Вы находитесь на странице: 1из 150

ДИАГНОСТИКА,

ЛЕЧЕНИЕ И ПРОФИЛАКТИКА
ИММУНОДЕФИЦИТОВ ПТИЦ

2-е издание, переработанное и дополненное

М инск
«Бизнесофсет»
2008
УДК 619:616.233-002-022.7:578.834-084:636.527.58

Д и агн о сти ка, лечение и профилактика иммунодефицитов


птиц / Б .Я. Бирман [и др.]. — 2-е изд., перераб. и доп. —
Минск : Бизнесофсет, 2008. — 148 с. ISBN 978-985-6649-83-0

В монографии даны морфологическая и функциональная характеристика


иммунной системы птиц, классифицированы иммунодефициты различного
происхождения, описаны методы диагностики и лечения, а также меры по
профилактике иммунодефицитов птиц.
Монография предназначена для специалистов государственных ветеринар­
ных служб, научных организаций, специалистов птицеводческих хозяйств,
студентов факультетов ветеринарной медицины и слушателей курсов повы­
шения квалификации высших сельскохозяйственных учреждений образова­
ния.
Рекомендовано к публикации Ученым Советом РНИУП «Институт экспе­
риментальной ветеринарии им. С.Н. Вышелесского Национальной академии
наук Беларуси», протокол № 5 от 5 апреля 2004 г.
Таблиц 9. Рис. 42. Библиог. 434.

Авторы:
д-р ветеринар, наук, проф. Б.Я. Бирман ;
канд. ветеринар, наук, доц. И.Н. Громов ;
д-р ветеринар, наук, проф. B.C. Прудников ;
канд. ветеринар, наук С.Л. Борознов
ветеринарный врач И.В. Брило

Рецензенты:
д-р ветеринар, наук, проф., акад. НАН Беларуси Н.А. Ковалев;
канд. ветеринар, наук, доц. К.К. Дягилев

ISBN 978-985-6649-83-0 © Оформление. ПЧУП «Бизнесофсет», 2008


СОДЕРЖАНИЕ
1. МОРФОЛОГИЧЕСКАЯ И ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ 4
ХАРАКТЕРИСТИКА ИММУННОЙ СИСТЕМЫ ПТИЦ
1.1. Органы иммунной системы 4
1.2. Иммунокомпетентные клетки и их функции 20
1.3. Гуморальные факторы неспецифической иммунной
реактивности 26
2. ИММУНОДЕФИЦИТЫ ПТИЦ 29
2.1. Классификация иммунных дефицитов 29
2.2. Первичные иммунодефициты 29
2.3. Возрастные иммунодефициты 30
2.4. Вторичные иммунодефициты 32
2.4.1. Иммунодефициты при вирусных инфекциях 32
2.4.2. Иммунодефициты при бактериальных инфекциях 48
2.4.3. Иммунодефициты при паразитозах 50
2.4.4. Иммунодефициты неинфекционного происхождения 52
3. ОЦЕНКА ИММУННОГО СТАТУСА ПТИЦ 76
3.1. М орфологическое исследование органов иммунной системы 76
3.2. Определение показателей неспецифической иммунной реак­
тивности 78
3.3. Определение количества и функциональной активности Т-
и В-лимфоцитов 85
3.4. Определение иммуноглобулинов 89
4. ЛЕЧЕНИЕ ИММУНОДЕФИЦИТОВ ПТИЦ 92
5. ПРОФИЛАКТИКА ИММУНОДЕФИЦИТОВ ПТИЦ 97
Литература 117

3
1. М О РФ О ЛО ГИ ЧЕСКА Я И Ф У НКЦИОНАЛЬНАЯ
Х А РА К Т Е РИ С Т И К А И М М У Н Н О Й С И С Т Е М Ы П Т И Ц
Иммунитет - защита организма от всего генетически чужеродного:
микроорганизмов, чужих клеток или измененных собственных клеток и тка­
ней /Р.В. Петров, 1999; А.А. Ярилин, 1999/.
Защитные реакции организма выполняются иммунной системой /М.Р.
Сапин, Л.Е. Этинген, 1996, с. 30-32/. Она состоит из органов и тканей, в ко­
торых происходит образование и взаимодействие иммунокомпетентных кле­
ток, а также протекают иммунные реакции. Кроме органов и тканей, в состав
иммунной системы входят отдельные иммунокомпетентные клетки, разбро­
санные по всему организму и выполняющие функции надзора за иммунным
(антигенным) гомеостазом.
Особенностями иммунной системы является то, что она генерализова­
на по всему телу, ее клетки постоянно циркулируют через кровоток, она об­
ладает уникальной особенностью вырабатывать сугубо специфические моле­
кулы антител, различные по своей специфике в отношении каждого антигена
/М.Р. Сапин, Л.Е. Этинген, 1996, с. 3-5; Ю .Н. Федоров, О.А. Верховский,
1996, с. 7/.
В соответствии со своей функцией и ролью в развитии иммунитета все
органы иммунной системы делятся на центральные и периферические /А.А.
Ярилин, 1999, с. 74-96; P.M. Хаитов и др., 2000, с. 42; С.Б. Селезнев, 1996;
1999; 2000; 2001; 2003/.
Функция центральных органов иммунной системы - осуществление
первичной антигеннезависимой дифференцировки иммунокомпетентных
клеток под воздействием специфических факторов - поэтинов, вырабатывае­
мых стромой таких органов. При этом на поверхности иммунокомпетентных
клеток происходит образование специфических рецепторов /Г.Н. Дранник и
др., 1994, с. 11; Д.К. Новиков, 1999, с. 15/.
В периферических органах иммунной системы происходит вторичная
антигензависимая дифференцировка Т- и В-лимфоцитов, т.е. образуются им­
мунокомпетентные клетки, способные уничтожать чужеродный агент /Р.В.
Петров, 1999; А.А. Ярилин, 1999/.

1.1. О р га н ы им м унной систем ы

К центральным органам иммунитета у птиц относят костный мозг, ти­


мус и бурсу Фабрициуса. К остн ы й м озг является одновременно органом
кроветворения и органом иммунной системы /А.А. Ярилин, 1999, с. 74-96;
В.Г. Галактионов, 2000, с. 134; Ю.В. Конопатов, Е.Е. Макеева, 2000; С.Б. Се­
лезнев, 2001; 2003/. Несмотря на территориальную разобщенность, функцио­
нально костный мозг связан в единый орган благодаря миграции клеток и ре­
гуляторным механизмам. Выделяют красный костный мозг и желтый (ожи­
ревший) /О.В. Александровская и др., 1987, с. 281/. В красном костном мозге
содержатся полипотентные стволовые клетки - предшественники всех кле­
ток крови и лимфы. Стволовые клетки образуют колонии кроветворных и

4
лимфообразующих элементов (клонов). В гемоцитопоэтической (миелоид-
ной) ткани красного костного мозга из стволовых клеток образуются клетки-
предшественники, из которых путем деления и дифференцировки образуют­
ся эритроциты, лейкоциты, тромбоциты и моноциты /И.А. Болотников, Ю.В.
Соловьев, 1980, с. 66-89; С.Б. Селезнев, 2003/. Стволовые клетки заселяют
также тимус и бурсу Фабрициуса, где они дифференцируются соответствен­
но в Т- и В-лимфоциты.
Строму красного костного мозга образуют соединительнотканные пе­
рекладины, отходящие от эндооста кости. Ретикулярные клетки и волокна
образуют микроокружение и играющие важную роль в пролиферации и диф-
ференцировке клеток. В эндотелиальной выстилке капилляров, а также среди
элементов ретикулярной ткани находятся макрофаги. В петлях ретикулярной
сети располагаются молодые и зрелые гемопоэтические элементы /О.В.
Александровская и др., 1987, с. 281; В.И. Соколов, Е.И. Чумасов, 2004, с.
236/. Развивающиеся клетки крови лежат островками. Эти островки являются
дифферонами различных клеток крови (рисунки 1; 2; 3; 4). Среди клеток ко­
стного мозга преобладают зрелые и почти зрелые клетки. Они при необходи­
мости поступают в кровь.
В норме в кровь поступают только зрелые клетки /А.А. Ярилин, 1999,
с. 74-96; В.Г. Галактионов, 2000, с. 134/. При этом в плазмолемме появляются
ферменты, разрушающие основное вещество вокруг капилляра, что облегча­
ет выход клеток в кровь. Незрелые клетки таких ферментов не имеют.
Кроме красного, есть желтый костный мозг /С.Б. Селезнев, 1996; 1999;
2000; В.И. Соколов, Е.И. Чумасов, 2004, с. 236/. Он находится в диафизах
трубчатых костей. Состоит из ретикулярной ткани, которая местами замещ е­
на на жировую. Ж елтый костный мозг - это резерв. При кровопотерях в него
заселяются гемопоэтические элементы и он превращается в красный костный
мозг.
Таким образом, желтый и красный костный мозг - это два функцио­
нальных состояния одного кроветворного органа.
Т им ус (вилочковая железа) контролирует формирование и нормальное
функционирование иммунной системы организма путем создания разнород­
ной популяции Т-лимфоцитов и выработкой гуморальных факторов (гормо­
нальной природы), воздействующих на периферические органы иммунной
системы /С.Б. Селезнев, 2001; А.А. Ярилин, 1999, с. 75-87; J. Miller, 1988;
М.A. Qureshi et al, 1998; S.A. Elmore, 2006/.
У птиц тимус состоит из двух удлиненных долей, лежащих под кожей в
области шеи. У кур, в отличие от водоплавающих птиц, каждая доля состоит
из 6-8 овальных долек /И.М. Луппова, 1998, с. 37-38; С.Б. Селезнев, 2000/.
Дольки тимуса окружены соединительнотканной капсулой, от которой
внутрь органа проходят прослойки рыхлой соединительной ткани. Паренхи­
ма долек тимуса состоит из корковой зоны, где формируется набор клонов Т-
лимфоцитов, и мозговой, где располагаются рециркулирующие популяции
лимфоцитов (рисунок 5).

5
Р исунок 1. М азок костного м озга 130-дневного м оло д н як а кур. Гемопо-
эти ческие к л е тк и п редставл ен ы эри трои д н ы м и к л е тк ам и на р азли ч н ы х
этап ах ди ф ф еренци ровки. О к р а ск а по Р ом ановском у-Г и м за (х1200).

Рисунок 2. М икроф ото. М азо к костного м озга п ти ц м олодн яка кур


130-дневного возраста. С реди костном озговы х к л е то к преобладаю т
п севдоэозиноф илы разли ч н ой степени зрелости. О к р а с к а по Романов-
ском у-Г им за (х1200).
Р и сун ок 3. М азок костного м озга 130-дневного м олод н яка кур. О стр о вки
к л ето к тром боцитарн ого ряда. О к р а ск а по Р ом ановском у-Г им за (х1200).

Р исунок 4. М икроф ото. М азок костного м озга пти ц м олодн яка кур
130-дневного возраста. К р оветворн ы е к л е тк и п ред ставлен ы окси ф и ль-
н ы м и норм оц итам и, зрелы м и и ди ф ф ерен ц и рован н ы м и ф орм ам и л и м ­
ф оцитов. О к р а ск а по Ром ановском у-Гим за (х1200)
7
Клеточный состав тимуса представлен преимущественно клетками
двух типов: лимфоидными и эпит елиоретикулярными /С.Б. Селезнев, 2000;
2001; И.С. Фрейдлин, 1997; М. Khalil et al, 2003/. Эпителиоретикулоциты ти ­
муса являются клеточной основой специфического микроокружения, под­
держивающего и управляющего процессами пролиферации и дифференци-
ровки Т-предшественников. Большинство авторов рассматривают процесс
созревания лимфоцитов как ряд последовательных изменений, разверты­
вающихся в направлении от коркового вещества к мозговому /М.Р. Сапин,
Л.Е. Этинген, 1996, с. 54; P.M. Хаитов и др., 2000, с. 47; А.А. Ярилин, 1999, с.
75-87/. В субкапсулярную зону поступают стволовые клетки крови из крас­
ного костного мозга. Они превращаются в лимфобласты и начинают тесно
контактировать с клетками - кормилицами. Эти клетки вырабатывают тимо-
зин (тимопоэтин), который стимулирует дифференцировку Т-лимфоцитов,
т.е. превращение предшественников в зрелые Т-лимфоциты. По мере диффе-
ренцировки Т-лимфоциты постепенно перемещаются в более глубокие зоны
коры, где начинают контактировать с эпителиальными дендритными клетка­
ми. Эти клетки контролируют образование аутореактивных лимфоцитов. Ес­
ли образующийся лимфоцит способен реагировать против собственных анти­
генов организма, то такой лимфоцит получает от эпителиальной дендритной
клетки сигнал (природа его неизвестна), после чего начинается его гибель и
уничтожение макрофагами. Нечувствительные к собственным антигенам
лимфоциты проникают в самые глубокие зоны коры и на границе с мозговым
веществом через посткапиллярные вены с высоким эндотелием попадают в
кровь, а затем в Т-зависимые зоны периферических лимфоидных органов, где
идет антигензависимый лимфоцитопоэз. Таким образом., функция коркового
вещества - дифференцировка (антигеннезависимая) и селекция Т-
лимфоцитов. Прошедшие обучение в железе Т-лимфоциты с током крови
мигрируют в тимусзависимые зоны периферических органов иммунной сис­
темы /G. Pearse, 2006/.
Мозговое вещество содержит также соединительнотканную строму, ре-
тикулоэпителиальную основу и лимфоциты, которых значительно меньше -
3-5% от всех лимфоцитов Тимура /С.Б. Селезнев, 1996; 1999/. Часть лимфо­
цитов мозгового вещества, очевидно, являются лимфоцитами, поступившими
из периферических органов иммуногенеза. Их роль не совсем ясна, но И.А.
Стельмах, А .Г. Беловешкин /2006/, М. A. Qureshi et al /1998/ предполагают,
что они приносят с периферии в тимус определенную информацию, которая
учитывается при образовании новых лимфоцитов в корковом веществе, т.е.
играют регуляторную функцию. В мозговом веществе есть эпителиальные
тимические тельца Гассаля. У водоплавающих птиц они представляют кон­
центрические наслоения уплощенных продолговатых эпителиоцитов. У кур
тельца Гассаля оксифильные, отличаются гомогенностью и полиморфизмом,
хотя чаще имеют округло-овальную форму (рисунок 6). Возможные функции
телец Гассаля: образование гормонов тимуса; место гибели аутореактивных
Т-лимфоцитов /М.Р. Сапин, Л.Е. Этинген, 1996, с. 54; В.Г. Галактионов,
2000, с. 138/.
Рисунок 5. М икроф ото. Т им ус ц ы п л ен к а 22-дневного возраста. В до л ь­
ках произош ла возрастн ая ди ф ф еренц ировка парен хи м ы на корковое
и мозговое вещ ество. О к р а ск а гем атоксилин-эозином х 120.

Рисунок 6. М икроф ото. М озговое вещ ество тим уса ц ы п л ен к а 46-


дневного возраста. Т ел ьц а Г ассал я представлены м нож ествен н ы м и ,
м елким и, гом огенны м и структурам и различной ф орм ы . О к р а ск а гем а-
токсилин-эозином х 240.
Б урса Ф абрициуса (фабрициева бурса) является центральным органом
иммунной системы птиц, в котором из стволовых клеток костного мозга
формируется популяция бурсазависимых лимфоцитов (В-лимфоцитов). В
дальнейшем В-лимфоциты покидают бурсу и заселяют тимуснезависимые
зоны периферических органов и структур иммунной системы, где под влия­
нием антигенов происходит их размножение, вторичная дифференцировка и
превращение в антителосинтезирующие плазматические клетки /С.Б. Селез­
нев, 2000; 2001; 2003; Ю.В. Конопатов, Е.Е. Макеева, 2000; В.Г. Галактионов,
2000, с. 147; С.В. Смолов, 2002; Е. Paramithiotis, M.J. Ratcliffe, 1994; М.А.
Qureshi et al 1998; С.Е. Sayegh et al, 1999/.
Бурса Фабрициуса представляет собой полостной лимфоэпителиаль­
ный орган, который располагается в дорсальной части стенки клоаки в виде
карманообразного выпячивания /С.Б. Селезнев, 2001; 2003/, слегка удлинен­
ного у водоплавающих птиц. Стенка бурсы Фабрициуса состоит из слизи­
стой, мышечной и серозной оболочек. Слизистая оболочка имеет первичные
и вторичные складки, покрытые многорядным призматическим эпителием. В
складках слизистой оболочки находятся многочисленные лимфоидные узел­
ки, состоящие из корковой и мозговой зоны (рисунки 7; 8).
Корковая зона, расположенная на периферии лимфоидного узелка,
представляет собой ретикулярную ткань, заполненную малыми и средними
лимфоцитами. Мозговая зона, занимающая центральную зону узелка, обра­
зована эпителиальной тканью и содержит преимущественно большие и сред­
ние лимфоциты /С.Б. Селезнев, 1996; 1999; 2000; Е.В. Черникова, 2003; Г.А.
Красников и др., 2006/. Зоны узелка отделены друг от друга базальной мем­
браной и слоем эпителиоцитов / В Л. Onyeanusi et al, 1993; S. Ekino et al, 1994;
M. Sugimura et al, 1994/.
К пери ф ерическим орган ам иммунной системы птиц в настоящее
время относят селезенку, железу Гардера, слезную железу, скопления лим­
фоидной ткани, расположенные в стенках полых органов пищеварительной
системы (пищеводная миндалина, дивертикул Меккеля, слепокишечные
миндалины, пейеровы бляшки, одиночные лимфоидные узелки), системы ор­
ганов дыхания и мочеполового аппарата, диффузно рассеянную в слизистых
оболочках трубчатых органов лимфоидную ткань, а также многочисленные
лимфоциты, клетки системы мононуклеарных фагоцитов и микрофаги, нахо­
дящиеся в крови, лимфе, тканях и органах, где они выполняют функцию по­
иска, обнаружения и уничтожения всего генетически чужеродного /С.Б. Се­
лезнев, 2000; 2001; 2003; А.А. Ярилин, 1999, с. 91-96/.
С елезенка является основным периферическим органом иммунной
системы у птиц, биологическим фильтром кровеносной системы. Под влия­
нием антигенов, присутствующих в крови, в ней происходит образование
клеток, продуцирующих гуморальные антитела или участвующих в реакциях
клеточного иммунитета. Формирование селезенки начинается на 4 сутки ин­
кубации в виде скоплений клеток мезенхимы.

10
Рисунок 7. М икроф ото. Б урса Ф абрициуса ц ы п л ен к а 22-дневного воз­
раста. В ск л ад ках слизистой оболочки залегаю т л и м ф о и дн ы е узелки,
разделенны е то н к и м и п рослой кам и ры хлой соединительной тк ан и .
О к р а ск а гем атоксилин-эозином х 120.

Р исунок 8. М икроф ото. Б урса Ф абрициуса 46-дневного ц ы п л ен к а. В п ро­


слойках м еж узелковой соединительной т к а н и обнаруж иваю тся плазм об-
л асты , незрелы е и зрелы е п л азм ати чески е к л етк и . О к р аск а гем атокси -
лин-эозином х 480.
Р исунок 9. М икроф ото. С елезен ка ц ы п л ен к а 22-дневного возраста. Б е­
л а я п у л ьп а п редставлен а диф ф узной лим ф оидн ой тк ан ь ю , а та к ж е л и м ­
ф оидны м и узелкам и , располож енны м и около ар тер и й среднего к ал и б р а.
О к р а ск а гем атоксилин-эозин ом х 240.

В первые дни постэмбрионального развития в селезенке обнаружива­


ются диффузные лимфоидные скопления /Ю.В. Конопатов, Е.Е. Макеева,
2000; М.А. Qureshi et al, 1998/.
У кур селезенка имеет округло-овальную форму, а у водоплавающих
птиц - слегка уплощенную /И.М. Луппова, 1998, с. 37-38; С.Б. Селезнев,
1996; 1999; 2003/. Орган покрыт соединительнотканной капсулой, от которой
вглубь селезенки отходят перегородки (трабекулы) /И.М. Луппова, 1998, с.
37-38; С.В. Смолов, 2002/. Между трабекулами находится паренхима селе­
зенки - ее пульпа, в которой различают красную и белую пульпу.
Белая пульпа образована периартериальными муфтами (тимусзависи-
мая ткань), лимфоидными узелками (бурсазависимая ткань) и эллипсоидны­
ми макрофагально-лимфоидными муфтами (рисунок 9). В петлях ретикуляр­
ной стромы белой пульпы располагаются лимфоциты, плазмоциты и другие
иммунокомпетентные клетки. Периартериальные муфты (Т-зоны) залегают
вокруг центральных артерий / B.I. Onyeanusi, 2006/. Т-лимфоциты составля­
ют около 60% всех лимфоцитов белой пульпы. При иммунном ответе по кле­
точному типу эта зона увеличивается в размерах. В периартериальной зоне
есть фиксированные (интердигитирующие клетки) и свободные макрофаги.
Так как в лимфоидных узелках накапливаются в основном В-
лимфоциты, то они являются В-зависимой зоной / С.Б. Селезнев, 1996; 2001;
2003; J. Mast et al, 1999/.

12
Микроокружением для В-лимфоцитов в лимфоидных узелках являются
фолликулярные дендритные клетки, представляющие разновидность макро­
фагов (фиксированные макрофаги селезенки). Они фиксируют на своей по­
верхности антигены, и, сохраняя память об этих антигенах, передают инфор­
мацию о них В-лимфоцитам. Красная пульпа - совокупность структур селе­
зенки за исключением белой пульпы, капсулы и трабекул. Она состоит из
пульпарных синусов и пульпарных тяжей. Пульпарные тяжи в основе содер­
жат ретикулярную ткань. Между ретикулярными клетками находятся эрит­
роциты, зернистые и незернистые лейкоциты, плазмоциты на разных стадиях
созревания. Функция пульпарных тяжей - распад старых эритроцитов и со­
зревание плазмоцитов / M.F. Cesta, 2006/.
Ж елеза Г ардера (железа третьего века) у птиц расположена на по­
верхности глазного яблока, в медиальном углу периорбиты. Парная железа
имеет удлиненное и уплощенное тело неправильной формы и проток, откры­
вающийся в полость конъюнктивального мешка. Соединительнотканная кап­
сула отдает вглубь органа перегородки, разделяющие паренхиму железы на
секретирующие ячейки и лимфоидную ткань (рисунок 10), которая представ­
лена диффузными скоплениями и узелками /С.Б. Селезнев, 1996; 2003; D.
Wolcorr et al, 2000; T.R. Scott et al, 2005/.

Рисунок 10. М икроф ото. Ж елеза Г ардера ц ы п л ен к а 22-дневного возрас­


та. П аренхим а ж елезы представлен а секретирую щ им и яч ей к ам и , а т а к ­
же диф ф узной лим ф оидной тк ан ью . В последней обнаруж иваю тся зре­
л ы е и бластны е ф орм ы л и м ф оцитов, а такж е м акроф аги .
О к р а ск а гем атоксилин-эозином х 480.

13
Железа Гардера является железисто-лимфомакрофагальным органом,
обладает высокой антителогенной активностью, продуцирует много секре­
торного IgA, который обнаруживается во всех эпителиальных клеточных
элементах железы /ВЛ. Onyeanusi et al, 1993; К. Ohshima, К. Hiramatsu, 2002;
С.А. Oliveira et al, 2006/. Установлена корреляция между содержанием плаз-
моцитов в железе Гардера и ее антителогенной активностью.
С л езн ая ж елеза у кур является парным органом, который находится
непосредственно на глазном яблоке в орбитальном углу глаза, имеет тело и
выводной проток. Проток железы открывается на внутренней поверхности
нижнего века /С.Б. Селезнев, 2000; .2001; D. W olcorr et al, 2000/. Тубулы слез­
ной железы построены из призматического эпителия. Гистологически слез­
ная железа напоминает железу Гардера. Слезная железа обладает слабой ан­
тителогенной активностью. У цыплят первого года жизни плазматическими
клетками в органе синтезируется незначительное количество иммуноглобу­
линов.
Л и м ф ои дн ая т к а н ь п и щ евари тел ьн ого т р а к т а у птиц представлена
диффузной лимфоидной тканью, лимфоидными узелками, пейеровыми
бляшками, пищеводной и слепокишечными миндалинами, дивертикулом
Меккеля. Диффузная лимфоидная ткань в слизистой оболочке пищевари­
тельного тракта представлена малыми, средними и большими лимфоцитами.
Здесь же встречаются макрофаги, псевдоэозинофилы, эозинофилы, тучные
клетки /M.F. Cesta, 2006; S.A. Elmore, 2006/.
П ищ еводн ая (эзоф аги ал ьн ая) м и н дали на у птиц является непарным
образованием, находится в основной пластинке пищевода на месте его пере­
хода в железистый желудок /С.Б. Селезнев, 1996; 1999; 2000; N. Nagy et al,
2005; S.A. Elmore, 2006/. Состоит из нескольких складок слизистой оболочки.
Эпителий слизистой оболочки образует углубления в собственную пластин­
ку. В собственной пластинке слизистой оболочки находятся лимфоидные
узелки (рисунок 11).
Д и верти кул М екк ел я является рудиментом желточного мешка, рас­
положен почти посредине тощей кишки. Слизистая оболочка образует склад­
ки, где находятся люберкю н о в ы железы и лимфоидная ткань в виде диффуз­
ных скоплений и лимфоидных узелков (рисунки 12; 13).
С л еп оки ш ечн ы е (ц ек ал ьн ы е) м и н д ал и н ы у птиц - парные лимфо­
эпителиальные образования овальной формы, выступающие в виде валиков у
основания слепых кишок. В собственном и подслизистом слоях слизистой
оболочки находятся многочисленные лимфоидные узелки - В-зоны, состоя­
щие из зрелых и бластных форм В-лимфоцитов (рисунок 14).
П ейеровы б л яш к и - это групповые лимфоидные узелки тонкого ки­
шечника. У курицы в тонком кишечнике насчитывается 6-8 пейеровых бля­
шек /С.Б. Селезнев, 2001; P. Garside et al, 2004/. В области пейеровых бляшек
стенка кишки выпячивается в виде купола. Под эпителием, покрывающем
купол, есть антигенпредставляющие клетки - отростчатые макрофаги.

14
Р исунок 11. М икроф ото. С л и зи стая оболочка пищ еводной м и н дал и н ы
ц ы п л ен к а 22-дневного возраста. М ежду элем ентам и р ы хлой соедини­
тел ьн ой т к а н и в ы я в л я ю т с я единичны е л и м ф ои дн ы е узелки.
О к р а ск а гем атоксилин-эозином х 120.

Р исунок 12. М икроф ото. Д и верти к ул М ек к ел я ц ы п л ен к а 22-дневного


возраста. В собственной п л асти н к е слизистой оболочки обнаруж иваю тся
скоп лен и я ли м ф оц итов, бластов и проплазм оцитов.
О к р а ск а по Б р аш е х 480.
Рисунок 13. М икроф ото. Д и верти к ул М е к к ел я ц ы п л ен к а 37-дневного
возраста. Л и м ф ои дн ая т к а н ь п редставлен а ди ф ф узн ы м и скоп лен и ям и и
у зелкам и , залегаю щ им и в собственном слое слизистой оболочки.
О к р а ск а гем атоксилин-эозин ом х 240.

Рисунок 14. М икроф ото. С л еп о ки ш еч н ы е м и н д ал и н ы ц ы п л ен к а


22-дневного возраста. М н огочисленн ы е л и м ф о и дн ы е узелки.
О к р а ск а гем атоксилин-эозин ом х 900.
16
В системе орган ов д ы х ан и я п ти ц скопления лимфоидной ткани обна­
руживаются в слизистой оболочке бронхов, в соединительной ткани пара­
бронхов /В.В. Однороб, 1988; 1990; О.В. Литвиненко, 2003/. Лимфоидная
ткань выявляется также в почках, печени, поджелудочной железе, надпочеч­
никах, скелетной мускулатуре, миокарде, железах внутренней секреции и по­
ловых органах (рисунки 15; 16; 17; 18).
Изучению морфологии иммунной системы птиц в норме и при патоло­
гии посвящено значительное количество работ ряда исследователей. По мне­
нию большинства авторов, к моменту вылупления цыпленка органы иммун­
ной системы не заверш ают своего развития, а периферические органы им­
мунной системы достигают морфофункциональной зрелости лишь к моменту
полового созревания /Ю .В. Конопатов, Е.Е. Макеева, 2000; С.Б. Селезнев,
2001; В. Click, 1994; P.G. Zanella et al, 2000; M. Yasuda et al, 2002/.
При этом у водоплавающих птиц заселение периферических органов
иммунитета иммунокомпетентными клетками происходит значительно позд­
нее, по сравнению с сухопутными, а степень развития лимфоидной ткани в
указанных органах низкая. Это связано, очевидно, с особенностями условий
обитания водоплавающих птиц, предопределяющих значительно меньшие
антигенные нагрузки, по сравнению с сухопутными птицами.
Ряд исследователей считают, наличие у птиц хорошо развитой лимфо­
идной ткани в органах дыхания, пищеварительной трубке других внутренних
органах компенсирует, по-видимому, отсутствие лимфоузлов /С.Б. Селезнев,
2001; С.В. Смолов, 2002; М.А. Qureshi et al, 1998/.
Наличие в периферических органах иммунной системы, расположен­
ных на пути возможного внедрения антител, узелковой лимфоидной ткани
является признаком их высокой морфологической зрелости, способности ме­
стного воспроизводства клеток лимфоидного ряда /С.Б. Селезнев, 2000; 2003;
J. Mast et al, 1999; B.I. Onyeanusi, 2006/.
При этом у птиц, в отличие от млекопитающих, бластные формы В-
лимфоцитов залегают диффузно по всему периметру лимфоидного узелка.
Центральное расположение бластов, характерное для лимфоидных узелков
млекопитающих, обнаруживается крайне редко как исключение. В связи с
этим у птиц отсутствуют светлые (реактивные) центры лимфоидных узелков.
Это значительно усложняет морфологическую дифференцировку лимфоид­
ных узелков на первичные, или неактивные, и вторичные или активные.
Выявлена закономерность ранней возрастной инволюции органов им­
мунной системы в онтогенезе, сначала центральных, а затем периферических
/С.Б. Селезнев, 1996; 1999; 2000; 2001; В. Glick, 1994; R. Lee et al, 1999; P.G.
Zanella et al, 2000; S.A. Elmore, 2006/.
В тимусе происходит сужение корковой зоны долек, разрастание эле­
ментов соединительной ткани. В мозговой зоне появляются многочисленные
тельца Гассаля округлой или овальной формы, образующие конгломераты. В
дальнейшем лимфоидная ткань полностью замещается на соединительную и
жировую.

17
Р исунок 15. М икроф ото. П ечен ь м олод н яка к ур 130-дневного возраста.
В области тр и ад обнаруж иваю тся ск оп л ен и я диф ф узной лим ф оидной
тк ан и . О к р а ск а гем атокси лин-эозин ом х 480.

Р и сун ок 16. М икроф ото. П одж елудочная ж елеза 130-дневного м олод н яка
кур. Л им ф ои дн ы й узелок. О к р а с к а гем атоксили н -эози н ом х 480.

18
Р исунок 17. М икроф ото. П о ч к а м олод няка к ур 130-дневного возраста.
Д иф ф узн ы е скоп лен и я л и м ф оцитов в строме органа.
О к р а ск а гем атоксилин-эозином х 480.

Рисунок 18. М икроф ото. Н ад п очечн и к м олодняка к у р 130-дневного воз­


раста. С уб кап сул ярн ы е скопления диф фузной лим ф оидной тк ан и .
О к р а ск а гем атоксилин-эозином х 120.

19
В бурсе Фабрициуса отмечают разрастание межузелковой соедини­
тельной ткани с атрофией лимфоидных узелков, формированием в них мик­
рокист. В последующем происходит полное замещение лимфоидной ткани на
соединительную.
При действии вирусов, бактерий, ряда стресс-факторов различной
этиологии в тимусе и бурсе Фабрициуса усиливается гибель лимфоцитов, а
часть лимфоцитов уходит в кровь. Наступает ранняя инволюция тимуса и
фабрициевой бурсы, которая в отличие от возрастной называется акциден-
тальной, или временной /Г.А. Красников, 1994; 1996; 2000; 2006/. После
окончания действия стресс-фактора структура тимуса может вновь восста­
навливается.
В соответствии с анатомическим строением органы иммунной системы
птиц делят на компактные (костный мозг, тимус, селезенка), расположенные
по ходу кровеносных сосудов, и полостные (бурса Фабрициуса, железа Г ар-
дера, дивертикул Меккеля, пищеводная и слепокишечные миндалины), ле­
жащие в местах прямого контакта слизистых оболочек с антигенами /С.Б.
Селезнев, 2001/.
Таким образом, органы иммунной системы птиц представляют собой
генерализованную по всему телу, стратегически равномерно распределенную
защитную систему против генетически чужеродных клеток и веществ.

1.2. И м м уноком петентны е к л е тк и и их ф ун кц и и

Стремительное и разностороннее развитие иммунологии в настоящее


время позволило сформулировать основные современные представления о
реализации специфических иммунных реакций. Реализацию специфических
реакций обеспечивают 3 типа эффекторных клеток иммунной системы -
лимфоциты, макрофаги и микрофаги.
Основными клетками иммунной системы являются макрофаги и лим­
фоциты /В.Г. Галактионов, 2000, с. 152-181; P.M. Хаитов и др., 2000, с. 108-
143; М.Н. Pinard van der Laan, 2002; П .A. Красочко и др., 2005, с. 39/. Попу­
ляция последних гетерогенна по своему составу и представлена Т- и 13-
клетками, которые различаются по происхождению, дифференцировке и им­
мунным функциям /А.А. Ярилин, 1999, с. 20-50; В.Г. Галактионов, 2000, с.
152-192; Р.М. Хаитов и др., 2000, с. 71-143; P.G. Zanella et al, 2000/.
Т -л и м ф оц и ты дифференцируются из стволовых клеток крови в тимусе
под влиянием тимусного гормона тим озина/М .Р. Сапин, J1.E. Этинген, 1996,
с. 34; Д.К. Новиков, 1999, с. 38; Е.С. Воронин и др., 2002, с. 36/.
Т-лимфоциты имеют размер 6,5 мкм в диаметре, ядро округлое, ком­
пактное, интенсивно окрашенное, в цитоплазме много лизосом, высока ак­
тивность кислой фосфатазы /И.А. Болотников, Ю.В. Соловьев, 1980, с. 94-95;
И.М. Карпуть, 1986, с. 111-115; 1993, с. 42-45/. Т-лимфоциты несут на своей
поверхности ряд рецепторов: рецептор для распознавания антигена, рецепто­
ры для Fc-фрагмента антител, для митогенов (веществ, стимулирующих ми­
тоз), к гормонам. Большинство Т-лимфоцитов быстро рециркулируют, дли­

20
тельность жизни рециркулирующих клеток - 4-6 месяцев /Ю .Н. Федоров,
О.А. Верховский, 1996, с. 12; А.А. Ярилин, 1999, с. 31-50; В.Г. Галактионов,
2000, с. 152-181/. Из тимуса Т-лимфоциты поступают в периферические
лимфоидные органы иммунной системы. Там Т-лимфоциты расселяются в
особые зоны, которые называются Т-зависимыми (тимусзависимыми) зона­
ми. Это периартериальные муфты селезенки, интерфолликулярные зоны в
железе Гардера и слезной железе, в лимфоидной ткани трубчатых органов
пищеварительной (пищеводная и слепокишечные миндалин, дивертикул
Меккеля, пейеровы бляшки) и дыхательной систем /В.Г. Галактионов, 2000,
с. 152-192; P.M. Хаитов и др., 2000, с. 71-143; P.G. Zanella et al, 2000; М.Н. Pi-
nard van der Laan, 2002/. В Т-зонах есть интердигитирующие клетки - отрост-
чатые макрофаги, которые создают микроокружение для Т-лимфоцитов и пе­
редают им информацию об антигене. Кроме того, в Т-зонах есть особый вид
микрососудов - посткапиллярные венулы с высоким эндотелием. Через них
происходит миграция лимфоцитов из крови в орган. Высота эндотелия может
меняться, при этом изменяется скорость миграции.
В периферических органах иммунной системы происходит вторичная
антигензависимая дифференцировка Т-лимфоцитов /И.М. Карпуть, 1993, с.
42-45; В.Г. Галактионов, 2000, с. 152-181; P.M. Хаитов и др., 2000, с. 108-143;
Е.С. Воронин и др., 2002, с. 36/. Под влиянием антигена Т-лимфоциты диф­
ференцируются в субпопуляции эффекторных Т-лимфоцитов. Различают 6
субпопуляций Т-лимфоцитов, каждая из которых обуславливает определен­
ный ответ.
Т -к и л л ер ы разрушают генетически чужеродные клетки организма, а
также клетки, инфицированные вирусом /И.М. Карпуть, 1993, с. 42-45; А.А.
Ярилин, 1999, с. 31-50; М.А. Qureshi et al, 1998; М.Н. Pinard van der Laan,
2002/. Они распознают антиген при помощи своих рецепторов (антиген - это
чужеродная клетка) и прикрепляются к нему. При этом цитоплазматические
гранулы Т-киллеров перемещаются в зону контакта, их содержимое вызывает
разрыв мембраны клетки-мишени и ее осмотический лизис. Возможно раз­
рушение клетки - мишени и на расстоянии при помощи растворимых ве­
ществ, выделяемых Т-киллерами /В.Г. Галактионов, 2000, с. 152-192; Д.К.
Новиков, 1999, с. 38/. Они выделяют белки перфорины, которые повреждают
мембрану клеток-мишеней и вызывают их гибель.
Т -хелп еры в гуморальном иммунном ответе стимулируют бласттранс-
формацию В-лимфоцитов и превращение их в плазмоциты. Т-хелперы сти­
мулируются антигеном и интерлейкином-1 макрофагов /Р.М. Хаитов и др.,
2000, с. 108-143/. Под этим влиянием они вырабатывают медиатор интерлей-
кин-2 (Т-хелперный фактор), который и стимулирует бласттрансформацию
В-лимфоцитов /Д.К. Новиков, 1999, с. 39-40; Р.В. Тузова-Ю сковец, Н.А. Ко­
валев, 2006, с. 48-74, 146-150/.
Т -супрессоры напротив, подавляют реакцию бласттрансформации В-
лимфоцитов и, следовательно, иммунные реакции. Угнетение иммунного от­
вета Т- и В-лимфоцитов на антигены происходит за счет выделения Т-

21
супрессорами растворимых факторов /Г.Н. Дранник и др., 1994, с. 10; А.А.
Ярилин, 1999, с. 31-50/.
Т -ам п л и к ато р ы , являющиеся источником поддержания Т- лимфоци­
тов, не рециркулируют, располагаются в тимусе и селезенке, короткоживу-
щие /P.G. Zanella et al, 2000/.
Т -эф ф екторы образуются в результате взаимодействия Т-лимфоцитов
и антигенов, секретируют медиаторы иммунной системы — лимфокины /В.Г.
Галактионов, 2000, с. 152-192; P.M. Хаитов и др., 2000, с. 71-143/.
Т -л и м ф оц и ты им м унной п ам яти - долгоживущие Т-хелперы и Т-
супрессоры, потомки клеток, встречавшихся с антигенами и сохранивших к
ним рецепторы /Р.В. Тузова-Ю сковец, Н.А. Ковалев, 2006, с. 48-74,146-150/.
Они обеспечивают клеточно-опосредованный иммунитет, участвуют в
аллергических реакциях замедленного типа, трансплантационном и противо­
опухолевом иммунитете, развитии аутоиммунных процессов, в защите от ви­
русных, бактериальных и паразитарных болезней /В.Г. Галактионов, 2000, с.
152-181; М.Н. Pinard van der Laan, 2002/.
Таким образом, Т-система птиц, являясь эффектором клеточного, хел-
пером и супрессором гуморального иммунного ответа, поддерживает в рав­
новесии всю иммунную систему.
В -ли м ф оциты размером 8,5 мкм в диаметре, ядро рыхлое, слабо окра­
шенное, в цитолемме высока активность щелочной фосфатазы, имеют боль­
шую плотность иммуноглобулиновых детерминант на поверхности клетки
/И.А. Болотников, Ю.В. Соловьев, 1980, с. 94-95; Д.К. Новиков и др., 1998, с.
18; P.M. Хаитов и др., 2000, с. 71-105; П.А. Красочко и др., 2005, с. 45/. Они
также происходят из стволовых клеток костного мозга, мигрирующих в бур­
су Фабрициуса под влиянием выделяемого ею хемотаксического фактора
/В.Г. Галактионов, 2000, с. 184-192/. В бурсе Фабрициуса происходит не
только антигеннезависимый, но и антигензависимый этап дифференцировки
В-лимфоцитов /P.G. Zanella et al, 2000/.
Впоследствии В-лимфоциты, являясь предшественниками антитело­
синтезирующих плазматических клеток, заселяют бурсазависимые зоны (В-
зависимые зоны) периферических органов иммунной системы. Бурсазависи­
мые зоны - это лимфоидные узелки селезенки, гардеровой и слезной желез,
дивертикула Меккеля, пищеводной и слепокишечных миндалин, лимфоид­
ных агрегатов кишечника и органов дыхания /В.Г. Галактионов, 2000, с. 152-
192; А.А. Ярилин, 1999, с. 20-30; P.M. Хаитов и др., 2000, с. 71-105/. В этих
зонах находятся фолликулярные дендритные клетки - отростчатые макрофа­
ги, которые создают микроокружение для В-лимфоцитов и передают им ин­
формацию об антигене наряду с другими макрофагами (гистиоцитами). Они
также участвуют в иммунологической памяти.
При наличии Т-хелперного фактора В-лимфоциты трасформируются в
п л азм о ц и ты , секретирующие иммуноглобулины (IgG, IgA, IgM), обеспечи­
вающие гуморальные реакции иммунитета, а также В -клетки им м унной
п ам яти /Р.В. Тузова-Ю сковец, Н.А. Ковалев, 2006, с. 88-98, 146-150/. При
этом, одна плазматическая клетка синтезирует, как правило, иммуноглобу­

22
лины одного класса /Д.К. Новиков, 1999, с. 41/. В процессе эмбрионального
развития птицы первыми появляются клетки синтезирующие JgM, а перед
вылуплением в лимфоидной ткани эмбриона являются клетки, способные
синтезировать JgG. Есть данные /Ю .В. Конопатов, Е.Е. Макеева, 2000/, что
эти клетки происходят из клеток, синтезирующих JgM, но их клеточное ок­
ружение или гуморальные факторы заставляют переключаться на синтез JgG.
И лишь в начале постэмбрионального периода птицы начинается синтез JgA.
Плазмоциты имеют размеры 7-10 мкм, овальную форму с эксцентрично
лежащим ядром /И.А. Болотников, Ю.В. Соловьев, 1980, с. 96-97; И.М. Кар-
путь, 1986, с. 76-78; 1993, с. 42-45; Р.В. Тузова-Ю сковец, Н.А. Ковалев, 2006,
с. 168-171/. Ядерно-цитоплазматическое отношение низкое. Хроматин в ядре
создает картину колеса со спицами. Около ядра - светлая неокрашенная
часть цитоплазмы - место расположения комплекса Гольджи. Цитоплазма
сильно базофильна. При электронной микроскопии в цитоплазме сильно раз­
вита гранулярная цитоплазматическая сеть, комплекс Гольджи, митохондрии.
Таким образом, В-лимфоциты играют важное значение в защите орга­
низма от многих бактериальных и вирусных болезней, в развитии аллергии
немедленного типа и некоторых аутоиммунных болезней.
Ряд исследователей /Д.К. Новиков, 1991, с. 37; 1999, с. 50; И.М. Кар-
путь, 1993, с. 44; Г.Н. Дранник и др., 1994, с. 15; А.А. Ярилин, 1999, с. 51-53;
В.Г. Галактионов, 2000, с. 320; М.А. Qureshi et al, 1998/ выделяют самостоя­
тельную популяцию лимфоцитов, которые не несут на плазмолемме специ­
фических иммуноглобулиновых рецепторов (маркеров), присущих Т- или В-
лимфоцитам. Это естественны е к и л л ер н ы е к л е тк и (натуральные киллеры,
нулевые лимфоциты). Их часто рассматривают как вспомогательные клетки в
иммунных реакциях, однако они являются также типичными эффекторными
клетками.
Естественные киллерные клетки - это большие зернистые лимфоциты,
содержащие в цитоплазме характерные электронноплотные гранулы, вещест­
во которое обладает выраженной цитотоксичностью.
Однако главной функцией естественных киллерных клеток принято
считать их участие в противоопухолевом иммунитете /И.М. Карпуть, 1993, с.
44; Г.Н. Дранник и др., 1994, с. 15; Ю.Н. Федоров, О.А. Верховский, 1996, с.
14-15/. Они узнают определенные структуры гликопротеидов, которые экс­
прессируются на мембране инфицированных вирусом клеток. Благодаря это­
му естественные киллерные клетки отличают такие клетки от нормальных и
выделяют содержимое своих гранул. Главная роль здесь принадлежит пер-
форину или цитолизину, который схож с С9 компонентом комплемента. П о­
добно С9, перфорин встраивается в мембрану клетки - мишени и образует
трансмембранную пору, в результате чего клетка гибнет от осмотического
шока /Д.К. Новиков, 1999, с. 50; В.Г. Галактионов, 2000, с. 320/. Активность
естественных киллеров установлена в селезенке, периферической крови, ки­
шечнике птиц /Ю .В. Конопатов, Е.Е. Макеева, 2000/.
М акроф аги являются вторым типом клеток, участвующих в формиро­
вании иммунного ответа. К ним относятся моноциты крови, гистиоциты со­
единительной ткани, купферовские клетки печени, макрофаги легких, сво­

23
бодные и фиксированные макрофаги костного мозга, селезенки и лимфатиче­
ских узлов (у водоплавающих птиц), плевральные и перитонеальные макро­
фаги, макрофаги синовиальных оболочек суставов, остеокласты, клетки мик­
роглии нервной системы, клетки Лангерганса (эпидермальные макрофаги),
эпителиоидные и гигантские клетки воспалительных очагов /Д.К. Новиков,
1999, с. 51; А.А. Ярилин, 1999, с. 64-66; В.Г. Галактионов, 2000, с. 312-319;
P.M. Хаитов и др., 2000, с. 61; Р.В. Тузова-Ю сковец, Н.А. Ковалев, 2006, с.
157-160/. Эти клетки, по классификации ВОЗ (1972), объединены в систему
мононуклеарных фагоцитов (СМФ) /Л. Йегер, 1990, с. 237/.
В красном костном мозге из стволовых клеток формируются моноциты
(моноцитопоэз), которые с током крови попадают в ткани и превращаются в
тканевые макрофаги /С.А. Луговская, 1997/. Эта дифференцировка сопрово­
ждается увеличением размеров клетки, приобретением ядром бобовидной
формы, накоплением лизосом и других органелл. Ферменты лизосом осуще­
ствляют обработку антигена и его разрушение до мелких высокоиммунных
комплексов. Эти комплексы связываются с 1а-антигенами (антигенами им­
мунного ответа) макрофага и выходят на поверхность макрофага /Д.К. Нови­
ков, 1987, с. 16; 1991, с. 36; 1999, с. 51; И.М. Карпуть, 1993, с. 54-58; P.M.
Хаитов и др., 2000, с. 61/.
Макрофаги активно взаимодействуют с Т- и В-лимфоцитами через
межклеточные мостики и медиаторы иммунитета, образуя трехклеточную
систему для осуществления и контроля иммунного ответа /М.Р. Сапин, Л.Е.
Этинген, 1996, с. 10; Д.К. Новиков, 1999, с. 51; Р.В. Петров, 1999; А.А. Яри­
лин, 1999; P.G. Zanella et al, 2000/.
Захват, переработка антигена и передача его лимфоцитам - наиболее
важная функция макрофагов /Д.К. Новиков, 1987, с. 16; 1991, с. 36; 1999, с.
51; Р.В. Тузова-Ю сковец, Н.А. Ковалев, 2006, с. 157-160/. Кроме того, он вы­
полняет еще ряд функций.
Секреторная функция макрофагов реализуется выработкой бактери­
цидных веществ, ряда ферментов, также оказывающих бактерицидное дей­
ствие /И.М. Карпуть, 1993, с. 54-58; Л. Йегер, 1990, с. 237/, интерферона
/Э.Б. Тазулахова и др., 1990/, участвующ его в противовирусном иммуните­
те, компонентов комплемента /М.Р. Сапин, Л.Е. Этинген, 1996, с. 10/, фак­
торов, стимулирующих размножение лимфоцитов (интерлейкин-1), клеток-
предш ественниц миелопоэза, а такж е фибробластов /Д.К. Новиков, 1999, с.
51; Р.В. Петров, 1999; А.А. Ярилин, 1999/. По данным Л. Йегера /1990, с.
237/ и В.А. Ляшенко /1995/, макрофаги синтезирую т и секретирую т вещ ест­
ва, подавляющие деление лимфоцитов, опухолевых клеток (фактор некроза
опухолей).
Функция фагоцитоза обусловлена тем, что клетки СМФ могут фагоци­
тировать и разрушать антиген до простых соединений - воды и углекислого
газа. Они фагоцитируют и крупные частицы, не являющиеся антигенами, на­
пример, частицы угля, пыли.
Н а своей поверхности макрофаги несут специфические рецепторы: ре­
цептор к Fc-фрагменту антител и к СЗ компоненту комплемента /М.Р. Сапин,

24
Л.Е. Этинген, 1996, с. 10; Д.К. Новиков, 1999, с. 51; Р.В. Петров, 1999; А.А.
Ярилин, 1999/.
М и кроф аги (псевдоэозинофилы, эозинофилы и тромбоциты) также
играют важную роль в развитии иммунных реакций у птиц.
П севдоэозиноф илы - это округлые клетки размером в 4-9 мкм /И.А.
Болотников, Ю.В. Соловьев, 1980, с. 62-63; И.А. Болотников и др., 1989, с.
55; М .A. Qureshi et al, 1998/. Способны к амебовидному движению, поэтому
их форма может меняться. Цитоплазма клеток слабо оксифильна. В ней со­
держатся характерные веретеновидные гранулы, обладающие оксифильными
свойствами /И.М. Карпуть, 1986, с. 111-115/. Гранулы псевдоэозинофилов
окрашиваются кислыми красителями в малиново-красный цвет. В гранулах
содержатся ферменты: щелочная фосфатаза, пероксидаза, белок фагоцитин с
бактерицидными свойствами. Щелочная фосфатаза и пероксидаза разрушают
ДНК бактерий, фагоцитин вызывает гибель бактерий еще до фагоцитоза.
В цитоплазме псевдоэозинофилов, кроме гранул, есть митохондрии,
ЦПС, комплекс Гольджи, но эти органеллы слабо развиты /И.А. Болотников,
Ю.В. Соловьев, 1980, с. 63/. Ядра псевдоэозинофилов содержат гетерохрома­
тин, поэтому гипербазофильны. Форма ядер зависит от степени зрелости кле­
ток. Ю ные псевдоэозинофилы (псевдоэозинофильные метамиелоциты) име­
ют ядро в виде почки или боба. Палочкоядерные псевдоэозинофилы содер­
жат ядро в виде изогнутой палочки, сегментоядерные - в виде нескольких
сегментов.
Свои основные функции псевдоэозинофилы выполняют в тканях, а не
крови /И.А. Болотников и др., 1989, с. 55/, поэтому есть тканевый и сосуди­
стый пулы псевдоэозинофилов.
Основной функцией псевдоэозинофилов является фагоцитоз, который
обеспечивается наличием в их цитоплазме запасов гликогена и высокой ак­
тивностью протеолитических ферментов. Установлено, что псевдоэозинофи­
лы птиц по сравнению с нейтрофилами млекопитающих обладают более низ­
кой фагоцитарной активностью /И.А. Болотников, Ю.В. Соловьев, 1980, с.
63; И.А. Болотников и др., 1989, с. 55/.
Э озин оф и лы имеют округлую форму и диаметр 10-12 мкм /И.М . Кар­
путь, 1986, с. 111-115; Р.В. Тузова-Ю сковец, Н.А. Ковалев, 2006, с. 105-
108/. Ядро эозинофилов птиц имеет обычно два сегмента. Характерный
признак - крупная ацидофильная (оранжево-красная) зернистость в цито­
плазме. При электронной микроскопии эозинофильные гранулы имею т
овальную форму, слоистое строение, часто кристаллоидную структуру
/Е.Н. Горышина, О.Ю. Чага, 1990, с. 216; Г.Н. Дранник и др., 1994, с. 15/.
Содержат фермент пероксидазу и другие ферменты лизосом (т.е. это лизо-
сомы). Кроме гранул, в цитоплазме, эозинофилов есть немного органелл
общего значения. Эозинофилы способны к самостоятельному движению и
фагоцитозу. Хемотаксические воздействия на эозинофилы оказываю т ком­
плекс антиген - антитело, гистамин.
Т ром боци ты - удлиненные клетки, чаще имеют форму неправильного
эллипса /И.А. Болотников, Ю.В. Соловьев, 1980, с. 74-76; И.А. Болотников и

25
др., 1989, с. 55; И.М. Карпуть, 1986, с. 111-115/. Реже встречаются клетки
овальной или округлой формы. Длина тромбоцитов варьирует от 5 до 12 мкм.
Ядро залегает в центре клетки, а цитоплазма концентрируется по полюсам.
Цитоплазма слабо базофильная, окрашивается основными красителями в се­
ро-голубой цвет. В цитоплазме выявляются оксифильные гранулы (в количе­
стве 2-3). Они окрашиваются кислыми красителями в розово-красный цвет.
Они содержат серотонин, АТФ, АДФ. АДФ вызывает агрегацию тромбоци­
тов при повреждении стенки сосуда и кровотечении. Серотонин стимулирует
сокращение стенки поврежденного кровеносного сосуда, а также вначале ак­
тивирует, а затем ингибирует агрегацию тромбоцитов. В тромбоцитах есть
также микротрубочки, актиновые филаменты. При образовании тромба в
тромбоцитах также быстро образуются и миозиновые филаменты, которые
взаимодействуют с актиновыми филаментами и вызывают сжатие (ретрак­
цию) тромба /Р.В. Тузова-Ю сковец, Н.А. Ковалев, 2006, с. 112-113/.
Наряду с макрофагами, псевдоэозинофилами и эозинофилами, тромбо­
циты птиц обладают способностью к фагоцитозу. По данным И.А. Болотни­
кова и Ю.В. Соловьева /1980, с. 35-38/, тромбоциты обладают большей фаго­
цитарной активностью, по сравнению с моноцитами и псевдоэозинофилами,
но их переваривающая способность несколько ниже.

