Вы находитесь на странице: 1из 249

ПРОГРАММА ОБНОВЛЕНИЕ ГУМАНИТАРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИИ

А. Б. ЛЕОНОВА, О. Н. ЧЕРНЫШЕВА

ПСИХОЛОГИЯ ТРУДА И ОРГАНИЗАЦИОННАЯ


ПСИХОЛОГИЯ:
СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ
РАЗВИТИЯ

Хрестоматия.

МОСКВА
РАДИКС
1995
ББК 88.4 Л 47
Рецензенты:
Климов Е.А. - профессор, доктор психологических наук Донцов А,И. -профессор, доктор
психологических наук
Данное издание представляет собой авторскую работу» вошедшую в число победителей в
открытом конкурсе «Гуманитарное образование в высшей школе», который проводится
Государственным комитетом РФ по высшему образованию и Международным фондом
«Культурная инициатива».
Конкурс является составной частью программы «Обновление гуманитарного образования в
России».
ISBN 5-86463-046-2
©А,БЛеонова,О.Н.Чернышева, составление, 1995
©Радикс, 1995
© П-В.Вирячев, Н.Б, Кучерова, оригинал-макет, 1995

ПРЕДИСЛОВИЕ

Предлагаемая вниманию читателя хрестоматия посвящена основным направлениям психологии


труда и организационной психологии, которые разрабатываются западными исследователями в
течение последних двух десятилетий. Ситуация, сложившаяся в области прикладных
исследований трудовой деятельности в отечественной психологии, требует восполнения пробела в
такого рода знаниях, который особенно остро ощущается в настоящее время. С одной стороны,
интересы практики и осознание обществом важности проблем, связанных с профессиональной
деятельностью человека, стимулируют интенсивное продолжение прикладных психологических
исследований, с другой - отсутствие систематической публикации, новых учебников,
фундаментальных руководств, методических пособий затрудняет ориентацию и мешает
качественной подготовке специалистов. Это прежде всего касается издания работ современных
западных исследователей, которые в русских переводах появляются сравнительно редко, чаще
всего фрагментарны и не отражают всего спектра ведущихся разработок. При подготовке
настоящей хрестоматии мы попытались хотя бы частично устранить этот дефицит.
Термин "психология труда и организационная психология" звучит для нас несколько непривычно.
В отечественной психологии круг прикладных проблем, связанных с анализом трудовой деятель-
ности, соотносится с такими дисциплинами, как психология труда, инженерная психология и
эргономика. В то же время на Западе "психология труда и организационная психология" - это
общеупотреби-мый термин (иногда он, правда, выглчдит как "индустриальная и организационная
психология", но суть дела при этом не меняется).
Организационная психология возникла в50-х-60-х годах на стыке традиционной психологии труда
и социальной психологии, когда в поле зрения специалистов "по человеческому фактору" стали
все чаще попадать проблемы, связанные с рассмотрением работы человека в рамках целостных
организаций - промышленных предприятий, разного рода служб и учреждений. К середине 70-х
годов в компдексе психологических наук о труде фактически произошло разделение на две
самостоятельные области: собственно инженерную психологию и эргономику, рассматривающую
прежде всего систему отношений "чеяовек-техняка", и ее более "гуманизированную ветвь" -
психологию труда и организационную психологию, придающую большее значение
психологическим особенностям действующей личности и ее взаимоотношениям с окружающими,
С того времени психология труда и организационная психология начала
приобретать и свои собственные институциализированные формы, были утверждены
соответствующие квалификационные требования и ученые степени, организованы первые
профессиональные ассоциации, стали выпускаться специализированные научные периодические
издания. Конечно, описанное подразделение тематики достаточно условно, примером тому
является содержание ряда из представленных в хрестоматии статей.
Однако традиционные инженерно-психологические и эргономические подходы, обогащенные
идеями индивидуально-психологической ориентации и организационного взаимодействия,
открыли новые перспективы в изучении трудовой деятельности, особенно важные на этапе ее
кардинальных преобразований - уходу в прошлое тяжелых форм физического труда и широкому
распространению информационных технологий.
При отборе материалов для хрестоматии мы хотели дать развернутую панораму исследований,
проводившихся в конце 70-х и 80-х годах, которые заложили основы и задали ведущие
направления экспериментально-прикладным разработкам, в рамках которых ведется обсуждение
соответствующих проблем и в наши дни. Это определило приоритеты в выборе статей. Прежде
всего, предпочтете отдавалось обзорным и методологическим работам, в которых, нарзду с
фактологией, обсуждаю!:ся концептуальные схемы анализа тех или иных вопросов, применяемый
понятийный аппарат и возможные формы их методической реализации, приводятся примеры
конкретных прикладных и экспериментальных исследований, а также описание методических
процедур, используемых в целях анализа и оптимизации труда.
При подготовке хрестоматии мы обратились к работам наиболее известных авторов и/или
пользующихся авторитетом в научном мире исследовательских групп, продолжающих работать и
в настоящее время и имеющих высокий индекс цитирования в современной литературе. Кроме
того, статьи и фрагменты из книг выбирались из наиболее солидных изданий, включенных в
обязательную программу подготовки студентов по специализации "психология труда и орга-
низационная психология" в большинстве западных университетов. Это позволяет нам надеяться*
что в хрестоматии отражен некоторый "сухой остаток" знаний из обширной области эмпирических
исследований, проводившихся в течение нескольких десятилетий и выдержавших испытание
временем.
Хрестоматия состоит из пяти разделов, соответствующих общей логике анализ а трудо вой
деятель н о ста человека:
-описание теоретико-методологических подходов, применяемых на уровне анализа целостной
деятельности (Раздел L "Теория, методы и практика анализа трудовой деятельности");
- анализ факторов, присущих содержанию трудовых процессов, которые влияют на надежность и
эффективность поведения чело-века (Раздел 2. "Характеристики и динамика трудовых процес-
сов");
- характеристика причин и условий, провоцирующих возникновение отклонений в процессах
обеспечения нормальной жизнедеятельности работающего и несущих угрозу для физического и
психического здоровья человека (Раздел 3. "Работа, стресс и здоровье");
- осмысление значимости индавиодально-психояогических и личностных факторов,
определяющих отношение трудящегося к своей работе и особенности групповых взаимодействий
(Раздел 4, "Психология профессионала: индивид, личность, группа");
- анализ возможностей применения психологических знаний в новых сферах профессиональной
деятельности, связанных с распространением "информационных технологий" (Раздел 5, "Развитие
новых технологий и организационная психология").
Безусловно, такая схема представления материала хрестоматии не охватывает всего многообразия
существующих подходов и конкретной проблематики, разрабатываемой в данной области.
Некоторые из традиционных вопросов, например профессиональный отбор, производственное
обучение, специальная подготовка, организация рабочих мест и пр., в явном виде не отражены в
заголовках статей, хотя контекстуально они анализируются в целом ряде предлагаемых работ.
Кроме того, существует и некоторая "размытость" границ между работами, помещенными в
разные отделы, С одной стороны, это естественное следствие сложности и взаимосвязанное^
различных аспектов рассмотрения "человека в труде'\ при котором анализ одного фактора с
неизбежностью требует упоминания и осмысления других причин и возможностей. С другой
стороны» в этом проявляется неразработанность концептуального аппарата, общепринятой тер-
минологии и устоявшихся методических схем, которые затрудняют проведение четеого,
систематизированного описания. В частности, это касается употребления термина "стресс" -
одного из наиболее генерализованных и общеупотребимых понятий в западной прикладной
психологии, обращение к которому неожиданно встречается в самых разных контекстах и
отражает скорее существование некоторых важных реалий, нежели степень его детализированной
проработки.
Общее впечатление, возникающее после прочтения большинства включенных в хрестоматию
работ, вызывает ощущение некоторой "знакомости" - тот же интенсивный методологический
поиск, попытки обобщения и концептуализации, конфронтация мнений и острые
терминологические дискуссии, которые доминируют и в работах отечественных авторов. Многие
из предлагаемых подходов и методических решений также отчетливо перекликаются с тем, что
было сделано или делается "у нас. Нам представляется, что в этой возможности "узнавать",
синтезе "знакомого" и "нового, обогащенном иной эмпирией и опытом исследовательских
традиций, состоит главная ценность представленных материалов. Не проведение упрощенных
противопоставлений типа "у нас" - "у них", "хорошо - плохо", "знакомо - незнакомо, а обеспечение
возможности сопоставить, оценить, самостоятельно проанализировать существующие позиции и
мнения являлось основной целью нашей работы. В этом видится тот реальный прирост знаний,
который может дать более глубокое проникновение в суть и содержание исследований наших кол-
лег на Западе.
Нередко в статьях, особенно обзорных, читатель встречается с обсуждением, казалось бы,
посторонних вопросов, касающихся развития человека в раннем детстве и воспитания в семье, его
поведения в обычных житейских ситуациях, общих мировоззренческих установок, оказания
психотерапевтической помощи и пр. Иногда удивляет и непривычная для научной стилистики
работ форма изложения материалов. Однако все это не случайность, а отражение той интенсивной
работы, которую ведут исследователи на протяжении последнего десятилетия по обогащению
содержания главного объекта изучения - работающего человека. Не абстрактный оператор, а
живой» действующий человек ежедневно приходит на реальное рабочее место, привнося все
богатство своего индивидуального опыта, стремлений и установок в социально-
регламентированшле рамки трудовых ситуаций. Поэтому предпринимаемые попытки включить в
область научного анализа все это многообразие проявлений и индивидуальных особенностей
является необходимым шагом на пути создания жизнеспособной практической психологии.
К ним следует отнестись со всем вниманием и совместно с авторами попытаться увязать их с
традиционной проблематикой психологии труда и инженерной психологии.
В хрестоматию включены частично сокращенные и адаптированные переводы статей и отдельных
глав из книг, изданных на английском языке, с сохранением авторского характера изложения,
формы обсуждения данных и цитирования литературы. Но по своему содержанию и
направленности она отличается от типичного сборника научных статей. Во-первых, как уже
отмечалось, в нее включены работы известных специалистов, в которых кристаллизируется
накопленный за десятилетия опыт становления психологии труда и организационной психологии
как самостоятельной дисшшлины. Читатель может познакомиться с развернутым обоснованием
концепций, понятийного аппарата и описанием методических средств, которые, в силу своей
распространенности в текущей литературе, часто упоминаются в чрезвычайно сжатом виде и
используются как нечто само собой разумеющееся, не требующее специальных комментариев и
расшифровки. Во-вторых, сохраненные стиль и форма авторитетных публикаций дают примеры
принятых в настоящее время во всем мире норм подготовки научных работ, способов ведения
дискуссий, форм обработай и представления эмпирических данных. Это обстоятельство также
представляется весьма полезным для подготовки будущих специалистов, особенно если учесть
относительную "новизну" использования методов количественной обработки данных и
психометрических средств в отечественной прикладной психологии. В-третьих, в каждой работе
почти полностью сохранен перечень литературных источников, к которым апеллировали авторы.
Помимо требования точности, необходимой во всякой научной публикации, мы исходили и из
других соображений, сохраняя эти обширные перечни. Внимательное прочтение списка
литературы представляется весьма полезным делом, и не только потому, что задает опредеден-ные
нормы обращения к работам и цитирования других авторов. На фоне отсутствия в отечественных
библиотеках систематической подборки специальных книг и западной научной периодики это
позволяет составить представление о более широком круге авторов, наиболее известных трудах по
кавдому конкретному вопросу, названиях основных специальных журналов я других формах
активной научиой жизни, в которых будущие специалисты смогут принять участие. Кроме того, в
заголовках публикаций отражена та "живая" терминология, которая характеризует ключевые
моменты в той или иной постановке исследуемых проблем.
Все вышесказанное позволяет нам надеяться, что подготовленная хрестоматия в какой-то мере
составляет ориентировочную основу в той области знаний, которая сейчас называется
психологией труда и организационной психологией.
Хрестоматия предназначена, в первую очередь, для студентов и аспирантов, специализирующихся
в прикладных отраслях психологии, эргономики, физиологии и гигиене труда. Ее материалы могут
быть использованы в общих курсах по психологии труда, инженерной психологии» социальной
психологии, эргоношяси, организации производства и менеджмента, а также при проведении
специальных семинаров и практических занятий в рамках указанных дисциплин.
При отборе материалов для хрестоматии мы ориентировались на проект общеевропейской
университетской программы по подготовке психологов труда и организационных психологов,
разработанный ENOP (Европейская сеть по Психологии труда и организационной психологии).
Мы искренне признательны членам этой организации - профессорам Бернарду Вштеру, Шарлю де
Волффу, Питеру Дренту, Роберту Ру за ценные советы и присылку оригиналов текстов,
отобранных для перевода.
В работе над переводами текстов принимали участие сотрудники факультета психологии МГУ,
профессионально занимающиеся соответствующей научной проблематикой: нх. Бурмистров ИЗ,,
м.н.с. Евсикова Н.И., м.н.с, Журбина Е.Э., к-п.н. Капица М.С., к.п.н. Кузнецова А.С, д.п.н. Леонова
А,Б., кл.н. Мдивани М.О., н.с. Нитра-Хов А.А., к,п,н. Солнцева Г.Н+, дл.н. Стрелков КХК,, м.н,с,
Френки-на ЛЗ., кл1.н, Чернышева О.Н* Кроме того, мы выражаем глубокую Признательность
сотрудникам лаборатории психологии труда факультета психологии МГУ Бельшпсину А.А,,
Бурмистрову И.В., Кузнецовой А.С, Френкиной Л.Э, за большую помощь, оказанную при
подготовке рукописи к печати.

Леонова А.&, Чернышева О.Н.

РАЗДЕЛ I

ТЕОРИЯ, МЕТОДЫ И ПРАКТИКА АНАЛИЗА


ТРУДОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Питер Дж. Дрент,


Хенк Тиерру,
Паул Дж. Уиллемс,
Шарль де Волфф

ЧТО ТАКОЕ ПСИХОЛОГИЯ ТРУДА И ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ПСИХОЛОГИЯ?


Психология труда и организационная психология как наука
Психология труда и организационная психология является научной дисциплиной, которая
занимается изучением поведения работающих людей и тем, как они выполняют деятельность в
рамках определенных организационных структур, или организаций. В таком определении
выделяются два аспекта: сама трудовая деятельность (или работа) и функционирование в
организации. Может показаться, что первый аспект в большей степени ассоциируется с
психологией труда, а второй - с организационной психологией и что поэтому они как бы связаны с
двумя отдельными дисциплинами, различающимися областью исследований. Однако можно
привести много аргументов в пользу объединения их в единую научную область. Конечно,
термины "психология труда" и "организационная психология" можно использовать независимо, но
объекты их изучения все равно будут в значительной степени пересекаться. В общем смысяе
термин "психология труда31 применяется, когда акцент ставится на особенностях индивида как
детерминантах поведения (склонности, мотивация, отношения и др.), тогда как в организационной
психологии первостепенное внимание уделяется характеристикам организационных структур. Но,
по мере развития исследований, стало совершенно очевидным, что существуют всевозможные
формы взаимодействия между этими двумя группами детерминант и поэтому их четкое
разграничение невозможно.
Область исследований в психологии труда и организационной психологии формировалась на
протяжении длительного пути ее развития. Она объединяет большое число научных работ,
имеющих одну общую черту: все они связаны с миром труда и деятельностью профессиональных
организаций.
Конечно, психология труда и организационная психологая является психологической
дисциплиной, но попытка найти ей место среди традиционно выделяемых отраслей в этой области
остается весьма проблематичной. Duijker с соавторами (1958) предложили упорядоченную и
широко распространенную классификацию отраслей психодогической науки, различающую
ориентацию на изучение элементарных функций, социального поведения, различных форм раз-
вития, исследования личности и, наконец, методов организации исследовании. Нам кажется, что
психология труда и организационная психология недостаточно хорошо вписывается в описанную
классификацию. Она охватывает элементы из каждой категории, выделяемых Duijken
В эргономических исследованиях акцент ставится на анализе элементарных функций, в работах по
профессиональному отбору используются многие теории личности, исследования карьеры и про-
фессионального роста обычно базируются на данных теории развития, в работах по лидерству
широко применяются теории социального поведения. Более того, психология труда и
организационная психология не может быть метко отграничена от других областей по признаку
использования своих собственных методов исследования.
При более детальном знакомстве становится очевидным, что в работах по психологии труда и
организационной психологии привлекается методический арсенал из других отраслей
психологической науки. Основное .отличие рассматриваемой дасцишвдны состоит в предмете ее
исотедований. Если психология сама по себе ориентирована на анализ поведения, то психология
труда и организационная психология адресована к его особой форме - поведению работающего
человека, которое в большинстве случаев осуществляется в рамках некоторой организации.
В дополнение к сказанному, следует учитывать, что мы имеем дело с чрезвычайно обширной
областью научных исследований и, в настоящее время только часть се четко очерчена. Огромный
размах исследований в данной отрасли обусловлен многообразием видов труда, типов
организаций, условий работы, стадий профессионального развития. Различия по видам труда
отражено в существовании большого числа должностей и профессий. В "Словаре наименований
профессий" (1965) дано описание нескольких десятаов тысяч специальностей и профессий,
подразделенных на 22 класса по общим областям труда и 144 группы по качественным признакам.
Типы организаций различаются как по форме (частные и национализированные предприятия,
фонды, государственные представительства и агентства, местные органы власти к пр.), так и по
направленности их деятельности или получаемым результатам (индустрия, больницы, церковные
объединения, спортивные ассоциации и др.)
Не поддается перечислению и разнообразие условий, в которых осуществляется работа (военное
время, экономическая депрессия, работа на космических кораблях, антарктических базах, в
условиях конвейерного производства, при нехватке времени, в организациях по обслуживанию
населения и т.д.)- Касаясь вопроса о стадиях в раз-вигши профессиональной жизни, можно
говорить о таких объектах. изучения, как консультирование при выборе профессии, контингент
безработных молодого возраста, этапы в развитии карьеры, кризис в середине профессиональной
жизни, подготовка к выходу на пенсию и др. По многим из названных проблем в то или иное
время проводились специальные исследования, однако если по одним разделам изучение велось
достаточно интенсивно, то по отношению к другим почти ничего неизвестно.
Такая обширная область исследований не может достаточно полно быть охвачена одним
специалистом, даже если он будет активно обращаться ко всем названным суботраслям.
Психология труда и организационная психология включает большое число специальностей
(England, 1976).
Durmette (1976) попытался провести классификацию существующих специализаций, используя
матрицу из 37 названий глав его учебника и 84 заголовков, включенных в содержание большого
числа специальных книг. Глядя на эту матрицу, создается впечатление, что в данной области
нельзя выделить ограниченное число подразделов. Классификационные категории оказываются
слишком сложными. В то же время на практике имеется ряд отраслей, в которых осуществляется
определенная специализация, - это эргономика, тренировка и обучение, профессиональный отбор,
развитие организаций, хотя до сих пор нет каких-либо строго институционализированных форм
проведения такой специализации,

Области применения психологии труда и организационной психологии


Психология труда и организационная психология - это не только научная дисциплина, ее научный
багаж предназначен для практического применения.
Психологи, занятые в этой области, оказывают услуги клиентам и администрации организаций.
Они привлекаются для работ по отбору кандидатов на вакантные места, разработке программ
профессионального обучения и переподготовки кадров, для проектирования средств предъявления
информации, при создании систем оценки труда, планировании организационных изменений и т.п.
Психологи труда и организационные психологи выполняют исследовательские проекты,
заказываемые "со стороны", например, для получения ответа на вопросы: "Насколько
привлекательна работа на данном предприятии?" или "Каковы причины текучести кадров в
конкретной организации?". В большинстве случаев психологов-практиков не просят провести
специальное исследование, от них хотят получить только рекомендации: какого из претендентов
следует предпочесть, как надо провести реорганизацию, каким образом можно улучшить систему
оплаты и т.д. Но психологи обычно не ограничиваются только рекомендациями, они также
оказывают помощь при внедрении разработанных программ, чаще всего работая совместно с
другими профессионалами (специалистами в конкретной области, руководящим персоналом).
Соответственно, психологию труда и организационную психологию нельзя отнести только к
классу научных дисциплин, она практически участвует в совершенствовании профессиональной
жизни.
Развитие психологии труда и организационной психологии
Психология труда и организационная психология является относительно молодой отраслью. Это
действительно так, хотя можно назвать целый рад имен пионеров* активно работавших в этом
направлении уже в начале XX столетия: Dill Scot, Muensterberg, Lahy, Moede и другие. Но, не
умаляя значения их интереснейших работ, можно утверждать, что в Европе психология труда и
организационная психология получила достаточно широкое распространение только после Второй
мировой войны. Это нашдо отражение хотя бы в том, что до 60-х годов в голландских
университетах не было специальных кафедр по данной дисциплине. Аналогичная ситуация имела
место и в большинстве других европейских стран.
Совершенно очевидно, что становление этой отрасли в Европе началось позднее, чем в США (за
исключением Англии и Германии, о чем подробнее будет сказано ниже). Там это происходило в
первой половине нашего века (Ferguson, I96I), Основными отправными точками начального
периода были:
- развернутая программа по профессиональному отбору во время Первой мировой войны, в рамках
которой были разработаны Армейские альфа и бега тесты (Army alpha и Army beta tests);
~ начатый в 1927 году Хотгорнский эксперимент (Hawthorne studies), по результатам которого
RoetWisberger и Dickson опубликовали свою знаменитую книгу "Управление и рабочий";
-"Психологическая программа по военной авиации", подготовленная б 1947 году и главным
образом посвященная профессиональному отбору пилотов, в разработку которой внесли вклад та-
кие известные психологи, как Flanagan, Guilford и Thomdike;
- серия социально-психологических работ в журнале "Американский соцдат", выпущенных
Stouffer в 1947 году.
Отрасль исследований, обозначаемая как индустриальная психология, была достаточно хорошо
разработана уже в 30-х и 40-х годах* В процессе ее развития внимание уделялось не только
предметной направленности работ, но подчеркивалась и важность проведения методологических
исследований. В 1932 году Viteles издал учебник под названием "Индустриальная психология",
после которого было опубликовано несколько десятков обобщающих руководств и посо-
13
бий, некоторые из них многократно переиздавались. Учебник, выпущенный под редакцией
Dunnette в 1976 году, можно рассматривать как базовый в отрасли.
Развитие исследований трудовой деятельности в США на ранних этапах характеризуется также и
увеличением числа психологов, вовлеченных в эту сферу деятельности. В 1940 году Ассоциация
приь кладной психологии (АРА) насчитывала 3000 членов. По имеющимся оценкам, до 2000 из
них были привлечены для выполнения различного рода психологических исследований в
американских военно-воздушных силах в период Второй мировой войны. Быстрое развитие в
США, психологии вообще и психологии труда и организационной психологии в частности,
стимулировалось также потоком европейских психологов, бежавших в Америку от нацистского
режима в 30-х годах (наиболее известным из них, по всей видимости, является Lewin).
Безусловное лидерство американских исследований в изучении трудовой деятельности
сформировавшееся в 30-х и 40-х годах проявилось в чрезвычайно сильном влиянии американских
исследовательских традиций на начавшееся в послевоенные годы развитие этой области в Европе,
Американские психологи приезжали в Европу в качестве приглашенных профессоров и
советников, а европейские психологи отправлялись в США для обучения и специализации.
Американская научная литература была и до сих пор остается наиболее авторитетным источником
информации для большинства стран Европы, а в публикациях европейских авторов обычно при-
сутствует большое число есьшок на американские исследования. Даже при беглом взгляде на
содержание "Psychological Abstracts" - журнала, регулярно включающего краткие обзоры работ
неамериканских периодических издании, отчетливо видно доминирование публикаций
американских авторов.
Развитие психологии труда и организационной психологии в Европе происходило неодинаково в
разных странах. В Англии эта область исследований начаяа разрабатываться достаточно рано. В
1920 году Myers опубликовал монографию, в которой подробно рассматривались такие проблемы,
как анализ деижений, утомление, профессиональный отбор, ограничения по показателям
результативности труда, системы оплаты и вознаграждения за труд, беспорядки на производстве,
В тот период был выполнен целый ряд крупных исследовательских проектов, которые
финансировались государственными структурами в рамках "Научно-исследовательского комитета
по здоровью на производстве".
В Англии, так же, как и в США, существовала длительная трада-ция изучения и оценки
индивидуальных различий (см, классические работы Gallon, Butt, Spearman), поэтому большое
внимание уделялось проблемам профессионального отбора.
В ходе Второй мировой войны был разработан обширный набор методик профессионального
отбора (опубликован Vernon в 1947 году), включавших процедуры группового наблюдения в
целях отбора офицеров. После Второй мировой войны прогресс в этой области замедлился.
Например, такой хорошо известный исследовательский центр, как "Национальный институт
индустриальной психологии", не мог больше субсидироваться и был распущен. Несмотря на то,
что выполнялось большое число исследований высокого качества, внедрение их результатов в
производство было и остается весьма ограниченным. Психологам, работающим в индустрии»
трудно рекламировать свою работу как собственно психологическую, часто они продолжают
деятельность под маркой названий других профессии.
Психология труда и организационная психология в Германии развивалась неравномерно.
Чрезвычайно интенсивно ее проблематика начала разрабатываться уже в начале века,
проникновение в индустрию было намного более значительным, чем в Англии, Некоторые
компании отарывали свои собственные исследовательские лаборатории. Психологические
исследования выполнялись не только специалистами-психодогами, но и инженерами, обученными
"психометрическим" методам. Психологи играли также важную роль в военных организациях. В
1942 году Гитлер и Геринг, после того, как психологи вступили в конфликт с нацистским
режимом, расформировали все психологические полфаздеяения и отправили работавших там
специалистов на фронт. Восстановление психологии труда и организационной психологии в
Германии началось в 50-х годах. С этого времени число психологов, занятых в данной области,
резко возросло. Однако интерес к ней со стороны университетской науки остается ограниченным,
а активные разработки ведутся главным образом в так называемых "высших технических школах".
Ситуация в других европейских странах весьма неоднородна. В странах Южной и Юго-восточной
Европы психология труда и организационная психология продвигается вперед все еще "с
одышкой'1, тогда как в североевропейских странах (особенно в Швеции) она получила широкое
распространение. В Восточной Европе (в частности п Польше) развитие этой отрасли интенсивно
стимулировалось государством в рамках венно-промьпидснного комплекса.
Взаимосвязи с другими дисциплинами
Вследствие быстрого расширения сферы исследований по психологии труда и организационной
психологии специальным предметом для обсуждения становится ее отношение к другим смежным
дисциплинам. С одной стороны, психологи испытывают все больший интерес к теориям, понятиям
и методам из других областей знаний, особенно социологии и промышленной инженерии.
Университетская программа подготовки требует от студентов, специализирующихся по
психологии труда и организационной психологии, знакомства с литературой по многим смежным
дисциплинам* С другой стороны, наблюдается возрастание интереса к психологии труда и
организационной психологии со стороны представителей других наук. Социологи* занимающиеся
проблемами труда и деятельностью организаций, знакомятся с соответствующей психологической
литературой, а некоторые публикации по прикладной социологии можно считать
психологическими, если строго придерживаться данного нами выше определения предмета
психологии труда и организационной психологии.
Исследования Krijnen (1976) показывают, что психологи все чаще приходят к мнению, что их
функции могли бы выполняться и другими профессионалами-непсихологами.
В этой связи первыми вспоминаются специалисты, получившие образование в области
социальных, наук. Многие из современных психологов сталкиваются с совершенно новыми,
только возникающими проблемами и обязанностями, но то же самое случается и со
специалистами, получившими подготовку по другим дисциплинам. Таким образом, увеличивается
область пересечений между различными видами профессиональной деятельности.
Теоретически работа социолога может быть четко отграничена от деятельности психолога, если
придерживаться некоторого базового определения: психолог должен заниматься анализом
поведения отдельного человека, а социолог - анализом поведения социальных групп и систем, а
также тенденциями их развития в обществе. Но фактически это разграничение на практике не
работает. Становление социальной психологии с ее интересом к анализу взаимодействий внутри
малых групп уже дало пример подобной связующей области исследований.
В дополнение к сказанному, отметим, что практические психологи, социологи, инженеры, занятые
в промышленности, и другие специалисты часто сталкиваются с вопросами, которые вытекают не
из теоретических воззрений, а являются насущными проблемами клиентов и руководителей
предприятий. "Почему увеличивается количество прогулов?", "Почему у данной компании
имеются трудности в найме неквалифицированных рабочих?", "Каким образом можно улучшить
взаимодействие между управляющим звеном и персоналом предприятия?" - решение подобных
проблем не может ограничиваться "территорией" одной отдельно взятой дисциплиной.
В поисках средств для решения поставленных проблем и возможностей для активного воздействия
специалисты-практики не придерживаются каких-либо строгих "границ" меящу разным научными
дисциплинами. Это особенно отчетливо проявляется при решении
альной среде, определяемой высоким уровнем содержания результатов их работы- Психологи
слишком часто с пренебрежением относились к вопросу о том, должны ли они отзываться на
требования со-идеального контекста или нет.
По мере изменений в общественных структурах стали возможными и другие ответы на
поставленные вопросы. Часто отмечалось, что определенные организационно-психологические
программы, например, по демократизации труда, организационным изменениям, обогащению
содержания труда, могли бы быть средством для осуществления таких структурных
преобразований. Теперь, спустя десятилетие, подобные чрезмерные надежды рассеялись, Пытаясь
оценить сложившуюся ситуацию, авторы отмечают, что все проделанное не привело к ярким и
сразу бросающимся в глаза внешним эффектам
(Schaake, 1977).
Дискуссия отчетливо показала, что психологи действуют не в изолированной среде, их работа
стимулируется обществом и вовлечена в решение важных социальных проблем, что служит
достаточным основанием для продолжения более систематического обсуждения перспектив
развития в рассматриваемой отрасли. Многие авторы высказываются в пользу создания
''профессионального форума" (см., например, de Wolff et at, 1980) по аналогии с так называемым
"форумом ученых" (de Groot, I969), В первую очередь, такой "форум" должен был бы быть
ориентированным на обсуждение социальных и профессиональных проблем. Исходя из
теоретических положений Мок, можно со всей уверенностью полагать, что противоборствующие
точки зрения существуют, всвязи с чем подобные дискуссии должны проводиться систематически.
Существуют как оптимистические, так и пессимистические воззрения на будущее психологии
труда и организационной психологии. Учебник Dunette (1976) начинается с главы, в которой он
утверждает, что "индустриальная и организационная психология <-..> открывают на ряд лет
вперед широкие перспективы для дальнейшего развития и расширения наших знаний о
поведенческих процессах, играющих критическую роль в понимании характера взаимодействий
между личностью и социальными институтами и организациями".*:...>Но звучат также и
пессимистические прогнозы. Heller (1978) подчеркивает существующий риск со стороны
использования слишком односторонних подходов, a Wilpert (1978) указывает па недостаточно
развитую инфраструктуру и потребность в улучшении качества норм и оценок.
Колебание между оптимистическими и пессимистическими настроениями характерно для
прикладной психологии в целом (см. dc Wolff et at, 1980), такое колебание как бы выражает
процесс реори-ентации психологов, работающих в "турбулентной среде". В свою .очередь, на них
накладывает отпечаток осознание новых тенденций в развитии производства и технологических
возможностей, а также множество возникающих в' связи с этим проблем. По-видимому, система
взглядов, на основе которой судят о перспективах психологии труда и организационной
психологии, может очень широко варьироваться. Если систему оценивать с точки зрения научного
развития, то особенно поразительным представляется ее быстрый рост и новые отерывагощиеся
возможности, В этом плане оптимизм Du-nette вполне оправдан. Наше понимание сути предаета
углубляется. В ближайшем будущем вполне реален дальнейший прогресс в этом отношении.
С другой стороны, психологи труда и организационные психологи работают для клиентов и
руководителей организаций, помогают им решать проблемы и вносят свой вклад в реализацию
"ценностных ориентации", то есть дают возможность и другим достичь того, что представляется
значимым дня них, разрабатывают "более совершенные" системы вознаграждения за труд,
отбирают на работу "наиболее подходящих" претендентов, создают более "эффективные" методы
обучения и тренировки, проектируют более "привлекательные" профессиональные роли и рабочие
места.
При рассмотрении ситуации с этой точки зрения заслуживает внимания не только то, что думают
психологи о своем будущем развитии, но и то, как оно оценивается их клиентами и руководством:
считают ли они психояогов способными помочь им; думают ли клиенты и представители
администрации, что психологи действительно улучшают работу их служб и предприятий?
Психология труда и организационная психология больше уже не является сферой деятельности
небольшой группы исследователей-пионеров, в настоящее время в ней работает большое число
психологов, существует обширная и доступная для ознакомления область знаний, правда чаще
хранящихся в библиотеках и не подготовленных к использованию непосредственно на практике.
Открытым остается только вопрос: что же случится с этим в ближайшие годы? <*..> Таким
образом, наиболее злободневным на ближайшее десята-летие остается вопрос: как лучше всего
использовать накопленный опыт и знания? Попытаться дать ответ - серьезный шаг в определении
будущего психологии труда и организационной психологии.

ЛИТЕРАТУРА
Dictionary of occupational titles (1965). Washington, D.C.: Department of Labor,
Duijker, H.C, Palland, B.G., Vuyk, R.X (1958). Textbook of psychology. Groningen: Wolters.
Dunnette, MX>. (ed.) (1976). Handbook of industrial and organizational psychology. Chicago: Rand
McNally.
19
England, G.W. (1976). Conceptual foundation of industrial and organizational psychology (cm. Dunnette,
1976).
Ferguson, ЬЖ (1961). The development of industrial psychology. In Gilmer, B.H- frd-)' Industrial
psychology. New York: McGraw-Hill, 18-37.
Groot, A.D. de (1969). Methodology: Foundations of inference and research in the behavioural sciences.
The Hague: Mouton.
Heller, F. (1978), Controversies in organizational psychology. 19th International Congress of Applied
Psychology, Munich.
Krijnen, G. (1976). Development job fulfillment by psychologists. Parts 1 and 2, Nijmegen: Institute of
Applied Psychology.
Mok} A.L. (1973). Professions in action: A Contribution towards a sociology of professions. Meppet:
Boom.
Schaake, B, (1977). Developments in the working domain and work of organizational psychologists. The
psychologists, vJ 2, no 5, 252-261.
Viteles, M. (1932). Industrial psychology. New York: Norton.
Wilpert, B. (1978). On the status of organizational psychology. 19th International Congress of Applied
Psychology, Munich.
Wolff, Ch. J. de7 Shimmin, S., Montmouiin, M. de (1980). Work psychology: Contradictions and
controversies, London: Academic Press.

Джен А. Алгера
АНАЛИЗ ТРУДОВЫХ ЗАДАЧ И НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ
Традиционная процедура хфоектирования производственных систем исходит из требований,
предъявляемых техническим оснащением; Однако уже давно ставится вопрос об учете в этом
процессе требований со стороны человека, содержания трудовых задач, организации труда и т.п.
При этом возникает целый спектр новых проблем.
В предлагаемой работе дается оценка распространенным теориям и методам анализа трудовых
задач. Особое внимание уделяется обсуждению степени приемлемости теорий в свете новых
технологических возможностей, а также современных представлений о необходимом качестве
условий труда и повышении образовательного уровня работающих. Профессиональные навыки,
требуемые на предприятиях с прогрессивными технологиями, все более интеллектуализируют-ся.
Более того, возможно, что в будущем, за счет увеличения использования компьютерных средств в
процессе работы, выполнение трудовых заданий не будет связано с жесткими техническими или
административными формами, В работе обсуждаются последствия этого феномена для теории и
методов анализа трудовых задач.
Постановка проблемы
Информация о характере труда на рабочих местах весьма существенна для проектирования систем
и для решения некоторых вопросов по управлению кадрами (например, отбор кадров, тренинг пер-
сонала, оценка выполнения трудового задания). Внедрение новых технолог-ий может привести к
изменениям в содержании как отдельных задач, так и всей работы в цеяом. В этой статье мы
попытаемся на основе анализа трудовой деятельности получить некоторое представление о
специфике проблем, возникающих в связи с внедрением новых технологий. <,. • >
Существует большое число методов анализа как трудовой деятельности в целом, так и ее
конкретных задач. Их можно классифицировать на основе различий в отправных точках
проведения анализа. Так, например, McConnick (1976) выделяет четыре аспекта, по которым
можно осуществить их подразделение:
1) тип информации (т.е. анализ по видам трудовой активности, спо со б у исполнения р а боты, со
дер жанию задания);
2) способ представления информации (количественный или качественный);
21
3) методы сбора данных (например, наблюдение, интервью, опрос);
4) "источник информации", используемый при сборе данных о деятельности (например,
непосредственный исполнитель задания или кто-либо другой).
В практических исследованиях используется множество различных комбинаций этих методов.
Brinkman (1983) отметил, что в связи с быстрым нарастанием их числа трудно дать четкий ответ
на вопрос о том, какой из методов наиболее полезен в каждом конкретном случае. Исследование
Cornelius и его коллег (1979) показало, что применение разных методов может привести к
существенным различиям в получаемых результатах. Так, при обследовании мастеров хи-
мического завода ими было обнаружено, что при кластеризации получаемых данных содержание
выделяемых групп существенно зави-сигг от того, каким образом были получены сведения о
характере деятельности, задании, особенностях исполнителей.
Прежде чем перейти к вопросу о влиянии новых технологий на содержание трудовых задач,
обратимся к краткому обзору различных концептуальных схем, принимаемых за основу при
проведении такого анализа.
Концептуальные оствы анализа задач
В литературе существуют несколько определений понятия "задача". Можно отметить, по крайней
мере, два аспекта, по которым они различаются.
Во-первых, это глубина анализа. Как отмечают Companion и Corso (1982), то, что в одной
ситуации рассматривается как задача, при другом способе анализа может выступать только в
качестве ее элемента, <,.,> McCormick дает следующее определение: "Задача обычно
рассматривается как отдельная единица работы, выполняемой индивидом" (1979, р. 19). Очевидно,
что определить такую единицу легче тогда, когда задания состоят из внешних и доступных на-
блюдению физических действий, чем в ситуации решения интеллектуальных задач. Но
разногласия о том, что же составляет отдельную единицу работы, могут возникать и в первом
случае,
Во-вторых, это характеристика того, до какой степени действия исполнителя предопределены
содержанием задания, поступившего извне. Так, задачи могут определяться как нечто,
субъективно воспринятое исполнителем, или же в терминах внешних стимулов, то есть как
возложенные на исполнителя обязанности.
Многие авторы ссылаются на концептуальные схемы, предложенные Altaian (1966), McGrath &
Altaian (1966) и Hackraan (1969). Три из обсуждаемых ими подходов опираются на анализ либо
внешних и доступных, наблюдению действий исполнителя, либо внутренних, субъективных
процессов, то есть строятся на описаниях поведения с учетом психических процессов и
способностей, вовлеченных в исполнение задания. Четвертый подход строится на основе
понимания задачи как набора усяовий, связанных с ее исполнением (Fleishman & Quaintaince,
1984). Ниже дается краткое описание названных четырех подходов,
1. Описание поведения
В этом подходе анализ задачи основывается на том, что исполнители фактически делают при
выполнении некоторой работы. Наибольшее внимание уделяется внешним, доступным ддя
наблюдения формам' поведения, которые можно измерять, хронометрировать и т,п. При этом
учитываются и некоторые внутренние средства, такие, как анализ* переработка информации,
принятие решения. Представляется, что наиболее распространенным примером проведения такого
анализа является "Анкета анализа операций11 (Position Analysis Questionnaire, сокращенно PAQ;
McCormick, 1976). В анкету RAQ вкшочеко 187 характерных: элементов выполнения задач,
подразделенных на шесть групп:
- информация на входе,
- мыслительные процессы,
- внешняя продуктивная деятельность,
- взаимодействия с окружающими,
- контекст выполнения задания,
- дополнительные характеристики задачи.
Одкако Companion & Corsp (1982) утверждают, что различия меж-ду задачами часто бывают
скрытыми от глаз - соответственно, исполнители одного и того же задания могут демонстрировать
разные формы реагирования и, напротив, обнаруживать сходные реакции при выполнении разных
заданий. Еще одну проблему, связанную с реализацией этого подхода, сформулировал Hackman
(1969). Он считает, что если нас интересует оценка результатов выполнения на уровне поведения,
то следует описывать независимые переменные (т.е. характеристики задачи) в иных понятиях,
нежели зависимые (т.е. само поведение).
2. Анализ требований к поведению
Этот подход основывается на выделении ответных реакций, которые .следовало бы произвести
для того, чтобы достичь успешного результата. При этом акцент ставится на процессах, лежащих
между событиями-стимулами и требующимися для выполнения задачи внешними реакциями.
Примерами таких процессов являются внимательное рассматривание, кратковременное
запоминание и тл, (МШег, 1973). Критика этого подхода Companion & Corso (1982) основана на
том, что в нем не учитывается специфика переменных стимула. Понятия, используемые в этом
подходе, представляются неоднозначными, а используемые переменные с трудом переводятся в
количественные оценки (Fleishman and Quaintance, 1984).
3, Выявление способностей
В этом случае задача анализируется с точки зрения внутренних Сведете, или "способностей",
которые необходимы для ее выполнения. Задания, требующие актуализации идентичных
способностей, рассматриваются как сходные или относящиеся к одной и той же категории. В
одной ш недавних публикаций (Fleishman and Quain-tance, 1984) охарактеризовано более 50
категорий способностей, охватывающих перцептивно-моторные, физические и когнитивные
функции (например, точность контроля, статическая сила, дедуктивные рассуждения). В
структурной модели интеллекта Guilford (1967) выделяет три измерения в общей организации
интеллектуальных; способностей - операции (например, память), содержание (например,
восприятие) и продукты (например, отношения).
Необходимость вьщепять и учитывать определенную группу способностей обосновывается
эмпирически: они выявляются на основе анализа корреляционных связей, устанавливаемых по
результатам выполнения разных заданий. Companion & Corso (1982) указывают на существование
как минимум двух проблем, возникающих в рамках данного подхода. Во-первых, выделяемая
группа способностей может оказаться неполной, что подтверждается постоянным стремлением
исследователей добавлять все новые и новые способности к уже существующим перечшш. Во-
вторых, наличие или потребность в актуализации одних способностей, по всей видимости,
исключаем вовлечение других, что затрудняет выявление базовой структуры способностей. Более
того, так как способности эмпирически вычленяются на основе устойчивых повторений ответных
действий в различных заданиях, то их выделение осуществляется исследователем субъективно и
исходит из представлений о наличии некоторых общих факторов, определяющих сходство
заданий. Это ведет к весьма размытым описаниям круга необходимых способностей.
4. Выделение характеристик задачи
Данный подход полностью отличается от предыдущих тем, что в нем задача рассматривается как
некоторая предписываемая для исполнения группа условий. Описание задания дается в терминах
характеристик, присущих самому заданию, вне зависимости от ответных действий, которые
следовало бы совершить (требования к поведи нию), совершаемых на самом деле (описание
поведения), или же от способностей, необходимых для выполнения задачи (требования к
способностям). Внимание фокусируется на объективных свойствах задачи. Так, Farina & Wheaton
(1973) различают пять составляющих задания: внешне представленные цели, процедуры, стимулы,
ответные реакции, соотношения между стимулами и ответными реакциями,
Каждая составляющая задания содержит несколько характеристик. Например, "отношения между
стимулами и ответными реакциями" включают в себя: а) степень .операторского контроля; б)
относительное запаздывание между реакцией и обратной связью; в) принятие решения.
В рамках рассматриваемого подхода, названного Hackman (I969) "задание qua задание", важны не
только физические свойства стимулов, но также и такая характеристика, как "ясность цеди",то
есть "любая сторона в фактическом содержании задания, которая представлена субъекту или
группе".
Влияние новых технологий на содержание задач
Внедрение в профессиональную жизнь новых технологий, таких, например, как использование
компьютеров при автоматизации производственных процессов, может оказать значительное
влияние на задачи, реализуемые человеком и машиной. Автоматизация обычно определяется как
использование прогрессивных технических средств для полного (или в значительной степени
исчерпывающего) самоуправления при реализации технологических процессов и подпроцессов,
что заметно уменьшает непосредственное вмешательство человека в производственный цикл. Так,
например, Skorstad (1988) при сравнении линий с ручным управлением целлюлозным производст-
вом и аналогичных автоматизированных систем показал, что во втором случае число технических
сбоев и нарушений, требующих вмешательства операторов, сокращается почти вдвое.
В исследований Ekkcrs и др. (1980), проанализировавших 24 автоматизированные системы в
различных областях производства, противопоставляются два типа технических систем; системы
управления технологическими процессами (управление промьшшенными, транспортными и пр.
системами, т.н. АСУ ТП) и большие компьютеризованные системы администрирования (АСУ
АД). В целом развитие этих двух типов автоматизированных систем происходит сходньш образом,
но их влияние на уровень автоматизации деятельности различно, Термин "уровень
автоматизации11 авторы соотносят с разделением функций между человеком и технической
системой, что и служит индикатором степе>ш автоматиэированности управления.
Выделяются три уровня автоматизации:
1) ручное управление (оператор является включенным компонентом в закрытый цикл упр
авления);
2) введение систем переработки информации (часть управляющих воздействий осуществляется
оператором, часть - машиной);
3) наблюдение за работой системы (в этом случае техническая система полностью управляется
машиной, а оператор только контролирует ее работу).
В целом в системах управления технологическими процессами имеет место стремление перейти от
ручного управления к фуюсодош наблюдения и контроля. Использование прогрессивных
технологий совсем не обязательно подразумевает более высокий уровень автоматизации. Уровень
автоматизации зависят также и от технико-экономических факторов. Efckers и др. (1980)
полагают, что в будущем будет происходить постоянный рост автоматизации в АСУ ТП, когда
оператор выступит только в качестве наблюдателя, ожидающего появления нарушений в
функционировании системы. Через терминалы центрального пульта у него появляется
возможность связываться с локально установленными компьютерами, объединенными в единую
сеть для управления технологическими процессами,
В отличие от АСУ ТП задачи персонала, работающего в больших компьютеризированных
системах администрирования (АСУ АД), остаются на одном и том же уровне автоматизации,
несмотря на большие технические различия между сменяющими друг друга поколениями машин
{Efckers et al,> 1980). Тем не менее авторы признают тот факт, что в АСУ АД, помимо
традиционно работающего на контроле оператора, появятся новые группы пользователей компью-
терами. В состав эти групп войдут лица, ранее не имевшие дела с такой техникой. Но решаемые
ими задачи будут изменяться таким образом, что взаимодействие с компьютером станет
неотъемлемой частью их работы. Такая модернизация подразумевает серьезные изменения в
работе офисов и конторских служащих.
Card, Moran & NeweU (1983) подчеркивают, что работа "с машинами" отличается от
взаимодействия с компьютерами. Оператор машины (например, водитель автомобхшя) имеет
ограниченный круг задач и осуществляет лимитированное число управляющих воздействий.
Пользователь компьютера при общении с ним использует совершенно иной стиль взаимодействия,
И пользователь, и компьютер имеют свободный доступ к потоку информации, циркулирующей
между ними. Каждый может прервать общение, задать вопрос, внести коррективы на любых
этапах решения задачи (Card et al., 1983). В свете такого технологического развития возникают
новые проблемы, например, связанные с созданием адекватного интерфейса (см. статью R. Roe в
настоящем сборнике). HoHnagel & Woods (1983) приводят аргументы в пользу так называемой
"инженерии когнитивных систем11 - подхода, пытающегося осуществлять проектирование че-
ловеко-машинных систем на уровне когнитивных функций.
Обобщая сказанное, отметим, что, по всей видимости, новые технологии ведут к созданию
технических систем, еще в меньшей мерс нуждающихся во вмешательстве со стороны оператора,
хотя требуемыс от него профессиональные навыки и умения существенно изменяются, например,
возрастает роль интеллектуальных функций по сравнению с двигательными навыками.
Другой тевденцией развития в последние десятилетия, влияющей на значимость труда, является
все возрастающее внимание к качеству работы и организации деятельности. В большинстве
западных индустриальных стран движение за качество рабочей жизни (т.н. Quality of Working Life,
сокращенно QWL) началось в 60-70 годах. Повышение образовательного уровня рабочих привело
в некоторых видах производства к серьезному расхождению меэду низкой квалификацией,
требуемой для решения производственных задач, и имеющимися возможностями исполнителей.
Такие явления, как прогулы, текучесть кадров и низкое качество продукции, были частично отне-
сены на счет этого несоответствия. Проводились экспериментальные исследования по
обогащению содержания труда и проектированию социотехпических систем (см., например,
Cheras, 1976) с целью повышения квалификационных требований и предоставления большей
свободы действий рабочим-станонникам, труд которых требует большей внутренней
заинтересованности.
Прогнозы относительно результатов воздействия новых технологий на качество труда весьма
различны. В одном из докладов Голландскому правительству (1980) группа консультантов
.высказала предположение, что при внедрении новых технологий от многих лиц потребуется иной
и в целом более высокий уровень знаний и умений, необходимых для выполнения деятель но ста.
Другие авторы (например, van Hoof, 1980) со всей определенностью полагают, что модернизация
производства не приведет ни к общему повышению квалификационного уровня работ, ни к
постепенному исчезновению тяжелых условий труда.
В одном из недавних голландских исследований по зрительно-на-пряженЕтым видам труда была
обнаружена определенная степень "поляризации" квалификационных требований: относительно
небольшое число работ требовало повышенного уровня знаний и умений по сравнению с
количеством рабочих мест, на которых квалификационные требования снижались. Трудности при
оценке влияния новых технологий на трудовую деятельность иллюстрируются исследованием
Buchanan & Boddy (1983), в котором рассматривалось влияние компьютеризации на действия
операторов, управляющих процессом изготовления бисквитов. Компьютеризация процесса за-
мешивания теста обеднила работу пекаря. Напротив, применение компьютеров при взвешивании и
упаковке бисквитов обогащало навыки и знания кондитера, так как давало ему больше
информации о качестве продукции, а также требовало большей свободы в принятии решений при
управлении этим процессом.
Одной из трудностей, возникающих при обсуждении вопроса о влиянии новых технологий на
качество работы, является отсутствие четкого определения самого термина QWL, что часто ведет
к его неправильному пониманию (Evans, 1982; Roe, I982).
De Galan с сотрудниками (1980) пытаются проанализировать проблему улучшения качества
работы с различных точек зрения, таких, как физические условия труда, содержание задач,
участие работников в принятии решений внутри организаций и др. От внедрения новых
технологий можно ожидать как положительное влияние на некоторые аспекты качества работы
(например, благодаря дистанционному управлению, уменьшаются дискомфорт и риск в работе),
так и появление негативных эффектов (например, из-за высокой степени автоматизации, оператор
фактически превращается в пассивного наблюдателя).
В данной работе, используя положения концепции качества работы, мы сконцентрируем
внимание, главным образом, на оценке содержания задач и их''мотивирующих" возможностях.
Некоторые следствия для методологии анализа задач
Во втором разделе были рассмотрены четыре концептуальных основания, используемые для
анализа трудовых задач. Существующие методы анализа, такие, как уже упоминавшаяся анкета
PAQ (МсСог-mick et aL, 1972) или "Рабочий метод дня анализа деятельно-
cTHJJ(Arbeitswissenschhaftliche Erhebungsverfahren zur Tatigkeitsanaly-se, сокращенно АЕТ;
Rohmert & Landau, 1983), попадают в категорию моделей "описания поведения11. Подобные
опросники обычно бывают достаточно длинными и содержат множество вопросов о том, как при
использовании наличных средств человек воздействует на предмет своего труда. Например,
опросник АЕТ включает 216 пунктов, связанных с оценкой объектов труда, рабочих ресурсов, ус-
ловий работы, трудовой задачи и производственных требований. Rohmert & Landau (I983)
отмечают, что АЕТ может применяться в целях проектирования деятельности, организации
режима труда и отдыха, отбора кадров, оценки и вознаграждения труда.
Однако, как уже отмечалось, внедрение новых технологий обусловливает сдвиг в сторону
преимущественного использования интеллектуальных навыков по сравнению с моторными.
Соответственно, возникает потребность в методах анализа задач, в большей степени
ориентированных на непосредственную оценку когнитивных процессов, лежащих в основе
реализации профессиональных навыков, па сравнению с такими традиционными опросниками, как
PAQ или АЕТ. Представляется, что методы, относящиеся к категории "анализ требований к
поведению", наиболее соответствуют поставленным целям.
Кроме того, распространение новых технологий параллельно сопровождается улучшением
качества работы. По-видимому, определение приоритетов в типе ответных реакций исполнителей
приводит к разработке методов анализа, попадающих в категорию "выделение характеристик
задачи". В связи со сказанным выше мы сначала рассмотрим методы анализа задач с точки зрения
особенностей выполнения человеком деятельности и эффективности работы системы в целом* то
есть с позиции того, чем эти методы могут быть полезны дня разработки программ обучения и
тренировки, оптимизации интерфейса в системе "человек-машина11, предупреждения ошибок и
т.п. А затем будут обсуждены мотивационные характеристики задач в рамках концепции качества
работы.
Анализ задач и выполнение деятельности
По-видимому, наиболее трудным моментом для анализа задач по показателям выполнения
деятельности с помощью современных компьютерных средств является переход от внешнего,
доступного наблюдению поведения человека к его скрытым, внутренним формам, С точки зрения
методологии анализа задач это означает, что группа методов "описания поведения" не вполне
соответствует этим целям, так как она в большей степени ориентирована на анализ внешних
поведешеских проявлений.
При подходе, основанном на анализе требований к поведению, внимание фокусируется на
интеллектуальных процессах, опосредующих связь посгутакшщх стимулов и внешних реакций.
Так, в обзоре работ по анализу стратегий выполнения задач (Fleishman & Quain-tance, 1984) были
выделены 24 функции задачи (например, осуществить кратковременное запоминание),
отражающие опосредующие процессы при реализации делена прав ленного поведения. Это на-
правление исследований основывается на работах Miller (1973), В ранней попытке обобщения
подобного рода МШег выделил 10 функций задачи, начиная с "образа цели" и заканчивая
"механизмами двигательного ответа11, В качестве промежуточных функций сюда включены
"фильтрация шума", "поиск и обнаружение" и тл.
В более позднем варианте был предложен дафференцированнъш перечень из 24 функций. В виде
динамических диаграмм* описанных на языке системы, эти функции могли бы отражать цепь
последовательных трансформаций от момента поступления информации до получения конечного
результата (см. Fleishman and Quaintance, 1984),
Miller также развил представление о стратегиях выполнения задания в соответствии с
выделенными им функциями, которые осуществляются оператором для достижения высокого
качества исполнения, например стратегии осуществления функции "обнаружение*1, основанной
на психологических принципах, таких, как вычленение фигуры из фона и т.п. Эти стратегии могут
быть закреплены в процессе специальной тренировки, способствующей улучшению навыков у ис-
полнителя, например, за счет уменьшения степени сознательного контроля за исполнением
элементарных действий. МШег апробировал данный подход на практике при анализе некоторых
видов труда, С целью выявления оптимальных стратегий выполнения задания при высокой
степени навыков, он выделял наиболее важные, включенные в реализацию определенной работы
функции задачи.
Оценивая подход, основанный на анализе стратегии выполнения задачи, Fleishman & Quaintance
(1984) отметили, что предложенная описательная схема весьма полезна при системном
проектировании и, кроме того, она дает возможность достичь более высокого уровня исполнения в
результате специального обучения. Однако, в отношении данного подхода отмечаются и
некоторые методологические трудности. Отсутствует информация о надежности использования
этой схемы для категоризации выполнения задач человеком разными экспертами. Более того»
некоторые из выделяемых функций представляются частично совпадающими- Тем не менее в
предложенной схеме даны способы описания функций, связанных с протеканием процессов по
переработке информации, и выявления сочетающихся с ними стратегий исполнения, что весьма
ценно при анализе задач, осуществляемых, главным образом, за счет когнитивных операций.
Для анализа скрытого от наблюдения поведения предлагаются и другие методические схемы,
базирующиеся на анализе процессов переработки информации. Например, Hollnagel и др. (1981)
разработали методику для характеристики различных внутренних механизмов по обработке
поступающей информации. В предложенной ими схеме различаются три уровня поведения:
уровень навыков {использование хорошо освоенных стереотипов поведения), уровень правил (ис-
пользование набора правил и знаний о том, как следует себя вести), уровень знаний
(необходимость проверить функциональное понимание при каузальной дедукции и
планировании). Следует подчеркнуть, что уровень поведения, привлекаемый для реализации
определенной деятельности, зависит от степени квалифицнгроватюсти исполнителя. То, что
опытным человеком выполняется на уровне стереотипа, может потребовать осознанного
планирования и контроля у неопытного исполнителя.
Требования со стороны интеллектуальных функций (в частности идентификации) определяются
отдельно для каждой из трех выделенных категорий поведения, например, сравнение свойств,
классификация или проверка, диагноз. Hollnagel и др. (1981) применяли эту схему в
исследованиях по анализу выполнения деятельности в системах с высоким уровнем риска дня
того, чтобы представить вьтолне-ние задачи оператором в виде последовательности событий в
реальном масштабе времени. Для дальнейшего анализа использовались данные углубленного
интервьюирования персонала и целях уточнения представлений о механизмах ошибочных ответов
и способах принятия решений в сложных, нештатных ситуациях. Сходное различие трех уровней
поведения делается и другими авторами например, Roe (I988) выделяет сецсомоторный,
перцептивно-понятийный и собственно интеллектуальный типы регуляции поведения.
Другим способом получения информации о скрытом от наблюдения поведении оператора
является просьба к исполнителю "думать вслух" в течение выполнения задачи. Этот прием
использовался в работах Bainbridge (1969, 1974). Получаемые словесные отчеты фиксировались с
помощью магнитофонной записи, расшифровывались и заносились в протокол. Затем каждый из
протоколов разбивался на последовательность фраз. В исследовании процесса принятия решения
при моделировании производственного процесса в условиях, приближенных к реальным,
Bainbridge и соавторы (1974) отмечают, что, па первый взгляд, подобные вербаяьные протоколы
производят впечатление случайного набора фраз. Однако при более тщательном анализе эти
фразы могут быть структурированы в рамках так называемых "потоков сознания".
Методологическая трудность, возникающая при таком анализе "потока сознания", заключается в
том, что начало каждой новой стадии в этом процессе субъективно определяется тем, кто анализи-
рует протокол. Как представляется, в этом случае необходимо выделять некоторые индикаторы
согласованности в оценках разных экспертов-аналитиков. Вербальные протоколы для анализа
выполнения задач использовались и другими исследователями. Например, Dairy (1983) изучал
задачи, возникающие в деятельности биржевых служащих. Результатом этого анализа явилось
множество предложений по организации предъявления информации, необходимой дня специали-
ста этого профиля. В работе Card и др. (1983) использовались вер-баяышс протоколы
одновременно с видеозаписью поведения при анализе взаимодействия человека с компьютером в
задачах по проектированию, реализуемых с помощью компьютеризованных средств. Вербальные
протоколы оказались чрезвычайно полезными для определения пауз в мыслительном процессе и
выявления постадийной структуры всего цикла исполнения задания в целом.
Leplat & Нос (1981) подчеркивают значимость возрождения инте> реса к использованию методов
вербализации при анализе трудовых ситуаций, в которых когнитивные компоненты являются
решающими. В зависимости от момента вербализации словесные отчеты могут принимать форму
предвосхищающих сообщений, параллельно комментирующих или же последуннцих заметаний.
Авторы посвящают свое исследование ватщдаости последующих вербальных отчетов.
Валидизация необходима, поскольку далеко не всегда имеет место гомоморфизм между
когнитивными актами, вовлеченными в процесс выполнения задания, и тем, что выявляется при
вербализации. Критическим является вопрос о том, адекватна ли структура языка для выражения
той модели действий, которая имеет место в сознании субъекта. Leplat & Нос (1981) выдаигагот
целый ряд предложений доя анализа возможностей использования отстроченных вербальных
отчетов в более систематической форме, чем это делалось до настоящего времени.
Анализ задач и качество работы
В проблеме оценки мотивирующих свойств задачи в рамках концепции качества работы на
первый план выдвигаются два основных аспекта: во-первых, оценка самой задачи и, во-вторых,
ответные реакции работающего. В первом случае, по-видимому, само описание задачи можно
соотнести со стимулом, накладывающем определенные обязательства на исполнителя. Поэтому
концептуальной базой для анализа задач в рамках данной схемы может служить подход ос-
нованный на анализе характеристик задачи. В соответствии с этим подходом задачи
характеризуются в терминах присущих им внутренних свойств. Проблематичным, однако,
является принципиальная возможность идентификации бесконечного числа стимулов.
Следовательно, основная трудность состоит в том, чтобы выделить те внутренние свойства задач,
которые обладают предсказательной силой для определения субъективно переживаемого испол-
нителем опыта во время выполнения задания. Поскольку этот опыт измеряется, главным образом,
в терминах трудовой деятельности, то предпочтение лучше было бы отдать использованию этих
свойств, чем характеристикам самой задачи. Большинство исследователей в данной области
используют термины "задача" и "трудовая деятельность", скорее, как синонимы. Мы также будем
придерживаться указанных терминов, имея при этом в виду, что в настоящем параграфе
деятельность трактуется как общая сумма всех задач.
В рассматриваемой области существует определенная исследовательская традиция, которая берет
свое начало с классической работы Turner & Lawrence (1965), которые выделили ряд "внутренних
свойств задачи" - вариативность, автономия, обязательные взаимодействия, возможные
взаимодействия, знания и умения, отпетствеп-ность. Приведенный перечень был расширен и
разработан в исследованиях последующих авторов (Cooper, 1973; Hackman & Lawler, 1971;
Hackman & Oldham, 1975, 1976, 1980; Algera, 1981, 1983). Так, например, Cooper (1973) ввел такие
свойства, как "трансформации" и "целевая структура".
Согласно его точке зрения, трансформации представляют собой операций над стимульным
материалом задачи в процессе достижеиия конечной цели задания. Осуществление
трансформаций требует привлечения мотивационных ресурсов, поскольку они ведут к изме-
нениям в структуре задачи в целом. Чем больше вклад трансформаций в решение задачи, тем
выше их мотивационное значение. Для того чтобы максимально увеяичить их мотивационный
эффект, влияние трансформаций должно совершенно отчетливо восприниматься исполнителем.
Поэтому, как полагает Cooper (1973), трансформации надо рассматривать с точки зрения: а) их
вклада в решение задачи как целого ("трансформационная значимость") и б) отчетливости их
последствий для исполнителя ("трансформационная обратная связь").
Понятие целевой структуры, которое ввел Cooper (1973), включает два компонента (не говоря о
содержании цели): а) ''отчетливость цели" и б)"сложность цели". Отчетливость цели означает
степень точности, с которой могут быть определены критерии выполнения задачи. Сложность
цели тесно связана с концепцией уровня притязаний, играющей важную роль в теории мотивации
достижения.
В рамках рассматриваемого методического подхода, направленного на анализ характеристик
задачи, разработаны и апробированы модели и конкретные процедуры измерения. Разработанный
методический инструментарий соответствует приемлемому уровню психометрических измерений,
а также обнаруживает достаточно высокую корреляцию между характеристиками задачи и
ответными реакциями работающего (например, степенью удовлетворенности трудом). В то же
время продвижение в этой области затруднено одной серьезной методологической проблемой, а
именно объективным характером оцениваемых характеристик труда. Это касается вопроса о том,
должны ли объективные характеристики задачи или же характеристики задачи, субъективно
воспринимаемые исполнителем, использоваться в качестве детерминант ответных реакций
работающего.
Schwab & Cumnrings (1976) защищают важность применения объективного подхода при
проектировании трудовых задач, поскольку считают, что видоизменения в задаче вызывают
прежде всего изменения объективной реальности, а не ее восприятие* Исходная позиция авторов,
определяющая задачу в терминах объективных, или физических, понятий, по своей сути не так
проста, как кажется, Экс~ периментальные исследования в области психофизики достаточно
убедительно показывают, что физические стимулы, внешние по отношению к индивиду,
вызывают определенную психологическую реакцию. Однако в конкретной и более сложной
рабочей ситуации это может быть и не столь очевидным.
НШ (1969) показывает это на примере анализа взаимосвязи между "разнообразием в работе11 с
психологическими коррелятами "воспринимаемого разнообразия», проведенного с помощью
процедур пси-хофизического шкаднсрования. В серии экспериментов НШ выделил четыре
показателя и исследовал, какой из них в наибольшей степени был бы подходящим внешним
коррелятом воспринимаемого разнообразия. Он пришел к заключению, что для всех использован-
ных задач наиболее подходящим был индекс энтропии (т.е. показатель, выражающий количество
изменений в структуре задания). Сделанный вывод быд правомерен для большинства
испытуемых, однако имели место и индивидуальные различия.
В работах. Hackman & Lawler (1972),. а также Hackman & Oldham (1975, 1980) подчеркивается
возможность использования характеристик задач, субъективно воспринимаемых исполнителем.
Авторы считают, что аффективные реакции исполнителя определяются, в основном, не
объективной реальностью самой по себе, а тем, как данная реальность воспринимается человеком.
Уязвимым местом подхода является то, что оба типа наблюдений: и за независимыми пере-
менными (характеристиками задачи), и за зависимыми переменными (субъективными
установками исполнителя) базируются на одном и том же источнике информации. Тем не менее
это не исключает возможности дать альтернативное объяснение имеющимся данным о высокой
корреляции, обнаруженной между структурой задачи и зависимыми переменными, таким
альтернативным объяснением является когнитивная однородность внутри самого индивида.
В своем критическом обзоре этой линии исследований Roberts и Glick (1981) отмечают, что
большинство авторов, заявляя, что изучают личностно-ситуатившде отношения, на деле
анализируют только внутрииндивидуальные взаимосвязи. Brief & Aldag (1978) обнаружили, что
оценки характеристик заданий со стороны лиц, контролирующих выполнение деятельности,
практически не соответствуют аффективным реакциям непосредственных исполнителей работы.
Поэтому Aldag и др.(1981) рекомендовали использовать те характеристики задач, которые не
зависят от отчетов лиц, отвечающих за выполнение работы. В исследованиях Algera (1981, 1983)
использовались как независимые оценки выполнения задачи, так и характеристики их
субъективного восприятия лицами, участвующими в ее решении. Было обнаружено существенное
сходство в паттернах корреляций между характеристиками работы и ответными реакциями ис-
полнителей при обоих способах оценки.
По типу характеристик задачи, необходимых для оценки качества работы, такие традиционно
выделяемые аспекты трудовой деятельности, как автономия, обязательные и возможные
взаимодействия и др. вполне релевантны и для различных видов труда в автоматизированных
системах. В исследовании Rathexiau (1980) зрительно-напряженнык видов труда при работе с
дисплеями было показано, что различия в ответных реакциях работающих (например, удовлетво-
ренность, психосоматические жалобы и самочувствие) варьируют в соответствии с такими
классическими характеристиками задачи, как автономия, возможность взаимодействия,
навязанный темп работы, вариативность.
Аналогичная точка зрения иллюстрируется в исследовании Heller (1988) по социо-техничеекой
реорганизации некоторых видов труда в цепях повышения автономии и разнообразия труда, а
также в работе Ruiz Quintanilla (I988) при обсуждении различных аспектов внутренней
репрезентации деятельности. Однако в ситуациях с применением новых технологий, когда часть
управляющих функций передается машине или пользователь работает в режиме диалога с
компьютером по крайней мере одна из внутренних характеристик задачи заслуживает
наибольшего внимания, а именно наличие обратной связи.
В исследовании Buchanan & Boddy (1983) показано, что те или иные способы
компьютеризированного контроля и управления различно влияют на эффективность деятельности,
В основном, вариативность влияний на эффективность зависит от наличия и особенностей
организации обратной связи. Анализировались два аспекта связи. Во-первых, наибольшее
значение имеет скорость обратной связи, и, во-вторых, релевантным показателем оказывается ее
тип. Jacoby и др. (1984) различают два типа обратной связи: внешнюю и когнитивную. Первая из
них должна быть связана с информацией о точности или правильности исполнения. Когнитивная,
или "диагностическая", обратная связь имеет отношение к ее информационной ценности, она
должна "содержать информацию о том, каким образом и что определяет точность исполнения"
(Jacoby et al,, 1984, p. 531). Авторы полагают, что для мыслительной деятельности (в
противоположность моторной активности) внешняя обратная связь менее эффективна по
сравнению с диагностической и, более того» в сложной динамической среде она может нарушать
деятельность.
Важность когнитивной/диагностической обратной связи подчеркивается также Ballantine (I988),
утверждающим, что система поддержки принятия решений должна давать возможность
объяснения процесса их обоснования, Padmos и соавторы (1984) приходят к выводу, что скорость
и тип обратной связи в высшей степени важны для зрительно-напряженных видов труда при
работе с дисплеями. Диалог между пользователем и компьютером в значительной степени зависит
от того, как осуществляется обратная связь. Существуют различные способы структурирования
процесса диалога. Выбор этих способов должен строиться в зависимости от адаптированно-сти
средств к особенностям пользователей (например, опытный пользователь или новичок). В
противном случае система взаимодействия между человеком и компьютером должна быть
настолько габ-кой, чтобы обеспечить возможность осуществления различных видов
взаимодействий.
Заключительные замечания
Внедрение новых технологий изменяет содержание трудовых задач и сам контекст деятельности.
Такое развитие может привести к достаточно серьезным изменениям в субъективной значимости
труда. Навыки и умения, необходимые для успешного выполнения деятельности, становятся все
более интеллектуальными по своей природе, В недалеком будущем в большинстве видов труда
важной составной частью станет взаимодействие человека с компьютером. Уже сейчас существует
достаточно большое количество методических схем и процедур сбора данных, которые в большей
степени соответствуют когнитивным видам деятельности по сравнению с существующими
методами анализа традиционных задач. Однако эти методы, главным образом, имеют
качественный характер. Соответственно, штогие вопросы относительно их надежности и
валидности должны бьггь решены в будущем.
Начиная с 60-х-70-х годов развитие движения за качество рабочей жизни изменило наши
представления о значимости труда. В индустриальных странах сейчас широко распространено
мнение о том, что изменение содержательных требований со стороны разных профессий должно
идти параллельно с ростом квалификации работающих, что обусловлено повышением
образовательного уровня населения. Оценка специфических аспектов трудовой деятельности,
важных для данной области исследований, также требует специальной методологической
разработки.
Литература
Aldag, RJ+I Ватт, S.H+I and Brief, A.P, (1981), Measurement of perceived task characteristics.
Psychological Bulletin, 90,415-431.
Algera, J.A- (198L), Characteristics of work. Lisse: Swets & Zeitlinger.
Algera, JA. (1983),Objective and perceived task characteristics as a determinant of reactions by task
performers. Journal of Occupational Psychology, 56t 95-107.
Altman, L (1966) Aspects of the criterion problem in small group research: the analysis of group tasks
(vol.2). Acta Psychologies 25,199-221.
Ball ant ine, M. (1988). The potential decision support and expert systems. In Keyser, V, de, Qvaie, Th,,
Wilpert, В., and Ruiz Quintanilla, SA. (eds/)- The meaning of work and technological options.
Chichester: Wiley.
Bainbridge, L. (1969).The nature of the mental model in process control- Paper presented at the
International Simposium on Man-Machine Systems, Cambridge, England, September 1969.
Bainbridge, L, (1974),Analysis of verbal protocols from a process control task. In E. Edwards and RP.
Lees (ed.), The Human Operator in Process Control London: Taylor & Francis, pp. 146-158.
Bainbridge, L., Beishon, L, Hemming, J,H+ and Splaine, M. (1974),A study of real-time human decision-
making using a plant simulator. In E. Edwards and F.
36 '
P. Lees (ed), The Human Operator in Process Control. London: Taylor & Francis, pp. 9Ы04.
Brief, A, R, and Aldag, RJ, (l978).The job characteristics inventory: an examination. Academy of
Management Journal, 2\> 659-671.
Brinkman, J.A, (1983)-££л klassifikatiesysteem war arbeidsanalyse methoden. Eindhoven: University of
Technology, Department of Industrial Engineering and Management Science.
Buchanan, D.A., and Boddy, D*( 1983), Advanced technology and the quality of working life: the effects
of computerised controls on biscuit-making operators. Journal of Occupational Psychology, 56, 109-119.
Card, S.K1., Moran, T.P., and Newell, A. (1983).The Psychology of Human-Computer Interaction.
HiHsdale; Lawrence Erlbaum Associates.
Gherns, А, (1976)*Тпе principles of sociotechnical design. Human Relations, 29, 733-792.
Companion, MA,, and Corso, G.M. (1982),Task taxonomies: a general review and evaluation.
InternationalJournal of Man-Machine Studies, 17,459-472.
Cooper, R, (1973), Task characteristics and instrmstic motivation. Human relations, 26, 387-413.
Cornelius, 111 EX, Catron E.T., and Collins, MN. (1979)Job analysis models and Job classification.
Personnel Psychology, 32,693-708.
° {m3) Tk I
Ekkers, C.L-, Brouwers, A.A.F., Pasmooij, C.K., and Vlaming, P.M. de (1980) Menselijke stuur- en
regeltaken (Human control tasks). Leiden: NIPG/TNO.
Evans, J+ (1982)Arbeitsnehmer und Arbettsplatz, In G. Friedrichs and A. Schaff (ed)* Auf Gedeih und
verderb; Microelectronic und GesellschafL Wien: Europaverlag,
Farina, A.J. Jr+, and Wheaton, G.R- (1973),Development of a taxonomy of human perfonnance:The task
characteristics approach to performance prediction. JSAS Catalog of Selected Documents in Psychology
13, 26-27.
Fleishman, E.A., and Quaintance M.K.(1984). Taxonomies of Human Performance. Orlando: Academic
Press.
Galan, C. de, Gils, M.EL van, and Strien, P.J. (eds,), (1980). Humanizing work. Assen: Van Gorcum.
Guilford. XP. (1967), The Nature of Human Intelligence. New York: McGraw-Hill
Hackman, XR. (1969). Understanding the role of tasks in behavioral research.
Ada Phsycologiaf 31,97-128
Hackman, J.R. and Lawer, E.E. Ill (1971), Employee reactions to job characteristics. Journal of Applied
Psychology Monograph 35, 259-286
Hackman J.R., and Oldham, G.R. (1975)/Deveiopment of the job diagnostic survey, Journal of Applied
PsychologyT 69,159-170
HackmanJ.R., and Qldham, G.R. (1976), Motivation through the design of work: test of a theory.
Organisational Behavior andHiunan Performance, 16, 250-279,
Hackman IR., and Oldham, G.R. (1980)+ Work redesign. New York: Addison-Wesley.
-
37
Heller, F.A. (1988). The impact of new technology on the social meaning of work - a sociotechrtical
system's perspective. In Keyser, Vt de, Qvale, Th+] Wilpert, B.j and Ruiz Quintanilla, S,A, (eds.). The
meaning of work and technological options. Chichester: Wiley.
Hill, АБ. (1969). The measurement of work variety. The International Journal of Production Research, 8.
25-29,
Hollangel, K, Pedersen, O.M. and Rasmussen, J. (1981), Notes on Human Performance Analysis.
Roskilde: Riso National Laboratory.
Hollangel, E., and Woods, D.D+ (1983)t Cognitive systems engineering: new wine in new bottles.
International Journal of Man*Machine studies, 18, 583-600
Hoof, J.J. van (1980), Towards more human work?, In C. de Galan, MR. van Gils, and P.G> van Strien
(ed), Humanisering work. Assen: Van Gorcum.
Jacoby, L> Mazursky, D., Troutman, T,, and Kuss, A+ (1984),When feedback is ignored: disutility of
outcome feedback. Journal of Applied Psychology, 69, 531-
543.
Leplat, J, and Hoc, J.M 1981). Subsequent verbalization in the study of cognitive processes. Ergonomics,
24, 743-755.
McCormick, EJ. (1976), Job and task analysis, In MD. Dunnet (ed.), Handbook of Industrial and
Organizational Psychology, Chicago: Rand McNally.
McGrath, J.E.j Altman, I. (1966). Small Group Researches: A Synthetesis and Critique on the Field, New
York: Holt.
Milter, R.B, (1973). Development of a taxonomy of human performance: design of system task
vocabulary* JSAS Catalog of Selected Documents in Psychology, 3, 23-30,
Padtnos, P., Pot, FIX, Vos, J.J., and Mol, E.G. (1984), Health and well-being in working with VDU's,
Leiden: NIFG/IZF/TNO.
Rathenau, G. (1980). Report on 'Societal consequences of microelectronics'. Hague: Staatsuiitgeverij.
Roberts, K,H-. GHck, W. (1981), The job characteristics approach to task design: A critical review.
Journal of Applied Psychology, 66, i 93-217*
Roe, R.A. (1982). The Quality of Work and the Study of Work and consequences. Delft: Delft University
of Technology.
Rohmertj W.} Landau, K. (1979). Das Arbeitswissenschaftliche Emebungs verwaren Tatigkeitunalyse
(AET), Bern-Stuttgart-Wien:Hans Huber Verlag,
Ruiz Qumtanilla, S.A. (1988). Work values and new technologies. In Keyser, V. de, Qvale, Th+, Wilpert,
В., and Ruiz Quintanilla, S.A. (eds.). The meaning of work and technological options. Chichester: Wiley.
Schwab, DJP., Cumimngs, L.L. (1976). A theoretical analysis of the impact of task scope on employee
performance. Academy of Management Review, 1, 23-35.
Skoistad, E. (1988). Technology and overall control: an example from the process industry. In Keyser, V.
de, Qvale, Th., Wilpert, В., and Ruiz Quintanilta, SA. (eds.). The meaning of work and technological
options. Chichester: Wiley.
Turner, A.N., Lawrence, RR, (1965). Industrial Jobs.and the Worker. An Investigation ofResponce to
Task Attributes. Boston: Harvard University.

