обработки данных 3D
и ГИС с целью изучения характеристик трещинных резервуаров. В меньшей
степени это направление развивается в не нефтяной сейсморазведке.
Задача получения дополнительной информации о разрывных нарушениях
решается нами на основе изучения изменения динамических параметров
(амплитудные, спектральные) отраженных продольных волн [4, 5, 6, 7.]. При этом
ожидается, что для трещинных зон, различающихся внутренней структурой,
поисковые признаки должны разниться, и, прежде всего, в динамических
характеристиках сейсмических волн, как наиболее чувствительных к изменению
геологического фактора. Понятно, что данная задача сейсморазведки является не
простой, в силу многофакторного влияния на динамические параметры [1, 2], а
также их меньшей устойчивостью, по сравнению с кинематическими
параметрами, к условиям приема и обработки сигнала. В то же время, богатое
разнообразие динамических параметров, каждый их которых несет информацию
об особенностях среды, их тонкая реакция на отклик среды, а так же бурно
появляющиеся новые способы и методы, направленные на сохранение
истинности их значений в процессе обработки полевого материала, являются все
более и более привлекательными для интерпретатора.
Так как в общем случае обратная задача сейсморазведки неоднозначна,
большинство интерпретационных методов использует эмпирически найденные
зависимости «сейсмические параметры – физические свойства реальной среды».
В основу предлагаемой методики распознавания трещиноватых сред,
разработанной ГИ УрО РАН, положен подход динамического анализа поля
отраженных продольных волн. Данный подход базируется на совместном анализе
вектора динамических атрибутов (амплитуды, частоты) продольных отраженных
волн. В результате работ по исследованию связей «динамические параметры –
параметры трещиноватости» установлены поисковые признаки для трещиноватых
объектов в динамических параметрах отраженных продольных волн [5, 8, 9]. На
базе вектора идентификационных, поисковых признаков трещиноватых сред
различной внутренней структуры формируется эффективный параметр,
оценивающий вероятность наличия трещиноватого объекта [4, 5].
На рисунке 1.а) представлен временной разрез ОГТ, извлеченный и
временного куба, полученного по традиционной технологии обработки данных
сейсморазведки 3-D. На рисунке 1б) – разрез эффективного параметра,
оценивающего вероятность наличия зон развития трещин, линейные размеры

173
которых меньше длины волны сейсмического сигнала. Желтым цветом
выражены повышенные значения данного эффективного параметра,

Рис. 1. Временной разрез а), разрез эффективного параметра, оценивающего


вероятность наличия трещиноватых зон б), проницаемость в).

идентифицирующие зоны трещиноватости. Следует обратить внимание на


трещиноватые зоны, через которые прошли пробуренные вертикальная и
горизонтальная скважины, выделенные на рисунке овалами. На этих же участках
в пробуренных скважинах отмечается повышенная проницаемость, определенная
по результатам гидродинамических исследований в скважинах (рис 1 в).
Горизонтальная скважина бурилась на эксплуатацию терригенных отложений, с
которыми связаны коллектора – песчаники. При проходке на одном из
горизонтальных участков скважина попала в зону улучшенных коллекторских
свойств с высокой проницаемостью. На этом участке произошло резкое

174
повышенное газовыделение, потребовавшее проведение тампонажных работ. На
разрезах эффективного параметра, оценивающего вероятность наличия
трещиноватости, данный участок выражается повышенными значениями. Кроме
того, однородные по волновой картине на временном разрезе, интервалы пород
между отражающими горизонтами на разрезе эффективного параметра
дифференцируется на отдельные пласты с разуплотненными свойствами.
Информация, извлеченная таким образом может быть использована и в
любых других условиях для решения задач повышенной сложности [8, 10, 11].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Baransky N., Kozlov E., Antonenko A., Kosh-chuk E.,Garagash I. Fracturing


