Вы находитесь на странице: 1из 7

n.h.

`н3фрие"а∗

ФОРМЫ ВЫРАЖЕНИЯ КОНЦЕПТА «ПРАВЕДНОСТЬ» В ПСАЛТЫРИ


(НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОГО И АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКОВ)

В статье рассматриваются лексические и образные средст-


ва выражения концепта «праведность» в Псалтыри. Предме-
том исследования является структура концепта. Затрагивается
вопрос о необходимости учета содержания концептов при пе-
реводе библейских текстов.

Псалтырь – единственная ветхозаветная книга, в полном объеме воспринятая


христианской философией и потому ставшая своеобразным мостом, соединив-
шим две системы религиозного мировосприятия, иудейскую и христианскую.
Заключенные в тексте символы и образы через систему бинарных противопос-
тавлений воссоздают «картину мира» древнего человека, воспроизводят его
нравственные ориентиры [1. С. 148-149]. Сконцентрированные здесь многие
ветхозаветные экзистенциальные смыслы («правда», «закон», «блаженство» и
др.) обрели новое звучание в контексте христианского мировоззрения. «Правед-
ность» – один из этических концептов Псалтыри со сложной структурой и раз-
нообразными средствами лексико-семантического выражения – оказывается ин-
тереснейшим объектом исследования.
Цель статьи – продемонстрировать языковые средства реализации рассмат-
риваемого концепта и соотнести способы выражения концепта в русском и анг-
лийском вариантах текста Псалтыри. В качестве эталонной основы при сопос-
тавлении двух источников – Библии в русском Синодальном переводе и The
Holy Bible, New International Version – выступает древнегреческий текст Септуа-
гинты (древнейший перевод Библии на древнегреческий язык)**. Анализ ценно-
стных категорий, заключенных в библейских текстах, производится в русле лин-
гвокультурологического направления.


© Ануфриева О.И., 2007
Ануфриева Ольга Ивановна – Самарская гуманитарная академия.
**
См. источники.
223 Формы выражения концепта «праведность» в Псалтыри

Концепт рассматривается в рамках диады «язык – культура». Не отрицая его


ментальной природы, исследователи (Н.Д. Арутюнова, А. Вержбицкая,
С.Г. Воркачев, В.И. Карасик, Г.Г. Слышкин, Ю.С. Степанов и др.) акцентируют
внимание на культуре как сфере, детерминирующей концепт, и слове – области
его опредмечивания. Ключевым моментом при этом является ценностное на-
полнение концепта: «если о каком-либо феномене носители культуры могут ска-
зать «это хорошо» (плохо, интересно, утомительно и т.д.), этот феномен форми-
рует в данной культуре концепт» [2].
Лингвокогнитивные исследования объединяет подход, согласно которому
концепт объективируется в языке посредством слова, которое получает статус
имени концепта – языкового знака, передающего содержание концепта наиболее
полно и адекватно. При этом подчеркивается, что концепт, как правило, соотно-
сится более чем с одной лексической единицей [2]. По мнению Д.С. Лихачева,
концепт существует не для каждого слова, а для каждого его лексико-
семантического варианта [3. С. 281].
Концепт «праведность» представлен в тексте «Псалтыри» целым рядом лек-
сем словообразовательного гнезда с центральным (историческим) элементом
прав-: праведность (вменится в праведность), праведник (от Господа спасе-
ние праведника; глас радости и спасения в жилищах праведников; праведник
цветет, как пальма), праведный, праведные (в субстантивированном употреб-
лении) (вот врата Господа: праведные войдут в них; взывают праведные, и
Господь слышит их; много скорбей у праведного), праведен (благ и праведен
Господь, посему наставляет грешников на путь), (не)праведно (да судит пра-
ведно людей Твоих и нищих Твоих на суде; до коле вы будете судить неправедно
и оказывать лицемерие нечестивым), (не)правда (согрешили мы с отцами на-
шими, совершили беззаконие, соделали неправду; Господь творит правду и суд
всем обиженным; истина возникнет из земли; и правда приникнет с небес),
справедливость (Ты утвердил справедливость, суд и правду Ты совершил в Иа-
кове), справедливо (подлинно ли правду говорите вы, судьи, справедливо суди-
те, сыны человеческие), правота (я славил бы тебя в правоте сердца, поучаясь
судам правды Твоей), правый (род правых благословится; щит мой в Боге, спа-
сающем правых сердцем; сердце чисто сотвори во мне, Боже, и дух правый об-
нови внутри меня; ибо слово Господне право, и все дела его верны). Необходимо
отметить, что в русском тексте лексема «праведность» употребляется только
один раз (псалом 105, стих 31): в соответствии с церковнославянской традицией
в современном Синодальном переводе сохраняется лексема «правда» в ее ис-
конном значении закон, справедливость, праведность.
Другое средство воплощения концепта в тексте – образ. Одна из форм «фи-
зического» воплощения концепта, способ опредмечивания «внепредметных по-
нятий» [5. С. 149], образ – это «концепт, уже «врезанный» в первичную форму»
[6. С. 37]. «Праведность» в Псалтыри реализуется в целом ряде образов: пути
(метафорическом воплощении идеи праведной жизни), радости и ликования,
224 Вестник СамГУ. 2007. №5/2 (55)