1.3. Г ум орал ьн ы е ф а к то р ы н еспециф ической


им м унной р еак ти вн ости

В неспецифическом гуморальном иммунитете против бактерий и виру­


сов участвуют белки острой фазы воспаления: С-реактивный белок, Р-
лизины, интерфероны, система комплемента, лизоцим и др.
Л изоцим (мурамидаза Мг=13-18 кД) - катализирует гидролиз глико-
зидной связи между N -ацетилмурамовой кислотой и N -ацетилклюкозамином
в пептидогликане клеточной стенки бактерий, что приводит к их лизису /Л.
Йегер, 1990, с. 59, 234; Д.К. Новиков, 1991, с. 128; 1999, с. 46; Р.В. Тузова-
Ю сковец, Н.А. Ковалев, 2006, с. 498-500; P.G. Zanella et al, 2000; М.Н. Pinard
van der Laan, 2002А Наиболее чувствительны к нему грамположительные
бактерии. В лейкоцитах, особенно макрофагах, имеется 10 г/кг, в плазме кро­
ви - 0,01 г/кг, в молоке - 0,04 г/кг, в слезной жидкости - 7 г/кг, слюне - 0,2
г/кг лизоцима. Он имеется в слизи, во внутренних органах, селезенке, легких,
почках и др. Обнаружен в бактериях (Вас. subtilis) и в бактериофагах.
В кислой среде устойчив к нагреванию (до 80°С), к трипсину и папаи-
ну. Активность лизоцима в сыворотке крови кур определяют по лизису чув­
ствительных к нему Micrococcus lysodenticus /А.М. Образцова, Э.Л. Мельник,
1976/.
β-ли зин ы - катионные сывороточные белки (Мг=6 кД), термостабиль­
ны, обладают бактерицидной активностью к аэробным спорообразующим
бактериям В. subtilis и В. anthracis /И.А. Болотников, А.М. Образцова, 1976;
Ю.В. Конопатов, Е.Е. Макеева, 2000; P.G. Zanella et al, 2000/. Принято счи­
тать, что они имеют гипофизарно-гипоталамическое происхождение. Их ак­

26
тивность наиболее выражена в гипоталамусе, что позволило предположить о
их близкой природе к вазопрессину. Основное их депо — тромбоциты, при
разрушении которых начинает проявляться действие бета-лизинов. Различ­
ные воспалительные процессы способствуют увеличению содержания бета-
лизинов в крови птиц. Активность бета-лизинов сыворотки крови птиц мо­
жет быть связана с условиями их содержания. Полагают, что действие бета-
лизинов направлено в первую очередь против грамположительной споронос­
ной микрофлоры. Цитоплазматическая мембрана служит мишенью для бета-
лизинов. Бета-лизины обладают еще и гормональными свойствами, направ­
ленными на поддержание гомеостаза. Повышение активности этих белков во
взрослом организме служит сигналом о нарушениях регуляции гомеостаза,
приводящих к включению механизмов обратной связи.
С -р еа к ти вн ы й белок синтезируется гепатоцитами и макрофагами под
влиянием интерлейкинов 1 и 6 . Связывается рецепторами микро- и макрофа­
гов, Т-лимфоцитов и активирует их. Действие С-рективного белка на бакте­
рии напоминает действие антител /А.А. Ярилин, 1999, с. 145-153; P.G. Zanella
et al, 2000; М.Н. Pinard van der Laan, 2002/. С-рективный белок состоит из пя­
ти полипептидных цепей, образующих замкнутый пентамер. При участии
ионов Са2+ он неспецифично связывается с микроорганизмами, если в их
мембране есть фосфорилхолин. Образовавшийся комплекс активирует ком­
племент по классическому пути подобно комплексу антиген-антитело. В ре­
зультате микробы или лизируются, или опсонируются за счет активации и
появления на их поверхности компонентов комплемента (С3Ь и др.), что спо­
собствует фагоцитозу, т. к. на фагоцитах есть рецепторы для этих компонен­
тов комплемента /Р.М. Хаитов и др., 2000, с. 60/.
Ф ибронектин (холодовой нерастворимый глобулин) синтезируется
макрофагами, связывается с бактериями, коллагеном и другими клеточными
и неклеточными структурами /Л. Йегер, 1990, с. 272/.
И нтерф ероны - гетерогенная группа белковых молекул. Известно 4
типа интерферонов - α -интерферон, Ω -интерферон (лейкоцитарный), β-
интерферон (фибробластный), γ-интерферон - иммунный (Т-клеточный)
/В.Г. Галактионов, 2000, с. 320; Р.В. Тузова-Ю сковец, Н.А. Ковалев, 2006,
с. 501-502; P.G. Zanella et al, 2000/.
Интерфероны блокируют репликацию вирусов в клетках. Они выраба­
тываются клетками, инфицированными вирусом, а так же после их стимуля­
ции веществами - интерфероногенами или вакцинами. Интерфероны видос­
пецифичны. При стимуляции клеток иммунной системы вирусными и други­
ми антигенами они выделяются в значительном количестве.
Л е к т и н ы - реактивный фактор (Мг=300-400кД) и маннансвязывающий
белок (Мг=400-700кД) обнаружены в сыворотке крови /Л. Йегер, 1990, с. 273;
Д.К. Новиков, 1991, с. 129; 1999, с. 45-50/. Реактивный фактор лизирует гра-
мотрицательные бактерии без антител и С1 компонента комплемента. М ан­
нансвязывающий белок в присутствии Са2+ связывает маннозу и липополиса-
хариды грамотрицательных бактерий, опсонируя их, усиливает фагоцитоз,
может запускать классический путь активации комплемента.

27
К ом плем ентом называют сложную систему белков (более 20) сыво­
ротки крови, обладающих протеолитической активностью /А.М. Образцова,
Э.Л. Мельник, 1976; И.М. Карпуть, 1993, с. 67-68; P.M. Хаитов и др., 2000, с.
51-59; В.Г. Галактионов, 2000, с. 312; P.G. Zanella et а], 2000/. Основные 13
компонентов системы комплемента обозначаются буквой С с соответствую­
щим номером (Cl, С2, С3 и т.д.) Они образуются в печени и секретируются
макрофагами.
Активация системы комплемента протекает классическим и альтерна­
тивным путями в виде цепной реакции, управляемой семью регуляторными
белками. При этом каждый предыдущий компонент каскада активирует не­
сколько последующих за счет их ферментативного расщепления.
В процессе активации комплемента образуются биологически актив­
ные фрагменты /Д.К. Новиков, 1987, с. 17; 1991, с. 128; 1999, с. 45-50; А.А.
Ярилин, 1999, с. 145-153/. Так, компоненты С4а, СЗа и С5а служат анафила-
токсинами, действуют на макрофаги, гранулоциты, тучные клетки и вызыва­
ют выделение из них медиаторов.
Компоненты активированного комплемента связываются с рецептора­
ми для комплемента, имеющимися на клетках иммунной системы /Р.В. Тузо-
ва-Ю сковец, Н.А. Ковалев, 2006, с. 480-496/. Взаимодействуя с этими рецеп­
торами клеток, продукты активации комплемента стимулирую т функции
лейкоцитов, запускают воспаление и усиливаю т противомикробный имму­
нитет.
Так, мембраноатакующий комплекс активированного комплемента
может лизировать некоторые бактерии /Д.К. Новиков, 1987, с. 17; 1991, с.
128; 1999, с. 45-50; Р.В. Тузова-Ю сковец, Н.А. Ковалев, 2006, с. 480-496/. С
другой стороны, компоненты классического или альтернативного пути, свя­
зываясь с бактерией, опсонируют ее, являясь связующим звеном между ней и
фагоцитом /Л. Йегер, 1990, с. 251-268/.
Таким образом, определение показателей неспецифической гумораль­
ной иммунной реактивности может дать необходимые сведения для характе­
ристики иммунного статуса птиц при различных физиологических или пато­
логических состояниях.

28
2. И М М У Н О Д Е Ф И Ц И Т Ы П Т И Ц
2.1. К ласси ф и кац и я им м унны х деф ицитов

Термином им мунодеф ициты обозначают нарушения нормального


иммунологического статуса организма, которые обусловлены дефектом од­
ного или нескольких звеньев иммунного ответа.
Различают первичные (врожденные), возрастные и вторичные (приоб­
ретенные) иммунодефициты.
Под п ер в и ч н ы м и им м унодеф ицитам и, или иммунологической не­
достаточностью первичного происхождения понимают генетически обуслов­
ленную неспособность организма продуцировать то или иное эффекторное
звено иммунного ответа.
Первичные иммунодефициты называют также врожденными, посколь­
ку они проявляются сразу после рождения, имеют четко выраженный на­
следственный характер, и, как правило, наследуются по аутосомно-
рецессивному типу. Наиболее выраженные нарушения иммунной системы
развиваются при первичных иммунодефицитах.
В озрастны е им мунодеф ициты обусловлены особенностями формиро­
вания иммунной системы птиц в онтогенезе.
В торичн ы е им мунодеф ициты возникают и развиваются после какого-
либо первичного воздействия, способного нарушить функцию иммунной
системы. Поэтому их называют еще и приобретенными. В зависимости от
этиологического фактора они подразделяются на:
• Приобретенные иммунодефициты инфекционного происхождения.
Причинами их развития являются вирусные, бактериальные инфекции, а
также паразитозы.
• Приобретенные иммунодефициты неинфекционного происхожде­
ния. Развиваются при недоброкачественном кормлении и содержании птицы,
гиповитаминозах, макро- и микроэлементозах, отравлениях (нитраты, нитри­
ты, гербициды и инсектициды), нарушениях обмена веществ, злокачествен­
ных опухолях, стрессах, а также при воздействии физических факторов (хо­
лод, тепло, ионизирующая радиация), стрессов различной природы, длитель­
ном применении иммунодепрессантов: хинолонов, антибиотиков, кокцидио-
статиков.
У птиц чаще встречаются возрастные и вторичные (приобретенные)
иммунодефициты.

2.2. П ерви ч н ы е им м унодеф ициты

В зависимости от формы иммунного ответа различают дефекты с по­


ражением клеточного иммунитета, дефекты с поражением гуморального им­
мунитета или комбинированные дефекты с поражением Т- и В-систем имму­
нитета. Их причинами являются генетические дефекты, а также неполноцен­
ное кормление матерей. Чаще развиваются на фоне гипотрофии.

29
При им м унодеф ицитах с деф ектом к леточного и м м унитета отмеча­
ется агенезия (отсутствие) или гипоплазия (недоразвитие) тимуса и тимусза-
висимых зон в периферических органах иммунной системы /И.М. Карпуть и
др., 1992, с. 4-14; М.С. Жаков, B.C. Прудников, 1992, с. 34/. Т-лимфоциты в
органах иммунной системы не обнаруживаются, однако состав иммуногло­
булинов и их уровень в сыворотке крови остается неизменным. Дефицит кле­
точного звена иммунной системы приводит к развитию инфекций - чаще ви­
русной этиологии.
Иммунодефициты с деф ектом гум орального звен а им мунной систе­
м ы характеризуются отсутствием или недоразвитием бурсы Фабрициуса, ко­
стного мозга, а также бурсазависимых зон в периферических органах имму­
нитета. Отсутствие В-лимфоцитов и продуктов их дифференцировки - плаз-
моцитов приводит к неспособности иммунной системы вырабатывать анти­
тела. В результате активизируется условно-патогенная микрофлора, пора­
жающая органы пищеварения и дыхания /И.М. Карпуть, 1993, с. 90-91/. При
дефектах с поражением В-системы иммунитета сохраняется структура тиму­
са и Т-зависимых зон в периферических органах иммунитета.
При к ом б ин ированны х им м унодеф ицитах с поражением Т- и В-
систем иммунитета определяют агенезию или гипоплазию центральных и пе­
риферических органов иммунной системы /М.С. Ж аков, B.C. Прудников,
1992, с. 34/. В крови отмечают отсутствие или низкий уровень лимфоцитов,
иммуноглобулинов /Ю .Н. Федоров, О.А. Верховский, 1996, с. 19-25/. Разви­
ваются пневмонии, энтериты.
У линии кур Обезе, генетически предрасположенных к ожирению, раз­
вивается спонтанный аутоиммунный тиреоидит, который сопровождается
высоким уровнем сывороточных глобулинов и низким уровнем гормона
трийодтиронина /К. Schauenstein е.а., 1987/. Показано, что на ранних стадиях
болезни проявляется гиперфункция Т-клеток, макрофагов, интерлейкииа-2.
Введение новорожденным цыплятам гидрокортизона нормализует продук­
цию Т-клеток, трийодтиронина, интерлейкина-2 и предупреждает развитие
болезни. Таким образом, нарушение иммуноэндокринной регуляции является
одним из основных механизмов спонтанного аутоиммунного тиреоидита.

2.3. В озрастны е им м унодеф ициты

Чаще всего возрастные иммунодефициты возникают у цыплят, что


предопределено развитием иммунной системы в онтогенезе. В неонатальный
период уровень формирования эффекторных защитных реакций организма
птиц еще недостаточен. Это обусловлено, с одной стороны, иммунологиче­
ской толерантностью, которая связана с влиянием иммунных факторов мате­
ринского организма (трансовариальных антител), с другой стороны, относи­
тельной незрелостью морфологических структур иммунной системы.
Механизмы иммунной защиты у птиц имеют существенные различия
по сравнению с млекопитающими. Например, у них отсутствует связь плода
с материнским организмом.

30
Формирование иммунной реактивности у цыплят в онтогенезе связано
с содержанием защитных факторов в яйце. Оно содержит 3 вида иммуногло­
булинов: IgG, IgA и IgG, из них в белке находятся IgA, IgM а также лизоцим.
Наиболее высокое содержание общего белка и иммуноглобулинов отмечает­
ся в начале яйцекладки. В период интенсивной яйцекладки содержание их
закономерно снижается. В процессе эмбриогенеза в тканевой жидкости эм­
бриона первоначально накапливаются лизоцим, IgA и IgM, а на последней
неделе инкубации - IgG. Иммуноглобулины обеспечивают передачу пассив­
ного иммунитета эмбрионам и цыплятам.
К моменту вылупления цыпленка органы иммунной системы не завер­
шают своего развития, а периферические органы иммунной системы дости­
гают морфофункциональной зрелости лишь к моменту полового созревания.
Кроме того, центральный орган иммунной системы - тимус имеет относи­
тельно невысокую массу по сравнению с млекопитающими, что указывает на
невысокий уровень филогенетического развития птиц. Малый срок формиро­
вания эмбриона не позволяет в этот период заселиться Т- и В-лимфоцитам в
периферические органы иммунной системы, и этот процесс протекает уже
после вылупления цыпленка. Поэтому воздействие различных неблагоприят­
ных факторов на тимус и бурсу Фабрициуса в конце периода эмбриогенеза
или сразу после него может привести к иммунной недостаточности.
Отмечена ранняя возрастная инволюция центральных, а затем и пери­
ферических органов иммунной системы в онтогенезе, которая завершается к
моменту полового созревания птиц.
По мнению М.П. Бабиной /1996/, у цыплят можно выделить три воз­
растных иммунодефицита.
Первый иммунный дефицит возникает на 3-5-й дни жизни. У цыплят
отмечают лейкопению. Абсолютное количество лимфоцитов уменьшается,
главным образом за счет Т-клеток. В этот период в сыворотке крови умень­
шается содержание общего белка и иммуноглобулинов всех фракций, но
особенно IgG. Отмечается снижение литической активности лизоцима сыво­
ротки крови.
Второй критический иммунологический период наблюдается на 12-28-
ой дни жизни цыпленка. Развитие его начинается с резкого снижения уровня
иммуноглобулинов в сыворотке крови, особенно IgM, и в меньшей степени
IgG и IgA. На 12-й день жизни недостаточность гуморальных факторов им­
мунной защиты компенсируется усилением клеточных факторов защиты. На
19-й день жизни происходит резкое ослабление показателей клеточного им­
мунитета, а гуморальные факторы иммунной защиты остаются на низком
уровне. Иммунологический спад сохраняется до 4-недельного возраста. Этот
иммунный дефицит обусловлен дальнейшим расходованием факторов тран­
совариального иммунитета и незрелостью иммунной системы цыплят. Тре­
тий возрастной иммунный дефицит возникает к концу 2-го месяца жизни.
Можно обозначить четвертый и пятый возрастные иммунные дефици­
ты, наступающие соответственно в 110-120-дневном и 240-300-дневном воз­
расте. Их развитие обусловлено ранней возрастной инволюцией сначала цен­

31
тральных органов иммунной системы - тимуса и фабрициевой бурсы, а затем
и периферических - железы Гардера, дивертикула Меккеля и слепокишечных
миндалин.

2.4. В тори чны е и м м унодеф ициты


2.4.1. И м м унодеф ициты п ри ви русны х и н ф екц и ях

Вирусная инфекция характеризуется тем, что генетическая информа­


ция вируса тесно связана с геномом инфицированной клетки. Вирусы обла­
дают цитопатогенным действием или персистируют в клетках хозяина, по­
вреждая их. Иммунные реакции на внедрение вирусов могут быть различны­
ми: уничтожение или инактивация самого вируса, без разрушения заражен­
ных вирусом клеток; разрушение и элиминация модифицированных вирусом
клеток хозяина с повреждениями органов и тканей; элиминация вируса и по­
вреждение органов и тканей; отсутствие реакции на латентную персистен-
цию вирусов. Некоторые вирусы паразитируют непосредственно в клетках
иммунной системы, повреждая их и вызывая иммунодефицит не только к
своим антигенам, но и к возбудителям других инфекционных болезней.
Основу противовирусного эффекта составляют клетки системы имму­
нитета и интерфероны.
Интерфероны препятствуют размножению вируса в клетках. В ответ на
интерфероны клетка синтезирует два энзима. Один из них олигоаденилат-
синтетаза, продукт которой олигоаденилат активирует внутриклеточную ри-
бонуклеазу, разрушающую вирусную РНК. Второй энзим - протеинкиназа,
активирующаяся в присутствии двуспиральной РНК вируса, катализирует
фосфорилирование (инактивацию) фактора, необходимого для инициации
синтеза вирусных белков. Следовательно, интерфероны не блокируют про­
никновение вируса в клетку и противовирусный их эффект является опосре­
дованным через изменение клеточного метаболизма.
Все вирусные антигены являются Т-зависимыми. Специфические анти­
тела против вирусных антигенов, даже в низких концентрациях способны
нейтрализовать вирус на этапе проникновения его через входные ворота в
кровь до фиксации на клетках-мишенях (IgG, IgM), или при первичном попа­
дании его на эпителий слизистых оболочек (IgA). Это объясняет высокую
эффективность вакцинации для долговременной профилактики и эффектив­
ность введения специфических иммуноглобулинов для экстренной кратко­
временной профилактики при многих вирусных инфекциях. Вирусы уклоня­
ются от элиминации клетками иммунной системы, изменяя антигенные свой­
ства. Точечные мутации вызывают небольшие изменения, а большие изме­
нения могут возникать в результате пересортировки сегментов генома или
обмена генетическим материалом с другими вирусами, имеющими иных хо­
зяев.
Антитела нейтрализуют свободные вирусные частицы и особенно эф­
фективны в тех случаях, когда вирус находится в крови вне клеток-мишеней.
Антитела же обеспечивают защиту и от повторного заражения. “Почкую­

32
щиеся” вирусы, которые проникают в соседние клетки, минуя встречу с ан­
тителами, уничтожаются механизмами клеточного иммунитета. Инфициро­
ванные клетки начинают экспрессировать поверхностные вирусные антигены
через короткое время после проникновения в них вируса. Т-киллеры взаимо­
действуют с клетками, инфицированными вирусами, оставляя на них часть
своей цитолеммы, что приводит к повышению проницаемости клеток-
мишеней. В результате нарушения N а+К +-насоса клетки, инфицированные
вирусами, набухают и лизируются в результате осмотического шока. Быстрое
уничтожение клеток-мишеней цитотоксическими Т-киллерами предотвраща­
ет репликацию вируса. При связывании вирусных антигенов со специфиче­
скими рецепторами, встроенными в мембрану Т-лимфоцита, Т-хелперы вы­
деляют Т-хелперный фактор, активизирующий трансформацию В-
лимфоцитов в антителосинтезирующие плазматические клетки, а также γ-
интерферон, предотвращающий заражение клеток, контактирующих с уже
инфицированными клетками.
Защитная роль макрофагов против вирусных инфекций выражается не
только в образовании трехклеточной системы с Т- и В-лимфоцитами, но и
через фагоцитоз инфицированных вирусами клеток и комплексов антиген-
антитело.
Однако вирусы чрезвычайно устойчивы к ферментным системам мак­
рофагов, могут инфицировать их и использовать для своей репликации.
При развитии вирусной инфекции в организме выделяют фазы реаги­
рования иммунной системы: 1-я фаза - активация, которая характеризуется
некоторым подъемом иммунологических показателей; 2-я фаза - компенса­
ция, при которой незначительно снижаются некоторые показатели при по­
вышении других; 3-я фаза - декомпенсация, при которой резко снижается
большинство показателей; 4-я фаза - восстановление, длительность которой
зависит от вирулентности и продолжительности воздействия вируса, глуби­
ны иммунодепрессии и индивидуальных особенностей организма.
Вирусы могут препятствовать развитию иммунного ответа нескольки­
ми путями: вызывать некроз лимфоцитов (вирус инфекцонной бурсальной
болезни); инфицировать лимфоциты и различными путями нарушать их
функции (вирусы лейкоза, болезни Марека); продуцировать вирусные суб­
станции, препятствующие антигенному распознаванию или клеточной коо­
перации; вторично индуцировать иммуносупрессию образованием иммунных
комплексов. Поэтому течение почти всех вирусных болезней птиц с систем­
ной патологией сопровождается иммунодефицитами. При ослаблении им­
мунной защиты в организме создается фон для возникновения смешанной
(ассоциативной) инфекции с активизацией условно-патогенной микрофлоры
или с проникновением инфекта извне.
Выраженным иммунодепрессивным действием обладают многие ви­
русы.
Одним из вирусов, которые могут адсорбироваться на лимфоцитах и
вызывать их необратимые морфофункциональные изменения, является вирус
инф екционной бурсальной болезни (ИББ). Механизм развития иммуноде­
33
прессии у цыплят при данной болезни изучен достаточно полно. Установле­
но, что клетками - мишенями для репродукции вируса ИББ являются бласт-
ные формы В-лимфоцитов мозгового вещества лимфоидных узелков бурсы
Фабрициуса цыплят. Вирус обладает выраженным цитопатическим действи­
ем, вызывает некроз лимфоидных узелков и воспалительные процессы в ин-
терстиции бурсы Фабрициуса. Некроз большого количества лимфоидных
элементов обуславливает развитие вторичного иммунодефицита у перебо­
левших птиц.
Кроме того, некроз и атрофия лимфоидной ткани при ИББ могут разви­
ваться в тимусе, селезенке, железе Гардера и слепокишечных миндалинах.
Доказана возможность репродукции вируса ИББ в макрофагах и микрофагах.
Латентное течение данной болезни сопровождается явлениями атрофии
и делимфатизации бурсы Фабрициуса на фоне отсутствия или слабого прояв­
ления воспалительной и микро- и макрофагальной реакций в интерстиции
органа. Эта форма ИББ характеризуется развитием иммунодефицитного со­
стояния у цыплят, связанного с апоптозом В-лимфоцитов. Морфологически
апоптоз лимфоцитов проявляется явлениями кариопикноза, фрагментации
ядра, вакуолизации цитоплазмы и формированием апоптотических телец.
Показано, что индуцируемый вирусом апоптоз популяции В-клеток
мозговой зоны бурсы Фабрициуса, а также селезенки, железы Гардера и пе­
риферической крови обуславливает развитие иммунодефицитного состояния
у птиц. Последствиями иммунодепрессивного действия вируса ИББ является
активизация условно-патогенных инфекций.
На фоне вторичного иммунодефицита, сопровождающего латентное
течение ИББ, у цыплят наблюдают вспышки вирусных болезней: болезни
Марека, инфекционной анемии, аденовирусного гепатита, инфекционного
бронхита.
Опасность иммунодепрессивного влияния вируса ИББ состоит не толь­
ко в снижении иммунной реактивности организма птиц, но и в том, что вы­
рабатывающиеся к различным антигенам антитела в функциональном отно­
шении неполноценны.
Нами было изучено влияние вируса инфекционной бурсальной болезни
на показатели неспецифической и специфической иммунной реактивности
организма птиц.
Исследования были на 60 цыплятах-бройлерах 30-дневного возраста,
подобранных по принципу аналогов, и разделенных на 2 группы, по 30 птиц
в каждой. Цыплят 1-ой (подопытных группы) в 30-дневном возрасте заража­
ли эпизоотическим штаммом “52/70-М” вируса ИББ в дозе 50 ЦПД50. Вирус­
содержащий материал вводили интраназально в объеме 0,5 мл. Цыплята 2-ой
группы служили контролем.
В 37-дневном возрасте цыплята всех групп (подопытной и контроль­
ной) были иммунизированы против ньюкаслской болезни.
Результаты клинического наблюдения показали, что у всех подопыт­
ных птиц 1-ой группы через 2-3 дня после заражения появлялись признаки,
характерные для ИББ: дрожание мышц головы и тела, диарея, частичный от­

34
каз от корма. На 17-19-й день регистрировалось снижение заболеваемости
при нормализации клинической картины. Падежа не было.
Цыплята 2-ой (контрольной) группы развивались без видимых откло­
нений от физиологической нормы.
Изучение показателей неспецифической иммунной реактивности пока­
зало, что содержание и нтерф ерона в сыворотке крови цыплят 1-ой и 2-ой
групп до начала опыта (фон) было примерно одинаковым и составляло
1 ,60± 0,30- 1,80±0,20 log2 (рисунок 19).
К 7-му дню эксперимента титры интерферона у цыплят подопытной
группы были в 1,3 раза ниже сравнению с исходными данными и контроль­
ными показателями (Р<0,05). Н а 14-й день после заражения вирусом ИББ со­
держание интерферона у цыплят опытной группы составляло 1,60±0,30 log2,
что было в 1,5 раза ниже, чем в контроле (Р<0,001).
К 21-му дню после начала опыта уровень интерферона в сыворотке
крови цыплят 1-ой группы возрастал по сравнению с предыдущим сроком
исследований, составляя 2,20±0,20 log2 (в контроле - 3,20±0,20 log2; Р<0,001).

Р исунок 19. С одерж ание интерф ерона в сы воротке к р о ви ц ы п л я т (log2).

Фоновые показатели содержания лизоци м а в сыворотке крови цыплят


контрольной и подопытной групп существенно не отличались друг от друга и
составляли 2,10±0,05 - 2,20±0,05 мкг/мл (рисунок 20).
На 7-ой день после начала опыта уровень лизоцима в сыворотке крови
птиц контрольной группы возрастал по сравнению с исходными данными на
10%, а у подопытных цыплят наоборот, снижался в 1,5 раза (Р<0,001).

35
На 14-й день эксперимента содержание лизоцима в сыворотке крови
цыплят подопытной группы уменьшалось до уровня 1,30±0,01 мкг/мл и было
в 1,9 ниже, чем в контроле (Р<0,001).
К 21-му дню после заражения уровень лизоцима в сыворотке крови
цыплят 1-ой группы незначительно увеличивался по сравнению с предыду­
щим сроком исследований и составлял 1,40±0,03 мкг/мл. У птиц контрольной
группы данный показатель находился в пределах 2,40±0,03 мкг/мл (Р<0,001).

Р исунок 20. С одерж ание л и зоц им а в сы воротк е к р о в и ц ы п л я т (м кг/м л).

Содержание ком плем ента в сыворотке крови цыплят 1-ой и 2-ой до


начала эксперимента (фон) было примерно одинаковым и составило соответ­
ственно 34,00±0,50 и 32,00±0,05 СН50 (рисунок 21).
К 7-му дню после заражения содержание комплемента в сыворотке
крови цыплят контрольной возрастало по сравнению с исходными данными
на 12%. У птиц подопытной группы данный показатель находился на уровне
25,20±0,60 СН50, что было в 1,4 ниже (Р<0,001), чем в контроле.
Н а 14-й день эксперимента содержание комплемента в сыворотке кро­
ви цыплят 2-ой группы (контроль) увеличивалось по сравнению с предыду­
щим сроком исследований на 8%, а у птиц 1-ой группы (опыт) - продолжало
снижаться, составляя лишь 22,80±0,60 СН50.
К 21-му дню после начала опыта у птиц контрольной группы данный
показатель существенно не изменился по сравнению с предыдущим сроком

36
исследований. Уровень комплемента в сыворотке крови цыплят 1-ой группы
возрастал до 26,40+0,40 CH50, но был в 1,4 меньше, чем в контроле (Р<0,001).

Рисунок 21. Содержание комплемента в сыворотке крови цыплят (СН 50).

Рисунок 22. Бактерицидная активность сыворотки крови цыплят (%).

37
Фоновые показатели бактериц идной ак ти в н о сти сыворотки крови
цыплят 1-ой и 2-ой групп существенно не отличались друг от друга и состав­
ляли 36,20±0;90 - 38,00±0,90% (рисунок 22).
На 7-ой день после заражения вирусом ИББ бактерицидная активность
сыворотки крови птиц 1-ой группы снижалась до уровня 32,00±0,80%
(Р<0,001), а в контроле - возрастала до 41,40±0,80%. К 14-му дню экспери­
мента бактерицидная активность сыворотки крови цыплят 1-ой группы со­
ставляла 26,00±1,50%, что было в 1,8 раза ниже, чем в контроле (Р<0,001).
Аналогичная тенденция сохранялась на 21-й день после начала опыта.
При этом у птиц 1-ой группы данный показатель уменьшался до уровня
23,20±1,40% (против 44,60±1,20% в контроле; Р<0,001).
Фоновые ти т р ы гем олизинов в сыворотке крови цыплят контрольной
и опытной групп составляли 3,52±0,20 - 3,52±0,30 log2 (рисунок 23).
На 7-ой день после начала опыта у птиц 1-ой группы титры гемолизи­
нов снижались до уровня 2,72±0,20 (Р<0,05), а у цыплят 2-ой группы наобо­
рот, возрастали до 4,12±0,40 log2. Н а 14-й день эксперимента у цыплят под­
опытной группы данный показатель продолжал уменьшаться до 2,52±0,40
log2 (в контроле - 4,72±0,30 log2; Р<0,01). Н а 21-й день после зараж ение тит­
ры гемолизинов в сыворотке крови цыплят опытной группы находились на
уровне 3,12±0,40 log2, что было в 1,5 раза ниже, чем в контроле (Р<0,01).
Т и тр ы гем аггл ю ти н и н ов в сыворотке крови цыплят 1-ой и 2-ой групп
до начала опыта (фон) составили соответственно 3,20±0,20 и 3,40±0,30 log2
(рисунок 24).

Рисунок 23. Титры гемолизинов в сыворотке крови цыплят (log2).

38
Рисунок 24. Титры гемагглютининов в сыворотке крови цыплят (log2).

На 7-ой день эксперимента титры гемагглютининов у цыплят 2-ой


группы (контроль) увеличивались по сравнению с предыдущим сроком ис­
следований и составляли 4,00±0,30 log2. У птиц опытной группы указанный
показатель снижался до 2,80±0,20 log2, что было на 42% ниже, чем в контро­
ле (Р<0,05).
К 14-му дню после начала опыта уровень гемагглютининов в сыворот­
ке крови цыплят контрольной и подопытной групп составлял соответственно
4,60±0,30 и 2,40±0,20 log2 (Р<0,01).
На 21-й день после заражения у птиц опытной группы содержание ге­
магглютининов возрастало до 2,60±0,30 log2, но было в 1,6 ниже контроль­
ных показателей (Р<0,01).
Фоновые показатели ф агоц и тарн ой акти вн ости псевдоэозиноф илов
к р о ви у цыплят подопытной и контрольной групп были примерно одинако­
выми и составляли 2,30±0,04 - 2,40±0,08 (рисунок 25). На 7-й день после на­
чала опыта фагоцитарная активность псевдоэозинофилов крови цыплят 1-ой
группы уменьшалась до 1,60±0,05, что было в 1,7 раза ниже, чем в контроле
(Р<0,001).
К 14-му дню эксперимента у цыплят опытной группы отмечена тен­
денция к дальнейшему снижению данного показателя, который в эти сроки
исследований составлял 1,50+0,05 (Р<0,05). У птиц контрольной группы фа­

39
гоцитарная активность псевдоэозинофилов возрастала по сравнению с пре­
дыдущим сроком исследований на 18%. Н а 21-й день после заражения виру­
сом ИББ фагоцитарная активность псевдоэозинофилов крови цыплят 1-ой
группы составляла 1,70±0,05, а у птиц 2-ой группы - 2,80±0,07 (Р<0,001).
Таким образом, заражение цыплят эпизоотическим вирусом ИББ
(штамм “52/70-М”) в дозе 50 ЦПД50 приводит к угнетению неспецифической
иммунной реактивности организма птиц, что проявляется снижением фаго­
цитарной активности псевдоэозинофилов, бактерицидной активности сыво­
ротки крови, титров нормальных гемолизинов и гемагглютининов, уменьше­
нием содержания лизоцима и комплемента.

Р исунок 25. Ф аго ц и тар н ая ак ти в н о сть псевдоэозиноф илов


к р о ви ц ы п л ят.

Изучение показателей специфического противовирусного иммунитета


показало, что содержание Т -ли м ф оц и тов в крови цыплят 1-2-ой групп до
начала эксперимента (фон) было примерно одинаковым и составляло
31,00+0,30% - 33,00±0,30% (рисунок 26). К 7-му дню после начала опыта
уровень Т-клеток в крови цыплят контрольной группы возрастал по сравне­
нию с исходными данными в 1,2 раза, составляя 40,00±0,30%. У птиц опыт­
ной группы данный показатель наоборот, снижался до 27,00+0,30%, что было
в 1,5 раза меньше, чем в контроле (Р<0,001). К 14-му дню эксперимента со­
держание Т-лимфоцйтов в крови у птиц контрольной группы возрастало до
48,00±0,30%, и было в 2,4 раза больше, чем у подопытных цыплят (Р<0,001).

40
На 21-й день после начала опыта у цыплят 1-ой группы происходило
дальнейшее снижение числа Т-лимфоцитов до уровня 19,00±0,40% (в кон­
троле - 46,00±0,30%; Р<0,001). Фоновое содержание В -лим ф оцитов в крови
цыплят опытной и контрольной групп было примерно одинаковым и состав­
ляло 29,00±0,30 - 30,00±0,30% (рисунок 27).

Рисунок 26. Содержание Т-лимфоцитов в крови цыплят (%).

Рисунок 27. Содержание В-лимфоцитов в крови цыплят (%).


На 7-ой день эксперимента содержание В-лимфоцитов у птиц 1-ой
групп снижалось по сравнению с предыдущим сроком исследований на 11%,
а у цыплят 2-ой группы, напротив, возрастало на 17%.
К 14-му дню после начала опыта уровень В-лимфоцитов в крови цып­
лят опытной группы продолжал уменьшаться, составляя 18,00±0,30% (в кон­
троле - 42,00+0,30%; Р<0,001).
Аналогичная тенденция была установлена на 21-й день эксперимента.
При этом содержание В-лимфоцитов в крови цыплят 1-ой группы снижалось
до 14,00±0,30%, а у птиц 2-ой группы - составляло 40,00±0,40% (Р<0,001).
До начала эксперимента (фон) специф ических ан ти тел а к вирусу ИББ
в сыворотке крови цыплят опытной группы не выявлялись (рисунок 28). На
7-ой день после заражения в сыворотке крови подопытных птиц специфиче­
ские антитела к вирусу ИББ обнаруживались в титре 1,60±0,30 log2. К 14-му
дню эксперимента содержание специфических антител у цыплят опытной
группы возрастало до 3,20±0,20 1og2, что было в 2 раза больше, чем в преды­
дущие сроки исследований (Р<0,05). Н а 21-й день в сыворотке крови под­
опытных птиц данный показатель возрастал до 4,80±0,20 log2 (Р<0,05).
Изучение н ап ряж енн ости п о ствак ц и н ал ьн о го им м ун и тета проти в
вируса нью касл ской болезни показало, что фоновые титры специфических
антител в сыворотке крови цыплят контрольной и опытной групп были оди­
наковыми и составляли 1,60±0,30 log2 (рисунок 29).
Н а 7-й день после вакцинации титры специфических антител в сыво­
ротке крови иммунных птиц 1-ой группы возрастали до уровня 2,80±0,20, а у
цыплят 2-ой группы - до 3,40+0,03 log2. К 14-му дню после иммунизации со­
держание специфических антител у цыплят контрольной группы составляло
4,80±0,20 log2, что было в 2 раза больше, чем у подопытных птиц (Р<0,001).
На 21-й день после вакцинации у цыплят опытной группы данный показатель
существенно не изменялся по сравнению с предыдущим сроком исследова­
ний, а в контроле - возрастал до 5,60±0,30 log2.
Таким образом, заражение цыплят эпизоотическим вирусом ИББ
(штамм “52/70-М”) в дозе 50 ЦПД50 приводит к появлению в сыворотке кро­
ви специфических противовирусных антител, что свидетельствует о форми­
ровании иммунитета против данной болезни. Вместе с тем, переболевание
птиц ИББ сопровождается развитием у них иммунодефицитного состояния.
Оно проявляется уменьшением в крови числа Т- и В-лимфоцитов, а также
угнетением специфического поствакцинального иммунитета против вируса
ньюкаслской болезни.
Показано, что вакцинные штаммы вируса болезни Гамборо также об­
ладаю т иммунодепрессивным действием и вызывают у иммунизированных
цыплят явление вторичного иммунодефицита. Поэтому при введении живых
вакцин против болезни Гамборо, даже слабо вирулентных штаммов, неиз­
бежно возникают поражения лимфоидной ткани бурсы, тимуса, селезенки,
железы Гардера и слепокишечных миндалин.

42
Рисунок 28. Титры специфических антител к вирусу ИББ после экспе­
риментального заражения (РНГА, log2).

Рисунок 29. Т и тр ы специф ических ан ти тел к вирусу н ью каслской


болезни в сы воротке к р о ви ц ы п л я т (РЗГА , log2).

43
Г.А. Красников и др. /1994; 1986/ установили, что коммерческие атте­
нуированные вакцины “Бурсин-2” и “Гамбовак” у восприимчивых цыплят
вызывали поражения Фабрициевой бурсы, близкие к изменениям, развиваю­
щимся после заражения полевым штаммом вируса. Так, после однократного
введения вакцинного штамма “Бурсин-2” авторы отмечали резкое уменьше­
ние лимфоидных узелков в размере и сильную их делимфатизацию, вследст­
вие чего исчезал корковый слой. В мозговом веществе регистрировали фаго­
цитоз разрушенных клеток с образованием множества округлых полостей
типа пчелиных сот, крупных очагов некроза не выявляли. У дважды приви­
тых цыплят повреждения Фабрициевой бурсы усиливались. Наблюдали поч­
ти полное исчезновение лимфоцитов, потерю узелкового строения органа,
пролиферацию фибробластов и превращение бурсы в железистую структуру.
В тимусе отмечали интенсивное поражение корковой зоны, ее атрофию и де­
лимфатизацию, а в селезенке - ярко выраженную плазматизацию.
Спустя 20 дней после введения 6- и 12-дневным цыплятам вакцины
“Гамбовак” авторы установили почти полную атрофию органа и утрату лим­
фоидной ткани. Выявляли уменьшение размеров узелков, многие из которых
были лишены лимфоцитов. В результате лизиса макрофагов лимфоидные
узелки имели пенистый вид, часто на их месте оставались кистозные или же­
лезистые образования. Поверхность складок становилась глубоко изрезан­
ной, усиливалась выраженность их соединительнотканной основы.
Использование гистологических методов при оценке безвредности им­
портных вакцин подчеркнуло необходимость разработки количественной
гистологической оценки вирулентности вакцинных штаммов вируса. На ос­
новании полученных результатов и данных литературы авторы остановились
на 5-балльной системе оценок.
Нами изучены изменения в органах иммунной системы цыплят, перо­
рально вакцинированных против ИББ сухой живой вирус-вакциной из шт. “Д
78”. Показано, что иммунизация птиц вышеуказанной вакциной приводила к
расширению мозговой зоны долек тимуса (рисунок 30), уменьшению соот­
ношения коркового и мозгового вещества, а также снижению удельного объ­
ема элементов лимфоидной ткани в органе. В бурсе Фабрициуса вакциниро­
ванных птиц развивалась атрофия отдельных лимфоидных узелков (рисунок
31), происходившая главным образом за счет уменьшения коркового слоя. В
мозговом веществе лимфоидных узелков бурсы отмечалось почти полное ис­
чезновение лимфоцитов. В результате оно приобретало ячеистый вид, сфор­
мированный отростчатыми эпителиальными клетками. В более поздние сро­
ки обнаруживались признаки акцидентальной трансформации органа (рису­
нок 32): разроет межузелковой соединительной ткани, формирование на мес­
те отдельных лимфоидных узелков железистых структур. В слепокишечных
миндалинах иммунизированных цыплят выявлено уменьшение числа лимфо­
идных узелков. Часть из них были атрофированы.
Указанные процессы можно рассматривать как морфологический экви­
валент приобретенного иммунодефицита у цыплят, способствующего акти­
визации секундарных инфекций.

