Вы находитесь на странице: 1из 330

Издательство АСТ

МОСКВА
УДК 821.111(73)-312.9
ББК 84(7Сое)-44
М 29
George R. R. Martin, Elio M. Garcia, Linda Antonsson
THE WORLD OF ICE AND FIRE: THE OFFICIAL HISTORY OF WESTEROS AND A GAME OF THRONES
Печатается с разрешения автора и издательства Bantam Books, an imprint of Random House, a division of Random House LLC
и литературного агентства Nova Littera SIA.

Мартин, Джордж. Гарсиа-мл., Элио. Антонссон, Линда.


М29 Мир Льда и Пламени: официальная история Вестероса и Игры Престолов / Джордж Мартин; [пер. с англ.
H. Виленской]. — Москва : Издательство АСТ, 2016. — 328 с.
ISBN 978-5-17-087559-7
МИР ЛЬДА И ПЛАМЕНИ. Этот щедро иллюстрированный том, украшенный более чем 170 оригинальными художественными
изображениями — всесторонняя история Семи Королевств, обеспечивающая ярко выстроенные сцены эпических битв, горького
соперничества и дерзких восстаний, что привели к событиям Песни Льда и Пламени и «Игре Престолов» телеканала НВО.
В  течение многих лет сотрудничая с Элио Гарсией-младшим и Линдой Антонссон, основателями известного фанатского сайта
Westeros.org, Джордж Мартин объединил усилия с людьми, которые знали этот мир так же хорошо, как его создатель.
Здесь собраны все накопленные знания, научные выкладки и унаследованные предания мейстеров и септонов, певцов и
сказителей. Это хроника, простирающаяся от Рассветных Веков до Века Героев, от пришествия Первых Людей до прибытия
Эйегона Завоевателя, от его воцарения на Железном Троне до восстания Роберта и падения Безумного Короля, Эйериса II
Таргариена, — события, находящиеся в тесной связи с нынешним противостоянием Старков, Ланнистеров, Баратеонов и
Таргариенов. Окончательный недостающий кусок ослепительной вселенной Мартина, Мир Льда и Пламени служит убедительным
доказательством того, что перо сильнее бури мечей.
© George R.R. Martin, 2014
© Перевод. H. Виленская, 2014
© Fantasy Flight Publishing, Inc., 2016
© Издание на русском языке AST Publishers, 2016

Литературно-художественное издание
Джордж Мартин, Элио Гарсиа-мл., Линда Антонссон
МИР ЛЬДА И ПЛАМЕНИ
Официальная история Вестероса и Игры Престолов

Ответственный редактор В. Демичев


Компьютерный дизайн Е. Климовой
Компьютерная верстка: С. Клещёв

Подписано в печать 10.03.16. Формат 62 × 94 1/8.


Усл. печ. л. 44,25. Тираж 3000 экз. Заказ № .
Общероссийский классификатор продукции ОК-005-93, том 2; 953000 – книги, брошюры
Наши электронные адреса: WWW.AST.RU, E-mail: neoclassic@ast.ru
ВКонтакте: vk.com/ast_neoclassic
ООО «Издательство АСТ». 129085, г. Москва, Звездный бульвар, д. 21, стр. 3, ком. 5

"Баспа Аста" деген ООО.


129085 г. Мәскеу, жұлдызды гүлзар, д. 21, 3 құрылым, 5 бөлме
Біздің электрондық мекенжайымыз: www.ast.ru
E-mail: neoclassic@ast.ru
Қазақстан Республикасында дистрибьютор және өнім бойынша арыз-талаптарды қабылдаушының өкілі
«РДЦ-Алматы» ЖШС, Алматы қ., Домбровский көш., 3«а», литер Б, офис 1.
Тел.: 8(727) 2 51 59 89,90,91,92, факс: 8 (727) 251 58 12 вн. 107; E-mail: RDC-Almaty@eksmo.kz
Өнімнің жарамдылық мерзімі шектелмеген.
Өндірген мемлекет: Ресей
Сертификация қарастырылмаған

ФОРЗАЦ | Драконий Камень СПРАВА | Штормовой Предел


Содержание
Предисловие ......................................................... 9 Дейерон II...................................................108
Древняя история .......................................... 11 Эйерис I .......................................................112
Рассветные Века .......................................... 13 Мейекар I .................................................... 114
Пришествие Первых Людей ......................... 16 Эйегон V ......................................................115
Век Героев ..................................................... 18 Джейехерис II ............................................ 119
Долгая Ночь .................................................19 Эйерис II ..................................................... 121
Возвышение Валирии ................................. 21 Падение Драконов .....................................131
Дети Валирии ...............................................23 Год ложной весны.............................................132
Пришествие андалов ...................................25 Восстание Роберта .................................... 135
Десять тысяч кораблей ...................................29 Конец Таргариенов ................................... 137
Гибель Валирии ........................................... 34 Времена славы и процветания ........... 139
Правление Драконов ..................................37 Семь Королевств ........................................ 141
Завоевание ................................................... 39 Север ...........................................................143
Династия Таргариенов .............................55 Короли Зимы ........................................ 145
Эйегон I.........................................................57 Горные кланы .......................................147
Эйенис I ....................................................... 60 Дети камня со Скагоса............................ 147
Мейегор I ..................................................... 63 Болотные жители Перешейка ............. 148
Джейехерис I ............................................... 68 Лорды Винтерфелла ............................149
Визерис I ...................................................... 74 Винтерфелл .......................................... 150
Эйегон II ....................................................... 81 Стена и за Стеной .............................................153
Эйегон III .................................................... 90 Ночной Дозор ...................................... 153
Дейерон I ..................................................... 95 Одичалые .............................................. 155
Бейелор I ...................................................... 97 Речные земли .............................................. 159
Визерис II ...................................................102 Дом Талли .............................................164
Эйегон IV .................................................... 103 Риверран ...............................................168
Долина ......................................................... 171
Дом Арренов ........................................ 177
Орлиное Гнездо ................................... 178
Железные острова ..................................... 183
Короны из плавника ............................... 186
Железные Короли ...............................190

6
Черная кровь ........................................ 191
Грейджои с Пайка .....................................195
Красный Кракен ..................................196
Старый и новый закон ............................ 198
Пайк .......................................................201
Западные земли ......................................... 203
Дом Ланнистеров при Драконах ....... 206
Бобровый Утес ..................................... 212
Простор ...................................................... 215 Квохор .................................................. 267
Гарт Зеленая Рука .....................................215 Драчливые дети:
Короли Гарденеры ............................... 217 Мир, Лисс и Тирош ...................................269
Простор при андалах ............................. 219 Пентос .................................................. 274
Старомест ............................................. 221 Волантис ............................................... 275
Дом Тиреллов.......................................225 Браавос ................................................ 279
Хайгарден ............................................ 226 Земли за Вольными Городами ..................... 285
Штормовые земли .................................... 229 Летние острова ....................................285
Пришествие Первых Людей ................230 Наат ...................................................... 290
Дом Дюррандонов .............................. 231 Острова Василиска ............................ 290
Андалы в штормовых землях ................ 233 Соторос ............................................... 292
Дом Баратеонов ................................... 235 Великая степь .......................................295
Штормовые люди ................................239 Студеное море .................................... 302
Штормовой Предел ............................241 Иб ..........................................................303
Дорн ........................................................... 243 К востоку от Иба ......................................306
Перелом ............................................... 245 Земли за Костяными горами........................307
Королевства Первых Людей ............... 246 Йи Ти .................................................... 308
Пришествие андалов ......................... 246 Равнины Джогос Нхая ............................312
Пришествие ройнаров ...................... 248 Ленг .......................................................314
Странные обычаи Дорна ..................... 249 Асшай у Края Теней..................................316
Дорн против Драконов ..........................251 Послесловие ....................................................... 319
Солнечное Копье ................................256
За Закатным королевством ................. 259 Приложение: Родословная Таргариенов ..........320
Другие земли ............................................. 260 Приложение: Родословная Старков ................ 322
Вольные Города ..........................................261 Приложение: Родословная Ланнистеров ........324
Лорат .....................................................261 Приложение: Годы правления королей.............. 327
Норвос ................................................. 264 Список иллюстраций .......................................328

7
Всемилостивейшему

владыке Томмену,

первому этого имени, королю андалов,

ройнаров и Первых Людей,

лорду Семи Королевств

и Хранителю Государства, Яндель,

смиренный мейстер из Цитадели,

желает всемерного процветания

и несравненной мудрости.
Предисловие
Верно говорят, что любое здание воздвигается камень за камнем; точно так же и
ученый, возводя храм знания, опирается на работы своих предшественников. То, что
одному неведомо, знает другой, и мало что остается непознанным для усердного ис-
кателя истины. Ныне я, мейстер Яндель, вытесываю свой камень, дабы вложить его в
великое здание, веками строившееся как в Цитадели, так и за пределами оной — зда-
ние, над коим потрудилось и впредь будет трудиться несчетное число рук.
Я подкидыш. На десятом году правления последнего из Таргариенов меня на-
шли в пустой клетушке Палаты Грамотеев, где школяры пишут для всех желающих
письма и грамоты. Вся моя судьба определилась в тот день, когда школяр отнес ме-
ня к тогдашнему сенешалю. Архимейстер Эдгерран, носивший серебряную маску,
кольцо и жезл, посмотрел на меня и молвил, что я могу пригодиться. Слыша об
этом сызмальства, я полагал, будто он тогда уже провидел, что я стану мейстером;
лишь много позже архимейстер Эброз открыл мне, что Эдгерран в ту пору писал
трактат о пеленании младенцев и желал проверить свои теории на практике.
Благодаря сей нехитрой причине я был отдан на попечение служителей, и
мейстеры порой замечали меня. Меня тоже готовили в служители, но архимейстер
Валгрейв научил меня грамоте, и я с малых лет возлюбил Цитадель и рыцарей разу-
ма, стерегущих бесценные сокровища ее мудрости. Ничего я так не желал, как вой-
ти в их число: читать о дальних странах и давно умерших людях, смотреть на звез-
ды, исчислять сроки зимы и лета.
Мечта моя сбылась. Первое звено своей цепи я выковал в тринадцать лет, за
ним последовали другие. Я завершил цепь и принял свои обеты на девятом году
правления короля Роберта, первого этого имени. Мне выпал счастливый жребий
остаться в Цитадели, служить архимейстерам и помогать им в их славных деяниях.
Это великая честь, но меня не оставляло желание создать собственный труд — та-
кой, чтобы простые, но владеющие грамотой люди могли прочесть своим женам и
детям о делах добрых и злых, праведных и неправедных, великих и малых. Про-
честь и обрести новое знание, как с годами обрел и я. С этой целью стал я штудиро-
вать труды давно почивших моих собратьев. Представляю на суд читателя то, что
вышло в итоге: историю благородства и низости, рассказы о народах и странах
ближних и дальних.
Древняя
История
Рассветные века
Никто не знает в точности, когда зародился наш книге «Пути мертвых» пишет о курганах и гробни-
мир, но мейстеры и другие ученые люди неустанно цах на Севере. По костям, присланным из тех мест в
пытаются разгадать сию тайну. Одни говорят, что Цитадель, некоторые мейстеры заключают, что рост
произошло это сорок тысяч лет назад, другие — что самых высоких великанов достигал четырнадцати
пятьсот тысяч, если не более. Ни в одной из книг об футов, другие же ограничиваются двенадцатью. Все
этом не сказано, ибо на заре времен, в Рассветные разведчики, чьи рассказы записаны мейстерами До-
Века, люди не знали письменности. зора, сходятся на том, что домов великаны не строи-
Мы, однако, с уверенностью предполагаем, что ли и одежды себе не шили, а единственным их ору-
мир в ту пору был скопищем диких племен, кои не жием были ветки, отломленные с деревьев.
умели еще ни обрабатывать металлы, ни укрощать Великаны не имели ни лордов, ни королей, жили в
животных. То немногое, что известно о тех време- пещерах или под высокими деревьями, не обрабаты-
нах, мы черпаем из древнейших текстов, написан- вали землю, не знали металлов. Они остались перво-
ных андалами, валирийцами, гискарцами и даже оби- бытными существами и много позже, когда Рассвет-
тателями сказочного Асшая. Но какими бы древни- ные Века миновали и люди, заселив их исконные зем-
ми ни были эти народы, в Рассветные Века они еще ли, начали вырубать их леса. Теперь великанов не ста-
и не родились, и правду в их сказаниях приходится ло даже и за Стеной, а те истории о столетней давно-
выискивать, как зерно в мякине. сти встречах с ними, которыми разведчики обменива-
Что же нам достоверно известно о Рассветных ются у теплого очага, больше похожи на сказки.
Веках? Восточные земли тогда населяли дикие, но Дети Леса были во многом противоположны им.
многочисленные народности, в Вестеросе же, от Образ жизни этого малорослого, но красивого пле-
Края Вечной Зимы до берегов Летнего моря, обита- мени, хоть и незавидный, на наш теперешний взгляд,
ли только два племени: Дети Леса и великаны. был все же не столь варварским, как великанский.
О великанах нам не ведомо почти ничего, ибо Они тоже не знали металлов, зато искусно обрабаты-
никто не собирал их сказок и не записывал их преда- вали обсидиан (в простом народе его зовут драконо-
ний. Одичалые (по словам братьев Дозора) расска- вым стеклом, валирийское же его название — «за-
зывают, что великаны не дружили с Детьми Леса и стывший огонь»), изготовляя из него инструменты
брали у них все, что хотели. В  этих рассказах они и оружие для охоты. Не зная ткачества, они мастери-
предстают как существа огромные и могучие, но не- ли себе одежду из листьев или коры. Умели делать лу-
далекие. Разведчики Ночного Дозора, последними ки из сучьев чардрев и плести силки из травы, а охот-
видевшие живых великанов, говорят, что те к тому никами у них были и мужчины, и женщины.
же покрыты шерстью. Говорят, что их музыка и пение были красивы,
Известны многочисленные великанские погре- как они сами, но до наших дней это искусство до-
бения. Мейстер Кеннет, служивший в Винтерфелле шло лишь в жалких обрывках. Мейстер Чилдер в
во время долгого правления Кригана Старка, в своей своем труде «Короли Зимы: Род и предания Стар-

В архивах Цитадели хранится письмо мейстера Эйемона, написанное в ранние годы правления Эйего-
на V. В нем мейстер приводит доклад разведчика Редвина, записанный при короле Доррене Старке.
Этот разведчик совершил со своим отрядом путешествие на Пустынный мыс и Стылый Берег, во время кое-
го они, как он говорит, сражались с великанами и вели торг с Детьми Леса. Эйемон пишет, что отыскал много
таких докладов в архиве Черного Замка и полагает, что они достоверны.

НА ПРЕДЫДУЩИХ СТРАНИЦАХ | Возведение Стены

13
ков из Винтерфелла» приводит часть баллады, отно- текал из звуков природы, которые они слышали по-
сящейся будто бы к тем временам, когда Бран- стоянно, и красотой, вероятно, не уступал оным.
дон-Строитель обратился к Детям Леса за помощью Дети Леса поклонялись безымянным богам, кото-
для постройки Стены. Они привели его в тайное ме- рые позднее стали богами Первых Людей — бесчис-
сто: сперва он не мог понять их речи, описываемой ленным богам ручьев, лесов и камней. Дети вырезали
как шорох гальки в ручье, посвист ветра в листве и лики на стволах чардрев, желая, возможно, чтобы у
плеск дождя по воде, и понял ее лишь после, волшеб- богов были глаза и те могли видеть своих привержен-
ным образом — нет нужды рассматривать здесь, ка- цев. Некоторые ученые, имея мало на то оснований,
ким именно. Ясно однако, что язык Детей проис- утверждают, будто глазами чардрев смотрели не боги,
а древовидцы, мудрецы Детей Леса. В доказательство
приводятся верования Первых Людей: наши предки,
боясь, что лики следят за ними, вырубали чардрева
целыми рощами. Но Первые Люди были не столь уче-
ны, как мы, и верили в то, во что их потомки больше
не верят. Возьмем труд мейстера Йоррика «Обру-
ченные с морем: история Белой Гавани с древнейших
времен», где автор описывает кровавые жертвы, при-
носимые старым богам. По словам предшественни-
ков мейстера Йоррика, это происходило в Белой Га-
вани всего лишь пятьсот лет назад.
Этим мы не хотим сказать, что древовидцы не
владели тайными знаниями  — например, умением
видеть и переговариваться на большом расстоянии
(как это умели валирийцы, жившие гораздо позднее
их). Но некоторые деяния сих мудрецов представ-
ляются скорее вымыслом, нежели истиной. Они
не могли превращаться в животных, как
опять-таки приходится читать кое-где  — но,
возможно, умели общаться с животными спосо-
бами, ныне забытыми. Отсюда и пошли все
сказки о людях-волках и прочих оборотнях.
Оборотни встречаются во многих преданиях.
В легендах, принесенных из-за Стены людьми Ноч-
ного Дозора и записанных тамошними мейстерами
и септонами, большей частью говорится, что обо-
ротни не только разговаривают с животными, но и
управляют ими, смешивая свой дух с духом зверя.
Даже одичалые опасаются таких колдунов, делаю-
щих зверей своими союзниками. В  одних сказках
оборотни теряют себя, войдя в шкуру зверя, в дру-
гих — звери, управляемые колдуном, говорят чело-
вечьим голосом. Чаще всего в историях такого рода
люди смешиваются с волками и даже лютоволками,
и среди одичалых их именуют варгами.
Вернемся, однако, к древовидцам. Согласно ле-
гендам, они могли также возвращаться в прошлое и

14
П редметом обсуждения в Цитадели стал отрывок из «Противоестественной истории» септона Барта,
хотя книга эта почитается ныне весьма сомнительной. Автор, ссылаясь на тексты, сохранившиеся буд-
то бы в Черном Замке, пишет, что Дети Леса умели говорить с вóронами и знали, как заставить птиц запоми-
нать слова наизусть. Эту тайну они якобы передали Первым Людям, чтобы вороны могли переносить вести в
самые отдаленные земли. Азами этого искусства владеют и мейстеры наших дней. Мы разучились общаться с
птицами, и воронье карканье говорит нам лишь о самых простых вещах: боится птица или сердится, больна
она или здорова, готова спариться или нет.
Вороны, умнейшие из всех птиц, все же не превосходят умом человеческого младенца и еще менее его
способны говорить связно, что бы там не утверждал септон Барт. Немногие мейстеры, имеющие в своей це-
пи звено из валирийской стали, признали его правоту, но так и не доказали, что беседы между человеком и
вороном возможны на самом деле.

провидеть будущее. Наука, впрочем, доказывает, песня одичалых о бра-


что такие видения не бывают ясными и часто обман- тьях Генделе и Горне
чивы, — именно так говорят все гадальщики довер- из книги мейстера
чивым простакам. В подобных делах истину следует Херрика «История
отделять от суеверий и подвергать все сомнению. Королей за Стеной».
Тайны магии и волшебства всегда лежали за преде- Братьев призвали
лами нашего смертного разума. рассудить спор меж-
Как бы там ни было, древовидцы мудро правили ду Детьми и великана-
Детьми Леса, и племя это населяло все земли от ми за обладание гор-
Края Вечной Зимы до Летнего моря. Не строя ной пещерой. В  конце
острогов, замков и городов, они селились в лесах, на концов Гендел и Горн,
болотах, в пещерах и полых холмах. В  лесах они открыв, что пещера
устраивали свои потаенные селения высоко на дере- эта соединяется с ря-
вьях, плетя шалаши из листьев и прутьев. дом других, ведущих
Предполагается, что они делали это для защиты под Стену, пошли на
от хищников наподобие лютоволков и сумеречных хитрость и уговорили обе
котов, от коих не спасали ни простые каменные ору- стороны отречься от желан-
дия, ни даже хваленые древовидцы. Некоторые ис- ного крова. Но свидетельства
точники говорят, впрочем, что самыми страшными одичалых дóлжно рассматри-
врагами Детей Леса были не звери, а великаны. То же вать с пристрастием, ибо пись-
находим мы в сказках, бытующих на Севере, а дока- менных источников у них нет.
зательством сему может служить находка, сделанная Впоследствии же у Детей,
мейстером Кеннетом в кургане близ Длинного озе- помимо диких зверей и вели-
ра: скелет великана с обсидиановыми наконечника- канов, появился еще один
ми стрел промеж ребер. Приходит также на память враг, опаснее прежних.

Е сть вероятие, что в Рассветные Века на землях Семи Королевств обитало и третье племя, но доказатель-
ства этого столь незначительны, что мы остановимся на сем лишь вкратце.
На Железных островах рассказывают, что Первые Люди по прибытии туда нашли на Старом Вике знаме-
нитый Морской Трон, но сами острова были необитаемы. Происхождение создателей сего трона так и оста-
лось тайной. Мейстер Кирт в собрании легенд «Песни утонувших людей» предполагает, что его оставили
пришельцы из-за Закатного моря, но доказательств тому, как уже было сказано, нет.

СЛЕВА | Великан ВВЕРХУ | Дитя Леса

15
Пришествие Первых Людей
От двенадцати до восьми тысячелетий тому на- звали себе на подмогу тварей лесных, болотных и
зад, как утверждают самые уважаемые авторы Ци- небесных: лютоволков, белых медведей, пещерных
тадели, новый народ перешел через тогдашнее Узкое львов, мамонтов, змей и многих других. Видя, одна-
море в восточные земли Вестероса, где жили Дети ко, что враг чересчур силен, Дети Леса прибегли к
Леса и великаны. Часть его переправилась в Дорн отчаянным мерам.
по Перебитой Руке, которая тогда еще не была Древовидцы, собравшись в месте, известном
перебита. Никто не знает, отчего эти люди покину- ныне как Ров Кейлин, вызвали великий потоп, и он
ли свою родину, но были их многие тысячи, и они захлестнул сухопутный мост, ставший с тех пор
заселяли нынешний Вестерос, продвигаясь все зваться Перебитой Рукой. Не все ученые согласны с
дальше на север. Легенда гласит, что они пришли по таким толкованием. Первые Люди уже пришли в Ве-
Перешейку на Север всего через несколько лет, но стерос, и ограничение притока новых захватчиков
это весьма сомнительно: скорее всего такой путь не могло остановить тех, что явились сюда до них.
продолжался десятилетиями, а то и веками. Кроме того, вряд ли древовидцы, какие бы дарова-
А вот в том, что Первые Люди вскоре начали ния им ни приписывали, могли вызвать подобное
воевать с Детьми Леса, легенды как будто правдивы. стихийное бедствие. Рука, вероятно, была перебита
Пришельцы в отличие от Детей возделывали землю, естественным образом, скорее всего от трясения
возводили форты и поселения. При этом они выру- или провала земли. Всем известно, что случилось с
бали чардрева, даже и те, что с ликами. Дети Леса Валирией, а скала в основании замка Пайк на Же-
противились этому, и война растянулась на многие лезных островах была некогда частью большого
сотни лет. Первые Люди, вместе с которыми при- острова, ушедшего в морскую пучину.
шли чужие боги, лошади, скот и бронзовое оружие, Дети Леса при всем при том яростно сражались
были к тому же крупнее и сильнее Детей, то есть за свою землю и лишь много поколений спустя по-
представляли собой значительную угрозу. няли, что победы им не одержать. Война утомила и
Охотники Детей, лесные плясуны, сделались те- Первых Людей. С  обеих сторон возобладало мне-
перь воинами, но все их тайное искусство и все зна- ние мудрых, и оба стана послали своих правителей и
ние леса лишь ненадолго замедлило продвижение героев на остров посреди озера Божье Око, дабы
Первых Людей. Древовидцы же, по преданию, при- заключить мир. Дети, уступив завоевателям все свои

ВВЕРХУ | Чардрево СПРАВА | Дети Леса и Первые Люди заключают мирный договор

16
земли, кроме самых густых лесов, получили взамен орден зеленых людей для охраны деревьев и самого
слово, что чардрева больше вырубаться не будут. Все острова.
чардрева на том острове снабдили ликами, чтобы С заключением мира Рассветные Века заверши-
боги стали свидетелями мира, а после был учрежден лись, и настал Век Героев.

Н еизвестно, живут ли еще зеленые люди на Острове Ликов. Порой молодые дерзновенные лорды из
речных земель подходят на своих лодках к самому острову и видят их, но ветер и стаи воронов гонят
прочь незваных гостей. В сказках хранителей острова наделяют рогами и темно-зеленой кожей — скорее
всего потому, что они носили зеленые одежды и рогатые головные уборы.
Век Героев
В этот Век, длившийся тысячи лет, рождались и Имена Брандона-Строителя, Гарта Зеленой Ру-
умирали царства, возвышались и падали знатные до- ки, Ланна Умного, Дюррана-Богоборца и сира Ар-
ма, вершились славные подвиги. Между тем нам о тиса Аррена известны всем и каждому, но в леген-
нем известно едва ли больше, чем о Рассветных Ве- дах о них вымысла скорее всего больше, чем прав-
ках. Книги септонов и мейстеров о событиях того ды. Позднее я попытаюсь отделить зерна от плевел,
времени написаны много столетий спустя, но люди пока же ограничимся тем, что вспомним их по-
Века Героев в отличие от Детей Леса и великанов именно.
оставили после себя руины и древние замки. Камен- Пищей для септонов и певцов, помимо сказоч-
ные монументы, что стоят на курганах и в прочих ме- ных королей, сделались также герои — например,
стах, покрыты их рунами. По всему этому мы судим Симеон Звездный Глаз и Сервин Зеркальный Щит.
о правдивости сказаний — и устных и письменных. Существовали ли они когда-либо? Быть может, и да,
Мир между Детьми Леса и Первыми Людьми, с но когда певцы зачисляют Сервина в Королевскую
заключения коего, как принято полагать, и начался Гвардию, возникшую лишь при Эйегоне Завоева-
Век Героев, соблюдался на всем его протяжении. теле, затруднительно верить их песням. Септоны в
Получив во владение земли былых недругов, Пер- своих писаниях выбрасывали одно и добавляли дру-
вые Люди стали расселяться и множиться. Их фор- гое, певцы же вносили свои поправки ради теплого
ты стояли по всему Вестеросу. Среди множества местечка в чертогах какого-либо из лордов. Таким
мелких лордов и королей выделились сильнейшие, образом один из Первых Людей становился рыца-
заложившие впоследствии семена известных нам рем, чтившим Семерых и защищавшим Таргарие-
Семи Королевств. Имена этих древних правителей нов, которые в пору его жизни (если он и впрямь
сохранились в легендах, но то, что правили они по- жил на свете) еще и не родились. И несть числа юн-
рой сотни лет, следует приписать ошибкам или вы- цам и мальчишкам, познающим историю Вестероса
мыслу позднейших сказителей. по басням подобного рода.

П олезно помнить, что владения этих легендарных лордов и королей обычно ограничивались малыми
наделами вокруг замков наподобие Бобрового Утеса и Винтерфелла. Со временем наделы эти расши-
рялись и укреплялись. Гарт Зеленая Рука объявил себя королем Простора, но вряд ли граница его королев-
ства пролегала более чем в двух неделях езды от его чертогов. Могущественные Семь Королевств родились
отнюдь не сразу и возрастали постепенно.
Долгая Ночь
После заключения мира Первых Людей не тре- Если столь лютая зима в самом деле имела место,
вожило почти ничего, помимо собственных мелких как говорится в легендах, то люди должны были тер-
междоусобиц. Затем, как гласит история, настала петь жесточайшие лишения. На Севере в суровые
Долгая Ночь, когда зима затянулась на целое поко- зимы старики и больные уходят будто бы на охоту и
ление  — дети рождались, росли и порой умирали, обратно не возвращаются, избавляя более молодых
не видя весны. В сказках говорится, что они и света и крепких от лишних ртов. В Долгую Ночь, несом-
дневного не видели, ибо повсюду стояла зимняя ненно, делалось то же самое.
ночь. Это скорее всего неправда, но то, что в мире Существуют также сказания — поверить в них
тогда случилось некое великое бедствие, представ- не столь легко, но они весьма многочисленны — о
ляется верным. Ломас Странник в «Рукотворных существах, именуемых Иными. Придя будто бы из
чудесах» пишет, что потомки ройнаров, которых он Края Вечной Зимы, они принесли с собой холод и
встречал на руинах Кройяна, рассказывали ему о со-
шествии тьмы, когда Ройн обмелел и покрылся
льдом до самого устья Селхору. Солнце на небо, по
преданию, вернул некий герой, убедивший детей
Ройна  — мелких божков вроде Речного Старца и
Крабьего Короля — оставить споры и спеть хором
священную песнь.
В асшайских летописях, как говорят, упомина-
ется такая же тьма и победивший ее герой с багря-
ным мечом. Было это еще до возвышения Валирии,
при первых днях империи Старого Гиса. Эта леген-
да распространилась из Асшая на запад: последо-
ватели Рглора говорят, что героя звали Азором
Ахаи, и пророчествуют о его возвращении. Коллок-
вий Вотар в «Яшмовом ларце» приводит любо-
пытную легенду Йи Ти: солнце скрыло свой лик от
людей на целое поколение, устыдившись незнамо
чего, и вернулось благодаря женщине с обезьяньим
хвостом.

Ц итадель издавна пытается предсказать, сколько будет длиться очередная зима и очередное лето, но все
безуспешно. Септон Барт в одном из своих трудов уверяет, что сие подвластно скорее магии, чем нау-
ке. Этим мнением проникся и мейстер Николь, чья книга «Мера дней» в остальном полезна и достойна вся-
ческой похвалы. Наблюдая за движением звезд по небосводу, он неосновательно утверждает, что сезоны не-
когда продолжались строго определенное число дней, и определялось оно единственно обращением нашей
планеты к солнцу той или другой стороной. Мысль о том, что регулярное удлинение или укорочение дня и
сезоны делает регулярными, в целом верна, но автор не нашел никаких свидетельств тому, что до Долгой Но-
чи все и впрямь было так.

СЛЕВА | Руины города Первых Людей ВВЕРХУ | Иные верхом на ледяных пауках и мертвых конях,
как свидетельствуют легенды

19
тьму, дабы изгнать из мира свет и тепло. Ездили самими Иными, но герой достиг своей цели, и Дети
Иные на чудовищных ледяных пауках, но и мертвы- Леса собрали первое войско Ночного Дозора. Когда
ми конями не брезговали, а оживленные ими мерт- люди вкупе с Детьми одержали победу в Рассветной
вецы сражались на их стороне. Битве, долгая зима завершилась, и враг бежал на свой
Конец Долгой Ночи столь же легендарен, как и скованный льдами север. Ныне, шесть (или восемь,
все события далекого прошлого. На Севере расска- согласно «Подлинной истории») тысяч лет спустя,
зывают о герое, который отправился за помощью к воздвигнутая для защиты людей Стена по-прежнему
Детям Леса. Спутники его гибли один за другим в охраняется братьями Ночного Дозора, но ни Иных,
схватках со злобными великанами, слугами Иных и ни Детей Леса никто не видел уже много веков.

К нига архимейстера Фомаса «Лживые предания древних» ныне ценится мало ввиду его ошибочных
взглядов на валирийскую историю и генеалогию некоторых домов Простора и Запада. В ней он, одна-
ко, пишет, что Иные были всего лишь одним из племен Первых Людей, от коего затем произошли одичалые.
В Долгую Ночь этим древним одичалым поневоле пришлось завоевывать юг. Чудовищами их сделали скази-
тели, уверяет нас Фомас, дабы представить Старков и Ночной Дозор не просто защитниками своих искон-
ных земель, но спасителями всего рода людского.
Возвышение Валирии
Пока Вестерос оправлялся от Долгой Ночи, в ное миру. Их собственные легенды утверждают,
Эссосе поднималось и крепло новое государство. что валирийцы произошли от драконов и кровь у
Цивилизация, судя по всему, зародилась именно них общая.
на этом огромном континенте, что простирается Прославленную красоту валирийцев — волосы
от Узкого моря до Яшмового. Впервые она (вопре- у них были как бледное золото с серебром, глаза
ки заявлениям Кварта, йитийским легендам о фиолетовые  — часто приводили в доказательство
Рассветной Империи и загадочным асшайским того, что другим народам они не совсем сродни. Не-
сказаниям) возникла в рабовладельческом Старом которые мейстеры полагают, что путем умелого
Гисе. Память Граздана Великого, легендарного скрещивания можно вывести любую породу и что
основателя города, чтут до сих пор, и часто назы- живущие уединенно народы могут иметь внеш-
вают господских детей его именем. Он же, соглас- ность, отличную от других, но не объясняют при
но древнейшей гискарской истории, первым со- этом, отчего одним только валирийцам удавалось
здал регулярное пехотное войско с длинными щи- подчинять драконов себе.
тами и копьями (каждый солдат имел при себе три Валирийцы не имели королей и называли себя
копья), где соблюдалась строгая дисциплина. Гис- республикой, ибо правом голоса у них обладали все
карцы постепенно завоевывали соседние земли, и граждане, владеющие землей. Из их числа на огра-
власть этой первой империи держалась много ве- ниченный срок избирались архоны. Редко случа-
ков подряд. лось, чтобы одна из семей пользовалась властью
Конец ей положили жители полуострова на долгое время, хотя и такое бывало.
другом берегу залива Работорговцев. Валирийцы, В преданиях сохранились пять великих войн
обитавшие среди вулканов, известных как Четыр- между Старым Гисом и Валирией, каждая из коих
надцать Огней, научились приручать драконов и заканчивалась победой Республики. Во время по-
тем самым создали самое мощное оружие, извест- следней из них валирийцы позаботились о том, что-

В  дошедших до нас отрывках «Противоестественной истории» септон Барт рассматривает различные


легенды касательно валирийцев и их драконов. Сами валирийцы были уверены, что драконы — это
дети Четырнадцати Огней, в квартийском же предании сказано, что некогда на небе была вторая луна. Обо-
жженная солнцем, она раскололась как яйцо и из нее высыпали мириады драконов. Асшайские легенды
многочисленны и запутанны, но из древнейших текстов можно вывести, что драконы пришли из Края Теней,
где человеческая наука бессильна. Некий безымянный народ будто бы привел их в Валирию и передал та-
мошним людям искусство управлять ими, а затем исчез со страниц истории.
Но если люди из Края Теней укротили драконов первыми, отчего они не попытались завоевать мир, как
это сделали валирийцы? Похоже, что валирийская легенда все же правдивей всех, но наша собственная исто-
рия гласит, что и в Вестеросе драконы жили задолго до пришествия Таргариенов. Если они и впрямь роди-
лись от Четырнадцати Огней, то должны были расселиться по всему миру еще до того, как их начали укро-
щать. И тому есть свидетельства, поскольку драконьи кости находят как на северном Ибе, так и в джунглях
Сотороса, но покорить их сумели одни только валирийцы.

СЛЕВА | Драконьи лорды Валирии

21
О т некогда великой империи Старого Гиса осталось лишь несколько городов, сидящих подобно язвам на
берегу залива Работорговцев, и еще один — собственно Старый Гис. Когда Валирию постиг Рок, города
эти сбросили оковы, учредили свою власть и возобновили торговлю рабами, коих больше не завоевывают в
бою, но разводят у себя дома.
«Из кирпича и крови выстроен Астапор, и люди в нем из кирпича и крови», — гласит старинная
поговорка. Его красные стены стоят на крови многих тысяч рабов-строителей. Управляют им люди,
именующие себя добрыми господами, но более всего он известен рабами-воинами, или же Безупреч-
ными. Их кастрируют еще в детстве и растят из них бесстрашных, не чувствующих боли солдат. Аста-
порцы хвалятся тем, что воскресили былые легионы Старого Гиса, но те были свободны, Безупреч-
ные же — рабы.
Желтый Юнкай — вместилище всех пороков. Правители его, «мудрые господа», выращивают на прода-
жу рабов для утех: как девочек, так и мальчиков.
Древний Миэрин — самый влиятельный из гискарских городов на заливе, но и он понемногу рушится, а
жителей в нем куда как меньше, чем при Старой Империи. Стены его из разноцветного кирпича вмещают
море страданий: миэринские «великие господа» разводят бойцовых рабов, умирающих им на потеху в зали-
тых кровью ямах.
Известно, что все эти города платят дань кхаласарам, не желая воевать с ними, дотракийцы же постав-
ляют им большое число рабов, коих гискарцы обучают и продают намного дороже. Во всех трех городах
имеются знаменитые невольничьи рынки.
На острове в море стоит Новый Гис. Самый малый из гискарских городов, он претендует на многое. Та-
мошние железные легионы состоят из свободных людей, как и войско Старой Империи.

бы шестой не случилось. Древние кирпичные стены черепами. Одни гискарцы погибли сразу, другие
Старого Гиса, воздвигнутые еще Гразданом Вели- стали рабами завоевателей. Со временем они забы-
ким, пали; драконий огонь пожрал пирамиды, хра- ли родной язык и говорили только на валирийском.
мы и дома горожан, поля засеяли известью, солью и Так рушатся одни империи и возникают другие.
Дети Валирии
Валирийцы переняли у гискарцев то, что пере- рой верхом на драконах). Пентос и Лорат, по словам
нимать не стоило: рабство. Сами же гискарцы ста- некоторых историков, существовали еще до начала
ли первыми, кого они поработили, но далеко не войн, но опять-таки заплатили Валирии за право
последними. Четырнадцать Огней были богаты ру- управляться самим. Приток валирийской крови в
дами, и валирийцы нуждались в них. Сначала им эти города обеспечивали приезжие из Республики и
требовались медь и олово, чтобы делать бронзовое политические браки. Историки эти в своих сужде-
оружие и воздвигать монументы, затем железо, ниях опираются в основном на труд Гессио Харати-
чтобы ковать свою легендарную сталь, золото же и са «Еще до драконов». Не забудем, однако, что Ха-
серебро добывались постоянно, чтобы платить за ратис был пентошийцем, а Волантис в те времена
все это. угрожал создать собственную империю на руинах

С войства валирийской стали известны. При ее ковке железо перегибают многажды, дабы убрать из него
все примеси, но дело не только в этом: оружейники пользовались еще и чарами или по крайней мере
неизвестными нам секретами, почему их клинки и обладали сверхъестественной силой и прочностью. Ныне
эти секреты утрачены, хотя кузнецы Квохора и уверяют, будто могут перековывать валирийскую сталь, не
теряя ее прославленных качеств. В мире таких клинков тысячи, но в Семи Королевствах, согласно «Реестру»
архимейстера Тургуда, всего 227, и число это с годами скорее всего уменьшилось.

Никто не знает, сколько именно рабов погибло валирийской, посему история независимого от Ва-
в валирийских рудниках, но количество их столь ве- лирии Пентоса пришлась как нельзя более кстати.
лико, что разум отказывается этому верить. С  рас- Браавос среди Вольных Городов занимает осо-
пространением власти Валирии ее потребность в бое место, поскольку был основан не гражданами, а
рудах лишь возрастала, и затевались новые войны, и рабами Валирии. Местная история говорит о
новые тысячи пленных обрекались на непосильный восстании, вспыхнувшем на невольничьих кораб-
труд и раннюю гибель. Империя расширялась как лях, что везли рабов с Летнего и Яшмового морей.
на восток, за гискарские рубежи, так и на запад, к Успех восставшим обеспечили примкнувшие к ним
берегам Эссоса, куда гискарцы еще не прокладыва- корабельные рабы, служившие у валирийцев греб-
ли дорог. цами и даже матросами. Захватив всю флотилию,
Эти первые завоевания молодой Валирии очень мятежники решили поискать пристанища как мож-
важны для Вестероса и будущих Семи Королевств. но дальше от Валирии. Лунные Певцы, по преда-
Благодаря им на берегах континента множились го- нию, напророчили, что идти нужно на север, в дале-
рода, которые мы знаем как Вольные. Возникали кий заболоченный край  — там рабы и заложили
они по разным причинам. свой город.
Квохор и Норвос построены религиозными Веками Браавос укрывался от мира в своей лагу-
раскольниками, торговые же колонии Волантис и не — и даже открывшись ему, остался городом тайн.
Лисс основаны купцами и вельможами, купившими Жители его являли собою смешение племен, покло-
себе право быть клиентами, а не подданными Рес- нявшихся ста различным богам. Объединял их толь-
публики. Жители этих городов выбирали прави- ко валирийский язык, который все хоть немного да
телей сами, отвергая присылаемых из Валирии (по- знали, и еще то, что они вместе освободились от

СЛЕВА | Падение Старого Гиса

23
рабства. Лунных Певцов высоко чтили за то, что они тиями. Говорят, что ройнары, чьи города стояли
указали место для города, но некий мудрый человек вдоль всей великой реки, первыми научились ковать
заметил, что горожане должны чтить всех богов сво- железо. Союз городов, известный как Сарнорское
его свободного народа и никого из них не ставить царство, тоже устоял благодаря широкой равнине,
выше других. отделявшей его от Валирии, но дотракийские кочев-
Имена народов, порабощенных Валирией, зате- ники, обитающие на этой равнине, низвергли его
рялись во тьме времен. Почти все валирийские ан- после Рока.
налы истребил Рок, и почти ничто из летописей са- Те же, кто не надеялся выстоять, но и в рабство
мих побежденных не пережило правления победи- идти не желал, бежали от победоносной Империи.
телей. Мало кому удавалось спастись, но один народ  —
Считаные племена, наподобие ройнаров, проти- высокий, светловолосый и стойкий в вере  — пре-
востояли напору Валирии веками и даже тысячеле- успел в этом. Имя этим людям было андалы.

И з трудов о валирийских победах, валирийских колониях, распрях валирийских драконьих владык и ва-
лирийских богах можно составить целые библиотеки, и все же история Валирии остается обрывоч-
ной. Самым основательным источником почитаются «Огни великой республики», написанные Галендро, но
даже и в Цитадели недостает двадцати семи свитков сего выдающегося творения.

Пришествие андалов
Произошли они из Акса, местности к севе- ному ремеслу их научил сам Кузнец. О том же гово-
ро-востоку от города Норвоса, но, будучи кочевни- рится и в священном писании. Но и ройнары в ту по-
ками, нигде не задерживались подолгу. Из Акса, со ру знали, что такое железо; стоит лишь взглянуть на
всех сторон окруженного водами Студеного моря, карту, и мы увидим, что эти два народа были не чужды
они перешли на юго-запад и заняли Андалос, где и друг другу. Реки Темная и Нойна пересекают пути ан-
жили до перехода через Узкое море. дальских кочевий, а в Андалосе, согласно норвосско-
Андалос простирается на запад от Акса до ны- му историку Доро Голатису, имеются следы ройнар-
нешнего Браавосского побережья, а на юг  — до ских поселений. Андалы были бы не единственными:
Плоских земель и Бархатных холмов. С  помощью говорят, что и валирийцы переняли обработку железа
стального оружия и доспехов андалы без труда побе- у ройнаров, но впоследствии превзошли их.
дили местные племена. Одно из этих племен прозы- За тысячи лет обитания в Андалосе число анда-
валось волосатыми; настоящее их имя утеряно, но в лов умножилось. В древнейшей из священных книг,
пентошийских хрониках они иногда поминаются. Семиконечной Звезде, говорится, что сами Семеро
(Пентошийцы думают, что те сродни жителям Иба, и ходили тогда по андалосским холмам — это они ко-
Цитадель с этим в целом согласна. Спорным остает- роновали на царство Хугора и предсказали ему и
ся лишь то, пришли волосатые в Андалос с Иба или, его потомкам величие и славу в чужой земле. Септо-
наоборот, заселили Иб в более поздние времена.) ны и септы учат, что андалы покинули Эссос именно
То, что андалы обрабатывали железо, некоторые по этой причине, но Цитадель может назвать и дру-
почитают за знак, что их направляли Семеро и полез- гую, более вескую.

СЛЕВА | Потоки пламени из Четырнадцати Огней, вызванные магией пиромантов, текут сквозь Валирию

25
С тарая пентошийская легенда рассказывает, как андалы убили девушек-лебедей, заманивавших путников
на погибель в Бархатных холмах, что лежат к востоку от города. Хукко, пентошийский певец, бывший в
ту пору вождем андалов, будто бы убил семерых дев не за их преступления, но в жертву своим богам. Однако
древним легендам востока не всегда следует доверять. Слишком много народов обитало в тех землях, слиш-
ком часто одно сказание смешивалось с другим. Некоторые мейстеры полагают, что «Хукко» есть искажен-
ное «Хугор»; возможно также, что пентошийцы присвоили себе андальскую сказку.

Несколько веков андалов никто не тревожил, они уходили все дальше на северо-запад, пока не
но с падением Старого Гиса Валирия начала расши- уперлись в море. Одни из них покорились судьбе,
ряться и захватывать все новых рабов. Поначалу другие готовились к последнему бою, третьи же по-
Ройн и ройнары служили андалам щитом: валирий- строили корабли и отплыли в Вестерос, в края Пер-
цы далеко не сразу переправились через великую вых Людей.
реку. Для драконов и их наездников она не явля- В Эссосе верить в Семерых запрещала Валирия,
лась препятствием, но как быть с пехотой и конни- в Вестеросе же андалы были свободны от всяких
цей, когда на том берегу стоят ройнары, не менее запретов. Воины вырезали семиконечные звезды у
сильные, чем Гис в пору расцвета? Мир, заключен- себя на груди и клялись Семерыми не знать покоя,
ный Валирией с ройнарами, был долгим; но ничто пока не завоюют все Закатные Земли. Когда они
не длится вечно, и для андалов настали трудные этого добились, дотракийцы стали называть Весте-
времена. рос «Рейеш Андали» — Землей андалов.
Богатейшие магнаты Республики основали в Все — певцы, септоны и мейстеры — сходятся
устье Ройна первую из валирийских колоний — Во- на том, что высадились пришельцы на Перстах близ
лантис, где и переправились на другой берег вой- Долины Аррен. Скалы и камни в той местности ис-
ска. Андалы могли бы оказать валирийцам сопро- пещрены семиконечными звездами — со временем
тивление, и ройнары, возможно, поддержали бы их, андалы перестали оставлять эти знаки.
но враг был слишком силен, и андалы предпочли Пройдя Долину с огнем и мечом, андалы при-
исход неминуемому рабству. Сначала они отступи- ступили к завоеванию Вестероса. Их сталь крушила
ли в родимый Акс. Видя, что и там нет спасения, бронзу Первых Людей, и много защитников погиб-

ВВЕРХУ | Андалы путешествуют по Долине, в отдалении — Лунные горы

26
ло на этой войне, длившейся скорее всего несколько видели в них язычников и изгоняли из всех лесов,
десятилетий. Жители Вестероса постепенно сдава- дарованных Детям условиями давнего мира. Дети
лись захватчикам; в Долине, о чем мы расскажем же за долгие века ослабли, совсем обособились и
позднее, еще сохранились дома, гордые тем, что ве- утратили те умения, которыми обладали когда-то.
дут свой род от Первых Людей, такие как Редфорты Вскоре андалы совершили то, чего так и не доби-
или Ройсы. лись Первые Люди: искоренили их полностью.
В песнях поется, что андальский герой сир Ар- Немногие из Детей смогли бежать на Перешеек и
тис Аррен вылетел сражаться с Королем Грифонов затеряться среди болот — но если и было так, то
верхом на соколе. Битва произошла над Копьем Ги- никакого следа от них не осталось. Пишут также,
ганта, и от победоносного сира Артиса начался ко- что горстка их прижилась под защитой зеленых
ролевский род дома Арренов. Сокола можно опу- людей на Острове Ликов, который андалы не
стить как явный поэтический вымысел, грифон же смогли уничтожить, но доказательств тому опять-
мог присутствовать в гербе рода Первых Людей, на- таки нет.
зывавших себя королями Долины. Без них Первые Люди стали проигрывать вой-
Выступив из Кровавых Ворот, андалы основали ну за войной, королевство за королевством. Мно-
многочисленные мелкие королевства, сражавшиеся гие подобно жителям Долины покорялись андалам
как с Первыми Людьми, так и между собой. и даже принимали их веру, андалы же, дабы закре-
В войнах за Трезубец семь андальских воевод пить свое право, зачастую брали жен и дочерей по-
объединились против последнего Короля Рек и бежденных правителей себе в жены: Первых Лю-
Холмов, Тристифера Четвертого, над коим, если дей было намного больше, и победить их одной
верить песне, одержали победу в его сотой по сче- сталью не представлялось возможным. За богоро-
ту битве. Его сын Тристифер Пятый не отстоял от- щи с чардревами, что сохранились во многих зам-
цовского наследия, и королевство перешло к завое-
вателям.
Некий андал, именуемый в легендах Эррегом
Братоубийцей, поднялся тогда же на большой холм
Высокое Сердце. Там под защитой первых королей
Дети Леса пестовали рощу священных чардрев  —
тридцать одно дерево, как пишет архимейстер Ло-
рент в «Древностях Трезубца». Когда Тристифер
Молот Справедливости пал в бою, а сын его обра-
тился в бегство, защиты не стало. Воины Эррега вы-
рубили деревья, а Детей, отважно вступившихся за
свою святыню, перебили всех до единого. Призраки
убитых, как говорится в сказках, до сих пор являют-
ся на холме по ночам.
Андалы, как некогда и Первые Люди, не знали
пощады к оставшимся Детям Леса. Завоеватели

К ланы Лунных гор могут уверенно называть себя потомками Первых Людей, ушедших в горы, чтобы не
склонять колен перед андалами. Кроме того, их нравы сходны с обычаями живущих за Стеной одича-
лых: похищение невест, упорное стремление к независимости и так далее. Происхождение одичалых от Пер-
вых Людей также не вызывает сомнений.

ВВЕРХУ | Резня Детей Леса, устроенная королем андалов Эррегом Братоубийцей

27
ках южных земель, следует благодарить первых ан- позволялось существовать рядом с поклонением
дальских королей, не желавших ссориться с новы- Утонувшему Богу, и только. Андалы, как и на мате-
ми подданными. рике, брали себе в жены дочерей и жен местных жи-
Завоевание докатилось и до Железных остро- телей и имели от них детей, но их вера на островах
вов, где свирепые воины моря мнили себя в безопас- так и не прижилась и даже в семьях с андальской
ности. Андалы обратили свой взор на острова лишь кровью не была особенно крепкой. В конце концов
тысячу лет спустя — но, обратив, взялись за дело с Утонувший Бог вновь утвердился на островах, а Се-
утроенным пылом и прервали род Уррона Красной мерых поминали лишь в немногих домах.
Руки, жестоко правивший островитянами всю эту Один лишь Север устоял перед завоевателями
тысячу лет. благодаря непроходимым болотам Перешейка и
Хейрег пишет, что поначалу новые андальские древней твердыне Ров Кейлин. На Перешейке по-
короли хотели навязать островитянам веру в Семе- легло несчетное число вражеских воинов, и Короли
рых, но Железные Люди не поддались. Новой вере Зимы правили Севером еще много веков.
Десять тысяч кораблей
Долгое время спустя после прихода Первых Лю- ли свои города, один другого краше, от истоков до
дей и андалов Вестерос подвергся еще одному на- устья. Гойан Дроэ в Бархатных холмах славился
шествию. Валирия, завершив Гискарские войны, своими рощами и водопадами, Най Сар — поющи-
обратила свои взоры на запад, где ее могуществу все ми фонтанами, Ар Ной на Квойне — дворцами из
еще противились ройнары. зеленого мрамора, белокаменный Сармелл  — цве-
Ройн, самая большая в мире река, занимает вме- тами, приморский Сархой  — каналами и садами,
сте с притоками значительную часть западного Эс- взращенными на соленой воде. Самым же извест-
соса. На его-то берегах и расцвела цивилизация, ным был Кройян — Город Праздников, где стоял
столь же древняя и прославленная, как старая импе- знаменитый Дворец Любви. Там процветали раз-
рия Гиса. Щедроты отца Ройна обогатили его детей. личные искусства, звучала музыка. Говорят также,
Рыбаки, торговцы, ученые, ремесленники, рабо- будто ройнары владели собственной магией — ма-
тавшие с деревом, металлом и камнем — они строи- гией воды, в корне отличной от валирийского вол-
шебства, замешанного на огне и крови. Ройнаров Валирийцы сожгли Сармелл, но водные чародеи в
объединяло родство и сама река, но каждый город отместку наслали на них потоп, смывший, по пре-
был независим, и в каждом сидел свой принц — или данию, половину Валан-Териса.
принцесса, ибо на Ройне женщины и мужчины бы- За этой войной, однако, последовали другие:
ли равны. Война Трех Принцев, Вторая Черепашья, Рыбная,
Ройнары, мирный обычно народ, в гневе были Соленая, Третья Черепашья, война на Кинжаль-
страшны. Не один андальский воевода познал это ном озере, Пряная и другие, слишком многочис-
на собственном горьком опыте. Ройнарский воин в ленные, чтобы их называть. Города и селения сжи-
серебристой чешуе, рыбьеголовом шлеме, с высо- гали, затапливали и отстраивали заново, тысячи
ким копьем и черепаховым щитом, наводил страх на людей убивали и угоняли в рабство. Победы в
всех, с кем сходился в бою. Говорят, будто отец Ройн этих войнах чаще одерживали валирийцы, нежели
нашептывал своим детям о каждой угрозе, что все ройнары. Гордые ройнские принцы сражались
ройнарские правители владели чарами, что женщи- поодиночке, валирийские же колонии объединя-
ны сражались не хуже мужчин, а города защищались лись и в случае нужды взывали к самой Республи-
«водными стенами», способными потопить любо- ке. Об этих войнах, растянувшихся на два с поло-
го врага. виной столетия, лучше всего повествует непре-
Много веков они жили в мире: дикие племена, взойденный труд Бельдекара «История ройнских
обитавшие в лесах и на холмах вокруг Ройна, остере- войн».
гались задевать речных жителей, сами же ройнары Своего апогея они достигли тысячу лет назад,
не стремились к завоеваниям. Река была им домом, когда трое драконьих владык по просьбе своих во-
отцом и богом; они не желали никуда уходить от лантинских родичей разграбили и сровняли с зем-
вечного пения ее струй. лей Сархой, большой ройнарский порт на Летнем
Когда из Края Долгого Лета после Пятой гис- море. Защитников Сархоя перебили, их детей взяли
карской войны начали прибывать изгнанники, иска- в рабство, их розовый город был предан огню. Ды-
тели приключений и торговцы великой Республики, мящиеся руины посыпали солью, дабы Сархой ни-
ройнары поначалу встретили их как друзей, и жре- когда уже не поднялся.
цы провозгласили, что Ройн принимает к себе всех Гибель одного из богатейших и красивейших го-
скитальцев. родов Ройна и порабощение его жителей как гро-
Но со временем валирийские поселения стали мом поразили всех ройнских принцев. «Мы все ста-
разрастаться в города, и ройнары пожалели о терпи- нем рабами, если не выступим против них заод-
мости своих предков. Дружество сменилось враж- но», — провозгласил Гаррин Кройянский. Он при-
дой, особенно в низовьях, где стояли друг против зывал других правителей объединиться с ним и
друга на двух берегах древний Сармелл и валирий- смыть все валирийские города на реке.
ский, обнесенный стенами, Валан-Терис. То же Одна лишь принцесса Нимерия из Най Сара по-
происходило и на Летнем море, где новый Волантис дала голос против него. «Этой войны нам не вы-
соперничал с прославленным портом Сархой, и играть», — сказала она, но другие принцы ее заши-
каждый из них занимал один проток в устье Ройна кали и присягнули на верность Гаррину. Даже ее
(всего тех протоков четыре). собственные найсарские воины желали сражаться,
Споры меж городами-соперниками, все более и Нимерии поневоле пришлось вступить в союз го-
ярые, привели наконец к ряду коротких, но крово- родов.
пролитных войн. Сармелл и Валан-Терис первыми Эссос еще не видывал войска, которое Гаррин
сошлись в битве — из-за того будто бы, что вали- собрал в Кройяне — оно, по словам Бельдекара, на-
рийцы выловили и пустили на мясо одну из гро- считывало четверть миллиона бойцов. Все бое-
мадных речных черепах, которых ройнары называ- способные мужчины от истоков до устья Ройна шли
ли Речными Старцами и чтили как божества. Пер- с мечом и щитом в Город Праздников. Близ отца
вая Черепашья война и одной луны не продлилась. Ройна, объявил принц Гаррин, драконов бояться не-

