Вы находитесь на странице: 1из 15

Институт археологии РАН

Археологический центр Псковской области


Псковский археологический центр
Псково-Изборский музей-заповедник

АРХЕОЛОГИЯ
И ИСТОРИЯ
ПСКОВА
И ПСКОВСКОЙ
ЗЕМЛИ
ПРЕДПЕЧАТНАЯ ВЕРСИЯ
СБОРНИКА
МАТЕРИАЛОВ КОНФЕРЕНЦИИ

Семинар имени академика В.В. Седова


Материалы 64-го заседания (10-12 апреля 2018)
Выпуск 34

Москва-Псков-Санкт-Петербург
2019
Ю.В. Колпакова

Наперсные резные кресты в


археологических и музейных коллекциях
Пскова: к вопросу о культурных связях Пскова
в позднем средневековье
Yu. V. Kolpakova. Pectoral Carved Crosses in the
Archaeological and Museum Collections of Pskov: to the Issue
of Cultural Relations of Pskov in the Late Middle Ages
Резюме. В статье дан обзор резных наперсных крестов XVI в. из археологических и
музейных собраний в Пскове. Выделено 6 вариантов иконографии лицевой стороны
крестов. На основе наблюдений над взаимовлиянием различных художественных традиций
сделан вывод о связях, которые складывались не между городами, а между крупными
монастырями Псковщины и России: Мирожским, Спасо-Елеазаровским, Иоанно-
Предтечинским, Спасо-Прилуцким, Троице-Сергиевым, Кирилло-Белозерским, Псковским
Ильинским и так далее. Способность монастырских мастеров создавать новые
произведения на базе и по мотивам привозных образцов формировала корпус произведений
общерусского христианского искусства.
Ключевые слова: Псков, христианство, наперсные кресты, предметы личного
благочестия, культовая металлопластика.

Abstract. The article presents an overview of the XVIth century carved pectoral crosses
from Pskov archaeological and museum collections. There are six variants of the iconography of
the front side of the crosses. On the basis of observations on the mutual influence of various
artistic traditions, the conclusion is made about the connections that were formed not among the
cities, but among the large monasteries of Pskov Land and Russia: Mirozhsky, Spas-Eleazarovsky,
John the Baptist, Spas-Prilutsky, Trinity-Sergiev, Kirill-Belozersky, Pskov Ilyinsky and so on. The
ability of the monastery masters to create new masterpieces on the basis of and motives of the
imported samples formed the body of works of all-Russian Christian art.
Keywords: Pskov, Christianity, pectoral crosses, private devotion objects, cult metal
casting.

В коллекция
археологических и музейных фондах Пскова содержится небольшая
наперсных деревянных, костяных и роговых крестов. Среди них
есть высокохудожественные произведения искусства и подражания, крайне
интересные примеры христианской иконографии и эпиграфики.
Главным назначением таких крестов было использование их в качестве
«приклада» к иконам, т.е. дара церкви, который размещался непосредственно под
или перед почитаемым образом. Носили наперсные кресты и священнослужители,
параманные кресты – монашество. В церемониальных одеяниях московских
князей древние кресты носились поверх барм и оплечий (Николаева, 1976. С. 139,
142.).