света и цветения. Самым разветвленным и многомерным является образ пути. С


одной стороны, путь – средство достижения праведности (правды): Отворите
мне врата правды, войду в них, прославлю Господа; <…>и да не войдут они в
правду; направляет меня на стези правды; Господи, путеводи меня в правде
Твоей, уровняй предо мной путь Твой; направляет кротких к правде и научает
кротких путям Своим; правда пойдет и поставит на путь стопы свои. С дру-
гой стороны, правда и путь в псалмах сливаются, становятся соотносимыми в
когнитивных процессах: путь, как и правду, уразумеют, познают, наблюдают,
объявляют, хранят. Путь – метафора закона, ритуального и нравственного, ко-
торый выступает залогом праведности: путь заповедей, путь уставов, путь по-
велений, путь истины, путь откровений, путь непорочности, ходить в непо-
рочности сердца и т.д. Путь – метафора жизни, система координат, благодаря
которой человек должен прийти к определенной цели. Он предполагает субъект
движения (странник, праведник), параметры движения (ходить по заповедям,
возвышаться над нечестивыми), ценностные характеристики движения (путь
прямой, верный, непорочный, праведный, вечный), препятствия (яма, ров, запад-
ня, сети, соблазн), направление (вперед, вверх), цель (гора Господня).
Одним из ключевых моментов при описании содержательной стороны кон-
цепта является анализ его структуры. Не случайно, все научные дефиниции кон-
цепта, так или иначе, сводятся к описанию его строения. Структура каждого
концепта в зависимости от его типа моделируется по-разному. Ее можно пред-
ставить в виде «слоистого» [7. С. 44] образования, пласты которого являются
результатом культурной жизни разных эпох и включают в себя: 1) основной
(«актуальный») признак, 2) дополнительный признак, потерявший свою акту-
альность и ставший историческим, 3) этимологический признак, или «внутрен-
нюю форму». По другой схеме (см. рисунок) структура концепта моделируется в
форме сферы, центр, ядро которой составляет этимология слова, «когнитивная
память слова» [8. С. 268]. Поверхностные уровни фиксируют смыслы, привне-
сенные культурой, традициями, национальным, индивидуальным опытом.

1 2 3

Рис. Схема концепта «праведность» в Псалтыри: 1 – «внутренняя форма»; 2 – «прав-


да» = «справедливость», «закон» (значение, заключенное в тексте); 3 – «правда» = «ис-
тина» (ассоциативный компонент)
225 Формы выражения концепта «праведность» в Псалтыри