НА ПРЕДЫДУЩИХ СТРАНИЦАХ | Ройнары противостоят мощи Республики


СПРАВА | Груда мертвых тел вдоль Ройна

30
чего: водные чародеи уберегут войско от валирий- женщин и детей, чьи отцы и мужья пали на
ского пламени. проигранной им войне, а непокорный принц
Свою огромную рать он разделил на три части. проклинал захватчиков и молил отца Ройна ото-
Одна шла по восточному берегу Ройна, другая по мстить за своих детей. В ту же ночь Ройн вышел из
западному, а большая флотилия боевых галей двига- берегов — такого половодья никто из живых не по-
лась по воде и очищала реку от вражеских кораблей. мнил. Злой туман поднялся над водой, и валирийцы
На пути к низовьям Гаррин сметал все вражеские стали умирать от серой болезни. (Этому можно ве-
города и селения. рить: Ломас Странник много веков спустя расска-
У Селхориса он дал свою первую битву, разбил зал о затопленных руинах Кройяна, о его предатель-
тридцатитысячное валирийское войско и взял го- ских туманах и водах, о призраках умерших путни-
род штурмом. С  Валисаром произошло то же ков, которые являются там. Опасности заразиться
самое. У  Валан-Териса его встретили стотысячная подвергается каждый, кто проходит под разрушен-
армия, сто боевых слонов и три дракона. Гаррин ным Мостом Мечты.)
победил и там, хотя победа досталась дорого. Тыся- Весть о разгроме Гаррина дошла вскоре до Най
чи его бойцов погибли в огне, но другие укрылись Сара и до принцессы Нимерии. Понимая, что ее го-
на речных отмелях. Чародеи захлестнули драконов род ждет участь Сармелла и Кройяна, она собрала
огромными волнами; двух убили ройнарские луч- все суда, сколько оставалось на Ройне, большие и
ники, третий, подраненный, улетел прочь. После малые, и посадила на них столько женщин и детей,
битвы отец Ройн вздыбился и поглотил Валан-Те- сколько могло поместиться (почти все мужчины
рис, военачальник же стал прозываться Гаррин Ве- ушли с Гаррином и погибли). Свой флот она повела
ликий. Волантинская знать, дрожа от ужаса перед вниз по реке, мимо дымящихся руин городов, по во-
ним, укрылась за Черными Стенами и призвала на дам, где плавали раздувшиеся тела. Чтобы не прохо-
помощь Республику. дить мимо Волантиса, она выбрала другой рукав
Та не осталась глухой к их зову. Принц Гаррин устья и вышла в Летнее море там, где прежде стоял
увидел перед собой уже не трех драконов, а триста Сархой.
и более, если верить дошедшим до нас преданиям. По легенде, Нимерия собрала десять тысяч ко-
Против такого огня ройнары не могли устоять. Од- раблей, чтобы спастись от длинных рук валирий-
ни горели заживо, другие бросались в реку… и то- ских драконьих владык. Бельдекар полагает, что
нули в отцовских объятиях. В некоторых хрониках число это увеличено чуть ли не в десять раз, другие
говорится, что самая река от огня вскипела и обра- историки называют другие цифры, но никто не оза-
тилась в пар. Гаррина взяли в плен и заставили смот- ботился подсчитать настоящую величину ее флота.
реть на гибель своего войска. Ройнаров истребляли Можно смело предположить, что составляли его в
нещадно: говорят, будто вся гавань Волантиса стала основном рыбачьи лодки, плоскодонки, торговые
красной от крови. Затем победители двинулись галеи, увеселительные барки и даже плоты; для мо-
вверх по реке, разгромили Сармелл и подступили ря, как пишет Бельдекар, годилось едва ли одно суд-
к Кройяну. Гаррин, заключенный в золотую но из десяти.
клетку, принужден был теперь смотреть, как Путешествие Нимерии было долгим и
гибнет его праздничный город. страшным. Больше ста кораблей затону-
Мимо его клетки, повешенной на ло при первом же шторме, столько
городскую стену, гнали в рабство же из боязни повернуло назад и
пауков. Сама Нимерия обосновалась в Заметта-
ре, гискарской колонии, уже тысячу лет как за-
брошенной.
Богатства Сотороса многочисленны: золото,
дорогие камни, тропическое дерево, диковинные
шкуры, фрукты и пряности. Ройнары, однако, не
прижились там. Влажная жара угнетала, мириады
кусачих мух переносили одну болезнь за другой:
зеленую лихорадку, пляшущую чуму, кровавые
чирьи, язвы, сладкую гниль. Старые и малые
страдали более всех. Даже искупаться было
нельзя, ибо в Замойосе водятся косяки хищной
рыбы и черви, откладывающие яйца в тела ку-
пальщиков. Два поселения на мысе Василиска
подверглись набегу работорговцев; одних жи-
телей перебили, других заковали в цепи. В Йен из
лесов приходили ужасные людоеды.
Ройнары провели в Соторосе больше года, и
вот однажды заметтарцы, приплыв в Йен на лод-
ке, увидели, что в разрушенном городе нет ни
единой живой души. Мужчины, женщины, де-
ти  — все исчезли за одну ночь. Тогда Нимерия
призвала свой народ вновь садиться на корабли и
было захвачено волантинскими ра- поднимать паруса.
боторговцами, и никто не знает, Три следующих года ройнары блуждали по юж-
сколько пропало в пути. ным морям в поисках нового дома. Мирный Наат,
Остатки дотащились через Летнее море остров бабочек, встретил пришельцев дружествен-
до островов Василиска. Остановившись запа- но, но тамошний бог поразил их неведомой смер-
стись пресной водой и провизией, они подверг- тельной болезнью, от которой ройнары гибли де-
лись нападению корсаров с Топора, Когтя и Реву- сятками. Пришлось им опять вернуться на кораб-
щей горы, забывших о собственных распрях ради ли. На Летних островах они заняли необитаемую
такого случая. Сорок кораблей сожгли, несколько скалу у восточного побережья Валано (вскоре ее
сотен угнали в рабство. После этого ройнарам раз- стали называть Женским островом), но скудная
решили поселиться на Жабьем острове, если они почва не могла прокормить поселенцев, и они голо-
отдадут все свои корабли и будут посылать каждому дали. Часть людей покинула Нимерию, последовав
вожаку по тридцать девственниц и красивых юно- за жрицей Друселкой: та будто бы слышала, как
шей ежегодно. отец Ройн зовет блудных детей домой. Они в самом
Нимерия отвергла эти условия и опять вышла в деле вернулись назад, где были убиты или попали в
море, надеясь найти убежище в знойных лесах Со- рабство.
тороса. Часть ее людей осела на мысе Василиска, Жалкие остатки десяти тысяч кораблей, едва
еще часть  — у зеленых вод Замойоса, среди зыбу- пригодные для мореплавания после долгих скита-
чих песков, крокодилов и затопленных гниющих де- ний, отплыли с принцессой на запад и на сей раз до-
ревьев. Были и такие, что поднялись по реке к ко- стигли Вестероса. В Дорн пришли не все: ройнары,
лоссальным руинам Йена, пристанищу людоедов и потомки тех странников, еще и теперь живут на

ВВЕРХУ | Принцесса Нимерия собирает флот в десять тысяч кораблей

32
Ступенях, ни с кем не смешиваясь. Некоторые суда подобие отца Ройна. Они существуют и по сей день,
отнесло штормами в Тирош и Лисс, где бывшие на называя себя сиротами с Зеленой Крови).
них люди предпочли рабство гибели в море. Но Ни- Пламя горящих кораблей озарило берег на пять-
мерия с остальными высадилась в устье реки Зеле- десят лиг. При свете этого великого костра Ниме-
ная Кровь, недалеко от древних стен Солнечного рия нарекла Морса Мартелла принцем Дорний-
Копья, твердыни дома Мартеллов. ским, как было заведено на Ройне, и очертила его
Засушливый, скудно населенный Дорн в ту пору владения: «пески красные и белые и все земли с ре-
страдал от междоусобиц: мелкие короли и лорды ками от гор до великого соленого моря».
беспрестанно воевали за каждую реку, ручей, коло- Сказать это, впрочем, было легче, чем осуще-
дезь, за каждый клочок плодородной почвы. В рой- ствить на деле. В долгих последующих войнах Мар-
нарах они видели незваных гостей с чуждыми бога- теллы и ройнары подчиняли себе одно малое коро-
ми и обычаями, которых следовало поскорее сбро- левство за другим. Нимерия и ее принц послали в
сить обратно в море. Но Морс Мартелл, лорд Сол- золотых оковах на Стену не менее шести побежден-
нечного Копья, счел, что они могут ему пригодить- ных королей, и у них остался лишь один сильный не-
ся — и, если верить певцам, отдал свое сердце Ни- друг: Йорик Айронвуд, принц крови, пятый этого
мерии, прекрасной королеве, не пожелавшей вверг- имени, лорд Айронвуда, Хранитель Каменного Пу-
нуть свой народ в рабство. ти, Рыцарь Колодезей, король Красной Марки, Зе-
Говорят, что восемь из каждых десяти человек, леного Пояса и всего Дорна.
пришедших с Нимерией в Дорн, были женщины, но Девять лет Мартелл и его сторонники (Фаулеры
каждая четвертая из них по обычаю Ройна была из Поднебесного, Толанды с Призрачного холма,
воительницей, да и остальные закалились во время Дейны из Звездопада, Уллеры с Адова холма) сража-
странствий. А тысячи мальчиков, бежавших некогда лись против Айронвуда и верных ему домов (среди
с Ройна, теперь стали юношами и научились владеть коих были Джордейны из Тора, Вайлы с Каменного
копьем. Приняв к себе этих скитальцев, Мартеллы Пути, Блэкмонты, Кворгилы и много других). Бит-
увеличили свое войско десятикратно. вы были слишком многочисленны, чтобы перечис-
Когда Морс взял Нимерию в жены, сотни его лять их здесь. Когда Морс Мартелл пал от меча Йори-
рыцарей, оруженосцев и вассалов тоже стали же- ка Айронвуда в Третьей битве на Костяном Пути,
ниться на ройнарках, а те, кто уже был женат, брали командование его войсками приняла на себя коро-
чужеземок в любовницы. Так смешалась кровь двух лева Нимерия. После еще двух военных лет Йорик
народов, так укрепились и разбогатели дома Мар- склонил перед ней колено, и она стала править Дор-
теллов и их союзников. Ройнары прибыли не с пу- ном из Солнечного Копья.
стыми руками, а мастерство их каменщиков и про- Она была замужем еще дважды (сначала за по-
чих ремесленников намного превосходило то, чего жилым лордом Уллером с Адова холма, затем за кра-
достигли на Западе. Копья, мечи и доспехи, которые сивым сиром Давосом Дейном из Звездопада, Ме-
вскоре принялись ковать ройнийские оружейники, чом Зари), но оставалось единовластной правитель-
не знали себе равных во всем Вестеросе — а водные ницей почти двадцать семь лет, а мужья ее были
колдуньи, что было еще важнее, наполняли сухие лишь консортами и советниками. Она пережила с
русла водой и оживляли пустыню. десяток покушений на свою жизнь, подавила два
Чтобы отпраздновать новые браки и помешать восстания и дала отпор двум захватчикам: один был
ройнарам опять уйти в море, Нимерия сожгла свои штормовой король Дюрран Третий, другой  — ко-
корабли. «Кончены наши скитания,  — провозгла- роль Грейдон с Простора.
сила она. — Мы будем жить и умирать здесь, на сво- После ее кончины трон унаследовала старшая из
ей новой родине». ее дочерей от Морса Мартелла, а не сын от Давоса
(Некоторых ройнаров потеря кораблей опеча- Дейна: Дорн к тому времени перенял немало рой-
лила. Они не стали селиться на суше и облюбовали нарских обычаев, хотя память об отце Ройне и деся-
для себя воды Зеленой Крови, видя в ней бледное ти тысячах кораблей стала уже преданием старины.

33
Гибель Валирии
После разгрома ройнаров Валирия сделалась магию, убеждены в том, что знатные вельможи Рес-
полной владычицей западной половины Эссоса — публики в своей вечной борьбе за власть перебили
от Узкого моря до залива Работорговцев, от Лет- всех маститых чародеев, и некому стало держать
него моря до Студеного. Рабы, поступавшие в Рес- вулканы в узде.
публику нескончаемым потоком, отправлялись в Одно лишь можно сказать с уверенностью: та-
рудники Четырнадцати Огней для добычи золота кого бедствия еще не видывал мир. Могуществен-
и серебра. Готовясь, возможно, к переправе через ная Республика, родина драконов и несравненных
Узкое море, валирийцы воздвигли свой западный волшебников, погибла в считаные часы. Говорят,
форпост на острове, который лет за двести до Ро- будто каждый пригорок на пятьсот миль окрест
ка стал называться Драконьим Камнем. Никто из изрыгал дым, пепел и пламя, столь сильное, что
королей не противился этому, для лордов же Узко- оно сжигало даже драконов в небе. По земле полз-
го моря Валирия была слишком сильна. Крепость ли трещины, поглощавшие дворцы, храмы, целые
на острове построили с помощью тайных ис- города. Озера вскипали и обращались в кислоту,
кусств. горы рушились, фонтаны расплавленного камня
Прошло два века. В Семь Королевств стали вво- били на тысячу футов ввысь, красные тучи излива-
зить больше прославленной валирийской стали, чем ли драконово стекло и черную демонову кровь.
прежде, но все же недостаточно много, чтобы удо- Земля на севере полуострова обваливалась в бур-
вольствовать всех королей и лордов, а над Черно- ное море.
водным заливом стали чаще замечать всадников на Самого горделивого на свете города не стало в
драконах. Утвердившись в своей островной цитаде- одно мгновение, великой империи — за день. Пло-
ли, драконьи владыки продолжали плести интриги дороднейший Край Долгого Лета опалило огнем,
на континенте. залило морем, и лишь век спустя было сосчитано,
И тут, неожиданно для всех (кроме, разве что, сколько душ унес Рок.
Эйенара Таргариена и его дочери, девицы Дейенис За сим последовал хаос. Лишь семья и драконы
Сновидицы) Валирию постиг Рок. Эйенара Таргариена избегли Рока, бежав на Драко-
Причина его неизвестна и по сей день. Боль- ний Камень. Оставались еще валирийские архоны в
шинство полагает, что это было стихийное бед- Лиссе и Тироше, но Вольные Города сразу же под-
ствие, чудовищный взрыв, вызванный извержением нялись и убили своих правителей с их драконами
всех Четырнадцати Огней сразу. Некоторые септо- вместе. В  Квохоре заезжий лорд Эурион объявил
ны утверждают, однако, что язычники-валирийцы в себя первым императором валирийским. Он выле-
безверии своем докопались до семи преисподних и тел на драконе, сопровождаемый тридцатью тыся-
выпустили наружу адское пламя. А горстка мейсте- чами пехоты, дабы восстановить погибшее государ-
ров, опираясь на септона Барта, внушает нам, что ство, но ни императора, ни его войска больше никто
валирийцы тысячи лет, гонимые алчностью, укро- не видел.
щали Четырнадцать Огней с помощью чар; когда же Так пришел конец господству драконов в Эс-
чары наконец истощились, катаклизм сделался неиз- сосе.
бежен. Волантис, самый сильный из Вольных Городов,
Одни из вышеозначенных мейстеров стоят за то, вздумал было примерить валирийскую мантию.
что проклятие Гаррина Великого наконец-то сбы- Благородные валирийцы из числа его жителей
лось. Другие думают, что это жрецы Рглора призва- хоть и не владели драконами, решились идти вой-
ли огонь. Третьи, крепко верящие в валирийскую ной на все прочие города. «Тигры», как их стали

34
П римечание. Вследствие всех этих битв, кои и по сей день не утихают на Спорных Землях, в мире укоре-
нилась чума, известная под именем вольных отрядов. Вначале эти шайки наемников всего лишь сража-
лись за тех, кто платил им, теперь же их капитаны всемерно стараются затевать новые войны ради золота и
прочей добычи.

звать, поначалу добились больших успехов: их


флот и армия покорили Лисс, Мир и южные земли
Ройна, но при попытке взять Тирош новоявленная
империя рухнула. Пентос, опасаясь волантинских
захватчиков, примкнул к Тирошу, Мир и Лисс
взбунтовались, Морской Начальник Браавоса по-
слал в помощь Лиссу сто кораблей. Вестеросский
штормовой король Аргилак Надменный, ища сла-
вы и золота, привел свое войско в Спорные Земли
и победил волантинцев при попытке вновь захва-
тить Мир.
Под конец в войну вступил сам будущий Завое-
ватель, тогда еще юный Эйегон Таргариен. Предки
его смотрели на восток, а он с ранних лет  — на
запад. Когда Пентос и Тирош предложили ему вой-
ти в союз против Волантиса, он, непонятно отчего,
внял их просьбе… до определенных пределов. Сев
на Балериона, он встретился с принцем и магистра-
ми Пентоса, а затем вылетел на своем Черном Ужасе
в Лисс, где сжег волантинский флот. больше всего страдавшие от боевых действий,  —
Вслед за этим поражением Волантис потерпел и возобладали над «тиграми» и прекратили войну.
другие. На Кинжальном озере огненные галеи Кво- Эйегон же Таргариен, согласно летописям, по-
хора и Норвоса разбили флотилию, державшую в сле победы над Волантисом потерял всякий интерес
подчинении Ройн, на востоке участились набеги ко- к восточным делам, улетел на Драконий Камень и,
чевников-дотракийцев. В  конце концов «слоны», не отвлекаясь более войнами Эссоса, обратился
партия мира — в большинстве своем богатые купцы, лицом к закату.

Р ок сокрушил Валирийскую империю, но полуостров, на котором она стояла, существует поныне.


О нем и о Дымном море, прибежище демонов, рассказывают самые причудливые истории. Дорога в
Мантарис так и зовется дорогой демонов, и все благоразумные путешественники избегают ее. Из Дымного
моря никто еще не возвращался назад, как убедился Волантис, когда флот, посланный им туда в Кровавый
Век, бесследно исчез. Ходят слухи, что в руинах Валирии и соседних Ороса и Тирии до сих пор живут люди,
но многие полагают, что это ложь и Рок все еще не оставляет Валирию.
Однако немногие окраинные города, основанные Республикой или подчинявшиеся ей, все еще обитае-
мы. Самый зловещий из них — Мантарис на дороге демонов, где все дети будто бы рождаются уродами. То-
лос, родина лучших на свете пращников, и островная Элирия пользуются менее дурной славой и не столь
примечательны. Они ведут торг с гискарскими городами в заливе Работорговцев и не желают иметь ничего
общего с пылающим сердцем Валирии.

ВВЕРХУ | Горящий дракон, гибнущий во дни Рока

35
Правление
Драконов
Ниже вы найдете рассказ о правлении дома Я привожу выдержки из его истории Заво-
Таргариенов, от Эйегона Завоевателя до Эйери- евания здесь, чтобы и другие, помимо меня,
са, Безумного Короля. Многие мейстеры писа- могли наконец-то прочесть это и узнать нечто
ли об этом, но недавно в архивах Цитадели новое. Есть и иные свитки, написанные той же
отыскались новые сведения, забытые со вре- рукой, но они большей частью попорчены, и в
мен печальной кончины Эйегона, пятого этого них много пропусков. Быть может, когда-ни-
имени. Этот отрывок — скорее всего часть ка- будь пропущенное отыщется, и сей славный
кого-то большого труда — пылился среди труд будет переписан и переплетен. Уже и то,
свитков архимейстера Герольда, написавшего в что найдено мною, вызвало большое волнение
свое время историю Староместа. Писано это в Цитадели.
не им, что сразу заметно по стилю. Кое-какие Пусть же до тех пор сочинение покойного
заметки указывают, что автором был архи- мейстера станет одним из источников, из коих
мейстер Гильдейн  — последний мейстер, слу- мы черпаем знания о доме Таргариенов, от
живший в Летнем Замке до того, как тот был Эйегона до Эйериса, последнего на Железном
разрушен при Эйегоне Пятом Удачливом. Троне.
Свой труд он, видимо, отправил Герольду на
прочтение.

Завоевание
Для мейстеров Цитадели, пишущих историю Вестероса, Завоевание Эйегона имеет особый
смысл. Рождения, смерти, битвы и другие события датируются либо ОЗ (от Завоевания),
либо ДЗ (до Завоевания).

Истинные ученые понимают, что такое ле- холмов, где позднее вырос город Королевская
тосчисление не может быть точным. Эйегон Гавань. Между тем это не так. День высадки
Таргариен завоевал Семь Королевств не в праздновался Эйегоном и всеми его потомка-
один день. Между его высадкой и коронацией ми, но сам Завоеватель считал, что царствова-
в Староместе прошло больше двух лет, и даже ние его началось с того дня, когда верховный
тогда Завоевание не было полным, ибо Дорн септон короновал его и помазал в Звездной
остался непокоренным. Попытки присоеди- септе Староместа. Произошло это два года
нить его к королевству делались и при Эйего- спустя после его прибытия в Вестерос, после
не, и при его сыновьях, отчего назвать точную победы в трех главных сражениях Завоеватель-
дату окончания Завоевательных войн невоз- ных войн. Посему эти войны правильнее было
можно. бы отнести к 2-1 гг. ДЗ.
Даже дата начала их вызывает сомнения. Драконовластные Таргариены были чисто-
Многие ошибочно полагают, что правление кровными валирийцами. За 12 лет до Рока
короля Эйегона началось с того дня, когда он (114 г. ДЗ) Эйенар Таргариен продал свои вла-
высадился в устье реки Черноводной у трех дения в Республике и переместился со всем

НА ПРЕДЫДУЩИХ СТРАНИЦАХ | Эйегон Завоеватель на Балерионе Черном Ужасе СЛЕВА | Драконий Камень

39
своим имуществом, женами, рабами, дракона- от огня, и когда двенадцать лет спустя грянул
ми, чадами и домочадцами на Драконий Ка- Рок, из всех знатных семей выжили только Тар-
мень, в мрачную крепость под дымящейся го- гариены.
рой в Узком море. Драконий Камень уже двести лет был
Валирия в пору своего расцвета была вели- крайним западным форпостом Валирии. Рас-
чайшим городом мира. Сорок знатных домов в положение поперек Глотки обеспечивало его
ее сверкающих стенах всеми средствами боро- лордам власть над Черноводным заливом.
лись за власть в совете, то возвышаясь, то тер- И Таргариены, и их близкие союзники Велари-
пя поражение. Таргариены были далеко не са- оны с Дрифтмарка (меньший дом валирийско-
мыми могущественными из них, и соперники го происхождения) богатели, взимая дань с ко-
полагали, что Эйенар бежал на Драконий Ка- рабельщиков. Корабли Веларионов и еще од-
мень из трусости, но причина была в другом. них валирийцев, Селтигаров с Коготь-острова,
Дочь его, девица Дейенис, получившая затем ходили дозором по середине Узкого моря, дра-
имя Сновидицы, предсказала гибель Валирии коны Таргариенов летали в небе.

ВВЕРХУ | Эйегон Завоеватель в битве

40
При всем при том почти сотню лет после сти тогдашнего лорда Редвина. Он, возможно,
Рока (век, справедливо называемый Крова- побывал и в Ланниспорте, но на сей счет мне-
вым) дом Таргариенов смотрел не на запад, а ния разнятся.
на восток и мало интересовался делами Весте- Вестерос в те времена был поделен на семь
роса. Гейемон Таргариен, брат и супруг Дейе- враждующих королевств, и едва ли когда случа-
нис Сновидицы, стал вслед за Эйенаром Из- лось, чтобы два-три из них не воевали между
гнанником лордом Драконьего Камня и заслу- собой. Обширными пространствами холодно-
жил себе имя Гейемон Славный. После его го Севера правили Старки из Винтерфелла, пу-
смерти сын Гейемона Эйегон и дочь Элайена стынями Дорна  — принцы дома Мартеллов,
стали править совместно. За ними лордами ста- золотоносным Западом  — Ланнистеры из
новились поочередно их сыновья Мейегон и Бобрового Утеса, плодородным Простором —
Эйерис, сыновья Эйериса Эйеликс, Бейелон и короли-садовники из Хайгардена. Долина,
Дейемион. Наследником Дейемиона, младше- Персты и Лунные горы принадлежали дому
го из трех братьев, был Эйерион. Арренов. Самыми же воинственными были два
Эйегон, вошедший в историю как Завоева- короля, чьи владения лежали ближе всех к Дра-
тель, второе дитя и единственный сын лорда коньему Камню: Харрен Черный и Аргилак
Эйериона и леди Валайены из дома Веларио- Надменный.
нов, чья мать была урожденной Таргариен, Штормовые короли дома Дюррандонов
родился на Драконьем Камне в 27 г. ДЗ. У не- некогда правили из своего Штормового Пре-
го были две сестры, старшая Висенья и млад- дела всей восточной половиной Вестероса от
шая Рейенис. У лордов-драконов Валирии дав- мыса Гнева до Крабьей бухты, но с веками вла-
но вошло в обычай женить братьев на сестрах сти у них поубавилось. Короли Простора об-
для сохранения чистоты крови, Эйегон же грызали их владения с запада, дорнийцы  — с
взял в жены обеих сестер, хотя по традиции юга, Харрен Черный во главе Железных Людей
должен был жениться только на старшей. оттеснил их с Трезубца и с земель к северу от
Двоеженство не входило в обычай, хотя ранее Черноводной. Король Аргилак, последний из
такое уже случалось. Говорили, будто на Висе- Дюррандонов, остановил на время этот упа-
нье Эйегон женился по долгу, а на Рейенис по док. Одержав еще мальчиком победу над дорн-
любви. скими захватчиками, он вступил за Узким мо-
Все трое еще до брака слыли укротителями рем в союз против «тигров» Волантиса, а два-
драконов. Из пяти чудищ, прилетевших из Ва- дцать лет спустя, в сражении на Летнем Поле,
лирии с Эйенаром, до дней Эйегона дожил убил Гарса VII Гарденера, Короля Простора.
только один, огромный Балерион Черный Но Аргилак старился, его знаменитая черная
Ужас. Еще два, Вхагар и Мираксес, были моло- грива понемногу седела, и меч отягощал его
же его и вывелись уже на Драконьем Камне. некогда неутомимую десницу.
Расхожий миф, часто повторяемый невеж- Речные земли севернее Черноводной дер-
дами, гласит, что до завоевания нога Эйегона жал кровавой рукой Харрен Черный из дома
ни разу не ступала на землю Вестероса. Это не- Хоуров, Король Островов и Рек. Дед его, Хар-
правда. Задолго до начала своих войн лорд вин Твердая Рука, отбил Трезубец у Аррека,
Эйегон приказал изготовить Расписной стол: деда Аргилака, а предки самого Аррека давно
вырезать большую колоду футов пятидесяти уже низвергли последних речных королей.
длиной в форме Вестероса и нарисовать на ней Отец Харрена расширил свои владения на вос-
все леса, реки, замки и города Семи Коро- ток до Синего Дола и Росби, сам же Харрен
левств. Есть также надежные свидетельства то- царствовал без малого сорок лет и почти все
го, что Эйегон и Висенья в юности посещали это время строил близ Божьего Ока гигант-
Цитадель Староместа и бывали в Боре как го- ский замок. Но Харренхолл наконец-то бли-

41
зился к завершению, и Железные Люди искали Аргилак, в свой черед, с гневом отверг
новых побед. предложенные условия. Орис Баратеон, по
Ни одного короля в Вестеросе не боялись слухам, доводился Эйегону побочным братом,
так, как Черного Харрена, о чьей жестокости и Штормовой Король не желал отдавать дочь
рассказывали во всех Семи Королевствах. И ни бастарду. Аргилак отрубил руку гонцу Эйегона
один король не чувствовал себя в такой опас- и отослал ее обратно в ларце, приложив пись-
ности от него, как Аргилак, последний из Дюр- мо: «Вот единственная рука, которую от меня
рандонов,  — стареющий воин, единственной получит твой брат-ублюдок».
наследницей коего была незамужняя дочь. В ответ Эйегон собрал на Драконьем Кам-
Опасаясь худшего, Штормовой Король не всех своих друзей, знаменосцев и союзни-
предложил ее руку Эйегону, лорду Драконьего ков. Они были немногочисленны. Первыми
Камня, а в приданое посулил все земли вос- явились Веларионы с Дрифтмарка и Селтига-
точнее Божьего Ока, от Трезубца до Черно- ры с Когтя, присягнувшие дому Таргариенов.
водной. Прибыли также Бар-Эммон с Острого мыса и
Эйегон на это сказал, что у него уже есть Масси из Плясунов: они присягали Штормо-
две жены и третья ему не нужна, а земли, вому Пределу, но связь их с Драконьим Кам-
предлагаемые Аргилаком в приданое, уже це- нем была прочнее. После совета Эйегон вместе
лое поколение принадлежат Харренхоллу. с сестрами помолился в замковой септе семе-
Штормовой Король явно намеревался поста- рым богам Вестероса, хотя ранее никогда не
вить Таргариенов вдоль Черноводной как щит слыл набожным.
от Харрена Черного. На седьмой день с башен Драконьего Кам-
При этом Эйегон сделал Аргилаку свое ня взмыла целая туча воронов, дабы разнести
предложение. Он соглашался взять все эти зем- послание Эйегона по Семи Королевствам.
ли, буде Штормовой Король добавит к ним Путь их лежал к семи королям, и в старомест-
Крюк Масси и надел к югу от Черноводной до скую Цитадель, и ко всем лордам, великим и
Мандера и Путеводной. Договор сей можно малым. Отныне в Вестеросе будет только один
скрепить браком дочери Аргилака с Орисом король, говорилось в послании. Тот, кто скло-
Баратеоном, другом детства и первым бойцом нит колено перед Эйегоном из дома Таргарие-
Эйегона. нов, сохранит свои земли и титул. Тот, кто под-
нимет против него оружие, будет низвергнут и
истреблен.
Историки расходятся в том, сколько мечей
отплыло с Эйегоном и его сестрами на мате-
рик. Одни говорят, что их было три тысячи,
другие — что всего лишь несколько сотен. Это
невеликое войско высадилось в устье реки
Черноводной, на северном ее берегу, где над
рыбачьей деревушкой стояли три лесистых
холма.
Во дни Ста Королевств множество мелких
владык объявляли это устье своим: и Даркли-
ны из Синего Дола, и Масси из Плясунов, и
стародавние речные короли — Мадды, Фише-
ры, Бракены, Блэквуды, Хуги. Башни и форты
возводились на трех холмах и вновь разруша-
лись во время войн  — Таргариены видели

ВВЕРХУ | Послание Аргилака Надменного в ответ на предложение Эйегона

42
перед собой лишь руины и заросшие камни.
Устье, на которое претендовали и Штормовой
Предел, и Харренхолл, никем не оборонялось,
а в ближних замках сидели малосильные лорды,
не питавшие к тому же особой любви к своему
самозваному сюзерену Харрену Черному.
Эйегон сразу окружил наивысший из трех
холмов земляным палисадом и послал сестер
покорять эти соседние замки. Росби сда-
лись Рейенис и златоокому Мираксесу без
боя. В Стокворте несколько лучников пу-
стили в Висенью стрелы, но сдались, когда Вха-
гар поджег кровлю замка.
Первое испытание завоевателям учинили
лорды Дарклин из Синего Дола и Моутон из
Девичьего Пруда. Объединив свои силы, они
выступили на юг с тремя тысячами людей,
чтобы сбросить пришельцев обратно в море.
Эйегон, послав Ориса Баратеона атаковать их
прямо в пути, спустился сверху на Черном
Ужасе. Оба лорда погибли; сын Дарклина и
брат Моутона сдали Таргариену свои замки и
присягнули ему на верность. Синий Дол в ту
пору был большим вестеросским портом на Уз- ством. Говорили, однако, что верхом на драко-
ком море и наживался на заморской торговле. не она проводит больше времени, чем ее брат и
Висенья не позволила грабить город, но потре- сестра вместе взятые, ибо превыше всего на
бовала перенести его сокровища в сундуки по- свете Рейенис любила летать. Перед смертью
бедителей. она собиралась перелететь на Мираксесе через
Здесь, пожалуй, самое место поговорить о Закатное море и посмотреть, что находится на
характерах Эйегона и его сестер-королев. его берегах. Верность Висеньи брату и супругу
Висенья, старшая, была таким же воином, никто не оспаривал, а вот Рейенис окружала
как сам Эйегон, и в кольчуге чувствовала себя себя красивыми юношами и кое-кого, по слу-
столь же свободно, как и в шелках. Ей принад- хам, даже принимала у себя в спальне, когда
лежал валирийский меч Темная Сестра, коим Эйегон был со старшей сестрой. Сплетники,
она обучалась владеть сызмальства наряду с впрочем, вынуждены были признать, что на
братом. Вид у нее был суровый, несмотря на каждую ночь с Висеньей король десять прово-
красоту серебристых с золотом валирийских дит с Рейенис.
волос и фиолетовых глаз. Даже те, кто любил Сам Эйегон для своих современников
ее, признавали, что нрав у нее крутой; погова- оставался такой же загадкой, как и для нас. Вла-
ривали также, что она знает толк в ядах и не делец меча Черное Пламя, он почитался одним
чужда черной магии. из величайших воинов своего времени, но не
Рейенис, младшая, обладала ровно проти- любил состязаться в воинской доблести и на
воположными свойствами. Игривая, ветреная, турниры ни разу не выезжал. На Балерионе
любознательная, она любила не войну, а музы- Черном Ужасе он летал только в бою или желая
ку, танцы, поэзию. Многие певцы, комедианты быстро куда-то добраться. Был вдохновенным
и кукольники пользовались ее покровитель- полководцем, но не имел близких друзей, кро-

ВВЕРХУ | Вороны разносят послание Эйегона во все уголки Вестероса

43
ме Ориса Баратеона, с коим они вместе росли. звали свои знамена, король Простора Мерн сле-
Пользовался успехом у женщин, но хранил довал по Морской дороге в Бобровый Утес на
верность сестрам. В  правлении государством встречу с королем Лореном из дома Ланнисте-
во всем полагался на них же и на свой малый ров. Принцесса Дорнийская послала на Драко-
совет, но не колебался стать во главе, когда на- ний Камень ворона, предлагая объединиться с
ходил это нужным. Сурово обходился с измен- Эйегоном против Аргилака Штормового Коро-
никами и мятежниками, но со склонившими ля — но не как подданная, а как равная. Союз
колено врагами был мягок. предлагал и Роннел Аррен, мальчик-король из
Впервые свое великодушие он проявил в Орлиного Гнезда: в обмен на поддержку против
Эйегонфорте, простой крепости из земли и Харрена Черного мать Роннела требовала, что-
бревен, возведенной им на холме, который с бы все земли восточнее Зеленого Зубца отошли
тех пор стал зваться холмом Эйегона. Взяв с к Долине. Даже король Торрхен Старк из Вин-
дюжину замков и закрепив за собой устье Чер- терфелла засиделся со своими лордами-знаме-
новодной на обоих его берегах, он приказал носцами заполночь, обсуждая, как им быть с
побежденным лордам явиться к нему. Когда этой новой напастью. Все с тревогой ожидали,
они сложили мечи к его ногам, он повелел им что Эйегон станет делать дальше.
встать и подтвердил, что их земли и титулы Сразу же после коронации войско Эйегона
остаются за ними. В тот же день он даровал но- снова выступило в поход. Бóльшая его часть во
вые милости верным своим сторонникам. Дей- главе с Орисом Баратеоном перешла Черно-
емон Веларион, лорд Прилива, стал мастером водную и двинулась на юг к Штормовому Пре-
над кораблями, сиречь адмиралом королевско- делу; их сопровождала Рейенис верхом на се-
го флота. Тристон Масси, лорд Плясунов, был ребристом златооком Мираксесе. Дейемон Ве-
назначен мастером над законом, Криспиан ларион повел флот на север, к Чаячьему городу
Селтигар — мастером над монетой. Ориса Ба- и Долине; с ними летела Висенья на Вхагаре.
ратеона король провозгласил «моим щитом, и Сам король шел на север, к Божьему Оку и
надежей, и десницей моей», посему мейстеры Харренхоллу — громаднейшей крепости, став-
почитают его первым королевским десницей. шей памятником гордыне и безумию короля
Знамена с гербами давно вошли в обычай у Харрена. Тот завершил и занял ее в тот самый
лордов Вестероса, но вельможи старой Вали- день, когда Эйегон Таргариен высадился в ме-
рии таковыми не пользовались. Когда рыцари сте, где после выросла Королевская Гавань.
Эйегона развернули его шелковый боевой Все три войска встретили стойкое сопро-
штандарт с красным трехглавым драконом, из- тивление. Лорды Эррол, Фелл и Баклер, знаме-
рыгающим пламя на черном поле, покоренные носцы Штормового Предела, захватили пере-
лорды приняли это как знак, что Таргариен по- довой отряд Ориса на переправе через Путе-
истине достоин стать верховным королем Ве- водную, зарубили больше тысячи человек и
стероса. Вслед за этим королева Висенья воз- вновь скрылись в лесу. Наскоро собранный и
ложила на голову брата стальной, украшенный усиленный дюжиной браавосских кораблей
рубинами обруч, а королева Рейенис нарекла флот Долины разбил флот Таргариена при Чая-
его Эйегоном, первым этого имени, королем чьем городе. Убит был среди прочих и адмирал
всего Вестероса и щитом своего народа. Дра- Дейемон Веларион. Сам Эйегон дважды под-
коны взревели, лорды и рыцари вскричали вергся нападению к югу от Божьего Ока. Он
«ура», но громче всех прозвучал голос про- победил в Тростниковой битве, но понес тяже-
стых рыбаков и крестьян. лые потери у Плакучих Ив: двое сыновей Хар-
Семерым королям, которых Эйегон возна- рена со своими людьми переплыли озеро на
мерился низложить, было, однако, не до веселья. ладьях, обернув весла тряпьем, и напали на него
Харрен Черный и Аргилак Надменный уже со- сзади.

СПРАВА | Висенья на Вхагаре сжигает флот Арренов

44
Все это, однако, ненадолго задержало Тар- няться Долине и объявили леди Марлу Сандер-
гариенов: на их драконов врагам нечем было ленд своей королевой.
ответить. Жители Долины потопили почти Но все это могло показаться безделицей
треть кораблей Эйегона и столько же взяли в по сравнению с участью, постигшей Харрена
плен, но королева Висенья, спустившись на Черного. Его дом правил речными землями
них с небес, зажгла их собственный флот. Ми- уже три поколения, но обитатели Трезубца не
раксес спалил лес, где укрылись знаменосцы любили своих железных властителей. Харрен,
Штормового Предела, а сыновья Харрена, воз- погубивший при постройке Харренхолла мно-
вращаясь с победой к себе в Харренхолл, нега- гие тысячи подданных, забирал все подчистую
данно увидели в небе Балериона и сгорели вме- и у лордов, и у простого люда; теперь они,
сте со своими ладьями. пользуясь случаем, восстали против него под
Кроме того, врагам Эйегона пришлось водительством лорда Эдмина Талли из Ривер-
иметь дело не только с ним. Как только Арги- рана. Талли, призванный защищать Харрен-
лак Надменный собрал своих лордов в Штор- холл, переметнулся к Таргариенам, поднял над
мовом Пределе, пираты со Ступеней тут же замком драконье знамя и выступил со своими
высадились на мысе Гнева, а с Красных гор че- рыцарями и лучниками к Эйегону. Другие лор-
рез Марки хлынули дружины дорнийцев. Юно- ды Трезубца последовали его примеру. Блэк-
му королю Роннелу пришлось подавлять мятеж вуды, Маллистеры, Венсы, Бракены, Пайперы,
на Трех Сестрах, чьи жители отказались подчи- Фреи, Стронги собирали своих ополченцев

45
и шли на Харренхолл вместе с Эйегоном Дра- «Сдайся,  — сказал Эйегон,  — и ты по-
коном. прежнему будешь править Железными остро-
Харрен Черный, оставшись без поддержки, вами. Сдайся, и твои сыновья будут править
ретировался в свою, как он полагал, непри- после тебя. Под твоими стенами стоит восьми-
ступную крепость. Вестерос еще не видывал тысячное войско».
таких замков. Окруженный пятью гигантскими «Стены мои прочны, и мне все равно, кто
башнями бил неиссякаемый родник, огромные стоит под ними», — отвечал Харрен.
подвалы были набиты провизией. Ни одна «Они не спасут тебя от драконов. Драко-
лестница не достала бы до гребня его стен из ны умеют летать».
черного камня, и были они столь толсты, что не «Я строю из камня, а он не горит».
поддались бы ни тарану, ни требушету. Харрен «Когда зайдет солнце, твой род прервет-
запер ворота и приготовился к осаде со своими ся»,  — сказал Эйегон, а Харрен лишь плю-
оставшимися приверженцами и уцелевшими нул и вернулся в замок. Он выставил на стены
сыновьями. всех своих людей с копьями, луками и арбале-
Эйегон судил иначе. Окружив замок вме- тами, посулив земли и богатство тому, кто со-
сте с Эдмином Талли и другими речными лор- бьет дракона. «Жаль, что дочери у меня
дами, он вызвал Харрена на переговоры под нет,  — присовокупил он.  — Вместо нее я
мирным знаменем. Тот вышел  — старый, се- отдам молодцу одну из дочерей Талли, а захо-
дой, но все еще грозный в своих черных до- чет, так и всех трех. Не любы они ему  —
спехах. При каждом короле были мейстер и пусть берет любую из девок Блэквуда, Строн-
знаменщик, поэтому разговор их сохранился га, хоть какого вылезшего из ила предателя».
в веках. Затем он удалился к себе в башню в окруже-

46
нии своей стражи и сел с сыновьями ужи- рый воин, выслушав их, взревел, что не даст се-
нать. бя зажарить в собственном замке, как поросен-
Последние лучи солнца меркли. Люди Хар- ка. Он выступил навстречу врагу, дабы решить
рена всматривались в темнеющее небо, сжимая свою судьбу в открытом поле, с мечом в руке.
копья и луки. Не видя дракона, они начинали Ориса Баратеона это не застало врасплох.
думать, что слова Эйегона были пустой угро- Королева Рейенис, видевшая сверху, как Арги-
зой, но король увел Балериона за облака, где лак выходит из замка, сообщила деснице о чис-
тот казался не больше мухи на лунном диске, и ленности и местоположении неприятеля. Орис
лишь тогда стал снижаться над замком. Прони- занял сильную позицию на холмах у Бронзо-
зав ночь на черных, как смола, крыльях, Бале- вых Врат и стал поджидать штормовое войско.
рион дохнул на башни Харренхолла клубами В день битвы штормовые земли оправдали
черного с красным пламени. свое название: с утра пошел дождь, а к полудню
«Камень не горит», — хвастливо заявил разразилась настоящая буря. Лорды-знаменос-
Харрен, но его замок состоял не из одного кам- цы уговаривали короля Аргилака отложить
ня. Дерево и шерсть, пенька и солома, зерно и бой до завтра — авось, дождь прекратится. Но
солонина вспыхнули разом. Железные Люди Аргилак видел, что числом превышает врага
тоже не были высечены из камня. Охваченные почти вдвое, а рыцарей и тяжелой конницы у
огнем, они с криками метались по дворам и па- него и вовсе вчетверо больше. Знамена Тарга-
дали с парапетов наземь. Да и сам камень при риенов над его исконными холмами привели
сильном жаре трескается и плавится. Речные короля в бешенство, а ветер дул с юга, супоста-
лорды, стоявшие под стенами замка, после там в лицо. Приняв все это в расчет, Аргилак
рассказывали, что пять харренхолльских башен дал приказ наступать, и началась битва, полу-
раскалились докрасна, как пять огромных све- чившая после имя Последний Шторм.
чей… и точь-в-точь как свечи начали оплывать, Сражение затянулось до ночи. Здесь в от-
истекая расплавленным камнем. личие от Харренхолла потери несла не одна
Харрен и его сыновья той ночью погибли в сторона, а обе. Трижды Аргилак шел присту-
огне. С  ними вместе погиб род Хоуров, и пом на позиции Баратеона, но боевые кони
господство Железных островов над речными вязли на крутых склонах, размытых дождем.
землями кончилось. Приняв клятву верности Пехотинцы с копьями были успешнее: завоева-
от лорда Риверрана Эдмина Талли у дымящих- тели, которым дождь заливал глаза, поздно за-
ся руин Харренхолла, король Эйегон нарек его метили их, а отсыревшие тетивы не позволяли
верховным лордом Трезубца. Другие речные стрелять из луков. Один крайний холм пал, за
лорды воздали им почести: Эйегону как коро- ним и второй. Аргилак со своими рыцарями
лю, Талли как своему сюзерену. Когда пепел двинулся на средний в четвертый раз — и нат-
остыл и в замок можно стало войти, оплавлен- кнулся на Рейенис и Мираксеса. Дракон даже и
ные мечи его защитников были собраны и от- на земле показал себя грозным убийцей: аван-
правлены в Эйегонфорт. гард под командованием Дикона Морригена и
Но знаменосцы Штормового Предела на Бастарда из Черной Гавани вместе с личной
востоке и юге оказались более верными, чем гвардией короля Аргилака накрыла огненная
вассалы короля Харрена. Аргилак Надменный волна. Кони в ужасе сбрасывали седоков, об-
собрал большую рать, а стены крепости Дюр- ращая атаку в хаос.
рандонов были еще толще, чем харренхолл- Сам Штормовой Король тоже вылетел из
ские. О  конце своего старого врага Штормо- седла, но из боя не вышел. Когда Орис спустил-
вой Король узнал весьма скоро, а лорды Фелл и ся со своими людьми по грязному склону, ста-
Баклер (лорд Эррол погиб) принесли ему рый вояка один отбивался от полудюжины че-
весть о королеве Рейенис и о ее драконе. Ста- ловек, а у ног его лежало столько же трупов. Ба-

СЛЕВА | Уничтожение Харренхолла

47
Когда и речные, и штормовые земли поко-
рились Эйегону Дракону, оставшиеся короли
поняли, что пришел их черед. Король Торрхен
в Винтерфелле созвал знамена, но дело это бы-
ло нескорое, ибо расстояния на Севере велики.
Королева Шарра, регентша при своем сыне
Роннеле, укрылась в Орлином Гнезде и отпра-
вила войско к Кровавым Воротам, единствен-
ному входу в Долину. В  юности ее называли
Горным Цветком, красивейшей девой во всех
Семи Королевствах. Надеясь пленить Эйегона
былой красотой, она послала ему свой портрет
и предложила себя ему в жены при условии,
что сын ее Роннел станет его наследником.
Портрет Эйегон получил, но на предложение,
ратеон, велев своим бойцам отойти, спешился и судя по всему, ответить не соизволил. У  него
в последний раз предложил Аргилаку сдаться. уже были две королевы, а цветочек Шарры, де-
Тот ответил бранью, и они сошлись в поединке: сятью годами старше его, порядком увял.
старый король с развевающейся белой гривой и Между тем два великих короля Запада
кряжистый, чернобородый королевский десни- объединили свои войска, намереваясь раз на-
ца. Каждый нанес рану другому, но затем жела- всегда разбить Эйегона. Мерн IX из дома Гар-
ние последнего из Дюррандонов сбылось, и он денеров, Король Простора, выступил из Хай-
умер с мечом в руке и с проклятием на устах. гардена и под стенами Золотой Рощи, усадьбы
Гибель короля лишила штормовых жителей Рованов, встретился с Лореном I  Ланнисте-
боевого дух: слыша, что Аргилак пал, лорды и ром, Королем Скалы. Вместе они составили
рыцари бросали мечи и обращались в бегство. армию, какой еще не знал Вестерос: пятьдесят
Несколько дней все опасались, что Штор- пять тысяч человек, в том числе шестьсот лор-
мовой Предел постигнет судьба Харренхолла: дов, великих и малых, и больше пяти тысяч
дочь Аргилака Аргелла заперлась в замке и конных рыцарей. «Наш железный кулак»,  —
объявила себя Штормовой Королевой. «Ско- называл эту конницу король Мерн. Четверо
рее мы все поляжем до последнего, чем скло- его сыновей ехали вместе с ним, оба внука слу-
ним колено», — сказала она королеве Рейенис, жили оруженосцами.
когда та прилетела поговорить с ней. «Вы мо- Короли не задержались надолго у Золотой
жете взять мой замок, но достанутся вам лишь Рощи: такой величины войско должно было
кости да пепел», — заявляла она. Солдаты гар- постоянно оставаться на марше, чтобы не
низона, однако, не разделяли решимости своей объесть всю округу. Союзники двинулись на
леди; в ту же ночь они подняли мирное знамя, северо-восток через высокие травы и золотые
открыли ворота и доставили Аргеллу — нагую, поля пшеницы.
в цепях и с кляпом во рту — в лагерь Ориса. Предупрежденный об их приближении в
Тот будто бы расковал девицу своими рука- своем лагере у Божьего Ока Эйегон вышел им
ми, закутал в плащ, налил ей вина и рассказал о навстречу со своим войском. Людей у него бы-
доблестной кончине ее отца. В знак уважения к ло впятеро меньше, да и те большей частью бы-
павшему королю он взял себе его герб и девиз. ли ополченцами речных лордов, чья верность
Коронованный олень стал его эмблемой, дому Таргариенов не подвергалась еще серьез-
Штормовой Предел — поместьем, леди Аргел- ному испытанию  — зато с меньшим войском
ла — женой. он двигался быстрее, чем неприятель. В городе

ВВЕРХУ | Орис Баратеон, первый лорд Штормового Предела

48
Каменная Септа он встретился с обеими коро- Пока Балерион раз за разом в туче копий,
левами: Рейенис прибыла из Штормового Пре- стрел и камней, поливал огнем ряды неприяте-
дела, Висенья — с мыса Раздвоенный Коготь, ля, Висенья и Рейенис подожгли поле и спере-
где принимала присягу у множества местных ди от врага, и сзади. Дым окутал конницу, осле-
лордов. Понаблюдав сверху за переправой сво- пив скакунов вместе с всадниками, огонь на-
его войска через Черноводную, трое Таргарие- двигался с обеих сторон, а люди Моутона, спо-
нов помчались на юг. койно стоя с наветренной стороны, добивали
Обе армии сошлись на широкой равнине к копьями и стрелами заживо горящих людей.
югу от Черноводной, где позднее проложили После это сражение назвали битвой на Ог-
Золотую дорогу. Два короля возрадовались, ненном Поле.
когда разведчики донесли им о невеликих силах Больше четырех тысяч погибли в пламени,
Таргариена и о недостатке в его рядах лордов и еще тысяча — от мечей, копий и стрел. Десят-
рыцарей. Ровное поле битвы, покрытое трава- ки тысяч получили ожоги, отметившие многих
ми и колосьями, было превосходнейшим ме- до конца их дней. Король Мерн IX сгорел вме-
стом для атаки тяжелой конницы. Эйегон в от- сте со своими сыновьями, внуками и прочей
личие от Ориса Баратеона не укрепился на вы- родней. Один из его племянников скончался от
соте, и почва была сухая, ибо дождей в тех ме- ожогов три дня спустя, и вместе с ним пресек-
стах не выпадало уже две недели. ся род Гарденеров. Лорен, Король Скалы, видя,
Король Мерн, который привел на войну в что битва проиграна, промчался сквозь огнен-
полтора раза больше людей, чем король Лорен, ную завесу и остался в живых.
потребовал себе почетного места в центре. Таргариены потеряли менее сотни. Коро-
Сын его и наследник Эдмунд командовал аван- леве Висенье стрела попала в плечо, но она ско-
гардом, король Лорен со своими рыцарями по- ро поправилась. Пока драконы пожирали тела
местился на правом крыле, лорд Окхарт на ле- убитых, Эйегон распорядился собрать мечи
вом. При отсутствии всяких природных пре- павших и отправить их вниз по реке.
пятствий они собирались ударить по Эйегону На другой день взяли в плен Лорена Ланни-
с обоих флангов и обойти его сзади, в то время стера. Тот сложил свой меч и корону к ногам
как «железный кулак», тяжелый клин лордов и Эйегона, склонил колено и присягнул Таргарие-
рыцарей, разгромит его центр. ну на верность. Эйегон, верный своему слову,
Войско Эйегона напоминало ощетинив- поднял его, оставил за ним его земли и нарек
шийся копьями и пиками полумесяц. За ним лордом Бобрового Утеса и Хранителем Запада.
стояли лучники и арбалетчики, на флангах  — Уцелевшие лорды Простора и знаменосцы Лоре-
легкая кавалерия. Командиром Эйегон поста- на последовали примеру побежденного короля.
вил Джона Моутона, лорда Девичьего Пру- Но не весь еще Запад был завоеван. Эйегон,
да  — одного из первых, перешедших на его расставшись с сестрами, повел войско на Хай-
сторону. Король-Дракон тоже заметил, что до- гарден, чтобы захватить его, упредив других
ждя давно не было и травы с колосьями на поле претендентов. Стюард-управитель Харлен Ти-
сражения пересохли на славу. релл, чьи предки веками служили Гарденерам,
Враг затрубил в трубы, и на поле выплесну- вручил ему ключи от замка без боя, Эйегон же
лось целое море знамен. Впереди ехал сам ко- в награду пожаловал ему Хайгарден со всеми
роль Мерн на золотом жеребце, его сын Гавен землями, наименовав его верховным лордом
нес знамя Гарденеров — зеленую руку на поле Мандера и Хранителем Юга. Так бывший стю-
пшеницы. Под рев рогов и гром барабанов ард получил власть над всеми вассалами дома
западное войско врезалось в копейщиков Тар- Гарденеров.
гариена, а Эйегон и его сестры поднялись в Король Эйегон собирался идти на юг, что-
воздух. бы покорить Старомест, Бор и Дорн, но весть

49
о новой угрозе заставила его передумать. Тор- реку его ждет та же судьба. Одни из его лор-
рхен Старк, Король Севера, миновал Переше- дов-знаменосцев все же побуждали Торрхена
ек и вступил на речные земли с тридцати- наступать, уверяя, что для северной доблести
тысячной ратью. Эйегон тут же двинул свое нет преград, другие советовали отступить ко
войско навстречу ему, летя впереди на Балери- Рву Кейлин и встретить врага там, на родной
оне. Обеим королевам и всем лордам и рыца- земле. Побочный брат короля Брандон Сноу
рям, перешедшим к нему после Харренхолла и вызвался скрытно переплыть реку ночью и
Огненного Поля, также приказано было вы- перебить драконов во сне.
ступить. Король и впрямь послал его за реку, но не
Торрхен Старк, выйдя к Трезубцу, увидел ради убийства, а ради переговоров. Брандона
на южном берегу войско, в полтора раза пре- сопровождали три мейстера. Всю ночь посла-
вышавшее его собственное. Все лорды Просто- ния летали туда-сюда, а утром Торрхен Старк
ра, Запада, речных и штормовых земель собра- сам пересек Трезубец. Опустившись на коле-
лись здесь, а над их лагерем выписывали круги ни, он сложил древнюю корону Королей Зимы
Балерион, Вхагар и Мираксес. к ногам Эйегона и поклялся ему в верности.
Разведчики Торрхена видели руины Хар- Поднялся он уже не королем, но лордом Вин-
ренхолла, где под грудами щебня еще тлел терфелла и Хранителем Севера. В историю он
огонь. Об Огненном Поле король тоже немало вошел как Король, Преклонивший Колено, за-
слышал. Он понимал, что при попытке перейти то ни один северянин не оставил своих обуг-
ленных костей у Трезубца, и мечи, которые за- улыбками, и леди Шарра велела принести три
брал у людей Старка король Эйегон, не были короны: свою регентскую, маленькую сыно-
скручены и оплавлены. вью и соколиную дома Арренов, которую Ко-
Эйегон и его королевы вновь разлучились. роли Горы и Долины носили тысячу лет. Все
Эйегон опять пошел на юг к Староместу, Висе- они, вместе с мечами королевского гарнизона,
нья полетела в Долину, Рейенис  — в Солнеч- были вручены королеве Висенье, и маленький
ное Копье. король, трижды облетев с нею вкруг вершины
Шарра Аррен тем временем укрепила Чая- Копья Гиганта, сделался маленьким лордом.
чий город, поставила у Кровавых Ворот силь- Так Висенья Таргариен привела Долину Аррен
ное войско, утроила гарнизоны в Каменном, под знамена своего брата.
Снежном и Небесном замках, что стоят на пу- Рейенис не столь посчастливилось. Прин-
ти к Гнезду. Висенья, однако, без препон проле- цев перевал, врата Красных гор, обороняли
тела над ними и опустилась на внутренний дорнийские копейщики; Рейенис, не тронув их,
двор замка Шарры. Когда королева-регентша пролетела над красными песками, над белыми,
поспешила к ней с дюжиной стражников, на над рекой Вервие  — и нашла замок Красные
коленях у Висеньи сидел Роннел Аррен. «Ма- Дюны пустым и покинутым. В городке под его
тушка, можно мне полетать с этой леди?»  — стенами оставались только женщины, дети и
спросил венценосный ребенок. До угроз и старики. На вопрос, куда подевались их госпо-
гневных слов не дошло. Королевы обменялись да, они отвечали кратко: «Ушли». Рейенис до-
летела до Дара Богов, усадьбы дома Аллирио- цесса Дорнийская. Мерии Мартелл, по словам
нов, но и там никого не нашла. Королева про- мейстеров, сравнялось восемьдесят годов, и
должала свой путь. При впадении реки Зеленая шестьдесят из них она правила Дорном. Рейе-
Кровь в море она увидела тысячи гребных ло- нис видела перед собой необычайно толстую,
док, плоскодонок и баржей; связанные вместе слепую, лысую женщину с желтой обвисшей
веревками и цепями, они составляли плавучий кожей. Аргилак Надменный прозвал Мерию
Дощатый город, но лишь горстка старух с ребя- желтой дорнийской жабой, но ни годы, ни сле-
тишками вышла поглядеть на Мираксеса. пота не притупили ее ума.
В конце концов она добралась до Солнеч- «Я не стану сражаться с вами, но и колен
ного Копья, древней резиденции дома Мартел- не склоню, — сказала она королеве Рейенис. —
лов. В замке, также покинутом, ее ждала прин- Скажи своему брату, что в Дорне нет короля».

НА ПРЕДЫДУЩИХ СТРАНИЦАХ | Капитуляция Торрхена Старка, Короля, Преклонившего Колено


ВВЕРХУ | Разговор Мерии Мартелл и Рейенис Таргариен

52
«Скажу,  — отвечала Рейенис,  — но мы По той же причине лорд ожидал Эйегона у во-
вернемся, принцесса, и с нами придут пламя и рот Староместа, чтобы вручить ему свой меч и
кровь». свой город. (Говорят, будто Хайтауэр также
«Я помню девиз вашего дома,  — сказала предложил королю руку своей меньшой доче-
Мерия, — но наш гласит «Непреклонные, не- ри, но Эйегон вежливо отказался, не желая
сгибаемые, несдающиеся». Вы можете сжечь обидеть двух своих королев.)
нас, миледи, но не заставите склониться и не Три дня спустя его святейшество в Звезд-
согнете. Это Дорн, и вам здесь не рады. Воз- ной септе помазал Эйегона семью елеями, воз-
вращайтесь, если осмелитесь». ложил на его голову корону и провозгласил
На том королева с принцессой расстались, его Эйегоном из дома Таргариенов, первым
и Дорн остался непокоренным. этого имени, королем андалов, ройнаров и
Эйегон на западе встретил более теплый Первых Людей, лордом Семи Королевств и
прием. Старомест, величайший город Весте- Хранителем Государства. (Эйегон с самого на-
роса, окружали прочные стены, а правили им чала назывался владетелем Семи Королевств,
Хайтауэры — древнейший, богатейший и са- хотя Дорн Таргариены покорили лишь век
мый могущественный из знатных домов Про- спустя.)
стора. Старомест был также средоточием Ис- Первую коронацию Эйегона на Черновод-
тинной Веры. Там жил верховный септон, на- ной видели лишь немногие лорды, на второй
местник новых богов на земле, духовный же они исчислялись сотнями, и десятки тысяч
отец всех Семи Королевств (лишь Север, где горожан приветствовали нового короля, когда
еще имели силу старые боги, не подчинялся он ехал по Староместу верхом на Балерионе.
ему). Там же помещались два воинских орде- На коронации присутствовали также многие
на Веры, называемые в народе Мечами и мейстеры и архимейстеры Цитадели. По всем
Звездами. этим резонам началом царствования Эйегона
Но Таргариен, подойдя к городу, нашел его Таргариена принято считать вторую корона-
ворота открытыми, и у них ждал лорд Хайтауэр, цию в Староместе, а не первую в Эйегонфорте
готовый сдаться новому королю. Верховный и не день его высадки.
септон, получив весть о высадке Эйегона, Так, волей Эйегона Завоевателя и сестер
заперся в Звездной септе, где провел семь дней его, Семь Королевств были спаяны в единое
и семь ночей, вкушая лишь хлеб и воду и пере- государство.
ходя с молитвой от алтаря к алтарю. На седь- Многие полагали, что Эйегон по оконча-
мой день Старица осветила ему путь своей зо- нии войн сделает своей резиденцией Старо-
лотой лампадой. Выйдя из септы к народу, его мест. Другие думали, что он будет править
святейшество сказал так: «Если Старомест страной с Драконьего Камня, древней остров-
восстанет против короля Эйегона, он будет со- ной цитадели дома Таргариенов. Король же,
жжен, а замок Хайтауэров, Цитадель и Звезд- удивив всех, объявил, что столицей его станет
ная септа обратятся в руины». новый город, что уже рос под тремя холмами в
Манфред Хайтауэр, лорд Староместа, был устье реки Черноводной, где он с сестрами
человек осторожный и богобоязненный. Один впервые ступил на вестеросскую землю. Сто-
из младших его сыновей состоял в Сынах Вои- лица получила имя Королевская Гавань, и
на, или Мечах, другой только что принес сеп- Эйегон правил там, восседая на троне, кото-
тонские обеты. Услышав откровение верховно- рый ему сковали из оплавленных, сломанных,
го септона, лорд решил не сопротивляться За- скрученных мечей его бывших врагов. Этот
воевателю — потому-то никто из жителей Ста- престол, небезопасный для всех, кто сидел на
роместа и не сгорел на Огненном Поле, хотя нем, стал известен всему миру как Железный
Хайтауэры были знаменосцами Хайгардена. Трон Вестероса.

