Вы находитесь на странице: 1из 7

Зачем аграриям дроны-беспилотники?

…Над волнующимся полем кукурузы, задорно стрекоча, летит крохотный радиоуправляемый


вертолет. Буквально касаясь початков, он выбрасывает из игрушечного фюзеляжа
маленькие белые капсулы. Они падают среди колосьев. Из маленьких отверстий
картонных шариков выходят «десантники» — мушки-трихограммы. Они — гроза насекомых-
вредителей. Словно звездная пехота из романа Хайнлайна, они бросаются на врага —
всяких совок, плодожорок, кукурузного мотылька. Трихограммы — всего полграмма
«бойцов» на гектар — позволяют не отравлять поля убийственной химией…

Это — будущее? Нет, такое уже было. В Соединенных Штатах? В ЕС? В Израиле? Не
угадали — в Советском Союзе. В 1976–1982 годах. В Молдавии. Такое
высокотехнологичное, экологически чистое сельское хозяйство создавалось ВНИИ
биологической защиты растений совместно со студенческим КБ Московского авиационного
института. Этого никак не могла понять советская бюрократия. Ну а потом все попало
под обвал страны и нашествие орды «реформаторов». И вы мне скажете после этого, что
СССР был отсталой страной? Ведь дроны для села в те времена делались на чисто
отечественной электронике.

Вспомнили мы об этом, когда в ноябре 2016 года российский премьер Д. Медведев при
скандальных обстоятельствах получил в Израиле подарок: беспилотный вертолетик
«Снайпер». Испанский. Для аграриев. А скандал поднялся из-за того, что в подаренном
дроне есть электроника, запрещенная к поставке в РФ. Да, низко же мы пали, если то,
что делалось в Советском Союзе, теперь нам дарят израильтяне. А в собственной
стране на покупку футболистов тратят денег в разы больше, чем на разработку
гражданских беспилотников.

А теперь представьте, что все изменилось, и теперь в Русской империи-ковчеге


русские гении производят беспилотные летательные аппараты для села. Способные
работать стаями, обмениваясь информацией друг с другом. Так, что одному оператору с
телематического пульта остается лишь немного подправлять действия всего роя. Это и
есть настоящая цифровая экономика. В действии…

На возможных обломках Казахстана…


Рисуем эту картину, накладывая ее на образ Северного Казахстана (Южного Урала).
Однако то же самое можно строить в южной, степной полосе Российской Федерации, от
Донского края до Новосибирской области и Забайкалья. В причерноморской степи,
которая пока еще «под бандеровцами».

Впрочем, Казахстан — тоже ведь пример, как говорится, в лузу. Ведь эта страна как
нечто единое возникла именно благодаря русским, которые включили киргиз-кайсацкие
степи в Российскую империю, защитив местные тюркские племена от истребления
джунгарами и китайской экспансии. А в СССР казахи получили свою национальную
государственность. А вот в самостоятельном плавании с 1991 года они вошли в полосу
крайних опасностей. После смерти Назарбаева, бессменного елбасы и последнего
руководителя из СССР, Казахстан попадет в свою смуту. Единой нации у казахов нет —
опять начнется деление на жузы, племена и роды. С одной стороны напирает могучий
научно-промышленный Китай. Он вытягивает к себе самых умных и образованных казахов,
коим в Казахстане применить свои таланты трудно. Слишком много коррупции и родо-
племенных дрязг, да и экономика местная — сырьевая, отсталая. С другой стороны в
нашем варианте поднимается национально-футуристическая Россия, империя-ковчег,
тянущая к себе самых умелых и образованных. С третьей стороны, с юга начнут
наступать не только пустыни, но и озлобленные исламские боевики, которые, однако,
несут проповедь уничтожения старых коррумпированных верхов и отказа от родо-
племенного деления в пользу равенства и общности всех в мусульманской умме. К
середине XXI века оная тенденция раскалится добела…