[Бо
Наперсные резные кресты в археологических и му зейных коллекциях
Для резных наперсных крестов из рога и кости характерны как
сложносоставные, так и односюжетные иконографические композиции.
Объединяет данные находки, в первую очередь, высокий уровень мастерства
изготовления, который проявляется через гармоничность композиций и их связь с
иконописными образцами, изящество пропорций изображенных фигур, наличие
читаемых миниатюрных надписей, умение мастера разместить на небольшой
площади многофигурные сцены.
Благодаря публикации И.С. Родниковой утвердилось справедливое мнение
о причастности большей части данных изделий в псковских коллекциях к
мастерским, связанным с Троице-Сергиевой лаврой (Родникова, 2005. С. 495–529).
Продукция этого ремесленно-художественного центра впервые всесторонне
исследована и выделена Т.В. Николаевой, ею обнаружены и имена многих
крестечников XV–XVI веков. Считается, что у истоков местной школы резьбы
стоял мастер Амвросий. Сохранился трехстворчатый складень с датирующей
надписью, созданный этим иноком в 1456 г. по заказу игумена монастыря
Вассиана Рыло. С этим произведением сопоставляют и более поздние работы
троицких мастерских, в том числе ковчег с изображением Петра и Павла, большой
восьмиконечный запрестольный крест с резными по кости миниатюрами XV в. с
изображениями Распятия, праздников и святых, а также произведения мелкой
культовой пластики сер. и 2 пол. XVI в. (Загорский музей…, 1990; Николаева,
1976. С. 247–250; с. 136–137; 149; илл. с. 133–134).
В настоящее время к ранее атрибутированным предметам из Псковского
музея добавился ряд аналогичных археологических находок, что позволяет
проанализировать явление в комплексе.
Все резные наперсные кресты из Пскова можно разделить на шесть групп
по их иконографии.
1. «Праздничный чин», 12 праздников.
С иконографией данного типа известно три предмета из фонда цветных и
драгоценных металлов Псковского музея-заповедника, два из них опубликованы
И. С. Родниковой (кресты XVI в. в серебряном сканом окладе; ПГОИАХМЗ).
Также в коллекции музея существовал их аналог, который попал в музей из Спасо-
Елеазаровского монастыря в 1924 году, но был утрачен в годы Великой
Отечественной войны (Родникова, 2005. С. 512, с. 510-512; № 325, 328, 441).
Крестов, иконография которых соответствует данному типу полностью, из
раскопок в Пскове нет.
В открытом хранении фонда цветных и драгоценных металлов Псковского
музея-заповедника «Золотая кладовая» (ПГОИАХМЗ, ЗК 60, IX/3) представлен
один из наиболее сохранных и искусно выполненных крестов данного типа. В
отличие от аналогов он не имеет оправы, что позволяет изучить его боковые
поверхности и участки резьбы, прилегающие к краю изделия (рис. 1: 1).
На лицевой стороне креста (сверху вниз слева направо) в прямоугольных
дробницах изображены сцены Благовещения (Архангел Гавриил и сидящая Мария,
текст: БЛIИИ ВСТЬЕ), Сретение (в храме: Богоматерь, и Симеон Богоприимец с
Младенцем, пророчица Анна; надпись СТНь(?) ЛЬ(ять?)ЕХ), Крещение – средник,
увеличенная композиция (Иоанн Предтеча в тунике, Христос в водах Иорданских,
снизу – символическая фигура, изображающая сам Иордан, справа два ангела с
ризами, протянутыми Христу; сцена показана внутри храма и со зданиями на
Ю. В. Колпакова
фоне, что может указывать на храм Крещения, с которым был связан данный
крест; надпись: КРЕШ Е ЕХВD), воскрешение Лазаря (Христос, за ним иудеи,
справа Лазарь в пеленах и раскрытой гробнице; надпись ВОСК ИИСЕ),
Преображение Господне (Христос во Славе и пророки Моисей и Илия на
вершинах гор, павшие ниц апостолы Петр, Иоанн, Иаков; надпись ПРЕW?
АЖЕНИЕ), Успение Богородицы (ложе с телом Богородицы, Христос с душой
матери в руках, апостолы; надпись: ОУСПИ Е И?БТ).
На обороте креста (сверху вниз слева направо) изображены сцены:
Рождества (комплексно совмещающая иконографию Рождества, изображение
Богородицы и яслей, Иосифа, благовествующих ангелов, а также сцену Купания
младенца; надпись ОРЖС ЕТ(?)БХ?), Вход Господень в Иерусалим (конная
фигура, встречающие её горожане, ветви пальм на фоне композиции, надпись:
ВХО В ЛИ Е), Распятие (центральная пятифигурная композиция, Христос распят
на кресте, над головой его надпись IC (?) XC, слева Мария (её фигура подписана
МР) и Мария Магдалина, справа – Иоанн (IW) и, видимо, Лонгин-сотник; надпись
СТРТ ХВБТ, фон изображения размечен мелкими крестами), Сошествие во Ад –
Воскресение (Христос, стоящий на скрещенных сокрушенных вратах Ада,
протягивает руки Адаму и стоящей за ним Еве, за спиной у него другие души; по
композиции сцена почти идентична Воскрешению Лазаря и имеет похожую
надпись ВОСК СВХЕ); Вознесение (восьмифигурная композиция, Христос
возносится во Славе в сопровождении двух ангелов, внизу Богоматерь Оранта,
одесную её апостолы; надпись ВОЗНЕ ЕНЬЕ Р(?)Т(?), Сошествие Святого духа на
апостолов – Пятидесятница (десять апостолов полукругом царская фигура с
убрусом в центре; надпись СШЕСТ КРОЕТ (СВОЕТ?).
Все аннотирующие надписи к представленным на кресте сюжетам
обронные, размещены в каждом медальоне на киотообразных сводах,
символически обрамляющие евангельские сцены как сцены в храме. Форма сводов
«авория» напоминает одну из форм титла, характерную для поздних меднолитых
крестов – в виде виньетки, похожей на перевернутую лилию, и влияние традиции
резных крестов на медную пластику весьма вероятно. Козырек в центре свода
разрывает каждую надпись на две части, неравноценные по смыслу. Первая часть
начинает название сюжета, вторая либо продолжает его, либо содержит указание
на действующих лиц. В отношении текста автор-резчик поступает чрезвычайно
экономно, но титла для сокращений не применяет.
Логически и стилистически прототипом для этой группы произведений должен
был послужить праздничный чин 1425–1427 гг. иконостаса Троицкого собора
Троице-Сергиевой Лавры. Он включал 19 икон и был одним из самых больших в
России по числу представленных сюжетов (Лазарев, 2000. С. 104, 368). Тем не
менее, расхождения в иконографии отдельных сцен выявляются: так, в сцене
Сошествия Святого духа на иконе изображены все двенадцать апостолов, в то
время, как на наперсном кресте – десять. В той же традиции, что и иконостас, в
Лавре был создан и большой запрестольный крест XV в. мастера Амвросия с
изображением Распятия, Деисиса и праздников, а также важных для монастыря
житийных сцен (Николаева, 1976. С. 251). Впоследствии, когда троицкий игумен
Вассиан Рыло стал епископом Ростовским, традиция могла распространиться в
Ростовскую землю.
Наперсные резные кресты в археологических и му зейных коллекциях