Д. Босман
СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД К ПРОЕКТИРОВАНИЮ СОЦИОТЕХНИЧЕСКИХ СИСТЕМ
Введение
"Социо-техническая система представляет собой некоторую совокупность технических средств,
процедур и правил, выполняющую заданную работу под управлением и контролем человека," -
это определение справедливо как для простейших механизмов (например, двигающийся
велосипед), так и для суперсложных систем (например, социальные сообщества и города).
Искусственно создаваемые элементы системы - технические средства и технологические
процедуры - должны проектироваться, исходя из следующих основных: положений:
а) эффективность и надежность их работы основывается на физический законах и
соответствующих объективных реалиях;
б) при этом учет и взаимосогласование возможностей человека и используемой техники имеет
первостепенную важность.
Данная работа специально посвящена анализу второго положения.
Человек как элемент системы
Науку о "человеческих факторах", или эргономику, можно рассматривать как
мультидисциплинарную технологию. направленную
на достижение следующих целей:
- оптимизацию умственной и физической деятельности человека в профессиональном аспекте;
- совершенствование качественных и количественных результатов труда человека.
При разработке систем "человек-машина" (СЧМ) в эргономике используются законы и методы,
разработанные как в технических науках, так и в тех отраслях знаний, которые изучают
организационные, поведенческие и биологические особенности человека.
По мере технического прогресса и развития общества потребность в эргономике и прикладных
эргономических знаниях неуклонно возрастает. Постепенно развиваясь, эргономика как наука дос-
тигла достаточно высокого уровня. Развитие информационных технологий, в свою очередь, также
потребовало специальных знаний о способностях, присущих исключительно человеку. Известно,
что многие СЧМ, хорошо адаптированные к человеку, предлагают более
39
подходящий для него "спектр возможностей11, В свою очередь, человек, понимая поставленную
передним задачу, направляет усилия на улучшение работы "своей собственной" СЧМ. Недостатки
и достоинства эргономических решений обычно лучше всего обнаруживаются в сложных, или
"пиковых", ситуациях* Они проявляются в нестабильности и большом разбросе показателей
выполнения деятельности, высоком уровне ошибок и неизбежном увеличении материальных
затрат.
Разработка "эргономически обоснованного проекта" означает необходимость учета
индивидуального стиля работы людей в социо-технической системе. При разработке системы
должны приниматься во внимание индивидуальный характер и специфичность потребностей
человека, однако при этом должны игнорироваться всякого рода болезненные отклонения.
Давно стало общепринятым» что при проектировании рабочих мест необходимо учитывать как
минимум индивидуальные антропометрические характеристики человека (размеры тела, вес,
силовые параметры)* Такой подход к проблеме является непосредственным следствием
реализации санитарно-гигиенических и медицинских установок. Однако, продолжая принятую
логику рассуждений, специалисты приходят к выводу, что аналогичного рода требования спра-
ведливы и в отношении учета психологических и физиологических факторов. Это не означает
того, что особенности поведения или ответных реакций человека на внешние воздействия нельзя
трактовать в прагматическом плане, знания о них весьма полезны для обеспечения безопасности
труда или улучшения качества продукции, но для этого необходимо научить человека действовать
в соответствии с четко регламентированньши требованиями.
Системное проектирование
Проектирование сложных систем по методу "сверху вниз" включает примерно те же этапы, что и
разработка более совершенных: технических средств. Хорошей иллюстрацией методологии
проектирования служит процесс создания измерительных приборов на ранних этапах развития
физики. В этом процессе обратная связь как от разработчика, так и от потребителя прибора играла
весьма существенную роль.
Несколько столетий тому назад единственным средством проверки достоверности выбранных при
проектировании решений был получаемый при их использовании опыт, Практически все средства
труда совершенствовались в процессе и по мере их применения. Рационализатором становился
тот, кто собирался непосредственно работать этим инструментом. С давних времен в домашних
условиях розвдались небольшие системы, процесс созданий которых сводился
40
к увеличению числа функций или возможностей инструмента, исходя из насущных практических
требований.
Такая технология проектирования известна под названием мопе~ рациональной разработай". По
сравнению с другими подходами она имеет определенные преимущества, так как ей органически
присуща обратная связь, позволяющая последовательно совершенствовать изделие.
Проектировщик хорошо знает способы работы с инструментом, обладает информацией о
допустимых пределах его использования» взаимном соответствии особенностей инструмента и
способов его применения, особенностях реагирования на управляющие воздействия.
Непременным условием успеха в этом случае являются чувственное восприятие каждого
воздействия и его влияние на конечный результат. Совершенствование и улучшение качества кон-
кретных изделий неразрывно связано с применением технологии проектирования по типу
"операциональной разработки".
При проектировании более сложных систем предпочтение отдается подходу, связанному с
использованием "компьютерной метафоры". В его основе лежит процесс разделения целого на
такие составные части или единицы, которые еще способны воспринимать управляющие
воздействия, но для реалюации такого разделения необходимо определить ряд положений и
структур, описывающих взаимодействия между элементарными частями системы. Этот вариант
системного подхода к проектированию базируется на разбиении основной системной функции на
системные процессы, осуществление которых обеспечивается соответствующим набором
подфункций, а также на доскональном анализе вторичных факторов и характеристик той среды,
для которой данная система предназначена.
На этапе разбиения системы на подфункции и выделения разных типов функционирования
следует обращать внимание не только на взаимосвязи между компонентами системы, но и на
взаимодействие технических элементов системы и человека, а также на "нефункциональные"
аспекты деятельности системы, которые обеспечивают ее безошибочную работу, то есть
позволяют сохранять заданные параметры функционирования в изменяющейся обстановке, быть
чувствительной к различного рода возмущениям (электромагнитным колебаниям, химическим
воздействиям и тл.).
На стадии синтеза следует уделять особое внимание вопросам практического применения и
внедрения технических средств, стараясь исключить противоречия между созданной системой и
результатами, полученными на этапе анализа. Для успешной разработки необходим постоянный
контроль результатов проектирования, причем обратная связь должна обеспечивать оценку
результатов как для каждого шага проектирования, так и для каждого принятого на этапе
проектирования технического решения. Степень детализации, используемая на начальных стадаях
проектирования, слишком груба
41
для корректного решения стоящей прикладной задачи. В результате ошибочный или
нежелательный результат, обнаруживаемый на промежуточном этапе реализации проекта,
зачастую приводит к необходимости возврата и пересмотру решения, полученного на начальных
этапах работы. Поэтому отбор приемлемых вариантов проектных решений должен
осуществляться на той стадии проектирования, когда уже имеется набор возможных вариантов,
выработанных на предыдущем этапе, и оправдан отказ от некоторых альтернативных вариантов
(см. рис.1, на котором представлен процесс проектирования измерительной системы).
Повторение - вот основа проектирования. Хорошо или, скажем, приемлемо спроектированное
изделие является итогом постепенного эволюционного качественного наращивания путем
последовательного включения в проект небольших: изменений, причем эта работа, как правило,
доверяется только очень опьтшм проектировщикам*
Методически точное разбиение систем на малые подсистемы и частные фрагменты вплоть до
микроскопической детализации, которое предлагается "системотехникой" (техническая
дисциплина) и "теорией систем" (область научных исследований), опирается на использовании
специальных методов, выбор и правила применения которых: до сих пор остаются еще весьма
ограниченными. Обращение к этим методам обычно не облегчает процесс проектирования.
Напротив, использование такого подхода прибавляет работы, но зато улучшает контроль над
ходом процесса проектирования (Hall, 1962; Spillers,1974; Mesarovicet alM 1970), <„.>

Структурная организация систем


Разветвленный характер строения сложных систем является пред-мегом в высшей степени
сложного теоретического анализа, который в прагматическом отношении сводится к тому, что
"тот, кто работает один, делает все сам с начала и до конца " (Rechtin, 1968). Чтобы облегчить
выявление методов и средств, необходимых для того, чтобы система стала отвечать своей
функциональной целесообразности, целостный процесс ее функционирования подразделяется на
элементы. Исследование составных компонентов целостного процесса обычно проводится на
основе анализа взаимосвязей внутри каждого из них и представляется в ввде блок-схем и
диаграмм,
Основные типы структур
Разбиение целостной системы на компоненты может быть выполнено различными способами. Для
решения рассматриваемых нами задач широко используется подразделение на следующие типы
структур:
42 " .
Рис.\ Упрощенная диаграмма проектирования технических и процессуальных средств с акцентом
на функциях контроля и оценки {условия и ограничения)
Подсистемы: кавдый элемент технического оборудования связан с соответствующими (частными)
функциями, выполнение каждой из которых в логической совокупности приводит к достижению
основной цели системы- Иерархический уровень основных системных решений требует, чтобы
технические средства рассматривались как подсистемы. Например, на уровне разработки
технологической аппаратуры устройство регистрации данных будет считаться подсистемой. По
отношению к регистрационному устройству аналого-цифровой преобразователь,
специализированный компьютер и устройство для форматирования данных также являются
подсистемами. Аналого-цифровой преобразователь имеет мало функциональных связей с другими
подсистемами, а устройство для форматирования данных - много. По степени разветвленности
связей устройство для форматирования данных можно сравнить с нервной системой, хотя
основная функция форматирующего устройства вполне однозначна. Частные, или
однонаправленные, системы - общее понятие, обозначающее^ это каждая из таких систем
однозначно связана с одним из аспектов решаемой проблемы. Так, например, к функциям, общим
для всех подсистем, относятся необходимость получения энергии, поддержания температуры,
сензитивность к внешним возмущениям. Существуют функции, которые определяют создание
отдельной рабочей сети; работа аналого-цифрового преобразователя определяется собственной
внутренней программой действий, которая должна синхронизироваться с другими подсистемами;
аналогичным образом работают устройства для накопления и форматирования данных, а также
компьютер. Другой пример - полег в авиации может быть описан как частная система. При этом и
навигационное оборудование, и навигационные процедуры рассматриваются в качестве под-
системы, обеспечивающие выполнение специфических требований воздушного полета.
Понятие "точность" не относится к функциональным характеристикам системы, но оно жизненно
важно для надежной и безаварийной работы. Само по себе количество ошибок, допускаемых
системой, непосредственно не является производной величиной от технической реализации.
Различные, совместно работающие элементы системы связаны воедино через работу
оборудования1 для которого может быть создана модель распределения ошибок.
Как функциональные, так и нефункциональные характеристики системы запечатлены или, точнее,
как бы "вморожены" в конечный вариант технического решения. Это может быть показано на
примере, представленном на рис.2, который иллюстрирует возможное объединение выделяемых
характеристик по группам - скажем, вес, габариты, системы питания и охлаждения объединены
понятием "физические характеристики" (Sheperd, 1974). Как и многие другие, эта схема
несовершенна, например, в ней не учтен такой важный аспект,
44
как программное обеспечение работы системы. Однако строгих правил и критериев завершения
процесса структурирования не существуют. До сих пор только практика подсказывает, когда пора
остано* виться! Применение системного подхода, по крайней мере, помогает сформулировать
вопросы, которые при другой методологии проектирования даже не возникают или проявляются
слишком поздао.
Типы функционирования системы
Обычно над различными функционально важными сторонами работы системы доминирует одна
форма активности, которая имманентно присуща системе и осуществляется либо автономно, либо
под влиянием внешних воздействий. Количество и тип последних зависят от параметров
выбранного оборудования и от степени автоматизированное™ процессов управления. Этот аспект
рассмотрения деятельности системы может быть охарактеризован как процедуры. программы и
алгоритмы действия.
Действия системы - ручные, механические, электронные или любые другие - имеют точки
разветвления, определяющие выбор одного из альтернативных вариантов. Если выбор способа
действия в этих точках неизвестен, т. е- строго не определен в результате предыдущих действий (а
он может зависеть от внутреннего состояния системы и от внешнего окружения), то суммарное
действие называется процедура. Выяснение предпочтительности дальнейшего способа действия в
таких точках разветвления требует хорошо упорядоченной стратегии выбора решений, которая
чаще всего обеспечивается деятельностью чело века-оператор а. Если предполагается, что СЧМ
должна быть полностью управляема, то в проекте СЧМ должна быть подробно разработана
стратегия выбора решений, <,.,> '
В том случае, когда совокупность действий системы полностью детерминирована структурой
системы и той работой, которую она уже выполнила, суммарное действие системы называется
программой, или алгоритмом, а не процедурой. Процедуры, программы и алгоритмы в нашем
понимании - это тоже подсистемы. Эти понятия используются не только при создании
программного обеспечения, но и широко распространены в различных областях промышленности.
<..>Системныефункции обусловливаются определенной направленностью (илитипом) в
деятельности системы. В свою очередь, тип деятельности системы определяет выбор технических
средств, функционирование которых обеспечивает выполнение заданных процессов* Чтобы
добиться успеха в использовании методологических приемов проектирования, требуется
представить систему в виде структур различного типа, что включает и выявление "плоскости"
взаимодействия, или интерфейса, получившейся в результате разбиения системы по той или иной
функции (комплекса функций).
45
Рис.2 Группы характеристик технического решения
Исполнение Экспяуатаци о иные характеристики
Точность Скорость Готовность Целостность

Мощность Удобство обслуживания Совместимос

В соответствии с этим требованием можно выделить много разных типов:


-функциональная структура, показывающая, что выделенные системные функции полностью
отражают перечень требований к системе;
- ОМДмстная структура, описывающая систему в терминах отдельных технических средств;
- рабочая структура, отражающая действия системы и их взаимосвязь;
- социотехническая структура, описывающая взаимоотношения человека и машины;
- информационная структура, соответствующая потоку сигналов или информации;
- социальная структура, описывающая характер межличностных связей и отношений, и тому
подобные.
Некоторые структуры изначально имеют определенную направленность (функциональная,
рабочая, информационная), в то время как другие структуры (предметная, социотехническая,
социальная), хотя и являются производными от общего целевого назначения, теснее связаны с
вопросами конструирования и социальной ориентации. В настоящем разделе мы касаемся, прежде
всего, первых четырех типов структур, так как, именно они в наибольшей степени определяют
возможности СЧМ* Осознание обслуживающим персоналом особенностей своего труда и
специфика его внутренней пред-ставлекности (архитектонический аспект) еще недостаточно
изучены^, „> Для того чтобы удовлетворять поставленным требованиям, взаимодействия
"человек-машина" должны выполнять определенные функции в целостной системе. В таком
контексте понятие "функция11 определяется как "способ действия, благодаря которому
достигается поставленная цель" (Fowler & Fowler, 1963), <.. >
Функциональная структура, <..>Критерии выбора одной оптимальной из множества
альтернативных структур действий довольно размыты и требуют хорошо разработанной стратегии
принятия решений, способной учитывать большее разнообразие факторов и реальной
информации, чем это делается при оценке функции на этапе проекта. Чаще всего выбор
доверяется сделать самому человеку-оператору, хотя допустимо и использование адаптированных
структур действий под управлением специализированного компьютера. В последнем случае
очевидно, что базовую концепцию такой "автоматизированной" стратегии должен предложить
либо проектировщик системы - mutatis mutandis, либо сам человек-оператор. <„>
Рабочая структура объединяет в единое целое все доступные и активно используемые
материальные средства (с помощью программ и
47
алгоритмов) и предназначена для реализации конкретных требований и специальных функций.
Соииотехническая структура - система взаимных связей между действиями человека и работой
оборудования. Такую структуру можно создать только тогда, когда уже определена деятельность
системы и выбрана предметная структура. После этого можно выработать первичные
предложения процедурам, направленным на организацию процесса обеспечения работы
оборудования и дополнительные задания по организации производства. Окончательно
сформулированные задания должны быть распределены по нагрузке и во времени так, чтобы
работа выполнялась без нарушений биологических и социальных закономерностей.
Значимые аспекты структурной организации систем
Анализ функциональной организации системы (с помощью блок-схем и динамических диаграмм),
равно как и участие в эксплуатации системы, позволяет проектировщику выработать интуитивное
понимание процедурного и материального характера требуемых действий, С другой стороны,
рабочая структура действующей системы открывает техническому менеджеру и оператору
множество подсистем технологического процесса, которые все вместе, во взаимодействии и
контактах с окружающей средой, составляют функциональную др-хитеюпуру технических
средств. Последняя определяется, например, исходя из продолжительности процедурных действий
между моментами принятия решений, числом принимаемых решений в единицу времени,
возможными сочетаниями и последовательностью выполнения действии, выбором
обслуживающего персонала, инструктажем и обучением, циклами отдыха и т.д. Функциональная
архитектура важна для освоения оператором действий во время работы системы, для
формирования его собственного внутреннего представления о работе системы или ее
"когнитивной модели" (Bainbridge, 1969).
Другим аспектом воспринимаемой оператором организации системы является представленная
вовне или воспринимаемая архитектуру системы, которая порождается ее предметной структурой.
Оператор способен видеть одновременно средства управления и отображения только в некотором
ограниченном ареале своего окружения, то есть только те компоненты, которые существенно
важны для процесса управления работой системы. Различие форм, размеров, цвета и других
характеристик воспринимаемых объектов помогает в реализации различных функций систем
управления и отображения информации, а также содействует их привязке к процедурам (как это
показано на рис,3). Проектное решение не должно содержать противоречий во взглядах
проектировщика на работу системы и внутренними
48
представлениями оператора средней квалификации о ее функционировании.
Создание нового проекта технического средства или целой системы следует начинать не только с
решения вопросов о том, что должна делать и как будет работать система, но и с продумывания
вопроса о подборе операторов, поскольку давно известно, что поведение персонала и навыки
предыдущего опыта следует рассматривать как важные системные компоненты (Rijnsdorp &
Rouse, 1977)-
Дяя персонала, эксплуатирующего систему, средства предметной структуры означают не больше,
чем набор блоков, кабелей и тл., поэтому обычно его не интересуют детали рабочей организации
оборудования или системы в целом. Но от функциональной структуры, которая является
результатом специального процесса проектирования, существенно зависит распределение
действий между блоками системы и операторами. Это распределение осуществляется на
начальном этапе проектирования при грубом разбиении функций, когда еще трудно предвидеть
последствия кавдого конкретного решения. Поэтому важно включить в проект необходимые
эргономические требования на самых ранних стадиях разработки системы.
Структурирование процесса проектирования
<,.> Процесс разработки и проектирования системы делится на несколько этапов: исследование,
анализ и планирование, технический проект, детализированный проект, испытания и ввод в
эксплуатацию (Goode & Machol, 1957; Hill, 1970; Asimov, 1968), Для выполнения столь сложной
работы требуется отдельная бригада проектировщиков, помимо всего прочего, специально занятая
и разработкой организационных методов.<..,> Из бригады проектировщиков формируются группы
для решения разных задач: программное обеспечение, электроника, компоновка и сборка,
эксплуатация, человеческий фактор и т.п. Работая над одними и теми же задачами, группа людей с
разными взглядами должна организовать процесс проектирования так, чтобы каждалй, выполняя
свою роль, мог бы оценить влияние решений, связанных с областью его компетенции, на выбор
коллег-проектировщиков. <...>
Логическим путем проведения работ по созданию проекта является следующая
последовательность стадий по выделению:
- объектов проектирования (системной цели);
- требований к системе (получаемых после анализа задач);
- функций (вытекающих из требований);
- методов (для реализации каждой функции);
- средств (внедрение методов). <... >
49
4-514
Рис 3. Обобщающая схема процесса распределения действий

