Вы находитесь на странице: 1из 16

ISSN 2413-452Х

ПАЁМИ
ДОНИШГОЊИ МИЛЛИИ ТОЉИКИСТОН
Бахши илмњои табиї
2021. №1.
___________________________________________
ВЕСТНИК
ТАДЖИКСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО УНИВЕРСИТЕТА
Серияестественныхнаук
2021. № 1.
____________________________________________________________

BULLETIN
OF THE TAJIK NATIONAL UNIVERSITY
Series of natural sciences
2021. No. 1.
_____________________________________

МАРКАЗИ
ТАБЪУ НАШР, БАРГАРДОН ВА ТАРЉУМА
ДУШАНБЕ – 2021

1
ФИЗИКА

УДК 532.7+537.84

ОБ ОБЪЕМНОЙ ВЯЗКОСТИ МАГНИТНЫХ ЖИДКОСТЕЙ

Комилов К., Зарипов А.К., Убайди А.


Таджикский национальный университет

ВВЕДЕНИЕ
Магнитные жидкости в последнее время нашли широкое применение в
приборостроении, электронике, медицине и других новых технологиях [1, 2].
Новые применения магнитных жидкостей требуют теоретического и
экспериментального исследования их физико-химических характеристик,
соответствующих техническому применению. Например, успешное применение
магнитных жидкостей в качестве уплотнителей, демпфирующих устройств,
амортизаторов и т.д. зависит от проведенных исследований и имеющей
информации о вязкоупругих свойствах применяемых жидкостей. Соответственно,
применение магнитных жидкостей как акустических стабилизаторов и
преобразователей, генераторов акустических волн, в ультразвуковой
дефектоскопии и т.д. требует исследования явления распространения и
поглощения акустических волн, что тоже связано с вязкоупругими свойствами
магнитных жидкостей.
Как известно, теоретически вязкоупругие свойства жидкостей можно
исследовать с помощью системы уравнений гидродинамики. В выражении тензора
вязких напряжений [3]:
   2   
 ik  s  i  k   ik l   v ik l , (1)
 xk xi 3 xl  xl
появляющегося при выводе уравнений гидродинамики, содержатся
коэффициенты сдвиговой –  s , и объемной –  v вязкости. Согласно теории Стокса
при решении гидродинамических задач и при изучении распространения звука,
если среду можно принимать как несжимаемую или слабо сжимаемую,
коэффициентом объемной вязкости, который связан со сжатием, можно
пренебречь. Соответственно, по Стоксу, коэффициент поглощения будет зависеть
только от сдвиговой вязкости:
2 2 s
 .
2  c3
Однако многочисленные экспериментальные исследования поглощения
ультразвуковых волн в жидкостях показывают, что у большинства жидкостей
полученное значение для коэффициента поглощения намного превышает
вычисленное значение по теории Стокса. Учѐт объѐмной вязкости позволял
устранить расхождения теории с экспериментом.
В работах [4] и [5] впервые учитывается эффект объемной вязкости и его связь
с релаксационными процессами. В обзорной статье [6] подробно анализируются
феноменологические теории, посвященные объемной вязкости, рассматривается
молекулярный механизм возникновения объемной вязкости как следствие
неравномерного распределения энергии между поступательными и внутренними
степенями свободы.

121
Необходимо отметить, что хотя феноменологическая релаксационная теория
может дать определение объемной вязкости, в ее рамках никакой информации о
свойствах объемной вязкости невозможно получить. Также в настоящее время
прямых и непосредственных экспериментальных методов измерения объѐмной
вязкости не существует.
Однако основываясь на методе кинетической теории, можно вывести
выражение для объемной вязкости, зависящее от молекулярных параметров
системы. В [7] приведен обзор теоретических работ, посвященных исследованию
коэффициентов переноса на основе методов коррелятивных функций
распределения. В этой работе отмечено, что первый строгий вывод коэффициентов
сдвиговой и объемной вязкости, основанный на теории Фоккера-Планка,
принадлежит Грину [8], и в последующих работах других авторов такие же
результаты были получены другими методами.
Поскольку определение коэффициента объемной вязкости во многих
технических задачах аэродинамики, гидродинамики и акустики является важной
задачей, в настоящее время эта проблема привлекает много внимания. Новые
теоретические и экспериментальные работы, посвященные определению объемной
вязкости при изучении свойств веществ в состоянии близкой к критической точке,
исследования простых жидкостей, растворов электролитов и других задач
акустики описаны в [9-13].
Проблеме вязкостных свойств, явлению распространения и поглощения
звуковых волн в магнитных жидкостях посвящено большое количество работ. К
сожалению, за исключением работ В.М. Полунина с коллегами, обобщенных в
монографии [14] исследований, касающихся объемной вязкости магнитных
жидкостей, в литературе не встречается.
Широкое применение магнитных жидкостей в качестве смазывающих
материалов, уплотнителей, теплоносителей, акустических приборов и т.д. требует
подробного исследования диссипативных процессов в магнитной жидкости,
описывающихся посредством коэффициентов объемной и сдвиговой вязкости,
теплопроводности, а также модулей упругости. В связи с этим, исследование
вязкостных свойств, в частности, учет объемной вязкости в магнитных жидкостях,
является важной проблемой, что и явилось целью настоящей работы.

МОДЕЛИ И УРАВНЕНИЯ
Магнитная жидкость представляет собой коллоидную суспензию
ферромагнитных частиц, покрытых поверхностно-активным слоем в немагнитной
жидкости. В силу сложности ее внутренней структуры при исследовании
принимаются различные модели, такие как модель идеальной феррожидкости,
Вейс-модель, модель цепочек и т.д. Ранее в наших исследованиях [15-18] магнитная
жидкость рассматривалась как намагничивающая, однокомпонентная и
однородная среда со сферическим частицами, взаимодействия которых
учитывались посредством потенциала Леннард-Джонса. При таком подходе
наиболее удовлетворительно можно описать только разбавленные магнитные
жидкости, в которых роль диполь-дипольного взаимодействия не существенна, и
их вязкость при сильном значении внешнего магнитного поля не может превышать
вязкости жидкости-основы в 1.5-2 раза. Однако последние эксперименты по
концентрированным магнитным жидкостям показывают существование в них
сильного магнитовязкого эффекта. Следовательно, магнитную жидкость
необходимо рассмотривать как многокомпонентную систему, в которой
магнитодипольные взаимодействия частиц между собой и с внешним магнитным
полем являются определяющими.
В методе кинетических уравнений, при исследовании растворов и