in Carbonates –Aligned or not Aligned //EAGE 66 conf..2004.P.35.
2. Козлов Е. А. Модели среды в разведочной сейсмогеологии. -Тверь, 2006.
3. Методические рекомендации по использованию данных сейсморазведки
для подсчета запасов углеводородов в условиях карбонатных пород с пористотью
трещинно-кавернового типа. Под редакцией В.Б. Левянта.- Москва, ЦГЭ, 2010.
4. Семерикова И. И. Оценка параметров зон развития трещин по данным
сейсморазведки. // Проблемы комплексного мониторинга на месторождениях
полезных ископаемых. Сборник докладов. Пермь: Горный институт УрО РАН,
2002. С. 90-95
5. Семерикова И.И. Динамические характеристики сейсмических волн при
решении геологических задач в трещиноватых средах.// Стратегия и процессы
освоения георесурсов: Материалы науч. сессии Горного ин-та УрО РАН. Пермь:
Горный институт УрО РАН, 2005.. - С. 138-142.
6. Семерикова И. И. Методика распознавания трещинных сред в
сейсмических волновых полях. //VII Международная научно-практическая
конференция «Геомодель – 2005». Геленджик, 2005 г. - С. 97
7. Семерикова И. И., Бут Д. К., Кьян Ж. Изучение полей отраженных
продольных волн, полученных при физическом моделировании трещиноватых
сред. //XII –я Международная научно-практической конференции «
ГЕОМОДЕЛЬ-2010». Геленджик, 2010 г. Расширенные рефераты
8.Семерикова И. И.Возможности методики распознавания зон
трещиноватости по сейсмическим параметрам для изучения техногенных
изменений состояния пород.//Горный информационно-аналитический бюллетень
(научно-технический журнал) – ISSN 0236-1493. - Москва: Издательство «Горная
книга», 2011, N 2, С. 330- 337.
9. Семерикова И. И. Изучение зон трещиноватости вблизи разрывных
нарушений на основе сейсмического подхода. //Горный информационно-
аналитический бюллетень (научно-технический журнал) – ISSN 0236-1493. -
Москва: Издательство «Горная книга», 2011, N 12, С. 104- 111.
10. I. I. Semerikova Technique for Recognizing of Fractured Zones Based on the
Analysis of Amplitude and Frequency Attributes of the P-P Reflections. // 74th EAGE
Conference & Exhibition incorporating SPE EUROPEC 2012 Copenhagen, Denmark,
номер W044
11. Irina I Semerikova, J Russ Evans, David C Booth, Hengchang Dai and Tatiana
S Blinova. A new technique for recognizing fractured zones in P-P reflection fields,
applied to the study of a North Sea oil reservoir. // Russian Journal of Earth Sciences.
Vol 12, ES5002, No 5, 2012 Ресурс сети Интернет doi: 10.2205/2012ES000523

