Вы находитесь на странице: 1из 5

140

Страны Латинской Америки

2001.03.040. ТАРАСОВ К.С. «БОЖИЙ ДАР», СТАВШИЙ


ПРОКЛЯТИЕМ: ИСТОРИЯ НАРКОТИКОВ И НАРКОБИЗНЕСА В
ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ. – М.: Изд-во РУДН, 2000. – 179 с.
Мировая история наркотиков началась в Латинской Америке еще в
III тысячелетии до н.э. И именно латиноамериканские наркотики ныне
господствуют в мировой наркоторговле, возглавляемой крупнейшими в
мире наркокартелями – Картелем Кали и Медельинским картелем. В
последние годы эти картели предпринимают попытки проникновения и
на российский рынок. Книга д.э.н. К.Тарасова посвящена слабоизученной
в российской, да и в зарубежной научной литературе, проблеме
наркотиков, зарождении и развитии наркобизнеса в Латинской Америке,
складывании наркократии. «В наши дни происходит завершающая стадия
формирования в ряде латиноамериканских стран новых экономики,
общественного строя и социальной структуры, базирующихся в
значительной степени на доходах и поступлениях от наркобизнеса.
Наиболее далеко этот процесс зашел в Колумбии, Перу, Эквадоре,
Боливии, Мексике, странах Центральной Америки и Карибского
бассейна», отмечает автор (с.37-38). В исследовании использован
малоизвестный материал, собранный автором во время его пребывания в
Латинской Америке.
Во введении, предваряющем шесть глав, К.Тарасов обращает
внимание на те факторы, которые затрудняют научное изучение
проблемы – скудность достоверной информации, а главное – опасность,
которой подвергается в Латинской Америке тот, кто стремится эту
информацию обнародовать.
В каждой из глав содержатся сведения о наиболее
распространенных в Латинской Америке наркотических растениях –
кокаине, конопле, опиумном маке, галлюциногенах, их географическом
распространении, условиях произрастания, культурных видах, способах
получения наркотика, а также об особенностях их употребления и
воздействии на человеческий организм. Автор прослеживает историю
наркотиков, обращаясь как к дошедшим до нас письменным памятникам
и памятникам изобразительного искусства и архитектуры древних
индейских цивилизаций – майя, ацтеков, инков, так и к археологическим
данным. В книге приводятся и первые свидетельства европейских
мореплавателей о наркотиках, и более подробные описания
наркотических средств и их потребления, содержащиеся в трудах
испанских историков, натуралистов и миссионеров XVI-XVII вв. Особое
141

место в каждой главе отведено подробному описанию ритуалов индейцев


– как практикующихся и поныне, так и оставшихся в прошлом, –
связанных с употреблением наркотиков.
В главе первой «Метастазы наркобизнеса» К.Тарасов обращает
внимание на сомнительный подход, лежащий в основе Единой конвенции
о наркотических средствах 1961 г. и Конвенции по психотропным
средствам, принятой в 1971 г., в которых алкоголь, кофе, табак как
«хорошие наркотики» не упоминаются, в то время, как «плохие
наркотики» из развивающихся стран запрещены. В основе принятого в
большинстве стран определения понятия «наркотическое средство»
лежит единство трех критериев – медицинского, социального и
юридического, но на практике действует методология, в основе которой
лежит только юридический принцип. Так, латиноамериканские страны, в
которых употребление листьев коки является традиционным и широко
распространено, не считают их наркотиками, в то время как в США коку
относят к наркотическим средствам.
Страны Латинской Америки специализируются на кокаине,
марихуане и некоторых растительных психотропных веществах, главным
образом, галлюциногенов. Из 900 т кокаина, производимых картелями,
200 т в Латинской Америке потребляется или задерживается властями,
300 т поступает в США, 100 т – в Западную Европу (с.12). 90%
производства листа коки приходится на Перу, Боливию и Колумбию,
причем Перу дает 60% латиноамериканского производства, на втором
месте находится Боливия (25), далее – Колумбия (10%). Долгое время
Перу и Боливия производили у себя только основную кокаиновую пасту
и направляли ее в Колумбию, где путем ряда химических реакций
получали кокаин. Со второй половины 80-х годов наркокартели Перу и
Боливии стали перерабатывать часть пасты у себя, также превратившись
в экспортеров кокаина.
Оптовая стоимость 1 кг чистого кокаина составляет около 11
тыс. долл., а при уличной торговле, когда на 1 г чистого кокаина
добавляют 8-10 г разных примесей, доход составляет 88-110 тыс.
долл. при себестоимости 1 кг кокаина в 1990 г. 1100-1200 долл.
(с.23-24). По расчетам, проведенным автором, чистый доход всех
латиноамериканских наркокартелей после реализации стрит-кокаина
в Соединенных Штатах составляет примерно 10-18 млрд. долл.
(с.25). Примерно треть из них возвращается в латиноамериканскую
экономику, остальные идут на скупку недвижимости в США и
спекулятивные операции. Наркодоходы становятся главным
фактором в появлении латиноамериканских миллиардеров. Если до
142

