Вы находитесь на странице: 1из 5

дармоедов в погонах, занятых не заботой о нашей безопасности, а вымогательством и

грабежом, рейдерством и заказными уголовными делами. Эти твари с легкостью ломают


человеческие судьбы, швыряя людей на тюремные нары и разрушая то, что они создавали
долгими годами напряженного труда. Расейские «суды» не знают оправдательных
приговоров, послушно повторяя то, что написало «следствие». Выражение «Басманное
правосудие» стало таким же горьким и крылатым, как и старинное – «Шемякин суд».
Безмерно расплодившись, стаи силовиков буквально уничтожают все, что еще дышит и
работает, захватывая созданные другими предприятия. Причем работают в паре с так
называемыми госбанками. Одно лишь это обрекает РФ на низкую живучесть в мировом
шторме. Уж о том, что творят с нами правительство и Центральный банк, просто
умолчу. Тут никаких американских санкций не нужно. Сами все уморят и по ветру
пустят.

Да, в отнюдь не лучшем положении РФ встречает новую глобальную смуту. Можно


сказать, в препоганом, как ни лакируй все это пропагандой…

* * *
Думаю, что конец нынешней воровской и сырьевой «илитки» предрешен. Так или иначе,
но он случится. Допустим, мы с вами смогли не допустить распада РФ и взяли ее
судьбу в свои руки. Продули дымящийся ствол маузера. Что дальше? Что делать?

Сейчас вы видим, как одна волна глобального кризиса в XXI столетии сменяет другую.
Причем каждый новый пенящийся вал становится все тяжелее по геополитическим
последствиям.

Кризис лопания пузыря доткомов, спаливший три триллиона долларов в 2000–2001 годах,
вылился в кошмар Манхэттена 11 сентября 2001 года и локальные войны в Афганистане и
Ираке. Уж тогда было ясно, что тараны башен-небоскребов в Нью-Йорке – дело рук
отнюдь не мусульман, а неких сил внутри Соединенных Штатов. Ведь дальше последовали
вторжение американцев и их союзников по НАТО в Афганистан, в 2003-м – американо-
иракская война. Зародилась слабая надежда на возрождение имперской мощи США, на
«Новый американский век». Последствием той волны кризиса стал и первый Майдан на
Украине. Равно как и выход Заатлантической республики из договора об ограничении
противоракетной обороны. В этот период на Западе начинаются первые крупные уличные
протесты антиглобалистов.

Вторая волна 2008–2010 годов уже потрясла устои, потребовав от американских властей
гигантских денежных вливаний в банки своей страны, запуска на полную мощь печатного
станка (эмиссии), который и сейчас не остановлен. Геополитическими последствиями
сей волны стали смуты и гражданские войны в арабском мире: полыхнули Тунис и
Египет, скорчились в пламени гражданских войн Сирия и Ливия, фактически прекратив
свое существование как единые государства. На грани смут оказались Иран, Египет и
Алжир, едва удержавшиеся на краю пропасти. Опасно забурлила Турция.

Российская Федерация претерпела огромный спад экономики и в итоге десяток лет


топталась на месте, а едва восстановив докризисный уровень, опять впала в застой. В
2012 году в ней случились массовые уличные протесты против правящего режима. В
ответ на это начался курс на мертворожденное «великодержавие»: усиленное
перевооружение, громкая имперская риторика – но при сохранении неолиберально-
монетаристского курса, обрекающего РФ на статус вымирающего сырьевого придатка
Запада, Китая, Турции.

А цепочки последствий второй волны тянулись все дальше. Украина, испытав страшный
спад экономики в 2009–2010 годах, взорвалась вторым Майданом в конце 2013 года.
Дальше последовал Крымско-Донбасский кризис, война на востоке бывшей УССР. Кремль
потерял Украину, не создав полноценной Новороссии. Он бросил в ад русских Донбасса,
полез воевать в Сирию. РФ оказалась в состоянии Второй Холодной войны с Западом,
все глубже просаживая свою сырьевую экономику благодаря не столько санкциям Запада,
сколько «мудрости» собственных правительства и Центробанка. Страна начала тонуть в
нищете и бедности. Цены на нефть упали в полтора раза по сравнению с началом 2014
года. В стране стала расти массовая ненависть к власти. И вот уже президент Путин
15 января 2020 года дал старт второй (с 1985 года) перестройке в уменьшенной с тех
пор стране. Затеял перекройку власти в условиях опасного экономического кризиса.
Попомните мои слова – болтанку страна получит знатную и надолго, перестройка сама
станет фактором нарастания кризиса. Экономический-то курс, что обеспечивает русскую
деградацию, оставлен прежним. И вы еще, читатель, узрите все последствия сего шага.