Рис. 1. Кресты резные наперсные.


1 – крест резной с сюжетами двунадесяти праздников, рог. ПГОИАХМЗ, ЗК 60, № IX/3; 2 –
крест резной с изображением праздников и Богоматери Знамение с избранными святыми,
слоновая кость (по определению Салмина С.А.). ОЛЬГ-V-2008, №84, Б–11 (–218)–36,
№пол. 4; 3 – креста резного с надписью фрагмент, рог П-86-ИЗБ, № 39; IX–1–270; 4 – крест
деревянный с надписями в обкладке из серебра и белого металла. ПМАС-92; кв.3, пл. 7 (–
123), слой разрушения постройки, №пол. 2.
Ю. В. Колпакова
Изначальным, до-троицким истоком русской иконографии резных крестов с
праздниками, вероятнее всего, было известное на Руси творчество мастеров из
монастырей Афона. Например, старинные реликвии – кипарисные кресты с
сюжетами праздников наряду с другими святынями было врезаны Кийский крест
(Гнутова, Щедрина, 2006. С. 672). Их иконография проявила себя и в
производстве напрестольных крестов, таких, как, например, массивный резной
крест начала XVIII в., найденный во время ремонта в церкви Евфимия Кирилло-
Белозерского монастыря. Этот деревянный восьмиконечный был украшен
миниатюрами, вставленными в серебряную позолоченную оправу. На лицевой
стороне креста московскими резчиками были выполнены шесть резных сцен, из
которых три сохранились полностью — это «Распятие с предстоящими»,
«Уверение Фомы» и «Снятие со креста». Четвертое клеймо «Вход Господень в
Иерусалим» имеет значительные утраты (Щурина, 2013).
2. Двусторонние кресты с изображением Богоматери Знамение.
Напомним, что особое почитание иконы Знамение в русских землях связано
с историей о чуде, произошедшем в битве суздальцев с новгородцами. Несмотря
на то, что событие относится к 3 четверти XII в., широкую огласку оно получило в
XIV–XV вв., когда благодаря деятельности Пахомия Серба и других известных
книжников сформировался литературный вариант легенды («Слово похвальное
Знамению», «Чудо от иконы Знамению»). Легенда считается скорее новгородской,
хотя литературным своим оформлением обязана Троице-Сергиевой обители.
Н.Г. Порфиридов полагал, что первые иконы на этот сюжет были написаны
не ранее сер. XV в., в том числе и та, которая почитается как икона XII в. в
новгородском Софийском соборе (Порфиридов, 1966). Г.В. Попов считал
возможным связать со шлейфом почитания этого образа и поновлённую в XVI в.
Мирожскую Оранту с изображением Довмонта (Попов, 1971). Также к XV–XVI вв.
относится и появление наперсных крестов с данным образом.
Крест данного типа, изготовленный из слоновой кости и найденный при
раскопках Ильинского монастыря в Пскове (ОЛЬГ-V-2008, №84), представляет в
своей иконографии совмещение на одной стороне под сюжетом «Троица
Ветхозаветная» наиболее важных для автора сцен праздников, как в предыдущей
группе крестов и замещение медальонов второй стороны изображением
Богоматери Знамение с избранными святыми (Салмин, Салмина, 2014. С. 29, 31-
32.), рис. 1:2.
На «праздничной стороне» размещены сюжеты: Троица Ветхозаветная
(поясные изображения ангелов за столом), Сретенье (четырехфигурная
композиция), Распятие (трехфигурная композиция), Воскрешение Лазаря,
Преображение (почти идентично по композиции крестам «праздничного чина») и
Сошествие Духа Святого (композиция по сравнению с предыдущей сокращена по
вертикали). Надписи размещены на фонах, в двух случаях («ТРОЧА» – Троица)
вынесены на бортик и сделаны в другой технике. Арка в виде кивория сохранилась
только в центральной композиции Распятия.
На «Богородичной» стороне в круглом медальоне как бы перекрывающем
поквадратное деление поверхности креста – изображение Богоматери Знамение.
На фоне фигура подписана МР (бeз окончания «Тео») и крестом с двумя буквами,
возможно, IC, относящимися к изображению Христа. По кругу располагается
надпись. Сохранность креста сейчас, его высветленный тон не позволяет сделать
Наперсные резные кресты в археологических и му зейных коллекциях
эту надпись читаемой. Это может быть фрагмент молитвы «Достойно есть»,
«архангельской песни», восславляющей Богородицу. В верхней правой части не
уверенно читается «честнейшую х… (возможно, херувим)», что может быть
эпитетом Богородицы из славословия «Честнейшую Херувим и славнейшую без
сравнения Серафим». По сторонам от круглого медальона скупо изображены
символы евангелистов: профиль ангела, крыло и голова орла, морды льва и быка.
В прикладном искусстве XVI в. известны две резные композиции,
абсолютно аналогичные по иконографии «богородичной стороне» креста, из
коллекций московских музеев, однако отнесение их различными искусствоведами
к продукции мастеров Ростова Великого либо к Кирилло-Белозерскому
монастырю, ярославской художественной школе либо тверским изделиям с
«новгородизмами» породило научную дискуссию, не имеющую в настоящее время
однозначного результата (Афонин, 2013. С. 18–27; 3, 14, с. 99–10). Кроме этого,
крест из Пскова имеет прямой и отдаленный аналоги в коллекции Владимиро-
Суздальского музея-заповедника (деревянные кресты «Богоматерь Знамение –
избранные святые» и «Распятие – избранные святые», XVI в., Сергиев Посад),
куда кресты поступили в 1920-е гг. из Покровского монастыря в г. Суздале
(Произведения…, 2014. С. 44–45. № 20–21). И. С. Родниковой опубликован
