Вы находитесь на странице: 1из 120

И. М.

ДУН АЕВСКАЯ

ЯЗЫ К
ХЕТТСКИХ
ИЕРОГЛИФОВ

«45210

ИЗДАТЕЛЬСТВО « НАУКА»
Г л ав н а я редакция восточной литературы
М о с к в а 1969
языки
Н А Р ОАОв
АЗИИ
и
АФРИКИ

Серия основана
про(р. б~. 61. Серцюченко
4 И
Д 83

Редколлегия
В. М. Солнцев (п р е д с ед ат ел ь ), Н. А. Дв о р я н к о в , Н. А. Л и с о в с к а я (учены й
с ек р е та р ь ), Ю. Я ■ Лл а м , Г. Д. Санжеев

В очерке д а н ы обзор хеттски х иероглиф ических п ам ятн и к ов (II и


I ты сячел ети я д о н. э .), най ден н ы х на территории Т урции и Сирии,
история д еш и ф ровк и хеттски х и ерогли ф ов, х а р ак т ер и с т и к а хеттской
и ероглиф ики к а к системы письма и к р а т к а я гр ам м а ти к а я зы к а х е тт ­
ских и ерогли ф ов. В п ри лож ен и е вклю чены об разц ы текстов, п о л ­
ный список зн ако в , к а р т а н а х о д о к хеттских иероглиф ических п а ­
м ятн иков и др.

7- 1-4
191-69

Ирина Ми х а йл о в на Д у н а е в с к а я
Я ЗЫ К ХЕТТСКИХ И Е РО ГЛ И Ф О В
У т вер ж д ен о к печат и У чены м совет ом Института вост оковедения

Редактор Е. .4. П о ц елу евск и й . Т ехнический редактор Л. Ш. Б ереславская


К орректор Н . Б . О сягина

С д а н о в н а б о р 3/V I 1968 г. П о д п и с а н о к п е ч а т и 14/1V 1909 г.


А -02370 Ф о р м а т бОХЭО'Аб П е ч . л . 7,5 У ч .-и з д ., л . 7,17
Т и р а ж 1700 э к з . И з д . № 2062 З а к . № 849. Ц е н а 45 ко п .

Гласная р е д а к ц и я в о с то ч н о й л и т е р а т у р ы и з д а т е л ь с т в а «Н аука»
М о с к в а , Ц е н т р , А р м я н с к и й п е р ., 2
J -я ти пограф ия и здательства «Н аука» М ссква К-45, Б. К исельн ы й п е р ., 4
ОТ Р Е Д А К Ц И И

Серия «Языки народов Азии и Африки» основана в 1959 г.


проф. Г. П. Сердюченко, под общей редакцией которого было
выпущено 75 очерков, вы звавш и х большой интерес у совет­
ских и зар у б еж н ы х читателей.
После .смерти Г. П. Сердюченко п убли кац и я серии продол­
ж ается под руководством редакционной коллегии.
Очерки, составляю щ ие серию, посвящены описанию либо
современных язы ков стран Азии и Африки, либо языков про­
шлого, сыгравших больш ую культурно-историческую роль в
жизни народов Востока. Р я д очерков содерж ит характеристи­
ку отдельных 'языковых групп.
Очерки, публикуемые в .настоящей серии, предназначены
для широкого круга язы коведов и историков —• научных р а ­
ботников и аспирантов, а т а к ж е д ля преподавателей и сту­
дентов восточных филологических и исторических факультетов
высших учебных заведений. Они могут оказаться полезными
для читателей, интересующихся общим язы кознанием или
изучаю щ их отдельные восточные языки. Д л я того чтобы чи­
татели могли лучш е ориентироваться в серии, помещаем спи­
сок выш едших очерков.
19 5 9 г.
Ю ш м анов Н. В., А м х а р с к и й язык.
1 9 6 0 г.
Андронов М. С., Т а м и л ьс ки й язык.
Д ворников Н. А., Я зы к пушту.
Д митриев Н. К., Т ур ец к ий язык.
Д ор оф еева JI. Н., Я зы к ф арси-кабули.
З о гр аф Г. А., Я зы ки И ндии, Пакистана, Ц е й ло н а и Непала.
И ванов В. В., Топоров В. Н., Санскрит.
К атенина Т. Е., Я зы к хинди.
М азур Ю. Н., К орейский язык.
М ячина Е. Н., Я зы к суахили.
Н адж и п Э. Н., С овременный уй гурск и й язык.
Насилов В. Н., Я зы к орхоно-енисейских памятников.
Петруничева 3. Н., Я зы к телугу.
Рубиечик Ю. А., С овременный персидский язык.
С анж еев Г. Д., С овременный м он гольский язык.
Смирнова М. А., Я зы к хауса.
5
Солнцев В. М., Л екомцев Ю. К-, М хи тар ян Т. Т., Г лебо­
ва И. И., Вьетнамский язык.
Теселкин А. С., Алиева Н. Ф., И н д онезий ск ий язык.
Тодаева Б. X., М о н го л ьск и е язы к и и диалекты Китая.
Толстая Н. И., Я зы к панджаби.
Ф ельдман Н. И., Я по нск ий язык.
Ф ролова В. А., Белудж ски й язык.
1 9 6 1 г.
Б а б а к а е в В. Д., А ссам ск и й язык.
Горгониев Ю. А., К х м ерск ий язык.
Коростовцев М. А., Египетский язык.
Коротков Н. Н., Рож дественский Ю. В., Сердюченко Г. П.,
Солнцев В. М., Китайский язык.
Курдоев К. К-, К у р д ск и й язык.
Охотина Н. В., Я зы к з у л у .
Морев Л . Н., П лам Ю. Я., Фомичева М. Ф., Тайский язык.
Рерих Ю. Н., Тибетский язык.
С екхар Ч., Глазов Ю. Я., Я зы к м алаялам .
Сердюченко Г. П., Чжуанский язык.
Теселкин А. С., Я ва н ск и й язык.
Ш арб ато в Г. III., С овременны й арабский язык.
Я ковлева И. П., Я зы к га нда (л у г а н д а ).
1962 г.
Андронов М. С., Я зы к каннада.
Д ы м ш иц 3. М., Я зы к урду.
Соколов С. Н., Авестийский язык.
1 9 6 3 г.
Аракин В. Д., М а л ь га ш ск и й язык.
Завадо вск ий Ю. Н., А р а б с к и е диалекты М агриба.
И ванов В. В., Хеттский язык.
Катенина Т. Е., Я зы к маратхи.
М аун М аун Ньун, О рлова И. А., Пузицкий Е. В., Тагуно-
в а И . М., Б и р м а н ск и й язык.
Насилов В. М., Д р е в н е у й г у р с к и й язык.
Оранский И. М., И р ански е языки.
П аш ков Б. К., М аньчж урский язык.
Тенишев Э. Р., С аларский язык.
Теселкин А. С., Д р е в н е я в а н с к и й язы к (к а в и ).
Ш ифм ан И. Ш., Ф и никийский язык.
Яковлева В. К., Я зы к йоруба.
1 9 6 4 г.
В.ентцель Т. В., Ц ы га нс ки й я зы к (севернорусский диалект).
Выхухолев В. В., С и н га л ьс к и й язык.
6
Е л ан ск ая А. И . , Коптский язык.
К арпуш кин Б. М., Я зы к ория.
Л ипин А. А., А к к а д с к и й язык.
М еликиш вили Г. А., Урартский язык.
С ан ж еев Г. Д ., Старописьменный м о н го льски й язык.
Т окар ская В. ОП., Я зы к м а л и н к е (м а н д и н г о ).
Ц еретели К. Г., С овременны й ассирийский язык.
1 9 6 5 г.
Андронов М. С., Д р а в и д и й с к и е языки.
Аракин В. Д., И нд онезийск ие языки.
Герценберг Л . Г., Хотаносакский язык.
Д ьякон ов И. М ., Семитохамитские языки.
Е ли зарен ко в а Т. Я., Топоров В. Н., Я зы к пали.
Ефимов В. А., Я зы к аф ганских ха за р а (яка у ла нгск и й
• диалект).
Королев Н. И., Я зы к непали.
П авлен ко А. П ., С унда н ский язык.
С авельева Л . В., Я зы к гуджарати.
С егерт Ст., Угаритский язык.
Э д ел ьм ан Д . И., Д а р д с к и е язы ки.
Ю ань Ц зя -х у а , Диалекты китайского языка.
Яхонтов С. Е., Д ревнекит айский язык.
1 9 6 6 г.
Б ау эр Г. М., Я з ы к юж ноаравийской письменности.
Б ы кова Е. М., Б е н га л ь с к и й язык.
Егорова Р. П., Я зы к синдхи.
Крус М., Ш к а р б а н Л . И., Т ага л ьск и й язык.
Р астор гу ева В. С., С реднеперсидский язык.
Тенишев Э. Р., Тодаева Т. X., Я зы к желтых уйгуров.
1 9 6 7 г.
За в а д о в ск и й Ю. Н., Б ер б ер с ки й язык.
К рупа В., Я з ы к маори.
С таринин В. П., Эф иопский язык.
Ш еворош кин В. В., Л и д и й с к и й язык.
1 9 6 8 г.
К ямилев С., М а р о к к а н с к и й диалект арабского языка.
Пузицкий Е. В., К ачински й язы к (я зы к чжинпхо).

Р ед ак ц и я об ращ ается к читателям с (просьбой присылать


свои пож ел ан и я и зам ечан ия по адресу: М осква, центр, А р­
мянский пер., 2, Г л авная редакци я восточной литературы и з­
дател ьства «Н аука», р едакци я серии «Языки народов Азии
и Африки».
7
О Т А В ТО РА

Н а территории современных Турции и Сирии, начиная со


второй половины прошлого века, путешественники и а р х е ­
ологи н аходили и п р одол ж аю т находить п ам ятники особой
иероглифической письменности — надписи и печати. Находки
в Турции датирую тся II и I тысячелетиями до н. э., а находки
в Сирии — первыми тремя веками I ты сячелетия до н. э.
В н астоящ ее время эти так назы ваемы е хеттские иерогли­
фы деш ифрованы, и иероглифические надписи I тысячелетия
до н. э. в основном читаются. Я зык их п рин ад леж и т н аряду
с хеттским-клинописным (неситским), лувийским-клинописным
и палайским, а так ж е язы кам и, известными по памятникам
I тысячелетия до н. э. (лнкийским, лидийским, возможно к а ­
рийским) и по ономастике того ж е времени, к анатолийской
(иначе хеттской, или хетто-лувийской) группе индоевропей­
ских языков, но в пределах этой группы он б л и ж е к лувий-
скому, чем к хеттскому, яв л я я с ь одним из лувийских диалектов.
Иероглифические тексты II тысячелетия до н. э. пока не
поддаются чтению, кроме .некоторых надписей на печатях, но
последние не позволяют с достаточной определенностью су­
дить о языке. Однако есть основания думать, что это был в
основных чертах тот ж е язык, что и в I тысячелетии до н. э.
Н а с т о я щ а я книга представляет собой краткую сводку д а н ­
ных, добытых ценою без малого ста лет напряженного труда
многих ученых, собиравших и и здававш их иероглифические
памятники М алой Азии и Сирии, деш иф ровавш их иероглиф и­
ческую письменность, определивш их строй язы ка, фиксируе­
мого этой письменностью, и выяснивших, в той мере,
в которой это пока о казалось возможным, его фонетику, л е к ­
сический состав и грамм атику. Т ак как автор ставит перед
собой з ад ач у сообщить именно те данны е о языке, которые
могут бы ть извлечены из самих хеттских иероглифических п а­
мятников, то элементы сравнения с другими хетто-лувийскими
(анатолийскими) язы ками присутствуют лиш ь в самых необ­
ходимых случаях, при этом преимущественно привлекаются
данные язы ков II тысячелетия до н. з., т. е. хеттского-неситско-
го, лувийского и шалайского, и в отдельных случаях и ликий-
ского I тысячелетия до н. э., а данны е топономастики Малой
Азии не привлекаю тся вовсе.
Автор б лагодарит И. М. Д ьякон ова, В. В. Ш еворош кина и
В. А. Л и вш иц а, взявших н а себя труд прочесть рукопись
книги и сделавш их ряд ценных замечаний.
8
I. ВВЕДЕНИЕ
Язык, о котором здесь пойдет речь, принято н азы вать я зы ­
ком хеттских иероглифов, или хеттским-иероглифическим.
Этот термин настолько укоренился, что его продолж аю т при­
держиваться, пренебрегая его неточностью, хотя в последнее
время применяется та к ж е обозначение «лувийский-нероглифи-
ческий».
Термины «хетты», «хеттская культура», «Хеттское царство»
в XIX в. связы вались в науке с определенным типом п а м я т ­
ников — иероглифическими надписями ,на к а м н я х и печатях,
а так ж е рельефами, как имеющими, так и не имеющими ие­
роглифические надписи. История этого вопроса следующая.
В начале такие памятники были найдены в Северной Сирии.
П ервая находка камня с невиданными до тех пор, не п о хож и ­
ми н а египетские, письменными зн акам и рисуночного х а р а к ­
тера была сделан а в 1812 г. швейцарским путешественником
Л. Буркхардтом , который видел этот камень в стене б а з а р а в
сирийском городе Хама. О д н ако уровень знаний о Древнем
Востоке был тогда таков, что находка эта никого не заинте­
ресовала.
Спустя шестьдесят л ет ам ериканцы Д ж он сон и Джессеп
нашли этот камень на том ж е месте. Кроме того, им стало
известно о других подобных к а м н я х с надписями в ряд е н а ­
селенных пунктов Северной С ирии (местные жители п о л а г а­
ли, что они о б ладаю т магической силой излечивать различные
недуги). В 1872 г. ирландский миссионер в Д а м а с к е У. Райт
сделал гипсовые слепки с этих камней, сами ж е камни были
вывезены турецкими властям и в музей в С тамбуле. Т ак се-
верносирийская иероглифическая письменность с та л а пред­
метом изучения.
Естественно, что сразу ж е возник вопрос о принадлежности
новонайденных памятников культуры, которые резко отлича­
лись от памятников культуры Египта, с одной стороны, и
Вавилонии и Ассирии — с другой. М еж ду тем в ставших
незадолго до этого доступными д л я чтения египетских иеро­
глифических и ассиро-вавилонских (аккадски х) клинописных
источниках говорилось о том, что в Северной Сирии II ты ся­
челетия до н. э. ж или хетты (по-египетски h t по- аккадски
h a t t i ) , и упоминались страны и город а хеттов, расположенные
9
б С еверной Сирии, с которыми египтяне и ассирийцы находи­
лись иногда в мирных, ч ащ е во враж д еб н ы х отношениях. Е г и ­
петские источники говорили о царстве h t ; ка к о великом
царстве, соперничавшем с царством фараонов. В Библии есть
т а к ж е несколько упоминаний о хеттах (по-еврейски Ьэпё Het,
hittim ) к а к о коренном населении Сирии; в частности, во
II Книге царей (IV Книге царств) 7:6 хеттские цари названы
рядом с ц ар ям и египетскими *.
Все это д а л о основание Р ай ту считать новонайденные п а ­
мятники именно хеттскими и отбросить мысль об их связи
с каки м -ли бо из десятков других древних этнонимов Сирии.
Английский ученый А. Г. Сэйс независимо от Р ай та тож е
возвел северносирийские иероглифические памятники к
хеттам. К ром е того, он о б р ати л внимание на то, что памятники
того ж е х ар а к тер а были еще раньше найдены в различных
районах М алой Азии, на юго-востоке — в М а р а т е и Булгар-
мадене, в центре — в Г яв у ркале, вблизи Анкары, а т а к ж е
во Фрактине, А ладж ахю ю ке, Богазкёе и в Я зы лы кая, на з а ­
паде — в К ар аб ел е, вблизи И зм ира. Сэйс вы сказал со о б р аж е­
ние, что родиной хеттов сл ед ует считать не Северную Сирию,
а К аппадокию в М алой Азии, влияние ж е хеттов распр остра­
нялось от Эгейского моря д о верховьев Е в ф р ата и Оронта,
так что, н ар яд у с Египтом и Ассирией, страна хеттов была
третьей могущественнейшей д ер ж а во й Д ревнего Востока. Эта
точка зрения, хотя и и м ел а отдельных противников, получила
широкое признание, и термин «хетты» и связанны е с ним т е р ­
мины «хеттское искусство», «хеттская культура», «Хеттское
царство» прочно укоренились в науке. Соответственно, ие­
роглифы и язык, на котором ими писали, стали назы ваться
«хеттскими».
Спустя несколько лет в научный обиход вошел архив из
Эль-Амарны (на восточном берегу Нила, в 300 км к югу от
К а и р а ), содерж авш ий дипломатическую переписку фараонов
Аменхетепа III и Аменхетепа IV (Эхнатона) «на аккадском
языке. Эта переписка подтвердила, что Хеттское царство се­
редины XIV в. было 'могущественным государством с центром
в М алой Азии и значительной территорией, включавшей т а к ­
ж е и Северную Сирию.
Д овольно долго д еш и ф ровка хеттских иероглифов р а с ­
см атри валась ка к одна из центральных проблем изучения
Древнего Востока, так ка к полагали, что хеттские иероглифи­
ческие памятники содерж ат столь ж е ценный м атери ал о хет­

1 Т еперь мы м ож ем д о г а д а т ь с я , что п од уп ом ин аем ы м о д н а ж д ы


«О диссее» X I, 521 народом K etaio i, ж ивущ и м в А н атолии, п о д р азу м е в а ­
лись хетты, но т а к к ак в эпосе не с о о б щ а е тс я о них н и чего определенн ого
и не у к азы в а ет с я , в как ой части А н атол и и они ж и л и , то это упом ин ан ие
'сам о сто ятел ьн о й ценности не п р ед став л яет.
тах, как египетские — о Египте и ассиро-вавилонские — о
Вавилонии и Ассирии, и что именно хеттские иероглифические
памятники позволят получить сведения об исторических судь­
бах страны, явл яю щ ей ся ка к бы мостом м еж д у Эгейским ми­
ром и древней Передней Азией. Но успехи в деле деш иф ров­
ки отнюдь не соответствовали затрачи в ав ш и м ся усилиям.
К огда ж е в 1906 и 1907 гг. в ходе раскопок в Богазкёе, в
150 км к востоку от Анкары, б ы л а об на р у ж ен а столица Хетт-
йдаго царства — Х аттуса и найдены не иероглифические, а
клинописные архивы хеттских царей XI I I в. до н. э., содер­
жавшие, н ар яд у с дипломатической перепиской и различными
другими документами на аккад ском языке, огромную массу
хеттских клинописных документов, то ученые, естественно,
перенесли свои н адеж ды и усилия на них.
Хеттская клинопись не тр еб о в ал а дешифровки, это была
северносирийская разновидность у ж е известной вавилонской
клинописи, использованная д ля язы ка центральной части Хетт-
ского ц арств а и царской канц елярии . Я зы к этот, в отличие от
языка хеттских иероглифов, получил тогда в н ауке название
«хеттского-клинописного», а затем просто «хеттского». Ч еш ­
ский ученый Б. Грозный у ж е в 1915 г. смог д о лож и ть о п о л ­
ном успехе в деле интерпретации этого нововайденного языка,
который по своему строю о к а з а л с я индоевропейским. Вскоре,
в 1922 г., Грозным были успешно переведены законы на этом
языке и отрывки из анналов хеттских царей.
В сообщении, сделанном в 1919 г., швейцарский исследо­
ватель Э. О. Ф оррер п оказал, что богазкёйский архив содер­
жит п ам ятники на восьми язы ках, в том числе, кроме а к к а д ­
ского и «хеттского-клинописного» (который сами хетты
назы вали неситским), ока зал и сь засвидетельствованными два
родственных хеттскому-неситскому индоевропейских язы ка —
лувийский и палайский, и д ва стоящих особняком. Один из
этих последних 2 и был, собственно, тем языком, к которому
относился д реввий термин h attl; но так ка к к моменту его
обнаруж ения в науке у ж е прочно укоренилось обыкновение
н азы вать «хеттским» основной язы к богазкёйского архива —
индоевропейский хеттский-неситский («хеттский-клинопис-
ный»), а т а к ж е еще и язы к иероглифических надписей М алой
Азии и Сирии, то для новонайденного язы ка пришлось при­
менить иное название; обычно он назы вается хаттским (иног­
да неточно его н азы ваю т лротохеттским). Хаттский предш ест­
вовал индоевропейским язы кам на территории М алой Азии и

2 Д руги м неиндоевропейским язы к о м б огазк ёй ск ого а р х и в а был хур


ритский, им евш ий в а ж н о е кул ьтурн ое зн ач ени е в П еред н ей А зии II ты сяч е­
л ети я до н. э. К ром е того, хеттск и е писцы Б о г а зк ё я бы ли зн аком ы с ш у­
мерским язы к ом . В осьм ы м язы к о м богазк ёй ского а р х и в а Ф оррер считал
я зы к и ерогли ф ов, за св и д ете л ь ств о в ан н ы й о Б о г а зк ё е то л ь к о на печатях.
длительное в р ем я сосущ ествовал с ними, а затем б ы л ими в ы ­
теснен, и ко времени слож ения богазкёйского архива был
мертвым, во всяком случае в центральной части М алой Азии.
Хотя, таким образом, термины «хеттский-клинописный» и
«хеттский-иероглифический» применяются к основному я з ы к \
клинописного богазкёйского архива и к язы ку иероглифические
надписей М алой Азии и Сирии по существу неправильно, о д ­
нако такое употребление этих терминов оправды вается тем.
что само царство, столицей которого был Богазкёй, действи­
тельно н азы вал ось з древности Хеттским; точно т а к же хетт­
скими назы вались и те маленькие ц арства М алой Азии и
Сирии, в которых в I тысячелетии до н. э. прим енялась так н а ­
зы ваем ая «хеттская иероглифика».
С ледовательно, гипотеза А. Г. Сэйса о том, что центр Хетт-
ского царства следует искать в восточной части полуострова
М а л а я Азия (К ап п адоки и), подтвердилась. Но уточнение р я д а
понятий, в частности зн аком ство не с одним, а с несколькими
язы ками хеттов, привело к изменению содерж ан ия п ри м ен яе­
мых в н а у к е терминов: «хеттскими», в соответствии со сл о­
воупотреблением самих древних, п родолж аю т назы вать ц а р ­
ство, сложивш ееся в восточной части М алой Азии во II т ы ­
сячелетии до н. э., и его культуру, независимо от того, на
каком язы ке говорили в той или иной части этой держ авы ;
что касается язы ка, то хотя по п р ав у «хеттским» долж ен был
бы н азы ваться неиндоевропейский язык древнейш их ж и телей
Каппадокии, но по научной традиции и в соответствии с н а ­
званием самого ц арства так назы ваю т в науке официальный
язык Хеттской держ авы , который сами хетты назы вали несит-
еким. И ероглиф ическая письменность древних надписей М алой
Азии и Сирии т а к ж е относится к области хеттской культуры
в широком понимании этого термина, и уп отреблялась она з
областях, которые в древности тоже обычно назы вались
хеттскими; поэтому и применительно к этой письменности-
употребление обозначения «хеттская иероглифика» является
правомерным. Д ревнее н азв ан и е язы ка этой письменности ос­
тается нам неизвестным, поэтому он условно обозначается
как «хеттский-иероглифический» по письменности, которой
пользовались д ля его передачи. Но пользоваться этим по­
лучившим широкое распространение термином можно, кон еч ­
но, только совершенно условно; в частности, теперь ясно, что
из индоевропейских язы ков хетто-лувийской (анатолийской)
ветви, распространенных в области хеттской культуры, язык
иероглифической письменности б л и ж е не к хеттскому-клино-
писному (неситскому), а к лувийскому, и д а ж е мож ет р а с ­
см атриваться к а к один из его диалектов, хотя пока ни из чего
не видно, что сами древние отождествляли его с лувийским.
Термин «хеттский-иероглифический язык» н ел ьзя п р и зн ать
12
удачным ещ е и потому, что иероглифический х арактер носит,
разумеется, не язык, а письменность. Осторожнее н азы вать
его «языком хеттских иероглифов» — это во всяком случае
будет правильно, так ка к с а м а иероглифика безусловно от­
носится к об ласти хеттской к у л ь т у р ы 3. Однако любое обо­
значение этого язы ка в насто ящ ее время м о ж е т быть только
\ условным.
\ После установления индоевропейского хар а к тер а хеттского
\языка и ф ак г а существования на территории М алой Азии до
(индоевропейских языков язы ка хаттского, М алую Азию и,
\ частности, К аппадокию у ж е нельзя стало считать родиной
Хеттов. К ап падок ия б ы л а л иш ь районом преимущественного
расселения хеттов к н ачалу -исторического периода в М алой
Дзии (II тысячелетие до и. э.), т а к ж е как районом преиму­
щественного расселения лувийцев были, по-видимому, юг и
юго-восток М алой Азии (по мнению некоторых ученых, юго-
за п а д ), а палайцев — северо-восток (по-видимому, верховья
рек К ы зы л-И рм ак, Е ш и л ь -И р м ак и Чорох).
О времени и пути прихода носителей индоевропейских я з ы
ков в М алую Азию до сих пор существуют разны е точки зр е­
ния. Одни датирую т этот приход концом III — .началом II ты ­
сячелетия до н. э., другие считают, что он осуществился в
начале III тысячелетия до н. э. (но по соображ ениям, св яза н ­
ным с историей индоевропейской семьи языков, — вряд ли
раньш е). Во всяком случае, в двуязычных хаттско-хеттских
культовых текстах и хаттская, и хеттская (неситская) версии
переписаны явно механически, без понимания хаттского тек­
ста и без заботы о соответствии ему хеттского (перевода, что
свидетельствует о том, что к середине II ты сячелетия до н. э.
хаттский язы к практически был уж е забыт; с другой стороны,
хеттские заи м ствован и я в язы ке документов староассирийских
торговых колоний XIX в. до ,н. э. в К аппадокии, а т ак ж е
значительное количество хеттских имен собственных говорят
о 'прочном укоренении хеттского язы ка среди местного н асе­
ления у ж е в конце III тысячелетия до н. э.
Считается, что в пользу теории о появлении в М алой Азии
племен, говоривших на индоевропейском языке, задолго до
древнейших документов богазкёйского архива, свидетельству­
ют лексические заимствования из хаттского в хеттский и ф о­
нетические изменения, происшедшие в хеттском языке, в о з ­
можно, под влиянием хаттского субстрата, в частности, рекон­
струируемое рядом ученых передвижение согласных, анало-

3 Е щ е о с то р о ж н ее бы ло бы говори ть о « язы к е хеттски х иероглиф ов


I ты сячел ети я д о н. э.», т а к к ак с у щ ествует мнение, что во II ты сячелетии
до н. э. иерогли ф икой п е р ед ав а л ся не этот, а как о й -то д ругой язы к. О д н а ­
ко, к ак б уд ет видно ниж е, все ж е вероятно, что это бы л то т ж е язы к.

13
гичное передвижению согласных в армянском язы ке и в
язы ках германских. Такие явления предполагаю т длительный,
охваты ваю щ ий, вероятно, не менее нескольких веков период
хаттско-хеттского взаимодействия, в течение которого хатт-
сюий был вытеснен, а хеттский претерпел определенные и зм е­
нения (ф акт медлительности языкового разви тия известен, а
применительно к хеттскому он подтверж дается тем, как не-
значительны изменения, которые произошли на п ротяж ени и /
следующих нескольких столетий, у ж е засвидетельствованных/
письменными п ам ятни кам и ). j
Так или иначе, сложение хеттской народности в р езу л ь ­
тате ассимиляции местного хаттского населения постепеннр
просачивавш имися в М алую Азию индоевропейскими (по язь|-
ку) п лем ен ам и к началу исторического периода, т. е. мо
времени, засвидетельствованному письменными памятниками
(XIX—XV III вв. до и. э.), уж е заверш илось, и мы не наход/гм
в хеттских текстах каких-либо свидетельств о существовании
в центральной части полуострова неиндоевропейских по язы ку
групп населения; традиция сохранила лишь п а мя т ь о том, что
языком столицы царства — Хаттусы, или Хатти (совр. Богаз-
кёй), когда-то был хаттский. П р и ш л ы е племена полностью сли­
лись с коренным населением, а язы к коренного населения
уступил место новому, индоевропейскому языку, как полагают,
оказав на него влияние в ряд е отношений (фонетика, лексика
и, в известной мере, морф ология).
Следует т а к ж е отметить, что у хеттов во II тысячелетии
до и. э. не сохранилось никаких воспоминаний о переселении
индоевропейских племен в М алую Азию.
То обстоятельство, что в сравнительно хорошо археологи­
чески обследованной М алой Азии прослеж ивается непрерыв­
ная преемственность культурных традиций от III тысячелетия
до н. э. ко II тысячелетию и не обнаруж ен археологический
материал, который бы свидетельствовал о смене одних племен
другими, олять-таки подтверж дает, что смены этой как т а к о ­
вой не было, а происходило длительное и постепенное п р о ­
никновение пришлых индоевропейских племен и их асси м и ля­
ция местным хаттским населением.
У становленная на основании археологических данных н е­
прерывность развития хеттской культуры, начиная с III ты ся­
челетия, по-видимому, не наруш ается фактом появления в
конце III тысячелетия полихромной, так назы ваемой каппа-
докийскои керамики, так как, будучи распространена в д о ­
вольно ограниченной области малоазийского плоскогорья, по-
лихромная керамика не приходит на смену монохромной, а
сосуществует с ней.
Отсутствие бесспорных данны х приводит к тому, что не
только время появления носителей индоевропейских языков
14
в М алой Азии вы зы вает .разногласия едва ли не на целое
тысячелетие, но и путь их прихода до сих пор остается д и с­
куссионным.
О б суж д аю тся две возможности: путь из Северного П ри чер­
номорья через К авказский хребет и далее м еж д у Черным и
Каспийским морями, и путь с Б ал кан ского полуострова через
\ Босфор и Д ар д ан ел л ы . В пользу северо-восточного пути вы ­
д в и г а ю т с я соображения, связанны е с заимствованием хетта-
\мц вавилонского вари ан та клинописи и некоторых осо­
бенностей культуры вавилонского происхождения (например,
ряда специфических черт вавилонского учения о гад ан и ях), а
такж е упоминания о выходе солнечного божества из-за моря,
возможно, содерж ащ иеся в одной хеттской и в одной палай-
ской молитве, — полагают, что это косвенное свидетельство
того, что хетты некогда ж или на западном побережье К аспий­
ского моря; кроме того, ссылаю тся и на то обстоятельство, что
жители восточных городов Хеттского царства искони не несли
повинностей, что могло быть связано с их более ранним прихо­
дом1. в М ал ую Азию; не последнюю роль играют здесь и д о ­
воды чисто лингвистического порядка. Некоторые исследова­
тели (считают, что такие общие для строя армянского и хетто-
лувийских язы ков черты, к а к полное отсутствие д иф ф ерен ц иа­
ции nb грамм атическом у роду в армянском и дифференциация
только д ву х родов в хетто-лувийской группе, а т а к ж е утрата
степеней сравнения и там и тут, свидетельствуют о том, что
носители хетто-лувийских языков, прежде чем переселиться
в М алую Азию, длительное время обитали на К авказе. П о ­
лагаю т, что именно влияние кавказского язы кового субстрата
вызвало в хетто-лувийских язы ках и много позже в ар м я н ­
ском аналогичные изменения.
Однако сторонники северо-западного пути отмечают, что
заимствование письменности и других особенностей культуры
дви ж ущ им ися племенными массами, п р еж д е чем они перешли
к оседлости и поднялись до уровня государственности, м а л о ­
вероятно, а морское побережье, на котором якобы некогда
ж или хетты, мож ет быть и западным побережьем Черного
моря или просто берегом большого озера. Против восточного
пути выдвигаю тся т ак ж е соображ ения географического по­
р яд к а : судя по лингвистическим данным, мигрировавш ие в
А\алую Азию индоевропейские племена были скотоводческими
и поэтому в р яд ли могли пробиться сквозь густой субтропи­
ческий лес, покрывавший черноморские склоны К авказски х
гор до самой береговой полосы, узкой и каменистой, или че­
рез труднодоступные перевалы Большого К а в к а з а (верховая
езда еще не прим енялась, а кочующие скотоводческие массы
были обременены многочисленными тяж ел ы м и примитивными
повозками, колесницами и обозами с ж енщ ин ам и и д етьм и );
15
если ж е переселявшиеся племена воспользовались бы у д о б ­
ной д л я передвиж ения с северо-востока холмисто-степной
полосой Прикаспия, то они скорее всего зад ер ж ал и с ь бы в
А зе р б а й д ж а н е или И р а н е ,и не попали бы в М алую Азию.
Что к асается лингвистических соображ ений в пользу се­
веро-восточного пути, то факты , на которые они опираются,
могут иметь и другое объяснение: аналитические средства в ы ­
р аж ен и я степени качества в о общ е появляются очень рано и ,
совершенно независимо в р азн ы х языках; если ж е говорить о }
стирании противопоставления по грамм атическом у роду к а к
следствии воздействия су б страта, то нет необходимости ре-)
конструировать д л я арм ян ского и хетто-лувийских языков
общий субстрат на К ав казе , т а к ка к в одинаковом н а п р а в ­
лении мог подействовать разны й, но в чем-то сходный суб ­
страт, в частности, хуррито-урартский субстрат ар м ян ско го/в
районе А рмянского нагорья и хаттский субстрат хетто-лувцй-
ских язы ков в М алой Азии (диф ференциация по г рам м ати че­
скому роду отсутствовала к а к в хуррито-урартском, так ^ в
х а т т с к о м ). !
В защ и ту северо-западного пути выдвигаю тся изменения
в м алоазийских археологических культурах последней четвер­
ти III тысячелетия до н. э. — возникновение Трои VI на) р а з ­
в али нах менее в а ж н ы х поселений, восходивших к периоду
расцвета Трои в начале III тысячелетия до н. э., и появление
культуры «каппадокийской» керамики на р а з в а л и н а х к ул ь ­
туры раннего бронзового века. Н о эти данные, в частности
вопрос о «каппадокийской» керамике, могут, ка к говорилось
выше, иметь и другое истолкование, а отождествление этноса
с определенной археологической к у л ь т у р о й — дело ч р езвы ч ай ­
но рискованное. Новым доводом в пользу западного пути м о г­
ли бы служ ить выдвинутые недавно В. В. Ш еворошкиным
соображ ения о п рин ад леж н ости карийского язы ка, сущ ест­
вовавшего в I тысячелетии до н. э. на ю го-западе М алой Азии,
к группе хетто-лувийских язы ков, так как в соответствии с
античной традицией кары приш ли в М алую Азию с островов
Эгейского моря.
П оскольку прямые д ан ны е о времени и пути проникнове­
ния индоевропейцев в М ал ую Азию отсутствуют, то неясна
и последовательность, в которой носители отдельных хетго-
лувийских язы ков приш ли в М ал ую А з и ю 4 (возмож но также,
4 Е щ е п р е ж д е чем науке с та л д о сту п ен м атер и ал хетто-луви й ски х я з
ков, П. К речм ер (1896) оп редел и л к а к догреческис топоним ические н а з в а ­
ни я с суф ф и к сам и -ss- и -n d -/-n th -, расп р о стр ан ен н ы е от Греции (н ап р и ­
мер, P a rn a s s o s , B rile tto s , G a rg e tto s , K o rin th o s, P ro b a lin th o s ) до восточной
М ал ой А зии (наприм ер, Z ip p a la n ta , P u ru s h a n ta , M ila w a n ta ; T a tta s s a , T ar-
h u n ta s s a , P a r n a s s a ) . В дал ьн ей ш ем , на основан ии в ы я в л е н и я этих суф ф и к­
сов в луви й ском (-a n ta - и -s s a - ), Э. Ф оррер (1921) при ш ел к вы вод у о том ,
что лувийцы пересели лись в М ал ую А зию с з а п а д а прим ерно за ты сячу лет

16
что в М алую Азию пришли носители общеанатолийского я зы ­
ка, из диалектов которого у ж е здесь возникли впоследствии
отдельные анатолийские я зы к и ). Если д ля хеттского и палай-
ского бесспорно длительное сосуществование с хаттским, для
палайского д а ж е более длительное, чем д л я хеттского, то о
характере взаимодействия лувийского и хеттского-иероглифи-
ческого с местным язы ковы м субстратом достаточных данных
пока нет; вероятно, этим субстратом был тот ж е хаттский или
ж е диалект хаттского, отличный от тех, которые предшество­
вали хеттскому-неситскому и палайскому, но не исключаются
и другие возможности.
Р яд трудностей возникает т а к ж е при определении времени
создания хеттской иероглифической письменности, степени са ­
мостоятельности ее возникновения, народа, ее создавшего,
языка, д л я которого она бы ла создана, и язы ка, для которого
ею п ользовались в дальнейшем s, а так ж е х а р а к тер а сосуще­
ствования хеттской иероглифики с хеттской клинописью и
причин, по которым хеттская иероглифика почти на полтыся­
челетия переж ил а хеттскую клинопись.

до хеттов. Н ако н ец , X. Т. Б о есер т (1946) перенес все известное о лувий-


еком на хеттский -иероглиф и ческий и стал р а с с м ат р и в ат ь носителей им ен­
но этого я зы к а к а к первы х и н доевроп ейских поселенцев в М алой Азии.
О д н ак о основан и й д л я т ак о го о т о ж д ес тв л ен и я и стол ь д а л ек о идущ их
вы водов из него п ок а нет.
«Л увийский» топоним ический и оном астический м ате р и ал н а терри ­
тории Греции, ю га Б а л к а н с к о го п о л уостров а и за п а д н о й части М алой Азии,
собранны й и с особой т щ ател ьн остью п р о ан ал и зи рован н ы й в р я д е р а ­
бот последних лет, не м ож ет ср ав н и ться чпсго количественно с лувий-
ской топоним икой п оном астикой в М алой А зии II и I ты сячелетий до
н. э.; к том у ж е он не п о д д ае тся точной д а ти р о в к е и м о ж ет относиться
ко врем ени д о р ассел ен и я л уви й ц ев (и хеттов) в М ал ой Азии. В этом
случае этот м ат е р и ал м ож но р а с с м а т р и в а т ь как п о д тв ер ж д аю щ и й т ео ­
рию за п а д н о г о пути проникновения носителей хетто-луви й ски х ди ал ектов
в А н атолию (сущ ествует т а к ж е и п р о ти в о п о л о ж н ая точка зрения — ее
сторонники р а сс м ат р и в аю т этот м ат е р и ал к ак сви д етел ьств о при хода пле­
мен, говори вш их на хетто-луви йски х д и ал ектах , из М ал о й Азии на юго-
восток м атери к ов ой Греции, К ри т и другие Э гейские о стр о в а зад о л го до
так н а зы в ае м ы х « п ел асгов»).
К ак бы то ни было, пока нет оснований у т в е р ж д а т ь , что лувийский
язы к или язы к , известны й нам из хеттских иерогли ф ически х пам ятн иков,
были в как о й -л и б о период расп р о стр ан ен ы о д н о в р е м е н н о на т ер ­
ритории, о х в аты в аю щ ей к а к весь Э гейский мир, в п л о ть до Греции, так
и М алую Азию.
5 Е сть т о ч к а зрения, что х е т т с к а я иерогл и ф и ка в о зн и к л а и сущ еств
в а л а во II ты сячел ети и д о н. э. к а к письм енность хеттского-неситского
я зы к а и лиш ь п озж е, в I ты сячел ети и д о и. э., бы ла применена д л я л у ­
вийского.

2 И . М. Д унаевская
II. источники

ВРЕМЯ И ТЕРРИТОРИЯ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ХЕТТСКИХ


ИЕРОГЛИФИЧЕСКИХ ПАМЯТНИКОВ.
Х А Р А К Т Е Р ИХ СОСУЩЕСТВОВАНИЯ С КЛИНОПИСЬЮ
В О И Т Ы С Я Ч Е Л Е Т И И Д О Н . Э.

