Вы находитесь на странице: 1из 2014

sci_medicine

Владимир
Андреевич
Берсенев
https://coollib.net/a/188186

Позвоночник и боль

Книга «Позвоночник и боль», её третье издание, исправленное, расширенное и


дополненное — итог тридцатипятилетней научной и практической деятельности доктора В.
А. Берсенева. Открытие доктора — консервативные (без скальпеля) методики метамерного
лечения массовых заболеваний. В частности — грыж межпозвонковых дисков.
Рекомендации и советы, изложенные автором простым и доходчивым языком, помогут
пациенту сделать, со своей стороны, необходимые шаги навстречу выздоровлению.

ru

FictionBook Editor Release 2.6.5


15 August 2019
05A54625-B9F0-42A2-A59F-2E3BADF618F0
1.0

1.0 — создание fb2 из djv (☺)

"АВЕРС"
Киев
2007
978-7844-60-8

Берсенев
Владимир Андреевич

«ПОЗВОНОЧНИК И БОЛЬ»

3-е издание, исправленное, расширенное и дополненное


Об авторе

Заслуженный врач Украины, врач-невропатолог высшей категории


Владимир Андреевич БЕРСЕНЕВ
родился в 1945 году в Эстонии, в 1968 окончил медицинский институт, в 1970 —
аспирантуру. В. А. Берсенев — автор около ста научных работ, монографий и учебных
пособий, посвященных болевым синдромам и возрастной невропатологии. Открытия
Берсенева защищены шестнадцатью патентами. В своей врачебной практике доктор
опирается на фундаментальные теоретические разработки, в большинстве проведенные под
его руководством.

Методики доктора Берсенева вернули к активной жизни свыше 60 тысяч человек, многие дети,
пораженные церебральным параличом, догнали сверстников в интеллектуальном и физическом
развитии.
Методы, разработанные и применяемые В. А. Берсеневым, избавляют пациентов от всех 76
синдромов, сопровождающих остеохондроз позвоночника, они весьма эффективны при
невропатии нервных стволов, вегето-сосудистых дистониях, невралгии тройничного нерва,
болевых синдромах внутренних органов, артритах и артрозах.

Покорённая боль

Автор современных и действенных метамерных методик лечебного воздействия — доктор В. А.


Берсенев — постоянно расширяет спектр их применения. Созданная им система новых знаний,
основанная на собственных фундаментальных исследованиях и творческом осмыслении
наследия великих украинских неврологов, оказалась весьма эффективной и при лечении
детского церебрального паралича, многих заболеваний, связанных с патологией нервной
системы. Для истинного ученого неизведанные задачи всегда интересней, чем тиражирование
давно освоенных.
Корю себя. Возможно, в своё время не сделал всё от меня зависящее, чтобы открытие доктора
— консервативный способ лечения межпозвонковых грыж — вошло, как говорят
промышленники, в серию, стало массовым, адекватным распространенности этого вида
заболевания. За те несколько лет, когда В. А. Берсеневу и его сотрудникам были созданы более-
менее сносные условия для работы, через его небольшой отдел в одном из Киевских НИИ
прошли почти 30 тысяч пациентов, страдавших от боли в спине. Подавляющее большинство
получивших помощь было гарантированно избавлено от мучений.
Боль в спине преследует каждого десятого трудоспособного жителя нашей страны. А десяти
процентам заболевших, то есть каждому сотому, эта боль грозит пожизненной инвалидностью.
К сожалению, в арсенале традиционной медицины — лишь операционный стол, где шансы, в
лучшем случае, пятьдесят на пятьдесят. Не спасает положения и мануальная терапия, особенно
с оглядкой на то количество случайных людей, что возомнили себя специалистами в этом деле.
Порой последствия их вмешательства не удается исправить профессионалам.
Сроки жизни боль в спине не укорачивает, но она превращает жизнь в ад — ни нагнуться, ни
повернуться. Потому, уверен, методики доктора В. А. Берсенева, основанные на
консервативном лечении межпозвонковых грыж, сослужат хорошую службу, вернут в строй
активных строителей нашего независимого государства наиболее трудоспособных его сынов и
дочерей, принесут облегчение ветеранам труда. И это может произойти достаточно скоро, если,
наконец, будут сняты разного рода искусственные преграды, длительное время перекрывавшие
дорогу эффективным и безопасным методикам.

Естественно, выздоровление каждого пациента в равной степени зависит от его активного


желания избавиться от недуга, от его знания, как найти правильный путь к излечению. В
этом плане значение популярно и доходчиво написанной книги «Боль в спине»
[1]
трудно переоценить. Автор не поскупился на подробные рекомендации: массаж, лечебная
физкультура, нормы поведения, питания, следуя которым пациент сможет отгородиться от
боли, обезопасить свой организм от столь тяжких мучений.

Только избавившись от докучливой боли в спине, человек полностью расправит плечи. Ну а то,
что его трудоспособность, хорошее состояние здоровья — есть вклад в экономику
государства, — тут, наверное, двух мнений быть не может.

Андрей СЕРДЮК
,

член-корреспондент Академии медицинских наук Украины, доктор медицинских наук,


профессор

Подтверждено документально

В Институте проблем боли, в его филиалах и в клиниках-предшественниках, за более чем


тридцать лет применения метамерных методик возвращены к активной жизни десятки тысяч
пациентов, страдавших от грыж межпозвонковых дисков. Людям, которых лишала покоя всё
нарастающая боль и которым грозила инвалидность, как бы заново родились. Но почему и
каким образом грыжа межпозвонкового диска, упиравшаяся в ганглии, давившая на спинной
мозг и пережимавшая кровеносные сосуды (см. рис. I), переставала напоминать о себе —
оставалось только догадываться. Не рассекать же скальпелем кожный покров в районе
позвоночника с целью посмотреть и убедиться.

Наконец магниторезонансная томография (МРТ) стала такой же доступной, как рентген. Можно
получить наглядные ответы на поставленные выше вопросы. На рис. II, на снимках МРТ,
сделанных с перерывом в два года и два месяца, кружком обозначено место грыжи диска
(левый снимок, от 25.01.01) и тот же сегмент позвоночника, на котором грыжа диска
практически отсутствует (правый снимок, от 25.03.03). За эти два года пациентка С., киевлянка,
сама доктор, по специализации — дерматолог, прошла несколько курсов метамерного лечения,
каждый из 5 сеансов. В результате целенаправленного лечения и выполнения всех предписаний
лечащего доктора, грыжа, доставлявшая женщине столько неприятностей и лишавшая её
возможности не то что нормально передвигаться, а порой даже заснуть, рассосалась почти
полностью.

Правда, надо признаться, предписания доктора пациентка выполняла не в полном объёме.


Женщина с юности увлекается экстремальными видами спорта, названия их трудно выговорить,
но куда сложнее и опаснее ими заниматься. Например, выполнять акробатические упражнения в
воздухе, несясь со снежного склона на одной доске…
Самое интересное, что в процессе лечения и после выздоровления молодая женщина при
первой же возможности отправлялась в горы. Разумеется, я поругивал за авантюризм, но
понимал, что радость и удовольствие, доставляемые любимым видом спорта, оказываются
совсем не лишними компонентами в процессе лечения.
Другая история, более свежая. Снимки сделаны с перерывом в один год и два месяца. Грыжа
диска, как видно на рис. III, обосновалась в шейном отделе позвоночника. Солидная, более чем
в сантиметр длиной и несколько миллиметров шириной. Отчётливо видна, хотя снимок подан
со значительным уменьшением.

Какие страдания доставляет человеку остеохондроз шейного отдела позвоночника, долго


объяснять не надо, достаточно сказать, что определение «страх и ужас» — самое мягкое из всех
возможных. Вот с таким диагнозом появилась в июне 2005 года в нашей клинике пациентка по
имени Селина, 1968 года рождения. Женщина в том возрасте, когда, казалось бы, жить и
радоваться жизни, а для неё поесть или заснуть — проблема. Приехала из Испании, оттуда же и
снимки МРТ привезла (рис. III, датирован 21.06.05). Дважды приезжала в Киев на курсы
лечения, а перед третьей, контрольной, поездкой, ибо все неприятные ощущения остались
позади, опять явилась на обследование в ту же клинику (рис. IV, от 22.08.06). Испанский доктор
удивился: как же так, была грыжа и нет её!

Да, обе пациентки лечились в амбулаторных условиях нашей клиники, получили несколько
курсов метамерных инъекций (от 10 до 22 сеансов). Но ведь применяемые нами методики не
обременительны, всего забот — явиться в манипуляционную на 5 минут (включая раздевание
до пояса и одевание). Для сравнения, оперативное вмешательство по удалению подобных грыж
диска, как свидетельствует мировая статистика, потребовало бы на два-три порядка (в сто или в
тысячу раз) больше времени на лечение в стационаре. С трудно прогнозируемым результатом:
или значительное улучшение, или инвалидность без избавления от боли на всю оставшуюся
жизнь.
Так надо ли рисковать?

Глава 1
ЭТОТ МНОГОЛИКИЙ ОСТЕОХОНДРОЗ

ОТЧЕГО БОЛИТ ПОЗВОНОЧНИК И ЛОМИТ КОСТИ

За данью дань

Немецкие экономисты недавно разложили на составляющие житейскую формулу «Лучше быть


здоровым и богатым, чем бедным и больным». То есть прикинули, в какую сумму обходятся
болезни семейному бюджету и обществу в целом. Оказалось, что львиную долю средств
поглощают вертеброгенные заболевания нервной системы — остеохондроз позвоночника. Им
страдает до 80 процентов взрослого населения Германии. Суммарно нейтрализация радикулита
обходилась (до перехода на евро) в 34 миллиарда марок в год, из них 10 миллиардов — затраты
непосредственно на лечение, а 24 миллиарда шли на оплату временной нетрудоспособности.
Не меньшую дань остеохондрозу в пересчете на душу населения вынуждены платить
Соединенные Штаты Америки. Там аналогичные затраты превысили 50 миллиардов долларов в
год. От того, что урон Украины и России от радикулита исчисляется в гривнях и рублях,
давление этого заболевания на экономику ничуть не меньшее, чем в развитых странах. Скорее,
ещё более тяжкое — в силу нашего традиционного небрежения средствами малой механизации
и традиционного же наплевательского отношения к собственному здоровью. Надо ли
удивляться, что каждый десятый украинец и россиянин, страдающий остеохондрозом,
становится инвалидом. На селе остеохондроз позвоночника вообще возглавляет печальный
список заболеваний, ведущих к инвалидности.
Об интернациональной сути остеохондроза знаю не понаслышке, знаю по собственной
врачебной практике. Среди пациентов, которых поставил на ноги, граждане почти всех
государств Европы и Америки, многих держав Азии и Африки, а всего — свыше 60 стран.
Условия для возникновения этого недуга таковы, что от него не спрячешься ни за каким
забором.
Статистика подтверждает: остеохондроз сам по себе не сводит в могилу и даже не укорачивает
жизнь. Он «всего лишь» делает ее нестерпимой, лишает нормальных человеческих радостей —
любимой работы, общения с близкими.
Не спасает ни место жительства, ни принадлежность к той или иной группе населения или
социальному классу. К тому же, болезнь стремительно молодеет, она поражает даже детей.
Начальные стадии ее почти не поддаются диагностике, картина становится ясной, когда
«процесс пошел» и зашел далеко.

75 капканов

«Остео» (с греческого) — «кость», «хондроз» — «хрящ». Остеохондроз — заболевание костей и


хрящей. Наподобие кариеса, посещает всех, кому за тридцать. По естественным законам
природы. Морщины, сигнализирующие об увядании кожи, видны, а старение сосудов и костей
скрыто от глаз. Вот и вся разница.
Человек перестает расти к 27–28 годам, к этому времени заканчивается формирование костей
скелета. Тут же, без остановки, начинается обратный отсчет времени. Поначалу без особых
неприятностей. Запас прочности наших органов, в том числе костей, относительно велик и
рассчитан пусть не на вечность, но на довольно продолжительное время. На мой взгляд,
превышающее, и намного, показатели сроков жизни людей в развитых странах.
Однако правил не бывает без исключений. К сожалению, список этих исключений,
спровоцированных неразборчивостью в пище и ритмом жизни, непрерывно растет и
расширяется. Различные части скелета, и, прежде всего, межпозвонковые диски, все хуже
справляются со своими обязанностями, сигнализируя приступами боли.
Из 76 неврологических синдромов, сопровождающих остеохондроз позвоночника, 75 — весьма
и весьма болезненны. Представьте себе лабиринт, 75 из 76 закоулков которого могут лишить
покоя и сна, и вы получите примерное представление об опасностях, грозящих человеку, с
рождения уверенному, что в его ранце находится маршальский жезл. Сопоставьте один
(маршальский жезл) и семьдесят пять (болевые синдромы) и поймете, что гораздо больше
шансов заболеть на пути к цели своей жизни, чем стать маршалом (министром, академиком,
бизнесменом и пр.). Самое обидное, что одно отнюдь не исключает другого.

Берегите «шарниры»!

Чтобы понять, отчего на нас сваливаются неприятности, оживим в памяти школьные уроки
анатомии. «Несущая конструкция» человека — позвоночник — состоит из позвонков,
соединенных хрящевыми прокладками, — межпозвонковыми дисками (рис. 1).
Сам диск создан из довольно плотного вещества, здесь природа не поскупилась на материал.
Внешне диск напоминает шайбу с шаровидной полостью в центре — объемом с горошину. В
полости размещается пульпозное ядро. Структура его такова, что если ядро опустить в воду,
оно раз в 50 увеличится в диаметре, разбухнет до размеров шарика для настольного тенниса.
Этот упругий скользкий «шарик» и плотная «шайба» составляют основу биомеханики
позвоночника.

Позвоночник состоит из тридцати позвонков, все они похожи друг на друга, то есть их
строение метамерно. В шейном отделе 7 позвонков, в грудном — 12 (хотя правильнее
выделить грудные — от Т
1
до Т
5
и брюшные — от А
1
до А
7
). Далее идут 5 поясничных, 5 крестцовых позвонков, слитых в крестец. И копчик.

К первому позвонку крепится череп, но и он, в общем-то, — плод эволюции, для его создания
природа пожертвовала тремя позвонками. И если взять за точку отсчета опорную ткань
метамера — склеротом, то напрашивается вывод: тело человека состоит из 33 метамеров.
Однако вернемся к нашим позвонкам. Их всего 29 (если без копчика), распределены они —
только что говорили — по четырем разделам в соответствии с формулой 7-12-5-5. Как правило.
Но случаются отклонения. Немецкие ученые ещё в начале прошлого века после тщательного
обследования 24 000 скелетов пришли к выводу, что у каждых шести человек из ста количество
позвонков в отделах «прописки» может отличаться от нормы.
Среди вариантов — в поясничном отделе не 5, а 6 позвонков, тогда на один позвонок
обязательно будет меньше в шейном или грудном отделе. Если же шейный отдел увеличен на
один позвонок, значит это увеличение произошло за счет грудного или поясничного отдела.
Человек об этом нарушении пропорций может не догадываться до конца жизни, но врач такой
вариант обязан держать в уме. Ибо от перераспределения функций между позвонками зависит
происхождение того или иного болевого синдрома. В чем мы ниже убедимся.

Причины и следствия

Сами того не замечая или не желая замечать, мы постоянно травим свой организм. Снаружи,
изнутри. В клетках и тканях накапливаются и накапливаются «шлаки» — продукты конечного
обмена белков: соли аммония, мочевина, мочевая кислота, креатин, креатинин и др. Все эти
вещества повязаны одним неприятным свойством — они труднорастворимы.
Случись любая травма или сбой, и «шлаки» задерживаются в организме.
Прежде всего, «шлаки» являются прямым следствием переедания, перенасыщения пищи
белками, жирами и крахмалом. Чревато последствиями злоупотребление пряностями, свою
«черную метку» оставляют алкоголь, никотин, лекарства. Американские ученые выделили
десять главных причин смерти. Среди них побочное действие лекарств находится на…
четвертом месте. Мрачная картина. У нее имеется ещё и рама — внешняя среда, воздух и вода.
Тоже не блещущие экологической чистотой.

Теперь самое главное:


«шлаки» из-за своей нерастворимости в воде накапливаются прежде всего в
соединительной ткани, к которой относится скелет.

Можно бы не обращать на это внимания, да «шлаки» подавляют защитные функции организма,


уменьшают эластичность межпозвонковых дисков. И дают о себе знать, стоит случиться
неконтролируемому движению, например, поскользнуться.
Диск, задавленный «шлаками», истончается (рис. 2, сравните с рис. 1), лопается, через щель
выпячивается пульпозное ядро (рис. 3), оно давит на корешки спинного мозга (рис. 4, Б) или на
спинной мозг (рис. 4, А). И человека пронизывает боль.

СТАНОВОЙ НЕРВ

Даже специалист на вопрос, какой нерв при остеохондрозе вызывает болевые ощущения, чаще
всего ответит: сдавливаются корешки спинного мозга. Это так и не так. Можно сказать ещё
резче: совсем не так! Сдавливание корешков спинного мозга вызывает болевой шок, человек
теряет сознание, а с ним и способность анализировать свои ощущения.
Здесь я вынужден сделать отступление. Как прежде подчеркивали — от автора. Болевые
сигналы из района позвоночника нам передает синувертебральный нерв. На латыни — nervus
sinuvertebralis. В то же время в международной анатомической литературе об этом нерве нет ни
слова. Недавно попалось на глаза последнее украинское издание, посвященное анатомической
номенклатуре. И снова вокруг этого нерва заговор молчания.
Не знаю уж, почему так получилось. Хотя сам синувертебральный нерв описан более 150 лет
тому назад анатомом Люшкой. Иногда этот нерв так и называют — нерв Люшки. Ознакомиться
с результатами исследований великого анатома мне посчастливилось по прижизненному
изданию. Не раз удивлялся, что в мировой медицинской литературе насчитывается всего
двенадцать ссылок на работу Люшки.
Рис. 5 дает представление о схеме формирования этого нерва.

Рис. 5.
Топография шейного спинномозгового узла — гангалия:

1
— остистый отросток;
2
— желтая связка;
3
— перидуральное пространство;
4
— наружный листок твердой мозговой оболочки;
5
— эпидуральное пространство;
6
— внутренний листок твердой мозговой оболочки;
7
— субдуральное пространство;
8
— паутинная оболочка;
9
— субарахноидальное пространство;
10
— задний корешок спинного мозга;
11
— слепые карманы;
12
— спинномозговой узел (СМУ);
13
— нерв СМУ;
14
— спинномозговой нерв;
15
— возвратная ветвь спинномозгового нерва;
16
— дорзальная ветвь спинномозгового нерва;
17
— вентральная ветвь спинномозгового нерва;
18
— вегетативная ветвь синувертебрального нерва;
19
— синувертебральный нерв (нерв Люшки);
20
— соединительная ветвь (общая);
21
— позвоночная артерия;
22
— ганглий пограничного вегетативного ствола;
23
— передний корешок спинного мозга;
24
— зубчатая связка;
25
— костные ветви синувертебрального нерва;
26
— менингеальные ветви синувертебрального нерва;
27
— сосудистые ветви синувертебрального нерва;
28
— сосудистая оболочка;
29
— передняя продольная связка;
30
— тело позвонка.

Нерв Люшки формируется ветвью спинномозгового (соматического) нерва и вегетативной


ветвью от ганглия пограничного симпатического ствола. Ветви синувертебральных нервов
создают рецепторные поля в полостях позвоночного столба, где располагаются спинной мозг и
его корешки. Кроме того, синувертебральный нерв иннервирует — обеспечивает, пронизывает
нервами — оболочки спинного мозга и оболочки корешков спинного мозга. Иными словами,
речь о системе, которая на латыни звучит: nervi nervorum — о нервной системе нервной
системы. Как только эта система вовлекается в патологический процесс, человека захлестывают
мучительные боли.
Не от вредности так поступает «нервная система нервной системы», она призвана природой
предупреждать разрушения структуры наших нервов и фактически выполняет благородную
роль сторожевого пса. Только «рычит» болью. Как «унюхает» угрозу для нервной системы, так
и начинает «рычать».
Болевые нервные клетки свили себе гнездо в спинальных ганглиях (рис. 5). Упомянутые
ганглии достигают в поясничном отделе размеров половины ногтевого ложа мизинца. В каждом
«запакованы» около 50 тысяч чувствительных нервных клеток, все они дают о себе знать при
радикулите.
Но! Для каждого ганглия отведена природой определенная территория в кожном покрове,
костных структурах, мышцах, сосудистом бассейне, внутреннем органе, в иммунных и
эндокринных системах.
Потому-то боль бьет до стопы, если в патологический процесс вовлечен, к примеру, первый
крестцовый спинальный ганглий. Когда третий поясничный — в колено, первый поясничный —
в пах.
Нижний грудной ганглий сковывает болью низ живота, и женщины иногда подолгу лечатся у
гинеколога, хотя нужно бы обратиться к ортопеду. Среднегрудные спинальные ганглии
«отзываются» язвой желудка или двенадцатиперстной кишки. При патологии верхнегрудных
ганглиев пациенты обращаются за помощью к кардиологу…
Вот почему ещё так важно знать, соответствует ли количество позвонков в отделах норме или
наблюдаются отклонения от нее.

ТРИ ГОЛОВЫ «ДРАКОНА»

При патологиях разворачиваются три вида событий.

1.
Сенсорные расстройства
, то есть расстройства ощущений, включая «ее величество боль».

2.
Рефлекторные расстройства
, когда сосуды или мышцы в зоне контроля теряют или изменяют тонус. Пациенту кажется,
что он оступился и упал на ровном месте. На самом деле это нервная система утратила
контроль над мышцами, они стали самопроизвольно сгибаться и разгибаться, а у человека
возникает ощущение, будто он оступился.

3.
Трофические расстройства
— нарушается порядок в тканях.

Нейроны спинальных ганглиев вырабатывают, нейрогормоны, они «капельками» стекают по


отросткам в зону контроля ганглия, поддерживая «порядок и дисциплину» в структурах и
тканях. Но как только эти процессы утрачивают четкость, сразу возникает хаос. Отсюда —
патологические состояния.
К примеру, в суставах нарушается обмен веществ. Как следствие в зону контроля ганглия
прекращается нормальная подача синовиальной жидкости (смазки суставных поверхностей).
Суставы начинают «хрустеть и скрипеть», следом страдает венозный кровоток, из-за чего ткань,
в свою очередь, отекает, меняется тканевое давление и т. д. Незаметно, постепенно тканевые
структуры деградируют.
Мало того, в зонах, лишенных строгого контроля, недостаточно активно трудятся макрофаги —
моноциты, «чистильщики организма». Они своевременно не выводят продукты обмена, и те
постепенно накапливаются. На бытовом языке — происходит «отложение солей (шлаков)».
Затем участки прикрепления сухожилий к надкостнице начинают впитывать кальций, создается
впечатление, что на костях образуются наросты. Короче говоря, происходит много
неприятностей, изменяющих энергетические обменные процессы и сковывающих нас по рукам
и ногам.

Обман ощущений
Не менее важно иметь представление об отраженных болевых синдромах. При остеохондрозе
позвоночника пациенты подчас жалуются на боль в зонах, расположенных далеко от
воспалительного процесса.
Вспоминаю пациентку, врача по профессии. Она испытывала нестерпимую боль в голенях, а
поясница совсем ее не тревожила. Как специалист она прекрасно понимала, что причину надо
искать в пояснично-крестцовом отделе позвоночника, но попробуй поверь учебникам, когда
голени изнутри разрывались от боли, довели человека до нервного истощения. От мучений
удалось ее избавить, но четыре месяца страданий не прошли бесследно — женщина
возненавидела свою спальню, свою кровать, свою квартиру. Пережитое выводило из себя.
Успокоилась только тогда, когда сменила квартиру.
В механизме отраженной боли удалось разобраться сравнительно недавно. Врачи терялись в
догадках: пациент жалуется на боль в абсолютно здоровых тканях. А всему виной грыжа диска,
упёршаяся в нервные структуры. Долгое время считалось аксиомой: чувствительный нейрон
спинального ганглия имеет лишь один отросток, который делится Т-образно. Периферический
отросток заканчивается рецепторными полями, а центральный передает информацию через
посредство спинного мозга в головной.
Однако сложные и целенаправленные исследования с применением электронной микроскопии
помогли уяснить, что нейроны имеют не один отросток, а несколько. Дендриты этих нейронов
разветвлены (см. рис. 6), один отросток через возвратную ветвь связан с позвоночником, второй
направляется на периферию, например, к тканям голени, где образует рецепторные поля.

Раздражение рецепторного поля в позвоночнике приводит к тому, что в мозг поступает сигнал о
месте возникновения боли (истинная боль) и о ложной боли — от второго дендрита. Потому
пациент одновременно испытывает боль в пояснице и голени (рис. 7). Однако со временем боль
в пояснице спадает. Частично из-за сбоев (дегенерации) в рецепторных (воспринимающих)
полях. Как в телефоне — нет мембраны, нет и передачи информации.
А второй дендрит продолжает сигнализировать. Это подобно фантомным болям. Ногу
ампутировали в верхней части бедра, а человек жалуется на нестерпимую боль в пятке…

«Шерочка с машерочкой»

Территория, расположенная ниже пояса, не только притягивает разнузданно-разговорчивые


супермужские и суперженские издания. На ней дислоцируются болезни, о которых больные не
спешат рассказывать.
Объясняешь застенчивому пациенту, что к чему, а он удивляется: «Как вы догадались?» А что
тут догадываться? Знаю. Многократно вынужденно сопоставлял. И убеждался. Задачка даже
попроще, чем, когда приходится отвечать на вопрос: «Какой город величают Хабаровском-на-
Днепре?» Сплошь и рядом за остеохондрозом нижних грудных и верхних поясничных
позвонков, словно «шерочка за машерочкой», увязывается простатит. Не успела болячка
вцепиться в позвоночник, как рано или поздно (к сожалению, всё раньше и раньше) такие
пациенты заболевают простатитом.
И тут не обошлось без нервов. Предстательная железа, как любой другой орган нашего
организма, пронизана нервными волокнами. Значительная их часть берет начало в пояснично-
крестцовой зоне позвоночника, в близлежащем периферическом центре нервной системы. И
если по каким-то причинам страдают ганглии, расположенные по бокам поясничных позвонков,
следом обязательно навалятся упомянутые нами три вида расстройств — сенсорные,
рефлекторные, трофические — и неизбежно затронут всю территорию метамера. Это как
лесной пожар, который всё пожирает на своем пути — линии электропередач, поселки,
отдельно стоящие сторожки…
Если на боли в пояснице пациент ещё не преминёт пожаловаться врачу, то обо всём, что ниже
пояса, — умолчит. Будет молчать до тех пор, когда близкие (жена!) не вынудят обратиться за
помощью. Не удивительно, что болезни мочеполовых органов чаще всего оказываются весьма и
весьма запущенными.
Кажется, мы, с нашим менталитетом, скорее воспримем у прагматичных жителей
протестанских и католических стран их привычку ежемесячно отмечаться у психиатра, чем
позволим себе полную откровенность с доктором на предмет дискомфорта, испытываемого при
посещёнии туалета и при некоторых других, не менее интимных обстоятельствах. Да что там!
Нам проще попросить у незнакомого человека воды («Бабка, дай попить, а то так есть хочется,
что переночевать негде!»), чем поинтересоваться, как пройти в туалет. Нам легче терпеть, пока
мочевой пузырь не лопнет. Бывали случаи, лопался, оставляя застенчивого молодого человека
инвалидом на всю жизнь.
С регулярными визитами к психиатру, допустим, подождём. Но взрослому человеку давно пора
научиться внимательно прислушиваться и приглядываться к проявлениям собственного
организма. Для того, хотя бы, чтобы чётко и по делу рассказать о настораживающих симптомах
лечащему врачу. Не заикаясь и не краснея, как институтка. Надо исходить из постулата: стыдно
болеть! А предпринимать шаги к выздоровлению — со всех сторон нравственное и богоугодное
деяние.
Не осталось тайн у секса. Средства массовой информации развязали на эту тему языки до
полного, как они выражаются, отпада. Перехватили инициативу у безымянных авторов
«наскальной» живописи в туалетах и на заборах. Школьники на уроках анатомии заставляют
смущаться учителей. А врачам из пациента все ещё приходится клещами вытаскивать сведения,
без которых невозможно поставить точный диагноз и назначить адекватное лечение.
У женщин расстраивается мочеиспускание, они годами не выходят без памперсов из дому. На
мужчин остеохондроз из зоны пояснично-крестцового отдела нападает ещё агрессивнее. И с
мочеиспусканием сложности, и половая функция страдает.
Больных изводят частые позывы к мочеиспусканию. Или, наоборот, мочеиспускание у них
крайне затруднено. Разгадка, вернее всего, кроется в состоянии нервной системы метамера, к
чьей территории мочеполовые органы приписаны. В частности, круговая мышца — сфинктер,
сжимающая мочеиспускательный канал, из-за сбоев в нервных структурах теряет способность
полностью расслабляться. Человеку приходится излишне тужиться, иначе мочевой пузырь не
опорожнить. Следом вступает в свои права принцип домино. Дополнительные нагрузки
отражаются, в свою очередь, на нормальной работоспособности соседних органов, того же
брюшного пресса.
Но и это не всё. Напряжение в нервных волокнах крестцового и поясничного отделов, в конце
концов, отразится на либидо человека. И мужчины, и женщины. Понижается выработка
соответствующих гормонов, нарушаются процессы полового цикла. У мужчин страдает
эрекция, у женщин — желание иметь половую близость.
Если бы супруги или, как теперь принято говорить, партнеры больше знали о влиянии на накал
обоюдных радостей пояснично-крестцового отдела позвоночника, они, наверное, меньше
думали бы о «разлучниках» и «разлучницах» и больше о здоровье друг друга. Что, в свою
очередь, улучшило бы погоду в доме, ибо пустопорожние споры-выяснения не сжигали бы
столько нервных клеток.
Перечень неприятностей, которые приносит с собой остеохондроз позвоночника, очень длинен.
Потребовалась бы в десятки раз большая по объёму книга, чтобы иметь возможность хотя бы
перечислить недуги, так или иначе прислонившиеся к позвоночнику. Лишь один пример:
расстройство периферической нервной системы не проходит бесследно для сигмовидной и
прямой кишки. То есть, может пострадать нижняя зона толстой кишки. И тогда пациенту
досаждает боль в области живота — внизу слева. Зачастую она сопровождается неустойчивым
стулом. А после акта дефекации боль из прямой кишки отдает в спину.

Дай боли волю, она согнёт в дугу

Пожилой человек чаще всего жалуется на боль в позвоночнике, в суставах. Дают о себе знать
дискогенные процессы, деградация, а попросту — старение межпозвонковых дисков. В конце
концов, все это ведет к выпячиванию, иногда заканчивающемуся грыжами дисков. Грыжи
раздражают синувертебральный нерв, давят на него (рис. 8). А этот нерв иннервирует
внутренние структуры позвоночного столба.

Глава 2
ТЕРРИТОРИЯ МЕТАМЕРА

«Боли охватили тело мое.


Боже мой, вынь их из меня».

Молитва дочери вавилонского царя (клинопись на каменной плите фараона Ниппура)

СЛОЖНЫЕ ВОПРОСЫ МЕДИЦИНЫ И МЕТАМЕРНЫЕ МЕТОДЫ ЛЕЧЕБНОГО


ВОЗДЕЙСТВИЯ

I. АСПЕКТЫ ТЕОРИИ

ВНАЧАЛЕ БЫЛИ ИССЛЕДОВАНИЯ

В науку ещё в студенческие годы меня вовлёк в Архангельском мединституте приглашённый с


Украины профессор Виктор Демьянович Дышловой. Одна их первых моих студенческих,
перешедших в аспирантскую, работ потребовала экспериментов на собаках. На этих животных
я изучал закономерности обеспечения нервами внутренних органов, в частности —
поджелудочной железы. Её у подопытных животных удалял с целью определить реакцию
ганглиев — сгустков нервных клеток, руководящих данным метамером, — на ампутацию
железы. Удалось установить сегменты нервной системы, ответственные за работу указанной
железы.
Для чего нужны были эти эксперименты? Не для того, разумеется, чтобы активисты,
специализирующиеся на защите животных, падали в обморок. Учителя нас строго учили:
прежде чем приступить к операции, необходимо принять все меры, избавить подопытных собак
от мучений. Но, скажите, как иначе получить представление о путях прохождения нервных
импульсов? Как научиться купировать болевые синдромы, влиять на рефлексы и так далее? Как
умудриться «подстёгивать периферию», стимулировать её на борьбу с заболеванием?
На собаках изучал также ткани спинного мозга. Убедился, что поговорка «Встречают по
одёжке», то есть по породе, в применении к четвероногим друзьям человека даёт осечку.
Высокопородные псы бывают хороши с декоративных или функциональных позиций. Но
значительно уступают в здоровье и выносливости неаттестованным дворнягам. Даже
кровотечение у псины «голубых кровей» остановить весьма трудно. Как это ни горько
признавать, естественный отбор в животном мире обеспечивает появление куда более
жизнеспособного потомства, чем целенаправленное скрещивание. С декоративной или какой
другой, не предусмотренной природой целью, не говоря уже о политической.
Вывод, думаю, целиком накладывается на человека. В царских и королевских семьях веками
было принято жениться не по любви, а согласно государственным интересам. В результате в
Европе некоторые правящие династии стали носителями гемофилии — болезни плохой
свёртываемости крови. От неё страдали, в частности, представители династии Романовых.
Прежде чем создать и возглавить Институт проблем боли, я руководил Киевским филиалом
Украинского научно-исследовательского института клинической и экспериментальной
неврологии и психиатрии. Там была разработана и внедрена в практику уникальная методика
лечения больных с хроническими болевыми синдромами, лечения детей с устойчивыми
патологическими состояниями. Новизна этих медицинских технологий защищена патентами,
многие из которых государственная экспертиза СССР признала пионерными решениями.
Метамерные технологии лечебного воздействия, практикуемые в нашей клинике, зиждятся на
фундаментальных исследованиях закономерностей нейрометамерной иннервации тела
человека. В свое время эта научно-исследовательская работа была включена под грифом
«Отдел — УМЗ» в группу важнейших фундаментальных и прикладных исследований
президиума Академии наук СССР на 1980–1990 гг. и финансировалась Военно-промышленной
комиссией при Совете Министров СССР.
Результаты оказались настолько впечатляющими, что 12.08.88 г. союзное правительство
утвердило (постановление № 997) государственную программу «Клиническая
экспериментальная нейровегетология и безмедикаментозные методы лечебного воздействия».
Для внедрения и реализации этой программы Совмин выделил целевым назначением 2 млрд
460 млн рублей (сравните: сметная стоимость строительства «КамАЗа» в Набережных Челнах
составила 5 млрд рублей). Но вскоре Союз развалился, а государствам, образовавшимся на его
территории, стало не до общеоздоровительных программ.
Что же убедило комиссии, готовившие документы для Совмина? Цифры, подкрепленные
реальными историями болезни. Сотрудники нашего филиала поставили на ноги 27 тысяч
пациентов, которым известные доселе способы лечения не помогали. Тысячи людей впервые за
годы мучений вздохнули свободно, избавились от хронических болей.
Эффективность новых методов оказалась необычайно высокой, достигла 97 процентов. Не было
зарегистрировано каких-либо осложнений или ухудшений состояния пациентов. А многолетние
наблюдения над прежними пациентами дали все основания говорить об устойчивом лечебном
эффекте и высокой лечебной активности.
Не менее эффективно метамерные технологии проявили себя при лечении детей, обречённых на
пожизненную инвалидность, — пораженных церебральным параличом, умственно отсталых,
страдающих болезнью Дауна, миопатией и другими страшными недугами. При лечении ДЦП
традиционными способами лечебный эффект отмечается в 18–20 процентах случаев.
Метамерные технологии позволяют поднять планку до 90 процентов.

МАГИЯ ЦИФР

Давно не удивляюсь, что большинство сакральных цифр в древних религиозных культах так
или иначе коррелируют с организмом человека. К примеру, число «7» означает не только
количество дней в неделе и тот короткий срок, за который Господь создал Землю со всеми её
обитателями да ещё денёк оставил для отдыха, но целиком приложимо к количеству структур,
из которых состоит тело человека.
О числе «3» — вообще можно не распространяться. Кто не знает, что первые два счёта
прощаются, а третий запрещается! И вообще, все наши старты с детства припадали на: раз! два!
три! В качестве окончательного и бесповоротного начала то ли игры, то ли какого другого
действа.
А как выговоришь число «33», тут же припоминается не только до конца не понятая комедия
Георгия Денелии «Тридцать три» (один из авторов сценария фильма — Виктор Конецкий,
маринист советских времён, благодаря ему появился на свет «зверино-морской фильм» —
«Полосатый рейс»), но и пушкинские строки «В чешуе, как жар горя, тридцать три богатыря».
Так вот, все перечисленные цифры имеют самое прямое отношение к человеку и, словно
ключики, позволяют открыть многие секреты нашего организма. Они неразрывно связаны с
нервным обеспечением и нервным контролем всех частей-метамеров нашего тела.
Пусть простит меня читатель за некоторую перегрузку информацией. Сведения, изложенные на
ближайших страницах, помогут легче объяснить механизмы воздействия по нашим методикам
на очаги заболевания. Посредством влияния на центральную, вегетативную и соматическую
нервную систему.

Три

Начнём с начала, со считалки «раз-два-три!» С трёх зародышевых листков, которые после


зачатия формируют организм человека. Каждый из этих «трёх богатырей» воспроизводит потом
две или три структуры тела человека.

Первый из них —
наружный зародышевый листок — эктодерма — даёт начало кожному покрову и нервной
системе
. Не зря медики считают кожу экраном нервной системы во внешнюю среду. Между кожей
и нервами самая прямая связь, они, можно сказать, «родственники по крови». В отличие от
производных соседних зародышевых листков. Между теми тоже имеются точки
соприкосновения, но уже не такие прямые, а как бы между двоюродными братьями.

Средний зародышевый листок — мезодерма — ответственен за развитие сразу трёх


структур нашего тела: сердечно-сосудистой системы, скелета
(системы плотных, соединительнотканных, главным образом, костных, образований,
составляющих остов тела человека) и мышц. Не трудно догадаться, что, воздействуя на
мышцы или кости, можно довольно активно повлиять на состояние сердечно-сосудистой
системы. И наоборот.

Третий зародышевый листок — эндодерма — даёт начало внутренним органам, железам


внутренней секреции (включая поджелудочную) и защитным системам организма
. Связь между внутренними органами и иммунной системой самая непосредственная. А вот
влиять через эти лазейки на кожу, нервы, сердце, кости, мышцы — намного сложнее. Тут
производные третьего зародышевого листка выступают только в качестве посредников.

Пациентам, страдающим от остеохондроза позвоночника, не устаю повторять, что втираниями


можно воздействовать, к примеру, на саму кожу, на нервную систему, но фактически
бесполезно с помощью мазей влиять на заболевания скелета и мышц. Другое дело, если
попытаться, к примеру, «побеспокоить» тем же массажем нервные окончания у грудных
позвонков, которые замыкаются на поджелудочную железу.
За миллиарды и миллионы лет эволюции тела позвоночных и человека претерпели
значительные изменения. Появились голова и конечности. Сердце, диафрагма, желудок,
поджелудочная железа и другие внутренние органы сместились далеко от места своей
первоначальной закладки. Некоторые вообще до неузнаваемости видоизменились. Но природа
при всей своей внешней расточительности весьма скупа. Там, где можно приспособить к делу
первоначальный вариант, она с завидным упорством добивается своей цели. Вот почему
обеспечение нервами всех участков нашего тела осталось неизменным. Что, кстати сказать, даёт
возможность легко уяснить, где поначалу располагался тот или иной орган.
Сердце опустилось в защитную клетку из рёбер, а первым местом его «прописки» были шейные
позвонки. Не будем потому удивляться мнению специалистов-кардиологов, которые считают,
что каждые четверо из пяти людей, жалующихся на боли в сердце, должны были бы обратиться
за помощью к ортопедам. Источник боли, которая им досаждает, находится не в сердце, а в
шейном отделе позвоночника, где обосновался остеохондроз. Его и надо лечить.

Семь
Накрепко запомним: нервное обеспечение любого метамера сосредоточено в двух сгустках-
ганглиях, расположенных по бокам позвонков, которые руководят всеми семью
«подведомственными» структурами (рис. 1). Перечислим их:
• дерматом (покровная ткань, кожа и её производные);
• нейротом (нервная система);
• вазотом (сосудистый бассейн);
• склеротом (участок скелета, опорная ткань);
• миотом (группа мышц);
• энтеротом (внутренние органы);
• глотом (эндокринная и иммунная системы).
Если руководящие центры периферической нервной системы в той или иной степени
стимулировать — массажем ли, иглоукалыванием, лекарственными препаратами, — есть
возможность возродить жизнедеятельность поражённых участков метамера.

Тридцать три

От общих закономерностей перейдём к частностям. Тело человека состоит из 33-х частей-


метамеров. Их можно образноприблизительно сравнить с отсеками подводной лодки. «Боевые
части» субмарины отделены друг от друга переборками, каждая способна на некоторую
автономную жизнедеятельность. Изначально тело нашего далёкого-предалёкого прапрадеда
делилось на 33 части. Это потом первые три позвонка срослись и образовали голову, появились
конечности и такое прочее. Всё равно, участки, весьма похожие друг на друга, сохранились —
те же позвонки и рёбра (рис. 1).
***
Вот вкратце, в чём секрет метамерных методов лечебного воздействия, к открытию которых в
своё время я имел самое прямое отношение.

Рис. 1.
Структура метамера:

1
— спинной мозг (зубчатая связка);
2
— передний корешок спинного мозга;
3
— задние столбы спинного мозга;
4
— вазотом;
5
— энтеротом;
6
— постганглионарная вегетативная ветвь к энтеротому;
7
— постганглионарная вегетативная ветвь к вазотому;
8
— ганглий пограничного симпатического ствола;
9
— синувертебральный нерв;
10
— возвратная ветвь спинномозгового нерва;
11
— серая соединительная ветвь;
12
— белая соединительная ветвь;
13
— склеротом;
14
— миотом;
15
— вазотом;
16
— вентральная ветвь спинномозгового нерва;
17
— дорзальная ветвь спинномозгового нерва;
18
— спинномозговой узел;
19
— миотом;
20
— дерматом.

ЧЕМУ НАС УЧАТ ЭМБРИОНЫ

Метамерные технологии лечебного воздействия основаны на эволюционно-историческом


анализе строения тела человека.
В теле человека метамерную структуру — говорили уже — имеют: позвоночный столб
(нумерация позвонков легла в основу нумерации метамеров), межпозвонковые диски, рёбра,
межрёберные сосуды, мышцы, нервы.
Остальные структуры организма — руки, ноги, голова, брюшная и грудная полости, малый таз
и т. д. — разительно отличаются друг от друга и, казалось бы, подходить к ним с метамерными
мерками абсолютно бесперспективно. Эволюция за миллионы лет основательно изменила их
строение, предназначение и внешний вид.
Однако в том-то и штука, что связь периферической нервной системы с центральной в этих
органах осталась метамерной. В чем легко убедиться, приглядевшись к схеме строения
человеческого эмбриона, представленной на рис. 2. На зародыше величиной в 10 мм четко
различима метамерность чувствительных узлов — скопления нервных клеток. На рис. 3 —
схема эмбриона в той стадии, когда происходит закладка мышц. И здесь легко просматривается
метамерность их строения.

Рис. 2.
Строение цереброспинальной нервной системы эмбриона человека длиной 10,2 мм; 32-й
день развития

(Toldt, 1934. — С. 912).

Что из чего вытекает


Термин «метамерия» восходит к греческому «мерос» — «часть». При расчленении вдоль
продольной оси тела позвоночных животных и человека отчетливо проявляется ряд
повторяющихся участков — метамеров. Метамеры же, ещё раз повторим, состоят из таких
структур: кожные — дерматомеры (дерматомы), мышечные — миомеры (миотомы), скелетные
— склеротомеры (склеротомы), сосудистые — вазотомы, энтеротомы (внутренние органы),
глотомы (иммунная и эндокринная системы), нервные — нейромеры (нейротомы и невротомы).
Под нейромером подразумевается сегмент спинного мозга (миеломер) вместе с корешками,
спинномозговыми узлами и нервами. Т. е. нейромер — это нервная система метамера.
Метамерность тканей является биологической закономерностью, она естественна для
двусторонне симметричных животных и человека. В процессе эволюции тело человека
получило псевдометамерное строение. Лишь на ранних этапах роста зародыша можно
проследить образование метамеров. Наиболее ярко черты метамерности прослеживаются на
тыльной стороне второго зародышевого листка — в совокупности нарождающихся клеток,
дающих начало клеткам крови, костной, соединительной и гладкой мышечной ткани.

Рис. 3.
Схема, показывающая области зародыша, в которых распространяются миотомы

(по Б. Карлсон. Основы эмбриологии по Пэттену/ Пер. с англ. — М.: Мир, 1983. - T.I. —
Рис. 9.19).

Участки, покрытые точками, примерно соответствуют исходным мезодермальных сомитов;


«белые» участки, лежащие вентролатеральнее каждого сомита, — территории, которые
стремятся занять сомиты:

1
— зачатки глазных мышц;
2
— затылочные миотомы;
3
— шейные миотомы;
4
— грудные миотомы;
5
— поясничные миотомы;
6
— крестцовые миотомы;
7
— регрессивные копчиковые миотомы.

В эмбрионе скелет, мышечная, сосудистая, выделительная и нервная системы являются


метамерными, где каждый метамер опять же состоит из склеротомера (склеротома), миомера
(миотома), вазотома, нейромера (нейротома и невротома), энтеротома и дерматома.
Развитие рук и ног в зародыше человека нарушает метамерный принцип строения тела. Ведь в
образовании конечностей участвуют склеротомы, миотомы, дерматомы, вазотомы и нейротомы
нескольких метамеров. Явные черты начальной похожести исчезают или маскируются
вследствие смещения тканей в процессе роста и слияния миотомов с другими тканями. Лишь в
строении позвоночного столба, ребер, грудной клетки, в распределении межреберных мышц,
корешков спинного мозга, спинномозговых узлов, спинномозговых нервов и ганглиев
пограничного симпатического ствола сохраняется четко выраженная метамерность. В том числе
и в части мышц туловища — мышц позвоночника и межреберных мышц.
Остальные мышцы скелета по мере развития эмбриона смещаются от мест своего
возникновения. Но ведь первичные миотомы с самого начала своего возникновения пронизаны
метамерными нервами. И как бы в дальнейшем ни изменялось положение мышцы, вросший в
нее нерв растет вместе с нею. Иными словами, метамерный нерв, «курирующий» мышцу,
указывает нам, в каком месте зародыша эта мышца возникла. Потому-то диафрагма, удаленная
от шеи, продолжает обеспечиваться «нервным питанием» от шейных позвонков, от места своей
закладки.
Поначалу имеют метамерное строение и сосудистые стволы. На аорте эмбриона через
определенные промежутки появляются метамерные ветви, они формируются между соседними
сомитами, дифференцирующимися в дальнейшем на дерматом, миотом и склеротом, и растут
как в направлении брюшины, так и в стороны. У взрослого человека метамерное строение
сохраняют лишь межреберные артерии, формирующиеся из спинных межсегментарных
артерий.
Внутренние органы и эндокринные железы не подчиняются общей метамерии, часть из них
вообще асимметрична. Однако и здесь просматривается та же закономерность. Спинномозговое
обеспечение нервами внутренних органов сохраняет метамерный характер.

Нервы решают всё

Уяснив и закрепив изложенные выше закономерности, начинаем осознавать, какое значение для
понимания секретов нервной системы приобретает нейрометамерия. В свою очередь, она
делится на нейрометамерию первичную — на стадии открытой закладки нервной системы и
вторичную, — возникающую после закрытия нервной трубки.
Напрашивается вывод, близкий по значению к аксиоме: каждому нейротому (см. рис. 2)
отведена в теле человека строго определенная территория контроля (иннервации, обеспечения
нервами) во всех структурах, формирующих метамер. Каждый чувствительный спинальный
ганглий отвечает за строго определенный участок кожи, скелета, мышц, сосудистого бассейна,
внутренних органов и органов иммунной и эндокринной систем (см. рис. 1).
Эти сведения должны стать для врача таким же обязательным спутником, как для
путешественника карта местности или карта автомобильных дорог для автомобилиста.
Неужели же подобные «путеводители» по телу человека с подробными сведениями о зонах
иннервации (контроля) никогда не публиковались? Публиковались. Но они противоречивы, что
убедительно видно на рис. 4, где изображена сегментарная иннервация кожи. К тому же, в
руководства, учебники и прочую «вторичную» литературу вкралось достаточно элементов
дезинформации о закономерностях обеспечения нервами кожного покрова. Материалы
«первоисточников» подаются почему-то вперемешку со сведениями, мешающими проникнуть в
суть авторских оригиналов. Можете убедиться.

Рис. 4
.
Зоны сегментарной иннервации кожного покрова по:

а
— Н. Head,
б
— Forster,
в
— Villiger,
г
— Dejerin-Hansen,
д
— Hansen,
е
— Keegan,
ж
— А. С. Вишневскому, А. Н. Максименкову,
з
— Е. П. Кононовой,
и
— Hansen, Schliack,
к
— Р. Д. Синельникову,
л
— F. Kiss, I. Szentagothai,
м
— С. С. Михайлову.

На рис. 5А и 5Б сопоставлены данные по зонам Геда из первоисточника и современной


литературы.

Рис. 5А.

Зоны Геда
(зоны кожной гиперестезии) по Н. Head, 1898:

С
3-
С
4,
D
1-
D
3(
D
4?) — восходящая аорта;
D
2-
D
5(
D
6?) — желудок;
D
9-
D
12 — кишки;
S
2-
S
4 — прямая кишка;
С
3-
С
4,
D
7-
D
10 (
D
6?) — печень;
D
8-
D
9(
D
7?) — жёлчный пузырь;
D
10-
L
1(
L
2?) — почка, мочеточник;
D11
-
L
2,
S
3-
S
4 — мочевой пузырь;
D
10-
D
12,
S
1—
S
3 (L5?) — предстательная железа;
D
10-
D
12 (
L
2?) — придаток яичника;
D
10 — яичко (яичник);
D
11-
L
1(
L
2) — придаток матки;
D
4—
D
5 — молочные железы;
D
10-
L
1(
L
2?) — матка.

Рис. 5Б.
Зоны Геда

по современной литературе.

Изображены проекции:
1
— сердца;
2
— лёгких;
3
— печени;
4
— почек;
5
— мочеточника;
6
— мочеполовых органов;
7
— тонкой кишки;
8
— поджелудочной железы.

БЕЛЫЕ ПЯТНА НА КАРТЕ ЧЕЛОВЕКА

Насколько мне удалось установить, в мировой медицинской литературе лишь однажды была
опубликована схема чувствительной иннервации скелета и скелетных мышц (рис. 6).
Произошло это в 1944 году, авторы — американские врачи V. J. Inman и J. В. Saunders.
Рис. 6.
Закономерности афферентной метамерной иннервации поперечно-полосатой мускулатуры

(по
V. J. Inman
, J. В. Saunders, 1944).

Исследователи провели эксперимент на трех добровольцах, включая одного из авторов. Люди


ради науки пошли, без преувеличения, на пытки, им вводили в межостистую связку (связку
между соседними позвонками) шестипроцентный раствор хлористого натрия. Инъекция
вызывала острую боль не только в месте введения раствора соли. Отраженная боль
пронизывала весь соответствующий метамер. Ощущения добровольцев авторы работы
скрупулезно фиксировали. На основании записей составили, пусть довольно условную, но все
же карту иннервации скелета и мышц.
И далее нам не обойтись без эпитета «единственный». Единственная схема иннервации
сердечно-сосудистой системы была опубликована в 1937 году Г. Ф. Ивановым (рис. 7).

Рис. 7.

Схема местной иннервации вен (


а
) и артерий (
б
) человека постганглионарными волокнами вегетативной нервной системы,
находящимися в составе цереброспинальных нервов

(по
Г. Ф. Иванову
, 1937).

До сих пор единственными в научной литературе остаются карты иннервации внутренних


органов (рис. 8) и нервной системы (рис. 9).

Рис. 8.
Теория распространения нервных ветвей в стенке желудочно-кишечного тракта

(по
А. Н. Максименкову
).

Общие данные о строении периферического отдела вегетативной нервной системы

(Атлас периферической нервной и венозной систем / Под ред.


В. Н. Шевкуненко
. — М.: Медгиз, 1948. — С.119):

а
— при концентрации ганглиозных масс;
б
— при дисперсности их. Цифрами отмечены зоны автономной иннервации: солнечного
сплетения (
1
), блуждающего нерва (
2
), селезёночного сплетения (
3
), верхнего мезентериального сплетения (
4
), нижнего мезентериального сплетения (
5
), гипогастрального сплетения (
6
).

Рис. 9.
Зоны иннервации твердой мозговой оболочки

(по
А. С. Вишневскому
и А.
Н. Максименкову
, 1948):

1
— первая ветвь тройничного нерва;
2
— первая и вторая ветви тройничного нерва;
3
— третья ветвь тройничного нерва.

Анализ мировой медицинской литературы волей-неволей приводит нас к обескураживающему


выводу: к началу XXI века человек, проникнув в глубины атома и Вселенной, совершив научно-
техническую революцию, так и не удосужился досконально изучить собственное тело, особенно
его неврологию (табл. 1).

Кому-кому, а практикующему врачу, какую бы узкую специализацию он для себя ни выбрал,


доскональное знание особенностей тела человека так же необходимо, как таблица умножения
экономисту. Но где почерпнуть сведения, если они скудны, несовершенны и до сих пор не
систематизированы? Пробел попытался заполнить коллектив научных работников, который, как
отмечалось, мне довелось возглавлять. Объёмные и трудоёмкие исследования позволили
получить новые сведения о закономерностях иннервации тела человека. Достаточно сказать,
что карта иннервации скелета человека, часто встречающаяся теперь в научной и учебной
литературе, была создана в нашей организации (рис. 10 и 11).

Рис. 10.
Закономерности нейрометамерной иннервации скелета человека (шейные и грудные
склеротомы).

Рис. 11.
Закономерности нейрометамерной иннервации скелета человека (поясничные и крестцовые
склеротомы).

Она основана на изучении и анализе склеротомной болевой чувствительности по данным


тензоалгезиметрических исследований 719 больных с вертеброгенными радикулитами
различной локализации (В. А. Берсенев, Т. Г. Редковец, 1986).

Фундаментальные исследования позволили также составить карту нейрометамерной


иннервации каждого метамера. Работа была сложной и кропотливой, вобрала в себя
множество современных методик, апробированных как в клинике, так и при экспериментах
над животными. Сложным нейрохирургическим операциям были подвергнуты сотни и
сотни животных.
В результате удалось накопить уникальные данные о закономерностях иннервации. И,
опираясь на эти данные, выйти на новые методы лечения.

Раз уж говорили об опытах над животными, о непроизвольной помощи медикам «братьев


наших меньших», нельзя обойти молчанием достижения ученых скромного отраслевого
научно-исследовательского института из Белой Церкви. Научные сотрудники этого
провинциального института накопили фундаментальные данные по иннервации скелета (и
структур, его формирующих) лошадей и рогатого скота. Мне представляется, что так
скрупулезно и глубоко не изучали и не проникали в проблему куда более известные научные
центры на планете.
Так что, лошади не только вывезли на своем горбу всю предшествующую историю
человечества. Вместе с остальными домашними животными они кормили, поили, одевали и
продолжают кормить, поить и одевать людей. И помогают их лечить.
Не секрет, Всевышний создал животных и человека по похожей схеме. Было бы большим
грехом не обратить внимания на уникальные знания, накопленные учеными-ветеринарами.

С «ЧЁРНОГО ХОДА»

Сам вижу, что о многих важных вещах мы говорили и будем говорить скороговоркой. Книга —
не резиновая, нет смысла её растягивать до бесконечности. У нас другая цель — привлечь
внимание. А ответы на конкретные вопросы специалисты найдут в специальной литературе.
Главное, надеюсь, мы уяснили: при большинстве заболеваний внутренних органов полезно
обследовать соответствующий отдел позвоночника. Чтобы убедиться, а не пробралось ли
заболевание с «черного хода», со стороны позвонков?
Таблица метамерной иннервации внутренних органов, эндокринных желез (табл. 2) составлена
как на основании многолетних собственных наблюдений над большим количеством пациентов,
так и благодаря анализу данных литературы. В том числе литературы, описывающей опыты над
животными.

Что бы ни утверждали громкоголосые защитники живой природы, но исследователи никогда не


проводили опыты без обезболивающих средств. Правило святое. Опять же, в их ряды не могли
затесаться выродки, испытывающие удовольствие от мучений «братьев наших меньших».
Собранные данные позволили создать карты иннервации тела человека. Они и сведены в
Таблицу метамерной иннервации внутренних органов, эндокринных желёз (см. с. 43). Эта
таблица, думаю и даже уверен, поможет врачу в составлении точного диагноза. А точный
диагноз — основа кратчайшего пути к выздоровлению.

Четыре стороны одной медали

Метамерное лечебное воздействие отличается от привычного, как «местный наркоз» от общего.


Оно дает возможность воздействовать не на организм в целом, а на конкретный метамер. На
метамер, пораженный недугом.
В процедурном кабинете пациентам обычно приходится поворачиваться спиной к медсестре и
приспускать штаны. Большинство лекарственных препаратов вводят в одну из двух мышц, на
которых сидим. Но в организме человека 697 мышц! И у каждой своя узкая специализация,
отличная от предназначения ягодиц.
Когда лекарство получает конкретный метамер, тогда другое дело. Тогда метамеру легче
напрячь силы для борьбы с недугом. В том числе и потому, что соседи-посредники не
перехватили по дороге, предназначенную ему гуманитарную помощь.
И еще. Метамерные инъекции сочетают нейрометамерный эффект с метамерным введением (в
микродозах!) лекарственных препаратов.

Метамерные инъекции можно разделить на четыре основных вида.

1
.
Перинейротрункулярные
(рис. 12). Наиболее сложны в исполнении. Как правило, сочетаются с периваскулярными.
Вводятся вблизи магистральных нервных стволов.
Рис. 12.
Схема перинейротрункулярной метамерной инъекции:

1
— нейрон ретикулярной формации спинного мозга;
2
— нейрон заднего рога спинного мозга;
3
— нейрон спинномозгового узла;
4
— шприц;
5
— рецепторное поле эпиневрия;
6
— артерия;
7
— вегетативный афферентный нейрон;
8
— постганглионарный адренергический нейрон;
9
— постганглионарный холинергический нейрон;
10
— нейрон бокового рога спинного мозга.

Благодаря воздействию на рецепторные поля нервных стволов (эпи-периневрия) возбуждается


рефлекторная, самопроизвольная, деятельность соматических и вегетативных нейронных
комплексов. К тому же, лечебное воздействие на нейротрункулярное рецепторное поле
сопровождается анестезирующим эффектом. Нервные стволы стимулируются воздействием
иглы и вводимым продуктом. Одновременно усиливаются сосудистые рефлексы в нервных
стволах и значит, в них улучшается кровообращение.
Основное достоинство этого вида терапии — прямое воздействие лекарства на нейроны, точнее,
на их отростки. Нейроны напрямую поглощают препарат, что и способствует их
восстановлению.
Вводимые лекарственные препараты — церебролизин, трикортин, липосом форте, ницетил
сигма-тау — по своей природе естественны для нервной системы.

2
.
Периваскулярные
(рис. 13). Вводятся вблизи сосудистых стволов, которые, как правило, проходят в единых
пучках с нервными. Это позволяет периваскулярные и перинейротрункулярные инъекции
сводить в одну процедуру.

Рис. 13.
Схема периваскулярной метамерной инъекции:
1
— аксон вегетативного афферентного нейрона (клетка II типа Догеля);
2
— дендрит соматического афферентного нейрона;
3
— дендрит афферентного вегетативного нейрона;
4
— шприц;
5
— местное рецепторное поле магистральной артерии;
6
— терминали аксонов эфферентных вегетативных нейронов на сосуде;
7
— вегетативный эфферентный адренергический нейрон;
8
— вегетативный афферентный нейрон;
9
— вегетативный эфферентный холинергический нейрон;
10
— нейрон спинномозгового узла;
11
— нейрон бокового рога спинного мозга;
12
— нейрон интермедиомедиального ядра ретикулярной формации спинного мозга.

Под воздействием оказываются местные рецепторные поля магистральных сосудов. Благодаря


чему:
• стимулируется метамерно-сегментарный (через спинной мозг) сосудодвигательный рефлекс;
• препарат напрямую воздействует на конкретный сосудистый бассейн.
Введение препаратов в нейрососудистые зоны стимулирует как механизм ощущений, так и
рефлекторные механизмы — благодаря сосудорасширяющему эффекту и устранению спазма
сосудов. Согласно нашим клиническим исследованиям, метамерные инъекции показаны при
сосудистых дистониях, при дисфункциях спинного и головного мозга.
Лекарственные препараты при данном виде инъекции — сермион, актовегин, церебролизин,
солкосерил, но-шпа, фуросемид.

3.

