Вы находитесь на странице: 1из 7

Джордж Пикингилл (англ. George Pickingill; ок.

1816, Хокли, Эссекс — 10


апреля 1909, Каньюдон, Эссекс, Великобритания) — английский крестьянин
из деревни Каньюдон графства Эссекс. Получил широкую известность в
качестве народного искусника (англ.)русск., а также мастера народного
колдовства, считалось, что он использовал магические средства, чтобы
создавать и продавать лекарства от различных болезней и находить
потерянное имущество, хотя также существовали слухи о его угрозах
наложить проклятия на людей.

Пикингилл родился в крестьянской семье и вырос в деревне Хокли, где


был крещён в англиканской церкви. В 1856 году, будучи работником
фермы, он женился на Саре Энн Бейтман из Грейвзенда. Вскоре супруги
вернулись в Эссекс и поселились в Каньюдон, где родились их четверо
детей. Жена Пикингилла умерла в 1887 году, и в более позднем возрасте
он привлекал небольшое внимание прессы, утверждая, что является
одним из старейших людей Англии. Эти заявления также появились в его
некрологах, хотя впоследствии было доказано, что они не соответствуют
действительности.

Пикингилл был представлен широкой публике в начале 1960-х благодаря


научным работам фольклориста Эрика Мэйпла. В рамках своего
исследования верований, касающихся народной магии и колдовства в
Эссексе XIX века, Мэйпл взял интервью у нескольких жителей Каньюдона и
собрал их истории о Пикингилле и его репутации народного искусника.
Согласно их рассказам, Пикингилл привлекал паломников со всего Эссекса,
ищущих его магической помощи, за которую он не взимал плату. Они
приписывали ему способность управлять животными, приказывать бесам
выполнять его команды и обладать властью над шестью или девятью
злобными ведьмами. Также утверждалось, что он вынуждал местных
жителей оказывать ему помощь и вымогал у них пиво, угрожая наложить
проклятие на них или их вещи. Хотя высказывались предположения, что в
угоду Мэйплу местные жители выдумывали рассказы, многие из которых
были основаны на более старых легендах об ещё одном народном
искуснике из Эссекса по имени Джеймс Мюррелл (англ.)русск.,
последующее исследование историка Рональда Хаттона подтвердило
некоторые аспекты оригинальных публикаций фольклориста.
В 1970-х годах оккультист Билл Лидделл начал публиковать материалы о
том, что тайные потомственные ведовские семейства сообщили ему, что
Пикингилл был не просто деревенским искусником, но и важной фигурой в
эзотерическом сообществе (англ.)русск. XIX века. Согласно статьям
Лидделла, которые не получили какой-либо научной поддержки,
Пикингилл был членом потомственного культа ведьм (англ.)русск.,
руководил ковеном Каньюдона и сформировал девять других шабашей по
всей Южной Англии. Лидделл утверждал, что Пикингилл реформировал
устоявшийся английский культ ведьм, введя новые концепции из
французского и датского колдовства, а также из античных источников, тем
самым создав структуру, из которой возникла гарднерианская викка
(англ.)русск. в 1950-х. Именитые виккане Дорин Валиенте (англ.)русск. и
Лоис Борн (англ.)русск. подвергли критике его утверждения, также
отвергнутые такими историками и религиоведами, как Мэйпл, Хаттон, Оуэн
Дэвис (англ.)русск. и Эйдан Келли (англ.)русск., как ложные.