Рис. 4. Графическая схема уровней процесса проектирования


Чтобы удерживать ход процесса проектирования в допустимых рамках, следует осуществить
тщательную проработку и отбор вариантов на высших уровнях анализа (требование и функция,
возможность и метод), предусмотрев при этом их потенциальные эффекты на более низких
уровнях, особенно в области поведения и действий человека, с учетом степени автоматизации
системы, Уровни сравнения в терминах системных структур приведены на диаграмме ниже
(см, рис.4).
<„.> В практических ситуациях, где широко используется полезный опыт проектирования, на
качество решений часто большее влияние оказывает не функциональный уровень анализа, а выбор
методов и средств, особенно когда уже наработан достаточный опыт конкретных разработок.
Выбор методов и средств автоматически включает в себя распределение действий между
операторами и техническими средствами (см, рисЗ). <.. .>
Во многих случаях хорошего качества проектирования можно достичь при сравнении реальных
показателей работы системы с заданной степенью ее устойчивости. Но это весьма дорогостоящий
подход. Он оправдан в сложных случаях. Целостность процессуальных действий человека труднее
поддается проектированию и управлению. При создании системы с заданным низким уровнем
ошибок необходимо включать в проект соответствующий анализ действий исполнителя. Он может
стать существенным источником информации для доработки проекта (см. van Cott & Kindkade,
1972).
Человеческий фактор
Важнейшим результатом анализа деятельности, проводимого в дополнение к спецификации
исполнительских функций и уточняющего перечень эксплуатационных характеристик
технических устройств, является описание труда или актуализируемых форм трудовой
деятельности. Это позволяет выявить требования к квалификации, образованию и специальной
подготовке профессионально пригодного оператора* Естественно, что в результате
существующей тенденции к усложнению технических средств возникла необходимость в подборе
высококвалифицированного обслуживающего персонала. Мы считаем, что с этой тенденцией
следует покончить. Разработчикам СЧМ следует стремиться к тому, чтобы операторы с обычной
средней подготовкой были в состоянии хорошо понимать работу системы и полностью
справляться с ее обслуживанием,
В идеальном случае было бы желательно, чтобы оператор, опираясь на свой опыт, легко оценивал
степень функционирования СЧМ и имел возможность, умело используя свои интеллектуальные и
физические данные, находить удовлетворение в ежедневной работе. На современном этапе мы
далеки от этого идеала* Умственная и физи-
ческая нагрузка оператора, связанная с выполнением сложного задания, трудно поддается оценке.
Еще больше трудностей возникает при оценке таких размытых понятий, как удовлетворение,
раздражение, скука ит.п.
Прогресс в изучений этих понятий требует объеданения достижений различных дисциплин:
физиологии, наук о поведении, управлении и организации. Однако пробелы в наших знаниях не
должны являться препяггствием на пути исследований в данной области. Успех сопутствует
проектированию чаще всего в том случае, когда доступные нам данные о поведении человека как
составной части системы вводятся еще на стадии постановки проектировочных задач, что
представляется особенно справедливым при проектировании СЧМ дм разных этнических групп.
Причем это касается как исполнительных, так и перцептивно-когнитивных аспектов
проектирования деятельности.
В любом случае адаптация деятельности к человеку, объединение действий в процедуры, а затем в
функциональные обязанности и целостную деятельность неизбежно приводят к необходимости
включения этапа, связанного с организацией процесса разработки (см. рис.З). Каждое действие
оператора при выполнении задания является не только источником возможных, ошибок, но и
составной частью в динамике технологического процесса- Способность человека к оценке
получаемой информации (функция контроля качества) позволяет выявлять неисправности в
работе системы. В связи с этим другой важный источник ошибок человека - неправильное
понимание работы системы. Внутренняя модель поведения системы формируется у оператора на
основе освоения функциональной и воспринимаемой структуры технических средств. Чтобы
оценить получаемую информацию как неудовлетворительную или недостаточную, оператор
должен сопоставить ее с собственными представлениями. Его внутренняя модель строго
индивидуальна и может существенно отличаться от представлений проектировщика об операторе.
Создание четкой функциональной и социо-технической структур - большая помощь в решении
задач с непредвиденными ситуациями, но при этом нельзя полагаться только на анализ
характеристик ошибок и профессиональный опыт оператора. Оценка возможностей внутренних
моделей оператора б процессе изучения проблемы и на более поздних этапах проектирования,
которая обеспечила бы совместимость внешних средств деятельности с представлениями one-
ратора об их работе, связана с выявлением мнения операторовt обслуживающих подобные
системы.
Выбор методов и средств предполагает разделение функций системы между человеком-
оператором и оборудованием. Часть из них механизируется, другие, подобные стандартным
заданиям по управлению, следует автоматизировать,
53
Если действия не слишком однообразны и не требуют особых усилий, их можно поручить
оператору. Если же работа становится такой, что требует значительной затраты сия, как,
например, в критических ситуациях, то скорость и четкость реагирования оператора можно
увеличить путем длительных тренировок в соответствующих режимах* Известно, что умственные
перегрузки приводят к частичному нарушению выполнения второстепенных заданий (низший
приоритет, Kalsbeek, 1967). В проектировании СЧМ заметна тенденция перехода на более высокий
уровень автоматизации (от автоматизации механических к автоматизации умственных действий).
Но неизвестно, стоит ли следовать этой тенденции или необходимо обратить внимание на
критерии удовлетворенности трудом, поощряя высокий уровень мастерства, не отказываясь при
этом от оценки эффективности*
Разработаа СЧМ зависит от суммы возможностей техники, оператора, характера связей внутри
системы (оборудование, активные действия) и таких особенностей человека, как внутреннее
представление о системе, способность к обработке информации, двигательные и умственные
возможности, способность к выбору и тренируемо сть.<...> Такие особые характеристики
человека, как стереотипы поведения, заблуждения, субъективность интерпретаций, психофизи-
ческие возможности и их пределы, границы физиологических возможностей и
антропометрические требования, рассмотрены в работах Van Gott & Kinkade (1972), Kraiss &
Moraal (1976), Singleton и др. (1971).
При анализе действий и при последующем использовании его результатов факторы времени,
скорости, точности, расхода энергии, силовых нагрузок и тл. (см, рис.3) становятся реальностью в
том смысле, что они не только выполняются в определенной последовательности и
соответствующих соотношениях, что может быть зарегистрировано, но, что более существенно,
их можно оценить количественно. С учетом профиля человеческих возможностей такие действия
могут быть предложены оператору.
Традиционно особенности оператора и его возможности по отношению к выполнению конкретной
деятельности оценивались по набору качеств, представленных в таблЛ. Эта схема разработана
НорКп (1970) и дает наглядное представление о тех качествах, которые необходимы человеку для
наземного управления полетом.
Так как названные аспекты требований к профессионалу фиксированы и имеют границы
допустимых изменений, необходимо сравнивать требуемый уровень усилий с наличными
возможностями и способностями человека, Такую информацию предлагают некоторые
справочные пособия по человеческим факторам (см., например, VanCott & Kinkade, 1972). В целом
выносливость - весьма изменчивая, но вполне адаптивная характеристика.
54 -
Таблица 1
Схема составления индивидуальной психологической ______характеристики (по Hopkin, 1970)
____________
1. Биографические данные: возраст, поя, национальность! опыт работы, выполняемая ранее
работа.
2. Физические и физиологические требования; соответствие медицинским стандартам, общее
состояние здоровья, физическое состояние, сила, выносливость или сопротивляемость утомлению,
выносливость по отношению к внешним стрессам, адаптация к режиму труда и отдыха,
3. Требования к сенсорным системам: слуховой, зрительной, тактильной, кинестетической, и нтср
модальном у взаимодействию,
4. Требования к когнитивным функциям; скорость, точность, способность к опознанию в любой
сенсорной модальности.
5. Требования к обработке информация.
6. Требования х психомоторике: мышечная координация, хорошая двигательная координация,
ловкость, мани негативные способности, адекватная реакция на стимул.
7. Требования к семантическим системам: умение говорить на языке и понимать его, беглость
речи, ясность выражения мысли,
8. Знания и умения: фундаментальные знания, практические знания, обучаемость, способность
применять знания, мастерство в работе, практические еуэдення.
9. Требования к образованию: базовое образование и квалификация, дополнительная
квалификация, последние достижения, посещение курсов, планы на будущее в области
образования,
10. Требования к познавательным и мыслительным процессам: общая культура, вербальные,
числовые, пространственные и механические способности и склонности, способность к
рассуждениям, кратковременная и долговременная память, склонность к инновации, гибкость
мышленияt умение учиться на ошибках, способность забывать или не обращать внимание на
обиды.
1 I. Требования к качеству исполнения: скорость и точность ассоциаций, перцептивные,
интеллектуальные и психомоторные функции, целеполагание и сообразность целям деятельности.
12. Индивидуальные требования: основные черты личности, специфические черты личности,
индивидуальный профиль, внешний вид и привычки.
13. Социальные требования: способность работать в команде, такт, лидерство, мораль, отношение
к руководителям, отношение к подчиненным*
14. Мотивация и интересы: действия и поведение» отражающие интерес к работе и
удовлетворенность трудом, потребность в сложных, задачах и значительных усилиях в работе.
15. Эмоциональные требования: эмоциональная стабильность, настойчивость! устойчивость к
смене условий труда, реакция на стресс, реакция на скуку. _________
Нелинейные зависимости в поведении и актуализации внутренних ресурсов, возникающие в
реальных стрессовых ситуациях, лучше всего описываются математическими моделями типа
передаточных функций. Человек в системе может быть представлен как кибернетический объект,
способный к принятию решений в условиях неопределенности, самоанализу и изменению своего
сознания, проверке осуществляемых действий с последующим одобрением или отклонением
результатов, к суждениям о возможности/невозможности выполнения, оценке полезности, причем
каждое изменение состояния этого объекта приводит к обогащению его опыта. Поэтому следует,
хотя бы отчасти, проверить предлагаемые разработчиком модели психо-
55
логической стимуляции-реагирования (СР) на опытном оборудовании при моделировании
различных режимов умственной и физической нагрузок. Действия оператора могут оказаться
значительно сложнее, чем было предусмотрено проектировщиком системы, и каждое такое
действие может привести к ошибке в работе системы. Поэтому надежность человека является
специальным объектом изучения разработчиков (Meister, 197I; Swain, I970), <...>
Наибольшее внимание в течение последних тридцати лет уделялось так называемой "второй цепи
связей" (McRuer & Krendel, 1974; Baron & Kleinman, 1968), интерпретируемой как
последовательность осуществления функций контроля, или "внутренняя цепь связей11, В качестве
ведущих характеристик в данном случае выступают динамические характеристики установки и
физиологические пределы скорости человека (динамика нейр о-мышечных характеристик и т.п).
Цепь связей "номер один" - связи принятия решения, или "внешняя цепь связей", имеет намного
более сложную природу, поскольку включает в себя ограничения, накладываемые на технологи-
ческий процесс когнитивными ресурсами человека (Sheridan & Johannsen, 1974).
Результаты этих исследований касаются выработки определенных ограничений, используемых
при работе проектировщиков системы, и дают мало сведений об оптимизации требований к СЧМ
в целом, направленных на более оптимальное использование человека. Было бы желательно
активнее продолжить исследопания систем по отношению к когнитивным элементам и процессам,
во многом повышающих качество работы, особенно на этапе конструирования. <..>Высший
уровень связей, относящийся к осуществлению функций планирования, антиципации событий,
ориентации в будущих действиях, базируется на "сугубо человеческих" процессах - кратко-
временной и долговременной памяти» психомоторных навыках и всем том, что непосредственно
зависит от реакций человека, его потребностей и предпочтений. Существенным здесь оказываются
многие факторы, такие, как "страх, мотивация, перегрузка, адаптивность, привычки11. Степень
профессиональной подготовленности и индивидуальный взгляд оператора иа свою роль в
функционировании системы во многом определяются "внутренним содержанием11 его работы
(Bainbridge, 1969)- Обладая высоким уровнем осознания своего "Я", конкретный профессионал
может значительно отклоняться от представлений проектировщика об операторе, его образе
действий и своеобразии данного рабочего места. Следовательно, проектировщикам необходимо
поддерживать тешую связь с операторами, чтобы не создавать условии для чрезмерного
напряжения их адаптивных возможностей и ресурсов, а также предусмотреть специальный
тренинг для персонала в сложных или даже "неестественных" условиях таким образом, чтобы
внутренние представления о содер-
56
жании труда у всех операторов соответствовали бы и выполнению работы в критических или
стрессовых ситуациях.
Кроме того, в преодолении непредвиденных ситуаций четкость функциональных и
социотехнических структур СЧМ оказывает большую помощь, поскольку нельзя рассчитывать
только на достаточную степень тренированности операторов и знание ими инструкций. Более
того, для хорошо спроектированной системы период специальной подготовки и обучения
окажется значительно короче.
Стратегия выбора и принятия решений тесным образом связана с представлениями оператора о
работе СЧМ. Она формируются, главным образом, при изучения инструкций и в ходе выполнения
тренировочных упражнений, а в дальнейшем совершенствуется по мере накопления опыта работы,
В свою очередь, стратегии определяют подбор оператором специальных корректирующих
воздействий и определяют предпочтительный характер обратной связи об отклонениях в динамике
контролируемого процесса. С возрастанием опыта управления при подборе корректирующих
средств оператор в большей степени полагается на данные о качественных отклонениях в
протекании процесса.
Существует и тенденция к снижению рабочей нагрузки при переживании умственного стресса,
что может оказаться опасным в связи с возникновением иллюзий восприятия. Поэтому в очень
динамичных СЧМ обязательным условием является управление с использованием обратной связи
от датчиков и приборов. Таким образом, и содержанке задач, и приборное оснащение для их
решения должны проектироваться с учетом названных факторов.
Корректирующие средства и воздействия применяются лишь тогда, когда возникает
предположение, что реально ситуация действительно отклоняется от заданной. Это хорошо видно
на открытой цепи в блоке "процесс и процедуры, выполняемые СЧМГТ (рисЗ), и в ней должны
быть учтены основные условия функционирования биологической системы.
Как отарытая цепь, так и процедуры коррекции (цепь принятия решений) состоят из отдельных,
последовательно выполняемых программ. Их тип и последовательность должны быть
адаптированы к условиям реальной ситуации.
Максимальная адаптация к требованию динамичности поведения в критические моменты
достигается при наличии оптимальных антропометрических и психофизиологических условий, а
также при обеспечении соответствующими средствами для осуществления процессов обработки
информации. Первые два фактора связаны с разработкой адекватных средств контроля и
управления, рационального распределения рабочих нагрузок, соблюдением графика труда и
отдыха и т.п. (Kraiss & Moraal, I976),
51
С оцио-техническая структура - это сложное переплетение действий человека и технических
средств. Помимо всего прочего, в ее задачи входят:
- облегчение функционирования СЧМ;
- избегание / нейтрализация повреждений СЧМ;
- избегание / предупреждение аварий СЧМ.
Качество и эффективность решения поставленных задач зависят от сложившихся особенностей
социо-технической культуры. Наибольшее число исследований бьшо выполнено в области
изучения влияния на деятельность человека особенностей функционирования его сенсорных
систем. Оптимальные расстояния, размеры, углы, веса, оптические показатели приведены в
специальных руководствах (Goode & Machol, 1957; Van Cott & Kinkade, 1972; Fogel, 1967).
Более сложные процессы и их функциональная организация исследованы гораздо меньше, хотя
именно они являются наиболее важными при проектировании и эксплуатации СЧМ с высокой
производительностью, адаптированной к сбоям или отказам оборудования. Когда ими можно
"управлять", способность системы к разрушению находится под прямым контролем оператора.
Для получения от системы максимального эффекта необходимо свести к минимуму посторонние
воздействия на оборудование и па способы действий.
Мы можем определить надежность, или дееспособность, системы как вероятность того, *гго СЧМ
в заданном состоянии и в надлежащее время успешно выполнит свои функции. Это определение
не следует путать с пригодностью использования, которая задает картину условий, в которых
система должна находиться в начале работы.
Дееспособность - это мера возможности СЧМ достигать заданных показателей и целей работы при
разумных усилиях (WSEIAC, 1965), Полная оценка дееспособности системы требует анализа оши-
бок по каждой функции, учитывающего при этом как механизмы возникновения ошибок, так и
создание моделей, позволяющих принимать во внимание ошибки и оборудования, и человека
(Swain, 1970; Meister, 1971), которые должны конструироваться применительно к проектным
заданиям для каждого из предусмотревших путей реализаций этой функции.
Заключение
При проектировании СЧМ важнее всего выбрать правильное соотношение между
представлениями оператора о работе системы, ее характеристиками и способностью оператора
достигать целей так, как это задумано создателями системы. Функциональная структура системы
задается в основном на этапах формулирования базовых определений и ее предварительного
проектирования. При этом учет
58
возможностей оператора работать в системе производится, исходя из представлений о нем как о
некотором кибернетическом объекте, что далеко не всегда приводит к успеху. Поэтому
полноценное привлечение к разработкам психологических и эргономических требований
приводит к созданию новой концепции СЧМ или хотя бы ее частичному обновлению. Комплекс
выводимых на внешние устройства перцептивных характеристик, отражающих работу системы,
также формируется на ртапе подготовки СЧМ, Он должна удовлетворять антропометрическим и
психофизиологическим требованиям, а также имеющимся знаниям о процессах обработки
информации.
В нашей работе мы не опирались на поведенческий подход как на инструмент, пригодный для
проектирования систем, хотя имеющиеся современные технические и методические средства
обеспечивают возможности для получения на его основе необходимой информации. Однако эти
данные все еще с трудом воспринимаются как отдельными проектировщиками, так и целыми
коллективами разработчиков.
Важную информацию о разрабатываемой СЧМ проектировщики могут получать от операторов
уже работающих систем. Поэтому в интересах проектировщиков направлять часть усилий на
решение нетехнических вопросов, связанных с "плоскостью взаимодействия" человека и машины
(или интерфейса системы). Результатом подобных исследований могло бы стать повышение
качества работы и расширение функциональных возможностей системы.
Литера тура
Asimov, M. (1968). Introduction to design. New Jersey: Prentice Hall, Engel-wood Cliffs.
Bainbridge, L+ (1969). The nature of the mental model in process control. Symposium on Man Machine
Systems. Cambridge, England: Cambridge University Press.
Baron, S,, Kleinman, D,L. (1968). Application of Optimal Control Theory to the Prediction of Human
Performance in a Complex Task. Cambridge, Mass.: Bolt, Beranek & Newman.
Cott, van, HP., Kinkade, R.G. (1972). Human engineering guide to equipment design. Washington: Army
Navi Air Force, DC.
Edwards, E., Lees, F.P. (1973), The Human Operators in Process Control. London: Taylor & Francis.
Fogel, L.J. (1967). Human information processing. New Jersey: Prentice Hall, Engelwood Cliffs.
Fowler, H.W., and Fowler, F.G. (1963), The concise Oxford dictionary of current English, London:
Oxford University Press.
Goode, H.H., Machol, R/E. (1957). System Engineering. New York: McGraw
Hill.
59
Hall A.D- (1962). A Methodology of System Engineering. Princeton, New
^ engineering in perspective. ISEE Transaction cm
in tne ОгоШ Control of Aircraft. AGAR
i42JWH (1970). Objective measurement of mental load: possible Ss to the flight task. In Proceedings of
the Conference "Problems of the
55
applicSSs g
cockpit environment". AGARD,CP-55. Kraiss, K-F-, Moraai, J- (1976). Introduction to Human
Kngmeermg.
Vprl a ff T UV Rheinl and. McRuer, D.T., Krendei, E.S. (I974)+ Mathematical Models of Human Pilot
Behaviour'AGAR Dograph., 188, Meister, D. (1971), Comparative analysis of human reliability models.
Bunker
Ranio Corporation! N TIS. Mesarovic, M.D. et ah, (1970). Theory of Hierarchical Multilevel Systems.
New
York: Academic Ptes s.
Rechtin, E. (1968)- System Engineering - but isn't that what I've been domg all along? Astronautics and
Aironautics, 6, 6-16.
Rijnsdorp, J.E., Rouse, W.B. (1977). Design man-machine interfaces in process control Digital
Computers Applications to Process Control, Amsterdam: North
Holland. m . , . t
Shepherd, JT. (1974). The influence of aviomc system roquirancnl on airborne
computer design. In Proceedings of the Conference "Real time computer based
systems". AGARD, CP-149.
Sheridan, T\B., Johannsen, G+, ed. (1974). Monitoring Behaviour and Supervisory Control. New York:
Plenum Press.
Singelton, WX, et al. (1971). Measurement of Man at Work. London: Taylor
& Francis. л . . .. . trtt
Spillers, W,R,, ed. (1974). Symposium on Basic Questions of Design Iheory.
Amsterdam, Oxford: North-Holland.
Swam, A.D. (1970), Development of human error data bank, Sandia: Sandia Lab. Report SC-R~70-4286,
WSEIAC, Weapon System Effectiveness, Industry Advisory Commitee (1965). Vol.2 of final report of
task group II. AFSC-TR-65-2.
Дж+ Патрик
АНАЛИЗ ТРУДА, ОБУЧЕНИЕ И СПОСОБНОСТЬ
К ПЕРЕНОСУ НАВЫКОВ: НЕКОТОРЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ
РЕЗУЛЬТАТЫ
Судя по литературе, существуют значительные различия в содержании терминов "анализ труда",
"анализ задачи", "анализ навыков (или мастерства)11, хотя они часто используются как
идентичные и взаимозаменяемые. В специальном анализе Singleton (1974) обнаружил 24
аналогичных термина, хотя и это количество весьма приблизительно, "Анализ труда" является
наиболее распространенным и обобщающим понятием, включенным во все систематические
перечни трудовых ситуаций и рабочих условий, использующихся в различных областях
психологии профессий.
Термин "анализ навыков" применяется, главным образом, в трех основных значениях. Он может
бъиъ синонимом понятия "анализ труда", либо может относиться к отдельным операциям,
например к движениям участвующих в решении сенсомоторных задач. Третий аспект, обычно
связываемый с анализом навыков или составлением их таксономии, базируется на утверждении,
что эффективность работы зависит от четкого выполнения лежащих в ее основе операций. Пример
подобного подхода - выделение "общих навыков1' (Smith, 1973), включающих математические,
коммуникационные, логические, интерпретационные и манипулятивные навыки.
Термин "анализ задачи", к счастью, менее вариабелен и обычно имеет отношение к
используемому в целях обучения разбиению на классы или категории последовательности
рабочих заданий (Annett et ah, 1967), Miller (1962a) различал описание и анализ задач. Описание
задач касается целей поведения, в то время как их анализ ориентирован на точное определение
психологических требований, предъявляемых к обучающемуся во время выполнения заданий. В
некоторых ситуациях трудно придерживаться такого подразделения, по* этому большинство
авторов используют термин "анализ задач" как наиболее общий в области обучения (Cunningham
& Duncan* 1967).
Приведенная терминологическая дискуссия иллюстрирует некоторые особенности общего
категориального аппарата, применяемого для проведения различного типа анализа рабочих
ситуаций, В настоящей статье термин "анализ труда11 используется как обобщающий по
отношению ко всем другим упомянутым терминам.
61
Типы описаний работы
Одним из способов классификации различных методов анализа труда является использование его
различных описаний. Выделяются три общих категории: контекст, содержание и
профессиональные обязанности, в соответствии с которыми могут быть описаны различные виды
труда. Для настоящего обсуждения полезно различать типы анализа работы, использующие
описания, ориентированные либо на задачу, либо на субъекта деятельности.
Описания, ориентированные на задачу, включают цель выполнения, средства (оборудование) и
условия рабочей ситуации, или наблюдаемой активности, связанной с задачей. Субъектно-
ориентиро-ванные описания связываются с когнитивными способностями, используемыми или
требующимися от выполняющего работу человека. Например, описание задачи, выполняемой
техническим специалистом, представленное в виде общей характеристики технологического
процесса, будет ориентировано на задачу. С другой стороны, описание той же самой ситуации в
терминах возможностей, мастерства, склонностей или способностей, требующихся для
эффективного выполнения, будет субъектно-ориентированным.
Сходные наблюдения были сделаны Fleishman (1975, 1978) при описании четырех возможных
концептуальных базисов классификации выполнения. Два из них используют подходы описания
поведения и способностей к выполнению, что соответствует субъектно-ориентированному
анализу труда в нашей терминологии, в то время как оставшиеся два являются ориентированными
на задачу. Важно подчеркнуть по поводу этой дихотомии, что основанные на склонностях или
способностях субъектно-ориентированные описания являются типичными в сфере персонального
отбора и могут быть трансформированы в соответствующие инструменты психологического
тестирования.
Использование методов анализа труда
Другие классификации методов анализа труда можно было бы описать в терминах различий целей
работы. Blum & Naylor (I96S) выделяют около 20 направлений применения результатов анализа
трудовой деятельности. Некоторые методические схемы описания труда (см., например,
McCormicket al. (1976), "Опросник анализа рабочих позиций"; Smith (1973), "Перечень основных
трудовых навыков") связаны с попыткой решить проблемы, связанные с изменчивостью субъекта
труда, и включают вопросы отбора, трудового развития, обучения, профессионального
ориентирования (управления), планирования качественного состава персонала и тренировки.
Некоторые многоцелевые формы анализа работы часто связаны с изменяющимися в широких
пределах классификационными система-
62 *
ми, например Американского рабочего словаря наименований профессий или канадских
классификаций и словаря профессий. Fleishman (1975) заинтересовался развитием таксономии
задач, которая могла бы предсказать многие аспекты их выполнения человеком и была бы
особенно полезной для решения проблем расстановки кадров. Другие формы анализа работы
(например, Annett & Duncan, 1967) касаются проблем такой специфической области, как обучение
или отбор, хотя, как будет показано ниже, множество фуншщй может быть выявлено уже в
пределах системы подготовки.
Взаимосвязь между целью того или иного метода анализа труда и-типом используемого описания
однозначно выделить невозможно, хотя отдельные тенденции проявляются в литературе.
Большинство форм анализа работы в контексте подготовки (где широко используется термин
"анализ задачи") акцентируют использование данных о задаче в целях определения точного
содержания подготовки. Smith (1964) дает типичное описание труда как последовательности задач
и подзадач. Christal (1974) предоставия перечень задач, полезный дня описания работы. Хорошо
известный прием анализа критической ситуации (случая), разработанный Flanagan (1954), связан с
регистрацией трудового поведения, в котором ясно проявляется успешное или
неудовлетворительное выполнение работы.
Хотя большинство форм анализа работы в указанном контексте основаны на данных,
ориентированных на задачу, верно также и то, что дяя многих из них впоследствии делались
попытки выявить лично стно ориентированные измерения в целях разработки более эффективных
программ подготовки. Smith (1964) описал, каким образом из данных о задаче делается
заключение о необходимых для работы знаниях и навьшах, в то время как R,B. Miller (1962Ъ)
использует отдельные понятия информационного подхода, таких, как идентификация ключей и
долговременная память, для описания зависимостей, имеющих место в человеческом действии.
Большинство исследователей начинают с выделения данных о задаче, а затем с серьезными
трудностями движутся к проблемам проектирования подготовки, пытаясь сочетать данные о
задачах и личностных особенностях работника.
Некоторые приемы анализа работы, которые обычно не связаны исключительно с обучением,
базируются на данных, изначально ориентированных и на задачу, и на субъекта. Fine (1974) в
своей функциональной схеме анализа описывает работу в следующих категориях: люди
(работники), факты (информация и идеи) и вещи (машины и оборудование), и раскрывает
сложность иерархической организации в пределах кавдоЙ из них. Primoff (1975) не использовал
данные о задаче, а представил работу в виде последовательности элементов, в качестве которых
были взяты равновесомые характеристики работника, такие, как знания, навыки, интересы и т.д.
Они
63
выбраны потому, что позволяют оценить полезность работника на начальном этапе подбора или
устранить возможные причины неудач в работе.
Этот краткий обзор разнообразных приемов анализа не претендует на полноту, читатель может
ознакомиться с более широким освещением проблемы в работах McCormick (1976), Prien & Ronan
(1971).
Назначение методов анализа труда в системах профессиональной подготовки
В этом разделе будет рассмотрено изменение роли анализа работы в системах подготовки как
следствие изменения уровня современных технологий. Будет показано, что необходимость
включения элементов отбора для переподготовки делает взаимосвязь данных, ориентированных
на задачу и субъекта, более важной, чем раньше. Это будет обсуждено в рамках проблемы
детерминированности оценок способности к переносу умений и навыков при выборе потенциаль-
ных работников для переподготовки.
Мы постоянно напоминали об ускорении технологических изменений, тенденциях к большей
автоматизации и широком распространении следствий применения микроэлектроники в
промышленности. Результаты анализа этих изменений, недавно выполненного по поручению
Комиссии служб 331151x00111, позволили сделать множество интересных прогнозов подготовки
кадров. Один из них касается повышения требований к людям, способным использовать навыки
диагностики и решения проблем в меняющихся ситуациях (например, техники и механики по
оборудованию). Представляется также, что изменения в промышленности будут связаны с
переподготовкой, даже в условиях высокого и увеличивающегося уровня безработицы.
Общее значение этих факторов сводится к необходимости увеличения возможности переходов
(взаимозаменяемости работников) с одной работы на другую за счет более эффективных методик
подготовки (или переподготовки) и отбора персонала. Вывод состоит не в том, чего больше
подготовки или отбора, а в том, что для переподготовки кадров должен осуществляться их отбор.
Например, подобный подход был тщательно рассмотрен при переподготовке работ-ников, занятых
в производстве (отливке) пластических форм (Patrick &Spurgeon, 1978).
Рассмотрим сейчас взаимосвязь между решениями о подготовке и отборе в системе обучения,
представленной на рисЬ Предполагается, что выявленные необходимые изменения (1) требуют
решения о подготовке (в большей мере, чем эргономического решения), а также что кадры
потенциальных обучаемых,, из которых и должен производиться отбор (2), способны к
переподготовке. Однако как мы решаем вопрос выбора практикантов для переподготовки?
Решение
64
будет зависеть от оценки их способности к переносу своего профессионального опыта в новую
форму деятельности. Некоторые из наиболее важных индикаторов способности к переносу
связаны с внешними факторами рабочей среды,, мотивацией, интересами потенциальных
обучаемых. Примеры факторов включают объединение раз-граничений, шкал ценностей, статуса и
других разнообразных характеристик работы и субъекта.
Как было установлено, что рассматриваемые факторы указывают на то, что способность к
переносу возможна. После этого необходимо определить степень, в которой существующий
личностный репертуар знаний и навыков обусловливает способность к переносу (переключению)
иа новую работу. Способность к переключению в этом смысле может затем быть измерена
посредством оценки затрат на обучение (в самом широком смысле слова). По ходу оценки этих за-
трат на обучение (например, времени, требующегося на обучение, оборудования и т.д.)
необходимо предусмотреть взаимодействие отобранных обучающихся с программой обучения.
Очевидно, будет существовать тонкая взаимозависимость между отбором и обучением, которая
будет обязательно регуяироватъся мерой способности к переносу. Как видно из рис. ], решение об
отборе влияет как на объекты обучения, так и содержание обучения (1 и 2)} а также программу
подготовки (4). Эти выводы будут сейчас обсуждены.
Содержание специальной подготовки
Приводимый пример иллюстрирует тип обсуждаемых проблем. Ниже перечисляются семь стадий
работы техника, которые были заимствованы из описательной характеристики Annett & Duncan
(1967) и приложены к иерархическому анализу задачи :
1; Подготовка к выполнению задания.
2. Отбор соответствующих работе инструментов и материалов,
3. Проверка соответствий "машина-инструменты-материалы" в пробном режиме работы.
4. Уточнение конечных характеристик изготовленного изделия.
5. Уборка и подготовка вспомогательных инструментов/материалов для хранения.
6. Подготовка машины к работе.
7. Поддержание технологического процесса в пределах требуемого времени и приемлемого
качества*
Подобный анализ труда предоставляет полезные сведения о задачах, которые точно
устанавливают, что обучающийся должен быть способен выполнять после подготовки.
5-S14
65
Рис.1
Однако это только возможность выбора между потенциальными обучающимися после
предположения о психологических требованиях задачи и оценки субъективных потерь переноса, В
приведенном примере детальное исследование 3 и 4 этапов работы техника раскрывает
необходимость высокого уровня развития навыков принятия решения,
В отношении способности к переносу по критерию "стоимость-эффективность1' лучше выбирать
субъекта с навыками решения проблем я отсутствием подобного опыта работы, чем субъекта
компетентного во всех областях, кроме 3 и 4, но не показавшего способности к принятию
решения. Другими словами, время, требующееся для квалифицированного выполнения множества
подзадач будет зависеть от их требований и наличных опыта и навыков обучающегося.
Следовательно, даже если принять способность к переносу как "подарок судьбьГ, необходим
анализ труда как в отношении информации о задаче, так и сведений о субъекте. Различные
теоретические построения для классификации данных о субъекте будут позже рассмотрены с
точки зрения их полезности для прогнозирования способности к переносу*
Планирование процесса подготовки
Ни для кого не ceiqper, что трудно осуществить переход от содержания подготовки к
планированию эффективного обучения. Хотя существующие правила такого перехода не
определены, имеется множество полезных принципов. Posner & Strike (1978) обобщили 17
принципов программирования содержания учебного материала, которые могут быть
сгруппированы в 5 категорий: термины, концепты, исследование, обучение и использование. Два
принципа, названные логическими и эмпирическими предпосылками, характеризуют хорошо
известные постулаты программирования обучения (см,, например, обзор Gagne,1970).
При анализе того, что Gagne (1975) относит к интеллектуальным навыкам, можно обнаружить 8
типов научения, ранжированных от простой ситуации "стимул-реакция" до сложных проблемных
ситуаций. Простые типы научения формируют предварительную основу дахя более сложных
комплексов и в результате может быть точно определена последовательность инструкций, прямо
связанных с задачей, Naylor & Briggs (I963) занимались такими характеристиками задач, как
сложность и организация, с цепью определения того, какая подготовка, полная или частичная,
требуется для выполнения конкретной задачи.
Представленные выше основы планирования процесса обучения, связанные, по существу, с
информацией о задаче, показывают, что проведение подготовки имеет тенденцию все более быть
искусством
67
преподавателя. Однако не похоже, что планирование подготовки дет эффективным, если не будут
также учтены и оценены по достоинству особенности обучающихся. В когнитивных, подходах
обучающийся рассматривается как активный субъект по реорганизации информации, которую он
воспринимает в терминах его наличных когнитивных структур. Это заставило Ausubel защищать
использование термина "передовой организатор" для облегчения восприятия и понимания новой
информации. Pask (1976), а также Pask & Scott (1972) подчеркивали потенциальную значимость
предпочтений и когнитивных стилей обучающихся в упорядочивании новой информации. Если
эти стили не соответствуют стишо инструктирования в системе подготовки, тогда последующее
обучение может быть неоптимальным, Snow (1978) показал, что метод инструктирования может
взаимодействовать со склонностями обучающегося.
Понятно, что существует потребность учета связанных с задачей особенностей обучающихся. Это
необходимо делать как в отношении содержания подготовки, так и этапа ее планирования, когда
учитываются результаты отбора для переподготовки. Очевидно, что в нашем теоретическом
исследовании преждевременно говорить серьезно об оценках способности к переносу, которые
требуются для вывода об отборе или подготовке. Хотя большинство форм анализа труда в
контексте обучения уделяет некоторое внимание характеристикам обучаемого, нет универсальной
и непротиворечивой системы классификации сведений о субъектах труда, которая будет предска-
зывать способности к переносу профессионального опыта в новые формы деятельности и которая
может быть систематически сопряжена с данными о задаче.
Некоторые теоретические построения
Подход, основанный па анализе способностей
Существует огромный объем литературы, касающейся феноменов, традиционно называемых
"способности" и "пригодность", который обобщен Dunnette (1976). Обычно эта тема относится к
области дифференциальной психологии и психометрии. Если верить, что люда могут быть
описаны как наделенные относительно стойкими чертами и способностями, тогда полезно в
настоящем обсуждении обозначить их как проявление "потенциала переноса"- Следовательно,
обучающиеся с высоким уровнем вербального понимания будут более способны к переносу
навыков с одной ситуации на другую, вовлекающую точно такие же способности, по л сравнению
с обучающимися, имеющими более низкий уровень. Отметим, однако, что такое суждение или
психологически аналогичное обязательно зависит от экстраполяции данных задачи. Prien (I977)
также подчеркивал,
68
что для психометрических инструментов требуется высокая валид-ность содержания и при этом
необходимо использовать- информацию по анализу работы, включающую, помимо информации о
субъекте, информацию о задаче.
Проблема разработки подхода к способностям состоит в том, что трудно определить уровень
описания требований и, соответственно, меру способностей в любой конкретной сфере. Guilford
(I967) в своей структурной модели интеллекта представил 120 качеств в сфере интеллектуальных
процессов, в то же время Fleishman (I962) тщательно изучил 11 перцептивно-моторных
способностей. Если игнорировать проблему уровня описания, то возможно для любой клас-
сификации выбрать в качестве критерия эффективности успешность выполнения заданий, которая
в этом контексте значимо различает обучаемых по способности к переносу.
Попытки связать эмпирический подход к способностям с данными по задаче характеризует работу
Fleishman и его коллег. Fleishman (1978) сообщил о результатах некоторых исследований по
распознаванию слуховых сигналов, решению задач и формированию понятий, в которых
варьировались характеристики задачи и попутно изменялись требования к способностям
выполнения задачи. Например, в задаче распознавания слухового сигнала варьировалось
соотношение сигаая-шум. Испытуемые получали батарею табличных тестов, измерявших
различные способности восприятия и памяти, а затем выполняли задачи критериального
различения. Факторный анализ полученных результатов показал переменный вклад отдельных
способностей (например, слухового восприятия), обусловленный изменениями характеристик
задачи.
McCormick и его коллеги из университета Pardue исследовали взаимосвязь между элементами
"Опросника анализа рабочих позиций" (форма В) и способностями (или качествами),
требующимися для работы. В исследований Marquardt & McCoimick (1974) приведены более
совершенные профили способностей для каждого элемента "Опросника анализа позиций" на
основе экспертного ранжирования 76 качеств (которые учитывали большинство способностей по
Fleishman), Исследования являлись попыткой валидизироватъ применение подобных профилей
способностей дм таких видов труда, которые получены путем оценки весов элементов работы.
Эти исследования частично подтвердим: необходимость изменений методологических оснований.
Marquardt & МсСопшск (1974) получили только взаимосвязь между величиной фактора способно-
сти и баллами по "Общему комплексному тесту способностей11, в то время как Shaw &
McCormick (1976) использовали методологию анализа неудач дли оценки профилей рабочих
способностей. Это означает, что требования к способностям трудно соизмерить с оценкой
важности (значимости) рабочего элемента.
6S
Очевидно, что обсуждаемый подход (исследование способностей) по отношению к данным о
субъекте ведет к дилемме. С одной стороны, сомнительно, что различие способностей приведет к
хорошему различению потенциальных обучающихся без связи с данными о задаче* С другой
стороны, сегодня временные затраты и методологическая запутанность такой связи являются
основным препятствием.
Информационный подход
Модель квалифицированной обработки информации (Welford, 1976) описывает изменение
процессов, лежащих между входом и выходом и определяющих выполнение элементов. Miller
заимствовал элементы этого подхода .для своего собственного анализа труда, используя 25
категорий, включенных в схему "вход - память - обработка - выход"(МШег, 1972b). Очевидное
преимущество использования подобной терминологии состоит в возможности описать (оха-
рактеризовать) работу независимо от ее контекста. Вновь появляется проблема уровня описания и,
следовательно, количества категорий, пригодных для предсказания способности к переносу.
Altman (1976) - один из немногих авторов, пытавшихся разре^ шить эту проблему на уровне
профессий. Способность к переносу (определяемая несколько иначе, чем об этом говорилось
выше) согласно Altman, зависит от внешнего и внутреннего соответствия мо-тивационной,
контекстуальной и поведенческой сфер. В рамках данного обсуждения нас наиболее интересует
сфера поведения, которая разбивается на 5 взаимодополняющих стадий: восприятие, запоминание,
интеллектуальные процессы, ответ и объединение. Кавдая из них подразделяется на ряд
взаимосвязанных подстадий. Например, интеллектуальный процесс состоит из перцептивного
переноса, концептуализации, выведения основного правила, рассуждений, воображения,
формулирования и оценки, Altman обобщил большое количе-ство теоретических доказательств
того, что каждая категория потенциально соответствует понятию способности к переносу. Оконча-
тельной одержи подобной структуры следует ожидать от ее проверки в системе образования или
промышленности. Однако снова потребуются обширные исследования.
Информационный подход, лежащий в стороне от ранее представленных, не дает исчерпывающих
ответов по поводу способности к переносу, поскольку тяготеет к принятию статичного рассмотре-
ния квалифицированного выполнения. Многие авторы (например, Adams, 1971; Fitts, 1962)
подчеркивали, что различные стадии харак-теризуют развитие навыка, в то время как другие
предполагали, что профессиональное поведение по мере развития его форм становится все более
иерархически организованным. Если наблюдать поведение пианиста или теннисного игрока,
удивительно, как гибко может
70
быть организовано поведение до момента достижения желаемого результата. Такая утонченная
гибкость обусловлена изменяющимся во времени программированием поведения и отражает то,
что было названо хорошо развитым "планом" (Miller, Galanter & Pribram, 1960) или "стратегией"
(Miller, 1972b), Duncan (1972) высказал схожую позицию в контексте обучения. Представляется,
однако, что идентификация и развитие первоначальных, планов или стратегий организации
работы должно быть важной детерминантой способности к переносу. Можно напомшпъ ранее
приведенный пример работы техника в производстве пластиков, в котором некоторые
составляющие работы требовали навыков принятия решения.
В такой ситуации, когда отбор рассматривается для переподготовки, владение сходными планами
или стратегиями даже из другого контекста может лучше предсказать способность к переносу, чем
любые другие навыки категории обработки информации или объем соответствующих работе
знаний. Возможно, что предсказание способностей к переносу будет более точным, если принять
во внимание все эти источники информации.
Заключение
Выше были обсуждены два различных теоретических подхода с позиции возможного их
использования для прогнозирования индивидуальной способности к переносу навыков н умений.
Подход, связанный с анализом способностей, придает особое значение тому, что способность к
переносу будет связующим звеном отдельных индивидуальных, достаточно устойчивых черт.
Информационный подход рассматривает взаимодействие различных когнитивных способностей
как детерминанты успешного выполнения и, соответственно, как способности к переносу для
новой работы*
Оба подхода используют данные, изначально ориентированные на субъекта, хотя следует также
использовать характеристики задачи, чтобы точно отразить требования работы. Следовательно,
когда принимается во внимание проблема отбора работников дня подготовки, которая будет, по-
видимому, приобретать все более важное значение, необходимо использовать такие методики
анализа работы, которые обеспечат информацию как о задаче, так и о субъекте.
В специальной подготовке содержание и проектирование взаимодействия особенностей
обучаемых (в терминах данных о субъекте) с характеристиками задачи имеет важное значение для
определения способности к переносу. Соответственно, крайне необходимо взаи модействие между
ютассификационными системами данных как о задаче, так и о субъектах (Dunette, 1976; Prien,
1977). Сегодня переход от этих базовых данных к эмпирическим основаниям обоснован
71
недостаточно, чтобы с полной уверенностью сделать прогноз об имеющейся способности к
переносу знаний.

Литература
Adams, J.A. (1971). A closed-loop theory of motor learnings. Journal of Motor Behaviour, 3, 111-149.
Altman, J/W. (1976). Transferahility of Vocational Skills: Review of literature and research information
Ohio: Centre For Vocational Education.
Annett, J., Duncan, K.D, (1967). Task analysis and training design. Occupational Psychology, 413
311*321.
Blum, ML., Naylor, J.C. (1968). Industrial Psychology. New York: Harper & Row,
Christal, R.E. (1974). The United States air force research project. Occupational Research Division.
Texas: Air Force Ншпап Research Laboratory.
Cunningham, D.J., Duncan, K.D. (1972). Describing non-repetitive tasks for training purposes.
Occupational Psychology, 41, 203-210.
Duncan, K.D. (1972). Strategies for analysis of the task. In Hartly, J. (ed.). Strategies for Programmed
Instruction: An Education Technology. London: Butterworth.
Dunette, M.D. (1976). Attitudes, abilities and skills. In Dunette, M.D. (ed,). Handbook of Industrial and
Organizational Psychology. Chicago: Rand McNally.
Fine, S.A. (1974), Functional Job Analysis: How to Standardise Task Statements. West European
Institute for Employment Research.
Fitts, P.M. (1965). Factors in complex skill training. In Glaser, R. (cd.) Training research and Education.
New York: Wiley.
Fleishman, E.A. (1962), The description and prediction of perceptual-motor skill learning. In Glanser R.
(ed.). Training research and education. Pittsburgh: Pittsburgh University,
Fleishman, E.A. (1975). Toward a taxonomy of performance. American Psychologist, 11, 1127-1149.
Fleishman, E.A. (1978). Relating individual differences to the dimensions of human tasks. Ergonomics,
21,1007-1019.
Gagne, R.M, (1970). The Conditions of Learning. New York: Holt, Rinehart & Winston.
Gagne, R.M (1975). Taxonomic problems of Educational System, In Singel-ton, WX and Spurgeon, P,
(ed,). Meosurmeni of Human Resources, London: Taylor & Francis.
Gilbert, T«F, (1962). Mathematics: the technology of education. Journal of Mathematics, 1, 7-73, and
2,7-56.
Guildford, J.P. 0967). The Nature of Human Intelligence. New York: McGraw-Hill.
Mager, R.F. (1962), On the sequencing of instructional concept. In Davies, I.K, and Hartley, J. (ed.).
Contributions to an Educational Technology. London: Butterworth.
Marq\iardtr L.D., and McCormick, EJ. (1974). The job dimensions underlying in the job elements of the
position analysis questionnaire (PAQ, form B). Report 4. Purdue: Purdue University.
72
McConmc, EJ. (1976)* Job and task analysis. In Dunnette, M.D, (e&)p Handbook of Industrial and
Organizational Psychology. Chicago: Rand McNally,
Miller, R.B. (1962a). Task description and analysis. In Gagne, R.M. (ed.)/ Psychological Principles in
System Development. New York: Holt, Rinchart & Winston.
Miller, RJ3, (1962b). Analysis and specification of behaviour for training. In Glascr, R. (ed.)> Training
Research and Education. New York: Wiley.
Miller, G.A., Galanter, E., Pribram, K.H, (I960/ Plans and the Structures of Behaviour. New York: Holt,
Rbehart & Winston.
Naylor, J.S., Briggs, G.E. (1963). Effects of task complexity and task organiza* tion on the relative
efficiency of part and whole training methods. Journal of Experimental Psychology, 65, 217-224.
Pask, G. (1976). Styles and strategies of learning. British Journal of Educational Psychology, 46, 128-
148.
Pask, G., Scott, B.C. (1972). Learning strategies and individual competence. International Journal of
Man-Mashine Studies, 4, 217-253,
Posner> G.J., Strike, JCA-(1978). Principles of sequencing content. Contribution to an Educational
Technology, v.2. London: Kogan Page.
Prien, E,P., Ronan, W.W, (1971). Job analyses: a review of research findings. Personnel Psychology, 24,
371 -396.
Prien, EP+ (1977). The function of job analysis in oontent validation. Personnel Psychology, 30,167-174.
Resnick, L.B, (1976), Task analysis in instruction. In KJahr, D- (ed.), Cognition and Instruction. New
York: Wiley.
Seymour, W.D, (1966). Industrial Skills, London: Pitman.
Shaw, J.B., and McCormick, EJ. (1976). The prediction of job ability requirements using attribute data
based upon the PAQ- Report 11. Purdue: Purdue University.
Singelton, WT. (1974). Man-Mashine Systems, London: Case & Wyman,
Smith, A-D. (1973), General Skills in the Reasoning and Interpersonal Domain. Pr. Albert,
Saskatchewan: Training Research and Development Station.
Snow, R.E. (1978). Individual differences and instructional design. In Hartley, J, and Davies, I.1C (ed,),
Contributions to an Educational Technology, v.2.
London: Кой an Page. Welford, A.T. (1976), Skilled Performance: Perceptial and Motor Skills,
Illinois: Scott, T?oresman & Co-
Zegra, J.E. (1943). Job analysis, a resume and bibliography. Journal of Applied psychology, 27, 249-267.
Рендэл В. Даыхем
ОСНОВНЫЕ СОСТАВЛЯЮЩИЕ ХАРАКТЕРИСТИК
ТРУДА И ИХ ИЗМЕРЕНИЕ
Введение
В последние годы исследователи уделяли серьезное внимание организации и проектированию
труда рабочих в Америке. Большое число работ посвящено влиянию трудовых задач или спектра
функциональных обязанностей на мотивацию работников, качество труда и удовлетворенность
трудом. Предметом многочисленных исследований бьш анализ того, каким образом исполнители
реагируют на различные характеристики трудовой деятельности (Brief & Aldag, 1975; Hackman &
Lawler, 1971; Turner & Lawrence, 1965),
Однако очевидно, что прежде чем исследователь сможет дать икк терпретацию ответной реакции
рабочего на "стимул", то есть на содержание и организацию трудовой задачи, совершенно
необходимо ему самому понять, что же выступает в качестве подобного "стимула". Hulin (I971)
обратил внимание на то, что двойственность и неопределенность понятий, которыми изобилует
литература об ответных реакциях исполнителей на требования труда, могут быть непо-
средственным следствием несоответствия позиций разных авторов как в отношении
концептуальной схемы анализа, так и в вопросах оценки и измерения характеристик задачи. В
последнее время предпринимаются серьезные попытки выявить и оценить основные со*
ставляющие трудовой деятельности, но проведенные исследования пока не позволяют дать
исчерпывающее решение проблемы в целом,
В настоящей статье рассматриваются результаты двух взаимосвязанных направлений
исследований, проведенных на группах квалифицированного персонала. Исследования позволяют
лучше понять содержание конструкта "организация труда и функциональные обязанности
персонала". Первое из них направлено на описание пространства основных составляющих,
соответствующих субъективно воспринимаемым характеристикам труда. Второе посвящено
поиску модели взаимосвязи различных составляющих иди характеристик в структуре труда и
функциональных обязанностей, пригодной для объяснения ответных реакций исполнителей.
Широко распространено мнение, что структура функциональных обязанностей представляет
собой многомерное образование, которое лучше всего описывается в терминах сложной
ткомпенсаторпой модели взаимодействия (Brief & Aldag, 1975; Hackman & Lawler, 1971; Hackman
& Oldham, 1971). На основе теоретических представлений, рассматривающих структуру труда как
многомерный конструюг,
74
предпринимались попытки использовать рад оценочных шкал для дифференциации различных
составляющих в общем "пространстве"
характеристик труда.
Turner & Lawrence (1965), проанализировав большой объем литературы, предложили шесть
"необходимых характеристик задач в трудовой деятельности11, которые, по их предположению,
должны быть связаны с показателями удовлетворенности трудом и спецификой операционального
состава деятельности: разнообразие работы (с точки зрения состава трудовых задач), •
независимость, или само-стоятелъностъ исполнения, регламентированные взаимодействия, не-
обязательные взаимодействия, необходимые знания и уменияжответст-вечность.
Этот подход, позволяющий подойти к решению вопроса о количественных оценках, дал толчок
большому числу работ по определению перечня основных психологических составляющих
трудовой деятельности. Он использовался лдя построения ярлпигтииной компенсаторной модели,
направленной на получение единого обобщенного индекса - индекса степени сложности труда,
Hackman & Lawler (I971) взяли четыре ю шести предложенных Turner & Lawrence (1965)
признаков в качестве базовых характеристик трудаt которые позволяют индивиду получить
высокую личностную удовлетворенность трудом. Шкалы Turner & Lawrence были
трансформированы для измерения четырех характеристик трудовой деятельности: разнообразие
задач, независимость, сходство задач и наличие обратной связи (информированность о
результатах работы),
Hackman & Lawler (1971) провели шкалирование по выбранным характеристикам на 208
служащих: из 13 различных профессиональных групп, работающих в одной из телефонных
компаний. Предложенную на основе этих данных модель авторы ошибочно назвали
дизъюнктивной (Brief & Aldag, 1975). Чтобы определить, какая из моделей - аддитивная
(компенсаторная) или дизъюнктивная (некомпенсаторная) - более пригодна, Hackman & Lawler
проанализировали относительную значимость некоторых сочетаний оценок по выделенным
составляющим по следующим параметрам:
(а) - невзвешенная сумма оценок по четырем составляющим (компенсаторное взаимодействие);
(б) - взвешенная сумма по четырем составляющим, оцениваемая с помощью многофакторного
регрессионного анализа (компенсатор ноевзаим о действие);
(в) - произведение оценок по четьгрем составляющим (условно не компенсаторное
взаимодействие).
По всем трем вариантам были обнаружены сходные результаты дяя зависимой переменной с
коэффициентами корреляции, в среднем близких к 0,30. Авторы заключили, что полученные
данные не по-
15
зволяют утверждать, что дизъюнктивная модель дает более адекватное по сравнению с другими
моделями объяснение эмпирических данных» но в то же время и не отрицают се. Позднее, в
разделе "Обсуждение результатов" своей книги, авторы пришли к выводу, что "для получения
наиболее приемлемых результатов труд должен соответствовать по крайней мере среднему
уровню требований по всем четырем базовым составляющим11 (р,115), Объяснение,
предложенное Hackrnan & Lawler, еще раз показывает, что исследователи в большей степени
ориентируются на последний из указанных, хотя и менее эмпирически обоснованный вывод*
Brief & Aldag (1975) представили "конструктивное возражение" исследованию Hackman & Lawler
(1971). В выборку вошли представители ряда профессий, имеющих отношение к реабилитации
больных. Анкета представляла собой сокращенную и слегка исправленную версию опросника
Hackman & Lawler, а также три предложенные ими способа комбинирования основных измерений.
Brief & Aldag пришли к следующему выводу: "Анализ данных, полученных в исследовании,
показал, что во всех случаях регрессионная компенсаторная модель проявляла себя несколько
лучше, чем другие оцениваемые модели" (Brief & Aldag, 1975, p. 185).
В работе Brief и сотрудников (см, Hackman & Oldham, 1971) эти данные сравнивались с
результатами аналогичного опроса персонала одной из промышленных фирм. Было обнаружено
значительное сходство результатов по сопоставляемым группам данных. Идентичность описаний
на основе аддативной модели (полученной на основе многомерного регрессионного анализа) и
корреляционной модели (составленной по данным шкалирования) наводят на мысль о том, что,
для удовлетворенности трудом, профессии не обязательно должны иметь высокие показатели по
всем четырем базовым составляющим и что высокий показатель по одной шкале (или нескольким
шкалам) может компенсировать низкие показатели по другим. Несмотря на указанное сходство
результатов, авторами была предложена новая обобщающая версия модели (Hackman & Oldham,
1975).
Aldag с помощью факторного анализа пробел повторную оценку данных Brief & Aldag (1975) и
Brief ct al. (см. Hackman & Oldham, 1971), Согласно полученным им результатам, однозначное
решение задачи по полному дифференциировашно четырех основных измерений труда достигнуто
быть не может.
Sims, Szilagyi & Keller (1977) провели два других исследования с использованием нового варианта
методики выделения основных составляющих труда на основе данных Hackman & Lawlcr,
полученных на двух профессиональных выборках - 1161 человека ю вспомогательного и
обслуживающего персонала медицинского центра в одном из университетов среднего Запада и
192 менеджеров и контролеров производящей бензин фирмы. Был проведен факторный анализ
76
оценок по четырем базовым составляющимt дополненных данными о взаимоотношениях
отдельного специалиста с другими людьми и его благожелательности. Авторы пришли к выводу,
что для каждой из рассмотренных моделей наиболее легко интерпретируемой и содержательной
оказывается структура из шести факторов. Проверка полученных решений выявила практически
полную дифференциацию по шести выделенным шкалам между несколькими случайно
отобранными для анализа видами профессиональной деятельности. Исследование Sims et ah (1977)
дает лучшее из имеющихся доказательств того, что анализируемые виды труда и
профессиональных обязанностей имеют сложное строение и что базовые характеристики труда
могут быть эмпирически дифференцированы-
В работе Sims и сотрудников содержится дополнительная информация, полезная для понимания
данных об основных составляющих профессиональной деятельности, оцениваемых с помощью
предложенного ими набора шкал (см. Sims et al., 1977). Полученные на выборке медицинских
работников результаты опроса описаны в обеих статьях. В анализируемой работе были
рассмотрены взаимосвязи между оценками по каждой из исходных содержательных шкал, харак
теризующих функциональные обязанности персонала, с набором по казателей удовлетворенности
трудом. Кроме того» была прокорре лирована интегрированная оценка по всем четырем основным
составляющим труда с показателями удовлетворенности трудом. Величина коэффициентов
корреляции между интегрирующей оценкой труда с различными проявлениями
удовлетворенности трудом была систематически меньше, чем аналогичные величины,
отражающие силу корреляционных связей между отдельными составляющими труда и
показателями удовлетворенности. При пошаговом регрессионном анализе, проводимом с целью
предсказания оценок удов л е-творенности трудом, в расчетные уравнения вносились только оцен-
ки по отдельным шкалам характеристик труда, так как результирующая переменная
(интегрирующая оценка) никогда не объясняла наблюдаемых расхождений с эмпирическими
данными настолько, чтобы быть внесенной в уравнение.
Эти результаты подтверждают преимущество использования аддитивной компенсаторной модели
для анализа влияний, оказываемых со стороны сочетаний различных составляющих трудовой
задачи и их эффектов. Сходные выводы содержаться и в исследованиях Hackman & Lawler (1971)
и Brief & Aldag (1975)- Согласно с теоретическими представлениями, лежащим в основе
концепции многомерной независимой структуры труда, каждая отдельная характеристика
профессиональной задачи должна была бы уникальным образом влиять на ответы
профессионалов, однако, как показывают результаты исследований, включение в модельное
описание полного набо-
pa составляющих труда еще не является достаточным условием для объяснения максимального
разнообразия ответов.
Последнее и наиболее полное усовершенствование метода, предназначенного для оценки
основных составляющих труда, реализовано в опроснике "Диагностическая анкета для анализа
труда11 (Job Diagnostic Survey, сокращенно - JDS), разработанного Hackman & Oldham (1975), В
данной методике к четырем базовым составляющие труда, используемым в работе Hackman &
Lawler, была добавлена еще одна характеристика - "значимость задачи", В основу разработки JDS
были положены предположения Turner и Lawrence (1965) с учетом модификаций, предложенных
Hackman и Lawler (1971) и другими исследователями. В качестве интегрирующего
прогностического показателя авторами был предложен "индекс потенциальной мотивации"
(Motivating Potential Score, сокращенно - MPS). Он оценивается следующим образом:

С помощью методики JDS было опрошено 658 человек - представители 62 профессий из 7


различных организациях. Медианы межшкальных корреляций имели значения от 0,12 до 0,28, а
оценки внутренней надежности - от 0,56 до 0,88. Этот факт рассматривался как доказательство
независимости составляющих в многомерной структуре трудовой деятельности. Как и в
предшествующих исследованиях, все шкалы имели средний уровень корреляции и
положительную связь с оценками удовлетворенности трудом и трудовой мотивации.
Данные Hackman & Oldham (1975) наводят на мысль о том, что шкала MPS не объясняет в полной
мере всего диапазона изменчивости ответов, которые нельзя вывести из особенностей профессио-
нальных задач или на основе аддитивных моделей. Абсолютное значение процента
вариабельности ответов респондентов, оцениваемых по показателю MPS, оказывается не на много
большим, чем при оценке с помощью индивидуальных шкал JDS, Однако в данном случае
факторная и корреляционная структуры связей между показателями JDS не исследовалась.
В качестве резюме следует отметить, что в прошедшее десятилетие было выполнено достаточно
большое число работ, посвященных совершенств онанию методологии оценки основных
составляющих трудовой деятельности. Тем не менее полученные данные не дают достаточной
информации для разрешения двух критических вопросов, которые являются предметом нашей
работы. Два исследования (Наск-
78
man & Oldham, 1975; Sims et al,, 1977) навели нас на мысль о том, что дифференциация оценок,
полученных с помощью шкал в 4-ех иди 5-ти измерениях, чаще всего выделяемых для описания
основных составляющих & структуре трудовой деятельности, в принципе возможна, однако
эмпирически это еще полностью не обосновано.
Кроме того, теоретические представления, лежащие в основе разрабатываемого указанными
авторами подхода, продолжают базироваться на комплексной некомпенсаторной модели,
предсказывающей независимый характер взаимодействия основных составляющих в структуре
труда. В тоже время полученные в других исследованиях данные свидетельствуют о
правомерности использования аддитивной компенсаторной модели* что ставит вопрос о проверке
адекватности той или иной описательной модели.
Проведенное нами исследование направлено, во-первых, на эмпирическую проверку
существования выделяемых психологических составляющих в структуре трудовых задач и, во-
вторых, сравнивает прогностические возможности аддитивной компенсаторной модели их
взаимодействия с предсказаниями многомерной некомпенсаторной модели (показатель MPS по
Hackman & Oldham, 1975).
Методика
Выборка испытуемых и процедура сбора данных. Результаты были получены на выборке
конторских служащих торговой корпорации. Обследование проводилось анонимно. Выборка
состояла из 3610 работников одного из дочерних предприятий корпорации. Профессиональный
состав выборки был следующим: менеджеры и ассистенты менеджеров по торговле, машинистки,
инженеры, программисты, снабженцы, менеджеры по работе с кадрами, начальники отделов
национальные директора т,п. Представители других профессионал* тли групп составили в
выборке менее 2%.
Шкалы характеристик труда. Для измерения основных характера стик труда использовалось 15
позиций опросника JDS; Значения коэффициента альфа, используемого для оценки внутренней
надежности шкал, находились в диапазоне от 0,72 до 0,75 (см* таблЛ). Шкала отношений. Чтобы
получить эталонный критерий для JDS, в качестве подмножеств суммарного ответа (выбранного
по организационным критериям) использовались наборы ответов по каждой индивидуальной
шкале отношений. Эти обобщенные шкалы (Sims et al., 1977) измеряют удовлетворенность с
учетом некоторых элементов рабочей среды. Полученные шкалы были заново валидизирова-ны
относительно показателей удовлетворенности трудом. Факторная структура исходных шкал, как
было показано и в более ранних исследованиях, оказалась достаточно хорошо определенной и ста-
бильной по отношению к временным параметрам тестирования и
79
типу объяснительных моделей (по данным Dunham & Smith), Оценки надежности для шкал по
критерию альфа ранжировались от 0,71 до 0,88. В данном исследовании анализируется шкала,
которая измеряет удовлетворенность определенным видом труда.
Таблица 1
Взаимные корреляции основных показателей JDS (по выборке из 784 человек)
Переменная

(показатель) ] 2 3 4 5 6

L Обратная связь 15

2. Значимость задач 49 72
3. Разнообразие задач 53 57 76

4. Сходство задач 49 46 48 72
5. Независимость 51 53 57 57 73
6. Удовлетворенность трудом 37 35 37 29 36 71

Примвчйние. Значения, расположенные по диагонали, соответствуют коэффициенту надежности


Alpha *
Обработка результатов. Были проведены два вида статистической
обработки результатов. Первый - факторный анализ, подобный тому, что был использован Sims et
al. (1977), но он проводился с помощью более подходящего к данной ситуации метода вращения
матриц исходных данных (oblique rotations). Затем использовалась процедура косвенных
ограничений, позволявшая вращать (преобразовывать) факторную структуру таким образом,
чтобы вычленить ее ведущую составляющую. Второй тип статистических процедур использовался
для анализа данных по подгруппе, состоящей из 784 респондентов. В этом случае для
установления связи между пятью основными составляющими JDS и оценками удовлетворенности
трудом использовался многофакторный регрессионный анализ. Этот тип обработки был направлен
на достижение второй цели исследования - определения наиболее подходящей модели для анализа
комплексных взаимодействий между основными составляющими трудовой деятельности при их
количественной оценке.
Результаты исследования
Факторный анализ
Корреляционная матрица была получена для 15 позиций JDS с помощью программы "Missing Data
Correlations". Затем-были получены результирующие оценки на основе значений коэффициентов
корреляции в квадрате. Полученная модифицированная матрица ис-
80
пользовалась в дальнейшем как база данных для проведения факторного анализа. Анализ
показателей факторных весов (см. та б л, 2)
и тот факт, что первый из вращаемых факторов объясняет около 83% общей дисперсии, наводят на
мысль о том, что для получения наиболее экономного решения можно быяо бы сохранить только
один фактор (Turner & Lawrence, 1965). Однако если можно выделить другие содержательно
интерпретируемые факторы и если можно показать, что они имеют значимые величины в
пределах помологической сетки, то имеет смысл провести их последующий анализ. Приняв, что в
имеющемся статистическом материале распределение факторных весов оценено достаточно
точно, то можно последовательно рассмотреть имеющиеся одно-, двух-, трех-, четырех- и пяти-
факторные решения. Однако и в этом случае будет достаточно сложно аргументировать
сохранение пятифакторной структуры для содержательной интерпретации данных.
Hackraan & Oldham (1975) априорно предложили вьщелятъ пять составляющих, имеющих между
собой средний уровень корреляции* Кроме того} наличие значимых корреляций между
отдельными пунктами внутри шкал наводит на мысль о том, что эти пять шкал обладают
достаточной степенью валидности. Из этих соображений был проведен пятифакторный анализ
данных с помощью процедуры: вращения OBLIMAX (см. табл.2). Проверка полученного
факторного решения обнаружила, что 3 исходных шкалы по составляющей "обратная связь" дают
нагрузку на первый фактор, 3 исходных шкалы составляющей "сходство задач" - только на второй
фактор, 2 исходных шкалы из 3 по составляющей "значимость задач" вошли в третий фактор.
Однако б исходных шкал по составляющим "разнообразие задач" и "независимость"
недифференциированно распределены между двумя последними факторами.
Исходя из смешенного распределения нагрузок на исходные шкалы по составляющим
"разнообразие задач" и "независимость" в полученном пятифакторном решении, а также сходства
этих двух рядов шкая (что показано при оценке их взаимных корреляций), было решено провести
четырехфакторное OBLIMAX вращение. Проверка этого решения (см. табл.3) четко выделяет
факторы, соответствующие составляющим "обратная связь", "значимость задачи" и "сходство
задач". Однако, как и ожидалось, результатом четырехфактор-ного вращения явилось выделение
одного общего фактора, который можно определить как комбинацию шкал по составляющим
"разнообразие задач" и "независимость"»
Процедура косвенных ограничений (техника, часто используемая для подтверждения результатов
факторного анализа) быяа проведена л о отношению к исходным оценкам по 15 шкалам JDS для
того, чтобы проверить будет ли заданная 5-факторная матрица достаточ-
6-514
81
но хорошо описываться всеми тремя исходными позициями по каждой из пяти априорно
выделяемых составляющей. Результаты анализа показали, что исходные шкалы, входящие в
составляющие "разнообразие задач" и "независимость" все еще остаются смешанно
распределенными между двумя факторами. Проведенное косвенное ограничение по
чегырехфакторному решению объединило все исходные шкалы по двум анализируемым
составляющим в единый фактор, что дало возможность получения чистого четырехфакторно-го
решения.
Таблица 2
Результаты факторного анализа показателей JDS, проведенного с помощью ОВЫМАХ вращения
по 5 факторам (по выборке из 3610 человек)
Характеристики задачи Факторы

I II III IV V

Обратная связь -

1 -04 03 -44 -03 -7


2 -05 -17 -08 -08 -6

3 -17 -18 -39 -09 5

Значимость задач

1 -87 11 -04 01
2 -74 бб -07 -01 -0

3 40 -31 -AS -11


Разнообразие задач

1 -28 -31 29 -12 0


2 -19 40 16 -09 -0

3 -04 12 -^53 07 -
Сходство задач

1 -20 -15 -07 62 0

2 -10 -07 -19 -57 -1

3 -Об -21 -19 54 -


Самостоятельность

1 И 70 10 07

2 -16 15 -61 -10 -

3 13 -70 02 04 -
Факторный вес 5.00 0.82 0.49 0+47

Корреляции между факторами

I 1.00
II 0.75 1.00
III -0.72 -0.68 1.00

IV -0.40 -0.60 0.40 1,00

V 0.66 0.64 -0.67 -0.59

82
Регрессионный анализ
В поисках более пригодного метода для анализа взаимодействий между обобщающими шкалами
JDS, соответствующих основным составляющим труда и эффективности их использования для
прогноза эмоционального отношения респондентов к труду, был проведен регрессионный анализ,
для чего использовались данные по редуцированной выборке респондентов, состоящей из 784 лиц,
занимающих достаточно ответственные в профессиональном отношении посты*
Проведение многомерного регрессионного анализа по пяти обобщающим шкалам JDS позволило
объяснить до 20% разброса ответов респондентов на вопросы об удовлетворенности конкретным
видом труда. Показатель MPS (Hackman & Oldham, I975) объяснял 17% разброса оценок
удовлетворенности. Затем индивидуальные показатели MPS были добавлены к оценкам по
обобщающим шкалам JDS и на полученном материале был повторно проведен многомерный
регрессионный анализ. Если сопряженная модель, отраженная в структуре показателя MPS, была
бы более адекватной, то включение этого показателя в общую систему независимых переменных
увеличило бы ее протостичностъ. Однако это оказалось не так* Когда данные по пяти
обобщающим шкалам JDS были сопоставлены с помощью регрессионного анализа с
подмножеством оценок по MPS, то была обнаружена высокая степень их корреляции (0,97).
Вариативность оценок, получаемых с помощью показателя MPS, может быть объяснена на основе
принципа дополнительности, включенного в аддитивную модель.
_
Обсуждение результатов и выводы
Результаты факторного анализа данных опроса, представленные в настоящей статье, приводят к
заключению, что наиболее экономным следует признать однофакторное решение, отражающее
общую степень сложности профессиональной деятельности* Рассмотрение результатов
факторного анализа более высоких порядков мало что добавляет к объяснению вариабельности
ответов респондентов. Несмотря на это, оказалось возможным достаточно четко выделить и
доказать существование трех из пяти гипотетических шкал (составляющих труда),
соответствующих основным характеристикам трудовых задач и функциональных обязанностей.
г
Гипотетически выделенные составляющие - "разнообразие задач" и "независимость1* -
эмпирически дифференцируются плохо» Все шесть позиций, включенные в состав этих
обобщающих шкал, являются составляющими одного фактора (по четырехфакторному решению).
83
Таблица 3
(данные по выборке из
Характеристики задачи
человек) Факторы
Таким образом, проанализированные данные снидстельстиусл о том, что на основе полученных
результатов факторного анализа можно говорить о двух правомерных решениях:
(а) - однофакторном, в котором все выделяемые состгшляюпдас объединены в единую
характеристику степени сложности труда;
(б) - нетырехфакторном, в котором наряду с тремя отдельными факторами для составляющих
"сходстао задач", "значимость задач" и "обратная связь" существует единый фактор по составляю-
щим "разнообразиезадач" и "независимость".
В последние годы методологи, занимающиеся анализом структуры труда и распределения
функциональных обязанностей, предложили несколько вариантов условно-некомпенсаторной
модели для
84
_______________________________.---------------------------------------- 1 — факторы
--------------f I II Ш IV_________
--------Характеристики задачи
^—-----------------------------'----------- Обратная связь -13 06 52
15

