Вы находитесь на странице: 1из 304

ити вену-равам раджан сарва -бхута -манохарам

шрутва враджа-стрийах сарва варнайантйо ’бхиребхире

О царь, когда юные девушки во Врадже услышали песнь флейты Кришны, которая пленяет
умы всех живых существ, они стали обнимать друг друга и наперебой описывать ее.

«Шримад-Бхагаватам», 10.21.6

^лшда/тосшъ

Ж хотел бы поблагодарить те милостивые души, которые помогали в издании «Вену-


гиты», первого тома серии «Кришна во Вриндаване».

Налиниканта-деви даси помогала в издании, редактировании и корректуре, а также


наблюдала за печатью книги. Я благодарен ей за постоянное содействие в печати
«Вену-гиты».

Виноде-бихари дас очень милостиво провел со мной много часов, днем и ночью переводя
комментарии ачарьев.

Враджасундари-деви даси и Ишодьяна-деви даси транскрибировали комментарии.

Джаядвайта Свами прочел первые гранки книги и вдохновил меня опубликовать эту
работу — так же, как и Кешава Бха-рати прабху, мой вечный друг.

Таралакши-деви даси сделала обложки и рисунки, замечательно отразив настроение


Вриндавана.

Сундара-рупа дас работал над макетом книги, оказывал помощь в печати и многом
другом.

Окончательную редакцию сделала Суджана-деви даси, искусно отшлифовав мой сложный


для восприятия английский язык.

Я также благодарен тем старшим преданным, которые читали отдельные части рукописи и
помогли своими бесценными советами и поддержкой.

Благодарность будет неполной, если я не выражу свою признательность Шриле


Прабхупаде за то, что он вдохновляет преданных писать книги, и за его
монументальный труд — книгу «Кришна, Верховная Личность Бога», которая является для
меня сутью комментариев всех ачарьев и лучшей из всех книг.

Я должен также поблагодарить Шри Вриндавана-дхаму, которая вдохновила меня на


создание этой книги и где работа была начата и завершена. При прославлении Шри
Кришны она была моим постоянным советчиком.

Я почтительно кланяюсь всем, кого упомянул выше. Без них эта работа не была бы
успешной.

Шиварама Свами

От издателе й

0 милости и с благословения Его Святейшества Шри-лы Шиварамы Махараджи эта


удивительная книга, первая из серии «Кришна во Вриндаване», снова публикуется на
русском языке. Мы смиренно преподносим вайшнавам новую редакцию «Вену-гиты», над
которой со всей искренностью трудились следующие преданные.
Мангала Манджари-деви даси отредактировала прежний перевод Вигатарати даса в части
Введения, Предисловия, глав с первой по восьмую и одиннадцатой главы. Кроме того,
она участвовала в редактировании остальных глав, которые переводил Кришнананда дас.
Транскрибировали его перевод Кришнаприя-деви даси, Яшасвини-деви даси, Джая Радхе-
деви даси и бхактин Оксана Хохолкова. Редактировали текст Кришнананда дас и
Кришнаприя-деви даси. Большую помощь им в этом процессе оказали Людмила
Валентиновна Анюшкевич и Говиндаприя-деви даси. Говиндаприя-деви даси также
выполнила корректуру всего текста. При затруднениях в переводе и редакции книги
нашим арбитром, как всегда, был Акинчана-Витта прабху, главный редактор российского
отделения издательства «Бхактиведанта Бук Траст». Окончательную редакцию текста
осуществила Кришнаприя-деви даси. Огромную работу по сверке цитат на санскрите с
имеющими

ся первоисточниками и внесению необходимых исправлений в текст проделал Харидев


дас. Ценную помощь в этом оказал также Сарвагья дас, уточнив отдельные определения
словаря имен и терминов и объяснения санскритских терминов в тексте книги. Верстал
книгу бхакта Олег Ященко. Руководство проектом осуществляла Джая Радхе-деви даси.

Мы выражаем благодарность российскому отделению издательства «Бхактиведанта Бук


Траст», которое, как всегда, предоставило нам отдельные, на тот момент не
опубликованные на русском языке главы «Шримад-Бхагаватам», чтобы цитируемые в
«Вену-гите» стихи «Бхагаватам» не отличались от издания Би-Би-Ти. Обращаем внимание
читателей на то, что в тех случаях, когда автор приводил цитаты из книги Шрилы
Праб-хупады «Кришна», мы брали их перевод по изданию: Бхактиведанта Свами
Прабхупада «Кришна, Верховная Личность Бога», изд. 2-е. — М., The Bhaktivedanta
Book Trust, 2007. T. 1.

Мы также благодарны издательству «Философская Книга» за многолетнее и плодотворное


сотрудничество. Публикуя и распространяя книги Шрилы Шиварамы Свами на русском

языке, оно предоставило нам средства для настоящего издания. Более того, именно
издательство «Философская Книга» вдохновило нас на это служение, передавая
многочисленные просьбы преданных о выпуске нового тиража «Вену-гиты».

Харе Кришна!

ЛЧ2 течением времени в ИСККОН растет потребность в книгах, описывающих игры Господа
Шри Кришны и Шри Чайтаньи Махапрабху. И это естественно — ведь даже в наставлениях
шастр подчеркивается важность слушания повествований о трансцендентных лилах
Господа.

Шрила Прабхупада показал особую значимость слушания об играх Шри Кришны, представив
книгу «Кришна, Верховная Личность Бога» в годы, когда Движение сознания Кришны еще
только формировалось, — на тот случай, если он не успеет завершить перевод Десятой
песни. В 1975 г. Шрила Прабхупада также опубликовал «Шри Чайтанья-чаритамриту»,
чтобы вдохновить преданных, описав биографию Господа Гауранги.

В книге «Кришна, Верховная Личность Бога» Шрила Прабхупада говорит о необходимости


таких книг и их цели: «Шрила Вишванатха Чакраварти Тхакур подарил нам
трансцендентное литературное произведение под названием „Кришна-бхава-намрита“,
полное описаний игр Кришны. Читая такие книги, возвышенные преданные могут
погружаться в мысли о Нем. Любая книга о кришна-лиле — эта книга („Кришна,
Верховная Личность Бога“) или наше „Учение Господа Чайтаньи" — является утешением
для преданных, чувствующих разлуку с Кришной».

Я воспринял желание наших преданных слушать о Кришне как искреннее проявление


чувства разлуки с Ним. Несмотря на то что сейчас так много книг ачарьев Гаудия-
вайшнавов доступно в английском переводе, они не всегда подходят преданным ИСККОН.
Иногда их тема сокровенна и настолько возвышенна, что находится за пределами
понимания обычного практикующего преданного, а иногда комментарии противоречат
наставлениям и настроению Шрилы Прабхупады. Говоря так, я ссылаюсь на то, что Шрила
Прабхупада подчеркивал необходимость проповедовать и одновременно развивать лиану
преданности посредством садхана-бхакти. Для достижения спонтанной преданности
практика вайдхи садхана-бхакти лучше, чем несвоевременное принятие рагануга-
садханы. Шрила Прабхупада указывал также на необходимость отказа от лила-смаранам,
практикуемого в результате преждевременной инициации сиддха-пранали, в пользу нама-
санкиртаны как основы духовной практики. Это побудило меня представить криш-на-лилу
для преданных ИСККОН, сохраняя суть наставлений Шрилы Прабхупады. Так я начал
работу над серией «Кришна во Вриндаване». Мой предварительный замысел был — описать
вриндавана-лилу Кришны так, как о ней рассказывается в книге «Кришна, Верховная
Личность Бога», добавив коммен

тарии ачарьев.

Иногда можно слышать, что мы не должны читать какие-либо книги, кроме тех, которые
написал Шрила Прабхупада. В приведенном выше фрагменте из книги «Кришна, Верховная
Личность Бога» содержится одно из многих его утверждений, говорящих об обратном.
Ниже приводится беседа, которая также поможет пролить свет на это распространенное
заблуждение:

Парамахамса: Шрила Прабхупада, помню, однажды я слышал запись, где Вы говорили, что
мы не должны пытаться читать книги предыдущих ачарьев.

Прабхупада: Хм-м?

Амогха: Что мы не должны пытаться читать книги Бхак-тивиноды или книги других...
предыдущих ачарьев. Я вот хотел бы знать...

Прабхупада: Я никогда не говорил этого.

Амогха: Вы этого не говорили? О!

Прабхупада: Как это?

Амогха: Я думал, Вы говорили, что мы не должны читать книги предыдущих ачарьев.

Прабхупада: Нет, вы должны читать.

Амогха: Мы должны.

Прабхупада: Это недоразумение.

Парамахамса: Я думаю, что, может быть, он думал так потому, что речь шла о каких-то
книгах Гаудия-матха.

Прабхупада: Может быть.

Парамахамса: И иногда Вы говорили, что лучше не... лучше читать Ваши книги.

Амогха: Когда преданные в этом году были в Индии, они говорили, что Ачьютананда
Свами очень... ругал их: «Вы никогда не должны... Если я увижу, что кто-нибудь из
вас покупает книги Бхактисидцханты в Гаудия-матхе, я отберу их...» Что-то в этом
роде.

Парамахамса: Да, это было... причина была в том, что... он не хотел, чтобы
преданные ходили в Гаудия-матх. Но в самой идее изучать книги предыдущих ачарьев
нет ничего плохого.
Прабхупада: Конечно, нет. Кто это сказал? Это неверно. Мы следуем предшествующим
ачарьям. Я никогда такого не говорил (утренняя прогулка, Перт, 13 мая 1975 г.).

Шрила Прабхупада ясно выразил свое желание: его последователи могут читать книги
предыдущих ачарьев, но они не должны пренебрегать изучением тех книг, которые он
писал для них с такой заботой. Он объяснил, что запрет на книги ачарьев — это
недоразумение.

Принимая эти книги, не говоря уже о тех, которые Шрила Прабхупада рекомендовал для
чтения, мы можем задаться вопросом: ожидал ли Прабхупада, что вайшнавы будут
продолжать писать трансцендентную литературу? В «Шри Чай-танья-чаритамрите» он
отмечал: «Писать книги ради денег и славы, безусловно, не стоит, однако писать и
издавать книги для просвещения человечества — это подлинное служение Господу. Так
считал Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур, и он ясно давал своим ученикам
указание писать книги» («Шри Чайтанья-чаритамрита», Мадхья-лила, 19.132, комм.).

Итак, ответ — да. Шрила Прабхупада ожидал, что преданные продолжат это «семейное
дело» — написание книг. Остается последний вопрос: считал ли Прабхупада своих
учеников квалифицированными для создания подобной литературы? В письме Сатсварупе
Махарадже в 1972 г. Шрила Прабхупада отмечал: «Ты спрашиваешь о том, какие книги
должны писать мои ученики. В этом отношении сознание Кришны не имеет границ. Все
Госвами написали так много книг, Вишванатха Чакраварти и все ачарьи писали книги, и
тем не менее я тоже пишу книги. Точно так же будут писать и мои ученики. Так любая
осознавшая себя душа может писать множество книг, не отклоняясь от изначальных
идей».

Шрила Прабхупада давал наставления Сатсварупе Махарадже, как и другим преданным,


писать и издавать их собственные книги еще тогда, когда сам работал над
«комментариями Бхактиведанты». Перед уходом он также поручил своему ученику
завершить «Шримад-Бхагаватам» на английском языке. На основании этих фактов я
полагаю, что он считал этих преданных достаточно «осознавшими себя», чтобы писать
книги.

Не углубляясь в споры о том, что значит «осознавший себя», следует признать


неоспоримым тот факт, что Шрила Прабхупада многократно повторял, чего он ожидает от
членов ИСККОН. Он хотел, чтобы мы хорошо знали наставления «Бхагавад-гиты» и
«Шримад-Бхагаватам», следовали четырем принципам

духовной жизни, посещали храмовую программу и ежедневно повторяли шестнадцать


кругов маха-мантры Харе Кришна. Не требуя какой-то дополнительной квалификации от
юных авторов, Шрила Прабхупада, похоже, был удовлетворен таким стандартом
освобождения и считал их компетентными, чтобы писать книги. Таким образом, он
уполномочил своих верных последователей создать «множество книг» при условии, что
они не будут отклоняться от его «изначальных идей».

Из приведенных выше цитат я заключаю: Шрила Прабхупада ожидал, что его ученики
будут писать книги о преданном служении. Такие произведения в соответствии с его
наставлениями являются подходящим чтением для вайшнавов. Именно это, как я понимаю,
дает полномочия членам ИСККОН писать книги. На том же основании и я пишу серию книг
«Кришна во Вриндаване».

Теперь я хотел бы подробно рассказать о самой книге.

Для членов ИСККОН Шрила Прабхупада — первый, последний и высший авторитет в любом
вопросе. Взявшись за описание игр Кришны, я немедленно обратился к книге «Кришна,
Верховная Личность Бога» как к главному источнику материала. Сравнивая изначальные
стихи «Шримад-Бхагаватам» (в издании Би-би-ти) с изложением Шрилы Прабхупады, я
увидел очевидные различия, а именно: в книге Шрилы Прабхупады «Кришна, Верховная
Личность Бога» содержится больше информации, чем в изначальных стихах Шукадевы
Госвами. Очевидно, что в некоторых случаях это были пояснения Прабхупады, но там
были и другие высказывания из каких-то до сих пор не известных мне источников. Я
предположил, что это были комментарии предыдущих ачарьев.

Чтобы найти корень проблемы, я попросил Виноде-биха-ри прабху, преподавателя


санскрита вриндаванской гуруку-лы, прочитать мне некоторые комментарии ачарьев.
Когда он сделал это, я был изумлен той замысловатой тканью, которую Шрила
Прабхупада соткал из трех компонентов: текстов

Шукадевы Госвами, комментариев ачарьев и своих объяснений. Во всех случаях, что


всегда было характерно для Его Божественной Милости, он представил суть текстов и
комментариев к ним на простом, доступном языке, который хорошо понятен всем. Это
было замечательно! Чем больше я читал, тем больше изумлялся гению Шрилы Прабхупады.

Отсюда возникает естественный вопрос: если работа Шрилы Прабхупады была так
совершенна, то зачем же я, незначительное создание, пишу еще что-то? Я принимаю
прибежище у одного высокообразованного автора, вспоминая его ответ на этот
закономерный вопрос. Объясняя необходимость особого рода работы с источниками,
Кришнадас Кавираджа Госвами пишет: «Сварупа Дамодара оставил краткие тексты, а
Рагху-натха дас Госвами — скрупулезные записи. Я же опишу деяния Шри Чайтаньи
Махапрабху еще подробнее; это будет подобно тому, как распушается сжатый хлопок»
(«Шри Чайтанья-чари-тамрита», Антья-лила, 14.10).

Такие ачарьи, как Санатана Госвами, написали интересные и подробные комментарии к


словам Шукадевы Госвами. Сохраняя настроение и содержание стихов, они дают
дополнительную информацию, описание других игр и глубокое философское понимание. В
сущности, они также «распушают сжатый хлопок». Добавление подробностей из
комментариев ачарьев к изложению Шрилы Прабхупады было бы похоже на «распушение
сжатого хлопка»: суть оставалась бы той же, но повествование заняло бы больший
объем. Так я и решил поступить — «распушить» то, что написал Шрила Прабхупада.

Используя комментарии четырех ачарьев — Шридхары Свами, Санатаны Госвами, Дживы


Госвами и Вишванатхи Ча-краварти Тхакура, — я взялся за эту задачу. Если честно, у
меня не было ясного представления о том, что может повлечь за собой такая работа. И
конечно же, когда я начал писать, то сразу столкнулся с проблемой: у меня нет
представления о том, какой должна быть книга.

Будет ли книга академическим учебником — изложением объяснений Прабхупады с


перечислением комментариев ача-рьев? Или это будет книга фактов — что-то похожее на
сборник цитат? Нет! Все это не соответствовало моему замыслу. Такая книга будет
обращена к ограниченной читательской аудитории. Обычным преданным будет непросто ее
читать, и она пройдет мимо тех, для кого я хотел ее написать. После долгих
размышлений концепция повествования с последовательной сюжетной линией показалась
мне наиболее подходящей. В таком стиле писали Бхактивинода Тхакур, Вишванатха
Чакравар-ти Тхакур и Кришнадас Кавираджа Госвами. В беседах со старшими вайшнавами
я понял, что они тоже считают такую форму изложения наилучшей.

Следующей проблемой было найти баланс между философией и лилой. Должно


присутствовать и то и другое, но в какой пропорции? В нашем Обществе есть много
глубоко философских книг с включенными в них описаниями лип. Поскольку моей целью
было представить кришна-лилу, я предпочел, чтобы перевес был на стороне последней.
Несомненно, для понимания игр также должна присутствовать таттва, но в основном
«Кришна во Вриндаване» должна быть серией книг, подобных книге «Кришна, Верховная
Личность Бога» или «Го-винда-лиламрите».

Последний и самый трудный вопрос — как всего этого достичь? Смогу ли я со своим
очень ограниченным пониманием создать книгу в духе «Кришна-бхаванамриты»? Как много
художественных вольностей можно позволить себе, чтобы удержать внимание читателя и
при этом не стать самонадеянным в отношении собственных духовных достижений? Я
молился, пробовал разные формы изложения, изучал другие книги. Закончив первые три
главы, я напечатал их, но это было не то, чего я хотел.

Будучи в Пури, я молился Господу Джаганнатхе о том, чтобы Он подсказал мне верное
решение. После многих неудачных

попыток я пришел к единственно правильному пониманию: естественным и безупречным


стилем изложения будет тот, который используют ачарьи. Излагая двадцать первую
главу (которую я выбрал), Шукадева Госвами, Шрила Прабхупада и другие ачарьи
представляют вену-гиту как беседу гопи. Я должен сделать то же самое. То, что
написали ачарьи, я поведаю устами гопи. В конце концов, ачарьи сделали это таким же
образом.

Это был первый положительный сдвиг. Но все же я боялся, что текст в виде диалога от
начала до конца потребует слишком напряженного внимания читателя. Следуя примеру
«Джайва-дхармы» Бхактивиноды Тхакура, я задумал представить единую сюжетную линию
там, где это возможно, и включить в книгу подходящие истории из работ Гаудия-
вайшнавов. Там, где какой-то стих особо подчеркивал определенную тему, я решил
вставлять дополняющие эту тему описания игр или философские размышления из других
книг.

Дорогой читатель! То, что ты держишь в руках, — конечный результат. Каждая глава
представляет собой повествование, построенное на основе стиха (или стихов)
«Бхагаватам». Изложение Шрилы Прабхупады — главная тема, а комментарии ачарьев
обычно появляются как разговоры гопи. Временами я напрямую цитирую различные
произведения и указываю их автора. Дополняя описание игр, я ввожу отредактированные
мною эпизоды из книг Шрилы Прабхупады, особенно из «Шримад-Бхагаватам», «Шри
Чайтанья-чаритам-риты» и «Нектара преданности». Другими источниками материала
послужили «Шри Говинда-лиламрита», «Шри Гарга-самхита», «Шри Кришна-бхаванамрита-
маха-кавья», «Шри Лалита-Мадхава» и «Шри Бхакти-ратнакара» (см. приложение
«Литература»). Эти игры представлены либо в речах гопи, либо как описания автора.

В одиннадцатой главе я отступил от указанных источников и представил Шрилу


Прабхупаду через слова Говинды Видья-ратны, вымышленного ученика Вишванатхи
Чакраварти Тха

кура. Это не откровение свыше, а всего лишь литературный прием. Я прошу читателя
простить меня, если это покажется ему слишком смелым.

Имена гопи в некоторых стихах не указываются, но там, где ачарьи называли


говорящих, я поступал так же. В книгах, из которых я черпал материал, часто
встречаются похожие, если не одинаковые, игры, где упоминаются имена определенных
гопи. Там, где это было уместным, я приводил их имена.

Цитируя и заимствуя материалы из многих источников, я не стал каждый раз делать


ссылку. В первый раз, редактируя рукопись, я пытался делать это, но остался
недоволен результатом. Каждая страница была испещрена цифрами, каждая глава
заканчивалась ссылками, и плавность повествования нарушалась. В таком виде книга
скорее напоминала научный журнал, а не повествование о служении Шри Кришне во
Вриндава-не. Здесь, во «Введении», я хочу подчеркнуть, что все заслуги принадлежат
авторам вышеупомянутых трансцендентных книг. У меня нет желания заниматься
плагиатом их замечательных трудов. Подобно портному, я просто сшил вместе их
комментарии и истории для удовольствия преданных. В этом нет какой-то особой
заслуги.

В книге «Кришна, Верховная Личность Бога», как, впрочем, и во всех своих работах,
Шрила Прабхупада часто заимствует что-то из комментариев ачарьев. Поступая так, он
редко ссылается на источник информации. В принципе, все вайшнавы пишут или говорят
в соответствии с тем, что они слышали от авторитетных личностей, но ссылки на
источник при каждой цитате утомили бы читателя и затруднили восприятие учения.
Следуя этой практике, я избегал многочисленных ссылок. Думаю, что это оправданно.

Когда мы обсуждали с одним преданным «Вену-гиту», он спросил: «Почему из всех глав


Вы выбрали именно главу 21? Если Вы описываете Десятую песнь, почему бы не начать с
первой главы и продолжать по порядку?»

Я объясню это моему снисходительному читателю. В писательском деле очень важно


вдохновение. Еще до своего присоединения к ИСККОН в 1973 г. я регулярно слушал
записи вену-гиты, которые были сделаны для трансляции по радио. У меня было
определенное влечение к этой главе из-за ее высокой поэтичности и таинственной
природы. Обдумывая серию книг «Кришна во Вриндаване», я непроизвольно обратился к
двадцать первой главе, решив, что эта часть «Бхагаватам», которую я слушал и читал
множество раз, будет вдохновляющим началом. Таков был мой мотив.

Я прекрасно знаю, что Е. С. Нараяна Махараджа опубликовал свою версию вену-гиты


(книгу под тем же названием) несколько лет назад. Моя книга не является попыткой
соперничества с ней. Я ничего не заимствовал из «Вену-гиты» Махараджи, несмотря на
то что внимательно прочитал ее, чтобы избежать сходства или ненужного повторения. Я
не думаю, что те, кто читал ее, сочтут мою книгу неуместной. «Вену-гита» из цикла
«Кришна во Вриндаване» написана в другом стиле и нацелена на читательскую аудиторию
ИСККОН. К тому же моя книга намного больше по объему. Я могу лишь склониться перед
Нараяной Махараджей и попросить прощения за свою дерзость, позволившую мне писать
на ту же тему. Я также благодарен ему, поскольку сам слышал, как он вдохновлял
преданных глубже изучать книги Шрилы Прабхупады. Он говорил: «В книгах Прабхупады
есть все». И это правда! Внимательно изучая их, я пришел к пониманию, что учение
ачарьев во всех деталях отражено в словах Шрилы Прабхупады.

Все игры, касающиеся Господа Кришны, Шримати Радха-рани, Баладевы, гопи, гопов,
коров и Вриндавана-дхамы, взяты из перечисленных выше источников. Я не выдумывал
ничего. Временами я удлинял эти повествования за счет более детального описания, но
все они являются достоверными сведениями, пришедшими от полностью осознавших себя
душ. (Единственное исключение — история о Шриле Прабхупаде

в одиннадцатой главе.) В некоторых местах я прибегал к поэтическим вольностям,


чтобы создать подходящую окружающую обстановку или ввести определенные философские
суждения. Я уверен, что эти вставки будут ясно видны читателю.