Д ош едш ие до нас письменные памятники анатолийских,


или хетто-лувийских язы ков относятся к периоду от середийы
II ты сячелетия до конца I ты сячелетия до н. э. Существовайпе
этих ж е или близких им язы ков на той ж е территории в б о ­
лее раннее время, в начале II тысячелетия до н. э., п о дтв ер ж ­
дается письменными м атери ал ам и торговых поселений асси­
рийских и аморейских купцов при м алоазийских городах
(совр. Кюльтепе, Алишар, Б о г азк ёй ). Из архивов этих поселе­
ний сохранилось несколько тысяч глиняных таблеток, н а зв а н ­
ных их п ервооткры вателям и «каппадокийскими». Каппадокий-
ские таблетки составлены на староасеирийском диалекте а к ­
кадского язы ка, зафиксированного при помощи староассирий-
ского вар и ан та аккадской клинописи. С о д е р ж ащ ая с я в них оно­
мастика и топонимика, а т а к ж е слова, заимствованные из
местных языков, 'позволяют с д ел ат ь вывод, что население М а ­
лой Азии этого времени говорило частью на индоевропейских,
частью на неиндоевропейских языках, причем последние, в
отличие от староассирийского диалекта, не были семитскими.
С середины II тысячелетия до н. э. по 1200 г. до н. э. нам
известны к а к клинописные, так и иероглифические памятники,
п р ин ад л еж ащ и е хеттам.
П ам ятн и ки хеттской клинописи, т. е. используемой в М алой
Азии II тысячелетия до н. э. 'разновидности старовавилонского
вари ан та аккадской к л и н о п и си 6, являются единственным ис­
точником наших сведений о хеттском-неситском и палайском
языках, а т а к ж е о лувийоком языке этого периода; следует
подчеркнуть, что ни хатты, ни палайцы, ни лувийцы собствен­
ной клинописной традиции не имели, так что, когда мы го ­
ворим о лувийском-клинописном языке, то подразумеваем
язы к определенной части клинописных текстов, составленных

6 С таров ави л он ск и й в ар и ан т акк а д с к о й клинописи отли чается от с т


роассирий ского почерком и некоторы м и особенностям и орф ограф и и.

18
в х е т т с к о й царской канц елярии х е т т с к и м и писцами (<в
основном в культовых целях) и сохранившихся в х е т т с к о м
богазкёйском архиве.
П ам ятн и ки хеттской иреоглифики II тысячелетия до н. э м
кроме имен собственных на печатях, пока не читаются, и в о п ­
рос о том, на каком языке они написаны, является спорным
(см. ниж е).
В так н азы ваем ое «позднехеттское» время, наступившее пос­
ле падения Хеттского ц арства, около 1200 г. до н. э., иерогли­
фика стала единственной письменностью населения ц ен траль­
ной и юго-восточной М алой Азии и некоторых частей Сирии.
Язык хеттских иероглифических надписей этого периода п ред­
ставляет собой диалект, бли зк и й лувийскому-клинописному.
Существование хеттской иероглифики прекратилось в свя­
зи с завоеванием позднехеттских государств Ассирией в кон­
це VII в. до н. э. Однако эпиграфические памятники, написан­
ные различны ми ал ф ави там и греческого происхождения,
продолж аю т сообщать нам тексты на хетто-лувийских языках
середины и конца I тысячелетия до н. э. — лидийском, карий ­
ском и ликийском; из них ликийский близок лувийскому и,
возможно, представляет собой, подобно хеттскому-иерогли-
фическому, позднейшее развитие одного из лувийоких д и а л е к ­
тов (возможно, что к позднелувийскнм язы кам или диалектам,
кроме ликийского, могут быть отнесены и другие языки южной
части М алой Азии — писидийский, исаврийский, ликаонский,
сидетский и др., засвидетельствованные, « ро м е сидетского,
только топонимикой и ономастикой).
Н аиб олее древние из дош едш их до нас памятников хетт­
ской иероглифики и клинописных памятников на хеттском-
нсснтском языке, как уж е б ы л о сказано, относятся к XV в.
до н. э., причем хеттские иероглифы на печатях датирую тся
несколько более ранним временем, чем древнейшие из сохра­
нившихся хеттских клинописных текстов, а те, в свою очередь,
древнее первых известных нам связных хеттских-иероглифи-
ческих текстов, которые в осходят к XIV в. до н. э. Вместе с
тем следует учесть, что клинописный памятник на хеттском-
неситс-ком языке, содерж ащ ий описание походов ц ар я Анитты
и датируемы й XIV в. до н. э., представляет собой список тек­
ста, составленного, судя по особенностям язы ка, значительна
раньше, по всей вероятности еще в XIX— XVIII в. до н. э., т. е.
в эпоху сущ ествования староассирийских торговых поселений
в М алой Азии; не исключено, что п ервоначальн ая версия
этого текста ‘была записана при помощи староассирийского
в арианта клинописной графики, а не старовавилонского (се­
верносирийского), .которым в дальнейш ем писали по-хеттски
(сохранились письма царей и краткие надписи на предметах,
свидетельствующие об употреблении староассирийского д и а ­
2* 19
лекта и староассирийской клинописи при дворе Анитты, а
та к ж е других хеттских властителей этой поры). Н о и леген­
ды на хеттских иероглифических печатях н ач ал а XV в. до н. э.,
судя по хорошо развитой форме знаков, уж е не представляют
самой ранней ступени этого письма.
Обе письменности хеттов, иероглифика и клинопись, со­
существуют до конца XII в. до н. э., т. е. на протяжении не
менее трех веков. В озникает вопрос, фиксируют они в это
время один и тот ж е язы к — хеттский-неситский, или же ие­
роглифика и во II тысячелетии до ,н. э. употреблялась так же,
к а к и в I тысячелетии до н. э., — для языка, близкого лувий-
скому-клинописному? Связные хеттские-иероглифические тек­
сты II тысячелетия до н. э. пока не даю т ответа на этот в о ­
прос, так к а к и х фонетическое чтение из-за больш ого количест­
ва л о г о г р а м м 7 чрезвычайно затруднено, а иероглифические
написания имен собственных на печатях не могут позволить
судить с достаточной определенностью о языке, к которому
они относятся.
Найти решение интересующей нас проблемы пытались кос­
венным путем, в связи с рассмотрением отстаивавшейся в
свое время X. Т. Боссертом и некоторыми другими хеттоло-
гами гипотезы, согласно которой хеттский-неситский язык во
II тысячелетии до н. э. был уж е мертв и употреблялся только
как язы к царской канцелярии и литературный язык, а разго­
ворным языком Хеттского царства был повсеместно лувийский.
В настоящ ее время эта гипотеза опровергнута с двух сто­
рон — с хеттской-неситской и с лувийской. Исследования хетт­
ских клинописных памятников показали, что язы к их до се­
редины XIV в. до н. э. был совершенно свободен от лувийскнх
заимствований, а стиль хеттских-неситских текстов отличает­
ся такой живостью и непосредственностью, что нет никаких
оснований сомневаться в широком распространении хеттского-
неситского ка к разговорного язы ка Хеттского царства, тем
более, что и в середине XIII в. до н. э., при Хаттусили III, на
хеттском-неситском языке продол ж ал и писать, помимо офи­
циальных документов, т а к ж е мифологические и ритуальные
тексты и прорицания оракулов; м а л о того, таб л етк а из Рас-
Ш ам р ы (древний У гарит), д ати р у ем а я правлением Хатгуси-
ли III или Тутхалии IV, т. е. второй половиной XI I I в. до н. э..
и пред ставляю щ ая собой единственный дош едш ий до нас
хеттский частноправовой документ, составлена на чистом хетт­
ском-неситском языке, без каких-либо погрешностей.
С другой стороны, более тщ ательное рассмотрение лувий-

7 Л о го г р а м м а — рисуночны й или восх о д ящ и й к ри сун ку зн а к пи с


м енности, обозн ач аю щ и й слово, но не передаю щ ий его зву ч ан и е; п о д р о б ­
нее см. ниж е, стр. 41— 42, 51— 53.

20
ских м атери алов позволило уточнить представление о терр и ­
тории и времени распространения лувийского язы ка (точнее,
группы лувийских д и а ле ктов ). «Лувия» (Luia) и «по-лувий-
ски» ( l u ( w ) i l i ) — термины собственно хеттские. П од Л увией
в конце XV — н ач ал е XIV в. до н. э. хетты-неситы понимали
одну из трех областей, входивших в Хеттское царство (двумя
другими были «Хатти» и « П а л а » ), В дальнейш ем название
«Лувия» выходит из употребления, и в хеттском-,неситском
язы ке сохраняется только понятие «по-лувийски», т. е. на я з ы ­
ке, на котором говорят в Лувии. Вернее было бы вести речь
не о языке, а о г р у п п е д и а л е к т о в , на которых говорили
в Лувии, тем более что сами хетты в ы д ел яли среди других
лувийских диалектов диалекты городов Хупесны, Истанувы и
Л ал л уп ии (засвидетельствован д а ж е термин istan u m n ili ‘по-
истанувски’) ; но д л я поставленной проблемы это уточнение
не имеет принципиального значения.
Л о к а л и за ц и я Лувии св яза н а с л окали зац и ей двух о б л а­
стей, в которых употреблялся лувийский язык, — Киццуватны
и Арцавы. Обе эти области были располож ены в ю жной части
Малой Азии: К иццуватна — на юго-востоке, в Киликийской
равнине и на склонах Киликийского Т ав р а (ее территория
совп адала примерно с современным вилайетом А д ан а), Арца-
ва — на юге и юго-западе, к з а п а д у от К иц ц уватн ы (уточнить
ее пределы пока не у д ается).
Если оставить в стороне язы к хеттских иероглифов I ты ­
сячелетия до н. э., бесспорно близкий к лувийскому, и не п ред­
реш ать вопроса о языке хеттской иероглифики II тысячелетия
до н. э., мож но сказать, что все собственно лувийские тексты
происходят из богазкёйского клинописного архива. Ч асть из
них п р ед став л яе т более или менее пространные вставки в хетт­
ских ритуальных текстах, причем обычно эти вставки п ред­
варяю тся хеттской фразой, п редупреж даю щ ей, что д ал ьш е
будет говориться по-лувийски (luili). Изучение таких вставок
позволило Э. Форреру еще в 1922 г. зал о ж и ть основы лувий-
ской грамм атики. Д алее, в соответствии с тем, что стало и з ­
вестно о морфологии и лексике лувийского языка, были в ы ­
делены к а к лувийские по своему лингвистическому характеру
и такие тексты, которые не имели пометки «luili». Лувийскими
по язы ку оказали сь при б ли ж а й ш ем рассмотрении и сохра­
нившиеся в Богазкёе клинописные ритуалы городов Хулесна
(на ю го-западе от Тианы ), И станувы и Л ал л у п и и (не л о к а ­
лизованы ). Б ы л о так ж е выяснено, что имеющиеся в хеттских-
неситских текстах вкрап лен и я слов с нехеттским г рам м ати че­
ским оформлением, п р ед в а р я ем ы е большей частью (но не
всегда) специальным знаком, так н азы ваем ы м «глоссовым
клином», тож е являю тся лувийскими (т. е. представляю т одии
из лувийских диалекто в). К роме того, о казал ось возмож ны м

пополнить зап ас выявленны х лувийских слов именами собст­
венными с лувийской этимологией и топонимами.
Весь этот м атери ал обследовался и изучался в течение
р я д а лет. Р езул ьтаты проделанной работы получили о т р а ж е ­
ние в печатавш ихся с н ачала 50-х годов статьях, публикациях
и монографиях Г. Оттена, Б. Розенкранца, И. Фридриха,
X. Г. Гютербока, Э. Л арош а , А. К ам м енхубер и др. В настоя­
щ ее время мы у ж е располагаем первой сводкой полученных
данных — лувийским словарем с приложением к нему г р а м ­
матического очерка лувийского я зы к а и избранных текстов
(Э. Л ар ош , 1959). Яснее стал т а к ж е и характер исторических
контактов лувийского язы ка с хеттским-неситским. Установ­
лено, что лувийские глоссы и лувийские заимствования в хетт­
ских текстах появляю тся во второй половине XIV в. до н. э.
(в царствование Мурсили II) и начиная с этого времени их
количество неизменно возрастает; они довольно многочислен­
ны при Хаттусили III и Тутхалии IV (середина XI I I в. до н. э.)
и особенно часто встречаются в последних хеттских-неситских
памятниках, относящихся к правлению Суппилулиумы II
(конец XII I в. до н. э.). Следует, однако, отметить, что д а ж е в
XI I I в. до н. э. лувийские глоссы (к ак помеченные, так и не
помеченные глоссовым клином) распределяю тся по разным
группам хеттских текстов неравномерно: в некоторых из них
такие глоссы отсутствуют вовсе или встречаются только и з­
редка, но зато попадаю тся сплошь и рядом в письменных п а­
мятниках, как-либо связанных с Киццуватной, т. е. составлен­
ных писцами из Киццуватны, или относящихся к культу, про­
исходящему из К иццуватны, или р азра б а ты в аю щ и х эпические
и мифологические сюжеты, возникшие в К иццуватне на ос­
нове месопотамских, хурритских или ханаанейских мотивов,
и т. п.
Существенно, что продвижение в северном направлении
ономастики, п ервоначальн о засвидетельствованной только а
лувийских областях, хронологически примерно совпадает с
проникновением лувизмов в хеттский-неситский язык; так, во
второй половине XI I I в. до н. э. на территории центральной
части М алой Азии начинают зам етно преобладать лувийсчие
имена собственные. В настоящ ее время, когда лувийские
заимствования разного рода в хеттском-неситском язы ке изу­
чены и приблизительно датированы (начало проникновения—
XIV в. до н. э., зам етное распространение — XI I I в. до н. э.),
они могут быть соотнесены с культурными связями хеттов и
историческими событиями, происходившими в Хеттском цар-
стзе в интересующий нас период. Постоянно отмечаемы е ис­
ториками религии и искусства, а т а к ж е археологами давние
и постепенно усиливающиеся связи хеттов с лувийским и лу-
«ийско-хурритским юг о м и юго-востоком М алой Азии о т р ази ­
лись и на хегтском-неситском язы ке — в XIV в. до н. э. в нем
появились первые лувизмы . Исторические события содейство­
вали их быстрому д ал ьн ей ш е м у накоплению: в правление Му-
ваталли (конец XIV — н а ч а л о XI I I в. до н. э.) столица Хетт­
ского ц а р с т в а под натиском касков была перенесена из Хат-
тусы на юг, в Таттассу, к г р ан и ц а м Киццуватны; позже, когда
Хаттусили III (середина XI I I в. до н. э.) вернул столицу в
Хаттусу, он ввел там, н а р я д у с местными культами, и культы
ббгов К иццуватны. П ри м ечательн о, что именно в правление
сына и преемника Хаттусили III, Тутхалии IV, хеттские ие­
роглифы распространились к северу и к востоку (памятники
з Богазкёе, Эм иргази и К ё й л ю т о л у ), — большинство хеттских
иероглифических царских надписей II тысячелетия до н. э.
обнаружено, с одной стороны, на юго-востоке, в районе К и ­
ликийского Тавра, на гр ан и це Киццуватны, и д алее к югу,
в самой К иццуватне, с д ругой с то р о н ы — на ю го-западе и
западе, в Арцаве, т. е. на территориях, где говорили по-лу-
вийски.
Очевидно, в XI V—XI I I вв. до н. э. происходило заметное
распространение лувийцев в северном направлении и их р а с ­
селение на землях, зан яты х до тех пор только собственно'
хеттами. С укреплением хеттско-лувийских контактов, с про­
никновением лувийцев (и хурритов) в различные области,
жизни Хеттского ц арства связан а, очевидно, и в аж н ая роль,
которую играли в царской канц елярии писцы из Киццуватны,
т. е. писцы лувийского и хурритского происхождения (писцы
Нового хеттского царства п р и н ад л еж а л и к относительно не­
большому числу семей; «династии» писцов хорошо изучены;
установлено, что часть их носила лувийские и хурритскне име­
на). По-видимому, это, на первый взгляд не такое уже су­
щественное, обстоятельство яв л яется ключом к решению в о ­
проса о соотношении хеттского-неситского язы ка и лувийских
диалектов ](в том числе и я з ы к а хеттских иероглифов) в Хетт-
ском царстве. Писцы из К иццуватны знали хеттский-несит-
ский язы к (факт, который легче объяснить, исходя из того, что
этот язы к пр одол ж ал быть в центральной части М алой Азии
живым, разговорны м ; тем более что не найдено хеттско-лу-
вийских яособий, наподобие сущ ествовавших ш ум ерско-аккад ­
ских или шумерско-хеттских словарей, которыми пользовались
писцы д ля изучения мертвых язы ков или языков, знание кото­
рых они не могли приобрести в непосредственном общении);
но так к а к родным их язы ком был лувийский и им подчас
не хватал о хеттских-неситских слов, они вставл ял и в тексты,
которые писали или переписывали, слова лувийские, дел ая
это больш ей частью сознательно — брали лувийское слово в
лувийской грамматической форме и ставили перед ним (если
не случалось забыть) глоссовый клин, — а иногда и бессозна­
тельно — в этом случае лувийское слово приобретало хеттское
грамм атическое оформление (следует так ж е считаться с воз­
можностью проникновения некоторого количества лувийских
заимствований в устную хеттскую-неоитскую р е ч ь ) .
Таким о бразом , определяю тся причины и пути появления
лувизм ов в хеттском-неситском языке, который, судя по все­
му изложенному, оставался ж ивы м до самого падения Н ово­
го хеттского ц ар ств а в конце XI I I в. до н. э.
Сказанное выш е о преимущественном размещении хеттских
иероглифических памятников II тысячелетия до н. э. в за п а д ­
ных и юго-восточных (лувийских) районах М алой Азии и о
совпадении их продвижения в центральные районы Малой
Азии с проникновением в эти районы лувийского влияния по­
зволяет думать, что не только в I тысячелетии, но и во II ты ­
сячелетии до н. э. хеттскими иероглиф ами писали по-лувийски,
хотя из самих иероглифических надписей этого времени х а ­
рактер их я зы к а пока установить не удается.
Если встать на эту точку зрения, то окажется, что язык
хеттской иероглифики, иначе говоря — лувийский-иероглифи-
ческий, по длительности своего существования, подтверж ден­
ного письменными памятниками, значительно превосходит все
остальные язы ки древней М алой Азии, о которых мы знаем
либо по текстам только II ты сячелетия до н. э. (хеттский-
неситский, лувийский, палайский, хаттский — в с е к л и н о ­
п и с н ы е ) , либо по текстам только I тысячелетия до н. э.
(ликийский, лидийский, фригийский, карийский и др.— все
написаны а л ф а в и т о м греческого происхож ден ия). II в
отношении территории распространения хеттские клинописные
памятники значительно уступают хеттским иероглифическим,
хотя сильно превосходят их количеством и разнообразием. Так,
почти все хеттские-клинописные тексты (около 20 тыс. т аб л е­
ток и фрагм ентов) найдены в столице Хеттского царства, го­
роде Хаттусе (совр. Б о г а з к ё й ), а вне его известны лиш ь еди­
ничные документы, причем найдены они только в трех пунктах
ка территории М алой Азии — на А лад ж ахю ю ке (в 35 км к
северу от Б о г а зк ё я ), в М аш ате (в районе Зиле, к востоку от
Еогазкёя) п в Тарсусе (К и ли ки я); еще несколько хеттских-
клиногшсных текстов сохранилось в иноземных дип лом ати че­
ских архивах древних городов — Ахетатона (совр. Эль-Амар-
н а), А л ал аха (совр. Телль Ачана) и Угарита (совр. Р ас-Ш ам -
ра) . Всего за п ределами Бо газкёя найдено только 10 хеттских
клинописных текстов. Что ж е касается хеттских иероглифиче­
ских памятников (около 300 надписей и фрагментов и более
750 печатей), то они встречаются от Эгейского моря на зап ад е
(надписи из К а р а б е л а вблизи И зм ира, и на горе Сипил) до
Е в ф р ата и д а ж е д а л е е на востоке (надписи в Телль Ахмаре,
я а левом берегу Евф рата, и на городищ е Хинес, вблизи Ба-
24
виана, в И р а к е 8) от района Бо газк ёя на севере до границы
Палестины на юге (надписи в Хаме, К а л 'а т эль-М удике и Р е ­
стане). Хеттские иероглифические тексты, найденные на этой
территории более чем в 70 местностях (считая близко сосед­
ствующие пункты за один), группируются следующим о б р а ­
зом: надписи (Карабела и С ипила, надписи Бей кёя и Ягры, не­
большая, но чрезвычайно в а ж н а я группа надписей в излучине
К ы зы л -И р м ак а (А ладж ахю ю к, Я зы лы кая, Богазкёй, К арга,
Длишархююк, Ч ал ап вер ди и К ар аб у р у н ), д ал ее к югу от К ы ­
зы л -И р м ака, преимущественно в горах Т а в р а и А н ти тав р а,—
больш ая группа надписей в районе, п ростираю щ ем ся от Кёй-
лютолу-Яйлы и К а р а д а г а на зап ад е до М а л а т ь и и С а м с а т а н а
востоке (центром этого района является К а й с е р и ), и, наконец,
еще южнее, северносирийская группа с основными ее ц ен тра­
ми в К ар кем и ш е (Д ж е р а б л у с е ), Алеппо (Халебе) и Хамате
(Хаме) 9.
Д лительность сущ ествования хеттской иероглифики и р а з ­
бросанность хеттских иероглифических памятников связаны
с характером взаимоотношений лувийцев и собственно хеттов
в Хеттеком царстве. Периодически в р аж д ов ав ш и е с хеттами
лувийцы, по-видимому, пользовались длительное время под­
держкой наиболее могущественной силы Передней Азии
II ты сячелетия н. э. — хурритое, и в дальнейш ем явились в
в какой-то мере их наследниками (когда хеттам удалось в
конце XI I I в. до н. э. нанести п ораж ен и е хурритскому царству
Митанни, то хеттский ц ар ь А рнуванта III расш ирил лувийскую
область К иццуватну за счет митаннийских з е м е л ь ) . Лувийцы
во многом следовали хурритским культурным традициям и
были их проводниками в М алой Азии (и культурное воздей­
ствие вавилонян на хеттов осущ ествлялось преимущественно
через посредство смешанного хуррито-лувийского населения
юго-восточной части Хеттского ц а р с т в а ). П о с л е того как л у ­
вийские территории вошли в состав хеттского государства,
лувийцы не ассимилировались хеттам, а сохранили свою
культуру и свой язык. Вместе с языком лувийцы сохранили и
свою письменность, т. е. хеттскую иероглифику, которая, .<ак
уж е говорилось, возникла примерно тогда ж е, когда д ля
хеттского-неситского язы ка бы ла заимствована ак кад ск ая к л и ­
нопись 10. П о мере укрепления связей 'собственно хеттов и лу-
8 П о с л ед н яя надп и сь п р и н ад л еж и т одном у из ц ар ей Х а м ат а ; к ак она
п оп ал а в Хинес, неясно.
9 См. к ар т у .
10 С л ед ует, одн ако, п одчеркн уть, что язы к, яви вш и й ся дл я лувийце
ли тер атурн ы м (я зы к хеттских и ер о гл и ф о в ), в о зм о ж н о , не был т о ж д е с т ­
вен том у д и ал е к т у , которы й о к а з а л влияние на хеттский-неситский, и был
за ф и к с и р о в ан хеттским и пи сца 1Ми в клинописны х т ек с та х в виде глосс и
отдельны х отры вк ов, о б о зн ач ен н ы х как написа.нные «по-лу.вийски»
(lu ili).

25
вийцев в п ределах Хеттского царства письменность лу-вийцев
не только не исчезла, а, наоборот, вместе с лувийским языком,
начиная с правления Суппилулиумы I (первая половина XIV в.
до н. э.), стала распростран яться в более северных, собственно
хеттских областях. Не удивительно поэтому, что лувийская по
язы ку хеттская иероглифика, получивш ая в стране более ш и­
рокое распространение, чем клинопись, о к а зал ас ь ж изнеспо­
собнее последней: когда около 1200 г. до н. э. не известные
нам завоеватели (по всей видимости, армяно-фригийские пле­
мена) разруш или единственный центр хеттской клинописной
традиции — Хаттусу, и эта трад и ци я оборвалась, то именно
иероглифика стала письменностью государств, возникш их на
р азв ал и н ах Нового хеттского ц арства, павшего, очевидно, под
совместным натиском народов моря — с юга и юго-запада,
касков — с севера и фригийцев — с северо-запада.
Соседи новых государств считали их «хеттскими» (лувий­
цев от хеттов в I тысячелетии до н. э. не отличали, д а ж е слова
«лувиец» ни в одном язы ке этого времени не с у щ еств о в ал о );
в науке ж е принят термин «позднехеттские», или «новохетт-
ские», или «послехеттские» государства, который имеет в виду
х ара ктер исторической преемственности, а не этнический со­
став этих госу д арств11.
И з позднехеттских государств наиболее крупными и в л и я­
тельными были: (1) Т а б а л, в К аппадокии, вокруг совр.
Кайсери и вплоть д о Тианы; (2) К у э , в Киликии, у залива
А лександретта; (3) iK а р к е м и ш, в районе Хатая, у излучины
Евф рата, близ современной границы Сирии, и (4) M e л и д,
совр. М алатья, в верхнем течении Евф рата.
К аркемиш объявил себя независимым, ка к только пала
Хаттуса, и в дальнейш ем претендовал на роль наследника
Хеттского ц арств а (цари К ар ке м и ш а присвоили себе титул
«великий ц арь» и и зображ ен и е кры латого солнечного диска
к а к символ верховной ц арской власти у хеттов); впрочем,
«Великим цар ством хеттов» иногда, особенно в более р ан ­
ние периоды, н азы вали и царство Мелид.
Вокруг перечисленных четырех государств группировались
более мелкие, к а к Гургум (совр. М а р а т ) , Х ам ат (совр. Хама,
на р. Оронте) и др.; государство ц ар я А ситавадды (совр. Ка-
ратепе в Киликии) знало л иш ь краткий период расцвета.
Став письменностью позднехеттских государств, хеттская
иероглифика переж ила начиная с X в. до н. э. новый подъем,
охвативший одновременно К алп ад оки ю (группы памятников
в районах К ай сери и Тианы), .Киликию (К аратеп е) и, далее
11 В виду с у щ еств о ван и я терм и н а « Н овое хеттское ц ар ств о » (X IV
X I II вв. д о н. э.) к го су д ар ств ам , о б р а зо в а в ш и м с я после п ад ен и я Х етт­
ского ц а р ств а окол о 1200 г. до н. э., терм ин «н овохеттски е» лучш е не
при м енять, а у п о т р еб л ять терм ин «позднехеттские».

26
на восток, районы Изгина (Эльбистана) и М алатьи, и, н ако ­
нец, С еверн ую Сирию, где м еж д у р. Фронтом (совр. Аси)
и р. Е в ф р а т о м , от К аркем п ш а до района совр. Антакьи, хетт­
ские иероглиф ические п ам ятники I тысячелетия до н. э. встре­
чаются особенно часто.
П о здн ехеттски е государства были в конце V III в. до н. э.
поглощ ены Ассирией; в 717 г. до н. э. С аргон II покорил
последнее крупное хеттское государство — Каркемиш ; Гур-
г.ум п а л в 711 г. до н. э. С гибелью К аркем и ш а и Гургума п ре­
кращ ается употребление хеттской иероглифики.

О БЗОР Х ЕТТСКИ Х ИЕРОГЛИФИЧЕСКИХ ПАМЯТНИКОВ

Основные виды хеттских иероглифических памятников —


это монументальны е надписи, печати и оттиски печатей, н а д ­
писи на разл и чн ы х предметах обихода, а т а к ж е письма.
М он ум ен тальны е надписи высекались на отвесных скло­
нах скал, по сторонам вырубленных в горах лестниц и про­
ходов, на каменных глы б ах или плитах, устанавливавш ихся
вдоль улиц или дорог или залож енн ы х в основание построек
(зданий, алтарей , крепостных стен и ворот), а т а к ж е на к а ­
менных стелах, рельефах и скульптурах.
П ороды кам н я случались разны е — серо-черный базальт,
гранит, красновато-коричневый трахит, известняк.
М онументальны е надписи служили в основном культовым
целям. Р аспространены были разного рода посвятительные
надписи. Т а к назы ваемы е строительные надписи, связанные
с посвящением божеству или группе богов х р а м а или какого-
либо другого сооружения, сперва делались краткими, п о зж е —
зсе более пространными, в них стали вклю чаться сведения
об истории династии и описания деяний ц а р я . П реобладан и е
светских мотивов над религиозными сделалось со временем
столь значительным, что р яд надписей Нового хеттского ц а р ­
ства и позднехеттского периода, в частности надпись на Кёй-
лютолу-Яйле, некоторые надписи из К еркем и ш а и надпись из
К аратепе, лиш ь совершенно условно могут рассматриваться
как культовые.
Другим видом посвятительных надписей были надписи,
указы вавш ие, какому 'богу и кем посвящен тот или иной
предмет, н ап рим ер трон, или стела, или и зображ ение божест­
ва. Часто встречаются объяснительные надписи к и зо б р а ж е ­
ниям культовых сцен; известны объяснительные надписи и к
рельефным сценам охоты.
Рельефы , а т ак ж е углубленные в камень изображения,
сопровож даем ы е хеттскими иероглифическими надписями, д о ­
стигают иногда колоссальных размеров, например рельеф с
изображ ением богини на горе Сипил имеет в высоту около
27
6,5 м ; соответственно бывают тогда большими и разм еры ие­
роглифов (вообще разм еры иероглифических знаков н аходят­
ся в прямой зависимости от разм ер а предмета, на котором
д елается надпись, и от длины надписи — наиболее древние
надписи сводятся к обозначению имени изображ енного бо­
ж е ст в а). И техника выполнения надписи связан а с техникой
выполнения и зображ ения: изображению , углубленному в к а ­
мень, соответствуют углубленные, врезанные знаки надписи,
рельефному и зображ ению — выпуклые знаки.
Д а ж е наиболее пространные хеттские иероглифические
монументальные надписи д ал еко не так богаты историческим
содерж анием, ка к хеттские клинописные или ассирийские
анналы, но и из этих надписей, используя т а к ж е и хеттские
иероглифические печати, мож но извлечь много ценных д а н ­
ных, позволяющих отождествить имена хеттских ц арей и позд­
нехеттских правителей с именами, известными из других и с­
точников, установить родословные, выявить синхронизмы,
помогающие д ати ровке самих надписей, а т а к ж е различных
событий истории хеттов и соседствовавших с ними народов
(урартов, хурритов и др.); хеттские иероглифические н адпи­
си позволяют получить ценные сведения о пределах распрост­
ранения хеттской д ер ж авы , отдельных позднехеттских госу­
дарств, а т а к ж е государств, сопредельных с ними, помогают
отождествить некоторые этнонимы и топонимы и т. д.
Печати с хеттскими иероглифическими легендами или без
них, но с изображ ениями, мотивы которых известны по мону­
ментальным р ельеф ам с хеттскими иероглифическими н адпи­
сями, встречаются чаще всего в ф орм е круглого ш там па с
ручкой или без нее (тогда они имеют вид п угови ц ы ); известны
та к ж е печати-перстни; цилиндрические печати, которые д ля
получения оттиска откатывались, попадаю тся в М ал ой Азии
и Сирии д ал еко не так часто, ка к печати-штампы, а цил и н др и ­
ческие печати с надписью хеттскими иероглифами •— вообще
редкость. Печати ч ащ е всего вы резы вались из кам н я — г е м а ­
тита, стеатита, серпентина, известняка, диорита, яш мы и др.,
но т а к ж е изготавливались из кости и из м е талла — чаще н а ­
ходят печати из бронзы, значительно реже из серебра пли
золота. К роме печатей, до нас дош ло значительное количество
их оттисков на глиняных таб л ет к ах или глиняных буллах.
Н а м известны печати (или оттиски печатей) царей Хаттусы,
царевичей, царских наместников и некоторых других хеттских
правителей, печати сановников разного ранга, чиновников и
частных лиц. Очевидно, печати хеттских царей были сделаны
из благородных металлов, и это одна из причин того, что до
нас дошли только их оттиски (единичные золотые и серебря­
ные печати сохранились, но среди них нет печатей ц ар ей Хетт­
ского ц арства).
28
Н аи б о л ее архаической по форме знаков считается бу лл а
с оттиском печати ц ар я Испутахсу, обнаруж енная в Тарсусе.
Однако ее д ати р овк а вы зы вает споры. В ладельца печати, от­
тиснутой на булле, обычно отождествляю т с Испутахсу из
Киццуватны, заклю чивш им договор с хеттским царем Телепи­
ну (н ачало XV в. до н. э . ) .
Этому отождествлению противоречит, однако, менее а р х а ­
ичный х ар а к т ер иероглифических знаков печати царя Хуцции,
предшественника Телепину (известен оттиск печати Хуцции на
глиняной таблетке, представляю щ ей собой царскую д арств ен ­
ную на зем л ю ). Более логичной оказывается точка зрения, в
соответствии с которой Испутахсу, оттиск печати которого
сохранился на булле, не отождествляется с современником
Телепину, а рассм атривается к а к другое лицо, живш ее ран ь­
ше. Сторонники этой точки зрения датирую т буллу Испутахсу
второй половиной XVI в. до н. з., что позволяет рассматривать
ее в соответствии с данны ми ее палеографического изучения
как самый древний п ам я тн и к хеттской иероглифики.
Н адписи на некоторых п ечатях являю тся двуязычными или
во всяком случае двуписьменными, так как легенда повторена
д ва ж д ы — клинописью и иероглифами. Их значение д ля це­
лей деш ифровки иероглифов и датировки письменных п ам я т­
ников, а т а к ж е отдельных исторических событий эпохи Д рез-
него и Нового хеттского ц а р с т в а и позднехеттского периода
трудно переоценить.
К р о м е монументальных надписей на камне и печатей, до
нашего времени сохранились т а к ж е очень немногочисленные
иероглифические надписи или фрагменты надписей на к е р а ­
мике, слоновой кости, бронзе и благородных металлах. И з ­
вестны, в частности, процарап ан ны е или нанесенные краской
надписи на посуде, сделанные до ее обжига, а так ж е надписи
на других предметах: на сосуде д л я захоронения, на глиняной
таблетке, на оружии, на серпе, на серебряных чаш ах и кубке,
на золотой статуэтке. Эти надписи любопытны главны м о б р а­
зом с точки зрения определения сферы применения хеттской
иероглифики.
Документы хозяйственного учета и деловые документы, не
представленные в хеттских клинописных архивах, отсутству­
ют и среди памятников хеттской иероглифики. М еж д у тем,
документы такого рода яв л яю тс я одной из главны х частей
всех остальных архивов этого времени, как месопотамских,
так и египетских, и без них немыслимо общество с у ж е р а з ­
витым государством; поэтому возникает предположение, чго
они сущ ествовали и у хеттов, но не сохранились, потому что
были написаны н а недолговечном материале, скорее всего на
дереве. В связи с этим особый интерес представляю т совер­
шенно своеобразные иероглифические документы на полосах
29
свинца. Впервые шесть таких документов были найдены в
Ашшуре. Они были завезены сюда каким-то образом еще в
древности и обнаружены в 1905 г. на глубине 70 см от пола
ж илого д ом а, построенного некогда меж ду стенами хр ам а и
зиккурата п . Эти документы п редставляю т собой исписанные
с обоих сторон беглым курсивом узкие свинцовые полосы, туго
свернутые в трубку. Толщина такой полосы меньше 0,5 мм,
ширина около 40 мм, длина зависит от разм еров текста и ко­
леблется от 80 до 235 мм. Свинцовы е свитки из А ш ш ура от­
лично сохранились и определены И. Д ж . Гельбом к а к ком мер­
ческие письма, но проникнуть в их содерж ание до сих пор не
удалось, т а к как встречающиеся в них слова и обороты не­
знакомы исследователям, обычно имеющим дело с монумен­
тальными надписями. По мнению некоторых исследователей,
свинцовые свитки являю тся наиболее поздним памятником
хеттекой иероглифики; их принято относить к концу VII а.
до н. э., т. е. считать примерно на сто лет молож е других
поздних памятников хеттекой иероглифики. О д н ако они не
поддаются надежной точной датировке, а практика письма
на свинце засвидетельствована в Хеттском ц арств е и для
гораздо более раннего времени — X IV —X III вв. до н. э. Во
всяком случае, именно так датирую тся археологами скоропис­
ные документы на свинце, найденные в 1937 г. при раскопках
на Бю ю ккале в Богазкёе. Свитки с Бю ю ккале по форме и х а ­
рактеру письма имею т явное сходство со свитками из А ш ­
шура; к сожалению, металл сильно пострадал от времени и
знаки плохо различимы.
Документы такого рода, судя по их назначению и х а р а к ­
теру почерка, в свое время не могли быть единичными, и, хо­
тя до нас дошли лишь уникальные экземпляры, они являю тся
свидетельством длительного и частого применения хеттекой
иероглифики д ля деловой переписки. Это предполагает, в свою
очередь, существование общедоступного, легко хранимого и
перевозимого м атери ала для письма, которым, по всей вер оят­
ности, первоначально было дерево, а затем в какой-то мере
так ж е и свинец.
В пользу того, что более обычными были письменные д о ­
кументы на дереве, не сохранившиеся, однако, до нашего в р е­

12 В. А н дрэ си чтает, что сви нцовы е свитки поп ал и в укром ное мес
в у глу под полом не случай но, а бы ли помещ ены там хозяи ном дом а
к ак свящ енны е предм еты или ценны е вещ и. Д ом этот, по мнению Андрэ,
сущ еств о вал в конце V II в. д о н. э. Т аким об разом , нам и звестно время,
не п о зж е ко то р о го бы ли написаны д окум енты на свинце; что к асается
врем ени, не ран ьш е которого они м огли бы ть составлены , то о б с то я т е л ь ­
ств а находки п озво л яю т д а ти р о в а т ь и х лю бы м периодом в п л оть до II ты-
тячелети я д о н. э., т а к к ак вм есте со свинцовы м и сви ткам и бы л а найдена
ар хеол огам и сред н еасси ри н ск ая к л и н оп и сн ая надпись на алебастре, д а ­
ти р у ем а я серединой II ты сячел ети я д о н. э.