1 ^17 00 44 22

2 00 37 -55 23

Значимость задач 02 16 -01 88

1 -01 15 02 77
2% ^17 33 -21 -24

Разнообразие задач 08 -30 -04 33

1 -04 -39 -05 -29

23 -24 83 -09 11

Сходство задач - .-65 08 03 13

1 60 12 -12 зэ
2Э -75 17 05 02

Независимость -36 -48 -27 01


i
-04 79 -13 26

1 -37 -39 -12 02


3
Корреляция между факторами 1.00
т

и 0.69 1.00

III -0.47 -0.54 1.00 -


JL-LX -0.58 -0.81 0.55 1.00
IV

описания взаимосвязей между основными составляющими и характеристиками трудовой


деятельности, В то же время полученные ранее данные говорят о том, что и аддитивная
компенсаторная модель может оказаться эффективной для интерпретации эмпирически на-
блюдаемых данных. Как показывают результаты нашего исследования, компенсаторная и
некомпенсаторная модели объясняют примерно одинаковую часть дисперсии ответов
респондентов.
Мы обнаружили также, что разброс в оценках показателя MPS можно объяснить с помощью
аддитивной модели, но наличие этой связи не специфично только для нее. Поэтому, пока не будут
четко определены преимущества интерпретации данных с точки зрения некомпенсаторной
модели, ее нельзя признать как наиболее адекватную. Если аргументы в пользу признания
правомерности одномерного факторного решения можно принять безоговорочно, то второй
результат - относительно возможности сочетания разных составляющих труда - продолжает
оставаться спорным. Полученный одномерный вариант факторного решения помогает объяснить,
поче му аддитивная компенсаторная модель неоднократно применяла с для интерпретации
наблюдаемого разброса ответов с тем же успе хом, что и некомпенсаторная.
Безусловно, результаты отдельного исследования недостаточны для аргументированного отказа от
существующих принципов разработки многомерного подхода к оценке основных составляющих
трудовой деятельности, но в сочетании с проанализированными в данной статье результатами
других работ является достаточным основанием для того, чтобы рассмотреть эту альтернативу как
реальную возможность. Поэтому необходимо проведение дополнительных и более тщательных
исследований для разрешения поставленной проблемы.
Материалы нашего и предшествующих исследований приводят к мысли о том, что для описания
многомерного пространства характеристик трудовых задач компенсаторная модель, по крайней
мере, в той же степени эффективна, что и некомпенсаторная. В настоящее время существует
несколько альтернативных возможностей для дальнейшего поиска, которые следует
проанализировать более детально. Одна из них состоит в том, чтобы попытаться представить и
описать основные составляющие труда в рамках одномерного вектора сложности. Другая
возможность не отрицает существования многомерности структуры труда, но заставляет признать,
что имеющиеся в нашем распоряжении шкалы для ее оценки выбраны неадекватно. Еще один
вариант решения - пространство основных характеристик труда зависит от выборки испытуемых,
хотя противоположное мнение обосновывается в работе Sims et aL (1977),
В нашем исследовании обсуждались результаты опроса, полученные на достаточно уникальной
выборке персонала одной корпора-
85
ции, для которой характерен умеренный уровень взаимокорреляций между шкалами JDS.
Возможно, если обратиться к анализу труда лиц более низкой квалификации в той же
организации, число составляющих в пространстве характеристик труда изменится*
Несмотря на все сказанное, основным и наиболее отчетливым результатом нашей работы является
то, что имеющиеся на сегодняшний день знания об основных составляющих и характеристиках
трудовой деятельности остаются недостаточными и требуются дополнительные усилия для их
теоретического осмысления.
Литера тура
Brief, A.P., Aldagt R.G. (1975). Employee reactions in job characteristics: A constructive replication.
Journal of Applied Psychology, 60, 182-186.
Hackman, J.R., Oldham, G.R. (1971)- Employee reactions to job characteristics. Journal ofApplied
Psychology, 55, 259-286.
Hackman, J.R.> and Lawler, E,E, (1971), Employee reactions to job characteristics. Journal of Applied
Psychology, 55, 259-286.
Hackman, J.R., Oldham, G.R. (1975). Development of Job Diagnostic Survey. Journal of Applied
Psychology, 60, 159-170 ♦
Hulin, C.L* (1971). Individual differences and job enrichment: The case against general treatments. In
J.R. Maher (ed/), New Perspectives m Job Enrichment. New York; Van Nostrand,ReinhokL
Sims, H.P, Szilagyi, A,D., Keller, R,T, (1977). The measurement of job characteristics. Academy of
Management Journal, 21, 59-70,
Turner, A,N., Lawrence, P.R. (1965), Industrial jobs and the worker, Boston, Mass: Harvard University,
Graduate School of Business Administration.
РАЗДЕЛ II
ХАРАКТЕРИСТИКИ И ДИНАМИКА ТРУДОВЫХ ПРОЦЕССОВ
Гуннар Йохлннсен

I
РАБОЧАЯ НАГРУЗКА И ЕЕ ИЗМЕРЕНИЕ
Введение
Давно известно, насколько важное значение имеет проблема рабочей нагрузки для разработки и
анализа функционирования систем "человек-машина"{СЧМ). При оценке альтернативных
проектов СЧМ принимаются во внимание не только эксплуатационные характеристики системы,
но и нагрузка оператора. Однако при определении понятия "нагрузка" и способов ее измерения мы
сталкиваемся с большим разнообразием мнений и различных точек зрения (Nicholson, 1974;
Sheridan & Johamsen, 1976). Термин "нагрузка" часто употребляется и без пояснения того, что под
ним подразумевается. В настоящей работе мы попытаемся:
- сопоставить существующие определения понятия нагрузки и найти то общее, что их объединяет;
- сформулировать некоторые принципы ориентированной на практику теории или
методологической схемы анализа, объединяющей воедино разные аспекты рассмотрения данного
вопроса;
- выявить взаимосвязи между методиками (или возможными комплексами методик) измерения
нагрузки и соответствующими им теоретическими основаниями.
Определение понятия рабочей нагрузки
Наиболее часто используется определение нагрузки, данное Jahns (1975). Он проводит
подразделение всей обширной области, охватываемой понятием "нагрузка человека-оператора",
по следующим трем функциональным признакам:
- исходная нагрузка (или нагрузка на входе системы);
- усилия оператора;
- процесс исполнения или результат деятельности (см. рисЛ). Сходные подходы встречаются и у
других авторов (Rohmert, 1971,
1973; Rolfe & Lindsay, 1973). Нагрузка "на входе" связана с воздействием внешних по отношению
к человеку факторов и событий, а затрачиваемое усилие относится к его внутренним
характеристикам. Исполнение обычно определяется как целенаправленное представление или
вьщача данных, вырабатываемых человеком-оператором, которые, в свою очередь, выступают как
входные в других компонентах системы "человек-машина-окружающая среда". Данные могут
также выступать и в роли обратной связи, свидетельствующей
об адекватности приложенных усилий. Некоторые показатели, используемые для оценки процесса
и результатов исполнения приведены на рис, 1.
Основные источники нагрузки на входе можно разделить на три группы: на воздействия,
связанные с влиянием окружающей среды; воздействия, обусловленные конструктивными
особенностями СЧМ, и на воздействия, связанные со способами реализации деятельности (см.
рисЛ). Источники нагрузки, связанные с влиянием окружающей среды, проявляются в наличии
шума, вибрации, температурных колебаний и т.п. Влияние особенностей конструкции или
функционирования проявляется в технических решениях приборных средств для предъявления
информации и органов управления, эргономично ста кабины для работы экипажа, динамических
характеристиках управляемого объекта и т.п. Способы реализации деятельности определяются
процедурными элементами, к которым относятся, например, инструктаж и разбор полета,
определение последовательности задач, длительность исполнительного цикла системы или задачи.
Усилия, затрачиваемые оператором, определяются набором факторов, включающим входаую
нагрузку и требования к исполнению с содержательной стороны решаемой задачи. Это можно
выразить следующим функциональным соотношением;
Усилие = f (нагрузка, состояние оператора, внутренние критерии
исполнения).
Состояние оператора зависит от многих переменных - как относительно стабильных, таких» как
психофизические характеристики, общий тонус, особенности личности; так и изменчивых, таких,
как опыт, мотивация, внимательность (Jahns, 1973). Оператор сам вырабатывает внутренние
критерии исполнения, тем самым регулируя допустимый уровень ошибки. Внутренние критерии
зависят от состояния оператора (например, от мотивации), требований к исполнению и от
полученных инструкций. Не все функциональные взаимосвязи четко определены, и далеко не все
поддаются количественной оценке в сотуациях, когда умственная нагрузка резко отличается от
физической.
Иногда вместо терминов "нагрузка" и "усилие" используются термины "стресс11 и "напряжение".
При этом подразумевается, это они эквивалентны (Rolfe & Lindsay» 1973). Однако термин "стресс"
чаще применяется при "пиковых" нагрузках. Поскольку человек-оператор способен одинаково
успешно работать в различных ситуациях, используя разные системы, при различных степенях
нагрузки, то совершенно необходимо учитывать те усилия, которые он должен приложить, чтобы
точно выполнить поставленные задачи. При таком подходе мы сможем определить различия
между альтернативным техническими проектами и решениями.
89
Рис. 1 Составляющие нагрузки оператора

Обычно при аттестации СЧМ оцениваются как качество исполнения, так и прилагаемое усилие,
однако наиболее важным показателем остается нагрузка на входе. Можно сказать, что общий
термин "нагрузка" - это всего лишь ярлычок, который объединяет понятия входной нагрузки и
усилий оператора.
Классификация методов оценки нагрузки
Показатели входной нагрузки необходимо отличать как от показателя нагрузки на выходе, так и от
показателя усилий оператора, используемых для дифференциации типов нагрузки. Методы оценки
входной нагрузки предполагают измерение характеристик среды, процедур, конструктивных и
ситуационных характеристик системы. Все они заранее известны или связаны с особенностями
ситуации, зависят от экологической обстановки, от совокупности характеристик, заложенных в
проекте СЧМ, от текущих намерений пользователей системы. Значения переменных,
определяющих нагрузку, могут варьировать во времени, например, изменяется число
контролируемых авиадиспетчером самолетов.
Важное значение играют единицы, в которых измеряется усилие операторов. Часто они позволяют
определить нагрузку косвенно. Все методы оценки и измерения усилия могут быть разделены на
четыре группы (см, также рис. 1):
1) временной (или хронометрический) анализ;
2) исследование процесса переработки информации;
3) изучение уровня активации оператора;
4) субъективная оценка нагрузки*
Временной анализ включает оценку времени исполнения каждого отдельного элемента некоторой
задачи и дальнейшего сопоставления этих временных показателей с суммарным временем,
необходимым для решения задачи. Делались попытки косвенного измерения пропускной
способности центральБюй нервной системы, где нагруз ка использовалась в качестве независимой
переменной. В други: подходах применяются теория информации и теория управления.
При косвенной оценке пропускной способности человека анализ и руется эффективность
выполнения деятельности оператором. При решении вторичной (или дополнительной) задачи
относительное уменьшение показателей может свидетельствовать о необходимости и о величине
дополнительных усилий, которые должен затратить оператор при решении основной задачи.
Результаты выполнения вторичной задачи позволяют судить о "сэкономленной емкости" канаяа.
Относительное уменьшение показателей при исполнении вторичной задачи может показать,
сколько дополнительных усилии потребуется оператору для выполнения ос-
91
новной задачи в отличие от ситуации, когда выполняется только вторичная задача. В качестве
дополнительных используются арифметические задачи, отстукивание ритмов, задачи выбора,
отслеживание сигналов, перекрестно-адаптивные нагрузочные задачи и др. (Johannsen et al, 1976;
Rolfe, 1976).
С теоретической точки зрения контрольные измерения усилий оператора основаны на измерении
частоты и временной развертке процесса его деятельности, либо на моделировании человеческого
труда. В качестве показателя затраченных усилий могут использоваться спектр гоготности
функции напряженности деятельности и распределение амплитуд, полученные при анализе
действий человека-оператора.
Другой количественный показатель связан с оценкой ведущей роли человека-оператор а при
воздействии на динамику управляемого элемента в соответствии с моделью переходЕшх
процессов (McRuer &Krendel, 1974).
В качестве едшшцы измерения в модели оптимального управления выступает минимальная
степень пропускной способности или внимания человека-оператора, при которой качество его
деятельности остается на соответствующем заданным критериям уровне (Levin-son et al., 1971;
Baron & Levinson, 1975; Wewcrinke & Smit, 1974). Показатель внутреннего усилия вычисляется т
основе соотношения Pc/pt где Лир- это реципрокные отношения сигнала и шума при наблюдении
сигнала на фоне помех (Л - полная пропускная способность оператора, ар- фактический уровень
внимания). Показатель усилия позволяет рассчитать характеристики распределения внимания
оператора между различными источниками информации.
Обращение к анализу показателей уровня активации оператора основано на гипотезе, согласно
которой уровень физиологической активности оператора зависит от его усилий (Johanssen, 1976;
Mulder, I976; Sanders, 1976), Иногда в качестве показателя умственных усилий используется
синусная аритмия частоты сердечных сокращений (Kalsbeek, 1971; Sanders, 1976). Другой
распространенный показатель - папиллометрия, шт величина расширения зрачка (Klix, 1971;
Beatty, 1976).
Полезным методом для суждения о нагрузке служит субъективная оценка усилия (Johannsen et aL,
1976; Pasmooij ct al, 1976). Однако такой показатель является слишком обобщенным. Кроме того,
необходимо очень подробно объяснять оператору, что следует оценивать» то есть определять
смысл того, что следует подразумевать под усилием. Точность субъективной оценки зависит от
множества субъективных факторов.
92
Практические методы оценки нагрузки и взаимосвязи между ними
Можно выделить четыре группы методов измерения нагрузки* Они отличаются друг от друга,
поскольку оценивают различные стороны усилия человека. Временной анализ ориентирован на
измерение внешней нагрузки; анализ переработки информации - на исполнение; исследование
уровня активации оператора ориентировано на самого оператора; субъективные суждения об
усилиях сосредоточены только на тех проявлениях, которые доступны осознанию. Это означает,
что каждая из методик, взятая сама по себе, позволяет охватить только малую часть всего
сложного поля нагрузки оператора, то есть все методы имеют один и тот же недостаток.
Рассмотрение реальных СЧМ показывает, что оператору обычно приходится решать несколько
задач одновременно. На рис,2. показана предполагаемая взаимосвязь между входной нагрузкой и
результатами действий оператора. Временной анализ позволяет оценивать три вида нагрузки, что
также отражено на рис.2.
Из представленной схемы снова становится очевидной сложность измерения нагрузки. Суждение
о ее величине можно составить только на примере решения реальной задачи с использованием
всех методов измерения. Исследования, основанные только на одном методе измерения нагрузки,
представляют ценность, главным образом, при оценке надежности, валидности и независимости
измерений от взаимных влияний (Rolfe, 1976), Объединение этих критериев является одной из
важнейших задач при исследовании нагрузки.
Чтобы составить представление о сравнительной ценности разных методов оценки нагрузки,
нужно произвести разделение влияния факторов нагрузки и различных способов приложения
усилий. Это послужит основой для построения совокупного, или комплексного, метода,
сочетающего в себе отдельные способы измерения нагрузки при решении прикладных задач. На
рис.3 показана простейшая диаграмма процесса переработки информации. В зависимости от того,
как сочетаются факторы нагрузки в данной сложной ситуации, оператор применяет различные
типы усилий. Последние, в свою очередь, связаны с различными функциями, осуществляемыми в
процессе переработки информации человеком. Примерами этого могут служить усилия,
необходимые для сканирования, восприятия, центральных перерабатывающих процессов,
принятия решения и коммуникации. Кроме того, должны учитываться эмоциональные факторы,
зависящие от состояния оператора, например при возникновении непредвиденной экстремальной
ситуации*
Для оценки разных типов усилий необходимо использовать различные методики. Например,
усилия при считывании или сканировании информации лучше оценивать с помощью регистрации
движений глаз, показатели распределения внимания целесообразнее ис-
93
Области, где оператору требуется способиооькаитнцишпин
Рис? Гиттотсткческая взаимосвязь между исполнением задачи оператором и входной нагрузкой в
сложных задачах, требующих одновременного исполнения большого количества, разных заданий

Рис.3. Функции информационного процесса у оператора

пользовать для оценки перцептивных усилий, для оценки усилия, прилагаемого при центральной
переработке, лучше использовать ведущую временную константу, при оценке усилий,
необходимых дн коммуникации, - длительность речевого воздействия.
Один из подходов, позволяющих объединить большинство методов измерения нагрузки, - это
хронометрический анализ, основанный на подсчете процента рабочей нагрузки для каждого из
каналов, задействованных в выполнении задач (Sheridan & Johannsm, 1976), Для объединения всех
упомянутых выше методик в рамках одной методической схемы необходимо преобразовать все
показатели в количественные единицы, оценивающие степень загруженности информационного
канала.
Интегрирующий временной анализ нагрузки можно дополнить показателем уровня активации
оператора, что позволит оценить ситуацию интенсивной нагрузки, выявить влияние
эмоциональных факторов и конфликтных ситуаций, в которых необходимо оценивать приоритеты
информационных каналов в соответствии со спецификой задачи. Субъективная оценка усилий
остается полезной в любом случае, несмотря на, то что результаты ее измерения остаются
слишком общими и недостаточно надежными.
Литера тура
Baron, S., Levinson, W,H, (1975). An optimal control methodology for analyzing the effects of display
parameters on performance and workload in manual flight control. IEEE Transport System Cybernetics,
SMS-5.
Beatty, J, Pupillometric measurement of cognitive workload. Manual control,
NASA.
Jahns, ОЖ (1973), A Concept of Operator Workload in Manual Vehicle Operations, Forsckunginstitut
Anthropoiechik. Meckenheim: Bericht 14,
Johannsen, G, (1976). Preview of men-vehicle control session. In SheridanJ.B. and Johannsen, G. (eds).
Monitoring Behaviour and Supervisor Control. New York: Plenum Press.
Johannsen, G.f PfendLer, C, Stein, W, (1976). Human performance and workload in simulated landing -
approaches with autopilot failures. In Sheridan, T,B. and Johannsen, G. (ed)« Monitoring Behaviour and
Supervisory Control. New York: Plenum Press,
Kalsbeek, J,W.H. (1971), Sinus arrhythmia and the dual task method in measuring mental load. In
Singelton, W.T., Fox, J,F. and Whitfield, D+ (ed.). Measurement of Man at Work, London: Taylor and
Francis.
Klix, R (1971). Information und Verhatten. Bern: Huber.
Meye-Delius, J., Liebl, L. (1976). Evaluation of vigilance related to visual perception. In Sheridan, ТВ.,
Johannsen, G.(ed.)- Monitoring Behaviour and Supervisory Control, New York: Plenum press.
McRuer, DX, Krendel, E.S. (1974). Mathematical model of human pilot behaviour. Adviosory Group
Aerospace Research Development. NeuiUy-sur-Seine, 188.
96
Mulder, G. (1976). Man as processor of information. In Kraiss, K.R and Moraal, J, (ed.)- Introduction to
Human Engineering. Kohl: Verlag Rheinland. Nicholson, A.K (ed.) (1974). Simulation and Study of High
Workload Opera-AGARDCPI46
Pasmooij, C,K.P Opmeer, C.H., Hydman, B.W. (1976). In Sheridan. T.B, and Johannsen, G, (ed.).
Monitoring Behaviour and Supervisory Control New York; Plenum Press.
Rohmert. W. (1971), An International Symposium on Objective Assessment of Work Load in Air Traffic
Control Tasks. Ergonomics, v. 14,545-558.
Rohmert, W. (1973). Psycho-physische Belastung and Beanspimchung yon Fluglotsen. Berlin: Beuth-
Vertrieb,
Rolfe, J.M, Lindsay, S.L (1973). Flight desk environment and pilot workload: Biological measures of
workload. Applied Ergonomics, 4, 199-206.
Rolfe, LM. (1976). The measurement of human response in man-vehicle control situations. In Sheridan.
Т.Е. and Johannsen, G, (ed,) Monitoring Behaviour and Supervisory Control New York; Plenum Press.
Sanders, A.F. (1976), Experimental methods in human engineering. In Kraiss, K-F- and Moraaf, X (ed.).
Introduction to Human Engineering. Koln: Verlag Rheiniand.
Siegel, AJ., Wolf, J.J. (1969). Man-Machine Simulation Models, New York: Wiley.
Sheridan, T.B., Johannsen, G,, ed. (1976). Monitoring Behaviour and Supervisory Control New York:
Plenum Press.
Wewerinke, P.H,t Smit, J. (1974). A simulator study to investigate human operator workload. In
Nicholson, A.N. (edj. Simulation and Study of High Workload Operations.
7-514
Доналд Л, Паркс
СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ И МЕТОДЫ ОЦЕНКИ
РАБОЧЕЙ НАГРУЗКИ
Введение
При разработке и внедрении электронных систем отображения и контроля информации мы
столкнулись с рядом интересных, но сложных я противоречивых проблем. Среди них особенно
любопытной представляется проблема гибкости, так как именно с ней связаны все ожидания и
надежды на разработку таких средств и систем, в которых характеристики предъявления и
управления полностью будут слиты благодаря применению автоматических режимов обработки
информации и форматирования данных*
Теперь, когда такие системы уже существуют, можно всерьез ставить вопрос о том, что и когда
необходимо предъявлять оператору, в какой форме это лучше сделать для быстрого и аккуратного
использования. Это позволит нам повысить егб способность оценивать и| следовательно,
определять надежность работы автоматизированных систем. Мы сможем существенно снизить
рабочую нагрузку в цикле действий по "сканированию информации - интерпретации данных -
принятию решения" по сравнению с традиционными электромеханическими дисплеями.
Соответственно, когда мы научимся использовать новые возможности систем, можно будет ожи-
дать существенного снижения сложности операторских задач и общей рабочей нагрузки, а также
повышения эффективности и точности работы системы "человек-машина" в целом.
Нетрудно показать, что электронные системы отображения и контроля найдут широкое
распространение при упраияении многими сложными техно логическими объектами.
Потенциальные преимущества использования электронных средств отображения и управления
огромны, мы можем улучшить качество информации и сократить число приборов! индикаторов и
других устройств предъявления информации. Такие изменения станут условием повышения
эффективности систем и расширения области их применения,
В современном реактивном самолете для предъявления информации только по одному двигателю
предназначено столько приборов, сколько во всей старой кабине Дулиттла для слепой посадки.
Кроме того, в реактивном самолете установлено огромное количество и других приборов:
индикаторы топлива, приборы для наблюдения за окружающей обстановкой, индикаторы электро-
, щдро- и других
г
98
подсистем, предназначенных для выполнения полета и поддержания нормальных условий
обитания на разных высотах- Одно из исследовании по модернизации Boeing-737 показало, что
одно только упрощение приборной доски, проведенное на основе концепции много-
функционального переключения, позволяет убрать 175 индикаторов и сэкономить на приборной
панели кабины 780 кв.дюймов. Подобные и многие другие изменения могут быть произведены на
приборных щитах атомных электростанций, центров управления технологическими процессами, в
системах управления железнодорожным, автомобильным и воздушным движением (Dunn, 1976).
<..> Однако переход к новейшим электронным системам ставит перед конструкторами сложные
проблемы. При возрастании сложности задач, выполняемых системой, реализация концепции
интеграции может привести к сокрытию и устранению важных признаков, которые не были
внешне представлены в дизайне оборудования и использовались операторами прежних систем
интуитивно. В насто5 щее время не существует такой технологии интеграции, которая ш зволяла
бы оптимально сочетать возможности человека и машины Даже существующие ныне и хорошо
известные электромеханические средства предъявления и контроля не позволяют с должной
степенью надежности оценить время интерпретации, вероятность ошибки и умственную рабочую
нагрузку оператора.
Как отмечает Dunn (1976), в области разработки аэрокосмических систем уже удалось получить
эффективные решения. Однако на создание концепций по интеграции функций предъявления и
контроля потребовалось от 5 до 10 лет, и многое в них еще нуждается в доработке и перепроверке.
<„,>
В соответствии с этим остро ощущается необходимость шире и эффективнее применять принципы
инженерной психологии и теорий взаимодействия в системах "человек-машина11 для развития
перспективных средств отображения и контроля информации, В настоящее время существует
только ограниченное числю аналитических руководств и моделей, касающихся уровня и характера
процессов переработки информации, которые относительно легко могут быть перенесены из
теории в область практического применения для решения вопроса о том, как процессы обработки
информации могут быть автоматизированы. Отсутствует аналитическая база ддя определения
того, каким образом следует организовывать предъявление интегрированных данных и как
осуществлять разработку продуктивных ин-тегративных решений. У нас еще нет методологии для
определения того, каким образом оператор может получить доступ к более подробной
информации, когда это необходимо для решения задачи. Мы не можем предсказать степень
влияния на характеристики деятельности таких переменных, как стресс или скука, мы также не
имеем методического основания для определения и учета индивидуально
7*
99
неустойчивых характеристик внимания, ошибок или плохого запоминания, <..•>
В настоящей статье отражена потребность в интеграции методов с учетом высокой значимости
комплексного анализа информационных и человеческих факторов, используемых в современных
попытках проектирования технических систем, дана общая схема для решения прикладных
проблем как одно из условий для сопоставления исходных теорий и моделей.
В обсуждении представлены как аналитический подход, позволяющий выявить все требования
системы, так и основы методики для определения рабочей нагрузки оператора. <„>
Развитие методов инженерной психологии
По мере усложнения систем возрастает: необходимость в совершенствовании аналитических
методов, позволяющих эффективно планировать циклы разработай системы. Основные задачи
этого направления таковы:
а) установить и распределить приоритеты, разработать разумную и выполвимую схему, в которой
отражались бы возрастающая сложность взаимодействия между потенциальными требованиями к
системе, включая и качество труда оператора;
б) оценить объем задан, которые будет выполнять рабочая группа (экипаж)» и убедиться, что
рабочая нагрузка не окажется чрезмерной, а задачи будут выполнены точно и в срок { в настоящее
время уже есть методы решения этих задач);
в) полнее использовать современные теории и факты для усовершенствования методов.
Для предвосхищения и решения проблем, возникающих в связи с использованием
компьютеризованных средств отображения информации (дисплеев), необходимы более
совершенные методические подходы, требуется дополнительная разработка концептуального
аппарата для создания интегративных дисплеев и систем автоматизированной обработки
информации, что способствовало бы систематическому развитию в данной области электронной
технологии.
В настоящее время уже имеется ряд методик, специально приспособленных для конструирования
сложных систем, которые позволяют добиваться хороших результатов. Например, применение
методов системно-функционального анализа, оценки рабочей нагрузки и анализа баз данных
значительно расширило наши возможности по эффективному учету "человеческого фактора" при
проектировании систем. Общая характеристика развития и применения такой методологии
обсуждается ниже*
100
Использование системного анализа для выявления требований со стороны сложных систем
Развитие методов для анализа систем и их функции было обусловлено потребностью найти основу
для более точного определения и синтеза всех требований в сложных системах. Такая потребность
отчетливо осознавалась по мере быстрого возрастания сложности систем и вела к появлению
большого числа независимых, но сходных по содержанию попыток (Lancaster & Hickey, 1961;
1964), Их задачей было построение эффективных аналитических методов, дающих возможность
систематически выявлять схему организации функций системы, формулировать требования к
основному результирующему действию и необходимой доя этого информации.
В свою очередь, эти методы могли бы служить основой для распределения функций между
человеком и машиной, а также для выявления наиболее приемлемых концепций организации
систем отображения и контроля. Эти методы пока не стандартизованы и их приме нение вызывает
две основные трудности: они предполагают знание множества деталей и рассматривают
полученный результат как некоторый окончательный итог, а не как промежуточный материал для
аналитика, используемый для дальнейшей разработки требований и рекомендаций. Тем не менее
они уже стали весьма полезным инструментарием.
Наиболее эффективный подкод к анализу системы начинается с построения сценария,
описывающего системные операции. Затем сценарий подвергается оценке с целью выделения
отдельных функциональных требований, что создает основу дня выявления и организации
основных требований нижнего уровня, определяемых как субфункции и су б -су б функции.
Функциональное описание» в свою очередь, является базой ддя выявления специфических
действий, которые должны быть выполнены, и требуемой дня их реализации информации. В
завершение определяются требования к обмену информацией между человеком и машиной и к
системе отображения и контроля в целом.
Методы оценки рабочей нагрузки
Другим полезным аналитическим средством для проектирования систем являются методы оценки
рабочей нагрузки. Они позволяют убедиться» что действия, предписываемые для выполнения
экипажу, по крайней мере, осуществимы, а также выделить те операции, которые дают наиболее
сильную нагрузку. Применяемые на практике методы определения нагрузки чрезвычайно
разнообразны (Cavalli, 1977; Roscoe, 1977), В первом подходе исследователи-практики ис-
101
пользуют субъективные оценки операторов, которые мысленно представляют выполняемые
операции.
При другом подходе используется последовательность выполнения задач на временной шкале (по
аналогии с анализом "время -движение"), оценки по которой позволяют получить процентный по-
казатель способности экипажа выполнять задания.
Третий подход, также основанный на измерении времени, позволяет определить отношение
необходимого времени к тому, которое имеется в распоряжении экипажа, и тем самым, оценить
уровень нагрузки (включая оценки отдельно по каждому органу, зрению, слуху,
р ечи и мышлению).
Четвертый метод базируется на регистрации движения глаз и концентрации внимания при
выполнении задач в моделируемых или реальных условиях. Другие методы основаны на
использовании физиологических индикаторов. Из перечисленных методов чаще всего
применяются те, которые основаны на оценке времени выполнения
задачи.
Методы определения рабочей нагрузки, используемые в компании toeing* основаны на подходе,
анализирующем выполнение задач на ременной шкале ("задача - временная шкала11). Они в чем-
то сход-лы с методиками, предложенными Taylor, Gilbreth и Anderson в 20-х - 30-х годах. Однако
их основное отличие состояло в том, что при постановке задачи бояее оптимально приспособить
человека к уже существующей машине, временное распределение трудовых задач в них дробилось
на очень мелкие единицы. При существующем сходстве подход, реализуемый в компании Boeing,
противоположен по своим целям - он направлен на решение того, каким образом машина может
быть более эффективно приспособлена к человеку.
Данный прикладной подход берет начало от двух независимых линий исследований, возникших
на рубеже 60-х годов. Первая из них связана с попытками Hickey осуществлять более
систематичный, организованный и тщательно выполненный анализ человеческого фактора* Он
ввел представление о типе методов "задача - временная шкала" для того, чтобы определить,
способен ли оператор выполнить задачу за имеющееся в его распоряжении время (для обзора см,
Jahns, 1973),
В дальнейшем Stem и Zipoy распространили данный класс методов на получение "процентного
показателя рабочей нагрузки" для оценки способности оператора и резервов скорости процесса
переработки информации. Получаемые оценки зависели от того, насколько аналитик знаком с
задачей, включая его представления о том, могут ли параллельно выполняться разные задачи, и от
того, насколько задача захватывает человека физически. За верхний предел допустимой нагрузки
был принят 80-протдентный уровень, поскольку счита-
102
лось, что оператору следует сохранять некоторый резерв сил и иметь возможность оценить
ошибку.
В последующих работах эта концепция была дополнена стохастической моделью системы
"человек-машина" (Whitney & Vaughn, 1968). В нее были введены такие характеристики, как время
выполнения задачи и показатели его вариативности, показывающие надежность выполнения
деятельности, а также переменные, характеризующие, например, разветвленность процесса
принятия решения (Siegel & Wolf 1961). К сожалению, эта модель оказалась недостаточно
надежной, и для ее реализации требовалось слишком много сведе-ний относительно мелких
деталей на каждом уровне функционирования системы. Первые попытеи выглядели
многообещающими, но требовали слишком много времени, чтобы быть действительно эф-
фективными.
Вторая линия исследований началась с работы Smith (1975) и связана со статистическим
сопоставлением времени выполнения основных фрагментов трудового задания для определения
значимых различий между требованиями со стороны разных задач, представленных в виде
временных показателей. Позднее этот метод был введен в процедуру определения процентного
показателя нагрузки, то есть отношения времени, необходимого для выполнения задачи, ко вре-
мени, которым располагает оператор. <„.>
Jahns обобщил накопленный в исследованиях опыт и связал возникающие при этом вопросы с
более общей теоретической постановкой проблемы "Что такое рабочая нагрузка?1 (Jahns, 1973).
Позднее Parks & Springer (1975) предложили более прагматический подход к этому понятию в
целях непосредственного прикладного использования. Geer (1977) описал достаточно большое
число аналитических методов и техник, применяемых для анализа "человеческого фактора" (16
выполняемых вручную и 10 компьютеризованных).
Методы оценки рабочей нагрузки занимают важное место в его перечне. Этот и более поздние
обзоры содержат сходную информацию * но достаточно далекую от исчерпывающей трактовки
понятия "рабочая нагрузка". Несмотря на это, они отчетливо показывают, какую пользу может
принести даже упрощенная методология системной инженерии на ранних стадиях проектирования
систем.
Возможности применения современных теорий
Хотя ограниченность имеющихся в нашем распоряжении данных для решения указанных
прикладных проблем продолжает вызывать все новые трудности, возможности их применения и
содержательная релевантность намного больше, чем 20 лет назад.
В то же время возникла и обострилась проблема выбора и непосредственного использования
существующих информационных тео-
103
рий. Специалистам, занятым в прикладных областях, становится все труднее сохранять на
должном уровне качество исследований* проводимых по смежным вопросам. В область изучения
человеческого, фактора приходят специалисты, получившие подготовку по различным базовым
дисциплинам (в Реестре специальностей по человеческому фактору указано более 100
направлений), что обусловливает широкое варьирование экспертных заключений.
Очевидно, что ни одна программа разработки системы не предоставляет проектировщикам
достаточного времени для того, чтобы хорошо ознакомиться и использовать новые методы.
Необходимы более простые и легкие пути применения имеющихся в нашем распоряжении
методов и теорий. Они должны быть представлены в такой форме, чтобы их мог использовать
любой современный практик.
Соответственно, постоянно сохраняется потребность в своевременном и полезном дяя практики
синтезе знаний по человеческому фактору, куда должны входзнть принципы» концепции, теории
и факты, а также практические методики проведения междисциплинарных исследований. Более
того, такая информация должна быть пригодной для использования в новых электронных
системах отображения компьютеризованных интерфейсов. В связи с этим перед нами снова встает
необходимость дать более четкие ответы на такие вопросы: "Каким образом лучше интегрировать,
предъявлять и использовать поступающую информации)?", "Как организовать доступ к более
подробной информации с нижних уровней системы, чтобы обеспечить ее использование в
реальном масштабе времени, когда в этом возникает необходимость?11. И еще один вопрос:
"Какое значение имеет соотношение "рабочая нагрузка/временной режим11 для выбора
альтернативных способов обеспечения работы и определения параметров человеко-машинного
интерфейса, то есть типов обработки данных, предъявления и контроля информации?11
Применение методов анализа и оценки рабочей нагрузки
Конструирование и разработка
Успех разработки целостной системы изначально определяется усилиями, предпринимаемыми для
определения целевого назначения и требований к системе (общий "сценарий11), последовательно
реализуемых на следующих этапах: определение общей концепции; распределение функций
между человеком и машиной; поиск компромисса между требованиями задач и различными
аппаратурными решениями, позволяющими выбрать наиболее эффективные варианты; выбор
аппаратуры; разработка реальной кабины для экипажа; ее моделирование и оценка в макетном
варианте; длительные испита-
104
иия в моделирующих условиях для уточнения деталей в процессе оперативной проверки и
доработки системы.
Такие крупномасштабные работы проводятся для создания и подтверждения пригодности
разрабатываемой кабины, а также для того, чтобы, как можно раньше, выявить узкие места ил по
возможности, их устранить. Подтверждение приемлемости найденных вариантов на ранних этапах
разработки представляется очень важным, так как позднее исправлять последствия ошибочных
решений становится значительно труднее и дороже, особенно если аналитические работы ведутся
параллельно с процессом конструирования.
На рисЛ дана общая схема аналитического процесса, элементы которого присутствуют -
формально либо неформально - при проектировании системы любой сложности. Анализ
представленной схемы показывает, что решение задачи на ранних стадиях может повлиять на
эффективность системы и уменьшить затраты на ее разработку. Схема также демонстрирует, что
нагрузку необходимо оценивать с самого начала и на всех стадиях проектирования. По существу,
это непрерывный интетративный процесс. Именно это позволяет контролировать влияние
изменений схем и вариантов планировки элементов системы на более поздних стадиях.
Оценка нагрузки преследует три цели. Во-первых, она позволяет убедиться в том, что функции и
задачи человека реализуемы, то есть времени и возможностей человека будет достаточно для
выполнения заданий на требуемом уровне. Во-вторых, с ее помощью можно составить штатное
расписание и определить требования к профессиональному уровню персонала. В-третьих,
результаты оценки рабочей нагрузки дают информацию для планирования профессиональной
подготовки, позволяют разработать курсы и оборудование дня обучения так, чтобы
подготовяенный экипаж мог управлять системой и поддерживать ее в рабочем состоянии уже на
этапе внедрения.
В рамках предложенной схемы в общем системном комплексе оператору отводится
функциональная роль в подсистеме интерфейса. Ее основные характеристики представлены на
рис.2. Конструкторские решения, определяющие эти характеристики, одновременно задают
сложность операторских действий и уровни рабочей нагрузки. С одной стороны, как это показано
в левой части рисунка (иг это верно дхш любой системы), от оператора требуется воспринимать
сенсорные сигналы, перерабатывать информацию, принимать решения и осуществлять функцию
контроля. При этом качество и уровень исполнения деятельности определяют требования к
интерфейсу "человек-машина" и его характеристикам, а также уровни автоматизации,
необходимые оператору для эффективного управления процессом. С другой стороны, (правая
сторона рисунка) у конструктора системы есть набор характеристик, определяющих функции
предъявления и контроля, и перечень возможностей по осуществлению функ-
105
ции взаимодействия, что позволяет найти компромиссное решение для выбора не слишком
дорогого, но эффективного оборудования. Данные о взаимодействии определяют как характер
интерфейса, так и сложность задач, как это показано в центральной части рисунка.
Как показано на рис.2, смысл всей деятельности по организации функций взаимодействия состоит
в том, чтобы разработать и построить эффективный интерфейс между человеком и машиной, на
котором базируются все требования системы. Эффективность интерфейса определяется
своевременностью передачи информации^ качеством принятия решения и исполнения действия, с
одной стороны, и соответствием тем требованиям, которые определяются сложностью
информационного процесса, - с другой. Требования к интерфейсу должны соответствовать
разумным уровням рабочей нагрузки, а их реализация быть доступной по стоимости,
К сожалению, возможности отыскания такого компромиссного решения остаются весьма
неопределенными, даже в традиционных и уже известных системах. Положительным является то,
что имеется довольно обширный запас сведений и методов по уже существующим системам, в
которые включены данные о процессах восприятия и контроля. Кроме этого, опыт работы с
известными системами отображения дает интуитивное понимание того, что такое эффективность
информационного процесса и, соответственно, информационная адекватность. Существуют еще и
достаточно успешные методы и процедуры для учета переменных, связанных с организацией
операторских рабочих мест и ограничениями трудового процесса.
Традиционные системы, как минимум, обеспечивают основу для начала работы. В то же время
возникают новые проблемы, важные для разработки общих технологических концепций по
созданию электронных систем отображения и контроля. Наши возможности определять и
использовать знания о процессах переработки информации человеком и принятия решений в
целях создания дисплеев, предсказания вероятной эффективности и оценки общего уровня ум-
ственной нагрузки пока еще слишком неоднородны. Некоторые факторы, например, принципы и
критерии улучшения зрительного различения, а также другие сходные характеристики
(читаемость, кодирование формой, цветом и др. - см. "U.S. Military Standard .,., 1974tr) хорошо
известны и широко используются на практике. Однако знания об основных свойствах процессов
переработки информации и принятия решения остаются в лучшем случае ограниченными. Дос-
тупная и испытанная методология, которой мог бы воспользоваться системный аналитик или
конструктор для определения, оценки и оптимизации этой части труда оператора, фактически
отсутствует.
106
Рис, 1 Процесс работы экипажа в системе при выполнении определѐнной задачи
Рис.2 Описание сопряжения человека и
и способы нахождения компромиссов между ними

Характеристики рабочей средства предъявления информации средства контроля расположение приборо


машины рабочем месте окружающая среда

Ограничения профиль сценария операций номинальные операции


рабочих операций операции вне номинала
приоритеты критичность
частота

Аналитический подход к конструированию кабины экипажа


Одна из основных трудностей разработки эффективной систолы для работы экипажа заключается
в необходимости одновременного учета множества деталей и мелочей. Она возникает из-за
постоянных сложностей в установлении взаимосоответствий между общей концепцией системы и
ее компонентов. Основная цель предлагаемого варианта системно-функционального анализа
состоит в разработке целостной модели системы, пригодной дня определения требований к
человеко-машинному интерфейсу, разработки базы критериальной оценки показателей
выполнения деятельности и для составления проверочного опросного листа, позволяющего
убедиться, что все требования со стороны системы выполнены. Кроме того, этот подход позволяет
построить более понятную и варьируемую схему анализа и отладки системы, включающую учет
взаимодействий между подсистемами. Без организации такого систематического анализа
рассмотрение взаимосвязанных характеристик ошеломляет и выглядит как лабиринт частично
перекрывающихся или противоречивых ходов, Время от времени из-за этого происходят
серьезные упущения, требующие тщательного пересмотра разработки на более поздних стадиях.
<., >
В этом разделе мы хотели бы более подробно описать один из вариантов такого подхода,
реализованного на практике, <„> Основным стремлением было показать репрезентативную
последовательность аналитических действий, которые осуществимы в реальных условиях при
разработке системного дизайна.
Сценарий. В процессе решения прикладных проблем мы прежде всего озабочены тем, чтобы
получить синтезированный обзор всех важнейших требований системы и описание ее функций.
Это создает основу для осуществления аналитической деятельности. Наиболее оптимальный путь
для обобщения информации, необходимой для анализа функций, состоит в подготовке общего
сценария с полным набором системных операций. Сценарий состоит из осмысленного описания
типичной последовательности системных операций в вербальной форме, в нем учитываются как
нормальные условия протекания деятельности, так и возможные (и наиболее важные) погра-
ничные случаи. В сценарии может отразиться некоторая путаница или взаимоперессчеяие
отдельных функций. На начальном этапе описания это не имеет серьезных последствий, но в ходе
дальнейшего анализа функций они должны быть чеггко рассортированы.
Анализ функций. Цель анализа функций - построить, начиная с верхнего уровня, иерархическую
структуру функциональных требований для того, чтобы отразить важнейшие и уникальные
характеристики системных операций* Отдельные функционально -единые
109
блоки могут быть идентифицированы в самом общем виде. Для каждого блока строится
соответствующее функциональное описание "верхнего уровня"* Впоследствии это становится
каркасом для определения тех субфункций, которые должны быть реализованы для
удовлетворительного выполнения функций верхнего уровня. Аналогичным образом строится
выделение более низких: суб-субфункций, и так до самого низкого уровня.
Эта иерархия дает базовую систему описаний, в которой детализация возрастает по мере
погружения на все более низкие уровни, содержащие сходные единицы субфункций, су б-
субфункций и т.д. Анализ функций служит основой для выделения, или "сортировки", в общем
сценарии отдельных комплексов функциональных требований по основным типам выполняемых
системой задач.
"Функциональные потоки" верхнего уровня - основные элементы операциональной
последовательности, выполняемые от начала до конца операции, представлены на рис.3. <,..>
Базовая структура, если она доведена до достаточного уровня детализации, позволяет определить
основные операциональные требования, предъявляемые к действиям системы, и, соответственно,
частные требования к информации, которой должен быть обеспечен оператор для принятия адек-
ватных решений. <,..> В результате мы имеем последовательность системных требований по типу
"фушсция-действие-информация\ которая в рациональной форме описывает контекст цепочки
"предъявление - контроль - переработка информации". Это создает логическую основу для
предварительного решения вопроса о распределении функций, определения требований и поиска
компромиссов, позволяет построить предварительную концепцию, определить элементы задач и
оценить рабочую нагрузку при их выполнении.
Даже в наиболее благоприятной форме анализ функций - это чрезвычайно напряженный труд,
предполагающий железную дисциплину в развитии выбранной логики рассуждений и
использовании весьма скупых описаний. <<*♦> Базовые правила состоят в следующем
(неточность в следовании этим принципам обычно приводит к смешению выделенных уровней и
дает не более чем организованный список н а б лю д ений):
а) Используйте не более 3-4 слов для описания функции.
б) Всегда начинайте описание с термина, обозначающего действие.
в) Убедитесь, что каждая функция самодостаточна, то есть все функции и установленные
последующие связи отражают полную функциональную последовательность - от "начала" до
"конца".
г) Обратите внимание на параллелизм на выделенных уровнях связей.
Отраженные в диаграммах, точно и полно описанные результаты такого анализа представляют
собой подробную характеристику ка-
ПО
ждой системной функции. Один ю вариантов метода был применен дня разработки тренировочной
программы, получившей название "Специальные цели поведения", созданной для подготовки
пилотов Boeing-747 (Brown et aL, 1968). На основе этого метода, позволившего ослабить ранее
считавшийся необходимым акцент на усвоение общих инженерных знаний, не связанных с
необходимой для работы информацией, были выработаны четкие и функционально опреде-ленные
требования к обучению и тренировке пилотов. В результате была разработана эффективная и
компактная система подготовки, использование которой уже дало положительные результаты.
Распределение функций^:„> До начала этапа распределения функций определяются назначение
системы и ее операциональный состав, выявляются полный набор независимых и зависимых
функций. Как правило, заранее уже известны некоторые специальные требования, ограничения и
допустимые компромиссы.
После этого становится возможным сопоставить и оценить возможности взаимодействия человека
и машины, определить те функции, которые будет выполнять человек, и функции, передаваемые
техническому оборудованию. Наиболее популярным и полезным средством для этой работы по-
прежнему остаются различные модификации перечня Fitt's. Несмотря на то, что такие перечни
часто подвергаются критике, они весьма полезны при том условии, что функции з них определены
с той степенью детализации, которая достаточна для осмысленного использования. Кроме того,
желательно объективно оценивать те элемент выполнения оператором деятельности, которые в
дальнейшем могут повлиять на его место в системе, а также оказать дополнительное влияние на
выбор оборудования. Однако этот особый процесс продолжает реалиэовываться в основном на
эмпирическом уровне и остается субъективным.
Общие и специфические кониепиии оборудования. После того как определены функциональные
требования и осуществлено предвари* тельное распределение обязанностей, становится
возможным создать > хотя бы в минимальном объеме, общую концепцию оборудования. Это
необходимо дли оценки требований к техническому оснащению с точки зрения того, что нужно
для выполнения операторских функций, реализации соответствующих процедур, их упорядочения
и распределения во времени. С помощью таких оценок проводится более точное количественное
описание операционального состава деятельности, что важно для характеристики изменений рабо-
чей нагрузки.
Когда речь идет о самолете, то это описание обычно включает и возможные технические решения,
п общий операциональный состав деятельности (структуры маршрутов, варианты профилей
полета, узловые моменты полета и процедуры управления воздушным движением). На ранних
этапах разработка концепций оборудования и
системных операций может основываться на достаточно грубых
оценках, даже такой уровень полезен для определения пригодности предлагаемых решений
(Linton et al.t 1977). По мере углубления процесса разработки эти оценки становятся все более
точными и позволяют специфицировать типы оборудования и состав операций.
Опенка рабочей нагрузки. Для оценки рабочей нагрузки используется представление данных о
выполнении задач на временной шкале. В наиболее простой форме эта процедура сводится к
следующему: на левой стороне страницы располагается перечень задач (в их рабочей
последовательности), и по отношению к каждой из них в виде горизонтальных линий фиксируется
время их выполнения (см. рис.4). Описание задач может различаться по степени детализации. Но
деление на фазы, соответствующее отдельным событиям, продолжительность их выполнения и
совмещенность по времени должны быть указаны как можно точнее для того, чтобы отразить, как
изменяется поведение при использовании оборудования, подобранного на основе того или иного
технического решения.
Список задач составляется в соответствии со сценарием и затем проводится их временное
упорядочивание, В нем отражается перечень функциональных требований, набор специальных
задач по использованию оборудования, ключевые моменты в деятельности, процедуры и
проверочные операции. <...>
Обработка данных о временных распределениях задач может осуществляться двумя способами.
При обработке "вручную" аналитик
оценивает каждую задачу по отдельности для того, чтобы определить степень нагрузки дня
каждого члена экипажа. Затем полученные оценки суммируются по вертикали, что в результате
дает некоторую общую величину по каждому этапу работы. При систематическом продвижении
слева направо составляется "профиль рабочей нагрузки". Затем этот профиль анализируется и
уточняется опытными операторами. Результаты оценки должны быть содержательными и
отвечать главной цели - выявить потенциально наиболее "загруженные" этапы работы и
подтвердить, что задаваемый уровень нагрузки приемлем. Однако в этом случае результаты
анализа существенно зависят от знаний и опыта аналитика.
Второй способ основан на компьютеризованной обработке и был первоначально предложен Smith
(1975). Его реализация также начинается с упорвдочивания задач "вручную", но оценка
временных интервалов осуществляется в более жестком режиме с помощью некоторой следящей
функции. Результаты получаются более надежными, компьютеризованная программа
осуществляет обработку по отдельным моментам выполнения задачи и учитывает время ее
полного решения, что существенно уменьшает необходимость полагаться на знания и опыт
аналитика*
112

Рис+3, Последовательность операции при заходе на посадху/приземлении. Схема потока для


четырех профилей схемы захода на посадку
8-514
Анализ требований при заходе на посадку

фу i асцион ал ьны е требования захода на требования к действию требования к информации


посадку/ приземления

L0. качать подготовку к выполнению захода L0.1. обзор информации» 1A1.I.


• необходимой для захода ориентация при заходе

ч 1.0 Л .2. ограничения


требования захода, препя
риск, погодный минимум

Рис.4. Фрагмент анализа требований к действию (на примере начального этапа операции по
"заходу" на посадку)
Использование данного метода обеспечивает более строгую количественную оценку информации
и создает рациональную основу для отслеживания влияния самих факторов нагрузки и связанных
с ними переменных (например, стресс, физиологические сдвиги), С помощью компьютера можно
также выделить нагрузки на отдельные органы или участки тела (например, правая рука/нога,
левая рука и т,д.). Также, как и при обработке вручную, пики рабочей нагрузки указывают на
какие фрагменты выполнения задачи следует обратить наибольшее внимание.
Анализ рабочих нагрузок позволяет решать множество задач. Как уже отмечалось, он служит
основой дм выявления п решения возможных проблем, связанных с интенсивностью работы.
Кроме того, oir позволяет сравнивать достоинства и недостатки альтернативных технических
решений. Структурное представление временной организации работы может использоваться как
база дяя анализа и других связанных с нагрузкой показателей, моделей и теорий. Наконец,
целостное отображение данных по задаче обеспечивает полезными сведениями большое число
операторов, так же, как и выявляет требования к процессам обучения и тренировки*
Тем не менее данная модель в настоящее время еще не отражает всех типов варьирования задач,
временных затрат и влияний на точность исполнения, которые связаны с процессами переработки
информации и принятия решения. Определение подобных влияний в терминах временных
показателей (например, более длительное время соответствует более сложной задаче) делает
возможным расширение базовой схемы модели, что представляется весьма желательным доя
интегративного описания целевого назначения системы с учетом рабочей нагрузки. Нужны
специальные методы, производные от непосредственной регистрации временных параметров или
получаемые другими путями, которые определенным образом могут быть включены в
методологию временного анализа. <..>
Литература
Brown, A*, Bearse, A. et ah (1968)- Model 747 tasks/ Training analyses. Boeing Document D6-3O! 30.
Cavalli, D. (1977). Time modelling o/heavy transport pilot behaviour. The XIII Annual Conference on
Manual Control. Massachusetts: Massachusetts Institute of Technology, June 15-17.
Dunn,R,(1976).Dis/>/uys/0r the next generation aircraft. Aerospace Engineering and Manufacturing
Meeting. San-Diego, November 29 - December 2,
Geer, C.W. (1977). Technical proposal: survey/analysis of operator workload measurement, Boeing
Document D296-10011-1.
Jahns, D.W. (1973). Operator workload: what is it and how should it be measured? In: K,D, Cross and JJ.
McGrath (edO* Crew Systems Design. Santa Barbara: Anacapa Sciences.
US
Lancaster, W.W., Шскеу, L.F. (1964). Electronic warfare officer effectiveness-human factor analyses.
Boeing Document D3-3254-3.
Lancaster, W.W., Hickey, L.R (1964). Improvement study - tactical aircraft command and control Boeing
Document D6-9631.
Linton, P.M., Jahns, D.W, et al. (1977). Operator Workload Assessment Model Aerospace Medical Panel
Specialist Meeting. Koln, Germany, April 18 - 22 .
Parks, D.L., Springer, W.E. (1975J. Human factor engineering analytic process definition and criterion
development for CAFES. Boeing Document D-180-18750,
Rosooe, AH. (1977). Stress, responsibility and workload. Aerospace Medical Association Алпиа1
Scientific Meeting. Las Vegas.
Siege!, A.I., Wolf, JJ. (1961), Techniques for evaluating operator loading in man-mashine systems.
Applied Psychological Services, 61,
Smith, W.D- (1975). Digital multi-function switching control and display for transport aircraft. NAECON
77.
Whitney, L-C, Vaughn, R.R. (1968). Man-mashine stochastic simulator TEN-078. Boeing Document D6-
29184-TN /1, 2.
U.S. Military Standard MIL-STD-1472B (1972). Human Engineering Design Criteria for Military
Systems, Equipment and Facilities.
Дж. Расмуссен ЧТО МОЖНО УЗНАТЬ, ИЗУЧАЯ ОШИБКИ ЛЮДЕЙ?
Введение
Настоящей работой нам хотелось бы начать обсуждение вопроса о роли и ответственности
конструкторов и операторов при создании и эксплуатации крупных промышленных установок.
Некоторые направления технологаческого прогресса ставят нас в затруднительное положение,
поскольку уже сейчас имеется достаточно доказательств того, что проблема надежности
человеческого звена в сложных системах все более обостряется. Отчасти это происходит из-за
того, что конструкторы, полагаясь на тренировки и инструкции в процессе эксплуатации системы,
предпочитают отказываться от других возможностей приспособления машины к естественным
возможностям человека. Тенденции в технологическом развитии, о которых я говорю, хорошо
известны и часто обсуждаются в литературе. Но все-таки мы кратко остановимся на них» чтобы
создать базу для последующего обсуждения.
Общая тенденция развития индустрии заключается прежде всего в быстрой и непрерывной
централизации, что означает рост размеров и сложности систем. Нарушения правил эксплуатации
или ошибки, допускаемые при использовании больших установок, приводят к серьезным
последствиям. Более того, при высоком уровне автоматизации процесса управления персоналу
приходится маневрировать на узких дорожках, выбирая между большими потерями продукции и
серьезной угрозой для оборудования и работников. Большие установки должны быть
сконструированы и изготовлены таким образом, чтобы вероятность сбоя их работы была
минимальной, а свобода действий операторов была жестко ограничена, и была обеспечена
возможность строгого контроля за действиями персонала, В то же время в системе по-прежнему
остается оператор, поскольку он отличается пластичностью, обучаем, может приспособиться к
тонким нюансам работы. Благодаря этому оператору и удается выполнить свою важную функцию
- "закрыть амбразуру1', компенсируя дефек-ьты работы разработчиков. Эти условия могут быть
приняты только в том случае, если проект построен на основе системы критериев, учитывающих
риск и некоторые базовые свойства человека. Меня беспокоит то, что объяснения самых крупных
происшествий, которые имели место в промышленности из-за ошибок человека, часто строились
на основе поверхностного анализа. В результате выдвигались требования перестроить систему, а
администрации советовали
117
"лучше тренировать операторов и строже контролировать точность выполнения инструкций11.
Нечего и говорить, что эти меры не могут решить проблему, тем более, что допустимая
вероятность происшествий становится все ниже.
Другая сторона технологического прогресса - быстрое возрастание уровня автоматизации
управления производством, основанного на применении вычислительной техники. В результате -
гигантский скачок в области автоматизации процессов управления запусками, оптимизацией
технологических процессов и систем защиты. Часто утверждают, что по мере автоматизации
операторы теряют чувство процесса, что особенно четко видно, когда вмешательство оператора
становится необходимым из-за отказов оборудования, Я не убежден, что совершенствование и
тренировка навыков, необходимых для управления процессом в нормальных условиях., будет
способствовать успешным действиям оператора в тех редких случаях, когда ситуация требует
импровизации. Чтобы убедиться, что у оператора достаточно знаний для понимания того, как
функционирует система в отличающейся от нормы ситуации, следует изменить структуру задачи и
условия его труда.
Еще одна проблема состоит в том, что высокие уровни автоматизации требуют от разработчика
создания большого числа систем управления различными функциями. Это приводит, по крайней
мере, к даум важным последствиям. Во-первых, оператору трудно понять все детали
функционирования системы, поскольку об особенностях ее работы нельзя судить только на основе
знании о физическом устройстве. Необходимо знать и помнить те решения, которые были
приняты в ходе разработки системы. Во-вторых, операторы и конструкторы часто оказываются в
ситуации, когда они должны определить, кто виноват в происшедшем и распределить
ответственность, что часто становится причиной конфликта. Поэтому в тех случаях, когда интерес
общественности к безопасности промышленной установки велик и требования к персоналу резко
возрастают,.но при этом не поддаются точному определению, важно вновь обратиться к понятию
"ошибка человека". Необходимо вспомнить о его значении для определения стратегии
проектирования и разработки систем*
Ошибки человека
По сравнению, с техническими составляющими системы человек-оператор имеет определенные
особенности, которые требуют тща-тельного анализа, чтобы убедиться в том, что существующее в
настоящее время отношение к ошибкам человека разумно и обосновано. Как определить ошибку и
вину человека? По сутит они определяются как причины невыполнения задач. Если система
функционирует ниже допустимого уровня, то, чтобы установить подлинную кар-
118-
тину происшествия, необходимо пройти по причинно-следственной связи в обратном порядке. Как
далеко следует вернуться назад, если причину все-таки не удается установить? Обычно поиск
прекращается тогда, когда удается найти одно или несколько изменений, которые известны и
поэтому могут служить объяснениями происшествия и использоваться для коррекции найденных
изменений.
В случае технического сбоя повреждение обычно рассматривается на уровне того элемента,
который может быть заменен. Однако повреждение-компонента не всегда может считаться
объяснением, например если сбой происходит слишком часто или когда он носит пе-
ремежающийся характер. Тогда поиск продолжают обычно до тех пор, пока не будет определена
внешняя причина нарушения функционирования системы. Можно дать следующее определение
повреждений системы - это причина отклонения от стандарта, В этом случае допустимо движение
по цепи причинных связей в обратном направлении от происшествия, Оно приемлемо как
знакомое и потому разумное объяснение; пути исправления положения известны. По всем этим
вопросам у человека-оператора неудачная позиция. При выяснении причин события обычно не
удается исключить из рассмотрения человека, прежде всего, из-за его сложности. Как минимум, в
каждом конкретном случае необходим тщательный анализ условий его труда компетентным
специалистом в области психологии труда. Однако они редко привлекаются к проведению таких
расследований. Кроме того, принято считать, что именно человеку свойственно ошибаться.
Наконец человеку всегда можно приказать повысить качество исполнения. Образно говоря,
ошибки человека можно сравнить с нерегулярными сбоями в работе электронной системы.
Для объяснения последних часто придерживаются принципа детерминизма и стараются отыскать
внешние причины, например шумовые помехи. От шума необходимо избавиться или защитить
оборудование от его влияния- Если речь вдет о человеке, необходимо изменить условия труда так,
чтобы они лучше соответствовали возможностям и особенностям человека. Swain еще в 1972 году
критиковал традиционные программы повышения мотивации, но мы и сейчас еще можем
убедиться в том, что административные органы, ответственные за безопасность, по-прежнему
требуют от операторов строгого выполнения заученных процедур.
Если не рассматривать эмоциональных или юридических аспектов вины человека, то нам ничего
не остается, кроме как остановиться на дилемме: нарушение в работе системы может вызываться
либо ошибкой человека, либо несоответствием между человеком и машиной вследствие
неправильного проектирования. Однако вместо этого можно рассмотреть возможность
уменьшения числа несоответствий путем адекватного проектирования условий труда и эффек-
119
тивного использования новой технологии разработки "поверхности взаимодействия" мевду
человеком и машиной (интерфейса).
С этой точки зрения интересно посмотреть, представляют ли рассмотренные выше случаи
подобных нарушений просто случайные наборы отдельных событий, или могут быть установлены
некоторые общие тенденции, связанные с нормальным действием психологических механизмов.
Кроме того, имеет смысл определить, можно ли выработать общие критерии разработки системы,
позволяющие уменьшить несоответствие между человеком и машиной.
Сведения из отчетов и сообщений о происшествиях
Что нужно искать в этих отчетах, чтобы получить необходимую информацию? Человек - это
чрезвычайно гибкая и адаптивная поведенческая система, в которой могут вырабатываться навыки
и которая может совершенствовать алгоритм деятельности для повышения эффективности работы
системы. Такой процесс взаимодействия можно рассматривать как сложное, многомерное
соответствие между требованиями и ресурсами. Чтобы решить проблему несоответствия и
оценить пути возможного улучшения положения, важнее определить природу или выделить
единицы измерения несоответствий, а не заниматься выявлением причин происшествий* Другими
словами, сначала необходимо установить, что плохо, а затем - почему плохо,
К счастью, сообщения о происшествиях дают реальную возможность достаточно лепсо
обнаружить тип ошибки, чего нельзя сказать о выявлении причин происшествий. Это связано с
тем, что если не заниматься выявлением причин и обстоятельств происшествия, то вероятность
построить простую и хорошо организованную систему выше. Ниже мы приводим сведения из
отчетов о происшествиях на атомных электростанциях. Их выбор обусловлен тем, что в соответ-
ствии с законом их регулярно публикуют, В этой области постепенно формируется ценная база
данных. Данные легко доступны, так как сообщения публикуются, а способ их представления
непрерывно совершенствуется (Nuclear Power Experience, 1978),
Предварительный обзор ряда сообщений, опубликованных в этом источнике, предназначен не дня
получения общего представления, а дает статистически достоверную информацию. Первые
результаты обзора случаев, относящихся к категории "Операциональные проблемы.
Несистематические происшествия" и включающие основную часть ошибок операторов,
показывают, что при работе на электростанции за пределами ее здания» происходит вдвое больше
происшествий, чем внутри него, и что больше ошибок возникает при проверке и калибровке,
ремонте и модификации оборудования. Поэтому имеет смысл сосредоточиться на рассмотрении
событий, происходящих при проверке/калибровке, ремонте/поддержании рабочего со-
120
стояния. Все эти категории имеют важное значение для высокоавтоматизированных систем,
поскольку безопасность подобных установок в значительной степени зависит от потенциала
скрытых ошибок в системах защиты.
После просмотра большого числа сообщений складывается впечатление, что речь идет не об
ошибках, которые совершили люди, а о тех ошибках, которые они не исправили, поэтому
начинает казаться, что ошибки либо необратимы, либо остаются неявными дня самого человека.
Понятно, что люди исправляют те ошибки, которые им удастся заметить, С другой стороны, это
означает, что сообщения о происшествиях создают такую картину изменчивости чело-иска,
которая серьезно зависит от возможности внести исправления в текущую деятельность на основе
оперативной обратной связи. Ошибка, в общем, может рассматриваться как побочный эффект
способности человека к адаптации. Адаптация основана на способности к изменчивости и
избирательности. Когда из-за необратимых скрытых эффектов избирательность становиться
неэффективной, неудачные пробы превращаются в ошибки.
Мы рассмо!рели более сотии случаев, представленных в "Опыте атомных электростанций" (1978),
как ошибки специалистов при проверке и калибровке. Большинство категорий ошибок,
допущенных при выполнении этой задачи, представлено в табл.1, В ней отчетливо видно, сколь
велико число пропущенных шагов при последовательном выполнении функционально
изолированных от основной задачи операций проверки и калибровки, что нашло свое отражение в
их названиях: "проверка", "калибровка" и т.п. Наиболее типичные примеры: невозвращение
переключателей и клапанов в исходное положение после окончания проверки при переходе к
режиму эксплуатации; включение резервного оборудования без контроля отключения основного
оборудования на испытаниях; пропуск чисто управленческих задач. Возможно, условием, прямо
способствующим частоте проявления пропусков, является то, что они не декларируются при
пербалыюй постановке задачи.
Анализ промышленных пожаров позволил Whorf (I956) сделать вывод, что "поведение человека
определяется типом ситуации". Два других класса ошибок относятся к категориям:
а) неправильный выбор в альтернативной ситуации (вверх/вниз, пшос/минус, уменьшение
/увеличение и т.п.);
б) улучшение рабочих процедур, выполняемых либо при самопроизвольных отклонениях
управляемых величин, либо в ответ на изменения ситуации.
Эти три категории составляют 80-90 % из рассмотренных 110 случаев ошибок, допущенных
специалистами при выполнении калибровки и проверки. Аналогичная картина получена при
изучении 40
121
Таблица 1
Типы огиибок человека при проверке и калибровке на атомных электростанциях
Элементы задачи
Примечания: в таблице перечислены типы ошибок, полученных на основе анализа 111
инцидентов, связанных с проверкой и калибровкой на атомных электростанциях: - выполнение
нежелательных действий; - ошибки в задачах; - пропуски; - "нелепости"; -потерятопографической
ориентировки; - отплоненкя при выполнении ручных движений; - ошибки при выборе из ряда
альтернатив; - неправильная интерпретация; - неучет второстепенных условий; - импровизация
при недостаточном знании; - другие; -функционально-изолированные действия; - проверка цепи; -
элементы задачи; - отладка, калибровка; - восстановление нормальной работы
Ошибки Проверка цепи Отладка, калибровка Восстац
в
задачах
пропуски
Функционально- 12 50
изолированные действия

