Вы находитесь на странице: 1из 411

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

Научный Совет РАН


по проблемам геоэкологии, инженерной геологии и гидрогеологии

Министерство науки и высшего образования


Федеральное государственное бюджетное учреждение науки
Институт геоэкологии им. Е.М. Сергеева Российской академии наук

МЧС РОССИИ
Федеральное государственное бюджетное учреждение
Всероссийский научно-исследовательский институт по проблемам
гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций
(федеральный центр науки и высоких технологий)

РОССИЙСКИЙ ФОНД ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ


______________________________________________________________
_

АНАЛИЗ, ПРОГНОЗ И УПРАВЛЕНИЕ


ПРИРОДНЫМИ РИСКАМИ С УЧЕТОМ
ГЛОБАЛЬНОГО ИЗМЕНЕНИЯ КЛИМАТА
«ГЕОРИСК – 2018»

Материалы
X Международной научно-практической конференции
по проблемам снижения природных опасностей и рисков

В двух томах

Том II

Москва
Российский университет дружбы народов
2018
УДК 504.06:502 (063)

Председатель оргкомитета конференции: академик В.И. Осипов


Председатель программного комитета: С.В. Козловский

Редакционная коллегия:
Н.Г. Мавлянова (ответственный редактор),
Е.В. Булдакова, В.Н. Бурова, О.Н. Еремина, В.Г. Заиканов,
Г.П. Постоев, А.Н. Хименков
Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского
фонда фундаментальных исследований (грант № 18-05-20107)

Анализ, прогноз и управление природными рисками с


учетом глобального изменения климата – ГЕОРИСК-2018:
Материалы X Международной научно-практической конферен-
ции: в 2т./ отв. ред. Н.Г. Мавлянова. – Москва: РУДН, 2018.
Т. 2. - с.: ил.

ISBN

В сборнике опубликованы доклады, представленные на X Международ-


ную научно-практическую конференцию по проблемам снижения природных
опасностей и рисков «Анализ, прогноз и управление природными рисками с
учетом глобального изменения климата – ГЕОРИСК-2018», состоявшуюся 23-24
октября в г. Москве. Доклады сгруппированы в 6 секций: разработка методов и
методик оценки природных опасностей и рисков с учетом глобального измене-
ния климата; усовершенствование методов сейсмического и инженерно-
геологического районирования с целью оптимального хозяйственного освоения
территории; оценка опасных природных процессов, основанная на данных мо-
ниторинга и моделирования; совершенствование технологий по предотвраще-
нию и ликвидации последствий катастрофических явлений; методы оценки
опасных природных процессов в Арктическом регионе; разработка адаптацион-
ных принципов природопользования.
Предназначено для органов государственной власти, страховых компа-
ний, строителей, проектировщиков, изыскателей и научных работников, зани-
мающихся проблемами прогнозирования, оценки и управления природными и
техноприродными рисками.
СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ТЕХНОЛОГИЙ
ПО ПРЕДОТВРАЩЕНИЮ И ЛИКВИДАЦИИ
ПОСЛЕДСТВИЙ КАТАСТРОФИЧЕСКИХ
ЯВЛЕНИЙ
О СЕЙСМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
ЭЛЕКТРОРАЗРЯДНОЙ ТЕХНОЛОГИИ ПРИ
ПРОИЗВОДСТВЕ СВАЙ

Абрамова Т.Т.

Московский государственный университет им.


М.В. Ломоносова, г. Москва, Россия.
E-mail: attoma@mail.ru

Для обеспечения безопасности при строительстве различ-


ных объектов в условиях тесной городской застройки, в послед-
нее время в России все чаще используют электроразрядную тех-
нологию. Эта технология основана на применении мощных элек-
трических разрядов в грунтах как средства возбуждения ударных
волн и импульсов высокого давления.
Ее сущность заключается в том, что в скважине, заполнен-
ной жидкой бетонной смесью, производят электрические взрывы
с определенной частотой посылок. Каждый электрический взрыв
(ЭВ) в бетонной смеси порождает волны давления и послевзрыв-
ную расширяющуюся полость, воздействующие на стенки сква-
жины. Грунт в зоне такого воздействия уплотняется, а скважина
расширяется, причем каждое локальное расширение сразу же за-
полняется бетонной смесью.
Созданные сваи обладают особенностями в силу специфи-
ки их обустройства. При их изготовлении происходит уплотнение
грунта, прилегающего к скважине, в которой они формируются,
поэтому такие сваи обладают преимуществами по сравнению с
буронабивными или буроинъекционными, изготовленными по
традиционным технологиям.
Электрический разряд в цементном растворе, заполняющем
скважину, создает интенсивные волны давления и гидродинами-
ческие потоки. Разряд осуществляется последовательно на не-
скольких уровнях. При этом образуются квазисферические обла-
сти в местах «прострелки» и производится интенсивная акусти-
ческая обработка жидкого бетона. Несущая способность свай
увеличивается в 2-3 раза, кроме того, улучшаются прочностные
5
свойства бетона на основе низкосортных цементов до прочности
бетона на самых высокосортных цементах.
Электроразрядная технология обладает огромными перспек-
тивами, так как простыми техническими средствами может изме-
нять энергию разряда в десятки раз. Кроме этого, небольшие разме-
ры рабочего инструмента, простота транспортировки его по стволу
скважины, относительная независимость размещения первичного
источника энергии от местоположения скважины, возможность ра-
боты в скважинах диаметром 50-350 мм и глубиной более 100 м
обеспечивают высокую технологичность процесса. Использование
электроразрядной технологии приводит к существенному измене-
нию физико-механических свойств слабого дисперсного грунта во-
круг сваи, повышению его плотности, уменьшению влажности, уве-
личению угла внутреннего трения, что в совокупности приводит к
повышению несущей способности сваи и грунта.
Из-за относительной новизны метода нормативные докумен-
ты, регламентирующие применение разрядно-импульсных техно-
логий (РИТ) с точки зрения их сейсмической опасности для зданий
и инженерных сооружений, отсутствуют. Поэтому для разработки
специальных норм и правил необходимы данные о параметрах
сейсмических колебаний, возникающих при импульсных воздей-
ствиях электрического разряда на грунты в скважине. В связи с
этим В.В. Калининым, М.Л. Владовым, С.Ф. Аптикаевым и др.
была проведена оценка характеристик сейсмических колебаний и
представлена схема расположения скважин с разрядными электро-
дами и измерительными приборами [1].
На первом этапе при наблюдениях сейсмоприемники распо-
лагались в трех взаимно-перпендикулярных направлениях, что
позволяло регистрировать как продольные, так и поперечные вол-
ны. Регистрация сигналов велась в полосе частот 20-750 Гц. На
втором этапе исследований полевые данные получены в процессе
производства буроинъекционых свай на 17 строительных площад-
ках в пределах застроенной городской территории. Регистрирова-
лись колебания на поверхности грунта и на фундаментах сооруже-
ний. Использовались сейсмоприемники СВ-5, СПМ-16, а также ге-
нерирующие сигналы, пропорциональные скорости смещения ча-
стиц. Частотный диапазон регистрирующей аппаратуры 5-250 Гц.

6
Геологические условия строительных площадок, на кото-
рых в процессе разрядно-импульсной обработки скважин реги-
стрировались сейсмические колебания, были весьма сложны и
неоднородны. В верхней части разреза (первые метры) – грунты
насыпные: смесь суглинков, песков, глин, часто с обломками
кирпича, камня, металла, корнями деревьев и т.п. Ниже, до глу-
бин 10-15 м – чередование влажных и водонасыщенных песчано-
глинистых отложений, нередко с примесью гравия.
В работе [1] показано, что на малых расстояниях от источ-
ника (4-5 м) колебания на поверхности грунта представляются
1-1,5 циклами, соответствующими продольной волне. Преобла-
дающая частота (f) колебаний при энергиях W=10-40 кДж в
большинстве случаев находится в пределах 40-80 Гц, длитель-
ность (d) здесь составляет 15-20 мс. С удалением от устья сква-
жины спектр преобладающих колебаний становится более низко-
частотным.
Исследования авторов вышеуказанной работы [1] (60 изме-
рений) показали, что на дневной поверхности в сейсмическом
поле при электроразрядах с энергиями W=10-40 кДж на расстоя-
ниях Re=2-25 м от источника преобладает вертикальная компо-
нента. Отношение мгновенных значений вертикальной компо-
ненты и модуля вектора скорости находится в пределах 0,80-0,99.
Особенность сейсмических эффектов при электроразрядах
связана с технологическими факторами обработки бетонной мас-
сы для создания свай. Количество разрядов на некоторых гори-
зонтах может достигать нескольких десятков, пока не образуется
камуфлетная выработка диаметром, в 1,5-2 раза превышающим
диаметр пробуренной скважины. В связи с этим А.В. Робсман [2]
считает, что перестройка структуры грунта при повторяющихся
воздействиях может и увеличить, и ослабить КПД преобразова-
теля электрической энергии в акустическую.
Натурные эксперименты подобного рода были проведены
С.Ф. Аптикаевым и А.П. Резниченко на пылеватых, мягкопла-
стичных, водонасыщенных суглинках на глубине H=4 м при по-
тенциальной энергии разряда W=10 кДж [3]. Колебания реги-
стрировались на эпицентральном расстоянии Re=3,5 м. При числе
разрядов (N), равном 45-50, амплитуда в данных условиях удваи-

7
валась. Период и длительность возрастали значительно медлен-
нее, что позволило на практике не учитывать их изменения.
Неучет вероятного повышения амплитуды колебаний с ростом N
может привести к занижению прогнозной опасности.
К оценкам сейсмической опасности разрядно-импульсной
технологии относится и вопрос о коэффициенте ослабления (уси-
ления) амплитуды скорости колебаний при передаче энергии
волн, распространяющихся в грунтах к фундаментам сооруже-
ний. В.В. Калининым и др. [1] проведены серии синхронных из-
мерений параметров колебаний в грунтовых основаниях и на
фундаментах зданий. Во всех случаях наблюдалось уменьшение
амплитуды на фундаменте по отношению к амплитуде в грунте с
коэффициентом nф=0,57-0,84.
Одним из шагов адаптации взрывных норм к электроразря-
ду является переход к двухпараметрической инструментальной
шкале, принятой в ряде стран и учитывающей при оценке допу-
стимости колебаний не только их амплитуду, скорости, но и ча-
стоту [4]. С повышением частоты колебаний на фундаментах и
перекрытиях вдвое, допустимое значение скорости колебаний
также увеличивается в 1,5-2 раза.
Такие особенности электроразрядной технологии, как по-
вышенная частота колебаний и повторяющиеся воздействия
(обычно N=5-10 на каждом из уровней в скважине) приводят к
противоположным эффектам в контексте сейсмической опасно-
сти. Это позволяет считать упомянутые эффекты в определенной
мере компенсирующими друг друга [1].
Еремин В.Я. и Еремин А.В. [5] считают, что при использо-
вании свай-РИТ по разрядно-импульсной технологии нет разру-
шительного низкочастотного динамического воздействия на
грунт, так как электровзрыв происходит в локальной зоне и в
движение не вовлекаются сколько-нибудь значительные массы
грунта, как при забивке свай. Крепления бортов котлована и
окружающие, даже ветхие здания, легко переносят высокоча-
стотные (50 Гц и более) динамические воздействия. Скорость
распространения волн столь высока, что здания их «не слышат».
Следовательно, электрический разряд в скважинах с энергиями
до 40-60 кДж при напряжении разряда 5-15 кВ и заглублении из-

8
лучателя не менее 4 м от поверхности земли является практиче-
ски безопасным для большинства типов зданий и сооружений.
На сегодняшний день с использованием разрядно-импульс-
ных технологий изготовлено более 1 млн. свай-РИТ и грунтовых
анкеров, процементированы тысячи метров ветхих фундаментов
старинных зданий, выполнены километры ограждений котлова-
нов из свай-РИТ, уплотнены десятки тысяч кубических метров
грунта, в том числе на глубинах до 20 и более метров, реконстру-
ировано и построено более 1000 объектов.
Эта технология не имеет аналогов в мире и поэтому ею за-
интересовались за рубежом.
Применение данной технологии позволяет создать новый
геотехногенный массив с улучшенными свойствами за счет уплот-
нения и армирования грунта. Это, в свою очередь, дает широкую
возможность использовать территории, ранее считавшиеся непри-
годными для строительства из-за сложных грунтовых условий.

ЛИТЕРАТУРА

1. Калинин В.В., Владов М.Л., Аптикаев С.Ф., Бухов В.М., Ногин


В.А. О сейсмической опасности разрядно-импульсных технологий при
производстве буроинъекционных свай. ОФМГ, 2003. – № 1. – С. 10-16.
2. Робсман, В.А. Накопление и хаотическое развитие нелинейных
акустических процессов при динамическом нагружении геологических
структур // Акустический журнал, 1993. – Т. 39. – Вып. 2. – С. 333-349.
3. Аптикаев С.Ф., Резниченко А.П. Связь параметров сейсмичес-
ких колебаний с повторяемостью импульсных воздействий на грунт и
способ определения деформационных свойств грунтов в скважинах.
Сейсмостойкое строительство, 1999. – №5. – С. 28-34.
4. Международные нормы оценки колебаний, обусловленных
взрывными работами (обзор). Реферат одноименной статьи Raas A.
//Eksplosivi busenje, miniranje. –1987. –Vol. 18. – № 2. – P. 103-109.
5. Еремин В.Я., Еремин А.В. Высотным зданиям – надежный
фундамент. Проблемы механики грунтов и фундаментостроения в
сложных грунтовых условиях. Труды международной конференции. –
Уфа, 2006. – Т. 1. – С. 69-75.

9
ПРОТИВОРЕЧИЯ И ОШИБКИ
В СТРОИТЕЛЬНЫХ НОРМАХ

Аптикаев Ф.Ф.

Институт физики Земли им. О.Ю. Шмидта РАН,


г. Москва, Россия. E-mail: felix@ifz.ru

В настоящее время техника расчетов сооружений на сей-


смические воздействия достигла достаточно высокого уровня.
Проблема заключается в отсутствии оценок этих воздействий.
Например, в действующих СП [1] единственной мерой воздей-
ствий является ускорение грунта. Сами ускорения при этом счи-
таются зависимыми только от категории грунта. Согласно дей-
ствующим СП «спектр действия синтезированной акселерограм-
мы не должен быть ниже огибающих спектров...аналоговых аксе-
лерограмм». Сейсмическая опасность задается в баллах шкалы
сейсмической интенсивности. В ГОСТ [2] 7, 8, и 9 баллам соот-
ветствуют значения 110 см/с2, 280 см/с2 и 700 см/с2. В СП пере-
численным интенсивностям соответствуют ускорения 0,1g, 0,2g,
и 0,4g соответственно. Одной из причин расхождения является
небрежность в терминологических определениях. В СП приво-
дятся не реальные, а так называемые «эффективные пиковые
ускорения», которые по оценке автора шкалы MSK-64 примерно
в полтора раза ниже реальных значений [3]. Другой причиной
расхождения является то, что по эмпирическим данным при из-
менении интенсивности на балл амплитуда ускорения изменяется
не в 2, а в 2,5 раза.
Хотя по СП перевод баллов в ускорения считается одно-
значным, более полвека назад было показано, что такой переход
неоднозначен [4-7]. Погрешность оценок может превысить один
балл. В 1970 г. Ариас показал, что учет продолжительности су-
щественно повышает точность расчетов [8]. Однако при этом
определение продолжительности вместо смысла «как долго тря-
сет» получило смысл «как долго накапливается заданная энер-
гия».

10
Согласно СП синтезированная: акселерограмма получается
«с помощью расчетных методов, в том числе, на основе стати-
стической обработки и анализа ряда акселерограмм и/или спек-
тров реальных землетрясений». Значит, при создании искус-
ственной акселерограммы длительность не так уж и важна, лишь
бы спектр был правилен, а трясет пусть хоть час. И в более стро-
гих «атомных» нормах с продолжительностью обстоит дела не
лучше. В руководстве [9] читаем: «длительность есть интервал
времени, в течение которого сигнал превышает фон помех на
10%». Но уровень микросейсм в зависимости от погодных усло-
вий может изменяться во много раз! Значит, и оценки воздей-
ствий могут сильно изменяться из-за погодных условий. Для ин-
женерной сейсмологии такое определение смысла не имеет. Но
определение взято из ГОСТ 26883-86 [10], где приводятся терми-
ны и определения, обязательные для использования. Поскольку
официальное определение длительности использовать в инже-
нерных целях невозможно, в текст руководства включены еще
два различных определения продолжительности. Первое – соот-
ветствующее ГОСТ [2]: «длительность есть интервал времени, в
течение которого амплитуда огибающей превышает половину
максимального уровня». Для такой величины в радиолокации
принят термин «ширина импульса». По эмпирическим данным
среднее значение такой продолжительности составляет 5 сек..
Второе определение взято из норм МАГАТЭ [11]: “длительность
есть интервал времени между моментом начала колебаний и мо-
ментом, когда уровень огибающей спадет до 5% максимальной
амплитуды”. Согласно такому определению средней ширине им-
пульса соответствует интервал времени около 50 сек., эмпириче-
ским данным совершенно не соответствующий. При таком опре-
делении плоская часть огибающей фактически есть геометриче-
ское место максимальных амплитуд в зависимости от расстояния.
Фактически расчет сейсмических воздействий основан на
модели очага по Буру [12]. Большим недостатком этой модели
является то, что определение магнитуды используется и в очаго-
вой области. Это значит, что амплитуда излучаемых очагом сей-
смических волн зависят от магнитуды. Например, амплитуда
ускорений для магнитуды 8 более чем на порядок выше амплиту-

11
ды для магнитуды 5. Это противоречит оценкам из [13], где
утверждается, что значение магнитуды определяется не плотно-
стью энергии в очаге, а размерами очага. Постоянство ускорений
на поверхности разрыва, независимо от магнитуды по эмпириче-
ским данным показано в работах [14-17]. В работах [18, 19] пока-
зано, что масштабирование амплитуд ускорений происходит по
оси расстояний, а не по оси амплитуд. Закон масштабирования lg
R = 0.33 MS. Совершенно иным путем получено близкое значение
коэффициента ∂(lgR)/∂MW ~ 0,32 [20]. Эксперименты со взрывами
показали, что подобие расстояний также определяется соотноше-
нием ∂(lgR)/∂M ~ 1/3, [13; 21; 22]. В работе [23] показано, что ин-
тенсивностям в 9 и 11 баллов соответствуют одинаковые ускоре-
ния. Известно, что при интенсивностях выше 9 баллов сейсмиче-
ский эффект связан с изменениями рельефа. Возвращаясь к нор-
мативному документу [9], отметим, что рекомендуемым спосо-
бом расчета ожидаемых ускорений предлагается теоретический
метод с использованием местных записей движения грунта. Этот
метод применим для стран с развитой сетью станций сильных
движений, для нашей страны такая возможность отсутствует. Не-
возможность экстраполяции данных по слабым землетрясениям в
область сильных движений отмечается в работе [24]. В этой ра-
боте границей между слабыми и сильными движениями грунта
соответствуют ускорения 100-200 см/с2. Напомним, что по нашим
данным границе очага соответствует ускорение около 170 см/с2, и
интенсивность 7,5 баллов.
В СП используется постоянное соотношение между ампли-
тудами на горизонтальной и вертикальной компонентах, равное
0,7. Анализ эмпирических данных [25] показывает, что это соот-
ношение зависит от амплитуды колебаний. Для 7, 8, 9 баллов это
отношение равно 0,54 0,74 0,9 соответственно.
Имеются проблемы и в области сейсмического микрорайо-
нирования. Встречаются публикации, в которых указывается, что
при I ≥ 7 амплитуды на рыхлых грунтах даже меньше, чем на
скальных, [4; 16; 26 – 31]. Тем не менее, сейсмическая интенсив-
ность на рыхлых грунтах возрастает за счет резкого увеличения
продолжительности колебаний, фактора в нормах не учитывае-
мого.

12
Недавно утверждены новые СП [32], в которых подробно
описаны эмпирические уравнения, позволяющие оценить ожида-
емые параметры сейсмического движения грунта. Но по дей-
ствующим нормам неясно, как эти данные использовать.
ВЫВОДЫ. Необходимо уточнить программы расчета со-
оружений с использованием оценок реального движения грунта.

ЛИТЕРАТУРА

1. СП14.13330. Строительство в сейсмических районах.


2. ГОСТ Р 57546-2017. «Землетрясения. Шкала сейсмической ин-
тенсивности»
3. Медведев С.В. Определение интенсивности колебаний // Вопро-
сы инженерной сейсмологии, вып. 19. – 1978. – С. 108-105.
4. Neumann R. Earthquake Intensity and related ground motion. Seattle
Univ., Wash. Press, 1954.
5. Murphy, J., O’Brien, L. The correlation of peak acceleration ampli-
tude with seismic intensity and other physical parameters // BSSA. – 1977. –
V. 67. № 3. – P. 877-915.
6. Аптикаев Ф.Ф. Инструментальная сейсмическая шкала. М.:
Наука и образование. – 2012. – 176 с.
7. Aptikaev F., Neuman-Shebalin’s paradox. Proc. of the 9th General
Assembly of Asian Seismological Commission, 2012. Ulaan Baatar,
Mongolia. – P. 68.
8. Arias A. A measure of earthquake intensity/ Seismic Design for Nu-
clear Power Plants (ed. R.J. Hansen). Cambridge, Massachusetts; MIT Press,
1970. – P. 438-483.
9. РБ-006-98. Определение исходных сейсмических колебаний
грунта для проектных основ. Госатомнадзор России, 2000. – 75 с.
10. ГОСТ 26883-86. Термины и определения.
11. Safety Series №50-56-S1, 1991.
12. Boore D. Stochastic simulation of high-frequency ground motion
based on models of the radiated spectra // BSSA. – 1983. – V. 73. – P. 1865-
1894.
13. Садовский М.А., Писаренко В.Ф., Штейнберг В.В. О зависимо-
сти энергии землетрясения от объема очага // ДАН СССР. – 1983. – Т.
221. № 3. – С. 598–602.
14. HanksT.S., Johnson D.A. Geophysical assessment of peak accelera-
tions // BSSA. – 1976. V. 66. – P. 659-968.

13
15. Bureau G.J. Near-source peak ground acceleration // Earthquake
Notes. – 1981. – V. 52. – № 1. P. 81.
16. Campbell K.W. Near-source attenuation of peak horizontal accelera-
tion // BSSA. – 1981. – V. 71. № 6. – Pp. 2039-2070.
17. Yamada M., Olsen A., Heaton T. Statistical features of short- and
long-period near-source ground motion // BSSA. – 2009. – V. 99. № 6. – P.
3264-3274.
18. Составление карты детального сейсмического районирования
Ставропольского края. Т. l–6. М.: Изд-во ИФЗ РАН, 1996.
19. Aptikaev F.F. Review of empirical scaling of strong ground motion
for seismic hazard analyses // Selected Topics in Earthquake Engineering –
from earthquake Source to Seismic Design and Hazard Mitigation. Edited by
M.D. Trifunac. Banja Luka, Republika Srpska. – 2009. – P. 27-54.
20. Wells D.L., Coppersmith K.J. New empirical relationships among
magnitude, rupture length rupture width, rupture area, and surface displace-
ment // BSSA. – 1994. – V. 84. № 4. – P. 974-1002.
21. Ляхов Г.М. Основы динамики взрыва в грунтах и жидких сре-
дах. М.: Недра. 1964.
22. Аптикаев Ф.Ф. Сейсмические колебания при землетрясениях и
взрывах. М.: Наука, 1969. – 104 с.
23. Bommer J.J., Martinez-Pereira A. Strong-motion parameters defini-
tion, usefulness and predictability / Proc. 12 WCEE. 2000. paper 0206.
24. Bersenev I.A., Kuo-Liang Wen. Nonlinear Soil Response – A Reali-
ty? // BSSA. – 1996. – V. 86. № 6. – P. 1966-1978.
25. Mikhailova N.N., Aptikaev F.F. Some Correlation Relations between
Parameters of Seismic Motions // J. Of Earthquake Prediction Research. –
Vol. 5, No 2. – 1996. – Moscow-Beijing. 257-267.
26. Duke C.M. et al. Effects of site classification and distance on in-
strumental indices in the San Fernando earthquake. Rpt. UCLA-ENG-7247,
Los Angeles, 1972. – 50 p.
27. Trifunac M.D. Preliminary analysis of the peaks strong earthquake
ground motion-dependence of peaks on earthquake magnitude, epicentral dis-
tance, and recording site conditions // BSSA. – 1976. V. 66. – № 1. – P. 132-
162.
28. Mc Guire R.K., Barnhard T.P. The usefulness of ground motion du-
ration in predicting the severity of seismic shaking. Preprint. 1979. – 17 p.
29. Joyner W.B., Boore D.M. Peak acceleration and velocity from
strong-motion including records from the 1979 Imperial Valley, California,
earthquake// BSSA. – 1981. – V. 71. – P. 2011-2038.

14
30. Chiaruttini C., Crosila F., Siro L. Some maximized acceleration
analysis of the 1976 Friuli earthquakes // Boll. Geof. Teor. Appl.. – 1979. –
XXI. – Pp. 38-52.
31. Бондаренко В.И., Курзанов А.М., Римшин В.И. Механизм сей-
смических разрушений зданий // Вестник Российской Академии Наук. –
2000. – Т. 70. № 11. – С. 1005-1009.
32. СП 286 «Объекты строительные повышенной ответственности.
Правила детального сейсмического районирования». – 2016.

ВОЛНОВЫЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ ОПАСНЫХ


ПРИРОДНЫХ ЯВЛЕНИЙ И ТЕХНОГЕННЫХ
АВАРИЙ

Байда С.Е.

ВНИИ ГОЧС (ФЦ), г. Москва, Россия.


E-mail: oktaedr2@yandex.ru

Аналитические исследования многофакторного влияния


процессов физической и нефизической природы на формирова-
ние условий возникновения природных и техногенных катастроф
показали следующее [1]:
- Космос ответственен за накопление потенциальной энер-
гии будущих катастроф. По степени влияния на энергетику ката-
строфических процессов основную роль играет Солнце и его
циклическая переменная активность, определяющая потоки энер-
гии, приходящие на Землю и преобразуемые в её ионосфере, ат-
мосфере, гидросфере и литосфере.
- Следующими по степени влияния являются неравномер-
ность вращения Земли и колебания её оси, возникающие вслед-
ствие сдвигов литосферных плит после землетрясений и нерав-
номерного перемещения воздушных и водных масс.
- Луна в системе «Солнце–Земля–Луна» выполняет функ-
цию триггера, как «распределитель» или «выравниватель» потен-
циальной энергии, накопленной в экосфере Земли, но совместно с
другими влияющими факторами, особенно на их экстремумах,
может стать детонатором масштабных катастроф.
15
- Планеты солнечной системы, и инициируемые ими грави-
тационные волны и их циклические и орбитальные параметры
могут дать прогностическую информацию об активизации раз-
личных физических процессов на Земле.
Основную роль в локализации и активизации практически
всех видов катастроф определяет сейсмический фактор, а точнее
наведённая сейсмичность. Расчёты частотно-временных спектров
обнаружили сейсмический «пульс» Земли, равный 1,8–2,2 суткам
(рис. 1). Если считать этот «пульс» волновым процессом, то с
учётом времени возврата к источнику его генерации (землетрясе-
ния), его скорость равна 1 675 км/ч, и эта скорость соответствует
скорости волны гравитационного взаимодействия в системе Зем-
ля–Луна, составляющая около 1 670 км/ч в наиболее сейсмоак-
тивном районе экватора.

Рис. 1. Относительная частота событий сейсмической активности


Земли, индуцированная предыдущим землетрясением
в течение 40 суток

Исследования обнаружили наличие закономерностей и их


аналогию с частотно-временными и пространственно-волновыми
спектрами активизации землетрясений, авиакатастроф, аварий
электрических объектов, аварий в шахтах и дорожно-транспорт-
ных происшествий, обрушения зданий, падениями метеоритов.
На рис. 2, 3, 4 и 5 показаны совмещённые частотно-временные и
пространственные спектры активизации землетрясений, ливне-
вых дождей, электроаварий, авиакатастроф и аварий в шахтах по-
сле сильных землетрясений и изменению фаз Луны.

16
Рис. 2. Относительный частотно-временной спектр активизации
землетрясений, аварий на энергообъектах и энергосетях, авиа-
катастроф после сильных землетрясений с магнитудой более 5М

Рис. 3. Наложение спектров ливневых наводнений


(прерывистая линия) и сильных землетрясений (черный цвет)
по изменению фаз Луны

Рис. 4. Пространственно-волновые спектры возникновения новых


землетрясений, электроаварий и авиакатастроф в течение 7 суток
после землетрясений с магнитудой свыше 6М по дальности от
эпицентров землетрясений (цвет графиков соответствует рис. 2)

17
Рис. 5. Возникновение аномальных геофизических зон
и землетрясений относительно эпицентра землетрясения
(черный цвет) и возникновение ливней (прерывистая линия)

Основным механизмом инициирования землетрясений и


катастроф являются медленные сейсмические волны (SS-волны),
которые по своим свойствам являются и вихрями и уединёнными
волнами, или солитонами одновременно. Их можно называть как
вихревыми солитонами, так и волновыми вихрями, а более общее
название инерционные физические волны и поля.
Ряд исследователей называют их гравитационными или по-
верхностными гравитационными волнами. Это связано с тем, что
при взаимодействии с окружающей средой они обладают свой-
ствами изменять локальные гравиметрические характеристики,
повышать поверхностный и атмосферный электрический потен-
циал, влияют на интенсивность хода времени (в пределах
±10–6 –10–8 с). В данном случае более приемлемым названием, по
причине их происхождения и генерации, будет – «медленные
сейсмические волны» SS-волны. Дальнейшие исследования мед-
ленных сейсмических волн, показали их математическую анало-
гию с уединенной волной Дж. Рассела и солитонами.
Исследованы и определены расчётные поступательные и
вращательные характеристики SS-волн, которые показали, что в
момент землетрясения, имеющего, как правило, несколько толч-
ков в течение десятка и сотен секунд, образуется пакет SS-волн,
волновые характеристики которого по глубине генерации и ско-
рости распространения имеют определённую закономерность.
Была принята, исследована и подтверждена гипотеза, что в
активизации сейсмической активности проявляется эффект воз-
врата колебательной активности Ферма–Паста–Улама (ФПУ) [2].

18
В качестве физической модели была выбрана кольцевая (сфери-
ческая) структура жёсткого проводника волновых импульсов, а в
качестве исходного импульса был выбран пакет SS-волн, рассчи-
танный на основе частотно-статистического анализа. На её осно-
ве можно определить зоны повышения сейсмической активности.
Базовые расчетные формулы для определения параметров мед-
ленных сейсмических волн представлены в табл..

Таблица
Базовые расчётные формулы для расчета параметров медленных
сейсмических волн

Скорость па- n , где k = 1, 2, 4, 8, 10, 16, 25, 32,


Vn  g  (1)
кета SS-волн k 64, 128
Длина фрон- где Н – глубина очага земле-
λ = H, (2)
та SS-волны трясения

Существуют волновые и циклические свойства и матема-


тические закономерности возникновения природных опасных яв-
лений и техногенных аварий и катастроф. К ним относятся:
- космические и геофизические циклические процессы по-
вышают энергетику всех видов физических процессов, происхо-
дящих в экосфере Земли;
- изменение фаз Луны, а точнее инициируемая спутником
гравитационная волна активизирует опасные и катастрофические
процессы с цикличностью 1,8 – 2,2 суток;
- локализацию и время возникновения опасного и ката-
строфического процесса определяет волновой спектр (пакет)
медленных сейсмических волн, имеющих математическую и фи-
зическую аналогию с уединенной волной Дж. Рассела, а также
проявление эффекта возврата колебательной активности Ферма–
Паста–Улама (ФПУ).
Знание свойств и закономерностей медленных сейсмиче-
ских (инерционных физических) волн и полей, их взаимодей-
ствия, позволяет разработать «Волновую и циклическую теорию
мега-катастроф». Это позволит повысить точность оценки рисков

19
возникновения различных катастроф, достоверность прогноза
землетрясений, повысить точность метеорологического прогноза,
предупреждать техногенные катастрофы.

ЛИТЕРАТУРА

1. Байда С.Е. Природные, техногенные и биолого-социальные ка-


тастрофы: закономерности возникновения, мониторинг и прогнозирова-
ние; МЧС России. М.: ФГБУ ВНИИ ГОЧС (ФЦ), 2013. 194 с.
2. Bayda S. Induced seismicity of the wave as a manifestation of the re-
turn of the oscillatory activity of the Fermi-Pasta-Ulam. Book of abstracts 33-
rd General Assembly of the European Seismological Commission (GA ESC
2012), 19–24 August 2012, Moscow and Young Seismologist Training
Course (YSTC 2012), 25–30 August 2012, Obninsk – M., PH «Poligrafik»,
2012. – р. 96-97.

ОЦЕНКА ПАРАМЕТРОВ ТОРОСОВ ЛЬДА НА РЕКАХ


С ПОМОЩЬЮ БЕСПИЛОТНОГО ЛЕТАТЕЛЬНОГО
АППАРАТА

Банщикова Л.С.1, Банщиков А.А.2


1
Государственный гидрологический институт,
г. Санкт-Петербург, Россия. E-mail: balju@rambler.ru
2
ООО НПО «Гидротехпроект», Новгородская область,
г. Валдай, Россия. E-mail: aban@npogtp.ru

При планировании, организации и проведении работ по


ослаблению ледового покрова необходимы сведения о его состо-
янии и структуре.
В соответствии с [2] береговая съемка ледовых явлений и
ледяных образований представляет собой комплекс визуальных
наблюдений и не дает возможности оценить ледовую обстановку
на всем участке. Наблюдения за ледовой обстановкой организу-
ются на уровенных и стоковых гидрологических станциях и по-
стах, и ведутся на участке протяжением 0,2-2,0 км ежедневно в

20
тот период, когда на реке возможно появление ледяных образо-
ваний. Разведка ледовой обстановки по длине крупных рек с по-
мощью авиации производится УГМС с привлечением некоторых
гидрологических станций по особому заданию преимущественно
весной (перед вскрытием и в период ледохода) и осенью (в пери-
од замерзания и в первые дни ледостава).
Авиаразведка является наиболее оперативным средством
при выяснении ледовой обстановки на реках бассейна на значи-
тельном протяжении. Несмотря на это, применение ее не всегда
эффективно и при наличии, к примеру, снега поверх льда не мо-
гут быть однозначно идентифицированы в видимом диапазоне
спектра. С учетом высокой стоимости авиаразведки применение
её происходит в основном в условиях формирования заторов
льда, т.е. ледовая обстановка в течении всего зимнего периода
остается не оценённой.
Вследствие этого, применение беспилотных летательных
аппаратов (БПЛА) видится наиболее перспективным. Основным
преимуществом является относительная дешевизна этого спосо-
ба, его мобильность, а также возможность получения сведений о
ледовой обстановке в оперативном режиме.
На реках как с устойчивым, так и с неустойчивым ледяным
покровом ледовая разведка с использованием беспилотного лета-
тельного аппарата должна производится ежегодно в периоды за-
мерзания, ледостава и вскрытия реки.
Количество облетов по каждому объекту (участку) рассчи-
тывается в зависимости от характера ледового режима с учетом
скорости развития фаз ледовых процессов, как правило, это пять -
семь залётов.
Для обработки данных съемки с БПЛА и получения макси-
мально точных результатов важно, чтобы снимки в одном марш-
руте имели тройное перекрытие, а перекрытие между снимками
соседних маршрутов при площадной съемке составляло не менее
20-30%. При выполнении ледовой разведки существует несколько
вариантов построения галсов: косоугольный или комбинирован-
ный. Разведка по прямолинейному маршруту применяется при по-
лете вдоль берега, с целью выявления заторного очага. При выпол-

21
нении речной авиаразведки принято полет вверх по реке произво-
дить вдоль левого берега, а вниз по реке – вдоль правого [1].
Высота полета выбирается оператором БПЛА в ручном ре-
жиме, с учетом безопасности полета и оптимальных условий
наблюдений. Высота производства ледовых наблюдений фикси-
руется автоматически в бортовом логе БПЛА.
Одним из примеров, когда наблюдения с помощью БПЛА
позволяют оценить и зафиксировать все элементы, характеризу-
ющие состояние ледового покрова – это ледостав с торосами. В
условиях наличия значительных по высоте торосов льда, и тем
более при заторах проведение ледорезных работ невозможно, за-
труднены или невозможны передвижения по ледовому покрову
даже на судах на воздушной подушке. Поэтому использование
снимков, полученных с помощью БПЛА, позволяет осуществлять
мониторинг таких участков.
Формирование ледостава с торосами происходит на участ-
ках с повышенными уклонами, где скорость продвижения кромки
льда резко падает. Их образование происходит в период станов-
ления ледостава при низкой воде, в период осеннего ледохода,
путем нагромождения обломков льда в результате сжатия ледо-
вого покрова (торосы сжатия) и сдвига льдин относительно друг
друга (торосы сдвига).
Эти достаточно крупные ледовые явления, высотой до 4 м,
представляют себя ледяные образования, состоящие из консоли-
дированных обломков ледяных полей, имеющих как надводную,
так и подводную части.
Кроме того, торошение – это один из механизмов формиро-
вания заторов льда. Торосы формируются при интенсивном
подъеме уровня воды, когда вслед за образованием трещины
вдоль берегов ледяной покров разламывается на отдельные поля
и льдины. В результате столкновения происходит наползание од-
них льдин на другие.
Применённая в рамках данной работы технология оценки
высоты и сплочённости торосов показал, что при определённых
метеорологических условиях, а именно при солнечной погоде,
снимки могут быть использованы без дополнительной обработки.
Однако в большинстве случаев для получения чекой картины ле-

22
довой обстановки необходима дополнительна обработка снимков
в графических редакторах.
Определённую сложность при распознавании локальных
особенностей ледовых явлений, в том числе и торосов, вызывает
высота снежного покрова и альбедо. Поэтому дополнительно был
разработан алгоритм обработки таких кадров.
Этот способ был применен для определения степени зато-
рошенности участка реки Северная Двина в районе с. Опоки
(февраль 2018 г.), было изменено соотношение яркостей самых
светлых и тёмных объектов съемки, что дало лучшую картинку
распределения торосов по участку рек. Использование средств
расширения динамического диапазона позволяет отобразить
больше тональных деталей. При этом серии снимков, полученные
в условиях неблагоприятной освещённости, снятые с разной экс-
позицией, возможно объединить в одно изображение, которое со-
держит в себе тональные детали из всей серии.
Еще одним способом, позволяющим определить целостную
картину ледовой обстановки, является составление ортофотопла-
на. Это фотографический план местности на точной геодезиче-
ской основе, полученный путём аэрофотосъёмки с последующим
преобразованием аэроснимков в ортогональную проекцию с
устранением искажений аэроснимка (обусловленных рельефом
местности, отклонениями оси аэрофотоаппарата от вертикали при
съёмке и особенностями объектива применяемой камеры). После
получения с помощью БПЛА ортофотоплана создается подробная
карта, с помощью которой с высокой точностью воссоздается
картина ледовой обстановки.
Достаточная освещенность дает возможность по результа-
там облетов создавать трехмерную модель участка реки (рис. 1).
Применяемые программные средства обработки изображе-
ний не всегда успешно справляются с моделированием участка
реки с наблюдаемыми торосами. Ряд точек в построенной трёх-
мерной модели значительно отскакивают от своего реального по-
ложения (рис. 2).
В условиях сплошной облачности, дымки, недостаточной
контрастности линейные размеры объектов могут быть значи-
тельно искажены.

23
По созданной в автоматическом режиме цифровой модели
рельефа может быть выполнено построение горизонталей и, если
при производстве залёта была осуществлена привязка съёмки по
маркерам, горизонтали получаются уже в принятой системе вы-
сот. В последующем производится визуализация границ и уров-
ней затопления территории в результате заторных наводнений.
По произведённому расчёту возможно дать отметку затопления и
определить участки, подвергающиеся риску, даже для необследо-
ванных прежде участков. Эта функция может оказаться полезной
при работе в удалённых районах при отсутствии топографиче-
ских карт (планов) на обследуемую территорию.

Рис. 1. Цифровая модель участка реки с торосами

Способ может быть применён для мониторинга ледовых


явлений и стать первичной основой при создании цифровых карт
и геоинформационных систем, в том числе и опасных гидрологи-
ческих явлений
Указанные выше методы использования материалов, полу-
ченных с помощью БПЛА, являются перспективными, несмотря
на некоторые недостатки, в большей части обусловленные несо-
вершенством применяемого оборудования. При этом мониторинг
ледовой обстановки оказывается намного эффективнее визуаль-
ных береговых наблюдений.

24
а) верное определение б) ошибочное определение
высоты объекта высотного положения
Рис. 2. Определение высоты объекта

ЛИТЕРАТУРА
1. Банщиков А.А., Банщикова Л.С. Оценка характеристик ледовой
обстановки на реках с помощью беспилотного летательного аппарата /
Материалы Всероссийской научно-практической конференции (Ир-
кутск, 22–23 мая 2018 г.). – Иркутск: Издательство Института географии
им. В.Б. Сочавы СО РАН, 2018. – С. 16-20.

ПРИНЦИПЫ УСТОЙЧИВОГО
ЭКОЛОГО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
РЕГИОНОВ В ПОСТКРИЗИСНЫХ УСЛОВИЯХ
ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ
Батова Н.Н.1, Левкевич В.Е.2
1
Институт экономики Национальная академия наук Беларуси,
г. Минск, Республика Беларусь. E-mail: nbatova@tut.by
2
Белорусский национальный технический университет, г. Минск,
Республика Беларусь. E-mail: eco2014@tut.by

По современным оценкам, в аварийном состоянии в Бела-


руси находятся около 50% водохранилищ, у которых изношен-

25
ность гидротехнических сооружений, металлоконструкций и во-
досбросных сооружений достигает 80%, значительно изношено
энергетическое оборудование ряда малых гидроэлектростанций
республики [1,2]. Все указанное ведет к повышению вероятности
возникновения риск-ситуаций природно-техногенных и техно-
генных аварий. Примером аварии случит чрезвычайная ситуация
на Млынокском водохранилище, расположенном в Ельском рай-
оне Гомельской области, которая произошла в результате разру-
шения откосов подпорного сооружения и водосброса. Одной из
причин, приведшей к нарушению функционирования объектов
экономики и социально – экономическому положения региона
явилась деформация подпорных сооружений, вызванная спон-
танным, неконтролируемым развитием процесса переработки-
абразии верхового откоса подпорного сооружения. После проис-
шедшей аварии немаловажным фактом явилась оценка экономи-
ческих последствий риск-ситуаций.
В настоящее время отсутствует какая-либо единая методика
оценки экономических последствий возможных риск-ситуаций на
водных объектах. Применительно к опасным природно-техничес-
ким процессам (ОПТП) «риск» трактуется как вероятностная ме-
ра опасности, установленная для определенного объекта (субъек-
та) в виде возможных потерь за определенное время [3].
Согласно опубликованным данным, рекомендуемые вели-
чины допустимого удельного материального риска от гидротех-
нического строительства должны составлять 0,5 долл/год-га, что
соответствует практике допустимого риска для стран Западной
Европы. Анализ же фактических данных по авариям на мелиора-
тивных объектах и гидротехнических сооружениях республики, а
также опубликованные данные по Российской Федерации пока-
зывают, что фактический материальный ущерб линейно возрас-
тает с ростом площади опасной зоны затопления при аварии гид-
роузла. При этом величина удельного материального риска для
отдельных гидроузлов уменьшается по мере роста площади опас-
ной зоны. Если для ранжирования площадей опасной зоны ис-
пользовать в первом приближении площадь зеркала водохрани-
лищ, то можно определить фактические величины материального
риска и экономического ущерба окружающей природной и соци-

26
альной среде при аварии на гидроузле водохранилища и затопле-
нии территорий.
По данным натурных исследований общая площадь земель,
теряемых в результате развития и протекания абразионных про-
цессов, в настоящее время составила приблизительно 1600 га.
При этом на долю пахотных земель приходится 2/3 от указанной
площади, а остальная часть на лесные угодья, приусадебные
участки, кустарники и т.д.. Прямой материальный ущерб от поте-
ри урожая зерновых культур на примере пшеницы яровой соста-
вил бы, при ее средней урожайности более 40 ц/га, приблизи-
тельно 32,0 млн бел. руб. в год с учетом закупочных цен.
Анализ литературных источников позволили выявить
структуру и основные виды ущерба от процесса переработки бе-
регов водохранилищ (рис. 1).
Представленная структура оценки ущерба является первым
приближением, по мере накопления необходимой информации
она может быть уточнена и дополнена. Данная оценка получена
на основании обобщений имеющихся материалов по методам и
опыту расчета ущербов от других видов чрезвычайных ситуаций
[1].

УЩЕРБ
(общий)

ПРЯМОЙ КОСВЕННЫЙ

Затратына
Потериприродных ликвидацию
Потериоборотных
Потериосновных ресурсов Недополученная последствийЧСи
фондов иготовой
фондов (земельных, прибыль устройство
продукции
лесных идр.) берегозащитных
сооружений

Рис. 1. Схема образующихся основных видов ущербов

27
Общий ущерб от переработки берегов следует определять
суммированием всех возникающих видов ущербов:

Uобщ = U1 + U2 + U3 + U4 + U5 + U6 , (1)

где U1 – ущерб лесному хозяйству, тыс. руб.; U2 – ущерб сельско-


хозяйственному производству, тыс. руб.; U3 – ущерб объектам
промышленности, тыс. руб.; U4 – ущерб, наносимый населенным
пунктам, тыс. руб.; U5 – ущерб от нарушения работы системы во-
доснабжения и водозаборов, тыс.руб.; U6 – ущерб памятникам
архитектуры, археологии и пр.
Ущерб лесному хозяйству. При экономической оценке
лесных ресурсов необходимо исходить из их двойственной
народнохозяйственной ценности, которая определяется ролью
леса как источника древесины и продуктов побочного использо-
вания; его средозащитной функцией. По оценкам большинства
исследователей, на средозащитную функцию леса приходится до
40% и более от общей стоимости лесных ресурсов.
Исходя из этого, ущерб от снижения почвозащитных, сани-
тарно-гигиенических, водоохранных и других средообразующих
функций леса рекомендуется определять как произведение сум-
мы ущерба от потери древесины на корню на коэффициент эко-
логической ценности леса Кэ. Величина Кэ зависит от группы и
категории защитности лесов. Для эксплуатационных лесов этот
коэффициент минимальный – 1,6. В том случае, если лес выпол-
няет сразу несколько функций, для расчета принимается
наибольший коэффициент.
Итак, возможный ущерб лесному хозяйству в результате
развития абразионных процессов на искусственных водоемах
следует определять с использованием следющей формулы:

U1 = (Скзд Sл )kэ, (2)

где Скзд – стоимость 1 м3 корневого запаса древесины на террито-


рии, которая может быть утрачена в результате абразии, тыс.
руб/м3 (оценка производится по поясам и разрядам в соответ-
ствии с фиксированными ценами, установленными соответству-

28
ющим постановлением Совета Министров Республики Беларусь);
Sл – площадь территории, находящейся в зоне абразионного рис-
ка, га; М – средний корневой запас древесины, м3/га (определяет-
ся по данным регионального органа лесного хозяйства); kэ – ко-
эффициент экологической ценности леса.
Ущерб сельскохозяйственному производству. Ущерб
сельскохозяйственному производству определяется следующим
образом:

U2 = (Sс.х. kосв ) + Сс.п. (3)

где U2 – ущерб сельскохозяйственному производству, тыс. руб;


Sс.х – площадь сельхозугодий, утраченных в результате абразии
берегов, га; kнорм.с – средняя стоимость освоения новых земель
взамен изымаемых сельскохозяйственных угодий, тыс. руб./га;
Сс.п. – средняя стоимость утраченной сельхозпродукции, тыс. руб.
Ущерб, наносимый промышленным объектам. Ущерб
промышленным объектам, попавшим в зону переработки берегов
определяется по формуле:

U3 = Р1 + Р об +, Рт.п.– Р ув, (4)

где Р1 – потери основных фондов, тыс. руб.; Роб – потери оборот-


ных фондов, тыс. руб.; Р т.п – ущерб технологическому процессу
определяется его остановкой, в течение которой должны быть
произведены работы по восстановлению производственных по-
мещений, тыс. руб.; Р ув – упущенная выгода, недовыпуск про-
дукции, тыс. руб. Стоимость разрушенных зданий и сооружений
производственного и непроизводственного назначения принима-
ется по данным последней переоценки основных фондов, жи-
лищного фонда, незавершенного строительства и неустановлен-
ного оборудования, проведенной в соответствии методическими
указаниями и приказами Министерства статистики и анализа
Республики Беларусь.
Ущерб, наносимый населенным пунктам. Ущерб насе-
ленным пунктам, складывается из частных ущербов и определя-
ется следующим образом:
29
U4 = N1 +N2 + N3 + N4 + N5 + N6, (5)

где N1 – ущерб, нанесенный зданиям, надворным строениям и


т.п., находящимся в личной собственности граждан, тыс. руб.; N2
– ущерб, нанесенный личному имуществу, тыс. руб.; N3 – ущерб,
нанесенный сельскохозяйственной продукции, тыс. руб.; N4 –
ущерб зданиям, сооружениям, находящимся в административной
собственности, тыс. руб.; N5 – ущерб транспортным магистралям,
инженерным коммуникациям и т.п., тыс. руб.; N6 – другие затра-
ты на покрытие убытков от повреждения или разрушения лично-
го и общественного имущества в населенных пунктах, тыс. руб.

ЛИТЕРАТУРА

1. Левкевич В.Е. Динамическая устойчивость берегов водохрани-


лищ Беларуси В. Е. Левкевич. – Минск : Право и экономика, 2015. – 307 с.
2. Кобяк В.В. Прогноз абразионных процессов на водохранилищах
с трансформированным уровенным режимом : автореф. … дис. канд.
техн. наук : 05.23.07 / В. В. Кобяк ; Белорус. нац. техн. ун-т. – Минск,
2013. – 22 с.

ПРЕВЕНТИВНЫЕ МЕРЫ ДЛЯ СНИЖЕНИЯ АВАРИЙ


И ВЗРЫВОВ ПРИ БУРЕНИИ НЕФТЕГАЗОВЫХ
СКВАЖИН

Гаибназаров С.Б.

Ташкентский государственный технический университет


им. И. Каримова, г. Ташкент, Узбекистан.
Email: Е-mail:bjd1962@mail.ru

В результате бурения скважин на нефтегазоносных площа-


дях наблюдается загрязнение окружающей среды, что сильно
сказывается на состоянии и качестве экосистемы. Поэтому при
буровых работах должен быть создан долговечный, прочный
изолированный канал, связывающий продуктивный горизонт с

30
дневной поверхностью. Решающее значение при проводке сква-
жины имеют буровые промывочные растворы. От их способности
выполнять свои функции в различных геолого-технических усло-
виях зависит не только эффективность буровых работ, но и со-
стояние окружающей природной среды.
Тяжелые осложнения в процессе бурения, а в некоторых
случаях и ликвидация скважин, нарушение режима эксплуатации
нефтяных и газовых месторождений, связанные со значительным
ущербом окружающей среде, могут быть обусловлены низким
качеством буровых растворов, отсутствием надежных методов и
средств управления ими. Все это и обусловливает целесообраз-
ность затрат на повышение качества этих систем.
С увеличением глубины скважин повышаются температура
и давление, скважина вскрывает различные горизонты с газом,
нефтью и пластовыми водами. Разбуриваемые породы, пластовые
воды, высокие температуры и давления отрицательно влияют на
свойства буровых растворов. Аналогичное влияние оказывают и
гидродинамические эффекты при закачивании и продавливании
растворов в скважинах. В зависимости от конкретных условий
свойства этих систем направленно изменяют, вводя в них различ-
ные наполнители и обрабатывая химическими реагентами для
предотвращения осложнений и оптимизации процесса бурения.
Наибольшее влияние на качество бурового раствора, а так-
же технико-экономические показатели бурения оказывают поро-
ды, которые активно взаимодействуют с этими системами.
Например, пластичные породы под влиянием фильтрата раствора
набухают, теряют устойчивость и, переходя в буровой раствор,
существенно ухудшают его качество. Смачивание этим раство-
ром рыхлых пород вызывает их оползание или осыпание в ствол
скважины.
Свойства буровых растворов в значительной мере зависят
от минерального состава разбуриваемых пород. Соляные породы
вследствие легкой растворимости вызывают коагуляцию буровых
растворов. Чаще всего эти системы подвергаются натриевой,
кальциевой и магниевой агрессии при разбуривании каменной
соли, бишофита, гипса и других пород. Отрицательное влияние
на свойства буровых растворов оказывают минерализованные

31
пластовые воды и рапа. Под их воздействием буровые растворы
коагулируют, их структурно-механические и фильтрационные
свойства ухудшаются.
Одной из основных проблем при бурении является погло-
щение в скважинах буровых растворов. На строительство нефтя-
ных и газовых скважин расходуются сотни тысяч тонн обсадных
труб и цемента, миллионы кубометров бурового раствора, хими-
ческих реагентов и др., потребность в которых остается высокой.
Однако эти затраты существенно увеличиваются, если учесть, что
из-за поглощений цементного раствора не обеспечивается про-
ектная высота подъема цементного раствора, что приводит к
необходимости проводить ремонтные работы; при освоении
скважин (первичном и после капитального ремонта) происходит
снижение проницаемости продуктивных пластов и т.д. . Эта от-
расль продолжает испытывать трудности, связанные со значи-
тельными затратами материально-технических ресурсов и време-
ни. Одним из путей сокращения цикла строительства скважин яв-
ляется совершенствование способов и средств борьбы с погло-
щениями буровых растворов и иных жидкостей в скважинах.
Эффективным методом ликвидации поглощений является
закупорка поглощающих каналов с помощью наполнителей. В
качестве наполнителей широко применяют резиновую крошку,
хромовую стружку, отходы реактопластов, улюк (отходы хлопко-
вого волокна), выбуренный шлам, кордное волокно, целлофано-
вую стружку, ореховую скорлупу, древесные опилки и др..
Важными свойствами наполнителей являются: оптималь-
ное распределение размеров частиц, форма, масса или плотность
частиц, их жесткость и инертность. Для изоляции зон поглоще-
ний буровых растворов получила применение так называемая
«жидкая глина». Применение «жидкой глины» дает хорошие ре-
зультаты в тех случаях, когда раствор поглощается трещинами,
образовавшимися или раскрывшимися в процессе бурения, а
также при изоляции трещин естественного происхождения. Дей-
ствие "жидкой глины" основано на быстром оседании из раствора
твердых частиц, способных закупоривать трещины.
Проведенные нами исследования эффективных способов
изоляции поглощающих пластов в различных геолого-

32
технических условиях проходки скважин привели к разработке
новых тампонажных смесей на основе отхода АО «Махам-
Аммофос», т.е. фосфогипса и отработанного полиэтилена. Нами
установлено, что механоактивированные отходы обладают до-
полнительным сопротивлением при движении в пористой среде,
вязкость которых сильно увеличивается при высоких скоростях
сдвига. Экспериментально установлено, что тип и свойства при-
меняемого бурового раствора должны соответствовать рабочему
проекту и в комплексе с технологическими мероприятиями, ре-
гламентирующими процесс проходки ствола, обеспечивать без-
аварийные условия работы с высоким технико-экономическими
показателями и минимальным ущербом окружающей среде.
Плотность бурового раствора при вскрытии нефтегазовых пла-
стов должна определяться для горизонта с максимальным гради-
ентом пластового давления в интервале совместимых условий
бурения.
Для успешной изоляции поглощающего пласта в каждом
случае необходимо определить вероятный размер трещин, чтобы
образовать перемычку и перейти к проведению следующих ме-
роприятий. При необходимости повторения заливок каждую по-
следующую заливку следует производить с применением более
крупных закупоривающих материалов. Оптимальный набор
наполнителей должен включать частицы различных размеров для
создания непроницаемых перемычек. Доставив порцию такого
раствора в поглощающий интервал, закрывают плашки превенто-
ра и осторожно задавливают материал в пласт, после чего выдер-
живают скважину 4-8 ч. или до установления постоянного давле-
ния. Это приводит к снижению рисков аварий и негативных по-
следствий при проведении буровых работ в песчаных и лессовых
грунтах Центральной Азии. Практическое применение разрабо-
танной нами технологии бурения и стабилизаторов буровых рас-
творов на основе отходов и вторичных сырьевых ресурсов может
привести к решению многих технологических, экономических и
экологических проблем региона.

33
СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К ВОПРОСУ
ЛИКВИДАЦИИ ПОСЛЕДСТВИЙ ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ
КАТАСТРОФЫ В ОТДАЛЕННЫЙ ПЕРИОД

Голуб В.А., Голуб С.Н., Голуб Г.С.

Восточноевропейский национальный университет


им. Леси Украинки, г. Луцк, Украина.

В материалах приведены результаты исследования мигра-


ции радионуклидов чернобыльского происхождения в биогеоце-
нозах Волынского Полесья, в частности лесных массивах, агро-
ландшафтах, а также выявление основных зон формирования по-
вышенной радиоактивности на исследуемых территориях.
На современном этапе развития цивилизации наблюдаются
ярко выраженные тенденции ухудшения экологического состоя-
ния окружающей среды, которые приобретают глобальные мас-
штабы с катастрофическими последствиями. Кроме радиацион-
ных установок различного назначения, на сегодня в мире только
на АЭС работают более 450 ядерных промышленных энергобло-
ков, и ни на одном из них не исключена вероятность поступления
искусственных радионуклидов в окружающую среду. Свидетель-
ством этого стали аварии на японских АЭС Онагава и Фукусима-
1 в 2011 г., после которых произошла переоценка взглядов миро-
вого сообщества относительно Чернобыльской катастрофы, как
одной из самых масштабных техногенных аварий, ведь в окру-
жающую среду было выброшено огромное количество кратко- и
долгоживущих радиоизотопов, суммарная активность которых
составила 50 млн Ки.
По мнению ведущих экологов, радиоэкологов и радиобиоло-
гов авария на Чернобыльской АЭС привела к экологически небла-
гоприятным условиям жизнедеятельности населения, подвергаю-
щегося хроническому облучению после катастрофы, и ликвидаци-
ей ее последствий придется заниматься еще десятки лет (И. Лихта-
рев, Л.Н. Ковган, 1999; И.И. Ясковець и др., 2000; В.В. Чумак и
др., 2000; И.М. Гудков, Д.М. Гродзинский, 2001; А.С. Малинов-
ский и др., 2001; А.И. Фурдычко, М.Д. Кучма, 2008) [1, 3, 4].
34
Результаты исследований участников госбюджетной темы
"Радиоэкологический мониторинг экосистем Волынского Поле-
сья" указывают на то, что стабилизация радиологической ситуа-
ции носит относительный характер, поскольку из-за особенно-
стей почвенно-климатических условий, отсутствия проведения
контрмер радиоцезий в почве находится в подвижной легкодо-
ступной форме и активно мигрирует в системе «почва-растение-
животное-человек». Установлено, что именно почва, как основ-
ной компонент агроценоза, определяет интенсивность включе-
ния радионуклидов в биологические цепи. Сравнивая данные
последнего и предыдущих туров агрохимического обследования
в Волынской и Ровенской областях, можно констатировать, что
темпы обеднение почв основными элементами остаются высо-
кими: падает содержание гумуса, за последние годы на 1 га вно-
сится менее 1,5 тонны органических и 23 кг д.в. минеральных
удобрений (в 1990 г. – 16,1 т и 236 кг д. г.. на 1 га соответствен-
но); катастрофически снизилось содержание обменного калия в
почве; запасы подвижного фосфора ниже, чем при первом туре
обследования в 1965 г.. Площадь кислых почв в зонах загрязне-
ния составляет 64,6-76,3%. Совокупность этих факторов обу-
славливает высокую миграционную способность радионуклидов
в системе "почва-растение" в отдаленный поставарийный пери-
од. Практически не проводятся контрмеры, хотя их эффектив-
ность в условиях контролируемой зоны Волынской области до-
казана многолетними исследованиями участников государ-
ственной темы. Итак, в ближайшие 10-15 лет не следует ожи-
дать значительного улучшения радиационной ситуации без
применения контрмер, так как возможности природных авторе-
абилитацийних процессов (фиксации радионуклидов грунтом)
уже исчерпали себя.
Кроме того не произошло ожидаемого перераспределения
радионуклидов в нижние слои почвы в условиях лесных экоси-
стем. Это приводит постоянное загрязнение выше ДР-2006 ниж-
них ярусов лесной растительности, что требовало глубокого ис-
следования. Ведь в структуре рациона питания жителей Западно-
го Полесья "дары леса" занимают до 25%, что способствует зна-
чительному увеличению дозы внутреннего облучения. Поэтому

35
необходимо внести изменения в методику расчета паспортной
дозы населенных пунктов Украины.
В государственных лесных хозяйствах Волынской области
к загрязненному лекарственному сырью принадлежит вереск, ба-
гульник, почки сосны, листьев брусники и черники, а среди съе-
добных грибов крупнейшими аккумуляторами радиоцезия явля-
ется поддубцы, зеленица, польские грибы и маслята, загрязнен-
ность которых превышает ДР-2006 соответственно в 6,1-2,7 раза.
Во время нащих исследований было обнаружено цезий-134, пе-
риод полураспада которого – 2 года. Итак, загрязнение данным
радионуклидом проходит аэрального путем. Мы предполагаем,
что возможным источником являются аварийные и технические
выбросы действующих энергоблоков Ровенской АЭС. При анали-
зе проб древесины для отопления и пепла в индивидуальных хо-
зяйствах установлено, что содержание радиоцезия в опилках не
превышало допустимых уровней, но его количество в золе в 130
раз выше активности сжигаемой древесины. Поэтому в контро-
лируемой зоне не снимается вопрос немедленной газификации
населенных пунктов, в которых население постоянно подвергает-
ся внешнему облучению в результате сжигания дров, а внесение
золы в качестве удобрения вносит значительную долю в внутрен-
нее облучение населения, проживающего в зоне радиоактивного
загрязнения.
Не менее актуальным является формирование в биогеоце-
нозах зон повышенной радиоактивности в результате вторичного
загрязнения территории радионуклидами вследствие дефляцион-
ных процессов, деятельности торфо-брикетного производства,
перенос радиоактивной золы с пожарищ лесов и торфяников.
Нами установлено, что удельная активность создаваемой пыли
при обработке почвы значительно выше радиоактивности почвы,
из которой она поднимается. Поэтому в условиях Полесья Во-
лынской области на дерново-подзолистых почвах с целью
уменьшения интенсивности дефляционных процессов и миграци-
онной способности цезия-137 целесообразно проводить основ-
ную обработку чизельными орудиями. Дисковую обработку, как
наименее эффективную в плане радиологической безопасности,
по возможности, необходимо исключить или свести к минимуму.

