Вы находитесь на странице: 1из 6

Прожога Т.

513 гр.

КТ 1
ЖАН АНУЙ «АНТИГОНА»

1. Общая характеристика:
«Антигона» написана на мифологический сюжет фиванского цикла. В трагедии
«Антигона» Софокл вскрывает один из конфликтов современного ему общества –
конфликт между родовыми неписаными законами и законами государственными.
В 1943 году Жан Ануй на основе трагедии Софокла написал свою «Антигону» —
античная драма стала для Ануя тем эзоповым языком, который позволил ему в
оккупированном Париже призвать со сцены к неподчинению оккупантам.
Сюжет «Антигоны» взят из мифа о походе Семерых против Фив. Двое сыновей
знаменитого своими несчастьями царя Эдипа, Этеокл и Полиник, после смерти отца
должны были править Фивами вместе. Но Этеокл вскоре изгнал Полиника из города.
Полиник бежал к аргосскому царю Адрасту, женился на его дочери и призвал величайших
героев Греции на помощь в изгнании из Фив беззаконника Этеокла. К Полинику
присоединились шесть славных вождей – так и был организован Поход Семерых. Под
стенами Фив братья Этеокл и Полиник сразились друг с другом в поединке, убив в нём
друг друга.

2. Тип конфликта:
Особенность трагедии в том, что в этом жанре у героев нет никакой надежды —
все предопределено заранее, и бороться с судьбой бессмысленно и никому не нужно.
В жизни «маленькой Антигоны», как называет ее Хор (Евгений Киндинов), было не
много радостей. Она просто жила, но зрителю жтого не видно. Антигона с самого начала
спектакля готовится к смерти. Она совершила преступление и готова за него отвечать.
Надежды нет, есть только Судьба. Но Антигона Ануя живет не в сценическом, а в
реальном мире, где Судьба не есть основа мироздания. Только героиня не видит этого, она
существует по закону древнегреческой трагедии. А ее невольный палач, правитель Фив
Креонт живет надеждой. Креон в первую очередь человек, а уж потом правитель. И
отсюда возникает основной конфликт спектакля. Противостояние Креона и Антигоны —
это не просто столкновение мнений, это борьба, определяющая жизненную философию,
определяющая саму жизнь.
Создается ощущение, что Антигона попала в этот мир случайно, что она играет по
другим правилам, нежели другие. Антигона живет с мыслью о том, что дни ее сочтены.
Она черпает силы в уверенности в собственной правоте. И когда потом Креон разобьет ее
уверенность, она сожмется в маленький комочек у его ног. Антигона не хочет счастья в
том понимании, в котором видит это слово Креон. Она предпочитает погибнуть, не зная за
что, но не остаться жить среди обмана.
В трагедии Софокла жизнь Антигоны тоже была предопределена по той причине,
что зрители, находящиеся в амфитеатре, априори знали , что она умрет, а У Ануя
функцию знания зрителями финала несет Пролог,оторый появляется в самом начале
пьесы и говорит, что Антигона должна умереть.
В трагедии Софокла конфликт проявляется мужду Креонтом и Антигоной. Первый
является представителам, земного, он отстаивает законы, которые написали люда,
Антигона выступает представителем божественного мира и стоит на позициях
неписанных законов.
В пьесе Аную внешним конфликтом является конфликт государства,
представителем которого выступает Креон, и конфликтом личных воззрений маленькой
Антигоны, которая сопротивляется государственной машине.
Но на самом деле трагедия в пьесе Аную заключается в сущности бытия человека,
которая рассматривается контекстом истории, так как «сущность человека не есть
абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть
совокупность общественных отношений».
Итак, в обеих пьесах на ряду с внешним конфликтом, существует и внутренний.
Более того, у Ануя он перерастает в философскую идею. В пьесе французского
драматурга наблюдается и острый конфликт, которому подвержена главная героиня,
связанный с проблемой выбора.
Различия в конфликтах, отраженных по-разному в этих пьесах, можно объяснить
теми условиями, которые диктовало время, когда творили оба драматурга. Если в
античности на жизнь Софокла пришелся переход от родо-общинного строя к полисному,
где он и разглядел трагедию устоев и новых законов. А творчество Ануя - на время
второй мировой войны и расцвета философии экзистенциализма, то трагедия в его
произведении полностью соответствовала идеям данной философии.