Другие 1 2 1

Импровизация при 2
недостаточном знании

Неучет второстепенных 3 3 1
условий

Неправильная интерпретация 2 2

Ошибки при альтернативном 4 13 3


выборе -

Неправильные движения 1 2

выполнение Потеря топографической 3


нежелательных ориентировки
действий

"Нелепости*1 1

случаев, которые были определены как ошибки в процессе ремонта и модификации. Расширение
промышленных предприятий, безопасность которых зависит от автоматических средств защиты,
делает все менее приемлемым создание для обслуживающего персонала условий труда, не
учитывающих естественные изменения состояния человека. Информация об опыте эксплуатации,
поступающая к разработчикам в виде обратной связи, пока крайне неудовлетворительна-
Чтобы выяснить, относится ли этот вывод исключительно к периоду проверок и ремонта, или он
справедлив и для рабочего режима, мы рассмотрели 200 случаев из более обширной категории
"Проблемы рабочего режима" (см. табл, 2 и 3).
В этой категории основной объем происшествий также приходится на долю ремонта, проверок и
обслуживания. Возможно, что эти задачи хуже структурированы и поэтому в них вероятность
ошибок, последствия которых менее связаны с человеком, больше, чем в задачах управления.
Ошибки категории "Проблемы эксплуатации" разделены на классы в соответствии с тем, что
"именно не так"} а не "почему возникла ошибка". Классификация осуществляется в обзоре
постоянно. Установлено, что основную часть ошибок составляют пропуски функционально
изолированных действий. (В табл.2 представлено распределение ошибок по задачам, однако не
удалось обнаружить четкой структуры распределения, кроме случаев пропуска функционально
изолированных действий при проверке и ремонте).
Между тем, если рассмотреть ошибки, распределив их в зависимости от значения умственных
операций в процессе выполнения задачи (см. табл.3)t то картина становится более четкой: в
большинстве случаев люди правильно определили состояние системы, правильно выбрали цели
действий и правильно поставили задачу, но не смогли правильно выдержать последовательность
процедур или ошиблись при выполнении ручных операций. Другими словами, люди обычно
знают, что делать, когда делать, но не всегда знают, как это сделать.
Кроме пропусков, отмечается большое число случаев ошибочного выполнения процедур из-за
неадекватного рассмотрения скрытых причин или возникновения несоответствующих побочных
эффектов при выборе шагов процедуры.
По всей вероятности, эти два типа ошибок связаны с тем, что человеческому сознанию трудно
сохранить след, оставленный событием в сложной цела причинных связей внутри технической
системы-Создание конструкции, обеспечивающей выполнение нужной процедуры или
приспособление процедуры к обстоятельствам, требуют одновременного рассмотрения
нескольких потенциальных причин и возможных побочных эффектов планируемых
целенаправленных действий. Если ие пользоваться поддержкой я дополнительным обеспечением,
а двигаться только посредством обычных линейных
123
Таблица 2
Распределение типов ошибок человека, выделенных по данным 200 отчетов, представленных
атомными электростанциями
Примечания; тты ошибок поданным 200 отчетов по атомным электростанциям из раздела
"Проблемы операторов": - причина ошибки; -задача; -рассеянность; - привычные ассоциации; -
низкий уровень бдительности; - пропуски функционально-изолированных действий; - другие виды
пропусков; - ошибки альтернативного выбора; — озкидання, предположения вместо наблюдения;
- не адекватный учет побочных эффектов; - неадекватный учет неявных условий; - вариативность
движений рук, малая точность; - слабая топографическая, пространственная ориентировка; г-
неупомянутые случаи; - управление, контроль; - общее управление; - ручное управление, проверка
по контрольной карте; - проверка и калибровка; - ремонт и модификации; - административные
задачи; - управление и набор персонала; - распределение по причинам ошибок; - р аспределение
по з адачам
Таблица 3
Распределение по фазам умственных задач и причин ошибок построенное на основе анализа 200
отчетов, представленных
атомными электростанциями

Распределение по фазам решения умственных задач


ФАЗА РЕШЕНИЯ
УМСТВЕННОЙ ЗАДАМИ
200
ПРИЧИНА ОШИБКИ
Рассеянность Привычггыс
Низкий
бдительности
Пропуски
фуннгционально-
изолирохмшных
Другие
Пропусков
Ошибки
альтернативного
наблюден **я
Побочных эффектов
неявных условий Вари атм &иость
рук, малая
то пографическая, пространствен iiair
2 Неупомянутые случаи

68 17
11 10
15 20
10
10
20
Примечания; распределение по фазам умственных задач и типам ошибок, построенное на основе
анализа 200 отчетов по атомным электростанциям из раздела Проблемы оперативного
управления": — причина ошибки; - фаза решения умственной задачи; -рассеянность; - привычные
ассоциации; - низкий уровень бдительности; — пропуски функционально-изолированных
действий; - другие виды пропусков; - ошибки альтернативного выбора: - ожидания,
предположения вместо наблюдения; - неадекватный учет побочных эффектов; - неадекватный
учет неявных условий; - вариативность движении рук, малая точность; - слабая топографическая,
пространственная ориентировка;
- неупомянутые случаи; - обнаружение запроса; - наблюдение - коммуникация; - идентификация
состояния системы; - основное назначение; - стратегическое решение; - цели
- промежуточное состояние системы; - задача - определить, выбрать; - процедура - планировать,
воспроизвести; - выполнение; - распределение по причинам; - распределение по фазам решения
умственных задач
суждений естественного языка, то такая задача становится очень сложной, поскольку сказываются
ограничения рабочей памяти.
Значимость этой категории заставляет нас вернуться к ряду наших прежних исследований
(Rasmussen & Jensen, 1974). Анализ устных отчетов, в которых были зафиксированы умственные
операции, выполняемые специалистами по ремонту электронных систем, позволил выявить
несколько способов снижения нагрузки на памяггь; стратегии, применявшиеся специалистами,
позволяли им вырабатывать индивидуальный стиль деятельности, включавший анализ и ди-
агностику систем.
Стратегия наименьшего сопротивления применялась таким образом, что каждый знакомый шаг,
который приводил к хотя бы небольшому эффекту в нужном направлении, отбирался фазу сам по
себе, без поиска другах шагов, которые могли бы оказаться более эффективными. Наконец,
"эффект точки, из которой нет возврата11, состоял в том, что после принятия решения новая
информация практически больше не принималась в расчет и не влияла на принятое решение. Эти
эвристики умственных стратегий обязательно приведут к трудностям применения линейных
методов мышления в причинных цепях,
В данном обсуждении мы хотели бы отметить, что общее обучение специалиста, также, как и
более строгий кошроль со стороны администрации, представляют скорее формальные меры. Они
вряд 1И будут эффективными средствами против несоответствий в системе человек-машина.
Какой бы ни была причина каждого отдельного сбоя: изменение условий труда, случайная ошибка
памяти, высокая загруженность на работе и tjl, в любом случае расстояние до зоны полного
несоответствия между человеком и ситуацией может быть увеличено обеспечением возможности
доступа оператора к информации о цепи причин, приведших к инциденту, что способствовало бы
творческому подходу и уменьшило бы нагрузку на память. Например, это расстояние можно
увеличить, если результат действий оператора окажется доступным для непосредственного
наблюдения и обратимым, что связано с реализацией при проектировании принципа обратной
связи, который служит основой для изменений в технических проектах.
Трудности, связанные с адекватным рассмотрением сложных цепей причин, возрастают, когда
оператор управляет процессом с пульта. Информация о состоянии сложной совокупности причин,
воздействующих на процесс, непосредственное наблюдение за которым невозможно, поступает к
оператору в виде набора значений физических переменных.
Однако рассуждения, которые ведутся оператором на естественном языке, основаны не на системе
отношений между такими переменными, а на ограниченных последовательностях событий,
взаимо-
126
дснствуюпшх компонентов или функций системы. Чтобы обманным пугем преодолеть
потребность человеческого ума вывести состояния и события из некоторых переменных и
отношений между ними опе^ ратор старается выяснить и запомнить те сведения о переменных
которые типичны для состояний и событий при работе системы в нормальном режиме. Такие
сведения оператор использует в качестве признаков известных оперативных состояний системы.
Это эффективная и экономичная стратегия, она пригодна для нормальных и хорошо известных
режимов работы системы, но заво-дат в ловушки, если условия производства неадекватно
отображены в системе знаков оператора. Знаковые ловушки часто приводят к неправильной
идентификации сложных, ранее не встречавшихся опе^ ратору производственных ситуации. Когда
необычные задачи или состояния рабочего процесса требуют срочных действий оператора, только
резкая смена стратегии мышления или природы, лежащей в основе внутренней репрезентации
производственного процесса и его связи с характерными знаками, позволяет получить
положительные эффекты.
По сути дела, использование знаков означает, что информация с системе в ее реальном виде
недоступна для наблюдения и может быть получена лишь путем запросов, которые зависят от
знаний < типичных, хорошо известных ситуациях* Примеры можно найти в табл.3 в храфе, где
приведены сведения об ошибках наблюдения и идентификации. Более убедительные иллюстрации
приведены в отчетах о крупных происшествиях, в частности замечания о том, что операторы не
сделали простых выводов из того, что было ясно видно на приборах (Rasmussen, 1978).
И опять следует сказать, что такого рода трудности не устранить ни строгими административными
мерами, ни дополнительным обучением. Когда речь идет о больших промышленных установках,
мы должны рассмотреть даже те редкие случайности, к которым оператора нельзя подготовить
путем тренировки. Столкнувшись с такой ситуацией, оператор должен сам выработать
подходящие процедуры путем функциональной оценки, выявляя причину события на основе
имеющихся у него знаний о свойствах системы. Для решения этой задачи оператор нуждается в
следующем: чтобы оператор мог предупредить возникновение опасности, его учат судахь о
ситуации по показаниям отдельных индикаторов в условиях нормального режима.
Количественные значения отдельных физических переменных пригодны для переработки в
электронных системах управления.
При наличии правил оперирования численными показателями, обеспечении системы таблицами,
графиками, вычислительными средствами и времени, необходимого дня обработки информации,
конструкторы могут обработать множество количественны* дан-пых. Если оператор при
отклонении процесса от нормального режи-
127
ма оказывается п стрессовом состоянии, следует предусмотреть применение компьютеров,
позволяющих выполнять самые разные сложные преобразования полученных физических величин
в осмысленные представления внутреннего состояния системы, пригодные доя использования в
рассуждениях на естественном языке. Представление качественной информации и поддающихся
соотнесению данных о состоянии компонентов, систем и функций, взаимодействие которых
выглядит как цепь событий, необходимо, чтобы предупредить неправильное использование
условных знаков,
Дяя немедленного опознания состояний в системе причин целого производственного процесса
очень эффективным может оказаться представление в терминах состояний масс, энергии и
потоков информации дяя немедленного опознания состояний в причинной сети. Beer (I975) назвал
такое решение "оцененной количественно технологической схемой" и использовал ее в качестве
средства связи с персоналом автоматизированных систем. Ключевым критерием служит
представление информации в вцде символов, которые могут быть прямо использованы
оператором для суждений о причинах события, а не в форме условных знаков, которые близки к
сохраняемым в памяти стереотшшзироваиным структурам ответов.
Формирование устойчивости к ошибкам
Выделяя основные положения нашей работы и определяя их значение для разработки критериев
проектирования, соотнесем различные категории человеческих ошибок с простой моделью
деятельности. На рис.1 представлены три разные категории управления поведением человека и
показаны их связи с теми категориями человеческих ошибок, которые были названы в
предыдущих разделах. Способы управления поведением человека важны постольку, поскольку их
необходимо знать для выявления человеческих ошибок. Ошибка в человеческом действии может
быть установлена только в том случае, если имеется четкое предварительное описание правильной
последовательности операций, которую должен выполнить человек. Однако чаще задаются только
нормативные цели или результат действия, в то время как неудачное действие, исправленное m
промежуточных этапах самим оператором, не считается ошибочным.
Следовательно, ситуация может привести к ошибке, когда норма, по которой можно сделать
вывод о правильности поведения в конкретной ситуации, не управляет поведением, например,
когда об управляемом поведении судят на основании нормативной процедуры, которая
фактически отсутствует. Поэтому различные способы управления поведением человека очень
важны для рассмотрения критериев разработки проекта усгойчивости к ошибкам. Как видно
128
из рис, 1, для настоящего контекста уместно рассмотреть три уровня управления поведением
человека:
1) управляемые сенсомоторные паттерны, поведение на основе навыков;
2) нормированное целенаправленное поведение;
3) целенаправленное поведение, основанное на знаниях.
Управляемый сенсомоторный паттерн и автоматизация поведения
1 L
Поведение управляется структурой адаптивных паттернов, сохраняемых в нервной системе. Это
означает, что поведение подчиняется физиологическим законам, контролирующим структуры
информационного процесса, в результате чего понятие ошибки теряет смысл. Неадекватное
поведение можно объяснить только такими изменениями во внешнем мире, которые приводят к
несоответствию сформированных дня определенной цели структур, хранящихся в памяти человека
их требованиям. Требование работать усерднее, в строгом соответствии с инструкцией, не может
привести к снижению числа ошибок.
Если необходимо добиться ровного, заученного поведения с низкой вероятностью ошибок*
следует спроектировать рабочую ситуацию таким образом, чтобы оператор мог легко различать
паттерны, то есть последние должны определять ситуацию целиком и непосредственно, а не
опосредованно через ключи и условные знаки. Это относится и к различению ситуаций, для
выполнения которых требуется активность умственных процессов высокого уровня. И тогда не-
адекватно сть действий в аномальной ситуации благодаря эффективной адаптации к нормальному
поведению системы не может с достаточным основанием считаться ошибкой оператора.
Нормированное целенаправленное поведение
Это поведение типично для относительно редких задач, возникающих в знакомой трудовой
обстановке. Заученная последовательность действий или стандартных операции управляется
правилами, сохраняемыми в памяти человека; они связывают состояние окружения со знакомыми
действиями, В этом случае нельзя утверждать, что поведение прямо управляется целью» хотя при
несоответствии конечных состояний заданной цели следует коррекция ошибок на основе
обратных связей, управляемых полученным результатом, при этом эффекты ошибок доступны
наблюдению и обратимы. Поведение, основанное на правилах, можно сформировать логически
или задать нормативными рабочими документами. В этом случае ошибки могут быть определены
в терминах расхождений между целью и конечным
9-514
129
Рис, 1+ Схематическая иллюстрация категорий человеческих информационных процессов и
типичные ошибки
состоянием, но о них, возможно, будут судить вопреки нормативным правилам и процедурам.
Разработчик сталкивается с двумя проблемами. Первая заключается в том, чтобы создать такие
рабочие условия, которые позволили бы обслуживающему персоналу четко различить случаи,
когда (а) цели строго определены нормативами, но оператору не только позволено, но и
рекомендуется творчески подходить к оптимизации рабочих процедур и (б) когда нормативные
правила определены только доя тех условий, которые содержат в себе скрытую опасность. В таких
ситуациях разработчик несет ответственность за правильность последовательности действий
оператора и должен снабдить его соответствующими вехами для контроля хода этих действий.
Когда разработчики определяют последовательность действий, задавая инструкции ияи
автоматизируя процесс управления цепью операций, они сталкиваются с другой проблемой -
необходимо так создать рабочие условия, чтобы оператор (а) понимал причины и у< ловия
конкретной последовательности действий в инструкциях или автоматизированных процессах и (б)
сохранял способность судил об их релевантности моменту не только дня того, чтобы найти выход
из некоторой необычной ситуации, но, и что так же важно, не создавать помех из-за неправильной
интерпретации ответа, выданного автоматикой. Можно сослаться на несколько случаев, когда
последствия и без того серьезных ситуаций были еще более отягощены ю-за борьбы, которую вея
оператор с системой автоматического управления.
Целенаправленное поведение, основанное на знаниях
Это уровень осознанного решения задачи, который и объясняет присутствие оператора на
автоматизированном производстве. В этом случае действия оператора являются ответом на
незнакомые события в системе. Структура его деятельности состоит в том, чтобы оценить
ситуацию и спланировать подходящую последовательность целенаправленных действий, и
зависит от базовых знаний о процессах, функциях и структуре системы. Кроме упомянутых выше
проблем, например, как поддержать конкретные размышления оператора о связях в цепи причин
(когда операторы обязаны думать, и это им позволено, и когда - нет)» все яснее возникает другая
проблема -проблема поддержания степени адаяггарованности базовых знаний оператора большой
сложной системе и поддержания этих знаний в состоянии готовности.
Решение, которое предлагают обычно, - удерживать автоматизацию на разумно низком уровне, по
всей очевидности, не может считаться эффективным, так как оно предполагает, что активность
оператора не поднимается выше второго уровня; решение должно со-
», 131
стоять в том, чтобы повышать квалификацию персонала, для подготовки те периоды, когда он не
занят срочной например, в периоды ожидания давать операторам такие задачи торые позволили
бы им подготовиться к ответам в необычных, з^ тремашьных ситуациях. Во многих случаях это
потребовало бы ^^" менений в структуре обучения, да и во всей организации деятель^ " сти
операторов.
Таким образом, анализируя причины человеческих ошибок, необходимо принимать во внимание
увеличение числа заученных т дартных двигательных подпрограмм, которые осуществляет в
процессе управления. Когда оператор сам задает себе инст контроль за его деятельностью
спускается с уровня 3 на уровень ^ затем на уровень 1, когда оператор сам задает себе инструкции,
^ уровня 2 на уровень 1 - когда он действует под чьим-либо ством или имеется заранее
определенная и письменно заданная цедура. Это ведет к тому, что ситуация или со бытие, которые
ранних стадиях обучения еще можно называть ошибкой, не б таковыми, если они происходят
после разработки стандартных программ двигательных действий.
Необходимость такого различения подчеркивал еще Tourt (1969): "Человека можно
натренировать так, чтобы он вел себя onj>e_ деленным образом и действовал эффективно. Но, в
конце концов, будет действовать автоматически, не обучаясь замечать, или неправильно он
действует. Такое поведение не может с

исполнением правил: понятие правил, ошибок или промахов становится бессмысленным".


Разработка системы оценки степени риска
Рост централизации и размеров производственных объектов ггри-водит к необходимости создания
не только устойчивости к ошибке^, но и к разработке способности к анализу. Возможные
гигантсьеме потери, особенно гибель людей и ущерб окружающей среде, делают актуальным
создание проекта безопасности; такой проект не может быть проверен опытным путем из-за
чрезвычайно низкой вероятио-сти цепи событий, ведущих к происшествию. Так как нельзя опыт-
ным путем получить прямые доказательства, необходимо разработать аналитические методы
проверки целей проекта.
Идея, на которой основана разработка проекта аналитической системы оценки риска, состоит в
разложении дегш редонх событий на элементы, которые достаточно часто встречаются в других
ситуациях. Это позволяет получать статистическую информацию о выделенных элементах. Такая
методика уже используется для оценки надежности электронного оборудования. Ведется
разработка аналогичного метода для анализа риска на уровне промышдещюго
132
приятия. В настоящее время имеется тенденция допуска к эксплуатации промышленных
установок, которые могут быть допущены к эксплуатации только при условии предварительного
анализа степени риска, включая оценки последствий ошибочных действий человека
Использование аналитических методов для предсказания действий человека возможно при
некоторых ограничениях. Следовательно, можно щюдвидеть время, когда конструкторы будут
вынувдены принять эти ограничения и условия в качестве критериев анализа, пригодных для
использования яри разработке целого завода.
Основная проблема состоит в том, чтобы выявить такие элементы человеческой деятельности,
которые можно отделить от конкретной ситуации для сбора статистической информации об их
качестве и надежности. Допускается переход к другим ситуациям и контекстам, для чего
необходимо определить психологические признаки сходства трудовых ситуаций, что, в свою
очередь, позволило выделить разные категории ошибок и определить» на основе каких данных
мож» строить схемы сбора информации. Для этого должны быть извести* причины ошибок
человека, либо необходимо более точно опреде лить "сходные ситуации".
В современных методах анализа надежности человека элементы его деятельности определяются
на основе их внешнего результата или цели как "элемента задачи11. Но это допустимо только в
тех слу чаях, когда признаки, используемые для определения таких иэлемен тов задачи",
достаточно точны, чтобы по ним можно было определить характеристики внутренней регуляции
контроля поведения человека.
В общих программах сбора данных о надежности в цепом это практически невыполнимо. Только
тщательный анализ наиболее существенных -задач, выполняемых оператором, позволит
установить адекватные критерии для оценки проекта и определить те признаки элементов
деятельности, для которых могут быть построены избирательные схемы сбора данных.
Вполне естественно, что нами было обнаружено (Rasmussen, 1978), что "критерии проекта
системы оценки" отражают различные способы контроля поведения. Общая линия разработки
таких критериев основана на следующих соображениях.
Если разработанная конструкторами задача требует выполнения нормативных процедур, то
должен быть выделен каждый элемент последовательности, что позволит противодействовать
систематическим изменениям и "процессу оптимизации" и отнести конкретные элементы
деятельности к определенным отдельным категориям, используемым при сборе информации.
Если задачу можно отнести к разряду целенаправленных, то предполагается, что адаптация и
обучение будут способствовать высокой успешности деятельности. Последовательность
элементов зада-
133
чи будет при этом гибкой и зависимой от конкретных обстоятельств. В таких случаях
идентификация элементов деятельности вряд ли полезна для сбора данных, поскольку эти
элементы нельзя отделить от ситуации, не лишив их смысла. Анализ целенаправленных задач
возможен только при условии, если результат выполненной задачи доступен непосредственному
наблюдению и обратим. Тогда надежность задачи можно совместагь с анализом надежности акта
обнаружения ошибки и оценить по частоте возможной ошибки. Наконец, если удалось установить,
какую долю в общем объеме необратимых и недопустимых результатов составляют ошибки, и
поскольку невозможно получить практическим путем надежные данные о вероятности
ошибочных действий человека, то устойчивость системы к ошибкам можно повысить путем
введения блокировок и
защит.
Одним словом, критерии системы оценки будут действовать в унисон с проектом устойчивости к
ошибкам. Это заставит разработчиков более внимательно рассматривать разницу между
ситуациями, когда технологический процесс идет в соответствии с представленными
инструкциями и когда сами операторы имеют возможность управлять процессом* Разработчики
должны внимательнее учитывать характеристики условий, способствующих оптимизации про-
цесса обратимости и устойчивости к ошибкам.
Заключение
Развитие больших централизованных установок уже достигло той стадии, когда на этапе
промышленных испытании конструкцию системы нельзя рассматривать отдельно от
функционирования отдельных подсистем, хотя это допускалось еще в период подготовительных
работ. Важное значение для создания приемлемого проекта имеет эффективная обратная связь,
особенно о совместном функционировании персонала и техники в масштабе целого. На ней
основан весь опыт эксплуатации системы,
В различных областях имеются данные анализа сообщений о происшествиях в различных
областях, и они должны все более распространяться* Следует улучшать и другие способы
получения информации. Чтобы изучать незапланированные ситуации, чтобы эффективно
взаимодействовать с автоматическим оборудованием и осуществлять функции управления!
операторы должны быть обеспечены более систематическим доступом к той информационной
базе, к тем критериям качества деятельности и к тем стратегиям решения, которыми пользовались
конструкторы в процессе создания проекта. Для построения баз данных в процессе создания
проекта системы необходимо предусмотреть использование компьютеров и предоставить
134
возможность оперативному персоналу использовать такие базы данных в режиме повседневной
эксплуатации.
Литература
Beer, S. (1975). On keeping our science together. In Trapple, R. and Hanika, F. (ed.), Progress in
Cybernetics and Systems Research, v,l Washington' Hemisphere Publishing Corporation.
Nuclear Power Experience (1978). Edited by Nuclear Power Experience, Inc. Encino, California, USA.
Rasmttssen, J., Jensen, A. (1974). Mental procedures ш real life tasks: a case study of electronic trouble
shooting. Ergonomics, 17, 293-307.
Rasmussen, J. (1978), Notes on human error analysis. In Apostalakis, G. and Volta, G. (ed,), Proceedings
of the NATO Advanced Study Institute on Synthesis and Analysis Methods for Safety and Reliability,
London: Plenum Press.
Swain, A, (1972). Design techniques for improving human performance in production. Industrial and
Commercial Techniques. London.
Touhnin, S. (1969), Concepts and the explanation of human behaviour. In Mis-chcl, T (ed.), Human
Action. Conceptual and Empirical Issues. New York: Academic Press.
Whorf, B.L. (1956). The relation of habitual thought and behaviour to language. In Carroll, J.B. (ed.),
Language, Thought and Reality. Cambridge, Mass.: MIT Press.
Ульф Аберг
ТЕХНИКИ РЕОРГАНИЗАЦИИ РУТИННЫХ ВИДОВ ТРУДА

При направленности на частичное улучшение условий труда проще всего обращать внимание
только на физические факторы, влияющие на эффективность работы, - шум, микроклимат,
загрязнение воздуха и т.п. Во многих, случаях с ними можно бороться независимо от других
условий протекания трудовой деятельности. Такое положение дел справедливо, в основном, не
при проектировании нового технического оснащения предприятия, а дня уже реально функцио-
нирующего. При стремлении к действительно полной реорганизации производства с точки зрения
возможностей эргономического подхода к проблеме приходится рассматривать ее в нескольких
аспектах.
Если анализировать только физиологические аспекты труда и те, которые хотя бы частично
связаны с использованием органов чувств и переработкой информации, то мы коснемся, хотя и
достаточно важной, но вместе с тем, только части общей проблемы, В этой области в Англии,
Франции и Швеции проведено множество прикладных исследований. Их общая черта - более
широкая постановка проблемы, чем это требуется просто длят улучшения условий труда.
Эргономические и технические решения, принятые на основе результатов этих экспериментов,
предполагают изменения микроклимата, рабочих нагрузок, уровня запыленности, степени
удобства рабочего места и т,п,, а также воздействия на психосоциальную ситуацию при условии
сохранности свободы и квалификации исполнителя. Суть таких работ состоит в обеспечении
возможности принятия решении, обладающих многами степенями свободы.
Однако даже эти попытки не решают всей проблемы рутинных видов работ, и в особенности труда
на конвейерном производстве. Почему? Может быть потому, что у людей есть душа, требующая
удовлетворения от деятельности, которого трудно достичь при коротких, повторяющихся цшшах
работы, не требующих особой квалификации. А может быть, реализация традиционных подходов
в общей методологии проектирования и реорганизации производственных задач приводит в тупик,
из которого нет выхода?
Многие полагают, что дорогу в глубины ада проложил Тейлор. Оставим его на некоторое время в
стороне и рассмотрим выделившиеся с самого начала проведения исследований рутинных видов
труда их характерные направления, а затем перейдем к тем, которые были приняты во внимание
позднее.
136
Если обратиться к начальному периоду создания методов организации труда, то можно выделить
следующие основные задачи разработок:
1. увеличение прибыли;
2. рост производительности;
3. уменьшение стоимости;
4. уменьшение затрат труда;
5. сохранение ресурсов;
6. уменьшение риска несчастных случаев;
7. со!сращение рабочих нагрузок;
8. использование работников с более низкой квалификацией
Хотя в перечне присутствуют пункты, связанные с анализом "человеческого фактора" (такие,
например, как рабочая нагрузка, несчастные случаи), основные усилия разработчиков были
направлены на повышение эффективности и режим экономии. Более детальное изучение этого
вопроса показывает, что имеются стандартные программы для достижения желаемых
экономических и производственных результатов. Но в целях оптимизации человеческого фактора
в большинстве случаев использовались субъективные и интуитивные методы управления и
организации труда отдельного работника.
Позднее эргономисты стали разрабатывать методы проектирования и рационализации
деятельности в целом. Например, Griew (1964) в докладе о рационализации труда пожилых
рабочих отметил необходимость учета двух факторов: во-первых, влияния возраста на
работоспособность и производительность и, во-вторых, знание характеристик деятельности,
затрудняющих ее выполнение пожилыми рабочими. Это, безусловно, очень важные
эргономические критерии. Они базируются на физических характеристиках и также, как объек-
тивные методы изучения, ставят целью повышение производительности труда.
Singleton (1967) в работе по проектированию систем отмечает, что "все системы существуют для
обслуживания человека и должны быть максимально направлены на решение проблем человека".
Однако добавляет он: задачей проектирования реальных систем является не распределение
функций между человеком и машиной, а передача функций от человека к машине.
Это не всегда верно, и с точки зрения человека иногда лучше передать функции машины ему.
Интересно' отметить* что частично из-за необходимости, а частично из-за работников, имеющих
собственное мнение и идеи, в промышленности отошли от примитивной концепции
рентабельности и теперь всерьез обратились к изучению челове-
137
ческого фактора. Правда, их требования чаще всего представлены в следующем виде:
- уменьшение текучести кадров;
- снижение числа прогулов и т.п.
Эти направления отражают ограничения и требования и к исполнителям однообразной работы, но
в более гуманном варианте, хотя с той же философией разработки и проектирования. Что-то
нужно сделать> чтобы повернуть колесо истории назад и начать проектирование деятельности,
отталкиваясь от человека.
Давайте оставим вопрос о равноценности результатов и сформулируем используемые на практике
требования производства и человека-оператора, которые должны отвечать следующим
положениям:
1. Должна обеспечиваться возможность детальной проработки, исходя из некоторых довольно
общих утверждений.
2. Должна существовать возможность для проверки результатов разработки на соответствие
заданию,
3. Должна быть возможность выбора различных уровней комфорта.
Очевидно, что критерии типа "увеличение удовлетворенности трудом", "уменьшение текучести
кадров11 и тл. не соответствуют этим требованиям- С точки зрения компании цели лучше
сформулировать примерно следующим образом:
- Какая категория людей предполагается для работы в компании (пол, возраст, противопоказания
и т.п.)?
- Каков желаемый уровень знаний или квалификации?
- Каковы перспективы развития персонала?
- Каковы общие принципы ротации кадров в организации?
- Какая должна быть организация труда?
Все эти вопросы относятся к области кадровой политики или частично исходят из нее. Более
детальные требования можно рассматривать как их подмножество. Например, физиологический
критерий зависит от представленное™ в структуре кадров предприятия всех возрастных групп,
женщин и тл, (см. табл.1).
Таблица I Первичнъге физиологические критерии
1. Рабочая нагрузка не должна подвергать риску здоровье.
2. Работа не должна казаться отобранному персоналу излишне трудной.
3. Работа должна быть выполнима и для специально неотобранного перо> нала,
. .
4. Работа не должна казаться излишне трудной неотобранному персоналу.
138
Рутинные виды труда часто вызывают физиологические перегрузки, как динамические, так и
статические. Первые происходят вследствие часто повторяющегося подъема тяжестей> вторые, в
основном, вызываются неудобными позами. Но однообразная работа имеет также отрицательные
психосоциальные стороны: монотонность, отсутствие общения, ограниченность рабочего
пространства, слабая удовлетворенность трудом и т.п.
Психосоциальные критерии деятельности менее известны, по крайней мере, инженерам, чем
физиологические или экологические критерии. Они не очень часто используются специалистами
при технической реконструкции рабочих мест, поэтому их перечень (см. табл. 2) может
представлять специальный интерес.
Таблица 2 Психосоциальные критерии взаимодействия
L Оператор может влиять на скорость работьг.
2. Оператор может менять метод работы и должен иметь возможность поддерживать визуальный к
речевой контакт в рабочем помещении. 3- Во время работы оператор может контактировать с
работающими рядом в основном по производственным вопросам.
4, Оператор может постоянно менять метод и темп работы при взаимодействии с другими
работающими.
Как вшщо из таблицы 2, критерии выстроены по степени возрастания их сложности. Идея состоит
в том, что предложения по решению проблемы делаются на каждом уровне и обсуждается их
соответствие техническим возможностям, стоимости, времени достижения цели и т.п., после чего
принимается практическое решение* Можно привести другой пример, касающийся перерывов для
отдыха. Хорошо известно, что в тяжелой физической работе необходимы перерывы. Для
однообразного труда перерывы - в основном не физическая проблема; а средство нарушения
монотонности и обеспечение большей личной свободы в работе. Последний критерий сформу-
лирован в виде перечня, приведенного ниже (см* табл. 3),
Таблица 3 Психосоциальный критерий определяющий перерывы для отдыха
1. Оператор может влиять на темп работы.
2+ Оператор имеет возможность создавать резервы заготовок или продукции.
3. Оператор имеет возможность покидать рабочее место.
4. Оператор имеет возможность планировать свою работу в течение всего дня или большей его
части.
139
Рис, 1 * Аналитическая матрица, используемая для обозначения
связей между обусловливающими (каузальными) факторами и факторами нагрузки

4
Шум

Микроклимат 3
Переменная нагрузка и т.п. 3

Ограничения Монотония 43
р

Возможность 2 _
контактов Связь 4

Возможность кооперации 3
>

Рис. 2, Аналитическая матрица, используемая для оценки изменений в характеристиках рабочего


места в зависимости от факторов нагрузки
Шум +++ 1
0

Длина маршрута 0 —

Темп работы г ++ 0
0

Ограниченность 0 0

Монотонно 0 +

Речевые контакты ++ + +++

Эти критерии также представлены по степени возрастания сложности и являются типичным