Я мог бы сказать больше. Я мог бы написать больше, но в процессе работы над книгой
почувствовал, что это — то, чего от меня хотят Шрила Прабхупада и Господь Кришна.
Временами я глубоко погружался в настроение Шукадевы Госвами, и эти ощущения всегда
были очень вдохновляющими. У меня было желание постоянно совершенствовать текст,
вводить больше лил и улучшать язык, но тогда эта книга никогда бы не была издана!
На определенном этапе я просто должен был ее выпустить и скромно надеяться, что
следующий том получится лучше.

Местами в книге встречаются длинные предложения, построенные в поэтической манере,


характерной для Рупы Гос-вами и Прабодхананды Сарасвати Тхакура. Такой стиль
соответствует удивительным настроениям и описаниям любовных взаимоотношений Шри
Кришны с Вриндаваном и его обитателями. Я попытался передать язык средневековой
вайшнавской литературы и использовал такие формы изложения, которые основаны на
традициях вайшнавов и враджа-васи.

В Приложениях приведена двадцать первая глава «Шри-мад-Бхагаватам» (вену-гита) с


санскритскими стихами и их переводом.

Теперь я оставляю книгу тебе, добрый читатель! Пожалуйста, оцени ее сам. Только
пусть тебе будет понятно, что я — очень незначительный человек в одежде вайшнава и
не имею глубокого осознания того, о чем написал. Если кто-то думает, что содержание
книги отражает некое возвышенное состояние сознания автора, он ошибается. Я просто
попытался со всей серьезностью представить учение Шрилы Прабхупады и наших ачарьев,
находя прибежище в словах Рупы Госвами из «Видагдха-Мадхавы»: «О ученые преданные!
По природе

своей я низок и невежествен; тем не менее, хотя эта „Видагдха-Мадхава" была создана
мной, она полна описаний трансцендентных качеств Верховной Личности Бога. Поэтому
как такая литература может не привести к достижению высшей цели жизни? Хотя дрова в
костре могут быть зажжены человеком низшего сословия, огонь этот, тем не менее,
способен очистить золото. Хотя я по своей природе очень низок, эта книга может
очистить сердца золотых преданных».

И еще одно, последнее замечание. Возможно, некоторые вайшнавы сочтут, что эта книга
слишком расика, так как в ней делается акцент на любовных чувствах гопи к Кришне.
На это я отвечу: «Шримад-Бхагаватам» начинается с того, что словами мухур ахо
расика бхуви бхавуках провозглашает себя ра-са-шастрой, предназначенной для
преданных-рясиков. Раса не может быть плохой, ибо она — цель преданного служения.
Но я также понимаю, что она должна быть представлена в соответствии с настроением
Шрилы Прабхупады и так, чтобы эта тема была понятна широкой вайшнавской аудитории.
Именно это я и пытался сделать.

Серия «Кришна во Вриндаване» посвящена не только описанию настроения супружеской


любви. Я включил в «Вену-гиту» описания всех изначальных рас и представил всех
спутников Шри Кришны. Игры между Шри Кришной и Его подругами отражены вполне
невинно и в языке, и в содержании. Там, где это было необходимо, я отредактировал
слишком подробные описания игр. В отношении гопи-лилы я намеревался придерживаться
такой же манеры описаний игр Кришны, как в книге «Кришна, Верховная Личность Бога»,
но более сдержанной, чем в «Шри Чайтанья-чаритамрите». Я убежден, что не отклонился
от изначальных идей.

После всего сказанного я чувствую необходимость предупредить читателя о том


настроении, с которым надо читать эту книгу. Игры, представленные на этих
страницах, надо слушать смиренно, через парампару, без искусственных попыток про

никнуть в их тайну. Что это означает? Существует такой тип преданных, которые, не
обладая необходимой квалификацией, хотят «слизывать нектар» духовных тем, не
оказывая при этом реального служения миссии Господа. Шрила Прабхупада и
Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур осуждали такое настроение «дешевой» преданности.

Игры Господа Кришны находятся за пределами материальных ума и чувств.


Следовательно, никакие умственные или интеллектуальные упражнения не позволят войти
в эту реальность. Квалификация, или адхикара, для такого погружения находится под
защитой чистых преданных, которые даруют ее, когда удовлетворены смиренным
настроением служения вайшнава.

Что же это за настроение служения, благодаря которому можно обрести милость


спутников Господа? В «Навадвипа-дхама-махатмье» Бхактивинода Тхакур объясняет, что
садха-ка получает милость Господа, поклоняясь Господу Чайтанье и служа Его миссии
санкиртаны. Благодаря беззаветной самоотдаче преданного уровень его духовной
зрелости повышается, и Навадвипа проявляется в виде Вриндавана-дхамы, а Гауран-га —
как Радха и Кришна.

Шрила Прабхупада неоднократно учил нас тому же принципу: «„Шри Чайтанья-


чаритамрита" написана с той же целью — чтобы человек, серьезный в сознании Кришны,
мог понять Кришну, получив милость Шри Чайтаньи Махапрабху. Это то, что нужно. Вы
не можете запрыгнуть в сознание Кришны, не получив милость Шри Чайтаньи Махапрабху.
И идти через Шри Чайтанью Махапрабху означает идти через Госвами Вриндавана. Такова
система парампары. Поэтому Нароттама дас Тхакур говорит:
эи чхай госаи джар — тар муи дас md-сабара пада-рену мора патча-грас

Такова система парампары. Вы не можете запрыгнуть. Вы должны идти через систему


парампары. Через своего духовного учителя вы должны обращаться к Госвами
Вриндавана, через Госвами вы можете приблизиться к Шри Чайтанье Махапрабху, а через
Шри Чайтанью Махапрабху вы придете к Кришне. Таков путь. Поэтому Нароттама дас
Тхакур говорит: эи чхай госаи джар — тар муи дас. Мы являемся слугами слуг. Таково
наставление Чайтаньи Махапрабху: гопй-бхартух пада-камалай-ор даса-дасанудасах. Чем
больше вы становитесь слугой слуги, тем более вы совершенствуетесь. А если вы
просто пожелаете стать господином, то пойдете в ад. Вот и все» (лекция в Майя-пуре,
28 марта 1975 г.).

Итак, необходимо подчеркнуть, что надо и слушать об играх Господа Кришны, и


распространять миссию Господа Гауранги — проповедовать. Чем больше мы проповедуем,
тем более квалифицированными становимся, чтобы понять Кришну и Вриндаван. Затем, на
стадии зрелости, без всяких искусственных усилий мы войдем в эти игры по милости
наших гуру и с благословения Шри Чайтаньи Махапрабху.

Нас предостерегают, что никто не должен пытаться войти в эти игры, выдумывая какую-
то форму медитации или отождествляя себя с какой-нибудь личностью из лилы Кришны.
Мы должны слушать в настроении служения Шри Кришне, а не с желанием наслаждаться
Им. Когда человек должным образом служит миссии санкиртаны, Кришна соответственно
открывает Себя ему. Прабодхананда Сарасвати говорит:

йатха йатха гаура-падаравинде виндета бхактим крта-пунйа-раших

татха татхотсарпати хрдй акасмат радха -падамбходжа -судхамбу-раших

«В какой степени мы предаемся служению Господу Чайтанье, в такой степени мы


обретаем квалификацию служить лотос-ным стопам Радхарани во Врадже».

В заключение я хочу сказать, что написал эту книгу для блага преданных ИСККОН. Если
они останутся довольны моей попыткой, то я прошу их благословений на продолжение
этого проекта, который, включая в себя все игры Господа Кришны во Вриндаване,
составит более тридцати томов. Если, читая эту книгу, преданные чувствуют, что их
сознание возвышается и они становятся ближе к Кришне, я смиренно прошу их вспомнить
в своих молитвах скромного автора. Мое единственное желание — получить сияющую пыль
с лотосных стоп вайш-навов, так как это единственное богатство, которого я жажду в
этом мире, и единственный способ обрести служение Шри Кришне во Вриндаване.

Благодарю вас.

Харе Кришна.

Шиварама Свами

Храм Доял-Нитая — Виджай-Гауранги Будапешт, 7 июля 1998 г.

шрй-шука увача

иттхам шарат-сваччха-джалам падмакара -сугандхина

нйавишад всшуна ватам са-го-гопалако ’чйутах

Шукадева Госвами сказал: Осенью лес Вриндавана был напоен журчанием прозрачных
осенних вод. Легкий, прохладный ветер разносил по округе пьянящий аромат лотосов,
украшавших гладь чистых озер. Непогрешимый Господь вошел в этот лес в окружении
пастушков и коров.

кусумшпа -ванараджи -шушми-бхрнга -

двиджа -кула -гхушта -сарах-сарин -махйдхрам

мадхупатир авагахйа чарайан гах саха-пашу-пала-балаш чукуджа венум

Озера, реки и холмы Вриндавана звенели от жужжания опьяненных пчел и щебета птиц,
которые стайками носились меж цветущих деревьев. В компании пастушков и Баларамы,
Мадхупати [Шри Кришна] вошел в этот лес. Гоня перед Собой коров, Он стал наигрывать
на флейте.

«Шримад-Бхагаватам», 10.21.1-2

ГЛАВА ПЕРВАЯ

^индаван осенъю

гаЙЭ огда солнце появляется на горизонте Враджа, оно освещает лесные чащи мягкими
шафрановыми лучами, разгоняя темноту, дающую прибежище ночным играм изначального
Господина творения, Шри Кришны. Подобные нектарному сиянию, исходящему от горного
хрусталя, золотистые лучи солнца ласкают темную листву множества деревьев, увитых
утомленными лианами с цветами различных оттенков, которые все еще остаются
закрытыми из-за долгого ночного созерцания Его удивительных игр.

Возможно, солнце взошло на востоке потому, что боялось пропустить новую главу
непрерывно разворачивающихся приключений Шри Кришны, чудеса которых — изначальная
причина его сияния. И еще потому, что многочисленные чистые сердцем брахманы
Матхуры в это время взывают к нему в своих гимнах. Возможно, полная луна зашла на
западе, будучи переполненной любовью к тому, чье сияющее лицо явилось прообразом
при ее сотворении. Не способная больше поддерживать себя в небе, не погрузилась ли
она сейчас в ту таинственную область, где встречаются земля и небо? Кто может знать
это, кроме Паурнамаси-деви, увлеченно составляющей множество планов на наступающий
день? Сейчас она разговаривает

с Вриндой в украшенном драгоценными камнями лесу к востоку от Нандаграмы.

Деревья, очнувшиеся от грез преданности, потягиваются ветками, овеваемые ароматным


ветерком, несущим множество запахов Вриндавана. От этих движений птицы, блаженно
спавшие на ветвях, испуганно вздрагивают. Всю ночь они молчали, но сейчас страстно
желают воспеть принца их сердец. Их голоса смешиваются с рассветными лучами и будят
обезьян, оленей и других обитателей леса.

Самки попугаев поют в виноградниках, а попугаи-самцы издают трели в кронах


гранатовых деревьев, кукушки кукуют в рощах манго, голуби воркуют в зарослях пилу,
а бесчисленные павлины кричат в кадамбовых рощах. Вступая в этот сладостный
концерт, пчелы начинают жужжать среди множества красочных лиан, создавая фон для
мелодии блаженства.

Расплавленный лучами солнца, ароматный нектар сочится из только что появившихся


бутонов манго, привлекая шмелей, которые будят Вриндаван, уже трепещущий от мягкого
движения ветерков с Малайских гор. Так как земля Вриндавана — это продолжение тела
Говинды, то, когда Его спина, которой является река Ямуна, вздрагивает под
действием духовной энергии, весь Врадж приходит в экстаз.

Вриндавана-дхама, имеющая форму 108-лепесткового лотоса с сияющей сердцевиной


Йогапитхи, — это проявление божественного могущества Шри Баладевы. Он сотворил это
сверхъестественное место игр из любви к Своему младшему брату. Абсолютно духовная,
обладающая сознанием и насыщенная безграничной премой, эта трансцендентная обитель
разнообразными способами содействует играм лотосоокого Шри Кришны.

Восточный берег Ямуны украшен пятью очаровательными лесами, известными как


Бхадраван, Бхандираван, Бил-ваван, Лохаван и Махаван, главным Божеством которых
является Шри Баладева. Западный берег украшают семь лесов:

3 Вену-гита

Бахулаван, Камьяван, Кхадираван, Кумудаван, Мадхуван, Та-лаван и Вриндаван. Радха и


Кришна — Госпожа и Господин этих цветущих рощ.

Когда восход озаряет своими лучами землю Враджа, многочисленные жители его чудесных
селений выходят из домов и с великой радостью приветствуют новый насыщенный любовью
день. К востоку от Ямуны расположены Го-кула и Равал, а к западу — Нандагаон,
Варшана и Джават. Великолепием, богатством и чистотой они превосходят города
полубогов. Повсюду можно видеть прославленных на весь мир коров Вриндавана,
переполненных любовью к своему Гопале и жаждущих дать океаны нектарного молока для
Его удовольствия.

Начиная описание вену-гиты, Шрила Прабхупада говорит: «Кришне очень понравилось в


этом лесу, где вокруг распустившихся цветов радостно гудели пчелы. У птиц и
растений был очень счастливый вид, когда Кришна, который вместе со Шри Баларамой и
другими пастушками присматривал за коровами, приходил туда и начинал играть на
Своей божественной флейте» («Кришна, Верховная Личность Бога», глава 21).

Это — осень. Лучшее время года! Она сокрушает гордость весны благоухающим ароматом
распускающихся цветов, зеленью лесов, концертом счастливых птиц и раса-лилой
Кришны. Именуемый шарат, этот сезон проявляется как очаровательная девушка с
неугомонными глазами птицы кханджана, сладостным лицом лотосов, вьющимися локонами
пчел, грудью птицы чакравака, белыми одеждами облаков, красными лотосами губ,
ножными колокольчиками курлыкающих журавлей и сережками голубого лотоса.

Дни в эту пору спокойные. Солнце, которое летом жгло землю, а затем вызвало
муссонные дожди, теперь обрело умиротворение и направилось на север. Ночи
прохладны, и аромат цветущего жасмина пропитывает ночную тьму. Красноватый

от созревших бусинок гунджи, осенний лес украшен бесчисленными павлиньими перьями и


выбелен россыпями опавших цветов каша. Павлины теперь молчат, но лебеди красиво
поют: «Осень пришла, осень пришла!»

В «Шримад-Бхагаватам» Шукадева Госвами после описания сезона дождей рассказывает о


разнообразных достоинствах осени во Врадже. Прославив то, как это время года в
своих бесчисленных проявлениях принимает прибежище у Баладевы, он открывает, что
главное достоинство осени состоит не в зеленой листве, не в хрустальных водах и не
в изобилии лесной фауны. Главное достоинство осени — это песнь флейты. Слетая с губ
Кришны, это сокровище осени доносится через поля и леса до прекрасных девушек-
пастушек Враджа, и они, ошеломленные этой песнью, прославляют тех, кому выпала
удача получить благо от этого концерта.

Непогрешимый сын Вьясы, гуру всех мудрецов и высший среди парамахамс, приберег это
величайшее богатство сезона шарат на конец своего повествования. Шукадева Госвами
теперь поет славу песни флейты и той любви, которой она наполняет сердца гопи.
Продолжая повествование предыдущей главы, он начинает со слова иттхам, то есть
«так»:

шрй-шука увача

иттхам шарат-сваччха-джалам пад макара -сугандхина


нйавишад вайуна ватам са-го-гопалако ’чйутах

«Шукадева Госвами сказал: „Осенью лес Вриндавана был напоен журчанием прозрачных
осенних вод. Легкий, прохладный ветер разносил по округе пьянящий аромат лотосов,
украшавших гладь чистых озер. Непогрешимый Господь вошел в этот лес в окружении
пастушков и коров"» («Шримад-Бхагаватам», 10.21.1).

Второй стих также содержит описание осеннего окружения игр Шри Кришны.

кусумита -ванараджи -шушми -бхрнга -двиджа -кула -гхушта -сарах-сарин -махйдхрам


мадхупатир авагахйа чарайан гах саха-пашу-пала-балаш чукуджа венум

«Озера, реки и холмы Вриндавана звенели от жужжания опьяненных пчел и щебета птиц,
которые стайками носились меж цветущих деревьев. В компании пастушков и Баларамы,
Мад-хупати [Шри Кришна] вошел в этот лес. Гоня перед Собой коров, Он стал
наигрывать на флейте» («Шримад-Бхагаватам», 10.21.2).

В книге «Кришна, Верховная Личность Бога» Шрила Прабхупада объединил эти два стиха,
создав красочное введение к главе. С почтением следуя его примеру, в этой главе мы
будем обсуждать оба этих стиха как декорации к песни флейты.

Роскошный лес Вриндавана — это трансцендентная сцена, на которой появляется главный


исполнитель, Шри Кришна, в сопровождении Своей неизменной свиты. В повествовании
великого мудреца друзья Кришны, коровы и гопи разыгрывают спектакль — Его вечно
повторяющиеся игры — для зрителей, которыми являются подобные лебедям преданные.
Такова особая атмосфера Его развлечений.

Описав осень, Шукадева Госвами упоминает теперь ее особенные черты, которые


побуждают Шри Кришну проявлять Свои непостижимые игры. Санатана Госвами говорит,
что это побуждение называется упакарана. Ум Шри Кришны, всепри-влекающей Личности,
наслаждающейся в обществе любящих Его спутников, очарован Вриндаваном. Поэтому этот
лес известен как манохара — обольститель ума Хари.

Очарование Вриндавана пленяет Шри Кришну, так как Вриндаван — это проявление Его
внутренней энергии, которая не отличается от Него. Пристально оглядывая богатства
природы, предстающей перед Ним, Шри Кришна восхищается красотой Своих энергий,
словно ребенок, вглядывающийся в свое отражение. Если Вриндаван привлекает Шри
Кришну, всепри-влекающую Личность Бога, то насколько же пленительным должно быть
это место для всех живых существ? Вриндаван — поистине манохара!

Когда Хари видит беспокойные глаза пасущихся поблизости олених, в Его уме всплывают
воспоминания о взглядах Радхарани. Видя хвосты опьяненных любовью пав, Мурари
вспоминает блестящие косы Своей матери в то время, когда она купает Его. Пение
лебедей напоминает Ему звон колокольчиков на талиях гопи во время танца раса, а
неугомонные медоносные пчелы заставляют Его думать о полных слез глазах балак,
которые не могут пойти с Ним в лес.

Куда бы Хари ни бросил взгляд, Он вспоминает Своих спутников, проявления их любви к


Нему, таинственные глубины этой любви и ту высшую радость, которую они получают от
нее. Думая об этом, Он ощущает безграничное счастье. Ради этого Вриндаван и
принимает множество разных обликов — только чтобы доставить Ему удовольствие. В
этом царстве красоты, проявленном для удовольствия Кришны, два природных явления
управляют таинством Враджа. По мнению ачарьев, это — ветерки (ваюна) и чистые
осенние воды (сваччха джалам).

Лотосы распускаются от радости, которую приносит сезон дождей, и многочисленные


озера и реки Вриндавана украшаются цветами всевозможных оттенков и размеров. Там
растут красные кахлары, голубые индивары, белые пундарики — такие же прекрасные,
как и розовые, желтые и многоцветные лотосы. Их пьянящий аромат пропитывает воздух
и смешивается с прохладой озер. Иногда эти лотосы сплетают в гирлянду,

чтобы украсить широкую грудь Мукунды, а иногда Он просто держит их в руках, как
игрушку.

Когда Кришна развлекается в воде, Его друзья прячутся, плавая среди лотосов,
которые невозможно отличить от их ло-тосных лиц. Если вдруг один мальчик
обнаруживает другого, они в шутку дерутся друг с другом, орудуя стеблями лотосов
как палицами.

Есть там и редкие виды лотосов, которые растут на земле и известны как стала-
камалини. Когда Шри Кришна в ожидании встречи с гопи идет по земле чинтамани Враджа
под покровом ночи, полной лунного света, эти земляные лотосы прорастают в Его
следах и распространяют свой неповторимый аромат только на протяжении этой лилы.

Царь и царица лотосов, должно быть, совершали бесчисленные аскезы, благодаря


которым великие поэты-вайшнавы постоянно сравнивают глаза, лицо, улыбку, руки и
стопы Шри Кришны с лотосами. Даже луна, сияющая со страниц многих великих творений,
в смущении падает ниц в присутствии лотоса.

Бесконечное множество благоухающих цветов распускается на деревьях Вриндавана, и


каждый из них является отражением непостижимого художественного вкуса Шри Кришны.
Обычно деревья цветут весной, но во Вриндаване, земле чудес, законы времен года
действуют только для наслаждения Шри Кришны. Здесь растут божественные деревья:
кадамба, чам-пака, шириша, кетаки и кимшука — вместе с прекрасными лианами лаванга,
джати, ютхи и мадхави. На них распускаются цветы райских оттенков, и их смешанный
аромат разносится удивительным неторопливым ветерком.

Этот ветерок, отягощенный весом пьянящего аромата, лениво движется, изгибаясь среди
многочисленных деревьев, как эфирный питон. Иногда он останавливается, а иногда
продолжает свой путь, побуждаемый любовью. Те живые существа, которым выпадает
удача ощутить его прикосновение, освобождаются из цикла рождений и смертей.
Благоухающий,

освежающий и приятный во всех отношениях, он посылает Шри Кришне приглашение:


Вриндаван готов принять Его!

Как же возникают эти божественные запахи? Это мать-Земля впитала аромат тела Шри
Кришны во время Его омовения. Когда Яшода снимает с Него одежды, позволяя им упасть
на землю, Притхиви-деви сразу же похищает впитавшийся в них аромат Его тела,
который похож на смесь сандаловой пасты, камфары, мускуса и агуру. Затем она
раздает его своим спутникам — деревьям, кустам и цветущим растениям, которые, в
свою очередь, передают его отпрыскам — цветам. Каждый цветок в соответствии со
своими качествами получает часть этого аромата, который впоследствии становится
известен как его собственный запах.

Когда идет дождь, вода струится по земле бесчисленными ручейками, поглощая этот
божественный аромат, и несет его в реки и озера Враджа. Этим водоемам завидует даже
небесная Ганга, ибо их аромат сравним только с самим собой, их вкус — с нектаром
богов, а их цвет — с отражением глаз Камалы, богини удачи.

Благодаря осени воды Вриндавана становятся ясными и прозрачными, добавляя


неописуемое блаженство в эту исключительную атмосферу. Освобожденные души
прославляют темную Ямуну и золотую Манаса-Гангу как расплавленные формы расы. Эти
реки с удовольствием служат местом для игр пастушков и дают чистую питьевую воду
коровам.

Нежные волны Манаса-Ганги поют неизвестные Ведам мантры, лаская многочисленные


камни, лежащие на ее священных берегах. Те счастье и веселье, которыми наслаждался
Шри Кришна, напугав гопи угрозой утопить их лодку, растворились в глубоких водах
Ганги-деви и даруют неописуемо чудесные блага.