3. Система действующих лиц:


От софокловского образа Антигоны у Ануя остались лишь её бесстрашие и
неумолимость перед лицом смерти. Этот образ носит черты философии экзистенциализма,
основными положениями которой являются «отрыв мыслящего субъекта от общества;
создание своего мира». Антигона отторгает себя от мира. «Как вы все мне противны с
вашим счастьем! — кричит она Креону. — С вашей жизнью, которую надо любить, какой
бы она ни была»; она хочет своего счастья, настоящего, «прекрасного счастья, каким оно
виделось ей в детских мечтах»; она не может жить в этом мире, где нужно «лгать и
продавать себя».в этом можно увидеть уход от темы Полиника и Этеокла, когда Креон
заставляет её вспомнить, какими были её братья, убеждая не умирать за тех, кто этого не
достоин. Она сначала, совершенно выбитая из колеи, соглашается с ним, но когда он
говорит о счастье, обнаруживается истинная сущность проблемы — несовместимость
Антигоны с этим миром.
Образ героя, на конфликте которого с Антигоной зиждется пьеса, совершенно
изменён Ануем. Его противостояние Антигоне подчёркивается рядом антитез этих двух
образов: Креон «грузный, тяжёлый»; Антигона «худенькая, маленькая» (речь Пролога); он
— мужчина, она — женщина; он стар, она молода; ну и, конечно же, то, что она говорит
«нет», в то время как он вынужден сказать «да».
Антигона ставит перед самой собой выбор: жизнь со всем прекрасным ее
наполнением, что в ней есть (очарование природы, любовь, сознание исполненного долга,
материнские радости) или же если такая жизнь невозможна, во всей ее полноте, то лучше
смерть.
Эта маленькая девочка отстаивает полноту бытия, она против установленных
правил и распределения ролей в жизни и сведению ее к театральной игре.
Она не принимает всех тех правил, которое «понавыдумывало» государство, она не
хочет быть вмешанной в политические, бессмысленные перипетии. Антигона нарушает
приказ Креона и хоронит тело Полиника, потому что не может иначе. Внутреннее,
заложенное природой, диктует ей безрассудный, сточки зрения здравого смысла поступок.
Хотя Креон у Ануя становится главным героем наравне с Антигоной, это не
Креонт Софокла — деспотичный и упрямый правитель, возводящий свою волю в закон и
не желающий слушать никаких доводов не только Антигоны, но и Гемона. Креон Ануя,
как он сам о себе говорит, «не обычный тиран», он — человек идеи, и образ его очень
страшен, хотя по-своему и трагичен не менее, чем образ Антигоны. Он — раб им самим
запущенной машины государства, он, по природе своей не злой, имеющий жалость и
сострадание, не чуждый любви, искренне хочет спасти Антигону. Креон настолько связан
с этим миром своим «да», что уже не может что-либо изменить, в отличие от Креонта
Софокла, который нарушает свой приказ и в итоге всё-таки хоронит Полиника. Даже
смерть двух близких ему людей, Эвридики и Гемона, не говоря уже о смерти Антигоны,
не может вывести его из этого состояния; он отдан этому миру, и, что самое ужасное, он
этот мир ненавидит, толпа для него — «скоты». И всё-таки, когда он узнаёт о смерти
Эвридики, он не бросает всё, не молит о смерти, как Креонт Софокла: Где ты, желанная
Смерть, я зову тебя! Нет, он спрашивает у прислужника: «Что у нас сегодня в пять». И,
узнавая, что совет, идёт в совет. Он обречён так же, как и Антигона, он знает о том, что у
него «скверная роль», но он «сыграет её до конца».
Расстановка образов других героев пьесы сделана не по степени их сочувствия
одному из главных противоборствующих персонажей — Антигоне или Креонту, как в
античной трагедии (так, к Антигоне ближе всего Гемон и Исмена), а по степени
удалённости или приближенности к миру-машине. Именно это, наравне с главной
героиней, в центре внимания автора.
Гемон у Ануя — также наиболее близкий к Антигоне герой, так как дальше всего
стоит от этого мира. Своим выбором между Антигоной и Исменой он делает и выбор
между миром Антигоны и миром Креона в пользу первого. Заявляя о том, что он не
намерен “примириться с этой их жизнью <...> с их суетой, болтовней и ничтожеством”, он
рвёт тем самым последние связи с ним и, присоединяясь к Антигоне, умирает.