Уже сейчас реальное положение дел в Казахстане резко отличается от рекламных


образов «степного экономического тигра».
Нурсултан Назарбаев, бессменный глава Казахстана, елбасы:

«Казахов заставляли глотать пыль, потому что мы были колонией России…

Во времена царской России все богатства из земли вывозились, а нам просто оставляли
перекопанную землю и заставляли глотать пыль. У нас даже дорог внутри страны не
было. А сейчас видели, какую железную дорогу запустили? А раньше такого не было,
потому что мы были колонией, — обратился в преддверии дня независимости Казахстана
его президент Нурсултан Назарбаев в ходе награждения лауреатов президентской премии
«Алтын сапа» («Золотое качество»)[4].

Еще от елбасы:

«Политического союза между Россией и Казахстаном не будет»[5].

«За 150 лет, пока мы были колонией России, казахи едва не лишились традиций,
обычаев, языка, религии»[6].

А вот письмо, присланное Максиму Калашникову от читателя из Казахстана в 2016-м.

«Пробыв в разных странах много лет, поразился по возвращении — какая случилась


КАТАСТРОФИЧЕСКАЯ убыль русского и русскоязычного населения в Казахстане (тут к
русским относят всех не туркестанцев, не мусульман. Чуваши, немцы, осетины, мордва,
поляки — все давно сильно обрусели и никак уже от русских не отличаются). Признаки
исламизации же повсюду. Куча женщин в хиджабах, паранджах (их тут называют
«куколки») и масса бородатых мужчин (не по моде, а по религиозным, разумеется,
обоснованиям).

В самой Алма-Ате коренных алматинцев не найти. Даже городские обрусевшие казахи


пачками разъехались (в Астану, Москву, большая община в Канаде, куда всяк светский
казах хочет перебраться). Алма-Ата наводнена южанами нещадно.

В ряд регионов (Кызылординская, Джамбульская, Южно-Казахстанская, Мангистауская,


Актюбинская области) и при советской власти не везде донесли свет просвещения и
гуманизма, а после распада СССР именно оттуда хлынул поток переселенцев в города,
построенные русскими в КазССР (хоть ныне тут об этом нельзя упомянуть… де они все
сами).

Аульные переселенцы с конца 80-х и поныне, активно въезжая в города и выдавливая


неказахское население (а зачастую и обрусевших казахов), всеми способами (в первую
очередь экономически и административно) привносили с собой бандитизм, чуждые
социальные формы взаимодействия, жуткие стандарты поведения (тут даже какие-то
брошюры писали о традиции плеваться) и все прочее из мохнатого прошлого.

Разумеется, качество обслуживания, медицина, образование — все вошло в стадию


жуткого регресса. Отчасти на госуровне пытаются это решить финансовыми вливаниями,
есть много программ (для казахов) учебного обмена, но не помогает. Что говорить…
если врач, принимая меня, сказал: «Вы учиться в Санкт-Петербург… а это где?» К
слову… Южная Корея через богатую, влиятельную корейскую диаспору распространила
существенное влияние на определенные сектора (медтуризм весь на Корею заточен,
авторынок тоже схвачен и др.) Хоть корейцев в Казахстане примерно 110 тысяч, но и
среди них сильны чемоданные настроения (США, Россия — в первую очередь).

Так вот, именно эти южные казахи, не отличающиеся образованием и культурными


нравами, но знаменитые сплоченностью и агрессией, были изначально признаны цветом
нации, носителями чистой традиции, хранителями уклада. Как известно, казахи
(будучи, честно говоря, довольно рыхлым этнообразованием) делятся на три жуза.
Средний жуз в целом (наиболее обрусевший, адекватный и образованный) почти не
вписан в процесс государственного строительства и привнесения смыслов в проект
национального строительства. Все по лекалам южан (как на Украине по лекалам
галичан).