Радха-кунда и Шьяма-кунда содержат в себе воды всех священных рек. Они — суть всех
мест паломничества, и их слава безгранична. Поднеся Радха-кунде лампаду на ги,

поклоняющийся во время омовения увидит вселенную, а в момент смерти достигнет


вечной обители на Голоке.

У Кусума-Саровары Шри Хари расчесывал и заплетал в косы волосы Радхики.


Переполнявший Его экстаз смешался с водой и дал возможность Нараде легко получить
тело гопи. На Чандра-Сароваре возле холма Говардхана, одетый в прелестный наряд для
танца раса, Шри Кришна отдыхал, освежая Себя водами этого озера.

Когда царь Индра был усмирен и проливной дождь над Враджем утих, полубоги совершили
церемонию абхишеки Шри Кришны, и чаранамрита, оставшаяся с тех пор, известна как
Говинда-кунда. Лишь увидев это озеро, человек обретает такое же благо, как от
стократного совершения ашвамедха-ягьи.

В Камьяване есть восхитительная Мохини-кунда, где Шри Кришна когда-то принял форму
Мохини, которая ввела в заблуждение демонов и раздала нектар полубогам. Иллюзия
материальной природы никогда больше не сможет победить того, кому выпадет удача
увидеть это озеро.

Рядом с Нандишварой есть озеро Павана-Саровара, созданное Нандой Махараджей для


удовольствия своего маленького сына. Здесь Шри Кришна, невидимый для всех,
проплывал под водой к противоположному берегу, обнимал Свою любимую гопи и
возвращался незамеченным. Окруженное множеством деревьев кадамба, это озеро
является высшим местом паломничества для олицетворенного Пушкары и царем всех
святых мест.

Наслаждаясь лилой вкушения пищи, Шри Кришна, опьяненный общением с друзьями и


замечательными блюдами, которые приготовили Его матери, выпил воды из Панихари-
кунды, целуя ее Своими подобными плоду бимба губами. Милость, известная только Его
флейте и гопи, теперь была дарована и этому удачливому озеру.

Слава Ямуны известна только Шри Кришне и Его самым близким спутникам. В Уджани она
меняет свое направление

и течет обратно, чтобы услышать сладостную музыку флейты Кришны. Всегда обнимающие
нежное тело Говинды, ее воды стали темными от каджала, украшающего глаза гопы, и
красноватыми от порошка кункумы с их груди. Удача Ямуны, счастливого места
блаженных игр Шри Кришны, известна только благодаря ее милости.

Однажды, хотя Радха и Кришна сидели рядом, под влиянием Их взаимной любви чувство
разлуки достигло в Них своей вершины и вызвало потоки слез, которые, смешавшись,
образовали прелестное озеро Према-Саровара. Это место не знает себе равных в
четырнадцати мирах, и его славят все другие водоемы Вриндавана.

Нельзя обойти вниманием и многочисленные водопады на склонах Говардханы, которые


Шри Кришна особо ценит как места Своих бесчисленных развлечений. Полубоги говорят,
что это — слезы царя гор, величайшего из преданных, который всегда является
свидетелем игр принца Враджа.

И это только некоторые из великого множества ручьев, рек, прудов и озер Вриндавана!
Они полностью пропитаны любовными играми Шри Хари и Его спутников, прозрачны из-за
своей чистоты и лишены малейшего налета материального осквернения. Их прозрачность
отражает природу чистой любви во Вриндаване, всегда свободной от религиозного
благоговения и приносящей наивысшее блаженство Шри Кришне. Если человек проживет
такую же долгую жизнь, как Господь Брахма, и будет иметь столько же языков, как
Господь Ананта, он никогда не сможет воспеть даже малейшую частицу славы вод
Вриндавана.

Вода в озерах и реках Вриндавана — умиротворяющий нектарный напиток. Это смесь


дождя, аромата тела Кришны и особой бхавы игр, проходящих в этих местах.
Согреваемые сострадательным солнцем и ласкаемые малайскими ветерками, деревья,
лианы и другие растения пышно зеленеют, питаясь этими прославленными водами. Мед,
который появляется

в их цветах, содержит очищенную суть этого нектара и, как золотые слезы экстаза,
стекает из сердцевины цветов на их лепестки, а затем — медленно по стеблю вниз,
образуя золотые лужи.

Пчелы пьянеют, когда пьют цветочный нектар, но их удача зависит не от разнообразия


растительности Вриндавана. Поскольку благоприятной пищей пчел Враджа является
жидкая сущность бхавы преданности, Шукадева Госвами относит их к категории сушми-
бхринга. Опьяняющая природа этой духовной энергии побуждает их собираться в рои и
совместно воспевать игры Шри Кришны. Пропитанные бхакти, они всегда погружены в
обсуждение чистой преданности. Переполнившись этой нектарной пищей, пчелы пьянеют
от трансцендентного блаженства и начинают беспорядочно летать в поисках объекта
своей преданности — Мадхупати.

Один очень крупный бхрамара, иссиня-черный, едва способный поднять в воздух свое
тело и поэтому передвигающийся с большим трудом, отправился на поиски Шри Кришны.
Пролетая через рощи, окутанные запахом множества цветов, он достиг одного места
неподалеку от Варшаны, обители царя Вришабхану на четырех холмах.

Там находилась очень привлекательная кунджа, украшенная цветами, лианами, фруктами,


гирляндами, зеркалами, картинами и балдахинами. Она была окружена деревьями тамола
и кадамба и имела форму лотоса с восемью лепестками. Всезнающие деревья желаний
покрыли это место тенью своих крон, склоняясь под весом побегов, цветов, бутонов,
лиан, спелых и неспелых плодов. Многочисленные попугаи декламировали стихи о полных
любви играх Шри Кришны, отзываясь так на пение лебедей, журавлей и чакравак. Лесные
богини украсили вход в кунджу драгоценностями; потайная тропинка вела в покои этой
роскошной обители.

Очарованный этим местом наслаждений, царь пчел полетел вдоль тропинки в священную
сень кунджи. В это время Шри

Кришна и Его возлюбленная Радхарани сидели рядом на золотом сиденье, обмениваясь


чудесными загадками. Радха и Шья-ма выглядели как принц и принцесса красоты,
проявившейся в двух отдельных формах — золотой и темной. Они сидели рядышком и,
улыбаясь, глядели друг другу в глаза. Шьяма сказал: «Угадай, что это — живое и в то
же время мертвое, чарует все три мира, живет в теле с девятью вратами, подобно
воплощенному живому существу?»

Повернув к Нему лицо так, чтобы Ее лотосные глаза смотрели прямо на Него, Гаури
сказала: «О Хари! Это — Твоя хитрая флейта, которая наслаждается нектаром Твоих губ
так, как будто это ее неотъемлемое право». Затем, пленительно смеясь, Она загадала
Свою загадку: «Кто известен как очень молодой и в то же время очень старый, кто
одновременно и связан, и свободен, кто является прибежищем темноты и двуличия, но
до сих пор очень чист? Теперь Ты ответь Мне!»

Шьяма воскликнул: «Это — Я, это — Я, Кришна! Я запутываюсь в разнообразных играх,


но при этом дарую всем освобождение. Я — Шьяма, прибежище темноты, полный двуличия
и коварства, но в то же время Я всегда остаюсь шучи, ибо, повторяя Мое имя,
величайшие святые достигают совершенства».
Увидев эти сияющие тела, царь пчел подумал: «Наконец-то я нашел сокровища моей
жизни!» Благодаря своей мудрости этот бхринга видел темнокожего принца как источник
любовных вкусов, а Его златокожую гопи — как воплощение божественной любви.
Неспособный выбрать между двумя желанными объектами, он влетел в пространство между
Ними, пока Они обменивались хитроумными словами.

Когда шмель оказался между Ними, он громко зажужжал, и это испугало Шри Радху.
Отвернувшись и подняв левую руку, Радхика замахала Своей анчалой, пытаясь прогнать
шмеля. Наслаждаясь Их подобным меду дыханием, этот воинственный бхрамара продолжал
кружиться на том же месте, испытывая величайшее блаженство.

Когда шмель стал летать около лотосного лица Шри Радхи, Ее сильно обеспокоила его
настойчивость. Испуганно вскрикивая: «Эй! Эй!» — Шри Радха изогнулась, как золотой
лук, и Ее косы свесились, словно змеи. Все это время Шри Кришна сидел,

словно застыв в ошеломлении.

Тогда царь брахманов, защитник религиозных принципов и самый близкий друг принца
Враджа Мадхумангала, который до этого дремал у входа в кунджу после поглощения
неимоверного количества манго, встревоженный, вбежал внутрь, размахивая палкой; его
шикха развевалась по ветру, а чадар волочился по земле.

С чисто брахманической проницательностью он тотчас оценил ситуацию и закричал: «Эй,


негодяй! Как осмелился ты напасть на принцессу Варшаны в присутствии Ее защитника,
Шри Кришны, и Его всемирно известного министра Мадху-мангалы?!» При этом он рубил
палкой воздух, как будто готовился вступить в схватку с диким зверем.

Почувствовав движение воздуха, сильную звуковую вибрацию и волнение в эфире, шмель


решил отступить. Улетая туда, откуда прилетел, он жужжал уже за дверями кунджи,
которые разгневанный Бхато тут же захлопнул. Когда Шри Радха оправилась от испуга и
выпрямилась, чтобы увидеть Своего возлюбленного, чарующий смех Шри Кришны разнесся
по лесу, подобно водопаду блаженства.

Запыхавшись от преследования, с большими каплями пота на лбу и на полном животе,


Мадхумангала вернулся с поля битвы со словами: «Мадхусудана исчез!»

Слова «Мадхусудана исчез!» с разрушительной силой ворвались в уши Шри Радхики и,


превратившись в смертельный яд, лишили Ее возможности видеть. Хотя Бхато назвал
Мадхусуданой шмеля, Радхика подумала, что речь идет о Шри Кришне. Она смотрела на
Него, но видела лишь Свое отражение в Его теле, и Его нежный смех доносился до Нее
как будто издалека. Широко раскрыв глаза, чтобы лучше видеть, Она

везде искала того, без кого Ее жизнь не имела смысла. Но все было напрасно, Шри
Радха видела только озадаченного Мадху.

Неспособная видеть, что Ее возлюбленный рядом с Ней, и думая, что Он оставил Ее,
Шри Радха рухнула на землю, как лиана, лишившаяся опоры. Подобно лебедю, поющему
свою последнюю песню, Она повторяла жалобным голосом: «Мад-хусудана исчез! Мой
Мадхусудана исчез!» Безутешно рыдая, дрожа нежным телом, проливая потоки горячих
слез, Радха проявила все признаки экстаза разлуки во время встречи, называемые
према-вайчиттья.

От ошеломляющего влияния бхавы Шри Радхи цветы с деревьев облетели, лианы увяли,
птицы перестали петь, а камни стали плавиться. Держа Ее у Себя на руках, Шри Кришна
безмолвно сидел, изумляясь великому проявлению Ее любви. Он ощутил силу эмоций,
нахлынувших на Радху, Ее настроение разлуки захватило и Его, и тогда Его слезы
стали вторым потоком.
Говорят, Мадхумангала поначалу никак не мог успокоить сердца Божественной Четы. Они
оставались опустошенными, мокрыми от слез и погруженными в любовь друг к другу.
После больших усилий, на которые понадобилось достаточно много времени, этот знаток
науки преданности убедил Шри Радху, что Хари рядом с Ней, и исправил печальное
положение. За это время из слез Радхи и Кришны образовалось маленькое озеро,
которое и поныне известно как Озеро любви, Према-Саровара.

Тот любопытный шмель, который сначала опьянел от меда враджа-бхавы, затем, влетев в
рощу, еще больше опьянел от меда югала-бхавы, а улетая за пределы кунджи, стал
совсем пьяным от меда радха-бхавы, поспешно вернулся к товарищам. Успокоившись в
зарослях жасминовых лиан, он рассказал о событиях этого дня, к великому
удовольствию своих друзей-пчел.

В этом стихе Шукадева Госвами обращается к Кришне по имени, известному в обществах


пчел, людей и полубогов, — Мадхупати.

В наслаждении сутью вкусов многочисленные пчелы Вра-джа превосходят величайших


йогов. Поскольку Шьямасундара носит золотистые одежды, играет на флейте, является
господином пчел и всей сладости, они знают Его как Мадхупати.

Тела пчел иссиня-черного цвета, и Его тело тоже имеет блестящий темный оттенок; как
у пчел есть желтая кайма, украшающая их туловище, так и у Шри Кришны всегда
золотистый наряд; как пчелы украшают себя пыльцой, так и Он носит золотые
украшения; как они по своей прихоти пробуют один цветок за другим, так и Шьяма
наслаждается общением то с одной гопи, то с другой; как пчелы издают низкие гудящие
звуки, так и Шри Кришна извлекает чарующие звуки из Своей флейты.

У Хари и пчел так много похожих качеств, поэтому можно ли порицать шмелей Враджа за
то, что они ошибочно приняли Мадхупати за царя пчел? Когда этим искателям меда
выпадает удача видеть Его, их возбуждение достигает кульминации. Используя Его
гирлянду вайджаянти как предлог, они собираются перед Ним, воспевая Его славу, и
жадно поглощают сладость Его красоты, обаяния и слов. Эти пчелы — настоящие расики.
Они знают, что источником сути всей сладости, находящейся в цветочном нектаре,
является сладостный фонтан, который слаще всего на свете и который известен как
Мадхупати.

Один житель Враджа, Билвамангала Тхакур, написал:

мадхурам мадхурам вапур асйа вибхор мадхурам мадхурам ваданам мадхурам мадху-гандхи
мрду-смитам этад ахо мадхурам мадхурам мадхурам мадхурам

«Трансцендентное тело Кришны очень сладостно, а лицо Его даже слаще, чем тело. Но
нежная улыбка на Его лице, подобная аромату меда, еще слаще» («Кришна-карнамрита»,
92).

Как объясняет Санатана Госвами, слово мадхупати связано с особой привязанностью,


которую Шри Кришна проявляет по отношению к Своим преданным. Мадху — это другое
название династии Яду, признанным лидером которой является Шри Кришна. Поскольку
Ядавы — великие цари-кшатрии, привыкшие к богатству роскошной Двараки, их не
встретишь в простой сельской обстановке Вриндавана. Тем не менее Господин Ядавов,
Мадхупати, ходит теперь босиком по лесам Враджа, ухаживая за стадами коров Своего
отца. Он делает это только из великой любви к Своим преданным. Так Он проявляет
высшее качество — бхакта-ватсалью, или благосклонность к Своим преданным.

На заре творения великий демон по имени Мадху украл Веды у Господа Брахмы. Лишенный
трансцендентного знания и опечаленный этой потерей для всего человечества,
создатель обратился к Господу в поисках прибежища. Услышав молитвы Своего сына, Шри
Кришна принял форму Господа Хаягривы и убил демона. На планетах девов Он стал
известен как Мадхупати, и полубоги стали поклоняться Ему, чтобы освободиться
отдвуличия.

Пчелы пьянеют от сладости меда, а слово мадху указывает на духовное опьяняющее


воздействие супружеской любви, известной как мадхурья-раса. Эта божественная раса,
прибежище всех других видов отношений, подразделяется на два вида: отношения в
браке и отношения вне брака. В Двараке Мадхупати является мужем 16108 цариц, с
которыми Он наслаждается счастьем семейной жизни, называемым свакия-бхава. Во
Вриндаване в расцвете юности Шри Кришна наслаждается настроением возлюбленного,
общаясь с множеством прекрасных гопи Враджа. Эта паракия-раса находит свое высшее
прибежище в Шримати Радхарани, самой совершенной и прекрасной из всех враджа-гопи.
По мнению ачарьев, упоминание имени Мадхупати пробуждает мадхурья-расу и указывает,
что эту и все другие расы можно найти в данной лиле.

Вишванатха Чакраварти Тхакур утверждает, что имя Мадху-пати указывает на Шри


Кришну, повелителя весеннего леса. Он проходит через леса Вриндавана и украшает их
Своим мистическим присутствием, которое отражается в горах, реках, деревьях,
цветах, камнях и движущихся созданиях. Хотя известно, что все сущее проявляется из
энергий Шри Кришны, Вриндаван — это нечто особое. Духовный мир — результат действия
Его внутренней энергии, достигающего кульминации в Его юношеских играх во Врадже.
Как вечно свежая юность представляет весну жизни, так имя Мадхупати указывает на
Шри Кришну, радующегося изобилию весеннего леса.

Если кто-то спросит, уместно ли упоминать весенний лес осенью, то мы ответим, что
для служения своему Господину все времена года существуют во Вриндаване
одновременно. Всего есть шесть сезонов, из которых весна и осень считаются
главными. Хотя сезоны обычно сменяют друг друга по очереди, во Вриндаване все они
проявляются сразу. И лишь для разнообразия одно время года периодически начинает
преобладать над остальными.

Каждый сезон имеет присущие только ему характеристики климата, листвы, плодов,
урожая, поведения животных и птиц. Эти качества достигают наибольшего проявления в
течение определенного времени года. Летом птицы титтибха поют, как барабаны
дундубхи, в сезон дождей павлины начинают танцевать при первых признаках дождя, а
зимой леса оглашаются сладким пением куропаток. На осенней же сцене все птицы,
включая павлинов, кукушек, лебедей, куропаток, птиц датьюка и попугаев, поют хором
в грандиозном концерте. Они собираются вместе под действием объединяющего влияния
Вриндавана. Опьяненные божественной атмосферой, эти птицы счастливы, а их голоса
сливаются с жужжанием пчел и благоухающими ветерками, касающимися деревьев. Все
птицы Вриндавана — это великие мудрецы, и их песни исполнены вечной мудрости. О чем
же они поют?

Как объясняет Кавираджа Госвами, птицы датьюка поют: ко-ва ко-ва и ква-ва ква-ва.
Ко-ва означает: «Кто столь же необычаен и обладает столь же хорошими манерами, как
Кришна?» А ква-ва означает: «Где же еще Ему играть, как не во Вриндаване?»

Радостные павлины кричат: ке-ка ке-ка. Они спрашивают: «Кто (ке), кроме Кришны,
может поднять гору терпения Рад-хи, и какая другая женщина (ка), кроме Радхи, может
усмирить обезумевшего слона, Кришну?»

Стаи кукушек снова и снова поют ку-ху ку-ху на пятой ноте, и это звучание подобно
чарующей вине бога любви, а многочисленные попугаи прославляют красоту тела Шри
Кришны. Так все птицы поют хором.

Пение птиц и жужжание пчел вдохновляют пробудившихся ото сна лягушек. Присоединяясь
к концерту, лягушки критикуют прошедший сезон муссонов словами ке-ва ко-ва и
счастливо квакают: «Кто из облаков (ке-ва) захочет когда-нибудь покинуть это
облако, Кришну?» и «Куда (ко-ва) они могут пойти, кроме как во Вриндаван?»
Затем знаменитый режиссер, Шри Шукадева, вводит Шри Кришну, Балараму, Их друзей и
коров в чудесный лес Вриндавана. Ведомая Кришной и Баларамой, одетая в нарядные
одежды враджа-васи, украшенная посохами в руках и шелковыми веревками на плечах,
окруженная великим множеством коров и одержимая желанием видеть Шри Кришну, Их
трансцендентная свита разрывает завесу йогамайи и появляется на страницах «Шримад-
Бхагаватам» во всем великолепии. Шрила Прабхупада пишет: «... Кришна, который
вместе со Шри Баларамой и другими пастушками присматривал за коровами... начинал
играть на Своей божественной флейте».

Как все дети, Кришна и мальчики-пастушки любят играть и вести веселую жизнь. Хотя
на них возложена ответственность — заботиться о коровах, они весь день наслаждаются
играми и развлечениями. Многочисленные демоны, посылаемые

Камсой, вторгаются в игры Кришны, расплачиваясь за это своими жизнями, но


одновременно они обретают вечное благо, так как становятся частью Его лил. День за
днем разворачиваются вечные игры Кришны, и, повторяясь, они остаются всегда
свежими, как будто происходят впервые.

Освободившись от любовной опеки своих родителей, мальчики-пастушки рвутся вперед,


подобно бурной реке, прорвавшей плотину. Достигнув леса Вриндавана, который подобен
большой площадке для игр, они в возбуждении мчатся дальше вместе со своими любимыми
друзьями Кришной и Баларамой.

Санатана Госвами утверждает, что все мальчики, включая Кришну, играют на флейтах.
Шрила Прабхупада и Вишванатха Чакраварти Тхакур говорят, что только Кришна играет
на Своей вену. Но общим мнением остается то, что Кришна, известный во всех трех
мирах Своими музыкальными способностями, играет на флейте. Его лицо всегда украшено
присутствием этого спутника, а Его околдовывающие ум мелодии приводят в
замешательство всех живых существ, от Господа Брахмы до змеев из нижних миров.

Шрила Прабхупада продолжает: «Птицы, деревья и их ветви выглядят очень


счастливыми». Хотя в «Бхагаватам» нет четких утверждений относительно радости
ветвей, Прабхупада подчеркивает, что все во Врадже обладает сознанием. Вриндаван не
является царством мертвой материи, и его обитатели не подвержены повторяющимся
рождениям и смертям. Весь Вриндаван состоит из чин томаны. Пыль, камни, деревья и
ветви — это обладающие сознанием существа, проявляющие свое собственное наслаждение
в очаровательной атмосфере Враджа и присутствии Шри Кришны.

Как же ветви стали такими счастливыми? А дело вот в чем. Птицы очень рады
участвовать в этом необычном концерте. Когда они поют, сидя на ветках, их головы
покачиваются из стороны в сторону или движутся вверх и вниз. Своими

прикосновениями они пробуждают бхаву в деревьях, а своими песнями посвящают ветви в


мантры, прославляющие Шри Кришну. Получив дикшу, ветви выражают благодарность,
поскрипывая на ветру и распуская в экстазе бутоны.

Поскольку деревья Вриндавана исполняют желания тех, кто ищет у них прибежища, они
известны как деревья желаний. Когда Кришна исчерпывает все возможности добиться
расположения обиженной на Него Радхарани, Он обращается за помощью к великому древу
желаний в Йогапитхе. Если деревья Враджа способны даровать радость первоисточнику
всего блаженства, то их ветви должны быть чрезвычайно счастливыми.

В атмосфере осени эти деревья — вовсе не сторонние наблюдатели или пассивные


участники. Все, что у них есть, они с великим энтузиазмом преподносят Шри Кришне
для Его наслаждения. Тело Вриндавана сияет в обрамлении цветов джа-ти, лотоса и
голубых джхинти. Лианы мадхави расцветают вместе с деревьями манго, лианы маллика —
с цветами шириша, а лианы ютхика — с деревьями кадамба.

Одни ветви украшены почками, другие — свежими побегами, третьи — множеством разных
цветов, а некоторые из них предлагают свои зеленые, бесцветные или красноватые
листья. Эти счастливые ветви служат Шри Говинде, поднося Ему спелые, наполовину
спелые или неспелые плоды, которые можно есть, что-то готовить из них или — как
плод бель — использовать для игры. Таковы эти деревья и их счастливые ветви.