30
мени, говорит и то обстоятельство, что применение хеттской
иероглифической письменности на камне д л я царских надпи­
сей, царских печатей и печатей должностных лиц, в общем
сравнительно редкое, не смогло бы само по себе обеспечить
развитие и подд ерж ать длительное существование хеттской
иероглифики.
Выпуклую форму хеттских иероглифических знаков на
больш ом числе надписей, по преимуществу более древних, чем
надписи с врезанными знаками, некоторые ученые т ак ж е
склонны объяснить именно тем, что хеттские иероглифы п е р ­
воначально вырезались на дереве. Примечательно, что хетт­
ская клинопись имеет две логограммы для слова «писец»— одна
l u DUB.SAR, та ж е самая, которая сущ ествовала уже в шу­
мерской и аккадской клинописи, состоит из знаков для ш у­
мерских слов «человек» ( LU), «(гли няная) табл етка» (DUB)
и «писать» (S A R ) и о бозначает писца, пишущего на (глиня­
ной) таблетке; другая, lC jd U B .S A R .G IS возникла в хеттской
клинописи; она об разован а по образцу предыдущей, из з н а ­
ков для тех ж е шумерских слов, с прибавлением знака для
шумер, слова «дерево» (QIS), и обозначает писца по дереву.
Д л я школ, где обучали письму и составляли документы, у
хеттов т а к ж е было д ва наименования — одно обозначалось
сущ ествовавшей еще в шумерской клинописи логограммой
1:; .DUB.BA.A ' д о м таб л етк и ’, другое — логограммой, возник­
шей в хеттской клинописи,— Ё LCJME^ D U B .S A R .G I5 'дом пис­
цов по д е р е в у ’.
Приведенны е логограм м ы возникли впервые в хеттской
клинописи — в аккадской и в шумерской клинописи их нет,
но есть ак кад ск ие у пом инания о деревянных таблетках у
хеттов. Известно, что такие таблетки могли не только з а в е ­
ряться печатью, оттиснутой на глиняной булле, которая под­
веш ивалась на шнурке, но д а ж е з а п е ч а т ы в а т ь с я — тогда пе­
чать оттискивали на куске глины, прикрепленном к чехлу из
ткани, н ад евавш ем уся на деревянную таблетку.
Все эти данны е свидетельствуют о том, что хетты часто
писали по дереву; при этом они скорее всего пользовались
иероглификой, а не клинописью, которая д л я письма по д е­
реву неудобна. Любопытно в этой связи, что в хеттской кл и ­
нописи д л я обозначения иероглифического письма служила
логограмма G I 5 . H U R 'чертеж, ри сун ок’, никогда не употреб­
л яв ш а я с я применительно к клинописным записям.
Существует точка зрения, что хеттские иероглифические
знаки на деревянных т а б л етк ах не вырезали, а писали, т. е.
наносили тушью при помощи кисточки. П одтверж дением того,
что т а к а я техника письма была знаком а хеттам, является
31
подобранный Боссертом в К улулу (близ 'Кайсери) остракон
с хеттекой иероглифической надписью, сделанной черной к р а с ­
кой; древнейшим свидетельством такого способа нанесения
хеттских иероглифических знаков и вообще древнейшим п а ­
мятником хеттекой иероглифики могла бы считаться упомяну­
тая уж е надпись на сосуде для захоронения, обнаруженном
при раскопках в Канише (совр. Кюльтепе, к северо-востоку
от Кайсери) и датируемом XV III в. до н. э. (слой k a ru m Ка-
nis I b ) , но из нескольких знаков этой надписи только один
отождествляется ка к принадлеж ащ ий к хеттекой иероглифике
(знак д ля слова «бог»), поэтому хеттский иероглифический
х арактер этой надписи является спорным.
Необходимо отметить, что ни одной хеттекой таблетки из
дерева — м атери ал а, легко поддающ егося разрушению, до
нас не дошло, и предположение о том, что такие таблетки
были писчим материалом, широко распространенным у хет­
т о в ,— тем сам ы м материалом, на котором, кроме писем, со­
ставлялись не сохранившиеся до нашего времени хозяйствен­
ные и деловые документы хеттов,— остается гипотезой, весь­
ма правдоподобной, опираю щейся на ряд косвенных данных,
но ‘р се-таки гипотезой.
ПУБЛИКАЦИИ ХЕТТСКИ Х ИЕРОГЛИФИЧЕСКИХ ПАМЯТНИКОВ;
М АТЕРИ АЛ Ы , СВЯЗАННЫЕ С ИЗУЧЕНИЕМ ПИСЬМЕННОСТИ
И ЯЗЫКА ХЕТТСКИ Х ИЕРОГЛИФИЧЕСКИХ ПАМЯТНИКОВ
Многие п ам ятники хеттекой иероглифики продолжаю т, по
понятным причинам, оставаться там, где были н а й д е н ы ,—
это прежде всего наскальные надписи, а т а к ж е надписи на
особенно крупных каменных плитах или скульптурах. Вместе
с тем часто остаются на месте и надписи, перевозка кото­
рых в принципе возможна, но по разным причинам не осу­
ществлена. О днако большинство хеттских иероглифических
памятников находится в музеях; там ж е хранятся и эстам п аж и
или слепки многих памятников, оставленных in situ. Естест­
венно, что самыми большими коллекциям и располагаю т музеи
Турции, прежде всего С там б у л а и Анкары; часть памятников
хранится в различных местных музеях Турции (Адана, К а й ­
сери и др.), а т а к ж е в Сирии (Х алеб). Р я д музеев Европы
и Америки тож е о б ладает более или менее значительными со ­
браниями памятников хеттекой иероглифики — это прежде
всего музеи Берли н а, П а ри ж а , Л ондона, Чикаго и Нью -Й орка;
и в музеях С С С Р есть несколько хеттских иероглифических
памятников (одна надпись и более д есятка печатей — в Л е ­
нинграде и одна весьма лю боп ы тная печать — в Е реване).
Н а д собиранием, выявлением, описанием и изданием хетт­
ских иероглифических памятников трудилось не одно поколе­
ние ученых разных стран. П ер вы й к о р п у с х е т т с к и х и е-
32
р о г л и ф и ч е с к и х н а д п и с е й , не утративш ий своего зн а ­
чения и до сих пор, был опубли кован JI. М ессерш мидтом в
1902— 1906 гг. (в корпусе были учтены и п ечати ), затем вы ­
шли важ н ы е публикации В. А ндрэ (письма на свинцовых по­
лосах, 1924), Д. Д ж . Хогарта и Л. Вулли (м атериалы раско-
пск в Каркемише, 1914, 1921, 1952), а т а к ж е Б. Грозного
(издание р яд а важных, частью ранее не публиковавшихся
надписей с попыткой — тогда ещ е преждевременной — их пол­
ной транскрипции и перевода и с приложением очень хороших
фотографий, представляю щ их интерес и поныне; 1937).
В 1939 г. появилось новое в а ж н о е сводное издание хеттских
иероглифических надписей, подготовленное И. Д ж . Гельбом.
Его составитель заново сфотограф ировал и на основе при­
менения новой методики подготовил в высшей степени точ­
ные автографические копии большого количества хеттских ие­
роглифических памятников, обнаруж ен н ы х в М алой Азии и
Сирии ам ериканскими археологами, а так ж е р яд а памятников,
изданных ранее не вполне удачно; важной частью этого и зд а­
ния был полный по тому времени перечень хеттских иерогли­
фических памятников с исчерпывающей библиографией.
В дальнейшем, по мере обнаруж ен и я тех или иных надпи­
сей, появлялись новые публикации. Однако фотографии и а в ­
тографии важнейш ей хеттской иероглифической версии д в у ­
язычных надписей из К аратепе до сих пор не изданы, сущест­
вует только серия предварительны х сообщений X. Т. Боссерта,
вышедших в разных ж урн ал ах .
Первое с в о д н о е из д а н и е х е т т е к и х и е р о г л и ф и-
ч е с к и х п е ч а т е й было подготовлено Д. Д ж . Хогартом
(1920), а печати из раскопок в Богазкёе, Р ас-Ш а м р е и Тар-
сусе были опубликованы соответственно X. Г. Гютербоком
(1940— 1942), Э. Л арош ем (1956) и И. Д ж . Гельбом (1956).
Н аиболее полным перечнем всех памятников хеттской ие­
роглифики с соответствующей библиографией является в н а ­
стоящее время список Э. Л а р о ш а в первой части его труда
«Хеттские иероглифы» (1960).
Успехи в области деш ифровки хеттских иероглифов, д о ­
стигнутые в 30-х годах нашего века 13, позволили составить
и издать с п и с к и х е т т с к и х и е р о г л и ф о в с и х ч т е -
1! н е м — первый такой список был опубликован в 1937 г.
П. М ериджи, второй — по м а тер и ал ам печатей из Б о газк ёя—
X. Г. Гютербоком (1942). С недавних пор мы располагаем
сводным списком Э. Л а р о ш а («Хеттские иероглифы», I960).,
учитывающим оба списка, изданные ранее, и результаты всех
дальнейш их изысканий в области хеттской иероглифики.
В списке Э. Л а р о ш а к а ж д о м у зн аку посвящена своего рода

13 См. ни ж е, стр. 39— 40.

3 И. М. Д у н а е в с к а я зз
миниатю рная монография, в которой н аряду с наиболее р а с ­
пространенным начертанием зн ака даны его графические в а ­
рианты, его словесное и/или слоговое чтение (или чтения), а
т а к ж е история его деш ифровки и библиография.
Первым с л о в а р е м язы ка хеттских иероглифов, в кото­
ром был учтен весь известный к тому времени материал, был
словарь П . М ериджи, вышедший в 1934 г.; второе, полностью
переработанное издание этого словаря (1962) является в н а ­
стоящее время вместе с зам ечаниями, уточнениями и д опол­
нениями, предлож енными Г. М иттельбергером (1963), послед­
ней сводкой достижений в области изучения лексики языка
хеттских иероглифов.
Скупой м атери ал иероглифических текстов небогат и в
смысле возможностей выявления языковых отношений. Но
это не останавл и вал о исследователей, к а ж д о м у из которых
н аряду с филологическими проблем ам и приходилось решать
и задачи чисто лингвистические. Р я д ученых выступил так ж е
со с п е ц и а л ь н ы м и и с с л е д о в а н и я м и , п о с в я щ е н -
н ы м и я з ы к у хеттских иероглифов и определению его мес­
та среди других языков древней Л1алой Азии. Это — Б. Гроз­
ный, П. М еридж и, И. Д ж . Гельб, Ф. Зоммер, А. Гётце,
И. Фридрих, Э. Л ар ош , А. Камменхубер, X. Кронассер, Р. Гус-
мани и др. В 1961 г. молодой австрийский ученый Г. Миттель-
бергер написал и защ итил в качестве диссертации первую об­
стоятельную грам м ати ку язы ка хеттских иероглифов, пред­
ставляю щ ую собой весьма пристальное описательное и со­
поставительное исследование я зы к а хеттских иероглифических
текстов, заново прочтенных и интерпретированных автором
(в частности, он смелее чем когда-либо привлекает материал
писем на свинце). Д ан ны е диссертации Г. М иттельбергера ш и­
роко использованы в настоящем очерке.

III. ПИСЬМЕННОСТЬ

ИСТОРИЯ ДЕШ ИФ РОВКИ ХЕТТСКОЙ ИЕРОГЛИФИЧЕСКОЙ


ПИСЬМЕННОСТИ

При деш ифровке неизвестной письменности ученые могут


иметь д ел о с письменностью, фиксирующей известный язык,
пли ж е с письменностью, сохранившей для потомков язык
неизвестный, забытый, требующий интерпретации.
. З а д а ч а второго рода — а именно она стояла перед иссле­
дователями хеттекой иероглифики — связана, естественно, со
значительно большими трудностями, хотя и первый случай
требует подчас научного подвига.
История деш ифровки хеттекой иероглифики и интерпрета­
ции хеттских иероглифов может быть разделена на три пе­
34
риода. Первы й — период начальны х попыток дешифровки,
предпринимавшихся преимущественно до находки клинопис­
ных архивов '(1880— 1923). В т о р о й — период значительных ус­
пехов деш ифровки и первоначальной интерпретации языка
(30-е и н ач ал о 40-х годов наш его века), закончившийся н а ­
ходкой в 1947 г. в К ар ате п е большой двуязычной надписи,
одна версия которой н ап исан а хеттскими иероглифами, а д р у ­
гая — алф авитны м письмом, по-финикийски. Эта надпись
подтвердила правильность у ж е осуществленной дешифровки,
позволила исправить допущ енные ошибки и сообщила новый
импульс исследованиям ка к в области письменности, т а к и,
в особенности, в области я зы к а хеттских иероглифов.
В течение первого и второго -периодов п реобладали задачи
дешифровки, а интерпретация языка, определение его х а р а к ­
тера и грамм атических особенностей и строя были подчинены
этой главной задаче, тем более что сведения о языке еще з а ­
висели от переменных успехов в области деш ифровки и поэто­
му были отрывочны и недостаточно надежны. К концу ж е вто­
рого периода и во время наступившего вслед за ним и д л я ­
щегося поныне третьего периода первостепенное значение
приобретает филологическая и лингвистическая работа, в про­
цессе которой продо л ж ает уточняться так ж е и дешифровка.
К ак справедливо зам етил знаток деш ифровок И. Фридрих,
«из ничего нельзя ничего деш ифровать», деш иф ровщ ик н езн а­
комой письменности на незнакомом языке долж ен иметь к а ­
кие-то зацепки, какие-то данные, скомбинировав которые он
может выяснить чтение зн аков забытой письменности. Если
есть д вуязы чн ая надпись, д еш и ф ровщ и к преж де всего восполь­
зуется ею. Именно так и поступил первый деш ифровщ ик хетт­
ской иероглифики А. Г. Сэйс (1880), который использовал
ставшую знаменитой «печать Таркондемоса». Это была се­
ребрян ая печать, утраченная к тому времени, когда ею заи н ­
тересовался Сэйс, но сохранился ее слепок, изготовленный ь
Британском музее. Надпись на печати повторена д важ д ы —
хеттскими иероглифами и клинописью, современное ее чте­
н и е — «Таркумува, царь страны Мира». П ечать следует, оче­
видно, отнести ко времени Нового хеттского царства. Сэйс
выяснил из нее иероглифические знаки для слов «царь» и
«страна», а знание этих знаков помогло ему расчленить всту­
пительную часть других иероглифических надписей, отождест­
вить в них р яд географических названий, известных из ино­
язычных источников, и выяснить таким образом слоговые
чтения нескольких знаков (в частности, tu и I, а так ж е н а­
чальные звуки слоговых знаков — п. и s. ,4.
14 В тран с л и т ер а ц и и хеттских иерогли ф ов точка р яд о м с согласны
обо зн ач ает неизвестны й гласны й; о систем е тран сл и тер ац и и см. ниж е,
стр. 49, 50, 58.

3* 35
Н о сведения, которые могла д ать для дешифровки хеттских
иероглифов ко роткая д вуязы ч н ая надпись на печати, чей кл и ­
нописный текст был сам по себе труден д ля чтения и не пе­
рестает в ы зы вать споры до настоящего времени, оказались
вскоре исчерпанными. О ставался еще один путь — попытаться
допустить, что за неизвестной письменностью скрывается уж е
известный язык. Но какой? Если догад ка окаж ется правил ь­
ной и язы к сам по себе достаточно хорошо известен, д еш и ф ­
ровка пойдет быстро и даст положительные результаты; не­
правильная д огад ка заведет в тупик, как это и случилось
с П. Иенсеном (1894), который предположил, что хеттские
иероглифические тексты написаны по-древнеармянски, долго
упорствовал в своем заблуж дении и в итоге затрати л впустую
много времени и сил. Нужно, однако, признать, что во время
первых попыток дешифровки хеттекой иероглифики пора д ля
отождествления язы ка хеттских иероглифов еще не наступи­
л а — богазкёйский архив еще не был открыт, не были д о ­
статочно известны анатолийские (хетто-лувийские) языки
II тысячелетия до н. э., а надписи на анатолийских язы ках
I тысячелетия до н. э. не только не были интерпретированы, но
д а ж е о принадлежности их к индоевропейской семье еще не
было известно; недостаточны были в ту пору и сведения о
культуре и истории хеттов. Единственной по тому времени в оз­
можностью получить дальнейшие, хотя бы частные резу л ь та­
ты в деле деш ифровки хеттских иероглифов было рекомен­
дованное Л. Мессершмидгом отождествление хеттских имен
собственных, этнонимов и топонимов, известных из других
источников того ж е времени, т. е., иначе говоря, из ассирий­
ских анналов. Р. Кэмбелл-Томсон воспользовавшийся советом
Мессершмидта, достиг некоторых положительных результатов
(1912), но серьезных успехов в деш ифровке его попытка не
д ал а, отчасти потому, что а к к а д с к а я передача хеттских имен,
естественно, не могла быть точной и не р аз вводила в з а б л у ж ­
дение не только Кэмбелл-Томсона, но и последующих д еш и ф ­
ровщиков. М еш ал а К эмбелл-Томсону и предвзятость его кон­
цепции, согласно которой язы к хеттских иероглифов будто
бы совпадает с языком хеттских клинописных текстов, н ахо ­
дившихся тогда еще в самом н ач ал е своей интерпретации.
Концепция А. Э. Каули была более осторожной, к тому
ж е он р асполагал не известными его предшественникам хетт­
скими иероглифическими надписями из К аркем и ш а и более
серьезными сведениями о хеттском клинописном языке. К а у ­
ли склонен был допустить родство язы ка хеттских иероглифов
с языком хеттекой клинописи, но д ля окончательного суж д е­
ния считал необходимым выж дать, пока возрастет объем из­
данны х хеттских клинописных текстов. Все ж е его больше
привлекало сопоставление язы ка хеттских иероглифов с у р а р т ­
36
ским, касситским или хурритским. П ри д ерж и ваясь более стро­
гой методики, чем его предш ественники, !Каули с д ел ал доволь­
но серьезный в к л ад в чтение отдельны х иероглифических зн а ­
ков (1917— 1918).
К. Франк, к а к н Каули, был склонен считать языком хетт-
еь.их иероглифов хурритский, но не это заб л уж д ен и е обрекло
на неудачу усилия Ф ранка, н аправленны е на деш ифровку хетт­
ских иероглифов. И м ея опыт раскры тия шифров во время пер­
вой мировой войны, он справедливо считал, что на начальном
этапе деш ифровки вопрос о язы ковой принадлеж ности может
быть исключен и что главной зад ач ей д еш и ф ровщ и ка является
выявление н отождествление имен собственных, этно- и топо­
нимических названий, выявление устойчивых ф орм ул,особен но
в начале и в конце надписи, выделение повторяющихся групп
знаков и т. д. Франк, однако, о тка зал ся не только от з а б л у ж ­
дений, но и от достижений своих предшественников, ка к полу­
ченных недостаточно строгим методом. Он составил о казавш и е­
ся в дальнейш ем полезными его преемникам списки имен бо­
гов и лиц, а т а к ж е географических названий (1923), но сам
извлечь из этих списков какие-либо данные, которые продвину­
ли был деш и ф ровку хеттских иероглифов, не смог.
Таким образом, значительные усилия, затраченны е учеными
в течение начального периода деш ифровки хеттских и ерогли­
фов, не привели к существенным сдвигам. О днако ряд отдель­
ных фактов был установлен верно, хотя эти факты и тонули
в море заблуж ден и й и произвольных утверждений.
Так, на основании первых наблюдений над хеттскими ие­
роглифическими надписями было выяснено, что направление
их письма — «бустрофедон», т. е. меняется от строки к строке,
причем знаки «поворачиваются лицом» к н ачалу строки
(X. Уорд). З а тем по числу знаков было установлено, что хетт­
ская иероглифическая письменность, подобно ассиро-вавилон­
ской клинописи, является не алфавитной письменностью, а
слоговой, причем часть знаков представляет собой д етерм ин а­
тивы (т. е. непроизносимые словесные знаки, обозначающие
группу понятий, к которой п рин ад леж и т слово, помеченное д е ­
терм инативом), а часть — логограммы , т. е. знаки для целых
слов.
Д а л е е были правильно выделены некоторые группы знаков,
в частности, знаки, обозначающие грамматические окончания
имени и глагола, а так ж е суффикс и окончание отыменного
прилагательного; было выяснено, что знак, с которого н ачи­
нается большинство надписей, в ы р а ж ае т местоимение «я», и
выявлены словесные знаки «бог», «страна», «царь», энклити­
ческий союз «и»; было т а к ж е сделано важ н ое наблюдение,
что знак д ля слова «бог» употребляется и в качестве детерм и­
натива божества (Сэйс).
37
В дальнейш ем удалось установить знак, предваряющий
имена собственные, правильно прочесть имя ц аря Х амата
(совр. Х ама) Урхилины, а так ж е первую часть древнего
наименования М а р а т а — Гургум и извлечь таким образом
правильные чтения знаков u (г) 1S, hi, li, па, gu (К эмбелл-Том­
сон). З атем были прочтены знаки mu и начальны е звуки
слогов р. и г., а т ак ж е несколько знаков-лигатур, состоящих
каж ды й из двух знаков (К ау л и ). Были определены словораз-
делитель и знак, указываю щ ий, что предшествующий ему знак
(или группа знаков) является логограммой (П ейзер). Д а л е е
были выделены логограммы «царица», «правитель», «главный
жрец» и знак, фиксирующий указательное местоимение, а т а к ­
ж е прочтено наименование города К аркем и ш а (Иенсен). Затем
было прочтено и название города М алатьи и выявлена цифра
«9» (Ф ран к ). Наконец, удалось выяснить вспомогательный
характер зн ака, то присутствующего, то отсутствующего в
конце слов, стоящих в одинаковом контексте, а выявление
случаев взаимной замены знаков в разных написаниях одно­
го и того ж е слова позволило установить возм ож ность одина­
кового чтения различных знаков (К аули).
Таков б ы л не слишком ободряющий итог начального пе­
риода дешифровки.
Однако накопление кое-каких отправных данных, а т ак ж е
возможность отбросить о казавш иеся негодными концепции и
методические приемы, повлекшие за собой цепь ошибок, в
известной мере подготовили те успехи, которые были достиг­
нуты в течение следующего периода дешифровки. Весьма с у ­
щественным было и то обстоятельство, что в 20-е годы сильно
продвинулось изучение хеттских клинописных источников,
которое позволило создать первоначальное представление об
основных особенностях синтаксиса анатолийских языков и,
в частности, о х арактере предложений, которые могут быть
выявлены в языке хеттских иероглифов. П р о д о л ж а л о у в ел и ­
чиваться и количество обнаруж енных хеттских иероглифиче­
ских памятников.
В 1930 г. итальянский ученый П. М ериджи выяснил неко­
торые дальнейш ие особенности хеттекой иероглифики. Но
главным его успехом было выявление групп знаков, об озна­
чающих слова «сын» и «внук». Выделение этих слов в д ли н ­
ных генеалогиях хеттских царей позволило правильно опреде­
лить группы знаков, соответствующие именам собственным,
а затем, п ользуясь тем, что имена по крайней м ере некоторых
из правителей царств Северной Сирии и юго-восточной части
Малой Азии были известны из ассирийских источников, по­
пытаться отождествить этих правителей с лицами, упоминаемы­

15 Точнее, л и г а т у р а из и + г (а ).

38
ми в иероглифических надписях, и тем самым установить
чтение ряда иероглифических слоговых знаков.
В р аботах 1931— 1932 гг. швейцарский исследователь
Э. О. Форрер применил весьма плодотворные методические
приемы. И сходя из остроумно обоснованных соображений о
характере и содерж ании исследуемых текстов и частей текста,
в особенности стандартной формулы проклятия тому, кто
попытался бы надпись уничтожить (такая форм ула обычно
заверш ает древневосточные царские надписи), Форрер присту­
пил к выделению отдельных слов, выявлению их взаимосвязи,
особенностей синтаксиса и морфологии. Это позволило ему
установить окончания именительного п ад еж а множественно­
го числа и отложительного п а д е ж а единственного числа су­
ществительных, повелительную форму г л аго л а и окончание
причастия прошедшего времени, дательны й п ад еж единствен­
ного числа указательного местоимения, а т ак ж е личное местои­
мение «я», союз, имеющий значение «когда» и «если», и энкли­
тический союз «и». Знание этих грамм атических элементов,
л так ж е выяснение чтения некоторых знаков, служивш их для
их в ы раж ен и я, д ал о возможность Форреру впервые обосновать
предположение об индоевропейском х арактере язы ка хеттских
иероглифов.
Американский востоковед И. Д ж . Гельб зан ял ся прежде
всего отделением знаков, имеющих слоговое чтение, от сло­
весных знаков и сосредоточил свое внимание на выяснении
чтения в первую очередь слоговых знаков и на определении
характер а хеттской иероглифической письменности в целом.
К 1931 г. он установил, что общее количество слоговых з н а ­
ков не превы ш ает шестидесяти, что слоговые знаки могут
быть только двух типов: 1) «гласный» и 2) «согласный +
гласный», и что звонкие и глухие согласные на письме не
различаются. Ему удалось т а к ж е прочесть ряд знаков и, г л а в ­
ное, впервые д ать слоговое чтение глагола. Это был глагол
«делать» — сн ачала Гельб читал его a-wa-a, а затем, в 1935 г.,
установил п равильн ое его чтение a-i-a, которое позволило по­
казать особую близость язы ка хеттских иероглифов лувийско-
му (тот ж е глагол по-хеттски i j а-, по-лувийски — a j а -); в т е ­
чение долгого времени глагол aia- был единственным извест­
ным глаголом язы ка хеттских иероглифов.
В 1932 г. X. Т. Боссерт (Герм ания) отождествил в хетт-
скпх иероглифических надписях несколько хеттских имен соб-
сгвенных, упоминаемых в ассирийских источниках, и получил
новые чтения слоговых знаков. З атем он впервые осуществил
изучение формы хеттских иероглифических зн аков с точки
з р с н п я п а л еог р а ф и и.
В 1933 г. Б. Грозный у к а з а л на черты сходства между
языком хеттских иероглифов и хеттским-неситским, установил
39
окончания пад еж ей именного склонения в язы ке хеттских ие­
роглифов (в дополнение к тем, которые были ранее определены
Форрером) и значение нескольких слов, встречающихся в хетт­
ских иероглифических текстах — «отец», «дед», «построил»,
«дал», «сделал», «возлияние», «жертвоприношение». Он так ж е
выяснил, что надпись на одном из рельефов представляет со­
бой имя С улумела, местного царька, современника Тиглат-
п ал аса р а III (745— 729 гг. до н. э . ) .
В течение 30-х годов в ряд е дальнейших исследований
тех ж е авторов продолж али разра б а ты в ат ь ся и уточняться
различные вопросы дешифровки: М ериджи составил первый
словарь (1934) и первый сводный список знаков (1937), кро­
ме того, он сделал первые попытки перевода отрывков св яз­
ного текста; Гельб (1935— 1942) подробно исследовал х а р а к ­
тер хеттекой иероглифики как системы письма, изложил
основные особенности грамм атики язы ка хеттских иероглифов
и рассмотрел чтения п адеж ны х окончаний и местоимений;
Грозный попы тался дать сплошной перевод ряд а надписей
(1934— 1937), однако эта попытка была явно преждевременной
и неубедительной. Но как бы то ни было, по целому ряду
вопросов деш ифровки хеттских иероглифов м еж д у р аб о тав ­
шими в этой области учеными было выработано общее мнение,
и чтение большей части самых распространенных слоговых
знаков и наиболее часто встречающ ихся логограмм и детерм и ­
нативов уж е не вызывало серьезных разногласий. Таким об­
разом, хотя в хеттекой иероглифической письменности еще
осталось много неясного и спорного, деш ифровка хеттских
иероглифов стала в 30-х годах совершившимся фактом (инте­
ресно отметить, что Иенсен и Сэйс дожили до этого времени:
Сэйс умер в 1933 г., а Иенсен — в 1936 г . , — но будучи не в
силах расстаться с привычными концепциями и методами, з а ­
чинатели деш ифровки сами уж е не могли более способство­
в ать успеху д е л а ) 16. Пора гипотез прошла, наступило время
методически строгих исследований и сопоставлений.
К азалось, что после осуществления дешифровки и выясне­
ния общего х ар а к тер а язы ка транскрипция и перевод хеттских
иероглифических памятников пойдут с нарастаю щ им успехом.
Однако этому помешал ряд конкретных обстоятельств. В ы ­
яснилось, что язы к хеттских иероглифов не тождествен хетг-
скому-несктскому, что кроме сходства, обусловленного их
общей принадлежностью к хетто-лувийской группе языков,
между ними имеются существенные различия в грамм атике
и лексике. Отсюда следовало, что никоим образом нельзя ме­
ханически переносить в язы к хеттских иероглифов значение

16 Т аб ли цу чтений, предл ож ен н ы х разны м и и ссл ед ов ател ям и дл я н


более часто встречаю щ ихся слоговы х зн ак о в , см. ниж е, П ри лож ен и е 1 А.

40
форм и слов, известных из хеттского-неситского, и по ним ус­
тан авли вать еще не выясненные чтения иероглифических зн а ­
ков; наоборот, только слова я зы к а хеттских иероглифов, чте­
ние которых было установлено из сопоставления данных
самих иероглифических надписей, можно было пытаться со­
поставить с хеттскими-неснтскими. М еж ду тем, около полови­
ны всех слов язы ка хеттских иероглифов полностью или
частично написаны логограммами. Поэтому в выяснении л е к ­
сики этого я зы к а прочтение логограмм и выяснение их зн а ­
чения играет весьма важ н ую роль.
Единственным способом установления з в у к о в о г о (фо­
нетического) ч т е н и я логограм м служит выявление того ж е
слова в слоговом написании, иногда следующего сразу за
логограммой в виде развернутого фонетического комплемента
пли ж е встречающ егося вместо логограммы в аналогичном
контексте. Если слово, обозначенное логограммой, не встреча­
ется в слоговом написании (потому ли, что мало сохранилось
письменных памятников и в них нет повторов внутри текста,
а т ак ж е отсутствуют дубликаты с графическими вариантами,
потому ли, что слово всегда писалось только логограммой),
установить фонетическое чтение логограммы н е в о з м о ж н о 17.
Способы выяснения з н а ч е н и я логограмм более р азн о ­
образны. Эти способы в основном те же, что и способы вы яс­
нения неизвестных слов вообще, в том числе и написанных
слоговыми зн акам и . Кроме того, иногда значение логограммы
можно выяснить непосредственно по ее внешнему рисуночному
виду, но это д а е т полож ительны й результат лиш ь в немногих
случаях. Разум еется, если фонетическое чтение логограммы
неизвестно, то тем самым неприменим этимологический метод,
который в определенных случаях мож ет помочь приблизитель­
ному определению значения слов близкородственных языков,
если эти слова записаны зн акам и , воспроизводящ ими зв у ­
чание слова (в данном случае — слоговыми зн а к а м и ). Если
счастливый случай дал в руки исследователя билингву, то
значение слов, как бы они ни были написаны, устанавливается
с ее помощью. Если билингвы нет, то выяснение слов осуще­
ствляется при помощи контекста и мож ет продвигаться д о ста­
точно быстро только при наличии многочисленных, простран­
ных и разн ооб разн ы х по содерж анию памятников. О днако об­
стоятельства сложились так, что исследователи хеттской ие-
рсглифики длительное время не располагали билингвами

17 М ож но, конечно, соверш енно гад а т ел ьн о , к ак это и н огда дел аетс


п о д став л ять то или иное о б щ еан ато л и й ск о е -слово в рекон струируем ой
д л я я зы к а хеттских иерогли ф ов ф орм е, но ни когда не б у д ет гаран ти и , что
в ф ункции слов а с д анны м зн ач ен и ем не п ри м енялось слово, не р а сп р о ­
стр ан ен н о е (или р асп ростран ен н ое в ином зн ачени и) в д р у ги х ан ато л и й ­
ских язы к ах .

41
(кроме печати Таркумувы, оолегчившеи первые шаги д еш и ф ­
ровки), а одноязычные хеттские иероглифические памятники
оказались бедны содержанием, их словесные обороты однооб­
разны, дубликаты ж е текстов редки и представляю т собой
дословные повторы. К тому ж е основная масса хеттских ие­
роглифических памятников относится ко времени после
падения Хеттского царства, когда хеттская клинописная т р а ­
диция иссякла, так что данны е о конкретных исторических
событиях и лицах, сообщаемые хеттскими клинописными п а ­
мятниками, не могли быть сопоставлены с м атериалом хетт­
ских иероглифических надписей. Возможны были сопоставле­
ния только с данными ассирийских (и урартских) надписей,
составленных на совсем ином, неродственном языке и потому
весьма неточно передающих хетто-лувийскне собственные име­
на. Все это чрезвычайно затр у д н ял о и тормозило дальнейшую
дешифровку письменности и интерпретацию языка.
Однако б ла го д а р я новым находкам археологов условия,
в которых велась эта д вой н ая работа, с конца 30-х годов ста­
ли существенно улучшаться. В 1934 г. при дальнейш их раскоп­
ках в Богазкёе, на месте столицы Хеттского царства, были
найдены оттиски около трехсот хеттских иероглифических пе­
чатей, в том числе около ста царских, имеющих легенды, пов­
торенные д в а ж д ы , хеттскими иероглифами и клинописью, на
хеттском-неситском языке. Раскопки велись до 1939 г. и про­
д олж ал и д а в а т ь аналогичный материал. Богазкёйские печати,
изданные и исследованные X. Г. Гютерброком в 1940 и 1942 гг.,
позволили п родолж ить работу над дешифровкой хеттекой ие-
роглифики. Гютерброку уд алось установить впервые или
уточнить р яд ранее предлож енны х слоговых чтений, а так ж е
выяснить иероглифические написания имен большинства хетт­
ских царей и цариц времени великой Хеттекой держ авы , при­
чем оказалось, что одни имена написаны слоговым образом,
другие — при помощи логограмм, т р е т ь и — при помощи сим­
волов, т. е. знаков, употребляемых исключительно в написании
данного имени.
В дальнейш ем находки печатей с хеттскими иероглифиче­
скими и клинописными легендами в Р ас-Ш а м р е (древний
Угарит в Сирии) в 1953— 1954 гг. и в Тарсусе (Киликшя) в
1935— 1956 гг. д ал и возможность Э. Л ар о ш у и И. Д ж . Гельбу
в 1956 г. подтвердить или уточнить чтение р яд а знаков и
сделать тем самым новый ценный вклад в деш ифровку хетт-
ской иероглифики. Вместе с тем прочитанные ими на печатях
имена местных царей, упоминаемых в клинописных докумен­
тах Хеттского царства, позволили установить в аж н ы е синхро­
низмы и д ати ро вать самые древние документы с оттискам »
печатей царей Хеттского царства.
Однако наиболее сенсационной была находка, сделанная
42
ii 1947— 1949 гг. в Каратепе, в предгорьях Тавра, в трудно­
доступной долине реки Д ж ей хан , на правом ее берегу. Здесь
немецкому археологу X. Т. Боссерту, с 1934 г. поселившемуся
v. Турции, посчастливилось об наруж и ть большую двуязычную
подпись. Точнее говоря, это пять надписей, совпадаю щих по
содержанию, — две хеттские иероглифические и три финикий-
i кие. Одна надпись (финикийская) высечена на статуе бо­
жества, а четыре — на базальтовы х плитах, по две надписи в
южных, и в северных воротах крепости: вдоль одной стороны
прохода — финикийская, вдоль другой стороны — хеттская-
иероглифическая (строки иероглифов переходят с плиты на
плиту, не минуя и р е л ь е ф ы ).
Д л я восстановления забы ты х язы ков и письменностей от­
крытие билингвы, тем более пространной, — всегда событие.
Наличие ж е дубли катов увеличивает ценность находки. Есте­
ственно, что билингва из К ар ате п е сы грала немаловаж ную
роль в деш иф ровке хеттских иероглифов. Она подтвердила на
пнушительном числе примеров, что значение логограм м и чте­
ние слоговых знаков, выясненных ранее комбинаторным ме­
тодом, были в большинстве случаев установлены правильно;
верными оказали сь так ж е и многие предположительные вы ­
сказывания о значении р я д а логограмм и чтении некоторых
слоговых знаков; кроме того, перечень понятных логограмм
пополнился большим числом совершенно новых 18.
Билингва позволила так ж е весьма существенно увеличить
sanac известных слов язы ка хеттских иероглифов, д ав около
пятидесяти новых слов с ясным значением и подтвердив п р а­
вильность предлож енны х ранее в предварительном порядке
соображений о значении более д ва д ц ат и слов.
Собственно, изучение хеттских иероглифических версий
билингвы из К ар ате п е еще только начато, так к а к ни фото­
графии ее, ни автографии (прорисовки) не опубликованы, и
и распоряжении ученых находятся лишь результаты первого
исследования билингвы, проделанного ныне покойным
X. Т. Боссертом, который не воспроизвел знаки так, как они
расположены в надписи, где они частично разм ещ ены друг
над другом, частично рядом, а переписал в строчку, в том
порядке, в каком он считал нужным их читать. М еж ду тем,
порядок чтения хеттских иероглифов в ряде случаев может
быть спорным и нуж дается в обосновании >9. Возникаю т и
другие вопросы, д л я разреш ения которых нужно иметь пе­
ред глазам и точное воспроизведение текста. Словом, все спе­
циалисты с нетерпением ж дут публикации хеттской иерогли­

18 П олны й список хеттских иерогли ф ически х зн ак о в в соответствии


со списком, и здан н ы м в 1960 г. Э. Л а р о ш е м , см. ни ж е, П ри ло ж ен и е 1 Г.
19 См. стр. 48.

43
фической верссии, чтобы принять участие в ее тщательном ис­
следовании. О днако имею щ ихся уж е данны х достаточно, что­
бы считать, что открытием билингвы из К ар ате п е заверш ился
второй и н ач ал ся третий и последний этап деш ифровки хетт­
ских иероглифов. Этот последний этап длится и поныне. Он
закончится, когда будет найдено решение р яд а спорных во­
просов, когда не останется или почти не останется знаков,
чтение которых, слоговое или словесное, еще не известно, ког­
д а станут доступны д л я чтения и понимания хеттские иеро­
глифические памятники не только первого, но и второго ты ­
сячелетия до н. э. и т. д.
Но решение этих проблем будет происходить и, собст­
венно, уж е сейчас идет в р а м к а х утвердившей себя новой
отрасли знания — если дозволено расширить употребление ус­
ловного термина — в р ам ках «хеттской-иероглифической» ф и ­
лологии и лингвистики.
Н уж н о сказать, что исследователи нашего времени н ах о ­
дятся в значительно более выгодных условиях, чем их п ред­
шественники почти сто л е т тому назад: стало значительно
больше памятников хеттекой иероглифики, и их число, хотя
и медленно, но п родолж ает увеличиваться, т а к как в настоя­
щее время силами местных специалистов и ученых, п ригл а­
шенных из других стран, ведутся систематические раскопки
на территории Турции и Сирии; неизмеримо возрос и уровень
знаний об истории, культуре и язы ках древней М алой Азии и
Сирии; р азрабо тан ы и утвердились новые, более перспектив­
ные методы исследования забы ты х письменностей и языков.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ХЕТТСКОЙ ИЕРОГЛИФИЧЕСКОЙ


ПИСЬМЕННОСТИ

Следует обратить внимание на то, что -большинство пись­


менностей древней М алой Азии — староассирийский и старо­
вавилонский вариант аккадской клинописи (последний— в его
северносирийской .разновидности), а так ж е все алфавиты гре­
ческого происхождения возникли сначала за пределами
М алой Азии д ля языков, не родственных или лиш ь отдаленно
родственных хетто-лувийским (соответственно — аккадский
язык и греческие диалекты ), и только потом стали «хеттски­
ми», т. е. были приспособлены д л я записи на различны х я з ы ­
ках хетто-лувийской группы. Таким образом, лишь по отноше­
нию к иероглифике может быть поставлен вопрос о том, не
является ли ее создание достижением местной культуры —
хеттекой (в широком с м ы с л е ).
Происхождение хеттекой иероглифической письменности
неясно. По этому вопросу существуют разн ы е точки зрения,
зависящ ие от оценки степени воздействия на возникновение
44
ii развитие хеттской иероглифики, с одной стороны, египет­
ской и ш ум еро-аккадской письменностей, с другой стороны —
письменностей эгейского культурного ар е ал а (совершенно не­
зависимое возникновение письменности в М алой Азии II ты ­
сячелетия до н. э., окруженной цивилизациям и с вполне р а з ­
витыми системами письма, в р я д ли в озм ож н о).
М еж ду хеттской иероглифической письменностью и деш иф­
рованным недавно критским линейным письмом существует
явная структурная близость. Она в ы р а ж ае тся в том, что коли­
чество слоговых знаков в обеих письменностях примерно оди­
наково, что слоговые знаки обозначаю т только открытые сло­
ги и что разли чи е меж ду удвоенными и неудвоенными, а т а к ­
же меж ду глухими, звонкими и аспирированными согласными
на письме не проводится, кроме того, в обеих письменностях
опускается п внутри слова перед согласным. Следует такж е
отметить небольш ую группу знаков, совпадаю щ их по форме и
встречаю щ ихся только в этих двух письменностях. Таким об­
разом, есть основания думать, что хеттская иероглифика и
критское линейное письмо имеют определенные исторические
связи. Это не значит, однако, что хеттская иероглифическая
письменность полностью воспроизводит какую -то письмен­
ность, сущ ествовавшую в районе Эгейского моря, или наоборот.
Здесь дело обстояло иначе — как п оказал И. Д ж . Гельб, при
создании хеттской иероглифики из Эгейского мира была з а ­
имствована лиш ь самая идея письменности, некоторые ее
типологические особенности, мож ет быть и единичные знаки
(но только ка к графемы, т. е. без заимствования так ж е и чте­
ния, свойственного данной гр аф ем е в прототипе); в целом ж е
развитие хеттского иероглифического письма ка к графической
системы происходило на основе м е с т н о й х е т т с к о й и з о ­
бразительной традиции и местного языка.
Хеттские иероглифические знаки и зо б р а ж аю т людей, ж и вот­
ных, растения, небесные светила, предметы материальной куль­
туры — постройки, оружие, орудия труда, утварь, одежду, ме­
бель и т. д., причем эти и зо бр аж ен и я в ряде случаев совпадают
с изо бр аж ен и ям и на м алоазийских рельефах, с описаниями
соответственных предметов в хеттских письменных источни­
ках, а та к ж е с внешним видом подлинных, дош едш их до нас
памятников м атериальной культуры. С другой стороны, есть
основания полагать, что и словесные и слоговые чтения хетт­
ских иероглифов с самого н ач ал а соответствовали местному
языку. Это подтверж дается, в частности, тем, что слова, к ко­
торым восходят слоговые чтения хеттских иероглифов, отно­
сятся к язы ку хетто-лувийской группы 20. С ледовательно, здесь
не произош ло ничего, подобного тому, что имело место при

20 См. ни ж е, стр. 53.