53
Династия
Таргариенов
Эйегон I
Король Эйегон, первый этого имени, завоевал вань и Чаячий город, сделалась третьим по величи-
Семь Королевств в возрасте двадцати семи лет, но не городом нового королевства. Стенами ее, однако,
как правителю ему предстояло решить нешуточную огородили не сразу: Таргариены, возможно, думали,
задачу. Эти королевства враждовали, и когда у них что на город, который защищают драконы, никто не
еще были границы — чтобы объединить их в одно осмелится нападать. Но в 19 г. с Летних островов
государство, нужен был государь, обладающий пришла тревожная весть: пираты разграбили там
необычайными дарованиями. К  счастью для стра- город Высокодрев и увели в рабство тысячи его жи-
ны, Эйегон был именно таким государем, способ- телей. Памятуя, что они с Висеньей не всегда при-
ным и провидеть, и воплощать свои видения в сутствуют в Королевской Гавани, Эйегон наконец
жизнь. Его мечту о едином Вестеросе оказалось распорядился выстроить стены. Занимались этим
труднее воплотить, чем он думал — и намного, на- великий мейстер Гавен и королевский десница, сир
много дороже, — но как раз эта его мечта определи- Осмунд Стронг. Эйегон повелел им строить с умом,
ла историю последующих веков. чтобы городу было куда расти, и устроить в стене
Нехитрый Эйегонфорт дал начало столице, за- семь хорошо защищенных ворот в честь семерых
тмившей Ланниспорт и Старомест. Королевская Га- богов. Строительство началось в следующем году и
вань с первых же своих дней обещала стать грязной, к 26 г. было завершено.
зловонной и перенаселенной, но жизнь в ней кипе- Вместе со столицей росло и богатело все госу-
ла всегда. Вытащенный на берег когг стал первой дарство. Эйегон заботился как о знати, так и о про-
городской септой, а вскоре на холме Висеньи вы- стом люде, а королева Рейенис особенно опекала
росла новая, построенная на средства верховного простолюдинов. Покровительствовала она также
септона. (Позднее на холме Рейенис воздвигли еще певцам; Висенья почитала это пустой затеей, но
одну, посвященную памяти умершей королевы.) певцы сочиняли песни во славу Таргариенов и раз-
Там, где раньше виднелись только рыбачьи лодки, носили их по всему королевству. Выдумки там было
стояли когги и галеи из Староместа, Ланниспорта и хоть отбавляй, но никто не ставил это бардам в
Вольных Городов; даже суда с Летних островов, за- упрек — разве что мейстеры.
ходившие прежде в Синий Дол и Девичий Пруд, Рейенис, кроме того, старалась сплотить коро-
направлялись теперь в Королевскую Гавань. Сам левство, устраивая браки между детьми отдаленных
Эйегонфорт вышел за пределы своего палисада, и друг от друга домов. Когда она погибла в Дорне
на холме Эйегона построили деревянный замок пя- в  10  г. ОЗ, все опечалились  — народ любил свою
тидесятифутовой вышины. В  35 г. ОЗ король снес красивую и добрую королеву.
его и начал возводить новый, более достойный Тар- Среди славного в целом царствования Эйегон
гариенов. потерпел лишь одно поражение — на Первой Дорн-
К 10 г. ОЗ Королевская Гавань уже вполне могла ской войне. Она началась в 4 г. ОЗ и завершилась в
называться городом, а в 25 г., превзойдя Белую Га- 13-м после долгого кровопролития. Многочислен-

П ри дворе, по словам архимейстера Гильдейна, предполагали, что Эйегон поручил строительство замка
Висенье, чтобы убрать ее с Драконьего Камня. Их отношения, и раньше не особенно теплые, с годами
еще более охладели.

НА ПРЕДЫДУЩИХ СТРАНИЦАХ | Железный Трон СЛЕВА | Верховный септон коронует Эйегона Завоевателя

57
ны были бедствия этой войны: гибель Рейенис, годы кнула его мечом по щеке, прежде чем те успели вме-
Драконова Гнева, появление в Королевской Гавани шаться. «Ленивый, неповоротливый сброд»,  —
наемных убийц и сам Красный Замок; поистине будто бы сказала она, и король вынужден был со-
темные времена. гласиться.
Из этой тьмы, однако, явилась на свет досто- Именно Висенья, не Эйегон, решила, какой
славная Королевская Гвардия. Многие дорнийские должна быть Королевская Гвардия. Лорда Семи Ко-
лорды, за голову которых Эйегон и Висенья назна- ролевств будут хранить семь рыцарей. Они прине-
чили награду, были убиты, дорнийцы же в ответ сут такой же обет, как братья Ночного Дозора,
стали подсылать убийц к королю с королевой. Од- отказавшись от всех земных благ ради служения ко-
нажды на улице король остался жив лишь благода- ролю. Эйегон собирался устроить большой турнир,
ря Висенье с ее Темной Сестрой. Она же убедила чтобы выбрать семерку лучших, но Висенья отгово-
брата в том, что его стража никуда не годится: чир- рила его, сказав, что королевским гвардейцам, поми-
Р ейенис, замещая короля на Железном Троне, приняла «правило шести раз», вошедшее затем в свод
законов. Братья некоей женщины подали жалобу на ее мужа: он застал жену с любовником и забил ее
до смерти. Тот говорил в свою защиту, что муж вправе учить жену, если палка у него не толще большого паль-
ца. Закон, и верно, был на его стороне (везде, кроме Дорна), однако своей тонкой палкой он нанес жене сто
ударов, чего и не отрицал. Рейенис, посовещавшись с мейстерами и септонами, вынесла такое решение: боги
велят жене быть покорной мужу, но он даже в случае измены может ударить ее не более шести раз — по од-
ному на каждого из богов, исключая несущего смерть Неведомого. Поэтому братьям покойной женщины
дозволили выместить на ответчике лишних девяносто четыре палки.

мо воинской доблести, должна быть присуща также щая свита  — тысяча рыцарей и множество при-
неколебимая преданность. Король доверил ей ото- дворных лордов и леди.
брать первых семь рыцарей и, как показывает исто- Мейстеров и септонов король тоже брал с со-
рия, поступил мудро: двое из них погибли, защищая бой. Шестеро мейстеров обычно разъясняли ему
его, остальные с честью служили до конца своих местные законы и обычаи, чтобы Эйегон мог спра-
дней. В Белой Книге сохра- ведливо вершить свой ко-
нились их имена (а так- ролевский суд. Он не
же имена и дела всех, пытался навязать стра-
кто пришел после не обязательные для
них): сир Корлис Ве- всех законы и судил по
ларион, первый лорд- примеру прежних ко-
командующий; сир Ри- ролей этих мест. (Еди-
чард Рут; сир Аддисон ный свод законов при-
Хилл, Бастард из По- няли уже после него.)
чатка; братья сир Григор После завершения Пер-
и сир Гриффин Гуд; сир Хам- вой Дорнской войны и до его
фри-Скоморох, межевой рыцарь, и сир Робин Дар- кончины в 37 г. ОЗ мир в государстве не нарушался,
клин Черный Дрозд, надевший белый плащ первым и король выказывал мудрость и терпимость во всем.
из многих Дарклинов. Страну он завещал обоим своим сыновьям: старше-
Сразу назначив себе советников (первый ма- му Эйенису от королевы Рейенис и младшему Мейе-
лый совет был учрежден лишь при Джейехерисе I), гору от королевы Висеньи.
Эйегон часто доверял повседневные дела им и се- Умер он там же, где и родился, на любимом Дра-
страм, сам же облетал свое королевство, внушая коньем Камне. Все сходятся на том, что король,
подданным должное почтение  — а при необходи- рассказывая внукам Эйегону и Визерису в Палате
мости и страх. Первую половину года он переме- Расписного стола о своих победах, внезапно пре-
щался между Королевской Гаванью и милым его рвал рассказ и упал. С  ним, по словам мейстеров,
сердцу Драконьим Камнем, где пахло серой и со- случился удар, и Завоеватель вскоре отошел с
лью, вторую посвящал путешествиям. Бывая в Ста- миром. Тело его, по валирийскому обычаю, сожгли
роместе, он каждый раз посещал верховного септо- на крепостном дворе. Эйенис, принц Драконьего
на, а останавливался порой у меньших лордов, у Камня и наследник Железного Трона, узнал о смер-
рыцарей и даже в обычных гостиницах. В великих ти отца в Хайгардене и спешно вылетел на своем
домах он, разумеется, тоже гостил и при последнем драконе в столицу. Но всем, кто сменял Завоевателя
своем объезде в 33 г. добрался до самого Винтер- на Железном Троне, страна подчинялась уже не
фелла. В каждой поездке его сопровождала блестя- столь охотно, как Эйегону Первому.

СЛЕВА | Первоначальная королевская обитель и Эйегонфорт ВВЕРХУ | Корона Эйегона Завоевателя

59
Эйенис I
У Завоевателя, скончавшегося в возрасте шести- годы поговаривали, что столь слабый и болезненный
десяти четырех лет, не было явных врагов помимо младенец не может быть сыном Эйегона Завоевателя:
дорнийцев. Правил он мудро: постоянно объезжал все знали, что королева Рейенис любит проводить
свое государство, выказывал должное уважение вер- время с красивыми певцами и остроумными лицедея-
ховным септонам, награждал тех, кто верно служил ми. Слухи эти затихли, когда мальчик стал хозяином
ему, и помогал всем нуждающимся в помощи. Под молодого, только что из яйца, дракона по имени Ртуть.
этой мирной гладью, однако, скрывался кипящий Принц и его дракон росли вместе, но Эйенис
котел. Одни подданные тосковали по старине, когда оставался все тем же мечтателем, учеником алхими-
великие дома правили своими землями безраздель- ков, любителем певцов, лицедеев и мимов. Кроме то-
но, другие жаждали мести за своих близких, погиб- го, он стремился быть всеми любимым и часто коле-
ших во время Завоевательных войн. Были и такие, бался в своих решениях из боязни кого-нибудь огор-
что видели в Таргариенах, бравших в жены родных чить. Именно этот недостаток загубил его царство-
сестер, преступных кровосмесителей. Эйегон и его вание и привел Эйениса к ранней бесславной смерти.
сестры с помощью трех своих драконов успешно Вскоре после кончины Завоевателя против Тарга-
подавляли все это скрытое недовольство, но с их на- риенов начали бунтовать. Первым был вожак разбой-
следниками дело обстояло иначе. ников Харрен Рыжий, выдававший себя за внука Хар-
Эйенис, сын Эйегона от его возлюбленной рена Черного. С помощью кого-то из слуг Харрен за-
Рейенис, взошел на Железный Трон в возрасте хватил Харренхолл вместе с его владельцем лордом
тридцати лет. Короновали его с великими почестя- Гаргоном по прозванию Свадебный Гость: Гаргон по-
ми в наполовину достроенном Красном Замке, но сещал все свадьбы в своих владениях и каждый раз
вместо отцовской короны из валирийской стали на пользовался правом первой ночи. Оскопленный в бо-
Эйениса возложили новую, золотую. гороще своего замка, он истек кровью, а Харрен Ры-
Брат его Мейегор, сын Висеньи, родился воином, жий объявил себя лордом Харренхолла и Королем Рек.
как и отец, Эйенис же был скроен иначе. В ранние его Истинный король в это время гостил в Риверра-
не у лорда Талли. Оба они, незамедлительно высту-
пив в Харренхолл, нашли замок пустым: Харрен Ры-
жий со своей шайкой ушел оттуда, предав верных
слуг Гаргона мечу.
В Долине и на Железных островах вспыхнули
новые мятежи, а дорниец, назвавший себя Королем
Стервятников, собрал большое войско, чтобы идти
на Таргариенов. Король, как пишет великий мейстер
Гавен, был поражен, услышав об этом: он вообра-
жал, что все Семь Королевств его любят. Он прика-
зал было своему войску отплыть в Долину, дабы по-
кончить с узурпатором Джоносом Арреном, взяв-
шим в плен своего брата лорда Роннела, но отменил
приказ, опасаясь, что Харрен Рыжий придет в сто-
лицу. Эйенис даже Большой совет вознамерился со-
звать, чтобы обсудить новое положение дел; но дру-
гие, к счастью, действовали решительнее.

СЛЕВА | Король Эйенис I на Железном Троне

60
Лорд Ройс из Рунстона разгромил мятежников наконец-то настиг Харрена Рыжего и был убит им в
Джоноса Аррена, а его самого запер в Орлином бою, но его оруженосец убил атамана.
Гнезде. Это стоило жизни пленному лорду Роннелу, Эйенис отблагодарил всех лордов, восстановив-
которого брат выбросил в Лунную Дверь, но и Джо- ших мир в королевстве, а брата своего Мейегора на-
нос недолго зажился на свете: принц Мейегор, при- значил новым десницей. Сделав столь мудрый, каза-
летев в Гнездо на Балерионе, перешедшем к нему по- лось бы, выбор, он ступил на путь гибели.
сле смерти отца, повесил его и всех, кто с ним был. У знатных валирийцев издавна повелось женить
Тем временем на Железных островах лорд Го- братьев на сестрах ради сохранения чистоты крови,
рен Грейджой разбил мятежника, объявлявшего се- но в Вестеросе это считалось мерзостью. Против
бя возрожденным королем Лодосом, и прислал его Эйегона и его сестер никто не роптал. Не поднима-
засоленную голову королю. Эйенис щедро наградил ли голосов и в 22 г., когда принц Эйенис вступил в
Горена, а тот употребил королевскую награду на то, брак с Алиссой Веларион, дочерью отцовского лор-
чтобы изгнать с островов Семерых, к возмущению да-адмирала: невеста, хотя ее мать была из Таргари-
всего прочего королевства. енов, доводилась жениху не родной сестрой, а дво-
Мартеллов восстание Короля Стервятников ма- юродной. Но когда Таргариены возобновили эту
ло заботило. Принцесса Дерия заверяла Эйениса, традицию, ропот поднялся нешуточный.
что Дорн желает лишь мира и этот бунт непременно Висенья хотела женить Мейегора на старшей до-
будет подавлен, но на деле бороться с мятежниками чери Эйениса Рейене, но верховный септон воспро-
предоставлялось марочным лордам. Поначалу каза- тивился и предложил Мейегору свою племянницу, ле-
лось, что это им не по силам. Войско Короля Стер- ди Серису Хайтауэр. Брак этот оказался бесплодным,
вятников после нескольких побед раздулось до в то время как у Эйениса вслед за Рейеной родился
тридцати тысяч, но он разделил его надвое — отча- наследник Эйегон, а далее Визерис, Джейехерис и
сти за невозможностью прокормить такую орду, от- Алисанна. Пробыв два года десницей — у Эйениса за
части из уверенности, что каждая половина все рав- это время родилась еще дочь, Вейелла, умершая во
но справится с кем бы то ни было. Это было его младенчестве, — Мейегор в 39 г. поразил всех, объ-
ошибкой: марочные лорды и бывший десница Орис явив, что взял себе вторую жену, Алис из дома Харро-
Баратеон быстро разделались с раздробленными уэев. Поженила их по валирийскому обряду королева
повстанцами. Особенно отличился Свирепый Сэм Висенья, ибо ни один септон не соглашался сочетать
Тарли, чей меч Губитель Сердец, по многочислен- подобную пару. Шум поднялся такой, что Эйенис вы-
ным рассказам, стал багровым от рукояти до острия нужден был отправить брата в изгнание.
от крови дорнийцев, зарубленных в Охоте на Стер- Верховного септона, однако, не удовлетворила
вятника. такая мера. Даже назначение новым десницей сеп-
Первый из вспыхнувших мятежей был подавлен тона Мармизона, слывшего чудотворцем, не прими-
последним. Лорд Алин Стокворт, десница Эйениса, рило власть с Септой. В 41 г. Эйенис подбавил масла

ИЗ КНИГИ АРХИМЕЙСТЕРА ГИЛЬДЕЙНА

«У Таргариенов родичи всегда женились между собой. Наилучшим считался брак между сестрой и
братом; если такая пара не составлялась, девушку выдавали за дядю, кузена или племянника, а
юношу женили на кузине, тетке, племяннице. Так делалось во всех знатных семьях Древней Валирии, особен-
но там, где владели драконами. «Кровь дракона не терпит примесей» — гласила пословица. Многоженство
тоже случалось, но не столь часто, как браки внутри семьи. В Валирии перед Роком, по словам мудреца, чтили
тысячу богов и ни одного из них не боялись; мало кто осмеливался возвысить голос против таких обычаев.
Иное дело Вестерос с его Истинной Верой. Здесь плотские сношения между дочерью и отцом, сыном и
матерью, братом и сестрой почитались тяжким грехом, а плоды такого союза — мерзостью в глазах богов и
людей. Из своего далека мы видим, что раздор между Септой и Таргариенами был неизбежен».

61
в огонь, выдав старшую дочь Рейену за сына и на- Честные Бедняки тысячами бродили по дорогам,
следника Эйегона, коего сделал принцем Драконье- угрожая сторонникам короля, лорды десятками бра-
го Камня взамен Мейегора. Из Звездной септы при- лись за оружие. Эйенис, в ту пору всего тридцати пя-
шло послание, адресованное «Гнуснейшему коро- ти лет, на вид казался шестидесятилетним старцем, и
лю» — такого не получал еще ни один государь, — великий мейстер Гавен отчаялся его исцелить.
и народ вкупе с лордами внезапно ополчился против Королева Висенья, однако, заботливо ходила за
любимого прежде Эйениса. ним, и королю стало лучше, но ненадолго. Пришла
Септона Мармизона отлучили от веры за прове- весть, что его сын и дочь, совершавшие свое ежегодное
денную им брачную церемонию, а спустя две неде- путешествие, осаждены недовольными в замке Краке-
ли, когда он в носилках ехал по городу, ревностные холл. Узнав об этом, Эйенис скончался три дня спустя
Честные Бедняки изрубили его на части. Сыны Вои- и был, как его отец, сожжен на Драконьем Камне.
на тем часом укрепляли холм Рейенис, превращая После смерти Висеньи пошли разговоры, что в
Памятную септу в цитадель против войск короля, а смерти Эйениса была повинна именно она. Короле-
Честные Бедняки, не успокоившись на деснице, по- ва-де предпочитала сына племяннику и желала, что-
кусились на самого короля и его семью. Они пе- бы королем был Мейегор, а не Эйенис, — зачем же
релезли через стену замка и пробрались в покои; ей было так заботиться о болящем? Милосердием
Эйенис и его близкие остались живы лишь благода- она никогда не славилась. Тайна эта, возможно, на-
ря доблести Королевской Гвардии. всегда останется неразгаданной.
Убоявшись всего этого, король спасся на Драко-
ний Камень вместе с семьей. Висенья советовала ему
спалить и Звездную, и Памятную септы драконьим
огнем, но нерешительный Эйенис слег в постель, му-
чаясь спазмами в животе и поносом. К  концу 41 г.
против него поднялось чуть ли не все государство.
Мейегор I
Мейегор, первый этого имени, стал королем в устрашимо полетел в город и поднял над холмом Ви-
42 г. ОЗ после внезапной кончины своего брата сеньи красного дракона Таргариенов, собрав тыся-
Эйениса. В веках он остался как Мейегор Жестокий, чи сторонников.
и справедливо: такого тирана Железный Трон не ве- Вслед за этим Висенья бросила вызов всякому,
дал ни до, ни после него. Его правление началось ве- кто оспорит право ее сына на трон. Капитан Сынов
ликой кровью и кровью же завершилось. Историки Воина, сир Дамон Морриген по прозванию Дамон
называют его славным воином, но прежде всего он Верный, согласился сразиться по обычаю старины:
был мучителем и угнетателем своих подданных. Кто он и еще шесть рыцарей ордена против короля и
знает, какой демон владел им. Многие и посейчас шести его рыцарей. Об этом сражении, где ставкой
благодарят богов за то, что царствовал он недолго: было само королевство, сохранилось много проти-

Э йенис, как говорили, управлялся с мечом и копьем всего лишь прилично, Мейегор же тринадцати лет уже
побеждал взрослых рыцарей. В 28 г. на королевском турнире он поочередно выбил из седла трех рыца-
рей Королевской Гвардии и одержал победу в общей схватке. В шестнадцать лет он был посвящен королем
Эйегоном и стал самым юным рыцарем своего времени.

сколько еще благородных домов он погубил бы, воречивых рассказов. Достоверно известно, что по-
будь на то его воля. следним, кто устоял на ногах, был король Мейегор,
Сразу после погребения Эйениса Висенья вы- но удар по голове, нанесенный последним из Сынов
летела на Вхагаре на восток, в Пентос, где жил в из- Воина, и его поверг наземь.
гнании ее сын Мейегор. Тот, перелетев на Балерио- Двадцать семь дней Мейегор пролежал без
не через Узкое море, остановился на Драконьем чувств. На двадцать восьмой прибыла королева Алис
Камне и был увенчан на царство отцовской сталь- и привезла с собой пентошийскую красавицу по име-
ной короной. ни Тианна из Башни. Все знали, что та в изгнании бы-
Великий мейстер Гавен заметил на это, что пре- ла любовницей Мейегора  — и его королевы тоже,
стол по закону принадлежит принцу Эйегону, стар- как поговаривали. Королева-мать, повидавшись с Ти-
шему сыну Эйениса. Мейегор в ответ объявил Гаве- анной, поручила короля ее единоличным заботам,
на изменником, приговорил к смерти и самолично что немало обеспокоило сторонников Мейегора.
отрубил ему голову Черным Пламенем. После этого На рассвете тридцатого дня король очнулся и
никто уже не смел вступаться за Эйегона. Вороны вышел на стену замка. Восторженных кликов не
разнесли повсюду весть о коронации нового коро- слышалось только в Памятной септе, где Сыны Вои-
ля, обещавшего награждать верных и беспощадно на собрались на утреннюю молитву. Мейегор, не
казнить супротивников. предупредив их, сел на Балериона, перелетел с хол-
Главными врагами Мейегора были ордена Чест- ма на холм и поджег храм. Тех, кто пытался спастись,
ных Бедняков и Сынов Воина: он боролся с ними на убивали лучники и копейщики. Крики горящих за-
протяжении всего царствования. В Королевской Га- живо людей разносились по всему городу, и пелена
вани ревнители Веры заняли Памятную септу и дыма, как пишут мейстеры, висела над Королевской
недостроенный Красный Замок, но Мейегор не- Гаванью целых семь дней.

СЛЕВА | Сожжение Памятной септы

63
Это было лишь началом войны Мейегора с орде- прежде вдовами, но рождались от него лишь уродцы
нами Веры. Верховный септон оставался стойким без глаз, без рук и без ног, непонятно какого пола.
его противником, но Мейегор переманивал к себе Говорят, что после рождения первого такого ребен-
все больше лордов. В  битве при Каменном Мосте ка он и лишился разума окончательно.
Честные Бедняки гибли сотнями  — говорят, что Одно великое дело он, впрочем, все же совер-
Мандер на двадцать лиг стал красным от крови. По- шил: достроил Красный Замок в 45 г. Строитель-
сле и мост, и обороняющий его замок стали звать ство начал король Эйегон, продолжил Эйенис, но
Горьким. завершил его Мейегор. Он пошел дальше того, что
Еще более ожесточенное сражение разверну- замышляли отец и брат: воздвиг внутри большого
лось на развилке Черноводной, где против короля замка еще один, окруженный рвом, который после
выступили тринадцать тысяч Бедняков, сотни ры- стали звать крепостью Мейегора. Более того, он
царей из отделения ордена в Каменной септе и сот- приказал прорыть множество подземных ходов.
ни ополченцев, выставленных мятежными лорда- Снабженные ложными стенами и ловушками, они
ми, речными и западными. Битва длилась до ночи и пронизали весь холм Эйегона. Надзор за строитель-
завершилась победой короля Мейегора: Балерион, ством, как видно, помогал забыть Мейегору об от-
несмотря на дождь, сеял смерть по всему полю сутствии у него наследника. Он назначил новым
брани. десницей своего тестя лорда Харроуэя и поручал
Ордена Веры и Мейегор так и остались непри- ему все государственные дела, а сам занимался од-
миримыми врагами. Этой вражды не смягчила даже ним лишь замком.
загадочная смерть верховного септона в 44 г., после Но даже и это свершение, как всегда у Мейего-
коей его куда более сговорчивый преемник распу- ра, было чревато ужасами. По окончании строи-
стил и Мечи, и Звезды. Среди нескончаемых войн тельства король задал роскошный пир для каменщи-
Мейегор раз за разом вступал в брак, пытаясь зачать ков, каменотесов и прочих возводивших его масте-
наследника — но, вопреки всем стараниям на брач- ров. На третий день пиршества их всех предали ме-
ном ложе и вне его, оставался бездетным. Он брал в чу, дабы никто, кроме короля, не знал секретов
жены заведомо плодовитых женщин, сделав их Красного Замка.
ИЗ КНИГИ АРХИМЕЙСТЕРА ГИЛЬДЕЙНА

«Е два завершив Красный Замок, Мейегор приказал очистить холм Рейенис от руин Памятной септы,
где еще лежали кости и прах погибших там Сынов Воина. На ее месте он задумал выстроить огром-
ную «драконью конюшню» — жилище, достойное Балериона, Вхагара и их потомков. Так началось строи-
тельство Драконьего Логова. Неудивительно, что рабочих для этой цели найти оказалось трудно — реме-
сленники просто бежали из города; пришлось королю взять для работ узников из городских тюрем, а надзи-
рали за ними мастера, выписанные из Мира и Волантиса».

В 43 г. племянник короля принц Эйегон попы- Кончина королевы Висеньи в 44 г. тоже тяжело
тался отвоевать трон, принадлежавший ему по пра- сказалась на нем, хотя он не подавал виду. Мать была
ву, и пал в Битве у Божьего Ока, оставив жену (род- вернейшим его союзником  — лишь с ее помощью
ную сестру) Рейену и двух дочерей-близнецов. С ним он сумел занять трон. Как только она умерла, вдова
погиб и дракон его Ртуть. Эйениса королева Алисса бежала с Драконьего Кам-
Позже, в 45 г., Мейегор начал новую кампанию ня, взяв детей и Темную Сестру, валирийский меч
против остатков Мечей и Звезд, не сложивших ору- Висеньи. За это поплатился принц Визерис, второй
жия по приказу нового верховного септона. Соглас- ее сын, которого король сделал своим оруженосцем
но летописи того времени, король привез из похода и держал при себе. Тианна из Башни подвергла его
две тысячи черепов, будто бы вражеских. На самом длительному допросу; на девятый день принц умер,
деле это были останки мирных крестьян, попавших- и тело его две недели пролежало во дворе замка. Ко-
ся ему под горячую руку. Возмущение против Мейе- роль надеялся, что Алисса явится забрать сына, но
гора росло и множилось. она не вернулась. Визерису было пятнадцать лет.

ВНИЗУ | Битва при Каменном Мосте


В 48 г. Честные Бедняки вновь поднялись про- тавшийся в живых сын Эйениса и Алиссы. Своим
тив Мейегора. Их возглавили септон Мун и сир десницей и Хранителем Государства принц назна-
Джоффри Доггет, известный также как Рыжий Пес чил лорда Штормового Предела. Узнав, что ее брат
из Холмов. К  мятежникам примкнул Риверран, а возглавил восстание, королева Рейена (Мейегор
когда и лорд-адмирал Дейемон Веларион перешел взял ее в жены после гибели Эйегона) улетела из
на их сторону, другие великие дома сделали то же замка на своем драконе Огненная Мечта, похитив у
самое. Никто не желал более терпеть злого тирана. мужа меч Черное Пламя. Даже двое из рыцарей Ко-
Вскоре их всех объединил под своей рукой четыр- ролевской Гвардии изменили Мейегору и перешли
надцатилетний принц Джейехерис, последний ос- к Джейехерису.
Мейегор пришел в замеша-
тельство. Как видно, эта череда
измен  — а может быть, и
утрата советчицы-матери,  —
сделала его столь же слабоволь-
ным, как был Эйенис. Он со-
звал своих верных в Королев-
скую Гавань, но откликнулись
на зов лишь мелкие лорды с ко-
ролевских земель. Ночью он
держал с ними совет, но в час
волка все разошлись, оставив
короля в одиночестве. Утром
Мейегора нашли на Железном
Троне мертвым: одежды его
были в крови, руки изрезаны
лезвиями и шипами трона.
Такова была загадочная
кончина Мейегора Жестокого.
В песнях поется, что с ним по-
кончил Железный Трон, но
подозревают также его коро-
левских гвардейцев и некоего
уцелевшего каменщика, про-
бравшегося в замок потайным
ходом. Вероятнее же всего, что
король сам лишил себя жизни,
предпочитая смерть пораже-
нию. Какова бы ни была прав-
да, только так и могло закон-
читься его царствование после
шести лет страха, в котором
жила при нем вся страна. Пле-
мяннику его выпала нелегкая
задача исцелить глубокие ра-
ны, нанесенные Мейегором
Семи Королевствам.

ВВЕРХУ | Мейегор I, умерший на Железном Троне СПРАВА | Жены Мейегора Жестокого (слева, сверху вниз: Сериса
Хайтауэр, Тианна из Башни, Алис Харроуэй; справа, сверху вниз: Элинор Костейн, Жиенна Вестерлинг, Рейена Таргариен)

66
Жены Мейегора Жестокого
Сериса из дома Хайтауэров, ты и служила Мейегору как мастер над шептунами. Одна-
дочь лорда Мартина жды она созналась, что давала яд другим королевским
Ее предложил принцу дядя, верховный септон, не при- женам, потому-то у них и рождались уроды. В 48 г. Мейе-
знавший помолвки тринадцатилетнего Мейегора с его гор собственноручно убил ее Черным Пламенем, вы-
новорожденной племянницей принцессой Рейеной. Се- резал ей сердце и бросил его собакам.
риса и Мейегор поженились в 25 г. ОЗ. Говорят, что
в свадебную ночь принц исполнил свой супружеский Черные Жены
долг дюжину раз, но детей от этого не родилось. Видя, В 47 г. Мейегор взял в жены трех женщин сразу; все они
что Сериса неспособна дать ему наследника, Мейегор были вдовами и имели детей от своих покойных мужей.
стал брать себе других жен. Сериса умерла в 45 г. от вне- Это были:
запной болезни; по слухам, это король
приказал ее умертвить. Элинор из дома Костейнов, девятнадцати лет. Самая
молодая из Черных Жен, она успела родить от прежнего
Алис из дома Харроуэев, мужа, сира Тео Боллинга, трех детей. Сира Тео обвини-
дочь Лукаса, нового лорда ли в сговоре с королевой Алиссой — они будто бы
Харренхолла умышляли возвести на трон ее сына принца Джейехери-
Их тайный брак был заклю- са — и казнили в тот же день. После семидневного трау-
чен в 39 г., когда Мейегор ра Элинор было приказано выйти за Мейегора. Она за-
был десницей, и привел к чала от него и разродилась, как и Алис, мертвым пло-
изгнанию принца. Вер- дом — безглазым, но с крыльями. Однако ее оставили в
нувшись с Мейегором живых, и она вместе с Рейеной пережила Мейегора.
из Пентоса, Алис сде-
лалась королевой и в Рейена из дома Таргариенов
48 г. впервые забере- Когда Мейегор убил Эйегона в Битве у Божьего Ока, она
менела от него, но не вместе с дочерьми-двойняшками укрылась на Светлом
доносила младенца. острове у лорда Фармена. Но Тианна похитила ее дево-
При виде чудовищно- чек, и Рейене пришлось стать женой
го урода, которого она Мейегора. Король, желая лишить
носила в чреве своем, Джейехериса права на трон, на-
Мейегор обезумел и значил своей наследницей ее
приказал казнить всех, дочь Эйерею. Рейена и Элинор
кто ходил за ней: септ, по- стали единственными женами,
витух, великого мейстера пережившими своего супруга.
Десмонда. Когда же Тианна
из Башни убедила короля в Жиенна из дома
том, что Алис зачала от любов- Вестерлингов
ника, казнены были также сама Она была замужем за лордом
королева, ее придворные дамы, ее Алином Тарбеком, который
отец и королевский десница лорд Лукас сражался на стороне мя-
и все Харроуэи, какие только нашлись. Новым десницей тежников и погиб в битве
стал лорд Эдвелл Селтигар. у Божьего Ока. После его
смерти Жиенна родила
Тианна из Башни сына. За ней ухаживал сын
Ее боялись больше всех жен Мейегора. Говорили, что она лорда Ланнистера, но
была незаконной дочерью пентошийского магистра и король потребовал ее ко
сначала танцевала в таверне, а после выбилась в курти- двору. В 47 г. она понесла,
занки и будто бы знала толк в колдовстве и алхимии. Же- но за три луны до срока
ной короля она стала в 42 г., но брак этот был столь же разрешилась еще одним
бесплодным, как и все остальные. За глаза ее звали коро- мертвым уродцем
левским вороном; она хорошо вынюхивала чужие секре- и вскоре скончалась сама.
Джейехерис I
Он стал королем в 48 г. ОЗ. Королевство, до- Король с королевой прожили в браке сорок
ставшееся ему, много претерпело от честолюбия мя- шесть лет, в целом счастливых, и было у них вдоволь
тежных лордов, гнева верховного септона и жесто- детей и внуков.
кости его дяди, короля Мейегора. В  четырнадцать Известны всего две размолвки между супруга-
лет Джейехерис был увенчан отцовской короной; ми, и каждый раз через год-другой они возобновля-
первые годы его опекали мать, королева-регентша ли прежнюю дружбу. Вторая ссора случилась, когда
Алисса, и лорд Робар Баратеон, десница и Храни- король сделал своим наследником и владельцем
тель Государства. Став совершеннолетним, король Драконьего Камня второго своего сына, Бейелона
женился на своей сестре Алисанне. Храброго, а не внучку Рейенис, дочь покойного сы-
Уже смолоду Джейехерис показал себя истин- на и наследника Эйемона. Королева не понимала,
ным королем. Он хорошо владел копьем и луком, от- почему мужчину нужно ставить впереди женщины.
менно ездил верхом. Его драконом был золоти- Если король думает, что от женщин нет проку, то,
сто-бронзовый Вермитор, самый большой после значит, он и без нее обойдется, сказала Джейехери-
Балериона и Вхагара. Решительный в мыслях своих су Алисанна. Со временем они помирились, но ко-
и деяниях, Джейехерис был не по годам мудр, но роль пережил свою любимую королеву и в послед-
всегда стремился к мирным исходам. ние свои годы очень печалился об этих, хотя и крат-
Народ любил и Джейехериса, и его королеву — ких, размолвках. Печаль эта, по словам очевидцев,
красивую, умную, добрую. Говорили, что она прави- заволакивала его двор подобно туману.
ла государством наравне с королем, и в этом есть Алисанна была любовью всей его жизни, но луч-
немалая доля истины. Именно по ее настоянию ко- шим другом короля Джейехериса был септон Барт.
роль отменил право первой ночи, за которое лорды Ни один человек ничтожного происхождения еще
стояли горой. В ее честь Ночной Дозор переимено- не поднимался столь высоко. Сын простого кузне-
вал замок Снежные Врата во Врата Королевы. Чер- ца, он принес свой обет в ранней молодости и благо-
ным братьям было за что благодарить Алисанну: даря острому уму был определен в библиотеку
она дала им ларец дорогих камней на постройку но- Красного Замка. Узнав Барта близко, король Джейе-
вого замка Глубокое Озеро вместо огромной херис назначил его десницей. Многих знатных лор-
Твердыни Ночи, которая слишком дорого обходи- дов это привело в изумление, а верховный септон
лась, и помогла отвоевать Новый Дар, весьма по- сомневался в крепости его веры, но Барт показал
лезный для них. себя достойным оказанной ему чести.

ИЗ КНИГИ АРХИМЕЙСТЕРА ГИЛЬДЕЙНА

«Н а пятидесятом году правления Джейехериса в Королевской Гавани был устроен большой турнир.
Королеву он, верно, тоже порадовал, ибо на праздник съехались все ее здравствующие дети, вну-
ки и правнуки.
Никогда еще со времен Древней Валирии в одном месте не собиралось столько драконов. А последний
поединок турнира, когда рыцари Королевской Гвардии сир Раэм Редвин и сир Клемент Крабб сломали трид-
цать копий и король объявил победителями обоих, стал самым занимательным зрелищем в Вестеросе».

СПРАВА | Большой турнир 98 года

68
Следуя его советам, король Джейехерис сделал стал Королевский тракт, ведущий к Стене и Черно-
для своего государства больше, чем все короли до му Замку.
и после него. Дед его, король Эйегон, оставлял за- Многие полагают, однако, что самым большим
коны Семи Королевств на волю местных обычаев, свершением короля и его десницы было примире-
Джейехерис же учредил первый единый свод, ко- ние с Верой. Ордена Честных Бедняков и Сынов
торому подчинялись все от Дорнийских Марок до Воина продолжали существовать и при новом коро-
Севера. В Королевской Гавани проложили сточные ле, хотя стали заметно меньше и все еще оставались
канавы и выкопали много колодцев: септон Барт вне закона, как при Мейегоре Жестоком. Вели они
понимал, сколь важны для здоровья горожан по- себя неспокойно и стремились восстановить былое
стоянный приток чистой воды и удаление нечи- могущество. Недовольство вызывало также право
стот. При Барте начали строить дороги, впослед- Септы на собственный суд: многие лорды жалова-
ствии связавшие столицу с Простором, со штор- лись на септонов и септрии, распоряжавшихся иму-
мовыми, западными, речными землями и даже с ществом своих соседей, как им заблагорассудится.
Севером, что также было очень полезно для спло- Одни советники убеждали короля круто распра-
чения государства. Величайшей из новых дорог виться с остатками орденов и искоренить изувер-
ство, грозящее ввергнуть страну в новый хаос. Дру- вопрос о престолонаследии, Джейехерис в том же
гие желали, чтобы священнослужители починялись году созвал первый Большой совет, на который съе-
тем же законам, что и все остальные подданные. хались лорды со всех концов королевства. Совет
Джейехерис, выслушав тех и других, послал Барта в провели в Харренхолле, ибо ни один другой замок
Старомест на переговоры с верховным септоном. не мог вместить такого количества народа. Лорды,
Стороны пришли к соглашению: в обмен на разору- великие и малые, прибывали со своими рыцарями,
жение последних Звезд и Мечей и подчинение свет- оруженосцами, конюхами и слугами, а следом под-
скому суду король обязался беречь и защищать Ве- тягивались прачки, потаскушки, торговцы и кузне-
ру. Так было покончено с расколом между Же- цы. Тысячи палаток выросли за стенами замка, и го-
лезным Троном и Септой. родок Харрентон сделался четвертым по величине
Самым сложным среди всех королеских забот в городом Семи Королевств.
последние годы правления Джейехериса было На Большом совете рассмотрели и отвергли де-
изобилие наследников трона. Злая судьба дважды вятерых претендентов, оставив только двоих. Одним
лишала короля прямого наследника: принц Бейелон был Лейенор Веларион, сын дочери Эйемона прин-
Храбрый умер в 101 г. Чтобы раз и навсегда решить цессы Рейенис, другим — Визерис, старший сын
Дети Джейехериса I Умиротворителя
и королевы Алисанны, дожившие до взрослых лет:
Принц Эйемон Принцесса Визерра
Пал в битве с мирийскими пиратами, захватившими Была помолвлена с лордом Мандерли из Белой Гавани,
восточную сторону Тарта. но погибла, упав с коня во время бешеной пьяной скачки
по улицам Королевской Гавани.
Бейелон,
которого называли Весенним Принцем Септа Мейегелла
и Бейелоном Храбрым Отданная Вере, стала знаменитой целительницей.
Когда септон Барт скончался во сне в 99 г., десницей Способствовала примирению отца и матери в 94 г.,
стал прославленный рыцарь Королевской Гвардии сир после их второй ссоры. Выхаживала детей, больных
Раэм Редвин, но в государственных делах он был не столь серой хворью, но сама заразилась ею и умерла в 96 г.
хорош, как в бою, и менее года спустя его сменил
Бейелон. В 101 г., на охоте, принц пожаловался на боль Принцесса Сейера
в боку; вскоре чрево у него лопнуло, и он умер. Была отдана в септы, как и Мейегелла, но сбежала
из обители за Узкое море. Жила в Лиссе, в Волантисе
Архимейстер Вейегон Бездраконный и закончила свои дни владелицей веселого дома.
Отданный в Цитадель с малых лет, он стал ученым
мужем и носил кольцо, жезл и маску из желтого золота. Принцесса Гейель,
Зимнее Дитя
Принцесса Дейелла Недалекая разумом, но ласковая и милая.
В 80 г. вышла за лорда Родрика Аррена и умерла родами, Больше всех детей королева любила ее. В 99 г.
произведя на свет дочь Эйемму. Гейель будто бы умерла от летней горячки, на самом
же деле утопилась в Черноводной, когда бродячий певец
Принцесса Алисса соблазнил ее и бросил с ребенком во чреве.
Была женой своего брата Бейелона Храброго. Королева не перенесла утраты и скончалась
Оба ее сына впоследствии взошли на престол. менее года спустя.
Бейелона Храброго и принцессы Алиссы. Каждый Став лордом после смерти своего деда, Корлис
обладал своими достоинствами. Лейенор мог занять выстроил новый замок Высокий Прилив взамен
престол по праву старшинства, Визерис же  — по старого отсыревшего Дрифтмарка и перенес туда
праву происхождения. Он, кроме того, последним ле- трон из плавника, будто бы подаренный Веларио-
тал на Балерионе до смерти дракона в 94 г. Лейенор нам самим Водяным Королем. На Дрифтмарке вы-
тоже недавно обзавелся драконом, которого назвал росли даже два новых торговых порта, Корабел и
Морским Чудом, но многие лорды предпочитали на- Пряный, затмившие на какой-то срок саму Коро-
следника по мужской линии, тем более что Визерису левскую Гавань.
было двадцать четыре, а Лейенору всего лишь семь. Богатство и слава отца были сильными довода-
Отрок этот, однако, имел одно бесспорное пре- ми в пользу сына. Лейенора поддерживали лорды
имущество: его отцом был лорд Корлис Веларион, Бормунд Баратеон, Эллард Старк, Блэквуд, Бар-Эм-
Морской Змей, самый богатый человек Семи Коро- мон, Селтигар, но их было меньшинство. Мейстеры,
левств. Назвали его в честь сира Корлиса, первого считавшие голоса на Большом совете, не называли
лорда-командующего Королевской Гвардии, но сла- цифр, но за Визериса, как говорили, голосов было
ву он заслужил не мечом и копьем, а путешествиями подано в двадцать раз больше. Король, не присут-
в дальние страны. Веларионы, старый валирийский ствовавший на последних заседаниях, нарек Визе-
род, поселились в Вестеросе еще до Таргариенов, и риса принцем Драконьего Камня.
бóльшей частью королевского флота, как правило, В последние свои годы король Джейехерис на-
владели именно они. По этой причине их часто на- значил десницей сира Отто Хайтауэра, и тот прие-
значали лордами-адмиралами  — эта должность у хал в Королевскую Гавань вместе с семьей. Пятна-
них сделалась почти что наследственной. дцатилетняя Алисент стала сиделкой престарелого
Лорд Корлис плавал и на юг, и на север. Одно короля: читала ему, приносила еду, даже помогала
время он отыскивал легендарный проход над вер- при купании и одевании. Джейехерис порой прини-
хушкой Вестероса, но повернул своего «Ледяного мал ее за одну из своих дочерей, злые же языки осла-
волка» назад, найдя лишь замерзшие моря и плаву- вили ее наложницей старика.
чие ледяные горы. Наибольших успехов он добился Король Джейехерис, первый этого имени, из-
на «Морском змее», в честь коего и получил свое вестный как Умиротворитель или Старый Король,
прозвище. В Кварт за шелком и пряностями ходили поскольку больше никто из Таргариенов до таких
многие вестеросские корабли, Корлис же дерзнул лет не дожил, мирно скончался в 103 г. в своей по-
пойти дальше, в сказочные Йи Ти и Ленг, удвоив тем стели, когда леди Алисент читала ему из «Противо-
богатства Веларионов. естественной истории» его друга септона Барта.
Девять путешествий совершил он на «Морском Было ему тогда девяносто шесть, а царствовал он
змее». В  последнем он наполнил трюм золотом и пятьдесят пять лет. Вестерос погрузился в скорбь
купил в Кварте еще двадцать судов, нагрузив их пря- по доброму и справедливому королю; говорили, что
ностями, слонами и шелками тончайшей выделки. даже в Дорне мужчины плакали, а женщины разди-
Несколько кораблей пропало, а слоны все погибли в рали свои одежды. Прах его погребли под Красным
море, как пишет мейстер Матис в «Девяти стран- Замком, где уже покоилась его добрая королева. Ни
ствиях», но дом Веларионов стал на время богаче до, ни после них Семь Королевств не знали такой
даже, чем Ланнистеры и Хайтауэры. королевской четы.

ИЗ КНИГИ АРХИМЕЙСТЕРА ГИЛЬДЕЙНА

«Н а большом совете 101 г. был установлен нерушимый закон: женщины или потомки по женской
линии, невзирая на старшинство, не могут унаследовать Железный Трон Вестероса».

НА ПРЕДЫДУЩИХ СТРАНИЦАХ | Большой совет 101 года СПРАВА | Король Джейехерис I и королева
Алисанна Добрая, а также их сын, принц Эйемон

73
Визерис I
После долгого и мирного правления Джейехе- вый, вспыльчивый и опасный. Рыцарем он стал в
риса I  Визерису достались крепкий трон, полная шестнадцать лет, как и Мейегор I,  и сам король
казна и добрые нравы — то, что его дед взращивал Джейехерис вручил ему меч Темная Сестра. Перед
более полувека. Никогда еще дом Таргариенов не Большим советом он горячо поддерживал Визериса
был столь могущественным, как при Визерисе. и даже собрал скромных размеров войско, когда
Столько принцев и принцесс крови не видывали со Корлис Веларион, по слухам, начал готовить флот

времен Рока, и никогда еще не бывало такого для защиты прав своего сына Лейенора. Джейехе-
большого числа драконов, как в Вестеросе между рис не допустил кровопролития, но о воинственных
103 и 129 годами ОЗ. намерениях Дейемона помнили все.
Но будущая Пляска Драконов пустила корни В 97 г. он женился на Рее Ройс, наследнице
еще при Визерисе и случилась как раз от избытка древней усадьбы Рунстон в Долине. Брак был по-
принцев. В ранние годы правления Визерису сильно четный, но Долину Дейемон любил мало, а жену и
досаждал родной брат принц Дейемон  — обидчи- того меньше. Скоро они расстались.

ИЗ КНИГИ АРХИМЕЙСТЕРА ГИЛЬДЕЙНА

«Е ще при Старом Короле он женился на леди Рунстона, но брак этот не был удачным. Принц в Доли-
не скучал. «Мужчины в Долине Аррен любятся с овцами, — писал он, — и упрекать их за это не-
льзя: овцы и то милее, чем здешние бабы». Жену он величал не иначе как бронзовым идолом, поскольку
Ройсы носили бронзовые доспехи, покрытые рунами».

74
Брак к тому же оказался бесплодным. Король
Визерис, вопреки просьбам брата, не стал его рас-
торгать, но призвал Дейемона ко двору. Тот был
сперва мастером над монетой, затем мастером над
законом, но главный его соперник, десница сир От-
то Хайтауэр, убедил короля не назначать брата на
высокие посты, и в 104 г. Визерис поставил Дейемо-
на командовать городской стражей.
Принц заново вооружил и обмундировал своих
подчиненных. С  тех пор они стали именоваться
«золотые плащи», и новый командир у них пользо-
вался любовью. Он часто выходил с ними в дозоры,
и скоро его узнали все от последних нищих до бога-
тейших купцов. В харчевнях и борделях, где он всем
угощался бесплатно, его не слишком жаловали, но
преступность в городе заметно уменьшилась: принц
не скупился на суровые наказания. Вскоре принца
стали звать лордом Блошиного Конца, а позже,
когда Визерис отказал ему в титуле принца Драко-
ньего Камня, он сделался лордом столицы. В одном
из борделей он отыскал себе фаворитку, очень блед-
ную лиссенийку Мисарию, которую другие девки принцессой, сидевшей у ног отца. Принца Дейемо-
прозвали Глистой. После она стала его мастерицей на среди них не было.
над шептунами. В том же году случилось еще одно примечатель-
Многие полагали, что Дейемон поддержал Ви- ное событие: в Королевскую Гвардию был принят
зериса на Большом совете лишь потому, что надеял- сир Кристон Коль. Сын стюарда Дондаррионов из
ся стать наследником брата. Но у Визериса, как он Черной Гавани, рожденный в 82 г., Кристон от-
думал, уже имелась наследница  — Рейенира, личился на турнире в Девичьем Пруду, устроенном
единственное его дитя от брака с кузиной, короле- в честь восшествия Визериса на трон: он победил в
вой Эйеммой из дома Арренов. Родилась она в 97 общей схватке и стал вторым в поединках.
году; отец обожал малышку и всюду возил с собой. Зеленоглазый, черноволосый, он пришелся по
Он брал ее даже на малый совет, где поощрял хоро- вкусу придворным дамам. Маленькая принцесса
шенько смотреть и слушать. Придворные всячески Рейенира тоже полюбила его, называла его своим
ей угождали, певцы превозносили ее как Жемчужи- белым рыцарем и упросила отца назначить Кристо-
ну Королевства; она была красивым ребенком и в на ее личным телохранителем. Коль сопровождал ее
семь лет уже летала на драконе, названном Сиракс в всюду и выступал в ее честь на турнирах. После ста-
честь старого валирийского бога. ли говорить, что у принцессы на уме один только
В 105 г. королева наконец произвела на свет дол- сир Кристон, но есть основания полагать, что на де-
гожданного сына, но умерла родами, а младенец, на- ле все было немного иначе.
званный Бейелоном, пережил ее всего на день. Визе- Немногое время спустя король, с одобрения си-
рису к тому времени так наскучили разговоры о на- ра Отто Хайтауэра, объявил о своем намерении же-
следнике престола, которыми его донимали, что он ниться на его дочери леди Алисент, бывшей ранее
вопреки событиям 92 года и решению Большого со- сиделкой Старого Короля. В  стране этот брак
вета в 101-м объявил Рейениру своей наследницей и большей частью приветствовали. Рейенира, при-
принцессой Драконьего Камня. Во время пышной знанная наследница, тоже хорошо приняла невесту
церемонии сотни лордов преклоняли колено перед отца, которую давно знала. Не радовались лишь на

СЛЕВА | Король Визерис I на Железном Троне ВВЕРХУ | Дейемон Таргариен, лорд столицы,
со своими «золотыми плащами»

75
Драконьем Камне (принц Дейемон, по слухам, вы- Большого совета 101 года, где мужскую линию
сек слугу, принесшего ему эту весть) и на Дрифт- предпочли женской.
марке (ибо король отверг Лейену, дочь лорда Кор- В летописях и письмах того времени упоминает-
лиса и принцессы Рейенис). ся «партия королевы» и «партия принцессы». По-
Одним из последствий брака Визериса и Али- сле турнира 111 года их стали называть проще: «зе-
сент стал союз Дейемона с Морским Змеем. Устав леные» и «черные». Королева Алисент тогда обла-
дожидаться короны, которая постоянно от него чилась в зеленое платье, а Рейенира — в цвета дома
отдалялась, принц решил мечом добыть себе коро- Таргариенов, черное с красной отделкой, чтобы ни у
левство. Он и Корлис Веларион объединились про- кого не осталось сомнений в ее правах на престол.
тив другого сообщества, называемого также Триар- К тому же турниру вернулся домой Дейемон, король
хией: в него входили Лисс, Мир и Тирош, действо- Узкого моря. С  Караксеса он сошел в короне, но
вавшие заодно с самого Кровавого Века. В  Семи преклонил перед братом колено и протянул ему свой
Королевствах поначалу одобрили кампанию принца венец в знак вассального повиновения. Визерис под-
и лорда, но вскоре те сделались еще бóльшим злом, нял его, вернул ему корону и расцеловал в обе щеки:
чем пираты, коих намеревались искоренить. он любил брата вопреки всем несогласиям между ни-
Война с тремя городами началась в 106 г. Вкла- ми. Все бывшие при этом возликовали, а больше всех
дом Велариона был флот, вкладом Дейемона — дра- Рейенира. Она тоже любила своего неугомонного
кон Караксес, мастерство военачальника и бойцы. дядюшку  — возможно, нежнее, чем подобает пле-
Под его знамя стекались младшие сыновья лордов и мяннице, но в этом авторы противоречат друг другу.
безземельные рыцари. Визерис снабжал их золотом Всего пару лун спустя Дейемон был отправлен в
и припасами. изгнание. Источники опять-таки расходятся в при-
В последующие два года они одержали много чине сего события. Одни, как Рунситер и Манкен,
побед. Дело увенчал поединок, в коем принц Дейе- полагают, что Визерис и Дейемон поссорились
мон убил мирийского адмирала Крагхаса Драхара (братская любовь способна выдержать далеко не
по прозвищу Кормилец Крабов. (Узнав в 109 г., что все). Другие говорят, что это Алисент (по наущению
Дейемон объявил себя королем Узкого моря, Визе- сира Отто, возможно) настояла на скорейшем отъез-
рис будто бы сказал, что согласен на это, лишь бы де принца. Среди многих авторов выделяются двое,
братец убрался подальше.) Но торжествовали они высказавшиеся относительно этого наиболее полно.
преждевременно: на будущий год Триархия сколо- Септон Евстахий написал свою книгу «Царство-
тила новый флот и новое войско, а Дорн стал ее со- вание короля Визериса Первого и последовавшая за
юзником в борьбе против неоперившегося Дейемо- ним Пляска Драконов» уже после конца войны. Слог
нова королевства. у него сухой и высокопарный, однако он явно был
В 107 г. у Визериса наконец появился сын: Али- конфидентом Таргариенов и весьма точно пишет о
сент родила ему Эйегона. За первенцем последова- многих вещах. Иное дело «Грибные заметки». Ав-
ли сестра Элейена, его будущая невеста, и еще один торство их принадлежит Грибу, карлику трех футов
мальчик, Эйемонд. С  рождением сына вновь ожил росту, но с огромнейшей головой и огромным же, по
вопрос о наследнике. И  королева, и отец ее, коро- его словам, членом. Был он придворным шутом, и все
левский десница, гневались на то, что дочь Эйеммы думали, что он полоумный, потому и говорили при
поставлена выше их отпрыска. Сир Отто в своем нем без стеснения. Рассказы его, продиктованные
негодовании зашел чересчур далеко, и в 109 г. его неизвестному писцу, повествуют о заговорах, убий-
сменил лорд Лионель Стронг, показавший себя хо-
рошим мастером над законом. В глазах короля Ви-
зериса дело пересмотру не подлежало: Рейени-
ра оставалась его наследницей, и никаких
доводов в пользу обратного он не желал
слышать. Оставалось, впрочем, решение

СПРАВА | Дейемон Таргариен преподносит


свою корону Визерису I
ской Гвардии вместо него, а в 113-м принцесса Рейе-
нира достигла совершенного возраста. Ее руки и
прежде искали многие, в том числе наследник Хар-
ренхолла сир Харвин Стронг, прозванный Костоло-
мом и считавшийся самым сильным рыцарем коро-
левства. Близнецы сир Ясон и сир Тайленд Ланнисте-
ры осыпали ее подарками, сыновья лорда Блэквуда и
лорда Бракена слагали песни о ее красоте и дрались
из-за нее на дуэли. Поговаривали даже о ее свадьбе с
принцем Дорнийским, долженствовавшей присоеди-
нить наконец седьмое королевство к шести осталь-
ным. Королева Алисент и сир Отто, ее отец, естест-
венным образом предлагали в мужья принца Эйего-
на, хотя он был много моложе невесты. Брат и сестра
плохо ладили, и король Визерис понимал, что короле-
ва желает этого брака скорее из честолюбия, нежели
потому, что принц питает любовь к принцессе.
Оставляя всех этих искателей без внимания, Ви-
зерис посматривал в сторону Морского Змея и
принцессы Рейенис, чей сын Лейенор был его сопер-
ником на Большом совете 101 года. Лейенор был от
крови дракона с обеих сторон и сам держал дракона,
серого с белым зверя Морское Чудо. Больше того,
этот брак объединил бы давних соперников. Была
лишь одна загвоздка: девятнадцатилетний Лейенор
ствах, любовных свиданиях и прочем, все это в мель- предпочитал общество оруженосцев, своих ровес-
чайших подробностях. Две эти книги во многом про- ников, не имел бастардов и, как говорили, совсем не
тиворечивы, но порой на удивление сходны. знал женщин. Великий мейстер Меллос будто бы за-
Евстахий пишет, что сир Аррик Каргилл застал метил на это: «Ну так что ж? Я, к примеру, не люблю
Дейемона и Рейениру в постели, и за это Визерис из- рыбу, но ем, когда мне ее подают».
гнал брата. Гриб рассказывает иначе: Рейенира-де Рейенира держалась другого мнения. Быть мо-
была влюблена в сира Кристона Коля, но рыцарь ее жет, она питала надежду выйти за Дейемона, как по-
отверг. Тогда дядя предложил обучить ее искусству лагает Евстахий, или соблазнить наконец Кристона
любви, дабы она могла совратить непреклонного си- Коля, как думает весельчак Гриб. Но Визерис слы-
ра Кристона. Когда же она всему научилась, то ры- шать о них не желал и на все возражения дочери от-
царь — добродетельный, как пожилая септа, по сло- вечал тем же: если она воспротивится его воле, он
вам карлика — в ужасе и отвращении бежал от нее. пересмотрит вопрос о наследовании. К  тому же
Визерис прослышал об этом, и наставник был изгнан. между нею и Кристоном Колем произошел оконча-
Какой бы ни была правда, нам доподлинно известно, тельный разрыв, хотя мы и по сей день не знаем, кто
что Дейемон был готов просить руки Рейениры, если был тому причиной. Попыталась ли Рейенира
Визерис расторгнет его брак с леди Реей. Визерис соблазнить его еще раз? Или это он накануне пред-
отказал и запретил брату возвращаться в Семь Коро- полагаемой свадьбы наконец-то признался, что лю-
левств под страхом смерти. Дейемон улетел на Сту- бит ее, и уговаривал Рейениру бежать с ним?
пени, чтобы продолжить войну с Триархией. Неизвестно также, есть ли хоть доля правды в том,
В 112 г. умер сир Харрольд Вестерлинг, и сир что после этого разрыва Рейенира отдала свое девиче-
Кристон Коль стал лордом-командующим Королев- ство (если, конечно, сохранила его) сиру Харвину

ВВЕРХУ | Принцесса Рейенира, Жемчужина Королевства

78
Стронгу, куда менее щепетильному рыцарю. Гриб кля- внимал придворным сплетням, и Рейенира по-преж-
нется, что сам застал их на ложе, но половине его слов нему оставалась его наследницей.
нельзя верить… другой же половине верить не хочет- 120 г. из-за четырех случившихся в нем трагедий
ся. Достоверно лишь то, что в 114 г. Рейенира вышла заслужил имя Года Красной Весны (не следует путать
за только что посвященного в рыцари сира Лейенора его с Красной Весной 236 г.) и положил начало Пляс-
и в честь свадьбы по обычаю был устроен турнир. За ке Драконов. Первым событием была смерть сестры
нее на этом турнире выступал Костолом, сир Кри- Лейенора, Лейены. В свое время ее намечали в неве-
стон же впервые выехал в цветах королевы Алисент. сты Визерису, но в 115 г. она стала женой принца
Все очевидцы сходятся на том, что Коль сражался как Дейемона после гибели на охоте леди Реи, первой его
одержимый и победил всех своих противников. Ко- супруги. Дейемон к тому времени наскучил Ступеня-
столому он раздробил ключицу и локоть, отчего Гриб ми и сложил с себя корону; вслед за ним королями Уз-
нарек того Переломанным, но наибольшие увечья на- кого моря называли себя еще пять человек, после чего
нес фавориту Лейенора, красивому сиру Джоффри это наемническое «королевство» бесследно сгинуло.
Лонмуту, прозванному Рыцарем Поцелуев. Сира Лейена подарила мужу дочерей-двойняшек,
Джоффри унесли с поля без чувств, а через шесть дней Бейелу и Рейену. Король Визерис, поначалу разгне-
он скончался, к великому горю Лейенора. ванный этим браком, заключенным без его дозволе-
Новобрачный тут же отплыл на Дрифтмарк, и ния, в 117 г. разрешил Дейемону представить доче-
многие сомневались, что он осуществил свои супру- рей ко двору, вопреки возражениям своего малого
жеские права. Так и жила эта чета, большей частью совета; он все еще любил брата и надеялся, что тот,
врозь — она на Драконьем Камне, он на Дрифтмар- став отцом семейства, остепенится. В 120 году Лей-
ке. Наследника, однако, пришлось ждать недолго: к ена вновь понесла и родила Дейемону желанного
концу 114 г. Рейенира родила здорового мальчика, сына. Но мальчик родился уродцем и вскоре умер, а
которого назвала Джакайерисом (а не Джоффри, как за ним последовала и мать.
надеялся ее муж), или Джаком. Впрочем… Оба су- Не успев оплакать дочь, родители, лорд Корлис
пруга, происходившие от крови дракона, имели ор- и принцесса Рейенис, лишились и сына. Лейенор, с
линые носы, тонкие черты, серебристые волосы и чем согласны все авторы, был убит на ярмарке в го-
фиолетовые глаза — отчего же Джакайерис родился роде Пряном. Евстахий называет виновником его
курносым и кареглазым? Многие находили в нем друга (а может статься, и любовника) сира Кварла
сходство с сиром Харвином Стронгом, теперь главой Корри. Поссорившись из-за нового фаворита, по-
«черных» и постоянным поединщиком Рейениры. служившего причиной отставки Кварла, они взя-
В браке с сиром Лейенором Рейенира родила лись за мечи, и Лейенор пал. Сир Кварл бежал, и ни-
еще двух сыновей — Люцериса (Люса) и Джоффри. кто его больше не видел. Если же верить Грибу, то
Эти мальчики тоже уродились крепкими и здоровы- история была еще более темной: это принц Дейе-
ми и тоже удались ни в мать, ни в отца. «Зеленые» мон будто бы нанял Корри убить Лейенора, чтобы
открыто называли их детьми Костолома и сомнева- освободить Рейениру для себя самого.
лись, смогут ли они летать на драконах. Однако каж- Третьим событием стала стычка между сыновья-
дому из них по приказу Визериса положили драко- ми Алисент и Рейениры, когда не имевший дракона
нье яйцо в колыбель, и из всех трех яиц вылупились Эйемонд потребовал себе Вхагара покойной Лейены.
драконы — Вермакс, Арракс и Тираксес. Король не Сперва принцы дрались на кулачках, но затем Эйемонд

Д о замужества с Дейемоном Лейена чуть ли не десять лет была помолвлена с сыном браавосского
Морского Начальника, но сын оказался недостоин отца, расточил его состояние и сделался бельмом
на глазу лорда Корлиса. Дейемон, посетив Высокий Прилив после смерти жены, увидел Лейену (ослепитель-
ную красавицу, как говорили тогда), переговорил с Морским Змеем и так допек злосчастного браавосца, что
тот вызвал принца на поединок. Так закончил свои дни распутный сын Морского Начальника.