Наконец флейта, главная «звезда» этой лылы, появляется на сцене в последнем слове
второго стиха. Шри Вену является ведущей. Она — главный дирижер, который объединяет
множество сладостных звуков, сходящих с губ ее господина, и звукорежиссер, который
сплетает гармоничную симфонию из спонтанного прославления качеств Шри Кришны. Ее
песнь доносится до каждого холма, долины, леса или рощи Вриндавана. Она призывает
всех птиц, зверей и рептилий, водопады и шелестящие листья петь песни, приветствуя
Шри Хари.

Зная, что Шри Кришна вышел из дома, Вриндаван расстилает ковер из цветочной пыльцы
и лепестков, побуждая лианы, ветви и деревья счастливо танцевать на ветру.
Красочные цветы, падающие с деревьев, — это наряд Враджа, устилающий тропинки для
Говинды, Его друзей и коров. Как все гостеприимные хозяева, Вриндаван знает, как
служить почетным гостям, поэтому он преподносит панчамриту своим божественным
посетителям.

Лесные алтари из лунного камня плавятся при появлении подобных лунам Кришны и
Баларамы. Эта текучая субстанция становится падьей, которая струится по тропинке,
смешиваясь с побегами и цветами. Цветы, трава дурва и побеги преподносят Раме и
Кришне аргхью, а бутоны гвоздичного дерева — воду для омовения рта (ачамана).
Нектар, капающий с цветов, — это мадхупарка, которую Им подносят многочисленные
деревья, кланяющиеся, словно домашняя прислуга.

Утренняя заря, не имевшая возможности видеть ночные развлечения Мукунды, пролила


много слез печали, сохранившихся на бесчисленных листьях как ароматные брызги
нектара.

Для божественных тел Кришны и Баларамы, которые вместе напоминают муссонную тучу и
украшающую ее полную луну, Вриндаван создает подходящие одеяния из свежих бутонов,
цветов и листьев разнообразных оттенков. Неугомонный ветер, смешанный с множеством
цветочных ароматов, радостно умащает Их тела душистой пыльцой.

Вриндаван также поклоняется Шри Кришне, поднося Ему разные гирлянды, сделанные из
своих лучших цветов, листьев туласи, бутонов и побегов. Лес преподносит Ему
благовония, аромат от которых поднимается волнами неугомонных шмелей, лампады —
качающиеся на ветру бутоны цветов чам-пака — и бесчисленные сладкие фрукты. Песни
птиц похожи на звучание музыкальных инструментов, а жужжание пчел — это радостное
арати, совершаемое лесом. И пока все это происходит, деревья, отягощенные
многочисленными плодами

и цветами, раскачиваются на ветру сверху вниз, блаженно кланяясь двум братьям.

«Шримад-Бхагаватам» словами гхушта-сарах-сарин-махйдхрам утверждает, что


приветственный концерт леса разносится по озерам, рекам и холмам Вриндавана. Во
Врадже есть бесчисленное количество водоемов, но там также много гор, холмов и
лесов. Наиболее выдающийся среди всех — лес Вриндавана, в котором лучшим местом
считается прославленный холм Говардхана. Рядом с Говардханой находятся всемирно
известные озера Манаса-Ганга, Радха-кунда и Шьяма-кунда.

Близ Говардханы Манаса-Ганга выглядит как озеро, но к западу от Враджа она течет,
как река. Величественная Ямуна, дочь бога Солнца, следует на восток, огибая
Вриндаван с трех сторон. Хотя воды Ямуны гордятся притоками, протекающими около
Варшаны и Нандаграмы, они почтительно поют славу Господу Баладеве близ северной
границы Враджа у Рама-гхата.
Однажды, пожелав повидаться с обитателями Вриндавана, сын Рохини покинул Двараку,
вернулся во Врадж и провел там месяцы чайтра и вайшакха. Своей любовью и
покорностью Он утешил Нанду Махараджу и матушку Яшоду, а также доставил
удовольствие друзьям. В одну из ночей, желая порадовать Своих подруг-голи, Он встал
у Рама-гхата в позу с тремя изгибами и радостно затрубил в буйволиный рожок.
Услышав этот звук, луна отклонилась от своей орбиты, а Господь Брахма растрогался
до слез.

Окруженный множеством девушек, Господь Баладева наслаждался их обществом в


очаровательных цветочных садах, омытых светом полной луны и ласкаемых ароматами
душистых ветерков. Опьянев от варуни, вытекшего из дупла дерева, Баларама начал
танец раса под аккомпанемент мриданг, пинак, вин и ритмичного пения о Его славе.

Шри Баларама был поглощен танцами и пением. Он испытывал безграничное счастье и,


чтобы снять усталость, пожелал, не сходя с места, насладиться играми в воде,
призвав

туда Ямуну. Но из-за скромности дочь Солнца не ответила Ему. Тогда Баларама
насильно привел ее Своим плугом, пропахав на земле множество борозд. Наказанная и
усмиренная, Ямуна-деви отныне всегда поет славу Кришне и Балараме.

Санатана Госвами говорит, что это описание Шукадевы Госвами является кама-
уддипаной, то есть тем, что взращивает любовь. Стихи «Шримад-Бхагаватам» — это не
поэзия, сочиненная, чтобы внушить романтические настроения. Эти стихи — чистая
преданность, проявленная в форме слов, которые пробуждают воспоминания о Шри
Кришне.

Слово уддипана объясняется в «Нектаре преданности» следующим образом:

уддйпанас ту те прокта бхавам уддйпайанти йе

«То, что пробуждает экстатическую любовь, называется уд-дипаной».

Этот стих говорит о том, что уддипану надо понимать как часть вибхавы, которая
является причиной наслаждения привязанностью к Кришне. Это описывается и в другом
стихе:

татра джтейа вибхавас ту ратй-асвадана -хетавах

те двидхаламбана эке татхаиводдйпанах паре

«Причина, по которой появляется вкус любви к Кришне, называется вибхавой. Вибхава


подразделяется на две категории: аламбана (поддерживающая) и уддипана
(пробуждающая)».

Шри Рупа Госвами объясняет, что флейта Кришны, Его обитель (Вриндавана-дхама) и Его
атрибуты (вроде павлиньего

пера или одежды) являются стимулами, пробуждающими экстатическую любовь к Нему.


Описывая трансцендентную атмосферу Вриндавана, Шукадева Госвами пробуждает влечение
к Господу в сердцах своих читателей. И действительно, экстаз — первый признак
духовного сознания — может возникнуть благодаря внимательному чтению «Шримад-
Бхагаватам».

Необычайные красоты природы творит для наслаждения Кришны Его внутренняя энергия,
олицетворение которой известно как Вринда-деви. Она — главенствующее божество лесов
и рощ Враджа, и именно от нее Вриндаван получил свое имя. У Вринды-деви золотистое
тело с красноватым оттенком, напоминающим кункуму, она всегда одета в голубые
одежды и следит за тем, чтобы леса Вриндавана были снабжены всем необходимым для
исполнения желаний Шри Говинды.

Когда Вринда видит, что Шри Кришна подходит к Врин-давану, она обращается ко всем
движущимся и неподвижным лесным созданиям, которые страдали в разлуке с Ним: «О
друг мой лес! Поскорее преодолей головокружение, вызванное разлукой! Твой
возлюбленный Кришна идет, чтобы одарить тебя счастьем. Возрадуйся и поскорее
напомни Ему о своей очаровательной царице Радхе. Показывая свои бесчисленные
достояния, сделай свою красоту полезной для игр Шри Кришны. О лианы, просыпайтесь!
О деревья, цветите! О олени, играйте! О кукушки, пойте вместе с пчелами! О павлины,
весело танцуйте! О попугаи, декламируйте сладостные стихи! О движущиеся и
неподвижные создания, радуйтесь: ваш дорогой Шри Кришна пришел, чтобы сделать вас
счастливыми!»

Именно Вринда-деви управляет всеми движущимися и неподвижными существами во


Вриндаване. Это она следит за украшением рощ, сменой времен года и предоставляет
все необходимое для игр Кришны. Она — царица всех лесных богинь, а в другой
милостивой форме она — священное дерево туласи, и ее листья всегда находятся на
лотосных стопах Шри Кришны.

Никто не может получить доступ во Вриндаван без милости Вринды-деви. А без милости
Вриндавана невозможно обрести благосклонность Господа Кришны. Поэтому преданные
поклоняются Вринде-деви в лесу Камьяван, а также у Вринда-кунды возле Нандаграмы.
За пределами Вриндавана ей, несомненно, можно поклоняться как дереву туласи. Слава
Шрима-ти Туласи-деви!

Рупа Госвами, вечный спутник Господа, учит нас в «Ут-калика-валлари», как обрести
прибежище у Вринды-деви и Вриндавана:

хрди чира -васад-аша -мандалаламба -падау

гунавати тава натхау натхитум джантур эшах сапади бхавад-ануджтам йачате девй врнде

майи кила карунардрам дрштим атра прасйда

«О милостивая, сведущая во всем Вринда! Радха и Кришна — твои Госпожа и Господин. Я


так долго ношу в сердце желание увидеть Их, и только по твоей милости это желание
может исполниться. Пожалуйста, брось на меня милостивый взгляд! Будь добра ко мне!»

айе врндаранйа тваритам иха те севана-парах парам апух ке ва на кила парамананда-


падавйм

ато нйчаир йаче свайам адхипайор йкшана-видхер варенйам ме четасй упадиша дишам ха
куру крпам

«О Вриндавана-дхама! Кто в этом мире не достигнет высшего блаженства, служа тебе?


Поэтому я склоняю голову перед тобой. Смиренно молю тебя: пожалуйста, открой мне,
как лучше приблизиться к моим царю и царице! Пожалуйста, даруй мне свою милость!»

Шрила Прабхупада подчеркивает, что флейта Кришны транс-цендентна. И то, что ее


пение смешивается со звуками, издаваемыми пчелами и птицами Вриндавана, означает,
что они тоже трансцендентны, ибо духовное не может смешиваться с чем-то мирским.
Все во Вриндаване трансцендентно, поскольку не отличается от Шри Кришны. Это
подтверждает Господь Чайта-нья словами: арадхйо бхагаван враджеша-танайас тад-дхама
врндаванам — «Будучи полностью духовной, Вриндавана-дха-ма достойна того же
поклонения, что и Господь Шри Кришна».

Когда Шри Кришна вступает в чарующую атмосферу Вриндавана, Он слышит песни


опьяненных пчел, пение птиц, журчание рек и шелест листьев. Он принимает их
подношения из цветов, плодов, ароматов, сладких вод и сверкающих красок. Отвечая на
их настроение любви, Он подносит к губам Свою флейту и начинает играть.

Чудесные звуки, вытекающие из дырочек флейты, подобны многоцветному фонтану


бесконечного блаженства. Вбирая в себя музыку природы Вриндавана, песнь флейты
создает единую симфонию радости. Опьяняющее действие этого концерта удивляет даже
Самого Шри Кришну, который в изумлении поднимает брови. Непостижимое очарование
флейты заставляет воду затвердеть, и клювы пьющих ее птиц застревают в ней. Камни
плавятся и текут вниз по склонам, и законы природы перестают действовать. Такие
чудеса происходят, когда Кришна играет на флейте.

Вриндаван, Господь Кришна и Его окружение показывают, что представляет собой


вечный, всегда блаженный и полностью духовный обмен любовью между Верховной
Личностью, Его энергиями и Его спутниками. Это — не описание какой-то романтической
картины пастушеской жизни из индийской мифологии. Это — высшая реальность, вечно
разворачивающаяся в царстве, находящемся за пределами материальной иллюзии. Когда
знающие трансценденталисты через слушание об играх Кришны входят в эти лылы, те из
них, кто отдается

этому с полным вниманием, очищаются настолько, что становятся достойными


участвовать в играх Господа в виде птиц, пчел, деревьев, коров, мальчиков-пастушков
или гопи. Это всего лишь вопрос восстановления утраченных изначальных отношений.

Так заканчивается первая глава «Песни флейты», написанная незначительным учеником


Его Божественной Милости А. Ч. Бхактиведанты Свами Прабхупады, повествующая о том,
как трансцендентные игры Господа Кришны на земле Вриндавана насыщают благоуханием
Его тела, нектаром Его красоты, губ, голоса, прикосновений и многих бхав водоемы;
те, в свою очередь, питают различные виды деревьев, лиан и других растений, чьи
цветы источают трансцендентный нектар, наделенный самой сутью всех этих компонентов
и опьяняющий премой жужжащих пчел, которые сходят с ума от Шри Кришны и
впоследствии вдохновляют многочисленных птиц Враджа создавать музыкальное
сопровождение их жужжанию, когда те сидят на счастливых ветвях деревьев, заслуженно
получивших дикшу и ставших достойными для поднесения Говинде панчам-риты, арати и
бхоги, в то время как великий праздник блаженства разносится по холмам и долинам
Вриндавана, приветствуя Шри Кришну, Его друзей и коров, весело вступающих в этот
радостный праздник; когда же Кришна начинает играть на Своей очаровывающей ум
флейте, ее песнь соединяется с великой санкиртаной Вриндавана и поднимает этот
трансцендентный хор на такую головокружительную высоту, что я уже не могу ни
описать его, ни понять, но знаю, что все это видят и слышат гопи в их чудесном
трансе любви.

де-

тад враджа-стрийа ашрутйа вену-гйтам смародайам кашчит парокшам кршнасйа сва-


сакхйбхйо ’нваварнайан

«Шримад-Бхагаватам», 10.21.3-4

Юные пастушки принялись говорить о Кришне, однако, стоило им вспомнить о Его


деяниях, как чары бога любви взволновали их умы, так что они не могли вымолвить ни
слова.

Когда молодые женщины пастушеской ревни Врадж услыхали песнь флейты Кришны,
пробуждающую бога любви, некоторые из них, уединившись со своими близкими
подругами, стали описывать удивительные качества Кришны.

тад варнайитум арабдхах смарантйах кршна-чештитам

нашакан смара-вегена
викшипта-манасо нрпа

ГЛАВА ВТОРАЯ

&опи собираются вместе

Жогда новость «Кришна уходит!» эхом разнеслась по Нандаграме, ее обитатели, оставив


все дела, выбежали из домов и заполонили прелестные улочки, чтобы взглянуть на
своего возлюбленного Каная. Подобно речному потоку, мужчины, женщины, дети и
старики наводнили холм Нандиш-вара, а из их лотосных глаз хлынул еще один поток, из
слез, который насквозь промочил их яркие одежды и быстро нашел прибежище в океане
спокойствия Кришны.

Только после того, как матушка Яшода надела своему сыну защитные амулеты, приняла
обеты ради Его скорого возвращения и дала Балараме наставления заботиться о Его
благополучии, она позволила всем мальчикам, возбужденным от нетерпения, отправиться
в путь вместе с ее сыном.

В то время как счастливые гопы с коровами двинулись вперед, подобно волнам


молочного океана, жители Враджа, потрясенные предстоящей разлукой, медленно шли
следом, будто заколдованные. Снова и снова уверяя их в Своем скором возвращении,
Шри Кришна прощался с ними любящими взглядами, радостной улыбкой и выразительными
жестами.

Посмотрев вокруг, Говинда увидел старших женщин Враджа — Амбу, Килимбу, Рохини и
Яшоду, пытающихся поймать Его последние быстрые взгляды. Маленькие дети, которые
еще

оставались на руках своих матерей и не могли присоединиться к Нему, проливали


потоки слез. Многочисленные ютхешвари, такие как Мангала, Шьямала, Бхадра, Пали,
Чандравали и Шри-мати Радхарани, безмолвно стояли, похожие на жен, которых покинули
мужья.

Тогда Шри Кришна окропил глаза гопи, похожие на страдающих от жажды птиц чатака,
Своим нектарным взглядом. Он известил их о Своем уходе, а они в ответ выразили свое
согласие застенчивыми взглядами из уголков глаз. Гоня коров перед Собой, с
Баларамой по правую руку и толпящимися вокруг гопами, Хари направился в лес,
забирая с Собой умы всех враджа-васи.

Когда Шри Кришна скрылся из виду, враджа-васи пришли в отчаяние и, утратив смысл
жизни, застыли без движений, подобно океану статуй. Сияние их тел иссякло, как реки
жарким летом, а глаза стали безжизненными, как у одержимых духами. Шри Кришна,
который знал об их состоянии, хотел обнадежить их. Прижав рожок Мандрагхоша к
губам, Он затрубил в него, разрушая все неблагоприятное и доставляя радость жителям
Своей деревни.

Ошеломленные, по-прежнему неспособные двигаться, враджа-васи оставались там, где


стояли, и казалось, что это просто картина или страна одержимых духами. Получив
ободряющее послание Шри Кришны, они направили свои тела в Нандаграму, хотя их умы
устремились вслед за Ним в лес. Возвращаясь в деревню, старшие вели растерянных
Нанду и Яшоду, гопи несли своих потерявших сознание ютхешвари, маленькие мальчики
плакали, взявшись за руки, а несчастная Кундалата сопровождала Радху и Ее подруг.
Таким образом, это механическое передвижение враджа-васи, совершаемое лишь в силу
привычки, было похоже на то, как одна кукла сопровождает другую.

Когда потерявших сознание гопи доставили домой, подруги сбрызнули водой их лица,
растерли стопы и так постепенно

вывели их из обморока. Хотя гопи всегда находились в гуще деревенских дел, они
ничего не слышали, ибо были поражены глухотой. Но неожиданно, прежде чем свекрови
успели выразить недовольство их отсутствием, таинственный зов флейты

вошел в уши гопи, давая им новую надежду.

Призываемые Шри Кришной, некоторые гопи поднялись на крыши своих домов, другие
вышли во двор, кое-кто из них покинул жилище, чтобы встретиться с подругами в
уединенном саду, а остальные с тоской выглядывали из окон. Гопи вознесли молитвы
творцу, по чьей милости они обладали ушами, благодаря которым слышали Вамшидхару.
Все их чувства обрели способность воспринимать звук, и они погрузились в песнь
флейты.

С помощью Йогамайи гопи, даже находясь вдали от лотосоокого Шри Кришны, живо
представили себе сцену (описанную в стихах 1 и 2), как Он входит в лес Вриндавана в
сопровождении друзей и коров, играя на флейте.

Шрила Прабхупада так описывает первую реакцию гопи на звук флейты: «Услышав ее
звуки, гопи во Вриндаване вспоминали о Кришне и переговаривались между собой,
восхищаясь Его игрой. Описывая чудные звуки Его флейты, гопи вспоминали о своих
встречах с Кришной. Это приводило их в такое волнение, что они едва могли
говорить».

В третьем стихе этой главы «Шримад-Бхагаватам» говорится:

тад враджа-стрийа ашрутйа вену-гйтам смародайам кашчит парокшам кршнасйа сва-


сакхйбхйо ’нваварнайан

«Когда молодые женщины пастушеской деревни Врадж услыхали песнь флейты Кришны,
пробуждающую бога любви, некоторые из них, уединившись со своими близкими
подругами,

5 Вену-гита

стали описывать удивительные качества Кришны» («Шримад-Бхагаватам», 10.21.3).

Удача гопи непостижима для Господа Брахмы и Господа Шивы, которые всегда жаждут
обрести такую же безраздельную привязанность к Шри Кришне. Своими сладкими, как у
кукушек, голосами, прерывающимися от испытываемых эмоций, гопи беспрестанно поют
Ему славу, доят ли они коров, сбивают ли масло или делают уборку в своих домах.
Даже великий преданный Уддхава Махашая, двоюродный брат и советник Шри Кришны,
молится о том, чтобы стать пучком травы и получить пыль с лотосных стоп гопи.
Чайтанья Махапрабху — Сам Кришна, пребывающий в настроении гопи, — заключил, что их
способ поклонения превосходит все остальные.

Стихи вену-гиты прославляют настроение преданности гопи. Похожее желание служить


Кришне проявится и вырастет в сердце того читателя, который жаждет такого
совершенства. Далее в книге «Кришна, Верховная Личность Бога» (в главе 47) Шрила
Прабхупада пишет: «Гопи явили идеал преданного служения для всего мира. И тот, кто
по их примеру посвятит все свои мысли Кришне, сможет достичь вершины духовного
совершенства».

К востоку от Вриндавана, на другом берегу Ямуны, Лак-шми-деви совершала аскезы в


течение десяти тысяч лет, питаясь только кореньями и листьями, чтобы войти в круг
гопи Шри Кришны. Повелитель гопи, довольный ее аскезами, появился перед ней в Своей
двурукой форме, украшенный цветочной гирляндой. Он стоял в позе с тремя изгибами и
играл на флейте. Деви была потрясена, увидев Говинду. Склонившись перед Ним и взяв
пыль с Его стоп, она попросила Его исполнить ее желание.

Шри Кришна, который всегда благоволит к Своим преданным и отвечает взаимностью даже
на малейшее их служение, с сожалением сказал, что не способен выполнить это
желание. Поскольку Лакшми-деви думала о себе как о богине удачи,

испытывающей благоговение перед Господом, она была не готова принять бхаву гопи.

Однако то, чего не смогла достичь супруга Господа Нараяны, может обрести искренний
садхака по милости Гуру и Гауранги. Совершая нама-санкиртану и слушая «Шримад-
Бхагаватам» под Их руководством, любой достигнет высшего совершенства даже в эпоху
Кали. Это особое благословение Шри Чайтаньи Махапрабху, полученное по цепи ачарьев
Гаудия-вайшнавов, донес до нас Шрила Прабхупада через ИСККОН и его издания.

Утренний уход на пастбища называется го-чаранам. Кроме мальчиков-пастушков и коров,


все враджа-васи, скорбящие, остаются в деревне, чтобы исполнять свои обязанности,
хотя все они страстно желают быть вместе со Шри Кришной. Чтобы уменьшить боль
разлуки во время Его отсутствия, они повторяют Его имена, говорят о Его играх и
постоянно ждут Его возвращения. Во Вриндаване Шри Кришна является центром внимания
всех живых существ — как движущихся, так и неподвижных. Они любят Его как своего
народного героя, известного красотой, милостью, добротой и необычайной силой.

Среди враджа-васи есть много девушек, достигших брачного возраста, которые лелеют
невероятное желание — чтобы Говинда стал их возлюбленным. Но то, что невероятно в
мире относительного, Шри Кришна с радостью исполняет, служа Своим преданным. Раньше
Он, известный как воришка масла, уже украл их сердца Своей красотой, а теперь,
чтобы усилить любовь гопи, Он крадет их бесхитростные умы и становится известен как
Читта-Хари.

Как могут многочисленные старшие гопи Враджа, горячо любящие собственных детей, с
сердцами, переполненными любовью к Гопале, не желать видеть Его своим сыном? Их
сердца охвачены желанием купать, одевать, кормить и обнимать Его как своего
ребенка. Как исполнить такое желание, не нарушив исключительности материнского
настроения Яшоды? Для Него, знающего все, нет ничего невозможного.

Господь Брахма прервал трапезу пастушков, похитив их, пока Кришна разыскивал коров.
Тогда Кришна распространил Себя во множество форм, приняв облик всех мальчиков-
пастушков. Чтобы исполнить желание старших гопи, Шри Кришна в совершенстве
воссоздал внешность, одежду, поведение, голос и украшения каждого пастушка. Даже
матери были не способны понять, что их детьми теперь стал Гопала.