средством дяя определения перерывов. Частично эти критерии совпадают, что, безусловно,
означает, что они отражают основные условия, необходимые дяя удовлетворения общих
критериев.
Обычно первой фазой эргономического проекта является измерение различных стрессовых
факторов работы, где важную роль играют физическая и химическая среда, а также
физиологические и сенсорные нагрузки* Из последующего обсуждения очевидно, что должны
быть выделены и измерены психосоциальные факторы, также в список важно включить не только
отрицательные, требующие устранения, но и положительные аспекты работы, которые
необходимо в ходе производимых изменений в ее структуре стремиться сохранять.
Для облегчения более поздних стадий проектирования большое практическое значение имеет
составление перечня источников видов нагрузки, действующих одновременно* Это можно
сделать в форме матрицы, дающей очень простую и ясную картину (хотя неточную) соотношения
составляющих работы (см, рис Л). Если вместо факторов нагрузки поставить их проектные
решения и оценить их положительное и отрицательное влияние на рабочую ситуацию, то матрица
может использоваться в практической работе. Таким образом, можно легко оценить общее
влияние факторов нагрузки на характеристики рабочего места (см, рис.2).
Описанное выше исследование посвящено проблемам формулирования направлений й проработке
технических деталей для достижения заданных целей.
Включение самих рабочих и учет ряда подобных категорий в процесс усовершенствования и
реорганизации деятельности будет играть все большее значение. Не углубляясь в этот
действительно обширный предмет, можно утверждать, что их участие потребует более
совершенных методов анализа проблем проектирования различных видов труда. Краткий обзор и
некоторые предложения по созданию такой процедуры представлены выше. Корректный метод -
это всегда помощь в решении любого рода проблемы, но он должен также предполагать, что
хорошее эргономическое решение проблемы всегда основывается на знании и воображении
разработчика.
Литера тура
Griew, S. (1964), Job Re - design. Paris: OBCD,
Singleton, W.T\ (1967). The system prototype and his design problems. Ergonomics, fO, 120-124.
РАЗДЕЛ III
РАБОТА, СТРЕСС И ЗДОРОВЬЕ
Станислав В. Касл
ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ИЗУЧЕНИЮ СТРЕССА В ТРУДЕ
Введение
В идеальном случае настоящий обзор должен, во-первых^ определить сущность
эпидемиологических методов, во-вторых, дать определение понятия f'стресс11 и обозначить
основные стресс-факторы производственной среды и, в-третьих\ рассмотреть доказательства
влияния этих стрессоров на здоровье в исследованиях, проведенных с помощью
эпидемиологических методов. К сожалению, такая идеальная схема не пригодна для работы и
представляется упрощенной. Два первых пункта несомненно привели бы к формулировкам и ут-
верждениям, которые колеблются между неопределенными обобщениями и весьма жесткими
позициям^, часто оказывающимися несовместимыми или же противоречивыми и узкими. А для
анализа третьего пункта, если придерживаться его строго последовательно, остается слишком
мало исследований для систематического обзора.
Исходя из этого, я выбрал более прагматичный подход. При подготовке настоящего обзора
приоритет был отдан рассмотрению природы эмпирических данных и степени, с которой оки
позволяют делать заключения относительно влияния некоторых аспектов производственной среды
на здоровье и самочувствие работающих. Только во вторую очередь я касался исследований по
таким вопросам, как определение сущности эпидемиологических методов или концептуализации
понятия стресса в труде. Это не означает, что указанные проблемы рассматриваются только для
того, чтобы принять или отвергнуть какое-то конкретное исследование как адекватное или нет
целям нашей работы. Напротив, они поднимаются тогда, когда дело касается сути
рассматриваемых вопросов, например, при методологическом анализе и критике подходов или же
при интерпретации и интеграции эмпирических данных.
Ориентировочные границы настоящего обзора можно определить перечислением "выходных"
переменных, которые рассматриваются в первую очередь: это показатели состояния сердечно-
сосудистой системы, различные проявления психического здоровья и оценки удовлетворенности
трудом. Решение остановиться на указанных симптомах и последствиях переживания стресса
было также продиктовано нашим стремлением к прагматичности.
Для анализа была отобрана такая совокупность показателей и проявлений стресса, которая имеет
непосредственное отношение к здоровью и самочувствию работающих. Например, оценки удовле-
144
творенности трудом были включены в обзор, поскольку они достаточно чувствительны к
особенностям производственной среды, а вовсе не потому, что их роль в динамике психического
здоровья профессионалов уже нашла четкое объяснение*
Широту нашего обзора можно также предварительно охарактеризовать теми аспектами
"независимой переменной" (т.е. производственной среды), которые подлежали рассмотрению или
же, напротив, были исключены из него. Так, я не касаюсь того, что традиционно называется
физическими и химическими факторами производственной среды* Эта область, обычно
рассматриваемая в стандартных руководствах по профессиональной заболеваемости и
поддержанию здоровья трудящихся (для примера см. Mayers, 1969), является разделом таких
дисциплин, как индустриальная токсикология, физиология труда и эргономика (Hamilton & Hardy,
1974). По сути дела, эти данные со всей остротой демонстрируют факты влияния экстремальных
условий на здоровье человека. Это помогает читателю задуматься о существовании некоторых
общих закономерностей на основе очевидных примеров о характере влияния химических агентов,
раздражающих кожу; канцерогенов в воздухе; резких перепадов тепла и холода; повышенных
требований к мышечной активности и оптимальности режима труда и отдыха. Но, поскольку
практически любой фактор физической (и, по всей видимости, большинство фак торов
химической) природа! может оказывать существенное влиян* на психологические
характеристики, то трудно провести абсолют; четкую границу между тем, что полностью
соответствует или не а ответствует тематике нашего обзора.
Хорошим примером в этом отношении является такой общеизвестный фактор, как
производственный шум. Kxyter (1972) пришел к заключению, что вредные эффекты шума самого
по себе (т.е. шума как непосредственного физического стимула) продемонстрировать достаточно
трудно, так как с большой вероятностью обнаруживаемое его негативное влияние является
следствием скорее психологической значимости акустического стимула, чем его физических
характеристик. Например, шум во время работы может восприниматься рабочим как угроза его
физической безопасности со стороны неисправных частей технических устройств, и это более чем
вероятно, поскольку появление такой угрозы имеет весьма и весьма серьезные последствия, <».>
Короче говоря, необходимо постоянно быть предельно внимательным к взаимодействию между
физическими характеристиками работы (или объективными требованиями со стороны трудовой
задачи) и психологической оценкой и реакцией на них. Например, работа в заданном технологией
темпе, которая требует постоянного внимания, может приводить к существенному возбуждению и
вызывать повышение уровня адреналина в крови (Frankenhauser & Gar-
10-514
145
dell, 1976), Но анализ труда на сборочной линии автомобильного завода показывает
несостоятельность попыток обнаружить его негативное влияние на работу "голубых
воротничков11 вне конвейера (Chinoy, 1955)- По этой причине Komhauser (1965) полагает, что
данные о противоречивых эффектах работы в навязанном темпе на психическое здоровье рабочих
среднего возраста должны были бы интерпретироваться, скорее, как влияние символического
значения навязанного темпа, то есть как повышение вероятности совершить ошибку, чем как
влияние этого фактора самого по себе. Принимая во внимание сказанное, нет ничего
удивительного в том, что исследования в такой области, как эргономика, все более выходят за
рамки своих изначальных границ и приобретают междисциплинарный характер (см., например,
Shepard, 1974),
Стресс е труде - ограниченная перспектива
-
У специалистов вошло в привычку утверждать, что конкретная социальная проблема, которой они
занимаются, имеет крайне важное значение и что в то же время она обычно упускается из виду
другими исследователями. Мне не хотелось бы выгладеть упрямцем, аргументируя
противоположную точку зрения на степень осознанности и разработанности такой социально
значимой проблемы, как стресс в труде. Но все же я думаю, что читателю было бы полезно
напомнить о существующем контексте этих исследований - в их связи с другими,
опосредованными трудом проблемами и соотношении трудовой функции человека с его другими
социальными ролями.
Нам представляется, что вполне обоснованно говорить о трех главных проблемах, связанных с
трудом, которые в настоящее время привлекают все большее внимание политиков> ученых и
информированной публики:
- качество трудов ой жизни ;
- безработица;
- факторы риска химической и физической природы, опасные для здоровья человека.
Стресс в труде как осознанно воспринимаемая обществом проблема не конкурирует ни с одной из
названных выше, и специалисты, работающие в национальных организациях по охране здоровья и
профессиональному стрессу, действительно ощущают настоятельную потребность в ее более
широком освещении в средствах, массовой информации. В исследовательском отчете
Национального института профессионального стресса и здоровья (США), содержащего обзор по
проблемам профессиональной безопасности (Sleight & Cook, 1974), имеется раздел "Стресс в
жизни". Однако в основном в нем рассматриваются эффекты непрофессиональных стрессов
(таких, как
146
развод или изменения в образе жизни) на трудовое поведение, например на число несчастных
случаев или прогулов. Такое влиятельное издание, как "Труд в Америке" (1973), содержит лишь
краткий раздел о профессиональном стрессе. При анализе его содержания отчетливо видцо, что
его основная и доминирующая тема <»> касается исключительно однообразных, рутинных и
малосодержательных видов труда, а также возникающих в результате этого отрицатель-ных
эффектов фактора неудовлетворенности работника трудом.
Может показаться, что употребление термина "стресс" в рамках общего определения как
"требований, чрезмерно напрягающих резервы адаптации" (Editorial, 1975), затрудняют его
применение для анализа подобных вцдов труда. Однако, как мы увидим позднее, в определенных
случаях содержание этого понятия включает и чрезмерно низкую стимуляцию и/или
недостаточное использование человеческих способностей. В таком контексте его вполне можно
употреблять для анализа груда "голубых воротничков", <_>
Другой вопрос, который хотелось бы кратко затронуть, касается относительной важности понятия
трудовой роли и трудовых проблем по сравнению с другими социальными ролями и источниками
удовлетворенности-неудовлетворенности в человеческой жизни. Хотя соответствующая
литература и не лишена противоречий и неясностей в интерпретации имеющихся данных, на ее
основе отчетливо вырисовывается картина, наводящая на мысль о более низкой значимости труда
и трудовой роли, чем это принято считать в соответствии с обычными интуитивными или
общетеоретическими представлениями о работе как основной форме жизненной активности
человека.
В нескольких исследованиях по анализу приоритетов жизненных ценностей, ожиданий и
потенциальных источников страха, проведенных на взрослых американцах (Cantril & Roll, 1971),
"хорошая профессия, подходящая работа" отмечается в числе приоритетов не более чем у 6-9%
респондентов, а "безработица"^ только у 10-14%. Напротив, "хорошее здоровье/болезнь" и "более
высокий/низкий жизненный стандарт" обычно указываются как два наиболее частых источника
надежды и страха в ответах более 40% респондентов. Сходные данные приводятся Campbell et al
(1976). Только около 38% респондентов в национальной выборке оценивают "интересную работу"
как "нечто, чрезвычайно важное" в противоположность 70%, предпочитающих иметь "крепкое
здоровье", 74% - "счастливый брак", 67% - "хорошую семейную жизнь", 62% - "жить в хорошей
стране". А в нескольких исследованиях, определяющих относительный вклад удовлетворенности
трудом в общую оценку благополучия и счастья {см. Campbell et al., 1976), делается вывод, что
семейная жизнь и желаемые формы проведения досуга и отдыха являются более важными
факторами.
147
Изучение вопросов, связанных с уходом на пенсию, также дают наводящую на размышления
информацию. Результаты опроса, проведенного Harris (1965) на лицах рабочих профессий,
обнаружили, что опрошенные (особенно более молодые) хотели бы уйти на пенсию раньше, чем в
действительности это может произойти. В более позднем исследовании, проведенном как на
репрезентативном для всей национальной выборки контингенте, так и на группе относительно
пожилых (более 60 лет) рабочих автомобильной промышленности, было отчетливо показано, что
финансовые обстоятельства имеют первостепенное значение при планировании раннего ухода на
пенсию, а какая бы то ни было приверженность "трудовой этике" играет при этом малую роль.
<„> Однако среди тех, кто уже вышел на пенсию, 39% отметили, что пенсионный период обманул
их ожидания, но только менее четверти из этих неудовлетворенных лиц выдвинули в качестве
причины "потерю работы" (Hams, 1965). <,, >
Исследования другого рода, касающиеся "значимости труда", показывают, что, хотя от 73% до
80% работающих мужчин хотели бы продолжать частично работать в случае неожиданного
получения наследства, но только 9% из них в качестве причины указали: "потому что я люблю
работу", и еще 10% отмечали, что работа способствует поддержанию здоровья и самоуважения.
Данные, полученные с помощью иной методологии опроса (респонденту предъявлялся набор
альтернативных форм активности и его спрашивали, какой из них ему недоставало бы больше
всего), говорят о том, что только около 25% индустриальных рабочих ориентированы на труд,
другими словами, они выбирали альтернативу "ежедневная работа1'. Это близко к результатам
национального обследования по распределению времени (Robinson & Converse, 1972), в котором
только 25% опрошенных выбрали как наиболее предпочтительные те формы активности, которые
связаны с трудом и профессиональной жизнью.
Таким образом, в целом оказывается, что малоквалифицированные индустриальные рабочие
имеют сравнительно низкую привязанность к своей трудовой роли, они отмечают, что могли бы
продолжать работать и при отсутствии финансовой необходимости, но не потому, что
испытывают определенную внутреннюю потребность в труде, а так как общество не обеспечивает
для них сколь-нибудь осмысленных альтернативных форм времяпровождения. "Голубые во-
ротнички", скорее, "принимают необходимость работы, но не ожидают большой
удовлетворенности от своего конкретного вцда труда" (Strauss, 1974, р. 54), Большинство же из
теоретических описаний высокой значимости труда в нашем обществе, по мнению Sayles &
Strauss (1966), применимо только к работникам, занятым высококвалифицированным и
творческим трудом.
148
Релевантность методов профессиональной эпидемиологии и некоторые иллюстративные данные
В учебниках эпидемиология определяется как "учение о распределении и детерминантах
состояния здоровья в популяциях людей" (Mausner & Bahn, 1974), Это определение имеет
широкую экологическую ориентацию, и такие понятия, как "агент - носитель - среда" или
"индивид - место - время*1, являются для него центральными. <-. > В составленном для
исследователей^ работающих в области социальных наук, "Руководстве по измерениям и оценке"
(Struening & Guttentag, 1975) содержится дае главы, подготовленные эпидемиологами. В целом вся
область социальной эпидемиологии отражает процесс слияния социальных дисциплин с
эпидемиологическими методами. <„•>
Эпидемиология, так же, как и социальные дисциплины, имеет дело с множеством методических
проблем - разработкой методов каузального анализа, обращением к сильным и слабым сторонам
неэкспериментального и квазиэкспериментального планирования, обоснованием выводов
экологических обследований и др. И то, что можно назвать "хорошей" эпидемиологией, подчас
является также и "хорошей" социологией или "хорошей" социальной психологией, <..>Возможно,
что наиболее общей причиной, по которой специалисты в области социальных наук
недооценивают значение эпидемиологии, является сведение всего ее содержания к описательной
эпидемиологии (учение о распространении заболеваний), при этом игнорируется ее аналитический
раздел (учение о детерминирующих факторах), так же, как и ее другие важные отрасли, -
клиническая и социальная. Проще говоря, проявляется недопонимание того, что когда, например,
эпидемиолог изучает различия в показателях заболеваемости и смертности разных
профессиональных групп, то он вынужден в своей работе привлекать данные других дисциплин
даш того, чтобы понять и объяснить, почему эти различия существуют.
Конечно, несмотря на сделанные замечания, описательная профессиональная эпидемиология
способна обеспечить весьма полезными сведениями исследователей стресса в труде. Например,
как показывает проведенный в США анализ смертности от атеросклероза сосудов сердца среди
белых мужчин-американцев (в возрасте от 20 до 64 лет) разной профессиональной ориентации,
для лиц определенных профессий (профессора и преподаватели колледжей, учителя) этот индекс
оказался меньше, чем ожидалось, тогда как в других группах (юристы и судьи, врачи и хирурги,
фармакологи, страховые агенты и брокеры) он был значительно выше по сравненною с
предварительными расчетами. Поскольку выявленные различия оказались весьма значительными
(в соотношении 2:1), а обследованные группы вполне сопоставимы по социальному статусу,
уровню физической актив-
149
ности, наличию вредных агентов в рабочей среде и т.п., то становится уместным вопрос, не
является ли это следствием действия различных ввдов "трудовых стрессов", Различия в
показателях смертности учителей и врачей были обнаружены в результатах исследований,
проведенных в разных странах (King, 1970). Более того, было также отмечено, что практикующие
врачи общего профиля имеют в 2 раза большее число инфарктов миокарда с летальным исходом,
чем другие категории врачей (Morris et alM 1952). <>•♦>
Привлекают внимание также данные по статистике самоубийств. Например, у полицейских,
шерифов и судебных исполнителей их чисяо, по крайней мере, в 2 раза выше по сравнению с
учителями, юристами и судьями (Guralnick, 1963). В таких профессиональных группах, как врачи
и психолога, женщины имеют большее число суицидов, чем мужчины, хотя для всей популяции
характерна обратная зависимость (Mausner & Steppacher, 1973). Среди врачей такие специалисты,
как дантисты, психиатры, офтальмологи и анестезиологи, превосходят среднюю норму по числу
самоубийств, тогда как у педиатров, патологоанатомов и хирургов этот показатель ниже. <,.>
Описательной эпидемиологии сложно дать четкое толкование причин наблюдаемых явлений.
Однако, несомненно, что в рамках и этой методологии может быть проведен более тонкий анализ,
который способствует углублению каузальной интерпретации* Например, данные о большей
частоте сердечно-сосудистых заболеваний у водителей двухэтажных автобусов в Лондоне по
сравнению с кондукторами сначала объяснялись как следствие более интенсивной физической
нагрузки у лиц этой профессиональной группы (Morris et al., 1953), Однако осмотр униформ,
выдаваемых при поступлении на службу, обнаружил, что среди водителей изначально было боль-
ше лиц с тучным телосложением, Очевидно, что это наблюдение ставит под сомнение
первоначальную интерпретацию. Затем Rosenman & Friedman (1958) выдвинули гипотезу, что
причиной выявленных различий является более высокий уровень профессионального "стресса" у
водателей автобусов. Для того чтобы обосновать высказанное предположение, они провели
дополнительный анализ медицинской статистики, охватив более обширный контингент. Получен-
ные в итоге результаты показали, что в окраинных районах Лондона (с меньшей плотностью и
интенсивностью движения) у водителей автобусов уровень сердечно-сосудистых заболеваний
даже несколько ниже, чем у кондукторов. Таким образом, исходные данные о повышенной
частоте сердечно-сосудистых заболеваний у водителей справедливы только для лиц, работающих
в более сложных условиях в центральной части города. <_>
Различия в показателях здоровья разных профессиональных групп нельзя просто объяснить на
основе интуитивных сувдений о степени ик "насыщенности стрессом", так как рассуждения a
poster-
150
iori вряд ли могут быть достоверным доказательством высказываемых предположений. Например,
является ли высокий уровень смертности от сердечно-сосудистых заболеваний среди
полицейских, шерифов и судейских исполнителей (см. выше) следствием характерного для них
пережигания "профессионального стресса1*? Как показывают данные независимых опросов
.(Margolis et ah, 1974), наиболее часто отмечаемые представителями этих профессий "стрессы"
возникают при решении различных административных вопросов или при контактах с судебными
инстанциями. Непосредственно же угрожающие жизни и здоровью события указываются ими в
качестве типичных стрессоров намного реже. <„>
Аналогичным образом при опросе гтилото в -бомбардировщиков (Aitken, 1969) было показано,
что к четырем наиболее часто указываемым ими источникам "личностной тревоги и/или
эмоционального стресса за предшествующие годы11 относились домашние дела, отношения с
женой, финансовые проблемы и дети, тогда как пункты* касающиеся переналета часов или же
возникновения ситуаций смертельной опасности, находились в этом списке значительно ниже.
Осуществление контроля за воздушным движением - еще одна профессия, привлекающая большое
внимание исследователей, так как она интуитивно представляется очень напряженной и это, в
свою очереди может быть связанно с более широкой распространенностью гипертонии, язвенной
болезни и диабета у ее представителей (СоЬЪ & Rose, 1973), Несмотря на это> в независимых
обследованиях (Smith, I973) было показано, что наиболее часто к неудовлетворительным аспектам
профессии диспетчеры УВД относят административные проблемы и работу управленческого
персонала, нюкуда оплату, работу в ночную смену, когда воздушное движение меньшей
интенсивности* Такие "стрессы", как большая умственная нагрузка и высокая ответственность,
либо редко упоминаются, либо даже относятся к привлекательным характеристикам труда.
Сказанное выше не означает того, что мы должны воспринимать самоотчеты профессионалов в их
непосредственном значении и исключительно на этой основе делать вывод, что соответствующие
виды труда не являются столь напряженными, как представлялось ж базе исходных интуитивных
соображений. Существуют и другие возможные объяснения. Так, само отчеты могут содержать
сознательно или бессознательно актуализируемые защитные реакции профессионалов. Кроме
того* в опросах обычно участвуют специалисты, уже завершившие цикл длительной адаптации к
профессиональной деятельности. Более сложные объяснения должны включать также и
представление о том, что по ряду независимых, "объективных" критериев данные виды труда
являются действительно опасными и чрезвычайно напряженными, В самоотчегах же может отра-
жаться неадекватное осознание профессиональной ситуации, само
151
по себе негативно влияющее на здоровье, поскольку ее правильная сознательная оценка
способствовала бы более успешному преодолению трудностей. Несмотря на сказанное, нельзя
поспешно делать вывод о низкой валидности информации, подучаемой с помощью подобных
опросных методов.
В двух исследованиях, включавших оценку стрессовых реакций на биохимическом уровне*
содержатся впечатляющие данные об отсутствии проявлений ожидаемого стрессового
напряжения. В первом из них (Rubin, 1974) уровень кортизола в сыворотке крови оцениваяся у
пилотов и офицеров радарных установок при посадке на авианосец реактивных
бомбардировщиков. Очевидно, что трудно найти более напряженную и опасную задачу, чем эта.
Результаты показали, что уровень кортизола повышался только у пилотов, У офицеров радарных
установок, которые хотя и находились под угрозой в той же степени, что и пилоты, но не были
непосредственно включены в процесс управления самолетом, этот показатель не изменялся по
сравнению с фоновым. В исследовании по анализу секреции 17-оксикорти-костеровдов в боевой
ситуации (Bourne et al., 1968) у офицеров и радистов наблюдалось повышение уровня
кортикостеровдов в день предполагаемой атаки, тогда как у унтер-офицеров и рядовых на^
блюдалось его снижение. И это несмотря на то, что солдаты находятся во время боя перед лицом
непосредственной опасности, по крайней мере, в той же степени, что и офицеры* и радисты.
Как представляется, результаты этих исследований указывают на то, что "стресс", проявляющийся
в нарастании уровня гормональной активации, был связан не с ситуациями генерализованной
опасности, а с выполнением специальных профессиональных задач, требующих соответствующих
усилий и внимания.
Если верно то, что сформулированные a posteriori "простые" суждения о стрессогенности труда не
могут быть включены в "объяснения" наблюдаемых различий по заболеваемости и смертности
представителей разных профессиональных групп, то правильным оказывается и обратное
утверждение: исходные соображения относительно характера профессионального стресса не
обязательно найдут подгвервдение в соответствующих изменениях в показателях здоровья. Так,
при обследовании мужского персонала, служащего на Мысе Кеннеди, a priori было проведено
подразделение всего контингента на группу специалистов, находящихся в стрессовых условиях
вследствие их "непосредственной и жизненно важной роли в подготовке космического корабля
для посадки на Луну" (Reynolds, 1974, р, 35), и контрольную группу, состоящую из лиц,
деятельность которых не была связана с какой-либо ответственностью за запуск корабля. Между
названными группами не удалось обнаружить каких-либо достоверных различий со стороны
здоровья и наличия психосоматических отклонений.
152
Другим примером может служить одно из ранних исследований динамики артериального
давления у заключенных {Alvarez & Stanley, 1930), Изначально авторы с уверенностью
предполагали, что обнаружат повышенный уровень артериального давления у заключенных и тем
самым документально подтвердят стрессогенность условий пребывания в тюрьме. Однако в
действительности полученные данные говорили о другом. Был зафиксирован нормальный уровень
давления у заключенных и достоверно более высокие аналогичные показатели у тюремной
стражи. В разных возрастных группах систолическое давление у охранников было на 10-15 мм рт.
ст. выше, чем у заключенных.
За последние годы появилось много работ, в которых обсуждается применение
эпидемиологических методов для изучения профессиональной заболеваемости и преодоления
различных методологических затруднений, встречающихся на этом пути. Типичная парадигма
исследований в целом достаточно проста - сначала устанавливаются различия в заболеваемости и
смертности по профессиональным группам и месту работы, затем осуществляется поиск тех
факторов производственной среды, влиянием которых можно было бы объяснить эти различия.
Реализация таких исследований оказывается полезной для решения целого спектра проблем,
имеющих практическое значение:
1) характеристика процесса "естественного самоотбора" или отсева внутри профессиональных
групп;
2) профессиональный отбор на предприятии, основанный на данных систематического
обследования здоровья в рамках определенного ввда труда;
3) выявление факторов здоровья (инициируемое предприятием или частными лицами) для оценки
мобильности трудовых ресурсов, ухода с предприятия и выхода на пенсию;
4) оценка актуального положения дел на предприятии;
5) выявление различного рода несоответствий и нарушений в документации по персоналу и
отчетных данных компании.
Естественно, всегда можно обнаружить влияние смешанных ло своему характеру факторов,
которые затрудняют однозначную интерпретацию данных в конкретных исследованиях, <*„>
Одетой из иллюстраций возможного смешения переменных являются данные о том, что
определенные эмоциональные стимулы (звук сигнала тревоги, езда на пожарной машине) связаны
с увеличением частоты сердечных сокращений у пожарных (Barnard & Duncan, I975), Однако,
поскольку пожарные всегда имеют дело с загрязняющими веществами, такими, как окись
углерода, использование единственного фак-
153
тора "эмоционального стресса" для объяснения любого изменения в их здоровье было бы
совершенно неправильным.
Мне представляется, что хотя специалисты* занимающиеся изучением стресса в труде, могли бы
взять много полезного из области профессиональной эпидемиологии, ее основная
исследовательская парадигма - установление различий в состоянии здоровья с последующим
анализом наличия или отсутствия соответствующих вредных агентов в рабочей среде - является
слишком упрощенной, <.,.> Для иллюстрации обратимся к двум противоречивым примерам.
Ангиосаркома печени является настолько редким заболеванием, что появление трех или четырех
случаев было достаточно для того, чтобы вызвать тревогу у официальных служб охраны здоровья
и начать поиск провоцирующего фактора (Creech & Johnson, 1974). Эта болезнь и ее патогенез
таковы, что влияние многих из традиционно выделяемых вредных агентов и причин изначально
сведено к минимуму. В этом случае легко ставится диагноз, проводится дифференциальная
диагностика с болезнеподобными синдромами, доступны и эффективны в применении методы
лечения, четко определены латентный период между воздействием и дебютом болезни, сроки на-
ступления летального исхода и пр. Кроме того, поиск патогенного агента быстро привел к
указанию на поливинилхлорид как на наиболее вероятную причину возникновения болезни.
Информация, подтверждающая это предположение, быстро пришла из многих промышленных
районов в различных регионах мира. Наконец (а это практически недоступно для прикладных
социальных исследований, анализирующих производственный стресс и психическое здоровье), за
короткий срок в лабораторных условиях на животных были получены необходимые
дополнительные данные. Короче говоря, история анализа этого профессионально обусловленного
заболевания - это формирование небольшого и хорошо организованного пакета исходной
информации с дальнейшей быстрой и плодотворной научной разработкой вопроса.
Теперь рассмотрим другое исследование, озаглавленное "Производственный стресс и
психиатрические болезни в военно-морском флоте США11 (Schuckit & Gunderson, 1973)* Авторы
определили по картотеке все случаи заболеваний вое*тых моряков, которые были
госпитализированы с психиатрическими диагнозами в 1966-1968 г.г» Затем ими были рассчитаны
индексы частоты "первой" психиатрической госпитализации (во время службы в военно-морских
силах) по данной профессиональной выборке. Виды труда, которые имели более высокие и низкие
индексы, были соответствейно обозначены как работы с повышенной и незначительной степенью
"риска11. Однако независимая оценка тяжести условий труда не обнаружила никакой связи с
предложенной классификацией по высокой/низкой степени риска. Полученные на том же
контингенте данные об удовлетворен-
154
поста трудом имели неоднородный и двойственный характер одно вренешо указывая как на
большую монотонное*,
жесшую техническую ориентацию. Проведенный параллельно сSL анализ индивидуальных
характеристик обнаружил, что лица из группы высокого "риска" старше по возрасту, имеют более
низкий образовательный уровень, по происхождению принадлежат к более низким социальным
слоям, чаще оказываются разведенными или одонокнми и т.д. Но поскольку все перечисленные
индивидуальные характеристики как бы привнесены в трудовую ыпуацию из личной жизни
человека, <„> то это заставляет прийти к выводу, что предпринятое исследование не в состоянии
прояснить что-либо конкретное, касающееся собственно влияния производственных стрессов, и}
по сути дела, не является изучением стресса в труде.
Кощептуапюация и исследования по оценке стресса в труде
Как однажды заметил Lazarus (1971)T попытки определить стресс и сопряженные с ним понятия
относятся, скорее, к категории "пустого времяпровождения". Но эта более чем пессимистичная
оценка противоречит огромному числу публикаций, в которых хотя бы частично затрагивается
вопрос о разработке концепций стресса. В этом нсэмпирическом потоке литературы можно
вьщетатъ несколько различных направлений, пытающихся придать большую строгость понятию
"стресс":
1) создание перечней потенциально стрессогенных условий среды на основе анализа конкретных
примеров или же использования более о бпшх теоретических пр едстав лений;
2) обновление понятия "стресс" с помощью использования других слов, обычно привлекаемых из
общеупотребительной речи, которые хоть и не более точны, но менее расплывчаты:
а) стресс как напряженное усилие <...> необходимое для поддержания основных функций <„, > на
требуемом уровне (Ruff & Korchin, 1967),
б) стресс как "информация" об угрозе утраты или повреждения (U-powsky, 1975),
в) стресс как фрустрация или угроза, которая не может быть устранена (Bonner, 1967)t
г) стресс как непредсказуемость будущего (Groen&Bastiaans, 1967);
3) определение стресса в терминах некоторых "базовых" поведенческих характеристик, таких,
как:
155
а) отсутствие адекватных реакций, что может иметь серьезные негативные последствия (Sells,
1970),
б) новые, слишком интенсивные, быстро меняющиеся или же непредсказуемые ситуации (Appley
& Trumbull, 1967),
в) мотивы, определяющие поведение в специфических ситуациях, такие, например, как мотив
достижения (Pepitone, 1967);
4) попытки придать большую концептуальную четкость определениям стресса для того, чтобы
сделать их пригодными дня прогностической оценки гипотез и построения теории*
<..> Среди критических замечаний по поводу этой литературы чаще всего указывается на то, что
каждая из предлагаемых формулировок связана только с определенной областью исследований
стресса и их трудно распространить на все уровни функционирования человека (Scott & Howard,
1970). В связи с этим интересно отметить, что большинство определений стресса в труде дается в
ввде перечислений* Например, Landy & Trumbo (1976) предлагают следующий перечень стрессов:
низкий уровень безопасности труда, чрезмерная конкуренция, угрожающие факторы в рабочих
условиях, требования задачи, большая продолжительность или нетипичная организация сменной
работы. Gross (1970) выделяет три общих класса стрессоров, связанные с: 1) развитием
профессиональной карьеры в организации (потеря работы, продвижение по сяужбе, освобождение
от должности); 2) трудовыми задачами (рутинная работа, трудность задачи); 3) структурой
организации, McGrath (1976) указывает на 6 основных источников стресса: задача, трудовая роль,
трудовое поведение, физическая среда, социальная среда и индивидуальные характеристики,
которые человек привносит в трудовую ситуацию.
Приведенные определения трудовых стрессов по типу "перечислений", взятые из трех весьма
солидных источников, показывают, что какого-либо упорядочения в области исследований
"стресса в труде11 пока не существует ни в смысле концептуальной ясности, ни с точки зрения
четкой очерченности границ. Однако, как мы увидим из анализа работ, приведенных в следующем
разделе, две основные линии интерпретации "стресса в труде" в скрытой или явной форме присут-
ствуют в большинстве из них:
1) в более узкой трактовке стресс рассматривается как превышение требованиями среды тех
наличных возможностей субъекта, которые необходимы для их удовлетворения (в другой
терминологии - наличие перегрузок, сверх-стимуляции);
2) в более широкой трактовке стресс понимается как неадекватность в целостной системе
взаимоотношений "человек-среда", которая включает не только приведенное узкое толкование, но
и связи между потребностями человека и возможностями их удовлетворения в трудовой среде (в
другой терминологии - недоисполь-
156
зование человеческих возможностей, сниженная нагрузка, низкая стимуляция).
Есть еще одна общая черта, присущая разным теоретическим формулировкам. Это касается
подключения идеографического, или субъективизированпого, подхода к определению стресса.
Образно говоря, такой подход позволяет придать более ясные очертания известной мудрости
"пища для одного - яд для другого1'. В качестве характерной для такого подхода формулировки
можно привести следующую: |Тстресс является индивидуализированным феноменом,
субъективным по своей природе, и может возникнуть у любого, кто испытывает ощущение
давления или напряжения" (Gardner & Teylor, 1975, рЛ40). Аналогичным образом в определении
McGrauth (1970) представление о дисбалансе между требованиями среды и возможностями ответа
получает субъективизированную трактовку. В нем подчеркивается наличие специфических
требований к отдельному чеяо-веку и то, каким образом это связано с его конкретными возможно
стями справиться с ними. И, что еще бояее важно, акцент ставится на рассмотрении
воспринимаемых субъектом требований, субъек тивно оцениваемых им возможностей и
прогнозируемых последствий в том случае, если эти требования не будут удовлетворены. <...>
Этот подход со всей очевидностью показывает всю важность процессов когнитивной оценки при
стрессе, выдвигаемых на первый план в работах"таких известных авторов, как Lazarus (1971)- К
сожалению, подобная конвергенция теоретических формулировок самопроизвольно подталкивает
к возникновению некоторой методологической ловушки, которая ведет к явному упрощению
многих исследований в области производственного или ролевого стресса* <~«>На
операциональном уровне измерения "независимой переменной" (ролевая неопределенность,
ролевой конфликт и др.) и "зависимой переменной11 (ролевая напряженность, дистресс,
неудовлетворенность) иногда настолько близки, что выглядят просто как две идентичные оценки
одного и того же свойства. Например, Lyons (1971) приводит данные о существовании значимой
негативной корреляции (- 0,59) между степенью "определенности профессиональной роли" и
индексом трудового напряжения, полученных в группе медицинских сестер, работающих в
регистратуре. Но поскольку индекс напряжения включал много различных пунктов, относящихся
к обеспокоенности в связи с неопределенной степенью ответственности, зависимостью от оценок
со стороны начальства, ожиданиями от коллег и т. д,, то указанная корреляция между двумя
шкалами становится чем-то тавтологичным, аналогично выявлению связи между вопросами "Как
часто у Вас болит голова?" и "Как часто Вы обеспокоены головной болью?4. <...>
Каким образом избежать ловушки явного упрощения? Безусловно, опора на "объективные" оценки
независимых переменных могли
157
бы устранить двусмысленность большинства определений стресса в труде. ("Объективностьrt при
этом понимается в том смысле, что данные о наличии стресса не сообщаются тем же самым
респондентом, который описывает свои переживания даскомфорта, напряжения,
неудовлетворенности. "Объективными" могут быть либо сообщения других лиц, либо
фактический материал о структуре организации, техническом обеспечении работы, трудовых
задачах и др.). Объективные и субъективные оценки^ как правило, плохо коррелируют друг с
другом. Но поскольку почти всегда интересно знать, во-первых, как результаты труда (выходные
переменные) коррелируют с факторами производственной среды и> во-вторых, до какой степени
субъективные оценки привязаны к объективным характеристикам, то можно предложить включать
в план эксперимента использование оценок обоего рода всегда, когда это только возможно.
Другая возможность состоит в более широком анализе влияния различных личностных
характеристик на связи между независимой и зависимой переменными. Например, Kahn (I974)
обнаружил, что умеренное проявление связи между "объективным" ролевым конфликтом <.,.> и
его субъективным переживанием в действительности оказалось результатом смешения в
общегрупповых данных сильной зависимости у лиц с высоким уровнем тревожности и полного
отсутствия таковой у низкотревожных респондентов. Аналогичным образом за слабой в целом
зависимостью между ролевым конфликтом и переживанием напряжения в труде скрывалась
наличие такой связи в выраженном ввде у респондентов с гибким поведением и ее отсутствие у
ригидных субъектов- Проявления подобной нивелировки различий в усредненных данных в силу
противоположного влияния разных личностных особенностей находится в полном соответствии с
идеографическим (субъективизированным) пониманием стресса, хотя в данном случае
использовалась объективная оценка трудовой среды*
Наконец, даже в исследованиям в которых метод самоотчета является единственным источником
информации, можно предпринять определенные шаги для преодоления упрощенной
репрезентации данных, если приложить энергичные усилия для четкого операционального
представления двух принципиально различных переменных - объективных условий деятельности
и ответных реакций профессионала. <...> Например, Johnson & Stinson (1975) оценивали
"личностно-ролевой конфликт" путем прямого вопроса о степени, до которой работа специалиста
влечет за собой задачи, не входящие, по его мнению, в его обязанности. Эта оценка, как
представлялось исследователям, вскрывала основной источник недовольства своей работой
(выполнение непривлекательных или неприятных заданий) и, что не удивительно, значимо
коррелировала (- 0.65) с общей удов-
158
летворенностью трудом у офицерского состава и штатского обслуживающего персонала. <. „ >
Перед тем, как завершить данный раздел, мне хотелось бы кратко прокомментировать один из
подходов к изучению стресса, который приобрел необыкновенную популярность в последние
годы - социальные сдвиги и события в жизни. Многие исследователи, работающие в области
"стресс и болезнь" (например, Cassel, 1974; Kagan, 1971) указывают на социальные и культурные
изменения как базовые в своих попытках понять разнообразие соматических болезней. И почти
каждый (как это может показаться), кто интересуется стрессом и имеет немного свободного места
в опроснике или графике проведения интервью, использует какой-либо перечень жизненных со-
бытий в своем исследовании (Rabkin & Struenung, 1976), <,„>
Однако большая часть этой литературы не вписывается в наш обзор, так как; 1) в исследованиях
стресса в труде чаще всего изучаются некоторые устойчивые аспекты производственной среды
ДВД определения характера ее влияний, тогда как работы по социальным сдвигам редко содержат
указания на труд и его организацию; 2) результаты исследований, использующих методологию
"перечня жизненных событии", редко позволяют отделить их от событий, включавших только
работу. Вследствие этого <...> нечеткой становится каузальная интерпретация данных.
Например, что означают данные по обращающимся за врачебной помощью пациентам с более
выраженными депрессивными сдвигами, по сравнению с показателями по связанной контрольной
выборке, в которой сообщают о случившихся изменениях в их трудовой жизни за 6 месяцев до
интервью (таких, как "начало нового этапа работы" и "изменение в условиях труда11) (Paykel et
al., 1969)? Это воспоминание или фиксация данных? Существует ли фактор, который
предопределяет одновременно и депрессию, и изменения в труде? Предшествовали ли события
возникновению депрессии или только обращению за помощью? Какими именно были изменения в
работе - экономическими, в руководстве, в новых требованиях и задачах, в престиже и оценке
труда, и тлг? Все это, конечно, очевидные вопросы. Но и на них требуется дать ответы, <—>
Стресс в труде и показатели здоровья со стороны сердечно-сосудистой системы
т
<„.> Исследования, рассматриваемые в данном разделе, представляют собой истинное смешение
различных методологий, экспериментальных: подходов, концептуальных схем анализа и пр. Их
целостная панорама весьма впечатляюща, но ней большое число белых пятен, и очень мало
конкретных работ не подлежат методологической критике шт не содержат двойственности в
интерпретациях. Не сле-
159
дует удивляться и тому, что в данных исследованиях речь идет почти всегда только о белых
мужчинах.
В целом у белых, мужчин-американцев не наблюдается устойчивой линейной зависимости между
заболеваемостью и смерткосгшо от сердечно-сосудистых болезней (ССБ) и социоэяономическим
статусом или основными параметрами последнего. Для большей точности отметим, что
существует некоторая несогласованность данных вследствие использования разных методов,
например, экологический анализ смертности от ССБ по отдельным регионам обнаруживает
некоторое увеличение в наиболее бедных областях, профессиональные градиенты по
профессиональным общностям в целом не всегда согласуются с данными по отдельным
производствам; специально ориентированные и массовые обследования не во всех случаях дают
одинаковые результаты. Но, в общем, вывод об отсутствии устойчивой линейной зависимости
вполне обоснован.
Более того, главные факторы риска, такие, как уровень холестерина и показатели артериального
кровяного давления, также не обнаружили четко разделяющего социальные классы градиента в
национальной выборке, хотя и не следует игнорировать умеренно выраженной обратной
зависимости между средним уровнем образования и кровяным давлением. Курение, как уже
отмечалось выше, является более распространенным в более низких по статусу профессиональных
группах "голубых воротничков". <.„>
Имеются некоторые указания на то, что зависимость между образовательным уровнем и
профессиональным статусом связана с заболеваемостью ССБ. Показано, что большему риску
подвержены мужчины с относительно более низким образованием по сравнению с их
профессиональным положением, <..•> Эту комбинацию весьма соблазнительно объяснить
наличием такой трудовой ситуации, при которой требования к работе (высокий
профессиональный статус) превышают специальные навыки и подготовку служащего (низкий
образовательный уровень), что ведет к напряжению и перегрузке. Однако это слишком
поспешный вывод, так как Hinkle с соавторами (1968) четко показали, что лица без
униведситетского образования, добивающиеся высокого профессионального положения в Bell-
Company, отличаются от лиц с высшим образованием по многим пара» метрам (курение,
исходный социальный уровень, внепроизводствен-ные интересы).
Эта различия настолько разнообразны, что подразделение по признаку наличия/отсутствия
высшего образования в большей степени охватывает разницу в ранее сформированных стияях
жизни, чем ориентировано на более узкое деление по соответствию-несоответствию статусу.
Необходим дополнительный анализ доя объяснения того, почему более низкая заболеваемость
ССБ среда управленцев высшего уровня поддерживается, прежде всего> у лиц с высшим
160
образованием и можно ли при этом отделить влияние смешанных переменных. <„>
Данные о профессиональной подвижности (occupational mobility) также наводят на размышления,
но не всегда выглядят определенно и как окончательные. В исследованиях Syme, проведенных в
Северной Дакоте и Калифорнии, было показано, что по сравнению с контрольной группой, лица,
страдающие ССБ, пережили больше изменений в профессиональной жизни и меньше времени
работали по основной Специальности (Syme et aL, 1965), Вместе с тем, эти данные не нашли
подтверждения в штате Коннектикут, Lehman et al. (1967) провеян анализ данных по 1169 лицам
мужского пола, работавшим в В ell-С о трапу, за истекшие 30 лет. Между тремя группами, выде-
ленными с учетом возраста и образования: больными ССБ, страдающими другими заболеваниями
и практически здоровыми - ими не было обнаружено никаких различий по многочисленным
индексам мобильности (числу продвижений по службе, изменений содержания труда, смещений с
должности, перемещений внутри компании и др.) В исследовании Caplan et al. (1975) было
показано, что для специалистов среднего и высшего уровней наличие динамики внутри и между
поколениями связано с меньшим числом ССБ по сравнению с отсутствием таких перемещений,
тогда как у представителей более низких слоев показатели ССБ ьщже, если их положение было
стабильным, а при большей мобильности они возрастали. <...>
Очевидно, что факты о влиянии профессиональной подвижности весьма запутанны и отчасти не
согласуются друг с другом. Они требуют начать углубленную разработку социодемографических
факторов и формулирования как более содержательных гипотез, так и более разветвленных
методов проведений исследования, поскольку уже сейчас известно, что иногда могут наблюдаться
отрицательно сказывающиеся на здоровье эффекты. Например, до какой степени эти последствия
модифицируются при различной политике компаний по охране и поддержке служащих, при
передвижениях внутри и меящу компаниями, при связанных с этим переменах места жительства
и-географического положения, при смене сослуживцев и др,?
Подходя к проблеме с другой стороны, мы должны спросить: в чем конкретно могут состоять
изменения, вызываемые определенным профессиональным перемещением, в частности,
существуют ли профессии (например, профессора университета, не занимающего
административных должностей), для которых продвижение по службе минимально изменяет
содержание труда, в то время как в других группах (например, ученые-исследователи, которые во
имя карьеры переориентируются на сбыт и управление) изменения в требованиях к труду носят
кардинальный характер? Какие проявления индивидуальных различий могут взаимодействовать с
влиянием профессиональной подвижности? Так, Jenkins et al. (1966) отмечали, что недав-
161
11-514
нее продвижение по службе было связано с динамикой ССБ, главным образом, у мужчин с
характерным "повышенным чувством временных ограничений и необходимости "уложиться во
время"".
Как отмечено в нескольких обзорах, заболеваемость н смертность от ССБ может быть связана со
сверхурочными часами работы и/или занятостью более чем на одной полной рабочей ставке.
Подтверждающие это данные, особенно касающиеся более молодых лиц, вполне достоверны- Но в
то же время не ясно, чем они обусловлены. Например, Theorell & Rahe (1972) нашли, что лица с
ССБ работали больше времени сверхурочно, но представители контрольной группы больше
времени затрачивали на выполнение работы дома, взяв работу на дом. Bruhn et al (1968) не
обнаружили различий между группами по наличию сверхурочной работы, а только в зависимости
от работы более чем в ода ом месте. Кроме того, при анализе смертности Buell и Breslow (I960)
обнаружили, что се показатели несколько более высоки у молодых и занятых легким трудом
рабочих, чем у занятых сидячей работой или же трудом средней и высокой тяжести (фермеры и
сельскохозяйственные рабочие были исключены из рассмотрения).
Отмеченные выше исследования приводят к рассмотрению другого класса фактов,
обнаруживающих весьма примечательное взаимное согласие. Как было показано, чувство
усталости при пробуждении, нервное истощение в конце дай или неспособность расслабиться
связаны с наличием ССБ. <.,->
Более того, эти и подобные данные самоотчетов (например, ощущение перегруженности)
коррелируют с более высокими уровнями холестерина в крови. Но означают ли эти результаты,
что производственная среда, провоцирующая появление нервного истощения или неспособности
расслабиться после работы, ставит человека в условия более высокого риска возникновения ССБ?
Мне не верится в это. В двух исследованиях проективного плана данные собирались у ис-
пытуемых, которые еще учились в шкоде, то есть лсред началом тру-довой карьеры. Они
позволяют предположить, что в таких самоотчетах отмечается генерализованная
предрасположенность или свойства, которые человек привносит с собой в рабочую ситуацию.
Эта интерпретация поддерживается также данными Wardwcll et al. (1968), в соответствии с
которыми "трудность расслабиться и отдохнуть после тяжелого дня" достоверно связана с
профессиональным уровнем отца (привходящая переменная), а не с собственным профес-
сиональным уровнем респондента (совмещенная переменная). Если данная интерпретация верна,
то перед нами возникает трудная проблема, так как неизвестно, связана ли такая
предрасположенность с наличием ССБ независимо от профессиональной деятельности, или же она
взаимодействует с конкретными формами труда. <...> И, конечно же, такая организация
исследования, при которой доступны-
162
мп яшшотся только данные самоотчетов, не позволяет развести эти дне по-ъможносш.
F tltt Jlli
Существует также достаточное количество доказательств того что псуловлепиоренность трудом и
различные виды жалоб по ново™ раоо ад могут бьпь связаны с наличием ССБ или
соответствующих факторов риска. Эти сведения получены с помощью разнообразных
методологических подходов: проективных исследований и анализа реальных случаев,
обследований по целостным социальным выборкам, интервью с ближайшими родственниками
потерпевших, экологического анализа корреляций между данными по удовлетворенности и
стандартизированными индексами смертности по различным профессиональным группам.
Имеются даже некоторые сведения об определенном вкладе удовлетворенности трудом в общую
продолжительность жизни. Короче говоря, можно быть уверенным, что такая связь существует,
но опять же трудно сказать что-либо более определенное. Во-первых, в некоторых исследованиях
не удалось обнаружить связи между удовлетворенностью трудом/жалобами и наличием ССБ или
соответствующих факторов риска. Во-вторых, такая зависимость может проявляться только в
отдельных подгруппах, Например, House (1974) не обнаружил общей зависимости между
удовлетворенностью трудом и факторами риска ССБ (курение, переедание, уровень кровяного
давления ^ уровень глюкозы и холестерина). Однако у пожилых мужчин m групп "белых
воротничков", в соответствии с ожидаемым, была установлена корреляция между большей
неудовлетворенностью и увеличением риска ССБ, хотя неожиданно для более молодых лиц
норной оказалась обратная зависимость. В-третьих, не всегда понятно, что лежит за этими
фактами. Так, исследование возможного раз-пития стенокардии (Mdalie et aL, 1973} показало, что
мужчины, отмечавшие наличие проблем с сослуживцами и начальством (которые "вредят" шл или
относятся без должного уважения), в большей степени подвержены риску в отношении
возникновения стенокардии (атомической болезни сердца - сокращенно ИБС) в дальнейшем. Го-
нор иг ли это сколь-нибудь о рабочей среде или же это только отражение общей невротизации,
которая, как известна, связана с возможным развитием стенокардии? Аналогичным образом,
Wardwell Л Bahnson (1973) обнаружили, что у лиц, перенесших инфаркт миокарда, имела место
более высокая "сома-газация" симптоматики -как генерализованная тенденция перевести
конфликт и аффективные чувства в план телесных переживаний - включающая указания и на то,
что работа нарушает сон, пищеварение и тль <♦•>
Как уже отмечалось, различия в смертности от ССБ сами по себе служат в основном поводом для
спекуляций. Некоторые данные, в большей степени поддающиеся интерпретации, ~да™вД" щих
иллюстративных исследованиях. В работе Russek (1962) coob-
163
щается, что те специальности в области медицины, стоматологии и юриспруденции, которые
квалифицирутотся экспертами как более стрессогенные, обнаруживают более высокие показатели
по ССБ, Однако в более позднем сообщении (Russek, 1965) проявилась положительная
зависимость между стрессогенностью работы и курением, причем анализ внутри подгрупп
курящих выявил гораздо более слабую связь между стрессогенностью и показателями ССБ,
Исследования распространенности ССБ среди монахов обнаружили более низкие показатели у
траппистов, живущих в относительной изоляции, по сравнению с бенедиктинцами, которые
обеспечивают работу в семинариях, колледжах, начальных школах и церковных приходах.
По данным обследований персонала в NASA (French & Caplan, 1972) распространенность ССБ у
управленческого персонала была значительно выше, чем у ученых и инженеров. В целом по
группе управленцев наблюдались также более высокая степень ролевого конфликта, субъективно
переживаемой перегруженности и ответственности. <..,>
К сожалению, эта картина не будет полной, если не привести некоторые факты, которые нелегко
увязать с предшествующими.
1) На более высоких уровнях управленческого труда часто имеют место сниженные показатели
ССБ. Возможно, в таких организационных структурах рабочая нагрузка и ответственность
уменьшаются при переходе на более высокий управленческий уровень, но это предположение не
может быть принято без дополнительных данных,
2) В обширном исследовании по целому ряду профессий (Caplan et al> 1975) было обнаружено,
что у диспетчеров по управлению воздушным движением показатели кровяного давления не
выше, чем в таких группах, как сборщики на конвейерах, технический персонал в электроншсе,
контролеры и инспектора. Нет различий и между диспетчерами, служащих в больших и малых
аэропортах.
3) Служащие, ответственные за запуск космического корабля на Луну и работавшие в жестком
режиме выдерживания сроков, не отличались по количеству отклонений в электрокардиограмме
от контрольной группы, не имевшей какой-либо ответственности за запуск (Reynolds, 1974).
Между этими группами не было также и различий по уровню холестерина, глюкозы и кровяного
давления.
4) В случаях инфаркта миокарда у работников отмечались меньшая ответственность и более
нюкий контроль за окружающими, чем в соответствующей контрольной группе (Theorell & Rahe,
1972). Сложность приведенных данных подчеркивается в книге "Требования труда и здоровье
рабочих" (Caplan et ah, 1975), которая претендует только на представление "основных эффектов и
профессиональных различий". Результаты такого первичного анализа выглядят несколько
разочаровывающими. Например, "ни одна из оценок стресса, личностных качеств или
психологического напряжения не корре-
164
лирует с уровнем холестерина" (Caplan et aL, 1975, p. 81). To же самое верно и для уровня
артериального давления. Очеввддо, что при^ дется ждать более глубокого анализа доя
обнаружения зависимостей между физиологическими данными и проявлениями стресса в труде.
Трудно представить, как можно что-либо делать в области изучения стресса в труде и здоровья, не
затрагивая обширную литературу по "типу А, поведенческому паттерну склонности к
заболеваниям коронарных артерий" (Friedman & Rosenman, 1974). И все же я сделаю это только
бегло, поскольку думаю, что имеющиеся сведения не применимы к анализу трудовой среды сколь-
нибудь отчетливым образом. Это происходит вследствие базового противоречия в работах
Friedman, Rosenman и их сотрудников. Даже хотя поведение по типу А {характеризующееся
такими свойствами, как высокая мотивация усилий, направленность на достижение, конкуренция,
агрессивность, поспешность> отсутствие отдыха, возбуждение, торопливость движений) четко
определена как результат индивидуальной предрасположенности, стимулируемой
соответствующими трудностями в окружающей обстановке, реальная деятельность человека
трактуется как устойчивая личностная характеристика, которая сама по себе является адекватным
индикатором ССБ.
В своих ранних работах авторы полностью смешивают классификацию по типу А и
профессиональные характеристики. Мужчины типа А отбирались из инженерных и
производственных организаций, редакций газет, телевизионных студий и т.п., тогда как мужчины
с типом В (отсутствие проявлений по типу А) - из муниципальных служб, профессиональных
бальзамировщюсов, служащих расчетных организаций (Friedman & Rosenman, 1959). Среди
женщин, отнесенных к типу А, 97% были работающими, 67% отнесены к категории должностных
лиц, тогда как среди женщин типа В только 35% работали и меньше 1% были должностными
лицами.
Мне представляется, что имеющиеся сведения позволяют сделать следующие выводы: 1)
Поведение по типу А является установленным фактором риска по отношению к ССБ, как это было
показано в проективном исследовании, и нарастание угрозы происходит независимо от других
выявленных факторов риска (Rosenman et aL, 1975). 2) У мужчин, перенесших ранее одну из ССБ,
поведение по типу А повышает угрозу повторного случая ССБ независимо от воздействия других
факторов (Jenkins et al., 1976). 3) Дихотомическая шкала клинических наблюдений Friedman-
Rosenman лучше предсказывает ССБ, чем субъективная оценка, получаемая с помощью Шкалы
активности Jenkins (Jenkins et al., 1976) <..,> 4) Факторный анализ субъективного теста самооценки
содержит три основных фактора -высокую мотивированность, включенность в работу,
скорость/нетерпеливость, хотя в опроснике имеется большое число позиций, не вошедших ни в
один из рассматриваемых факторов. Кроме того, на-
165
званные факторы не позволяют предсказать развитие новой ССБ или повторного заболевания, так
как это достигается только на основе суммарной оценки по всей шкале (Jenkins et ah, 1976).
По целому ряду причин мне не ясно, каким образом приведенные факты, имеющие большое
значение с точки зрения выделения психологического фактора риска по отношению к ССБ,
позволяют объяснить особенности трудовой среды. Основные доказательства получены на
мужских выборках, в которых только 10% занимают "голубые воротнички", остальные, в
основном, принадлежат к категориям управленцев среднего и высшего уровня, а также научным и
техническим работникам {Rosenman et aL, 1964). Соответственно, мы не знаем , является ли
поведение по типу А фактором риска для "голубых воротничков", или как изменяется сто
угрожающее влияние в разных профессиональных группах и видах труда. Неизвестно и то, до
какого предела поведение по типу А может меняться в различных видах труда и какие его
компоненты могут оказаться наиболее чувствительными к условиям работы. <,..>
Резюмируя сказанное, мне кажется, что мы имеем дело с не до конца объясненным содержанием
понятия. Перспективным с точки зрения интересов, затрагиваемых в настоящем обзоре,
представляется подразделение этого фактора риска на три компонента:
1) соответствующая личностная предрасположенность;
2) требования со стороны конкретного вида работы;
3) формы поведения и реакции, возникающие тогда, когда эти требования "активируют"
индивидуальную пре/фасположенность.
И наконец, как минимум, необходимо знать намного больше о профессиональной специфике и в
целом о поведении по типу А как о потенциально угрожающему здоровью фактору* <.->
Несколько лет назад Matsumoto (1970) попытался "объяснить" более низкий уровень сердешю-
сосудистои патологии в Японии, выдвинув гипотезу о том, что это обусловлено существенными
различиями между японским и американским обществом. При этом наиболее ярким оказалось его
описание арудовой роли и типичной профессиональной карьеры у японских рабочих. Создается
впечатление, что фирма, в которой работает человек, сама организация труда и сослуживцы
действительно становятся для него "большой семьей" с удивительным запасом стабильности во
времени и неизменным порядком. Труд и иные формы активности, например отдых, внутренне
переплетаются друг с другом, и, возможно, происходит стирание социальных ролей. Я сослался на
это исследование не дли того, чтобы пробудить ностальгию у западного читателя, а для того,
чтобы ярче выделить значение такого класса переменных, как факторы "социальной поддержки",
который очень мало исследуется.
166
<—> Хотя исследования труда и здоровья со стороны сердечно-сосудистой системы еще и не
образовали целостный массив хорошо согласованных данных, широта гипотез, включающих
социокультурные изменения, мобильность труда, ролевое несоответствие, остается
доминирующей. По-видимому, широкий социоэмовдональный кон-тексч- в организации
профессиональной жизни и его стабильность были еще недостаточно изучены.
Стресс в труде, показатели психического здоровья
и самочувствие
<...> Одна из важных характеристик труда - престиж, или статус, работы - отчепгато связана с
более высокой удовлетворенностью трудом и сохранностью психического здоровья. Те
компоненты удовлетворенности трудом, которые относятся к самооценке, самореализации,
автономии и оплате труда, в большей мере связаны со статусом работы, чем удовлетворенность
условиями труда и отношениями с сотрудниками и начальством. Такая общая согласованное!!
данных, однако> ис должна затушевывать того факта, что корреля дня между статусом работы и
удовлетворенностью трудом или другой соответствующей симптоматикой, выражена достаточно
слабо и редко превышает значение г = 0.30.
Анализ личературы по проблеме удовлетворенности трудом в отношении частных аспектов
производственной среды позволяет сделать следующие обобщения.
Пичкая удовлетворенность связана с:
1) условиями груда - наличие факторов, угрожающих здоровью и безопасности работающего;
такие неблагоприятные факторы, как интенсивность заданного темпа и большие физические
нагрузки; большая продолжительность работы, особенно если она навязана рабочему; вечерние и
ночные смены; неопределенность задач; недостаток контроля в течение работы;
2) работой самой по себе (содержанием труда) - недостаточное использование навыков и
способностей; мелкая раздробленность повторяющейся задачи, включающей только несколько
разных операции;
3) рабочей группой - отсутствие возможности взаимодействовать с коллегами; большие группы с
недостаточным взаимодействием; неприятие сослуживцами;
4) руководством - изоляция от процесса принятия решений, невозможность наладить обратную
связь с руководителем; отсутствие оценки хорошего исполнения; недостаточное внимание и
взаимопонимание со сгороны руководства;
167
5) особенностями организации - большие организации с уровне-вым подразделением (при
относительно небольшом числе уровней в организации); штатная должность (по сравнению с
перемещениями в должности); дискриминация при приеме на работу;
6) заработной платой и продвижением по службе - низкое материальное вознаграждение или же
субъективно воспринимаемое несоответствие в заработной плате; отсутствие перспектив в
продвижении по службе.
Обобщение литературы, анализирующей связи между разнообразными аспектами психического
здоровья и специфическими особенностями трудовой среды, будет проведено по аналогии с
вышеприведенной классификацией, чтобы подчеркнуть многочисленные сходства в результатах.
Ухудшение психического здоровья связано с:
1) условиями труда - наличие факторов, угрожающих здоровью и безопасности, а также
неприятных условий труда; необходимость работать быстро, затрачивая много физических
усилий; чрезмерная продолжительность работы;
2) работой самой по себе - недостаточное использование навыков и способностей; субъективное
отношение к работе как неинтересной; монотонная работа, особенно на постоянно движущемся
конвейере; перегрузка должностными обязанностями (как качественная, так и количественная), в
целом включающая несоответствие требований труда и имеющихся ресурсов (времени,
обученносга и навыков рабочего, технологии, организационной структуры и
т.п.);
3) сменной работой - фиксированная вечерняя смеиа и чередование смен, которые затрагивают
синхронизированные во времени физиологические функции, а также приводят к затруднениям в
осуществлении ролевого поведения (например, роль супруга или родителя) <.♦♦>;
4) руководством - требования к работе, которые не вполне ясны или конфликтуют
(неопределенность роди и ролевой конфликт); жесткий контроль и отсутствие автономии;
недостаток обратной связи со стороны руководства; наличие проблем мевду подчиненным и
руководителем;
5) особенностями организации - работа в периферийных отделах организации;
6) зарплатой и продвижением по службе - неадекватное материальное вознаграждение; отношение
к перспективам продашкения по службе как несправедливым или слишком медленным. В
перечисленных сводаых данных отмеченные зависимости в целом выражены сильнее для
показателей удовлетворенностью
168
ныо, самооценки, напряжения и других аналогичных: проявлений, а для индикаторов
психического здоровья, полученных по опросникам психиатрических симптомов, - намного
слабее.
Исходя из такого рода данных, Locke (I976) дал следующую характеристику "желательных"
условий труда:
1) работа представляет собой интеллектуальный запрос к исполнителю (с которым он может
справиться), что приводит к вовлеченности в процесс труда и личностной заинтересованности;
2) работа не должна быть слишком утомительной;
3) вознаграждение за труд должно быть справедливым, информативным и соответствовать
устремлениям;
4) условия труда должны быть совместимыми с физическими потребностями и содействовать
трудовым целям;
5) работа должна вести к высокой самооценке;
6) факторы, действующие на рабочем месте, должны помочь достижению значимости труда.
В данных о связи удовлетворенности трудом и показателями психического здоровья
о6Fiapуживается определенная зависимость, которую в первом приближении можно
охарактеризовать следующим образом:
1) поведенческие индикаторы (по данным самоотчетов), такие, как употребление наркотиков и
алкоголя, курение, связаны незначительно с удовлетворенностью трудом;
2) отчужденность в труде, как правило, не распространяется на другие сферы жизни;
3) показатели, основанные на соматических жалобах и симптомах, в целом низко коррелируют с
удовлетворенностью трудом (на уровне г = О Л 0-0,30);
4) оценки аффективных проявлений (тревожность-напряжение, депрессия, раздражительность)
устойчиво дают достаточно высокую корреляцию с удовлетворенностью трудом, тогда как показа-
тели "личного счастья" и общей удовлетворенности жизнью обнаруживали тенденцию к более
сильной связи, но только в конце 40- х годов.
<.«> Интересно указать на отсутствие каких-либо доказательств того, что недостаток
удовлетворенности в одной сфере жизни компенсируется особенно сильным удовольствием или
наслаждением в другой, во всяком случае в том смысле, что ни в одном из исследований не была
показана отрицательная связь мезвду парами признаков удовлетворенности или показателей
психического здоровья. <,,,> Одно из возражений по отношению к приведенной общей ха-
рактеристике результатов состоит в том, что при рассмотрении ис-
169
ходной информации по исследованиям, проведенным на обширных репрезентативных выборках,
<„> скрываются многочисленные источники вариабельности, зависящей от того, какой вид труда
рассматривается авторами. В соответствии с этим я кратко проанализирую три группы
исследований, <..> в большей мере отражающие специфику ситуаций:
1) исследования психического здоровья у необученных и малообу-ченных рабочих, "голубых
воротничков", и некоторые связанные с ним направления исследований (расширение сферы труда,
отчужденность);
2) исследования ролевого стресса, ролевого конфликта и перегрузки, которые, прежде всего,
включают данные по выборкам "белых воротничков" и/или менеджеров;
3) исследования взаимодействия личности и трудовой среды.
Как отдельная группа, "голубые воротнички" заметно не отличаются от остальных представителей
популяции американских служащих по характеру соматических жалоб, оценкам своего
физического здоровья, депрессии, самооценке, интересам и удовлетворенности жизнью.
Наибольшее различие среди названных шкал было получено по последнему показателю, значение
которого со стандартным отклонением 0,29 ниже среднего по всей выборке. <„> Удовлетво-
ренность трудом у "голубых воротничков" меньше, чем общее среднее, со стандартным
отклонением всего лишь менее 0,2 <..>. В целом подавленность "голубых воротничков" не
является непосредственной функцией их труда, а, скорее, определенной характеристикой рабочих
(например, черные рабочие моложе 30 лет или лица, получившие образование в колледже, до 30
лет) и их описания/восприятия своей работы.
Основной интерес среди "голубых воротничков" высылали рабочие, выполняющие однообразную
работу, как правило, в навязанном темпе и требующую несложных навыков. Задачи, требующие
бдительности независимо от степени их трудности вызывают пойы-шепне уровня адреналина. Это
особенно четко проявляется в случае выполнения задач в навязанном темпе, которые
предполагают наличие отработанного навыка принятия решений за короткие интервалы времени
(Frankcnhauser & Gardell, 1976),
В ряде исследований показано, что у работающих в навязанном темпе "голубых воротничков11
психическое здоровье ослаблено. Например, Kornhauser (1965) обнаружил, что только у 13% таких
рабочих психическое здоровье "хорошее" в отличие от 29% среди других категорий
малообученных рабочих, занятых однообразным трудом. <.,.> В шведском обследовании
показано, что у рабочих, выполняющих контролируемую техническими средствами монотонную
работу (Gardcll, 1971), снижены показатели психического здоровья (по об-
170
щей удовлетворенности жизнью, самооценке и компетентности, психосоматической
симптоматике) и удовлетворенности трудом {в частности восприятие работы как интересной,
постоянный контроль во время работы) - в качестве контрольных групп были привлечены мастера
и рабочие, обслуживающие сложные механические устройства. <...>
Исследование 23 профессиональных групп (Caplan et al.t 1975) позволяют детально сравнить
данные по сборщикам, работающим в режимах навязанного и свободного темпа, а также других
видов труда "голубых воротничков".<...> Очевидно, что сборщики, работающие в режиме
навязанного темпа, описывают свою работу как скучную, простую, требующую незначительного
внимания. Однако уровень их удовлетворенности трудом существенно не отличается от двух
других групп. По трем показателям психического здоровья (соматические жалобы, тревожность,
депрессия) у них наблюдается более выраженный дефицит по сравнению с другими группами.
Оценки социальной поддержки у сборщиков, работающих в навязанном темпе, не отличаются от
двух других групп,
В исследованиях отчужденности среди рабочих, занятых в механизированных видах труда или
работающих в навязанном темпе, полно документирован наблюдаемый у них бояее высокий
уровень отчужденности и его внешние проявления, такие, например, как прогулы. Оценки
"бессилия", "бессмысленности'1 и "сам о отчуждения" в этих работах оборачиваются ни чем иным,
как точным описанием работниками особенностей своего труда - отсутствием контроля над
темпом работы и оборудованием, простотой и повторяемостью трудовых задач, недостаточной
внутренней значимостью труда.
По моему мнению, в этой литературе присутствует некоторое жонглирование понятиями, так как
субъективное восприятие труда описывается слишком сильными, нагруженными внутренним
значением терминами ("отчужденность11, "самоотчуждение"), которые предполагают изменения в
психическом здоровье. Упускается из виду здесь и еще один важный момент: хотя рабочие и
называют свой труд простым и скучным, совсем не обязательно они чувствуют себя более
неудовлетворенными (Caplan et aL, 1975), Более того, этот феномен представляется широко
распространенным. Однако в исследовании водителей автомашин, проведенных как в развитых,
так и развивающихся странах, только 5-10% обследованных назвали мо-нотопшо причиной
неудовлетворенности трудом (Form, 1973),
Исследования расширения трудовых обязанностей и обогащения труда в целом согласуются
между собой и показывают, что расширение сферы труда приводит к увеличению
удовлетворенности трудом, особенно в следующих направлениях: использование навыков и спо-
собностей; возможность научиться новому; восприятие работы как осмысленной; уровень
ответственности и автономии. Это может
171
уменьшать и внешние негативные проявления: прогулы, переход с места на место, особенности
выполнения работы. Имеются также доказательства того, что в большей мере эти данные
подходят для рабочих маленьких городов (в отличие от более крупных) и для тех, кто более
ориентирован на профессиональный рост, конкуренцию, разнообразие. Такие индивидуальные
различия могут объяснить, почему в некоторых случаях реорганизация труда не приводит к
ожидаемой выгоде (см., например, Lawler et al,, 1973). <...>
При обобщении данных по рабочим, выполняющим однообразные задания в навязанном темпе,
вырисовывается следующая картина. Как представляется, мужчины, занятые скучным и
монотонным трудом, не заблуждаются в оценке своей работы - они так ее и воспринимают.
Однако такое описание прямо не соотносится с уровнем их удовлетворенности трудом, поскольку
он не намного отличается от других видов труда "голубых воротничков11. Тем не менее, когда их
работа изменяется (обогащается), они реагируют на это повышением показателя
удовлетворенности трудом, хотя это, возможно, верно не для всех профессиональных подгрупп.
Наиболее правдоподобное объяснение этому дано Strauss} который предположил, что рабочие
"могут приспособиться к не вызывающей интереса работе, обычно путем снижения уровня
ожиданий, изменения структуры потребностей, используя многие социальные возможности
внутри и вне труда (Strauss, 1974, р. 78). Kornhauser дает аналогичную интерпретацию, но в более
пессимистическом тоне: "Неудовлетворительность психического здоровья работающих за-
ключается в крошечном размере их ожиданий и притуплѐнной инициативы, сужении целей и
ограниченности усилий до той точки, когда жизнь становится пустой и только наполовину
осмысленной" (Kornhauser, 1965, р. 270). Он продолжает обсуждение, доводя до логического
конца две возможные перспективы на примере анализа деятельности водителей автомобилей:
поддержание ожиданий от работы на высоком уровне, что приводах к постоянной фрустрации,
либо же ограничение ожиданий, обесцвечивающее существование. ,
Очевидно, что в настоящий момент мы нуждаемся в исследованиях, которые непосредственно
анализируют процесс адаптации к ненасыщенным содержанием и не вызывающим интереса видам
труда. Это, в свою очередь, предполагает проведение лонгихюдных исследований, в особенности
таких, в которых планируется изучение серьезных переходных: периодов и стадий в жизненном
цикле. Это вызывает множество вопросов.<„.> По всей видимости, наиболее фундаментальным
является метатеоретический вопрос, который нельзя проверить непосредственно. Признаем ли мы
за основу природу человека с присущим ей рядом определенных потребностей ( в стиле Maslow),
или же трудовая среда (и другие формы социальной жизни) представляется нам важным
источником развшця некоторых
172
n
m -mix потребностей? Если верно последнее, то можно было бы увидеть па скучной и
однообразной работой не фрустрирование определенных потребностей, а то, что никогда не дает
импульса к их воз-Ш1К1ЮНСНИЮ и развитию. <..>
Литера тура
Aitken, R.C.B. (1969). Prevalence of worry in Normal aircrew. British Journal of Medical Psychology,
42, 283-286.
Aider Гиг, C.P. (1969). Job enlargement and the organizational context Personl Psychology,22, 418-426.
Alvarez, W.C., and Stanley, L.L, (1930). Blood pressure in six thousand prisoners and four hundred
prison guards. Archives International Medicine 46 17-39,
' f
Appley, M.I I., and TrumbuU, R. (1967), On the concept of psychological stress. In Applcy, M.H, &
Trumbult, R. (ed.)> Psychological Stress, New York: A p p let on -C cnt ur y-Croft s.
Armstrong, 1\B. (1971), Job content and context factors related to satisfaction for different occupational
levels. Journal ofApplied Psychology, 55, 57-65.
Barnard, R.D., and Duncan, H-W. (1975). Heart rate and EEG responses of fire fighters. Journal of
Occupational Medicine, 17, 247-250.
Hcrnaki, Т.О. (1975). Uses of the epidemiologic method in occupational medicine. Connective Medicine,
39, 117-118.
Bonner, K. (1967). Industrial implications of stress, In Levi, L. (ed.), Emotional Л7/глшл\ New York:
American Elsevier Publishing Co.
Bourne, P.U, Rose, R.M., and Mason, J.W. (1968). I7-OHCS levels in combat* Archives ofGeneral
Psychiatry, 19, 135-140.
Brenner» M.H. (1973)* Mental Illness and the Economy, Cambridge, Mass.: Harvard University Press,
Bruhn, J.O., Wolf, S., Lynn, T.N., Bird, H.B.t and Chandler, B. (1968). Social aspects of coronary heart
disease in a Pennsylvania German community. Social Sciences and Medicine, 27 201-212.
Hiidl, I\, and Brcslow3 L. (I960), Mortality from coronary heart disease in С 'alitbmia men who work
lon^ hours, Journal of Chronic Disorders, 11,615-626,
Campbell, D/f, Converse, P.E, and Rodgers, WL (1976). The quality of American Life. New York:
Russell Sage Foundation.
Cantril, Л.Ц., and Roll, C-W, (1971). Hopes and Fears of the American People. Now York: Universe
Book.
Caplnn, R.D., Cobb, S,, French, XRP, Harrison, R.V., ancIPmneeu, S;R. (1975). Job Demands and
Worker Health. Washington, D.C. HEW Publication
№(NK)SIL), 75-160 _ . ., .,
(Kaplan, RJ)-> and Jones, K.W. (1975). Effects of work load, role ambiguity and Type Л personality on
anxiety, depression, and heart rate. Journal of Applied
l>Ti!Zcuic (1974). An epidemiological perspective of psychosocial factors in disease etiology. American
Journal of Public Health, 64, 1040-1043.
173
Chinoy, E, (1955). Automobile workers and the American dream. Garden City Doubleday.
Cobb, S+> and Rose, R.M. (1973). Hypertension, peptic ulcer, and diabetes i air traffic controllers,
Journal of American Medical Association, 224, 489-492.
Cobb, S. (1974). Role responsibility: the differentiation of a concept. McLean, A. (cd.)> Occupational
Stress. Springfield, 111.: С. С Thorn as, pp.62-6 9
Cobb, S. (1976). Social support as a moderator of life stress. Psychosomatic Medicine, 38, 300-314.
Creech, J,L., and Johnson, M.N. (1974). Angiosarcoma ofliver in the facture of poly vinyl chloride.
Journal of Occupational Medicine, 16, 150-151
Davis, L,E,, and Chems, A.B., ed. (1975). The Quality of Working Life New York: The Free Press.
Dohrenwcnd, B.S., and Dohrenwend, B.P., ed. (1974), Stressful Life Evenly New York: Wiley.
Editorial (1975), Journal of Human Behaviour, i, 3-13.
Ellard, J. (1974). The disease of being doctor. Medical Journal, 2, 318-323,
Enterline, P.T. (1976). Pitfalls in epidemiological research. Journal of Occupq^ ional Medicine,IS, 150-
156.
Form, W.H- (1973). Auto workers and their machines: a study of work, factor\ and job dissatisfaction in
four countries. Social Forces, 52, 1-15.
Frankenhauser, M., and Gardcll, B> (1976), Underload and overload working life: outline of
multidisciplinary approach. Journal of Human Stress, 35-46,
French, LRrp., and CapLan.R.D. (1972). Organizational stress and individual strain. In Marrow, AJ. (cd.),
The Failure of Success, New York; AMACON,
Friedman, M.D,, and Rosenman, R.H. (1959). Association of specific overt behaviour pattern with blood
and cardiovascular findings. Journal of America^ Medical Association, 169,1286-1296.
Friedman, MD.S and Roscnman, R.H. (1974). Type A behaviour and Your Health. New York; Knopf.
Gardell} B. (1971). Alienation and mental health in the modern industrial envi, ronmenl. In Levi L. (ed.}-
Society, Stress and Disease, vol. I. London: Oxfor<i University Press.
Gardner, W.> and Taylor, P. (1975). Health and Work. New York: Wiley,
Groen, J.J-, and Bastiaans, J. (1975). Psychological stress, interhuman commu* nication, and
psychosomatic disease, In Spielbergcr, CD., and Sarason, I,G (eds.)- Stress and anxiety t vol. 1.
Washington; Hemisphere Publishing Corp,
Gross, R (1970). Work, organization and stress. In Levine, S, and Scotch N.A, (ed) Social Stress.
Chicago: Aldinc,
Guralnick, L. (1963). Mortality by occupation and cause of death. USDHEW FHS, Vital Statistics-
Special Reports, vol. 53.
Hamilton, A,, and Hardy, H.L. (1974), Industrial toxicology. Massachusetts Massachusetts Publishing
Sciences Group, 3rd ed.
Hammer, W.C., and Tosi, H.L, (1974). Relationship of role conflict and re--ambiguity to job Involvement
measures, Journal of Applied Psychology, 59, 49 ~ 499. '
Harris, LM (1965). Tleasant1 retirement expected. Washington Post, 2 November,
174
Hinkle, L.E., Whitney, L.H., Lehman, E,W., Dunn, J., King, R., Plakum, A,, and Fehinger, B. (1968).
Occupation, education, and coronary heart disease. Science, 161,238-246.
House, J.S. (1974). The effects of occupational stress on physical health. In O'Toole, J. (ed,). Work and
the quality of life. Cambridge Mass.; the MIT Press.
Jenkins, C+D., Rosenman, R.H., and Friedman, M. (1966). Components of the coronary-prone behaviour
pattern: their relation to silent myocardial infarction and blood lipids. Journal of Chronic Disorders, 19,
599-609.
Jenkins, CD. (1971). Psychologic and social precursors of coronary disease. New England Journal of
Medicine, 284,244-255 and 307017.
Jenkins, C.D+1 Zy2anskt, S.J., and Rosenman, R.H. (1976). Risk of new myocardial infarction in middle-
aged men with manifest coronary heart disease. Circulation, 53, 342-347.
Johnson, T.W., and Stinson, LE, (1975). Role ambiguity, role conflict, and satisfaction: moderating
effects of individual differences. Journal of Applied Psychology, 60, 329-333.
Kagan, A. (1971). Epidemiology and society, stress and disease. In Levi, L, (cd.) Society, Stress and
Disease, vol. 1. London: Oxford University Press,
Kahn, RX. (1972). The meaning of work: interpretation and proposals for measurement. In Campbell, A.
and Coverse, P.L. (ed,) The Human Meaning of Social Change, New York; Russell Sage Foundation.
Kahn, R,L+ (1974). Conflict:, ambiguity, and overload; three elements in job stress. In McLean, A. (ed+)
Occupational Stress. Springfield, 111: C.C.Thomas.
Kasl, S.V. (1973). Mental health and the work environment: an examination of the evidence. Journal of
Occupational Medicine, 15, 509-518.
King, H+ (1970). Health in the medical and other learned professions. Journal of Chronic Disorders, 23,
257-28 L
Kornhauser, A. (1965). Mental Health of the Industrial Worker, New York; Wiley.
Kryter, K.D. (1972). Non-auditory effects of environmental noise- American Journal of Public Health, 62,
389-398,
Landy, F.J., and Trumbo, D.A. (1976). Psychology of work behaviour. Home^ wood: Dorsey Press.
Lawler, E+EM Hackman, J,R.P and Kaufman, S. (1973). Effects of job redesign: a field experiment.
Journal of Applied Social Psychology\ 3, 49-62.
Lazarus, R.S, (1971). The concept of stress and disease. In Levi, L, (ed.)» Society, Stress and Disease,
voLL London; Oxford University Press.
Lehman, E.W., Shulman, J+J and Hinkle, L.E. (1967). Coronary deaths and organizational mobility.
Archives of Environmental Health 15, 455-461 ♦
Levij L> (1974). Stress, distress, and psychosocial stimuli. In McLean, A. (ed.) Occupational Stress.
Springfield, I1L: C,C. Thomas,
Liposwsky, ZJ, (1975). Physical illness, the patient, and his environment: psychosocial foundation in
medicine. In Reiser, M.F, (ed,), Organic disorders and psychosomatic medicine, vol. 4. New York; Basic
Book.
Locke, E.A, (1976). The nature and causes of job satisfaction. In Dunnette, M.D. (ed.). Handbook of
industrial and organizational psychology. Chicago: Rand McNally.
175
Lyons, T.R (1971). Role clarity, need for clarity, satisfaction, tension, and withdrawal. Organizational
Behaviour and Human Performance, 6, 99-110.
MacMahon, В., and Pugh, T.E- (l970)tEpidemiology: Principles and Methods. Boston; Little, Brown.
Margolis, B.L,, Kroes, W.H., and Quinn, R,P. (1974). Job stress: an unlisted occupational hazard. Journal
of Occupational Medicine, 16, 659-661,
Matsumoto, Y.S. (1970). Social stress and coronary heart disease in Japan. Miikbank Memory Fund
Quarterly, 48, 9-36.
Mausner, J\S., and Steppacher, R.C (1973). Suicide in professionals: a study of male and female
psychologists, American Journal of Epidemiology, 98, 436-445.
Mausner, J.SM and Balm, A.K.. (1974), Epidemiology: an introductory text. Philadelphia: Pa. W, B.
Saunders.
Mayers, MR. (1969). Occupational health* Baltimore: Williams & Wilkins Co.
McGrath, XE. (1970). A conceptual formulation for research on stress. In McGrath, J.K (ed.) Social and
Psychological Factors in Stress. New York: Holt, Rinehart, Winston.
McGrath, J.E. (1976). Stress and behaviour in organizations. In Dunnnette, M.D. (ed.) Handbook of
Industrial and Organizational Psychology, Chicago: Rand McNally.
Miles, R.H. (1975), An empirical test of causal inference between role perceptions of conflict and
ambiguity and various personal outcomes. Journal of Applied Psychology, 60, 334-330.
Morris, JtR, Heady, J.A+, and Barley, R,G+ (1952). Coronary heart disease in medical practitioners.
British Journal of Medicinet У, 503-520.
Morris, J.N., Heady, J.A., Raffle, P.A.B+] Roberts, CG., and Parks, J.W. (1953). Coronary heart disease
and physical activity of work. Lancet, 2, 1111-1113,
Orth-Gomer, K. (1974), Ischemic heart disease as result of psychosocial processes. Social Sciences and
Medicine, 8, 39-45,
Orzack, LJL (1959)- Work as a 'oentral life interest' of professionals. Social Problems. 1} 125-132.
O'Toole, J. (ed/) Work and Quality of Life. Cambridge, Mass.: The MIT Press.
Paykei, E-S,, Myers, J.K.> Dienelt, M.N., Юегтап, G.L,f Lindenthal, XL., and Pepper, M.P. (1969). Life
events and depression. Archives of General Psychiatry 21,753-760.
Payne, R,, and Pugh, D.S. (1976). Organizational Structure and climate. In Dunnette, M.D. (ed.)
Handbook of Industrial and Organizational Psychology. Chicago; Rand McNally.
Pepitone, A, (1967), Self, social environment, and stress. In Appley, МЛ., and Trumbull, R. (eds,).
Psychological stress. New-York; Appleton-Centurv-Crofts.
Porter, L,W., and Strees, R-M (1973), Organizations, work, and personal factors in employee turnover
and absenteeism. Psychological Bulletin, 64, 23-51.
Rabkin, LGn and Struening, E.L. (1976). Life events, stress, and illness. Science, 194, 1013-1020.
Reynolds, R.C. (1974). Community and occupational influences in stress at Cape Kennedy; relationships
to heart disease. In Elliot, R,S, (ed.). Stress and the heart. Mount Kasco: Futura Publishing.
176
Western collaborative group study.
Western collaborative group study. Л|И1£* */Л»»*» W«z/ 2*55
noSnl RJ" JenkinS' CD- F"*W* M.( Straus R., and , (1975). Coronary heart disease in the Western
collaborative group study: hnal follow-up experience of 8.5 years. Journal of American Medical
Association, 233, 872-877,
Rubin, R.T\ (1974), Biochemical and endocrine responses to severe psychological stress. In Gunderson,
E.K.E. and Rahe, R+H. (eds.)+ Life stress and illness, Springfield: C.C. Thomas Co.
Ruff, G.B,, and Korchin, S.X (1967). Adaptive stress behaviour. In Appley, М.П., and Trumbull, R.
(eds.)- Psychological stress. New York: Appleton-Cwilurv-Crofts.
Kussck, H,L (1962). Emotional stress and coronary heart disease in American physicians, dentists and
lawyers. American Journal of Medical Sciences, 243, 716-725.
Kussck, II.I. (1965). Stress, tobacco, and coronary disease in North American professional groups.
Journal of American Medical Association, 192, 189-194.
Styles, L>, and Strauss, G. (1966). Human behaviour in organizations. Engle-wood Clifls: Prentice-Hall,
.Sctilt^ R., and Floward, A. (1970). Models of Stress. In Levine, S, and Scotch, N A* (ed,) Social Stress.
Chicago: Aidine.
Schuckit, M,A., and Gunderson, E.K.E. (1973), Job stress and psychiatric illness in the U.S. Navy.
Journal of Occupational Medicine, 15, 884-SS7.
Sells, S.B. (1970). On the nature of stress. In McGrath, J.E. (ed.). Social and psychological factors in
stress. New York: Holt, Rinehart, Winston.
Shepard, RJ. (1974), Men at work; applications of ergonomics to performance and design* Springfield:
CC Thomas Co.
Sleight, R.B., and Cook, K.G. (1974). Problems of occupational safety and health: a critical review of
select worker physical and psychological factors. Cincinnati: HEW Publication, NIOSH 75-124.
Smith, R-C. (1973). Comparison of job attitudes of personnel in three air traffic control specialities.
Aerospace Medicine, 44, 919-927.
.Strauss, G. (1974). Is there a blue-color revolt against work? In O'Toole, J> (eel ) Work and the quality
of life. Cambridge Mass.: The MIT Press.
Strucning, RU and Guttentag, M (eds.) (1975). Handbook of evaluation research, vol. 1. Beverly Hills:
Sage Publications.
Susscr, M. (1973). Causal Thinking in the Health Sciences. Concepts and Strategies of Epidemiology,
New York: Oxford University Press.
177
Syme, L.S., Borham, NX)., and Buechicy, R,W. (1965), Cultural mobility and coronary heart disease in
an urban area. American Journal of Epidemiology, 82,
334-346,
Theorell, T.p and Rahe, R. (1972). Behaviour and life satisfaction characteristics of Swedish subjects with
myocardial infarction. Journal of Chronic Disorders,
25, 139-147.
Vroom, V,H. (1969). Industrial social psychology. In Lindzey, G, and Aron^ son, E. (ed.) Handbook of
Social Psychology, v.5, Reading, Mass.: Addison-
Weslcy.
Wan, I\ (1971). Status stress and morbidity: a sociological investigation of selected categories of
work^limited chronic condition. Journal of Chronic Disorders,
24, 453-468,
Wardwell, W.L, Flyman, M, and Bahnson, C.B. (1968), Socio-environmcntal and antecedents to coronary
heart disease in 87 white males. Social sciences and
medicine, 2, 165-183.
Wardwcll, "W.L, and Bahnson, C.B, (1973). Behavioural variables and myocardial infarction in the
southeastern Connecticut heart study. Journal of Chronic Disorders, 26, 447-461.
White, K.L., and Henderson, MM. (1976). Epidemiology as a Fundamental Science. New York: Oxford
university Press.
Work in America (1973). Report of a Special Task Force to the Secretary of Health, Education and
Welfare. Cambridge, Mass.: The MIT Press.
Клри Л. Купер Джуди Маршалл
^
ИСТОЧНИКИ СТРЕССА "БЕЛЫХ ВОРОТНИЧКОВ"
Жизнь сложных промышленных организаций может оказаться серьезным источником стресса для
руководителей. Работники управленческих структур все больше страдают от крайне острых
физиологических синдромов, вызванных профессиональными стрессами. Среди них можно
вьтдеяить язвенную болезнь, приводящую к нетрудоспособности, и ишемическую болезнь сердца
(ИБС), Они вынуждают руководителей отказываться от активной организационной деятельности,
уходить в отставку, прежде чем они получат возможность полностью реализовать свой потенциал.
Эти и другие эффекты, связанные со стрессами (такие, как напряженность, слабая адаптация и
т.п.), дополняемые сложностями в личной жизни, становясь потенциальным источником
нарушений здоровья, изменяют всю жизнь индивида* Влияние трудовых стрессов на физическое
и психическое здоровье разрушительно сказывается не только на отдельно взятом руководителе.
Оно отражается и на "реальных" издержках организации, от которой зависят многие люди. Эти
издержки редко учитываются при оценке кадровой или финансовой стороны деятельности
предприятия, но, тем не менее, они реально существуют и связаны с повседневной деятельностью.
Мероприятия по снижению профессиональных стрессов связаны с умением выявлять их причины.
Успех любых попыток минимизировать стресс и сделать максимальным удовлетворение от
работы будет, прежде всего, зависеть от точности диагноза его причин, так как различные
стрессоры требуют различных воздействий.
Любая односторонняя попытка снизить влияние источников стресса в организации (например,
трансцендентальная медитация или обогащение труда), без оценки различий в работе групп или
подразделений, обречена на провал. Таким образом, выявление возможных источников
управленческого стресса будет способствовать вьгработае путей минимизации его отрицательных
последствий.
Одной из серьезных проблем, встающих перед исследователями стресса, является отсутствие
обобщенной концептуальной схемы в этой области знаний. Большинство ранних исследований
стресса базировалось на двух источниках: сведений из медицинской литературы, предназначенной
для нужд промышленности! а также предположения о том, что при деятельности, выполняемой
именно в специфических, экстремальных ситуациях, например на поле боя, основные болезни,
утраты и т.п., вызываемые стрессом, наиболее тяжело про-
179
J2*
являются в физических или психических симптомах. Первые были, скорее, интуитивны, чем
опирались на доказанные факты.
В последние 10-15 лет были предприняты определенные попытки более систематичного
рассмотрения причин управленческого стресса, Cooper & Marshall (1976) предложили схему,
обобщившую находки этой новой волны исследований. В этой работе многое связано со стрессом,
переживаемым руководителями организаций. Вместе с тем, анализ проведенных в этой области
исследований показал, что большинство факторов, обсуждаемых при анализе управленческого
стресса, применимы'к трудовой деятельности в целом. На основе различных теорий и
исследований, принадлежащих к разным отраслям знаний (медицине, психологии, наукам об
управлении и т.п.), отраженных в научной и практической литературе, получен перечень из более
чем 40 взаимодействующих факторов, которые могут приводить к управленческому стрессу. На
его основе было выделено семь основных категорий стресса. На рис.1 представлена попытка
изобразить это схематически. Ниже будут рассмотрены выделенные категории в их естественном
развитии.
Факторы, связанные с трудовой деятельностью
Основным направлением работы исследователей в реальных условиях, особенно на производстве,
является выявление факторов, связанных с трудовой деятельностью. Стресс может вызываться
избытком или дефицитом работы, нехваткой времени и длительными паузами, необходимостью
принимать слишком много решений, утомлением, физическими характеристиками окружающей
среды (например при работе на сборочной линии), чрезмерными перемещениями, большой
длительностью работы, необходимостью справляться с изменениями в работе и ценой ошибки,
материальной или профессиональной (Kearns, 1973). Можно заметить, что для ряда людей шобая
деятельность в определенных условиях может быть источником напряжения. Основное внимание
исследователей этого направления связано с двумя факторами (остальные факторы являются,
скорее, гипотетическими, чем доказанными источниками стресса) - это условия труда и рабочая
нагрузка.
Условия труда
Значительное число работ связывает условия конкретной деятельности с физическим и
психическим здоровьем. Например, плохое состояние психического.здоровья прямо зависит от
тяжелых условий труда, необходимости работать быстро и затрачивать много физических усилий,
от чрезмерной длительности или неудобства рабочего режима (Kornhauser, 1965). Физическое
здоровье (Marcson, I970) также подвержено отрицательному влиянию повторяющихся небла-
130
Рис* 1. Источники управленческого стресса
гоприятных воздействий окружающей среды. Так, из 150 больных стенокардией в выборке более
чем из 4000 промышленных рабочих Берлина подавляющее большинство работало на конвейере
(Kritsikis etal., 1968).
Рабочие перегрузки
Для руководителей более значимым раздражителем являются профессиональные перегрузки.
French & Caplan (1973) ввели понятие количественной и качественной перегрузки. Первая связана
с наличием "слишком большого количества работы"* вторая - с тем, что работа "слишком
сложная". (Предполагалось, что количественная и качественная недогрузка также является
потенциальным источником стресса, но это предположение слабо подтверждено результатами ис-
следований). Выдвинута гипотеза (Miller, 1960), что в большинстве систем перегрузка ведет к
деструкции вне зависимости от того, связана ли она с единичным биологическим звеном или
руководителем организации. Это может проявляться во вторичных факторах риска, например в
курении (важный фактор риска или симптом ИБС). Люди, имеющие больше телефонных
контактов, служебных встреч и встреч в единицу рабочего времени, выкуривают значительно
большее число сигарет, чем люди с меньшей нагрузкой по этим факторам. Так, из 100 молодых
пациентов с сердечными нарушениями 25% работали на двух работах, которые требовали (и это
прямо касается профессиональных перегрузок) 60 и более рабочих часов в неделю* В этой группе
продолжительная эмоциональная нагрузка предшествовала 91% сердечных приступов. Сходная
реакция наблюдалась только у 20% испытуемых контрольной группы. Наблюдается зависимость
между продолжительностью рабочего дня и смертью от ИБС, Так, в легкой промышленности
Калифорнии рабочие в возрасте до 45 лет, занятые более 48 часов в неделю, подвержены вдвое
большему риску умереть от ИБС, чем такие же рабочие, но с нагрузкой 40 и меньше часов.
Перегрузка многими нитями связана с проявлениями стресса: пьянство, прогулы, низкая
мотивированность труда, пониженное самоуважение и отсутствие поддержки нанимателей.
"Качественные11 перегрузки также являются источником стресса, причем особенно сильно это
проявляется в сфере управления. Исследование качественных и количественных аспектов
перегрузки с помощью опросников, интервью, медицинских обследований на выборке из 122
уьшверситетских администраторов и профессоров и выявило, что такой симптом стресса, как
низкая самооценка, связан с перегрузками, но его проявления в двух профессиональных группах
были различны. Оказалось, что количественная перегрузка слабо связана с низким уровнем
самооценки у администраторов, но суще-
182
ственна для профессоров. Чем более высокого качества работы ожидали от профессора, тем ниже
был уровень самооценки.
Качественные и количественные перегрузки отражаются на уровне притязаний, причем при
повышении квалификации уровень притязаний имел высокий коэффициент корреляции с
показателем кислотности мочи-French & Caplan (1973), обобщая данные ряда исследований, выде-
лили, по крайней мере, девять различных симптомов психологической и физиологической
напряженности, связанных с количествен-ной и качественной перегрузкой: отсутствие
удовлетворенности трудом, трудовая напряженность, низкий уровень самооценки, агрессивность,
ощущение дискомфорта, высокий уровень холестерина в крови, повышение частоты сердечных
сокращений, изменения КГР и увеличение дозы курения. Анализ этих данных показал, что нельзя
забывать о взаимосвязи трудовой деятельности с субъектом труда. Объективно существующие
трудовые нагрузки не могут рассматриваться в отрыве от индивидуальных и личностных
особенностей от^ дельного человека, будь то руководитель или подчиненный.
Такое предостережение связано с тем, что многие американские и некоторые английские авторы,
изучающие перегрузки, не всегда корректно описывают эти зависимости. Многие управленцы
(типология которых определенно богаче, чем в других видах деятельности) реагируют на
перегрузки увеличением длительности работы. Например, в одном американском отчете показано,
что 45% о беле-' дованных должностных лиц работали целыми днями и в выходные, а 37%
оставляли уик-энд свободным, но работали вечерами. Во многих компаниях такой тип поведения
стал нормой, которой стараются придерживаться.
Роль е организации
Еще одним важным источником управленческого стресса является та роль, которую человек
играет в организации. Значительное число исследований в этой области было сконцеттировако на
ролевой неопределенности й ролевом конфликте.