79
дядю Дейемона и в самом конце года родила ему его
первого сына, названного в честь Завоевателя Эйего-
ном. Узнав об этом, королева Алисент будто бы впа-
ла в ярость, ибо ее старший сын тоже носил это имя,
а принцев стали звать Эйегон Старший и Эйегон
Младший. В 122 г. у Рейениры и Дейемона появился
второй сын, Визерис. Он был не столь крепок, как
Эйегон Младший или его единоутробные братья
Веларионы, но показал себя умным не по годам. Яй-
цо дракона, положенное ему в колыбель, не проклю-
нулось, и многие сочли это дурным знаком.
Так все и шло вплоть до кончины короля Визе-
риса в 129 г. Сын его Эйегон Старший женился на
своей сестре Гелайене, и она родила близнецов
Джейехериса и Джейегеру. Девочка была странным
ребенком, росла медленно, не плакала, но и не улыба-
лась. В 127 г. у них родился еще сын, Мейелор. Мор-
обозвал сыновей Рейениры Стронгами, а принц Лю- ской Змей старел и хворал, а Визерис, уже на склоне
церис выхватил нож и вонзил ему в глаз. С  тех пор лет, но еще в силах, в 128 г. поранился о Железный
Эйемонда стали звать Одноглазым, но Вхагара он Трон. Случилось это, когда он держал королевский
все-таки получил. Со временем за его потерянный суд. Рана воспалилась, и мейстер Орвил (сменивший
глаз расплатилось большой кровью все королевство. Меллоса в прошедшем году) вынужден был удалить
Ради сохранения мира Визерис провозгласил, что два пальца. Мера эта, однако, не принесла облегче-
всякому мужчине и всякой женщине, кто усомнится в ния, и в начале 129 г. королю стало намного хуже.
законности детей Рейениры, будет вырван язык. Али- В третий день третьей луны 129 года Визерис, ле-
сент с сыновьями он повелел вернуться в Королев- жа в постели, рассказывал Джейехерису и Джейегере
скую Гавань, а Рейенире со своими сидеть на Драко- о том, как их прадед и прабабка сражались за Стеной
ньем Камне во избежание новых стычек. Сир Харвин с великанами, мамонтами и одичалыми. Досказав
Стронг уехал к себе в Харренхолл, и телохранителем сказку, король ото-
Рейениры вместо него стал сир Эррик Каргилл. слал внуков, за-
Последним несчастьем был пожар в Харренхолле, снул и более
стоивший жизни лорду Лионелю и сыну его сиру Хар- не проснулся.
вину. Неправы те, кто считает это наименьшей из бед Он правил
того злосчастного года. Состарившийся и теряющий двадцать
интерес к государственным делам Визерис остался шесть лет, са-
без надежного десницы, а Рейенира и без мужа, и без мых благопо-
любовника, по мнению многих. Не все историки ве- лучных в ис-
рят, что пожар этот возник случайно. Одни предпола- тории Семи
гают, что поджигателем был Ларис Колченогий, коро- Королевств,
левский инквизитор и младший сын лорда Лионеля — но чреватых
ему-де самому хотелось стать лордом. Другие наме- упадком до-
кают, что к сему приложил руку сам принц Дейемон. ма Таргарие-
Вместо того чтобы назначить нового десницу, нов и гибе-
король вновь призвал к себе сира Отто из Староме- лью их по-
ста. А  Рейенира, весьма скоро оправившись от следних дра-
скорби по мужу, наконец-то вышла замуж за своего конов.

ВВЕРХУ СЛЕВА | Сыновья принцессы Рейениры (слева направо): Джакайерис, Джоффри, Люцерис
ВВЕРХУ СПРАВА | Сыновья короля Визериса (слева направо): Эйегон, Дейерон, Эйемонд

80
Эйегон II
Не было в мире войны более кровавой и же- простудившись в темнице, другие  — что сир Кри-
стокой, чем Пляска Драконов, как стали ее назы- стон Коль (вскоре получивший прозвище Своеволь-
вать вслед за Манкеном все певцы, ибо войну эту ный) взрезал ему горло кинжалом прямо на малом
вели брат с сестрой. Не успело еще остыть тело совете, Гриб же уверяет, что Коль выбросил Бисбе-
Визериса, как королева-мать и малый совет убеди- ри из окна, — но не следует забывать, что карлик в
ли Эйегона отнять корону у Рейениры. Принцес- ту пору находился на Драконьем Камне вместе с
са, услыхав об этом на Драконьем Камне, пришла в принцессой. Да, то была первая жертва Пляски, но
ярость, но что было делать? Она донашивала тре- далеко не последняя. Вслед за ним погибли юные
тьего ребенка от Дейемона и ждала родов со дня принцы Люцерис, сын Рейениры, и Джейехерис,
на день. сын и наследник Эйегона.

ИЗ КНИГИ АРХИМЕЙСТЕРА ГИЛЬДЕЙНА

«Б ашня Морского Дракона полнилась криками: Рейенира Таргариен мучилась уже третий день. Ро-
ды ожидались лишь на следующей луне, но гнев, охвативший принцессу после вестей из Королев-
ской Гавани, ускорил их. В муках она выкрикивала проклятия, призывала мщение богов на своих братьев по
отцу и на королеву, их мать, описывала пытки, коим подвергнет их, прежде чем позволит им умереть. По
словам Гриба, она проклинала и дитя в своем чреве. «Выйди вон, — кричала она и раздирала ногтями живот,
как ни сдерживали ее мейстер и повитуха. — Выйди вон, чудовище, выйди вон!»
Явившись на свет, дитя и впрямь оказалось чудовищем. У мертворожденной девочки был чешуйчатый
хвост, а на месте сердца зияла дыра. Так по крайней мере описал ее Гриб, будто бы сам вынесший ребенка
во двор для сожжения. На другой день, когда маковое молоко немного притупило боль, принцесса дала
девочке имя Висенья. «Они украли мою корону и убили мою единственную дочь, — сказала она. — Они
за это ответят».

Едва оправившись, Рейенира стала готовиться Смерть Люса Велариона видели многие, и
к войне. И у нее, и у Алисент имелись сторонники рассказы их в целом сходны. Посланный матерью в
и среди родичей, и среди лордов королевства. Штормовой Предел, чтобы заручиться поддержкой
И  там и тут имелись драконы, что сулило неслы- лорда Борроса, принц нашел там Эйемонда Тарга-
ханные бедствия Семи Королевствам. Так и вы- риена, прибывшего раньше него. Эйемонд, будучи
шло: раны, оставленные этой войной, не заживали старше, сильнее и злее, ненавидел Люцериса за то,
годами. что тот в детстве лишил его глаза. Лорд Боррос не
Не стоит, думаю, полагаться на слова Гриба о дал ему свершить мщение в стенах своего замка, но
том, что королева Алисент ускорила кончину супру- не пожелал знать, что происходит за стенами.
га, подбавив «щепотку яда» в его вино. Зато в том, Принц Эйемонд на Вхагаре настиг Люса, пытавше-
что первой жертвой Пляски Драконов стал по- гося уйти на своем молодом драконе Арраксе; в тот
жилой мастер над монетой лорд Бисбери, можно не день была буря, и дракон вместе с всадником рухнул
сомневаться. Он стоял за Рейениру как за наследни- в море на глазах у многих свидетелей.
цу трона, и авторы расходятся лишь в том, как имен- Рейениру, согласно всем источникам, эта весть
но от него избавились. Одни пишут, что он умер, подкосила, отчим же Люса принц Дейемон написал

81
Г лавными союзниками Эйегона в начале войны были лорды Хайтауэр, Ланнистер, а затем и Баратеон.
Лорд Талли, тоже охотно сразившийся бы за короля, был уже стар и болен, а внук его решил по-другому.
На стороне Рейениры выступили ее свекор лорд Веларион, кузина леди Джейна Аррен и лорд Старк (но его
помощь подоспела нескоро, ибо северяне спешно убирали урожай перед приходом зимы). Лорд Грейджой
также вторгся на западные земли именем Рейениры, поразив тем короля Эйегона, думавшего, что острова
поддержат его. Дом Талли вопреки воле своего покойного лорда тоже перешел к Рейенире. Тиреллы, как и
дорнийцы, в войну не вступали.

жене так: «Око за око, сына за сына. Люцерис будет кличке Сыр, хорошо знавшего подземные ходы
отмщен». У него как у лорда столицы осталось не- Мейегора. Пробравшись в Красный Замок, они за-
мало друзей в воровских кварталах  — и в первую хватили королеву Гелайену с детьми и предложили
голову Мисария-Глиста, былая любовница. Она-то и ей жестокий выбор: которого из сыновей умерт-
наняла головореза по кличке Нож и крысолова по вить? Она рыдала и предлагала взамен себя, но зло-

ВВЕРХУ | Гибель принца Люцериса и его дракона Арракса

82
деев этим не тронула. В  конце концов она назвала десят пять, как и в юности. Но и у Коля были драко-
Мейелора, уповая на то, что он еще мал и ничего не ны: к нему прилетели сам Эйегон II на Солнечном и
поймет. Тогда Кровавый Сыр убил старшего, Джей- его брат Эйемонд на Вхагаре, самом большом из
ехериса, и убийцы забрали его голову, сдержав сло- живших тогда зверей.
во: Мейелор остался в живых. Историки говорят нам, что Рейенис, Несбывша-
Брата он, однако, пережил ненадолго и умер ку- яся Королева, не дрогнула перед превосходящим ее
да более лютой смертью. Сиру Рикарду Торне из врагом. Издав боевой клич, она щелкнула бичом и
Королевской Гвардии поручили тайно увезти ма- послала Мелейс на битву. Лишь Эйемонд и Вхагар
ленького принца в Старомест, но у Горького Моста вышли из схватки целыми; Солнечный претерпел
их остановила толпа, и Мейелора растерзали на ча- увечья, а Эйегон выжил лишь чудом: у него были
сти: каждый норовил урвать себе хоть кусочек. сломаны ребра, одно бедро, и половину тела покры-
Лорд Хайтауэр, нагрянув туда, сровнял замок с зем- вали ожоги. Больше всего пострадала левая рука, где
лей, и леди Касвелл, испросив милосердия своим де- доспех вплавился в плоть. Тело Рейенис, обгорев-
тям, повесилась на развалинах башни. шее до полной неузнаваемости, нашли несколько
Королевская Гвардия и та вступила в войну. Сир дней спустя рядом с трупом Мелейс.
Кристон Коль поручил сиру Аррику Каргиллу про- Весь следующий год Эйегон провел в затворе,
никнуть на Драконий Камень под видом своего оправляясь от ран, но война шла своим чередом.
близнеца сира Эррика. Там он должен был убить У него было много преимуществ по сравнению со
Рейениру (или ее детей, по другим источникам). Но старшей сестрой, но драконы в их число не входи-
случай распорядился так, что сир Аррик и сир Эр- ли. В начале войны он имел всего четырех зверей,
рик вдруг встретились в одном из чертогов замка. годных для боя, у Рейенис же их было восемь, не
В песнях говорится, что они обнялись, прежде чем считая запасных. Среди последних назовем преж-
обнажить клинки, и битва между их любовью и дол- де всего трех старых, которых всадники еще не
гом длилась около часа, после чего оба умерли со приучили к себе: Среброкрылый, дракон короле-
слезами, вновь обняв друг друга. Гриб, будто бы вы Алисанны; Морское Чудо, принадлежавший си-
присутствовавший на месте дуэли, утверждает, что ру Лейенору Велариону, и Вермитор, на коем по-
на деле все было иначе: каждый объявил другого сле короля Джейехериса никто не летал. За ними
предателем, и оба очень скоро получили смертель- шли три диких, которых еще предстояло укро-
ные раны. тить: Людоед, по преданию живший на Драконьем
Кристон Коль тем временем решил наказать Камне еще до Таргариенов, хотя Манкен и Барт
«черных лордов» — знаменосцев с королевских зе- сомневаются в этом; Серый Призрак — он чурал-
мель, оставшихся верными Рейенире. Росби, Сто- ся людей и сам добывал рыбу в море, — и бурый
кворт и Синий Дол он взял сразу, но лорд Стаунтон, Бараний Вор, похищавший у пастухов мелкий
услышав о приближении Коля, засел в Грачевнике и скот. Принц Джакайерис (если верить Грибу) обе-
послал на Драконий Камень ворона с просьбой о щал благородное звание всякому, кто сумеет их
помощи. оседлать.
Помощь прибыла в лице принцессы Рейенис на Драконов, живших на острове, пробовали
драконе Мелейс — столь же отважной в свои пять- укротить многие. Те, что уже были приручены,

П ростые жители Драконьего Камня, которым Таргариены владели издавна, смотрели на своих пре-
красных господ чуть ли не как на богов. Девушки, лишенные невинности Таргариенами, почита-
ли «драконье семя» за счастье, и многие поселяне думали или подозревали, что в их жилах течет кровь
дракона.

83
Но хуже
всех среди но-
вых наездников
были пьяница
Ульф Бражник, в ры-
царях ставший Ульфом
Белым, и здоровенный кузнец
Хью Молот. Летать на Среброкрылом
и Вермиторе было для них недостаточ-
ной честью — они требовали богатства и
лордства. Сразившись за Рейениру в
Первой битве при Тамблетоне, они
тут же переметнулись к врагу, чем
заслужили себе прозвище Два
Предателя. Оба потом по-
гибли от руки тех, кого
поддались первыми. Среди новых считали друзьями: одного
всадников был храбрый Аддам из отравили, другого убил
Корабела: мать юноши Марильда уго- Удалой Джон Рокстон ме-
ворила своих сыновей, его и Алина, по- чом Сиротская Доля.
пытаться, открыв, что оба они рождены Битвам во время этой
от Лейенора Велариона. Многие нашли войны счету не было, ибо Пляс-
сие весьма странным, но лорд Корлис по- ка охватила все королевство. Ка-
верил женщине и принял обоих ее сыновей в кой-нибудь лорд, подняв золотого
свой дом. трехглавого дракона, коего избрал

Г риб толкует это намного правдоподобнее: отцом мальчиков был сам лорд Корлис, проводивший когда-
то много времени на верфях Корабела, где отец Марильды работал плотником. Пока вспыльчивая Не-
сбывшаяся Королева была жива, он опасался их признавать, но сделал это после ее гибели — на свой лад.

Аддам сумел подчинить Морское Чудо себе. Али- своим гербом Эйегон, вдруг видел над замком сосе-
ну с Бараньим Вором не столь посчастливилось; до да знамя Рейениры: в двух четвертях красный дра-
конца дней он носил на себе следы драконьего пламе- кон, в третьей луна и сокол Арренов по материнской
ни, а дикаря в конце концов укротила Крапива, гуля- линии, в четвертой — морской конек покойного му-
щая девка и дочь безвестных родителей. Изо дня в день жа. Брат шел на брата, отец на сына.
она прикармливала Вора бараниной и так приучила Каждый лорд приводил в избранный им стан
его к себе. Вела она себя отнюдь не столь безупречно, свое войско, но главными военачальниками, если та-
как храбрый сир Аддам: когда она стала любовницей ковые и были, можно назвать лишь принца Дейемо-
Дейемона, это вбило последний клин между Рейени- на с одной стороны и принца Эйемонда — с дру-
рой и ее лордом-мужем. Крапива, которую принц лас- гой. Эйемонд удостоился титулов Хранителя Госу-
ково звал Краппи, пережила и его, и принцессу. Перед дарства и принца-регента, когда король Эйегон и
концом войны она исчезла вместе с Бараньим Вором, его дракон Солнечный получили тяжкие раны в бит-
и никто не знал, куда они подевались. ве с Рейенис и Мелейс. Он носил даже братнину ко-

ВВЕРХУ И СПРАВА | Принцесса Рейенис на Мелейс атакует короля Эйегона II на Солнечном

84
У знав об измене этих двоих, обративших своих драконов против нее, Рейенира так разъярилась, что
приказала взять под стражу всех остальных новых всадников. Сир Аддам, предупрежденный Морским
Змеем, бежал, а после погиб во Второй битве при Тамблетоне, жизнью доказав свою верность. Когда его ко-
сти в 138 г. вернули из Древорона на Дрифтмарк, лорд Алин повелел выбить на могильном камне одно слово:
«ВЕРНЫЙ».

рону Эйегона Завоевателя из валирийской стали с ского поругания, драконы пожирали трупы среди
рубинами, но не называл себя королем. руин. Победа, одержанная лордом Хайтауэром с
С ним «зеленым» не посчастливилось. Для хо- помощью принца Дейерона и Двух Предателей, на-
рошего воеводы Эйемонд был слишком бесшаба- полнила Королевскую Гавань ужасом: горожане
шен и слишком неопытен. Он бросился штурмовать боялись, что следом придет их черед. Силы Рейени-
Харренхолл, занятый Дейемоном, оставив Королев- ры были раздроблены, и город защищали только
скую Гавань без всякой защиты. Замок он нашел пу- драконы.
стым и восторжествовал было, но тут узнал истин- На волне страха перед такими защитниками и
ную причину, по которой неприятель покинул вознесся человек, прозванный Пастырем. Кто он
твердыню. Пока он шел к Харренхоллу, Дейемон был, нам неведомо: подлинное имя его утрачено.
всех своих драконов повел на столицу. «Золотые Одни говорят, что нищий, другие относят его к
плащи», многие из коих сохранили преданность Честным Беднякам, этой язве, продолжавшей дони-
Дейемону, предали своих новых начальников и сда- мать королевство, несмотря на запрет. Как бы то ни
ли ему город почти без кровопролития. Кровь хлы- было, он стал проповедовать на Сапожной площа-
нула позже, когда были обезглавлены сир Отто ди, называя драконов демонами, отродьем безбож-
Хайтауэр, лорд Джаспер Уайлд (мастер над законом, ной Валирии и погибелью для людей. Сперва его
прозванный Железным Прутом за чрезвычайную слушали лишь десятки, потом сотни, потом и тыся-
суровость), лорды Росби и Стокворт (бывшие на чи. Страх перерос в гнев, гнев — в жажду крови, и
стороне Рейениры, но перешедшие к королю). Ко- наконец Пастырь объявил, что город спасет лишь
ролеву Алисент и Гелайену взяли под стражу, но очищение его от драконов.
самого Эйегона, еще не оправившегося от ран, и его На двадцать второй день пятой луны 130 года,
детей (Мейелор в ту пору был еще жив)Ларис когда Эйемонд Одноглазый и Дейемон вели свой
Стронг вывел из замка потайными ходами. последний бой, в Королевской Гавани воцарился ха-
Безумие охватило все королевство, но бóльшая ос. К мятежной толпе примкнули люди Корлиса Ве-
часть драконов рассталась с жизнью не где-нибудь, лариона, заключенного Рейенирой в тюрьму за по-
а в столице. Королевская Гавань благодаря военной бег его внука сира Аддама. Некоторые из них влез-
хитрости Дейемона перешла к Рейенире, но после ли на стену замка, чтобы освободить своего госпо-
Первой Тамблетонской битвы там начались беспо-
рядки. Тамблетон, стоящий всего в шестидесяти
лигах, постигла жестокая участь: тысячи человек
сгорели заживо, еще тысячи утонули, пытаясь пере-
плыть реку, женщины и девушки умирали от звер-
ВОТ САМЫЕ ЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ БИТВЫ ПЛЯСКИ ДРАКОНОВ ИЗ ТЕХ МНОГИХ,
ЧТО ВЕЛИСЬ ПО ВСЕМУ ГОСУДАРСТВУ

129 год: Первая битва при Тамблетоне. Два Предателя,


У Горелой Мельницы. Принц Дейемон и Ульф Белый и Хью Молот, перешли к неприятелю
Блэквуды, победив Бракенов, взяли их замок вместе с драконами. Зимние Волки (ветераны-
Стонхедж. северяне, бойцы лорда Дастина) пробились сквозь
вдесятеро большее войско. В схватке с ними пали
Морское сражение в Глотке, где Триархия, лорд Ормунд Хайтауэр, возглавлявший «зеленых»,
союзница Эйегона, разбила флот Корлиса и его знаменитый кузен сир Бринден. Родерик
Велариона. В этой битве погиб Джакайерис, Дастин, убивший Бриндена, тоже погиб,
принц Драконьего Камня, с драконом Вермаксом, а Тамблетон подвергся немилосердному разорению.
и пропал без вести принц Визерис, брат Эйегона
Младшего; дракон самого Эйегона, Туча, был Взятие Драконьего Логова. Толпа под
изранен стрелами и вскоре умер. водительством некоего Пастыря убила пятерых
драконов. Сир Виллем Ройс погиб, его
При Медовичке. Брат Эйегона Старшего принц валирийский меч Жалоба был похищен. Погибли
Дейерон заслужил рыцарские шпоры, помешав также сир Глендон Гуд, командовавший
лордам Ровану, Тарли и Костейну разбить войско Королевской Гвардией всего один день, и
лорда Хайтауэра. Джоффри, принц Драконьего Камня.
130 год: Поединок над Божьим Оком, где сошлись
На Красном Зубце. Западные жители разбили принцы Эйемонд Одноглазый на Вхагаре и
речных лордов и хлынули на их земли. Лорд Ясон Дейемон на Караксесе. Дейемон, как
Ланнистер был смертельно ранен оруженосцем рассказывают, перескочил с Караксеса на Вхагара
Пейтом из Длиннолиста. и убил Эйемонда Темной Сестрой, когда оба
дракона падали в озеро. Все они утонули, но тело
Озерная, или Кормежка Рыб. Самая Дейемона так и не было найдено.
кровопролитная сухопутная битва на Божьем
Оке. Речные лорды загнали Ланнистеров в озеро и Вторая битва при Тамблетоне, истинная
убивали тысячами. пляска драконов. Ознаменовалась загадочной
смертью принца Дейерона Отважного,
Мясницкий Бал. Сир Кристон Коль, десница геройской — сира Аддама Велариона и гибелью
Эйегона, вызвал на бой сира Гарибальда Грея, Морского Чуда, Тессариона и Вермитора.
лорда Родерика Дастина (Смерть Врагам), сира
Пейта из Длиннолиста (Победителя Львов) и 131 год:
получил отказ. Он бесславно погиб от вражеских Битва на Королевском тракте, она же Грязевая.
стрел, и его войско было разбито. Последнее сражение Пляски Драконов, где от руки
молодого лорда Талли пал лорд Боррос Баратеон.

дина, но были схвачены и повешены. В тот же день своего Тираксеса  — и разбился. Оба дракона по-
королева Гелайена упала из своего окна в крепости гибли тоже. Об этой ночи ходили самые невероят-
Мейегора на пики сухого рва — одни называли это ные слухи: одних драконов-де зарубили скопом,
самоубийством, другие убийством. Ночью в городе других убил один Пастырь, третьих сам Воин. Всего
запылали пожары, и толпа двинулась к Драконьему толпа убила пять драконов, сидевших на цепях в
Логову, чтобы перебить всех его обитателей. своем логове, люди же гибли десятками. Половины
Юный Джоффри Веларион, принц Драконьего драконов, начинавших Пляску, уже не стало, а конца
Камня, помчался на материнской Сиракс спасать войне не предвиделось. Рейенира вскоре после взя-

ВВЕРХУ | Темная Сестра

86
тия Логова бежала из города, и столица вконец без гроша и принуждена была продать собственную
обезумела. корону, чтобы вернуться к себе на Драконий Ка-
Война завершилась не гибелью драконов, а мень. Дома она нашла Эйегона II со свежими рана-
смертью короля и королевы, по вине которых по- ми и его умирающего дракона.
гибли многие тысячи. Рейенира умерла первой. По- Манкен в «Подлинной истории Пляски Драко-
сле гибели ее мужа принца Дейемона дом Веларио- нов», основанной на рассказах мейстера Орвила,
нов ополчился против нее, а ее враг вновь завладел пишет, что Ларис Стронг при падении Королев-
Королевской Гаванью. Она осталась, можно сказать, ской Гавани сумел вывести короля из замка и спря-

Х аос выражался во многом, но самым безумным явлением были два короля-самозванца и время, полу-
чившее название Луны Трех Королей.
Первым был Тристан Истинно-Пламенный, оруженосец межевого рыцаря сира Перкина-Блохи — и, по
словам оного рыцаря, побочный сын Визериса I. После бегства Рейениры городом завладел Пастырь со
своим сбродом, но сир Перкин водворил Тристана в опустевший Красный Замок и стал издавать указы от его
имени. Когда Эйегон II вновь занял город, Тристан перед казнью просил посвятить его в рыцари и был по-
священ.
Второй был и того лучше — четырехлетний Гейемон Сребровласый. Его потаскуха-мать объявила маль-
чика бастардом Эйегона (что было возможно, ибо король в юности вовсю распутничал). Малолетний ко-
роль, сидя в Доме Поцелуев на холме Висеньи, тоже издавал указы, и сторонники его исчислялись тысячами.
Мать его позднее повесили (она созналась, что родила сына от гребца-лиссенийца с серебристыми волоса-
ми), а мальчика взяли ко двору. Он подружился с Эйегоном III, стал его неотлучным спутником, пробовал все
его блюда и умер от предназначенного королю яда.

ВВЕРХУ | Штурм Драконьего Логова

87
тать — да не где-нибудь, а на Драконьем Камне, по- ломал себе ноги, Бейела же до конца не покидала
лагая, что у себя дома Рейенира брата искать не ста- Танцора. Альфред Брум собрался добить ее, но сир
нет. Полгода, пока Рейенира почти со всем своим Марстен Уотерс отнял у него меч, отнес принцессу
двором пребывала в столице, Эйегон отлеживался к мейстеру и тем спас ей жизнь.
в рыбачьей деревне на ее острове. С Раздвоенного Рейенира ничего не знала об этой битве, и спа-
Когтя к нему прилетел Солнечный с поврежден- сения для нее не было. Эйегон, ненавидевший се-
ным крылом. Дракон и его хозяин выздоравливали стру с детства, скормил ее Солнечному на глазах у
вместе; Солнечный убил дикого отшельника Серо- Эйегона Младшего, ее единственного уцелевшего
го Призрака, но местные жители свалили это на сына (как думали тогда все). Так на двадцать второй
Людоеда. день десятой луны 130 года погибла Жемчужина
Многие на Драконьем Камне таили злобу на Королевства.
Рейениру за смерть своих близких или за вообража- Брат пережил ее ненадолго. Эйегон убил Рейе-
емые обиды; с их помощью Эйегон занял Драконий ниру и захватил Эйегона Младшего, но у него еще
Камень не более чем за час. Воспротивилась ему оставалось немало врагов. Многие сподвиглись на
только дочь принца Дейемона, четырнадцатилетняя брань из одного лишь страха, что король покарает
Бейела Таргариен, со своим молодым драконом по их, но, так или иначе, сил у них было больше. Запоз-
имени Лунный Танцор. Она успела сесть на него, далое вступление Борроса Баратеона в войну могло
когда ее попытались схватить, и взмыла навстречу изменить ее ход, но лорд Боррос потерпел пораже-
торжествующему Эйегону, когда он снижался над ние и был умервщлен в битве на Королевском трак-
двором замка. те. Победившие его молодые речные лорды, про-
Лунный Танцор, намного меньше Солнечного, званные Юнцами, подошли совсем близко к столи-
был зато ловчее, проворнее, и отваги им с принцес- це, а с севера по тракту шел с войском лорд Старк.
сой было не занимать. Он рвал и терзал большого Лорд Корлис Веларион — освобожденный, по-
дракона, пока тот не ослепил его, дохнув пламенем. милованный и заседавший в малом совете  —
Оба дракона, сцепившись, рухнули вниз, а с ними и предложил Эйегону сдаться и надеть черное. Ко-
всадники. Эйегон в последний миг соскочил и пере- роль не внял ему и собрался послать сторонникам

ВВЕРХУ | Рейенира встречает свою смерть лицом к лицу

88
Эйегона Младшего ухо племянника. С этим намере- Страдания раздробленного, израненного госу-
нием он сел в носилки, и ему подали чашу вина. дарства на этом не завершились, но Пляске Драко-
В свои покои он прибыл мертвым, с кровью на нов пришел конец. В  будущем страну ждали Лож-
губах. Так умер король Эйегон II, отравленный ный Рассвет, Час Волка, правление регентов и Сло-
своими же слугами: они в отличие от него понима- манный Король.
ли, что их дело проиграно.

ПЛ ЯСКА ДРАКОНОВ
Драконы короля Эйегона

Солнечный (король Эйегон). Великолепный, Погибла под обломками купола при взятии
но еще молодой боец. Получил увечье в Драконьего Логова.
Грачевнике и умер после битвы с Лунным Тессарион (принц Дейерон). Самый молодой
Танцором на Драконьем Камне. из годных для боя на стороне Эйегона. Погиб
Вхагар (принц Эйемонд Одноглазый). во Второй Тамблетонской битве.
Последний из трех драконов Эйегона Моргул (принцесса Джейегера). Слишком
Завоевателя, старый, но огромный молодой для войны. Убит при взятии
и сильный. Погиб в битве с Караксесом Драконьего Логова Пылающим Рыцарем.
над Божьим Оком. Шрикос (принц Джейехерис). Слишком
Огненная Мечта (королева Гелайена). Ранее молодой для войны. Убит при взятии
принадлежала Рейене, сестре Джейехериса I. Драконьего Логова Хоббом-Рубакой.

Драконы королевы Рейениры:


Сиракс (королева Рейенира). Огромная Среброкрылый (сир Ульф Белый). Дракон
и грозная. Убита при взятии Драконьего королевы Алисанны, перешедший затем
Логова. к бастарду драконьего племени, предавшего
Караксес (принц Дейемон). Огромный Рейениру. Пережил и Пляску, и нового
и отличный боец. Погиб в битве с Вхагаром всадника, но одичал и устроил себе логово на
над Божьим Оком. острове посреди Красного озера.

Вермакс (принц Джакайерис). Молодой, Морское Чудо (Аддам из Корабела).


но сильный. Погиб в Глотке вместе Принадлежал ранее сиру Лейенору
с всадником. Велариону, перешел к всаднику драконьего
племени. Убит Вермитором во Второй
Арракс (принц Люцерис). Молодой, но Тамблетонской битве.
сильный. Сбит Вхагаром вместе с всадником
над заливом Губительные Валы. Вермитор (сир Хью Молот). Старый дракон
Старого Короля. Перешел к всаднику
Тираксес (принц Джоффри). Молодой, драконьего племени, предавшего Рейениру.
но сильный. Убит при взятии Драконьего Погиб в битве с Морским Чудом и
Логова. Тессарионом во Второй Тамблетонской
Туча (принц Эйегон Младший). Умер от ран, битве.
полученных в Глотке. Бараний Вор (Крапива). Дикий дракон,
Мелейс (принцесса Рейенис). Старая, укрощенный женщиной драконьего племени.
ленивая, но хитрая и опасная, если ее В конце войны пропал без вести.
раздразнить. Погибла в Грачевнике вместе с Серый Призрак. Дикий, не укрощенный
всадницей, Несбывшейся Королевой. никем. Убит Солнечным на Драконьем
Лунный Танцор (принцесса Бейела). Камне.
Небольшой, но красивый, как раз впору для Людоед. Дикий хищник, не укрощенный
юной девушки. Погиб в битве с Солнечным никем. В конце войны пропал без вести.
на Драконьем Камне, смертельно ранив
противника. Утро (принцесса Рейена). Был слишком молод
для войны и пережил Пляску.

89
Эйегон III
Когда в 131 г. после смерти своего дяди Эйего- острове и западном побережье. В довершение всего
на II на трон взошел Эйегон Младший, страна, каза- суровая зима, обещанная Староместским Конкла-
лась бы, могла вздохнуть с облегчением. Сторонни- вом еще на Девичий День 130 г., настала и длилась
ки молодого короля добили остатки вражеских шесть долгих лет.
войск на Королевском тракте и полностью овладе- Нигде в Семи Королевствах так не страшатся
ли столицей. Флот Велариона вновь стал служить зимы, как на Севере. Именно из страха перед ней
Железному Трону, и Морской Змей был готов по- Зимние Волки умирали за королеву Рейениру под
мочь королю советом и руководством. Но все наде- знаменем Родерика Дастина, а вслед за ними с лор-
жды подданных зиждились на песке, и время это дом Криганом Старком пришли холостые, бездет-
вскоре стало зваться Ложным Рассветом. Эйегон II ные, безземельные младшие сыновья. Каждый из
посылал гонцов через Узкое море за наемниками, и них готов был погибнуть со славой, чтобы избавить
никто не знал, долго ли ждать этих новых мсти- родичей за Перешейком от лишнего рта.
телей. Красный Кракен бесчинствовал на Светлом Смерть Эйегона II от яда лишила их этой воз-
можности. Лорд Старк привел войско в Королев-
скую Гавань с намерением наказать мятежные
Штормовой Предел, Старомест и Бобровый Утес,
но лорд Корлис уже отправил туда послов, чтобы
договориться о мире. И вот в те шесть дней, когда
все ждали, чем это кончится, и дрожали при мысли о
новой войне, лорд Криган Старк устроил перево-
рот, названный Часом Волка.
В одном он был непреклонен: изменники и
отравители Эйегона II должны понести наказание.
Одно дело — убить неправедного короля в честном
бою, другое  — дать ему яду. Такая измена вопиет
против богов, помазавших короля на царство.
Именем Эйегона III Криган арестовал двадцать два
человека, в том числе Лариса Колченогого и Корли-
са Велариона. Одиннадцатилетний король покорил-
ся и назначил лорда Старка своим десницей.
Криган пробыл в этой должности ровно один
день, за который свершились и суд и казнь.
Большинство обвиняемых (в первую голову хитро-
умный сир Перкин-Блоха) выбрали черное, и лишь

Л орд Корлис избежал суда благодаря вмешательству Бейелы и Рейены Таргариен, убедивших Эйегона
восстановить его в должности и в правах. Помогла и Черная Эли Блэквуд, отдавшая Старку свою руку
в обмен на утверждение такого указа.

ВВЕРХУ | Юный король Эйегон III

90
двое предпочли смерть. Это были сир Джайлс Бель- Годы регентства были смутными. Сначала дес-
грав из Королевской Гвардии и Ларис Колченогий, ницей стал сир Тайленд Ланнистер, посланный
последний отпрыск древнего дома Стронгов. Эйегоном II за наемниками и вернувшийся ни с чем
Назавтра после казни лорд Криган сложил с се- (все вольные отряды были уже заняты в войнах, по-
бя сан десницы. Никто еще не занимал эту долж- следовавших за падением Триархии). Он хорошо
ность столь малый срок и не отказывался от нее исполнял свою должность вопреки слепоте и уве-
столь охотно. Обратно на Север с ним ушли не все чьям (как ни истязали его палачи Рейениры, он так и
его свирепые воины: одни женились на вдовах, коих не сказал, где укрыл казну Эйегона II). Но зимняя
в речных землях было хоть отбавляй, другие посту- горячка 133 года унесла и его.
пили к кому-то на службу, малая часть подалась в Все изменилось к худшему, когда Анвин Пек,
разбойники. Но Час Волка миновал, и настало вре- лорд Звездной Вершины, Данстонбери и Белой Ро-
мя регентов. щи, стал сначала регентом, а там и десницей. Он сы-

РЕГЕНТЫ ПРИ ЭЙЕГОНЕ III


ПЕРВЫЙ СОВЕТ СЕМЕРЫХ : ДРУГИЕ РЕГЕНТЫ:

Леди Джейна Аррен, Дева Долины. Лорд Анвин Пек.


Умерла от болезни в Чаячьем городе в 134 г. Заменил лорда Корлиса в 132-м, подал в отставку в
Лорд Корлис Веларион, Морской Змей. 134 г.
Умер от старости в 132 г., семидесяти девяти лет. Лорд Таддеуш Рован.
Лорд Роланд Вестерлинг из Крэга. Заменил в 133 г. умершего лорда Вестерлинга,
Умер от зимней горячки в 133 г. освобожден от должности в 136 г.

Лорд Ройс Карон из Ночной Песни. Сир Корвин Корбрей,


Отказался от должности в 132 г. муж Рейены Таргариен. Заменил лорда Моутона
в 134 г., убит из арбалета в Рунстоне в тот же год.
Лорд Манфрид Моутон из Девичьего Пруда.
Умер от старости и болезней в 134 г. Виллем Стакспир.
Избран Большим советом 136 г.
Сир Торрхен Мандерли из Белой Гавани.
Отказался от должности в 132 г. после смерти отца Марк Мерривезер.
и брата от зимней горячки. Избран Большим советом 136 г.

Великий мейстер Манкен. Лорент Грандисон.


Единственный, кто состоял в совете со 131 по 136 г. Избран Большим советом 136 г.

С 131 г., когда Эйегон заступил на царство, до грал заметную роль в Первой и Второй Тамбле-
136-го, когда он достиг совершенных лет, страной тонских битвах и почувствовал обиду, когда его не
правил совет семерых. Лишь один из них, великий выбрали в число первых регентов. Власть он наби-
мейстер Манкен, продержался весь этот срок: про- рал исподволь: устраивал своих родичей на высокие
чие умирали, уходили в отставку и заменялись дру- посты, предлагал свою дочь в жены Эйегону III по-
гими. Самым примечательным был Морской Змей, сле самоубийства королевы Джейегеры и всеми
покинувший земную юдоль в возрасте семидесяти средствами старался ослабить своих соперников.
девяти лет в 132 г. Его тело пролежало в тронном Главным соперником десницы был внук Мор-
зале семь дней, и вся страна оплакивала великого ского Змея лорд Алин Веларион. Ему не дали занять
старца. место деда в совете и вынудили отплыть на Ступе-

91
Д
умерла.
жейегеру Таргариен, последнего потомка Эйегона II, выдали за кузена Эйегона III в восемь лет. В де-
сять она бросилась из окна крепости Мейегора на пики сухого рва, промучилась с полчаса и наконец

Многие, однако, сомневались в том, что она сделала это по своей воле. Люди подозревали, что юную
королеву убили, и называли виновных, в том числе сира Мервина Флауэрса из Королевской Гвардии, побоч-
ного брата лорда Анвина Пека: он нес караул у дверей королевы, когда та погибла. Впрочем, даже Гриб не
верил, что Флауэрс был способен швырнуть ребенка на пики. Карлик предполагал, что рыцарь просто поз-
волил это сделать кому-то другому — например, наемнику Тессарио Тигру, которого привез из-за моря
лорд Анвин.
Правды мы, возможно, никогда не узнаем, но причастность лорда Пека к гибели Джейегеры представ-
ляется нам весьма вероятной.

ни. Там он одержал большую победу и заслужил Он попытался было исправить дело, но ему вос-
прозвище Дубовый Кулак, но по возвращении в Ко- противились и Эйегон, и совет. В  ярости лорд Ан-
ролевскую Гавань увидел, что нажил врага в лице вин пригрозил, что уйдет в отставку; тогда другие
лорда Пека: тот сам желал захватить Ступени и по- регенты поймали его на слове и назначили десницей
кончить с пиратским королевством Раккалио Рин- лорда Таддеуша Рована.
дона. В конце концов десница убедил регентов по- Истинную радость Эйегон испытал лишь одна-
слать Велариона на запад для усмирения лорда Дал- жды, когда вернулся его младший брат, принц Визе-
тона Грейджоя, Красного Кракена. Это опасное рис. Все считали, что тот погиб в Глотке, и король
путешествие, долженствовавшее, по замыслу Пека, не мог простить себе, что покинул брата, бежав из
привести Дубового Кулака к поражению или к боя на Туче. Но Дубовый Кулак дорогой ценой
смерти, стало первым из шести подвигов лорда вызволил Визериса из Лисса, где купцы держали
Алина. принца в плену. В обмен на свободу Визериса жени-
Эйегон III участвовал во всем этом лишь как фи- ли на красавице лиссенийке Ларре Рогаре, семью
гура в чужой игре. Меланхоличный, угрюмый отрок годами старше его, но это не убавило радости от
ничем не интересовался, ходил всегда в черном и по- его возвращения, и полностью король доверял
рой не произносил ни слова целыми днями. только ему.
Единственным его компаньоном в эти первые годы Именно Ларра Рогаре и ее богатые родичи по-
был прежний самозванец Гейемон Сребровласый. могли лишить власти регентов и прежде всего лорда
Пек, придя к власти, сделал Гейемона мальчиком для Пека — хотя сделалось это, можно сказать, ненаме-
битья; позже тот умер, отведав блюдо, которым хо- ренно. В то время, известное как Лиссенийская Вес-
тели отравить короля и его новую королеву Дейене- на, банк Рогаре обошел своих конкурентов из Же-
ру Веларион. лезного банка, и семье этой приписывали даже и то,
Леди Дейенера приходилась двоюродной пле- к чему они не имели касательства. Лорда Рована, то-
мянницей Алину Дубовому Кулаку; отец ее Дейе- гдашнего десницу и одного из последних регентов,
рон погиб на Ступенях. Принцессы Бейела и обвинили в сговоре с ними и подвергли пыткам,
Рейена представили эту шестилетнюю красавицу чтобы заставить признаться. Сир Марстон Уотерс,
королю последней из тысячи дев на большом балу каким-то образом ставший десницей вместо него
133 года. Бал этот затеял лорд Пек, когда регенты (Манкен, единственный в то время регент помимо
отвергли его дочь в качестве королевской неве- Рована, в своей книге обходит это молчанием), аре-
сты; он не оставил своих честолюбивых надежд и стовал братьев леди Ларры и велел схватить ее саму,
был крайне раздосадован, когда король сделал но король и принц Визерис Ларру не выдали. Уотерс
свой выбор. восемнадцать дней держал крепость Мейегора в

СПРАВА | Эйегон III низлагает регентов и своего десницу, лорда Мандерли

92
осаде, но затем, очевидно, вспомнил о долге и по то даже его красавица королева. Он не спешил взой-
приказу короля отправился арестовать как раз тех, ти на ее ложе, даже когда она расцвела, но затем бо-
кто ложно обвинил семью Рогаре и лорда Рована. ги благословили их брак, и у них родились двое сы-
При попытке взять их под стражу Уотерса убил его новей и три дочери. Старший, Дейерон, получил
же собрат сир Мервин Флауэрс. титул принца Драконьего Камня.
После этого до конца года и назначения новых Эйегон III всеми силами стремился даровать го-
должностных лиц и регентом, и десницей был сударству мир после Пляски Драконов, но по при-
Манкен. На свой шестнадцатый день рождения ко- родной своей холодности не искал расположения
роль вошел в чертог совета, распустил регентов и ни простого народа, ни лордов. Брат его принц Ви-
освободил от должности тогдашнего десницу лорда зерис, в последние годы жизни Эйегона служивший
Мандерли. ему десницей, был более обаятелен, но и он стал
Но Эйегона недаром прозвали Сломанным Ко- угрюм, когда жена, оставив его и детей, вернулась в
ролем. Глубокий меланхолик, он не получал от жиз- свой родной Лисс.
ни никакой радости и постоянно затворялся в своих При всем при том братья успешно расправля-
покоях. Не терпел, чтобы к нему прикасались, будь лись с остатками смуты — к примеру, с самозван-
П о словам Манкена, король сказал лорду Мандерли следующее: «Я хочу дать народу мир, пищу и право-
судие. Если этого мало, чтобы завоевать их любовь, пошлем к ним Гриба с медведем. Мне говорили,
что простой народ очень любит смотреть, как медведи пляшут. Пировать нынче вечером мы не будем. От-
правьте лордов по домам, а еду раздайте голодным. Отныне моим девизом будут полные животы и пляшущие
медведи».

цами, выдававшими себя за принца Дейерона От- В начале царствования Эйегона четыре дракона
важного, младшего брата Эйегона II (он пал во еще оставались в живых: Среброкрылый, Утро, Ба-
Второй Тамблетонской битве, но тело его так и не раний Вор и Людоед. Но король этот заслужил так-
опознали среди мертвецов). Они попытались да- же имя Погибель Драконов, ибо при нем, в 153 г.,
же вновь развести драконов, которых Эйегон умерло последнее из крылатых чудовищ.
очень боялся с тех пор, как Солнечный у него на Сломанный Король, он же Эйегон Несчастли-
глазах пожрал его мать, однако признавал их по- вый, умер от легочной болезни тридцати шести лет,
лезность. По совету Визериса он выписал из Эс- хотя подданные думали, что он много старше. Коро-
соса девятерых магов, чтобы вывести детенышей ля-меланхолика мало кто поминал добром, и деяния
из драконьих яиц, но затея эта обернулась ката- его сыновей вскоре затмили его собственные свер-
строфой. шения.
Дейерон I
Дейерон, старший из сыновей Эйегона III, взо- восточными. Это привело к целому ряду сражений,
шел на трон четырнадцатилетним отроком. При- полный отчет о коих занял бы целый том. Об этой
знавая его блестящие способности и памятуя о про- войне сохранилось много свидетельств, и лучшее из
шлом, принц Визерис решил не учреждать регент- них — «Завоевание Дорна», принадлежащее само-
ства, но продолжал служить десницей при молодом
короле.
Немногие предвидели, что Дейерон увенчает
себя славой по примеру своего предка Эйегона За-
воевателя, чью корону он носил (отец его предпо-
читал простой, ничем не украшенный обруч); впро-
чем, слава эта быстро развеялась в прах. Вопреки
мнению своего дяди, своих советников и многих
великих лордов, дерзостный юноша предложил
«завершить Завоевание», наконец присоединив
Дорн к прочим шести королевствам. Лорды напо-
мнили королю, что у него в отличие от Эйегона  I
и его сестер больше нет боевых драконов, на что
Дейерон дал знаменитый ответ: «Один есть. Он
стоит перед вами».
Когда же король огласил свои планы, разрабо-
танные по совету и при участии Алина Велариона
Дубового Кулака, лорды стали подумывать, что та-
кая кампания (превосходящая стратегию самого
Эйегона Завоевателя) и в самом деле возможна.
Выступив в Дорн, веками противостоявший
Простору, штормовым землям и даже драконам,
Дейерон разделил свое войско натрое. Одна треть
во главе с лордом Тиреллом шла через Принцев
перевал на западном конце Красных гор; другую
вел морем королевский кузен и мастер над корабля-
ми Алин Веларион; третья, под командованием
самого короля, двигалась по опасному перевалу Ко-
стяной Путь. Пользуясь козьими тропами, Дейерон
обошел сторожевые башни дорнийцев, избежал ло-
вушек, в которые когда-то попался Орис Баратеон,
и начал сметать всех, кто встречался ему на пути.
Тирелл тем временем преодолел Принцев перевал, а
Веларион, разгромив Дощатый город, двинулся
вверх по реке.
Захватив таким образом Зеленую Кровь, он не
позволял западным силам дорнийцев соединиться с

СЛЕВА | Все, что сегодня осталось от драконов Таргариенов: череп Балериона Черного Ужаса
ВВЕРХУ | Король Дейерон I, Юный Дракон

95
му королю Дейерону; произведение это считается щие три года борцов за свободу стало вчетверо
образцом изящной простоты как в прозе, так и в больше.
стратегии. Лорд Тирелл, оставленный в Дорне наместни-
Меньше чем через год завоеватели подошли к ком, всячески старался подавить многочисленные
воротам Солнечного Копья и с боем прошли так на- очаги мятежа. Каждую луну он перемещался от зам-
зываемый теневой город. В  158 г. принц и сорок ка к замку, вешал недовольных, жег деревни, где
знатнейших дорнийских лордов преклонили перед укрывались бунтовщики. Те, не оставаясь в долгу,
Дейероном колени, и Юный Дракон свершил то, воровали или портили съестные припасы, поджига-
что не удалось самому Эйегону Завоевателю. ли военные лагеря, убивали лошадей. Число убитых
Мятежников, еще упорствовавших в горах и пу- латников короля тоже росло неуклонно: их подка-
стынях, поспешили объявить вне закона, и Дейе- рауливали в теневом городе, среди дюн и резали в
рон стал вылавливать их, спеша укрепить свою палатках, где они спали.
власть над Дорном. Однажды предназначенная ему Однажды лорд Тирелл прибыл в Песчаник, где
отравленная стрела попала в принца Эйемона, его милости напустили скорпионов в постель. При

П о письмам дорнийцев, которые мейстер Гарет приводит в своих «Красных песках», видно, что лорд
Песчаника Кворгил сам руководил убийством наместника, но мотивы его не совсем понятны. Одни
говорят, что лорд Тирелл недостаточно высоко оценил его расправу с одним из мятежных лордов, другие —
что эта расправа входила в его коварные замыслы, имевшие целью усыпить бдительность короля и его на-
местника.

младшего сына Визериса, и раненого на корабле вести о его кончине восстание охватило Дорн от
отослали домой. Но к 159 г. завоеванные земли края до края.
утихомирились, и Юный Дракон с триумфом вер- В 160 г. Юный Дракон вернулся в Дорн подав-
нулся в Королевскую Гавань, оставив вместо себя лять мятеж. Он одержал несколько мелких побед,
лорда Тирелла. Вместе с королем в столицу, чтобы продвигаясь по Костяному Пути, а лорд Алин Дубо-
обеспечить покорность Дорна, отправились четыр- вый Кулак вновь завладел Дощатым городом и Зеле-
надцать заложников, сыновья и дочери знатных ной Кровью. Дорнийцы притворились, что готовы
дорнийских домов. сдаться и обсудить условия мира, но это было лишь
Эта тактика, однако, не оправдала надежд Дейе- уловкой. Юного Дракона и его свиту предательски
рона. Заложники, правда, обеспечили ему послуша- атаковали под мирным знаменем. Три рыцаря Коро-
ние своих родичей, но король не принял в левской Гвардии пали, защищая короля (четвертый,
расчет дорнийских простолюдинов, покрыв себя вечным позором, опустил меч и сдал-
коих припугнуть было нечем. ся). Принц Эйемон, Рыцарь-Дракон, был ранен и
Если в битвах за Дорн пали взят в плен, но успел зарубить двух изменников.
десять тысяч защитни- Сам Дейерон погиб с Черным Пламенем в руке,
ков, то в последую- окруженный десятком врагов.
Дейерон I  правил всего лишь четыре года; че-
столюбие сократило его молодую жизнь. Слава, ко-
торая порой длится вечно, может быть и короткой,
тем более если великие победы приводят лишь к но-
вым несчастьям.