В течение года Господь Брахма держал пастушков в пещере, а Шри Кришна играл роли
гопов. Подобно тому как полная луна вызывает прилив, луна Гокулы, Кришна, увеличил
океан любви в сердцах гопи. Таким образом, кажущееся невозможным желание матерей
было исполнено Шри Кришной. Для Него, подвластного их любви, нет ничего
невозможного в том, чтобы доставить удовольствие Своим преданным.

А сейчас, движимые сильным желанием быть со Шри Кришной, умы юных гопи следуют за
Ним, минуя один лес за другим. Поэтому Шукадева Госвами говорит: там анудрута-
четасах — «Их умы следуют за Ним». Полностью погруженные в мысли о Нем и потому
похожие на совершенных йогов, гопи начинают описывать песнь флейты.

Хотя Шри Кришна и Его спутники скрылись из виду, звук флейты остается озорным
посланником, источником надежды и жизненной силы для гопи. Ссылаясь на слово
анваварнайан, Шрила Прабхупада говорит, что гопи не слышат звучание флейты, а
вспоминают ее песнь, которую слышали ранее. Но с другой стороны, Санатана Госвами
высказывает мнение, что гопи, разговаривая между собой, слышат флейту и видят
описываемые события. Так или иначе, всепроникающему звуку флейты удалось навсегда
поселиться в ушах гопи, независимо от того, описывают они события прошлого или
настоящего.

Господь Чайтанья сравнивает песнь флейты с птицей, которая влетает в уши гопи и
свивает там гнездо. Это гнездо не дает проникнуть в уши гопи другим звукам и лишает
их способности сосредоточиваться на других вещах. Как одержимые

духами, они постоянно слышат гипнотическую мелодию флейты, пронизывающую все их


существо.

Под наркотическим воздействием флейты некоторые гопи стояли у плиты, помешивая


молоко, кипящее через край, другие давали бессмысленные ответы на вопросы
родственников, третьи застыли в своих дворах, подобно каменным статуям, четвертые
обсуждали сокровенные темы на людях. Видя все это, враджа-васи опасались того, что
их дочери стали безумными из-за злых духов или каких-то телесных расстройств.

Слова вену-гйтам смародайам указывают на то, что звук флейты вызван могущественным
влиянием Смары, бога любви. Это влияние также известно как кама — трансцендентная
любовная привязанность в настроении мадхурья-расы. Как всемогущее солнце всегда
находится в небе, но увидеть его можно только днем, так и кама постоянно сияет в
сердцах гопи, хотя она не всегда проявляется внешне. Под влиянием рассвета солнце
неизменно встает над горизонтом, чтобы все могли его видеть. Подобным же образом
звучание флейты всегда заставляет каму выходить наружу из сердец гопи, и ее
признаки проявляются в их телах, словах и поведении. Слово смародайам объясняет,
почему гопи вдохновлены действовать и говорить так, как они это делают.

Према — это определение духовной любви в самом широком смысле слова. Звучание
флейты действует подобно богу любви и усиливает в гопи форму премы, известную как
кама, или мадхурья-према. Поскольку любовь враджа-васи лишена малейшего намека на
благоговение, она уникальна в своей спонтанности. Шри Кришна ценит эту прему
гораздо выше любой другой формы преданности, смешанной с чувством благоговейного
трепета.

Оценивая любовь враджа-васи, Шри Кришна думает: «Вся вселенная наполнена осознанием
Моего величия, но такая любовь, ослабленная пониманием Моего могущества, не
удовлетворяет Меня. Если преданный считает Меня Верховным

Господом, а себя — подчиненным Мне, то Я не могу стать подвластным его любви, ибо
Я, по Своей природе, отвечаю на то отношение, с которым преданный поклоняется Мне.

Если преданный питает ко Мне чистую любовь, думая обо Мне как о своем сыне, друге
или возлюбленном, считает, что Я нуждаюсь в его заботе, относится ко Мне как к
равному или младшему, то Я подчиняюсь ему. Например, думая, что Я совершенно
беспомощен, мама иногда связывает Меня, а в других случаях защищает.

Движимые чистой дружбой, Мои друзья Шридама и Суба-ла взбираются Мне на плечи,
говоря: „Что Ты о Себе воображаешь? Мы с Тобой равны". Если Моя возлюбленная
упрекает Меня, будучи в плохом настроении, то Она уводит Мой ум от почтительных
гимнов Вед.

Враджа-бхава, которая нашла прибежище в этих чистых преданных, позволяет Мне


наслаждаться такими липами, которые неизвестны даже на Вайкунтхе. На самом деле
даже Я изумляюсь ее таинственности. Под влиянием йогамайи гопи убеждены, что Я — их
возлюбленный. Полностью погрузившись в это настроение, наши умы всегда очарованы
красотой и качествами друг друга. Наша чистая привязанность друг к другу объединяет
нас, побеждая мораль и религиозные обязанности, божественная судьба же иногда
соединяет нас, а иногда разлучает.
Так Я наслаждаюсь сутью этих рас и дарую благо всем Моим вечным спутникам. Когда
смиренные преданные услышат о чистой любви обитателей Враджа, они тоже будут
служить Мне, встав на путь спонтанной любви, отказавшись от религиозных ритуалов и
деятельности, приносящей плоды».

В зависимости от отношений между Говиндой и Его преданными према бывает разных


видов. Родительская према матушки Яшоды называется ватсалья-премой, а према
мальчиков-пастушков — сакхья-премой, или дружеской любовью. Мадхурья-према гопи —
это супружеские отношения, известные

как кама, или трансцендентное вожделение. Те, кто обладает такой любовью,
называются преданными-каматмика; они больше всего привлекают Шри Кришну.

Есть два типа таких преданных-каматлшка: те, кто имеет непосредственные отношения
со Шри Кришной, и те, кто разделяют любовное настроение, не имея с Ним прямого
общения. Эта последняя категория гопи известна как манджари. Хотя они являются
помощницами Лалиты или Вишакхи, их духовные переживания ничуть не меньше, чем у
спутниц Шри Кришны. За свое самозабвенное служение они вознаграждены теми же
любовными чувствами, что и преданные первого типа.

Бог любви, упомянутый в этом стихе под словом смара, отличен от Камадевы,
возбуждающего чувство вожделения в сердцах обусловленных душ. Поскольку гопи —
освобожденные души, находящиеся за пределами действия материальной природы, их не
может коснуться вожделение, порожденное страстью.

Есть несколько личностей, которых называют богом любви. Есть, например, полубог
Камадева, обязанностью которого является разжигание похотливых желаний в
обусловленных душах. Он — причина продолжения рода, и в «Бхагавад-гите» о нем
говорится: праджанаш часми кандарпах. Однажды этот Камадева, сопровождаемый
многочисленными прекрасными спутницами, пытался вывести Господа Шиву из его
медитации. Махадева пришел в гнев из-за доставленных ему беспокойств и тотчас
испепелил взглядом тело Камадевы. Будучи частичной экспансией Васудевы, Камадева
погрузился в тело Господа и впоследствии вновь родился как Прадьюмна, первый сын
Рукмини.

Как объясняет Шрила Джива Госвами, Прадьюмна из ча-тур-вьюхи — это полная экспансия
Васудевы, изначальный прототип бога любви. Он — источник полубога, сожженного
Господом Шивой, и вечный спутник Господа. Как способность видеть является причиной
появления глаз, так же Шри Кришна

является побуждающей силой бога любви, Он Сам известен как вечно юный
трансцендентный бог любви Вриндавана, врндаване ‘апракрта навйна мадана’. Именно Он
является источником всех форм Камадевы.

Смара, упомянутый в этом стихе вену-гиты, — это Шри Кришна, бог любви высшей
трансцендентной природы, который с помощью флейты постоянно увеличивает Свое
влияние на гопи. Таково значение слова смародайам.

Различные признаки смародайам были описаны Вишва-натхой Чакраварти Тхакуром


следующим образом: чакшу-рагах пратхамам читтасангас тато ’тха санкалпах / нидра-
ччхедас танута вишайа-ниврттис трапа-нашах / унмадо мурччха мртир итй этах смара-
даша дашаива сйух — «Сначала приходит влечение, выраженное взглядом, потом
возникает сильная привязанность в уме, затем стремление к объекту любви, потеря
сна, истощение тела, безразличие к внешним вещам, бесстыдство, безумие, сильное
потрясение и смерть. Таковы десять стадий воздействия бога любви».

Можно задать справедливый вопрос: что за мистическая сила таится в звуке флейты,
если она вызывает появление таких поразительных симптомов? Шри Чайтанья Махапрабху
говорит, что звук флейты относится к главному из достояний Шри Кришны — Его
неповторимой красоте. Когда чистый преданный соприкасается с этой божественной
энергией, в нем происходит множество необычайных изменений.

Шри Кришну, бесспорного повелителя бесчисленных вселенных и обладателя всей силы,


богатства, славы, знания и непривязанности, можно лишь частично познать через эти
всепобеждающие энергии. Полностью Его славу можно постичь, лишь найдя прибежище в
Его очаровывающей ум красоте — источнике всех достояний Шри Кришны.

Главное свойство этой красоты — ее высочайшая сладость. Эта сладость — суть всякой
сладости, заставляющая устыдиться все сладкие вещества, и она сама способна ощущать
сладость,

где бы та ни находилась. Сладость Шри Кришны распространяет свою природу через


тонкое сияние, которое исходит от Его трансцендентного тела и похоже на мягкий
блеск золота.

Неповторимым в облике Говинды является Его лучезарное лицо. А самой сладостной


частью Его подобного луне лица является загадочная улыбка — серебряный лунный свет
Его спокойствия, — распространяющая свой нектар по всему миру. Без сияния улыбки
Кришны сахар был бы горьким, мед — кислым, а нектар — безвкусным.

Когда лунный свет Его улыбки и сияние Его тела соединяются, они напоминают аромат
камфары. А когда эта камфара проникает в отверстия флейты через губы Шри Кришны,
она выходит из нее в виде непостижимой звуковой вибрации, которая силой привлекает
к себе умы тех, кто слышит ее.

Как слова передают суть мысли, как состояние ума можно понять, глядя в глаза, как
улыбка выдает то, что в сердце, так же звук флейты передает красоту Шри Кришны.
Этот звук входит через уши и помещает Кришну в храм сердца слушающего. Когда гопи
слышат, пробуют, вдыхают, видят эту красоту и прикасаются к ней, она зажигает
светильник камы, который все ярче разгорается в их сердцах.

Бог любви всегда нападает на гопи, а Шри Кришна — его услужливый исполнитель,
который каждый день приносит им радость. Тем не менее вену-гита описывает одно
очень важное событие. По мнению Санатаны Госвами, этот случай выявляет особое чудо,
содержащееся в игре флейты Шри Кришны, — бха-ва-вишешу. В это прекрасное осеннее
утро Он играет в удивительной манере и с небывалой любовью, что вынуждает гопи
говорить об этом.

Уходя в лес, Шри Кришна видел гопи, погруженных в печаль от предстоящей разлуки.
Вспоминая их бледные лица и скорбные взгляды, Он почувствовал, как плавится Его
подобное маслу сердце, и с помощью флейты отправил им успокаивающее послание любви.

Шри Кришна хотел открыто выразить Свою неисчерпаемую любовь к гопи. Без утайки Он
наполнил дырочки Своей флейты переполняющим Его сердце нектаром и извлек такой
звук, который поразил всех живых существ. Коровы, не переставая идти, повернули
головы, мальчики-пастушки обменялись улыбками, деревья и лианы задрожали на ветру,
флейта затрепетала в экстазе, а повелитель всего очарования, Шри Кришна, страстно
пожелал оказаться рядом с гопи.

Эта особая бхава флейты текла, извиваясь, как мистическая змея очарования, в
поисках сердец гопи, которые, словно мыши, укрылись в похожих на норы домах своих
старших родственников. Когда эта вибрация настигла своих жертв-гопи, она заставила
выйти из берегов глубокий океан их любви,

и огромные волны камы подступили к их горлу.

Но звук флейты не на всех влияет одинаково. Как Шри Кришна отвечает взаимностью
соответственно природе любви Своего преданного, так же поступает и Его флейта. Гопи
чувствуют, что звук флейты чрезвычайно настойчив. Против их воли он вызывает в них
появление признаков экстаза, неведомого ни царицам Двараки, ни друзьям Говинды во
Врадже. Бескорыстная природа любви гопи позволяет им наслаждаться красотой Шри
Кришны и звучанием Его флейты непостижимым для других образом.

Оленеокие гопи находятся сейчас на окраинах своих деревень, и Шри Кришна с флейтой
очень далеко от них. Но по мосту своей могущественной любви гопи преодолевают
границы пространства и времени, чтобы слышать и видеть своего возлюбленного. По
мнению ачарьев, это возможно благодаря особому желанию Шри Кришны и необыкновенной
силе бхавы гопи.

Используя слово кашчит, Шукадева Госвами указывает, что звук флейты описывают лишь
«некоторые» гопи. Рупа Госвами объясняет, что так происходит благодаря принципу
сваджатййа снигдха: обмен мнениями происходит только

<8$ *

между теми, кто имеет похожие характеры. Не все гопи Вриндавана пребывают в
одинаковом настроении. Чтобы удовлетворить стремление Кришны к бесконечному
разнообразию, различные группы преданных проявляют разные настроения преданности. В
своих беседах гопи разговаривают только с теми, кто имеет такую же бхаву.

Среди многочисленных гопи Враджа некоторые являются старшими, некоторые — младшими,


кто-то из них принадлежит к правому крылу, а кто-то — к левому, одни больше
расположены к Кришне, а другие — к Его главным спутницам. Все это является основой
для проявления трансцендентного разнообразия, которое всегда присуще духовной
реальности и помогает индивидуальной душе в чистом служении Кришне. Когда гопи
слышат песнь божественной флейты, те из них, кто одного возраста со Шри Кришной,
чувствуют, как в них возрастает кама, тогда как подруги матушки Яшоды отвечают на
это ватсалья-бхавой.

Разделение гопи Враджа на группы в соответствии с возрастом, бхавой и положением


описано Шрилой Рулой Госва-ми в «Уджвала-ниламани». Эти группы называются ютха-ми,
а возглавляют их ютхешвари — такие как Радхарани или Чандравали. Дальнейшее деление
происходит в соответствии с более тонкими различиями, что приводит к появлению
подгрупп, которые называются ганами. Именно в таких ганах гопи говорят между собой
о Говинде, звучании флейты и Его многочисленных чудесных спутниках. Шримати
Радхарани говорит со Своими подругами Лалитой и Вишакхой, зная, что эти разговоры
сделают Ее сакхи счастливыми, а благодаря счастью Ее подруг собственное счастье
Радхики увеличивается. Так они все больше и больше наслаждаются песнью флейты.

Однажды, на берегу Алакананда-Ганги у храма Хари-Хары, где два огромных баньяна


отмечают место отдыха Господа Га-урасундары в Годрумадвипе Шридхамы Майяпура,
состоялась встреча возвышенных вайшнавов. Это произошло в 1829 г. эры Шака (в 1908
г.н.э. — Примеч. ред.), накануне Гаура-пурнимы, Дня явления Шри Чайтаньи
Махапрабху.

Десять учеников знаменитого Кедаранатхи Датты (Бхакти-виноды Тхакура) совершали


парикраму по местам игр Господа Чайтаньи в Навадвипе. Получив даршан Господа Хари-
Хары и сидя под сенью великих деревьев, они читали махатмью На-вадвипы и пели
прекрасные песни из «Гитавали».

Погруженные в настроение преданности этих бхаджанов, святые не замечали, как шло


время. На деревьях счастливо пели птицы, весенний ветерок нес с собой запахи реки,
а на соседних пастбищах паслось множество коров. Видя нескольких садху, занятых
сат-сангой, жители близлежащей деревни с большим почтением преподнесли им фрукты и
йогурт. Поднеся эти дары Господу Гауре, садху почтили остатки, омылись и немного
отдохнули перед тем, как продолжить свое радостное общение.
Наиболее ученым и старшим среди них был Гокула дас Ша-стри. Он глубоко усвоил
наставления своего Гурудевы, благодаря регулярному общению с ним, изучению его книг
и личному бхаджану. Сидя среди своих спутников и перебирая джапа-ма-лу, он
размышлял о беседе, которую они вели сегодня утром. Темой обсуждения была природа
проката- и апраката-лилы Господа.

В это время Чиранджива дас, молодой человек родом из округа Матхура, пожелал
услышать выводы из беседы, прославляющей обитель Господа. Он сказал: «Шастриджи, не
могли бы Вы подытожить наш утренний разговор о проявленной и непроявленной природе
Враджа-дхамы? Я очень хочу правильно понять эту тему и знаю, что наши духовные
братья хотят того же. Пожалуйста, будьте милостивы и для нашего блага объясните,
какова сиддханта в данном случае!»

Вдохновляемый вайшнавами — возвышенными садхаками, верными своему гуру и свободными


от нежелательных привычек, Гокула дас Шастри выразил почтение Шри Гуру и Гауранге и
заговорил: «Сначала я процитирую строки из „Кальяна-кал-патару“ нашего уважаемого
Гурудевы, затем подробно перескажу его объяснения на эту тему, которые он дал
своему самому квалифицированному ученику и сыну, Бималу Прасаду Датте. Шрила
Гурудева пишет: „Игры Кришны, проявляющиеся в материальном мире, и Его одновременно
разворачивающиеся игры на Голоке — одна и та же истина. Не отличаясь друг от друга,
они являются двумя разными проявлениями одной и той же лилы. Вечные игры на Голоке
— пристанище вечно освобожденных слуг Господа, тогда как игры, проявленные в
материальном мире, — это прибежище всех обусловленных живых существ. Поэтому
Вриндаван — это изначальный дом живого существа, проявляющий свою вечную, истинную
природу в мертвом материальном мире“».

Чиранджива дас, по просьбе которого началось обсуждение, зааплодировал Шастриджи:


«Это объяснение поистине блестяще! Пожалуйста, скажите нам теперь, что Вы слышали
об этой сутре от нашего Гурудевы?»

В почтении склонив голову перед вайшнавами, Гокула Шастри продолжал: «Лила Шри
Кришны бывает двух типов. Та, что проявлена в материальном мире, называется
праката, или проявленная. Та лила, что происходит только на трансцендентной Голоке,
называется апраката. Когда игры праката разворачиваются перед обусловленными
душами, это происходит в пределах проекции Голоки Вриндаваны, называемой прака-та-
дхамой. Вечные игры Шри Кришны, происходящие на Голоке, остаются недоступными
обусловленным душам и садхакам этого мира. Эта реальность называется апраката-
дхамой. Дорогие друзья, знайте же, что есть только одна лила; она называется
проявленной, если ее видят обитатели праката-дхамы, и непроявленной, если она
невидима для них!»

Чиранджива смиренно соединил ладони и с энтузиазмом спросил: «Что Вы имеете в виду,


когда говорите, что нет разницы между проявленной и непроявленной лилой? Поскольку
для вступления в проявленную и непроявленную реальности требуется разная
квалификация, то должны быть какие-то различия и в происходящих там играх».

«То, что ты сказал, — правда, — ответил Гокула Шастри. — Однако следует всегда
подчеркивать единство лили. Разница же между проявленным и непроявленным аспектами
должна рассматриваться в отношении того, где эта лила происходит».

Преданные переглянулись в недоумении. Гокула Шастри улыбнулся и продолжил:


«Апраката-лила полностью трансцендентна и не соприкасается с материальным миром. Но
праката-лила — это проекция трансцендентного на материальный мир, и, таким образом,
материальное и духовное существуют одновременно. Когда апраката-дхама нисходит на
Землю, она становится праката-дхамой, но при этом материя не влияет на ее духовную
природу. Скорее наоборот — та часть материального мира, куда нисходит Кришналока,
становится духовной».
Преданные показали жестами, что поняли это, а Чиранджива дас продолжил беседу:
«Теперь я уяснил для себя: хотя духовная лила Господа едина, она проявляется и в
материальном мире, и в духовном царстве, поэтому появляются различия. Теперь,
пожалуйста, объясните конкретнее, в чем заключаются различия между проката- и
апраката-лилой!»

Гокула дас Шастри сказал: «Праката-лила и праката-дхама являются доказательством


линейного развертывания игр Шри Кришны, в котором есть начало, знаменуемое Его
приходом, середина — Его развитие от детства к юности — и конец, Его непостижимый
уход. С другой стороны, апраката-лила — это циклическое повторение игр, в которых
Кришна вечно остается юным, не рождаясь и не исчезая. Каждый день на протяжении
восьми периодов времени происходят различные лили,

и точно так же вечно повторяются ежегодные игры, соответствующие разным временам


года.

Например, в праката-дхаме лила Кришны, в которой Он пасет коров, заканчивается,


когда Он уезжает в Матхуру, но в апраката-дхаме она продолжается вечно. Убийство
демонов также характерно только для праката-дхамы, ибо в духовном небе не
существует никакой враждебности. То, что происходит здесь, — это пример того, как
обусловленные живые существа служат играм Господа, давая Ему возможность проявить
Свой боевой дух. Но это случается только в праката-дхаме и в праката-лиле».

Чиранджива дас сказал: «Понятно, что игры Шри Кришны по-разному проявляются в
праката- и апраката-дхамах. В первом случае они временны, а во втором — вечны.
Более того, миссия убийства демонов и установления религиозных принципов, так же
как рождение и взросление Кришны, характерны для материального мира и являются
дополнительными функциями праката-дхамы»,

Гокула Шастри прервал его: «С точки зрения конкретной вселенной праката-лила


кажется имеющей начало и конец, но если вспомнить, что лила на самом деле едина, то
станет ясно, что она тоже вечна. Рассмотрим пример солнца, которое восходит и
заходит в разных странах в свое время, хотя в действительности оно всегда находится
в небе на одном и том же месте. Относительные измерения времени, такие как полдень,
— это лишь видимость, возникающая из-за обусловленности наблюдателя. В
действительности же солнце никогда не двигается и не подчиняется нашему восприятию
прошлого, настоящего и будущего.

С другой стороны, различные части дня всегда присутствуют в той или иной стране.
Точно так же все аспекты пра-ката-лилы всегда проявлены в той или иной вселенной.
Таким образом, рождение Шри Кришны, убийство Агхасуры и освобождение близнецов-
сыновей Куверы также вечны».

Все преданные были очень счастливы, услышав такое четкое объяснение понятий праката
и апраката. Они поняли, что изначальное место игр Шри Кришны — Голока Вриндавана,
где проходит Его вечная апраката-лила. Когда Шри Кришна появляется в этом мире,
чтобы привлечь к Себе обусловленные души, Его вечные игры соединяются с миссией
спасения преданных и убийства демонов. Это называется праката-лилой. А место, где
происходят эти земные игры, известно как пра-ката-дхама, которая становится точной
копией трансцендентной реальности на Земле.