36
Одним из источников вторичного загрязнения территории явля-
ются нелокализованные отходы торфо-брикетного концерна
"Сойне", радиоактивность которых превышает активность сырья
в 41 раз, гамма-фон – 55-110 мкР / ч, что в 1,5-3 раза выше нор-
мы. Совокупность этих факторов вызывает загрязнение террито-
рии близлежащих сел Прилесное, Серхов, Галузия, в которых за-
грязненность молока, мяса, грибов в 4-8 раз выше допустимых
уровней (ДР-2006). Поэтому, населению, проживающему в ради-
усе воздействия торфо-брикетного концерна "Сойне", можно по-
треблять говядину, молоко, дары леса только после проведения
радиационного контроля. С целью уменьшения облучения вслед-
ствие ингаляционного поступления радионуклидов с пылью
необходимо провести комплекс мероприятий по экологической
модернизации предприятия.
Приведенные результаты исследований дают возможность
сравнить скорость миграции радионуклидов в биогеоценозах Во-
лынского Полесья в разные периоды после аварии на ЧАЭС. Не
менее важным является сочетание воздействия постчернобыль-
ских выбросов и действующих энергоблоков РАЭС на окружаю-
щую среду и человека, что требует дальнейшего изучения. Кроме
того, сложная экономическая ситуация и условия реформирова-
ния земельных отношений требуют новых подходов к решению
радиоэкологических проблем. Поэтому разработка и внедрение
рекомендаций позволит оптимизировать условия проживания по-
терпевшего населения в результате аварии на ЧАЭС в отдален-
ный период .

ЛИТЕРАТУРА

1. Дидух Н.И. Радиологическая оценка территории зоны безуслов-


ного (обязательного) отселения Житомирской области. Опыт преодоле-
ния последствий Чернобыльской катастрофы в сельском и лесном хо-
зяйстве – 20 лет после аварии на ЧАЭС / М.И. Дидух, .Я.А. Можар //
Спец. выпуск (Доклады участников пятой Международной научно-
практической конференции) 18-20 мая 2006 г., Житомир, 2006. – С. 130-
134.

37
2. Радиоэкологический мониторинг экосистем Волынского Поле-
сья//Заключительный отчет о научно-исследовательской работе / С.М.
Голуб. – Луцк, 2009. – 425 с.
3. Экологические последствия катастрофы на ЧАЭС // Под ред.
К.В. Корсак, А.В. Плахотник. – М .: 1998. – С. 172-206.
4. Романчук Л.Д. Особенности формирования доз внутреннего об-
лучения жителей Северной части Украины за счет продукции животно-
водства / Л.Д. Романчук // Вестн. ЖНАЕУ. – 2011. – №1. – С. 236-241.

ОБТЕКАНИЕ СВЯЗНЫМ СЕЛЕВЫМ ПОТОКОМ


МОСТОВЫХ ОПОР НА КОНУСЕ ВЫНОСА
ВОДОТОКА

Губеладзе Д.О.1, Натишвили О.Г.2


1
Грузинский технический университет, г. Тбилиси, Грузия.
E-mail: davidgubeladze14@yahoo.com
2
Национальная академия Наук Грузии, г. Тбилиси, Грузия.
E-mail: agr.otari@science.org.ge

Многопролетные мостовые переходы в соленосных водо-


токах, в основном сооружаются на конусах выносов, где движе-
ние потока спокойное, т.е. нормальная глубина потока больше
критической глубины.
Обтекание препятствий селевым потоком, движущейся
между опорами мостового перехода, представляет явление, весь-
ма сходное с явлением сжатия жидкости, поскольку оба они обу-
словливают уменьшение площади живого сечения потока. Боль-
шая часть энергии потока расходуется на преодоление местных
сопротивлений. Трением по поверхности стен (быка) можно пре-
небречь.
В подобных случаях возникает необходимость определения
местной потери давления при входе потока в сооружение. Ука-
занное сопротивление нередко вызывает прекращение движения
селя и занесение мостового перехода селевой массой.

38
Допустим, что вертикальная стена сооружения (быка) по
отношению к фронтальной плоскости О÷О (рис. 1) образует угол
β2 а вектор скорости V1 по отношению к той же плоскости обра-
зует угол β1. Подобная ориентация вертикальных стен сооруже-
ния и вектора скорости потока, объясняется намерением рас-
смотрения наиболее общего случая воздействия потока на соору-
жения [1,2].
Обозначая расстояние между вертикальными стенами (т.е.
между быками) через t, а толщину этой стены (быка) через t1, V1 и
V2 соответственно средние по сечению скорости потока перед со-
оружением и внутри сооружения [3,4].

Рис. 1. Расположение быков и векторов скоростей селевого потока


у входной части мостового перехода

Приведенные ниже уравнения составлены для потока при-


ходящегося на один шаг пролета мостового перехода, так как
картина течения периодична.

39
А) В том случае, когда t1≪t, тогда уравнения движения в
проекции на направление вертикальной стене (быка) будет:

sin 1
P2  P1  V12 cos(  2  1 )  V22 (1)
sin  2

где: ρ – плотность селевого потока.


Так как β2 = 90°(sinβ2 = 1) взамен (1) получаем


P2  P1   V12 sin 1 cos( 2  1 )  V22  (2)

где: P2 – P1 – разность давлений.


Уравнение неразрывности в данном случае имеет вид:

V2  V1 sin 1 (3)

Подставляя (3) в (2) получаем:


P2  P1    V12 sin 1 cos( 2  1 )  V12 sin 2 1  (4)
P  V12 sin 1 cos( 2  1 )  sin 1  (5)

Из гидравлики известно, что:


V12
P   (6)
2
или
2 P
 (7)
V12
где ξ – безразмерный коэффициент местного сопротивления. Эту
величину по аналогии КПД (коэффициент полезного действия)
можно квалифицировать как “коэффициент полезного гашения”
(КПГ), тогда КПГ сооружения по зависимости:

КПГ = 1 – ξ (8)

40
Подставляя (5) в (7) получаем:

  2 sin 1 cos( 2  1 )  sin 1  (9)

Б) В том случае когда t и t1 одного порядка, тогда анало-


гично получится уравнение движения в проекции на направление
вертикальной стене (быка):

t  t1
P2  P1  V12 sin 1 cos(  2  1 )  V12 (10)
t
 t  t1 
P2  P1   V12 sin 1 cos(  2   1 )  V22  (11)
 t 

Уравнение неразрывности:

t  t1
V2  V1 sin  1 (12)
t

Подставляя (12) в (11) получим:

 t  t1 t  t1 2 
P2  P1   V12 sin 1 cos(  2   1 )  V1 sin 2 1  (13)
 t t 
t  t1
P  V12 sin 1 cos( 2  1 )  sin 1  (14)
t
V12
т P   (15)
2
t  t1
 2 sin  1 cos( 2   1 )  sin  1  (16)
t
t  t1
В зависимости (16) выражает поправочный параметр
t
в коэффициенте местной потери давления от первого случая

41
При выходе потока из пролета мостового перехода ско-
рость потока в нижний бьеф (если он не застрянет перед мосто-
вым переходом) можно оценить, с помощью уравнении нераз-
рывности, которое составлено для сечений ( 2  2 ) и (3  3) :

V2t sin  2   (t  t1 )V3 sin  3 (17)

откуда:

V2 t
V3  (18)
(t  t1 ) sin  3

где: V3 и  3 – скорость и угол наклона потока относительно


(3  3) , которое расположено на определенном расстоянии от се-
чения 2  2 , где русло полностью занято селевым потоком.
Проведенные опыты в лабораторных условиях, а также в
результате наблюдений на участке свободного расширения пото-
ка на конусе выноса составляют  2  11  15 1  4 .
 

В том случае когда   1 , движение потока под мостовым


переходом прекращается и происходит накопление селевой мас-
сы перед отверстием мостового перехода.

Выводы.

Приведенные зависимости позволяют судить о процессе


взаимодействия селевого потока с опорами мостового перехода
на конусе выносов водотока.

42
ЛИТЕРАТУРА

1. Гагошидзе М.С. – Селевые явления и борьба с ними. Тбилиси.


Изд. «Сабчота Сакартвело», 1970 г., – 385 с.
2. Натишвили О.Г., Тевзадзе В.И. – Основы динамики селей. Тби-
лиси. Изд. «Мецниереба», 2007. – 213 с.
3. Натишвили О.Г., Тевзадзе В.И. – «Волны в селях». Москва,
ООО Издательство «Научтехлитиздат», 2011 г.. – 160 с.
4. Натишвили О.Г., Тевзадзе В.И. – Расширение связного селевого
потока на конусе выноса // Метрология и гидрология. – 2006г. – № 7. –
С. 97-100 с.

ПРОГНОЗ ВОДОЛЕДОВЫХ СЕЛЕЙ НА ГОРНЫХ


РЕКАХ ЮГО-ВОСТОЧНОГО КАЗАХСТАНА

Жданов В.В.

Институт географии МОН РК, г. Алматы, Казахстан.


E-mail: Zhdanovvitaliy@yandex.ru

В зимнее время на горных реках Юго-Восточного Казах-


стана (Алматинская область) в периоды резких похолоданий от-
мечается аномальная ледовая обстановка. Она выражается в
скоплениях донного и внутриводного льда. В результате в руслах
рек образуются ступенеобразные ледяные образования, а уровень
воды поднимается на 80-100 см. Это сильно усложняет эксплуа-
тацию гидротехнических сооружений. Разрушение ледяных обра-
зований при потеплении может привести к формированию водо-
ледовых селей, способных нанести ущерб водохозяйственным
объектам [1, 2]. Обычно они не достигают катастрофических раз-
меров, но иногда ущерб от них становится значительным.
Водоледовый сель на р. Кишы Алматы (Малая Алматинка)
28 ноября 1987 г.. Впервые подробные сведения о водоледовом
потоке на северном склоне Илейского Алатау приводятся в рабо-
те [3]. Поток двигался в виде одной паводочной волны и состоял
из смеси воды с большим содержанием битого льда, снежуры,
подводного льда. Расход потока составил почти 120 м3/с. Скорость
43
потока менялась в пределах от 1 до 4 м/с. Паводочная волна про-
шла более 6 км. Были повреждены водохозяйственные сооружения
и мосты. Поток обладал селеподобным характером движения.
Водоледовый сель на р. Узынкаргалы 5 января 2006 г. Спу-
стя почти 20 лет подобное явление повторилось на р. Узынкарга-
лы. Сведения о нем приводятся в статье [4]. Образовался водоле-
довый поток, приведший к разрушениям и человеческим жерт-
вам. Сформировался он в 1,5 км выше селезащитной плотины и
был частично задержан. Объем отложений в селехранилище, со-
ставил 10–15 тыс. м3. Но значительные расходы воды привели к
формированию потока на нижнем участке реки. Водоледовый
сель обладал огромной разрушительной силой. Поток проломил
часть железобетонного забора суконной фабрики. В селе Узын-
каргалы был разрушен пешеходный мост, при этом погибли 2 че-
ловека. Последствия показаны на рис. 1.

Рис. 1. Последствия схода водоледового селя (Фото Яфязовой Р.К.)

44
Роль изменения климата в активизации водоледовых селей.
За последнее столетие среднегодовая температура воздуха на
территории Казахстана увеличилась на 1,5 С. [5]. Потепление
климата приводит к изменению ледового режима горных рек. Ес-
ли, в условиях суровых зим 40–50-х годов ледостав формировал-
ся постепенно и существовал несколько месяцев, то в настоящее
время он образуется всего за 3–5 суток во время резких похоло-
даний, а затем разрушается. В ходе разрушения ледового покрова
могут формироваться катастрофические водоледовые сели.
Кроме изменения общей характеристики зимы произошло
смещение сроков перехода температуры воздуха через ноль
осенью и сроков с минимальными температурами воздуха зи-
мой. Зимы стали менее продолжительными и более теплыми.
Климат зимы второй половины XX в. существенно отлича-
ется от климата зимы первой его половины. Увеличение повторя-
емости температур воздуха от 0 до 10С в зимний период создает
благоприятные условия для зарождения водоледовых селей. Воз-
растает вероятность формирования водоледяных образований во
время резких похолоданий [6].
Возможность прогнозирования водоледового селя. В ре-
зультате анализа гидрологических и метеорологических материа-
лов наблюдений разработан метод прогноза водоледовых селей.
Он основан на результатах анализа процессов формирования и
разрушения ледяного покрова на горных реках северного склона
Илейского Алатау.
Такие ситуации возникают, как правило, при затоке холод-
ных воздушных масс из районов Скандинавии, Карского и Ба-
ренцева морей на территорию Юго-Восточного Казахстана [7].
Анализ синоптических условий резкого понижения темпера-
тур воздуха, которые вызывали рост водоледяных образований, по-
казал, что всем изучаемым случаям предшествовала аномально теп-
лая погода. Аномалии температур воздуха составляли 1–12°С выше
нормы. Это способствовало разрушению или отсутствию ледяного
покрова на реках. Все случаи резкого понижения температуры воз-
духа были связаны с северными холодными азиатскими вторжения-
ми (ультраполярными). Тесная связь между интенсивным началом
образования льда в период похолоданий и ультраполярными втор-
жениями говорит о возможности среднесрочного прогнозирования
аномальной ледовой обстановки на горных реках.
45
Прогноз водоледовых селей представляет собой оценку си-
туации, при которой вероятность возникновения их резко возрас-
тает. Это происходит при превышении критических значений
температуры воды и воздуха и степени развития ледяного покро-
ва. Данные наблюдений за уровнем воды используются для опре-
деления высоты водоледяных образований. Алгоритм действий
приведен на рис. 2. При этом используется информация с метео-
рологической станции Алматы и гидрологического поста на р.
Киши Алматы. Рост уровня воды рассчитывается по сумме сред-
несуточных температур воздуха.

Рис. 2. Алгоритм действий дежурного гидролога при составлении


прогноза водоледового селя

46
При росте уровня воды выше критических значений (80-
100 см) и неблагоприятном прогнозе погоды дежурный гидролог
РГП «Казгидромет» составляет прогноз «об аномальной ледовой
обстановке и возможности селевых явлений на горных реках».
Для анализа взят период 1970–2005 гг. Для проверки мето-
да на независимом материале взят период 2006–2008 гг. [8]. В
двух случаях сильных похолоданий вследствие ультраполярных
вторжений наблюдался рост уровня воды более 80 см. Оправды-
ваемость метода прогноза аномальной ледовой обстановки на ре-
ках достигала 100 %. Это очень высокий показатель. За период
1970–2008 гг. из 11 случаев повышения роста водоледяных обра-
зований на ГП Алматы (р. Киши Алматы) более 80 см формирова-
ние паводков происходило в 3 случаях – это 27 %.
Метод прогноза уже внедрен в производственную практику
работы гидрометслужбы Казахстана. В зимний период экстрен-
ная информация немедленно передается в Комитет по чрезвы-
чайным ситуациям. В свою очередь КЧС оповещает население
через интернет сайты и SMS-сообщения.

ЛИТЕРАТУРА

1. Назаров Ц.А. Водоселевые потоки на горных реках Казахстана /


Труды координационных совещаний по гидротехнике. Вып.42. Л.:
Энергия, 1968. – С. 110-115.
2. Селевые явления Юго-Восточного Казахстана: Антология селе-
вых явлений и их исследования / Медеу А.Р., Баймолдаев Т.А., Кирен-
ская Т.Л. Т. 4, Ч. 1. Алматы. 2016. – 576 с.
3. Мочалов В.П., Шевырталов Е.П. Краткие сведения о паводке на
р. Малая Алматинка 28 ноября 1987 г. // Селевые потоки. М.: Гидроме-
теоиздат. – 1989. – №11. – С. 76-78.
4. Яфязова Р.К. Природа селей Заилийского Алатау: Проблемы
адаптации. Алматы, 2007. – 158 с.
5. Долгих С.А., Смирнова Е.Ю., Сабитаева А.У. К вопросу о по-
строении сценариев изменения климата Казахстана // Гидрометеороло-
гия и экология. – Алматы. – 2006. – №1. – С. 7-19.
6. Шиварева С.П., Долгих С.А., Степанов Б.С., Яфязова Р.К., Ли
В.И., Голубцов В.В., Попова В.П., Баймагамбетов Б.О., Петрова Е.Е.

47
Влияние изменения климата на водные ресурсы бассейнов озера Балхаш
и Аральского моря // Гидрометеорология и экология. – 2009. – № 3. –
С. 36–61.
7. Коженкова З.П. Курс лекций по синоптической метеорологии.
Алма-Ата: КазГУ, 1967. – 544 с.
8. Наставление по службе прогнозов. Изд-во «Казгидромет», Ал-
маты, 2005. – 26 с.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЗОН ФИЛЬТРАЦИЙ В ГРУНТОВЫХ


ПЛОТИНАХ МЕТОДОМ ЭЛЕКТРОМАГНИТНОГО
ЗОНДИРОВАНИЯ

Желтенкова Н.В., Кошурников А.В., Гагарин В.Е.,


Гунар А.Ю., Скосарь В.В., Трушников Я.О., Набиев И.А.

Московский государственный университет


им. М.В. Ломоносова, г. Москва, Россия.
E-mail: mail@msu-geophysics.ru

Наиболее сильным изменением состояния пород криолито-


зоны вследствие техногенных воздействий является переход гор-
ных пород из мерзлого состояния в талое и наоборот, вследствие
нарушений естественного температурного режима, гидрогеоло-
гических и других условий. Эти изменения могут нарушать
устойчивость сооружений, соответственно, сроки и условия их
эксплуатации. В связи с этим выявление подобных изменений, в
том числе зон фильтраций в грунтовых плотинах, является одной
из важнейших задач инженерной геофизики.
Одно из перспективных направлений геофизических ис-
следований в криолитозоне – применение методов электромаг-
нитного зондирования. Для проведения геофизических работ на
плотинах был выбран метод ЗСБ – зондирование становлением
поля в ближней зоне, характеризующейся, с одной стороны, ин-
дуктивным способом возбуждения поля, с другой стороны, тем,
что исследование этого поля производится в ближней по отно-
шению к источнику зоне [1]. От других индуктивных методов

48
ЗСБ отличается прежде всего тем, что в этом методе изучается
неустановившееся электромагнитное поле (становление поля), и
сведения о геоэлектрическом разрезе исследуемой площади по-
лучаются на основе изучения характера переходного процесса в
различных пунктах наблюдения. Метод ЗСБ позволяет постро-
ить более детальный разрез и определить под слоями грунтов,
обладающими низкими показателями электропроводности
(мерзлые грунты), наличие электропроводящих горизонтов (зон
фильтрации).
Несмотря на остроту проблемы, геофизические работы
проводятся службами мониторинга безопасности горнодобыва-
ющих предприятий в весьма ограниченном объеме, что связано
со сложностью проведения исследований в условиях разрабаты-
ваемых месторождений. В настоящей статье приведены примеры
применения методов электромагнитного зондирования для поис-
ков зон фильтрации в грунтовых плотинах на золоторудном ме-
сторождении «Павлик» и на плотине Нурекской ГЭС.
Месторождение «Павлик» расположено на правобережье
среднего течения р. Омчак, левого притока р. Теньки (бассейн
р. Колымы) [2]. На дамбе пруда регулятора было выполнено 5
профилей методом ВЭЗ и 8 профилей методом ЗСБ. Последние
выполнялись аппаратным комплексом «TEM-FAST».
Метод ВЭЗ оказался неприменим на склоне дамбы со сто-
роны пруда-регулятора, так как уложенный при строительстве
дамбы полимерный материал явился экраном для постоянного
тока. Исследования методом
Методом ЗСБ было выполнено 8 профилей, 7 из них парал-
лельно гребню дамбы и один перпендикулярно (рис. 1). В ходе
исследований применялись петли двух геометрических конфигу-
раций, со сторонами 25 x 25 м и 50 x 50 м. Глубина исследований
в методе ЗСБ обусловлена геометрическим размером петли.
При интерпретации данных ЗСБ использовался программ-
ный комплекс «TEM-RESERCHER».
Рассмотрим результаты интерпретации полученных данных
методом ЗСБ в порядке расположения профилей от пруда регуля-
тора к хвостохранилищу флотации. Необходимо отметить, что на
всем протяжении плотины прослеживаются два слоя. Рассмотрим

49
для примера профиль Z8 (рис. 2). Он был выполнен на склоне
дамбы со стороны пруда регулятора параллельно гребню дамбы,
на отметке 838 м.

Рис. 1. Расположение профилей ЗСБ на поперечном срезе дамбы


пруда регулятора (Z8, Z4, Z3, Z1)

Рис. 2. Геоэлектрический разрез по профилю Z8

50
На геофизическом профиле 32 пикета общей длиной
1500 м. По построенному геоэлектрическому разрезу до глубины
140 м можно выделить 4 слоя. На пикете Z8-1 – 2 слоя. Верхний
слой мощностью 16 м с меньшим сопротивлением характерным
влажным насыпным породам, ниже по разрезу идут коренные по-
роды высокого сопротивления. Между пикетами Z8-1 и Z8-2 про-
слеживается контакт тела дамбы и коренных пород склона горы.
Начиная с пикетов Z8-2 до Z8-18, можно выделить 4 слоя, где
мощность первого слоя уменьшается с 16 м до 10 м. Второй слой,
представленный щебенисто-дресвяным грунтом тела дамбы, име-
ет высокое сопротивление (1250 Ом*м). Третий слой по мере
удаления от правого примыкания тела дамбы к коренным поро-
дам имеет низкое сопротивление (от 32 до 35 Ом*м). Вероятно,
данный слой обусловлен наличием под телом дамбы вод насы-
щенного слоя гравийно-галечникового грунта с песчаным запол-
нителем. Ниже залегает слой с высоким сопротивлением (2000
Ом*м), характерный для коренных пород. На некоторых участках
появляется низкоомный слой, что свидетельствует о начинаю-
щихся процессах фильтрации. На профилях Z1, Z3, Z4 строение
геоэлектрической модели тела дамбы имеет некую схожесть с
профилем Z8.
Таким образом, по данным ЗСБ удалось проследить водо-
насыщеный слой гравийно-галечникового грунта с песчаным за-
полнителем, через который может происходить фильтрация воды
в центральной части дамбы. Низкоомный слой, который просле-
живается на всем протяжении плотины, подтверждает наличие
фильтрационных зон.
Подобные геофизические работы были выполнены на пло-
тине Нурекской ГЭС, расположенной в Таджикистане вблизи г.
Нурек на р. Вахш. В данном случае зон фильтрации обнаружено
не было. По результатам наших работ, мы не выявили ярких зон
фильтрации, как в Магадане, но получили зоны, где возникает
потенциальная возможность фильтрации, т.к. вода в теле плоти-
ны располагается близко к откосу.
Метод электромагнитного зондирования ЗСБ позволяет не
только выделять в разрезе низкоомные зоны фильтрации, но и
проследить их конфигурацию в разрезе, определить зоны, в кото-

51
рых только зарождаются фильтрационные процессы и опреде-
лить возможные выходы подземных вод на поверхность земли.

ЛИТЕРАТУРА

1. Хмелевской В.К., Костицын В.И. Основы геофизических мето-


дов // Перм. Ун-т. – Пермь, 2010. – 400 с.
2. Ушаков М.В., Галактионова Н.И., Тюрнина О.П., Ефимова Н.В.
и др. Оценка современных ресурсов поверхностных вод Магаданской
области (гидрологический и гидрохимический режим рек). Отчет о
НИР. – Магадан, рукопись Колымского УГМС, 2004. – 138 с.

ОЦЕНКА КОЛЕБАНИЯ ПЛОТИН ГИССАРАКСКОГО


И ТУПАЛАНГСКОГО ВОДОХРАНИЛИЩ ЮЖНОГО
УЗБЕКИСТАНА

Ибрагимов А.Х., Хамидов Х.Л.

Институт сейсмологии им.Г.А Мавлянова АН РУз,


г. Ташкент, Узбекистан.
E-mail: alisher1957@mail.ru; hayrulla_classic@mail.ru;

Осуществление оценки геологических рисков от землетря-


сений в зонах влияния водохранилищ требует проведения сей-
смического мониторинга на инструментальной основе. Постоян-
ный учет, слежения и контроль за инженерно-сейсмологическим
состоянием плотин и бортов каньона при сильных или разруши-
тельных землетрясениях, а также систематическое накопление
сейсмометрического материала с регистрацией местных земле-
трясений с интенсивностью от менее 1 балла до 9 баллов является
общей выполняемой работой.
Оценка собственных колебаний плотин профильной сей-
смометрической съемкой недостаточно глубоко исследовано для
прогнозов геологического риска зон водохранилищ [1,2,3]. Ин-
тенсификация эксплуатации техногенных объектов (в частности
водохранилищ с большим объемом), обуславливает перестройку

52
напряженно-деформированного состояния. Она может создать
условия возникновения ряда геоэкологических проблем, суще-
ственно влияющих на развитие природы и качество жизни насе-
ления. Известны случаи, когда в зонах крупных резервуаров воз-
никали угроза повышения сейсмической активности с непредска-
зуемыми последствиями.
В настоящем разработаны различные методики оценки сей-
смического и геологического риска в ближних зонах крупных во-
дохранилищ [2,3]. Несмотря на это возможности оценки колеба-
ний плотин, используя количественные инструментальные ре-
зультаты, оставляют желать лучшего.
Определение сейсмических свойств мелкообломочных и
крупнообломочных массивов в зоне плотин Гиссаракского и Ту-
палангского водохранилищ, как экспериментальный материал
при разных нагрузках и объемах воды, нами выполнялось не-
сколькими методами: записью слабых транзитных землетрясе-
ний; изучением характеристик тел плотин, анализируя микросей-
смы. Непосредственно на объектах измерения микросейсм про-
изводились с использованием цифровой сейсмической станции
CMG-6TD. Частотная характеристика сейсмометров – равномер-
ная в диапазоне 0,03 – 50,0 Гц. По профилю измерены колебания
и в сейсмограммах определяются максимальные амплитуды ско-
рости колебаний – Амах (мм/с) и соответствующие им периоды
колебаний, длительность колебаний [4,5]. Произведены оценки
собственных колебаний многопрофильными сейсмометрически-
ми съемками в плотинах Гиссарак и Тупаланг.
Расчет относительного изменения интенсивности колеба-
ний определена из δi=Ama (i)/Amax , где i-номер по порядку измери-
тельных точек. Расчеты мощности слоя от крупнообломочных
массивов до мелкообломочных пород производились с использо-
ванием следующих эмпирических уравнений: h=156f0 – 1,08 где
h – мощность слоя насыпных горных пород, fo – резонансная ча-
стота каждой части обломочность массивов.
Для определения скорости поперечных волн Vs использо-
вано выражение: T = 4h/Vs; где Т – резонансный период для каж-
дого типа массива пород, h – мощность каждой части пород, Vs –

53
скорость поперечных волн. По уравнению Kg=HVSR2/fo определен
коэффициент сейсмической неустойчивости (табл).
Таблица
Результаты оценки спектра HVSR

Гиссарак Гиссарак
№ №
ИП
fo HVSR Kg
ИП
fo HVSR Kg
1 0.779 2.983 11.42 8 2.011 2.888 4.15
2 0.997 2.993 8.99 9 2.058 3.075 4.59
3 0.829 3.912 18.46 10 1.200 3.124 8.13
4 0.942 2.677 7.61 12 3.074 3.614 4.25
Тупаланг Тупаланг
2 5.57 5.89 6.23 9 3.67 6.21 10.51
3 5.45 4.37 3.50 11 1.30 3.73 10.70
4 8.77 5.74 3.76 12 1.49 4.23 12.01
5 4.22 3.07 2.23 13 1.89 3.17 5.32
6 2.06 3.25 5.13 14 1.49 2.81 5.30
где: fo – резонансная частота; HVSR – коэффициент усиления колеба-
ний; Kg – коэффициент сейсмической неустойчивости. ИП – измерен-
ные пункты.
Результаты расчетов показывают диапазон изменений Vs в
пределах 564-655 м/с. Коэффициент сейсмического разжижжения
грунтов определялся по формуле: KL=AHVSR/fo где AHVSR –значение
коэффициента передачи грунтов HVSR. (табл.). fo – резонансная
частота HVSR.
Несколько отрезков записей микросейсм длительностью по
одному часу нарезаются на интервалы по восемь минут. Вычис-
лены для них спектры и произведено фильтрация для устранения
случайных импульсных помех. Пример спектра HVSR на Гисса-
ракской и Тупалангской плотине соответственно, в измеритель-
ных пунктам ИП1, ИП2 и ИП5, ИП4 показан на рис.
Далее методом взвешивания построено отношение спек-
тров H/V компонент. Обработка данных с использованием про-
граммы JSesame позволило оценить спектральное отношение H/V
(горизонтальных и вертикальных колебаний, метод Накамуры
[4,5]). При обработке помехи и шумы техногенного и другого
54
происхождения вырезаются из временного ряда. Также использо-
валась программа GeopSy для контроля параметров HV.

ИП1 ИП5

ИП6 ИП14

Рис. Пример спектров HVSR Гиссаракской


и Тупалангской плотин.

Определены возможные ускорения. Создана выборка аксе-


лерограмм возможного сильного землетрясения в формате ASCII
(не менее 7 баллов) согласно расчетам ускорений на основании
плотины с каталогом землетрясений в радиусе от водохранилища
до 150 км с магнитудой более М2 и от 150 до 350 км с магниту-
дой от 4М6 [6].
Изучение синхронности колебания бортов и основания,
например Гиссаракской плотины, показывает следующие: от зем-

55
летрясений, происходящих в восточном и северо-восточном сег-
ментах до 100 км, в левой и правой части участков плотины и ос-
нования колебания происходят с небольшим превышением лево-
го борта от основания. От землетрясений, расположенных южнее
объекта, отставание левого борта от основания колебания проис-
ходит значительно заметнее, чем от противоположного борта; с
увеличением магнитуды землетрясений разница прихода фаз
волн увеличивается, но не превышает более, чем 1,2-1.5 с. Уста-
новленные изменения знака колебания одноименных фаз в ИТ1
по сравнению с другими пунктами ИТ6 наблюдается в 5 случаях
из 9 экспериментов. Перемена знака колебаний одноименных фаз
пока не объясняется различием таких параметров как эпицен-
тральное расстояние, магнитуда, азимут прихода волн и другие.
Анализ записей землетрясений с одинаковыми эпицен-
тральными расстояниями показал, что спектральные графики ха-
рактеризуются, в основном, одним максимумом и сравнительно
плавным спадом высокочастотной части спектра. Это возможно
связано с "жестким" по сейсмическим свойствам очаговой среды
локальных сейсмогенных разломов.
Таким образом, в результате анализа можно отметить, что
на гребне плотины сейсмические колебания обогащаются гармо-
никами, связанными с резонансными явлениями. На гребне пло-
тины значения скоростей смещения по сравнению с основанием
плотины в среднем до 1,1-1,3 раз выше при слабых землетрясени-
ях. При сильных сейсмических воздействиях это отношение не
превышает 2,6 раза.
Для проверки справедливости уравнений был проведен
анализ сейсмограмм с трехкомпонентных сейсмометров, распо-
ложенных в разных местах в теле плотины при одновременной
записи. Результаты расчетов показывают диапазон изменений
поперечной волныVs в пределах 630-750 м/с.

Исследования поддержаны грантами № ФА-Ф-8-008 и


№ФА-Атаб-2018-42 Агентства науки и технологий Республики
Узбекистан в 2017 и 2018 годах.

56
ЛИТЕРАТУРА

1. Хамидов Л.А. Внутренние усилия тектонических структур от


вариации техногенной нагрузки // Доклады АН РУз – Ташкент. – 2017. –
№ 3. – С. 56-59.
2. Алимухамедов И.М., Шукуров З.Ф., Хамидов Х.Л. и др. Показате-
ли локальной геодинамической активности земной коры зон водохрани-
лищ // Геология и минеральные ресурсы. 2014. – № 3. – С. 37-42.
3. Chopra Satinder and Marfurt Kurt Seismic Attributes – a promising
aid for geologic prediction.// REC@RDER Canadian Society of Exploration
Geophysicists. 2006. vol. 31. No. 8. – Р. 78-93.
4. Nakamura Y. A Method for Dynamic Characteristics Estimation of
Subsurface using Micro tremor on the Ground Surface // Quart. Report of
RTRI, 1989. Vol. 30. № 1. – Р.25-33.
5. Ибрагимов А.Х., Алимухамедов И.М. Экспериментальное обос-
нование возможности использования метода Накамуры (HVSR) при ре-
шении задач сейсмического микрорайонирования. // Проблемы
сейсмологии в Узбекистане. Ташкент. – 2016. – № 13. – С. 154-158.
6. Хамидов Х.Л., Артиков Ф.Р. Местные сейсмические события
под действием нагрузки водохранилищ // Современная техника и
технологии в научных исследованиях. – VIII Межд.молод.конф. 24-25
марта 2016. Бишкек. – С. 271-273.

ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ РАБОТ


И ОПТИМИЗАЦИЯ ЛОГИСТИКИ
НА ГОРНОДОБЫВАЮЩЕМ ПРЕДПРИЯТИИ

Казеев И.М.1, Казеев А.И.2


1
Московский университет имени С.Ю. Витте, г. Москва, Россия.
2
Институт геоэкологии им. Е.М. Сергеева РАН, г. Москва,
Россия. E-mail: kazeev@yandex.ru

Ведение работ в глубоких карьерах и вблизи высоких отва-


лов несет повышенные риски для горного транспорта и безопас-
ности ведения горных работ. При планировании погрузочно-
транспортных работ особая роль должна отводиться обеспечению

57
безопасности транспортировки горной породы и ведения отвало-
образования. Это связано, в том числе, с возможными рисками
проявления и активизации опасных геологических процессов на
бортах карьеров и отвальных откосах (в первую очередь оползне-
вых).
Другим важным фактором ведения хозяйственной деятель-
ности является оптимизация транспортной логистики горнодобы-
вающего производства, нацеленная на уменьшение транспортных
издержек и повышения рентабельности горнодобывающего про-
изводства. С данным аспектом связаны, в том числе и выбор ме-
ста складирования отвальных масс, строение отвала и конфигу-
рация самого карьера.
Значительная часть логистических операций на пути дви-
жения материального потока от первичного источника сырья до
конечного потребления осуществляется с применением различ-
ных транспортных средств. Затраты на выполнение этих опера-
ций составляют до 50% от суммы общих вложений на логистику.
Оптимизация этих затрат определяется, в основном, характерны-
ми особенностями различных видов транспорта.
Основной задачей управления является оперативное плани-
рование движения транспорта, что позволяет повысить произво-
дительность труда, коэффициент использования машин и обору-
дования. В ряде отраслей промышленности простои автотранс-
порта в очередях в ожидании погрузки составляют 10–12 % рабо-
чего времени. Вместе с тем, простои погрузочного оборудования
из-за отсутствия транспорта составляют 19–27% рабочего време-
ни. Из этого следует, что при решении задач управления необхо-
димо учитывать случайный характер целого ряда величин, опре-
деляющих ход процесса транспортировки (длительности движе-
ний, погрузок, разгрузок и т.д.).
Задача оперативного планирования сводится, по сути, к за-
даче планирования погрузочно-транспортных работ. При опера-
тивном планировании зачастую используется традиционный под-
ход, опирающийся на применение методики средних показателей,
что не может обеспечить высоких результатов. Хронометражны-
ми наблюдениями установлено, что отклонения фактической
продолжительности погрузки транспорта от нормативной для

58
различных погрузчиков достигают 80%, и это является одной из
причин неравномерной обеспеченности погрузочных средств
транспортом.
Существует много факторов, влияющих на время реализа-
ции операций многофазового технологического процесса, при-
чем, некоторые из них очень сложны, степень их воздействия на
показатели функционирования транспорта трудно установить,
однако суммарные воздействия их с определенной степенью до-
стоверности оценить можно. Аналитические модели непримени-
мы при произвольных законах управления транспортом. Как по-
казано в [1], использование аналитических моделей распростра-
няется на разомкнутые и замкнутые системы с однотипным
транспортом при введении ограничений на тип распределений
длительности обслуживания заявок на разных фазах системы и
ряда других ограничений и упрощений.
В результате проведенных на имитационной модели карье-
ра исследований [2] были получены необходимые для решения
задачи распределения транспорта по пунктам погрузки и разгруз-
ки показатели погрузочно-транспортного процесса.
При имитационном моделировании воспроизводится алго-
ритм функционирования системы во времени – поведение систе-
мы, причем имитируются элементарные явления, составляющие
процесс, с сохранением их логической структуры и последова-
тельности протекания, что позволяет по исходным данным полу-
чить сведения о состояниях процесса в определенные моменты
времени, дающие возможность оценить характеристики системы.
Основным преимуществом имитационного моделирования по
сравнению с использованием аналитических моделей, является
возможность решения более сложных задач. Имитационные мо-
дели позволяют достаточно просто учитывать такие факторы, как
наличие дискретных и непрерывных элементов, нелинейные ха-
рактеристики элементов системы, многочисленные случайные
воздействия и другие, которые часто создают трудности при ана-
литических исследованиях. В настоящее время имитационное
моделирование – наиболее эффективный метод исследования си-
стем, а часто и единственный практически доступный метод по-
лучения информации о поведении системы, особенно на этапе ее

59
проектирования: оценки вариантов структуры системы, эффек-
тивности различных алгоритмов управления системой, влияния
изменения различных параметров системы.
Для построения имитационной модели погрузочно-
транспортного комплекса необходимо формализованное описа-
ние этого технологического объекта управления. Модель охваты-
вает технологический автотранспорт во взаимодействии с погру-
зочным и разгрузочным оборудованием. В качестве исходных
показателей процесса (длительности операций погрузки, движе-
ния, разгрузки) могут использоваться как эмпирические данные
(результаты хронометражных наблюдений в виде гистограмм),
так и теоретико-вероятностные распределения длительностей
всех операций процесса, в которых участвует автотранспорт.
При использовании имитационного моделирования приме-
нительно к задачам оперативного планирования карьерных работ
(погрузка вскрышной породы в карьере на самосвалы, ее транс-
портировка и разгрузка на ГОКе, в отвале, месте строительства;
возвращение разгруженного транспорта до карьера) могут быть
также учтены факторы, влияющие на безопасность ведения гор-
ных работ. Так, например, в систему планирования маршрутов
доставки горной породы от места погрузки до места разгрузки и
складирования могут быть встроены алгоритмы изменения
маршрута движения тяжелого транспорта, либо места складиро-
вания отвальных масс, в зависимости от сигналов опасности ав-
томатизированной системы мониторинга за развитием опасных
геологических процессов, и прежде всего оползневых смещений
в бортах карьеров или уступах отвальных горных масс [4].
Системы оперативного автоматизированного мониторинга
оползневых процессов в карьерах и на отвалах необходимы для
предупреждения возникновения чрезвычайных ситуаций, сниже-
ния техногенного воздействия от движущегося транспорта на
горные массивы, снижения риска активизации смещений, кото-
рые могут привести к уничтожению транспорта и человеческим
жертвам.
В последние годы имело место несколько разрушительных
оползневых событий. Так, наглядным примером может служить
разрушительный оползень на разрезе «Черниговский», произо-

60
шедший в декабре 2015 г. в Кузбассе, где имело место оползне-
вое разрушение подрабатываемого борта карьера, имевшее ката-
строфические последствия (гибель людей и техники).
В апреле 2016 г. катастрофическое смещение откоса Внеш-
него отвала № 1 разреза «Заречный» (Кузбасс) привело к много-
миллионному ущербу, связанному с разрушением автомобильной
и железной дорог. Возник значительный перерыв в отгрузке угля,
потребовались огромные восстановительные работы. Если бы от-
косы на данных карьерах были оборудованы автоматизирован-
ными системами мониторинга за развитием глубоких оползневых
подвижек, то, возможно, данные катастрофические события
можно было бы предупредить, либо минимизировать послед-
ствия.
Данные автоматизированного мониторинга за развитием
оползневых смещений, выполняемого в режиме реального време-
ни, могут быть учтены в системе управления транспортом и кор-
ректировать маршрут движения транспортных средств, склади-
рования отвальной массы пород (с контролем величин допусти-
мых и критических деформаций), обеспечивая безопасность ве-
дения горных работ. Такие системы автоматизированного мони-
торинга за развитием оползневых процессов разработаны в ИГЭ
РАН, а их эффективность была доказана на различных объектах в
самых сложных инженерно-геологических условиях [4].
Для исследования и оптимизации работы погрузочно-
транспортного оборудования по критерию минимизации себесто-
имости, создана статистическая имитационная модель работы
транспорта в карьере – GTR1 [3]. Имитационное моделирование
работы карьерного оборудования может быть использовано при
решении двух основных задач:
- определения показателей работы карьера при некотором
фиксированном распределении автотранспорта (с возможным
директивным перераспределением его в течение смены);
- минимизации удельных суммарных потерь от простоев
погрузочного и транспортного оборудования.
Разработанная модель GTR1 позволяет решать задачу опе-
ративного планирования карьерных и транспортных работ при
меняющихся структуре и параметрах технологического объекта

61
управления, с учетом требований обеспечения безопасности ве-
дения горных работ.
Для оценки эффективности разработанных методов реше-
ния задачи, фактически полученные показатели работы карьера
сопоставлялись с показателями, полученными при оптимальном
распределении с использованием моделирования. При оптималь-
ном распределении транспорта, производительность карьера мо-
жет быть увеличена на 15–18 % по сравнению с фактической, по-
лученной при диспетчерском управлении, что соответствует
снижению себестоимости на 13–15 %.
Внедрение же автоматизированных систем мониторинга за
развитием опасных геологических процессов (прежде всего
оползней) на карьерах позволит повысить безопасность ведения
горных работ.

ЛИТЕРАТУРА

1. Казеев И.М. Аналитические модели замкнутых транспортных


систем. В кн. Синтез алгоритмов сложных систем. 1987.
2. Казеев И.М., Казеева В.И. Имитационное моделирование и оп-
тимизация логистических систем // В сборнике: Научные труды препо-
давателей МАЭП Московская академия экономики и права. Москва,
2014. С. 68-79.
3. Казеев И.М., Штабцов Л.Б., Якобсон Г.Р. Оперативное плани-
рование горно-транспортных работ в карьерах с использованием имита-
ционного моделирования. В сборнике научных трудов ЦНИИКА. Ими-
тационное моделирование АСУТП. М., 1986.
4. Осипов В.И., Постоев Г.П., Казеев А.И. Обоснование выбора
критериев оползневой опасности в системе автоматизированного мони-
торинга оползневого процесса на береговых склонах р. Мзымты // Гео-
экология. Инженерная геология. Гидрогеология. Геокриология. – № 2.
М.: Наука. – 2015. – С. 133-146.

62
ПРОГНОЗИРОВАНИЕ СЕЛЕВОЙ ОПАСНОСТИ
НА ТЕРРИТОРИИ КЫРГЫЗСКОЙ РЕПУБЛИКИ

Кенжебаев Т.П., Аскерова Н.Т.

Кыргызско-Российский Славянский Университет, г. Бишкек,


Кыргызстан. E-mail: jgmp1305@mail.ru

Территория Кыргызской Республики в значительной мере


подвержена воздействию селевых и паводковых процессов. В
среднем ежегодно в республике происходит около 70 чрезвычай-
ных ситуаций, связанных с селями и паводками, что составляет
до 29-30% всех ЧС. Селе-паводковым поражениям подвергаются
населенные пункты (95% всех населенных пунктов республики
находятся на берегах или конусах выноса рек или временных во-
дотоков), транспортные коммуникации, сельхозугодия, гидротех-
нические, ирригационные сооружения и другие объекты. Боль-
шая часть рек Кыргызстана формируется в горах, получая основ-
ную часть питания за счет таяния ледников и снежников, в мень-
шей степени от атмосферных осадков и подземных вод. Режимы
рек определяются высотным положением водосборов, их ориен-
тацией, степенью увлажнения. Условно выделяются следующие
типы рек:
Реки ледниково-снегового питания. К ним относится боль-
шинство рек в бассейнах р. Чу, оз. Иссык-Куль, р. Тарим, р. Кы-
зыл-Суу (бассейн реки Аму-Дарья), р. Талас, верховье р. Нарын,
реки Ферганской долины, стекающие с северных склонов Алай-
ского и Туркестанского хребтов. Это реки высокогорья со сред-
невзвешенной высотой водосборов более 2,7 км. Половодье на
них охватывает теплую часть года с апреля по октябрь месяцы.
Наибольшие расходы наблюдаются в июле-августе – период
наибольшей интенсивности таяния ледников и высокогорных
снегов.
Реки снегово-ледникового питания. К ним относится боль-
шинство рек в бассейне р. Чаткал, р. Ат-Баши, р. Суусамыр, р.
Кекемерен, в среднем течении р. Нарын (Алабуга), реки Ферган-
ской долины, реки Тюп, Жыргалан в бассейне озера Иссык-Куль.

63
Это реки среднегорья с взвешенной высотой водосборов 1,5-2,7
км. Половодье охватывает период с марта по сентябрь. Макси-
мальные расходы наблюдаются в период интенсивного таяния в
мае-июне, а иногда летом после выпадения интенсивных ливней.
Реки снегового питания. К ним относятся реки Кек-Арт,
Яссы, Чангет, Тентек-Сай, Зергер, Донгуз-Тоо (среди рек Фер-
ганской долины). Это реки низкогорья со средневзвешенной вы-
сотой водосборов до 1,5 км. Половодье начинается интенсивно в
период весеннего снеготаяния с марта месяца. Наибольшие рас-
ходы наблюдаются в апреле-мае. Катастрофические паводки
происходят при выпадении дождей в паводковый период. Для рек
снегового питания характерна высокая изменчивость стока, в ма-
ловодные годы он может снижаться на 50% ниже среднего.
Опасные явления на реках связаны с паводками различного
происхождения, которые сопровождаются резким повышением
уровня воды, приводят к наводнениям, усилению русловых и эро-
зионных процессов, селевым явлениям, в зимнее время на реках
образуются забереги, ледостав, шуга, заторы, которые вызывают
затопление прибрежных территорий. Снижение уровня воды в
маловодные годы неблагоприятно сказывается на сельском хо-
зяйстве и в гидроэнергетике.
По данным Кыргызгидромета в период с октября по 31 де-
кабря 2016 г. суммарное накопление осадков на большей части
территории республики оказалось в пределах и больше нормы и
составило 125-290%. Превысили прошлогодние значения осадки
в бассейнах рек Чу, Нарын,Узан-Акмат Чичкан Кек-Арт Донгуз-
Тоо и Кызыл-Суу (Сары-Таш).
Ледовые явления в виде заберегов и шуги будут происхо-
дить на реках Чуйского бассейна, Узун Акмат, Чычкан, Падыша
Ата, Кегарт и в верховье реки Нарын, на реках Джыргалан, Талас
(Ак Таш)– зажоры льда;
- в феврале и на реках Чуйского бассейна – забереги и дон-
ный лед, на реках Джыргалан, Нарын, Узун Акмат, Чычкан и Па-
дыша Ата – забереги, на реке Талас (Ак Таш);
- в марте в верховьях р. Нарын – забереги и шуга, на реках
Джыргалан и Талас (Ак Таш)- забереги.

64
Водность большинства рек республики установится выше
нормы. Повышенный сток возможен на реках в бассейнах рек Чу,
Нарын, Узан-Акмат Чичкан Кек-Арт Донгуз-Тоо и Кызыл-Суу
(Сары-Таш) (рис.).
В паводковый период селевая деятельность будет связана с
ливневыми дождями и отметится на большинстве рек юга рес-
публики в Ошской, Джалал-Абадской и Баткенской областях.

Рис. Карта-схема прогноза селевой опасности на территории Кыр-


гызской Республики

Сели. Практически вся территория Кыргызской Республики


является селеопасной – всего насчитывается 3103 селевых рек.
Набольшее их количество имеется в бассейнах рек: Чу – 479, Та-
лас – 254, Нарын – 789, Кара-Дарья – 666, озеро Иссык-Куль –
375.
Селевые потоки характеризуются кратковременностью сво-
его прохождения, высокой скоростью и разрушительной силой,
насыщенностью твердым материалом, создающим характерные

65
отложения. Сели обладают также большой эрозионной активно-
стью, вызывая углубление русел и разрушение берегов, могут
приводить к образованию паводков на реках.
Сели формируются как на временных, так и на постоянных
водотоках, при этом расход потоков резко возрастает и превыша-
ет паводковые расходы в несколько раз. Для селей характерно
движение в виде последовательных волн (валов) с образованием
заторов из обломочного материала, снежно-ледниковой массы,
деревьев, кустарников с последующим их прорывом.
Селевые потоки формируются при взаимодействии геоло-
го-геоморфологических и гидрометеорологических факторов. К
геолого-геоморфологическим факторам относятся – крутизна
склонов и русел, наличие большого количества легкоразмывае-
мых пород, селевых очагов и русел. Источником поступления
твердых материалов могут быть оползни и обвалы.
Селевые очаги, представляющие собой участки горных до-
лин с большим уклоном и скоплением обломочного материала,
играют важную роль в образовании селевых потоков. При доста-
точной их мощности здесь возможно образование мощных селе-
вых потоков не только возникающих при прорывах высокогор-
ных озер, но и ливневых осадках.
Состав обломочного материала, степень насыщенности им
водного потока обуславливает динамический тип селя. В водока-
менных (наносоводных) селях (с плотностью от 1,1-1,4 т/м3) со-
держание водной составляющей достаточно высоко, пылевато-
глинистые частицы не связывают поток, и поэтому характер его
движения не отличается от водных селей. В грязевых (с плотно-
стью 1,4-1,8 т/м3) и грязекаменных (с плотностью 1,8-2,5 т/м3) по-
токах содержание воды меньше, иногда преобладает твердая со-
ставляющая, и селевой поток имеет характер вязко-текучей мас-
сы. При выходе на ровную поверхность поток не растекается в
стороны, а при остановке селевая масса сохраняет свою форму в
виде вала. Скорость движения таких потоков меньше, чем водо-
каменных, но они обладают большой разрушительной силой и
выносят большое количество обломочного материала.
К гидрометеорологическим факторам образования селей
относятся – ливни, длительные дожди, большие снегонакопления,

66
высокие температуры воздуха, приводящие к таянию снега и льда
в горных и высокогорных зонах, т.е. условия, создающие форми-
рование мощного водного потока за относительно короткий про-
межуток времени. Источником поступления воды могут быть
также прорывы высокогорных озер, водохранилищ, запрудных
водоемов, образовавшихся после схода оползней, обвалов, лавин.
Ливни, как фактор селеобразования, играют основную роль
в формировании селей – 70-80% селей имеют ливневое проис-
хождение. Повторяемость их зависит от частоты выпадения лив-
ней и составляет от 1 в 2 года для Кочкорской, Джумгальской и
Тогус-Тороусской впадин, до более 1 раза в год для предгорной
части Кыргызского, Таласского хребтов, Тескей и Кунгей Ала-
Тоо, обрамления Ферганской впадины.
Снеготаяние, часто в сочетании с дождями обусловливает
возникновение до 15% случаев от 1 раза в 3-10 лет до 1 раза в 6-
10 лет. Сели от таяния сезонных снегов и ледников в сочетании с
дождями в гляциальной зоне, а также возникающие при прорывах
высокогорных озер составляют до 10-13%.
Области формирования гляциальных селей – это террито-
рии, связанные с современным оледенением и моренами, распро-
странены выше 3000-3500 м. Из-за условий, способствующих
накоплению больших объемов талых вод (в ледниковых и море-
ных озерах, внутриледниковых и внутримореных емкостях и
т.д.), наличием обводненных толщ морен, значительных уклонов
здесь возможно формирование наиболее мощных и продолжи-
тельных потоков. При этом сели возникающие при прорывах вы-
сокогорных озер могут быть катастрофическими.
Наиболее опасными районами, где возможно возникнове-
ние селей и паводков, являются:
- в Чуйской области долины: Джарды-Каинды, Туюк Ис-
сык-Атинский, Шамшы северная, Кызыл-Суу, Сокулук, Жыла-
мыш, Курумды, Ала-Арча, Нооруз, Исыката, Кегеты;
- в Иссык-Кульской области долины: Ак-Терек, Четынды-
Тоссор, Барскоон, Кумтор (в верховьях Нарына, оз.Петрова),
Чоктал, Зындан-Тон, Курумду-Тон, Джер-Уй-Ак-Сай, Ак-Терек,
Конур-Олён-Ак-Терек, Каракол, Сары-Джаз, Энильчек, Чон-
Койсу;

67
- в Таласской области долины: Чичирканак, Урмарал и Ка-
ра-Буура;
- в Ошской области долины:Кичик-Алай-Ак-Буура;
- в Баткенской области долины: Ак-Суу-Шахимардан, Ис-
файрам-Сай;
- в Нарынской области: долины Шамси-южн. (оз. Бузулган-
су), Анырты, Укёк, Каракум-Кель-Укек, Кара-Кунгей-Укек-вост.
Наиболее вероятный период прохождения паводков, воз-
никших в результате прорыва высокогорных озер июль-август, в
зависимости от условий года он может продлиться до середины
сентября. Область формирования снегодождевых селей (перигля-
циальные)– это территории среднегорья (2600-3500 м) не имею-
щие современного оледенения. Основными условиями для селе-
образования являются интенсивное снеготаяние и ливни, а также
скопление селеформирующих отложений, селевых очагов, нали-
чие останцев древних морен, солифлюкции на склонах. В доли-
нах данной зоны возможно формирование грязевых и наносовод-
ных селей. Причиной формирования селевых потоков являются
ливневые дожди и увлажнение отложений талыми снеговыми во-
дами, значительные уклоны поверхности.
Снегодождевые селевые потоки могут иметь большие рас-
ходы и вызывать паводки, обусловленные действием селевых по-
токов, которые наиболее вероятны в Джалал-Абадской области в
долинах Касан-Сай, Майлуу-Суу, Кара-Ункюр, Кёк-Арт; в Ош-
ской области в долинах рек Яссы, Кара-Кульджа, Тар, Гульча-
Куршаб, Ак-Буура, Баткенской (Исфайрамсай, Шахимардан, Ка-
равшин-Исфара, Ляйляк, Аксуу) и Таласской (Кюркюрёо-Суу,
Сулу-Бакайыр, Кюмюштак, Колба) областей. Периоды прохож-
дения селевых потоков часто связанны с периодом снеготаяния в
горной зоне и ливневых осадков – апрель – июнь.
Область формирования ливневых селей – это предгорья,
адыры и невысокие до 2500 м горы, расчлененные долинами рек
и сухих русел. Основными условиями являются ливни, наличие
большого количества рыхлых, лишенных растительности отло-
жений большие уклоны поверхности. Здесь возможно образова-
ние преимущественно нанос водных селей при ливневых осадках

68
в течение всего теплого периода года, а также таяния сезонного
снега в весенний период.
Областью рассеивания и аккумуляции селевых потоков яв-
ляются предгорные шлейфы межгорных впадин и подгорных
равнин. Наиболее мощные сели могут проходить через эту об-
ласть транзитом, достигая областей, которые не подвержены се-
левой деятельности.
Активизация селевых и паводковых процессов возможна
при интенсивном снеготаянии на отдельных участках, выпадении
большого количества ливневых осадков в весеннее и летнее вре-
мя, а также в случае прорывов высокогорных озер.

ЛИТЕРАТУРА

1. Айталиев. А.М, Ажыбаев Т.А. Мониторинг, прогнозирования


опасных процессов и явлений на территории КР. – Бишкек, 2017 г. – 570 с.
2. Матазимов И.Т. Мониторинг экосистем. – Бишкек, 2016 г. – 250 с.

ОСОБЕННОСТИ ОТРАЖЕНИЯ
ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНЫХ СЕЙСМИЧЕСКИХ
СОБЫТИЙ В ПОЛЕ РАДОНА

Козлова И.А., Юрков А.К.

Институт геофизики им. Ю. П. Булашевича УрО РАН,


г. Екатеринбург, Россия.
E-mail: ikozlova75@mail.ru, akyurkov@mail.ru

Во всем мире прилагаются огромные усилия для решения


проблемы прогноза землетрясений, тем не менее, мы часто ока-
зываемся бессильны перед неожиданным натиском стихии зем-
ных недр. Поэтому не прекращаются поиски, как новых пред-
вестников сейсмических событий, так и продолжается изучение
возможностей уже известных. К последним относится выделяю-
щийся из горных пород радон. [1-5]. Накопление энергии в мас-
сиве горных пород перед сейсмическим событием и сброс этой

69
энергии в процессе землетрясения происходят в областях, где эти
породы испытывают упругую деформацию, а радон является хо-
рошим индикатором изменения напряженно-деформированного
состояния земной коры [6]. В Институте геофизики УрО РАН
накоплен большой экспериментальный материал, полученный в
ходе мониторинговых наблюдений в районах с разной сейсмиче-
ской активностью, который позволяет выявить некоторые зако-
номерности поведения радона перед сейсмическим событием.
Причинами, вызывающими вариации объемной активности
почвенного радона, могут быть изменения пористости и прони-
цаемости среды, уровня грунтовых вод, метеорологических фак-
торов. Также одной из причин является изменение количества
сорбированного радона, выделившегося под воздействием упру-
гих колебаний в зоне расположения детектора радона [7].
При непрерывном мониторинге напряженно-деформиро-
ванного состояния верхней части земной коры на основе измере-
ний объемной активности радона (ОАР), было отмечено, что если
сейсмические события (землетрясения или горные удары) проис-
ходят достаточно часто, то иногда амплитуда изменений ОАР
при подготовке каждого последующего события, может умень-
шаться. Особенно это хорошо заметно для идентичных по магни-
туде и расстоянию событий. Сильные и близко расположенные к
детектору сейсмические события должны отражаться в поле ра-
дона наибольшим откликом за счет более мощного воздействия
на геологическую среду. Тем не менее, в случаях, когда более
мощное и близкое событие следует с небольшим промежутком
времени за предыдущим, происходит уменьшение уровня объем-
ной активности радона. Впервые эффект снижения амплитуды
объемной активности радона был зафиксирован при проведении
работ по изучению горных ударов на шахтах СУБРа [8]. Вероят-
ным объяснением такого снижения может быть следующее.
Накопленный в трещинно-поровом пространстве радон, частично
выделяется в свободную форму при первом сейсмическом собы-
тии за счет его десорбции под воздействием упругих колебаний.
Следует помнить, что свободный радон, находящийся в трещин-
но-поровом пространстве, определяет фоновый уровень значений
ОАР. Для достижения равновесного значения перед вторым сей-

70
смическим событием может быть недостаточно времени, т.к. рав-
новесие между содержанием радия в кристаллической решетке и
радоном в поровом пространстве наступает примерно через 24-28
дней. В таком случае, в области, где расположен детектор, стано-
вится недостаточно сорбированного на стенках пор и трещин ра-
дона, чтобы обеспечить адекватный отклик на более мощное или
более близкое событие, хотя оно сопровождается более сильной
генерацией упругих колебаний.
В случае полной десорбции радона с поверхностей порово-
го пространства при предыдущем событии, и времени достаточ-
ным для установления равновесия между радием и радоном до
следующего события, рассчитанная величина ОАР последующего
события будет близкой к максимальной амплитуде предыдущего.
Зная, промежуток времени между следующими друг за другом
сейсмическими событиями, можно рассчитать «возможную» мак-
симальную величину аномалии ОАР последующего события, при
условии достаточного времени для накопления радона до равно-
весного значения.
Данное предположение было апробировано по результатам
мониторинговых наблюдений объемной активности радона, по-
лученных на Южно-Курильском геодинамическом полигоне.
Изменение напряженно-деформированного состояния при подго-
товке сейсмического события зависит от мощности готовящегося
события и расстояния до эпицентра. Поэтому при сравнении раз-
номасштабных и разноудаленных сейсмических событий можно
использовать «гидродинамический критерий» – отношения маг-
нитуды события к логарифму его эпицентрального расстояния.
Такой критерий успешно применяется при анализе тектониче-
ских землетрясений, отражающихся в температурном и гидроди-
намическом полях [9]. При анализе радоновых рядов учитыва-
лись сейсмические события, которые удовлетворяют условию –
«гидродинамический критерий» больше 2,5.
На рисунке представлена запись объемной активности ра-
дона в период 25.01.2013 г. – 07.03.2013 г. Измерения ОАР про-
водились в режиме «вынужденной конвекции» [10], за счет кото-
рого происходит быстрое удаление радона выделившегося в по-

71
ровое пространство из зоны расположения детектора, и отмечает-
ся резким спадом аномалий ОАР.