45
заимствовании, например, письменности шумерского язы ка
д ля язы ка аккадского, когда знаки д л я шумерских слов были
приняты как совершенно условные обозначения соответствен­
ных слов аккадского языка, а связанные с шумерскими с л о ­
вами слоговые чтения перенесены в готовом виде в аккадскую
письменность (в дальнейшем, н аряд у с шумерскими л о го гр ам ­
мами и си л лабограм м ам и и по их образцу возникали своп,
собственно аккадские, но это не изменило в принципе заи м ст­
вованного х а р а к тер а письменности; когда ж е ак к а д с к а я систе­
ма письма бы ла в свою очередь применена для хеттского-не-
ситского язы ка, то хеттская клинопись ун аследовала чтения,
образовавш иеся на основе двух языков, но это у ж е вопрос,
выходящий за пределы нашей тем ы ).
Сказанное совершенно не исключает возможности того,
что форма двух-трех хеттских иероглифических знаков, в част­
ности иероглифа д л я слова «жизнь» и иероглифа, об означаю ­
щего царский титул и п редставляю щ его собой изображение
кры латого солнечного диска, могла быть заимствована из
египетской письменности. Это и не удивительно, если учесть
тесные политические и культурные связи, существовавшие
между хеттским и египетским государствами. Б олее далеко
идущее воздействие египетской иероглифики на хеттскую ис­
ключается., поскольку они резко различаю тстя не только по
внешнему виду, но и по х ар а ктер у фонетических з н а к о в 21.
К онтакт м еж д у хеттекой иероглификой и хеттекой клино­
писью имеет особые черты. Бы ть образцом д ля п одраж ан и я
в момент возникновения хеттекой иероглифики клинопись
никак не могла, так как утр ати л а свой рисуночный облик
задолго до проникновения в М алую Азию и до заи м с т в о в а­
ния ее хеттами, но обе письменности на протяжении д ли тель­
ного периода, вплоть до конца XII в. до н. э., применялись од­
новременно на одной и той ж е территории, в пределах одного
государства; на печатях они могли д а ж е совмещаться — так,
легенды на царских печатях, а в дальнейшем и на печатях
сановников, ка к уж е было сказано, нередко повторялись
д важ д ы , причем иероглифическая надпись р а зм ещ а л а сь в
центре печати, а клинописная — по ее краю. Н е исключено,
что обучение владению обеими письменностями и составлению
документов на них происходило, но крайней мере отчасти, в
одних и тех ж е писцовых школах и что именно с этим обстоя­
тельством связан ы такие явления, ка к однотипность построе­
ния некоторых составных логограмм в хеттекой иероглифике
и в хеттекой клинописи,- например: БО Г + Д О М = «храм»,
Д И Т Я + Ц А Р Ь = «царевич» 22 и т. д.

21 См. ниже, стр. 47.


22 О слож н ы х, или составны х, л о го гр ам м а х см. ниж е, стр. 52.

46
СИСТЕМА Х Е Т Т С К О Й ИЕРОГЛИФИЧ ЕС КОЙ ПИСЬМ ЕНН ОСТ И

И ероглифам и, дословно— священными знаками, греки не­


когда н азы вали знаки египетской рисуночной письменности,
полагая, что они обладаю т магическим смыслом. Лишь в
XVIII в. над египетскими иероглифами перестало тяготеть
закляти е таинственности, и они стали предметом научного ис­
следования, но наименование «иероглифическая письмен­
ность» сохранилось и в д альн ей ш ем было перенесено на хетт-
екую и некоторые другие письменности. Теперь, н азы вая пись­
менность иероглифической, подразумеваю т, что она является
рисуночной или произошла непосредственно из рисуночной
письменности. Таким образом, характери зуя письменность с
графической точки зрения, назван ие «иероглифика», «иерогли­
фическая письменность» ничего не говорит о ее системе.
К ак следует из современного понимания термина «иерогли­
фика», хеттские иероглифические знаки представляю т собой
рисунки. Ч а сть этих рисунков продол ж ает иметь сходство с
и зображ аем ы м и им.и предметами, часть утрати ла это сходство
вследствие стилизации и упрощения. В одних случаях проме­
жуточные начертания сохранились, и знаки засвидетельство­
ваны как в полном, так и в упрощенном, иногда скорописном,
виде, в других случаях промежуточные начертания нам не­
известны, и мы иногда д а ж е не в состоянии отождествить
полную и курсивную форму одного и того ж е знака.
Хеттские иероглифические знаки разд еляю тся на словес­
ные, фонетические и служебные, причем существенно важно,
что хеттские иероглифические фонетические знаки, в отличие
01 фонетических знаков египетской иероглифики, но подобно
фонетическим зн акам клинописи, передают не комплексы со­
гласных в сочетании с произвольными гласными, а с л о г и
с ч е т к о р а з л и ч а е м ы м и г л а с н ы м и.
Словесные знаки стоят в н ачале слова и обычно выписы­
ваются более тщательно, чем фонетические, с л о г о в ы е 23. Со
временем словесные знаки становятся менее употребительны
(в некоторых районах, например, в районе Кайсери, почти
совсем исчезаю т), и все знаки приобретают все более курсив­
ные написания; однако рисуночный характер хеттских иеро­
глифических знаков различим д а ж е в наиболее поздних кур­
сивных пам ятни ках (например, надписи из Эгрикёя и Эркиле-
та 24, расположенны х в р айоне К а й с е р и ).
Хеттские иероглифические письма на свинцовых полосах,
найденные в Ашшуре, написаны сплошь курсивом, так что
можно было бы говорить о функциональной дифференциации

23 См. П р и л о ж е н и е 2 А.
14 См. П ри ло ж ен и е 2 Б.

47
"монументального и скорописного письма, аналогичной сущ е­
ствовавшей в Египте, если бы курсивные формы хеттских
иероглифов не встречались бы достаточно часто и в н адпи­
сях на камне н аряд у с полными формами, а полные формы,
хстя и в единичных случаях, не попадались бы д а ж е в пись­
мах из А ш ш ура (для обозначения логограм м ).
Основные графические принципы хеттекой иероглифики
были вы р аботаны в начале Нового хеттского царства (XIV в.
до н. э.). В надписях на камне проявлялось стремление ум е­
стить предлож ение в одну строку. Строка имеет вид графы,
представляю щ ей собой прямоугольник, очерченный прямыми
линиями. Внутри такой граф ы знаки, составляю щ ие слова,
располагаю тся в вертикальной последовательности, столбца­
ми (от одного до пяти знаков в столбце). Т ак как знаки д о ­
вольно разнообразны по форме — одни вытянуты в высоту,
другие в ширину, — то в целях их более экономного располо­
жения они могут см ещ аться относительно друг друга. П р а в и ­
л а смещения пока не' выяснены, поэтому установление после­
довательности знаков в наш е время иногда вы зы вает трудно­
сти и разногласия и долж но опираться если не на подлинни­
ки надписей или эстампаж и, то на фотографии или ж е на а в ­
тографии, выполненные по фотографиям.
Плотность заполнения граф со временем возрастает, з н а ­
ки приж им аю тся друг к другу все тесней и иногда перепле­
таются, о б разуя лигатуры. Существует точка зрения, что часто
встречающийся знак jj t , не имеющий, по всей видимости, ни
словесного, ни фонетического чтения, п редназначался для з а ­
полнения свободного пространства в конце столбца; он мог
ставиться и м еж д у знаками, составляю щими слово, раздвигая
их так, чтобы столбец был заполнен целиком. Возможно, что
аналогичную роль «заполнителей» играли в композиции пе­
чатей некоторые знаки для слов, имеющих благопож елатель-
ный смысл, не входившие в чтение легенды.
П ервая гр а ф а надписи читается, как правило, справа н а ­
лево (если она единственная — то ж е), следую щ ая — слева
направо, третья — опять сп рава налево и т. д., по принципу
«бустрофедон». Знаки, и зображ аю щ ие людей и животных в
профиль, и другие несимметричные знаки, которые могут быть
ориентированы, всегда обращены к началу строки.
Легенды печатей тоже в подавляю щем большинстве чи­
таются на оттисках справа налево, но встречается так ж е сим­
метричное расположение надписей на печатях, когда сами
знаки симметричны или ж е когда надпись, состоящ ая из не­
симметричных знаков, повторена дваж ды , причем знаки ори­
ентированы по направлению к центру; оттиски печатей, ко­
торые читаются слева направо, относительно редки.
48
Если надпись сопровож дает изображение, то рельефному
и зо бр аж ен и ю соответствует рельеф ная надпись, а и з о б р а ж е ­
нию, углубленному в м атери ал (обычно к ам ен ь), — вы грави ­
рованная надпись. Вообще рельефные надписи считаются б о ­
лее древними, но есть и спорные случаи.
В составленных учеными списках хеттских 'иероглифиче­
ских знаков эти знаки систематизируются по чисто внешним,
графическим признакам: группа знаков, и зображ аю щ их части
тела человека, группа знаков, и зо б р а ж аю щ и х животных или
растения, постройки, оружие, орудия труда, сосуды и т. д.
Из соображ ений удобства, в особенности при типограф­
ском наборе, в научном обиходе хеттские иероглифические
знаки не воспроизводят, а передают их чтение латиницей —
транслитерирую т (транслитерацию часто назы ваю т т ран с­
крипцией, что неточно, так к а к под транскрипцией п одразум е­
вается п ередача звуков язы ка, находящ их в письме лишь
весьма приблизительное отраж ение, а транслитерация — это
передача знаков письма, и только).
С оздание единой системы транслитерации в период, когда
д еш и ф ровка еще полностью не закончена, наталкивается на
ряд препятствий. Особенно трудно вы работать м еж д ународ ­
ную передачу словесных знаков. Пы таю тся пользоваться сме­
шанной транслитерацией: в одних случаях д ается фонетиче­
ское чтение словесных знаков, например, T A P A S 25 «небо»,
в других случаях, когда их фонетическое чтение неизвестно,
применяю т транслитерацию, принятую для соответственных
ш умерских знаков, например, хеттский иероглифический знак
для слова «женщ ина» транслитерируют SAL, т. е. так же, как
шумерский зн ак для слова «женщина», хеттский иероглиф и­
ческий зн ак «дворец» — E.GAL, как соответственный ш ум ер­
ский знак, и т. д. Эта см еш анн ая система неж елательна по
целому ряду соображений. В частности, не говоря о том,
что она мож ет создать лож н ое впечатление, будто хеттская
иероглиф ическая письменность следует шум еро-аккадскому
образцу, само соответствие хеттских иероглифических сло­
весных знаков ш ум еро-аккадским не всегда существует, не во
всех случаях, когда оно существует, оно мож ет быть установ­
лено, и д а ж е , когда установлено, как правило, оказывается не
вполне точным — так, например, хеттский иероглифический
знак д ля слова «женщ ина» мож ет т а к ж е обозначать и слово
«мать», а по-шумерски слово «мать» обозначается другим
знаком ; зн а к для хеттского иероглифического слова «дворец»
состоит из двух знаков — «большой» + «дом», а соответствен­
ное шумерское написание, хотя и включает в себя те же эле-

25 И ли T IP A S , или T E P A S , в зависим ости от чтения, приним аем ог


д л я соотв етств ен н о го слогового з н а к а (ta, ti или te ).

4 Н. М. Д унаевская 49
менты, но в о б р а т н о м п о р я д к е — «дом» + «большой»,
и т. д.
Более приемлемым является способ обозначения словес­
ных знаков их «переводом» на современные я з ы к и 26. Этот
перевод передает значение соответственного слова, когда оно
известно, или н азы вает и зображ аем ы й знаком предмет, если
соответственное слово неизвестно. В случаях, когда неясно,
что и зо б р а ж ае т данный знак, приходится ограничиваться его
номером по списку.
И слоговые зн аки разн ы е авторы транслитерирую т по-
разному, в зависимости от своих взглядов на хеттский иеро­
глифический силлабарий в целом и на чтение, подчас спорное,
отдельных знаков.
Наиболее широкое распространение имеет система тран с­
литерации, п ринятая для аккадской клинописи. В соответст­
вии с этой системой одинаковые слоговые чтения разных и е­
роглифических знаков различаю тся при передаче латиницей с
помощью ударений (второе чтение— острое ударение, третье—
тяж елое) и подстрочных цифровых индексов (начиная с чет­
вертого чтения), например: sa, sa, sa, s a 4, sas.
Таким образом, ударения и подстрочные индексы не име­
ют фонетического значения. В транслитерации клинописи их
постановка связан а с частотой употребления соответствен­
ных знаков — наиболее часто употребляемый зн ак не имеет
ударения, следующий по убывающ ей частоте употребления
снаб ж ается острым ударением и т. д.
При менить этот критерий к хеттским иероглиф ам :не у д а ­
ется, и одинаковые чтения разны х хеттских иероглифических
знаков сн аб ж а ю т при транслитерации ударениями и индек­
сами, прид ерж иваясь порядка выяснения этих чтений (сло­
говые чтения пишутся строчными буквами, причем чтения, вхо­
дящ ие в одно слово, соединяются дефисами; м еж д у чтениями
знаков, образую щ их лигатуру, некоторые авторы, вместо д е ­
фиса, ставят зн ак + или X ) .
В последние годы достигнуто значительное сб лиж ен ие си­
стем транслитерации, п рин ад л еж ащ и х разным авторам, од­
нако общепринятой транслитерации хеттских иероглифов до
сих пор еще нет, и составители списков хеттских иероглифи­
ческих знаков вынуждены сн аб ж а ть их таблицами соответст­
вий порядковых номеров знаков в списках разны х авторов.
Хеттские иероглифические знаки, как говорилось, могут
обозначать слова (словесные знаки, или логограммы ) или сло­
ги (слоговые знаки, или с и л л а б о г р а м м ы ), а т а к ж е нести слу­
жебны е функции — разд ел ять слова, указы вать на то, что
26 П и ш ется прописны м и буквам и и с оеди н яется при помощ и деф и
с о тн осящ и м и ся к том у ж е слову слоговы м и чтениям и, фиксирующ им!*
фонетический ком плем ент и/или гр ам м ати ч еск о е окончание.

50
смежный зн ак является логограммой, выступать в качестве
детерминатива, т. е. графического непроизносимого п о к а за ­
теля группы понятий, к которой принадлежит слово, сн аб ж ен ­
ное детерминативом (детерминативом является, например,
показатель имени собственного) 27.
Общее количество хеттских иероглифических знаков дости­
гает 500. Сюда вклю чаю тся все словесные и все фонетические
(слоговые) и служебные знаки, а так ж е древние знаки, вы ­
шедшие в дальнейш ем из употребления, и знаки, имевшие
ограниченное территориальное распространение.
Один 'и тот ж е зн ак мож ет употребляться к а к логограмма,
к с. к си л л аб о гр ам м а и как детерминатив, например, знак, изо­
б р аж аю щ и й берущую руку, к а к логограм м а значит «брать»
(фонетическое чтение ta -), ка к си ллаб ограм м а имеет чтение
ta, как детерминатив употребляется перед глаголом ира- 'з а ­
клады вать (основан и е)’.
Н а р яд у с термином «логограмма» большое распростране­
ние имеет термин «идеограмма», который связан с представ­
лением о том, что зн ак передает понятие, а не слово, обозна­
чающее это понятие. Но дело обстоит таким образом только в
зачаточных ф ормах письма, когда сообщаемое событие или
ситуация фиксируются при помощи целой графической ком­
позиции или серии отдельных условных изображений, не п ред­
определяю щих слов и выражений, в которых данное сообще­
ние будет изложено. Однако зачаточные формы хеттской ие­
роглифики не засвидетельствованы. Письменность ж е в пол­
ном смысле слова, а именно такой письменностью является
хеттская иероглифическая письменность, фиксирует не ситу­
ацию, не идеи или понятия, а с л о в а я з ы к а , и только через
их посредство передает понятия, идеи. Следовательно, для
знаков хеттской иероглифической письменности, как и для
других развитых систем письма, как, например, клинопись,
термину «идеограмма» следует предпочитать термин «лого­
грамма», имеющий уж е достаточно широкое распространение.
В некоторых случаях логограммы делят па пиктограммы и
символы, причем под п и к т о г р а м м а м и подразумеваю т
знаки, чтение которых подсказы вается характером и зо б р а ж а е ­
мого данным знаком предмета, а под с и м в о л а м и — знаки
для понятий, каким-то вторичным образом связанны х с изо­
б р аж аем ы м предметом. Критерии такого деления очень суб ъ ­
ективны, да и само деление относится скорее к сфере рекон­
27 С л уж еб н ы е зн ак и п ом ещ аю тся при тр ан сл и тер ац и и н ад строко
вплотную к слову, к к отором у отн о сятся; детер м и н ати в ы чащ е пиш утся
в строк у, к а к л о гограм м ы , но б ез соеди нительного д е ф и с а ; зн ак, указы ­
ваю щ ий на л о го гр ам м у , и з о б р а ж а е т с я в виде п од строчны х скобок, в к о ­
торы е за к л ю ч а ет ся т р ан с л и тер и р у ем а я логограм м а, причем скобки с т а ­
вятся в п оряд ке, обратн ом обы чном у, — сперва скоб ка « зак р ы в ается» , по­
том « о ткры вается».

4* 51
струируемой истории хеттекой иероглифики, а не к области
ее практического применения в древности. Б олее мотивирова­
но введение особого термина (хотя обозначение «символ» и
здесь не особенно удачно) применительно к зн акам , служ и в­
шим, как полагают, д ля написания имен собственных по ре-
бусному принципу и не имевшим иного употребления (н ап р и ­
мер, знак, имевший чтение suppi 'чистый?’, в сочетании со
знаком, читавш имся lulia- 'в одоем ?’, применялся д ля ребус-
ного написания имени хеттского ц аря Суппилулнумы: S U P P I-
L U L IA -m a ).
Иногда символами назы ваю т знаки для различных благо-
п ож елательны х слов («жизнь», -«здоровье» и т. п.), встречаю ­
щихся на печатях, но не входящих в текст легенды.
Л о г о г р а м м ы могут быть п р о с т ы м и, из одного зн а ­
ка (например, Г О С П О Ж А , В Е Л И К И Й ) , и с л о ж н ы м и , со­
ставленными из двух и трех знаков; иногда эти знаки компо­
зиционно связы ваю тся между собой, образуя лигатуры. С л о ж ­
ные, или составные, логограммы соответствуют о д н о м у с л о ­
в у (например, В Е Л И К И Й + Г О С П О Ж А = Ц А Р И Ц А ). З а
исключением наиболее поздних текстов, слова ч ащ е пишутся
логограммами, чем слоговым образом. Общее количество л о ­
гограмм, употребляемы х в хеттекой иероглифической пись­
менности, в несколько раз превосходит число силлабограмм.
Н о повторяются логограммы сравнительно редко, а силлабо-
граммы — постоянно.
Часто л огограм м а обозначает не одно слово, а д в а и более,
например, одним знаком обозначаю тся соответственно слова
«чаша» и «небо», слова «луна» и «месяц», слова «голова» и
«человек», слова «нога», «идти» и «нести» и т. д. Характер
связи различных слов, обозначаемых одним словесным знаком,
мог не осознаваться писцами, зазубривавш им и чтения знаков
в школе, но с точки зрения истории хеттекой иероглифики
он представляет бесспорный интерес. Вопрос этот пока спе­
циально не изучен, но по уж е имеющимся данным и по а н а л о ­
гии с другими более детально исследованными словесно-сло­
говыми письменностями можно предполагать, что слова, обо­
значаем ы е одним и тем ж е знаком, были либо связаны между
собой этимологически или/и по значению, либо совпадали
по звучанию, т. е. п редставляли собой омонимы (возможно,
например, что слово «год» именно потому было обозначено
знаком, и зображ аю щ и м сосуд, что слова «сосуд» и «год» были
омонимами). Выбору нужного слова из числа обозначаемых
данной логограммой помогает фонетический комплемент, на­
пример, знак, и зображ аю щ и й муж скую голову, с фонетическим
комплементом ti (или ta) читается «человек», а с фонети­
ческим комплементом hi — «голова» (фонетическое чтение
h a r m a h i). Кроме словесных чтений, логограммы имеют д овол ь­
52
но часто и слоговые чтения, т. е. выступают и в качестве сил-
л абограм м , например, зн ак С ТУ П Н Я имеет т а к ж е чтения ta,
ti, знак Б Л А Г О — чтение su, зн ак П Е Ч А Т Ь — чтение sas и т. д.
В принципе все силл аб ограм м ы произошли из логограмм.
Это положение является бесспорным, но относительно путей
приобретения словесными зн акам и слоговых чтений существу­
ют разны е точки зрения: довольно широко распространено мне­
ние, что слоговые чтения образованы по акрофоническому прин­
ципу посредством выделения из словесных чтений начального
слога (Л аро ш , Барнет, Х олт). Гельб ж е рассм атривает о б р а ­
зование слоговых чтений по акрофоническому принципу ка к
явление редкое и позднее и, опираясь на данны е самой хетт­
ской иероглифики, а т а к ж е структурно близкой ей шумерской
клинописи, с достаточным основанием н астаивает на м орфо­
логическом принципе, в соответствии с которым при возник­
новении силлабограм м за знаком зак р еп л ял ось в качестве
слогового чтения его полное неусеченное словесное чтение,
фонетически совпадавш ее со с л о г о м — так, например, слого­
вое чтение зн ака pi совпадает с морфемой pi- (форма глагола
«давать», в стречаю щ аяся чаще, чем форма того ж е глагола
pia-), а чтение зн ака ta — с морфемой t a -'б р э т ь ’ и т. д.
С и л лабограм м ы в хеттской иероглифике появляются очень
рано — почти все они уж е могут быть обнаруж ены в пам ятни ­
ках хеттского Нового царства (XIV в. до н. э.), и их г р а ф и ­
ческая эволю ция прослеж ивается вплоть до конца существо­
вания хеттской иероглифической письменности (VIII в. д о
н. э.), причем неизменность их чтения п одтверж дается непре­
рывной письменной традицией; в тех немногих случаях, когда
чтение знаков со временем изменяется, например, знаки, имев­
шие ранее чтение «t + гласный», приобретают чтение «г —
гласный», причина этого явления лежит, по-видимому, за п ре­
делами письменности, т а к ка к изменение чтения вызвано ск о ­
рее всего фонетическими сдвигами, происшедшими в языке.
Число наиболее часто употребляю щ ихся слоговых знаков
достигает 60. Из них около четверти сохранили и свои сло­
весные чтения, т. е. встречаю тся так ж е и как логограммы,
остальные успели утратить словесное употребление. Д о сих
пор дебатируется вопрос о том, характерны ли д ля хеттской
иероглифики омофония (совпадение слоговых чтений разных
знаков) и полифония (способность одного зн ака иметь не­
сколько слоговых чтен ий ).
И. Д ж . Гельб опирается в решении этого вопроса на в в е ­
денное нм еще в 1931 г. понятие нормального хеттского ие­
роглифического си ллабари я. Н ормальны й силлабарий основан
преимущественно на надписях из К аркем и ш а и хеттских ие­
роглифических письмах на свинцовых полосах, обнаруженных
в Ашшуре. Это система с ограниченным числом знаков толь­
53
ко д ля открытых слогов, т. е. слогов типа «гласный» или типа
«согласный + гласный», не передающ их различия м еж д у звон­
кими, глухими и аспирированными согласными, а т а к ж е м е ж ­
ду долгими и краткими гласными. Гельб не допускает в пре­
д е л а х этой системы существования слогов иного типа, а т а к ­
ж е омофонии или полифонии знаков. Небольшое число знаков,
являю щ ихся омофонами по отношению к знакам нормального
силлабария, а т а к ж е редкие ребусные написания вроде tra 28
и ага, Гельб рассм атривает вне нормального си л л аб ар и я как
имеющие местное происхождение и ограниченное применение.
X. Т. Боссерт прид ерж ивался д иам етральн о противополож ­
ного взгляд а на хеттский иероглифический силлабарий, счи­
тая, что он состоит из знаков, фиксирующих согласный с л ю ­
б ы м гласным (кроме и; чтение «согласный + и» имеет отдель­
ную серию знаков) или совсем без гласного. Следовательно,
по Боссерту, разны е знаки для данного согласного в сочетании
с гласным являю тся омофонами, и каж ды й знак этого типа
полифоничен, потому что мож ет быть прочитан с лю бым гл ас­
ным или вовсе без него; так, например, д ля к а ж д о г о из
трех знаков, которые Гельб читает соответственно ка к па, пе
и ni, Боссерт допускает чтения па, пе, ni или п, получая т а ­
ким образом три омофона, каж д ы й из которых, я в л яя сь пэли-
фоничным, имеет по четыре чтения. Т а к а я система письма не
имеет прецедента, и маловероятно, чтобы могла существовать
письменность, в которой было бы по четыре зн ака для одного
и того ж е согласного, без гласного или с любым гласным, и
чтобы это обстоятельство не было бы использовано д ля р а з ­
личения гласных в слоге.
Л ар о ш полагает, что лишь первоначально каж ды й зн ак о б ­
л а д а л постоянным значением, но затем, в течение веков, в
пределах данной консонантной серии знаки, имевшие сперва
один гласный коэффициент— либо а, либо е, либо i, — стали
п роявлять тенденцию к смешению и взаимной замене; таким о б ­
разом, в ряде случаев разны е знаки с первоначально разл и ч ­
ными чтениями превратились в омофоны, т. е. знаки с о д и н а­
ковым чтением, а знаки, имевшие первоначально по одному
чтению, приобрели дополнительные чтения, стали полифо-
ничны.
Л ар о ш находит, что в хеттском иероглифическом письме
в отдельных случаях проявляется тенденция к буквенному х а ­
рактеру письменности, т. е. к употреблению слоговых знаков
д ля обозначения одних согласных, б ез гласных. Так, н ап ри ­
мер, он полагает, что зн ак m u возник из сочетания з н а к а m a/m i
(воспринимавшегося, очевидно, к а к обозначение ш, без г л а с ­
ного) со знаком и (о б у к в е н н о м применении слогового
зн ак а mi для m говорит и М ер и д ж и ). Поэтому Л а р о ш отно-
28 См. ниж е, прим ечание к стр. 65.

54
сктся к теории Боссерта с долей сочувствия и д а ж е сам при­
знает в двух сл у ч аях явление частичной полифонии, не распро ­
страняю щ ей ся однако н а согласный, который остается посто­
янным, в то врем я как гласны е могут быть различными или
д а ж е отсутствуют вовсе (га, ri, г и 1а 11, 1и). Существование
такой полифонии, когда один знак имеет чтения с различными
согласными, как, наприм ер, предлагаем ы е Боссертом чтения
s a r и tar, ta и га, Л а р о ш категорически отвергает. Кроме того,
он настоятельно рекомендует, и тут с ним полностью соли­
дарны Гельб и М еридж и, не следовать системе трансли­
терации хеттских иероглифических знаков, принятой Бо ссер­
том, так к а к во избеж ан и е субъективных толкований чрезвы ­
чайно в а ж н о адекватное о траж ение каж дого знака, и поэтому
в транслитерации один аковая передача р а з н ы х знаков с о д ­
ним и тем ж е н ачальны м согласны м совершенно неприемлема,
д а ж е если допустить, что они действительно читаются оди­
наково (транслитерация д о л ж н а воспроизводить графический
облик текста, т. е. д ав ать возм ож ность восстановить первона­
чальный хеттский иероглифический текст зн а к за знаком ).
В целом Л аро ш , и не он один, полагая, что время для
окончательных суждений ещ е не пришло, занимает в пони­
мании омофонии и полифонии промежуточное положение
меж ду Гельбом и Боссертом. В связи с этим Л арош , хотя и
выделяет нормальный силлабарий, в котором приводит 49 з н а ­
ков с чтениями типа «гласный» или типа «согласный + г л а с ­
ный», но дополняет его перечнем из 60 с лишним более р ед ­
ких, не вполне достоверных или составных знаков, в который
входят и знаки с чтениями типа «гласный + согласный» и
типа «согласный + гласный + согласный», а т ак ж е типа «со­
гласный» (без гласного). Число знаков в этом перечне зн ач и ­
тельно больше, чем в списке редких и ребусных написаний
Гельба, так ка к в ряде случаев словесные чтения приняты за
слоговые, а слоговым зн а к а м в роли грамматических п о к а з а ­
телей придано буквенное значение.
Так ка к знаки сами по себе могут иметь как слоговое, так
и словесное чтение, то исследователи иногда расходятся в их
определении. Это касается случаев, когда знаки встречаются
только в начальной позиции, т. е. на первом, втором или д аж е
третьем месте в слове, и не засвидетельствованы на четвер­
том и последующих местах. Гельб в принципе не считает
возмож ны м a priori принимать д л я таких знаков слоговые
чтения, потому что эти знаки могут представлять собой л о ­
гограмм у или часть составной логограммы. Возьмем в ка ч е­
стве прим ера знак Д Е Д , имеющий фонетическое чтение huha
и стоящий всегда в н ач ал е слова; этот зн ак встречается в
разных сочетаниях, например: Д Е Д -ti-a и Д Е Д - Ь а - з ( а ) ; Гельб-
в обоих случаях р ассм атр и в ает этот зн ак ка к логограмму,
55.
а знак, следующий за ним, ка к фонетическое дополнение,
помогающее чтению логограммы; при этом ti показывает, что
основу слова следует читать [huhati-] («прадед»), и в тран с­
литерации это м ож ет быть обозначено huhati-ti-, a h a — что
основу слова следует читать [huha-], в транслитерации huha-
ha-; Л арош , однако, только первый случай понимает так же,
ка к Гельб, а в следующем, исходя и з того, что второй знак
имеет чтение ha, а чтение слова в целом звучит huha-, выводит
д ля первого зн ака слоговое чтение hii (тяжелое ударение в
транслитерации показы вает, что это третий омофон с таким
чтением). Но следуя такой методике, можно, производя «вы­
читание» фонетического дополнения, из любой логограммы
получить неограниченное число силлабограмм, п ред став л яю ­
щих собой фонетические чтения слогов любого типа и д аж е
Двусложные чтения. Естественно, что и количество омофонов
мож ет быть таким образом произвольно увеличено.
Другим источником получения мнимых чтений, притом чте­
ний буквенных, яв л яе т ся неправомерное отож дествление функ­
ции знака с его чтением; так, например, знаку sa придается
чтение s на том основании, что он часто встреч ается на ис­
ходе слова в функции п оказателя именительного п ад еж а -s.
Но ведь никому не приходит в голову придавать, например,
хеттским клинописным слоговым знакам ki и za со о т в етс тв ен ­
но чтения к и z на том лишь основании, что первый знак
встр еч ается на исходе повелительной формы глагола link-
'к л я с т ь с я ’— li-in-kl 'клянись!’ (наряду с написанием li-in-ik
читается в обоих случаях [link]), а второй (так же, как хетт-
ский иероглифический знак sa) употребляется в функции по­
к а зател я именительного падеж а -s (в исходе слов с основами
на согласный - f t) , например, hu-u-ma-an-za 'к а ж д ы й ’, ka-a-as-
-za 'г о л о д ’ (читаются f^humant-s] и [*kast-s]).
Слоговые знаки хеттекой иероглифики могут употреблять­
ся трояким образом:
1. При слоговом написании целых слов, иапример, a-ta-tu-u
'пусть с ъ е д я т ’.
2. В качестве фонетических дополнений (называемых такж е
фонетическими комплементами или, реже, фонетическими ин­
дикаторами), которые указывают, как следует читать пред­
шествующую логограмму, например, ЧЕЛОВЕК-ta (фонетиче­
ское чтение неизвестно) 'ч е л о в е к ’, Ч Е Л О З Е К -hi [harmahi] 'г о ­
л о в а ’ (логограмма для обоих слов одна и та ж е — знак,
изображающий мужскую голову).
3. Д л я написания грамматических окончаний слова, напри­
мер, ЕСТЬ-tu [atatu] 'пусть с ъ е с т ’ (-tu — окончание 3-го л. ед. ч.
повелительного наклонения).
Граница м еж д у фонетическим комплементом и грамматиче­
ским окончанием мож ет не быть проведена: в слоговой знак
56
м ож ет одновременно входить звук, относящ ийся к основе
слова и являю щ ийся фонетическим дополнением, и звук, о т ­
носящ ийся к грамматическому окончанию, например, БОГ-па
[*m asana] 'б о г у ’, 'д л я б о г а ’ (зд е с ь па — фонетический компле­
мент к основе [*m asana-], но -а вместе с тем — окончание да-
тельн ого-м естного п ад еж а единственного числа), ТАРХУ-hu-
-ta-a [T arhunta] '[богу] Т архунту’ (зд есь к фонетическому
комплементу отн осятся hu и начало знака ta, а конец знака
п ер ед ае т грамм атическое окончание, т о ж е , что и в предыду­
щ ем п р и м ер е)2в.
Выясненное в процессе дешифровки чтение хеттских иеро­
глифических знаков, п ередаваем ое при помощи транслитерации,
д а е т нам достаточно полные сведения о хеттской иероглифи­
ческой письменности, но приобретаемое нами благодаря зна­
комству с письменностью представление о звуковом составе
языка хеттских иероглифов весьма приблизительно, и не
столько из-за недостаточной полноты наших знаний хеттского
иероглифического письма, сколько потому, что письменности
вообще, д аж е современные алфавитные, в силу ряда причин
не являются и не могут яв ляться средством адекватной пе­
редачи з в у к о в фиксируемых ими языков, а менее совер­
шенным словесно-слоговым системам древности такая передача
свойственна в ещ е меньшей степени. Вследствие этого для
выяснения звукового состава языка хеттских иероглифов
должны быть проведены дополнительные исследования, резуль­
таты которых, будучи даны уже не в виде транслитерации,
а в виде фонетической транскрипции хеттских иероглифиче­
ских памятников, смогут служить материалом для детального
изучения языковой структуры.

IV. КРАТКИЙ ОЧЕРК ЯЗЫКА


1. ПИСЬМО И ФОНОЛОГИЯ

Положительной стороной транслитерации по знакам яв л яет­


ся высокая точность воспроизведения т ек ста, позволяющая
адекватно восстановить написание подлинника. Но такая транс­
литерация имеет и отрицательную сторону — недостаточную
обозримость языкового материала. Чтобы добиться лучшей
обозримости, которая особенно важна в работе, рассчитанной
на широкий круг читателей, в настоящем очерке используется
сокращ енная «слитная» транслитерация, употребляемая, в
частности, в словарях. В основе ее л еж а т чтения иероглифи­
ческих знаков в соответствии с тем или иным списком (мы
принимаем, как самый новый и наиболее полныЛ, список Л а ­
29 В хеттски х иерогли ф ически х п ам ятн и к ах имя б ога Т ар х у п та встр е
чается в разл и чн ы х ф орм ах, см. ни ж е, стр. 65, прим. 41.

57
роша **), но слоговые чтения знаков в пределах слова пишутся
слитно, т. е. без дефисов; присутствие знаков для гласных,
совпадающих с гласным пред ы д у щ его слога, обозначается
значком Л над гласным слога; диакритические значки и ц иф ­
ровые индексы, принятые при транслитерации по знакам, опу­
скаются, кроме случаев, когда они служ ат для дифференциа­
ции близких, но разных фонем (например, а и a, s и s); не
передаю тся т ак ж е иероглифические служебные знаки — слово-
разделители и специальные показатели логограмм; как и в
транслитерации по знакам, перевод значения логограмм на
русский язык д а е т с я прописными буквами; фонетический ком­
племент соединяется с логограммой дефисом (когда вслед за
логограммой сл ед ует ее полное фонетическое чтение, дефис
меж ду ними не стави тся; если неясно, следует за логограм­
мой фонетический комплемент или п о л н о е фонетическое
написание логограммы, дефис берется в круглые скобки).
Непроизносимые гласные (если они вы явлены )31 и графически
не обозначенные, но реконструируемые согласные, а такж е
энклитические частицы (если нужно показать границу слова)
и звуки или слоги, встречаю щ иеся в одних написаниях данного
слова и отсутствую щ ие в других, берутся в круглые скобки.
Следует, однако, иметь в виду, что слитная тр ан сл и тер а­
ция, будучи производной от транслитерации по знакам, в
смысле точности передачи звукового облика слов ни в чем
ее не превосходит, и следовательно, так же, как и она, не
является фонетической или фонологической транскрипцией ” .
Как уже было сказано, фонологическая система языка
е д в а просматривается сквозь иероглифическую словесно-сло­
говую письменность. Выявление фонемного состава требует
тонкого анализа различных колебаний в написаниях, а такж е
исследования написаний разных форм одного и того же слова.
Приходится привлекать и факты близкородственных языков,
лувийского-клинописного и ликийского. Такая работа требует
большой тщ ательности и обычно н аталкивается на значитель­
ные трудности, из которых первой и главной является необхо­
димость каждый раз решать, имеем мы дело с чисто графи­

30 Список чтений хеттских иероглифов по Ларошу см. в П риложе­


нии 1 Г. В соответствии с высказанными выше замечаниями по поводу
чтений Лароша, все знаки, в том числе и те, которые Л арош в отдель­
ных случаях трактует как буквенные (г, а также s и п), транслитерируют­
ся только как слоговые (га или rl, sa и па). За немногими исключения­
ми. снабженными соответственными примечаниями, слова, в написание
которых входят знаки с неизвестным или спорным чтением, а такж е сло­
ва, значение которых не выяснено, в качестве примеров не используются.
31 Немые гласные падежных окончаний Л арош обычно опускает, здесь
же они будут взяты в скобки, как и немые гласные внутри слова.
32 Образцы хеттских иероглифических текстов с их транслитерацией
по знакам и слитной транслитерацией см. в Приложении 2, А и Б.

58
ческой непоследовательностью или с отражением фонетиче­
ского явления. Так, когд а оказывается, что в билингве из
К аратепе слоговой знак с начальным г употребляется парал­
лельно со знаком с начальным t в одних и тех же словах,
например, para- и pata- 'н о г а ’, tari- и tati- 'о т е ц ’, A sitaw ara-
и A sitaw a ta - (имя собственное — финик, ’ztwd), то немедленно
возникает альтернатива: либо соответственный знак имеет
два чтения «г + гласный» и «t -)- гласный» и п еред нами явле­
ние полифонии знака, либо налицо фонетический переход ин­
тервокального t в г (ротацизм); в данном случае каж дая точка
зрения имеет своих сторонников, первая — Боссерта и Штейн-
гера, вторая — Мериджи и Фридриха. Однако оценка пере­
хода t e r как явления фонетического п одтверж дается рядом
примеров (см. ниже, стр. 66) и, казалось бы, могла бы
считаться бесспорной. С ущ ествует тем не менее ряд случаев,
требующих более осторожного подхода.
Определение соотношения фактов графики и фонетических
явлений, за неимением других данных, должно опираться на
наблюдения над родственными языками (в ряде случаев над
позднехеттолувийскимн — ликийским, лидийским и карийским).
Если данное явление наблюдается и в родственных языках,
записанных с помощью совсем другой графической системы,
то можно с достаточной уверенностью считать, что это яв л е­
ние фонетическое, а не чисто графическое. Так обстоит дело
отчасти с вопросом о носовых гласных (см. ниже, стр. 60—61),
с колебаниями в написании -wa-/-u-, -ia-/-l- (см. стр. 62), с
выявлением п и ш, опускаемых в написании перед согласным
(стр. 63), с переходом основ па -а- в основы на -i- и с колеба­
ниями -а-/-1- в пределах одной парадигмы (стр. 64). Но если
данное явление было специфичным т о л ь к о для фонетики
языка хеттских иероглифов, то отличить его от чисто графи­
ческой непоследовательности или орфографического приема
очень трудно. Таким образом, следует иметь в виду, что наши
представления о фонетике языка хеттских иероглифов пока
весьма приблизительны.
Х е ттск а я иероглифика, в той мере, в которой она изучена,
позволяет выявить для фиксируемого ею языка следующий
фонемный состав:
а) Г л а с н ы е : a, a, i, I, и.
Х еттские иероглифические знаки для гласных а и i имеют
соответственные пары, которые отличаются от них по внеш­
нему виду только тем, что подчеркнуты двумя короткими
черточками. Эти подчеркнутые знаки обозначают звуки, близ­
кие тем, которые обозначаются неподчеркнутыми знаками, но
имеющие от них какое-то отличие. По мнению Боссерта и
Грозного, это отличие состоит в большей длительности, и
поэтому подчеркнутые знаки следует обозначать соо тв ет­
59
ственно а и I. Гельб полагает, что зд есь дело не в д олготе,
а в носовой окраске (см. ниже), и пользуется д ля подчеркну­
тых знаков обозначением а и I. Л арош и Мериджи не присое­
диняю тся ни к одной из приведенных точек зрения, но и
своей не п редлагаю т, а транслитерацию а и I применяют
как условное обозначение гласных, имеющих какое-то, пока
не установленное фонетическое отличие от а и i (в этом же
значении транслитерации а и I будут употребляться нами ниже).
Гельб выдвинул довольно убедительную теорию о том, что
в языке хеттски х иероглифов, помимо гласных а, 1, и, су щ е­
ствовал т а к ж е гласный е, и что все гласные имели носовые
соответствия — а , ё, I, й; однако э тот в зг л я д не ста л об щ е­
признанным33.
Теория Г ельба о носовом х арактере гласных опирается:
(1) на установленное им чередование написаний со знаками
серии (1; Ц, , т! е. а, е 34, 1, и, и появляю щ ихся впервые
в более поздних надписях из Каркемиша написаний со знака­
ми серии J [ , S , 'I, ? 35> т - е - а > Ь й 8'; (2) на наблюдения
над существующим:! в других язы ках способами графической
п ередачи носовой окраски гласных (в частности, при помощи
гласного е 37) и (3) на грамматические и этимологические со­
ображения. Гельб показал, что, например, х.-и. aiata с о о т в е т ­
с тв у е т по форме и значению лув. a ja ta 'д е л а е т ’, а х.-и. a i a t a —
лув. a ja n ta 'д е л а ю т ’, х.-и. platu — х.-н. piantu 'пусть д а д у т ’
и т. д. Примеры так о го рода несомненно говорят в пользу
гипотезы Гельба. Однако гласные знаки второй серии нередко
встречаю тся и в таких словах, гд е присутствие носовых не
мож ет быть объяснено грамматическими или этимологическими
соображениями. Так, наряду с закономерным неносовым окон­
чанием -а дательного-местного п ад еж а засви детельствован о
написание то го же окончания с этимологически неуместным
з д е с ь гласным знаком второй серии -а, например, в именах
33 Рассматривая вопрос об е, нужно иметь в виду, что и в хеттских-
нсснтских текстах е и а чередуются иногда без каких-либо видимых ф о­
нетических или морфологических причин, а также наблюдаются частые
колебания в написании е и i, даж е в тех относительно редких случаях,
когда клинопись располагает средствами их четкой дифференциации.
34 Знак, транслитерируемый Гельбом, е, Мериджи обозначает а, Л а ­
рош — ' .
35 Соответственный знак Гельб считает неустановленным.
м Знаки второй серии транслитерируются в настоящем перечне по
Гельбу; также по Гельбу дается транслитерация соответственной группы
примеров (таблицу слоговых чтений хеттских иероглифов по Гельбу см.
в При ложении 1 Б ). Ларош и Мериджи вместо а и I употребляют а и
1, вместо ё — i.
37 Гельб полагает, что дополнительный значок в виде двух черточ
у основания знаков для а и i восходит к подписанному знаку для е,
служившему средством передачи носовой окраски звука.