122
коллоидных систем основная трудность возникает при определении
двухчастичной функции распределения f 2 (q1 , q2 , p1 , p2 , t ) . Наличие частиц разных
сортов вместо одной приводит к определению трех бинарных функций f 2( aa ) (q, p, t )
, f 2( ab ) (q, p, t ) и f 2(bb) (q, p, t ) .
Для решения этой проблемы, при исследовании свойств растворов
электролитов прибегают к теории Дебая–Хюккеля [19, 20], где растворитель
рассматривают как сплошную среду с диэлектрической проницаемостью  , а
ионную подсистему описывают уравнениями статистической механики.
Аналогично, как отмечается в [21], при исследовании магнитных жидкостей во
многих теориях внимание уделяется коллоидной части системы.
В [22] на основе ячеечной модели построена статистическая теория, где
магнитная жидкость рассматривается как совокупность двух подсистем,
состоящих из магнитных частиц и молекулы жидкости-носителя. Показано, что
вклады подсистемы в термодинамические характеристики магнитной жидкости
аддитивны, и это дает возможность их независимого рассматривания.
В [23] анализ системы кинетических уравнений для двухкомпонентной
системы с частицами, во много раз отличающимися по размерам и массе,
показывает, что в каждой подсистеме независимо устанавливается своѐ
квазиравновесное распределение, и их можно рассмотреть независимо друг от
друга.
Таким образом, основываясь на этих представлениях, для дальнейшего
исследования рассмотрим двухкомпонентную магнитную жидкость, содержащую
N частиц, N f из которых являются феррочастицы, а N s из них, молекулы
жидкости-носителя. Обозначая массу и концентрацию частицы сорта i  f , s
системы через mi и ni , кинетические уравнения, соответствующие компоненту i
запишем в следующем виде:
f1i p1 f1i f  i (| q1  q2 |) f 2i
 
 F  (q1 , t ) 1i   dq2 dp2 
t mi q1 p1 q1 p1
(2)
  p1 f1i 
 i   f1i  kT (q1 , t )   ,
p1  mi p1 
f 2i 2  pn f 2i f  i (| q1  q2 |) f 2i
 
 F  (qn , t ) 2i  
t n 1  mi qn pn qn pn
(3)
 i (| qn  q3 |) f3i  2   pn  
 dq3dp3    i    kT (qn , t )   f 2i .
qn pn  n 1 pn  mi pn 
Известно, что из кинетических уравнений можно получить уравнения
обобщенной гидродинамики, выражающиеся через молекулярные параметры
системы. На основе (2) и (3) после проведения стандартных расчетов [15], получена
система уравнений обобщенной гидродинамики, в которой тензор напряжения
имеет следующий вид:
1  (r ) r  r 
   q1 , t     Pi    Ki (q1 , t )    i n2i (q1 , r , t )dr . (4)
i  f ,s i  f ,s i  f ,s 2 r r
Для получения коэффициентов вязкости магнитных жидкостей необходимо
иметь явное молекулярное выражение для тензора напряжения магнитной
жидкости, соответствующего макроскопическому выражению (1). Согласно (4),
тензор напряжения i -ой подсистемы  i  q1 , t  , определяется функцией бинарной

123
плотности частиц
n2i (q1 , r , t ) , для которой необходимо иметь уравнение.
Интегрируя уравнение (3) по импульсам p1 , и p2 , с учетом двухчастичных
pl
импульсных моментов n2i (q1 , q2 , t )   f 2i ( x1 , x2 , t )dp1dp2 , j2i (l )   f 2i ( x1 , x2 , t )dp1dp2
m
, получим:
n2i j2i (1) j2i (2)
   0. (5)
t q1 q2
Уравнения для потоков j2i (1) и j2i (2) получаются соответственным
 
умножением уравнения (2) на p / m , p / m , и интегрированием по импульсам
1 2

dp1dp2 :
j2i (1)    i (1, 2)   i (1,3) n3i n
 
 
dq3  F  (q1 , t )  2i 
t  q1 q1 n2i  mi
1  
  2i
 n kT (q1 , t )   i ( j2i (1)  n2i1 ),
mi q1 mi
(6)
j2i (2)    i (1, 2)   i (1,3) n3i n
 
 
dq3  F  (q2 , t )  2i 
t  q2 q2 n2i  mi
1  
  2i
 n kT (q2 , t )   i ( j2i (2)  n2i2 ).
mi q2 mi
Для замыкания этих уравнений, содержащих трехчастичную функцию
распределения n3i (q1 , q2 , q3 , t ) , воспользуемся суперпозиционным приближением
Кирквуда:
f ( x , x , t ) f 2 ( x1 , x3 , t ) f 2 ( x2 , x3 , t )
f3 ( x1 , x2 , x3 , t )  2 1 2 ,
f1 ( x1 , t ) f1 ( x2 , t ) f1 ( x3 , t )
где x  {q, p} .
После линеаризации уравнений (6), решая их, поставим полученные решения
в (5). Далее, в соответствии [15], считая пространственную неоднородность
 
магнитной жидкости слабой, разлагая n2i , j2i (1) и j2i (2) в ряд Тейлора в
окрестности q1 , для возмущенной части функции бинарной плотности имеем:
n2 i
 0i Lˆi n2 i  q1 , r , t   Ri  q1 , r , t  , (7)
t
где
 ni2 0 H g 
Ri  q1 , r , t    i  r    m    r  i   div 
 9i   ni ,T  r  
   H     

i  r  1  0  m       ,
 6i   ni ,T   q1 

 1  ln gi 1    ln gi    ln g i     1  Pi 
i  r   2ni2 gi 1    ni     i 
T  ,  i    ,
 6  ln r 2   n   T 
ni   n C  T ni
  i T  i vi