Смерть Эвридики очень странна, ей вроде бы не за что умирать, она человек,
«попавший в эту историю случайно», она не Эвридика Софокла, проклинающая в
предсмертных словах Креонта. Она, всю жизнь занимавшаяся вязанием фуфаек для
фиванских бедняков и приготовлением варенья, никак не участвует в противостоянии
Антигоны и Креонта. Более того, о ней нет ни слова до сообщения о её смерти (как,
впрочем, и об Эвридике Софокла). Может быть, она — ещё одна жертва этого фатума,
неизбежности Героиня, наиболее близкая к Антигоне по крови, Исмена — полная
противоположность ей по мировоззрению. У Софокла она не хуже Антигоны, но ей чужд
дух бунтарства и непокорности, она считает, что не женское дело противостоять мужчине:
«Мы женщины, не нам вести борьбу Неравную с мужами, наша доля — Пред сильными
покорствуя, молчать».
Тем не менее, она идёт умирать вслед за Антигоной. У Ануя Исмена принадлежит
к миру Креона: она любит танцы, игры, любит кокетничать, она красавица, и смерть для
неё абсурд. Ей не за что умирать, она не разделяет взглядов Антигоны, но, как и Исмена
Софокла, она приходит умирать за Антигоной, из любви к ней. Не известно, казнена ли
она или, как Исмена Софокла, оставлена в живых, это можно объяснить тем, что судьба её
не важна автору.
Кормилица — персонаж эпизодический, участвует лишь в первом действии и,
вероятно, способствует развитию образа Антигоны.
Наконец, стражники. Они — самые яркие представители мира-машины; они
«грубые», «краснорожие», им совершенно наплевать на любовь, на чувства, главное —
продвижение по службе и наградные. Их не занимает судьба Антигоны — в то время как
она готовится к смерти, они обсуждают, в какие заведения можно пойти на выданные им
деньги. «Их дела — сторона». Маленькая Антигона после разговора с Креоном, остается
наедине со стражником, в котором ищет Человека. Она пытается найти в нем хоть
небольшое проявление человечности. Она задает простые бытовые, дежурные вопросы
сколько ему лет, любит ли он своих детей). Антигона надеется отыскать в нем то, что
принято называть душой, но ее нет у него. Она расспрашивает его о жизни и смерти, а он
отвечает о продвижении по службе. В нет не осталось ничего человечного. В этом эпизоде
просматривается высшая степень проявления в дано трагедии одной из идей философии
экзистенциализма – абсурдности человеческого бытия. После разговора в комнату
входят стражники и в этот момент Антигона понимает, что напрасно затеяла этот
разговор, и рассказала все самое сокровенно этому бездушному существу. На ее губах
появляется улыбка – это миг слабости, маленькой девочки, ее поражение.
Роль Хора, самого необычного в современной пьесе действующего лица, близка к
роли хора в античной трагедии: не участвует в действии и сочувствует героям. Однако у
Ануя он и нечто большее, он знает всё — и что было, и что будет. Хор не принадлежит ни
к одному из миров. Он никого не осуждает и не хвалит.
Если черты античной трагедии отдаляют от нас пьесу, то некоторые детали
современного быта, наоборот, возвращают её в наши дни. Интересно, что все эти детали
относятся к героям, принадлежащим к миру Креона (хотя сам он к нему не принадлежит).
Так, пудра, помада, духи, платье, которое надевает Антигона, — всё это вещи Исмены,
которые настолько странны на ней, что Гемон начинает поддразнивать её. Точно так же
мы не знаем никаких бытовых подробностей о Креоне и Гемоне, зато об Эвридике,
Полинике, Этеокле и стражниках — сколько угодно. Может быть, потому, что стражники,
Полиник и другие принадлежат к нашему современному миру, а Креон, Антигона и Гемон
— вне времени анализ расстановки образов и роли осовременивания сюжета позволяет
прийти к выводу, что Ануя, в отличие от Софокла, не занимает конфликт неписаных
божественных законов, заставляющих Антигону похоронить Полиника, и воли правителя
(Креонта). Новое содержание образов Антигоны, Гемона и Креона говорит о том, что его
тема, скорее, — проблема существования человека в мире, что обуславливается идеями
философии экзистенциализма, которые пронизываю пьесу.