175
В.В. НИКИФОРОВ

АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ ОЦЕНКИ


ФИЗИКО-МЕХАНИЧЕСКИХ СВОЙСТВ ПОРОД
ВЕРХНЕЙ ЧАСТИ РАЗРЕЗА НА ТЕРРИТОРИИ г. БЕРЕЗНИКИ

Разработка месторождений полезных ископаемых подземным способом, не-


избежно сопровождается техногенной нагрузкой на верхнюю часть разреза. Ее
проявления могут отмечаться в виде: оседаний земной поверхности, провалов,
карстовых процессов. Подобные явления обусловлены изменениями: свойств мас-
сива пород, гидрогеологического и гидрохимического режимов.
Для обеспечения безопасной жизнедеятельности на подработанных терри-
ториях необходимо всестороннее изучение и наблюдение за техногенными геоло-
гическими процессами. На сегодняшний день наиболее масштабный мониторинг
техногенных процессов развернут на территории г. Березники.
Для обеспечения контроля негативных гидрогеологических процессов вы-
полнено бурение и обустройство 18-ти глубоких (от 40 м до 80 м) гидронаблюда-
тельных скважин с полным комплексом гидрогеологических, геофизических и
инженерно-геологических исследований.Пробурены 2 скважины на четвертичные
отложения (средней глубиной 10 м). В процессе бурения для комплексного изуче-
ния разреза в скважинах выполнялась детальная инженерно-геологическая доку-
ментация керна, фотодокументация материалов бурения и отбор образцов для ис-
следования физико-механических свойств пород.Во время проходки проводились
наблюдения за технологическими особенностями бурения: провалами инструмен-
та, увеличениями скорости проходки, а также фиксировался уровень воды в ство-
ле скважины после каждого подъема бурового инструмента.
На юго-западе территории г.Березники пробурено 6 скважин: 20иг, 21иг,
25иг/1, 26иг/1, 27иг/1, 28иг/1.
По результатам работ в скв. 20иг, выявлены интервалы разуплотненных по-
родвинт. 27.4-31.3м. Так же при бурении в этих интервалах отмечались ускорен-
ные скорости проходки и провалы бурового инструмента: в скв. 20иг – на 1.9 мв
инт.27.4-29.3 м. В скв.21 на гл. 37.0 и 49-53 м при бурении на устье скважины от-
мечался запах сероводорода.
Участок весьма большой по площади. При этом скв. 28иг/1 находится на
значительном удалении на запад, а скв. 25иг/1 -на юг и располагается весьма
близко к западному берегу Семинского пруда. Именно эти две удаленные от цен-
тра участка скважины представляются наименее благополучными. Скальная тол-
ща по скважине 25иг/1 на 34% мощности замещена пылевато-глинистыми отло-
жениями, а относительно небольшой мощности скальный грунтскв. 28иг/1 имеет
минимальные значенияпредел прочности средневзвешенного значения во влаж-
ном состоянии.
В центральной части пробурено 5 скважин: 19иг, 23иг/1, 24иг/1, 29иг/1, 30
иг. По результатам работ в отдельных скважинах выявлены интервалы разуплот-
ненных пород: скв.23иг/1 (инт. 51.2-51.5 м); скв.24иг/1 (инт.35.2-37.2 м) представ-
ленныеслабым глинистым известняком, сильнотрещиноватым.
В скважинах 23иг/1, 24иг/1 и 29иг/1 отмечались интервалы неустойчивых
пород, которые сопровождались вывалом пород из стенок скважин и прихватами
бурового инструмента (скв. 29иг/1, инт. 20.0-20.6) и потребовали дополнительно-
го крепления скважин.
Скважины 19иг,скв. 24иг/1, скв 29иг1 характеризуются относительно очень
слабой толщей скального грунта, который на треть своей мощности переслаивает-
ся глинистыми слоями. При этом средневзвешенные значения сопротивления од-

176
ноосному сжатию по скв 29 иг/1 является минимально возможными для скального
грунта.
Разрез скважины 30иг в основном представлен скальным грунтом - извест-
няками низкой и пониженной прочности. Пылевато-глинистые грунты в верхней
части разреза имеют весьма малую мощность - до 1.5м. в то же время известняки
до глубины 9.5 м и с глубины 26 м часто переслаиваются щебенистыми глинами и
суглинками.
На северо-востоке г.Березники пробурено две скважины: 17иг и 18иг.
По результатам работ в некоторых скважинах выявлены интервалы разуп-
лотненных пород:скв.17иг - инт. 59.1-61.2 и скв.18иг - инт. 37.2-39.0м; представ-
ленные слабым глинистым известняком, сильнотрещиноватым, с субвертикаль-
ной и субгоризонтальной ориентировкой трещин. На поверхности трещин отме-
чаются налеты черных окислов и бурых гидроокислов железа. Трещины выпол-
нены дресвяно-щебнистым глинистым песком, обломочная часть которого пред-
ставлена глинистым известняком.В скважине 18иг при бурении в этих интервалах
отмечались ускоренные скорости проходки и провалы бурового инструментана
0.4м и на 0.3 м (инт. 54.4-54.7 м).
Прочностные характеристики разрезов этих скважин относительно высокие
(до 5 Мпа), а толща скальных грунтов преобладает в разрезе (68,9 – 90 %).
На юге пробурено 3 скважины: 16иг, 31иг, 22иг. По результатам работ в скв.
16иг, выявлен интервал 23.5-24.0 разуплотненных пород.Разрез скважины 31иг до
глубины 5 м представлен пылевато-глинистым грунтом, который постепенно пе-
реходит к обломочному (дресва) на 9 м и скальному с глубины 11 м. Скальный
грунт представлен известняками низкой и пониженной прочности, которая на
глубине 20 м - 23 м и 44 м замещается щебнем, а на глубинах 44.3 м и 50.8 м ще-
бенистыми суглинками.