124
   1 2  
 r r  r   g
2   i , Lˆ        ln g r  ,
i  
3
i  r   2ni


r r   r  r 
i
r 
   1  
 
 
2 
0i  2kT / i i 2 ,            div  .
 q1  2  q1 q1 3 
Уравнение (7) представляет собой обобщенное уравнение Смолуховского для
возмущенной части бинарной плотности n2i частиц магнитной жидкости в
конфигурационном пространстве и полностью описывает ее пространственно-
временное поведение.
Следуя [15], общее решение уравнения (7) представим в виде:
t 
n2 i (q1 , r , t )   dt1  Gi (r , r1 , t  t1 ) R(q1 , r1 , t1 )dr1 , (8)
0 
где
1
   2    r  r1 2 
Gi  r , r1 , t  t1   2  2   rr1 
3 1
   exp  
 i  t  t1     4i  t  t 
1 
  r  r1 2  
 exp    .
 4i  t  t1   
Подставляя решение (8) в выражение тензора напряжения (4), и, совершая в
нем Фурье-преобразование по времени, после чего сопоставляя полученное
выражение с макроскопическим выражением (1), для динамического
коэффициента объемной вязкости магнитной жидкости получим:
 
ni2 i3  i
 v       Gi (r , r1 ,  ) i (r1 )r11dr1dr 
i  f , s 24 0 r 0
(9)
n 2f  3f   f  0 H g f
G f (r , r1 ,  )  m 
216 0 r 0
 dr1dr ,
f  r1
где
r g  g   g 
i  r1   1 i  ni  i    iT  i  ,
3 r1  ni T  T ni
1/2
  2 
Gi  r , r1 ,    0i    sin1i  cos 1i  e   sin 2i  cos 2i  e  ,
 1i  2i

2  
i 0i 

   
1/2 2
(1,2) i  r , r1 ,     i 0i   r r1  ,  0i  i i – феноменологическое время структурной
 2  2kT
релаксации, ni ,  i ,  i – соответствующие i -ой подсистеме значения числовой
плотности, диаметра частицы и коэффициента трения.
Выражение (9) описывает объемную вязкость магнитной жидкости в широком
диапазоне частот. Из этого выражения следует, что частотная зависимость
объемной вязкости магнитной жидкости в основном обусловлена процессом
структурной релаксации, определяемой посредством функции Gi  r , r1 ,   .
Как видно из (9), коэффициент объемной вязкости сложным образом зависит
от функций потенциальной энергии взаимодействия частиц подсистемы  i и

125
соответствующих им радиальных функций распределения g i . Поэтому для
количественного исследования вязкостных свойств магнитных жидкостей
необходим правильный выбор явных видов функций  i и g i , удовлетворительно
описывающих структуру исследуемой жидкости.
Задача определения межмолекулярных взаимодействий долгое время
оставалась дискуссионным вопросом, ей посвящено большое количество работ и
монографий [24, 25]. Потенциалы межчастичного взаимодействия как жидкости-
носителя, так и ферритной подсистемы достаточно сложны и обусловлены
различными механизмами ориентационного, индукционного и дисперсионного
взаимодействия. Однако в первом приближении можно ограничиться известными
и относительно простыми потенциалами.
Поскольку, согласно [22], взаимодействия частиц каждой подсистемы можно
рассматривать независимо друг от друга, парные потенциалы взаимодействия
частиц жидкости-носителя, по аналогии с потенциалом Штокмайера, принимаем
как суперпозицию потенциала Леннард-Джонса и электрического диполь-
дипольного взаимодействия:
s (r )   sL J (r )   pp (r ), (10)
  12   6  p 2  (ea eb ) 3(ea rab )(eb rab ) 
где  sL  J (r )  4 s  s    s   ,  pp (r )   3  .
  r   r   4 0  rab r 5
ab 
Для магнитной подсистемы, принимая феррочастицы как сферические
однодоменные частицы, покрытые поверхностно-активным слоем, следуя [26], их
взаимодействия принимаем в виде суммы потенциальных энергий Леннард-
Джонса, магнитного диполь-дипольного взаимодействия и взаимодействия
магнитных частиц с внешним магнитным полем:
 f (r , H )   Lf  J (r )  mm (r )   H ( H ) . (11)
Условия взаимной непроницаемости частиц и учет отталкивательной силы,
существующей из-за наличия поверхностно-активного слоя, обеспечиваются
потенциалом Леннард-Джонса:
  f 12   f 6 
 f (r )  4 f 
L J
   .
 r   r  
Взаимодействие магнитных диполей между собой и с внешним магнитным
полем описываем следующими потенциалами:
 m2  (e e ) 3(e r )(e r ) 
 mm (r )  0  a 3 b  a ab 5 b ab  ,  ( H )  0 mH .
H

4  rab rab 

При переходе к сферической системе координат электрическое и магнитное


диполь-дипольные потенциалы превращаются в потенциал Кеезома:
dd
 dd (r , a ,b , a  b )   Ad a 3 b g ( a ,b , a  b ) ,
r
1 
где при d  p , A p  , и при d  m , Am  0 . Значение коэффициента
4 0 4
g (a ,b , a  b )  2cos a cos b  sin a sin b cos(a  b ) зависит от ориентации
диполей в сферической системе координат.
Необходимо отметить, что непосредственная постанова выражения (10) и (11)
во выражение (9), приводить к очень сложным математическим трудностям.
Поэтому, для упрощении следуя работы [27–29], для двух ближайших частиц

126
принимая ориентацию диполя первой частицы вдоль радиуса-вектора r ,
соединяющего ее со второй частицей, для энергии взаимодействия электрической и
магнитной диполь-дипольных взаимодействий, имеем:
p2
 (r ,  )  
pp
cos  ,
2 0 r 3
0 m 2
 (r ,  )  
mm
cos  .
2 r 3
Аналогично, принимая ось z сферической системы координат вдоль вектора
напряженности внешнего магнитного поля, для энергии взаимодействия
магнитных диполей с внешним полем, получим:
 H ( , H )  0 mH cos  .
Согласно [20], радиальные функции распределения для каждой подсистемы
выбираем в виде
g f (r , T )  exp   f (r , , H ) / kT  ,
(12)
g s (r , n, T )  ys (  * ) exp   s (r ,  ) / kT .
Поскольку структуру молекулярной подсистемы можно принять близкой к
плотной упаковке, для этой подсистемы в качестве функции ys (  ) выбираем
*

контактную функцию Карнахана-Старлинга: ys (  * )  (2  s* ) / 2(1  s* )3 , где


   ns / 6 .
*
s
3

Теперь на основе выбранных моделей для потенциальных энергий и


радиальных функций распределения можно провести численные расчеты.
Учитывая (10)–(12), приведем выражение (9) к удобному виду для проведения
численных расчетов:
4 n 2 3
v     i i i J vi , (13)
i f ,s kT
где
 
  Lf  J   2 0 m 2 
J v f   (r  2r )dr  G f (r , r1 ,  ) exp  
5 11
  32 f (2r1  r1 )  3 2  
11 5