Мышечные
(рис. 14). Метамерно-рефлекторное воздействие на мышечное рецепторное поле, на
нервные окончания мышц достигается введением препарата в нервные окончания и
рефлексогенные зоны скелетных мышц. Иглы вводятся по линии-градиенту метамерно-
рецепторного мышечного поля в участки максимальной концентрации нервных окончаний.
Само по себе это их стимулирует, вызывает раздражение и возбуждает рецепторные поля,
связанные с определенными участками спинного и головного мозга. Плюс активно
воздействует введённый препарат.
Рис. 14
.
Схема метамерной мышечной инъекции:

1
— нейрон заднего рога спинного мозга;
2
— нейрон спинномозгового узла;
3
— шприц;
4
— рецепторное поле мышцы;
5
— сосуд;
6
— вегетативный афферентный нейрон;
7
— постганглионарный адренергический нейрон;
8
— постганглионарный холинергический нейрон;
9
— нейрон бокового рога спинного мозга;
10
— мотонейрон переднего рога спинного мозга;
11
— нейрон ретикулярной формации спинного мозга.

Мышечная метамерно-рецепторная рефлексотерапия особенно эффективна при параличах,


парезах мышц, сопровождающих поражение спинного мозга и периферической нервной
системы. Инъекции эти также показаны при заболеваниях периферических нервных сплетений,
нервных стволов, корешков спинного мозга, чреватых двигательными нарушениями и
нарушениями в ощущениях.
Особое значение при лечении спастических явлений придаётся воздействию на фасциальные
рецепторные поля.

Препараты для мышечных инъекций — церебролизин, солкосерил, актовегин, трикортин,


цианокобаламин (витамин В
12
); витамины В
1

6
, АТФ.

4.
Склеротомные и склерозонные
(рис. 15). Метамерно-рефлекторное воздействие на слои рецепторного поля достигается
инъекциями в нервные окончания надкостницы, расположенные по линии-градиенту
данного рецепторного поля. Игла раздражает рецепторы и нормализует чувствительные и
передающие функции. При этом приходит в норму кровообращение и, в некоторых
случаях, устраняется процесс патологического перерождения. Иными словами,
склеротомные инъекции воздействуют на метамерно-рецепторные зоны надкостницы и
сосудов костной ткани, активизируют функциональные группы и комплексы нейронов.
Следовательно, способствуют устранению стойких ограничений движения в суставах,
преодолению невритов, сопровождающихся параличом мышц.

Рис. 15.
Схема склеротомной метамерной инъекции:

1
— нейрон заднего рога;
2
— нейрон спинномозгового узла, дендрит (
3
) которого образует рецепторное поле (
6
) в надкостнице;
4
— магистральный сосуд;
5
— шприц;
7
— сосуды надкостницы;
8
— мышца;
9
— дендрит вегетативного афферентного нейрона (
10
);
11
— адренергический вегетативный нейрон;
12
— холинергический вегетативный нейрон;
13
— аксон вегетативного афферентного нейрона;
14
— нейрон бокового рога спинного мозга;
15
— промежуточный нейрон заднего рога спинного мозга;
16
— мотонейрон переднего рога спинного мозга;
17
— нейрон интермедиомедиального ядра промежуточной области спинного мозга.

Не менее важно, что нормализуются функции сенсорных и рефлекторных механизмов


склеротомно-сегментарного рефлекса. Ведь препарат воздействует на места прикреплений
мышц к надкостнице.
Препараты для склеротомных и склерозонных инъекций: церебролизин, румалон, трикортин,
цианокобаламин, солкосерил, акговегин.
Игла плюс препарат

Рецепторные поля и рефлексогенные зоны являются анатомо-физиологической средой для


метамерных инъекций. Инъекции вызывают восходящий поток импульсов к группам
рецепторных, рецептивных и рецепторно-рецептивных нейронов, активизируют их функцию.
Отсюда — нормализация рефлекторной, сенсорной и трофической деятельности.
Разработанный нами метод метамерных инъекций, по сути, — региональное воздействие иглы и
препарата на определенные местные рецепторные поля и рефлексогенные зоны. Благодаря чему
удаётся восстановить функции определенных участков периферической и центральной нервной
системы. Естественно, метамерные инъекции должны быть строго направленными и
проводиться в жесткой зависимости от уровня и степени поражения периферических нервных
структур — корешков спинного мозга, ганглиев, нервных сплетений, нервных стволов.
Метамерные инъекции нормализуют функции рецепторных и рецептивных нейронов,
эфферентных нервных структур поражённого нейрометамера, а игла оказывает
сосудорасширяющее, трофическое и анестезирующее действие. Живительные инъекции без
преувеличения можно назвать «лечебным дождём», орошающим нервную систему. Они в чём-
то сродни капельному орошению, когда влага поступает не на всю площадь пашни, а именно к
тем растениям, на которые рассчитана, и в количестве, достаточном для их роста. Новый метод
сочетает в себе преимущества нейрометамерной рефлексотерапии с введением в каждую
«точку» микродозы нужного и важного лекарственного препарата. Направлены инъекции в
градиентные — высокоактивные — рефлексогенные зоны различных участков тела: ноги, руки,
туловище, спина, шея, голова.
Игла шприца активизирует рефлексы в месте проникновения. Её воздействие многократно
усиливается лекарством.

ОРГАНИЗМ СПРАВИТСЯ. ЕСЛИ ЕМУ ПОМОЧЬ

Необходимо остановиться еще на одном обстоятельстве. Любая инъекция сопровождается


проколом тканей и, следовательно, разрушением части клеток. При этом вырабатываются
некрогормоны, в свою очередь, оказывающие неспецифическое лечебное воздействие на
организм в целом.
Далее. Инъекциям сопутствуют плазмогеморрагии — отеки ткани. Из-за проникновения части
крови за пределы сосудистого русла. Такое «добавочное питание» эритроцитами позитивно
воздействует на процессы в поражённом метамере.
Поясню на примере воспаления легких. На заключительной стадии лечения больному ставят
банки (рис. 16). Прямого воздействия на очаг воспаления они не оказывают, тем не менее
«хороший» след, то есть синяк, однозначно сигнализирует о том, что кризис преодолен.

Рис. 16.
Схема метамерной гемотерапии (макрофагальных реакций):

1
— медицинская банка;
2
— геморрагия;
3
-подкожная клетчатка;
4
— мышцы;
5
— костные структуры;
6
— внутренний орган (легкое);
7
— очаг воспаления;
8
— макрофаги (моноциты).

Механизм здесь следующий: биологически недопустимо наличие гемоглобина вне


эритроцитов и сосудистого бассейна. Любая геморрагия (синяк) за определенный период
полностью рассасывается благодаря макрофагам (чистильщикам организма), в частности,
моноцитам. Как появляются на теле следы от банок, так организм мобилизует моноциты со
всего тела (в периферической крови их немного, 0,2–0,7x10
9
л) и ликвидирует гемоглобин и его производные. Заодно наводит порядок во всех
структурах, составляющих данный метамер: в участках внутреннего органа, то есть в
лёгком, в кости, мышце, нервном стволе, сосуде, в участке иммунной и эндокринной
системы.

Оглянемся на трехлистковое составляющее нашего организма и поймем, что банки полезны при
пневмонии в межлопаточной области. В остальных зонах грудной клетки эффект от них почти
нулевой.

Секундное дело

Чтобы иметь полное представление об ощущениях пациентов, всегда сначала испытываю на


себе особенности реакции на иглу, на каждый медикамент всех тканей организма — кожи,
подкожной клетчатки, фасции, связки, сухожилий, мышц, сосудистых стенок, эпипериневрия
нервных стволов, надкостницы, костного мозга. А многолетний опыт работы позволил создать
стройную систему воздействия. Даже дети спокойно переносят лечебные процедуры, в том
числе уколы.
Сеансы лечения короткие, длятся 20–30 секунд. По одной процедуре в день или через день.
Общий курс лечения — 5 сеансов, они повторяются, при необходимости, через 2,5–3 месяца.

Что такое метамерные инъекции?

Данный метод лечения больных с поражениями нервной системы можно с полным правом
назвать революционным. Осуществлён прорыв в направлении, ранее считавшемся
неперспективным. Наступление — продолжая военную терминологию — было тщательно
подготовлено. Оно опиралось на фундаментальные и тщательные прикладные исследования
закономерностей нейрометамерной иннервации тела человека.

Новый метод сочетает в себе преимущества нейрометамерной рефлексотерапии с


введением в каждую «точку» микродозы нужного и важного лекарственного препарата
.

Направлены инъекции в градиентные — высокоактивные — рефлексогенные зоны различных


участков тела: ноги, руки, туловище, спина, шея, голова. Игла шприца активизирует рефлексы в
месте проникновения. Её воздействие многократно усиливается лекарством. Биологически
активным, не химическим от природы. Применяемые медикаменты изготовлены из нервной
системы животных и содержат аминокислоты. В своей практике чаще всего использую
несколько таких препаратов.


Церебролизин
— гидролизат мозгового вещества. Одно из самых проверенных годами лекарств. Время
его активного применения в медицине сопоставимо с возрастом такого фармацевтического
долгожителя, как аспирин.


Трикортин
— фосфолипиды коры головного мозга.


Липосом форте
— фосфолипиды базальных ядер мозга.


Ницетил сигма-тау
. Единственный в мире препарат, в инструкции которого записано «содержит фактор роста
нервной ткани».

Назовём вещи своими именами: в поражённые участки фактически вводятся нервные клетки
(родное к родному), расщепленные до аминокислот. Лекарства подобраны таким образом, что
их введение не сопровождается болью или последействием. Каких-либо негативных эффектов
не зарегистрировано — метод лечения безопасен.

Сроки лечения хронических болевых синдромов

Хронические болевые синдромы обычно обусловлены остеохондрозом позвоночника. Что же


лечить? Остеохондроз или неврологический синдром, сопровождающий его?
Десятилетиями считалось, что операция — единственный способ убрать грыжу в
межпозвонковом диске и облегчить тем самым страдания пациента. Мои сомнения на этот
предмет подкрепила статья в американском популярном журнале. Её авторы утверждали, что
оперировать остеохондроз равносильно попытке убить молотком муху, сидящую на стекле.
Процедура, требующая сверхнапряжения и сверхточности при минимальных шансах достичь
цели. Даже если удастся прихлопнуть надоедливое насекомое, где гарантия, что вместе с ним
окно не разлетится в мелкие дребезги? Осложнения, обычно следующие за операцией на
позвоночнике, к сожалению, подтверждают эти опасения.
Ведущий вертеброневролог России профессор Я. Ю. Попелянский считает, что в операциях на
позвоночнике нуждаются не 20 процентов больных, как считали прежде, а только 0,3 процента.
То есть — один из трехсот!
Полностью разделяю мнение профессора. Чуть ли не ежедневно ко мне на приём приходят
пациенты, которым операция не помогла, а усугубила их состояние. Практика наших
учреждений позволяет утверждать, что консервативное лечение остеохондрозов намного
эффективнее. И, главное, позволяет обходиться без риска послеоперационных осложнений.
Каждому пациенту назначается индивидуальная программа, характер и сроки ее зависят от
множества обстоятельств. В том числе и прежде всего — от желания самого пациента
распрощаться с болезнью.
Ликвидировать устойчивые патологические состояния, а на них завязаны многие
неврологические синдромы, удается чаще всего в несколько этапов. Но уже после первого курса
лечения большинство пациентов отмечают принципиальное улучшение состояния здоровья. На
пути развития болезни появляется мощный заслон, устраняются или резко уменьшаются боли.
Активно даёт знать о себе еще одна положительная особенность метамерного метода лечения
— курс инъекций оказывает лечебное воздействие даже спустя 2–3—4 месяца.
Уже через 6 недель ясно, какую пользу принес курс инъекций и в каком направлении, если
необходимо, продолжать лечение. Через 6–8—12 недель назначается повторный курс, обычно
он видоизменён. И опять перерыв на 3–4 месяца.
Обычно пациенты остаются под наблюдением института в течение 12–16 месяцев, после чего
— по достижении полного выздоровления — расстаемся. Предварительно пациент получает
подробные рекомендации: как вести себя, чтобы болезнь не вернулась.
Перечень рекомендаций довольно внушителен. Они касаются комплексного лечебного
процесса, мер профилактики рецидивов, обострений, образа жизни и труда, отдыха, питания,
медикаментозной терапии и т. д.
Возвращаются ли пациенты в нашу клинику? Возвращаются. Но, как правило, с другими
жалобами. Предпочитают лечиться у нас потому, что система гарантированной и эффективной
лечебной помощи, предлагаемая институтом, совсем не обременительна в сравнении с
традиционными методами. Пять краткосрочных — тридцатисекундных! — сеансов в квартал
причиняют пациенту куда меньше хлопот, чем пломбирование зуба.
В то же время спектр эффективного лечебного воздействия лекарственных препаратов,
введённых метамерно, охватывает всю картину вертеброгенных заболеваний нервной системы:
• сенсорные расстройства;
• рефлекторные расстройства;
• трофические расстройства.

II. АСПЕКТЫ ПРАКТИКИ, ИЛИ СЕМЬ ШАГОВ К ВЫЗДОРОВЛЕНИЮ

КОМПЛЕКСНЫЙ ПОДХОД, ТОТАЛЬНОЕ НАСТУПЛЕНИЕ

Семь тканей, составляющих метамер, можно образно представить в виде частокола из костяшек
домино, образовавших кружок. Пока все нормально, пока органы функционируют без сбоев —
воображаемый кружок стоит, как вкопанный. Но стоит одному звену заболеть, зашататься, —
под угрозой окажется состояние всего кружка. В какую бы сторону одна из «костяшек» ни
упала, она обязательно рано или поздно потянет за собой остальные. Сработает принцип
домино.
Каждая из составляющих метамера существует не сама по себе, она плотно связана с
остальными тканями. Сбой в жизнедеятельности любой из них — напрямую или опосредованно
— обязательно аукнется в здоровых тканях, подтолкнет их к болезни.
Герой одной из первых советских детективных повестей (по её мотивам с разницей в двадцать
лет поставлены два фильма, и оба хорошие) привез раненого товарища в больницу и потребовал
от врачей, чтобы они заодно подлечили у него катар желудка, плоскостопие и бронхи. Не таким
уж наивным простофилей был тот самонадеянный сыщик и недоучившийся гимназист.
Магистральную цель он определил правильно: чтобы человек окончательно выздоровел, его
следует лечить комплексно, постараться избавить от любой затаившейся хвори.
При заболеваниях позвоночника комплексный подход вообще необходим. Тотальное
наступление должно вестись по всем направлениям. Здесь любая мелочь может подставить
ножку всему лечебному процессу.

Рассмотрим влияние на лечебный процесс всех семи тканей, составляющих метамер.

Дерматом

Сразу обозначим: воздействовать на кожу и её производные при заболеваниях позвоночника


следует весьма осторожно. Хотя непосредственно позвонкам от этого ни холодно, ни жарко, но
такое вмешательство может поспособствовать притоку крови. А увеличение притока крови
неминуемо приводит к ухудшению состояния пациента.

Отсюда вывод:
общий массаж противопоказан
. С большой осторожностью нужно подходить к выбору мазей для втирания в кожу. Нет
спору, мази, созданные на основе пчелиного и змеиного яда, на несколько часов принесут
облегчение. Точнее, видимость его. Потому что на самом деле такие мази лишь ухудшают
ситуацию. Зачем подвергать себя риску, когда в аптеках появились мази с теми же
положительными качествами, что пчелиные и змеиные, но без отягчающих побочных
эффектов. Я говорю о снадобьях, изготовляемых на основе живокости (лекарственной
многолетней травы из семейства лютиковых) и витамина Е.

Сопутствует притоку крови к пояснице и одновременно сдерживает её отток плотно


прилегающая, мешающая движениям одежда. Не говоря уже о тугих брючных ремнях и
всевозможных резинках. Следовательно, мужчинам при первом же подозрении на заболевание
нужно перейти на подтяжки, а женщинам — отдать предпочтение тем креплениям, которые не
вдавливаются в кожу. Для предотвращения нежелательного увеличения притока крови к
области таза.
Эту же цель преследует запрет на охлаждение кожи. Да, плавание — прекрасный способ снять
нагрузку и потренировать застоявшиеся мышцы. Но не до посинения же находиться в воде! Это
во-первых. А во-вторых, ни в коем случае не сушите купальные принадлежности своим телом,
обязательно переоденьтесь в сухое. Охлаждение, вызванное активным испарением, может
привести к спазмам мышц. Что, в свою очередь, заблокирует венозный отток. С ним без того
при остеохондрозе дела обстоят не блестяще.
Не надо подвергать кожу закаливанию в сауне или проруби. В молодости подобное
«встряхивание» нервной системы, возможно, прибавляет бодрости и сил. В зрелом и пожилом
возрасте сверхнагрузки чреваты скачками артериального давления. Венозное же давление чаще
всего следом не возрастает. Из-за чего только увеличиваются сбои в кровоснабжении.
Беречь кожу надо ещё и потому, что на каждый её квадратный сантиметр (у взрослого человека
весом в 75 кг площадь кожного покрова превышает 2 квадратных метра) приходится 2
тепловых, 12 холодовых, 25 осязательных и 150 болевых точек.
Специалисты выделяют 10 функций кожи, среди них — дыхание, потение, тепловая защита в
виде воздушной подушки и такое прочее. По запахам, исходящим от кожи, опытный врач
может диагностировать несколько десятков заболеваний организма.

Нейротом

Одна из важнейших задач лечебного процесса — нормализация нейротрофического влияния


нервной системы. Порядок и дисциплину в тканях — нейротрофику — контролирует нервная
система. Контролирует благодаря нервным клеткам, сосредоточенным в спинномозговых узлах.
А их на страже позвоночника по 30 с обеих сторон, и в каждом — до 60 тысяч нервных клеток.
Иннервацию позвоночника в сумме осуществляют несколько миллионов нервных клеток.
Каждая(!) вырабатывает нейрогормоны, которые капельками стекают на подконтрольную
территорию. Капельки-импульсы способствуют поддержанию чистоты и порядка в тканях, в
частности — регулярному удалению продуктов обмена.
При расстройствах нервной системы продукты обмена начинают накапливаться в структурах
позвонков, замедляя венозное кровообращение. До начала заболевания сосуды и капилляры
можно было сравнить по скорости течения с речушками, ниспадающими с гор. Постепенно они
превращаются в вялотекущие ручейки, а то и в болотца.
В прошлые годы, до того, как Днепр перегородили плотины ГЭС, землечерпалки не
выбрасывали песок с отмелей на берег, методично перегружали опять в реку. Течение было
такое, что грунт сносило без следа. Мощные пароходы вниз по течению ходили на сутки-трое
быстрее, чем вверх.
За несколько десятков лет жизни, перегороженной плотинами, лагуны Днепра покрылись
густой ряской, берега заросли кувшинками и прочей растительностью стоячих водоемов.
Из-за замедления оборота крови примерно по такой же модели «зарастают» суставы. Сначала
на них возникают шипообразные образования. Особенно достается местам прикрепления мышц
к надкостнице, где, как мы с вами уже отмечали, сосредоточены скопления чувствительных
нервных клеток. Они и сигнализируют о возникновении непорядка всё нарастающей болью. С
другой стороны, наваливаются грыжи диска и тоже «высекают» из нервов потоки боли.
Избавиться от боли можно только двумя путями, третьего не дано. Или устранить причину
заболевания, или отключить саму боль…
Чтобы ликвидировать причину, необходимо упрямо и неуклонно налаживать нормальное
нейротрофическое обеспечение тканей. Добиваться того, чтобы вошли в свою колею
кровоснабжение и прочие составляющие порядка и дисциплины в тканях. Тогда «берега» сами
очистятся от «ряски и болотных растений». От очагов боли.

Путь длинный и тернистый, требующий от пациента ежечасных и ежедневных усилий. На


протяжении не недель и месяцев, а лет
. Призом, в конце концов, явится полное освобождение от кандалов болезни.

Альтернатива — операция. А это — по данным российских нейрохирургов — 70-процентная


вероятность неблагоприятных последствий и 40-процентная вероятность пожизненной
инвалидности.
Способ же отключения боли с помощью различных анальгетиков — поведение страуса. Чтобы
как-то воспрянуть духом, к такой мере иногда можно прибегнуть. Но обязательно удвоив и
утроив осторожность. Принял таблетку — попытайся уснуть.
Сон возвращает силы. Собственно, только ради того, чтобы уснуть, принимают на ночь
обезболивающее. Не больше. И не чаще.
Пользу организму взрослого человека приносит 7—8-часовой сон. Желание поваляться в
постели сверх указанной нормы раз в неделю или в месяц вреда особого не причинит. Но если
войдёт в привычку, то опять же осложнит ситуацию. Поражённые болезнью ткани из-за малой
подвижности начнут отекать. Часть жидкости, лишенная подстегивания сокращающихся и
расслабляющихся мышц, проникает за пределы капилляров и повышает тканевое давление.
Отсюда неспокойный сон в самое золотое время — в 4 часа утра, отсюда венозный застой. Если
неодолимое желание справить ночью малую нужду вызвано урологическими причинами — тут
советами поможет специалист.
От себя же добавлю, что, наверное, не зря наши предки предпочитали набивать матрасы
мелкими веточками. Листья запревали и подогревали ложе изнутри. А веточки непроизвольно
массажировали тело, заставляя время от времени менять позу. Незаметно для спящего и весьма
полезно для его организма.
Без особых опасений можно воспользоваться народными и знахарскими методами и
методиками для уменьшения боли в суставах. Тут и настои, напары и отвары из адониса,
первоцвета, чеснока на молоке, кирказана, коры вяза, смеси паслёна чёрного, дрока и
дурнишника, зеленых побегов шиповника. Или ягод рябины во всех видах. Это все — о приёме
внутрь.
Помогут облегчить боль также ванны с добавлением отвара из листьев грецкого ореха или
проскурняка. Или муравьиные и нафталановые мази. Или аппликации из смеси горькой полыни
и простокваши. Или капсула троксевазина на ночь. Она и тонус гладкой мускулатуры
подхлестнет, и поможет не разорвать на части глубокий сон.
Не следует пренебрегать также гомеопатическими средствами, рекомендациями народных
целителей о пользе, например, при артритах, рыбной диеты — семги, сардин, форели, макрели.
Облегчение приносят уксусные компрессы. И т. д. и т. п.
От нормального функционирования нервной системы напрямую зависит зрение. Что интересно,
количество зрительных рецепторов, усеявших дно глазного яблока, превышает 137 миллионов.
Из них 130 миллионов — палочки и 7 миллионов — колбочки. В сотню раз больше количества
нервных волокон, идущих от этих рецепторов в мозг. Волокна зрительного нерва точно
подсчитаны — единственный нервный пучок среди всех остальных нервных линий организма
человека. В нём — 1 миллион 50 тысяч волокон. Что важно, из каждых 150 световых
импульсов, воспринятых палочками и колбочками, 149 ими же отсеиваются. Сведения только
об одном из ста пятидесяти импульсов зрительный нерв доставляет в затылочную долю мозга.
Что же касается определения увиденного, то наши глаза позволяют различить 130–150
цветовых тонов и 5—10 миллионов их смешанных оттенков.

Красный цвет возбуждает нервную систему, зелёный успокаивает, чёрный — угнетает,


жёлтый — способствует хорошему настроению
. У птиц и насекомых несколько иное мнение. К цветовым тонам и оттенкам они в
большинстве равнодушны, хотя голубой и синий цвета их пугают. И ещё немного сведений
о цвете. Дети вначале воспринимают красный, оранжевый, жёлтый и зелёный цвета и лишь
потом начинают различать фиолетовый, синий и голубой. Потому дизайнеры предлагают
комнаты в детских садах и в младших классах окрашивать в оранжево-жёлтые тона, а в
старших классах и в студенческих аудиториях — в холодные, в синеватые.

Столь подробно остановился на цветовых нюансах не случайно. Они весьма активно влияют на
самочувствие здорового человека. Когда же речь о больном — предосторожности следует
ужесточить.

В заключение — самое главное.


Придется научиться обуздывать свои эмоции. А важнейшая забота близких — обеспечить
психологический контроль
. Все потому же и все для того же. Стресс, сильное эмоциональное напряжение имеет своим
неминуемым следствием спазм мышц. А спазм мышц характерен венозным застоем в
тканях… Впору перечитать эту главку сначала!

Вазотом

О сосудистом бассейне, о том, как важно, чтобы он работал без малейших перебоев, мы
достаточно говорили и еще поговорим. Теперь — непосредственно об артериях, венах и
капиллярах метамера.
Структура кровообращения в позвоночнике весьма разветвлена. Особенно поражают венозные
системы. Их три. И каждая может повлиять на возникновение болевых синдромов при
остеохондрозе. Кстати сказать, киевские нейрохирурги первыми обратили внимание на эти
закономерности и задокументировали их. Они доказали, что как только начинает расти
венозное давление в позвоночнике, тут же усиливается боль. И наоборот.
Не менее сложна система подачи крови. В каждом сегменте рядом с корешком спинного мозга
проходит тонкая артерия, питающая определенный участок спинного мозга. Грыжевое
выпячивание межпозвонкового диска сдавливает артерию, и тогда в этой зоне спинного мозга
возникают ишемические процессы. Они могут вылиться в типичный ишемический метамерный
инсульт спинного мозга. Со всеми вытекающими при инсульте последствиями, вплоть до
паралича.
А вот принципы кровообращения в спинном мозге до сих пор не разгаданы до конца. В сегмент
спинного мозга входят две артерии. Казалось бы, каждое грыжевое выпячивание
межпозвонкового диска должно приводить к клиническим проявлениям поражений спинного
мозга. К параличу, к инвалидной коляске. Однако такие случаи относительно редки. Опять же
странно, что от небольшой по протяженности и диаметру артерии зависит судьба значительной
части спинного мозга, весьма сложного образования.
Толщина спинного мозга соразмерна с диаметром среднего или безымянного пальца руки
человека. Представляете, сколько в спинном мозге проходит волокон, если толщина
зрительного нерва с его миллионом с хвостиком волокон примерно равна стержню шариковой
ручки. Подсчитать пока никому не удалось. Но если припомнить, что количество нейронов в
нашем организме превышает 100 млрд и что отростки многих из них транзитом следуют через
спинной мозг, то ясно, что речь идет о миллиардах. При большинстве каверз остеохондроза эти
транзитные волокна тоже страдают. И вносят сумятицу в курируемые структуры.
Склеротом

Точечный массаж при заболеваниях скелета вообще и таза в частности всегда сослужит
живительную службу. Его направляют в склерозоны, в места прикрепления мышц к
надкостнице. Места эти легко определить по схемам, помещённым в главе, посвящённой
массажу. А можно и методом осторожного тыка. Где больнее всего, там и начинать массаж.
С возрастом, независимо от того, тревожат нас кости или нет (а если тревожат — тем более),
следует уделять внимание укреплению и очистке суставов. Задаче укрепления способствует
кальций. Принимают таблетки глюконата кальция или сдабривают еду толчёной скорлупой яиц.
Параллельно следует ужесточить диету, исключив из рациона или сведя к минимуму салат
(растение), свеклу, зелёную фасоль, овёс и рис. В возрасте старше 50 эти продукты затрудняют
усвоение организмом кальция.
Укрепление суставов и их очистку надо развести во времени. Хотя бы потому, что «враг»
кальция рис (две ложки зёрен, хорошо вымоченных и промытых в нескольких порциях воды,
сваренных до состояния студенистой массы — лекарственная порция) позволяет освобождать
суставы от отложений солей. Этим же целям может послужить ежеквартальное лечение
отваром лаврового листа (два раза по три дня с недельным перерывом).
Основная задача на период лечения — освободить позвоночник от нагрузки. Палец на сгибе
порежешь, и то он долго заживает. Кровоточит, если не обеспечить ему покоя, если остальные
пальцы не возьмут на себя хотя бы часть его обязанностей. У сложнейшего элемента
конструкции нашего тела — позвоночника — «ранка» поглубже. И посерьезней. Тут одной
неделей, как при порезе пальца, не отделаешься. Надо обеспечить покой хотя бы на кварталы.
Лучше всего, конечно, находиться в горизонтальном положении. А чтобы мышцы не
атрофировались — плавать. По мне, так я бы учреждения по реабилитации таких больных
обязательно оборудовал бассейнами между палатами. Пусть пациент передвигается в
горизонтальном положении. И без всяких ступенек для погружения в воду и выхода — только
пандус, напоминающий пологий берег.
Сюда же, к приспособлениям, помогающим разгрузить больной сустав, относятся
ортопедические пояса, мягкие и жесткие. Надевать и снимать ортопедические пояса следует
только в положении лёжа. В противном случае от них не польза, а вред.
Читатель давно пришел к выводу, что я отношусь к противникам оперативного удаления грыж
межпозвонковых дисков. Но уж если операция, то к ней надо готовиться. Почему? Прежде, чем
дойти до жизни такой, когда от скальпеля никак не отвертеться, пациент проглотил, принял
внутривенно и внутримышечно не один килограмм всевозможных лекарств. Пациента часто
долго и настойчиво лечили от других болезней, которых… не было. Мышцы, нервы,
внутренние органы достаточно пострадали за все те месяцы и годы, пока «артиллерия била по
своим».
Не так давно проводил в Мюнхен на операцию тазобедренного сустава пациентку. Перед этим
шесть недель, полтора месяца, она лечилась и готовилась. Рад, что операция прошла успешно,
что в реабилитационный период обошлось без осложнений.
Всё чаще поступают сообщения: в продвинутых клиниках Запада пытаются вместо
искусственных тканей вживлять ткани, выращенные из клеток, взятых у пациента. В
Великобритании медики научились соскребать небольшое количество клеток здоровой
хрящевой ткани, выращивать из нее в лабораторных условиях живой протез и имплантировать
его на поражённый участок. На выращивание живого имплантанта уходит до полутора месяцев,
операция обходится в 10 тысяч фунтов стерлингов. Дорогой, но шаг вперед. В сравнении с
применяемыми прежде ортопедическими методиками.
Методы, принятые на вооружение в нашей организации, куда как консервативнее. В том
смысле, что у нас шприц с инсулиновой иглой вполне заменяет скальпель. Мы не «соскребаем»
посадочный материал со здорового хряща, не выращиваем в инкубаторе из него живой протез,
не вживляем его в пораженный участок. Игла шприца и лекарственные препараты стимулируют
размножение здоровых клеток прямо на месте, в естественных условиях.
Миотом

Тренировкам мышц, направленным на их активное участие в реабилитации позвоночника, мы


посвятим специальную главу с картинками. Текстовую часть более чем трёх десятков
физических упражнений подкрепили рисунками, чтобы легче было эти упражнения осваивать.
Подробно расскажем и о секретах массажа мышц.
Надеюсь, читателю стало абсолютно ясно и понятно, почему это врачи настойчиво
рекомендуют физические упражнения и другие виды движения. Включая пешие прогулки или
бег трусцой в мягкой обуви и не по асфальту. Такие нагрузки нацелены не столько на
наращивание мышечной массы, сколько на помощь сердцу бесперебойно перегонять кровь.
Движение, физические нагрузки позволяют волей-неволей массировать кровеносные сосуды,
помогают им сжиматься и разжиматься. Включают в работу «второе сердце».
Казалось бы, причем мышцы, когда кости болят? В организме всё тесно взаимосвязано и
переплетено. Между мышечными пучками, как правило, проходят сосудисто-нервные пучки. И
если мышцы натянуты и спазмируют, они пережимают сосуды. Примерно с той же степенью
зловредности, с какой глупый шутник при пожаре наступает на пожарный рукав. Образ как
нельзя к месту. Заболевание — всегда своего рода пожар. И если организм лишен возможности
развернуть на полную мощность свои ресурсы (вены пережаты!), болезнь приобретает затяжной
характер. С нарастанием.
Подавляющее большинство мышц человека сосредоточено вокруг позвоночного столба. К нему
«крепятся» наши внутренние органы. По бокам позвоночного столба находятся сгустки
нервных клеток, осуществляющих, кроме всего прочего, «местное» руководство мышцами.
Потому поза солдата (из великой поэмы Александра Твардовского), когда тот прижимался к
земле во время налета, «заслонясь от смерти чёрной только собственной спиной»,
представляется не такой уж верной. Спина — наиболее уязвимое место организма. Совет
встречать опасность грудью оправдан еще и с точки зрения биологического строения нашего
тела.
Наша задача — и врача, и пациента — снять всяческое торможение с мускулатуры. А оно ведь
может возникнуть даже из-за послеинъекционного раздражения.
Что делать? Без инъекций при гипертоническом кризе, при боли в голове, при бесчисленном
множестве других болезней никак не обойтись. Их надо вводить, обязательно. Как можно
быстрее. На теле человека для этого достаточно мест. И ни в коем случае не пытаться одним
махом вводить все 5 или 10 прописанных кубиков. Лучше по одному и в разные места. Хотя бы
во избежание следов в виде отеков, а то и рубцов. Уже таким образом освободим мышцы от
ненужных препятствий. И еще прибегнем к помощи определенной рассасывающей терапии. В
данном случае это просто необходимость.

Энтеротом

Уж чем-чем, а своими внутренними органами — желудком, печенью, почками — мы умеем


руководить. Или нам кажется. По крайней мере, юноша, получивший паспорт, уже имеет более-
менее полное представление о том, какая пища расстраивает его желудок, а какая, наоборот,
крепит. Ко времени вклеивания второй фотографии в документ человек безошибочно покажет,
где у него находится печень, а где почки.
Куда важнее понять, что от нормального функционирования желудка зависит не только наше
настроение, но и состояние позвоночника. Если он начинает скользить в сторону болезни, то
несварение желудка (запоры) со своей стороны подтолкнут его в пропасть. Отсюда
однозначный вывод: необходимо наладить пищеварение, стараться избегать запоров. Эта забота
— в ряду первейших профилактических и, если хотите, лечебных мероприятий. Брюшная
полость ни в коем случае не должна напоминать набитый до отказа рюкзак.
Выход — в скрупулезном подсчете калорий. Особенно, когда надо избавиться от лишнего веса
и вернуть центр тяжести на место его прописки. Но это ещё не вся правда.
Время от времени читаем и слышим о проходимцах, наживающихся за счёт наивной веры
людей в возможность быстро похудеть без ущерба для здоровья. На исходе второго года XXI
века в Москве разоблачили псевдодиетолога, который на основании анализа крови
выписывал… индивидуальные программы похудения. Разоблачили весьма просто. «Целитель»
с разрывом в месяц выписал одному и тому же пациенту абсолютно противоположные
рекомендации.
Однако же его наставления другим пациентам помогали! Чему свидетельство — десятки
волшебных исцелений. Не спорю, они могли иметь место. На основании… эффекта внушения.
Человек хотел похудеть, и он похудел. Точно так же, как люди, по ошибке проглотившие
вместо снотворного слабительное или пуговичку от бюстгальтера, спят мёртвым сном до утра.
В объятья Морфея их бросила уверенность, что они приняли нужную таблетку.
Что же касается благотворного влияния научно просчитанных диет, то им тоже не следует
безоглядно доверять. Строго дозируя белки, жиры и углеводы, диетологи не всегда уделяют
должное внимание микроэлементам, содержащимся в пище. Может быть, в других случаях это
и неважно, но при заболеваниях скелета микродобавки в рационе — отнюдь не мелочи.
Скажем, для укрепления костей человек ежедневно нуждается в 800—1000 мг кальция. Такое
его количество содержится в двух стаканах молока. Незаменимой составляющей строительного
материала костей и суставных поверхностей является сера. Её нам поставляют молоко, масло,
животные жиры, лук, чеснок и крапива.
А вот курить надо бросить! Окончательно и бесповоротно. Никотин замедляет восстановление
костной ткани. С одной стороны. С другой — способствует вымыванию кальция из организма.
Так же, кстати сказать, как алкоголь, газированные напитки и… диета, насыщенная сахаром,
зернопродуктами и прочими углеводами легкого усвоения.

В том же ключе важнейших профилактических действий — отказ от перетягивания живота


ремнём, тугими резинками или корсетом
. Любое механическое давление воспринимается внутренними органами как
противодействие нормальному функционированию. Немедля на уровне периферических
нервных центров решения принимаются по принципу — «да» или «нет». Третьего не дано.
Это наш интеллект, сосредоточенный в полушариях мозга, разбирается в нюансах и
тонкостях. Местные нервные власти поступают по упрощённой схеме: мешает или не
мешает тугая удавка на талии нормальному кровоснабжению? Если они приходят к выводу,
что мешает — то тут же принимают меры в рамках своей компетенции и возможностей.
Приступают к защите от излишнего давления сосудистого бассейна живота — наращивают
большой сальник (рис. 17).

Рис. 17.

Так на анатомическом столе выглядят печень (


1
), желудок (
2
) и большой сальник (
3
) человека

(по
J. Sobotta
, 1909. — С. 295).
Несколько слов о смазке суставов. Чтобы она была бесперебойной, следует время от времени
ограничивать себя в потреблении мяса. Содержащаяся в нем арахидоновая кислота — один из
виновников возникновения воспалительных процессов. Взамен можно обогатить меню
жирными кислотами, коих много в рыбьем жире, кукурузе, сое, луке, чесноке, семечках
подсолнуха, орехах и проростках злаков. А защитить суставную смазку помогут блюда со
спаржей, чесноком, грибами, капустой, картофелем, яблоками, смородиной, шиповником,
цитрусовыми.
Закончим разговор о влиянии внутренних органов на самочувствие тем, с чего начали. С
необходимости привести в порядок пищеварительный тракт, обуздать (если уж не получается
полностью избавиться) заболевания органов брюшной полости. Принципиальнейший вопрос!
Его ни на день нельзя упускать из виду, ведь, скажем, лимфоток из тазобедренного сустава
направляется в лимфатические узлы, расположенные в полости живота. А любые заболевания в
брюшной полости ведут к повышению давления и, следовательно, препятствуют нормальному
выведению лимфы.

Самое главное.
Диета помогает и может стать надёжной опорой только тогда, когда её придерживаются не
от случая к случаю, а регулярно. И дома, и на работе, и на отдыхе. Соблюдать диету
необходимо не менее полутора лет
. Только по истечении такого времени удастся ощутить результат.

Глотом

Сбои в эндокринной системе имеют прямое отношение к избыточному весу. Лишние


килограммы — это не только следствие переедания и малоподвижного образа жизни, это ещё и
результат нарушения углеводного обмена. Что, в свою очередь, свидетельствует о
предрасположенности организма к диабету. У многих пациентов при заболевании позвоночника
сопутствующим диагнозом является диабет.
Отсюда первостепенная необходимость — полностью компенсировать влияние диабета. Хотя
бы для того, чтобы предупредить диабетическую невропатию в нервных структурах,
обслуживающих позвоночник. Диабетические поражения нервной системы — это беда, которая
сама по себе сопряжена с невыносимыми муками. А как она осложняет лечение основного
заболевания — нетрудно предположить.
Эндокринные железы напрямую связаны с нервной системой. Гормоны адреналин и
норадреналин выделяются в качестве реакции человека на происходящее вокруг. Они
способствуют мобилизации сил в момент опасности. Однако частые волны радости (или
тревоги), прокатывающиеся по телу, могут, как любая ненормированная нагрузка, расшатать, а
то и вывести из строя уязвимые структуры организма.
Говоря о костных структурах, мы так или иначе упоминали хрящевые ткани. Они, как известно,
не пронизаны капиллярами, кровь в хрящи не поступает. Поэтому хрящи для иммунной
системы — чужеродные тела, чужаки, прокравшиеся на подведомственную территорию. Их
следует уничтожать и отторгать. Что и происходит — в виде первичных и вторичных артрозов
и прочих неприятностей.
Эндокринная и иммунная системы отнесены к одной структуре, отчасти потому, что бóльшая
часть «солдат» этих двух армий, стоящих на страже нашего здоровья, выбрали для своей
дислокации кровеносную систему. Вместе с кровью они достигают самых дальних уголков
организма, подстёгивают их к работе. И вообще наводят порядок.
Белые кровяные шарики — лейкоциты, их в грамме крови до 6–8 миллионов — вместе с
«большими фагоцитами», то есть макрофагами (некоторыми клетками соединительной ткани),
являются главными действующими лицами иммунной системы — защитной системы
организма.

В силу сказанного
нормальный отдых, полноценное питание, свежий воздух, приятные эмоции и прочие
составляющие райской жизни, к которой нас призывают врачи, есть не что иное, как
укрепление иммунной и эндокринной систем
. Значит, во благо.

Здесь важно исключить как механические, так и эмоциональные факторы. Об эмоциональных


— понятно: стрессы. А механические — это перетягивание живота или поднятие тяжестей. Из-
за чего пережимаются магистральные кровеносные сосуды, питающие внутренние органы.
Не лишними окажутся иммуннорегуляторы, повышающие защитные форпосты организма.
Метамерные инъекции — один из способов нормализовать иммунную систему организма.
Образно говоря, мы помогаем иммунной системе не путаться в распознавании сигналов «свой
— чужой» и, значит, не атаковать суставы, то есть хрящи.
***

Семь тканей метамера можно ещё назвать семью ветрами, от влияния которых зависит
выздоровление. Чем скорее врач вместе с пациентом заставят их дуть в одну сторону, тем
быстрее удастся победить болезнь.

Глава 3
АЙ, БОЛИТ

Мировая потребность в обезболивающих лекарствах диктует стремительный рост их


выпуска. По оценкам экспертов, ежегодная прибавка — 12 процентов. Подобных темпов не
знает никакой другой сегмент рынка. Каждые 5–6 лет производство этих средств
фактически удваивается. По стоимости оно сопоставимо с доходами, которые Россия
получает за нефть или Китай за экспорт мягких игрушек.

БОЛЬ И ПРИЧИНЫ ЕЕ ВОЗНИКНОВЕНИЯ

ХОРОШЕЙ БОЛИ НЕ БЫВАЕТ

В детстве как бывало? Упадёшь, ушибёшь коленку, мама подует на ссадину, приложит к ней
медный пятак — и уже не болит. Давнее народное средство, а как помогало! Маме невдомёк,
что, предпринимая столь нехитрые действия, она возбуждала рецепторные поля крупных
чувствительных нейронов. Вот почему боль слабела, а там и совсем уходила.
В фильмах о войне медсестра шепчет раненому: «Стони, миленький, стони, легче будет».
Весьма грамотный совет. Стоны почти сплошь состоят из гласных, среди которых доминирует
«А». В кризисных ситуациях организм включает подсознание, и оно откликается звуком «А»,
мобилизующим иммунную систему на схватку с недугом.
С возрастом от наседающих болей избавляться всё сложнее, а лечебные процедуры —
болезненнее. Тут уж многое зависит от терпения и сострадания людей, ухаживающих за
больными. Недаром прежде говорили не «медсестра», а «сестра милосердия». «Страданья моего
сестра» — уточнил поэт, раненый в Великую Отечественную. Девушка в военной шинели,
перевязав перебитую осколком руку, сострадала раненому, как это может делать только самый
близкий родственник — родная сестра. Подбадривала словом и взглядом. Тоже важно, тоже
лекарство, хотя и не медикаментозное.
Болезнь потому и называется болезнью, что сопровождается болью. Часто недуг тем тяжелее,
чем сильнее боль. Хотя пока не удалось и вряд ли когда удастся отградуировать шкалу степеней
боли. Словами ее тоже не передашь. Разве — приблизительно. Даже с помощью 130
определений этого неприятного состояния, приведенных на трех страницах убористого текста в
«Словаре эпитетов».
Когда хотят подчеркнуть интенсивность или силу боли, говорят: адская, дикая, жестокая,
жуткая, зверская, изнурительная, нестерпимая, свирепая… Характер боли подчеркивают'
эпитетами: глухая, гложущая, горячая, давящая, дергающая, жгучая, колющая, пронизывающая,
пульсирующая, саднящая, тупая, щемящая… Боль души определяют словами: безмерная,
безысходная, гнетущая, неизлечимая, осознанная, острая… А желая подчеркнуть
продолжительность боли, прибегают к помощи таких слов: беспрестанная, застарелая,
минутная, неотвязная, неотступная, неуемная, постоянная… Если боль не укладывается ни в
какие рамки, выдыхают: безнадежная, исступленная, слепящая, холодная, стыдная…
Пользуясь случаем, подробнее поговорим об эпитетах, указывающих на место возникновения
боли. Когда слышим: зубная, иррадиирующая, мигреневая, отраженная, периферическая,
подагрическая, ревматическая, родовая, фантомная и т. д. — понятно, где боль возникла и даже
как с нею бороться. Но в этом же ряду в специальной литературе порой встречаем: головная
боль, грудная, желудочная, подложечная… Я бы поостерегся так писать и говорить — во
избежание ненужной двусмысленности. Точнее и вернее сказать: боль в голове, в груди, в
желудке, под ложечкой… По образцу боли в руке и боли в ноге. «Ручная» и «ножная боль»
могут просто сбить с толку.
Оставим лингвистам решать, кто прав. Всегда и везде при любом разночтении лучше
прислушаться к мнению специалистов. Любой мало-мальски подкованный филолог подтвердит:
словосочетание «кровь с молоком» применимо к здоровому человеку, крепышу. А когда
произносят «молоко с кровью», тут уж надо звать врача… Так что и «головная боль» имеет
право на существование, но только в текстах, посвященных моральным страданиям и никак не
физическим.
О боли ещё древние говорили, что она — сторожевой пес здоровья, ибо предупреждает об
опасности. Хороший хозяин никогда не прогонит собаку, которая лает при появлении на
подведомственной территории злоумышленника, даже если из-за этого пришлось прервать
сладкий сон. И уж тем более не поступит подобно тем восточным владыкам, по чьей прихоти
убивали гонцов, принесших плохие вести.
Фармацевтическая промышленность выпускает нынче большой набор препаратов, способных
«заткнуть пасть» нашему сторожевому псу. Но пользоваться ими нужно все-таки по
предписаниям врача. Чтобы минутное облегчение не сбило с толку, не охладило ваше желание
избавиться от боли. И от болезни.

Боль «стучится» в две двери

Нервная система человека подразделяется на центральную и периферическую. К центральной


относятся мозг и спинной мозг, все остальное — периферическая нервная система.

В свою очередь,
периферическая нервная система делится на соматическую и вегетативную.

Соматическая нервная система


обеспечивает своим влиянием кожный покров, который, из-за насыщенности
рецепторными полями, недаром считается экраном нервной системы человека во внешнюю
среду. Подвластны соматической нервной системе также скелет и мышцы. То есть, в её
ведении находятся структуры, на которые можно активно влиять.

Вегетативная нервная система


ответственна за внутренние органы и сосудистый бассейн, а также за эндокринную и
иммунную системы организма. Тут уж внешнее влияние ограничено.

Обе эти нервные системы могут аукнуться болью. У каждой — свои истоки и причины.
Соответственно, различно и лечение соматической или вегетативной по происхождению боли.
Все семь составляющих метамера являются частями «ведомственных», как теперь принято
говорить, «властных вертикалей». Вот и нейротом — нервная система метамера — включает в
себя соответствующий сегмент спинного мозга вместе с корешками, спинномозговыми узлами
и нервами. И, значит, связывает воедино центральную нервную систему с периферической
нервной системой своей территории. Нити, которые передают боль из метамера и всех его
составляющих, сходятся к спинальному ганглию и ганглию пограничного симпатического
ствола.
В спинальном ганглии сосредоточены чувствительные соматические нервные клетки, то есть
нервные клетки, контролирующие кожу, мышцы, надкостницу и другие ткани (см. рис. 1).

Рис. 1.
Соматический чувствительный нейрон:

тело клетки (
1)
находится в спинальном ганглии, ее размер от 30 до 60 микрометров; периферический
отросток — дендрит (
2
), который может достигать 1 метра в длину, идет в составе нерва к тканям, образуя
рецепторы — чувствительные окончания (
3
); центральный отросток — аксон (4) связывает соматический чувствительный нейрон
со спинным мозгом.

(
Toldt
, 1934. — С. 802, рис. 1224).

В вегетативном ганглии (в ганглии пограничного симпатического ствола) находится


«резиденция» чувствительных вегетативных нервных клеток (см. рис. 4). Впрочем оба вида
указанных нервных клеток — как соматических, так и (особенно) вегетативных, — могут
встречаться и в других частях периферической нервной системы. Но основная их масса все же
присутствует в названных ганглиях.
Примечательно, что соматические и вегетативные чувствительные нейроны иннервируют одни
и те же структуры. Просто у каждого из них своя специализация. Например, соматические
чувствительные нейроны «обслуживают» надкостницу, тогда как вегетативные чувствительные
нейроны — только сосудистый бассейн надкостницы. И вообще, там, где имеется гладкая
мускулатура — а это внутренние органы, железы и только что упомянутые сосуды, — там
присутствуют вегетативные ганглии.

КАК И ОТЧЕГО ВОЗНИКАЮТ СОМАТИЧЕСКИЕ БОЛИ


Чувствительные нервные клетки

Метамерность тканей является биологической закономерностью, она естественна для


двусторонне симметричных животных и человека. С обеих сторон каждого из 33 метамеров
от спинного мозга отходят по два корешка (см. рис. 5 в главе первой — «
Этот многоликий остеохондроз
»). Передние корешки — двигательные, задние — чувствительные. Одни управляют
мышцами, другие руководят восприятием. В месте слияния заднего и переднего корешков
имеются образования — спинномозговые узлы, или спинальные ганглии. Это и есть
скопление чувствительных клеток. Сколько метамеров, столько и образований. По два на
метамер — с одной и другой стороны спинного мозга. 33 метамера умножаем на два —
всего 66 ганглиев (66 скоплений чувствительных клеток). Так что в словосочетаниях «бегут
мурашки по спине» или «спиной чувствую, ощущаю» имеется реальная биологическая
подоплека.

6 из 66 ганглиев в процессе эволюции срослись в голове в две пары тройничных нервов. Тем не
менее, три составляющих каждого из этих ганглиев легко определить на разрезе.
В принципе, боль могут проводить любые чувствительные нервные клетки, даже те, что
«специализируются» на осязании, определении холода или тепла. При чрезмерном раздражении
и эти ощущения могут отозваться болью. Хотя в каждом ганглии достаточно нервных клеток,
настроенных сугубо на боль.
Приходится признать: до сегодняшнего дня теория возникновения боли еще до конца не
разработана и таит в себе много загадок. Но уже с достаточной уверенностью можно сказать,
что соматическая боль проводится тремя нервными клетками (рис. 2).

Рис. 2.
Схема поступления болевой информации в мозг:

первый чувствительный нейрон (


1
) находится в спинальном ганглии, дендрит (
2
) которого уходит на периферию и формирует в тканях рецепторные поля (
3
); аксон (
4
) проникает через задний корешок в спинной мозг, где заканчивается на втором
чувствительном нейроне (
5
); отросток второго чувствительного нейрона через спинной мозг и ствол мозга
достигает зрительного бугра и стыкуется с третьим чувствительным нейроном (
6
); аксон третьего чувствительного нейрона достигает коры головного мозга (
7
), где и осуществляется анализ болевой информации.
Первая из этих болепроводящих нервных клеток расположена в спинальном ганглии. Один ее
отросток ветвится на периферии и заканчивается рецепторными полями. Другой отросток этой
нервной клетки — аксон — соединяется со спинным мозгом посредством заднего корешка и
заканчивается в сером веществе спинного мозга (в его заднем роге). Там-то и находится второй
нейрон, принимающий болевую информацию. Отросток этого нейрона поднимается по
спинному мозгу, входит в ствол мозга, затем в зрительный бугор, где вступает в контакт с
третьей нервной клеткой. И уже нейрон зрительного бугра (еще одно название — таламус,
подкорковый центр всех видов чувствительности) посылает свой отросток в кору головного
мозга.
(В скобках замечу: здесь и далее термин «нейрон» обозначает не одну единственную нервную
клетку, а их скопление, в котором порой насчитывается до 30 и более тысяч нейронов).
Таким и только таким образом нервная система транслирует все ощущения, включая болевые.
А центр, то есть головной мозг, их анализирует.
Не лишне заметить: по сложности с нервной системой человека не идет ни в какое сравнение
любое достижение цивилизации, включая сеть Интернета. Только в коре головного мозга
сосредоточено около 20 миллиардов нервных клеток. На порядок (на один ноль) с «хорошим
хвостиком» больше, чем телефонных аппаратов на планете.
В то же время число чувствительных нейронов по отношению к остальным нервным клеткам —
группа малочисленная. Нетрудно подсчитать. В каждом из 66 ганглиев (рис. 3) сосредоточено
от 30 до 60 тысяч нервных клеток, всего примерно 2 миллиона. То есть, в среднем на 10 тысяч
наших нервных клеток приходится один чувствительный нейрон. Это не бочка меда и ложка
дегтя, тут вообще величины несопоставимые. А, поди ж ты, сколько неприятностей из-за такого
мизерного вкрапления.

Рис. 3.
Микрофотография чувствительных нервных клеток человека.

В каждом спинномозговом узле (спинальном ганглии) находится от 40 до 60 тысяч нервных


клеток. В норме мелкие нервные клетки постоянно проводят болевую информацию, а
крупные — её фильтруют и, если «не находят эту информацию серьёзной», закрывают ей
доступ к мозгу.

При патологии в процесс транслирования боли вовлекаются и крупные клетки.

Из-за чрезмерного раздражения они также начинают транслировать болевую импульсацию.

Неприятности, как мы уже говорили, относительные. Микроскопические «сторожевые псы»


сигнализируют о нарушениях порядка внутри организма, об изменениях во внешней среде.
Зачастую на основании этой информации организм сам принимает необходимые меры.
Невзначай коснешься раскаленной сковородки — рука самопроизвольно отдернется. Об иных
нарушениях порядка мы вообще смутно догадываемся, если вообще догадываемся. Они
ликвидируются на периферии без вмешательства из центра, без «специальных указаний»
головного мозга.
Любые колебания во внешней и внутренней среде воспринимаются нервными окончаниями как
отклонение от нормы. Рецепторы сигнализируют о них единственно доступным им способом —
болью. В большинстве случаев мы ее не ощущаем, разве что испытываем некоторый
дискомфорт. Все потому, что нервная система на местном уровне самостоятельно сглаживает
углы. При охлаждении сосуды спазмируют и тем самым способствуют сбережению тепла в
организме. В жару сосуды расширяются, включаются в работу потовые железы и избавляют
тело от излишков тепла.
Отсюда следует вывод, что болевые ощущения — звонки и звоночки о сбоях в структурах
организма — поступают постоянно, но гасятся благодаря своевременно принятым «на местах»
мерам. Так что — с точки зрения биологии — модный лозунг в политике о местном
самоуправлении весьма оправдан. Центр вмешивается лишь тогда, когда необходимо принять
решения выше уровня руки или ноги. Например, определиться, надевать ли теплую одежду или
наоборот, снять с себя лишнее.
Строение ганглия — чувствительного спинномозгового узла — помогает уяснить механизм
появления и трансляции боли. В ганглии сосредоточены нервные клетки трех калибров.
Крупные (до 60 микрометров) пронизывают кожу, средние (40–50 микрометров) — мышцы и
костную ткань. Мелкие нервные клетки (около 30 микрометров), по утверждению некоторых
ученых, целиком «специализируются» на боли, на трансляции болевых ощущений.
В норме соотношение крупных, средних и мелких нервных клеток — величина постоянная.
Обязанности между ними строго распределены. Мелкие клетки проводят болевые импульсы, а
крупные пытаются эти ощущения устранить. Но если по каким-либо причинам нарушится
паритет сил, — боль, не встречая заслона, подаёт сигнал наверх, в головной мозг. Человек
страдает от все нарастающей боли. Причём она пронизывает совершенно определенный
метамер, тот, где нарушено соотношение между крупными и мелкими нервными клетками. Так
происходит, к примеру, когда вирусы герпеса выводят из строя крупные клетки. Эта болезнь
предпочитает охотиться за пожилыми людьми.
Поддерживать здоровье крупных и средних чувствительных нервных клеток важно ещё и
потому, что они, в отличие от остальных нервных клеток нашего организма, снабжены
соединительнотканной капсулой. Капсула обеспечивает их питание и отделяет нервные клетки
от капилляров.

Перекрестье нервных волокон

Когда человек страдает от соматической боли, он чаще всего может четко указать место, где
она гнездится. Что интересно: чем дальше источник боли находится от спинномозгового узла,
от позвоночника, тем точнее пациент на него укажет. Скажем, на болевую точку в районе
щиколотки. А вот если ему досаждает боль в области позвоночника, он, в лучшем случае,
очертит вокруг большой круг.
Это не случайно. Сказывается перекрёстная иннервация тканей тела человека. (Вспомним
начальные знания из математики. Точку в пространстве всегда легче определить, если есть
возможность провести к ней линии с разных сторон.)
Структуры нашего тела происходят из разных мест закладки. Разошлись они в процессе
эволюции. Но каждый позвонок все равно иннервирован не только своим «родным» ганглием, а
еще двумя выше и ниже лежащими. Вот почему при патологии одного позвонка человек
жалуется на боли на довольно большом пространстве. Жалобы порой сбивают с толку врачей.

Синдромы соматической боли


(см. табл. 1)

Болевой синдром в коже


чаще всего связан с ожогами или какими другими повреждениями кожного покрова.
Хронические боли в большинстве случаев обходят кожу стороной. Другое дело — зуд.
Некоторые авторы считают его, и справедливо, формой боли. Зуд бывает настолько
прилипчивым и острым, что человек готов порой перебить его болью, чуть ли не содрать с
себя кожу клочьями.

Боль в мышцах.
Обычно она сопровождает острые процессы, вызванные или связанные с травмами. Однако
нельзя забывать, что сухожилия входят составной частью в структуру мышц. Они-то как
раз иннервированы нервными клетками из спинномозговых узлов. Поэтому сухожилия
серьёзно и постоянно напоминают о себе при хронических заболеваниях. Боль в
сухожилиях обычно не ходит в одиночку, за ней следуют изменения в костных структурах.

Боль в склеротомной ткани


(в костях и суставах) может быть первичного происхождения — если вызвана
ревматическими поражениями. Но сплошь и рядом она — отражённого происхождения. В
природе отражённой боли удалось разобраться сравнительно недавно. Врачи терялись в
догадках, не могли понять, отчего здоровые ткани причиняют боль пациенту? А здоровая
ткань тут и ни при чём. Грыжа межпозвонкового диска надавила на близлежащие нервные
структуры (рецепторные поля синувертебрального нерва) и вызвала реакцию в отдалённом
от позвонка месте.

Почему же врачи не связывали воедино эти два процесса? Да потому, что считалось аксиомой:
чувствительный нейрон спинального ганглия имеет лишь один Т-образный отросток. Его
периферическая часть заканчивается рецепторными полями, а центральный участок через
спинной мозг передает информацию в центр.
Сложные целенаправленные исследования с применением электронной микроскопии помогли
наконец выяснить, что у нейрона не один, а несколько отростков. Дендриты этих нейронов
необычайно разветвлены.
Один отросток нейрона через возвратную ветвь связан с позвоночником, другой достигает
периферии, к примеру, ткани голени, где образует рецепторные поля.
А теперь посмотрим на примере грыжи межпозвонкового диска, как эти отростки
взаимодействуют. Грыжа диска раздражает рецепторное поле, и это приводит к тому, что в мозг
поступает сигнал о месте возникновения боли — назовем эту боль «истинной болью». Но ведь
отростков у нейрона не один, а несколько. В одной точке сходятся несколько волокон, поэтому
сигнал о «ложной боли» может наложиться.

Таблица 1

ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ПРИЗНАКИ ВЕГЕТАТИВНЫХ И СОМАТИЧЕСКИХ БОЛЕВЫХ


СИНДРОМОВ

Особенности клинической картины ∙ Вегетативная боль ∙ Соматическая боль

Болевые ощущения
∙ Жгучая ∙ Тянущая, ноющая, стреляющая, пульсирующая

Локализация ощущения
∙ Диффузно распространяется ∙ Локализуется чётко, в определённом участке

Постоянство локализации боли


∙ Мигрирует ∙ Не мигрирует

Определение зоны первичного возникновения боли


∙ Больной не всегда может определить ∙ Всегда четко определяется больным

Зона прямой иррадиации боли


∙ Определение затруднено ∙ Определение чётко

Зона рефлекторной иррадиации боли


∙ Определяется ∙ Отсутствует

Зона реперкуссии (отзвука)


∙ Определяется ∙ Отсутствует

Расстройства рефлексов
∙ Выявляются нарушения вегетативных рефлексов ∙ Выявляются нарушения
соматических рефлексов

Действие светового раздражителя


∙ Всегда влияет отрицательно — усиливает боль ∙ Не всегда отрицательно влияет,
может отвлекать

Болевые точки
∙ Сосудистые, вегетоганглионарные ∙ Склеротомные, мышечные, кожные

Мимические реакции больного


∙ Может активно управлять мимикой ∙ Четкие мимические проявления страдания

Вынужденная поза
∙ Нет ∙ Как правило, вынужденная поза

Сон
∙ Всегда нарушен ∙ Нарушен процесс засыпания

Течение болевого синдрома


∙ Болевые явления пароксизмальные ∙ Болевые явления, как правило, постоянные

Эмоциональные ощущения
∙ Боль сопровождается, как правило, страхом ∙ Страх не возникает

Действие анальгетиков
∙ Малоэффективно ∙ На ограниченное время уменьшает болевые ощущения

Действие наркотических средств


∙ Уменьшают, но не купируют боль ∙ Боль купируется
Действие спазмолитических средств
∙ Оказывают временный благоприятный эффект ∙ Неэффективны

Пациент жалуется на боли в пояснице и в голени. Однако со временем боль в пояснице


проходит. Не потому, что сама собой рассосалась. Чаще — из-за сбоев в рецепторных полях,
являющихся следствием общего старения организма. Или когда по каким-либо другим
причинам сигнал перестает доходить до адресата.
Боли соматической природы — самые мучительные. Они — порождение поражений nervi
nervorum (нерви нерворум), нервной системы самой нервной системы.
Подобраться к такому источнику боли весьма трудно. Чем больше от того или иного органа
зависит жизнедеятельность организма и сама жизнь, тем лучше и надёжнее он защищен от
проникновения. Вот почему син дромы соматической боли так непросто поддаются лечению.
Достаточно в моей практике встречалось пациентов, которых врачи обвиняли в симуляции и
готовы были отправить на лечение в психбольницу (и отправляли!), а люди взаправду страдали,
их мучили невыносимые боли.