Рис. Фото керн по скв. 16иг интервал 27.3-28.9м

Разрез скважины 16иг имеет удовлетворительные характеристики (рис)


как по мощности скальной толщи (более 70%), так и пределу прочности сред-
невзвешенного значения во влажном состоянии (более 3 Мпа). Разрез сква-
жины 31иг имеет проблемные характеристики по мощности скальной толщи
(более 51,2%).В то же время предел прочности средневзвешенного значения
во влажном состоянии (более 7 Мпа) является весьма хорошим показателем.
В разрезе скв. 22иг наблюдается относительно небольшая мощность скальной
толщи (около 51 %).
Результаты исследований представлены в итоговой таблице, согласно кото-
рой можно сделать выводы о состоянии прочности массива скального грунта.

177
Таблица

Мощность скального грунта, %

Средневзвешенное значение Rc
в водонасыщенном состоянии

к общей мощности скального


Относительная мощность
нескального грунта, в %
Оценка, баллы

Оценка, баллы

Оценка, баллы

Сумма баллов
№№ скважин.

Примечание
16иг 69.9 7 3.3 4 16.2 -1 10
17иг 66.9 7 1.8 2 32.9 -3 6
18иг 70.0 10 2 3 8.5 0 13
19иг 37.3 4 2.3 3 62.8 -6 1 Потенциально опасный участок
20иг 83.6 9 3.5 4 16 -1 12
21иг 59.7 6 3.1 4 37.9 -3 7
22иг 51.4 6 2.5 3 34.6 -3 6
23иг 44.9 5 2 3 55.1 -5 3 Потенциально опасный участок
24иг 54.9 6 2.9 3 40.1 -4 5
25иг 41.3 5 3.4 4 35.0 -3 6
26иг 71.2 8 1.9 2 25.6 -2 8
27иг 42.8 5 3.6 4 55.9 -5 4
28иг 34.3 4 1.05 2 61.5 -6 0 Потенциально опасные участки
29иг 32.1 4 1.07 2 38.6 -3 3
30иг 58.9 6 3.39 4 36.1 -3 7
31иг 51.28 6 7.23 8 27.6 -2 12
32иг 50 5 2.28 3 54.6 -5 3 Потенциально опасный участок
33иг 83.25 9 4.32 5 16,3 -1 13
34иг 79.4 8 3.61 4 13,3 -1 11
35иг 100 10 3.62 4 -- 0 14
36иг 58.5 6 4.44 5 1,5 0 11
37иг 55.8 6 2.11 3 20,0 -2 7
38иг 23.2 3 6.79 7 68,7 -6 4 Потенциально опасный участок

Анализ пространственных закономерностей в распределении физико-механических


свойств отложений в интервале до 70 м для территории г. Березники показывает: 1) нали-
чие дезинтегрированных пород в терригенно-карбонатной толще, преимущественно в ин-
тервале от 20 до 40 м, характерного почти для всей площади работ; 2) значительное ослаб-
ление по пределу прочности средневзвешенного значения во влажном состоянии на запа-
де и юго-западе. 3) согласно результатам геологического описания данные области ослаб-
ления носят природный характер, но при этом их проявление интенсифицировано техно-
генными последствиями затопления рудника БКПРУ-1.

178
А.В. ЧИРКОВ, А.А. РЕПИН

АНАЛИЗ СЕЙСМИЧЕСКИХ ПАРАМЕТРОВ


КОМПРЕССИОННО-ВАКУУМНОГО ИСТОЧНИКА
УПРУГИХ КОЛЕБАНИЙ

Разработка новых и совершенствование существующих невзрывных


источников сейсмических волн для наземной сейсморазведки в настоящее время
является актуальной научно-технической задачей. Возбуждение сейсмических
волн ими производится приложением к поверхности грунта кратковременных
силовых воздействий, которое основано либо на ударе массивным грузом по
грунту (ударный режим), либо на отталкивании грунта от массивного груза
специальным двигателем (режим давления)[1].