0 0  kT    f r1 a f 
 0 mH of   sha f  2 0 m 2
 1 
 
3 f l 2 
 4  4 f 1( r 11
 r1
5
)  kTr1     4 kTa r
f 1 
 3f r12

  a f 
 0 mH of   cha f 
 1    dr1 ,
 3 f l 2   a f 
 
 
  L J 
J vs   (r 5  2r 11 )dr  Gs (r , r1 ,  ) ys (  * ) exp   s  16 s  (4   )r111 
0 0  kT 
2 p2  shas
 (  2)r15    4 kTr1  4 kTys (  * )r1    4 kTas r1 
 0 r
3 2
s 1  as
2 p 2  chas 
  dr ,
 0 s3r12  as  1

127
0 m 2 0 mH p2  s* (5  2  s* )
af   , a  , y  (  *
)  ,  f , s –
2 3f r13kT 2 0 s3r13kT (1   s* )(2   s* )
s s
kT
глубины потенциальной ямы соответствующих подсистем, l – характерный размер
системы.
Теперь в (13) раскрывая сумму и учитывая
N f N A mf  f N A Vf  f N A N N V N
nf     ; ns  s  s A s  s A (1   ) ,
V f V f V f V s V s
переходим к следующему выражению:
4.5vs 2
v  vs (1  2.5 )  (vs  )  vf  2 , (14)

Как видно из (14), при малых значениях  выражение (13) переходит к виду
известной формулы Эйнштейна.

ЧИСЛЕННЫЙ РАСЧЕТ И АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ


Ниже, на основе (13), представлены результаты численных расчетов для
коэффициента объемной вязкости магнитных жидкостей на основе воды и
керосина с частицами Fe3O4.
На рис. 1 и 2 приведены зависимости коэффициента объемной вязкости
магнитной жидкости на основе воды от частоты внешнего воздействия при
различных значениях внешнего магнитного поля и объемной концентрации при
T  298 К .

Рис. 1. Зависимости v ( ) от Рис. 2. Зависимости v ( ) от


частоты для магнитной жидкости на частоты для магнитной жидкости на
основе воды при: 1 – H  0 ; 2 – основе воды при: 1 –   0.03 ; 2 –
H  50 кА / м ; 3 – H  100 кА / м ; 4 –   0.07 ; 3 –   0.1 ; 4 –   0.15 .
H  200 кА / м . Fig. 2. Dependences of v ( ) on
Fig. 1. Dependences of v ( ) on frequency for a magnetic liquids based on
frequency for a magnetic liquids based on water at: 1 –   0.03 ; 2 –   0.07 ; 3 –
water at: 1 – H  0 ; 2 – H  50 кА / м ; 3   0.1 ; 4 –   0.15 .
– H  100 кА / м ; 4 – H  200 кА / м .

128
Рис. 3. Зависимости v ( ) от Рис. 4. Результаты работы [27] по
частоты для магнитной жидкости на зависимости безразмерной величины
основе керосина при: 1 – H  0 ; 2 – q от безразмерной частоты   .
H  50 кА / м ; 3 – H  100 кА / м ; 4 – Fig 4. Results of work [27] on the
H  200 кА / м . dependence of the dimensionless quantity
Fig. 3. Dependences of v ( ) on q on the dimensionless frequency   .
frequency for a magnetic liquids based on
kerosene at: 1 – H  0 ; 2 – H  50 кА / м ;
3 – H  100 кА / м ; 4 – H  200 кА / м .

На рисунке 3 приведена частотная зависимость коэффициента объемной


вязкости для магнитной жидкости на основе керосина.
Как видно из этих рисунков, область частотной дисперсии объемной
вязкости является широкой ~ 103  104 Гц , тогда как экспериментальные данные по
дисперсии вязкости жидкостей дают узкую область ~ 102 Гц . Причиной этого
служат медленные затухания функции Грина Gi  r , r1 ,   , являющиеся
фундаментальным решением уравнения Смолуховского. Анализ асимптотического
поведения функции Gi  r , r1 ,   показывает, что процесс затухания необратимых
релаксирующих потоков происходит по степенному закону ~ t 3/2 , а механизм
является диффузионным.
Ранее проведенные исследования на основе простых моделей, таких, как
броуновское движение, теория марковских случайных процессов и уравнение
Больцмана, привели специалистов к такому убеждению, что автокорреляционные
функции со временем затухают экспоненциально.
Однако вычисление корреляционных функций, содержащих функцию Грина,
в наших и других работах показали, что эти функции могут иметь «длинные
хвосты», и медленное их затухание по степенному закону обусловлено
распространением флуктуации гидродинамических переменных на большие
расстояния.
На рисунке 4 приведены результаты работы [30], где показаны зависимости
1
величины q  ReA ( 3o  / 2 – предельное значение вращательной
(3 / 2)o 
вязкости разбавленной магнитной жидкости в бесконечно сильном магнитном
поле) от безразмерной частоты   для различных значений внешнего магнитного
поля. Из анализа приведенных графиков можно заключить, что результаты
расчетов по частотной зависимости динамического коэффициента объемной

129
вязкости качественно согласуются, как с ранее проведенными расчетами для
динамического коэффициента сдвиговой вязкости [31], так и с результатами
работы [30].
Проведенные исследования по изменению вязкостных свойств магнитных
жидкостей под воздействием внешних электромагнитных полей показывают, что в
области высоких частот коэффициент вязкости сильно уменьшается [32, 33]. Из
результатов наших расчетов и работы [30] можно заключить, что высокочастотное
внешнее возмущение также приводит к сильному уменьшению вязкости магнитных
жидкостей.
На рис. 5 и 6 приведены результаты численных расчетов зависимости
 ( , H ) v ( , 0)
отношений коэффициентов объемной вязкости v ( )  v от
v (, 0)
величины внешнего магнитного поля для различных значений концентраций. Как
видно из рисунков, для обеих магнитных жидкостей концентрационная
зависимость v ( ) имеет одинаковый нелинейный характер.

Рис. 5. Зависимости v ( ) от Рис. 6. Зависимости v ( ) от


величины H для магнитной жидкости величины H для магнитной жидкости
на основе воды: 1 –   0.03 ; 2 – на основе керосина: 1 –   0.03 ; 2 –
  0.07 ; 3 –   0.15 .   0.07 ; 3 –   0.15 .
Fig. 5. Dependences of v ( ) on the Fig. 6. Dependences of v ( ) on the
value of H for a magnetic liquids based on value of H for a magnetic liquids based on
water: 1 –   0.03 ; 2 –   0.07 ; 3 – kerosene: 1 –   0.03 ; 2 –   0.07 ; 3 –
  0.15 .   0.15 .