60
собственных БОГИНЯ KupapS(-ha), или KatuwS (имя собств.);
далее, наряду с закономерной формой 1-го лица единствен­
ного числа настоящ его времени от глагола aia- 'д е л а т ь ’—
aiaw a встр еч ае тся незакономерная форма — aiaw a, или соот­
ветственно д ля 1-го лица единственного числа прошедшего
времени вместо aiaha — aiaha; и т. д. Эти и подобные им
примеры, которые Гельб рассматривает как вторичное упо­
требление носовых гласных, в какой-то мере нарушают строй­
ность е г о концепции, так же как и отмечаемый им факт пре­
обладания таких случаев, к о гд а назализация никак не выражена,
т. е. знаки второй серии отсутствую т там, гд е по всем данным
надлежало бы быть носовым гласным. В качестве примеров
можно привести написания имен собственных Halpa-pa-ru-ta-a-sa
при х.-н. Kalparunta, E-ra-nu-wa-ta при Arnu-nii-wa-a-sa и х.-н.
Arnuwanta и др., а т ак ж е причастия на -(n)t- и формы
3-го лица множественного числа н астоящ его и прошедшего
времени и повелительного наклонения (кроме некоторых напи­
саний соответственных форм глагола a j a ) 3*.
С другой стороны, все большее число сторонников при­
обретают соображения Гельба о том, что различие между крат­
кими и долгими гласными в языке хеттских иероглифов не
проводится, так как написания типа ta-a встречаю тся в сло­
вах, гд е этимологически не о ж и д аетс я д олгота, и свободно
чередую тся с написаниями типа ta, например: а-ти-и(-а) и
a-mu(-wa-mi-a) ' я ’, a-r(a)-ha-a и a-r(a)-ha 'о т ’. Д И ТЯ na-mu-wa-
-a-l-s(a) и Д И ТЯ m -m u-wa-I-s(a) 'сы н ’, Д И Т Я - п а - а - з а ^ а - в а )
н ДИТЯ-па-з(а) 'ребенок’, Ka-ma-na-a-s(a) и Ka-ma-na-s(a) (имя
собственное);
б) С о г л а с н ы е : р, ш; t, п; два звука типа s (s и s),
можот быть и более, так как наличие г — аффрикаты типа
русского «ц» — считается спорным: некоторые полагают, что
соответственны е знаки обозначают не слоги с z, а слоги с
согласными типа s или t; k, h или h; 1, г и w; Гельб полагает,
что, кроме перечисленных согласных, в языке хеттских иеро­
глифов сущ ествовал и отраж ал ся в графике е щ е один при­
дыхательный звук типа h, ft или Ь, обозначаемый им Ларош
из сопоставления с финикийскими написаниями д е л а е т вывод,
что это мог быть слабый гласный приступ.
Глухие и звонкие согласные на письме не различаются;
была ли т а к а я дифференциация в языке — о ста ется неясным.
Так как иероглифика не р асполагает средствам и для фи­
ксации отд ел ьн о го согласного или сочетания «гласный + со­
гласный», а п ер ед ае т только сочетание «согласный-]-гласный»,
то ни стечение согласных, ни конечный согласный (без глас­
ного) выражены специально быть не могут, отсутствуют и

38 См. стр. 82— 83.

61
какие-либо специальные приемы, которые бы служили для
выражения удвоения согласных (как, скажем, повтор знака с
соответственным согласным), поэтому удвоение согласного,
фиксируемое в клинописи, в хеттекой иероглифике отражения
не получает, например, х.-и. У а + г а - п а — х.-н. Наггапа 'Х арраи’
(название города), х.-и. Ku-ku-ni — х.-н. Kukkunis (имя собст­
венное). Это, однако, не. значит, что и в языке все слоги, в
том числе и конечные, были открытыми. Сопоставление разных
форм одного слова и сравнение с родственными языками по­
могает в некоторых случаях реконструировать реальные ч т е­
ния, выявить писавшиеся, но не произносившиеся («немые»)
гласные и обнаружить в словах стечения согласных, а такж е
конечные согласные. Л е г ч е поддаю тся анализу написания
имен собственных, известных так ж е из других источников,
преимущественно клинописных. Так, х.-и. M a n a m a su со отв ет­
ствует кл. Am anm asu и, следовательно, должно транслитери­
роваться M an(a)m asu и читаться [Manmasu], х.-и. Tapakina —
кл. Tapkinna — транслитерируется Tap(a)kina и читается [Тар-
klna], х.-и. Takuhili — кл. Takuhli — транслитерируется Taku-
h(i)li и читается [Takuhli], х.-и A h ila tis a p a s a — кл. Ehli-Tesub—
транслитерируется A h(i)latisapas(a) и читается [Ahlatisapas],
О тм ечается р яд графических колебаний, за которыми мо­
гут стоять фонетические явления.
Колебания в написании гласных
1. -wa-/-u-, например: w a sa - 'б ы ть благосклонным, почитать’:
usanuwa- 'б лагословлять’, w a sin a si- : usinasi- 'р а б ? ’, as(u)wa- :
a s u - 38 'л о ш а д ь ’.
2. -ia-/-i-, например: aia- : ai-- 'д е л а т ь ’, pia- : pi- 'д а в а т ь ’,
A s itiaw ata s(a) : A sitiw atas(a ) — имя собств., a m i a - : a m i - 'мой’,
apia : api 'т а м ’.
3. Отпадение начального а-, например: aw a : wa 'и ’, ара :
pa 'т о т ’, as(a)- : s(a)- 'б ы т ь ’.
4. Чередование написаний с и и написаний с а, например:
tarus(a)- : tara s(a) 'и зо б р аж ен и е’, Saruma- : Urhi-sar(a)ma,
-Tisupa- : -T is a p a — имя б ож ества (например, Ah(i)la-tisapa-
— имя собств.).
5. В значительном числе случаев в исходе слов, оканчи­
вающихся не на -а, присутствует «лишний» знак а или а (или
д а ж е изредка оба знака вместе); этому д аю тся разные об ъяс­
нения: М еридж и видит з д е с ь явление сандхн — «лишний^
гласный а п о яв л яется, когда сл едую щ ее слово начинается с
гласного; Л а р о ш же считает, что знак а и г р ает зд есь ис­
ключительно орнаментально-графическую роль, т. е. служит для
заполнения пустого места, о ст а в ш ег о ся под последним знаком

39 См. ни ж е, стр. 88.

62
столбца; наконец, М и ттельбергер, пытаясь примирить обе эти
точки зрения, полагает, что а первоначально употреблялось
для обозначения фонетического явления (сапдхи), впосл ед ст­
вии же, к о г д а это явление утратило свое значение, стало
возможным орнаментальное употребление соответственного зна­
ка (точка зрения Боссерта о том, что конечное -а после сло­
говых знаков на -и меняло чтение их гласного на [о], не
нашла сторонников).

Особенности и колебания в написании


согласных

1. г- пе встр еч ается в начале слова.


2. h- в начале слова п еред гласным иногда не пишется,
например: А1(а)ра1ГОРОД-, ср. х.-н. Уа1ра 'А леппо’ (город),
Amatu-, ср. акк. Ham atu 'Х а м а ’ (город), ХЛЕБ ar(a)sina, ср.
х.-н. NINDA(jarsi- 'толстый хлеб, чурек’.
3. Не пишутся в ряде случаев внутри слова:
1) -w- иногда пе пишется между гласными, например:
nipata, ср. nipaw ata, Т а т а п Ш город, ср. Tam aw aniti, Д И ТЯ
ninai, ср. Д И ТЯ nlwanl/a-.
2) -i- (в данном случае неслогообразующее, т. е. ]) не
пишется иногда в формах глагола aia- 'д е л а т ь ’, напри­
мер, £ls(a).
3) -h-, ср. BOrN ikar(a)w asa и BOrN ikaruhasa (имя собств.).
4) -г-, ср. hatuas(a) и hatuar(a)s(a) 'письмо’ (так как
слоги, сод ерж ащ и е г, обозначаются в иероглифике так
называемым «шипом», т. е. наклонной черточкой, образую­
щей лигатуру с предыдущим знаком, то отсутствие г
мож ет быть следствием описки).
4. Можно приве.сти отдельны е примеры, к о г д а конечные
согласные не обозначены:
1) -s (-)- немой гласный), представляющий собой окон­
чание именительного пад еж а, в тек стах примерно одного
времени может, присутствуя в одних случаях, иногда
отсутствовать в других, например: m itis(a) и miti 'с л у г а ’,
Д И Т Я nam uw ais(a) и Д И Т Я nam uw ai 'с ы н ’ и др. На пе­
чатях окончание именительного п ад еж а имен собственных
вообще не употребляется, они в сегд а пишутся в форме
чистой оснозы.
2) -п в исходе слова, насколько можно судить по окон­
чанию винительного п ад еж а единственного числа общ его
рода -п, отр аж аетс я па письме при помощи слогового
знака «п + (немой) гласный»; некоторое колебания в о з­
никают, однако, перед энклитическими частицами.
3) -п- и - т - перед согласными не обозначаются (или
63
систематически ассимилируются ими) и выявляются в этом
положении только путем сравнения с родственными язы ­
ками.
5. Написания фиксируют чередования отдельных звуков:
1) к и h, например: Sar(a)ku (дат. над. имени собств.)
и BOrSar(a)hu(n)tas(a) (род. пад.), ka(n)tis(a) и ha(n)tis(a>
(титул).
2) t и 1, например: ГОВОРИТЬ laman(a)- 'н а зы в а т ь ’ и
atima(n)- 'и м я’; ЗЕМ Л Я -wali- и ЗЕМ Л Я -wari < *ЗЕМЛЯ-
w ati 'область, равнина’.
6. Ассибиляция t перед i в языке хеттских иероглифов,
так же как в лувийском-клинописном и палайском, не проис­
ходит, так что, например, глагольное окончание 3-го лица
единственного числа настоящ его времени -tl о ста ет ся неиз­
менным (в отличие от хеттского-иеситского, гд е оно вслед­
ствие асс 1бнляп, 1ш превратилось в zl).

2. М ОРФ ОЛО ГИЯ

ИМЯ

С ловообразование

ОСНОВЫ ИМ ЕН И

Выяснение основ имени языка хеттских иероглифов натал­


кивается на препятствия, связанные со степенью изученности
хеттского иероглиф гческого письма и с особенностями его
системы. Так, в некоторых случаях отсутствует общ ее мне­
ние о том, какой именно гласный перед ается тем или иным
слоговым знаком, или для одного знака принимаются чтения
с различными гласными, например, ta и ti (или te). Это з а ­
трудняет класспф ;кнцпю основ па гласный (например, основы
некоторых имен, в зависимости от чтения, которое п редла­
г ае тся для фиксирующего их знака, рассматриваются одними
авторами как основы па -а-, а другими как основы на -i-, ср.
wiana- 'в н ч о \ tar(a)kas(n)na-, 'с с е л ? ’, wawa- 'бы к’— по Ларошу,
и wiani-, tai(a)kas(a)ni-, w a w i— по М п ттельбергеру, и т. п.).
С другой стороны, свойство хеттекой иероглифики фиксиро­
вать только открытые слоги приводит к тому, что для выяв­
ления согласных основ приходится всякий раз доказы вать,
что гласный, следующий за основообразующим согласным,
хотя и обозначен на письме, но яв л яе т ся немым, т. е. отсут­
ствует в языке. Основанием для такого д о к а за т е л ь с т в а слу­
жит преимущественно сопоставление с родственными языками,
главным образом с лувийским, т а к что мы практически имеем
дело с реконструкцией. З а д а ч а дифференциации производных
64
и непроизводных основ в большинстве случаев не ставится,
так как этимология имени почти не разработана.
В целом структура основ язы ка хеттских иероглифов близ­
ка структуре хеттских-неситских и, в особенности, лувийских
основ: как и в лувийском, в языке хеттских иероглифов боль­
шое распространение имеют основы на -i- (некоторые имена
колеблются, выступая то как основы на -а-, то как основы на
-i-, например: aruna- и aruni ' е д а ’, 'е с т ь ’, рагпа- и parni-
'д о м ’, pata- и pati- 'н о г а ’, tur(a)pa- и tur(a)pi- 'х л е б ’, ham(a)sa-
и ham(a)si- 'в н у к ’ и т. д.). Как и в лувийском, в языке х е т т ­
ских иероглифов не засвидетельствованы имеющиеся в:
хеттском-неситском гетероклитические основы на -г-/-п-.
Установлены следующие типы именных основ:
1) на -а-, например, asa-, asana- 'с т у л ’, karuna- 'а м б а р ’,
tanata- 'стен а, постройка’, huha ' д е д ’, sasa(i)- 'п е ч а т ь ’;
2) на -l-/-ia-: в некоторых случаях наряду с падежны­
ми формами от основы на -i- встречаю тся такж е формы,,
образованные от основы на -ia-, например, tur(a)pi- 'хлеб’,
har(a)mahl- 'г о л о в а ’, miti(a) 'с л у г а ’, tati(a)* 'о те ц , отцовский’,
группа причастий и отыменных сущ ествительных на -mi-, на­
пример: has(a)mi- 'р о д ’, usanuw am i- 'почитаемый’, БОГ-ДОМ-
-mi- 'храмовый’ и т. п.;
3) на -u-/-(u)wa-: в некоторых случаях наряду с падежными
формами от основы на -и- встречаю тся формы, образованные
от основы на -(u)wa-, например, asu-/as(u)wa- 'л о ш а д ь , конни­
ц а ’, w asu- 'б л а г о ’ (часто как наречие);
4) на -I -, -(а)1, например, namuwai- 'сы н ’, s a n a w a-/-a l-'д о б ­
ро, добрый’, ura-/ural- 'большой’, karkamisi- 'каркемишский’,
al(a)pal- 'и з Халыты (т. е. алеппский)’, atanaw ai- 'и з Аданы,
Атанавы (т. е. аданский, или атанавский)’ 4*;
5) основы на согласный мтэгут быть выявлены в единичных
случаях, например, в форме дательного-местного п адеж а име­
ни собственного Tarhu(n)t-41 — Tarhu(n)t-a (п реконструиро­

40 В. В. Ш еворош км п считает, что -аТ часто восходит к *-alli, и п о л а­


гает, что д л я я зы к а хеттских иерогли ф ов это п о д тв е р ж д а е тс я форм ой
Б О Г -a-i ( * m a s ( a ) n a l) , встречаю щ ейся в надписи из Ф р ак ти н а (С) и с о ­
ответствую щ ей лув. m a s n a lli-'б о ж и й ’ (о д н ак о контекст н еясен ).
41 О снова имени бога Т ар х у н та пиш ется дв о яко : 1) логограм м ой с
ф онетическим ком плем ентом hu — Т А Р Х У -hu; 2) ф онетически, по прин­
ципу ребуса, причем у п о тр еб л яем а я дл я ребусн ого н ап и сан и я л огограм м а'
tra ('т р и ’) с н аб ж а е тс я фонетическим ком плементом га, за которы м с л е ­
дует слоговой зн а к hu — T ra -ra -h u (т а к а я и н терп ретац и я предлож ен а.
Гельбом; М ер и д ж и и Л ар о ш р а сс м ат р и в аю т л и гатуру tra + га к ак слого­
вой зн ак ta r и соответственно тр ан сл и тери рую т T a r-h u -). С у д я по фонети-
чсским ком плем ентам , встречаю щ им ся в различн ы х н ап и сан и ях имени б о ­
га Т архун та, основа этого имени у п о т р еб л ял а с ь без суф ф и к са (T a rh u -),
с суф ф иксом -Т- (TarhuT-), с суф ф иксом - ( n ) t- ( T a r h u ( n ) t- ) и с суффиксом
- ( n ) t i- ( T a r h u ( n ) t i - ) , поэтом у д л я л огограм м ы при нята транслитерация;
ТАРХ У. '

5 И. М. Д унаевская 6Б
вано) '[богу] Тархунту’ (в транслитерации по зн акам —ТАРХУ-
-hu-ta-a); обычно ж е основы на согласный выступают в расши­
ренном виде, с присоединением суффикса -i- или -а-, и
практически должны р ассм атриваться как основы на -i- или
на -а-, например, tarus-a- 'с тату я, изображение’, tapas-a- 'н е ­
бо’, Tarhu(n)t-i/a- (имя божества), sar(a)lat-a- 'возлияние!,
3EMJIH(-)wat-a/i- 'область, страна, равнина’.
Большую группу согласных основ составляю т причастия на
-(n)t(a)- или -(n)t(l)- (п реконструировано), например, КУЛАК-
-lami(a)(n)t(a)- 'укрепленный’, wasa(n)t(i)- 'удостоенный б лаго­
склонности’, walia(n)t(a)- 'возвеличенный’. При этом основы
на -nt- и основы на -t- графически не различаются, так как п
п еред t не обозначается; однако сущ ествует точный критерий
д ля их дифференциации — это ротацизм, которому п о дв ер­
гае тся только интервокальное t, так, например, имя собствен­
ное CCX/IHUE(-)wata- имеет вариант с суффиксом причастия -ml-,
с которым оно встреч ается не только в формах с -t-, но и в фор­
мах с -г- (вместо -t-), т. е. CC^HU,E(-)watami- и СОЛНЦЕ(-)
w aram l-,— з д е с ь ротацизм св и детел ьств ует о том, что перед
нами основа на -t-, а не на -nt-.

СУФФИКСЫ П Р О И З В О Д Н Ы Х И М Е Н Н Ы Х о с н о в

Суффиксы имени языка хеттских иероглифов е щ е не стали


предметом специального изучения. В предварительном поряд­
ке могут быть выделены следующие суффиксы:
1) -1а— об разует сущ ествительны е от сущ ествительных
(характер изменения значения основы при присоединении суф­
фикса не установлен), например: wawala- 'б ы к’ от wawa-, с
тем же значением, as(a)tarala- 'т р о н ’ от as(a)tara-, с тем же
значением;
2) -wanl/a— образует имена, производные от тополимов,
например: A s u ra CTPAHA-wanirOPO;l- 'ассириец’, Haranawani
г о р о д , 'х а р р ан ец ’, ХАЛЬПА-pawani- 'ж итель Хальпы, Алеппо;
алеппинец’, Kur(a)kumawanirOPO’a - 'гу р гу м е ц ’, Atanawani- (ве­
роятно, из *Atanawa-wanl-) 'а д а н е ц , а т а н а в е ц ’;
3) -sa ra/i— образует сущ ествительные, обозначающие лиц
женского пола, например: hasusara/1- 'ц а р и ц а ’, nanas(a)ra/i-
'с е с т р а ’; при помощи этого же суффикса образованы с у щ е­
ствительные k utasara/i- 'с т е н а ’ и sapisara/i- 'б л а г о ’; знак,
имеющий вид наклонной черты, читается, по-видимому, не
только как га, но и как ri; быть может, применительно к суф ­
фиксам (см. так ж е суффиксы -s(a)tara/i- и -ta/i-, га/1-) сл ед ует
выбрать второе чтение, так как в языке хеттских иероглифов,
как и в лувийском, основам на -I- оказы вается явное пред­
почтение перед основами на -а-, причем и распределение ос­
нов на -1- и на -а- в языке хеттских иероглифов обычно с о ­
66
гласуется с распределением основ в лувийском (в отличие от
хеттского-неситского);
4) -(а)П— образует прилагательные и субстантивированные
прилагательные от существительных, например: tatali- 'о тц ов­
ский’ от tati- 'о т е ц ’, tapar(a/i)ali- 'повел ител ь’ от tapara/i-
'власть, приказ, повеление’, m uw atali- 'сильный, м огущ ествен­
ный’ от m uw ata- 'сила, мощь, муж ественность’;
5) -s(a)tara/i— образует сущ ествительны е от прилагатель­
ных, например: hani3tas(a)tara/i- 'зло, сквер на’ от haniata-
'плохой, плохо’, sanaw as(a)tara/i- 'благо, добро’ от sanawa-
'хороший, б лагой ’;
6) -ta/i-, -ra/i— образует сущ ествительные от глаголов,
сущ ествительных и прилагательных, например: sar(a)lata/i-
'возлияние’ от sar(a)la/ia- 'д е л а т ь возлияние’, w asara- 'почи­
тание’ от w asa- 'по чи тать’, sura- 'изобилие, насыщение’ от su-
'наполнять’, taparata- 'власть, г о су д ар с тв о ’ от tapara/i- 'власть,
приказ, повеление’, muwata- 'сила, мощь, муж ественность’ от
muwa- с тем ж е значением, sanaw ara- 'благо, благополучие’ от
sanawa- 'хороший, благой’;
7) -(a)si/a— образует прилагательные от существительных,,
например: atah a si- от *ataha- 'п реи сп одняя’, w ianisa- от wiani-
'вино’, Г О Р О Д -minasi- от Г О Р О Д -mini/a- 'г о р о д ’; ОСНОВА­
НИЕ hum atasi- от humati- 'основание, цоколь’, ЧЕЛОВЕК
har(a)mahasi- от har(a)mahi/a- 'г о л о в а ’, HEBO-si/a- от tap asa -
'небо’, tuw ar(a)sasi- от tuwar(a)si/a- 'в иноградная л о з а ’,.
BOrSa(n)tasi- от имени собственного божества Sa(n)ta-, БОГКаг-
(a)huhasi- от имени собственного божества, Kar(a)huha-, Tuwa-
tisa- от имени собственного Tuwati-;
8) -I- — об разу ет прилагательные от существительных, на­
пример: atimaf- от atima- 'имя’, Al(a)pai- 'алеппский’ от назва­
ния города А1(а)ра- 'Х ал ьп а’, A tanaw al- 'атан авски й ’ от назва­
ния города A tanaw a- 'А дана, А т а н а в а ’;
9) -(n)ta/i— не отличается в написании от суффикса -ta/i-;.
критерием их дифференциации является ротацизм, которому
может п о д в е р г а т ь с я t второго суффикса (как интервокальное),
а так ж е употребление -(n)ta/i- при образовании причастий, г д е
реконструкция по сравнительно-лингвистическим соображениям
яв л яется бесспорной.; кроме того, соображения, опять-таки
вытекающ ие из сопоставлений с родственными языками, даю т
основания полагать, что суффикс -(n)ta/i- представлен в име­
нах собственных типа Tarhu(n)ti-, Ruwa(n)ti- и т. п. и в неко­
торых прилагательных, образованных от сущ ествительных, на­
пример: huha(n)ti- 'д ед о в ски й ’ (та кж е 'п р а д е д ’) от huha- гд е д ’,
ЖЕН1ДИНА-Ш (п)и- 'ж енский’ от ЖЕНЩИНА-паМ(а)- 'ж ен ­
щ ина’, МУЖЧИНА-На(п)«- 'муж ской’ от МУЖЧИНА-паМ(а)-
'мужчина’;
10) -mi— служит для образования пассивных причастий
5* 67
прош едш его времени от переходны х глаголов, как, например,
a sim i 'любимый’ от a s i 'лю бить’ (аналогичные причастия с у ­
щ ествую т в лувийском, но отсутствую т в хеттском -неситском ),
а такж е вы ступает как суффикс, образую щ ий прилагательные
от сущ ествительны х, например, CO.fIHIJ.E(-)watami (имя со б ­
ствен н ое) 'Относящ ийся к б о гу Солнца; Солнечный’.

Склонение
Имя в языке хеттских иероглифов имеет два рода — о б ­
щий и средний, два числа — еди нственн ое и м нож ественное,
пять п адеж ей — именительный, родительный, дательны й-мест-
ный, винительный и отложительный-творительный (предполо­
жительно вы деляется также звательный п а д е ж в форме чи­
стой основы).

П адеж ная флексия


Е д . число Мн. число

И. общ . - s 42 -i
В. общ . -п " -i
И.-В. ср. -I б е з ок.; -а, -а; -I
P. -as; ( - s i s 41) -as
Д .-М . б е з ок.;-a, -a; -I -I
О .-Т . -(a)ti -(a)ti

П риведем дл я сравнения падеж ны е окончания други х х е т ­


то-лувийских языков — лувийского, ликийского, хеттского-не*
си тск ого и палайского.

Лувийский Ликийский

Е д. число Ми. число Е д. числа Ми. число

И. общ . -s -nz-i б е з ок. ?


В. общ . -n, -an -nz-a -a /-u (< * -n ) -a s (< * -a n s )
И.-В. ср. б е з ок.; -an -a -a, -ija
Р. нет (-nz-an?) нет -ai

М. } -Ча } ' m ' a ) -*/а -а/-е

Т.____ ati | -nz-ati | -di ?


42 Г ласны й, в ход ящ и й в чтение слогового зн ак а , ф иксирую щ его п а д е ж ­
ные окончани я н а -s и н а -п, которы й в примерах к ак непроизносим ы й б е­
рется в скобки, в п а р ад и гм а х д л я больш ей н агл яд н ости оп ускается.
43 Э тот ф о р м а н т , которы й в за ви си м ости от чтения, приним аем ого
д л я со о тветствен н ого зн ак а , тран сл и тер и р у ется -sis или -sa s, хотя и в ы р а ­
ж а е т отнош ения п р и тяж ател ь н о сти , п о к а за те л ем р оди тел ьн ого п а д е ж а не
я в л яется (см. ни ж е, стр. 70).

68
Хеттский-неситский Палайский
Е д. число Мн. число Е д . число М н. число

И. общ . -S -e s, -us, -as -s -e s , -as


В. общ . -П -us -n ?
И.-В. ср. б е з ок.; -п б е з ок.; -a, -i -n -a
Р.
д
.
М.
О.
Т.
11
1 -it
-as
др. -а | нов.
д р . -i
-az(a)
j -i
) as }
-as

-az(a)
-it
?

-i, -(])a
?
?
?
-as
?
?

В основных чертах склонение имени в языках хеттских


иероглифов со в п а да ет со склонением имени в други х хетто-
лувийских языках, однако имеются и некоторые особенности.
Так, в языке хеттских иероглифов окончанием именитель-
ного-винительного п адеж а еди нственн ого числа с р е д н е г о рода
является -I (например, har(a)nisal 'крепость’, s a s a l 'печать’,
ЗЕМ ЛЯ-tii 'зем л я’, Д О М -nai 'д о м ’, as(a)taratal 'трон’, tuwar-
(a )sa i 'виноградная л о за ’ 44, tati 'отцовский’, atim al 'имя’,
Щ И Т-lai 'щ и т’), а распространенное в других хетто-лувийских
языках окончание -п о тсу т ств у ет , если только не о т о ж д е с т ­
влять -I с -I, что д а е т основание для реконструкции оконча­
ния *-п; не засви детельствован о и нулевое окончание (Мит-
тел ь бер гер предпол агает, что некоторые согласны е основы и
основы на -и- могли иметь в именительно-винительном п адеж е
еди нственн ого числа с р е д н е г о рода нулевую флексию).
В языке хеттских иероглифов для именительного и вини­
тельного п а д еж ей м нож ественного числа о б щ ег о рода, в отли­
чие от хеттск ого-и еси тск ого и палайского, г д е эти падеж и
различаются и имеют окончания имеиного склонения, харак­
тер н о одн о о б щ ее окончание местоименного происхож дения—
-1 46, например: Д О М karunai 'амбары’, Д И Т Я -lai 'д ет и , д е т е й ’,
arai 'стат у и ’, tati 'отцы, о т ц о в ’, ЗЕМ ЛЯ-tlai 'земли, м ест а ’,
ЧЕЛОВЕК-t! 'люди, л ю д ей ’, san aw ai 'хорош ие, хорош их’;
окончание -i встречается и в именительном-винительном п а д е ­
ж е м нож ественного числа с р е д н е г о рода, например, atim ant
'имена’.

44 О сновы на -i-, имею щ ие в ар и ан ты на -а-, о б р а зу ю т ф орм у имени-


тельн ого-вин ительного п а д е ж а единственн ого числа с р ед н его рода п редп о­
чтительно от основ на -а-, н ап ри м ер, Д О М -nai, a s ( a ) t a r a t a i , tu w a r ( a ) s a l
(ср. дател ьн ы й п ад еж : Д О М -nia, a s ( a ) t a r a t i a , t u w a r ( a ) s i a ) .
45 Л у в и й ск и е окончани я им енительного п а д е ж а м нож ественного числа
общ его р о д а и винительного п а д е ж а м н ож ественного чи сла общ его р о д а —
соответственно -nzi и -n z a — т а к ж е имею т, по-видим ом у, местоименное п р о ­
исхож ден ие. В. В. И в ан о в р а с с м а т р и в а е т -nz как о т р а ж е н и е ин доевроп ей­
с к о го п о к а за те л я м нож ествен н ого чи сла -s.

69
Окончание притяжательной формы единственного числа -s is
(или -s a s) засви детельствован о только при именах собствен­
ных (например, M u w ata la sis(a) Д И Т Я п а т ш у ^ в 'сын М увата-
л а ’) — видимо, ег о след ует рассматривать как форму роди­
тельного п ад еж а прилагательного с суффиксом -(a)si- или
-(a)sa-. В то время как в лувийском языке функция принад­
лежности вы раж ается не родительным падежом, а только
притяжательным прилагательным на -assi-, согласуемым с оп­
ределяемым, в хеттском-иероглифическом сущ ествую т и яв­
ляются равноправными обе возможности — как родительный
п ад еж имени на -as (например, P an am u w a tia s atim a i 'имя Па-
намувати’, m ias М У Ж Ч И Н А -tias atim ai 'имя моего м у ж а’),
так и прилагательное на -(a)si- или -(a)sa- (например, НЕБО-
-si-ha ЗЕМ Л Я -si-ha БОГ-nai 'небесные и земные б о ги ’, apasin
ЧЕЛОВЕК-hin 'е г о голову’— вин. пад. ед. ч., M uksasi-ha
Д О М -na 'и дом М опса’).
Различие м еж д у окончаниями -а и -i как показателями
местного и д ател ьн о го п адеж а единственного числа, сущ ест­
вовавшее в древнейшем хеттском-неситском, в языке хеттских
иероглифов не проводится: зд есь -а и -i перемежаются как
два равнозначных окончания дательного-местного падеж а,
например, БОГ-ДОМ -ta (от БОГ-ДОМ -hata- 'х р а м ’), б о г ( и н я )
Кирара (от БОГ(ИНЯ)Кирара-), arala (от arala- 'изображ ение’),
Д О М -nia и Д О М par(a)ni (от par(a)ni/a- 'дом, д в о р е ц ’), ГОС­
П О Д И Н -ni и ГО С П О Д И Н -nia (от ГОСПОДИН-пап1(а)-/-а- 'г о с ­
подин’), CTPAHA-ni и CTPAHA-nia (от СТРАНА -ni(a)- 'с т р а н а ’),
tati и tatia (от tati(a)- 'о т е ц ’), Б0ГТАРХУ-Ьи(п)М и Б0ГТАРХУ-
-hu(n)tia (от Tarhu(n)ti/a- имя божества), НЕБО ta p a s i (от ta-
pasa- 'небо’). Окончание -а имеет значительно большее р ас­
пространение, чем -i; последнее встр еч ае тся с основами на -i,
с основами на -а-, имеющими так ж е формы на- i-, и с со­
гласными по своему происхождению основами, выступающими
в расширенном виде как основы на -i- или на -a-/-i-. Не имеет
соответствий в других хетто-лувийских языках хеттское-
иероглифическое окончание дательного-местного п ад еж а мно­
жественного числа обоих родов — 1-, например: arhal (от arha-
'г р а н и ц а ’), tatii (от tati 'о т е ц ’), atilal (от atila- 'б р а т ’), БОГ-
nii (от БОГ-ni- 'б о ж е с т в о ’), BOPOTA2-nal (от BOPOTA2-lani/a-
'в о р о т а ’).
Окончание отложительного-творительного п ад еж а в лувий­
ском языке — a t i , д аж е у основ на -i- перед -ti в с е г д а стоит
гласный -а-, а в языке хеттских иероглифов, наряду с фор­
мами отложительного-творительного п адеж а на -ati, встре­
чаются формы на -iti, что д а е т основание говорить об окон­
чании -ti (вместо -(a)ti), например: (a)tanasa m a ti от (a)tanasa-
ma- 'м у д р о ст ь ’, Eor(HH51)Kupapa-ti от Кирара- (имя богини),
ПРАВИТЬ-waniti и ПРАВИТЬ-wanati (от tar(a)wani- 'п рави тель’).
70
БОГ-niti и БОГ-nati (от БОГ-ni- ‘б о ж ес т во ’), ОСНОВАНИЕ-tati
(от humati- 'основание’).

МЕ СТ О ИМЕ Н ИЯ

В языке хеттских иероглифов, как и в дру гих хетто-


лувийских языках, известны самостоятельные и энклитические
местоимения. Энклитические местоимения включаются в груп­
пы энклитик, присоединяемых (как и в других хетто-лувийских
языках) к первому ударному слову в пред лож ен ии 4*.
Все местоимения, кроме личных 1-го и 2-го лица, о кото­
рых см. ниже, дифференцирую тся по родам и склоняются, как
имена (с колебаниями меж ду основами на -1- и на -а-). Однако
полное совпадение с именным склонением наблю дается только
в парадигме притяжательного местоимения 1-го лица (2-е лицо
засви детельствован о лишь формой винительного п ад еж а
единственного числа общ его рода); остальные местоимения
имеют те или иные отличия от именного склонения.

Личные м естоимения

Личные местоимения в язы ке хеттских иероглифов могут


быть самостоятельными и энклитическими. К самостоятельным
относятся amu ' я ’ и ti 'т ы ’, к энклитическим -mu ' я ’ и -т а - ;
последнее засви д етел ьство ван о только в форме дательного-
местного п ад еж а множественного числа mai 'в а м ’ 47. Личными
с л е д у е т , по-видимому, считать и д ва самостоятельных место­
имения с неясным чтением а-432- и и-432- (432 — это номер
ещ е не прочитанного знака по списку Лароша), хотя их зна­
чение е щ е окончательно не определено; более ясное и-432-
является, по мнению М и ттельбергера, личным местоимением
2-го лица множественного числа, менее ясное а-432-, с точки
зрения Мериджи, разделяемой М иттельбергером, п р едставляет
собой, по всей вероятности, местоимение 2-го лица вежливого
обращения.
В качестве личных местоимений 3-го лица, как и в других
хетто-лувийских языках, употребляются указательные местои­
мения — самостоятельны е asa- и ata- и энклитическое — а-.
Несколько особняком стоят в языке хеттских иероглифов
энклитические местоимения -mi и -ti, которые выделяются в
отдельную группу не столько по значению, сколько потому,
что занимают особое место в цепочке энкли ти к4*.

46 О группах эн кли ти к см. н и ж е, стр. 84 и сл.


47 Л ичн ое м естоим ение -m ai, к а к и хеттское-неситское -sm a s, уп отреб­
л яет с я т а к ж е и в 3-м л ице м н ож ествен н ого числа.
48 О постоян ном п о р яд к е п ри соедин ени я эн кли ти к и м есте эн кли тиче­
ски х частиц -m i и -ti в цепочке эн кли тик см. ни ж е, стр. 84 сл.

71
Энклитика -m i связана по происхож дению с местоименной
основой (а )т а - или (a)m i(a)- и употребляется применительно к
1-му лицу еди н ствен н ого числа со значением «я» или «мне»;
во втором значении mi вы ражает, очевидно, дательный п адеж
интереса (d ativu s eth icus); возвратного значения -m l, в отличие
от ti, по-видимому, не им еет. Энклитического местоимения,
аналогичного -m i, в други х хетто-лувийских языках нет. Эн­
клитика -ti по форме со о т в ет с т в у е т лувийской возвратной ча­
сти ц е -ti и хеттской-неситской возвратной частице -za [tza],
им еет возвратное значение, а так ж е значение дател ь н ого па­
д е ж а личного местоимения 2-го и 3-го лица единственного
числа (так ж е как -m a i)4*.

СКЛОНЕНИЕ Л И Ч Н Ы Х М ЕСТОИМ ЕНИИ

В отличие от всех прочих личные местоимения 1-го и


2-го лица не изменяются по родам и имеют в единственном
числе склонение, не совп адаю щ ее с именным.
М естоимения 1-го лица amu и -mu выступают в тек стах
б е з изменений по падеж ам ; эти формы могут иметь функцию
именительного, винительного и дател ь н ого-м естн ого п адеж а
еди нственн ого числа. М естоимение 2-го лица ti засв и детел ь­
ствовано в именительном п а д е ж е еди нственн ого числа и имеет
дательный-местный п а д еж tu. М естоимение и-432- встречается
в двух п ад еж а х м нож ественного числа: в родительном u-432-s
и в дательном-местном u-432-i. Склонение местоимений 3-го
лица asa-, ata- и -а- рассм атривается ниже, в р а зд е л е ук аза­
тельных местоимений.
Личным местоимениям языка хеттск и х иероглифов соотв ет­
ствую т сл едую щ и е формы в други х хетто-лувийских языках:
1-е л. е д . ч.: х.-и. amu, -mu (им., вин. и д а т . п ад.), лув. -mu:
(д а т. п а д .? и вин. п а д .? ) 60, лик. am u/em u (вин. п а д .) 5),
х.-н. ammuk (им., вин. и д а т . п ад.).
2-е л. е д . ч.: х.-и. ti (им. п ад.), пал. ti (им. п ад.), х.-н. zik
[tsik j (им. п ад.). х.-и. tu (д а т . п ад.), пал. tu (д а т . п ад.),
х.-н. tuk (д а т . пад.).
2-е л. мн. ч.: х.-и. u-432-I, - т а ! (д а т . п ад.) “ , х.-н. -sm a s-
(д а т . п ад. и вин. п ад.).
49 В ликийском , к а к считает М ери д ж и , бы ло четыре элем ен та -ti. i
которы х один им ел в о зв р атн о е зн ачени е, д ругой — у к азател ь н о е , третий —
относительное; зн ач ен и е четвертого (чередую щ егося с пе) ещ е не в ы яс­
нено.
60 Э нклитическое м естоим ение -m u, значение которого ещ е точно не
установлен о, яв л я е т с я пока единственны м известны м нам лувийским лич­
ным местоимением.
51 Д р у ги е личны е м естоим ения в ликийском не засв и д етел ь ств о в ан ы
(кром е, возм ож но, энклитического м естоим ен ия -ti, см. сноску 49).
52 См. сноску 47.