аналогичный по сюжету, но более примитивный по качеству резьбы деревянный
резной крест из Псковского музея. Исследовательница соотносит его
предположительно с Троице-Сергиевым монастырем, сер. – II пол. XVI в.
(Родникова, 2005. С. 514-515; 12, с. 521, № 443).
Вопрос о месте создания произведения не может быть решен без детального
анализа иконографии и ее аналогов.
Избранные святые на псковском кресте определяются как Никола, Сергий и
Никон, благодаря надписям, выполненным широкими выпуклыми буквами, и
отдельным элементам их иконографии. Согласимся с мнением, высказанном
С. А. Салминым при публикации вещи, о том, что иконографическая программа
креста: совмещение иконы престольного праздника Троицы и изображений Сергия
и Никона Радонежских на одном изделии, явно противоречит атрибуции иной,
нежели Троицкая (Салмин, Салмина, 2014).
Вместе с тем, анализируя весь ряд изделий с круглым медальоном
«Богоматерь Знамение», можно заметить, что они принадлежат разным резчикам и
даже размещение изображения Никона и Сергия вместе с Николой в данных
композициях не является стабильным. На резной иконе из Музеев Московского
кремля предстоящих нет, на иконе из ГИМ вместо них изображены фигуры
Кирилла Белозерского и Николы. В этом смысле данный крест показывает
одновременно связь Пскова не только с Троице-Сергиевской, но и с Кирилло-
Белозерской обителью, и Ростовом (Афонин, 2013).
С большими оговорками мы бы отнесли к кругу данных изделий небольшой
фрагмент креста из раскопок на Завеличье (Изборский раскоп, 1986) – часть
верхней лопасти с ушком для подвешивания (рис. 1:3). На одной стороне
врезанной линией был изображен крест, на другой сохранился двустрочный текст,
в котором предположительно узнаются монограммы Богоматери (МРЪUFI)и
Христа (IСХС). Учитывая данную аннотацию, можно предположить в
центральной несохранившейся части креста некую богородичную композицию, из
которых на наперсных крестах нам известна только Богоматерь Знамение.
Ю. В. Колпакова
Надпись, несмотря на фрагментарный характер, имеет яркие особенности: в
первой строке присутствует лишняя буква «ук». В.Л. Янин ошибку в имени
Богоматери считал характерной для Олисея Гречина и выявил её как в берестяных
грамотах, так и в росписи Спаса на Нередице. Не проводя таких далёких
параллелей, предположим, что это могла быть ошибка, типичная для грека,
творящего в русской среде.
3. Кресты с образом архангела Михаила
Изображение Богоматери Знамение – не единственное дополнение
композиции «праздничного чина» центральной фигурой. В псковских коллекциях
присутствует три наперсных креста с ростовым изображением архангела на
лицевой стороне.
Самый крупный из крестов, 13,5 х 7 см, из Псковского музея-заповедника,
хранился до передачи в музей в Иоанно-Предтечинском женском монастыре.
И.С. Родникова датирует его первой половиной XVI в. и, соглашаясь с мнением
И.И. Плешановой, возводит происхождение креста к Спасо-Прилуцкому
Вологодскому монастырю. Изготовление оправы И.С. Родникова аргументировано
атрибутирует новгородским мастерам, кроме того деревянный крест с
аналогичной иконографией хранится в Новгородском музее. На обороте вырезаны
не только сцены праздников, но и деисусный чин (Родникова, 2005. С. 504–505).
И.С. Родниковой также опубликован более скромный по размерам крест,
поступивший в музей из Елеазаровского монастыря, на лицевой стороне которого
вырезан образ архангела Михаила с надписью «ангел хранитель» и с избранными
святыми (Сергий, Никон, Николай, погрудные образы). На обороте: Распятие и
праздники: Троица, Сретенье, Воскрешение Лазаря, Преображение, Сошествие св.
Духа на апостолы – т.е. иконография «праздничной стороны» идентична крестам с
Богоматерью Знамение. Исследовательница датирует изделие сер. (2 пол.) XVI в.
Следуя логике атрибуции иконографической программы креста
(изображения Сергия, Никона и Николая), данный крест следует соотнести с
Троице-Сергиевой Лаврой. Однако у искусствоведов есть консолидированная
точка о вологодском происхождении предмета и его связи со Спасо-Прилуцким
монастырем.
Подобный крест найден в 1977 г. на раскопках в Палатах Подзноева (ППП-
77, колл.10657, №2044, В-10-64), он не вводился в научный оборот (рис. 2:1).
Размеры 7,3 х 4,1 см и около 8 мм в толщину. На лицевой стороне в центре –
архангел с орудием в руке, окруженный сиянием и фигурами святых. На обороте в
центре – Распятие, а концах креста – групповые изображения, сцены праздников.
Рельеф сильно стерт, однако, по его остаткам можно судить о
пропорциональности фигур, наличии тонко проработанных деталей и составе
изображенных. Можно предположить, что набор изображенных святых мог быть
идентичен аналогичному на кресте из Елеазаровского монастыря.
Крест не имеет оправы, поэтому есть возможность рассмотреть особенности
его формы и отметить характерные скосы на углах креста, а также расширение
нижней лопасти в её нижних двух третях.
Особо следует обратить внимание на арки в виде кивория над некоторыми
сценами, которые роднят крест через манеру исполнения с кругом аналогичных
памятников. Аналог креста XVI в. хранится в Тверском музее и был опубликован
А.В. Рындиной и Г. В. Поповым (Попов, Рындина, 1979. С. 534, 537).
Наперсные резные кресты в археологических и му зейных коллекциях