Проведенные расчеты показывают, что и для объемной вязкости имеет место


сильный магнитовязкий эффект, наблюдаемый в экспериментах. Полученные
результаты находятся в удовлетворительном согласии с результатами работ [34,
35].
Объемная вязкость связана с возбуждением внутримолекулярных степеней
свободы и перераспределением энергии в молекулах. При помещении магнитной
жидкости во внешнее магнитное поле происходит быстрое увеличение энергии
диполь-дипольного взаимодействия феррочастиц. Благодаря тепловому движению
энергия от феррочастиц переходит к жидкости-носителю и возникает значительная
диссипация энергии. Энергия, передаваемая в систему, сначала будет
распределяться на поступательные, потом, спустя некоторое время, на внутренние
степени свободы молекул. Количественной мерой обмена энергии между

130
поступательными и внутренними степенями свободы молекул является
коэффициент объемной вязкости. Поэтому при наличии внешнего магнитного
поля в магнитной жидкости, наряду со сдвиговой вязкостью, увеличивается и
объемная вязкость.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В работе исследована объемная вязкость для модели двухкомпонентной
магнитной жидкости с независимыми подсистемами. Результаты расчетов по этой
модели в широком диапазоне физических параметров находятся в хорошем
согласии с результатами экспериментов. Учет диполь-дипольного взаимодействия
позволяет наблюдать сильный магнитовязкий эффект.
Результаты расчетов по частотной дисперсии коэффициента объемной
вязкости показывают, что хотя основной вклад в изменение свойств магнитных
жидкостей дает диполь-дипольное взаимодействие, однако, внешнее возмущение в
области высоких частот приводит к сильному уменьшению вязкости магнитных
жидкостей, что требует его обязательного учета во время технического
применения в условии агрессивного внешнего воздействия.
Полученные данные по объемной вязкости позволют в дальнейшем наиболее
детально исследовать акустические свойства магнитных жидкостей.
ЛИТЕРАТУРА
1. Такетоми, С. Магнитные жидкости / С. Такетоми, С. Тикадзуми. – М.: Мир, 1993. – 272 с.
2. Применение нанодисперсных систем в технике, медицине, биологии и экологии // Сборник
научных трудов, 19-я Международная Плесская научная конференция по нанодисперсным
магнитным жидкостям. – Иваново, Россия. 2020. – С. 229-300.
3. Ландау, Л.Д. Теоретическая физика. Гидродинамика / Л.Д. Ландау, Е.М. Лифшиц. – М.: Наука,
1986. – 736 с.
4. Мандельштам, Л.И. К теории поглощения звука в жидкостях / Л.И. Мандельштам, М.А.
Леонтович // ЖЭТФ. – 1937. – Т. 7. – С. 438-449.
5. Tisza, L. Supersonic absorption and Stokes viscosity relation / L. Tisza // Phys. Rev. – 1942. – Vol.61. –
Pp. 531-536.
6. Михайлов, Я.Г. Поглощение ультразвуковых волн в жидкостях и молекулярный механизм
объѐмной вязкости / Я.Г. Михайлов, В.А. Соловьѐв // УФН. – 1953. – Т. 50. – № 5. – С. 3-50.
7. Zwanzig, R. Time-correlation functions and transport coefficients in statistical mechanics / R. Zwanzig
// Annu. Rev. Phys. Chem. – 1965. – Vol.16. – Pp. 67-102.
8. Green, M.S. Markoff Random Processes and the Statistical Mechanics of Time-Dependent
Phenomena. II. Irreversible Processes in Fluids / M.S. Green // J. Chem. Phys. – 1954. – Vol. 22. –
No.3. – Pp. 398-413.
9. Сурнычев, В.В. Релаксация объемной и сдвиговой вязкостей в диэтилсилоксане и
этилоктилсилоксане / В.В. Сурнычев и др. // ЖТФ. – 2005. – Т. 75. – № 10. – С. 131-134.
10. Carles, P. The effect of bulk viscosity on temperature relaxation near the critical point / P. Carles //
Physics of Fluids. – 1998. – Vol. 10. – No.9. – Pp. 2164-2176.
11. Fernandez, G.A. A molecular simulation study of shear and bulk viscosity and thermal conductivity of
simple real fluids / G.A. Fernandez, J. Vrabec, H. Hasse // Fluid Phase Equilibria. – 2004. – Vol.221. –
Pp. 157-163.
12. Одинаев, С. Зависимость частотной дисперсии коэффициента объемной вязкости растворов
электролитов от природы затухания релаксирующих потоков / C. Одинаев, Д.М. Акдодов //
ЖФХ. – 2016. – Т.90, – № 6. – С. 877-884.
13. Holmes, M.J. Temperature dependence of bulk viscosity in water using acoustic spectroscopy / M.J.
Holmes, N.G. Parker, M.J.W. Povey // Journ. of Phys. Conference Series. – 2011. – Vol.269. – No.1. –
Pp. 1-7.
14. Полунин, В.М. Акустические свойства нанодисперсных магнитных жидкостей / В.М. Полунин. –
М.: ФИЗМАТЛИТ, 2012. – 384 c.
15. Одинаев, С. К молекулярной теории релаксационных процессов и вязкоупругих свойств
магнитных жидкостей / С. Одинаев, К. Комилов, А. Зарифов // ЖФХ. – 2006. – Т. 80. – №5. – С.
864-871.
16. Одинаев, С. Зависимость коэффициентов вязкости магнитных жидкостей от параметров
состояния / С. Одинаев, К. Комилов, А. Зарипов // ЖФХ. – 2010. – Т.84. – № 7. – С. 1368-1371.
17. Одинаев, С. О зависимости скорости и коэффициента поглощения сдвиговых волн в магнитных