44
Р исунок 30. М икроф ото. Т им ус ц ы п л ен к а н а 15-й день после 1-ой и м м у­
ни зации вакц и н ой из ш т. “Д 78". Зн ачительн ое расш ирение разм еров
м озгового вещ ества долек. О к р а ск а гем атоксилин-эозином х 120.

Рисунок 31. М икроф ото. Б урса Ф абрициуса ц ы п л ен к а н а 15-й день после


1-ой и м м унизации в акц и н о й из ш т. “Д 78” . А троф ия ли м ф ои дн ы х узел­
ко в с образованием в них кист. О к р а ск а гем атоксилин-эозином х 120.

45
Ри сун ок 32. М икроф ото. Б урса Ф абрициуса ц ы п л ен к а на 15-й день после
2-ой им м унизации вакц и н ой из ш т. “Д 78” . В ли м ф о и дн ы х узелках н а­
блю дается атроф и я лим ф оидной т к а н и с образованием ж елезисты х
структур. О к р а ск а гем атоксилин-эозин ом х 120.

Результатом иммунодепрессивного действия вируса и нф екционного


бронхита является развитие акцидентальной инволюции в центральных ор­
ганах иммунной системы птиц. Так, в корковом веществе долек тимуса отме­
чают делимфатизацию и псевдоэозинофилию. Размеры корковой зоны
уменьшаются. В фабрициевой бурсе наблюдается уменьшение размеров
лимфоидных узелков на фоне базофилии и активизации плазмоцитарной ре­
акции. Морфологические изменения в органах иммунной системы при вак­
цинации птиц против инфекционного бронхита повторяют в общих чертах те
изменения, которые проявляются при спонтанной форме болезни. Иммуно-
депрессивное действие вируса инфекционного бронхита способствует сни­
жению иммунной защиты против возбудителей других инфекционных бо­
лезней. Поэтому чаще всего инфекционный бронхит протекает в ассоциации
с инфекционным ларинготрахеитом, оспой, колибактериозом, пастереллезом
и респираторным микоплазмозом. При этом вирусу инфекционного бронхита
отводят роль “спускового крючка” .
Особый интерес представляют вирусные болезни, при которых в ре­
зультате инфицирования лимфоцитов нарушаются их функции. Это лей коз и
болезнь М арека.
Б олезнь М арек а характеризуется как развитием параличей (классиче­
ская форма), так и лимфоидными опухолями внутренних органов и кожи
(опухолевая форма). Подобные поражения возникают в результате усиленно-

46
го роста лимфоидных клеток в нервной ткани, внутренних органах и коже. В
центральных органах иммунной системы - тимусе и бурсе Фабрициуса, на­
оборот, обнаруживают потерю массы органа за счет уменьшения удельного
объема элементов лимфоидной ткани. В Фабрициевой бурсе может разви­
ваться атрофия лимфоидных узелков, замена их на кисты или железы, раз­
растание межузелковой соединительной ткани. Нередко отмечают развитие
опухолей во внутренних органах, характеризующихся пролиферацией лим­
фобластов, гистиоцитов и плазмоцитов.
В крови до 30 раз снижается концентрация сывороточного тимического
фактора, что указывает на важную роль тимуса в иммунопатологии этой бо­
лезни. У больных птиц отмечают отсутствие ответа на митогены, подавление
Т-клеточной цитотоксичности, угнетение продукции IgG и функций макро­
фагов. Установлено синергическое взаимодействие между вирусом болезни
Марека, возбудителями лейкоза и туберкулеза. На фоне вторичного иммуно­
дефицита, сопровождающего болезнь Марека, у птиц наблюдают вспышки
инфекционного энцефаломиелита, инфекционного бронхита, респираторного
микоплазмоза, колибактериоза и эймериоза.
При лей козе к ур обнаруживают диффузные или очаговые саловидные
разрастания опухолевой ткани в Фабрициевой бурсе, селезенке, печени, поч­
ках, сердце и в других органах. При гистологическом исследовании в тимусе,
бурсе Фабрициуса и селезенке обнаруживают пролиферацию опухолевых
клеток, формирующих опухолевый очаг, инфильтративный рост которого
приводит к разрушению паренхимы (лимфоидной ткани) органов. Некрозы
лимфоидной ткани ослабляют иммунную защиту, способствуют генерализа­
ции инфекции и дальнейшему опухолевому разрастанию. В результате су­
прессии лимфоцитов отмечается повышенная чувствительность к инфекци­
ям. И н ф екц и он н ая ан ем и я (цирковирусная инфекция) цыплят характеризу­
ется тем, что у птиц в первую очередь поражаются клетки костного мозга. В
результате у больных цыплят развивается аплазия костного мозга с после­
дующей атрофией бурсы Фабрициуса и тимуса. Поэтому чаще всего инфек­
ционная анемия протекает в ассоциации с инфекционным ларинготрахеитом
и инфекционным бронхитом.
Выраженными иммунодепрессивными свойствами обладают также ви­
русы н ью касл ской болезни и гри п п а птиц. Указанные вирусы обладают
пантропными свойствами. Местом их репродукции являются эндотелиальные
клетки кровеносных сосудов, эпителиоциты печени, почек, легких, нервная
ткань, а также лимфоциты. Поэтому данные болезни сопровождаются сход­
ными иммунопатологическими изменениями в центральных и перифериче­
ских органах иммунной системы - массовый некроз лимфоцитов, процессы
деструкции лимфоидных узелков.
Сочетание вируса н ью касл ской болезни с другими возбудителями
широко изучается в двух аспектах. Прежде всего это проблема ассоцииро­
ванной вакцинации с использованием живых вакцинных штаммов. Эта про­
блема важна в связи с перспективностью устранения иммунодепрессивного
действия указанных компонентов. Вторым важным аспектом является изуче­

47
ние взаимодействия вируса ньюкаслской болезни с другими инфекционными
агентами. Стимулирующее взаимодействие, приводящее к усилению болез­
ни, наблюдается при сочетании вирусов ньюкаслской болезни, инфекционно­
го бронхита и инфекционного ларинготрахеита. При циркуляции среди пого­
ловья птиц вируса инфекционного энцефаломиелита применение вакцинного
штамма “Н” вируса ньюкаслской болезни характеризовалось поствакциналь-
ным осложнением. В случае ассоциации вируса ньюкаслской болезни с рес­
пираторным микоплазмозом происходит негативное влияние микоплазм на
иммуногенез против ньюкаслской болезни. Иммунодепрессивные свойства
вакцинного штамма вируса ньюкаслской болезни обуславливают обострение
колибактериоза. Сопутствующими инфекциями гр и п п а п ти ц являются рес­
пираторный микоплазмоз, колибактериоз, аспергиллез.
Таким образом, вирусы оказывают иммунодепрессивное действие на
организм птиц, вызывают развитие вторичного иммунодефицита, затрагивая
клеточные и гуморальные факторы иммунитета, препятствуют развитию
полноценного иммунного ответа на введение антигенов.

2.4.2. И м м унодеф ициты п ри б а к тер и а л ьн ы х и н ф екц и ях

Бактериальные инфекции, которые зависят от продукции экзотоксинов,


сопровождаются антитоксическим иммунитетом. Ведущая роль в нейтрали­
зации токсинов принадлежит антителам. М олекула иммуноглобулина, при­
соединившись вблизи активного центра токсина, может блокировать его
связь с рецептором. В комплексе с антителами токсин теряет способность к
диффузии в тканях и может стать объектом фагоцитоза.
Основным механизмом антибактериальной защиты является фагоци­
тоз. В иммунном организме эффективность фагоцитоза повышается за счет
опсонизирующего действия специфических антител, взаимодействующих
Fab-фрагмснтами с антигенами на поверхности бактерий и одновременно Fc-
рецепторами на мембранах фагоцитов. Это приводит к окислительному
взрыву и активации других бактерицидных систем фагоцитирующих клеток.
Активация системы комплемента комплексами антитела-бактерии приводит
к разрушению липопротеидных оболочек грамотрицательных бактерий, а
также к высвобождению анафилатоксинов, которые стимулируют дополни­
тельный приток из плазмы крови гуморальных компонентов иммунитета и
вызывают хемотаксис псевдоэозинофилов, осуществляющих фагоцитоз. Не­
которые бактерии, например эш ерихии, уклоняются от контактов с фагоци­
тирующими клетками, прикрепляясь к поверхности слизистых оболочек и за­
селяя их. Функцию защиты слизистых оболочек выполняет секреторный IgA.
Во всех секретах IgA, связавшись с бактериями или другими микроорганиз­
мами, предотвращает их адгезию к поверхности эпителиального слоя слизи­
стой оболочки.
Внутриклеточно паразитирующие бактерии: м и ко б ак тер и и туберку­
леза, сальм он ел л ы , а также хлам иди и и м и к о п л азм ы отличаются повы­
шенной устойчивостью к гибели после фагоцитоза. Они защищаются от ме­

48
ханизмов уничтожения, подавляя слияние фагосом с лизосомами, образуя
наружную оболочку или выходя из фагосом в цитоплазму. Эти бактерии
уничтожаются механизмами клеточного иммунитета. Специфические цито-
кин-продуцирующие Т-хелперы при контакте с зараженными макрофагами
выделяют γ-интерферон, который активирует естественные киллерные клет­
ки, макрофаги, синтез токсических метаболитов кислорода и запускает Т-
киллеры. Поэтому напряженность антибактериального иммунитета при таких
инфекциях определяется не гуморальным, а клеточным иммунитетом. При­
обретенный антибактериальный иммунитет, особенно с антителами против
полисахаридных антигенов, как правило, является типоспецифическим и не­
стойким. Этим объясняются частые случаи повторных заболеваний бактери­
альными инфекциями и необходимость проведения частых ревакцинаций
при использовании бактериальных профилактических вакцин, формирование
нестерильного иммунитета, или неэффективность вакцинации при отдельных
бактериальных инфекциях.
Таким образом, иммунитет к бактериям характеризуется постоянным
взаимодействием между защитными механизмами хозяина и изменяющими­
ся микробами. Выживаемость бактерий обеспечивается защитой от фагоци­
тоза за счет капсул, секрецией экзотоксинов, убивающих фагоциты, или по­
давляющих иммунные реакции. Иногда микробы заселяют относительно не­
доступные для иммунной системы места организма. Антитела обеспечивают
иммунитет, нейтрализуя токсины, активируя комплемент непосредственно на
поверхности бактерий, и преодолевая антифагоцитарные свойства капсулы,
опсонируя её с помощью IgG и фрагмента С3b системы комплемента. Секре­
торная иммунная система защищает контактирующие с внешней средой сли­
зистые оболочки. IgA подавляют адгезию бактерий к клеткам.
Иммунодефициты при бактериальных инфекциях развиваются в силу
того, что некоторые бактерии и их продукты, токсины, подавляют клеточный
и гуморальный иммунитет. Такое подавление наблюдается при туберкулезе.
Конкретные механизмы подавления иммунитета могут быть различными:
конкуренция антигенов; усиление и активация Т-супрессоров, и, как следст­
вие, угнетение ответа; модуляция различных звеньев иммунного ответа бак­
териальными токсинами и антигенами.
Б ак тер и а л ь н ы е то к си н ы изменяют рецепторный аппарат некоторых
чувствительных к ним Т- и в меньшей степени В-лимфоцитов. Среди Т-
лимфоцитов имеются субпопуляции с различной чувствительностью к бакте­
риальным токсинам. Одни из них относительно резистентны, рецепторы дру­
гих наоборот, высоко чуствительны к токсинам.
Изменение рецепторного аппарата некоторых наиболее чувствитель­
ных субпопуляций Т- и В-лимфоцитов под влиянием бактериальных продук­
тов, иммунных комплексов, медиаторов иммунной системы являются веду­
щим фактором в патогенезе ряда бактериальных инфекций. По-видимому,
восприимчивость к бактериальной инфекции связана чувствительностью им­
мунокомпетентных клеток к рецептормодулирующему эффекту бактериаль­
ных продуктов. Вследствие этого популяции лимфоцитов, более резистент­
49
ные к этим агентам, начинают избирательно проявлять свою функциональ­
ную активность. Однако в данной ситуации они не только не элиминируют
возбудитель, но и могут обуславливать дополнительное повреждение собст­
венных тканей. Доказано, что при таких бактериальных инфекциях, как ко-
ли бактери оз и пастереллез проявляется поливалентный множественный
эффект инфекции в виде нарушения различных звеньев иммунного ответа.
Отмечается дисбаланс в составе популяций и субпопуляций Т- и 13-
лимфоцитов. Нарушается нормальная дифференцировка лимфоцитов, что ве­
дет к недостаточности их функций. Увеличивается количество естественных
киллерных клеток, уменьшается общее количество Т-лимфоцитов, изменяет­
ся число В-клеток и их субпопуляций в сторону как увеличения, так и сни­
жения, вплоть до отсутствия. Возрастает количество Т-супрессоров по отно­
шению к Т-хелперам. Снижается выработка IgA, М и G.
Большое значение в развитии иммунодефицита, индуцируемого услов-
но-патогенной микрофлорой, играет аллергия. При бактериальных инфекци­
ях происходит сенсибилизация лимфоцитов и гранулоцитов. При высокой
аллергизации включаются супрессорные механизмы, подавляющие некото­
рые иммунные механизмы, элиминирующие возбудителя инфекции.
В восприимчивом организме бактерии и факторы их патогенности вы­
зывают угнетение одних и стимуляцию других, особенно супрессорных
звеньев иммунной реакции. Это может осуществляться или путем нарушения
кооперации между иммуноцитами, или угнетением и блокировкой рецепто­
ров лимфоцитов, или нарушением дифференцировки субпопуляций лимфо­
цитов за счет подавления и связывания тимических гормонов и других диф­
ференцирующих цитокинов.
Таким образом, вторичный иммунодефицит при бактериальной инфек­
ции является комбинированным - наблюдаются нарушения функции макро­
фагов, Т- и В-лимфоцитов. Степень нарушения клеточного и гуморального
звеньев иммунного ответа при разных инфекциях может различаться. Имму­
нодефициты при бактериальных инфекциях могут развиваться на фоне или в
сочетании с аллергическими реакциями. При этом повышенная реактивность
на бактериальные продукты может сочетаться со снижением специфической
(к конкретному возбудителю) и неспецифической иммунной реактивности.

2.4.3. И м м унодеф ициты п ри п арази тозах

Возбудители протозоозов, несмотря на значительно большую по срав­


нению с вирусами и бактериями величину, в процессе эволюции выработали
множество механизмов уклонения от иммунологического надзора хозяина.
Многие простейшие характеризуются высокой изменчивостью поверхност­
ных антигенов в процессе паразитирования у одного хозяина. Возбудитель
токсоп лазм оза птиц успешно размножается в присутствии антител. Имму­
нитет при протозойных инвазиях, как правило, носит “нестерильный” харак­
тер, т.е. обеспечивается латентным персистированием паразитов. В нем уча­
ствуют эозинофилы - основные эффекторы противопаразитарного иммуни­

50
тета. Эозинофилы с помощью низкоаффинных рецепторов прикрепляются к
антителу, связанному с паразитом. Они дегранулируют и выделяют цитоки-
ны (интерлейкины 1, 3, 4, 5, 6, 8 и др.), С-реактивный белок, катионный бе­
лок, пероксидазу, анионы супероксида, которые лизируют кутикулу парази­
та. Цитокины привлекают клетки, возникают клеточные инфильтраты по ти­
пу поздней фазы аллергии немедленного типа с накоплением эозинофилов,
тучных клеток, псевдоэозинофилов, Т-хелперов, выделяющих новую серию
цитокинов и ферментов, что в итоге обеспечивает разрушение паразита.
Антигенная изменчивость в течение жизненного цикла, низкая протек-
тивная активность антител и специфических клеточных эффекторных меха­
низмов, элиминации простейших, не позволили до сих пор создать ни одной
эффективной вакцины против них. Болезни птиц, вызываемые паразитиче­
скими простейшими и гельминтами, получили широкое распространение.
Антитела обычно эффективны по отношению к тем формам паразитов, кото­
рые обитают в крови. При гельминтозной инвазии наблюдается индуцируе-
момый тучными клетками приток эозинофилов к месту инвазии. Такие орга­
низмы, как токсоплазмы, находят убежище от антител внутри макрофагов и
используют для выживания ту же стратегию, что и внутриклеточно парази­
тирующие бактерии. Их также может уничтожить макрофаг, если будет ак­
тивирован лимфокинами, которые продуцируют Т-клетки. Для изгнания
гельминтов из кишечника требуется совместное действие как антител, так и
стимулированных лимфокинами бокаловидных клеток, выделяющих муцин.
Некоторые паразиты избегают распознавания, маскируясь под антиге­
ны хозяина, используя при этом либо явление мимикрии, либо сорбируя бел­
ки хозяина на своей поверхности. Другие простейшие обладают необычной
способностью экспрессировать на своей поверхности доминантный антиген,
который в результате переключения генов может изменяться при появлении
антител к его первому антигенному варианту. Большинство паразитов вызы­
вают и неспецифическую супрессию иммунной системы хозяина.
Хроническая персистенция антигенов эйм ерий на фоне иммунного от­
вета может вызывать повреждение тканей в результате иммунопатологиче­
ских реакций, таких как нефротический синдром у гусей, обусловленный
иммунными комплексами, гранулематоз печени и кишечника у цыплят. В
бурсе Фабрициуса обнаруживают делимфатизацию и атрофию (за счет ми­
грации лимфоцитов за пределы органа), отек интерстиция, микро- и макро-
фагальную реакцию. Вызываемое паразитами иммуносупрессивное состоя­
ние повышает чувствительность организма к бактериальным и вирусным ин­
фекциям.
Таким образом, паразитирующие гел ь м и н ты могут выделять вещест­
ва, активирующие Т-супрессоры и угнетающие иммунный ответ. Кроме того,
они изменяют иммунорегуляцию, вследствие чего развивается аллергическая
реакция на их антигены. Простейшие тоже могут подавлять иммунный ответ,
направленный против них, возможно, за счет активации Т-супрессоров или
выделения супрессивных веществ.

51
2.4.4. И м м унодеф ициты неинф екционного происхож дения

Приобретенные иммунодефициты неинфекционного происхождения


развиваются при недоброкачественном кормлении и содержании птицы, ги-
повитаминозах, макро- и микроэлементозах, отравлениях, нарушениях обме­
на веществ, злокачественных опухолях, при воздействии физических факто­
ров (холод, тепло, ионизирующая радиация), стрессов различной природы,
длительном применении иммунодепрессантов: антибиотиков, кокцидиоста-
тиков и др.
Недоброкачественное кормление птицы может приводить к нарушению
функции иммунной системы. В условиях 3-недельного ограничения в рацио­
не эн ерги и (40%) и белка (4%) происходит снижение массы центральных
органов иммунной системы, которое коррелирует со снижением массы тела
/L. Cauchy, 1983/. Одновременно снижается функция Т-хелперов и развитие
гуморального иммунного ответа на различные антигены. Однако через 11 не­
дель ограниченного кормления иммунологические реакции восстанавлива­
лись. Считается, что при белковом дефиците не происходит необратимого
нарушения функции Т-клеток.
Растительные корма при правильном подборе в основном удовлетво­
ряют потребности птиц в ам инокислотах. Однако длительное кормление
однообразным кормом может привести к нарушению аминокислотного ба­
ланса. Так, белки зерновых культур бедны лизином, а бобовых - метиони­
ном. Известно, что каждая из этих аминокислот участвует в регуляции имму­
ногенеза. Нехватка аминокислот в рационе может быть устранена добавлени­
ем белков с высоким их содержанием или синтетических аминокислот.
В случае недостатка в рационе птиц витаминов А, Е, С, микроэлемен­
тов селена и цинка происходит чаще всего неспецифическое подавление им­
мунной системы. Дефицит витаминов и микроэлементов в организме может
быть вызван различными причинами - ограниченной их биологической дос­
тупностью во многих кормах, присутствием в кормах антивитаминов, интен­
сивной продуктивностью и стрессовыми ситуациями.
Ж ирорастворимые витамины А и Е, водорастворимый витамин С как
самостоятельно, так и в комплексе способны регулировать функцию иммун­
ной системы.
При гипови там инозе А наблюдается лимфопения, атрофия лимфоид­
ной ткани в органах иммунной системы, ослабление интенсивности иммун­
ного ответа на различные антигены, подавление трансовариального иммуни­
тета, реакции гиперчувствительности замедленного типа, пролиферативной
способности как Т-лимфоцитов, так и В-лимфоцитов /В.Р. Chew, 1987; C.Y.
Davis, J.L., 1988/.
Установлено, что А -витаминная недостаточность, нарушая функции
иммунной системы, ослабляет иммунный надзор за постоянством антиген­
ного состава клеток организма, что в конечном итоге может привести к
развитию опухолей /К.Д. П лецитий, 1988; В.Н. Суколинский, 1990/. В то
же время по мере развития опухолевого процесса наблю дается нарастание

52
А-витаминной недостаточности /D. Sklan е.а., 1989/, следствием чего являет­
ся ослабление иммунной реактивности, вызывающей снижение антибла-
стомной резистентности.
Биологическая роль ви там и н а Е в организме птиц чрезвычайно вели­
ка. Поступивший в организм витамин распределяется во всех органах и тка­
нях, но преимущественно накапливается в гепатоцитах печени, сперматоген-
ном эпителии семенников, ад еногипофизе, надпочечниках и жировой ткани.
Внутри клетки витамин Е сосредоточен в мембранных органеллах, особенно
митохондриях. Доказана его причастность к липидному обмену.
Ф изиологическая потребность в витамине Е зависит от характера и
количества жиров в рационе. Если жиров мало и все жирные кислоты в
них ненасыщенные, то потребность в витамине Е низкая. Если же количе­
ство жиров в корме и содержание ненасыщенных жирных кислот в них ве­
лико, потребность в витамине резко возрастает. Поэтому состояние гипо­
витаминоза Е, особенно при откорме цыплят-бройлеров, когда в кормах
используются полиненасыщ енные жирные кислоты, встречается довольно
часто.
Дефицит витамина Е может развиваться при поражении желудочно-
кишечного тракта, приводящем к нарушению всасывания жиров (а соответ­
ственно - и жирорастворимых витаминов), а также при ряде заболеваний, в
первую очередь поражающих иммунную систему.
При недостатке витамина Е снижается устойчивость организма к бак­
териальным и вирусным инфекциям, подавляется пролиферация Т- и В-
лимфоцитов, угнетается фагоцитарная активность макрофагов.
В итам ин С (аскорбиновая кислота) широко распространен в различ­
ных кормах, и кроме того, в организме осуществляется его синтез. Тем не
менее известно, что при воздействии ионизирующего излучения аскорбино­
вая кислота является наиболее чувствительным витамином. Поэтому его уро­
вень в кормах в значительной мере может быть подвержен колебаниям. Ин­
фекционные болезни, особенно сопровождающиеся поражением желудочно-
кишечного тракта, препятствуют его всасыванию и синтезу в организме. Он
приводит к падению резистентности организма к инфекционным заболевани­
ям, ухудшению сохранности молодняка, а у кур - к снижению оплодотво-
ряемости.
Влияние аскорбиновой кислоты на иммунную систему заключается в
стимуляции гуморального иммунитета, снижении действия стресса, что ас­
социируется с протективным действием витамина в лимфоцитах и псевдоэо-
зинофилах от воздействия стероидов.
Аскорбиновая кислота является активным антиканцерогеном. Она пре­
дотвращает образование в организме токсических для генетического аппара­
та нитрозосоединений из предшествующих азотистых веществ. Введение оп­
тимальных доз витамина С снижает количество мутаций, вызываемых раз­
личными токсическими веществами или возникающих спонтанно в процессе
старения организма.

53
Дефицит ви там и н ов груп п ы В, пантотеновой ки сл о ты , ви там и н а К
может вызвать иммунодепрессию клеточного и гуморального ответа, тем не
менее механизм их действия еще недостаточно выяснен.
Влияние витаминов на организм обычно ассоциируется с физиологи­
ческими дозами или их дефицитом. Но известно, что в повышенных дозах
они могут вызывать патологическое состояние. Поэтому необходимо знать
их безопасный уровень. С этой целью опубликованы необходимые и макси­
мально переносимые уровни (МПУ) поступления витаминов в организм
птиц, а также описаны основные симптомы гипервитаминозов /G.F. Combs,
1988/. Величина МПУ витаминов зависит от вида, возраста, пола и физио­
логического состояния, а также от пути и длительности поступления вита­
минов.
Наиболее токсичны витамины А и Д. МПУ их отличаются от необхо­
димого уровня обычно в 10,4-10 и 2-4 раза соответственно.
Средне токсичны рибофлавин н пантотеновая кислота. Необходимые
уровни и МПУ для них различаются в большинстве случаев в 10-20 раз.
Наименее токсичны витамины Е, К, аскорбиновая кислота, тиамин, пи-
ридоксин и фолиевая кислота. Величина МПУ аскорбиновой кислоты пре­
вышает ее необходимые уровни в 20 раз, витамина Е - в 100-250 раз, осталь­
ных витаминов - в 1000 раз и более.
Среди микроэлементов наибольшее значение имеют селен и цинк.
С елен влияет на все компоненты иммунной системы, на выработку и
появление неспецифического, а также специфического гуморального и кле­
точного иммунитета. Недостаток селена вызывает подавление резистентно­
сти к микробным и вирусным инфекциям, функций микрофагов, продукции
антител, пролиферации Т- и В-лимфоцитов, разрушения клеток-мишеней Т-
лимфоцитами и естественными киллерными клетками. Одновременно угне­
тается реакция гиперчувствительности замедленного типа и способность хо­
зяина отторгать трансплантаты и опухоли.
Предполагается, что в основе действия селена находится влияние на
функцию глутатионпероксидазы и, следовательно, на уровень глутатиона и
селеноводорода в клетке.
Ц и н к занимает особое место по биологической роли в ряду незамени­
мых микроэлементов. Он связан с металлоэнзимамн, участвует в синтезе
белков, а также в энергетическом обмене. Влияет на функцию естественных
киллерных клеток.
Дефицит цинка приводит к глубоким нарушениям различных парамет­
ров Т-клеточной функции, включая инволюцию тимуса, подавление клеточ­
но-опосредованной цитотоксичности, снижение уровня цинксодержащнх
ферментов - лактатдегидрогеназы и щелочной фосфатазы.
Все перечисленные трофические факторы участвуют в регуляции им­
муногенеза через перекисное окисление липидов. Этот процесс постоянно
протекает в биомембранах всех клеток организма.
Известно, что все липиды животных тканей, в первую очередь полине-
насыщенные жирные кислоты, подвержены аутоокислению с образованием
54
перекисей и свободных радикалов. Защитную функцию при этом выполняет
антиоксидантная система, состоящая из двух подсистем: селеносодержащих
ферментов (каталаза, глутатионпероксидаза) и инактиваторов неферментной
природы, функционирование которых обеспечивается прежде всего витами­
ном Е, а также витаминами А, С, глутатионом, селеном и др.
Вещества, обеспечивающие функцию антиоксидантной системы, тесно
связаны между собой. Селен снижает потребность в витамине Е, способству­
ет задержке его в крови, а витамин Е в свою очередь препятствует падению
уровня селена в плазме.
Существуют данные о синергизме неферментных антиоксидантов —
витаминов А и Е /А. Franchini е.а., 1986; 1988; М. Mezes, 1987/. Витамин Е
предохраняет витамин А от окисления, способствует его накоплению в орга­
низме. Витамин С выступает в обменных процессах как антиоксидант и сти­
мулятор окислительно-восстановительных процессов, необходимый участ­
ник в реакциях гидроксилирования коллагена, адреналина, норадреналина,
кортикостероидов. Ж ирорастворимый витамин Е и водорастворимый вита­
мин С обладают синергизмом.
Значительную группу представляют иммунодефицитные состояния,
которые являются следствием применения лекарственных средств (антибио­
тики, кортикостероиды, антигельминтики н противоэймериозные препара­
ты), пестицидов, нетрадиционных кормовых добавок, содержащих продукты
микробиологического синтеза, ядовитые вещества неорганического н орга­
нического происхождения, а также контаминирования кормов различного
рода микотоксинамн.
Их негативное действие на организм птиц проявляется в снижении
факторов неспецифической резистентности, гуморального и клеточного им­
мунитета, что может вызывать инфицирование патогенными и условно-
патогенными микроорганизмами.
Немногочисленные литературные данные свидетельствуют о том, что
заболевание токсической дистрофией сопровождается развитием иммуноде-
фицитного состояния в организме птиц, которое проявляется снижением по­
казателей неспецифической иммунной реактивности, угнетением процессов
иммуногенеза, снижением выработки специфических антител к возбудителям
заболеваний вирусной и бактериальной этиологии.
В связи с этим нами было изучено состояние механизмов иммунологи­
ческой реактивности организма цыплят-бройлеров при скармливании кормов
с п о вы ш ен н ы м к и сл о тн ы м числом ж ира.
Исследования были проведены на 560-ти цыплятах-бройлерах 10-50-
дневного возраста. Они были подобраны по принципу аналогов, и разделены
на 8 групп, по 70 птиц в каждой.
Цыплята 1-ой, 2-ой, 3-й, 4-ой, 5-ой, 6-ой и 7-ой подопытных групп по­
лучали кормосмеси с кислотным числом 38,4, 32,3, 27,4, 21,4, 19,6, 15,6 и
14,9 мг КОН соответственно.
Птица 8-ой (контрольной) группы получала кормосмеси с кислотным
числом 12,8 м г КОН.

55
В 21-дневном возрасте все цыплята были иммунизированы против
ньюкаслской болезни вакциной из шт. “БОР-74 ВГНКИ” с титром
109,0Э И Д 50/мл.
Вакцинацию проводили аэрозольным методом.
Изучение факторов неспецифической иммунной реактивности орга­
низма цыплят показало, что фоновые показатели содержания ли зо ц и м а в сы­
воротке крови птиц всех групп (контрольной и подопытных) существенно не
отличались друг от друга и составляли 1,20±0,06 - 1,30±0,03 мкг/мл (таблица
1). Н а 10-й день опыта содержание лизоцима в сыворотке крови цыплят, кон­
трольной, а также 5-ой, 6-ой и 7-ой опытных групп достоверно возрастало до
уровня 1,55± 0,04- 1,70±0,04 мкг/мл (Р<0,05).
У птиц 1-ой, 2-ой, 3-й и 4-ой подопытных групп происходила досто­
верное (Р<0,05) снижение уровня лизоцима на 30-40% по сравнению с кон­
тролем.
К 20-му дню эксперимента содержание лизоцима в сыворотке крови
цыплят контрольной, а также 5-ой, 6-ой и 7-ой подопытных групп составляло
1,90±0,03 - 2,00±0,04 мкг/мл. При этом у птиц 1-ой, 2-ой, 3-й и 4-й групп
данный показатель достоверно (Р<0,001) снижался до уровня 0,80±0,04 -
1,00±0,05 мкг/мл.
На 30-й день опыта содержание лизоцима в сыворотке крови цыплят 5-
ой, 6-ой, 7-ой и 8-ой групп не имело достоверных различий по сравнению с
предыдущим сроком исследований.
У подопытных птиц 1-ой, 2-ой, 3-й и 4-й групп отмечена тенденция к
значительному снижению уровня лизоцима до 0,40±0,05 - 0,60±0,06 мкг/мл,
что было в 3-4 раза меньше, чем в контроле (Р<0,001). К 40-му дню экспери­
мента содержание лизоцима в сыворотке крови цыплят всех групп (подопыт­
ных и контрольной) существенно не изменялось по сравнению с предыду­
щими сроками исследований.
Уровень ком плем ента в сыворотке крови цыплят 1-ой, 2-ой, 3-й, 4-ой,
5-ой, 6-ой, 7-ой и 8-ой групп до начала опыта (фон) находился в пределах
17,80±1,30 - 20,40±0,90 СН50 (таблица 2).
К 10-му дню опыта содержание комплемента в сыворотке крови цып­
лят контрольной, а также 5-ой, 6-ой и 7-ой подопытных групп увеличивалось
по сравнению с исходными данными на 12-18% (Р>0,05). При этом у птиц 1-
ой, 2-ой, 3-й и 4-ой опытных групп уровень комплемента в сыворотке крови
снижался по сравнению с предыдущим сроком исследований и составлял
16,40±0,50 - 18,30±1,20 СН50 (в контроле - 21,10±0,90 СН50; Р<0,05).
Н а 20-й день эксперимента содержание комплемента в сыворотке кро­
ви цыплят 5-ой, 6-ой, 7-ой (опыт) и 8-ой групп (контроль) существенно не
изменилось по сравнению с предыдущим сроком исследований. Уровень
комплемента в сыворотке крови цыплят 3-й и 4-й групп снизился до
15,30±1,50 - 16,40±0,50 СН50, что было в 1,3-1,4 раза меньше, чем в контроле
(Р<0,05).

56
Таблица 1
Содержание лизоцима в сыворотке крови цыплят (мкг/мл, M±m, Р).

Примечание: P 1-8- 1- 8 группы; P2-8 - 2 - 8 группы;


Р3-8 - 3- 8 группы; Р4-8 - 4 - 8 группы;
Р5-8 - 5- 8 группы; P6-8 - 6 - 8 группы;
Р7-8 - 7- 8 группы; Рф - по сравнению с фоном.

К 30-му дню опыта уровень комплемента в сыворотке крови цыплят


контрольной и 5-7-ой подопытных групп существенно не изменился по срав­
нению с предыдущим сроком исследований.
У цыплят 1-ой, 2-ой, 3-й и 4-ой групп происходило дальнейшее сниже­
ние содержания комплемента до 12,00±0,90 - 14,00+0,70 СН50 (против
22,40±0,90 СН50 в контроле; Р<0,001).

57
Таблица 2
Содержание комплемента в сыворотке крови цыплят (СН50, M±m, Р).

Примечание: P1-8- 1 - 8 группы; P2-8 - 2 - 8 группы;


Р3-8 - 3 - 8 группы; Р4-8 - 4 - 8 группы;
Р5-8 - 5 - 8 группы; P6-8 - 6 - 8 группы;
Р7-8 - 7 - 8 группы; Рф - по сравнению с фоном.

58
Таблица 3
Среднегеометрические титры гемолизинов в сыворотке крови цыплят
(log2, M±m, Р).

Примечание: P1-8- 1 - 8 группы; P2-8 - 2 - 8 группы;


Р3-8 - 3 - 8 группы; Р4-8 - 4 - 8 группы;
Р5-8 - 5 - 8 группы; P6-8 - 6 - 8 группы;
Р7-8 - 7 - 8 группы; Рф - по сравнению с фоном.

На 40-ой день эксперимента у цыплят подопытных и контрольной


групп данный показатель существенно не изменялся по сравнению с преды­
дущим сроком исследований.

59
Фоновые титры гем олизинов в сыворотке крови цыплят 1-8-ой групп
существенно не отличались друг от друга и составляли 3,12±0,30 - 3,72±0,30
log2 (таблица 3). На 10-й день опыта содержание гемолизинов в сыворотке
крови птиц контрольной, а также 1-7-ой подопытных групп возрастало до
уровня 3,92±0,30 - 4,52±0,40 log2 (Р>0,05). На 20-й день эксперимента у цып­
лят всех групп (подопытных и контрольной) данный показатель существенно
не изменялся по сравнению с предыдущим сроком исследований.
К 30-му дню опыта титры гемолизинов в сыворотке крови цыплят кон­
трольной, а также 5-ой, 6-ой и 7-ой опытных находились на уровне
4 ,3 2 + 0 ,3 0 - 4,72±0,30 log2. При этом у птиц 1-ой, 2-ой, 3-й и 4-й групп дан­
ный показатель был на 15-30% достоверно (Р<0,001) ниже, чем в контроле.
На 40-ой день эксперимента нами была выявлена аналогичная тенден­
ция. При этом титры гемолизинов в сыворотке крови цыплят 5-ой, 6-ой, 7-ой
и 8-ой групп находились на уровне 4,32±0,30 - 4,92±0,30 log2, а у птиц 1-4-ой
групп - 2,52±0,30 - 3,72±0,30 log2 (Р<0,001).
Содержание гем агглю тини нов в сыворотке крови цыплят 1-8-ой
групп до начала опыта (фон) было примерно одинаковым и составляло со­
ставили соответственно 2,40+0,30 - 2,80±0,30 log2 (таблица 4). На 10-й день
опыта титры гемагглютининов у цыплят контрольной, а также 1-7-ой под­
опытных групп возрастал по сравнению с исходными данными в 1,3-1,4 раза
(Р>0,05).
На 20-й день эксперимента нами выявлена аналогичная тенденция.
При этом содержание гемагглютининов в сыворотке крови птиц контроль­
ной, а также 1-7-ой подопытных групп возрастало до уровня 4,40±0,30 -
5,20±0,40 log2. К 30-му дню эксперимента уровень гемагглютининов в сыво­
ротке крови цыплят контрольной, а также 5-ой, 6-ой и 7-ой подопытных
групп существенно не изменился по сравнению с предыдущим сроком иссле­
дований. У цыплят 1-ой, 2-ой, 3-й и 4-ой групп происходило снижение тит­
ров гемагглютининов до уровня 3,80±0,40 - 4,40±0,30 log2 (в контроле -
5,40+0,30 log2; Р<0,05).
На 40-й день опыта титры гемагглютининов в сыворотке крови птиц
подопытных и контрольной групп существенно не изменялось по сравнению
с предыдущими сроками исследований. При этом в сыворотке крови цыплят
контрольной, а также 5-7-ой подопытных групп указанный показатель нахо­
дился на уровне 4,60±0,30 - 5,60±0,30 log2. У птиц 3-й и 4-й групп титры ге­
магглютининов были в 1,6-1,7 раза (Р<0,001) ниже, чем в контроле.
Фоновые показатели бактерици дной ак ти в н о сти сыворотки крови
цыплят всех групп (контрольной и подопытных) существенно не отличались
друг от друга и составляли 19,40±0,90 - 23,00±2,20% (таблица 5). На 10-й
день опыта бактерицидная активность сыворотки крови птиц контрольной, а
также 1-7-ой опытных групп достоверно возрастала до уровня 27,80±1,30 -
31,60±0,90% (Р<0,001). К 20-му дню эксперимента бактерицидная активность
сыворотки крови цыплят контрольной, а также 5-ой, 6-ой и 7-ой подопытных
групп составляла 27,40±1,50 - 28,80+0,90%.

60
Таблица 4
Среднегеометрические титры гемагглютининов в сыворотке крови
цыплят (log2> M±m, Р).

Примечание: P1-8- 1 - 8 группы; P2-8 - 2 - 8 группы;


Р3-8 - 3 - 8 группы; Р4-8 - 4 - 8 группы;
Р5-8 - 5 - 8 группы; P6-8 - 6 - 8 группы;
Р7-8 - 7 - 8 группы; Рф - по сравнению с фоном.

61
Таблица 5
Бактерицидная активность сыворотки крови цыплят (%, M±m, Р).

Примечание: P1-8- 1 - 8 группы; P2-8 - 2 - 8 группы;


Р3-8 - 3 - 8 группы; Р4-8 - 4 - 8 группы;
Р5-8 - 5 - 8 группы; P6-8 - 6 - 8 группы;
Р7-8 - 7 - 8 группы; Рф - по сравнению с фоном.

62
При этом у птиц 1-ой, 2-ой, 3-й и 4-й групп данный показатель досто­
верно (Р<0,05) снижался до уровня 22,40±0,90 - 24,80±1,90%.
На 30-й день в сыворотке крови цыплят 5-ой, 6-ой, 7-ой и 8-ой групп
данный показатель не имел достоверных различий по сравнению с предыду­
щим сроком исследований. У подопытных птиц 1-ой, 2-ой, 3-й и 4-й групп
отмечена тенденция к дальнейшему снижению бактерицидной активности
сыворотки крови до 16,40±0,90 - 19,40±0,90%, что было в 1,6-1,7 раза мень­
ше, чем в контроле (Р<0,01).
К 40-му дню эксперимента бактерицидная активность сыворотки крови
цыплят всех групп (подопытных и контрольной) существенно не изменялось
по сравнению с предыдущими сроками исследований. Фоновые показатели
ф агоц итарной ак ти в н о сти псевдоэрозиноф илов к р о ви цыплят 1-8-ой
групп до начала опыта (фон) находились в пределах 1,60±0,03 - 1,70±0,07
(таблица 6).
К 10-му дню опыта фагоцитарная активность псевдоэрозинофилов кро­
ви цыплят контрольной, а также 1-7-ой подопытных групп увеличивалась по
сравнению с исходными данными в 1,5-2 раза (Р<0,05).
Н а 20-й день эксперимента фагоцитарная активность псевдоэрозино­
филов крови цыплят 5-ой, 6-ой, 7-ой (опыт) и 8-ой групп (контроль) сущест­
венно не изменилась по сравнению с предыдущим сроком исследований. У
подопытных цыплят 1-ой, 2-ой, 3-й и 4-й групп данный показатель снизился
до 1,60±0,10 - 1,90±0,09, что было в 1,4-1,7 раза меньше, чем в контроле
(Р<0,001).
К 30-му дню опыта фагоцитарная активность псевдоэрозинофилов кро­
ви цыплят контрольной, а также 1-7-ой подопытных групп существенно не
изменился по сравнению с предыдущим сроком исследований. Н а 40-ой день
эксперимента показатели фагоцитарной активности псевдоэрозинофилов цы­
плят контрольной, а также 5-ой, 6-ой и 7-ой опытных групп существенно не
отличались друг от друга и составляли 2,60±0,10 - 3,00±0,08. При этом у
птиц 1-ой, 2-ой, 3-й и 4-й групп данный показатель достоверно (Р<0,001)
снижался до уровня 1,10±0,08 - 1,30±0,05.
Содержание Т -ли м ф оц итов в крови цыплят 1-8-ой групп до начала
эксперимента (фон) составляло 31,00±0,50 - 33,00±0,40% (таблица 7).
К 10-му дню опыта уровень Т-лимфоцитов в крови цыплят контроль­
ной, а также 1-7-ой подопытных групп был примерно одинаковым и сущест­
венно не отличался от исходных данных.
На 20-й день эксперимента содержание Т-лимфоцитов в крови птиц
контрольной, а также 5-ой, 6-ой и 7-ой опытных групп возрастал до уровня
35,00±0,30 - 37,00±0,40%. У цыплят 3-й и 4-ой подопытных групп отмечена
тенденция к достоверному (Р<0,001) снижению содержания Т-клеток в 1,3-
1,8 раза по сравнению с контролем. Н а 30-й день эксперимента у птиц 6-ой,
7-ой и 8-ой групп происходило дальнейш ее повышение содержания Т-
лимфоцитов в крови до 37,00±0,10 - 41,00±0,50%. У подопытных цыплят 1-
ой, 2-ой, 3-й и 4-ой групп отмечена обратная тенденция. При этом уровень

63
Т-клеток снизился до 19,00±0,30 - 21,00±0,30%, что было в 1,9-2,2 раза
меньше, чем в контроле (Р<0,001). К 40-му дню опыта содержание Т-
лимфоцитов в крови цыплят контрольной, а также 5-ой, 6-ой, 7-ой и 8-ой
опытных групп существенно составляло 30,00±0,40 - 35,00±0,30%. У птиц 1-
ой, 2-ой, 3-й и 4-й групп данный показатель достоверно (Р<0,001) снижался
до уровня 14,00±0,40 - 22,00+0,50%.
Таблица 6
Фагоцитарная активность псевдоэозинофилов крови цыплят (M±m, Р).

Примечание: P1-8- 1 - 8 группы; P2-8 - 2 - 8 группы;


Р3-8 - 3 - 8 группы; Р4-8 - 4 - 8 группы;
Р5-8 - 5 - 8 группы; P6-8 - 6 - 8 группы;
Р7-8 - 7 - 8 группы; Рф - по сравнению с фоном.

64
Таблица 7
Содержание Т-лимфоцитов в крови цыплят (%, М±m , Р).

Примечание: P1-8- 1 - 8 группы; P2-8 - 2 - 8 группы;


Р3-8 - 3 - 8 группы; Р4-8 - 4 - 8 группы;
Р5-8 - 5 - 8 группы; P6-8 - 6 - 8 группы;
Р7-8 - 7 - 8 группы; Рф - по сравнению с фоном.

65
Фоновое содержание В -лим ф оцитов в крови цыплят 1-8-ой групп бы­
ло примерно одинаковым и составляло 28,00±0,60 - 29,00±0,30% (таблица 8).
На 10-й день эксперимента содержание В-лимфоцитов в крови птиц
контрольной, а также 1-7-ой подопытных групп существенно не изменялись
по сравнению с исходными данными.
К 20-му дню опыта содержание В-лимфоцитов в крови цыплят кон­
трольной, а также 5-ой, 6-ой и 7-ой опытных групп составляло 22,00±0,40 -
24,00±0,30%. У птиц 1-ой, 2-ой, 3-й и 4-й групп данный показатель снижался
и был на 12-25% ниже, чем в контроле (Р<0,05).
К 30-му дню опыта содержание В-лимфоцитов в крови цыплят 5-ой, 6-
ой, 7-ой и 8-ой групп возрастало до уровня 27,00±0,30 - 32,00±0,10%. При
этом у птиц 1-ой, 2-ой, 3-й и 4-й групп данный показатель был в 2-2,2 раза
(Р<0,001) ниже, чем в контроле.
На 40-ой дни эксперимента у цыплят подопытных и контрольной групп
содержание В-лимфоцитов в крови существенно не изменялось по сравнению
с предыдущим сроком исследований.
Титры специф ических ан ти тел (IgG + IgM) к вирусу ньюкаслской бо­
лезни в сыворотке крови цыплят 1-8-ой групп на 10-й день после вакцинации
находились на уровне 3,52±0,20 - 4,32±0,30 log2. (таблица 9). При этом уро­
вень специфических иммуноглобулинов класса G у птиц контрольной груп­
пы составлял 3,12±0,20 log2, а у цыплят 5-ой, 6-ой и 7-ой подопытных групп -
соответственно 3,12±0,20, 2,92±0,30 и 3,12±0,20 log2. В сыворотке крови птиц
1-ой, 2-ой, 3-й и 4-ой групп специфические IgG не выявлялись.
На 20-й день после иммунизации у цыплят 5-8-ой групп происходило
дальнейшее повышение уровня специфических противовирусных антител
(IgG + IgM) до 5,72±0,30 - 6,92±0,30 log2, а также Ig G до 3,92±0,30 -
4,52±0,40 log2. В сыворотке крови подопытных птиц 1-4-ой групп, как и в
предыдущие сроки исследований, специфические IgG не обнаруживались.
К 30-му дню после вакцинации содержание специфических антител
(IgG + IgM) у цыплят 1-8-ой групп существенно не изменилось по сравнению
с предыдущим сроком исследований. Однако уровень специфических Ig
класса G у птиц 5-8-ой групп составлял 5,12±0,20 - 6,52±0,30 log2, а у цыплят
3-ой и 4-ой подопытных групп - лишь 2,72±0,30 - 3,12±0,20 log2 (Р<0,001).

66
Таблица 8
Содержание В-лимфоцитов в крови цыплят (%, M±m, Р).

Примечание: P1-8- 1 - 8 группы; P2-8 - 2 - 8 группы;


Р3-8 - 3 - 8 группы; Р4-8 - 4 - 8 группы;
Р5-8 - 5 - 8 группы; P6-8 - 6 - 8 группы;
Р7-8 - 7 - 8 группы; Рф - по сравнению с фоном.

67
Таблица 9
Среднегеометрические титры специфических антител к вирусу
ньюкаслской болезни в сыворотке крови цыплят (log2, M±m, Р).

Примечание: P1-8- 1 - 8 группы; P2-8 - 2 - 8 группы;


Р3-8 - 3 - 8 группы; Р4-8 - 4 - 8 группы;
Р5-8 - 5 - 8 группы; P6-8 - 6 - 8 группы;
Р7-8 - 7 - 8 группы; Рф - по сравнению с фоном.