Ядро концепта «праведность» в русском тексте Псалтыри – «внутреннюю


форму» (1) – составляет центральный этимон прав-, представляющий собой ко-
рень пра-(лат. prõ, лит. prõ, инд.евр. *pro) и суффикс –в- (инд.-евр. –uo-), пра-
в(инд.-евр.*pro-uos). Основное значение – какой должен быть: др.-рус. правъ –
прямой, правильный, истинный; ст.-слав. правъ – правда; бол. прав – прямой,
правильный [9. С. 121]. Содержание этимологического компонента лишь указы-
вает на долженствование некоего состояния (какой должен быть), но не назы-
вает явление, в соответствии с которым оно определяется.
Следующий уровень структуры – содержательный (2) – в исследовательском
отношении характеризуется большей значимостью для понимания концепта, чем
остальные. Главенствующее положение в этом срезе концепта занимает лексема
«правда». По данным словарей древнерусского и церковнославянского языков,
«правда» есть справедливость, закон, суд. Лексема «праведность» не фиксиру-
ется словарями вообще, что не свидетельствует об отсутствии таковой в языке,
но в текстах её функции выполняет «правда». В соответствии с приведенным
выше значением лексемы «правда», «праведный» определяется как человек, жи-
вущий и поступающий «по оправданиям закона Божия» [10. С. 472]. Все случаи
употребления лексем «праведный», «праведность», «правда» в русской Псалты-
ри в древнегреческом тексте-основе соответствуют δικάιος: 1) чтущий законы,
честный, справедливый, праведный, 2) справедливый, подобающий, правильный,
3) истинный, настоящий, 4) законный, δικάιον: 1) право, справедливость, 2)
права и обязанности, δικαιοσύν: 1) справедливость, законность, праведность,
2) правосудие, судопроизводство, 3) благодеяние. [11. С. 15]. Идея закона – фун-
даментальная идея Ветхого Завета – в Псалтыри реализуется через концепт
«праведность», или «правда», и наиболее отчетливо проявляется во втором
уровне его структуры. Правда Твоя – правда вечная; Суди меня по правде Твоей;
Воздал мне Господь по правде моей; Десница Твоя полна правды; И небеса про-
возгласят правду Его, ибо судия сей есть Бог; Ты возлюбил правду и возненави-
дел беззаконие.
Внешний уровень – ассоциативный (3) – привносит дополнительные смыслы
в концепт. Согласно современным толкованиям, «праведность» есть свойство
праведника, следование религиозным нормам, предписаниям; внутреннее со-
стояние, сопряженное с глубоким религиозным чувством. Но поскольку в рус-
ском тексте Псалтыри значение «праведность» реализуется через лексему
«правда», возникает импульс для образования различного рода смысловых на-
слоений и ассоциации. С одной стороны, в слове активны семы закон, справед-
ливость (содержание текста поддерживает их), а с другой стороны – современ-
ный язык выдвигает на первый план сему истина (первичную для современного
значения лексемы «правда»), и при недостаточных контекстуальных условиях
эти два значения могут взаимодействовать и привносить смысл, изначально не
заложенный. Так, в широко известном библейском выражении «Блажены алчу-
щие, жаждущие правды» «правда» означает отнюдь не «истину», поскольку
226 Вестник СамГУ. 2007. №5/2 (55)

представляет собой перевод древнегреческого δικαιοσύνην (справедливость), хо-


тя именно это высказывание чаще всего цитируется как иллюстрация к значе-
нию «истина». Особенности словоупотребления русской Псалтыри не позволя-
ют однозначно понять, какие семы «правды» актуализируются в тексте – истины
или закона. Сравните с английским вариантом, где объемная категория «правда»
детализируется при помощи менее абстрактных понятий (обещание, мольба, де-
ла и т.д.) с определением «righteous» (праведный, справедливый): Истаивают
очи мои, ожидая слова правды Твоей – My eyes fail, looking for your righteous
promise (праведные обещания) ;Услышь, Господи, правду мою, внемли воплю
моему – Hear, O Lord, my righteous plea (праведную мольбу), listen to my cry;
Разве во мраке познают чудеса Твои, и в земле забвения – правду Твою – <…>or
your righteous deeds (справедливые действия) in the land of oblivion; И язык мой
<...>будет возвещать правду Твою – your righteous acts (справедливые дела).
Быть праведным в ветхозаветном смысле – означает идти путем закона,
справедливости, быть таким, каким этого требует некий устав. Истина – катего-
рия новозаветная, она пришла на смену закона, после чего быть праведным ста-
ло означать – следовать заповеди любви, идти путем истины.
Исключительно важным представляется учет структуры концептуальных
смыслов текста и сохранение единообразия и системности средств выражения
при их переводе на другой язык. Особенно это касается произведений религиоз-
ного плана, где каждое слово заключает в себе смысл, не допускающий вольно-
сти в переводе. Так, например, неправда в Псалтыри – часть концепта «правед-
ности» («правды») – в массе случаев не является синонимом лжи (даже в кон-
текстах, предполагающих ситуацию говорения!), а обозначает беззаконие, не-
справедливость и противопоставлено правде как высшему закону, справедливо-
сти. Русский синодальный перевод Библии в целом выдержан в традиции древ-
негреческого перевода Септуагинты и демонстрирует системность в передаче
значений, что не всегда наблюдается в английском варианте перевода. В целом
ряде случаев неправда вместо закономерных injustice (несправедливость), iniq-
uity (беззаконие, несправедливость) переводится как guilt (вина, грех), sin (грех),
wicked (злой, грешный, нечистый), evil (зло). Вот нечестивый зачал неправду,
был чреват злобою и родил ложь – he who is pregnant with evil (зло)and conceives
trouble gives birth to disillusionment; … неправда в руках моих – there is guilt (ви-
на) on my hands; если бы я видел неправду в сердце моем, то … – if I had cher-
ished sin(грех) in my heart; ибо заградятся уста говорящих неправду [12] – while
the mouths of liars (уста лжеца)will be silenced; слова уст его – неправда и лукав-
ство – the words of his mouth are wicked (слова уст его злые) and deceitful. Пред-
ставленные варианты перевода размывают структуру концепта в английском
тексте Библии.
Таким образом, для перевода библейских текстов на современные языки не-
обходимо понимание сути заключенных в них концептов, видение системности
227 Формы выражения концепта «праведность» в Псалтыри