Рис. Запись объемной активности радона


в период 25.01.2013 г.- 07.03.2013 г.

После сейсмического события 02.02.2013 г. с магнитудой


6,9 («гидродинамический критерий» – 2,85), отразившегося в по-
ле объемной активности радона величиной 4200 Бк/м3, следую-
щее событие 09.02.2013 г. с магнитудой 4,7, но более близкое
(«гидродинамический критерий» – 2,90), отметилось несколько
меньшей амплитудой ОАР. Более наглядно проявился эффект
снижения амплитуды ОАР для события 16.02.2013 г. Несмотря на
то, что «гидродинамический критерий» – 2,70 достаточно близ-
кий к предыдущим событиям, величина аномалии ОАР суще-
ственно меньше, составляет примерно 30% от аномалий преды-
дущих событий. Такое уменьшение амплитуды ОАР последую-
щих событий можно объяснить недостаточностью времени для
достижения равновесия между содержанием радия в горной по-
роде и содержанием радона в поровом пространстве.

72
Выполненные расчеты «возможных» максимальных анома-
лий ОАР, при условии восстановления равновесия между радо-
ном и радием, дали величины 5000 Бк/м3 (09.02.2013 г.) и 4850
Бк/м3 (16.02.2013 г.) (на рис. отмечены звездочками), что соответ-
ствуют величинам аномалий ОАР от предыдущих событий.
Таким образом, приведенные результаты отражения в поле
радона последовательного ряда следующих друг за другом с не-
большим временным интервалом сейсмических событий удовле-
творительно объясняются сорбцией и десорбцией радона с по-
верхности порового пространства под воздействием упругих ко-
лебаний, возникающих при подготовке таких событий.
Уменьшение величины зарегистрированной аномалии ОАР
для последующего события объясняется отсутствием равновесия
между содержаниями радия в горной породе и радоном в тре-
щинно-поровом пространстве из-за малого промежутка времени
между сейсмическими событиями.
При изучении зависимости величины аномалии ОАР от
энергетических и пространственных характеристик сейсмических
событий необходимо учитывать убыль радона за счет предыду-
щего события, если они произошли с промежутком времени
меньше времени установления радиоактивного равновесия.

ЛИТЕРАТУРА

1. Уломов В.И., Мавашев Б.З. О предвестнике сильного тектони-


ческого землетрясения. //Доклады АН СССР. 1967. – т.176. – № 2. – С.
319-329.
2. King C.-Y. Episodic radon changes in subsurface soil gas along ac-
tive faults and possible relation to earthquakes. // JGR. 1980. V. 85. P. 3065-
3078.
3. Dubinchuk V.T. Radon as a precursor of earthquakes. // Isotopic ge-
ochemical precursors of earthquakes and volcanic eruption. Vienna. 1991. –
P. 37-42.
4. Zhang W., Shi Y., Zhang P. A New Study Item of Earthquake Pre-
cursors: The Escaping Gas Rn in Groundwater. // Earthquakes Research in
China – 1994. – V. 8. – № 1. – P. 123-127.
5. Фирстов П.П., Рудаков В.П. Результаты регистрации подпоч-
венного радона в 1997-2000 гг. на Петропавловск-Камчатском геодина-

73
мическом полигоне. // Вулканология и сейсмология. – 2003. – №1. – С.
26-41.
6. Уткин В.И., Юрков А.К. Динамика выделения радона из масси-
ва горных пород как краткосрочный предвестник землетрясения // До-
клады РАН. – 1998. – Т. 358. – № 5. – С. 675-680.
7. Козлова И.А., Парыгин Г.И., Юрков А.К. Изменение объемной
активности почвенного радона в верхней части геологического разреза
при проведении промышленных взрывов. // Известия ВУЗов. – Горный
журнал. – 2015. – № 7. – С 110-115.
8. Булашевич Ю.П., Уткин В.И., Юрков А.К., Николаев В.В. Изме-
нение концентрации радона в связи с горными ударами в глубоких шах-
тах. // Доклады РАН. – 1996. – Т. 346. – № 2. – С. 245-248.
9. Демежко Д.Ю., Юрков А.К., Уткин В.И., Щапов В.А. Темпера-
турные изменения в скважине kun-1 (о. Кунашир), вызванные землетря-
сением Тохоку (11.03.2011 г. М=9,0). // Доклады РАН. – 2012. – т.445. –
№ 2. – С. 200-204.
10. Юрков А.К., Козлова И.А. Методические вопросы измерения со-
держания радона-222 в почвенном воздухе при мониторинговых наблю-
дениях // Уральский геофизический вестник. – 2005. – № 7. – С. 30-34.

МОДЕЛИРОВАНИЕ ФОРМИРОВАНИЯ
ОПОЛЗНЕВЫХ ПРОЦЕССОВ
И ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПЕРСПЕКТИВНЫХ УЧАСТКОВ
ГЕОЛОГОРАЗВЕДОЧНЫХ РАБОТ ПО
ИНТЕГРИРОВАННЫМ КАРТОГРАФИЧЕСКИМ
ДАННЫМ В ГИС

Крутиков А.Д.

Государственная служба слежения за опасными геологическими


процессами Республики Узбекистан, г. Ташкент, Узбекистан.
E-mail: andrey_dk@mail.ru;

Операции и функции наложения картографических покры-


тий, с различными вариациями, заложены практически во все
программные пакеты обработки материалов ДЗЗ и Географиче-
ские информационные системы. Метод наложения картографиче-

74
ских покрытий является, наиболее оптимальным способом рабо-
ты с картографическими материалами при работе с разнородны-
ми данными для выделения определенных объектов, и создании
комплексных карт.
Исследования формирования и активизации оползневых
процессов проводились по территории Бостанлыкскго района
Ташкентской области Республики Узбекистан.
Для определения вероятности формирования, активизации
оползневых процессов и выявления основных оползнеобразую-
щих факторов по исследуемой территории, использовались сле-
дующие исходные данные: карта устойчивости склонов и селе-
проявлений, геологическая карта, тектонические условия, морфо-
логические характеристики, карта фактического схода оползней,
геоморфологическая карта, гидрологические и гидрогеологиче-
ские характеристики, карта четвертичных отложений, карта рас-
тительного покрова, космические снимки Landsat и QuickBird.
Теоретическая основа исследований базируется на классической
теории вероятности и нечисловой статистике.
Практическая реализация расчета вероятности проявления
оползневых процессов и статистического анализа факторов их
формирования, заключается в статистической обработке данных
для определения приоритетных признаков формирования ополз-
невых процессов, расчетов математического веса и градации (до-
верительных интервалов) влияния территориального распределе-
ния данных факторов, в соотношении к территориальному рас-
пределению фактических оползней.
Другим способом определения физико-географических па-
раметров – является их автоматическое экстрагирование с ис-
пользованием различных функций ГИС. В частности: крутизна
уклонов, фактор длины склонов, сеть поверхностного стока и др.
параметры определяются по цифровой модели рельефа. Не менее
важный параметр в формировании ОГП – растительный покров,
его густота и тип растительности вычисляется с использованием
многоканального космоснимка – типа Landsat, имеющего помимо
стандартных каналов – RGB, инфракрасный и ближний инфра-
красный. Ниже приведен алгоритм суммирования факторов фор-
мирования и активизации оползневых процессов по доверитель-

75
ным интервалам: Грид – карты устойчивости склонов и селепро-
явлений + Грид – геологической карты + Грид – геоморфологиче-
ской карты + Грид – карты четвертичных отложений + Грид –
карты тектонических нарушений + Грид – карты растительного
покрова + Грид уклонов + Грид топографического индекса влаж-
ности + Грид мощности стока + Грид залегания верховодки =
Карта вероятности оползневых процессов.
Следующий этап обработки картографического материала,
заключается в ранжировании вероятности формирования и акти-
визации оползневых процессов, т.е. распределение результатов
расчетов по доверительным интервалам приведенные в следую-
щей таблице.

Таблица

Условная степень %
№ Класс Интервал
вероятности вероятности
1 I 5 – 14 Нет процессов < 20 %
2 II 15 – 23 Низкая степень 20 – 40 %
3 III 24 – 32 Средняя степень 40 – 60 %
3 IV 33 – 41 Высокая степень 62 – 80 %
5 V 41 – 50 Очень высокая степень > 80 %

Здесь необходимо отметить, что распределение по довери-


тельным интервалам, зависит от количества факторов, введенных
в расчеты и интервалов назначаемых исследователем. Поэтому,
как количество переменных, так и интервалы классификации (до-
верительные интервалы), могут варьировать в зависимости от
точности определения вероятности и количества доверительных
интервалов, назначаемых в зависимости от целей исследования и
масштаба результирующей карты. Соответственно, чем крупнее
масштаб карты, тем более могут быть детализированы довери-
тельные интервалы и возрастает точность определения вероятно-
сти (рис. 1).

76
Рис. 1. Трехмерное представление карты вероятности
проявления оползней

Аналогичный подход использовался для определения пер-


спективных участков геологоразведочных работ.
Наложение картографических покрытий для комплексиро-
вания геологических данных в среде ГИС использовалась по тер-
ритории Самаркандского геолого-экономического района Рес-
публики Узбекистан и включает следующие исходные данные:
геологические карты; дистанционные основы; аномалии магнит-
ного поля; плотность тектонической нарушенности; линейные и
кольцевые геологические структуры; узлы их пересечений; дан-
ные тепловых инфракрасных каналов КС Aster; ореолы распро-
странения химических элементов; данные сигнатур минералов
спектральной библиотеки USGS; ореолы потенциальных рудных
полей; положение известных месторождений и рудопроявлений
по исследуемой территории.
На первом этапе подготовки данных проводилось ранжиро-
вание исходных данных для последующего комплексирования, на
основе определения соотношений территориального распределе-
ния известных месторождений. Т.е. все данные приводились в
единую систему визуализации и в единую систему исчисления –

77
количественные соотношения по числу известных месторожде-
ний и рудопроявлений.
Алгоритм наложения и суммирования пространственных
данных с целью их комплексирования, можно описать выражени-
ем: геологическая карта + дистанционная основа + карта анома-
лий магнитного поля + карта плотности тектонической нарушен-
ности + карта кольцевых структур + карта геологических разло-
мов + карта узлов пересечения разломов и кольцевых структур +
карта ранжированных данных TIR + ранжированные геохимиче-
ские карты + карты ореолов потенциальных рудных полей = кар-
та комплексированных данных (рис. 2).

Рис. 2. Фрагмент результатов наложения картографических


покрытий при определении перспективных участков

В то время, как математически проводится операция про-


стого арифметического сложения, технически данные картогра-
фических покрытий последовательно налагаются друг на друга,
при этом пересекающиеся значения суммируются., т.е. автомати-
чески создается результирующая карта, отображающая диапазон
совпадения (боле темные цвета) исходных данных.

78
В заключении необходимо отметить, что из приведенных
выше данных, помимо их картографического представления, не-
которые из них представляются в виде численных значений, дру-
гие являются качественными, описательными характеристиками.
Основным способом расчета таких данных, является применение
геостатистического анализа, что позволяет обрабатывать данные,
выраженные как качественно, так и количественно, т.е. ввести
определенные численные градации как для данных имеющих
численные выражения, так и для качественных характеристик.

ЛИТЕРАТУРА

1. Krutikov A.D., Saidov B.S., Yakubov Sh.K. "Using RS and GIS in


Uzbekistan". GIM international magazine. P. 60-62. № 8, Volume l8. August
2004.
2. Ниязов Р.А. Оползни Узбекистана. – Ташкент: Фан 1992 г.. –
182 с.

СОТРУДНИЧЕСТВО В ОБЛАСТИ
ГЕОЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
В МЕЖДУНАРОДНЫХ РЕГИОНАЛЬНЫХ
ОРГАНИЗАЦИЯХ ЕВРАЗИЙСКОГО РЕГИОНА

Мавлянова Н.Г.

Институт геоэкологии им. Е.М. Сергеева РАН, г. Москва,


Россия. E-mail: georisk2015@mail.ru

В государствах евразийского региона в результате осозна-


ния собственных и общих интересов развивается сотрудничество
для решения вопросов предупреждения и ликвидации чрезвычай-
ных ситуаций природного и техногенного характера путем созда-
ния системы коллективной безопасности в этой области. В 1991
г., после распада СССР, на территории ранее единой страны, об-
разовалось 15 независимых государств, соответственно образова-
лись новые границы, а существующие общие геоэкологические

79
проблемы стали трансграничными. Данная статья посвящена
анализу трансграничных природных опасностей на примере 5
стран Центральной Азии: Казахстана, Киргизии, Таджикистана,
Туркмении и Узбекистана.
Международные региональные объединения. Создание ре-
гиональных организаций и интеграционных объединений
направлено на решение общих проблем, которые возникают у
данных республик бывшего Советского Союза, в том числе в об-
ласти предупреждения и ликвидации природных и техногенных
чрезвычайных ситуаций. Из международных региональных объ-
единений, куда вошли государства Центральной Азии, можно
выделить основные: Содружество Независимых Государств
(СНГ), Евразийский экономический союз (ЕАЭС), Организацию
Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Шанхайскую
организацию сотрудничества (ШОС).
Исторически первым интеграционным образованием стало
СНГ, создатели которого ставили цель сохранить технологиче-
ские, экономические, культурные, образовательные и научные
связи, еще существовавшие на территории бывших республик
СССР. Юридически его формирование закончилось в 1993 г. в г.
Минске, где был принят Устав Содружества Независимых Госу-
дарств – главный документ организации. Территории государств-
участников СНГ занимали значительную часть евразийского кон-
тинента и составляли более 22 млн км2, а численность прожива-
ющих достигала 300 млн человек. Масштабы и географические
особенности такого обширного региона предопределяют вероят-
ность возникновения большинства видов существующих стихий-
ных бедствий. По ориентировочным оценкам экономический
ущерб от всех видов чрезвычайных ситуаций природного и тех-
ногенного происхождения исчисляется до десятка миллиардов
долларов за год [1].
Учитывая важность объединения усилий государств-
участников Содружества Независимых Государств в прогнозиро-
вании и предупреждении техногенных и природных чрезвычай-
ных ситуаций, оказания взаимной экстренной помощи в ликвида-
ции их последствий, 22 января 1993 г. Совет глав правительств
СНГ принял Соглашение о взаимодействии в области предупре-

80
ждения и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций при-
родного и техногенного характера. Участниками данного Согла-
шения были все государства СНГ, правительства которых под-
писали или присоединились к нему (табл.).
Другой важной международной региональной организаци-
ей, в которую входят некоторые страны Центральной Азии, явля-
ется Организация Договора о коллективной безопасности
(ОДКБ), впервые созданный в 1992 г., и затем в 2005 г. получив-
ший свою современную форму, как военный альянс. Целью дан-
ного объединения является защита безопасности стран, входящих
в ее состав. Для координации взаимодействия министерств и ве-
домств государств в области предупреждения и ликвидации по-
следствий чрезвычайных ситуаций создан Координационный со-
вет по чрезвычайным ситуациям государств – членов ОДКБ.
Глобализация способствует тому, чтобы страны СНГ иска-
ли новые способы и модели интеграции в евразийском регионе.
Создание Евразийского экономического союза представляет
наиболее успешный опыт экономической интеграции на постсо-
ветском пространстве. Евразийский экономический союз, со-
зданный Республикой Беларусь, Республикой Казахстан и Рос-
сийской Федерацией, к которому впоследствии присоединились
Республика Армения и Республика Кыргызстан, имеет достаточ-
ный потенциал, чтобы стать прочной основой для укрепления
экономических связей между европейскими рынками и динамич-
но развивающейся экономикой Азиатско-Тихоокеанского регио-
на. Юридически процесс формирования ЕАЭС закончился вступ-
лением в силу 29 мая 2014 г.. Основной стратегической целью
интеграции государств-членов в рамках ЕАЭС является создание
единой территории, где будут применяться унифицированные
нормы Таможенного Кодекса, Единого таможенного тарифа, си-
стемы защитных мер внутреннего рынка, уникальная система
внешних и таможенных правил торговли, единое правовое поле в
области технических регламентов. Все это создает основу для по-
явления единых для всех стран экологических стандартов и норм,
регулирующих область чрезвычайных ситуаций, предупреждения
и ликвидации стихийных бедствий.

81
Крупным объединением, в которую входят страны Цен-
тральной Азии, является Шанхайская организация сотрудниче-
ства (ШОС), представляющая собой международную региональ-
ную организацию. На данный момент в ее функции входит реше-
ние не только пограничных проблем, но и значительное количе-
ство вопросов безопасности, экономического и культурного вза-
имодействия. ШОС является механизмом многопрофильного
взаимодействия. В ее рамках созданы процедуры регулярных
встреч секретарей советов безопасности стран – членов ШОС, ге-
неральных прокуроров, министров, отвечающих за внешнеэко-
номическую деятельность, оборону, транспорт, культуру и охра-
ну окружающей среды, руководителей спасательных служб и по-
граничных ведомств, председателей верховных судов. Подписа-
ны соглашения о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборо-
том наркотических средств и психотропных веществ, о взаимо-
действии при оказании помощи в ликвидации чрезвычайных си-
туаций, о межбанковских контактах и др. [5].
Проводя сравнительный анализ международных регио-
нальных организаций на территории Центральной Азии с точки
зрения предупреждения и устранения природных и техногенных
чрезвычайных ситуаций, следует остановиться на следующих па-
раметрах: количество, участвующих государств Центральной
Азии и компетенции международных региональных организаций
(см. табл.).

Таблица 1.
Международные региональные организации,
включающие страны Центральной Азии

Содружество Евразий- Организа- Шанхайская


Независимых ский эконо- ция Дого- организация со-
Государств мический вора о кол- трудничества
(СНГ) союз лективной (ШОС)
(ЕАЭС) безопасно-
сти (ОДКБ)
1. Члены: Члены: Члены: Члены:
Азербайджан Армения Армения Индия, Казах-
Армения Беларусь Беларусь стан, Киргизия,

82
Беларусь Казахстан Казахстан- Китай, Пакистан,
Казахстан Киргизия Киргизия- Россия, Таджи-
Киргизия Россия Россия кистан, Узбеки-
Молдавия Таджикстан стан
Россия
Таджикистан Наблюдатели:
Узбекистан Иран, Беларусь,
Монголия, Аф-
Ассоцииро- ганистан
ванные члены: Партнеры по
Туркмения диалогу:
Украина Армения, Азер-
Наблюдатели: байджан, Кам-
Афганистан боджа,
Монголия Непал,
Турция,
Шри-Ланка

Многовектор- Узконаправ- Узкона- Многовекторное


2. ное сотрудни- ленная орга- правленная сотрудничество,
чество, вклю- низация: организа- включая преду-
чая предупре- экономиче- ция: вопро- преждения и
ждения и лик- ская инте- сы безопас- ликвидацию
видацию чрез- грация, ности чрезвычайных
вычайных си- включая раз- ситуаций
туаций работку об-
щих требо-
вания к про-
дукции для
гражданской
обороны и
пожарной
безопасности

Таким образом, активное совместное сотрудничество в об-


ласти предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций
осуществляется в рамках двух организаций – Содружества Неза-
висимых Государств и Шанхайской организации сотрудничества.
Первая организация включает в свой состав все государства Цен-
тральной Азии, а вторая четыре из пяти.
83
Наиболее активно взаимодействие государств Центральной
Азии в рамках ШОС по вопросам природопользования и охраны
окружающей среды наблюдалось в следующих сферах: совмест-
ная разработка и эксплуатация месторождений полезных ископа-
емых; улучшение экологии Аральского моря; охрана трансгра-
ничных рек от загрязнения; взаимодействие в обеспечении эколо-
гической безопасности. В сфере науки и технологий взаимодей-
ствие охватывает совместные исследования в метеорологии, сей-
смологии, геологии, экологии, водопользовании и других обла-
стях. В применении технических регламентов, стандартов и про-
цедур оценки соответствия стороны намереваются отрабатывать
порядок и механизмы обмена соответствующей информацией по
широкому кругу вопросов, разрабатывать меры по гармонизации
их национальных нормативов и пр. [2].
Трансграничные геоэкологические проблемы. Однако, не-
смотря на наличие целого ряда нормативно-технических и зако-
нодательно-правовых документов, принятых в отдельных госу-
дарствах в области предупреждения и ликвидации чрезвычайных
ситуаций (ЧС), в странах евразийского региона в целом отсут-
ствует комплексный подход к научным разработкам по проведе-
нию единой научно-технической политики по проблемным во-
просам оценки природных и техногенных рисков. Одним из не-
решенных вопросов является разработка единых методов оценки
трансграничных природных рисков и снижения возможного
ущерба. Например, для территории СССР неоднократно состав-
лялась единая карта сейсмической опасности, в разработке кото-
рой принимали участие научно-исследовательские институты
всех республик (последняя была издана в 1978 г.). В настоящее
время каждая страна разрабатывает собственные карты сейсми-
ческой опасности, и на их основе строятся карты сейсмического
риска, которые не учитывают трансграничные риски и не согла-
суются с картами соседних стран. Нет единой шкалы для оценки
сейсмической уязвимости зданий и сооружений.
Усилия по снижению риска природных катастроф требуют
значительных финансовых затрат, прежде всего инвестиций, ис-
точниками которых являются средства государства, бизнеса, при
этом основное бремя ложится на государство, как конституцион-

84
но ответственного за обеспечение национальной безопасности,
включая защиту населения и территорий от природных катастроф
[3]. В каждой стране ЦА в бюджет ежегодно закладываются ас-
сигнования на расходы, связанные с ЧС, при этом фактические
расходы бюджета на такие события зачастую значительно пре-
вышают запланированные. При возникновении ЧС в результате
природного бедствия странам приходится выделять дополни-
тельные средства для покрытия ущерба путем перераспределения
средств из других статей бюджета, либо увеличивая бюджетный
дефицит посредством заимствования средств.
В интеграционных группировках не выделяются достаточ-
ные средства на осуществление работ по следующим направле-
ниям: гармонизация природоохранного законодательства; приме-
нение научно обоснованных экологических норм и стандартов;
разработка общих методик в области экономики природопользо-
вания и охраны окружающей среды; разработка и осуществление
межгосударственных программ и проектов; создание и функцио-
нирование межгосударственной информационной системы и си-
стемы экологического мониторинга.
Учитывая трансграничную природу стихийных бедствий,
для адекватной оценки и уменьшения существующего уровня
природного риска необходима совместная координированная ра-
бота ученых, инженеров, экономистов, социологов, проектных и
плановых организаций, органов управления различного уровня,
международных организаций, национальных министерств по
чрезвычайным ситуациям и их подразделений на местах, в том
числе координация усилий в опасных районах вдоль националь-
ных границ, что позволит идентифицировать и картировать зоны
с наибольшим уровнем риска и разработать эффективную систе-
му мероприятий по управлению риском и обеспечению готовно-
сти к будущим природным бедствиям.
Ввиду того, что именно на сейсмоопасных территориях
стран ЦА проживает большая часть населения и расположены
жилые, гражданские и промышленные здания и сооружения, а
также объекты инфраструктуры проблема оценки и уменьшения
сейсмического риска является особенно актуальной. В каждой
стране проводятся исследования, но особую важность имеют

85
международные трансграничные проекты, которые могут объ-
единить в своих рамках все страны, входящие в региональные
международные организации на евразийском пространстве.
За годы независимости в постсоветских странах приняты
десятки законов и подзаконных актов по защите окружающей
среды. Но решение этих проблем в отдельно взятой республике
невозможно, т.к. все они взаимосвязаны. При безусловном оби-
лии различных документов межгосударственного значения, ка-
сающихся охраны окружающей среды, до настоящего времени
отсутствует координация действий и консолидация усилий в этом
направлении. В региональных международных организациях
необходимо предусматривать финансирование совместных
трансграничных научных проектов по оценке природных опасно-
стей и снижению возможных ущербов. Геоэкологическая без-
опасность государств может быть обеспечена только на основе
объединения усилий всех стран региона.

ЛИТЕРАТУРА

1. Межгосударственное взаимодействие стран СНГ по проблемам


чрезвычайных ситуаций / Материалы государств – участников СНГ в
области предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций: Сбор-
ник. Москва: ФГУ ВНИИ ГОЧС (ФЦ), 2005 – 535 с.
2. Быков А.И. Экономическое сотрудничество в рамках ШОС. Ос-
новные направления и перспективы развития. Москва, Издательство
«ФЛИНТА», Издательство «Наука», 2011. – С. 61-62.
3. Порфирьев Б.Н. Экономика природных катастроф / Мир новой
экономики. – 2015. – № 4. – 2015. – С. 21-41.

86
СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ
ОПАСНЫХ ПРИРОДНЫХ ПРОЦЕССОВ
НА ТЕРРИТОРИИ РОССИИ И СТРАН СНГ

Мальнева И.В.

Высокогорный геофизический институт, г. Нальчик, Россия.


E-mail: malnir@mail.ru

В течение многих лет во ВСЕГИНГЕО в научно-


технических отчетах и различных публикациях были представле-
ны материалы по прогнозированию опасных геологических про-
цессов. Прогнозы составлялись на федеральном, региональном и
локальном уровне, наибольшее внимание уделялось долговре-
менным прогнозам [4].
В связи с экономическими трудностями наблюдения за ре-
жимом опасных экзогенных процессов после 1991 г. практически
прекратились. Вместе с тем, в последние десятилетия ущерб от
природных катастроф стремительно растёт. Поэтому в настоящее
время большое значение придаётся проблеме гражданской защи-
ты, безопасности населения и народно-хозяйственных объектов.
При этом наибольшее значение приобретают оперативные про-
гнозы, которые позволят за несколько дней, даже часов, преду-
предить о возможной опасности. Долговременные прогнозы, ко-
торые рассматриваются в общей схеме прогнозирования, по-
прежнему имеют большое значение, но при их составлении необ-
ходимо учитывать изменения в развитии изменяющихся факто-
ров опасных геологических процессов на современном этапе.
Существенная проблема возникает на федеральном уровне
при составлении долговременных прогнозов. В соответствии с
методикой [4] для выявления основной тенденции развития про-
цессов и быстроизменяющихся факторов ранее учитывался цик-
лический характер и наличие существенных связей их с солнеч-
ной активностью. Считалось, многолетние данные по солнечной
активности (выраженной в числах Вольфа), наблюдаемой с 1749
г., позволяют экстраполировать ее изменения, а, следовательно, и

87
тенденцию связанных с ней природных явлений, в том числе и
опасных геологических процессов (ОГП), на много лет вперед.
Важным фактором при составлении прогнозов было наличие в
изменении солнечной активности четко выраженных 11-летних
циклов, к той или иной части которых были приурочены, как
правило, проявления ОГП в различных регионах России и стран
СНГ. Однако в настоящее время нарушилось проявление этих
циклов. Количество пятен на Солнце в настоящем 24 солнечном
цикле очень мало, пятен на Солнце почти нет. Согласно сцена-
рию цикличности для достоверных циклов солнечной активности
(СА) 24 цикл открывает вторую эпоху «пониженной» СА, кото-
рая перекроет всю первую половину ХХI века [1]. Эти процессы
на Солнце оказывают влияние на все земные процессы, от кото-
рых зависит их активность.
Современную тенденцию развития опасных геологических
процессов в настоящее время целесообразно определять на осно-
вании тенденции развития атмосферной циркуляции Северного
полушария, которая неоднократно рассматривалась Н.К. Кононо-
вой и автором [2, 3]. Для составления долговременных прогнозов
опасных геологических процессов по-прежнему можно использо-
вать материалы Н.К.Кононовой [3].
До настоящего времени в системе МПР оперативные про-
гнозы практически не составлялись. Следует отметить, что со-
ставление этих прогнозов возможно только при межведомствен-
ном информационном взаимодействии (МЧС, Росгидромет,
МПР), особенно, в период аномальных погодных явлений. Также
на этом уровне очень большое значение имеет техническое осна-
щение, использование современных приборов при ведении мони-
торинга.
Для повышения точности оперативной оценки опасности
селей, оползней и других опасных геологических процессов, це-
лесообразно подвергать анализу все поддающиеся измерению
показатели природных явлений и факторов, обуславливающих
развитие опасного процесса на конкретной территории – гидро-
метеорологические, сейсмические, инженерно-геологические, а
также некоторые, зависящие от эпизодических проявлений ак-

88
тивности процессов на Солнце, показатели параметров солнечно-
земных связей.
В этом случае об опасности проявления современных гео-
логических процессов можно сделать выводы на основании ха-
рактеристик космической погоды. Еще в начале прошлого века
практически важные аспекты солнечно-земных связей были
названы А.Л. Чижевским «космической погодой». Этим же тер-
мином часто называют весь комплекс переменных внешних кос-
мических факторов, влияющих на Землю [5]. При этом целесооб-
разно уделять внимание анализу тех показателей, которые вязаны
с различными проявлениями активности Солнца. Эти показатели
могли оказать вспомогательное, а иногда и решающее влияние на
развитие ОГП за счет энергии плазмы инжекций солнечного вет-
ра в приповерхностную область Земли.
Предположения о влиянии космической погоды на разви-
тие опасных экзогенных процессов, в том числе и возникновение
природных катастроф, потребовали изучения специальных пуб-
ликаций по данному вопросу [5]. При этом было отмечено, что
влияние космической погоды может проявить себя только тогда,
когда для него будут подготовлены земные природные условия, в
значительной степени определяющие активность опасных при-
родных процессов.
Основные параметры плазмы геоэффективного солнечного
ветра вблизи орбиты Земли имеют следующие характерные зна-
чения: скорость 300–800 км/с и более; концентрация протонов
чаще всего 0,1 – 10 см-3. Наибольшие амплитуды всплесков зна-
чений скорости солнечного ветра, доходящие до 1800 км/с и бо-
лее, наблюдаются тогда, когда он истекает из корональных дыр –
открытых магнитных конфигураций с расходимостью магнитных
силовых линий [5]. Эти измеримые и имеющие отношение к пла-
нете Земля факторы дестабилизируют обстановку или иногда с
возникновением катастроф продолжают действовать, захватывая
атмосферное пространство, слои грунтовых массивов в литосфе-
ре, грунтовые воды и тела ледников. Физически это означает
проникновение в эти места солнечной энергии.
При проводимых исследованиях в период формирования и
прохождения селей в первую очередь использованы временные

89
ряды количественных значений плотности и скорости плазмы и
энергии солнечного ветра, полученные измерительными прибо-
рами поближе к Земле, начиная с орбит космических аппаратов
SOHO, ACE, NOAA POES (таблица 1). Фактические солнечно-
ветровые данные помещены в сети Интернет в открытом доступе
в первую очередь на сайтах http://services.swpc.noaa.gov/text/ace-
swepam.txt.

Таблица
Показатели солнечного ветра при наиболее значительных
природных катастрофах

Катастрофические Показатели Показатели


проявления селей, скорости плотности
дата проявления солнечного протонов
процесса ветра , км/с Кол-во в см3
Селевой поток на р.
С 13 до 17 июля
Герхожан-су 18 – 25
от 600 до 1000
13 июля 14 – 22
июля 2000 г.
Катастрофические Июнь – более 500,
наводнения, сели, Июль с 19 июля и
оползни на Северном до конца месяца
Июнь 11 – 19
Кавказе летом 2002 г. от700 до 843
Обвал ледника Колка 18 – 19 сентября
км/сек км/сек км/сек более 700
Катастрофа в Крымске С 01 июля – более
6 – 7 июля 2012 г. 650.

Безусловно, высказанные предположения требуют серьёз-


ного изучения специалистами различных направлений во взаи-
модействии друг с другом.
Составленные прогнозы позволят вовремя принять ме-
ры по предупреждению негативных последствий активизации
опасных геологических процессов в наиболее проблемных реги-
онах. Предотвратить возможные катастрофические события не-
возможно, но при систематическом ведении мониторинга опас-
ных геологических процессов, составлении прогнозов их активи-
зации можно свести к минимуму негативные последствия для
90
наиболее проблемных в этом отношении регионов и вовремя
принять соответствующие меры.
Указанные показатели параметров космической погоды
целесообразно использовать для оперативных прогнозов селей и
других катастрофических природных процессов (заблаговре-
менностью 2 – 3 дня).

ЛИТЕРАТУРА

1. Ишков В.Н. Космическая погода в 24 солнечном цикле и его


особенности развития в 2017 г. // Тринадцатая конференция «Физика
плазмы в солнечной системе» : Сб. тез. докл. (12 – 16 фев. 2017 г.,
Москва, Ин-т космич. исследований РАН) [Электронный ресурс]. С.
297-298.
2. Кононова Н.К. Классификация циркуляционных механизмов
Северного полушария по Б.Л. Дзердзеевскому / Отв. ред. А.Б. Шмакин.
М.: Воентехиниздат, 2009. – 372 с.
3. Кононова Н.К. Изменения циркуляции атмосферы Северного
полушария в ХХ–XXI столетиях и их последствия для климата // Фун-
даментальная и прикладная климатология. – 2015. -№ 1. – С. 127-156.
4. Методические рекомендации по составлению долгосрочных
прогнозов экзогенныхгеологических процессов в системе государствен-
ного мониторинга геологической среды / А.И. Шеко, Г.П. Постоев, В.С.
Круподеров, В.И. Дьяконова, И.В. Мальнева, С.И. Парфенов, А.А. Бон-
даренко, Л.В. Круглова. М.: ВСЕГИНГЕО, 1999. 78 с.
5. Плазменная гелиогеофизика / Под ред. Л.М. Зелёного, И.С. Ве-
селовского. М. : Физматлит, 2008. – Т. 1. – 672 с.

91
СОСТОЯНИЕ ГИДРОТЕХНИЧЕСКИХ
СООРУЖЕНИЙ ПЕРМСКОГО КРАЯ

Михайлов А.В., Китаев А.Б.

Пермский государственный национальный исследовательский


университет, г. Пермь, Россия.
E-mail: hydrology@psu.ru

На территории Пермского края, в рамках краевой целевой


программы «Предупреждение вредного воздействия вод и обес-
печение безопасности гидротехнических сооружений на террито-
рии Пермского края на 2008-2012 гг.», на 01.02.09 г. ОАО «Перм-
гипроводхоз» проведена инвентаризация напорных гидротехни-
ческих сооружений (ГТС) в 6 районах Коми-Пермяцкого округа.
Согласно техническому заданию Министерства природных ре-
сурсов Пермского края (государственный контракт №44 от
16.04.2008 г.) и во исполнение распоряжения губернатора края
№ 101 от 03.03.2003 г. инвентаризация прошла в Гайнском, Ко-
синском, Кочевском, Кудымкарском, Юрлинском, Юсьвинском
районах и в г. Кудымкаре.
В результате обобщения и корректировки материалов ин-
вентаризации гидротехнических сооружений получены следую-
щие данные. Всего по краю водохранилищ и прудов – 1371 ГТС,
из них: спущено 152 ГТС (11,1%), действующих – 1219 ГТС
(88,9%).
По объемам водохранилища (пруды) делятся следующим
образом:
1. Водохранилища объемом 1 млн м3 и более – 38 ГТС (3
спущено).
2. Пруды объемом от 500 тыс. м3 до 1 млн. м3 – 22 ГТС (из
них 3 спущено).
3. Пруды объемом от 100 тыс. м3 до 500 тыс. м3 – 144 ГТС (из
них 9 спущены).
4. Пруды объемом менее 100 тыс. м3 – 1167 ГТС (из них 137
спущены).

92
Согласно инвентаризационным материалам, актам прове-
рок, материалам местных администраций имеются сведения о
наличии проектно-сметной документации (паспорта) ГТС 81 во-
дохранилища и пруда (5,9% от общего количества). Имеются
сведения о наличии служб и ответственных за эксплуатацию ГТС
1009 водохранилищ и прудов (73,6% от общего количества).
По ведомственной принадлежности общее количество ГТС,
расположенных на водохранилищах и прудах подразделяется
следующим образом: 1) в ведении администраций и муниципаль-
ных предприятий, всего – 417 ГТС (30,4%), 2) в ведении ООО,
ОАО, ТОО, всего –79 ГТС (5,7%), 3) в ведении сельскохозяй-
ственных предприятий (колхозы, совхозы, подсобные хозяйства и
другие) – 110 ГТС (8,0%), 4) в ведении охотообществ и лесных
хозяйств, всего – 5 ГТС (0,4%), 5) в ведении частных граждан, в
аренде всего – 190 ГТС (13,8%), 6) в ведении прочих организаций
(ТЭЦ, ГРЭС, ПМК, КС, УТ), всего – 43 ГТС (3,1%) [1].
В связи с тем, что в процессе ликвидации, реорганизации
предприятий края создаются новые юридические лица, предприя-
тия избавляются от непрофильных активов и гидротехнические
сооружения прудов остаются за балансом, продолжается работа с
администрациями городов и районов края по определению соб-
ственников прудов (водохранилищ).
Поставлено на учет, как бесхозяйное имущество на терри-
тории Пермского края, 31 ГТС (2,3%). Количество ГТС, соб-
ственник которых не определен, составляет 498 (36,3%). 2 ГТС
характеризуются смешанным типом собственности.
По материалу плотины делятся на: земляные – 1359; ка-
менно-земляные – 2; каменно – набросные – 1; бетонные – 1; же-
лезобетонные – 2; металлические – 1; остатки старого сооруже-
ния – 1; нет данных о материале плотины для 4 ГТС.
Требуют капитального ремонта 237 ГТС (17,3%):
1. На водохранилищах и прудах объемом 100 тыс. м3 и более
их количество составляет – 53 ГТС (3,9%), из них 11 прудов спу-
щены и 42 являются действующими.
2. На прудах объемом менее 100 тыс. м3 – 184 ГТС (13,4%), из
них 101 пруд спущен и 83 являются действующими.
Требуют реконструкции 4 ГТС (0,3%):

93
1. На водохранилищах и прудах объемом 100 тыс. м3 и более
– 2 ГТС (0,15%), из них 1 пруд спущен и 1 является действую-
щим.
2. На прудах объемом менее 100 тыс. м3 – 2 ГТС (0,15%), из
них 1 пруд спущен и 1 является действующим.
В 2008 г. за счет средств краевого и местного бюджетов за-
кончены работы по капитальному ремонту ГТС пруда на р. Тро-
ицкая в д. Ореховая Гора Чернушинского района; восстановлен
пруд на р. Юг в п. Юг Пермского района; завершена реконструк-
ция плотины на р. Быстрый Танып в г. Чернушка. С привлечени-
ем средств федерального бюджета ведутся работы по капиталь-
ному ремонту ГТС пруда на р. Поша в с. Уральское Чайковского
района, выполнен капитальный ремонт ГТС пруда на р. Лысьва в
с. Путино Верещагинского района и пруда на р. Б. Уса в с. Б. Уса
Куединского района.
По наличию объектов экономики и жилья в нижнем бьефе
ГТС относятся к потенциально опасным на территории Пермско-
го края 90 гидротехнических сооружений (перечень утвержден на
01.04.2009 г.).
По назначению водохранилища и пруды разделяются на:
1. Рыбохозяйственные, всего – 432 ГТС (31,5%);
2. Рекреационные, всего – 360 ГТС (26,3%);
3. Комплексные, всего – 376 ГТС (27,4%), в том числе: рыбо-
хозяйственные – 125 ГТС, рекреационные – 153 ГТС, противо-
пожарные – 44 ГТС, водоснабженческие – 13 ГТС, три и более
назначений – 41 ГТС;
4. Противопожарные, всего – 145 ГТС (10,5%);
5. Водоснабжение (технического, питьевого и сельскохозяй-
ственного), всего – 22 ГТС (1,6%),
6. Пруды – отстойники, всего – 6 ГТС (0,4%),
7. Противоэрозионные, всего – 3 ГТС (0,2%),
8. Орошение, всего – 1 ГТС (0,1%).
По 26 ГТС сведений о назначении нет.
Согласно приказу Федеральной службы по экологическо-
му и, технологическому и атомному надзору и Федеральной
службы по надзору в сфере природопользования ГТС водохра-
нилищ и прудов, охваченные инвентаризацией поднадзорны

94
Федеральной службе по экологическому, технологическому и
атомному надзору.
Согласно инвентаризации, по параметрам установленным
Приказом МПР РФ №39 от 02.03.99 г. «О реализации постанов-
ления Правительства РФ от 6 ноября 1998 г. №1303», под декла-
рирование подходят 55 ГТС. Внесению в Российский Регистр
подлежат 60 гидротехнических сооружений.
По данным ФГУ «Камводэксплуатация», материалам ин-
вентаризации ОАО «Пермгипроводхоз», актам проверок Камско-
го БВУ на территории Пермского края защитных сооружений
всего – 112, из них: – 33 защитных дамб и дамб обвалований, об-
щей протяженностью более 88 км; – 79 берегоукреплений, общей
протяженность более 40 км. Требуют капитального ремонта или
реконструкции 35 сооружений (31,5%), в том числе – 8 защитных
дамб; – 27 берегоукрепительных сооружений [2].
По ведомственной принадлежности общее количество бе-
регоукрепительных сооружений, подразделяется следующим об-
разом: 1) В ведении администраций и муниципальных предприя-
тий, всего – 21 шт (25,3%), 2) В ведении ООО, ОАО, ТОО, всего
–15 шт (15,1%), 3) В ведении частных граждан, в аренде всего –
15 шт (24%),
Количество берегоукреплений, собственник которых не
определен, составляет 25 шт (31,6%). 1 берегоукрепление харак-
теризуются смешанным типом собственности. Нет данных о соб-
ственнике у 1 берегоукрепления.
В 2009 г. за счет средств краевого и местного бюджетов
начаты работы по укреплению дамбы на правому берегу р. Ирень
(от железнодорожного моста до ул. Спортивная) в г. Кунгуре. За-
вершаются ремонтно-восстановительные работы аварийных
участков дамб в г. Кунгуре (в районе ул. Мамонтова, д.37 и ул.
Усть-Шаквинская, д.13). Завершен ремонт берегоукрепления в
поселке Набережный Красновишерского района. С привлечением
средств федерального бюджета продолжено строительство 3-й
очереди берегоукреплений Камского водохранилища в поселках
Майкор и Пожва Коми-Пермяцкого округа.
Выводы. Несмотря на большие работы, выполненные по
обустройству многих действующих гидротехнических сооруже-

95
ний в различных районах Пермского края, в настоящее время
требуются большие финансовые вложения в капитальный и те-
кущий ремонт, а также на реконструкцию ряда сооружений.
239 гидротехнических сооружений нашего края требуют
капитального ремонта (23 сооружения Чернушинского, 21 – Ве-
рещагинского, 18 – Кунгурского районов), 572 сооружения тре-
буют текущего ремонта (52 сооружения Большесосновского, 50 –
Чайковского, 49 – Пермского районов), на 5-ти сооружениях тре-
буется реконструкция. Осуществление указанных мероприятий в
ближайшие годы, несомненно, повысит продуктивность работы
гидротехнических сооружений края и будет способствовать их
безопасному использованию.

ЛИТЕРАТУРА

1. Михайлов А.В., Китаев А.Б. Состояние гидротехнических со-


оружений Пермского края (на 01.01.2010 г.) // Географический вестник.
Пермь. – 2011. – № 1 (16). – С. 37-42.
2. Михайлов А.В., Китаев А.Б. Гидротехнические сооружения:
проблемы эксплуатации, пути решения: учебное пособие. Пермь, 2011.
– 168с.

КРИТЕРИИ УСТОЙЧИВОСТИ ДИНАМИЧЕСКИ


АКТИВНЫХ БЕРЕГОВ РАВНИННЫХ
ВОДОХРАНИЛИЩ

Михневич Э.И.1, Левкевич В.Е.2


1
Белорусский национальный технический университет,
г. Минск, Беларусь. E-mail: ed_mik_bia@tut.by
2
Белорусский национальный технический университет,
г. Минск, Беларусь. E-mail: eco2014@tut.by

Процесс развития берегов, сложенных несвязными грунта-


ми, завершается выработкой профиля берега фронтальным вол-
нением называется профилем динамического равновесия, при ко-

96
тором частицы грунта на поверхности откоса хоть и совершают
колебательные движения относительно условного среднего по-
ложения, однако суммарный объем перемещающихся наносов
остается равным нулю [1-3]. Известно, что устойчивость частиц
грунта, образующего подводную часть профиля берега (откоса),
формируется под действием гидродинамических нагрузок, вы-
званных ветровым волнением, прямыми и обратными течениями
волнового потока и определяется допускаемыми скоростями [2].
В случае расположения элемента грунта на поверхности подвод-
ной части береговой отмели, подверженной переработке (т.е. на
первой начальной стадии формирования профиля равновесия), в
результате увеличения роли этой составляющей в системе сил,
определяющих их устойчивость, подвижка зерен происходит при
скоростях потока меньших, чем расчетные или табличные.
Основной причиной разрушения берегового склона, нахо-
дящегося в зоне действия волнового потока, является создание
им гидродинамического давления (Рд) и грунтового потока (Рф) в
подстилающем слое, которые вызывают знакопеременное сдви-
гающее усилие. Учет соотношения сил, действующих на частицу
грунта, или расчетный объем грунта, дает возможность решить
прикладную задачу по определению критериев устойчивости
профиля динамического равновесия.
Принимается, что практический интерес в условиях водо-
хранилищ Беларуси представляют лишь III и IV зоны волнения, в
которых волновой поток непосредственно взаимодействуют с
дном и поверхностью береговой отмели.
Для анализа воздействия комплекса сил, действующих на
элемент грунта, находящийся на поверхности береговой отмели в
волновом потоке, воспользуемся методом определения предель-
ного состояния откоса. Этот метод дает возможность на основе
учета действующих сил, при различных стадиях размыва и фор-
мирования профиля равновесия, оценить местную устойчивость
профиля. Рассмотрим элемент грунта лежащего на поверхности
отмели (откоса) объемом W и площадью F, находящийся на отко-
се ниже зоны разрушения волны (в подводной части отмели), по
которой движется волновой поток (рис. 1).

97
Рис. 1. Схема сил, действующих на элемент грунта
на профиле равновесии

Условие предельного равновесия элемента грунта, распо-


ложенного на откосе под углом α к горизонту, будет определять-
ся соотношением следующих сил:
- силы тяжести G частицы, погруженной в воду G = Wγ0,
где W – объем элемента грунта, м3; γ0 – удельный вес грунта во
взвешенном водой состоянии, Н/м3;
- предельной влекущей силы, создаваемой волновым пото-
ком τ, стремящейся сдвинуть элемент грунта вниз по откосу τ =
Fγвh sinα; где F – площадь элемента грунта, м2; γв – удельный вес
воды, Н/м3; h – глубина, м;
- волнового взвешивающего давления Pвзв = Fаγвhв, Н/м3, где
а – эмпирический коэффициент, а = 0,27, принятый по [2];
- удерживающей силы T0 = W γ0 cos α, Н/м3;
- сдвигающей силы Pск = W γ0 sin α , Н/м3.
Уравнение предельного равновесия имеет следующий вид:

W γ0 sin α + Fγв h sin α = (W γ0 h cos α – Fа γв hв) f, (1)

где f – коэффициент внутреннего трения грунта.


Разделив выражение (1) на d, а затем на γв и считая в воде γ0
/ γв = 0 / â =  0 I , где 0 , â – плотность зерен грунта во взве-

98
шенном состоянии и воды, кг/м3;  0 I – относительная плотность,
1I = 0 / â , получаем

(2)
Преобразовав формулу (2) и принимая отношение ее пра-
вой части к левой как критерий устойчивости частиц грунта на
профиле динамического равновесия П1, имеем
0I  mf  1 d
Ï 1 . (3)
h  ah1% f 1  m 2
В выражении (3) для несвязных однородных грунтов с ко-
эффициентом однородности равным η = d60/d10 ≥ 2,0-2,5, прини-
мается d = d50. Для грунтов с повышенной неоднородностью η >
4 принимается d = d85.
На начальных стадиях переработки склона (I и II), величина
П1 всегда менее 1, так как происходит движение материала пере-
работки поперек склона и образование береговой отмели. На III
стадии П1 ≥ 1. Эта стадия характеризуется вдольбереговым пере-
мещением материала переработки [1,3].
Рассмотрим элемент грунта объемом W и площадью F,
находящийся в предельном равновесии под воздействием ветро-
вого волнения на береговой отмели ниже зоны разрушения волн
(рис. 2). Основное воздействие на массив грунта оказывает гид-
равлическое давление волнового потока Pв, которое ведет к пере-
мещению материала переработки склона по профилю.
Вдольбереговой перенос частиц грунта в виде потока нано-
сов вызван наличием двух условий: развитой подводной частью
береговой отмели и косоподходящего к урезу фронта ветрового
волнения под углом Ө. Это позволяет представить Pв в виде двух
компонент: поперечной Pвy и продольной Pвx, т.е. вдольбереговой.
Кроме того, присутствует и влияет на устойчивость массива
грунта вертикальная взвешивающая составляющая (Pвz). Эта со-
ставляющая, уравновешиваемая силой тяжести (G) и компонен-
той скатывающей силы, далее не учитывается. Основное усилие,
99
оказываемое на элемент грунта, это гидравлическое давление, со-
здаваемое волновым потоком при его перемещении по береговой
отмели (рис. 2). Давление волнового потока на частицу наносов,
создаваемое придонными скоростями vmax и его составляющими –
продольной Pвx и поперечной Pвy, равны [2]:
Pвx = a x Fy â v 2 max / 2 g ,
(4)
2
Pвy = a y Fx â v max / 2 g .

Тогда равнодействующая сила Pв поперечной и вдольбере-


говой составляющих имеет следующий вид:

Pв  Рвх2  Рву2 . (5)

Рис. 2. Схема действия сил на элемент грунта в подводной части


береговой отмели

Натурные и лабораторные исследования ряда авторов по


изучению режима донных волновых скоростей показали, что они
практически совпадают со скоростями руслового потока (vmax.=
vmax). Следовательно,

100
 hв n .
v m ax  (6)
 4 H 
 sh  
  
g

где hв – расчетная высота волны, м;  – длина волны, м; g –


ускорение свободного падения, м/с2; H – глубина на внешнем
краю отмели, м; n – коэффициент шероховатости в соответствии
с [1,2].
Принимая площади проекции элемента грунта объемом W
на горизонтальную, вертикальную и перпендикулярную к равно-
действующей Pв плоскости, соответственно равными Fx = Fy = F
[2], и подставляя значение vmax по (6), получаем

2
a0 F  в vmax 0,5a0 F  в hв2 n 2
Pв   . (7)
2g  4 H 
 sh  
  
Величину сдвигающей силы определим по выражению

2 4
2 2 0, 25  a0 F  в   hв n  cos 2  (8)
2
N cд   W sin  
0
 4 H 
 2 sh 2  
  

Удерживающая сила Nуд определяется суммой сил трения и


сцепления грунта в воде. Учитывая, что вдольбереговая состав-
ляющая движения материала переработки в виде наносов может
возникать только лишь при наличии береговой отмели достаточ-
ной ширины, а также косоподходящего ветрового волнения к
урезу воды под углом ϴ (рис. 2), в зависимости Nсд и Nуд была
введена поправка, учитывающая угол подхода волны к берегу:

N уд   0Wf cos cos  , (9)

101
где f – коэффициент внутреннего трения для несвязных грунтов
[2]. Уравнение равновесия может быть записано так: N уд  Ncд .
Отношение величин Nсд и Nуд является критерием устойчивости
продольного профиля равновесия.

2 4 2
2 0,25 a0Fв   hn
2 2 в  cos  .(10)
0Wf cos cos  W sin  
0
 4H 
2sh2  
  
1 :

Разделив (10) на F sin  cos  и приняв 1  m2   sin 2 
2
 0d a0 в  hв n  1  m 2
и обозначив  1 , а  2
cos  4 H
 sh

получаем критерий устойчивости П2:
 0 dfm . (11)
П2 
  0, 25 22
1
2

При значении П2 ≥ 1 профиль берега и береговая линия со-


ответствуют равновесной форме профиля динамического равно-
весия.

ЛИТЕРАТУРА

1. Левкевич В.Е. Динамическая устойчивость берегов водохрани-


лищ Беларуси / В.Е. Левкевич. – Минск : Право и экономика, 2015. –
307 с.
2. Михневич Э.И. Устойчивость берегов водохранилищ при фор-
мировании профиля динамического равновесия в несвязных грунтах /
Э.И. Михневич, В.Е. Левкевич, // Мелиорация. – 2016. – № 4 (78). – С.
18-23.

102
3. Левкевич В.Е. Динамическая устойчивость берегов водохрани-
лищ Беларуси: автореф. дис. ... докт. техн. наук : 05.23.07 / В.Е. Левке-
вич; Белорус. национальный технич. ун-т. − Минск, 2017. – 51 с.

ПРОГНОЗ РАЗРУШИТЕЛЬНОГО ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ


В СТАМБУЛЕ: АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ОЦЕНКИ
ОПАСНОСТИ

Никонов А.А., Королева А.О.

Институт физики Земли им. О.Ю. Шмидта РАН,


г. Москва, Россия. E-mail: nikonov@ifz.ru

После разрушительного землетрясения, с М=7,4,


17.08.1999 г. (свыше 17 тыс. жертв) на западном краю Северо-
Анатолийского разлома (САР), в Измитском заливе Мраморного
моря, в 80 км восточнее Стамбула [1] район этого мегаполиса
был выделен в качестве наиболее вероятного места следующего
сильного события, через 25-50 лет [2]. Независимо и по другим
исходным данным вскоре вероятность сильного события вблизи
города определялась на тридцатилетний период (т.е. примерно до
20-30 года текущего столетия) 62±15% [3]. С начала XXI столе-
тия в бассейне Мраморного моря целенаправленные исследова-
ния осуществлялись несколькими международными группами
специалистов совместно с турецкими коллегами, их результаты
публиковались в научной печати и в публичных изданиях [4 и мн.
другие]. Главное достижение групп исследователей в последние
десятилетия – это установление с помощью измерений GPS ки-
нематики постоянных горизонтальных перемещений на площади
региона, распределения в пространстве векторов и величин сме-
щений, границы их резкого различия. В южной половине бассей-
на широтное, к западу, перемещение идет со скоростью 16-19
мм/год, тогда как на севере, вплоть до побережья Черного моря,
если и выявляются перемещения в нескольких пунктах побере-
жья, то их величины на порядок меньше, т.е. этот Босфорский
массив почти стабилен. «Дефицит» относительных перемещений

103
на севере оценен в 2,5-3,7 м, что предполагает накопление
напряжений, достаточных для сейсмической подвижки при зем-
летрясении М≥7, до М=7,6 [4]. Публично о прогнозе в Турции
было объявлено 22.06.2016 г.
Авторы, начав в 2016 г. разработку вопроса независимо и
до знакомства с новейшими зарубежными разработками, обнару-
жили целый ряд пропущенных западными коллегами первоис-
точников на разных языках помимо английского, и первые ре-
зультаты их обработки опубликовали в 2017 г. [5, 6]. По первич-
ным сведениям нескольких исследователей [7-10 и др.] была со-
ставлена первая на уровне современных требований макросей-
смическая карта сильного М=6,6 землетрясения 10.07.1894 г. [5].
По распределению 22 пунктов с установленной интенсивностью
сотрясений и по комплексу других, согласующихся между собой,
признаков оконтурена эпицентральная область и рассчитаны
главные очаговые параметры. Длинная ось макросейсмического
поля оказалась вытянутой вдоль северо-восточного берега Мра-
морного моря по аз. З-СЗ 300, а эпицентр уверенно определен
вблизи Принцевых островов, т.е. восточнее Стамбула [5, 6], что
значимо отличается от принятых ранее определений [3, 4, 11, 12].
Кроме того, по ранним первоисточникам соответствующего
времени собраны и проанализированы сведения о разрушитель-
ных землетрясениях в северной части бассейна Мраморного мо-
ря, и в результате обнаружилось: 1) события 557, 1556, 1719, 1766
гг. имели силу больше, чем в указано в каталоге [11 и многие
др.], и их эпицентральные области удалось уточнить, 2) значимо
откорректированы временные интервалы между сильными собы-
тиями за последние сотни лет, 3) несколько исторических собы-
тий средней силы возникли непосредственно под Стамбулом, что
обосновывает наличие здесь ранее не выделявшейся очаговой об-
ласти.
Обнаруженные и обработанные заново сведения достаточ-
ны для признания самого северного сейсмогенерирующего раз-
лома вдоль северо-восточного побережья Мраморного моря,
оценки его сейсмического потенциала и опасности для мегаполи-
са Стамбул. Так для севера кардинально меняются структурно-
динамическая картина и представления о пространственно-
104
временном распределении там очагов сильных землетрясений в
последние столетия. Этот, более опасный, вариант – альтернатива
выдвинутому группами зарубежных исследователей варианту,
где самая северная ветвь САР с очагами сильных землетрясений
не распознана (рис.).

Рис. Схема основных разломов и позиции прогнозируемого


землетрясения в бассейне Мраморного моря.
Условные обозначения: 1 – Центральный Мармарский разлом (CMF)
и его ответвление к югу; 2 – самый северный, вдольбереговой разлом,
выделенный авторами [5, 6]; 3 – положение очага будущего события в
варианте зарубежных исследователей; 4 – то же по авторам настоящей
статьи; 5 – приэпицентральная область (изосейста VIII-IX баллов) зем-
летрясения 10 VII. 1894 г., по авторам, и приэпицентральная область
землетрясения 17.VIII.1999 г., по [1]; 6 – положение эпицентров
событий 1894 г., по авторам, и 1999 г., по [1].

Позиции разных групп исследователей в отношении усло-


вий и характеристик ожидаемого события согласуются в следу-
ющем:

105
1. Очаг события связан с постоянным правосторонним
смещением по САР. 2. Очаг возникнет в Мраморном море вблизи
г. Стамбул. 3. Землетрясение станет разрушительным, город
ожидают жестокие разрушения и огромные потери. 4. Событие с
высокой вероятностью ожидается в ближайшие десятилетия.
Зарубежные исследователи принимают возникновение оча-
га на разломе Сenter Marmara Fault (CMF), в середине акватории,
в 20 км к югу от Стамбула. Но водное пространство шириной 30-
40 км к югу от него абсолютно не обеспечено пунктами измере-
ний GPS, а севернее скорости смещения на порядок меньше, чем
во всем южном, на п-ове Аннутлу, пространстве, т.е. заблокиро-
вана вся самая северная часть бассейна. В такой ситуации вари-
ант очередного разрыва внутри нее, где в 1894 г. вспоролся
вдольбереговой разлом при событии с М=6,6, оказывается вполне
реальным. Именно его участок у г. Стамбул, где последнее силь-
ное событие имело место 300 л. н., резонно считать главным пре-
тендентом, конкретной структурой, по которой произойдет ожи-
даемое землетрясение.
Возникающие вопросы и различия в ответах на них отра-
жены на рисунке и в таблице.

Таблица
Основные вопросы и варианты ответов на них

Зарубежные Авторы
Основные вопросы
исследователи статьи
Сколько субширотных активных cрединная северная,
разломов (ветвей САР) в Мрамор- (CMF) срединная,
ном море? и южная южная
Какая ветвь «заперта» и наиболее
срединная северная
опасна?
Какой именно участок ветви (Δ, км
20 км от под
от Стамбула) намечается как буду-
города городом
щая очаговая область?
Когда/сколько лет назад было по- 1766 г. / 1719 г. /
следнее сильное событие? 250 лет 300 лет
Какой силы ожидается грядущее I≥VIII-IX,
М=7.6
событие? М≈7.0–7.5

106
В северном варианте опасность для мегаполиса с населени-
ем около 15 млн человек усугубляется несколькими обстоятель-
ствами. В условиях доказанного правостороннего смещения по
САР, а, следовательно, и по его северной ветви в Мраморном мо-
ре вблизи самого Стамбула, неизбежно должен вскрыться и про-
дуцировать сильные сотрясения (при главном толчке и/или аф-
тершоках) субширотный разлом вдоль берега Мраморного моря,
и, вероятно, сопряженная с ней, поперечная Босфорская зона. А
это приведет к охвату сильными сотрясениями не только южной
части мегаполиса, но и разросшихся по обоим берегам Босфора к
северу его площадей. При этом на обоих берегах южной части
Босфора, в пределах города, могут вспороться и выйти на по-
верхность разрывы с соответствующими последствиями. Силь-
нейших толчков может быть несколько, причем и за пределами
эпицентральной области главного из них. Не исключено вспары-
вание двух разломов, почти одновременное или последователь-
ное, с промежутком в дни, недели, месяцы. Афтершоки будут
продолжаться не менее нескольких недель. На весьма протяжен-
ной береговой линии разросшегося города и его окрестностей
неизбежно возникнет цунами, местами сильное, с бедственными
последствиями.