А последствия удара глобального кризиса 2008–2010 годов тянутся все дальше. Теперь
уже не только Украина и страны периферии впали в опасное состояния постоянной
внутренней смуты. Чудовищное социальное расслоение, наплыв мигрантов и бегство
рабочей силы в дешевые страны в результате глобализации вызвали первые бунты белых
низов в странах старого Запада, в ядре капиталистической системы. Полыхнул бунт
«желтых жилетов» во Франции. Британцы проголосовали за выход из Евросоюза.
Американцы в 2016 году выбрали националиста и протекциониста Трампа, который не
скрывал планов покончить с либеральной глобализацией и возвращать промышленность в
страну. Крах старого мира с неизбежным шоком стал неминуемым. Либеральные жрецы со
страхом заговорили о том, что раздел планеты на протекционистские миры-экономики
вызовет страшный и всеобщий спад, самую болезненную ломку. В ядре капиталистической
системы внутренний кризис принимает самые разнообразные формы. И сепаратизма в том
числе. Угроза откола Каталонии от Испании («отделимся – и будем жить богаче!»)
совершенно реальна. Причем упования сепаратистов до боли напоминают бредни
украинских сепаратистов, откалывавших Украину от Советского Союза. Мол, сейчас
поднимем прапоры-флаги – и станем кататься, як сыр в масле. Напомнить, чем это
кончилось? Но Западу все это еще предстоит пройти. Хотят отделиться Шотландия (от
Соединенного Королевства), фламандцы – от Бельгии. И в Италии силен сепаратизм
Севера. Там уж и Венеция (область Венето) все сильнее разглагольствует о
самостийности. Но любой раскол одной из стран старой Европы может запустить цепную
реакцию финансового кризиса.

Везде «элиты» терпят крах, неважно – левые или правые. В нарыв, готовый лопнуть, в
зону постоянного социально-экономического бедствия превратилась «социалистическая»
Венесуэла. Но бунтуют и жители Чили, «осчастливленной» либерально-монетаристскими
реформами со времен Пиночета. Крах потерпели левые режимы в Эквадоре и Боливии.
Дрожит от «подземных толчков» Аргентина, мотает Бразилию. Даже Китай оказался под
угрозой спада и острейшего внутреннего кризиса, все более утопая в проблемах. Везде
«элиты» выказали хамство и спесь, оторвавшись от своих народов и презирая их. Везде
вызревают «гроздья гнева» – смуты и бунты. Невиданное дело: в Америке, оплоте
традиционной ненависти к социализму и коммунизму, значительной силой становятся
политики-леваки. Правда, они тоже способны вызвать крах, но это вопрос уже второй.

И снова катит в глаза опасность следующей волны глобального социально-


экономического и политического кризиса. Теперь все усложняется не только зримой
угрозой низовых бунтов в самом сердце капитализма, в странах бывшего «золотого
миллиарда». Нет, еще подпирает и усиливающееся глобальное потепление, и новый виток
технического развития, что делает ненужными десятки миллионов старых рабочих мест.
Экономисты с замиранием сердца ожидают, когда лопнет гигантский пузырь на
американском рынке акций, дав старт всемирной депрессии. С гибельным для сырьевых
стран падением котировок на нефть, газ и металлы, причем на долгие годы вперед. Все
усложняется перспективой ожесточенных торговых войн, огораживаний национальных
рынков, нарастающим глобальным потеплением. В начале 2020 года, когда пишутся эти
строки, глава Международного валютного фонда (МВФ) Кристалина Георгиева заголосила
об угрозе кошмарной, второй Великой депрессии, как в 1929 году, указав на
чудовищное имущественное расслоение даже в богатых странах. Словно все откатилось
на век назад. Да, страшно заканчивается эра реванша богатых, начатая в 1979–1981
годах Тэтчер в Британии, а Рейганом – в США. За 40 лет так называемые неолибералы с
их «свободным рынком» поставили человечество на край преисподней.