Рис.1. Схема пневматического источника (устройство


«Террапак»):

1 — цилиндр, 2 — боек, 5 — клапан, 6 —


вентиль, 7 — насос, 8 — вспомогательный поршень;
камеры Б и B заполнены соответственно сжатым
воздухом, А — азотом, Г — маслом

В связи с этим проведен анализ существующих источников упругих


колебаний для малоглубинной сейсморазведки. Обоснована необходимость создания
компрессионно-вакуумных ударных машин в качестве источников упругих
колебаний. Приведены результаты лабораторно-испытательных работ в районе
ВКМКС. В пневматических источниках (рис. 1) сейсмические волны возбуждаются
бойком, приводимым в движение сжатым воздухом. Так в устройстве «Террапак»
воздух подается в камеру В. По электрическому сигналу срабатывает вентиль 6 и
сжатый воздух поступает в камеру Б под действием давления в которой боек 2
смещается и на него начинает действовать сжатый воздух в объеме В. Боек
разгоняется и движется до взаимодействия с грунтом. После удара включается насос
7, подающий масло в камеру Г, под действием которого вспомогательный поршень 8
поднимается, сжимая азот в камере А, который в свою очередь поднимает боек 2.
Последний в итоге занимает крайнее верхнее положение, открывается клапан 5 и
остатки сжатого воздуха из объема Б сбрасываются в атмосферу. Выключается насос
7 и вспомогательный поршень 8 давлением азота в камере А вытесняется из камеры
Г в бак. Закрывается клапан 5[2].
Полевые исследования двух компрессионно-вакуумных источников
выполненных по единой конструктивной схеме проводились в условиях
Березниковского стационара ГИ УрО РАН (г.Березники, Пермский край) (рис. 2).

179
Рис. 2. Полевые испытания

Рис. 3. Исходные сейсмограммы и их АЧХ, полученые при возбуждении упругих волн по


асфальту: а) легкий источник; б) тяжелый источник; в) источник «кувалда»

Сравнение сейсмограмм и параметров амплитудно-частотных спектров,


компрессионно-вакуумных источников и источника «кувалда» (рис. 3), значимых
различий не выявило. Сейсмограмма (после цифровой обработки) полученная при
использовании тяжёлого источника, является наиболее динамически выраженной.
Соотношение сигнал/помеха возрастает.
Данные полученные в экспериментально-полевых условиях показали, что
компрессионно-вакуумный источник подходит по всем параметрам для
инженерно-геофизических работ. Однако, необходимо увеличивать надёжность,
эффективность и интенсивность воздействия в условиях городских агломераций.
Работа написана при поддержке гранта 12-С-5-1033 Технологическое и
теоретическое обеспечение прогнозирования карстово-суффозионных процессов

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. В. А. Детков. Возбуждение сейсмических волн импульсными


невзрывными источникам // Journal of Siberian Federal University. Mathematics &
Physics 2009, 2(3), 298-304
2. А.А. Репин, В.Н. Белобородов, А.К. Ткачук. Компрессионно-
вакуумный источник упругих колебаний для малоглубинной сейсморазведки //
Институт горного дела СО РАН, г.Новосибирск, Россия.

180
А.А. ЖИКИН, В.В. ТУМАНОВ, Е.В. СУХИНИНА

РЕЗУЛЬТАТЫ МАЛОГЛУБИННЫХ СЕЙСМОРАЗВЕДОЧНЫХ


ИССЛЕДОВАНИЙ ДЛЯ ТЕРРИТОРИИ ДОНЕЦКОГО
УГОЛЬНОГО БАССЕЙНА

Наличие подработанных территорий в пределах городских агломераций на


сегодняшний день достаточно распространенное явление. Верхняя часть разреза
(надпродуктивная толща) в зоне влияния таких территорий подвергается
интенсивной техногенной нагрузке, а так же может испытывать негативное
воздействие за счет природных факторов – тектонических нарушений, карста и
других явлений. Такого рода комплексное воздействие, как правило, провоцирует
развитие негативных инженерно-геологических процессов, представляющих
опасность для жизнедеятельности человека.
Одним из современных подходов оценки состояния верхней части разреза в
пределах эксплуатируемых месторождений является малоглубинная
сейсморазведка с применением отраженных волн в модификации общей
глубинной точки [1], которая широко применяется на территории Верхнекамского
месторождения калийных солей. Цифровая обработка и интерпретация данных,
полученных по методике многократных перекрытий (МОГТ), строится на
общепринятых положениях с учетом повышенного частотного диапазона
регистрируемых волновых полей. Предельные глубины исследований составляют
50-500 м.