ЛИТЕРАТУРА

1. Barka A. The 17 August 1999 Izmit Earthquake // Science. – 1999.


– Vol. 285. – P. 1858-1859.
2. Никонов А.А. Сейсмическая катастрофа в Турции // Природа. –
1999. – № 11. – С. 3-9.
3. Parson T., Toda S., Ross S., Barka A., Dietrich J.H. Heightened
Odds of Large Earthgquake near Istanbul // Science. – 2000. – V. 288. – P.
661-665.
4. Ergintav S., Reilinger R.E., Çakmak R., Floyd M., Cakir Z., Doğan
U., King R.W., McClusky S., Özener H. Istanbul's earthquake hot spots: Geo-
detic constraints on strain accumulation along faults in the Marmara seismic
gap // Geophysical Research Letters. – 2014. – V. 41. – I. 16. – P. 5783-5788.
5. Королева А.О., Никонов А.А. Малоизвестное разрушительное
землетрясение в Мраморном море 10.VII.1894 г.: уточнение параметров
по макросейсмическим данным // Материалы XVIII Всероссийской

107
научно-практической конференции молодых ученых, аспирантов и сту-
дентов. – Нерюнгри. – 2017. – С. 173-176.
6. Никонов А.А., Королева А.О. Разрушительное землетрясение
10.07.1894 г. в Мраморном море: параметризация, вопросы сейсмотек-
тоники, механизм очага и опасности мегаполиса Стамбул // Современ-
ная тектонофизика. Материалы 5 молодежной школы-семинара. – М. –
2017. – С. 290-297.
7. Eginites D. Le tremblement de terre de Constantinople // Ann. de
Geographie. – 1895. – Janvier № 15. – P. 151-165.
8. Амфитеатров А.В. Землетрясение в Стамбуле 1984 г. / – СПб.:
Т-во «Общественная польза», 1904. – С. 53-56.
9. Dück J. Die Erdbeben von Konstantinopel // Die Erdbebenwarte.
1904. – NN. 10-12. – P. 177-196.
10. Ambraseys N.N., Finkel C.F. The Seismicity of Turkey and Adjacent
Area. Historical Review, 1500-1800. – 1995. – 240 p.
11. Soysal H., Sipahioglu S., Kolcak D., Altinik Y. Turkiye ve çevresinin
tarihsel deprem kataloğu., İstambul, 1981. – 124 p.
12. Балакина Л.М., Москвина А.Г. Северо-Анатолийская сейсмо-
генная зона (САСЗ) // Физика Земли. – 2002. – № 9. – С. 11-28.

ОЦЕНКА ПРИРОДНОЙ ОПАСНОСТИ ДЛЯ


АНТРОПОГЕННЫХ ОБЪЕКТОВ ПРИ БОКОВЫХ
СМЕЩЕНИЯХ РУСЕЛ РАВНИННЫХ РЕК

Орлянкин В.Н., Алешина А.Р., Белозеров Е.В.

Научный геоинформационный центр РАН, г. Москва, Россия.


E-mail: mail@ngic.ru.

Расположенные или пока только проектируемые сооруже-


ния в пределах днища речных долин, в том числе на пойме, как
известно, подвергаются (или могут быть подвержены) серьёзной
природной опасности и рискам, связанным с паводковым затоп-
лением. При этом степень опасности прямо пропорциональна
глубине и продолжительности затопления, скорости течения па-
водкового водного потока и соответственно гидродинамическому
воздействию и ледовому напору при ледоходе. Все эти факторы в

108
той или иной степени могут повредить сооружение. Но есть еще
один фактор – горизонтальная деформация (размыв) речных бе-
регов, при котором инженерное сооружение, возведённое в зоне
риска – вблизи от размываемого берега, будет полностью разру-
шено, если отступание берега не остановить специальными доро-
гостоящими мероприятиями.
Конечно, населённые пункты всегда старались не строить
на пойме, но, например, в долине р. Ока между городами Колом-
на и Рязань, в пределах поймы, в том числе около размываемых
вогнутых (в плане) берегов, размещается несколько сёл и дере-
вень. Однако есть классы сооружений, которые неизбежно долж-
ны оказаться на широких поймах: мачты воздушных линий элек-
тропередач, устои мостовых переходов с подходными дамбами,
водозаборы, наземные и подводные переходы магистральных
нефте- и газопроводов и т.д.
Проблемой взаимодействия жидкой среды – водного пото-
ка с твёрдой – грунтами ложа русла и его берегов, находящейся
на стыке нескольких наук, занимались многие десятилетия сотни
учёных и практиков – гидрологов, гидротехников, инженеров-
геологов, изыскателей и проектировщиков мостов, железных и
автомобильных дорог, магистральных и промысловых трубопро-
водов, гидроузлов, ирригационных сооружений и др.. Большой
вклад в решение этой проблемы внесли такие учёные, как: Мак-
кавеев Н.И. [1], Кондратьев Н.Е. [2], Попов И.В. [3], Бегам Л.Г.
[4], Чалов Р.С. [5]. Все они рекомендовали изучать и оценивать
динамику плановых (горизонтальных) деформаций речных русел
совмещением разновременных лоцманских карт, материалов
аэрофото- и космических съёмок.
Именно таким путём – совмещением разновременных ма-
териалов космических съёмок из программы Google Earth нами
было обследовано более тысячи участков на равнинных реках
России и зарубежья (Европы, Азии, Африки, Северной и Южной
Америки, Австралии). В итоге получен достаточно большой фак-
тический материал, позволивший эмпирически вывести формулы
плановых деформаций русла – смещения бровки размываемого
берега – с, м/год.

109
Для условий свободного меандрирования рек (в меньшей
мере для ограниченного меандрирования – это задача будущего):

с = k * i *b1.33 * (b/R)0.50 , (1)

где – продольный уклон водной поверхности реки при рус-


лоформирующем расходе, когда уровень воды в паводок подхо-
дит к пойменной бровке; принимается равным уклону в межень,
‰;
b – ширина русла между пойменными бровками на прямолиней-
ных участках реки (средняя из нескольких замеров на перегибах
смежных меандр), м;
R – радиус кривизны динамической оси водного потока до выхо-
да его на пойму, м; на прямолинейных участках стремится к бес-
конечности, а с, м/год тогда – к нулю;
k – коэффициент связности береговых грунтов:

0,03-0,04 – глины, мёрзлые грунты,


0,05-0,06 – суглинки, галечники,
0,07-0,09 – пески,
0,10-0,13 – лёссы, лёссовидные суглинки.

В низовьях рек при их впадении в моря или крупные озёра


уклоны i не соответствуют меженным, так как паводковая волна
распластывается на участке примерно 100*b до нуля и уклон i ‰
в пик паводка возрастает в несколько раз по сравнению с межен-
ным, что необходимо учитывать при расчётах с, м/год.
Для условий пойменной многорукавности (иными словами
– для блуждающих русел) формула «с» получилась ещё более
компактной:

c = 0.1 * i * F2/3 , м/год , (2)

где – уклон (‰), определяемый между двумя заданными ство-


рами по прямой линии (точнее по оси долины), независимо от из-
вилистости меженного главного русла и его рукавов;
F – площадь водосборного бассейна, км2.
110
Пойменная многорукавность характерна для рек в условиях
перехода из высокогорья в обширные аккумулятивные равнины,
где водные потоки откладывают свои влекомые и взвешенные
наносы (Хуанхэ, Инд, Ганг, Брамапутра, Тигр, Евфрат, Аму-
Дарья и др.). Кроме того, эти реки эродируют здесь толщи нако-
пившихся за тысячелетия легко размываемых лёссовидных агро-
ирригационных (т.е. антропогенных) отложений, и поэтому ско-
рость миграции берегов доходит до нескольких десятков и пер-
вых сотен метров в год.
В равнинных сибирских и субарктических районах России
с многолетней мерзлотой параметр «с» варьирует в пределах от 0
до 1 м/год независимо от величины b, м. В европейской части
России и в Западной Сибири расчётная (и фактическая) «с» не
превышает 2 м, редко доходя до 5 м/год. В пределах России мак-
симальные значения «с» (до 10 м/год) получились в низовьях
Волги, Терека, Кумы.
Предлагаемые способы оценки скорости плановых дефор-
маций речных берегов предназначаются для использования их на
этапе предварительного изучения и выбора экономически и эко-
логически наиболее рациональных вариантов полевых изысканий
для технико-экономического обоснования (ТЭО) проектирования
и строительства на территории речных пойм предполагаемых
инженерных сооружений.

ЛИТЕРАТУРА

1. Маккавеев Н.И. Русло реки и эрозия в её бассейне. – М.: Изд.


АН СССР,1995. – 347 с.
3. Кондратьев Н.Е, Ляпин А.Н., Попов И.В. и др. Русловой про-
цесс. – Л.: Гидрометеоиздат, 1959. – 372 с.
4. Попов И.В. Деформации речных русел и гидротехническое
строительство. – Л.: Гидрометеоиздат, 1969. – 364 с.
5. Бегам Л.Г. и др. Переходы через водотоки. – М.: Изд. «Транс-
порт», 1973 г. – 456 с.
6. Чалов Р.С. Русловедение: теория, география, практика. Т. 1:
Русловые процессы. – М.: Изд. ЛКИ, 2008. – 608 с.

111
ОЦЕНКА ОПАСНЫХ ПРИРОДНЫХ ВОЗДЕЙСТВИЙ
НА ОБЪЕКТЫ ТРАНСПОРТНОЙ
ИНФРАСТРУКТУРЫ

Петрова Е.Г.

Московский государственный университет


им. М.В. Ломоносова, Географический факультет,
г. Москва, Россия. E-mail: epgeo@mail.ru

Согласно действующему Федеральному закону Российской


Федерации «О транспортной безопасности», под объектами
транспортной инфраструктуры понимаются: а) железнодорож-
ные, автомобильные вокзалы и станции; б) метрополитены; в)
тоннели, эстакады, мосты; г) морские терминалы, акватории мор-
ских портов; д) порты на внутренних водных путях, судоходные
гидротехнические сооружения; е) искусственные острова, уста-
новки, сооружения в акваториях; ж) аэродромы, аэропорты, объ-
екты систем связи, навигации и управления движением транс-
портных средств; з) участки автомобильных дорог, железнодо-
рожных и внутренних водных путей, вертодромы, посадочные
площадки, а также иные обеспечивающие функционирование
транспортного комплекса здания, сооружения, устройства и обо-
рудование [1].
Практически все перечисленные объекты этого сложного
технологического комплекса подвержены нежелательным воз-
действиям со стороны неблагоприятных и опасных природных
процессов и явлений различного генезиса. Такие воздействия со-
здают определенную угрозу транспортной безопасности, приво-
дят к авариям на транспорте или нарушениям условий нормаль-
ного функционирования транспортного комплекса, становятся
причиной задержки рейсов, замедления доставки пассажиров и
грузов и других последствий. В условиях наблюдающихся и про-
гнозируемых глобальных климатических изменений неблагопри-
ятные и опасные природные воздействия на различные объекты
транспортной инфраструктуры, прежде всего, со стороны про-
цессов метеорологического и гидрологического характера, а так-
112
же провоцируемых ими других природных процессов будут воз-
растать. В связи с этим повышается актуальность и важность
оценки опасных природных воздействий на основе непрерывного
их мониторинга.
Автором создана и постоянно пополняется электронная ба-
за данных о происходящих в России техногенных и природно-
техногенных авариях и ЧС [2]. На текущий момент она содержит
18,5 тыс. единиц информации. Наряду с другими данными, в базе
фиксируется информация о транспортных авариях и нарушениях
в работе различных видов транспорта, вызываемых воздействием
неблагоприятных и опасных природных процессов и явлений. Ба-
за данных позволяет осуществлять мониторинг таких событий,
проводить оценку их повторяемости и тяжести последствий, про-
изводить статистический и географический анализ собранной
информации.
Как показал анализ базы данных, различными причинами
природного характера было вызвано около 6,5% от всех зареги-
стрированных в ней ЧС на железнодорожном транспорте. За ис-
следованный период (1992-2017 гг.) железнодорожные аварии
или нарушения железнодорожного сообщения под воздействием
природных факторов были зафиксированы на территории 29
субъектов России. Среди нежелательных природных воздействий
на объекты железнодорожной инфраструктуры были отмечены
следующие:
 снежные заносы железнодорожных путей (Ямало-Ненецкий
АО, Оренбургская обл.);
 размыв путей в результате ливневых паводков (Республики
Дагестан, Карелия, Удмуртия и Чувашия, Амурская,
Псковская и Сахалинская области, Краснодарский и Хаба-
ровский края);
 сход снежных лавин на полотно (Сахалинская область, Ха-
баровский край);
 деформация рельсов из-за сильной жары (Республика Кал-
мыкия, Ростовская обл.);
 повреждения путей оползнями (Краснодарский край, Ор-
ловская обл.);

113
 повреждения путей селевыми потоками (Сахалинская об-
ласть, Краснодарский край);
 обвалы горных пород на полотно (Краснодарский и Хаба-
ровский края, Республика Башкортостан);
 затопление путей в результате половодий, вызванных весен-
ним таянием снега (Волгоградская и Мурманская области);
 падение деревьев на пути в результате сильного ветра
(Новгородская и Смоленская обл.).
В значительной степени подвержены воздействию небла-
гоприятных и опасных природных процессов и явлений также и
объекты автотранспортной инфраструктуры. Многие участки ав-
томобильных дорог, эстакады и мосты оказываются уязвимыми
по отношению к снегопадам и метелям, сильным дождям, ополз-
ням, селевым потокам, снежным лавинам и другим природным
опасностям. Последствия таких природных воздействий могут
стать как непосредственной причиной автомобильных аварий,
так и обусловить значительные задержки в пассажирских и гру-
зовых перевозках автотранспортом.
Около 3% всех зарегистрированных в базе автомобильных
аварий, для которых официально была указана причина аварии,
были обусловлены различными факторами природного характе-
ра, включая сильные снегопады, гололедицу, дожди и туман.
Вместе с тем, проведенная нами (на примере Москвы) оценка ме-
теорологических показателей в дни с серьезными ДТП выявила,
что более 80% ДТП в холодный период года и более 60% - в теп-
лый происходили при неблагоприятных погодных условиях [3].
Кроме того, в некоторых районах России неблагоприятные и
опасные природные воздействия, особенно в зимний период, не-
редко становятся причиной нарушения автомобильного сообще-
ния. За исследуемый период (1992-2017 гг.) были зафиксированы
следующие негативные природные воздействия, повлекшие за
собой нарушения автомобильного сообщения:
 сильный снегопад (Республика Алтай, Алтайский, Камчат-
ский, Краснодарский, Красноярский, Приморский, Ставро-
польский и Хабаровский края, Еврейская АО, Ямало-
Ненецкий АО, Амурская, Волгоградская, Магаданская,

114
Мурманская, Оренбургская, Ростовская, Сахалинская и Че-
лябинская обл.);
 низовая метель (Республика Башкортостан, Коми, Алтай-
ский, Камчатский и Красноярский края, Волгоградская,
Магаданская, Мурманская, Оренбургская, Сахалинская,
Ульяновская и Челябинская области);
 гололёдные явления (Республика Башкортостан, Калмыкия,
Хакасия, Приморский и Хабаровский края, Еврейская АО,
Ленинградская, Магаданская, Ростовская, Сахалинская и
Челябинская обл.);
 аномально низкие температуры воздуха (Ямало-Ненецкий
АО, Красноярский край, Кемеровская, Новосибирская, Ом-
ская и Томская обл.);
 подтопление дорожного полотна из-за сильных дождей
(Москва, Республика Алтай, Башкортостан, Бурятия, Саха
(Якутия), Тыва, Хакасия, Чукотский АО, Алтайский, Красно-
дарский, Приморский и Ставропольский края, Амурская, Ар-
хангельская, Ленинградская, Магаданская, Московская, Ни-
жегородская, Новгородская, Саратовская и Сахалинская обл.);
 размыв дорожного полотна (Республика Саха (Якутия),
Камчатский край, Свердловская и Тюменская обл.);
 селевые потоки (Кабардино-Балкарская, Карачаево-
Черкесская, Чеченская Республика, Республика Северная
Осетия-Алания, Краснодарский край, Сахалинская обл.);
 сход снежной лавины (Республика Дагестан, Северная Осе-
тия-Алания);
 обвал горной породы (Республики Дагестан, Северная Осе-
тия-Алания);
 вулканическое извержение (Камчатский край).
Была проведена оценка суммарного риска транспортных
аварий и нарушений железнодорожного, автомобильного и авиа-
ционного сообщения, обусловленных неблагоприятными и опас-
ными природными воздействиями на объекты транспортной ин-
фраструктуры. Показатели риска были рассчитаны по среднего-
довой повторяемости таких событий на уровне субъектов России.
Составлена соответствующая карта. Наиболее высоким уровнем

115
риска отличаются Красноярский край, Сахалинская область,
Краснодарский и Хабаровский края, где было зафиксировано бо-
лее 1 события в среднем за год. Высоким уровнем риска характе-
ризуются Алтайский, Камчатский и Приморский края, Оренбург-
ская, Магаданская и Мурманская области – 0,7-0,8 событий в
среднем за год. Именно в этих регионах должны быть в первую
очередь приняты необходимые меры по снижению уязвимости
объектов транспортной инфраструктуры к нежелательным при-
родным воздействиям.

ЛИТЕРАТУРА
1. Федеральный закон Российской Федерации от 9 февраля 2007 г.
№ 16-ФЗ О транспортной безопасности (с поправками по состоянию на
3 августа 2018 г.).
2. Петрова Е.Г. Природно-техногенный риск как проблема регио-
нального развития. // Региональные исследования. – 2014. – № 1. – С. 62-68.
3. Ширяева А.В., Петрова Е.Г. Особенности распределения пара-
метров аварийности автотранспорта на территории России и их связь с
погодными условиями на примере г. Москва // 10-я международная мо-
лодежная школа-конференция «Меридиан»: Современные подходы к
изучению экологических проблем в физической и социально-
экономической географии. М: 11-й Формат, 2017. – С. 129.

ЗОНИРОВАНИЕ ПО СТЕПЕНИ ЛАВИННОЙ


ОПАСНОСТИ ПРИ ТЕРРИТОРИАЛЬНОМ
ПЛАНИРОВАНИИ

Родионова П.М., Турчанинова А.С., Селиверстов Ю.Г.,


Сократов С.А., Глазовская Т.Г.

Московский государственный университет


им. М.В. Ломоносова, Географический факультет,
г. Москва, Россия. E-mail: polya.rodionova356@gmail.com

Российское законодательство в сфере градостроительной


деятельности (2) содержит правовые нормы, регулирующие
обеспечение предупреждения чрезвычайных ситуаций природно-
116
го и техногенного характера. В частности, на картах, прилагаю-
щихся к схемам территориального планирования, генеральным
планам, должны быть отображены территории, подверженные
риску возникновения таких событий. Для предотвращения воз-
никновения чрезвычайных ситуаций для этих территорий долж-
ны разрабатываться защитные мероприятия, а в случае, если ис-
пользование земельных участков и объектов капитального строи-
тельства продолжается и опасно для жизни или здоровья челове-
ка, в соответствии с федеральными законами может быть нало-
жен запрет на использование таких земельных участков и объек-
тов. В Положениях, утвержденных Постановлениями Правитель-
ства РФ (3,4), установлено, что аварийными и подлежащими сно-
су следует признавать жилые помещения и объекты капитального
строительства, расположенные в опасных зонах схода оползней,
селевых потоков, снежных лавин, а также на территориях, кото-
рые ежегодно затапливаются паводковыми водами. Такие меры
становятся необходимыми, если при помощи проектных решений
и инженерных мероприятий невозможно предотвратить разруше-
ние этих объектов.
Изыскателям, проектировщикам, представителям органов
управления предлагается в каждом конкретном случае опреде-
лять возможность применения защитных мероприятий или пре-
кращать строительство или эксплуатацию объектов. Механизм
принятия решений может быть частично формализован с помо-
щью зонирования территорий с учетом степени опасности явле-
ния для людей и хозяйственных объектов.
Опыт применения такого зонирования накоплен в ряде
стран. Одним из опасных природных явлений, возможное нега-
тивное воздействие которого определяется с использованием зо-
нирования, являются снежные лавины. С использованием зони-
рования по степени лавинной опасности определяются условия
землепользования и застройки — в пределах разных зон опреде-
ляется возможность строительства сооружений различного
назначения, а также предъявляются соответствующие требования
к проведению противолавинных мероприятий или строительство
полностью запрещается.

117
В качестве критериев для определения границ лавиноопас-
ных зон используются пороговые значения повторяемости по-
крытия лавинами определенных территорий (Италия, Норвегия).
Вторым критерием, определяющим решения о защите, является
давление лавин на препятствие: оценивается возможность разру-
шительного воздействия лавин для сооружений с учетом матери-
алов, из которых они сделаны. В сочетании с повторяемостью
давление лавин служит критерием для выделения зон в Швейца-
рии, Австрии, Франции, Канаде (6). Количество зон и пороговые
значения для их выделения отличаются в разных странах и опре-
деляются, в первую очередь, исходя из собственного историче-
ского опыта.
В ходе настоящей работы для учёта лавинной опасности
апробированы два подхода к выбору критериев для оценки ла-
винной опасности. В первом случае определяющим фактором
стала повторяемость лавин. За основу определения границ зон
были взяты швейцарские показатели: 1 раз в 30 лет и 1 раз в 300
лет. Во втором случае использовались критические значения дав-
ления лавин из классификации лавинной опасности, приведенной
в работе А.Н.Божинского и К.С.Лосева (1): 1 кПа и более – опас-
но для жизни человека; 10 кПа и более – лавина разрушает моло-
дые деревья, деревянные здания, автомашины; 100 кПа и более –
лавина валит старый лес, разрушает каменные сооружения и ме-
таллические конструкции; 1000 кПа – лавина выпахивает русло,
разрушает железобетонные сооружения.
Предметом исследования стала лавинная опасность терри-
тории горнолыжного курорта Горки Город (г. Сочи). На террито-
рии курорта применяется комплекс противолавинных мероприя-
тий – разрабатывается прогноз лавин, производятся активные
воздействия на снежный покров, существуют и достраиваются
инженерные защитные сооружения, по прогнозу закрываются
опасные на определенный момент участки. Таким образом,
настоящее исследование носит гипотетический характер – рас-
сматривается сценарий возможного схода лавин в отсутствие лю-
бых противолавинных мероприятий. Основанием для выбора
предмета исследования стало хорошее обеспечение района дан-
ными – наличие цифровой модели рельефа (ЦМР) высокого раз-

118
решения, сведения о сходах лавин за несколько зимних сезонов и
высоте снежного покрова на горных склонах.
Для осуществления зонирования было выполнено модели-
рование сходов снежных лавин на территории курорта с приме-
нением программного обеспечения RAMMS (SLF, Швейцария).
Для работы RAMMS используются ЦМР, оцифрованные контуры
лесной растительности и зон зарождения лавин, а также значения
высоты снежного покрова заданной обеспеченности. Программа
рассчитывает ряд динамических параметров лавин различной по-
вторяемости, включая давление, в каждой точке подверженной
воздействию лавины территории.
В соответствии с принятыми в лавиноведении критериями,
на основании данных полевого обследования и камеральной об-
работки ЦМР и аэрокосмических материалов на территории ку-
рорта было выделено 87 зон зарождения лавин для последующего
моделирования лавин с периодом повторяемости 1 раз в 30 лет.
Для моделирования лавин с периодом повторяемости 1 раз в 300
лет зоны зарождения были объединены с учетом экспозиции
склонов в 29 более крупных зон зарождения.
Высота формирующих лавину слоев снега определялась по
приростам высоты снежного покрова на уровне зон зарождения в
результате трехдневных снегопадов. Значения приростов на раз-
ных высотах и различной обеспеченности были рассчитаны по
зависимостям, установленным швейцарскими коллегами в ходе
подготовки к Олимпиаде 2014 в Сочи.
Было смоделировано 87 лавин с повторяемостью 1 раз в 30
лет и 29 лавин с повторяемостью 1 раз в 300 лет. По результатам
моделирования были выделены «красная» и «голубая» зоны
(рис.).
В соответствии со швейцарскими нормативами в «красной»
зоне должно быть запрещено строительство, исключение воз-
можно только при обязательном строительстве защитных соору-
жений. В «голубой» зоне строительство разрешено с обязатель-
ным применением противолавинных мероприятий: усилением
конструкции сооружения, строительством инженерных защитных
сооружений, разработки способов эвакуации и др.

119
Рис. План лавиноопасных зон горнолыжного курорта
«Горки Город».

Второй план лавиноопасных зон был составлен по резуль-


татам расчетов давления лавин повторяемостью 1 раз в 300 лет.
Зоны выделялись в соответствии с упомянутой выше классифи-
кацией лавинной опасности для человека и сооружений, выпол-
ненных из различных материалов. Согласно расчетам общая
площадь лавиноопасной территории курорта составила 7,8 км2.
Границы «красных» зон в обоих подходах практически совпали.
Выделенная по результатам первого подхода «голубая» зона при
втором подходе разбивается на зоны: 1) где возможно строитель-
ство железобетонных сооружений, 2) где возможно строитель-
ство каменных сооружений и металлических конструкций, 3) где
опасность существует только для человека. Таким образом, с ис-
пользованием второго подхода можно оптимизировать примене-
120
ние противолавинных мероприятий в пределах «голубой» зоны.
Однако, использование первого подхода позволяет обеспечить
безопасность людей, зданий и сооружений с большим запасом
надёжности.
Таким образом, активное совместное сотрудничество в об-
ласти предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций
осуществляется в рамках двух организаций – Содружества Неза-
висимых Государств и Шанхайской организации сотрудничества.
Первая организация включает в свой состав все государства Цен-
тральной Азии, а вторая четыре из пяти.
Вопрос выбора подхода к выполнению зонирования остает-
ся дискуссионным, но необходимо отметить что разделение ла-
виноопасной территории на зоны с разной степенью опасности и
установление в каждой зоне определённых ограничений или за-
прета на строительство является обоснованным решением для
обеспечения безопасности людей и инфраструктуры.
Авторы выражают благодарность сотрудникам лавинной
службы курорта Горки Город.

Исследование выполнено в рамках гранта РНФ 16-1700104


«Лавинный и селевой риск на территории России: оценка, про-
гноз и меры по его снижению».

ЛИТЕРАТУРА

1. Божинский А.Н., Лосев К.С. Основы лавиноноведения. – Л.:


Гидрометеоиздат, 1987. – 280 с.
2. Градостроительный кодекс Российской Федерации от
29.12.2004 № 190-ФЗ (ред. от 23.04.2018).
3. Постановление Правительства РФ от 28.01.2006 № 47 (ред. от
28.02.2018) “Об утверждении Положения о признании помещения жи-
лым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и
многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или рекон-
струкции”.
4. Постановление Правительства РФ от 17.05.2017 № 577 (ред. от
28.02.2018) “Об утверждении Положения о признании объектов капи-
тального строительства, за исключением многоквартирных домов, ава-
рийными и подлежащими сносу в целях принятия решения о комплекс-

121
ном развитии территории по инициативе органа местного самоуправле-
ния”.
5. Bundesamt für Forstwesen/Eidgenössisches Institut für Schnee- und
Lawinenforschung EISLF: Richtlinien zur Berücksichtigung der Lawinenge-
fahr bei raumwirksamen Tätigkeiten. Davos / Bern 1984.
6. Handbuch Technischer Lawinenschutz. Rudolf-Miklau, F. und Sau-
ermoser, S. Verlag: Ernst & Sohn; Auflage: 1. Auflage (20. April 2011). –
490 p.

ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ, МОДЕЛИРОВАНИЕ ОПОЛЗНЕЙ


И СЕЛЕЙ И ВОПРОСЫ ИНЖЕНЕРНОЙ ЗАЩИТЫ
НА ТАЙВАНЕ

Свалова В.Б.

Институт геоэкологии им. Е.М. Сергеева РАН,


г. Москва, Россия. E-mail:inter@geoenv.ru

Землетрясения на Тайване
Тайвань расположен на границе Евразийской (плита Янц-
зы), Окинавской и Филиппинской литосферных плит. Филиппин-
ская плита движется на северо-восток, и, погружаясь под плиту
Янцзы, вздымается в зоне субдукции, образуя Тайваньские горы.
Из-за движения плит Тайвань сейсмически активен. Из 3888 зем-
летрясений выше 5 баллов, которые произошли в Китае за по-
следние 100 лет, 35,9% были на Тайване. Тайвань входит в Тихо-
океанское вулканическое кольцо, на острове находится несколько
потухших вулканов – группа вулканов Датунь и остров Гуйшань.
Кроме этого, на Тайване находятся геологические разломы и
многочисленные горячие источники.
В прошлом столетии на острове произошло семь землетря-
сений с магнитудой более 6 по шкале Рихтера. При землетрясении
1935 г. с магнитудов 7,3 погибло свыше трех тысяч человек, но
экономический ущерб был невелик. Очаговая область землетрясе-
ния располагалась около городов Синьчжу и Тайчжун, вдали от
крупных городов, где проживает большая часть населения острова.

122
Основная часть строений на острове устояла, но многие новые вы-
сотные здания не выдержали удара и превратились в груды разва-
лин. По сообщениям отдела по стихийным бедствиям Министер-
ства внутренних дел Тайваня 1130 человек погибло, около 3,5 ты-
сяч получили ранения. Наибольшее количество людей погибло в
городе Тайчжу и близлежащего к нему округа Нанту.
Сильное землетрясение на Тайване произошло в четверг 21
сентября 1999 г. около двух часов ночи (01:47:12.6 по местному
времени, 17:47:12 по Гринвичу). Его магнитуда составила 7,3-7,6
по шкале Рихтера, а очаг находился на глубине 8 км. Оно сопро-
вождалось многочисленными афтершоками, а произошедший 26
сентября имел магнитуду 6,8.
Оно известно как землетрясение 9/21 (921 earthquake), а
также как «землетрясение Цзицзи» (“Сhi-Chi”). Оно произошло в
г. Цзицзи, в округе Нанту на Тайване. В результате погибло 2415
человек, было ранено 11305, общий материальный ущерб соста-
вил 300 млрд. НТД (новых тайваньских долларов) (10 млрд. дол-
ларов США). Это было второе по мощности из зарегистрирован-
ных землетрясений в истории Тайваня.
В спасательных работах и борьбе с гуманитарной ката-
строфой (более 100 тыс. человек остались без крова), наряду с во-
енными Китайской республики, приняли участие поисково-
спасательные группы со всего мира. Катастрофа, названная мест-
ными медиа «землетрясением века», имела глубокие тяжелые по-
следствия для экономики острова и общественного сознания, и
привела к разочарованию в деятельности правительства. Вероят-
но, это послужило одним из факторов проигрыша правящей пар-
тией в 2000 г. президентских выборов.
Оползни и сели. Системы мониторинга
Сезон дождей на Тайване приходится на границу между
весной и летом. Тайфуны происходят на Тайване в основном ле-
том и осенью. Среднегодовое количество осадков составляет бо-
лее 2500 мм. Переменные по продолжительности и интенсивно-
сти осадки приводят к наводнениям, оползням и селевым ката-
строфам. Так в 2010 г. на Тайване сошедший с горы вследствие
дождей оползень рухнул на Национальное шоссе. В результате
около 300 м эстакады оказались под завалами земли и грязи.

123
Сильные землетрясения и повышенные осадки сопровож-
даются оползнями и селями, которые носят разрушительный ха-
рактер. Так, землетрясение 921 вызвало гигантский оползень
площадью 195 га, который называется оползень Чиу-Фeн-Эр-
Шань (Chiu-Fen-Erh-Shan), недалеко от деревни Нанканг
(Nankang) из района Кусин (Kouhsing) округа Нанту (Nantou).
Оползневой материал блокировал движение водных потоков, что
привело к образованию двух оползневых дамб.
Идея системы оповещения начала разрабатываться после
серьезной селевой опасности, вызванной тайфуном Herb в 1996.
Кроме того, влияние изменения климата на опасные природные
процессы становится все более и более значимым на Тайване.
Осадки становятся более концентрированными, а среднегодовая
температура значительно повысилась. Концентрированные до-
жди могут в большой степени влиять на оползневые и селевые
процессы в ближайшем будущем. [1-10].
Для предотвращения жертв и экономических потерь из-за
оползней, селей и эрозии почв с 2000 г. было начато строитель-
ство станций мониторинга и систем раннего предупреждения.
Работы проводились Бюро по Сбережению Почв и Вод (Soil and
Water Conservation Bureau, SWCB). Спутниковые изображения,
географические и геологические данные, современные техноло-
гии мониторинга были реализованы и интегрированы в систему,
получившую имя Формоза, что означает древнее название Тайва-
ня. Этапами работ являются обеспечение готовности, реагирова-
ние, смягчение последствий и восстановление.
Бюро SWCB создало веб-сайт для взрослых и детей для по-
вышения образования населения в области стихийных бедствий и
мерах реагирования на них. Жертвы и экономические потери мо-
гут быть уменьшены путем создания осведомленности обще-
ственности о важности предупреждения стихийных бедствий и
правильности и своевременности действий в период опасности.
Многие страны, как и Тайвань, страдают от оползневых и
селевых катастроф. Это Китай, Япония, Филиппины, Перу, Ко-
лумбия, Мексика, Гватемала и многие другие. Бюро SWCB рабо-
тает по ликвидации последствий стихийных бедствий, по стиму-
лированию образования и по операциям раннего предупрежде-

124
ния. Веб-сайты были устроены как платформы для предотвраще-
ния стихийных бедствий, а также с целью обмена информацией
между территориями, пострадавшими от катастроф, учеными,
специалистами и теми, кто хочет больше узнать о селевой,
оползневой и сейсмической опасности.
Дальнейшие исследования по мониторингу и гидрология на
площади оползня Чиу-Фeн-Эр-Шань начались в 2003 г.. Они
включали:
1. Мониторинг уровня воды;
2. Моделирование поведения оползня;
3. Контроль за морфологическими изменениями области
оползня с использованием ЛИДАРа (LiDAR – Light
Detection And Ranging);
4. Долговременный мониторинг с использованием фото
изображений.
Вопросы инженерной защиты и управления селевым
потоком
Для уменьшения количества осадочного материала селево-
го потока используются различные инженерные методы в зави-
симости от рельефа местности и истории ее развития.
Большое количество воды является одним из основных
факторов, которые вызывают селевые потоки, так что избыток
воды должен быть устранен в максимально возможной степени.
Это может быть сделано с помощью встроенных дренажных труб
в руслах или на склонах, чтобы отвести грунтовые воды.
Стоки с толстым слоем осадков могут легко вызвать селе-
вой поток. Часто камни перегораживают русла и способствуют
накоплению материала, что также может вызвать селевой поток.
Следует избегать накопления осадков и способствовать поверх-
ностному стоку.
Необходимо удалять камни и нависающие неустойчивые
отложения вокруг ручьев, предотвращать накопление мусора, что
может привести к наращиванию и резкому смыву пород, создавая
более опасную ситуацию.
Восстановление растительности может привести к сниже-
нию скорости материала на стадии транспортировки селевого по-

125
тока и таким образом уменьшить ущерб, причиненный селевым
потоком.
Скорость селевого потока тесно связана со степенью
наклона. Для снижения скорости потока строятся плотины или
дамбы для увеличения шероховатости русла и накопления мате-
риала, что делает наклон слабее и уменьшает скорость потока.
Сели содержат много воды, что позволяет им двигаться в
текучей среде. Если вода и осадки разделены, поток будет замед-
ляться. Плотины могут уменьшить скорость селевого потока, в то
время как горизонтальные решетки позволяют разделить потоки
осадочных пород и воды и остановить поток селевого материала.
Когда поток доходит до плоских участков, накопление от-
ложений часто вызывает заиливание и подъем русла реки. Необ-
ходимо эффективно избавляться от этого осадка.
Скорость селевого потока будет замедляться, когда он до-
стигает более пологих участков. Необходимо строить плотины в
широкой, плоской местности с образованием зоны осаждения,
регулирования наклона и стабилизации русла.
Если область разлива недостаточно широка для накопления
селей, используются водозаборные плотины или искусственные
каналы, чтобы перевести поток материала в более безопасное ме-
сто.
Заключение
На острове Тайвань оползни и сели часто индуцируются
сильными дождями или землетрясениями. Есть три основных ком-
поненты устойчивого управления оползневой и селевой опасно-
стью на Тайване: мониторинг и системы предупреждения, план
мер по снижению последствий изменения климата, а также план
устойчивого городского развития и сейсмостойкого строительства.

ЛИТЕРАТУРА

1. Keh-Jian Shou, Cheng-Fung Wang Analysis of the Chiufengershan


landslide triggered by the 1999 Chi-Chi earthquake in Taiwan // Engineering
Geology, 68 (2003). – P. 237-250.
2. Keh-Jian Shou, Nikolaev A.V., Bashilov I.P., Svalova V.B., Lin C.C.,
Song S.T. (2009). Theory and methods of earthquake early warning systems

126
for underground pipelines and hazardous slopes // Abstracts of International
Conference Geohazards 2009. – Taiwan.
3. Nikolaev A.V., Bashilov I.P., Keh-Jian Shou, Svalova V.B., Manukin
A.B., Zubko Y.N., Behterev S.V., Kazantseva O.S., Rebrov V.I. (2011). Some
directions of works on maintenance of geological safety of engineering con-
structions // Proceedings of ENGEOPRO, Moscow. – 7p.
4. Svalova V.B. Modeling, monitoring and risk reduction for landslide
processes in Russia and Taiwan // Abstracts of ICL Workshop, Japan, 2016.
5. Svalova V.B. Mechanical-mathematical modeling and monitoring for
landslide processes. // 2011. – V 5. – N 10. – P. 1282-1287.
6. Svalova V. Mechanical-mathematical modeling for sedimentary
movement and landslide processes /CD Proceedings of the International As-
sociation for Mathematical Geosciences Meeting (IAMG 2009), Stanford,
California, USA, August 23-28, 2009. – 15 p.
7. Svalova V. Mechanical modeling and geophysical monitoring for
landslide processes / Proceedings of IAEG XII Congress “Engineering geol-
ogy for society and territory”. – V.2. – Torino-2014, Italy, Springer. – 2015.
– P. 345-348.
8. Svalova V. Landslide processes in the urbanized Moscow area.
Landslide Science and Practice: Spatial Analysis and Modelling. V. 3, Mar-
gottini C., Canuti P., Sassa K. (eds.). Springer-Verlag Berlin Heidelberg New
York Dordrecht London 2013, 17-20. (eBook). Library of Congress Control
Number: 2013932640.
9. Svalova V. Modeling and Monitoring for Landslide Processes. Chap-
ter in book: Natural Disasters – Typhoons and Landslides – Risk Prediction,
Crisis Management and Environmental Impacts / Editor: K. Linwood. – Nova
Science Publishers, NY USA, 2014. – P.177-198.
10. Svalova V. Modeling and monitoring for landslide processes: case
study of Moscow and Taiwan. Proceedings of the World Landslide Forum 3.
– Volume 4. – 2014, Beijing, China. – P.628-632.

127
СИСТЕМА ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ О СЕЙСМИЧЕСКОЙ
ОПАСНОСТИ НА ПРОМЫШЛЕННЫХ ОБЪЕКТАХ:
МИРОВОЙ ОПЫТ, КОМПЬЮТЕРНЫЕ
ТЕХНОЛОГИИ

Смагличенко Т.А.

Институт проблем нефти и газа РАН, Москва, Россия.


E-mail: tasmaglichr@gmail.com

В нефтедобывающих регионах России, где вероятность


разрушительных землетрясений высока, возникает риск безопас-
ности промышленных объектов, соответственно человеческих
жизней и материальных ресурсов. Критическими являются ситу-
ации, когда подземный толчок может спровоцировать искру от
замыкания электрической цепи, или в результате механических
воздействий может произойти возгорание или взрыв на террито-
риях промышленных зон и действующих трубопроводов. Свое-
временное отключение подачи электричества и газа может
предотвратить или значительно снизить степень разрушения.
В Японии до появления разрушительного цунами 2011 г.
была разработана система мер для того, чтобы снизить влияние
стихийного бедствия. Так называемое «планирование уменьше-
ния катастрофы» (disaster reduction planning, DRP) предполагало
четыре этапа: 1) готовность; 2) смягчение последствий; 3) вос-
становление; 4) отклик на возникшие нужды [1]. Первые два эта-
па включают контрмеры, реализованные до опасного события,
после события должны быть выполнены этапы 3) и 4).
Контрмеры могут быть как традиционные, так и специаль-
ные [2]. Традиционные меры включают карты районирования,
строительные нормы, спецкурсы в школах, институтах, прогноз-
ную информацию, планирование землепользования. Эти меры
типичны для каждой страны. Специальные меры это обеспечение
связи между научно-исследовательскими институтами и про-
мышленностью, бизнесом, местными органами управления. Обе
стороны заинтересованы в обеспечении безопасности при сти-
хийном бедствии.
128
Система раннего предупреждения землетрясения
(Earthquake Early Warning, EEW) начала создаваться после мощ-
нейшего землетрясения в г. Кобе в 1995 г. инициативной группой
учёных под руководством профессора Шигеки Хориучи в науч-
но-исследовательском институте наук о Земле и предупреждения
стихийных бедствий. Автоматическая обработка сейсмических
данных проводится в режиме реального времени. При возникно-
вении гипоцентра сильного землетрясения соответствующая ин-
формация поступает по компьютерной сети в различные точки, в
том числе на промышленные объекты, сирена оповещает о
надвигающейся опасности [3].
В основу положен физический принцип распространения
сейсмической волны, учитывающий, что скорость продольной P
волны в среднем в 1,7 раза больше, чем скорость поперечной S-
волны. Поэтому первой при землетрясениях регистрируется про-
дольная волна, вслед за которой идет разрушительная поперечная
S-волна. Разница во времени прихода P- и S-волн на компьютер
позволяет принять меры, чтобы остановить работу предприятия,
отключить электроэнергию, остановить лифты, перекрыть подачу
газа по трубам.
Сети сейсмических наблюдений. Взаимодействуюшая
плотная сеть регистрации сейсмических колебаний как на
региональном, так и на локальном уровне одна из главных
составляющих работы системы раннего предупреждения. В
Японии существует несколько сетей, регистрирующих как
обычные колебания, так и низкочастотные колебания малых
амплитуд [3]. Первая по значимости - это так называемая «Hi-
net», созданная после 1995 г. в связи с землетрясением в г. Кобе,
межстанционный интервал составляет 20-25 км. Данные
записываются на частоте до 100 Гц при функционировании 24-
разрядного аналого-цифрового преобразователя на каждой
станции. Общее количество станций сети «Hi-net» более 640.
Вторая – это «Kanto-Tokai» сеть. Она состоит из 120 станций,
которые были созданы в Канто-Токай регионе в начале 1980-х гг..
Эти станции используют 12-разрядные аналого-цифровые
преобразователи. Обе сети используют трехкомпонентные
сейсмометры, расположенные в скважинах глубже, чем 100 м.

129
Следующей сетью является «KiK-net», которая дополнительно
может регистрировать сильные подвижки строительных
конструкций, используя трехкомпонентные акселерометры в тех
же скважинах, которые служат для сети «Hi-net».
В России более 300 действующих станций, расположенных
в сейсмически активных регионах: в Краснодарском крае, на
Кавказе, Байкале, Камчатке, Сахалине и др.. Оснащение станций
современной аппаратурой началось после 1988 г.. Станции
обеспечивают регистрацию волн как в низкочастотном диапазоне
(0,003 до 5,0 Гц), так и в высоких частотах до 40 Гц [4]. Станции
локальной сети могут записывать колебания с диапазоном
регистрации 120-140 дБ. Поскольку в России сильные
землетрясения распределены неравномерно по территории,
трудно сравнивать созданные сети наблюдений в России и в
Японии. Можно проводить сравнение лишь для регионов
повышенной сейсмической опасности. На Камчатском полу-
острове в последнии десятилетия развита достаточно плотная
сеть, которая может быть использована для системы быстрого
предупреждения, как и японская, но при условии добавочных
станций на материке.
Время на определение гипоцентра. Система, включающая
цифровые технологии, внедрённые на российские
сейсмостанции, а также каналы телефонной связи и Интернета
позволили значительно сократить время на определение
гипоцентра возникшего события, которое составляет от 10 до 30
минут [4]. В целом, это даёт возможность принять экстренные
меры по ликвидации последствий возможной катастрофы. При
использовании сети «KiK-net» в Японии время на определение
гипоцентра составляет также до нескольких десятков минут.
Однако система, основанная на применении данных сети «Hi-net»
и вычислительных технологий, сокращает это время до
нескольких секунд.
Алгоритм работы системы заключается в следующем.
Зарегистрированные сетью «Hi-net» данные волновых форм
длиной 1 секунда сжимаются в специальный формат [5]. В
течении 3 секунд сжатые данные поступают в научно-
исследовательский институт, где производится их обработка. В

130
среднем, может использоваться до 5 станций для того, чтобы
вычислить расположение гипоцентра. На сервере с операционной
системой Linux это занимает около 0,1 секунды.
Различные системы оповещения. Опыт. В этом году
российская служба предупреждения цунами приняла участие в
учениях, организованных международным информационным
центром цунами. Учения необходимы для того, чтобы проверить,
насколько эффективно работают программные продукты центра,
а также для того, чтобы каждая страна-участник отработала
решения, необходимые для предотвращения национальной
угрозы. Система предупреждения, на которой базируется работа
центра, начала функционировать ещё в 1952 г. по инициативе
Японского метеорологического агентства, сформулировавшего
рекомендации для всей береговой линии Японии. Разработка этой
системы позволила выпустить предупреждение для различных
префектур страны в течении трёх минут после начала
землетрясения в г. Сендай, которое вызввало цунами в 2011 г. [6].
Важно отметить, что данные GPS-буев в океане показали крутой
подьем за 5-10 минут до прибытия значительной волны цунами
на побережье. В то же время в связи с достаточно мощными
изменениями уровня моря в результате цунами, данные
регистрации GPS были потеряны, не дав дальнейшей
возможности для наблюдения.
Отличие системы предупреждения цунами от системы
раннего предупреждения землетрясения в том, что системы
используют различные типы данных. В первом случае это данные
GPS-буев, в другом это данные регистрации волн сетями
сейсмических станций. 11 марта 2011 г. между моментом возник-
новения землетрясения, которое спровоцировало цунами в г.
Сендае, и моментом регистрации S-волны в Токио было около 8-
10 секунд. Система раннего предупреждения землетрясения
непрерывно совершенствуется. В Японии существует компания,
которая производит так называемые «домашние» сейсмометры,
представляющие собой настоящую сейсмическую станцию, рабо-
тающую в режиме реального времени. Мини-станция включает
автономный зонд системы EEW, оснащённой процессором и па-
мятью, для передачи аварийного сигнала через Интернет, недоро-

131
гой сейсмометр и аналого-цифровой преобразователь [7], Разра-
ботано программное обеспечение для снижения техногенного
шума при записи на любом объекте, где находится «домашний»
сейсмометр. После цунами 2011 г. созданы новые пакеты при-
кладных программ, позволяющие осуществлять передачу данных
от центрального компьютера системы EEW на персональные
компьютеры «домашней» станции.

Работа выполнена в рамках государственного задания


ФАНО (тема «Энергетика, динамика и дегазация Земли,
теоретические и экспериментальные основы инновацион-
ных сейсмоакустических технологий исследования геологи-
ческой среды и контроля за объектами нефтегазодобычи»,
№ АААА-А16-116021510125-7).

ЛИТЕРАТУРА

1. Norio M., Hayashi H., Topping K., Tamura K., Banba M., Tatsuki
S., Kondo T., Tanaka S., Karatani Y., Fukasawa Y., Kei H., Hasegawa K..
Developing Earthquake Disaster Reduction Planning Process for Asia-Pacific
Region. // Marikina Initiative: Case Study in Marikina city, Manila, Philip-
pines: Materials of Asia Conference on Earthquake Engineering (Manila,
Philippines). – Association of Structural Engineers of the Philippines Press,
2004.
2. Smaglichenko T.A. Disaster Reduction as an Imortant Tool in Pro-
tecting the Public in Japan // New challenges in the 21stcenture. – Silva Ja-
ponicarum press, 2010. P. 339-345.
3. Horiuchi S., Negishi H., Abe K., Kamimura A., Fujinawa Y. An Au-
tomatic Processing System for Broadcasting Earthquake Alarms // Bulletin of
the Seismological Society of America. 2005. V. 95 (2). P. 708-718.
4. Старовойт О. Е. Инструментальные сейсмические наблюдения
в России // Вестник «ВНЦ». 2004. № 4. С. 8-12.
5. Urabe T. A new model for seismic telemetering networks: how to
combine or merge networks // Seismological Society of Japan. 1992. P.
2-107.
6. Ozaki T. Outline of the 2011 off the Pacific coast of Tohoku Earth-
quake (Mw 9.0) – Tsunami warnings/advisories and observations // Earth
Planets Space. 2011. V. 63. P. 827-830.

132
7. Horiuchi S., Horiuchi Y., Yamamoto S., Nakamura H., Wu C., Ry-
delek P.A., Kachi M. Home seismometer for earthquake early warning // Ge-
ophysical Research Letters. 2009. V. 36. L00B04.

ПРОБЛЕМЫ ПОЖАРО-ВЗРЫВОБЕЗОПАСНОСТИ
ОБЪЕКТОВ НЕФТЕГАЗОВОГО КОМПЛЕКСА

Усманова Г., Аюпова М., Арифжанова М.

Ташкентский государственный технический университет


им. И. Каримова, г. Ташкент, Узбекистан.

Нефтеперерабатывающие заводы, нефтебазы, склады и ба-


зы горючего, автозаправочные комплексы, выполняя важные
функции по переработке, приему, хранению и выдаче нефтепро-
дуктов, являются объектами повышенной взрывопожарной и по-
жарной опасности. Для возникновения и развития пожара на рас-
сматриваемых объектах необходимо наличие горючего вещества;
окислителя (кислород, в том числе кислород воздуха; химические
соединения, содержащие кислород в составе молекул, селитры,
перхлораты, азотная кислота, окислы азота, фтор, бром, хлор и
т.п.); источника зажигания и путей распространения пожара [1].
Наибольшую опасность для людей, находящихся в помеще-
ниях при пожаре, представляет потеря видимости вследствие за-
дымления [2]. При потере видимости движение людей становится
хаотичным. В результате этого процесс эвакуации затрудняется, а
затем может стать неуправляемым. Поэтому успех эвакуации лю-
дей при пожаре может быть обеспечен лишь при их беспрепят-
ственном движении. Эвакуируемые обязательно должны четко ви-
деть эвакуационные выходы или указатели выходов. Следует
иметь ввиду, что при пожаре дым скапливается в верхней части
помещений, поэтому при сильном задымление необходимо
нагнуться или лечь на пол, накрыв рот и нос мокрым полотенцем
или платком, так как около пола есть свежий воздух, а ядовитые
продукты горения с теплым воздухом поднимаются вверх. Дви-
гаться надо нагнувшись, иногда на четвереньках или ползком к

133
выходу вдоль стены, чтобы не потерять направление движения.
Наиболее надежными средствами защиты органов дыхания от ток-
сичных продуктов горения, особенно от угарного газа, являются
полностью изолированные и автономные противогазы, которые
стоят на вооружении пожарной охраны и спасательных подразде-
лений. Люди, находящиеся в зоне горения и около нее, больше
всего страдают, как правило, от открытого огня и искр, повышен-
ной температуры окружающей среды, токсичных продуктов горе-
ния, дыма, пониженной концентрация кислорода, падающих ча-
стей строительных конструкций, агрегатов и установок. Случаи
непосредственного воздействия открытого огня на людей редки.
Чаще поражение происходит от лучистых потоков, испускаемых
пламенем. Большую опасность для людей представляет вдыхание
нагретого воздуха, приводящее к ожогу верхних дыхательных пу-
тей, удушью и смерти. Так, при температуре выше 100°С человек
теряет сознание и гибнет через несколько минут.
Опасны также ожоги кожи. В условиях пожара концентра-
ция кислорода в воздухе уменьшается. Между тем понижение её
даже на 3% вызывает ухудшение двигательных функций орга-
низма. Опасной считается концентрация менее 14%, при ней
нарушаются мозговая деятельность и координация движений.
Взрыв – быстрое химическое превращение среды, сопровождаю-
щееся выделением энергии и образованием сжатых газов. Взры-
воопасная смесь – смесь воздуха или окислителя с горючими га-
зами, парами легковоспламеняющихся жидкостей, горючими пы-
лями или волокнами, которая при определенной концентрации и
возникновении источника инициирования взрыва способна взры-
ваться. Взрывы на объектах нефтегазового комплекса происходят
в аппаратах, емкостях, помещениях или на наружных технологи-
ческих установках. При этом, как правило, наблюдаются взрывы
газо-, паро- и пылевоздушных смесей. Реже происходят механи-
ческие взрывы, сопровождающиеся разрушением аппаратов, тру-
бопроводов резервуаров, баллонов, работающих при высоких
давлениях. Примерами открытых аппаратов служат различные
ванны (промывочные, окрасочные, закалочные и др.) с горючими
жидкостями, смесители, а также аппараты периодического дей-
ствия, открываемые для загрузки и выгрузки продукции; – "ды-

134
шащие" аппараты. Анализируя аварии и пожары, произошедшие
на объектах нефтегазового комплекса, мы пришли к заключению,
что большинство чрезвычайных ситуаций происходило по вине
человека. Как правило, это были неправильные, невнимательные,
а иногда преступно халатные действия персонала. Поневоле за-
крадывается мысль, что при минимизации присутствия человека
и наличии полностью автоматизированного техпроцесса, целого
ряда аварий, пожаров и взрывов можно было бы избежать. Про-
блемы хищения нефти и нефтепродуктов из магистральных
нефтепроводов и нефтепродуктопроводов также вносят свой
негативный вклад в случаи возникновения ЧС. Немаловажную
роль в обеспечении безопасности объектов ТЭК играет фактор
изношенности оборудовании. Реконструкция и модернизация за-
частую в положенные сроки не проводятся, а усталость металла
во многих случаях накапливается за многие годы. Совокупное
воздействие вышеперечисленных факторов риска приводит к
снижению уровня безопасности стратегических объектов инфра-
структуры ТЭК республики. Множество предприятий, входящих
в НХК «Узбекнефтегаз», являются одними из наиболее рисковых,
требующих первоочередных мер охраны своих объектов и ин-
фраструктуры. Согласно паспорта предприятия, каждый объект
защиты должен иметь систему обеспечения пожарной безопасно-
сти, целью создания которой является предотвращение пожара,
обеспечение безопасности людей и защита имущества при пожа-
ре. Эта система обеспечения пожарной безопасности объекта за-
щиты должна включать в себя систему предотвращения пожара,
систему противопожарной защиты и комплекс организационно-
технических мероприятий по обеспечению пожарной безопасно-
сти. Система обеспечения пожарной безопасности объекта защи-
ты в обязательном порядке должна содержать комплекс меропри-
ятий, исключающих возможность превышения значений допу-
стимого пожарного риска, установленного техническим регла-
ментом, и направленных на предотвращение опасности причине-
ния вреда третьим лицам в результате пожара. Разработка меро-
приятий и внедрение технических решений, предупреждающих и
исключающих опасные факторы, влияющие на промышленную и
пожарную безопасность данных объектов, является обязательной

135
при эксплуатации нефтебаз, складов нефтепродуктов, нефтепере-
рабатывающих заводов, автозаправочных комплексов. Промыш-
ленная и пожарная безопасность указанных объектов должна
обеспечиваться техническими решениями, принятыми при проек-
тировании, соблюдением правил пожарной безопасности и норм
технологического режима процессов, безопасной эксплуатацией
оборудования и квалифицированной подготовкой технического
персонала. Решение этих задач обеспечивают автоматизирован-
ные системы управления технологическими процессами
(АСУТП), системы охранной сигнализации, в том числе охраны
периметра объекта, пожарной сигнализации и автоматического
пожаротушения, оповещения, видеонаблюдения за объектами.

ЛИТЕРАТУРА

1. Mukhamedgaliev B.A., Khabibullaev А. Fire retardants oil reservoirs


// Austrian journal of technical and natural science. – 2015. – № 3 – P. 34-38.
2. Мухамедгалиев Б.А., Хакимов А.М. Безопасность нефтегазовых
объектов // Пожаровзрывобезопасность (Россия) – 2014 г. – №4 – С.
42-45.

СТРУКТУРА ГЕОДИНАМИЧЕСКОГО РИСКА


ПРИ РАЗРАБОТКЕ ОПАСНЫХ ПО ГОРНЫМ
УДАРАМ МЕСТОРОЖДЕНИЙ (НА ПРИМЕРЕ
ХИБИНСКИХ АПАТИТОВЫХ РУДНИКОВ)

Федотова Ю.В., Панин В.И.

Горный институт КНЦ РАН, Апатиты, Россия.


E-mail:fjulia@mail.ru

Динамические проявления горного давления различной ин-


тенсивности являются неизбежной реальностью при ведении
горных работ на удароопасных месторождениях.
Геодинамические риски при ведении горных работ опреде-
ляются уровнем сейсмической активности массивов (количе-

136
ством регистрируемых горных ударов и техногенных землетря-
сений) в пределах шахтных полей отрабатываемых месторожде-
ний. При этом наибольшему риску подвержены месторождения,
разрабатываемые в скальных массивах, сложенных наиболее
прочными и хрупкими породами, способными накапливать зна-
чительные напряжения и разгружаться в динамической форме.
Совершенно очевидно, что последствия геодинамического
явления для рудника будут определяться не только мощностью
события, но и координатами очага [1]. Так, при достаточно уда-
ленном от горных работ очаге будет иметь место толчок, степень
сотрясения массива от которого будет определяться энергией со-
бытия, а при расположении очага вблизи горных работ может
произойти горный удар в его общепринятой формулировке. То
есть имеет место влияние различных факторов, которые необхо-
димо учитывать при оценке риска.
Структура геодинамического риска в целом определяется
вероятностью реализации геодинамического события с учетом
видов его последствий или отсутствием таковых. Наиболее зна-
чимыми при оценке риска являются вероятности травмирования
людей, разрушения выработок, повреждения оборудования и от-
сутствия последствий. При проведении экспертной оценки рис-
ков (в первом приближении) достаточно применения стандарт-
ных методов статистического анализа для выявления тенденций
изменения параметров, после проведения которой, принимается
решение о целесообразности детализации и выполнении много-
факторного анализа.
В связи с этим, для оценки уровня геодинамического риска
в условиях апатитовых рудников на основе статистического ана-
лиза зарегистрированных событий был проведен анализ величин
вероятностей возникновения геодинамических явлений и оценена
степень их последствий.
Хибинский массив скальных пород, где осуществляется
разработка апатит-нефелиновых месторождений, относится к
асейсмичным структурам, где естественные события регистри-
руются редко и с магнитудами, не превышающими 1-2 (MSK-64),
а техногенные мелкофокусные землетрясения с магнитудами 2-4
являются следствием крупномасштабного воздействия горных
работ на высоконапряженный массив [1].

137
По имеющейся базе данных геодинамических событий,
официально зарегистрированных на рудниках Комиссией по гор-
ным ударам КФ АО «Апатит» за период 1981–2016 гг. проведена
оценка геодинамических рисков и их последствий для семи вре-
менных периодов: 35, 30, 25, 20, 15, 10 и 5 лет с учетом измене-
ния горнотехнической обстановки на момент окончания каждого
из этих периодов. Для оценки геодинамического риска из базы
данных отобрано 54 события, по которым в карточках горных
ударов имелась исчерпывающая информация по всем анализиру-
емым параметрам. Расчеты значений вероятностей возникнове-
ния определенного класса последствий геодинамических явлений
проводили по трем вариантам с учетом масштаба техногенного
воздействия на массив горных пород: первый – для всех подзем-
ных рудников КФ АО "Апатит"; второй – для одного Объединен-
ного Кировского рудника (ОКР); третий – для одного горизонта
ОКР (формулы расчета подробно описаны в [2]). Так, в результа-
те расчетов для первого варианта получены величины вероятно-
стей, находящиеся в пределах 10-9–10-7 в год. Для второго вариан-
та – величины вероятностей и уровень риска уменьшились, по
сравнению с первым вариантом и находятся в пределах 10-10–10-7
в год. Для третьего варианта расчетные значения находятся в
пределах 10-9–10-7 в год.
Общая структура геодинамического риска для трёх вариан-
тов схожа и может быть представлена диаграммой (рис.).