72
Притяжательные местоимения

Притяжательные местоимения языка хеттских иероглифов


не имеют энклитических форм. Притяжательные местоимения
1-го и 2-го лица (a)m a-/(a)m i(a)- 'мой’ и tu w a /i- (возможно,
t(u) w a/i-) «твой» являются производными от личных (в хеттском-
неситском им соотв етствую т энклитические притяжательные
местоимения -m i- и -ti-, в ликийском и звестн о только само­
стоятельное м естоимение 1-го лица em i- 'мой’).
П ритяжательное м естоимение 2-го лица tu w a/i- за с в и д е ­
тельствовано только в форме винительного п адеж а ед и н ст ­
венного числа о б щ его р ода tuw an , tuw in.
Во 2-м лице м нож ествен н ого числа употребляю тся притя­
жательные местоимения ai- и ul- 'ваш ’ (местоимение ai- обра­
зовано, по-видимому, от личного местоимения а-432-; известны
только именительный п а д еж о б щ ег о рода a is и дательный-
местный п а д е ж ala, а для u i— винительный п а д еж общ его
рода uin).
П ритяжательное местоимение 3 -го лица a p a si/a - 'е г о , свой’
образовано от ук азател ьного местоимения ара- 'т о т ’ **; кроме
т о г о , в значении притяж ательного местоимения 3-го лица вы­
ступ ает родительный п а д еж еди нственн ого числа местоимения
ара— ap as.
П ритяжательное местоимение 1-го лица (a)m i(a)- склоняется
следую щ им образом:

Е д. число М н. число

И. об щ . (a)m i(a)s (a)m i(a)i


В. об щ . (a)m i(a)n (a)m i
И.-В. ср. am al, am il am a, am i
P. m i(a)s ?
Д .-M. (a)m i, (a)m ia am il, (a)m iai(a)
O .-T. (a)m i(a)tl ?

Указательные местоимения

В языке хеттски х иероглифов известны сл едую щ и е ук аза­


тельные местоимения: I- (la-) 'э т о т ’; apa-/api 'т о т ’ (лат. ille , is);
производное от ара— a p a si- 'е г о , свой ’ (л ат. su u s, eiu s);
a sa -/a si-, ata-/ati- 'он ж е ’ (л ат. idem); энклитическое -а- 'он*
(л ат. is ). М естоимения a p a si-, a sa -/a s i-, ata-/ati- и -а- утратили
указательное значение (первые два — отчасти, тр етье — пол­

53 С клонение a p a s i/a - см. в р а зд е л е у к азат ел ь н ы х местоимений.


ностью) и употребляются либо как притяжательное местоиме­
ние 3-го лица (apasi-), либо как личные местоимения (a s a -/a si-r
ata-/ati-, -а-).
Местоимения I и ара- употребляются как су щ еств и тел ь ­
ное и как прилагательное, а именно: I— преимущественно
как прилагательное, ара— преимущественно как сущ естви­
тельное.
I- имеет функцию указания непосредственно на данный
предмет («вот э тот у меня»). Она обнаруживается, в частно­
сти, в т е к сте надписей на предметах, в которых говорится
о самих этих предметах, например, i-(wa) tarusa '(вот) э т о
изображение’, а так ж е проявляется в формулах проклятия,
там, г д е речь и дет о том, что проклятие п ад ет на повредив­
шего предмет, на котором сд ел ан а данная охранительная
надпись, или на повредившего саму надпись, например: ni-pa-ta
la par(a)ta arha 280-a 'или... (вот) эти слова с о т р е т ’.
И. Фридрих, поддерживаемый Ларошем, с ч и т а е т , что г-,
возможно, произошло из *ki-, соответствием которого является
хеттское-неситское ка- 'э т о т ’. Противники этой точки зрения
(в частности, В. В. Шеворошкин) полагают, что к исчезало в
языке хеттских иероглифов (и в лувийском) только в тех
случаях, к о гд а оно отраж ало индоевропейское *gh, и сопо­
ставляют I с ликийским и лидийским i-.
ара- может иметь разные функции* чащ е анафорическую,
например, apati-pa-wa-ta... EOr(™ 3)Ku-128-s(a) ПРОКЛИНАТЬ-
lasatu 'а его самого (букв, 'тому самому’)... Купапа пусть
проклянет’, реж е — деиктическую, например, ОТН 64-pa-wa-ta
ЗЕМЛЯ(-)Ша1а apatal КРЕПОСТЬ har(a)nisa ata С ТРО И ТЬ-miha
'т о г д а как на этих местах я затем построил кр епо сть’; по-
видимому, зд есь речь и дет об указании на более отдаленный
предмет («вот этот у него» скорее, чем «вот этот у тебя»)—
такое понимание п о д т в е р ж д а е т с я возможностью анафориче­
ского употребления местоимения ара- и тем обстоятельством,
что его родительный п ад еж (apas) приобретает значение при­
тяж ательн ого местоимения 3-го лица. Аналогичное у к а зат ел ь ­
ное местоимение е с т ь в лувийском (ара-), ликийском (ebe-)*
палайском (-ара-) и хеттском-неситском (ара-), причем в хетт-
ском-неситском оно имеет функцию указания на более о т д а ­
ленный предмет («этот у тебя» или «этот у него») и употреб­
ляется как личное местоимение 3-го лица.
Оттенки деиктического и анафорического значения свойст­
венны такж е местоимениям asa- и -а-, первому — деиктиче-
ское, второму — анафорическое.

54 О Т Н — сокращ ен н ое обозначение зн а к а , ф иксирую щ его относи тель


ное местоимение, чтение которого неизвестно, см. ниж е, стр. 76.

74
М еж д у формами местоимения -а- в языке хеттски х иеро­
глифов, лувийском, хеттском -неситском и палайском с у щ е ст ­
вует почти полный параллелизм:
х.-и. Л ув. X .-H . Пал.

И. общ . -as -as -as -as


В. общ . -ап -an -an -an
И .-В. ср. -ata -ata -at -at
д
. -tu -tu -si -si

Таблица I

П арадигмы склонения ук азател ьн ы х местоимений


в язы ке хеттск и х иероглифов
a p a s i-, a s a -, a s l- ,
1 -, 1а- a p a -, a p i- -a-
a p a sa - * a ta - , a ti-

is p a i, p a sa s a sa (s), -a s
И. общ . a ta ? ; a ti ( s )
(a )p a s a p a s is

in, Ian (a )p a n , a p in a p asan , (a )s a n ,


-an
В. общ . a p a s in , ( a )s ln , a ti(n )
a p is ln
Ёд. число

И .-В . ср. I, ia p a ia apasal ■> -(a )ta *

i s l , ia s la a p as a p a s is ?
Р. ?
a p a s is

i tl ( a ) ( a ) p a tl a s ( a ) l , a tl -tu
д.-м. p a tla ?
i a ti( a )

О.-т. i ti ? a p a s a ti ? ?

И. общ . i( a ) l a p a i(a ) ? a ti ■>


Мн. число

В. общ . i<a)i (a )p a i, apasi ? ?


api

И .-В . ср. la api ? ? ?

Д .-М . i(a )tia i (a )p a ta i p a sa i ? ?

* Н ачал ьн ое а в местоимении - ( a ) ta отчетливо в ы я в л я е тс я только посл


энклитических части ц , оканчиваю щ ихся не на -а; в о стал ьн ы х случ аях ( a )ta
с о в п а д а е т с местоименной части ц ей т о го ж е значения -ta .

75
Таблица 2
Парадигмы склонения ук азательного местоимения ара
в хетто-лувийских язы ках

Х .-И . Л ув. Лик. X .-H . П ал.

И. общ . (a )p a s a p as *ebe apas ?


Ед. число

В. общ . арап арап ebe, apun -арап


еЬёппё

И .-В . ср. (a )p a ia ? e be(y)a apat ?

Д .-М . (a )p a ti a p a ti e b e l!(??) a p e ta n i

И. общ . apai ? ■> ap u s ■>


Мн. число

В. общ . (a )p a l ? ebe is ap u s ?

Д .-М . (a )p a ta i ? e p tte a p e ta s ?

И звестно несколько наречий, образованных от ук азатель­


ных местоимений: Iti, iatl 'з д е с ь ’, apatl 'там ’, api 'таким обг
разом , так ’, а так ж е сою з in...I(n)paw a 'с одной стороны —
с другой стороны ’.

Относительные и вопросительные местоимения


Д о недавних пор считали, что относительное местоимение
обозн ач ается в хеттск ой иероглифике двумя сериями знаков,
по два знака в к аж дой серии (условно обозначаю тся REL —
по-русски ОТН — с соответственны ми индексами: ОТН, ОТН,
ОТН, ОТН4) . Но Л арош показал, что все написания знаков,
обозначаю щ их относительное м естоимение, м огут быть с в е д е ­
ны к двум основным графическим вариантам о д н о г о знака —
ОТН, и ОТН, — и имеют одн о чтение. П редлож ен н ое Боссер-
том чтение hu или hw a, по всей вероятности, правильно; о д ­
нако док аза тел ь ств о Б оссер та опирается пока на одн о-един -
ственное имя собствен н ое, чтение которого не являете»
бесспорным, м еж д у тем установление звукового состав а о т ­
носительного местоимения в языке хеттски х иероглифов на­
столько важно с точки зрения дальнейш их сравнительных
языковых выводов, что тр ебует особой осторож ности; поэтом у
чтение относительного местоимения (hw a- из *kwa-) пока е щ е
рано считать окончательно установленным.
76
Относительные местоимения употребляю тся и как с у щ е с т ­
вительные, и как прилагательные. Выяснены сл едую щ и е зна­
чения относительных местоимений, в том числе и местоимений,
превратившихся в наречия или союзы: O TH -as(a) 'кто; тот,
кто; который’, основа ОТН-, повторенная дваж ды — 'всякий,
кто; все, к то’; O TH -as(a), O TH -as(a)ha 'кто бы ни; какой бы
ни; всякий’; па O TH-as(a)ha 'никто’ OTH-ata(n) 'там, где; по­
всю ду, г д е ’, OTH-tl 'чтобы; так, ч то ’, ОТН и ОТН-а 'так как;
тогда как; потому ч то’, м ож ет быть, такж е 'почем у?’.
М естоимение ОТН- склоняется следующ им образом:

Ex. число Ми. число

И. общ , OTH-s И . общ . O TH -i, OTH-ai


В. общ . ОТН-п И .-В. ср. О Т Н -а 55, O T H -ai55
И.-В. ср. О ТН -аi OTH-I
Д .-М . O TH-ti, ОТН-atI "

Склонение эт о г о местоимения полностью сов п адает с о


склонением со о тв ет ств ен н о го местоимения в лувийском и ли-
кийском и только в средн ем р о д е отличается от склонения
аналогичного местоимения в хеттском -неситском и палайском:

Х .-И . Л ув. Лик. X .-H . Пал.

о И. общ . hw a(?)-s kuis t i 5* kuis kuis


| В. общ . hwa(?)-n kuin ti" kuin ?
? И.-В. ср. hwa(?)-l kui *ti kuit kuit
(3 Д .-М . hw a(?)-ti !kuw atl tdi *kueti kui?

ЧИСЛИТЕЛЬНЫЕ

Прочтены н еп осредствен н о или восстановлены косвенным


путем чтения сл едую щ и х числительных:
2 — t(u)wa-, ср. II t(u)w ai(-)w ai 5‘ 'д в а ’ (вин. п ад. мн. ч. общ .
р ода)
3 — t(a)ra-, с р . Ill t(a)rasfl 'триж ды (?)’
4 — т ...,’ ср. чтение m i для знака, изобр аж аем ого четырь­
мя вертикальными чертами, а так ж е соп оставле­

55 В ф орм е O T H -a i и других, с о д е р ж а щ и х -а-, это -а- не в х оди т в окон


ч а н и е ,— оно п р е д с та в л я ет собой ф онетически й ком племент.
м Л и к. ti- < * k w i, конечное -s о тп ал о .
57 К онечное -п о т п ал о после i.
58 Здесь, по-впдим ом у, с л е д у е т ч и тать [tw ai] — кон текст неясен, w ai,
очевидно, к t( u ) w a i не относится.

77
ние двух мест, встречаю щ ихся в одном и том же
т е к с т е : 391(-)[I]III-ta и 391(-)muwatan,— возможно,
m uw a- и есть числительное «четыре» (ср. лув.
m auw a, х.-н. шеи- 'ч е т ы р е ’).
9 — nuwa-? ср. чтение пи для знака, изображаемого девятью
вертикальными чертами, и встречаю щ ееся пару
раз написание числительного «девять» с фонети­
ческим комплементом -wa-(IX-wa-).

ГЛАГОЛ

С ловообразование

ОСНОВЫ ГЛА ГО ЛА

О сновы на согласны й

Основы глагола на согласный, как и аналогичные основы


имени, из-за особенностей графики устанавливаются только
сравнительным путем. На основании сопоставления с другими
хетто-лувийскими языками к основам на согласный могут быть
отнесены основы глаголов as- 'б ы т ь ’, as- 'с и д е т ь ’ и at- 'е сть
( куш ать)’, которые являются основами на согласный т ак ж е в
хеттском-неситском, лувийском и палайском языках (х.-н. es-,
лув. и пал. as- 'б ы т ь ’; х.-н. es- 'с и д е т ь ’; х.-н. et-, лув. at-,
'е с т ь ’).

О сновы н а г л а с н ы й
1. Первичные основы, например: ta- 'б р а т ь ’ (х.-н. ta-), ta-
'приходить(?)’ (пишется логограммой, чтение которой рекон­
струировано по косвенным данным), hara- 'р а зр у ш ать ’, has(a)-
'п о р о ж д ать ’ (х.-н. has-) 'быть сильным, принуж дать’, asi-
'любить’ (х.-н. assi]a-).
2. Производные основы, например, отыменная глагольная
основа wasu- 'быть благим’ от w asu - 'хороший’.
3. Основы на -l/ia-, например: aia- 'д е л а т ь ’ (лув. aja-), pia-/pi-
'д а в а т ь ’ (лув. pija-), harti(a)- 'з в а т ь , назы вать’ (лув. halta/i-),
tupi(a)- 'б и ть ’ (лув. tupai-, tupi-).
4. Основы на -i/ia-, имеющие варианты на -a/ai-, например:
wala(l)-/walia- 'подним ать’, arai- 'молиться (кому-либо)’, wa-
sal-/w asa- 'благоволить, почитать’; отыменные основы на -a/ai-:
hatura- 'п и сать ’ (от hatura- 'письмо’), kutasara- 'с т р о и т ь ’ (от
k utasara/i- 'с т е н а ’), tanata- 'обносить (стеной)’ (от tanata-
'с т е н а ’), tapariala- 'п рави ть’ (от tapariali- 'правитель’), tar(a)-
wanal- 'в л а с т в о в а т ь ’ (от tar(a)wanl- 'в л асти тел ь ’), ura-/-ai-
78
'с тан о в и ть ся большим, д ел ать большим’ (от ига- 'большой’),
lapani(a-) 'п а с т и ’ (ср. лув. lapana- 'п ас т б и щ е’).
5. Основы на -u/uwa-, например, tuwa-/tu- 'класть, с а ж а т ь
(лув. tuwa- 'п о м ещ ат ь ’).

СУФФИКСЫ П РО И ЗВ О Д Н Ы Х ОСНОВ ГЛА ГО ЛА

'1. Суффикс каузатива -nu/nuwa-, например: as(a)nu(wa)-


'с а ж а т ь ’ от глагола as- 'с и д е т ь ’, uranu(wa)- 'д е л а т ь боль­
шим’ от прилагательного ига- 'большой’ (ср. лув. aranu(wa)-
'удлинять, п ро дл ев ать’ от ara(i)- 'длинный’).
2. Суффикс итератива -s(a)-, например: СТУПНЯ(-)из(а)- 'хо­
д и т ь ’ от СТУПНЯ-wa- 'и д т и ’, pipas(a)- 'д а в а т ь ’ от р!(а)-/ра-
' д а т ь ’, aias(a)- 'о б р ащ аться с чем-либо’ от aia- 'д е л а т ь ’,
Ц А Р Ь -sa- 'ц а р с т в о в а т ь ’ от Ц А Р Ь -ti- 'ц а р ь ’ (аналогичный по
значению суффикс -s(a)- имеет значительное распространение
в лувийском,— в хеттском-неситском встр еч ается реже, усту­
пая суффиксу -sk-, отсутствующ ему в языке хеттских иеро­
глифов и в лувийском).
3. Суффикс -(a)na/(a)ni(a)- служит для образования глаголов
от именных основ, иногда так ж е и от глагольных, например:
har(a)wani(a)- 'п осы лать’ от h a r(a )w a -5* 'д о р о г а ’, usini 'прода­
в а т ь ’ от usiti- 'п окупать’ (этот суффикс встр еч ае тся такж е
в лувийском— ani(ja)- и хеттском-неситском — -(a)nna-, -(a)nija-).
4. Суффикс -ta/ti- (с ротацизмом — -ra/ri-) меняет значение
глагольной основы неясным образом, например: usiti- 'поку­
п а т ь ’ от w asi-/usi-, alasa ta- 'п о ч и та ть ’ от aiasa- 'д е л а т ь (не­
однократно)’, ГНЕВ-lasara- 'проклинать’ от ГНЕВ-lasa- с тем ж<*
значением.

У Д ВО ЕН И Е КОРНЯ

Удвоение корня в языке хеттских иероглифов малоупо­


требительно; для глагола известно в сего несколько случаев
частичной редупликации, например: И Д ТИ ОТН-ОТН*0 -ta 'он
пришел’ (ср. И Д ТИ OTH-ata), s i s i n a 'он получает(?)’ (ср. sina);
иногда редупликация со ч е т а е т с я с суффиксом, например:
OTH-OTH-sa- 'идти, приходить’ (от ОТН-а- или OTH-sa-),
pipasa- 'д а в а т ь ’ (от pi(a)-/pa-), ср. лув. pipissa-, sasar(a)la-
'ж е р т в о в а т ь ’ (от sar(a)la(i)-).

59 В озм ож н о, от хурритского h a rv e , род. пад. от h a ri 'д о р о г а ’.


60 З н а к И Д Т И (№ 93) •— зд ес ь д етерм и н ати в, а зн ак д л я относи тель­
ного м естоим ения употреблен в ф онетическом значении.

79
Спряжение
Глагол языка хеттских иероглифов имеет два числа —
единственное и м нож ественное, два времени — настоящ ее и
прош едш ее — и два наклонения — изъявительное и повелитель­
ное; вопрос о том, имеется ли, кроме активного зал ога, так ­
ж е и медиопассивный — в виде нескольких остаточны х форм—
является спорным (см. ниже). В се перечисленные категории
выражаются при помощи личных окончаний.
Таблица 3
Личные окончания глагола язы ка хеттских иероглифов в сравнении
с личными окончаниями д р у ги х хетто-лувийских язы ков
Активный залог
И зъявительное наклонение
_____________ Н астоящ ее время

X .-H . Пал.
Х .-И . Л ув. Лик. спряжение спряж ение
на -m i/на -bl на -m i/на -bi

о
о 1-е л. -w a , ( - w i) -w l -u -m i/-h l
В" 2 -е л. -si -s l(? ) ? - s i/- ti -s i
ч 3-е л. -t 1/без. ок. - t l/ - l ? - ti - z i/- i - tl/-l
Ш

о
U 1-е л. ? ? ? -w e n i -w a n i(? )
5Г 2-е л. - ta n l ? ? -te n i ?
I 3-е л. -< n)tl -n ti * -n tl -(a )n z i -(a )n ti
S

Т аблица 4
Прошедшее время

Х .-И . Х .-Н . спряж ение


Л ув. Лик. П ал.
на -m i /н а -bi
| Ед. число

1-е л. -ha -ba -ka -(n )u n /-b u n


2 -е л. -sa (или -s? ) -s (? ) ? - s , ( - t ) / - s , ( - ta , -s ta ) -si
3-е л. -ta * -ta -te - t /- s ( - t a ,- s t a ) - t i/ - I

О
о 1-е л. ? ? ? -w en -w a n t?
tr 2-е л. ■> ? -te n ?
Я 3 -е л. -(n )ta * -nta -n te -e r, (- ir) -(a )n ti
s

* В стречаю щ и еся формы 3 -го лица ед. и мн. числа прош . в р . ,


в окончаниях которы х t переш ло в г, с ви д етел ьств у ю т (помимо аналогии
с лувийским) о том , что эти окончания с л е д у е т чи тать -ta и -(n )ta (а не - t
и - (n )t, как можно было бы предполож ить, при няв а после со гл а сн о го на и сх о ­
д е слова за немой гласны й), ротаци зм у п о д ве р гал о с ь только ин тервокальное t .

30
Таблица 5
П овелительное наклонение

Х .-Н .
Х .-И . Л ув. Л ик. спряж ение Пал.
на -m i/н а -bi
Ед. число

1-е л. ? -(a )Ilu - ( a ) llu , -lu t, - lit ?


2-е л. б е з ок. б е з . ок. б е з . о к ., - t, -i б ез ок., -i
3-е л. -tu -tu -tu -tu /-u -tu
Мн. число|

2-е л. ? -ta n -te n ?


3-е л. -(n )tu -ntu -n tu -(a )n tu -(a)n tu

Таблица 6
М едио-пассивный залог
И зъявительное наклонение
Прош едш ее время *

Х .-Н .
Х .-И . Л ув. Лик. спряж ение Пал.
на -m i /н а -bi

Е д . ч. 3 -с л. -ta r a ( ? ) , - ta ta (? ? ) ? ? - t a t ,- t a t i / - a t ,- a t i ?

* М еди о-п асси вны е формы н а с т о я щ е г о времени, п р едставл ен н ы е в д р


ги х хетто -лу в и й ск и х я зы к а х , в я зы к е х е тт ск и х иерогли ф ов не з а с в и д е т е л ь ­
ствован ы .

Таблица 7
Повелительное наклонение

Л ув. Х .-Н .
Х .-И . спряж ение Л ик. спряж ение П ал.
на -m i/ на -bi на -m i/н а -bi

Е д. ч. 3-е л. -ru (? ) -ta ru /-ru - ta ru /-(a )ru ?


Мн. ч. 3-е л. -n taru 7 -(a )n ta ru ?

Д вояк ое образование 3-го лица еди н ствен н ого числа на­


с т о я щ его времени — с окончанием -ti и б е з окончания — сви­
д ет е л ь с т в у е т о том, что языку хеттских иероглифов была
н екогда свойственна дифф еренциация типов спряжения. О д-
€ И. М. Д унаевская 81
нако эти типы спряжения, возможно, не совпадали со спря­
жением на -mi и на -bi в других хетто-лувийских языках, так
как в них в 3-м лице единственного числа настоящ его вре­
мени противопоставляются окончания -ti и -i, в то время как
в языке хеттских иероглифов — ti и нуль.
Вследствие того что х еттская иероглифическая письмен­
ность не фиксирует п перед зубными, в активном зал о ге окон­
чания 3-го лица множественного числа не отличаются от
окончаний 3-го лица единственного числа: -ti — в настоящ ем
времени, -ta — в прошедшем времени, -tu — в повелительном
наклонении. Таким образом, в т е х случаях, когд а контекст
не может прийти на выручку, вопрос о том, имеем мы дело с
формой 3-го лица единственного или множественного числа,
о ст а ется невыясненным, поэтому, например, нельзя решить,
свойственно ли языку хеттских иероглифов присущее хетт-
скому-неситскому употребление сказуемого в единственном
числе после п одл еж ащ е го среднего рода во множественном
числе.
Возможность ротацизма, т. е. перехода интервокального t
в г, ставит под известное сомнение сущ ествование медио-
пассивного залога в языке хеттских иероглифов. Наименее
сомнительной формой этого залога является повелительное
наклонение 3-го лица единственного числа. Однако окончание
-ru может рассматриваться как результат фонетического пе­
рехода окончания 3-го лица повелительного наклонения актив­
ного залога -tu. Формы па -ru встречаю тся систематически
только от такого употребительного глагола, как aia- 'д е л а т ь ’,
а от других глаголов засвидетельствованы лишь в единичных
случаях, гд е -ru л егко может быть объяснено как след ст ви е
ротацизма, а соответственные формы повелительного накло­
н е н и я — как активные, а не как пассивные. Это о б стояте л ь ­
ство д е л а е т весьма вероятным предположение М иттельберге-
ра, что некогда сущ ествовавший в языке хеттских иерогли­
фов пассивный залог сохранился в виде пережиточных форм
повелительного наклонения исключительно или почти исклю­
чительно в парадигме единичных широко употребительных
глаголов.
В качестве образца может быть приведено спряжение н е­
скольких глаголов, для которых зас ви д етел ь ств о в ан о сравни­
тельно наибольшее разнообразие форм: as- 'б ы т ь ’ (лув., пал.
as-, х.-н. es-), aia- 'д е л а т ь ’ (лув. aja-), pia-/pi- 'д а в а т ь ’ (лув.
pija-), tuwa-/tu- 'к л а сть , помещ ать’ (лув. tuwa-).
Н а ст о я щ ее время

Ед. ч. 1 л. ? aiaw a ? ?
3 л. a sa ti aiati pi(a) tuwa
Мн. ч. 3 л. asa(n)ti ? pi(n)ti ?

82
П рош едш ее время

Ед. ч. 1 л. (a)saha aiaha pi(a)ha tuwaha


2 л. ? a a sa
a sa ? ?
3 л. (a)sata aiata pi(a)ta tu(wa)ta
Мн. ч. 3 л. (a)sa(n)ta aiata pi(n)ta ?
чит. [aianta]
П овелительн ое наклонение

Акт. Ед. ч. 2 л. ? aiaa ? КЛАСТЬ-и


3 л. asatu aiatu piatu ?
Мн. ч. 3 л. ? aiatu piatu tuwa(n)tu
чит. [aiantu] чит. [piantu],
pi(n)tu
М .-П.(?) Е д . ч. 3 л. ? aiaru

Г лаго л ьн ы е и м ена

Известны следую щие глагольные имена:


1) Причастие на mi(a)-/-ma-, например: asim i- 'любимый’,
tatariSmi- 'проклятый’, w asam i- 'почитаемый’, и причастие на
-(n)t(i/a)-, например: СИЛЬНЫИ-1апП(а)(пН(а)- 'укрепленный’,
wasa(n)t(i)- 'удостоенный благосклонности’. Оба причастия при
переходных глаголах имеют пассивное значение. З а св и д ет е л ь ­
ствован в сего один случай употребления причастия непере­
ходного глагола — И Д Т И -imias от глагола ИДТИ(-)\уа1-
Ти дти ’. Сущ ествование причастий на -mi- характерно для языка
хеттских иероглифов и лувийского в отличие от хеттского-
неситского Причастия на -mi- склоняются как сущ естви­
тельные с основами на -i- или, реже, на -а-; так ж е склоняют­
с я и причастия на -(n)t-, потому что к их о с н о в е . (как и
вообще к именным основам на согласный) обычно присоеди­
н яется суффикс -i- или -а-.
2) Инфинитив на -па или -ипа, например: ПИТЬ-па 'чтобы
п и т ь ’, aias(a)tuna 'чтобы почитать’, ЕСТЬ aruna (от at- с ро­
тацизмом) 'чтобы е с т ь ’; инфинитив в языке хеттских иерогли­
фов, как и в лувийском, аналогичен супину. Глагольные имена
на -min(a), возможно, представляю т собой инфинитивы или,
что более веро ятн о,— глагольные сущ ествительны е, но край­
ней мере, в единственном ясном контексте с глагольным
именем на -min(a) это имя (aiamin(a) 'д е л а т ь ’), вместо того,
чтобы быть связанным со спрягаемой формой глагола, как
61 Д о устан ов л ен и я причастий на -m i (и. е. * - т о ) в лувийском и в
я зы к е хеттских и ерогли ф ов ан алогич ны е причастия бы ли известны в б а л ­
ти й ски х и в сл а в ян с к и х язы к ах ; в ин до-ирански х я зы к а х и в греческом
о б р а зо в а н и е п р и ч асти я того ж е типа происходит при пом ощ и суффикса,,
в о сх о д ящ его к и н доевроп ейском у -m no-.

6* 83
эт о обычно бы вает с причастиями в языке хеттски х иерогли­
ф ов, само занимает м ест о спрягаемой формы глагола и вы­
ступ ает как ск азуем ое.
3) Глагольные сущ ествительны е на -ni(a)-/-na- или -uni(a)-
una- представляю т собой застывшие формы дател ьн ого п адеж а
причины от инфинитивов, например: upani(a)- 'основание’ (от
ира- 'основы вать?’), as(a)na- 'л о ж е ’ (от a s- 'с и д е т ь ’), aruni(a)-
' е д а ’ (от at- 'е с т ь ’, с ротацизмом).
ЧА СТИ ЦЫ

Д ля синтаксиса языка хеттски х иероглифов, так ж е как


для хеттск ого и лувийского синтаксиса, характерно присое­
динение к первому ударному слову предложения больш его или
меньш его числа энклитических частиц. Этим первым ударным
словом, как правило, бы вает имя сущ естви тел ьн ое, наречие,
а такж е частицы, могущ ие стоять п о д ударением (в языке
хеттск и х иероглифов — (-)а- и (-)w a-). В последнем случае мы
имеем дел о с комплексом, состоящ им из одних частиц. Эн­
клитические комплексы засвидетельствованы у ж е в древне-
хеттском и п редставляю т собой , по-видимому, явление, отно­
ся щ ееся к п ериоду общ ности хетто-лувийских языков и
в осходя щ ее в конечном сч ете к особенностям индоевропей ск ого
синтаксиса (постановка энклитик на втором м ест е в п редло­
ж ении, так ж е как и комплексы энклитик, были свойственны
всем индоевропейским язы кам)” .
И з числа энклитик языка хеттск и х иероглифов частицами
в собственном смысле слова являются частицы прямой речи
(-)w a-, энклитические союзы -ра- 'но, или, и, а та к ж е’ (со ед и н я ет
предлож ения) и -ha- 'и’ (соеди н я ет члены предлож ения); к
частицам в бол ее широком значении эт о го термина относятся»
кроме того, энклитические местоимения -ti- и -m i-, а такж е
в се энклитические формы личных и указательны х местоимений.
Порядок присоединения энклитик, как это лучше в се г о
позволяют установить хеттск и е-н еси тск и е, но такж е и лувий­
ские материалы, является в п р едел ах данного языка стр ого
постоянным, одн ако в лувийском и, насколько можно суди ть,
в языке хеттских иероглифов он в известной мере отли ч ается
от хеттск ого-н еси тск ого; в частности, возвратная частица -ti-,
соответствую щ ая неситской частице -za-, стоит не после
личных и указательны х местоимений, как -za-, а д о них (ве­
роятно, частица -mi- так ж е, но она встречается р едк о и точно
определить е е м ест о не п р едставл яется возможным).
62 А налогичны е ком плексы (этим ологически, конечно, соверш енн о о
личны е) весьм а ш ироко п редставлены в хурритском , т ак что вл и ян и е хур-
ритского я зы к а м огл о с п особ ств ов ать р а зр ас т ан и ю эн кли тических к ом п ­
лексов в хетто-луви йски х язы к ах во второй половине II ты сяч ел ети я
до н. э.

84
В лувийском и в языке хеттски х иероглифов на первой
м есте в цепочке энклитик стои т b-wa-*s , на втором — частица
-ti- (или в языке хеттски х иероглиф ов такж е -m i), на треть­
ем — личные или указательны е энклитические местоимения в
дательном п а д е ж е , на четвертом — те ж е местоимения в име­
нительном или в винительном п а д е ж е .
В хеттском -неситском языке ударной частицей, к которой
присоединяю тся энклитики, чащ е в сего бывает сою з nu- V
(засви детел ь ствован и в палайском), в лувийском ж е и в языке
хеттск и х иероглифов пи- о тсу т ств у ет : в лувийском в той ж е
функции в начале комплекса энклитик употребляю тся частицы
а- и ра-, в языке хеттски х иероглифов — (-)а- (значение неяс­
но) и частица прямой речи (-)w a-, которая з д е с ь , в отличие
от других хетто-лувийских языков, м ож ет быть не только
энклитической, но и ударной, т о г д а как -ра в языке хеттских
иероглифов в ударном положении не встречается и сущ еств ует
только как энклитика.
В лувийском и в языке хеттски х иероглифов употребляется
не известный в хеттском -неситском сою з -ha, который, как и
хеттский-неситский сою з -a, -ja 'и ’, присоединяется ко второму
(последнем у) из сочиняемых слов, например, Д И Т Я -lai Ж ЕН ­
Щ ИНА nanas(a)rat-ha 'братьям и сестр а м ’, -ha имеет в обоих
языках так ж е и другие функции: (1) как наречие «даж е» -ha
п рисоединяется к слову, значение которого подчеркивается,
например, Ж ЕН Щ И Н А -ti-ha 'д а ж е женщины’; (2) как суффикс,
образую щ ий неопределен н ое местоимение, -ha присоединяется
к относительному местоимению — OTH-as(a)-ha (ср. лув. kuis-ha)
'кто-нибудь, какой-нибудь’, с отрицанием (па OTH-as(a)-ha)
'никто’; (3) е щ е о дн о употребление -ha — как сою за, связы­
ваю щ его предлож ения — засви детел ь ствован о только в н ад­
писях из К аратепе и п р едставл я ет собой м естную особенн ость,
так как во в сех други х т е к с т а х предлож ения соединяю тся
сою зом -ра.

Н А Р Е Ч И Я -П О С Л Е .Л О Г И -П Р Е В Е Р Б Ы

В языке хетт ск и х иероглифов (и в други х хетто-лувийских


языках) вм есто предлогов, свойственных другим индоевро­
пейским языкам, употребляю тся послелоги. Как и сам остоя­
тельные глагольные приставки (превербы), именные послелоги
в осходя т к группе наречий, выражакмщ х пространственны е
отношения («внутри» и «изнутри», «вверху» и «внизу», «впере­
ди» и «позади»). Ч асть этих наречий засви детел ь ствован а в
хеттски х иероглифических тек ста х во в сех тр ех перечислен­

63 В хеттском -неси тском части ц а -w a- (перед гласны м — -w ar-) за н и ­


м ает второе место.
ных функциях, часть, по-видимому, утратила свое первона­
чальное употребление в качестве сам остоятельны х наречий и
встречается только в виде послелогов и превербов. И ногда
дифференциация указанных тр ех функций бы вает затрудни­
тельна.
1. a(n)ta или a(n)tan(a) 'в, на, внутри’ пишется при помощи
логограммы, представляю щ ей собой лигатуру из дв ух знаков
C + t a ). У потребляется: (а) главным образом в к ачестве пре-
верба, например: a(n)ta aja- 'прибавлять’, a(n)ta upa- 'приносить’,
a(n)ta П РИ Х О Д И ТЬ 'входи ть’; (б) такж е как послелог (с да-
тельным-местным падеж ом ), например: CTPAHA-naa a(n)ta
'в стр ан е’, и (в) как сам остоятельное наречие, например:
a(n)ta(-ha-wa) H aI(a)pawanaiCTPAHA 'и внутри (в том числе?)
алеппинцы (жители А леппо)’.
2. arha/i 'из, про-’ пишется логограммой, составляю щ ей,
как правило, лигатуру с фонетическим комплементом ha или
hi. У потребляется: (а) как преверб, например: arha ta- 'уно­
си ть’, arha par(a)nu- 'прогонять, ссы лать’, arha at- 'пож ирать’;
(б) как послелог (с отложительным падеж ом ), например:
НЕБО-ti arha 'с н е б а ’. Как сам остоятельное наречие не встре­
чается.
3. Н А Д — в с е г д а пишется логограммой; эта логограмма
обычно составл я ет лигатуру со знаком га, иногда имеет, кро­
ме того, фонетический комплемент ta (на основании фактов
графики и в известной мере по аналогии с лув. sarra и х.-н.
sara предлагаю тся чтения sara и sara(n)ta). У потребляется: (а)
как преверб, например: Н А Д tiw a 'подним аться’; (б) как по­
слелог (с дательным-местным падеж ом ), например: BCE-mil
Ц АРЬ-tai Н А Д -ta 'н ад всеми царями’; (в) как сам остоятельное
наречие (в паре неясных контекстов).
4. Д в а близких по значению наречия обозначаю тся при
помощи логограммы П О Д . О дно наречие П О Д пишется с ф о­
нетическим комплементом ta (опираясь на это ta и аналогично
с х.-н. katta(n), е г о предполож ительно читают *kata) и упо­
требляется как преверб, указывающий на движ ение сверху
вниз, например: ПОД^а(-} 1а-\уаЧа) СТУПНЯ usaha 'я их п од­
чинил’. Д р у го е наречие П О Д пиш ется с фонетическим ком­
плементом -папа(а) и, очевидно, со в п а д а ет с лув. аппап не
только по значению «под», но и по чтению. У потребляется
как послелог (с родительным или дательным-местным п а д е­
ж ом ), например: am u-pa-w a-m a-ta... СТУПНЯ patal ПОД-пап(а)
KJIACTb-ha 'я ж е ... положил их под свои ноги’.
5. Той ж е логограммой, что и П О Д , но образую щ ей лига­
тур у со знаком № 378, изображающ им ж езл , пиш ется ещ е
о дн о наречие (и ногда с фонетическим комплементом па). В оз­
можно, оно сх о дн о в звуковом отношении с одним из двух
преды дущ их. У потребляется это наречие как послелог «с, ря­
86
дом с», например: wa-m u Б0ГТАРХУ П О Д + 3 7 8 -na ПРИХО­
Д И Т Ь -ta 'рядом со мной шел Т архуп т’.
6. Логограммой П Е Р Е Д пишутся два наречия— П ЕРЕД-п(а),
читается рагап(а) 'п е р е д ’, и П Е Р Е Д -а/а, читается para 'и з’.
Как сам остоятельны е наречия они не встречаю тся, но оба
функционируют как послелоги, а второе употребляется, кроме
того, и в к ач еств е преверба.
Примеры: (1) П ЕРЕ Д -п(а) (послелог с дательным-местным
падежом): amu OTH-i П ЕРЕД-п(а) asa(n)ta 'которые были пе­
р ед о мной (д о меня)’; m u-pa-wa EOrT A P X y -s(a ), BorKar(a)hu-
has(a), Eor(HHJI>Kupapas(a)-ha, П ЕРЕД-п(а), И Д Т И -w asata 'но
Тархупт, К архуха и Купапа шли п ер едо мной’.
(2а) П Е Р Е Д -а/а (послелог с отложительным падежом):
ВОРОТА Kurupiatir0P0;i П Е Р Е Д 'п ер ед воротами города Ку-
рупии’ (т. е . 'вне Курупии’).
(26) П Е Р Е Д -а/а (преверб, усиливающий основное значение
глагола): П Е Р Е Д -а pia 'п ер ед а в а т ь ’.
7. Л огограмм ой ЗА пишутся два наречия. П ервое читается
ара или арап(а) (встр еч ается и в слоговом написании). Упот­
р ебляется как п ослелог «за, позади» (значение счи тается спор­
ным) и как преверб «воз-, про-», например: 3A -n(a) asanuw a-
'возвратпл, восстановил’; 3A -n(a) tiw a 'продолж ить’.
Второе наречие, обозн ач аем ое логограммой ЗА , имеет в
качестве ф онетического комплемента знак, чтение которого
в данном сочетании неясно. Э тот знак, № 383, называемый
«шипом», обычно читается га, но такое чтение з д е с ь не п од­
х оди т. Oil м ож ет такж е использоваться как детерминатив
лица. Как рассматривать «шип» в данном случае и как читать
логограмму, при которой он стои т, неясно; однако значение
наречий, написанных при помощи лигатуры из логограммы ЗА
и «шипа» со следую щ ими за этой лигатурой фонетическими
комплементами, бол ее или м ен ее ясно: ЗА + 388-ta значит
«затем », а ЗА + 3 8 8 - s a w a t i— «впредь».
Н аречия-послелоги-превербы языка х еттск и х иероглифов
имеют сл едую щ и е соотв етстви я в др уги х хетто-лувийских
языках:

Х .-И . Л ув. Х .-Н . Лик.

a(n)ta a(n)ta anta(n) nte; nte-pi в, на


arha ? arha eri (?) 'и з’
Н А Д -ta sarri ser hr; hr-ppi 'вверх(у)'
П О Д -nan аппап katta(n) ёпё 'п о д ’
П О Д -ta
paran parran piran ?
'пере-, п ер ед’
para/i pari para pere
apa(n) арра(п) appa(n) epn 'з а ’
87
V. ЗАКЛЮ ЧЕНИЕ

Специальное рассм отрение м еста языка хеттск и х иерогли­


фов среди др уги х языков Малой Азии не входи т в задач у
н астоящ его очерка, однако приведенный грамматический и
лексический материал с достаточн ой ясностью показывает,
что этот язык относится к числу хетто-лувийских (совм естн о
с лувийским и ликийским, а так ж е хеттским -неситским, палай-
ским и лидийским*4). Выдвинутая в свое время гипотеза о
принадлежности языка хеттских иероглифов к группе satam
в отличие от остальны х хетто-лувийских языков, являющихся
языками группы centum (Гельб и Бонфанте), д о сих пор яв­
ляется предм етом дискуссии: в основе этой гипотезы леж ат
спорные чтения слов «лошадь», «рог» и «собака», со о т в ет с т ­
венно — a su w a -, surna- и su w ana-. Так как интерпретация на­
чального согл асн ого, в х о д я щ его в эти слова сл огового знака
как s (по Гельбу s), за неимением других данных опирается
только на этимологические соображ ения, она пока не м ож ет
считаться окончательной и служ ить достаточны м основанием
для отнесения языка хеттски х иероглифов к группе satam .
Впрочем, В. В. Иванов, который принимает чтения asuw a-,
surna и suw ana-, тем не м енее счи тает, что они не даю т о с ­
нования вы делять язык х еттск и х иероглифов ср еди других
языков хетто-лувийской группы, — все языки этой группы
м огут рассм атриваться как ю жное продолж ение группы ин­
доевропейских диалектов, являющихся переходными м еж ду
языками centum и satam , потому что они с о д ер ж а т как
аномальные слова с ассибиляцией палатальных не только
п ер ед u ,s , но и в других позициях (например, х.-н. sa sa -
’ за я ц ? ’), так и аномальные слова, в которых ассибиляция пе­
р е д и не осущ еств л ен а (например, х.-н. zama(n)kur 'б о р о д а ’,
р одственное др .-и н д. smasru с тем ж е значением)**.