Содержание
1 Биография
1.1 Жизнь и семья
1.2 Магическая деятельность
1.3 Смерть
2 Информация Билла Лидделла
2.1 Материалы Лидделла
2.2 Реакция викканского сообщества
2.3 Реакция научного сообщества
3 Примечания
4 Литература
Биография
Жизнь и семья
Джордж Пикингилл родился в семье Чарльза Пикингилла, рабочего и
кузнеца, и Сюзанны Каднер, также известной как Ханна Кадмор; пара
поженилась 17 сентября 1813 года[3][4]. Хотя точные данные о дате его
рождения не сохранились, согласно приходским записям, Пикингилл был
крещён 26 мая 1816 года в местной англиканской церкви деревни Хокли[3]
[4]. Однозначной версии о годе рождения Пикингилла не существует,
поскольку он делал различные утверждения относительно своего возраста
от переписи к переписи; так, во время переписи 1851 года (англ.)русск. он
утверждал, что ему 26 лет, и тогда годом его рождения должен считаться
1825-й, тем не менее, в период переписи 1861 года (англ.)русск. он заявил,
что ему 46 лет, тогда датой его рождения должен быть 1815-й. В свою
очередь, во время переписи 1901 года (англ.)русск. Пикингилл
задокументировал, что ему было 95 лет, соответственно годом его
рождения является 1806-й; высказывались предположения, что он
преднамеренно завышал свой возраст, чтобы облегчить процесс сбора
приходской помощи от церкви[4]. На протяжении всей своей жизни
Пикингил также использовал различные варианты написания своей
фамилии в официальных документах, включая Пикенгилл, Пикингейл,
Пикенгейл, Петтингейл, Питенгейл и Питтенгейл (англ. Pickengill, Pickingale,
Pickengal, Pettingale, Pitengale, and Pittengale)[3][4].

По данным переписи Пикингилл жил со своими родителями в период с


1816-го по 1830-е годы, хотя не уточнялось, где именно он проживал во
время переписи 1841 года (англ.)русск.[4]. Согласно данным на 1851 год он
был зарегистрирован в качестве сельского рабочего, проживающего в
доме фермера Дэвида Клеменса в Литтл-Уэйкеринге (англ.)русск.[4]. 18
мая 1856 года он женился на Саре Энн Бейтман в церкви Святого Георгия
(англ.)русск., англиканском храме расположенном в Грейвзенде, графство
Кент[4]. В церковной книге и Пикингилл, и Бейтмен описывали себя как
жителей Грейвзенда, также Пикингилл отмечал, что он является
чернорабочим; профессия Бейтмен в записи отсутствовала[4]. Жена
Пикингилла родилась около 1831 года в Тиллингеме (англ.)русск. в семье
Джозефа Бейтмана и его жены Мэри Энн Аггус; на протяжении всей
супружеской жизни она идентифицировалась как «Мэри Энн Пикингилл»,
а в свидетельстве о смерти фигурировала как «Сара Энн Питтенгейл»[4].

22 июня 1858 года в Хоквелле (англ.)русск. у супругов родилась дочь по


имени Марта Энн. К 1861 году они переехали в Иствуд (англ.)русск., где
были зарегистрированы во время переписи[4]. В ней Пикингилл указал
себя в качестве сельского наёмного работника (англ. farm labourer)[4]. В
том же году у пары появился сын Карл Фредерик[4]. В следующем году
жена Пикингилла была поймана на краже двух пеков картофеля и
впоследствии оштрафована на десять шиллингов[4]. В 1863 году у супругов
родилась вторая дочь, которую назвали Мэри Энн[4].

В период между следующими четырьмя годами семья Пикингиллов


переехала в Каньюдон, где в 1876 году у них появился ещё один сын,
Джордж[4]. Затем супруги и их четверо детей были зарегистрированы в
переписи 1871 года, где Пикингилл снова числился сельскохозяйственным
рабочим[4]. В переписи 1881 года супруги указазали, что проживают с
двумя детьми, Мэри Энн и Джорджем, и Пикингилл снова фигурировал в
качестве сельскохозяйственного рабочего[4]. 17 августа 1887 года бродяга
по имени Джеймс Тейлор украл у Пикингилла куртку и пару кожаных
перчаток. Воришка был арестован и предстал перед рочфордским
(англ.)русск. судом 24 августа; в октябре он признал себя виновным в
краже куртки, хотя отрицал хищение других предметов. Его приговорили к
шести месяцам лишения свободы на каторге[4].