Третья волна мирового кризиса еще придет. Быть может, друг мой, вы читаете эту
книгу многие годы спустя после ее выхода. Наверное, вы уже оцените, насколько
тяжелыми и затяжными стали геополитические последствия оной волны. Они-то явно
будут покруче, чем каузальные цепи 2008–2010 годов. И вы сами удивитесь тому, какой
перетряске подверглось человечество какой-нибудь десяток лет с момента выхода в
свет нашей книги.

Но и все эти штормовые валы – всего лишь цветочки. На фоне «ягод» Мегакризиса
середины XXI века, чьи черные тучи поднимаются на дальнем горизонте.

Что делать русским в этом мире, что рушится, раскалывается и вопит от адской боли?

Ответ один: придется превращать Российскую Федерацию в страну-ковчег. Вести


индустриализацию в условиях бурь и потрясений. Как? Об этом и повествует наша
книга.

Часть первая. От массового потребления – к массовому вымиранию


Глава 1. Война за землю и воду
Почему русским потребуется страна-ковчег? Потому что длинный XXI век еще покажет
свой жестокий лик. Как там назвал наш будущий мир Томас Фридман, рисуя проблемы
перенаселенной планеты, страдающей от потепления климата? «Жаркий, плоский,
многолюдный». Но и без него мы знаем, какая страшная и кровавая перестройка ожидает
человечество. Год 2050-й, когда на Земшаре окажется 9,1 миллиарда душ, уже недалек.
Для сравнения: в 1940 году насчитывалось 2,3 миллиарда землян. И уже тогда кто-то
говорил о нехватке жизненного пространства.

Неотвратимые муки
Мир и так ждет мучительная ломка из-за краха Второй глобализации и разделения
человечества на новые экономические и военно-политические блоки-империи. Это –
попомните мои слова – приведет к первоначальному экономическому спаду у всех без
исключения. Добавьте к сему болезненную ломку, вызванную переходом на роботизацию
производства многих сфер человеческой деятельности, образование армий «лишних
ртов», невероятный рост населения стран нищего Юга, которые и вовсе никому не
нужны. Но теперь наложите на сие уродливое разрастание мегалополисов, нарастание
нехватки плодородных земель и пресной воды. Добавьте в сие ведьмино варево
беснование самого дикого религиозного и этнического фанатизма, падение цены
человеческой жизни, массовые психопандемии – и перепад в населенности стран
богатого Запада (нового Рима) с нищей цветной периферией. Наложите на это
климатическую ломку, засухи и ураганы, введите в уравнение явное расползание
ядерного и ракетного оружия по планете. Это ведь в 1945 году ракета Фау-2 и атомная
бомба слыли невероятными и немыслимыми для большинства стран чудесами. А теперь
даже межконтинентальные реактивные снаряды и ядерные заряды все более превращаются
в «оружие бедных». О прогрессе средств уничтожения из разряда биологических и
химических мы просто молчим.