Еще в Мангистауской области выделяются адаевцы. То они себя объявляют самыми


«чистыми» казахами, а то и совсем не казахами. Там очевиден сепаратизм (в том числе
экономический). Да и кровь там уже была (подавление нормальных требований в
Жанаозене). Адаевцы очень агрессивны и часто учиняют драки, поножовщину. Кстати,
агрессивные нацэлементы часто заезжают в «оккупированные города» (где много
русских) и ночами убивают неказахов. Это абсолютный факт, так убили моего старшего
брата вечером на улице. Только в окружении я знаю четыре подобных случая: двое —
русские, один — кореец, один — кавказец. На суде мать убийцы нам орала: «Мой сын
герой, оккупанта убил!» Ей ничего не было, а нас, возмущавшихся, вывели из зала
суда. То бишь сказания про мир\труд\май с казахами на самом деле невероятно далеки
от реальности.

Сами южане и северных казахов-то за «чистое племя» не держат.

Приведу пример: в Казахстане — как в любом государстве с уродливой системой — живет


более-менее лишь три города: Астана, Алматы, Атырау (нефть). Все остальные — как-
то, чем-то. Разумеется, народ массами съезжается в Алма-Ату, много тут и северных
казахов из Павлодара и Кокчетава, Кустаная. Почти все северные казахи только по-
русски говорят, хоть и стараются учить госязык. Южане их постоянно одергивают: «Эй,
манкурт, по-казахски говори!» Из-за этого часто все перерастает в матерщину, где
уже обе стороны говорят только на русском. Причем нацагрессия исходит явно именно
от взрослых\старых казахов, которые были взлелеяны советской властью (их и учили, и
в аулы на вертолетах все возили, но благодарности — ноль).

Самое удивительное, что Назарбаев и его узкое окружение, которые эту этнократию
плавно-плавно заложили и выпестовали, именно казахами-южанами крайне нелюбимы. То
они твердят, что он борщам (русским) продался, то китайцам, то он у них вор, то —
узурпатор. Конечно, все это отчасти верно, но масса мыслит исходя из простых
радикальных установок. Назарбаев, конечно, очень хитер, нос держит по ветру, кого
надо — деньгами подкормит (коих поубавилось). Но его слабости очевидны: коррупция
страшная, старость притупляет, нет в окружении ни преемника, ни готовых удержать
штурвал. Да и нельзя замкнуть государство на кучку зажравшихся родственников и
друганов. Власть совершенно оторвана от народа.

…Часть казахской молодежи жутко «опылена» исламскими эмиссарами (мечети как грибы
растут), они с радостью пойдут на любую резню во благо исламского проекта (кстати,
по своему укладу абсолютно чуждому жизни кочевника) и на радость арабским монархиям
(и тем, кто западнее). Даже речь некоторых ОЧЕНЬ сдобрена арабскими выражениями!

Другая часть казахской молодежи жутко проамериканская: тусовки, инглиш вместо


каз\рус, каникулы в Америке и все такое. Им вообще не нужен ни Казахстан, ни
казахский язык (который они на дух не переносят), ни все местное (скучно, говорят,
культура якобы неконкурентоспособна). Эти требуют либеральных реформ и все в этом
русле. Такой молодежи прилично числом, к тому же дети чинуш и ворья — все из этой
категории. А исходя из традиции «папа — сыну», именно они присядут в нужные кресла
через какое-то время (если будет куда садиться). Поэтому эти две тенденции, обе
чуждые современному положению дел, разорвут страну. Уж молчу про радетелей извне.

Вообще, любые моменты, где прорисовывается потеря территорий, любой разговор с


переходом на древнюю историю Казахстана воспринимаются национально озабоченными,
как красная тряпка. Возможно, только на Украине заходятся в более жутких истериках
на эту тему. В новостях ситуацию припудривают, все намного хуже. Схроны, оружие,
литература у экстремистов тут повсюду. То там склады с оружием опустошили, то там
что-то пропало или ввезли. Мобилизация исламистских элементов высока, и ненависть к
власти нарастает (кризис\цены в помощь), поэтому очевидно «бомбанет».