131
жидкостях от параметров состояния / С. Одинаев, К. Комилов, А. Зарипов // Докл. Акад. наук
Республики Таджикистан. – 2008. – Т.51. – №2. – С. 107-112.
18. Комилов, К. Об оценке вклада концентрации и температуры на вязкоупругих свойств
магнитных жидкостей / К. Комилов, А.К. Зарипов // Вестник ТНУ. Серия естест. наук. – 2017. –
№1/4. – С. 99–103.
19. Мартынов, Г.А. Классическая статистическая механика. Теория жидкостей / Г.А. Мартынов. –
Долгопрудный: Интеллект, 2011. – 328 с.
20. Юхновский, И.Р. Статистическая теория классических равновесных систем / И.Р. Юхновский,
М.Ф. Головко. – Киев: Наукова думка, 1980. – 372 с.
21. Ilg, P. Ferrofluid Structure and Rheology / P. Ilg, S. Odenbach // Lect. Notes Phys. – 2009. – Vol.763. –
Pp. 249-325.
22. Kalikmanov, V.I. Statistical Physics of Fluids. Basic Concepts and Applications / V.I. Kalikmanov. –
Berlin, 2001. – 260 p.
23. Гуров, К.П. Основания кинетической теории / К.П. Гуров. – М.: Наука. 1966. – 352 с.
24. Межмолекулярные взаимодействия: От двухатомных молекул до биополимеров. / Под ред. Б.
Пюлмана. – М.: Мир, 1981. – 592 с.
25. Каплан, И.Г. Введение в теорию межмолекулярных взаимодействий / И.Г. Каплан. – М.: Наука,
1982. – 312 с.
26. Ilg, P. Structure and rheology of ferrofluids: simulation results and kinetic models / P. Ilg, E. Coquelle,
S. Hess // J. Phys.: Condens. Matter. – 2006. – Vol. 18. – Pp.2757-2770.
27. Литинский, Г.Б. Статистическая термодинамика жидкости дипольных твердых сфер. Модель
заторможенного вращения молекул / Г.Б. Литинский // Журнал структурной химии. – 2004. –
Т.45. – №1. – С. 86-93.
28. Бибик, Е.Е. Реология дисперсных систем / Е.Е. Бибик. – Л.: Из-во Ленингр. ун-та, 1981. – 172 с.
29. Менделев, В.С. Магнитные свойства феррожидкостей с цепочечными агрегатами: дисс. канд.
физ.-мат. наук В.С.Менделев. – Екатеринбург, 2009. – 136 с.
30. Зубарев, А.Ю. Динамические свойства умеренно-концентрированных магнитных жидкостей /
А.Ю. Зубарев, А.В. Юшков // ЖЭТФ. – 1998. – Т. 114. – №3(9). – С. 892-909.
31. Комилов, К. Частотная дисперсия коэффициента сдвиговой вязкости и магнитовязкий эффект в
магнитных жидкостях / К.Комилов, А.К.Зарипов, А. Убайди // Журн. физ. химии. – 2020. – Т.94.
– №8. – С. 1279-1284.
32. Shliomis, M.I. Negative viscosity of ferrofluid under alternating magnetic field / M.I. Shliomis, K.I.
Morozov // J. Phys. Fluids. – 1994. – Vol.6. – No.8. – Pp. 2855–2861.
33. Галимбеков, А.Д. Эффективная вязкость суспензий в высокочастотных электромагнитных
полях / А.Д. Галимбеков // Вестник Башкирского университета. – 2004. – № 3. – С. 65-69.
34. Zubarev, A.Yu. Rheological properties of ferrofluids with Microstructures / A.Yu. Zubarev, L.Yu.
Iskakova // J. Phys.: Condens. Matter. – 2006. – Vol. 18. – No.38. – Pp. 2771-2784.
35. Pop, L.M. Investigation of the microscopic reason for the magnetoviscous effect in ferrofluids studied
by small angle neutron scattering / L.M. Pop, S. Odenbach // J. Phys.: Condens. matter. – 2006. –
Vol.18. – No.38. – Pp. 2785-2802.

REFERENCES LITERATURE
1. Taketomi, S. Magnetic liquids / S. Taketomi, S. Tikazumi. – M.: Mir, 1993. – 272 p.
2. Application of nanodispersed systems in technology, medicine, biology and ecology // Collection of
scientific papers, 19th International Plyos scientific conference on nanodispersed magnetic fluids.
Ivanovo, Russia. – 2020. – Pp. 229-300.
3. Landau, L.D. Theoretical physics. Hydrodynamics / L.D. Landau, E.M. Lifshits. – M.: Nauka, 1986. –
736 p.
4. Mandelstam L.I. To the theory of sound absorption in liquids / L.I. Mandelstam, M.A. Leontovich //
JETP. – 1937. – Vol.7. – Pp. 438-449.
5. Tisza, L. Supersonic absorption and Stokes viscosity relation / L. Tisza // Phys. Rev. – 1942. – Vol.61. –
Pp. 531-536.
6. Mikhailov, Ya.G. Absorption of ultrasonic waves in liquids and the molecular mechanism of bulk
viscosity / Ya.G. Mikhailov, V.A. Solovev // Phys. – 1953. – Vol.50. – No.5. – Pp. 3-50.
7. Zwanzig, R. Time-correlation functions and transport coefficients in statistical mechanics / R. Zwanzig
// Annu. Rev. Phys. Chem. – 1965. – Vol. 16. – Pp. 67-102.
8. Green, M.S. Markoff Random Processes and the Statistical Mechanics of Time-Dependent
Phenomena. II. Irreversible Processes in Fluids / M.S. Green // J. Chem. Phys. – 1954. – Vol. 22. –
No.3. – Pp. 398-413.
9. Surnychev, V.V. Relaxation of bulk and shear viscosities in diethylsiloxane and ethyl octylsiloxane /
V.V. Surnychev and etc. // Journal of Applied Physics. – 2005. – Vol.75. – No.10. – Pp. 131-134.
10. Carles, P. The effect of bulk viscosity on temperature relaxation near the critical point / P. Carles //