средств их экспликации и учет парадигматических связей внутри форм выраже-


ния концептов.
Библейский концепт «праведность» («правда») в ветхозаветном преломле-
нии несет в себе значение – «состояние человека, живущего в соответствии с
Законом» и по отношению к Богу как к Судье – «справедливость, верность дан-
ному Им Закону». Исторические изменения в лексике, особенности переводов
привносят дополнительные оттенки смысла, меняют структуру концепта.

Библиографический список

1. Карпенко, Л.Б. Глаголица – славянская священная азбука: монография / Л.Б. Кар-


пенко. – Самара: Изд-во Самар. гуманит. акад., 1999 – 209 с.
2. Карасик, В.И. Лингвокультурный концепт как элемент сознания / В.И. Карасик,
Г.Г. Слышкин // Режим доступа: http://psycholing.narod/monograf/karasik-
psy-hres.htm
3. Воркачев, С.Г. Лингвокультурология, языковая личность, концепт: становление ан-
тропоцентрической парадигмы в языкознании / С.Г. Воркачев // Режим доступа:
http://kubstu.ru/docs/lingvoconcept/lingvocult.htm
4. Лихачев, Д.С. Концептосфера русского языка / Д.С. Лихачев // Русская словесность:
Антология. – М.: Academia, 1997. – С.280 – 287.
5. Арутюнова, Н.Д. От образа к знаку / Н.Д. Арутюнова // Мышление, когнитивные
науки, искусственный интеллект. – М., 1988. – С.147-162.
6. Колесов, В.В. Концепт культуры: образ – понятие – символ / В.В. Колесов // Вестник
С.-Петербургского университета. – 1992. – Сер. 2. – Вып. 3. – №16. – С.30-40.
7. Степанов, Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования /
Ю.С. Степанов. – М., 1997. – 824 с.
8. Воркачев, С.Г. Культурный концепт и значение / С.Г. Воркачев // Труды Кубанского
государственного технологического университета. Сер. «Гуманитарные науки». Т. 17. –
Вып. 2. – Краснодар, 2003. – С.268-276.
9. Преображенский, А.Г. Этимологический словарь русского языка. В 2 т. Т. 2. /
А.Г. Преображенский. – М.: Государственное издательство иностранных и националь-
ных словарей, 1959. – 565 с.
10. Полный церковно-славянский словарь: (Со внесением в него важнейших древ.-рус.
слов и выражений / сост. Г. Дьяченко. Репринтное воспроизведение изд. 1900 г. – М.,
1993. – 1120 с.
11. Дворецкий, И.Х. Древнегреческо – русский словарь. В 3 т. Т. 1. / И.Х. Дворецкий. –
М., 1958. – 1043 с.
12. В церковнославянском варианте – уста глаголющих неправедная, в древнегрече-
ском – στοµα λαλουντων αδικα (неправый, несправедливый, грешный), что должно при
переводе исключить ложь (антоним правды=истины).

Источники

1. Septuaginta, it est Vetus Testmentum graece iuxta LXX interprets / Ed. A.Rahlfs.
Voll. II. – Stuttgart, 1935.
2. The Holy Bible, New International Verssion. – USA, 1982. – 946 с.
228 Вестник СамГУ. 2007. №5/2 (55)

3. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. – М.: Российское


Библейское общество, 1995. – 1372 с.

Статья принята в печать в окончательном варианте 24.08.2007 г.

O.I. Anufrieva

FORMS OF EXPRESSION OF «PRAVEDNOST» CONCEPT


IN PSALMS
(ON THE MATERIAL OF RUSSIAN AND ENGLISH LANGUAGE)

In the paper the lexical and imaginary means of expression of


concept «pravednost» in Psalms is considered. The subject matter
of investigation is also structure of the concept. The question upon
the necessity of discounting of concepts’ content by the translation
of Bible’s texts is observed.