Пока полдень переходил в вечер, собеседники обсудили много вопросов, касающихся


этой темы. Какова природа дхамы в отсутствие праката-лилы? Видима ли апраката-лила
с материального плана, и если да, то каким образом? Как вайшнав становится
квалифицированным для того, чтобы видеть апра-ката-лилу и апраката-дхаму и войти в
них? Любознательные вайшнавы задали эти и множество других вопросов Гокуле дасу
Шастри, который отвечал смиренным преданным в соответствии с тем, что слышал от
своего духовного учителя.
Вскоре густая ночная тьма скрыла этих блаженных преданных друг от друга, ограничив
их общение слушанием умиротворяющего голоса Гокулы Шастри. Они вошли в храм Господа
и, рассевшись, при свете единственной масляной лампы продолжали свою благоприятную
беседу далеко за полночь. Приводя примеры праката-лилы, Шри Гокула Шастри рассказал
и об игре с флейтой, которая случилась в прякятя-Вриндаване почти пятьдесят
столетий назад.

Вновь открытая Шри Чайтаньей Махапрабху и впоследствии восстановленная


вриндаванскими Госвами, Вриндава-на-дхама поныне остается дршйамана-дхама, или
дхамой, которую можно видеть после того, как закончилась праката-лила. Но для тех
удачливых душ, которые находятся за пределами влияния материальной энергии,
Вриндавана-дхама является местом, где вечно происходит апраката-лила. Однако, чтобы

увидеть эту апраката-лилу, недостаточно собственных усилий в преданном служении —


нужна еще милость дхамы.

В этой чудесной катхе о славе Вриндавана, приводя один за другим стихи вену-гиты и
давая им подробные объяснения, Гокула Шастри дошел наконец до четвертого стиха, в
котором Шукадева Госвами говорит:

тад варнайитум арабдхах смарантйах кршна-чештитам

нашакан смара-вегена

викшипта-манасо нрпа

«Юные пастушки принялись говорить о Кришне, однако, стоило им вспомнить о Его


деяниях, как чары бога любви взволновали их умы, так что они не могли вымолвить ни
слова» («Шри-мад-Бхагаватам», 10.21.4).

Третий и четвертый стихи описывают попытки гопи говорить о Шри Кришне. Однако в
книге «Кришна, Верховная Личность Бога» Шрила Прабхупада говорит, что гопи
прославляли Его игру на флейте. Поскольку Кришна и Его флейта имеют одинаковую
абсолютную природу, между ними нет разницы. Таким образом, прославление одного
является также и прославлением другого. Кроме того, темы, касающиеся песни флейты,
дают гопи прекрасную возможность описать и ее господина. Гопи хотят говорить о
Кришне, но не могут делать это в присутствии своих старших. Поэтому они прославляют
Его игру на флейте и, поступая так, говорят о Кришне иносказательно. Они не могут
подавить эмоции, побуждающие говорить о Нем, но в речах должны скрывать свои
истинные чувства.

Манера говорить о предмете косвенно характерна для Вед и называется парокшей. Такой
хитроумный язык очень привлекает Шри Кришну, что подтверждается следующими
высказываниями из «Шримад-Бхагаватам»: йат парокша-прийо дево бхагаван вишва-
бхаванах — «Верховный Господь... знаменит тем, что Его можно постичь с помощью
иносказаний» (4.28.65), и парокша-вада ршайах парокшам мама ча прийам — «У
ведических провидцев и мантр эзотерический язык, и Я очень доволен такими
сокровенными описаниями» (11.21.35).

Зачем гопи используют такой язык и говорят иносказательно? Ответ заключается в


природе внебрачной любви во Вриндаване. Гопи — это женщины в расцвете юности. Они
недавно вышли замуж, и некоторые из них даже имеют маленьких детей. Ведическая
культура запрещает им смотреть на любого мужчину, кроме мужа, не говоря уже о том,
чтобы прославлять кого-то. Однако в своих трансцендентных взаимоотношениях со Шри
Кришной гопи проявляют такую сильную любовь, которая непостижима даже для
величайших мистиков.

Поэтому они просто обязаны говорить! Но хотя они и говорят о том, о ком говорят все
вокруг, тем не менее в своих речах они должны быть осторожны, чтобы не открылась
истинная причина их разговора. Если чувства гопи станут известны другим, это
повергнет их в смятение и навлечет позор на их семьи. Поэтому язык гопи остается
тайным. Его могут понять лишь те, кто разделяет их настроение.

Вся вену-гита была поведана в настроении парокша-вады. Чтобы скрыть свою


исключительную привязанность к Шри Кришне, гопи говорят и о Кришне, и о Балараме, и
о мальчиках-пастушках. Описывая нектар Его губ, они прославляют удачу рек.
Размышляя о следах Его лотосных стоп, они воспевают славу и удачу планеты Земля.
Думая о темном цвете Его тела, они говорят о парящих над их головами тучах. В
действительности же каждое утверждение гопи — это скрытая медитация на Шри Кришну,
замаскированная так, чтобы защитить их

от критики посторонних. Они скрывают глубины своей любви от других и в то же время


дают выход непреодолимому желанию воспевать вместе с подругами Его славу.

Парокша также означает то, что они говорят тайком. Те гопи, которые разделяют одно
настроение, вместе обсуждают Шри Кришну и Его флейту. В соответствии со своей
бхавой разные группы и подгруппы гопи воспринимают Кришну по-разному. Шукадева
Госвами говорит: сва-сакхйбхйах. Гопи, принадлежащие к одной группе или подгруппе,
испытывающие одинаковое влечение к Кришне, уединяются вместе и описывают Его
качества среди своих близких подруг — сакхи.

Описывая игру Шри Хари на флейте, гопи, естественно, говорят и о Его бесчисленных
качествах, ибо Кришна и Его качества неотделимы друг от друга. Таким образом, под
предлогом обсуждения одной темы они непроизвольно говорят и о других.

Поскольку Шри Кришна обладает непревзойденными качествами, звучание Его флейты


оказывает удивительное воздействие на всех живых существ. Если задаться вопросом,
какие необычные свойства проявляются через Его флейту, то наиболее очевидным для
всех будет неповторимая красота Говинды. Мистический покров, столь искусно
сотканный флейтой из завораживающих ум мелодий, заставляет даже такие
неодушевленные объекты, как камни, озера и реки, реагировать сверхъестественным
образом. Тогда возникает следующий вопрос: что за исключительная сила таится в Шри
Кришне, которую нельзя увидеть в четырехруком Господе Вайкунтхи и которая позволяет
Его флейте совершать такие изумительные деяния? Отвечая на этот вопрос, Санатана
Госвами разъясняет, что Шри Кришна является чарующим источником всей
привлекательности, пленяющим всех одушевленных существ и неодушевленные объекты.
Чудо состоит в том, что, когда Он вливает Свою неповторимую силу в дырочки флейты,
она становится Его уполномоченным представителем, проявляющим уникальное очарование
в очаровывающем всех царстве Враджа.

Гопи рассказывают матери Шри Кришны: «Дорогая матушка Яшода, когда твой сын играет
на Своей маленькой флейте, такие великие полубоги, как Господь Шива, Господь Брахма
и царь Индра, повелители вселенной и самые мудрые из ученых, приходят в полное
замешательство. Хотя они и являются великими личностями, но, слыша звук флейты
твоего сына, становятся очень серьезными, пытаясь понять природу этого звука. После
продолжительного изучения они по-прежнему остаются сбитыми с толку и поэтому не
находят ничего лучшего, чем просто соединить ладони и склониться перед Кришной,
признав свое поражение».

Главное выражение любви, проявленное гопи в словах вену-гиты, именуется пурва-рага.


Так называется привязанность, развивающаяся между юношей и девушкой еще до их
встречи. Рупа Госвами определяет ее следующим образом: «Когда привязанность,
возникшая у влюбленных еще до их встречи благодаря созерцанию, слушанию и прочим
действиям становится очень приятной из-за соединения четырех компонентов, в том
числе вибхавы и анубхавы, это называется пурва-рага» («Удж-вала-ниламани»).
Поскольку пурва-рага проявляется в отсутствие непосредственного общения, она
является разновидностью разлуки, действующей как стимул для последующей встречи.
Хотя Шри Кришна и гопи вечно связаны, но, когда бы они ни встречались, это всегда
происходит словно впервые, как будто они никогда раньше не видели друг друга.
Именно благодаря эмоциям, ощущаемым в пурва-раге и достигающим пика под действием
разлуки, эта ожидаемая встреча становится в наивысшей степени блаженной. Такова
вечно свежая природа духовной жизни.

Шримати Радхарани предварительно была знакома со Шри Кришной, неоднократно слыша


Его имя от обитателей Вриндавана, внимая звуку Его флейты, разносящемуся над
пастбищами, и созерцая Его портрет, нарисованный Вишакхой. Таким образом, Она
сильно привязалась к Хари, даже не встречаясь

с Ним. Не зная о том, что эти три формы (имя, звук флейты и внешность) исходят из
одного источника, Она сокрушалась о том, что привязалась к трем разным мужчинам
одновременно. В «Видагдха-Мадхаве» (2.9) Радхарани выражает эту пур-ва-рагу такими
словами: «С тех пор, как Я впервые услышала имя Кришны, Я утратила здравый смысл.
Потом возник другой мужчина, Он так играет на флейте, что, когда Я слышу этот звук,
в Моем сердце пробуждается безумие. И есть еще один, к которому привязался Мой ум,
когда Я увидела прекрасное яркое сияние, исходящее от Его изображения. Поэтому
теперь Я думаю, что достойна великого осуждения, ибо одновременно влюбилась в
троих. Лучше бы Я умерла!»

Со временем пурва-рага Шри Радхи развилась еще сильнее, поскольку Ее привязанность


и желание встретиться со Шри Кришной разжигались стараниями Ее подруг. С самого
детства Радхики пение Его флейты, звук Его имени и слава Его игр покорили Ее сердце
и сделали Шри Кришну Ее единственным господином. Шримати Радхарани была несчастна
оттого, что никогда не встречалась со Своим возлюбленным. Побуждаемая желанием
насладиться танцем раса, со слезами на глазах, Она скорбела, открывая Свое сердце
лианам за окном.

Видя несчастное положение Радхики, Ее самые близкие подруги, Лалита и Вишакха,


пришли во дворец Махараджи Ври-шабхану и в уединенном месте обратились к Ней:
«Сакхи Радхе! Как Твои близкие подруги, мы знаем, что у Тебя в сердце, и хотим,
чтобы Ты была довольна. Тот, о ком Ты постоянно думаешь, каждый день проходит мимо
великолепного дворца Твоего отца, гоня перед Собой множество коров. Если Ты
выглянешь через решетку окна, выходящего на запад, то увидишь Его прекрасную
фигуру, чарующую походку и приятную улыбку».

Шри Радха со вздохом ответила: «Пожалуйста, нарисуйте Его точный портрет, чтобы Я
могла узнать Его! Конечно, Я попытаюсь получить Его даршан, когда Он будет
проходить по этой дороге».

Лалита и Вишакха — украшения ближайшего окружения Шри Радхи — нарисовали портрет


сына Нанды Махараджи, изобразив Его как непобедимого бога любви Враджа,
наполненного сладостью цветущей юности. Когда Радхика увидела эту замечательную
картину, Ей показалось, что Ее возлюбленный вошел в Ее покои. Стыдливо прикрыв
вуалью лицо, охваченная великим блаженством, Она продолжала вглядываться в рисунок,
который держала в руках, пока не упала в обморок. В Своем видении Радха встретила
Шри Кришну, стоящего на берегу Ямуны, темного, точно муссонная туча, и облаченного
в желтые одежды. В этой трансцендентной реальности, будучи наедине со Шри Кришной,
Она застенчиво выразила Ему почтение, обменявшись с Ним взглядами и улыбками.

Когда отдаленный звук флейты, который пробуждает все создания в момент творения,
вошел в уши Шри Радхи, Она очнулась от забытья. Стоя у окна с Лалитой и Вишакхой,
подобно луне, сопровождаемой собственным светом, Радхика пристально смотрела на
повелителя Враджа, проходившего по дороге мимо дворца. Взглянув в Ее увлажненные
любовью глаза, Он был покорен. В Его сердце эхом зазвучало имя Шри Радхи, тело
оцепенело, а флейта без дела застыла возле Его дрожащих губ. Так бог любви поразил
Их сердца. Хотя Они никогда не встречались прежде, вулкан Их взаимной любви,
который должен был пробудиться во время одной из предопределенных встреч, забурлил
в форме пурва-раги.
Когда гопи описывают флейту, они вспоминают качества Шри Кришны, а когда эти
качества появляются у них на языке, они вспоминают Его игры. Шрила Прабхупада
подтверждает: смарантйах кршна-чештитам означает, что гопи вспоминали
многочисленные игры Шри Кришны, происходившие с ними. Поскольку, исходя из
определения пурва-раги, эти преданные еще не встречались с Кришной, необходимо
некоторое разъяснение, чтобы понять, как гопи могли вспоминать игры с Ним.

В связи с этим мы должны сказать, что пурва-рага — это бхава, то есть настроение,
которым обладают все враджа-го-пи. Создавая ощущение, что гопи никогда не
встречались с Кришной, пурва-рага поддерживает вечно свежую природу их любовных
взаимоотношений. Шримати Радхарани и все нитья-сиддха гопи обладают настроением
пурва-раги, хотя они и являются вечными спутницами Кришны. Садхана-сид-дхи, недавно
вошедшие в игры Шри Кришны, на самом деле еще не встречались с Ним. У них пурва-
рага возникает вследствие общения с Его вечными спутницами. Так, либо благодаря
непосредственному опыту, либо общению с другими, гопи под влиянием пурва-раги стали
вспоминать об играх Кришны.

В подземном озере под водами Ямуны вместе со своими многочисленными женами обитал
многоглавый змей Калия. Несмотря на огромную силу и ядовитость, он жил в постоянном
страхе перед Гарудой, птицей, которая носит Вишну.

В предыдущей жизни Калия был великим мудрецом Ве-даширой. По проклятию он стал


змеем за то, что не проявил гостеприимства к святым людям. Гордый своим ядом и
обремененный вайшнава-апарадхой, Калия вновь нанес оскорбление, на этот раз Гаруде,
и, хотя в прошлой жизни был великим преданным, в этой жизни не смог узнать Шри
Кришну, когда тот весело играл в водах Ямуны.

Когда Калия сжал своими могучими кольцами нежное тело Хари, он почувствовал
огромное трансцендентное блаженство. Но его сердце переполняла злоба, и, считая
себя хозяином этих вод, он оскорбил Шри Кришну, как ранее унизил своих гостей и
Гаруду. Пробыв некоторое время в кольцах Калии, подобно Вишну, возлежащему на теле
Ананты, Шри Кришна увидел, что

враджа-васи, охваченные страхом за Него, находятся на грани смерти. Не желая больше


причинять боль матери, Ачьюта, которого нельзя победить с помощью физической силы,
без труда высвободился из колец змея и продемонстрировал свое искусство танцора.

Когда злобный змей пытался укусить Его, Шри Кришна перемещался с одного его
капюшона на другой с грациозной легкостью и невиданной скоростью, благодаря чему
заслужил имя Натавара — «лучший из танцоров». Как пчелы перелетают с цветка на
цветок даже при сильном ветре, так и Шри Кришна перепрыгивал с одного капюшона на
другой, хотя движения Калии были настолько быстры, что ускользали от взгляда. Ло-
тосные стопы Шри Кришны двигались с огромной скоростью, Он высоко вскидывал колени,
Его подвижная талия была украшена золотым поясом. То поднимая руки, то разводя их в
стороны, иногда играя на флейте, а иногда хватая Калию за хвост, Шри Кришна поверг
в смущение тандава-нритью Господа Шивы. Когда лотосные стопы Кришны касались
капюшонов Калии, они издавали чарующий звук, подобный тому, какой извлекают при
игре на таблах.

Танцуя таким образом, Говинда насладился Сам, наказал Калию и удовлетворил чувства
Своих преданных. Увидев многочисленных юных гопи, собравшихся на берегу Ямуны, Шри
Кришна проявил в танце все Свое мастерство. Как юноши в присутствии девушек
пытаются произвести на них благоприятное впечатление, так и Шри Кришна сделал все
для того, чтобы поразить гопи.

Слыша раньше о Нем от других, видя Его на расстоянии или занимаясь каким-то
служением для Него, гопи уже были влюблены в юного красавца Враджа. Его попирающий
смерть танец на кольцах Калии, несомненно, был волнующим и памятным событием,
которое они никогда не смогут забыть. Его взгляды из уголков глаз, пронзившие их
сердца, мягкая улыбка уверенности на Его губах и тело, находящееся

в постоянном движении, — все это навсегда запечатлелось в их сердцах.

Когда танец Кришны закончился и Нагапатни вознесли Ему множество замечательных


молитв, Калия вымолил прощение за свое оскорбление и отправился со всей своей
семьей в дальние края. Шри Кришна, озябший из-за долгого пребывания в воде,
взобрался на вершину близлежащего холма, где тотчас появился бог солнца, чтобы
согреть Его своими лучами. Так как уже близилось наступление ночи, враджа-васи,
слишком уставшие, чтобы возвращаться домой, расположились лагерем на песчаном
берегу Ямуны в обществе Гопалы.

Пока они спали, из-за ветра сухие стволы бамбука стали тереться друг о друга,
отчего вспыхнуло пламя, напоминавшее адский огонь во время разрушения вселенной.
Охваченные страхом, гопи и гопы стали искать прибежища у Шри Кришны, чьего имени
боится сам олицетворенный страх. Крикнув им: «Не бойтесь! Просто закройте глаза, и
Я спасу вас!» — Шри Кришна целиком проглотил ужасное пламя. Так, благодаря Своим
чудесным деяниям, Он опять вошел в сердца гопи как веселый герой Вриндавана.

Как-то раз, пася вместе с гопами многочисленных прекрасных коров сурабхи, Шри
Кришна приблизился к цветущему лесу Талаван. Земля там была ровная, гладкая и
широкая, почва — черная, поросшая травой дурва и усеянная упавшими спелыми плодами.
В страхе перед демоном Дхенукой гопы не решались войти в этот лес, и даже Шри
Кришна остановился на его границе. Баларамаджи, бесстрашный защитник всех живых
существ, затянул потуже голубой пояс и решительно вошел в лес, чтобы набрать там
спелых фруктов.

В это время Дхенукасура, друг Камсы, пребывал в послеполуденной дреме. Услышав звук
падающих плодов, он пришел в гнев и, приняв образ осла, предстал перед Баларамой.
Без всякого предупреждения он яростно лягнул Его в грудь задними ногами. Шри
Баларама, чья улыбка источала освежающее

сияние сотни лун, стал преследовать Дхенуку по всему лесу. Поймав осла за задние
ноги, Он играючи закинул его на вершину дерева тала, которое рухнуло и повалило
другие деревья. Оглядевшись, Шри Баларама остался очень доволен таким живописным
разрушением леса. Когда демон бросился на Него во второй раз, Баларама схватил
Дхенуку и, покрутив его над головой, как лотос, отбросил на расстояние в восемь
миль.

Хотя Дхенукасура потерял сознание, он очень быстро пришел в себя и, проявив


устрашающую форму с четырьмя рогами, стал гоняться за гопами. Пока Дхенука бегал за
ними, разгневанный Шридама стукнул его палкой, Субала ударил кулаком, Стока-Кришна
хлестнул веревкой, а Арджуна и Амшу вместе поймали его и отбросили на большое
расстояние. Поскольку эти мальчики были спутниками Шри Кришны, по Его милости они
обладали такой же силой, как Он.

Пока демон лежал на земле, Вишала и Ришабха пинали его и бранили страшными словами.
Теджасви вспрыгнул на него и попытался задушить, Девапрастха надавал ему пощечин, а
кроткий Варутхапа бросил в него свой мячик. Сбитый с толку столь яростной атакой
простых мальчиков-пастушков, Дхенука поднялся на ноги, и тут его двумя руками
схватил Шри Кришна. Безжалостно раскрутив демона под аплодисменты пастушков, Он
забросил его на холм Говардхана.

От такой сильной атаки демон потерял сознание более чем на час. Придя в себя, он
вырвал из земли холм Говардхана и швырнул его в Шри Кришну. Говинда без труда
поймал Гирираджу и запустил обратно — прямо в голову Дхенукасуре. Затем Баларама
схватил демона, бросил на землю и ударил его кулаком. От этого удара демон испустил
дух, а полубоги стали осыпать цветами Кришну и Балараму, заиграв на музыкальных
инструментах и прославляя Их песнями.

В своей прошлой жизни этот демон был сыном Бали Махараджи, но, когда он безрассудно
предавался наслаждениям в обществе множества женщин на горе Гандхамадана, Дурваса

Муни проклял его, и тот стал ослом. Поскольку Шри Кришна обещал Прахладе Махарадже,
что никогда не будет убивать его потомков, все было устроено так, чтобы демон погиб
от лотос-ной руки Шри Баларамы.

Когда Дхенука умер, все коровы и гопы, чьи сердца переполняла любовь к Шри Кришне,
окружили Его и со слезами на глазах стали петь Ему хвалу. Этот киртан, веселье и
радостное настроение царили и тогда, когда мальчики с триумфом входили во
Вриндаван. Волосы Кришны были украшены павлиньими перьями, цветами и пылью,
поднятой коровами. Он в блаженстве играл на флейте, а все спутники прославляли Его
и праздновали гибель Дхенукасуры.

Враджа-васи собрались вокруг, чтобы приветствовать своего Гопалу и праздновать Его


победу над демонами. Шрила Прабхупада объясняет, что гопи также присутствовали там:
«... они не могли отвести взгляд от Его лица, подобно тому как пчелы не хотят
улетать от медоносного цветка лотоса». Гопи улыбались Шри Кришне и смеялись, как
это умеют делать девушки, а Он обменивался с ними взглядами из уголков глаз,
принимая их любовь. Этот сокровенный обмен чувствами стал для гопи памятным
событием, которое впоследствии всплывало на поверхность океана их сердец и
проявлялось в их чистых умах.

Так прошли весенние месяцы и наступило лето. Кришна и Баларама продолжали


оставаться главными героями бесчисленных приключений, неизменно служа прибежищем
для враджа-васи. Они спасли Своих родственников от множества опасностей, в том
числе от демона Праламбы и второго опустошительного лесного пожара. В каждом случае
подвиги Шри Кришны давали гопи возможность помнить о Нем, пока Он не возвращался в
конце дня, окруженный друзьями, и вновь не спасал их из пылающего огня разлуки.

Чаще всего гопи могли быть со Шри Кришной во время Его ежедневного ухода на
пастбища и возвращения с них. Поскольку содержание коров для враджа-васи является

средством существования, то ежедневный уход и возвращение Шри Кришны были обычным


делом в жизни общины. Утром враджа-васи прощались с Ним, давая благословления, и
возносили молитвы для Его защиты. Вечером они собира

лись вдоль дороги, устраивая пастушкам пышную встречу. Поскольку во Вриндаване


постоянно происходили какие-то необычайные происшествия, возвращение Шри Кришны
сопровождалось оглашением этих новостей и освобождало враджа-васи от тревог. Под
предлогом приветствия Кришны и Баларамы гопи, как и все остальные, всегда
присутствовали там. Но каждый враджа-васи приходил туда по собственной причине,
соответствующей его особенным отношениям с Ними.