Рис. 2. Кресты резные наперсные.


1 – крест резной с изображением архангела с избранными святыми и праздников, рог. ППП-
77, ПГОИАХМЗ, колл.10657, №2044, В-10-64; 2 – крест резной с изображением трёх
(четырех?) святых и праздников, кость/рог. ЕЛМ-2010, №10; 18–3 (–56), №пол. 31; 3 – крест
резной с изображением Входа Господня в Иерусалим и других праздников, фрагмент, рог.
ПЕТР-08-VIII, №211, Ж–13 (–252)–174, яма 23; 4 – крест резной с изображением Входа
Господня в Иерусалим и других праздников, рог. МСТ-IV-18; №1366; В-16 (–320)-3Ф,
№пол. 6; 5 – крест резной с изображением Входа Господня в Иерусалим, рог. ВАС-III-04, №
384; В–11 (–219)–52, №пол. 27 (обратная сторона).
Ю. В. Колпакова

4. Кресты с изображением трех святителей


Погрудные изображения Сергия/Кирилла, Никона и Николы были
обнаружены на крестах с изображением Богоматери Знамение, но встречаются и
как основная композиция одной из сторон креста.
Из раскопок в Спасо-Елеазаровском монастыре происходит еще один
наперсный крест, к сожалению, плохой сохранности (ЕЛМ-2010, №10; рис. 2:2).
Отметим трехфигурную композицию на лицевой, более сохранной стороне, и
изображения в прямоугольных дробницах на обороте. Обращает внимание общая
схожесть размещения погрудных образов с композициями на крестах с
архангелом, однако очевидно, что его общая иконографическая схема является
особенной. Подобное изображение выявлено на кресте прекрасной сохранности из
археологических раскопок сезона 2017 г. на крепости Сокол в Беларуси, время
выпадения находки в слой датируется 25 сентября 1579 г. – датой пожара и
штурма крепости.1 Изображения: центральное – ростовое, боковые – погрудные,
аннотированы трехстрочной надписью в верхней лопасти: НИКОЛА, СЕРГИI,
НИКОН. Крест из Сокола имеет несходный с исследуемыми крестами контур с
бортиком, украшенным двойным выпуклым рантом, снизу – с узором «веревочка»,
со «слёзками» в углах лопастей, без характерного расширения в нижней лопасти.
Эта форма роднит его с афонскими прототипами русских нательных крестов. На
обороте креста из Беларуси – Никита Бесогон и другие изображения.
При экспонировании креста из Елеазаровского монастыря высказывалась
версия об атрибуции изображения трем святителям: Василию Великому,
Григорию Богослову и Иоанну Златоусту, в связи с наличием в монастыре
Трехсвятительской церкви. В контексте других находок очевидно, что на кресте
также изображены, вероятнее всего, Сергий, Никон и Никола, но возможно, с
заменой фигуры Сергия на кого-либо из местночтимых святых (как в случае с
заменой фигуры Сергия Радонежского на Кирилла Белозерского на резной иконе
из ГИМ).
5. Кресты с изображением Входа Господня в Иерусалим
Сильно упрощенный, но близкий к «праздничному» набор сцен можно
видеть на находке, сделанной на Петровском VIII раскопе в Пскове в 2008 г.
(ПЕТР-08-VIII, №211; рис. 2:3). Крест роговой, односторонний, сломан по
диагонали, верхняя и левая лопасти не сохранились, сторона с праздниками
выступает, как лицевая. В центре композиции вместо Распятия изображен Вход
Господень в Иерусалим.
Фигуры вырезаны лапидарно, фон не проработан, сцена Сошествия св. духа
изображена, как 4 головы в ряд с аннотацией «ШЕСТВИЕ». Сцена Преображения
подписана как «ПРЕW», Воскрешение Лазаря, как «ВОСК». Тем не менее, надо
отметить смелую манеру автора, по-своему скомпоновавшему иконографию и
сохранившему основные значимые надписи и элементы сцен.
Идентичен ему по изображениям на лицевой стороне, насколько это
возможно для изделия ручной работы, роговой крест без верхней лопасти из