4. Композиционно-структурный уровень:
Анализируя композицию «Антигоны», можно отметить, что Софокл строит её в
соответствии с характерами основных персонажей. Уже с самого начала в диалоге с
Исменой обнаруживается решительный характер Антигоны, который она, по словам хора,
унаследовала от отца. Хотя в песнях хора часто упоминается роковое проклятие,
тяготеющее над родом Эдипа, но не оно лежит в основе развивающегося действия.
В композиционном отношении большое значение имеет допрос Креонтом
Антигоны. Зритель трагедии Софокла уже подготовлен предшествующим диалогом с
Исменой (в прологе, 1-99) к той страстной убежденности в своей правоте, которую
обнаруживает Антигона в возражениях Креонту.
Такой же напряженностью и живостью изложения отличается следующая за этим
столкновением сцена между Исменой и Антигоной, то упрекающей сестру, то
побуждающей ее к совместным действиям.
Появление Гемона, порицающего отца и осуждающего его политику - как протест,
который окончательно выводит Креонта из себя, он велит слугам привести Антигону,
чтобы убить ее на глазах жениха. сравнение ее судьбы с уделом Ниобы, дочери Тантала,
обращенной в утес, усиливает драматизм.
В композиции этой трагедии Софокла немалое место отводится хору. Песни хора
связаны с ходом действия, но не играют большой роли в его развитии. Хор признает
правильность поступков Антигоны и вместе с тем чутко относится ко всему, что касается
безопасности и блага государств.