БОЛЬ И БОЛЕЗНЬ

Боль может возникнуть при повышении венозного давления внутри позвоночника… Или
вследствие давления межпозвонкового диска на рецепторное поле… Или при повышении
давления внутри ликворной системы… Или в результате натяжения солнечного сплетения…
Болевые синдромы возникают при изменении кислотно-щелочного равновесия, при инфаркте
миокарда… Список можно продолжать и продолжать.
Редко кого из людей не донимала зубная боль. Кстати, весьма наглядный пример деградации
(старения) структур организма. Что-то подобное неотвратимо происходит с костными
структурами, внутренними органами.
Зубная боль — весьма убедительный повод обратиться к стоматологу. Если сразу не
получается, её можно унять полосканием или противоболевыми препаратами. Но во избежание
нехороших последствий надолго оттягивать встречу с бормашиной все равно не рекомендуется.
Другое дело, когда боль причиняет воспаленный аппендикс. Тут уж блокировать боль не
следует, необходимо сразу обратиться за квалифицированной помощью. Промедление чревато
порой жестокими осложнениями. При аппендиците необходимо оперативно лечить сам процесс
и только таким образом избавляться от причиняемой воспалённым органом боли.

Однако боль не всегда сигнализирует о заболевании. Зачастую она лишь сопутствует ему.
Классическая модель — остеохондроз позвоночника. Здесь оперативное вмешательство,
столь необходимое при удалении аппендикса, не может служить образцом для подражания.
Здесь надо одновременно лечить и саму боль, и причину, которая боль вызвала.

Особняком стоит группа недугов, при которых боль и есть само заболевание. Модели —
невралгия тройничного нерва, каузалгический синдром, называемый еще болезнью Пирогова-
Митчелла. Синдром этот развивается после поражения периферического нерва и обусловлен
раздражением его симпатических волокон. Больной испытывает интенсивные жгучие боли,
сопровождаемые сосудодвигательными и трофическими нарушениями в зоне иннервации
пораженного нерва.
Основная масса болевых синдромов спровоцирована поражением первого нейрона,
находящегося в спинномозговом узле. Значительно реже в клинической практике встречается
боль, связанная с поражением второго нейрона, «прописанного» в заднем роге спинного мозга.
Иногда очаг боли возникает из-за поражения в зрительном бугре. Такие больные зачастую
жалуются на боли во всем теле. Подчас пожилых людей мучает боль в каждой структуре
организма. К чему ни дотронься, о чем ни спроси — всё болит. Разве что, кроме ладоней и
ступней.
Люди страдают годами, а синдромы боли — следствие поражения зрительного бугра, его
нейронов. И вдруг после инсульта — были такие случаи — боль как рукой снимает. Нет, здесь
не клин клином, здесь другое. Инсульт заодно затронул и зону трансляции боли. Потерявшись в
пути, болевые сигналы перестали тревожить мозг.
Эта особенность трансляции боли широко используется при лечении болевых синдромов,
вызванных напряжением или перенапряжением тех или иных структур организма. Обычно с
использованием технологии криодеструкции (разрушения с помощью низких температур)
ликвидируют проводники боли. А нет болевого сигнала — нет проблемы. Так, кажется, учат нас
политики.

Где густо, а где пусто

Рецепторные поля пронизывают фактически каждый сантиметр тела человека. Но концентрация


их все же неравномерна. Воистину, где густо, а где пусто. Наряду с участками кожи, на которых
количество рецепторов намного превосходит усредненную величину, — кончики пальцев или
средняя линия тела — встречаются места, где они практически отсутствуют. Например,
мошонка, щеки. Вспомним, персонаж романа «Петр Первый» Алексея Толстого удивлял народ,
протыкая щеки иглой. Ткань ранил, капельки крови выступали, а боли не чувствовал. Нервных
клеток (точнее, их отростков), призванных «докладывать» о непорядках, там не было.
Кости, в отличие от кожи, меньше нашпигованы рецепторными полями. Вот почему боль в
основном выбирает места прикрепления мышц к надкостнице. Там достаточно рецепторных
полей для восприятия и трансляции боли.
Кажется невероятным, но сама нервная ткань — мозг или нервные волокна — не может стать
источником боли. В учебниках по психиатрии можно прочесть о чудаках, которые вбивали себе
в голову гвоздь и не морщились. Все потому, что сама нервная ткань практически лишена
рецепторных полей.
Но ткани, не пронизанные рецепторами, в том числе и мозг, всегда покрыты защитными
оболочками, чуть ли не сплошь состоящими их нейронов, воспринимающих и транслирующих
боль. Эти оболочки — весьма эффективная защита наиболее жизненно важных центров. При
малейшем раздражении нейроны сигнализируют интенсивной болью.
Такие же защитные функции выполняют окружающая легкие плевра и покрывающая
пищеварительный тракт брюшина. Ткани лёгкого или кишок не могут быть источником боли, а
вот их «личная охрана» в виде оболочек — другое дело.

КАК И ОТЧЕГО ВОЗНИКАЮТ ВЕГЕТАТИВНЫЕ БОЛИ

Клетки, узлы, ганглии

Человека, испытывающего боль соматической природы, можно о страданиях не расспрашивать.


Достаточно взглянуть на его лицо — и всё поймешь. Или определить по поведению. Такие
люди обычно кричат, жалуются, плачут, иногда ведут себя весьма агрессивно. А вот о боли
вегетативного происхождения пациенты могут рассказывать с улыбкой, хотя из-за нее тяжело
страдают. Это внешний, но довольно четкий дифференциально-диагностический признак
вегетативного заболевания.
Вопрос о причинах, вызывающих вегетативную боль, до сих пор окончательно не прояснён.
Существуют или не существуют вегетативные чувствительные клетки — остается предметом
дискуссий. В свое время академики И. П. Павлов и В. М. Бехтерев так и не пришли к общему
мнению. Знаменитый невропатолог Бехтерев считал, что вегетативные афферентные нейроны
существуют. Гениальный физиолог Павлов полностью отрицал эту точку зрения. Ученики
прославленных учёных продолжили спор, начатый учителями, но тоже друг друга не
переубедили.
Всё стало на свои места после публикации работ испанского исследователя Кахаля и русского
исследователя А. С. Догеля. Их труды, посвященные вегетативным чувствительным нейронам,
до сих пор считаются классическими, хотя были введены в научный обиход более ста лет тому
назад. За это время наука не продвинулась в этом направлении ни на шаг.
Виды нервных клеток вегетативной нервной системы принято называть по имени А. С. Догеля
— клетки I типа Догеля и клетки II типа Догеля.
Клетки I типа Догеля снабжены длинным аксоном и несколькими мелкими дендритами. Эти
клетки считаются эфферентными, то есть двигательными. Они передают двигательные команды
гладкой мускулатуре.
Клетки II типа Догеля — чувствительные. У них длинные дендриты — приносящие отростки —
и короткие, разной величины, аксоны. Эти клетки транслируют информацию.
Правда, следует иметь в виду, что учёные еще не пришли к окончательному выводу — следует
считать клетки II типа Догеля чувствительными или не следует?
Вегетативные нервные клетки (рис. 4), как мы уже говорили, рассеяны по всему организму, но
крупные их скопления находятся в ганглиях пограничного симпатического ствола. Имеются
вегетативные узлы и непосредственно в тканях организма.

Рис. 4.
Вегетативный чувствительный нейрон

(
Toldt
, 1934. — С. 799, рис. 1213):

от тела клетки (
1
) отходят несколько длинных дендритов (
2
), отростки которых иннервируют ткани; центральный отросток — аксон (
3
) транслирует информацию на другие нейронные комплексы

Насколько мне известно, целенаправленных и специальных подсчетов количества вегетативных


нейронов в периферической нервной системе человека не велось. Недавно попалась на глаза
работа, авторы которой утверждали, что у кошки в верхнем шейном симпатическом ганглии
сосредоточено до трети миллиона нервных клеток. Это у кошки и только в одном ганглии!
Вегетативные узлы определяют нормальную работоспособность многих тканей организма. То
же солнечное сплетение — не что иное, как большое скопление чувствительных нервных
клеток. Они практически оккупировали поверхность поджелудочной железы. Воспаление
железы грозит человеку жесточайшей болью, ибо растягиваются вегетативные сплетения,
лежащие на этой железе. Недаром неожиданный удар в солнечное сплетение выводит из строя
любого здоровяка.
Можно считать доказанным, что вегетативные нервные клетки в числе других принимают и
передают «по инстанциям» болевую информацию.
Не подлежит сомнению: чувствительные вегетативные и соматические нервные клетки иногда
связаны напрямую. Делятся, так сказать, между собой информацией. В свое время в научной
публикации о зонах Захарьина-Геда мне удалось доказать, что при заболеваниях внутренних
органов происходит определенная потеря чувствительности в некоторых местах кожного
покрова и, значит, по этим местам можно судить о состоянии внутреннего органа,
иннервированного, как мы уже запомнили, вегетативными нейронами.
Более того, проекцию данного внутреннего органа на кожный покров можно использовать в
лечебных целях. Скажем, облегчить боль в сердце при инфильтрации новокаина на кожный
покров в проекцию сердца (новокаиновая блокада).

Синдромы вегетативной боли

Большинство синдромов вегетативной боли связано с функционированием гладкой


мускулатуры.
Чаще всего о себе напоминают пищеварительный тракт или жёлчевыводящие пути. Длительное
напряжение гладкой мускулатуры приводит к спазму жёлчевыводящих протоков. Жёлчь,
лишенная нормального выхода, застаивается. А это, кроме всего прочего, чревато
жёлчнокаменной болезнью. Накапливается и повышается давление жёлчи внутри печени.
Отсюда нарастающее ощущение дискомфорта, от которого уже невозможно избавиться с
помощью грелки.
Приблизительно по такому же сценарию протекает кишечная колика.
Сильнейшая боль может явиться следствием напряжения гладкой мускулатуры мочевыводящих
путей. Стоит так называемому «песку» или «камешку» попасть в мочеточник (где повредить,
где пораздражать его слизистую), как гладкая мускулатура этих путей начинает непроизвольно
спазмироваться. От почечной колики на какое-то время может спасти горячущая ванна. Хоть и
народная, но весьма действенная диагностическая процедура. Если боль от горячего не
проходит, значит, дело не в почках. А если проходит — все равно облегчение временное. Боль и
сопутствующие ей неприятности — резко подскакивает давление — могут запросто свалить с
ног хоть Илью Муромца, хоть Добрыню Никитича. Да и женщины, не упускающие
возможности пристыдить представителей сильного пола за неумение держать болевой удар, не
всегда оказываются на высоте.
С поражениями гладкой мускулатуры обычно связана и коронарная боль. Напряжение, а тем
более перенапряжение гладкой мускулатуры коронарных сосудов может отозваться
сложностями кровообращения внутри сердца. Со всеми вытекающими из этого неприятными
последствиями.
Ни в коем случае нельзя забывать, что напряжение суставов, перерастяжение их, особенно
суставов рук, может в пожилом возрасте отразиться на тонусе коронарных сосудов.

ИЗНУРИТЕЛЬНЫЕ НЕВИДИМКИ

Невралгия тройничного нерва

Без преувеличения, невралгия тройничного нерва — синоним наиболее тяжких и упорных


болевых синдромов.
Этой болезнью Михаил Булгаков покарал в своем романе Понтия Пилата. Боли очень жестокие.
Чаще всего они настигают человека в старческом возрасте, нередко становятся спутниками
долгожителей. Иначе говоря, воспаление тройничного нерва не сводит преждевременно
человека в могилу, однако существенно омрачает закат жизни. Впрочем, этот недуг может
подкосить и молодого человека — из-за наследственного предрасположения к нему.
Отчего же возникает нестерпимая боль в тройничном нерве? Тройничные ганглии
располагаются в основании мозга, а в них — чувствительные нервные клетки. Мы уже
говорили, тройничный нерв потому так называется, что представляет собой три нерва. Срослись
в один три ганглия этих нервов. Срослись, но сохранили строгое разделение обязанностей.
Один ганглий иннервирует зону выше глаз — лоб и часть головы. Второй — территорию между
глазами и ртом. Третий — ниже разреза рта, нижнюю челюсть.
Случается, что все составляющие нерва втянуты в процесс воспаления, но чаще всего — лишь
один из трех. Чтобы уяснить количество болевых «звоночков», досаждающих человеку при
этой болезни, вспомним: в каждом из трех сросшихся ганглиев находится свыше 30 тысяч
нервных клеток, а всего, значит, около 100 тысяч. И все они растревожены, как пчёлы в улье, и
все отзываются болью. Когда лишь один ганглий воспалён — это равносильно тому, что 30
тысяч пчёл одновременно жалят несколько квадратных сантиметров территории лица. А если
воспалены все три сразу? Почти 100 тысяч пчелиных укусов! Сравниваем ганглии со
взбунтовавшимися пчелиными ульями, разумеется, лишь для более ясного представления о
масштабах боли. Хотя и это сопоставление меркнет при наложении на действительность.
Нерв, стыкующийся с ганглием, чем-то напоминает электрический или телефонный кабель. В
разрезе — тоже масса «проводочков». С той разницей, что между оболочкой нерва и пучками
отростков нервов циркулирует прозрачная жидкость — периферийный ликвор,
обеспечивающий строго определённое давление. Важный момент! В конечном счете, невралгия
тройничного нерва связана с повышением давления внутри нерва. А капсула нерва — мы с вами
это хорошо, надеюсь, запомнили — буквально нашпигована рецепторными полями. И когда
нерв при повышении ликворного давления раздувается изнутри — рецепторные поля реагируют
болью на возникший непорядок. Сигнализируют о том, что повреждение нервной системы
может стать неотвратимым.
Эти же нервы проходят в каналах верхней и нижней челюстей. Случается, что каналы в силу
возраста или каких других причин-, в том числе из-за некоторых заболеваний, постепенно
зарастают* И давят, и давят на нерв. Примерно с той же настойчивостью и неотвратимостью, с
какой давят грыжи межпозвонковых дисков на близлежащие нервы и сосуды. Проход в нерве
постепенно сужается, на него как бы набрасывается удавка. Когда запаса пространства не
хватает, тогда даже небольшое увеличение давления внутри нерва отзывается нестерпимой
болью.
Вот, если вкратце, мое видение причин воспаления и болей, причиняемых тройничным нервом.

Фантомная боль

Схематически нервную клетку можно представить в виде корней дерева. Отростки нервной
клетки в таком случае — стволы. Усыпанные листьями ветки — рецепторные поля. Они
первыми реагируют на изменения привычной среды, на любые болезненные проявления. Эти
импульсы бывают такой силы, что могут поразить весь ствол дендритного дерева. Следом
выходят из строя нейроны ганглия, и он уже не в состоянии выполнять в автоматическом
режиме свои функции. Мышцы, лишенные контроля и привычного руководства, выходят из
повиновения — человеку отказывают руки и ноги.
Аналогичные изменения из-за тех или иных сбоев могут произойти в массе вегетативных
ганглиев, отвечающих за пищеварительный тракт.
Мы уже запомнили, что многие структуры человеческого тела снабжены перекрестной
иннервацией, контролируются и руководятся нервами из разных источников, как соматических,
так и вегетативных. Вот разгадка так называемой фантомной боли, когда пациент наяву
испытывает жжение или прострелы в пятке (или в большом пальце стопы) ампутированной
ноги.
Как-то шел по коридору ортопедического медицинского учреждения. Вдруг из мужского
туалета донесся душераздирающий крик. Даже не крик, а звериный вой, вопль. Заскакиваю.
Звук оборвался. Молодой человек бормочет извинения, лицо светится радостью от
свалившегося облегчения.
Парень перенес ножевое ранение в бедро. Ему долго пытались восстановить перерезанную
артерию, но появились осложнения, и ногу пришлось ампутировать выше колена. Пациент
привыкал к протезу, готовился к выписке, да подкрались фантомные боли. Как идти в туалет по
малой нужде или случится эрекция, так, будто калёным железом, протыкает пятку и большой
палец потерянной ноги. Но только опорожнит мочевой пузырь или прогонит желание быть с
женщиной — боль мгновенно улетучивается.
Откуда такая напасть? Да все оттуда же. К определённому ганглию сходятся два отростка нерва
— из полового органа и из стопы. Одного их этих отростков давно нет, удален вместе с ногой, а
второй продолжает сигнализировать ганглию о прохождении естественного процесса. Вот
ганглий и растерялся, он приучен получать одновременно сигналы также из стопы, а они не
поступают. Видимо, этот сбой и приводит к ощущению боли в ампутированной ноге. Пусть она
и фантомная, но досаждает не меньше реальной.

Боль в голове

Голова — одна из самых сложных структур тела человека, болевые проявления в ней могут
возникать по весьма разнообразным поводам. Но чаще всего боль появляется вследствие
повышения ликворного давления.
Ликворные пути мозга — важнейшие пути, активное управление которыми позволяет
справиться со многими заболеваниями нервной системы и контролировать развитие мозга
ребенка. О ликворной системе подробнее поговорим в главах, посвящённых остеохондрозу
шейного отдела позвоночника.
Нарушение ликвороциркуляции, которое сопровождает многие заболевания и устойчивые
патологические состояния, зачастую приводит к увеличению давления этой жидкости, к
«растягиванию» оболочек, покрывающих мозг. Все это отзывается упорной болью в голове.
Колебания давления в ликворной системе мозга — наиболее частая причина недомоганий
человека при резких изменениях погодных условий — так называемая метеозависимость. Если
изменения в ликвороциркуляции, выражаясь молодёжным языком, «не догоняют» колебания
барометрического давления, то человек, особенно пожилой, плохо себя чувствует.
Боль в голове может возникнуть также при «скачках» артериального давления, либо из-за
шейного остеохондроза, расстраивающего кровоснабжение мозга. Эти сбои, в свою очередь,
вызывают повышение внутриликворного давления, а оно, опять же, натягивает, точнее,
раздражает мозговую оболочку. И человека начинает преследовать боль в голове.
Значит, в первую очередь, необходимо нормализовать давление ликвора. Скажем, принять
мочегонное, оно способствует удалению излишней жидкости из организма. И тогда боль
уходит. Можно принять анальгетики, но они лишь временно «отключают» боль, не затрагивая
причин ее возникновения. А причины, как мы уже уяснили, часто напрямую связаны с
внутриликворным давлением.
Часто, но не всегда. В голове может возникнуть и мышечная боль. Мышцу, покрывающую
череп, природа превратила в сухожилие, густо усеянное рецепторными полями. Потому
скальпирование, о котором читали в приключенческих книгах из жизни американских
индейцев, может быть, одна из самых болезненных пыток, какие только придумало изощрённое
человечество. Так вот, когда эта мышца напрягается, она передавливает венозные сосуды,
отводящие кровь из головы. Тут же подскакивает венозное давление, и возникает боль. Ее не
унять, пока не удастся нормализовать отток венозной крови.
И так в каждом конкретном случае. Словом, необходимо искать причину, а не отключать боль с
помощью анальгетиков. Они приносят временное облегчение, но никак не страхуют от
осложнений заболевания.

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

После родов — на костылях

— Боль скрутила в родильном доме. Принесли мне кормить дочь, положила на кушетку. А
поднять её не смогла. Резанула боль в пояснице. Как потом мне объяснили, роды расшатали
межпозвонковые диски. У каких только костоправов ни побывала, ездила к народным
целителям, лежала в специализированных клиниках. Как вправят позвонки — боль
отступает, но потом наваливается с новой силой. Все чаще и чаще приходилось обращаться
за мануальной помощью. Сначала ее хватало на полгода, потом — на месяц, потом
приходилось приезжать каждую субботу.
А терпеть всё труднее. Стала отниматься левая нога. На четвёртый этаж, где жила тогда, не
столько всходила, сколько подтягивалась на руках.
Ларису К., по всем параметрам цветущую женщину, боли постепенно прижали к земле. Вскоре
и на правую ногу захромала.

— В туалет сходить, и то сложности. Тупая боль, вроде той, когда враз заболевают все
зубы, сковывала тело. Иногда казалось, что в ногу зашит электропаяльник.

***
Грыжи межпозвонковых дисков «обсели» пояснично-крестцовый отдел, поднялись «выше
этажами» — в грудной и шейный отделы позвоночника. Грыжи дисков и явились
первопричиной болевых ощущений. С помощью метамерных инъекций нарастание болезни
удалось приостановить, унять боль, а затем постепенно, потихонечку ликвидировать причины,
её вызывающие. По крайней мере, ходьба, остальные движения Ларисе уже не причиняют
страдания.

Не там искали

— К вегетососудистой дистонии, тахикардии я, можно сказать, привыкла, — вступила в


разговор Ольга Петровна П. — Старалась не обращать внимания, исходила из житейской
мудрости, что с возрастом количество хворей только прибавляется. Есть же поговорка:
«Если тебе сорок лет, ты просыпаешься, и у тебя ничего не болит — значит, ты умер».
Словом, радовалась тому, что живу и что вполне терпимы недомогание и слабость.
Красноречивые подтверждения факта, что живу.
А два года назад случилась неприятность — неудачно приземлилась на пятую точку. Все
тело пронзила жгучая боль. Подняться не могла. К пояснице — не прикоснуться, будто
разрезана вдоль. К утру боль утихла, я на работу пошла. Через неделю вообще полегчало.
Ну, думаю, пронесло.
Не тут-то было. Опоясывающая боль вновь появилась и уже не отпускала. Гинекологи
посоветовали лечь на операцию. Ждала ее, как избавления. Уже и швы сняли, а боль не
унимается. Где только ни обследовалась. Врач после УЗИ сказала, что у меня кишки
ходуном ходят. Сама ощущаю, как они двигаются.
Врачи успокаивали, дескать, спаечные процессы после операции, еще немного потерпеть,
спайки рассосутся и боль уйдет. Какое там! Колет, печет, изнутри сжигает. Боль на ноги
перекинулась, на руки. Сидеть не могу, разве полулежать на правом боку. И стоять трудно.
Лишь при ходьбе становится немного легче.
Хирурги удалили матку, придатки. Разве что копчик не тронули. И на это согласна была,
лишь бы боль отступила. В туалет пойти — опять мучение: такое жжение, что ложусь и
газетой обмахиваюсь, да что толку. Из-за боли порой не замечаю, что желудок
опорожнился, приходится прямиком в душевую. Но и это для меня проблема.
Лишь недавно выяснила, что источник боли кроется в пояснично-крестцовом отделе
позвоночника. Хоть и небольшие грыжи дисков в позвонках, а столько из-за них страданий.

Не так искали

«Без комментариев» — модная ремарка работников средств массовой информации. К ней


прибегают, когда факты сами за себя говорят. Поэтому рассказ 47-летней Татьяны А. приведу
дословно.

— Несколько лет, как меня перевели на вторую группу инвалидности. Началось все с
банального радикулита. Спина болела, потом нога. Перестала ее вообще чувствовать. Какая
работа — больше по больницам. По направлению из родного Луцка приехала в Киев, сразу
положили на операционный стол, удалили грыжу диска. Чуть ли не долотом её долбили —
хирург признался.
Обещали, что через несколько дней прыгать буду, а я три месяца из квартиры не выходила.
Боли не унимались. Еще и новые появились. Пришлось опять лечь на операцию, уже в
Луцке. Ещё хуже стало. Левую, больную, ногу не разогнуть, правая нога начала побаливать.
Ощущение такое, что боль разгуливает по всей ноге. Постоянно. Или гудит, как натянутая
струна. Как засыпать — никак не подберу положения. Цепляюсь левой рукой за спинку
кровати и таким образом пытаюсь повернуться.
До операций могла передвигаться на каблуках. Так легче. Когда пятка поднята — меньше
болит. После операций и на низком стало трудно. На пятку вообще не ступить, а как
обопрешься на пальцы — боль бьет до колена…

***
Что могу сказать? За метамерными инъекциями и тут веское слово. Хотя, конечно, после
оперативного вмешательства они требуют куда больше времени на лечение. И сил.

«Мама, мне больно!»

Находиться рядом со страдающим от боли близким человеком, особенно если это ребенок, —
вот мука, горше и тяжелее которой нет на свете. Послушаем Галину Н.

— Сына лет с трех преследовали отиты. Два раза в год, в межсезонье донимали. Как
пожалуется на уши — снова отит. Но пару лет тому назад, осенью, Саша уже во второй
класс ходил, врач районной поликлиники твёрдо заявила, что с ушами всё в порядке, что
причина в чем-то другом. В марте — очередной отит. Но на третий день, когда обычно
болезнь отступала, боль усилилась. Положишь в ухо ватку, пропитанную лекарством, а он
аж синеет от крика.
В каких только клиниках Киева ни побывали. Боль со сладострастием садиста не отпускала
часа по два в день. Какая уж тут школа. Наконец, легли в больницу. Там и определили у
парня невралгию тройничного нерва. Прописали лекарства, витамины, массаж
воротниковой зоны, электрофорез с новокаином. Приступы стали дробиться и сокращаться
по времени.
Потеплело, май на дворе. Приступы уже единичные. Нас выписали. Но стоило искупаться в
реке — снова отит. Месяц на море провели. Там опять заболели уши, дала аспирину, пару
дней просидели дома. Все нормализовалось, до конца путевки дожили нормально.
В сентябре — легкая простуда, и опять начались боли. По нарастающей. Как вечер, так
несколько часов подряд не отпускают. Мальчику всё хуже и хуже. Боль резкая,
стреляющая, бьёт электрическим током. Сместилась на ночь, до двух-трех часов. На ногах
стоять не может, всё тело скрючивает. Бывало, целые сутки без передышки. Начиналось все
с правого уха, от него стреляло в зубы и виски. Потом подключилось левое. И пошло.
Стало стрелять болью в глаза, в лоб.
Когда боль «стреляет» по зубам, Саша ничего в рот не может взять. Сжать зубы — и то
криком кричит. Виски болят, лоб, глаза. Или глаза начинают подергиваться. Или вдруг
челюсть не разжать — как заклинило. Или опять невидимая бормашина с зуба на зуб
перескакивает. Мальчик уже не в силах сдерживаться, кричит, стонет. Анальгин и прочие
болеутоляющие не помогают.

***
Оказалось, мальчик страдал не невралгией тройничного нерва, а невропатией nervus petrosus
superficialis minor. Метамерные методики лечения и здесь венчал убедительный катамнез.
Отдаленные по времени наблюдения подтвердили: невралгию удалось утихомирить.

Эхо войны
— 11 апреля 1944 года в бою под Ковелем меня ранило в ногу, — рассказал Андрей
Григорьевич К. — Не успел повоевать, всего несколько месяцев, как надел после
артиллерийского училища погоны младшего лейтенанта. Рана казалась пустяковой, думал
отлежаться в госпитале и опять на передовую. Судьба распорядилась иначе. Слепое
осколочное ранение в нижнюю часть бедра с повреждением коленного сустава в условиях
полевого медсанбата обернулось гангреной. Перенес пять операций, но ногу все равно
пришлось выше колена ампутировать.
Вернулся в Киев, окончил политехнический институт и так до пенсии по старости прошагал
на протезе, удобно облегающем культю. К новым протезам, а их в былые годы выдавали
регулярно, не смог приспособиться.
Через 30 лет после рокового боя под Ковелем ампутированная нога вдруг напомнила о себе.
Когда ходишь — ещё ничего, но, как снимаешь протез, такое ощущение, что левую пятку,
которой давно нет, пронизывает раскаленный гвоздь.
На протезе проходил вдвое-втрое дольше, чем на своих двоих, и такое наказание. С каждым
годом, а ведь почти двадцать лет после первого приступа минуло, «гвоздь» всё толще и всё
глубже проникал в пятку. Как перемена погоды — ни заснуть, ни повернуться.
Пошевелишь культей — несуществующая пятка отзывается болью.
Анальгин или стакан коньяка — дружеский совет старого ортопеда — ненадолго облегчали
жизнь, глушили боль. Но вскоре она вгрызалась с новой силой…

ПРОФИЛАКТИКА БОЛЕВЫХ СИНДРОМОВ

Начнем с того, что необходимо установить причины возникновения боли. Если они
метамерные, то боль всегда строго локализована в границах, подведомственных данному
метамеру. Когда поражены несколько метамеров, человек испытывает боль, контролируемую
этими несколькими метамерами. Чаще такое происходит при заболеваниях периферической
нервной системы.
Все лечебные воздействия противоболевого характера подразделяются на воздействия на
нервные клетки, в которых возникает боль или которые эту боль воспринимают, и на
воздействие на второй и третий нейроны, то есть на структуры, связанные с центральным
механизмом боли.
В первом случае — это местное обезболивание. Применяются мази, припарки, компрессы,
массажи, физиотерапевтические процедуры и т. д.
Во втором — необходимы специальные лекарственные средства. Тот же анальгин, который
стоит в ряду высших противоболевых мероприятий.
Наркоз также бывает местным или общим. С его помощью предупреждают или, если хотите,
временно отсекают боль при оперативном вмешательстве. Местная, проводниковая,
спинномозговая анестезия воздействует на нервные клетки, воспринимающие боль. Все
остальные воздействия — это уже воздействия на вторые и третьи нейроны, то есть на
процессы, проходящие с участием мозга.
Анальгетики также бывают двух типов. Одни воздействуют на соматическую нервную систему,
вторые — на вегетативную, на гладкую мускулатуру. Ко вторым относятся спазмолитики. Но-
шпа при почечной или желудочной коликах приносит облегчение.
А вот новокаиновая блокада — это анальгетик местного применения.

Итак, крепко запомним. Болевые сигналы — это сигналы о непорядке


. Получив сигнал, не будем, подобно страусу, зарывать голову в песок. Лучше, не
откладывая на завтра, подумаем, что в наших силах изменить, чтобы восстановить порядок.

Схема нейрометамера (рис. 5) даёт представление обо всех участниках формирования и


трансляции боли в мозг.
Рис. 5.
Схема нейрометамера — нервных структур, входящих в метамер:

1
— спинальный ганглий — средоточие чувствительных соматических нервных клеток,
иннервирующих в основном кожу, мышцы, скелет, но также внутренние органы,
железы, сосуды;
2
— ганглий пограничного симпатического ствола — средоточие чувствительных
вегетативных нейронов, иннервирующих внутренние органы, железы, сосуды;
3
— нерв;
4
— задний корешок спинного мозга (чувствительный);
5
— передний корешок спинного мозга (двигательный);
6
— спинной мозг;
7
— синувертебральный нерв.

Глава 4
БЕРЕГИ ЧЕСТЬ СМОЛОДУ, А ПОЯСНИЦУ — ВСЮ ЖИЗНЬ

Радикулит подобен нелюбимой жене — однажды прилепившись, сопровождает человека


всю жизнь. Возможен ли развод? Безусловно! Придется набраться терпения, а самое
главное, запастись желанием избавиться от докучливого недуга. После вмешательства
врача болезнь чаще всего отступает. Но неминуемо возвратится, если хоть на миг утратить
бдительность.

ПОЯСНИЧНО-КРЕСТЦОВЫЙ ОСТЕОХОНДРОЗ И ЕГО ПРОФИЛАКТИКА

ВОСЕМЬ ПУНКТОВ ПРОФИЛАКТИКИ

Как избежать ненавистного свидания? Профилактика! И еще раз профилактика!


По пунктам.

1.
Зарубите на носу и неукоснительно руководствуйтесь тремя английскими «НЕ»:

• Не спешить!
• Не нервничать!
• Не носить тяжести!
О подобных запретах совсем нелишне помнить и при других заболеваниях.
Ни в коем случае не поднимать и не держать груз на вытянутых руках — неудобно и чревато
последствиями. Для тренированного спортсмена-родителя оторвать ребенка от пола таким
движением — одно удовольствие, для остальных — верный шаг к хроническому заболеванию.
Особенно опасны скручивающие движения, без отрыва от груза, с усилием. Человеку ни
согнуться, ни разогнуться, а он всего лишь пытался одним махом выдернуть куст малины. Или
разрубить полено, или дотянуться теннисной ракеткой до мяча.
Груз лучше распределять симметрично, располовинив его в две сумки. Не пытаться нести,
поочередно меняя руки.

2.
Поменьше сидеть! Особенно в первые четыре-пять месяцев после устранения болевого
синдрома. Либо стоять, либо лежать. Не грех воспользоваться опытом чиновников
позапрошлого века: они не стеснялись работать за стойкой (конторкой). Берегли
позвоночник!

Когда сгибаете спину до угла в двадцать градусов, позвоночник держат мышцы. При
увеличении наклона нагрузка падает на «связочный аппарат», а он у больного человека без того
плохо справляется со своими функциями.

3
. Лучше присесть, чем наклониться. Даже когда собираем ягоды или рассыпавшиеся по
полу спички.

4.
В первые месяцы после лечения не пренебрегайте лифтом, особенно при спуске.

5
. У Ахиллеса, по преданию, самым уязвимым местом была его, Ахиллесова, пята. У нас с
вами эти функции выполняет обувь, женщины подтвердят. Тесная или, наоборот,
просторная, слишком узкая или слишком широкая, чрезмерно жесткая или «каблучная»
осложняет движение, отзывается на позвоночнике и его пояснично-крестцовом отделе.
Короче, купив обувь по ноге, вы гарантированно экономите на лекарствах.

6
. И одежда не столь безобидна, как может показаться. Облегающие, прилипающие к телу
юбки, брюки, джинсы препятствуют нормальной биомеханике позвоночника, а значит,
венозному кровообращению в нём. Иногда необходимо отказаться от ремня, заменить его
подтяжками.

7
. Избегайте охлаждений! Ни в коем случае не сушите мокрую одежду теплом своего тела.
Немедля переоденьтесь в сухое.

8
. На каком стуле сидим на работе? В каком кресле отдыхаем? На какой постели спим?
Вопросы далеко не праздные. Прежде, чем купить одежду или обувь, мы их примеряем. Так
же надо относиться к стульям, автомобильным креслам, столам и кроватям. Даже
придирчивее. Примерно так, как девушка выбирает свадебное платье. Помним, что нынче
до 90 процентов «ортопедической» мебели на рынке — подделки.
На чём сидим?

Мы привыкли (или нас приучили?) приспосабливаться к рабочему месту. А надо бы поступать с


точностью до наоборот — рабочее место к себе приспосабливать.
Оптимально, если сидение стула отстает от пола на 42–53 см, а поверхность самого сидения
соразмерна нашему деликатному месту. Потому способствует равномерному распределению
нагрузки. Ноги до коленных суставов тоже умещаются на сидении. Закругление же в задней
части сидения призвано обеспечить комфортное положение упора (крестца). Спинке надлежит
соответствовать физиологическим изгибам спины. Подлокотники у кресла или полукресла — на
таком расстоянии, чтобы предплечья опирались на них. Когда все эти условия выполнены,
появляется ощущение, вроде вы полностью слились со стулом. Что и требуется.
Остроумные хозяева некоторых обувных магазинов обещают женщинам десятипроцентную
скидку, если они выберут туфли быстрее, чем за десять минут. Сомнительная выгода для
покупателя! В мебельном магазине даже обещание скидки не должно подстегивать к быстрой
покупке. Семь раз отмерьте! Как минимум, с такой же тщательностью и осмотрительностью, с
какой выбираете очки.
Какие же требования предъявляют к месту для сидения? Во-первых, оно должно иметь спинку.
Табурет или скамья годятся только в случаях, когда нужно лишь на минутку присесть. Далее
проследите, чтобы:
• стопы четко касались пола;
• колени были на уровне или несколько ниже тазобедренных суставов;
• бедра располагались параллельно полу;
• голени — перпендикулярно полу.

За чем сидим?

Обратите внимание на высоту стола. Она должна соответствовать антропологическим


характеристикам вашего тела. Обычно столешница отстоит от пола на 75 см. Может быть и
наклонной — школьные парты.
Когда работа завязана на ритм «встал-сел», целесообразно иметь высокий стол, типа конторки.
К нему можно приставить высокий стул с перекладиной для ног. Запрыгивать и спрыгивать всё
лучше, чем сгибаться и разгибаться.

Кресло как наказание

В дороге, особенно длительной, старое житейское правило «Лучше плохо сидеть, чем хорошо
стоять» даёт осечку. Чем дольше едешь — тем чаще. И болезненней. Тут недолго приобрести
радикулит или какую другую привязчивую хворь. Подтвердят, не дадут соврать пассажиры
междугородних «Икарусов», еще недавно доминировавших на наших автомагистралях. Салоны
этих автобусов просторнее туристических вариантов дилижансов львовского производства,
рессоры у них помягче, крейсерская скорость выше. Но кресла, несмотря на подлокотники и
«подзатыльники», оживляли в памяти средневековые орудия пыток. Сидение никак не желало
приспосабливаться к фигуре пассажира — саднило шею, ныла спина, затекали ноги.
Автору этих строк лишь однажды довелось увидеть в салоне «Икаруса» безмятежно спящих
людей. Работницы одного из комбинатов Чернигова возвращались с экскурсии в столицу и
набирались сил перед рабочей сменой. В те годы на многих тяжелых производствах трудились
граждане Вьетнама. Мои попутчицы были из их числа. Миниатюрные женщины уместились не
вдоль, а поперек сидения — голова на подлокотнике, ноги на другом — и чувствовали себя
вполне комфортно.
Кстати, самые что ни на есть удобные сидения не предназначены для сна в дороге. Подремать
десять-пятнадцать минут не повредит, но длительный сон может расстроить кровообращение
мозга — встречался с такими случаями в своей практике — и привести к инвалидности.
С моей точки зрения, с точки зрения врача, которому постоянно приходится избавлять
пациентов от страданий, причиняемых благоприобретенными патологиями позвоночника, надо
бы начинать конструирование средств передвижения (автомобилей, автобусов, самолетов,
вагонов поездов и т. д. и т. п.) с кресел для водителя и пассажиров. Потом уже разрабатывать
двигатель, подушки безопасности, корпус, размышлять об электронике, кондиционере,
телеприемнике и прочих составляющих комфорта.
С такой же меркой подходил бы и к грузовым автомобилям. Неудобное кресло — это
растянутое во времени препятствие, в конце концов, уродующее водителя пострашней иной
аварии. Тряские сидения особенно опасны для женщин. Наши отцы помнят о правофланговой
трактористок Паше Ангелиной. Её почин заставляли подхватывать сотни и тысячи девушек.
Была попытка вновь организовать подобное движение на излете шестидесятых годов. А что
большинство последовательниц Паши Ангелиной лишилось радости материнства, что многие
из них, в том числе сама правофланговая, не дожили до пенсионного возраста, об этом
официальная пропаганда умалчивала.
Прямая дорога в инвалиды ожидала водителей первых серий большегрузных БелАЗов. Многие
из них пытались спастись от остеохондроза, «скрещивая» жигулевское сидение с кроватной
пружиной. Но такая рационализация, судя по низкой шкале оплаты рацпредложений, не особо
поощрялась.

На чём спим?

Самая важная единица мебели в квартире — матрац! Мы проводим на нем чуть ли не треть
жизни. Он должен быть не мягким, но и не жестким, обладать способностью легко
адаптироваться к форме тела, не прогибаясь. Спина на постели не изгибается, не провисает,
лежит прямо. И подушка пусть приноравливается к голове, а не голова к подушке. То есть
должна быть такой, чтобы голова не задиралась к потолку и не запрокидывалась в
противоположном направлении.
Не забываем: прежде чем лечь или встать, упираемся руками!
(В скобках замечу, специалисты давно обратили внимание на лечебные свойства мебели. Уже в
начале позапрошлого века врачи знали, на какой постели лучше спать при заболевании почек,
как человек должен сидеть. Их рекомендации не устарели за двести лет. Эти книги стоят на
моей полке рядом с современными справочниками и монографиями.)
Однако пора спать. Жаль, поздновато понимаем, что лучшее снотворное — здоровый
позвоночник.
Спокойной ночи!

ПРАВИЛА ПОВЕДЕНИЯ

На производстве

Пол ровный и гладкий, не превращается в каток даже после влажной уборки. Обязательное
условие — наличие тележек для перемещения грузов. Зачем носить тяжести, если их можно
возить? (Здесь и далее речь о человеке не тренированном или уже пострадавшем от незнания
элементарных правил ухода за собственным опорно-двигательным аппаратом.)
Рабочий день начался. Занимаем удобное положение. Ни в коем случае не поднимаем тяжести
на вытянутых руках. Сначала присядем, сгибая тазобедренные и коленные суставы. Взнуздав
мышцы рук и ног, поднимаем груз до бедер, следующим движением поднимаем его на
требуемую высоту. При этом спину держим прямо, не отклоняя назад.

В быту

Портативные тележки на колесиках, те самые «кравчучки», надо бы считать свидетельством


здравого смысла и грамотного отношения к своему здоровью. Зубоскальство типа «прощай,
молодость» — шутка самого дешёвого пошиба. Никогда не забывайте о том, что вы не
профессиональный грузчик. Ни на вокзале, ни в аэропорту. Если уж никак не представляется
возможность везти груз на колесах, пользуйтесь рюкзаком или сумкой с ремнем через плечо.
Или рассредоточьте груз в двух сумках.

Во саду и в огороде

Те же предосторожности, что и при уборке комнаты. Ручка грабель, тяпки, пылесоса, швабры
— длиннее стандартной.
Спину не сгибаем, ногу выставляем вперед, чтобы снять нагрузку с позвоночника. Работаем,
как говорится, на полусогнутых, колени не выпрямлены. При необходимости протереть пыль
под столом или удалить сорняки вокруг помидорного ростка — не боимся опуститься на
колени, свободной рукой опираемся о пол или землю.
В первые четыре-пять месяцев после того, как болезнь отступила, не упускайте любую
возможность уменьшить нагрузку на позвоночник. С помощью чего? А руки на что!
Любое движение вначале фиксируйте руками. Скажем, прежде чем сесть или встать,
обопритесь о стол.

Спорт

В первые четыре-пять месяцев после начала лечения — зарядка лежа на спине. Даже когда
пришла уверенность, что все неприятности, связанные с пояснично-крестцовым
остеохондрозом, позади, о прыжковых видах упражнений напрочь забудьте.
Они не для вас. Другое дело — бег трусцой (разумеется, не по асфальту). Так сказать, «гладкий
бег», в одном темпе, без ускорений. Или бег на лыжах. Но самое лучшее — плавание, да еще на
спине. Чтобы не переутомляться, время от времени подержитесь за доску или взберитесь на нее.

Ванная комната

Место повышенной опасности, что подтверждает печальная статистика. «Поскользнулся, упал,


потерял сознание, очнулся — гипс…» — чаще всего происходит во время водных процедур в
комплексе с мылом и мочалкой. Потому опирайтесь, как минимум, на две опоры. Прыгать на
одной ноге — травме подобно.
При обострении болезни пользуйтесь только душем. Тёплые ванны пока не для вас. Мышцы
под воздействием тёплой воды расслабляются и не так способны к быстрой мобилизации при
попытках подняться, повернуться.
Вывод: чем больше в ванной комнате ручек и прочих выступов, скажем, вешалок для
полотенец, тем лучше. Сколько бы ни было там опор для рук, лишними они не окажутся. Часть
простенка не мешает оставить свободной от вещей и нашлёпок. Чтобы при одевании спине
было к чему прислониться (ещё одна точка опоры).

Расслабьтесь!

К вечеру мы становимся короче, иные из нас — на 3–4 см. Что поделаешь, межпозвонковые
диски сжимаются под тяжестью наших забот и хлопот. Но впереди ночной сон, он несёт не
только отдохновение. Позвонки приходят в себя, отдаляются друг от друга, и утерянные
сантиметры возвращаются. Лишь бы сон был глубоким, а постель — теплой.
И всё же… И всё же есть много способов облегчить жизнь позвонкам во время бодрствования.
Надо только в течение дня, и, обязательно, после работы уделить 10–15 минут
целенаправленному расслабляющему отдыху.
Автомобиль

На месте автолюбителя я начинал бы осмотр предмета вожделения не с двигателя да кузова, а с


сиденья. Удобно ли оно? Не секрет: водители транспортных средств и операторы компьютеров
— группа риска по пояснично-крестцовому остеохондрозу.
Прекрасно, что ведущие зарубежные автостроительные фирмы стали прислушиваться к советам
ортопедов не меньше, чем к расчётам конструкторов и рекомендациям дизайнеров. Недаром
изготовленное в Швеции кресло одинаково вписалось в салон легкового «Вольво» и в
пилотскую кабину аэробуса «Боинг». Отечественные водители долгие годы были лишены
такого внимания. Выходили из положения, кто как мог.
Итак, вы прикрыли дверцу. Прежде чем повернуть ключ зажигания, проверьте, не ощущаете ли
дискомфорта. Откиньтесь на спинку, убедитесь, что она ровная и не давит на позвонки. Теперь
можно ехать. Не забудьте часа через два остановиться, чтобы расправить плечи, размяться. А
еще лучше — прилечь.

Друг себе или враг?

У заболевания всегда есть причина. Но ходит она рука об руку с поводом. Не иначе. Причина
остеохондроза позвоночника кроется в обмене веществ и в постепенном (из-за увеличения
массы тела) смещении центра тяжести тела. Но как только наслоится повод — нерациональный
образ жизни, глупые и нелепые поступки, — болезнь прилипает, как банный лист.
На мой взгляд, поговорка «Кто не был молод, тот не был глуп» обязана своим появлением
остеохондрозу. Расплачиваешься всю жизнь за ошибки молодости. Впрочем, и в зрелом
возрасте никак не избавимся от представления, будто физические упражнения приносят только
пользу. Приносят! Если регулярны, не от случая к случаю. И если эти случаи не связаны с
переноской тяжестей. Всё забываем, что с подъёмным краном или бульдозером нам бесполезно
соревноваться. И вредно — от себя добавлю.

Да разве одни мы такие? Избавил от постоянной боли жительницу Югославии. Она, видите ли,
заменяла на строительстве собственного дома домкрат и прочие механизмы. Дом-то построила,
но какая от него радость, если несколько лет не могла ни сесть, ни встать без посторонней
помощи. Гражданин Канады, прежде ничего тяжелее карандаша в руках не державший,
отважился на самостоятельный ремонт своей квартиры. И слег от инсульта спинного мозга. Еще
пример. Молодой генерал для поддержания формы увлекся вольной борьбой. А меня
спрашивает: почему ни плечами, ни руками не пошевелить? Почему-почему? Да потому, что
вольная борьба предполагает основательный упор и давление на голову. И, значит, на позвонки
шейного отдела.
Врач, если он профессионал своего дела, заставит недуг отступить. Дальнейшее зависит от
самого пациента. Парадокс: человека, поступающего вопреки своим интересам — в экономике,
личной жизни — считаем, мягко говоря, глупцом. А быть врагом своему собственному
здоровью — это у нас запросто.
Давно обратил внимание (накопилась тьма подтверждений в моей клинической практике), что
поясничный остеохондроз и артериальное давление ходят парами. Где появился один, там
обязательно жди другого. И этот другой не задержится, непременно объявится. Но когда
удается избавить пациента от неприятностей в пояснице, следом, как закон, нормализуется
артериальное давление. Без специальных дополнительных усилий, включая медикаментозное
воздействие.
Повторяю, от остеохондроза срок жизни не сокращается. И то — как посмотреть. Разве
постоянная жгучая боль, стесняющая движения, затмевающая земные радости, — это жизнь?
НЕЛЬЗЯ!

Итак, если не желаете, чтобы болезнь вас вновь стреножила, запомните и строго
придерживайтесь пяти «нельзя».

• Нельзя поднимать и носить тяжести!


• Нельзя делать движения, с усилием скручивающие тело, — тащить репу из земли или играть в
крокет. Это же «нельзя» относится к неконтролируемым (поскользнулся!) резким движениям.
• Нельзя пить сухие и креплёные вина и пиво. О шампанском забудьте навсегда! Модная
поговорка в нашем случае звучит так: «Кто пьёт шампанское — тот рискует!». Шампанское
вызывает застой крови в позвоночнике, обостряет болезнь. Такими же неприятностями грозит
малина (свежая) или листья салата. Категорический запрет — на овощи и фрукты с высоким
содержанием нитратов, на те же «ранние» арбузы.
• Нельзя прыгать на одной ноге! Надевая брюки, белье, носки, лучше присесть.
• Нельзя падать! В гололед и гололедицу не ленитесь раза два в день наклеивать поперёк
подошвы лейкопластырь или изоленту. Не менее надёжная защита, чем подобие автошинных
цепей, которые предлагают зимой для обуви продвинутые заграничные фирмы.

РАЗВОД И ДЕВИЧЬЯ ФАМИЛИЯ!

О чем сигнализируют боли в спине? В конечном счете — о смещении центра тяжести,


расположенного в крестце. Интересно, что согласно индийской философии именно в этом месте
обитает душа человека.
Но вернёмся к началу разговора в этой главе. Как же оформить развод с радикулитом,
избавиться от него и навсегда о нём забыть? Могу порекомендовать два способа. Ими
пользуются одновременно или последовательно. Как у кого получается. Необходимо:
а) нормализовать осанку — нарушенная осанка чревата преждевременным старением
позвоночного столба;
б) нормализовать массу тела.
Следовать этим советам не так уж сложно. Нужно только научиться:
• правильно ходить,
• правильно сидеть,
• правильно стоять,
• правильно лежать,
• правильно есть,
• правильно работать,
• правильно отдыхать.
Всего-то семь пунктов, семь условий. В особой расшифровке они не нуждаются. Скажу лишь,
что нарушенная осанка (особенно в положении сидя) приводит к аномальному растяжению и
сжатию различных тканей организма, из-за чего в соединительно-тканных структурах
позвоночника образуется избыток белка. То же наблюдается и в опорных волокнах этих
структур. Избыток белка болезненно отражается на нервных структурах, на кровеносных и
лимфатических сосудах, уменьшает сократительную способность мышц.
Всё это было бы лирикой, если бы не сковывало движения и не сопровождалось приступами
боли.
Желающих больше узнать о напастях, порождаемых нарушенной осанкой, отсылаю к
четырнадцатой главе этой книги.

Глава 5
ВАГОН И МАЛЕНЬКАЯ ТЕЛЕЖКА
БОЛЕЗНИ, ГОТОВЫЕ «ПОВИСНУТЬ» НА ГРУДНОМ ОТДЕЛЕ ПОЗВОНОЧНИКА

ЯДОВИТЫЙ БУКЕТ

Когда в доме больной, его близким так или иначе тоже достается. Особенно, если тяжело и
беспросветно болеют дети. К мамам маленьких пациентов всегда отношусь с удвоенной
предупредительностью. Не жалею времени на беседы с ними. Терпеливо объясняю, что у
позвоночника человека много обязанностей, что ни одно движение нашего тела не происходит
без его участия, что к становому хребту крепятся все внутренние органы — и сердце, и
желудок, и печень, и почки… Оказалось, девчушка, не сводившая глаз с развесёлой рыбы на
стене, внимательно вслушивалась в беседу. Даром что музыкальная игрушка что-то там пела и
била хвостом в такт мелодии. Девочка неожиданно спросила:
— Как игрушки на ёлке?
Ай да умница! Когда ребенок образно мыслит и столь смело выливает свои наблюдения в слова,
за его мозг не только можно — нужно бороться. Мышцы рук и ног постепенно заставим
повиноваться командам центральной и периферической нервной системы. Есть надежда, есть!
Городской ребёнок, для неё ёлка и игрушки — одно целое. Образ верен и точен. Хочется
продолжить метафору. Внутренние органы не только крепятся каждый к своему позвонку, но и,
действительно, составляют с ним единый комплекс. Сказывается метамерность строения
нашего тела. И неразрывная связь всех структур организма с нервной системой.
Зловредность остеохондроза в том, что местом первоначальной «прописки» он, обычно, не
удовлетворяется. Рано или поздно болезнь обязательно воспользуется особенностями
сообщающихся сосудов, каковыми, в общем-то, являются позвонки и прикрепленные к ним
органы, и шаг за шагом попытается овладеть всей территорией. До самой периферии доберется.
Отговоркой не весьма далёких людей — «Чего напрягаться, авось само пройдёт!» — не следует
отгораживаться ни от какого заболевания. А уж при остеохондрозе позвоночника она
равнозначна вынесению самому себе приговора на муки мученические до скончания века.
Остеохондроз, оставленный без длительного врачебного присмотра, обязательно выведет из
строя или наградит болячками «внутренности», входящие в метамер. Постоянно втолковываю
это своим пациентам, говорю на лекциях перед широкой аудиторией — в киевском Доме
учителя, на радио и телевидении. После одного из таких выступлений пришла в мой адрес гора
писем. Без преувеличения. Большей частью — от пенсионеров. Все о том же, о чем написала
Станислава Станиславовна из Белой Церкви: «За 30 лет, что болею остеохондрозом, прибавился
целый букет недугов — камни в жёлчном пузыре и почках, зоб, высокое давление…».
Чем старше становится человек, тем серьёзнее он нуждается в том, чтобы одновременно с
лечением внутренних органов врачи занялись коррекцией состояния позвоночного столба.
Особенно тех метамеров, которые напрямую связаны с заболевшими органами.

Трёхстороннее воспаление

По месту возникновения все 76 синдромов позвоночника условно можно разделить на три


основные группы.
К первой группе — чаще всего встречаются — относятся так называемые периферические
синдромы. Болевые проявления при них возникают в тканях организма, расположенных вне
позвоночного столба.
Обычно периферические синдромы облюбовывают остеохондроз грудного отдела
позвоночника. Межрёберная невралгия, к примеру. Пациенту кажется, что у него сплошная
рана во всю спину. А источник неприятностей — в грыжах межпозвонкового диска, которые
давят на корешки спинного мозга грудного отдела позвоночника.
Ко второй группе синдромов остеохондроза относятся синдромы поражений головного и
спинного мозга, синдромы поражений центральной нервной системы. Наиболее тяжёлые
заболевания. Поражения спинного мозга сплошь и рядом заканчиваются параличом, лишают
человека возможности двигаться самостоятельно.
Есть и третья группа синдромов остеохондроза позвоночника. Тоже далеко не «подарки», в
кавычках, судьбы. Они досаждают людям никак не меньше синдромов двух названных ранее
групп. Но в том-то и парадокс, что пациенты, а порой и врачи, не связывают эти синдромы с
остеохондрозом позвоночника. Жаль. И, если хотите, странно. Очень странно. Потому что в
данном случае лечение очага заболевания — кратчайший и вернейший путь к избавлению от
страданий. Говорю о висцеральных, то есть имеющих отношение к внутренним органам,
синдромах остеохондроза позвоночника.
О каком бы заболевании внутреннего органа речь ни зашла, никогда не повредит убедиться с
помощью обследования — а не прячется ли за ним остеохондроз позвоночника? Хотя
случается, и совсем не редко, что, наоборот, к остеохондрозу приводят заболевания внутренних
органов. Особенно у людей в пожилом, или, воспользуемся уважительным эвфемизмом, в
состоявшемся возрасте. В ту пору жизни, когда болячки слетаются на человека, как мухи на
мёд.
Перед заходом солнца у каждого человека что-нибудь да побаливает. Или даёт о себе знать. То
ли сердце, то ли сосуды, печень, почки. То ли пищеварительные пути. Нормальный процесс —
структуры организма с годами изнашиваются. Всё бы ничего, если бы в образовавшиеся щели
не проникал остеохондроз. Чем человек старше, тем легче болезни вцепиться мертвой хваткой в
позвонки. А вцепившись, видоизменить течение заболевания внутренних органов, осложнить
их проявления. И всячески мешать постановке точного диагноза, смазывать картину
собственными проявлениями.
Обсуждали эту проблему с одним из научных руководителей НИИ кардиологии. Он мне прямо
сказал, что каждым четырём из пяти пациентов его института надо бы полечиться у неврологов.
Имел в виду больных, чье состояние вконец запущено. Ведь в противном случае у нас не
принято обращаться к врачам. Но и на начальных стадиях — медицинская статистика за
десятилетия здесь не меняется — от 10 до 20 и даже до 28 процентов жалоб на боли в сердце
возникают по причине… остеохондроза позвоночника. Перевожу эту цифирь на понятный язык:
до трети людей, впервые жалующихся на боль в сердце, делают это при здоровом сердце.
Точный диагноз поставить весьма и весьма сложно. Люди годами лечат не болезнь, а её
видимость. Не устраняют причину. Под этой дымовой завесой порой развивается истинная
стенокардия. Патологические факторы наслаиваются друг на друга и только усиливают
негативное влияние каждого. Что-то вроде нарастающего снежного кома. В школе, на уроках
физики, учили, что наложение колебаний по закону резонанса может разнести вдребезги
мощную конструкцию из стали и бетона. Мост, например. А человек создан из менее прочных
материалов.

ЗЁРНА И ПЛЕВЕЛЫ

Простите за использование всуе библейской метафоры, но, факт остаётся фактом, зёрна от
плевел приходится ежедневно отделять каждому врачу. Если величать болезни иносказательно
— плевелами. Впрочем, почему иносказательно? Так оно и есть. Насколько мне известно,
болезней, улучшающих наше здоровье, нет и не предвидится.
Политикам и криминалистам проще. Им, согласно проверенной временем французской
поговорке, надо найти женщину и тогда станет ясным, что, как и почему. У основной причины
заболевания не столь четко очерченные предпосылки. Но пока её не определишь, не
вычислишь, лечение не даёт результатов. А если нет никакого результата или присутствует
отрицательный результат, то, как учили нас герои фильмов о преимуществах физиков над
лириками, это… тоже результат.
Особенно на примере заболеваний сердца. Допустим, настоятельные жалобы привели пациента
в кардиологическое отделение. Там его лечат целенаправленной кардиологической терапией.
Неделю, вторую, месяц. Никаких сдвигов. Разве это не повод призадуматься и поискать
источник вегетативной боли в отделе позвоночника, «курирующем» сердце?
В спинномозговых узлах, которые раздражаются при дискогенных радикулитах, находится
определенное количество нервных клеток, чьи отростки направлены к внутренним органам. А
грыжа диска давит, пытается расплющить весь спинномозговой узел, не разбирая, какие
волокна правы и какие виноваты. Попались на пути — терпите.
Нервные клетки не приучены терпеть. Они на любое нападение — изнутри ли, снаружи —
отзываются единственно доступным им образом. Болью. Разбираться же, сообщил ли о напасти
отросток, или это на ганглий давит грыжа диска — им недосуг. И не по рангу. Спинномозговые
узлы не рассчитаны на анализ информации. Их обязанность транслировать. Всё! Для обработки
сведений, циркулирующих по каналам центральной нервной системы, существуют другие,
специализированные скопления нервных клеток. Мозговые центры. Никак не периферийные
мелкие чиновники, если в переводе на управленческий язык.
Вот их-то, этих руководителей периферийных блок-постов, и надо «спросить», дабы отличить,
псевдостенокардию от истинной. И сделать это (по крайней мере, усомниться в диагнозе) может
сам же пациент. Достаточно внимательно проанализировать собственные ощущения. Обратить
внимание, что боль в области сердца почему-то захватывает неправдоподобно большую
территорию. Распространяется на руку, плечевой пояс, на всю левую сторону груди. Вовлекает
в зону своего действия весь квадрант тела со стороны сердца. (Медицинский термин. Если тело
человека поделить пополам по вертикали и горизонтали, то квадрант составит четверть тела.)

Вернее всего, так происходит из-за настырного остеохондроза грудного отдела


позвоночника.
Потому что истинную боль в сердце можно полностью накрыть ладонью, которую обычно
люди к этой части тела при сердечном приступе непроизвольно прикладывают.

Далее. Не помешает обратить внимание на продолжительность приступа. При шейно-грудном


остеохондрозе он может растянуться на часы, а то и дни. И это ещё не всё. Есть ещё один
простой, доступный и безотказный, как лакмусовая бумажка, способ отличить истинную
стенокардию от псевдостенокардии. При коронарной недостаточности таблетка
нитроглицерина под язык почти мгновенно осаживает приступ. Если же нитроглицерин не
помогает — то дозу приёма не надо увеличивать до лошадиной. Бесполезно. Потому что
источник боли в таких случаях все-таки надо искать — правильно догадались — в тех местах,
где гнездится остеохондроз шейно-грудного отдела позвоночника.

Убедились сами? Осталось убедить фельдшера или врача. Нет проблем! Уж извините меня
за ультрасовременную лексику.
При псевдостенокардии у пациента не фиксируется каких-либо отклонений в
гемодинамике, в кровообращении
. И пульс, и артериальное давление у такого пациента обычно в пределах возрастной
нормы.