68
Таким образом, скармливание кормосмесей с повышенным кислот­
ным числом жира (21,4-38,4 мг КОН) приводило к приводило к развитию
иммунодефицитного состояния организма птиц, которое проявлялось уг­
нетением гуморальных факторов неспецифической иммунной реактивно­
сти (лизоцимной и бактерицидной активности сыворотки крови, фагоци­
тарной активности псесевдоэозинофилов крови, уровня комплемента, ти т­
ров гемолизинов и гемагглютининов), снижением в крови птиц уровня Т- и
В-лимфоцитов, а такж е титров специфических антител к вирусу нью касл­
ской болезни.
А.Н. Azzam, М.А. Gabal /1997; 1998/, G.O. Okotie-Eboh е.а. /1997/, М.А.
Gabal, А.Н. Azzam /1998/ установили, что скармливание цыплятам ком би­
корм а, загрязн ен ного аф латоксин ом , в период иммунизации их против
инфекционной бурсальной болезни, приводило к существенному уменьше­
нию уровня специфических антител, снижению продуктивности и увеличе­
нию падежа в стаде птицы. Одновременное введение в рацион цыплят р-
каротина существенно не влияло на выработку поствакцинального иммуни­
тета.
Исследования, проведенные B.C. Прудниковым и др. /1998/ показали,
что скармливание цыплятам-бройлерам комбикорма, контаминированного
бан альн ой плесенью (пени циллам и), м укоровы м и грибам и, а также
дрож ж ам и, асп ерги л л ам и и их токси н ам и (афлотоксин, В-1, Т-2 токсин)
приводило к угнетению общего состояния, малоподвижности, парезам ко­
нечностей, сухости каловых масс, снижению потребности в воде на 40%, на­
рушению линьки, отставанию в росте и развитии.
В периферической крови цыплят, получавших недоброкачественный
корм, в 1,5 раза уменьшалось содержание тромбоцитов и в 2 раза число лей­
коцитов.
При исследовании органов иммунной системы у цыплят, получавших
пораженный грибами комбикорм, в течение 2 недель, в 4 раза уменьшалась
масса тимуса и бурсы Фабрициуса, и в 3 раза масса селезенки. При гистоло­
гическом исследовании в тимусе отмечалась полная или частичная атрофия
долек, сглаженность границ между корковым и мозговым веществом долек,
обширные кровоизлияния в мозговом веществе.
В бурсе Фабрициуса под воздействием грибов наблюдалась застойная
гиперемия, сглаженность границ между корковым и мозговым слоями лим­
фоидных узелков, лимфоидно-гистиоцитарные пролифераты в межузелковой
интерстициальной соединительной ткани.
В селезенке цыплят, получавших недоброкачественный комбикорм,
отмечалась интенсивная геморрагическая инфильтрация, сглаженность
узелкового строения, опустош ение лимфоидной ткани в белой пульпе ор­
гана.
Б.Т. Артемов и др. /1994/, Т.Н. Ракова /1994/, Р.М.Танабердина и др.
/1994/ изучали иммунодефитные состояния, обусловленные н и тр атн о й и н ­
то кси кацией. Установлено, что в ряде случаев содержание нитрат-ионов в
концентрированных кормах составляло от 200 до 400 мг/кг. При этом птица

69
постоянно испытывала нитратные перегрузки. На этом фоне отмечалось
снижение прироста живой массы цыплят, сохранности молодняка, уровня
поствакцинальных антител, обеспечивающего устойчивость к возбудителям
инфекционных болезней. Содержание иммуноглобулинов в сыворотке крови
снижалось на 24,27% по сравнению с интактной птицей. Уровень 13-
лимфоцитов, несущих рецептор для С3 компонента комплемента, не превы­
шал 18% (в контроле 25%). Титры специфических поствакцинальных антител
к вирусу ньюкаслской болезни составляли 1:64, тогда как у интактных цып­
лят они находились на уровне 1:512. Количество Т-лимфоцитов также сни­
жалось. В селезенке птиц отмечена делимфатизация белой пульпы, в пече­
н и - вакуольная дистрофия гепатоцитов, в почках - зернистая дистрофия
эпителия извитых канальцев.
Результаты исследований Ю.В. Конопатова и др. /1976/ показали, при­
менение сульф адим езина и левом и ц ети н а в период вакцинации кур против
пастереллеза снижают выработку поствакцинального иммунитета против
данной болезни. Использование указанных антимикробных препаратов со­
провождалось снижение уровня нуклеиновых кислот в тимусе, бурсе Фабри­
циуса и селезенке вакцинированных птиц, а также приводило к уменьшению
содержания общего белка в сыворотке крови.
При воздействии ионизирую щ ей р ад и ац и и лимфоциты погибают в
несколько этапов. В первые сутки (спустя 6-12 часов) после облучения начи­
нается интерфазная гибель клеток. По мере гибели клеток уменьшаются раз­
меры всех органов иммунной системы. При этом наблюдают опустошение
паренхимы (лимфоидной ткани), тогда как соединительнотканная строма ор­
ганов остается неизменной.
Второй этап опустошения органов иммунитета происходит в течение
последующих 3-4 суток. На этом этапе причиной опустошения становится
репродуктивная гибель делящихся лимфоцитов. Деление клеток в этом слу­
чае провоцируется притоком микробных антигенов. Это обусловлено нару­
шением естественных барьеров (кожи, слизистых оболочек).
Радиочувствительность различных популяций лимфоцитов может от­
личаться весьма значительно, в зависимости от степени зрелости клеток. Н а­
пример, Т-лимфоциты субкапсулярной зоны коркового вещества долек тиму­
са обладают высокой радиоустойчивостью. Кортикальные тимоциты напро­
тив, являются самыми радиоустойчивыми клетками иммунной системы.
В-лимфоциты, ответственные за образование антител, более радио­
чувствительны, чем Т-лимфоциты. Популяции В-клеток более однородны
по радиочувствительности, нежели Т-лимфоциты. В связи с этим иммунные
реакции, в основе которых леж ит ответ В-лимфоцитов (образование анти­
тел), являются более уязвимыми к воздействию радиации, чем Т-клеточные
реакции.
Таким образом, при воздействии радиации в первую очередь ослабля­
ется антибактериальная защита, связанная с продукцией антител, а затем -
противовирусная защита, зависимая от Т-лимфоцитов.

70
Довольно устойчивы к радиации естественные киллерные клетки, по­
скольку им не нужен предварительный контакт с антигенами, чтобы выпол­
нить функцию клеток-убийц или приобрести радиоустойчивость.
Клетки памяти более радиоустойчивы, чем не контактировавшие с ан­
тигенами лимфоциты. Этим объясняется большая радиоустойчивость вто­
ричного иммунного ответа по сравнению с первичным иммунным ответом.
При облучении очень уязвимыми оказываются все процессы, связан­
ные с межклеточными контактами между макрофагами, Т- и В-лимфоцитами.
При облучении сильнее поражается клеточный (контактный) вид межклеточ­
ного взаимодействия, нежели гуморальный (дистантный). Это связано со
специфическим нарушением рецепторных систем клеточных мембран. Из-за
высокой радиочувствительности межклеточных контактов нарушается про­
цесс избирательного проникновения лимфоцитов из кровяного русла в пери­
ферические органы иммунной системы. Причина заключается в нарушении
мембранных рецепторных систем распознавания этих клеток. Нарушается
путь миграции лимфоцитов в лимфоидную ткань кишечника, дыхательных
путей. В результате ослабляется барьерная функция слизистых оболочек,
обеспечивающих защиту от внешней биологической агрессии. Продукты
жизнедеятельности бактерий оказывают на организм дополнительное имму-
нодепрессивное действие. Ситуация осложняется и тем, что наряду с пато­
генными микроорганизмами начинает активизировать и проявлять патоген­
ные свойства условно-патогенная микрофлора.
Функциональные нарушения без гибели клеток более характерны для
макрофагов и других вспомогательных клеток иммунной системы.
Наибольший урон иммунной системе наносит облучение костного моз­
га. При частичном его поражении создаются условия для обмена стволовыми
клетками между различными отделами миелоидной ткани и для запуска но­
вого витка кроветворения. Если же произошло общее облучение костномоз­
говой ткани в условиях высоких доз радиации, то это ведет к необратимым
поражениям ретикулярной ткани - микроокружения развивающихся клеток
крови. Последствием радиационного поражения тимуса является ранняя ин­
волюция органа. Ускоренно снижается число тимоцитов и уровень тимусных
гормонов. К разряду неравномерных облучений относится облучение инкор­
порированными (т.е. попавшими в организм) изотопами. При разных типах
локализации изотопов избирательно поражаются различные органы иммуни­
тета. Так, концентрирующийся в костях стронций-90 непрерывно воздейст­
вует на кроветворную ткань красного костного мозга. Изотопы йода, накап­
ливающиеся в щитовидной железе, воздействуют на тимус. Селен-75 нару­
шает миграцию и рециркуляцию лимфоцитов.
Длительное воздействие радиации способствуют развитию опухолей,
что связано с гибелью относительно радиоустойчивых естественных киллер-
ных клеток. В результате активируются лимфотропные вирусы. Это приво­
дит сначала к образованию тимом, а затем и лимфолейкоза.
Проблема стресса в условиях промышленного птицеводства приобре­
ла особо важное значение. Связано это с тем, что интенсификация птице­

71
водства, т.е. максимальное использование площадей, механизация и автома­
тизация производственных процессов, унификация кормов, в обязательном
порядке предусматривает создание для птиц оптимальных условий кормле­
ния и содержания. Однако в ряде случаев используемая технология не отве­
чает условиям обеспечения нормальных факторов жизнедеятельности орга­
низма, и птица вынуждена адаптироваться к ним с большим напряжением
разнообразных физиологических систем. При этом во многих случаях разви­
тие стрессового состояния сопровождается снижением продуктивности и
ухудшением качества продукции.
Приспособление организма к обычным постоянно действующим фак­
торам окружающей среды проходит в процессе всего онтогенеза и осуществ­
ляется с помощью различных нейрогуморальных механизмов. В ответ на
воздействие наиболее сильных и неблагоприятных факторов среды в орга­
низме развивается особое состояние адаптации, которое канадский ученый Г.
Селье назвал стрессом. Учение о стрессе нашло широкое распространение в
животноводстве и птицеводстве. Установлено, что в условиях интенсивного
ведения птицеводства явления стресса стали регистрироваться значительно
чаще, чем болезни.
Сильнодействующие факторы окружающей среды, вызывающие
стресс, называют стрессорами, или стресс-факторами. Под воздействием
стресс-фактора в организме развиваются неспецифические изменения, кото­
рые направлены на преодоление вредного воздействия раздражителя, кото­
рые называют общим адаптационным синдромом. П ри этом различают три
последовательные стадии: тревоги, резистентности и истощения.
Стадия тревоги (стадия мобилизации) состоит из двух фаз: ш ока и про­
тивошока. Шоковая фаза характеризуется понижением температуры тела и
тонуса, угнетением центральной нервной системы, преобладанием в орга­
низме процессов диссимиляции над процессами ассимиляции.
В фазе противошока наблюдаются морфологические изменения со сто­
роны коры надпочечников, направленные на усиление их гормональной дея­
тельности. Таким образом, в стадию тревоги организм мобилизует свои ме­
ханизмы защиты от вредного воздействия стрессора.
Стадия резистентности, которая характеризуется преобладанием про­
цессов синтеза над процессами распада. Нормализуется содержание лейко­
цитов и кортикостероидных гормонов. Стадия резистентности характеризу­
ется повышением общей неспецифической устойчивости, т. е. устойчивости
к другим раздражителям, которые до сих пор не воздействовали на организм.
При продолжающемся воздействии стресс-фактора организм теряет ре­
зистентность и наступает стадия истощения, которая характеризуется изна­
шиванием биологических систем организма, развитием дистрофических про­
цессов и гибелью организма.
Исследования лейкограммы у птиц при стрессе показывают /И.А. Бо­
лотников и др., 1983; 1989/, что типичные изменения происходят, главным
образом, только у лимфоцитов и микрофагов (эозинофилов и псевдоэозино-
филов). Стрессоры достаточной интенсивности резко снижают содержание

72
эозинофилов в крови. Как правило, снижение количества эозинофилов со­
провождается снижением числа лимфоцитов при некотором увеличении со­
держания псевдоэозинофилов. Однако характер реакций у этих групп имму-
ноцитов обусловлен интенсивностью действующего на организм стрессора:
сильные стрессоры всегда приводят к эозинопении и псевдоэозинофилии, а
при слабых раздражителях отмечается только некоторая эозинопения при не­
четких изменениях псевдоэозинофилов и популяций лимфоцитов.
В стадию тревоги в костном мозге птиц существенных изменений не
наблюдается, лишь уменьшается содержание эозинофилов при одновремен­
ном снижении количества митозов клеток.
В стадии резистентности увеличивается общий клеточный состав кост­
ного мозга, кроме эозинофилов, и резко возрастает количество делящихся
клеток. Эти изменения свидетельствуют об усилении процессов кроветворе­
ния, которые помогают организму адаптироваться к стресс-фактору.
Последняя фаза стресса (стадия истощения) характеризуется угнетени­
ем кроветворения, что проявляется в уменьшении количества всех видов кле­
ток костного мозга, кроме макрофагов, и повторным снижением числа деля­
щихся клеток. Угнетение процессов образования новых клеток костного моз­
га в стадии истощения свидетельствует о глубоких нарушениях в организме
птиц. Состояние стресса приводит к определенным изменениям клеточных и
гуморальных факторов неспецифической иммунной реактивности, устойчи­
вости организма к различным факторам внешней среды. Развитие инфекци­
онного процесса, а тем более вакцинного, необходимо рассматривать как со­
ставную часть общего адаптационного синдрома. Так, бактериальные инфек­
ции, при которых возбудители обладают токсинообразованием и нередко на­
блюдается септический процесс (пастереллез, колибактериоз и т. д.), разви­
ваются со всеми признаками стрессового состояния.
При введении птицам 10-100 мкг липополисахарида (Ө -антигена) пас-
терелл И.В. Болотников /1982/ наблюдал в течение 8-12 часов лимфопению,
эозинофилию, лейкопению с увеличением в 2-4 раза количества палочкоя­
дерных и сегментоядерных псевдоэозинофилов. Усиленная секреция корти­
костероидов приводила к частичной инволюции фабрициевой сумки, белой
пульпы селезенки за счет миграции лимфоцитов из этих органов. Использо­
вание малых доз липополисахарида приводило в дальнейшем к восстановле­
нию картины крови и органов иммунитета, т.е. процесс не шел дальше ста­
дии резистентности. Большие дозы липополисахарида (более 500 мкг) вызы­
вали гибель птиц в стадии истощения защитных сил организма.
По данным И.А. Болотникова и др. /1989/, иммунизация птиц в зависи­
мости от реактогенности вакцины, ее дозы, метода введения приводит к разви­
тию стрессового состояния, которое доходит до стадии резистентности в тече­
ние определенного времени иммунного ответа. Причем стадия резистентности
(иногда ее называют неспецифичсской) наступает в течение первых 12-24 ча­
сов после введения липополисахарида или вакцины и обусловлена развитием
общего адаптационного синдрома, а не появлением в крови антител. Специ­
фическая резистентность наступает на 7-ой - 14-й день после введения био­
73
препаратов. При этом иммунная перестройка организма приводит к повыше­
нию устойчивости к одним инфекциям и снижению к другим.
И.А. Болотников /1982/ установил, что иммунизация птицы против ко-
либактериоза повышает ее устойчивость к стрептококкозу и другим бактери­
альным инфекциям и в то же время снижает резистентность к респираторно­
му микоплазмозу, ньюкаслской болезни и другим вирусным болезням. Свя­
зано это, видимо, с усилением в первом случае псевдоэозинофильной и мак-
рофагальной реакции за счет супрессии лимфоцитов.
Различные стресс-факторы окружающей среды приводят организм в
состояние тревоги, за которой должна последовать адаптация. Но если в этих
условиях накладывается другой стрессор, например, возбудители инфекци­
онных или инвазионных заболеваний, то, как правило, адаптационный про­
цесс переходит в патологический, и развивается болезнь.
Вот почему вспышки заболеваний на птицефабриках и птицеводческих
фермах возникают обычно после воздействия на птиц неблагоприятных фак­
торов среды. Таким фактором может быть и вакцинация, если организм птиц
ослаблен неправильным кормлением или плохими условиями содержания.
Кроме того, при микробиологическом исследовании птиц нередко выделяют
возбудителей различных болезней, но эпизоотия не развивается благодаря
общей высокой неспецифической иммунной реактивности птиц.
М ногочисленные факторы внешней среды, которые способны приво­
дить организм птиц к стрессу, могут быть объединены в несколько групп:
• Физические - повышенная или пониженная температура воздуха,
большая влажность воздуха при низких температурах, солнечная радиация
без предварительной адаптации, разнообразные шумы достаточной интен­
сивности, ионизирующая радиация. Понижение температуры до 7°С и повы­
шение до 24°С влияет не только на снижение продуктивности птицы, но и
приводит к резкому ослаблению иммунной реактивности организма и
вспышке скрыто протекающих респираторных инфекций. Повышенная
влажность при высоких температурах затрудняет теплоотдачу, вызывает раз­
витие гипертермии организма птиц, и как следствие, состояние стресса. По­
вышение уровня шума в помещениях (до 92— 107 дБ) индуцирует снижение
продуктивности и неспецифической иммунологической резистентности птиц.
Интенсивное и продолжительное освещение также неблагоприятно отража­
ется на развитии цыплят и продуктивности взрослых кур, восприимчивости к
инфекционным болезням.
• Химические - повышение в воздухе помещений концентрации ам­
миака, сероводорода, углекислоты, оксидов азота, разнообразные химические
соединения и фармакологические препараты, применяемые для обработки
птиц от паразитов и насекомых. Недостаточная вентиляция помещений для
кур приводит к повышению концентрации аммиака, пыли и влаги, к умень­
шению содержания кислорода, что снижает иммунную реактивность птицы,
а также на 3— 5% ее продуктивность. Отрицательное действие лекарствен­
ных препаратов чаще всего связано с изменением, происходящим в качест­
венном и количественном составе микрофлоры. Это относится к хинолонам,
74
сульфаниламидам, антибиотикам, нитрофуранам. У отдельных кур сульфа­
ниламиды вызывают повреждение эпителия извитых канальцев почек и по­
дагру. Антибиотики подавляют развитие полезной микрофлоры кишечника,
нарушают функцию печени. Установлено, что кокцидиостатики являются
стресс-факторами, поскольку нарушают синтез витаминов и аминокислот
полезной микрофлорой кишечника.
• Кормовые - недокорм и перекорм животных, использование несба­
лансированных рационов, резкая смена рациона или уровня кормления, не­
достаток или использование очень холодной воды. Кормосмеси, дефицитные
по набору аминокислот, витаминов, макро- и микроэлементов, энергии, вы­
зывают у птицы стресс, проявляющийся в замедленном росте, снижении всех
звеньев иммунной защиты и большом падеже. Недостаток воды - одна из
причин тяжелейшего стрессового состояния, так как куры не могут накапли­
вать воду в организме, а ткани организма на 65% состоят из воды.
• Травматические - ушибы, раны. При обрезании клюва птица под­
вергается одновременному воздействию двух стрессоров - страху, вызван­
ному отловом и фиксацией, и боли при операции. Травмы в результате вете­
ринарной обработки, скученности не носят постоянного характера.
• Транспортные - погрузка и перевозка птиц на различных транс­
портных средствах. Транспортировка и перемещение птицы приводят к
сильному потрясению, вызываемому отловом, нарушением привычной об­
становки и новыми окружающими условиями.
• Технологические - частые взвешивания.
• Биологические - инфекционные и инвазионные болезни, профилак­
тические вакцинации.
Существует понятие о психических (ранговых) стрессах, которые про­
являются у птиц при нарушении определенных условий содержания, что,
прежде всего, определяется борьбой за лидерство в группе. Борьба за лидер­
ство вызывает не только ушибы и ранения отдельных птиц, но и приводит к
снижению продуктивности и иммунной реактивности.
В условиях промышленных методов интенсивного содержания сель­
скохозяйственной птицы в больших сообществах на ограниченной площади
действие стресс-факторов является кумулятивным.
Таким образом, приобретенные иммунодефициты незаразного проис­
хождения, которые являются следствием недоброкачественного кормления и
содержания птицы, гиповитаминозов, микроэлементозов, отравлений, воз­
действия физических факторов, стрессов различной природы, длительного
применения антибиотиков и кокцидиостатиков, имеют широкое распростра­
нение. Указанные иммунодефицитные состояния проявляются в снижении
факторов неспецифической иммунной реактивности, гуморального и клеточ­
ного иммунитета, что может вызывать инфицирование вирусами и бактерия­
ми. Прогноз иммунодефицита в этом случае зависит от доз и сроков приме­
нения указанных веществ, своевременного исключения их, эффективной па­
тогенетической и иммунотерапии.

75
3. ОЦЕНКА ИММУННОГО СТАТУСА ПТИЦ

3.1. Морфологическое исследование органов иммунной системы

Определяют макроморфометрические показатели органов иммунной


системы: абсолютную массу и линейные размеры тимуса, фабрициевой бур­
сы, селезенки, железы Гардера, слепокишечных миндалин и дивертикула
Меккеля.
Абсолютную массу тимуса, бурсы Фабрициуса, селезенки и железы
Гардера определяют взвешиванием органа непосредственно после убоя.
Кроме того, выводят индекс органа по формуле:

где И - индекс органа;


м - абсолютная масса органа в г;
М - масса тела животного в г.
Уменьшение абсолютной массы, индекса и линейных размеров имму-
нокомпетентных органов свидетельствуют о развитии иммунодефицитного
состояния.
Для гистологического исследования от птиц отбирают кусочки тимуса,
бурсы Фабрициуса, селезенки, железы Гардера, дивертикула Меккеля, слепо­
кишечных и пищеводной миндалин.
Материал фиксируют в жидкости Карнуа и 10%-ном растворе форма­
лина. Зафиксированный материал подвергают уплотнению путем заливки в
парафин по общепринятой методике /Г.А. Меркулов, 1969/. Гистологические
срезы готовят на санном микротоме.
Для изучения общих структурных изменений срезы окрашивают гема-
токсилин-эозином, а для дифференциации иммунокомпетентных клеток -
метиловым зеленым - пиронином по Браше.
Для объективной оценки характера изменений в органах иммунной
системы птиц определяют содержание плазмобластов, незрелых и зрелых
плазмоцитов, подсчитывают общее количество клеточных элементов, под­
считывали число и размеры лимфоидных узелков. Подсчет клеточных эле­
ментов проводят в 50 полях зрения микроскопа (объектив х 90, окуляр х 10,
бинокуляр х 1,5).
Н а гистологических срезах тимуса и бурсы Фабрициуса при 50-
кратном наложении морфометрической линейки определяют абсолютные
размеры коркового и мозгового вещества долек тимуса и лимфоидных узел­
ков бурсы Фабрициуса (объектив х 8, окуляр х 10, бинокуляр х 1,5). Затем
вычисляют соотношение этих величин. Площадь элементов стромы и парен­
химы в тимусе определяют, используя методику точечного счета с наложе­
нием окулярной сетки Г.Г. Автандилова (А.П. Стрельников и др., 1985).
Сущность методики заключается в случайном 50-кратном наложении сетки
на гистологический срез и в подсчете количества узловых точек, падающих
на структурные элементы органа. Количество точек, приходящихся на эле-

76
менты стромы или паренхимы, по отношению к общему количеству точек,
падающих на срез в целом, и представляет относительную площадь (в про­
центах). Затем вычисляют коэффициенты соотношения стромальных и па­
ренхиматозных элементов. Количество лимфоцитов, приходящееся на услов­
ную единицу площади сетки Г.Г. Автандилова, подсчитывают при 50-
кратном наложении ее на корковую и мозговую зону долек тимуса (объектив
х 40, окуляр х 10, бинокуляр х 1,5).
При оценке иммуноморфологического состояния тим уса наиболее
важным критерием является определение степени развития коркового слоя
долек. Необходимо также учитывать равномерность толщины коркового
слоя, ширину более светлой (пиронинофильной) подкапсулярной зоны, плот­
ность и равномерность заполнения клетками коркового и мозгового вещест­
ва, однородность клеточного состава, размеры и количество тимусных телец,
степень васкуляризации и площадь срезов сосудов, степень обнажения эпи-
телиоретикулярной основы, формирование тяжей клеток и соединительной
ткани, присутствие групп и фолликулярных скоплений клеток с пиронино­
фильной цитоплазмой и бластов.
Важным признаком развития иммунодефицитного состояния в тимусе
является уменьшение размеров коркового вещества. Местами оно почти от­
сутствует и представлено лишь островками лежащих разрыхлено лимфоци­
тов, которые обычно оттеснены вглубь долек рыхлой соединительной тка­
нью, расположенной под капсулой. В зоне долек, занимаемой ранее корой,
встречаются глыбчатые продукты распада клеток и гиалиновые капли. М оз­
говое вещество содержит много кистозных полостей и резко расширенных
сосудов, отмечается периваскулярный отек, оттеснение и ориентация вдоль
сосудов тяжей клеток и соединительной ткани. Все это придает мозговому
веществу, грубый неоднородный и пористый вид. Дольки могут быть умень­
шены и окружены жировой тканью.
Морфологическим эквивалентом иммунодефицитного состояния ф аб­
рициевой бурсы является появление округлых мелких фолликулов без кор­
кового вещества. В мозговом веществе присутствуют лишь единичные лим­
фоидные клетки. Фолликулы приобретают некоторое сходство с коконами.
Определяется отчетливый разрост межфолликулярной соединительной тка­
ни. В отдельных фолликулах небольшие кистозные полости. Одновременно в
лимфоидных узелках могут формироваться полости с содержимым - кисты,
или же в них образуется выстилка из высоких эпителиальных клеток, и они
приобретают вид железистых образований.
При определении выраженности иммуносупрессии фабрициевой сумки
необходимо учитывать, что степень развития изменений в фолликулах даже
одного органа и одной складки может быть различной и что наряду с пора­
женными могут быть и неизмененные фолликулы.
С елезенка у птиц принимает активное участие в формировании имму­
нитета и поэтому определение морфологических критериев ее иммунодефи­
цитного состояния имеет несомненное значение в общей оценке иммунной
функции организма.

77
Признаком развития иммунодефицитного состояния в селезенке явля­
ется разобщение клеток ретикуло-эндотелиальных муфт. Цитоплазма клеток
уплотнена, контуры их неправильной угловатой формы, ядра с признаками
пикноза и рексиса. В результате гибели и разобщения клеток вокруг цен­
трального сосудика муфты образуется зона разрыхления. Периартериальные
лимфоидные муфты не определяются. В части лимфоидных узелков клетки
подвергаются локальному лизису. В красной пульпе может наблюдаться ги­
бель большого количества клеток с образованием многочисленных мелких
пустот, образующих местами ячеистую структуру.
Могут регистрироваться обширные поля клеток с пикнозом, рексисом
или лизисом ядер.
Морфологическим критерием развития иммуносупрессии в других пе­
риферических органах иммунитета птиц (железа Гардера, дивертикул Мек-
келя, пищеводная и слепокишечные миндалины) может служить атрофия и
деструкция лимфоидных узелков, резкое уменьшение числа иммунокомпе-
тентных клеток различных типов.

3.2. О пределение п оказателей неспециф ической иммунной


реакти вн ости

Количественное определение л ей к оц и тов и тром боцитов у птиц про­


водят в счетной камере Горяева. Однако наличие ядер в эритроцитах птиц
делает непригодными методы исследования, которыми пользуются при под­
счете клеток белой крови у млекопитающих. Поэтому гематологи, работаю­
щие с кровью птиц, разработали специальные методы и разбавители крови
для определения числа лейкоцитов и тромбоцитов.
А.А. Кудрявцев и Л.А. Кудрявцева /1974/ предлагают использовать для
этой цели пробирочный метод, суть которого состоит в следующем. В стек­
лянные пробирки наливают по 3,98 мл (разведение 1:200) жидкости для раз­
ведения, пипеткой от гемометра Сали осторожно выдувают на дно пробирки
0,02 мл крови и промывают пипетку несколько раз этим же раствором. Про­
бирку закрывают пробкой и содержимое взбалтывают в течение 2-3 мин. За­
тем каплю взвеси переносят в счетную камеру и подсчитывают количество
лейкоцитов и тромбоцитов в 400 малых (25 больших) квадратах.
В качестве разбавителей используют различные растворы ядерных кра­
сителей (азур-2, метилвиолет, бриллианткрезиловый синий). Растворы гото­
вят на изотоническом 0,85%-ном растворе натрия хлорида, а также на цит-
ратном или фосфатном буфере.
Лейкоциты в зависимости от использованной краски окрашиваются в
синий или фиолетово-красный цвет. Круглые клетки лейкоцитов относитель­
но легко распознаются на фоне серых неокрашенных эритроцитов. Тромбо­
циты имеют веретенообразную или кеглеобразную форму и располагаются
по несколько клеток.
Наряду с пробирочным методом определения количества лейкоцитов
широко пользуются разбавителями крови для счета клеток с применением
меланжеров. Более точные результаты получаются при использовании лей­
коцитарных меланжеров.
Кровь птиц по морфологическому составу лейкоцитов подвержена зна­
чительным индивидуальным колебаниям. Вместе с тем, преобладающими
клетками в крови птиц являются незернистые лейкоциты. Следовательно,
кровь птиц имеет ярко выраженный лимфоцитарный профиль.
В период постнатального развития в лей кограм м е у птиц происходят
своеобразные возрастные изменения. У цыплят к моменту вылупления пре­
обладающими клетками белой крови являются зернистые лейкоциты, в ос­
новном псевдоэозинофилы, количество которых в лейкоцитарной формуле
составляет не менее 60%. У 1-3-дневных цыплят количество псевдоэозино­
филов составляет 50-55%, но в это время появляется большое количество мо­
лодых клеток, в частности миелоцитов. Наибольшей интенсивности гемопоэз
достигает к 5 - 8 дню жизни цыплят. К этому времени количество различных
стадий эритробластов в периферической крови составляет 10-12%, у 5-
дневных цыплят количество зернистых лейкоцитов увеличивается до 60-70%.
Из них зрелые гранулоциты составляют лишь 32%, а остальную часть со­
ставляют молодые клетки миелоциты. Это крупные клетки с эксцентрично
расположенным несегментированным или слабо сегментированным ядром с
наличием в цитоплазме слабо базофильной либо нечеткой оксифильной зер­
нистости. К двухнедельному возрасту количество гранулоцитов у цыплят со­
ставляет 50-60%, но миелоцитов среди них содержится всего 1-2%. К концу
4-ой недели преобладающими клетками в периферической крови становятся
лимфоциты, количество псевдоэозинофильных гранулоцитов резко падает.
Если к этому времени изменение количественных соотношений в содержа­
нии различных форм гранулированных и негранулированных лейкоцитов за­
канчивается и белая кровь принимает профиль, характерный для взрослых
птиц, то в эритроидных клетках периферической крови происходит активный
митотический процесс. Только в 3-месячном возрасте кровь у цыплят прини­
мает состав, характерный для крови взрослые кур.
В крови утят в первые дни жизни количество гранулоцитов также уве­
личивается, но увеличение это идет не столь резко, как у цыплят. Это, воз­
можно, объясняется тем, что у утят к моменту вылупления процент грануло­
цитов уже высокий. Преобладающими формами являются зрелые клетки, ко­
личество миелоцитов значительно меньше, чем у цыплят. И.А. Болотников и
Ю.В. Соловьев /1980, с. 28/ относят эту разницу в возрастных изменениях
лейкоцитарной формулы за счет более медленной атрофии желточного меш­
ка у цыплят.
Рассматривая закономерности развития постнатального кроветворения,
можно отметить, что кровь птиц в раннем возрасте характеризуется преиму­
щественным содержанием гранулоцитов. По всей вероятности, это связано с
тем, что лейкопоэз у кур начинается незадолго перед вылуплением и дости­
гает наибольшей интенсивности в последние дни эмбрионального развития.
Для выражения процентного соотношения форменных элементов при­
нято определять л ей ко грам м у, которая имеет свои особенности в зависимо­

79
сти от вида и возраста птиц и в определенной степени отражает физиологи­
ческое состояние организма на момент исследования.
Мазки крови готовят на тонких, обезжиренных, чистых и сухих пред­
метных стеклах. При приготовлении мазков клетки крови распределяются по
стеклу неравномерно. Лейкоциты птиц, как и лейкоциты млекопитающих,
имеют разные размеры и разный удельный вес. Поэтому в середине мазка
могут преобладать мелкие клетки - лимфоциты, а по краям - большие лим­
фоциты и моноциты.
Для окраски мазков крови птиц предложено много методов, но наибо­
лее распространенными из них являются окраска по Романовскому-Гимза,
Май-Грюнвальду, Райту, Паппенгейму и Лейшману.
Для достоверности подсчитывают 200 лейкоцитов, по 50 клеток в че­
тырех углах мазка. Можно проводить подсчет лейкоцитов в полях зрения
микроскопа при передвижении его поперек от одного края мазка до другого.
Тогда считают по 50 или 100 клеток в одном конце мазка и столько же в дру­
гом. При таком способе подсчета кровяной мазок не должен быть очень ши­
роким.
Важное значение имеет пересчет количества лейкоцитов на абсолют­
ное содержание. Его находят из общего числа лейкоцитов по процентному
содержанию отдельных форм клеток. При увеличении общего количества
лейкоцитов и уменьшении процентного содержания определенной группы
клеток, например лимфоцитов, абсолютное их количество может не изме­
няться. Выражение различных форм лейкоцитов в абсолютных величинах
принято называть л ей к о ц и тар н ы м проф илем .
Для определения цитохим ической ак ти вн ости лей ко ц и то в приме­
няют окраску мазков крови на ДНК по Фельгену, на РНК по Браше в моди­
фикации М.С. Ж акова и И.М. Карпутя /1967/, на РНК и ДНК галлоцианином
с хромовыми квасцами, на гликоген по Шабадашу, на липиды по Гольдману,
на пероксидазу, на лизосомные катионные белки по Пигаревскому, на кис­
лую и щелочную фосфатазу по Гомори. Оценку относительного количества
изучаемых компонентов лейкоцитов производят по 3-бальной системе, под­
считывая 100 клеток. Интенсивно окрашенные клетки отмечают +++, средне-
окрашенные ++, слабоокрашенные +, неокрашенные - 0. Для сопоставления
полученных результатов выводят средней цитохимический коэффициент
(СЦК) по формуле G. Astaldi и L. Verga.
Ф а го ц и т а р н а я ак т и в н о с т ь л ей к о ц и то в и тр о м б о ц и то в во многом
определяет защитные свойства организма птиц. О на может изменяться в
зависимости от возраста, физиологического состояния, условий содерж а­
ния.
Фагоцитарной способностью обладают моноциты, псевдоэозинофилы
и тромбоциты. При этом макрофаги (моноциты) и микрофаги (псевдоэози­
нофилы и тромбоциты) крови неодинаково фагоцитируют различные виды
микроорганизмов. Разработано большое количество методов изучения фаго­
цитарной активности лейкоцитов in vitro и in vivo. В первом случае реакцию
фагоцитоза проводят в пробирках, во втором - в организме птиц.

80
Для постановки опсоно-фагоцитарной реакции /О.Г. Алексеева, А.П.
Волкова, 1966/ в пробирку отмеряют 0,9 мл крови и вносят 0,1 мл микробной
культуры с содержанием в 1 мл 1 млрд. бактериальных тел. В качестве тест-
культуры обычно применяют Staphylococcus albus. При изучении иммунитета
против конкретной инфекции используют и соответствующую культуру воз­
будителя, например Escherihia coli, Salmonella pullorum gallinarum. Инкуба­
ционную смесь помещают с термостат на 30 мин при 40°С. В течение этого
времени пробирки 2-3 раза встряхивают. По истечении инкубации пробирки
охлаждают, что приводит к торможению фагоцитоза. Экспериментальный
материал центрифугируют при 1500 об./мин в течение 10 мин. Плазму уда­
ляют пастеровской пипеткой, а из осадка форменных элементов делают 3-5
мазков. Фиксированные мазки окрашивают 0,5%-ным водным раствором ме­
тиленовой сини.
А.А. Тамошюнас и др. /1974; 1977/ предложили несколько измененный
вариант опсоно-фагоцитарной реакции. В своих экспериментах они смеши­
вали в пробирках 2%-ный раствор лимоннокислого натрия, кровь и микроб­
ную взвесь (1 млрд. микробных тел в 1 мл) в отношении 1:2:1. Пробирки вы­
держивали в термостате в течение 30 мин при 40,5°С и делали мазки на агаре
в чашках Петри. Чашки помещали в термостат и после 0,5-1,5-часовой экспо­
зиции готовили препараты-отпечатки на предметных стеклах. После фикса­
ции метанолом их окрашивали по Романовскому-Гимза.
В окраш енных мазках подсчитывают максимально больш ее количе­
ство псевдоэозинофилов, моноцитов и тромбоцитов (от 100 до 500), считая
все фагоциты подряд. Результат реакции выражают следующ ими показате­
лями:
• фагоцитарный индекс - среднее число фагоцитированных микробов
на один подсчитанный фагоцит;
• процент фагоцитоза - отношение количества активных фагоцитов к
общему числу подсчитанных фагоцитов;
• фагоцитарное число - среднее число фагоцитированных микробов
на один активный фагоцит;
• процент переваривания - отношение числа убитых бактерий к об­
щему числу фагоцитированных микробов;
• индекс переваривания - среднее число убитых микробов на один
подсчитанный фагоцит.
О.Г. Алексеева и А.П. Волкова /1966/ помимо перечисленных показа­
телей рекомендуют рассчитывать общее число поглощенных и переваренных
микробов 1 мм3 крови. Для определения этих показателей необходимо знать
абсолютное число фагоцитов в 1 мм3 крови.
При изучении фагоцитарной активности клеток крови кур в отношении
ряда бактерий установлено, что поглотительная способность моноцитов и
псевдоэозинофильпых грапулоцитов крови на агаре в 2-8 раз выше, чем в
пробирке. Тромбоциты, напротив, отличаются большей активностью фагоци­
тоза в пробирке, но переваривающая способность их несколько ниже. Клетки
крови обладают определенной активностью к различным микроорганизмам.

81
Так, моноциты наиболее активны в отношении тест-культуры Staphylococcus
albus, псевдоэозинофилы проявляют большую фагоцитарную активность к
культурам Escherihia coli и Salmonella pullorum gallinarum, а тромбоциты - к
Salmonella pullorum gallinarum.
Методы изучения фагоцитоза in vitro имеют ряд недостатков, связан­
ных с тем, что условия взаимодействия клеток крови с микробами сущест­
венно отличаются от таковых в организме птиц. Этих недостатков можно из­
бежать при постановке реакции in vivo /И.А. Болотников, Ю.В. Соловьев,
1980, с. 36/. Для этого вводят в грудобрюшную полость 2-5 мл стерильного
мясо-пептонного бульона. Через 2-4 часа в грудобрюшной полости наблюда­
ется скопление большого количества микро- и макрофагов, что обусловлено
их положительным хемотоксисом к пептону. В это время шприцем с тонкой
иглой вводят в грудобрюшную полость 1 мл 5-10-миллиардной взвеси мик­
роорганизмов. Спустя 10-15 минут тонкой иглой прокалывают брюшную
стенку и получают несколько капель взвеси клеток перитонеального экссуда­
та и микроорганизмов. Делают мазки на предметных стеклах, фиксируют и
окрашивают метиленовым синим.
Изучая фагоцитарную активность птиц при иммунизации их против
туберкулеза вакциной БЦЖ, Г.И. Зубаилов /1970/ использовал следующий
метод постановки опсоно-фагоцитарной реакции. В пробирку вносят 0,1 мл
20%-ного раствора цитрата натрия, а затем 1,2 мл крови и 0,4 мл взвеси ми­
кобактерий (2 млрд. микробных тел в 1 мл). Содержимое пробирок инкуби­
руют 5 минут при температуре 39-40°С. После этого из экспериментального
материала готовят мазки. После фиксации их окрашивают карболовым фук­
сином, а затем обесцвечивают 4%-ным солянокислым спиртом. Мазки про­
мывают водой и докрашивают 1%-ным раствором метиленового синего. По­
сле изучения мазков подсчитывают процент фагоцитоза и фагоцитарное чис­
ло. Опсонический индекс определяют по соотношению фагоцитарного числа
иммунизированных цыплят к фагоцитарному числу интактных птиц.
В изучении защитной функции клеток СМФ существует два подхода.
Первый состоит в том, что система макрофагов блокируется введением в
кровоток каких-либо индифферентных веществ (коллоидных частиц угля,
туши) и после этого птиц заражают патогенными микроорганизмами. Это по­
зволяет судить о защитной роли СМФ. Однако оценить функциональную ак­
тивность макрофагов при таком подходе невозможно.
Более интересен с иммунологических позиций второй подход к оценке
активности клеток СМФ. Он состоит в том, что птице вводится в кровоток
раствор красителя и определяется его содержание в плазме и сыворотке кро­
ви через 3-4 минуты, и в дальнейшем через 30, 6 0 ,1 2 0 минут и т.д. Сопостав­
ляя концентрацию краски в различные сроки определений, можно судить по
степени ее исчезновения из кровотока о поглотительной активности клеток
СМФ. Наиболее широкое распространение получил метод определения по­
глотительной активности макрофагов по конго-рот индексу.
И.А. Болотников /1976/ изучил возможность использования теста по­
глощения краски конго-рот для оценки фагоцитарной активности клеток

82
СМФ у кур. Показано, что метод определения клиренса и корректированного
фагоцитарного индекса в отношении краски конго-рот у птиц для оценки по­
глотительной активности клеток СМФ является недостаточно чувствитель­
ным. Он может дать удовлетворительные результаты в случае строгого под­
бора птиц по весу и развития у них стрессового или близкого к нему состоя­
ния. Показатели клиренса и корректированного фагоцитарного индекса варь­
ируют в зависимости от веса тела, печени и селезенки подопытных птиц и
количества введенной в кровоток краски.
Для более достоверного суждения о функциональной активности кле­
ток СМФ была изучена возможность использования теста поглощения бакте­
риальных клеток. Принцип метода состоит в том, что меченые, инактивиро­
ванные формалином бактерии вводятся в кровоток. В качестве радиоактив­
ного индикатора используют дигидрофосфат натрия, меченый по фосфору -
NaH2P320 4. Через 3-5 минут у птиц берут пробу крови. В образцах плазмы
определяют удельную радиоактивность. Если бактериальные клетки погло­
щаются клетками СМФ, то с увеличением срока наблюдений радиоактив­
ность плазмы крови должна уменьшаться. Показано, что радиоактивная мет­
ка Р32 активно включается в структуры бактерий при выращивании их на ага­
ре с добавлением N aH 2P320 4. Инактивированные формалином и меченые по
радиоактивному фосфору бактерии с успехом могут быть использованы для
определения поглотительной способности клеток СМФ у интактных и имму­
низированных птиц. При этом для определения специфичности иммунологи­
ческих сдвигов в организме необходимо, помимо культуры, которой была
проведена иммунизация, использовать и гетерологичный тест-микроб, мече­
ный аналогичным образом.
Неспецифическая иммунная реактивность организма определяется со­
вокупностью не только клеточных, но и гуморальных факторов. Большое
значение для защиты организма от инфекции имеет кровь, в частности такие
ее компоненты, как комплемент и лизоцим. Они относятся к факторам не­
специфической резистентности и к определению указанных показателей не­
редко прибегают как и медицинской, так и ветеринарной практике.
А.М. Образцова и Э.Л. Мельник /1976/ отработали методы определения
ли зоцим а и ком плем ента в крови птиц с целью использования этих показа­
телей для характеристики их неспецифической гуморальной иммунной реак­
тивности.
Определение лизоцим ной акти вн ости сы воротк и к р о ви проводили
нефелометрическим методом /В.Г. Дорофейчук, 1963/, основанным на спо­
собности лизоцима сыворотки крови вызывать лизис Micrococcus lysodeicti-
cus. В качестве тест-объекга применяли ацетоновый порошок культуры M i­
crococcus lysodeicticus (можно использовать и суточную агаровую культуру
микрококка). Результаты исследований показали, что лизоцимная активность
сыворотки крови у птиц 60-дневного возраста составляет 27,32±1,87, а в 80-
дневном возрасте - 14,95±0,56.
Таким образом, установлена тенденция снижения лизоцимной актив­
ности сыворотки крови в возрастном аспекте.
83
К ом плем ентарную ак ти в н о сть сы во р о тк и к р о ви А.М. Образцова и
Э.Л. Мельник /1976/ определяли по методу Г.Ф. Вагнера /1963/, который ос­
нован на способности комплемента, присоединяясь к комплексу антиген-
антитело, вызывать специфический гемолиз сенсибилизированных эритроци­
тов. Так как процесс лизиса эритроцитов в графическом изображении имеет
характер сигмовидной кривой, то комплементарную активность выражали в
условных (50%-ных) единицах. Для математического описания сигмовидной
кривой использовали уравнение, показывающее отношение между степенью
гемолиза и количеством комплемента в опыте. Выявлена тенденция измене­
ния комплементарной активности в возрастном аспекте: с увеличением воз­
раста птиц она увеличивается (с 1,48±0,02 в 60-дневном возрасте до
2,76±0,89 в 80-дневном возрасте).
Определение бактерицидной ак ти в н о сти сы во р о тк и к р о ви основано
на ее свойстве оказывать бактерицидное и бактериостатическое действие на
организм. И.В. Болотников и А.М. Образцова /1976/ изучили возможность
определения бактерицидной активности сыворотки крови у птиц различных
возрастных групп по модифицированному методу О.В. Смирновой и Т. А.
Кузьминой /1966/. Модификация состояла в изменении питательной среды
для выращивания бактерий. Авторы заменили среду Хоттингера на мясо-
пептонный бульон, обогащенный аминопептидом-2 (в количестве 15%). Оп­
ределение бактерицидной активности сыворотки крови птиц показало, что
указанный тест подвержен значительным колебаниям в зависимости от воз­
раста. Бактерицидная активность сыворотки крови у птиц 60-дневного воз­
раста составила 55,51%. К 4-месячному возрасту она возрастала до 85,60% и
находилась в дальнейшем на достаточно высоком уровне (77-79,33%).
Бактерицидная активность сыворотки крови птиц изменялась при им­
мунизации или скармливании химиотерапевтических препаратов. Например,
в опыте на ремонтном молодняке кур 120-дневного возраста установлено,
что вакцинация их против пастереллеза эмульсин-вакциной «Л-3» вызывала
некоторое повышение бактерицидной активности (84,1±9,4% против
77,17± 8,7% в контроле). Скармливание птице этого же возраста в течение 5
дней сульфадимезина не влияло существенно на бактерицидную активность
(74,7± 5,4%), тогда как скармливание левомицетина приводило к значитель­
ному ее снижению (47,9± 14,1%). Рентгеновское облучение 110-дневного ре­
монтного молодняка кур также резко снижало бактерицидную активность до
38,5±4,1%.
Изучение β-литической ак ти вн ости сы во р о тк и к р о ви основано на
изменении оптической плотности микробной взвеси Bacillus subtilis в при­
сутствии испытуемого материала до и после инкубации.
Определение β-лизинов в сыворотке крови птиц И.В. Болотников и
А.М. Образцова /1976/ проводили ускоренным методом по О.В. Бухарину и
др. /1972/. Результаты исследований показали, что β-литическая активность
сыворотки крови птиц подвержена значительным колебаниям в возрастном
аспекте. В 60-дневном возрасте она составляла 20,61%. В возрасте 110-120

84
дней она увеличивалась до 55,2-55,3%, а у 225-дневных кур наоборот, сни­
жалась до 24,71 %.
По данным И.В. Болотникова /1982/, биологические и химиотерапев­
тические препараты, которые применяются в птицеводстве, оказываю т
влияние на β -литическую активность сыворотки крови. Данный эффект за­
висит главным образом от механизма действия и дозы используемого пре­
парата. Так, иммунизация птиц в 120-дневном возрасте против пастереллс-
за эмульсин-вакциной «Л-3» вызывала повышение β-литической активно­
сти сыворотки крови с 61,3±4,1% (контроль) до 55,3±6,4% . Применение
птице 120-дневного возраста сульфадимезина и левомицетина в течение 5
дней вызывало снижение уровня β-лизинов примерно в два раза. При рент­
геновском облучении 110-дневных птиц уровень β-лизинов у них также
снижался, но менее значительно. Через 6 дней после облучения у под­
опытных птиц β-литическая активность сыворотки крови составила
46,0±4,7% , а у контрольных - 59,1±2,8% . Через 8 дней после облучения
этот показатель был равен соответственно 41,1±1,9% и 51,3±3,9% .
Таким образом, комплементарная, лизоцимная, β-литическая и бакте­
рицидная активность сыворотки крови могут служить достаточно информа­
тивными тестами, характеризующими в комплексе с другими показателями
гуморальное звено неспецифической иммунной реактивности птиц. Опреде­
ление этих показателей при проведении иммунологических исследований
может дать необходимые сведения для характеристики иммунного статуса
птиц и изменении ее при различных физиологических или патологических
состояниях.