132
Physics of Fluids. – 1998. – Vol.10. – No.9. – Pp. 2164-2176.
11. Fernandez, G.A. A molecular simulation study of shear and bulk viscosity and thermal conductivity of
simple real fluids / G.A. Fernandez, J. Vrabec, H. Hasse // Fluid Phase Equilibria. – 2004. – Vol.221. –
Pp. 157-163.
12. Odinaev, S. Dependence of the frequency dispersion of the volumetric viscosity coefficient of
electrolyte solutions on the nature of attenuation of relaxing flows / S. Odinaev, D.М. Akdodov //
Russ. Journ. of Phys. Chem. – 2016. – Vol.90. – No.6. – Pp. 877–884.
13. Holmes, M.J. Temperature dependence of bulk viscosity in water using acoustic spectroscopy / M.J.
Holmes, N.G. Parker, M.J.W. Povey // Journ. of Phys. Conference Series. – 2011. – Vol.269. – No.1. –
Pp. 1-7.
14. Polunin, V.M. Acoustic properties of nanodispersed magnetic liquids / V.M. Polunin. – M.:
FIZMATLIT, 2012. – 384 p.
15. Odinaev, S. To the molecular theory of relaxation processes and viscoelastic properties of magnetic
fluids / S. Odinaev, K. Komilov, A. Zarifov // Russ. Journ. of Phys. Chem. – 2006. – Vol. 80. – No. 5. –
Pp. 864-871.
16. Odinaev, S. Dependence of the coefficients of viscosity of magnetic fluids on state parameters / S.
Odinaev, K. Komilov, A. Zaripov // Russ. Journ. of Phys. Chem. – 2010. – Vol.84. – No.7. – Pp. 1368-
1371.
17. Odinaev, S. On the dependence of the speed and absorption coefficient of shear waves in magnetic
fluids on the state parameters / S. Odinaev, K. Komilov, A. Zaripov // Reports of the Academy of
Sciences of the Republic of Tajikistan. – 2008. – Vol.51. – No.2. – Pp. 107-112.
18. Komilov, K. On the assessment of the contribution of concentration and temperature to the
viscoelastic properties of magnetic fluids / K. Komilov, A.K. Zaripov // Bulletin of TNU, series of
natural sciences. – 2017. – No.1/4. – Pp. 99-103.
19. Martynov, G.A. Classical statistical mechanics. Theory of liquids / G.A. Martynov. – Dolgoprudny:
Intellect, 2011. – 328 p.
20. Yukhnovsky, I.R. Statistical theory of classical equilibrium systems / I.R. Yukhnovsky, M.F. Golovko.
– Kiev: Naukova Dumka, 1980. – 372 p.
21. Ilg, P. Ferrofluid Structure and Rheology / P. Ilg, S. Odenbach // Lect. notes phys. – 2009. – Vol.763. –
Pp. 249-325.
22. Kalikmanov, V.I. Statistical Physics of Fluids. Basic Concepts and Applications / V.I. Kalikmanov. –
Berlin, 2001. – 260 p.
23. Gurov, K.P. Foundations of the kinetic theory / K.P. Gurov. – M.: Nauka, 1966. – 352 p.
24. Intermolecular interactions: From diatomic molecules to biopolymers. / Ed. B. Pülman. – M.: Mir,
1981. – 592 p.
25. Kaplan, I.G. Introduction to the theory of intermolecular interactions / I.G. Kaplan. – M.: Nauka,
1982. – 312 p.
26. Ilg, P. Structure and rheology of ferroids: simulation results and kinetic models / P. Ilg, E. Coquelle, S.
Hess // J. Phys.: Condens. matter. – 2006. – Vol.18. – Pp. 2757-2770.
27. Litinsky, G.B. Statistical thermodynamics of liquid dipole hard spheres. Model of hindered rotation of
molecules / G.B. Litinsky // Journal of Structural Chemistry. – 2004. – Vol.45. – No.1. – Pp. 86-93.
28. Bibik, E.E. Rheology of dispersed systems / E.E. Bibik. – Leningrad: Publishing house of Leningrad
University, 1981. – 172 p.
29. Mendelev, V.S. Magnetic properties of ferrofluids with chain aggregates: Diss. Cand. physical-mat.
sciences. – Yekaterinburg, 2009. – 136 p.
30. Zubarev, A.Yu. Dynamic properties of moderately concentrated magnetic fluids / A.Yu. Zubarev, A.V.
Yushkov // JETP. – 1998. – Vol. 114. – No.3 (9). – Pp. 892-909.
31. Komilov, K. Frequency dispersion of the shear viscosity coefficient and magnetoviscous effect in
magnetic fluids / Komilov K., Zaripov A.K., Ubaidi A. // Russ. Journ. of Phys. Chem. – 2020. –
Vol.94. – No.8. – Pp. 1279-1284.
32. Shliomis, M.I. Negative viscosity of ferrofluid under alternating magnetic field / M.I. Shliomis, K.I.
Morozov // J. Phys. Fluids. –1994. – Vol.6. – No.8. – Pp. 2855-2861.
33. Galimbekov, A.D. Effective viscosity of suspensions in high-frequency electromagnetic fields / A.D.
Galimbekov // Bulletin of the Bashkir University. – 2004. – No.3. – Pp. 65-69.
34. Zubarev, A.Yu. Rheological properties of ferro fl uids with Microstructures / A.Yu. Zubarev, L. Yu.
Iskakova // J. Phys.: Condens. Matter. – 2006. – Vol. 18. – No.38. – Pp.2771-2784.
35. Pop, L.M. Investigation of the microscopic reason for the magnetoviscous effect in ferrofluids studied
by small angle neutron scattering / L.M. Pop, S. Odenbach // J. Phys.: Condens. Matter. – 2006. – Vol.
18. – No.38. – Pp. 2785-2802.

ОИД БА ЧАСПАКИИ ЊАЉМИИ МОЕЪЊОИ МАГНИТЇ


Дар маќолаи мазкур дар асоси назарияи статистикї барои модели моеи магнитии

133
дукомпонентаи иборат аз молекулањои моеъ-асос ва заррањои сахти магнитї, муодилањои кинетикї
барои функсияњои таќсимости якзаррагї ва дузаррагї тартиб дода шудааст, ки равандњои
ѓайримувозинатиро дар моеъњои магнитї ифода мекунанд. Дар асоси ифодаи микроскопии
тензори шиддат, ки ба таркиби муодилањои умумикардашудаи гидродинамика марбут аст, ифодаи
тањлилї барои зариби часпакии њаљмии моеъњои магнитї њосил карда шудааст. Часпакии њаљмии
моеъњои магнитї бо назардошти њамтаъсироти дипол-диполї ва таъсири майдони магнитии
беруна тањќиќ гардидааст. Дисперсияи басомадии часпакии њаљмї дар моеъњои магнитї барои
ќиматњои гуногуни консентратсия ва бузургии майдони магнитии беруна дида баромада шудааст.
Муайян шудааст, ки њудуди дисперсияи часпакии њаљмї васеъ буда, бештар аз панљ декадаро
ташкил медињад. Натиљањои њосилгардида ќонеъкунанда буда, сифатан бо натиљањои таљрибањо
мувофиќат мекунанд. Њарчанд њамтаъсироти дипол-диполї дар таѓйирѐбии хосиятњои моеъњои
магнитї муайянкунанда буда, њангоми мављудияти майдони магнитии беруна часпакї меафзояд,
аммо дар басомадњои баланд ангезишњои гидродинамикии беруна ба пастшавии босуръати
часпакии момеъњои магнитї оварда мерасонад. Нишон дода шудааст, ки барои часпакии њаљмї
низ эффекти магниточаспакии дар таљрибањо мушоњидашаванда љой дорад.
Калидвожањо: моеи магнитї, назарияи статистикї, часпакии њаљмї, дисперсия, релаксатсия,
магниточаспакї, майдони магнитї.