Предсердечная тоска

Если бы ларчик так просто открывался, количество врачей на душу населения в мире неуклонно
сокращалось бы. Тенденция обратная. Все идёт к тому, что в обозримом будущем профессия
медицинского работника может стать самой массовой на планете. Болезни усложняются.
Говоря образно, они к тому же постоянно меняют замки на своих дверях. Приходится снова и
снова подбирать к ним ключи.
Синдромы остеохондроза позвоночника по своей природе бывают симпатическими и
парасимпатическими. Все зависит от того, какие части вегетативной нервной системы
вовлечены в патологию — цепочки ганглиев, расположенных по бокам позвоночного столба от
верхних шейных позвонков до копчика, нейроны боковых рогов спинного мозга, его
ретикулярная формация, а также связанные с ними ганглии и волокна или блуждающие нервы,
их ядра, парасимпатические структуры спинного мозга. Специально привел почти дословно
длинную цитату из Словаря медицинских терминов, чтобы показать, как много структур
вегетативной нервной системы могут быть вовлечены в патологию. А когда такое количество
участников, то, как водится, возможны варианты. И вариантам этим несть числа.
Врач при всем при этом не имеет права забывать, что таких пациентов зачастую преследуют
депрессивные состояния. Отмахиваться от которых, не придавать значения — ошибка. Если не
сказать энергичнее. И уж, тем более, не следует жестко рекомендовать пациенту собрать волю в
кулак и стать выше неприятностей. С предсердечной тоской (есть такой термин в медицине, он
обозначает сжимание, давление в области сердца и подложечной области) — внушением не
справиться. Если интересно, буквально термин с латыни переводится так — «страх
предсёрдечный».
Само ожидание боли приводит человека в смятение. Ему всё кажется, что боль явится об руку
со смертью. Такое состояние может длиться годами. Днём и ночью. Хотя тщательные
обследования пациента убеждают — в «моторе» никаких серьёзных изменений нет.
Обратился за помощью мужчина, три года его терзали боли в области сердца. Уходили,
приходили. С постоянством рассветов и закатов. А что хуже — сама боль или ожидание её
прихода — определить не мог. И не пытался.
Меня учили: пациента нужно выслушивать не только с помощью стетоскопа. Но и самым
прадедовским способом — ушами. Задавать вопросы, внимательно вникать в ответы.
Всё началось на картофельном поле. Мужик здоровый, взвалил на плечи мешок картошки и
пошагал. Споткнулся, упал. Ношу из рук не выпустил. Человек с юмором, ещё улыбнулся над
собой, что, мол, повторяет подвиг Паниковского, который никак не желал расстаться с гусем.
Улыбка сил прибавляет. Полежал, отдышался и решил исправить ошибку, приведшую к
падению, с помощью минимального количества движений. Будучи в полной уверенности, что
своя ноша — не тянет, даже если она придавила к земле. Короче, поднялся, не расставаясь с
мешком. И ощутил, как кольнуло в сердце. Может быть, впервые в жизни убедился, с какой
стороны сердце расположено.
С тех пор боль не отпускала. Где только ни лечился, пока пришел в нашу организацию. Чуть ли
не ежедневно, несколько месяцев кряду мы встречались. Избавил человека от изматывающих
мучений. Посттравматический остеохондроз — наследие героических манипуляций с мешком
картошки — цеплялся за насиженное место. С ним пришлось серьезно повозиться.
Врезался в память чужой мешок картошки ещё потому, что живительными инъекциями встречи
с пациентом не ограничились. Приходилось постоянно пускаться в душеспасительные беседы.
Боль вгрызалась в мужика, и он уже готов был поступить с нею так же решительно, как с
мешком картошки. Избавиться вместе с жизнью.
Уж кто-кто, а такие больные нуждаются в повышенном внимании к себе. В том числе и со
стороны врача.

Четвёртый позвонок

Грудная клетка служит не только защитой сердца. Это довольно сложная структура, не
последнюю роль в её конструкции играют большая и малая грудные мышцы, — по латыни
musculus pectoralis. Начинаются эти мышцы от костных структур грудной клетки, как раз
напротив сердца, а крепятся в районе плечевого сустава и знамениты ещё тем, что являются
колыбелью для молочной железы.
А самое главное — мышцы расположены как раз над сердцем (рис. 1) и, в дополнение к ребрам,
являются его мягкой защитой от внешних физических воздействий и проникновений.

Рис. 1.

Анатомия большой (
1
) и малой (
2
) грудной мышц.
(
Toldt.
Anatomisch Atlas. — Berlin-Wien, 1934. - Fig. 556)

С левой стороны груди большая грудная мышца убрана.

С другой стороны, такое положение — над самым важным органом нашего организма — порой
может ввести в заблуждение даже специалиста. Особенно в случаях патологического
напряжения мышц, когда болят склерозоны — места прикрепления мышц. При нарушении
нормального функционирования большой грудной мышцы грудь человека может пронизать
боль. Определить же, откуда взялась — из-под рёбер или сверху рёбер — с первого взгляда
сложновато. Со второго — тоже. Если не сделать анализов и не прибегнуть к прочим
диагностическим методикам.
Несколько иные неприятности доставляет синдром френико-холецистопатии, тоже одним
концом упирающийся в шейно-грудной остеохондроз. Это когда в патологию вовлечен
диафрагмальный нерв — нервус френикус (nervus phrenicus). Отходит нерв от четвёртого
шейного сегмента, от места закладки диафрагмы. Именно он контролирует и направляет
деятельность этой важной мышцы. Вот почему — запомним накрепко, — кутая шею в
непогоду, мы оберегаем от неприятностей нервус френикус и, значит, диафрагму,
обеспечивающую процесс дыхания.
Между шеей и диафрагмой расположилось много чего. Указанный нерв проходит длинный путь
вдоль пищевода, минует по дороге ряд внутренних органов. Нисколько не вмешиваясь в их
жизнедеятельность. Совместительство среди нервов не приветствуется, у каждого строго
очерченный круг забот и обязанностей. Зато любое остеохондрозное явление в четвёртом
позвонке может заставить нерв бурно реагировать болью.
Вся струна от позвонка до диафрагмы в таких случаях буквально звенит от боли. Сбивая с
толку пациента и доктора.
Пациенту кажется, что боль пронизывает печень, а это всего лишь отголосок «трансляции» по
проложенным рядом с печенью нервным волокнам. Годами человек, к примеру, лечит
жёлчевыводящие пути, но боль не унимается. И не уймётся. Поскольку методика лечения
подчас буквально копирует действия того чудака из старого анекдота, что искал кошелёк не
там, где потерял, а под фонарём. Объясняя, что под фонарём — светлее. А надо направить
лечение в район четвёртого позвонка, тогда боль в жёлчевыводящих путях утихнет сама собой.
Поколение моих родителей зачитывалось сатирическим романом финского писателя Марти
Ларни «Четвёртый позвонок». Не думаю, что коллизия романа может послужить учебным
пособием для медиков, но название книги прочно впечаталось в память бывших советских
людей. Намекает на важность для жизни человека позвонка под четвёртым порядковым
номером. И на том спасибо.
Разумеется, если источник боли кроется в четвёртом позвонке, то терапия, направленная на
лечение жёлчевыводящих путей не помогает. Порой даже причины постоянной отрыжки, боли
в пищеводе, сопровождающей каждый приём пищи, надо искать всё там же — около четвёртого
позвонка.
Пациенту представляется, что пищевод отказывается ему служить и что вообще на него смерть
надвигается. Нельзя сказать, что ощущения человека подводят. Он не преувеличивает
опасность. Всё так и есть. Или почти так. Его ощущения — отзвук функционального
расстройства гладкой мускулатуры пищевода. Или гладкой мускулатуры жёлчевыводящих
путей. А расстройства эти — не что иное, как отголосок остеохондроза позвоночника.
Синдром ларинготрахеита, на первый взгляд, вообще представляется синдромом из другой
оперы. При этом заболевании воспаляется слизистая гортани и трахеи. И здесь под маской
респираторного заболевания зачастую скрывается остеохондроз шейного и грудного отделов
позвоночника. Но поди поверь в это, поди усомнись в диагнозе, когда пациент беспрерывно
кашляет.
Строго говоря, в покашливании, в кашле нет ничего противоестественного. Кашель стоит в
ряду рефлекторных защитных реакций организма. Благодаря ему различные ненужные
вещества, накопившиеся на слизистой, быстрее удаляются. Но когда кашляешь без остановки,
когда, сколько ни старайся, а прокашляться не получается, это уже не защита организма, а
прямой вред ему. Кашель ведь сопровождается воздушными толчками, именно они
способствуют выдворению всякой гадости. Если процесс затягивается и переходит в
хронический, гладкая мускулатура гортани и трахеи, измотанная постоянными рывками, не
успевает собраться с силами и постепенно теряет свои кондиции.
Для таких пациентов характерна хрипотца в голосе, у них постоянно саднит гортань. Их годами
лечат от воспалительных заболеваний. Хотя ключик к замку недуга спрятан — мы уже твёрдо
уяснили — в позвоночнике. И это касается не только слизистой гортани. Многие специалисты
считают — я целиком на их стороне, — что даже поражения придаточных пазух носа и
вызванные ими бесконечные насморки — тоже могут быть одним из проявлений остеохондроза
шейного отдела позвоночника.
О каком заболевании ни заговори, всегда вынужденно возвращаешься к мысли, что порукой
избавления от недуга является комплексный подход в лечении. Остается лишь добавить, что
первым пунктом комплексного подхода, как ни тасуй колоду важнейших диагностических и
профилактических мер, является внимание к состоянию позвоночника. Начиная с его шейного
отдела. В подавляющем большинстве случаев. Даже когда речь о зубах, об их соприкосновении,
прикусе и вообще челюсти. (На этом настаивают представители итальянской школы
стоматологов. Их точку зрения оспорить весьма трудно. Если вообще возможно.)
Девять месяцев женщина беспрерывно кашляла. Предваряю хмыканье все понимающего
читателя. Нет, не курит и не курила. Культурный, грамотный человек. К шестидесяти годам
любой из нас методом проб и ошибок прочно уясняет, что хорошо, а что плохо. За месяцы
мучений женщину подвергли всем мыслимым и немыслимым методам обследования и лечения.
Она как кашляла, так и продолжала кашлять. В конце концов пришла на консультацию в наше
учреждение. Предложил ей полечить остеохондроз. Первые же сеансы метамерных инъекций
сдвинули ситуацию с мертвой точки. А там и избавили пациентку от назойливой мелодии
разухабистой чешской народной песни:

Милочка, любочка, не кашли,


Кабы мэнэ коло тэбэ не нашли…

Клиническая верификация — доказательство делом — подтвердила правильность диагноза.


Кашель остался в прошлом.

И последнее. А может быть, первое. Если по значимости. Убежден, что


лечение щитовидной железы тоже необходимо соизмерять с состоянием шейного отдела
позвоночника
. Они, железа и шейный отдел, если не кровники (ближайшая родня по крови), то, по
крайней мере, нервники. Уж простите мне неологизм. Обеспечение нервами щитовидной
железы тоже возложено на шейный отдел позвоночника.

Откуда язва растёт

Любое заболевание (повторим, если не запомнили) всегда состоит из трех видов расстройств —
сенсорного, рефлекторного и трофического. В обнимку с болью — первейшим признаком
сенсорного расстройства — шествует рефлекторное расстройство. О его проявлениях в
предыдущей главке мы достаточно подробно поговорили. Рефлекторные расстройства меняют
тонус гладкой мускулатуры, и человека охватывает ощущение, будто его внутренние органы
отказываются работать. Такой самодиагноз весьма близок к истинному положению вещей.

Буквально в ногу с двумя вышеперечисленными расстройствами шагает и третье —


трофическое. Не может не шагать. У «гидры» три головы, и эта — трофические
расстройства — третья. Очень часто трехголовую гидру болезни вдохновляет на подлые
подвиги все тот же остеохондроз. С ним, как это ни покажется странным, могут быть
напрямую связаны даже язвенные эффекты в двенадцатиперстной кишке. Заболевание —
одно из самых распространенных. Нет спору, в основе его — небрежение элементарными
правилами питания. Убеждён,
если бы люди усвоили, как в былые годы «Отче наш», и строго соблюдали хотя бы два-три
требования: не переедать, не ложиться спать на полный желудок, есть всегда в одно и то же
время — потребность в гастроэнтерологических отделениях больниц сократилась бы
наполовину.

В то же время не следует упускать из виду, что остеохондроз грудного отдела позвоночника, со


своей стороны, способствует — прямо или косвенно — образованию язвенной болезни
двенадцатиперстной кишки. В некоторых ситуациях может даже её спровоцировать.
Припомним перечень типичных жалоб при язвенной болезни: голодная боль ночью с
иррадиацией — отдачей — в спину, изжога, рвота… Вроде связи между желудком и
позвоночником не просматривается никакой. Где имение, где вода — говорили в таких случаях
в начале прошлого века. Оказывается, есть между грудным отделом позвоночника и
двенадцатиперстной кишкой связующее звено и называется оно — большой внутренностный
нерв, на латыни — nervus splanchnicus major.
Этот нерв берет начало в сегментах грудного отдела позвоночника, собирается в единый ствол
и иннервирует «верхний этаж» брюшной полости. Он контролирует желудок,
двенадцатиперстную кишку, её слизистую оболочку, поджелудочную железу, жёлчевыводящие
пути. Но он же, этот руководящий нерв, может послужить передатчиком трофических
расстройств от очагов их образования (грудной отдел позвоночника) на всю подведомственную
территорию. Трофические расстройства затронут желудок или двенадцатиперстную кишку и
предстанут в облике язвы. Из сказанного следует, что если полечить грудной отдел
позвоночника, то уже это одно явится солидным препятствием на пути возникновения язвенной
болезни.
Ну а людям, живущим под Дамокловым мечом диабета, необходимо, в первую очередь,
оберегать от остеохондроза грудной отдел позвоночника. Тогда нервное обеспечение
поджелудочной железы не будет давать сбоев. Эта мера может надёжно защитить железу и её
островки, вырабатывающие инсулин, от нарушений ритма жизнедеятельности.
Своё влияние и, возможно, не меньшее, оказывает на внутренние органы малый
внутренностный нерв — nervus splanchnicus minor. Он берет начало в нижнегрудном отделе и
иннервирует в том числе и надпочечники. А от надпочечников напрямую зависит артериальное
давление. Потому пациентам, задерганным гипертоническими кризами, всегда советую
проверить состояние позвоночника. Все лучше, чем годами лечиться, игнорируя основную
причину заболевания.
Спас от боли женщину 45 лет, подполковника силовых структур и, значит, не истеричку. Из-за
постоянной боли внизу живота ей сделали четыре операции. Разумеется, врачи решали
коллегиально, после основательного консилиума. Удалили последовательно практически всё,
что можно удалить у женщины — жёлчный пузырь, придаток, второй придаток, матку… А боль
не унималась. Не усиливалась, но и не ослаблялась. Какой была, такой и осталась.
Метамерные инъекции, направленные в зоны нижнегрудного отдела позвоночника, сделали
своё дело. Боль постепенно сошла на нет и больше не возвращалась. Ни через год, ни через пять
лет. Что — приятно отметить — сказалось на служебном росте пациентки, её повысили в
должности и в звании, надели полковничьи погоны.
Но за время бесплодных мучений характер дамы подпортился основательно. Ещё бы, из её
организма вместе с внутренними органами была удалена значительная часть рефлексогенных
зон. Что не могло не отразиться на состоянии эндокринной системы и других структур. Ничего
в жизни не проходит бесследно. А уж операции — и подавно.
В специальной литературе не встречал (возможно, сам виноват, без должной настойчивости
искал) привязки мастопатии опять же к позвоночнику. Кстати сказать, из-за расстройства
гормональной регуляции молочной железы страдают не только женщины, но и мужчины. Хотя
женщины, конечно же, — чаще и серьёзнее. Перед глазами до сих пор стоят десятки случаев,
что поначалу ставили в тупик. Лишь когда на патологию молочной железы посмотрел сквозь
призму остеохондроза, все стало на свои места. Лечение сдвинулось с мертвой точки.
Купировал боль между лопаток, ушла и мастопатия. Кому-кому, а врачу надо помнить, что
заболевание молочной железы может оказаться следствием остеохондроза грудного отдела
позвоночника.
Приблизительно такая же цепь умозаключений помогает разобраться в истоках некоторых
нейротрофических изменений щитовидной железы. С той разницей, что здесь задействован
шейный отдел позвоночника.
Прежде, чем предавать огласке выводы из собственных наблюдений, ученый всегда их
проверяет и перепроверяет. Не раз, и не два. Мне таким «аудитом» заниматься просто. Десятки
и сотни историй выздоровления пациентов задокументированы. Достаточно протянуть руку и
достать соответствующую папку с полки.

Тринадцатое ребро

Привели на консультацию четырнадцатилетнюю девочку, дочь крупного чиновника в ранге


заместителя министра правительства Украины. Подчеркнул должность отца не для того, чтобы
лишний раз повторить: болезням одинаково подвластны все слои населения. Сугубо ради
подтверждения возможностей родителей обследовать ребёнка по наивысшему разряду в
клиниках страны и за рубежом. Девочку постоянно мучила боль в верхней части брюшной
полости. Пять лет ее перевозили из больницы в больницу.
В один из редких визитов домой девочка увидела передачу по телевизору о своем сверстнике,
американском мальчике, больном неизлечимой болезнью. Мальчик упросил родителей
перестать поддерживать его лекарствами, не продлевать страданий. Средства массовой
информации в погоне за сенсациями всё чаще переходят грань между жуткими подробностями
и подстрекательством. Девочка сделала выводы, девочка задумалась о самоубийстве.
Я не рентгенолог и не терапевт. Я невропатолог по базовому образованию. Но рассматриваю на
свет рентгенограмму, и что-то меня в ней не устраивает. Что-то в ней не то, в грудной клетке не
то. Считаю ребра с одной стороны в грудном и брюшном отделе — правильно, двенадцать. В
другом — глазам не верю! — тринадцать. Пересчитываю, загибаю пальцы — опять тринадцать,
включая маленький треугольный тринадцатый позвонок. Вклинился между основными
позвонками.
У девочки, пусть не до конца развитый, но образовался лишний метамер. А метамер не может
ограничиться добавочной костной тканью. Ему обязательно должны сопутствовать
«внесметная» кожа и её производные, нервная система, сосудистые бассейны, группа мышц,
внутренние органы, участок эндокринной и иммунной системы. Вся семёрка тканей метамера.
А места заняты. Организм отторгает непрошенных гостей самым жестоким образом.
Вот она, разгадка, почему ребенка столько лет мучила необъяснимая боль. Она была вызвана
расстройствами, произошедшими из-за борьбы «хозяев помещения» с «непрошенными
пришельцами». Один из составителей пухлой истории болезни, не найдя адекватных
медицинских терминов, изложил заключение образной фразой: «Слизистая желудка —
булыжная мостовая». Настолько далеко зашли расстройства организма.
Когда понятна причина, тогда ясны пути устранения её. Точечный массаж вызволил ребёнка из
больницы, за сравнительно короткое время поставил на ноги.

Глава 6
СТРАХИ И УЖАСЫ
Вы, ангел радости, когда-нибудь страдали?
Тоска, унынье, стыд терзали вашу грудь?
И ночью бледный страх… хоть раз когда-нибудь
Сжимал ли сердце вам в тисках холодной стали?
Вы, ангел радости, когда-нибудь страдали?

(Ш. Бодлер. «Искупление», перевод с французского И. Анненского)

ПОСТОЯННЫЕ СПУТНИКИ ОСТЕОХОНДРОЗА ШЕЙНОГО ОТДЕЛА


ПОЗВОНОЧНИКА

ФОБОС и ДЕЙМОС

Не исключено, что остеохондроз позвоночника в скором времени возглавит реестр наиболее


распространенных напастей. Особенно досаждает и чревата дополнительными неприятностями
боль в шейном отделе позвоночника.
На сегодня науке известны 76 синдромов остеохондроза позвоночника, 75 из них
сопровождаются болью. Недаром П. Брэгг (тот самый, идеолог лечебного голодания) пришел к
выводу: «Человек настолько здоров — насколько здоров его позвоночник». Остеохондроз
подкрадывается к своей жертве долго и незаметно. Как бы на цыпочках. Человек может годами
ходить с треснувшим межпозвонковым диском и не ощущать надвигающейся беды. Но вдруг
неловко повернулся, попытался поднять тяжёлый рюкзак или ведро с водой, и боль огнем
обожгла. Ни нагнуться, ни разогнуться. Приехали!
Самое обидное, что окружающие не спешат с сочувствием. Им даже весело. Радуются, что их
полку прибыло. Ничего, мол, отлежишься, разотрешь спину змеиным ядом, жена прижмёт
горячим утюжком и будешь, как огурчик! Так сказать, не дрейфь, старик, от радикулита не
помирают.
Несколько более уважительное отношение окружающих к остеохондрозу шейного отдела
позвоночника. Не только потому, что на него завязана треть из известных 76 синдромов.
Шейный остеохондроз доставляет кроме физических, еще и эмоциональные страдания, часто не
поддающиеся объяснению. Может, поэтому, в отличие от пояснично-крестцового, он не стал
предметом шуток и анекдотов. Разве что — в среде поклонников чёрного юмора. Мы с вами,
надеюсь, не из их числа.
Думаю, не так-то просто ответить на вопрос: какой остеохондроз более распространён —
пояснично-крестцовый или шейный? Мой многолетний врачебный опыт подсказывает: они
ходят парами. Шейный остеохондроз сопровождает поясничный. И наоборот. Просто у тихого
спутника симптомы выражены не ярко. Но если не обращать на них внимания, не
предпринимать профилактических мер, они себя проявят. В самое неудобное время и в самом
неприспособленном для лечения месте.
В шейном отделе позвоночника болезнь начинается тоже с деградации межпозвонковых дисков,
их истончения и выпячивания. Грыжи диска с неотвратимостью асфальтового катка
захватывают микрометр за микрометром территорию, давят на нервные узлы — ганглии,
пережимают спинной мозг и связанные с ним нервные волокна. Отсюда — боль. Мышцы рук и
шеи, лишенные привычных нервных импульсов, становятся менее послушными. Один в один,
как при остеохондрозе поясничного отдела. С той разницей, что там подвижности лишаются
ноги.
Но! В шейных позвонках, как в удобном защищенном ложе, покоятся две позвоночные артерии
(рис. 1), питающие мозг. Грыжи дисков их сдавливают, перекрывают ток крови. А спустя 8—10
секунд после прекращения подачи крови в мозг человек теряет сознание, через 40—110 секунд
угасают рефлексы. Если пауза затянется до 5 минут — гибнут нервные клетки.
Рис. 1.
На муляже позвоночного столба отчетливо видно, что позвоночная артерия — помечена
стрелками — проходит внутри позвонков шейного отдела и делает у основания черепа
большую петлю. Что и позволяет нам поворачивать голову без особого ущерба для
кровоснабжения мозга.

Прежде всех на дефицит кислорода реагирует «старая кора» мозга — гиппокамп, или аммонов
рог (рис. 2, 3, 4 и 5). Его электрическая активность исчезает через 10–12 секунд после
прекращения кровообращения. Соответственно, аммонов рог более уязвим при сбоях в
поступлении кислорода.

Начитанный пациент обязательно скажет, что где-то уже слышал это название. Возможно.
Оно восходит к имени верховного божества Древнего Египта — Аммона (в другом
прочтении — Амона), исполнявшего обязанности бога плодородия Мина и бога солнца Ра.
На снимке, украшающем начальную страницу этой главы
, представлен Аммон в образе барана, охраняющий фараона Тахарку. Скульптуру датируют
VIII веком до н. э.

Древние греки, а за ними римляне, своими учителями в науках считали египтян, ибо, как
выразился знаменитый древнеримский писатель Макробий, «они единственные понимают во
всех божественных делах». Вот и методики древнегреческого бога врачевания Асклепия и его
римского «однофамильца» Эскулапа списаны один к одному с трактатов, имевших хождение в
Стране Пирамид почти за тысячу лет до основания Рима. Если интересно, календарь Юлия
Цезаря, а им, после «григорианской» корректировки весь мир пользуется до сих пор, также
основан на египетских источниках.
Ну а что на берегах Нила имели широкое хождение суеверия, — удивляться не приходится. Что
с этих ветхозаветных язычников возьмешь? Они, например, на полном серьёзе считали, что дни
и недели месяца подразделяются на «счастливые, опасные и несчастливые». Египтяне верили
жрецам на слово и в несчастливые дни старались не выходить из дому, особенно на закате и
ночью. Воздерживались от купания, плавания на лодках, не отправлялись в дорогу. Не ели
рыбу, не забивали домашних животных… Не будем слишком строги к слабостям древних. Все-
таки прогнозами у них ведали лица, приближённые к богам, а не безымянные авторы газетно-
журнальных гороскопов.
Однако вернемся к верховному богу Аммону и его рогу. Египтяне изображали этого небесного
владыку человеком с головой барана. Полномочий — выше головы, примерно такие же, как у
потомка по древнегреческой линии — Зевса. Что же касается структуры мозга, которой
впоследствии присвоили название «аммонов рог», то она действительно по форме напоминает
достоинство, венчающее баранью голову. Простите, голову бога Аммона.
Мозг реагирует на голодный кислородный паёк болью в голове, «разбалансировкой» работы
внутренних органов, депрессией, беспричинными страхами. Налицо один из самых тяжёлых
синдромов остеохондроза позвоночника, его еще называют гипоталамическим синдромом.
Особенно опасна висцеральновегетативная форма, точнее — сосудисто-висцеральная
(внутренняя) вегетативная форма.
Редко, но встречается нейротрофическая форма гипоталамического синдрома. Один из её
признаков — человек неожиданно лысеет. Или на него нападает ожирение, фигура приобретает
«грушевидную» форму. Правда, наслаиваются и другие причины, но расстройства в
диэнцефальной области сбрасывать со счетов нельзя.
Боюсь, придётся сделать еще одно отступление. Для тех, кто обратил внимание на иностранные
слова, коими озаглавлено вступление. Интуиция читателя не подвела, так звучат имена
спутников Марса. Планеты бога войны (по римским представлениям). Но если эти слова
перевести с древнегреческого, то окажется, что название главы о шейном остеохондрозе и
вступления почти тождественны. Имена у спутников бога войны зловещие: Страх и Ужас.
Понятно, какими еще могут быть сателлиты у такого бога?
Так что параллель между шейным остеохондрозом и Красной планетой — самая прямая,
спутники того и другого ничего хорошего не обещают человеку.
Нам же остается лишь уяснить, что проявлений у шейного остеохондроза не два, а много и что
признаки их не сразу поддаются дешифровке, зачастую уводят в сторону от истинного
диагноза. Потому попытаюсь изложить свое видение проблемы в форме вопросов и ответов.
Жалоба пациента и комментарий: как, почему, отчего произошло и что предпринять, дабы не
повторялось.

УДАВКА НА ШЕЕ

— Три года тому назад поступила на работу в серьёзную фирму. Весь день, а он не
нормирован, — у компьютера. Ни подняться, ни разогнуться. Вскоре ощутила неладное. К
концу работы на голову, на плечи надавила непонятная тяжесть. Придешь домой,
расслабишься, отвлечёшься, а на тебя что-то давит и давит, не переставая. Страх
беспричинный охватывает. Когда одна в комнате, любой шорох кажется зловещим, как
шипение змеи. А нагрузка на службе все увеличивалась. Соответственно, ухудшалось мое
состояние. Дошло до того, что «скорую» вызвала — так подскочило давление. Сделали мне
укол. Порекомендовали успокоиться, дышать свежим воздухом, есть свежие фрукты с
овощами и подлечить нервы. Уходя, посоветовали обратить внимание на шейные
позвонки…

Жанна П

., 32 года.

— В отношении шейных позвонков — дельное замечание. Врач «скорой», по всему,


внимательно осмотрел больную. Состояние шейного отдела его насторожило. Шейные
позвонки по своей структуре несколько отличаются от стоящих ниже. Начиная с 6-го
позвоночные артерии (см. рис. 1) проходят в поперечных отростках шейных позвонков. Для
этих двух артерий природой предусмотрен своеобразный костный канал. Еще две артерии — их
называют сонными — питают мозг с другой стороны. Это и есть четыре основных
«трубопровода», по которым кровь поступает в мозг и поставляет кислород (рис. 6–7). Их еще
можно назвать магистральными, раз уж мы воспользовались лексикой нефтяников и газовиков.

Рис. 6.
Артериальные сосуды мозга:
1
— сонные артерии;
2
— позвоночные артерии, сливающиеся в основную артерию (
3
);
4
— вилизиев круг между сосудистыми бассейнами сонных и позвоночных артерий.

Рис. 7.
Схема кровообращения мозга:

1
— позвоночная артерия;
2
— сонная артерия;
3
— основная артерия,
4
— вилизиев круг.

Когда мы поворачиваем голову, вместе с позвонками приходят в движение две позвоночные


артерии. У первого шейного позвонка они делают большую петлю (см. рис. 1) — её именуют
«акробатической петлей» — и направляются непосредственно в череп. Как видим, природа
хорошо позаботилась о сохранности позвоночных артерий, их работоспособности.
Акробатическая петля — не что иное, как амортизатор, страхующий от перенатяжений при
повороте головы. Костный канал защищает от механических повреждений.
Подстраховка двойная и тройная. Ещё бы! Позвоночные артерии обеспечивают
кровообращение ствола мозга, в нём сосредоточены все жизненно важные центры нервной
системы. Ствол мозга контролирует и обеспечивает дыхание, кровообращение, сердцебиение,
зрение, вертикальное положение, слух, речь… Все базовые функции организма, без которых
жизнь человека, активная жизнь, невозможна.
Сонные артерии, а они проникают в голову спереди позвонков, питают кислородом оба
полушария мозга, отвечающие за интеллект человека разумного. Благодаря сонным артериям
свою порцию кислорода получают лоб, нос, глаза, наружные части головы и шеи, стенки и
органы полости рта. Но львиную долю потребляет все-таки мозг. И это понятно. Составляя
всего два процента от общей массы нашего тела, мозг расходует до трети потребляемой
организмом энергии. При таких запросах снабжение должно быть налажено по высшему
разряду.
Как иначе? В голове сосредоточены самые важные структуры нашего организма, сравнимые,
если хотите, с базовыми отраслями народного хозяйства — такими, как энергетика и транспорт.
Или с силовыми министерствами. Теми структурами, о которых государство беспокоится в
первую очередь. Отводит им основной кусок бюджетного пирога. Понимая, что кого-кого, а
если их посадить на остаточный принцип распределения благ — себе дороже обойдётся.
Вспоминаю глаза нейрохирургов после тяжелой пятичасовой операции. Врачи сделали все
возможное и невозможное, возвратили к жизни человека, получившего в автоаварии
тяжелейшую черепно-мозговую травму. Жена этого гражданина дежурила у операционной и
почему-то спросила, а не отразится ли травма на застарелой язве желудка мужа? Чтобы понять
недоуменные взгляды уставшей бригады, надо быть медиком. Нейрохирурги вытащили
человека с того света, вернули мозгу нормальное функционирование, а их про язву желудка
спрашивают…
Мозговое кровообращение обеспечивает одна из сложнейших систем организма (см. рис. 6 и 7).
Она, кроме всего прочего, предусматривает «автоматическое» переключение на «резервное
питание», если по каким-либо причинам — внешним или внутренним — в базилярной артерии
(в неё вливаются две позвоночные) падает нормальное давление. К примеру, вследствие того,
что позвоночные артерии оказываются пережатыми грыжами дисков. В этом кровеносном
бассейне перебои с питанием кислородом несовместимы с жизнью (во вступлении к этой главе
приводил цифровые выкладки). Разумеется, щелчка тумблера при переключении питания с
позвоночных артерий на сонные никто из нас не слышал. Хотя такое происходило, возможно,
не раз и не два. Повернешь резко голову и вдруг тебя как током ударит. Никак не поймешь, то
ли терял сознание, то ли не терял. Но что-то такое случилось за те, приблизительно, 40 секунд,
над которыми утратил контроль. Столько времени необходимо для восстановления кровотока
«по резервной схеме», через так называемый вилизиев круг — через артериальный круг
большого мозга.
Конечные ветви позвоночных и сонных артерий объединены между собой через этот круг. По
нему — для компенсации потерь крови в позвоночных артериях, пережатых грыжами
межпозвонковых дисков, — перекачивается кровь из сонных артерий.
Объём крови в нашем организме равен примерно семи с половиной процентам от массы тела. В
среднем, около пяти литров. Лишней, чтобы ждала сигнала на запасном пути на манер
песенного бронепоезда, — нет. Вся кровь при деле и постоянно должна циркулировать. Потому,
если в одном месте кровь позаимствовали, то в другом обнаружится её недостача. С понятными
последствиями.
«Волюнтаристское» перераспределение лишает питания те зоны мозга, которые завязаны на
позвоночные артерии. Им достается кислород по остаточному принципу. Как министерствам
культуры, здравоохранения, социальной защиты — если продолжить параллель с финансовыми
потоками в государстве. Такая судьба при сбоях в кровообращении ждет гипоталамическую
область.

ЭТА БЕЗЗАЩИТНАЯ ПОДКОРКА

— Болею около пяти лет. Поначалу приступы были редкими — раз, два в полгода.
Появлялось желание куда-то бежать, что-то покупать. В хлебном отделе у кассы
вспоминала, что утром уже заходила за батоном. Бегаю, как дурочка. А приступы всё чаще.
Раз в месяц, трижды в месяц и чуть ли не каждый день. Перед работой накачиваюсь
транквилизаторами, иначе смену не вытянуть. Хожу, как на автостопе. А врачи, даже врачи
детского санатория, где работаю, мне не верят, считают, что я симулирую.

Виктория С

., 28 лет.

— Жалобы Виктории буква в букву соответствуют одному из диагностических признаков


гипоталамического синдрома. Человек страдает, ему невыносимо плохо, а почему да отчего —
объяснить не может. При этом внешне прекрасно выглядит, здоровый румянец играет.
Обследования, самые дотошные, не выявляют никаких отклонений от нормы. В то же время
пациент ничуть не преувеличивает, когда говорит, что находится на грани жизни и смерти.
Думаю, для таких случаев пора ввести термин «необъяснимое чувство». Или состояние. Чтобы
эти слова заставили врача насторожиться и направить свои предположения в нужное русло.
Гипоталамический криз сломал карьеру не одному новоиспеченному врачу. Посеял
неуверенность в собственных силах и знаниях. А это в нашей профессии — последнее дело. Да
и как голове вчерашнего студента не пойти кругом, когда, с одной стороны, жалобы такие,
будто до агонии осталось полшага, а с другой — функции организма в пределах нормы…
Еще на первых курсах студент уяснил, что гипоталамус — структура переднего
(промежуточного) мозга. Расположен в основании третьего желудочка мозга. Если проследить
эволюционную цепочку, это самый древний участок мозга. На его попечении находятся
физиологические процессы внутренней среды организма — кровяное давление, температура
тела, кислотнощелочное равновесие и т. д. Гипоталамус составляют более 30 ядер, они
принимают информацию о чувстве жажды и голода, наружной температуре, аппетите, водном
балансе… Вплоть до сведений о состоянии половой функции. Это та самая подкорка, на
которую, с легкой руки Зигмунда Фрейда, стало модно ссылаться. Когда надо и не надо.
Гипоталамус «отвечает» за обработку внутренней информации. Она, по большому счету,
важнее для организма, чем внешняя. Ведь постоянство нашей внутренней среды — работа
сердца, печени, почек, лёгких — необходимее для жизнеобеспечения, чем, скажем, величина
зарплаты или взаимоотношения в семье или на службе.
Не будем о сложных материях, остановимся на том, что каждый неоднократно ощущал. Именно
гипоталамус заботится о поддержании температуры тела. Дрожь от холода — не что иное, как
мышечное напряжение, нацеленное на поддержание температуры крови. Когда в жару потеем и
часто дышим, то, опять же, по команде, поступившей из гипоталамуса! Древнейшая часть мозга
— как утверждают нейрофизиологи — является центральным звеном восприятия внутренних
потребностей организма.
От гипоталамуса напрямую зависит наше эмоциональное состояние и сон. Данный участок
мозга тесно контачит с таламусом, расположен непосредственно над ним. А таламус —
подкорковый центр всех видов чувствительности. Еще одно его название — зрительный бугор.
Все сенсорные импульсы (чувств, ощущений, восприятий), за исключением несущих
информацию о запахах, прежде, чем поступить в головной мозг, попадают в таламус. Там, по
всей видимости, и происходит «первичная обработка» сведений о температуре, боли,
прикосновениях и т. д.
И когда столь важному органу вдруг отключают кислород, он, естественно, утрачивает
привычную работоспособность, ощутимо «пробуксовывает». Процессы, шедшие до того в
автоматическом режиме самокорректировки, выходят из повиновения и начинают, говоря
словами персонажа сатирического романа, «давить на психику». Возможно, еще потому, что
гипоталамус, лишенный необходимой для нормальной работы порции кислорода, попросту
путает грешное с праведным, — информацию об эмоциях с сообщениями процессоров о
деятельности кишок или о температуре наружного воздуха. Или, что еще неприятнее, вся эта
разнородная информация «слипается» в комок, и уже без врача не разобрать, что, куда и в какой
последовательности необходимо транслировать…

ЦЕЛИТЕЛЬНАЯ ТРИАДА

— После солидной пьянки страх скрутил по ногам и рукам. Думал, обычный похмельный
синдром. Но два, четыре дня, неделя — не проходит. Давление выше обычного, 150 на 80.
И боль в области сердца. И тревога. Сжимает и сжимает, вроде смерть приближается.
Обследовался в кардиологическом центре. Здоров, как бык. Еще бы, спортсмен, мастер
спорта по борьбе. С болью, в общем-то, могу совладать. Время от времени дают о себе
знать камни в почках, а это такие колики, что на стенку лезешь. Однако примешь но-шпу в
комплексе с горячущей ванной и — вот оно, облегчение.
Тут — другое, тут места себе не находишь. Жена «скорую» вызвала. Накачали меня
элениумом. Упал, как чумной, проспался, встал, а ощущение страха не улетучилось.
Наоборот.
В Институте нейрохирургии доктор, просмотрев пленку магниторезонансной томографии,
сказал, что страхи мои из-за того, что заклинивает питание кровью мозжечка. «Как же
быть?» — спрашиваю. «Не знаю, — говорит, — я — хирург. Могу лишь предупредить, что
операция на шейном отделе позвоночника — весьма сложная штука. Когда уж совсем
невмоготу, попробуйте принять мочегонное. Должно помочь!».

Игорь П.

, 36 лет.

— Говоря образно, шейный остеохондроз, это такая ваза, в которой готовы расцвести сто
цветов и все ядовитые. С точки зрения вреда для здоровья. Те же инсульты, ишемический и
геморрагический. Не будь грыж диска, передавливающих позвоночные артерии, обильная
выпивка закончилась бы банальным интоксикационным синдромом. Сто граммов утром на
тяжёлую голову, стакан рассола (или «розовой Мэри» — сметана пополам с томатным соком) и
тарелка густого борща вмиг поставили бы на ноги. Но когда нехватка кислорода помножена на
отравляющую дозу алкоголя в крови, тогда ядра гипоталамуса «срываются с петель» и на
человека обрушиваются страхи и ужасы.
Относительно же мочегонного — дельный совет. Удаление излишней жидкости из организма
уменьшает давление в местах застоя крови. Пусть не кардинально решает проблему, но
облегчение приносит. На время. Лечение гипоталамического синдрома — процесс сложный и
длительный, одним наскоком болезнь не одолеть. Хворь подбиралась долго, овладела довольно
большим плацдармом, и потому надо шаг за шагом очищать территорию от захватчика. Кстати,
не исключено, что увлечение пациента борьбой подхлестнуло развитие заболевания. Этот вид
спорта предусматривает позы и положения, связанные с повышенным давлением на позвонки
шейного отдела. А они не рассчитаны на сверхнагрузки.
Поступил в нашу организацию на лечение мужчина в возрасте 47 лет. К тому времени почти
двадцать лет подряд прожил под прессом каждодневных страданий. Заболел, работая еще в
комсомоле, в единственно возможных в то время «университетах» управления (на сегодняшнем
языке — менеджмента).
Большие нервные перегрузки в той среде было принято нивелировать выпивкой. У парня
развился диэнцефальный синдром. Чрезвычайно тяжёлые кризисные ситуации укладывали
молодого человека в кардиологические стационары. За два десятилетия он обошел все
кардиологические и неврологические центры Киева. Без исключения. В каждом побывал
многократно.
Человек способный, творческий. Отлучки в больницы не очень-то сказались на его карьере. В
перерывах — нагонял, и довольно успешно. Но каждый раз, ложась в больницу, думал, что уже
не выйдет из неё через парадные двери, что состояние не изменится к лучшему. Не женился,
чтобы не омрачать никому жизни и не оставлять сиротой ребёнка.
Со временем ему пришлось возглавить довольно крупную строительную организацию. Тут уж
без частых перемещений по городу и окрестностям не обойтись. А как ездить, когда
общественный транспорт да и персональный «козлик» — хуже пыточной камеры. Так
получилось, что его полюбила женщина — прекрасный автомобилист. Когда любимая за рулем,
он себя чувствовал спокойней. Только рядом с нею мог выносить поездки.
Вскоре он попал на лечение в нашу организацию. Первоначально приезжал раз по пять на день.
Как навалится состояние умирания, так и появляется. Получит процедуру — уедет. И снова
просится на приём. Через месяц-другой стал приезжать реже. Каждую манипуляцию по
программе скорой помощи мы совмещали с патогенетическим лечением — лечили само
заболевание. Так продолжалось года полтора. Все процедуры у нас основаны на метамерных
технологиях лечения и метамерных методиках введения лекарственных препаратов. Пациент
получил лечебную помощь по трем основным направлениям.
• Метамерные инъекции и метамерные массажи способствовали лечению остеохондроза
позвоночника.
• Они же подхлестнули восстановление кровообращения в мозгу, в том числе стабилизацию
венозного оттока.
• Метамерные технологии содействовали восстановлению структур, которые прямо или
косвенно истощились в диэнцефальной области мозга.
Каждое из составляющих лечебной триады усиливается от присутствия остальных
компонентов. После полутора лет активного лечения паузы между посещениями клиники стали
гораздо продолжительнее. Человек расцветал на глазах. Но груз болезни, гнездившейся два
десятилетия, давал о себе знать. Плечистый мужик, а всячески избегал городского транспорта и
вообще замкнутого пространства.
Однажды взял я его за руку и сел вместе с ним в трамвай. Проехали несколько остановок.
Оказалось, ничего страшного. А ведь долгие годы мужчине становилось не по себе от одного
вида вагона на рельсах. Осталось преодолеть ещё один барьер. Убедил пациента съездить
вместе в командировку. Все годы болезни он за пределы Киева ни ногой. Жили мы в
московской гостинице пять дней, в соседних номерах. И все пять дней он не отходил от меня.
Но я уже видел, что это просто потребность подстраховаться, накопленная годами
неуверенность в себе.
А дальше человек пропал из виду. Если мужчина не вспоминает о докторе, значит, он здоров.
Как-то позвонил и сообщил, что сам сел за руль, мотается по бизнесовым делам. Проводит за
границей больше времени, чем дома. Чаще всего путешествует в автомобиле. Страхи остались
позади.

ЛОШАДЬ — ВПЕРЕДИ ТЕЛЕГИ

— Прежде, бывало, не ту шляпку жена наденет — уже повод для истерики и рыданий.
Невозможно было смотреть на её мучения. Следом за болью наваливался страх. Боялась
остаться одна, зайти в метро или в электричку. Если завтра, к примеру, ехать на дачу, ей с
вечера невмоготу. От одного предчувствия. А езды-то всего полчаса, да и не душно в
электричке у открытого окна. Много людей, замкнутое пространство — опять повод для
раздражения.
В больнице жене прописали мануальную терапию. Вроде легче стало. Но ненадолго. Боль
постепенно сползала вниз по позвоночнику.
Ожила жена после метамерных инъекций доктора Берсенева. На работу устроилась.
Женщине всего 30 лет, зачем ей весь день взаперти сидеть? Ездит сама. Правда, старается
не в метро, а на маршрутке. Но это уже мелочи.

Виктор Н.

— При лечении гипоталамического синдрома, как и при лечении любого заболевания,


необходимо верно поставить диагноз. Определить первопричину и следствия. Выяснить, что
главное, а что второстепенное. И сосредоточить усилия на основном препятствии к
выздоровлению, параллельно — на сопутствующих синдромах. Только так, не иначе.
Дом начинают строить не с крыши и не с укладки труб канализации, водопровода и
газоснабжения. Даже не со стен. Сначала фундамент. Потом стены, потом — все остальное.
В нашем конкретном случае фундамент лечения — и есть наступление на остеохондроз, на
беспорядки в шейном отделе позвоночника.
Была у меня пациентка, которая проблемы позвоночника решила оставить на потом. Занялась
психоанализом. Согласен, умение властвовать собой на научной основе не окажется лишним.
Но только после того, как удастся привести в порядок шейные позвонки. Если же сначала
психоанализ, а целенаправленное лечение — в конце, то это бесполезная трата времени. И сил.
Как здание без фундамента разрушится словно карточный домик от дуновения любого ветерка,
так и лечение сопутствующих шейному остеохондрозу хворей, без внимания к основной
причине, лишь усугубит состояние больного.
Можно сказать и проще. Чтобы груженый воз сдвинуть с места, лошадь надо ставить впереди.
А потом уже заняться телегой, колёсами и грузом. Существует целый перечень сопутствующих
методик. Тут и «диета для скелета», то есть режим питания при заболеваниях позвоночника.
Тут и удобные стулья и столы. Тут и подушки и матрасы, не наносящие вреда. Тут и регулярная
смена положений тела при сидячей работе. Тут и лечебная физкультура. Тут и психоанализ. И
т. д. и т. п.
Профилактические меры, сопутствующие методики облегчают страдания. За это им спасибо.
Но избавиться от болезни удастся лишь в том случае, когда устраним причину.
Остеохондроз годами тихой сапой захватывал плацдарм за плацдармом. Когда он себя
проявляет, он уже укоренился и кавалерийской атакой его с позиций не сбить. Избавиться от
болезни удастся, сосредоточив силы на трех основных направлениях. О них мы говорили, ещё
раз назовем в порядке убывающей важности.
• Проблема остеохондроза.
• Проблема кровообращения.
• Проблема регенерации нервной системы.
Лечение необходимо производить в строгой последовательности, медленно и спокойно. Не
нарушая биологических законов.

ТЫСЯЧА ЛЕКАРСТВ И ОДНО… НУЖНОЕ

— Голова и прежде частенько побаливала, но без приступов страха. Все начинается с того,
что в голову, в спину как бы клещи впиваются и тянут жилы. Отпускают тогда, когда
насосутся. В лобной части будто муравьи ползают. Переносить их шевеление труднее, чем
боль в голове.

Жанна П

., 32 года.

— Болью в голове, в затылочно-теменной области (каскообразной, если по внешним точкам)


обычно проявляет себя вертебрально-базилярная сосудистая недостаточность. Нарушается
оперативная память, ухудшается зрение, появляется свист в ушах, в голове. А это не что иное,
как ранние признаки надвигающейся глухоты, являющейся следствием ишемического неврита
слуховых нервов.
Здесь мы подошли к весьма важному обстоятельству. Из-за рефлекторных расстройств и
сдавливания грыжами дисков позвоночных артерий нарушается нормальное питание мозга
кислородом. Следом за угасанием притока крови падает её отток — давление в венах.
Нарушение венозного оттока приводит, в свою очередь, к изменению давления в ликворной
системе мозга.
Принципиальнейший вопрос! Ликвор (его ещё называют спинальной, или цереброспинальной,
жидкостью) — это жидкая среда нервной системы. Вырабатывается ликвор сосудистыми
сплетениями желудочков мозга (рис. 8), по специальным весьма сложным тропкам он
проникает из желудочков мозга в пространства между паутинной и мягкой оболочками
головного и спинного мозга. Циркулируя между мозгом и оболочками мозга, ликвор питает
мозг, заполняет околососудистые и околоклеточные пространства, попутно выполняя роль
природного амортизатора.

Благодаря ликвору центральная нервная система — головной и спинной мозг — покоится на


гидравлической подушке (рис. 9), предохраняющей от сотрясений, сжатия, растяжения и
прочих механических внешних воздействий.
Рис. 9.
Желудочки мозга, паутинная оболочка головного мозга и циркуляция спинномозговой
жидкости

(схема;
Ф.Ф.Сакс
, 1993. — С. 26):

1
— cornu frontale ventriculi lateralis;
2
— lobus frontalis;
3
— plexus choroideus ventriculi lateralis;
4
— for. interventriculare;
5
— plexus choroideus ventriculi III;
6
— deincephalon;
7
— ventriculi III;
8
— mesencephalon;
9
— aqueductus mesencephali;
10
— cerebellum;
11
— plexus choroideus ventriculi IV;
12
— apertura lateralis ventriculi IV;
13
— cavitas subarachnoidealis;
14
— medulla oblongata;
15
— medulla spinalis; 16 — dura mater spinalis;
17
— dura mater encephali;
18
— aracnoidea mater encephali;
19
— granulaciones arachnoideales;
20
— sinus sigmoideus;
21
— cisterna cerebellomedullaris;
22
— fonticulus mastoideus; 23 — os parietale;
24
— w. cerebri;
25
— sinus sagittalis inferior;
26
— sinus sagittalis superior;
27
— granulaciones arachnoideales.

Но главное предназначение ликвора — участие в процессах обмена веществ в мозге, в его


жизнедеятельности, в поглощении и выносе за пределы мозгового центра продуктов обмена. По
сути, ликвор является «канализационнои системой» мозга. Нормальное функционирование этой
системы — порука чёткой работы мозга. Не случайно же, непрерывно циркулируя в нервной
системе, ликвор за сутки обновляется от 6 до 8 раз. Львиная доля его — 90 процентов от общего
объема — обслуживает структуры головного мозга.
Что ж удивляться, что сбои ликворного давления оборачиваются болью в голове, ощущением
общего и всё нарастающего дискомфорта.
Эта же причина делает людей метеозависимыми, их неприятные ощущения колеблются вместе
со стрелкой барометра. Любые движения ртутного столба тут же отражаются на самочувствии.
Порой такие больные определяют погоду точнее бюро прогнозов, оснащённых по последнему
слову науки и техники. Но кто считал, какими дополнительными страданиями эта провидческая
способность оборачивается?
Ясно и понятно: необходимо установить нормальное кровообращение в голове и тогда всё
станет на свои места. А норма — это, когда венозный отток и артериальный приток находятся в
полном согласии друг с другом. Задача архисложная и не поддающаяся решению за один
присест. Чаще всего оно растянуто во времени.
Оживим в памяти азы анатомии. Артерия переходит в артериолу, артериола — в капилляр.
Артериола обладает гладкой мускулатурой, капилляры — нет. Капилляр, в свою очередь,
переходит в венулу, венула — в вену. Вся трагедия с дисбалансом притока и оттока
разыгрывается на уровне капилляров, лишённых гладкой мускулатуры. Потому-то кровоток в
капиллярах трудно поддается восстановлению. Его невозможно подхлестывать с помощью
сокращений гладкой мускулатуры — за отсутствием в капиллярах таковой.
Сложность заключена не только в биологическом строении сосудистого бассейна на переходе
от артерии к вене. Как вообще подступиться к лечению, когда любые препараты, улучшающие
приток крови, будут с той же неумолимостью ухудшать состояние пациента. Почему? Да
потому, что — в первую очередь — необходимо стимулировать не приток крови, а её отток.
Грубо говоря, следует сначала прочистить трубы сливной канализации, а потом уже открывать
кран с водой. Иначе она перехлестнёт через борт раковины и наделает делов.
Однако! Лекарств для воздействия на гладкую мускулатуру артериальных сосудов
(стимулирующих приток крови), создано тысячи. С каждым годом число их растет. А лекарств
для воздействия на гладкую. Мускулатуру вен — для улучшения их пропускной способности —
раз, два и обчёлся. Только троксевазин да эскузан. Последний ввозят в наши края из Германии,
основным сырьем для получения препарата служат плоды конского каштана. Его, его! Еще
недавно украшавшего эмблему Киева.

Двух препаратов в качестве противовеса явно недостаточно. Убежден, здесь должны


выручить рецепты народной медицины, гомеопатические средства. Согласен с теми
товарищами, которые утверждают, что термин «нетрадиционная медицина» надо заменить
термином «традиционная медицина». Народная медицина как раз освящена традициями и
веками
, подкреплена опытом многих поколений целителей. Не только в наших краях, но и на
Востоке. Есть что полезное почерпнуть в китайской, индийской цивилизациях. Ну, а чтобы
не путаться в терминах, оставим за медициной, которую курируют Министерство охраны
здоровья и Всемирная организация здравоохранения, звание «официальной». И точнее, и
более обязывающе.

КИТАЙСКАЯ ГРАМОТА

— Мне показали точки на руке и лице по китайской народной методике. Массирую их.
Помогает! Состояние улучшается.

Анна Н

., 40 лет.

— Увлечение восточными методиками терапии — рефлексотерапия, иглорефлексотерапия,


массажи — приобрело форму поветрия. Неистребима вера людей в волшебную палочку, одного
взмаха которой достаточно, чтобы лягушка превратилась в царевну. Они готовы наделить
чудодейственными свойствами что и кого угодно. Но постепенно на собственном опыте
(методом тыка) люди убеждались, что и на этот раз промашка вышла. Разрекламированные
рецепты помогали не сразу. Что еще обиднее — далеко не всем. Кому? На основании
многолетних наблюдений я пришёл к выводу, что восточные методики, если и служат хорошую
службу, так только вегетарианцам. По всей видимости, древние китайцы в большинстве
придерживались растительной диеты, потому их методы лечения могут взять на вооружение
лишь братья и сёстры по пристрастию к растительной пище, не приправленной белками и
жирами животного происхождения.
Что же касается предмета нашего разговора — шейного остеохондроза, — то, чтобы
освящённая тысячелетиями китайская иглотерапия приносила пользу, мало быть
вегетарианцем. Надо еще знать места, куда вставлять иголки, какие точки и в каком порядке
массировать. Интересно, что именно с метамерных позиций, с оглядкой на исторически-
эволюционное строение нашего тела и его частей, можно объяснить и понять большинство
древних секретов китайской рефлексотерапии.
Например, при шейном остеохондрозе, при гипоталамическом синдроме массаж руки,
иглоукалывание по точкам руки — очень даже полезные лечебные процедуры. Ещё бы! Нервы,
иннервирующие кисть, отходят от шестого, седьмого и восьмого сегментов шейного отдела
позвоночника. От них же, от этих сегментов шейного отдела, идут нервные волокна в
структуры головы и её сосудистого бассейна. Связь между кистью и головой через нервные
волокна самая прямая. Воздействие на точки кисти облегчает страдания человека.
Массировать или раздражать иголками с этой же целью точки на стопе — абсолютно
бесполезно. Между головой и стопой нет прямых нервных сопряжений.
И ещё один аргумент на чашечки весов «за» и «против» иглоукалывания по китайскому
образцу. Этот метод лечения возник на территории Поднебесной пять тысяч лет тому назад.
Задолго до Гомера и тех семи городов, что никак не могли поделить между собой славу родины
великого поэта. Задолго до сорокалетнего путешествия по пустыне библейского Моисея с
группой соплеменников.
Согласитесь, за истекшие пять тысячелетий болезни претерпели изменения. Вместе с
окружающей средой. Не говоря уже о ритме работы и жизни, тоже кардинально изменившихся.
Мускульная сила человека — основная энергетическая составляющая древнего Китая —
уступила место лошадиным силам, спрятанным под капотами автомобилей, в моторах
самолетов и в машинных отделениях теплоходов.
Частенько шейный остеохондроз является следствием травмы, полученной в салоне автомобиля
— из-за резкого торможения или в результате какого другого хлыстового удара. В древности
подобного рода резкие перегрузки вряд ли были массовым явлением. Так что пинать древних
целителей за то, что они не предусмотрели, куда ставить иголки при подобных травмах, — не
совсем корректно.

Глава 7
ЧЕМ ДАЛЬШЕ В ЛЕС…

ПРОДОЛЖЕНИЕ РАЗГОВОРА О СПУТНИКАХ ОСТЕОХОНДРОЗА ШЕЙНОГО


ОТДЕЛА ПОЗВОНОЧНИКА

— Четыре года не могу понять, что со мной. Живу между «плохо» и «очень плохо».
Спасибо, родные сочувствуют, водят за руку, кормят с ложечки. У скольких врачей
побывала! Стандартная рекомендация: попытайтесь отвлечься. А как это сделать? Не могу
одна оставаться ни ночью, ни днем. Все время кого-нибудь зову, чтобы посидели со мной.
Слышала про чудеса тренировки по системе йогов. Можно ли ими овладеть?

Александра С.,

35 лет.

— Одно из значений слова «йога» в переводе с санскрита — «сосредоточение». Йога —


составной элемент религиозных и философских систем Индии, учение и метод управления
психикой и физиологией человека. Постижению тайн учения посвящают жизнь, иначе ими не
овладеть.
Если же рассмотреть сверхъестественные возможности йогов с научных позиций, то приходишь
к выводу: весь секрет в использовании в полной мере возможностей аммонова рога —
древнейшей коры головного мозга, — являющегося составной частью гипоталамуса. Йоги
способны остановить и вновь запустить сердце, затаить без ущерба для здоровья дыхание,
отключить болевые импульсы и спокойно лежать на доске, утыканной гвоздями…
Обычно жизнедеятельность пищеварительного тракта, сердца, легких, печени, почек,
кровеносной системы и т. д. происходит без вмешательства полушарий мозга, как бы на
автомате. Наш «бортовой компьютер», который держит все эти процессы под контролем,
сосредоточен как раз в гипоталамусе. Пока он работает, как часы, у нас голова не болит ни в
прямом, ни в переносном смысле.
Что-то похожее происходит с заученными до автоматизма движениями. Стойкие двигательные
стереотипы освобождают сознание от обдумывания стандартных движений и тем самым
«разгружают мозги» для более серьёзных забот.
Йоги овладели искусством управлять внутренними органами. Заглатывают шарики и
пропускают их через себя. Цирковой трюк, если смотреть со стороны. Но умелец заставляет
сокращаться и разжиматься кишки и прочие органы, для таких скачков природой не
приспособленные. Еще важнее, что йоги способны влиять на блуждающий нерв. Он целиком
подконтролен гипоталамической области. Его патология является причиной многих болезней
человека. Обычным людям этот нерв приносит порой неисчислимые страдания, а воле йогов он
подчиняется беспрекословно, даже пикнуть не смеет.
Если уж на то пошло, внутривидение, обычно воспринимаемое как что-то волшебное, тоже
основано на возможностях гипоталамуса. Одна из моих тяжелых пациенток, страдающая
детским церебральным параличом, развила в себе эту способность. Её диагнозы относительно
заболеваний позвоночника и внутренних органов подтверждали самые совершенные приборы
— та же магниторезонансная томография. Девочка может улавливать биоволны собеседника и
на основании этой информации делать выводы. Правда, такие эксперименты требуют большого
напряжения и выматывают почище тяжёлой физической нагрузки.
Биоволны, биоволны… Лет сорок тому назад издательство Академии наук УССР, тогда еще не
доросшее до названия «Наукова думка», выпустило в свет книгу Б. Б. Кажинского
«Биологическая радиосвязь». Она мгновенно стала всесоюзным бестселлером. Несколько раз
издательство допечатывало по 30 тысяч экземпляров дополнительного тиража, а всё равно
книгу можно было купить только из-под полы, за десять или двадцать номиналов.
Не буду вмешиваться в давний спор, не стану выпрямлять ярко-желтый вопросительный знак,
перечеркнувший обложку «Биологической радиосвязи», в восклицательный. Расскажу быль.
Тяжёлый рабочий день наконец завершён, еле доплёлся до кровати и заснул в «дважды
Москве», ибо номер получил в гостинице того же имени. Не заснул, провалился в сон. И вдруг
ясно вижу, как сквозь двери проходит мужчина. Вот он у кровати, кладёт руки мне на шею и
начинает сжимать ледяные пальцы. Сплю, а соображаю, отмечаю про себя: почему это смерть
пришла ко мне не в традиционном женском обличье и без сучковатой рукояти косы на плече? А
незваный гость сжимает клещи всё туже, ещё миг — и добьётся своего.
Проснулся весь в испарине от ужаса. Ничего страшнее за всю жизнь испытать не довелось, хотя
два раза выскальзывал из объятий смерти в реанимации. Можно сказать, знаю в лицо эту
курносую кровопийцу с косой.
Посмотрел на часы — четыре утра. Спать уже не мог. Дождался рассвета, позвонил сестре в
Архангельск. Обычно из командировок ей не звонил, а тут рука сама потянулась к телефону.
Оказалось, сестра тоже полночи не спала. Ровно в 4 часа утра у нашей матери случился
тяжелый сердечный приступ — инфаркт миокарда.
Безусловно, сработал перцептивный — передача на расстояние — канал информации.
Сообщение нашло адресата. При том, что мама о моей командировке в Москву ничего не знала.
Что это, если не биологическая связь между близкими по крови людьми? Из специальной
литературы известно: лучше всего такая связь налаживается в направлении с севера на юг или с
юга на север. Расстояние между меридианами биосвязь сложнее преодолевает. Хотя
многочисленные данные, накопленные в Великую Отечественную, казалось бы, опровергают
это утверждение. Матери каким-то непостижимым образом узнавали о смерти сыновей задолго
до получения «похоронок».
Убеждён, без скрытых возможностей старой коры головного мозга здесь не обошлось.
Приглядитесь еще раз к рис. 4 и 5, помещённым в предыдущей главе — «Страхи и ужасы». И
убедитесь, что нервные клетки аммонова рога напоминают по «конструкции»…. вот именно,
разветвленные антенны радиопередатчиков! Не они ли испускают и принимают биоволны?..
За миллионы лет эволюции полушария мозга, так сказать, затюкали своего старшего брата —
аммонов рог. Ни в грош не ставят его возможности. Хотя «туповатый» старший братец тоже
внес свой вклад в развитие жизни. Наверное, не такой уж малый, если дал возможность венцу
фауны не погибнуть в ожидании того, пока он, человек, поумнеет и обзаведётся интеллектом.