Господа и товарищи! Если мир в 1914–1945 годах умылся кровью, познав невиданные
дотоле ужасы, то неужели нынешний век фазовых переходов окажется мирным? Да нет, мы
узрим и новое Великое переселение народов, и локальные ядерные конфликты, и очаги
иррегулярных и регулярных войн, ведущихся уже не столько за нефть, но уже за
пресную воду и пригодные для жизни земли. Мы опять станем свидетелями вырезания
целых племен и народов. И боевые корабли станут разрезать волны замусоренных
океанов, и остатки пластикового мусора будут стучать в их борта. Уже ясно, что
отказ ведущих стран мира от космической гонки в конце 1960-х никак не позволяет нам
переселяться в новые миры или даже просто создавать «эфирные» поселения в космосе и
на Луне. Точно так же человечество, отравленное духом финансового капитализма, не
смогло основать и плавучих городов в теплом поясе океанов. Зато, вынеся
производства в Азию, оно превратило ее в огромный источник отбросов, покрывающих
планету и грозящих уничтожить планктон в океане – основу пищевой пирамиды морской
фауны и легкие Земли.
Коса смерти: новые эпидемии
Но – чу! – в зловещую ткань Кризиса кризисов вплетается и угроза моровых поветрий,
огромных пандемий. Ударом колокола, пускай и больше паникой, нежели поистине
повальным мором, стала вспышка китайского коронавируса в 2020 году. Именно она
показала, насколько страшны могут быть действительно смертельные эпидемии для
тонкого налета цивилизации. Даже пришедшая из троеградья Ухань вирусная пневмония
нанесла страшный удар по мировой экономике, пошатнув принципы свободной торговли и
свободы передвижений, общественные институты, саму мораль. Безумие локдаунов-
карантинов поставило на грань краха экономики самых богатых стран мира, расстроило
их финансы, невиданно увеличила государственный долг Соединенных Штатов и
подтолкнула эту страну к порогу буквально гражданской войны. И если она грянет, то
коллапс второй экономики планеты весь мир свалит в тяжелейший экономический спад,
череду локальных войн, революций и усобиц, катастрофические кризисы стран, чье
существование зависит от добычи и продажи сырья. Ибо спрос на него сожмется. Свой
ад ожидает и РФ, и Украину с их сырьевыми экономиками.

Мы увидели, как сотни миллионов двуногих буквально сходили с ума от страха и ужаса,
как многие были готовы закидывать камнями и жечь автобусы с теми, кого везли на
карантин. Мы увидели, как по миру поползли самые дикие и бредовые слухи, как
пандемия вируса переросла в пандемию психическую, в массовое умопомешательство,
подобные тем, что настигали людей в Средние века. Как в темные, воняющие немытыми
телами столетия, люди лишились рационального мышления. Тогда они ничего не знали и
не понимали, что бури дуют в силу законов атмосферной циркуляции. Они считали, что
бури, равно как и засухи, и эпидемии (о микробах они не ведали), – непременно дело
рук колдунов или ведьм, а не действие объективных законов природы. Сегодня
невежественные суеверия вернулись в новом обличье. Место ведьм заняли масоны,
тайные службы Запада и Китая, «мировое правительство», «комитет трехсот» и проч… А
где ведьмы – там непременно жди и охоты на них. Научно-критическое мышление гибнет
в паникующем стаде двуногих, не видящих РЕАЛЬНУЮ угрозу.

Сей вирус ведь недаром пошел с рынка, где в Ухане торгуют экзотическими животными.
Он – плод рекомбинации вирусов змей и летучих мышей. Китай вообще давно превратился
в гигантский природный реактор по рекомбинациям и мутациям вирусов. Огромное
скученное расселение, много водоемов, перелетных птиц, свиней и свинарников.
(Организм свиньи – вообще отличная ходячая лаборатория, где вирусы, подцепленные от
животных, мутируют и приобретают способность перепрыгивать на человека.) Ведь,
попадая в тот или иной организм, вирус «разбирается», чтобы потом собраться при
воспроизведении. А поскольку в тела заболевших людей и животных попадают и другие
вирусы, происходит мозаичная рекомбинация – и получаются новые вирусы, объединяющие
особенности и свойства «родителей».

Юго-Восточная Азия и без всяких «секретных биолабораторий» представляет из себя


гигантскую фабрику по производству все новых и новых вирусных болезней.

Прочитайте «Пандемию» Сони Шах (издание 2017 года). Это история пандемий, начиная с
холеры, которая явилась в мир из прибрежной зоны Бенгалии по мере ее колонизации
британцами. В начале XIX века (раньше люди холеры не знали) холерный вибрион
перепрыгнул на человека с веслоногих рачков, живших в болотистых лесах Сундабарана,
в бассейне Бенгальского залива. Когда колонизаторы начали вырубки мангровых
зарослей здесь и попробовали сажать рис, все и началось. Шах описывает то, как
сегодня китайцы, едящие экзотических диких животных (по своим идиотским поверьям)
сами превратили рынки в лаборатории про рекомбинации вирусов. На этих рынках, где
китайцы покупают себе на стол всякую дичину, встречаются животные, которые в
реальной жизни никогда не встретились бы. Рождаются новые вирусы, которые могут
перескакивать на человека – а затем разноситься по глобализованному миру с помощью
потоков грузов и пассажиров, кораблями и самолетами. В 2011-м коронавирус на рынке
Гуанчжоу перекинулся с подковоносых летучих мышей на енотовидных собак, китайских
барсуков, змей и пальмовых циветт (диких кошек). Все это китайцы поедают, с тем
чтобы обрести здоровье диких зверей и еще какой-то фэньшуй. Получившийся в
результате рекомбинированный коронавирус стал поражать слизистую оболочку человека:
родилась атипичная пневмония. Теперь нечто подобное произошло и на рынке в Ухани в
конце 2019-го. Китайские рынки, где экзотические животные с разных концов света
дышат, мочатся, испражняются и питаются бок о бок, – клоаки и рассадники новых
пандемий.