«[Пикингилл] по-прежнему сам готовит для себя еду и время от времени


возится в саду. „Да, мне сто пять“, — говорит Джордж, — „и я буду
чувствовать себя хорошо ещё лет двадцать. Я родился в Хокли и всю жизнь
прожил в этих краях, работая на фермах. А на отдых отправился лишь в
девяносто“. Старик никогда не видел железнодорожного поезда.
Представитель прессы, к большему удовольствию „старины“, прокатил его
на автомобиле. „Я хотел бы поехать на нём в Лондон“, — заявил он после
вояжа, — „Я никогда не бывал в Лондоне“. Когда его спросили совета, как
дожить до 105 лет, он рассмеялся и сказал: „Просто продолжай жить — вот
и все“. Джордж всё ещё любит курить свою трубку, набитую табаком, и
пропустить кружечку эля».

Отрывок из газеты Essex Newsman, 19 сентября 1908[4]


Жена Пикингилла умерла 13 сентября 1887 года в возрасте 63 лет;
дипломированный врач указал в качестве причины её смерти заболевание
печени[4]. Она была похоронена в церкви святого Николая Чудотворца на
Каньюдон-стрит 17 сентября[4]. По данным переписи населения 1891 года,
Пикингилл по-прежнему трудился и жил в том же городке вместе со своей
замужней дочерью Мэри Энн и внучкой Эмили Вуд[4]. По сохранившемся
данным, он арендовал коттедж с прилегающим к нему садом, однако в
июле 1899 года владелец дома продал его на аукционе[4]. К 1901 году он
числился получающим пособие в местном церковном приходе, и с ним
проживали двое его сыновей[4].

К этому времени Пикингилл начал всё больше завышать свой возраст, в


конце концов заявив, что ему 105 лет. Это привлекло внимание жителей
других городов, в том числе Лондона, и в сентябре 1908 года к нему
приехал журналист Эрик Мэйпл. Репортёр прибыл в Каньюдон на машине
и Пикингилл, впервые в своей жизни увидевший автомобиль, проявил к
нему недюжинный интерес, даже попросив владельца позволить ему
прокатиться на нём[4]. На основе этой поездки журналист написал статью о
предполагаемом долгожителе, в которой утверждалось, что его зовут
«Фредерик Пикингейл»; возможно, Пикингилл назвал вымышленное имя,
чтобы никто не смог найти в приходских записях его настоящий возраст[4].
Мэйпл описал Пикингилла как «высокого, неопрятного человека,
одинокого и необщительного. У него были очень длинные ногти, а деньги
он держал в мешковатом кошельке». Также журналист отметил, что он
работал на ферме и был вдовцом с двумя сыновьями[5].

Магическая деятельность

Аэрофотосъёмка Каньюдона, 2007 год


Первая задокументированная рукопись, характеризующая Пикингилла как
народного искусника (англ.)русск., появилась спустя пятьдесят лет после
его смерти[6]. Автором печатного труда был фольклорист Эрик Мэйпл,
который на регулярной основе занимался изучением традиций XIX века,
касающихся колдовства и магии на юго-востоке Эссекса[7], и исследовал
каньюдонский материал зимой 1959—1960 годов[8]. Он начал своё
расследование со встречи с несколькими пожилыми местными жителями
в доме школьной учительницы, от которых узнал множество историй,
касающихся магических практик в деревне[9]. Его первые результаты были
опубликованы в 1960 году в научном журнале Folklore (англ.)русск.,
курировавшимся национальной ассоциацией Великобритании по
изучению фольклора[7]. Вслед за этой статьёй эксклюзивно для журнала
Essex Countryside Magazine (№ 58, ноябрь 1961 года) Мэйпл опубликовал
короткое эссе. Впоследствии он выпустил книгу об истории ве́довства «The
Dark World of Witches» (1962), в которой повторил многие утверждения,
касающиеся Пикингилла. В этой работе он ошибочно описал юго-восток
Эссекса как последний бастион английских верований в колдовство и
проигнорировал научные условности при передаче информации, что
вызвало критический приём со стороны фольклористов; тем не менее,
книга произвела фурор и хорошо продавалась[10].