Рис. 1. Положение сейсмического профиля на выкопировке с плана горных работ


по пласту d4 на шахте «Покровская» (Центральный Донбасс).
В отличие от месторождения солей на территории угольных шахт Донбасса
малоглубинная сейсморазведка применяется для исследования условий залегания
и тектоники массива углесодержащих пород в пределах глубин от 100 до 1000 м
[3,5].

181
В рамках выполнения гранта РФФИ 12-05-90402-Укр_а проведен
комплексный анализ сейсморазведочных данных, получаемых специалистами
УкрНИМИ НАН Украины города Донецка на территории угольного бассейна, и
предложены рекомендации по улучшению качества регистрируемых данных и
совершенствованию графа цифровой обработки данных сейсморазведки МОГТ
[2]. Для эксперимента выбран сейсмический профиль, пройденный на поле шахты
«Покровской» в Донецкой области Украины (рис.1).
Непосредственная цель исследования - определение структуры залегания
пластов пород и прослеживание Котлинского надвига и его апофиза на участке
сейсмического профиля на глубине угольного пласта d4 (основной рабочий пласт
шахты, средняя глубина залегания 600 м) и на поверхности коренных пород.
Для оценки информативности получаемых результатов, цифровая обработка
сейсмических данных выполнена в двух вариантах: 1) упрощенный граф,
принятый в УкрНИМИ [3,5]; 2) углубленный граф, разработанный ГИ УрО РАН
[2,4].

Рис. 2. Глубинный разрез МОГТ по сейсмическому профилю в районе


Котлинского надвига на участке поля шахты «Покровская».

Окончательный результат обработки, полученный в УкрНИМИ – глубинный


разрез МОГТ (Рис.2.), волновое поле которого осложнено различного рода
артефактами и волнами помехами. Верхняя часть до глубин 140 м обнулена за
счет использования процедуры автомьютинга. Подобная потеря информации
обусловлена значительными выносами ПП относительно ПВ при полевых
наблюдениях. Начальная часть полезной записи зашумлена интенсивными
низкочастотными помехами, очевидно вызванными растяжением сигнала при
вводе кинематики, что затрудняет корреляцию в этой зоне до глубины 230-250 м.
Ниже по разрезу достаточно уверенно прослеживаются 2 отражающих горизонта
на уровне залегания маркирующих известняковых прослоев D2, D72. Интенсивные
помехи в нижней части разреза обусловлены работой полосового фильтра на
границе полезной записи и статических поправок.
На окончательных разночастотных временных разрезах, полученных в
результате углубленного графа обработки (Рис.3.а,б) достаточно уверенно
прослеживаются ветви надвига и отражения от литологических границ,
обусловленных мелкой слоистостью. Использование усложненного графа
обработки, направленного на сохранение высокочастотной составляющей,

182
позволило повысить вертикальное разрешение более чем в 2
раза.

Рис. 3. Результаты углубленной цифровой обработки – разночастотные


представления временных разрезов: а) частотный диапазон 20 – 60 Гц; б)
частотный диапазон 60 – 140 Гц.

Полученные результаты позволяют сделать следующие выводы:


- необходимо повышения частотного диапазона, что может достигаться
путем уменьшения шага ПВ и ПП;
- необходимо повысить мощность источника волн для повышения уровня
целевых волн на фоне помех;
- рекомендуется использовать группирование сейсмоприемников для
повышения уровня принимаемого сигнала и подавления интенсивной
составляющей поверхностных волн.
- для повышения разрешенности результирующих волновых полей
требуется использовать углубленный граф цифровой обработки [2] направленный
на сохранение максимально широкого частотного диапазона.