80-х годов в списке миллиардеров мира не было ни одного


латиноамериканца, то в 80-х их стало 6, в 90-х годах – уже 21. (с.26).
В 80-е годы ХХ в. латиноамериканские страны пережили первую в
своей истории наркотическую эпидемию, повторяя путь, уже
пройденный к тому времени «северным соседом», но в основе этой
эпидемии лежали иные, чем в США, факторы. По оценкам автора, число
лиц, постоянно или время от времени злоупотребляющих наркотиками, в
Латинской Америке составляет примерно 20-25 млн. человек, в основном
в Колумбии, Перу, Мексике и Бразилии. Но в эти цифры не включены
индейские народы и племена, которые применяют метод жевания листьев
коки (с.31). Потребляют в основном более дешевый крэк, а марихуану –
только в тех странах, где она производится. Более 90% потребителей
наркотиков относятся к беднейшим слоям населения стран региона.
Широкое увлечение индейскими наркотиками наблюдалось среди
испанских конкистадоров и духовенства, которые и завезли их сначала в
Испанию, потом в Европу. Так в XVI в. зародилась международная
торговля наркотиками. Если в доколумбовой Латинской Америке сбор
кокаинового листа не превышал 1-2 тыс. т в год, то испанские
колонизаторы в XVI-XVIII вв. довели его до 5-6 тыс. т в год, однако
вывозили за пределы региона в мизерных масштабах. Лишь после того,
как Ниман в 1860 г. получил «чистый кокаин» и был изобретен
медицинский шприц, сложились условия для массового злоупотребления
наркотиками. На рубеже XIX-XX вв. в США имел место первый
кокаиновый бум. Второй произошел в 20-е годы ХХ в. в связи с
принятием «сухого закона». Именно тогда в США возникли первые
крупные наркоорганизации. В 40-е годы главным перевалочным пунктом
наркотиков стала Куба, она перестала быть «мировой столицей
наркобизнеса» лишь после революции 1959 г. Тогда «мировая столица
наркобизнеса» переехала в Майами.
В 70-е годы в международной наркоторговле произошла «вторая
латиноамериканская революция». На фоне взаимного ослабления в ходе
битвы между «кубинской мафией» и «Коза Ностра» на первый план
выступила новая мощная наркоорганизация, контроль за которой
принадлежит наркобаронам из Медельинского картеля и Картеля Кали в
союзе с примерно 20 «семьями» из Перу, Боливии, Эквадора и
Венесуэлы. На эти же годы приходится скачок в производстве кокаина в
Латинской Америке и третий кокаиновый бум в США. С 70-х по 90-е
годы сбор кокаинового листа вырос с 20 тыс. т в год до 300 тыс. т, а
число американцев, потребляющих наркотики, выросло вдвое и
143

составило 43 млн. человек Из них примерно 4 млн. американцев


являются наркоманами-кокаинистами (с.37).
По подсчетам эквадорского экономиста и социолога Н.Ромеро, в
наркобизнесе стран Латинской Америки занято 8-10 млн. человек, и он
дает не менее 30% валового национального продукта (ВНП) Колумбии и
Боливии, 25% – Перу. Наркомафия проникла на все уровни
исполнительной, законодательной и судебной власти
латиноамериканских стран. «Наркобизнес превратился в важнейший
сектор национальной экономики и своего рода мотором их социально-
экономического развития», – считает К.Тарасов. – «Фактически речь
может идти о складывании в них наркократии, господства… наркомафии
и связанных с ней социальных слоев и структур» (с.38).
Но десятки миллиардов наркодолларов ежегодно отмываются и
вливаются в активы мирового финансового капитала, а значит,
подпитывают и экономику США и Западной Европы. В этом К.Тарасов
видит объяснение странного факта, что война администрации США с
латиноамериканской наркомафией не приносит ощутимых результатом.
Зато борьба с наркобизнесом используется администрацией США как
повод для осуществления вмешательства во внутренние дела
латиноамериканских стран.
Вторая глава посвящена наркобизнесу в Панаме и его активному
участнику генералу М.Норьега, при котором Панама превратилась в
главное хранилище доходов от незаконного оборота наркотиков. США, в
1989 г. осуществив интервенцию в Панаму и захватив Норьегу, который
был осужден на 250 лет тюремного заключения, так и не добились
изменения ситуации с наркотиками в Панаме. Автор не исключает, что у
ЦРУ существуют свои связи с наркобизнесом и отслеживает эту тему на
протяжении нескольких глав.
В третьей главе «Без коки не было бы и Перу» К.Тарасов
рассматривает ход борьбы правительства Перу с наркобизнесом, также
проходившей без особых успехов. (Надо отметить, что автор не приводит
данных о результатах кампании против наркобизнеса, проведенной
президентом Фухимори. – Реф.). В наркобизнесе непосредственное
участие принимал ряд высших лиц Боливии, включая глав правительств
Уго Бансера Суареса, генерала Гарсия, «кокаинового президента»,
подчеркивается в четвертой главе. «Боливия с успехом интегрировалась в
мировую экономику в качестве страны, в основе почти всех
экономических и политических процессов которой лежит незаконный
оборот наркотиков. И если раньше делами в Боливии заправляли
оловянные бароны, то теперь – кокаиновые», делает вывод автор (с.112).
144

Как формировались крупнейшие в мире наркокартели, какую


угрозу они стали представлять для колумбийского государства, как
развертывалась борьба с наркобизнесом в Колумбии рассматривается в
главе 5 «Калийцы против медельинцев». В первой части последней,
шестой главы повествуется о поисках тайных наркотиков майя и ацтеков
в 50-х годах ХХ столетия, во второй части речь идет о мексиканском
наркобизнесе и борьбе мексиканского правительства с незаконным
оборотом наркотиков.
В заключении книги подчеркивается, что незаконный оборот
наркотиков наносит латиноамериканским странам колоссальный ущерб,
он стал мощнейшим фактором распространения преступности,
проституции, наркомании и коррупции. При этом наркобизнес
превратился в основу неформального сектора экономики
латиноамериканских стран, причем для многих – и опорой всей
экономики.
М.Н.Смелова

Вам также может понравиться