3.3. О пределение коли ч ества и ф ун кци ональн ой акти вн ости


Т- и В -лим ф оцитов

По морфологическим критериям дифференцируют зрелые формы Т- и


В-лимфоцитов. Дополнительные данные получают при гистохимическом ис­
следовании клеток крови.
Т -л и м ф оц и ты имеют размеры 4-9 мкм в диаметре, ядро округлое,
компактное, интенсивно окрашенное, ободок цитоплазмы узкий, видимый
или не заметный в световой микроскоп. В Т-лимфоцитах имеется кислая
фосфатаза, нет гликогена.
В -лим ф оциты крупнее Т-лимфоцитов. Их размеры составляют 10-16
мкм в диаметре. Ядро рыхлое, слабее окрашенное в связи с увеличением эу-
хроматина, округлое либо бобовидное. У них широкий ободок цитоплазмы,
выражена просветленная перенуклеарная зона. В-лимфоциты содержат гли­
коген и щелочную фосфатазу.
И. А. Болотников и др. /1982/ предложили метод идентификации Т- и
В-лимфоцитов периферической крови птиц по увеличению концентрации су­
хого вещества при маркировании лимфоцитов на кислую и щ елочную фос­
фатазу. Исследуемую взвесь лимфоцитов разделяли на две части, одна из ко­

85
торых маркировалась на кислую, а другая на щелочную фосфатазу по методу
Гомори. Концентрацию сухого вещества измеряли в относительных едини­
цах на установке, собранной на базе интерференционного микроскопа Biolar
Р1 с устройством по Номарскому и микрофотометра МИФ-4. Интерференци­
онное взвешивание показало, что часть клеток, прижизненно маркированных
на кислую и щелочную фосфатазу, имело значительно большую концентра­
цию сухого вещества, чем остальные лимфоциты. Применение однофактор­
ного дисперсионного анализа позволило определить количественное распре­
деление Т- и В-лимфоцитов и клеток, занимающих промежуточное положе­
ние по содержанию сухого вещества - нулевых лимфоцитов (естественных
киллерных клеток). Полученное соотношение клеток было следующим: Т-
лимфоциты - 43,86%; В-лимфоциты - 17,57%; нулевые лимфоциты (естест­
венные киллерные клетки) - 38,57%.
Таким образом, предложенный метод позволяет идентифицировать Т-
и В-лимфоциты и дает определенную информацию о естественных киллерах
у птиц.
Для определения функционального состояния Т-лимфоцитов наиболее
часто пользуются реакцией спонтанного розеткообразования с эритроцитами
барана, реакцией бласттрансформации под влиянием митогенов (фитогемагг-
лютинина).
Функциональное состояние В-лимфоцитов определяется по реакции
бляшкообразования или локального гемолиза, а также реакцией бласттранс­
формации на микробные полисахариды.
Одним из условий идентификации лимфоцитов является использование
однородных популяций клеток, которые получают путем разделения фор­
менных элементов крови. Наиболее широко применяют методы выделения
лимфоцитов из периферической крови, основанные на использовании раз­
личного удельного веса форменных элементов.
Однако основные принципы и методы разделения лейкоцитов при ра­
боте с кровью птиц не всегда дают удовлетворительные результаты. Это свя­
зано с тем, что лейкоцитов в крови у птиц содержится значительно меньше,
чем эритроцитов, и при центрифугировании они оседают в виде легкой серо­
ватой пленки, расположенной над осадком эритроцитов. Естественно, что
получить чистые лейкоциты обычным путем не всегда представляется воз­
можным, так как при отсасывании пастеровской пипеткой обязательно захва­
тываются и эритроциты.
Разработан метод выделения лейкоцитов и лимфоцитов, основанный на
адгезивной технике /F. Coudert, J. Richard, 1975/. Авторы использовали
свойство гранулоцитов и моноцитов прилипать к различным адсорбентам
(стеклянные бусы, стекловолокно, вата, синтетическая фибра).
Для очистки лейкоцитов от эритроцитов и тромбоцитов нередко прибе­
гают к градиентном у цен триф угировани ю . Оно основано на разнице
удельного веса клеток и различном распределении их в средах с разной
плотностью.

86
Для выделения лейкоцитов из периферической крови И.А. Болотнико­
вым и Ю.В. Соловьевым /1980, с. 14-15/ испытаны комбинации растворов
фиколл-верографина и фиколл-урографина в сравнении с фиколл-гепаком.
Фиколл представляет собой высокоочищенный полисахарид с Мг=400000.
Верографин и урографин и гепак являются рентгеноконтрастными вещества­
ми. Градиент для выделения лимфоцитов готовили путем смешения раство­
ров фиколла и рентгеноконтрастного вещества (гепака, верографина или уро-
графина). Градиентный раствор имел плотность 1,077. Разливали градиент­
ный раствор осторожно, чтобы он не попал на стенки пробирки. Сверху гра­
диента по стенке пробирки наслаивали равный объем плазмы крови. Кровь в
количестве 10 мл собирали в пробирку, в которую предварительно вносили 1
мл 10%-ного раствора желатины на физиологическом растворе и 25 Ед/мл
гепарина. Пробирки инкубировали в термостате (37°С) 60 минут. В течение
этого времени эритроциты оседали на дне пробирки, а лейкоциты оставались
во взвешенном состоянии в плазме. Полученную плазму крови наслаивали на
градиент, избегая смешивания ее с раствором. Пробу центрифугировали 30
минут при 1500— 1750 об./мин. После центрифугирования на дне пробирки
формировался осадок эритроцитов и гранулоцитов, над ним слой градиент
фиколл-верографина, слой лимфоцитов и моноцитов и слой плазмы. Верхний
слой плазмы удаляли, не затрагивая слоя моноцитов. Последний собирали в
силиконированную колбочку или пробирку. Клетки от раствора градиента
отмывали 1-2 раза в среде 199 с последующим центрифугированием при
1000— 1200 об./мин. Надосадочную жидкость удаляли, а клетки ресуспенди-
ровали в среде 199. Полученная фракция клеток содержала до 98% лимфоци­
тов, и лишь незначительный процент в ней приходился на моноциты. Все три
градиентных раствора (фиккол-гепак, фиккол-верографин и фиккол-
урографин) оказались одинаковыми по своим физическим свойствам и во
всех случаях была достигнута хорошая степень очистка фракций лимфоци­
тов. Выделенные клетки были в 96-97% жизнеспособными и не окрашива­
лись при добавлении к ним раствор красителя (0,2%-ного раствора трипано-
вого голубого).
Для выявления Т-лимфоцитов используется р еа к ц и я спонтанного ро-
зеткообразования. Она основана на способности Т-клеток фиксировать на
своей поверхности гетерологичные эритроциты, образуя при этом спонтан­
ные розетки. У млекопитающих и птиц, иммунизированных взвесью эритро­
цитов, в селезенке и других органах иммунитета возрастает количество лим­
фоцитов, образующих розетки с эритроцитами, использованными в качестве
антигена.
И.А. Болотников и Ю.В. Соловьев /1980, с. 16-18/ предложили сле­
дующий вариант постановки реакции спонтанного розеткообразования для
выявления Т-лимфоцитов у птиц. Цыплят иммунизировали 7%-ной взвесью
эритроцитов крови барана в дозе 1 мл на 1 кг веса. Птиц убивали на 4-7-й
день после иммунизации, органы иммунной системы гомогенизировали на
среде Игла (рН =7,1-7,3), в соотношении 1:100. Профильтрованную взвесь
клеток отмывали 1-кратно средой Игла, а затем центрифугировали в течение

87
5 мин при 1500 об./мин. К осадку добавляли 5 мл среды Игла, получая рав­
номерную суспензию клеток. Подсчет ядерных клеток проводили в камере
Горяева. После подсчета клеток суспензию разводили до рабочей концентра­
ции (10 млн./мл). В центрифужной пробирке смешивали 0,5 мл взвеси лим­
фоцитов и 0,5 мл 50-миллионной взвеси эритроцитов крови барана. Полу­
ченную смесь инкубировали 30 минут при 37°С и оставляли при 4°С на 18-20
ч. Затем осадок клеток ресуспендировали. В камере Горяева подсчитывали
количество лимфоцитов, связавших 3 и более эритроцитов. Таким образом
получали число розеткообразующих клеток (РОК) на 5 млн. клеток. Конеч­
ные результаты выражали в процентах РОК от общего числа лимфоцитов в
данном органе.
Лимфоидные клетки неиммунизированных птиц розеток не образовы­
вали. Наибольшее число РОК регистрировали на 5-6-е сутки после иммуни­
зации в селезенке: 5,0-7,1% от общего числа клеток селезенки у 60-дневных
цыплят; 5,3-7,5% у 90-дневных; 0,6-2,5% у 160-дневных. В тимусе макси­
мальное количество РОК наблюдалось в первые дни после иммунизации.
Определение количества В-лимфоцитов у птиц проводят в р еак ц и и
бляш кооб разован и я или л о кал ьн о го гем олиза /И.А. Болотников, Ю.В.
Соловьев, 1980, с. 15-16/.
Для постановки реакции готовили смесь агарозы и эритроцитов крови
барана. Агарозу расплавляли на растворе Хенкса в 0,75%-ной концентрации.
К охлажденному до 45°С раствору агарозы добавляли трижды отмытые фи­
зиологическим раствором эритроцитов крови барана (50-60 млн. эритроцитов
на 1 мл агарозы). Птиц иммунизировали 7%-ной взвесью эритроцитов крови
барана из (1 мл на 1 кг веса). Через несколько дней птиц убивали. Исследуе­
мые органы (селезенка, фабрициева бурса) гомогенизировали на среде 199, в
соотношении 1:20. Гомогенаты после фильтрации дважды промывали средой
199 с последующим центрифугированием в течение 5 мин при 1500 об./мин.
Затем количество клеток доводили до 10 млн. в 1 мл. В подготовленные про­
бирки с агарозой и эритроцитами крови барана вносили по 0,1 мл взвеси кле­
ток, осторожно встряхивали и вымывали в подогретые чашки Петри. После
застывания агарозы чашки помещали в термостат (39°С) на 1 час. По истече­
нии инкубации на поверхность агарозы наливали по 2,5 мл комплемента. Ис­
точником комплемента служила сыворотка неиммунизированных кур, разве­
денная в 2 раза раствором Хенкса. В течение 30 мин чашки снова выдержи­
вали в термостате. За это время большая часть сыворотки диффундировала в
агарозу и в тех местах чашки, где находились В-лимфоциты, секретирующие
антитела против эритроцитов крови барана, проявлялись зоны гемолиза.
Производили их подсчет. При помощи описанной методики авторы устано­
вили, что в селезенке 90-дневных цыплят количество бляшкообразующих
клеток зависело от времени, прошедшего после иммунизации. Число этих
клеток при расчете на 1 млн. клеток селезенки равнялось в среднем: на 3-й
день - 280; на 4-й день - 380; на 5-й -190.
Т-лимфоциты, способные к образованию розеток с эритроцитами бара­
на, и В-лимфоциты, образующие связи с С3-компонентом комплемента, мо­
гут б ы ть в ы я в л е н ы в одном п реп арате при смешивании лимфоцитов,
эритроцитов барана и комплекса зимозан-С3 . Равные объемы рабочей взвеси
лимфоцитов, 0,17%-ной взвеси зимозана, обработанного комплементом и
0,5%-ной взвеси эритроцитов барана смешивают в пробирке, инкубируют
при 37°С 20-25 минут, центрифугируют 5 минут при 300-500 об./мин., а затем
опять инкубируют при 4°С 12-18 часов. При микроскопии находят 100 лим­
фоцитов, считая Т-лимфоцитами клетки, присоединившие 3 и более эритро­
цитов барана, В-лимфоцитами - присоединившие 3 и более частиц зимозана.
Феномен бл асттран сф орм ац и и лим ф оц итов в присутствии специфи­
ческих стимуляторов позволяет выявить способность лимфоцитов трансфор­
мироваться в бласты. Бласттрансформация Т- и В-лимфоцитов постоянно на­
блюдается в периферических органах иммунной системы птиц под влияние
антигенов. Поэтому постановка реакции бласттрансформации лимфоцитов в
пробирке под воздействием тех или иных митогенов позволяет выявить го­
товность Т- или В-клеток к иммунному ответу. На фитогемагглютинин и ту­
беркулин обычно реагируют Т-лимфоциты, на вытяжки инактивированных
токсинов кишечной палочки, липополисахаридов сальмонелл, кокков выра­
женную бласттрансформацию дают В-лимфоциты. М етодика широко рас­
пространена, существует в различных модификациях. Сущность ее заключа­
ется в инкубировании лимфоцитов в определенных средах при 37°С в тече­
ние 48-82 часов в присутствии определенных митогенов. В последствии ин­
кубационную смесь центрифугируют, из полученного осадка готовят мазки,
которые окрашивают по Романовскому-Гимза, Паппенгейму или другими
методами. При микроскопии подсчитывают 100 клеток лимфоидного ряда,
учитывая процент бластных, переходных и зрелых форм лимфоцитов.
Таким образом, предложено достаточное количество методов для оп­
ределения количества Т- и В-лимфоцитов и их функционального состояния у
птиц, которые позволяют достаточно полно оценить состояние клеточного и
гуморального звеньев специфической иммунной защиты.

3.4. О пределение им м уноглобулинов

Одним из методов оценки иммунного статуса организма является ко­


личественное определение в сыворотке крови иммуноглобулинов. Оно по­
зволяет судить о функциональной активности В-лимфоцитов и состоянии
гуморального звена специфической иммунной защиты.
Количественное определение им муноглобулинов в сы воротке крови
можно проводить с помощью различных физико-хим ических методов,
например, методом диск-электроф ореза в полиакриламидном геле, а так ­
же методами радиальной иммунодиффузии и ракетного иммуноэлектро­
фореза.
Белковый состав сыворотки крови определяют методом диск-
электроф ореза в п ол и акри л ам и дн ом геле в модификации В.М. Холода
/В.М. Холод, Г.Ф. Ермолаев, 1988, с. 92-94/. Для этого гелевые столбики по­
сле разгонки окрашивают амидошварцем 10 В течение 15 минут, а Затем на

89
протяжении 3-5 суток отмывают излишки краски в 7%-ном растворе уксус­
ной кислоты. После этого гелевые трубочки разрезают по фракциям, измель­
чают и помещают в чистые пробирки для элюирования 1 Н раствором натрия
гидроокиси, выдерживают 24 часа, после чего колориметрируют при длине
волны 680 нм на фотоэлектроколориметре. Иммуноглобулин М располагает­
ся в начале катодной части электрофореграммы. Следующая фракция - а 2 -
макроглобулин. Затем располагается зона, содержащая иммуноглобулины G
и А и зоны гаптоглобинов, трансферринов, постальбуминов, альбуминов и
преальбуминов. Результаты, полученные при колориметрировании фракций,
складывают, сумму принимают за 100% и находят процентное содержание
отдельных белковых фракций. Для количественного определения содержа­
ния иммуноглобулинов необходимо знать уровень общего белка в сыворотке
крови, который определяют биуретовой реакцией или рефрактометрически.
Из этой величины вычисляют абсолютное количество иммуноглобулинов по
их процентному содержанию в протеинограмме.
М етод рад и ал ьн ой им м унодиф ф узии предложен Манчинн в 1965 г.
Он основан на реакции преципитации моноспецифических антисывороток
(антитела), равномерно диспергированных в агаре с иммуноглобулинами ис­
следуемых сывороток, лимфы и т.д. (антигены). Реакция антиген-антитело
заканчивается в течение 24-48 часов и вокруг лунок с антигеном образуется
кольцо преципитации, диаметр которого прямо пропорционален количеству
внесенного антигена. Метод радиальной иммунодиффузии используется как
при проведении научных исследований, так и в ветеринарной практике при
диагностике ряда болезней у млекопитающих и птиц.
И.А. Болотников и др. /1976/ изучали иммуноглобулиновый состав
сыворотки крови птиц методом радиальной иммунодиффузии с использова­
нием моноспецифических сывороток против иммуноглобулинов A, G и М.
Реакцию ставили на отмытых от эмульсии и обезжиренных фотопластинках.
В химический стакан наливали 15 мл 2-кратного физиологического раство­
ра (1,7%) и добавляли 1 мл антисыворотки. После нагревания к смеси до­
бавляли 3%-ный агар до конечного объема 30 мл. Полученную смесь пере­
мешивали, фильтровали и наносили на стекла, установленные строго гори­
зонтально. После заливки агара на стекла в нем пробивали лунки. В лунки с
помощью микрош прица заливали исследуемые пробы сыворотки. На каж­
дом стекло в три лунки наносили эталонную сыворотку без разведения и в
разведении 1:2 и 1:4. После заливки лунок стекла выдерживали в эксикаторе
1-2 суток при комнатной температуре. Учет результатов проводили через 24
часа для IgG и IgA и через 48 часов для IgM. При положительном результа­
те реакции вокруг лунок появлялись зоны преципитации в форме концен­
трических окружностей. Их диаметры измеряли. Для определения количе­
ства каждого Ig (G, А или М) строили калибровочный график, выражающий
зависимость диаметра кольца преципитации цельной и разведенной эталон­
ной сыворотки в мм от концентрации Ig.
Результаты исследований показали, что в сыворотке крови птиц с по­
мощью указанного метода можно определить наличие иммуноглобулинов G,
90
А и М. В сыворотке крови цыплят преобладал иммуноглобулин G - 5,5
мг/мл; иммуноглобулина М содержалось 2,55 мг/мл, А— 0,33 мг/мл, т. е. 4%
от всех иммуноглобулинов. У птиц, иммунизированных против ньюкаслской
болезни, количество IgG и IgM составило 5-18 мг/мл и 0,6 мг/мл соответст­
венно. Выявлена определенная закономерность в содержании глобулинов G
и М-классов в крови вакцинированных птиц и динамикой титров антител в
РЗГА. Известно, что феномен агглютинации вызывают иммуноглобулины с
большим молекулярным весом (19 S антитела), а они и относятся к классу М.
Эти антитела синтезируются на ранних этапах иммуногенеза. В дальнейшем
синтез 19 S антител сменяется образованием иммуноглобулинов с меньшим
молекулярным весом (7 S). Они составляют основу иммуноглобулинов G.
Таким образом, для количественного определения иммуноглобулинов
классов G, А и М в сыворотке крови птиц можно использовать метод ради­
альной иммунодиффузии с моноспецифическими антисыворотками против
иммуноглобулинов. Этот тест можно рекомендовать и для оценки иммунного
статуса организма птиц при проведении экспериментов, связанных с изуче­
нием иммунокомпетентных органов и систем.
По данным М.П. Бабиной /1996/, у цыплят после вылупления уровень
Ig М, А и G в сыворотке крови составляет соответственно 1,8±0,31, 2,6±0,43
и 6,1 ±1,1 г/л. На 3-й день жизни цыплят происходит снижение содержания
IgG и IgM до 5,1±0,31 и 1,1±0,11 г/л соответственно, а уровень IgA наоборот,
возрастает до 2,7±0,17 г/л. Н а 12-18-й дни жизни цыплят отмечено снижение
содержания IgM, потом IgG, и в меньшей степени IgA. В последующем обра­
зование Ig всех классов в организме птиц увеличивается.
Метод ракетного им м уноэлектроф ореза (электроиммунодиффузии)
является модификацией радиальной иммунодиффузии и может применяться
для количественного определения иммуноглобулинов в исследуемых пробах
сывороток крови птиц. М етод основан на соединении техники электрофореза
и основных принципов радиальной иммунодиффузии (феномен преципита­
ции, определение концентрации антигена по стандартной кривой). При этой
модификации антиген, внесенный в лунки агара, смешенного с антителами,
подвергают электрофоретическому разделению до формирования пика пре­
ципитата в форме ракеты. Высота полосы преципитации пропорциональна
концентрации антигена. Метод более чувствителен и менее продолжителен,
чем реакция иммунодиффузии. Методом электроиммунодиффузии K.G. Gil­
lette /1980/ установил, что количество иммуноглобулина G в сыворотке крови
цыплят было низким до 6-недельного возраста, а затем увеличивалось. Уро­
вень иммуноглобулина М в этот же период времени находился на одинако­
вом уровне. Сразу после вылупления цыплят содержание иммуноглобулина
А было высоким, а затем постепенно уменьшалось.

91
4. ЛЕЧЕНИЕ ИММУНОДЕФИЦИТОВ ПТИЦ

Лечение иммунодефицитов у птиц основано на применении, иммуности­


мулирующих препаратов. Иммуностимуляторы представляют собой большую
группу веществ, гетерогенных по природе, свойствам и механизму действия.
При проведении иммунотерапии следует учитывать научно обоснован­
ные принципы применения иммуностимуляторов в ветеринарии:
• выбор иммуностимуляторов должен быть основан на их способности
к неспецифическому усилению тех звеньев иммунной системы, которые пора­
жают возбудители тех или иных инфекционных болезней;
• выбор времени введения иммуностимулирующих препаратов должен
обеспечивать максимальную защиту в самые опасные для заражения периоды
жизни организма;
• используемые иммуностимуляторы необходимо применять в комби­
нации с другими стандартными методами лечения;
• применение иммуностимуляторов необходимо увязывать с технологи­
ческим процессом в птицеводстве;
• иммуностимуляция не должна снижать качество продуктов птицевод­
ства;
• применение иммуностимуляторов необходимо контролировать соот­
ветствующими тестами, которые используют для оценки иммунного статуса у
птиц.
Подбор и оценка иммуностимуляторов должны осуществляться в сле­
дующей последовательности:
1. Оценка механизма конкретной иммуносупрессии;
2. Подбор иммуностимулятора с учетом патогенеза болезни;
3. Определение пригодности конкретного иммуностимулятора для птиц;
4. Оценка действие иммуностимулятора in vitro;
5. Изучение активности иммуностимулятора у нормальных и иммуносу-
прессированных птиц;
6. Подбор дозы иммуностимулятора по изменению функции популяций
Т- и В-лимфоцитов;
7. Подбор комбинации иммуностимуляторов, обеспечивающей синерги­
ческий эффект.
Лечение птиц с врожденными иммунодефицитами малоэффективно и
экономически нецелесообразно /И.М. Карпуть, 1993, с. 91/.
Для лечения у цыплят возрастных иммунодефицитов, имеющих преиму­
щественно гуморальную направленность, наиболее широко применяют замес­
тительную иммунотерапию препаратами крови. В этот период они способны
проникать через слизистые оболочки в неизменном виде. Разработана техноло­
гия производства белковых гидролизатов (аминопептил, аминокровин, гидро­
лизин Л-130, авиамин) /С.В. Васенко, 1989; А.А. Комаров и др., 1990/, а также
неспецифических авиаглобулинов /И.Н. Шестаков, 1989; Л.И. Трусова и др.,
1989/, способствующих повышению естественной резистентности организма

92
птиц. Особенно эффективно применение иммуноглобулиновых препаратов в
птицеводстве при групповых обработках /JI.H. Колабская, 1987/. Так, в опытах
птицам вводили комплекс неспецифического иммуноглобулина, тилана и диме-
тилсульфоксида. Это оказывало синергический эффект и позволяло профилак-
тировать респираторный микоплазмоз /С.В. Васенко, 1989/.
Получены положительные результаты по использованию в птицеводстве
препаратов иммуносеротерапии - комплексного металлоглобулинового препа­
рата /С.А. Михайлова, 1987/ и среднемолекулярных пептидов из сыворотки
крови кур /Н.И. Крюков, 1982/.
Для лечения возрастных и приобретенных иммунодефицитов гумораль­
ного типа у птиц применяют иммуностимулирующую терапию. С этой целью
используют липополисахариды бактерий (продигиозан, пирогенал, сальмопул).
Применяют их 3-5-кратно с интервалом 3-5 дней в возрастающих дозах, начи­
ная с 0,25 мл 0,005%-ого раствора.
С целью повышения местной защиты пищеварительного тракта задают
внутрь 3-5-кратно пробиотик энтеробифидин в дозе 3-4 мл/кг живой массы.
Использование энтеробифидина в первые дни жизни цыплят профилак-
тирует развитие возрастных иммунных дефицитов, возникающих на фоне же-
лудочно-кишечных заболеваний дисбактериозного происхождения, значитель­
но повышает рост и продуктивность птиц, позволяет сократить применение не
всегда эффективных антибиотиков и кокцидиостатиков /М.П. Бабина, 1996/.
Поскольку эффект от введения пробиотиков с водой и кормом часто за­
паздывает, то суспензию микроорганизмов можно применять в форме аэрозо­
лей /Н.Д. Придыбайло, 1991, с. 31/. Такая обработка значительно ограничивала
сальмонеллезную инфекцию у бройлеров. При соблюдении требований эколо­
гии обработка аэрозолями в инкубатории способствует более раннему заселе­
нию нормальной микрофлорой кишечника цыплят.
Для стимуляции клеточного иммунитета можно назначить левамизол в
дозе 2,5 мг/кг живой массы птиц 3 дня подряд с перерывом 3-5 дней в течение 2
недель. Данный препарат ускоряет процессы дифференциации и пролиферации
предшественников Т-клеток, воздействуя на циклические аденозинмонофосфат
и гуанинмонофосфат /Д.Н. Лазарева, Е.К. Алехин, 1985/, активируя в первую
очередь Т-супрессоры. Он стимулирует подвижность и хемотаксис микро- и
макрофагов. В его присутствии начинается раннее переключение с IgM на IgG.
Тиоловая часть (SH’) молекулы левамизола, в отличие от имидазольной, моду­
лирует клеточный и гуморальный иммунитет.
Показана высокая терапевтическая эффективность перорального приме­
нения левамизола при болезни Гамборо кур /L.D.K. Singh е.а., 1988/.
Левамизол используют при комплексном введении с вакцинами против
ньюкаслской болезни птиц /А.М. Паланский и др., 1989/. При этом повышается
титр вируснейтрализующих антител, фагоцитарная активность лейкоцитов,
функциональная активность Т-лимфоцитов и бактерицидная активность сыво­
ротки крови.
Левамизол может устранять иммунодефицит, вызванный продолжитель­
ным введением антибиотика тилозина/Н. Tawa е.а., 1985/.

93
При лейкопениях применяют нуклеотиды (натрия нуклеотид, метилура-
цил, пантоксил), чаще всего натрия нуклеонат в дозе 2-6 мг/кг перорально в те­
чение 2 недель. Применение натрия нуклеоната показано для стимуляции им­
мунного ответа при вакцинации птиц против ньюкаслской болезни /А.М. Палан-
ский и др., 1989/ и инфекционного ларинготрахеита/Ж.И. Акопян и др., 1985/.
Выраженный иммуностимулирующий эффект оказывают витамины А, Е,
С, а также незаменимые аминокислоты, железо, медь, цинк, кобальт, селен, йод.
Применяют их в промышленном птицеводстве групповым способом с комби­
кормом.
Витамин А (ретинол) повышает уровень антител в сыворотке крови, сти­
мулирует активность естественных киллерных клеток и влияет на пролифера­
цию Т-хелперов /C.Y. Davis, J.L., 1988/. Среди других фактов иммуностимули­
рующего действия витамина А. В.Н. Суколинский /1990/ отмечает возрастание
функциональной активности лизосомального аппарата печени и избирательной
активности отдельных лизосомных гидролаз в селезенке и прежде всего кислой
эндопептидазы.
Витамин Е (токоферол) повышает устойчивость организма к инфекцион­
ным болезням /S.K. Panda, А.Т. Rao, 1994/. При этом активизируется как кле­
точный, так и гуморальный иммунитет, а в крови увеличивается количество Т-
и В-лимфоцитов за счет стимуляции митотической активности их бластных
форм, возрастают количество антителообразующих плазмоцитов и титр анти­
тел, особенно IgG, стимулируется активность Т-хелперов, естественных кил­
лерных клеток и фагоцитоз.
Особенно широко исследуются иммуностимулирующие свойства вита­
мина Е у птиц. Показано, что скармливание цыплятам витамина Е в форме то-
коферолацетата в дозе 100,200 и 300 мкг/кг с 1-го по 84-й день опыта повыша­
ло иммунные реакции (титр агглютининов, IgG и IgM) пропорционально вво­
димым дозам, причем наиболее эффективно в первые 3 недели жизни цыплят
/А. Franchini е.а., 1986; 1988/. В этих же опытах установлена эффективность до­
бавки витамина Е как адъюванта в инактивированную вакцину против нью­
каслской болезни, причем оптимальное соотношение минерального масла в
вакцине и витамина 1:1. Статус витамина Е у птиц опосредован секрецией ти-
реоидстимулирующего гормона/В.В. Mallick е.а., 1985/.
Аскорбиновая кислота уменьшает лимфоцитотоксический эффект, ассо­
циированный с глюкокортикоидами, и служит иммунологическим промотором
в тканях от воздействия стероидов /S.L. Pardue, 1986/.
Установлена протективная роль аскорбиновой кислоты в предотвраще­
нии токсикоза птиц, вызванного скармливанием смеси аминофеназона и нитра­
та натрия /D. Chostal е.а., 1986/. При различных стрессах оптимальная доза ас­
корбиновой кислоты колеблется от 110 до 330 мг/кг корма, большие дозы отя­
гощают состояние /W.B. Gross, 1988/.
Большое внимание уделяется комплексному введению витаминов. Так,
3-дневное применение цыплятам ретинола и токоферола профилактировало 6-
часовой иммобилизирующий стресс /К.Д. Плецитий, 1988/, а комплекс водорас­

94
творимых витаминов группы В и аскорбиновой кислоты вызывал у птиц повы­
шение клеточного иммунитета/D. Chostal е.а., 1986/.
Селен снижает потребность в витамине Е, способствует задержке его в
крови, а витамин Е в свою очередь препятствует падению уровня селена в
плазме /А.Д. Дурнев, С.Б. Середенин, 1990/.
В последнее время в качестве адаптивной иммунорегулирующей тера­
пии при врожденных, возрастных и приобретенных иммунодефицитах назна­
чают цитомедины тимуса (Т-активин, тималин, тимоген) и костного мозга
(В-активин).
В норме цитомедины регулируют физиологические процессы, следова­
тельно, при патологии восстановление их функции имеет важное значение.
Из биологических производных иммунной системы наибольший интерес
представляют гормональные производные тимуса (Т-активин, тималин) и их
синтетические аналоги /тимоген/ /Т.Н. Дранник и др., 1994, с. 58-64/. В ходе
проведенных исследований установлено, что гормоны тимуса оказывают регу­
лирующее влияние на процессы синтеза нуклеиновых кислот, иммуноглобули­
нов и показатели клеточного иммунитета у птицы /В.И. Соколов, 1989; Т.А. Су-
хинина, С.В. Серый, 1989; Ю.Н. Федоров, О.А. Верховский, 1996, с. 80; М. Cri-
san е.а., 1992/.
Н.П. Напалков и др. /1988/ установили, что тималин существенно тормо­
зил развитие спонтанных опухолей, главным образом аденокарцином молочной
железы у самок мышей, и увеличивал продолжительность их жизни. Введение
препарата на 24% уменьшало частоту появления всех новообразований, причем
частота возникновения аденокарциномы молочной железы снижалась в 3,8
раза. Тималин угнетал реализацию трансплацентарного канцерогенеза, индуци­
рованного у крыс нитрозоэтилмочевиной.
Тималин, введенный бурсэктомированным циклофосфаном цыплятам,
оказывал незначительный иммуностимулирующий эффект, а при гидрокорти-
зоновой супрессии, когда в основном нарушался Т-клеточный иммунитет,
практически восстанавливал нарушенное звено иммунного ответа /T.JI. Сухи-
нина и др., 1990/.
Н.Д. Придыбайло и др. /1987/ установили, что добавление тималина в
вакцину против болезни Марека повышает в 1,5-2 раза эффективность защиты
цыплят против данной болезни.
Нами изучено влияние тималина на эффективность парентеральной им­
мунизации ремонтного молодняка кур против инфекционной бурсальной бо­
лезни (ИББ) жидкой сорбированной инактивированной вакциной (ВНИИЗЖ).
Показано, что введение тималина (в дозе 1 мг/кг живой массы тела птиц) совме­
стно с вакциной повышает титры специфических антител против вируса ИББ в
2-5 раз, по сравнению с использованием одной вакцины.
Е.И. Больш акова и др. /1998/ изучили влияние тимогена на морфоло­
гию иммунной системы и показатели неспецифической иммунной реак­
тивности у утят раннего возраста в зависимости от способа и кратности
введения иммуностимулятора. Результаты исследований показали, что
применение утятам раннего возраста тимогена с профилактической целью

95
способствует повышению иммунной реактивности организма птиц, акти­
визирует их рост и развитие. О днократное внутримыш ечное (в дозе 10
мкг/кг живой массы) и аэрозольное (в дозе 200 мкг/м3) введение тим огена
утятам 1-дневного возраста способствовало значительной активизации
морфологических реакций в органах иммунной системы и в перифериче­
ской крови птиц, независимо от способа введения данного препарата. При
парентеральном применении тим огена процессы дифференцировки долек
тим уса у утят на корковое и мозговое вещество заканчиваю тся раньш е на
неделю и выражены сильнее с одновременным увеличением коэффициента
соотнош ения коркового и мозгового вещества. П од действием тимогена
активизировались как клеточные, так и гуморальные механизмы иммунной
защ иты, что подтверждалось увеличением количества Т-лимфоцитов и фа­
гоцитарной активностью тромбоцитов крови, а такж е активизацией плаз-
моцитарной реакцией в селезенке.
Установлено, что применение В-активина цыплятам снижает иммуноде-
прессивное действие вируса болезни Гамборо и способствует созданию более
напряженного поствакцинального иммунитета против Ньюкаслской болезни
/В.Б. Новиков, В.В. Дмитриенко, 1992/.
При тяжелых формах иммунодефицитов, особенно для стимуляции про­
тивовирусной защиты, показано применение медиаторов системы иммунитета
(интерлейкины, интерферон).
Среди целого ряда иммуностимулирующих препаратов особое место за­
нимают серусодержащие соединения: метионин и натрия тиосульфат.
Натрия тиосульфат, являясь производным тиосерной кислоты, обладает
выраженными антиоксидантными свойствами. Механизм действия натрия тио­
сульфата обусловлен наличием в его молекуле серы в степени окисления “-2”
(S2-), восстанавливающей группы -S-H третичной структуры белков, в том чис­
ле и ферментов, препятствуя их денатурации.
Показано, что при применении бактериальных и вирусных вакцин со­
вместно с натрия тиосульфатом активизируются процессы иммуноморфоло-
гической перестройки в ткани на месте введения вакцин, а также в цен­
тральных (красный костный мозг, тимус, бурса Фабрициуса у птиц) и пе­
риферических (селезенка, лимфатические узлы, кровь, железа Гардера и
слезная железа, слепокишечные миндалины) органов иммунной системы у
птиц /С.П. Прибытько, 1998, с. 32-99; И.Н. Громов, 2000, с. 46-172; А.Л. Лях
и др., 2001/.
Кроме того, наличие в молекуле натрия тиосульфата атомов серы в сте­
пени окисления “-2”, выступающих в роли восстановителя, обуславливает так­
же антитоксическое и противовоспалительное действие препарата. Именно по­
этому введение натрия тиосульфата совместно с вакцинами снижает их реакто-
генность.
В настоящее время натрия тиосульфат успешно применяют для повыше­
ния иммуногенности вакцин при иммунизации цыплят против болезни Марека
/С.П. Прибытько, 1998, с. 32-99/, инфекционной бурсальной болезни /И.Н. Гро­
мов, 2000, с. 46-172/, гусят - против пастереллеза /А.Л. Лях и др., 2001/, утят -
против энтеровирусного гепатита /В.С. Прудников и др., 2001/.
Кроме того, применение натрия тиосульфата способствует нормализации
обменных процессов, нарушенных при вакцинном процессе. И.Н. Громов /2000,
с. 46-172/ установил, что парентеральная иммунизация ремонтного молодняка
кур против болезни Гамборо жидкой сорбированной инактивированной вакци­
ной (ВНИИЗЖ) совместно с натрия тиосульфатом (7%-ный раствор) способст­
вует меньшему нарастанию активности неспецифических гидролаз (кислой и
щелочной фосфатаз) в органах иммунной системы птиц, по сравнению с ис­
пользованием одной вакцины, что свидетельствует о снижении процессов де-
фосфорилирования и нормализации метаболизма в цепи реакций гликолиза,
цикла Кребса и дыхательной цепи, участвующих в аккумулировании энергии.

5. П РО Ф И Л А К ТИ К А И М М У Н О Д ЕФ И Ц И ТО В П Т И Ц

Профилактика иммунодефицитов основана на проведении организа­


ционно-хозяйственных, зоотехнических и ветеринарных мероприятий. К
ним относится обеспечение маточного поголовья и цыплят полноценным
рационом, создание оптимальных условий содержания, снижение стрессо­
вых воздействий, связанных с технологией получения яичной и мясной
продукции.
Специальные зоотехнические мероприятия включают выявление свя­
зи между генетическими маркерами и развитием иммунопатологии у птиц,
направленную селекцию новых кроссов с высокой продуктивностью и ус­
тойчивостью к болезням различной этиологии.
Ветеринарные мероприятия должны быть направлены на проведение
иммунозаместительной, иммунорегулирующей и иммуностимулирую щ ей
терапии.
В условиях промыш ленного птицеводства заслуживает внимания
групповое применение витаминов (А, Е, С), незаменимых аминокислот,
микроэлементов, нуклеиновых кислот и их солей.
П р о ф и л а к т и к а п ри об р етен н ы х и м м ун од еф иц и тов п р и ви р у сн ы х
и н ф ек ц и ях (ИББ, ИЛТ, ИБК, НБ) основана на создании высокого уровня
трансовариального иммунитета у цыплят раннего возраста иммунизацией
ремонтного молодняка кур инактивированными вакцинами, и применении
живых вирус-вакцин по мере снижения титров пассивных антител.
В настоящ ее время в Республике Беларусь и н ф е к ц и о н н ы й бр он хи т
к у р (И Б К ) и н ь ю к а с л с к а я болезнь (Н Б ) остаются основными инфекция­
ми, требующ ими проведения регулярной профилактической иммунизации.
В отнош ении практики ассоциированной иммунизации цыплят про­
тив инфекционного бронхита и ньюкаслской болезни имеются весьма про­
тиворечивые данные. Имеются сообщения об успешном применении ж и­
вой вакцины против ИБК и НБ. Другие исследователи наоборот, указыва­
ют, что вирус НБ угнетает вирус ИБК при совместном их введении. Это,
по-видимому, связано не только с определенной несовместимостью анти­
генов, но и с неспособностью молодого организма цыплят иммунологиче­
ски полно отвечать на два сильных антигенных раздражителя.

97
Исследования по изучению влияния ассоциированной иммунизации птиц
против ИБК и НБ на состояние иммунобиологической реактивности их орга­
низма крайне немногочисленны. Изучение этих процессов позволит наиболее
полно выяснить картину изменений иммунного статуса птиц, которые возни­
кают при воздействии нескольких вакцин на организм одновременно.
Нами были изучены морфологические, биохимические и иммунологиче­
ские показатели цыплят, иммунизированных против инфекционного бронхита и
болезни Ньюкасла ассоциированными вакцинами отечественного и зарубежно­
го производства.
Полученные результаты гематологических исследований показали, что в
крови птиц, иммунизированных отечественной вакциной, на 7-й день после
первой вакцинации отмечалось увеличение, по сравнению с контролем, числа
лейкоцитов в 1,3 и тромбоцитов в 1,2 раза. У цыплят, иммунизированных изра­
ильской вакциной, количество тромбоцитов и лейкоцитов было выше по срав­
нению с контролем в 1,2 раза. Число эритроцитов и концентрация гемоглобина
в крови иммунных цыплят не имели существенных отличий от соответствую­
щих показателей интактной птицы.
В лейкограмме цыплят 1-й и 2-й групп, по сравнению с контролем, соот­
ветственно на 35% и 32% возрастало относительное количество Т-лимфоцитов.
При этом содержание В-лимфоцитов у цыплят 1-й и 2-й групп было статисти­
чески достоверно ниже по сравнению с контролем на 18% и 16%.
На 7-й день после первой, 3-й и 7-й дни после второй вакцинации содер­
жание РНК в лимфоцитах цыплят подопытных групп достоверно превышало
контрольные значения 8-15%. На 14-й день после второй вакцинации отмечена
постепенная нормализация данного показателя.
При изучении фагоцитарной активности псевдоэозинофилов крови на 7-й
день после первой вакцинации у иммунного молодняка кур 1-й и 2-й группы
установлено достоверное увеличение по сравнению с контролем процента фа­
гоцитоза - в 1,5 и 1,6 раза, фагоцитарного индекса - в 2,1 и 2,3 раза и фагоци­
тарного числа - в 2,1 и 2,2 раза. Процент переваривания, индекс переваривания
и фагоцитарная емкость у иммунной птицы 1-й и 2-й групп также незначитель­
но превышали контрольные показатели.
На 3-й день после второй вакцинации показатели фагоцитарной активно­
сти псевдоэозинофилов крови изменялись с той же тенденцией, что и в преды­
дущий срок исследования. Так, процент переваривания, индекс переваривания
и фагоцитарная емкость у иммунных цыплят 1-й и 2-й групп незначительно
превышали контрольные показатели. При этом у вакцинированной птицы 1-й и
2-й групп показатели фагоцитарной активности псевдоэозинофилов достоверно
превышали контрольные значения.
На 7-й день после второй вакцинации фагоцитарное число, фагоцитар­
ный индекс и процент фагоцитоза незначительно возрастали у птиц всех 3-х
групп, при этом у иммунных цыплят 1-й и 2-й групп они были достоверно вы­
ше, чем у цыплят контрольной 3-й группы;
При биохимическом исследовании установлено, что иммунизация цып-
лят-бройлеров отечественной вакциной и ее израильским аналогом не оказыва­

98
ет существенного влияния на активность индикаторных ферментов и содержа­
ние метаболитов в сыворотке крови цыплят.
Полученные результаты серологических исследований показали, что на
7-й и 14-й дни после второй вакцинации у вакцинированных птиц обеих
групп титры антител к вирусу болезни Ньюкасла были примерно одинако­
выми и варьировали в пределах 1:8-1:512.
Содержание специфических антител к вирусу инфекционного бронхита
у цыплят, привитых отечественной вакциной, незначительно превышало
данные показатели во 2-й группе птиц.
Бактерицидная активность сыворотки крови птиц 1-й и 2-й групп на 7-й
день после первой вакцинации достоверно (Р<0,001) превышала контроль­
ные показатели в 1,8-2,0 раза.
Аналогичная тенденция наблюдалась на 3-й и 7-й дни после второй
иммунизации. У цыплят 1-й группы в указанные сроки исследований БАСК
достоверно возрастала по сравнению с контролем в 1,7-1,8 раза, а у птиц 2-й
группы - в 1,5-1,7 раза.
На 14-й день после второй вакцинации БАСК у подопытных цыплят
обеих групп значительно снижалась по сравнению с исходными данными, но
превышало контрольные значения на 19-20% (Р>0,05).
Лизоцимная активность сыворотки крови 7-дневных цыплят контроль­
ной группы (в сроки на 7-й день после первой вакцинации птиц 1-й и 2-й
групп) составляла 2,51±0,11%. Иммунизация цыплят против ИБК и БН оте­
чественной вакциной способствовало достоверному повышению данного по­
казателя в 1,6 раза, а использование израильской вакцины - в 1,7 раза.
В последующие сроки исследований (на 3-й, 7-й и 14-й дни после вто­
рой вакцинации) наибольших значений данный показатель достигал в 1-й
группе птиц, составляя 4,11±0,28 - 4,5±0,31% (против 2,58±0,13 - 2,89±0,23%
в контроле; Р<0,001). У цыплят 2-й группы, привитых израильской вакциной,
отмечалось меньшее нарастание ЛАСК (до 4,06±0,13 -4 ,36± 0,16% ; Р<0,001).
На 7-й день после первой вакцинации и 3-й день после второй вакцина­
ции живая масса цыплят всех групп различалась несущественно. Н а 7-й день
после второй вакцинации у подопытных птиц 1-й и 2-й групп отмечено не­
достоверное снижение данного показателя на 3-5% по отношению к контро­
лю. Аналогичная тенденция сохранялась и на 14-й день после второй вакци­
нации.
Результаты органометрических исследований показали, что на 7-й день
после первой вакцинации абсолютная масса селезенки у птиц 1-й группы
превышала аналогичный показатель у цыплят 2-й и 3-й групп на 21% и 6%
соответственно. Сходные изменения были выявлены при изучении тимуса -
абсолютная масса этого органа у цыплят 1-й группы незначительно превос­
ходила в 1,2 раза аналогичный показатель иммунных цыплят 2-й группы. Аб­
солютная масса бурсы Фабрициуса у иммунной птицы 1-й группы так же
превышала аналогичный показатель у цыплят 2-й и 3-й групп в 1,4 и 1,2 раза.
На 3-й день после второй вакцинации абсолютная масса селезенки у кон­
трольной птицы в 1,4 (Р<0,05) и 1,2 раза (Р>0,05) соответственно превышала

99
аналогичный показатель у иммунных цыплят 1-й и 2-й групп. При изучении
массы тимуса наблюдались сходные изменения - показатель у контрольных
цыплят превышал аналогичный показатель у иммунной птицы 1-й и 2-й группы
на 36% и 13%. Абсолютная масса бурсы Фабрициуса у иммунных цыплят 1-й и
2-й группы была на 6% и 21% меньше, чем в контроле.
На 7-й день после второй вакцинации абсолютная масса селезенки у птиц
3-й группы превышала аналогичный показатель у цыплят 1-й и 2-й групп в 1,2 и
1,4 раза соответственно. Сходные и не менее выраженные изменения были вы­
явлены при изучении тимуса - показатель у цыплят контрольной группы пре­
вышал аналогичный у иммунных птиц 1-й и 2-й групп в 1,3 и 1,5 раза. Абсо­
лютная масса бурсы Фабрициуса у вакцинированной птицы 1-й группы на 14%
превышала показатель во 2-й группе (Р<0,05). У иммунной птицы 2-й группы
этот показатель, как и в предыдущий срок исследования, оставался в 1,2 раза
ниже, чем у контрольных цыплят.
На 14-й день после второй вакцинации абсолютная масса селезенки у
иммунных цыплят 1-й и 2-й группы была на 24-31% достоверно ниже, чем у
интактной птицы 3-й группы. Абсолютная масса тимуса у контрольных цыплят
в 1,4 раза превышала аналогичный показатель у иммунной птицы 1-й и 2-й
групп. У иммунных цыплят 2-й группы абсолютная масса бурсы Фабрициуса в
19% и 15% превышала этот показатель у птиц 1-й и 3-й групп. У вакцинирован­
ной птицы 1-й группы этот показатель был сходен с аналогичным у контроль­
ных цыплят. Во все сроки исследований индекс и линейные размеры органов
иммунной системы цыплят всех трех групп изменялись не существенно и не­
достоверно.
Известно, что при введении вирус-вакцин против инфекционной бур­
сальной болезни (И ББ), даже из слабовирулентных штаммов, неизбежно воз­
никают поражения лимфоидной ткани бурсы Фабрициуса, тимуса, селезенки,
железы Гардера и слепокишечных миндалин. Трудности создания активного
биопрепарата против ИББ связаны с тем, что крайне сложно ослабить иммуно-
депрессивное действие полевого вируса.
Большинство авторов высказывает мнение, что прежде чем применять ту
или иную вакцину против инфекционной бурсальной болезни, необходимо изу­
чить иммунный статус цыплят.
В связи с этим при разработке новых живых вирус-вакцин против ИББ из
“горячего” штамма “КМИЭВ-13” (БД-1) и “холодного” штамма “КМИЭВ-15”
(БД-2) нами было изучено их влияние на иммунобиологическую реактивность
организма птиц.
Результаты наших исследований показали, что двукратная пероральная
иммунизация цыплят против ИББ живыми жидкими вирус-вакцинами из “горя­
чего” штамма “КМИЭВ-13” (БД-1) и “холодного” штамма “КМИЭВ-15” (БД-2)
не вызывает угнетения неспецифической иммунной реактивности по сравне­
нию с зарубежными аналогами (вирус-вакцины из шт. “БГ” и “Винтерфильд
2512”, производства ВНИИЗЖ) и не приводит к развитию иммунодефицитного
состояния у вакцинированных птиц. Использование живых вирус-вакцин из
штаммов “КМИЭВ-13” (БД-1) и “КМИЭВ-15” (БД-2) способствует созданию

100
достаточно напряженного поствакцинального иммунитета против ИББ и не
препятствует развитию иммуногенеза при пероральной иммунизации птиц про­
тив ньюкаслской болезни и инфекционного бронхита.
Неотъемлемой частью эффективной программы специфической профи­
лактики ИББ является парентеральная иммунизация ремонтного молодняка кур
инактивированными вакцинами. Это обеспечивает надежный пассивный тран­
совариальный иммунитет у цыплят до 15-25-дневного возраста.
Иммунизацию ремонтного молодняка кур проводят в 16-20 недельном
возрасте. Введение инактивированной вакцины повышает уровень антител у
птиц, ранее вакцинированных живой вакциной. При этом иммунизирующий
эффект вакцинации ремонтного молодняка кур тем более выражен, чем позже
используется инактивированная вакцина.
В доступной нам отечественной и зарубежной литературе данные о раз­
витии иммунных реакций у птиц в ответ на парентеральное введение инактиви­
рованных вакцин против ИББ крайне немногочисленны.
В связи с этим при разработке новой инактивированной эмульгирован­
ной вакцины против инфекционного бурсита нами было изучено ее влияние на
состояние неспецифической и специфической иммунной реактивности орга­
низма птиц. Установлено, что под влиянием жидкой инактивированной эмуль-
син-вакцины против ИББ в организме птиц развиваются выраженные систем­
ные иммуноморфологические изменения, сопровождающиеся гиперплазией
клеток псевдоэозинофильного и эозинофильного рядов, увеличением общего
числа гранулоцитов, тромбоцитов и повышением лейкоэритробластического
индекса в костном мозге, увеличением органометрических показателей и раз­
меров коркового вещества долек тимуса, возрастанием абсолютной массы,
удельных объемов лимфоидной ткани, расширением корковой зоны лимфоид­
ных узелков фабрициевой бурсы, повышением макроморфометрических по­
казателей и числа лимфоидных узелков в селезенке, усилением бласттранс­
формации лимфоцитов и плазмоцитарной реакции в ткани на месте введения
вакцины, бурсе Фабрициуса, селезенке и слепокишечных миндалинах, лимфо-
идно-макрофагальной инфильтрацией с появлением лимфоидных узелков в
ткани на месте введения вакцины, печени, поджелудочной железе, почках и
надпочечниках, тромбоцитозом, лимфоцитозом, эритропенией, повышением
показателей незавершенного фагоцитоза. Динамика концентрации нуклеино­
вых кислот и активности фосфатаз в тимусе, бурсе Фабрициуса и селезенке
отражает характер иммуноморфологических изменений. Инактивированная
вакцина против ИББ обладает остаточной реактогенностью, что выражается
развитием непродолжительной зернистой и мелкокапельной жировой дистро­
фией гепатоцитов, вакуольной дистрофией панкреацитов, зернистой дистро­
фией эпителия почек, кратковременным повышением активности АсТ, АлТ,
ГГТ и концентрации мочевой кислоты плазмы крови. Использование отечест­
венной жидкой инактивированной эмульгированной вакцины против ИББ ре­
монтному молодняку способствует созданию напряженного поствакцинально­
го иммунитета у кур и трансовариального иммунитета у цыплят, который со­
храняется до 6-7-дневного возраста.