Рис. Общая структура геодинамического риска


для подразделений КФ АО "Апатит"

138
Полученные результаты свидетельствуют о высокой эф-
фективности проводимых мероприятий по обеспечению безопас-
ности горных работ. Для всех трех вариантов расчеты показали
более высокую вероятность отсутствия каких-либо последствий.
Таким образом, проведенный анализ показал, что основной
ущерб от геодинамических явлений заключается в различной
степени разрушениях горных выработок, при этом на остальные
последствия приходится менее десяти процентов. То есть, в этом
случае геодинамический риск можно идентифицировать как тех-
нологический.
В настоящее время на основе предложенной и обоснован-
ной ранее [1] модели эволюции геологической среды в горноруд-
ной природно-технической системе, по данным сейсмического
мониторинга оконтуривают участки геомеханического простран-
ства рудника, находящиеся в критическом состоянии - зоны сей-
смической опасности. После чего оценивают риск возникновения
в них зон удароопасности, и в случае неприемлемой его величи-
ны проводят соответствующие профилактические мероприятия.
При этом для реализации методологии обоснована и построена
система геодинамического мониторинга, определены индикаторы
критического состояния участков геомеханического пространства
рудника, разработана автоматизированная экспертная система
для персональных компьютеров, установленных в СППГУ руд-
ников КФ АО "Апатит" [3].
Анализ результатов геодинамического мониторинга апати-
товых рудников показал, что надежный временной прогноз от-
дельных динамических явлений пока является трудноразрешимой
задачей. Поэтому при выборе мер по обеспечению устойчивости
горных выработок вероятность возникновения события заменяет-
ся коэффициентами опасности или категориями состояний выра-
боток, учитывающие в неявном виде вероятности их разрушения.
Для оценки ожидаемого ущерба от возможного разрушения
все выработки разделены на три класса по степени важности для
нормальной работы рудника: 1 – выработки подэтажные, вспомо-
гательные и другие, срок службы которых не превышает одного
года; 2 – выработки, концентрационных горизонтов и горизонтов
откатки, используемые более одного года; 3 – капитальные камер-

139
ные выработки, действующие в течение срока отработки горизонта
или всего рудника. В зависимости от класса выработок величина
ожидаемого ущерба возрастает от класса «1» к классу «3».
Действительно, выход из строя выработок первого класса
приводит к остановке или ликвидации последствий в пределах
этой выработки или, максимум, отдельного участка рудника. При
выходе из строя выработок второго класса останавливается до-
бычной горизонт в целом. А при выходе из строя капитальной
выработки может остановиться весь рудник. Поэтому на апатито-
вых рудниках для выработок каждого класса установлены наборы
профилактических мероприятий и видов крепления в зависимо-
сти от их прогнозируемого состояния [4].
Таким образом, для обеспечения геодинамический без-
опасности основные усилия должны быть направлены не на вре-
менной прогноз отдельных геодинамических явлений, а на лока-
цию энергонасыщенных участков и оценку уровня их напряжен-
ности (критичности) и разработку способов их нейтрализации.
При этом необходимо на каждом удароопасном руднике
или карьере иметь комплексную систему геодинамического мо-
ниторинга, что в разной степени реализуется в отечественной и
мировой практике.

ЛИТЕРАТУРА

1. Kozyrev A., Panin V. and Fedotova Iu. Mining-Induced Seismicity


in the Kola Peninsula Mines // Journal of Civil Engineering and Architecture.
USA. July 2013. V. 7. No.7 (Serial No. 68). P. 897-906.
2. Федотова Ю.В., Панин В.И. Оценка уровня геодинамической
безопасности на апатитовых рудниках. Москва. ГИАБ. 2016. – № 4. – С.
344-353.
3. Kozyrev A.A., Panin V.I., Semenova I.E., Fedotova Yu.V., Rybin V.V.
Geomechanical support of geotechnical solutions in high stress mining. //
Journal of Mining Science. 2012. V. 48. Issue 2. Р. 241-248.
4. Fedotova Iu.V., Panin V.I. Geodynamic risk assessment experience
at mining in high-stressed rock mass // Conference Proceedings The 16th In-
ternational Multidisciplinary Scientific GeoConference (SGEM-2016). V.2:
Exploration and mining mineral processing. Albena, Bulgaria. P. 419-425.

140
ПРОБЛЕМЫ ЗАЩИТЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
ПРИ ХРАНЕНИИ НЕФТЕПРОДУКТОВ

Хабибуллаев А.Ж.1, Мухамедгалиев Б.А.2, Жураев А.А.2


1
Каракалпакский госуниверситет им. Бердаха, г. Нукус,
Узбекистан. E-mail: h.amet77@mail.ru
2
Ташкентский архитектурно строительный институт,
г. Ташкент, Узбекистан. E-mail: bjd1962@mail.ru

В мировой практике при переработке нефти,


транспортировке и хранении нефтепродуктов путем аварийных и
естественных потерь выбрасывается более 10 млн тонн
углеводородов, что создает экологические и экономические
проблемы. В технологических процессах хранения
углеводородных паров в резервуарах потери за счет испарения
составлют 0,4-0,6% от общего количества нефтепродуктов, тем
самым улавливание углеводородных паров является одним из
важных актуальных проблем [1].
На сегодняшний день научные исследования направлены
на решение проблем, связанных с испарением углеводородов и
уменьшением вредных свойств, количеством загрязнения окру-
жающей среды выбросами. При переработке и хранении нефте-
продуктов разрабатываются новые технологии и конструкции для
усовершенствования системы улавливания и рекуперации
углеводородных паров фракций, уменьшения количества
углеводородных выбросов в окружающую среду, а также
достижения экономического эффекта при применении
конденсации абсорбционных методов, использования простых
технологий конденсации и холодильных рабочих агентов, с
целью упрощения технологии хранения, для облегчения массы
изменения формы понтонов, снижения потерь нефтепродуктов в
процессах хранения нефтепродуктов в резервуарных парках
В последние годы в республике Узбекистан достигнуты
определенные успехи в снижении потери паров углеводородов в
нефтеперерабатывающей промышленности, при хранении и
транспортировке нефтепродуктов. Получены важные результаты

141
по снижению потерь при хранении адсорбентами, поверхностно-
активными веществами. Вместе с тем, не уделено должного
внимания производству пенополиуретанов и конденсаторов, а
также применению их в производстве. В Стратегии действий по
дальнейшему развитию Республики Узбекистан предусмотрены
задачи: «Подъем промышленности путем перевода ее на
качественно новый уровень, дальнейшая интенсификация
производства готовой продукции на базе глубокой переработки
местных сырьевых ресурсов, освоение выпуска новых видов
продукции и технологий» [2]. В связи с этим, важной задачей в
нефтеперерабатывающей промышленности для снижения потерь
при испарении паров углеводородов является разработка различ-
ных конструкций понтонов, резервуаров с плавающими крыша-
ми, а также сорбционных наноструктурных технологий.
В результате проведенных нами научных исследований
внедрены в производство разработанные технологии снижения
потерь при испарении паров нефтепродуктов. Проведен количе-
ственный расчет потерь при сливо-наливных процессах в заглуб-
ленных резервуарах, не изменяя при этом давления охлаждения
воздушно-паровой смеси хладагентами.
Вместе с тем, проведены научные исследования по: сниже-
нию испарения паров углеводородов путем улавливания их ад-
сорбционным способом и регенерации, рекуперации паров угле-
водородов, абсорбированных на конденсаторах; применению но-
вых полимерных композиций для повышения пожарной безопас-
ности понтонных резервуаров, оптимизации процесса улавлива-
ния легких фракции углеводородов путем математического моде-
лирования.
На основе проведенных исследований оптимизирован
технологический процесс улавливания паров нефтепродуктов с
применением механизма тонкостенных конденсаторов, усовер-
шенствованы формы резервуаров для моделирования способов и
оптимальных вариантов заполнения емкостей для снижения ис-
парения паров нефтепродуктов, разработаны технологии сниже-
ния выбросов в атмосферу при сливе технологических жидко-
стей, усовершенствованы формы пенополиуретановых понтонов
для резервуаров и определены их размеры, а также разработаны

142
технологии производства и применения усовершенствованных
понтонов на основе местных сырьевых ресурсов.
Обоснованность исследований подтверждается тем, что
состав газовоздушной смеси, паров углеводородов, полимерных
огнезащитных составов доказаны ИК-спектроскопией, газо-
жидкостной и тонкослойной храмотографией, элементным
анализом, а также математической обработкой полученных
результатов.
Научная значимость результатов исследований
определяется эффективным снижением потери топлива в процес-
сах испарения нефти и нефтепродуктов при сливо-наливных опе-
рациях. Для их улавливания используются система охлаждения
тонкостенного конденсатора, кроме того, для уменьшения опас-
ности процессов взрывов и пожаров в хранилищах нефтепродук-
тов применяется новая усовершенствованная конструкция резер-
вуаров и огнестойких понтонов.
Практическая значимость результатов исследований состо-
ит в том, что разработаны технологии производства огнестойких
пенополиуретановых понтонов на основе местных сырьевых ре-
сурсов, а также внедрена в производство тонкостенная конденса-
торная система улавливания паров.
На основе научных результатов по совершенствованию
способов эффективного улавливания паров углеводородов и
снижение их вредного воздействия, получен патент Агентства
Интелектуальной собственности Республики Узбекистан [3] (IAP
05264. 2016) на способ разработки огнестойких понтонов. В
результате появилось возможность получения нового вида
пенополиуретановых понтонов. Разработанные понтоны на
основе пенополиуретанов внедрены на объектах хранения
нефтепродуктов НХК «Узбекнефтегаз». На основе применения
тонкостенного конденсатора упрощена технология улавливания
паров в резервуарах хранимых нефтепродуктов, в результате со-
кращено количество импортируемых понтонов на 60%. Появи-
лась возможность хранения углеводородов в резервуарах пон-
тонных и с плавающими крышами, устранены потери из зазоров,
обеспечена защита окружающий среды.

143
Данное исследование выполнено в соответствии с приори-
тетными направлениями развития науки и технологии Республи-
ки Узбекистан VII. «Химическая технология и нанотехнология».

ЛИТЕРАТУРА

1. Кузнецова С.А. Защита атмосферы от выбросов углеводородов


из резервуаров для хранения нефти и нефтепродуктов // Повышение
эффективности теплообменных процессов и систем: Материалы IV
Международной научно-технической конференции.–Вологда: Изд-во
ВГТУ, 2004. – С. 235-238.
2. Кузнецова С.А. Улавливание паров углеводородов из резервуа-
ров для хранения нефти и нефтепродуктов, влияющих на экологиче-
скую и пожарную опасность // Проблемы строительного комплекса Рос-
сии: Материалы IX Международной научно-технической конференции.
– Уфа: Изд-во УГНТУ,2005. – С. 183-185.
3. Патент Республики Узбекистан IAP 05264. 2016 г.

ВОЗДЕЙСТВИЕ ОПАСНЫХ ФАКТОРОВ


ПРИРОДНЫХ ПОЖАРОВ НА ОКРУЖАЮЩУЮ
СРЕДУ И СНИЖЕНИЕ УРОВНЯ КОМФОРТНОСТИ
УСЛОВИЙ ПРОЖИВАНИЯ НАСЕЛЕНИЯ

Хребтова Т.В., Ошкадер А.В.

Муниципальное бюджетное учреждение дополнительного


образования г. Керчи Республики Крым
«Центр научно-технического творчества», г. Керчь, Россия.
E-mail: tkhrebtova@mail.ru, anna_oshkader@mail.ru;

Из-за кризисных явлений в природопользовании и антропо-


генного вмешательства [1], а также в результате изменения кли-
мата площади природных пожаров, как в степной зоне, так и на
границе степной зоны с урбанизированной территорией, ежегод-
но увеличиваются. Степная зона имеет ряд климатических осо-
бенностей, в том числе сочетание жаркого и засушливого летнего
периода, умеренно отрицательный баланс влажности и недоста-
144
точное увлажнение в летний период. При климатических измене-
ниях возникают экосистемные отклонения в сезонных колебани-
ях погоды, что проявляется в увеличении частоты и силы летних
засух, приводящее к увеличению пожарной опасности [2]. Кроме
того, определенное влияние оказывает рельеф местности, тип и
состояние растительности, сила и направление ветра, масса
накопленного сухого вещества.
Ситуация с природными и природно-техногенными пожа-
рами, происходящими как на границе урбанизированной терри-
тории так и в городской среде, на Керченском полуострове и в г.
Керчь усугубляется ежегодно. Возрастает количество пожаров и
возгораний, увеличиваются площади территорий, затронутых ог-
нем. Наибольшее количество возгораний по Крыму, характерно
для Керченского полуострова [2].
Общеизвестно, что природные пожары в степных районах
изменяют состояние экосистем, а в некоторых случаях приводят
к формированию экосистем, обладающих новыми качественными
и количественными характеристиками [3,4]. Однако сведения о
пожарах и возгораниях в природных экосистемах крайне неин-
формативны [2]. Не акцентируется внимание на том, что при по-
жаре или возгорании наносится определенный ущерб окружаю-
щей среде, создаются некомфортные условия для проживания
населения в силу задымленности и загазованности. Частая повто-
ряемость пожаров и возгораний усиливает деградацию степных
экосистем и снижает скорость восстановительных процессов.
Наибольшую опасность для населения представляют пожа-
ры, происходящие на границе растительных (степных) экосистем
и урбанизированной территории (техносферы). Город Керчь, рас-
положенный на побережье Керченского пролива и имеющий про-
тяженную границу с соседним степным Ленинским районом, на
протяжении многих лет подвергается неконтролируемым при-
родным пожарам. Ситуация усугубляется наличием в городской
среде пустырей и незастроенных пространств (рис. 1).
Последствия природных пожаров в некоторых местах горо-
да прослеживаются ежегодно и имеют определенные последствия
(табл.).

145
С начала 2016 г. в Отделе надзорной деятельности по
г. Керчь зарегистрировано 481 сообщений о пожарах и загорани-
ях. Из них 52 сообщения о пожарах и 429 - о загораниях. Убыток
от пожаров составил 5 263 430 рублей. Участились случаи заго-
раний от пала сухой растительности на территориях садовых
участков и частных домовладений. Только с начала сентября
2016 года произошел 31 случай загорания сухой травы и бытово-
го мусора, а также 2 пожара [2].
По информации ГУ МЧС России по Республике Крым, в 2018
г. наибольшее количество загораний зафиксировано в Керчи – 16, в
Ленинском районе произошло более 8-ми загораний. Керчь оказа-
лась в лидерах по возгораниям в конце мая, в одном из случаев
огонь горящей горы Митридат успел добраться до жилья [2].

Рис. 1. Карта городского округа Керчь

146
Таблица 1
Сведения о природных пожарах в г. Керчь и Ленинском районе
в 2017-2018 гг.
Дата Район Сведения о пожаре
г. Керчь, Центр, гора
07.07.17 Масштабный, быстротечный
Митридат
г. Керчь, Марат 5,
16.07.17 Быстротечный, масштабный.
жилой массив
Быстротечный, масштабный,
г. Керчь, Центр, гора
25.07.17 сильное задымление, угроза для
Митридат
дачного поселка
Ленинский район, Выгорела территория общей
01.08.17
с. Горностаевка площадью 0,5 га.
г. Керчь, Марат 5, Масштабный, продолжительный,
05.08.17
жилой массив сильное задымление
Широкомасштабный, быстротечный.
Ленинский район, Привлечены большие силы для
07.08.17
с.Курортное ликвидации. Прямая угроза сельским
населенным пунктам
Масштабный, сильное задымление,
г. Керчь, Центр, гора выгорела территория площадью 2000
09.08.17
Митридат м2 (от гостиницы до вершины горы
Митридат)
Ленинский район, Масштабный, в четырех населенных
пгт. Багерово, пунктах, на границе с г. Керчь.
с.Курортное, Уничтожена растительность на
11.08.17
с.Чистополье. площадях 12 га, 5 га и 3 га.
г. Керчь, район Сильное возгорание на пустошах в
Аглофабрики южном районе города
Широкомасштабный, быстротечный
г. Керчь, Центр,
12.08.17 вблизи многоэтажных жилых домов
жилой массив
и гостиницы. Сильное задымление.
Ленинский район, Быстротечный, вблизи домов
21.09.17
пгт. Багерово частного сектора
Сильное возгорание вблизи
г. Керчь, Марат 4,
04.06.18 строительства железнодорожной
жилой массив
части подходов к Крымскому мосту
Северная часть г. Масштабный, сильное задымление и
12.06.18
Керчь, район пляжа загазованность
Северная часть г. Масштабный, сильное задымление,
09.06.18
Керчь, жилой массив угроза для домов частного сектора

147
Особенности природных пожаров региона показаны на рис. 2.

Рис. 2. Особенности природных пожаров


на Керченском полуострове
К негативным последствиям природных пожаров на Кер-
ченском полуострове следует отнести: появление в окружающей
среде значительного количества токсических веществ, неконтро-
лируемый перенос веществ опасных и вредных для человека, а
также обширные зоны загазованности и задымления.
В этой ситуации, при неконтролируемом и постоянно воз-
растающем количестве пожаров можно сделать вывод о низкой
эффективности профилактических мероприятий и превентивных
мер защиты территории. Это свидетельствует также о слабой
изученности предыдущей пожарной истории участка (пожарная
ситуация на протяжении нескольких лет). Фактически не дей-
ствуют (или отсутствуют) превентивные меры и защитные меро-
приятия, особенно в отношении ценных в историческом и архео-
логическом плане территорий г. Керчь. Следует отметить, что в
данном случае при природных пожарах следует планировать две
группы мероприятий:
1. Профилактические меры противопожарной безопасности
внутри самого города.
2. Меры по снижению пожароопасности на территории,
прилегающей к городу и по созданию противопожарных преград
на ней.

148
Для каждого участка, имеющего предыдущую пожарную
историю (пожарную ситуацию на протяжении ряда лет) рекомен-
дуется ежегодно составлять план профилактических работ и про-
тивопожарного обустройства с включением объёмов затрат в
бюджет региона. Такой план, как правило, включает работы по
всем перечисленным направлениям, а также графическую часть
(карты, схемы). Необходимо также, чтобы все профилактические
мероприятия были прописаны в совместных планах или соглаше-
ниях с муниципальными образованиями и землепользователями и
доведены до сведения жителей населенных пунктов.
Противопожарное обустройство должно быть выполнено с
учетом российского и мирового опыта защиты территорий.

ЛИТЕРАТУРА

1. Ошкадер А.В., Хребтова Т.В. Роль и экологическое состояние


лесозащитных полос в Республике Крым // Экологическая безопасность
и охрана окружающей среды в регионах России: теория и практика:
материалы II Всерос. науч.-практ. конф. (Волгоград, ВолГУ,
17-18.11.2016). – Изд-во ВолГУ, 2016. – С. 315-320.
2. Главное управление МЧС России по Республике Крым
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://82.mchs.gov.ru
3. Волокитина А.В., Софронова Т.М. Защита населенных пунктов
от природных пожаров // Пожаровзрывобезопасность. – 2011. – №3. – С.
22-31.
4. Смелянский И.Э., Буйволов Ю.А. и др. Степные пожары и
управление пожарной ситуацией в степных ООПТ: экологические и
природоохранные аспекты. Аналитический обзор. – М.: Изд-во Центра
охраны дикой природы, 2015. – 144 с.

149
ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ

Хусанова С.И.

Институт гражданской защиты, Ташкент, Узбекистан.


E-mail: Sumbula_fmi@mail.ru

История человеческого общества – это история природо-


пользования, т.е. использования природных ресурсов в целях по-
вышения комфорта и благосостояния представителей вида homo
sapiens. Еще в начале XX в. люди Земли дышали чистым возду-
хом, пили чистую воду, мир казался бескрайним, а ресурсы при-
роды – неисчерпаемыми. Пролетело несколько десятилетий, и
мир оказался на грани самой страшной рукотворной катастрофы
– экологической [1].
Критическая экологическая ситуация, складывающаяся во
многих странах в современном мире, делает все более актуаль-
ным решение вопросов экологической безопасности населения в
целом и каждого человека в частности.
В настоящее время безопасность следует понимать как
приемлемый уровень опасности, который во многом зависит от
затрат на ограничение действия факторов, провоцирующих опас-
ность. В широком смысле безопасность – это способность про-
тивостоять угрозам по отношению к жизни, здоровью, благопо-
лучию, основным правам человека, источникам жизнеобеспече-
ния, ресурсам, социальному порядку [2].
Проблема обеспечения экологической безопасности явля-
ется закономерным следствием изменений, происходящих в
окружающей природной среде под воздействием хозяйственной
деятельности человека.
Нерациональное использование природных ресурсов в про-
цессе хозяйственной деятельности человека и интенсивного раз-
вития общественного производства сопровождается негативными
изменениями окружающей среды, резким ухудшением экологи-
ческого состояния тех или иных территорий и природно-

150
хозяйственных объектов, вплоть до возникновения экологическо-
го кризиса.
Человек выступает при экологическом кризисе активно
действующей стороной. История цивилизации доказывает, что
вслед за экологическим кризисом следует революционное изме-
нение во взаимоотношениях общества и природы. Противоречие
между целями человечества (улучшение качества жизни) и воз-
можностями природы налицо. Вмешательство людей в есте-
ственные природные процессы грозит гибелью природы, а зна-
чит, и человечества. Техногенный тип экономического развития
постепенно приводит к большему распространению очагов эко-
логического кризиса.
Понятие «экологический кризис» впервые появилось в 1972
г. на страницах первого доклада Римского клуба «Пределы ро-
ста». (Римский клуб – авторитетная международная организация
по изучению глобальных проблем современности) [3].
Что вызвало кризис, который мы называем экологическим,
почему он происходил и развивался в конце XX в.? Он имеет две
основные причины: рост народонаселение и научно-техническая
революция. Еще в начале XX в. на Земле насчитывалось около 1
млрд. человек, а к началу XXI века это число увеличилось в 7 раз.
Многие экологи считают, что 11 млрд. – это предельно допусти-
мое число разумных существ на Земле, чтобы ее природные ре-
сурсы не истощались, а природа восполняла ущерб от техноген-
ной деятельности естественным путем.
Научно-техническая революция вызвала к жизни неведо-
мые и невероятные силы: авиационный и автомобильный транс-
порт, ядерную энергетику, химическую индустрию и т.д., и дело
даже не в том, что эти и другие отрасли вредны для природы,
просто именно они способствовали исчерпанию природных ре-
сурсов, из-за них потребление материалов и энергии в XX в. рос-
ло невероятными темпами, опережая даже рост населения.
Стремление людей к материальному обогащению и безгра-
ничному потреблению ресурсов является неотъемлемой и есте-
ственной чертой человека. Эти качества присущи не только лю-
дям, но и государствам. С экологических позиций экономический

151
рост сопровождается постоянным и ускоряющимся ростом по-
требления природных ресурсов.
Анализ мировой практики хозяйственной деятельности че-
ловека показывает, что рост потребления приводит к локальным
и даже глобальным экологическим кризисам и катастрофам.
Существенное влияние на рост потребления оказывает не
только рост индивидуального потребления, но и увеличение чис-
ленности населения на земном шаре. В настоящее время на каж-
дого человека добывают и выращивают более 20 т сырья, перера-
батываемого в продукты массой только около 2 т, которые
непосредственно идут на потребление, более 90% сырья идет в
отходы [4].
В предыстории и истории человечества выделяют ряд эко-
логических кризисов и революций:
1. Изменение среды обитания живых существ, вызвавшее
возникновение прямоходящих антропоидов –непосредственных
предков человека.
2. Кризис относительного обеднения доступных примитив-
ному человеку промысла и собирательства, обусловившего сти-
хийные биотехнические мероприятия типа выжигания раститель-
ности для лучшего и более раннего роста.
3. Первый антропогенный экологический кризис – массовое
уничтожение (перепромысел) крупных животных («кризис кон-
сументов»), связанный с последовавшей за ним сельскохозяй-
ственной революцией.
4. Экологический кризис засоления почв и деградация при-
митивного поливного земледелия, недостаточность его для рас-
тущего народонаселения Земли, все это привело к преимуще-
ственному развитию неполивного земледелия.
5. Экологический кризис массового уничтожения и нехват-
ки растительных ресурсов, или кризис продуцентов, связанный с
общим бурным развитием производительных сил общества, вы-
звавший широкое применение минеральных ресурсов, промыш-
ленную, а в дальнейшем и научно-техническую революцию.
6. Современный кризис угрозы недопустимого глобального
загрязнения. Редуценты не успевают очищать биосферу от ан-
тропогенных продуктов или потенциально не способны это сде-

152
лать в силу неприродного характера выбрасываемых синтетиче-
ских веществ. Этот кризис называют кризисом редуцентов.
Ему соответствует высший этап научно-технической рево-
люции – реутилизация продуктов и условное замыкание техноло-
гических циклов.
В настоящее время основным фактором, определяющим
направление мирового развития и влияющим на экологическую
обстановку является энергетика.
Добыча ископаемых видов топлива растет темпами, опере-
жающими производство продовольствия. Добыча газа постепен-
но опережает показатели остальных энергетических отраслей.
Это в какой-то степени будет способствовать улучшению эколо-
гической обстановки за счет того, что при сжигании газа выделя-
ется относительно меньше диоксида углерода в расчете на еди-
ницу энергии.
Ряд ученых высказывает мнение, что рост потребления
энергии на душу населения сверх современного уровня не улуч-
шит жизни в индустриально развитых странах, а может дать об-
ратный эффект [4]. Единственная серьезная альтернатива тради-
ционной энергетике – это ядерная индустрия. Однако ее развитие
во многом сдерживается «чернобыльским синдромом» и событи-
ями на Фукусиме, а также так же не решенной до настоящего
времени проблемой захоронения ядерных отходов.
Экологические кризисы порождают целый комплекс нега-
тивных последствий. Среди них можно выделить экологические,
социальные, экономические, политические. Примером экологи-
ческого кризиса «ползучего» типа является Аральский кризис.
Деградация Аральского моря – результат «планомерного» техно-
генного аграрного развития в течение 30 лет. Аральский кризис
можно назвать планомерной катастрофой, вызванной некомпе-
тентным и природоразрушающим планированием развития эко-
номики Аральского региона, ярким проявлением которого стали
«хлопковая монополия», недоучет и игнорирование досрочных
негативных экологических последствий [1].
Ориентация на производство водоемких сельскохозяй-
ственных культур (прежде всего хлопка и риса) привела к чрез-
вычайно водоемкому характеру сельскохозяйственного произ-

153
водства. На нужды орошаемого земледелия забирается подавля-
ющая часть воды, потребляемой в регионе.
Последствия непродуманной хозяйственной деятельности
человека и управления водными ресурсами наиболее ярко про-
явились на примере Аральского моря, питаемого стоком рек
Амударья и Сырдарья. С 1960 г. большая часть стока этих рек
использовалась на полив. В период с 1965 по 1990 гг. орошаемые
территории в бассейне Аральского моря увеличились почти на
35%, а потребление воды – более чем в 2 раза. Всё это делалось с
целью большего производства дешевого хлопка. С 1960 г. море
потеряло более 75% воды, площадь водного зеркала моря сокра-
тилась более чем на 50%, минерализации возросла до 40-80 г/л,
уровень моря упал на 17-18 м, обнажив более 3,5 млн га бывшего
морского дна [5]. Результат такой водной политики оказался ка-
тастрофическим для региона и привел к:
- частичному изменению климата в регионе (изменению
температурного режима, солепылевым бурям [6], и др.);
- деградации экосистем моря и дельты, существенному со-
кращению биоразнообразия, смене экосистем в Приаралье;
- полной потере экономического значения Аральского моря
(исчезновению рыболовства, судоходства, зон рекреации и др.);
- потере больших площадей в дельтах рек и выводу их из
сельскохозяйственного оборота (недостаток пресной воды и за-
соление почв);
- усложнению и удорожанию процесса получения питьевой
воды требуемого качества для местного населения;
- стабильно нарастающему дефициту водных ресурсов в ре-
гионе;
- расширению зон пустынь [5].
В итоге, из-за ухудшения качества окружающей среды,
ухудшения состояния здоровья населения и повышенного уровня
социально-экономической напряжённости зона Приаралья надол-
го и значительно утратила свой биоресурсный и экономический
потенциал.
Другим примером необоснованного решения водных про-
блем региона может служить проектирование и строительство
Каракумского канала в 50-х годах прошлого века, что не было

154
оправдано ни с экономической точки зрения, ни тем более с по-
зиций решения водных и экологических проблем. По сути Араль-
ский кризис начинался с Каракумского канала [7].
С каждым годом ситуация в Аральском регионе продолжа-
ет ухудшаться. Сейчас на месте моря лишь несколько мелких
озер. Аральская катастрофа – трагический и уникальный случай в
человеческой истории, когда человек «убил» целое море.
К числу негативных экологических последствий Аральско-
го кризиса следует отнести:
- ежегодное снижение уровня моря;
- возрастание содержание соли в воде;
- огромный вынос песка и соли с обнажившегося дна;
- уменьшение разнообразия видов живой природы;
- загрязнение воды остатками ядохимикатов и минеральных
удобрений.
Ухудшение экологической ситуации сопровождается тяже-
лыми социальными последствиями. Прежде всего это касается
глобального ухудшения здоровья населения. К этому приводит и
загрязненная химией и солью питьевая вода, высокое содержание
вредных веществ в продуктах питания, производимых в регионе,
и загрязнения воздуха во время химических обработок полей.
Экологический кризис Приаралья изменил и экономиче-
ские структуры региона, уничтожив многие традиционные виды
деятельности: исчезло рыболовство, закрылись заводы по пере-
работке рыбы.
Наряду с прямым экономическим ущербом деградация мо-
ря наносит и огромный косвенный экономический ущерб, осо-
бенно в сельском хозяйстве. Засоление огромных сельскохозяй-
ственных территорий вследствие выноса соли со дна бывшего
моря, внедрение нерациональных оросительных технологий при-
водит к резкому снижению естественного плодородия земель,
ухудшению их качества и как следствие – к большому недобору
продукции.
Среди других негативных последствий экологического
кризиса следует отметить и политический. Для Аральского реги-
она они стоят довольно остро. Аральский кризис – это глобаль-

155
ный кризис, затрагивающий четыре республики Средней Азии и
Казахстан [8].
Нельзя забывать, что изменения экосистем носят необрати-
мый характер, а слабые воздействия на экосистему накапливаются
и приводят к бурному динамическому процессу, в результате ко-
торого наша планета Земля может стать непригодной для жизни.
Национальные интересы Узбекистана в сфере экологиче-
ской безопасности заключаются в сохранении и оздоровлении
окружающей среды, реализации конституционных прав людей на
благоприятную окружающую среду, сохранения эколого-
ресурсного потенциала страны как фундамента жизни и основы
социально-экономического развития.
Экологическая проблема стала одной из острейших соци-
альных проблем современности, ее решение затрагивает интере-
сы всех народов, от её во многом зависит настоящее и будущее
цивилизации [8].
Выполнение основных задач по решению экологических
проблем в Республике Узбекистан, на наш взгляд, находится в
прямой зависимости от состояния экономики и готовности обще-
ства осознать важность этой проблемы, поэтому одним из главных
приоритетов должна стать экологизация мировоззрения, совер-
шенствование системы экологического воспитания и образования.

ЛИТЕРАТУРА

1. Безопасность жизнедеятельности: Учебник для бакалавров /


Под ред. проф. Э.А. Арустамова. – 18-е изд., перераб. И доп. «Дашков и
К» – М.: 2013. – С. 121-129.
2. Кондратьев К.Я., Данилов-Данильянц В.И., Донченко В.К., Ло-
сев К.С. Экология и политика. СПб: РАН, 1993. – С. 118, 183.
3. Мухитдинов М., Потапов А. Экология. Учебное пособие. «Фан»
АН РУ. 2009. – С. 28.
4. Хоружая Т.А. Оценка экологической опасности. М.: «Книга
сервис», 2002. – С. 132, 134.
5. Хамраев Н.Р., Ахунди М.Н., Эргашев А.К. Проблемы и перспек-
тивы устойчивого развития водохозяйственного сектора государств бас-
сейна Аральского моря. – Ташкент. – 1998. С. 141, 142.

156
6. Толкачева Г.А. Научно-методические основы мониторинга ат-
мосферных выпадений в Среднеазиатском регионе. Ташкент: СА-
НИГМИ, 2000. – С 224.
7. Первое Национальное сообщение Республики Узбекистан по
Рамочной Конвенции ООН об изменении климата. – Ташкент: Главгид-
ромет, 1999. – С. 92.
8. Каримов И.А. «Узбекистан на пороге ХХ1 века: угрозы без-
опасности, условия и гарантии прогресса» Т.: 1997. – С. 111, 117.
9. Проблемы опустынивания в Узбекистане. Под ред. Л.Н. Боро-
виковой, С.В. Мягкова. – Ташкент: САНИГМИ, 2001. – 125 с.

РЕАНИМАЦИЯ ВОДОЗАБОРНЫХ СКВАЖИН


ИЗ СОСТОЯНИЯ ОТЛОЖЕННОГО РИСКА
КОЛЬМАТАЦИИ К ДОПУСТИМОМУ
УРОВНЮ РИСКА

Цымбалов А.А.

ООО ГК «Архимед», г. Саратов, Россия


E-mail: arhimed64@mail.ru

Скважина является водозаборным, инженерным сооруже-


нием с целью добычи и использования подземных вод, требую-
щим для надежной эксплуатации проведения комплекса техниче-
ских мероприятий в течение жизненного цикла [1].
Опыт ООО ГК «Архимед» в работе с водозаборными скважи-
нами на территории Саратовской области (обследование техни-
ческого состояния, диагностика, ремонтно-восстановительные
работы (РВР), аварийно-восстановительные работы скважин за-
топленных территорий, профилактика кольматации) показал низ-
кий уровень технической культуры предприятий в обслуживании
инженерных систем, в том числе скважинных водозаборов. Сла-
бый контроль эксплуатационных параметров, запущенность в
ведении системы планово-предупредительных работ приводит
водозаборное сооружение в режим ЧС, после которого методы
ремонта принимают реанимационную направленность с резким
снижением жизненного цикла скважины [2].
157
Применение в российскую систему управления производ-
ственными процессами принципа «технической культуры» поз-
волит получать экономический эффект как предприятию, так и
стране [3]. Культура предупреждения опасности кольматации во-
дозаборных скважин является единственным путем к контроли-
руемой безопасности работоспособности сооружения и устойчи-
вого развития экономики предприятия. Это означает, что специа-
листы инженерной службы могут и должны управлять риском
кольматации. Их действия должны быть направлены на преду-
преждения опасности кольматации и принятия должных мер к
недопустимости выхода кольматации за пределы допустимого
риска.
Теория надежности определяет долговечность скважины
как способность сохранять эксплуатационный процесс до
наступления предельного состояния (проявление уязвимости не-
работоспособности), при установленной системе технического
обслуживания (ТО) и капитального ремонта (КР). Наступление
предельного состояния (ТО, КР) ожидается в течение регламен-
тированного нормативного ресурса (t). Для скважинных водоза-
боров он принят 15 лет. Поддержание проектной производитель-
ности скважин и планирование операций по техническому об-
служиванию и ремонту возложены на организации (недропользо-
вателя) [3].
Долговечность скважин зависит от вероятности отказов и
продолжительности устранения их последствий. Вероятность про-
должительности выполнения РВР определяется выражением (1):

Р(t) = 1- e , (1)

где: k – степень (частота) интенсивности РВР, принимается по [4,


табл.2.5.]; t – продолжительность РВР, ч;
Выполнение технических мероприятий в период эксплуа-
тации скважин обеспечивает долговечность ее использования,
позволяет экономить финансовые ресурсы.
При отсутствии планируемых ТО и КР в течение срока экс-
плуатации восстановление работоспособности скважины рас-
сматривается с учетом теории рисков и технологии устойчивого
158
развития объекта как природно-технической и социальной систе-
мы с применением «принципа персонифицированного подхода»
[5].
Данный подход рассматривает три ситуации состояния
объекта: штатное, аварийное, катастрофическое. Степень каждого
состояния характеризует возврат их сложившегося состояния в
штатное с определенной долей вероятности. Катастрофическое
состояние объекта это чрезвычайное событие, перевод которого в
устойчивое развитие объекта требует цикла технических опера-
ций с переводом системы из менее предпочтительного (в данном
случае ЧС) в более предпочтительное состояние в пределах допу-
стимого риска и не разрушения системы.
Реанимация скважин ООО ГК «Архимед» из состояния
кольматации осуществляется методами МРС-СИЦА. За счет
внешнего воздействия МРС-СИЦА у закольматированной око-
лоскважинной зоны два варианта развития события: а) переход в
новое состояние с сохранением свой целостности; б) переход в
новое состояние с необратимыми структурными разрушениями
околоскважинной зоны. Таким образом, на основе математиче-
ской теории катастроф [6] переходные процессы инициируют за-
пуск процессов, которые делают перестройку структуры заколь-
матированного водонасыщенного околоскважинного простран-
ства с созданием нового равновесного состояния или могут за-
вершиться разрушением кольматанта (катастрофой) [7,8].
В водозаборной скважине ведение ТО и КР в период ее ра-
боты рассматривается с принципа контролируемой безопасности.
Скважина как открытая инженерно-гидрогеологическая и дина-
мически развивающаяся система существует в условиях неопре-
деленности и предопределена гидрогеологической природой про-
дуктивного пласта, погодными изменениями, сменой времен го-
да, эксплуатационными параметрами, технологическими особен-
ностями при бурении скважины. Исходя из этого, скважина уна-
следовала стартовый риск в виде комплекса определенных ситуа-
ций по кольматации околоскважинного пространства. Этот риск
(гипотеза автора) с момента начала работы скважины по шкале
жизненного цикла скважины является отложенным. Отложенная
уязвимость наступления события формируется в водонасыщен-

159
ных грунтах за счет ряда факторов (химический состав подзем-
ной воды, наличие гранулометрической фракции гравийной об-
сыпки, давления верхних слоев кровли, режим эксплуатации и
др.). У каждой технически обследованной ООО ГК «Архимед»
закольматированной скважины имеется персональная легенда,
которая формирует свой рожденный («наследственный») «жиз-
ненный цикл ситуации» по кольматации [3].
Практика ООО ГК «Архимед» по регенерации закольмати-
рованных скважин показала, что возврат из не рабочего состоя-
ния в работоспособное (при удержании приемлемой вероятности
штатной ситуации) наиболее рационально производить в три эта-
па [9]. Первый этап производит локализацию последствий явле-
ния катастрофы (кольматации), стабилизацию состояния по не
углублению этого процесса. Второй – создает восстановление
первоначальных функций объекта (водообеспеченности скважи-
ны) и улучшение состояния стабилизации. Третий этап выполня-
ет восстановление утраченных способностей до условно возмож-
ных при сложившихся (внешних и внутренних) условиях.

Выводы:

1. Низкий уровень технической культуры инженерных


служб предприятий приводит к риску кольматации околосква-
жинной зоны, снижению производительности и ремонту водоза-
борного сооружения.
2. Восстановление работоспособности скважин при отсут-
ствии проведения ТО и КР в процессе эксплуатации рассматри-
вается с учетом теории рисков на основе «принципа персонифи-
цированного подхода».
3.Возврат работоспособности закольматированных сква-
жин наиболее рационален в три этапа.

Работа выполнена в рамках Программы НИР ООО ГК


«Архимед» Аrh. № ТЭР-R 642012-0001.000 «Исследование процессов
кольматации околоскважинной среды и разработка методов де-
кольматации водопропускных устройств: п.п. «а» – «е»; разд.1,
разд.2.» [10].

160
ЛИТЕРАТУРА

1. 1.Цымбалов А.А. Методы ремонтно-восстановительных работ


как показатель долговечности скважинных водозаборов на территории
Саратовской области // Мелиорация и водное хозяйство: проблемы и
пути решения / Костяковские чтения: сб. докл. межд. науч.-прак. конф.
РАН, ФГБНУ ВНИИГиМ в 2-х т., т.1. – М.: Изд-во ВНИИА, 2016. – С.
127-131.
2. Цымбалов А.А. Регенерация подземных источников при прове-
дении восстановительных работ после чрезвычайных ситуаций // Ана-
лиз, прогноз и управление природными рисками в современном мире:
сб. науч. тр. РАН, ИГЭ РАН, ВНИИ ГОЧС (ФЦ) по материалам 9-ой
межд. науч.-практ. конф. «Геориск-2015» в 2-х т., т. 2. – М.: РУДН,
2015. – С.415-419.
3. Цымбалов А.А. Межремонтный период регенерации водозабор-
ных скважин // Водоснабжение и санитарная техника. –2017. – № 10. –
С. 20-25.
4. Эксплуатация систем водоснабжения, канализации и газоснаб-
жения: справочник / под ред. В.Д. Дмитриева, Б.Г. Мишукова. – Л.:
Стройиздат, 1988. – 383С.
5. Дзекцер Е.С. Технология обеспечения устойчивого развития ур-
банизированных территорий в условиях воздействия природных опас-
ностей / Е.С. Дзекцер, В.А. Пырченко. – М.:Изд-во ДАР/ВОДГЕО, 2005.
– 166 с.
6. Арнольд В.И. Теория катастроф. – М.:Наука,1990. – 128 с.
7. Цымбалов А.А. Объяснение физических явлений и процессов
декольматации околоскважинной зоны с применением математического
моделирования // Приложение математики в экономических и техниче-
ских исследованиях: сб. науч. тр. Магнитогорск. гос. техн. ун-та. Т 1.
№ 7. – Магнитогорск: Изд-во Магнитогорск. гос. техн. ун-та, 2017. – С.
199-204.
8. Цымбалов А.А. Методические подходы в решении прогностиче-
ских задач по декольматации околоскважинных зон на основе матема-
тического моделирования // Приложение математики в экономических и
технических исследованиях: сб. науч. тр. Магнитогорск. гос. техн. ун-
та. Т1. №7.-Магнитогорск: Изд-во Магнитогорск. гос. техн. ун-та, 2017.
– С. 204-210.
9. Цымбалов А.А. Разуплотнение структуры твердого кольматанта
околоскважинных зон волновыми воздействиями // Ресурсоэнергоэф-

161
фективные технологии в строительном комплексе региона: сб. науч. тр.
Сарат. гос. техн. ун-та в 2-х т. № 9. – Саратов: СГТУ, 2018.
10. Приоритетные НИР: Темы инновационных направлений науч-
но-исследовательских работ ООО ГК «Архимед» [Электронный ресурс]
/ А.А. Цымбалов. – М. 2014-2017. Режим доступа URL: http://doktorsc.ru/
index.php/prioritetnye-nir (дата обращения 08.05.2018).

МЕТОДИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ОЦЕНКЕ


И УПРАВЛЕНИЮ РИСКОМ КОЛЬМАТАЦИИ
ОКОЛОСКВАЖИННЫХ ЗОН МЕТОДОМ
ВИГДОС-СИЦА

Цымбалов А.А.

ООО ГК «Архимед», г. Саратов, Россия


E-mail: arhimed64@mail.ru

Обеспечение в России городских и сельских поселений во-


доснабжением из скважин достигает более 60%. Для экономиче-
ского роста современных мегаполисов и развития инфраструкту-
ры комфортной среды обитания требуются долговечные и
надежные скважины. Аварийные ситуации таких объектов могут
привести к коллапсу любого российского мегаполиса (Москва,
Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Уфа, Екатеринбург и дру-
гие). Создать абсолютно безаварийную инженерно-техническую
систему, куда относится водозаборная скважина, пока сложно.
Однако разработать предупреждающие мероприятия («Техноло-
гический регламент регенерации скважинных водозаборов»,
«Техническая политика и технический уровень эксплуатацион-
ной готовности скважинных водозаборов»), с оценкой вероятных
рисков, в т.ч. с определением приемлемых рисков, и разработать
методику управления рисками, возникающими при эксплуатации
скважин вполне реально. Наличие таких документов позволит
более быстро реагировать на ЧС и способствовать экономиче-
скому развитию территории после ЧС.

162
Согласно теории анализа риска, риск возможного события
представляется как вероятность наступления последствий, вы-
званных воздействием, влияющим на возможность системы не
оставаться в своем исходном состоянии. Степень воздействия в
свою очередь оказывает такие последствия на систему, при кото-
рых для восстановления ее в изначальное состояние потребуются
дополнительные затраты ресурсов.
Следовательно, кольматационный риск скважинных водо-
заборов следует понимать, как вероятность наступления негатив-
ных событий (отсутствие дебита), вызванных тем или иным
предкольматационным проявлением (гидрогеологических, техни-
ческих, эксплуатационных), влияющим на возможность рассмат-
риваемых объектов (скважины) не оставаться в своем изначаль-
ном работоспособном состоянии. Возврат в исходное состояние
требует затрат дополнительных ресурсов.
Оценка риска кольматации скважинных водозаборов тре-
бует определиться с понятийным аппара том терминов опасности
и уязвимости.
Опасность кольматации скважинных водозаборов (Н) бу-
дет представлять угрозу наступления негативного события для
определенной скважины расположенной на локальной террито-
рии.
Уязвимость (кольматационная) территории (V), где постро-
ены скважины, есть свойство скважин данной территории утра-
чивать полностью или частично свои функции при воздействии
факторов опасности кольматации.
Поэтому риском кольматационных воздействий (R) для во-
дозаборных скважин локальных территорий будем считать как
вероятность возможных ущербов, которая выражается произве-
дением опасности (Н) на уязвимость(V).
Для оценки мероприятий в технической системе по созда-
нию инженерной защиты от опасных природных и природно-
техногенных процессов требуется определить источники опасно-
сти. Водозаборная скважина представляет собой сложную инже-
нерно-техническую систему, расположенную под землей и име-
ющую гидрогеологическую и геодинамическую особенность.

163
Располагаясь под землей, водозаборная скважина, с одной
стороны, использует геофизическую среду для своего целевого
назначения – добычи воды из недр земли. С другой стороны, гео-
физическая среда воспринимает все воздействия окружающей
среды в виде опасных проявлений (землетрясение, подтопление,
наводнение и др.). Поэтому рационально рассматривать условия
эксплуатации водозаборных скважин не только в виде техниче-
ской системы, но и как природно-техническую систему, способ-
ную реагировать на опасности геологической, гидрогеологиче-
ской, гидрометеорологической направленности.
Современный принцип стратегии возникновения катастроф
состоит в прогнозировании и предупреждении ее. Катастрофиче-
ские событий обладают временной неопределенностью, к кото-
рым можно применить метод аналогичный закону Мерфи: если
событие теоретически возможно, то оно обязательно произойдет,
«завтра». Понимание того, что событие может произойти, создает
предпосылки для исследования причин возникновения опасных
процессов. Это позволит подавлять параметры воздействия и
прогнозировать развитие катастрофического явления.
Если процесс кольматации рассматривать как катастрофу
для системы «пласт-скважина», то изучая корни этого явления
можно установить закон возникновения и развития этого процес-
са и разработать эффективные меры по его предупреждению.
Техническая система (скважина), обеспечивая свою надежность в
эксплуатации, всегда допускает риск возникновения отказа рабо-
тоспособности объекта (скважина) из-за неконтролируемого фак-
тора ( явления кольматации).
Проведенный анализ ООО ГК «Архимед» по причинам вы-
хода из рабочего состояния водозаборных скважин (выборка око-
ло 120 скважин) показал, что основную проблему составляет
кольматация околоскважинных зон (85%). Основными факторами
риска выхода системы «пласт-скважина» из работоспособного
состояния являются (рис.):
1. Кольматация околоскважинной зоны и фильтра скважи-
ны с наружной и внутренней стороны – 55%.
2. Заилевание обсыпки околоскважинной зоны – 30%.
3. Пескование – 5%.

164
4. Износ рабочего оборудования и инженерных систем – 8%.
5. Прочие причины – 2%.

Рис. Факторы риска потери работоспособности


скважинных водозаборов

Метод ВИГДОС-СИЦА позволяет обычные водозаборные


скважины переводить в объекты длительного пользования (ОДП),
что востребовано для устойчивого развития общества.
К скважинам ОДП, на стадии проектирования рекоменду-
ется проводить риск-анализ, для которого требуется:
а) выявить опасности эксплуатации скважины (гидрогео-
логические, геологические и др.);
б) организовать мониторинг околоскважинной зоны по ря-
ду показателей (дисперсности, концентрации химических эле-
ментов, консолидации обсыпки и др.);
в) установить уровни «приемлемого риска»;
г) разработать на основе выявленных факторов опасности
(п. «а») проект мер по ликвидации чрезвычайных ситуаций.
Как показала практика ООО ГК «Архимед» допущенные
при проектировании скважины и при строительстве (буровые ра-
боты) конструктивные недоработки проявляются в течение 2-х
или 3-х лет.

165
Именно с такими скважинами в своей работе приходиться
иметь дело нашей организации. Ситуация выправляется с помо-
щью инженерного оборудования ВИГДОС-СИЦА. После прове-
дения цикла восстановительных работ и получения приемлемого
для эксплуатации дебита недропользователю выдается инструк-
ция дальнейшей эксплуатации скважины, где предусмотрены
профилактические работы через определенное количество лет.
В настоящее время недопустимым показателем снижения
работоспособности скважины считается производительность, от-
личающейся от проектной на (15-20)%. Применение оборудования
ВИГДОС-СИЦА на практике показало, что показатель снижения
работоспособности скважины из-за кольматации можно миними-
зировать (свести практически к нулю) и перевести скважины в раз-
ряд ОДП со сроком эксплуатации (более 100лет). Более подробно
этот вопрос изложен автором в работах [1-4].Такие сооружения
полностью отвечают требованиям надежности, безотказности, дол-
говечности, ремонтопригодности. Водозаборные скважины в виде
ОДП относятся к скважинам поколения XXI века.
Выводы:
1. Оценка кольматационного риска позволяет обеспечить
работоспособность водозаборной скважины в течение жизненно-
го цикла.
2. Инновационное инженерное оборудование ВИГДОС-
СИЦА способно проводить декольматацию околоскважинных
зон в сложных гидрогеологических условиях.

Работа выполнена в рамках Программы НИР ООО ГК


«Архимед» по теме Аrh.№ ТЭР-R 642012-0001.000 «Исследование
процессов кольматации околоскважинной среды и разработка
методов декольматации водозаборных скважин» (Раздел 1.
«Технологии и оборудование двойного назначения», п. «б» – для
применения в МЧС России) [5].

ЛИТЕРАТУРА

1. Цымбалов А.А. Прорывная технология по декольматации око-


лоскважинной среды и задачи научных исследований // Ресурсо-

166
энергоэффективные технологии в строительном комплексе региона: сб.
науч. тр. Сарат. гос. техн. ун-та в 2-х т., т.2. – № 6. – Саратов: СГТУ,
2015. – С. 27-28.
2. Цымбалов А.А. Методические подходы в решении прогностиче-
ских задач по декольматации околоскважинных зон на основе матема-
тического моделирования // Приложение математики в экономических и
технических исследованиях: сб. науч. тр. Магнитогорск. гос. техн. ун-
та. Т 1. – № 7. – Магнитогорск: Изд-во Магнитогорск. гос. техн. ун-та,
2017. – С. 204-210.
3. Цымбалов А.А. Межремонтный период регенерации водозабор-
ных скважин // Водоснабжение и санитарная техника. –2017. – № 10. –
С. 20-25.
4. Цымбалов А.А. Методические подходы к консолидации теории
декольматации околоскважинных сред в техническое знание // Ресурсо-
энергоэффективные технологии в строительном комплексе региона: сб.
науч. тр. Сарат. гос. техн. ун-та в 2-х т. № 9. – Саратов: СГТУ, 2018.
5. Приоритетные НИР: Темы инновационных направлений науч-
но-исследовательских работ ООО ГК «Архимед [Электронный ресурс] /
А.А. Цымбалов. – М. 2014-2017. – Режим доступа URL: http://doktorsc.
ru/index.php/prioritetnye-nir (дата обращения 08.05.2018).

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ОЦЕНКИ УЩЕРБА


ПРИ ПРОХОЖДЕНИИ СЕЛЕЙ
В ТАШКЕНТСКОЙ ОБЛАСТИ

Шаазизов Ф.Ш.

Научно-исследовательский институт ирригации


и водных проблем, Ташкент, Узбекистан
E-mail: shosfarruh@mail.ru

Горные и в значительной степени предгорные районы Рес-


публик Узбекистан селеопасны. Все горные реки селеактивны.
Наблюдения показывают, что основное число селей сформирова-
но за счет выпадения интенсивных жидких ливневых осадков [1].
Так согласно наблюдениям [1] основной причиной образования
селей в республике является интенсивное выпадение жидких

167
осадков в виде дождей, на их долю приходится 84% от всех видов
источников образования селей.
Цели и задачи исследований
Целями проведенных исследований являлось:
Определение параметров селевого потока и оценка разру-
шительного воздействия его на сооружения расположенных по
трассе прохождения селевого потока при интенсивном выпаде-
нии ливневых осадков.
Поставленные цели преследовали решения задач, которые
сводятся к следующему:
• Определение параметров селевого потока, образующегося
в результате интенсивного выпадения ливневых дождей;
• Оценка разрушительного воздействия селевого потока на
расположенные по трассе прохождения его сооружения.
Результаты исследований
По оценке разрушительного действия селей, на основе ре-
зультатов многолетних наблюдений службы Узгидромет была
составлена цифровая карта селевой опасности по Ташкентской
области за столетний период (рис.).
По данным наблюдений на территории Узбекистана выде-
лены четыре района с относительно большой повторяемостью
сильных осадков, из них два района расположены именно на тер-
ритории Ташкентской области:
1. открытая на запад долина р.Чирчик, где максимальная
средняя повторяемость сильных осадков составляет 2-3 случая
(полусуток) в год;
2. открытая на юго-запад долина р. Ахангаран с
максимальной средней повторяемостью 3-6 случаев в год.
По цифровой карте, выполненной на платформах Arc View
3.2 и ArcGIS 10, были определены наиболее опасные участки
проявления селей и определены населенные пункты, располагае-
мые на участке высокой селевой активности.
В таблице 1 приводятся названия населенных пунктов,
подпадающие в зону повышенного риска.

168
Рис. Карта селевой опасности по Ташкентской области
за столетний период

Таблица 1
Населенные пункты, попадающие в зону повышенного риска

Виды
повышенного Названия населенных пунктов
риска
Кумышкан, Хисарак, Заркент, Сукок, Наздак(Невич),
Селевая Джартиш, Янгиабад, Сайазар, Чинар, Чатау, Коксарай,
опасность Эрташ, Бешкул, Нишбаш, Пскем, Джауджурек,
Такаянгак, Тепар, Кушбулак,Мулала, Акташ.

Как показывают наблюдения, продолжительность селей


колеблется от десятков минут до нескольких часов. Согласно ка-
дастру зарегистрированных селей на территории Узбекистана
большинство зарегистрированных селей имели про-
должительность 1-3 часа [1]. Иногда сели могут проходить вол-
нами по 10-30 минут с неселевыми промежутками между ними до
нескольких десятков минут.
169
Результат воздействия селевого потока на различные объ-
екты зависит от его основных параметров: плотности, скорости
продвижения, высоты, ширины, расхода, объема, продолжитель-
ности, размеров включений и вязкости.
При наличии определенных исходных данных по селевому
бассейну представляется возможным прогнозировать расчетом
процессы движения и трансформации селевых потоков на осно-
вании математических моделей, описывающих эти процессы. По
имеющимся и располагаемым данным был смоделирован процесс
прохождения сели и распространения его на нижерасположенные
территории.
Максимальный расход Qc, объем W выносов, скорость Vc
селевого потока и дальность его продвижения Lc были прибли-
женно оценены аналитически.
Максимальные расходы селеформирующего прорывного Qn
и дождевого Qд паводков и их объемы Wn(д) определены в зави-
симости от конкретных условий.
Ввиду отсутствия в районе изучения образования селевых
потоков за счет прорыва ледяной (ледогрунтовой) перемычки,
образованной моренными естественными озерами в расчетах рас-
смотрен только случай образования селей за счет интенсивного
выпадения жидких осадков (дождей).
Основные выводы и заключения
• По цифровой карте, выполненной на платформах Arc
View 3.2 и ArcGIS 10, были определены наиболее опасные
участки проявления селей и определены населенные пункты,
располагаемые на участке высокой селевой активности.
• По методике оценки ущерба при возникновении ЧС
природного характера были определены основные параметры
поражающих факторов при прохождении селевого паводка при
выпадении интенсивных дождевых осадков. Расчеты были
выполнены для двух сценариев: 1) при выпадении опасных
дождевых осадков интенсивностью в 30мм в сутки; 2) при
выпадении особо опасных дождевых осадков интенсивностью в
60мм в сутки [2].
• Для оценки экономического ущерба при прохождении
сели были использованы ПРИЛОЖЕНИЕ к Национальному

170
стандарту оценки имущества Республики Узбекистан (НСОИ №
12) «Оценка стоимости недвижимости методами массовой
оценки»[3].
• По выполненным расчетам были определены величины
ущерба экономике республики при прохождении селевого
паводка, образующегося в результате выпадения особо опасных
дождевых осадков интенсивностью в 60мм в сутки и опасных
дождевых осадков интенсивностью в 30мм в сутки.

ЛИТЕРАТУРА

1. Чуб В.Е., Трофимов Г.Н., Меркушкин А.С. Селевые потоки


Узбекистана // Центр гидрометеорологической службы при Кабинете
Министров РУз (Узгидромет). – Ташкент, 2007. –110 с.
2. Чуб В.Е. Изменение климата и его влияние на гидрометеороло-
гические процессы, агроклиматические и водные ресурсы Республики
Узбекистан // Центр гидрометеорологической службы при Кабинете
Министров РУз (Узгидромет). – Ташкент: «Voris-Nashriyot», 2007. –134 с.
3. Приложение к Национальному стандарту оценки имущества
Республики Узбекистан (НСОИ № 12) «Оценка стоимости
недвижимости методами массовой оценки».
4. Шаазизов Ф.Ш. Применение ГИС технологий при моделировании
возникновения ЧС природного характера в Ташкентской области
Республики Узбекистан // Сборник докладов XIX Международной
научно-практической конференции 17 марта 2017 г. Т ом I, «Тюменский
индустриальный университет», Тюмень, 2017. – С. 297-303.
5. Шаазизов Ф.Ш. Моделирование процессов ЧС природного
характера возникающих в горных и предгорных районах Республики
Узбекистан // Материалы трудов научного семинара – выставки
«Достижения науки и технологий в области защиты населения и
регионов от чрезвычайных ситуаций», Ташкент. – 2017. – С. 123-128.
6. Шаазизов Ф.Ш. Оценка и управление природными рисками
Ташкентской области // Современные проблемы гидрогеологии,
инженерной геологии, геоэкологии и пути их решения // Мат-лы
Междунар. науч.-техн. конф. 15 декабря 2015 г. / Под ред. Турамуратова
И.Б.; Госкомгеологии Руспублики Узбекистан, Государственной
предприятие «Институт гидрогеологии и инженерной геологии» – Т.:
ГП «Институт ГИДРОИНГЕО», 2015. – С. 209-211.

171
7. Шаазизов Ф.Ш. Оценка опасности прорыва высокогорных озер
Ташкентской области // LAP Lambert Academic Publishing OmniScriptum
GmbH&Co.KG, Saarbrucken, Deutschland, 2015. – 193 с.

ПРОБЛЕМЫ ОРГАНИЗАЦИИ ВОДНОГО СТОКА


ОВРАГОВ И БАЛОК НА ТЕРРИТОРИИ Г. САРАТОВА

Шешнёв А.С.

Саратовский национальный исследовательский государственный


университет имени Н.Г. Чернышевского, г. Саратов, Россия.
E-mail: sheshnev@inbox.ru

На территориях городов, расположенных в условиях высо-


кого овражно-балочного расчленения, долинная сеть выполняет
важные ландшафтно-экологические функции. Одна из главных –
обеспечение стока поверхностных вод. Механизм функциониро-
вания системы водосборов на урбанизированных территориях
существенно отличается от природных условий. Урбанизация со-
провождается трансформацией морфологии эрозионных форм,
изменяются объем и химический состав стока. Овражно-
балочные системы в городах частично замещаются искусствен-
ной дренажной сетью – ливневыми коллекторами, прокладывае-
мыми, как правило, в тальвегах долин. Искусственная дренажная
сеть призвана восполнить гидрологические функции природной
эрозионной сети. Тем не менее, овражно-балочные системы, как
геоморфологические образования, по-прежнему являются основ-
ным путем транспорта стоков с городской территории.
До последнего времени, согласно нормативным документам,
стоки ливневых коллекторов по оврагам и балкам считались
условно чистыми. Проблема обеспечения допустимого геоэколо-
гического состояния поверхностного стока характерна для Сара-
това, где очистных сооружений данного вида не существует, и
стоки напрямую поступают в приемный бассейн – Волгоградское
водохранилище. Транспорт стоков осуществляется как по овраж-

172
но-балочным комплексам в естественном состоянии, так и по ис-
кусственной (ливневой) дренажной сети.
Высокое эрозионное расчленение территории Саратовского
Правобережья оказало существенное влияние на пространствен-
ное развитие городов. То, что в течение многих десятилетий име-
новалось «борьбой с оврагами», привело к частичной или полной
засыпке долинных комплексов. В балках к постоянному стоку
разгружающихся в виде родников подземных вод добавились за-
грязненные стоки техногенного происхождения. В результате
уже к концу XIX века в Саратове возникли острые дискуссии
между санитарными врачами и городскими властями по поводу
необходимости устройства в оврагах коллекторов и выводу стока
в Волгу [1].
С середины ХХ в., после разработки проекта дренажа го-
родской территории на территории г. Саратова, в тальвегах уни-
чтожаемых балок прокладываются ливневые коллекторы, при-
званные выполнять функции отвода поверхностных вод. Часть
водосборных бассейнов в настоящее время практически полно-
стью функционируют как техногенные объекты. Ливневая кана-
лизационная сеть в целом повторяет рисунок природной эрози-
онной сети, а главные коллекторы проложены по тальвегам овра-
гов. В результате засыпки долин коллекторы оказались погребе-
ны под слоем техногенных отложений мощностью местами до
10 м.
В Саратове отсутствует очистка поверхностных сточных
вод, попадающих в Волгоградское водохранилище по тальвегам
овражно-балочных комплексов, как открытым потоком, так и в
ливневых коллекторах. Данные водотоки являются постоянными.
Длительное поступление неочищенных сточных вод в Волгоград-
ское водохранилище причиняет вред окружающей среде и созда-
ет угрозу санитарно-гигиеническому благополучию населения.
До сих пор отсутствует система экологического контроля за ка-
чеством стоков, сбрасываемых в Волгоградское водохранилище,
которое служит основным источником питьевого водоснабжения
Саратова, имеет важное рекреационное и рыбохозяйственное
значение.