коллекции Мстиславского раскопа 2018 г. (МСТ-IV-18; №1366; рис. 2:4). От

1
Благодарю Марата Васильевича Климова за уникальную возможность натурного ознакомления с
неопубликованным материалом.
Наперсные резные кресты в археологических и му зейных коллекциях
данного креста сохранился больший фрагмент, например видна сцена Сретения в
левой лопасти, однако детали всех изображений и аннотирующие надписи
сгладились и могут быть атрибутированы лишь по аналогии.
Аналогичная иконография встречается на одной стороне рогового креста из
коллекции Васильевского раскопа (ВАС-III-04, № 384; рис. 2:5; рис. 3:3). Это
версия описанной выше упрощенной «праздничной» композиции со сценой Входа
Господня в Иерусалим в центре и надписью под титлами «ЕРСМЛЬ ВХОД»,
трудно узнаваемыми сценами Сретенья и Воскрешения Лазаря по бокам и,
вероятно, Сошествием св. Духа внизу, хотя от героев композиции на данном
кресте осталось уже только двое. Может быть, это не евангельская сцена, а некие
избранные святые. Пояснительная надпись двустрочная, но, к сожалению, не
читается.
Привлекательной была бы гипотеза о местном происхождении изделия,
особенно учитывая наличие в Пскове церкви Входа Господня в Иерусалим в
Довмонтовом городе, которая упоминается летописью под 1466 г. и позже. В
пользу версии говорит и упоминание псковских мастеров в письменных
источниках, например, известно, что в 1 пол. XVI в. псковский серебряник Стефан
работал около трёх недель в Кирилло-Белозерской обители (Родникова, 2013. С.
70). Также из раскопок в г. Пскове происходят две находки заготовок для
деревянных крестов близкого размера и пропорций (НТ-VI-2008, №211; ПЕТР IV-
2000, № 331; рис. 3:7,8)
Однако нам кажется не менее убедительной версия, что упрощенные
подражания местным изделиям изготавливали мастера из округи Троице-Сергиева
монастыря. Аналоги их разбросаны по коллекциям музеев России: Загорского,
Тверского (быв. КОКМ), Владимиро-Суздальского и некоторыми авторами
отнесены к местным произведениям (Родникова, 2005. С. 510).
6. Монотематические композиции
Среди резных псковских крестов есть предметы, которые содержат более
простые изображения – Голгофский крест, Орудия страстей и надписи.
Наиболее развернутой данная композиция выглядит на деревянном,
оправленном в серебро кресте II пол. XVI в. с вложениями мощей из довоенного
собрания Псковского музея-заповедника, опубликованном И.С.Родниковой
(ПГОИАХМЗ, № 305). По мнению И.С. Родниковой «композиция иллюстрирует
церковное предание о нахождении Креста, на котором был распят Христос, при
византийском императоре Константине и его матери Елене в начале IV в.», а само
изображение, имеющее, в том числе, и раннехристианские аналоги на саркофагах,
представляет сцену прославления Креста как торжества славы Христовой. В
средокрестии изображенного креста – венок, символ Царствия Небесного. По
периметру серебряной оправы на лицевой стороне размещён текст Тропаря
Кресту: КРЕСТЪ ХРАНИТЕЛЬ ВСЕI ВСЕЛЕННЕИ (К) ЦЕРКОВНА¤ КРАСОТА
(К) ЦАРЕИ ДЕРЖАВА (К) ВЕРНЫХЪ УТВЕРЖЕНИЕ (К) АГГЛОВЪ СЛАВА И
ДЕМОНОВЪ ±ЗВА ~ ~. Буква «а» в надписи везде изображена в виде «я», буква
«в» – в виде квадрата, буква «к», со второй строфы обозначающая слово «крест»,
взята в кружок. Размеры креста 8,4 x 4,6. Крест имеет аналог из Покровского
монастыря в Суздале, хранящийся во Владимиро-Суздальском музее и
представляющий Голгофский крест на лицевой стороне и изображение Сергия,
Никона и Николы на обороте; а также из Троице-Сергиева монастыря, хранящиеся
Ю. В. Колпакова