Работа выполнена при поддержке гранта РФФИ 12-05-90402-Укр_а

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Санфиров И.А. Рудничные задачи сейсморазведки МОГТ //


Екатеринбург, УрО РАН, 1996.
2. Ярославцев А.Г., Жикин А.А., Санфиров И.А., Туманов В.В., Сухинина
Е.В. Совершенствование графа цифровой обработки сейсморазведочных данных
для территорий с повышенной природно-техногенной нагрузкой // Горный
информационный аналитический бюллетень (научно-технический журнал). - №ОС
06. - 2013. - №04. - 24с. - М.: издательство "Горная книга".
3. Тиркель М.Г., Компанец А.И., Сухинина Е.В. Особенности обработки
данных наземной сейсморазведки тектонической нарушенности угольных пластов
// Сб. тр. ИГТМ НАНУ. – Днепропетровск, 2002. – № 35. – С. 96-101.
4. Санфиров И.А., Ярославцев А.Г., , Никифорова А.И., Жикин
А.А., Байбакова Т.В., Особенности цифровой обработки в инженерной
сейсморазведке МОГТ // Геофизика. - 2012 - №5, изд-во ЕАГО. - Москва, 2012.
С.35-41.
5. Туманов В.В., Компанец А.И., Сухинина Е.В., Савченко А.В., Пакин
Ю.В. Исследование аномальных зон подработанного массива горных пород
комплексом наземных геофизических методов // Наукові праці УкрНДМІ НАН
України, № 3, 2008. С.61-79.

183
И.О. ШАДРИН

ОБОСНОВАНИЕ СИСТЕМ НАБЛЮДЕНИЙ В УСЛОВИЯХ


РАЗВИТИЯ ПАЛЕОКАРСТОВЫХ ЯВЛЕНИЙ

Как показывает практика [1,3], в пределах территорий, где скрытые


палеокарстовые явления могут оказать негативное влияние на жизнедеятельность
человека, наиболее оптимальными геофизическими методами, применяемыми для
их изучения, являются высокоразрешающая сейсморазведка и электроразведка.
Сейсморазведка используется в качестве основного метода для
расчленения разреза и выделения зон пониженных физических свойств,
связанных с карстовыми процессами. Электроразведочные работы выполняются
для изучения направления водных потоков и локализации зон инфильтрации и
разгрузки.
Для успешного проектирования систем наблюдений, кроме изучения
априорной геологической информации и полевого тестирования, успешно
применяются методы численного моделирования волнового поля. Полученные
теоретические поля позволяют оценить возможности того или иного метода для
решения поставленных задач.
Подобная задача была решена при проектировании сейсморазведочных
работ на участке проходки наклонного ствола в пределах рудника
Дехканабадского завода калийных удобрений. Основная задача исследований -
картирование областей распространения погребенных палеокарстовых зон,
вскрытых горнопроходческими работами.
Типовое строение участка исследований в районе ствола можно
представить в виде пятислойной физико-геологической модели (рис.1),
формирование которой выполнено на основе известных зависимостей между
литологическим составом и упругими свойствами пород [2]. В представленной
модели учтены все известные особенности геологического разреза,
предполагаемые или зафиксированные прямыми методами – карст, выработка,
резкие структурные градиенты кровли солей, сильвинитовый пласт.
Для получения синтетических сейсмограмм использована программа
«FModel» (ГИ УрО РАН, Россия), алгоритм работы которой основан на лучевом
способе расчета. В расчетном задании имитируется конвейерная технология
работ, применяемая при сейсморазведке МОГТ, когда ПВ совпадают с ПП, а вся
система наблюдения для получения следующей сейсмограммы сдвигается на
расстояние, кратное расстоянию между ПП. На концах профиля выполняется
«закрытие» системы до ½ базы приема.
При численном моделировании сейсмического волнового поля
используются параметры импульса и полевой схемы наблюдений, которые
максимально близко соответствуют реальным сейсмогеологическим условиям и
базируются на известных принципах теории интерференционного приема.
При решении поисковых задач основным критерием успешного получения
достоверной информации является соответствие размеров изучаемых объектов и
разрешающей способности применяемого метода. Разрешающая способность
МОГТ связана с характеристиками регистрируемого волнового поля (частота,
скорость, амплитуда), которые, в свою очередь, зависят от начальных параметров
источника возбуждения упругих колебаний, фильтрующих и скоростных свойств
геологической среды, пространственных параметров систем наблюдений и
характеристик регистрирующей аппаратуры (геофоны, сейсмостанция).