ВВЕРХУ | Черепа мертвецов в Дорне


СПРАВА | Покаяние Бейелора I: король бредет по пустыням Дорна

96
Бейелор I
Когда весть о гибели короля Дейерона и разгро- Песни о путешествии Бейелора в Дорн, сложен-
ме его войска достигла Королевской Гавани, всеоб- ные в монашеских обителях, вскоре запели повсюду.
щий гнев обратился против дорнийских заложни- Придя в замок Каменный Путь, где Вайлы держали
ков. Десница принц Визерис приказал бросить их в в плену его кузена принца Эйемона, он увидел наго-
темницу и вскоре повесить. Старший его сын принц го Рыцаря-Дракона в клетке и стал молить за него,
Эйегон сам привел к отцу молодую дорнийку, кото- но лорд Вайл отказался дать свободу своему узнику.
рую сделал своей любовницей. Тогда Бейелор помолился за принца и поклялся, что
Юный Дракон не был женат и не оставил по- вернется к нему. Многие поколения с тех пор зада-
томства, отчего Железный Трон перешел к его бра- вались вопросом, что должен был думать пленник,
ту Бейелору, юноше семнадцати лет. Он стал самым видя своего венценосного родича оборванным и с
благочестивым королем как в династии Таргарие- окровавленными стопами. Но Бейелор в самом деле
нов, так и в истории Семи Королевств. Первым его одолел Костяной Путь, где многие тысячи до него
указом стало помилование дорнийцев, и такими же нашли свою смерть.
милосердными деяниями отмечены все десять лет Переход через пустыню от северных предгорий
его царствования. И малый его совет, и лорды тре- до реки Бич едва и Бейелора не доконал, но благоче-
бовали отмщения, но Бейелор публично простил стивый король все же явился к принцу Дорнийско-
убийц брата, заявив, что желает уврачевать нанесен- му, что принято считать его первым чудом. Вторым
ные войной раны и заключить с Дорном мир. К это- следовало бы назвать то, что он смог договориться о
му он добавил, что самолично отправится в Дорн мире. В  числе условий была помолвка Дейерона,
«без меча и без войска», чтобы вернуть заложников внука десницы Визериса и сына принца Эйегона, с
их родителям. Так он и сделал: прошел босиком и в принцессой Мириах, старшим ребенком принца
рубище от Королевской Гавани до Солнечного Ко- Дорнийского. Им обоим предстояло еще дорасти до
пья, а заложники ехали следом на добрых конях. брачного возраста.
Принц предложил Бейелору галею для возвра- дал ему приказ принца освободить Эйемона, но
щения в Королевскую Гавань, но король сказал, что лорд вместо пленника вручил ему ключ от клетки.
Семеро воспрещают ему все способы путешествия, Не довольствуясь тем, что нагой узник терпит
кроме пешего. В Солнечном Копье полагали, что на дневной зной и ночной холод, Вайл велел вырыть
обратном пути Бейелор уж верно умрет, и боялись, перед клеткой яму, кишащую ядовитыми змеями.
что принц Визерис использует это как повод для Рыцарь будто бы просил короля оставить его и при-
новой войны; принц Дорна поэтому постарался вести помощь с Дорнийских Марок. Но король
обеспечить королю гостеприимство лордов в по- сказал с улыбкой, что боги его защитят, и шагнул в
путных замках. Придя к лорду Вайлу, Бейелор пере- змеиную яму.
В песнях поется, что змеи склонили перед ним
головы, но это неправда. Бейелора укусили раз де-
сять; он едва сумел отпереть клетку, а Эйемон
открыл дверь и втащил его внутрь. Вайлы в это вре-
мя бились об заклад, что с ними будет дальше. Воз-
можно, именно злость на своих мучителей помогла
Эйемону взобраться на крышу клетки, перекинув
Бейелора через плечо, и спрыгнуть в безопасное
место.
Лишь на середине Костяного Пути деревенский
септон дал рыцарю одежду и осла, чтобы везти на
нем впавшего в беспамятство короля. Так Эйемон
добрался до сторожевых башен Дондаррионов.
Мейстер из Черной Гавани оказал королю посиль-
ную помощь, и Бейелора повезли в Штормовой
Предел для дальнейшего врачевания.
Очнулся он только на пути в Предел и начал
шептать молитвы. Лишь через полгода его смогли
перевезти в Королевскую Гавань. Все это время
принц Визерис правил от его имени и соблюдал мир
с дорнийцами.
Страна весело отпраздновала возвращение ко-
роля, но Бейелор думал только о Семерых. Пер-
вые его указы должны были сильно удивить под-
данных, привыкших к разумности Эйегона III,
пренебрежению Дейерона и ловкости Визериса.
Бейелор, которого в 160 г. женили на его сестре
Дейене, убедил верховного септона признать этот
брак недействительным: он-де женился до того,
как стал королем, и не скрепил этот союз плот-
ским соитием.
Осуществив свое желание, Бейелор пошел еще
дальше: учредил для Дейены и младших сестер,
Рейены и Элайены, в Красном Замке их собственный
«Двор Красоты», который вскоре стали называть
Девичьим Склепом. Король объявил, что желает
оградить их невинность от мирского зла и мужской

ВВЕРХУ | Бейелор шагает в змеиную яму, чтобы спасти Рыцаря-Дракона Эйемона СПРАВА | Сестры короля Бейелора I
(слева направо): Элайена, Рейена и Дейена

98
Сестры короля Бейелора I
Д ейену в народе любили больше других сестер — и за красоту ее, и за отвагу. Она превосходно ездила
верхом, стреляла из дорнийского лука, привезенного братом Дейероном с войны, и даже упражня-
лась с копьем — только на турнир ей ни разу не позволили выехать, как она ни просила. В заточении она
стала известна как Непокорная и трижды пыталась бежать, переодевшись служанкой. В  конце правления
Бейелора она даже ребенком умудрилась обзавестись — но, учитывая все беды, которые принес ее сын госу-
дарству, нам остается лишь пожалеть о ее строптивости.
Рейена почти не уступала брату благочестием и со временем стала септой. Младшая Элайена была не
столь красива, как сестры. В заточении она обрезала свои длинные бледно-золотистые волосы и послала их
брату с мольбой о свободе: теперь-де на нее ни один мужчина не взглянет, но Бейелор остался глух к ее
просьбе.
Пережив и сестер, и брата, Элайена наконец обрела свободу и принялась наверстывать упущенное. По
примеру Дейены она родила лорду Алину Велариону близнецов-бастардов Джона и Джейну Уотерс. Она, как
пишут, надеялась выйти за него замуж, но после его пропажи в море оставила эту надежду и побывала заму-
жем трижды.
Первый брак с богатым, но уже немолодым Оссифером Пламмом она заключила в 176 г. Супруг ее умер
в первую же брачную ночь, но Элайена успела зачать от него дитя. Злые языки говорили, что скончался он,
как только увидел молодую жену обнаженной (выражения, коими пользовались сплетники, позабавили бы
самого Гриба, но мы не станем их повторять), и что понесла она не от него, а от своего кузена, будущего
Эйегона Недостойного.
Второй брак был заключен по настоянию преемника Эйегона, Дейерона Доброго. Король выдал Элайе-
ну за своего мастера над монетой, и она родила еще двух детей. Подлинным мастером над монетой была она,
ибо муж ее, благородный лорд, не слишком хорошо управлялся с цифрами. Благодаря этому она приобрела
большое влияние, и король Дейерон доверял ей во всем.
Третьего мужа она выбрала сама, влюбившись в дорнийского лорда Микаэля Манвуди, приближенного
принцессы Мириах. В юности он получил образование в Цитадели, был большим остроумцем и преданно
служил Дейерону, когда король женился на Мириах. Его несколько раз посылали для переговоров в
браавосский Железный банк, и сохранилось его письмо к тамошним казначеям с его печатью и подписью, но
написанное, судя по всему, рукой Элайены.
За лорда Манвуди она вышла, видимо, с благословения Дейерона вскоре после кончины второго мужа.
Позже она говорила, что полюбила его не за ум, а за музыку. Он часто играл для нее, и после его смерти
Элайена велела изваять Микаэля с арфой, а не с мечом и при рыцарских шпорах.
похоти, но многие полагали, что он сам опасается слушать не желал, к каким это может привести бе-
их чар и бережет себя от соблазна. дам. Когда из города выдворили больше тысячи
Он настоял на своем вопреки протестам Визе- шлюх вместе с их детьми, начались беспорядки.
риса, самих принцесс и многих придворных. Так и Король, не обращая на это внимания, всецело
жили принцессы в окружении других девственниц, отдался своему новому замыслу: построить на хол-
присланных ко двору лордами и рыцарями Семи ме Висеньи большую септу, которая будто бы пред-
Королевств. стала ему в видении. Но заложенную им Великую
Протесты возобновились, когда Бейелор взял- Септу достроили лишь много лет спустя после его
ся за искоренение продажной любви  — но он и кончины.
Люди задавались вопросом, не повлияла ли близ- можно, и нет. Его преемником король на сей раз вы-
кая смерть в Дорне на ум короля: его деяния станови- брал восьмилетнего ребенка  — то ли уличного
лись все более ревностными, чтобы не сказать изувер- мальчишку, то ли сына торговца тканями. Мальчик
скими. Народ любил его — он не скупился на благо- будто бы говорил с голубями, которые отвечали ему
творительность и как-то целый год ежедневно давал голосами Семерых, мужскими и женскими. Правед-
по ковриге хлеба всем горожанам и горожанкам,  — ные, опять-таки, не стали перечить, и самого моло-
но лорды начали беспокоиться. Расторгнув свой брак дого в истории верховного септона увенчали кри-
с Дейеной, Бейелор решил никогда более не женить- стальной короной.
ся, и верховный септон, забиравший все больше вла- Рождение Дейемона Уотерса, незаконного сына
сти, принял от него септонские обеты. Духовное на- Дейены Таргариен, отца коего она отказалась на-
чало в королевских указах всегда преобладало над ма- звать (а был им, как после стало известно, не кто
териальным: так, он потребовал, чтобы письма отны- иной, как кузен ее принц Эйегон), подвигло короля
не носили голуби, а не вороны, о чем подробно пишет к новому посту. Он уже едва не уморил себя

С амым дурным из благочестивых деяний Бейелора было сожжение книг. Не следует уничтожать знания,
какими бы легковесными или даже опасными они ни были. Понятно, что король решил сжечь скандаль-
ные «Грибные заметки», но «Противоестественная история» Барта, при всех ее погрешностях, была тво-
рением одного из самых блестящих умов Семи Королевств. Бейелор невзлюбил ученого септона за его заня-
тия магией, хотя в «Истории» нет ничего, что противоречило бы вере. К счастью, отрывки сего труда сохра-
нились, и знание не полностью пропало для нас.

Валгрейв в книге «Черные крылья, быстрые вести». несколько лет назад, пропостившись целую луну,
Бейелор также собирался освободить от податей тех, когда близнецы его кузины принцессы Нейерис
кто наденет на своих дочерей пояса целомудрия. умерли сразу после рождения. На сей раз Бейелор
С годами он все больше времени проводил в по- пошел еще дальше и принимал только воду с малым
сте и молитвах, замаливая грехи, ежедневно совер- количеством хлеба. Так постился он сорок дней, а
шаемые им и всем его королевством. После смерти на сорок первый его нашли без чувств перед алта-
верховного септона боги якобы открыли Бейелору, рем Матери.
кто должен быть новым. Это оказался каменотес Великий мейстер Манкен сделал все, чтобы ис-
Пейт, неграмотный, недалекий умом и неспособ- целить короля. Маленький верховный септон тоже
ный запомнить даже самую простую молитву. очень старался, но чуда сотворить не сумел. В 171 г.,
Он протянул на своем новом посту только год и на десятом году своего правления, король Бейелор
умер от лихорадки  — возможно, к счастью, а воз- отошел к Семерым.

П исьмо леди Майи из дома Стоквортов положило начало злобным слухам: короля, мол, отравил Визе-
рис, которому наскучило дожидаться престола больше десяти лет. Говорили также, что Визерис вправ-
ду сделал это, но по другой причине: король-септон вознамерился обратить всех неверных в Семи Королев-
ствах, что наверняка привело бы к войне с Севером и Железными островами.

СЛЕВА | Великая Септа Бейелора

101
Визерис II
Оба сына короля Эйегона III умерли, но три его гор и королева Висенья. На шлеме он носил трехгла-
дочери были живы. В  народе, да и среди лордов, вого дракона из белого золота, отчего его стали звать
слышались голоса, что трон по праву должен «Рыцарь-Дракон». Многие и по сей день почитают
перейти к принцессе Дейене, но таких голосов было его благороднейшим из всех рыцарей и одним из са-
мало. Десять лет заточения лишили Дейену и ее се- мых славных бойцов Королевской Гвардии.
стер всякой поддержки, и свежа еще была память о Последней, в 138 г., родилась Нейерис. Она рос-
бедах, постигших страну, когда наследницей Желез- ла хрупкой и тоненькой (причиной тому был плохой
ного Трона стала женщина. В Дейене многие лорды аппетит), и ее кожа, очень белая, казалась почти
видели натуру буйную, неуправляемую и к тому же прозрачной. Певцы восхваляли ее огромные фиоле-
распутную: год назад она родила сына-бастарда и товые глаза в обрамлении светлых ресниц.
упорно отказывалась назвать имя его родителя. Из братьев она больше любила Эйемона, умев-
Со ссылками на Большой совет 101 г. и Пляску шего ее рассмешить и весьма набожного, в отличие
Драконов корона перешла к дяде покойного короля от Эйегона. Сама принцесса любила Семерых даже
принцу Визерису. больше, чем брата, и могла бы стать септой. Но отец
Пока Дейерон воевал, а Бейелор молился, Визе- не позволил ей этого и в 153 г. выдал ее за Эйегона,
рис правил, говорили тогда. Четырнадцать лет он старшего брата, с согласился короля Эйегона III.
служил своим племянникам как десница, а до того В песнях поется, что на брачной церемонии Эйемон
служил брату, Эйегону III. Его считали лучшим дес- и Нейерис горько плакали, история же гласит, что
ницей со времен септона Барта, хотя Сломанный Ко- на свадебном пиру младший брат поссорился с же-
роль, не желавший завоевывать любовь своих под- нихом  — да и молодая, уж верно, пролила больше
данных, сильно ему вредил. Великий мейстер Каэт в слез в брачную ночь, чем во время обряда.
«Жизни четырех королей» повествует о нем очень Одни историки уверены, что принц Визерис по-
скудно, хотя книгу эту по справедливости следовало ощрял безумства Юного Дракона и Бейелора Благо-
бы написать о пяти королях, считая и Визериса. Сын словенного, другие возражают, что он, напротив,
его, Эйегон Недостойный, оставил отца в тени. смирял их как мог. За год с небольшим своего цар-
Живший в Лиссе заложником после Пляски, Ви- ствования он внес немалые усовершенствования в
зерис вернулся в Королевскую Гавань с красавицей хозяйство Красного Замка, завел новый монетный
женой Ларрой Рогаре, дочерью богатого и влиятель- двор, расширил торговлю с заморскими странами и
ного благородного дома. Высокая, гибкая, с сере- пересмотрел свод законов, учрежденный Джейехе-
бристо-золотыми волосами и лиловыми глазами (в рисом Умиротворителем.
Лиссе до сих пор сильна валирийская кровь), она Визерис II сам имел все задатки миротворца:
была на семь лет старше мужа. Ларра не прижилась в Железный Трон еще не видел столь разумного и
Вестеросе, не была счастлива при дворе. Родив Визе- одаренного короля. К  несчастью, в 172 г. он скон-
рису трех детей, она вернулась в свой родной Лисс. чался от внезапной болезни.
Старший, Эйегон, родился в Красном Замке в Нет нужды говорить, что многие сочли столь
135 г. Мальчик, красивый и крепкий, рос капризным, скорую смерть подозрительной, но первое письмен-
избалованным. Став взрослым, он причинил много ное обвинение против его сына и наследника Эйего-
горя и отцу, и всему государству. на появилось лишь больше десяти лет спустя.
В 136 г. за ним последовал Эйемон. Не уступая Мы не знаем, насколько это подозрение было
брату красотой и здоровьем, он не обладал его недо- оправданно, но многочисленные дурные дела Эйего-
статками и еще в отрочестве показал себя рыцарем, на Недостойного — и до, и после восшествия его на
достойным Темной Сестры, которой до него владели престол — не позволяют безоговорочно обелить
принц Дейемон, король Джейехерис, король Мейе- нового короля.

102
Эйегон IV
После смерти отца в 172 г. Эйегон, четвертый и льстить ему. Женщины при его дворе делали то же
этого имени, наконец занял трон, который возжелал самое и удовлетворяли все желания короля. Эйегон,
еще в детстве. В молодости он был красив, хорошо повинуясь капризам, любил отобрать что-нибудь у
владел копьем и мечом, любил охоту и танцы. Са- одного знатного дома и отдать другому; так он по-
мый блестящий и остроумный принц своего поко- дарил Блэквудам именуемые Сиськами холмы, отня-
ления, он имел при этом один тяжкий порок: не тые у Бракенов. Те же капризы побуждали его раз-
умел управлять собой. За него это делали необуз- давать сокровища короны: своему деснице лорду
данные желания, обжорство и похоть. Взойдя на Батервеллу он пожаловал драконье яйцо в обмен на
трон, он сперва позволял себе лишь мелкие удоволь- всех трех его дочерей. Он не гнушался присваивать
ствия, но аппетиты его не знали границ, и дела его себе чужое наследие  — именно так, по слухам, он
принесли вред не одному поколению. «Эйенис был поступил с лордом Пламмом, умершим в свою пер-
слаб, Мейегор жесток, Эйегон II алчен,  — пишет вую брачную ночь.
Каэт, — но никто еще ни до, ни после этого короля Народ только и делал, что сплетничал о своем
не совершал таких беззаконий». короле и потешался над ним. Лорды, жившие вдали
Приближенных он себе отбирал не за благо- от двора и не желавшие предоставлять Эйегону
родство, ум или честность, а за умение его забавлять своих дочерей, находили его в целом безобидным,
но те, кто входили в его ближний круг, знали, что он
переменчив, жаден, жесток и опасен.
Говорили, что Эйегон никогда не спит один и
каждую ночь должен проводить с женщиной. Свою
похоть он тешил со всеми, от высокородных прин-
цесс до последних шлюх — и, как видно, не находил
между ними особой разницы. В свои последние го-
ды он заявлял, что у него было не меньше девятисот
женщин (точного числа он не помнил), но любил он
всего лишь девять (свою сестру королеву Нейерис
он меж ними не числил). Некоторые из этих девяти
любовниц имели детей от него, но все они со време-
нем надоедали ему, и он прогонял их (кроме послед-
ней). Одного бастарда, впрочем, родила ему та, кого
любовницей не считали: принцесса Дейена Непо-
корная.
Она назвала сына Дейемоном в честь принца,
бывшего славой и грозой своего поколения; позднее
в этом стали видеть дурное предзнаменование. Ро-
дился он в 170 г. и получил родовое имя Уотерс, как
все бастарды столицы. Отца его Дейена отказыва-
лась назвать, но все и тогда еще подозревали, что это
принц Эйегон. Красивый мальчик рос в Красном
Замке, где его воспитывали мудрейшие мейстеры и
лучшие мастера над оружием, в том числе сир Квен-

ВВЕРХУ | Юный принц Эйегон с родителями, принцем Визерисом II и Ларрой Рогаре

103
тин Болл по прозванию Огненный Шар. время отрицал это. Рыцарь-Дракон, вы-
Дейемон любил боевые искусства и отли- звав сира Моргила на поединок и убив
чался в них; многие видели в нем нового его, оправдал Нейерис. То, что случилось
Рыцаря-Дракона. Король Эйегон IV посвя- это как раз в ту пору, когда Дейерон
тил его в рыцари на двенадцатом году, когда оспорил план короля начать с Дорном
Дейемон победил на турнире оруженосцев войну без всякого повода, вряд ли можно
(так мальчик стал самым юным рыцарем считать совпадением. Тогда же Эйегон в
времен Таргариенов, обойдя самого Мейе- первый (но не в последний) раз пригро-
гора). Сделав это, король, к испугу своих зил сделать наследником одного из своих
родичей, двора и совета, пожаловал бастардов вместо законного сына.
Дейемону Черное Пламя, меч Эйе- После смерти брата и сестры
гона Завоевателя, вкупе с землями король начал весьма прозрачно на-
и другими почестями. С  тех пор мекать на то, что Дейерон сам ба-
Дейемона стали называть Черным стард  — при жизни Рыцаря-Дра-
Пламенем. кона он бы на это не отважился. А  при-
Королева Нейерис была единственной дворные льстецы распространяли эту
женщиной, с которой Эйегон спал, не полу- клевету в угоду ему.
чая от того удовольствия: ее хрупкость, Принц Дейерон, став взрослым, сде-
утонченность и благочестие были ему про- лался главным препятствием для от-
тивны. Деторождение ей давалось с трудом. цовских бесчинств. Пока одни лорды вы-
Великий мейстер Альфорд, приняв у нее прашивали у стареющего короля земли и
принца Дейерона в последний день 153 г., почести в обмен на новые удовольствия,
предостерег, что следующая беременность другие собирались вокруг Дейерона:
может ее убить. «Я исполнила свой долг и Эйегон, несмотря на все свои угрозы, кле-
подарила тебе наследника, — сказала Нейе- вету и гадкие намеки, так и не назначил
рис своему брату и мужу. — Молю тебя, бу- другого наследника. Причина, возможно,
дем отныне жить как брат и сестра». «Мы крылась в том, что в нем еще сохранились
так и живем», — отвечал Эйегон и прину- какие-то остатки стыда и чести, но ско-
ждал сестру исполнять супружеские обя- рее всего король попросту опасался вой-
занности до конца ее жизни. ны. За права Дейерона мог вступиться
Привязанность к Нейерис другого их принц Дорнийский, на чьей дочери он
брата, Эйемона, раздражала Эйегона до женился. Для борьбы с Дейероном и его
крайности. Все видели, что король завидует сторонниками король использовал нена-
прославленному благородному рыцарю и висть к Дорну, все еще сильную в Мар-
при всяком удобном случае старается доса- ках, в Просторе и на штормовых землях.
дить как ему, так и Нейерис. Когда Эйемон К счастью для государства, королев-
погиб, защищая его, а Нейерис умерла рода- ский план вторжения в Дорн 174 года
ми год спустя, король не слишком старался полностью провалился. Огромный флот,
увековечить их память. собранный Эйегоном, был разметан
Ссоры Эйегона с близкими усугуби- штормами на пути к неприятельским бе-
лись, когда принц Дейерон подрос и начал регам.
высказывать свое мнение. Каэт в «Жизни Король, впрочем, полагался не на
четырех королей» доказывает, что ложное один только флот: обратившись к пиро-
обвинение королевы в прелюбодействе, вы- мантам старинной Гильдии Алхимиков,
сказанное сиром Моргилом Хаствиком, ис- его величество приказал построить ему
ходило от самого короля, хотя Эйегон в то «драконов». Эти чудовищные сооруже-

ВВЕРХУ | Черное Пламя, меч Таргариенов


СПРАВА | Король Эйегон IV посвящает в рыцари своего сына, Дейемона Черное Пламя

104
ния из железа и дерева были снабжены насосами, ка- Лисса (мать Ширы Морской Звезды), терпит его на
чавшими дикий огонь, и при осаде могли пригодить- ложе. Под конец Эйегон так распух, что уже не
ся, но везти их предстояло по Костяному Пути, вставал, а члены его гнили и кишели червями.
кое-где такому крутому, что дорнийцы вырубали в Мейстеры клялись, что в жизни такого не видели,
скалах ступени. септоны же объявляли это карой богов. Королю да-
«Драконы», однако, и до Марок не дотянули: вали маковое молоко от боли, но ничего больше не
первый загорелся еще в Королевском лесу, а вскоре могли сделать.
запылали и остальные шесть. В диком огне сгорели В завещании, составленном перед самой кончи-
сотни людей и около четверти Королевского леса. ной, Эйегон преподнес стране последний подарок:
После этого король оставил свои мечты и о Дорне узаконил своих побочных детей, от низкородных до
больше не заговаривал. отпрысков благородных дам (последние назывались
Правление сего недостойного монарха окончи- высокими бастардами). Многие бастарды, забытые
лось в 184 г., когда королю было сорок девять. Он им, не вошли в завещание, но признанные обеспечи-
разжирел, едва мог ходить, и многие задавались во- ли Семи Королевствам пламя и кровь на долгие пять
просом, как последняя пассия короля, Серенея из поколений.
Девять любовниц Эйегона Недостойного
Леди Фалена Стокворт, мужу, а девочек отдал в септы. В тот же отцом — черный посол с Летних
десятью годами старше его. Она год кузнец забил жену до смерти. островов. Когда Нейерис едва не
«сделала Эйегона мужчиной» в 149 г., Дети Эйегона от Красотки Мег: умерла после новых родов в 161 г.,
в его четырнадцать лет. Когда один из Алисанна, Лилли, Ива и Роза. король Бейелор послал Эйегона
рыцарей Королевской Гвардии застал в Браавос с дипломатической миссией,
их в постели, отец выдал Фалену за Леди Каселла Вейт, чтобы, как полагали тогда, дать
своего мастера над оружием Лукаса дочь дорнийского лорда. После сдачи принцессе время оправиться.
Лотстона и упросил короля сделать того Солнечного Копья Эйегон Там принц встретил Беллегеру, и связь
лордом Харренхолла, чтобы увезти сопровождал взятых в заложники детей их длилась десять лет вопреки слухам,
Фалену подальше — но Эйегон через благородных домов в Королевскую что у Беллегеры муж в каждом порту
пару лет стал часто навещать Гавань. Каселлу, белокурую и и Эйегон лишь один из многих.
Харренхолл. зеленоглазую, он оставил За эти годы она родила двух дочерей
Детей от Фалены Стокворт у него не «заложницей» в собственных и сына (одни боги ведают, от кого).
было. комнатах. Когда дорнийцы восстали Дети Беллегеры Черной
и убили короля Дейерона, Эйегон, Жемчужины: Белленора, Нарха,
Мегетта (Красотка Мег). которому девица уже наскучила, отвел Балерион.
В 155 г. конь Эйегона потерял подкову ее в тюрьму к другим смертникам.
близ Ярмарочного Поля, и принц Вскоре новый король Бейелор Леди Барба Бракен,
положил глаз на молодую красивую помиловал всех заложников и лично дочь лорда Бракена из Стонхеджа,
жену кузнеца. Муж согласился продать вернул их в Дорн. Каселла так и не фрейлина трех принцесс в Девичьем
ее за семь золотых драконов, когда сир вышла замуж и в старости тешила себя Склепе. В 171 г., после смерти
Джоффри Стаунтон из Королевской мыслью, что Эйегон любил только Бейелора и воцарения Визериса II,
Гвардии ему пригрозил. Эйегон поселил ее одну и скоро пришлет за ней. принцессам вновь разрешили мужское
Мегетту в столице и даже якобы Детей от Каселлы Вейт у Эйегона не общество. Эйегону, ныне принцу
«женился» на ней: обряд справил было. Драконьего Камня и наследнику
переодетый септоном скоморох. престола, приглянулась живая
За четыре года Мег родила принцу Беллегера Отерис шестнадцатилетняя Барба. После
четырех дочерей, но Визерис, отец (Черная Жемчужина Браавоса). собственной коронации в следующем
Эйегона, это пресек: женщину вернул Контрабандистка, временами пиратка, году он назначил десницей ее отца,
капитанша «Вдовьего ветра». Матерью а девицу открыто сделал своей
ее была дочь браавосского купца, любовницей. Она родила ему бастарда
всего через две недели после того, как
королева Нейерис опять разрешилась
двойней: мертвым мальчиком и живой
дочерью Дейенерис. Пока королева
находилась между жизнью и смертью,
десница поговаривал о браке своей Леди Бетани Бракен,
дочери с королем. Но Нейерис младшая сестра леди Барбы. Отец и сделал лорда Лотстона своим новым
выздоровела, а молодой принц сестра воспитывали ее в надежде, что десницей, и говорили (хотя доказать
Дейерон и его дядя Рыцарь-Дракон она понравится королю и сместит не могли), будто его услаждали на
убедили короля отослать Барбу прочь Мелли Блэквуд. В 177 г. Эйегон, одном ложе и мать, и дочь. Вскоре
вместе с сыном. Мальчик воспитывался приехав в Стонхедж к сыну Эйегору, он наградил Джейну дурной болезнью,
в Стонхедже у Бракенов и заметил ее. К тому времени он стал которой заразился от городских шлюх,
впоследствии получил прозвище толст и сварлив, но Бетани приглянулась и Лотстонов вновь отставили
Жгучий Клинок. ему, и он увез ее в Королевскую Гавань. от двора.
Сын Эйегона от Барбы Бракен: Самой Бетани ласки короля Детей от Джейны Лотстон у Эйегона
Эйегор Риверс (Жгучий Клинок). не пришлись по вкусу, и она обратилась не было.
за утешением к рыцарю Королевской
Леди Мелисса (Мелли) Блэквуд. Гвардии сиру Терренсу Тойну. Год Серенея из Лисса
Эйегон любил ее больше всех своих спустя король застал их вместе, после (Прекрасная Серенея).
фавориток. Она превосходила леди чего сир Терренс умер под пытками, Дочь древнего, но обедневшего рода
Барбу красотой, молодостью а леди Бетани и ее отец были казнены. привез ко двору новый десница лорд
и скромностью, хотя уступала ей Братья сира Терренса вознамерились Джон Хайтауэр. Самая красивая из
пышностью форм. Благодаря ее доброте отомстить за него, и Рыцарь-Дракон Эйегоновых фавориток, она также
и великодушию с ней подружились даже погиб в схватке с ними, защищая своего слыла колдуньей. Серенея умерла, дав
королева Нейерис, Рыцарь-Дракон брата и короля. жизнь последней из незаконных детей
и принц Дейерон. За пять лет своего короля, Шире Морской Звезде.
«правления» Мелли родила королю Детей от Бетани Бракен у Эйегона не С возрастом девочка стала первой
трех детей, самым примечательным из было. красавицей Семи Королевств. Ее
коих был Бринден Риверс (рожденный Леди Джейна Лотстон, любили оба единокровных брата,
в 175 г.), со временем прозванный дочь леди Фалены, первой любовницы Красный Ворон и Жгучий Клинок; в
Красным Вороном. Эйегона. Отцом ее был то ли лорд будущем их соперничество переросло в
Дети Эйегона от Мелиссы Блэквуд: Лукас Лотстон, то ли сам Эйегон. ненависть.
Мия, Гвенис, Бринден Красный Четырнадцатилетнюю Джейну в 178 г. Дочь Эйегона от Серенеи из Лисса:
Ворон. привезла ко двору ее мать. Эйегон Шира.

СЛЕВА | (слева направо): леди Мелисса Блэквуд, Серенея из Лисса, леди Фалена Стокворт, Беллегера Отерис
ВВЕРХУ | (слева направо): леди Бетани Бракен, леди Барба Бракен, Мегетта (красотка Мег), леди Каселла Вейт,
леди Джейн Лотстон
10 7
Дейерон II
Сын и наследник Эйегона Недостойного сразу брата по отцу Дейемона Черное Пламя на дочери
же отплыл с Драконьего Камня, узнав о кончине от- архона Роанне, хотя сиру Дейемону в ту пору было
ца, и вскоре был коронован верховным септоном в всего четырнадцать лет. В день свадьбы он пожало-
Красном Замке. Чтобы пресечь кривотолки о своем вал Дейемону надел близ Черноводной с правом вы-
якобы незаконном происхождении, он выбрал для строить на нем замок. Одни думали, что король де-
этого корону отца и принялся исправлять то, что на- лает это, чтобы утвердить свое главенство среди де-
воротил Эйегон. Для начала он заменил весь малый тей Эйегона, другие — что он просто великодушен
совет своими людьми, почти все из коих показали и справедлив. К  сожалению, все усилия Дейерона,
себя мудрыми и знающими советниками. Очистить какова бы ни была их причина, оказались со време-
городскую стражу было не столь легко, и на это нем тщетными.
ушло больше года: Эйегон ставил начальниками Но не одними высокими бастардами запомни-
своих любимчиков, те же, в свою очередь, поставля- лось его время. Брак Дейерона с Мириах Дорний-
ли королю шлюх, а то и порядочных женщин. ской был счастливым и плодоносным; став королем,
Останавливаться на этом не приходилось: не он тут же начал переговоры со своим шурином
было счета делам, которые испортил или запустил принцем Мароном, дабы присоединить Дорн к
Эйегон, а его предсмертный указ, которым он уза- державе Таргариенов. Два года спустя они пришли к
конил своих бастардов, вызвал немалое волнение в соглашению, и принц Марон заключил помолвку с
государстве. Дейерон не мог, да и не стал бы отме- Дейенерис, младшей сестрой Дейерона. На следую-
нять последнюю отцовскую волю, однако старался щий год они поженились, и принц, преклонив коле-
держать высоких бастардов поближе к себе, оказы- но, присягнул на верность Железному Трону.
вал им почести и выплачивал назначенное покой- Король поднял его, и они вместе отправились в
ным королем содержание. Он отдал обещанный Великую Септу, где возложили золотой венок к под-
Эйегоном выкуп архону Тироша и женил своего ножию статуи Бейелора Благословенного, произне-
ся в один голос: «Бейелор, твой труд завершен».
Это было великое мгновение: государство стало
единым от Стены до Летнего моря, как мечталось
Эйегону Завоевателю, и никто не поплатился за это
жизнью, как тезка Дейерона Юный Дракон.
Еще через год Дейерон воздвиг большой замок в
Дорнийских Марках, на стыке границ Простора,
Дорна и штормовых земель. Замок он назвал Лет-
ним в память о заключенном мире; это был скорее
дворец, который не мог похвалиться сколько-ни-
будь сильными укреплениями. В  будущем многие
сыновья дома Таргариенов получали титул принца
Летнего Замка.
Дорнийские лорды получили значительные пра-
ва и привилегии по сравнению с другими знатными
домами Семи Королевств. Прежде всего, у них
остался собственный принц, а также свои законы и
право собирать подати для Железного Трона самим

10 8
П осле измены Дейемона Черного Пламени стали говорить, что Дейерона он ненавидел с юности. На
Роанне из Тироша Дейемон женился лишь по воле покойного Эйегона, питая страсть к принцессе
Дейенерис, сестре Дейерона. Принцесса, двумя годами моложе принца-бастарда, тоже любила его, если ве-
рить песням, но ни Эйегон IV, ни Дейерон II не позволили бы подобным чувствам влиять на государствен-
ные дела. Эйегону, не исключавшему новой попытки завоевать Дорн, нужен был тирошийский флот.
Другие историки думают, что Дейемон не так уж противился браку с Роанной, полагая, что по примеру
Эйегона Завоевателя и Мейегора Жестокого сможет взять себе вторую жену. Эйегон, возможно, даже обе-
щал ему это (сторонники Черного Пламени верили, что было именно так), но Дейерон держался другого
мнения. Он не только лишил брата всякой надежды на двоеженство, но и отдал руку Дейенерис Марону
Мартеллу, чтобы окончательно скрепить союз с Дорном.
Любила ли Дейенерис Дейемона, как утверждал он, подняв свой мятеж? Кто знает. Принцу Марону она
была верной женой — если принцесса и тосковала по Дейемону Черное Пламя, записей о том не осталось.

при условном присмотре Красного Замка. Недо- чины, по которой Дейемон восстал против короля
вольство такими уступками и убежденность в че- Дейерона, не было  — ни оскорблений, ни явных
ресчур сильном дорнийском влиянии при дворе — обид. Если все дело было в любви к Дейенерис, от-
Дейерон предоставил новым подданным немало чего он тогда ждал целых восемь лет? Долгий это
высоких постов  — отчасти послужили причиной срок, чтобы лелеять разбитую любовь, особенно
первого мятежа Черного Пламени. когда Роанна уже подарила ему семерых детей и у
Под рукой Дейерона страна вскорости успокои- Дейенерис с принцем Мароном тоже появились на-
лась; и лорды, и простой народ стали называть его следники.
Дейероном Добрым. В  нем видели справедливого Причиной мятежа скорее был Эйегон Недо-
короля, хотя королева-дорнийка не всех устраивала. стойный. Он вел с Дорном войну, и лорды, тоско-
Сам он был не воин — его описывают как человека вавшие по тем дням — вопреки всем его беззакони-
хрупкого, сутулого, склонного к ученым заняти- ям,  — не могли быть счастливы с новым коро-
ям,  — но двое из четырех его сыновей обладали лем-миротворцем. Прославленные воины, недо-
всем, что можно пожелать в рыцаре или наследном вольные миром и дорнийцами при дворе, начали за-
принце. Старший, Бейелор, в семнадцать лет заслу- водить с Дейемоном крамольные разговоры.
жил себе имя Сломи Копье, одержав знаменитую Поначалу он, видимо, просто слушал. Что же по-
победу над Дейемоном Черное Пламя в финальном будило его потребовать трон для себя? Подви́г его
поединке на свадебном турнире принцессы Дейене- на это скорее всего другой высокий бастард — сир
рис. Младший, Мейекар, обещал добиться не мень- Эйегор Риверс, он же Жгучий Клинок, вспыльчи-
шей славы. вый и скорый на обиду благодаря крови Бракенов.
О Бейелоре, темноволосом и темноглазом, гово- В памяти еще свежо было позорное падение его де-
рили при этом, что он больше Мартелл, чем Тарга- да и тетки, из-за коего и сам Эйегор был удален от
риен, хотя принц не уступал отцу щедростью и двора. Притом он вечно соперничал с единокров-
справедливостью. Лорды и рыцари Марок, прони- ным братом, таким же бастардом Бринденом Ривер-
каясь недоверием к Дейерону и Бейелору, вздыхали сом, которому посчастливилось больше. Мать Брин-
по старым временам, когда дорнийцы были их дена король Эйегон нежно любил всю жизнь, посе-
откровенными врагами, а не соперниками при дво- му при очередной смене фаворитки Блэквуды по-
ре короля. Их взгляды все чаще обращались к Дейе- страдали не так, как Бракены.
мону  — высокому, могучему, казавшемуся полубо- Так или иначе, Эйегор Риверс вскоре начал под-
гом среди простых смертных. бивать Дейемона выступить претендентом на трон,
Семена мятежа уже легли в почву, но понадоби- особенно когда Дейемон согласился выдать за него
лись годы, прежде чем они проросли. Видимой при- свою старшую дочь Каллу. Язык у него был жгучим

СЛЕВА | Дейерон II и принц Марон Мартелл у памятника королю Бейелору

10 9
пуще клинка; он вливал яд Дейемону в уши, да и Завершился этот мятеж около года спустя на
другие лорды и рыцари тоже не отставали. Багряном Поле. Одни авторы называют сторонни-
Годы таких разговоров принесли наконец пло- ков Дейемона храбрецами, другие изменниками,
ды, и Дейемон принял решение. До Дейерона, од- но сражение они проиграли. Дейемон и его стар-
нако, скоро дошло, что Черное Пламя на будущей шие сыновья, Эйегон и Эйемон, пали под стрелами
луне намерен объявить себя королем (как именно личной гвардии Бриндена Риверса, Вороньих Зу-
дошло, мы не знаем, но Мерион в своем незавер- бов. За этим последовала безумная атака Жгучего
шенном труде «Красный и черный драконы» пред- Клинка, вооруженного Черным Пламенем. Они с
полагает, что об этом донес королю Бринден Ри- Красным Вороном сошлись в поединке, после кое-
верс). Король послал своих гвардейцев арестовать го Бринден Риверс лишился одного глаза, а Жгу-
Черное Пламя, но Дейемона предупредили, и он с чий Клинок бежал.
помощью сира Квентина Болла по прозвищу Ог- Но битва на этом не закончилась. Бейелор Сло-
ненный Шар благополучно бежал из Красного Зам- ми Копье с отрядом дорнийцев и штормовых лор-
ка. Его сторонники воспользовались попыткой аре- дов ударил мятежникам в тыл, а молодой принц
ста как поводом для войны, заявив, что королем ру- Мейекар разделался с остатками авангарда лорда
ководил один лишь беспочвенный страх. Некото- Аррена и стал несокрушимой наковальней для Бей-
рые лорды до сих пор именовали Дейерона Лож- елорова молота. Десять тысяч человек заплатили
ным, повторяя клевету, пущенную самим Эйегоном жизнью за тщеславие Дейемона Черное Пламя, а ра-
Недостойным: отцом принца-де был не король, а неных и калек было намного больше. Мир в коро-
брат его, Рыцарь-Дракон. левстве нарушился, но король Дейерон был пови-
Так в 196 г. вспыхнул Первый мятеж Черного нен разве что в том, что чересчур милосердно отно-
Пламени. Переиначив герб Таргариенов в черного сился к завистливому единокровному брату.
дракона на красном поле, мятежники объявили Дей- Подавив мятеж, Дейерон проявил неожидан-
емона, первого этого имени, старшим из законных ную для многих суровость. Лорды и рыцари, под-
сыновей Эйегона IV, а брата его Дейерона  — ба- державшие Черного Дракона, лишились земель,
стардом. замков, привилегий и должны были дать королю за-
Черный и красный драконы сходились в сраже- ложников: он не простил им измены и отплаты злом
ниях много раз: в Долине, на западных и речных за добро. Оставшиеся в живых сыновья Дейемона
землях и в прочих местах. бежали вместе со Жгучим Клинком на родину своей
матери, в Тирош. Семь Королевств страдали от пре-
тендентов Черного Пламени на протяжении еще
четырех поколений, пока не сошел в могилу послед-
ний отпрыск Дейемона по мужской линии.
Многие думали, что теперь, когда имеющий
множество наследников Дейерон победил мятежни-
ков, дом Таргариенов будет править веками, не зная
бед. Люди не сомневались, что из мудрого, рыцар-
ственного Бейелора Сломи Копье, ныне служивше-
го отцу как десница, выйдет великий король  — но
промысла богов людям знать не дано. На Эшфорд-
ском турнире в 209 г. Бейелор в расцвете лет пал от
руки родного брата своего, Мейекара. Случилось
это не в поединке, не в общей схватке, а в испытании
семерых, первом за этот век, где Бейелор дрался на
стороне безродного межевого рыцаря. Погиб он
скорее всего случайно: Мейекар, как говорили,
горько раскаивался в том, что сразил брата, и еже- крывших свои порты и горные перевалы. Тяжелее
годно поминал его в этот день. И он, и вся страна, всего пришлось Королевской Гавани: там умерли
безусловно, задавались вопросом, стоил ли ничтож- верховный септон, голос Семерых на земле, и тре-
ный межевой рыцарь жизни наследника и десницы тий из Праведных, и почти все Молчаливые Сестры.
(никто не знал тогда, как высоко сей рыцарь взле- Горы трупов, которые складывали в разрушенном
тит, но это уже другая история). Драконьем Логове, поднялись на десять футов, и
У Бейелора остались два сына, Валарр и Мата- Красный Ворон в конце концов велел пиромантам
рис. Мейекар тоже имел сыновей, а перед ним стоя- сжечь их. С ними вместе загорелось около четверти
ли еще два наследника Дейерона. Старший из них, города, но иначе было нельзя.
Эйерис, слыл книгочеем с наклонностью к чародей- Болезнь унесла также обоих сыновей Бейелора
ству, а другой, Рейегаль, и вовсе был не в своем уме. Сломи Копье и самого короля, Дейерона II Добро-
Скоро страну посетила весенняя горячка, охва- го. Он правил двадцать пять лет, и почти все эти го-
тившая все области, кроме Долины и Дорна, за- ды в стране царили мир и благополучие.

В  Эссосе Жгучий Клинок собрал к себе изгнанных лордов и рыцарей вместе с их потомками и в 212 г.
учредил Золотые Мечи, вскоре показавшие себя лучшим из вольных отрядов на Спорных Землях. Их
девиз «Сверху золото, под ним жгучая сталь» прославился по всему Эссосу. После Жгучего Клинка отряд
возглавляли потомки Дейемона Черное Пламя, пока последний из них, Мейелис Чудище, не погиб на Сту-
пенях.

СЛЕВА | Жгучий Клинок возглавляет Золотых Мечей


ВВЕРХУ | Дейемон Черное Пламя возглавляет битву на Багряном Поле

111
Эйерис I
Второй сын Дейерона Эйерис никогда не думал мышляли измену. Многие мечтали, что Черный Дра-
стать королем и для Железного Трона, который за- кон вернется из-за Узкого моря и займет свое за-
нял в 209 г., плохо годился. Он был весьма начитан, конное место.
хотя ученость его ограничивалась древними проро- Лорд Гармон Пек только и ждал, чтобы заварить
чествами и чародейскими тайнами. Женатый на новую смуту: за участие в первом мятеже у него
своей сестре Эйелинор, он так и не сумел зачать с отобрали два из трех родовых замков. Как только за-
ней дитя; говорили, что он и брак-то свой не скрепил суха миновала, лорд Гармон стал убеждать старшего
должным образом. Малый его совет, в надежде, что из сыновей Черного Пламени, Дейемона Младшего,
Эйелинор королю попросту нежеланна, просил его пересечь Узкое море и начать борьбу за престол.
взять другую жену, но Эйерис не слушал советников. Заговор осуществился в 211 г. в Белых Сте-
На трон он взошел в неспокойные времена, нах  — замке, воздвигнутом лордом Батервеллом у
когда в стране свирепствовала повальная хворь. Ед- Божьего Ока. Этот самый Батервелл раньше был
ва весенняя горячка пошла на убыль, как Дагон десницей у Дейерона, но король назначил вместо
Грейджой, лорд Железных островов, послал свои него лорда Хэйфорда: очень уж неуспешно боролся

М ногие называют другую причину: и Красный Ворон, и Эйерис изучали тайные науки, что ни для ко-
го не составляло секрета. Риверс уже приобрел заметное влияние при дворе, но мало кто думал, что
Эйерис назначит его десницей. Из-за этого король рассорился с братом, принцем Мейекаром, который ме-
тил в десницы сам. После назначения Риверса Мейекар уехал в Летний Замок на долгие годы.

ладьи разбойничать на берегах Закатного моря, за прежний десница с Дейемоном Черное Пламя в
Узким же морем замышляли новые козни Жгучий самом начале мятежа. На свадьбу Батервелла и на
Клинок и сыновья Дейемона Черное Пламя. Из-за турнир в ее честь съехались многие лорды и рыца-
всего этого, возможно, Эйерис и позвал в десницы ри, разделявшие желание посадить Черного Драко-
Бриндена Риверса. на на трон.
Красный Ворон был не только десницей, но и
мастером над шептунами, в чем превзошел самое ле-
ди Мисарию. Поговаривали, что они с единокров-
ной сестрой и любовницей, Широй Морской Звез-
дой, выведывают чужие тайны с помощью кол-
довства и что у него «тысяча и один глаз». Все, и
простые и знатные, не доверяли своим соседям, опа-
саясь, что те шпионят на Риверса. Без шпионов
Эйерису было не обойтись: за весенней горячкой
последовала летняя засуха, длившаяся больше двух
лет. Одни винили в этом короля, другие, коих было
много больше, — Красного Ворона. Бродячие про-
поведники призывали к бунту, лорды и рыцари за-

СПРАВА | Пленение Дейемона II Черное Пламя


В се знали, что Дейемон Младший спит и видит стать королем. Знали и то, что Жгучий Клинок это его
стремление не поддерживает. В Цитадели нередко спорят о том, отчего Эйегор Риверс поддержал от-
ца, но отказал сыну. Одни считают, что его не удовлетворял план Дейемона и лорда Гармона, и это можно
понять: у Пека жажда мести затмила разум, Дейемон же был убежден, что победит в любом случае. Другие
полагают, что суровый воин Жгучий Клинок не доверял Дейемону из-за любви того к музыке и прочим ис-
кусствам. Третьи сомневаются относительно нежной дружбы Дейемона с молодым лордом Кокшо: не из-за
нее ли Эйегор отказался помогать юноше?

Не будь у Красного Ворона своих людей среди признал Риверса виновным в измене. Клинка отпра-
заговорщиков, Дейемон Младший мог бы поднять вили на Стену, в Ночной Дозор, до конца его дней.
свой мятеж в самом сердце речных земель, но еще Вскоре выяснилось, что король ошибся, про-
до окончания турнира десница подошел к Белым явив к нему милосердие: у Черного Пламени оста-
Стенам со своим войском, и Второй мятеж Черного валось еще много друзей при дворе, и в осведомите-
Пламени угас, не успев загореться. Некоторых заго- лях не было недостатка. Корабль, на котором везли
ворщиков, в том числе Гармона Пека, казнили, дру- Риверса и еще дюжину осужденных, перехватили на
гие, подобно лорду Батервеллу, лишились земель и пути в Восточный Дозор, Что-у-моря, и Жгучий
замков. Сам Дейемон еще несколько лет прожил за- Клинок вернулся к своим Золотым Мечам. В том же
ложником в Красном Замке. Многие удивлялись, году он короновал в Тироше старшего Хейегонова
что он отделался заточением, но это был мудрый сына, дав ему имя Дейемон III Черное Пламя, и воз-
шаг: следующий по старшинству брат, Хейегон, не обновил козни против пощадившего его короля.
мог претендовать на престол, пока жил Дейемон. Два года спустя, в 221 г., король Эйерис умер
Итак, Второй мятеж провалился, но в 219 г. Хей- естественной смертью. В предшествующие годы он,
егон и Жгучий Клинок подняли Третий мятеж Чер- будучи бездетным, назначил целый ряд наследников
ного Пламени. Мы хорошо помним события того трона. Брат его Рейегаль, третий сын Дейерона До-
времени — и героические, и скверные: воеводство брого, умер еще раньше Эйериса, в 215 г., подавив-
Мейекара, действия Эйериона Яркое Пламя, отвагу шись пирогом на пиру. После него принцем Драко-
самого младшего из сыновей Мейекара и, наконец, ньего Камня стал его сын Эйелор, но и он вскоре
второй поединок между Красным Вороном и Жгу- погиб по нелепой случайности от руки собственной
чим Клинком. Хейегона Черное Пламя предатель- жены и сестры-близнеца, Эйелоры.
ски убили уже после того, как он отдал свой меч, а Обезумевшая от горя Эйелора лишила себя
сира Эйегора Риверса, Жгучего Клинка, взяли жи- жизни после того, как подверглась на маскараде
вым и в цепях привели в Красный Замок. Многие нападению трех мужчин, известных как Крыса,
полагают, что его смерть, на коей настаивали принц Ястреб и Свинья. В конце концов Эйериса сменил
Эйерион и Красный Ворон, положила бы скорый на троне последний из назначенных им наследни-
конец претензиям Черного Пламени, но король ков, единственный оставшийся в живых брат
Эйерис сохранил Жгучему Клинку жизнь, хотя суд Мейекар.
Мейекар I
Мейекар, решительный правитель и славный шли в немалое замешательство, и десница короля
воин, был при этом суров и скор на суд и расправу. Красный Ворон, опасаясь новой Пляски Драконов,
Он не обладал даром своего брата Бейелора заво- созвал новый Большой совет.
дить друзей и союзников; когда же Бейелор, хотя и Сто лордов, великих и малых, собрались в Коро-
случайно, погиб от его руки, Мейекар стал еще левской Гавани, дабы решить судьбу Железного
угрюмее и неуступчивее. В  знак расставания с Трона. Со смертью двух старших сыновей Мейека-
прошлым он заказал себе новую корону, обруч чер- ра в стране остались четыре возможных наследника.
вонного золота с зубцами из черного чугуна (коро- Вайеллу, слабоумную дочь принца Дейерона, совет
на Эйегона Завоевателя пропала после гибели Дейе- отмел сразу. За Мейегора, сына Эйериона, высказы-
рона I  в Дорне). Правление вались немногие: король-
Мейекара, довольно мир- младенец означал долгие
ное, пришлось меж двумя годы регентства, притом
новыми мятежами Чер- мальчик мог вырасти та-
ного Пламени, и главным ким же жестоким безум-
источником смуты в го- цем, как и его отец. Оче-
сударстве служили его видным выбором был
сыновья. принц Эйегон, но и ему
Главным затруднением не все доверяли, полагая,
стал, опять-таки, вопрос о наследнике. У Мейекара что странствия с межевым рыцарем сделали его
были и сыновья, и дочери, но их способность управ- «наполовину простолюдином». Лорды прикидыва-
лять государством вызывала большие сомнения. ли даже, нельзя ли освободить от обетов его стар-
Старший, принц Дейерон, был пьяницей и взял себе шего брата мейстера Эйемона, но тот решительно
титул принца Летнего Замка, ибо Драконий Камень отказался занять престол.
казался ему слишком мрачным. За ним шел принц Пока совет судил да рядил, в Королевскую Га-
Эйерион Огненный, отменный рыцарь, но вань явился еще один претендент  — не кто иной,
капризный, жестокий и не чуждый темных искусств. как Эйенис, пятый из семи сыновей Дейемона Чер-
Оба принца скончались раньше отца, оставив, впро- ное Пламя. Он предлагал свою особу совету еще в
чем, потомство. Дочь Дейерона Вайелла, рожден- письме, надеясь мирно добиться того, в чем трижды
ная в 222 г., была, к несчастью, слаба умом. Эйерион терпели неудачу его воинственные предшественни-
в 232 г. дал своему сыну зловещее имя Мейегор и ки; Красный Ворон в ответ обещал ему неприкос-
вскоре умер, выпив чашу дикого огня (он верил, что новенность, дабы он мог приехать и лично изло-
таким образом превратится в дракона). жить свою просьбу.
Эйемон, третий сын Мейекара, был книжником. У Эйениса достало глупости согласиться. Не
Отроком его отправили в Цитадель, и он выучился успел он прибыть в столицу, как немедленно был
на мейстера. Четвертый и самый младший, принц схвачен и доставлен в Красный Замок, где его голову
Эйегон, служил в оруженосцах у того самого меже- вскоре представили лордам совета как остережение
вого рыцаря, за которого вступился покойный принц возможным сторонникам Черного Пламени.
Бейелор, и звался попросту Эгом. «Дейерон сме- После этого большинство лордов высказались
шон, Эйерион страшен, Эйегон наполовину просто- за принца Эга. Нового короля скоро прозвали Не-
людин», — говорил некий придворный остроумец. вероятным, ибо родился он четвертым сыном чет-
Когда Мейекар в 233 г. выступил против мятеж- вертого сына и от трона его отделяло не меньше де-
ного марочного лорда и пал в битве с ним, все при- сятка наследников.

ВВЕРХУ | Корона короля Мейекара I СПРАВА | Король Эйегон Невероятный (стоит позади) и его сыновья
(слева направо) Дункан, Джейехерис и Дейерон

114
Эйегон V
Первым делом король взял под стражу десницу но. На Севере голодали, как сто лет назад, в долгую
Бриндена Риверса за убийство Эйениса Черное зиму 130–135 годов. Король, всегда сострадавший
Пламя. Красный Ворон не отрицал, что обещал то- бедным и обездоленным, отправлял туда зерно и
му неприкосновенность, и говорил, что для блага другие припасы; некоторые находили такую щед-
государства пожертвовал личной честью. рость избыточной.
Многие только радовались тому, что не стало Вскоре подняли голову те, кому он препятство-
еще одного из рода Черного Пламени, однако ко- вал еще принцем. Черное Пламя не угасло со смер-
роль вынужден был осудить десницу, давшего и на- тью Эйениса, и предательство Красного Ворона
рушившего слово от имени Железного Трона. При- лишь ожесточило заморских изгнанников. В 236 г.,
говорив Красного Ворона к смерти, король предло- когда шестилетняя зима наконец завершилась, че-
жил ему надеть черное; тот согласился и отплыл на рез Узкое море переправился самозваный король
Стену в конце 233 года (его в отличие от другого Дейемон III, сын Хейегона и внук Дейемона I. Золо-
Риверса никто не пытался освободить). С  ним от- тые Мечи и Жгучий Клинок, само собой, сопрово-
правились еще двести душ, большей частью лучники ждали его.

В   239 г. Красный Ворон стал лордом-командующим Ночного Дозора, а в 252-м пропал без вести за
Стеной.

из его личной гвардии, Вороньих Зубов. Среди них Мятежники высадились на Крюке Масси к югу
был мейстер Эйемон, брат короля. от Черноводного залива, но к ним перешли немно-
Эйегон сделался королем в середине зимы, ко- гие. Король Эйегон с тремя сыновьями сам выехал
торая длилась уже три года и конца ей не было вид- им навстречу, и в битве при Путеводной Черное
Пламя было разбито наголову. Дейемона III убил меревался сочетать с сыновьями и дочерьми знат-
сир Дункан Высокий из Королевской Гвардии, у ных домов Семи Королевств, в надежде, что эти до-
которого принц Эг служил когда-то оруженосцем, ма поддержат его реформы.
но Жгучий Клинок ушел от расправы. Несколько В 237 г., когда дети короля были еще юны, при
лет спустя он со своим отрядом появился на Спор- дворе отпраздновали целый ряд помолвок. Эти бра-
ных Землях, где Тирош воевал с Миром. Говорят, ки, если бы дошло до свадеб, могли принести
что сир Эйегор Риверс, которому тогда было большую пользу стране, но дети Черной Беты были
шестьдесят девять лет, погиб как и жил: с мечом в не менее упрямы, чем мать, и повиновались лишь зо-
руке и проклятием на устах, но память о нем ву своего сердца, подобно отцу.
сохранилась и в отряде Золотые Мечи, и в роду Первым заартачился старший сын Дункан,
Черного Пламени, которому он служил до конца принц Драконьего Камня и наследник престола.
своих дней. Он был помолвлен с девицей Баратеон из Штормо-
При Эйегоне происходили и другие сражения: вого Предела, но в 239 г., путешествуя по речным
Невероятному Королю приходилось подавлять од- землям, влюбился в прелестную таинственную де-
но восстание за другим. Простой народ любил его, а вицу, называвшую себя Дженни из Старых Кам-
вот лорды, власть которых он хотел ограничить, ви- ней. Жила она дикаркой среди руин и говорила,
дели в нем врага. Он провел множество реформ и что происходит из королевского рода Первых Лю-
даровал простолюдинам невиданные прежде права, дей, но в окрестных деревнях смеялись над ней и
но каждая такая мера встречала яростное сопротив- объявляли ее простой сумасшедшей девкой, а то и
ление, а порой и открытый мятеж со стороны лор- ведьмой.
дов. Самые откровенные из его недругов объявляли Эйегон, хотя и вырос среди народа, не мог одо-
Эйегона «кровавым тираном, замыслившим ли- брить брак наследного принца с безродной просто-
шить нас данных богами прав и свобод». людинкой, но Дункан упорно отказывался расстать-
Король выходил из терпения, видя, что его меч- ся со своей Дженни. По настоянию верховного
ты отодвигаются во все более далекое будущее. Во- септона, великого мейстера и всего малого совета
лей-неволей ему приходилось идти на уступки король поставил его перед выбором: Железный
упорствующим в неповиновении лордам. Будучи Трон или девушка. Тогда Дункан, не задумываясь,
книгочеем и знатоком истории, Эйегон часто гова- отрекся от короны и титула в пользу брата своего
ривал: будь-де у него драконы, как у первого Эйего- Джейехериса.
на, он перекроил бы страну заново, обеспечив мир, Лорд Лионель Смеющийся Вихрь, отец поки-
благополучие и справедливость всем своим под- нутой невесты, был человек гордый и не смирился
данным. с нанесенной ему обидой. Он поднял мятеж; сир
Сыновья и те испытывали терпение доброго ко- Дункан Высокий побил его в единоборстве, а ко-
роля. Женился Эйегон по любви на леди Бете Блэк- роль Эйегон дал слово выдать свою дочь Рейеллу
вуд из Древорона, девице живой и упрямой, по мне- за наследника лорда Лионеля. Для подтверждения
нию многих. Ее прозвали Черной за цвет глаз и во- договора девочку отправили в Штормовой Пре-
лос. В  220-м, когда они поженились, невесте было дел, где она служила лорду Лионелю чашницей, а
девятнадцать, а Эйегону двадцать, и отстоял он от его леди-жене компаньонкой. Дженни из Старых
трона так далеко, что брак этот возражений не вы- Камней  — леди Дженни, как ее теперь называ-
звал. Черная Бета родила Эйегону трех сыновей — ли  — в конце концов приняли ко двору, и народ
Дункана, Джейехериса, Дейерона  — и двух доче- проникся к ней горячей любовью. О  ней и ее
рей, Шейеру и Рейеллу. принце, который теперь звался не иначе как
У Таргариенов давно повелось женить братьев Принцем Стрекоз, слагали песни на протяжении
на сестрах для сохранения чистоты драконовой долгих лет.
крови, но Эйегон отчего-то полагал, что такие сою- Следующим воле отца воспротивился Джейехе-
зы ни к чему хорошему не ведут. Своих детей он на- рис, новый принц Драконьего Камня. Король Эйегон,

116
В месте с Дженни ко двору приехала карлица с белыми волосами. В речных землях старушка слыла реч-
ной ведьмой, но леди Дженни в наивности своей уверяла, что та Дитя Леса.