101
Разработка новых ассоциированных инактивированных вакцин против
вирусных болезней для иммунизации маточного поголовья является весьма ак­
туальной практической задачей, решение которой позволяет создать напряжен­
ный иммунитет у цыплят. Применение ассоциированных вакцин является эко­
номически целесообразным, так как при однократном введении препарата про­
тив нескольких инфекций значительно снижаются затраты труда и потери, обу­
словленные стрессовым состоянием у птицы. Вместе с тем остаются неизучен­
ными закономерности формирования иммунного ответа у птиц в условиях раз­
ной антигенной нагрузки. Поэтому установление иммуноморфогенеза у ре­
монтного молодняка кур, привитых против вирусных болезней моно- и полива­
лентными вакцинами позволит предложить наиболее оптимальный способ им­
мунизации.
Нами изучены иммуноморфологические реакции у молодняка кур, приви­
тых 4-валентной инактивированной эмульсин-вакциной против ИББ, ИБК, ИЛТ
и НБ, разработанной в РНИУП «ИЭВ им. С.Н. Вышелесского НАН Беларуси».
Исследования проведены на 40 головах молодняка кур 130-158-дневного
возраста, разделенных на 2 группы, по 20 птиц в каждой. Птицу 1-ой группы в
130-дневном возрасте иммунизировали жидкой инактивированной эмульсин-
вакциной против ИББ, ИБК, ИЛТ и НБ согласно Временному Наставлению по
ее применению, однократно, внутримышечно, в дозе 0,5 мл. Интактная птица 3-
й группы служила контролем.
На 3-й, 7-ой, 14-й, 21-й и 28-ой дни после проведения иммунизации от 4
птиц из каждой группы отбирали пробы крови для морфологического исследо­
вания. В эти же сроки по 4 птицы из каждой группы убивали для проведения
морфометрических, иммуноморфологических, гистохимических и биохимиче­
ских исследований.
При изучении органометрических показателей установлено, что на 3-й
день после вакцинации абсолютная масса тимуса у птиц 1-ой и 2-ой групп со­
ставляла соответственно 2,88±0,38 г и 3,07±0,46 г (рисунок 33). Индекс и ли­
нейные размеры тимуса у подопытных птиц обеих групп также достоверно не
отличались от контрольных данных. Органометрические показатели бурсы
Фабрициуса, селезенки и железы Гардера у молодняка кур 1-ой и 2-ой групп
были примерно одинаковыми.
На 7-ой день после вакцинации у иммунных птиц 1-ой группы абсолют­
ная масса и индекс тимуса значительно возрастали по сравнению с исходными
данными и составляли соответственно 3,37±0,34 г и 3,13±0,17 (в контроле -
2,92±0,08 г и 2,78±0,14; Р<0,05). Одновременно зарегистрировано достоверное
увеличение линейных размеров тимуса на 22-27% по сравнению с интактной
птицей. Абсолютная масса и индекс бурсы Фабрициуса у вакцинированных
птиц 1-ой группы составляли соответственно 3,01±0,03 г и 2,82±0,14 (рисунок
34), что было на 32-37% больше (Р>0,05), чем в контроле. При этом длина и вы­
сота фабрициевой бурсы у ремонтного молодняка кур 1-ой группе также воз­
растали по сравнению с контрольными данными (Р>0,05).
На 14-й день после иммунизации у птиц 1-ой группы органометрические
показатели тимуса по-прежнему превышали контрольные значения на 20-25%,

102
однако эти различия не были достоверными. Абсолютная масса бурсы Фабри­
циуса у иммунного ремонтного молодняка кур 1-ой группы составляла
3,42±0,32 г (против 2,58±0,16 г у контрольной птицы; Р<0,05). Сходные измене­
ния выявлены нами при изучении индекса, длины и высоты данного органа.
Абсолютная масса и индекс селезенки (рисунок 35) у молодняка кур 1-ой груп­
пы составляли соответственно 2,92±0,26 г и 2,29±0,21 (в контроле - 2,51 ±0,29 г
и 2,19±0,12; Р>0,05). Органометрические показатели железы Гардера у птиц
всех групп в этот срок исследований оставались неизменными.
На 21-й день после вакцинации абсолютная масса тимуса и бурсы Фаб­
рициуса интактных птиц снижалась по сравнению с предыдущим сроком ис­
следований и составляла соответственно 3,15±0,23 г и 2,21 ±0,51 г. При этом
уменьшение абсолютной массы тимуса и фабрициевой бурсы приводило к сни­
жению их индекса. У птиц 1-ой группы выявлена аналогичная тенденция. Вме­
сте с тем органометрические показатели тимуса и бурсы Фабрициуса у иммуни­
зированных птиц превышали контрольные показатели на 17-35% (Р>0,05). Аб­
солютная масса и индекс селезенки привитых птиц были на 13-30% (Р<0,05)
больше, чем у интактных птиц. Морфометрические показатели железы Гардера
у молодняка кур 1-ой и 2-ой групп существенно не изменялись по сравнению с
предыдущим сроком исследований.

Рисунок 33. Показатели абсолютной массы тимуса птиц (г).

103
V

Рисунок 34. Показатели индекса бурсы Фабрициуса птиц.

Рисунок 35. Показатели абсолютной массы селезенки птиц (г).

104
На 28-й день после вакцинации морфометрические показатели бурсы
Фабрициуса иммунных птиц нормализовались по отношению к контролю. Аб­
солютная масса, индекс и линейные размеры железы Гардера у вакцинирован­
ных птиц также не отличались от контрольных показателей. Органометриче­
ские показатели тимуса иммунных птиц 1-ой группы были на 20-25% выше
(Р<0,05), чем в контроле. У птиц 1-ой группы наблюдалось увеличение абсо­
лютной массы и индекса селезенки на 13-16% по сравнению с аналогичными
показателями 2-ой группы.
Итак, при иммунизации молодняка кур жидкой инактивированной эмуль­
син-вакциной против ИББ, ИБК, ИЛТ и НБ в органах иммунной системы птиц
развиваются макроморфологические изменения, свидетельствующие о форми­
ровании иммунитета против данной болезни. При этом вначале в тимусе и фаб­
рициевой бурсе происходит увеличение абсолютной массы, индекса и линей­
ных размеров, что указывает на активизацию лимфопролиферативных процес­
сов. В последующем в центральных органах иммунитета наблюдается умень­
шение, а в селезенке - увеличение органометрических показателей, что свиде­
тельствует об усилении миграции Т- и В-лимфоцитов в периферические органы
для осуществления иммунных реакций. Морфологические изменения в имму-
нокомпетентных органах вакцинированных птиц выявляются в течение дли­
тельного промежутка времени, в том числе и в отдаленные сроки исследований
(на 21-й и 28-й дни после иммунизации). Это связано, по-видимому, с длитель­
ной резорбцией эмульгированного вакцинного антигена из места инъекции.
При гистологическом исследовании установлено, что на 3-й день после
вакцинации размеры мозгового вещества долек тимуса у птиц всех групп были
примерно одинаковыми. Размеры коркового вещества долек у птиц 1-ой группы
достигали 409,50±48,60 мкм, что было в 1,6 (Р<0,05) раза больше, чем у птиц 2-
ой группы (рисунки 36; 37). При этом соотношение размеров коркового и моз­
гового вещества у иммунных птиц 1-ой группы возрастало до 1,04±0,21 (против
0,70+0,09 в контроле). Удельные объемы структурных элементов паренхимы в
тимусе молодняка кур 1-ой и 2-ой групп составляли соответственно
90,00+0,56% и 88,00+0,56% (Р<0,05). Плотность тимоцитов в корковом и мозго­
вом веществе долек тимуса у подопытных птиц находилась на уровне кон­
трольных показателей.
На 7-ой день после вакцинации размеры коркового вещества долек у птиц
1-ой группы уменьшались по сравнению с предыдущим сроком исследований,
но были достоверно больше, чем в контроле. Размеры мозгового вещества до­
лек тимуса у иммунных птиц также уменьшались по сравнению с исходными
данными. Плотность расположения лимфоцитов в мозговом веществе долек, а
также соотношение элементов стромы и паренхимы в тимусе подопытного мо­
лодняка кур находились на уровне контрольных показателей. На 14-й день по­
сле вакцинации у птиц 1-ой группы установлено дальнейшее уменьшение раз­
меров коркового вещества долек при одновременном снижении плотности рас­
положения тимоцитов в нем. Соотношение размеров коркового и мозгового
вещества долек, а также удельных объемов стромы и паренхимы у контрольных
и подопытных птиц были примерно одинаковыми.

105
На 21-й день после иммунизации гистологическим исследованием тиму­
са иммунного и интактного молодняка кур установлена тенденция к уменьше­
нию размеров коркового вещества долек при снижении удельных объемов
лимфоидной ткани. Размеры же мозгового вещества долек и удельные объемы
стромы наоборот, увеличивались. При этом основные морфометрические по­
казатели тимуса молодняка кур 1-ой и 2-ой групп были примерно одинаковы­
ми. На 28-й день после вакцинации у птиц всех групп соотношение размеров
коркового и мозгового вещества долек тимуса продолжало уменьшаться, со­
ставляя 0,53±0,07-0,61±0,15. Другие морфометрические показатели тимуса ин­
тактного и подопытного молодняка кур не имели значимых отличий по срав­
нению с предыдущим сроком исследований.
На 3-й день после вакцинации размеры мозговой зоны лимфоидных
узелков бурсы Ф абрициуса у птиц всех групп были примерно одинаковыми.
Размеры корковой зоны узелков у молодняка кур 1-ой группы были в 1,9 раза
больше (Р<0,05), чем у птиц 2-ой группы (рисунки 38; 39). При изучении
плотности расположения лимфоцитов в лимфоидных узелках значимых раз­
личий между группами птиц не установлено. Изучение морфологического со­
става иммунокомпетентных клеток показало, что у птиц 1-ой группы отмеча­
лось достоверное увеличение, по сравнению с контролем, числа плазмобла-
стов и проплазмоцитов соответственно в 2,5 и в 2,4 раза.
На 7-й день после иммунизации размеры корковой зоны лимфоидных
узелков бурсы у птиц 1-ой группы составили 180,75± 17,13 мкм (в контроле -
137,00± 13,48 мкм). Кроме того, у вакцинированного молодняка кур отмеча­
лось достоверное увеличение по сравнению с контролем удельного объема
лимфоидной ткани при уменьшении удельного объема стромы. Плотность
расположения лимфоцитов в лимфоидных узелках бурсы подопытных птиц
также достоверно увеличивалась по сравнению с контрольными данными. Ко­
личество проплазмоцитов и плазмоцитов в бурсе Фабрициуса молодняка кур
1-ой группы достоверно превышало контрольные значения в 1,8-1,9 раза.
Н а 14-й день после вакцинации у вакцинированных птиц размеры кор­
ковой и мозговой зон лимфоидных узелков бурсы Фабрициуса были незначи­
тельно меньше, чем в контроле. При этом плотность лимфоцитов в корковой и
мозговой зонах лимфоидных фолликулов бурсы птиц 1-ой и 2-ой групп была
примерно одинаковой. Соотношение элементов стромы и паренхимы в бурсе
интактного молодняка кур составляло 0,24±0,05, а у подопытных птиц -
0,21±0,05 (Р>0,05). Изучением плазмоцитарной реакции в бурсе молодняка
кур 1-ой группы установлено некоторое увеличение количества плазмоцитов
по отношению к контролю.
На 21-й и 28-ой дни после иммунизации размеры корковой и мозговой
зон лимфоидных узелков в бурсе Фабрициуса интактных и подопытных птиц
постепенно снижались по сравнению с исходными данными. При изучении
плотности расположения лимфоцитов в структурных компонентах лимфоид­
ных фолликулов, а также удельных объемов стромы и паренхимы в бурсе им­
мунного молодняка кур выявлена тенденция к нормализации указанных пока­
зателей по сравнению с контролем.

106
Рисунок 36. Микрофото. Тимус интактного молодняка кур 133-дневного
возраста (в сроки на 3-й день после вакцинации птиц 1 -ой группы).
В дольках наблюдается дифференцировка паренхимы на корковое и
мозговое вещество. Окраска гематоксилин-эозином (х120).

Рисунок 37 Микрофото. Тимус птиц 1-ой группы на 3-й день после вак­
цинации. Расширение коркового вещества долек.
Окраска гематоксилин-эозином (х120).
107
Рисунок 38. Микрофото. Бурса Фабрициуса интактного молодняка кур
133-дневного возраста (в сроки на 3-й день после вакцинации птиц 1-ой
группы). В складках слизистой оболочки залегают лимфоидные узелки.
Окраска гематоксилин-эозином (х240).

Рисунок 39. Микрофото. Фабрициева бурса птиц 1-ой группы на 3-й день
после вакцинации. Расширение коркового слоя лимфоидных узелков.
Окраска гематоксилин-эозином (х240).
108
Рисунок 40. Микрофото. Селезенка интактного молодняка кур 133-
дневного возраста (в сроки на 3-й день после вакцинации птиц 1 -ой
группы). Умеренная плазмоцитарная реакция. Окраска по Браше (х480).

Рисунок 41. Микрофото. Селезенка птиц 1-ой группы на 3-й день после
вакцинации. Активная плазмоцитарная реакция.
Окраска гематоксилин-эозином (х480).
Морфологический состав иммунокомпетентных клеток у птиц 1-ой
группы нормализовался по сравнению с контрольными показателями.
При исследовании селезенки на 3-й день после вакцинации было уста­
новлено, что у иммунных птиц 1-ой группы число лимфоидных узелков дос­
товерно увеличивалось по сравнению с контролем в 1,8 раза. При этом раз­
меры лимфоидных узелков изменялись не достоверно. Содержание лимфоб­
ластов и плазмобластов в селезенке птиц 1-ой группы достоверно превышало
контрольные показатели в 1,5-1,7 раза (рисунки 40; 41). На 7-ой день экспе­
римента, как и в предыдущие сроки исследований, у птиц 1-ой группы на­
блюдалось достоверное увеличение числа лимфоидных узелков по сравне­
нию с контрольными данными. Количество лимфо- и плазмобластов в селе­
зенке иммунного молодняка кур нормализовалось по сравнению с контроль­
ными значениями, а содержание плазмоцитов различной степени зрелости
наоборот, увеличивалось в 1,4-1,8 раза (Р<0,05).
На 14-й день после вакцинации в селезенке иммунных птиц выявлена
тенденция к постепенному уменьшению числа и размеров лимфоидных узелков
по сравнению с контролем. Количество плазмоцитов в селезенке птиц 1-ой
группы превышало контрольные значения в 1,4 раза (Р<0,05). При изучении
микроморфометрических показателей селезенки на 21-й и 28-ой дни после вак­
цинации достоверных различий между группами птиц установлено не было'.
В слепокиш ечны х м и ндалинах птиц всех групп на 3-й день после
вакцинации обнаруживались лимфоидные узелки в количестве от 7,00+1,97
до 8,75± 1,97 на срезе. Размеры лимфоидных фолликулов варьировали от
76,75±8,71 до 77,55+9,55 мкм. У птиц 1-ой группы отмечена активизация
бластной реакции. Н а 7-ой день после иммунизации морфометрические пока­
затели цекальных миндалин молодняка кур всех групп не имели значимых
различий по сравнению с исходными данными. П ри этом у птиц 1-ой группы
происходило активное накопление плазматических клеток. В последующем
(на 14-й, 21-й и 28-й дни после иммунизации) мы наблюдали постепенное за­
тухание плазмоцитарной реакции. Число и размеры лимфоидных узелков у
птиц 1-ой и 2-ой групп в эти сроки исследований изменялись не достоверно.
Таким образом, при иммунизации молодняка кур инактивированной
эмульсин-вакциной против ИББ, ИБК, ИЛТ и НБ в органах иммунной систе­
мы птиц развиваются выраженные иммуноморфологические изменения, ха­
рактеризующиеся достоверным увеличением удельного объема лимфоидной
ткани и расширением корковой зоны лимфоидных узелков в фабрициевой
бурсе, увеличением числа лимфоидных узелков в селезенке, активизацией
бласттрансформации лимфоцитов и плазмоцитарной реакции в бурсе Фабри­
циуса, селезенке и слепокишечных миндалинах.
П ри биохим ическом исследовании органов иммунной системы уста­
новлено, что содержание ДНК в тим усе 133-дневных интактных птиц на 3-й
день эксперимента составило 8,55±0,33 мг/г ткани. У молодняка кур 1-ой
группы данный показатель увеличивался в 1,3 раза (Р<0,05). Содержание
РНК в тимусе птиц контрольной группы составило 6,79±0,53 мг/г ткани. У
иммунного молодняка кур этот показатель возрастал на 25% (Р<0,05). Н а 7-

110
ой день после вакцинации концентрация ДНК в тимусе птиц 1-ой группы
была на 24% (Р>0,05) выше по сравнению с контролем, а содержание РНК -
на 26% (Р>0,05). На 14-й день эксперимента содержание Д НК и РНК в тимусе
птиц 1-ой группы было на 6-10% больше, чем у интактного молодняка кур.
На 3-й день эксперимента в бурсе Ф абрициуса иммунных птиц уро­
вень ДНК и РНК был незначительно выше, чем в интактной группе. На 7-й
день эксперимента выявлено некоторое увеличение концентрации ДНК по
сравнению с контролем. Содержание же РНК возрастало на 5% (Р>0,05) по
отношению к контрольным данным. К 14-му дню опыта концентрация ДНК и
РНК в бурсе птиц 1-ой группы составляла соответственно 11,24±1,18 МЕ/л и
8,12±0,74 МЕ/л, а в контроле - 10,49±0,87 МЕ/л и 6,85±0,60 МЕ/л.
Содержание ДНК в селезенке птиц контрольной группы на 3-й день
после вакцинации составило 10,17±0,83 мг/г ткани. У птиц опытной группы
концентрация ДНК была ниже на 13% (Р>0,05). Концентрация РНК в селе­
зенке молодняка кур 2-ой группы находилось на уровне 8,49±0,96 мг/г ткани.
У птиц 1-ой группы этот показатель уменьшался на 19% (Р>0,05). На 7-ой
день после иммунизации в селезенке иммунных птиц концентрация ДНК и
РНК возрастала по сравнению с исходными данными, составляя соответст­
венно 11,09±1,07 МЕ/л и 8,47±0,86 МЕ/л. У птиц контрольной группы дан­
ные показатели изменялись несущественно. На 14-й день опыта концентра­
ция ДНК и РНК в селезенке подопытных птиц продолжала увеличиваться,
достигая уровня 12,70±0,32 МЕ/л и 9,26±0,93 МЕ/л (в контроле - 11,70±0,43
МЕ/л и 9,09±0,59 МЕ/л; Р>0,05).
На 21-й и 28-ой дни после вакцинации биохимические показатели ти­
муса, фабрициевой бурсы и селезенки птиц 1-ой и 2-ой групп были примерно
одинаковыми.
Итак, под влиянием иммунизации против ИББ, ИБК, ИЛТ и НБ в тиму-
се молодняка кур наблюдается достоверное повышение содержания ДНК и
РНК, что свидетельствует о возможной активизации лимфопролиферативных
и белоксинтетических процессов. Концентрация нуклеиновых кислот в бурсе
Фабрициуса и селезенке вакцинированных птиц изменяется несущественно и
недостоверно.
Гематологическое исследование показало, что на 3-й день после вакци­
нации количество тромбоцитов в крови молодняка кур 1-ой группы составило
69,00±4,49 х 109/л (в контроле - 40,00±7,86 х 109/л; Р<0,05; рисунок 42). Число
лейкоцитов в крови иммунных птиц не имело существенных отличий по срав­
нению контролем, а содержание эритроцитов и гемоглобина достоверно снижа­
лись на 15%. Лизоцимная активность плазмы крови молодняка кур обеих групп
была примерно одинаковой. При изучении бактерицидной активности плазмы
крови птиц выявлена тенденция к недостоверному увеличению данного показа­
теля у молодняка кур 1-ой группы. На 7-ой день после вакцинации число лей­
коцитов в крови иммунного молодняка кур продолжало оставаться высоким,
превышая контрольные данные на 25% (Р>0,05). Количество тромбоцитов в
крови птиц 1-ой и 2-ой групп достоверно возрастало по сравнению с предыду­
щим сроком исследований, составляя 59,00±5,30 - 69,00±5,25 х 109/л. Содержа­

111
ние эритроцитов, гемоглобина, а также лизоцимная активность сыворотки кро­
ви молодняка кур всех групп существенно не изменялись по сравнению с ис­
ходными данными. На 14-й день после иммунизации содержание лейкоцитов в
крови птиц всех групп было примерно одинаковым и находилось в пределах
27,50±2,25 - 34,00±1,69 х 109/л. Количество тромбоцитов в крови молодняка
кур 1-ой группы было по-прежнему выше, чем у птиц 2-ой группы. Содержание
эритроцитов и концентрация гемоглобина в крови интактного и вакцинирован­
ного молодняка кур оставалось неизменным. Отмечено недостоверное повыше­
ние лизоцимной активности плазмы крови молодняка кур 1-2-ой групп до
7,18±1,41% - 8,50±2,39%. Бактерицидная активность плазмы крови птиц 1-ой
группы снижалась до 31,86±5,22%, но превышала показатели во 2-ой группе
(Р>0,05). На 21-й день после вакцинации число тромбоцитов в крови птиц 1-ой
группы возрастало и нормализовалось по сравнению с контрольными данными.
Бактерицидная активность плазмы крови наоборот, снижалась, но не имела дос­
товерных отличий по сравнению с показателями во 2-ой группе. Число лейко­
цитов, эритроцитов, концентрация гемоглобина в крови молодняка кур всех
групп существенно не изменялись по сравнению с предыдущим сроком иссле­
дований, а лизоцимная активность плазмы снижалась. На 28-й день после вак­
цинации морфологический состав крови подопытных и интактных птиц был
примерно одинаковым. Бактерицидная и лизоцимная активность плазмы крови
у иммунного молодняка кур 1-ой и 2-ой групп не имели существенных отличий
по сравнению с контролем.
Таким образом, иммунизация птиц инактивированной эмульсин-
вакциной против ИББ, ИБК, ИЛТ и НБ не оказывает существенного влияния
на показатели неспецифической иммунной реактивности. В ответ на введе­
ние вакцинного антигена в крови птиц развивается морфологическая пере­
стройка, сопровождающаяся тромбоцитозом и эритропенией.

Рисунок 42. Содержание тромбоцитов в крови птиц (109/л).


Б и охим ическое исследование плазмы крови показало, что активность
ЛДГ у интактных птиц на 3-й день эксперимента находилась на уровне
1547,50±85,67 МЕ/л. В указанные сроки исследований у иммунного молод­
няка кур данный показатель был на 24% выше, чем в контроле (Р>0,05).
Аналогичные изменения были установлены в более поздние сроки исследо­
ваний. Так, на 7-ой и 14-й дни после вакцинации активность ЛДГ в плазме
птиц контрольной группы составляла соответственно 1386,00±190,73 и
1412,75±139,05 МЕ/л, а у иммунного молодняка кур - 1713,25±176,12 и
1515,75±65,45 МЕ/л.
Активность АсТ и А лТ в плазме крови птиц контрольной группы на 3-
й день после вакцинации составила соответственно 276,25±10,96 и 24,51±2,10
МЕ/л. Иммунизация птиц способствовала увеличению данных показателей
на 12-16% (Р>0,05) по сравнению с контрольными данными. На 7-ой и 14-й
дни после иммунизации активность АсТ и АлТ в плазме крови птиц опытной
группы превышала контрольные значения на 5-13%.
Активность Щ Ф плазмы крови контрольных птиц на 3-й день экспе­
римента составляла 2425,75±616,01 МЕ/л. В плазме крови птиц 1-ой группы
данный показатель был на 13% больше, чем в контроле (Р>0,05). К 137-
дневному возрасту у вакцинированного молодняка кур активность ЩФ была
по-прежнему выше, чем у интактных птиц. На 14-й день после вакцинации в
плазме крови всех птиц наблюдалось некоторое повышение активности ЩФ
по сравнению с предыдущим сроком исследования. При этом у иммунного
молодняка кур активность ЩФ составила 3282,50±591,86 МЕ/л, что было на
9% больше, чем в контроле.
На 3-й день эксперимента активность Г Г Т в плазме крови контрольных
птиц составляла 55,50±1,97 МЕ/л. У вакцинированного молодняка кур 1-ой
групп отмечалась тенденция к увеличению данного показателя, однако ста­
тистически это не подтверждалось. На 7-ой день опыта у интактных птиц 2-
ой группы данный показатель составлял 62,75±6,18 МЕ/л. У молодняка кур
1-й группы он был выше по сравнению с контролем на 8% (Р>0,05). На 14-й
день после вакцинации в плазме крови молодняка кур контрольной группы
активность ГГТ составляла 57,50±7,02 МЕ/л, а у вакцинированных птиц -
59,00±7,58 МЕ/л. В отдаленные сроки исследований (на 21-й и 28-ой дни по­
сле вакцинации) активность индикаторных ферментов в плазме крови птиц
опытной и контрольной групп была примерно одинаковой.
Итак, под влиянием иммунизации против ИББ, ИБК, ИЛТ и НБ в плаз­
ме крови птиц наблюдается повышение активности ЛДГ, АсТ, АлТ, ЩФ и
ГГТ, что свидетельствует о возможном повреждении мембран гепатоцитов.
Указанные изменения носят временный характер, и на 14-й день после вве­
дения вакцины наблюдается нормализация биохимических показателей.
Для п р о ф и л ак ти к и и м м унны х деф ицитов при бактери озах проводят
вакцинацию молодняка и маточного поголовья живыми и инактивированны­
ми вакцинами. Кроме того, эффективной мерой профилактики и лечения бак­
териальных инфекций являются групповые обработки птиц антибактериаль­
ными препаратами (хинолоны, антибиотики, сульфаниламиды, нитрофура-

113
ны). Следует учитывать, что необоснованное применение указанных препа­
ратов, передозировки и нарушение курса лечения могут индуцировать разви­
тие медикаментозного иммунодефицита.
Препарат олаквиндокс с успехом применяют с целью неспецифической
профилактики и лечения приобретенных иммунодефицитов заразного проис­
хождения у поросят и телят. Установлено, что данный препарат подавляет
рост грамотрицательных и грамположительных микроорганизмов, в том чис­
ле клостридий, клебсиелл, шигелл, кишечной палочки, сальмонелл и др. Ола­
квиндокс является малотоксичным препаратом. При введении внутрь он хо­
рошо всасывается из желудочно-кишечного тракта и проникает в органы и
ткани животного. Из организма выводится с мочой в течение 1 суток.
Исследований по изучению влияния олаквиндокса на состояние неспе­
цифической иммунной реактивности организма птиц не проводилось.
В связи с этим нами была изучена эффективность применения олаквин­
докса для неспецифической профилактики приобретенных иммунодефицитов у
птиц. Показано, что пероральное применение цыплятам-бройлерам олаквин­
докса с профилактической целью при респираторных и кишечных болезнях
способствует повышению сохранности поголовья птиц, возрастанию среднесу­
точных привесов, а также усилению неспецифической иммунной реактивности
организма птиц, что предупреждает развитие у них иммунодефицитного со­
стояния. При этом в крови цыплят усиливается фагоцитарная активность псев­
доэозинофилов, бактерицидная активность сыворотки крови, повышается со­
держание комплемента, лизоцима, интерферона, нормальных гемолизинов и
гемагглютининов. Оптимальной профилактической дозой олаквиндокса явля­
ется 25 мг/кг массы тела птиц (срок дачи препарата -1 0 -1 5 суток).
П р о ф и л ак ти к а приобретенн ы х им м унодеф ицитов неи н ф екц и он но­
го происхож дения основана на своевременном комплексном лечении с при­
менением иммуностимуляторов.
В условиях промышленного птицеводства значительный экономиче­
ский ущерб наносят незаразные болезни, среди которых токсическая дистро­
фия в настоящее время занимает одно из ведущих мест. Данная болезнь раз­
вивается у птиц при наличии в кормах повышенных количеств продуктов
окисления жиров растительного и животного происхождения. Попадание в
организм птицы этих продуктов приводит к ацидозу, инактивации ряда фер­
ментов, повреждению мембран клеток.
Для профилактики и лечения токсической дистрофии ряд исследовате­
лей предлагают использовать гидрокарбонат натрия (пищевую соду), которая
осуществляет коррекцию кислотно-основного равновесия организма птиц.
Важными свойствами препарата являются его безвредность, невысокая стои­
мость, доступность.
Исследований по изучению влияния гидрокарбоната натрия на состояние
неспецифической иммунной реактивности организма птиц не проводилось. В
связи с этим нами была изучена эффективность применения пищевой соды для
неспецифической профилактики приобретенного иммунодефицита у птиц при
токсической дистрофии. Установлено, что использование цыплятам-бройлерам

114
гидрокарбоната натрия для профилактики токсической дистрофии способствует
повышению сохранности поголовья, возрастанию среднесуточных привесов и
предупреждает развитие у них приобретенного иммунодефицита, что подтвер­
ждается возрастанием фагоцитарной активности псевдоэозинофилов, повыше­
нием содержания комплемента, лизоцима, интерферона, а также усилением на­
пряженности поствакцинального иммунитета против ньюкаслской болезни.
При этом оптимальной профилактической дозой гидрокарбоната натрия явля­
ется 50 мг/кг массы тела птиц (при выпаивании с 5-дневным интервалом).
В настоящее время для профилактики возрастных и приобретенных
иммунодефицитов у птиц применяют адаптогены - вещества, способные сти­
мулировать неспецифическую иммунную реактивность организма. Большин­
ство этих препаратов обладает тремя типами действия: антистрессорным, де­
токсицирующим и иммуностимулирующим. Адаптогены можно условно
разделить на три группы: растительного происхождения, животного проис­
хождения, химические субстанции с известным строением.
Адаптогены растительного происхождения из чеснока, элеутерококка,
пустырника, женьшеня, лимонника китайского, аралии маньчжурской, эфир­
ных масел, “Zeetress” (W ithania somnifera), борщевика нашли широкое при­
менение в качестве иммуностимуляторов у птиц. Из других адаптогенов рас­
тительного происхождения можно отметить экстракты листьев алоэ, отгоны
лиманных и иловых грязей, торфа, гумизоль (раствор фракций гуминовых
кислот). Наиболее широко используется экстракт элеутерококка для повы­
шения эффективности вакцинации против ньюкаслской болезни птиц /В.П.
Николаенко и др., 1988; 1989; 1990/.
Из адаптогенов животного происхождения применяют пантокрин, про­
дукты пчеловодства. В.Н. Грушин и др. /1999/ изучили влияние иммуности­
мулятора апистимулина - гидролизата пчелиной перги (в дозах 1, 2,5 и 5
мг/кг массы тела птиц) на содержание специфических противовирусных ан­
тител у цыплят при иммунизации их против болезни Гамборо живой вирус-
вакциной из шт. “КМ ИЭВ-15” (БелНИИЭВ). Результаты исследований пока­
зали, что доза апистимулина 2,5 мг/кг является оптимальной, усиливает ак­
тивность иммунизации и способствует повышению уровня специфических
антител в 1,1-1,3 раза по сравнению с использованием одной вакцины.
Особой разновидностью адаптогенов являются тканевые препараты.
Их получают из плаценты, стекловидного тела, хрящей и селезенки крупного
рогатого скота. Андреева H.JI. и Соколов В.Д. /1987/ изучили иммунобиохи-
мические изменения в организме бройлеров при использовании препарата из
селезенки, для повышения эффективности которого добавляли агар-агар.
Агарово-тканевый препарат, действуя неспецифически, повышал лизоцим-
ную и бактерицидную активность крови, фагоцитоз и уровень IgG.
Непостоянство состава адаптогенов растительного и животного проис­
хождения обусловливает поиск препаратов с известным химическим строе­
нием. Показано, что применение синтетического препарата триметазона во
время аэрозольной и контактной иммунизации цыплят против ньюкаслской
болезни вакциной из шт. “Бор-74” способствует активизации иммуноморфо­

115
генеза и созданию более напряженного активного иммунитета /И.М. Луппо-
ва, 1998, с. 34-195/.
А.А. Горбунов /1996/ показал, что при пероральной вакцинации утят
против сальмонеллеза использование в качестве растворителя вакцины 10%-
ного раствора алюмо-калиевых квасцов активизирует микро- и макрофагаль-
ную, а также плазмоцитарную реакции, что способствует созданию более на­
пряженного поствакцинального иммунитета.
Лития карбонат обладает психотропным, антиоксидантным и иммуно­
стимулирующим действием. Использование данного препарата способствует
нормализации окислительно-восстановительных процессов, нарушенных из­
бытком перекисных соединений.
Исследований по изучению лития карбоната на состояние иммунной
реактивности организма птиц не проводилось.
В связи с этим мы изучили влияние лития карбоната на состояние не­
специфической и специфической иммунологической реактивности организма
птиц. Результаты наших исследований показали, что пероральное примене­
ние цыплятам лития карбоната в дозе 50 мг/кг массы тела (в течение 7 дней
до начала аэрозольной вакцинации птиц против ньюкаслской болезни) спо­
собствует усилению неспецифической и специфической иммунной реактив­
ности организма птиц. При этом в крови цыплят возрастает число Т - и В -
лимфоцитов, усиливается фагоцитарная активность псевдоэозинофилов и
бактерицидная активность сыворотки крови, повышается содержание ком­
племента, лизоцима, интерферона, титров нормальных гемолизинов, гемагг-
лютининов и специфических антител против вируса ньюкаслской болезни.
Среди применяемых иммуностимуляторов большой интерес представляет
широко применяемый в медицине в виде лечебного препарата - калия оротат.
Это калиевая соль урацил-4-карбоновой /оротовой/ кислоты. Оротовая кислота
является одним из предшественников урацил монофосфата, из которого образу­
ется рибонуклеиновая кислота (РНК), участвующая в синтезе белков (антител).
Это обуславливает иммуностимулирующее действие данного препарата.
Оротовая кислота и ее соли рассматриваются как вещества анаболиче­
ского действия и применяются при нарушениях белкового обмена как общие
стимуляторы обменных процессов. Назначают калия оротат в сочетании с
другими препаратами (витаминами и др.) при гепатозах и прогрессирующей
мышечной дистрофии.
Исследований по изучению калия оротата для коррекции иммунологи­
ческой реактивности организма птиц не проводилось. В связи с этим мы изу­
чили влияние калия оротата на состояние неспецифической и специфической
иммунологической реактивности организма птиц. Установлено, что при пе-
роральном использовании цыплятам калия оротата в дозе 15 мг/кг массы тела
(в течение 7 дней, начиная с 17-дневного возраста) в крови птиц возрастает
число Т- и В-лимфоцитов, првышается содержание комплемента, лизоцима,
интерферона, специфических антител против вируса ньюкаслской болезни,
что свидетельствует об усилении неспецифической и специфической иммун­
ной реактивности организма птиц.

116
ЛИТЕРАТУРА

1. Авилов А.Т., Заремская Л.М. Филоонтогенез лимфатической систе­


мы позвоночных // Функциональная морфология лимфатических узлов и дру­
гих органов иммунной системы и их роль в иммунных процессах: Тез. докл.
- М ., 1983.- С . 6-7.
2. Акопян Ж.И., Захарян Р.А., Агабалян А.С. О стимуляции антитело-
образования при вакцинации против вирусной болезни птиц // Докл. АН Арм.
ССР, 1985. - Т. 81, № 5. - С. 228-230.
3. Александровская О.В., Радостина Т.Н., Козлов Н.А. Цитология, гис­
тология и эмбриология. - М.: Агропромиздат, 1987. - 448 с.
4. Алексеева О.Г., Волкова А.Г. Изучение фагоцитарной активности
нейтрофилов крови в токсикологических экспериментах // Гигиена и санита­
рия . - 1 9 6 6 . - № 8. - С. 70-75.
5. Алексеева С.А. Возрастные изменения местной защиты дыхатель­
ных путей у кур // Ветеринария. - 1985. - №2. - С. 30.
6. Анакина Ю.Г. Использование биологически активных препаратов в
ветеринарии // Агропромышленное производство: опыт, проблемы и тенден­
ции развития. Сер.З. - 1991. - №4. - С. 9-23.
7. Андреева Н.Л., Соколов В.Д. Иммунобиохимические изменения в
организме бройлеров при стимуляции продуктивности // Ветеринария, 1987,
№ 7 . -С . 61-62.
8. Антипов В.А. Пробиотики в ветеринарии // Новые фармакологиче­
ские средства в ветеринарии: Тез. докл. к 1-ой межвуз. науч.-практ. конф. -
Л., 1989.- С . 78.
9. Антонова В.А. Возрастные морфологические и цитохимические
особенности желез глазной орбиты кур // Морфология сельскохозяйственных
животных: Сб. науч. тр. / Ленингр. вет. ин-т. - Л., 1984. - Вып. 78. - С. 7-10.
Ю.Апатенко В.М. Иммунодефицит у животных // Ветеринария. - 1992.
- №5. - С. 29-30.
П .А патенко В.М., Ливощенко М.Т. Влияние вирусно-бактериальной
инфекции на иммунокомпетентную систему птиц // Болезни птиц при интен­
сивных методах ведения отрасли: Межвуз. сб. науч. тр. - Харьков, 1988. - С.
42-48.
12.Апатенко В.М. Вирусные инфекции сельскохозяйственных живот­
ных. - Харьков: РВВ ХЗВИ, 1996 - 164 с.
13.Артемов Б.Т., Ефанова Л.И., Дынин В.И. Патоморфология иммуно-
компетентных органов животных, обусловленная длительным поступлением
допустимых доз нитратов // Иммунодефициты сельскохозяйственных живот­
ных: Тезисы докладов 1-ой Всероссийской научной конференции. - Москва,
1994.- С . 23-24.
М.Артемов Б.Т., Ефанова Л.И., Дынин В.И. Иммунодепрессивное дей­
ствие допустимых доз нитратов // Иммунодефициты сельскохозяйственных
животных: Тезисы докладов 1-ой Всероссийской научной конференции. -
Москва, 1994.- С . 30-31.

117
15.Архипов Н.И., Чевелев С.Ф. Современные представления о патоге­
незе вирусных инфекций // Диагностика, патоморфология, патогенез и про­
филактика болезней в промышленном животноводстве: Межвуз. науч. сб. -
Саратов, 1990. - Ч. I. - С. 27-32.
16.Бабина М.П. Профилактиа возрастных иммунодефицитов и гастро­
энтеритов у цыплят-бройлеров: Автореф. д и с... канд. вет. наук: 16.00.01, Ви­
тебск. - 1 9 9 6 .- 16 с.
17.Беляков И.М., Ярилин А.А., Кузьменок О.И. Клетки стромы тимуса.
Тимусное микроокружение // Иммунология. - 1992. - №6. - С. 3-12.
18.Биохимические механизмы действия цитомединов / JI.A. Кожемя­
кин, И.Н. Попов, В.Г. Антонов и др. // Роль полипептидных биорегуляторов
(цитомединов) в регуляции гомеостаза: Тез. докл. научной конф., Ленинград,
24-25 ноября 1987 г. - Ленинград, 1987. - С. 52-51.
19.Биохимические особенности иммунодефицитов и влияние БАВ-2 на
организм цыплят-бройлеров / Н.В. Кленина, В.Ф. Бабкин, С.А. Антонов и др.
// Ветеринария: Респ. межвед. темат. науч. сб. - Киев, 1990. - Вып.65. - С. 17-
20.
20.Бирман Б.Я. Роль токсической дистрофии птиц в этиопатогенезе
смешанных респираторных заболеваний цыплят-бройлеров // Фармакология
и токсикология новых лекарственных средств и кормовых добавок в ветери­
нарии: Тезисы докладов Республиканской научно-практич. конференции. -
Минск, 1991.- С. 41-45.
21.Бирман Б.Я., Голубничий В.П., Няттиева Т.Г., Лейкинд Е.А. Опыт
ассоциированной иммунизации птиц против инфекционного бронхита и
Ньюкаслской болезни // Вет наука - производству: Сб. тр./ БелНИИЭВ им.
С.Н. Вышелесского. - Мн.: Ураджай, 1992. - Т.30. - С. 15-18.
22.Бирман Б.Я., Насонов И.В., Захарик Н.В. Сравнительное изучение
эмульсин-вакцин против инфекционного бурсита в производственных усло­
виях // Вирусные болезни сельскохозяйственных животных: Тезисы докладов
Всероссийск. научно-практич. конференции, Владимир, 17-21 апреля 1995 г. /
ВНИИЗЖ. - Владимир, 1995. - С.241-242.
23.Бирман Б.Я., Голубничий В.П., Косько А.Ф. Оценка эффективности
живых вакцин против инфекционного бурсита (болезни Гамборо) // Вет нау­
ка - производству: Сб. тр./ БелНИИЭВ им.С.Н.Вышелесского. - Мн.: Урад­
жай, 1996.- Т .3 2 .-С . 56-59.
24.Бирман Б.Я., Насонов И.В., Захарик Н.В. Влияние кислотного числа
жира комбикормов на сохранность молодняка цыплят-бройлеров // Пробле­
мы патологии, санитарии и бесплодия в животноводстве: Материалы между­
народной научно-практич. конференции, Минск, 10-11 декабря 1998 г. / Бел­
НИИЭВ им. С.Н. Вышелесского. - Мн., 1998. - С .116.
25.Бирман Б.Я., Дягилев К.К., Насонов И.В. Разработка и применение
инактивированной эмульгированной вакцины против инфекционной бур­
сальной болезни птиц (ИББ) // Проблемы патологии, санитарии и бесплодия
в животноводстве: Материалы международной научно-практич. конферен­

118
ции, Минск, 10-11 декабря 1998 г./ БелНИИЭВ им.С.Н.Вышелесского. - Мн.,
1 9 9 8 .-С .1 1 7 .
26.Бирман Б.Я., Дягилев К.К., Жаков М.С. Эпизоотическая активность
новой живой эмбриональной вирусвакцины против инфекционной бурсаль­
ной болезни из штамма «КМИЭВ-15» (БД-2) И Информационный бюллетень
по птицеводству. - 2000. - № 2. - С. 28-32.
27.Бирман Б.Я., Дягилев К.К. Одновременная энтеральная иммуниза­
ция кур против инфекционного бронхита, Ньюкаслской болезни и ее имму­
нологическая эффективность // Информационный бюллетень по птицеводст­
ву. - 2001 . - № 5. - с. 31-36.
28.Бирман Б.Я., Громов И.Н. Иммунодефицит у птиц. - Мн.: Бизнесоф-
сет, 2001. - 140 с.
29.Бирман Б.Я. Приобретенные иммунодефициты птиц, их лечение и
профилактика: Автореф. д и с... д-ра вет. наук, Минск. - 2003. - 42с.
30.Болотников И.А. К методике определения форменных элементов в
крови у птиц // Лабораторное дело, 1965, №4. - С. 15.
31.Болотников И.А. Определение поглотительной активности РЭС по
конго-рот индексу // Методы иммунологии птиц / Карельский филиал АН
СССР. - Петрозаводск, 1976. - С. 6-14.
32.Болотников И.А. Применение радиометки для определения актив­
ности РЭС // Методы иммунологии птиц / Карельский филиал АН СССР. -
Петрозаводск, 1976.- С . 14-23.
33.Болотников И.А., Образцова А.М. Бактерицидная и Р-литическая
активности сыворотки крови птиц // Методы иммунологии птиц / Карельский
филиал АН СССР. - Петрозаводск, 1976. - С. 28-33.
34.Болотников И.А., Король О.И., Олейник Е.К. Количественное опре­
деление иммуноглобулинов в сыворотке крови птиц по методу Манчини //
Методы иммунологии птиц / Карельский филиал АН СССР. - Петрозаводск,
1976.- С . 38-44.
35.Болотников И.А., Соловьев Ю.В. Гематология птиц. - Л.: Наука,
1 9 8 0 .-1 1 5 с.
36.Болотников И.А. Физиолого-биохимические механизмы стресса
птиц и его влияние на иммунологический статус // Биохимические и морфо­
логические основы иммунологии птиц / Карельский филиал АН СССР. -
Петрозаводск, 1982. - С. 5-23.
37.Болотников И.А., Степанов И.А., Такшеев С.А. Идентификация Т- и
В-лимфоцитов периферической крови птиц с использованием прижизненного
маркирования на кислую и щелочную фосфатазу // Биохимические и морфо­
логические основы иммунологии птиц / Карельский филиал АН СССР. -
Петрозаводск, 1982.-С .2 4 -2 7 .
38.Болотников И.А., Михкиева B.C., Олейник Е.К. Стресс и иммунитет
у п т и ц .-Л .: Наука, 1 9 8 3 .- 118 с.
39.Болотников И.А., Добротина Н.А., Лызлова С.Н. Иммунология. Им­
мунитет. Иммунологические реакции. - Петрозаводск. - 1989. - 94 с.