173
Ключевыми, при организации водного стока оврагов и ба-
лок для территории Саратова, как и многих других российских
городов, выступают три проблемы.
1. Организационно-хозяйственные вопросы. До конца 1990-
х годов большая часть общегородской ливневой и дренажной си-
стем Саратова не имели единой эксплуатирующей организации.
В 1997 г. создано МУП «Водосток», в хозяйственном ведении ко-
торого находятся сети городской ливневой канализации.
Сброс производственных и поверхностных сточных вод с
территорий ряда предприятий производится в ливневые коллек-
торы и далее в Волгоградское водохранилище. Предприятия по
договорам абонирования отводят, а МУП «Водосток» осуществ-
ляет прием в городскую ливневую канализацию поверхностных,
дренажных и производственных сточных вод с последующей их
транспортировкой в Волгоградское водохранилище. До настоя-
щего времени учет объема и контроль качества сбрасываемых
сточных вод через систему ливневой канализации на территории
Саратова не ведется. Многократные в течение ряда лет судебные
процессы по искам о возмещении вреда, нанесенного водному
объекту (Волгоградскому водохранилищу), от Управления Ро-
сприроднадзора по Саратовской области совместно с природо-
охранной прокуратурой в отношении администрации г. Саратова
не увенчались в практической плоскости решением проблем ор-
ганизации стока. Ущербы водным объектам, рассчитываемые
Управлением Росприроднадзора, составляют сотни миллионов
рублей.
2. Техническая изношенность ливнестоковых сетей и низ-
кий уровень инженерного обустройства открытых водотоков. Че-
рез ливневые канализации МУП «Водосток» в Волгоградское во-
дохранилище ежегодно сбрасывается около 4,0 млн. м3 загряз-
ненных стоков [2]. В числе технических проблем функциониро-
вания коллекторов – изношенность и неспособность справляться
с пиковыми нагрузками при максимальных атмосферных осад-
ках. При выпадении ливневых осадков зафиксированы случаи
прорыва коллекторов с повреждением проезжих частей автодо-
рог. Коллекторы частично заполнены наносами. В условиях до-
линных комплексов недостаточная развитость системы сбора и

174
отвода поверхностного стока приводит к размыву склонов балок
и образованию оползней [3]. Плохое состояние дренажной систе-
мы служит одним из факторов развития подтопления, заболачи-
вания, перелива дамб [4].
3. Загрязненность водного стока. Неочищенные стоки,
поступающие по оврагам и балкам, оказывают негативное воз-
действие по загрязнению вод Волгоградского водохранилища.
Многие источники поступления стоков в коллекторы бытовых и
промышленных вод не выявлены до настоящего времени.
В водовыпусках из оврагов в летнее время фиксируются
устойчивые превышения норм ПДК для водоемов рыбохозяй-
ственного использования по общему железу, меди, цинку, азоту
аммония, сульфатам, БПК-5. Экстремально высокие концентра-
ции отмечаются по нефтепродуктам.
Один из характерных примеров: в Волгоградское водохра-
нилище в районе набережной Саратова 7 декабря 2016 г. зафик-
сировано поступление из ливневого коллектора Белоглинского
оврага вод, загрязненных нефтепродуктами, предположительно,
производственными маслами. Видимые размеры пятна ограничи-
вались льдом и составляли до 15 м в длину и около 3 м в ширину.
Для предотвращения распространения загрязнения по руслу реки
были выставлены боновые заграждения. Химический анализ проб
воды водовыпуска показал превышение ПДК для водоема рыбо-
хозяйственного назначения по нефтепродуктам в более чем 1000
раз.
Выводы. Захламленность русел водотоков, загрязненность
вод, неспособность пропуска коллекторами осадков редкой по-
вторяемости фиксируют неудовлетворительное состояние город-
ских водотоков закрытого и открытого типов. Качество сточных
вод не соответствует требованиям природоохранного законода-
тельства. В условиях расширения протяженности волжской набе-
режной в Саратове и планируемого создания на ней городского
пляжа особо актуально устройство очистных сооружений в усть-
евых участках коллекторов ливневой канализации перед выпус-
ком в Волгоградское водохранилище.

175
Работа выполнена при финансовой поддержке гранта
Президента РФ для государственной поддержки молодых рос-
сийских ученых (проект МК-5758.2018.5).

ЛИТЕРАТУРА

1. Ковалев М.В., Шешнёв А.С. Факторы развития и распростране-


ния холерных заболеваний в Саратове (конец XIX – начало XX века) //
Вестник Московского университета. – Серия 5: География. – 2017. –
№ 1. – С. 55-62.
2. О состоянии и об охране окружающей среды Саратовской обла-
сти в 2016 году. – Саратов, 2017. – 250 с.
3. Шешнёв А.С. Техногенные оползни в овражно-балочных систе-
мах Саратова (на примере Глебучева оврага) // Геоморфология. 2– 017. –
№ 3. – С. 30-37.
4. Иванов А.В., Шешнёв А.С., Яшков И.А., Кузин А.Г. Инженерно-
геоэкологические условия подтопления урбанизированной территории
(на примере долины Глебучева оврага г.Саратова) // Сергеевские чте-
ния. Роль инженерной геологии и изысканий на предпроектных этапах
строительного освоения территорий. – М.: РУДН, 2012. – С. 282-287.

176
МЕТОДЫ ОЦЕНКИ ОПАСНЫХ ПРИРОДНЫХ
ПРОЦЕССОВ В АРКТИЧЕСКОМ РЕГИОНЕ
ОЦЕНКА ЗОН ГАЗОНАСЫЩЕНИЯ НА ШЕЛЬФЕ
МОРЯ ЛАПТЕВЫХ ПО ДАННЫМ ГЕОФИЗИЧЕСКИХ
ИССЛЕДОВАНИЙ

Аниськова А.М.1, Скосарь В.В.1,2, Кошурников А.В.1,2,


Погорелов А.А.2, Гунар А.Ю.1,2, Трушников Я.О.1,2, Гагарин
В.Е.1, Желтенкова Н.В.1,2, Черных Д.В.3, Семилетов И.П.3,4
1
Московский государственный университет
им. М.В. Ломоносова, г. Москва, Россия
2
ООО «МГУ-геофизика», г. Москва, Россия.
3
Тихоокеанский океанологический институт им. В.И. Ильичева
ДВО РАН, г. Владивосток, Россия.
4
Томский политехнический университет, г. Томск, Россия.
E-mail: arina.aniskova@yandex.ru
Начиная со второй половины XX в., на шельфе морей рос-
сийской Арктики был выполнен достаточно большой объём гео-
лого-геофизических работ. На сегодняшний день, несмотря на
внушительную степень изученности, данный регион остается
предметом исследования. Научный и практический интерес вы-
зывают зоны газонасыщения, образующиеся в толще многолет-
немерзлых пород. С одной стороны, оценка газовых скоплений
содействует поиску и добыче полезных ископаемых: в Арктике
сосредоточены значительные залежи газогидратов, которые яв-
ляются перспективным нетрадиционным источником углеводо-
родов. Но с другой стороны, газонасыщенные зоны представляют
природную угрозу. С годами величина эмиссии метана, облада-
ющего высокой радиоактивностью, увеличивается. Не так давно
процесс выброса газа в верхние слои водной толщи стал рассмат-
риваться во взаимосвязи с деградацией субмаринной криолито-
зоны. Поэтому одним из приоритетных направлений исследова-
ния на шельфе морей Российской Арктики является получение
информации о распространении, глубине залегания, составе, фи-
зических и других свойствах газа в толще ММП, а также выявле-
ние его связи с деградацией субмаринной криолитозоны.

179
Оценка скоплений газа направлена на формирование визу-
альной картины, отражающей локацию опасных участков. Нали-
чие газонасыщенных зон затрудняет проведение геологоразве-
дочных, в том числе буровых, работ. Наиболее безопасными яв-
ляются геофизические методы, в частности, электро- и сейсмо-
разведка. Геоэлектрические и сейсмоакустические разрезы, полу-
чаемые в результате проведения данных видов работ, содержат
информацию о расположении газонасыщенных участков. Так как
в Арктическом регионе значительный объем газа приурочен к
толще ММП, интерес в решении этого вопроса представляет со-
бой верхняя часть разрезов (до глубин 1000 м). Кроме того, оцен-
ка зон газонасыщения невозможна без палеогеографической ре-
конструкции. История геологического развития и формирования
геокриологических условий региона, изменение климата являют-
ся факторами, повлиявшими на современное состояние и строе-
ние субмаринной криолитозоны.
В результате гляциоэвстатических колебаний уровня моря
на арктическом шельфе поочередно активизировались процессы
трансгрессии и регрессии, в результате которых криолитозона
протаивала и промерзала. Во время криохрона в сартанскую эпо-
ху (20-18 тыс. л.н.) произошло последнее промерзание [1].
Начальный этап последовавшей трансгрессии протекал в
субаэральных условиях. Происходила деградация мерзлоты с по-
верхности [2]. Но при дальнейшем увеличении глубины моря
протаивание ММП продолжилось "снизу", по причине действия
глубинного теплового потока. Деградация мерзлоты сопровожда-
лась газонасыщением осадков верхней толщи [2].
На сейсмоакустических разрезах зоны распространения
ММП и газонасыщения отображаются в виде сложной сейсмо-
геологической картины, для которой характерны акустические
неоднородности, "прогибание" осей синфазности, зоны потери
корреляции, изменения структуры волнового поля, аномалии ти-
па "яркое пятно"[2].
В газонасыщенной среде наблюдаются низкие скорости
акустических волн. Уменьшение скорости вниз по разрезу свиде-
тельствует о наличии газа в подстилающих толщах. Характерный

180
рисунок записи с со скоплением газа, полученный по данным
И.П. Семилетова, представлен на рис. 1.

Рис. 1. Мегафакел на сейсмоакустическом разрезе, пройденном


на шельфе моря Лаптевых (Д.В. Черных, И.П. Семилетов, 2014)

Газонасыщенная зона на глубинах 10-40 м (на уровне кото-


рых возможно залегание кровли ММП) от поверхности дна отоб-
ражена на сейсмограмме в виде мегафакела, представляющего
собой скопление одиночных газовыделений, поднимающихся
снизу вверх. Таким образом, сформировавшаяся картина под-
тверждает наличие газа в верхней толще.
Геоэлектрический разрез, отражающий связь зон газона-
сыщения и деградации ММП, был получен в результате выпол-
нения электромагнитных зондирований на шельфе моря Лапте-
вых под руководством А.В. Кошурникова. На рис.2 геоэлектри-
ческий разрез по профилю 11-10 сопоставлен с данными сейсмо-
акустики по профилю 9-10.
По разрезу удалось проследить высокоомный слой (со зна-
чениями УЭС более 300 Ом*м). Опираясь на сведения о положе-
нии кровли ММП, полученные в ходе той же экспедиции по ре-
зультатам бурения и термометрии, оказалось возможным устано-
вить связь высокоомного слоя до глубин 500-600 м от дна аква-
тории с границей распространения ММП [3].

181
Рис. 2. Результаты электромагнитных зондирований на шельфе
моря Лаптевых и сопоставление данных с сейсмоакустическим
разрезом (А.В. Кошурников, И.П. Семилетов, 2015)

В верхней части разреза вдоль береговой линии была обна-


ружена зона пониженных сопротивлений. Этому участку соот-
ветствуют зафиксированные аномально высокие концентрации
метана [3]. Разрез позволил установить пространственную связь
между скоплениями газа и деградирующими ММП, подошва ко-
торых залегает на глубине 500-600 м от дна, а ниже находятся та-
лые породы. По данным сейсмоакустики также был прослежен
участок с газовым потоком.
Совокупность имеющихся геолого-геофизических сведений
позволила проследить границу залегания кровли ММП на шельфе
моря Лаптевых на глубине 0-300 м от дна. Значения мощности
ММП составляют от 300-400 м до 600-900 м [1].
Поэтому ошибочно считать высокоомный слой, обнару-
женный на глубине до 1000 м от дна, подошвой ММП. Но одно-
временно, учитывая схожесть геоэлектрической картины ММП и
182
газонасыщенных зон, представляется возможным объяснить при-
роду этой границы наличием газогидратов.
Таким образом, геоэлектрические данные позволили выде-
лить многолетнемерзлогидратную толщу, верхняя и нижняя гра-
ницы которой соответствуют кровле ММП и подошве слоя рас-
пространения газогидратов соответственно. Море Лаптевых ха-
рактеризуется распространением многолетнемерзлогидратной
толщи до глубин 600-1000 м [3]. В данном районе она имеет
сплошной характер распространения.
Таким образом, сопоставление сейсмоакустических и гео-
электрических разрезов отражает наличие связи зон газонасыще-
ния с деградирующей мерзлой толщей. Данная зависимость ука-
зывает на значительную роль климатического фактора в форми-
ровании участков скопления газа. Они образуются по причине
деградации мерзлых толщ, в ходе которой происходит выделение
газа в верхние горизонты. Выявленная зависимость позволяет на
основе оценки зон газонасыщения анализировать современное
состояние криолитозоны шельфа морей Российской Арктики.

Исследования были выполнены при финансовой поддержке


РФФИ (проект 13-05-12015. Картирование границ субмаринных
мерзлых толщ и газовыводящих каналов на шельфе восточно-
арктических морей по геофизическим данным).

ЛИТЕРАТУРА

1. Романовский Н.Н, Гаврилов А.В., Тумской В.Е., Холодов А.Л.


Криолитозона Восточно-Сибирского Арктического шельфа // Вестник
МГУ. Серия 4. Геология. – 2003. – № 4. – С. 51-56.
2. Рокос С.И., Длугач А.Г., Локтев А.С., Костин Д.А., Куликов
С.Н. Многолетнемерзлые породы шельфа Печорского и Карского мо-
рей: генезис, состав, условия распространения и залегания // Инженер-
ные изыскания. – 2009. – № 10. – С. 38-41.
3. Отчет ООО «МГУ-геофизика» по картированию границ субма-
ринных мерзлых толщ и газовыводящих каналов на шельфе восточно-
арктических морей по геофизическим данным, 2015 год.

183
РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ НАРУШЕННЫХ ПОЧВ
ТАЗОВСКОГО ПОЛУОСТРОВА
(ЯМАЛО-НЕНЕЦКИЙ АВТОНОМНЫЙ ОКРУГ)

Галиулин Р.В.1, Галиулина Р.А.1, Башкин В.Н.2


Арабский А.К.3
1
Институт фундаментальных проблем биологии РАН,
Московская область, г. Пущино, Россия.
E-mail: galiulin-rauf@rambler.ru
2
Институт физико-химических и биологических проблем
почвоведения РАН, Московская область, г. Пущино, Россия.
3
«Газпром добыча Ямбург», Ямало-Ненецкий автономный округ,
г. Новый Уренгой, Россия

Тазовский полуостров находится на севере Западно-


Сибирской равнины в Ямало-Ненецком автономном округе
(67○15' с. ш., 74○40' в. д.) между Обской губой (морским заливом)
на западе и Тазовской губой на востоке. Поверхность полуостро-
ва равнинная, покрыта многочисленными озерами и болотами,
слабо наклонена на востоке к Тазовской губе и падает крупными
обрывами на западе к Обской губе. Тазовский полуостров, с ха-
рактерными для тундры мохово-лишайниковыми, луговыми, бо-
лотными и кустарниковыми растительными ассоциациями, пред-
ставляет собой идеальные условия для пастбищного оленевод-
ства.
Вместе с тем Тазовский полуостров располагает уникаль-
ными месторождениями природного газа, на которых дочерняя
компания ПАО «Газпром» – ООО «Газпром добыча Ямбург»
проводит геологоразведочные работы, обустройство и разработку
новых месторождений, а также осуществляет добычу газа и газо-
вого конденсата и их подготовку к транспортировке. В процессе
подобного рода производственной деятельности не исключается,
в частности, риск механического воздействия на почвенно-
растительный покров территории при проезде техники, связанной
с осуществлением геологоразведки, бурением скважин и обу-
стройством промыслов. В результате тундровые почвы частично
184
или полностью лишаются растительного покрова и органогенно-
го слоя, при этом минеральные горизонты выходят на дневную
поверхность и изменяется криогенная обстановка.
Между тем ООО «Газпром добыча Ямбург», следуя прин-
ципам триединой концепции устойчивого развития (sustainable
development), во всех аспектах своей производственной деятель-
ности руководствуется соблюдением баланса между экономиче-
скими, социальными и геоэкологическими ее составляющими.
Одним из основополагающих принципов геоэкологической поли-
тики данной компании является минимизация негативного воз-
действия и сохранение окружающей среды в зоне размещения ее
производственных объектов, что реализуется, в частности, в ре-
культивации (восстановлении плодородия) нарушенных тундро-
вых почв. Эта процедура осуществляется с использованием мест-
ного торфа и получаемого из него гумата калия с учетом грану-
лометрического состава или полной влагоемкости почв в зависи-
мости от рельефа местности, способами, разработанными авто-
рами и защищенными патентами Российской Федерации №№
2491137, 2611159, 2610956 и 2611165.
Применение торфа для рекультивации нарушенных почв не
случайно, так как эта органогенная порода состоит не только из
не полностью разложившихся остатков растений, но и продукта
их разложения в виде гумуса, включающего, в частности, гуми-
новые кислоты, характеризующиеся высоким содержанием угле-
рода, и всеми необходимыми для растений питательными эле-
ментами. Из таких трех элементов питания, как азота, фосфора и
калия, в торфе больше всего содержится азота (до 3,5%). Кроме
того, торф обладает определенным пулом различных физиологи-
ческих групп микроорганизмов (аммонификаторы-аэробы, спо-
ровые бактерии, олигонитрофилы, грибы, нитрификаторы, де-
нитрификаторы, маслянокислые бактерии), участвующих в раз-
ложении органического вещества торфа, что делает доступным
для растений элементы питания. Примечательно также, что тем-
ный цвет торфа способствует поглощению тепла и быстрому про-
греву почвы, что особенно важно при ее рекультивации в услови-
ях Крайнего Севера.

185
Однако в условиях сурового климата тундры об эффектив-
ности рекультивации почв с использованием торфа можно будет
судить по факту регенерации на них растительного покрова,
только спустя десятки лет после начала этого мероприятия. По-
этому становится крайне важной разработка подхода по опера-
тивной оценке эффективности рекультивации нарушенных почв в
условиях in vitro посредством их биохимического анализа, т.е.
определения активности некоторых ферментов, как ключевых
показателей процесса восстановления почвенного плодородия.
Цель работы состояла в решении проблемы риска нару-
шенных почв Тазовского полуострова путем их рекультивации с
использованием торфа и оперативной оценки эффективности
данного процесса посредством биохимического анализа почв.
Усредненные образцы из слоя 0-6 см двух нарушенных
тундровых почв подзолистого типа, представляющих собой по
гранулометрическому составу связный песок, были отобраны на
участках в районе расположения установок комплексной подго-
товки газа, обеспечивающих сбор и обработку природного газа и
газового конденсата в соответствии с требованиями отраслевых
и государственных стандартов. На одном участке растительный
покров отсутствовал, на другом участке отмечалась регенерация
растительного покрова в виде отдельных представителей травя-
но-злаковой ассоциации и мхов. В опытах для рекультивации
нарушенных почв, применяли торф, добавляемый в почву в соот-
ношении 1:4. В качестве почвенного эталона сравнения исполь-
зовали 0-10 см слой торфяно-глеезема типичного тундрового.
Для оценки эффективности рекультивации нарушенных почв об-
разцы массой 50 г без добавления и с добавлением торфа, увлаж-
ненные до 70% от полной влагоемкости инкубировали в чашках
Петри в термостате при температуре 30ºС. Затем в динамике, на
5, 10, 20 и 30 сут, отбирали почвенные пробы для биохимическо-
го анализа посредством определения в них активности ферментов
каталазы и дегидрогеназы, соответственно, газометрическим и
спектрофотометрическим методами, разработанными авторами и
защищенными патентами Российской Федерации на изобретения
№№ 2387995 и 2387996.

186
Известно, что из исследуемых ферментов каталаза иниции-
рует реакцию разложения пероксида водорода на воду и кисло-
род, образующегося в процессе дыхания микроорганизмов и в ре-
зультате различных биохимических реакций окисления органиче-
ских веществ. Активность каталазы почв принято рассматривать
не только как показатель функциональной активности микрофло-
ры, но и сохранности ферментов в постмортальном растительном
материале. Что касается дегидрогеназы, то ее роль заключается в
катализе реакции дегидрирования (отщеплении водорода) орга-
нических веществ (углеводов, спиртов и органических кислот),
поступающих в почву с растительными остатками. Наиболее
близкой к активности каталазы торфяно-глеезема типичного
тундрового, принятой за 100%, была соответствующая актив-
ность нарушенной почвы с растительным покровом, которая за
период наблюдения составляла 61,5-75,0%, что выше активности
даже торфа, используемого для рекультивации почв. Это позво-
ляет сделать вывод о значимом вкладе растений в биохимиче-
скую активность почвы через постмортальный растительный ма-
териал, благодаря сохраняющимся в нем ферментам. Как видно
регенерация растительного покрова как самовосстановления
нарушенной почвы диагностировалась путем повышения актив-
ности каталазы.
Противоположная картина наблюдалась в случае активно-
сти дегидрогеназы, как известно, коррелирующей с общим коли-
чеством микроорганизмов в почве и при определении которой
реально анализируется соответствующая функциональная актив-
ность микрофлоры, ферменты которой воздействуют на субстра-
ты дегидрирования (углеводы, спирты и органические кислоты).
Так, за весь период наблюдения, добавление торфа существенно
повышало активность дегидрогеназы нарушенной почвы без рас-
тительного покрова и, особенно с растительным покровом, т.е.
эффективность рекультивации нарушенных почв с помощью
торфа четко диагностировалась путем повышения активности
данного фермента. Что касается активности дегидрогеназы само-
го торфа, то она не только достигала соответствующей активно-
сти фермента торфяно-глеезема типичного тундрового, но и, в
первые 5 сут, была выше на 28,5%.

187
Доказательством адекватности использования активности
дегидрогеназы при оценке эффективности рекультивации нару-
шенных почв с помощью торфа послужили результаты корреля-
ционного и регрессионного анализа данных опыта. Так, расчет
коэффициента корреляции, указывающего на направление и сте-
пень сопряженности в изменчивости признаков, показал наличие
сильной существенной корреляционной зависимости между ак-
тивностью дегидрогеназы и удельным весом образцов (r = -0,95),
активностью дегидрогеназы и капиллярной влагоемкостью (r =
0,95), а также активностью дегидрогеназы и полной влагоемко-
стью (r = 0,95) образцов. Соответствующие формулы корреляци-
онной зависимости, т.е. уравнения линейной регрессии, позволя-
ющие судить о том, как количественно меняется результативный
признак (y) при изменении факториального (x) на единицу изме-
рения, имели следующий вид:

y = 76,9 – 44,4x; (1)


y = 2,74 + 0,28x; (2)
y = 7,71 + 0,15x. (3)

Как оказалось, чем меньше удельный вес и соответственно


больше капиллярная и полная влагоемкость, определяемая в зна-
чительной степени органической составляющей используемых
образцов, тем выше активность дегидрогеназы. Ведущее значе-
ние влажности в активности дегидрогеназы почвы связано с тем,
что влага определяет нормальное физиологическое состояние
микроорганизмов и растений, продуцирующих ферменты в поч-
ве, а также поддерживает в реакционном состоянии ферменты и
их субстраты (углеводы, спирты и органические кислоты).
Таким образом, оперативная оценка в условиях in vitro экс-
перимента эффективности рекультивации нарушенных тундро-
вых почв Тазовского полуострова с использованием торфа пока-
зала возможность решения проблемы риска механического воз-
действия на почвенно-растительный покров путем in situ рекуль-
тивации почв в районе производственной деятельности ООО «Га-
зпром добыча Ямбург».

188
РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ НАРУШЕННЫХ ПОЧВ
ОСТРОВА БЕЛЫЙ (КАРСКОЕ МОРЕ)

Галиулин Р.В.1, Галиулина Р.А.1, Башкин В.Н.1,


Алексеев А.О.2, Арабский А.К.3
1
Институт фундаментальных проблем биологии РАН,
Московская область, г. Пущино, Россия.
E-mail: galiulin-rauf@rambler.ru
2
Институт физико-химических и биологических проблем
почвоведения РАН, Московская область, г. Пущино, Россия.
3
ООО «Газпром добыча Ямбург», Ямало-Ненецкий
автономный округ, г. Новый Уренгой Россия

Остров Белый находится в Карском море севернее полу-


острова Ямал и входит в состав Ямало-Ненецкого автономного
округа (67○15' с. ш., 74○40' в. д.). Площадь острова составляет
1900 км2, а его поверхность по рельефу равнинная и покрыта
тундровой растительностью. На острове много термокарстовых
озер, образованных в результате неравномерного проседания
почв и подстилающих горных пород, вследствие вытаивания под-
земного льда. С 1933 г. на острове существует полярная гидроме-
теорологическая станция им. М.В. Попова. К этому острову сей-
час привлечено внимание общественности, поскольку он выбран
для начала осуществления программы по очистке Арктики от му-
сора и отходов, накопившихся в процессе длительного функцио-
нирования полярной инфраструктуры.
Обследование части территории острова Белый, проведен-
ное нами недавно, показало, что здесь имеются участки как с
нарушенными почвами, т.е. лишенными растительного покрова и
верхнего органогенного слоя, так и с погребенными каменным
углем почв, вследствие складирования на них этого топлива. В
этой связи представляется крайне необходимым осуществить ре-
культивацию (восстановления плодородия) данных почв, чтобы
избежать полной их деградации, а, следовательно, сохранить або-
ригенную флору и фауну заполярного острова.

189
Целью данной работы явилось решение проблемы риска
нарушенных почв острова Белый с использованием технологии ре-
культивации, включающей применение торфа и получаемого из не-
го гумата калия (калийной соли гуминовых кислот). Вначале пред-
ставлялось рациональным оценить возможность рекультивации
нарушенных почв путем проведения in vitro эксперимента, прежде
чем приступить к широкомасштабной рекультивации in situ.
Для рекультивации нарушенных почв острова Белый реко-
мендуется способ с учетом их полной влагоемкости, разработан-
ный нами и защищенный патентом Российской Федерации на
изобретение № 2611159. Это не случайно, так как для почв Край-
него Севера характерно явление так называемого гидроморфизма,
т.е. временного или постоянного переувлажнения почв, охваты-
вающего сезоннооттаивающий слой, когда количество влаги пре-
вышает 70-80% полной влагоемкости. Для регенерации расти-
тельного покрова используется способ совместного внесения в
почву местного торфа и получаемого из него гумат калия, разра-
ботанный нами и защищенный патентом Российской Федерации
на изобретение № 2611165. Гумат калия положительно влияет на
рост и развитие растений, активизируя обменные процессы и об-
ладая мембранотропным клеточным воздействием, повышает
устойчивость растений к такому неблагоприятному фактору
внешней среды, как низкой температуре. Калий, входящий в со-
став данного вещества, способствует нормальному течению фо-
тосинтеза, образованию и накоплению в растениях витаминов и
стимулирует работу многих ферментов.
Гумат калия, как стимулятор роста и развития растений,
получают из местного торфа, способом, разработанным нами и
защищенным патентом Российской Федерации на изобретение №
2610956. Получение гумата калия из местного торфа связано с
тем, что последний имеет зональные признаки, которые удалось
нам доказать путем анализа содержания атомов алифатического,
ароматического, полисахаридного и карбоксильного углерода в
структурных фрагментах гуминовых кислот гумуса торфа мето-
дом ядерно-магнитно-резонансной 13С-спектроскопии. Так, в
частности, было установлено преобладающее содержание алифа-
тического углерода относительно ароматического углерода в

190
торфе из Ямало-Ненецкого автономного округа по сравнению с

торфом из Ханты-Мансийского автономного округа (62 15' с.
ш., 70○10' в. д.), как наиболее значимом показателе структуры
углеродного скелета гуминовых кислот. Существенные различия
отмечались также в относительно большем содержании полиса-
харидного углерода, что указывает на значимую роль полисаха-
ридов в формировании гуминовых кислот в местном торфе.
Гарантией получения химически чистого и стабильного
препарата гумата калия является извлечение гуминовых кислот
из торфа и их очистка, по всем правилам получения химически
чистых веществ, когда практически не затрагиваются молекуляр-
ные структуры этих кислот. Данная методика получения гумата
калия из торфа включает следующие этапы:
1) декальцинирование торфа 0,1 н раствором серной кислоты
(H2SO4) при соотношении 1:20; затем полученную суспензию
оставляют на 1 сутки, и после ее отстаивания, раствор от твердой
фазы отделяют декантацией, т.е. путем сливания раствора с осадка;
2) проведение 4-5-ти кратной экстракции (продолжитель-
ностью до 20 часов) гуминовых кислот из полученного осадка 0,1
н раствором гидроксида натрия (NaOH) при соотношении 1:15;
затем твердую фазу от щелочного раствора отделяют центрифу-
гированием;
3) осаждение (в течение 1 суток) гуминовых кислот из по-
лученного щелочного раствора 10%-м раствором соляной кисло-
ты (HCl) при соотношении 50:1 с последующим отделением
осадка центрифугированием;
4) очищение полученного осадка гуминовых кислот путем
растворения в 0,5-1,0 л 0,1 н раствора гидрооксида натрия, а так-
же добавления сульфата натрия (Na2SO4) для коагуляции мине-
ральных частиц и последующего центрифугирования щелочного
раствора; затем гуминовые кислоты осаждают прибавлением 0,1
н раствора соляной кислоты до установления рН 1-2 единиц; по-
лученный осадок гуминовых кислот многократно промывают ди-
стиллированной водой до установления рН 6 единиц и высуши-
вают в термостате при 50оС;
5) приготовление из полученного порошка гуминовых кис-
лот маточного 2,5%-го раствора гумата калия, посредством до-
191
бавления в соответствующую навеску 0,1 н раствора гидрооксида
калия (KOH) и дистиллированной воды с последующим доведе-
нием рН искомого раствора до значения, равного 7 единицам; за-
тем из маточного раствора готовят 0,125%-ный водный раствор
гумата калия для целей рекультивации нарушенных почв.
Оценка эффективности использования торфа для рекульти-
вации почвы осуществлялась посредством биохимического ана-
лиза, т.е. определения активности фермента дегидрогеназы, про-
дуцируемой микроорганизмами, способом, разработанным нами
и защищенным патентом Российской Федерации на изобретение
№ 2387996.
Для проведения in vitro эксперимента, на территории острова
Белый было отобрано 5 образцов нарушенных почв подзолистого
типа, т.е. не насыщенных основаниями. Из них 4 образца (№№ 1-3
и 5) по гранулометрическому составу представляли собой супесь и
1 образец (№ 4) связный песок, отобранный из участка с почвой
погребенной углем. Для проведения опыта необходимое соотно-
шение торф:почва выбирали по показателю полной влагоемкости,
описанному в патенте Российской Федерации на изобретение №
2611159. В данном случае, это соотношение для почвы № 1 соста-
вило 1:6, для остальных почв (№№ 2-5) – 1:4.
В результате проведения 30 суточного эксперимента было
установлено, что внесение торфа стимулирует активность дегид-
рогеназы в 1,3-3,0 раза в зависимости от почвы, что позволяет го-
ворить о реальной возможности использования торфа, как ре-
культивирующего средства. Что касается почвы, погребенной
каменным углем (№ 4), то исходная активность дегидрогеназы в
ней оказалась большей (в 1,2 и 1,9 раза), чем в образцах нару-
шенных почв № 1 и № 5, а при добавлении торфа активность
фермента возрастала в 2,3 раза.
Таким образом, исследования, проведенные в условиях in
vitro эксперимента, позволяют прийти к заключению о возмож-
ности решения проблемы риска нарушенных почв острова Белый
путем in situ рекультивации с использованием торфа и получае-
мого из него гумата калия для регенерации почвенно-
растительного покрова.

192
ОЦЕНКА ЭКОЛОГИЧЕСКОГО РИСКА
ЗАГРЯЗНЕНИЯ АРКТИЧЕСКОЙ ПРЕСНОВОДНОЙ
СИСТЕМЫ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ИССЛЕДОВАНИЙ
СОДЕРЖАНИЯ ТЯЖЕЛЫХ МЕТАЛЛОВ В ДОННЫХ
ОТЛОЖЕНИЯХ

Даувальтер В.А., Кашулин Н.А.

Институт проблем промышленной экологии Севера –


обособленное подразделение Федерального исследовательского
центра «Кольский научный центр Российской академии наук»,
г. Апатиты, Россия. E-mail: vladimir@inep.ksc.ru

Озеро Инари и река Пасвик образуют самую большую вод-


ную систему в арктической части Фенноскандии. Ее водосбор
расположен на приграничной территории России, Норвегии и
Финляндии. Главная экологическая проблема этой территории –
загрязнение окружающей среды тяжелыми металлами (ТМ) и
сернистым газом – связана с деятельностью комбината «Печенга-
никель», функционирующего с 1946 г. в пос. Никель и г. Запо-
лярный Мурманской области и перерабатывающего сульфидные
медно-никелевые руды [1,2]. В состав выбросов комбината кроме
сернистого газа и ТМ (Ni, Cu, Co, Zn и др.), входят также пыль,
оксиды азота и углерода. С целью оценки экологического риска
загрязнения водных объектов системы «озеро Инари – река
Пасвик» исследовалось содержание ТМ в донных отложениях
(ДО) водоемов. Отбор проб ДО производился отборником коло-
нок гравитационного типа. Колонки ДО послойно разделялись на
слои по 1 см. Содержание ТМ (Ni, Cu, Co, Zn, Pb, Cd, Hg и As)
определялось методом атомной абсорбции. Методика отбора и
химического анализа проб ДО подробно описана ранее [3, 4]. Ко-
лонки ДО отбирались в период 2012-2014 гг. на оз. Инари и на
шести водоемах системы р. Пасвик.
Антропогенное влияние на пресноводную систему оцени-
валось по методике Л. Хокансона [5] с помощью определения
значения коэффициента загрязнения (Cf) каждого исследуемого

193
ТМ (Ni, Cu, Co, Zn, Pb, Cd, Hg, As). Значения Cf находили путем
деления концентраций ТМ в поверхностном 1-см слое ДО на фо-
новое значение для данного ТМ, определенного как содержание
ТМ в глубокой части колонки ДО (табл.). Степень загрязнения
(Cd) определяли суммированием всех значений Cf для восьми ТМ
для данного озера. В этом подходе придерживались следующей
классификации Cfi: Cfi<1 – низкий;1Cfi<3 – умеренный; 3Cfi<6 –
значительный; Cfi6 – высокий коэффициент загрязнения. Анало-
гично, при характеристике Cd, придерживались классификации,
из расчета, что суммируем значения Cf по 8 элементам: Cd<8 –
низкая; 8Cd<16 – умеренная; 16Cd<32 – значительная; Cd32 –
высокая степень загрязнения.
Максимальные значения Cf всех исследуемых ТМ отмече-
ны в ДО оз. Куэтсъярви (табл.), что связано с прямым поступле-
нием сточных промышленных вод комбината «Печенганикель».
Оз. Куэтсъярви характеризуется высокими значениями Cf для
всех ТМ, за исключением Zn, для которого выявлено умеренное
загрязнение. Оз. Бьерневатн характеризуется высокими значени-
ями Cf для Ni, значительными для Cu и умеренными для осталь-
ных металлов. Вниз по течению в оз. Скруккебукта также отме-
чено влияние поступления сточных вод комбината «Печенгани-
кель», проявляющееся в значительном загрязнении Ni. Для
остальных ТМ отмечено умеренное и низкое загрязнение. Для
озер, расположенных вверх по течению от места поступления
сточных вод комбината «Печенганикель», зафиксировано значи-
тельное загрязнение Hg (озера Хестефосс и Рускебукта). По
остальным металлам в этих озерах зафиксированы низкие и уме-
ренные значения Cf. Оз. Инари характеризуется значительными
значениями Cf для Cd. Другие ТМ в ДО оз. Инари характеризу-
ются низким и умеренным загрязнением. В целом по всем иссле-
дованным загрязняющим элементам максимальным загрязнением
характеризуется оз. Куэтсъярви (высокое значение Cd, табл.).
Значительное значение Cd отмечено в оз. Бьерневатн.
Оз. Скруккебукта имеет величину Cd на границе между значи-
тельным и умеренным. Умеренная величина Cd обнаружена в
озерах Инари и Рускебукта, а в озерах Ваггатем и Хестефосс она
находится на границе между умеренным и низким.
194
Таблица
Концентрации ТМ (мкг/г, сух. веса) в поверхностном (0-1 см)
и фоновом слоях ДО, величины коэффициента (Cf) и степени
загрязнения (Cd), коэффициента (Er) и индекса экологического
риска (RI) ТМ озерно-речной системы озеро Инари – река Пасвик

Слои, Cd
№ Озеро Cu Ni Zn Co Cd Pb As Hg
см RI
0-1 35 48 124 22 0.62 26.1 8.0 0.084
22-23 60 65 125 30 0.15 11.8 7.9 0.040
1 Инари
Cf 0.6 0.7 1.0 0.7 4.2 2.2 1.0 2.1 12.5
Er 1.2 2.3 1.1 5.6 111 11.7 7.6 150 291
0-1 32 37 81 19 0.18 8.8 4.4 0.143
Хесте- 14-15 60 65 125 30 0.15 11.8 7.9 0.040
2
фосс Cf 0.5 0.6 0.6 0.6 1.2 0.7 0.6 3.6 8.5
Er 1.3 2.1 0.8 5.5 37.0 4.5 4.8 291 347
0-1 67 70 95 21 0.15 17.2 8.5 0.161
Руске- 14-15 60 65 125 30 0.15 11.8 7.9 0.040
3
букта Cf 1.1 1.1 0.8 0.7 1.0 1.5 1.1 4.0 11.2
Er 2.2 3.1 0.7 4.8 25.3 7.1 7.4 265 316
0-1 75 87 122 28 0.11 15.6 7.6 0.042
14-15 60 65 125 30 0.15 11.8 7.9 0.040
4 Ваггатем
Cf 1.2 1.3 1.0 0.9 0.7 1.3 1.0 1.1 8.6
Er 2.7 4.4 1.1 7.2 20.2 7.2 7.3 77.6 128
0-1 234 397 256 54 0.35 10.3 17.3 0.039
Бьерне- 15-16 60 65 125 30 0.15 11.8 7.9 0.040
5
ватн Cf 3.9 6.1 2.1 1.8 2.4 0.9 2.2 1.0 20.2
Er 8.9 21.0 2.4 14.5 67.7 5.0 17.6 74.9 212
0-1 169 280 127 39 0.27 26.8 6.9 0.017
Скрукке- 14-15 60 65 125 30 0.15 11.8 7.9 0.040
6
букта Cf 2.8 4.3 1.0 1.3 1.8 2.3 0.9 0.4 14.8
Er 6.4 14.5 1.1 10.1 51.0 12.7 6.9 32.1 135
0-1 1343 4032 240 184 3.14 36.1 43.1 0.417
Куэтсъ- 22-23 60 65 125 30 0.15 11.8 7.9 0.040
7
ярви Cf 22.4 61.7 1.9 6.1 21.0 3.1 5.4 10.4 132
Er 47.3 196 2.0 45.4 553 16.1 40.2 738 1638

195
Для количественного определения экологического риска
ТМ по методике Л. Хокансона [5] вначале определялись значения
коэффициента токсичности (Tr) для каждого металла, учитыва-
ющего его токсичность (принимая в расчет среднее содержание
элементов в изверженных породах, почвах, воде, наземной расти-
тельности и наземных животных) и биопродуктивность (BPI)
пресноводной системы (в зависимости от содержания общего
фосфора (Робщ) в воде, которое используется как показатель тро-
фического уровня озера).
Значения коэффициента экологического риска каждого ме-
талла (Er) рассчитывались как произведение значений токсичного
коэффициента (Tr) элемента и коэффициента загрязнения (Cf).
Концепция коэффициента токсичности рассматривается с пози-
ции принципа превышения, т.е. с позиции следующего генераль-
ного тезиса: потенциальный токсичный эффект вещества (эле-
мента) пропорционален превышению содержания этого вещества
над фоновым содержанием в звеньях окружающей среды, как
биотической, так и абиотической [5]. Учитывая региональные
особенности системы оз. Инари – р. Пасвик (содержание ТМ в
воде и ДО) рассчитаны величины коэффициента токсичности
каждого ТМ (табл.) по методике Л. Хокансона [5], подробно опи-
санной в работах [3, 4].
Значения индекса экологического риска (Risk Index – RI по
[5]) определялись как сумма Er для всех ТМ. Для характеристики
коэффициента экологического риска (Er), исходя из нормативно-
го значения BPI=5.0 и количества исследуемых ТМ, использова-
лась следующая классификация Er: Er<10 – низкий; 10Er<20 –
умеренный; 20Er<40 – значительный; 40Er<80 – высокий;
Er80 – очень высокий. Аналогичная классификация использова-
лась и для описания значений индекса экологического риска (RI):
RI<80 – низкий; 80RI<160 – умеренный; 160RI<320 – значи-
тельный; RI320 – высокий.
Наибольшее, высокое по классификации [5], значение RI
имеет оз. Куэтсъярви (табл.), наиболее подверженное влиянию
выбросов и стоков комбината «Печенганикель». Наибольший
вклад в это значение оказывают Cd и Hg, имеющие очень высо-

196
кие значения Er. Наибольшие значения коэффициента экологиче-
ского риска в озере имеют Cd и Hg вследствие крайне высокой
токсичности и опасности для биоты пресноводных экосистем.
Очень высокий экологический риск для озера представляет также
Ni благодаря высоким содержаниям в поверхностных слоях ДО и
высоким значениям коэффициента загрязнения. Высокий и зна-
чительный экологический риск в озере представляют Cu, Co и As,
вследствие прямого поступления в озеро со стоками комбината.
Умеренный и низкий экологический риск для гидробионтов
оз. Куэтсъярви оказывают соответственно Pb и Zn.
Водные объекты, расположенные вверх по течению от ме-
ста поступления загрязненных вод из оз. Куэтсяърви, характери-
зуются высокими (оз. Хестефосс) и значительными (озера Инари
и Рускебукта) величинами индекса экологического риска (RI).
Как и в оз. Куэтсъярви, наибольший экологический риск пред-
ставляют Hg (очень высокие значения) и Cd (очень высокое зна-
чение Er в оз. Инари и значительное в озерах Хестефосс и Руске-
букта). Умеренный экологический риск в оз. Инари представляют
другие халькофильные элементы Pb и As. Остальные ТМ в верх-
них по течению озерах представляют низкий экологический риск
для гидробионтов.
Значительный экологический риск характерен для оз. Бьер-
неватн, расположенного вниз по течению от оз. Куэтсъярви
(табл.). Высокий экологический риск здесь составляют Hg и Cd,
значительный – Ni, умеренный – Co и As, остальные металлы –
низкий.
Остальные исследованные озера (Ваггатем и Скруккебукта)
имеют умеренные значения индекса экологического риска, но как
и во всех исследуемых озерах наибольший вклад в экологический
риск вносят Hg и Cd, характеризующиеся высокими и значитель-
ными значениями коэффициента экологического риска. В оз.
Скруккебукта умеренный вклад в экологический риск вносят Ni,
Co и Pb. Остальные металлы имею низкие величины Er.

197
ЛИТЕРАТУРА

1. Даувальтер В.А. Загрязнение донных отложений водосбора ре-


ки Пасвик тяжелыми металлами // Геоэкология. Инженерная геология.
Гидрогеология. Геокриология. – 1997. – № 6. – С. 43-53.
2. Даувальтер В.А. Тяжелые металлы в донных отложениях озер-
но-речной системы озеро Инари – река Пасвик // Водные ресурсы. –
1998. – Т. 25, № 4. – С. 494-500.
3. Даувальтер В.А. Геоэкология донных отложений озер. Мур-
манск: Изд-во Мурманского гос. техн. ун-та, 2012. – 242 с.
4. Даувальтер В.А. Закономерности осадконакопления в водных
объектах Европейской субарктики (природоохранные аспекты пробле-
мы) // Автореф. дис. д.г.н. Апатиты: КНЦ РАН, 1999. – 52 с.
5. Håkanson L. An ecological risk index for aquatic pollution control –
a sedimentological approach // Water Res. – 1980. – V. 14. – P. 975-1001.

ПОВЕРХНОСТНЫЕ ВОДЫ ЕВРО-АРКТИЧЕСКОГО


РЕГИОНА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛЬНЫХ
ИЗМЕНЕНИЙ КЛИМАТА.

Кашулин Н.А., Даувальтер В.А., Котельников В.А.

Институт проблем промышленной экологии Севера КНЦ РАН,


г. Апатиты, Мурманская обл., Россия.
E-mail: nikolay@inep.ksc.ru

Поверхностные воды Арктической зоны, будучи важней-


шим природным ресурсом, во многом определяют развитие реги-
ональной энергетики и промышленности, являются источником
питьевой водоснабжения и продовольствия, частью жизненной
среды человека. При этом они являются и наиболее уязвимыми
компонентами природы Арктики, интегрирующие все изменения,
происходящие на территории их водосборов и реагирующие на
разного рода изменения условий окружающей среды, включая
климатические изменения, загрязнения и иные антропогенные
трансформации, осуществляют транспорт загрязняющих веществ
в арктическом бассейне [1]. Колебания условий окружающей

198
среды Арктики ведут к значимым изменениям биоты, трофиче-
ского статуса, седиментационной обстановки, гидрологических и
гидрохимических параметров водоемов.
В последние десятилетия проблема качества вод Евро-
Арктического региона приобретает все большую остроту. Ско-
рость негативных изменений и роль в этом глобальных процессов
возросли. Явления, которые в ХХ веке казались невероятными,
например массовое цветение токсичных сине-зеленных водорос-
лей, происходят регулярно [2]. Вследствие аэротехногенного за-
грязнения, в Евро-Арктическом регионе практически отсутству-
ют водные объекты, не измененные деятельностью человека.
Долговременное многофакторное антропогенное воздействие,
включая промышленное загрязнение и нарушение естественных
био-геохимических циклов элементов, привело к дефициту каче-
ственных пресных вод. Под угрозой находятся не только запасы
питьевых или используемых в промышленных целях вод, но и
ценные виды гидробионтов, включая промысловые виды рыб.
Наблюдаются нарушения продукционных процессов, сложных
межвидовых и симбиотических отношений гидробионтов, изме-
нение видового состава их сообществ, выражающейся в исчезно-
вении ценных промысловых видов (лососевые, сиговые) и увели-
чении доли малоценных эврибионтных короткоцикловых мест-
ных и инвазивных видов (ерш, европейская корюшка и др.) [3].
Оной из основных причин массового развития сине-зеленых во-
дорослей считаются глобальные климатические изменения [4,5].
Совместное действие климатических изменений и загрязнения
окружающей среды снижают устойчивость водных экосистем, их
социально-экономическую значимость. Полагают, что совокуп-
ный эффект благоприятных последствий изменений климата для
экономики АЗРФ до 2030 г. будет характеризоваться заметным
превышением издержек над ожидаемыми выгодами [6].
Многие проблемы, обуславливающие деградационные про-
цессы поверхностных вод (накопление долгоживущих загрязня-
ющих веществ, изменения климата, массовое цветение водорос-
лей и цианопрокариот, инвазии новых видов и т.д.) достаточно
новые для Арктического региона. Совершенно очевидно, что в
современных условиях необходимы новые подходы в управление

199
ресурсами поверхностных вод, учитывающие их современное со-
стояние и тенденции их изменений. Для этого необходимо пони-
мание механизмов трансформации, как отдельных компонентов,
так и экосистем в целом. Необходимо пересмотреть принципы
использования пресных вод арктического региона, разрабатывать
новые технологии, минимизирующие негативные последствия,
оптимизировать систему управления и контроля их качества,
обеспечивающею устойчивое развитие АЗРФ.
В настоящее время освоение Севера направлено на исполь-
зование природных ресурсов. При этом, как правило, хозяйствен-
ная деятельность ведется без учета особенностей функциониро-
вания природных систем, специфических природоохранных тре-
бований и научно-обоснованного регионального нормирования
уровней загрязнения и критических нагрузок на окружающую
среду. Сформированные в первой половине прошлого века ли-
нейные, конъюнктурно-зависимые экономические модели разви-
тия Северных территорий, основанные на эксплуатации легкодо-
ступных сырьевых ресурсов и создание низкой добавочной стои-
мости (продукции низкого передела), но оказывающие значи-
тельное негативное влияние на окружающую среду, не обеспечи-
вают самостоятельный социально-экономический рост Арктиче-
ского региона Российской Федерации, его устойчивое развитие,
недоиспользуют имеющиеся ресурсы. Примитивные экономиче-
ские модели, сформированные на начальных этапах индустри-
альной революции, основывались на доступных технологиях,
представлениях о неисчерпаемости природных ресурсов, недо-
статочных знаниях о принципах и механизмах функционирова-
ния природных, и прежде всего биологических, систем. Интен-
сификация освоения и использования АЗРФ ведет к повышению
антропогенной нагрузки на экосистемы региона, на компенсацию
которой направлены затратные проекты сохранения окружающей
среды и устойчивости экосистем, обеспечивающие противодей-
ствие техногенным, биогенным, социокультурным угрозам и
иным источникам опасности для общества, экономики и государ-
ства. Необходимость поиска новых концепций развития, как аль-
тернативе принципам, основанным на линейных моделях эксплу-
атации природных ресурсов, была уже четко осознана в послед-

200
ней трети ХХ века, когда начались формулироваться первые
принципы устойчивого развития в предстоящем столетии, полу-
чившие свое развитие в настоящее время.
Считается, что наиболее перспективными в ближайшем бу-
дущем станут технологии, повторяющие принципы функциони-
рования биологических систем различного уровня, способные
перерабатывать низко-концентрированное сырье, с невысокими
энерго- и ресурсозатратами, приносящие экономическую выгоду
и успешно конкурирующие с традиционными подходами в эко-
номике [7]. Именно в экосистемах природой реализованы цикли-
ческие принципы движения вещества и энергии, повторение ко-
торых в производственных процессах, в потребление и утилиза-
ции позволяет достичь минимизации негативных воздействий че-
ловека на окружающую его природу и получать прибыль. По
оценкам Всемирного экономического форума, в основе Четвёр-
той технологической революции лежит слияние технологий,
размывающее границы между физической, цифровой и биологи-
ческой сферами. Причем скорость современных прорывов не
имеет исторического прецедента. По сравнению с предыдущими
промышленными революциями, Четвертая развивается с экспо-
ненциальным темпом и затрагивает целые системы производства,
управления и руководства. При этом биотехнологии, позволяю-
щие использовать биологические организмы для получения по-
требительских материалов, являются ключевым звеном этих про-
цессов. Четвертая промышленная революция может радикально
повысить глобальные уровни дохода и улучшить качество жизни
населения во всем мире [8]. Наибольшую выгоду от этого полу-
чат те, кто имеет доступ новым технологиям, делающие возмож-
ным создание новых продуктов и услуг, повышающие эффектив-
ность и уровень жизни.
Одним из наиболее перспективных направлений является
очистка стоков различного происхождения (коммунально-
бытовые, сельскохозяйственные, промышленные стоки, аква-
культура и т.д.) от веществ-биогенов, избыточное поступление
которых в природные водоёмы вызывает интенсивное эвтрофи-
рование и ухудшение качества вод, но являющимися сырьем для
производства различных биопродуктов. Основой для подобных

201
биотехнологий стала практика применения микроводорослей,
позволяющие не только очистить стоки до нормативных показа-
телей, но и получать ценнейшие продукты (биотопливо, биологи-
чески-активные и лекарственные вещества, наноструктуры с за-
данными свойствами на основе биополимеров и т.д.), что не
только снижает затраты на очистку, но имеет большой потенциал
прибыльности. Водоросли считаются наиболее перспективным
вариантом замены ископаемого топлива на нашей планете, по-
скольку они имеют более высокую теплотворную способность
(теплосодержание), чем любые масленичные культуры, что дела-
ет ее более эффективной в качестве источника топлива [9].
Однако, в условиях умеренного климата, а тем более в арк-
тических условиях данные технологии не нашли широкого при-
менения вследствие специфических природно-климатических
условий. В то же время, исследования биологического разнообра-
зия Арктики показывают, что в природе существует большое ко-
личество микроводорослей, адаптировавшихся к жизни в аркти-
ческих условиях, способных эффективно использовать доступные
ресурсы в диапазоне температур близких к 0оС, обладающих рав-
ной или даже большей продуктивностью по сравнению с тепло-
любивыми штаммами. Тот факт, что в арктических природных
водоемах температура среды круглогодично имеет положитель-
ные значения, дает неоспоримые преимущества использования
водных («синих») технологий, по сравнению с «наземными»,
имеющими выраженный сезонный характер, поскольку имеют на
порядки большую продуктивность на единицу площади в годо-
вом пересчете. Низкотемпературные биотехнологии могут стать
одним из основных инструментов, обеспечивающих решение за-
дачи преобразования фундаментальных знаний, поисковых науч-
ных исследований и прикладных научных исследований в про-
дукты и услуги, способствующие достижению лидерства РФ на
перспективных рынках [7]. «Синие» низкотемпературные био-
технологии, основанные на использование водных ресурсов, поз-
волят значительно снизить последствия глобальных и региональ-
ных изменений окружающей среды и климата для АЗРФ.

202
ЛИТЕРАТУРА

1. Crane, K., Galasso, J.L. Arctic environmental atlas. The Laboratory.


1999.
2. Денисов, Д.Б., Кашулин, Н.А. Цианопрокариоты в составе планк-
тона озера Имандра (Кольский полуостров). Труды Кольского научного
центра РАН, (7-4 (41)). – 2016.
3. Kashulin, N.A., Dauvalter, V.A., Denisov, D.B., Valkova, S.A.,
Vandysh, O.I., Terentjev, P.M., & Kashulin, A.N. Selected aspects of the cur-
rent state of freshwater resources in the Murmansk region, Russia // Journal
of Environmental Science and Health. – 2017. Part A, 52(9). – P. 921-929.
4. Paerl, H.W., Paul, V.J. Climate change: links to global expansion of
harmful cyanobacteria // Water research. – 46 (5). – 2012. – P. 1349-1363.
5. Carey, C.C., Ibelings, B.W., Hoffmann, E.P., Hamilton, D.P., &
Brookes, J.D. Eco-physiological adaptations that favour freshwater cyano-
bacteria in a changing climate // Water research, 46(5). – 2012. – P. 1394-
1407.
6. Порфирьев Б.Н. и др. Последствия изменений климата для эко-
номического роста и развития отдельных секторов экономики россий-
ской Арктики // Арктика: экология и экономика. – 2017. – № 4 (28). –
2017. – С. 4-17.
7. Стратегии научно-технологического развития Российской Феде-
рации. – 2016.
8. K. Schwab. The Fourth Industrial Revolution: what it means, how to
respond. World Economic Forum // https://www.weforum.org/agenda/
2016/01/the-fourth-industrial-revolution-what-it-means-and-how-to-respond
9. Trent, J., Wiley, P., Tozzi, S., McKuin, B., & Reinsch, S. Research
Spotlight: The future of biofuels: is it in the bag? // Biofuels – 2012. – 3(5). –
P. 521–524.

203
ОЦЕНКА ГЕОЭКОЛОГИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ
В МАЛОМ ГОРНОМ ОЗЕРЕ МЕТОДАМИ
ГЕОХИМИЧЕСКОГО И ДИАТОМОВОГО АНАЛИЗОВ

Косова А.Л., Денисов Д.Б.

Институт проблем промышленной экологии Севера Кольского


НЦ РАН, г. Апатиты, научный центр Российской академии наук.
E-mail annkosova1976@yandex.ru, denisow@inep.ksc.ru

Глобальные и локальные преобразования экосистем Евро-


Арктического региона в результате динамики климатической си-
стемы и многофакторного антропогенного загрязнения актуали-
зируют исследования палеоэкологического направления. Знание
экосистемных трансформаций в историческом прошлом является
основой для понимания современных сукцессий водоемов, разра-
ботки мероприятий по минимизации негативных последствий ан-
тропогенного воздействия и адаптации хозяйственной деятельно-
сти к современным климатическим изменениям в рамках рацио-
нального использования водных ресурсов. Малые субарктические
озера представляют собой удобные объекты для палеоэкологиче-
ских реконструкций ввиду высокой чувствительности их экоси-
стем к любым изменениям факторов окружающей природной об-
становки.
Исследования были проведены на озере Щучье
(67°50´18.8'', 33°40´24.5''), которое расположено в северной части
Хибинского горного массива, в озерно-речной системе р.Куна.
Это малое (площадь озера 0,30 км2), по форме близкой к округ-
лой, озеро ледникового происхождения. Территория водосборной
площади по типу ландшафтов относится к лесотундровой и тунд-
ровой зонам с высотами до 593,8 м. Берега озера невысокие, ка-
менистые, местами встречаются заболоченные участки. В при-
брежной зоне озера распространены песчаные пляжи и валунные
отложения. По результатам гидрохимического анализа установ-
лено, что водоем по содержанию биогенных элементов и органи-
ческого вещества относится к олиготрофным. Поверхностные во-
ды имеют низкую минерализацию (34,5 мг/л) и повышенное зна-
204
чение щелочности (282 мкэкв/л), водородный показатель (pH) ва-
рьирует в диапазоне 6,98-7,40.
История развития водоема и трансформации его экосисте-
мы под влиянием природных и антропогенных факторов была
выполнена посредством диатомового анализа колонки донных
отложений (ДО). На основании анализа распределения приори-
тетных элементов загрязнителей в ДО для водоема были выделе-
ны стратиграфические зоны слоев отложений, со сравнительно
низкими концентрациями этих элементов, формирование кото-
рых происходило в так называемый «доиндустриальный» период
развития водоема.
Характер распределения в ДО тяжелых металлов указывает
на значительное увеличение содержания Pb и Cd в верхних слоях
отложений, начиная с глубины 7 см. Кроме того, верхние 4 см
характеризуются аккумуляцией ТМ, прежде всего Ni и Cu. Уве-
личение содержания Ni и Cu связано с началом индустриального
освоения Кольского Севера, а увеличение содержания Pb и Cd – с
общим увеличением глобального загрязнения этими элементами
атмосферы северных регионов. Таким образом, был определен
период, охватывающий промышленное загрязнение оз. Щучье,
соответственно, более древние слои отложений были сформиро-
ваны в «доиндустриальный» период развития экосистемы водое-
ма.
Для выявления интенсивности загрязнения озера использо-
вались значения коэффициента Cf и степени Cd загрязнения ДО
тяжелыми металлами, вычисленные по методике, предложенной
Л.Хокансоном [1]. Концентрации ТМ (Ni, Cu, Zn, Co, Pb, Cd, As,
Hg), накопленных в поверхностных слоях ДО озера Щучье, ука-
зывают на значительную степень загрязнения (Cd=15.3).
ДО озера характеризуются довольно значительным содер-
жанием органического материала – значение ППП (потерь веса
при прокаливании) по всей колонке изменяется в пределах 20-
34% (рис.). Содержание органического материала в ДО увеличи-
вается по направлению к поверхности, что происходит вслед-
ствие повышения биологической активности в водоеме.
По направлению от нижних слоев ДО к верхним выявлены
перестройки в составе и структуре диатомовых комплексов и их

205
количественных характеристиках. На протяжении исследованно-
го периода происходила смена доминирующих групп диатомей,
исчезновение отдельных видов (рис.).

Рис. Динамика концентрации металлов и некоторых показателей


диатомовых комплексов в ДО оз. Щучье: N – численность створок
диатомей, млн.экз./г сух.в-ва; ППП – потери веса при прокалива-
нии, %; pH – значения активной реакции воды, реконструирован-
ные по диатомовым комплексам; S – сапробность, H’ – индекс
видового разнообразия Шеннона-Уивера, бит/экз.; относительная
численность (%) наиболее массовых видов; распределение содер-
жания Cu, Ni, Cd, Pb (мкг/г) в ДО оз. Щучье. Линиями отмечены
основные этапы развития экосистемы водоема по результатам
кластерного анализа.