МУХИ И МЯСО

— Во времена расцвета популярности Кашпировского и Чумака ходило много слухов о


волшебных исцелениях непосредственно во время их сеансов. Не помню, чтобы речь шла
об избавлении от остеохондроза, но рубцы и шрамы на теле, как утверждали очевидцы,
рассасывались.

Лев Трофимович К

., 68 лет.
— Давайте отделим мясо от мух. Знаю достаточное количество случаев, когда
дипломированный психолог (закончил мединститут, клятву Гиппократа давал) Кашпировский
не оказывал помощи людям, корчившимся на его глазах от боли. Обыкновенный фельдшер или
медицинская сестра так не поступили бы. Факт: ярой почитательнице таланта «великого
экстрасенса» и, фактически, патронессе его «концертов» стало плохо прямо во время действия.
Случился инсульт. Но солист не только не бросился спасать человека, много для него
сделавшего. Женщину, наконец. Он даже не прервал выступления, не отменил спектакля. И в
больницу потом не наведался. Знаю не понаслышке, мне пришлось участвовать в реабилитации
пострадавшей.
Но какой-то эффект от массовых сеансов Кашпировского и Чумака, несомненно, имелся. Всё,
опять же, по моему глубокому убеждению, из-за скрытых возможностей гипоталамической
области. Понимаете, среди большого скопления народу (а этот мэтр не проводил сеансов, если в
зале находилось меньше пятисот человек), всегда найдутся люди с ущербной психикой. По
статистике, их примерно 3 процента от всего населения. Среди двухсот человек таких может и
не оказаться, а там где пять сотен — там обязательно отыщется клиентов пятнадцать. Где
тысяча — еще больше. Они-то и требуются для удачной демонстрации фокуса.
Психически ущербные люди легко поддаются гипнозу. Не исключено, что при этом у них
«выходит из подполья» гипоталамус, который включает на полную мощность работу
надпочечников. Тут же резко подскакивает нейрогормональная активность. Следом
усиливаются процессы обмена в организме, возрастает эластичность тканей. Вполне возможно,
что гипнотический толчок приведет к рассасыванию швов. Подобное может произойти даже
тогда, когда впечатлительная пациентка сама себе внушит, к примеру, что «это лекарство» или
«этот доктор» ей обязательно помогут. Та же механика, только основанная на самогипнозе.
Любопытно было бы с позиций знаний о гипоталамусе прокомментировать замечательные
достижения магов и волшебников прошлого. Убежден, вот где надо искать разгадку их
секретов.
Не так давно «Комсомольская правда» приоткрыла завесу над деятельностью Военно-
промышленной комиссии при Совмине СССР. В статье речь шла о неопознанных летающих
объектах (так называемых «тарелках»). Как-то по одному из направлений, курируемых
означенной ВПК, меня пригласили быть экспертом. Сотрудник специально созданного
подразделения при одном из НИИ, глядя на двадцатилетней давности групповую фотографию
фронтовиков, рассказал об их здоровье, ранениях и даже о том, что второго слева офицера уже
нет в живых и что он умер от двойного инфаркта.
Подняли личные дела — всё подтвердилось, вплоть до ранения одного из офицеров в коленную
чашечку. До детали, что пуля вошла в ногу не спереди, а сзади. Однако выяснилось, что
секретный провидец может привести себя в необходимое для проникновения в тайны
фотографии состояние лишь в промежутке между 4 и 5 часами ночи. В тот редкий час, когда в
большом городе техника, излучающая электромагнитные волны, почти замирает. Только тогда
у него получается, как бы теперь пояснили, сканировать фотографии, проникать внутренним
взором под их оболочку.
В свое время тесно общался по работе с сотрудниками некоторых учреждений, чьи
исследования курировала Военно-промышленная комиссия. И мог бы долго рассказывать о
разных любопытных случаях. Например, о женщине, награждённой в мирное время боевым
орденом. Несколько серьёзных спецслужб в Москве сбились с ног, искали пропавшего
шведского дипломата. Ниточки кое-какие имелись, но пока не найден труп, их не связать
воедино. Представительница слабого пола в офицерских погонах, наша землячка, киевлянка, не
выезжая в Москву, сумела настроиться на волну погибшего шведа и точно указала на карте
место, где зарыто тело.
Стало банальным утверждение, что мы ещё не знаем предела человеческих сил и возможностей.
По мне, так сверхъестественный потенциал нервной системы кроется в нераскрытых тайнах
гипоталамической области мозга. Овладеть бы им, и тогда…
Но давайте спустимся с небес мечтаний на землю. Вслушаемся еще раз в формулу семейного
счастья: «муж — голова, а жена — шея». О том, как многими из нас вертит эта шея, говорить не
будем. Отметим лишь, голове действительно следует всячески холить и лелеять свою шею. С
позиций здравого смысла. А также в надежде на бесперебойность поступления в мозг
кислорода.

ПО РУКАМ И НОГАМ

— Периодически ощущаю сильную боль в области сердца. Неоднократно обследовалась у


кардиологов. Они утверждают, что с сердцем всё в порядке. А мне порой кажется, что
воздуха не хватает. Задыхаюсь, дышать нечем. Рук, ног не ощущаю. Отнимаются.

Тамара К

., 39 лет.

— Налицо — все признаки гипоталамического синдрома. Однако он не ходит в одиночку, ведёт


за собой два с половиной десятка своих «родственников», тоже готовых вцепиться в шейный
отдел позвоночника. Поговорим о них, хотя бы конспективно.
Чаще всего остеохондроз шейного отдела позвоночника сопровождает плечелопаточный
периартрит. Постепенно рука как бы отнимается. Почему?
Если, к примеру, 6-й шейный спинномозговой узел вовлечен в патологический процесс, то в
зоне его автономной иннервации, в зоне, пронизанной его нервными волокнами, возникают
болевые ощущения. Следом обязательно изменяется тонус мышц.
Больную руку человек инстинктивно старается меньше напрягать, держать в покое. А
бездействующая мышца, чья прямая и единственная обязанность напрягаться и расслабляться,
быстро теряет без тренировки свои природные качества. Тут же проявляются нарушения
порядка в тканях, в местах прикрепления мышц к надкостнице.
Небольшое коммунальное отступление. Для ясности. Дорога, по которой по каким-то причинам
перестали ездить, лишается каждодневного контроля со стороны автоинспекции и прочих
проверяющих да надзирающих органов. Сразу же её обочины и проезжая часть обрастают
мусором. Какой наш водитель будет тащиться до свалки, когда можно опорожнить кузов на
полпути?
Вот и в мышцах, если трофика расстроена и нет привычного порядка, начинается отложение так
называемых «шлаков» и «солей». Хлама, не довезенного до свалки, не выведенного из
организма. Он скапливается на «проезжей части» — на костной ткани.
Боль нарастает, вольно или невольно руку защищаешь от малейших движений. Поэт на сто
процентов прав, утверждая, что «простреленную руку сильнее бережёшь». Но неподвижность
усиливает процесс отложения всевозможных «шлаков». Бездействующие мышцы замещает
соединительная ткань. Природа не терпит пустоты. Лишаясь мышечных волокон, сустав все
больше теряет подвижность…
Или синдром Стейнброккера — плечекистевой. Его еще называют синдромом замороженной
руки. При этом заболевании человек не может даже пальцем пошевелить — такая пронизывает
боль. Кисть отекает, меняет естественный цвет на синюшный… Синдром Стейнброккера также
непросто поддается лечению. Длительный спазм мышц пережимает нервно-сосудистый пучок и
тем усугубляет состояние больного. Приходится возвращать к жизни нервы. А это требует и
времени, и упорства.
Ожидать терпения Паганеля от человека, которого день и ночь преследует адская боль, по
меньшей мере бестактно. Другое дело — от близких больного. Они, к примеру, должны знать,
что крики и стоны — тоже болеутоляющее средство. Подчас действует эффективнее инъекций
и компрессов. Плач и его разновидности сдерживают дыхание, из-за чего кровь насыщается
углекислотой, притупляя чувствительность мозга к боли.
Отдельно стоит так называемый синдром теннисного локтя. Чаще всего он настигает
спортсменов. Отсюда и название. Человек годами, а то и десятилетиями не представляет себе
досуга без волейбольного мяча или теннисной ракетки. И вдруг в области локтевого сустава, в
месте прикрепления мышцы к надкостнице, возникает невероятная боль. Не то что ракетку,
чашечку кофе не поднять и не поднести ко рту.
Все это я рассказываю к тому, что сопутствующие синдромы, избравшие местом прописки
шейный отдел позвоночника, — не мёд и не сахар. В лечении их есть свои сложности и
трудности. Однако они — все же не тот ворох неприятностей, которые несет с собой
гипоталамический синдром.

ТЫ НЕ ПРАВ, КОСТОПРАВ!

— Невропатологи из Институтов нейрохирургии и ортопедии поставили мне диагноз:


вегетососудистая дистония и шейный остеохондроз. И там, и там отправляли к
мануальному терапевту. Его манипуляции приносили некоторое облегчение, но вскоре
болезнь наваливалась с новой силой.

Жанна П

., 32 года.

— К мануальным манипуляциям на позвоночнике отношусь, мягко говоря, не совсем


одобрительно. Для такой оценки у меня есть все основания. Ежедневно приходят на приём
пациенты, чья болезнь многократно усугубилась из-за неумелых действий молотобойцев,
наскоро переквалифицировавшихся в костоправы.
Могу привести множество примеров, когда после манипуляций на пояснично-крестцовом
отделе людей разбивал паралич и вывести их из этого состояния никак не удавалось. Шейный
отдел позвоночника вообще требует двойной и тройной осторожности. Здесь грубое
вмешательство чревато не инвалидностью, а кладбищем.
Кровообращение самого важного органа организма без того нарушено. Одно неосторожное
движение, и мелеющий поток крови может быть перекрыт. Тогда никакая реанимация не
спасет. Нейроны мозга способны функционировать без свежей порции кислорода несколько
минут. Затем погибают. И восстановлению — регенерации — не подлежат.
Как-то попалась на глаза ссылка на английские источники. Медики Великобритании
подсчитали, что из-за мануального вмешательства на шейном отделе позвоночника в стране
ежегодно погибают тысячи человек. И это в государстве, где система здравоохранения чуть ли
не лучшая в мире. Где, как я понимаю, тяжелоатлет не получит лицензию на прием больных на
том лишь основании, что у него в руках силы немеряно.
У нас, насколько мне известно, не ведётся подсчет явного брака после мануальных процедур на
шейном отделе позвоночника. Хотя на слуху несколько громких случаев гибели пациентов,
подвергшихся этому варварскому способу лечения. Речь о людях более-менее известных. Что
же касается обычных граждан, то, повторяю, никто не считал. Мои же сведения об осложнениях
после таких процедур могут показаться необъективными. Мне частенько приходится работать с
жертвами столь агрессивной помощи.
Даже если всё обошлось без резких осложнений, это совсем не значит, что спустя год, два, пять
последствия мануального вмешательства не скажутся. Иммунная система, раз нащупав
чужеродное, не пронизанное кровеносными сосудами тело, — межпозвонковый диск —
обязательно найдёт подобные диски ниже или выше этажом. Чему как раз и способствуют
грубые мануальные процедуры, во время которых кровь из повреждённых участков ткани
попадает на межпозвонковые диски.
У человека побаливала поясница. С кем не бывает. Чтоб избавиться от этой мелкой
неприятности, он, не долго думая, лёг под мануалыцика с бицепсами Шварценеггера. Не
исключено, что приятное приключение через несколько лет обернется настоящей бедой.
Межпозвонковые диски начнут давать о себе знать по всей спине. И — самое неприятное —
вплоть до шейного отдела.
Число таких пациентов в нашей клинике уступает лишь количеству больных, пострадавших от
удаления грыж межпозвонковых дисков оперативным путем. А какое из этих, не всегда
оправданных вмешательств, аукается тяжелее — определить не берусь.
…Лишь в 1877 году астрономы обнаружили, что у Марса имеются спутники. Не мудрено. Они
по космическим меркам — песчинки. Да и внешне отнюдь не шарообразные тела, а какие-то
уродцы. Максимальный размер Фобоса в поперечнике — 27 км, минимальный — 19 км.
Габариты Деймоса и того меньше — около 15 км в поперечнике.
Остроумные астрономы присвоили спутникам Красной планеты имена детей воинственного
бога Арея (Марса) и Афродиты. Согласно древнегреческим мифам, эти отпрыски постоянно
сопровождали своего папашу в походах и сраженьях. Любопытно, что Фобос и Деймос
отнесены к самым темным (в буквальном смысле) телам солнечной системы, они отражают
всего 5 процентов падающего на них света.
Словом, чем больше узнаёшь об этих тёзках спутников шейного остеохондроза — тем мрачнее
на душе. И снимок Марса с поверхности спутника Фобос — можете убедиться — успокоения не
приносит. (Помещен на начальной странице этой главы.)

НА ЗАРЯДКУ — ПО ПОРЯДКУ! И НИКАК НЕ ИНАЧЕ

— Когда маме исполнилось 57, ей посоветовали, вернее, настоятельно рекомендовали


заняться лечебной физкультурой. Прописали значительный объем упражнений с
нагрузками на шею. Кончилось тем, что у ещё не старой женщины отнялась речь.

Николай Н.

— Над каждым человеком старше 50–60 лет нависает опасность шейного остеохондроза.
Независимо от профессии. А уж лица умственного труда — настоящая группа риска.
Этот синдром часто настигает представителей творческих профессий. Или людей, посвятивших
много времени и сил своему образованию. Смею предположить и, думаю, что не далек от
истины, гипоталамический синдром в некотором роде — плата человечества за желание царить
над природой.
Если же перейти к частностям, то давно обратил внимание: больше подвержены данному
синдрому женщины, отличающиеся и умом, и красотой. Хотя мужчины, пострадавшие от
столкновения со столь взрывоопасным сочетанием в одном флаконе, возразят: умные и
красивые — не бывает! Бывает! На долю таких женщин выпадает много переживаний,
эмоциональных перепадов.
Ничто в этом мире не проходит бесследно. Любое событие оставляет зарубки. На душе ли, в
мозговых извилинах или на позвонках. А все равно зарубки.
Об эмоциональных травмах, как о предпосылках к развитию гипоталамического синдрома, ещё
поговорим, а пока запомним: поводом к гипоталамическому кризу может послужить именно
эмоциональная травма. Но только поводом. Условия для возникновения болезни создал
фундамент — шейный остеохондроз. Приобретённый в школьные или студенческие годы
благодаря феноменальной усидчивости. Если с точки зрения учителей, принимавших у нас
экзамены. У школьных врачей, надеюсь, иной взгляд. Они обратят внимание на неудобную
позу, которой ученики истязали себя из-за не по росту подобранной парты. Посетуют на плохо
приспособленное рабочее место дома. И все это ежедневно, с утра до вечера, без перерывов и
свежего воздуха.
Однако вернёмся к сбоям в кровообращении мозга из-за шейного остеохондроза. Уясним тему
до конца, чтобы уж больше не возвращаться. При шейном остеохондрозе в патологию чаще
всего вовлечён сосудистый бассейн головного мозга.
Лечебная физкультура, прописанная матери Николая Н., способствовала более активной
циркуляции крови. В этом её основное предназначение. Но! Опять же — но! Прежде, чем
предложить те или иные упражнения лечебно-профилактического комплекса, необходимо
обязательно глубоко разобраться с общим состоянием пациента. Каждому следует подбирать
упражнения строго индивидуально, с оглядкой на здоровье, комплекцию, возраст. Скажем,
пожилым людям ни в коем случае нельзя рекомендовать резкие движения. Тем более — для
шеи. После 50—60-ти количество предпосылок для развития шейного остеохондроза резко
возрастает.
Еще один важный момент. Можно даже сказать — принципиальный. Физические упражнения в
основном сказываются на притоке крови. И они же, по разным причинам, не всегда
способствуют оттоку. То есть лечебная физкультура может не улучшить, а, наоборот, ухудшить
состояние пациента. Даже активнее, чем массаж воротниковой зоны или физиотерапевтические
процедуры, которые тоже провоцируют усиление притока крови, не затрагивая его отток. И
ухудшают состояние больного.
Всё дело, в конечном счете, в повышении давления ликвора при нарушении венозного оттока.
Венозные сосуды как бы висят в ликворе, это их среда обитания. Когда сосуды заполнены под
завязку кровью, давление внутри их повышается, стенки прогибаются, провоцируя увеличение
давления ликвора. Ещё и ещё раз убеждаемся: природа не терпит пустоты. Проникая в
пространство вокруг венозных сосудов, ликвор, со своей стороны, сдавливает их, препятствуя
оттоку крови. Отверстие в вене всё сужается. На манер уже рассмотренного нами заиленного
стока раковины на кухне.

Гимнастику относят к дополнительным средствам профилактики и реабилитации. Но когда


шейный остеохондроз вышел из подполья и всё чаще напоминает о себе — ни в коем
случае нельзя выполнять упражнения, связанные с резкими поворотами головы. И
нерезкими — тоже. Во избежание ухудшения состояния.
При шейном остеохондрозе и его болезненных синдромах нельзя проводить ЛФК
параллельно с основными методиками лечения. Тем более, ставить его впереди длинного и
трудного процесса.

Лишь когда удалось укротить грыжи диска, когда пошли на спад другие проявления
заболеваний костных структур, тогда наступает время лечебной физкультуры
. Желательно втягиваться в упражнения спокойно, не педалируя темп. Постепенно
увеличивая нагрузки. И — без резких движений! Особенно в пожилом возрасте.

РАЗРУШИТЕЛЬНЫЙ ВИХРЬ ЭМОЦИЙ

— Все началось после рождения дочери. Малышка плохо спала, ночами постоянно
требовала к себе внимания, до десяти и более раз приходилось вскакивать и подходить к
ней. Наложилось, к тому же, беспокойство жены за родителей. Они не ладят между собой.
Жена постоянно балансирует на грани срыва. По любому поводу — глаза на мокром месте.

Виктор Н.

— Буду повторять, пока не затвердим, как таблицу умножения: основная и главная причина
гипоталамического синдрома — шейный остеохондроз. Он ждёт своего часа и времени даром
не теряет. Притесняет и притесняет позвоночные артерии. На языке садоводов — унавоживает
почву для всевозможных сорняков. Они взойдут, дадут о себе знать при первом же удобном
поводе. Например, при эмоциональной травме. Тут уж такой тандем образуется, такое зловещее
сочетание негативов, что может одним ударом сбить с ног любого здоровяка. Не то что слабую
женщину. Хотя интуитивно-защитная реакция в виде плача помогает выпустить
эмоциональный пар, несколько стравить его опасное давление.
Джентльмены лишены такой возможности. Одним из признаков мужественности считается
умение подавлять свои эмоции, не подавать виду, прятать переживания подальше от чужих
глаз. Какое бы несчастье не свалилось на голову — ни один мускул на лице истинного
мужчины не дрогнет. Сильные личности, ничего не скажешь! Но именно такие люди, из
которых гвозди бы делать, как рекомендовал поэт, и становятся героями коллективных слов
прощания «группы товарищей». Преждевременно уходят из жизни, как показывает вскрытие, от
инфарктов и инсультов. А причиной, приведшей к печальному концу, стали эмоциональные
стрессы, подавленные усилием воли.
Гипоталамус фактически выполняет роль вегетативного мозга организма. К нему сходятся
волокна периферической нервной системы, отвечающей за нормальное функционирование
внутренних органов. На протяжении всей нашей жизни гипоталамус «считывает» информацию
с гладкой мускулатуры сосудистого бассейна, дыхательных путей, кишок, вестибулярного
аппарата и т. д. Оба полушария мозга «не забивают себе голову» этими сведениями, целиком
отдаются решению стратегических вопросов: с чего начать? что делать? кто виноват?
Разумеется, позиция стороннего наблюдателя у полушарий обрывается при наступлении в той
или иной структуре нашего тела патологических изменений. Когда структура напомнит о своём
существовании сильной болью, головному мозгу ничего не остается, как отложить текущие
дела и принять решение. Скажем, обратиться к врачу за помощью. И только тут человек с
некоторым удивлением узнаёт, что ранняя стадия заболевания, легко и просто поддающаяся
лечению, упущена. Все потому, что головной мозг не удосужился сканировать информацию,
сосредоточенную в гипоталамусе. Не научился её понимать и обрабатывать.
Подбугорье (гипоталамус) самостоятельно, без визы «сверху», спускает команды об увеличении
потоотделения при повышении температуры. Или, наоборот, об ограничении расхода тепла —
при её понижении в окружающей среде. Размером этот «боец невидимого фронта» — с детский
кулак. Сколько нейронов сосредоточено в его ядрах — никто не подсчитывал. Но обязанностей
у этих нервных клеток хватает. Помимо приёма и передачи периферической информации,
нейроны, как им и подобает, постоянно вырабатывают нейрогормоны — биологически
активные вещества.
Ни взвешиванию, ни какому другому измерению нейрогормоны не поддаются. Их присутствие
определяется по их биологической активности. Отсюда и название. Даже если в литре жидкости
затеряются всего несколько молекул этого вещества, они себя обязательно проявят.
Потоками нейрогормонов гипоталамус реагирует на информацию о любой стрессовой
ситуации, о любом непорядке в подчинённых структурах.
Твёрдо запомним это его свойство и пойдем дальше.
Большинством своих реакций на внешние проявления человек способен управлять. Он может
демонстрировать олимпийское спокойствие. Не подать виду, что расстроился. Не выказать
волнения ни поведением, ни тембром голоса, ни мимикой. Усилием воли, то есть
вмешательством полушарий головного мозга, человек в состоянии удержать от подёргивания
веко, а радужку глаза — от непроизвольного расширения.
Сложнее — с органами и системами, напрямую подчиненными гипоталамусу. Ритм пульса,
сокращение кишечника, потливость, работа печени и почек — все это за пределами указаний
головного мозга. Вот и получается, что любой человек может задержать дыхание. А попробуйте
замедлить или убыстрить ритм пульса! Если вы не йог в энном поколении — и не пытайтесь.
Всё равно ничего не получится.
Так мы — наша нервная система — устроены, что любой эмоциональный всплеск отражается
на деятельности организма. Ведь его структуры не привыкли мыслить абстрактно, — это
функция головного мозга. Ничего страшного. Не умеют же абстрактно мыслить младенцы. С
возрастом, когда вырастут и поумнеют, они заплачут, сопереживая герою книги. Или
возмутятся чьим-то нехорошим поступком. Или содрогнутся от ужаса, рассматривая
репродукцию картины «Последний день Помпеи». В первые дни и месяцы жизни эмоции
малыша завязаны лишь на физиологию. Если ребёнок в люльке подал обиженный голос, это
означает, что мокрые пеленки, что проголодался, что комар щекочет лобик… Ничего больше.
Приобретенное в длительном процессе эволюции абстрактное мышление позволило человеку
стать царём природы. Но «механизмы» передачи команд из центра (мозга) на периферию
(внутренним органам) остались прежними. Природа скупа и рациональна. Везде, где можно
приспособить к новым условиям уже имеющиеся в её распоряжении «детали», она только так и
поступает.
Чувство опасности — первая по времени образования и доступная большинству живых существ
реакция — вызывает эмоциональный разряд, который потоком нейрогормонов пробегает по
телу, сжимая на своем пути сосудистый бассейн, заставляя «тарахтеть» сердце и т. д. Человек,
благодаря развитым полушариям мозга, определяет степень угрозы и, если находит её
незначительной, усилием воли отключает внешние проявления страха, неуверенности,
раздражения, радости. Сохраняет самообладание. По лицу, глазам, никак не определишь, что же
на самом деле человек думает.
Гипоталамическая область постоянно вырабатывает нейрогормоны. Под влиянием тех или
иных эмоциональных всплесков они потоком низвергаются в организм. Проносится как бы
цунами (японцы делают ударение на последнем слоге этого слова), обрушивается на гладкую
мускулатуру человека. Если шторм захватил сосудистую систему — зашкаливает пульс, сердце
стучит с невероятной частотой. Если нейрогормоны ударили по гладкой мускулатуре
пищеварительного тракта — хоть не выходи из туалета, по большой причине и по маленькой.
Но цунами не вечно, его сменяет штиль. Вообще непонятное состояние. То ли сон, то ли
бодрствование. Человека что-то гнетёт, а что — не поймёт и объяснить не может. Ни себе, ни
врачам.
(Любое сравнение хромает. Замечу в скобках, что резко увеличивающееся с каждым
десятилетием количество природных аномалий на планете — ураганы, наводнения, засухи,
землетрясения — многие ученые считают реакцией биосферы Земли на техногенное
вмешательство человечества. Мои наблюдения практикующего врача заставляют сделать
однозначный вывод: каждый в отдельности живой организм подобным же образом реагирует на
изменения темпа жизни, на ухудшение среды обитания. И точно так же, как здоровье планеты
страдает от природных катастроф, каждому из нас не прибавляют сил шрамы и зарубки,
оставленные резкими потоками нейрогормонов.)
Чем активнее и настойчивее человек взнуздывает свои эмоции, тем больше невидимых шрамов
они оставляют. Один, третий, десятый. Вот уже формируются устойчивые патологические
состояния типа гипертонической или язвенной болезни. Вновь и вновь убеждаешься в
справедливости поговорки, что беда никогда не ходит в одиночку. Гипертоническая болезнь, —
а это не что иное, как устойчивое повышение артериального давления и региональные
расстройства сосудистого тонуса — накладывается на без того нарушенное кровообращение
мозга и со своей стороны ухудшает состояние пациента.
Свою порцию эмоциональных перегрузок добавляет плохо отлаженный сон. Почему глубокий
сон восстанавливает наши силы? Да потому, что во время сна в ядрах и протоплазме нервных
клеток, как на печатных станках, «печатается» питание для нервных отростков. Когда тело
клетки и отростки заполняются подкормкой — человек просыпается. А когда запасы этого
вещества на исходе — его тянет ко сну. Вот отчего так необходимо удобное и не усугубляющее
остеохондроз спальное место. А сколько спать — тут уж зависит от способности организма
восстанавливать силы. В среднем, человеку после пятидесяти необходимо спать 8 часов в сутки.
Исключения встречаются, но редко. Утверждают, что Наполеону хватало 4 часов сна. Не в этом
ли кроется причина его частых нервных срывов?

ВЕГЕТАТИВНЫЕ ИНВАЛИДЫ

— Дошло до того, что меня отправили в отделение неврозов, и я там три месяца пролежала.
Кололи, кровь очищали. А тамошние врачи с негодованием корили: дескать, что это у тебя
все время рожа кислая? И мама на меня голос повышала, считала, что я просто придумываю
и сочиняю.

Анна Н.,
40 лет.

— Гипоталамус с полным правом можно назвать вегетативным мозгом организма. Ему на откуп
природой отданы прежде всего эмоции, мотивации, оперативная (сиюминутная) память.
Когда кислород поступает в гипоталамус с перебоями, тогда люди начинают вести себя отнюдь
не по ситуации. Здоровому человеку никак не понять, почему его старый знакомый вдруг
начинает обходить метро десятой дорогой, согласен трястись в наземном транспорте часа три с
пятью пересадками, вместо того, чтобы проехать 25 минут под землей. Много других
странностей с этим другом Горацио начинает происходить.
Зачастую преследует боль в голове, но вполне терпимая, не такая, из-за которой места себе не
находят. Анализы большей частью подтверждают выводы визуального осмотра. Такими они и
должны быть у человека, чей внешний вид соответствует определению «кровь с молоком». И
поди ж ты, пациент твердит, что ему плохо, очень плохо, хуже всех. А что беспокоит, отчего
ему невмоготу — объяснить не может. Так по кругу, по кругу пациенты переходят от одного
врача к другому, пока не попадут в руки к психиатру. А там уже полшага до инвалидности.

Я бы таких больных назвал вегетативными инвалидами


. Когда состояние здоровья основательно запущено, когда оно усугублено неадекватным
лечением (а такое сплошь и рядом, очень уж сложно диагностировать гипоталамический
синдром), вернуться потом в нормальную жизнь бывает не просто.

Необходимо перехватить заболевание по дороге и избавиться от него. Лечиться и вылечиться —


можно! Утверждаю со всей серьёзностью. Готов проиллюстрировать десятками историй
болезни, ставших историями выздоровления. Но усилий только доктора и пациента тут
недостаточно. Болезнь близкого человека должна стать предметом заботы всей семьи.
Разумеется, в первую очередь, желание избавиться от недуга необходимо самому пациенту.
Вытащить из омута тонущего человека легче, если он сам барахтается и не демонстрирует
желания идти топором на дно.
Один из моих подопечных, бывших подопечных, при приближении припадка хандры отрывался
от телевизора и выводил собаку гулять. Или шёл в магазин за хлебом, к источнику за водой.
Или принимался наводить порядок на книжных полках. Отвлекал себя. И, если хотите, —
болезнь. Уловка срабатывала. Без осечек. Даже если хандра наваливалась, то это была уже не
хандра, а так, одна видимость.
Легко и быстро при гипоталамическом синдроме вылечиться никогда не получается. Мужчина
около года был под наблюдением нашей клиники, получил 4 курса лечения. Дома жена
постоянно массировала ему метамерные точки, в том числе те, что «отвечают» за стабилизацию
оттока крови. А самое главное, домашние — и сын, и родители — окружили человека теплом и
заботой, были предупредительны, как к малому ребенку.
Нет, не сюсюкали, не унижали мужское самолюбие вопросами и показным сочувствием. Просто
не закрывали двери в комнату, если он её открыл. Шли с ним на прогулку подышать свежим
воздухом в дождь и снег, если он приглашал. А не приглашал — не говорили в спину, что в
такую погоду хороший хозяин собаку на улицу не выгонит. Всегда находили предлог
сопроводить или попросить главу семьи о чем-то.
Не оставляли человека наедине с мрачными мыслями.

УМЕЮЧИ — ДОЛГО, ЗАТО НАДЁЖНО

— Они кладут больного на 18 или 21 день в палату, прописывают лекарства — орально,


внутривенно и внутримышечно, водят на процедуры, а как намеченный срок подошел —
выписывают. Всё! Болезнь мы ликвидировали, вы полностью здоровы. Но при
гипоталамическом синдроме так быть не может и не бывает. Необходимо лечиться все 18
месяцев. Или 28 месяцев. Не обязательно в стационаре, можно и амбулаторно. Результат
приходит при неукоснительном соблюдении двух составляющих:
а) при адекватной врачебной помощи;
б) при активном желании самого больного выздороветь плюс настойчивое содействие его
родных и близких.
Из разговора врачей «скорой помощи» в приёмном покое энской районной больницы.
— При лечении гипоталамического синдрома вывод из старого анекдота о том, что «умеючи —
долго!», как нельзя к месту. Мы уже запомнили: необходимо начать с «фундамента», с шейного
остеохондроза. Грыжи диска благодаря метамерным методикам введения лекарственных
препаратов со временем рассасываются. Это, кстати, подтвердили японские ученые.
Ни в коем случае не настаиваю и не собираюсь утверждать, что консервативный способ лечения
различных заболеваний позвоночника — единственная панацея. Оперативное вмешательство
нельзя сбрасывать со счетов. Но тогда и только тогда, когда другого выхода нет. Например, при
травмах. Здесь уже другая опасность, здесь промедление с операцией грозит непоправимыми
последствиями. Если в первые десять — двенадцать дней после травмы, приведшей к перелому
позвоночника, не проведена операция, то у пациента обрублена всякая надежда на
благополучный исход. Повреждённые нервные клетки спинного мозга за такой срок погибают,
их никакими ухищрениями потом не оживить. Человек на всю жизнь обездвижен, останется
инвалидом.
Что же касается оперативного удаления грыж дисков в шейном отделе позвоночника, то к ним
следует подходить с повышенной осторожностью. Хотя по мне, так лучше вообще не начинать.
Здесь малейшая оплошность грозит инвалидностью. Оперативное вмешательство в пояснично-
крестцовом отделе — та же русская рулетка, в среднем обещает 30, ну 50 процентов надежды
на успех. В шейных позвонках проходят артерии, питающие мозг. Опасность резко возрастает.
В подавляющем большинстве случаев можно обойтись консервативным путем. Опыт нашей
клиники каждодневно подтверждает этот вывод. Метамерные методики лечебного воздействия
себя полностью оправдывают. Но устранить основную причину заболевания — шейный
остеохондроз — только поддела. Пациент, окруженный заботой и вниманием близких, должен
пройти навстречу выздоровлению свою часть пути. Скажем, научиться владеть своими
нервами. Нет, не копируя систему йогов. Мы из другого теста сделаны. Потребности нашей
души медитацией да погружением в себя не удовлетворишь. Того и гляди — затоскуем и
закиснем. Да так, что извивы гипоталамического синдрома покажутся раем.
Заодно придётся отказаться от привычки глушить стресс алкоголем. Способ в наших широтах
хорошо и всесторонне проверен. Помогает. В отдельных случаях. Но алкогольная зависимость,
особенно у женщин, появляется быстро. Так что увлекаться, превращать рюмку в панацею от
плохого настроения — не следует. Постоянные интоксикационные (отравляющие!) воздействия
алкоголя на внутренние органы отражаются на нормальной работе печени, поджелудочной
железы, почек, надпочечников.
Надпочечники вообще следует всячески оберегать. Посаженные на скудную кислородную
диету — из-за алкоголя в комплексе с курением, — они начинают вырабатывать вещества,
вызывающие спазмы сосудов. Сосуды же, питающие мозг, при шейном остеохондрозе без того
пережаты. Образуется порочный круг. Ситуация куда опасней, чем когда пытаешься запить
стакан спирта стаканом же спирта (если кто пробовал). Принимаешь рюмку, чтобы снять
стресс, а эта рюмка ещё более усиливает болезненное состояние. Оглянуться не успеешь, как
допьёшься до белой горячки. Тогда уж точно ни одна больница, кроме психлечебницы, не
примет.

ТРЯХНЁМ СТАРИНОЙ!

— Поначалу, когда, все это у меня началось, сауна выручала. И знаешь, вроде, что ты не
придурок, что нормальный человек, не чета тем несчастным, что сидят в психиатричке и
корчат из себя Наполеона. Но что-то тебя угнетает, давит, тревожит. А посидишь в сауне,
пропотеешь — наваждение улетучивается. Но всё реже и реже. Если и покидает —
ненадолго. Только за порог баньки, как опять начинается. Будто не было никакого
облегчения.
Валерий Г.,

33 года.

— Спасибо за подсказку, о баньке следует поговорить подробнее. Перестала она помогать,


видимо, потому, что в этом помывочном заведении принято смешивать грешное с праведным,
горячий пар с алкоголем. Да ещё, наверное, сигарета на закуску. Весь джентльменский набор,
что мешает циркуляции крови и питанию гипоталамуса кислородом.
Между ядрами гипоталамуса нет четкого разделения обязанностей. Они, как хозяйки в большой
и дружной семье, всё делают сообща. Да и как иначе, если у них один источник питания, если
они живут и работают бок о бок?
Гипоталамусу, органу, отвечающему за жизнедеятельность систем организма, как говорится,
без разницы, в какой подведомственной структуре возник непорядок. Любой грозит всему
организму. Вот он, гипоталамус, и бьет тревогу. Сигнализирует о непорядке.
Мы-то с вами уже знаем, что всё дело в «задержке с выдачей зарплаты этому бюджетному
органу», в перебоях с подачей кислорода. А гипоталамусу недосуг расшифровать, что да к чему.
Он просто нагнетает обстановку.
Так как же вернуть этот орган в рабочее состояние? Ответ подсказывает опыт общения с
бытовой техникой. Пусть простят меня мастера по ремонту, но беспробудно заснувший
телевизор частенько просыпается от легкого постукивания по крышке или встряхивания.
Видимо, какой-то проводок отошел, и вибрация поставила его на место.
Подобную манипуляцию можно произвести и с гипоталамусом. К нему же сходятся нити не
только различных эмоций, но и те, что ведают неконтролируемыми действиями —
перистальтикой кишок, потоотделением и т. д. Если «встряхнуть», заставить функционировать
по прямому назначению хотя бы одно из ядер гипоталамуса, то и остальные придут в норму.
Перешибут любой эмоциональный удар. Наиболее приятный из способов «встряхивания» —
сауна. Высокая температура обязательно включит механизм потоотделения, что и позволит
возобновить контакты остальным ядрам гипоталамуса.
Один из самых известных в нашей стране академиков медицины, а может быть, самый
известный, в прямом смысле слова убегал от стрессов. Бегал до тех пор, пока пот не прошибал.
Лишь тогда на душе становилось легче.
Можно не истязать себя до изнеможения. Той же цели — обильного потоотделения — легко
достичь чаем с малиной, с мёдом. Таблеткой аспирина. Или просто закутаться в шубу.
Стандартный набор рекомендаций врача: вкусно и хорошо питаться, больше гулять на свежем
воздухе — все та же забота о «встряхивании» гипоталамуса. Чревоугодие, яркие впечатления от
прогулок по лесу, от плавания — стимулируют неуправляемые приятные эмоции и несут
успокоение. В том числе спасают от стресса.
Порой вернуть человеку уверенность в себе может стакан воды. Центр жажды, как уяснили
электрофизиологические исследования, находится не во рту или гортани, а в… гипоталамусе.
Вот и верь после этого устоявшемуся словесному обороту, что «в горле пересохло»! Некоторая
сухость во рту, оказывается, не самый верный показатель обезвоживания организма. В
гипоталамусе рядом с мозговым придатком сосредоточены чувствительные органы,
контролирующие соотношение воды и солей в крови.
От чего бы рекомендовал воздержаться, так это от подражания стихийным защитникам
собственного организма. От копирования поведения людей, которые легко срываются и
вымещают на близких свое настроение. Им-то действительно легче становится. Опять же слава
о них идет, дескать, легко отходчивы. Всё так. Но каково окружающим? По большому счёту,
такие люди просто перекладывают свой негатив на подвернувшихся под руку. Окажись
поблизости впечатлительные натуры, неизвестно еще, как эмоциональный всплеск
«отходчивого» человека отразится на их здоровье.
Древние придумали способ защиты себя и близких от сокрушительного цунами стресса. Вместе
с божками — защитниками племени — в пещерах находился идол или его наскальное
изображение, которое следовало пинать, бить, оплевывать. Этой же цели на японских
предприятиях служат манекены начальников. Врежет подчинённый кукле в глаз, — получает
моральное удовлетворение. Глядишь, накопившиеся претензии обретут более удобоваримую, а
главное, конструктивную форму. Человек, выплеснувший излишек эмоций, может иначе
подойти к ситуации, и, вполне вероятно, сам найдет правильное решение.

ТЕПЛОМ И ЗАБОТОЙ

— Почти два года доктор Берсенев наблюдает жену. Она прошла 5 курсов лечения,
неукоснительно выполняла все рекомендации и инструкции доктора. У меня хватило
терпения тянуть свою часть груза. Что могу сказать? Жена забыла о гнетущих страхах,
нервы успокоились. Лена не пошла повторно делать магниторезонансную томографию.
Зачем, если шея больше не беспокоит.

Виктор Н.

— Пациенты нашей клиники после первого курса лечения получают подробные


индивидуальные рекомендации относительно прохождения свой части пути к выздоровлению.
Пациентов с гипоталамическим синдромом всегда приглашаю прийти на выписку вместе с кем-
нибудь из близких. Мужу или жене подробно растолковываю, что надо делать и как себя вести.
В качестве повода для такой встречи — показываю, как делать массаж. Но говорю в основном о
том, что при обращении с таким больным надо запастись терпением и каждодневно окружать
его теплом и заботой.
При депрессии, а она — одно из проявлений этого синдрома, советую близким усилия по шкале
чуткости вообще довести до максимума. Депрессия с точки зрения разрушительного
воздействия на психику поспорит с чувством необъяснимого страха. И еще неизвестно, куда
может завести. В сущности, они одного поля ягоды, но депрессия — ядовитее, ибо реже
выплескивается наружу.
Объясняю пациенту и его близким, что резко менять привычный образ жизни совсем не
обязательно, желательно его лишь откорректировать в сторону того, что можно. За счёт того,
чего нельзя.

На ближайшие полтора года — независимо от сроков предстоящего лечения — следует


отказаться от спиртных напитков. Строгая диета. Указанный срок вполне достаточен,
чтобы многие структуры организма обновились
. А там наступит время для разумных послаблений. Для крепких напитков, но не для
шампанского. Людям, раз испытавшим проблемы с позвоночником, этот напиток фуршетов
и прочих модных презентаций следует позабыть навсегда.

Сложнее избавить себя от влияния негативных эмоций. Понимаю, что трудно ломать свою
природу и научиться не принимать близко к сердцу текущие неприятности. Дома, на работе.
Что туг скажешь? Будем помнить, что все ухабы и колдобины преодолимы, пока мы живы и
здоровы. От этой печки и следует танцевать.
У анекдота времен тоталитаризма — о человеке, который колебался вместе с политикой партии
— имеются фундаментальные природные аналоги. Учёные, к примеру, установили, что частота
биологической активности головного мозга — от 8 до 16 колебаний в секунду — полностью
совпадает с пульсацией магнитного поля Земли. И это лишь одна из нитей, неразрывно
связывающая человека с окружающим миром. Если глянуть в корень, как учил незабвенный
Козьма Прутков, то окажется, что лечение любого заболевания сводится к налаживанию
оборванных связей с природой. Внешних и внутренних.
Хорошо, у кого есть друзья, в чью жилетку можно поплакаться и выговориться. Знаменитая
мужская дружба больше зиждется на таких взаимоотношениях, чем на совместных подвигах.
Человечество, не привыкшее ждать милостей от природы, в каждой религии отвело место для
исповеди. Облегчит прихожанин душу, покается в грехах и… снимет стресс. С медицинской
точки зрения, откровенный разговор со священником — не что иное, как профилактика
гипоталамического синдрома.
И еще один проверенный способ сглаживания эмоционального перенапряжения: ведите
дневник. Этот жанр не предназначен для чужих глаз, поэтому позволяет расслабиться и
расковаться. На худой конец — пишите мемуары. Публиковать или не публиковать их — это
уже второй и третий вопросы. А в душу успокоение внесёте.
Не давал бы такого совета, если бы сам однажды не попробовал и не убедился в его
справедливости.

Глава 8
НЕЛЕГКАЯ ПОХОДКА

ЗАБОЛЕВАНИЯ ТАЗОБЕДРЕННОГО СУСТАВА

БИОМЕХАНИКА ТАЗОБЕДРЕННОГО СУСТАВА

На каждого мудреца — по тазу

Студенты технических вузов, считавшие теормеханику или сопромат наибольшим


препятствием в жизни, даже не догадывались, на какую сложную консоль, на какой
замысловатый кронштейн они опирались, пока стояли у экзаменационного стола в поисках
счастливого билетика. И дай им Бог никогда не ощутить сбоев в работе этих конструкций,
позволяющих уверенно передвигаться на своих двоих.
В том числе — следовать за особами противоположного пола, что так завлекательно
демонстрируют на ходу изумительную подвижность комплекса тазобедренных суставов.
Большинству мужчин, наслаждающихся столь умопомрачительным зрелищем, невдомёк, что
неотразимое вихляние — всего лишь защитная реакция организма женщины на чрезмерную
высоту каблуков. Благодаря горизонтальным движениям таза укрощается центр тяжести,
готовый вот-вот «соскочить» со своего места.
Наверное, все-таки рано или поздно соскакивает. Пришёл к такому заключению на основании
бесед с пациентками. Большинство из них природа наградила красивыми ногами, в молодости
они явно злоупотребляли обувью на высоких каблуках.
Вот мы и назвали ключевую причину, объясняющую возникновение заболевания в
тазобедренном суставе — изменение центра тяжести.
Центр тяжести обычно находится на уровне второго крестцового позвонка. Но лишние
килограммы веса — из-за переедания, сидячего, малоподвижного образа жизни, неудобной
рабочей позы, каблучной обуви и т. д. и т. п. — смещают его с места, отведенного природой.
Для противодействия всевозможным нагрузкам природой предусмотрена конструкция из
позвонков и межпозвонковых дисков. Но никак не тазобедренный сустав. Да еще когда вся
тяжесть наваливается на консоль головки бедренной кости…
Схема механики таза (рис. 1) взята из учебного руководства начала прошлого века. С тех пор
она не подвергалась переосмыслению. Другое дело, что специалисты из разных областей
медицины и разных медицинских школ, опираясь на классическую схему, делают прямо
противоположные выводы относительно способов и методов лечения тазобедренного сустава.
Тут уж виновата, так сказать, не формула, а способы её применения. Иные мудрецы
исхитряются умножать два на два и получают в ответе пять с дробью. Не с них же брать
пример, и не им доверять.
Благодаря тазобедренному суставу мы приводим в движение нижние конечности, ворочаем
туловищем, выдерживаем тяжесть вышележащих частей тела. Крестцовая кость перекладывает
тяжесть туловища на безымянную, а последняя — при посредстве тазобедренных суставов —
на нижние конечности. Что интересно, при вертикальном положении тела линия тяжести
проходит не спереди и не через тазобедренную ось (прямую, соединяющую бедренные
головки), а позади неё.
Если бы травматологи вели статистику, куда чаще падает человек из положения стоя (при
обмороке или какой-другой неожиданной потере сознания), то оказалось бы, что в
подавляющем числе случаев — на спину. Под воздействием силы тяжести. А центр тяжести при
вертикальном положении находится в районе второго крестцового позвонка или чуть выше.
Тяжесть, действующая на крестцовую кость, подвздошно-бедренные связки распределяют
между обоими тазобедренными суставами. Они крепят тазобедренные суставы, ограничивают
разгибание бёдер и препятствуют запрокидыванию туловища назад из положения стоя —
действуют в противоположном линии тяжести направлении.
Попробуем для ясности упростить ситуацию, объединим силы, действующие с правой и левой
стороны тела, посередине, между обоими суставами (см. рис. 1). Рассмотрим угловой рычаг, на
котором обе силы (тяжесть и направление связки) находятся в равновесии. Равнодействующая
этих сил проходит в виде осевого давления через тазобедренную ось.

Рис. 1.
Схема механики таза*:

S
(верхнее) — центр тяжести вертикально стоящего тела;
S
(нижнее) — линия тяжести;
А
— центр головки бедренной кости и проекция тазобедренной оси;
II
— подвздошно-бедренная связка, расстояние к линии тяжести;
РР
— линия осевого давления;
D
— точка пересечения линии тяжести, линии осевого давления и линии подвздошно-
бедренной связки;
IA
— плечо рычага подвздошнобедренной связки;
SA
— плечо рычага тяжести тела.

*Рис. 1, 2, 4, 5
и
7
даны по:

А. Раубер

. Руководство по анатомии человека. — С-Петербург, 1914. — С. 313–315.


Если вращение и отведение бедра происходят одновременно, то наклонение получается
наиболее крутым, связка при этом натягивается. При небольшом отклонении осей, без
одновременного вращения костей, связка расслабляется и таз сгибается назад, а наклонение его
уменьшается.

Связки и хрящи

С биомеханикой в первом приближении разобрались. Теперь рассмотрим составные части


гениальнейшего инженерного сооружения Творца — тазобедренного сустава человека (его еще
называют «нагрузочным»).
В нем сочленяются безымянная (тазовая) и бедренная кости. В безымянной имеется вертлужная
впадина в виде полого шара (рис. 2), где помещается головка бедренной кости (рис. 3).

Рис. 2.
Правый тазобедренный сустав, фронтальный распил (в уменьшении)

Рис. 3.
Составные части тазобедренного сустава.

Вертлужную впадину устилает хрящевой покров толщиной от 0,5 до 3 мм. Тоньше хрящевой
покров снизу и спереди, толще — сверху и сзади. К наружной поверхности вертлужной
впадины крепятся мощные связки, они формируют так называемую суставную губу,
пронизанную сосудами и нервами. Вертлужная впадина и суставная губа вместе образуют
половину полого шара.
Головка бедренной кости точно соответствует габаритам полого шара. Сама головка также
покрыта хрящевой тканью. Щелевидное пространство между головкой и впадиной заполнено
синовиальной — смазочной — жидкостью. Благодаря рекламным роликам сведения о том, что
смазка продлевает жизнь двигателя и добавляет ему сил, запомнились на уровне подсознания
вместе с прокладками и сникерсами. Однако несмотря на то, что синовиальная жидкость и
машинное масло выполняют, казалось бы, схожие функции, я бы между ними знака равенства
не ставил. Не только потому, что эту жидкость не купить в магазине и не залить в маслёнку.
Внешне синовиальная жидкость — прозрачная и вязкая — напоминает яичный белок. Она
заполняет полости суставов, слизистые сумки вблизи суставов, влагалища сухожилий, создает
оптимальные для суставов условия. При всем при том синовиальной жидкости совсем немного.
В коленном суставе, к примеру, от 1 до 2 мл.
Являясь производной от плазмы крови с прибавкой специфического компонента —
гиалуроновой кислоты — синовиальная жидкость вдобавок к смазочной функции осуществляет
в суставе обмен веществ и является полномочным представителем иммунной — защитной —
системы организма.
Теперь вернемся к самому суставу и его связкам. Головку бедренной кости и впадину соединяет
связка бедра (рис. 4). Уникальнейшее образование! Пока организм растет, через эту связку
проходят сосуды, питающие головку бедренной кости. С окончанием формирования организма
сосуды исчезают и связка бедра приступает к выполнению прямых обязанностей — берет на
себя функцию торможения в суставе и распределяет по «точкам» суставную смазку.
Рис. 4.
Тазобедренный сустав, вид спереди и снизу (в уменьшении).

Хруст в суставах сигнализирует: с поступлением смазки не всё в порядке.


Связкам в тазобедренном суставе отведена особая роль. Никакой другой узел нашего организма
так ими не насыщен. Мощные связки, покрывающие сустав снаружи, формируют его капсулу.
Наибольшая из них — уже упомянутая подвздошно-бедренная связка (рис. 5) — начинается от
безымянной кости, идет спереди сустава и крепится к большому вертелу бедренной кости (см.
рис. 3). Это как раз те зоны бедренных костей, которые выступают с боков и по твердой
уверенности женщин портят им фигуру в части третьего классического эллипса. Хотя на эти
точки, на их выпячивание, особо грешить не следует.

Рис. 5.
Подвздошно-бедренная связка — самая мощная связка организма человека

Уже на ранних стадиях заболевания тазобедренного сустава прикосновения к этим точкам


болезненны.
Не надо ждать следующих сигналов, они могут поступить лишь через год или три. Немедля
обращайтесь к врачу!

Подвздошно-бедренная связка по всем параметрам является чемпионом среди связок нашего


организма: длина — 6–8 см, ширина — 2,5–3 см, толщина 0,5–1,4 см. Дотошному читателю
впору возмутиться: сколько можно об одной и той же связке говорить? Отвечу: еще мало
говорим. Именно подвздошно-бедренная связка первой отзывается болью, если в суставе не все
в порядке.
Структура связки такова, что края её крепки, а середина ослаблена. При натяжении середина
связки начинает «рычать» болью. Обратить внимание на «рычание» необходимо. Иначе болезнь
навалится снежным комом.
В заключение — пунктирно — еще несколько беглых сведений о строении тазобедренного
сустава. Его приводят в движение 20 мощных мышц (места их прикрепления к суставу
отмечены на рис. 7). Курируют его два нерва — бедренный и запирательный. Плюс крестцовые
нервные сплетения. Питают сустав 6 артериальных стволов. И еще важная для дальнейшего
разговора информация: лимфатические сосуды тазобедренного сустава уходят в брюшную
полость.

Отражённая боль

Вновь повторимся: любая болезнь (заболевания тазобедренного сустава — не исключение)


складывается из трех видов расстройств: сенсорных, рефлекторных, трофических. Это когда
нарушается порядок в тканях. Опять же по «вине» нервной системы.
К примеру, в суставах нарушается обмен веществ, из-за чего в зону контроля ганглия
прекращается нормальная подача синовиальной жидкости — смазки суставных поверхностей.
Суставы начинают «хрустеть и скрипеть». Следом страдает венозный отток — ткань отекает,
меняется внутритканевое давление. И не только. В зонах, лишенных строгого контроля со
стороны нервной системы, недостаточно активно трудятся макрофаги — моноциты,
«чистильщики организма». Продукты обмена начинают накапливаться в месте образования,
происходит отложение «солей». Вот уже участки прикрепления сухожилий к надкостнице
впитывают кальций, на костях будто наросты образуются.
При остеохондрозе позвоночника, при заболеваниях тазобедренного сустава пациенты подчас
жалуются на боль в зонах, расположенных далеко от воспалительного процесса. С толку
сбивают отраженные болевые синдромы. Довелось лечить женщину, врача по профессии. Её
преследовала нестерпимая боль в голенях, а поясница совсем не тревожила. Она прекрасно
понимала, что причина кроется в пояснично-крестцовом отделе позвоночника, но голени были
будто насажены на раскалённый шампур. И она до нашей встречи только голени и лечила. Боль
довела женщину до нервного истощения.
В механизме отраженной боли удалось разобраться сравнительно недавно. Долгое время, как
мы уже отмечали в предыдущих главах, считалось аксиомой: чувствительный нейрон
спинального ганглия имеет лишь Т-образный отросток. Одна его часть заканчивается
рецепторными (чувствительными) полями, а центральный стержень передает информацию в
головной мозг. Однако сложные и целенаправленные исследования с применением электронной
микроскопии, проведенные, в том числе, в нашей организации, помогли уяснить, что у нервных
клеток не один, а несколько отростков. Они могут быть связаны и с позвоночником, и с
тазобедренными суставами, и с тканями голени, где образуют рецепторные поля.
О тесной иннервационной связи между пояснично-крестцовым отделом позвоночника и
тазобедренными суставами будем иметь возможность подробнее поговорить в следующих
главках. Пока же обратим внимание (рис. 6 и 7) на центры иннервации бёдер и ног. Запомним,
какие ганглии пояснично-крестцового отдела их курируют.

Рис. 6.
Схема метамеров тазобедренной области и ноги

Рис. 7.
Границы прикрепления мышц к наружной поверхности подвздошной кости. Линии на
скелете (рис. справа) ограничивают пояса, называемые склеротами.

Рецепторные поля позвоночника посылают сигнал в головной мозг как об истинном месте
возникновения боли, так и о ложном. Поскольку канал трансляции боли в головной мозг один,
пациент, к примеру, одновременно испытывает боль в пояснице и в голени. Но случается, что
боль в пояснице проходит. Из-за тех же сбоев в рецепторных полях при нарушениях притока
нейрогормонов.
Отражённая боль разрывала на части голени моей пациентки, о которой рассказал выше, в чем-
то близнец фантомной боли: это когда человек жалуется на нестерпимую боль в пятке
ампутированной ноги.

Идеал — оптимальный вес

Причины заболевания тазобедренных суставов кроются в изменении местоположения центра


тяжести. Из-за лишнего веса он сползает с позвоночника на эти многострадальные
тазобедренные суставы. И не надо вспоминать о повязке из анекдота, что таким же образом
попала на ногу с шеи. Там — смешно, а здесь — больно и очень. Одно дело, когда с центром
тяжести разбираются позвонки, самой природой для этой цели предназначенные, и совсем
другое, если неподъёмную ношу взваливают на себя тазобедренные суставы. У них без того
хватает забот, они призваны обеспечивать подвижность туловища и нижних конечностей. На
давление дополнительных килограммов они не рассчитаны.
Туристы во времена расцвета этого вида отдыха в наших широтах распевали: «Умный в гору не
пойдет, умный гору обойдет!». Понимали, суставы нетренированного городского жителя такого
издевательства над собой не выдержат. Хороший, грамотный совет. Пренебрегать им не нужно.
Чем раньше человек начинает заботиться о своем оптимальном весе, тем лучше. Хорошо, когда
родители понимают, что избыточный вес ребёнка — его главный враг. С раннего детства.
Лишние килограммы не только мешают человеку легко и непринужденно передвигаться, давят
одышкой, уродуют фигуру и походку, но, повторяю вновь и снова, — сбивают центр тяжести
тела с отведённого природой места. На такое перераспределение обязанностей тазобедренный
сустав не рассчитан. И протестует против насилия деградацией и болью. В чем-то подобно
тому, как реагируют на резкое торможение шины автомобиля — запахом гари и дырами в
покрышке. С той принципиальной разницей, что колесо заменить — пара пустяков, а человек
приходит в эту жизнь без комплекта запчастей.

Ситуация не безвыходная. Подробнее поговорим в главе, посвященной режимам питания.


Но хотелось бы, чтобы главное правило пациенты усвоили сразу и навсегда!
На завтрак, второй завтрак, обед, полдник и ужин, следует смотреть только сквозь призму
калькулятора
. Строго следить, чтобы количество калорий не превышало ни на гран потребностей
организма в энергии. Кто спорит, еда — одно из самых больших удовольствий и радостей в
жизни. В любом возрасте. Но всё хорошо в меру. Иначе любое лакомство грозит перейти в
свою противоположность — в отраву. Что, собственно, и происходит, когда наше тело
обкладывают лишние килограммы веса.

К противоядию при боли в тазобедренном суставе следует прибегнуть незамедлительно. То есть


— посадить себя на строго ограниченный по калориям рацион.
Остается добавить, что идеальный вес человека приурочивается к пределу его «комсомольского
возраста», к 25–30 годам. Ко времени, когда заканчивается формирование скелета. Говорят, с
годами человек может прибавить к отправным цифрам определенное количество килограммов.
Может! Однако, если мужчина не желает, чтобы в профиль его спутали с беременной
женщиной, а женщина не хочет терять время на поиски своей собственной талии, нужно иметь
в виду: каждое прожитое десятилетие дает право на прибавку одного килограмма. Только
одного!

БОЛЕЗНЬ НУЖНО ЗНАТЬ В ЛИЦО

Тихой сапой, железной хваткой

Боль в тазобедренном суставе, свидетельствующая о расстройствах в этой важной структуре


скелета, никак нельзя отнести к профессиональному заболеванию. Этот недуг может
стреножить человека, постоянно занятого физическим трудом и поднимающего различные
тяжести. И человека, который ничего тяжелее карандаша не держал в руках.
Болезнь не наваливается неожиданно и вдруг, как радикулит или какой другой вид
остеохондроза позвоночника (ухватился за ручку чемодана и… не разогнуться). Она
подкрадывается подобно сну из детского стихотворения, — на мягких лапах. Медленно и
незаметно. Долгое время её трудно ощутить, обратить на неё внимание. Испытываешь
некоторый дискомфорт, ну и что! Думаешь, стоит отдохнуть, прийти в себя, выспаться — и
снова будешь, как огурчик! Не скоро, ой не скоро, доходит до сознания, что сон уже не
восстанавливает силы, а боль не стряхнуть ни утром, ни вечером.
Все начинается с хрящевой ткани. Хрящи не пронизаны кровеносными сосудами и нервными
волокнами. Потому они лишены чувствительных нервных полей, не реагируют болью на
чрезмерные нагрузки. В них просто не внедрены датчики, призванные информировать нервную
систему о непорядках. Как нет, к примеру, на поверхности глазного яблока рецепторов,
реагирующих на холод, и нам кажется, что глаза на морозе не мерзнут.
Если мозг не получает сигналов о непорядках, из этого совсем не следует, что перегрузки,
постоянно испытываемые спортсменами или людьми тяжёлого физического труда, проходят
бесследно. Хрящи под гнетом чрезмерного давления подвергаются дегенерации, постепенно
отмирают. К такому же печальному результату может привести пустяковая, на первый взгляд,
травма, вследствие которой была повреждена капсула хряща, связки или произошло небольшое
кровоизлияние в хрящ. Частенько подобные травмы напоминают о себе болью лишь спустя
годы. Вот ещё почему меня приводят в бешенство «остросюжетные фильмы», в последние годы
оккупировавшие наши каналы телевидения. Уж я-то хорошо знаю: удары, падения или какое
другое надругательство над телом человека даром не проходят, они укорачивают и омрачают
жизнь.
Олимпийский чемпион по прыжкам в высоту, знаменитый спортсмен Валерий Брумель,
ушедший из жизни в возрасте 61 года, рассказывал, как он радовался за космонавтов, которые
после полёта прожили двадцать и двадцать пять лет. Уж кто-кто, а профессиональный
спортсмен знал, как отражаются перегрузки на состоянии организма. А ведь он говорил о
весьма тренированных и подготовленных людях. Для простых смертных удары, особенно, если
они «не в мяч, а в кость», многократно опаснее перегрузок.
Хрящи могут пострадать и по другим причинам. На них сказываются нарушения обмена
веществ в организме, заболевания сосудов. Как правило, варикозное расширение вен в ноге
сопровождается артрозом её суставов.
Сама по себе дегенерация хрящевого сустава — еще небольшая беда. Не впадаем же мы в
истерику из-за того, что с возрастом хуже видим или медленнее бегаем. Но хрящевые
прокладки скомпрометированных суставов постепенно разрыхляются. Волей-неволей
синовиальная жидкость захватывает мельчайшие кусочки отслоившейся ткани. И начинается
самое неприятное. Оказавшись между двумя трущимися поверхностями, частички хряща,
словно кристаллы корунда на наждачной бумаге, вгрызаются в синовиальную оболочку сустава,
а затем и в его капсулу. Мало того, присутствие в синовиальной жидкости хрящевого детрита
ведет к воспалению синовиальной оболочки, она начинает вырабатывать большее, чем
необходимо, количество синовиальной жидкости. В ущерб качеству. Что, опять же, ведет к
активизации деструктивных процессов в суставе.
Сустав отекает, покрывается костно-хрящевыми разрастаниями. Боль поднимает голову, всё
громче и чаще заявляет о себе, попутно активно ограничивая объём движений человека.
Возникает артроз — несчастье, лишающее людей многих радостей в жизни. Артроз
тазобедренного сустава (коксартроз) — лишь одно из его проявлений. Наиболее тяжёлое.
Заболевания суставов — остеоартрозы — не такие уж редкие гости в нашей жизни. По мнению
заведующего отделением Института геронтологии АМН Украины профессора В. В.
Поворознюка, дегенеративно-дистрофические изменения в суставах встречаются у каждого
второго человека старше 35 лет. И поголовно — у всех, кто старше 55. Угроза общая, тотальная.
Что же делать, как поступить? Покорно ждать, пока артроз «выйдет из окопов» и расстреляет в
упор? Или же уделить больше внимания себе и своему здоровью? Мне представляется, что
второй вариант поведения предпочтительнее.
Под усыпляющей надеждой, что вскоре после травмы все само пройдет, болезнь, как под
дымовой завесой, тихой сапой окапывается (по терминологии военных) на плацдарме. Когда
болезнь, наконец, идентифицируют диагностическими методами, она, что называется, вросла и
обжилась, её одним махом с занятых позиций не столкнуть. Разве что долговременной,
терпеливой и грамотной осадой. Позволяющей постепенно, шаг за шагом, вытеснить оккупанта
и лишить его возможности вернуться обратно.
Процесс длительный, требующий от пациента полного напряжения сил. При этом — посмотрим
правде в глаза — единственно возможный. Безальтернативный, как говорят политики.
Сравним. Оперативное вмешательство на позвоночнике сродни гаданию на монете: орёл или
решка, повезет или не повезет. Весьма сомнительный шанс. Но кто бросит камень в человека,
решившего рискнуть, когда боль приперла к стене? Здесь же, при заболевании тазобедренного
сустава, и этот результат, определяемый нашими продвинутыми западными соседями, как
«фифти-фифти», представляется недостижимым. Особенно при зарплатах и уровне жизни в
наших широтах.
Довелось бывать в престижных клиниках Швейцарии, где берутся за операцию на
тазобедренном суставе. Начнем с того, что стоимость её — в пределах 40 тысяч американских
долларов. Причём! Хоть какие-то обещания, что после операции станет легче, что пациент,
возможно, вернется к активной жизни, в клинике дают лишь людям моложе сорока. Если же
пациент старше (а в силу особенностей заболевания так чаще всего и бывает), швейцарские
врачи никакой гарантии не дают.
Заболевание тазобедренного сустава рано или поздно полностью обезножит пациента. Лишит
возможности самостоятельно передвигаться. Для домашних такой больной — обуза, требует
обслуживания по полной программе. И днём, и ночью. Кроме того, необходима постоянная
медицинская помощь, а человеку, прикованному к постели, регулярно обеспечить её тоже
непросто.