Взрослые во главе с матушкой Яшодой были обеспокоены благополучием своих сыновей,


дети видели в старших мальчиках героев, встречавшихся лицом к лицу со свирепыми
демонами, а юные гопи приходили под любым предлогом, побуждаемые тайной любовью в
их сердцах. Их обмен взглядами со Шри Кришной выражал больше, чем можно передать с
помощью бесчисленного количества слов.

Все эти игры проявились сейчас в сердцах гопи. Хотя Шри Кришны не было рядом с
ними, благодаря воспоминаниям о Нем они чувствовали Его присутствие и таким образом
снова видели Его. Когда они находились в таком состоянии, подавляемая ими према
подступала к горлу и мешала им говорить. Шрила Прабхупада пересказывает слова
нашакан смара-веге-на викшипта-манасо нрпа следующим образом: «Описывая чудные
звуки Его флейты, гопи вспоминали о своих встречах с Кришной. Это приводило их в
такое волнение, что они едва могли говорить».
Слово смара снова появляется во фразе смара-вегена, что значит «сила бога любви». В
предыдущем стихе говорилось о появлении бога любви. Теперь описывается его влияние
на гопи. Когда солнце восходит, его лучи разгоняют тьму, про

буждая все живое и принося тепло всему миру. Точно так же звук флейты Шри Кришны
усиливает влияние бога любви, сму

щает умы гопи и лишает их возможности говорить.

Хотя они желают описать звук флейты, слова застревают у них в горле. Этот признак
экстаза известен как гадгада или ваг-гада, что означает «прерывающийся голос».
Сдавленность

голоса, приводящая к тому, что человек не может выразить свои чувства, описана в
«Шри Шикшаштаке» Господом Чайта-ньей. Он молится о том, чтобы испытывать экстаз
гопи:

найанам галад-ашру-дхарайа

ваданам гадгада-руддхайа гира пулакаир ничитам вапух када тава нама-грахане


бхавишйати

«О Господь! Когда же глаза мои украсятся слезами, непрерывно льющимися при


повторении Твоего святого имени? Когда же голос мой дрогнет и волоски на теле
распрямятся от трансцендентного счастья при воспевании Твоего святого имени?» («Шри
Шикшаштака», 6)

Шрила Прабхупада говорит, что гопи не могли описать всю красоту звуков флейты. Это
означает, что они начали прославлять флейту, но воспоминания о деяниях Шри Кришны
прервали их попытки. Гопи оцепенели, неспособные говорить дальше. Таким образом, их
незаконченное описание Шри Кришны так и застыло у них на устах.

Развитие в сердце любовных чувств, сходных с теми, что выразили враджа-гопи,


доступно всем преданным, которые с верой и преданностью слушают об этих играх. Не
нужно думать, что Шукадева Госвами явил эти исключительные ощущения лишь нескольким
избранным в давно минувшие времена. Духовный опыт любви, выражаемый гопи, доступен
всем, кто слушает об играх Шри Кришны из «Шримад-Бхагаватам».

Чтобы проиллюстрировать это примером, Санатана Госвами указывает, что последнее


слово стиха нрпа — это возглас экстаза Шукадевы Госвами. Передавая ощущения гопи,
он также чувствовал их особую бхаву и под влиянием Смары почти потерял сознание.
Чтобы сохранить спокойствие, он воскликнул: «О царь!»

Так заканчивается вторая глава «Песни флейты», написанная очень незначительным


учеником Его Божественной Милости А. Ч. Бхактиведанты Свами Прабхупады, события
которой происходят в праката-дхаме, Бхаума-Вриндаване, где божественный сын Нанды
Махараджи, уведя коров на пастбища и ощущая сильную разлуку со Своими возлюбленными
гопи, играет очень необычную мелодию на чудесной флейте; эта мелодия насыщена сутью
Его удивительных энергий и Его несравненной красотой, переплетающейся, в свою
очередь, с Его исключительной привлекательностью, благодаря которой Он известен как
Кришна; привлекательность Кришны украшена множеством узоров Его собственного
сердечного влечения к гопи, которое затем проникает в их подобные топленому маслу
сердца, уже охваченные любовным влечением, называемым «пурва-рага»; гопи,
находящиеся во Врадже, собираются в маленькие группы, и их волнует прикосновение
трансцендентного бога любви, известного как Смара, который преследует лишь гопи
Враджа, никогда не выходя за его пределы, ибо только гопи жаждут общения с Кришной
единственно для Его удовольствия, без каких-либо личных мотивов; хотя они обретают
такое общение с большим трудом из-за многочисленных препятствий, создаваемых
устоями общества, но оно все же легко достижимо для них, благодаря постоянному
памятованию о Его многочисленных играх — та

ких как Его ежедневный уход в леса Враджа и возвращение из них; хотя эти лилы
вдохновляют гопи говорить о Нем, влияние экстаза расстраивает эти попытки,
задерживая их слова на устах,

несмотря на то, что, разговаривая, они прячут свои истинные намерения под покровом
иносказаний, защищая этим свои глубокие чувства, которые, безусловно, мне не
известны, но, когда их испытал Шукадева Госвами, эти чувства переполнили его и он
воскликнул в экстазе, обращаясь к своему ученику: «Хе, нрипа!»

Вену-гита

бархапйдам ната-вара-вапух карнайох карникарам бибхрад васах канака-капишам


ваиджайантйм ча малам

рандхран венор адхара-судхайапурайан гопа-врндаир врндаранйам сва-пада-раманам


правишад гйта-кйртих

С пером павлина, украшавшим Его голову, с голубыми цветами карникара за ушами, в


наряде из желтого шелка, блиставшем, словно золото, и гирляндой вайджаянти на шее,
Господь Кришна, чье тело трансцендентно, явил Себя в виде величайшего из танцоров и
так вошел в лес Вриндавана, украсив его следами Своих стоп. Нектаром Своих уст Он
заполнял отверстия Своей флейты, а Его друзья-пастушки пели Ему славу.

ити вену-равам раджан сарва -бхута -манохарам

шрутва враджа-стрийах сарва варнайантйо ’бхиребхире

О царь, когда юные девушки во Врадже услышали песнь флейты Кришны, которая пленяет
умы всех живых существ, они стали обнимать друг друга и наперебой описывать ее.

«Шримад-Бхагаватам», 10.21.5-6

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

входит в лес

о времена Господа Рамы, после того как Равана был уничтожен и в обителях мудрецов
установился мир и покой, принц Шатругхна по просьбе Своего мягкосердечного брата
отправился в Матхура-мандалу. В лесу Мадхуван жил тогда могущественный демон
Лавана, сын асура Мадху. После ожесточенного сражения, которое длилось долгое время
и сотрясало всю землю, Шатругхна убил демона, беспокоившего брахманов, словно
заноза. На этом месте Шатругхна построил красивый город Матхуру. Являясь вечной
обителью Шри Кришны, Матхура никогда не создается и не разрушается, но, подобно
Господу, появляется и исчезает по Его собственной сладостной воле.

Расположенная на берегу очаровательной Ямуны, Матхура находится за пределами


материального осквернения. Одной мысли «Я буду жить в Матхуре» или «Я приеду в
Матхуру» достаточно, чтобы обрести освобождение. Священные писания утверждают, что
женщины, неприкасаемые, шудры, животные, птицы и вообще все живые существа могут
обрести освобождение, если оставят тело в Матхуре. Те, кто умирает там от укуса
змеи, нападения диких зверей, от огня, воды или другой неестественной смертью,
сразу же переносятся в обитель Хари.

Прекрасная Матхура — вечное место обитания Господа Бхутешвары, величайшего из


преданных Шри Кришны. Даже название «Матхура» равносильно ведической мантре аум
(ом), ибо оно содержит буквы «ма», «у» и «а», которые являются звуковым выражением
Абсолютной Истины. Слог «ма» представляет Махарудру Шиву, «тху» — Господа Вишну,
стоящего возле Вишрама-стханы, а «ра» представляет творца Господа Брахму. В этой
наивысшей обители всегда присутствуют три божества — Брахма, Вишну и Шива.

Своим великолепием Матхура превосходит Брахма-Пури. Она сверкает золотыми воротами,


отделанными хрусталем порталами, улицами, вымощенными драгоценными камнями, и
зернохранилищами, выстроенными из желтой меди. Перекрестки главных дорог вымощены
золотом, а особняки его жителей, окруженные прелестными водными каналами,
напоминают дворец царя Индры.

В этих домах красивые решетчатые окна, полы из драгоценных камней, колонны,


отделанные сапфирами, и балконы, сверкающие бриллиантами, хрусталем, кораллами,
жемчугом и изумрудами. Дверные проемы украшены сосудами с водой, флагами, рядами
светильников, букетами цветов и стволами банановых пальм.

В городе много прекрасных садов и парков, которые полны цветущих деревьев,


благоухающих цветов и прозрачных озер, оглашаемых криками счастливых павлинов и
воркованием голубей. Царские дороги, торговые улицы, переулки и дворы спрыснуты
розовой водой, ароматизированы благовониями и украшены цветочными гирляндами.
Повсюду разбросаны свежие побеги и поджаренные зерна.

В Матхуре множество святых мест, таких как Вишрама-тиртха, где Шри Кришна омывался
и отдыхал после убийства Камсы; дом Кубджи, получившей умиротворяющую пыль с Его
лотосных стоп; место, где слуга, стиравший одежды Камсы,

встретил свою смерть; скромный дом Судамы — садовника, который очень дорог Шри
Хари.

В самом сердце этого удивительного города, подобно бриллианту в центре золотого


кольца, находится дворец Шри Кришны. Он является лучшим украшением всех трех миров.
Хотя Матхуранатха Кришна и живет здесь в безграничной роскоши, в окружении любящих
родственников, добрых друзей и прекрасных женщин, из Его сердца не уходит
беспокойство. В глазах Его постоянно стоят слезы, потому что Хари жаждет вернуться
в деревенскую атмосферу Вриндавана и омыться в счастье любви его обитателей.

Однажды, сидя на постели, похожей на молочную пену, Шри Кришна погрузился в мысли о
Своем детстве. Вспоминая то сильное чувство разлуки, которое испытывали враджа-
васи, Шри Кришна, освобождающий от страданий тех, кто предался Ему, взял за руку
Своего друга Уддхаву. Слезы катились по Его бледным щекам, голос прерывался от
переживаний, лотосные руки дрожали. Шри Хари печально смотрел в глаза мудрому
Уддхаве, изумленному душевными страданиями своего возлюбленного друга. С большим
трудом Шри Кришна успокоился и промолвил:

«О благородный Уддхава! Я вспоминаю тот день, когда покинул Вриндаван по


приглашению царя Камсы и освободил из плена Своих страдающих родителей Деваки и
Васудеву. Когда Я сел в колесницу Акруры, гопи последовали за Мной, пройдя большое
расстояние. Их глаза были полны слез, и они надеялись, что Я скажу им что-нибудь на
прощание. Видя, как они скорбят, Я попытался утешить их и с любовью пообещал: ,Я
вернусь!“»

Когда Кришна произнес эти слова, Его охватили противоречивые экстатические


переживания, которые Он смог подавить с великим трудом и лишь через продолжительное
время. Чувствуя успокаивающую твердость руки Уддхавы, Он продолжал:
«Положив конец ужасному правлению Камсы и протащив его мертвое тело по борцовской
арене для всеобщего обозрения, Я подошел к Нанде Махарадже, сказав: „Дорогой отец,
вам надо возвращаться во Врадж. Но Наши родственники и друзья в Матхуре так долго
страдали без Нас, поэтому Мы должны их порадовать Своим присутствием, а затем
быстро вернемся домой". Таким образом, Я дважды дал обещание вернуться во
Вриндаван. Но Я не могу!»

Уддхава, ученик Брихаспати, сын Девабхаги и двоюродный брат Шри Кришны, был
поистине Его вторым «я». Подавшись вперед, он произнес сладким, как мед, голосом:
«А почему бы Тебе не съездить туда ненадолго и не навестить родственников в этой в
высшей степени счастливой обители — Вринда-ване? Несомненно, здесь никто не станет
возражать, если Ты исполнишь Свое обещание и успокоишь тех, кто чувствует боль в
разлуке с Тобой».

Шри Кришна ответил: «Дорогой Уддхава, из-за Меня Васу-дева и Деваки так сильно
страдали! Как Я могу нарушить Свое обещание жить с ними в Матхуре?»

Уддхава сказал: «Тогда почему бы не пригласить сюда матушку Яшоду и Нанду


Махараджу? Их путешествие займет не более одного дня. Только скажи, и я немедленно
отправлю к ним гонца или сам выполню это поручение. К ночи я доставлю их в Твой
дворец».

Улыбаясь сквозь слезы, Шри Кришна сказал: «Мой дорогой друг, есть нечто, что ты
должен узнать о жителях Враджа. В один прекрасный день ты поймешь их любовь. Как же
Я смогу проявить Свою любовь к Нанде и Яшоде в присутствии Ва-судевы и Деваки? Это
создаст неловкую ситуацию. Спонтанную любовь Нанды и Яшоды и их близкие отношения
со Мной невозможно понять в величественной и процветающей Матхуре. В общем, все
будут чувствовать себя очень неудобно».

Шри Уддхава был слегка озадачен словами своего божественного друга. Хотя для него
не было ничего непонятного

даже в языке девов, он не смог до конца постичь смысл этих слов. Видя непонимание
Уддхавы, но зная его как самого достойного из преданных, Шри Кришна решил с его
помощью осуществить Свой замысел. Он сказал: «Уддхава, ты и Я — как одна личность в
двух телах. Я считаю, что ты ничем не отличаешься от Меня. Поэтому, Я думаю, будет
правильно, если ты, как Мой посланник, передашь от Меня письма Моим родителям,
друзьям и гопи. Таким образом ты принесешь им счастье и успокоишь пылающий огонь в
Моем сердце».

Шри Кришна продолжал: «Дорогой друг, пожалуйста, поезжай во Врадж и передай Мои
послания! Доставь радость Моим родителям и избавь от страданий гопи. О Уддхава! Для
женщин Враджа Я — самый желанный объект любви. Вспоминая, что Я так далеко от них,
они переполняются болью разлуки и поддерживают в себе жизнь лишь благодаря Моему
обещанию вернуться. Пожалуйста, поезжай, отвези эти письма и расскажи им о той
любви, которая вечно живет в Моем сердце».

Затем Шри Кришна вручил Уддхаве одно письмо для царя Нанды, второе — для
мягкосердечной матушки Яшоды, третье должно было быть передано Шри Радхе лично в
руки, четвертое предназначалось друзьям детства Кришны и целое множество писем —
сотням гопи, страдающим сейчас в разлуке с Ним. Вновь и вновь Он просил Уддхаву
передать враджа-васи множество добрых слов и успокоить их израненные сердца. Затем
Шри Хари попрощался со Своим другом и советником, показав ему дорогу, ведущую в
Нандагаон.

Уддхава поехал на той же колеснице, на которой Шри Кришна покинул Врадж. Она была
замечательно украшена звенящими колокольчиками и запряжена такими же, как у Кришны,
лошадьми. Внешне похожий на своего друга, одетый в желтые одежды с золотыми
украшениями, с гирляндой вайджаянти, в очаровательной короне, с камнем Каустубха и
пером павлина, Шри Уддхава склонился перед Хари, а потом почтительно обошел вокруг
Него и отправился во Врадж.

Вриндаван сиял цветущими лесами, в которых раздавались песни птиц и жужжание пчел.
Украшенный множеством озер, в которых жили лебеди и росли разноцветные лотосы, он
мог сравниться только с самим собой. Там бродили миллионы роскошно украшенных
коров, помеченных разноцветными отпечатками ладоней, в сопровождении маленьких
телят. Огромные быки с широкой грудью и длинными рогами расхаживали среди коров,
являя собой олицетворение религии.

Уддхава увидел множество юных гопов во главе со Шрида-мой, которые играли чарующие
раги на своих флейтах и пели об играх Шри Кришны. Уддхава приблизился к ним, а они,
по ошибке приняв его за своего возлюбленного Гопалу, окружили колесницу, подобно
тому как шмели облепляют кувшин с медом. В великом возбуждении пастушки восклицали:
«Он выглядит как Кришна, но это кто-то другой! Умоляем, скажите, кто же он?»
Уддхава сошел с колесницы, склонился перед ними, обнял каждого гопу и, наконец,
представился.

Шри Уддхава сказал: «О Шридама, не печалься больше! Оставь все свои сомнения по
поводу любимого друга! Он, независимый повелитель каждого, лично интересуется
благополучием гопов и произносит ваши имена во сне. Пожалуйста, возьми это письмо,
написанное благоухающим маслом Его любви, и знай, что Говинда и Баларама скоро
вернутся во Врадж, исполнив Свой долг в Матхуре».

Торопясь от волнения, пастушки вскрыли свои письма, очень внимательно прочитали, а


затем стали показывать их друг другу. Подобно стремительному потоку блаженства, из
их глаз хлынули слезы. Держа письма в руках, они падали друг другу в объятия, а их
голоса прерывались, переполняясь эмоциями. Они говорили: «О удачливый посланник из
Матхуры! Для нас, обитателей Враджа, быть без Кришны — все равно что жить в
пустыне. В Его отсутствие мгновение тянется целую югу, час — манваюпару, а день —
словно жизнь Брахмы. Проходят дни и ночи, но мы не можем забыть нашего Гопалу. Он

забрал наши мысли и до сих пор не вернул их. Это так похоже на Него — брать то, что
принадлежит другим, как Свою собственность!» Они задумались и, расстроенные,
воскликнули с раскаянием: «Видя Его одетым как пастушок, мы забывали о Его
возвышенном положении, пренебрегали Им, считая Его своим другом. Постоянно обижая
Его таким образом, мы теперь пожинаем горькие плоды своей фамильярности».

Хотя Уддхава Махашая был великим возвышенным вайш-навом, сведущим в духовной науке,
он, тем не менее, был поражен ни с чем не сравнимым излиянием чувств гопов. Видя их
любовь и страдания, он всячески старался утешить их, но безуспешно. Тогда он
обратился к последнему средству: «О Шри-дама, Субала, Варутхапа и Амшу, о гопы
Враджа, послушайте меня! Не скорбите больше! Я вернусь в Матхуру и расскажу Господу
Кришне о ваших невыносимых муках. Омыв слезами Его лотосные стопы, я размягчу Его
сердце и уговорю Его вернуться сюда со мной. Будьте счастливы и не скорбите! Вы
вновь увидите Кришну, супруга богини процветания, на земле Враджа. Я никогда не даю
ложных обещаний!»

Так Уддхава обнадежил гопов, которые возликовали при мысли, что вскоре вновь увидят
своего возлюбленного друга. Затем, в то время когда солнце уже садилось на западе,
радостный Уддхава в сопровождении Шридамы и других пастушков вошел в деревню Нанды.

Нанда Махараджа, услышав о прибытии Уддхавы, встретил его сердечными объятиями,


выражая ему почтение в соответствии с его положением, и усадил на мягкое сиденье.
Поднеся Уддхаве изысканное угощение, царь гопов заговорил о Кришне и Балараме. Его
мягкий голос прерывался от переживаний, тело дрожало, слезы лились потоком.
Прославляя своих замечательных сыновей, он говорил без остановки, погруженный в
глубокий транс родительской любви. Проявляя великую печаль в разлуке с Кришной, он
сказал: «Без Кришны сады и рощи, великая Ямуна, холм Говардхана, этот и другие

леса, наши дома, коровы, деревья и цветущие лианы, да и весь мир — все наполнилось
ядом. Эта жизнь, состоящая из еды и сна, стала жалкой и несчастной без Кришны, чьи
глаза подобны большим лепесткам лотоса. Словно птица чакора, которая не может
увидеть луну, я живу лишь надеждой снова увидеть моего дорогого мальчика».

Погруженный в мысли о Говинде, Нанда Махараджа то замолкал, то говорил подобно


безумцу, волоски на его на теле стали дыбом, и он уронил голову на подушку. Друг
Шри Кришны Уддхава пребывал в замешательстве, а слезы царя Нанды пропитывали
подушку, одежды и сиденье.

Матушка Яшода, услышав о прибытии Уддхавы, позабыла обо всех правилах приличия.
Молоко потекло у нее из груди, из глаз хлынули слезы, и она бросилась навстречу
посланнику Гопалы. Приблизившись к Уддхаве, Яшода стала расспрашивать о
благополучии своего сына, интересуясь при этом такими подробностями Его привычек,
которые могут быть известны только любящей матери. С волнением она вспоминала
множество Его игр, говоря то громко, то шепотом, а иногда начиная плакать. Подобно
человеку, одержимому духом разлуки с Кришной, Яшода распахнула врата своего сердца
и выпустила поток духовных эмоций, который утопил Уддхаву в своих волнах.

Она спросила: «Помнит ли Кришна Свою маму Яшоду? Он, мой единственный сын, — луна
нашей семьи. Помнит ли, как Он то и дело подходил, прося меня покормить Его грудью?
Помнит ли Он Своего отца, которого бесконечно радовал, взбираясь к нему на колени и
держа его за руку? О, как мой сын кушал в обед и вскоре после этого вновь тянул
меня за одежду, говоря: „Мама, дай Мне йогурта, дай Мне свежего масла!" Его
сладкозвучные речи заставляют устыдиться лучших из лебедей».

Склонив к земле прекрасное лицо, она плакала: «Без Кришны двор, дом собраний, мой
дворец, ворота, дорожки и все

дворцы Враджа стали бесплодной пустыней. Кришна — это моя жизнь, и без Него весь
мир не имеет смысла. Лучше бы я умерла давным-давно!»

Наблюдая такие глубокие родительские чувства Нанды и Яшоды в разлуке с Кришной,


Уддхава был заворожен чудом их любви. Благодаря своей проницательности он понял,
что такую любовь нельзя обрести, совершая паломничества, аскезы, занимаясь
благотворительностью или практикой йоги. Такая любовь дается исключительно по
беспричинной милости Шри Кришны. В сравнении со спонтанной привязанностью Шрида-мы
и его друзей, экстаз родителей Кришны и глубина их чувств были еще более
возвышенными.

Потеряв всякую надежду утешить их, друг Шри Кришны сказал: «О Нанда Махараджа, царь
Враджа, о Яшода-де-ви, олицетворение материнской любви, не скорбите! Сердце мое
разрывается при виде вашего горя. Возьмите эти два письма от вашего мягкосердечного
сына, который проливает океан слез в разлуке с вами и думает о вас день и ночь. Он
послал эти письма вам, не сомневайтесь в этом!» Пока Уддхава говорил это, родители
Шри Кришны взяли письма у него из рук и затем, вскрыв их, с великим счастьем читали
вновь и вновь. Через слова Шри Кришны, написанные строчками, подобными нитям
жемчуга, они вкушали нектар Его прикосновения, аромат Его тела, звук Его голоса и
созерцали Его облик.

Уддхава сказал: «Кришна и Баларама отправились в Матхуру, чтобы осчастливить Ядавов


и убить демонов. Когда Они сделают это, вы, без сомнения, вновь увидите дорогих
мальчиков во дворе своего дома».

Нанда, Яшода и Уддхава говорили о бесчисленных детских играх Шри Кришны,


наслаждаясь великим праздником блаженства, в котором вся ночь пронеслась как одно
мгновение. С наступлением брахма-мухурты множество гопи Враджа поднялись, зажгли
светильники, омылись и стали сбивать йогурт.