м Д а н н ы е хетто-луви й ски х язы к о в второй половины II ты сячелетия


д о н. э., лнкийского и лидийского, в н асто ящ ем очерке не п р и во д ятся (к р о ­
ме отдельны х л икий ских п а р ад и гм ), соответственную л и т е р а ту р у см. з
прилож ении 3, стр. 116.
65 В п олож ен ии перед другим и гласны м и проти воп оставл ен и е за д н е ­
язы чн ы х (в ел ярн ы х) и п ал атал ь н ы х н ей тр ал и зо ва л о сь в ан ато л и й ск и х я зы ­
к ах ещ е в дописьм енны й период.
66 С ущ ествует т а к ж е точка зрен и я (П о р ц и г), в соответстви и с к ото­
рой делен ие по линии c en tu m — sa ta m вообщ е не озн ач ает п ри нцип иаль­
ного р а зм еж е в а н и я язы к ов , т а к к ак это д ел ен и е не о т р а ж а е т д и ал ектн ого
членения в п ред ел ах индоевропейской язы к овой общ ности, а п ред став л яет
собой р езу л ьт ат б ол ее позднего в оздей стви я арийских язы к о в , р а сп р о с т р а ­
нявш егося с востока.

43
(no списку Лароша)
Чтения Чтения Чтения Чтения Чтения

Мериджи
Мериджи

Грозный
Jf знака

Грозный
Мериджи

Мериджи
Грозный
Грозный
Д л

знак

зн ак
Грозный
Мериджи

Гельб

зн а к
I t знак 4

Гельб
4s ^ I' 1 ^
«*> s §
1 1 41 1
s. t 4
209 0 a a a 210
13
a a a 376 t i i L 377 I i J3 i /9
f
e a Ч

329 f L+a j* 332 f i*a j* 329 <? ta' j* 329 ? La j* 105 \/ / и

k(aj ka ku
ku ku
си ku
434 а ? fa 423 448
H
ga f* gu
ha,
haг ha 196 Ж ha' ve he hi hi
215 ф ha
"и ?
4/3 G-b H
hi
ti te ke N*
100 ti ta ta tx 29 ta ' ta tx 41 ta t&2 di /72
'S
ti
V 3
ta di tu ki
90 г* da ta da
3/9
ft Si
66? Я pa pa pi 334 ha pa P(a)
© 6(a)
по <° ma ma ma 39/ nil mi me me
III
4/1 с na na ni 214 ■Ъч na' na' ne 395 id
in
nu nu? nu /S3 0^4 пи пи
37/*
/75 La La La 445 о La la' Le 278 ti ti Li ti
*383 ft
\ ri la?li> pu
383 r (П ra 328
pu?
sa' sa' s s(a) sa s' *(•), si sl s(a)
/74 ЙГ sa 415
S(U)
433 ft W
/04 m se

439 wa va wa 207 л ve, wx 432 w WL me wi


314* ve,n?
*383 fr kar ka'r> 103
8
ka n ka1» 290 <& har 389 т. tar tar?
ПРИЛОЖ ЕНИЕ 1 Б

Н О Р М А Л Ь Н Ы Й с и л л а б а р и й ПО ГЕ Л Ь Б У
(I. J . G e lb , H t t t i t e H i e r o g l y p h s , III, 1942)

н е i и

Гласные (Ь f* У t />
Носовые о ш t \

h 0 W £гт)

L рр
k/s d </|с>
f <$>

L о л
m 1111
а е
in in ш пи i
n с пи

p/d
я Ш
r 1 ® |
s
щг и 0 !
s W в <»
ш
1

t/d • б? t=u
w ofо
А Vv7
z(-ts)
Й 9
Слоговые знаки
с неизвестными чтениями
C\
'£ц| ® 1 Г
ПРИЛОЖ ЕНИ Е 1 В

Н О Р М А Л Ь Н Ы Й С И Л Л А Б А Р И Й ПО Л АР ОШ У
(Е . L aro c h e, Les h i6 r o g l y p h . e s h i t t i t e s , I, 1960)

a/e i и

Гласные 11 */e Д a ^ a t i \ l &


h ^ ha (D ha/he (jx) hi hu

k/g d ? ka/ga H ki <$> ku

t La <0 ia jiu V и О ta'/Lu

m ma mi ma Mil mi B S 'j & m u

n \ f na cl!= na С № jlj nu nu

p/b 1? pa/ha \ PL Ш pu

r \ ra f r i \ ra /ri ® ru

<гъ sa/s !\ sa/s Д SU

S,S sa © sa4

sa' Й sa5

t if tajda ta t ii ti (^ ? tn tu
tjd ^ ta A ti 8Ш tu

^ ta ta 4 ¥ ti

w ojo wa Ц wa
ПРИЛОЖ ЕНИ Е 1 Г

СПИСОК ХЕТТСКИХ И Е РО ГЛИ Ф И Ч ЕСК И Х ЗНАКОВ


П О Э. Л А Р О Ш У 1

1 2 3 4 5 6 7 в Э 10

11 12 1S 16 11 18 19 20

I. Знаки, изображающие части тела и одежду


•1. «Я», лог.; ф он. чт. a m u ; см. т а к ж е № 2.
2. «Я» (в ар и ан т п реды дущ его, в тран сл и тер ац и и — Я г).
3. Д ет. лица.
.4 . Д е т. имени ц а р я .
5. В озм ож но, не я в л я е т с я письменным зн аком .
6. «П О Ч И Т А Т Ь », лог.; фон. чт. неизв.
7. « Е С Т Ь (К У Ш А Т Ь )» , лог.; фон. чт. at-.
8. «П И Т Ь », лог.; фон. чт. и знач. неизв.
9. Л ог. г л а го л а ; ф он. чт. и знач. неизв.
10. I. « Ч Е Л О В Е К » , лог.; фон. ком пл. -ti/ta -; фон. чт. неизв.
II. «Г О Л О В А », лог., фон. чт. h a r m a h i 2.
11. ?
12. «СТАТУЯ, И З О Б Р А Ж Е Н И Е » , лог.; фон. чт. ta r u s a - .

1 С точки зрен и я Э. Л ар о ш а, ф онетически е зн ак и хеттской иероглиф ики


п р ед став л яю т со б о й преим ущ ественно о тк р ы ты е слоги ти п а «гласны й» и
ти п а «согласны й + гласны й»; о д н ак о они м огут им еть и н огда, кром е сло­
говы х, т а к ж е буквенны е чтения, н ап ри м ер зн ак и № 35, 383, 391, 402, 411,
434, а т а к ж е в единичны х случ аях м огут п р е д с та в л я ть собой зак р ы ты е сло­
ги типа «гласны й + согласны й», наприм ер зн ак и № 133, 421, и типа «со­
гласны й + гласны й + согласны й», нап ри м ер зн ак и № 13, 103, 247, 290, 367,
389, 451, и д а ж е ф иксирую т д в у с л о ж н ы е сочетания, наприм ер зн аки № 14
и 429. С пособность ф онетических зн ак о в хеттской иероглиф ики п еред авать
каки е-либо зв у ки или звук овы е сочетан и я, кром е слогов ти п а «гласный*
л л и « со гл а сн ы й + гл а с н ы й » , о с п ар и в ается И . Д ж . Г ельбом (см. выше
стр. 54).
2 Если л о го гр ам м а имеет более чем одно значение, д л я ее о б о з н а ч е ­
ния уп отреб л яется первое значение, нап ри м ер, д л я зн ак а № 10— Ч Е Л О В Е К ,
д л я зн ак а № 12 — С ТА ТУ Я, д л я зн а к а № 14 — П Е Р Е Д , д л я зн а к а № 45—
Д И Т Я , и т. д. (к с о ж ал ен и ю , в л и т ер а ту р е этот принцип в ы д е р ж и в а ет с я
не в с е г д а ). В слу ч аях , к о гд а разны е зн ак и имею т в к ач естве логограм м
оди н ак о в о е первое зн ачени е, то при т р ан сл и тер ац и и т ак и е зн ач ен и я с н а б ­
ж а ю т с я ин дексам и (к ак и чтения слоговы х зн ак о в -о м о ф о н о в ), например,
Я ; (знак № 1), Яг (зн а к № 2 ), Яз (зн а к № 19), И Д Т И (зн а к № 93),
И Д Т И 2 (зн ак № 95) и т. д. >

92
s f
1
> в <
м ю
о т
21 22 23 24 ■ 25 26 27 28 29 30

О
* % * £ t o
И Р

31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

«е А

* q p
П @ в» « 5

41 *“ 42 43 44 45 46 47 49 49 - 50

13. par.
Н . I. 1) « П Е Р Е Д » , лог.; фон. чт. р агап .
2) «С», лог.; фон. чт. рага.
II. р а г (а )
15. « Г О С П О Ж А » , лог.; фон. чт. неизв.
;16. Л и г.: № 1 5 + № 363.
« Ц А Р И Ц А » , лог. фон. чт. (в н ад п и сях из К а р к ем и ш а) h a su sa ra -.
Л7. « Ц А Р Ь » , лог.; фон. чт. неизв.
.18. Л и г.: № 1 7 + № 363.
« В Е Л И К И Й Ц А Р Ь » ; лог., фон. чт. неизв.
19. I. «Я ??» (в т ран сл и терац и и — Я з), лог.; фон. чт. неизв.
II. а.
20. Л и г.: № 1 9 + № 378.
Фон. чт. а + s = as- или az-.
21. Л иг.: № 1 9 + № 3 3 7 .
« Г Е Р О Й ? » , лог.; фон. чт. неизв.
22. « Г О В О Р И Т Ь » , лог. и дет.; фон. чт. неизв.
23. ?
24. I. «Г Н Е В », лог.; фон. чт. h a rs a la -.
II. h ar.
25. s ( i ) .
26. I. Л о г.; фон. чт. и знач. неизв.
II. п а 4.
27. « В О З Л И Я Н И Е » , лог.; фон. чт. s a rla -.
:28. I. «С И Л А », лог.; фон. чт. m u w a -.
II. « С И Л Ь Н Ы Й » , лог.; фон. чт. m u w a ta lla /i.
29. ta.
30. Л о г. гл а го л а ; фон. чт. и знач. неизв.
31.— 33. ?
34. «ЗА , П О З А Д И » , лог.; фон. чт. а р а ( п ) .
35. па, -п.
36. Л иг.: № 3 5 + № 378.
Л о г. г л а го л а ; фон. чт. и зн ач. неизв.
37.—(38. ?
39. I. « С И Л Ь Н Ы Й » , лог. и дет.; ф он. чт. неизв.
II. ta .
40. К у р си в н ая ф о р м а п реды дущ его зн а к а (чередуется с ta , X» 4 П .
41. I. « Б Р А Т Ь » , лог. н дет.; фон. чт. ta-.
II. ta .
4 2 .- 4 4 . ?

93
f 3 s Qc S = i f 'У * * 5 = £ С Ю I^ac
51 52 53 54 55 56 57 58 59 SO

Cj e z j 4 = i
I 8
61 62 63 64 65 66 67 70


72
Я
73
1
74
' Щ
75
D
76
%
77
о
J 5

45. Л и г.: р ука 3 + № 386.


I. «Д И Т Я », лог.; фон. чт. или фон. ком пл. (-)п а п а -.
II. «С Ы Н », лог. и д ет.; фон. чт. или фон. ком пл. (-)n a m u w a i-.
III. «Б Р А Т », лог.; фон. ком пл. -1а-; фон. чт. a tila-?
46. Л иг.: № 4 5 + № 17.
« П Р И Н Ц , П Р И Н Ц Е С С А » , лог.; фон. чт. неизв.
47. Л ог. неизвестного ти ту л а.; фон. чт. неизв.
48. ?
49. Л иг.: № 450 + № 29.
«В, В Н У Т Р И », лог.; фон. чт. a n ta ( n ) (антон им — a rh a, № 21 6 ).
50.— 54. ?
55. ni.
56. ka.
57. «П О Д », лог.; 1) с фон. ком пл. -ta; фон. чт. k a ta ? ;
2) с ф он. ком пл. -пап; фон. чт. аппап.
58. Л иг.: № 5 7 + № 378.
«С, Р Я Д О М С; С Р Е Д И ? » , лог.; фон. ком пл. -па; фон. чт.
неизв.
59. «РУ К А », лог.; фон. чт. a s a ta ra -.
60. Д е т. глагол ов дей ств и я.
61. ?
62. « Д Л И Н Н Ы Й , Д О Л Г И Й » , лог. и д ет.; фон. чт. ага-.
6 3 .-6 4 . ?
65. «К Л А С Т Ь , П О М Е Щ А Т Ь », лог.; фон. чт. tu w a -.
66. pi.
6 7 .-6 9 . ?
70. «Н А Д », лог.; фон. чт. неизв.
71,— 74. ?
75. № 41, повернуты й на 180°.
7 6 .-7 7 . ?
78. Л о г.; фон. чт. e ru ta /i-, знач. неизв.
79. I. « Ж Е Н Щ И Н А » , лог.; фон. ком пл. -ti-; фон. чт. неизв.
II. «М А ТЬ», лог.; фон. чт. или фон. ком пл. (-)n a ti-.
80. Л и г.: ниж няя п о л о в и н а тела + № 391.
Л ог. имени б о ж е ст в а S a rru m a , поздн. ф о р м а S a rm a .

3 З д е с ь и н и ж е курси вом вы делено н а зв а н и е п р ед м ета, и зо б р а ж а


го рисунком , п ре д с та в л яю щ и м собой письменны й зн ак, с и м вол или о р н а­
м ен тал ьн ы й м отив на п еч атях (см. выш е, стр. 51— 52).

94
I - Г

s> 82 S3 84 35 86 87 86 69 90

f & Vb ^ S = M £ >
91 92 93 94 95 96 37 98-1 , 98 2 99 100- 1, 100-2

101 102 103 104- 1, 104-2 105- 1 , 105-2 106 107 - 1 , 107-2 108 109 110- 1, 110-2

81. Л и г.: № 80 (упрощ . в ар и ан т) + № 383.


Л ог. имени б о ж е с т в а S a rm a .
$2. I. « П Р И Х О Д И Т Ь ? » , лог.; фон. чт. t a 6-?
II. «У С Т А Н О В И Т Ь », лог.; фон. чт. ta n u w a -.
III. ta 6.
83. Л о г. гл а го л а ; фон. чт. и знач. неизв.
84. ?
85. 1(a).
86. Л о г. г л а го л а ; ф он. чт. п зн ач. нензв. (« П Р О Х О Д И Т Ь ? » ).
87. ?
88. tu.
89. К урси в н ая ф о р м а п реды дущ его зн а к а ? tu (в поздп ехеттски х надпи сях)
90. I. «С Т У П Н Я , Н О ГА », лог.; фон. чт. p a ta -.
II. « И Д Т И , П Р И Х О Д И Т Ь » , лог., фон. чт. tiw a-.
II I. «Н Е С Т И », лог; 1) фон. чт. u sa -;
2) фон. чт. ира-.
IV. Д е т. нескольки х слов, зн ач ени е которы х неизвестно.
V. ti, te, ( ta ? ) .
91.— 92. ?
93. № 90, повернуты й на 180°.
«И Д Т И », лог. и дет. нескольких г л а го л о в д в и ж е н и я; фон. чт. неизв.
94. ?
95. « И Д Т И » (в тран сл и терац и и — И Д Т И г), лог.; фон. ком пл. -ta-, фон. чт.
неизв.
96. Л ог.; фон. чт. ta rp a /i-, зн ач. спорно («Т О П Т А Т Ь ?»).

II. З н а к и , и зо б р а ж а ю щ и е ж и в о т н ы х
97. ?
98. «С О Б А К А », лог.; фон. чт. su w a n a -? (чтение согл. s в ы зы ва е т сомнения,
см. № 448).
99. « Л О Ш А Д Ь » , лог. (с п ок азател ем логограм м ы , № 404); фон. чт. asuw a-
(чтение согл. s в ы зы вает сомнение, см. № 448).
100. I. «О С Е Л », (лог. с п ок азател ем логограм м ы , № 404);
1. фон. чт. ta rk a sn a -.
2. фон. чт. tu rla k a lisa -.
II. t a 4.
101 . ?
102. I. « (б о г) О Л Е Н Ь » , лог.; фон. чт. T u w a t-?
II. гй (черед уется с ги, № 412).
10 3 .1 - « (б о г) О Л Е Н Ь » (в т ран сл и терац и и — О Л Е Н Ь 2), лог.; ф о н ,,ч т /Т и -
' ■ \v a t- > R u w a t- (см. № 102). ‘ ;
II. гй {чередуется с № 102 И № 412).
; ц П К liar (черед уется с к а + г, см. № 315).
104. sa.
105. I. «Б Ы К » , Лог. (с. п о к а за те л ем л о гограм м ы , № 404); фон. чт. w a w a -
' и л и m va-.
IJ. Л ог. (с п о к а за те л ем логограм мы ,. № ’407); фон. чт. u su p a ta -, зн ач.
неизв.
, II I. U (w a), см. № 107.
106. Л ог,-им ен и б о ж е с т в а ; фон. чт. неизв.
107- Л и г ' № 391 + № 105.
. V ... m u w a , m u.
108., 1. «РО Г », лог.; фон. чт. su rn a -? (чтение согл. s вы зы вает сомнение, см.
№ 448), дет. слов «рог», «изобилие» и др. слов, зн ач ени е к оторы х не­
известно.
. II. sti. ;
109. Л о г. н аи м ен ов ан и я го р о д а М а л а т ь я ; фон. чт. неизв.
110. т а .
111. «О В Ц А », лог. (с п о казател ем л о гограм м ы , № 404); вер о ятн о е ф он-:
;чт. haw a-.
112. i4 (чередуется с I, N° 377).
113.— 114. ?
115. I. Л ог; и дет.; ф он. чт. ta p a , зйач. неизв.
II. Л и г.: № 1 1 5 + № 383. '
Л ог.; фон. чт. ta p a ra -, ta p a ri-, ta p r a - (ta p a ria - ’правл ен и е, в л ас ть ? ’.
:. v- ta p a ria li- 'п р ав и те'л ь?’).
'116,— 124, ?
1 2 5 . ii ; • ■
l? 6 : ?
127. Д в у г л а в ы й б р е л —-о р н а м ен та л ьн ы й м оти в н а печатях'.
128. I- Л ог.; фон. чт. нёизв. (второй з н а к в н аписании им ени богини Ку-
: п ап ы ). '
II. i6.
129. ?
130.— 132. Ф онет. зн ак и , чт. н е и з в /
133. аг.
134. К урси в н ая ф о р м а п реды дущ его з н а к а .
$
143 749 149 rso

f - f f . ® o § f
m

ш m {S3 1S4 m <m nr m m m

141. Ф он. зн ак , чт. н еизв.


1 4 2 .-1 4 3 . ЛЪг. иА'еН! ней звестн ы х б о ж е ст в ; ф он. чт. неизв.
144. П и сьм ен , зн а к ?
145.— 146. ?
147. П и сьм ен, зн ак ?
148. ?
■ ■ \
III. Знаки, изображающие растения
149. К о ло с — с и м вол б о га «Зерн о» (клиноп исн . dH a lk i).
150. Древй жизни — о рн ам ен тал ьн ы й м оти в н а п ечатях.
151. Л о г. имени с обств. T elipinu.
152. У прощ . ф о р м а п реды дущ его зн а к а ? « П роц ветан и е?» — сим вол н а пе­
чатях .
153. пй (черед уется с пи, № 395)
154. С и м в о л на п ечатях.
155. Гранат ор н ам ен тал ьн ы й м отив (? ) н а п ечатях.
156.— 159. ?
160. I. « В И Н О Г Р А Д Н А Я Л О З А » , лог.; ф он. чт. tu w a rsa -.
II. «В И Н О », лог.; ф он. чт. w ia n a-.
I I I . Д е т. слов, о б о зн ач аю щ и х п о н я т а я , связан н ы е с вином или вино-
■ дёлием .
1 6 1 ,-1 6 2 . ?
163. Л о г.; Д он. ком п л . -m u h a-, фон. чт. и зн ач. неизв.
164. ?
165; 1. « Д О Б Р Ы Й » , лог.; фон. чт. неизв.; дет. слов, обо зн ач аю щ и х благо-
при ятн ы е п о н яти я и действия.
' II! w a.
166. W&.
167.— 171. ? '
172. ti (чередуется с tf, № 319).
173. Лог>. титула сановника.
174. si.
175. la.
176. С им м етричны й в ар и ан т пред ы д ущ его зн ак а?
177. ?
178. Л и г.: № 1 7 5 + № 377.
la + i.
179. Дет. нескольких слов,'значение которых неизвестно.
180. ?

7 И. М. Дунаевская 97
D ЭД , ^ 3 8 ..
171' т 173 . 174 17S . . 176 177 178 , 179-1 1 7 3 -i’ 1»

(0) чш р ^ <5®? ^7 -О &£■ Q - ф


т ia k 181 . /^ f /5 5 /«6 1B7-t -1В7-2 188 489 1$0 .

Й . п W * I
« / 1 19г 193 194 195 196 191 ' 199

181. «ХЛЕБ», лог.; 1) фон. чт. turpi-.


‘ 2) фон. чт. или фон. компл. (-)irsa-.

IV. Знаки, изображающие явления природы


182. 1. «НЕБО», лог.; фон. чт. tapas- или tepas-.
II. «ЧАША», лог.; фон. чт. tapasa-?
183.— 185. ?
186. lu? j
187. ■Звезда с шестью лучами — символ или орнаментальный мотив на» !
печатях.
188. Звезда со множеством лучей — символ или орнаментальный мотив н а )
печатях. ^
189. Розетка — символ на печатях.
190. Крылатый диск —
. 1) орнаментальный мотив на рельефах и надписях;
2) «МОЕ СОЛНЦЕ», лог. царского титула; фон. чт. неизв.
3) в положении над двумя знаками № 18 («ВЕЛИКИЙ Ц А РЬ»), !
расположенными под оконечностями крыльев, составляет тра­
диционный царский картуш (или так называемую эдикулу) на :
надписях и печатях.
191. «СОЛНЦЕ», лег. (с дет. № 360); фон. компл. -wai/wata-. фон. чт.
неизв. . . ,
192. «ВОСТОК», лог. (иногда с дет. № 360), фон. чт. kisaiair.ii
193. I. «ЛУНА», лог. (с дет. № 360); обычно в виде лиг. с М» 391 ( m i),
фон. чт. Агша.
II. «МЕСЯЦ» (календарный), лог.; вероятное .фон. чт. arma-.
194.— 195. Символ на печатях.
196--I-«МОЛНИЯ», символ и лог. имени бога бури.
' II. ha (см. такж е № 199).
197. Лиг.: № 196 + № 278.
Лог. имени собств. jHattusili. у
198. Лог. имени божества;"фон. чт. неизв.; дет.
199. I. Символ и лог. имени бога бури (обычно транслитерируется B O rW .
фон. чт, — Tesup, и^и Tarhu-, или T atta(?)— зависят от времени
и территории, к которым относится печать или надпись.
II. ha.
200. Лиг.: № 199+неизв. знак.
«МОГУЩЕСТВО», лог.; фон. компл. -has; фон. чт, неизв. '
«ЗЕМЛЯ», лог.; 1) фон. чт. tashuw ar-(?)
■; , 2) фон. компл. -ti-; фон. чт. неизв.
Ш ИНА», лог.; фон. ком п л.-wari, фон., чт. неизв.

to
Ш . нескольких слов, значение которых неизвестно»
•cSSSpi ^ 0 г a i
ЛМ• аду , гвг - г г«з гм гоя т гт

ftv ЕЗЭ, ^ Чь= ф f


ги т . ;■ г/л г* г# гм

> A v i (f # 4 I
*..ям-> м -г & 2, . ггз «< ж ги ,г?7 т

202.—203. ?
204. wa
205. Л о г ,; фон. чт. atuna-; знач. неизв.
:206. Л ог. имени божества; фон. чт. неизв.
207. «ГОРА» + № 360.
Л и г .:
I. «ГОРА», лог. и дет.; фон. чт. неизв.
II. wa*.
208. ?.
509. I. а.
И. е.
5Ю. 3.
211. ?
212. «РЕКА, ВОДА», лог. и дет.; фон. чт. неизв.
213. ?
214. пй. „ ■ ■.
215. I. «ВОДОЕМ?» лог., входящая в написание имени соб. Suppiluliuma,
соответствует х.-н. lulija-? (см. № 322). ■
II. he, ha.
216. I. «ГРАНИЦЫ», лог.; фон. чт. arh(a)i-.
II. «С, ИЗ», лог.; фон. чт. arha (антоним — anta, № 49).
217.—220. ?
221. I. «ДОРОГА», лог.; фон. чт. harw ant-?
И. «ПОСЫЛАТЬ», лог.; фон. чт. harwana-.
222. ?
223. s(a)g.
224. ?

V. Знаки, изображающие постройки


223 ,1* «ГОРОД», лог. и дет., фон. компл. mina-; фон. чт. неизв.
I I . шй?
226. ?
227. Сочетание; 225 (иногда + № 383) + № 278.
Лог. имени соб. Mursili.
228. «СТРАНА», лог. и дет., пишущийся после наименования страны или
столицы; фот, чт. неизв.
229. Лиг.: № Ш + Мг 419.
230. tu*.
231. «КРЕПОСТЬ», лог.; фон. чт. h arn a s(a )i (plurale tantum ).
232 .-2 3 1 . ?
233. m e (=* № 391 ?).
234 —236. ?

at 232 233 234 235 236 237 231 23) 24$ '

а а д ь ^ ■'lo e?8 s
24t 242 243 244 245 246 247 241 249 2SB

Ц S i s m m 0 0 □- | ©
ts t 252 253 254 255 256 257 : 251 259 26»

237. «ВОРОТА (городские)», лог.; фон. чт. неизв.


238. «ВОРОТА (дворца)» (в транслитерации — ВОРОТА*), лог.; фовЗ
компл. -lana- (фон. чт. hilana-?).
239.—243. ?
244. «ПОСТРОЙКА», л о г . ; фон. чт. неизв.
245. «ЗДАНИЕ», лог.; фон. чт. tanata-.
246. «СТРОИТЬ», лог.; фон. компл. -ma/i-; фон. чт. неизв.
247. I. «ДОМ», лог. и дет.; фон. чт. рагпа-.
II. р&г.
248. Лиг.: № 247+ № 383.
раг(па).
249. Лиг.: № 360+№ 247.
«ХРАМ», лог.; фон. компл. -hata-, фон. чт. неизв.
250. Лиг.: № 363+ № 247.
«ДВОРЕЦ», лог.; фон. чт. неизв.
251. Вариант предыдущего знака?
252. Л иг.:№ 2 4 7 + неизвестный знак.
Лог. существительного, обозначающего специальное' помещение для
женщин; фон. компл. -tawana-; фон. чт. неизв.
253. ?
254. «ДВОРЕЦ» (в транслитерации — ДВОРЕЦг).
255. «АМБАР», лог. и дет.; фон. чт. karuna-.
256. ?
257. Дет. нескольких глаголов и существительных.
258.—260. ?
261. Лог. двух глаголов: 1) фон. компл. -taru-; фон. чт. и знач. неизв.
2) фон. компл. -tapa-; фон. чт. и знач. неизв.
262 —263. ?
264. «ОСНОВАНИЕ, ЦОКОЛЬ», лог.; фон. чт; humati-.
265. Лог.; фон. чт. или компл. (-)m inala-; знач. неизв.
266. ?
267. «СТЕЛА», лог.; фон. чт. wanai.
268. Дет. существительных, обозначающих изделия из камня.

VI. Знаки, изображающие оружие, орудия труда,


мебель и т. п.
269. «ВОЙСКО», лог.; фон. компл. -1а(л)-, фон. чт. неизв.
270.—272. ?
273. I, Лог. 1) фон. чт. w arpa; ; знач. неизв.
100
2) фон. чт. hutali-; глагол, знач. неизв.
II. Дет. глагола tupi- 'ударять’.
274. Лог.; фон. чт. и знач. неизв.
275. ?
276. Лог., при помощи которой пишется вторая часть ряда теофорных
имен; фон. чт. неизв. (по X. Г. Гютербоку — ziti, по Штейнгеру—
(h)a-ta, по X. Т. Боссерту— si-ta); Э. Ларош предлагает значение
«БРАТ».
2771. Лиг.: кинжал (?) + № 175.
Лог. (часть царской титулатуры), фон. чт. и знач. неизв.
278. И. ■
279. Лог. наименования чиновника; фон. чт. и знач. неизв.
280. I. «РАЗБИВАТЬ, СТИРАТЬ», лог.; фой. чт. или фон. компл. (-)wala-?
II. was.
281.—287. ?
288. «КОЛЕСНИЦА», лог.; 1) фон. чт. или фон. компл. (-)warina-?
2) фон. чт. или фон. компл. (-)kusa-?
289. «КОЛЕСНИЧИЙ», лог., фон. чт. ismanala-?
290. Лиг.: № 292+ № 383.
h& r=ha + r(a ).
291.-293.
294.. «ТРОН», лог.; фон. чт. asata r(a).
295. ?
296. Лиг.: № 294+№ 207.
Лог. наименования обожествляемой горы; фон. чт. неизв.
297.- Вариант предыдущего знака?
2 9 8 -«ТРОН» (в транслитерации— ТРОН2), вариант знака № 294, лог.;
фон. чт. неизв.
209. Курсивная форма предыдущего знака.
I. «СИДЕНИЕ» лог.; фон. чт. или фон. компл. (-)asa-.
II. as (а).
III. а.
300. «ПОТОМСТВО» (всегда в сочетании со знаком ti4, № 488), лог.; фон, ’
чт. или ф(5Н. компл. (-)ha-su??-;i
301. ?
302. «СТОЛ», лог.; фон. чт. неизв.
303. ? '
304. mas.
305. «ВЕРЕТЕНО#, лог;, фон. чт. или фон. компл. (-)satar(a )-.
306. hi.
307. hu (чередуется с hu, № 342).
ИИ
ги гяг газ Ш гз$ т V; Ш ш ш -г, гМ-2 зол

Р Я И f v Ш ^ • # ф
'“ з м 302 303 304 305 306 301 ЗОЙ .309 310

Т О €> 15 § , СЭ, f i 'f t А |


т . ’’З п 314' 3ii- ж ‘ 3 if зн-i зп-г 'sis h i-

308,—310. ?
311. Дет. нескольких существительных. •
312. I. «ЧЕЛОВЕК» (в транслитерации — ЧЕЛОВЕК*), лог.; ( = клинописи.
LD в титулах чиновников); фон. чт. неизв.
; II. С фонет. крмпл. -i, !№ 376, соответствует элементу -ziti в муж­
ских именах собств. ( = клинописи. -Lti-i).
313. Позднехеттская форма предыдущего знака.
V I. 1) «МУЖЧИНА», лог.; фон. компл. -ti.
2) «МУЖСКОЙ», лог.; фон. к ом п л .-tita.
IJ. Соответствует элементу -ziti в мужских именах собственных (ом.
предыдущий знак),
314. I. Дет. нескольких существительных.
II. ка.
315. Лиг.: № 314 + № 383. .
кй + г = каг; чередуется с ка + г, лиг. № 434 + № 383.
316. s ( a ) 7. ’ ;
> 3.17."? ■
318. Лог. имени божества Tesup-pa, всегда с фон. компл. -ра (=» кли-
нописн. TeSub).
319. t6/ti (чтение установлено на основании чередования со знаками ta*—
№ 100, ti — № 172 и, возможно, также ta — № 39; И. Д ж . Гельб
: предлагает чтение zi).
320. Предположительно (по X. Г. Гютербоку) — лог. с фон. чт. muwa;
при помощи этой лог. иногда пишется вторая часть ряда теофорных
• имен . (чередуется с более частым написанием при помощи зн а к а .
№ 107).
321. ? . ■■■. ' V v
322. «ЧИСТЫИ», лог.,‘ входящая в написание имени саб. Suppiluliuma, —
соответствует х.-н. suppi-? (см. № 215, 1). 4
323.—324. Варианты знака № 322 ?
(чередуется с tu, № 89). “ - . ;
I. «ПИСЕЦ», лог.; фон. чт. tuppala-. ■
ii. tu*. ,м ;
327. I. «ПЕЧАТЬ», лог.; фон. чт. sasai. ' . •■
II. sa5. Д'г.,
328. pu.
329. L Лог. относительногоместоимения (тран сли теркруй тсяО Т Й } «к
союзов, производных от него; фон. чт. hwa?
it.m ? ; ■ ■ ■ . 4 ;,.
3^0. «ВЫСЕКАТЬ», лог.; фон. >чт. hui?
331. I. «ПРАДЕД, ПРЕДОК», фон. чт. huha-.
II. М .
332. Вариант знака № 329 (в транслитерации — ОТН2) .

VII. Знаки, изображающие Сосуды


333. ? См. № 341.
33,4. ра.
335. 1.
336. I. «ГОД», лог.; фон. чт. usa-.
И. i5.
337. ? Тождествен предыдущему знаку?
338. Дет. глагола partuna-, значение которого неизвестно-
339. ?
340. ? Тождествен знаку .4® 336?
341. Дет. существительного atarrasama- 'мудрость’ и нескольких др. су­
ществительных, значение которых неизвестно.
342. hii.
343.—349. ?
350. Лиг. № 349 + № 311.
Лог.;, фон. чт. asharmi-.
3&1.—356. ?
357с Дет. причастия Ir(a)im i-, значение которого неизвестно.
358.. «ДЕНЬ», лог.; фон. чт. hali-.

VIII. З н а к и -с и м в о л ы 4
Зб&«фОГ\ БОГИНЯ», лог. и дет.; фон. компл. -па-, фон. чт. *masana-?,
361. ? ; , > д Ч
362. ma4. . .
•I.-S ВЕЛИКИЙ», лог.; фон. чт.urk--. {в "*Урр: ■''■ШтШ
'У ' собств. talmi.-); в лиг. с др. знаками, см., например, № 16; 18. 280.
II. u r(a ). ■
Э64,—365. ?
366. «ВСЕ, ВСЕ», лог.; фон. чт. tanami-.
367. tal (лиг. ta*? + li ?).
* Т. е. знаки, каким-то вторичным образом связанные с изображав*
мцм предметом, см. выше, стр. 52. •:
dbD ш
§ ff и t 2
Iff 351 353 354 355 зи 357 35» за sa

СИ) <гъ d © А
Jtl 362 363 364 36} 366 367 368 3 ts in

f t € D }п• \ t1 п1 ш <
б
т з // 1 /3 314 .1/5 JJS 37/ л /я JW JW

368. «ЗЛО, ЗЛОЙ», лог. и дет.; фон. чт. неизв.


369. «Ж ИЗНЬ», символ на печатях.
370. I. «БЛАГО, ЗДО РО ВЬЕ», символ на печатях.
II. (a)su.
371. I. «СУД, СУДЬЯ?», лог.; фон. чт. tar(a)w ana-.
II. tir .
372. «Ж РБЦ». лог.; фон. чт. неизв.
373:—375. ?
376. I. «ЭТОТ», лог.; фон. чт. i- или ki-?
II. i.
377. I.
378. Обычно в лиг. с др. знаками, см., например, № 20, 86, 58.
379: I. «ЗАПАД», дет. существительного apami- «запад» и глагола ашапа-,
значение которого неизвестно.
II. а4.

IX. Знаки, изображающие линии, цифры, геометрические


фигуры
380. «1», лог.; фон. чт. неизв.
381. ?
382.1 Дет. нескольких существительных.
383. Так называемый «шип».
I. Дет. лица (в позднехеттских надписях перед муж. и жен. име­
нами собств.).
II. + ra /ri/r; + ta /ti; всегда в лиг. с др. знаками,см.,например,№ 115.
248, 290, 315.
384. «2», лог.; фон. чт. t(u)w a-?
385. ?
386. Употребляется в надписях Нового хеттского царства, где графиче­
ская функция этого знака не выяснена, и в позднехеттских над­
писях — в качестве словоразделителя.
387. mi (чередуется с mi, № 391).
388. «3», лог.; фон. чт. tara/i- или tra/i-.
389. Лиг. № 388 + № 383.
t&T или tra.
390. «ГОСПОДИН», лог.; фон. компл. -anna или -папа-.
391. I. «4», лог.; фон. чт. неизв.
II. mi, т а , т .
382. «5», лог.; фон* чт. неизв;

т
II 0£b 1C
re 111
\ A\ ic UK ;lu
1 0
381 *82 383 385 3 8 6 -1 , 3 86-2 387 388 '■389 390

III inm ii innmii —


till и •Ш1ШШ IIHill ‘ О

391 392 393 . 394 395. 396 397 ; 39 8 399 • 400

f ■ n
OO
О V Iv9°
00 m u 0 'DC
401 . 402 403 404-1, 404-2 ' 405 406 407 408, 409 410

А й I о <$>

393. «8», лог.; ф он. чт. неизв;


3 9 4 :.?
395. I. «9», лог., фон. чт. nuvira-?
II. nu.
396. ?
397. «10», лог.; ф он. чт. неизв.
398. ?
399.. «100?», лог.; фон. чт. неизв.
4 00. «1000?», лог.; фон. чт. неизв.
401. ?
402. I. Л о г. и д ет.; ф он. чт. и, зн ач. н еизв.
II. s a 4, s 4 (ч е р е д у ю т с я £ sa, № 41 5 ).
463. ?
4Щ: П о к а за т е л ь л огограм м ы (п од зн а к а м и № 99, Л00, 103,’ 105, 111).
406. ? .v ; '
4 0 ? .-П о к а з а т е л ь л огограм м ы (п од зн а к а м и № 105, 269, 331, 379 и др.)
4 0 8 — 400. ? .
410. П о к а за т е л ь л о го гр ам м ы в п оздн ехеттск и х надпи сях.
411. I. n a , -rij (черед уется с n a, № 35, и с n i , № 214).
If. ni ?
412. ru.
413. hi (чередуется с ha, № 196, и с h e /h a , № 215).
414. Л ог. т и ту л а ; ф он. комп.п. -1а; фон. чт. и знач. неизв.
415. sa, s. •
416. Л о г. первого сл о в а, в ход ящ его в им ена собственны е и.а д е ч а т я х Н о ­
в о го & ^ттского ц а р ств а.
417.— 418. I
. 419. I. Л ог.' т и ту л а чи новника?
.И. m i (черед уется c-m i, № 391)

105
t>n<

ев
О S3
445 446 447

A & А & 4
455 45 6 457

S f r # i о ! f? g д
•М/ r' 462 463 464 465 466 467 468 46) fc

420. Д е т. перед сущ ествительн ы м w a sh a -.


421. u s (чтение u s засв и д ет е л ь ст в о в ан о т о л ь к о в имени S a + u s-k a ).
422. ?
423. ku.
4 2 4 .-4 2 8 . ?
429. ta n a — второй зн а к в написании н а зв а н и я A ta n a ( w a ) , его фон. чт.
п о д тв е р ж д ае тс я вар и ан то м написания A - ta 4-na-.
4 3 0 .-4 3 1 . ?
432. zu.

X. Знаки неясного харак тера

433. sa (чередуется с sa, № 445, и sa, № 104).