119
40.Болыыакова Е.И. Применение натрия тиосульфата в качестве имму­
ностимулятора при иммунизации свиней против сальмонеллеза // Ученые за­
писки ВГАВМ. - Витебск, 1998. - т. 34. - С. 109-110.
41.Бондаренко И.М., Радцева Г.Л. Возрастные особенности морфоло­
гии надпочечников, щитовидной и поджелудочной желез, тимуса и бурсы
Фабрициуса у петушков // Физиолого-биохимические и морфологические
показатели продуктивности животных: Сб. науч. тр. / Ставроп. с.-х. ин-т. -
Ставрополь, 1986. - С. 64-68.
42.Бузлама B.C., Рецкий М.И., Морозов М.П. Перспективный стресс-
протектор // Ветеринария, 1985. - № 4. - С. 60-63.
43.Бузлама B.C., Рецкий М.И., Тауритис А.К. Адаптогенные свойства и
применение кватерина // Ветеринария, 1987. - № 2. - С. 60-64.
44.Бузлама B.C., Тауритис А.К., Рецкий М.И. Механизм развития и
профилактики стресса у поросят при отъеме // Ветеринария, 1989. - № 7. - С.
57-61.
45.Бухарин О.В., Фролов Б.А., Луда А.П. Ускоренный метод определе­
ния (3-лизинов в сыворотке крови // ЖМЭИ, 1972, № 9. - С. 30-31.
46.Бышевский А.Ш., Терсенов О.А. Биохимия для врача. - Екатерин­
бург: Издательско-полиграфическое предприятие “Уральский рабочий”,
1 9 9 4 .-3 8 3 с.
47.Вагнер Г.Ф. Колориметрическое определение комплементарной
энергии крови // Лабораторное дело, 1963. - №1. - С. 15.
48.Васенко С.В. Опыт повышения естественной резистентности птиц
при использовании авиамина в условиях Томилинского ППО // Реактивность
и адаптация животных. - М., 1989. - С. 119-122.
49.Васильев Ч.Л. Адъюванты иммунного ответа и макрофаги // Успехи
совр. биол., 1986. - Т. 101. - Вып. 3. - С. 430-435.
50.Васильева В.И. Морфологические особенности гардеровой железы у
кур // Меры борьбы с болезнями сельскохозяйственных животных: Сб. науч.
тр. / Харьковск. с.- х. ин-т; Харьковск. зоовет. ин-т. - Харьков, 1973. - Т. 198.
-С . 173-178.
51.Васильева В.И. Гистохимическая характеристика полисахаридно­
белковой активности гардеровой, слезной и латеральной носовой желез у кур
в зависимости от возраста и породы // Меры борьбы с болезнями сельскохо­
зяйственных животных: Сб. науч. тр. / Харьковск. с.- х. ин-т; Харьковск. зоо­
вет. ин-т. - Харьков, 1974. - Т. 199. - С. 173-178.
52.Васильева В.И. Возрастная морфо-функциональная характеристика
иммунологической активности слезной и гардеровой желез у домашних кур //
Макро - и микроморфология сельскохозяйственных животных и пушных
зверей: Сб. науч. тр. / Омск, с.- х. ин-т. - Омск, 1983. - С. 71-75.
53.Васильева В.И., Молчанова Н.В., Парникова О.С. Микроструктур-
ные особенности гардеровой и слезной желез у домашних кур при скармли­
вании им муки из личинок комнатной мухи // Макро- и микроморфология
сельскохозяйственных животных и пушных зверей: Сб. науч. тр. / Омск, с.- х.
ин-т. - Омск, 1983. - С. 75-80.

120
54.Вершигора А.Е. Общая иммунология: Учебное пособие. - Киев:
Выща школа, 1989. - 736 с.
55.Вирусные болезни животных / Сюрин В.Н., Самуйленко А.Я., Со­
ловьев Б.В., Фомина Н.В. - М.: ВНИТИБП, 1998. - С. 65-84.
56.Влияние иммуностимуляторов на эффективность вакцинации кур
против болезни Гамборо / В.Н. Грушин, И.Н. Громов, М.С. Жаков и др. //
Фундаментальные и клинические аспекты медицины и фарамации: Тезисы
докладов международной научной конференции студентов и молодых уче­
ных “Студенческая медицинская наука XXI века”, Витебск, 12-15 окт. 1999 г.
-В и теб ск , 1999.- С . 88.
57.Влияние препарата на основе эмбриональной ткани кур на иммун­
ную систему / В.Н. Масычева, В.В. Хомов, А.А. Сизов и др. // Ветеринария. -
1995. -№ И . - С . 46-47.
58.Влияние окисленных жиров кормов животного и растительного
происхождения на иммуногенез и патогенез инфекционной бурсальной бо­
лезни птиц в производственных условиях / И.В. Насонов, Б.Я. Бирман, Н.В.
Захарик, М.В. Светлова // Вет наука - производству: Сб. тр./ БелНИИЭВ им.
С.Н. Вышелесского. - Мн.: Хата, 1999. - Т.34. - С. 84-88.
59.Воробьев С.А., Филинин И.Е., Ладыгина Л.А. Повышение общей и
искусственно создаваемой резистентности у цыплят-бройлеров // Высоко­
продуктивные линии и кроссы птицы для промышленной технологии: Сб.
науч. тр. / ВНИТИП. - Загорск, 1986. - С. 71-80.
60.Воронин Е.С., Дервишов Д.А. Иммуномодуляторы в ветеринарии /
Проблемы экологии в ветеринарной медицине: Тез. докл. Всес. науч.- техн.
к о н ф .-М ., 1989.- С . 15.
61.Галактионов В.Г. Графические модели в иммцнологии. - М.: М еди­
цина, 1 9 8 6 .-2 4 0 с.
62.Галактионов В.Г. Иммунология. - М., 1998. - 439 с.
63.Гистологические исследования Фабрициевой бурсы при болезни
Гамборо / Г.А. Красников, В.В. Герман, И.И. Берхане, Л.А. Ольховик // Вете­
ринария. - 1996. - № 2. - С. 21-25.
64.Гладков Б.А. Материалы по морфологии селезенки кур // Вопросы
профилактики болезней с.- х. животных: Зап. Воронежского с.- х. ин-та. -
Воронеж, 1972. - Т. 47. - С. 145-147.
65.Гладков Б.А. Функциональная морфология и возрастные изменения
лимфоидных фолликулов селезенки кур // Предупреждение и лечение болез­
ней с.- х. животных: Науч. тр. / Воронежский с.- х. ин-т. - Воронеж, 1974. -
Т. 6 0 .- С . 171-179.
66.Гладков Б.А. Морфология и возрастные особенности лимфоидной
ткани в печени кур // Вопросы физиологии и морфологии сельскохозяйст­
венных и промысловых животных: Сб. науч. тр. / Воронежский с.- х. ин-т. -
Воронеж, 1979. - Т. 105. - С. 75-80.
67.Гладков Б.А. Морфология и возрастные особенности лимфоидной и
миелоидной тканей в органах дыхания кур // Физиолого-морфологические

121
особенности животных в хозяйствах промышленного типа: Сб. науч. тр. /
Воронежский с.- х. ин-т. - Воронеж, 1986. - С. 85-88.
68.Гладков Б.А. Некоторые морфологические и возрастные особенно­
сти кроветворных тканей у кур // Эколого-экспериментальные аспекты функ­
циональной, породной и возрастной морфологии домашних птиц: Межвуз.
науч. сб. - Воронеж, 1988. - С. 90-93.
69.Гладков Б.А. Морфологические изменения кроветворных органов и
тканей кур, вступающих в яйцекладку // Эколого-экспериментальные аспек­
ты функциональной, породной и возрастной морфологии домашних птиц:
Межвуз. науч. сб. - Воронеж, 1989. - С.100-131.
70.Голубев Д.С. Влияние иммуностимулятора калия оротата на имму­
номорфогенез при пероральной ассоциированной и раздельной вакцинации
кур против ньюкаслской болезни и инфекционного бронхита: автореф. ди с...
канд. вет. наук: 16.00.02 / УО ВГАВМ. - Витебск, 2002. - 21 с.
71.Голубничий В.П., Бирман Б .Я. Динамика иммуноглобулинов раз­
личных классов при патогенезе и иммуногенезе Ньюкаслской болезни птиц //
Весщ Акадэми навук БССР. Серыя сельскагаспадарчых навук. - 1985. - № 2.
- С . 113-115.
72.Голубничий В.П., Бирман Б.Я. Показатели клеточного и гумораль­
ного иммунитета у птиц при различных антигенных нагрузках организма //
Система мероприятий по обеспечению эпизоотического благополучия и рен­
табельности птицеводческих предприятий: Тезисы докладов науч.-произв.
конференции, Ломоносов, октябрь 1985 г. / ВНИИБП - Ленинград, 1985. -
4 .1 .- С . 66-67.
73.Горбунов А.А. Иммуноморфогенез у утят, перорально вакциниро­
ванных против сальмонеллеза, и влияние на него алюмо-калиевых квасцов:
Автореф. дис... канд. вет. наук, Витебск. - 1996. - 20с.
74.Горышина Е.Н., Чага О.Ю. Сравнительная гистология тканей внут­
ренней среды с основами иммунологии. - Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1990. -
320 с.
75.Громов И.Н. Иммуноморфогенез у цыплят, вакцинированных про­
тив болезни Гамборо, и влияние на него иммуностимуляторов): Д ис...канд.
вет. наук, Витебск. - 2000. - 239 с.
76.Дашиева Ц.О. Рост головного мозга и фабрициевой сумки у домаш ­
них уток // Эколого-экспериментальные аспекты функциональной, породной
и возрастной морфологии домашних птиц: Межвуз. науч. сб. - Воронеж,
1989.- С . 159-161.
77.Дегтеренко Т.В. Влияние универсальных адаптогенов (тканевые
препараты по В. И. Филатову) на специфический иммунный ответ // Тезисы
докл. Всес. конф. “Стресс и иммунитет (психонейроиммунология)”, Ростов-
на-Дону, 31 авг.-1 сент. 1989 г.). - Ленинград, 1989. - С 228-229.
78.Донченко Г.В., Кузьменко И.В., Куница Н.И. Потребность сельско­
хозяйственных животных в витамине Е и возможность замены его синтети­
ческими антиоксидантами // Состояние н перспективы развития биотехноло­

122
гии н животноводства: Тез. докл. науч. конф., Харьков, 21-22 сент. 1988 г. -
Харьков, 1988.-С . 162-163.
79.Дорофейчук В.Г. Определение активности лизоцима нефелометри-
ческим методом // Лабораторное дело, 1963. - №1. - С. 15.
80.Дранник Г.Н., Гриневич Ю.А., Дизик Г.М. Иммунотропные препа­
раты. - Киев: Здоровье, 1994. - 288 с.
81.Дурнев А.Д., Середенин С.Б. Антиоксиданты как средство защиты
генетического аппарата // Химикофармацевт. журн., 1990. - Т.24, №2. - С.
92-100.
82.Дьяконова Е.В., Васенко С.В. Влияние элеутерококка на показатели
естественной резистентности и гуморального иммунитета у цыплят, вакци­
нированных против болезни Ньюкасла // Резервы повышения жизнеспособ­
ности и продуктивности птицы: Сб. науч. тр. / Моск. вет. акад. - М., 1989. -
С. 82-84.
83.Жаков М.С., Карпуть И.М. Окраска мазков и костномозговых пунк-
татов по методу Б раш е//Л абораторное дело. - 1967. №1.-С.52-54.
84.Жаков М.С., Бирман Б.Я., Голубев Д.С. Влияние иммуностимулято­
ра калия оротата на гематологические и морфометрические показатели у цы-
плят-бройлеров при ассоциированной иммцнизации против инфекционного
бронхита и ньюкаслской болезни // Ученые записки Витебской государст­
венной академии ветеринарной медицины. - Витебск, 2000. - Т. 36. - С. 28-
29.
85.Жуков А.И. Иммуноморфогенез у свиней, вакцинированных против
сальмонеллеза, и влияние на него В-активина: Автореф. дис... канд. вет. на­
ук, Витебск. - 1991. - 16с.
86.3адарновская Г.Ф. Гистостроение тимуса у кур русской белой поро­
ды // Совершенствование пород с.-х. животных и повышение их продуктив­
ности: Науч. тр. / Ставроп. с.-х. ин-т. - Ставрополь, 1979. - Вып. 42. - С. 64-
66.
87.3убаилов Г.И. Изменение иммунологического состояния организма
цыплят при иммунизации их вакциной БЦЖ: Автореф. ди с... канд. вет. наук,
Москва. - 1970. - 16с.
88.Ибрагимов В.А. Морфогенез фабрициевой сумки у птиц // Вопросы
ветеринарной науки и практики: Сб. науч. тр. / Моск. вет. акад. - М., 1976. -
Т. 8 5 .- С . 40-44.
89.Ибрагимов А.А., Лукьянченко В.И. Возрастные морфологические
изменения лимфоидных органов у кур // Генетические и физиологические
основы повышения продуктивности с .- х. животных: Тр. ВСХИЗО. - М.,
1979.-В ы п . 157.- С . 141-145.
90.Иванов А.Т., Бирман Б.Я., Насонов И.В. Влияние жира корма на
иммунологическую реактивность цыплят // Ветеринария. - 1986. - № 10. - С.
34-35.
91.Ивановская Т.Е., Катасонова Л.П. Структура тимуса, иммунные и
патологические процессы // Архив патологии. - 1986. - Т. 68. - Вып.1. - С.
39.

123
92.Ильин П.А., Ильина Е.П., Киклевич Н.Н. Лимфатические образова­
ния слизистой надпочечников, клоаки и фабрициевой сумки кур и голубей //
Биохимия, морфология и физиология сельскохозяйственных животных и
пушных зверей: Сб. науч. тр. / Омский с.- х. ин-т. - Омск, 1980. - С. 56-58.
93.Ильин П.А., Цыбульникова Т.А., Филатова Е.П. Морфогистохими­
ческие показатели секреторной и лимфопоэтической функции слизистой обо­
лочки клоаки, фабрициевой сумки и мочеточников у кур // Макро- и микро­
морфология сельскохозяйственных животных и пушных зверей: Сб. науч. тр.
/ Омск, с.- х. ин-т. - Омск, 1984. - С. 52-59.
94.Иммунодепрессивное действие вируса инфекционной бурсальной
болезни / В.Н. Лох, А.М. Беляев, Р.Н. Коровин и др. // Ветеринария. - 1981. -
№8. - С. 35-36.
95.Иммунология: учеб. пособие / П.А. Красочко [и др.]; под ред. П.А.
Красочко, Н.Д. Лисова. - Минск: Аверсэв, 2005. - 128 с.
96.Иммунология: учебник для студентов вузов по спец. "Ветеринария"
и "Зоотехния" / Е.С. Воронин [и др.]; под ред. Е.С. Воронина. - М.: Колосс-
Пресс, 2002. - 408 с.
97.Карпуть И.М. Гематологический атлас сельскохозяйственных жи­
вотных. - Мн.: Ураджай, 1986. - 183 с.
98. Карпуть И.М. Иммунология и иммунопатология болезней молод­
няка. - Мн.: Ураджай, 1993. - 287 с.
99.Кемилева 3. Вилочковая железа. - М.: Медицина, 1984. - 256 с.
100. Кенигсберг Я.Э., Бирман Б.Я. Иммуноморфологические методы в
промышленном птицеводстве // Система мероприятий по обеспечению эпи­
зоотического благополучия и эффективности птицеводческих хозяйств про­
мышленного типа: Тезисы докладов научно-практич. конференции. - И р­
кутск, 1986. - С. 42-43.
101. Кенигсберг Я.Э., Бирман Б.Я., Иванов А.Т., Насонов И.В., Хандо-
гин П.С. Профилактика и лечение токсической дистрофии птиц гидрокарбо­
натом натрия: Информ. листок / БелНИИЭВ им.С.Н.Вышелесского. - № 461.
- М н ., 1 9 8 7 .-6 с.
102. Кенигсберг Я.Э., Насонов И.В., Бирман Б.Я. Показатели кислот-
цо-основного состава крови цыплят-бройлеров различных возрастных групп
// Вет наука - производству: Сб. тр. / БелНИИЭВ им.С.Н.Вышелесского. -
Мн.: Урожай, 1987.-т .2 5 .- С . 145-148.
103. Кенигсберг Я.Э., Насонов И.В., Бирман Б.Я. Этиология и профи­
лактика токсической дистрофии птиц // Ветеринария. - 1988. - № 7. - С. 53-
55.
104. Кирпич В.В., Красников Г.А., Колоусова Н.Г. Применение эколо­
гически безвредного стимулятора БАВ-2 при иммунизации птицы против
микоплазмоза // Ветеринарная медицина. Экономические, социальные и эко­
логические проблемы: Тез.
105. Клиническая иммунология и аллергология. В 3 томах. Том 1.
Пер. с нем. / Под ред. Л. Йегера. - 2-е изд., перераб. И доп. - М.: Медицина,
1 9 9 0 .-5 2 8 с.

124
106. Ковальчук JI.В., Чередеев А.Н. Новые патогенетические взгляды:
апоптотические иммунодефициты // Иммунология. - 1998. - №6. - С. 17-18.
107. Колабская Л.Н. Иммуноглобулины птицы // Птицеводство. -
1 9 8 7 .-№ 9 .- С . 35-36.
108. Коляков Я.Е. Ветеринарная иммунология. - М.: Агропромиздат,
1 9 8 6 .-2 7 2 с.
109. Конопатов Ю.В., Болтников И.А., Лебедева А.И. Влияние суль­
фадимезина и левомицетина на содержание общего белка в крови и нуклеи­
новых кислот в некоторых органах цыплят при вакцинации против пастерел-
леза // Методы иммунологии птиц / Карельский филиал АН СССР. - Петро­
заводск, 1976. - С. 59-67.
110. Конопатов Ю.В., Федоров Б.М. Нуклеиновый обмен у цыплят -
бройлеров в первый месяц жизни // Физиологические и биохимические осно­
вы повышения продуктивности с.-х. и промысловых животных и птиц и
пушных: Сб. науч. тр. / Ленингр. вет. ин-т. - Л., 1988. - Вып. 97. - С. 49-51.
111. Конопатов Ю.В. Кобальт и естественная резистентность птицы //
Физиологические и биохимические основы повышения продуктивности с.-х.
животных, птиц и пушных зверей: Сб. науч. тр. / Ленингр. вет. ин-т. - Л.,
1989.- В ы п . 9 8 .- С . 71-75.
112. Конопатов Ю.В., Пилаева Н.В. Влияние кобальта на белковый
обмен цыплят-бройлеров при их иммунизации // Физиологические и биохи­
мические основы повышения продуктивности с.-х. животных, птиц и пуш­
ных зверей: Сб. науч. тр. / Ленингр. вет. ин-т. - Л., 1989. - Вып. 98. - С. 75-
79.
113. Конопатов Ю.В., Пилаева Н.В., Артемьева С.Н. Кобальт и естест­
венная резистентность цыплят // Птицеводство. - 1989. - №8. -*С. 35-36.
114. Конопатов Ю.В., Пилаева Н.В., Макеева Е.Е. Влияние кобальта
на уровень белков в органах лимфоидной системы цыплят // Физиологиче­
ские и биохимические основы повышения продуктивности с.-х. животных,
птиц и пушных зверей: Сб. науч. тр. / Ленингр. вет. ин-т. - Л., 1990. -
Вып.111. - С. 57-60.
115. Конопатов Ю.В. Возрастная биохимическая характеристика рези­
стентности цыплят-бройлеров и стимуляция ее препаратами кобальта: Авто­
реф. д и с ... док. вет. наук, Санкт-Петербург. - 1992. - 36с.
116. Коробкова Р.В. Некоторые аспекты микроморфологии и гисто­
химии фабрициевой сумки кур // Эколого-экспериментальные аспекты функ­
циональной, породной и возрастной морфологии домашних птиц: Межвуз.
науч. сб. - Воронеж, 1989.- С . 142-146.
117. Коробкова Р.В. Микроморфология и гистохимия фабрициевой
сумки цыплят трехмесячного возраста // Макро- и микроморфология сель­
скохозяйственных животных и пушных зверей: Сб. науч. тр. / Омск, с.- х. ин-
т .-О м с к , 1990.- С . 51-54.
118. Коромыслов Г.Ф., Попов Д.Д., Крюков Н.Н. Применение имму­
ностимуляторов в ветеринарии // Актуальные проблемы инфекционной пато­

125
логии сельскохозяйственных животных: Сб. науч. тр. / ВИЭВ. - М., 1985.
Т .6 2 .- С . 3-7.
119. Коррекция иммунодефицитных состояний у птиц, обусловлен­
ных влиянием некоторых неблагоприятных факторов / В.А. Бусел, В.Ф. Баб­
кина, Г.А. Красников и др. // Ветеринарная медицина. Экономические, соци­
альные и экологические проблемы: Тез. докл. Респ. конф. - Харьков, 1990. -
С. 62.
120. Красников Г.А., Coca Н.Н., Колоусова Н.Г. Патоморфология им­
мунокомпетентных органов бройлеров в норме и после применения препара­
та БАВ-2 при иммунодефицитах и вакцинации против инфекционного ларин-
готрахеита // Ветеринария: Респ. межвед. темат. науч. сб. - Киев, 1990. -
В ы п .6 5 .-С . 12-17. .
121. Кривутенко А.И. Морфологическое формирование органов им­
мунной системы индеек в возрастном аспекте // Инфекционные и инвазион­
ные болезни сельскохозяйственных животных и птиц: Сб. науч. тр. / Одесск.
с.- х. ин-т. - Одесса, 1984. - С. 30-36.
122. Кривутенко А.И. Особенности иммуноморфогенеза при сальмо­
неллезе, гетеракидозе и аскаридозе индеек // Диагностика, патоморфология,
патогенез и профилактика болезней в промышленном животноводстве: Меж­
вуз. науч. сб. - Саратов, 1990. - Ч. II. - С. 117-119.
123. Криканов А.А., Ж аворонкова Л.Д., Дьяконова Л.Д. Влияние пре­
парата женьшеня на яичную продуктивность и естественную резистентность
кур // Резервы повышения жизнеспособности и продуктивности птицы: Сб.
науч. тр. / Моск. вет. акад. - М., 1989. - С. 49-53.
124. Крок Г.С. М орфофункциональные особенности подэпителиаль-
ной лимфоидной ткани в онтогенезе сельскохозяйственных птиц // Ветерина­
рия: Респ. межвед. темат. науч. сб. - Киев, 1965. - Вып.8. - С. 61-64.
125. Крок Г.С., Мусиенко Н.А. Гистогенез подэпителиальной лимфо­
идной тк ан а пищеварительного тракта у некоторых высокопродуктивных
линий кур // Повышение продуктивности сельскохозяйственных животных:
Сб. науч. тр. / Харьковск. с.- х. ин-т. - Харьков, 1976. - Т.227. - С. 122-129.
126. Крюков Н.И. Специфическая профилактика вирусных респира­
торных болезней сельскохозяйственных животных // Эпизоотологическое
прогнозирование и программирование мероприятий по профилактике и
борьбе с заразными болезнями: Труды ВИЭВ. - М., 1982. - С. 52-59.
127. Кудрявцев А.А., Кудрявцева А.А. Клиническая гематология жи­
вотных. - М.: Колос, 1974. - 399 с.
128. Кузин А.М. Проблемы современной радиобиологии. - М.: Зна­
ние, 1 9 8 7 .-5 0 с.
129. Кяйвяряйнен Е.И. Строение и физикохимические свойства имму­
ноглобулинов М и G кур // Биохимические и морфологические основы им­
мунологии птиц / Карельский филиал АН СССР. - Петрозаводск, 1982. - С.
28-42.
130. Кяйвяряйнен Е.И., Яковлева К.Е. Получение антисывороток к
белкам сыворотки крови кур // Биохимические и морфологические основы

126
иммунологии птиц / Карельский филиал АН СССР. - Петрозаводск, 1982. -
С. 42-46.
131. Лазарева Д.Н., Алехин Е.К. Стимуляторы иммунитета. - М.: Ме­
дицина, 1985. - 256 с.
132. Луговская С.А. Структура и функции моноцитов и макрофагов //
Клиническая и лабораторная диагностика. - 1997. - № 9. - С. 10-16.
133. Лукашов И.И., Смолянинов В.К. Морфологическая реакция слез­
ной железы как показатель иммунитета при болезни Ньюкасла // Борьба с бо­
лезнями сельскохозяйственных животных: Сб. науч. тр. / ХЗВИ. - Харьков,
1969.- Т . 4 . - С . 158-160.
134. Лукашов И.И., Смолянинов В.К. Плазмоцитарная реакция у кур
при аэрозольной вакцинации против болезни Ньюкасла // Вирусные болезни
сельскохозяйственных животных: Матер. I межвуз. вет. вир. конф., М., 26- 28
ноября 1970 г .- М ., 1970.- Ч . I I . - С . 18-19.
135. Лукашов И.И., Белоконов И.И., Смолянинов В.К. Субмикроско-
пическое изучение изменений в плазматических клетках слезной железы при
экспериментальном заражении вирусом болезни Ньюкасла // Борьба с болез­
нями с.- х. животных: Сб. науч. тр. / ХЗВИ. - Харьков, 1970. - Т.5. - С. 27-32.
136. Луппова И.М. Иммуноморфогенез у кур, вакцинированных про­
тив ньюкаслской болезни, и влияние на него триметазона (препарата 0-92):
Д ис...канд. вет. наук, Витебск. - 1998. - 235 с.
137. Лях А.Л. Влияние иммуностимулятора натрия тиосульфата на
иммуноморфогенез при парентеральной вакцинации гусят против пастерел-
леза: автореф. дис... канд. вет. наук: 16.00.02 / УО ВГАВМ. - Витебск, 2003. -
21 с.
138. Ляшенко В.А. Макрофаги в инфекционном процессе // Иммуно­
логия. - 1995. - № 4. - С. 48-52.
139. Макаров В.В. Иммунология персистентных вирусных инфекций
// Ветеринария. - 1983. - №2. - С. 27-29.
140. Макаров В.В., Чевелев С.Ф. Вирусы как причина вторичных им­
мунодефицитов // Теоретические и практические вопросы ветеринарии: Ма­
тер. Республ. конф. - Тарту, 1983. - С. 38-45.
141. Макрофаги в системе иммунитета / С.Ф. Чевелев, И.А. Бакулов,
В.В. Макаров и др. // Ветеринария. - 1983*. - №6. - С. 27-30..
142. Марков Ю .М., Нестерова Л.И., Свириденко В.А. Влияние экс­
тракта элеутерококка и витамина С на стресс-реактивность и естественную
резистентность кур-несушек // Ветеринария: Респ. межвед. темат. науч. сб. -
Киев, 1982. - Вып.55. - С. 22-24.
143. Мартынов Ю В. Взаимодействие вируса парагриппа-3 с макрофа­
гами // Профилактика инфекционных болезней сельскохозяйственных жи­
вотных: Сб. науч. тр. / ВНИИБТЖ ВАСХНИЛ. - O mcjc, 1988. - С. 40-50.
144. Мельников И.А. Морфологические особенности развития сумки
Фабрициуса // Актуальные проблемы развития человека и млекопитающих:
Тр. /К р ы м . мед. ин-т. - Симферополь, 1983.- Т . 101. - С. 159.

127
145. Мельников И.А. Количественные параметры морфогенеза бурсы
Фабрициуса // Морфология.- 2006.- Т. 129, №4. - С. 327.
146. Меркулов Г.А. Курс патологогистологической техники. - JL,
1 9 6 9 .-4 3 2 с.
147. М етодические рекомендации по количественному определению и
функциональной оценке Т- и В-лимфоцитов в периферической крови круп­
ного рогатого скота / МСХ УССР. УНИИЭВ; Сост. А.М. Цымбал, Н.И. Кор-
чан, К.Е. Конаржевский и др. - Харьков, 1983. - 18 с.
148. Мифтахутдинов И.Т., Рабинович М.И. Фармакологические свой­
ства и применение элеутерококка // Ветеринария. - 1983. - №8. - С. 63.
149. М ихайлова С.А. Совершенствование средств иммунохимической
защиты в промышленном птицеводстве // Соверш. ветер, обслуж. животн. в
условиях интенсификации: Тезисы докл. Всес. научн.-техн. конф., Махачка­
ла, 15-17 сент. 1987г. - Москва, 1987. - С. 127.
150. Михайлова А.А. Миелопептиды - новая группа регуляторных
пептидов // Иммунология, 1999. - №4. - С. 14-17.Михкиева B.C. Возрастная
динамика иммуноглобулинов сыворотки крови цыплят // Методы иммуноло­
гии птиц / Карельский филиал АН СССР. - Петрозаводск, 1976. - С. 44-49.
151. Михкиева B.C., Крастин Ю.Ф. Использование метода бесколо-
ночной хроматографии для разделения иммуноглобулинов цыплят // Методы
иммунологии птиц / Карельский филиал АН СССР. - Петрозаводск, 1976. -
С. 33-38.
152. Михкиева B.C. Онтогенез гуморального иммунитета и некоторые
биохимические модуляции его при стрессе // Биохимические и морфологиче­
ские основы иммунологии птиц / Карельский филиал АН СССР. - Петроза­
водск, 1982. - С. 47-62.
153. Морозов В.Г., Хавинсон В.Х. Новый класс биологических регу­
ляторов межклеточных систем — цитомедины // Успехи совр. биологии,
1983. - Т. 96. - Вып. 3 (6). - С. 339-352.
154. Мусиенко П.М. М орфологические признаки различных лимфо­
идных клеток // Ветеринария. - 1986. - № 4. - С. 31-32.
155. Напалков Н.П., Яковлев Г.М., Анисимов В.Н. Перспективы при­
менения препаратов тимуса для профилактики рака // Вопросы онкологии,
1 988.-Т . 3 6 ,№ 5 .-С . 515-521.
156. Насонов И.В., Захарик Н.В. Роль свободнорадикального окисле­
ния в иммуногенезе и патогенезе инфекционной бурсальной болезни птиц //
Ветеринарные и зооинженерные проблемы в животноводстве и научно-
методическое обеспечение учебного процесса: Материалы 2-ой Междуна­
родной научно-практической конференции, Витебск, 25-26 сентября 1997 г. -
Минск, 1997. - С. 194-196.
157. Николаенко В.П. Экстракт элеутерококка для профилактики
стресса у цыплят при вакцинации // Ветеринария. - 1988. - №1. - С. 56-57.
158. Николаенко В.П. Применение янтарной кислоты при вакцинации
бройлеров // Ветеринария. - 1989. - №9. - С. 33.

128
159. Николаенко В.П. Применение настойки пустырника при вакци­
нации бройлеров // Ветеринария. - 1990. - № 4. - С. 32.
160. Новиков В. Б., Дмитриенко В. В. Влияние вируса болезни Гамбо­
ро и В-активина на формирование иммунитета у цыплят против ньюкасл­
ской болезни // Вопр. вет. вирусол. микробиол. и эпизоотол.: Матер, науч.
конф. ВНИИ вет. вирусологии и микробиологии, Покров, окт. 1992 - Покров,
1992.- С . 166- 167.
161. Новиков Д.К. Клиническая аллергология: Справочное пособие. -
Мн.: Выш. школа, 1991. - 511 с.
162. Новиков Д.К. Справочник по клинической иммунологии и аллер­
гологии. - Мн.: Беларусь, 1987. - 223 с.
163. Новиков Д.К., Новикова В.И. Оценка иммунного статуса. - М.,
1 9 9 6 .-2 8 1 с.
164. Новиков Д.К., Новикова В.И., Новиков П.Д. Основы иммунокор­
рекции. - Витебск., 1998.' - 106 с.
165. Новиков Д.К. Медицинская иммунология. - 2-е изд., перераб. и
доп. - Витебск: Изд-во ВГМУ, 1999. - 176 с.
166. Образцова А.М., Мельник Э.Л. Определение лизоцима и компле­
мента в сыворотке крови птиц // Методы иммунологии птиц / Карельский
филиал АН СССР. - Петрозаводск, 1976. - С. 25-28.
167. Однороб В.В. Гистологическое строение трахеи кур // Эколого­
экспериментальные аспекты функциональной, породной и возрастной мор­
фологии домашних птиц: Межвуз. науч. сб. - Воронеж, 1988. - С. 64-68.
168. Однороб В.В. Структурно-функциональный гистогенез трахеи и
легких кур в онтогенезе // Макро- и микроморфология сельскохозяйственных
животных и пушных зверей: Сб. науч. тр. / Омск, с.- х. ин-т. - Омск, 1990. -
С. 20.
169. Однороб В.В. Гистологическое и гистохимическое строение лег­
кого кур // Макро- и микроморфология сельскохозяйственных животных и
пушных зверей: Сб. науч. тр. / Омск, с.- х. ин-т. - Омск, 1990. - С. 38-42.
170. Олейник Е.К. Иммуногенез у птиц при высокотемпературном
стрессе // Биохимические и морфологические основы иммунологии птиц /
Карельский филиал АН СССР. - Петрозаводск, 1982. - С. 74-79.
171. Онуфриенко М.В., Суховольский O.K. Иммуноморфологические
изменения в организме птиц под влиянием кобальта // Новые фармакологи­
ческие средства в ветеринарии: Тез. докл. / 1-ая межвуз. науч. - практ. конф. -
Л., 1989.- С . 61-62.
172. Оценка эффективности живой вирусвакцины БелНИИЭВ из
штамма «КМИЭВ-15» против болезни Гамборо / Б .Я. Бирман, В.Н. Грушин,
К.К. Дягилев, А.Ф. Косько // Ученые записки ВГАВМ: Материалы 3-ей Меж­
дународной научно-практической конференции, Витебск, 4-5 ноября 1999 г./
ВГАВМ. - Витебск, 1999. - Т.35. - 4.1. - С. 12-13.
173. Папанский А.М., Герман В.В., Бусол В.А. Левамизол и нуклеинат
натрия как стимуляторы клеточного и гуморального иммунитета цыплят-
бройлеров // Комплексная система ветеринарных мероприятий в птицеводст­

129
ве - резерв повышения эффективности производства: Тезисы докл. Всесоюз­
ной научно-практ. конф., Ленинград, сент. 1989 г. - Ленинград, 1989. - С. 92-
93.
174. Патологическая анатомия сельскохозяйственных животных / А.В.
Жаров, В.П. Шишков, М.С. Жаков и др.; Под ред. В.П. Шишкова, А.В. Ж аро­
ва. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Колос, 1995. - 543 с.
175. Петров Р.В. Иммунология. - М.: Медицина, 1987. - 416 с.
176. Петров Р.В. Вклад иммунологии в развитие медико­
биологических дисциплин // Иммунология. - 1999. - №1. - С. 4-9.
177. Петров Р.В., Атаулахханов Р.Н. Клеточные мембраны и иммуни­
тет. - М.: Высшая школа, 1991. - 144с.
178. Плецитий К.Д. Витамин А и его синтетические производные как
стимуляторы противоопухолевого иммунитета // Вопросы онкологии, 1988. -
Т. 3 4 .,№ 1 1 .-С . 1283-1290.
179. Позднякова Н.С. Видовые особенности морфобиохимических по­
казателей суточного молодняка сельскохозяйственной птицы // Высокопро­
дуктивные линии и кроссы птицы для промышленной технологии: Сб. науч.
тр. / ВНИТИП. - Загорск, 1986. - С. 80-88.
180. Получение, свойства и применение препарата авиамин сухой /
А.А. Комаров, А.П. Простяков, Р.И. Цыганкова, Л.И. Трусова // Ветеринария.
- 1 9 9 1 .- № 4 . - С . 52-57.
181. Прибытько С.П. Влияние иммуностимулятора натрия тиосульфа­
та на иммуноморфогенез у цыплят, вакцинированных против болезни Маре­
ка: Д и с... канд. вет. наук: 16.00.02, Витебск. - 1998. - 114с.
182. Придыбайло Н.Д., Афанасьева Г.Е., Яуш ева Л.П. Иммуностиму­
лирующие свойства тималина у птиц // Роль полипептидных биорегуляторов
(цитомединов) в регуляции гомеостаза: Тез. докл. науч. конф., Ленинград, 24-
25 нояб. 1987 г. - Ленинград, 1987. - С. 83.
183. Придыбайло Н.Д. Иммунодефициты у сельскохозяйственных жи­
вотных и птиц, профилактика и лечение их иммуномодуляторами. - Москва,
1 9 9 1 .-4 4 с.
184. Прудников B.C. Влияние тимуса и бурсы на иммуногенез у утят
при вакцинации против сальмонеллеза // Изв. АН БССР. - Сер. с.- х. наук. -
1 9 8 7 .-№ 2 .- С . 108-112.
185. Прудников B.C. Иммуноморфогенез у животных, перорально
вакцинированных против сальмонеллеза, и влияние на него иммуностимуля­
торов: Автореф. д и с... д-ра вет. наук, Ленинград. - 1991. - 36с.
186. Прудников B.C., Громов И.Н., Николаенко М.Ф. Патоморфология
иммунной системы у цыплят бройлеров при скармливании им комбикорма,
пораженного грибами // Ученые записки Витебской государственной акаде­
мии ветеринарной медицины. - Витебск, 1998. - Т. 34. - С. 171-173.
187. Пшеничное В.А., Хамитов Р.А., Колосков А.В. Липосомы в экс­
периментальной вирусологии //Вопросы вирусологии, 1990. - Т. 35, № 1. - С.
4-8.

130
188. Радченко C.J1. Активность некоторых ферментов сыворотки кро­
ви гусят при иммунизации против пастереллеза // Ученые записки ВГАВМ:
материалы III научно-практической конференции по результатам научных
исследований ВГАВМ за 1999 год, Витебск, 25-26 апреля 2000 г. - Витебск,
2 0 0 0 .- Т . 36, Ч .1 - С . 79-80.
189. Ракова Т.Н., Алтухова Б.Н. Иммуноморфологические изменения
у цыплят-бройлеров при вакцинации их против болезни Ньюкасла // Труды
XI Всесоюзной конф. по патол. анатомии жив-х, Харьков, 1991 / ХЗВИ. -
Харьков, 1991. - с . 18.
190. Ракова Т.Н. Патоморфологические изменения у кур при иммуно­
дефицитах, обусловленных нитратной интоксикацией // Проблемы модели­
рования патологических процессов у человека и животных. Иммунодефици­
ты, их диагностика и коррекция: Материалы международного симпозиума,
Санкт-Петербург, 12-16 сент. 1994 г. - Санкт-Петербург, 1994. - С. 46.
191. Резвых А.Г. Формирование поствакцинального иммунитета к бо­
лезни Ньюкасла // Ветеринария. - 1981. - №2. - С. 39-40.
192. Рекомендации по диагностике и профилактике иммунных дефи­
цитов и аутоиммунных заболеваний у животных / ГУВ МСХ и П РБ.
ВГАВМ.; Сост. И.М. карпуть, Л.М. Пивовар, И.З. Севрюк и др. - Витебск,
1 9 9 2 .-7 4 с.
193. Родин В.В., Сироткина Ю.С., Боголюбова А.И. Влияние серусо-
держащих препаратов на естественную резистентность индеек // Физиолого­
биохимические и морфологические показатели продуктивных животных: Сб.
науч. тр. / Ставропольск. с.- х. ин-т. - Ставрополь, 1987. - С. 56-59.
194. Ройт А. Основы иммунологии. Пер. с англ.- М.: Мир, 1991. - 328
с.
195. Рубченков П.Н. Влияние вилозена на эффективность иммуниза­
ции кур против пастереллеза птиц // Ветеринария. - 1992. - №4. - С. 27-28.
196. Сапин М.Р., Этинген Л.Е. Иммунная система человека. - М.: М е­
дицина, 1996. - 304 р.
197. Селезнев С.Б. Возрастная морфология лимфоидных органов у кур
клеточного содержания в зависимости от различной степени двигательной
активности: Авт. д и с... канд. вет. наук, Москва. - 1986. - 14 с.
198. Селезнев С.Б. Общие закономерности строения и развития орга­
нов иммунной системы птиц // Вестн. Рос. ун-та дружбы народов. Сер. с.-х.
науки. Животноводство. - 1996. - №2. - С. 30-33.
199. Селезнев С.Б. Структурная организация иммунной системы птиц
и млекопитающих: лекц. курс. - М.: Изд-во Рос. ун-та дружбы народов, 1999.
-31 с.
200. Селезнев С.Б. Постнатальный органогенез иммунной системы
птиц и млекопитающих (эволюционно-морфологическое исследование): ав­
тореф. дис... д-ра вет. наук: 16.00.02 / Иван. гос. с.-х. акад. - Иваново, 2000. -
27 с.
201. Селезнев С.Б. Структурная характеристика иммунной системы
птиц // Актуальные вопросы морфологии и хирургии XXI века: материалы

131
международной научной конференции / ОГАУ. - Оренбург, 2001. - Т.2:
Морфология. - С. 250-253.
202. Селезнев С.Б. Морфологические параллели в топографии и
структурной организации иммунной системы птиц и млекопитающих //
Вестн. Рос. ун-та дружбы народов. Сер. Агрономия и животноводство. -
2 0 0 3 .-№ 1 0 .-С . 72-76.
203. Селиванов J1.B., Бояринцев Л.Е., Груздев К.Н. Испытание индук­
торов интерферона на животных // Ветеринария, 1987. - №10. - С. 29-31.
204. Селянский В.М. Анатомия и физиология сельскохозяйственной
птицы. - М.: Колос, 1980. - 280 с.
205. Смирнова О.В., Кузьмина Т.А. Определение бактерицидной ак­
тивности сыворотки крови методом нефелометрии // ЖМЭИ, 1966, № 4.-
С.28-29.
206. Смолов С.В. Состояние органов иммунной системы у эмбрионов и
цыплят в зависимости от температурных условий инкубации яиц: автореф.
дис...канд. с.-х. наук: 16.00.02 / Всерос. науч.-иссл. и технол. ин-т птицевод­
ства. - Сергиев Посад, 2002. - 19 с.
207. Соколов В.Д., Андреева П.Л. Фармакологическая коррекция
стресса // Ветеринария, 1989. - № 5. - С. 61 -64.
208. Соколов В.И., Козлов В.В. Гистогенез и цитоархитектоника лим­
фоидной ткани фабрициевой сумки птиц // М орфология сельскохозяйствен­
ных животных: Сб. науч. тр./ Ленингр. вет. ин-т. - Л., 1981. - Вып.65. - С. 64-
68 .
209. Соколов В.И. М ежклеточные и тканевые взаимосвязи в гистоге­
незе тимуса птиц // Морфология сельскохозяйственных животных: Сб. науч.
тр./Л енингр. вет. и н - т .- Л ., 1 9 8 5 .-В ы п .8 1 .-С . 91-97.
210. Соколов В.И. Влияние тималина на пролиферацию и миграцию
лимфоцитов в вилочковой железе птиц // Морфофункциональные особенно­
сти строения и реактивности органов и тканей сельскохозяйственных живот­
ных и пушных зверей: Сб. науч. тр. / Ленингр. вет. ин-т. - Л., 1989. - Вып.
1 00.- С . 164-168.
211. Соколов В .И,, Чумасов Е.И. Цитология, гистология, эмбриология.
-М .: К о л о с,2004.-351 с.
212. Соколова Л.Н., Михайлова Н.П., Ж аковская З.А. Получение био­
массы дрожжей-сахаромицетов и ее использование в промышленных услови­
ях на птицефабрике “Русско-Высоцкая” // Проблемы профилактики и тера­
пии незаразных болезней сельскохозяйственных животных в нечерноземной
зоне РСФСР: Сб. науч. тр. / Ленингр. вет. ин-т. - Л., 1985. - Вып.82. - С. 98-
101.
213. Соколова Л.Н., Михайлова Н.П., Вьюнов К.А. Действие дрожже­
вой добавки к кормам на цыплят-бройлеров // Ветеринария. - 1986. - №10. -
С. 36.
214. Соловьева Л.Р., Красников Г.А., Шиков А.Т. М орфологическое
строение орбитальных желез индюшат // Ветеринария: Респ. межвед. темат.
науч. сб. - Киев, 1978. - Вып.48. - С. 74-78.

132
215. Спиро Т.Г. Неорганическая биохимия / под ред. Г.М. Эпхгорна. -
М.: Мир, 1978. - С. 633-644, 656.
216. Старчук Н.В. Значение гистологических исследований фабрицие­
вой сумки для определения реактогенного воздействия вакцин против болез­
ни Гамборо // Материалы 1-го международного ветеринарного конгресса по
птицеводству, Москва, Измайлово, 1 8 - 2 2 апреля, 2005 г. - Москва, 2005 -
С. 61-64.
217. Стельмах И.А., Беловешкин А.Г. Структурно-функциональная
характеристика комплекса тимических телец Гассаля // Актуальные пробле­
мы морфологии: сб. тр. Междун. науч.-практ. конф., посвящ. 85-летию БГМУ
/ БГМУ; под ред. П.Г. Пивченко. - Минск, 2006. - С. 145.
218. Стрельников А.П. Фабрициева сумка и ее значение для организма
птиц // Современные проблемы ветеринарной науки и практики: Сб. науч.
трудов. / Моск. вет. акад. - М., 1973. - Т .6 9 .- 4 . I I . - С . 108-110.
219. Стрельников А.П. Тимус и его значение для организма птиц //
Вопросы ветеринарной науки и практики: Сб. науч. тр. / Моск. вет. акад. -
М., 1975.- Т . 7 9 . - Ч . И . - С . 48-51.
220. Стрельников А.П. Лимфоидная ткань птиц в норме и при патоло­
гии // Вопросы ветеринарной науки и практики: Сб. науч. тр. / Моск. вет.
акад. - М., 1976. - Т.85. - С. 53-55.
221. Стрельников А.П., Самуйленко А .Я., Стрельников В.А. Лимфо­
идная ткань - орган иммунитета // Адаптация и регуляция физиологических
процессов в хозяйствах с промышленной технологией: Сб. науч. трудов./
Моск. вет. акад. - М., 1985. - С. 79-81.
222. Стрельников А.П. Патоморфология и иммуноморфологические
реакции у кур при инфекционном бронхите, оспе, колибактериозе и пасте-
реллезе: Автореф. дис... д-ра вет. наук, Москва. - 1987. - 32с.
223. Субелиани Д.Х., Гулый А.А., Лазарев А.П. К вопросу о перо-
ральной вакцинации животных // Вклад молодых ученых Украины в ин-
тенс. с.-х. производства: Тез. докл. 2-ой Респ. научн.-произв. конф. мол. уче­
ных и спец, Харьков, 24-26 сент. 1986 г. - Харьков, 1986. - С. 136.
224. Суколинский В.Н. Перспективы применения антиоксидантов в
комбинированном лечении злокачественных опухолей // Вопросы онкологии,
1990. - Т .3 6 ,№ 2 . -С . 138-144.
225. Сухинина Т.А., Серый С.В. Иммуностимулирующие свойства
тималина и тимогена при экспериментальной патологии у птицы // Тез. докл.
Всес. конф. молодых ученых и аспирантов по птицеводству / ВНИТИП. - За­
горск, 1989. - С. 85-86.
226. Сухинина Т.Л., Придыбайло Н.Д., Морозов В.Г. Регулирующие
свойства пептидов тимуса и бурсы Фабрициуса при иммунодепрессии у птиц
// Бюл. эксп. биол. и мед., 1990. - Т. 59, № 2. - С. 169-172.
227. Сюрин В.Н., Белоусова Р.В., Фомина Н.В. Ветеринарная вирусо­
логия. - М.: Агропромиздат, 1991. - 439 с.