Всего в колонке мощностью 20 см обнаружено 218 таксо-


нов диатомовых водорослей рангом ниже рода. В 44 выявленных
родах наибольшего таксономического разнообразия достигают
представители родов Eunotia (22), Pinnularia (18), Cymbella (15).
В наиболее древнем слое колонки ДО (19–20 см) массовы-
ми видами являются планктонные центрические формы Aulaco-
seira distans (Ehrenberg) Simonsen (12,1%) и A. subarctica (8,3%), а
также планктонно-бентосные виды рода Staurosira – S. construens,
S. venter (9,9%), Pseudostaurosira brevistriata (5,7%) и Tabellaria
flocculosa (9,8%). Выше по профилю колонки ДО относительная
численность холодолюбивого вида A. distans снижается до полно-
го исчезновения в слое 6–7 см. Доля арктоальпийского вида A.

206
subarctica на протяжении колонки изменяется значительно (от
0,36% до 16,4%), в интервале 0–4 см вид занимает позицию до-
минанта (24%) наряду с A. valida. В интервале 6–16 см достигает
значительной относительной численности олиготрофный вид Au-
lacoseira alpigena (13 %). На протяжении всей колонки массовым
является вид Brachisira brebissonii, характерный представитель
олиготрофных низкоминерализованных вод, предпочитающий
значения pH менее 7,0. Максимального значения относительной
численности вид достигает в слое 6–7 см (10,6%), выше по ко-
лонке его относительная численность постепенно снижается, и в
верхнем слое вид исчезает. Практически по всему профилю ко-
лонки единично встречается Didymosphenia geminata (Lyngbye)
M. Schmidt – характерный вид-индикатор холодноводных уль-
траолиготрофных условий. В верхнем слое колонки обращает на
себя внимание довольно высокая встречаемость уродливых форм
створок диатомовых водорослей, характеризующихся деформа-
цией формы панциря.
Наблюдаются изменения общего обилия диатомей (N0), вы-
раженного числом экземпляров в граммах сухого вещества отло-
жений. Значительное увеличение N0 отмечено в средних слоях
колонки ДО (15–16 и 12–13 см). Резкое увеличение N0 выявлено в
верхних молодых слоях ДО (0–2 см) – с 23 до 66 млн экз./г сухого
вещества (рис.).
Анализ экологических групп диатомей по отношению к ме-
стообитанию показал, что за период накопления исследованной
толщи ДО в озере доминировали бентосные и планктонно-
бентосные формы диатомей, что характерно для мелководных
водоемов. Доля планктонных форм варьирует в диапазоне от 6,9
до 51,2%. Существенное изменение в соотношении групп диато-
мей по отношению к местообитанию отмечается, начиная с гори-
зонта 3–4 см: наблюдается значительное увеличение доли планк-
тонных форм, в современном слое она достигает 51,2%.
В водоеме на протяжении всего изученного периода разви-
тия господствовала олигогалобная диатомовая флора, причем ос-
новную массу составляли индифференты (58–86%).
По отношению к pH в ДО практически во всех слоях пре-
обладают алкалифилы и алкалибионты, кроме слоев 12–13 см, 4–

207
6 см, где отмечалось увеличение доли ацидофилов и индиффе-
рентов. В верхнем слое доля алкалибионтов достигает 50 %. Сле-
довательно, диатомовые водоросли развивались в условиях ще-
лочной и слабощелочной среды.
По биогеографической приуроченности диатомовые ком-
плексы исследованных ДО характеризуются доминированием
видов-космополитов. Доля арктоальпийских видов в интервале
колонки 5–20 см изменяется от 7,43 до 24,6%. Начиная с 4–5 см и
выше по профилю ДО доля арктоальпийских видов увеличивает-
ся и в современном слое достигает 53%.
В результате анализа распределения металлов и диатомо-
вых комплексов в ДО оз. Щучье установлено, что одним из ос-
новных факторов, определивших видовой состав и структуру ди-
атомовой флоры, явилось ландшафтно-географическое положе-
ние водоема. Выявлены изменения видового состава, связанные с
периодическим защелачиванием водоема. Обнаружены тератоло-
гические изменения формы створок родов диатомовых водорос-
лей в современный период. В оз. Щучье можно отметить низкую
концентрацию кремния в воде, недостаток которого приводит к
появлению клеток уродливой формы. Резкое повышение числен-
ности, снижение значения индекса Шеннона–Уивера свидетель-
ствуют об увеличении трофического статуса водоема, что под-
тверждается повышением рассчитанного по диатомовым ком-
плексам индекса сапробности. Нелинейная динамика рН также
связана с ростом глубины и водности озера за счет эрозионных
процессов на водосборе, увеличивающих контакт со щелочными
породами, и является, с одной стороны, косвенным свидетель-
ством климатических изменений в сторону потепления и тренда
на увеличение трофического статуса озера, с другой – свидетель-
ством антропогенного влияния (бурение скважин, строительство
автодорог, аэротехногенное загрязнение).

ЛИТЕРАТУРА

1. Håkanson L. An ecological risk index for aquatic pollution control–a


sedimentological approach // Water Res. – 1980. – V. 14. – P. 975-1001.

208
ПОДХОДЫ К ОЦЕНКЕ ПРОТИВОПОЖАРНОЙ
ФУНКЦИИ ЛЕСНЫХ ЛАНДШАФТОВ В УСЛОВИЯХ
БОРЕАЛЬНОЙ КРИОЛИТОЗОНЫ

Медведков А.А.

Московский государственный университет


им. М.В. Ломоносова, Географический факультет,
г. Москва, Россия.
E-mail: a-medvedkov@bk.ru

Введение. Пожары в лесах Сибири ежегодно охватывают


большие площади. В лесах Сибири ежегодно возникает от 4,5 до
27 тыс. пожаров, которые охватывают площадь от 3,5 до 18 млн
га. Динамика горимости сибирских лесов за последние годы по-
казывает устойчивую тенденцию роста числа и площади пожаров
[1]. Установлено, что ведущими параметрами, определяющими
пожароопасность территории, являются климатические показате-
ли, пирологические характеристики растительности, степень
освоенности и хозяйственная организация территории. Много-
численные лесопирологические оценки бореальных районов в
качестве ведущего фактора пожароопасности рассматривают
только растительные горючие материалы, их запасы и динамику
свойств горимости [2]. В таких работах из рассмотрения выпада-
ет транспирационный потенциал лесных ландшафтов, роль кото-
рого весьма значительна в формировании микроклимата и по-
жарной обстановки.
Материалы и методы исследований. Представляется, что
оценка средообразующей роли разных типов леса и их ранжиро-
вание по противопожарной функции может быть произведено по
результатам обработки тепловых инфракрасных снимков и полу-
ченных на этой основе температур поверхности. Возможность
использования приповерхностных температур для вышеобозна-
ченной цели опирается на вывод М.И. Будыко, что тепловой ба-
ланс земной поверхности R = LE + P, где LE – теплота испарения
(поток скрытого тепла) и P – турбулентный поток явного тепла от
подстилающей поверхности [3)]. Эти показатели теплового ба-
209
ланса земной поверхности широко используются для оценок свя-
зи изменения потока явного тепла и приземной температуры в за-
висимости от типа и состояния растительного покрова [4]. Иссле-
дование проводилось на южной периферии криолитозоны, в гор-
ных условиях северной части Енисейского кряжа, а его результа-
ты представляются важными для совершенствования пожарной
охраны лесов в условиях современных изменений природной
среды и климата.
На основе анализа температурных карт, полученных путем
обработки данных со спутников Landsat TM и Terra ASTER, нами
был использован дистанционный метод выявления мерзлотно-
таежных ландшафтов. Относительно высокое пространственное
разрешение данных, полученных с космоснимков, определяет бо-
лее детальный анализ термических характеристик ландшафтов.
После тематической предобработки данных дистанционного зон-
дирования были составлены карты распределения температуры
поверхности. Картографирование температур поверхности осу-
ществлено применительно к безоблачным условиям, все измере-
ния июльские и относятся к первой декаде месяца. Такие данные
оказались весьма индикативными применительно и к мерзлот-
ным, и к немерзлотным ландшафтам.
Результаты исследований и их обсуждение. Полученные
значения приповерхностной температуры отражают меру выбро-
са ландшафтом потока явного тепла, которая различается по ти-
пам леса. Чем больше выброс явного тепла, тем меньше поток
скрытого тепла в форме транспирации и физического испарения с
растительного полога. Ландшафт с минимальным выбросом яв-
ного тепла имеет самый высокий потенциал влагообмена и более
низкие значения поверхностной температуры [5]. То есть, они с
максимальной интенсивностью участвуют в водоэнергообмене, в
формировании лесного климата и являются лидерами в воспроиз-
водстве фитомассы. Эту роль в сибирской тайге выполняют не-
мерзлотные ландшафты, а лидерами среди них выступают елово-
кедровые леса.
Синтезированный анализ температур поверхности и дан-
ных полевых исследований показал, что леса на мерзлоте харак-
теризуются более высокими термическими характеристиками.

210
Это объясняется их меньшими запасами фитомассы в виду осо-
бой структуры растительного покрова (угнетенность, разрежен-
ность и низкая продуктивность древостоя). Чем меньше запасы
фитомассы, тем ниже транспирационный потенциал растительно-
го сообщества и тем выше зависимость частоты пожаров от экс-
тремально высоких летних температур [5]. При проведении поле-
вых исследований на севере Енисейского кряжа, нами были
встречены наиболее многочисленные следы разновозрастных
пожаров в переувлажненных мерзлотно-таежных ландшафтах –
природных комплексах, приуроченных к широким поймам малых
рек и межвершинным поверхностям, которые собственно и ха-
рактеризовались наиболее высокими значениями приповерхност-
ных температур и пониженным транспирационным потенциалом.
Немерзлотные лесные ландшафты, отличающиеся наиболее
низкими значениями приповерхностных температур, можно счи-
тать самыми ценными в плане проявления их средообразующей
(в т.ч. противопожарной) функции в бореальной части криолито-
зоны. Понимание средообразующей ценности немерзлотных ти-
пов леса и их роли в формировании регионального климата,
представляется важным для разработки системы по пожарной
охране лесов в условиях современных природно-климатических
изменений. Полученные результаты и наблюдения позволяют
сделать вывод о том, что в условиях продолжительного засушли-
вого периода, леса на мерзлоте быстрее прогреваются и высуши-
ваются, в результате чего и снижается их обводненность. Ерни-
ковые заросли и редкостойная тайга – типичные мерзлотно-
таежные комплексы, но ввиду своих биогефизических особенно-
стей, они не могут выступать в качестве противопожарных барь-
еров и сами оказываются наиболее уязвимыми к лесным пожа-
рам. Ряд исследователей - лесоведов отмечают, что исчезновение
на местности естественных преград распространению пожара,
является основной причиной появления крупных пожаров [6].
Важно уточнить, что крупный пожар охватывает площадь не ме-
нее одного ландшафтного урочища и носит смешанный характер
своего развития. Такой пожар требует специальных организаци-
онных мероприятий для его тушения [7].

211
Можно предположить, что прогрессирующее снижение об-
водненности мерзлотно-таежных ландшафтов будет способство-
вать минерализации торфяников и увеличению пожароопасности
в ближайшей перспективе. С другой стороны, рост среднегодо-
вых температур воздуха будет создавать более благоприятные
лесорастительные условия, что в дальнейшем будет содейство-
вать увеличению запасов живой фитомассы и транспирационного
потенциала лесных массивов. В будущем данный фактор будет
благоприятствовать росту противопожарной роли лесов в боре-
альной криолитозоне.

Выводы:

- Ранжируя бореальные леса мерзлотного экотона по про-


тивопожарному потенциалу, мы используем средние значения
приповерхностных температур относительно однородных по рас-
тительному покрову ландшафтных таксонов;
- Выявлено, что первое место по противопожарной функ-
ции принадлежит елово-кедровым лесам, к тому же наиболее бо-
гатым охотничье-промысловыми ресурсами. Второе место у мел-
колиственных лесов. Третье место у сосново-березовых лесов.
Четвертое – у лиственнично-березовых лесов. Все они произрас-
тают на талых породах и имеют самые низкие значения припо-
верхностных температур. Редкостойные елово-кедрово-
лиственничные и елово-лиственничные леса на мерзлых породах
занимают пятое и шестое места среди изученных лесных ассоци-
аций;
- Таким образом, леса на мерзлоте в условиях продолжи-
тельного засушливого периода оказываются среди ненарушенных
бореальных ландшафтов наиболее пожароопасными. Данное
ранжирование проведено по возрастанию значений приповерх-
ностной температуры, полученных путем обработки данных со
спутников Landsat TM и Terra ASTER, и может быть использова-
но при разработке противопожарных мероприятий в условиях
бореальной криолитозоны;
- По итогам проведенного исследования представляется,
что в условиях островной криолитозоны наиболее значимыми

212
факторами, влияющими на пожароопасность лесной раститель-
ности являются: породный состав древостоя и его бонитет, обу-
славливающие транспирационный потенциал лесного массива,
снижение количества количество осадков (на 50% и более от
средней нормы), высокие средние значения дневной температуры
воздуха (26-280С) и наличие слаборазложившихся сфагновых
торфов как горючего материала (в засушливые периоды происхо-
дит их интенсивное высушивание).

Благодарности. Работа выполнена при финансовой под-


держке Совета по грантам Президента РФ (проект МК-
2396.2017.5).

ЛИТЕРАТУРА

1. Цветков П.А., Буряк Л.В. Исследование природы пожаров в ле-


сах Сибири // Сибирский лесной журнал. 2014. № 3. С. 25-42.
2. Волокинтина А.В., Софронов А.М. Классификация и картогра-
фирование растительных горючих материалов. Новосибирск: СО РАН,
2002. 306 с.
3. Будыко М.И. Климат и жизнь. Л.: Гидрометеоиздат, 1974. 472 с.
4. Золотокрылин А.Н. Климатическое опустынивание. М.: Наука,
2003. 246 с.
5. Медведков А.А. Среднетаежные геосистемы Приенисейской Си-
бири в условиях меняющегося климата. М.: МАКС Пресс, 2016. – 144 с.
6. Валендик Э.Н., Кисимехов Е.К., Рыжкова В.А., Пономарев Е.И.,
Голдаммер Й.Г. Лесные пожары в Средней Сибири при аномальных по-
годных условиях // Сибирский лесной журнал. – 2014. – № 3. – С. 43-52.
7. Валендик Э.Н. Борьба с крупными пожарами. М.: Наука, 1990. –
193 с.

213
ОЦЕНКА ГЕОЛОГИЧЕСКИХ РИСКОВ
ПРИ БУРЕНИИ И СТРОИТЕЛЬСТВЕ ОБЪЕКТОВ
НЕФТЕГАЗОВОГО КОМПЛЕКСА
НА АРКТИЧЕСКОМ ШЕЛЬФЕ

Миронюк С.Г.1, Иванова А.А.2, Росляков А.Г.3, Терехина Я.Е.3,


Токарев М.Ю.3
1
Центр морских исследований МГУ им. М. В Ломоносова,
г. Москва, Россия. E-mail: mironyuksg@gmail.com
2
Центр анализа сейсмических данных МГУ им. М. В. Ломоносова,
г. Москва, E-mail: a.ivanova@sc-lmsu.com
3
Московский государственный университет
им. М.В. Ломоносова, г. Москва, Россия.
E-mail: arosl@rambler.ru

Согласно Концепции долгосрочного социально-


экономического развития Российской Федерации, на период до
2020 г. к числу приоритетных направлений развития минерально-
сырьевой базы России отнесено освоение ее континентального
шельфа. Вместе с тем осознается, что любой инвестиционный
проект по освоению недр шельфа сопряжён с высокой степенью
риска, и в особенности это верно в отношении шельфовых проек-
тов в арктической зоне.
Статистика аварий морских сооружений свидетельствует,
что суммарный (экономический, экологический и др.) ущерб на
каждый случай техногенного происшествия составляет [1]: на
морских трубопроводах – до 100–200 млн долл., а на морских
платформах – до 100–1200 млн долл..
Среди морских сооружений наиболее уязвимы стационар-
ные платформы, трубопроводы, уложенные на морское дно без
заглубления, скважины с подводным расположением устья. Ос-
новными природными причинами аварий морских трубопроводов
были: коррозия металла труб (50%), механические повреждения в
результате воздействия якорей, траловых досок, вспомогатель-
ных судов и строительных барж (20%) и природные процессы
(12%). Среди последних особо следует выделить геологические
214
процессы, которые представляют реальную угрозу для целостно-
сти трубопроводов: землетрясения, оползни, гравитационные по-
токи, экзарация, литодинамические процессы. К опасным геоло-
гическим процессам в Арктике следует отнести ледовую экзара-
цию дна, термоабразию и термопросадки.
Доминирующей причиной аварий при строительстве сква-
жин являются выбросы газа из зон с АВПД. Данные по авариям
на морских буровых платформах и судах, связанных с выбросами
флюидов при вскрытии газовых карманов, показывают, что в ря-
де случаях имели место серьезные повреждения буровых агрега-
тов, плавсредств и гибель людей. Имеются сведения о серии ава-
рий при глубоководном бурении на газ в Норвежском море [2].
Очевидно, что с началом реализации крупномасштабных
проектов по освоению арктических месторождений континен-
тального шельфа риск аварий, в том числе обусловленных при-
родными, в первую очередь, геологическими причинами, может
увеличиться.
Как показала практика проектирования и строительства
инженерных сооружений на суше, эффективным инструментом
по предупреждению аварий является процедура анализа геологи-
ческого риска, особенно в случае ее проведения уже на началь-
ных этапах инженерных изысканий [3- 6].
Применительно к морским акваториям, методология анали-
за геологического риска, как организационно-технической осно-
вы предупреждения аварий при строительстве и эксплуатации
морских объектов, практически не разработана.
Вместе с тем, уже первые аварии в арктическом регионе
при добыче углеводородов стимулировали ужесточение требова-
ний к обеспечению безопасности платформ. В 1990 г. были под-
готовлены рекомендации комиссии лорда Каллена о необходимо-
сти проведения анализа риска для платформ, и в 1991 г. доку-
мент, предписывающий проведение рассматриваемой процедуры,
был принят в Норвегии. Аналогичный документ, содержащий
раздел по анализу риска («Case studies») (аналог Декларации
промышленной безопасности) в 1992 г. был принят в Великобри-
тании. В России Декларирование промышленной безопасности
проводится с 1995 г.. В указанных документах, на наш взгляд, не

215
в полной мере учитываются природные факторы техногенных
происшествий.
Касаясь процедуры и методик оценки геологических рис-
ков следует отметить, что они принципиально не отличаются от
таковых при оценки техногенных рисков. Взяв за основу схему
оценки производственных рисков F. Nadim and T.J. Kvalstad [7]
(Норвежский геотехнический институт, Межународный центр
изучения геоопасностей) предложили план оценки и управления
риском, обусловленном морскими геоопасностями (на примере
подводных оползней и гравитационных потоков). Аналогичная
процедура оценки геологического риска практикуется в Австра-
лии [8].
Оценка возможных последствий морских аварий (количе-
ственная или качественная) включает анализ возможных воздей-
ствий геологических опасностей на основные группы реципиен-
тов (элементов) риска, к которым относятся - персонал объекта,
имущество, окружающая природная среда. Важнейший этап в
общей процедуре риск-менеджмента - расчет риска, который
должен включать анализ неопределенностей и точности получен-
ных результатов. Имеются три основные формы выражения ре-
зультатов оценки риска:
а) вероятностная;
б) стоимостная (ущерб);
в) комбинированная, объединяющая две предыдущие (за-
писывается в виде «матрицы риска» для определения границы
зон допустимости (приемлемости) риска по его составляющим –
координатам).
Последняя форма широко используется для оформления
расчетов морских рисков рядом нефтегазовых компаний, в част-
ности Fugro-Jason.
В России опыт применения качественных, количественных
и полуколичественных (методы проверочного листа, анализ ви-
дов и последствий отказов, анализ опасности и работоспособно-
сти и др.) методов оценки морских геологических рисков пока
небольшой [9-11].
На сегодня в арктическом регионе (Баренцево море) на ста-
дии Обоснование инвестиций был выполнен анализ проектных

216
рисков при реализации проекта обустройства первой очереди
Штокмановского месторождения (ООО «ЭНИПиПФ», 2006).
В ходе работы было выявлено явное доминирование груп-
пы производственно-технологических рисков над прочими из се-
ми рассмотренных групп. К факторам риска ухудшения геоэколо-
гических условий (качества) месторождения были отнесены ле-
довая обстановки и землетрясения.
При подготовке проектной документации для реализации
рассматриваемого проекта экспертно (ООО «Питер Газ», 2012)
было выделено 25 основных (ключевых) рисков проекта, итого-
вая значимость которых оказалась выше среднего уровня. Каж-
дый из рисков оценивался по трехбалльной шкале (1-3 балла): 3
балла – максимальная вероятность / последствия, 1 балл – мини-
мальная вероятность / последствия. Результаты проведенной ка-
чественной оценки рисков показывают, что максимальное итого-
вое воздействие различных рисков на проект составило не более
6 баллов, среди них – риск, обусловленный сильным штормом.
Широко применяются нефтегазовыми компаниями для
принятия решений по выбору безопасного места установки буро-
вых платформ и производства разведочного бурения на арктиче-
ском шельфе результаты экспертной полуколичественной оценки
риска, выполняемой с помощью специальной методики, разрабо-
танной сотрудниками компании «Центр анализа сейсмических
данных МГУ им. М. В. Ломоносова».
В основе методики - учет размеров временных и финансо-
вых затрат в процентах от стоимости проекта бурения в случае
техногенного происшествия в ходе строительства скважины
(Fugro-Jason). При этом первоначально выделяют три степени
риска: высокая, средняя, низкая.
Методика предусматривает следующую последователь-
ность действий:
- выявление и идентификация геологических опасностей на
основе анализа волновой картины (амплитудные аномалии, ско-
ростные эффекты и т. д.);
- присвоение каждому типу геологической опасности пер-
воначальной степени риска в зависимости от природы аномаль-
ных объектов, глубины их залегания, размеров и т. д. Например,

217
зонам вертикальной миграции газа в верхней части разреза (газо-
вым трубам) присваивается высокая степень риска при бурении
скважины вне зависимости от региона исследования, а неактив-
ным небольшим покмаркам (газовым кратерам) – низкая, так как
они не представляют существенной угрозы при проходке ствола
скважины;
- расчет количественного показателя – степень достоверно-
сти интерпретации выявленных аномалий сейсмической записи.
Выделенный объект анализируется посредством уникального
набора ожидаемых сейсмических и сейсмогеологических призна-
ков. Каждому признаку присваивается весовой коэффициент, ко-
торый определяет его важность (значимость) при идентификации
объекта по сейсмическим данным.
В зависимости от количества наблюдаемых признаков
(сумме весовых коэффициентов) формируется интегральный па-
раметр, который соотносится с ожидаемым интегральным пара-
метром (максимально возможному набору признаков). Таким об-
разом, выполняется оценка достоверности интерпретации. В за-
висимости от величины достоверности объекты подразделяются
на четыре группы: «Достаточно достоверно» (при уверенности
интерпретации 90-100%), «Весьма достоверно» (75-90%), «Удо-
влетворительно достоверно» (35-75%), «Недостаточно достовер-
но» (<35%):
- расчет финальной степени риска, который производится с
учетом первоначальной степени риска и степени достоверности с
использованием матричного метода. В результате формируется
максимально пять групп анализируемых объектов с различной
степенью риска: высокой, от средней до высокой, средней, от
низкой до средней, низкой;
- составление карты риска исследуемого участка, где цве-
том (по «светофорному» принципу) показаны степени риска, а
крапом – тип геологической опасности (рисунок).
Карты геологического риска используются, в частности,
для выбора наиболее безопасного места установки платформ на
точку бурения. Указанные карты, как правило, дополняются таб-
лицами исходных данных и результатов анализа геологических

218
опасностей в верхней части разреза, которые могут быть причи-
ной аварий при проведении буровых работ.

Рис. Фрагмент карты рисков (Баренцево море)

ЛИТЕРАТУРА

1. Вялышев А.И., Лисовский И.В., Большагин А.Ю. Возможные по-


следствия чрезвычайных ситуаций, обусловленных разливами нефти и
нефтепродуктов на морских акваториях // Технологии гражданской без-
опасности. – 2012. – том 9. – № 1 (31). – С. 62-69.
2. Дядин Ю.А., Гущев А.Л. Газовые гидраты // Соросовский обра-
зовательный журнал. – 1998. – №3. – С. 55-64.
3. Рагозин А. Л. Опасность природных и техногенных процессов и
риск их проявления // Проект. – 1993. – № 4. – С. 204-205.
4. Mironyuk S., Ragozin A., Pirchenko V. Risk maps as a basis for op-
timal management gecisions on 1and utilization and engineering protection
of the Caspian coast//Abstracts of Annual Conference and Exposition Society
for Risk Analysis, Baltimore. December 4-7, 1994. USA. Url:
http://www.riskworld.com/Abstract/1994/sraam94/ab4aa249.htm.
5. Зеркаль О.В. Оценка геологических рисков в практике инже-
нерных изысканий // Инженерные изыскания. – 2009. – № 4. С. 40-43.
6. Бершов А.В. Оценка опасности и риска развития современных
геологических процессов на территории России // Инженерная геодина-

219
мика территории России. Том 2 / Под общей редакцией В.Т. Трофимова
и Э.В. Калинина. М.: Издательский дом КДУ, 2013. С. 724-753.
7. Nadim F. and Kvalstad T.J. Risk Assessment and Management for
Offshore Geohazards// ISGSR2007 First International Symposium on Ge-
otechnical Safety & Risk. Oct. 18-19, 2007. Shanghai Tongji University,
China. – P. 159-174.
8. Fell, R., Ho, K.K.S., Lacasse, S., Leroi, E. A framework for land-
slide risk assessment and management// Proc. Intl. Conf. on Landslide Risk
Management, Vancouver, Canada, 31 May – 3 June 2005, Eds Hungr, Fell,
Couture & Eberhardt, AA Balkema. – P. 3-25.
9. Миронюк С.Г., Пименов О.А., Порядина О.А., Хозяинова Н.О.
Подводные добычные комплексы – перспективное направление добычи
газоконденсата на шельфе. Технология и риски // Газовая промышлен-
ность. – 2014. – №12/715. – С. 28-33.
10. Терехина Я.Е., Колюбакин А.А., Росляков А.Г., Токарев М.Ю.
Выявление геологических опасностей в Арктических морях по данным
трехчастотного сейсмического профилирования // Труды V Междуна-
родной научно-практической конференции «Морские исследования и
образование (MARESEDU-2016)» 18-21 октября 2016 г. ООО Центр
морских исследований МГУ имени М.В. Ломоносова. Москва, 2016. –
С. 234–235.
11. Колюбакин А.А., Росляков А.Г., Миронюк С.Г. и др. Изучение
приоритетных геологических опасностей при подготовке к поисково-
разведочным работам на шельфе моря Лаптевых // Инженерные изыска-
ния. – 2017. – № 10. - С. 36-52.

220
ГЕОЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ВЕРОЯТНОСТИ
АКТИВИЗАЦИИ КАРСТОВЫХ ПРОЦЕССОВ
НА ОСНОВЕ ЦИФРОВОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ
РЕЛЬЕФА

Полякова Е.В.1, Кутинов Ю.Г.2, Минеев А.Л.1, Чистова З.Б.1


1
Федеральный исследовательский центр комплексного
изучения Арктики РАН, г. Архангельск, Россия.
E-mail: lenpo26@yandex.ru
2
Центр космического мониторинга Арктики САФУ
им. М.В. Ломоносова, г. Архангельск, Россия.
E-mail: kutinov@iepn.ru

Северные территории России подвержены активному хо-


зяйственному освоению. Академик РАН Осипов В.И. отмечает,
что «интенсивное хозяйственное освоение территорий часто при-
водит к активизации природных процессов или развитию новых
опасных явлений, которые ранее здесь отсутствовали» [1]. Экс-
тенсивный характер лесопользования и низкая скорость лесовоз-
обновления приводят к быстрому сокращению лесных площадей.
Существенное влияние на таежные экосистемы оказывает раз-
ведка и разработка месторождений полезных ископаемых.
Например, на территории таежной зоны Европейского Севера
России открыты и в настоящее время разрабатываются место-
рождения алмазов (Архангельская алмазоносная провинция),
бокситов (Северо-Онежский бокситовый район). Определенное
влияние на таежную зону оказывают урбанизация и развитие до-
рожной сети.
Территория Европейского Севера сильно подвержена кар-
стовому процессу. Карст является одним из наиболее опасных
природных процессов на Земле. В последние десятилетия сфор-
мировались представления о карсте как о комплексном явлении.
Появились такие понятия, как карстовая эрозия, карстовая грави-
тация и др. Все вместе создает огромную нагрузку на хрупкую и
уязвимую геологическую среду. Карстовые деформации и прова-
лы – это один из основных источников развития геоэкологиче-
221
ской напряженности территории, т.к. они являются «открытыми»
окнами для поступления загрязняющих веществ в неустойчивую
к внешнему воздействию геологическую среду.
Выявить развитие карстового процесса сложно, поскольку
на начальных этапах процесс протекает под землей и только
позднее проявляется на дневной поверхности. В данной статье
авторами предлагается новая методика выявления вероятности
активизации карстового процесса на основе выделения бессточ-
ных впадин в цифровой модели рельефа (ЦМР). Исследование
проведено в пределах административных границ Архангельской
области.
Растворимыми породами на территории Архангельской об-
ласти являются: известняки и доломиты каменноугольного и
пермского возраста, гипсы и ангидриты пермского возраста. Они
образуют широкую полосу карстующихся пород, пересекающую
область от побережья Белого моря до южной границы. Протя-
женность данной полосы около 600 км, а ширина составляет 100-
200 км. Суммарная площадь карстующихся пород 100,1 тыс. км2,
что составляет 32,4 % от материковой площади Архангельской
области.
Любые цифровые модели рельефа содержат ошибки, лож-
ные значения, артефакты. Ошибки ЦМР обычно классифициру-
ются как приемники или пики. Приемник – это область, окру-
женная большими значениями высоты, он также называется «ло-
кальное понижение» или «впадина». Впадиной называют локаль-
ный минимум, не имеющий стока вниз по склону ни к одной из
смежных ячеек цифровой модели [2]. В качестве впадин могут
выступать как элементы естественного рельефа, так и ложные ар-
тефакты. Ложные впадины – это недостатки цифровой модели, их
наличие обусловлено ошибками входных данных, ошибками ин-
терполяции в процессе генерации цифровой модели, округления
интерполированных значений, усреднения значений высоты [3].
Не все впадины являются недостатками ЦМР. Некоторые
из них могут быть естественными, особенно в карстовых обла-
стях. В работе [4] отмечается, что в категории «закрытые топо-
графические понижения» следует выделять естественные элемен-
ты рельефа.

222
По сути, топографическая поверхность воронок – это по-
верхность бессточных впадин. Поэтому вполне корректно ис-
пользовать методы гидрологической коррекции ЦМР для обна-
ружения локальных карстовых понижений и воронок (рис. 1).

Рис. 1. Топографическая поверхность карстовых воронок

Для заполнения впадин в цифровой модели рельефа (ЦМР)


Архангельской области была проведена ее гидрологическая кор-
рекция методом Wang/Liu. Получен растр с заполненными впа-
динами, из которого вычитался исходный растр. В результате по-
лучен растр маски глубины заполнения впадин. Далее, с исполь-
зованием модуля SAGA GIS Vectorising Grid Classes, маска впа-
дин переведена в векторный формат, из нее вычтены крупные во-
доемы, речные разливы для отсечения заведомо известных вод-
ных накопителей.
Для полигонов векторной маски впадин были построены
центроиды. Центроид – это центральная точка каждого отдельно-
го полигона. Чтобы подсчитать количество точечных объектов,
вся исследуемая территория разбивалась на квадраты 10×10 км.
Затем проводилась интерполяция с применением модуля
Resampling методом B-spline в SAGA GIS. В результате получена
карта плотности бессточных впадин на единицу площади. Далее
проведен кластерный анализ с разбиением значений плотности
бессточных впадин на три класса. И проведено сопоставление с
картой распространения карстующихся пород (рис. 2).

223
Рис. 2. Кластерные значения плотности бессточных впадин
и распространение карстующихся пород:

1 – карбонатные породы среднего и верхнего карбона и ассельского


яруса нижней перми; 2 – сульфатно-карбонатные породы сакмарского
яруса нижней перми; 3 – терригенно-сульфатные породы уфимского
яруса верхней перми; 4 – карбонатно-терригенные породы нижнеказан-
ского яруса верхней перми; 5 – карбонатные породы верхнеказанского
яруса верхней перми

На территории Архангельской области выделяются две зо-


ны. Зона I – правобережье р. Северной Двины, территория Двин-
ско-Мезенской карстовой провинции. Для этой зоны отмечается
большее по сравнению с остальной частью области проявление
открытого карста. Участки максимального развития открытого
карста (долина р. Сотки) соответствуют невысокой плотности
бессточных впадин, т.к. здесь происходит непосредственное по-
глощение атмосферных осадков обнаженной карстовой поверх-
ностью, практически отсутствуют стоячие воды и болота.
Зона II – левобережье р. Северной Двины, территория Оне-
го-Двинской карстовой провинции. Для этой зоны отмечается в
большей степени развитие покрытого и погребенного карста. Это
224
территория, где заболоченные низины чередуются с платообраз-
ными или холмисто-волнистыми равнинами, она находится в
условиях избыточного увлажнения. Здесь отмечается максималь-
ная плотность болот, поскольку по территории карстования по-
всеместно развитие замкнутых депрессий в виде карстовых воро-
нок и понижений в рельефе. С точки зрения вероятности активи-
зации карстовых процессов, данная зона представляет большую
опасность, по сравнению с первой, поскольку именно здесь рас-
полагаются основные объекты техногенного загрязнения.
Таким образом, метод обнаружения бессточных впадин,
используемый при гидрологической коррекции цифровой модели
рельефа с целью устранения ошибок, может быть применен для
выделения зон вероятной активизации карстового процесса, что
особенно актуально для лесопокрытых северных территорий с
возрастающей антропогенной нагрузкой. Максимальная плот-
ность бессточных впадин приходится на территории с развитием
карбонатного покрытого и погребенного карста.

Исследования проведены в ходе выполнения государствен-


ного задания ФГБУН ФИЦКИА РАН № гос. регистрации АААА-
А18-118012390305-7

ЛИТЕРАТУРА

1. Опасные экзогенные процессы / Под ред. В.И. Осипова. М.:


ГЕОС, 1999. – 290 с.
2. Mark D.M. Automatic detection of drainage networks from digital
elevation models // Cartographica. – 1984. – Vol. 21. – Р. 168-178.
3. Wang L., Liu H. An efficient method for identifying and filling sur-
face depressions in digital elevation models for hydrologic analysis and mod-
elling // International Journal of Geographical Information Science. – 2006. –
Vol. 20(2). – Р. 193-213.
4. Lindsay J.B. Efficient hybrid breaching-filling sink removal methods
for flow path enforcement in digital elevation models // Hydrological Pro-
cesses. – 2016. – Vol. 30(6). – Р. 846-857.

225
РЕАКЦИЯ КРИОГЕННЫХ БЕРЕГОВ ВОСТОЧНЫХ
АРКТИЧЕСКИХ МОРЕЙ РФ НА ЭКСТРЕМАЛЬНЫЕ
КЛИМАТИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ В ПЕРВОЙ
ПОЛОВИНЕ XXI ВЕКА

Разумов С.О.

Институт мерзлотоведения СО РАН, г. Якутск, Россия.


E-mail: razum55@mail.ru

На протяжении всего XXI в. в России прогнозируется по-


тепление с коэффициентом тренда среднегодовых температур
воздуха 0,045 °C/год. Более интенсивное потепление ожидается в
Арктике. В среднем на планете в последние 10 лет рост темпера-
тур не превышает 0,017 °C/год, поэтому климатические измене-
ния в Арктике можно характеризовать, как экстремальные [2].
При этом высока вероятность возникновения чрезвычайных си-
туаций, особенно в условиях интенсивного освоения прибрежных
территорий. Одним из главных последствий климатических из-
менений в Арктике является деградация многолетнемерзлых
толщ. Наиболее масштабным и опасным ее проявлением, приво-
дящим часто к неожиданным и катастрофическим последствиям
для прибрежных инженерных сооружений, является термоабра-
зия, которая широко развита в восточном секторе Российской
Арктики. Деструктивные криогенные процессы здесь охватывают
около 4 тыс. км берегов, сложенных неустойчивым к воздей-
ствию моря и климатическим колебаниям плейстоценовым ледо-
вым комплексом и голоценовыми озерно-термокарстовыми осад-
ками [5].
Необходимость оценки последствий климатического по-
тепления, приводящего к повышению рисков строительства и
эксплуатации инженерных объектов и, в целом, к изменению
условий природопользования в береговой зоне арктических мо-
рей, определяет актуальность разработки прогностических мате-
матических моделей динамики берегов.
Многолетняя изменчивость климатических условий в Арк-
тике, существенно влияет на темп разрушения морских тер-
226
моабразионных берегов, в основном, через изменения средней
температуры воздуха сезона оттаивания (июнь-сентябрь) (рис.).

Рис. (а) Изменения аномалий средней температуры воздуха сезона


оттаивания в восточном секторе Российской Арктики, по данным
Главной геофизической обсерватории г. С-Петербурга и [1, 3, 6, 7].
Сплошная линия – сглаживающая по 5-летиям. Пунктир – линей-
ный тренд, штрих-пунктир – сценарий экстремальных изменений.
(б). Фактические темпы разрушения льдистых берегов: 1 - моря
Лаптевых, 2 - Восточно-Сибирского моря [3, 5]. Сплошная линия –
средняя по двум морям. Прогнозируемые средние скорости разру-
шения берегов указанных морей с объемной льдистостью слагаю-
щих осадков, %: 3 – 10-15, 4 – 30-40, 5 – 50-70.
(в) Районы исследований. 1 – западный сектор моря Лаптевых; 2 –
восточный сектор моря Лаптевых; 3– западный сектор Восточно-
Сибирского моря. На врезках – типичные льдистые берега исследу-
емых районов (фото М.Н. Григорьева). Прямоугольными рамками
выделены районы побережья с наиболее высокими рисками приро-
допользования. Цифры (5/12) - темпы разрушения берегов, в числи-
теле – современные, в знаменателе – прогнозируемые на 2050 г.

По данным математического моделирования [5], в течение


последних 500 лет средняя скорость отступания льдистых бере-
гов в исследуемых районах большую часть времени не превыша-
ла 2–6 м/год. Аномалии средней температуры воздуха сезона от-

227
таивания в это время изменялись от –0,4 до 1 °C относительно
нормы базового интервала 1961–1990 гг.: 2,6 °C в западной части
моря Лаптевых, 3,5 °C в восточной части моря Лаптевых и 3 °C в
западной части Восточно-Сибирского моря. В первом десятиле-
тии XXI в. аномалии температуры достигали 1,5 °C. Скорости
термоабразии берегов с льдистостью осадков 40-70% изменялись
от 4-5 м/год в западной части моря Лаптевых до 9-11 м/год в во-
сточной части моря Лаптевых и западной части Восточно-
Сибирского моря.
Разработка многофакторной прогностической модели ди-
намики берегов морей Лаптевых и Восточно-Сибирского в XXI в.
проводилась на основе математической модели [3, 5]. В этой мо-
дели средняя температура воздуха сезона оттаивания функцио-
нально связана с повторяемостью разрушительных штормов,
продолжительностью безледного времени, количеством много-
летних льдов и устойчивостью льдистых берегов под воздействи-
ем моря. С учетом этих связей разработана новая прогностиче-
ская математическая модель динамики льдистых берегов:

v t   1,336 10 3 6,6  t   4,3 e0,557 t 2 L  z 1,56 h 0, 4 (1)
Изменения температурных аномалий во времени с привяз-
кой к конкретным годам:

t   0,0324  t  63,976 , T – ГОДЫ (2012, 2020). (2)

При прогнозировании темпов разрушения берегов v  t  в


модель вводятся:  ,°C – средняя многолетняя температура воз-
духа сезона оттаивания в базовом интервале 1961–1990 гг.;  ,°C
– прогнозируемые аномалии температуры воздуха сезона оттаи-
вания на дату прогноза t; z, м – средняя глубина на линии разгона
волн (с батиметрических карт), h, м –высота берегового уступа (с
топографических карт) и L, доли ед. – объемная льдистость осад-
ков (литературные, экспедиционные данные).
К середине текущего столетия прогнозируемая температура
воздуха сезона оттаивания возрастет на 2,5–3°C относительно ее
нормы в 1961–1990 гг. (см. рис.). При этом дрейфующие много-

228
летние льды сохранятся лишь на севере западного сектора моря
Лаптевых в количестве менее 5%. Продолжительность безледно-
го времени в рассматриваемых арктических морях достигнет 29–
35% (в среднем 4 месяца), повторяемость разрушительных штор-
мов в течение безледного времени – 12–17% или 13–22 суток.
Сравним, в начале XXI в. повторяемость штормов здесь не пре-
вышала 6-7%, а продолжительность безледного времени 15–25%
(55–90 суток).
Наиболее интенсивно льдистые берега будут отступать в
восточном секторе моря Лаптевых, достигая к середине XXI в.
10-26 м/год в зависимости от льдистости осадков (табл. 1). Менее
интенсивно льдистые берега будут разрушаться в западном сек-
торе моря Лаптевых. К середине XXI в. скорости термоабразии
здесь не превысят 6-12 м/год. С максимальными скоростями бу-
дут разрушаться берега, сложенные осадками с льдистостью 60-
70 % и более, с минимальными скоростями – берега, сложенные
осадками с льдистостью 10% и менее.

Таблица
Скорости разрушения льдистых берегов (м/год)
в первой половине XXI в.

Льдистость Годы
Район
осадков, % 2012 2020 2030 2040 2050
Западная часть 10 2,31 2,72 3,46 4,38 5,52
моря Лаптевых. 30 3,45 4,06 5,17 6,54 8,24
 = 2,6 °C, 40 4,21 4,96 6,31 7,99 10,07
h = 15-20 м 50 5,14 6,06 7,71 9,76 12,3
Восточный сектор 10 4,22 4,92 6,18 7,73 9,65
моря Лаптевых. 40 7,69 8,97 11,26 14,09 17,58
 = 3,5 °C, 50 9,4 10,96 13,76 17,21 21,47
h = 17-20 м 60 11,48 13,38 16,8 21,02 26,22
Западная часть 10 2,85 3,34 4,22 5,31 6,66
Восточно- 30 4,25 4,98 6,3 7,93 9,94
Сибирского моря. 50 6,34 7,43 9,4 11,83 14,83
 = 3 °C,
h = 10-20 м. 70 9,46 11,09 14,02 17,64 22,12

229
Приведенные в таблице величины темпов разрушения бе-
регов относятся к естественным условиям их динамики. При ан-
тропогенном воздействии деградация льдистых берегов в сере-
дине XXI в. может достигать катастрофических масштабов. При
значительных антропогенных нагрузках предполагаемый темп
разрушений криогенных берегов возрастет в 1,5-2 раза по срав-
нению с полученными прогнозными оценками развития тер-
моабразии в естественных условиях [4].
Исследуемое арктическое побережье является территорией
с повышенными рисками хозяйственного освоения. Наиболее
рискованное природопользование в текущем столетии предпола-
гается на участках берегов, сложенных осадками с льдистостью
выше 30%, особенно в восточном секторе моря Лаптевых и за-
падном секторе Восточно-Сибирского моря (см. рис. 1).

ЛИТЕРАТУРА

1. Алексеев Г.В., Радионов В.Ф., Александров Е.И., и др.. Климати-


ческие изменения в Арктике и северной полярной области // Проблемы
Арктики и Антарктики. – 2010. – № 1 (84). – С. 67-80.
2. Глобальный климат и почвенный покров России. Интернет-
ресурс: https://iz.ru/719840/2018-03-14/uchenye-prognoziruiut- poteplenie-
v-rossii-na-protiazhenii-vsego-xxi-veka
3. Григорьев М.Н., Разумов С.О., Куницкий В.В., Спектор В.Б. Ди-
намика берегов восточных арктических морей России: основные факто-
ры, закономерности и тенденции // Криосфера Земли. – 2006. – Т. X. –
№ 4. – С. 74-94.
4. Разумов С.О. Моделирование криогенных морфодинамических
процессов в изменяющихся природно-техногенных условиях (на приме-
ре приустьевого участка р. Колымы) // Геоморфология. 2010. – № 4. – С.
26-36.
5. Разумов С.О., Григорьев М.Н. Моделирование динамики бере-
гов морей Лаптевых и Восточно-Сибирского во второй половине голо-
цена // Криосфера Земли – 2017. – Т. XXI. – № 1. – С. 36-45.
6. Dmitrenko, I.A., S.A. Kirillov, Tremblay B., et al. Recent changes in
shelf hydrography in the Siberian Arctic: Potential for subsea permafrost in-
stability // J. Geophys. Res. – 2011. – V. 116. – C10027. –
Doi:10.1029/2011JC007218.

230
7. Dobrynin M., Razumov S., Brovkin V., et al. Changes in forcing fac-
tors affecting coastal and shallow water erosion in the future Arctic // Euro-
pean Geosciences Union General Assembly (EGU2016), 17–22 April 2016,
Vienna, Austria. http://meetingorganizer. copernicus.org/EGU2016/ ses-
sion/22199.

ОЧАГОВЫЕ ПАРАМЕТРЫ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЙ


ВОСТОЧНОГО СЕГМЕНТА АРКТИКО-
АЗИАТСКОГО СЕЙСМИЧЕСКОГО ПОЯСА

Середкина А.И.1,2
1
Институт земной коры СО РАН, г. Иркутск, Россия.
E-mail: ale@crust.irk.ru
2
Институт земного магнетизма, ионосферы и распространения
радиоволн им. Н.В. Пушкова РАН, г. Москва, г. Троицк, Россия.

Область исследования (65–80° N, 105–165° E) включает в


себя различные в тектоническом отношении структуры: восточ-
ное окончание спредингового хребта Гаккеля, шельф моря Лап-
тевых, восточную, наиболее активную в сейсмическом отноше-
нии, часть Таймырского полуострова, Новосибирские острова, а
также Верхоянский складчатый пояс. Тензор сейсмического мо-
мента в пределах рассматриваемой территории (ТСМ) определен
лишь в единичных случаях, т. К. мировые сейсмологические
агентства предоставляют информацию только для относительно
сильных землетрясений (Mw>5,0), доля которых в регионе неве-
лика. Так, за период 1977–2017 гг. в GCMT-каталоге имеется 36
решений ТСМ, а в 1990–2017 гг. – всего 24. Специальным же ис-
следованиям препятствует редкое и неравномерное распределе-
ние сейсмических станций. При этом также следует отметить су-
щественное различие фокальных механизмов, полученных раз-
личными методами [1–3]. В связи с этим задача данной работы
заключается в том, чтобы расширить базу данных об очаговых
параметрах региональных землетрясений средних магнитуд и
дать предварительный анализ полученных результатов.

231
Для решения поставленной задачи было рассмотрено 64
землетрясения с mb=3,7–6,8 (по данным ISC-каталога), произо-
шедшие в пределах исследуемой территории с 1990 по 2017 г.
(рис.). Исходным материалом служили записи поверхностных
волн рассматриваемых землетрясений на широкополосных кана-
лах цифровых сейсмических станций сетей IRIS, GEOSCOPE,
GEOFON и GLISN, расположенных на эпицентральных расстоя-
ниях от 2000 до 7000 км. Положение станций выбиралось таким
образом, чтобы они располагались в разных азимутах от эпицен-
тров. Для анализа использовались только записи с высоким от-
ношением сигнал/шум и нормальной поляризацией. Всего были
отобраны записи 92 сейсмических станций, для каждого отдель-
ного сейсмического события их количество составило от 5 до 20.
В процессе обработки с помощью метода спектрально-
временного анализа [4] для каждой трассы «эпицентр-станция»
вычислялся амплитудный спектр основной моды волн Рэлея и
Лява. Для всей совокупности землетрясений диапазон анализиру-
емых периодов колебаний составил 30–125 с.
ТСМ (в приближении двойной пары сил) и глубина гипо-
центра рассчитывались по полученным амплитудным спектрам
поверхностных волн [5]. Для однозначного определения меха-
низма очага землетрясения, дополнительно учитывались знаки
первых вступлений объемных волн на региональных и удаленных
сейсмических станциях [6]. Особенности применения выбранной
методики расчета ТСМ к землетрясениям северной Якутии рас-
смотрены в [7,8]. Оценка качества полученного решения произ-
водилась с помощью функции нормированной невязки (ε) [6].
Данная функция характеризует отличие расчетных амплитудных
спектров от наблюденных, а также показывает отношение коли-
чества знаков первых вступлений, не удовлетворяющих получен-
ной диаграмме излучения, к общему числу знаков.
Строение земной коры под сейсмическими станциями зада-
валось моделью 3SMAC [9], а в окрестности очага землетрясения
– моделями 3SMAC или CRUST 2.0 [10], в зависимости от того
какая из них обеспечивает меньшее значение функции нормиро-
ванной невязки. Для описания верхней мантии и расчета затуха-

232
ния поверхностных волн применялась сферически симметричная
модель PREM [11].

Рис. Решения механизмов очагов (в проекции нижней полусферы)


и глубины гипоцентров исследуемых землетрясений

В результате инверсии были получены глубины гипоцен-


тров, скалярные сейсмические моменты, моментные магнитуды и
механизмы очагов исследуемых землетрясений (рисунок). Не
останавливаясь на подробном сопоставлении полученных опре-
делений с результатами предшествующих исследований [1–3],
детально проведенном в [12] для центральной части рассматрива-
емой области, отметим, что в пользу наших решений, помимо
малых значений функции нормированной невязки (ε<0,35 для

233
всей совокупности событий), также свидетельствует тот факт, что
при расчетах учитывались как достаточно длиннопериодные (по-
верхностные волны), так и короткопериодные (знаки первых
вступлений) сейсмические колебания.
Выполненные экспериментальные оценки ТСМ открывают
определенные возможности для режимных наблюдений за поля-
ми напряжений и деформаций соответствующего масштабного
уровня и способствуют выявлению их пространственно-
временных вариаций. Так, полученные механизмы очагов свиде-
тельствуют о растяжении в хребте Гаккеля и на большей части
шельфа моря Лаптевых, в то время как в пределах континенталь-
ной части области исследования доминирует сжатие и сжатие со
сдвигом. На восточной (Таймырский полуостров) и западной
(Новосибирские острова) границах выделенной ранее по сейсмо-
логическим данным Лаптевоморской микроплиты [1] в очагах
землетрясений установлено преобладание взбросовых подвижек.
В заключение можно отметить, что результаты данной работы
способствуют повышению надежности детальных исследований
напряженно-деформированного состояния земной коры и постро-
ению наиболее реалистичных моделей геодинамического режима
рассматриваемой территории, а также представляют интерес для
решения задач, связанных с кинематикой литосферных плит,
например, для определения положения полюса вращения Северо-
Американской и Евразийской плит.

Работа выполнена при поддержке РНФ, грант № 17-77-


10037.

ЛИТЕРАТУРА

1. Avetisov G.P. Geodynamics of the zone of continental continuation of


Mid-Arctic earthquakes belt (Laptev Sea) // Physics of the Earth and Plane-
tary Interiors. – 1999. – V. 114. – P. 59-70.
2. Franke D., Krüger F., Klinge K. Tectonics of the Laptev Sea – Moma
‘Rift’ region: investigation with seismologic broadband data // Journal of
Seismology. – 2000. – V. 4. – P. 99-116.

234
3. Fujita K, Koz’min B.M., Mackey K.G., Riegel S.A., McLean M.S.,
Imaev V.S. Seismic belt, eastern Sakha Republic (Yakutia) and Magadan Dis-
trict, Russia // Stephan Mueller Special Publications, 2009. V. 4. – P. 117-
145.
4. Левшин А.Л., Яновская Т.Б., Ландер А.В., Букчин Б.Г., Бармин
М.П., Ратникова Л.И., Итс Е.Н. Поверхностные сейсмические волны в
горизонтально-неоднородной Земле. М.: Наука, 1986. – 278 с.
5. Букчин Б.Г. Об определении параметров очага землетрясения по
записям поверхностных волн в случае неточного задания характеристик
среды // Физика Земли. – 1989. – № 9. – С. 34-41.
6. Lasserre C., Bukchin B., Bernard P., Tapponier P., Gaudemer Y.,
Mostinsky A., Dailu R. Source parameters and tectonic origin of the 1996
June 1 Tianzhu (Mw = 5.2) and 1995 July 21 Yongen (Mw = 5.6) earth-
quakes near the Haiyuan fault (Gansu, China) // Geophysical Journal Interna-
tional. – 2001. 144 (1). – P. 206-220.
7. Середкина А.И., Козьмин Б.М. Очаговые параметры Таймырского
землетрясения 9 июня 1990 г. // Доклады Академии Наук. – 2017. – Т.
473. № 2. – С. 214-217. doi:10.7868/S0869565217060202.
8. Середкина А.И. Очаговые параметры Таймырских землетрясений
по телесейсмическим наблюдениям / В кн. Сейсмотектоника северо-
восточного сектора Российской Арктики / отв. ред. Л.П. Имаева, И.И.
Колодезников. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2017. – С. 18-24.
9. Nataf H.-C., Ricard Y. 3SMAC: on a priori tomographic model of the
upper mantle based on geophysical modeling // Physics of the Earth Plane-
tary Interiors. – 1996. – 95. – P. 101-122.
10. Bassin C., Laske G., Masters G. The current limits of resolution for
surface wave tomography in North America // EOS Trans AGU. – 2000. 81.
F897.
11. Dziewonski A.M., Anderson D.L. Preliminary Reference Earth Model
// Physics of the Earth and Planetary Interiors. – 1981. – 25. – P. 297-356.
12. Seredkina A.I., Melnikova V.I. New data on earthquake focal mecha-
nisms in the Laptev Sea region of the Arctic-Asian seismic belt // Journal of
Seismology. – 2018 (in press).

235
СКОРОСТНЫЕ РАЗРЕЗЫ S-ВОЛН ОСНОВНЫХ
ТЕКТОНИЧЕСКИХ СТРУКТУР АРКТИКИ

Середкина А.И.1,2
1
Институт земной коры СО РАН, г. Иркутск,
Россия. E-mail: ale@crust.irk.ru
2
Институт земного магнетизма, ионосферы и распространения
радиоволн им. Н.В. Пушкова РАН, г. Москва, г. Троицк, Россия.

Недостаток сейсмических станций и неравномерность рас-


пределения эпицентров землетрясений в высоких северных ши-
ротах накладывают существенные ограничения на исследования
глубинного строения земной коры и верхней мантии Арктики.
Основная имеющаяся на данный момент информация о рассмат-
риваемом регионе содержится в глобальных моделях [1–3], для
Арктики характеризующихся достаточно низким разрешением по
сравнению с другими областями Земли. Не лишены аналогичных
проблем с разрешением и некоторые региональные исследования
[4, 5], в то время как результаты более детальных работ [6, 7]
имеют весьма локальный характер.
Ранее автором с помощью метода спектрально-временного
анализа [8] была получена представительная выборка дисперси-
онных кривых групповых скоростей волн Рэлея (1555 трасс) и
Лява (1265 трасс) в диапазоне периодов колебаний 10–250 с и ме-
тодом двумерной томографии для случая сферической поверхно-
сти [9] рассчитаны распределения групповых скоростей на от-
дельных периодах из указанного диапазона [10]. Анализ полу-
ченных карт позволяет получить общие представления о крупно-
масштабных горизонтальных неоднородностях верхней мантии
Арктики. Однако для того чтобы на качественном уровне оценить
глубинность выявленных скоростных аномалий необходимо про-
водить инверсию результатов томографической реконструкции в
скоростные разрезы S-волн. Такие расчеты были проведены для
четырех различных в тектоническом отношении регионов: океа-
нической котловины Амундсены, Балтийского щита, шельфа Ба-
ренцева моря и Верхояно-Колымского складчатого пояса.

236
Расчет параметров моделей среды, удовлетворяющих ло-
кальным дисперсионным кривым (рис.1.), осуществлялся с по-
мощью минимизации невязок между теоретическими и экспери-
ментальными значениями групповых скоростей методом сопря-
женных градиентов [9]. В качестве исходной была принята мо-
дель среды с 2 плоскопараллельными слоями коры и 11 слоями
мантии с линейным изменением скорости с глубиной на полу-
пространстве. Варьируемыми параметрами служили скорости
поперечных волн в слоях коры и мантии и мощности слоев коры.
В качестве начального приближения для коры использовались
модели EUNA [11] и CRUST 1.0 [1], для мантии – сферически
симметричная модель PREM [12]. Вначале по данным групповых
скоростей волн Рэлея рассчитывались скоростные разрезы волн
SV. Затем они использовались в качестве начальных моделей при
построении скоростных разрезов волн SH, удовлетворяющих
дисперсионным кривым волн Лява. Для проверки устойчивости
полученных результатов строился усредненный по этим двум
решениям разрез, от которого снова проводились расчеты для
обоих типов поверхностных волн. Во всех случаях полученные
таким образом скоростные разрезы практически совпадали с ре-
зультатами первоначальных вычислений.
Локальные дисперсионные кривые групповых скоростей
волн Рэлея и Лява и соответствующие им скоростные разрезы
волн SV и SH демонстрируют следующие тенденции (рис.). На
периодах до 60 с для волн Рэлея и до 80 с для волн Лява наиболее
высокие групповые скорости наблюдаются в глубоководной кот-
ловине Амундсена, обладающей утоненной корой океанического
типа [1, 2], что также проявлено в максимальных скоростях S-
волн до глубин около 50 км относительно остальных рассматри-
ваемых регионов. С увеличением периода, как и предполагалось,
максимальные значения, как групповых скоростей, так и скоро-
стей поперечных волн, прослеживаются под стабильным докем-
брийским Балтийским щитом. Следует отметить, что полученный
скоростной разрез волн SV хорошо согласуется с результатами,
вычисленными по данным о дисперсии фазовых скоростей волн
Рэлея на группе станций LAPNET [7]. Так, в обеих моделях зна-
чения скоростей волн SV в интервале глубин 50–250 км состав-
ляют 4,5–4,6 км/с с максимумом на глубине около 150 км и не-
большим понижением в диапазоне 160–220 км.
237
Рис. Дисперсионные кривые волн Рэлея и Лява (а) и соответству-
ющие им скоростные разрезы волн SV и SH (б) для четырех
различных в тектоническом отношении регионов Арктики
238
Относительно высокие скорости поперечных волн (>4,5
км/с) наблюдаются в верхней мантии Баренцева моря. В преды-
дущих исследованиях этого региона по групповым и фазовым
скоростям поверхностных волн [6], где в качестве примера ин-
версии рассмотрена точка с теми же координатами (74° N, 40° E),
характер скоростного разреза волн SH (максимум на 60–80 км и
плавное понижение скоростей до 200 км), а также абсолютные
значения групповых скоростей волн Рэлея и Лява, практически
совпадают с результатами данной работы. Некоторая несогласо-
ванность скоростных разрезов волн SV в интервале глубин 50–
100 км, вероятнее всего, обусловлена различной разрешающей
способностью исходных данных.
Минимальными значениями скоростей S-волн для рассмат-
риваемых структур характеризуется верхняя мантия Верхояно-
Колымского складчатого пояса, что также находит свое отраже-
ние в дисперсии групповых скоростей поверхностных волн и не
противоречит результатам предшествующих исследований по
данным поверхностных [4], объемных волн [5] и их совместной
инверсии [3].
Результаты проведенного исследования представляют су-
щественный интерес для дальнейшего построения трехмерной
модели распределения скоростей поперечных волн и изучения
анизотропных свойств верхней мантии Арктики, а также для по-
строения геодинамических моделей рассматриваемого региона.

Работа выполнена при поддержке РНФ, грант № 17-77-


10037.

ЛИТЕРАТУРА

1. Laske G., Masters G., Ma Z., Pasyanos M. Update on CRUST1.0 -


A 1-degree Global Model of Earth's Crust // Geophysical Research Abstracts,
15, 2013. Abstract EGU 2013-2658.
2. Gaina C., Medvedev S., Torsvik T.H., Koulakov I., Werner S.C. 4D
Arctic: a glimpse into the structure and evolution of the Arctic in the light of
new geophysical maps, plate tectonics and tomographic models // Surveys in
Geophysics. 2014. 35. P. 1095–112. doi:10.1007/s10712-013-9254-y.

