Вы находитесь на странице: 1из 3

ВЕРНУВШИЕСЯ ИЗ НЕБЫТИЯ

В этом году после 59 лет забвения восстановлены имена солдат Великой Отечественной
войны - Александра Петровича Борзова и Ивана Ивановича Горшкова. Все это время они
значились под грифом "пропали без вести". С помощью нашей редакции удалось
разыскать родственников погибших воинов.

Есть только миг Эта история началась летом 2004 года, когда у нас раздался телефонный
звонок. Командир поискового отряда "Безымянный", действующего при областном
молодежном центре "Полет", Ю.М. Малютин с лаконичностью кадрового военного
произнес: "Приезжайте! Есть интересный материал". В небольшой комнате, где
располагается отряд, Юрий Михайлович передал мне конверт и сказал: "В наш адрес
пришло письмо от голландского журналиста Ремко Рейдинга. Он с супругой просят
содействия в поиске родных и близких шести советских воинов, уроженцев Орловской
области. Попав во время Великой Отечественной войны в плен, они были освобождены
армией США, но от истощения и болезней скончались в американских лазаретах. Солдат
похоронили вблизи деревни Маргратен, а в 1947-м перезахоронили у города Амерсфоорт
в Нидерландах на Советском поле Славы. В поиске родных и близких воинов нам без
прессы не обойтись". Шесть долгих лет голландский журналист занимается
восстановлением имен погибших солдат. Его инициатива переросла в уникальный проект,
охвативший помимо России Украину, Беларусь и Казахстан. Когда мы созвонились,
Ремко рассказал удивительную историю своих поисков. - Самое тяжелое - ждать, -
сообщил мне Ремко, говоря по-русски с акцентом, тщательно подбирая слова. - В 1998
году после окончания университета я пришел работать в газету, и редактор поручил мне
разыскать родных хотя бы одного солдата из 865 воинов, покоящихся на Советском поле
Славы. В документах, хранящихся в городском муниципалитете, не было указано ни
отчеств, ни дат рождения, ни домашних адресов. Более того: в документах имена и
фамилии солдат были искажены. Первым делом я разослал запросы в архивы Германии,
Голландии, США и России. Ответа долго не было. Но в один из дней мне позвонили из
Германии. Это было в конце 1999 года. В архиве военных госпиталей США, фонды
которого американцы оставили после окончания войны в Германии, сохранилось
специальное досье. В нем было более 600 свидетельств с указанием дат, мест смерти и
захоронений советских солдат, покоящихся на Советском поле Славы. Досье День за днем
в течение нескольких месяцев Ремко сличал свидетельства из архива с документами
муниципалитета. Большинство имен совпало, но только у 30 солдат в графе "Адрес
проживания" имелись данные. Вписаны они были небрежно, на слух, поэтому названия
населенных пунктов и улиц искажены до неузнаваемости. В обнаруженном досье шесть
свидетельств принадлежали жителям Орловской области. Документы были составлены
согласно принятым на Западе нормам: вначале пишется фамилия, затем - имя. Отчества
отсутствуют. В свидетельстве Александра Петровича Борзова его фамилию, как потом
выяснится, исказили - Барсов. Имя вписано на американский манер - Алекс. Подробности
смерти сообщались следующие: "Умер от туберкулеза в госпитале в городе Люденшайд,
Германия, 25 мая 1945 года. Номер военнопленного - 19 784. Захоронен на Военном
американском кладбище в деревне Маргратен, Нидерланды, 29 мая 1945 года. Могила
обозначена деревянным крестом". В графе "В случае необходимости писать по
следующему адресу" лаконичная запись: "Неизвестно". Свидетельство было заполнено
старшим лейтенантом регистрационной службы захоронений 611-го полка американской
армии Эдвином Джей Донованом. Что же касается Ивана Ивановича Горшкова, то в его
свидетельстве значилось: "Умер от туберкулеза в госпитале города Люденшайд,
Германия, примерно 14 мая 1945 года. Номер военнопленного неизвестен. Захоронен на
Военном американском кладбище в деревне Маргратен, Нидерланды, 17 мая 1945 года.
Могила обозначена деревянным крестом". Свидетельство также было заполнено старшим
лейтенантом Эдвином Джей Донованом. Четыре года Ремко Рейдинг искал адреса наших
земляков. За это время журналист переехал в Москву, во время командировки в Ростов-
на-Дону встретил свою вторую половину - Ирину Чернобровкину, ставшую ему верным