133
228. Тазулахова Э.Б., Мезенцева М.В., Ершов Ф.И. Роль макрофагов в
продукции интерферона // Антибиотики и химиотерапия. - 1990. - №11. —С.
40-44.
229. Тамошюнас А.А., Садаускас П.В., Калуйна В.А. Некоторые пока­
затели реактивности организма кур при лейкозе, опухолях и анемии // Тр. АН
Литовской ССР. Сер. В, 1974. - Т. 3/67. - С. 58.
230. Тамошюнас А.А., Садаускас П.В., Калуйна В.А. Фагоцитарная
способность клеток кур при лейкозе // Тр. АН Литовской ССР. Сер. В, 1977. -
Т. 6 . - С . 58.
231. Тамошюнас А.А. Цитоморфологические и структурные измене­
ния фабрициевой сумки и тимуса у цыплят различного возраста // М етабо­
лизм и его регуляция биологически активными веществами. - Вильнюс,
1979.- С . 289-296.
232. Танабердина P.M., Кильметова И.Р., Ганиева Р.Ф. Эксперимен­
тальная патология у гусей под действием нитратов // Проблемы моделирова­
ния патологических процессов у человека и животных. Иммунодефициты,
их диагностика и коррекция: Материалы международного симпозиума,
Санкт-Петербург, 12-16 сент. 1994 г. - Санкт-Петербург, 1994. - С. 54.
233. Терентьева Э.И. Цитохимия элементов кроветворения при лейко­
з е .- М ., 1968. - 51 с.
234. Техвер Ю.Т. Гистология сердечно-сосудистой системы и крове­
творных органов домашних животных. - Тарту: Издательство Эстонской
СХА, 1970. -1 9 7 0 . - 1 8 3 с.
235. Теш А.И. Стимуляция противосальмонеллезного иммунитета у
телят: Автореф. дис... канд. вет. наук, Новосибирск. - 1989. - 13с.
236. Теш А.И., Чекишев В.М. Влияние иммуностимуляторов на про-
тивосальмонеллезный иммунитет у .телят // Ветеринария. - 1989. - №5. - С.
35-37.
237. Титов В.Н. Методические аспекты исследования глюкозы крови
// Клиническая лабораторная диагностика. -1994. - № 6. - С. 4-7.
238. Трусова Л.И., Простяков Л.П., Колабская Л.С. Эффективность
применения авиаглобулина неспецифического в промышленном птицеводст­
ве // Применение химиотерапевтических препаратов в ветеринарии и разра­
ботка методов их контроля: Сб. науч. тр. / ВГНКИ ВП. - М., 1989. - С. 31-38.
239. Тузова-Ю сковец Р.В., Ковалев Н.А.Классическая и современная
иммунология. - Минск: Белорусская наука, 2006. - 691 с.
240. Утешев Д.Б., Сергеев А.В., Утешев Б.С. Перспективы примене­
ния Р-каротина как иммунотропного препарата // Иммунология. - 1998. - №.
4 . - С . 17-19.
241. Фабрициева бурса как индикаторный орган при гистологическом
изучении состояния иммунитета у кур / Г.А. Красников [и др.] И Актуальные
проблемы ветеринарной патологии и морфологии животных: материалы Ме-
ждун. науч.-произв. конф., посвящ. 100-летию со дня рожд. проф. Авророва
А.А., Воронеж, 22-23 июня 2006. / ВГАУ им. К.Д. Глинки. - Воронеж: Науч­
ная книга, 2006.- с. 141-147.

134
242. Федоров Ю.Н., Верховский О.А. Иммунодефициты домашних
животных. - М., 1996. - 95 с.
243. Фомина Н.М., Селезнев С.Б. Возрастная анатомия лимфоидных
органов птиц и млекопитающих в сравнительном аспекте // Эколого­
экспериментальные аспекты функциональной, породной и возрастной мор­
фологии домашних птиц: Межвед. науч. сб. - Воронеж, 1989. - С. 147-150.
244. Фрейдлин И.С. Загадки тимуса. Возраст и иммунитет. // Соросов-
ский образовательный журнал. - 1997. - №5. - С. 5-8.
245. Хаитов P.M., Игнатьева Г.А., Сидорович И.Г. Иммунология:
Учебник. - М.: Медицина, 2000. - 304 с.
246. Хаустов В.Н. Действие аскорбиновой кислоты на естественную
резистентность уток // Бюллетень ВНИИЭВ. - Вып.48: Теоретические разра­
б о т к и .-М ., 1982.- С . 54-55.
247. Холод В.М., Ермолаев Г.Ф. Справочник по ветеринарной биохи­
мии. - Мн.: Ураджай, 1988. - С. 92- 95,149- 150.
248. Цымбал Т.Г. К вопросу морфологии органов орбиты домашних
птиц // Борьба с болезнями с.- х. животных: Сб. науч. тр. / ХЗВИ. - Харьков,
1969. - T.IV(28). - С. 189-196.
249. Чалый А.С. Применение гумата натрия и микробного каротина
для повышения естественной резистентности индюшат с целью профилакти­
ки незаразных болезней // Лечебно-профилактические меры против незараз­
ных и заразных заболеваний с.- х. животных: Сб. науч. тр. / Одесск. с.- х. mi-
т. - Одесса, 1987. - С. 75-83.
250. Чермашенцев В.И. Совершенствование средств и способов им­
мунизации поросят против классической чумы свиней: Автореф. ди с... канд.
вет. наук, Витебск. - 1990. - 26 с.
251. Черникова Е.В. Возрастная морфология фабрициевой бурсы
бройлеров при введении в рацион белкового ферментированного корма // Со­
временные проблемы патологической анатомии, патогенеза и диагностики
болезней животных: материалы Всероссийс. науч.-метод. конф. патологоана­
томов вет. медицины, Уфа, 17-19 сентября 2003. - Москва, 2003. - С. 263.
252. Чертков И.Л., Воробьев А.И. Современная схема кроветворения //
Проблемы гематологии. - 1973. - № 10. - С. 3-13.
253. Ш атшнайдер Т.К., Парре Ю.Ю. Возрастные изменения в лимфо­
идных органах цыплят // Теоретические и практические вопросы ветерина­
рии. - Тарту, 1974. - С. 52-54.
254. Ш атшнайдер Т.К., Хуссорю Ю.Г1., Парре Ю.Ю. О возрастных
изменениях тимуса и клоакальной сумки у цыплят // Труды по болезнями с.-
х. животных: Сб. науч. тр. / Эстонская СХА. - Тарту, 1974. - Т.91. - С. 114-
121.
255. Ш афикова Р.А. Значение фагоцитоза в противоинфекционном
иммунитете // Оздоровительные мероприятия в промышленных животновод­
ческих комплексах при инфекционных заболеваниях: Сб. науч. тр. / Казань,
1983.- С . 9-15.

135
256. Шестаков И.Н. Итоги производственного применения авиаглобу-
лина-неспецифического на птицефабриках объединения “Ставрополь-
птицепром” // Диагностика, лечение, профилактика инфекционных и парази­
тарных заболеваний с.- х. животных: Сб. науч. тр. / Ставроп. с.- х. ин-т. —
Ставрополь, 1989. - С. 30-33.
257. Шульга В.М. Влияние витамина Е на формирование иммунитета
у кур против болезни Ньюкасла // Ветеринария: Респ. межвед. темат. науч.
сб. - Киев, 1979. - Вып.49. - С. 56-57.
258. Ш ульга В»М. Антистрессовое действие аскорбиновой кислоты на
кур // Ветеринария. - 1980. - №1. - С. 59.
259. Этиопатогенез и профилактика токсической дистрофии птиц /
Я.Э. Кенигсберг, И.В. Насонов, А.Т. Иванов, Б .Я. Бирман // Система меро­
приятий по обеспечению эпизоотического благополучия и эффективности
птицеводческих хозяйств промышленного типа: Тезисы докладов научно-
практич. конференции. - Иркутск, 1986. - С. 41-42.
260. Эффективность препарата авиамина / А.А. Комаров, Р.И. Цыган­
кова, Л.И. Трусова и др. // Птицеводство. - 1990. - №12. - С. 29-30.
261. Ярилин А.А. Действие ионизирующей радиации на лимфоциты
(повреждающий и активирующий эффекты) // Иммунология. - 1988. - №5. -
С. 12-14.
262. Ярилин А.А., Шарый Н.И. Иммунитет и радиация. - М.: Знание,
1 9 9 1 .-6 4 с.
263. Ярилин А.А. Межклеточная кооперация в иммунном ответе. Вы­
бор клеткой формы ответа // Иммунология. - 1999. - №1. - С. 17-24.
264. Ярилин А.А. Основы иммунологии: Учебник. - М.: Медицина,
1 9 9 9 -6 0 8 с.
265. A comparative study o f gut-associated lymphoid tissue in calf and
chicken / M. Yasuda [et al] // The Anatomical Record. - 2002. - Vol. 266, №4. - P.
207-217.
266. A prospective study o f prenatal and postnatal development o f thymus
o f Deshi chicken. / M. Khalil [et al] // Mymensingh Medical Journal. - 2003. -
Vol. 1 2 .- P . 20-24.
267. Azzam A.H., Gabal M.A. Interaction o f aflatoxin in the feed and im­
munization against selected infectious diseases. I. Infectious bursal disease //
Avian Pathol. - 1997. - Vol. 26, № 2. - P. 317-325.
268. Azzam A.H., Gabal M.A. Aflatoxin and imm unity in layer hens //
Avian. Pathol. - 1998. - Vol. 27, № 6. - P. 570-577.
269. Barbour E.K., Newnan J.A., Sivanandan V. Protection and immunity
in comercial layers administered Mycopiasma gallisepticum liposomal bacterins //
Avian Dis., 1987. - Vol. 31, №4. - P. 723-729.
270. Bjom G., Oddvar H. Effects o f leucocyte extract, levamizole and sul-
phadimidine on natural coccidial infections (Eimeria) in young lambs // Acta vet.
Scand., 1987. - Vol. 28, №1. - P. 33-45.
271. Blechea F. A means o f disease prevention in stressed livestock // J.
anim. Sc., 1988. - Vol. 66, №8. - P. 2084-2090.

136
272. Burkhardt E., Muller H. Susceptibility o f chicken blood lymphoblasts
and monocytes to infectious bursal disease virus (IBDV) // Archives o f virology. -
1987.- V o l. 9 4 .- P . 297-303.
273. Buscalglia C., Calnec B.W., Schat K.A. Effect o f reticuloendotheliosis
virus on M arec’s disease herpesvirus latency // Avian Pathol. - 1989. - Vol. 18,
№ 2 .- P . 265-281.
274. Buttner М., Strube W., W olf W. Parapoxvirus als Induktor unspezi-
fischer // Tierarztl. Umsch, 1987. - Bd. 42, №1. - S. 14-31. v
275. Calassi D, Calassi P., Paganico G. Immunostimolanti biologici nel
controllo delle infezioni condizionate dei suini // Therapeulika, 1986. - Vol. 2, №5.
- P. 280-282.
276. Cesta M.F. Normal structure, function, and histology o f the spleen //
Toxicologic Pathology. - 2006. - Vol. 34, №5. - P. 455-465.
277. Cesta M.F. Normal structure, function, and histology, o f mucosa-
associated lymphoid tissue // Toxicologic Pathology. - 2006. - Vol. 34, №5. - P.
599-603.
278. Chen B.Y., Itakura C. Histopathology and immunohistochemistry o f
renal lesions due to avian infectious bronchitis virus in chicks uninoculated and
previously inoculated with highly virulent infectious bursal disease virus // Avian
Pathol. - 1997. - Vol. 26, №3. - P. 607-624.
279. Chew B.P. Witamin A and P-carotine on host defense // J. Dairy Sc.,
1987. - Vol. 70, №12. - P. 2732-2743.
280. Chostal D., Chakraborty G.C., Bhattacharuja H.M. W ater soluble vi­
tamin deficiency and immunocompetence in chicks // Indian Vet. J., 1986. - Vol.
63, №6. - P. 455-459.
281. Cloud S.S., Lillehoj H.S., Rosenberger J.K. Immune dysfunction fol­
lowing infection with chicken anemia agent and infectious bursal disease virus: ki­
netic alterations of avian* lymphocyte subpopulations // Veter. Immunol. Im-
munopathol. - 1992. - Vol. 34, № 3/4. - P. 337-352.
282. Cohen J.J. Programmed cell death in the immune system // Advances
in Immunology. - 1991. - Vol. 50. - P. 55-85.
283. Combs G.F. Vitamin tolerances in livestock // Proc/ o f the Cornell
Nutrition conf. for feed manufacturers. - East Syracuse. - 1988. - P. 35-40.
284. Comparative pathology o f lymphoid organs in experimental Newcas­
tle and infectious bursal disease / M.T. Manjunath [et al] // Indian J. anim. Sc. -
2002. - Vol.72, №12. - P. 1068-1071.
285. Coudert F., Richard J. The purification o f lymphocytes in chicken
blood // Poultry Sci., 1975. - Vol. 54. - P. 554-558.
286. Cox W.I. Examining the immunologic and hematopoietic properties o f
an immunostimulant //Vet. med., 1988. - Vol. 83, №4. - P. 424-428.
287. Crouse D.A., Turpen J.B., Sharp J.C. Thymus nonlymphoid cells //
Surv. immunol. Res. - 1985. - Vol.4, №2. - P. 120-134.
288. Davis C.Y., Sell J.L. Effect o f all - trans retinal and retinoic acid N u­
tritive on the immune system o f chicks //J. Nutr., 1988. - Vol. - 113. - P. 1914-
1919.
137
289. Debowy J., Obminska-Domozadzka B., W ykorzystanie immunosty-
mulujacych wlasciwosci lewamizolu w praktyce weterynaryinej // Med. Weter.,
1987. - Vol. 43, №6. - P. 357-360.
290. Dhillon A.S., Kibenge F.S.B. Adenovirus infection associated with
respiratore disease in commercial chickens // Avian Dis. - 1987. - Vol. 31, №3. -
P. 654-657.
291. Dysregulation o f the immune system in obese strain chickens with
Hashimoto-like thyroiditis: in trinsic and extrinsic mechanisms / K. Schauenstein,
R. Fassler, G. Kromer, G. Wick // Acta endocrinol. Suppl. - 1987, №281. - P. 107-
110.
292. Effect o f maternal antibody on timing o f initial vaccination o f young
white leghorn chickens against infectious bursal disease virus / W. Solano, J.J.
Giambrone, J.C. Williams e.a. // Avian Dis. - 1986. - Vol. 30, № 4. - P. 648-652.
293. Effects o f beta-carotene and canthaxanthin on aflatoxicosis in broilers
/ G.O. Okotie-Eboh, L.F. Kubena, A.D. Chinnah, C.A. Bailey // Poultry Sci. -
1997. - Vol. 76, № 10. - P. 1337-1341.
294. Effects o f infectious bursal agent on the response o f chickens to New­
castle disease and Marec's disease vaccination / J.J. Giambrone, C.S. Eidison, R.K.
Page e.a. // Avian Dis. - 1976. - Vol. 20. - P. 534-544.
295. Ekino S., Matsuno K., Kotani M. Distribution and ro.le o f limph ves­
sels o f the bursa Fabricii // European Journal o f Immunology. -^1994. - Vol. 24,
№ 2 .- P . 458-463.
296. Elmore S.A. Enhanced histopathology o f the thymus // Toxicologic
Pathology. - 2006. - Vol. 34, №5. - P. 656-665.
297. Elmore S.A. Enhanced histopathology o f mucosa-associated lymphoid
tissue // Toxicologic Pathology. - 2006. - Vol. 34, №5. - P. 687-696.
298. Enhanced expression o f cytokine genes in spleen macrophages during
acute infection with infectious bursal disease virus in chickens // I.J. Kim, K. Ka-
raca, T.L. Pertile e.a. // Vet. Immunol. Immunopathol. - 1998. Vol. 61, № 2-4. - P.
331-341.
299. Ewans D.R., Rollins J.B., H uff G.K. Inactivated Propionibacterium
acnes (Immunoregulin R) as adjunct to conventional therapy in the treatment of
equine respiratory diseases // Equine practice, 1988. - Vol. 10, №6. - P. 17-21.
300. Expression of different classes o f immunoglobulin in intraepithelial
plasma cells o f the Harderian gland o f domestic ducks Anas platyrhynchos / C.A.
Oliveira [et al] // Veterinary Immunology and Immunopathology. - 2006. - Vol.
113, № 3-4.- P. 257-266.
301. Fox S.M. Probiotics: Intestinal inoculants for production animals //
Veter. Med., 1988. - Vol. 83, № 8. - P. 806-810, 824-830.
302. Franchini A., Bertuzzi S., Meluzzi A. The influence o f high doses o f
vitamin E on immune response o f chicks to inactivated oil adjuvant vaccine // Clin.
Veter., 1 9 8 6 .-Vol. 1 0 9 ,№ 1 .- P . 117-127.
303. Franchini A., Canti М., Sperati L. Impiego della vitamina E, quale
componente di vaccini inactivati ed emulsionati, e sua influenza sulla risposta im-

138
munitaria del polio da cam e II La clinica veterinaria, 1988. - Vol. 111, № 1-2. - P.
121-134.
304. Freeman B.M. The stress syndrome // W orld’s poultry science journal.
- 1987. - Vol. 43, №1. - P. 15-19.
305. Functional restoration of the bursa o f Fabricius following in ovo infec­
tious bursal disease vaccination / J. Ivan [et al] // Veterinary Immunology and Im-
munopathology. - 2001. - Vol.79, iss.3/4. - P. 235-248.
306. Gabal M.A., Azzam A.H. Interaction o f aflatoxin in the feed and im­
munization against selected infectious diseases in poultry. II. Effect on one-day-old
layer chicks simultaneously vaccinated against Newcastle disease, infectious bron­
chitis and infectious bursal disease // Avian Pathol. - 1998. Vol. 27, № 3. - P. 290-
295.
307. Garside P., Millington O., Smith K.M. The anatomy o f mucosal im­
mune responses // Annals o f the New York Academy o f Sciences. - 2004. - Vol.
1029.- P . 9-15.
308. Gelb J. Jr., N ix W .A., Gellman S.D. Infectious bronchitis virus anti­
bodies in tears and their relationship to immunity // Avian Dis. - 1998. - Vol. 42,
№ 2. - P. 364-374.
309. Giambrone J.J., Eidison C.S., Kleven S.H. Effect o f infectious bursal
agent on the response o f chickens to Mycoplasma synoviae, Newcastle disease vi­
rus and infectious bronchitis virus // Am. J. Vet. Res. - 1977. - Vol. 38. - P 251-
253.
310. Gillette K.G. Avian infections bronchitis in specific-patogenfree
chickens; quantitation o f serum immunoglobulins by electroimmunoassay // Avian
Dis. - 1980. - Vol. 24, №2. - P. 345-357.
311. Glavits R., Fehvivari Т., Ratz F. Studies on the immune system o f
poultry // Magy. allatorv., Lapja, 1981. - Enf. 36. - Sz. 6 - P. - 407-417.
312. Glik B. The immune response in chicken: lymphoid development o f
the bursa o f Fabricius and thymus an immune response role for the gland o f Harder
// Poult. Sci. - 1978. - Vol. 57, №5. - P. 1441-1444.
313. Glik B. The avian immune system // Avian Dis. - 1979. - Vol. 23,
№2. - P. 282-289.
314. Glick B. The bursa o f Fabricius: the evolution o f a discovery // Poul­
try Science. - 1994. - Vol. 73, №7. - P. 979-983.
315. Goddard A. Actualites virologiques chez de chair // Aviculteur. -
1982.- V o l. 4 2 6 .- P . 68-72.
316. Goudsuraard J., Noordrij A. The immunoglobulins o f the turkey (Me-
leagris Gallapavo) isolation and characterization o f IgG, IgM, and IgA in body flu­
ids, eggs, and intraocular tissues // Poultry Sci. - 1977. - Vol. 56, №6. - P. 1847-
1851.
317. Gross W.B. Effect o f ascorbic acid on antibody response o f stressed
and unstressed chickens // Avian Dis., 1988. - Vol. 32, № 3. - P. 483-485.
318. Hadge D., Fiebig H. Developmental and comparative evolution o f low
molecular weight immunoglobulins. 1. Relationship o f 7S immunoglobulins o f
•various vertebrates to chicken Ig G // Immunology, 1980. - Vol. 4. - P. 501-514.

139
319. Hematopoietic prostaglandin D2 synthase in the chicken Harderian
gland / T.R. Scott [et al] // Veterinary Immunology and Immunopathology - 2005.
-V o l. 108.- P. 295-306.
320. Hudson L. Immunoglobulin-beering lymphocytes o f the chicken. 1.
Heavy chain organ distribution // Eur. J. Immunol. - 1 9 7 5 . - V o l . 5 . - P . 694-698.
321. Halloran H.B. Nutrition research essential to food production // Feed-
stuffs. - 1986. - Vol. 58, №1. - P. 11-12.
322. Hirokawa K., Makinidan T. Thymus involution effect o f T-cell dif­
ferentiation // J. Immunol. - 1975. - Vol. 114, №6. - P. 1659-1664.
323. Hughes W.F. Avian immunology // Anim. Nutr. Health. - 1979. -
Vol. 3 4 ,№ 2 .- P . 18-24.
324. Inmunidad m atem a frente a la enfermedad infecciosa de la bolsa /
C.L. Perera [et al] // Rev. Salud anim. - 2000. - Vol.22, № 3. - P. 155-158.
325. Immunohistochemical characteristics o f chicken spleen ellipsoids us­
ing new ly established monoclonal antibodies / K. Kasail [et al] // The Journal Cell
and Tissue Research. - 1995v- Vol. 281, №1. - P. 135-141.
326. Inoue М., Fukuda М., Miyano K. Thymic lesions in chicken infected
with infectious bursal disease virus // Avian Dis. - 1994. - Vol. 38, №4. - P. 839-
846.
327. Inoue М., Fujita A, M aeda K. Lysis o f myelocytes in chickens in­
fected with infectious bursal disease virus // Vet..Pathol. - 1999. - Vol. 36, № 2. -
P. 146-151.
328. In vivo effects of thymic hormones (Immunotim) an immunologic pa­
rameters with secondary immunodeffency diseases / M. Crisan, C. Stugren, O. Gal
e.a. // Roum. Arch. Microbiol, and Immunol. - 1992. - Vol. 51, №4. - P. 213-224.
329. Janse M.E., Van Rooselaar D., Koch G. Leukocyte subpopulations in
kidney and trachea o f chickens infected with infectious bronchitis virus // Avian
Pathology. - 1994. - Vol.23. - P.513-523.
330. Jian W., Boxiong D., Jinfen Y. A morphologic study on the immune
organ in broilers fea a diet supplement with different levels o f retinol // Acta. Zo-
otechn. Sinica. - 1988. - Vol. 20, №4. - P. 323-328.
331. Kendall M.D. Avian thymus glands: a reviews // Dev. Comp. Immu­
nol. - 1980. - Vol. 4, № 2. - P. 191-209.
332. Kiremidjian-Schumacher L., Stotzky G. Review: selenium and im­
mune responses // Enviromental Pres., 1987. - Vol. 42, №2. - P. 277-303.
333. Kittner Z., Olah I., lore I. Histology and ultrastructure o f the
Harderian glands - accessory lachrymal gland o f the chicken // Acta. Bid. Acad.
Sci. Hung. - 1978. - Vol. 29, №1. - P. 29-41.
334. Kittner E., Olah I. Contribution o f chicken’s central lymphoid organs
to the gland of Harder // Acta. Bid. Acad. Sci. Hung. - 1980. - Vol. 31, №13. - P.
177-185.
335. Kobayashi K., Hirai H. Further characterization o f IgA in chicken se­
rum and secretions // Immunology. Phys. Chem. Biol. - 1979. - Vol. 23, №3. - P.
183-189.

140
336. Kobayashi К., Hirai H. Studies on subunit components o f chicken
polimeric immunoglobulins // J. Immunol. - 1980. - Vol. 124, № 4. - P. 1695-
1704.
337. Kumar S.P., Setty D.R.L., Vathiraj S. Use o f levamisole along with
oxytetracicline and supportive therapy for the treatment o f theileriosis in cattle //
Indian Veter. J., 1988. - Vol. 65, №7. - P. 634-637.
338. Kumar S., Sharma G., Boclair W. Studies on the saffety and immuno-
genecity o f liposome (novasometin) adjuvanted, muramildipeptide incorporated
inactivated vaccines against various bacterial and viral disease o f poultry // Proc. o f
18 Worlds poultry Sci. Congress, Nagoja (Japan), September 4-9,1988. — Nagoja,
1988.-P . 1295-1297.
339. Lam K.M. Lysis o f chicken lymphocytes by infectious bursal disease
viruses // Avian Dis. - 1988. - Vol. 32. - P. 818-821.
340. Lam K.M. Morphological evidence o f apoptosis in chickens infected
with infectious bursal disease virus // J.- comp.- pathol. - 1997. - Vol. 116, № 4. -
P. 367-377.
341. Lam K.M. Alteration o f chicken heterophil and macrophage functions
by the infectious bursal disease virus // Microbial Pathogenesis. - 1998. - Vol. 25,
№ 3 . - P. 147-155.
342. Lebacq-Verheyden A.M., Vaerman J.P., Heremans J. F. A possible
homoloque o f mammalian Ig A in chicken serum and secrctions // Immunology. -
1972.- V o l. 22. P. 165-169.
343. Leslie G.A., Clem L.W. Phylogeny o f immunoglobuline structure and
function. Immunoglobulins o f the chicken // J. Exp. Med. - 1969. - Vol. 130. - P.
1337-1341.
344. Leslie G.A. Ontogeny on the chicken humoral immune mechanism //
Amer. J. Vet. Res. - 1975, - Vol. 36, №4. - P. 482-485.
345. Leslie G.A. Evidence for a second light chain isotype // Immuno-
chem., 1 9 7 7 .- Vol. 1 4 .- P . 149-151.
346. Loewen K.G., Derbyshire J.B. Interferon induction with polyinosinie:
polycytidylic acid in the newborn piglet // Can. J. Veter Res., 1986. - Vol. 50, №2.
- P. 232— 237.
347. M allick B.B., Kishore S., Das S.K. Nonspecific immunostimulation
against viruses // Comp. Immun. Microbiol. Infect. Dis., 1985. - Vol. 8., №1. - P.
53-63.
348. Marinova T. Functional morphology o f thymic epithelial cells // Ser.
Sci. Med. - 1989. - №26. - P. 17-22.
349. Mayr A., Buttner М., Pawlas S. // Vergleichende Untersuchungcn
liber die immunstimulierende (paraimmunisierende) Wirksamkeit von BCG Le-
vamisol, Corinebacterium parvnm and Praparaten aus Pockenviren in versche-
denen in vivo und in vitro Testen / J. Vet. Med., 1986. - Bd. 33, №5. - P. 321-339.
350. Ma-Xiaoli. Influence o f infection with infectious bursal disease virus
on splenic В lymphocytes in chicken // Journal o f Shandong Agricultural science. -
1 9 9 8 .-№ l . - P . 17-20.

141
351. McCorcle F., Glik B. The effect o f agina on immune competence in
the chicken antibodymediated immunity // Poult. Sci. - 1980. - Vol. 59, №3. - P.
669-672.
352. Mezes M. Inhibitory effect o f thyrotropin (TSH) on vitamin E utiliza­
tion in domestic fowl // Acta Vet. Hung., 1987. - Vol. 35, № 3. - P. 307-311.
353. M iller J. Immunological function o f the thymus // Austral Soc. Exp.
Bid. Proc.: Extend, abort. Open. Addreas publ. sesa Plenary Leet and Symp. pre-
sentat ASEB Nut., Febr., 7-10,1988. - P. 72-75.
354. M iller J. Immunological function o f the thymus // Austral. Soc. Exp.
Bid. Proc.: Extend, abort. Open. Addreas publ. sesa Plenary Leet and Symp. pre-
sentat ASEB Nut., Febr., 7-10,1988. - P. 72-75.
355. Morales O.E., Boclair W. Morphometric relations bursa / spleen in in­
fectious bursal disease (IBD) // Proc. o f the 42-th West. Poult. Dis. Conf. - Sacra­
mento. - 1993. - P. 91-92.
356. Morphological studies on Meckel's diverticulum in geese (Anser anser
domesticus) / K. Besoluk [et al] // Anatomy, Histology and Embryology. - 2002. -
Vol. 3 1 ,№ 5 .- P . 290-292.
357. Морфофункцюнальна структура Фабрициево{ бурей у курчат в
онтогенез! та ix чутливють до хвороби Гамборо / Г.А. Красников, В .В. Гер­
ман, Л.А. Ольховик, И .И . Берхане // Збережшсть молодняка с.- г. тварин -
запору ка розвитку тваринництва Украши: 36ipHHK статей навуково-
практично1 конференци. - Харьюв, 1994. - С. 90-93.
358. M otyka В., Reynolds J.D. Apoptosis is associated with the extensive
В cell death in the sheep ileal Peyer’s Patch and the chicken bursa o f Fabricius : a
possible role in В cell selection // European Journal o f Immunology. - 1991. - Vol.
2 1 .- P . 1951-1958.
359. Muller H. Replication o f infectious bursal disease virus in lymphoid
cells // Archives o f V irology. - 1986. - Vol. 87. - P. 191-203.
360. Naqi S.A., Millar D.L.,- Grumbles L.C. An evaluation o f three com­
mercially available infectious bursal disease vaccines // Avian Dis. - 1980. - Vol.
2 4 .- P . 233-240.
361. Naukkerinen A., Sorvari T. Morphological and histochemical charac­
terization o f the medullary cells in the bursal follicules o f the chicken // Acta.
Pathol. Microbiol. Scand. - 1982. - C.90, №4. - P. 193-199.
362. Nienwenhins R., Opstelten P. Functional anatomy o f germinal centers
// Am. J. Anat. - 1984. - Vol. 170, №3. - P. 421-435.
363. Oesophagal tonsil o f the chicken / N. Nagy [et al] // Acta Veterinaria
Hungarica. - 2005. - Vol. 53. - P. 173-188.
364. Ohshima K., Hiramatsu K. Immunohistochemical localization o f three
different immunoglobulin classes in the Harderian gland o f young chickens // Tis­
sue and Cell. - 2002. - Vol. 34. - P. 129-33.
365. Olah I., Glik B. Structure o f the germinal centers in the chicken caecal
tonsils light and the electron microscopic and autoradiographic studies // Poult. Sci.
- 1979. - Vol. 58, №1. - P. 195-210.

142
366. Olah I., Glik B. Splenic white pulp and associated vascular chenels in
chickens spleen // Am. J. Anat. - 1982. - Vol. 165, №4. - P. 445-480.
367. Olah I., Glik B. M eckel’s diverticulum - extramedullary myelopoesis
in thyolk sac o f hatched chickens // Anat. Rec. - 1984. - Vol. 208, №2. - P. 243-
253.
368. Olah I., Glik B. M eckel’s diverticulum - novel lymphoepitelial organ
in the chickens // Anat. Rec. - 1984. - Vol. 208, №2. - P. 253-263.
369. Onyeanusi B.I. The guinea fowl spleen at embryonic and post-hatch
periods // Anatomy, Histology and Embryology. - 2006. - Vol. 35, №3. - P.140-
143.
370. Orlans E., Rose M.E. An IgA - like immunoglobuin in the fowl // Im-
munochemistry. - 1972. - Vol. 9. - P. 833-835.
371. Osebold I.W. Mechanisms o f action by immunologic adjuvants // T.
Amer. Vet. Med. Assoc. - 1982. - Vol. 181, №10. - P. 982-988.
372. Otaky Y., N unoja Т., Tajima M. Depression o f vaccinal immunity to
Marek’s disease by infection with chicken anemia agent // Avian Pathology, 1988.
-V o l. 17, № 2 . - P . 333-347.
373. Panda S.K., Rao A.T. Effect o f vitaminum E-selenum combination on
chickens infected with infectious bursal disease virus // Vet. Rec. - 1994. - Vol.
1 3 4 ,№ 10.- P . 242-243.
374. Panigrachi B., Rowe L.D., Corrier D.E. Haematological values and
changes in chickens with infectious bursal disease // Res. Vet. Sci. - 1986. - Vol.
40, № 1 . - P. 86-88.
375. Papadimitrion J.M., Ashman R.B. Macrophages: current views on
their differentiation, structure and function // Ultrastruct. Pathol. - 1989. - Vol. 13,
№ 4 .- P . 343-372.
376. Paramithiotis E., Ratcliffe M.J. Bursa-dependent subpopulations o f
peripheral В lymphocytes in chicken blood // European Journal o f Immunology.-
1993.-Vol. 23, № 1 .-P. 96-102.
377. Pardue S.L., Thaxton J.P. Ascorbic acid in poultry: a review // World's
Poultry Sc. J., 1986. - Vol. 42, № 2. - P. 107-129.
378. Patil-Kulkami V.G. Immunity o f poultry // Poult. Guide. - 1980. -
Vol. 1 7 ,№ 1 2 .- P . 35-37.
379. Porter P., Parry S. H. Further characterization o f IgA in chicken serum
and secretions with evidence o f possible analogy o f mammalian secretory compo­
nent // Immunology. - 1976. - Vol. 31, №3. - P. 407-415.
380. Pearse G. Normal structure, function and histology o f the thymus //
Toxicologic Pathology. - 2006.- Vol. 34, №5. - P. 504-514.
38Д. Presence,of lesions without virus replication in the thymus o f chickens
exposed to infectious bursal disease virus / J.M. Sharma, J.E. Dohms, M. Walser,
D.B. Snyder // Avian Dis. - 1993. - Vol. 37, №3. - P. 741-748.
382. Proliferation and apoptosis in infection with infectious bursal disease
virus: a flow cytometric study / F. Ojeda, I. Scardova, M.I. Guarda e.a. // Avian
Dis. 1997. - Vol. 41, № 2. - P. 312-316.

143
383. Pulido М., Barcelo C.L., Pcrera S. Relaciones entre algunos de los in-
dicadores morfometricos de los organos linfoides у la inmunocompetencia en pol­
ios // Rev. Cub. Cienc. Avic. - 2001. - Vol.25, № 1. - P. 45-49.
384. Ragland W.L., Bacalli R.I., Pesti G.M. Immunomodulation o f chick­
ens by dietary calcium and lead // Krmiva. - 1994. - Vol. 36, Br. 1. - P. 19-23.
385. Rayne N.L. The lymphoid system // Physiology and biochemistry o f
the domestic foul. - London; New York. - 1971. - Vol. 2. - 985-1037.
386. Romppanen T. M orphometry o f chicken spleen germinal centers - in­
fluence o f “growing” o f reference volume on interpretation o f stcreological pa­
rameters // Proc. o f the 3-th Europ. Symp. Stered. - Ljubljana. - 1981. - P. 429-
434.
387. Romppanen T. Postembrionic development o f the chicken bursa o f
Fabricius. A light microscopic histoguan titative study // Poult. Sci. - 1982. - Vol.
6 1 ,№ 1 1 .- P . 2261-2270.
388. Rosenberger J.K., Cloud S.S. Chicken anemia virus // Poultry Sci. -
1 998.-V ol. 77, № 8. -P . 1190-1192.
389. Roth J.A. Development o f immunomodulators for use in domestic ani­
mals // World Biotech. Kept., 1987: Proc. o f Conf., London, May 1987'. - London:
New York, 1987. - Vol. 1, Pt. 4. - P. 63-68.
390. Rund B. Vitamin С plays role in immunity // Poultry Adviser. - 1989.
-V o l. 22, № 9 .- P . 61-64.
391. Rweyemamu M.M., Umehara O., Lucca-Neto D. Efficacy o f avridine
as an adjuvant for Newcastle disease virus antigen in chickens // Amer. J. Veter.
Res., 1986. - Vol. 47,№6. - P. 1243— 1248.
392. Sato K., Abe S. The possible presence o f a bursa-independeni IgM-
producting system in ch ick // Immunology. - 1975. - Vol. 28, №2. - P.293-299.
393. Sayegh C.E., Rao M.A., Ratcliffe Nf.J. Avian В cell development: les­
sons from transgenic models // Veterinarian Immunology and Immunopathology. -
1999. - Vol. 72, №1-2. - P. 31 -37.
394. Seto F. Early development o f the avian immune system // Poult. Sci. -
1981. - Vol. 60, №9. - P. 1981-1995.
395. Shortmen K. T-cell development in the thymus // Nature. - 1984. -
Vol. 3 0 9 .-№ 5 .- P . 583-584.
396. Siegel H.S. Immunological responses as indicators o f stress // W orld’s
poultry science Journal. - 1985. - Vol. 41, №1. - P. 36-44.
397. Singh L.D.K., Rao A.T. Effect o f levamisole and prednisolone on
chicken infected with infectious bursal disease virus // Indian J. Anim. Sci. - 1988.
- V o l. 58, № 5 .- P . 589-593. '
398. Sklan D., Josefov Т., Fridman A. The effects o f vitamin A, p-carotene
and cantaxanthin o f vitamin A metabolism and immune responses in the chicks //
Int. J. Vitamin and Nutrition Res., 1989. - Vol. 59, № 3. - P. 245-250.
399. Somvanshi R., Mohanty G.C., Kataria J.M. Light and electron micro­
scopic study o f bursa o f Fabricius o f chicks infected with infectious bursal disease
virus by intrabursal route // Indian J. anim. Sci. - 1991. - Vol. 61, №7. - P. 665-
670.

144
400. Studies on transaminases values o f differentn breeds o f chickens dur­
ing prior and post vaccination periods o f Ranikhet and fowl pox disease vaccines /
S.R. Tanwani [et al] // Indian J. Poultry Sc. - 1989. - Vol. 24. № 4 . - P. 316-319.
401. Sugimura М., Hashimoto Y., Yamada J. Morphology o f bursa o f Fab­
ricius in bursectomized and thymectomized ducks // Seminars on Immunology. -
1994. - Vol. 6, № 3. - P. 175-184.
402. Syrjanen K.I. Spleen white pulp architecture in the assessment o f im­
munity in patients with far-advaused pancreatic carcinoma // Scand. 1. Gastroen­
terol. - 1980. - Vol. 15, №5. - P. 609-615.
403. Systemic and local antibody responses to infectious bronchitis virus in
chickens inoculated with infectious bursal disease virus and control chickens / G.
Thompson, H. Mohammed, B. Bauman, S. Naqi // Avian Dis. - 1997. - Vol. 41, №
3 .- P. 519-527.
404. T-cell hyperreactivity in obese strain (OS) chickens. Different m echa­
nisms operative in spleen and peripheral blood lymphocyte activation / K.
Schauenstein, G. Kromer, G. Bock e.a. // Immunology, 1987. - Vol. 175, №3. - P.
226— 235.
405. Tanimura N., Sharma J.M. Appearance o f T cells in the bursa o f Fab­
ricius and cecal tonsils during the acute phase o f infectious bursal disease virus in­
fection in chickens // Avian Dis. - 1997. - Vol. 41, № 3. - P. 638-645.
406. Tawa H., Bamba H., Makino Y. Effect o f antibiotics on antibody pro­
duction in chickens. 3. Enhancement of the immune response by immunopotentia-
tor in the antibiotic-induced immunosuppressed chickens // Res. Bull. Aichi-Ken.
Agr. Res. Center Neargute Aichi., 1985. - Vol. 17. - P. 472-477.
407. Tham K.M., Moon C.D. Apoptosis in cell cultures induced by infec­
tious bursal disease virus following in vitro infection // Avian Dis. - 1996. - Vol.
4 0 ,№ i . _ p . Ю9-113.
408. The anatomy o f the cloacal bursa (bursa of Fabricius) in the helmeted
guinea fowl (Numida meleagris galeata) / Onyeanusi B.I. [et al] // Anatomy, His­
tology and Embryology. - 1993. - Vol. 22, № 3. - P. 212-221.
409. The structure o f the Harderian gland o f the guinea fowl at embryonic
and post embryonic stages / B.I. Onyeanusi [et al] // Anatomy, Histology and Em­
bryology. - 1993. - Vol. 22, № 2. - P. 183-190.
410. Thompson G., Naqi S. Cytotoxic activity o f cells recovered from the
respiratory tracts of chickens inoculated with infectious bronchitis virus // Avian
Dis. - 1997. - Vol. 41, № 3. - P. 690-694.
411. Thorbecke G., Lepman S.P. Germinal centers and their role in im­
mune responses // The reticuloendotelial system in health and disease. - New
York; London. - 1976. - P. 83-100.
412. Thornton D.H., Pattison N. Comparison of vaccines against infectious
bursal disease // J. Comp. Path. - 1975. - Vol. 85. - P. 597-610.
413. Thornton D.H. Specifications for infectious bursal disease vaccines //
Bull. Off. Int. Epizoot. - 1977. - Vol. 88. - P. 199-212.
414. Thyagarian D. Bursa o f Fabricius: structure and functions // Poult.
Guide. - 1983. - Vol. 20, №12. - P. 27-29.

145
415. Tilahun Y. Adjuvant genes for infections virus recombinant vaccines:
use o f lymphokines as adjuvant // Biotech. USA, 1987. - P. 238-246.
416. Toth T.E., Siegel P., Veit K. Cellular defense o f the avian respiratory
system. Infux o f phagocytes: elicitation versus activation // Avian Dis., 1987. -
Vol. 3 1 ,№ 4 .- P . 861-867.
417. Toukhy M.E., Aly S.A., Soliman M.K. Physiological studies on the
level o f some electrolytes and enzymes in normal and Newcastle vaccinated chicks
// Assiut veter. med. J. - 1989. - Vol. 21, № 42. - P.7-14.
418. Trainin N., Pecht М., Handsed L.T. Thymus hormones: inducers and
regulators o f the T-cell system // Immunol. Today. - 1983. - Vol. 4, №4. - P. 16-
20.
419. Vaerman J.P., Lebacq-Verheyden A.M., Heremans J.E. Absense of
disulfide bridges between heavy and light chains in Ig.A from chickens bile // Im­
munol. Commun. - 1974. - Vol. 3, №3. - P.239-247.
420. Vainio O., Toivanen A. Earty ontogeny o f germinal centre formation
in the chicken // Folia Biol. (Praha). - 1977. - T. 23. - fasc. 6. - P. 378-379.
421. Vanselow B.A. The application o f adjuvants to veterinary Medicine
//Vet. Bull., 1987. - Vol. 57, № 1 1 .- P. 881-896.
422. Vasantha S., Antony A., Lai S.M. Liposome encapsulated subunit
(VPj) and virion vaccines against foot-and-mouth disease // Acta virol., 1987. -
Vol. 3 1 ,№ 2 !-P . 109-116
423. Vasconcelos A.C., Lam K.M. Programmed cell death by the infectious
bursal disease virus // Proc. o f the 43-rd West. Poult. Dis. Conf. - Sacramento. -
1994.- P . 89-90.
424. Vemerova E., Hollmanova М., Poznamky khistologii brzliku (thy­
mus) s sleziny (lien) u kuza v ontogenezi // Sb. Vysoke Skale Semed. v Praze. -
1989.- V o l. 5 0 .- P . 283-293.
425. Vervelde L., Davison T.E. Comprasion o f the in situ changes in
lymphoid cells during infection with infectious bursal disease virus in chickens o f
different ages // Avian Pathol. - 1997. - Vol.26, №4. - P. 803-821/
426. Вивчення iMMymxnori4Hoi i морфолопчно1 реакцп курчат на вве­
дения деяких вакцин проти хвароби Гамборо / В.В. Герман, Г.А. Красников,
JI.A. Ольховик, И.И. Берхане // Збережш сть молодняка с.- г.'тварин - запору-
ка розвитку тваринництва Украши: 36ipHHK статей навуково-практично1 кон-
ференцп. - Харьюв, 1994. - С. 89-90.
427. Voisin G. Distinction cytomorphologic des lymphocytes d’ origine
thymique et a origine medullare // Patologia Biologie. - 1975. - Vol. 23, № 6. - P.
482-483.
428. Vujanovic N. Premiere demonstration de differences morphologigues
entre des lymphocytes appartenant a des population cellularies thymo-dependantes *
et thymo-independantes // Acad. Sci. - 1972. - № 17. - P. 1933-1936.
429. Watanahe H., Yasuro I. Chicken immunoglobulins in serum and as­
citic fluid // Jap. J. Vet. Res. - 1973. - Vol. 21, № 3. - P. 33-39.

146
430. White R.G. The structural organisation of avian lymphoid tissues //
Avian immunology: Proc. o f the 16-th Poultry Sci. Symp. - Edinburgh. - 1981. -
P. 24-44.
431. Wolcorr D., Sibony P.A., Keyser K.T. Neuropeptides and the innerva­
tion o f the avian lacrimal gland // Investigative Ophthalmology and Visual Sci­
ence. - 2000.- Vol. 30., №7.- P. 1666-1674.
432. Wren W.B. Probiotics: Pact o f fiction //Am. Health. Nutr., 1987. -
Vol. 42, №8. - P. 28-30.
433. Zeetress in infectious bursal disease vaccinated chicks / A.T. Rao, D.
Pradhan, H.K. Mohapatra, B.S. Das // Indian J. Indig. Med. - 1995. - Vol.' 16, №2,
- P . 39-103.
434. Zhang Hong-wei, Xu Yi-tai, Wang Hai-ren. The material isolated
from bovine liver promoted the immunity of chicken // Acta biol. Exper. Sinica. -
1995. - Vol. 28, №2. - P. 111-116.

147
Н аучное издание

Б И Р М А Н Борис Яковлевич
Г Р О М О В Игорь Николаевич
П Р У Д Н И К О В Виктор Сергеевич
Б О Р О З Н О В Станислав Леонидович
Б Р И Л О Игорь Вячеславович

ДИ АГН ОСТИКА, Л ЕЧ ЕН И Е И П РО Ф И ЛА КТИ КА


ИМ М УНОДЕФИЦИТОВ ПТИЦ
2-е издание, переработанное и дополненное

Подписано в печать 7.04.08. Ф ормат 60x84 1/16.


Бумага офсетная. Гарнитура типа Times. Печать офсетная.
Усл. печ. л. 9,30. Уч.-изд. л. 9,82.
Тираж 200 экз. Заказ № 422.

Издатель ПЧУП «Бизнесофсет».


ЛИ № 02330/0131731 от 10.02.2006 г.
Отпечатано в ПЧУП «Бизнесофсет».
ЛП № 02330/0131682 от 04.09.2006 г.
220043, г. Минск, пр. Независимости, 95/3.
Телефакс: 280 13 80. E-mail: businesofset@ magistral.by