Мэйпл отмечал необычную деталь: учитывая его роль народного


искусника, Пикингилл не взимал плату за свои услуги, но получал
небольшие пожертвования от своих посетителей. Отмечая, что среди его
задокументированной помощи фигурировали восстановление утраченного
имущества и лечение незначительных недугов — и то и другое было
обычной практикой среди британских народных искусников[5][11].
Согласно одному из рассказов очевидцев, он вылечил женщину от
ревматизма, передав болезнь её отцу[5]. Мэйпл писал, что во время своих
практик, Пикингилл иногда использовал проклятия и чёрную магию,
противопоставив это в своих отчётах действиям других народных
искусников того времени, которых он изучал, таких как Джеймс Мюррелл
(англ.)русск.[5]. Согласно рукописи Мэйпла, однажды во время сбора
урожая Пикингилл бродил по полю, угрожая заколдовать
сельскохозяйственную технику, и многие фермеры предлагали ему пиво,
чтобы он оставил их в покое[12]. Также было задокументировано, что он
заставлял местных жителей набирать для него воду из деревенской
колонки, угрожая натравить на них белых мышей — грызунов, которых в
местном фольклоре ассоциировали с несчастьем[5]. Другая история,
которую записал Мэйпл, также связывала Пикингилла с белыми мышами;
согласно этому рассказу, однажды один из крестьян отправился в хижину
народного искусника за помощью, однако обнаружил его лежащим в
постели с мышами, сосущими его соски[13].

Также Пикингилл был известен ещё одной предполагаемой способностью


— управлять животными, а именно лошадьми. Считалось, что, когда он
бил палкой по живой изгороди, дикие животные выбегали наружу и затем
их можно было легко поймать, убить и освежевать[13]. Помимо этого,
ходили слухи, что он мог делать некоторые вещи быстрее, чем обычные
люди — мог выполнить часовую работу всего за несколько минут, при этом
обыватели полагали, что он заставлял своих персональных бесов, его
дух́ ов-фамильяров, делать всю работу за него[13][14]. Мэйпл также
отмечал, что люди, посещавшие его коттедж, сообщали, что видели как
предметы интерьера и мебель танцуют по желанию хозяина; фольклорист
полагал, что эта история берёт своё начало из голландской фольклорной
традиции, которая, возможно, была завезена в Эссекс, после того как
многие голландские мигранты поселились там в XVII веке[13][11].

По словам Мэйпла, Пикингилл был достаточно известен во всём Эссексе


как опытный народный искусник, и люди приезжали к нему из-за
пределов Каньюдона в поисках магической помощи, иногда «издалека», в
том числе жители молдонской деревни Денги (англ.)русск., которые,
однажды, искали его совета в споре о заработной плате[15]. Между тем,
как отмечал фольклорист, к концу XIX века Каньюдон приобрёл репутацию
места связанного с колдовством и чёрной магией. В этот период возничие
его часто называли «Деревней ведьм» и старались избегать, опасаясь, что
их повозки могут быть заколдованы[8]. Возможно, это было связано с
относительной изолированностью деревни от соседних поселений,
поскольку она была окружена болотом, и замкнутым характером её
общины[8]. Мэйпл писал — в те времена ходили слухи, что в Каньюдоне
проживали шесть или девять пожилых женщин, являющимися злыми
ведьмами и использовавших свою магию, чтобы вредить другим людям.
Считалось, что, хотя они и не были знакомы друг с другом, все они были
преданы одному определённому колдуну — хозяину[16], и в местном
сообществе ходили слухи, что этой фигурой был Пикингилл[13].
Утверждалось, что, будучи «Хозяином ведьм» (англ. Master of Witches),
Пикингилл мог лишь только свистнуть, чтобы они появились у дверей его
дома и раскрыли свои личности, или что он, в качестве альтернативы, мог
«заставить их» танцевать для него на местном кладбище[13].