Приходится, фигурально выражаясь, все время ходить по лезвию ножа. Миллиметр влево-
вправо, и месяцы лечения могут пойти насмарку. Обычные советы перетерпеть боль,
пересилить её (допустим, уместные при остеохондрозе позвоночника, при некоторых видах
травм того же позвоночника), могут спровоцировать дополнительные беды. Если нагружать
и без того скомпрометированные суставы, их деградация резко возрастет.
Метод профилактики при боли в тазобедренном суставе — покой, ничего кроме покоя
. Невзирая на риск частичной атрофии мышц, дееспособность которых все-таки потом
восстановить можно.

Лишь где-то за чертой шестидесяти лет, когда скорость скольжения с горы (или с ярмарки —
тут у каждого народа своя метафора) нарастает до неприличия, мы не только умом, но и всем
телом начинаем ощущать, что не вечны, что наш организм дряхлеет (деградирует, если на
«медицинском» языке). С той же неотвратимостью, с какой усталость металла лишает детали
машин проектной упругости, крепости и стойкости.
Ребенок по сто раз на день шлёпается. И ничего! Поднимается, даже заплакать не успевает. А
сколько мы падали в юности! На катке, с горы на лыжах. Или пикировали с верхней полки при
неожиданной остановке поезда. Как-то обходилось. Правда, врачи утверждают, что никакая
травма не проходит без следа. Но, до поры до времени, считаем, что они сгущают краски.
Наступает момент (всегда вдруг, всегда неожиданно), когда вроде бы на ровном месте
оступился, неудачно приземлился и нестерпимая боль пронизала тело. Казалось бы, мелкая,
незначительная встряска, а подточенный возрастом скелет и его самая сложная структура —
тазобедренный сустав — не выдержали. Даёт трещину, а то и ломается шейка бедренной кости.
Травма из тех, что приковывает к койке до конца жизни. Ежеминутно, ежечасно причиняя
нестерпимую боль. Редко когда удаётся удачно срастить такой перелом. Даже в
специализированных клиниках.
Не меньше неприятностей доставляют возникновение непорядка в сочленении головки
бедренной кости с суставной поверхностью тазовой кости. Первейшим признаком такого
заболевания является боль. Болью оно именно и характеризуется. Как только боль в спине
начинает отдаваться в паховую область — следует немедля насторожиться! Моя многолетняя
практика это наблюдение подтверждает. Боль в паховой области сигнализирует о
возникновении непорядка в тазобедренном суставе, в головке бедренной кости.

Обычно неприятности в тазобедренном суставе дают о себе знать при поражении второго
поясничного сегмента. Вообще же, в иннервации тазобедренного сустава участвуют
спинномозговые узлы первого, второго, третьего и четвертого поясничных сегментов. Но
основной, еще раз повторим, чтобы лучше запомнить — L
2
, второй поясничный спинномозговой узел.

Когда из-за грыжи диска или по каким другим причинам в поясничных корешках поселяется
боль, следом на всей территории, подвластной данному ганглию, возникают трофические
расстройства. Одно из неотвратимых следствий такого расстройства — сустав получает
меньше, чем необходимо, синовиальной жидкости. Дальше всё идет по принципу домино, одна
«костяшка» падает на другую, та — на следующую. Со структурами тазобедренного сустава всё
происходит не так быстро, но результат — тот же. Если одно звено «забарахлит» — вся
цепочка, в конце концов, выходит из строя.
Перебои с поступлением синовиальной жидкости всё чаще отзываются спазмами большой,
средней и малой ягодичных мышц (боль отдает в пах), находящихся в тесном соседстве с
сосудистыми стволами. В обычном своем состоянии, то есть, когда они трудоспособны, мышцы
не препятствуют протоку крови по сосудам. А когда спазмируют — сосуды пережимают. Кровь
начинает поступать с перебоями. Нарушается питание тканей. Затормаживается венозный
отток. Повышается венозное давление.
Так возникают вторичные, если можно так выразиться, заболевания тазобедренного сустава.
Они являются следствием сбоев в спинномозговом узле, курирующем данную территорию.
Случается, и не редко, что первопричина заболевания кроется в самом тазобедренном суставе.

Все это говорит о том, что в каждом конкретном случае необходимо разбираться
индивидуально. Обращал внимание:
всегда заболевание тазобедренного сустава влияет на состояние поясничного отдела
позвоночника. И наоборот.

Данную взаимозависимость можно использовать в диагностических целях. Чаще всего, если


заболевание тазобедренного сустава первично, возникает артроз. Встречается и артрит —
последействие и следствие падений, травм и ушибов. Вторичные же заболевания
тазобедренного сустава, вызванные отклонениями от нормы в поясничном отделе
позвоночника, как мы уже говорили, возникают медленно и незаметно и также медленно
реализуются. Но эта отсрочка не должна успокаивать и усыплять. Потому что непорядки в
поясничном отделе рано или поздно все равно распространятся на тазобедренный сустав.

Не однофамилец, но родственник

Чаще всего тазобедренные страдания вызваны коксартрозом, заболеванием самого сустава.


Очаг заболевания находится в том месте, где головка бедренной кости соприкасается с
вертлужной впадиной, в которую эта головка вставляется. Впадина образована тремя костями
— подвздошной, лобковой и седалищной.
Кроме классических расстройств в тазобедренном суставе встречаются заболевания не столь
распространённые — тот же асептический некроз головки бедра. По сути — это следствие
инфарктных процессов. Пусть они, инфаркты, мелкие, но количество их велико и они идут один
за другим.

Особенность асептического некроза в том, что на начальных стадиях тазобедренный сустав


о себе не напоминает. Больные годами лечат коленный сустав у невропатологов,
физиотерапевтов и других специалистов. Те волей-неволей реагируют на жалобы, упуская
из виду, что
патологический процесс в головке бедренной кости отзывается болью в здоровом коленном
суставе.
Истинный диагноз обычно удается установить лишь тогда, когда заболевание уже поздно
лечить консервативным путем. Только операция. А с нею или без неё — неизбежная
инвалидность. Поскольку пораженный сустав приходится заменять искусственным.

М-да, мрачноватая перспектива. Но мы-то с вами абстрактно размышляем на заданную тему. А


каково доктору, которому приходится раскрывать глаза близким больного? Хочется вселить
надежду — а не получается. Разумеется, о тех костоломах, которым лишь бы получить гонорар
за операцию, — не говорю. Ни одна профессия не застрахована от проникновения людей
недостойных.

Еще раз вернемся к головке бедренной кости (см. рис. 4, иллюстрирующий предыдущую
главку — «
Биомеханика тазобедренного сустава
»). Головка не только напоминает собой биллиардный шар, она близка ему по плотности.
Разве что под оболочкой — не мертвая кость (или пластмасса), а живая ткань. От головки
под определенным углом отходит участок той кости, что прикрепляется к бедренной.
Внутри его — сосуды, питающие кровью головку.

А теперь — внимание! Внезапные нарушения кровообращения могут быть вызваны разными


причинами и все они чреваты инфарктами, то есть омертвениями участков, не получивших
питания. Состояние усугубляется тем, что нарушение кровообращения произошло в замкнутом
пространстве, не имеющем резервного выхода. Микроскопический некроз в костной ткани
сопровождается весьма острой болью, чаще всего — по ночам. Боль не отступает несколько
суток кряду. Лишь когда кислотность в костной структуре меняется, боль постепенно утихает.
Попутно, раз упомянули, — информация к сведению. Ночную боль, обусловленную
повышением венозного давления, ортопеды характеризуют термином «суставная мигрень».
Пробив брешь в суставе, микроинфаркты не успокаиваются. С разной степенью периодичности
боль возникает вновь и вновь. Омертвляется один участок ткани за другим. Постепенно под
хрящом головки бедра возникают кисты, а сама головка становится похожей на
растрескавшуюся яичную скорлупу. Любые нагрузки на неё, в свою очередь, отзываются
болью.
Боль вцепилась и не отпускает. Год, второй, третий, четвёртый. Таких пациентов обычно лечат
физиотерапевтически. Либо ищут истоки боли в позвоночнике. Лишь к исходу пятого года
мучений в суставе возникают структурные изменения, которые удается зафиксировать с
помощью рентгена.
Что получается? При асептическом некрозе головки бедренной кости долгое время донимает
боль не в самом суставе, а отраженная — в колене. Коленный сустав человек лечит годами. Тем
временем, под прикрытием этой отраженной боли головка бедренной кости продолжает
разрушаться. Она уже напоминает не гладкий биллиардный шар, а помятое столовское яйцо.
Если бы удалось на раннем этапе распознать заболевание — справиться с ним не представляло
бы труда. Но как это сделать? Пока что ранняя диагностика асептического некроза все ещё
практически не решена…
Капилляры, по которым поступает кровь, пронизывают все ткани нашего организма и кожу. Но,
в отличие от тех, что питают, скажем, мышцы или внутренние органы, капилляры в костях
лишены возможности расширяться и сужаться. Пока в тканях метамера поддерживается
порядок, диаметр капилляров в кости не является препятствием для проникновения красных
кровяных телец — эритроцитов. Каждое из них, если рассматривать под микроскопом, имеет
форму двояковогнутой линзы, сопоставимой по диаметру с капилляром. Чтобы проникнуть в
столь узкий лаз, эритроцитам приходится несколько видоизменять форму. Но поскольку они
продвигаются строго ритмично и шеренгой по одному — костные структуры получают питание
регулярно.
Однако с возрастом нормальный ритм нарушается. Чем человек старше, тем сложнее крови
обеспечить питание периферии. Эритроциты все чаще ломают строй, начинают передвигаться
группами, устраивают кучу малу. Подобно той, какую персонажи гоголевской комедии
«Ревизор» организовали у входной двери.
Из друзей эритроциты превращаются в лютых врагов, пробкой закупоривают капилляры…
Лошадь в старом цыганском анекдоте не могла привыкнуть жить без кормёжки и протянула
ноги. Органы и структуры нашего организма ведут себя точно так же.
Мы уже отмечали, что на начальной стадии диагностические признаки заболеваний головки
бедренной кости и радикулитов в чем-то идентичны. Хотя последствия — не сравнить. Потому
в любом случае пациенту, жалующемуся на боль в ноге, необходимо самым тщательным
образом обследовать тазобедренные суставы. Ранние изменения в головке бедренной кости
вполне по силам установить радиоизотопными методиками.
В качестве иллюстрации к сказанному приводим таблицу из знаменитого журнала «Неврология
и психиатрия» (см. табл. 1).
В некотором роде лакмусовой бумажкой может стать обыкновенный аспирин и другие
препараты. Если после их принятия отражённая боль в колене утихает, значит, очень даже
может быть, что дает о себе знать асептический некроз головки бедренной кости — пытается
угнездиться в вашем тазобедренном суставе.
Но лучше, конечно, принять не аспирин, а курантил. Его назначают при заболеваниях сердца.
Одно из побочных эффектов действия этого препарата — разжижение крови. Как показывает
практика, длительное применение курантила — около месяца — в небольших дозах (25 мг в
день) способствует восстановлению кровообращения в костных тканях, нормализует венозный
отток.
Если уж на то пошло, людям, испытывающим те или иные неприятности из-за состояния
скелета или опорно-двигательного аппарата, целесообразно месяц в квартал принимать в день
по таблетке курантила. Отличное средство профилактики.

Лучше подстраховаться

Некоторый дискомфорт в тазобедренном суставе — не просто повод, а настоятельный призыв


обратиться к врачу. Пациентка, запустившая болезнь как-то призналась: «Боль взывала ко мне,
требовала, чтобы я обратила внимание и приняла меры. А я все отмахивалась, дескать,
перетерплю, без того дел по горло. Вот и допрыгалась. Не то что на работу пойти, с постели
встать не могу…»
Болезнь превратила женщину в инвалида. Случай далеко не единичный, сплошь и рядом
подобное происходит. Нам все некогда заняться собой, уделить себе внимание, избавиться хотя
бы от лишнего веса. Первые звонки и звоночки о болезни не обязательно звучат на специальной
аппаратуре. Любимое платье, которое вдруг стало тесным, ремень, переставший сходиться на
животе, наконец, ногти на ногах, к которым никак не подобраться — какие еще намёки нужны
человеку, чтобы он наконец понял: пора собственный вес приводить в норму.
Следующей по значению мерой профилактики заболеваний тазобедренного сустава является
строгое дозирование нагрузок. В любую, в самую оздоровительную, процедуру надо входить
постепенно. Не пускаться, к примеру, без предварительных длительных тренировок в
путешествие по Южному Берегу Крыма только потому, что выпала свободная неделя и на руках
относительно дешёвая путевка. Точно такие же предостережения касаются длительных, с утра
до вечера, пеших прогулок по Афинам, Иерусалиму или какому другому престижному месту
паломничества. Мысль о том, что, возможно, больше не придётся бывать в местах, о которых
столько читал, совсем не повод за несколько дней «стереть себе ноги по мягкое место», как
выразилась одна бывалая кавээнщица.
Особенную цену эти предостережения приобретают для людей среднего и старшего возраста.
Знакомая интеллигентная дама, профессор, доктор наук и прочая и прочая решила в свои годы
убить за один отпуск несколько зайцев. В том числе, резко похудеть. С утра до вечера ходила,
как заводная. И доходилась до заболевания тазобедренного сустава — ноги женщины давно
отвыкли от лавинной нагрузки.
Казалось бы, ходьба, бег трусцой — уж от них сплошная польза. Польза! Если не лошадиными
дозами. А при заболеваниях тазобедренного сустава — один вред.
В районных больницах, несмотря на сложности последних лет стараются пропустить всех
подопечных через рентгенкабинет на предмет выявления заболеваний легких. Пусть не так
часто, а, скажем, раз в 5 или 10 лет, надо бы в обязательном порядке обследовать с помощью
рентгена состояние тазобедренного сустава у каждого жителя страны. Думаю, затраты окупятся
сторицей. На ранних стадиях определить приближение такого заболевания — значит,
предотвратить превращение трудоспособного человека в инвалида, в обузу для родных и
близких. Не говорю уже о том, что удастся отвести от человека адские мучения.
С одной стороны. А с другой — пора уже, давно пора, менять психологию взаимоотношений
между доктором и пациентом. Надо бы обращаться за врачебной помощью не тогда, когда
болезнь приперла к стене, а до того. Начиная с проверки своего здоровья перед вступлением в
брак (соответствующее постановление, наконец, вышло) и заканчивая обязательным советом со
специалистами, каким видом спорта заниматься для поддержания формы. В том числе, и с
ортопедами. Скажем, при малейшем намёке на непорядки в тазобедренном суставе любые
прыжковые виды спорта противопоказаны! Такой же категорический запрет касается переноски
тяжестей. Какой бы привлекательный вид эта тяжесть ни принимала.
Единственный груз, к которому на время лечения придется привыкнуть и не выходить без него
из дому в любую погоду, — трость. Совмещенная с зонтиком — совсем хорошо. Опираясь
на трость (или костыли), пациент вольно или невольно уменьшает нагрузку на тазобедренный
сустав. На лестничных маршах костыли тоже не окажутся лишними. Вообще, пусть себе стоят в
квартире. Не для того, чтобы мозолить глаза напоминанием о грядущей инвалидности, а чтобы
при каждом удобном случае позволять отдохнуть больному суставу. И в качестве морального
давления на психику. Как мы устроены? Любое облегчение состояния всегда рады принять за
окончательное выздоровление, и тут же теряем бдительность. А она как раз необходима. В
конце туннеля свет горит, но путь к нему длинный.
На время лечения не повредит инвалидная коляска, она вообще надежно предохранит
тазобедренный сустав от лишних нагрузок.
И последнее. А может быть, и первое — все зависит от обстоятельств. Следует самым
тщательным образом оберегать себя и свое тело от переохлаждений, не забывать, что кроме
мини-юбок есть еще макси и другие одежды.
Локальные, местные, переохлаждения особенно опасны. Пусть в жаркую пору это и незаметно.
Обильный пот или ласковая морская волна, испаряясь с поверхности кожи, охлаждают её.
Следом, того и гляди, под зоной, подвергшейся переохлаждению, произойдет спазм мышц.
Плавки или купальник надолго задерживают влагу над больным тазобедренным суставом. В
целях профилактики я бы каждому купальщику советовал сначала поменять купальные
принадлежности на сухие, а потом уже принимать солнечные ванны. Для пациентов —
адресатов этой главы — мой совет приобретает силу требования. Его необходимо выполнять
неукоснительно.
Точно так же следует реагировать на любое переохлаждение. Ни в коем случае не пытаться
сушить теплом собственного тела влажную одежду. Неважно, намочил её дождь или пропитал
пот. Немедля переодеться! Сначала облачиться в сухое, воспользоваться феном, а потом уже
думать, как сделать так, чтобы подобное с вами больше не повторилось.
А что такому больному необходимо всегда иметь под рукой мочегонное как лучшее средство от
венозного застоя — я не устаю говорить. Не будет лишним повторить еще раз.

Сам себе медсестра

В условиях больницы хорошая медсестра не даст больному увильнуть от предписаний лечащего


врача. Напомнит, что пришла пора принимать лекарства, идти на процедуру. Не успокоится,
пока больной не выполнит всё, что ему на сегодня предписано.
В условиях лечения на дому каждый пациент должен стать для себя такой вот настырной
медсестрой. Не быть самому себе доктором, к подобным призывам я отношусь скептически.
Всегда и везде делом должен заниматься специалист, а не наивный дилетант. Насколько мне
известно, только одному дилетанту удалось посрамить профессионалов, и то это был не
реальный человек, а придуманный персонаж — Шерлок Холмс.
Медицинской сестрой, человеком, который грамотно и регулярно выполняет предписания, —
вполне по силам стать каждому пациенту. Именно грамотно, здесь нет оговорки. Изучить свою
болезнь, если хочешь от неё избавиться, — не такая уж непосильная задача для выпускника
общеобразовательной школы. Уж умолчу об обладателях дипломов о среднем специальном или
высшем образовании.
Большинство предписаний доктора пациенту не так уж сложно запомнить и исполнить в
лучшем виде. Хотя бы потому, что себе, любимому, нормальный человек зла не желает и не
поленится проверить лишний раз: а тот ли препарат и в том ли количестве запивает водой?

Задача выздороветь может быть успешно выполнена посредством решения двух подзадач.

1. Нормализация нейротрофического обеспечения тазобедренного сустава невозможна без


нормализации венозного оттока. Один к одному подходит опыт хорошей хозяйки, которая на
кухне всегда следит за исправностью канализации.
2. Нормализация рефлексов всех тканевых систем, окружающих тазобедренный сустав. Без
этого проблематично не только ликвидировать, но и уменьшить болевые ощущения.
Подзадач у главной задачи всего две, но это отнюдь не значит, что решаются они легко и
быстро. Тут не срабатывает формула «Раз, два — и в дамках!» Болезнь — следствие многих
причин, их за один приём одолеть не получается, только последовательно и постепенно.
Необходимо участие и понимание близких. Предстоит освоить целый комплекс лечебных
воздействий. Методика сказочного Чебурашки, который облегчал ношу крокодилу Гене тем,
что, сидя у него на руках, поднимал чемодан, — не подходит. Некоторые обязанности пациента,
скажем, по переноске тяжестей, по хождению на рынок и такое прочее, придётся взять на себя
остальным членам семьи. На время лечения — уточним без обиняков — «чемодан Чебурашки»
придётся нести его близким.
Активная же помощь самому себе делится на два вида — лечебное и профилактическое
воздействие. Лечебное воздействие призвано нейтрализовать причины, вызывающие
заболевание. Например, с помощью мочегонного или каких других средств устраняется
венозный застой.
Зачастую приходится оказывать себе скорую помощь. Это когда невмочь терпеть боль и
стараешься хоть на время, хоть на ночь оградить себя от неё. На медицинском языке —
купировать боль.
Опять и опять повторю: боль при скомпрометированном тазобедренном суставе это — в
первую очередь — предостережение об ухудшении ситуации. Могу сказать больше: пока болит
— сохраняется надежда на выздоровление. Есть еще чему болеть, не до конца омертвело. В
таких случаях за сигнал говорят «спасибо» и, не расслабляясь, ищут пути к излечению. На
свежую голову.
А какая она свежая, если постоянно болит? Хочется как можно быстрее заткнуть пасть
настырному «сторожевому псу». Анальгетики справляются с этой задачей прекрасно. Через 15
минут, максимум через час — вы оживаете, у вас ничего нигде не болит.
Вот еще почему лекарства, блокирующие боль, следует принимать с большой осторожностью и
только в тех случаях, когда имеется гарантия, что не забудетесь и не сделаете самому себе хуже.
Так же, как опытная медсестра, вы твердо знаете, что боль в тазобедренном суставе только
отключена, что причины, вызывающие болевые сигналы, не устранены. Потому глоток
освобождения от боли — ещё не повод танцевать на одной ножке. Особенно, на больной.
Иначе, лишенный болевой защиты, узел вконец разболтается и его уже не собрать самым
искусным хирургам.
После таблетки анальгина или другого сильнодействующего препарата необходимо со всей
осторожностью принять горизонтальное положение, ту позу, при которой меньше всего болит.
Анальгетик — лишь передышка, чтоб собраться с силами. Не более того.
Кстати, анальгетики обладают побочными действиями, о чём ни при каких обстоятельствах
нельзя забывать. Анальгин, а он входит в состав многих таблеток от боли, имеет такую
особенность: при его приеме падает температура тела. Еще не переохлаждение, но уже падение
температуры. Достаточное для того, чтобы удвоить внимание, укрыться одеялом и тем самым
обезопасить себя от спазмов мышц. Уже не говорю о том, что длительный прием анальгетиков
негативно сказывается на белых кровяных тельцах (лейкоцитах) — защитной системе
организма. Человек все чаще простужается, много болеет.
Лежачее положение, без движения, усугубляет состояние венозного застоя. Кроме мочегонных
средств — обязательного наполнителя домашней аптечки — должны быть под рукой
препараты, воздействующие на гладкую мускулатуру венозных сосудов: эскузан и его
производные. Один из моих пациентов приготовил в домашних условиях лечебное средство из
основного сырья эскузана — конского каштана. Так непочтительно, в отличие от съедобного
каштана, называют заглавное декоративное дерево городов Украины.
Наши туристы в странах Европы умиляются: там мостовые драят моющими средствами. Могли
бы припомнить, что у нас каждый год по осени проезжую часть дожди окатывают густой
крахмальной пеной — машины мелют колесами плоды каштанов. Видимо, препарат из
конского каштана очистительно воздействует на вены почти так же, как потоки крахмальной
воды на транспортные артерии городов.
И ещё. Болгарское лекарство троксевазин успешно нормализует венозное кровообращение. Его
воздействие основано, в том числе, на повышении тонуса гладкой мускулатуры — мускулатуры
сосудов.

СВИДЕТЕЛИ ОБВИНЕНИЯ

«Шаги командорши» —

такими словами с присущей интеллигентному человеку самоиронией назвала свою походку


одна из моих пациенток, обратившаяся за помощью в связи с болью в тазобедренном суставе.
Болью хронической, она мучила женщину давно. Профессия пациентки не связана с
физическими перегрузками. Зоя Васильевна, если на французский манер, причислена к когорте
бессмертных — она академик, профессор, преподает в одном из самых престижных киевских
вузов.
С каждым годом заходить в аудиторию становилось всё труднее. Вот как выглядит история
болезни в её перессказе:
— Все началось с того, что я упала с яблони. Заслужила это падение. Летом гостила у мамы,
она меня попросила нарвать яблок. Не посчиталась с тем, что мне уже за сорок перевалило и
суставы не такие гибкие, чтобы лазить по деревьям. Кажется, я еще успела пробурчать себе под
нос, дескать, они тут в селе окончательно одворянились, упавшее яблоко не могут с земли
поднять да обтереть, обязательно им свежайшее с ветки подай… Чем закончила фразу — не
помню. Сорвалась и потеряла сознание. От боли. Провалилась, как в вату. Хотя землю, куда
упала на спину и пятую точку, давно не вскапывали.
Пришла в себя, кое-как доковыляла до постели, отлежалась. И позабыла о неприятном
происшествии. Совсем вычеркнула бы его из памяти, да со временем начало побаливать бедро.
Напоминать о себе, когда надо и не надо. Стала постоянно его ощущать. Поясница вела себя
вполне индифферентно, не «тянула одеяло на себя». И это при том, что огород и дача — все
было на мне и при мне. Наклоняться туда-сюда приходилось часто и со вкусом. Позвоночник
достойно сносил перегрузки, не роптал.
Но начал проявляться седалищный нерв, явственно ощущала его присутствие. Он всё более
распоясывался. Чтобы утихомирить, унять боль, какие только народные средства ни применяла!
Всевозможные травы, их сочетания. Вплоть до мелко протертого хрена. Эту процедуру надолго
запомнила. Глубокий, точнее, объёмный след она оставила. Не так страшно, что хрен печёт
почище горячущей грелки. Можно потерпеть. Но после него на коже всходил громадный
пузырь и долго не желал покидать облюбованное место.
В борьбе с седалищным нервом как-то не заметила, что походка изменилась. Начала
прихрамывать. Случилось это около тридцати лет тому назад. То есть в возрасте, когда такая
походка воспринимается серьёзным пороком женщины. Огорчилась, но не обратила внимания.
Ну устала, ну находилась по объектам. Пораньше лягу, к утру пройдёт. А не проходит. Боль не
особо сильная, терпимая. Выбросить её из головы за делами не трудно. Но привязалась — не
отстаёт.
Всегда поневоле обращаешь внимание на то место, которое болит. Оберегаешь его,
ощупываешь. Гляжу, — что такое? Правая нога не только время от времени при ходьбе выходит
из повиновения и не так чётко движется вперед-назад, но еще норовит отклониться наружу от
своей оси, от той точки, где она закреплена в бедре. Не походка, а сплошное безобразие. Хожу,
словно каракатица. Или, если хотите, каменная командорша. Неэстетично и неловко двигаю
нижней правой конечностью.
Наверное, опереться на палочку — было бы легче. Но это означало в старухи записаться. А
какая женщина добровольно согласится на это? Ночью — другие мучения. Никак не найти
положения, при котором больной сустав успокоится. Приучилась засыпать на левом боку, до
сих пор сплю на левом. Чем дальше, тем число неприятных ощущений множилось. Стали
побаливать колени. Вроде их изнутри печет. Когда чуток приутихнут — начинаются
стреляющие боли. Это при ходьбе. Пока сидишь, коленей не ощущаешь. А как встать, опять
начинается.
Состояние резко ухудшилось. И больно, и трудно передвигаться. Тут уж готова поверить
любому, кто пообещает избавление. К кому только ни обращалась! А добрым словом помянуть
могу лишь одного массажиста. Он подергал больную ногу, что-то буркнул себе под нос и
направил на рентген. Внимательно изучил снимок и откровенно признался, что помочь мне
ничем не может. Не в пример другим специалистам, в большинстве «остепенённым» и при
званиях, которые, не успев поздороваться, переходили к уверениям, что я скоро буду танцевать
и прыгать на больной ноге.
Их бы устами да мёд пить… Страдания мои усугублялись и усиливались.
Одна знаменитость внимательно присматривалась, как я перед нею дефилирую по кабинету, и
вынесла вердикт: меня спасут регулярные физические упражнения. По настоятельной
рекомендации этого корифея приобрела палку, прикрепила её к столу и по сто раз за сеанс
пыталась направить больную ногу в обратную сторону. Муки испытывала адские, но нога к
регулярным тренировкам никак не желала привыкать. На первом взмахе, на десятом, на
пятидесятом — одинаково больно.

Другое светило, приглашённое в качестве консультанта в поликлинику Академии наук,


доктор медицины, профессор и прочая нашел у меня заболевание костей. Сказал, что
избавиться от недуга помогут только ортопедические методики. Прописал уколы жидкого
стекла с витамином В
12
, потом — иглоукалывание. А мне — хуже и хуже. Патентованные ортопедические
методики не противостояли боли, а усиливали её.

Следующий врач отменил иглоукалывание и убедил, что моё спасение — скипидарные ванны.
Ощущение, родственное пытке растревоженным муравейником, куда сажали обнаженных
людей. Идёшь на муки добровольно. Чего не сделаешь ради избавления от страданий! Жертва
оказалась напрасной. Уже с палочкой передвигаться трудно. Очень трудно.
Сразу и не вспомнить, какие рецепты на себе перепробовала. Лопухи к бедру прикладывала,
капустные листья, мази. Разные по цвету, вязкости и въедливости, но схожие по дурному
запаху. Если не сказать — вони. Никакого положительного эффекта. Предлагали мне лечиться
уринотерапией. Согласилась. Результат — тот же.
Совсем было потеряла всякую надежду, да попала в Институт нетрадиционной медицины к
доктору Шаргородскому. Наконец-то пришло некоторое облегчение. Уколы с лекарствами и
новокаином позволили перевести дух. Я обрадовалась, но доктор был не столь оптимистичен.
Он предупредил меня, что облегчение временное и боль может возвратиться. Прогноз его
полностью подтвердился. Месяца через два правая нога опять резко напомнила о себе. Вновь
ковыляю в Институт нетрадиционной медицины в надежде, что меня поколют. Пусть на время
облегчение, но хоть что-то! Подлечусь и воспряну.
Не получилось. С чем пришла, с тем и ушла. Мой профессор уехал на постоянное место
жительства за тридевять земель, в другую страну. А его преемники отказали в повторении
процедур. То ли не владели методиками профессора, то ли посчитали, что такие пустяки не
заслуживают их внимания. Зато стали уверять меня, что мне поможет только операция…
Сговорились они, что ли?! Вот и специалисты-ортопеды на все мои жалобы регулярно
отвечали: операция, исключительно операция! А я уже восьмой десяток разменяла. Организм
стремительно стареет. Не так давно оступилась, упала, разбила ногу, так она полгода заживала.
А что после операции будет? Пока хоть с грехом пополам, да самостоятельно передвигаюсь. А
после операции что? Прикажете до конца жизни в постель перебраться? Или в инвалидную
коляску?
Случай меня свел с сестрой по несчастью. Самая достоверная и достойная внимания
информация о докторах — та, которой делятся между собой больные. Чего только эта женщина
ни испытала! Лечение у дипломированных и лицензированных аферистов, экстрасенсов,
бабушек и дедушек обошлось в стоимость квартиры в центральном районе Киева. Эффекта —
никакого. До того целители женщину довели, что, простите, на унитаз не могла сесть без
помощи мужа. А после девяти сеансов лечения у доктора Берсенева женщина затанцевала. В
прямом смысле. Аж завидно.
У меня не получилось повторить её успех. Не могло получиться. Заболевания разные. У
женщины не тазобедренный сустав скомпрометирован, у неё в суставы «смазка» плохо
поступала. Метамерные инъекции доктора Берсенева этот живительный поток подстегнули и
направили в нужное русло. Опять же, лечение облегчил тот факт, что болезнь навалилась
сравнительно недавно. Женщина почти вовремя получила адекватную помощь.
У меня все иначе. Я свой недуг, считайте, холила и пестовала почти три десятилетия. Да еще
долго усугубляла сомнительными методами лечения.
Словом, когда Владимир Андреевич вместо привычных для моего уха обещаний («Поставим на
ноги в два счета!») предложил настроиться на длительные отношения, сроком на два года и
больше — я ему сразу поверила. Поняла, что доктор преодолевает преграды не кавалеристским
наскоком, что ему понятна вся сложность моего заболевания.
Болезнь — куда уж серьёзней, скрывать нечего. И возраст не позволяет уповать на быстрое
избавление. Диагноз — асептический некроз головки бедренной кости, вызванный
разрушением костной ткани.
Полгода, как регулярно прихожу на прием. Обратите внимание: прихожу. Сама. Меня не
привозят. Сначала раз в неделю, затем доктор пришёл к выводу, что можно раз в месяц
встречаться. С каждым сеансом метамерного лечения я все увереннее становлюсь на больную
ногу. По квартире без палочки передвигаюсь. По улице — пока не решаюсь. Но уже позволяю
себе дальние прогулки. Надеюсь, что в скором времени буду без страховочной трости
обходиться. И доктор так считает.

Степень несвободы

На основании врачебной практики, длиной почти в треть века, половина которой падает на
времена торжества капиталистических отношений, могу утверждать: паралич воли куда
большее препятствие на пути к избавлению от болезни, чем все остальные преграды вместе
взятые.
Лозунг «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих», введенный в оборот веселыми
авторами незабвенного Остапа Бендера, — не такой уж парадоксальный, как может показаться
на первый взгляд. Любой профессиональный спасатель вам скажет, что вытаскивать из воды
(или учить плавать) человека, который сам барахтается, во много раз легче. Бросишь ему
пробковый круг или конец каната — и он уже спасён.
Пациенту, который хочет выздороветь, сам не поддается болезни, предписания врача
относительно правил поведения, питания, профилактики и тому подобное — не докука
смертная на непонятном медицинском языке, а кодекс жизни.
И еще одно наблюдение. Любой доктор, ведущий приём больных, к концу смены выжат, как
лимон. Не знаю, как бы с такой психологической нагрузкой удавалось справиться, если бы
среди посетителей не встречались люди, которые, наоборот, тебя, врача, заряжают энергией.
Своим примером демонстрируют, насколько безграничны силы, заложенные природой в
человека.
Такой пациенткой, оказалась бизнес-леди одного из промышленных центров Украины.
Намеренно не указываю место жительства, изменю имя-отчество. Все-таки речь о женщине.
Лишь мимо факта её биографии, самого страшного, не могу пройти. Её единственный сын,
родная кровиночка, надежда матери и отца, юноша, обещавший по всем параметрам превзойти
достижения родителей, пал жертвой случайной поножовщины. Парня можно было спасти. Если
бы ближайшие телефоны не оказались под замком… Если бы карета скорой помощи имела
соответствующее оборудование… Если бы в приёмном покое не дежурил врач-гинеколог…
Об этом женщина ежедневно думает на протяжении вот уже десяти лет. Беда из тех, что валит
наповал. Но пациентка нашла в себе силы, распрямилась и продолжает жить.
Передаю слово Екатерине Михайловне:
— Здоровый человек отличается от больного прежде всего степенью свободы. Больной зависим
от череды обстоятельств, а они так или иначе ограничивают его передвижение, а то и просто
запирают в замкнутом пространстве, превращая комнату в тюремную камеру. В прежние годы
мы ничуть не переживали из-за незнания иностранных языков. С падением железного занавеса
вдруг ощутили на руках и ногах невидимые глазу кандалы. Любой житель Европы, даже
таксист в Арабских эмиратах, может общаться, кроме своего родного, еще минимум на двух
языках. В том числе и на русском, если его бизнес завязан на выходцев из стран СНГ.
Опять же пришлось убедиться, что весь мой прежний багаж, увенчанный кандидатской
диссертацией на ниве точных наук, обществу оказался не нужен. Решилась, ушла в бизнес.
Далекий от всего того, чему меня учили в школе и в институте. Организовала и возглавила
фирму. Набрала профессионалов, объездила с ними всю страну. Приглядывались, учились,
записывали. Под всеми секретами — одна и та же заповедь: точно соблюдай рецептуру.
Положено класть в изделие цветочный мёд, собранный в первой половине мая, — его, и только
его припаси, не разбавляй липовым, гречишным или ароматизаторами.
Заботы, а их, связанных только с регистрацией, арендой и строительством помещения — выше
головы, как-то отвлекли меня от горя. Поактивнее, чем голодный котёнок, которого муж клал
мне на руки в первые месяцы после похорон сына. Комочек мяукал, просил молочка,
приходилось себя пересиливать и тащиться к холодильнику. А тут с утра до вечера —
занятость. Не представляешь, когда эту махину перелопатишь.
Кто ещё меня поставил на ноги? Муж и сын. Муж — понятно. Но и с сыном у меня долгие
месяцы не прерывался контакт. Я его не отпускала. В общении с ним пришло понимание: я
должна научиться жить не только за себя, но и за него. Он хотел иметь машину и водить её — я
прошла всю эту науку в возрасте, когда, считается, привыкать к вождению поздновато. Сын
хотел жить в большом загородном доме — у нас он появился. Он скучал о большой собаке —
завели две, им есть где разгуляться. Это в городской квартире мы держали маленького
пуделька. Сын мечтал объездить весь мир. Я это делаю за него.
Не сдала, как в институте или перед аспирантурой, а выучила язык. Закрепила на курсах в
Лондоне. Теперь могу с достоинством ходить не только по магазинам (тут как раз проблем нет,
с тобой хоть на гагаузском языке заговорят, лишь бы купила), а по городу. Спрашивать,
отвечать, разговаривать. Рим измерила своими шагами, полдня простояла в Ватикане,
рассматривая Сикстинскую капеллу.
Ко мне стала возвращаться моя летящая походка. Это не я определила, это друзья считали, что
я, земли не касаясь, перемещаюсь по жизни. Всегда была душой любой компании, всегда
первой отзывалась на беду ближнего. И вообще всем казалось, что мне всё без напряжения
даётся. Никогда никого не разуверяла. Просто много работала. Постоянная занятость. На
беготню за сыром или колбасой времени не оставалось. Жалко было тратить минуты и часы на
томительное ничегонеделание в очередях.
Постепенно начала возвращаться уверенность в себе. И привычные радости вместе с нею.
Правда с другим подтекстом. Волнуюсь, как прежде волновалась за сына, — за ребят, что сдают
зимнюю или весеннюю сессию в институте. Каждый год мы с мужем оплачиваем учебу в
престижном вузе выпускнику сельской школы. Даём ему шанс сравниться с городскими
ребятами. А что иные из них, получив диплом, идут работать на маршрутное такси водителями
— не наша вина.
…Два года тому назад, слякотным ноябрьским вечером возвращалась домой. Торопилась.
«Фольксваген», моя малявочка, казалось, сам прибавлял обороты, торопясь на отдых в гараж.
Машина грамотная, прочно удерживала дорогу. Впереди перекрёсток, зажёгся зелёный, можно
скорость не сбавлять. Ну, не очень сбавлять. Краем глаза замечаю, что наперерез, на красный,
бросается белая «Мазда». Среагировала, ударила по тормозам, иначе протаранила бы
нарушителя. А так даже царапины на обшивке не оставила. Может, и оставила, не знаю. За
рулем явно мужчина сидел — исчез за поворотом, не поинтересовавшись, что с моей машиной
и каково мне. Он спешил, ему было некогда спросить, как там в развернувшейся на 180
градусов машине. Наверное, в тот миг все мои кости и тряхнуло Основательно.
Доехала до дома. Вышла с ощущением непривычного дискомфорта в спине. Еще не осознавая,
что меня ждёт. Утро началось с того, что не могу встать с постели. Хочу, но не могу. Боком-
боком сползла с кровати. Никогда ранее намёка на подобное состояние не было. Круглый год
при первой возможности плаваю, не представляю себя обездвиженной на рабочем месте.
Встать, пройтись, подвигаться вприпрыжку, для меня естественней, чем сидеть сиднем. А тут
— не повернуться.
Начались мытарства. Первой в ряду оказалась модная клиника нетрадиционных методов
лечения. Реклама обнадёживала. Мне предложили раздеться до пояса, положили на живот и
стали что-то вправлять. Удивилась, почему в рентгенкабинет не направили обследовать.
Прониклась уважением к специалистам, для которых одного взгляда достаточно, чтобы
определить болезнь пациента.
Насторожилась потом, когда вынужденно переходила от одной знаменитости к другому светилу
и все они диагностировали меня исключительно внимательным глазом. Иногда подстраховывая
себя пальцами.
Втащили на высокую кушетку. Подумала: свалиться с неё — все равно, что со второй полки в
спальном вагоне. Начали вправлять. После процедуры мне полегчало. Или показалось.
Спустилась на пол, оделась, вышла из кабинета. И потеряла сознание от боли. Светило вместе
со своим ассистентом меня подхватили, привели в чувство.
Вправляют позвонки — легче становится. А как одеваться — теряю сознание. И на второй раз,
и на третий, и на четвёртый. Два месяца продолжались пытки. Сеанс заканчивался лошадиной
дозой обезболивающих препаратов плюс неделя постельного режима. Мне объясняют, что в
пояснично-крестцовом отделе позвоночника у меня выскочили диски, что они «плавают» и что
их необходимо вставить на место и закрепить. Знаете, когда теория упирается в столь
болезненное состояние, завыть готова, не только вопросы задавать. Типа того, почему я снова и
снова после манипуляций теряю сознание от боли? Почему могу перемещаться только левым
плечом вперед? Держась за стенку.
Светило глянуло на меня, как профессор на абитуриента, но снизошло до объяснений:
— Вы приходите на приём, я вас кладу на кушетку, вправляю диски и у вас все идеально. Но вы
же потом начинаете одеваться, натягиваете колготки, затем сапожки, потом по ступенькам
спускаетесь со второго этажа, сгибаетесь, садитесь в машину. Выходя из машины, — опять
сгибаетесь. Поднимаетесь по ступенькам в дом. Вся моя работа насмарку! Даже если потом
укутаетесь куколкой в льняные простыни и будете лежать, как предписано.
В некотором роде я тоже не с улицы, сама столько лет была доцентом весьма престижной
кафедры. Мне начинает казаться, что в логике хозяина клиники имеются провалы:
— Доктор, раз такой расклад, то прошу вас, умоляю! О гонораре речи нет, какой назначите,
такой и будет. Но делайте мне процедуру на дому, вправьте позвонки, укутайте… Может, я не
так пеленалась. Мне не придётся подниматься-спускаться, нагибаться-разгибаться, раздеваться-
одеваться… На диване, где вправите, буду лежать. Всю неделю. Чтобы позвонки окончательно
состыковались…
Специалист по постановке на место межпозвонковых дисков меня не понял. Фирма гарантирует
качество в стенах клиники. А что получается за пределами — руководителя не интересует.
«У меня принцип: на дом к пациентам не выезжать!» — сказал, как отрезал.
Интересные принципы. Брать деньги за бесполезную работу они не мешают. Забегая вперед,
скажу, что два года хождений по светилам, лекарям и знахарям обошлись нам с мужем в сумму,
достаточную для покупки новой иномарки тольяттинского производства. Без намека на
результат, каковой обещали составители ценников медицинских услуг.
Не буду перечислять знатоков от официальной и народной медицины, у которых искала
спасения. Меня лечили массажами и блокадами, вновь и вновь впивались железными пальцами
в позвоночник. Долго бы хождения по мучителям продолжались, если бы не знакомый
травматолог. В сердцах ему пожаловалась:
— Федор Григорьевич, сил нету. Уж не знаю, куда податься…
— Немедля приезжай! Ты что, сдурела/позволять кому ни попадя ковыряться в позвоночнике?
Неужели со школы не помнишь, что позвоночник — основа нашего здоровья, движения, и
вообще всего!
Лишь спустя четыре или пять месяцев после происшествия на дороге я была обследована на
магниторезонансном томографе, на рентгене. Оказалось, что у меня поясничный остеохондроз.

Но к тому времени боль ударила в пах. Теперь-то знаю, почему. Непорядок,


j
вызванный травмой позвоночника, аукнулся перебоями в снабжении тазобедренного
сустава «смазкой». Знаю теперь, после консультаций с В.А. Берсеневым. А тогда врачи
указывали на защемление нервных окончаний и прописывали курс за курсом парафин,
ультразвук в комплексе с лекарствами, внутрисуставные блокады… Боль отступала, но
вскоре опять следовала примеру киношной тети из Киева, что приехала и сообщила: «Буду
у вас жить!» Даже во сне, после двойных и тройных доз снотворного, ощущала, как боль со
спины пронизывает правую ногу, сначала по внутренней стороне, потом по колену и
наружной.

Отменили походы в театр, даже по приглашению знаменитостей, с которыми мы с мужем


дружим, затем — поездки, ближние и дальние. А бизнес требует присутствия на презентациях,
договорах. Иначе это не бизнес, а одно название, — все равно, что поцелуи по телефону. В
конце концов в ортопедической клинике мне поставили мрачноватый диагноз — коксартроз —
суставной хрящ не в состоянии выполнять свои прямые обязанности.
Дискомфорт, а затем боль в позвоночнике и паху постоянно меня призывали: «Ну делай, ну
делай хоть что-нибудь!» Пыталась лечиться у тех, кто обещал выздоровление. Оказалось,
больше вредила, чем помогала. Хотя не обошлось без пользы. Методом «тыка», проб и ошибок
сама постепенно узнала, что мне можно кушать, а от чего отказаться. Какие упражнения
смягчают состояние, а какие усиливают. Рекомендации доктора Берсенева: «Утром, после
тусовки, если не удалось увернуться от бокала шампанского или кружки пива, — принять
мочегонное», — обрадовалась как старому знакомому. До этого рецепта дошла своим умом. А
вот с предостережением на предмет малины — не согласна. Люблю её! Прямо с куста,
мороженую, в киселях, в любом виде. Раз организм её не отторгает, значит, она несет какие-то
компоненты, которые перекрывают негатив.
Научный работник — отметина на всю жизнь. Изучила, проштудировала горы литературы —
Брэгга, Малахова, Волкова и т. д. По теории диеты, по группам крови, по водолечению, по
лечению мёдом и такое прочее. А прочла маленькое пособие доктора Берсенева о диете для
скелета и все стало на свои места — четкие и понятные рекомендации по воде, мёду, питанию.
Что же касается персональных рекомендаций доктора, то, признаюсь, меня поначалу они
обидели. Дескать, как же можно говорить женщине в лицо: «Вы должны понять, что вы —
тяжело больной человек… И отсюда плясать. Никаких резких движений и ожиданий чуда через
пять минут после инъекции… Только медленно, постепенно, мелкими шажками. И —
ежедневно!»
Потом дошло. Прав доктор. Когда человек знает о своем предынфарктном состоянии, он
бережется. В поведении, в движениях, в еде — во всём. Когда тазобедренный сустав
скомпрометирован, это тоже предынфарктное состояние. Только под угрозой омертвения не
сердечная мышца, а сустав. Поэтому нужно мысленно представить себе корсет, который
изнутри укрепляет суставы. И ежедневно, ежеминутно и ежесекундно заботиться о том, чтобы
этот корсет был плотно наложен…

МИНА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ

Непроходимая статья

Особенностям обеспечения тазобедренного сустава нервами я в своё время уделил много


внимания. Преследовал не только чисто научный интерес. Вскоре после рождения дочери у неё
обнаружились нарушения в развитии тазобедренного сустава. Недуг не такой уж редкий, он
часто настигает младенцев. Тут главное — не упустить время, как можно быстрее
диагностировать и принять меры. Тогда удастся ликвидировать эту аномальность до конца и без
последствий. Если интересно, в основе заболевания лежат стигмы, отклонения от нормального
развития. В случаях, когда стигм не больше семи, человеку они не особо досаждают. К стигмам,
к примеру, относится лысина.
Семейная беда подвигла к углубленному изучению вопроса. Создал в своём подразделении
научно-исследовательского института нейроморфологическую лабораторию,
специализирующуюся на изучении иннервации — обеспечения нервами — тазобедренного
сустава.
Как принято в уважающем себя научном коллективе, мы начали с дотошного изучения
специальной литературы. Попытались выяснить: какими сведениями на этот предмет
располагают монографии, статьи, и прочие сгустки научной мысли, изданные типографским
способом? К нашему искреннему удивлению, улов оказался весьма скудным. На тазобедренный
сустав подавляющее большинство авторов смотрело с механической точки зрения. Вернее, с
ортопедической. Но это сути дела не меняло. Специалисты подвергли внимательному изучению
лишь кости, надкостницу, хрящи и так далее.
А ведь вся эта механика сама по себе не работает. Суставы и их составляющие тогда приходят в
движение, когда по нервным волокнам поступают соответствующие команды — импульсы.
Иначе никак. Самостоятельно ни вправо-влево, ни вверх-вниз мышцы сокращаться-
распрямляться не приучены. Они всего лишь исполняют приказы, поступающие по каналам
нервной системы.
Попытались мы провести своеобразную инвентаризацию нервных структур в тазобедренном
суставе. Первые же полученные данные превзошли самые радужные предположения
относительно их обилия. Даже круглая связка — сугубо соединительная ткань, с помощью
которой головка бедренной кости крепится к «своей» впадине, — оказалась буквально
нафаршированной мелкими вегетативными болевыми нервными клетками.
Вот почему любой непорядок в тазобедренной области провоцирует возникновение
сильнейшего болевого сигнала. На каждом миллиметре сустава — десятки и сотни часовых с
единственным заданием: при малейшем отклонении от нормы — сигнализировать! Что они и
делают с рвением великолепно вышколенных сторожевых псов, приставленных к одной из
важнейших инженерных систем нашего организма — тазобедренному суставу.
Обязаны поднимать тревогу при обнаружении непорядка. Так и поступают. Бьют во все
колокола. То ли при отслоении надкостницы, то ли при утрате эластичности кости, то ли из-за
перебоев с поступлением «смазки»… Рецепторы не способны разбираться: что да почему? Они
— датчики, их функция — сообщить по инстанциям. С помощью болевого сигнала. Ничему
другому не обучены.
Отнюдь не обделены вниманием нервной системы поверхности суставов. Здесь то и дело
встречаются скопления вегетативных нервных клеток, объединенных в микроганглии. Это уже
не единичные часовые, густо посаженные на местности. Это блокпосты, держащие под своим
постоянным вниманием все улицы, площади, переулки и закоулки.
Под особым контролем нервной системы — места прикрепления мышц к надкостнице.
Микроганглии тесно взаимодействуют с разветвленной сетью рецепторных полей. Все
схвачено! Тот случай, когда говорят, что на охраняемый объект мышь не проскочит.

Тщательно собранные, много раз перекрестным способом перепроверенные данные не


могли не удивить. Подумалось, уж что-что, а эти сведения, как воздух, необходимы
коллегам, специализирующимся на лечении опорно-двигательного аппарата. Наши карты и
таблицы (см. главу вторую этой книги — «
Территория метамера
») — замечательное подспорье в их работе. Так же, как, уж извините за сравнение,
подробные данные о хитросплетениях электропроводки в двигателе нужны автослесарям со
станции технического обслуживания автомобилей. Хотя бы для того, чтобы, ремонтируя
части и узлы машины, ненароком не повредить её «нервную систему».

Ничтоже сумняшеся, мы оформили свои наблюдения в статью и направили её в редакцию


республиканского ортопедического журнала, издававшегося в Харькове.
Ошиблись адресом, попали пальцем в небо. Обидно. Уж так воспитаны: хочется сделать, как
лучше. А за это тебя щелчком по носу. Статью нам вернули. С треском! В том смысле, что
разгромная рецензия превысила по объёму поданный текст в несколько раз. Поневоле
припомнились стихи немецкого поэта Гейне, написанные полтора века тому назад, но по сути
вполне отвечающие ситуации:

Ответ длинен немножко,


Рассчитан на ослов.
Чтоб дать отставку, крошка,
Не тратят столько слов!
Цифры и факты, составившие основу нашей информации, рецензенты сомнению не подвергли.
Они их проигнорировали. Не обратили внимания на цепочку наблюдений, которая привела к
выводам, обоснованным авторами статьи. Их возмутили выводы! Рецензенты сосредоточили на
них весь свой критический огонь в полном соответствии с моделью, облюбованной
средневековыми схоластами: «Этого не может быть, потому что не может быть никогда!» В
гарнире из бранных слов такая словесная бомба выглядит устрашающе.
В те годы сотрудники журналов и газет еще не научились прикрываться стандартным фиговым
листком, не сообщали, что редакция не несёт ответственности за достоверность сведений в
материалах авторов и рецензентов. Подразумевалось, что редакция как раз ответственность
несёт. Потому редакция ортопеджурнала обязана была усомниться в научной компетенции
сочинителей разгромной рецензии. Хотя бы на том основании, что среди них не имелось
никого, кто бы по авторитету в научном мире мог поспорить с руководителем нашего
авторского коллектива, нейрогистологом с мировым именем профессором Ией Владимировной
Торской.
Разгадка в том, что редакция специализированного научного журнала работала под диктовку
руководителей Киевского ортопедического НИИ, чьим подразделением в ту пору являлся
возглавляемый мною отдел. Таким вот дурно пахнущим образом были пресечены на корню
споры и разногласия, без которых прогресс в науке немыслим. Объяснили нам, куда уж
доходчивее: есть одна столбовая дорога к истине, по ней всем скопом движемся. Нечего
соваться с другими маршрутами!
С харьковской рецензией на руках я отправился к заместителю директора института по науке.
Разговор состоялся крупный, стрессовый. К общему мнению не пришли. Но некоторого
компромисса достичь удалось. Переоформили сопроводительные бумаги к забракованной
статье и послали её в адрес всесоюзного журнала «Неврология и психиатрия». Как тогда
говорили, — в центральное научное издание. Вскоре статью журнал опубликовал. Полностью,
без каких-либо купюр.
Кстати, иллюстрация к этой главе (рис. 8) взята из той научной статьи. Пусть она несколько
сложна для понимания непосвящённых, зато наглядно убеждает в том, как плотно
тазобедренный сустав нашпигован нервными клетками. Можно ещё сказать: заполнен под
завязку. Хотя этот термин явно из другой оперы. А можно вспомнить о скандале со
строительством нового здания американского посольства в центре Москвы на исходе советских
лет. Эксперты из Соединенных Штатов подсчитали, что подслушивающих устройств в
комнатах и коридорах было чуть ли не больше, чем кирпичей в стенах. Выковырять все
«жучки» не представлялось возможным, легче оказалось снести готовое здание и построить
другое. Так вот, если в пересчете на масштаб, в тазобедренном суставе всевозможных
рецепторов задействовано никак не меньше.
Нервная система взяла тазобедренный сустав под особое наблюдение. Её рецепторные поля
денно и нощно бдительно следят за состоянием одной из самых сложных структур организма
человека. Уж кому-кому, а нервной системе хорошо известно, что предупредить разрушение
сустава намного легче, чем потом возвращать его в строй действующих.

Почему так страдают пациенты при болезнях тазобедренных суставов? Ответ — на рис. 8,
он взят из журнала «
Неврология и психиатрия
» (1986, том LXXXVI, вып. 8, с. 1168–1173). Похоже, это единственная публикация в
мировой научной литературе, посвященная нервным структурам данного сустава. В силу
чего и указал её подробные координаты.

Рис. 8.
Иннервация тазобедренного сустава здорового человека:
а
— группа вегетативных нейронов в стенке венулы синовиальной оболочки;
б
— чувствительный соматический нейрон в синовиальной оболочке сустава, различимы
также рецепторные поля;
в
— нервные клетки в головке бедренной кости (надкостнице);
г
— нервное сплетение коллагеново-эластичного слоя синовиальной оболочки;
д
— чувствительные нервные клетки в капсуле сустава;
е
— нервное сплетение в надкостнице сустава. (Многократное увеличение.)

На снимках наглядно видно, что практически все структуры, формирующие тазобедренный


сустав, пронизаны вегетативными и соматическими нервными клетками. За качество
иллюстраций — приношу извинения. В редакцию журнала были отправлены подлинники
снимков, но техника печати тогда была не на высоте.
Сколько раз приходилось убеждаться, что не только сотрудники учёного совета при
ортопедическом журнале в упор не желали видеть неврологическую составляющую организма
человека. Рядовые ортопеды приучены точно так же относиться ко всему, что не есть скелет. А
ведь ортопедам было бы намного легче избавлять пациентов от боли, имей они полное
представление об обеспечении нервами того же тазобедренного сустава.
Кажется, я сказал лишнее. Иные врачи, наподобие узких специалистов из старой интермедии,
отвечают только за свою «строчку» или свою «пуговицу». В нашем случае — за костные
структуры. Все остальное, что работает в комплексе с костями, они называют «мягкими
тканями» и не принимают во внимание. Как будто нервы, мышцы, сосуды существуют сами по
себе и никакого отношения к костям не имеют. Такие лекари отвечают лишь за то, срослась
после перелома кость или нет. А болит при этом или не болит — их не касается. Они со своей
задачей справились. Их любимая формулировочка: «Мы свое дело отлично сделали» —
выглядит изощренным издевательством в адрес человека, задавленного страданиями. Но иные
из ортопедов — настолько узкие специалисты, что и этого не понимают.
Примеров — пруд пруди. Только один из них. Пришла на прием девочка, оказавшаяся взрослой
девушкой. 21 год по паспорту. Очень хорошо сохранилась. Хотя столь любимое женщинами
определение вряд ли приложимо к возрасту расцвета юности. Поразился, такая молодая, а
глубоко разбирается в медицине. Вдвойне удивился, когда выяснил, что передо мной без пяти
минут дипломированный врач, выпускница стоматологического факультета мединститута.
Чем дальше слушал рассказ пациентки, тем больнее сжимала обида за неё. Юное, симпатичное
создание, из-за таких парни десятками сворачивают себе шеи — не могут оторвать взгляд от
существа, сотканного из лепестков ромашки. Но на глазах пациентки — слезы, а в руках —
палка. Более чем достаточное основание, чтобы прошел — не оглянулся самый озабоченный
юноша.
Слёзы — из-за постоянных физических страданий. Девушка росла без родных, сама без
посторонней помощи пробивала себе дорогу в жизни. И надо же такому случиться. Почти на
финише, за месяц-полтора до госэкзаменов, упала и сломала шейку бедра. Её прооперировали,
вставили штифт. Но началось осложнение, приведшее к некрозу головки бедренной кости.
Вновь операция, на этот раз сустав заменили искусственным. «Механику» по всем показателям
ортопеды отлично отладили, но боль не прекращалась. Вцепилась и не отпускает. И днём, и
ночью. Не жизнь — ад наяву. Пошла к хирургу, оперировавшему её. Спросила, что делать, как
жить с такой болью, можно ли избавиться от неё? И услышала в ответ:
— Мы свою работу выполнили на «отлично», убедитесь по рентгеновскому снимку.
Меня люди, не прошедшие через девять кругов ортопедического ада, порой наивно
спрашивают, и чего я так не люблю ортопедов? А ведь действительно не люблю, хотя не всех.
Но, кажется, многих.
Что же касается юной пациентки, я её держал под наблюдением 15 месяцев. Боль отступила.
Девушка уже забыла, что ходила с палочкой. Давно мы вместе с нею работаем…
стоматологами. В том смысле, что в её успехах есть частица и моего труда.