росший вдали от двора, приобрел неприязнь к бра- гиб, возглавив поход против Крысы, Ястреба и Сви-
кам между близкими родственниками, но Джейехе- ньи. Сир Джереми сражался бок о бок с ним и тоже
рис держался более традиционных взглядов. Он с погиб, но мятеж был подавлен, а бунтовщики пере-
детства полюбил свою сестру Шейеру и мечтал же- биты или повешены.
ниться на ней по обычаю Таргариенов. Король и ко- В 258 г. девять главарей — разбойники, пираты,
ролева всячески старались разлучить принца с наемники — собрались под Венценосным Древом
принцессой, но разлука лишь распаляла их взаим- на Спорных Землях и заключили союз с целью за-
ную страсть. воевать каждому по королевству. Среди них был
Джейехерис был не столь тверд характером, как последний отпрыск Черного Пламени, Мейе-
Дункан, но когда отец простил старшему сыну не- лис-Чудище, командовавший Золотыми Мечами;
послушание, младший тоже решился действовать. ему должны были достаться Семь Королевств.
В 240 г., через год после женитьбы Дункана, Джей- Принц Дункан, узнав об этом, сказал, что каждой
ехерис, пятнадцати лет, и Шейера, четырнадцати, из девяти корон цена грош, и с его легкой руки со-
сбежали от своих попечителей и поженились тай- юзников стали звать Девятигрошовыми Королями.
но. Когда король с королевой узнали об этом, брак Полагали, что вольные города Эссоса быстро с ни-
их уже осуществился на деле, и Эйегону осталось ми расправятся, но все же приняли меры на случай,
только смириться с ним. Он снова столкнулся с буде Мейелис и прочие вздумают идти на Семь Ко-
обидой и гневом двух знатных лордов, ибо Джейе- ролевств.
херис был помолвлен с Селией Талли из Риверрана, Король Эйегон, не видя в них особой опасно-
а Шейера  — с наследником Хайгардена Лютором сти, занимался делами своего государства — а так-
Тиреллом. же драконами. С годами он возмечтал, чтобы драко-
Младший сын, принц Дейерон, последовал при- ны снова начали летать над Семью Королевствами.
меру двух старших. Помолвленный с леди Оленной В этом он не отличался от своих предшественников,

У   Джейехериса и Шейеры родились двое детей, Эйерис и Рейелла. Состоявшая при леди Дженни лес-
ная ведьма предсказала, что в будущем принц их поженит. Король Эйегон умыл руки и предоставил
сыну поступать, как тот считал нужным.

Редвин из Бора, когда им обоим было по девять лет, заставлявших септонов, магов и мейстеров молить-
он в восемнадцать (в 240 г.) отказался от этого бра- ся, ворожить и корпеть над последними драконьими
ка. Здесь, однако, дело было не в другой женщине, яйцами. Король вопреки уговорам друзей и совет-
ибо Дейерон оставался неженатым всю свою недол- ников все более утверждался в мысли, что одни
гую жизнь. Прирожденный воин, влюбленный в лишь драконы помогут ему произвести задуманные
турниры и битвы, он предпочитал общество сира им перемены и призвать к послушанию недоволь-
Джереми Норриджа, молодого рыцаря, с которым ных лордов.
вместе служил оруженосцем в Хайгардене. Дейерон Последние свои годы Эйегон посвятил науке
причинил отцу много больше горя, когда в 251 г. по- драконоводчества; говорили, что он отправлял по-

117
сланцев в самый Асшай у Края Теней, чтобы отыс- К сожалению, очень мало очевидцев трагедии
кать там заветные древние тексты. Летнего Замка осталось в живых, да и те не желали
Мечты его о драконах рухнули в роковом 259 г. рассказывать о случившемся. Страница из книги
Король созвал всех своих приближенных в люби- Гильдейна,  — одна из последних, написанных им
мый им Летний Замок, дабы отпраздновать пред- перед смертью, — намекает на многое, но случайно
стоящее рождение первого своего правнука. Роди- пролитые чернила позволяют лишь догадываться о
телями мальчика, названного потом Рейегаром, бы- полном ее содержании.
ли внуки Эйегона и дети Джейехериса, Эйерис и
Рейелла.

ИЗ КНИГИ АРХИМЕЙСТЕРА ГИЛЬДЕЙНА


…от крови дракона собрались в…
…семь яиц в честь семерых богов, хотя королевский септон предостерегал…
…пироманты…
…дикий огонь…
…вышел из повиновения… пылал так жарко, что…
…погибли бы, но доблесть лорда-коман…
Джейехерис II
Вследствие трагедии Летнего Замка на Же- ную слабость умом и отвагой. Преодолев горе от
лезный Трон в 259 г. взошел Джейехерис, второй потери родных, он созвал знамена и решил сра-
этого имени. Сразу же после его коронации Семь зиться с врагом на Ступенях, не дожидаясь, когда
Королевств были вовлечены в войну: Девятигро- Девятигрошовые Короли высадятся в Семи Коро-
шовые Короли разграбили город Тирош и захва- левствах.
тили Ступени, чтобы оттуда вторгнуться в Вес- Король Джейехерис хотел сам возглавить вой-
терос. ско, но десница, лорд Ормунд Баратеон, убедил
Джейехерис знал, что Союз Девяти намерен за- его в неразумности такого решения. Король не
воевать Семь Королевств для Мейелиса-Чудища, привык к военным лишениям, плохо владел ору-
провозгласившего себя Мейелисом I  Черное Пла- жием, и было бы безумием подвергать опасности

ИМЕНА ДЕВЯТЕРЫХ ГЛАВАРЕЙ,


ПОРОДИВШИХ ВЕЛИКУЮ СМУТУ В ЭССОСЕ И НА СТУПЕНЯХ:

Старуха, королева пиратов. Сир Деррик Фоссовей, Гнилое Яблоко.


Самарро Саан, Последний Валириец. Изгнанный из Вестероса рыцарь с дурной репутацией.
Знаменитый пират с примесью валирийской крови Девятиглазый, капитан Славных Кавалеров.
из старейшего лиссенийского пиратского рода. Алекуо Адарис, Серебряный Язык,
Ксобар Кхокуа, Черный Принц. Изгнанник тирошийский торговый магнат.
с Летних островов, возглавлявший на Спорных Мейелис Черное Пламя (Чудище), командир
Землях наемнический отряд. Золотых Мечей. Прозвище получил за громадный
Лиомонд Лашар, Дух Битвы. Знаменитый торс, толстенные ручищи, чудовищную силу
капитан наемников. и дикий нрав. У него было две головы, вторая всего
Пятнистый Том-Мясник. Родом из Вестероса, с кулак. Стал командиром, победив голыми руками
капитан отряда наемников. своего кузена Дейемона Черное Пламя: сначала
свалил одним ударом его скакуна, потом оторвал
Дейемону голову.

мя — но, как и отец его Эйегон, надеялся, что в Эс- его жизнь так скоро после трагедии в Летнем
сосе скоро расправятся с этой разбойничьей Замке. В  конце концов Джейехерис согласился
шайкой. Теперь, когда враг стоял у самых ворот, на остаться в столице, а войско возглавил лорд Ор-
свете не было уже ни короля Эйегона V, ни Принца мунд.
Стрекоз. Рыцарственный принц Дейерон погиб еще В 260 г. таргариенская рать высадилась на трех
раньше, и в живых оставался один Джейехерис, наи- островах Ступеней, и Война Девятигрошовых Ко-
менее воинственный из трех сыновей Эйегона. ролей закипела вовсю. Превосходная книга мейс-
Новый король, вступивший на престол в воз- тера Эона подробно повествует обо всех ее сраже-
расте тридцати четырех лет, никому не казался ниях, морских и сухопутных, и о подвигах, совер-
грозным. В  отличие от своих братьев он был хи- шенных на ней. Воевода, лорд Ормунд Баратеон,
лым и всю жизнь чем-то хворал, но возмещал телес- пал одним из первых: сраженный рукой Мейели-

СЛЕВА | Разрушение Летнего Замка

119
са-Чудища, он умер на руках своего сына и наслед- Еще через полгода кровопролитных сражений
ника сира Стеффона. Ступени и Спорные Земли освободились от «коро-
Вместо него во главе встал новый лорд-команду- лей». Шесть лет спустя тиран Алекуо Адарис был
ющий Королевской Гвардии — сир Герольд Хайтау- отравлен своей королевой, и в Тироше вновь стал
эр, Белый Бык. Поначалу ему приходилось трудно, но править архон. Семь Королевств одержали великую
затем молодой рыцарь, сир Барристан Селми, убил победу, хотя досталась она дорогой ценой, и в госу-
Мейелиса на поединке, стяжав себе тем бессмертную дарстве опять воцарился мир.
славу. Это решило исход войны: остальным «коро- Джейехерис, несмотря на слабое здоровье, по-
лям» Вестерос не был нужен, и они отошли в соб- казал себя достойным королем и примирился со
ственные пределы. Мейелис-Чудище был пятым и многими великими домами, недовольными рефор-
последним из претендентов Черного Пламени; с его мами Эйегона V. Правил он, однако, недолго: в 262 г.
смертью наконец пересеклось проклятие, которое король слег, жалуясь на стесненное дыхание, и вско-
навлек на Семь Королевств Эйегон Недостойный, ре скончался. Ему было тридцать семь, и на Желез-
вручив сыну-бастарду родовой меч. ном Троне он провел всего лишь три года.
Эйерис II
Эйерис Таргариен, второй этого имени, стал ко- са сиром Тайвином Ланнистером: двадцатилетний
ролем в восемнадцать лет. Сей красивый юноша, от- сир Тайвин стал таким образом самым молодым
важно сражавшийся на Войне Девятигрошовых Ко- десницей в истории Семи Королевств. Многие
ролей, был не самым прилежным и умным из прин- мейстеры до сих пор полагают, что назначение это
цев, однако имел бесспорное обаяние, привлекав- было самым мудрым из всех деяний «Эйериса
шее к нему многих друзей. Был он также горд, тще- Мудрого».
славен и переменчив, что делало его легкой добычей Эйерис и Тайвин знали друг друга с детства,
льстецов, но пороки эти лишь со временем прояви- когда Тайвин служил пажом в Красном Замке. Они
лись в полную силу. двое и еще один паж, кузен принца Стеффон Ба-
Даже мудрейший из мудрых не мог тогда пред- ратеон, составляли неразлучную троицу. На Вой-
сказать, что Эйерис заслужит имя Безумного Ко- ну Девятигрошовых Королей они также отправи-
роля и положит конец трехсотлетнему правлению лись вместе: новоиспеченный рыцарь Тайвин и
Таргариенов в Вестеросе. В том же судьбоносном оруженосцы Стеффон и Эйерис. Заслужив собст-
262 году, когда он взошел на Железный Трон, у его венные шпоры, шестнадцатилетний принц Эйерис
кузена Стеффона Баратеона в Штормовом Преде- доверил честь своего посвящения сиру Тайвину.
ле родился крепкий мальчик, названный Робертом, В  261 г. Тайвин Ланнистер показал себя уме-
а лорд Рикард Старк в далеком северном Винтер- лым  военачальником: он подавил восстание двух
фелле отпраздновал рождение сына Брандона. Еще крупных отцовских вассалов, лордов Рейна и Тар-
через год за братом последовал новый Старк, Эд- бека, а их замки сровнял с землей. Некоторые осу-
дард. Трем эти младенцам в будущем предстояло ждали его за такую суровость, но никто не мог
сыграть решающую роль в падении драконьей ди- спорить с тем, что сир Тайвин положил конец бес-
настии. порядкам, творившимся на западных землях при
Новый король уже обеспечил стране наследни- его лорде-отце.
ка, принца Рейегара, рожденного в пламени Летне- Трудно вообразить себе столь разных соправи-
го Замка. Эйерис и его сестра-жена Рейелла были телей, как Эйерис Таргариен и его десница. Моло-
молоды, и все надеялись, что у них будет еще много дой король на первых порах отличался живостью,
детей, ибо после Эйегона Невероятного благород- любил музыку, танцы, маскарады и юных красавиц:
ное древо Таргариенов усохло до пары одиноких к его двору съезжались прекрасные девы со всего
ветвей. королевства. Ему приписывали не меньше любов-
Честолюбия Эйерису было не занимать. Сразу ниц, чем предку его Эйегону Недостойному (что ед-
же после коронации он объявил, что намерен ва ли возможно), но Эйерису в отличие от Эйегона
стать величайшим в истории королем, а друзья его фаворитки быстро надоедали. Мало какая из них
не замедлили предположить, что когда-нибудь его держалась более полугода, большинства же хватало
назовут Эйерисом Мудрым и даже Эйерисом Ве- недели на две.
ликим. Кроме того, он лелеял великие планы. Вскоре
Двор его отца состоял в основном из заслужен- после коронации Эйерис объявил о намерении
ных мужей, многие из коих служили еще королю присоединить Ступени к своему королевству, а ви-
Эйегону V. Эйерис заменил их всех до единого зит лорда Рикарда Старка в 264 г. пробудил в нем
своими ровесниками. Самым заметным событием интерес к Северу. Он вознамерился построить но-
была замена пожилого и крайне осторожного дес- вую Стену на сто лиг северней старой и занять зем-
ницы Эдгара Слоуна наследником Бобрового Уте- ли, лежащие между ними. В  265 г. король, раздра-

СЛЕВА | Сир Барристан Селми и Мейелис-Чудище в поединке

121
женный «вонью этого города», задумал поставить И Тайвин правил. Король начинал все больше
на южном берегу Черноводной другую, беломра- чудить, и все больше государственных дел доста-
морную, столицу. В  267-м, поспорив с Железным валось его деснице. При Тайвине Ланнистере
банком относительно отцовских долгов, пожелал страна процветала вопреки бесчисленным капри-
создать самый большой в мире военный флот, дабы зам короля Эйериса — Семь Королевств, в конце
«повергнуть на колени Титана». В  270-м, посетив концов, уже привыкли к капризам Таргариенов.
Солнечное Копье, сказал принцессе Дорнийской, От Староместа до Стены ходили разговоры о том,
что пустыни у него зацветут: он пророет в горах что корону носит Эйерис, а властвует за него Лан-
подземный канал и проведет в Дорн воду из нистер.
Дождливого леса. Тайвин уладил спор короны с Браавосом. Не по-
Ни один из сих грандиозных планов так и не вергая Титана на колени, к неудовольствию короля,
осуществился, и многие были забыты в первую же он выплатил долги Джейехериса II собственным зо-
луну: великие замыслы наскучивали Эйерису лотом. Он также заслужил одобрение многих вели-
столь же быстро, как и любовницы. Однако в пер- ких лордов, отменив законы, принятые против них
вую декаду его правления Семь Королевств про- Эйегоном V. Понизил пошлины для судов, прихо-
цветали, ибо королевский десница имел все, чего дивших в Королевскую Гавань, Ланниспорт и Ста-
недоставало самому королю: решительность, тру- ромест, что принесло ему поддержку богатых куп-
долюбие, неутомимость, острый ум, чувство спра- цов. Строил новые дороги, чинил старые, устраивал
ведливости и суровость. «Боги создали его, что- пышные турниры, к восторгу рыцарей и простого
бы править»,  — писал в Цитадель великий народа, поощрял торговлю с Вольными Городами,
мейстер Пицель, прослужив с Тайвином в малом строго наказывал пекарей, подмешивавших опилки
совете два года. в муку, и мясников, подсовывавших конину вместо

ВВЕРХУ | Король Эйерис, второй этого имени

122
говядины. Во всех этих делах он пользовался помо- рассталась.) Супружеские отношения омрачала
щью великого мейстера Пицеля, чьи записи о цар- также неспособность Рейеллы подарить Эйерису
ствовании Эйериса представляют нам наиболее других детей. В 263 и 264 годах у нее случились два
полную картину того времени. выкидыша, в 267-м она родила мертвую дочь.
При всем при том Тайвина не любили. Сопер- Принц Дейерон, рожденный в 269-м, прожил всего
ники клеймили его как человека угрюмого, несгиба- полгода. Далее последовали еще один мертвый ре-
емого, гордого и жестокого. Лорды-знаменосцы бенок в 270-м, еще один выкидыш в 271-м, а недо-
Ланнистеров уважали его и преданно шли за ним и ношенный принц Эйегон, рожденный в 272-м, умер
в военное, и в мирное время, но не могли назваться в 273-м.
его друзьями. Отца своего, безвольного разжирев- На первых порах король утешал королеву, но
шего лорда Титоса, он презирал, с братьями Тигет- постепенно его сострадание сменилось подозрени-
том и Герионом ссорился постоянно. Другой брат, ями. К 270 году он стал полагать, что королева ему
Киван, и сестра Дженна были ему ближе остальных, изменяет. «Боги не желают, чтобы на Железном
но и к ним он проявлял скорее чувство долга, чем Троне сидел бастард», — заявил он на малом сове-
родственную любовь. те, предполагая, что все недоношенные, мертвые и
В 263 г., пробыв десницей год, сир Тайвин же- недолго прожившие дети родились не от него. Вслед
нился на своей прекрасной кузине Джоанне Лан- за сим он запретил королеве покидать пределы кре-
нистер. Она приехала в столицу в 259 г. на корона- пости Мейегора и велел двум септам спать с ней в
цию Джейехериса и осталась там как фрейлина одной постели каждую ночь, «дабы она не наруша-
принцессы, а после королевы, Рейеллы. Жених и ла свои обеты».
невеста вместе выросли в Бобровом Утесе; при- Что думал об этом Тайвин Ланнистер, неиз-
людно свои чувства Тайвин не выражал, но говори- вестно, но в 266 г. леди Джоанна разрешилась
ли, что свою леди-жену он любил глубоко и верно. двойней, мальчиком и девочкой, «здоровыми и
«Только леди Джоанна знает того, кто скрывается красивыми, с волосами как кованое золото». Это
под броней,  — писал в Цитадель великий мей- лишь усилило нелады между Эйерисом и его дес-
стер,  — и его улыбка предназначена только ей. ницей. «Я женился не на той женщине», — будто
Свидетельствую даже, что ей удалось его рассме- бы проронил король, услышав о счастливом собы-
шить — и не один раз, а целых три!» тии, но тем не менее послал близнецам их вес в зо-

С лух о том, что Джоанна Ланнистер в ночь коронации Джейехериса отдала свое девичество принцу
Эйерису и побыла краткое время его любовницей, когда он стал королем, можно смело почитать лжи-
вым. Как указывает в своих письмах Пицель, Тайвин Ланнистер в таком случае вряд ли бы женился на ней,
«ибо он человек гордый и не стал бы довольствоваться чужими объедками».
Сохранились, однако, свидетельства, что король Эйерис крайне вольно, к неудовольствию Тайвина, об-
ращался с Джоанной, провожая ее на брачное ложе. Вскоре после этого королева Рейелла, не называя причи-
ны, отпустила Джоанну со службы. Леди Джоанна тотчас же уехала в Бобровый Утес и Королевскую Гавань
посещала не часто.

Брак Эйериса с сестрой Рейеллой был, к несча- лоте и приказал Тайвину привезти их ко двору, как
стью, не столь удачным. Королева большей частью только они подрастут. «Вместе с их матерью,  —
закрывала глаза на измены мужа, но ей не нрави- настаивал Эйерис, — я слишком долго не лицезрел
лось, что он «превращает моих дам в своих шлюх». ее красоты».
(Джоанна Ланнистер была не первой и не послед- В следующем, 267 году, в возрасте сорока шести
ней фрейлиной, с которой ее величество внезапно лет скончался лорд Титос Ланнистер. Говорили, что

123
у его милости случился разрыв сердца, когда он все утроил. Но когда мелкие лорды и богатые купцы
поднимался по крутой винтовой лестнице в спаль- пришли к нему с жалобой, Эйерис свалил всю вину
ню своей любовницы. После его смерти лордом на Тайвина, сказав: «Лорд Тайвин испражняется зо-
Бобрового Утеса и Хранителем Запада стал сир лотом, но у него случился запор, и пришлось ему ис-
Тайвин Ланнистер. Когда он собрался домой, что- кать другие способы пополнить казну». После это-
бы похоронить отца и вступить в права наследства, го король убавил пошлины до прежней величины,
король тоже поехал с ним. Королеву он оставил в заслужив тем хвалы своих подданных, а Тайвина вы-
столице (ее величество носила тогда будущую мер- ставив на позор.
творожденную принцессу Шейену), но взял с со- Разрыв между королем и его десницей особенно
бой восьмилетнего принца Рейегара и добрую по- ясно проявился в вопросе о назначениях. Эйерис,
ловину двора. Чуть ли не весь год король и его дес- ранее всегда прислушивавшийся к советам Тайвина,
ница управляли страной из Ланниспорта и Бобро- после 270 г. стал поступать ровно наоборот. Мно-
вого Утеса. гие западные жители были уволены с королевской
В 268 году двор вернулся в Королевскую Гавань, службы потому лишь, что в них подозревали «людей
и все пошло своим чередом, но видно было, что ко- десницы». Вместо них король ставил своих фавори-
роль раздружился с десницей. Раньше Эйерис почти тов, но предпочтения его менялись быстро, и дове-
во всем поддерживал Тайвина, теперь у них нача- рие уступало недоверию. Родичи десницы не были
лись разногласия. Во время торговой войны Мира и исключением из общего правила: когда Тайвин
Тироша против Волантиса лорд Тайвин не хотел предложил своего брата сира Тигетта на должность
принимать чью-то сторону, король же стоял за то, мастера над оружием, король предпочел сира Вил-
чтобы снабжать волантинцев золотом и оружием. лема Дарри.
Лорд Тайвин решил спор между домами Блэквудов и К этому времени до Эйериса дошли слухи, будто
Бракенов в пользу Блэквудов, а король не согласился он лишь фигура в чужой игре, а в Семи Королев-
с ним и отдал спорную мельницу Бракенам. ствах властвует Тайвин Ланнистер. Это сильно раз-
Вопреки горячим возражениям десницы король гневало короля, и он вознамерился поставить свое-
удвоил портовые пошлины в Королевской Гавани и го «могущественного слугу» на место.
Староместе, в Ланниспорте же и прочих гаванях во- К большому турниру 272 г., устроенному в честь
десятилетия Эйериса на троне, в Королевскую Га-
вань приехала Джоанна Ланнистер с шестилетними
близнецами Джейме и Серсеей. Сильно подвыпив-
ший король осведомился, не испортило ли кормле-
ние ее «прекрасную высокую грудь», повеселив
тем соперников лорда Тайвина и вогнав в краску ле-
ди Джоанну. Наутро десница попытался вернуть
королю свою золотую цепь, но Эйерис не принял
его отставки.
Король мог в любой миг заменить Ланнистера
своим ставленником, но отчего-то держал старин-
ного друга при себе и пользовался его трудами, вся-
чески уязвляя и шпыняя его. Льстецы из числа при-
дворных скоро переняли эту манеру и вызывали
расположение короля, потешаясь над неулыбчивым,
угрюмым десницей. Тайвин Ланнистер сносил все
это молча.
В 273 г. в Бобровом Утесе, произведя на свет
младшего сына, скончалась леди Джоанна. Мальчик,
названный Тирионом, родился карликом с коротки- хорош собой. Лучшего наследника, чем семнадцати-
ми ножками, слишком большой головой и разными, летний принц Рейегар, и желать было нечего, но лю-
демонскими, глазами (говорили, будто у него и ди тем не менее радовались появлению нового,
хвост был, но лорд-отец приказал отрезать его). запасного, Таргариена.
Простолюдины называли уродца злым роком и Подозрения Эйериса, впрочем, только усили-
проклятием лорда Тайвина. Услышав о его рожде- лись. Он приказал рыцарям Королевской Гвардии
нии, король Эйерис сказал так: «Боги не терпят охранять принца денно и нощно, не подпуская к не-
надменности. Чтобы научить Тайвина смирению, му никого без дозволения короля. Даже королеве
они отняли у него прекрасный цветок, а взамен на- запрещалось оставаться одной с ребенком. Слуга,
делили его чудовищем». пробовавший королевские блюда, пробовал также и
Эти слова, услышанные скорбящим лордом молоко кормилицы, чтобы та не помазала сосцы
Тайвином у себя в замке, положили конец их бы- ядом. Из даров, присланных новорожденному лор-
лой дружбе с Эйерисом. Ни тот, ни другой не вы- дами Семи Королевств, сложили костер во дворе:
давал своих чувств; Тайвин продолжал служить король опасался сглаза или проклятия.
десницей, занимаясь скучными будничными дела- В том же 276 году Тайвин Ланнистер устроил в
ми, король становился все более чудаковатым и Ланниспорте большой турнир в честь рождения
подозрительным. Теперь он окружал себя донос- принца. Возможно, это был шаг к примирению, но
чиками, награждая их за сведения об изменах, ис- сила и богатство дома Ланнистеров всем бросались
тинные и ложные. Когда ему донесли, будто капи- в глаза. Король, отказавшись было приехать туда,
тан личной гвардии десницы, сир Илин Пейн, по- сменил затем гнев на милость, но королева с ново-
хвалялся, что государством на самом деле правит рожденным сыном оставались в Красном Замке под
лорд Тайвин, король приказал схватить зло- неусыпной охраной.
счастного рыцаря и вырвать ему раскаленными Восседая в тени Бобрового Утеса, Эйерис не
щипцами язык. мог нарадоваться на старшего сына. Только что по-
Больной разум короля просветлел на время в священный в рыцари принц Рейегар спéшил Тигет-
274 г., когда королева родила ему сына. На радостях та и Гериона Ланнистеров, победил самого Барри-
Эйерис стал почти прежним, но смерть маленького стана Смелого и вышел на финальный поединок с
принца Джейехериса в том же году вновь повергла прославленным королевским рыцарем сиром Эрту-
его в отчаяние. В приступе ярости он обвинил кор- ром Дейном, Мечом Зари.
милицу и велел ее обезглавить, но вскоре объявил, Лорд Тайвин, пользуясь хорошим настроением
что ошибся: младенца де отравила его, короля, лю- короля, намекнул, что не худо бы наследному прин-
бовница, красавица-дочь одного из домашних рыца- цу жениться и дать жизнь собственному наследнику.
рей. Девушку и всех ее родичей замучили до смерти; В невесты десница предлагал свою дочь Серсею, но
под пытками они все признались в убийстве, хотя король с ходу отверг его предложение, указав Тайви-
каждый показывал разное. ну, что тот хоть и ценный, но все же слуга. Взять сы-
После этого король две недели постился, а затем на Тайвина Джейме в оруженосцы к Рейегару его
прошел по городу пешком до Великой Септы, дабы величество также не пожелал; эту честь он прибере-
помолиться с верховным септоном. По возвраще- гал для сыновей своих фаворитов, не друживших с
нии он сказал, что отныне будет спать лишь со своей десницей и домом Ланнистеров.
законной женой, королевой. Если верить летопи- В то время всем уже было ясно, что Эйерис бы-
сям, король сдержал свой обет и с того дня в 275 г. стро сходит с ума, но окончательно его вверг в без-
утратил всякий интерес к женщинам. умие Синедольский Мятеж 277 года.
Супружеская верность его величества, как вид- Древний Синий Дол, некогда самый крупный
но, порадовала Небесную Матерь, ибо на следую- порт на Черноводном заливе и резиденция коро-
щий год Рейелла подарила королю долгожданного лей, с расцветом Королевской Гавани захирел, и
сына. Принц Визерис был мал, но здоров и очень молодой лорд Денис Дарклин решил восстано-

СЛЕВА | Лорд Тайвин Ланнистер, десница короля

125
вить былую славу своего города. Не утихают спо- тот на месте выслушал его, лорда, жалобы. Король,
ры о том, что толкнуло лорда Дарклина на такой конечно, и не подумал бы соглашаться, не начни
шаг, но большинство согласны с тем, что дело не лорд Тайвин усиленно его отговаривать; тут он сра-
обошлось без его жены-мирийки, леди Сорелы. зу же дал согласие и уведомил свой малый совет, что
Недоброжелатели винят в происшедшем ее одну, поедет в Синий Дол лично и приведет к повинове-
говоря, что Кружевная Змея, как они ее именуют, нию мятежного Дарклина.
по ночам нашептывала мужу крамольные мысли. Вопреки советам лорда Тайвина король отпра-
Защитники уверяют, что всему виной был сам вился в Синий Дол с небольшим эскортом, коим
лорд Дарклин, а жену его ненавидели лишь за то, командовал королевский гвардеец сир Гвейн То-
что она была чужестранкой и молилась чужим бо- щий, и угодил прямиком в расставленную для него
гам. Все началось с желания лорда Дениса до- западню. Многие из его охраны, сир Гвейн в том
биться от трона особой хартии для Синего Дола, числе, погибли, защищая своего короля.
как добился когда-то Дорн. Это не казалось ему Вести из Синего Дола вызвали при дворе сперва
чем-то невыполнимым: за Узким морем такие оторопь, затем ярость. Кое-кто из лордов требовал
хартии были самым обычным делом, о чем он, не- немедля штурмовать город, вызволить короля и по-
сомненно, наслышался от жены. Понятно также, карать мятежников. Но Синий Дол окружали креп-
что десница не стал удовлетворять его просьбу, кие стены, а стоявший над гаванью древний Дан-
дабы не создавать опасного прецедента. Взбе- форт, усадьба дома Дарклинов, и вовсе казался не-
шенный отказом лорд Дарклин задумал добиться приступным.
своего не мытьем, так катаньем и вновь сделать Лорд Тайвин, разослав повсюду гонцов и воро-
Синий Дол равноправным соперником Королев- нов, приказал Дарклинам освободить короля. Лорд
ской Гавани. Денис ответил ему, что при всякой попытке штурма
Мятеж начинался довольно мирно. Лорд Денис, предаст его величество смерти. Малый совет сомне-
видя, что безумства Эйериса вбили клин между ко- вался в этом, полагая, что ни один уроженец Весте-
ролем и его десницей, отказался платить положен- роса не способен на столь гнусное преступление, но
ные налоги и пригласил короля в Синий Дол, дабы лорд Тайвин не желал рисковать. Собрав многочис-
ленное войско, он подошел к Синему Долу, окружив Барристан, проявив в полной мере свое геройство,
его и с суши, и с моря. стал сражаться за короля.
Решимость лорда Дарклина начала иссякать Напав первым, он сразил зятя лорда Дарклина,
вместе со съестными припасами. Несколько раз он мастера над оружием сира Саймона Холларда. Так
пытался вызвать лорда Тайвина на переговоры, но он отомстил за смерть своего собрата по Королев-
тот отказывался, повторяя свои безоговорочные ской Гвардии сира Гвейна Тощего, убитого Холлар-
условия: сдача города вместе с замком и освобожде- дом. Затем он, убив еще двух часовых, прорвался на
ние короля. конюшенный двор, и они с королем ускользнули,
Мятеж продлился полгода. Горожане роптали, прежде чем в замке успели закрыть ворота. За сим
но лорд, засев в своей крепости, продолжал уповать последовали безумная скачка по улицам Синего До-
на то, что лорд Тайвин смягчится. ла, где уже вовсю трубили рога, и подъем на го-
Те, кто лучше знал Тайвина Ланнистера, пони- родскую стену, которую лучники лорда Ланнистера
мали, что этому не бывать. Твердокаменный десни- очистили от защитников.
ца послал Дарклину последнюю депешу: буде тот и После бегства августейшего заложника лорду
на сей раз не сдаст город, он, Ланнистер, возьмет Дарклину оставалось лишь сдаться, но вряд ли он
Синий Дол приступом и предаст мечу всех мужчин, предчувствовал, что за участь предназначил ему
женщин и детей в его стенах. Рассказывают, будто король. Эйерис потребовал смерти не одного лор-
этот ультиматум принес в Данфорт бард Ланни- да Дениса, но всех его дядей, теток и прочих роди-
стера, спевший затем лорду Денису и леди Сореле чей. Даже свойственников его, Холлардов, всех
песню «Рейны из Кастамере», но свидетельств перебили, пощадив лишь Донтоса, юного племян-
этому нет. ника сира Саймона, за которого вступился сир
Под Синим Долом собрался почти весь малый Барристан; своему спасителю король не мог отка-
совет, и члены его опасались, что теперь уж лорд зать. С леди Сорелой расправились еще более же-
Дарклин непременно убьет короля Эйериса. «То стоко: ее сожгли заживо, вырвав прежде язык и
ли убьет, то ли нет,  — будто бы ответил им женские органы (причем враги ее говорили, что
Тайвин, — но если это случится, у нас найдется ко- она еще мало страдала за то, что претерпел из-за
роль получше его». Десница, само собой, разумел нее Синий Дол).
принца Рейегара. Пленение в Синем Доле лишило Эйериса Тар-
Историки по сей день спорят, верил ли Тайвин, гариена последних остатков разума: с этого дня
что лорд Дарклин не посмеет убить короля, — или, его безумие лишь усиливалось. Дарклины обраща-
напротив того, хотел смерти Эйериса, чтобы Рейе- лись с ним грубо, совлекли с него королевские оде-
гар мог сесть на Железный Трон. жды и дерзнули даже на рукоприкладство. После
Это так и не стало явным благодаря сиру Барри- освобождения король не позволял притрагиваться
стану Селми из Королевской Гвардии. Он вызвался к себе даже собственным слугам; он оброс, ходил
тайно пробраться в Данфорт и вывести короля. Сир немытый, и ногти его уподобились желтым ког-
Барристан с юных лет прозывался Смелым; этот его тям. Оружие в его присутствии могло быть лишь у
замысел Тайвин Ланнистер счел не просто смелым, рыцарей Королевской Гвардии, поклявшихся его
а прямо-таки безумным, но из уважения к отважно- защищать, и выносил он все более жестокие при-
му рыцарю дал ему сутки на исполнение. говоры.
О спасении короля Эйериса сложены десятки Вернувшись в Королевскую Гавань, король
песен, и тут певцам вопреки обыкновению ничего отказывался покидать Красный Замок. Четыре го-
приукрашивать не пришлось. Сир Барристан, одев- да он жил в собственном дворце, точно узник, и
шись нищим, ночью перелез через городскую стену, все более подозревал окружавших его людей, в
взобрался на стену Данфорта, убил часового, отыс- особенности Тайвина Ланнистера. Родного сына
кал подземелье, где содержался король, и вывел его и наследника он тоже подозревал, думая, что
из темницы. В  замке уже поднялась тревога, и сир принц Рейегар стакнулся с Тайвином и оба они

СЛЕВА | Осада Синего Дола

127
решили штурмовать Синий Дол, чтобы лорд Дар- торые из них от старости сами окаменели) не при-
клин убил своего заложника; тогда Железный вели ни к чему.
Трон достался бы Рейегару, и Тайвин выдал бы за Тогда Эйерис обратился к Гильдии Алхимиков.
него свою дочь. Производимая там ядовито-зеленая «субстанция»,
Стараясь помешать этому, король вызвал из или дикий огонь, считалась близкой родственницей
Штормового Предела еще одного друга детства, драконьего пламени. Пиромантов стали часто ви-
Стеффона Баратеона, и ввел его в малый совет. деть у него при дворе, а к 280 году Эйерис, перестав
В 278 г. лорд Стеффон отправился за Узкое море в вешать и обезглавливать изменников, заговорщиков
Волантис с миссией найти принцу Рейегару невесту, и убийц, принялся сжигать их живьем. Эти казни, от
«девицу из древнего валирийского рода». То, что коих король получал великое удовольствие, совер-
Эйерис доверил эту задачу лорду Штормового Пре- шал «его мудрость» Россарт, великий магистр ал-
дела, а не своему деснице и не самому Рейегару, го- химиков; за это Эйерис пожаловал ему титул лорда
ворит само за себя. Пошли слухи, что после успеш- и дал место в малом совете.
ного завершения миссии король хочет назначить Теперь уже вся страна, от Дорна до Стены, на-
лорда Стеффона новым десницей, а Тайвин Ланни- зывала Эйериса не иначе как «Безумный Король»,
стер будет отдан под суд за измену. Многие порадо- а в Королевской Гавани его прозвали еще и Королем
вались бы, случись все именно так. Струпьев, ибо он то и дело ранил себя о Железный
Боги, однако, распорядились по-своему. Лорд Трон. Произносилось это, разумеется, за глаза из
Стеффон не преуспел в своем деле, а на обратном страха перед Варисом и его шептунами.
пути корабль его затонул в заливе Губительные Король тем временем все более отдалялся от
Валы в виду Штормового Предела. Два его стар- своего старшего сына. В 279 г. Рейегара Таргариена
ших сына видели со стены замка гибель отца и ма- объявили женихом Элии Мартелл, сестры Дорана,
тери. Услышав об этом, король впал в ярость и принца Дорнийского; в 280-м их поженили в Вели-
заявил великому мейстеру, что крушение подстро- кой Септе Бейелора, но король на церемонии не
ил не иначе как Тайвин Ланнистер. «Если отпра- присутствовал. Он заявил малому совету, что даже
вить его в отставку, он и меня убьет»,  — сокру- и с Королевской Гвардией опасается за свою жизнь
шался король. вне стен Красного Замка. Не пустил он на свадьбу и
И Тайвин оставался десницей, но отныне Эйерис младшего сына, Визериса.
принимал его лишь в присутствии всех семи коро- Когда принц Рейегар решил поселиться с моло-
левских гвардейцев. Убежденный, что против него дой женой на Драконьем Камне вместо Красного
злоумышляют и простонародье, и знать вкупе с ко- Замка, в стране вновь стали множиться слухи. Од-
ролевой Рейеллой и Рейегаром, он выписал из Пен- ни говорили, что принц хочет сместить отца и за-
тоса зловещего евнуха по имени Варис и поставил нять его трон, другие — что король намерен сде-
его начальником тайной службы. Только на него, че- лать наследником Визериса. Даже первая внучка
ловека без родных, друзей и каких-либо связей в Рейенис, родившаяся на Драконьем Камне в 280 г.,
Вестеросе, и мог полагаться несчастный король. не примирила короля с сыном. Принц приехал в
Паук, как скоро прозвали евнуха, не жалел королев- Красный Замок показать дочь родителям; короле-
ского золота и создал обширную сеть доносчиков. ва нежно обняла девочку, король же отказался
Пока Эйерис оставался на троне, Варис маячил ря- взять ее на руки и сказал, что от нее «дорнийским
дом и что-то нашептывал ему на ухо. духом несет».
После Синего Дола у Эйериса, как и у многих Лорд Тайвин Ланнистер между тем по-прежне-
его предшественников, появилась еще одна мания: му оставался десницей. «Лорд Тайвин велик, как
драконы. Если бы он прилетел на драконе, лорд его Утес, — писал великий мейстер Пицель, — и ни
Дарклин не осмелился бы тронуть его, рассудил ко- у одного короля еще не было десницы столь ода-
роль. Но его попытки вывести детенышей из яиц, ренного и надежного». После гибели Стеффона
найденных в подземельях Драконьего Камня (неко- Баратеона отставка ему уже не грозила, и он ре-

СПРАВА | Король Эйерис II проклинает Дарклинов

12 8
шился даже привезти ко двору юную красавицу- махом лишил его и наследника, и надежды на про-
дочь Серсею. должение рода.
Но в 281 г. скончался во сне пожилой королев- Когда Эйерис объявил о назначении Джейме с
ский гвардеец сир Харлан Грандисон, и непрочное Железного Трона, лорд Тайвин, по словам Пицеля,
согласие между королем и его десницей лопнуло преклонил колено и поблагодарил короля за вели-
окончательно: его величество пожелал даровать кую честь, а затем, сославшись на болезнь, попросил
белый плащ старшему сыну и наследнику лорда уволить его от должности.
Тайвина. Король охотно удовлетворил его просьбу, и лорд
Пятнадцатилетний Джейме Ланнистер успел Тайвин, сдав цепь десницы, вернулся в Утес вместе с
уже стать рыцарем, а посвятил его сам сир Эртур дочерью. Вместо него король взял пожилого лорда
Дейн, Меч Зари, многими почитавшийся славней- Оуэна Мерривезера, который громче всех смеялся
шим рыцарем королевства. Джейме сопровождал каждой королевской шутке, даже и несмешной.
сира Эртура в его вылазке против разбойников «Пусть отныне вся страна знает, — сказал его
Королевского леса и сполна заслужил высокое величество великому мейстеру, — ею правит тот,
звание. кто носит корону».
При этом он был наследником лорда Тайвина, и Эйерис Таргариен и Тайвин Ланнистер дружи-
отец все свои надежды возлагал на него, ибо второй ли с самого детства, вместе проливали кровь на Вой-
сын, Тирион, был карликом. Лорд уже подыскивал не Девятигрошовых Королей, вместе правили Се-
Джейме достойную партию, и вдруг король одним мью Королевствами почти двадцать лет, и вот чем
это все завершилось.
Вскоре после сих событий лорд Уолтер Уэнт ре-
шил устроить в Харренхолле турнир в честь именин
своей дочери; на нем король и намеревался принять
сира Джейме в ряды Королевской Гвардии. После-
довавшие за этим события привели к гибели Безум-
ного Короля и положили конец долгому правлению
дома Таргариенов в Семи Королевствах.
Падение
Драконов
Год Ложной Весны
281 год вошел в историю Вестероса как год орудие. Нет у его милости средств на такие призы,
Ложной Весны. Зима два года держала страну в ле- говорили они: за ним безусловно стоит кто-то дру-
дяных клещах, но теперь снег понемногу таял, леса гой, не имеющий недостатка в золоте, но предпочи-
зеленели, день удлинялся. Цитадель Староместа по- тающий оставаться в тени и позволить лорду Хар-
ка не рассылала своих белых воронов, но и там мно- ренхолла стяжать всю славу. Нет никаких доказа-
гие верили, что зима вот-вот кончится. тельств того, что такая фигура существовала на
Когда с юга задул теплый ветер, лорды и рыцари самом деле, но в «теневого устроителя» верили то-
со всех Семи Королевств двинулись в Харренхолл. гда и продолжают верить до наших дней.
Турнир, устраиваемый лордом Уэнтом на берегу Бо- Если это правда, то кто же он был и почему так
жьего Ока, обещал стать самым великолепным ри- таился? За минувшие годы называлось немало имен,
сталищем со времен Эйегона Невероятного. но лишь одно из них представляется верным: Рейе-
Нам многое известно об этом турнире  — все гар Таргариен, принц Драконьего Камня.
происходившее там вошло в летописи и рассказано Согласно легенде, принц попросил лорда Уол-
сотнями очевидцев, — но есть также многое, чего тера устроить турнир, использовав его брата сира
мы никогда не узнаем. Пока на турнирном поле Освелла как посредника, и отсыпал золота не ску-
сражались первейшие рыцари, в замке Черного пясь, дабы заманить в Харренхолл побольше лор-
Харрена и павильонах лордов велись куда более дов и рыцарей. Сам турнир его высочеству не был
опасные игры. нужен и служил лишь предлогом, чтобы собрать
Турнир лорда Уэнта породил множество исто- негласный Большой совет. Назрело время открыто
рий, повествующих о заговорах, мятежах, изменах и заявить о безумии отца, Эйериса II, в силу чего
мрачных тайнах, но все они, как правило, вымышле- ввести регентство или принудительно низложить
ны. Правда известна немногим, некоторые из коих короля.
уже покинули земную юдоль и никому уже ничего Если это действительно было тайной целью тур-
не расскажут. Честный историк, описывая это до- нира, то Рейегар вел рискованную игру. В безумии
стопамятное событие, должен отделять действи- короля мало кто сомневался, но многие не желали
тельность от вымысла и проводить толстую черту его ухода, ибо при Эйерисе они обрели великую
между достоверно известным и подозреваемым или власть и богатство, а новый король им ничего подоб-
предполагаемым. ного не сулил.
Известно нам вот что: Уолтер Уэнт, лорд Хар- Безумный Король, хоть и жег заживо своих,
ренхолла, впервые объявил о турнире в конце 280 г., большей частью мнимых, врагов, мог по малейшему
когда его посетил младший брат, сир Освелл Уэнт из капризу осыпать угодных ему людей почестями и
Королевской Гвардии. Все с самого начала поняли, землями. Окружавшие его льстецы беззастенчиво
что это будет нечто непревзойденное, ибо лорд Уэнт пользовались его душевным расстройством, при
обещал победителям призы втрое больше, чем на всяком удобном случае наговаривая ему на Рейегара
Ланниспортском турнире 272 года, устроенном и разжигая подозрения отца против сына.
Тайвином Ланнистером в честь десятилетия цар- Главными сторонниками Безумного Короля
ствования Эйериса II. были трое лордов, заседавших в его малом совете:
Многие полагали, что Уэнт хочет всего лишь мастер над монетой Карлтон Челстед, мастер над
переплюнуть отставного десницу и выставить напо- кораблями Люцерис Веларион и мастер над зако-
каз богатство и мощь своего дома; другие видели в ном Саймонд Стаунтон. Евнух Варис, мастер над
этом лишь уловку, а в самом лорде Уэнте — чье-то шептунами, и его мудрость Россарт, великий ма-

НА ПРЕДЫДУЩИХ СТРАНИЦАХ | Принц Рейегар преподносит венок из голубых роз Лианне Старк
СПРАВА | Безумный Король Эйерис II

132
гистр Гильдии Алхимиков, также пользовались до- му турниру еще больше пышности и привлекло туда
верием Эйериса. Принца Рейегара поддерживали многочисленных лордов и рыцарей, но вид короля
те, кто был моложе: лорд Джон Коннингтон, сир потряс многих. Длинные желтые ногти, колтун вме-
Милс Моутон из Девичьего Пруда, сир Ричард сто бороды, нечесаные и немытые волосы ясно го-
Лонмут. Дорнийцы, приехавшие ко двору с прин- ворили людям, что перед ними безумец. При этом
цессой Элией, также держали сторону Рейегара, король мгновенно переходил от веселости к мелан-
особенно принц Ливен Мартелл, дядя Элии и коро- холии; записи, сделанные в Харренхолле, повеству-
левский гвардеец. Но самым видным его союзни- ют о его беспричинном смехе, долгом молчании,
ком в Королевской Гавани был, конечно же, сир Эр- слезливости и приступах ярости.
тур Дейн, Меч Зари. Эйерис подозревал всех и вся: собственного
Великому мейстеру Пицелю и деснице лорду сына и наследника, хозяина турнира лорда Уэнта,
Мерривезеру выпала незавидная задача поддержи- каждого лорда и рыцаря, прибывшего на тур-
вать мир между этими двумя партиями при все бо- нир… а более всего тех, кто решил не ехать, что
лее ожесточенном соперничестве. Великий прежде всего касалось бывшего десницы Тайвина
мейстер писал в Цитадель, что нынешнее положе- Ланнистера.
ние вещей при дворе напоминает ему время перед На открытии турнира король совершил тор-
Пляской Драконов сто лет назад, когда вражда жественный обряд посвящения сира Джейме Лан-
между королевой Алисент и принцессой Рейени- нистера в свою Королевскую Гвардию. Юный ры-
рой расколола всю страну надвое. Пицель преду- царь в белых доспехах произнес свои обеты перед
преждал, что, если партии принца и короля ка- королевским павильоном, преклонив колена на зе-
ким-то путем не придут к согласию, в Семи Коро- леной траве, и половина лордов королевства виде-
левствах снова прольется кровь. ла это. Когда сир Герольд Хайтауэр поднял его и
Будь у сторонников Эйериса хоть малейшее до- застегнул на нем белый плащ, поднялся востор-
казательство, что принц злоумышляет против отца,
они непременно воспользовались бы им для свер-
жения Рейегара. Некоторые из них дерзали даже
предлагать королю лишить «неверного» сына пра-
ва первородства и назначить наследником младше-
го. Принцу Визерису сравнялось семь лет, и восше-
ствие его на престол означало, что те же лорды будут
регентами при нем.
Неудивительно, что турнир лорда Уэнта рождал
сильные подозрения. Лорд Челстед убеждал короля
запретить его, лорд Стаунтон пошел еще дальше и
предлагал запретить вообще все турниры.
Народ, однако, очень любил подобные зрелища.
Услышав от лорда Мерривезера, что запрет только
усилит нелюбовь к королю, Эйерис сделал крутой
поворот и объявил, что прибудет на турнир сам. Он
покидал Красный Замок впервые после Синедоль-
ского Мятежа, уверенный, без сомнения, что у него
под носом враги не посмеют ничего предпринять.
По словам Пицеля, он надеялся, что народ, увидев
своего короля на празднике, вновь полюбит его.
Если так, то Эйерис глубоко заблуждался. Его
присутствие, безусловно, придало Харренхоллско-

133
женный рев: сира Джейме, особенно на западных нию  зрителей, спéшил трех всадников одного за
землях, любили за благородство, отвагу и воинское другим.
мастерство. Король Эйерис, однако, тайн не любил. Внушив
Сам Тайвин Ланнистер не соизволил явиться, себе, что чардрево на щите рыцаря смеется над его
но на турнир съехались десятки его лордов-знаме- королевским величеством, он решил, что рыцарь
носцев и сотни рыцарей; они-то громче всех и при- этот не кто иной, как сир Джейме Ланнистер, во-
ветствовали нового бойца Королевской Гвардии. преки приказу вернувшийся на турнир. Так он и го-
Эйерис, вообразив в безумии своем, что это он вы- ворил всем и каждому.
звал такие восторги, остался доволен. Наутро он повелел своим собственным рыца-
Не успел, однако, завершиться обряд, как у него рям во что бы то ни стало победить пришлеца, со-
зародились самые мрачные сомнения касательно рвать с него маску и прилюдно изобличить, но та-
нового телохранителя. По мнению Пицеля, он, инственный рыцарь ночью исчез, и никто его
взявший Джейме в Королевскую Гвардию, чтобы больше не видел. Король, уверенный, что «замаски-
насолить своему деснице, вдруг с запозданием по- рованного предателя» предупредил кто-то из его
нял, что отныне сын Тайвина Ланнистера будет при окружения, разгневался еще пуще.
нем денно и нощно… с мечом на боку. Победителем турнира в конце концов стал
Эта мысль так испугала его, что он едва притра- принц Рейегар. Обычно он не выступал на ристали-
гивался к еде на вечернем пиру. Призвав к себе сира ще, но тут, удивив всех, облачился в доспехи и побил
Джейме (в это время король сидел на судне, как всех противников, в том числе четырех королевских
рассказывают порой, но эту гадкую подробность гвардейцев. В  финальном поединке принц сразил
могли присочинить и позднее), он повелел ему воз- самого сира Барристана Селми, лучшее копье Семи
вращаться в Королевскую Гавань, дабы охранять ко- Королевств.
ролеву Рейеллу и принца Визериса, которые на тур- Зрители, как говорят, ликовали, король же без-
нир не поехали. Лорд-командующий, сир Герольд молвствовал, видя не гордость, а угрозу в триумфе
Хайтауэр, предложил заменить сира Джейме, но ко- сына. Лорды Челстед и Стаунтон разожгли его подо-
роль отказал. зрения еще более, сказав, что принц стремился заво-
Молодой рыцарь, мечтавший, несомненно, от- евать любовь простого народа, а лордам напомнить,
личиться на этом турнире, был горько разочарован, что он, Рейегар, славный воин, истинный потомок
но остался верен своим обетам и немедля выехал в Эйегона Завоевателя.
Красный Замок. Дальнейшее участие в харренхолл- Когда же принц назвал королевой любви и кра-
ских событиях он принимал разве что в больном во- соты Лианну Старк, дочь лорда из Винтерфелла, и
ображении Безумного Короля. поднес ей венок из голубых роз на конце копья,
Семь дней лучшие рыцари и лорды Семи Коро- приближенные к королю лорды усмотрели в этом
левств состязались на копьях и мечах под огром- новый коварный умысел. Зачем принц нанес такое
нейшими стенами Харренхолла. Вечером победите- оскорбление своей супруге принцессе Элии, быв-
ли и побежденные вместе пировали в громадном шей при этом? Ответ может быть лишь один: он
Зале Ста Очагов. О тех днях сложено много песен и метит на отцовский престол. Короновав девицу
сказок, среди коих встречаются и правдивые. О каж- Старк (настоящего мальчишку, как говорят, не иду-
дом поединке мы здесь рассказывать не намерены и щую ни в какое сравнение с утонченной красави-
охотно предоставляем это певцам, но о двух случаях цей Элией), он тем самым обеспечил себе союз с
никак нельзя умолчать, ибо последствия их оказа- Винтерфеллом. Так нашептывал королю Саймонд
лись весьма серьезными. Стаунтон.
Первым стало явление таинственного рыцаря, Однако, будь это правдой, отчего братьев леди
хрупкого юноши в доспехах не впору и девизом Лианны так встревожила честь, оказанная ей прин-
в  виде чардрева со смеющимся ликом. Назвался цем? Брандона Старка, наследника Винтерфелла,
он  Рыцарем Смеющегося Древа и, к восхище- едва удержали: он рвался вызвать принца на поеди-

13 4
нок, видя в его поступке оскорбление дому Стар-
ков, ибо Лианна давно уже была помолвлена с Ро-
бертом Баратеоном, лордом Штормового Предела.
Эддард же, младший брат Брандона и близкий друг
Роберта, держался спокойнее, но разделял недо-
вольство брата. Что до самого лорда Роберта, то он,
как говорили одни, посмеялся и сказал, что принц
всего лишь воздал леди Лианне должное. Другие,
знавшие его лучше, уверяли, что молодой лорд пом-
рачнел и ожесточился против принца Рейегара с то-
го самого дня.
Так скорее всего и было. Тот голубой венок в
конце концов разделил страну надвое, привел к ги-
бели Рейегара Таргариена и многие тысячи вместе с
ним, а на Железный Трон взошел новый король.
Ложная весна продлилась меньше двух лун: зима
вернулась в Вестерос во всем своем гневе. Снег, на-
чавшийся в Королевской Гавани в последний день
281 года, шел две недели, Черноводная замерзла,
крыши и водостоки города обросли сосульками.
Король Эйерис повелел пиромантам прогнать
зиму своим волшебным искусством, и зеленые ог- ли. Там, всего в десяти лигах от Харренхолла, он
ни всю луну пылали на стенах Красного Замка. вновь встретился с Лианной Старк и разжег соб-
Принца Рейегара тогда не было ни в столице, ни ственный огонь, коему суждено было поглотить
на Драконьем Камне с Элией и новорожденным его дом, его близких и половину Семи Королевств
Эйегоном. Как только наступил новый год, принц в придачу.
отправился с полудюжиной самых близких своих Впрочем, история эта слишком широко извест-
друзей в путь, вновь приведший его в речные зем- на, чтобы повторять ее здесь.