Рис. 3. Кресты резные наперсные и крестовидные заготовки.


1 – крест резной с изображением Креста на Голгофе и надписями, рог. МИР-XVIII-2010, №
10; А–2– (–151) погребение 1, № пол. 1; 2 – крест резной с изображением Креста на Голгофе
и надписями, рог. ПЕТР-IV-2000, № 91; Д–10 (–180)–135, №пол. 7; 2 – крест резной с
изображением Креста на Голгофе и надписями, рог. ВАС-III-04, № 384; В–11 (–219)–52,
№пол. 27 (лицевая сторона); 4 – крест с упрощенным изображением Креста на Голгофе, рог.
НТ-X-2011, №186; Г–7 (–132)–68, №пол. 10; 5 – крест с упрощенным изображением Креста
на Голгофе, рог. ЛУБ-III-2003, № 140; Г–39(–779)–261, № пол. 3; 6 – крест с упрощенным
изображением Креста на Голгофе, рог. Музей храма св. благоверного великого князя
Александра Невского; 7 – крестовидная заготовка, дерево. НТ-VI-2008, №211; А–11 (–217)–
5, № пол. 4 27 (масштаб 1:2); 8 – крестовидная заготовка, дерево. ПЕТР-IV-2000, № 331; Б–
10–6, № пол. 4 (масштаб 1:2). Примечание: масштаб крестов 4-6 дан приблизительно, так
как вещи экспонируются и недоступны для точных измерений.
Наперсные резные кресты в археологических и му зейных коллекциях
в Сергиево-Посадском музее-заповеднике (Родникова, 2005. с. 512-514, № 5; 12, с.
520-521, № 442).
К той же иконографической группе тяготеет некоторое количество
археологических находок. Среди них наперсный крест из погребения в
Мирожском монастыре, найденный при раскопках в 2010 г. (МИР-XVIII-2010, №
10; рис. 3.1); крест, найденный на Петровском IV раскопе в контексте некрополя
(ПЕТР IV-2000, № 91; рис. 3.2), а также вышеописанный крест со сценой Входа в
Иерусалим, найденный в 2004 г. на Васильевском раскопе (Окольный город),
оборотная сторона (ВАС-III-04, № 384; рис. 3.3). В верхней лопасти кресты имеют
надпись под титлами ЧРЬ СЛАВ (ЧРь СЛ), на титле над изображенным крестом
(на кресте из Петровского раскопа – по бокам от изображения) – монограммы IC
XC, в боковых лопастях – обозначения Орудий страстей – Копия и Трости
(дословно: «HК|ОП|ИЕ», «КО|ПИ|ЬЕ» и «ТР|СО|ТЪ»), в средокрестии креста из
Мирожского монастыря дополнительно: «NИ|КА», в нижней лопасти двух крестов
читается начало текста «КРЕСТУ ТВОЕМУ ПОКЛАНЯЕМСЯ» (дословно,
«КРЕСТU|МПОКТЬ»), на одном – надпись «NIKA».
Интересной деталью являются изображения крестиков, вырезанные по фону
за голгофским крестом. Они присутствуют в более явном виде в сцене Распятия на
резном кресте с изображением Праздников из «Золотой кладовой» Псковского
музея-заповедника. Г. В. Попов и А. В. Рындина полагают, что это изображение
иерусалимской стены «декорированной горизонтальными полосами,
прямоугольными зубцами и резаными вглубь крестами» (Попов, Рындина, 1979. С.
587).
К той же группе может относиться очень плохой сохранности резной
кипарисный крест из раскопок у Дома Масон в 1992 году, у церкви Иоанна
Златоуста Медведева монастыря (ПМАС-92; рис. 1:4). Текст в боковых лопастях
этого креста, предположительно, относится к Тропарю Праздника Воздвижения:
КР – ЕСТ | UТ – ВО | ЕМ… – …П… Если прочтение букв верно, то центр предмета
не был занят текстом и мог содержать изображение креста на Голгофе.
Очевидно, что этот сюжет породил и всеобъемлющее использование
изображения креста на Голгофе в искусстве медного литья, а также местные
упрощенные подражания, представленные, например, группой уменьшенных в
размерах крестов из Новоторговского X (НТ-X-2011, №186; рис. 3:4) и Лубянского
III раскопов (ЛУБ-III-2003, № 140; рис. 3:5), а также из коллекции храма
Александра Невского в Пскове (рис. 3:6).
Из надписей на данных крестах прослеживаются только монограммы
Христа IC XC / ICX – в верхней части, в нижней части – сокращенная надпись NIK
(Ника), и, вероятно, начало Тропаря: КРЕСТ.
В Пскове, в музее храма Александра Невского также имеются и более
поздние резные наперсные кресты, XIX-XX вв., предположительно, Соловецкого
происхождения, и изделия современных мастеров, к данной теме напрямую не
относящиеся. Кроме того, надо отметить, что коллекция предметов христианского
культа из кости и рога не ограничена кругом массивных наперсных крестов: из
раскопок в Пскове происходит три миниатюрных неорнаментированных
нательных роговых крестика, крест с изображением св. Сергия, образок и два
фрагмента костяных крестовидных реликвариев небольшого размера, место
Ю. В. Колпакова
которых в коллекции христианских древностей Псковщины еще предстоит
определить.
На наш взгляд, рассмотренная в данной публикации коллекция
демонстрирует одновременно и высокую степень вариативности иконографии
наперсных крестов (мы выделили 6 вариантов лицевой стороны и 2 тыльной), и
вместе с тем тесную взаимосвязь разных художественных центров в сер. – 2 пол.
XVI в., а возможно, и позже – уже при обмене реликвиями. Наблюдается
тенденция заимствования части иконографической программы, целой стороны
креста, замены ключевых персонажей сцены на местнозначимых.
При этом выстраивается очень яркая картина связей, которые складывались
не между городами: Псков-Тверь, Псков-Ярославль, а именно между
монастырями: Мирожский – Спасо-Елеазаровский, Иоанно-Предтечинский –
Спасо-Прилуцкий, Спасо-Елеазаровский – Троице-Сергиев, Троице-Сергиев –
Кирилло-Белозерский – Псковский Ильинский и так далее. Эти связи
иллюстрируют, на наш взгляд и мобильность образованного населения, и
способность создавать новые произведения на базе и по мотивам привозных
образцов и, тем самым, формировать корпус произведений общерусского
христианского искусства.
ЛИТЕРАТУРА