помощником в поисковой работе. В ноябре 2003 г. Ремко позвонили из архива Deutsche
Dienststelle (WASt), расположенного в Берлине. Здесь хранятся материалы, собранные
нацистами в годы войны, о взятых в плен иностранных военнослужащих. В карточке
Александра Петровича Борзова адрес был написан без искажений: "Орловская область,
Свердловский район, деревня Давыдово". Более того: в нее была вписана его дата
рождения - 15.07.1911 г. - и как зовут жену - Прасковья. А вот с данными Ивана
Ивановича было сложнее. После информации, что его жену зовут Анна, шла сущая
абракадабра: "Орлов, Краснозомарк (сало)". Изучив карты и справочники, Ремко пришел к
выводу, что "Орлов" - это Орловская область, а "Краснозомарк (сало)" - районный центр
Красная Заря. Что сподвигло составителя карточки написать рядом с населенным пунктом
название продукта, сказать трудно (скорее всего, имелось в виду "село"), но дата
рождения - 05.05.1913 г. - облегчала поиск. Долгая дорога к дому Призыв нашей газеты
откликнуться родственникам и всем, знавшим Александра Петровича и Ивана Ивановича,
результатов не дал. Но мы знали, что рано или поздно кто-то найдется. В августе
созвонились с Яковлевской поселковой администрацией Свердловского района, к которой
относится деревня Давыдово. Сотрудник администрации Наталья Анатольевна Чупцова
пообещала расспросить жителей деревни о родственниках Александра Петровича Борзова.
Потянулись дни ожидания. И вот первая радостная весть: жители деревни рассказали, что
у Александра Петровича есть племянница Валентина Николаевна Истратова. Оно
пенсионерка, живет в Орле, но где точно - неизвестно. Установить адрес помогла пресс-
служба УВД. И вот в один из сентябрьских дней я пошел на встречу. Помню, как
солнечные блики играли на асфальтовой дорожке, ведущей к пятиэтажному дому
Валентины Николаевны. Сидевшие у подъезда старушки с подозрением окинули меня
взглядом. В моей журналистской работе приходилось многое делать: расспрашивать,
писать репортажи, искать очевидцев, но как вести себя в этой ситуации? Всю жизнь
женщина ничего не знала о судьбе без вести пропавшего дяди. За эти годы боль утихла,
человек смирился с безвестностью. И вдруг после 59 лет перед ней появляется
неизвестный молодой человек и сообщает, что прах ее дяди покоится на чужбине в
далеком королевстве Нидерланды. Не без волнения я нажал на кнопку звонка. Пожилая
женщины открыла дверь: "Здравствуйте, я из газеты "Просторы России"…" В ходе беседы
Валентина Николаевна сообщила, что у Александра Петровича жива родная сестра Лидия
Петровна, по мужу - Сапрыкина. Она живет на Украине в Донецке. Из семи детей в семье
она единственная осталась на этом свете. Спустя некоторое время мы связались и с
Лидией Петровной. Конечно, нелегко сообщать о смерти близкого человека даже спустя
шестьдесят лет. Но зато теперь Лидия Петровна знает, где похоронен ее брат, и,
возможно, если позволят здоровье и средства, съездит на могилу Александра Петровича.
Эту информацию мы сообщили супруге Ремко Рейдинга Ирине. Она записала все адреса и
сказала, что это - большой успех. А через несколько недель позвонила сама Ирина и
сообщила, что нашелся сын Ивана Ивановича Горшкова - Василий Иванович. Он живет в
Москве, но каждый год приезжает на Орловщину отдохнуть. Побывав в гостях у четы
Рейдингов, он рассказал, как его друг из Красной Зари случайно прочитал в газете, что
разыскивают родственников солдата, которым и оказался отец Василия Ивановича.
Эпилог В октябре 2004 года Ремко Рейдинг побывал на Украине. О его поездке к Лидии
Петровне Сапрыкиной местная газета "Донецкий кряж" в № 40 от 5 ноября опубликовала
материал под названием "Голландцы воскрешают нашу память". Все желающие могут с
ним ознакомиться в Интернете по адресу: http://donkr.ukr-info.net/smi/view_number.cgi?
sid=3&nid=1331. Нам очень приятно: в том, что найдены родственники погибших солдат
Великой Отечественной, есть и наш маленький вклад. P.S. Когда мы созвонились с
Юрием Михайловичем Малютиным, он, занимающийся поисковой работой со школьных
лет, так прокомментировал события, о которых я ему рассказал: "Найти родственников
солдат через такой срок - это удача. Поздравляю. И очень надеюсь, что вам удастся
разыскать родственников оставшихся четырех воинов". Мы тоже очень на это надеемся.