Восстание Роберта
Похищение Рейегаром Лианны Старк привело ратеона и Эддарда Старка. Многие согласны, что
к крушению дома Таргариенов. Безумие короля Восстание Роберта, в сущности, началось, когда лорд
Эйериса проявилось в полную силу, когда он рас- Аррен не побоялся отказать королю и созвал свои
правился с лордом Старком, его наследником и знамена в защиту правого дела. Не все лорды До-
другими северянами, требовавшими наказать лины, однако, подчинились призыву: сторонники
принца. Мало того, что он отказался разобрать их короля пошли против Джона Аррена, и закипела
дело по справедливости и предал их жестокой каз- война.
ни — он к тому же приказал лорду Джону Аррену Она распространялась по Семи Королевствам,
убить своих прежних воспитанников, Роберта Ба- как дикий огонь. Многие, сражавшиеся тогда, жи-

ВВЕРХУ | Рейегар Таргариен, принц Драконьего Камня

13 5
он сразил сира Милса Моутона, знаменитого рыца-
ря и прежнего оруженосца принца Рейегара. Ново-
го десницу лорда Коннингтона Роберт тоже навер-
няка убил бы, доведись им сойтись в бою. Благодаря
этой победе речные земли тоже вступили в войну, и
лорд Талли выдал своих дочерей за лордов Старка и
Аррена.
Королевские войска получали один удар за дру-
гим, но держались стойко. Рыцарей Королевской
Гвардии отправили подкрепить остатки сил лорда
Коннингтона, принц Рейегар вернулся с юга и воз-
главил рекрутов, набранных в землях короны. После
частичной победы при Эшфорде, вынудившей Ро-
берта отступить, лорд Тирелл вошел в штормовые
земли. Силы Простора, сломив сопротивление штор-
мовых лордов, подошли к Штормовому Пределу, а
флот лорда Пакстера Редвина из Бора замкнул коль-
цо. Замок был осажден и с суши, и с моря, и осада эта
держалась, пока не завершилась война.
Десять тысяч копий, придя из Дорна по Костя-
ному Пути, влились в войско Рейегара. Очевидцы,
бывшие в ту пору при дворе, рассказывают о сума-
вы поныне и могут рассказать о тех битвах лучше, сбродном поведении короля Эйериса. Доверял он
чем автор сих строк. Им я предоставляю поведать единственно своим королевским гвардейцам, и то
подлинную историю Восстания Роберта, боясь не всем: сира Джейме Ланнистера он постоянно
обидеть их полуправдой или воздать хвалу тем, кто держал при себе и видел в нем скорее не телохрани-
после оказался недостоин похвал. Ограничусь ис- теля, а заложника.
торией лорда и рыцаря, взошедшего в конце кон- Когда принц Рейегар наконец выступил на Тре-
цов на Железный Трон и вернувшего обезумевшей зубец по Королевскому тракту, с ним ушли те рыца-
стране разум. ри Королевской Гвардии, что еще оставались в сто-
Под знамя Роберта, показавшего себя бесстраш- лице: сир Барристан Смелый, сир Джонотор Дарри
ным и непобедимым воином, стекалось все больше и принц Ливен. Последний возглавил отряд копей-
людей. Взяв Чаячий город, где правил сторонник щиков, присланный его племянником Дораном, сде-
Таргариенов лорд Графтон, он отплыл в Штормо- лав это будто бы лишь под угрозой Безумного Коро-
вой Предел созвать своих знаменосцев. Отозвались, ля, опасавшегося измены со стороны Дорна. Из
опять-таки, не все: десница Эйериса лорд Мерриве- всех белых рыцарей в Королевской Гавани остался
зер убеждал штормовых лордов не подчиняться Ро- лишь молодой сир Джейме Ланнистер.
берту, но все изменилось после Летнего Замка, где О знаменитой битве на Трезубце сохранилось
Роберт выиграл три битвы за один день. Со своим много рассказов, как письменных, так и устных. Все
наспех сколоченным войском он разбил поочередно знают, что оба войска столкнулись на переправе, по-
лордов Грандисона и Кафферена, а затем убил на сле названной Рубиновым бродом из-за осыпавших-
поединке лорда Фелла и взял в плен его сына, знаме- ся с брони принца Рейегара рубинов. Силы были
нитого Серебряного Топора. примерно равны: у Рейегара сорок тысяч, из коих
Объединившись с Джоном Арреном и северя- десятую часть составляли рыцари, у мятежников
нами, лорд Роберт одержал ряд новых побед. Всем чуть меньше, но зато испытанные воины, а не зеле-
памятна Колокольная битва в Каменной Септе, где ные новобранцы.

ВВЕРХУ | Король Роберт Баратеон, первый этого имени

136
В битве у брода пали сир Джонотор Дарри и Многие с той и другой стороны, перестав бить-
принц Ливен, но главное было еще впереди. ся, попрыгали в реку за дорогими каменьями. Вско-
На речных отмелях то ли случайно, то ли по воле ре люди короля обратились в бегство, и началось
богов сошлись оба полководца, лорд Роберт и повальное отступление.
принц Рейегар. Возможно также, что они сами иска- Роберт, не в силах преследовать врага из-за ран,
ли встречи. Оба всадника, по рассказам очевидцев, препоручил это Эддарду Старку и доказал свое бла-
сражались отважно: принц, несмотря на свои пре- городство, не позволив добить израненного Барри-
ступления, не был трусом. Он сумел ранить Робер- стана Смелого и послав к знаменитому рыцарю соб-
та, но в конце концов громадная сила лорда Бара- ственного своего мейстера. Будущего короля люби-
теона и жажда отомстить за позор сделали свое де- ли и почитали все его друзья и союзники, ибо
ло. Роберт пронзил принцу грудь пикой своего бое- немного было мужей столь великодушных и мило-
вого молота, и рубины, украшавшие панцирь Рейе- сердных, как Роберт Баратеон.
гара, посыпались в воду.

Конец Таргариенов
Вороны и гонцы несли во все края весть о побе- бежали к Красному Замку, чтобы взять его и свер-
де у Рубинового брода. Король Эйерис, услышав об шить правосудие над королем Эйерисом.
этом, проклял дорнийцев в уверенности, что Ливен Скоро они проникли туда, но первыми жертва-
изменил Рейегару. Беременную королеву Рейеллу и ми в неразберихе стали Элия Дорнийская и ее дети,
сына Визериса, ставшего новым наследником, он Рейенис и Эйегон. На войне, увы, проливается
отослал на Драконий Камень, но принцессу Элию с кровь не только виновных, но и невинных, и убийц
малыми детьми оставил в столице как заложницу Элии так и не привлекли к ответу. Неизвестно, кто
Дорна. Вслед за тем король сжег десницу лорда Чел- убил прямо в постели принцессу Рейенис и разбил
стеда как дурного советника и назначил нового  — голову принца Эйегона о стену. Одни поговарива-
алхимика Россарта, человека низкого рода, сильно- ют, что это сделали по приказу самого Эйериса,
го одним лишь зеленым огнем. узнавшего, что лорд Тайвин перешел на сторону Ро-
Сир Джейме Ланнистер отвечал за оборону берта; другие предполагают, что детей убила сама
Красного Замка. Рыцари и латники стояли на сте- Элия, не желая, чтобы они достались врагу живыми.
нах, ожидая врага. Когда к городу подошло первое Десница короля Россарт был убит у калитки, че-
войско со львом на знаменах, король приказал рез которую трусливо пытался бежать из замка, а
открыть ворота, вообразив, что старый его друг и затем от руки рыцаря собственной Королевской
бывший десница пришел спасти его, как во время Гвардии пал король Эйерис. Сир Джейме, как и его
Синедольского Мятежа. Но лорд Тайвин Ланни- отец, сделал то, что почитал наилучшим для блага
стер явился не затем, чтобы спасать Безумного Ко- государства.
роля: он пришел положить конец царствованию Так вместе с правлением дома Таргариенов за-
безумца. вершилось Восстание Роберта  — война, положив-
Как только его солдаты вошли в город, улицы шая конец трехсотлетней династии и открывшая
обагрились кровью. Лучшие из воинов Ланнистера новый золотой век дома Баратеонов.

137
Времена славы и процветания
Роберт, первый этого имени, рьяно принялся ис- самозваный король, но сей Манс-Разбойник — всего
правлять зло, причиненное многострадальному Ве- лишь беглец из Ночного Дозора, а у черных братьев с
стеросу Безумным Королем и его злокозненным сы- предателями расправа короткая. Он страшен не бо-
ном. Первым делом он взял в жены прекраснейшую лее, чем другие короли одичалых, бывшие до него.
женщину Семи Королевств, Серсею, вернув дому Так скорее всего будет не вечно. Как видно из
Ланнистеров почести, в коих им отказывал Эйерис. этой книги, от Рассветных Веков до наших дней про-
Лорд Тайвин вполне бы мог вновь стать десницей, шли многие тысячи лет. Возводились и рушились
но король изволил пожаловать этот пост старому замки и целые королевства. Крестьяне рождались,
своему другу и покровителю Джону Аррену. Сей обрабатывали поля, умирали, и дети продолжали их
лорд, мудрый и справедливый, всемерно помогал ко- труд. Принцы рождались, восходили на трон и уми-
ролю восстановить в стране мир и благополучие. рали в своей постели, на войне или на турнире, заслу-
В знак благодетельных перемен со стен тронно- жив хвалу, забвение или поношение. Землю сковыва-
го зала были убраны черепа драконов, прежде укра- ло льдом в Долгую Ночь и охватывало пламенем в
шавшие их. Роковой День. Сей мир льда и пламени, простерший-
Это, однако, не значит, что все шло так уж гладко. ся от Стылого берега до Асшая у Края Теней, оста-
Шесть лет спустя после коронации Роберта Бейлон вил за собой богатую событиями историю, хотя
Грейджой восстал против своего короля, движимый многое в ней еще остается загадкой и многое пред-
одним лишь пустым честолюбием — ведь ни ему, ни стоит раскрыть. Если будут найдены недостающие
народу его не чинили никакого вреда. Лорд Станнис части труда мейстера Гильдейна  — сокровища бес-
Баратеон, средний брат Роберта, повел к Железным ценнейшие, по крайней мере в глазах ученых, — не-
островам королевский флот, сам король двинулся на вежество наше несколько умалится. С уверенностью
западный берег во главе сухопутного войска и свер- можно сказать лишь одно: в грядущие тысячелетия
шил там славные подвиги. В конце концов замок Пайк будут рождаться, жить и умирать еще многие поколе-
сдался; мятежный лорд Бейлон склонил колено перед ния, творя историю не менее странную и запутан-
Железным Троном, и у него в залог послушания взя- ную, чем та, что изложил я на этих страницах.
ли единственного сына, который остался в живых. Никто из людей не может знать, что сулит нам
Ныне в стране царит мир. Сбылись все обещания, грядущее  — но зная, что было в прошлом, мы мо-
которые дал при восшествии на престол король Ро- жем избежать ошибок своих предшественников,
берт. При добром нашем государе настало самое дол- взять пример с их успешных деяний и создать более
гое за многие годы лето с обильными урожаями, а ко- гармоничный мир для наших детей и внуков.
роль со своей возлюбленной королевой подарили Именем блистательного короля Роберта Перво-
стране трех златокудрых наследников, что сулит дол- го смиренный автор сих строк завершает историю
гий век дому Баратеонов. За Стеной появился, правда, монархов Семи Королевств.

СЛЕВА | Королевская Гавань

139
Семь
Королевств
Север
Обширные студеные владения Королей Зимы, город Семи Королевств. Есть еще «зимний город»
Старков из Винтерфелла, принято считать первым и под стенами Винтерфелла и Барроутон в Курганах.
самым древним из Семи Королевств, дольше всех не Первый весной и летом пустеет, а осенью и зимой за-
покорявшимся различным завоевателям. Особенно- селяется очень густо теми, кто надеется на поддерж-
сти истории и географии отличают Север от любо- ку Винтерфелла в эти суровые времена. Туда стекает-
го из южных соседей. ся народ не только из ближних деревушек и хуторов,
Часто говорят, что Север столь же велик, как дру- но порой и из горных кланов, где зима особо лютует.
гие шесть королевств вместе взятые, однако это не Барроутон, тоже городок весьма любопытный,
совсем так: Север, коим ныне правит дом Старков, вырос под курганом, где будто бы похоронен пер-
составляет чуть больше трети всего государства. Вла- вый король Первых Людей. Курган этот высится по-

О братим теперь свое внимание на отдельные земли, составляющие великое государство Вестерос.
Обычай именовать эти земли Семью Королевствами складывался веками, ибо до Завоевания
Эйегона к югу от Стены в самом деле было семь королей. Но даже и тогда это название не было точным, по-
скольку в одном из них, Дорне, правила принцесса, а не король, и собственное «королевство» Эйегона,
Драконий Камень, никогда не включалось в их число.
Тем не менее название удержалось. Говорим же мы о стародавних Ста Королевствах, хотя Вестерос ни-
когда не делился на сто государств; так будем придерживаться обычая и называть нашу страну Семью Коро-
левствами при всей неточности сего имени.
Ниже я намерен рассказать о целых восьми «королевствах», их истории, их героях, победах и поражениях.
Эти королевства суть Север (с кратким рассмотрением земель к северу от Стены), речные земли (Королевство
Трезубца), Долина (включая Лунные горы и Три Сестры), Железные острова, западные земли (Королевство
Скалы), Простор (включая Старомест и Бор), штормовые земли (включая Тарт и Мыс Гнева) и Дорн.

дения Старков простираются от южного края Пере- среди широкой пустой равнины, и городок под ним
шейка до Нового Дара (который тоже принадлежал процветает благодаря попечительству дома Дасти-
им, пока король Джейехерис I не убедил Винтерфелл нов. Дастины, верные знаменосцы Старков, правят
отдать этот надел Ночному Дозору). Там можно ви- Курганами от их имени со времен падения послед-
деть великие леса, широкие равнины, холмы, долины, него Курганного Короля.
скалистые берега и горы со снежными вершинами. Северяне все происходят от Первых Людей, чья
Это холодный край, и земли его при всей их обшир- кровь очень медленно смешивалась с кровью анда-
ности куда менее плодородны, чем южные. Снег там лов, покоривших южные королевства. На старом
порой идет даже летом и очень глубок зимой. языке Первых Людей теперь говорят лишь одича-
Городом из всех поселений Севера может на- лые за Стеной, и многие их обычаи также утрачены
зваться только Белая Гавань, и это самый маленький (в том числе и весьма жестокие, когда тела и вну-

Р жавая корона на гербе Дастинов дает понять, что они сами ведут свой род от тех королей, начиная с
первого. Согласно преданиям, которые Кеннет приводит в «Путях мертвых», на Большой Курган на-
ложено заклятие, не позволяющее никому из живых быть соперником Первого Короля. Это, конечно, всего
лишь легенды, но происхождение Дастинов от королей древности представляется весьма вероятным.

НА ПРЕДЫДУЩИХ СТРАНИЦАХ | Долина Арренов

143
Р ыцари на Севере не часто встречаются, рыцарский же турнир за Перешейком и вовсе дело несбы-
точное. Северяне тоже могут сражаться верхом и с копьями, но редко делают это ради потехи, пред-
почитая общие схватки, мало чем отличные от подлинных битв. Порой такие забавы продолжались целых
полдня, оставляя за собой вытоптанные поля и полуразрушенные деревни. Тяжелые раны в них не редкость,
и смерти тоже случаются. В свалке у Последнего Очага в 170 г. ОЗ погибло, как говорят, не менее восемна-
дцати человек, а изувеченных было в полтора раза больше.

тренности казненных злодеев развешивались на Пуще всего на Севере чтут древний закон госте-
кронах чардрев). приимства, согласно коему хозяин дома не вправе
Но кое-что из старых обыкновений на Севере причинить вред гостю под своим кровом, а гость —
сохранилось. Суровая жизнь закаляет северян, и хозяину. У  андалов есть похожий закон, но на юге
развлечения, излюбленные на юге, представляются этот обычай не столь священен. Мейстер Эгберт в
им ребячеством по сравнению с охотой и воински- книге «Северное правосудие: приговоры трех лор-
ми забавами. дов из дома Старков» пишет, что закон гостеприим-
Родовые их имена, звучные и короткие  — ства на Севере нарушается редко и злодеяние вся-
Старк, Вулл, Амбер, Стаут, — также ведут начало от кий раз карается как измена худшего толка. С подоб-
тех времен, когда андалы не имели на Севере ника- ным преступником может сравниться лишь тот, кто
кого влияния. пролил родную кровь.

П овар-Крыса из северной сказки, принимая у себя андальского короля (одни полагают, что то был Тай-
велл II, Король Скалы, другие — что Освелл I, Король Гор и Долины), подал ему пирог с начинкой из
родного королевского сына. Боги обратили его в чудовищную крысу, пожирающую собственное
потомство, — не за убийство королевского сына и не за то, что он скормил его королю, а за нарушение зако-
на гостеприимства.
КОРОЛИ ЗИМЫ
В песнях и сказках говорится, что Старки из ворона, которые, согласно их родовому преданию,
Винтерфелла правили за Перешейком восемь тысяч некогда владели большей частью Волчьего леса, но
лет, именуя себя в старину Королями Зимы, а в бо- были изгнаны оттуда Королями Зимы. Рунические
лее поздние века Королями Севера. Правле- летописи, если верить толкованию
ние это не было мирным: Старки ча- мейстера Барнеби, подтверждают
сто воевали чужие земли или от- это предание.
бирали назад захваченные Хроники, найденные в
мятежниками. То были су- Твердыне Ночи (до того,
ровые люди, жившие в как Ночной Дозор ушел
суровые времена. из нее), повествуют о
Самые древние бал- войне за мыс Морско-
лады из тех, что мож- го Дракона, которую
но найти в Цитадели, Старки вели с Коро-
рассказывают, как лем Варгов и союзни-
один Король Зимы ками его, Детьми Ле-
прогнал с Севера ве- са. Когда последний
ликанов, а другой по- оплот Короля Варгов
бедил оборотня Гавена пал, сыновей его преда-
Серого и его сородичей в ли мечу вместе со зверями
жестокой «Волчьей вой- и древовидцами, а дочерей
не», но в том, что такие ко- взяли себе победители.
роли и битвы были на самом Подобным же образом пали
деле, приходится полагаться на слово дома Гринвудов, Тауэров, Эмберов и
певцов. Фростов, а также десяток других, имена коих ны-
Несколько больше свидетельств сохранилось о не забыты. Самыми же заклятыми врагами Старков
войне Королей Зимы с Королями Курганов, кото- были, несомненно, Болтоны, Красные Короли из
рые объявляли себя властителями всех Первых Лю- Дредфорта, чьи владения некогда простирались от
дей, в том числе самих Старков. По руническим ле- Последней реки до Белого Ножа и до Овечьих хол-
тописям видно, что эта война, нареченная певцами мов на юге.
Тысячелетней, являла собой целый ряд войн, кото- Вражда между Старками и Болтонами, как гово-
рые длились не дольше двухсот лет и кончились тем, рят, уходит корнями в Долгую Ночь. Войнам между
что последний Король Курганов склонил колено двумя этими древними домами числа не было, и
перед кем-то из Старков и отдал за него свою дочь. Старки побеждали в них не всегда. Король Русе
Это, однако, не обеспечило Винтерфеллу главен- Болтон Второй, по преданию, спалил Винтерфелл, а
ства над Севером, где оставалось еще множество тезка его и потомок Русе Четвертый (его прозвали
мелких королевств. Понадобились тысячелетия и Красной Рукой за обычай голыми руками потро-
новые войны, чтобы их всех покорить, и много шить пленных) повторил это три века спустя. Дру-
древних родов угасло за это время. гие Красные Короли будто бы носили плащи из кож
Среди домов, которые из королевских стали взятых в плен Старков.
вассальными, можно назвать Флинтов из Камено- Однако в конце концов Дредфорт пал, и послед-
ломен, Слейтов с Черного Пруда, Амберов из По- ний Красный Король, Рогар Охотник, присягнул на
следнего Очага, Локе из Старого Замка, Гловеров верность Королю Зимы и отдал своих сыновей в за-
из Темнолесья, Фишеров с Каменного Берега, ложники (было это в то время, как первые андаль-
Райдеров из Родников… а то и Блэквудов из Дре- ские ладьи пересекали Узкое море).

СЛЕВА | Ров Кейлин ВВЕРХУ | Гербы дома Старков (в центре) и некоторых его вассалов (по часовой стрелке):
Гловер, Рисвелл, Мандерли, Дастин, Болтон, Толхарт, Рид, Амбер, Карстарк, Хорнвуд и Мормонт

145
После победы над Болтонами Старки пуще Еще до появления первых андалов король Джон
всего опасались вторжения с моря. На севере их Старк поставил крепость Волчье Логово для защи-
владения защищали Стена и Ночной Дозор, на ты реки Белый Нож от грабителей и работорговцев
юге крепость Ров Кейлин преграждала единствен- из-за Узкого моря. Одни ученые полагают, что эти
ную дорогу среди болот Перешейка. Даже Болот- набеги также совершали андалы, другие приписыва-
ные Короли, некогда державшие Ров, хранили не- ют их предкам нынешних иббенийцев и пришель-
рушимый союз с прочими королями Севера и не цам из самих Валирии и Волантиса.
пускали туда захватчиков с юга, а король Рикард Эта древняя крепость, коей на протяжении ве-
Старк, взяв Ров под свою руку, и вовсе сделал его ков владело много домов (от Грейстарков, близких
неприступным. Мало кто дерзал штурмовать его, родичей королей, до Флинтов, Слейтов, Лонгов,
и никому, как гласит история, не удалось его Хольтов, Локе и Эшвудов), повидала немало битв.
взять. Во время войн между Винтерфеллом и андальскими
Зато берега — и восточный, и западный — гро- королями Горы и Долины ее осадил Осгуд Аррен по
зили нашествием: Железных Людей с запада, анда- прозванию Старый Сокол. Сын его Освин Коготь
лов с востока. взял Волчье Логово и предал огню; после крепость
Андальские ладьи, сотнями и тысячами прибы- подвергалась набегам пиратов с Трех Сестер и рабо-
вавшие из-за Узкого моря, причаливали не только в торговцев со Ступеней. Оборону Белого Ножа, ве-
южных королевствах, но и на Севере, но Старки и дущего в самое сердце Севера, обеспечила лишь за-
их знаменосцы бдительно охраняли свои берега. кладка Белой Гавани за тысячу лет до Завоевания
Король Теон Старк по прозванию Голодный Волк Эйегона, когда бежавший с юга дом Мандерли при-
вместе с Болтонами отразил величайшую из угроз, сягнул Старкам.
разбив андальского воеводу Аргоса Семизвездного На западном побережье Голодный Волк вел за-
на речке Рыдальнице. тяжные войны с Большим и Старым Виком, Пайком
Одержав эту победу, Теон собрал собственный и Оркмонтом, откуда приходили ладьи под знаме-
флот и поплыл через Узкое море в Андалос с тру- нем Харрага Седого, Железного Короля. Каменный
пом Аргоса на носу корабля. Там он свершил свою берег на время покорился Железным Людям, часть
месть: сжег десяток деревень, взял три замка и Волчьего леса выгорела дотла, а на Медвежьем
укрепленную септу, предал мечу сотни жителей. острове обосновался злобный сын Харрага, Равос-
Головы убитых он увез в Вестерос и насадил на ко- Насильник. Теон Старк собственной рукой убил
лья вдоль побережья в острастку другим горе-за- Равоса и прогнал островитян со своих берегов, но
воевателям. (После сей кровавый король сам заво- они вернулись под водительством Эрика-Орла, вну-
евал Три Сестры и высадил войско на Перстах, но ка Харрага, а Старый Кракен, Лорон Грейджой,
владел всем этим недолго. Железных Людей на позднее отвоевал и Медвежий остров, и мыс.
западе он прогнал с мыса Кракен и Медвежьего (Остров вернул Северу король Родрик Старк после
острова, подавил восстание в Родниках и совер- смерти Лорона, за мыс сражались его сыновья и
шил вместе с Ночным Дозором поход за Стену, по- внуки.) Войны между Севером и Железными
сле коего одичалые не поднимали головы целое островами велись и после, но уже не были столь же-
поколение.) стокими.

Д о постройки Королевской Гавани Белая оставалась самым новым городом Семи Королевств. Воз-
двигнутая на золото дома Мандерли, изгнанного с Простора лордом Лоримаром Пеком по приказу
Короля-Садовника Персеона III, она имела больше сходства с изящными замками юга, нежели с твердынями
Севера; говорят, что Новый Замок был точной копией Данстонбери, откуда бежали Мандерли.

146
ГОРНЫЕ КЛАНЫ
Кланы северных гор особенно славятся госте- Самый сильный из кланов — это Вуллы, рыбаки,
приимством, и вожди их соперничают друг с другом живущие на Ледовом заливе. Ненависть их к одича-
в радушии. Живут они большей частью за Волчьим лым может сравниться лишь с ненавистью к Же-
лесом, в высоких долинах и на горных лугах, а также лезным Людям, которые часто совершали набеги на
на Ледовом заливе и по берегам рек. Кланы призна- их деревни, жгли дома, забирали урожай, уводили в
ют главенство Старков, но и лордам из Винтерфел- неволю жен и дочерей. Каменный берег, Медвежий
ла, и Королям Зимы бывало нелегко разрешить их остров, мыс Морского Дракона, мыс Кракен — все
междоусобные споры. Приходилось либо посылать эти земли одно время были заняты Железными
своих людей в горы, чтобы помешать кровопроли- островами. Кракен, что к островам всего ближе,
тию (что увековечено в песнях «Черные сосны» и переходил из рук в руки столь часто, что многие
«Волки в горах»), либо вызывать повздоривших во- мейстеры считают его жителей скорее Железными
ждей на суд в Винтерфелл. Людьми, нежели северянами.

В  летописях Севера говорится, что Родрик Старк отвоевал Медвежий остров у Железных Людей в
рукопашном единоборстве — и в этом, возможно, есть доля правды: короли Железных островов
часто доказывали свое право носить корону из плавника, показывая своим воинам примеры воинской
доблести. Впрочем, историки подвергают это сомнению: если военачальники-де и боролись, то скорей на
словах.

ДЕТИ КАМНЯ СО СКАГОСА


Горные кланы традиционно хранят верность шим в Восточ-
Старкам и в мирное, и в военное время. Иное дело ном Дозоре,
дикие обитатели Скагоса, гористого острова в вос- Что-у-моря, при
точной части Тюленьего залива. Озрике Старке,
Северяне ставят их немногим выше одичалых и пробывшем
называют скаггами. Сами они именуют себя детьми лордом-
камня, ибо Скагос на старом языке как раз и значит командующим
«камень». Огромные, волосатые, дурно пахнущие шестьдесят лет.
(одни мейстеры находят в них сильную примесь иб- Одна из легенд
бенийской крови, другие ведут их родословную от называется
великанов), они одеваются в меха и невыделанные «Скейнский
шкуры, а ездят будто бы на единорогах. О скаггах хо- пир»; в ней
дит немало темных преданий: говорят, что они до сих скагги, высадив-
пор приносят человеческие жертвы своим чардре- шись на сосед-
вам, зажигают обманные огни, чтобы заманить про- нем острове
ходящие корабли на скалы, а зимой едят человечину. Скейне, забрали
Когда-то скагги и впрямь были людоедами, но всех женщин
остается спорным, сохранился ли этот обычай до на- себе, а мужчин
ших дней. Главный источник наших сведений о перебили и
них — это книга «На краю света», собрание сказок поедали их мясо
и легенд, записанных мейстером Бальдером, служив- на пиру, длив-

ВВЕРХУ | Воин Скагоса

147
Н ад скагосскими «единорогами» в Цитадели смеются. Рог, привезенный оттуда мошенниками-купца-
ми, оказался на поверку рогом кита, забитого иббенийскими китоловами. Однако мейстерам Вос-
точного Дозора приходилось видеть и другие рога со Скагоса. Мореходы, у которых достает смелости тор-
говать со скаггами, рассказывают также, что видели тамошних вождей верхом на косматых, рогатых зверях, с
легкостью поднимающихся на горные склоны. Цитадель давно и тщетно желает заполучить такого зверя или
хотя бы его скелет.

шемся две недели. Правда это или нет, но Скейн и по Случалось, что скагги служили в Ночном Дозо-
сию пору остается необитаемым, хотя остатки строе- ре. Больше тысячи лет назад Кролл из тамошнего
ний свидетельствуют, что когда-то там жили люди. знатного рода стал даже лордом-командующим, а в
Скаггов редко видят вне родимого острова, но «Анналах Черного Кентавра» говорится о Стейне,
когда-то они, говорят, постоянно приплывали на бе- который дослужился до первого разведчика, но вско-
рег залива (чаще для разбоя, чем для купли-прода- ре погиб.
жи), пока король Брандон Девятый Старк не спалил Скагос доставлял немало хлопот Старкам — и
их лодки и не запретил выходить в море. По мнению королям, желавшим завоевать его, и лордам, же-
большинства историков, они остаются все тем же лавшим сделать скаггов своими вассалами. Не да-
темным, диким народом, более склонным убивать лее как при короле Дейероне II Добром остров
всех пришельцев, чем торговать с ними. Согласив- поднял восстание, длившееся несколько лет и сто-
шись на торг, они меняют шкуры, диковинные рога, ившее жизни тысячам воинов, в том числе лорду
обсидиановые ножи и наконечники стрел на при- Бартогану Старку по прозванию Барт Черный
возные товары. Меч.

БОЛОТНЫЕ ЖИТЕЛИ ПЕРЕШЕЙКА


Этот маленький хит- болотные жители умеют дышать в воде, что между
рый народец строит пальцами рук и ног у них перепонки и что они ма-
свои чертоги и хижины жут ядами свои остроги и стрелы. Последнее, надо
на плавучих островах. заметить, довольно верно: купцы не раз привозили
Их малый рост мейстерам Цитадели с болот растения, обладающие
иногда объясняют весьма странными свойствами, но в остальном этим
родством с Детьми слухам веры нет. Болотный народ — обыкновенные
Леса, но скорее люди, разве что малорослые и живущие не так, как
всего он происходит от все прочие вестероссцы.
плохого питания, ибо В старину здесь правили Болотные Короли.
злаки на соленых боло- Если верить песням, ездили они на львоящерах, а
тах не произрастают и оружием им служили лягушачьи остроги, но были
приходится есть одну ли они королями в нашем понимании этого сло-
рыбу, лягушек и яще- ва? Архимейстер Эйрон пишет, что они скорее
риц. Люди они скрыт- считались первыми среди равных, отмеченными
ные и держатся наосо- знаком старых богов. Таким знаком могли быть
бицу. глаза необычного цвета или умение говорить с
Их соседи к югу от животными, свойственное, по преданию, Детям
Перешейка говорят, что Леса.

СЛЕВА | Болотный житель Перешейка

148
Как бы то ни было, последний Болотный Король нив колена, признали власть Винтерфелла. В после-
был убит лордом Рикардом Старком, прозванным за дующие века они оставались верными вассалами
веселый нрав Смеющимся Волком. Рикард взял в Старков, а их верховными лордами были Риды из
жены дочь того короля, и болотные жители, прекло- Сероводья.

ЛОРДЫ ВИНТЕРФЕЛЛА
После Завоевания и объединения Семи Коро- прилетавший в Винтерфелл на драконе, обещал ему
левств Старки, присягнувшие Железному Трону, такой брак и обе стороны заключили «договор льда
назывались уже не королями, а Хранителями Севе- и пламени».
ра, но пользовались прежней властью в своих преде- После Пляски Старки сделались более лояльны
лах. Сыновья Торрхена Старка, сложившего с себя к Таргариенам, чем прежде; сын и наследник лорда
древнюю корону Королей Зимы, поговаривали да- Кригана сражался под знаменем Юного Дракона,
же о мятеже и мечтали вновь поднять на Севере зна- когда тот покорял Дорн. Король Дейерон похваль-
мя Старков, будет на то воля их отца или нет. но отозвался о Риконе Старке в «Завоевании Дор-

П усть читатель сам судит, как повлияли на эти настроения действия королевы Рейенис, скреплявшей
новое государство браками между детьми великих домов. Дочь Торрхена Старка, к примеру, выдали за
молодого злополучного лорда Долины, но хранящиеся в Цитадели письма дают понять, что Старки рьяно
возражали против этого брака и братьев невесты на свадьбе не было.

Позднее Старки, как говорят, разгневались на на», и гибель сего отважного воина в одной из по-
Старого Короля и королеву Алисанну за то, что те следних битв, у Солнечного Копья, на Севере опла-
принудили их отдать Новый Дар Ночному Дозору. кивали еще многие годы: его братья по отцу как
Возможно, как раз по этой причине лорд Эллард лорды оставляли желать много лучшего.
Старк на Большом совете 101 г. ОЗ принял сторону В последующие десятилетия Старки подавили
Корлиса Велариона и принцессы Рейенис. мятеж на Скагосе, расправились с новым нашестви-
Ранее мы уже говорили о роли, сыгранной Стар- ем Железных Людей во главе с Дагоном Грейджоем
ками в Пляске Драконов. Добавим лишь, что лорд и с вторжением Реймуна Рыжебородого, Короля за
Криган Старк был щедро вознагражден за поддерж- Стеной, в 226 г. Ни одна победа не обошлась без ги-
ку короля Эйегона III, но принцесса крови в его се- бели кого-то из Старков, но фортуна по-прежнему
мью не вошла, хотя принц Джакайерис Веларион, благоволила их дому  — возможно, и потому, что

В   те времена говорили, что лорд Эллард расстался с Новым Даром охотно, но письма его брата
мейстерам Цитадели, запрашивающие о прецедентах подобного изъятия собственности, доказывают,
что просьба короля Джейехериса Старков не слишком порадовала. Старки скорее всего опасались, что Но-
вый Дар под управлением Черного Замка придет в упадок, ибо Дозор всегда смотрит на север и уделяет мало
внимания тому, что находится южнее Стены. Так вскоре и оказалось; ныне Новый Дар большей частью пу-
стует вследствие слабости Ночного Дозора и постоянных вторжений одичалых из-за Стены.

149
лорды из Винтерфелла наотрез отказывались участ- покойного Рикарда Старка, однако кровные и дру-
вовать в столичных интригах. Когда король Эйерис жеские связи убиенного лорда с другими великими
едва не уничтожил их род после похищения Рейега- домами помогли противникам Безумного Короля
ром Лианны, многие облыжно возлагали вину на сплотиться и поднять восстание.

ВИНТЕРФЕЛЛ
Сей величайший из замков Севера был усадьбой Брандона связывают со столькими сооружениями
Старков еще с Рассветных Веков. Его, по преданию, (Стена и Штормовой Предел в их числе), сколько и
воздвиг Брандон-Строитель в Долгую Ночь  — зи- за всю жизнь не построишь, легенда скорее всего
му, длившуюся целое поколение  — как оплот по- объединила в лице его нескольких Брандонов, коих
томков своих, Королей Зимы. Но поскольку имя в роду Старков было великое множество.
В нешние стены Винтерфелла строились при короле Эдрике Снегобородом в последние двадцать лет
его жизни. Эдрик, правивший чуть не сто лет, под старость начал чудить, и враги, видя это, стали поку-
шаться на его королевство. Первой угрозой были его же многочисленные враждующие потомки, но, кроме
них, Эдрику докучали Железные Люди, работорговцы из-за Узкого моря, одичалые и другие северяне на-
подобие Болтонов.

Особенность замка в том, что землю при за- дыней. По этой причине многие полагают, что по-
кладке его стен и фундаментов не разравнивали. строили ее еще Первые Люди, но мейстер Кеннет
Иными словами, Винтерфелл строился скорее ча- непреложно доказал, что в стародавние времена все
стями, нежели как единое целое. Некоторые ученые здания были четырехугольными, а круглые появи-
предполагают, что он являет собой несколько фор- лись лишь при андалах.
тов, соединенных в одно, но следы этих работ Опытному глазу видно, что в Винтерфелле сме-
стерло время. шалось много времен. В нем огромны не одни зда-
Внутренней крепостной стене, защищавшей не- ния, но и лежащие меж ними пространства. Под од-
когда замок, не меньше двух тысяч лет, а некоторые ну богорощу, где будто бы молился еще Бран-
ее части и того старше. В более позднее время ее об- дон-Строитель, отведено целых три акра. Молился

Г риб уверяет в своих заметках, что дракон Вермакс отложил яйца в обогреваемых этими источниками
криптах замка, пока его наездник сговаривался с Криганом Старком, но это скорее всего неправда. По
словам мейстера Гильдейна, Вермакс в жизни своей яиц не откладывал, а стало быть, являлся самцом. Вера в
то, что драконы способны менять свой пол, ошибочна, о чем пишет мейстер Ансон в «Правде и лжи»; она
проистекает из неверного толкования фразы септона Барта, в чьих мистических текстах встречается много
подобных метафор.

вели рвом, а за ним поставили еще одну стену. Вну- он там или нет, древность ее сомнений не вызывает.
тренняя стена насчитывает в вышину сто футов, В ней бьют горячие источники, защищающие дере-
внешняя — восемьдесят; если захватчик одолеет ее, вья от зимних морозов.
защитники смогут метать в него копья, стрелы и Из-за обилия горячих источников вокруг Вин-
камни сверху. терфелла здесь, вероятно, и поселились изначально
Замок внутри крепостных стен занимает многие Первые Люди: в северные зимы вода, да еще горя-
акры, и строений в нем множество. Самая старая чая  — истинный клад. В  последние века Старки
круглая башня, давно заброшенная, приземистая и провели к этим источникам трубы для обогрева
украшенная горгульями, называется Первой Твер- своих жилищ.

Н аукой доказано, что подобные родники обогреваются теми же подземными печами, что Четырнадцать
Огней или дымящаяся гора Драконьего Камня, но простолюдины Винтерфелла и зимнего городка
верят, что их согревает своим дыханием спящий под замком дракон. Это еще глупее, чем россказни Гриба, и
не заслуживает глубокого рассмотрения.

СЛЕВА | Винтерфелл, с городом, укрытым за стенами

15 1
Стена и за Стеной
НОЧНОЙ ДОЗОР
В Семи Королевствах существует единственное схожи ни с одним замком Семи Королевств, ибо нет
в своем роде братство — Ночной Дозор, обороняю- у них ни стен, ни других укреплений (Стена надеж-
щее Стену веками и тысячелетиями. Зародилось оно но защищает их с севера, а на юге, как утверждает
после Долгой Ночи, когда Иные, пришедшие с севе- Дозор, у него нет врагов).
ра, едва не погубили всех людей на земле. Старейшая и самая большая из них  — это
О благородных черных братьях рассказывают Твердыня Ночи, покинутая лет двести назад: с
немало историй, но Век Героев давно миновал, а уменьшением численности Дозора ее стало слиш-
Иных, если они и были когда-то на свете, никто не ком дорого содержать. Мейстеры, служившие там
видел уже тысячу лет. ранее, пишут, что замок этот много раз расширяли,
По этой причине ряды Дозора год от года реде- и от первоначального здания остались разве что
ют. Собственные его летописи доказывают, что нача- крипты, вырубленные прямо в скале.
лось это еще до Эйегона Завоевателя; черные братья До того, как Дозор оставил ее, Твердыня Ночи
все так же отважно охраняют царство людей, но уже несколько тысячелетий служила главным его опло-
не от Иных, упырей, великанов, оборотней и прочих том и обросла собственными легендами, некоторые
чудищ из детских сказок, а всего лишь от одичалых. из коих пересказал архимейстер Хармун в книге
Те, конечно, варвары, но при этом обыкновенные «Дозорные на Стене». Самая древняя из них по-
люди, чьи каменные топоры и дубины не представ- вествует о Короле Ночи, тринадцатом лорде-коман-
ляют угрозы для вооруженных сталью бойцов. дующем. Он взял себе в любовницы колдунью, блед-
В старину же все было иначе. И без легенд ясно, ную, как мертвец, и объявил себя королем. Трина-
что Первые Люди, Дети Леса (и даже великаны, если дцать лет правил он вместе со своей мертвой коро-
верить песням) начали строить Стену не просто так: левой, пока его не сверг Король Зимы Брандон-Раз-
все они чего-то боялись. Сооружение это, при всей рушитель, заключивший союз с Джорамуном, Коро-
его простоте, справедливо считают одним из чудес лем за Стеной. После этого Брандон Старк предал
света. Основание Стены могло быть из камня  — забвению самое имя Короля Ночи.
мнения ученых расходятся на сей счет, — но теперь Мейстеры Цитадели пренебрегают подобными
на всю ее сотню лиг виден один только лед. Первые сказками, хотя и допускают, что мог быть в ранние
Люди брали его глыбами с ближних озер, везли на дни Дозора лорд-командующий, решивший стать ко-
санях к Стене и громоздили льдину на льдину. В на- ролем; «мертвая» же королева могла быть дочерью
ши дни Стена насчитывает больше семисот футов в Короля Курганов, то есть могил. Король Ночи, по
своей наивысшей точке, но вышина ее в соседствую- разным предположениям, звался Болтоном, Вудфу-
щих участках разнится из-за неровностей почвы. том, Амбером, Флинтом, Норри — а возможно, даже
Под сенью этой ледовой громады Ночной До- и Старком. Каждый сказитель добавляет к этой исто-
зор поставил девятнадцать своих крепостей. Они не рии свои страшные и таинственные подробности.

Л ьдины, по преданию, укладывали в Стену не люди, а великаны. Возможно, в этом есть доля правды, хо-
тя в сказках они предстают более высокими и могучими, чем были на самом деле. Рассказывают также,
что Дети Леса, сами не строившие ни изо льда, ни из камня, помогали строителям своей магией — но леген-
ды, как не раз уже говорилось здесь, источник весьма сомнительный.

СЛЕВА | Черный Замок и Стена

15 3
1) стюарды, снабжающие Дозор провизией, оде-
ждой и другими припасами;
КРЕПОСТИ НОЧНОГО ДОЗОРА
2) строители, следящие за Стеной и замками;
Действующие
3) разведчики, совершающие вылазки за Стену,
дабы усмирять одичалых.
Сумеречная Башня Командуют ими старшие офицеры во главе с
Черный Замок лордом-командующим. Должность эта выборная:
(резиденция лорда-командующего) все дозорные до единого, от бывших браконьеров
Восточный Дозор, Что-у-моря до отпрысков великих домов, отдают свой голос за
кого-то из кандидатов. Тот, кто получил больше
Заброшенные всего голосов, возглавляет Дозор до конца своих
дней. Обычай этот себя оправдывает, и все попытки
Западный Дозор, Что-у-моста его отменить (к примеру, Рансел Хайтауэр пятьсот
Страж лет назад пожелал передать Дозор своему внебрач-
Серый Дозор ному сыну) никогда не увенчивались успехом.
Каменная Дверь В наши дни Дозор пребывает, увы, в упадке.
Когда-то он служил, должно быть, великой цели; но
Морозный Холм
Иных, если они и были, никто не видел уже несколь-
Ледовый Порог
ко тысяч лет, и они больше не угрожают людям. Те-
Твердыня Ночи перь Дозор имеет дело только с одичалыми, а они
Глубокое Озеро становятся опасны, лишь когда за Стеной появляет-
Врата Королевы ся новый король.
(ранее Снежные, Непомерные расходы на содержание Стены и
переименована в честь королевы Алисанны) Ночного Дозора все более отягощают Семь Коро-
Дубовый Щит левств. Ныне из девятнадцати замков действуют
Лесной Дозор, Что-у-пруда только три, а черных братьев стало вдесятеро мень-
ше, чем в год высадки Эйегона, но Дозор даже и в
Соболий
таком числе обременителен для страны.
Серебряный Иней Одни говорят, что Стена избавляет нас от
Бочонок убийц, насильников, браконьеров и прочих злодеев,
Факел другие сомневаются, разумно ли вообще давать
Зеленый Дозор оружие в руки такому сброду и обучать их военному
делу. Набеги одичалых  — скорее докука, чем
подлинная угроза; умные люди предлагают расши-
рить права лордов Севера, чтобы те сами расправля-
Ночной Дозор может считаться первым воин- лись с гостями из-за Стены.
ским орденом Семи Королевств, ибо все его братья Дозор, в сущности, держится лишь потому, что
обязаны прежде всего защищать Стену и обучаются на Севере его свято чтят, и почти все свое пропита-
воинским ремеслам для этой цели. Согласно другим ние черные братья получают не из Дара, а от север-
своим обязанностям, они делятся на три группы: ных лордов.
ОДИЧАЛЫЕ
Потомков Первых Людей, что живут за Стеной, атаманы и воеводы стремятся получить этот титул,
мы, жители юга, зовем одичалыми. но мало кто его достигает. Ни один из Королей за
Сами они именуют себя вольным народом и Стеной не создавал себе настоящего королевства и
смотрят свысока на «поклонщиков» южнее Стены. не заботился о своих подданных; это не монархи, а
У них в самом деле нет ни лордов, ни королей, и не скорее военачальники, и каждый из них, сколь бы
кланяются они ни роду, ни званию. разными они ни были, вел вольный народ на Стену в
Однако жизнь у них скудная. Они часто страда- надежде разрушить ее и завоевать все Семь Коро-
ют от голода, холода, междоусобиц и мародерства левств.
своих же сородичей. Отсутствию законов за Стеной
не стоит завидовать — это вам скажет любой чело-
век, побывавший у одичалых. (Разведчики Ночного
Дозора оставили особенно много таких свиде-
тельств.) Впрочем, одичалые гордятся своей бедно-
стью, каменными топорами, плетеными щитами,
вшивыми шкурами  — и гордость эта также побу-
ждает их сторониться прочего населения Семи Ко-
ролевств.
Несчетные племена и кланы вольного народа
поклоняются старым богам Первых Людей и Детей
Леса, богам чардрев. Есть там и более страшные бо-
жества: подземные боги в Клыках Мороза, снеговые
и ледяные на Стылом берегу, крабьи на мысе Стор-
ролд, но о них нам мало что известно.
Разведчики рассказывают об еще более дико-
винных народах: в долине далеко на севере живут
одетые в бронзу воины, Рогоногие, что ходят боси-
ком по снегу и льду. Жители Стылого берега ютятся
в ледяных хижинах и ездят на санях, запряженных
собаками. Около полудюжины племен обитает в пе-
щерах, а в истоках рек, по слухам, живут людоеды.
Не многие разведчики, однако, углублялись более Первым таким королем
чем на сотню лиг в Зачарованный лес, и даже им был, по преданию, Джорамун,
трудно вообразить, сколько разновидностей одича- имевший якобы волшебный рог,
лых еще существует на дальнем Севере. способный «поднять из земли ве-
Эти дикие племена представляют угрозу для го- ликанов» и сломать Стену. (Стена,
сударства лишь в тех редких случаях, когда Король которая как стояла, так и стоит, красноречиво сви-
за Стеной сплачивает их в единое войско. Многие детельствует о том, что это всего лишь сказка.)

В  южные области они приходят в основном за железом и сталью, коих сами не умеют изготовлять. Ору-
жие у этих разбойников из дерева, камня, а то и рога. Кое у кого имеются бронзовые топоры и ножи,
которые тоже высоко ценятся за Стеной. Стальные клинки их воевод зачастую получены от убитых разведчи-
ков Ночного Дозора.

СЛЕВА | Замки Ночного Дозора ВВЕРХУ | Одичалый

15 5
Г ородом за Стеной мог назваться разве что Суровый Дом на мысе Сторролд, где есть гавань, пригодная
для больших кораблей. Но шестьсот лет назад селение это сожгли и всех жителей перебили, хотя даже
Дозор не знает, что там случилось. Одни говорят, что городок разрушили людоеды со Скагоса, другие —
что работорговцы из-за Узкого моря. Люди с корабля Дозора, посланного туда, рассказывают о криках, до-
носящихся с прибрежных утесов, где нет ни единой живой души. Мейстер Виллис написал об этом месте
замечательную книгу «Суровый Дом, или три года среди дикарей, разбойников и лесных колдунов». Вил-
лис прибыл в Суровый Дом на пентошийском торговом судне и остался там как целитель и советник, чтобы
после рассказать, как живут на Сторролде одичалые. Его взял под свою защиту Горм-Волк, один из четырех
правивших там вождей, но когда Горма убили в пьяной драке, Виллис оказался в смертельной опасности и
должен был спешно бежать в Старомест. Он написал свою книгу и пропал год спустя после того, как к ней
сделали рисунки. Говорят, что его видели в гавани, где он справлялся о кораблях, идущих в Восточный До-
зор, Что-у-моря.

Три тысячи лет назад явились два других коро- Тысячу (или две) лет спустя королем стал Ро-
ля, братья Гендел и Горн. Они невидимо провели гатый Лорд. Имя его забыто, но Стену он якобы
свое войско по лабиринту подземных пещер, про- преодолел с помощью колдовства. За ним через
шли под Стеной и напали на Север. Горн, убивший в несколько веков последовал Баэль-Бард. Песни
бою короля Старка, пал в свой черед от руки наслед- его до сих пор поют за Стеной, но неизвестно, су-
ного принца, а Гендел с остатками своей орды бежал ществовал ли на самом деле такой человек. Старые
обратно в пещеры, и больше его не видели. хроники Винтерфелла о нем умалчивают — то ли
У   одичалых же рассказывают, что Гендел и его люди, заблудившись в пещерах, и посейчас там живут,
но разведчики уверены, что Гендел тоже погиб в бою и в пещерах укрылась лишь горстка его после-
дователей.

потому, что он навлек позор на дом Старков (буд- взяли в клещи и прижали к озеру. Рыжебородый
то бы обесчестив и наградив ребенком девицу это- успел сразить лорда Виллема, но вскоре и сам погиб
го рода), то ли это и впрямь вымышленная фигура. от руки его брата Артоса.
Последним королем, прошедшим за Стену, стал Когда на поле битвы наконец-то прибыл Ноч-
Реймун Рыжебородый. Он объединил одичалых в ной Дозор во главе с лордом-командующим Масгу-
212 или 213 г. ОЗ, но через Стену они перелезли дом (раньше он звался Джеком-Весельчаком, но с
лишь в 226-м. тех пор навеки стал Джеком-Засоней), разгневан-
Войско Реймуна, по всем свидетельствам, исчис- ный Артос Старк, считавшийся самым грозным
лялось тысячами, и на юг они прошли до самого воином своего поколения, приказал им похоронить
Длинного озера, где их встретили лорды Виллем убитых. С  этой задачей черные братья справились
Старк и Хармонд Амбер, Пьяный Гигант. Одичалых успешно.

ВНИЗУ | Одичалые собираются за Стеной


Речные земли
Немало исторических событий, как славных, на немногих королей и героев, чьи подвиги высече-
так и трагических, свершилось на землях, орошае- ны на древних камнях рунами, кои даже и в Цитаде-
мых рекой Трезубец и тремя ее большими при- ли прочесть затрудняются. Певцам и сказителям
токами. вольно потчевать нас историями об Артосе Силь-
Простирающиеся от Перешейка до берегов ном, Флориане-Дураке, Девятипалом Джеке, коро-
Черноводной, а на востоке граничащие с Долиной, леве-колдунье Шарре и Зеленом Короле с Божьего
речные земли являют собой сердце Вестероса. Ни Ока, но ученые мужи сомневаются, что все они
одно другое из бывших Семи Королевств не видело когда-либо жили на свете.
столько битв, столько королей, столько возвышений Подлинная история речных земель начинается с
и падений великих домов. Причина сего ясна: эти приходом андалов. Переплыв Узкое море и заняв
земли, богатые и плодородные, граничат со всеми Долину, завоеватели двинулись на ладьях по всем
прочими королевствами, кроме Дорна, но есте- трем притокам и по Трезубцу. В те дни андалы под-
ственных преград для захватчиков там почти нет. чинялись вождям, коих септоны после нарекли ко-

В ажность Трезубца стала ясна воочию, когда король Харвин Хоур, дед Харрена Черного, сражался за
речные земли со Штормовым Королем Арреком. Железные Люди, захватив реки, быстро переправля-
ли свои войска к самым отдаленным крепостям и полям сражений. Аррек, несмотря на численное превос-
ходство, потерпел сокрушительное поражение на Зеленом Зубце близ Ярмарочного Поля, ибо переправу за-
няли ладьи с островов.

Трезубец с притоками обеспечивают хорошие уро- ролями, и вожди эти понемногу захватывали мелкие
жаи и торговлю в мирное время, в военное же слу- королевства на берегах рек.
жат и дорогами, и препонами. В песнях поется о падении Девичьего Пруда и
Все три притока получили свои имена не зря. гибели тамошнего короля-мальчика Флориана Пя-
Красный Зубец окрашен илом, который приносит того Храброго; о Вдовьем броде, где трое сыновей
с западных гор, мшистые воды Зеленого берут на- лорда Дарри сутки сдерживали рать Вориана Ви-
чало в болотах Перешейка, питаемый родниками прена и убили сотни андалов, прежде чем пали са-
Синий чист и прозрачен. Череда плоскодонок, ве- ми; о ночи в Белом лесу, где Дети Леса из полого
зущих по ним товары, выстраивается порой на це- холма наслали волков на андальский лагерь, и звери
лую милю. Больших городов, как ни странно, там растерзали пришельцев при свете нового месяца; о
не строили никогда  — отчасти из-за постоянных великой битве на реке Горькой, где Бракены из
войн, отчасти оттого, что короли прошлого не поз- Стонхеджа и Блэквуды из Древорона не устояли
воляли расти торговым городкам вроде Харроуэй- против семисот семидесяти семи рыцарей и семи
ского и Солеварен. септонов с семиконечной звездой на щитах.
За долгие века господства Первых Людей в реч- Семиконечную звезду видели всюду, куда прихо-
ных землях то и дело зарождались и гибли мелкие дили андалы: на щитах, на знаменах, на камзолах, а
королевства. Их история, приукрашенная в сказках порой и на коже воинов. В  старых богах, которым
и песнях, ныне почти забыта — остались лишь име- поклонялись Первые Люди и Дети Леса, андалы ви-

15 9
дели лишь мерзких демонов; они предавали огню Мадды сумели объединить больше земель, не-
священные рощи чардрев и вырубали все белые де- жели их предшественники, но царствовали недолго.
ревья с ликами, которые им встречались. Наследник Молота Справедливости, Тристифер
Главной святыней Первых Людей и Детей Леса Пятый Последний, не сдержал напора андалов, и
до них был большой холм Высокое Сердце. Увенчан- созданное его отцом государство рассыпалось в
ный исполинскими чардревами, самыми древними в прах.
Семи Королевствах, холм по-прежнему служил убе- Разрушив Старые Камни и убив Тристифера
жищем Детям Леса с их древовидцами. Когда его Последнего, андальские короли женились на доче-
окружил андальский король Эррег Братоубийца, рях уцелевшей знати и расправлялись с теми, кто
Дети, как гласит легенда, призвали на помощь тучи не желал им покориться. Кровь последних речных
воронов и стаи волков, но стальные топоры захват- королей не успела еще просохнуть, как андалы на-
чиков сокрушили и зверей, и птиц, и людей, а рядом чали сражаться между собой. Многие из них объ-
с Высоким Сердцем вырос такой же вышины холм являли себя Королями Рек и Долин или Королями
из трупов. Трезубца, но прошли века, прежде чем кто-то из
В «Подлинной истории» это рассказано этих самозваных монархов оправдал свой титул на
по-другому. Дети Леса, говорится там, покинули деле.
речные земли задолго до прихода андалов; но как бы Первый андал, собравший речные земли в на-
там ни было, рощу на холме вырубили, и теперь на стоящее королевство, был незаконным отпрыском
месте былых чардрев видны только пни. двух издавна враждовавших родов, Блэквудов и

С уществование Эррега, одного из самых черных злодеев древней истории, также вызывает сомнения.
Архимейстер Перестин предполагает, что «Эррег» вовсе не имя, а искаженный андальский титул.
В своих «Исторических размышлениях» он пошел еще дальше, высказав мысль, что деревья на холме вы-
рубил безымянный андальский вождь по приказу кого-то из речных королей, у коего андалы служили в
наемниках.

Последним и величайшим из королей, проти- Бракенов. В детстве он носил презренное имя Бе-
востоявших андалам, был Тристифер Четвертый, недикт Риверс, но с возрастом стал величайшим
Молот Справедливости, из дома Маддов. Его замок воином своего времени и звался сиром Бенедик-
Старые Камни стоял на высоком берегу Синего том Дерзновенным. Благодаря своим подвигам он
Зубца. В песнях поется, что он победил в девяноста получил поддержку как материнского, так и от-
девяти битвах и погиб в сотой, где сражался с семью цовского дома, и другие речные лорды также при-
андальскими королями. Королей неспроста было сягнули ему. За тридцать с лишним лет он покорил
семь; эта история скорее всего тоже сочинена сеп- других королей Трезубца и лишь тогда возложил на
тонами в назидание пастве. себя корону.
До Маддов в речных землях жили и другие ко- В королях он стал называться Бенедиктом Спра-
роли, почти столь же могучие. В  одних хрониках ведливым (Джастменом) и сделал это прозвище ро-
первым и наистарейшим родом зовутся Фишеры, довым именем своего дома. Он правил сурово, но
другие им отводят второе место, а отрывочные мудро двадцать три года, присоединив к своим вла-
«Речные анналы», найденные в древнем септрии у дениям Девичий Пруд и расширив их до самого
Горохового Дола, — всего лишь третье. Блэквуды и Перешейка. Сын его, тоже Бенедикт, царствовал
Бракены также уверяют, что правили речными зем- шестьдесят лет и присоединил к речным землям
лями в Век Героев. устье реки Черноводной, Росби и Синий Дол.

16 0
Джастмены, судя по летописям, правили в реч-
ных землях около трехсот лет. Род их прервался,
когда Кхоред Седой (Хоур), король Железных
островов, взял в плен и убил сыновей Бернарра Вто-
рого. Отец пережил их ненадолго, и в речных землях
началась затяжная война против Железных Людей,
так и не увенчавшаяся победой.
В последующие смутные времена собранное Бе-
недиктом Дерзновенным королевство вновь разва-
лилось, и дома Блэквудов, Бракенов, Венсов, Малли-
стеров и Карлтонов возобновили старинную меж-
доусобицу.
Победителем в ней неожиданно стал лорд Тор-
ренс Тиг неизвестного рода-племени. Разжившись
золотом на западных землях, он набрал за Узким
морем наемников и после шестилетней войны
был коронован в Девичьем Пруду как Король Тре-
зубца.
Впрочем, трон короля Торренса и его наследни-
ков никогда не был прочным. Тиги, не пользовавши-
еся в речных землях любовью, принуждены были
брать в заложники сыновей и дочерей всех знатных
домов Трезубца. Тем не менее четвертый из Тигов,
Тео Стертые Ляжки, царствовал, не слезая с коня,
подавлял один бунт за другим и заложников вешал
на каждом дереве.
Династии андальских речных королей были, как
и при Первых Людях, недолговечны, ибо враги Много речных королей было свергнуто таким
окружали их королевства со всех сторон. Железные образом, и каждая битва влекла за собой другую.
Люди вторгались с запада, пираты со Ступеней и Ясно было, что рано или поздно кто-то из пришель-
Трех Сестер с востока. Западные жители совершали цев решит остаться и забрать речные земли себе.
набеги из-за Красного Зубца, дикие племена с Лун- Первым это сделал штормовой король Арлан
ных гор грабили, жгли, похищали женщин. Рыцар- Третий Дюррандон.
ские колонны с Простора переходили Черновод- В те времена Королем Рек и Холмов был Хам-
ную, когда им только хотелось, Штормовые Короли фри из дома Тигов. Поставив на речных землях мно-
на юго-востоке тоже не отставали. жество септ и обителей, он пытался искоренить
За всю длинную историю Трезубца едва ли поклонение старым богам.
найдется время, когда речные жители не воевали бы По этой причине Блэквуды, так и не принявшие
с кем-нибудь из соседей, а порой даже им приходи- Семерых, подняли против него мятеж, к коему при-
лось сражаться с двумя и тремя зараз. мкнули Венсы из Атранты и Талли из Риверрана.
Хуже того: мало кто из речных королей не испы- Король Хамфри со своими верными, при поддержке
тал измены от своих знаменосцев. Старинные оби- Мечей и Звезд, скорее всего победил бы их, не по-
ды в сердцах речных лордов глубиной не уступали шли лорд Родерик Блэквуд за помощью в Штормо-
их рекам. Не один, так другой из них то и дело пере- вой Предел. Сын короля Арлана был женат на доче-
бегал к врагу, коего зачастую сами лорды и призыва- ри лорда, и сочетали их по-старинному, под
ли, посулив ему золото или дочь. большим сухим чардревом в богороще Древорона.