Афонин С., 2013. Два новых памятника деревянной резьбы XVI века Ростова Великого // Антиквариат.
Предметы искусства и коллекционирования. № 1–2 (103). М.
Гнутова С. В., Щедрина К. А., 2006. Кийский крест, крестный монастырь и преображение сакрального
пространства в эпоху патриарха Никона // Иеротопия. Создание сакральных пространств в
Византии и Древней Руси. Центр восточнохристианской культуры; ред.-сост.: А. М. Лидов. С.
681–705. М.
Горбачева Н. И., Харламова И. Г., 2011. Произведения древнерусской мелкой пластики XI–XVII веков
в собрании Ярославского государственного историко-архитектурного и художественного музея-
заповедника. Каталог. Ярославль
Загорский музей-заповедник, 1990. М.
Лазарев В. Н., 2000. Русская иконопись от истоков до начала XVI века. М.
Николаева Т. В., 1976. Прикладное искусство Московской Руси. М.
Попов Г. В., 1971. Некоторые вопросы изучения воинской тематики в русском средневековом искусстве
// Византийский временник. Т. 32. М.
Попов Г. В., Рындина А. В., 1979. Живопись и прикладное искусство Твери. XIV–XVI века. М.
Порфиридов Н. Г., 1966. Два сюжета древнерусской живописи в их отношении к литературной основе //
ТОДРЛ, XXII («Взаимоотношение литературы и изобразительного искусства в древней Руси»).
М.;Л.
Произведения деревянной резной пластики в коллекции «Иконы» Государственного Владимиро-
Суздальского музея-заповедника, 2014. Сост. Е.И. Чижикова. Владимир.
Родникова И. С., 2005. Наперсные кресты из собрания Псковского музея // Ставрографический
сборник. Книга III. Крест как личная святыня. М.
Родникова И. С., 2013. Художественное серебро XVI – начала XIX века: из собрания Псковского музея-
заповедника: [каталог]. Гл. ред. Т. Ю. Пинталь. М.
Салмин С. А., Салмина Е. В., 2014. Резная сланцевая икона «Воскресение Христово» и резной крест с
изображением избранных святых и праздников // Археологи рассказывают. Псков.
Соколова И. М., 2003. Русская деревянная скульптура XV–XVIII веков: Каталог. М.
Щурина Е. Г., 2013. Серебряные кресты в собрании Кирилло-Белозерского музея // Художественное
серебро XV– начала XX века в собрании Кирилло-Белозерского музея-заповедника. Каталог.
Кириллов.