434. ка. к.
4 3 5 .-4 3 8 . ?
439. I. w a. (й ).
II. wi ?
440. О рн ам ен тал ьн ы й м отив или сим вол на печатях.
441 — 444. ? -
445. I. 1а, И, 1и (соответствует Ila, Hi, Ни в клинописны х п а р а л л е л я х ).
II. 1а, И (чередуется с 1а, № 175, и li, № 278; возм ож н о, тож д еств ен
зн ак у № 186, lu ? ).
446. ki.
447. I. «К, С ( 0 С Т О Р О Н Ы )» , лог.; фон. ком пл. -w an; фон. чт. неизв.
II. п а 5.
448. sii? (согласны й в ы зы ва е т сом н ен ие).
449. В ар и ан т п реды дущ его?
4 5 0 . З н а к -з а п о л н и т е л ь 5, тр ан сл и тери руется при помощ и а п о стр о ф а ( ’).
451. hur.
4 5 2 .- 5 6 1 . ?
4 6 2 . р а ??
463. ?
4 6 4 . Л о г.; фон. чт. h a ta m a -; знач. неизв.
4 6 5 .— 471. ?
4 7 2 . Л о г.; фон. чт. m a s a ri-; знач. неизв.
473. ?

5 См. вы ш е, стр. 48 и 62.

106
У. Ь б Я т V й
4'7! 472 473

f О $> ^ R
481 482 483 484 485 486 487 488 489 490

< Ж ®) Д A ^ ^

491 ■.. 492 493 4 9 ‘J 495 -196 49 7 ‘

474. Л о г.; фон. чт. w a s a n a s a -; зн ач. неизв.


475. ?
476. Л ог.; фон. чт. и зн ач. неизв.
477. Л о г.; фон. чт. и зн ач. неизв.
478. Л иг.: № 4 7 7 + № 311.
Д е т. п еред п р и лагател ьн ы м k u tu p ili- (эпитет ж ертвен н ой оицы ).
4 7 9 .-4 8 7 . ?
488. ti4 (черед уется с ti/ta , № 90).
489,— 493. ?
494. О рн ам ен тал ьн ы й м отив?
495. ?
496. Л ог. ц ар ск о го ти тул а?
497. ?
ПРИЛОЖ ЕНИ Е 1 Д
АЛФАВИТНЫЙ СЛИСОК ЛОГОГРАММ (ПО ЛАРОШ У)«
А М Б А Р , 255 Ж Е Н Щ И Н А , 79 П Р А Д Е Д , 331
Б Л А Г О , 370 Ж И З Н Ь , 369 П Р Е Д О К , 331
Б О Г , Б О Г И Н Я , 360 Ж Р Е Ц , 372 ПРИНЦ, П РИ Н Ц ЕС­
Б О Л Ь Ш О Й , 363 ЗА , 34 С А , 46
Б Р А Т , 45 ЗА П А Д , 379 П Р И Х О Д И Т Ь , 82, 90
Б Р А Т Ь , 41 З Д А Н И Е , 245 П Р О Х О Д И Т Ь ?, 86
Б Ы К , 105 З Д О Р О В Ь Е , 370 Р А В Н И Н А , 201
В, 49 З Е М Л Я , 201 Р А З Б И В А Т Ь , 280
В Е Л И К И Й , 363 З Л О , З Л О Й , 368 Р Е К А , 212
В Е Л И К И Й Ц А Р Ь , 18 И Д Т И , 90, 93, 95 Р О Г , 108
В Е Р Е Т Е Н О , 305 И З , 216 РУ К А , 59
В И Н О , 160 И З О Б Р А Ж Е Н И Е , 12 Р Я Д О М С, 58
В И Н ОГРАДНАЯ Л О ­ К, 447 С, 14, 58, 216
З А , 160 К Л А С Т Ь , 65 С И Д Е Н Ь Е , 299
В Н У Т Р И , 49 К О Л Е С Н И Ц А , 288 С И Л А , 28
В О Д А , 212 К О Л Е С Н И Ч И Й , 289 С И Л Ь Н Ы Й , 28, 39
В О Д О Е М , 215 К Р Е П О С Т Ь , 231 С О Б А К А , 98
В О З Л И Я Н И Е , 27 Л У Н А , 193 С О Л Н Ц Е , 191
В О Й С К О , 269 Л О Ш А Д Ь , 99 СО С Т О Р О Н Ы , 447
В О Р О Т А , 237 A U T b , 79 С Р Е Д И ? , 58
В О Р О Т А , 238 М Е С Я Ц , 193 СТА ТУ Я, 12
В О С Т О К , 192 М О Г У Щ Е С Т В О , 200 С Т Е Л А , 267
В С Е , В С Е , 366 М О Е С О Л Н Ц Е , 190 С Т О Л , 302
В Ы С Е К А Т Ь , 330 М У Ж С К О Й , 313 С Т РА Н А , 228
Г Е Р О Й ?, 21 М У Ж Ч И Н А , 313 С Т Р О И Т Ь , 246
Г Н Е В , 24 Н А Д , 70 С Т У П Н Я , 90
Г О В О Р И Т Ь , 22 Н Е Б О , 182 С У Д , С У Д Ь Я ? , 371
Г О Д , 336 Н Е С Т И ?, 90 С Ы Н , 45
Г О Л О В А , 10 Н О ГА , 90 Т О П Т А Т Ь ?, 96
Г О Р А , 207 О В Ц А , 111 Т Р О Н , 294, 298
Г О Р О Д , 225 (б о г ) О Л Е Н Ь , 102, 103 У С Т А Н О В И Т Ь , 82
Г О С П О Д И Н , 390 О С Е Л , 100 Х Л Е Б , 181
Г О С П О Ж А , 15 О С Н О В А Н И Е , 264 Х РА М , 249
Г Р А Н И Ц Ы , 216 П Е Р Е Д , 14 Ц А Р И Ц А , 16
Д В О Р Е Ц , 250, 254 П Е Ч А Т Ь , 327 Ц А РЬ, 7
Д Е Н Ь , 358 П И С Е Ц , 326 Ц О К О Л Ь , 264
Д И Т Я , 45 П О Д , 57 ЧА Ш А , 182
Д Л И Н Н Ы Й , 62 П О З А Д И , 34 Ч Е Л О В Е К , 10, 312
Д О Б Р Ы Й , 165 П О М Е Щ А Т Ь , 65 Ч И С Т Ы Й ?, 322
Д О Л Г И Й , 62 П О С Т Р О Й К А , 244 ЭТОТ, 376
Д О М , 247 П О С Ы Л А Т Ь , 221 Я, 1, 2, 19
Д О Р О Г А , 221 П О Т О М С Т В О , 300
ЕСТЬ, 7 ПО ЧИТАТЬ, 6

1 Ч исло после за п я т о й обо зн ач ает № зн а к а .

108
П РИ ЛО Ж ЕН И Е 2
ОБРАЗЦЫ ХЕТТСКИХ ИЕРОГЛИФИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ
А. Надпись из Рестана (к югу от Хамы), IX в. до н. э.

Фотография (I. J. G e lb , H i t t i t е H i e r o g l y p h i c M o n u m m t s , LXVII, 47)

Автография (по Гельбу): I. J. Oelb, H ittite H iero g lyp h ic


M onuments, LXVII, 47
ТРАНСЛИТЕРАЦИЯ (ПО ЗНАКАМ)
1. Я-m i U + r( a ) - h i- li- n a P a r ( a ) - ta - s ( a ) [flH T H (-)n a ]-m u -w a -i-s (a ) a-m
-tu-wa-naCTPAHA Ц А Р Ь '- w a 2. i-n (a ) Г О Р О Д + m i-n a -n (a ) Я C T PO -
И Т Ь + m i- h a i-p a -w a )С ТЕЛ А ( w a -n a -i BO r(H H H )Pa-ha-la-tl-a П Р И Х О Д И Т Ь '
-n u -h a -a

СЛИТНАЯ ТРАН СЛИ ТЕРА ЦИЯ

Я-m l (Jr(a )h ilin a P a r ( a ) ta s ( a ) flH T H (-)n a m u w a is(a ) amatuwanaCTPAHA


Ц А Р Ь '- w a in (a ) Г О Р О Д -т 1 п а п (а ) Я С Т Р О И Т Ь -m iha i(n )-p a -w a С Т ЕЛ А
w a n a i BO r(№ W )PahaIatia П Р И Х О Д И Т Ь -nuha

ПЕРЕВО Д

Я У рхилина, сын П а р ты , в ам атск ой (стр ан е) ц арь; этот город я построил;


эту стел у (богине) П а х а л а т и я у стан ови л (?)

ПРИМ ЕЧАНИЯ

Я — лог., фон. чт. a m u ; слово, с которого обы чно начи наю тся хеттские ие­
роглиф ические надпи си ; к а к п равило, им еет при себе эн кли тики (-mi,
m i-a, -w a-m i и д р .).
-m i — эн кли тическая м естои м ен н ая частица.
U rh ilin a — им. пад. ед. ч. (без оконч.), им я соб. ц аря страны А м ату
(совр. Х а м а ), соврем ен н и ка ассирийского ц аря С а л м а н а с а р а III
(859— 824).
Д И Т Я — лог. и дет.; в зн ачени и «сын» им еет фон. ком плем ент или фон. чт.
(-)n a m u w a i-. (-)n a m u w a ls — род. п ад. ед. ч.; nam u w ai-, общ . р.
a m a t u w a n a — д ат. пад. ед. ч.; a m a tu w a n a — л р и л . с суф ф . -w a n a-, о б р а ­
зую щ им им ена, прои зводн ы е от топоним ов, — « а м а т ск а я (с тр а н а )» ;
A m a tu — н а зв а н и е поздн ехеттского ц а р ст в а.
С Т Р А Н А — лог. и дет., которы й став и тся после н азв ан и я страны или с то ­
лицы.
'w a — эн кли тика или к ом п л екс энклитик. П ервы й элем ен т р а сс м ат р и в ае т ся
Л ар о ш ем (зн а к № 450) к а к чисто граф и ческий (« зап о л н и тель» ), о т ­
сю да условн ое обозначен ие — М е р и д ж и ч и тает соответственны й
зн а к а и о т о ж д е с тв л я е т с х.-н. пи 'и ’; (-)w a — по Л а р о ш у —
части ц а прям ой речи, по М ерид ж и — сою з, соединяю щ ий п р е д л о ж е ­
ни я.
Тп— .вин. пад. ед. ч. у к азат ел ь н о го м естоим ения Г - ’эт о т ’.
Г О Р , О Д - т т а п — вин. п ад . ед. ч.; лог.; фон. ком пл. -m ina-; фон. чт. неизв. ,
С Т Р О И Т Ь -m iha — 1 л. ед. ч. прош . вр. гл а го л а «строить»; лог.; фон. ком пл.
-m a/i-; фон. чт. неизв.
i ( n ) - p a - w a — сочетание вин. пад. у к аз. м естоим ения I (п п еред согласны м
не о б о зн ач ае т ся) с ком плексом эн к ли ти к (-ра — сочинит, сою з)
) С Т Е Л А ( — лог.-дет. п еред ф онет. написанием слов а «стела»; ) ( — по­
к а з а т е л ь логограм м ы ,
w a n a i — им.-вин. п ад. ед. ч.; w a n a i ср. р., «стела».
Б О Г ( И Н Я ) — дет. п еред именем б о ж ества.
P a h a la tia — д ат. п ад. ед. ч.; P a h a la ti — им я соб. богини, сем ит. B a 'a la t.
П Р И Х О Д И Т Ь - n u h a — 1 л. ед. ч. прош . вр. гл а го л а ta n u w a - 'у с та н о в и ть, д о ­
стави ть, за с т а в и т ь устан о в и ть’ (? ); (? ); написание П Р И Х О Д И Т Ь -
n u h a вместо П Р И Х О Д И Т Ь -n u w a h a (-и- вм есто -u w a — ч асто е я в ­
ление, см. выш е, стр. 63 ).
Б. Надпись из Эркилета (к сев. от Кайсери), V III в. до и. э.

.А втограф и я (по Г е л ь б у ): I. J. G elb, H ittite H ie rogly p h ie M onum ents,


X X X V II, 21
111
ТРАН СЛИ ТЕРА ЦИЯ (П О ЗН А К А М )
а ) по си лла б а р и ю Г ель б а
1. Г-w a ’ a - la - n ( a ) ИМЯ COB.’A -s (a ) .t u - w a - s u - s ( a ) tu -t(e )
2 . T -p a-w a-te ni k i-a -s (e )- h a s a -n i-a -ta

б ) no си лла б а р и ю Л арош а
1. i-wa a-la-n(a) ИМЯ C OB.A -s(a)-tl-w a-su-s(a) I ( tu-ta4
2. i-p a -w a -ta 4 ] ( na I ( O T H -a - s (a )- h a I ( sa -n a -a -ti

СЛИТНАЯ ТРА Н СЛИ ТЕРА Ц И Я

I ( n ) - w a a la n ( a ) A s ( a ) t i w a s u s ( a ) t u t( a )
I (n )-p a -w a - ta n a O T H -a s (a )h a s a n a t i

П ЕРЕВО Д

Э тот пам ятн и к устан о в и л А сти васус; (пусть) никто его (т. е. п ам ят
н и к) не у с т р а н и т (? )!

ПРИ М ЕЧА Н И Я

in , -w a — см. п ри м ечани я к п реды дущ ем у тексту,


a la n — вин. пад. ед. ч.; a ia -, общ . р., вид п ам ятн и к а.
Н а к л о н н а я черта в а вто гр аф и и — дет. имени собств.
A s tiw a s u s — им. п ад . ед. ч.; A stiw a su - имя собств.
— с л о в о р азд ел и тел ь.
tu ta — 3 л. ед. ч. прош . вр.; tu w a -/tu — 'к л ас ть , пом ещ ать, у с т а н а в л и в а т ь ’1
-ра — см. п ри м ечани я к преды дущ ем у тексту.
-ta — эн кли ти ч еская ч а сти ц а не м естоим енного х а р ак т ер а , зн ач ени е неясно;
по-видим ом у, соотв етств ует х.-н. части ц е л окати вн ого х а р а к т е р а -кап,
у п отреб ляем ой в присутствии гл а го л а д в и ж е н и я (Л а р о ш ),
па — отрицание.
O T H -a s — относи тельное местоимение; п рав и л ьн ость чтения зн а к а , условно»
о б озн ач аем ого О Т Н , н у ж д а ет с я в доп олн ительн ом п о д тв е р ж д ен и и ,
см. выш е, стр. 76; с суф ф иксом -ha — неопределенн ое м естоим ен ие —
O T H -a sh a 'к т о -н и б у д ь ’; с отри ц ан и ем : n a O T H -a sh a — 'н и к т о ’,
s a n a ti — 3 л. ед. ч. н аст, вр.; sa n a - 'у с тр а н и т ь, с в а л и т ь’(?)
БИБЛИОГРАФИЯ

I. История и культура хеттов


1. Gurney О. R., T h e H i t t i t e s , London, 1954.
2. Goetze A., K l e i n a s i e n (2. neubearbeitete Auflage), Miinchen, 1957 (библио­
графия в начале разделов и в подстрочных примечаниях).
3. Иванов В. В., О ч е р к истории и к у л ь т у р ы хеттов, — в популярной книге
по истории хеттологии: Керам К. В., У з к о е у щ е л ь е и черная г о р а ,
перевод с немецкого Л. Ф. Вольфсон, М., 1962.

М. И здания и исследования хеттских иероглифических


памятников

а ) Н адписи
4. M e S sersch m id t L., Corpus inscription um hettiticaru m, — « M itte ilu n g e n der
v o rd e ra s. a g y p t. G es.», 5. J a h r g a n g , № 4— 5, 1900; E rs te r N a c h tra g —
7. J a h r g a n g № 3, 1902; Z w e ite r N a c h t r a g — 11. J a h r g a n g , 1906.
5. «C ornell E x p e d itio n to A sia M in o r a n d the A ssy ro -B a b y lo n ia n O rien t,
T ra v e ls a n d S tu d ie s in the N e a re r E ast» , Ith a c a , N ew York, 1911.
6. H o g a rth D. G., W o o lley L. C., B a r n e tt R. D„ Carchemish, I., L ondon, 1914;
Carchemish, II, L ondon , 1921; Carchemish, II I, L o n d o n , 1952.
7. A n d ra e W ., H ettitische ln sc h rifte n auf Bleistreifen aus A ssur, — «W iss.
V eroff. d e r D eutsch. O r.-G es.», № 46, 1924.
8. M e rig g i P., D ie l a n g ste n Bauin schriften in <hethitischen» H ieroglyphen
nebst G lossa r zu sam tlichen Texten, — « M itteil. d e r v o rd e ra s.-a g y p t.
G es.», B d 39, 1934.
9. G elb I. J., H it t it e H ie rog lyphic M o n u m en ts, «The U n iv . of C h icag e O rie n ­
ta l In s titu te P u b lic a tio n s» , V ol. 45, 1939 (с о д е р ж и т полны й список
н адпи сей, найденн ы х д о 1939 г. с б и бл и ограф и ей ; в н астоящ ее вре­
мя список и б и бл и ограф и я дов ед ен ы д о 1960 г., см. Е . L aroche, ни*
ж е, № 2 8 ).
10. H ro z n y В., L e s inscriptions h ittite s hieroglyphiq ues, vol. 1— 3, — «M ono-
g ra fie A rc h iv u O rie n ta ln ie h o » , I, 1933— 1937.
11. B o ss e rt H . Th., Die phonizisch-hethitischen B ilin g u en v o m K a r a t e p e , —
«O riens», vol. 1, 1948; vol. 2, 1949, «A rchiv O rie n ta ln i» , vol. 18, 1950;
« Ja h rb . fiir K lein as. F orsch.», Bd 1, 1950— 1951, B d 2, 1952— 1953;
«M nem es c h a rin . G e d e n k sc h rift P. K re tsch m e r» , Bd 1, W ien, 1956.
12. M e rig g i P ., L a b ilin g u e di K a ra te p e in c a n a n e o e g e ro g lific i etei,— «A the­
naeum », v o l. 29, 1951; см. то го ж е ав т о р а — B ila n cio della prim a

1 В п р е д е л ах каж дого р а зд е л а п ри нят хронологически й порядок.

8 И. М. Д унаевская 113-
m e ta della bilingue e teocan anea di K a r a te p e e le isc rizioni d i B o y b ey -
pinari, — «Acm e, A n n . d e lla F ac. di F ilo s. e L e tte re d ella U n iv . S ta ta le
di M ilano», vol. 4, 1951; L e p rim o f o to g ra f ie e la contin uazione d e ll*
bilingue di K a ratepe, — « S tu d i O rie n t, in o n o re di G io rg io Levi d ella
V ida», vol. 2, 1956.
;'13. M e rig g i P., L e iscrizioni storiche in e te o g e r o g l if i c o , — « S tu d i class,
e or.», vol. 1, 1953.

б) Печати
14. H o g a rth D. G., H ittite S e a ls, O xford, 1920.
15. G iiterbock Ы. G., S i e g e l aus B o g a z k o y , Teil I, II, «A rchiv fur O rie n t-
forsch.», B eiheft 5, 1940, B eiheft 7, 1942.
16. G elb I. J. в кн. G o ld m a n H., E xc avation s at Gozlii Kule, T a rs u s, vol. 2,
P rin c eto n , 1956.
17. L aro ch e E., D oc u m e n ts hieroglyphiq ues h ittites provena nt du palais
d ’Ugarit. — в кн. S c h a effe r C. A., U garitica, III, P a ris, 1956.

III. Д еш иф ровка хеттских иероглиф ов и систем а хеттекой


иероглифической письменности
18. F rie d ric h J., E n tzifferun g sgeschich te der hethitischen H ie ro glyp hen-
schrift — «Die W elt a ls G eschichte», S o n d e rh e ft 3, 1939 (история д е ­
ш иф ровки по 1939 г. с би блиограф и ей; см. т а к ж е ниж е, № 26, 28).
19. G iiterbock Н. G., см. вы ш е, № 15.
20. G elb I. J., H ittite H ie rogly p h s, III, — «The U n iv er. of C h ica g o O rie n ta l
In s titu te S tu d ie s in A n c ien t O rie n ta l C iv iliza tio n » , № 21, 1942 (б и б л и о ­
гр аф и я, определени е чтения зн ако в н орм ал ьн ого си л л аб а р и я , очерк
грам м ати к и и таб л и ц а зн ак о в норм ал ьн ого с и л л а б а р и я ).
21. B o ss e rt Н. Th„ Ein hethitisches K o n i g s s i e g e l , — « In s ta n b u le r F o rsch u n -
gen», Bd 18, 1944.
22. G iiterb o ck H . G., Die B e d e u tu n g der B ilin gu is v o m K aratepe fiir die Ent-
ziffe ru n g der hethitischen H ieroglyphen,— « E ran o s. A cta philol. Sue-
cana», vol. 48, 1949.
23. G elb I. J., The C o n trib u tion of the N e w Cilician Bilingu als to the D e ­
cipherment of H ie ro g ly p h ic H ittite, — «B ib lio th eca o rie n ta lis» , J a a r-
g a n g V II, № 5, 1950; см. т а к ж е вы ш е, № 16.
24. A lp S., Zur L e s u n g v o n manchen P er sonenn a m en auf den hieroglyphen-
hethitischen S i e g e l n und Inschriften, — « A n k a ra U n iv e rsite si D il ve
T a rih -C o g ra fy a F a k iilte si y a y in la rin d a n » , № 65, 1950.
25. F rie d ric h J., Zur L e s u n g der hethitischen Bilderschrift, — «A rchiv O rien-
ta ln i» , vol. 21, 1953.
26. B a rn e tt R. D., K ara te pe, The K e y to the H ittite H ieroglyphs, — « A n a to li­
a n S tu d ies» , vol. 3, 1953 (история д еш и ф ровк и по 1953 г. с с о о тв е т ­
ственной би б л и о гр аф и ей ).
27. F rie d ric h .Т., E n tz iffe ru n g verschollener Schriften und Sprachen, B erlin.
1954 (см. т а к ж е на русском я з ы к е — Ф ридрих И., Д е ш и ф ро вка з а б ы ­
тых письменностей и языков, перевод и предисловие И. М. Д у н а е в ­
ской, М., 1961).
28. L a ro c h e Е., Les h ie ro g ly p h e s hittites, P re m ie re partie: L ’ecriture, P a ris,
Г960 (полный сп и сок надписей, н айденн ы х до I960 г., с библиограф и ей,
полный список зн ак о в с би блиограф и ей к к а ж д о м у зн аку , таб л и ц а
зн ак о в н орм ал ьн ого с и л л аб а р и я, о б щ а я х а р ак т ер и с т и к а хеттекой
иероглиф ики и д р .) . П ри и спользовани и следует учесть рецензии:
G elb I. J., — « L a n g u a g e » , vol. 38, № 2, 1962; M itte lb e rg e r H „ — «Die
Sp rach e» , Bd 8, 1962; K a m m e n h u b er A . , — « O rie n ta lia » , vol. 32, 1963.
29. G elb I. J., A S t u d y of Writing, 2 ed., C h icag o , 1963.

114
HO. M itte lb e rg e r Н ., Z u r S c h r e i b u n g u n d L a u t u n g des H ieroglyph en h eth i-
tisch en , — «D ie S p ra c h e» , Bd 10, 1964.

IV. Списки знаков хеттской иероглифики


:tl. M e rig g i P., L i s t e s d e s h i e r o g l y p h e s h i t t i t e s , — «R evue h ittite e t asiani-
que», vol. 4, 1937, стр. 69— 114, 157— 200 (особенно стр. 76—96, 173—
l 85).
32. G iiterbock H . G., S i e g e l a u s B o g a z k o y , Teil II (см. выш е, № 15),
стр. 84— 104 (список зн ак ов, в стречаю щ и хся на п е ч а т я х ).
33. L aroche Е., L e s hieroglyph.es h ittites , I (см. вы ш е № 28 ), стр. 1— 245.
34. M e rig g i P ., H i e r o g l y p h i s c h - h e t h i t i s c h e s G l o s s a r (см. ни ж е, № 36),
стр. 181— 237.

V. С ловари
35. M e rig g i P., G l o s s a r , — « M itteii, d e r v o rd e ra s.-a g y p t. Ges.», Bd 39, 1934
(см. вы ш е, № 8, в то р ая ч асть ).
36. M e rig g i P., H i e r o g l y p h i s c h - h e t h i t i s c h e s G l o s s a r , zvveite, v o llig u m gearbei-
tete A u fla g e, W iesb ad en , 1962. П ри использовани и с л е д у е т учесть з а ­
м ечания и д оп олн ен и я: Н. M itte lb e rg e r, B e m e r k u n g e n z u M e r i g g i s
h i e r o g l y p h i s c h - h e t h i t i s c h e m G l o s s a r , — «D ie S prache», Bd 9, 1963.

VI. Грамматики язы ка хеттских иероглиф ов

37 G elb I. J. H i t t i t e H i e r o g l y p h s , III (см. выш е, ,N"2 20).


38. M e rig g i P., S c h i z z o d e l l a d e c l i n a z i o n e n o m i n a l e d e l l ’e t e o g e r o g l i f i c o , —
«A rchivio g lo tto lo g ic o Ita lia n o » , vol. 37, 1952; vol. 38, 1953.
39. M itte lb e rg e r H., S t u d i e n z u L a u t - u n d F o r m e n l e l i r e d e s H ie r o g l y p l i e n -
h e t h i t is c h e n ( D i s s . ) , W ien, 1961.

VII. Д р у ги е хетто-лувийские языки

а) Хеттский-неситский язы к
40. F rie d ric h J., H e t h i t i s c h e s E l e m e t i t e r b u c h , 1. Teil, K u r z g e f a f h e G r a m m a t i k ,
Z w eite v e rb e ss e rte u n d e rw e ite rte A u fla g e , H e id elb erg , 1960 (см. так ж е
перевод на русский язы к первого и здан и я этой книги — И . Ф ридрих,
К р ат кая г рам мат и ка хеттского я з ы к а , перевод и вступительная
с та ть я А. В. Д есн ицкой, М., 1952).
41. И в ан о в В. В., Хеттский я з ы к , М оск ва, 1963.
42. F rie d ric h J., H e t h i t i s c h e s W o r t e r b u c h , H eid elb erg , 1952; I. E rg a n z u n g s-
h eft, H e id elb erg , 1957; 2. E rg a n z u n g s h e ft, H e id elb erg , 1961; 3. E rg e n -
z u n g sh e ft, H e id e lb e rg , 1966.

б) Л у в и й с к и й язы к
43. L aroche E., D i c t i o n n a i r e d e l a l a n g u e l o u v i t e , P a ris , 1959 (с очерком
г р а м м а т и к и ).

в) П а ла й ск и й язы к
4 4 . K a m m e n h u b er A., D a s Palaische: T exte und W ortschatz, — «R evue h ittite
et a sian iq u e» , vol. 17, 1959.

8* 115
45. K a m m e n h u b er A., E sq u isse de g r d m m a ir e palalte, — « B u lle tin de la Socie-
te de lin g u istiq u e de P a ris» , vol. 54, 1959.

г) Л и к и й ски й я зы к
46. P e d e rse n H., L ykisch und Hittitisch — «D et K gl. D an sk e V id e n sc ab e rn es
S elskab, H ist.-filo l. M ed d elelser» , vol. 30, 1945.
47. T ritsc h F. J., Lyciart, Luwian and H ittite , — «A rchiv O r ie n ta ln b , vol. 18,
1950.
48. G u sm a n i R„ C on c o rda n ze e d isc ordan ze nella jle ssio ne nom inate del licio
e del luvio, — « R e n d ic o n ti d ell’Is tilu to L om bardo», vol. 94, 1960.
49. H o uw ink te n C a te Ph. H. J., The L u w ian populatio n g ro u p s of L ycia and
Cilicia A sp e ra d u r in g the H ellenistic period, L eiden, 1961 (с очерком
ликнмском г р а м м а т и к и ).

д) Л и д и й ски й язы к
50. G u sm an i R., L yd isc h e s Wortcrbuch, H e id e lb e rg , 1964 (с очерком грам м а
т и к и ).

e) К арийский я зы к
51. Ш еворош кнн В. В., И сследования по деш иф ровке карийских надписей,
М., 1965.

ж) О бщ ие работы
52. M e rig g i P.. I t t it o е lin gue micrasiatiche: lo s t a t o attu ale delle ricerche,—
«A tti del S o d a liz io G lo tto lo g ico M ilan e se » , vol. 2, supp., 1950.
53. F rie d ric h J., Z u m V e rw a n dtsch aftsve rh a lth is von Keilhethitisch, L uvisch,
Palaisch und Bildhethitisch, «M nem es c h arin . G e d e n k sc h rift P . K retsch-
m er», Bd 1, W ien, 1956.
54. K am m e n h u b er A., Zur hethitisch-luvisc hen S prach gru ppe, — « Z e itsc h rift
fur v e rg le ic h e n d e S p ra c h fo rs c h u n g a u f dem G ebiete d e r in d o g e rm a n i
schen S p ra c h e n » , B d 76, 1959.
55. L aro ch e E., C o m p ara ison du lo uvite et du lycien, — « B u lle tin de la So-
ciete de lin g u is tiq u e de P a ris» , vol. 53, 1958; vol. 55, 1960.
56. K a m m e n h u b er A., Zur S te llu n g d e s H ethitisch-Luvischen innerhalb der
In dogermanischen Gemeinsprache, — « Z eitsc h rift fu r v e rg le ic h e n d e
S p ra c h fo rs c h u n g a u f dem G ebiete d e r in d o g e rm a n is c h e n S p ra c h en » ,
Bd 77, 1961.
57. N e u m an n G., Untersuchu ngen zu m W eiterleben hethitischen un d luvischen
S pra ch gu tes in hellenistischer und rom ischer Zeit, W ie sb a d en , 1961.
58. M e rig g i P., A nato lisch e S a t z p a r t ik e in , — «R evue h ittite e t asian iq u e» ,
vol. 21, 1963.
59. Ш еворош кин В. В., Малоазийские я зы ковы е параллели, — сб. «Э тим оло­
гия», М., 1965.
60. И в а н о в В. В., Общеиндоевропей ские, праславянские и анатолийские
языковые системы (сравнительно-типологически е о ч ер к и ), М., 1965.
Дополнение
П осл е сд ач и д ан н о го очерка в печать оп уб ли кованы , но у ж е не смогли
бы ть учтены сл ед у ю щ и е в аж н ы е раб о ты :
1) M e rig g i P., M an uale di eteo geroglifico , P a rte I: G ra m m a tic a , Rom a,
1966, « In c u n a b u la G ra ec a » , vol. X III (со д ер ж и т р а зд е л ы , посвящ енны е
письменности, м орф ологи и и си н т ак с и с у ); P a r te II. T esti — la serie — I testi
neo-etei рш о m en o com pleti, R om a, 1966, « In c u n a b u la G ra ec a » , vol. XIV
(со д ер ж и т н аи бол ее сохранн ы е хеттск и е иероглиф ические надписи, с н аб ­
ж ен н ы е подробны м ком м ен тарием учебн ого и иссл едовател ьского х а р а к ­
т е р а ).
2) « A ltk le in a sia tisc h e S p rach en » , — « H a n d b u c h der O rie n ta lis tik » , 1. Abt.,
Bd 11.2, L eiden, 1968 (со д ер ж и т в числе других, на стр. 1.19— 427, очерки
хеттского-неситского, п ал ай ск ого и л уви й ского язы ков, а т а к ж е я зы к а х етт­
ских и ерогли ф ов — н азы в аем о го в дан н о м издан ии лувийским иерогли ф и­
ч е с к и м ,— п р и н ад л еж ащ и е А. К ам м ен хуб ер, кром е того, очерки ликийского
я зы к а [Г. Н ой м ан] и лиди йского [А. Х ойбек]).

СПИСОК СОКРАЩЕНИИ

а кк. — акк ад ск и й фон. чт. — ф онетическое чтение


д ет. — д е тер м и н ати в х.-н. хетт.-нер. — я зы к хеттских
д р . инд. — древнеинди йски й иероглиф ов
и.е. — индоевропейский х.-н., хетт.-нес. — хеттский-несит-
кл. — клинописны й ский
лиг. — л и гат у р а *— восстан о в л ен н ая ф орм а, р е а л ь ­
лид. — лидийский но пе за св и д ете л ь ств о в ан н ая
лик. — ликийский > — переходит в
лог. — л о го гр ам м а < •— происходит из
л ув. — лувийский / — или
неизв. — неизвестно ( ] •— читается
п ал . — п алай ский [ ] — (в т р ан сл и тер ац и и ) п о в р е ж ­
хурр. — хурритски й денное м есто в тексте
ф о н . зн а к — ф онетический зн ак ( - ) — ф онетическое чтение или
фон. ком пл. — ф онетический к о м ­ фонетический ком племент
п лем ент
П еречень наименований к карте (по А. Г етц е)
(номера в перечне соотв етств у ю т номерам на к ар те)

В порядке номеров

1 Сипил, 2— К араб ел, 3— Б ейкёй , 4— Я гры , 5— И флатунпы - пекчур, 44 — К ётю кал е, 45 — И зги н , 46 — Э льбистан,
нар, 6— Кёйлютолу.^ 7— Ф азилер, 8— Г яв у р к ал е, 9— А л а д ж а- 47 — М ал атья (А р с л ан те п е ), 48 — С иркели, 49— И ск ен д ер о н ,
хю кж , 10— Б э г а з к ё й , 11— К а р га , 12— Алиш архю ю к, 13— Кир- 50 — М араш , 5 1 — К арабурчлу, 52 — Зиндж ирли, 5 3 — Ис -
ш ехир (М а л к ая), 14 — Ч алап вердн , 15 — Карабурун, 1 6 — С и­ лахие, 54 — С а к ч а гё зю , 5 5 — Г ази ан теп , 56 — Ч агды н ,
л ас, 17 — Т о п ад а, 18 — Э м иргази, 1 9 — К ы зы л д аг, 20 — Ма - 57 — С ельги н , 58 — К ю рдж оглу, 59 — С ам сат, 60 — Бэй-
халы ч, 2 1 — А н давал , 2 2 —• Б зр , 25 — Б ул гарм аден , 2 4 — И в- бейпынары, 61 — Б и редж и к, 62 — Д ж е р аб л у с , (К аркем иш ),
р и з , 25 — Б ахче, 2 6 — Э гри кёй , 27 — Э ркилет, 28— А сар- 63 — Т елль А хмар, 64-— Д ж е к к е , 65 — Х алеб (А леппо),
чик, 29 — Т еки рд ерб ен т, 30 — К ю льтепе, 3 1 — С ултанхан, 66— Т елль Т а 'и н а т (А н та к ья ), 67— Т ел л ь А ч ан а, 68— К а л 'а т
32 — Э г р е к , 33 — Ф рактин, 34 — Т асчин , 35 — Х аньери, эль-М уди к (А пам ея на О рон те), 69— Хама (Х ам ат), 7 0 — Р е с ­
3 6 —-И м ам кулу, 3 7 — К урубел, 38 — Каракую , 39 — Х ав уз- тан, 7 1 — К ар ат еп е, 72 — Э рзи ндж ан (А л тьш теп е)
к ёй , 40 — Гюрюн, 4 1 — П а л ан га , 42 — Д а р ен д е , 43 — И с-

В п о р я д к е ал ф а ви т а

А л адж ахю ю к— 9, А л иш архю ю к— 12, А н давал — 21, А сар- К ю рдж оглу — 58, М а л атья (А р с л ан те п е )— 47, М араш — 50,
чик — 28, Б ахче — 25, Б ейкёй — 3, Биредж ик — 61, Б э г а з - М ахалы ч — 20, П а л а н г а — 41, Р е с та н — 70, С а к ч а гё зю — 54,
кёй — 10, Бэйбейпы нары — 60, Б ip — 22, Б у л г а р м а д е н — 23, С а м с а т —-59, С ельги н — 57, С и в о е — 16, С и п и л — 1, С и рк е­
Г явуркал е — 8, Г ази ан теп — 55, Гюрюн — 40, Д ар ен д е — 42, л и — 48, С у л т а н х а н — 31, Тасчин — 34, Т е к и р д е р б е н т — 29,
Д ж е к к е —-64, Д ж ер аб л у с (К аркем иш ) — 62, З и н д ж и р л и — 52, Т елль А х ч а р — 68, Т елль А чана — 67, Т елль Т а 'и н а т (А н ­
И вриз — 24, И з г и н — 45, Имамкулу — 36, И с к е н д е р э н — 49, т а к ь я ) — 66, Т опада — 17, Ф ази лер — 7, Ф рактин — 3 3, Х а-
И слахие — 53, И с п е к ч у р —-43, И ф латунпы нар — 5, К а л 'а т в у з к ё й — 39, Х алеб (А леппо)— 65, Хама ( Х а м а т )— 69, Х ань-
эл ь-М уди к (А пам ея на О рон те) — 68, К арабел — 2, К араб у­ ерн — 35, Ч агды н — 56, Ч а л а п в е р д и — 14, Э г р е к — 32, Э г ­
р у н — 15, К а р а б у р ч л у — 51, К аракую — 38, К а р а т е п е — 71, р и к ё й — 26, Э льбистан — 46, Э м иргази— 18, Э рзи н дж ан (А л -
К арга — 11, К ёйлю толу — 6, К ё т ю к а л е — 44, К у р у ё е л — 37, ты н тепе) — 72, Э ркилет — 27, Ягры — 4.
Кирш ехир (М а л к а я ) — 13, К ы зы л даг — 19, К ю льтепе — 30,
СОДЕРЖАНИЕ

От р е д а к ц и и .............................................................................. . . 5
, От автора....................................................................... ......................................... 8
■ I. Введение ................................................................................................... 9
у Н; И с т о ч н и к и ............................................................................................ 18
. ■ Время и территория распространения хеттских иероглифических
памятников ............................................................................................ 18
Обзор хеттских иероглифических п ам ятн и к о в............................ 27
Публикация хеттских иероглифических памятников; материалы,
связанные с изучением письменности и языка хеттских иерог­
лифических памятников ....................................................................... 32
JII. П и с ь м е н н о с т ь ............................................................................................ 34
История дешифровки хеттекой иероглифической письменности . 34
Происхождение хеттекой иероглифической письменности . 44
Система хеттекой иероглифической письменности............................ 47
,fV. Краткий очерк я з ы к а .............................................................................. 57
1. Письмо и ф он ологи я..................................................................................... 57
2. М о р ф о л о ги я ................................................................................................... 64
И м я .......................................................................................................... 64
Словообразование ............................................................................... 64
Основы имени...................................................................................... 64
Суффиксы производных именных о с н о в ................................... 66
Склонение ............................................................................................ 68
М е с т о и м е н и я ..................................................................................... 71
Личные м естоим ения....................................................................... 71
Притяжательные м е с т о и м е н и я ................................................. 73
Указательные м е с т о и м е н и я ......................................................... 73
Относительные и вопросительные местоимения..................... 76
Ч и с л и те л ь н ы е .............................................................................. . . 77
Глагол .............................................................................. 78
С л о в о о б р а з о в а н и е ................................................................ . , 78
Основы г л а г о л а ................................................................ . 78
‘ Суффиксы производных основ г л а г о л а ............................ ...... 79
Удвоение корня ..................... . . . . . 79
' ■ ' . С п р я ж е н и е .....................................................................................! 80
. Глагольные и м е н а ....................................................................... ....... 83
Ч а с т и ц ы ..................................................................................... 84'
!' Наречия-послелоги-лревербы............................ ...... . . . . 85
V; З а к л ю ч е н и е ...................................................................... . •. 88 '■
.П р и л о ж е н и я ............................................................................................
I А. Чтения фонетических знаков, предложенные до 1939 г. 89
1 Б. Нормальный силлабарий (по Гельбу) 90.
t, В. Нормальный силлабарий (по Ларошу) . . . . 91
1 Г. Список хеттских иероглифических знаков (по Ларошу): 92
L Д. Алфавитныйсписок логограмм (по Ларошу) . . , 108 .
2. Образцы Хеттских иероглифических текстов. 109,
’■ •' А. Надпись из Рестана . . . . . . . 109 ■
■ Б. Надпись из Эркилета .. . :. . ............... 11У
БибЛ)ография . ................................... 113:
Список сокращ ен и й . .у, . . . . ; . . . ПГ
'^ а р - т а р а а м е щ ^ н я н ахо док х е тт ск и ^ .'"иероглифических цам ят-
никой :■ . •. . . .. . 118'
Список опечаток

Стр. Напечатано Следует читать

61 1 св. БОГИНЯ Кирара (-ha) БОГИНЯКирара (_ha)


110 2 св. [ДИТЯ (-)haj
110 27 сн. род. пад. [ДИТЯ (-) hi]
112 11 им. пад.
сн. tuwa-/tu—
tuwa-ytu-
—с ловора зделитель
112 12 сн. / ( — слово —
117 12 сн. Leiden, 1968 разделитель
Leiden, 1969

Вам также может понравиться