Конечно, надеяться на современную горе-власть в России нет никакой возможности, но


план по Казахстану (пока он — еще не горящая степь) должен быть. Разумно в случае
переворота введение войск и размежевание по южной границе Карагандинской области и
Восточно-Казахстанской.

Тут и сама география на службе: пустыни как барьер. К тому же Казахстан заселен
КРАЙНЕ неравномерно и почти все города и население — у границ.

Южный Казахстан, который культурно всегда был Туркестаном, находится в сфере


узбекских, исламских влияний, его стоит отпустить пока как культурно чуждую
территорию (РАЗУМЕЕТСЯ, ВЫВЕСТИ ОСТАТКИ РУССКОГО НАСЕЛЕНИЯ, коего много еще в
Семиречье, чудном крае).

Северный Казахстан, где, несмотря на убыль русского населения, его процент еще
очень существен, стоит оформить как зависимое светское государство (псевдосредний
жуз, Русско-казахская конфедерация, Южно-Сибирская\Уральская республика — типа
того). А из Западного Казахстана есть смысл кроить ресурсные территории, потому что
там населения мало, крайне сильна исламизация. А часть тамошних приграничных с
Россией городов можно включить в состав последней (Уральск, Ганюшкино и пр.).

Особливо идет уйгурская ирредента в Алма-Атинской области; уйгуры четко отделяют


себя от казахов (браки смешанные не поощряются вовсе). Ирредента политически
бессильная, но сплоченная и довольно богатая.

Разделение вызовет массу проблем, но раз оно неизбежно, то лучше проводить его по
своим чертежам. Иначе при приходе к власти южно-исламистской группировки тут просто
будет широкомасштабный коридор для любых бандформирований, наркотиков и прочего
(что и ныне уже так). Также присовокупится резня русских и нерусских,
дипломатические выпады, да и КНР, думается, что-то может на границе передвинуть под
шумок. Поэтому есть смысл столбить важные территории и плавно их русифицировать,
чтобы не было волны еще одного распада\отступления. Но это — в идеале. По-моему
сугубо личному мнению…»

Так или иначе, но нынешний Казахстан еще ждут свои трудные времена. Огромная масса
Китайской империи потянет часть «республики» к себе, как гравитация Юпитера —
несчастную комету Шумейкера-Леви. К себе потянет и мир воинственного
магометантства. И уж все прелести опустынивания да глобальной жажды Казахстан
познает сполна.

Строя империю-ковчег, мы обязаны подумать о северной части Казахстана. Остальные же


земли могут стать зависимой от нас территорией. Занятой сельским хозяйством и
питаемой нашей водой. Здесь же может образоваться и убежище для азиатских беженцев,
уходящих от жажды, голода и смерти на север. Наш санитарный кордон. Наша зона
имперского влияния. Здесь мы удержим поток экологических и военных беженцев с
выгонцами, превратив их в источник продовольственного снабжения. Китай тут с
русскими тягаться не сумеет — воду он предложить не может. А мы — можем, опираясь
на нашу Сибирь. Сибирь уже развитую, русскую…

Глава 3. Русский ковчег на «Парниковой планете»


Факт остается фактом: климат Земли меняется, идет потепление и содержание
углекислого газа в Пятом океане (атмосфере) перевалило за 400 ррм (частей на
миллион). В 1850-е — 250 ррм. Не беремся судить твердо о причинах, но чем больше в
воздухе углекислого газа и метана — тем больше тепла сохраняется в атмосфере.
Наступает «парниковый эффект», как на Венере.

Возможно, это несет нам новую эру жары и засух. Ураганов, наводнений и непривычных
«скачков» погоды. Отвлечемся сейчас от установления точной причины: повинны ли в
том насыщение воздушного океана парниковыми газами или же солнечная активность.
Зададим главный вопрос: что это принесет русским, если они примутся строить свою
империю-ковчег?