ОБ ОБЪЕМНОЙ ВЯЗКОСТИ МАГНИТНЫХ ЖИДКОСТЕЙ


В данной статье на основе метода статистической теории для модели двухкомпонентной
магнитной жидкости, состоящей из молекулы жидкости основы и твердых магнитных частиц,
построены кинетические уравнения для одночастичной и двухчастичной функции распределения,
описывающие неравновесные процессы в магнитных жидкостях. На основе микроскопического
выражения тензора напряжения, содержащегося в уравнениях обобщенной гидродинамики,
получено аналитическое выражение для коэффициента объемной вязкости магнитных жидкостей.
Исследована объемная вязкость магнитных жидкостей с учетом диполь-дипольного
взаимодействия феррочастиц и их взаимодействия с внешнем магнитным полем. Рассмотрена
частотная дисперсия объемной вязкости в магнитных жидкостях при различных значениях
концентрации и величины внешнего магнитного поля. Выявлено, что область дисперсии объемной
вязкости является широкой, составляя более пяти декад. Получены удовлетворительные
результаты, качественно согласующиеся с экспериментальными данными. Хотя в изменении
свойств магнитных жидкостей диполь-дипольное взаимодействие является определяющим и в
присутствии внешнего магнитного поля приводит к быстрому увеличению вязкости, однако,
гидродинамическое внешнее возмущение в области высоких частот приводит к сильному
уменьшению вязкости магнитных жидкостей. Показано, что и для объемной вязкости имеет место
сильный магнитовязкий эффект, наблюдаемый в экспериментах.
Ключевые слова: магнитная жидкость, статистическая теория, объемная вязкость, дисперсия,
релаксация, магнитовязкость, магнитное поле.

ABOUT THE VOLUME VISCOSITY OF MAGNETIC FLUIDS


In this article based on the method of statistical theory for a model of a two-component magnetic
fluid, consisting of a base fluid molecule and solid magnetic particles, kinetic equations for one-particle
and two-particle distribution functions are constructed, which describe nonequilibrium processes in
magnetic fluids. On the basis of the microscopic expression for the stress tensor contained in the equations
of the generalized hydrodynamics, an analytical expression for the coefficient of volumetric viscosity of
magnetic fluids is obtained. The bulk viscosity of magnetic fluids is investigated taking into account the
dipole-dipole interaction of ferroparticles and their interaction with an external magnetic field. The
frequency dispersion of the bulk viscosity in magnetic fluids is considered for various values of
concentration and magnitude of the external magnetic field. It was revealed that the range of dispersion of
bulk viscosity is wide, amounting to more than five decades. Satisfactory results are obtained, which are in
qualitative agreement with the experimental data. Although the dipole-dipole interaction is decisive in
changing the properties of magnetic fluids and in the presence of an external magnetic field leads to a rapid
increase in viscosity, however, a hydrodynamic external disturbance in the high-frequency region leads to a
strong decrease in the viscosity of magnetic fluids. It is shown that a strong magnetoviscous effect
observed in experiments also takes place for the bulk viscosity.
Keywords: magnetic fluid, statistical theory, bulk viscosity, dispersion, relaxation, magnetoviscosity,
magnetic field.

Маълумот дар бораи муаллифон: Комилов Ќосим – профессори кафедраи физикаи назариявии
Донишгоњи миллии Тољикистон. Суроѓа: 734025, Љумњурии Тољикистон, ш. Душанбе, хиѐбони
Рўдакї, 17. Телефон: (+992) 907-42-20-36. E-mail: k.komilov@mail.ru.
Зарипов Авзалшо Карамонович – докторанти кафедраи физикаи назариявии Донишгоњи

134
миллии Тољикистон. Суроѓа: 734025, Љумњурии Тољикистон, ш. Душанбе, хиѐбони Рўдакї, 17.
Телефон: (+992) 908-88-49-90. E-mail: afzal.z@mail.ru.
Убайдї Абдул Маљид – унвонљўи кафедраи физикаи назариявии Донишгоњи миллии
Тољикистон. Суроѓа: 734025, Љумњурии Тољикистон, ш. Душанбе, хиѐбони Рўдакї, 17.

Сведения об авторах: Комилов Косим – профессор кафедры теоретической физики


Таджикского национального университета. Адрес: 734025, Республика Таджикистан, г. Душанбе,
пр. Рудаки, 17. Телефон: (+992) 907-42-20-36. E-mail: k.komilov@mail.ru.
Зарипов Авзалшо Карамонович – докторант кафедры теоретической физики Таджикского
национального университета. Адрес: 734025 Республика Таджикистан, г.Душанбе, пр. Рудаки, 17.
Телефон: (+992) 908-88-49-90. E-mail: afzal.z@mail.ru.
Убайди Абдул Маджид – соискатель кафедры теоретической физики Таджикского
национального университета. Адрес: 734025, Республика Таджикистан, г. Душанбе, пр. Рудаки, 17.

Information about the authors: Komilov Kosim – Professor of the Department of Theoretical Physics,
Tajik National University. Address: 734025, Republic of Tajikistan, Dushanbe, Rudaki Avenue, 17.
Phone: (+992) 907-42-20-36. E-mail: k.komilov@mail.ru.
Zaripov Avzalsho Karamonovich – doctoral student of the Department of Theoretical Physics of the
Tajik National University. Address: 734025, Republic of Tajikistan, Dushanbe, Rudaki Avenue, 17.
Phone: (+992) 908-88-49-90. E-mail: afzal.z@mail.ru.
Obaidi Abdul Majid – a candidate for the Department of Theoretical Physics of the Tajik National
University. Address: 734025, Republic of Tajikistan, Dushanbe, Rudaki Avenue, 17.

Рецензент: Солихов Д.К. – доктор


физико-математических наук,
профессор Таджикского
национального университета

135