Ролевая неопределенность
Ролевая неопределенность возникает, если у человека существует неадекватная информация о его
профессиональной роли, то есть имеется "недостаток ясности" о реалиях работы
(профессиональных обязанностях), ее условиях, ожиданиях коллег и сфере ответственности.
Люди, страдающие от ролевой неопределенности, получают меньшее удовлетворение от работы,
имеют более высокий уровень связанной с работой напряженности, больше неудач в работе и
меньшую уверенность в себе. Ролевая неопределенность многими
1S3
узами связана с низкой удовлетворенностью трудом и ощущением угрозы физическому и
психическому благополучию человека со стороны работы. Эти ощущения проявляются в
показаниях индикаторов психической напряженности, таких, как артериальное давление и
повышенная частота пульса.
Индикаторы стресса, связанные с ролевой неопределенностью, могут проявляться в угнетенном
состоянии, низком уровне самоуважения, неудовлетворенности жизнью, работой, низким уровнем
трудовой мотивации и намерением покинуть работу. Это могут быть не слишком сильные связи,
но, тем не менее, они статистически значимы, и именно они указывают, что "неопределенность
роли" может быть одним из потенциальных стрессоров в труде, Kahn (I973) показал, что при
рассмотрении конкретных случаев необходимо учитывать время как одну из отличительных черт
ролевой неопределенности. Он выделил две составляющих - "сиюминутную неопределенность" и
"перспективную неопределенность". (Большинство материалов, которые он относит к последней,
мы рассматриваем как стресс, связанный с развитием карьеры). Но Kahn (1973) до сих пор не при-
вел эмпирических данных, подтверждающих это положение.
Ролевой конфликт
Ролевой конфликт возникает, когда "субъект находящийся в определенной профессиональной
роли подвергается конфликтным воз* действиям со стороны работы или делает нечто, что он на
самом деле не хочет делать или считает, что это не бтносится к его обязанностям". Наиболее часто
это проявляется при столкновении субъекта с двумя группами людей, демонстрирующих разный
тип поведения иди ожидающих, что работа должна включать различные функции. Kahn et at.
(1964) нашли, что люди, сильнее страдающие от ролевого конфликта, меньше удовлетворены
трудом и в большей степени хотят сменить работу. Причем, чем больше сила или авторитет лиц,
"создающих условия" для ролевого конфликта, тем выше неудовлетворенность этой работой у
персонала. Этот феномен порождает психическую напряженность, приводящую к изменению
частоты пульса, что было отмечено French & Caplan {1970) в исследовании в Годарде.
Связь ИБС (поражение сердечной мышцы, стенокардия и коронарная недостаточность),
ненормальной электрокардиограммы, факторов риска ИБС (систолическое давление, частота
пульса, уровень холестерина в крови и т.п.) с потенциальными источниками стресса (рабочие
нагрузки, ролевая неопределенность, ролевой конфликт или недостаток физической активности)
различны у различных профессиональных групп (сельскохозяйственные рабочие, работники
промышленности, ремееяенники и "белые воротнички").
184
Так, определенная связь между ролевым конфликтом и ИБС, особенно в характере нарушений
кардиограммы, существует только у "белых воротничков".
В самом деде, как только мы начинаем движение вниз по лестнице от профессий, требующих
значительных физических затрат (например сельскохозяйственных), к профессиям, требующим
минимальных физических затрат, то есть к "белым воротничкам", так возрастает связь между
ролевой неопределенностью, ролевым конфликтом и отклонениями в ЭКГ* Определенным
образом ролевой конфликт связан и с индексом веса (чрезмерный вес по отношению к возрасту и
росту).
Было также найдено, что по мере продвижения от профессий, связанных с преобладанием
физического труда, к тем, в которых его недостаточно, ИБС (поражение сердечной мышцы,
стенокардия, коронарная недостаточность) возрастает многократно. Сопоставляя эти данные,
можно предположить, что управленческие и иные профессиональные занятия тем более
подвержены стрессу от ролевых и иных межперсональных воздействий, чем меньше физическая
нагрузка, связанная с деятельностью.
При оценке трех сторон межлерсонального воздействия (Mettlin & Woelfel, 1974), противоречий
между людьми, числа связей и числа обсяедуемых, при изучении образовательных и
профессиональных притязаний студентов высших школ оказалось, что чем больше и шире
межперсональные связи индивида, тем выше уровень стресса»
Наиболее развитые коммуникации и высокая ролевая конфликтность присущи людям,
работающим на границе между отделами или между компаниями и внешним миром. Такая работа
потенциально обладает максимальной стрессогенностью. Например, у мастеров (высоко
конфликтная должность) язвенная болезнь встречается в семь раз чаще, чем у рядовых рабочих.
Ответственность
ш
Еще одним важным потенциальным стрессором, связанным с управленческой деятельностью,
является "ответственность за людей" и "ответственность за вещи" (оборудование, бюджет и т.п.).
Ответственность за людей значительно быстрее ведет к ИБС, чем ответственность за вещи, так как
она часто означает необходимость большего взаимодействия с другими, присутствия на
совещаниях, работы одному и во взаимодействии.
Психологический стресс, вызванный ответственностью за людей, связан также с ее степенью и
возрастом. Чем старше и более ответственен обследуемый, тем больше вероятность наличия
факторов ртне-ка ИБС или их симптомов. Однако связь между возрастом и стрессо-генными
заболеваниями может быть объяснена тем, что с возрастом
185
у работника накапливаются последствия воздействия стрессов не только от возрастания
ответственности, но и от других причин. К ним можно отнести, во-первых, стресс от осознания
того> что дальнейшее продвижение по службе нежелательно, во-вторых, возрастающую
иитровертированность и сужение круга интересов и, в третьих, осознание приближающейся
отставки по возрасту. Тем не менее "ответственность11 должна занимать определенное место
среди стрессогснных факторов, особенно для духовенства, управленцев и профессиональных
рабочих. Исследования показали, что ответственность для человека значимо связана с большим
объемом курения и уровнем холестерина в крови* Причем, чем больше человек отвечал "за вещи",
тем меньше проявлялись факторы риска ИБС
Другие ролевые стрессоры
Еще одной группой потенциальных ролевых стрессоров, правда, почти не подав ер ж денных
исследованиями, является наличие слишком низкой ответственности (Brook, 1973), малая степень
участия в принятии решений, необходимость поддерживать возрастающее требования к качеству
труда и справляться с частыми изменениями технологии. Особенности организационных структур
определяют различия в распространении этих факторов в разных профессиональных группах.
Существует гипотеза (Кау, 1974) о том, что наибольшая напряженность (вис зависимости от
организации-нанимателя) связана со средегам уровнем управленческого аппарата.
Современный управленец среднего уровня рассматривается как человек, подвергающийся
высоким нагрузкам со стороны; 1) зарплаты, так как зарплата вновь поступающих все возрастает;
2) ненадежности работы - они особенно уязвимы для сокращений или преждевременной отставки
по возрасту; 3) наличием малой реальной власти при высоком уровне ответственности; 4)
ощущением давления со всех сторон.
Именно эти воздействия отмечаются менеджерами как наиболее значимые источники
профессионального стресса. Обычно они называют это "то, что я плачу11, "вот почему я здесь",
предполагая, wo эти стрессы не могут быть устранены* На самом деле во многих компаниях
существуют выработанные нормативные способы управления этими процессами, например, чтобы
избежать крайних ошибок, решения принимаются коллективно, но, чтобы никто не нес всей от-
ветственности; служащим прощаются некоторые типы ошибок, например регистрационные; если
он занят, часть работы может быть отложена или не выполняться; если объем работы превышает
норму, работа может быть передана другому работнику отдела. Однако работник не всегда
позволяет себе воспользоваться этими разгрузочными механизмами.
136
Взаимоотношения на работе
Трсггъим важным источником стресса является характер взаимоотношений со своим
руководством, коллегами и подчиненными. Целый ряд исследователей поведения (Argiris, 1964;
Cooper, 1964) считает, что хорошие взаимоотношения между участниками рабочей группы
являштся центральным моментом в обеспечении здоровья как организации, так и ее членов.
Тем не менее в этой области проведено слишком мало исследований, чтобы подтвердить или
опровергнуть эту гипотезу. Выделено всего несколько типов таких отношений. Среди них те, "в
которых присутствует мало доверия, мало поддержки, мало желания выслушать, мало попыток
взяться за проблемы, которые противостоят благополучию членов организации11. Исследования
ряда авторов привели примерно к одним и тем же выводам о том, что недоверие к человеку,
выполняющему определенную работу приводит к высокой степени ролевой неопределенности,
которая, в свою очередь, ведет к неадекватным взаимоотношениям между сотрудниками и
ппсихоло-гической напряженности" в форме низкой удовлетворенности трудом и чувства угрозы
благополучию данного субъекта. Интересно отметить, что есть данные о том, что плохое
отношение к одному из подчиненных, приводит его к ощущению чувства угрозы со стороны
коллег и руководства, но не со стороны подчиненных.
Взаимоотношения с руководством
Buck (1972) сконцентрировал свое внимание на взаимоотношениях рабочих и служащих и их
отношениях к своим руководителям с использованием опросника Fleishman для изучения и оценки
инновационных структур. Анализируемый фактор был связан с поведением, демонстрирующим
дружелюбие, взаимное доверие и определенную теплоту между руководителем и подчиненными.
Он нашел, что работники, ощущавшие плохое отношение со стороны руководителя, чувствовали
себя напряженнее. Эти же работники отмечали, что руководитель плохо к ним относится, имеет
любимчиков среди подчиненных, которых он продвигает, как только появляется шанс.
Отношения с подчиненными
Общепринято, что одаа из наиболее уязвимых функций руководителя - его контроль за работой
других людей. Достаточно долго считали, что проблемой является "неспособность делегировать
полномочия", но теперь выявлен новый потенциальный стрессор в межперсональных связях
управленцев - он должен учиться "управлять с личной включенностью". Donaldson & Gowler
(1975) отмечают, что наиболее значимыми факторами при формировании причин неудов-
187
лехворенпости, тревожности и стресса для управленцев сегодня могут быть признаны:
1) ошибки при осуществлении формальных и неформальных воздействий;
2) негодование руководителя по поводу изменения его формальной роли и полномочий, потери
статуса и вознаграждения;
3) наличие давления на руководителя с двух сторон - требование быть одновременно и
исполнительным, послушным и выпускать больше продукции;
4) отказ подчиненных выполнять указания руководителя.
Для субъекта (руководителя), особенно для лиц с научной и технической ориентацией» отношения
в коллективе могут быть мало значимы. Они могут рассматриваться как "незначимые",
"маловажные", "отнимающие время" и создающие препятствия хорошему выполнению работы.
Можно ожидать, что взаимоотношения в этих группах будут более стрессогенны, чем в группах у
"ориентированных на людей" менеджеров.
Взаимоотношения с коллегами
Помимо таких очевидных факторов, как политика предприятия и соперничество между коллегами,
нам удалось выявить еще один элемент. Стресс может возникнуть не только из-за плохих
взаимоотношений, по и от другого фактора - отсутствия адекватной социальной помержки в
сложных ситуациях (Lazarus, 1966), Похоже, что на уровне высококвалифицированных
руководителей именно этот фактор вносит сйой вклад в боязнь показаться слабым, несостоятель-
ным. В значительном числе американских источников отмечено, что изолированная жизнь
верхнего уровня служащих является дополнительным источником напряженности. Moms (1975)
объединил всю область взаимоотношений в одетой модели, той которую мы называем
"пересечением взаимодействий11 (см. рис. 2).
Пока мы рассматривали различные стороны взаимоотношений, он понял, что, чтобы самому
бороться со стрессом, менеджер должен поддерживать все четыре составляющих взаимодействия
в состоянии динамического равновесия. Когда мы видам, какую значительную часть своей работы
управленец проводит во взаимодействии с другими людьми, предложение Morris (1975) выглядит
вполне здравым. В исследовательской программе, посвященной изучению всего, что делает
менеджер (связанной с его реальной деятельностью) Minzberg (1973) показал, сколь большая часть
его рабочего времени связана с взаимодействием с людьми.
Интенсивно изучая малую модель исполнительных действий, он определил, что в больших
организациях 22% времени связано ера-
1S8
ботой за столом. Остальное время занято: телефонными разговорами (6%), запланированными
встречами (59%), незапланированными встречами (10%) и другой активностью (3%), В малых
организациях работа за столом играет большую роль (52%), но около 40% времени все равно
отдается личным контактам того или иного рода. Несмотря на очевидную значимость и включение
измерений времени общения во многие исследования, в этой области, действительно, мало
глубоких работ.
Рис. 2. Пересечение взаимодействий
Развитие карьеры
В этой области могут быть вьщелены две главные группы потенциальных стрессоров:
189
1) профессиональная "неуспешность", боязнь ранней отставки и т.п.;
2) статус несоответствия, медленное или слишком быстрое продвижение, фрустрация из-за
достижения предела своей карьеры. Для многих руководителей развитие их карьеры является
фактором первостепенной важности, продвижение для них - не только способ заработать деньги,
но также и статус, и новые предложения работы, которых они добиваются. Типично, что на
ранних этапах карьеры эта борьба и способность быстро прийти к соглашению, связанному с
резким изменением условий деятельности, поощряется и охотно вознаграждается компанией.
Развитие карьеры является, действительно, проблемой для многих, вероятно, из-за ее
многоплановости. Например, Sofer (1970) нашел, что многие из его испытуемых верят, что "удача"
и "умение оказаться в нужном месте в нужное время" играют главную роль,
В середине карьеры ее развитие обычно на средних уровнях: управленческой структуры
становится более проблематичным и вес большее число работников на ходит, что их продвижение
замедлилось, если совсем не остановилось. Предложений становится меньше, интересующие виды
деятельности требуют длительного освоения и совершенствования мастерства, прошлые ошибки
не могут быть преодолены, знания и методы работы устаревают, силы убывают или требуются для
семьи, присутствует давление со стороны молодого пополнения, И Levinson (1973), и Constandse
(I973) описывают управленца, переживающего эти страхи и неприятности "молчаливо, в
изоляции" от семьи и коллег.
Боязнь понижения в должности или отставки по возрасту может быть сильной ддя тех, кто достиг
"потолка своей карьеры", и большинство неизбежно страдает от снижения статуса еще до увольне-
ния, Goffinan (1952) считает, что в связи со снижением числа предложений техническим
специалистам компания-работодатель должна поддерживать чувство ответственности за
выполняемую работу, чтобы смягчить ощущения дискомфорта.
Me Murrey (1973) считает, что с точки зрения перспективы компании, имеет смысл отказаться от
перевода руководителя на более высокий уровень, если есть сомнения, что он справится. Этот
синдром он обозначает как "исполнительский невроз"- Он указывает на последствия такого
явления для выполняемой работы и для компании в целом и пишет, что чрезмерно продвинутый
вверх руководитель для достижения высоких результатов труда слишком много работает и в то же
время скрывает свою ненадежность,
Возраст сам по себе - не причина дяя причитания: "мир для молодых". Быстрота, с которой
развивается общество (технологически, экономически и социально), приводит к тому, что,
очевидно, возни* кает необходимость смены карьеры (изменение квалификации, про-
190
фсссни) п течение трудовой жизни субъекта (также, как это происходит с компаниями и их
продукцией). Эти тенденции не однозначны а другие исследования подтверждают, что работники
более сшивдь! к стабильности (Sleeper, 1975). Пока менеджеры приспосабливают своп ожидания к
новым обстоятельствам, стресс "развития карьеры11 особенно на более поздних этапах жизни,
похоже, будет становиться во вес подрастающей степени общим явлением*
Erikson et al, (1972, 1973) из психиатрической службы военно-морского флота США, чтобы
оценить проблему системно, развернули всестороннюю исследовательскую программу в ВМФ
США по оценке соответствия статуса военнослужащих, или, как они говорят, со-ответствия
уровня притязаний возможностям субъекта. На ранних стадиях работы было выявлено (Arthur &
Gunderson, 1965), что задержка и продвижении по службе существенно влияет на появления
психических отклонений. Позже они обнаружили (Erikson et al., 1972), что персонал военно-
морского флота испытывает большее удовлетворение при темпе продвижения, соответствующем
их ожиданиям. Неудовлетворенность возрастает, если темп продвижения замедляется. Тс, кто был
менее успешен в продвижении по службе испытывают наибольшее число стрессов в своей жизни.
Б более поздних работах Erikson et al. (1973) обнаружили на выборке из 9000 человек, что
соответствие статуса возможностям субъекта:
1) отрицательно связано с психическими отклонениями,
2) положительно влияет на профессиональную эффективность военных.
Проблема соответствия статуса изучалась и с точки зрения социологических перспектив.
Изучались несоответствия между социальным статусом индивида и его родителей или случаи,
когда родители принадлежали к разным социальным прослойкам. Например, в проективном
изучении лиц, проходящих медицинское обследование, обнаружено, что мужчины имеют
значительно более высокий риск ИБС> если их социальная принадлежность в детстве или
социальная принадлежность жены в детстве были выше или ниже их современного положения,
Kasl & Gobb (1967) обнаружили также, что стресс, связанный со статусом родителей, может в
различной степени иметь "сильное, длительное воздействие на физическое и психическое здо-
ровье" Berry (1969) выявил на выборке из 6131 человека, что только небольшое число случаев
заболеваний, (с последующей госпитализацией) может быть объяснено проблемами статуса,
Jackson (1962) получил более "дифференцированные данные, показывающие, что все проявления
несоответствия статусу психологически болезненны, но подверженность стрессу меняется в
зависимости от особенностей отношения субъекта к достигнутому и приписываемому положению.
Все больше и больше данных показывает, что
191
стресс, связанный со статусом, является проблемой западного высо-коподвижиого общества. Как
обобщает Wan (1971), стресс, связанный со статусной неопределенностью приводит к тому, что
ролевой конфликт, возникший из несоответствующих ожиданий желаемой социальной позиции,
может привести к психологической напряженности и фрустрациям, которые, в свою очередь,
формируют звено в заболеваниях, связанных со стрессом.
Организационная структура и психологический климат
Пятым потенциальным источником управленческого стресса является просто "включенность в
организацию" и угроза свободе личности, ее автономии и статусу. Область возникающих проблем
включает отсутствие или малое участие в процессе принятия решений, отсутствие чувства
принадлежности к организации, невозможность получить квалифицированную помощь, малое
число связей, ограничения свободы поведения и интриги* Это лишь наиболее значимые
проблемы. Возрастающее число исследований, проводящихся в этой области, связаны, в
основном, с оценкой эффективности выполнения работником его деятельности. Развитие этого
направления в Северной Америке и в странах ЕЭС совпало по времени с разработкой программ
участия работников в деятельности предприятия и в процессе принятия решения, касающихся
организации в целом, включая создание автономных рабочих групп, рабочих директоров. Напри-
мер, Coch & French (1948) изучали степень участия рабочих швейной фабрики в этом процессе.
Они нашли, что чем больше участие рабочих, тем выше производительность и удовлетворенность
трудом, ниже брак и лучше взаимоотношения между руководителем и подчиненными. Эти
результаты были позднее подтверждены в естественном эксперименте на обувной фабрике в
Южной Норвегии, где увеличение степени участия рабочих в управлении привело к значитель-
ному улучшению отношения рабочих к руководству и большей включенности в работу (French et
al., 1960)-
Нашим задачам больше соответствует исследование, связанное с отсутствием участия в работе
организации и связанными с этим неудачами. Так, в работе, проведенной в Голдарде French &
Caplan (1970), обнаружили, что те лица, которые больше участвуют в принятии решений,
характеризуются и большей удовлетворенностью трудом, низким уровнем тревожности и высоким
самоуважением. Buck (1972) обнаружил, что те управленцы и рабочие, которые больше угнетены,
отмечают, что их руководители "всегда прдвят железной рукой и редко выдают новые идеи или
позволяют принимать участие в принятии решений". Это же отмечают руководители, которые
находятся под воздействием стресса. Они считают, что их начальники никогда не позволяют им
выполнять работу так, как им
192
кажется лучше. Margolis et al. (1974) обнаружили на выборке из 1400 рабочих, что наиболее
частым и значимым индикатором напряженности или стресса, связанного с работой, было
неучастие в работе предприятия. Они нашли, что это обстоятельство связано с последующим
риском для здоровья: у всех обследованных отмечалось плохое физическое состояние, защитное
пьянство, подавленное настрое-» ние, низкий уровень самоуважения и удовлетворенности
жизнью, прогулы. Было выявлено, что низкий уровень удовлетворенности трудом, связан с
отсутствием участия в принятии решений, невозможностью обратной связи с руководителем и
отсутствием оценки хорошей работы (Kasl, 1973).
Плохое психическое здоровье является следствием излишнего контроля и отсутствия
самостоятельности а работе (Quinn et ah, 1971). Neff (1968) показал значимость неучастия и
включенности, предпо* ложив, что психическое здоровье в работе существенно зависит от
степени контроля работником продукта своего труда.
Обобщая рассмотренные исследования, можно сказать, что большая включенность ведет к
снижению текучки, более высокой про* дуктивности, и, чтоэ когда включенность отсутствует,
возникает неудовлетворенность трудом, повышается риск психических и соматических
заболеваний.
Мы видим, однако (Donaldson & Gowler, 1975), что достаточно сложно удовлетворить
потребности всех уровней рабочей силы единой программой. Но, тем не менее, есть смысл
осторожно приближать эту задачу, прежде всего, потому что цитированные исследования
опираются на корреляционный анализ для получения выводов, что ограничивает достоверность
выделенных причинных связей*
Впеорганизационные источники стресса
Шестой и последний источник стресса всеобъемлющ по сравнению с остальными внешними
источниками стресса, которые могут влиять на менеджера. Он охватывает все стороны его
деятельности* находящиеся между жизнью вовне и жизнью внутри организации: проблемы семьи
(Pahl & РаЫ, 1971), жизненные кризисы (Dohren-wend & Dohrenwend, 1974), финансовые
проблемы, конфликты личностных ценностей с ценностями, декларируемыми организацией и
конфликт организации с требованиями семьи. Несмотря на повторяющиеся призывы к
исследователям о необходимости изучения функций работника в их целостности (Wright, 1975a),
практические проблемы, связанные с "целостным человеком", в единичном исследовании обычно
исключаются.
Из перечисленных выше причин стресса наибольшее внимание исследователи уделяли проблемам
взаимоотношений управленца с женой и семьей. (Принято считать, что у менеджеров мало
времени для
193
13-514
"внешней активности" помимо семьи. Авторы, которые исследовали эту проблему на замкнутых
группах (Packard, 1975), указывали на разрушающий эффект при неудачном включении в новую
для субъекта общность).
Когда менеджер находится вместе с семьей, у него существуют две проблемы. Первая связана с
распределением времени. Его домашняя жизнь не оставляет ему сил дня решения проблем других
людей, он нуждается в социальной поддержке для борьбы с "подводными камнями" домашней
жизни, которая бы, по возможности, смягчала стресс и помогала поддерживать контакт с внешним
миром.
Вторая проблема, часто являющаяся следствием первой, - перенесение кризисов или стрессов из
одной системы в другую. Поскольку рассмотренные положения неразделимы, мы будем
рассматривать их вместе.
Типы семейной жизни
Механизмы отношений менеджера с женой жизненно важны для обеих проблем, РаЫ & РаЫ
(1971), Barber (1976) обнаружили, что большинство жен управленцев среднего звена видят свою
роль по отношению к работе мужа как создание домашнего очага для его поддержки. Все они
отмечают, что получают от мужа чувство уверенности и безопасности (но только два мужчины
сказали это о своих женах). Gowler & Legge (1975) назвали эту связь "скрытым контрактом", по
которому жены соглашаются действовать как "группа поддержки11, так, чтобы муж мог
чувствовать потребность в работе, как в чем-то необходимом- Handy (1975) поддержал мысль о
том, что этот путь ведет к успешной карьере менеджера. <...> Он описал несколько возможных
вариантов распределения ролей в семейных отношениях. В большинстве случаев <..,> это вариант
"работающий, пробивающий себе дорогу муж - заботливая жена".
Он счел это очевидным разведением ролей с ударением на "разведении", "молчании11 и
дополнительной активности. Исторически и компания, и руководитель извлекают пользу из
разделения службы и дома, подразумеваемого в этой схеме. Таким образом, компания узаконивает
постоянство исполнения работником своих обязанностей вне зависимости от ситуации дома, а
руководитель свободен продолжать свою карьеру, но имеет "спокойную гавань", куда он может
вернуться, чтобы отдохнуть и восстановить силы.
Вторая и наиболее часто встречающаяся схем была "включен -включен" - схема двух карьер с
акцентом на полном разделении. Это, хотя потенциально и полностью устраивает обе стороны, но
требует столь большого приложения энергии, что никто из включенных в ролевую игру не
чувствует себя удовлетворенным*
194
Похоже, что модели, описанные выше, несомненно отражают равновесное состояние или они в
течение длительного времени будут "сбалансированы"- Главными факторами их постоянной
эволюции будут работа и потребности семьи на определенных этапах ее развития.
Недавнее сообщение The British Institute of Management "Препоны карьеры" (Beattie et al,, 1974),
например, освещает сложное положение молодого исполнительного работника, который, чтобы
сделать карьеру, должен уделять работе значительный объем времени и сил, в то время как его
молодая, "привязанная к дому" жена с маленькими детьми, также испытывает потребность в его
участии. Предполагается, что попытки человека сохранить дистанцию между женой и
организацией так, чтобы жена не могла оценить его предпочтения, <..-> имеют место тогда, когда
ему больше всего надо сочувствие и понимание, <..>
Мобильность
Домашние конфликты становятся особенно значимыми при реше нии вопросов, связанных с
переменой места жительства и передаиже нйями менеджера. Большинство работ на эту тему
проводится в США, где мобильность в значительно большей степени является нер-той
национального характера, чем в Англии (Pierson, 1972), Но <.„> этот фактор становится все более
значимым в нашей жизни, было изучено влияние мобильности руководителя на его жену и семью.
Вне зависимости от того, хочет она переезжать или нет, жена принимает на себя основную
тяжесть переезда <..>, но большинство мужей не осознают ее величину. Американские авторы
отмечают, что жены страдают от этого и становятся менее коммуникативными, <.,> что
возрастание числа разводов, похоже, связано гс тем, что делающий карьеру менеджер социально
обгоняет свою "сидящую дома" жену. <.. .> Ощущение одиночества и фрустрации в США и Анг-
лии охватывает все большее число жен служащих. Возрастающая подростковая преступность и
насилие также тесно связаны с мобильностью служащих и обществом, которое ее порождает.
Постоянные переезды могут значительно влиять на стиль жизни людей? которые с ними связаны,
и особенно на их взаимоотношения с окружающими. Живя в одном месте только около двух лет,
мобильная семья не имеет времени установить тесные связи с местным обществом. Возникает
связанная с синдромом мобильности возможность установления только временных отношений,
<...> люди реагируют на фрагментарность своих отношений в обществе, которое их окружает, в
частности осваивая "поведение временщиков" по отношению к существующим в данном
сообществе и организации нормам; жизнь только в настоящем времени и вытекающая из нее
ммгно-
195
13*
венная доброжелательность*1. Эти люди вынуждены постоянно выискивать удобные условия для
локального общения, которое включает как людей всех национальностей, так и людей без
"корней1*.
РаЫ & Pahl (1971) отметили, это характерной для англичан большая сдержанность приводит к
тому, что многие "переселенцы" оказываются замкнутыми в своей семье. Parsons (1943) отмечает»
что этот вопрос требует больше усилий для стабилизации, определения статуса и эмоциональной
поддержки персонала, чем обычно прилагается. Благодаря тому, что они "чужаки" и отсутствию
времени, приезжие, в частности, оказываются не в курсе местных событий- Их жены входят в
общество легче (особенно при переезде)* <„> и для ряда женщин процесс вхождения в общество
необходим в качестве компенсации вызванного карьерными устремлениями отсутствия мужа
дома.
С точки зрения компании, путь, который приведет жену в ее новое окружение, может повлиять на
эффективность работы мужа. <_,> Так, одна международная компания, обследовав 1800 своих ра-
ботников в 70 странах, сделала вывод, что двумя из наиболее важных условий, обеспечивающих
удовлетворенность при отъезде за рубеж, являются работа как таковая и, что более важно,
включенность жен служащих в иностранную среду. Клинические исследования показывают, что
проблемы одного из партнеров даже могут провоцировать психические заболевания работающего
(Kreitman, 1968),
Работа как источник напряженности вызывает различные реакции у разных людей.<...> Одаи
справляются легче, чем другие, строящие свое поведение так, что оно бросает вызов окружению.
С другой стороны, некоторые люди характерологически предрасположены к стрессу и поэтому
оказываются не в состоянии бороться сами со стрессогенными ситуациями, приспосабливаться к
ним. Проявлению этих различий могут способствовать многие факторы- Среди них: личностные,
мотивационные, наличие или отсутствие возможности решать определенные проблемы,
изменение возможностей человека (особенно связанные с возрастом), осознание своих мотивов и
слабых мест и т.п. <.„>
Исследования предрасположенности к стрессу в основном связаны с индивидуальными
различиями между людами с разной степенью стрессоустойчивости. Здесь можно выделить два
главных направления: одно концентрируется на выявлении связей между различными уровнями
развития психических качеств <,..> и стрессогенными нарушениями (особенно ИБС), а другое - на
предрасположенности к стрессу, сердечно-сосудистым заболеваниям и случайным заболеваниям
(Jenkins, 1971a, 1971b).
196
Психометрические данные
В первую группу мы включили работы, выполненные с использованием MMPI (Bakker &
Levenson, 1967; Ostfeld et alM 1964; Lebovits et al., 1967; Brozek et al., 1966; Bmhn et alM 1969;
Mordskofif & Rand, 1968). Их результаты показывают, что обследованные пациенты с ИБС до
начала болезни отличались от тех, кто сохранил здоровье по ряду шкал MMPI, особенно по
невротической триаде: ипохондрия (Нз), депрессия (D) и истерия (Ну). Диагностированная ИБС
характеризуется увеличением отклонения по этим шкалам MMPI еще больше и, кроме того,
наблюдается снижение защитной реакции. Jenkins (1971a) отмечает, что у заболевших с
летальным исходом отмечается склонность к большему невротизму (особенно в форме уг-
нетенного состояния, депрессии) по MMPI, чем у тех, кто заболел и выжил при тех же
заболеваниях, В трех ведущих работах с использованием 16PF-onpocHmca (Bakker, 1967; Finn et
aL, 1969; Lebovits et aL, 1967) отмечается эмоциональная нестабильность (низкие данные по шкале
С), особенно у пациентов, страдающих язвенной болезнью*
В двух исследованиях отмечается высокий конформизм и покорность (фактор F) и
спокойствие/серьезность (фактор Q2). <.♦> В целом портрет больного (по трем исследованиям на
базе опросника I6PF и шести исследованиям на базе MMPI) характеризуется эмоциональной
нестабильностью и интроверсией. Ограниченность подобных исследований связана с их
ретроспективным характером, поскольку тревожность и нейротизм могут быть вызваны, скорее,
реакцией на ИБС и другие стрессогенные заболевания, чем реакцией на предшествующий стресс,
Paffenbarger et al. (1966) провели интересное исследование, объединившее психометрические
данные обследования студентов университета со значительно более поздними данными о
смертности. Они выявили определенное количество предвестников фатальных форм ИБСа среди
которых были высокие показания по шкале тревожности/нейротизма у умерших.
Kahn et al. (1964), используя более избирательный подход к изменениям, в отличие от
вышеперечисленных авторов, пришли к ряду практических выводов. Они изучали выборку
менеджеров, оценивая их индивидуальные различия (экстраверсия/интроверсия, подвиж-
ность/ригидность, экстернальность/ингернальностъ, открытость/закрытость, ориентация на
достижения шш безопасность и связь этих показателей с профессиональным стрессом). Оказалось,
что:
1) экстерналы более адаптивны и больше ориентированы в жизни, чем интерналы;
2) "ригидные11 и "подвижные" различаются в оценке стрессогенных ситуаций: первые больше
реагируют на неожиданности в работе, пришедшие сверху, и на зависимость от других людей, а
вторые,
197
будучи более открытыми к внешним влияниям, лепсо оказываются перегруженными;
3) ориентированные на достижения показывают более высокую независимость и включенность в
работу, чем ориентированные на безопасность.
Стереотипы поведения
В работах Friedman (1969) и Rosenman et al. (1967,1966) мы видам иной исследовательский
подход, который открыл направление, изучающее зависимость между стереотипами поведения и
преобладанием ИБС. Авторы выявили, что некоторые индивидуальные проявления поведения
свидетельствовали о большей склонности к ИБС. Эти проявления впоследствии были определены
как стереотипы поведения, характеризующие подверженность ИБС (тип А) и тип В, связанный со
слабым риском заболевания ИБС,
Типу А присущ поведенческий синдром "открытости", или стиль жизни, характеризующийся
"чрезмерной соревновательностью, активностью в достижении цели, агрессивностью,
поспешностью, нетерпением, неугомонностью, гипертревожностью, энергичностью речи,
напряженностью лицевой мускулатуры, ощущением дефиците времени и давления чувства
ответственности." Люди с таким типом поведения часто так глубоко погружаются в свою работу,
что другие аспекты их жизни находятся в относительном пренебрежении (Jenkins, 1971b).
В ранних исследованиях в основе отнесения людей к типу А или типу В, лежали клинические
исследования врачей и психологов и ранжирование до клиническим данным. Эти исследования
позволили выявить большее число заболеваний ИБС у типа А по сравнению с типом В, Многие
присущие этому подходу методологические недостатки были преодолены Rosenman et aL (1964,
1966). Их перспективное (в противоположность ранним ретроспективным) исследование на
национальной выборке охватило более 3400 человек без проявлений ИБС. После тщательного
опроса, проведенного психиатрами, но без определения их биологических особенностей и без
индивидуального обследования кардиологом испытуемых разделили на тип А и тип В.
Параллельно с этим обследованием, независимым врачом ставился диагноз на основании только
кардиограммы и без ознакомления с индивидуальными особенностями поведения больного. В
результате оказалось, что через 2,5 года после начала исследования, пациенты типа А в возрасте
39-49 лет и 50-59 лет имели соответственно в 6,5 и 1,9 раз больше случаев ИБС, чем хил В. Кроме
того, пациенты труппы А обладали следующими факторами риска: высоким уровнем холестерина
в крови, пониженной свертываемостью крови и
198
увеличением количества дневных въщелений надпочечников. После 4,5 лет наблюдений были
получены те же связи особенностей поведения с появлением ИБС.
Можно сказать, что у индивидов, принадлежащих к типу А, обнаруживается существенно больше
случаев острых нарушений сердечной деятельности (в том числе и клинически нераспознанных) и
стенокардии, поэтому риск повторения и легального исхода сердечных нарушений связан с типом
А. <.. .>
Изучение характеристик типа А является центральным для многих исследований. <..,> Caplan &
Jones (1975), например, сообщают об опосредующей роли личностных характеристик, В их
исследовании 13 мужчин-пользователей компьютерных систем в "стрессовое" время (перед 23-
дневным отключением системы) были подтверждены ранее полученные данные о пояожительной
связи ролевой неопределенности с тревожностью, депрессией и общей нагрузкой и рабочей
нагрузки с тревожностью и об их преобладании у типа А. В исследовании (Caplan, Cobb & French,
1975) была выявлена связь между курящими лицами, относящимися к типу А, и слабой
способностью типа А изменять свое ведущее к сердечным заболеваниям поведение. Авторы
сообщают, что только 1/5 тех, кто пытался бросить курить, смогли это сделать.
В последующем опросе 200 администраторов> инженеров и ученых NASA они пытались связать
"уход" от производственного стресса с личностными характеристиками и социальной поддержкой.
Было выявлено, что те, кому этот уход удался, имеют количественно самую низкую нагрузку,
ответственность плюс социальную поддержку и у них низкие данные по шкале типа А. Надо быть
осторожными при интерпретации этих данных (может быть, эти А избегают высоких рабочих
нагрузок)* Однако, несомненно, можно сделать один вывод: люди типа А меньше склонны
бросать курить, чем тип В (что через определенное время должно привести к возрастанию связи
между курением и риском ИБС). Таким образом, оказывается, что выделенные черты столь
фундаментальны, что эти люди не в состоянии сами себе помочь. <...>
Эффективность оценки поведенческих стереотипов подтверждена в двух исследованиях,
рассматриваемых ниже. В первом оценивалось 25 признаков нервного напряжения. 1085
студентов-медиков просили ответить, какие из предложенных свойств соответствуют их реакциям
"в условиях чрезмерной нагрузки или стресса". Хотя были получены очень
индивидуализированные ответы, оказалось возможным на основе факторного анализа выделить 8
факторов, а именно активность, пищевую потребность, желание, раздражительность,
психосоматические реакции, общий стресс, зависимость и побуждение. Авторы предложили
способ измерения данных показателей. Пять показателей позволяли четко указывать на высокий
или низ-
-
199
кий уровень холестерина. Испытуемые с низким уровнем холестерина чаще отмечали потерю
аппетита, опустошенность, тошноту и тревогу, а с высоким уровнем - повышенную потребность в
пище*
Второе исследование более гипотетично. Gernill & Heister (1972) выдвинули предположение о
связи между "макиавеллизмом" (тенденцией манипулировать и убеждать других, формировать и
контролировать групповое поведение, в общем, "быть победителем"), профессиональной
нагрузкой, удовлетворенностью трудом, должностной подвижностью и осознанным допустимым
уровнем нормативного контроля. Люди с высоким уровнем макиавеллизма в целом менее
удачливы в своей работе^ демонстрируя большую напряженность в профессиональном труде,
меньшую удовлетворенность и более низкий уровень нормативного контроля по сравнению с
лицами с низким уровнем макиавеллизма. Эти различия могут прошляться (1) во внешнем
поведении, обусловленном изначально присущим таким людям "макиавеллевским цинизмом", (2)
в способах осуществления взаимодействий, которые с большей вероятностью могут привести к
фрустрации, (3) при работе в организациях с формализованным типом отношений, а не в
неопределенной сфере, где они процветают.
Можно сказать, что, хотя психометрические измерения указывают на наличие связи с
показателями стресса, макроподход, связанный с оценкой стереотипов поведения дает больше
практически пригодных результатов. Недостаточная достоверность психометрических тестов
также ограничивает их использование при установлении связей скорее интуитивными призывами,
чем выявлением особенностей поведения.
Van Harrison (1975) и French (1973) предложили методику исследования, отличающуюся
включением индивщуальных характеристик в процедуру измерения производственного стресса с
одновременным снижением числа других переменных, что упрощает анализ. Они использовали
при опросе шкалу человек-среда, где испытуемого просили указать "желаемый" и
"существующий11 уровень рабочей нагрузки, степени сложности труда, ответственности, степени
неопределенности и т,п., а затем использовали отличие показателей различных шкал в качестве
результатов измерения. <...> Такой подход оказался успешным и шкала Р-Е (человек-среда)
оказалась более эффективным определителем стресса (неудовлетворенности трудом, тревожности,
депрессии и т.п.), чем любая из ее частей в отдельности. Но есть еще рад нерешенных проблем,
связанных с анализом данных.
Управление стрессом
Понимание причин управленческого стресса является только первым шагом в снижении его
влияния (Cooper & Marshall, 1976), Далее
200
мы должны приступить к изучению того, "когда" и "как11 вмешиваться в его действием.. >
Управлять производственным стрессом можно:
1) изменяя социальное, психологическое и организационное окружение на рабочем месте,
обеспечивая большую автономию и участие руководителя в его собственной работе;
2) "строя мосты" между работой и домом, создавая возможность для жен управленцев лучше
понять работу своего мужа, выразить свою точку зрения о значимости работы мужа для жизни
семьи, включиться в процесс принятая служебных решений, касающихся всех членов семьи;
3) обеспечивая хорошее использование существующих программ повышения квалификации для
устранения трудностей в реализации ролевых позиций и межличностном общении внутри органи-
зации;
4) и, самое главное, создавая в организации психологический климат, скорее поддерживающий,
чем затрудняющий общение, открытость и доверие, так, чтобы каждый управленец был в состоя-
нии выразить руководителю свои сложности, служебные опасения и имел возможность при
необходимости обратиться за помощью. Существует много других методов и подходов к борьбе с
управленческим стрессом, зависящих от используемых средств и их взаимоотношений от
индивидуальных реакциий конкретного руководителя. <...> Осуществляя управление, мы должны
всегда иметь в виду борьбу с профессиональными стрессами, о чем Wright (1975b) так удачно
сказал: "ответственность за сохранность здоровья должна быть отражением существенных связей
между человеком и организацией, в которой он работает".
-
Литература
-
Argyris, С. (1964), Integrating the Individual and the Organization. New York. Wiley.
Arthur, RJtJ and Gunderson, E.K. (1965), Promotion and mental illness in the Navy, Journal of
Occupational Medicine, 7, 452-456,
Bakker, C.B- (1967)* Psychological factors in angina pectoris. Psychosom. Med, 8, 43-49.
Bakker, СВ., and Levenson, R.M. (1967);Determinants of angina pectoris, Psychosom. Med.t 29, 621-
633.
Barber, R. (1976) ,Who would marry a director?, Director, March issue, 60-62, . Beattie, R.G.,
Darlington, T.G,> and Cripps, D.M. (1974). The management threshold, BIM Paper OPN 11.
Berry, KJ, (1966). Status integration and morbidity. Corvallis: University of Oregon.
Brook, A. (1973)#Mental stress at work. The Practitioner, 210, 500-506.
201
BrozekjJ., Keys, A,, and Blackburn, H. (1966).Personality differences between potential coronary and
non-coronary patients. Annals of New York Аса-demy of Science, 134: 1057-1064.
Bruhn,J-G,7 Chandler,B-, and Wolf,S. (1969), A psychological study of survivors and nonsurvivors of
myocardial infraction. Psychosom. A/erf., 31, 8-19.
Buck, V. (\972), Working Under Pressure. London. Staples Press,
Caplan, R.D., Cobb, S, and French, J.R.P. (I975a)4Relationship of cessation of smoking with job stress,
personality and social support. J. of Applied Psychology, 60, 2, 211-219.
Caplan, R.D., Cobb, S., and French, J.R.P., Harrison, R. Van, and Pinneau, .S,R, (1975\ Job Demands and
Worker Health: Main Effects and Occupational Differences. NIOSH Research Report.
Coch, L., and French, J.R.R (1948),Overcoming resistance to change. Hum. Relate 11,512-532.
Constandse, W.J. (1972).A neglected personnel problem. Personnel Journal, 51, 2, 129-133.
Cooper, C,L. (\9iy):Group Training for Individual and Organizational Development. Basel,
SwitzerlandS.Karger. .
Cooper, CX., and Marshall, J, (1976),Occupational sources of stress: a review of the literature relating to
coronary heart disease and mental ill health. Journal of Occupational Psychology, 49, 11-28.
Dohrenwend, B-S.f and Dohrenwemi, B.P. (1974)^ Stressful Life Events. New York. Wiley.
Donaldson, J., and Gowler, D, (1975), Prerogatives, participation and managerial stress, In Gowler, D,,
and Legge, K. (ed,), Managerial Gower Press.
Erik son, J., Edwards, D., and Gunderson, E.K. (197 3), Status congruency and mental health.
Psychological Reports, 33, 395-401.
Erikson, X, Pugh, W,M.S and Gunderson, EX. (1972),Status congruency as a predictor of job satisfaction
and life stress. Journal of Applied Psychology 56 523-525.
'
Finn, R, Hickey, N., and O'Doherty, E.F. 0969).The psychological profiles of male and female patients
with CHD. Irish J, Med. Sci.t 2, 339-34L
French, J.RJ\ (l973)1Person-rolefit. Occupation Mental Health, 3 (I).
French, JJR.P., and Caplanp R.D+ (1970),Psychosocial factors in coronary heart disease. IndusL Med.}
39, 383-397.
French, J,R.P., and Caplan, R.D. (1973),Organizational stress and individual strain. In Marrow, A. J.
(ed.), The Failure of Success. New York, AMACOM, ppt 30-66.
French, J.R,P., Israel, J., and As, D. (1960)jln experiment in participation in a Norwegian factory. Hum.
Relate 13 (I), 3-20.
Friedman, M {\9$9)mPathogenesis of Coronary Artery Disease. New York. McGraw-HilL
Gernill, G.R., and Heister, WJ. (1972),Machiavellianism as factor in managerial job strain, job
satisfaction and upward mobility. Academy of Management Л, 15, 1,51-62.
Goffinan, R (1952),Оп cooling the mark out. Psychiatry, 15 (4), 451-463.
202
Gowler, D., and Legge, K. (1975), Stress and external relationship-the 'hidden contract3. In Gowler, D.,
and Legge,K. (ed.) Managerial Stress. Epping. Gower Press.
Handy, C.(1975)tDifficulties of combining family and career, The Times, London, Sept. 22nd, p. 16,
Harrison, R. Van (1975), Job stress and worker health: person-environment misfit. Paper presented at the
103rd Annual Meeting of the American Public Health Assgc+j Chicago, 111,
Jackson, E.F. (1962)' Status consistency and symptoms of stress. American Sociological Review, 27, 4,
469-480.
Jenkins, C.D+ (1971 a),Psychologic and social precursors of coronary disease. New Eng.JMed, 284,
5,244-255.
Jenkins, CD. (1971 b)t Psychologic and social precursors of coronary disease. New EngJMed, 284, 6,
307-317.
Kahn, RJL, (1973) Conflict, ambiguity and overload: three elements in job stress. Occupational Mental
Health, 3,1.
Kahn, RL, Wolfe, D.M., Quinn, R,P., Snoek, XD,, and Rosenthal, R.A. (1964).Organizational Stress.
New York. Wiley.
Kasl, S,V. (1973),Mental health and the work environment. /. occup, Med*, 15, 6,509-518.
Kast, S.V., and Cobb, S. (1967) ^Effects of parental status incongruence and discrepancy in physical and
mental health of adult offspring. Journal of Personality and Social Psychology, Monograph 7, Whole no.
642, 1-15.
Kay, E, (1974),Middle management. In ОТоо!е,Х (ed/> Work and the Quality of Life. Cambridge, Mass.
The MIT Press.
Kearns, J.L. (1973 )JStress in Industry. London, Priory Press.
Kornhauser, A+ (1965).Worker. Mental Health of the Industrial. New York. Wiley.
Kreitman, N. (1968), Married couples admitted to mental hospital British J. of Psychiatry, 114: 699-718.
Kritsikis, S.P., Heinernann, A.L.> and Either, S, (1968),Die angina pectoris im aspekt ihrer konrelation
mit biobgischer disposition^ psychologischen und sozio-logischen emflussfaktoren. Deutsch Gasundh,
23, Ш8-1885.
Lazarus, R.S. (1966) .Psychological Stress and the Coping Process. New York. McGraw-Hill.
Lebovits, B,Z.T Shekelle, R.B., and Ostfeld, A.M. (1967),Prospective and retrospective studies of CHD.
PsychosonL Med, 29, 265-272.
Levinson, H, (1973),Problems that worry our executives. In Marrow, AJ. (ed.) The failure of Success.
New York, AMACON.
McMurray, R.N. (1973)^ The executive neurosis. In Noland, R.L. (ed.) Industrial Mental Health and
Employee Counselling. New York. Behavioural Publications.
Marcson, S. (\9Щ,Automation, Alienation and Anomie. New York. Harper & Row,
Margolis, BI, Kroes, W.H. (1974)tWork and the health of man. In OToole, J. (ed.) Work and the Quality
of Life, Cambridge, Mass.MIT Press.
Margolis, B.L., Kroes, W.H., and Quinn, R.R (1974), Job stress: an unlisted occupational hazard. J,
occup, Med, \6t 10, 654-661.
203
Mettlin, C-, and Woelfel, J. (1974) .Interpersonal influence and symptoms of stress. Journal of Health and
Social Behaviour, 15, 4, 311-319. МШег, XG. (I960)jnformation input overload and psychopathology.
Arner. J.
Minzbcrg, H+ (1973), The Nature of Managerial Work, New York. Harper & Row.
MorcUeoff, A.M- and Rand, A.M. (1968),Personality and adaptation to coronary artery disease. J,
consult, clin* PsychoL, 32, 648-653.
Morris, J. (1975),Managerial stress and 'the cross of relationship1. In Ciowler, D., andLegge, K. (ed.)
Managerial Stress, Epping. Gowar Press.
Neff, W.S, (1968), Work and Human Behaviour. New York. Athcrton Press,
Ostfeld, A,M., Lebovits, B-Z., and Shekcllc, R+B, (1964)rA prospective study of the relationship
between personality and CHD> / chron. Dis., 17, 265-276.
Packard, V. (\975)яЛ Nation of Strangers, New York. MeKity+
PafFenbargerp R-S., Woif, P.A, and Notkin, J. (1966), Chronic disease in former college students. Amer,
J, EpidemoL, 83P 314-328.
Pah!, J.M., and Pahl, R.E. (1971),Afonagers and their wives, London, Allen Lane,
Parsons, Т. (1943)лТ1ю kinship system in contemporary United Stiites of America. American
Anthropology145, 22*38,
Perham, J.C+ (1972).ирп^Ь1 executive. Duns, 99, 79-80.
Pierson, G. W. (1972)tThe Moving American, New York. Knopf,
Quinn, R.P., Seashore, S., and Mangione, L (1971). Working Survey of Conditions, US Government
Printing Office.
Rosemnan, R,H+I Friedman, M,f and Jenkins, CD. (1967),Clinically unrecognized myocardial infarction
in the Western Collaborative Group .Study. Amvr / CardioL, 19, 776-782.
Rosenman, R.H., Friedman, M., and Strauss,R. (1964), Л predictive Mudy of CHD. J.Amer.MedAssoc.t
189, 15-22.
Rosenman, R.H., Friedman, M.t and Strauss,R. (1966),CHD in the Western Collaborative Group Study-
J.AmerMe&Assoc., 195, 86-92,
Sleeper, R.D. (1975). Labour mobility over the life cycle- British Journal o/ Industrial Relations, 13,2-12.
Sofer, С. (\9ЩМеп in Mid-Career, Cambridge, Mass, The MIT Press.
Wright, H.B. (1975a). Health hazards for executives. Journal of General Management, 2, 2.
Wright, H,B+ (1975b)+ Executive ease and disease. Bpping: Gowcr Press,
Том Кокс Колин Маккей
ТР^ШСАКТНЪШ ПОДХОД К ИЗУЧЕНИЮ ПРОИЗВОДСТВЕННОГО СИРЕССА
Введение
Lumsden (1975) рассматривает понятие "стресс" как одно из самых значимых и обобщенных
поюстй, когда-либо существовавших в социологии и биомедицине. Он считает, что возможности
исподьаова-1шя данного понятия как основного инструмента дня понимания и объяснения
индивидуального и коллективного поведения, также, как и различных рассгройсхв здоровья
человека, до настоящего времени недостаточно полно определены. Вместе с тем, широкое
применение термина "стресс" в столь различных дисциплинах, как медицина, психология,
социология, инженерия и авпропология, привело к разнообразию его определений, теорий и
моделей. Их диапазон колеблется от явно описательных п общих утверждений, когда читатель
вынужден скорее догадываться о том* что имеет в виду автор, до сложных и изощренных теорий,
пытающихся детально объяснить специфические характеристики этого явления. Значительное
число :>тих моделей создается дня объяснения результатов конкретных экспериментов, поэтому
лишь немногие из них: могут широко использоваться.
Занимаясь стрессом, необходимо ответить на три основных вопроса. Во-первых, является ли
понятие "стресс" необходимым или полезным. Во-вторых, как и к каким категориям могут быть
отнесены существующие модели и определения понятия "стресс", и являются ли они адекватными
реальности. И, в-третьих, если данное понятие принимается, то каким образом оно может быть
использовано и развито. В соответствующих: частях данной статьи каждой из названных вопросов
будет поднят и обсужден, <•>
Профессиональный стресс: его природа и области изучения
С конца 1960-х годов вокруг организации труда в промышленно-ет и связанных с этим проблем
развернулась острая дискуссия (см, Caplan и др., 1975)- Такие явления, как низкая
производительность труда (Buzzard, 1973), неправильная организация досуга (Gardell, 1973;
Frankenhaeuser, 1975), неудовлетворенность трудом, рост травматизма и смертности (Cartestam и
др., 1973), связывались с плохой
205
организацией труда и сопутствующими ей проблемами. Было показано, что перед медицинскими
и социальными службами возникает много проблем, вызываемых или усиливаемых
специфическими особенностями трудовой деятельности. Вместе с тем, эти явления могут
представлять угрозу не только для производственной сферы, но и для жизни и здоровья человека в
целом.
Представляет интерес противоречивый характер статистических данных, отраженных в
исследованиях разных видов труда. Согласно данным опросов, в Британии и Европе подавляющее
большинство лиц удовлетворены своей работой (Taylor, 1974). С другой стороны, представленные
в докладе Департамента Здоровья и Служб Безопасности труда (1969) данные свидетельствуют,
что учащаются такие связанные с производственной деятельностью заболевания, как нервные
расстройства, мигрени, болезни сердца и неврозы. В то же время число обычных заболеваний
снижается. Более детально эти данные, а также недавно опубликованная статистика по вызванной
производственными причинами смертности, рассмотрены в работах Сох (1978) и Сох& Mackay
(I979), <„>
В другом проведенном сравнительно недавно опросе показано наличие высокой корреляции
между уровнем неудовлетворенности трудом и систематическими прогулами. Общая тенденция
состоит в том, что у людей "более или менее неудовлетворенных работой11 количество прогулов в
два раза больше, чем у "относительно удовлетворенных". Этому есть, по меньшей мере, три
объяснения. Во-первых люди, по природе своей пессимистичные, не только испытывают
неудовлетворенностъ, но к могут быть небрежными в выполнении своих обязанностей, в том
числе и производственных. Во-вторых, этот контингент, имеющий сниженные ресурсы из-за
болезней или травм, в большей степени склонен к прогулам. Работа для них оказывается более
тяжелой, что приводит к снижению удовлетворенности работой. Третье объяснение состоит в том,
что высокий уровень неудовлетворенности работой приводят к попыткам избавить-ся от ее
причин. Один из наиболее простых способов достичь этого -отказаться от выполнения работы. В
этой связи интересно отметить, что Всеобщий Семейный Опрос 1972 года показал, что
наибольшее число прогулов характерно для таких видов труда, которые требуют самого низкого
уровня квалификации*
Мы не будем детально обсуждать разнообразие тех требовании трудовой деятельности, которые
приводят к неудовлетворенности трудом и прогулам, так как оно анализируется в большом числе
литературных источников (см,, например, Сох, 1978; McGrath, 1970, 1976; Hackman, 1970; Buzzard,
1973; Caplan и др., 1975; Wan & Woll, 1975)* В качестве иллюстрации широты спектра подобных
требований, упомянем только одно исследование. Так как большое количество прогулов
объяснялось нервными расстройствами рабочих, в од-
206
цом in рлшшч обследований, проведенных в последние мировой войны (Frascr^ 1947), изучался
характер пре тих к „им Ф«™Ров^Па произвольной схеме б™ ром им более .1000 рабочих
различных профессии ма ной промышленности, как мужчин, так и женщин. В получен цы
получен целы» список различных причин и обстоятельств щих к ^сличению числа неврозов. К
ним относятся: продолжительный рабочий день; неправильное питание; недостаточное время для
отдыха; повышенная отвитслценность в семье; несоответствие рабо ты уронит квалификации;
труд, требующий постоянного внимания при отсутепшн инициативы, или однообразная работа. <„
> Хотя этот опрос проведшей около сорока лет назад и во время войны ре-чультапл самых
последних обследований рисуют удручающе сходную картину (Thcorell, 1974; Caplan и др,, 1975).
Когда Sdyc (1950) впервые ввел понятие "стресс", то оно соотнес сгооялло описанию обидах
фи^иологаческих изменений в организме, шшнасмых широким спектром вредных воздействий.
Лаконич-иоаъ определения сделала его прдалекательным для изучения тру-доиой деятельности.
Как уже отмечалось, возникновение производственных проблем снизано с обширным кругом
явлений и физических сгпмуло», а вызываемые ими изменения имеют много общего. O/цшко
модель реагирования, предложенная Selye, порождает большое число iionpocou.
Для того чтобы несколько упростить обсуждение проблем трудо-]к>й дсятилыюсгн и выявить
сходство между ними, представляется полешмм ивесга понятие П])о<[)сссионального (или
производственного) c'tpccc» гак, как тго дсласгся, например, при применении факторного япплдоа,
когда вместо отдельной характеристики каждого фактора путем перечисления всех его значимых
компонентов для краткости предстшшшия испол1>зуется одна условная единица описания. При
проведении же конкретных исследований определяется, насколько реально существошшие такого
общего основания и, соответственно, иалидлоетъ использования предложенной "описательной
единицы".
-
Модели стресса
Понимание термина "стресс" у подавляющего большинства людей носит интуитивный и
поверхностный характер. Он широко исполь-чустся n noncc/yicuiioii речи и стал особенно
популярен благодаря срсдствйМ массовой информации. О;щако при науяном анализе такая
неопределенность понимания термина недопустима, поэтому и во шикает потребность в его более
ясном и точном определении. Но, как pa:i при попытках создать некоторую общую картину,
противоречия между акторами, занимающимися стрессом, становятся наибо-
207
лее ощутимыми (Appley & Trumbull, 1967; Lazarus, 1966; McGrath, 1970; Kagan & Lcvi, 1971;
Dodge &.Martin, 1970; Moss, 1973). Ниже обсуждаются принципиальные различия в подходах к
определению стресса.
Итак, предложено три основных типа определений или моделей стресса. В первом случае стресс
рассматривается как реакция или как целостный паттерн реакций человека. В этом случае он
выступает как зависимая переменная* Второй подход трактует стресс как независимую
переменнуюt или внешний стимул, В третьем - стресс рассматривается как динамический
психофизиологический процесс взаимодействия внешнего стимула и ответа на него*