Клейма видимые и невидимые —

это стигмы, малые аномалии развития. Мы о них уже не раз упоминали, поговорим чуть
подробнее.
Вообще-то, в строго научном смысле, у слова «стигмы» много значений, примем за основу то,
что на древнегреческом восходит к клейму на теле раба или преступника. Клеймо
свидетельствовало о некоторой ущербности человека, подвергнувшегося такому наказанию.
Что тождественно (в смысле ущербности) врожденным отклонениям от нормального
анатомического строения или от нормального течения физиологических процессов.
Не нужно клейм-аномалий бояться. Идеальных людей с этой точки зрения не бывает. У каждого
хоть несколько малых врождённых отклонений да присутствует. Вся штука в том, чтобы
количество стигм не превысило семи. Тогда с ними вполне можно мириться. И не замечать.
Лишь когда число мини-аномалий переваливает за максимальный порог в семь единиц, тогда
возможны дегенеративные психические или физиологические процессы со всеми вытекающими
отсюда неприятными последствиями.
В критическое число не входят благоприобретенные, так называемые профессиональные,
стигмы. Типа местных изменений кожи, например, мозолей, или «татуировки» из штыба —
угольной пыли. Эти клейма-метки не влияют на общее состояние человека и не влекут за собой
потерю трудоспособности. Многие из врожденных стигм также поддаются излечению или, на
худой конец, коррекции. С помощью различных вспомогательных средств (те же
ортопедические стельки при плоскостопии). Чем раньше приступают к профилактике и
лечению, тем положительней результат.
Одна из наиболее часто встречающихся во врачебной практике стигм — определенное
недоразвитие тазобедренного сустава. Можно с полным основанием говорить, что медики
давно научились выправлять эту малую ошибку природы. У многих народов на Востоке
повышенное внимание к тазобедренному суставу с самого раннего детства стало чуть ли не
ритуалом. Там принято детей носить на спине, в обязательном порядке ноги у малышей
раздвинуты. Лучшей профилактики заболевания тазобедренного сустава не придумаешь. Такой
способ обращения с детьми ползункового возраста чем-то напоминает обязательную и
поголовную прививку, не так ли?
Мода дошла до наших широт. В продаже достаточно приспособлений для переноски детей на
спине или на груди. Ножки у них согнуты в коленях и раздвинуты. Поза, гарантирующая от
заболевания тазобедренного сустава. Тысячелетний опыт народов Азии тому порукой.
Прекрасная мера профилактики. А при подозрении на дисплазию тазобедренного сустава —
апробированная лечебная методика.
Еще лучше, если эту пассивную форму борьбы со стигмой совмещать с активной — с точечным
метамерным массажем. Довелось обменяться мыслями с коллегами из Берлинской
специализированной клиники. Они того же мнения. Разве поначалу удивились, но потом
согласились, что лучший массажист при этом — мама ребенка. Ей в первую очередь следует
овладеть секретами метамерного массажа.

А вот
езда на лошади при проблемах в тазобедренном суставе, на мой взгляд, вряд ли может
считаться полезной
. И для детей, и для взрослых. Во-первых, маленького ребёнка даже на пони трудно
удержать. Во-вторых, любая езда на лошади чревата падениями, полностью застраховаться
от них невозможно.
А при скомпрометированном тазобедренном суставе падать не просто нежелательно, а
категорически нельзя. При этом заболевании любое скручивающее движение может
закончиться весьма плачевно.
А уж падение с лошади, с высоты, да еще на скорости и под углом вовсе чревато
катастрофой, переломом шейки бедра.

Что же касается пользы единения человека с конём, то она имеется, хотя и опосредованная.
Потомкам скотоводческих племен, татарам например, почти не докучает заболевание суставов
ног, столь распространенное у издревле оседлых народов.

Ранняя диагностика

Прошу читателя не показывать заголовок этой главки врачам, специализирующимся на


болезнях костных структур. Они с институтской скамьи знают, что заболевания скелета поздно
диагностируются и в доказательство приведут множество веских доводов. Не буду оспаривать
ни один, заранее согласен с каждым из них. От себя столько же могу добавить. Однако даже
ортопедам известно, что задолго до появления в структурах рентгенологических отклонений
начинают себя проявлять клинические и субъективные ощущения.
Не тот случай, когда, подобно первокурснику мединститута, «надевают» на себя каждую
изучаемую хворь. Однако прислушаться к себе все-таки следует. Памятуя о том, что лечить
тазобедренный сустав очень трудно. При этой болезни любая перестраховка — никакая не
блажь, а насущная необходимость.
Не помешает обратиться к врачу и в том случае, если ни сегодня, ни вчера вы и близко не
ощущали никакого дискомфорта, но в раннем детстве перенесли дисплазию тазобедренных
суставов, сбои в их развитии. Родители вряд ли об этом забыли. Словом, если подобная
неприятность в начале жизни имела место — это весьма веский повод «держать на контроле»
свой тазобедренный сустав и время от времени настаивать на тщательном обследовании.
Не помешает расспросить родителей о травмах, полученных в раннем детстве. Ну а уж случаи,
когда, пребывая в здравом уме и доброй памяти, больно ушибли бок, свалились с высоты или
получили какую спортивную травму, — тем более не утаивают от врача. Сведения эти
первостепенной важности, к ним следует относиться чрезвычайно серьёзно.
Чтобы там ни говорили, шрамы не украшают человека.
Вдвойне — когда речь о невидимых отметинах. Радиоизотопные методы исследования
позволяют надежно диагностировать состояние костной ткани. В организм вводятся
короткоживущие радиоактивные вещества, распадающиеся в течение нескольких часов.
Оказывается, места давних ушибов, травм, переломов — труднопроходимы для этих частиц.
Вот и обоснование, почему самому надо знать и врачу подробно рассказать о всех
неприятностях, произошедших с тазобедренным суставом. Даже когда они давно быльем
поросли и не напоминают о себе. Как родовые травмы у женщин, родивших первого ребенка
ранее 21 года. Или если их тазобедренный сустав не был анатомически достаточно развит для
этого акта. Пусть в послеродовом периоде они не испытали никаких неудобств, все равно мина
замедленного действия могла затаиться в тазобедренном суставе и ждать своего часа, чтобы
«взорваться» при отягчающих положение обстоятельствах. Из-за того же переохлаждения.
Организм посылает достаточно сигналов, которые по силам уловить и расшифровать самому
пациенту. И обратить на них внимание доктора. Боли ещё нет или она незаметна, но некоторый
дискомфорт уже присутствует. Как реагировать? Совсем не лишне проверить, насколько
симметричны ноги. Вопрос принципиальнейший! Сустав, в котором поселилась болезнь, всегда
как бы проседает, и нога несколько укорачивается. Когда человек стоит — подчас трудно
определить, а когда лежит на спине — вполне. По пяткам заметно, одинаковой ли ноги длины.
Есть еще один способ. Его преимущество в том, что он не требует ассистента со стороны,
самому легко справиться. С помощью напольных весов. Обычных домашних, с отметинами для
ступней и со шкалой посередине. Придётся запастись двумя весами, поставить их рядом и стать
одной ногой на одни весы, другой — на вторые. Если на обоих вес будет одинаков
(распределится поровну) — оснований для беспокойств пока нет. А вот когда показания весов
расходятся, тогда считайте, что вы услышали третий звонок. Необходимо принимать меры и
детально обследоваться. Без промедления!
В чем фокус такого «раздельного» взвешивания? В том, что сигналы о непорядке в
тазобедренном суставе человек силой воли может подавить, посчитать их не стоящими
внимания. Дескать, споткнулся, нечаянно оступился — пройдёт. Но ведь «местные власти» —
соматическая и вегетативная нервная системы — относительно независимы и самостоятельно
начинают принимать доступные им меры для уменьшения болезненного состояния. Человек
неосознанно снимает часть нагрузки с заболевшего сустава и переносит её на здоровый. С этой
стороны вес и окажется большим.
Убедиться в первом приближении в том, что весы не наврали и точно указывают направление
диагноза, пациент может тут же, не покидая комнаты. Достаточно лечь на жесткое ложе и
проверить подвижность тазобедренного сустава, по очереди максимально отводя ноги в
сторону. Для здорового сустава подобное упражнение не составит труда. А как попробуешь
сделать симметричное движение суставом, нуждающимся в лечении, тут и ощутишь неладное.
Заболевший сустав обязательно отзовется состоянием дискомфорта, а то и болевыми
явлениями.
И, наконец, одно из самых безошибочных свидетельств заболевания. Оглянемся на
классическую формулу, мечту каждой женщины — 90–60—90. Первые две цифры отставим за
ненадобностью, в нашем случае они не играют никакой роли. А вот к последней, означающей
окружность бедер, присмотримся повнимательнее. Эллипс соединяет наиболее выпуклые точки
двух бугров с обеих сторон тела. Эти-то точки, а не цифры на рулетке, нас интересуют.
При здоровом тазобедренном суставе сильные нажатия на указанные точки нисколечко не
смутят. Они фактически безболезненны, даже если диагност перестарался и оставил синяк.
Другое дело, когда сустав скомпрометирован. Тогда он мгновенно проявит себя. Чем сильнее
боль, тем понятнее, что с суставом что-то не так.
Болевая чувствительность склеротомной ткани — это первейший признак её болезненного
состояния. Истина, которая еще ни одного диагноста не подводила.

Лечение без секретов

В любых тканях человека имеются своего рода резервные элементы. Неприкосновенный запас.
О нём организм в обычной обстановке не вспоминает. Однако не будь у нас таких кладовых на
самый крайний случай, откуда бы взяться рекордам в беге, в поднятии тяжестей и т. д. и т. п., на
которые конструкция нашего тела вроде не рассчитана. Причем речь зачастую не о единичных
достижениях для книги Гиннесса. Они подвластны чуть не каждому человеку. Если
потренироваться.
Считалось, что нервные клетки не делятся. Или, на бытовом языке, не восстанавливаются. Ныне
все чаще появляются публикации, где давняя аксиома, казавшаяся истиной в последней
инстанции, подвергается сомнению. Разумеется, не говорится о делении нервных клеток. Закон,
в том числе и биологический, есть закон, и никуда от него не денешься. Но! В местах
сосредоточения нервных клеток всегда имеется определенное количество нейробластов —
зародышей, ростков — готовых при определенных условиях превратиться в работоспособные
нейроны. И образовать вместо омертвевших нервных волокон параллельные рабочие линии.
Есть запасные клетки также в суставах, хрящах, в остальных тканях нашего организма. Для нас
важно запомнить, что запасные клетки при необходимости могут дифференцироваться в
хрящевые.

Слово «запасной» не должно вводить в заблуждение. Все-таки речь не о запчастях для


машин и механизмов: открутил негодную, поставил взамен новую — и вперед! Со
структурами живых организмов так не бывает и быть не может. Потому
при лечении тазобедренного сустава следует запастись терпением минимум на полтора-два
года.
Скрупулёзно выполнять как лечебные процедуры, так и профилактические мероприятия,
отложив на потом дальние пешие прогулки, работу, связанную с дополнительными
физическими нагрузками.
Раз в полгода, в обязательном порядке — обследоваться. Нет другого способа проследить, как
продвигается лечение. Почему так редко? Процессы регенерации структур нашего организма
протекают в режиме замедленной съемки. Стимулировать их скорость, каким-то образом
повлиять, чтобы лечение шло быстрее — бесполезно. В том числе, пытаясь накладывать один
лечебный метод на другой. Как верно заметил герой старого детективного фильма (а
большинство крылатых фраз в наш язык залетело в прошлом веке из фильмов), даже если
соединить девять беременных женщин, они не смогут за месяц родить одного ребёнка. В нашем
случае ситуация посложнее. Приходится искусственно оживлять процесс, который без
понукания мог бы и не пойти, не состояться.
Раз уж заговорили о беременных женщинах, мягко перейдем к сексуальным отношениям. Пора
врачам озвучивать вещи, до которых — ещё недавно считалось — каждый дойдёт своим умом.
Дойдёт-то дойдёт, если боль не остановит. Она самую высокую радость в жизни человека в миг
окрасит в черные тона. Как учат нас те же ортопеды, и тут я с ними целиком согласен,
«сексуальные переживания даже в пожилом возрасте рассматриваются сегодня как важнейшая
и сама собой разумеющаяся составная часть человеческой жизни».
В общем, при элементарном такте по отношению друг к другу приспособиться на время
лечения к особенностям больного человека вполне возможно. Наиболее приемлемая поза —
лёжа на здоровом боку. Тут возможны варианты — женщина при этом на спине или в позе
наездницы (в случаях, когда болен мужчина). Любая поза хороша, если она не сопряжена с
дополнительными напряжениями больного тазобедренного сустава, не заставляет бедра
излишне двигаться. Кстати сказать, женщинам, в силу их «конструктивных особенностей»,
следует в постели быть поосторожнее. В постели, специально подчеркиваю. Положения стоя в
сексуальных отношениях до полного выздоровления следует избегать.
Чему-чему, а ЭТОМУ — все взрослые покорны. Нормализовать сексуальную жизнь
необходимо ещё потому, что порой неудовлетворенные сексуальные желания могут отразиться
болью в тазобедренном суставе. Случалось, на прием привозили молодых женщин,
насмотревшихся порнофильмов. Подглядывание в замочную скважину телевизора через
несколько часов обернулись для пациенток острой болью… Лимфоток из тазобедренного
сустава осуществляется через малый таз. И если в нем поднимается напряжение — жди
проблем.
Вот еще одна ниточка, умело потянув за которую, можно, наверное, выйти на новые горизонты
в лечении тазобедренного сустава у женщин.
Не настаиваю. Предполагаю, что какая-то взаимосвязь имеется. Она нуждается в длительных
целенаправленных исследованиях.
Впрочем средств для преодоления болезни, апробированных и опробованных, вполне
достаточно. Правда, штурмовщина, и, грубо говоря, корчагинский напор тут не проходит.
Только медленная и постепенная работа. Для начала, разобравшись что к чему, устанавливаем
себе железное правило: не усугублять болезненного состояния. Не носим тяжести, не
переохлаждаемся и так далее. Уже эти профилактические меры приостановят процесс развития
болезни.

Не поддаёмся искушениям
, даже если о них мечтали с детства. Формула «Нельзя, нельзя, но если очень хочется — то
можно» при таком заболевании равносильна отраве. Наше родное «перетерпеть» опять-таки
равнозначно ухудшению состояния. Порой необратимому. Когда выздоровеем — тогда
самое экзотическое желание достижимо.

Финансовые возможности — и ёжику понятно — совсем другой уровень запретов. Они


поддаются решению. Было бы здоровье.

ЛЕЧЕБНАЯ ФИЗКУЛЬТУРА ПРИ ЗАБОЛЕВАНИЯХ ТАЗОБЕДРЕННОГО СУСТАВА

Два раза в день


Песенный герой опального в прошлом барда Александра Галича силой воли и физическими
упражнениями излечил себя от диабета. Думается, поэт нисколько не преувеличил значение
лечебной физкультуры, помноженной на активное желание избавиться от недуга. Оба эти
воздействия на встречных курсах — как снаружи, так изнутри — стимулируют резервы
организма на борьбу с заболеванием. Потому ничего сверхъестественного в положительном
результате нет. Вот если бы сдвигов в сторону выздоровления не произошло, тогда
действительно впору удивиться.
Не будем распространяться о пользе лечебной физкультуры. Она целиком ложится в строку «Во
всем нужна сноровка, закалка, тренировка». Разве что к выбору упражнений, к их количеству,
темпу и амплитуде движений — с оглядкой на заболевание тазобедренного сустава —
необходимо подходить с удвоенной осторожностью.

Нет и не может быть абсолютно одинаковых течений болезни. Разночтения неминуемы из-
за разных стадий заболевания, из-за анатомических особенностей строения тела и такого
прочего. Потому в каждом случае выбор лечебных и профилактических упражнений — за
доктором. Инициатива пациенту не запрещена. Но он должен исходить из принципа,
противоположного выбору точек массажа. Как их определяют? Где всего больнее — там и
массируют.
При занятиях физкультурой болевые ощущения — первейший сигнал насторожиться и
отложить упражнение до лучших времен.

Метод подбора комплекса упражнений — от простого к сложному и опять к простому.


Количество разнообразных упражнений, выполняемых последовательно, не должно превышать
12. Перед началом и после окончания комплекса — легкая разминка. А количество повторений
каждого упражнения постепенно за две-три недели доводится до 8—10 раз. Так же постепенно
наращиваются темп и амплитуда движений. Черту ставим тогда, когда еще кажется, что предела
в ритме, темпе и амплитуде не достигли. Мы же не стараемся довести себя до изнеможения, у
нас другая цель — помочь попавшему в беду тазобедренному суставу.

Ещё одним ограничителем является усиление боли. Оно — сигнал к немедленному


прекращению упражнения и переходу к следующему, где задействованы другие мышцы.
Вот когда боль во время занятий ускользает, когда после упражнения появляются наметки
облегчения — это то, чего добиваемся и что нам нужно.

На лечебную физкультуру достаточно потратить десять, пятнадцать, от силы — двадцать


минут. При заболеваниях тазобедренного сустава желательно заниматься два раза в день —
утром и перед вечером. Эффект от упражнений усилится, если они совмещаются с остальными
методиками лечения — точечным массажем, лекарственными препаратами и т. д.
Еще раз напомню, из приведенного перечня необходимо выбрать для себя только половину, не
более двенадцати из двадцати трех упражнений. По совету доктора. Не противопоказана и
инициатива, но в обязательном порядке утвержденная доктором.
Возможно, со временем вы с доктором придёте к выводу, что одни упражнения следует
заменить другими. Заменяйте! Но общее их число за один прием не должно превышать десяти
— двенадцати.

ДВЕНАДЦАТЬ НА ВЫБОР

Упражнение первое

«Потягусеньки!»
Исходное положение — основное при заболеваниях тазобедренного сустава — лёжа на спине.
Прижимаясь подколенными ямками к подстилке (мату), напрягаем ягодичные мышцы,
вытягиваем носки и «замираем» на несколько секунд.

Упражнение второе

«Тик-так»

Исходное положение — лёжа на спине, руки — вдоль туловища. Немного ослабив по


сравнению с предыдущим упражнением мышцы, двигаем ступни вперед-назад.

Упражнение третье

«Ванька-встанька»

Исходное положение — лёжа на спине. Ноги можно немного расставить. От бедра


поворачиваем ноги вместе со ступнями вправо-влево. Можно и поочередно: сначала
задействовать больную ногу, затем здоровую.

Упражнение четвертое

«Шажки по воздуху»

Исходное положение — лёжа на спине, руки — вдоль туловища. Вытянутую ногу


приподнимаем сантиметров на 10 от пола, тянем носок на себя и «замираем» на две-три
секунды. Опускаем ногу и таким же образом приподнимаем другую.

Упражнение пятое

«Упругое колено»

Исходное положение — лёжа на спине, руки — вдоль туловища. Максимально сгибаем в


колене больную ногу, захватываем колено рукой и подтягиваем к туловищу. Отпускаем и снова
повторяем упражнение.
Упражнение шестое

«На излом!»

Исходное положение — лёжа на спине, ступня правой ноги покоится под левым коленом, левая
ладонь — на правом колене. Правая рука отведена в сторону, левой рукой прижимаем правое
колено влево к полу. Затем меняем местами руки и ноги. Здоровой ноге упражнение тоже не
повредит — отличная профилактика.

Упражнение седьмое

«Волна за волной»

Исходное положение — лёжа на спине, руки — в стороны. Ноги согнуты в коленях, бедра
широко расставлены. Колени поочередно прижимаем к полу.

Упражнение восьмое

«Шутки — в сторону!»

Исходное положение — лёжа на спине, ноги вместе. Больную ногу приподнимаем над полом
сантиметров на 10, отводим максимально в сторону и опять кладем на место. Повторяем до 5
раз. В целях профилактики это упражнение можно выполнить здоровой ногой.

Упражнение девятое

«Крест-накрест»

Исходное положение — лёжа на спине, ноги слегка разведены в стороны. Приподнимаем


больную ногу и перебрасываем её, не сгибая, через здоровую до упора. И опять — в исходное
положение. До 5 раз. Для профилактики повторяем упражнение здоровой ногой.

Упражнение десятое

«Круги на воде»
Исходное положение — лёжа на спине, ноги слегка расставлены. Пытаемся согнутой в колене
больной ногой делать вращательные движения сначала влево, потом вправо. Для профилактики
выполняем упражнение также здоровой ногой.

Упражнение одиннадцатое

«Бабочка»

Исходное положение — лёжа на спине (можно и сидя), ноги — согнуты в коленях, стопы
соединены вместе. Сводим и разводим колени, имитируя взмахи крыльев бабочки.

Упражнение двенадцатое

«Велосипедист»

Исходное положение — лёжа на спине, ноги согнуты в коленях и слегка приподняты. Не


отрывая спины от пола, крутим воображаемые педали велосипеда. При возможности —
усложняем движение, «крутим педали» с некоторым усилием, будто дорога пошла на подъём.

Упражнение тринадцатое

«Ножницы»

Исходное положение — лёжа на спине, ноги — прямые, слегка приподняты. Делаем каждой
ногой маховые движения влево-вправо, чтобы они заходили друг за друга. Если больную ногу
получится не только подводить под здоровой ногой, но и проносить над нею — совсем хорошо.
Не получится, не следует форсировать, подождём, пока сустав окрепнет.

Упражнение четырнадцатое

«Ноги вверх!»
Исходное положение — лёжа на спине, ноги подняты до угла в 90 градусов. Разводим
максимально ноги в стороны и сводим опять. Не усердствуем в темпе и амплитуде движений.
Все внимание — состоянию больной ноги.

Упражнение пятнадцатое

«Пас пяткой»

Исходное положение — лёжа на животе, ноги вытянуты. Не отрывая тазобедренного сустава от


подстилки, поочередно поднимаем ноги и пытаемся удержать их на максимальной высоте до 5
секунд. Не более 10 раз для каждой ноги.

Упражнение шестнадцатое

«Перевернутый маятник»

Исходное положение — лёжа на животе. Ноги поочередно сгибаем в коленном суставе.


Маятниковые движения ногой от пола к ягодице и обратно. Максимальное количество — 20
движений каждой ногой.

Упражнение семнадцатое

«Семафор»

Исходное положение — лёжа на здоровом боку. Вытянутую больную ногу отводим вверх и на
пиковой точке стараемся удержать до 5 секунд. Опустили ногу, чуток передохнули и опять. До
10 раз.

Упражнение восемнадцатое

«Бычок лягается»

Исходное положение — стоя на коленях. Мах в сторону согнутой в колене больной ногой.
Передохнули, махнули таким же образом здоровой ногой и снова нагрузили больную.
Упражнение девятнадцатое

«Разгоняем облака»

Исходное положение — стоя на коленях, голова приподнята. Мах назад согнутой в колене
больной ногой, затем — здоровой ногой. И снова нагружаем больную. До 10 раз.

Упражнение двадцатое

«Коленопреклоненный»

Исходное положение — стоя. Выставляем вперед здоровую ногу, больную отставляем назад и
пружинистыми движениями пытаемся прикоснуться к полу коленом больной ноги. Затем
меняем ноги. Для здоровой ноги это упражнение — отличная профилактика.

Упражнение двадцать первое

«Всё перекаты да перекаты»

Исходное положение — широкая стойка. Выпад влево, перекатываемся вправо. И наоборот.

Упражнение двадцать второе

«Трамбуем пятки»

Исходное положение — сидя на голенях, колени вместе, стопы развернуты наружу, пятки
прижаты друг к другу. Выполняем приседания, касаясь ягодицами пяток.

Упражнение двадцать третье

«Тяни носок!»
Исходное положение — сидя на стуле, ногу выпрямляем в коленном суставе. Можно утяжелить
упражнение, на вытянутую ногу подвесить груз. Для пользы дела вполне достаточно
зафиксировать ногу в таком положении на 5 секунд.
***
Большая часть исходных положений, как видим, совпадает с позой, воспетой знаменитым
поэтом Донбасса Николаем Анциферовым: «Я работаю, как вельможа, я работаю только лёжа».
Что поделаешь, болезнь обязывает оберегать тазобедренный сустав от вертикальных нагрузок.
Когда сустав окрепнет, тогда можно будет перейти к более энергичным упражнениям,
позволяющим изгибать туловище, а с ним — тазобедренный сустав, из положения стоя.
Производить более энергичные махи. Женщинам — распластываться в шпагате.
Не завтра, не послезавтра, но такая возможность обязательно представится. Только,
пожалуйста, никакой самодеятельности. С самого начала приучите себя включать в комплект
упражнений лишь те, и только те, которые доктор прописал. Или которые с ним согласовали.
Опять же, не забывая уточнить количество повторений, ритм и амплитуду на каждый период
лечения (профилактики). Осваивать любое упражнение следует постепенно, медленно
увеличивая нагрузку со дня на день. А еще лучше — через два дня на третий.
И никогда, ни при каких обстоятельствах не пытаться идти на рекорды. Считайте отобранные
для вас доктором 10–12 упражнений тем ящиком лекарств, которые вам необходимо принять,
скажем, за квартал. Постепенно, с необходимыми интервалами, принимайте — тратьте на
лечебную физкультуру не более 10–20 минут за один прием. Не уподобляйтесь тому герою
мрачноватого анекдота, что вывалил месячную порцию порошков на тарелку и попытался
запить их ведром воды. Не надо глупостей!
Итак, раз, два, три… Начали!

ПО ЗАКОНАМ ГЕФЕСТА

В манускрипты античных классиков, в летописи средневековых княжеств истории болезни не


попали. Не найти их на краеугольных камнях, на берестяных новгородских грамотах… Хотя
этот пробел отнюдь не доказывает, что в прежние времена люди не страдали от боли в
тазобедренном суставе. Есть все основания предполагать, что этой сложнейшей конструкции
человеческого тела и тогда весьма доставалось. Поскольку на протяжении долгих тысячелетий
другого вида индивидуального транспорта, кроме лошадей и верблюдов, не существовало.
Случись травма, человек выпадал из жизни. До последнего вздоха вынужден был терпеть
адские муки. А уж если при падении с седла ломал головку бедренной кости — страдания
усиливались стократ. Без всякой надежды на облегчение. Достаточно перед глазами примеров и
в наши дни. Если такое несчастье настигло пожилых людей — им не позавидуешь.
Хромота — один из диагностических признаков заболевания тазобедренного сустава —
накладывала на человека клеймо отверженного. Разве что лорду Байрону этот физический
недостаток не ставился в вину. Видимо, ореол поэта-романтика перевешивал. Не добавил
распоясавшийся ревматизм привлекательности бравому солдату Швейку. Иначе почему
уморительный вид призывника на костылях вызвал неприязнь у представителей призывной
комиссии?
По скупым описаниям можно догадаться, что древнегреческий бог Гефест испытывал
неудобства из-за состояния тазобедренных суставов.
И то сказать, разгневанные родители — Зевс и его супруга Гера — два раза сбрасывали беднягу
с Олимпа на землю. Любой другой на месте Гефеста костей не собрал бы, а сына бога, даром
что языческого, испытания только закалили. Хотя после тех передряг он шагал по мифам,
хромая на обе ноги, но приобрел профессию кузнеца и даже ковал оружие для героев поэм
Гомера.
Несмотря ни на что наш герой не поддался болезни. Боролся с нею. И победил.

Глава 9
МЕДЛЕННО, НО ВЕРНО

ЛИКВИДАЦИЯ ГРЫЖ МЕЖПОЗВОНКОВЫХ ДИСКОВ С ПОМОЩЬЮ МЕТАМЕРНЫХ


ТЕХНОЛОГИЙ

БЕЗ СКАЛЬПЕЛЯ!

Магниторезонансная томография подтвердила неутешительный диагноз — грыжа


межпозвонкового диска. Что делать, как быть? Неужели
операция — единственное спасение? Нет! И ещё раз — нет!
Слишком высок риск осложнений. Операция на позвоночнике — та же игра в «орла» и
«решку», но в медицинском варианте. Может закончиться удачно, а может привести к
пожизненной инвалидности.

Долгие годы считалось, что оперативное вмешательство — единственная возможность убрать


грыжу в межпозвонковом диске и тем самым устранить неврологический синдром,
сопровождающий остеохондроз позвоночника. Прямо по Жванецкому: «Будем это место
удалять!». И точка.
А по мне — так скорее многоточие. Да еще с вопросом. Когда слышу, что прописана операция
и только операция, вновь и снова вспоминаю сравнение: оперировать остеохондроз так же
продуктивно, как пытаться убить молотком муху на стекле. Осложнения, преследующие
операции на позвоночнике, подтверждают обоснованность опасений. Чуть ли не ежедневно на
приём в нашу клинику приходят пациенты, чьё состояние после таких операций резко
ухудшилось.
Весьма эффективным методом Течения без скальпеля являются метамерные микроинъекции.
Что подтверждает тридцатипятилетняя практика автора этих строк. Лечение — сравнительно
безболезненное, избавляет от риска послеоперационных осложнений. Каждому пациенту
назначается индивидуальная программа, характер её и сроки зависят от многих обстоятельств.
В том числе — от желания пациента избавиться от болезни.

Где гнездится боль?

Остеохондроз обозначает возрастное (или преждевременное) старение костной и хрящевой


тканей, «комплектующих» позвоночник.
До 28 лет организм непрерывно растёт. Что ни месяц, ребёнку приходится покупать обувь и
одежду на размер больше, папы фиксируют на косяке двери прибавку в сантиметрах. Куда
больше процессов скрыто от глаз. В старом фильме «Отец солдата» главный герой, пожилой
грузин, желавший доказать своё право защищать родину с оружием в руках, готов был
померяться силой с любым из офицеров штаба. «Но не с юношей, он ещё не окреп!», — отрезал
устами своего персонажа Сергей Закариадзе.
Старик знал, что говорил. С годами воображаемая кривая на графике жизни идёт резко вверх.
Достигнув пика на отметке «28», линия переламывается. Не так круто, как поднималась, но
постоянно, день за днём организм и все его структуры угасают. От образа жизни каждого из нас
зависит, упадёт ли «кривая жизни» резко вниз или будет снижаться постепенно по максимально
пологой наклонной, чтобы закончиться где-то за горизонтом, после ста лет.
Теряют упругость кожа и кровеносные сосуды. Выпадают зубы, волосы. Прожитые годы
отражаются и на внутренних органах. В том числе на позвонках и межпозвонковых дисках.
Последние, несмотря на кажущуюся простоту устройства, являются — вновь напомним —
довольно сложной деталью позвоночного столба (рис. 1). Они представляют собой хрящевую
пластинку, в центре которой — полость, заполненная пульпозным ядром. Своеобразным
шариком, который позволяет позвоночнику быть гибким.

Рис. 1.
Грыжевое выпячивание может проявиться в любом направлении.

С возрастом межпозвонковые диски теряют влагу, истончаются. На несколько сантиметров


уменьшают рост человека. Это, в общем-то, не так страшно. Но! Как лицо покрывается
морщинками, так межпозвонковые диски — трещинками. А пульпозные ядра — мы говорили
— состоят из полужидкого материала. Он и устремляется в эти трещинки. Не мудрено.
Давление на позвонки, если человек не следит за своим весом, — с возрастом увеличивается.
В конце концов сквозь одну из щёлок полужидкость ядра вырывается наружу. Там её не ждут,
там территория спинного мозга, корешков спинного мозга. Структур, сплошь защищённых
рецепторными полями, всегда готовыми отозваться на давление болью. И она вдруг
пронизывает тело. Из-за неловкого движения. Или при поднятии тяжести. Или вслед за резким
торможением автомобиля.
Поводов много, а результат один. Возникает так называемый пролапс — полужидкость
стремительно проникает сквозь трещину. Человек, минуту назад уверенный, что он абсолютно
здоров, корчится от боли.
Другой вариант. Трещинка под давлением расширяется микрометр за микрометром, а
последствия всё те же — грыжа диска опять-таки прорывается наружу. Возникает протрузия. В
этом случае боль наваливается постепенно.
Схемы грыжевого выпячивания пульпозного ядра представлены на рис. 2–5.

Рис. 2.
Чаще всего происходит выпячивание вбок и кзади.

Рис. 3.
Выпячивание кзади.

Рис. 4.
Выпячивание кпереди.

Рис. 5.
Циркулярное выпячивание диска.
Вертикальное выпячивание, вверх или вниз, в тела соседних позвонков, так называемые грыжи
Шморля, проходит почти незаметно для пациента и не сопровождается болью. Так же, как
выпячивание кпереди. Остальные виды грыж диска грозят человеку неимоверными
страданиями. Выпячивание вбок и кзади (рис. 2) чреваты болью в зоне иннервации корешков
спинного мозга.
Прошу прощения у читателя за непривычные глазу слова «кзади» и «кпереди». Но, как любой
термин, они всегда точнее выражают мысль, чем приблизительные определения.
При выпячивании кзади (рис. 3), в сторону спинного мозга, боль поначалу терпима. Но это не
значит, что на неё не нужно обращать внимания и надеяться, что она сама собой рассосётся.
Выпячивание грыж в этом направлении чревато поражением спинного мозга, а значит, —
параличом, инвалидной коляской.
Позвоночный столб человека скрепляют 23 «шарнира», 23 межпозвонковых диска. В каждом из
них могут с возрастом «проклюнуться» грыжи диска, в том числе циркулярные, во все стороны
(см. рис. 5), сопровождающиеся болевыми синдромами. Нетрудно догадаться: когда более двух
десятков потенциально узких мест — боль обязательно найдёт дырочку, в которую со временем
проникнет. И начнёт пядь за пядью расширять завоёванный плацдарм.
Остеохондроз позвоночника, в отличие от заболеваний большинства внутренних органов, не
влияет на сроки жизни, не укорачивает наше пребывание в ряду живых. Однако деградация
хрящей и позвонков делает жизнь невыносимой, подчас связывает по рукам и ногам, лишает
возможности двигаться, работать, вкушать радости бытия.

Тройное попадание

Первый эффект метамерных инъекций — нормализация тонуса мышц позвоночного столба в


зоне его поражения. Ослабленная мышца снова начинает работать в полную силу.

Лечебное воздействие инъекций резко возрастает благодаря


сочетанию иглорефлексотерапии с метамерным введением (в микродозах) лекарственных
препаратов
. Игла шприца стимулирует зону поражения снаружи, лекарства — изнутри. Опять же
медикаментозную подпитку получают именно пораженные органы, лекарства доставлены
прямо по назначению, минуя посредников.

Традиционно для внутримышечных инъекций выбирают одну из ягодичных мышц, независимо


от того, «хрустит» ли колено, или подрагивает веко. Вгоняют всю ампулу целиком в надежде,
что хоть часть препарата дойдёт до места назначения. Иными словами, поступают подобно
тому незадачливому фельдшеру, что прописывает всему классу касторку на том основании, что
у одного из учеников случился запор…

Второй эффект
. В зоне поражения позвоночника нормализуется венозное кровообращение.

На участках патологии резко подскакивает венозное давление, в свою очередь, провоцирующее


нарастание боли. Когда же венозный отток удаётся привести к норме — боль отступает,
успокаивается, ибо создаются условия для восстановления поврежденного межпозвонкового
диска.

Третий эффект
. Восстанавливается нормальная трофика в тканях сегмента поражения.

О причинах и следствиях трофических расстройств говорили и ещё поговорим, а пока обратим


внимание на «захватническое поведение» грыжи диска, которая, не удовлетворяясь местом на
своей исконной территории, форсирует установленную природой межу и вторгается в зону
корешков спинного мозга. В вотчину спинального ганглия, который представляет собой
скопление чувствительных нервных клеток. Их около пятидесяти тысяч. И все они в один голос
сигнализируют болью центральной нервной системе о возникшем непорядке.

В ведении каждого спинального ганглия определенная, только ему подвластная, территория


организма человека — в коже, в мышцах, в костной ткани, внутреннем органе, сосудистом
бассейне… К примеру, ганглий L
3
(третий поясничный) отвечает за участок костных структур от позвоночника до коленного
сустава. И если этот ганглий подвергся какому-либо нападению, боль пронизывает всю
контролируемую им область. Что характерно: при поражении L
3
-ro ганглия боль никогда не проникает ниже колена. Там уже его власть кончается, там
вотчина другого ганглия.

СБОИ В УПРАВЛЕНИИ — СБОИ В РАБОТЕ

На территории, подконтрольной пораженному остеохондрозом ганглию, — мы уже знаем, —


всегда развиваются три вида патологий, три составных части болезни.

Сенсорные расстройства
. (Расстройства ощущений, включая боль.)
Рефлекторные расстройства.
(В зоне контроля нарушается тонус мышц, сосудов, гладкой мускулатуры, внутренних
органов, желёз.)
Трофические расстройства
.

Трофика. Словарь так толкует значение этого термина: «Совокупность процессов клеточного
питания, обеспечивающих сохранение структуры и функции ткани или организма». Иными
словами — дисциплины и порядка, если спроецировать данное определение на жизнь общества
и воспользоваться языком политиков. Следовательно, трофические расстройства — суть
отступления от дисциплины и порядка в структурах и функциях тканей или организма в целом.
50 тысяч клеток ганглия (рис. 6) — еще раз повторим пройденное — не только
«сигнализируют» в центр, в центральную нервную систему. Не только шлют необходимые
команды мышцам. Но и вырабатывают нейрогормоны. Эти биологические вещества
«капельками» стекают по отросткам нейронов на подопечную территорию, благодаря чему
обеспечивается работоспособность подконтрольных участков. Нейрогормоны не поддаются
взвешиванию или какому другому измерению, но роль их для жизни всего организма трудно
переоценить. Когда их нет или недостаёт — тогда плохо. Очень плохо.

Рис. 6.
Спинальный ганглий — скопление чувствительных нервных клеток, их около 50 тысяч.

Спинной мозг условно-приблизительно можно сравнить с компьютером современного самолета


(разумеется, скорее, наоборот — в бортовом компьютере воплощены некоторые функции
центральной и периферической нервной системы человека, но для нашего разговора это
расхождение существенного значения не имеет). В самолете набор высоты или снижение,
выдерживание курса, питание двигателей горючим и режим их работы, поддержание
определенной температуры и давления воздуха в салоне и так далее, и так далее происходит
зачастую без вмешательства пилота, в автоматическом режиме. Так же, как большинство
процессов в нашем организме — переваривание пищи, движения рук и ног, приток и отток
крови… Перечислять можно долго. В результате головной мозг высвобожден для решения
более серьёзных вопросов: как добыть пищу и что съесть, что надеть, куда и каким путём
пойти? То есть он имеет возможность не отвлекаться на текущие физиологические процессы и
полностью сосредоточиться, скажем, на чтении этой книги.
Неустанные труженики — нейрогормоны — приводят в движение или притормаживают около
семи сотен мышц организма человека, обеспечивают последовательность или синхронность
протекающих в нем процессов, спасая нас от перепадов факторов внешней среды и помогая
приспосабливаться к ней. Что можно зримо представить себе хотя бы на модели зрачков. Мы
же не задумываемся над тем, что в солнечную погоду «шторки» надо максимально сдвинуть, а
ночью — до упора расширить. Глаза это проделывают сами, «на автомате».
Словом, воздействие нейрогормонов подобно командам хорошего управляющего (по-английски
— менеджера), у которого в подведомственном подразделении (цехе, филиале фирмы и т. д.)
люди работают слаженно, механизмы в порядке, сырьё вовремя подвезено, а готовая продукция
не загромождает проходы.

Под прессом лишних килограммов

Расхожая истина: страна, которая не заботится о своей армии, рискует кормить чужую. С
умыслом напомнил. Она целиком и полностью накладывается на поведение каждого человека.
Не желаешь — по лени, бесшабашности или по другим причинам — заботиться о собственном
здоровье, до конца дней своих будешь тратить деньги на лекарства и больницы.
Статистика свидетельствует. Здоровье человека лишь на 10 процентов зависит от врачей, от их
квалификации. На столько же — от наследственности, то есть от родителей. Ещё на 10
процентов — от окружающей среды. Оставшиеся 70 процентов здоровья целиком и полностью
в руках каждого из нас. То есть при соблюдении норм и правил профилактики ущерб от
большинства заболеваний, в том числе являющихся следствием общего старения организма,
можно свести к минимуму.
Когда говорим о напастях, напрямую или косвенно связанных со всеми 23-мя
межпозвонковыми дисками, то первейшая из них — не устаю повторять своим пациентам —
чрезмерная масса тела. Лишние килограммы.
Не случайно врачи нам постоянно толкуют об идеальном соотношении роста и веса, где
привычная игра в плюсы и минусы строго ограничивается конституциональными
особенностями тела человека. И ничем иным. Забываем, что каждая десятилетняя прибавка
возраста позволяет нам увеличить вес всего-то на один килограмм. Не более. А когда организм
растёт, лишние килограммы вообще противопоказаны. Несущие конструкции тела ещё
окончательно не окрепли, потому их опасно перегружать сверх меры. И тем закладывать
предпосылки к болезням в будущем, открывать им ворота. Ничем хорошим лишний вес не
оборачивается и в последующие годы.
Позволю себе сравнение. Владелец четырёхколёсного экипажа ни за что не положит в салон
груз, на который подвески не рассчитаны. Понимает, автомобиль надо беречь. А
наплевательски относиться к собственному телу, отращивать живот, уродовать талию — это
для нас запросто. Забываем, что «подвески», отпущенные нам природой, — костные и
хрящевые структуры позвоночника — не рассчитаны на сверхнагрузки. Существуют и другие
предпосылки к возникновению патологического очага в той или иной части позвоночника. Но
избыточный вес стоит во главе опасностей. При всём при том, что эта преграда бросается в
глаза и что бороться с нею относительно легко.

ОТЗВУК ДАВНИХ ОБИД

Любой сбой в поступлении нейрогормонов так или иначе сказывается на всем участке тела
человека, подвластном данному ганглию. Сосуды теряют нормальный тонус — затрудняется
венозный отток. Следом замедляется обмен веществ, «шлаки», не удалённые вовремя,
накапливаются. В суставе (суставах) меньше выделяется синовиальной жидкости. Из-за
отсутствия должного количества «смазки» суставы «скрипят», начинают расти шипы,
деформироваться кости… В общем, из-за нехватки нейрогормонов цветущий оазис оказывается
погребенным под толщей безжизненного песка.
Не в одночасье, не сразу. Медленно, незаметно, однако ощущение дискомфорта неумолимо
нарастает. И это не тот случай, когда говорят: годы берут свое и от болезней все труднее
избавиться — остается только привыкнуть. В молодости как-то не принято обращать внимание
на недомогания и ушибы. Ну отлежишься, отоспишься и само пройдет. Но серьёзный ушиб лет
через десять-двенадцать может привести в своей проекции к формированию остеохондроза. Не
случайно же травмы, полученные молодыми людьми на заре спортивной карьеры, начинают
надоедливо аукаться жесточайшими болями к 28–30 годам, к тому времени, когда они
оставляют большой спорт.
По статистике, 9 из 10 человек в разные периоды жизни испытывают неприятности, связанные с
болями в спине. Согласно усредненным данным Всемирной организации здравоохранения, до
80 процентов населения земного шара страдает заболеваниями позвоночника. Считается, что в
большинстве случаев эти боли со временем проходят — за неделю, месяц-полтора. У многих,
но не у всех. Статистика неумолима. Как минимум, 9 процентов населения страны, причем в
наиболее трудоспособном возрасте, страдают от невыносимых болей в спине.
Межпозвонковый диск не прощает обид. Подобно тёще из анекдота он складывает их одна к
одной, копит, — пока терпение не лопается и он заявляет о своих страданиях невыносимой
болью. Необходимо заметить, что межпозвонковый диск — особая, во многих смыслах
уникальная, ткань организма. Не пронизан сосудами, лишен непосредственных связей с
мышцами. И в то же время при нарушениях клеточного питания в этой ткани резко
проявляются трофические расстройства. Диск начинает истончаться и усыхать.
Однако диск тесно контактирует со своим ганглием, благодаря чему метамерные инъекции
восстанавливают его трофику. Метамерные методы лечения — им, собственно, посвящена эта
книга — основаны на сочетании местной (метамерной) иглотерапии с введением микродоз
лекарственных препаратов, стимулирующих восстановление нервной системы. Игла шприца и
лекарственный препарат воздействуют непосредственно на нервную систему.
Новые лечебные технологии состоят из четырёх составляющих:


лекарств;


мест, куда они вводятся;


структур метамера, подвергаемых лечебному воздействию;


шприца.

А теперь конкретно по каждому пункту.

1.

Какие лекарственные препараты используются?

Прежде всего — церебролизин (биологический препарат, изготовленный из мозга свиней).


Зайди читатель данной публикации пол века тому назад в аптекарский магазин, он из всего
нынешнего изобилия лекарств на прилавке увидел бы только двух старых знакомых — аспирин
и церебролизин. Все остальные патентованные средства давно уступили дорогу более
современным препаратам. Долгожительство церебролизина — лучшее подтверждение его
целительных качеств.
Положительный эффект дают препараты, сырьем для которых также послужила нервная
система новорожденных животных. Это: трикортин (tricortin), липосом сильный (liposom forte),
ницетил сигма-тау (nicetile sigma-tau) и многие другие. В определенных условиях приводят к
положительному результату средства активного воздействия на нервную систему — brassel,
neuroton; витамины нервной системы — nervobion.
Указанные препараты обладают общей особенностью — они высочайшего уровня очистки, не
вызывают аллергии и практически не имеют противопоказаний.

2.

Куда одновременно с иглотерапией вводят лекарства?

В пораженные метамеры.

3.

На какие структуры метамера оказывают лечебное воздействие?

На все структуры, входящие в состав метамера, но прежде всего, на его нервную систему,
склеротомную ткань, мышцы, сосуды.

4.
Чем воздействуют?

Как правило, инсулиновыми, естественно, одноразовыми, шприцами. У инсулиновых шприцов


особо тонкая игла.

Биологически оправдано

Инъекции, попадая в определенные рецепторные поля и рефлексогенные зоны, вызывают


восходящий поток импульсов к группам рецепторных, рецептивных и рецепторно-рецептивных
нейронов. Активизируют их. Тем самым нормализуя рефлекторную, сенсорную и трофическую
составляющую региональных участков периферической и центральной нервной системы.
Чтобы достичь желаемого результата, иглу шприца необходимо вводить строго
целенаправленно, в жёсткой зависимости от уровня и степени поражения корешков спинного
мозга, нервных сплетений и нервных стволов.
Сама игла, повторимся, оказывает сосудорасширяющее, трофическое и анестезирующее
действие. Да, прокол ткани неминуемо ведет к разрушению части клеток. Но ведь при этом
вырабатываются некрогормоны, в свою очередь, оказывающие неспецифическое лечебное
воздействие на организм в целом. Сопутствуют инъекциям и плазмо-геморрагии — отеки
ткани. Из-за проникновения небольшого количества крови за пределы сосудистого русла.
Благодаря отёкам поражённый метамер получает добавочную подпитку эритроцитами. Что, в
свою очередь, способствует его оздоровлению. Об этом мы говорили в главе, посвященной
«Территории метамера». Благодаря повторению, надеюсь, лучше запомним.
Стоит появиться медальным следам банок или синяку от ушиба, как организм немедля
мобилизует моноциты со всего тела и ликвидирует нарушителей порядка — гемоглобин и его
производные. Заодно (как говорится — раз уж позвали) наводит порядок во всех структурах
данного метамера — в лёгком, кости, мышце, нервном стволе.
Человек, которого терзает невыносимая боль в позвоночнике, возразит, что вся эта лирика ему
ни к чему. Ему желательно избавиться от мучений. По возможности, быстрее. И чтоб
окончательно и бесповоротно. Понять его можно, но что ответить? Не ссылаться же на Остапа
Бендера, утверждавшего, что быстро только кошки родятся.
Метамерные инъекции чаще всего позволяют освободить от боли за считанные сеансы лечения,
порой за один-два. Но очаг боли, обнесённый стеной купирования, остается. Он создавался
годами, а то и десятилетиями. И ликвидировать его нужно тоже постепенно, шаг за шагом. Чтоб
устранить все лазейки, по которым боль может пробраться обратно. В том числе, и при
содействии… самого пациента. Потому — буду повторять, пока не выучим назубок — и диету
придется соблюдать, и лечебной гимнастикой заняться, и беречься от неконтролируемых
движений, и тяжести не поднимать.

Сам себе доктор

При первых же признаках дискомфорта в спине необходимо принять меры, о которых


говорили в предыдущих главах. Повторим конспективно.

1
. Удалить лишнюю жидкость из организма. Она тоже провоцирует венозный застой в зоне
позвоночника. Как удалить? Принять мочегонное, например фуросемид. И вообще, если
вечером пришлось пригубить бокал шампанского, утро начинайте с мочегонной таблетки.

2
. Расслабить мышцы спины. Большая часть мышц нашего организма как бы «облепила»
позвоночник. Проблемы в дисках — следствие перенапряжения этих мышц.

Расслаблению мышц способствуют: тёплая ванна, тёплая постель, небольшие дозы сирдалуда.
(Сирдалуд — швейцарское лекарство, ослабляет боль и расслабляет мышцы. Но приём его надо
развести по времени на 10–14 часов с приёмом мочегонных средств. На утро после приёма
сирдалуда удвойте бдительность при вождении машины).

3.
Пояс типа «Варитекс» — необходимая составляющая гардероба каждого взрослого и
ребенка, страдающего остеохондрозом. Впрочем, и жесткий корсет не помешает.

(«Варитекс» — ткань из четырёх видов волокон. Взаимно перемещаясь, они создают


комфортные условия для позвоночника. Выпускаются пяти размеров — в зависимости от
окружности талии — для взрослых и семи размеров для детей).
«Варитексом» нужно обязательно пользоваться:
• если при сидячей работе вы раз в неделю вкалываете на даче, — укутайте им поясницу после
(не — до!) физической нагрузки;
• если предстоит несколько часов трястись в машине. Подстраховка «Варитекса» никак не
помешает;
• вдруг резко похолодало, да еще с ветром. Того и гляди простудишься. В самый раз вспомнить
о «Варитексе».

НЕОБРЕМЕНИТЕЛЬНО И БЕЗОПАСНО

Даже дети спокойно переносят в нашей клинике лечебные процедуры, редко плачут. Они —
вторая по численности группа пациентов после страдающих от остеохондроза. В большинстве
случаев детский церебральный паралич является следствием родовой травмы головного или
спинного мозга.
Сеансы лечения по метамерной методике — короткие, длятся 20–30 секунд. По одной
процедуре в день или через день. Пациенту до 40 лет бывает достаточно пройти один курс
лечения, состоящий из 5 сеансов. Чем человек старше, тем количество сеансов больше,
добавляется и количество курсов лечения.
После первого курса лечения пациенту выдаются подробные персональные рекомендации.
Чтобы, как мы уже говорили, он, со своей стороны, предпринял все возможные шаги к
выздоровлению. Через три месяца — встречаемся, обсуждаем результаты обоюдных усилий в
борьбе с болезнью. И принимаем решение о дальнейшем лечении. В среднем пациент
находится под наблюдением нашей клиники года полтора. За это время он проходит два-три
курса лечения. Если, разумеется, выполняет пакет рекомендаций, а не, как говорят военные,
обозначает их исполнение.
Рекомендации совсем не сложные. Содержат требование не носить тяжести весь период
реабилитации, все полтора года. В последующем тоже не следует подменять грузчика или
такелажника, но в период лечения — это правило без оговорок. Тут уж придумайте себе любую
легенду, дескать, только-только выписались из больницы после операции аппендицита
(аппендицит всем известен, потому быстрее поверят и посочувствуют). Такой аргумент не
вызовет недоверия у водителя заглохшей машины, у сгорбившейся под грузом авосек соседки.
Не помешает на время лечения обзавестись сборно-разборной тележкой на колёсиках. Она и
потом пригодится.
Почему так настойчиво прошу не забывать об ограничениях? Прежде, чем обратиться в нашу
клинику за помощью, профессор из Черкасс два года вынужден был спать в кресле. Только в
таком неудобном положении жестокие боли слегка успокаивались. Удалось его поставить на
ноги. Пациент с радостью сообщил, что жалоб нет. Вернулся домой, спокойно уснул, спал без
сновидений. Проснулся, глянул в окно — пурга замела дорожки. Что для зимы 2006 года было
не удивительно. Профессор припомнил прошлое, взял лопату и… На утро опять приехал на
приём. Лечение пришлось начинать сначала.

ДВА ПРИМЕРА

Ежедневно убеждаюсь в справедливости афоризма: «Организм справится, если ему помочь».


Фактически все ухищрения врачей и фармацевтов сводятся к тому, чтобы подсобить организму
преодолеть недуг. Касается ли это накладывания гипса при переломах или назначений лекарств,
которые убирают спазмы или расширяют сосуды. То есть, когда организм самостоятельно не в
состоянии преодолеть препятствие для своей жизнедеятельности, врачи ему помогают. Дальше
у организма достаточно сил, чтобы самостоятельно довершить начатое. В конце концов, он
природой запрограммирован на полное взаимодействие всех своих структур. И взаимопомощь,
если хотите.
Пациенты при прощании постоянно задают один и тот же вопрос:
— Куда девалась грыжа?
— Рассосалась, — отвечаю.
— Этого не может быть!
— Почему не может, когда так произошло!
От фактов не уйдёшь. Они задокументированы. Самое что ни на есть красноречивое
доказательство — клиническая верификация, если на языке медиков. Проверка опытом.
Что же касается теоретических обоснований, то сошлюсь на последние исследования учёных.
Японский хирург Хиратака Хара и доктора Медицинского центра университета Вандербильта
Линн Матисиан'Дан Спенглер и Лей Макмиллан доказали, что в повреждённых
межпозвонковых дисках появляются специальные протеины (stromelysin). И если направить
туда чистильщиков организма — макрофагов — с противоположными протеинами (matrilysin),
то их взаимодействие приводит к рассасыванию грыжи диска.
Метамерные технологии лечения грыж дисков осуществляют столь сложную «хореографию»
молекулярных танцев ферментов поражённых дисков. Этим целям способствуют метамерные
инъекции, которые мы вводим в зоны поражения. Благодаря такой помощи на месте
межпозвонковый диск способен восстановить свои пошатнувшиеся функции.
Ещё лет десять тому назад оставалось только догадываться, почему после соответствующих
курсов метамерного лечения грыжа диска, давившая на спинной мозг и пережимавшая
кровеносные сосуды, перестала напоминать о себе болью. Не рассекать же скальпелем кожный
покров, чтоб посмотреть и убедиться. Сейчас — другое дело, магниторезонансная томография
стала доступной многим.

Примеров, когда истории болезни при остеохондрозе превращаются в истории


выздоровления, в картотеке нашей клиники тысячи. Возьмём наугад несколько. Из одного и
того же раздела, посвящённого самому распространённому — поясничному —
остеохондрозу, с грыжами диска в сегментах L
4
—L
5
,L
5
—S
1
.

К Ольге Г., 1981 года рождения, боль в спине подкралась на взлёте, вскоре после двадцати лет.
Девушка обращалась за помощью в разные организации, ей рекомендовали и настаивали:
оперативное удаление! Предпосылки к такому варианту были, но на снимке я обнаружил, что в
соседних сегментах позвоночного столба тоже появились грыжи диска. Если при удалении
одной грыжи диска вероятность выздоровления ограничивается 30 процентами, то нетрудно
предположить, как эти проценты скукожатся из-за наличия соседних грыж. Своими опасениями
я поделился, не скрыл, с пациенткой. И она решилась попробовать полечиться в нашей клинике
консервативным путём. Дескать, за неделю-другую предпосылки к операции на позвоночнике
не перезреют.

После первых сеансов лечения боль отпустила Ольгу. Девушка окончательно уверовала в
метамерные методики. Приехала на второй курс лечения, через полгода — на третий. И
пропала. Ни слуху, ни духу. А недавно, спустя три года после нашей первой встречи,
появляется. Улыбающаяся и счастливая. Выкроила время, вновь прошла
магниторезонансную томографию. Показывает снимки (см. рис. 7). Сверяем. Была в
сегменте L
5
—S
1
крупная грыжа диска. И нет её. Рассосалась. Но самое главное — и это, согласитесь,
целиком оправдывает запоздалый визит Ольги в нашу клинику, — она родила ребёночка.
Роды прошли удачно, без осложнений. Малыш ещё маленький, его часто приходится брать
на руки. Но нагрузки больше не грозят маме болью в спине.

Рис. 7.
Левый снимок датирован 17.05.03, правый — 20.10.05. Кружком помечено место грыжи

Вторая история посложнее. Два года тому назад прибыл на лечение из Донецка профессор Т.,
1948 года рождения. Боли жуткие. Грыжа диска в том же сегменте, но секвестированная, то есть
отколовшаяся. Чужеродный для окружающих тканей осколок, перекатываясь, доставлял
человеку немыслимые страдания. С ними удалось покончить в начале лечения. А потом —
нормализовать положение. Наступление с двух сторон. Профессор прошёл у нас три курса
лечения, скрупулёзно в перерывах между посещениями Киева выполнял все рекомендации. А
когда через два года пришёл в ту же клинику, где ему на МРТ установили наличие
секвестированной грыжи, оператор не поверил своим глазам. Отложил в сторону плёнку
двухгодичной давности, заставил машину порыться в памяти. Тот же результат. На первых
снимках крупная секвестированная грыжа присутствует, на вторых — отсутствует (рис. 8).
Была и исчезла.
Рис. 8.
Верхние снимки датированы 07.05.03, нижние — 16.05.05. Кружком помечена
секвестированная грыжа.

ОДИН ШАНС ИЗ ТРЁХ-ЧЕТЫРЁХ ИЛИ ПЯТЬДЕСЯТ К ПОЛУТОРА?

Когда из-за боли света белого не видишь — готов ухватиться за любую соломинку и
согласиться на что угодно, хоть на операцию грыжи диска. Тем более, агрессивная реклама —
как легальная, так и не очень — размягчает мозги. К полуподпольной рекламе отношу,
например, телефонный номер одного из киевских нейрохирургов, который почему-то всё чаще
нахожу на конверте с плёнками после прохождения пациентами магниторезонансной
томографии.
Это потом, после операции, до человека дойдёт, что не врёт мировая статистика, что только в 30
процентах случаев боль после операции проходит, в 70 процентах она усиливается. У меня есть
все основания предполагать, что количество удачных операций в нашей стране всё-таки отстаёт
от среднемирового уровня. Порой закрадывается мысль, что пора, давно пора, создать
специализированную клинику для реабилитации послеоперационных больных, у которых
удалили грыжи диска. Им требуется более основательное и длительное лечение. Желательно —
в стационарных условиях.
Метамерные методики и тут не дают осечки, пациентов удаётся избавить от боли. Но уходит
намного больше сил, средств, лекарств и времени.
Не настаиваю и не подталкиваю к лечению в нашей клинике. В конце концов, пациенты в
большинстве люди взрослые, с богатым жизненным опытом, им самим решать, на каком
способе лечения остановиться. На относительно быстром, на операции, но с 30 процентами
надежды на выздоровление. Или посвятить ближайшие полтора года лечению в нашей клинике.
Придётся два-три раза наведаться для прохождения лечебных курсов. Почти гарантировано —
после первого визита боль отступит. Последующие курсы лечения и строгое выполнение
рекомендаций и есть закрепление отвоёванных у боли позиций.
Зато и результат! Наша клиника гарантирует избавление от недугов, связанных с
остеохондрозом в 97 случаях из 100. В оставшихся 3 случаях всё равно последует улучшение
состояния.

Глава 10
ДИЕТА ДЛЯ СКЕЛЕТА

ПИТАНИЕ ПАЦИЕНТОВ ПРИ ЗАБОЛЕВАНИЯХ ПОЗВОНОЧНИКА

I. СОСТАВЛЯЮЩИЕ МЕНЮ

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Регулярность и режим приёма пищи ставят заслон на пути «шлаков». Желательно


сбалансировать пищу по составу белков, углеводов, витаминов, жидкости. И нейтрализовать
заболевания, нарушающие процесс пищеварения.
Садитесь за еду всегда в одно и то же время. Сверять время завтрака, обеда и ужина
необходимо по часам и только по часам, а не по зазорам, оставляемым работой или досугом.
Промежуток между приёмами пищи не должен превышать пятишести часов. Вечером вставайте
из-за стола за три-четыре часа до ночного сна.
Восточная мудрость «Завтрак съешь сам, обед раздели с другом, а ужин отдай врагу» означает:
за завтраком и в обед следует съедать две трети суточного рациона, в полдник и в ужин —
оставшуюся треть. Для опорно-двигательного аппарата лучше, если мясу, животным жирам и
другим продуктам высокой биологической активности отдавать предпочтение в первой
половине дня.

Ваши основные продукты для питания — это слегка проваренная печень, сырые овощи и
фрукты, зимой — в квашеном виде
. В этом же списке находятся лук, чеснок, хрен, капуста, укроп, весьма полезны плодово-
ягодные соки. Если они не консервированные. Каждый в отдельности и в смеси.
Животворные коктейли пейте ежедневно и столько, сколько душе угодно.

Урологи советуют для профилактики мочекаменной болезни выпивать в день не менее


полутора литров жидкости. В нашем случае вода — один из компонентов лечения, потому
планку можно поднять до двух-двух с половиной литров.

Не только в период активного лечения, но и после ограничивайте


себя в наваристой ухе, бараньем и говяжьем жирах
. Из числа любимых ингредиентов блюд постарайтесь
исключить язык, почки, легкие.
И не забывайте, что
малина, брусника, ежевика, листовой салат, ревень, грибы, горчица, горький и сладкий
перцы относятся к числу ягод, овощей и приправ, без которых желательно обойтись
. Так же, как без
какао, крепкого кофе и чая
.

Раз и навсегда вычеркните из меню густые мясные бульоны, холодец, все виды
консервированных и копченых мясных и рыбных продуктов, включая колбасы, твердые
сыры (голландский и пр.), гороховые похлебки и каши, рафинированные продукты,
шоколад (конфеты и шоколадные торты), крем, сдобные булочки, сухие и креплёные вина,
особенно — шампанское, газированные прохладительные напитки
… Они для вас не существуют, забудьте! При обострениях этот реестр придётся расширить
за счёт блюд и продуктов, которые изредка можно себе позволять.