«Парник» уже не остановить


Давайте посмотрим на новомодную идею борьбы с «парниковым эффектом» и ростом
содержания углекислого газа в воздушном океане Земли — на попытки улавливать
техногенные выбросы двуокиси углерода, переводить их в жидкую форму и закачивать в
недра планеты. Возьмем проект в Исландии, где работает геотермальная
электростанция, использующая пар от вулкана Хейнгидль. Установка CarbFix сжижает
углекислый газ, смешивает его с водой и подает смесь на место захоронения. Там
мощные насосы закачивают жидкость на километровую глубину, в слой базальтовых пород
(«Популярная механика», август 2019 года).

Но вот беда: чтобы таким образом связать тонну углекислого газа, потребны 25 тонн
пресной или опресненной воды. Что в итоге обходится в 25 долларов затрат на тонну
злосчастного «парникового» газа. Берем в руки карандаш и считаем в столбик. Итак,
ежегодный объем двуокиси углерода, выбрасываемого в атмосферу благодаря
деятельности человека, — чуть более 40 миллиардов тонн (2018 год). То есть, даже
если всю планету уставить подобными комплексами, каждый год на это придется тратить
триллион долларов и триллион тонн пресной волы! Или, для наглядности, — 1 000
кубических километров ПРЕСНОЙ воды. Годовой сток Амазонки знаете? 6937,92 км3.
Годовой сток Волги составляет 254 км3.

Да, очень неплохая идея — тратить столько воды и денег в мире, терзаемом дичайшей
нехваткой пресной воды.

Понятно, что для снижения выбросов углекислого газа нужно не просто отказываться от
сжигания угля — надобно отказываться от производства эверестов и монбланов
одноразовых вещей. Ведь на их производство и приходится транжирить и топливо, и ту
же пресную воду, потом еще тратя драгоценные ресурсы на свалки отбросов и их
переработку. Требуется снижать «поголовье» самого расточительного и неэффективного
вида транспорта — легковых автомобилей. Если в 1986-м по планете бегало
полмиллиарда автомобилей, то в 2018-м — 1,2 миллиарда. К 2030-му их будет уже два
миллиарда. Страшно подумать о поголовье автомобилей к середине столетия…

Как пишет профессор Лестер Туроу в своем «Будущем капитализма», американец,


родившийся в 1990 году, произведет за время своей жизни 1 миллион килограммов
атмосферных отходов, 10 миллионов килограммов жидких отходов и еще миллион кило
отходов твердых. Чтобы иметь средний американский уровень жизни, он потребит за
свою жизнь 700 тонн полезных ископаемых, 24 миллиарда британских единиц тепловой
энергии (что равносильно 4 тысячам баррелей нефти), съест 25 тонн растительной пищи
и 28 тонн мяса, что равносильно забою двух тысяч животных.

Но попробуйте-ка убедить жителей не только Запада, но и пробужденного Востока


добровольно отказаться от возможности жить так же, как и западный средний класс!
Начав в 1980-х Великое переселение промышленности из Соединенных Штатов и Европы в
бедные теплые страны Азии, хозяева Запада запустили необратимый процесс. Подъем
промышленности в Азии породил перемещение туда и финансов мира, и бурный рост
нового обывательского, потребительского класса в возникающих мегалополисах и
агломерациях. Сотни миллионов жаждущих хорошей жизни пополняют несметную рать
пожирателей ресурсов, благодаря коим сонмища фабричных и выхлопных труб превращают
Землю в подобие жаркой Венеры. А потом таких новых потребителей станет миллиард, в
дополнение к миллиарду Запада. Попробуйте заставить индийцев или китайцев, попавших
в разряд зажиточных, не покупать автомобилей. И получите не только «парниковый
эффект», но и покрытые слоем пластикового мусора реки и моря. Уже сегодня
богатеющие китайцы, уповая на бредовые рецепты своей медицины, создают богатейший
спрос на услуги браконьеров, истребляющих ради покупателей из Поднебесной тысячи
слонов и носорогов (ради их рогов и бивней), множество исчезающих видов диких
животных.