239
3. Schaeffer A.J., Lebedev S. Global shear speed structure of the upper
mantle and transition zone // Geophysical Journal International. 2013. 194. P.
417–449. doi: 10.1093/gji/ggt095.
4. Levshin A.L., Ritzwoller M.H., Barmin M.P., Villasenor A., Padgett
C.A. New constraints on the arctic crust and uppermost mantle: surface wave
group velocities, Pn, and Sn // Physics of the Earth and Planetary Interiors.
2001. 123. P. 185-204.
5. Яковлев А.В., Бушенкова Н.А., Кулаков И.Ю., Добрецов Н.Л.
Структура верхней мантии Арктического региона по данным регио-
нальной сейсмотомографии // Геология и геофизика. 2012. Т. 53. № 10.
С. 1261-1272.
6. Levshin A.L., Schweitzer J., Weidle C., Shapiro N.M., Ritzwoller
M.H. Surface wave tomography of the Barents Sea and surrounding regions //
Geophysical Journal International. 2007. 170. P. 441-459. doi:10.1111/
j.1365-246X.2006.03285.x.
7. Pedersen H.A., Debayle E., Maupin V. and the POLENET/LAPNET
Working Group Strong lateral variations of lithospheric mantle beneath cra-
tons – example from the Baltic shield // Earth and Planetary Science Letters.
2013. 383. P. 164-172. http://dx.doi.org/10.1016/j.epsl.2013.09.024.
8. Левшин А.Л., Яновская Т.Б., Ландер А.В., Букчин Б.Г., Бармин
М.П., Ратникова Л.И., Итс Е.Н. Поверхностные сейсмические волны в
горизонтально-неоднородной Земле. М.: Наука. 1986. 278 с.
9. Яновская Т.Б. Поверхностно-волновая томография в сейсмоло-
гических исследованиях. СПб.: Наука. 2015. 167 с.
10. Середкина А.И. Поверхностно-волновая томография Арктики
по данным групповых скоростей волн Рэлея и Лява // Геодинамическая
эволюция литосферы Центрально-Азиатского подвижного пояса (от
океана к континенту): Материалы совещания. Вып. 15. – Иркутск:
Институт земной коры СО РАН, 2017. С. 239-240.
11. Artemieva I.M., Thybo H. EUNAseis: a sesmic model for Moho and
crustal structure in Europe, Greenland, and the North Atlantic region // Tec-
tonophysics. 2013. 609. P. 97-153. http://dx.doi.org/10.1016/j.tecto.
2013.08.004.
12. Dziewonski A.M., Anderson D.L. Preliminary Reference Earth Mod-
el // Physics of the Earth and Planetary Interiors. 1981. 25. P. 297-356.

240
ИНФОРМАТИВНОСТЬ ЭЛЕКТРОМАГНИТНЫХ
ЗОНДИРОВАНИЙ ДЛЯ ОЦЕНКИ ЗОН ДЕГРАДАЦИИ
МНОГОЛЕТНЕМЕРЗЛЫХ ПОРОД НА ШЕЛЬФЕ
МОРЕЙ РОССИСКОЙ АРКТИКИ
Скосарь В.В.1,2, Кошурников А.В.1,2, Гунар А.Ю.1,2,
Гагарин В.Е.1, Трушников Я.О.1,2, Желтенкова Н.В.1,2
1
Московский государственный университет
им. М.В. Ломоносова г. Москва, Россия.
2
ООО «МГУ-геофизика», г. Москва, Россия.
E-mail: skosar@msu-geophysics.ru

В статье приведены результаты полевых работ методом


ЗСБ на участках шельфа в Печорском, Карском и Лаптевых мо-
рях. По результатам геофизических исследований представлены
кривые кажущегося сопротивления, модели геоэлектрического
строения зон деградации многолетемерзлых пород на шельфе
морей Российской Арктики
Для выполнения инженерных изысканий методом ЗСБ ис-
пользовался аппаратурный комплекс Телсс-3Э.
Состав комплекса геофизического оборудования включает
в себя: 1. Дизельгенераторная станция; 2. Трансформатор; 3.
Комплекс Телсс 3-Э; 4. GPS-антенна; 5. Токовые клещи; 6. Гене-
раторная линия; 7. Приемная линия; 8. Управляющий компьютер;
9. Компьютер для обработки с необходимым ПО.
При морских работах методом ЗСБ использовалась уста-
новка «диполь-диполь» как наиболее простая в исполнении и да-
ющая наилучшую производительность. Размер генераторного
диполя 150 м, приемного диполя M1N1=150м, M2N2=150м. При-
мер схемы работы такой установкой приведен на рис. 1.
Для работы методом ЗСБ в морских условиях использовал-
ся кабель положительной плавучести.
Спуск забортного оборудования осуществлялся вручную на
малом ходу судна, подъем оборудования осуществлялся при по-
мощи лебедки.

241
Для учета глубины морского дна использовались данные эхо-
локации, кажущееся сопротивление воды 0,4-0,8 Ом*м.

Рис. 1. Схематичное изображение работы по зондированию


становлением поля в ближней зоне

Для отслеживания положения электроразведочной косы за


бортом судна к ней крепился концевой буй.
Отражающие элементы на концевом буе позволяли произ-
водить позиционирование электроразведочной косы при помощи
судового радара.
Основным исходным материалом для определения истин-
ных параметров геоэлектрического разреза (т. е. для количе-
ственной интерпретации) является график зависимости ρk от t,
который носит название полевой кривой ЗСБ. Прослеживая из-
менение ρk со временем, можно изучить изменение геоэлектри-
ческого разреза от величин, характеризующих верхние горизонты
до суммарных, обобщенных характеристик всего разреза (сум-
марной продольной проводимости). Для выбора наиболее опти-
мальных параметров генераторной линии, обеспечивающих изу-
чение геологического разреза до глубины исследования 600 м
выполнялись опытные работы.
Результаты электроразведочных работ.
Обработка данных по методу ЗСБ заключалась в расчете и
построении кривых кажущегося сопротивления. Расчет кажуще-
242
гося электрического сопротивления для метода ЗСБ в модифика-
ции ABMN производится по формуле:

∙ ∙
ρ = ∙ ,
∙ ∙

где "ρ" _k – кажущееся электрическое сопротивление; AB – длина


генераторной линии; MN – длина приемной линии; I – ток в гене-
раторной линии; U – напряжение в приемной линии в момент
времени t; – магнитная постоянная [1].
Результаты моделирования на каждой точке ЗСБ объединя-
лись в общий геоэлектрический разрез. Пример геоэлектрическо-
го разреза представлен на рис. 2.

Рис. 2. Геоэлектрический разрез по профилю

В полученных геоэлектрических разрезах выделяются сле-


дующие слои:
- слой воды (60-80 м, 0,4-0,65 Ом*м);
- слой донных отложений с низким сопротивлением (от 45
метров, 0,8-2,0 Ом*м);
- относительно высокоомные отложения (до 21 Ом*м).

243
Мощность высокоомного слоя по результатам моделирова-
ния составляет от 70 до 250 и более м.
Для оценки распространения отложений с относительно
высокими значениями удельного электрического сопротивления
были построены карты-срезы по глубине.
На изучаемом участке были пройдены пять скважин. Мерз-
лые грунты были вскрыты в скважине №5 на глубине 38 м от по-
верхности дна. Глубина залегания кровли мерзлых грунтов соот-
ветствует глубине залегания высокоомного слоя, полученного по
данным электроразведочных работ методом ЗСБ. Также термо-
метрические наблюдения в скважинах 2, 3, 4, 5 показали наличие
кровли мерзлых грунтов на глубинах от 33 до 50 м.
На рис. 3 представлена карта глубины залегания высокоом-
ного слоя.

Рис. 3. Карта глубины залегания высокоомного слоя

Как видно из рис. 3, высокоомные грунты занимают боль-


шую часть исследуемого участка. Глубина до высокоомного слоя
составляет 40 и более м. Полученная кровля высокоомного слоя

244
хорошо коррелируется с глубиной залегания мерзлых грунтов по
результатам термометрических исследований в скважине. Таким
образом, можно утверждать, что полученная граница высокоом-
ного слоя является кровлей многолетнемерзлых пород.

ЛИТЕРАТУРА

1. Зыков Ю.Д. Геофизические методы исследования криолитозоны


// Изд-во Московского ун-та, Москва, 2007. – С. 153-154.

ОЦЕНКА ЗОН ДЕГРАДАЦИИ


МНОГОЛЕТНЕМЕРЗЛЫХ ПОРОД ПО ДАННЫМ
ЭЛЕКТРОМАГНИТНЫХ ЗОНДИРОВАНИЙ
НА ШЕЛЬФЕ МОРЕЙ РОССИСКОЙ АРКТИКИ
Скосарь В.В.1,2, Кошурников А.В.1,2, Гунар А.Ю.1,2,
Гагарин В.Е.1, Трушников Я.О.1,2, Желтенкова Н.В.1,2
1
Московский государственный университет
им. М.В. Ломоносова, г. Москва, Россия.
2
ООО «МГУ-геофизика», г. Москва, Россия.
E-mail: skosar@msu-geophysics.ru

В статье дана оценка сплошности распространения релик-


товых многолетнемерлых пород по данным электромагнитных
зондирований на шельфе Печорского, Карского и Лаптевых мо-
рей. Представлены результаты бурения скважин на акватории и
моделирования геоэлектрических разрезов по данным электро-
магнитных зондирований.
Проведенный анализ физических свойств талых, промер-
зающих и мерзлых грунтов шельфа арктических морей (А.В. Ко-
шурников, Ю.Д. Зыков) показал, что наиболее информативным
физическим свойством горных пород при картировании талых
мерзлых пород является удельное электрическое сопротивление
(УЭС). Лабораторные испытания на грунтах различного состава
показали, что при замерзании грунтов УЭС увеличивается в 10-

245
106 раз, тогда как скорости продольных волн увеличиваются в
1,5-2 раза. Поэтому для картирования субмариной криолитозоны
были выбраны технологии электроразведки, как наиболее ин-
формативные для решения геокриологических задач.
Все технологии электроразведки можно разделить на две
большие группы; методы сопротивлений, использующие посто-
янные электрические поля и методы электромагнитных зондиро-
ваний, использующие переменные электромагнитные поля. Ме-
тоды сопротивление хорошо зарекомендовали себя на суше для
решения малоглубинных инженерно-геологических задач. Осо-
бенностью методов является необходимость гальванических за-
землений и наличие ограничений, связанных с высокоомными
экранами. Методы электромагнитных зондирований обладают
большей глубинностью и не испытывают ограничений при нали-
чии в разрезе высокоомных экранов (например, многолетнемерз-
лых пород) [1].
К достоинствам первой группы методов можно отнести
простоту математического аппарата для решения обратной зада-
чи, к недостаткам необходимость увеличивать глубинность ис-
следований за счет увеличения длины установки. К достоинствам
второй группы методов можно отнести частотный принцип зон-
дирования и возможность увеличивать глубинность исследования
за счет понижения частоты электромагнитного поля, а не за счет
увеличения генераторных установок. К недостаткам второй груп-
пы методов можно отнести сложность математического аппарата
для решения обратной задачи.
На акватории используют следующие методы электромаг-
нитных зондирований: ЗСБ, МТЗ, МТЗ с контролируемым источ-
ником. Анализ чувствительности технологий электромагнитных
зондирований к высокоомным средам (субмаринной криолито-
зоне) показывает, что наиболее информативными технологиями
для решения таких задач являются зондирования, использующие
становление электромагнитного поля в ближней зоне (ЗСБ). Ре-
зультаты математического моделирования свидетельствуют о
большей чувствительности технологий ЗСБ к наличию высоко-
омных зон (ММП), чем, например, технологии МТЗ [2].

246
Результаты обработки данных глубинных электромагнит-
ных зондирований, выполненных с помощью аппаратурных ком-
плексов ЦИКЛ-7 и ТЕЛСС-3Э.
На точке СКВ БН1-17 уверенно фиксируется область ано-
мально высоких удельных электрических сопротивлений (УЭС) в
диапазоне времен становления поля 10-100мс. Выполненная
скважина в центре электромагнитного зондирования позволяет
утверждать, что природа аномально высоких УЭС связана с
мерзлыми породами. Инверсия данных, выполненная с помощью
программного обеспечения EM1D (МГУ, Пушкарев П.Ю.) зафик-
сировала подошву слоя аномальных высоких УЭС на глубинах
680-720 м (рис.1). Эта глубина является, по всей видимости, глу-
биной подошвы ММП в районе СКВ БН1-17.

Рис. 1. Глубинная кривая кажущихся УЭС на точке СКВ БН1-17

На точке БН10-17 зафиксировано отсутствие слоя аномаль-


но высоких УЭС и геоэлектрических разрез в интервале времен
становления 10-100 мс имеет безаномальный характер. Такой ха-
рактер геоэлектрического разреза свидетельствует о смене физи-

247
ческих (электрических) свойств разреза от точки БН1-17 к точке
БН10-17 на глубинах в сотни метров и об отсутствии ММП ха-
рактерных для точки БН1-17 на точке БН10-17 (рис. 2).

Рис. 2. Глубинная кривая кажущихся УЭС на точке СКВ БН10-17

По данным малоглубинных ЗСБ построена модель распро-


странения ММП вблизи берега (от берега до СКВ БН2-17) и за-
фиксированы 4 различных геоэлектрических слоя по профилю
СКВ БН1-17-проектная СКВ БН12-17. Удельное электрическое
сопротивление (УЭС) первого слоя составило 2000 Ом.м при мощ-
ности 1,6-2 м, природа этого слоя связана с припайным льдом;
УЭС второго слоя составило 0,6-0,4 Ом.м при мощности 1-8 м,
природа этого слоя связана с морской водой; УЭС третьего слоя
составило 1,8-3 Ом.м (на точках БН7-17-БН11-17 до 5 Ом.м) при
мощности 5-30 м, природа этого слоя связана с засоленными чет-
вертичными отложениями, УЭС четвертого слоя составило 4 Ом.м
при мощности 10-20 м; УЭС 5 слоя составило 8-20 Ом.м при мощ-
ности от 20 м и более, природа слоя связана с T-J отложениями;

248
УЭС 6 слоя составило 6 Ом.м, при мощности от 20 м и более, УЭС
7 слоя составило 1000 Ом.м при мощности от 20 м и более, приро-
да слоя связана с многолетнемерзлыми породами (рис. 3).

Рис. . Геоэлектрический разрез по данным ЗСБ

Экспедиционный этап включал в себя проведение инже-


нерно-геокриологические исследований. В ходе полевых работ
пройдено 12 скважин глубиной от 8,7 до 51,5 м от поверхности
льда при глубине воды от 2,1 до 9,0 м. Скважины расположены
по профилю протяженностью 20,5 км, протягивающемуся в севе-
ро-восточном направлении.
Бурение всех скважин осуществлялось колонковым спосо-
бом с полным отбором керна, по которому в полевых условиях
сразу определялись многие свойства отложений, а на этапе лабора-
торных исследований устанавливались их дополнительные харак-
теристики. После окончания бурения в скважинах производились
режимные измерения распределения температуры пород по глу-
бине. В результате получены как инженерно-геологические харак-
теристики отложений (состав, плотность, влажность, различные
виды прочности и т.д.), так и характеристики, позволяющие оце-
нить геокриологические условия (температуру начала замерзания
отложений, теплофизические свойства отложений, удельное элек-
трическое сопротивление пород, температуру пород и т.д.).

249
В результате всех проведённых исследований частично
охарактеризованы геокриологические условия изучаемого участ-
ка. В прибрежной зоне вскрытые мёрзлые породы имеют пре-
имущественно массивную криогенную текстуру, невысокую
льдистость, имеют температуру вблизи фазового перехода и, как
следствие, слоистое криогенное строение.

ЛИТЕРАТУРА

1. Зыков Ю.Д. Геофизические методы исследования криолитозоны//


Изд-во Московского ун-та, Москва, 2007. – С. 75-153.
2. Зыков Ю.Д., Булдович С.Н., Кошурников А.В., Пушкарёв П.Ю.,
Степанов А.В., Кириаков В.Х., Шиляев Д.В., Кулешов Ю.В., Кулаков С.В.,
Донцов С.С., Баулин В.В., Якимов Ю.Ф., Сизых Е.М., Джалилов Ф.Ф.,
Шапошник И.В. Возможности электромагнитных зондирований при гео-
криологическом картировании // Тезисы докладов Международной кон-
ференции «Криогенные ресурсы полярных регионов», Салехард, 2007.

МОДЕЛИРОВАНИЕ ПРОЦЕССОВ ГАЗОВЫДЕЛЕНИЯ


НА ШЕЛЬФЕ МОРЕЙ РОССИЙСКОЙ АРКТИКИ
.Соболев П.А.1,Аниськова А.М.1, Скосарь В.В.1,2, Гунар А.Ю.1,2,
Трушников Я.О.1,2, Желтенкова Н.В.1,2, Гагарин В.Е.1,
Хименков А.Н.5, Кошурников А.В.1, Семилетов И.П.3,4
1
Московский государственный университет
им. М.В. Ломоносова г. Москва, Россия.
2
ООО «МГУ-геофизика», г. Москва, Россия.
3
ТОИ ДВО РАН
4
Томский политехнический Университет
5
Институт геоэкологии им. Е.М. Сергеева РАН
E-mail: petr.sobolev@protonmail.ch
Газ, содержащийся в недрах Земли, оказывает влияние на
параметры геологической среды и климатические характеристи-
ки. Объем, в котором он содержится в криолитозоне арктическо-
го шельфа, не позволяет преуменьшать его роль в формировании
общей природной обстановки.
250
Многочисленные исследования подтверждают, что в насто-
ящий момент происходит деградации подводной криолитозоны.
По причине увеличения температуры осуществляется переход га-
зогидратов из стабильного состояния в нестабильное. Процесс
сопровождается выделением газа [1].
Мерзлые породы и скопления газа имеют близкие физиче-
ские характеристики. По этой причине процесс выявления границ
газонасыщенных зон в мерзлых породах по геофизическим разре-
зам затрудняется [2].
Перспектива дальнейшей разработки шельфа арктических
морей требует поиска новых способов оценки масштаба газовы-
деления. В этих целях была разработана установка, позволяющая
в лабораторных условиях смоделировать процесс выделения газа
из морских осадков в водную толщу (рис. а). С помощью уста-
новки впервые удалось произвести оценку изменений удельного
сопротивления и скоростей продольных волн, пропускаемых че-
рез газонасыщенные породы.

а) б)

Рис. а) Экспериментальная установка, которая в лабораторных


условиях позволила смоделировать процесс эмиссии газа.
б) Выход пузырей газа в исследуемой уплотненной породе.
Граница раздела фаз между породой и водой

Эксперимент проводился на образцах позднеплейстоцено-


вого возраста, отобранных при бурении на шельфе моря Лапте-
251
вых с глубины 10,5-11 м.. По классификации В. В. Охотина этот
грунт определяется как суглинок средний пылеватый. Для прове-
дения эксперимента из листов акрила толщиной 14 мм был изго-
товлен герметичный стакан. В специально проделанных отвер-
стиях были закреплены латунные электроды для проведения
электрического зондирования. Они затачивались таким образом,
чтобы их контакт с исследуемым образцом был точечным.
Подача газа осуществлялась через отверстие, проделанное
в донной части. К нему присоединялась диэлектрическая вставка.
В целях предотвращения перемещения жидкой фазы вниз по под-
водящей трубке, был установлен обратный клапан.
Плотность потока подбиралась из расчета на то, что она
должна соответствовать реальным условиям шельфа. Подводя-
щая трубка закреплялась на редуктор газового баллона. Выбор
газа был продиктован схожестью акустических и электрических
свойств технического гелия и природного газа. Также допуска-
лось, что выбранный газ не содержит в себе примесей, которые
могут изменять состав и свойства исследуемой среды.
По причине незначительного объема выделяемого газа, бы-
ло сделано допущение о том, что образец не испытывает тепло-
вое влияние со стороны газа, а температура всей установки оста-
ется постоянной на протяжении опыта. Части колбы скреплялись
болтами. Для герметичности соединений использовался санитар-
но-технический состав, покрываемый сверху слоем строительно-
го силикона.
Переменный электрический ток с частотой 4,88 Гц созда-
вался с помощью генератора Astra. Разность потенциалов на кон-
тактах в измеряемой зоне определялась с помощью измерителя
APL-2. Для определения сопротивления генератор подключался к
двум крайним электродам, а измеритель - поочередно к соседним,
начиная со второго и заканчивая девятнадцатым. Начало газовы-
деления фиксировалось по образованию пузырьков газа на по-
верхности (рис.1.б). Каждое финальное значение было получено
путем осреднения величин, зафиксированных в результате 10 из-
мерений. Принималось допущение, что полученная величина от-
носится ко всему образцу. Исследование проводилось вдоль вер-
тикальной оси образца. При изучении электропроводных свойств

252
были установлены аномалии, варьирующиеся от 3,2% до 7,1%.
Положительная аномалия объясняется большим электрическим
сопротивлением газа, а также его неоднородным распределением
по всему объему образца.
Для определения акустических свойств применялся дефек-
тоскоп УД2В-П. Приемник и источник P-волн были закреплены
на боковой грани колбы таким образом, что влияние самой колбы
оказалось минимальным. Частота приемника составила 50 кГц.
Определение скорости происходило по методу первого вступле-
ния. При известном расстоянии между датчиками устанавлива-
лось время, за которое колебание доходило от приемника до ис-
точника. При расчете скорости также учитывалось влияние акри-
ловых стенок.
Было зафиксировано изменение аномалии скорости прямых
волн в диапазоне от –9,1% до –10,3%. Отрицательные значения
аномалий обусловлены снижением скорости сейсмических волн в
газонасыщенной среде. Исследования проводились для вод с ми-
нерализацией 20 и 30 г/л (значения, близкие к водам арктических
морей). Также эксперимент был поставлен на приготовленной
суспензии. В ходе исследования производилось периодическое ее
перемешивание при отсутствии пропускаемого газа. Для изуче-
ния характеристик литифицированной породы образец равно-
мерно распределялся по объему стакана и уплотнялся вручную.
Затем этот слой заливался водой. Полученные результаты обоб-
щены в таблице.
Анализируя результаты эксперимента, можно сделать сле-
дующие выводы. С точки зрения электропроводных свойств для
большинства газов характерны сопротивления, в тысячи раз пре-
вышающие значения, которые были зафиксированы у исследуе-
мых образцов. Данный факт позволяет считать, что ток в ходе
эксперимента протекал исключительно по породе. Это повлекло
за собой увеличение электрического сопротивления при пропус-
кании газа через образец.
На значение скорости прямой волны оказывала влияние
структура образца: чем более он однороден, тем выше скорость.
Аномалия зависела от агрегатного состояния образца (в жидкой
фазе она больше) и от начального сопротивления исследуемой

253
породы (чем ниже значение, тем больше изменяется показатель).
В ходе проведенного эксперимента была предпринята попытка
оценить влияние эмиссии газов на физические свойства пород,
слагающих арктический шельф. Полученные данные позволили
сделать вывод об изменении электрических и акустических
свойств пород при пропускании через них газа и установить сле-
дующее. Скорости продольных волн в воде при пропускании газа
уменьшаются в среднем на 10%, а удельное электрическое сопро-
тивление увеличивается в среднем на 6,5%.

Таблица
Сводная таблица изменения физических свойств
при пропускании газа

Таким образом, моделирование процесса газовыделения


позволяет производить оценку масштаба данного явления на
шельфе морей российской Арктики, а также изучать его влияния
на физические свойства пород. В свою очередь, это позволит по-
высить информативность и точность геофизических исследова-
ний на шельфе.

Данная работа была выполнена при финансовой поддерж-


ке РФФИ (проект 17-05-00294).

254
ЛИТЕРАТУРА

1. Истомин В.А., Якушев В.С. Газовые гидраты в природных


условиях. // М. Изд-во Недра, 1992. С. 5-15.
2. Бондарев В.Н., Длугач А.Г., Костин Д.А., Лисунов В.К, Рокос
С.И. Акустические фации посткриогенных обстановок мелководных
районов Печорского и Карского морей // Разведка и охрана недр, 1999,
№7-8. С. 10-14.

ГЕОЭКОЛОГИЧЕСКИЕ РИСКИ В ЗОНАХ ВЛИЯНИЯ


НЕФТЕГАЗОВЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ В АРКТИКЕ

Трубицина О.П.1, Башкин В.Н.2,3

1
Северный (Арктический) федеральный университет
имени М.В. Ломоносова, г. Архангельск, Россия.
E-mail: o.trubitsina@narfu.ru
2
ООО «Газпром ВНИИГАЗ», Россия
3
Институт физико-химических и биологических проблем
почвоведения РАН, г. Пущино, Россия.
E-mail: bashkin@issp.pbcras.ru

Изменения окружающей среды Арктики, связанные с раз-


витием добычи углеводородов, имеют решающее значение для
определения масштабов и направлений разработки здесь ресур-
сов углеводородного сырья. При этом анализ геоэкологических
рисков (ГЭР) особенно важен как в связи с трансграничным за-
грязнением (циркумполярный перенос загрязняющих веществ с
запада), так и в связи с планируемым и уже реально осуществля-
емым развитием программ по добыче углеводородов на конти-
нентальном шельфе [1].
Показатели ГЭР в широком смысле определяются как рис-
ки, возникающие в системе "промышленность – окружающая
среда", связанные с взаимообусловленным воздействием объек-
тов промышленности на окружающую среду и окружающей сре-

255
ды на объекты промышленности [2]. Расширение проектов разра-
боток нефти и газа, особенно на морском шельфе, может нега-
тивно изменить экологическую ситуацию, в частности от обра-
зующихся кислотообразующих загрязняющих веществ.
Методы
Методология основана на материалах [1,3,4,5] и на пони-
мании ГЭР в узком смысле, а именно как двухмерного показате-
ля, характеризующего вероятность развития негативных измене-
ний в состоянии экосистем как реципиентов воздействия и вели-
чины таких изменений. Количественная оценка ГЭР основана на
расчете и пространственном анализе превышений критических
нагрузок (КН) поллютанта Х (Ex(X)) в границах зоны влияния
проектируемого объекта. Превышения КН отражают соотноше-
ние между величиной экспозиции (величиной актуальной или
прогнозируемой нагрузки поллютанта) и безопасным уровнем
воздействия (величиной критической нагрузки поллютанта). Ве-
личину воздействия на экосистемы предлагается рассчитывать
как процент, который занимают выделы с превышениями КН, от
общей площади рассматриваемой группы выделов (например, от
площади санитарно-защитной зоны проектируемого или дей-
ствующего объекта). Выбор критериев приемлемости ожидаемых
изменений зависит от характера затронутых экосистем. Для эко-
систем, имеющих статус особо ценных или уязвимых, величины
КН не должны быть превышены на 100 % их территории. В
остальных случаях предлагается следовать принципу «95%-ной
защищенности» экосистем, согласно которому допустимым счи-
тается такой уровень нагрузки приоритетных загрязняющих ве-
ществ, при котором для 95 % исследуемой территории Ex(X)≤0.
Расчет ГЭР предлагается осуществлять с помощью вероят-
ностного моделирования величин превышений КН на основе ме-
тода Монте-Карло. В отличие от традиционного расчета превы-
шений КН входными данными для модельных расчетов служат
не единичные значения биогеохимических параметров (значения
по умолчанию или средние значения), а массивы их значений.
Массивы входных данных могут быть подготовлены как на осно-
ве данных полевых исследований и по результатам анализа объ-
ектов-аналогов.

256
В результате моделирования для каждого отдельно взятого
рецепторного участка получают набор значений показателя Ex(X).
Частотное распределение этих значении позволяет рассчитать ве-
роятность P (от 0 до 100 %) достижения положительных величин
Ex(X) для каждого из выделов в пределах расчетной площадки.
Каждому значению P(Ex(X)>0) будет соответствовать значение
M(Ex(X)>0) – суммарная площадь выделов с превышениями КН.
На основе массивов значений (M; P) выводится функция риска
(R(X)):
R( X )  F M , PF M ( E x ( X )  0, P( E x ( X )  0,
где M – площадь выделов с превышениями КН (Ex(X)>0); Р –
вероятность превышения КН.
Функция ГЭР является функцией распределения. При
большом количестве рецепторных участков массив значений (M;
P) хорошо аппроксимируется непрерывной функцией нормально-
го распределения. Если число выделов невелико, то переход к
нормальному распределению невозможен и функция будет иметь
ступенчатый вид. Функция распределения позволяет вычислить
вероятность превышения P1 КН на территории, меньшей M1 и
для заданного интервала значений M (M1 ≤ Mi ≤ M2): P=P2 – P1.
Результаты
Алгоритм моделирования анализа ГЭР на основе КН кис-
лотообразующих поллютантов, включающая этапы оценки риска
и управление им, представлена в таблице.

Таблица
Анализ ГЭР кислотообразующих выпадений в зонах влияния
объектов нефтегазовой промышленности в Арктике [4]

Этапы ГЭР Содержание этапов


ОЦЕНКА 1. Источники выбросов
I. Идентифика- 2. Сценарии техногенного состояния
ция 3. Полный список поллютантов предприятия
4. Список кислотообразующих поллютантов пред-
приятия
5. Круг потенциальных реципиентов воздействия и
их ранжирование

257
6. Описание источников неопределенности и оценка
достоверности информации
II. Оценка 1. Детальная характеристика потенциальных групп
Оценка экспози- реципиентов
ции 2. Установление величины КН кислотообразующих
поллютантов
3. Расчет величины фактической нагрузки кислото-
образующих поллютантов
4. Определение потоков кислотообразующих пол-
лютантов и границ их распределения
5. Оценка воздействующих концентраций
6. Описание источников неопределенности и оценка
достоверности расчетов
Оценка эффектов 1. Установление референтных доз
2. Параметризация обратимых и необратимых воз-
действий
3. Определение потенциала устойчивости экосистем
4. Описание источников неопределенности и оценка
достоверности расчетов
III. Характери- 1. Расчеты показателей ГЭР для разных групп эф-
стика риска фектов
2. Расчеты показателей ГЭР для разных групп реци-
пиентов
3. Расчеты показателей ГЭР для разных групп сце-
нариев экспозиции
4. Анализ неопределенности и достоверности полу-
ченных результатов
УПРАВЛЕНИЕ 1. Сравнительная характеристика ГЭР для разных
I. Установление групп эффектов
степени опасно- 2. Сравнительная характеристика ГЭР для разных
сти (вредности) групп реципиентов
3. Сравнительная характеристика ГЭР для разных
групп сценариев экспозиции
II. Определение 1. Сопоставление ГЭР с рядом социально-
приемлемости экономических факторов:
риска - выгоды от работы действующего или проектируе-
мого объекта нефтегазовой промышленности в Арк-
тическом регионе
- потери, обусловленные работой объекта нефтега-
зовой промышленности в Арктике

258
- наличие и возможности регулирующих мер с це-
лью уменьшения негативного влияния на окружа-
ющую природную среду
2. Установление типа принимаемого управленче-
ского решения
2.1. риск приемлем полностью;
2.2. риск приемлем частично;
2.3. риск неприемлем полностью.
III. Определение 1. Выбор одной из “типовых” мер, способствующей
пропорций кон- уменьшению ГЭР в случае приемлемости риска (2.1.
троля и 2.2)
2. Выбор одной из “типовых” мер, способствующей
устранению ГЭР в случае 2.3
IV. Принятие ре- Определение законодательной возможности реали-
гулирующего зации той “типовой” меры, которая была установле-
решения на на предшествующей стадии

Предлагаемая модель анализа ГЭР позволяет провести ко-


личественную оценку не только величины прогнозируемых изме-
нений в состоянии экосистем, но и вероятности их наступления с
возможностью детальной характеристики экосистем как объектов
техногенного воздействия. Модель учитывает тесные взаимосвя-
зи между отдельными компонентами наземных и водных экоси-
стем, а также естественную вариабельность параметров, характе-
ризующих состояние этих компонентов в Арктическом регионе с
низкой информационной обеспеченностью и высокой степенью
неопределенности.

ЛИТЕРАТУРА

1. Башкин В.Н., Трубицина О.П., Припутина И.В. Оценка геоэко-


логических рисков в зонах влияния нефтяной и газовой промышленно-
сти в Российской Арктике // Север и Арктика. – 2015. – № 19. – С. 92-98.
2. Башкин В.Н. Биогеохимия полярных экосистем в зонах влияния
газовой промышленности. М.: Газпром ВНИИГАЗ, 2014. – 302 с.
3. Bashkin V.N., & Priputina I.V. (Geo) Ecological Risk Assessment in
Gas Industry Development Scenarios. // The Open Ecology Journal. – 2015.
– 8. – P. 65-68.

259
4. Bashkin, VN, Trubitsina, OP, Priputina, IV). Evaluation of geo-
environmental risks in the impacted zones of oil and gas industry in the Rus-
sian Arctic. In: Bashkin, VN (Ed) Biogeochemical Technologies for Manag-
ing Environmental Pollution in Polar Ecosystems, NY: Spinger, 2016. – P.
109-116.
5. Трубицина О.П., Башкин В.Н. Анализ геоэкологических рисков
и рейтингов как фактор повышения инвестиционной привлекательности
предприятий // Проблемы анализа рисков. – 2016. - № 3, том 13. – С.
76-83.

МАТЕМАТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ
МОЩНОСТИ МНОГОЛЕТНЕМЕРЗЛЫХ ПОРОД НА
ШЕЛЬФЕ МОРЕЙ РОССИСКОЙ АРКТИКИ

Трушников Я.О.1,2, Кошурников А.В.1,2, Пустовойт Г.П.1,


Гагарин В.Е.1, Скосарь В.В.1,2, Гунар А.Ю.1,2,
Желтенкова Н.В.1,2
1
Московский государственный университет
им. М.В. Ломоносова г. Москва, Россия.
2
ООО «МГУ-геофизика», г. Москва, Россия.
E-mail: trushnikov@msu-geophysics.ru

Наиболее сильно действующим фактором, определяющим


формирование и эволюцию шельфовой криолитозоны, являются
регрессии и трансгрессии арктического бассейна. Особенно тесно
современное состояние многолетнемерзлых пород связано с по-
следним максимумом регрессии (20-15 т.л.н.) и последней транс-
грессией моря (15-13 т.л.н.- по настоящее время).
Целью математического моделирования являлось опреде-
ление положения кровли и подошвы многолетнемерзлых пород
(ММП) на ключевых участках. Математическое моделирование
проводилось численным методом с помощью программы
«TUNDRA», разработанной на кафедре геокриологии МГУ. Про-
грамма «TUNDRA» позволяет производить моделирование (про-
гнозирование) изменения температуры пород и глубины промер-

260
зания-оттаивания в связи с естественными и техногенными (гло-
бальными) изменениями климатических параметров, изменением
условий теплообмена на дневной поверхности. Она основана на
численном решении задачи Стефана. По результатам математи-
ческого моделирования определено положение кровли и подош-
вы многолетнемерзлых пород.
По данным математического моделирования глубины рас-
пространения многолетнемерзлых пород на шельфе Карского мо-
ря были получены следующие результаты (рис. 1-3).
На изобате 5 м в период от 190 – 120 т.л.н. наблюдается
резкое опускание подошвы ММП до 400 м за счет регрессии мо-
ря. Далее в период от 120 – 100 т.л.н. из-за последникового под-
нятия уровня мирового океана происходит постепенное поднятие
подошвы и заглубление кровли ММП до глубин 150-200 м и их
смыкание. В течении от 120 до 100 т.л.н. опять начинается по-
гружение кровли
ММП до 170 м, затем в период от 100 до 75 т.л.н. ее взды-
мание до 150 м, потом в период 75 – 5 т.л.н. происходит погру-
жение кровли ММП до глубин 400 м. В период от 5 т.л.н. до
настоящего времени происходило поднятие до 350 и начинается
погружение кровли ММП до глубин 90 м к настоящему времени.

Рис.1. График глубины (Н) подошвы ММП от времени (t)


для Карского моря для изобаты 5

261
На изобатах 25 и 50 м (рис. 2-3) наблюдается аналогичная
тенденция, однако период трансгрессии моря на рубеже 120-110
т.л.н. наблюдается поднятие подошвы ММП и погружение кров-
ли, но не происходит их смыкания, как на изобате 5 м (рис. 1.). В
условиях повышенного теплопотока наблюдается смыкание
кровли и подошвы ММП.
Можно сказать, что на разных глубинах за счет регрессии
моря в начальном этапе времени происходило резкое опускание
подошвы ММП. В периоды от 120 т.л.н. до 5 т.л.н. были измене-
ния положения подошвы на разных уровнях и до настоящего
времени происходит поднятие подошвы ММП на шельфе Кар-
ского моря до глубин 350 м (рис. 1).
Характер изменения глубины подошвы ММП от времени
для моря Лаптевых в целом имеет аналогичные тенденции, одна-
ко в силу отличного палеосценария глубины и колебания подош-
вы, мощность ММП увеличивается (рис. 4).

Рис. 2. График глубины (Н) подошвы ММП от времени (t)


для Карского моря для изобаты 25

262
Рис. 3. График глубины (Н) подошвы ММП от времени (t)
для Карского моря для изобаты 50

Данные динамики изменения глубины залегания кровли и


подошвы во времени. многолетнемерзлых пород на шельфе моря
Лаптевых (рис.4) показывают, что на изобате 5 м в период от 190
– 120 т.л.н. наблюдается резкое опускание подошвы ММП до 530
м за счет регрессии моря. В дальнейшем в период от 120 – 100
т.л.н. из-за последникового поднятия уровня мирового океана
происходит постепенное поднятие подошвы и заглубление кров-
ли ММП до глубин 200 м для случая, повышенного теплопотока,
и до глубин 350 м для нормального теплопотока.
В случае модели с повышенным тепловым потоком на глу-
бинах 200 м происходит смыкание кровли и подошвы ММП. В
случае нормального теплового потока кровля ММП на конец пе-
риода трансгрессии остается на глубинах 200 м, а подошва на 300
м. В течении от 120 до 100 т.л.н. опять начинается погружение
кровли ММП до 330 м для нормального теплопотока и 250 м для
повышенного теплопотока, затем в период от 100 до 75 т.л.н. ее
вздымание до 3000 м для нормального теплопотока и 200 для по-
вышенного теплопотока, далее в период 75 – 5 т.л.н. происходит

263
погружение кровли ММП до глубин 580 м для нормального теп-
лопотока и 470 м для повышенного теплопотока. В период от 5
т.л.н. до настоящего времени происходило поднятие до 540 м для
нормального теплопотока и 400 м для повышенного. Кровля
ММП погружается до глубин 80 м к настоящему времени.

Рис. 4. График изменения глубины (Н) подошвы ММП


от времени (t) для моря Лаптевых для изобаты 5

На изобатах 25 и 50 м наблюдается аналогичная тенденция,


однако период трансгрессии моря на рубеже 120-110 т.л.н. мы
наблюдаем вздымание подошвы ММП, погружение ее кровли, но
не всегда имеет и место их смыкание. В условиях повышенного
теплопотока наблюдается смыкание кровли и подошвы ММП.

Выводы:

1. Определены условия формирования многолетнемерзлых


толщ и построены модели теплового режима горных пород на
шельфе Арктических морей.
2. Результаты тепловых расчетов свидетельствуют, что на
шельфе Карского моря кровля ММП на сегодня заглублена от 50

264
до 100 м, подошва располагается на глубинах 200-350 м в зави-
симости от различных граничных условий; на шельфе моря Лап-
тевых кровля ММП на сегодня заглублена от 50 до 100 м, подош-
ва располагается на глубинах 400-550 м в зависимости от различ-
ных граничных условий.
3. В настоящий момент наблюдается деградация многолетне-
мерзлых пород как снизу, так и сверху для малых глубин аквато-
рии.

Рис. 5. График изменения глубины (Н) подошвы ММП


от времени (t) для моря Лаптевых для изобаты 25

ЛИТЕРАТУРА

1. Елисеева А.А. Современное состояние и эволюция криолитозо-


ны и зоны стабильности газовых гидратов на арктическом шельфе Во-
сточно Сибири в позднем кайонозое. Диссертация на соискание ученой
степени кандидата геолого-минералогических наук, 2007.
2. G.H. Miller a, J. Brigham-Grette b, R.B. Alley c, L. Anderson d,
H.A. Bauche, M.S.V. Douglas f, M.E. Edwards g, S.A. Elias h, B.P. Finney i,
J.J. Fitzpatrick d, S.V. Funder j, T.D. Herbert k, L.D. Hinzman l, D.S. Kauf-
manm, G.M. MacDonald n, L. Polyak o, A. Robock p, M.C. Serreze q, J.P.
Smol r, R. Spielhagen s, J.W.C. White a, A.P. Wolfe f, E.W. Wolff/. Tempera-
ture and precipitation history of the Arctic, Elsevier, 2010.

265
ЛИТОСФЕРНЫЕ МАГНИТНЫЕ АНОМАЛИИ
НОРВЕЖСКО-ГРЕНЛАНДСКОЙ ЧАСТИ АРКТИКИ

Филиппов С.В.1, Абрамова Д.Ю.1, Абрамова Л.М.2


1
Институт земного магнетизма, ионосферы
и распространения радиоволн им. Н.В. Пушкова РАН,
г. Москва, г. Троицк, Россия. E-mail: sfilip@izmiran.ru
2
Центр геоэлектромагнитных исследований
Объединенного института физики Земли им. О.Ю. Шмидта,
г. Москва, г. Троицк, Россия. E-mail: lubabr50@mail.ru

Изучение глубинного строения и тектоники Арктики акту-


ально для решения фундаментальных проблем современной гео-
динамики, освоения ее природных ресурсов, а также представля-
ет интерес с геополитической точки зрения, в частности, для
определения границ шельфов окраинных морей. Целью настоя-
щей работы является изучение литосферного (аномального) гео-
магнитного поля на территории Норвежско-Гренландской части
Арктики и сопоставление выявленных аномалий с тектонически-
ми структурами исследуемого региона.
Для анализа распределения региональных магнитных ано-
малий рассматриваемой территории были выделены и обработа-
ны магнитные данные спутника CHAMP за период с апреля по
май 2010 г., равномерно покрывающие сектор 60–0 W и 55–80
N. Выбранный период, когда высоты наблюдений составляли
~280 км, позволяет получать более значительные величины ам-
плитуд аномального магнитного поля по сравнению с измерен-
ными в предшествующие годы (в 2–3 раза больше), когда высота
орбиты спутника составляла около 400–450 км.
Методика, применённая в настоящей работе для выделения
аномального магнитного поля (АМП) из наблюденных спутнико-
вых данных ранее успешно использовалась авторами в различных
регионах Земли [1–3]. Для построения модели литосферного поля
отбирались только те данные, которые измерялись спутником в
ночное время (LT от 22.00 до 6.00 ч) и в спокойные в магнитном
отношении дни (kp≤2 и Dst≤20), т.е. тем самым минимизирова-
266
лась внешняя составляющая геомагнитного поля. Внутренне поле
источников ядра Земли было аппроксимировано Среднесуточной
Сферической Гармонической Моделью (ССГМ) с числом гармо-
ник n=m=14 [4,5]. ССГМ строилась по всем наблюденным за од-
ни сутки полёта спутника данным, включая высокие широты.
Сутки, за которые строится модель, должны удовлетворять кри-
терию kp≤1 и Dst≤10 и не должны по времени отставать или опе-
режать обрабатываемый набор данных более чем на 15–20 суток,
т.е. предполагается, что ССГМ рассчитывается отдельно для
каждого обрабатываемого месячного набора данных. Вычитая из
значений измеренного на спутнике геомагнитного поля модель
ССГМ, мы удаляем составляющую главного магнитного поля,
(поля ядра Земли). В результате остается сумма литосферного
поля, поля внешних (магнитосферных и ионосферных) источни-
ков и полей, индуцированных токами в проводящих слоях земной
коры и верхней мантии. При этом, поскольку АМП существенно
превосходит по амплитуде остальные оставшиеся составляющие,
считается, что ими можно пренебречь [1,6].
В результате, с помощью описанной выше методики была
построена карта аномалий модуля полного вектора литосферного
магнитного поля (Та) над Норвежско-Гренландской частью Арк-
тики на высоте полета спутника ~280 км (рис.) и были выявлены
следующие тенденции. На территории Норвежско-Гренландского
бассейна, являющегося порождением спрединговых процессов,
региональное АМП имеет пониженный уровень вдоль всего про-
тяжения срединно-океанического хребта, где по результатам то-
мографии установлены пониженные значения скоростей сейсми-
ческих волн [7,8]. Вероятно, существенное утонение литосферы и
активные процессы разогрева астеносферы в зоне спрединга под-
нимают уровень поверхности изотермы Кюри, что ведет к сни-
жению магнитных свойств земной коры.
Вся северная часть Гренландии характеризуется положи-
тельными значениями АМП. На высоте ~280 км над геоидом его
амплитуда достигает 30 нТл, что представляет собой очень зна-
чительную величину в ряду обычно наблюдаемых на такой высо-
те аномалий. Это типичная магнитная аномалия, соответствую-
щая природе архейской континентальной коры [9]. Южная окра-

267
ина этой положительной аномалии четко выражена и проходит в
ЮЗ–СВ направлении через территорию центральной и северной
Гренландии. Положение южной границы магнитной аномалии
северного архейского блока I практически точно совпадает с зо-
ной предполагаемого раздела архейской и протерозойской частей
Гренландии [10].

Рис. Карта магнитных аномалий модуля полного вектора (Та) на


высоте ~280 км над территорией Норвежско-Гренландской части
Арктики. При построении использовано медианное осреднение
по площади 0.5°×0.5°.

268
В центральной части Гренландии наблюдается обширная
область отрицательных значений Ta, что, возможно, связано с
прохождением здесь Исландского плюма ~50–60 млн. лет назад
[11]. Томографическими исследованиями [7] как раз в этой обла-
сти выделена низкоскоростная аномалия сейсмических скоро-
стей, которая, возможно, отражает свойства литосферы, частично
разрушенной Исландским плюмом. Также ее положение совпада-
ет с зоной аномального увеличения теплового потока и повы-
шенной скорости таяния льдов [12].
Над территорией южной оконечности Гренландии просле-
живается менее значительная, чем на севере, с уровнем порядка
10–16 нТл, положительная магнитная аномалия, являющаяся от-
ражением в магнитном поле свойств архейского блока II (рис.1.).
Разница амплитуд северной и южной аномалий, по-видимому,
обусловлена различными температурными режимами северной и
южной частей острова. Как упомянуто выше, радиолокационные
зондирования в Центральной Гренландии выявили обширную
область быстрого базального таяния льда [12]. Высокие локаль-
ные скорости плавления льда косвенно указывают на наличие
теплового потока, превышающего, по мнению этих авторов, кон-
тинентальный фон от 15 до 30 раз. При этом южная оконечность
области повышенной скорости плавления является наиболее го-
рячей и, по предположениям [12], имеет вулканическое проис-
хождение.
Таким образом, интерпретация полученных карт показыва-
ет, что аномалии геомагнитного поля связаны с современными
крупномасштабными геолого-тектоническими структурами ис-
следуемой области. Полученные результаты представляют суще-
ственный интерес для дальнейших комплексных геолого-
геофизических исследований и построения обоснованных моде-
лей эволюции литосферы.

ЛИТЕРАТУРА

1. Абрамова Д.Ю., Филиппов С.В., Абрамова Л.М. Длинноволновые


магнитные аномалии на территории России по измерениям спутника
СНАМР // Геофизические исследования. 2009. – Том 10. – № 4. – С. 48-63.

269
2. Абрамова Д.Ю., Абрамова Л.М. Литосферные магнитные ано-
малии на территории Сибири (по измерениям спутника СНАМР) // Гео-
логия и геофизика. – 2014. – Т. 55. – С. 1081-1092.
3. Абрамова Д.Ю., Абрамова Л.М., И.М. Варенцов, Филиппов С.В.
Анализ аномалий литосферного магнитного поля в рамках геолого-
геофизического исследования корово-мантийных структур Карпато-
Балканского региона // Геофизика. – 2017. – № 2. – С. 71-78.
4. Головков В.П., Зверева Т.И., Чернова Т.А. Метод создания про-
странственно-временной модели главного магнитного поля путем сов-
местного использования методов сферического гармонического анализа
и естественных ортогональных компонент // Геомагнетизм и аэрономия.
– 2007. – T. 47. – № 2. – C. 272-278.
5. Головков В.П., Зверева Т.И., Чернова Т.А. Построение простран-
ственно-временной модели главного геомагнитного поля по спутнико-
вым данным // Геомагнетизм и аэрономия. – 2009. – Т. 49. – № 1. – С.
133-141.
6. Абрамова Д.Ю., Абрамова Л.М., Филиппов С.В., Фрунзе А.Х.
О перспективах использования спутниковых измерений для анализа ре-
гиональных магнитных аномалий // Исследование Земли из космоса.-
2011. – № 6. – С. 53-63.
7. Яковлев А.В., Бушенкова Н.А., Кулаков И.Ю., Добрецов Н.Л.
Структура верхней мантии Арктического региона по данным регио-
нальной сейсмотомографии // Геология и геофизика. – 2012. – Т. 53. –
№ 10. – С. 1261-1272.
8. Rickers F., Fichner A., Trampert J. The Iceland – Jan Mayen plume
system and its impact on mantle dynamics in the North Atlantic region: evi-
dence from full-waveform inversion // Earth and Planetary Science Letters. –
2013. – 367. P. 39-51. https://doi.org/10.1016/j.epsl.2013.02.022.
9. Hemant K., Maus S. Geological modeling of the new CHAMP mag-
netic anomaly maps using a geographical information system technique //
Journal of Geophysical Research. – 2005. – 110. – P. 1-23.
10. Henriksen N. Geological history of Greenland: four billion years of
Earth evolution. Copenhagen: Geological Survey of Denmark and Greenland
(GEUS), 2008. – 272 p.
11. Allen R., Nolet G., Morgan W., Vogfjord K., Nettles M., Ekstrom G.,
Bergsson B., Erlendsson P., Foulger G., Jakobsdottir S., Julian B., Pritchard
M., Ragnarsson S., Stefansson R. Plume-driven plumbing and crustal for-
mation in Iceland // Journal of Geophysical Research. – 2002. – 107 (B8). –
2163. doi:10.1029/200 1JB000584.

270
12. Fahnestock M., Abdalati W., Joughin I., Brozena J., Gogineni P.
High geothermal heat flow, basal melt, and origin of rapid ice flow in central
Greenland // Science. – 2001 –. 294. – P. 2338-2342.

ВЛИЯНИЕ ТЕХНОГЕНЕЗА НА ФОРМИРОВАНИЕ


ВОРОНОК ГАЗОВОГО ВЫБРОСА

Хименков А.Н., Сергеев Д.О., Мерзляков В.П.,


Типенко Г.С.

Институт геоэкологии им. Е.М. Сергеева РАН, г. Москва,


Россия. E-mail: risk@geoenv.ru

Прошло уже 4 года с момента обнаружения первой взрыв-


ной воронки естественного происхождения на севере Западной
Сибири. Сейчас их количество приближается к 10. К настоящему
времени однозначно установлено, что воронки с разбросанными
вокруг глыбами мёрзлых пород и льда являются следствием вы-
броса, находящегося под высоким давлением подземного газа.
Формирование воронок газового выброса несет угрозу для, нахо-
дящегося в зоне их воздействия, инженерного сооружения. В
настоящее время разрушения или повреждения объектов нефте-
газового комплекса не отмечены, но такую угрозу в будущем ис-
ключать нельзя.
Проблему влияния техногенных воздействий на выбросы
газа из толщи многолетнемёрзлых пород следует разделить на
две составляющие. Первая связана с бурением скважини и непо-
средственным проникновением в зону с повышенным давлением
газа. Второе, это создание условий на поверхности, которые при-
водят к нарушению термодинамической устойчивости опреде-
лённой зоны многолетнемёрзлого массива, что в свою очередь
вызывает деформацию мёрзлой кровли и к выбросу газа.
Бурение скважин формирует канал свободного выхода под-
земного газа, вызывает резкий сброс давления на глубине и по-
вышение температуры в толще многолетнемёрзлых пород. При
этом газ может прорываться с больших глубин (катагенетический

271
газ), возникать при разложении газовых гидратов, освобождаться
из зон накопления свободного газа (биохимический газ). На
рис. 1 представлена общая схема поступления подземного газа в
зоне воздействия скважины [1].

Рис. 1. Схема формирования потока внутримерзлотного газа при


оттаивании ММТ вокруг работающей скважины [1].

Первичное строение криолитозоны месторождения искажа-


ется при образовании крупных техногенных таликов, пронизы-
вающих мёрзлую толщу в пределах расположенных кустовых
площадок эксплуатационных скважин. Здесь могут образоваться
ореолы протаивания на территории в 1х2 км2.Такие талики могут
достигать 300-500 м в диаметре, и в этом пространстве карди-
нально изменяется гидрогеологическая обстановка: перемешива-
ются криопэги, растворяя лёд окружающих мёрзлых пород. В та-

272
ких таликах высвобождаются огромные объёмы природных газо-
гидратов, они устремляются к дневной поверхности, образуя
мощные грифоны и фонтаны [2].
Отмечается, что на территории Бованенковского ГКМ, в
результате нарушения герметичности при бурении, газ по зако-
лонному пространству начал поступать в проницаемые пласты и
выходить на дневную поверхность за пределами участка скважи-
ны. В близлежащих ручьях и озёрах появились грифоны на рас-
стоянии до 1 км от устья скважины [3]. Эксплуатация кустов га-
зодобывающих скважин с положительной температурой оказыва-
ет значительное отепляющее воздействие на мёрзлую толщу, что
сопровождается образованием цилиндрических ореолов оттаива-
ния, формированием приустьевой воронки и повышением темпе-
ратуры грунтов на значительном расстоянии от ствола скважины.
Результаты математического моделирования теплового взаимо-
действия эксплуатационных скважин Бованенковского ГКМ по-
казали, что максимальная зона теплового влияния скважин на
толщу ММП через 25 лет их эксплуатации может достигать 50 м
и более [4].
Вторая группа причин выброса подземного газа связана с
повышением температуры многолетнемёрзлых грунтов под со-
оружениями. Прямое тепловое воздействие на массив ММП ока-
зывают здания и сооружения, среди которых наиболее мощным
источником теплопотоков являются аппараты воздушного охла-
ждения (АВО) газа. На действующих газопромышленных объек-
тах Ямбургского и Медвежьего месторождений кровля ММП в
основании АВО газа понизилась до 7,5-8 м [4].
Значительное воздействие на температурный режим ММП
оказывают подземные трубопроводы. Вокруг трубопроводов с
положительной температурой транспортируемого продукта фор-
мируются техногенные талики размером от 1-2 до 10 м (рис. 2) и
термокарстовые просадки заполненные водой. Техногенные во-
доёмы в свою очередь оказывают дополнительное отепляющее
воздействие на многолетнемёрзлые породы.
Тепловое воздействие, оказываемое инженерными соору-
жениями, на многолетнемёрзлые породы может вызвать диссоци-
ацию газовых гидратов и выделение газов находящихся под

273
большим давлением. Сложный комплекс процессов, происходя-
щих в многолетнемёрзлых грунтах, при разложении газогидатов
рассмотрен нами на примере формирования Ямальского кратера
[6]. Важно отметить, что нагревание многолетнемёрзлых пород
необязательно должно происходить до температур фазовых пере-
ходов и их оттаивания. Разные по гранулометрическому и мине-
ральному составам многолетнемёрзлые породы по-разному вли-
яют на условия диссоциации газогидратов. В песчаных породах с
низкой минерализацией поровых вод разложение гидратов имеет
массовый характер при температурах вблизи -1°С. По мере уве-
личения дисперсности пород в ряду влажные песок-супесь-
суглинок температура полного разложения реликтовых гидратов
понижается вплоть до -3 ÷ - 4 °С. Наихудшие условия для гидра-
тонакопления представляют собой консолидированные влажные
глины, особенно засоленные. В них разложение реликтовых гид-
ратов может происходить при разных температурах и даже не-
большое (доли градуса) повышение температуры может приво-
дить к массовому выделению газа из разлагающихся гидратов [7].

Рис. 2. Техногенный талик под действующим газопроводом


Надым Пунга [5]

Следует учитывать, что скорости разложения газогидратов


и соответственно периода подготовки выброса газов может быть

274
значительной. Их можно оценить по скорости роста бугров пуче-
ния предшествующих взрыву. По имеющимся по данным, зафик-
сированное время формирования бугра пучения на месте Ямаль-
ского кратера около 70 лет [8]. Бугор пучения сформировавшийся
перед формирование Ёркутинского кратера, по наблюдению оче-
видца, вырос в течение одного года [9]. Скорость роста бугров
составляет от 8 см в год до 100 см в год и больше. Эти данные
свидетельствуют, что быстрый рост бугров, развивающихся
непосредственно перед взрывом, представляют не меньшую
опасность, чем сами взрывы. Отличие роста бугров предшеству-
ющих подземным выбросам газа от обычных многолетних бугров
пучения в том, что они не связаны с промерзанием таликов, кото-
рые легко выделяются на местности. Как показали исследования,
подготовка взрывных процессов и сами взрывы происходят при
различных поверхностных условиях: на пойме, склонах, сухих
бровках водоразделов и др.. Это затрудняет локализацию мест
развития опасных процессов, связанных с формированием воро-
нок газового выброса.
Для предотвращения возможного развития взрывных про-
цессов, связанных с воздействием внутригрунтовых газов, необ-
ходимо разработать комплекс методов по выявлению причин
формирования газонасыщенных пород, обнаружению зон транзи-
та и накопления газа и мероприятий по их ликвидации, если они
будут обнаружены.
Воронки газового выброса в зоне распространения много-
летнемёрзлых пород и связанные с ними процессы, являются но-
вой, ещё плохо изученной группой опасностей в криолитозоне.
По мере освоения Арктики тепловое воздействие на многолет-
немёрзлые породы будет возрастать, риск воздействия взрывных
процессов на объекты нефтегазового комплекса будет только
увеличиваться. Тем не менее, они не только не учитываются при
выборе проектных решений и прогнозах взаимодействия инже-
нерного сооружения с многолетнемёрзлыми грунтами, но даже не
включены в группу опасных геологических процессов.

275
Работа выполнена: при финансовой поддержке
РФФИ (проект 17-05-00294) и в соответствии с государ-
ственном задании ФАНО (рег. № АААА-А18-118022190065-
1 от 21/02/2018).

ЛИТЕРАТУРА

1. Аветов Н. Р., Краснова Е.А.,Якушев В.С. О возможных причи-


нах и природе газовыделений вокруг газовых и газоконденсатных сква-
жин на территории Ямбургского нефтегазоконденсатного месторожде-
ния // Актуальные проблемы добычи газа. – 2018. – № 1 (33). – С. 33-40.
2. Криосфера нефтегазоконденсатных месторождений полуост-
рова Ямал. Т.2. Криосфера Бованенковского нефтегазоконденсатного
месторождения М.: ООО «Газпром Экспо», 2013. 424 с.
3. Строение и свойства пород криолитозоны южной части Бованен-
ковского газоконденсатного месторождения. М.: ГЕОС, 2007. – 137 с.
4. Грива Г.И. Геоэкологические условия разработки газовых ме-
сторождений полуострова Ямал : Дис. ... доктора геол.-мин. наук.
Надым, 2006. 375 c.
5. Мельников В.П, Скворцов А.Г, Малкова Г.В., Дроздов Д.С., По-
номарева О.Е., Садуртдинов М. Р., Царев А.М., Дубровин В.А. Резуль-
таты изучения геокриологических условий Арктических территорий с
помощью сейсмических методов //Геология и геофизика, 2010, т. 51,
№ 1. С. 171-180.
6. Хименков А.Н., Сергеев Д.О., Станиловская Ю.В., Власов А.Н.,
Волков-Богородский Д.Б. Газовые выбросы в криолитозоне, как новый
вид геокриологических опасностей // Геориск, 2017, № 3, а. С. 58-65.
7. Якушев В.С. Влияние литологии криолитозоны на устойчивость
реликтовых газогидратов в Арктике. // Труды ИПНГ РАН (Москва): Се-
рия «Конференции», 2017. Вып. 2(1). С. 172-173.
8. Арефьев С.П., А.В. Хомутов А.В., Ермохина К.А, Лейбман М.О.
Дендрологическая реконструкция процесса формирования газового буг-
ра на месте Ямальской воронки. // Криосфера Земли. 2017, т. XXI, № 5.
С. 107-119.
9. http://raznooje.blogspot.com/2017/07/blog-post_9.html от 3 июля
2017г.

276
ГЕОТЕРМИЯ ЗЕМНЫХ НЕДР

Цветков Ю.П.,1 Брехов О.М.2


1
Институт земного магнетизма, ионосферы
и распространения радиоволн РАН, г. Москва, г. Троицк Россия.
E-mail: tsvetkov@izmiran.ru
2
Московский авиационный институт, г. Москва, Россия.
E-mail: brekhov@mail.ru

Арктический сегмент России притягивает особо присталь-


ное внимание, успешно осваивается и является важной зоной
прироста пополнений полезных ископаемых.
С потеплением климата Земли возникает как негативная
проблема таяния вечной мерзлоты полярной зоны России, так и
позитивная – таяние льдов Северного ледовитого океана. Первая
проблема может привести к прорыву залежей метана в атмосфе-
ру, нарушению инфраструктуры и пр., а вторая – круглогодично-
му открытию Северного морского пути. Эти проблемы наряду с
глобальным потеплением связаны с процессами излучения внут-
реннего тепла Земли. Распределение температур во внутренних
слоях литосферы изучено недостаточно полно. Для это