184
Рис. 1. Типовая физико-геологическая модель участка проходки ствола

Выбор параметров применяемых систем регистрации при наблюдениях по


методике многократных перекрытий осуществляется на основании следующих
положений. Максимальное удаление пунктов возбуждения (ПВ) от пунктов
приема (ПП) должно быть сопоставимо с глубиной нижней целевой границы.
Минимальное удаление ПВ от ПП обычно не превышает глубины верхней
целевой границы. Шаг между ПП всегда больше радиуса корреляции случайных
шумов, но меньше 1/2 длины волны. При этом следует учитывать предельные
размеры поисковых объектов, т.к. для получения идентифицируемых отражений
необходимы как минимум четыре точки ОГТ в пределах первой зоны Френеля на
предполагаемой глубине их залегания. Шаг между ПВ обычно выбирается
равным или кратным шагу ПП, а кратность наблюдений определяется как
половина от числа каналов сейсмостанций.
На основании приведенных теоретических положений расчета
интерференционных систем наблюдений и имеющегося опыта проведения
аналогичных работ на карстоопасных территориях [3], определены оптимальные
параметры систем наблюдений МОГТ для участка заложения ствола №3:
- шаг пунктов возбуждения (ΔXПВ) – 2 м;
- наг пунктов приема (ΔXПП) – 2 м;
- минимальное удаление ПП-ПВ (Xmin) – 2 м;
- максимальное удаление ПП-ПВ (Xmax)– от 96 до 126 м;
- усредненная кратность наблюдений 24.
Системы наблюдений с данными параметрами обеспечивают уверенную
регистрацию отраженных волн в частотном диапазоне от 200 до 300 Гц. Такой
частотный состав результирующих волновых полей соответствует требованиям
высокоразрешающей сейсморазведки и обеспечивает вертикальную
разрешающую способность метода порядка 1 м. Горизонтальная разрешающая
способность в случае резких неоднородностей (полости) может достигать ¼
диаметра первой зоны Френеля и, в нашем случае, не превышает 3 м на глубине
соляного зеркала.

185
Основным результатом моделирования является временной разрез (рис.2),
полученный из синтезированных сейсмограмм, который дает возможность
оценить динамические особенности волновой картины для заданной
сейсмогеологической модели.

Пк, м
0 10 20 30 40 50 60 70 80 90 100 110 120
0

10

20

30
t, мс

40

50

60

Рис. 2. Результаты численного моделирования сейсмического волнового поля для


типовой физико-геологической модели участка ствола

Таким образом, для решения поставленной задачи, представленные


расчеты позволили спроектировать площадную систему наблюдений, состоящую
10-12 профилей общей протяженностью около 1600 м. Центр сети профилей
находится в 200 м от устья ствола.
Основным результатом сейсморазведочных исследований являются
временные разрезы и их характеристики по каждому из профилей, трёхмерные
кубы сейсмогеологических данных, площадные распределения структурных и
скоростных характеристик основных элементов разреза.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Санфиров И.А., Ярославцев А.Г. Опыт применения сейсморазведки


ОГТ для решения инженерно-геологических задач / Геофизика № 3.2004.
ЕАГО,2004. С.27-30.
2. Физические свойства горных пород и полезных ископаемых.
Справочник геофизика. М., Недра,1976.
3. Санфиров И.А., Степанов Ю.И., Ярославцев А.Г. Геофизические методы
исследований карстовых процессов на урбанизированных территориях / Карстовые
процессы: закономерности развития, мониторинг, инженерно-геологические
методы исследований. – ГИ УрО РАН. – Кунгур, 2010. С.3-10.

186
Р.А. ДЯГИЛЕВ

К ВОПРОСУ ПЛАНИРОВАНИЯ ЛОКАЛЬНЫХ СЕЙСМИЧЕСКИХ СЕТЕЙ

Задача планирования сейсмических сетей является актуальной с того мо-


мента, когда требуется начать инструментальные наблюдения за сейсмичностью
на любом объекте (вся Земля, отдельный регион, шахта, рудник, карьер, дамба и
др.). В планетарном и региональном масштабе проблема планирования уже полу-
чила достаточно широкое освещение в работах [1, 2] и в настоящее время сводит-
ся, большей частью, к выбору оптимального расположения станций на исследуе-
мой территории. С переходом на локальный уровень карьеров, рудников и шахт, а
также на масштаб наблюдений, близкий к региональному (например, масштаб ме-
сторождения) в данной задаче возникают ранее неактуальные асп