Китай вообще пожирает все, как саранча. Иногда стоит обратиться к истории начала ХХ
века, когда Китай был еще слаб. Но и в ту пору китайцы слыли истребителями природы.
Ознакомимся с уникальным явлением в мировой литературе: книгами Владимира Арсеньева
«Дерсу Узала» (основа — путешествие 1902-го) и «По Уссурийскому краю» (записи за
1902–1906 годы). Произведения военного востоковеда и путешественника Арсеньева есть
сплав художественной литературы и точнейших дневников его полевых исследований. И
там — полно о китайцах, которые тогда буквально заполоняли Приморье и вовсю его
эксплуатировали. Причем именно самостоятельно — ибо сам Китай в те годы был единым
весьма условно, его самого нещадно когтили западные державы и Япония. Но китайской
народной экспансии это вовсе не мешало, как и варварскому истреблению китайцами
природы (только СССР на 70 лет выставит китайцев отсюда, и только после 1991-го они
вновь явятся в те же земли). Полистаем издание — В.К. Арсеньев. «По Уссурийскому
краю. Дерсу Узала» — Москва, «Правда», 1983 год. Отмечу, что эта книга в РФ к
экстремистским не причислена.

Арсеньев рисует одну и ту же жуткую картину в Приморье. Китайцы являются, создают


организованные общины, в них выдвигаются лидеры. Китайцы, наплевав на формально
русскую юрисдикцию, устанавливают свои законы. Местное население (тазов-удегейцев)
они порабощают. То есть загоняют их в долги, зачастую подсаживая на опиум. Потом
отбирают за долги жен и детей себе в рабство. Должник тоже пашет на кредиторов.
Любое возмущение — и тазов убивают. Китайцы очень любили хоронить туземцев заживо
(потом с ними самими это будут делать японские оккупанты в 1930-е). Арсеньев сам
видел могилы живьем погребенных, убивших китайца-займодавца. К ногтю прижимают и
корейцев. Сами китайцы выжимают из территории все — истребляют уникальную фауну,
ищут коренья женьшеня, добывают водоросли и моллюсков. А умирать уезжают в родной
Китай.

Вот Арсеньев рисует картинку: его отряд встречает корейцев, которые ловят
карликовых оленей — кабаргу. Корейцы, поймав четырех кабарожек, оттаскивают в
сторону трех, на съедение воронам. Почему? Да потому, что китайцы платят только за
мускусные железы кабарги, а они — лишь у самцов. Китайские скупщики дают по рублю
за железу. По словам корейского браконьера, они за сезон взяли 125 кабарожек, и 75
% из них — самки.

«…Куда ни взглянешь, всюду наталкиваешься на хищничество. В недалеком будущем


богатый зверем и лесами Уссурийский край должен превратиться в пустыню…» — выводит
перо Владимира Клавдиевича.

«У себя на родине китайцы уничтожили все живое. У них в стране остались только
вороны, собаки и крысы. Даже в море, вблизи берегов, они уничтожили всех трепангов,
крабов, моллюсков и всю морскую капусту. Богатый зверем и лесами Приамурский край
ждет та же участь, если своевременно не будут приняты меры к борьбе с хищничеством
китайцев…»

Эти строки Арсеньев написал, когда увидел у фанзы китайца сарай, целиком набитый
оленьими жилами, связанными в пачки. Килограммов на 700 одних сухожилий. Ибо их
охотно покупают в Китае. В том же сарае Арсеньев увидел и сотню шкурок молодых
тюленей-сивучей.

«Большего хищничества, чем здесь, я не видел!» — пишет Арсеньев.

Неужели вы думаете, что КНР вот так просто откажется не наращивать потребление
своего обывателя?
Мясоеды и глобальное потепление

Новые богачи и просто обеспеченные обыватели тех же Китая да Индии хотят хорошо
питаться, они желают кушать мясо. Причем не только птичье, но и свиное, и коровье.
Между тем растущее птице- и