ВВЕРХУ | Король Бенедикт Справедливый

16 1
Арлан III не замедлил откликнуться на зов сва- вый), Марк Мадд (Безумный Бард), лорд Роберт
та. Собрав все свои знамена, он перешел Черно- Венс, лорд Петир Маллистер, леди Джейна Натт,
водную, разбил короля Хамфри в череде кровавых бастард сир Аддам Риверс, крестьянин Пейт из Яр-
сражений и снял с Древорона осаду. Родерик Блэк- марочного Поля, рыцарь из Старых Камней сир
вуд и Элстон Талли погибли в битвах наряду с лор- Лаймонд Фишер и много других.
дами Бракенами, Дарри, Смолвудами и двумя Вен- С владычеством Штормового Предела в конце
сами, а в последнем бою пали король Хамфри, его концов покончил не речной лорд, а новый завоева-
брат и первый боец сир Дамон, его сыновья Хам- тель: Харвин Хоур Твердая Рука, король Железных
фри, Холлис и Тайлер. Битва эта состоялась меж островов. Переправившись на ста ладьях через за-
двух холмов под названием Материны Сиськи  — лив Железных Людей, он высадился в пятидесяти
за эту землю Блэквуды спокон веку спорили с Бра- лигах южнее Сигарда и вышел пешим порядком к
кенами. Синему Зубцу. Его воины несли ладьи на плечах; на
Король, по словам летописца, в тот день погиб островах этот подвиг до сих пор прославляют в
первым. Наследный принц Хамфри взял себе коро- песнях.
ну и меч отца, но тоже вскоре пал в сечи. Так окро- Пока захватчики грабили и разоряли речные се-
вавленная корона последнего из речных королей ления, лорды засели в замках, не желая сражаться за
побывала на всех трех его сыновьях и досталась ненавистного короля. Тех, кто брался за оружие, су-
брату еще до исхода дня. На закате с лица земли ис- рово наказывали. Лишь один молодой рыцарь по
чез весь род Тигов вместе с королевством Рек и имени Сэмвел Риверс, внебрачный сын лорда Том-
Холмов. После это сражение назвали Битвой Ше- мена Талли, встретил Харвина на Камнегонке с не-
сти Королей в честь Арлана и пяти его супротивни- большим войском, но был разбит. Сотни его людей
ков, из коих четверым довелось побыть королем не утонули, спасаясь бегством; самого Риверса разру-
более часа. били надвое, чтобы доставить одну половину тела
Письма, найденные в последующие века отцу, а другую матери.
мейстерами Штормового Предела и Древорона, Лорд Талли, оставив Риверран без боя, ушел со
показывают, что Арлан III не собирался становить- своими людьми в Древорон, где собирали войско
ся речным королем и хотел передать престол Блэк- леди Агнес Блэквуд и ее сыновья. Но стоило леди
вудам, но гибель лорда Родерика все изменила. На- Агнес выступить против Железных Людей, в тыл
следником Древорона был восьмилетний мальчик, ей ударил ее сосед и заклятый враг лорд Лотар Бра-
а братьям покойного лорда Арлан не доверял. Он кен. Саму леди и двух ее сыновей взяли в плен и вы-
думал было короновать Ширу, свою невестку, что- дали королю Харвину. Тот голыми руками задушил
бы его сын правил совместно с ней, но речные лор- отроков на глазах у матери, но леди Агнес, по
ды не желали повиноваться женщине, и штормо- рассказам, не пролила ни одной слезы. «У меня
вой король решил взять завоеванные им земли под есть еще сыновья, — будто бы сказала она. — Дре-
свою руку. ворон стоял и будет стоять, а твой род угаснет в
Так оно и шло еще триста лет, хотя речные лор- крови и пламени».
ды восставали против Штормового Предела при- Сии пророческие слова скорее всего присочи-
мерно раз в поколение. С дюжину претендентов из нили позднее; известно лишь, что Харвин Хоур, по-
стольких же домов поочередно объявляли себя Ко- раженный отвагой пленницы, предложил сделать ее
ролями Трезубца и принимались свергать штормо- своей морскою женой. «Пусть лучше во мне будет
вое иго. Некоторые даже преуспевали в этом на од- твой меч, чем твой корешок», — ответила Агнес, и
ну луну, а то и на год, но троны их зиждились на пес- Харвин внял ее желанию.
ке и на иле. В конце концов из Штормового Предела Больше никто из речных лордов не оказал со-
выступало свежее войско, и самозваный король ока- противления Твердой Руке, но весть о вторжении
зывался на виселице. Так кончили свое бесславное дошла до короля Аррека Дюррандона, и он высту-
царствование Люсифер Джастмен (Люсифер Лжи- пил с большим войском на север.

СПРАВА | Штормовой король Аррек озирает битву у Ярмарочного Поля

162
Молодому королю так не терпелось схватиться с ков был Харвин Твердая Рука, чтобы раздавать ко-
врагом, что он оставил позади свой обоз. Всю меру роны другим. Железный Король, как и Арлан Дюр-
этой ошибки он понял, перейдя Черноводную: зам- рандон до него, сделал речные земли своим соб-
ки закрыли ворота и не давали ему ни пропитания, ственным королевством, и те лорды, что сражались
ни корма лошадям, а вокруг он видел лишь горящие на его стороне, всего лишь сменили одного хозяина
селения и обугленные поля. Тем временем лорды на другого, более жестокого и взыскательного, чем
Гудбрук, Пэг и Випрен, переметнувшиеся к Харви- прежний.
ну, скрытно переправились на другой берег Черно- Лотар Бракен, поняв это одним из первых, пол-
водной и перехватили обоз. года спустя восстал против Харвина, но его под-
Когда изголодавшееся штормовое войско нако- держали лишь несколько мелких лордов. Король
нец сошлось с Харвином у Ярмарочного Поля, на Харвин разгромил Стонхедж, а лорда Лотара об-
стороне Твердой Руки воевали уже Лотар Бракен, рек на медленную голодную смерть в вороньей
Тео Карлтон и два десятка других речных лордов. клетке.
У  Аррека было в полтора раза больше бойцов, но Король Аррек еще дважды пытался вернуть
они ослабели в долгом голодном походе, а их король утраченное, но не преуспел, а его сыну, Арреку Пя-
вскоре показал себя упрямым и нерешительным тому, такая попытка стоила жизни.
вместе. Битва закончилась сокрушительным пора- Харвин правил речными землями до конца сво-
жением штормовых сил; сам Аррек бежал с поля их дней (умер он в постели на шестьдесят пятом
боя, но два его брата погибли, и власти Штормового году, наслаждаясь одной из своих морских жен).
Предела над Трезубцем настал конец. Вслед за ним пришли такие же угнетатели, его сын
Простые речные жители этому радовались, и внук. Внук Харвина, Харрен Черный, чуть ли не
осмелевшие лорды выбивали прочь немногие штор- всю свою жизнь возводил на речных землях ис-
мовые гарнизоны, оставшиеся на реках. Колокола в полинскую крепость и родные острова навещал
Каменной Септе звонили не умолкая, певцы и бро- нечасто.
дячие братья оповещали о том, что Трезубец снова Только Эйегон Завоеватель, высадившись на
сам себе господин. берегах Вестероса, покончил с Харреном и со всем
Ликование, однако, длилось недолго. Всюду, осо- его домом. Пламя, поглотившее Харренхолл, поло-
бенно в Стонхедже, поговаривали, что лорд Лотар жило конец игу Железных Людей. Эдмина Талли из
Бракен сам надеялся стать королем после изгнания Риверрана, первого, кто ему присягнул, Эйегон на-
Штормового Предела, но письменных свидетельств значил верховным лордом Трезубца, а всех осталь-
такого его намерения не сохранилось. Бракен вряд ных лордов сделал его вассалами; других королей,
ли мог питать столь беспочвенные надежды: не та- кроме Таргариенов, в Вестеросе больше не стало.
ДОМ ТАЛЛИ
Талли из Риверрана королями никогда не были, Когда Штормовые Короли одолели Королей
но часто сочетались браком с королевскими речны- Рек и Долин, Талли входили в число первейших реч-
ми домами. Возможно, благодаря этим ста- ных домов. Часть благородных семей по-
ринным связям они и стали верхов- гибла без остатка в этой борьбе, но
ными лордами Трезубца при большинство, как Талли, пре-
Эйегоне I. клонили колено после свер-
Имя Талли встречается жения Тигов, и вскоре Ри-
в хрониках и анналах веррану стали предла-
Трезубца со времен гать почетные долж-
Первых Людей, когда ности.
первый Эдмар Талли И Штормовых
и его сыновья сража- Королей, и Же-
лись под знаменем лезных Талли пере-
Тристифера Четвер- несли почти без по-
того Мадда, Молота терь, хотя другим
Справедливости, и знатным речным до-
помогли ему одержать мам не столь посчаст-
немало из девяноста де- ливилось. За десять лет
вяти его славных побед. до Завоевания Блэквуды
После гибели короля Три- с Бракенами возобновили
стифера лорд Эдмар перешел к старинную междоусобицу.
самому могучему андальскому за- Обычно Железные Короли за-
воевателю Армистеду Венсу. От него-то крывали глаза на подобные стычки меж-
Аксель, сын Эдмара, и получил надел при слиянии ду своими вассалами, а то и поощряли их, согласно
Красного Зубца с Камнегонкой, где воздвиг крас- «Железным хроникам», дабы вассалы не стали че-
ный замок, названный Риверраном. ресчур сильными.
Для обороны это место годилось как нельзя луч- На сей раз, однако, военные действия помешали
ше, и мелкие короли, воюя между собой в век сму- строительству Харренхолла, и Харрен Черный рас-
ты, начали искать поддержки у дома Талли. Аксель и правился с обеими сторонами. Вследствие этого к
его потомки приобрели власть и богатство, а Ривер- приходу Эйегона Завоевателя самыми могуще-
ран стал оплотом, защищающим западные пределы ственными из речных лордов сделались Талли из Ри-
Трезубца от Королевства Скалы. веррана.

ПЕРЕЧЕНЬ ДОМОВ, ОДНО ВРЕМЯ ПРАВИВШИХ В РЕЧНЫХ ЗЕМЛЯХ

Дом Фишеров с Туманного Острова Дом Д жастменов


Дом Блэквудов из Древорона Дом Тигов
Дом Бракенов из Стонхеджа (последняя династия местных Речных Королей)

Дом Маддов из Старых Камней Дом Дюррандонов из Штормового Предела


(последняя династия Первых Людей) Дом Хоуров с Железных островов

ВВЕРХУ | Гербы дома Талли (в центре) и некоторых подчиненных ему домов в прошлом и настоящем (по часовой стрелке):
Маллистер, Моутон, Дарри, Мадд, Пайпер, Стронг, Венс, Бракен, Блэквуд, Уэнт, Лотстон, Фрей
СПРАВА | Смерть принца Эйегона и его дракона Ртути
164
В ражда между Блэквудами и Бракенами началась за несколько тысячелетий до прихода андалов. Причи-
на ее окутана мраком: Блэквуды говорят, будто они были королями, а Бракены мелкими лордами, пре-
давшими их, Бракены говорят то же самое касательно Блэквудов. То, что оба эти дома были некогда королев-
скими, представляется верным, и врагами они, конечно, стали не без причины. Они враждуют веками вопре-
ки попыткам всех других королей примирить их. Даже Старый Король, Джейехерис Умиротворитель, не
преуспел в этом: мир, которого он добился, ненадолго пережил его самого.

Все сорок лет правления Харрена Черного люди ширных земель, взял в жены дочь лорда Талли.
речных земель жили в нужде и умирали безвремен- (Позднее это родство, принесшее дому Талли нема-
но. Эйегона здешние лорды, и большие и малые, ло хлопот, оборвалось вместе с внезапным концом
встречали как избавителя, и первым под его знамя дома Квохорисов.) В 7 г. ОЗ лорд Эдмин стал коро-
перешел Эдмин Талли. Когда Харренхолл сгорел и левским десницей, но через два года подал в отстав-
род Харрена прервался, Эйегон сделал наместни- ку и вернулся к себе в Риверран.
ком речных земель лорда Эдмина. Многие думали, При ранних Таргариенах Талли участвовали во
что и Железные острова подчинят ему, но этого не многих важных событиях. Когда король Эйенис  I
случилось. гостил в Риверране и Харрен Рыжий убил Гаргона,
Лорд Эдмин много сделал для исправления зла, его величество призвал Талли и их знаменосцев от-
причиненного Харреном. Завязывались новые узы; бить Харренхолл у беззаконного короля. Позднее
Квентон Квохорис, ранее мастер над оружием Дра- Талли вместе с другими лордами (среди коих были
коньего Камня, теперь лорд Харренхолла и его об- Харроуэи, владевшие Харренхоллом в то время),
ЛОРДЫ ХАРРЕНХОЛЛА

Г аргон Свадебный Гость, внук Квентона, был вторым и последним лордом Квохорисом. Прозвище он полу-
чил за то, что посещал все свадьбы в своих владениях чтобы воспользоваться правом первой ночи. Неудиви-
тельно, что отец одной из невест как-то ночью впустил в замок шайку Харрена Рыжего, и тот убил Гаргона, прежде
его оскопив. Харренхолл после этого заслужил репутацию проклятого места, и со всеми его владельцами приклю-
чалось что-то недоброе.

Дом Харроуэев младший сын Ларис. Он благополучно пережил


Харренхолл им пожаловали при Эйенисе I после Пляску Драконов, но Волчье Судилище
смерти Гаргона Квохориса. Лорд Лукас выдал свою пресекло его дни.
дочь Алис за Мейегора и стал десницей, пока
Мейегор не истребил и лорда, и весь его род. Дом Лотстонов
Сира Лукаса Лотстона, мастера над оружием в
Дом Тауэрсов Красном Замке, сделал лордом Эйегон III в 151 г.
После расправы с Харроуэями король Мейегор Он женился на леди Фалене Стокворт, которую
объявил, что замок с частью земель достанется обесчестил принц Эйегон (будущий Эйегон
сильнейшему из его рыцарей. Двадцать три рыцаря Недостойный), и увез ее в свой новый замок. При
сразились за этот приз в залитом кровью городе Эйегоне IV он вернулся в столицу и около года
лорда Харроуэя; победитель, сир Валтон Тауэрс, пробыл десницей, пока король не изгнал его
вскоре умер от ран, а два поколения спустя восвояси вместе с женой и дочерью.
его род угас. Род его постигли безумие и гибель, когда леди
Данелла Лотстон обратилась к черной магии при
Дом Стронгов
Мейекаре I.
Лионель Стронг, прославленный воин и при этом
ученый муж, выковавший в Цитадели шесть Дом Уэнтов
звеньев мейстерской цепи, стал лордом при Рыцари на службе у Лотстонов, они
Джейехерисе I. Сначала он был мастером над получили лордство за свержение
законом, потом стал десницей Визериса I; сыновья своих сюзеренов и владеют
его тоже занимали важные посты при дворе. Когда Харренхоллом по сей день, но
Лионель с наследником сиром Харвином погибли несчастья преследуют их одно
при пожаре в собственном замке, лордом стал за другим.
В  первые дни Пляски Драконов Дейемон Таргариен, одержав бескровную победу при Харренхол-
ле, сделал замок местом сбора сторонников Рейениры. В  речных землях их было немало, и все
они шли в Харренхолл. Среди них был знаменитый рыцарь сир Форрест Фрей, искавший некогда руки
Рейениры.
Фреи не принадлежали к старым домам и стали известны всего шестьсот лет назад благодаря мелкому
лорду, поставившему деревянный мост в самом узком месте Зеленого Зубца. Они быстро разбогатели, и за-
мок их разросся до двух башен по обе стороны переправы. Ныне он зовется Близнецами и считается одним
из самых крепких во всем государстве.
Сир Форрест отважно сражался за свою королеву и пал в битве Кормежка Рыб в числе многих других
лордов и рыцарей. Вдова его леди Сабита из дома Випренов прославилась как отвагой своей, так и жестоко-
сердием. Гриб описывает ее как «остроносую языкатую ведьму, любившую верховую езду больше танцев,
кольчугу больше шелков, убивавшую мужчин и целовавшую женщин».

одержали победу над принцем Эйегоном, восстав- принца Джейехериса Таргариена, брата убитого
шим против своего дяди Мейегора Жестокого, и Эйегона.
Ртутью, его драконом. В последующие годы они оставляли в истории
Вскоре, однако, и Риверран начал стонать под столь же заметный след. Лорд Гровер стоял за прин-
пятой Мейегора. Когда против жестокого короля ца Визериса против Лейенора Велариона на Боль-
поднялся новый мятеж, Талли перешли под знамя шом совете 101 года, а в начале Пляски Драконов

СЛЕВА | Замок Харренхолла ВВЕРХУ | Лорд Форрест Фрей в военном походе

16 7
остался верен королю Эйегону II. Но он был уже
стар, а его внук сир Элмо запер ворота замка и не
выступил на войну.
Позже сир Элмо Талли возглавил речных лордов
во Второй Тамблетонской битве, но не на стороне
Эйегона II, за которого стоял его дед, а на стороне
Рейениры. Битва завершилась победой, хотя и не-
полной, а вскоре умер наконец старый Гровер. Сир
Элмо радовался лордству недолго: сорок девять
дней спустя он скончался в походе, передав титул
своему молодому наследнику сиру Кермиту.
При лорде Кермите дом Талли достиг вершин
процветания. Сей храбрый муж неустанно сражал-
ся за королеву Рейениру и сына ее принца Эйегона,
впоследствии Эйегона III. Он стоял во главе войска,
взявшего Королевскую Гавань в конце войны, и сво-
ей рукой убил лорда Борроса Баратеона в послед-
ней битве Пляски Драконов.
Его потомки старались ему подражать, но Ри-
верран никогда уже не был таким, как при Кермите.
Дом Талли хранил верность Таргариенам во время
всех мятежей Черного Пламени, но изменил безум-
ному Эйерису II и примкнул к Роберту Баратеону.
Лорд Хостер, чтобы сплотить союзников Роберта
еще крепче, отдал своих дочерей за лорда Джона
Аррена из Орлиного Гнезда и лорда Эддарда Старка
из Винтерфелла.

РИВЕРРАН
Оплот дома Талли не отличается большими раз- Ключ его могущества — ров под западной сте-
мерами по сравнению с замками других великих до- ной, где расположены главные ворота. Рвы есть во
мов и даже в речных землях не считается самым многих замках Семи Королевств, но немногие из
большим: руины Харрена Черного могли бы вме- них снабжены шлюзами, благодаря которым ров
стить десять таких Риверранов. углубляется и разливается вширь. Когда ров затоп-
При этом он хорошо укреплен, и с двух сторон лен, Риверран превращается в почти неприступный
его омывают реки, что делает взятие Риверрана осо- остров.
бенно трудным. Он терпел осаду не раз и никогда не
был взят приступом.

ВВЕРХУ | Сир Элмо Талли СПРАВА | Риверран

16 8
Долина
Местность эта, окруженная кольцом Лунных Чаячьим городом в Крабьей бухте, что южнее
гор, столь же плодородна, как и прекрасна. Потому- Перстов, правил Осгуд Третий Шетт. Сей старый
то, возможно, андальские завоеватели, переплыв воин взял себе древний хвастливый титул Короля
Узкое море, высадились именно здесь. Доказатель- Всех Людей, уходящий, должно быть, корнями в
ством этой высадки служат камни Перстов, на ко- Рассветные Века. Чаячьему городу за каменными
их во множестве высечены звезды, мечи, боевые стенами будто бы ничего не грозило, но дом Шеттов
топоры (или молоты, как думают некоторые исто- вел затяжную войну со столь же сильными и древни-
рики). В  священной книге, Семиконечной Звезде, ми Бронзовыми Королями из Рунстона. Йорвик
говорится о «земле обетованной меж грозных Третий Ройс, взявший себе Руническую Корону от-
гор», открывшейся в видении андальскому царю ца, погибшего в битве три года тому назад, уже по-
Хугору. бедил в нескольких сражениях и загнал Шеттов на-
Отделенная горами от всего остального Весте- зад в их город.
роса, Долина и впрямь стала для пришельцев обе- Неразумный король Осгуд, желая вернуть отня-
тованной землей: здесь они основали свое коро- тое, обратился за помощью к андалам. Он знал, ка-
левство. Первые Люди, жившие там, стойко сопро- кая участь постигла Шелла и Брайтстона, и решил
тивлялись, но в те дни Долина была мало населена, скрепить союз с заморскими гостями не золотом, а
и андалы подавляли их превосходящим числом. кровными узами: свою дочь отдал за андальского
Стоило сжечь или столкнуть в море одну ладью, рыцаря Герольда Графтона, сам женился на его стар-
поется в песнях, как с восхода являлось десять дру- шей дочери, а на младшей женил своего сына и на-
гих. А бронзовые топоры и доспехи Первых Людей следника. Септоны сочетали все три пары по обряду
плохо помогали против стальных мечей и кольчуг андалов. Шетт сам перешел в их веру, поклявшись
андалов. построить большую септу в Чаячьем городе, буде
Кроме того, Долина и горы вокруг нее были по- Семеро даруют ему победу, и отплыл с новыми сто-
делены десятка на два маленьких королевств, не су- ронниками на битву с Бронзовым Королем.
мевших объединиться против неведомых воинов, Победу он одержал, но сам остался на поле боя;
рисовавших (или вырезавших) у себя на груди семи- в Чаячьем городе после шептались, что сразил его
конечные звезды. Многие короли, напротив, заклю- не кто иной, как сир Герольд. Вернувшись в город,
чали союзы с ними и натравливали их на соседей. андал забрал у молодого Шетта корону отца и дер-
(То же самое повторилось еще много раз, когда ан- жал его в спальне, пока молодая жена не понесла от
далы начали понемногу занимать Вестерос.) него (после чего наследник Шеттов исчез со стра-
Дайвин Шелл и Джон Брайтстон, спорившие за ниц истории).
титул Короля Перстов, даже заплатили андальским Затем король Герольд подавил мятеж, поднятый
воеводам, чтобы те перешли через море и воевали за против него горожанами. Кровь Первых Людей —
них, но андалы обратили оружие против своих же мужчин, женщин и детей — текла по сточным кана-
хозяев. Брайтстона подвергли пыткам и обезглави- вам, мертвых бросали в залив на корм крабам.
ли, Шелла поджарили в собственном деревянном Позднее правление дома Графтонов никто уже не
чертоге. Андальский рыцарь Корвин Корбрей взял оспаривал, ибо Герольд оказался на удивление муд-
дочь одного из них в жены, дочь другого в наложни- рым правителем; город при нем и его потомках вы-
цы и завладел Перстами (но королем себя, в отличие рос и достиг процветания.
от многих своих товарищей, не величал и назывался Однако не все лорды и короли Долины были
скромно лордом Перстов). столь глупы, чтобы приглашать завоевателей к себе в

17 1
дом; многие храбро сражались. Первым среди них вались дома, продолжавшие борьбу, как и он: Ред-
был Бронзовый Король, Йорвик Шестой из Рунсто- форты из Редфорта, Хантеры из Длинного Лука,
на. Он одержал над андалами несколько крупных Бельморы из Громогласия, Колдуотеры из Ледя-
побед, разбил вдребезги семь ладей, причаливших к ного Ожога. Робар стал заключать союзы с каж-
его берегам, и развесил головы убитых мореходов дым из них и с более мелкими домами и кланами:
на стенах Рунстона. Наследники продолжали его де- устраивал браки, жаловал земли и золото, а одна-
ло, ибо войны между андалами и Первыми Людьми жды даже победил лорда Хантера в состязании
длились не одно поколение. лучников (легенда гласит, что король Робар при
Последним из Бронзовых Королей стал внук этом смошенничал). Медовым своим языком он
Йорвика Робар Второй; он унаследовал Рунстон за переманил к себе даже Урсулу Апклиф, известную
две недели до шестнадцатилетия, но показал себя колдунью, называвшую себя невестой подводного
столь свирепым и хитрым воином, что едва не оста- короля.
новил вторжение. Многие лорды, примкнувшие к нему, в про-
К тому времени андалы заняли уже две трети шлом сами звались королями, но сложили с себя ко-
Долины и начали сражаться между собой, как роны, преклонили колено и провозгласили Робара
Первые Люди до них. Робар усмотрел в том счаст- Ройса верховным королем Долины, Лунных гор и
ливый случай. На той стороне Долины еще оста- Перстов.
Первые Люди, собравшись наконец под единым бим всеми, кто воевал вместе с ним. Будучи чисто-
знаменем, начали громить разъединенных андалов. кровным андалом, он родился уже в Долине, под
Мудрый Робар не пытался разбить и сбросить в мо- сенью Копья Гиганта, над которым кружили соко-
ре всех разом; он расправлялся с врагами поочеред- лы. Сокол и месяц украшали его щит, соколиные
но и часто использовал одного андальского воена- крылья  — его серебряный шлем. Рыцарем-Соко-
чальника, чтобы свалить другого. лом прозвали его, и это имя сохранилось до наших
Короля Перстов свергли первым. По преданию, дней.
король Робар убил Кайла Корбрея сам, выбив преж- Чтобы рассказать о том, что случилось после,
де у него из руки знаменитый меч Корбреев, Поки- мы должны вернуться в область песен и сказок. Оба
нутую. После Робар послал в Чаячий город свою войска сошлись у подножья Копья, в лиге от дома,
сестру, которая убедила Шеттов восстать против где родился сир Артис. Числом они были примерно
Графтонов и открыть городские ворота. Следом равны, но Робар Ройс, придя туда раньше андалов,
под стенами Железной Дубравы был разбит Молот занял хорошую позицию на высоте перед самым
Холмов, захвативший восточный конец Долины. Копьем.
Казалось, что Первые Люди под водительством мо- Первые Люди, кроме того, вырыли окопы и во-
лодого бравого короля вот-вот отвоюют все свои ткнули там колья (смазав их отбросами и нечистота-
земли. ми, как пишет септон Малло, очевидец той битвы).
Но этому не суждено было сбыться. Теперь Почти все они были пешие; андалы имели вдесяте-
уже андалы, видя угрозу, отбросили свои разногла- ро более конных рыцарей, и оружие с доспехами у
сия и выбрали себе единого воеводу: не короля, не них было лучше. Король Робар, согласно легенде,
принца, даже не лорда, а простого рыцаря по име- ждал их на месте боя три дня.
ни сир Артис Аррен. Ровесник короля Робара, он Под вечер третьего дня они наконец появились
отменно владел мечом, копьем, булавою и был лю- и разбили свой лагерь в полулиге от неприятеля.
Их  предводителя Робар разглядел даже в сумерках линскому воину. Тот умер, захлебнувшись соб-
благодаря серебряной броне и крылатому шлему. ственным смехом.
Ночь в обоих лагерях прошла неспокойно: все В тот же миг Робар увидел на другой стороне
знали, что наутро начнется бой, в котором решит- поля Рыцаря-Сокола и устремился к нему, надеясь
ся судьба Долины. Тучи с востока заслоняли луну убить предводителя андалов и тем обратить их в
и звезды; по краям поле освещали сотни костров, бегство.
но между ними лежала тьма. Время от времени с Они сошлись в самой гуще боя  — король в
той и другой стороны кто-то пускал стрелу, но ле- бронзовых доспехах и герой в серебристой стали.
генда умалчивает о том, нашла ли хоть одна из них Броня рыцаря сверкала на утреннем солнце, но
цель. меч его не мог сравниться с Покинутой. Исход
Как только занялся рассвет, воины стали подни- поединка был предрешен: валирийская сталь раз-
маться с камней, на которых спали, облачаться в до- рубила крылатый шлем. В  тот миг, когда враг его
спехи, готовиться к бою. Андалам явился знак: семь валился с коня, Робар должен был счесть, что вы-
звезд на сером западном небосклоне. «Боги за играл битву.
нас, — грянула тысяча голосов. — Победа будет за Но тут за спиной у него затрубили трубы, и ко-
нами». Под звуки труб андалы, развернув знамена, роль, обернувшись, увидел, как по склонам Копья
двинулись в гору. Первых Людей не испугало знаме- Гиганта несутся пятьсот свежих андальских всадни-
ние, и началась битва, самая кровавая в долгой исто- ков. Во главе их скакал воин в серебристой броне и
рии Долины. крылатом шлеме, с соколом и месяцем на щите. Одев
Семь раз, как поется в песнях, атаковали андалы, в такие же доспехи своего рыцаря, сир Артис про-
шесть раз Первые Люди сбрасывали их вниз. Седь- брался с конницей по памятной ему с детства гор-
мую атаку возглавил настоящий великан по имени ной тропе и ударил по врагу сверху.
Торгольд Толлетт, Торгольд Угрюмый. В бой он, во- Вслед за тем началась бойня. Все тридцать лор-
преки прозвищу, шел смеясь, обнаженный до пояса, дов, вышедшие на битву вместе с Робаром, погибли
с вырезанной на теле семиконечной звездой, с топо- в тот день, и король, сразивший будто бы десятки
ром в каждой руке. врагов, в конце концов тоже был убит. Одни гово-
Он, если верить песням, не ведал страха и не рят, что сразил его сам сир Артис, другие  — что
чувствовал боли. Весь покрытый ранами, он про- лорд Рутермонт или Люцеон Темплтон, Рыцарь Де-
рубил дорогу сквозь ряды отборнейших воинов вяти Звезд. Корбреи из дома Сердец всегда уверяли,
лорда Редфорта и отсек по плечо руку самому лор- что смертельный удар нанес сир Джейме Корбрей, и
ду. Не дрогнул он и тогда, когда ему навстречу на в доказательство предъявляли Покинутую, вернув-
кроваво-красном коне выехала колдунья Урсула шуюся к ним после битвы.
Апклиф. Оба своих топора он оставил в груди вра- Так рассказывают о Семизвездной битве певцы
гов и был безоружен, но даже колдовское прокля- и септоны. Все это весьма трогательно, но историк
тье не остановило его. Он вскочил на коня и со- невольно задается вопросом, много ли в их свиде-
рвал голову с плеч кричащей колдуньи. Андалы тельствах правды. Этого мы никогда не узнаем; из-
хлынули в прорубленную им брешь, и победа, ка- вестно лишь, что король Робар Второй из дома Рой-
залась, была близка, но Робар Ройс не стал отсту- сов сразился с сиром Артисом Арреном у Копья Ги-
пать, как сделали бы на его месте многие. Он отдал ганта, где и погиб — и что от удара, нанесенного им
приказ идти в контратаку и первым ринулся в сечу Рыцарем-Соколом, Первые Люди так больше и не
с лучшими своими бойцами. В руке его играла По- оправились.
кинутая, взятая с бою у Короля Перстов. Рубя Не менее четырнадцати старейших и благород-
всех встречных и поперечных, молодой король нейших родословных Долины оборвалось в тот
пробивался к Торгольду. Вот он замахнулся, и день. Другие дома — Редфорты, Хантеры, Колдуо-
Торгольд, смеясь, перехватил меч руками… но теры, Бельморы, Ройсы  — уцелели лишь потому,
клинок выскользнул и раскроил череп испо- что откупились землями, золотом и заложниками, а

НА ПРЕДЫДУЩИХ СТРАНИЦАХ | Семизвездная битва

174
прежде всего преклонили колено перед Артисом ручнее всего проникнуть в Долину. На восточном
Первым Арреном, новым Королем Горы и Долины. конце ее охраняют Кровавые Ворота. Некогда они
Века спустя некоторые из этих домов отчасти представляли собой простую стену из не скреплен-
вернули себе гордость, богатство и власть, утрачен- ных раствором камней, как во все фортах Первых
ные в той битве, а победители Аррены правили До- Людей, но при короле Озрике Пятом Аррене кре-
линой как короли вплоть до Завоевания. После него пость перестроили заново. С  дюжину супостатов
они стали называться лордами Орлиного Гнезда, За- разбили под ее стенами.
щитниками Долины и Хранителями Востока, а сама Морское побережье Долины, изобилующее ри-
Долина — Долиной Аррен. фами и мелями, плохо пригодно для стоянки судов,
Прослышав о победе, заморские андалы пото- но короли Аррены, памятуя о пришествии из-за мо-
ком хлынули в Долину и Лунные горы, а местные ан- ря своих предков, не забывали и о береговой оборо-
дальские лорды не скупясь наделяли их землями. не. В  самых уязвимых местах поставлены сильные
Первых Людей, пытавшихся сопротивляться, без- замки и форты; даже каменные Персты, открытые
жалостно подавляли, порабощали или прогоняли с всем ветрам, усеяны сторожевыми башнями, на
родной земли. каждой из коих можно зажечь огонь, чтобы упре-
Одни из коренных жителей выживали, сливаясь дить о вторжении с моря.
с андалами, другие уходили на запад, в горы. Потом- Андалы всегда были воинственным народом; не-
ки этих некогда гордых людей живут там и поныне; даром один из их семерых богов зовется Воином.
теперь они выродились в разбойников и нападают Короли Долины сами порой шли воевать чьи-то чу-
на всех, кто имеет глупость сунуться в горы без жие земли, зная, что в случае неудачи смогут укрыть-
сильной охраны. Их можно смело назвать одичалы- ся за стеной своих гор.
ми, как и тех, что живут за Стеной. Флот свой короли тоже всегда держали в готов-
Долина, хотя и ограждена горами, не полностью ности. Чаячий город, обладающий прекрасной есте-
защищена от вторжений извне. Дорога, ведущая из ственной гаванью, при Арренах вырос в один из
речных земель через горы, при всей своей крутизне наибольших городов Семи Королевств. Долина,
повидала немало боев; по ней чужому войску спод- хоть и славится своим плодородием, невелика по

ПЕРЕЧЕНЬ САМЫХ ЗНАЧИТЕЛЬНЫХ КЛАНОВ ЛУННЫХ ГОР,


приведенный архимейстером Арнелом в «Горе и Долине»:
Каменные Вороны Сыны Дерев
Молочные Змеи Обгорелые
Сыны Тумана Воющие
Лунные Братья Красные Ковали
Черноухие Крашеные Псы
Более мелкие кланы, образующиеся порой при расколе крупных, живут недолго: они сливаются с кем-то
из соплеменников или истребляются рыцарями Долины.
Названия кланов что-нибудь да значат, хотя мы не всегда понимаем, что. Черноухие отрезают уши побе-
жденным врагам; у Обгорелых юноша при посвящении в мужчины должен выжечь себе какую-нибудь часть
тела. Обычай этот, как полагают мейстеры, зародился после Пляски Драконов, когда отколовшийся клан
Крашеных Псов поклонялся некой огненной колдунье в горах и посылал к ней с дарами юношей; они дока-
зывали свою отвагу, рискуя быть сожженными драконом, которым она владела.

175
сравнению с владениями других королей (а то и ве- Нельзя, однако, отрицать, что под северным игом
ликих лордов), Лунные же горы голы и негостепри- сестринцам пришлось столь солоно, что они посла-
имны. По этой причине торговля для правителей ли своих уцелевших лордов в Гнездо молить о помо-
Долины имеет первостепенную важность, и муд- щи Короля Горы и Долины.
рейшие из Арренов знали, что для защиты купцов Матос Второй Аррен охотно предоставил им
нужны военные корабли. эту помощь при условии, что сестринцы присягнут
У северного и восточного побережья Долины на верность ему и его потомкам, признав право
раскидано множество островов; некоторые из них Гнезда властвовать над ними до скончания веков.
не более чем голые камни, служащие пристанищем Когда его королева усомнилась, стоит ли супругу
крабов и морских птиц, другие же довольно велики встревать в эту «морскую войну», он запальчиво
и порой обитаемы. С помощью флота короли Арре- ответил, что иметь в соседях пирата гораздо пред-
ны подчинили себе их все. Хью Аррен Толстый по- почтительнее, нежели волка, и немедля отплыл с
сле недолгой борьбы взял Голыш, внук его Хьюго сотней кораблей в Систертон.
Благонадежный после долгой — Сосцы. Ведьмин Назад он не вернулся, но в дальнейшем войну
остров, усадьбу зловещего дома Апклифов, принес- продолжили его сыновья. Тысячу лет Винтерфелл и
ла Долине в приданое Арвин Апклиф, невеста Але- Гнездо сражались за право владеть Тремя Сестрами.
стера Второго. Люди нарекли эту войну Никчемушной: утихшие
Последними к Долине перешли Три Сестры, где было боевые действия возобновлялись спустя поко-
тысячи лет правили собственные жестокие короли- ление, и острова вновь и вновь переходили из рук в
пираты; их хищные, жадные до наживы ладьи бороз- руки – так продолжалось не менее десяти раз. Севе-
дили Укус, Узкое море, порою заходя и в Студеное, ряне высаживались на Перстах трижды; Аррены
куда не отваживаются сунуться даже опытные мо- послали флот на Белый Нож, намереваясь сжечь
реплаватели. Безнаказанно чиня повсюду грабежи и дотла Волчье Логово; Старки, не сумев преодолеть
разорение, они возвращались к Сестрам с грузом крепкие стены и взять штурмом Чаячий город, спа-
золота и рабов. лили в отместку сотни кораблей в его гавани.
Эти зверства и всевозможные бесчинства в кон- В конце концов победа досталась Арренам, и
це концов вынудили Королей Зимы послать к остро- Три Сестры стали частью Долины (не считая крат-
вам свой боевой флот, ибо кто владеет Сестрами, кого правления королевы Марлы Сандерленд сразу
владеет и Укусом. после победоносных походов Эйегона Завоевателя.
Завоевание этих островов северянами люди на- Ее низложили, увидев приближение браавосского
зывают не иначе как Поруганием Трех Сестер. В флота, нанятого северянами по приказу короля Эйе-
«Хрониках Длинной Сестры» описаны многие гона. Брат Марлы Сандерленд присягнул Таргарие-
ужасы этого кровавого рейда: как дикие северяне нам, сама же она окончила свои дни Молчаливой
варили невинных младенцев в котлах, как солдатня Сестрой).
потрошила живых людей, чтобы насадить их на вер- «Гнездо победило лишь потому, что Винтер-
тел, как за один лишь день казнили на Палаческой фелл не был заинтересован в своем над ним влады-
горе тысячу воинов, а проклятый в веках Белтазар честве», — пишет архимейстер Перестин в «Исто-
Болтон повелел сделать себе Розовый Павильон из рических размышлениях». Десять долгих веков лю-
кож ста сестринцев… товолк и сокол жестоко дрались и проливали зря
Поднимая вопрос о том, стоит ли доверять этим кровь из-за трех камней в море, но в один прекрас-
сказаниям, необходимо прежде отметить, что звер- ный день волк воспрял, будто от тягостного сна, по-
ства эти, о коих столь красочно повествуют долин- няв, что это всего лишь камни меж его зубов, выплю-
ники, в северных хрониках почти не упоминаются. нул их и убрался прочь».

17 6
ДОМ АРРЕНОВ
Аррены происходят из старейшего рода чисто- но, и для того, чтобы дать Арренам в предки еще и
кровной андальской знати. Свою родословную они великого героя Первых Людей.
могут проследить до Андалоса и порой именуют се- Подлинная история дома Арренов не содержит
бя потомками самого Хугора из Холмов. ни великанов, ни грифонов, ни сказочных
В этом, однако, нам опять-таки птиц; но с того дня, как сир Артис
приходится отделять истину от возложил на себя Соколиную
легенды. Корону, они оставили нема-
Сир Артис Аррен, Рыцарь- лый след в истории Семи
Сокол, первый Король Го- Королевств. Со времен
ры и Долины из династии Завоевания лорды Доли-
Арренов, упоминается ны служили Железному
во многих источниках. Трону как Хранители
Победа его над Робаром Востока, защищая бере-
Вторым в Семизвездной га Вестероса от замор-
битве также многократ- ских врагов. До Завоева-
но описана, хотя подроб- ния летописи повеству-
ности ее с годами могли ют о бесчисленных бит-
приукрасить. Король Ар- вах с горными кланами; о
тис, безусловно, лицо истори- тысячелетней борьбе с Севе-
ческое. ром за Ступени; о морских сра-
В Долине его, однако, часто пу- жениях с волантинскими работор-
тают с легендарным тезкой, другим Ар- говцами, Железными Людьми, пирата-
тисом Арреном, жившим за много тысяч лет до ми со Ступеней и островов Василиска. Род
него, в Век Героев, и прославленным в преданиях Старков, возможно, древнее, но их легенды зароди-
под именем Крылатого Рыцаря. лись еще в дописьменные века, Аррены же учились
Первый сир Артис будто бы летал на громадном у септонов, и подвиги их остались на скрижалях
соколе (этот образ, как предполагает архимейстер служителей Веры.
Перистин, мог быть навеян виденными издали вер- После объединения Семи Королевств, когда
ховыми драконами), и командовал войском орлов. юный Роннел Аррен (Летучий Король) стал пер-
Убив Короля Грифонов на вершине Копья Гиганта, вым лордом Орлиного Гнезда, перед Арренами
он завладел Долиной. Он дружил с великанами, с открылись новые дали. Никто не удивился, когда
водяными и женился на девушке из Детей Леса, ко- Рейенис Таргариен сосватала Роннелу дочь Торрхе-
торая умерла, произведя их сына на свет. на Старка; королева устраивала множество таких
О нем рассказывают сотни сказок, но вряд ли браков, чтобы закрепить мир в государстве. Лорд
Крылатый Рыцарь взаправду существовал. Он, как Роннел скоро, увы, погиб от руки своего брата Джо-
Ланн Умный в западных землях и Брандон-Строи- носа, но род Арренов продолжился через боковую
тель на Севере, был создан из вымысла, а не из пло- ветвь и свершил еще немало великих дел.
ти и крови. Если такой герой и ходил когда-то по Он может похвалиться и тем, что его дважды со-
Лунным горам и Долине, то звали его уж верно не чли достойным брака с кровью дракона. Король
Арреном: он летал на своем соколе задолго до при- Джейехерис I  и королева Алисанна вручили лорду
хода Арренов в Вестерос. Родрику Аррену руку дочери своей, принцессы
Певцы, как это у них водится, смешали леген- Дейеллы; дочь от этого брака, леди Эйемма Аррен, в
дарного рыцаря с историческим и приписали насто- свой черед стала женой короля Визериса Первого и
ящему Аррену подвиги вымышленного — возмож- матерью его первенца, принцессы Рейениры. Когда

ВВЕРХУ | Гербы дома Арренов (в центре) и некоторых его вассалов (по часовой стрелке): Уэйнвуд, Ройс,
Корбрей, Бейлиш, Бельмор, Графтон, Хантер, Редфорт, Темплтон

17 7
принцесса в свои зрелые годы начала с единокров- и с моря, благодаря чему страшный мор не затронул
ным братом Эйегоном II войну за Железный Трон, только Долину и Дорн.
леди Джейна Аррен, Дева Долины, была ее стойкой Говоря о временах недавних, никак нельзя
союзницей и после стала одним из регентов при ко- умолчать о роли, сыгранной лордом Джоном Ар-
роле Эйегоне III. С  тех пор в каждом Таргариене, реном в Восстании Роберта. Оно, в сущности, на-
восходившем на Железный Трон, была толика кро- чалось с отказа лорда Джона прислать королю го-
ви Арренов. ловы своих воспитанников, Эддарда Старка и Ро-
Аррены участвовали во всех таргариенских вой- берта Баратеона; исполни Аррен этот приказ,
нах и стойко поддерживали Железный Трон против Безумный Король до сих пор мог бы сидеть на
всех претендентов Черного Пламени. Во время Железном Троне. Лорд Джон, несмотря на свои
Первого мятежа лорд Доннел Аррен возглавлял почтенные лета, отважно сражался вместе с Ро-
авангард королевского войска и сдерживал напор бертом на Трезубце. После войны новый король,
Дейемона Черное Пламя, пока сир Гвейн Корбрей приняв мудрое решение, назначил его своим дес-
из Королевской Гвардии не подоспел с подкреп- ницей, и с тех пор лорд Джон всемерно помогает
лением. его величеству управлять государством. Счастли-
Лорд Доннел остался жив; когда весенняя го- ва страна, где у великого короля есть столь хоро-
рячка охватила страну, он закрыл Долину и с суши, ший советник.

В  101 году леди Джейна еще не достигла совершеннолетия, и на большом совете ее представлял лорд-
протектор Долины, Йорберт Ройс из Рунстона. Ройсы, один из самых могущественных домов Доли-
ны, гордятся своим происхождением от Первых Людей. Лорды Рунстона и по сей день выступают на битву в
бронзовых латах предков, испещренных защитными будто бы рунами. Многих Ройсов руны, увы, не спасли;
мейстер Денестон в своих «Вопросах» предполагает, что доспехи эти не столь древние, как думают их вла-
дельцы.

ОРЛИНОЕ ГНЕЗДО
Усадьба дома Арренов меньше всех королевских ждался в замке, способным выдержать любую осаду
замков Вестероса. По мнению многих, Гнездо также и приступ со стороны Первых Людей. Ворота Лу-
красивее их всех, и отрицать это трудно (хотя Ти- ны, в целом отвечавшие его нуждам, были скорее
реллы и отрицают). Гнездо, сидящее высоко на Ко- крепостью, чем дворцом, и многие говорили, что
пье Гиганта, венчают семь белых башен, и ни в од- такой замок подходит лорду, но королю не прили-
ном замке Семи Королевств нет такого количества чествует.
мраморных стен и полов. Короля Артиса это мало трогало, ибо жил он
Аррены и вся Долина скажут вам, что Гнездо к там редко и почти не сходил с коня, непрестанно
тому же и неприступно. объезжая свою Долину. «Трон мой из седельной
По причине своей малой величины оно не все- кожи,  — говаривал он,  — а замок у меня полот-
гда было резиденцией Арренов; эта честь принад- няный».
лежала Воротам Луны, куда более крупному замку, После Артиса Королями Горы и Долины были
стоящему у подножья Копья  — на том самом ме- поочередно два его старших сына; они, в отличие от
сте, где перед Семизвездной битвой раскинул свои родителя, проводили много времени в Воротах Лу-
шатры сир Артис Аррен. Не уверенный в крепости ны и были довольны замком, хотя и усовершенство-
своего трона на первых порах, король Артис ну- вали его каждый по-своему. Гнездо начал строить

СПРАВА | Орлиное Гнездо

178
лишь внук Артиса, четвертый из Арренов. Мальчи- никак не строительство замков. Гнездо поглощало
ком Роланд жил в воспитанниках у андальского ко- немыслимое количество золота, потребного коро-
роля в речных землях, бывал в Староместе и Лан- лю для замышляемой им войны в речных землях. Ед-
ниспорте и в Долину вернулся лишь после смерти ва его отец упокоился в могиле, Роланд велел оста-
отца. Повидав Высокую Башню, Бобровый Утес и новить все работы.
замки Первых Людей, все еще стоящие на Трезубце, Неоконченный замок четыре года простоял под
он нашел Ворота Луны сущим убожеством. Сперва открытым небом. Соколы гнездились на его баш-
он хотел снести их вовсе и поставить свой новый за- нях, пока Роланд Второй, ища золота и славы, вое-
мок на том же месте, но тогда была зима, горы зане- вал с Первыми Людьми на Трезубце.
сло снегом, и дикие горцы тысячами спускались в Победа, однако, оказалась не столь легкой, как
Долину в поисках пищи и крова. Эта угроза помогла он ожидал. Покорив несколько мелких королевств,
королю понять, что замок на прежнем месте не даст он встретился с Тристифером Четвертым, Моло-
ему нужной защиты. том Справедливости. Сей последний великий ко-
Легенда гласит, что Теора, невеста Роланда и роль Первых Людей разбил Роланда наголову, а на
дочь лорда Хантера, напомнила жениху, что дед его будущий год нанес ему еще одно поражение. Аррен
победил Робара Ройса, атаковав сверху. Влюблен- обратился в бегство, но бывший его союзник, ан-
ный Роланд проникся словами прекрасной девы и дальский лорд, предал его и доставил в цепях к Три-
решил строить будущее Орлиное Гнездо на большой стиферу. Роланд Второй, выступивший из Долины
высоте. четыре года назад во всей своей силе, был обезглав-
До завершения строительства он не дожил. За- лен в Старых Камнях самим Молотом Справед-
дача перед мастерами стояла нелегкая: нижние ливости.
склоны Копья Гиганта круты и покрыты лесом, а вы- В Долине не слишком скорбели по воинствен-
ше начинается голый обледенелый камень. Десять ному, тщеславному королю. Брат его Робин, сменив-
лет ушло на одну лишь прокладку дороги, петляю- ший незадачливого полководца на троне, возобно-
щей по склону горы. Целая армия каменотесов сту- вил работы в Гнезде. Спустя сорок три года, за кото-
чала молотками, вырубая в камне ступени, а Роланд рые в Долине сменились еще четверо королей, за-
тем временем отправил знатоков искать подходя- мок наконец был достроен. Квинс, первый мейстер,
щий мрамор: тот, что добывали в Долине, был ему служивший в его стенах, объявил Орлиное Гнездо
не по вкусу. «славнейшим созданием рук человеческих, обита-
Зима пришла снова, и дикие кланы Лунных гор лищем, достойным богов. Да что там: сам Отец
опять повалили в Долину. Шайка Крашеных Псов Небесный наверняка не имеет такого дворца».
подкараулила короля Роланда. Его стащили с коня и С того времени и по сей день Аррены живут в
раздробили ему череп каменной палицей, не дав из- Гнезде весной, летом и осенью. Зимой снег и ветер
влечь длинный меч из ножен. Роланд Первый, пра- не позволяют подняться к замку и делают его не-
вивший двадцать шесть лет, успел лишь увидеть, пригодным для обитания, зато в теплое время про-
как закладывают основание замка, о коем он так хладный бриз спасает от удушающего зноя Долины.
мечтал. Если и есть в мире другой замок, подобный ему, нам
Строительство продолжалось при его сыне и о нем ничего не известно.
внуке и шло крайне медленно: мрамор возили мо- Взять Орлиное Гнездо приступом вряд ли воз-
рем с острова Тарт и поднимали в гору на мулах. За можно. Для этого неприятелю пришлось бы сначала
время подъемных работ погибли десятки животных, взять Ворота Луны, а затем еще три стоящих на пу-
четверо рабочих и один мастер-каменотес. Стены ти замка: Каменный, Снежный и Небесный.
замка воздвигались фут за футом, а Соколиная Ко- Даже заняв их все, враг оказался бы перед отвес-
рона меж тем перешла уже к правнуку короля, пер- ным утесом шестисот футов высотой, куда можно
вым задумавшего поднебесный чертог. Страстью подняться лишь в спускаемой на канатах клети или
короля Роланда Второго были война и женщины, а по приставным лестницам.

СПРАВА | Ворота Луны

18 0
С татуя в богороще Гнезда представляет плачущую Алиссу Аррен. Шесть тысяч лет назад у нее, по преда-
нию, убили мужа, братьев и всех сыновей, но она ни слезинки не проронила, и боги в наказание обрекли
ее лить слезы, пока те не достигнут самого дна Долины. Водопад, стекающий с Копья Гиганта, называется
Слезами Алиссы; воды его испаряются, не достигая земли.
Насколько правдиво это предание? Алисса безусловно существовала, но шесть тысяч лет  — слишком
долгий срок. «Подлинная история» предполагает, что она жила на свете четыре тысячи лет назад, Денестан
в «Вопросах» — что две.

Неудивительно, что попытки осадить Гнездо нем дворе своего Вхагара и убедив мать последнего
можно пересчитать по пальцам одной руки. Короли короля Аррена вручить Соколиную Корону дому
Аррены всегда знали, что на случай войны у них есть Таргариенов.
неприступная твердыня, в которой можно укрыть- Однако с тех пор прошло почти триста лет, все
ся. Все служившие дому Арренов мейстеры, знатоки драконы вымерли, и лорды Гнезда могут спать спо-
военного дела, единодушны в том, что Гнездо мож- койно в своем неприступном замке, не опасаясь но-
но взять, разве что владея драконами. Когда-то Ви- вых угроз.
сенья Таргариен доказала это, посадив на внутрен-
Железные острова
Были ли Первые Люди поистине первыми? старым богам, которым те поклонялись. Вера анда-
Большинство ученых полагают, что да. Вестерос лов также не смогла здесь укорениться: до Семерых
до пришествия людей, по их мнению, принадлежал островами завладел Утонувший Бог, создатель моря
великанам, Детям Леса и диким зверям. Но жрецы и Железных Людей.
Утонувшего Бога на Железных островах рассказы- Бог сей не располагает ни храмами, ни священ-
вают иначе. ным писанием, ни сделанными по его подобию идо-
Они верят, что Железные Люди — особое пле- лами, зато жрецов у него в избытке. Задолго до пер-
мя, отличное от всего остального людского рода. вых летописей они уже бродили по островам, про-
«Мы пришли на эти священные острова не из без- поведуя своего бога и отрицая всех прочих. Эти
божных заморских стран,  — сказал как-то Саурон странствующие жрецы, оборванные, заросшие, ча-
Соленый Язык. — Мы вышли из моря, из чертогов сто босые, стараются не удаляться от моря. Большей
Утонувшего Бога, создавшего нас по образу своему частью они неграмотны; молитвы и обряды переда-
и давшего нам власть над всей водной стихией». ются устно из поколения в поколение. И  лорды, и

А рхимейстер Хейрег высказал однажды любопытную мысль, что предки Железных Людей пришли из
некой неведомой земли к западу от Закатного моря. Когда Первые Люди впервые приплыли на Ста-
рый Вик, там-де уже стоял Морской Трон Грейджоев, вытесанный в виде кракена из маслянистого черного
камня. По мнению Хейрега, его изваяли первоначальные жители островов, и лишь позднее мейстеры и сеп-
тоны заставили нас поверить, будто те произошли от Первых Людей. Со временем Хейрег отказался от этой
мысли, не будем же упорствовать в ней и мы.

Многие Железные Люди, впрочем, сомневают- крестьяне обязаны давать им пищу и кров во имя
ся в этом и думают, что они, как и все, произошли от Утонувшего Бога, но едят те в основном одну рыбу
Первых Людей — хотя те, в отличие от андалов, ни- и моются, лишь заходя в море. Чужеземцы считают
когда не были мореходами. Мы также не можем при- их безумными; жрецы и впрямь могут показаться
нять всерьез уверения жрецов, согласно которым такими, но на островах они пользуются большой
Железные Люди сродни скорее рыбам и водяным, властью.
нежели другим человеческим племенам. Отрицая как привезенных с юга Семерых, так и
Но от кого бы ни произошли Железные Люди, старых богов Севера, островитяне тем не менее
нельзя отрицать, что обычаи, верования и порядки у признают еще одно божество, а именно Штормово-
них совсем не такие, как в других частях Семи Коро- го Бога. Он обитает на небе, враждует с Утонувшим,
левств. ненавидит людей и все дела рук человеческих. В сво-
Все эти различия, как отмечает архимейстер ем неутолимом гневе он шлет с небес жестокие вет-
Хейрег в «Истории Железных Людей», происте- ры, ливни, гром и молнию.
кают из их религии. На скудной каменистой почве Многие полагают, что острова эти названы так
северных островов чардрева не приживаются, про- из-за изобилия железной руды, но жители их утвер-
чая же чахлая растительность никогда не давала ждают, что сами сделаны из железа и столь же не-
приюта ни великанам, ни Детям Леса — а значит и преклонны, как их Утонувший Бог. На карте залива

183
В восьми днях пути на северо-запад лежит вто-
рое скопление островов. На этих голых утесах жи-
вут морские львы и тюлени, и лишь на самом
большом стоит Одинокий Свет, замок дома Фар-
виндов, на крыше коего днем и ночью горит маяк.
О Фарвиндах и об их людях рассказывают странные
вещи: их женщины-де спят с тюленями и рождают
детей с хвостами и ластами, к тому же все они обо-
ротни и могут превращаться в морских львов, мор-
жей и даже в пятнистых китов, волков закатных
морей.
Подобные истории, впрочем, рассказывают обо
всех далеких уголках мира, Одинокий же Свет — са-
мый дальний известный нам западный край. Тысячи
отважных мореплавателей уходили искать сказоч-
ную землю, лежащую там, куда не достигает луч его
маяка, но те немногие, что вернулись, говорили
лишь о бесконечных просторах серого океана.
Богатства Железных островов — свинец, олово
и железо  — лежат под холмами Большого Вика,
Харло и Оркмонта. Многие Железные Люди, что
неудивительно, владеют мастерством обработки
этих металлов; мечам, топорам и кольчугам, что ку-
ются в Лордпорте, равных нет.
Почва на островах скудна, камениста и более
пригодна для выпаса коз и овец, нежели для зем-
Железных Людей к западу от Орлиного мыса насчи- леделия. Железные Люди неизбежно голодали бы
тывается тридцать один остров; в глубине Закатно- каждую зиму, не будь у них моря и жнецов его, ры-
го моря, вкруг Одинокого Света, мы находим еще баков.
тринадцать, но крупных островов всего семь: Ста- В заливе ходят большие косяки трески, морско-
рый Вик, Большой Вик, Пайк, Харло, Солтклиф, го черта, ската, ледяной рыбы, сардины и макрели.
Блэкрид и Оркмонт. На берегах каждого острова водятся крабы и ома-
Харло населен гуще всех, Большой Вик всех ры, к западу от Большого Вика промышляют тюле-
богаче рудой, Старый Вик — священное место, где ней, рыбу-меч и китов. Архимейстер Хаке, рожден-
короли соли и камня некогда собирались в черто- ный и возросший на Харло, числит в рыбаках семь
гах Серого Короля, чтобы выбрать себе правителя. из каждых десяти островных семей. Неимущие на
На скалистом Оркмонте жили в старину Же- суше, в море они сами себе хозяева. «Владелец лод-
лезные Короли из дома Грейаронов. Пайк приме- ки,  — пишет Хаке,  — рабом быть не может, ибо
чателен Лордпортом, который один из всех ост- каждый шкипер  — король на борту своего кораб-
ровных поселений заслуживает названия города, и ля».
усадьбой дома Грейджоев, правящих островами Рыбаки кормят Железные острова, но больше
после Завоевания; Блэкрид и Солтклиф не знаме- всего там почитают не их, а морских разбойни-
ниты ничем. На маленьких островах встречаются ков — морских волков, как их справедливо прозва-
порой башни невеликих домов и рыбачьи дере- ли в речных и за