Стресс как ответная реакция


Схема подхода, основанного на понимании стресса как ответной реакции, представлена на рисЛ.
Подобный тип моделей получил развитие благодаря работам Selye (1950), Стресс был определен
им как "состояние, проявляющееся в характерном синдроме неспецифических изменении в
биологической системе" . Selye подчеркивал неселективный и неспецифический характер
физиологических ответных реакций. "Стрессор", или "требование окружающей среды11, вызывает
со стороны организма трехфазную структуру ответа, которую Selye назвал "общим
адаптационным синдромом" (General Adaptation Syndrome, сокращенно GAS).
Окружающая среда

Организм
Рис. 1. Схема простого подхода к стрессу как к ответной реакции Слева перечислены стимулы
окружающей среды, вызывающие стресс
Первая фаза синдрома называется реакцией тревоги" и характеризуется общей мобилизацией
ресурсов, главным образом за счет активизации адрено-симпатико-медулярной системы, в ответ
на возникшее требование. Если воздействие стрессора или чрезмерного
208
требования продолжается, то начальная фаза переходит во вторую, известную как фаза
сопротивления. Во время этой донтельной фазы центр возбуждения перемещается из
гипоталамуса в кору надпочечников, В целом эта фаза характеризуется дальнейшей активацией
катаболического механизма, который обеспечивает и поддерживает готовность к действию, и
торможением анаболических процессов, связанных с функциями репродукции и роста. В
дальнейшем, если влияние стрессора не прекращается, ресурсы организма истощаются и
возможности сопротивления травмирующему агенту резко уменьшаются. Наступает третья и
последняя фаза стрессовой реакции -фаза истощения. На этой стадии вновь проявляются признаки
адре-но-симпатико-медулярной активации, характерной для первой фазы. При сохранении той же
интенсивности стрессора или же увеличении его силы наступает смерть.
Идея Selye о неспецифичности ответа оказывала существенное влияние на проводимые
исследования на протяжении многих лет. Однако сегодня возникает все больше оснований для
сомнений в ее правомерности. Например, Mason (1971) показал, что некоторые вредные
физические стимулы не вызывают проявлений GAS во всей полноте, В работах Lacey (I967) также
доказывалось, что низкая взаимная корреляция между физиологическими показателями GAS
опровергает концепцию о неспецифическом характере ответа. Аналогичная ситуация имеет место
и при изучении психологических и поведенческих характеристик стресса, а также их связи с
физиологическими коррелятами. Так, например, имеются данные о различиях в секреции
катехоламинов в зависимости от типа поведенческих проявлений: у лиц с интравертированной
направленностью в стрессовой ситуации наблюдается повышенное выделение адреналина, в то
время как при экстравертированной ориентации увеличивается секреция норадреналина (Ах,
1953). Подобная дифференциация ответных реакций опровергает положение о неспецифичности,
однако споры по этому вопросу все еще продолжаются (Frankenhaeuser, 1975).
Kagan & Levi (1971) предложили модель, описывающую возникновение заболеваний (главным
образом соматических) под влиянием социальных и психологических факторов. В основном эта
модель базируется на идеях Selye, Помимо понятия неспецифичности, важным в модели Levi и
Kagan является тип взаимосвязи между уровнем пси-хосоциальной стимуляции и степенью
стресса, которая выступает в качестве механизма возникновения заболевания. По мнению авторов,
это соотношение лучше всего описывается U-образной функцией, в соответствии с ней
максимально высокие степени стресса располагаются в пограничных зонах континуума
стимуляции. Это предположение приводит к мысли о том, что трудности могут возникать как при
недостаточной, так и при чрезмерной стимуляции, <,,.> Другим важным аспектом данной модели
является наличие, по
209
14-514
вьгражению авторов, "психобиологической программы4. Она определяется "склонностью к
реагированию по определенному типу", что отчасти обусловлено наследственностью, а частично
отражает результаты прошлого опыта и обучения. Другие модели, описывающие стресс как
ответную реакцию, можно найти в работах Mechanic (I962)HWolff(1953).
Ухудшение выполнения деятельности как реакция на стресс
В работах многих психологов-экспериментаторов и прикладных психологов подчеркивается
важность решения вопроса о том, какие виды стресса можно выделить на основании данных об
ухудшении выполнения деятельности (McGrath, 1970). Необходимо указать на определенные
сложности, возникающие при решении этой проблемы- Во-первых, многие стрессоры (например,
шум) приводят к неоднозначным эффектам - повышению, снижению или стабильному уровню
исполнения. Характер изменений обусловливается типом задачи, временными и
индас&идуальнь]ми факторами. Во-вторых, в силу значительных индивидуальных и
межличностных различий весьма сомнительным представляется назвать стресс в качестве главной
причины ухудшения выполнения деятельности. В-третьих, оценивать выполнение деятельности
можно по-разному.
Ситуация осложняется еще и тем, что выбор неадекватного ихш неэффективного критерия
выполнения может привести к неправильному выводу при оценке стресса. Например, снижение
времени реакции, если в экспериментах измеряется только эта зависимая переменная, может
истолковываться как доказательство переживания стресса- Вместе с тем, проведение
дополнительных наблюдений за количеством ошибок (например, их снижение) может обнаружить
противоположную тенденцию, то есть говорить об улучшении исполнения. Таким образом,
динамика показателей выполнения деятельности может быть неправильно истолкована и названа
стрессом.
Более подробное обсуждение проблемы о взаимосвязи производственных стрессов и уровня
выполнения деятельности можно найти в работе McLean (1974)- Большинство из выдвигаемых в
ней положений основано на рассмотрении стресса как ответной реакции.

Стресс как стимул


Если в описанном выше подходе стресс рассматривался как зависимая переменная, то в данном
случае он анализируется как независимая переменная, иными словами, как некоторое объективное
свойство окружающей среды. При определении стресса как внешнего стимула он начинает
рассматриваться как помеха или раздражитель. Такой подход к анализу стресса часто встречается
в эргономических исследованиях. Схематическое представление этого подхода
210
дано на рис.2. Развивая положения данного подхода применительно к анализу психологических
нарушений у летного состава, Symonds (1947) писал: всем и каждому надо понимать, что стресс
это то что происходит с человеком, а не внутри него, это набор причин, а не
набор симптомов"
Стресс Стрессовая реакция Напряжение

Утомление

Окружающая среда * Организм


Рис. 2. Схема простого подхода к стрессу как стимулу Возможные виды реакций на стресс
представлены справа
С содержательной точки зрения описываемый подход можно определить как "инженерную
аналогию". При этом способ анализа стресса и развития напряжения заимствован из физики. По
закону Hookes под действием внешних нагрузок внутри металла возникает напряжение,
приводящее к деформации. Если это напряжение ния* "предела пластичности", то гари снятии
нагрузки металл возвращае: ся в исходное состояние. Превышение же допустимого предела при
ьодат к повреждению металла. Смысл аналогии состоит в следующем: так же, как металлы имеют
разные пределы пластичности, так и у людей существует определенная сопротивляемость стрессу
и "критическая точка11 в его развитии. До определенной степени стресс терпим, но при ее
превышении происходит внутренний психологический или физиологический срыв* У разных
людей наблюдается различная степень устойчивости к стрессу. Отбор астронавтов для полета к
Меркурию (Korchin & Ruff, 1964) показал, что некоторые лица обнаруживают чрезвычайно
высокую сопротивляемость стрессу, <„>
Welford (1973) предложил более сложный вариант подобного подхода. По его мнению, стресс
возникает всякий раз, когда возникает отклонение от оптимальных условий, и человек не в
состоянии или с трудом может справиться с этим отклонением. Большинство живых существ,
включая человека, мобилизуют свои силы для того, чтобы справиться с предъявляемыми
требованиями в умеренном диапазоне. Если же уровень выполнения деятельности ниже
максимально возможно^ то это, согласно предположениям Welford, может говорить
211
14*
как о слишком высоком, так и о слишком низком уровне требований, что в обоих случаях является
отклонением от оптимальных условий.
Рассматриваемый подход применяется, в частности, для анализа характерных влияний со стороны
факторов внешней среды, описан-ных в работах Broadbent (1971), Poutton (1970), Wilkinson (1969)
и других авторов. Исследователи описывают влияние внешних воздействий на уровень
выполнения деятельности, обращаясь к использованию психофизиологического понятия
возбуждения. Согласно положениям, разработанным McGrath (1970), "... существует нелинейная
связь между интенсивностью внешней стимуляции (в широком смысле) и уровнем восприятия
стресса, а также степенью эффективности выполняемой в последующей деятельности11. В
работах Fran-kenhaeuserc сотрудниками (см, Frankenhaeuser, 1975; Frankenhaeuser & Gardell, 1975)
с помощью психофизиологических и социгально-пси-хологических методик исследовалось
влияние на человека таких факторов, как перегрузка и недогрузка. По их мнению, это является
одним из основных источников стресса в современном шщустриаль-ном обществе. При этом
особое внимание уделялось анализу эффектов "качественной недогрузки" (выполнению очень
простой работы) в комбинации с фактором количественной перегрузки (наличие большого объема
работ).
В рамках описываемого подхода предпринималось множество попыток составить перечень
"стрессогенных" стимулов. Так, например, Weitz (1970) вьщелил 8 различных типов ситуаций,
классифицированных им как "стрессогснные": высокая скорость обработки информации, вредные
внешние воздействия, переживаемая угроза, нарушение физиологического функционирования,
изоляция, препятствия, групповое давление и, наконец, фрустрация.
Общие замечания
Оба описанных выше подхода представляют собой линейные модели, отличающиеся только тем,
как в них определяется понятие "стресс". Эти различия, однако, оказывают существенное влияние
на их применение.<..> Оба определения небезупречны. Во-первых, краткость даваемых
определений делает их слишком туманными. Во-вторых, они механистичны, поскольку
рассматривают человека как пассивный объект воздействия стресса. В-третьих, они чаще всего не
учитывают индивидуальных особенностей и специфики протекания психологических процессов.
<.>
Психологические модели стресса
Особое место в психологических моделях стресса отводится перцептивным и когнитивным
процессам, направленным на определи
212
ние характера индивидуального реагирования. Типичная схема психологического подхода
представлена на рис.3.
Одна из основных психологических моделей стресса была предложена Lazarus (1966? I976),
который предположил, что "стресс возникает тогда, когда требования окружающей среды
находятся на пределе или за пределами человеческих возможностей", В соответствии с таким
определением главным становится анализ взаимодействий между требованиями внешней среды,
индивидуальными особенностями человека н адекватностью привлекаемых защитных механиз-
мов. В своих исследованиях Lazarus уделял особое внимание оценке ситуации человеком, а также
роля фрустрации, конфликта и угрозы в возникновении стресса. Под оценкой при этом
понималось определение индивидуальной значимости различных элементов ситуации. Как
отмечается, процесс субъективной оценки, помимо всего прочего, зависит от уровня обученности
и наличия соответствующего прошлого опыта.

Рис. 3. Психологическая модель стресса с учетом перцептивных, и когнитивных, процессов


В работах Lazarus подчеркивается, что оценка совсем не обязательно связана с сознательной
психической активностью и может реализовываться на неосознаваемом уровне, <...> Фрустрация
рассматривается как некая форма общего вредоносного воздействия, препятствующего
достижению цели* Под конфликтом понимается наличие одновременно даух или более
несовмесгамых стремлений или целей, а под угрозой - воображаемое или ожидаемое в будущем
лишение чего-либо важного или субъективно значимого. Сияа угро-
213
зы, независимо от ее физических характеристик (таких, как удаленность, величина и др.)» зависит
от того, насколько человек в состоянии справиться с опасностью шш предупредить ее появление.
Если человек ощущает способность сделать это, то опасность минимальна; В противном случае,
если человек чувствует беспомощность или не в состоянии овладеть ситуацией, степень угрозы
велика. Экспериментальный анализ природы взаимодействия перечисленных выше факторов
является основным вкладом Lazarus в изучение проблемы стресса,
McGrath (1970) подчеркивает, что отправной точкой при обсуждении проблемы стресса должен
стать характер взаимодействия между человеком и окружающей средой. Исходя ш этого, он
полагает, что стресс возникает всякий раз, когда нарушается баяанс между воздействием
окружающей среды и возможностями человека ком* пенсироватъ его. Согласно представлениям
Lazarus, это дисбаланс между субъективным восприятием внешних воздействий и осознанием
собственных возможностей справиться с ними, а не между объективными характеристиками
самих переменных. Сначала человек пытается справиться с возникшим препятствием или
оказываемым воздействием. Затем происходит процесс вторичной оценки, в ходе которой он
сознательно или неосознанно оценивает свои действия и их перспективы. <...>
Другим важным моментом при определении стресса является субъективное восприятие
последствий неудачной реакции на оказываемое воздействие (Sells, I970). Если эти последствия
минимальны для человека, то и стресс будет небольшим, и, напротив, заметная неудача приведет к
более сильному переживанию стресса. Подобные исходные установки были проанализированы
McGrath (1976). В связи с этим он писал: "Стресс возможен в условиях, когда внешняя сипсуа-ция
воспринимается как воздействие, угрожающее превысить ресурсы человека и возможности
позитивной реакции на него, особенно если при этом ожидается существенная разница в
поощрении и затрачиваемых силах на сопротивление этому воздействию по сравнению с отказом
от активного противодействия'1.
Трансактная модель стресса
В предыдущих разделах в общих чертах были рассмотрены основные из существующих подходов
к изучению стресса, Бьшо показано, что некоторые из них, в силу тех или иных причин,
недостаточно полно соответствуют действительности. Кроме того, все названные подходы
различаются между собой по возможностям их применения в целях измерения, диагностики и
профилактики стресса. Ниже дается описание разработанной нами модели стресса (Сох, 1978).
Она охватывает множество характеристик, часть из которых, была уже упо-
214
иянута выше, а часть, по мнению авторов, центральная в создании полноценной концепции
стресса будет рассматриваться впервые. Предлагаемая модель описывает динамический процесс,
возникаю -ишй при наличии у человека затруднений, и его попытках отреагировать на них.
По нашему мнению, стресс - это ищщвидуальньга феномен, являющийся результатом
взаимодействия (или трансакции) между человеком и ситуацией, в которой он находится. Термин
"трансакция" использован в данном контексте для того, чтобы подчеркнуть активную и
адаптивную природу осуществляемого процесса взаимодействия. В основе модели лежит
взаимосвязь четырех основных аспектов действующей личности и окружающей среды.
Схематически это показано на рис.4.
Внешняя среда
Человек
Рис. 4. Основные компоненты трансактной модели
215

Действующий человек постоянно оценивает как различные внешние стимулы в наличной


ситуации, так и свои возможности справиться с ними. Кроме того, конкретная обстановка может
создавать условия или препятствовать удовлетворению имеющихся у человека потребностей. Это
приводит к возникновению новых внутренних потребностей. (Напомним, что потребности,
возникающие в процессе трудовой деятельности, были проанализированы Maslow (1954) и Locke
(1976)). В данном случае термин "потребность" используется для обозначения требований,
предъявляемых человеком к объективным реалиям или психическим процессам и состояниям с
учетом действия временного фактора. Действительно, в процессе переживания стресса может
изменяться восприятие времени, что является важной причиной нарушения баланса между
воспринимаемыми внешними стимулами и оценкой собственных возможностей. Помимо этого,
человек может ориентироваться на быстроту происходящих во времени изменений как на
дополнительное средство оценки ситуации.
Независимо от характера внешнего воздействия, перцептивное представление о нем формируется
на основе дастанционных характеристик (близость-удаленность), частоты появления, скорости
происходящих изменений, его неоднозначности и новизны в комбинации с другими стимулами
или при отсутствии таковых (Appley & Trumbull, 1967; Сох, 1975; Dodge & Martin, 1970;
Broadbent, 1971). Под индивидуальными ресурсами и способностями понимаются не только те
специфические и приобретенные навыки, которые связаны с осуществлением деятельности в
заданной ситуации, но также и более общие характеристики человека, такие, как личностные
качества или устоявшиеся формы поведения.
Другими важными аспектами в оценке происходящего являются, во-первых, ограничения,
которые накладываются особенностями ситуации и собственной системой оценок человека, и, во-
вторых, поддержка, подучаемая со стороны. Давление штуащад ограничивает [еловека в выборе
действий. При удовлетворении внутренних по-ребностей дисбаланс, возникающий между
воздействующим стимулом и возможностью отреагировать на него, может оказаться вполне
терпимым. Так, например, человек может соглашаться с неполной реализацией своих
способностей в отношении заработка, необходимого для нормального жизнеобеспечения, если у
него нет альтернативных вариантов трудоустройства. Он только тогда прекратит работать в ущерб
своим базовым потребностям, когда стресс, порождаемый подобным дисбалансом, станет
чрезмерным. Для некоторых людей характерен высокий уровень притязаний, связанный со стрем-
лением к успеху, достижениям, высокому социальному статусу. В силу этого они могут
испытывать дисбаланс между требованиями и реализацией своих возможностей в течение весьма
продолжительного времени.
216
В литературе подробно описываются два различных типа поведения - так называемые тип А и тип
В (Rosenman и др,, 1964; Friedman, 1969; Jenkins, 1971). Лица с поведением по типу А, обнаружи-
вающие большую склонность к сердечно-сосудистым заболеваниям, отличаются от
представителей противоположной группы (тип В) ныраженной увлеченностью работой,
стремлением к конкуренции* целеустремленностью и постоянным переживанием чувства
напряжения. Они часто готовы связать себя чрезмерными обязательствами с точки зрения
соотношения "объективные требования - субъективные возможности".
<...>Специфичным для предлагаемой трансактной модели стресса является налитое взаимосвязей
внутри и между ее различными компонентами. Каждое из взаимодействий реализуется по
принципу обратной связи и направлено на сохранение или восстановление баланса.
Используемое в дальнейшем понятие "приспособление" означает поддержание баланса за счет
психологических ресурсов человека. Первая стадия процесса приспособления связана с выбором и
формированием соответствующих реакций, а вторая - с их исполнением. При осуществлении
выбора серьезной проблемой является неуверенность человека в самом себе. Так, переживания
неуверенности могут привести к таким нежелательным результатам, как тревожность или паника.
Осуществление правильного выбора приспособительной реакции и ее последующая реализация
является специальным навьосом.
Lazarus (1966) ввел подразделение приспособительных действий на две категории. К первой
категории относятся такие поведенческие акты, которые могут быть названы "тенденциями
прямого соприкосновения71* Их целью является непосредственное снижение интенсивности
внешних влияний. Действия, относящиеся ко второй категории, обусловлены сугубо когнитивным
процессом - так называемой "защитной переоценкой". Тенденции к прямому соприкосновению
включают непосредственные и условные воздействия (убеждение, поиск компромисса,
аргументация), которые направлены на объект или человека, воспринимаемых как источник
опасности. Кроме этого, к ним относятся избегание и пассивное поведение, а также действия;
направленные на повышение эффективности ответной реакции. Когнитивная ориентация имеет
целью снижение степени пережив ания стресса и включает в себя переоценку или изменения в
иерархии внутренних ценностей и потребностей, переоценку последствий неудачной реакции на
поступившее требование или искажение восприятия внешнего стимула.
Результаты первичного приспособления к стимулу приводят к процессу вторичной оценки. В
последней может быть зафиксировано уменьшение, увеличение или же сохранение дисбаланса на
прежнем
217
уровне. На основании вторичной оценки человек принимает решение о продолжении начатой или
изменении стратегии приспособления.
С переживанием стресса часто связаны выраженные физиологические изменения. Для
предлагаемой модели важны даа момента. Во-первых, акт приспособления, хотя бы отчасти,
определяется типом физиологической активизации. В качестве примеров такого взаимовлияния
можно привести гипотезу приятия-неприятия Lacey (1967) или различные производственные
ситуации, в которых разные стратегии исполнения оказывают влияние на мышечную активность,
кровяное давление а также на механизмы внимания. Во-вторых, физиологические реакции влияют
на другие уровни функционирования организма по принципу обратной связи. Отчасти тип
физиологического реагирования основывается на активации адрено-симпатико-медулярной
системы. Известно, что это является базовым способом подготовки активной приспособительной
реакции в ситуациях опасности. Однако при выборе пассивной формы реагирования или стратегии
когнитивной переоценки обращение к этому филогенетически закрепленному механизму
адаптации становится малопригодным, особенно в случае норм и требований, присущих
современному обществу, Зачастук? физиологические ресурсы, мобилизованные с помощью этого
механизма, не используются и при сохранении внешнего требования накапливаются, Такт
например, повышенная секреция адреналина приводит к кратковременной активизации
центральной нервной системы, но если воздействие стимулов продолжается, то происходит
снижение уровня активации и возникает чувство усталости (Breggin, 19б4),<,.,>
Очевидно, что многое, касающееся вопросов о физиологических коррелятах стресса, остается еще
неясным. Несомненно, что наблюдаемые физиологические сдвиги часто являются нормальным
проявлением работы механизмов гомеостатической компенсации, которая возникает на начальной
стадии реакции на текущую ситуацию. Сами по себе эти флуктуации не несут угрозы для здоровья
человека. Однако появляющиеся при этом у некоторых лиц изменения могут вызывать
возникновение и развитие патологий. Вместе с тем, следует отметать, что подобные изменения»
приводящие к сердечно-сосудистым заболеваниям, диабету, язвенным и раковым болезням, еще
очень мало изучены (см. Сох, 1978).
Трансактный подход и преодоление стресса
В рамках трансактного подхода предлагается целый рад приемов пр ео д о ления и снижения
уровня пер ежив ания стресса, благодаря чему он применим во многих случаях. Значительное
число традиционных методов борьбы со стрессом основано на уменьшении шт ограничении
влияния негативных факторов внешней среды (снижение уровня
-
213
шума, улучшение освещения и пр.). Тажой подход характерен для эргономистов-практиков и
обычно применяется для целостных профессиональных групп и производственных коллективов.
Групповой подход часто оказывается весьма эффективным при неудовлетворительной
организации производственной среды или же при проектировании новых технологических систем
"человек-машина". Сторонники различных форм реорганизации труда доказывают, что примене-
ние этих методов улучшает психологическое состояние работников.*
Опубликованные программы по оптимизации труда в Скандинавии и США демонстрируют
полезность применения подобных методов для повышения профессиональной устойчивости
человека* Тем не менее, иногда получаемые результаты не соответствуют ожидаемому.
Практические неудачи обычно объясняются плохой организацией прикладной работы и
неправильным применением разработай иых схем оптимизации. Одкако исходное предположение
о том, чт. некоторая общая схема будет удовлетворительной для всех членов определенной
профессиональной группы, представляется необоснованным. Возможности работающих, их
индивидуальные особенности и потребности, даже при выполнении одной и той же задачи, су-
щественно различаются. Поэтому широко используемые в настоящее время методы оптимизации
труда способствуют повышению психологического и физического комфорта у многих яиц, но не
приносят пользы или даже ухудшают состояние других. <•„>
Согласно трансактной модели, переживание стресса можно снизить за счет изменения
когнитивной оценки- В житейских ситуациях это связано с применением таких социально
разрешаемы* средств, как алкоголь и никотин (а до недавнего времени и легкие наркотики), а
также слабые транквилизаторы общего профиля. Продолжительное использование этих средств
может привести к частичной или полной зависимости от ник, и, следовательно, их нельзя считать
действительно приемлемым способом борьбы со стрессом,
Мощным средством преодоления стресса являются психологическое консультирование и другие
формы психотерапевтической помощи, В дополнение к ним могут использоваться
фармакологические препараты. Meichenbaum (1975) описал процедуры обучения человека
определенным навыкам поведения в моделируемой стрессовой ситуации, направленные на
формирование у испытуемых собственных оценочных суждений и приемов приспособления. Этот
метод, применяемый вместе с релаксационными упражнениями в период острых переживаний
стресса, оказывается весьма эффективным. <..> Двумя другими традиционными методами
достижения большего соответствия в системе "человек - работа" являются профессиональный
отбор и подготовка кадров. Они используются, главным образом, для тех профессиональных
групп, которые требуют средней и высшей квалификации (например, конторские служащие,
контро-
219
леры, управленцы й др.), а не в простых и однообразных видах промышленного труда. Однако
становится все более очевидным, что не только руководящие кадры, но и простые рабочие на
конвейерах подвержены негативному влиянию стресса. Следовательно, одной из перспективных
линий развития исследований будет анализ навыков преодоления стресса, свойственных
различным видам неквалифицированного труда с последующей разработкой адекватных методов
профотбора и обучения. Для работы в производственных условиях определение понятия навыка
нуждается в переосмыслении и расшифровке, поскольку двигательные стереотипы,
отрабатывающиеся в процессе профобучения1 являются только частью целостной системы
навыков и стратегий, формирующихся в процессе профессиональной деятельности, <.„>
Изменения на уровне физиологического реагирования также используется как средство
управления стрессом. В зависимости от ситуации физиологические реакции могут быть понижены
или заблокированы- Приведем несколько примеров. У некоторых лиц склонность к тахикардии
усугубляет переживание стресса (Schachter & Singer, 1962). Такие лекарства, как практрлол и
пропанолол, снижают стресс путем уменьшения тахикардии. Carlsson и др. (1972) показали, что
возрастание концентрации свободных жирных кислот (фактор риска для сердечно-сосудистых
заболеваний), вызванных адреналиновой реакцией на стресс, может блокироваться предвари-
тельным принятием небольшой дозы никотиновой кислоты, В серии экспериментов (Simpson, Сох
& Rothchild, 1974) было показано, что принятие глюкозы может компенсировать вредное влияние
шума умеренной интенсивности на выполнение ряда психомоторных задач. Более того, этот
эффект зависит от силы оказываемого воздействия. Как следует из неопубликованных данных тех
же авторов, уровень выполнения задач остается постоянным, если одновременно происходит
постепенное нарастание шума и увеличение количества принимаемой глюкозы.
Теории несоответствия: исследования в Ноттингеме
Особого внимания заслуживают определения и модели стресса, которые рассматривают его как
динамический процесс, приводящий человеческие способности и ресурсы в соответствие с
предъявляемым требованием. Хотя различные авторы вносят в них ряд дополнений, в их основе
лежит одно общее предположение, согласно которому причиной возникающих трудностей и
переживаний стресса является дисбаланс между требованиями и условиями внешней среды и воз-
можностями человека. В соответствии с этим, такие подходы были обозначены как модели или
теории несоответствия. К основным сторонниками этих моделей принадлежит Caplan с группой
своих со-
220
трудников (Мичиган, США) и авторы настоящей работы (Ноттингем, Великобритания). Одним из
нас этот подход был недавно использован в качестве основы для анализа производственной психо-
логии в целом, позволивший объединить множество ее различных аспектов (Сох, 1980; Сох &
Mackay, 1979).
Обе названные исследовательские группы используют свои теоретические и методические
разработки для изучения последствий влияния различных видов профессиональной деятельности
на человека. Мичиганская группа более известна по своему часто цитируемому докладу
'Требования работы и здоровье рабочих11 (Caplan et alv 1975)* Работающая в Британии группа из
Ноттингема занималась лонгаттодными исследованиями монотонного труда, <.,.>
Программа проведенных исследований имела две цеди: практическую и теоретическую. Первая
касалась разработки общей стратегии изучения производственных стрессов, определения
возможных источников их возникновения и детализации способов их оценки. Другой целью
являлось создание модели, объясняющей характер влияния факторов, обусловленных
однообразием труда. Результаты проделанной работы уже опубликованы (Сох, 1980). <..,> В
основе проведенных исследований лежала комплексная программа управляемых моделирующих
экспериментов и прикладных обследований в отдельных областях промышленности. В качестве
обобщающих результатов проведенной работы нам удалось выделить перечень стрессогенных
факторов> присущих монотонным видам труда (Сох, 1980) и описать как минимум два типа
доминирующих реакций: эффект скуки и взаимосвязь фактора оплаты труда с требуемым темпом
работы. <.„>
Эти относительно ранние исследования привели в дальнейшем к более глубокому изучению
монотонного труда 1 в частности со стороны требований к вниманию и здоровью работающих, а
также к анализу работ с "разумными" машинами, которые могут быть прототипом создаваемых на
волне автоматизации нового поколения технических средств.
Заключение
Понятие стресса не является единственно верным в любом из описанных выше исследовательских
подходов и может быть заменено каким-либо другим термином. Однако с его помощью можно
кратко и емко охарактеризовать обширную область исследований. Его пригодность даже выходит
за рамки очевидного, так как позволяет выделить то общее, что объединяет различные проблемы,
процессы и эффекты. Возможно, это "общее1* и не является таким уж всеобъемлющим, как это
предполагалось Selye. Тем не менее трудно не согласиться, что оно все же существует. Как
следует из всего сказанного
221
выше, наиболее адекватные модели и теории стресса выделяют динамическую природу этого
явяения. В современных моделях подчеркивается ключевая роль несоответствия между
требованиями, предъявляемыми к человеку, и его возможностями справиться с ними. По всей
видимости, это именно те направления, по которым будут развиваться в будущем перспективные
подходы к анализу стресса.
Литера туга
Appley, М+Н+, and Trumbull, R. (1967)4 Psychological Stress. Appieton-Century-Crofts, New York.
Ax, A. F-0953). The physiological differentiation between fear and anger in humans. Psychosomatic
Medicine, 15, 433,
Breggin, P.R. (1964). The psychophysiology of anxiety. Journal of Nervous and Mental Diseases,
139,558-569.
Broadbent, D.E. (197 L). Decision and Stress. Academic Press, London.
Buzzard, R.B. (1973), A practical look at industrial stress. Occupation Psycho* logy, 47t SI.
Caplan, R,D. Cobb, S., French, J.P.R., Van Harrison, R., and Piraieau, S,R. (1975). Job demands and
worker health: main effects and occupational differences. US Departament of Health, Education and
Welfare, Washington, DC.
Cariestam, C^ Karlsson, C, and Levi, L. (1973), Stress and disease in response to exposure to noise: a
review, Proceedings of the international congress on noise as a public health hazard, Dubrovnik:
Environmental Protection Agency.
Carlsson, L.A., Levi, L., and Ото, L. (1972)+ Stressor-induced changed in plasma lipids and urinary
excretion of catecholamines, and their modification by nicotinic acid- In Levir L. (ecL) Stress and
Distress in Response to Psychosocial stimuli. Pergaraom, Oxford.
Cox, T+ (1978), Stress, Macmillan, London.
Cox, T. (1980). People, work and stress. Prevention in Mental Health. MIND Publications, London,
Сох, Т., and Mackay, C.J., (1979). Occupational stress and the quality of working life. In Mackay, C,I,
and Cox, T (ed,) Respons to Stress. IPC, Guildford.
Dodge, D., and MarUn, W. (1970). Social Stress and Chronic Illness: Mortality Patterns in Industrial
Society. University of Notre Dame Press, London.
Frankenhaeuser, M-, (1975). Sympathetic-adreno-medullary activity, behaviour and the psychological
environment. In Venables, PJL, and Christie, N.J., (ed.) Research in Psychophysiotogy. Wiley, London.
Frankenhaeuser, M.f andGardell, B. (1975). Underload and overload in working life: a multidisciplinary
approach. Stockholm: University of Stockholm, Report 460,
Fraser, R, (1947). The incidence of neurosis among factory workers. Industrial Health Research Board of
the Medical Research Council Report, № 90, HMSO, London,
Friedman, M. (i969). Pathogenesis of coronary artery disease. New-York: McGraw-Hill.
222
Gardei!, В. (1973). Quality of woTk and non-work activities and rewaids in affluent societies. Stockholm:
University of Stockholm, Report 403.
Hackman, RJ. (1970). Tasks and task performance in research on stress. In McGrath, XE. (ed.)- Social
and psychological factors in stress. New York: Holt, Rinehart, Winston.
Jenkins, C. D, (1971). Psychologic and social precursors of coronary disease. New England