5. Особенности поэтики:
Речь Пролога создаёт очень интересное впечатление “театра в театре” и “героя в
герое”. Например, Антигона в момент речи на сцене уже не реальная актриса, играющая
этим вечером в пьесе Жана Ануя, но ещё и не та Антигона, которая будет действовать в
трагедии, она стремительно превращается в неё — “она думает, что вот сейчас станет
Антигоной, что из худой, смуглой и замкнутой девушки <...> внезапно превратится в
героиню”, и слова Пролога как будто вводят не только зрителей, но и героев в трагедию.
Дальше начинается сама трагедия, она не разделена на действия.
Пролог вкратце рассказывает историю братьев Антигоны, у Софокла же история
нам раскрывается в диалогах Креонта и Антигоны и в речах самой Антигоны.
Первая сцена – Антигона с кормилицей.
Если у Софокла Антигона сразу показана нам жаждущей мести и горящей местью,
то у Ануя Антигона – это маленькая девочка, которая мечтательно бродит по утрам. Не
раз в ее адрес мы слышим дурра, глупая, маленькая моя. Все подчеркивают какую-то ее
несостоятельность.
Вместо враждующей Антигоны мы получаем мечтательную девочку. Как красиво
она рассуждает об утреннем спящем саде. Антигона Софолка на такое просто не способна.
Это и обогащает образ Антигоны но с другой стороны и обедняет его. При чтении
Софокла мурашки бегут по телу от величественности Антигоны, от ее решимости. При
чтении Ануя такого чувства у меня не было. Все стало более приземленным и пусть
Антигона стала тут многограннее, но и у Софокловской Антигоны было достаточно
многогранности чувства. Но восторга не было до определенного момента. Позже я его
назову.
Кормилица ее упрекает во вранье, пытается выяснить где же на самом деле была
Антигона. Антигона опять предстает перед нами в новом свете, говоря о том, что у нее
есть возлюбленный.
После спора с няней перед нами разворачивается трогательная сцена теплых
взаимоотношений кормилицы и Антигоны. – Антигона забавно называет няню
стареньким сморщенным яблочком.
Просит кормилицу не плакать, так как слезы может быть ей еще пригодятся. И
когда няня плачет Антигона чувствует себя ребенком, а в этот день она не должна быть
ребенком. В этом отличие от трагедии Софолка. У Ануя поднята тема взросления. Перед
нами происходит взросление Антигоны, в конце так же из мальчика в мужчину
превращается и Гемон.
И я не понимал какое время представлять, читая Ануя. Из-за имен представляется
античность. О такие слова как кофе или кабинет дают понять, что действие происходит в
веке двадцатом. Не сходились образы. В этом суть эпического театра.
А вот после разговора с кормилицей появляется Исмена, и мы сразу вспоминаем
Софокла. Это у него являлось прологом. Исмена, а потом и все остальные называют
Антигону сумасшедшей.
Из их разговора мы понимаем, что Антигоне не хочется умирать, ведь она как
никто наслаждается прелестями природы, встает раньше, гуляет по спящему и тд. Но она
обязана совершить то что задумала, и ей плевать на мнение народа. У Исмены не
получается ее остановить. Но Антигона успокаивает ее тем, что еще выслушает сестру и
подумает. У Антигоны тоже имеются сомнения, она хотела бы избавится от этого долга.
Это видно в моменте, когда она говорит нянечке, что та может быть защитит ее от всего,
как защищала в детстве.
Есть у Антигоны и собачка. То есть есть существо, за которого Антигона
заботится.
В трагедии Ануя Антигона взаимодействует с Гемоном. Она любит его, Хотя
Антигона Софокла ни разу не предстает в одной сцене с Гемоном и отзывается о нем
достаточно равнодушно. Тут У Антигоны с Гемоном есть общие мечты о ребенке,
которым не суждено сбыться. Видно, что она его любит.
Гемон признается, что любил только ее, а не Исмену и опять-таки называет
Антигону Дурочкой. Антигона Софокла такого бы не потерпела. И Гемон не врет, ведь он
клянется Антигоне что любит ее и не станет ей перечить.
Вновь появляется Исмена, надеясь, что Антигона передумала. Называет ее
маленькой и просит не браться за то, что превыше ее сил. И вот тот самый момент, после
которого у меня появился восторг от Антигоны. Она говорит, что именно этим утром уже
все сделала и возвращалась от трупа брата. Вся картина сразу меняется. Антигона в
первых сценах не прост загадочно улыбающаяся девочка, которую может отругать няня.
Антигона все совершила.
Далее сцена Креонта со стражником, где стражник представлен таким же как в
оригинале, долго оттягивающим суть разговора. Но тут со стражником вообще отдельная
история, его образ ярче показан.
Он себя хвалит, ссылаясь на речь других стражников. Страж говорит, что заметил
следы, как будто птичка пробежала. Опять подчеркивается хрупкость Антигоны. Еще
раскрывается подробность, что она делала все детской лопаткой. Креонт думает, что это
мог сделать ребенок.
А дальше вступает хор, которого до этого не было. Хор рассуждает о том, что такое
трагедия и что такое драма. В драме борются потому что есть надежда выпутаться из
беды, а в трагедии идет борьба бескорыстная. Именно так и борется Антигона. И у
Софокла, и у Ануя.

6. Жанровое своеобразие:
Ануй отвергал в творчестве как натурализм, так и реализм; он отстаивал то, что
было позднее названо «театрализм», т. е. стремился вернуть на сцену поэзию и
воображение. Для творчества Ануя характерно жанровое многообразие: от стилизации
греческого мифа до перифраза исторического эпизода, от комического балета до
современной комедии характеров. Характерные драматургические приемы Ануя — «пьеса
в пьесе», перемена ролей, ретроспекция и проекция в будущее.
Французский драматург 20 века, Жан Ануй, не случайно обращается к переработке
великой трагедии Софокла «Антигона». Произведение, которое писатель очень любил и
даже знал наизусть, именно во время войны стало для него неожиданным открытием. Жан
Ануй пришел к решению переосмыслить, переписать это произведение в контексте
современной драматургу трагической действительности. Для писателя, жившего во
времена немецкой оккупации, образ Антигоны становится и воплощением высшей
нравственности, и символом борьбы с деспотизмом.