Лечебно-профилактическая потребительская корзина

Основа суточного рациона


. Говядина, телятина, крольчатина, куры (без кожи), нежирная свинина — 200–250 г; рыба
или рыбное суфле — 200 г; творог, лучше домашний, — 200–250 г.

Витамины.
Яблоки, груши, апельсины, лимоны, персики, абрикосы, сливы, вишни, чёрная и красная
смородина, крыжовник, айва, шиповник, облепиха, бузина, калина, барбарис, боярышник,
черника. Спустимся на землю и продолжим: морковь, свекла, белокочанная капуста, лук,
чеснок, кабачки, огурцы, помидоры, картофель, петрушка, укроп, редька чёрная. Всё это
разноцветье и разнотравье годится в сыром виде, для приготовления компотов, желе,
муссов, овощных салатов, рагу, винегретов, овощных котлет и овощных гарниров. И соков.
Витамины в природной «упаковке» можно и нужно класть в рот перед едой, во время еды и
после еды. В разгрузочные дни — вместо еды, они — основа разгрузочной диеты.

Крупы.
Рис, гречка, геркулес, саго, перловка, манка, макароны и вермишель. О пшене вспоминайте
как можно реже. Горох, надеюсь, запомнили, совсем исключите из меню.

Что из круп готовить? Супы и пудинги, гарниры и каши, бабки и тюри. В пожилом возрасте
манная или перловая каши, вермишель и макароны должны потеснить в рационе хлеб.
При избыточном весе о хлебе и макаронных изделиях лучше не вспоминать.

Яйца.
Не научились пить сырыми — и не надо. Всмятку — в самый раз. Годятся яйца также в
качестве добавки к блюдам и салатам.

Молоко.
Свежее и топленое, некислый творог (домашнего приготовления), простокваша, ряженка,
сливки, сметана, ацидофильное молоко, йогурт, молочные приправы, сыворотка. Всё-всё
годится, если не в переохлажденном виде. Мягкие сыры наподобие «Янтаря» или «Виолы»
— без ограничений, а твердые сыры — говорили уже — ни в коем случае!

Жиры.
Натуральные — предпочтительнее. В первой половине дня готовят блюда на сале, свином
жире, масле. Или мажут их на хлеб. На рафинированных растительных маслах —
подсолнечном, кукурузном, оливковом, хлопковом, облепиховом, розовом — готовят
завтраки, обеды, ужины. Ими же заправляют салаты. При обострении заболевания и в
пожилом возрасте жиры животного происхождения заменяют диетическими маргаринами.
Можно и костным жиром, но не чаще двух раз в месяц.

Соусы.
На овощном отваре, на основе помидоров (свежих или томатного сока), сметанные,
сливочные, сметанные со сливочным маслом.

Пряности.
Чеснок, лук (в случае непереносимости — выдержанные в течение 15–20 минут в
сыворотке), лавровый лист, хрен.

Закуски.
Салаты из огородных и дикорастущих растений, винегреты, постная рыба в желатине. И
капуста! Квашеная, свежая, политая растительным маслом — любая!

Питье.
О густом, вяжущем язык чае — забудьте. Ваш напиток — чуток подкрашенная водичка, да
еще с молоком. Или суррогатный кофе, тоже с молоком. Без ограничений — натуральные
соки и коктейли из них, кисели, компоты из свежих и сушеных фруктов и ягод,
всевозможные морсы. И минеральная вода, лучше — столовая («Боржоми», «Лужанская»,
«Миргородская» и т. п.), предварительно постоявшая без закрутки, чтобы газ вышел. При
пониженной кислотности желудочного сока за полчаса до еды желательно выпивать
пятипроцентный теплый раствор мёда.

Завтрак, обед, полдник, ужин. До и после

Учёные давно пришли к выводу, что рациональное питание и чистая вода обеспечивают гораздо
большую продолжительность жизни, чем все лекарства вместе взятые.
Вы — «жаворонок», привыкли просыпаться в шесть утра? Прекрасно. Умылись, сделали
зарядку. Минут за 15–20 до завтрака съешьте пару яблок. Или фруктово-овощной, фруктовый
салат с чесноком, сливками и сыром. Или выпейте стакан воды перед обедом и ужином. В
завтрак приучите себя съедать 100–150 г отварного мяса с сытным гарниром. Не лезет в горло
— сдобрите приправой или хреном. Запейте компотом или слабым чаем, заешьте чёрным
хлебом с маслом. Ну и, как мы с вами условились, до, во время и после завтрака не забывайте о
фруктах.
На второй завтрак — часа через 3–4 — достаточно заморить червячка сладким салатом,
бутербродом с маслом и мягким сыром, одним яйцом, помидорами и огурцами. На десерт —
коктейль из соков.
Обед, а его время наступает через 6 часов после первого завтрака, состоит минимум из четырёх
блюд: суп, тефтели с гарниром, творог со сметаной, суррогатный кофе, хлеб с маслом. Опять
же, в сопровождении свежих овощей и фруктов.
Часа через 2–3 после обеда не помешает сделать перерывчик на полдник. Фруктово-молочный
кисель, творожная бабка, стакан горячего напитка из мелиссы, мяты или крапивы.
Наконец, ужин. Его время — спустя 5–5,5 часов после обеда. И, твердо запомним, за несколько
часов до отхода ко сну. Тут уж, если зразы, то морковные, манная каша с маслом, стакан
фруктового сока.
Количество и насыщенность блюд обратно пропорциональны возрасту. Чем человек старше,
тем меньше ему требуется пищи. Зато он должен принимать её чаще.

РОСТ И ВЕС

Как же узнать, какой вес является нормой? Существует множество таблиц соответствия роста
человека и его веса. Большинству из них можно со спокойной душой доверять. Мы же
остановимся на параметрах, которых придерживаются французские медики. Бытует
утверждение, что французы создали женщину. Оспорить его трудно. О мужчинах, сошедших в
наш мир из книг Александра Дюма, и говорить нечего — идеалы и эталоны. Героям
кинобоевиков до них по-прежнему далеко.
Внимательно присмотритесь к указанным параметрам, где знаменитая формула 90–60—90 —
лишь одна из многих составляющих.
А можно не ломать голову, не сверяться с таблицей. Отнимем от роста 100 единиц и получим
ориентировочный вес в…килограммах. В том случае, когда рост не превышает 165 см. При
росте в 175 см следует отнять уже 105, при росте свыше 176 см — 110 единиц.
Людям, окончательно не забывшим школьную арифметику, можно предложить систему
определения индекса массы тела. Для этого придется подставить числа в формулу

И
=
В
:
Р
2
,
где
И
— индекс массы тела,
В
— вес в килограммах,
Р
— рост (в метрах) в квадрате.

Допустим, вы весите 75 кг при росте 1,75 метра. Чтобы узнать, сколько будет 1,75 м в квадрате,
умножаем 1,75 на 1,75. Получаем 3,0625. Отбрасываем для упрощения дробные единицы и
делим 75 на 3. Результат — 25 — и есть индекс массы вашего тела на сегодняшний день.
А теперь — сопоставляем. В норме индекс массы тела равен 20–25. При ожирении I степени
индекс подскочет до 25–30, II степени — до 30–40, III степени — больше 40.
Убедились, что весы не врут? От этой печки и танцуем…
Лишний вес — это патологическое состояние, чреватое большими неприятностями для
здоровья. Страдают от такой напасти не только американцы, но и жители Украины. По данным
на середину 2007 года, 35 процентов, более трети, мужчин нашей страны имели отклонения от
идеального веса в сторону увеличения. Женщины — чуть ли не каждая вторая (41 процент)
носили на себе лишние килограммы. Так что задуматься да взяться за ум есть кому. И
поступать так нужно сейчас, без промедления, а не тогда, когда будет поздно.

КАЛОРИИ И ВОЗРАСТ

Диета в возрасте от 18 до 40 лет

2800–3000 килокалорий в сутки в четыре приёма. На первый завтрак — 30–35, на второй — 15–
20, в обед — 35–40, на ужин — 10–15 процентов от общего объёма калорий. Без риска очень уж
ошибиться можно ориентироваться на такой показатель: каждый килограмм массы нашего тела
в сутки «требует» в этом возрасте по 1,5 г белков и жиров, по 4 г углеводов.
Белки животного и растительного происхождения соотносятся, как 70 к 30. Львиную долю
белков животного происхождения надо получать из мяса и рыбы, третью часть — из яиц,
мягких сыров и других молочных продуктов. Белки растительного происхождения — хлеб,
крупы, плоды.
Соотношение жиров животного и растительного происхождения — в пределах 65 к 35. Сало,
масло, свиной жир и т. п. закладываются в пищу первой половины дня. Растительными жирами
(нерафинированное подсолнечное, кукурузное, оливковое масло) сдабривают пищу в течение
всего дня.
Углеводы. Соотношение легко и медленно усваиваемых — 35 к 65. Легко усваиваются сахар,
масло, варенье, свежие фрукты и овощи, плоды, соки.
Чтобы курс диетического лечения не казался мёдом, раз в месяц необходимо пострадать в
разгрузочный день на фруктово-овощных смесях и на коктейлях из соков. Или ограничиться
молоком.
Желательна дополнительная печёночная терапия. Она предполагает, что две недели в квартал
минут за двадцать до обеда необходимо съедать граммов по 150 слегка проваренной печени. В
следующие две недели не помешает курс лечения карловарской солью (или близкими к ней по
составу трускавецкой, моршинской рапой). Несколько крупинок на три четверти стакана тёплой
воды минут за десять до завтрака.
К дополнительным курсам терапии относится чесночноспиртовая настойка (пол-литра спирта,
полкило чеснока, настоянные в течение 6 дней в защищенном от солнца месте). Принимать по 5
капель на стакан молока в течение месяца.

Диета в возрасте от 40 до 55 лет

2600–2800 килокалорий в пять приемов. Завтрак — 30–35, второй завтрак — 10–15, обед — 30–
35, полдник — 10, ужин — не более 5 процентов суточной нормы калорий. На килограмм веса в
этом возрасте требуется по 1,3 г белков и жиров, по 3,5 г углеводов.
Белки животного и растительного происхождения: 60 к 40. Около двух третей белков
животного происхождения — мясо и рыба, немногим более трети — яйца и молочные
продукты. Белки растительного происхождения — хлеб, крупы, орехи.
Соотношение жиров животного и растительного происхождения — 50 на 50. Из животных
жиров предпочтение салу, свиному и костному жиру, сметане. В сливочном масле лучше себя
ограничивать, растительные масла — не рафинированные. В рационе всё больше маргаринов.
Четверть легко усваиваемых углеводов — мёд, фрукты, плоды и их сочетания, менее трети —
сахар и варенье. Большая часть потребляемых углеводов — медленно усваиваемые, их
поставляют хлеб и гарниры из круп.
К разгрузочным дням прибегают чаще, чем в молодом возрасте — раз в две недели. Зато
вариантов разгрузочных диет больше, их легче чередовать: боржомная, коктейлевая из
различных соков, картофельно-молочная (килограмм-полтора картофеля в мундире), капустно-
свекольная с чесноком.
Печёночное лечение — раз в месяц по неделе. По 100 г слегка проваренной печени минут за
пятнадцать перед завтраком и обедом. Раз в год — двухнедельное лечение карловарской солью
или трускавецкой солью «Барбара». Несколько крупинок на три четверти стакана тёплой воды
за 15 минут до завтрака. Перед обедом — повторить, немного увеличив концентрацию соли.
Курс лечения чесночно-спиртовой настойкой длится 40 дней (рецепт приготовления всё тот же:
полкило чеснока, пол-литра спирта, настаивать 6 суток в тёмном месте). Начинать с одной
капли на стакан теплого молока, довести до 20 и опять опуститься до одной. Каждые шесть
месяцев курс лечения чесночно-спиртовой настойкой повторяют.

Диета для людей старше 55 лет

2300–2660 килокалорий в шесть приемов. На завтрак — 20–30, на второй завтрак — 20–25, в


обед — 25–30, в первый полдник — 5—10, во второй полдник и ужин — по 5 процентов
суточного рациона.
В этом возрасте достаточно 0,7–0,9 г белков и жиров, 3,1 г углеводов на килограмм веса.
Количество белков животного происхождения вновь снижено и соотносится с растительными
белками, как 55 к 45. Мясо и рыба по количеству более чем на треть превосходят молочные
продукты. Белки растительного происхождения — хлеб, крупы, орехи.
Жиры животного происхождения уступают растительным, соотношение — 40 к 60. Лишь
четверть жиров животного происхождения — сало, свиной и костный жиры, маргарин.
Основная их часть принадлежит сливкам, сметане, ряженке. Потребление нерафинированных и
плодово-ягодных растительных масел можно довести до 50–60 г в сутки.
Уменьшено по сравнению с диетой для предыдущего возраста количество углеводов, которые
легко усваиваются. Они соотносятся с теми, что усваиваются медленнее, как 22 к 78. Следует
делать упор на лекарственные растения, на соки, пюре, салаты, винегреты из них.
Возрастает число разгрузочных дней и, соответственно, разгрузочных диет: боржомная,
картофельная (приправы — растительное масло, укроп, чеснок). Запивают молоком. Коктейли
из свежих соков. Дистиллированная вода, капустно-свекольная диета. Разгрузочные дни, не
оторванные от пищи, наступают через каждые две недели, а водная диета рекомендуется раз в
квартал — два дня подряд. Да еще день в предвкушении нормальной пищи следует посвятить
то ли картофельной, то ли соковой, то ли овощной диете.
Дополнительный двухнедельный курс печёночной терапии рекомендуется раз в квартал.
Граммов по 150 слегка проваренной печени — минут за 15 перед завтраком и половина этого
количества — за столько же минут перед обедом. Следом — обязательно — две недели лечения
карловарской солью (рапой). Несколько крупинок на три четверти стакана тёплой воды минут
за пятнадцать до завтрака и ужина и в чуть большей концентрации — за 20 минут до обеда.
Чесночно-спиртовую настойку (пол-литра спирта, полкило чеснока, 6 дней выдерживать в
темноте) принимать 40 дней, от одной капли на три четверти стакана теплого молока до 20
капель и в обратном порядке — до одной. Спустя квартал — курс лечения повторить.
***

Внимание!
При усилении боли в позвоночнике соотношение количества белков, жиров и
углеводов резко меняется в щадящую сторону. Чем человек старше, тем решительнее
он отказывается от сливочного масла и свиного жира. Предпочитает молочные блюда.
Сахар заменяет мёдом и фруктозой, налегает на вегетарианскую пищу. А как
ухудшение самочувствия позади — можно вернуться к борьбе с болезнью с помощью
основной «диеты для скелета».

II. ЛЕЧЕБНЫЕ СВОЙСТВА ПРИВЫЧНОЙ ПИЩИ

Для аппетита
достаточно перед обедом выпить стакан кефира, съесть кусочек рыбы или кальмара. В
качестве зачина вполне подойдут салаты, желательно с капустой. Возбуждают аппетит
приправы к блюдам опять же из капусты, в том числе брюссельской и кольраби,
пастернака, сельдерея, укропа, хрена. А если основные блюда запивать морковным соком,
так вообще от стола не оторваться. В числе приятных природных возбудителей аппетита:
абрикосы, апельсины, барбарис, виноград, гранат, грейпфрут, кизил, крыжовник, лимон,
мандарины (настойка из кожуры мандаринов), черешня. От одних названий слюнки текут.
И — обстановка в месте приема пищи. Яркое освещение способствует пробуждению
аппетита.

Взбодримся!
Полный живот так и тянет вздремнуть после обеда. Но если подойти к составлению меню с
чувством и с толком, обеденный стол перестанет подавлять нашу активность, а как раз
взбодрит. Приливу сил при умственных нагрузках способствуют мясо, калина, клюква,
лимонник, облепиха, чай, кофе, чёрная смородина, яблоки. Другое дело, что
злоупотреблять чаем да кофе — особенно при заболеваниях скелета — не следует.

На сон грядущий
. Патентованных снотворных тьма, а здоровье у нас одно. Стать заложником аптеки всегда
успеете. Попробуйте предварить прогулку перед сном легким ужином: капуста (все виды,
включая брюссельскую и брокколи), салат-латук, укроп, мёд, розовое масло, настой
лепестков роз. Природные успокаивающие средства не грозят нехорошими побочными
эффектами. Это, в свою очередь, успокаивает.
С облегчением
! Не за обедом будь сказано, но когда желудок отказывается ритмично исполнять свои
функции, никакой пище не обрадуешься. Однако есть, есть природные средства, которые
могут положить на лопатки любое аптечное слабительное. С овощной стороны — это репа,
свекла, сельдерей, тыква, хрен; с фруктовой — вишня, гранат, калина, настой лепестков
роз, слива, сливовый сок, черешня, шелковица, яблоки (печёные!), чернослив, инжир.
Инжир — особая статья. Самое радикальное слабительное, если умело приготовить.
Достаточно за мочить на ночь в чашке 3–4 плода инжира, утром натощак съесть и запить
водой, в которой эти плоды размокали. К природным слабительным можно с полным
правом отнести мёд — лучшее лекарство от многих болезней и недомоганий.

Болеутоляющее
. Голова заболела, зуб заныл или подагра разыгралась… Попробуйте заменить порошки и
пилюли пастернаком, гранатом, облепихой или чёрной смородиной. Очень может быть, что
они отразят наступление боли и помогут обойтись без услуг химии.

Со слабостью
— спутником всех болезней — можно бороться с помощью компота из изюма или просто
изюма.

Похудеем?
Развелось великое множество разгрузочных диет. От артистической «Утром — кекс,
вечером — секс, если не помогает — мучное исключить» до вульгарной «Меньше жрать!»
Противников и той, и другой, надеюсь, примирит крыжовниковая диета. Курс лечения
длится три-четыре недели. В день съедают столько крыжовника, сколько влезет, а
количество калорийной пищи сводят к минимуму. К минимуму, но не до конца от неё
отказываются: в крыжовнике, как в большинстве ягод и фруктов, нет жиров и совсем
немного белков и углеводов. Но прежде, чем закупать крыжовник, необходимо полностью
излечить язвенную болезнь, энтерит (воспаление слизистой оболочки тонкой кишки),
колит, диарею. Не будем уподобляться тому незадачливому чудаку, который одно лечит, а
другое калечит.

Кстати!
Плохое освещение во время еды — угнетает аппетит. И еще способ похудеть —
переключиться на однообразную, без приправ, пищу.

Отёки.
Мешки под глазами, распухшие пальцы, с которых кольца не снимешь, — все это сигналы
об избытке жидкости в организме. Здесь, как и при других заболеваниях, первое слово —
врачу. Однако не повредит полностью отказаться от употребления в пищу дрожжей, сухого
гороха, шпината, щавеля. Налегайте на пищевые продукты, обладающие мочегонными
свойствами. Чем большим количеством звёздочек они помечены, тем сильнее действуют:
кефир, молоко, баклажаны, бело- и краснокочанная капуста, петрушка***, редиска, редька,
салат-латук, сельдерей, тыква**, укроп*, абрикосы, айва**, апельсины, арбузы***,
барбарис, виноград, гранат, грейпфрут, груши, дыни, клубника, калина, костяника,
крыжовник***, персики, рябина, чёрная смородина, шелковица, шиповник, чай. Тремя
звездочками надо бы отметить отруби и блюда из них. Пусть они не обладают
мочегонными свойствами, зато активно поглощают влагу.
Коронарная недостаточность, заболевания венозных сосудов.

Редиска и редька при таком диагнозе — хуже отравы. А вот макароны, бобы, виноград,
голубику, шелковицу (особенно при кардиодистрофии), шиповник (при сердцебиении)
постарайтесь включать в рацион ежедневно.

Аритмия.
Природными заградителями на пути этого недуга являются фасоль, персики и чёрная
смородина.

Атеросклероз.
Диагноз автоматически вычеркивает из рациона мясной бульон и мясной студень, а также
манную кашу и манную крупу в качестве ингредиента блюд. Взамен предлагается
достаточно большой набор: кефир, овсяная крупа, морская капуста, обезжиренные сливки,
пахта, рыба, птица, творог, хлеб, артишоки, баклажаны, бобы, капуста, брюссельская
капуста и капуста брокколи, картофель, лук, морковь, огурцы, салат-латук, свекла, соя,
спаржа, тыква, фасоль, чеснок. Десерт также вобрал в себя почти весь алфавит: абрикосы,
апельсины, черноплодная рябина, арбузы, бананы, барбарис, грейпфруты, дыни, клубника,
инжир, калина, кизил, лимоны, малина, облепиха, слива, тёмная черешня, шиповник,
черная смородина, яблоки. Или просто свежезаваренный чай.

Шалит давление.
В рационе обязательно должны присутствовать: крольчатина, рис, молоко, пахта, птица,
творог, баклажаны, кабачки, капуста брокколи, лук, помидоры, салат-латук, свекла, укроп,
хрен, чеснок. А из фруктов и ягод — абрикосы, айва, ананасы, апельсины, черноплодная
рябина, арбузы, бананы, виноград, вишня, грейпфруты, дыни, клубника, киви, калина,
кизил, крыжовник, лимоны, малина, облепиха, тёмная черешня, шиповник, слива. И
свежезаваренный чай. Слива еще тем хороша, что выводит из организма излишки
поваренной соли.

Рыбные дни.
Рыбная диета, не перемежаясь мясом, пронизывает завтрак, обед и ужин на протяжении 20
дней — таков курс лечения. Если диету удастся полностью выдержать, то «на выходе»
окажется снижение на 20 процентов уровня холестерина в крови и на 60–70 процентов —
количества жиров.

Рис против «шлаков» и «солей».


Мало какой из продуктов, употребляемых человеком в пищу, сравнится с рисом в
способности удалять из соединительных тканей организма всевозможные вредные
отложения. Стакан зерен заливают на 2–3 дня водой. После чего воду сливают, рис
заливают двумя стаканами свежей и варят до тех пор, пока зерна не впитают влагу.
Лечебная порция готова. Её промывают от слизи, делят на четыре части и в течение дня
съедают в четыре приёма.

Предварительно, за 20–30 минут до еды, выпивают полстакана воды или отвара шиповника.
Следующий день — полностью разгрузочный, приглушить голод помогут полкилограмма
варёной свеклы или яблок. Для закрепления результата через 3–4 дня повторите процедуру.

Лимонная атака
. Она также поможет вывести нитраты из организма, посодействует избавлению от
радионуклидов, поможет при атеросклерозе и гипертонии. Рассчитана лимонная диета на
25–30 дней, в сутки съедают по одному-два плода в любом виде. Но сначала, разумеется,
надо удостовериться в полной работоспособности пищеварительного тракта.

Виноград.
Лучшее лекарство при заболеваниях печени, почек, сердца, при физическом и
психологическом истощении, при подагре. В осенние месяцы, в сочетании с
климатотерапией, вообще творит чудеса. Ягоды едят натощак перед завтраком, обедом и
ужином. Начинают с половины килограмма и постепенно доводят до двух килограммов в
день. Половину суточного рациона съедают за завтраком. По мере увеличения
виноградного рациона уменьшают количество остальных блюд. Едят лишь мякоть. Кожуру
и косточки — ни в коем случае! На период лечения придётся отказаться от овощей и
остальных фруктов, от молока и продуктов из него, от жирной и солёной пищи. И от
алкогольных напитков. Здоровье требует жертв!

Мёдолечение
предполагает, что пациент съедает в день по 100–150 граммов пчелиной дани в 3–6
приемов. Тот случай, когда воистину «одним махом — семерых убивахом». А то и больше.
Мёдолечение помогает в борьбе с различными заболеваниями пищеварительного тракта,
дыхательных путей, при гайморите, синусите, заболеваниях почек, при эндокринных
заболеваниях. Ни одному из созданных человеком лекарственных препаратов такой спектр
болезней не по зубам.

Жор напал!
Бывает. Жуёшь, жуёшь и никак не можешь остановиться. Ни днем, ни ночью. Если еда
помогает справиться со стрессом — спасибо ей. Один лишь совет: постарайтесь ограничить
«стрессовое меню» в ночное время. Проносите мимо рта пирожное, конфеты и прочие
сладости. Сахар легко усваивается организмом, накачивает тело лишним весом с
интенсивностью автомобильного насоса. Всевозможные «сладкие парочки» и «сладкие
одиночки» гарантируют головную боль на ближайшие месяцы уже по другой причине. Что
же делать? Как быть? Не мудрствуя лукаво, приучите себя зажёвывать неприятности
яблоками (лучше из холодильника), сырыми или отварными овощами (также
охлажденными).

III. РАЗМЫШЛЕНИЯ О ПОЛЬЗЕ РАЗДЕЛЬНОГО ПИТАНИЯ

ОСВЯЩЕНО ВЕКАМИ

Раздельное питание — проверенный веками и в веках опыт человечества. Он нашёл отражение


в догматах различных мировых религий. Если отложить в сторону идеологическую подоплёку,
то требование поститься, запреты на ту или иную пищу— есть не что иное, как проповедывание
раздельного питания. Не случайно самые современные диетические методики опираются на
разгрузочные диеты и разгрузочные дни. В основе — ограничения в еде. Пациенту предлагают
есть только яблоки, только творог с кефиром или нежирное мясо.
Идея раздельного питания вновь и вновь овладевает массами. В такой живучести что-то есть, не
правда ли? Недаром стандартный комплексный обед многих поколений «Щи да каша — пища
наша» никогда не приедается. Эти блюда не заставляют желудок одновременно вырабатывать
различные по составу желудочные соки.
Идею раздельного питания научно обосновал академик Иван Петрович Павлов, а интерес к
нему возродил в начале прошлого века американский врач Герберт Шелтон. Суть системы
Шелтона — в максимальном облегчении процесса пищеварения. К примеру, он настойчиво
предлагал отделять крахмалы от белков. Ведь крахмалы перевариваются в желудке ферментом,
поступающим вместе со слюной, а белкам требуется соляная кислота. Но она же подавляет
переваривание крахмалов.
В основе запретов и строгих предписаний древних религий лежит посконный материализм.
Учения эти зародились в странах с теплым климатом, потому в требованиях хранить и готовить
мясо и молоко в разной посуде нет ничего удивительного. Попав в благоприятную для
размножения среду, перескочив с молока на мясо или с пучка зелени на крем пирожного,
микробы в мгновение ока могут превратить в отраву самое соблазнительное кушанье. Вот и
отъявленные атеисты с учёными степенями вторят: мясо, рыбу, творог, овощи и фрукты надо
разделывать на разных досках. Наиболее дотошные из них добавляют: нельзя продукты нести с
рынка или из магазина вперемешку и хранить вповалку в холодильнике.
Интересно, что иные из привычных составляющих наших блюд «вступают в бой между собой»
прямо в салатнице или тарелке, не дожидаясь, пока мы их прожуём и проглотим. Установлено,
что ферменты, содержащиеся в огурцах, разрушают аскорбиновую кислоту помидоров —
наиболее ценный их компонент. Получается, что, пока шинковали да глазели на красно-
зелёную массу, от помидоров осталось одно название.
Иные полезные свойства овощей может «убить на корню» способ приготовления. Когда
морковь сварена, каротин — самый ценный её компонент — усваивается организмом лишь на
несколько процентов. Если хотите, чтобы морковь принесла пользу, — ешьте её натёртой или
обжаренной в масле.
Что же, скажет доверчивый читатель, отказаться от горячей пищи и полностью перейти на
сыроедение? Зачем же впадать в крайности, все хорошо в меру. И первым в ряду того, чего
желательно придерживаться, стоит раздельное питание. Не доведенное до абсурда, не «только
так и не иначе», но всё-таки. Следование наставлениям, сведенным в «Таблицу сочетаемости
продуктов для питания» (см. стр. 254), ещё никому вреда не приносило. Только пользу.

Двенадцать комментариев к таблице

Светлые клеточки в таблице свидетельствуют об удачном или возможном сочетании пищи,


заштрихованные — о сочетании, которое может принести вред. А вот поговорки, с которых
начинается каждый из комментариев, можно отложить в сторону. У них функция примерно
такая же, как у зелени на буженине или бутерброде с икрой. Внимание привлекла — и спасибо.
1. «Заболел живот — держи пустым рот». Почему желудок расстраивается и вопиёт болью? Да
потому, что он таким образом реагирует на плохую сочетаемость съеденной пищи.
2. «Добрый повар стоит семи докторов». Еще бы. Уж повар постарается так развести мясо и
хлеб, чтобы живот наш не напоминал ворчливого пенсионера. Ибо пока мясо переварится, хлеб
в желудке успевает «забродить».
3. «Девять десятых нашего счастья покоятся на здоровье». А лучший способ сберечь здоровье
— не забывать, что белки и углеводы несовместимы в одном блюде.

4. «Смолоду прорешка — под старость дыра». Не только честь, но и здоровье надо беречь
смолоду. Это удастся, если не смешивать между собой белки, углеводы и живые продукты.
К
белкам
Шелтон относил мясо, рыбу, птицу, молоко и его производные, яйца, орехи, зернобобовые.
К
углеводам
— крахмал, сахар, муку и её производные, крупы, картофель, варенье, конфеты, мёд. К
живым продуктам
— овощи, фрукты, ягоды, грибы.
5. «Жирного понемножку, чтобы живот не болел». Понятно почему: наиболее трудная для
переваривания пища — животные жиры.
6. «Научись ценить здоровье прежде, чем заболеешь». Всегда можно найти более-менее
удобоваримое сочетание продуктов. Для мяса, например, лучший гарнир — это зелёные,
некрахмалистые овощи (крахмала много в кукурузе, горохе, картофеле). Они нейтрализуют
вредные свойства белков животного происхождения, способствуют их перевариванию, выводят
из крови лишний холестерин.
7. «Ешь просто — проживёшь до ста». Белки животного и растительного происхождения не
следует смешивать в одном блюде, каждый из них требует особой пищеварительной секреции и
различного времени для переваривания. Антипример: жирная свинина с гороховой кашей.
8. «Сладкая еда полезна для тела, но вредна для костей». В смысле, для костей — тоже.
Сладости быстрее всего усваиваются в желудке, вот почему кухни большинства народов мира
откладывают их на десерт. Сладкие булочки или пирожки (на сахаре, к мёду это не относится)
могут доставить неприятности. Из-за мучного сладости задерживаются в желудке, грозят
изжогой и отрыжкой.
9. «Кашу маслом не испортишь». Правило безошибочное, но нуждающееся в уточнении.
Смотря каким маслом. Растительные белки — фасоль, чечевица, горох, кукуруза — трудны для
переваривания, поэтому лучше их сдабривать «легкими» жирами: сметаной или растительным
маслом.
10. «Для старика вредна молодая жена, для желудка — обжорство». Животные белки и
крахмалистые гарниры — наиболее калорийная пища, их смешивать в одном блюде небезопас
но в молодом возрасте, а уж в пожилом, когда организму не требуется много калорий, —
вредно.
11. «Борщ без каши — вдовец, каша без борща — вдова». Первое и второе должны обязательно
присутствовать на обеденном столе.
12. «Кто ест, когда сыт, тот зубами роет себе могилу». Людям, которым никак не удаётся унять
габариты собственного тела, следовало бы повнимательнее присмотреться к клеточкам
«Таблицы сочетаемости». А присмотревшись, изменить подход к питанию. Все лучше, дешевле
и, главное, безопаснее, чем потом глотать пилюли от ожирения.
***
В качестве затравки к комментариям использованы поговорки разных народов мира. Ещё
парочку на закуску. «Лучшие врачи в мире — диета, свет, воздух, движение и вода». Обратите
внимание, в начале списка — отношение к пище, и уж потом — все остальные радости жизни.
И опять мудрость с зачином «лучше». «Лучше есть пшено с улыбкой, чем рис — хмуря брови».
Почему рис — понятно, поговорка китайская. Рекомендация же не падать духом касается всех
нас, независимо от цвета кожи, благосостояния и образа мыслей. Или, как говорят политики,
менталитета.

ПРЕДЪЯВИТЕ ГРУППУ КРОВИ!

Многие идеи раздельного питания, предложенные Гербертом Шелтоном, вошли составной


частью в новейшие трактаты по диетологии. Нынче весьма популярны книги диетолога во
втором поколении Питера Д’Адамо. При составлении лечебных диет он отталкивается от
иммунной системы человека, то есть от его крови.
Давно известно, человеческая кровь на генетическом уровне делится на четыре группы.
Расхождения между группами крови куда более значительные, чем различия между людьми по
цвету кожи и волос, разрезу глаз и форме носа. За тысячелетнюю историю развития
человечества внешние признаки менялись быстрее.

Группа крови 0(1)



самая древняя
. Около 60 тысяч лет тому назад все люди на Земле имели одинаковую группу крови —
нулевую (или первую, по нынешней идентификации). Любопытно, что примерно к этому
же сроку относят появление человека разумного. Недаром же на языках большинства
народов мира созвездие Большая Медведица называется одинаково, хотя напоминает
скорее ковш, чем контуры этого животного. Ученые реконструировали вспять карту
звездного неба и оказалось, что в ту доисторическую эпоху созвездие действительно
смахивало на медведицу.

Через 40 тысяч лет появились на планете


люди с группой крови А (II).
Еще позднее, примерно, во времена строительства египетских пирамид,
возникла группа крови В (III).
Ну а
группа крови АВ (IV)
в некотором роде свидетельница расцвета древнегреческой цивилизации и ровесница
основания Рима.

Антропологи, изучающие происхождение и эволюцию человека, подтвердят: деление по


группам крови совпадает по времени с изменениями в хозяйственной деятельности наших
далеких предков. Группа крови 0 характерна для охотников, каковыми были первые разумные
люди на Земле. В свободное от выслеживания мамонтов время они собирали съедобные плоды,
коренья, насекомых. Пользовались, как бы теперь подчеркнули авторы рекламных текстов,
дарами природы и этим вполне удовлетворяли свои потребности в пище и потребности своей
стаи.
Группа крови А появилась вместе с земледельцами, людьми, перешедшими на оседлый образ
жизни и твердо усвоившими принцип: что посеешь, то и пожнешь. Может быть, рацион у этих
людей был победнее, чем у охотников, белки да жиры животного происхождения напрочь
отсутствовали. Зато наличие пищи зависело не столько от удачи да везения, сколько от
собственного труда. Разумеется, вынужденным вегетарианцам приходилось съедать большие
порции еды, чтобы насытиться — но это уже второй вопрос. Кстати сказать, неплохо
отразившийся на развитии пищеварительного тракта.
Следующая группа крови — В — обязана своим происхождением кочевникам. Людям, которые
научились приручать домашних животных и драть с них семь шкур вместе с мясом и молоком.
Каковыми продуктами они преимущественно питались. Имея под рукой столь неприхотливые
транспортные средства, как лошади да верблюды, они постоянно кочевали в поисках всё новых
и новых пастбищ. История переселения народов свидетельствует, что охотники при этом не
шибко ломали голову над нуждами мирных хлебопашцев, повстречавшихся на пути.
Но они, хлебопашцы, тоже пригодились. Хотя бы в качестве бесплатной рабочей силы. Или для
каких других нужд. В результате появились носители группы крови АВ — эдакая помесь двух
предыдущих составляющих населения планеты. Плод получился еще более активным,
поскольку вобрал в себя черты двух ветвей пассионарных (термин историка Льва Гумилева)
предков.
Природа — консервативна. Уж сколько тысяч лет человеку вроде не нужен аппендикс. Но
природа от него не открестилась. До сих пор какие-то полезные для организма функции этот
рудиментарный орган всё-таки выполняет. Недаром врачи давно отказались от поголовного
удаления аппендиксов в детском возрасте.
Ещё меньше подвержена изменению иммунная система человека. Поэтому есть резон при
лечении — особенно болезней, связанных с пищеварительным трактом и лишним весом, —
разрабатывать диеты с оглядкой на группу крови. Действительно, она точнее укажет, какому
пациенту, скажем, полезна вегетарианская пища, а какому — мясо-молочная.
Однако, если бы рацион питания можно было просто наложить на группу крови, люди давно бы
до этой методики додумались. Сложности на этом пути есть и большие — видно по диетам,
предлагаемым упомянутым американским доктором Д’Адамо. Если читатель обратил
внимание, Шелтон делил продукты для питания на четыре группы. А новомодный заокеанский
специалист — на шестнадцать. Можете убедиться.
• Мясо и домашняя птица.
• Морские продукты.
• Молочные продукты и яйца.
• Масла и жиры.
• Орехи и семена.
• Плоды бобовых растений.
• Злаки и крупы.
• Хлеб и сдоба.
• Зерна и макароны.
• Овощи.
• Фрукты и ягоды.
• Соки и жидкости.
• Пряности и специи.
• Приправы.
• Травяные чаи (настои).
• Прочие напитки.

Это бы ещё ничего. Не заблудились в четырех соснах, не заблудимся и в шестнадцати! Но


дальше начинается самое интересное. Каждый из шестнадцати пунктов делится на
подпункты, детализируется сортами хлеба, чая, мясных, молочных изделий, названиями
овощей, фруктов и соков из них. Трехзначное и даже четырехзначное число! Вся эта
съедобная биомасса делится на три категории:
особо полезные продукты, нейтральные продукты и нежелательные (при данной группе
крови) пищевые продукты.

Чтобы в столь сложном лабиринте разобраться и найти единственно верную дорогу к


выздоровлению, пациенту требуется иметь несколько высших образований, включая
медицинское и филологическое. Правда, последователи заокеанской моды в наших широтах, в
частности, один популярный московский доктор, свели обилие рекомендованных продуктов
всего-то к 120 наименованиям. Но и здесь, согласитесь, тоже без хорошей пол-литры (плата за
анализ крови в специализированной клинике) не разберёшься…
А ведь ценность продуктов для питания не только в калориях да витаминах, но и в том, где и
как они произведены.
Как не вспомнить, что в недавние годы ради строительства разного рода объектов в наших
краях часто приносилось в жертву здоровье современников. Или здоровье будущих поколений.
А вот римляне при Юлии Цезаре тщательнейшим образом выбирали место для любого
временного поселения (даже не города). Приносили в жертву языческим богам мелкий и
крупный рогатый скот, выросший в этих местах. Не по разу, по несколько раз. Если
внутренности животного — печень, почки, лёгкие не были поражены какими-то болезнями —
приступали к строительству. Только в этом случае.
Но я отвлекся. Думаю, от группы крови, как от любой научной «печки», можно и нужно
«танцевать». В том числе и при определении профилактической и лечебной диеты! Однако
такая методика не может быть панацеей от всего списка болезней. Это первое. А второе — она
должна применяться в комплексе с остальными апробированными методами и методиками.
Здоровье у нас — одно. И оно — не повод для эксперимента. Не будем торопиться, подождём,
найдёт ли очередной Архимед точку опоры. И пока он её не предъявит — верить не будем.
Посоветуемся и с другими специалистами.

IV. ЗА ОБЕДЕННЫЙ СТОЛ — ВМЕСТЕ С КАЛЬКУЛЯТОРОМ

УЧИТЬСЯ, УЧИТЬСЯ И УЧИТЬСЯ… СЧИТАТЬ!

Надеюсь, мы крепко запомнили и больше не забудем, что приведение в норму массы тела при
заболеваниях позвоночника — никакая не прихоть, а первейшая необходимость. Не буду
сгущать краски и говорить про вопрос жизни и смерти. Но что вопрос нормального, не
омрачённого болью, существования — точно. А людям, у которых скомпрометирован
тазобедренный сустав, необходимо следить за своим весом ещё тщательней, чем страдающим
от остеохондроза позвоночника. Лишний вес не только сбивает центр тяжести, но и
наваливается на больной сустав, которому без того трудно справляться со своими
обязанностями.
О способах похудеть мы достаточно поговорили. Не все стопроцентно надежны. Известный
кинорежиссер Эльдар Рязанов с лишним весом безрезультатно борется всю жизнь. И то сказать,
когда килограммы не отражаются на здоровье, не чреваты болью — пусть себе будут.
Костюмы, большие на один-два-три размера, не настолько дороже, чтобы экономить на одежде.
Но! Авторы в юбилейных статьях по случаю круглой даты Эльдара Александровича не обошли
вниманием его отношения к еде. Человек, который любит много и вкусно поесть, за стол не
садится без жены. И если она показывает взглядом, что такого блюда достаточно, а того можно
положить еще кусочек — супруг беспрекословно подчиняется. Молча и покорно.
Не всем так везёт в жизни. Не к каждому из нас приставлен человек, для которого не составляет
труда и даже приятно следить за соблюдением нашей диеты. Что же делать? Не жить же по
принципу «Пусть пузо лопнет!». Когда что-то в организме человека лопается — неважно живот
или незаметный хрящик, — следом обрывается сама жизнь. И рад бы спохватиться, да поздно.
Прав поэт:

Лёгкой жизни я просил у Бога,


Лёгкой смерти надо бы просить…

Чтобы оградить себя от преждевременного мрачного финала, придется самому строго


придерживаться рациона. Научиться сверять количество калорий, указанных на этикетках
пищевых продуктов, с цифрой, которую в нашем возрасте желательно не переходить. Как бы
эта обязанность не колебала в ваших глазах привлекательность любимых блюд. «Мы не так
воспитаны, мы не бухгалтера!..» Нечем хвастать! Станешь сам для себя бухгалтером, если
хочешь быть здоров.
Разве может человек средних лет упускать из виду, что полукилограммовый тортик обеспечит
его энергией, которой с лихвой хватит на целый день активной работы. И еще на плотный
завтрак останется. Впрочем, зачем я разжёвываю?
Считайте сами, время от времени сверяясь с ориентировочной чертой среднесуточного
потребления калорий. Учитесь обрезать свое меню. Хотя бы на время лечения.
Прошу еще раз прокрутить угрозу Остапа Бендера, считавшего, что за каждую скормленную
калорию Киса Воробьянинов обязан оказать ему энное количество реальных услуг. Не такой уж
добряк и щедрая душа был этот Остап. Скорее — кровосос. Поскольку сто граммов чернушки
(ржаного хлеба) вмещают 214 ккал. Неужто Великий комбинатор собирался отламывать от
кусочка хлеба по одной калории? По килокалории — и то сложно представить.
Итак, как говорили кавеэнщики: «Берите в руки карандаш — мы начинаем…» Вот именно,
считать калории. Как только увидим, что их количество зашкаливает за возрастную черту, —
отказываемся от самого любимого блюда. Когда выздоровеем, у нас будет ещё не одна
возможность наверстать упущенное.
Заметим: три кита, на которых стоит наша еда — жиры, белки и углеводы — в разных
пропорциях наличествуют почти в каждом блюде. Почти, но не везде. Жиры в овощах, фруктах
и соках, за редким исключением, напрочь отсутствуют. А в рыбе, в мясе домашних животных, в
некоторых видах сыров, консервов и колбас — нет углеводов. Или их там сравнительно
немного. Что, впрочем, не влияет на энергетическую ценность продуктов для питания в
килокалориях, которая добирается в таких случаях за счет имеющихся в наличии белков и
жиров. Овощам питательность добавляют углеводы. Чем овощи «крахмалистей» — зелёный
горошек, картофель — тем большей энергетической ценностью они обладают.

Итак, сколько же килокалорий содержится в 100 граммах наиболее популярных продуктов


для питания?
Начинаем, по Шелтону, с овощей, фруктов, ягод и грибов. Он их объединял общим
заголовком:

«Живые продукты»

Как ни странно, больше всего энергии в чесноке — в 100 граммах запаковано 106 ккал. Далее
идут картофель — 83, зеленый горошек — 72, хрен — 71, свекла — 48 ккал. Остальные овощи
расположились в промежутке между 43 (лук репчатый) и 10 (огурцы парниковые)
килокалориями. В огурцах, выращенных на открытом грунте, энергии чуток побольше —
15 ккал. В капусте (в среднем) — 30, в кабачках и в красном сладком перце — 27, в баклажанах
— 24, в томатах — 19 (в парниковых — 14), в спарже — 32, в щавеле 28 ккал. Правда, в
петрушке (зелени) — целых 45, а в корнях и того больше — 47 ккал, но из одной петрушки
салата не приготовишь. Кстати, листья салата по энергетике — ближайшие родственники
огурцов, всего 14 ккал.
Тыква недалеко ушла от представителей своего семейства кабачковых — 29 ккал. Зато арбуз и
дыня помогут если не насытиться, то хотя бы заморить червячка — 38 и 39 ккал.
Среди фруктов и ягод по энергоёмкости лидируют, как прежде говаривали, колониальные
товары: финики — 281, бананы — 91, виноград — 69, хурма — 62, инжир — 56 ккал. Родной
шиповник, хоть его из-за шершавых семян есть неудобно, может поспорить с иным заморским
гостем — 100 ккал. Впрочем, не только он. Вишня, черешня, шелковица, черноплодная рябина
превышают на один-пять и более пунктов ананас (48 ккал), апельсин и мандарин (38),
грейпфрут (35), лимон (31). А сливы, яблоки, груши обошли их по питательности чуть ли не в
полтора раза. В одном ряду с яблоками и грушами малина, смородина (белая, красная и черная),
черника. Чуток отстают от цитрусовых по количеству калорий лишь клюква с облепихою. Но у
них есть другие достоинства, которые с лихвой перекрывают этот недостаток.
Сушеными фруктами — курагой, изюмом, вишней, грушей, черносливом, яблоками — можно
не только слегка перекусить, но и, если не насытиться, то основательно перебить аппетит. Здесь
количество килокалорий в 100 граммах продукта колеблется в пределах от 246 (груша) до 292
(вишня). Почти на равных с ними сушёный шиповник — 253 ккал.
Грибы по своим питательным свойствам фактически являются пищевыми добавками. Набить
живот ими можно, утолить голод — вряд ли. По энергонасыщенности белые, подберезовики,
подосиновики и сыроежки в лучшем случае равны красному перцу или помидорам. Зато
сушёные белые грибы — это уже нечто. В 100 граммах — 209 ккал, десятая часть дневного
рациона женщины, страстно желающей похудеть.
Чтоб не забыть! Овощи в квашеном и солёном виде — капуста, огурцы, помидоры — не
прибавляют себе калорий вместе с солью да маринадом. И не надо. Они ведь призваны
разжигать аппетит, а не удовлетворять его.
Зато орехи и семечки — очень даже калорийная пища. Причем соотношение между
привозными и местными сортами — обратное по сравнению с фруктами. Чемпионом,
безусловно, является лесной орех фундук — 704 ккал, у грецкого ореха и миндаля,
соответственно, 648 и 645 ккал на 100 г, в зернах подсолнечника, тех самых семечках, чья
шелуха устилает не только сельские завалинки, но и вагоны общественного транспорта, —
578 ккал на 100 граммов. У привозного земляного ореха — арахиса — на счету 548 ккал.
Прикинем: съеденный за приятной беседой килограмм зерен семечек равнозначен двойной
дневной норме килокалорий для человека в расцвете сил и трудоспособности. А стакан семечек,
благодаря которому иная женщина намеревается обмануть свой аппетит, превышает по
количеству калорий пирожное, от которого она бежит, как чёрт от ладана.

Крупы, хлеб, мука, сладости

По энергетической составляющей редкая рыба, птица или какое мясное блюдо могут поспорить
с кашами из привычных с детства круп. Вне конкуренции — овсяная и геркулесовая каши,
соответственно 345 и 355 ккал. Хочешь-не хочешь, а придешь к выводу, что «Овсянка, сэр!» —
это вам не фигли-мигли. Гречка, манная, перловая, пшено, рис, ячневая, кукурузная крупы
уступают лидерам 25–30 пунктов. Так же, как и горох, бобовые, фасоль и чечевица. Зато соя —
за счет растительных жиров — достигла отметки в 395 ккал на 100 г.
Примерно на уровне круп по наличию калорий находятся пшеничная и ржаная мука. 100
граммов ржаного хлеба обеспечивают 214 ккал, пшеничного — 254. Если же выпечка из
сдобного теста, то в 100 граммах уже почти 300 калорий. В баранках, сушках, сухарях и того
больше — в 100 граммах сливочных сухарей, например, без малого 400 ккал. Совсем не
абстрактная пища — пряники и вафли, в каждых ста граммах которых намного больше
300 ккал. Ну а в пирожном с кремом (в каждой порции!) «запаковано» по 500 ккал с большим
гаком, как говорят украинцы.
Сладости, из-за своей обильной углеводной составляющей, способны накачать вес с напором
пожарного гидранта. Судите сами: в 100 граммах мармелада или карамелек — по 296 ккал,
зефира — 299, мёда — 308, сахара — 374, драже —384, ириса — 387 ккал. В шоколаде — от
540 (в темном) до 550 (в молочном). Те хитрецы, которые уверены, что борются с лишним
весом, заменяя шоколад другими сластями, могут обмануть себя, но не напольные весы. Потому
что, скажем, в 100 граммах подсолнечной халвы — 516 ккал. Согласитесь, ликвидировать
разрыв с шоколадом можно всего за пол-укуса.
Чашечка кофе «для завязки разговора» ничем не грозит — 15 ккал, со сливками и сахаром —
уже 90 ккал. А в ста граммах «постного» сливочного мороженого — 190 ккал.

Молоко, рыба, напитки

В стакане молока — более 100 ккал. Вместе с горбушкой хлеба получается пусть не сытный, но
вполне приемлемый лёгкий завтрак. Примерно столько же энергии, сколько молоко,
поставляют нам кефир, простокваша и йогурт. В нежирных видах почти вдвое меньше калорий,
а в ряженке и в ацидофильном молоке — на треть больше. В 10-процентных сливках и сметане
— 118 и 116 ккал, в 20-процентных — 205 и 206. Разумеется, речь об усреднённой продукции
молочных заводов. Молоко и творог, купленные на рынке, чаще всего оказываются жирнее и
питательнее. В магазины же творог поступает трех видов — нежирный (86 ккал), полужирный
(156) и жирный (226 ккал). У сырков и творожной массы (из-за сахарной составляющей)
килокалорий больше — 340. Так же, как в популярной сгущёнке — 315.
Достаточно калорийна брынза из коровьего молока — 260 ккал. Плавленые сыры уступают
брынзе — в них 226 ккал. А вот твердые сыры почти догоняют лидера среди молочных
продуктов — сухое молоко (475). В сыре, который промышленность выпускает под названием
«Швейцарский», — 396, в «Российском» — 371, в «Голландском» — 362 и лишь в
«Пошехонском» — 334 ккал.
Морская рыба в целом питательнее пресноводной. Хотя встречаются исключения из правила.
Если подходить к ценности рыбы с точки зрения её калорийности, то на первом месте окажется
угорь — 333 ккал, далее расположились стерлядь — 320, сайра крупная — 262, сельдь — 242,
семга — 219, минога — 166, осётр — 164, мойва — 157, скумбрия — 153, горбуша — 147, сом
— 144, сайра мелкая — 143, кета — 138.
Во вторую часть списка поместим рыб, чья пищевая ценность не намного превышает сто
единиц. В порядке убывания: салака, сазан, ставрида, окунь морской, лещ, палтус…
Остальные наши знакомые не дотягивают даже до ста. Ближе всех к планке подошли карп —
96 ккал, корюшка — 92, камбала — 88, карась — 87. А вот судак, треска, налим, окунь речной,
хек, щука крутятся возле цифры 80. Ниже всех расположился минтай — 70 ккал. Недаром же
поморы, издревле промышлявшие рыбу в Белом море, не тратили время на запоминание
названий видов рыб. Обходились двумя категориями. «Рыбой» называли сёмгу, всё остальное
— «сором». Еще недавно, в межсезонье, в рыболовецких поморских колхозах отправляли
специальные бригады для ловли «сорной рыбы» — окуня и щуки — в места нереста сёмги.
Этим же бригадам вменялось также в обязанность отгонять морского зверя от устьев рек, куда
сёмга устремляется на «пресницу».
При горячем копчении питательная ценность рыб увеличивается. Что же касается рыбных
консервов, их энергетическая составляющая напечатана на этикетке банки. Меньше всего
калорий в натуральных консервах, даже если это кета или горбуша. Минимальной
энергетической ценностью обладают рыбные консервы в томате, разве на 10–20 пунктов они
выше, чем натуральные. Всё из-за углеводов, которые добавляет томатная паста. Консервы в
масле — почти в два раза питательней натуральных. Всех обгоняют шпроты. Особняком стоит
печень трески, она и в этом смысле — король рыбных консервов, в ста граммах — 613 ккал.
Красная и чёрная икра по калориям значительно уступают рыбным консервам в масле. В
кетовой — 251, в осетровой — 203 ккал. Икра леща и минтая совсем отстали. Приятно, что в
цене — тоже.
Кальмары, крабы, креветки, трепанги уступают в калорийности даже рыбам третьей категории
— по принятой нами классификации. А морская капуста — вообще мечта человека, желающего
похудеть: в 100 граммах всего 5 ккал. Почти в четыре раза меньше, чем в самом диетическом
томатном соке, в 5–6–7 раз меньше, чем в пиве и в 10–11 раз меньше, чем в абрикосовом,
апельсиновом, виноградном, вишнёвом и свекольном соках.
Алкогольные напитки, в отличие от безалкогольных, содержат приличное количество энергии.
В 100 граммах виноградного столового вина примерно столько же калорий, сколько в 100
граммах трески. Если помните, лабарданом (треской просоленной и провяленной,
освобождённой от костей) за завтраком потчевал Хлестакова Артемий Филиппович Земляника
в богоугодном заведении (больнице), где «больной не успеет войти, как уже здоров; и не
столько медикаментами, как честностью и порядком». Видите, наши предки имели полное
представление о пользе рыбных блюд!

Мясо, птица, яйца, жиры

Среди мяса домашних животных всех обогнала по питательности жирная свинина, в 100
граммах — 489 ккал. Затем, в порядке убывания, расположились: нежирная свинина — 316,
баранина — 203, крольчатина — 199, говядина — 187, конина — 143, телятина — 90 ккал. У
мяса домашней птицы — своя субординация: гуси — 364, утки — 346, индейка — 197, куры —
165, цыплята — 156 ккал.
Субпродукты домашних животных в большинстве не дотягивают до 100 ккал на 100 г. Эту
цифру почти вдвое перекрывают лишь вымя да языки — говяжьи или свиные.
Об энергетической ценности колбас говорить нынче сложновато, слишком много сортов
развелось, за всеми не уследишь. Меньше всего калорий — в вареных колбасах и сосисках с
сардельками. Но и здесь есть свои аутсайдеры («Диетическая» — 170 ккал) и лидеры
(«Любительская» — 301, «Телячья» — 316, свиные сардельки — 332 ккал). Варёно-копчёные
колбасы балансируют на грани 400 ккал, у полукопченых разброс побольше, от 259 («Минская)
до 466 («Краковская»). Наиболее калорийны сырокопченые колбасы, здесь уже планка в районе
500 ккал.
Мы не раз говорили с вами о том, что при заболеваниях скелета следует отказаться от
копчёностей (неважно, это мясо или рыба). В том числе — из-за повышенной калорийности
этих пищевых продуктов. Скажем, в сырокопчёной корейке — 467 ккал, а в сырокопчёной
грудинке — 632 ккал.
О мясных консервах особо распространяться не будем, достаточно взглянуть на этикетку — там
все подсчитано до грамма. Меньше всего энергетических «градусов» в говяжьем завтраке
туриста (176 ккал на 100 г), больше всего — в тушёной свинине (349 на 100 г).
Наконец, самый диетический продукт, как долго считалось, — яйца. Новейшие исследования не
слишком поколебали это утверждение. С тем лишь замечанием, что если даже злоупотребление
шиповником может привести к негативным последствиям, то яйца утром, «обед и вечером да
еще месяц за месяцем без перерыва — тоже не подарок.
Завхоз 2-го дома Старсобеса, голубой воришка Александр Яковлевич («Двенадцать стульев»
Ильфа и Петрова) в знаменитом лозунге «Одно яйцо содержит столько же жиров, сколько 1/2
фунта мяса» опять-таки обжулил постояльцев богадельни. В яйцах жиров в несколько раз
меньше, чем в самой обезжиренной конине. И по количеству килокалорий яйца значительно
отстают от мяса. В 100 г куриных яиц — 157, в таком же количестве перепелиных — 168 ккал.
А вот в сухом белке, яичном порошке и сухом желтке энергетической ценности больше в разы
— соответственно, 336, 542 и 623 ккал. Но уплетать ложкой эти порошки не рекомендую.
Полезней и вкуснее разбавить хотя бы молоком и приготовить омлет. Интересно, что сухое
молоко почти не уступает в энергетической ценности яичному порошку.
Был случай, предложил хозяину модного ресторана указывать в меню не только стоимость
блюд, но и количество калорий. Отказался. Наотрез. Объяснил, что цифры эти отпугнут
посетительниц посильнее, чем самая крутая цена.
Завершают парад калорий жиры. Расставим их по ранжиру в порядке убывания энергетической
ценности. Впору удивиться, но открывает список растительное масло — 899 ккал на 100 мл.
Однако если вспомнить, что рыбные консервы в масле почти вдвое сытнее, чем они же в
натуральном соку — всё встанет на свои места. Эти диетические со всех сторон жиры, которые
легче всего усваиваются организмом, поставляют нам максимум калорий. Далее идут: топленый
бараний или говяжий жиры — 897, масло сливочное топлёное — 887, свиное сало без шкурки
— 816, сливочное масло — 748, молочный маргарин — 746, бутербродный маргарин — 744,
майонез — 627 ккал.
***
Прекрасно понимаю, что если всю эту цифирь выучить назубок — уже похудеешь. Однако
приучить себя пропускать меню через калькулятор всё же не помешает. Глядишь, и приведёте
вес в оптимальное состояние.
А чтобы жизнь с калькулятором не казалась издевательством над собой любимым, держите в
голове еще несколько цифр. За 70 лет жизни человек в среднем выпивает 50 т воды —
железнодорожную цистерну, съедает 2500 кг белков, 2300 кг жиров, более 10 т углеводов
вместе с 300 кг соли…
Так вот, несоблюдение диеты равносильно тому, будто цистерна с вагоном в одночасье
свалились вам на голову. Представить — и то страшно.

Глава 11
В САМУЮ ТОЧКУ

СЕКРЕТЫ МЕТАМЕРНОГО ТОЧЕЧНОГО МАССАЖА

I. КАК МАССИРОВАТЬ

КРАСНОРЕЧИВОЕ «МНОГОТОЧИЕ»

Согласно данным американских ученых, в квадратном дюйме кожи человека располагается


более 150 рецепторов и до 4 метров нервных волокон. В тканях под кожей плотность
рецепторных полей ещё выше. Вот почему точечный массаж является эффективным средством
рефлексотерапии. Он позволяет активно воздействовать на рефлекторную дугу, на зоны
максимальной концентрации рецепторных полей.
Нервную систему человека иногда сравнивают с телефонной сетью земного шара. Но сеть
нейронов головного мозга в 1400 раз сложнее всемирной телефонной сети, она состоит из 20
миллиардов нервных клеток. Биологические сигналы передаются по нервным волокнам со
скоростью 400 км в час. При нормальном функционировании нервной системы — почти
мгновенно.
Многие заболевания периферической и центральной нервной системы нарушают связи между
определёнными нервными комплексами. И здесь заканчивается аналогия с телефонной сетью.
«Оборванные провода» не заменишь. Зато точечный массаж в числе других процедур
способствует восстановлению порушенных связей между нейронными комплексами.
Разработанная нами методика точечного метамерного массажа теоретически обоснована, а
эффективность метода подтверждена практикой.

Виды точечного метамерного массажа

Нейротрункулярный
— массаж непосредственно нервных стволов.

Склерозонный
— массаж мест прикрепления мышц к надкостнице.

Склеротомный, или периостальный


— массаж надкостницы.

Васкулярный
— массаж сосудистых стволов.

Мышечный
— массаж мышц в области скопления рецепторных полей.

Вегетоганглионарный
— массаж ганглиев пограничного симпатического ствола.

Висцероганглионарный
— массаж висцеральных вегетативных ганглиев.

АНАЛОГ «ПУСКОВЫХ КНОПОК»

Структуры центральной нервной системы (головной и спинной мозг) покрыты оболочками.


Считается, что в периферических нервах твердая мозговая оболочка преобразовалась в
эпиневрий, в волокнистую соединительную ткань. А мягкие оболочки — периневрий и
эндоневрий — в прослойки между пучками периферических нервных волокон и рыхлые
прослойки между нервными волокнами. В эпипериневральной клетчатке самого нерва
расположены кровеносные и лимфатические сосуды. Внутри нервного ствола между
эпиневрием и периневрием циркулирует жидкость — периферический ликвор.
Состав этой жидкости и пути её движения до сих пор до конца не изучены.
Однако академик А. Д. Сперанский установил: в патологических ситуациях движение ликвора
приобретает центробежное направление — от центра к периферии, что и приводит к
повышению давления в субарахноидальных (подпаутинных, между паутинной и мягкой
оболочками) пространствах головного мозга.
Жидкость, циркулирующая в нервах по периэндоневральным пространствам корешков
спинного мозга, поступает в центральную нервную систему и смешивается с жидкостью, что
образуется в веществе мозга. Но ведь никаких клапанов, регулирующих движение жидкости, в
нервах нет. Академик А. Д. Сперанский пришел к выводу, что движение жидкости в нервах
возможно в любом направлении. Давление же внутри невральной жидкости меняется под
влиянием пульсовой волны, мышечных сокращений.
Точечный массаж позволяет активно влиять на давление внутри нервов.
На рис. 1 изображена схема афферентной (чувствительной) иннервации нервных стволов, т. е.
речь идет о нервной системе нервной системы.

Нейротрункулярный точечный массаж

Нейр