Но китайские рынки и привычки китаез жрать всякую гадость (согласно их «медицине»)


– лишь полбеды…

На все это наложите такую веселенькую «приправу», как ускоренные мутации не только
прионов и вирусов, но и бактерий, что приобретают стойкость к лекарствам-
антибиотикам. Люди, применяя антибиотики на птицефабриках, в животноводстве и, если
можно так выразиться, в быту, вызвали мощное перерождение микромира.
Микроорганизмы, плодясь с огромными скоростями, обмениваются генетической
информацией. Поэтому коли один микроорганизм приобрел устойчивость к антибиотикам,
то передает ее остальным видам микрожизни. И теперь мир стоит на пороге новых
эпидемий, перед коими привычные лекарства малодейственны. Особый кошмар вирусологов
– рекомбинация особо убийственных вирусов, когда они обмениваются генетической
информацией. К чему это может привести в знойном перенаселенном мире с растущей
антисанитарией?

Не так давно попала в руки прелюбопытнейшая книга американца Натана Вульфа


«Вирусная буря» (The Viral Storm). У нас ее перевели как «Смертельный шторм: эпоха
новых эпидемий». Вульф – один из создателей центра Глобального прогнозирования
вирусных инфекций в Сан-Франциско (Global Viral Forecasting, GVF). GVF заявлен как
центр раннего выявления пандемий по всему земному шару. Однако от этого до
управления эпидемиями – даже не полшажка. Америка и здесь рвется вперед, овладевая
невидимым миром вирусов.

Сам Вульф – фигура незаурядная. Типичный представитель энтузиастов


междисциплинарных исследований. Сначала он был приматологом-обезьяноведом, но затем
приобрел еще одну специализацию – микробиолога, вирусоведа. Он работал в
экспедициях, нашедших природные очаги СПИДа и вируса Эбола, которые первоначально
терзали шимпанзе. А поскольку местные негры охотятся на высших обезьян, то и
заразились этими вирусами при освежевании и разделке добычи. Сказки о том, что СПИД
и Эбола выведены в секретных лабораториях, – именно что сказки. В лабораториях мог
ли «доделать» эти вирусы, но их природное происхождение доказано железно. Книгу
Вульфа читаешь как продолжение «Охотников за микробами», научного бестселлера Поля
де Крюи 1930-х годов.

Вульф показывает, что в современном мире опасность эпидемий растет с каждым годом.
Почему? Многие болезнетворные вирусы перешли к человеку от диких и особенно –
домашних животных. Попав в наш организм, вирусы изменились. Мы, жители Старого
Света (Евразии и Африки) уже принесли свои жертвы и выработали сопротивляемость
оным вирусам. Зато мы, белые, превратились в настоящее оружие массового поражения,
когда с начала XVI века вошли в контакт с жителями Америки, Океании и Австралии.
Принесенные нами болезни выкашивали целые первобытные племена: у них-то иммунитета
к «привычным» нам вирусам не имелось. Это отлично описано в труде Джареда Даймонда
«Ружья, микробы и сталь».

Но теперь произошел еще один скачок: из-за глобализации, всепроникающего мирового


рынка, развития туризма и доступной реактивной авиации в мир скученных больших
городов попали новые вирусы, раньше обитавшие в глухих уголках той же Африки. Те, к
коим человечество непривычно. Они и создают угрозу новых пандемий с самыми
трагическими последствиями.

Вульф приводит пример: птичий грипп, р