В концерте, создаваемом звуками работы гопи, их браслеты позванивали, серьги


сверкали, а маленькие цветочки выпадали из заплетенных кос. Сбивая йогурт, эти
лотосоокие, луноликие, одетые в разноцветные одежды гопи пели о приносящих благо
играх Кришны и Баларамы, а многочисленные прекрасные коровы мычали в своих стойлах.

Всепроникающие песни любви гопи вспахтали великий океан игр Кришны, превратившийся
затем в сливки экстатических эмоций. Уддхава, с момента прибытия во Врадж постоянно
находящийся в изумлении, воскликнул: «Такая любовь к Шри Кришне, о которой едва ли
слышали при дворе Господа Брахмы, танцует в деревне Нанды, как простая служанка!»

Пока Уддхава совершал омовение, гопи увидели за домом Нанды колесницу Акруры.
Окружив ее, они рассерженно заговорили: «Неужели жестокосердный Акрура, который
увез лотосоокого Шри Кришну в Матхуру, вернулся, чтобы провести погребальные обряды
по своему мертвому хозяину Камсе и использовать наши тела как подношение в этих
обрядах?» Произнеся эти слова, гопи стали бить ошеломленного возничего по щекам,
угрожая ему и требуя ответа: «Чья это колесница? Говори сейчас же!»

В это самое мгновение, словно второй Кришна, появился Уддхава. Его темное тело
сияло, на нем были одежды золотистого цвета, гирлянда вайджаянти и многочисленные
украшения его друга. Как только гопи увидели Уддхаву, они узнали в нем посланника
их возлюбленного. Оставив в покое колесничего, они почтительно окружили Уддхаву и
отвели его в уединенное место.

Берега Ямуны поросли банановыми пальмами, которые окружали рощу, украшенную


гирляндами, умащенную сандаловой пастой и охлаждаемую туманом с реки. Там, в
беседке несравненной красоты, сидела всепривлекающая Шри Рад-ха, иссушенная
пламенем разлуки и живущая лишь надеждой на возвращение Шри Кришны. Заметив
Уддхаву, Радха и Ее

подруги встали, приветствуя его, а затем с большим почтением склонились перед ним.

Уддхава увидел прекрасную Радхарани, терзаемую разлукой, тонкую, как новая луна,
украшенную признаками экстатической любви и постоянно повторяющую: «О Кришна! О
Кришна!» Прославив дочь царя Вришабхану замечательными молитвами, Уддхава радостно
обратился к Ней: «О Радха, нежно любимая Шри Кришной! Твой лотосоокий возлюбленный,
чей ум постоянно занят мыслями о Тебе, передал мне это письмо для Тебя. Пожалуйста,
возьми его! С волнением ожидая завершения Своих обязанностей в Матхуре, Говинда
проливает океаны слез в разлуке с Тобой и с нетерпением ждет того дня, когда сможет
примчаться во Вриндаван!»

С этими словами Уддхава вручил Радхе совершенно особое письмо, источавшее аромат
любви Кришны. Он также раздал сотню несущих благо писем каждой из ста групп гопи
Враджа.

Осторожно взяв письмо у Уддхавы, прекрасная Радхика смотрела на него в изумлении,


переполнившись ощущением прикосновения Шри Кришны. С дрожащими губами, с глазами,
полными слез, Она держала письмо Своими подобными цветочным бутонам пальцами и
смотрела на него, как томимый жаждой путник на оазис. Она коснулась письмом головы,
затем Своих нежных лотосных глаз, а потом с любовью прижала его к сердцу, вспоминая
лотосные стопы Шри Кришны. Читая письмо тихим грустным голосом, Шри Радха роняла
крупные слезы печали. Переполненная любовью, дрожа, как лист на ветру, Она вдруг
упала в обморок, словно срубленное дерево.

Сакхи, встревоженные внезапным обмороком Шри Радхи, растерли Ее тело пыльцой


лотоса, сандаловой пастой и камфарой. Они обмахивали Ее листьями, вытирали Ей лоб
влажной тканью и нежно пели имена Ее возлюбленного. Когда лотосоокая Шри Радха
пришла в сознание, Уддхава увидел, что пробуждение принесло Ей больше боли, чем
обморок. В отчаянии от того, что Шри Кришны нет рядом, Она плакала: «Увы! Увы!

Где же Мой милый Шри Кришна? Где луна Гокулы с флейтой, прижатой к губам? Скажите
Мне кто-нибудь, где Он?». Она плакала и плакала, и слезы смывали каджал с Ее
несчастных глаз и кункуму с Ее вздымающейся груди. Как магнит вызывает появление
магнетизма в железе, так и рыдания Шри Радхи заставили плакать Ее подруг и Уддхаву,
которые своими слезами создали притоки, впадавшие в реку Ее слез. Их общая скорбь
образовала красивое озеро, которое со временем поросло множеством лотосов и стало
известно как Лила-Саровара.

Успокоенная обещаниями Уддхавы, что Шри Кришна вернется, и уже представляя Его в
рощах на берегу Ямуны, Шри Радха сказала: «Когда же, о когда Я вновь увижу
восхитительного принца Враджа, сияющего, как грозовое облако, украшенного
бесчисленными добродетелями, который всегда держит Свою волшебную флейту у губ,
подобных плоду бимба? Как павлин жаждет увидеть муссонную тучу, как чакора
стремится увидеть приносящую покой луну, так и Я страстно желаю увидеть Его
трансцендентный облик, без которого глаза Мои пылают от горя.

С того мучительного дня, когда Я была разлучена с возлюбленным, каждое мгновение


для Меня стало калпой, каждая ночь страданий тянулась, как жизнь Брахмы, а каждый
день ожидания превращался в глухой колодец несчастья. Потеряв всякую надежду на Его
возвращение, Я уже не верю, что когда-нибудь снова познаю счастье. Удача, сводившая
Нас вместе теми благоухающими, залитыми лунным светом ночами, сейчас покинула Меня,
обрекая на бесконечные страдания».

Отбросив письмо в сторону, Радхика заговорила, как безумная: «Он уехал в Матхуру и
оставил Меня здесь одну. Я больше не могу верить Его словам. Это письмо вовсе не
нектар, оно — яд!» В следующее мгновение, преисполнившись отчаяния, со слезами,
стоявшими в Ее больших глазах, с дрожащими губами, Радха, соединив ладони, сказала:
«О добрый Уддхава, о лучший из советчиков, о удачливый друг Моего возлюбленного!

Ты действительно можешь привезти сюда Шри Кришну? Можешь ли ты снова погрузить Меня
в великий океан блаженства, чей берег давно покинула эта несчастная женщина?»

Уддхава, который то плыл, то тонул в настроении разлуки Шри Радхи, с большим трудом
взял себя в руки и, отирая слезы со своих лотосных глаз, ответил прерывающимся
голосом: «О Шри Радха, о обитель любви к Хари! Если приобрел я в этом мире хоть
какое-то благочестие, то обещаю Тебе, что привезу Твоего возлюбленного во Врадж. Я
вернусь в Матхуру и упаду к лотосным стопам Шри Кришны. Омыв их слезами, я опишу
Ему Твои немыслимые страдания и немедленно привезу Его к Тебе. О девушка с
прекрасными лотосными глазами, о сосуд любви к Говинде, не скорби больше! Сердце
мое не вынесет Твоих слез. Клянусь у Твоих лотосных стоп: Твой возлюбленный вновь
будет с Тобой!»

Очень обрадованная обещанием Уддхавы, Шри Радха немедленно изменилась: Ее бледное


лицо расцвело, словно лотос на солнце, прекрасные глаза засияли лучами надежды, а
поникшие губы расплылись в нектарной улыбке. Чтобы отблагодарить Уддхаву, Шри
Радхика подарила ему два драгоценных камня чандраканта, которые лунный свет принес
на место танца раса, две мягкие чамары, сотворенные мыслями о Шри Кришне, и чистую
любовную преданность, неподвластную воздействию материальной природы. Благословив
Уддхаву богатством трансцендентного знания, Она также передала ему подарок для Шри
Кришны — драгоценный камень Сьямантака. Ее сакхи тоже поднесли Уддхаве множество
даров и украшений.

По просьбе гопи Уддхава прочитал вслух письмо Шри Кришны, слушая которое девушки
проливали потоки слез счастья. Когда Уддхава попросил Шри Радху написать ответное
письмо, Она послушно взяла дрожащей рукой перо и стала писать, но, думая о Говинде,
не могла сдержать переживания, и все, что Она писала, сразу же смывалось Ее
слезами.
Шри Уддхава сказал: «О Радха, не пиши больше, ибо я не могу видеть Твоего горя. И
без письма я расскажу Кришне о Твоих страданиях, взывая к Его мягкосердечию».
Услышав эти слова, Шри Радха почувствовала облегчение и благословила Уддхаву на
возвращение в Матхуру. Взойдя на свою украшенную драгоценностями колесницу, Уддхава
поспешил в дом Нанды Махараджи и получил его позволение на отъезд. Попрощавшись со
Шридамой и его многочисленными друзьями, Уддхава пустился в обратный путь с великой
миссией — привезти Шри Кришну обратно во Вриндаван.

Направляясь в Матхуру, посланник Шри Кришны был погружен в мысли о чистой


преданности враджа-васи. Уддхава гордился собой как великим слугой Господа, но
общение с гопи, гопами и родителями Кришны сломило эту гордость. Будучи членом
династии Вришни, он хорошо знал чувства преданности Ядавов. Однако Уддхава никогда
не видел и не испытывал той спонтанной привязанности, которая владела сердцами
враджа-васи.

Из ведической литературы хорошо известно, что качественно привязанность преданных к


Господу различается в зависимости от их взаимоотношений с Ним. Уддхава понял, что
родительское настроение Нанды и Яшоды трансцендентно выше настроения гопов, а
настроение гопи еще более возвышенно. Согласно природе любви этих преданных, они
были способны в разной степени наслаждаться трансцендентными именем, обликом,
качествами и играми Шри Кришны. Подобным же образом в разлуке с Ним экстаз их
скорби тоже был разным.

Вспоминая рыдания Шридамы, бессвязные речи Яшоды и полную погруженность Шри Радхи,
Уддхава понял план своего удивительного друга. Действуя как Его посланник, Уддхава
узнал о совершенстве враджа-бхакти.

Предвкушая встречу со Шри Кришной, Уддхава, который был подобен луне среди ученых
преданных, представлял

себе Его трансцендентный облик. В разноцветных одеждах, с множеством украшений и в


драгоценной короне, Кришна был олицетворением самых изящных движений. Размышляя о
Матхуранатхе, Уддхава был полностью счастлив и воспевал Его святые имена. Благодаря
Шри Кришне он узнал, что его собственная преданность бледнеет в тени любви враджа-
васи. Изумляясь махабхаве гопи, Уддхава Махашая мечтал о возможности достичь такой
преданности. Размышляя таким образом, он желал родиться растением на земле Враджа,
чтобы

получить пыль с лотосных стоп гопи, которые ходят там повсюду, занимаясь служением
Шри Хари. Поэтому он начал молиться:

асам ахо чарана-рену-джушам ахам сйам врндаване ким апи гулма-латаушадхйнам

йа дустйаджам сва-джанам арйа-патхам ча хитва бхеджур мукунда-падавйм шрутибхир


вимргйам

«Гопи Вриндавана отказались от общения со своими мужьями, сыновьями и другими


членами семьи, что очень трудно сделать, и сошли с пути целомудрия, чтобы принять
прибежище лотосных стоп Мукунды, Кришны, которого ищут те, кто изучает ведическое
знание. Да выпадет мне удача стать кустом, лианой или травинкой во Вриндаване, где
гопи наступают на них и благословляют их пылью со своих лотосных стоп!» («Шримад-
Бхагаватам», 10.47.61).

Как божественное видение, драгоценная колесница Шри Кришны медленно следовала в


столицу Вришни. Защищаемая руками непобедимого Шри Кришны, врага демона Муры и
друга Шри Уддхавы, расположившаяся на берегу неторопливо текущей Ямуны, Матхура
грелась в лучах своей славы, провозглашаемой Ведами. Когда Уддхава въезжал в
величественные ворота города, его мысли были погружены в настроение
гопи, которые в одиночестве или вместе постоянно вспоминали о своем счастливом
общении со Шри Кришной.

Некоторые из игр гопи со Шри Кришной, являясь всего лишь каплей великого океана Его
бесчисленных развлечений, уже были пересказаны в предыдущих главах этой книги.
Описав, как сердца гопи отзываются на песнь флейты, Шукадева Го-свами, сарвагья-
муни, предвидел вопрос о том, были ли их умы погружены в какую-то особую медитацию.
Отвечая на этот вопрос, он произнес пятый стих вену-гиты:

бархапйдам ната-вара-вапух карнайох карникарам бибхрад васах канака-капишам


ваиджайантйм ча малам

рандхран венор адхара-судхайапурайан гопа-врндаир врндаранйам сва-пада-раманам


правшйад гйта-кйртих

«С пером павлина, украшавшим Его голову, с голубыми цветами карникара за ушами, в


наряде из желтого шелка, блиставшем, словно золото, и гирляндой вайджаянти на шее,
Господь Кришна, чье тело трансцендентно, явил Себя в виде величайшего из танцоров и
так вошел в лес Вриндавана, украсив его следами Своих стоп. Нектаром Своих уст Он
заполнял отверстия Своей флейты, а Его друзья-пастушки пели Ему славу» («Шримад-
Бхагаватам», 10.21.5).

Хотя совершенный облик Шри Кришны описан словами достойного сына Вьясы, все
комментаторы во главе со Шрилой Прабхупадой утверждают, что это экстатическое
видение гопи. Предыдущий стих описывал переполненных любовью враджа-деви, не
способных выразить эти ощущения и беспомощных

перед силой своего экстаза. Проникшись настроением гопи и чувствуя прилив их бхавы,
Шукадева Госвами открывает особое видение, скрытое в их сердцах. Подобно
чревовещателям, гопи говорят о своем Шри Кришне через попугая Шри Радхи.

Среди бесчисленных стихов, прославляющих несравненную красоту Шри Кришны, источника


всего очарования, великолепия и изящества, стихи из «Шримад-Бхагаватам» превосходят
остальные. В конце концов, «Шримад-Бхагаватам» — царь писаний. Поскольку не имеющая
себе равных любовь гопи позволяет им видеть красоту, незримую для других, их
описания затмевают то, что произносят Господь Брахма, царь Индра или двиджа-патни.
Таким образом, этот стих — лучшее из всех описаний Шри Кришны, какое только можно
найти.

Гопи слышат флейту Кришны так, как никто другой не может слышать ее. Они ощущают
нектар качеств Шри Кришны так, как никто другой не может его ощущать. Они видят
Кришну таким, каким никто другой не может Его увидеть. Именно поэтому Шри Чайтанья
Махапрабху заключил, что их трансцендентное настроение служения выше других. Он,
как высший знаток расы, страстно желает познать переживания гопи и принимает их
совершенное настроение преданности, чтобы проникнуть в его многочисленные тайны.

Даже Шри Кришна терпит поражение, когда сталкивается с любовью гопи. Словами йе
йатха мам прападйанте «Бхагавад-гита» открывает тайну Его великодушной натуры.
Однако когда Ему бросает вызов изумительная самозабвенная любовь гопи, Он не может
ответить им тем же, хотя и должен бы сделать это. Несмотря на то что для Него нет
ничего невозможного, Он не способен ответить им такой же любовью, так как любовь
каждой из них направлена только на Него, а Его любовь — на всех.

Гопи описывают облик Шри Кришны от Его знаменитого павлиньего пера до уникальных
отпечатков стоп. Такая последовательность не характерна для медитации йогов или

метода, описанного в «Бхагаватам» словами экаикашо ’нгани дхийанубхавайет падади —


«Процесс медитации должен начинаться с лотосных стоп Господа...» («Шримад-
Бхагаватам», 2.2.13). Такая медитация предназначена для возвышения обусловленных
душ, стремящихся к освобождению из тисков майи. Но враджа-гопи свободны от всякого
материального отождествления. Они — самые возвышенные из всех трансцендентали-стов,
которые поклоняются Шри Кришне, находясь в близких любовных отношениях с Ним.
Спонтанная любовь гопи оправдывает их особенный способ медитации.

Встретившись с гопи на Курукшетре, Шри Кришна учил их медитировать на Него как на


вездесущую Высшую Душу. Практикуя санкхья-йогу, они должны были освободиться от
чувства разлуки и обрести спокойствие. В ответ Шримати Радхарани сказала: «Мой
дорогой Шри Кришна! Еще раньше, живя в Матхуре, Ты послал к нам Уддхаву, чтобы
учить нас умозрительному знанию и мистической йоге. Теперь Я снова слышу те же
слова, сходящие с Твоих лотосных уст. Прошу прощения, о Гуру Вселенной, но ум Мой
не привык ходить путями гьяны или дхьяны. На самом деле такие мысли никогда не
посещают сердца Твоих гопи.

Мы, гопи, никогда не будем удовлетворены медитацией на Твои лотосные стопы, подобно
йогам-мистикам. Зная нас, неужели Ты и вправду думаешь, что мы похожи на них?
Пожалуйста, пойми, Твои наставления о медитации — лишь разновидность лицемерия, и
Твои слова только вызывают недовольство в наших сердцах, приводя нас в гнев».

В таком настроении гопи описывают красоту Шри Кришны, побуждаемые к этому своей
превосходящей всё любовью.

Много особенных деталей украшают день, описанный в ве-ну-гите. Санатана Госвами


отмечает лесной наряд Шри Кришны — Его замечательные одежды и необычные украшения.
Эта удивительная уддипана пробуждает особую силу, которая приводит в замешательство
охваченных любовью гопи.

Как же одет сегодня принц Враджа? Помимо обычных украшений, Шри Кришна наслаждается
многочисленными разноцветными гирляндами, павлиньими перьями, цветами лотосов,
побегами манго и гроздьями цветочных бутонов. Вместо обычной одежды мальчика-
пастушка сегодня Он надел красочный костюм профессионального танцора. Его облик так
необычен и прекрасен, что любой, кто видит Его, не может не изумляться.

Замечательное одеяние и особенные украшения Шри Кришны находят свое отражение в


неповторимой бхаве флейты. Переплетая песни и танцы, Шри Хари, как мистический
ткач, обвивает сердца гопи этой мелодией. Поскольку внимание враджа-деви приковано
к этим необычайным чертам облика Кришны, они не замечают других Его украшений.

Красочные одежды являются традиционными на планетах полубогов. Девы ежедневно


наслаждаются праздниками, облачаясь в наряды, сделанные из таких райских
материалов, как дыхание ангелов, закатные лучи и лунный свет. Но в обществе людей
наряды ярких цветов, в которые оделся Шри Кришна, предназначены только для
новобрачных в день свадьбы и танцоров.

Артистичного Шри Кришну, гуру Господа Шивы в искусстве танца, называют также
Натаварой — лучшим из танцоров. Сегодня Он оделся в такой яркий наряд, потому что
задумал особое представление. Гопи изумляются удаче тех душ, которые видят изящные
движения Шри Кришны, играющего на флейте в этих одеждах. Почувствовав, как волоски
у них на теле встают дыбом, эти блаженные души, несомненно, поднимутся со своих
мест и, вскинув руки, начнут танцевать в экстазе. Гопи погрузились в эти радостные
мысли, и совершенно особая бхава захватила их невинные сердца.

Есть множество прекрасных объектов, достойных поэтического описания, но ни один из


них не может сравниться с обликом Шри Кришны. Его облик прославляет все земные
объекты,

с которыми сравнивается. Цвет Его тела похож на только что появившуюся муссонную
тучу, иссиня-черную и очень приятную для глаз. Его гирлянда вайджаянти и павлинье
перо, в которых присутствуют пять разных цветов, появляются, словно две мерцающие
радуги среди туч. Тот, кто ищет наивысшее сокровище, может обнаружить неугасимое
сияние золотого дхоти Шри Кришны то в одном месте, то в другом. Движения
трансцендентного тела, одежд и гирлянд Шри Кришны, который перемещается с ловкостью
театрального танцора, являются очаровательным зрелищем.

Безмерная красота Шри Кришны подобна великому океану, и гопи, чьи умы наполнены Его
великолепием, тонут в этом океане. Хотя они много раз видели Его красоту, им
кажется, что каждый раз они видят ее впервые. Сколько бы гопи ни смотрели на Него,
их глаза никогда не удовлетворяются этим и жаждут видеть Его вновь и вновь.

Голубой цветок карникара — то на одном, то на другом ухе Шри Кришны — говорит гопи
о таком Его достоянии, как вечно свежая юность. Обычно эти цветы, которые особенно
красивы во время сезонов шарат и васанта, имеют желтый оттенок. Их запах, похожий
на аромат райских садов, опьяняет уже опьяненного собственной красотой, одеждами и
экзотическими движениями юного слона Враджа. Горящий желаниями юности, Шри Кришна
вступает в лес Вриндавана, играя на флейте и танцуя. Являясь совершенным объектом
для созерцания, Он наполняет смыслом само существование чувства зрения.

«Кто же откажется устроить пир своим глазам: не мигая, глядять на это чудо из
чудес?» — думают опьяненные любовью гопи.

Поскольку темой этой главы является песнь флейты Шри Кришны, в подробном описании
появления Шри Хари она продолжает играть заметную роль. Многочисленные флейты Шри
Кришны хранятся в специальном сундуке в Нандагаоне. Вену, сделанная из ствола
бамбука с берега Ямуны, имеет шесть

отверстий и является самой маленькой из флейт. Хотя она — всего лишь безжизненный
кусок дерева, Шри Кришна прикосновением Своих губ наделил ее полным сознанием, и
теперь она наслаждается привилегией быть Его близким другом.

Отверстия, благодаря которым флейта издает звук, называются чидрам. По мнению Шрилы
Вишванатхи Чакраварти Тхакура, флейта в руках Шри Кришны была без всяких отверстий,
нишчидрам. Шрила Прабхупада объясняет этот парадокс так: «Кришна заполнил дырочки
на Своей флейте нектаром, сходящим с Его губ». Иными словами, суть красоты Шри
Кришны, сосредоточенная в Его сладостной улыбке, вливается во флейту как нектар Его
губ и заполняет ее до краев, создавая видимость, что вену не имеет отверстий. Но
иллюзия рассеивается, когда этот нектар выходит в виде песни флейты и путешествует
по всем трем мирам; он проникает сквозь оболочки вселенной и доходит до
брахмаджьоти и планет Вайкунтхи. Там он находит конечное пристанище на Голоке
Вриндаване.

Эта озорная вену не знает границ в распространении своего влияния. Ее звучание


похищает умы всех живых существ — мужчин и женщин, людей и не людей, заставляя всех
укрыться под сенью лотосных стоп своего Господина. Такова ее решимость.

После сотворения вселенной, когда все пребывало во тьме, единственным звуком было
спокойное дыхание Господа, возлежащего на божественном ложе-змее. Господь Брахма, в
котором покоились все живые существа, жаждущий творить, но неспособный делать это,
сидел в сердцевине огромного лотоса. Уполномочивая Своего дорогого сына создать все
виды жизни и навечно провозглашая подчиненность джив Своей флейте, Шри Кришна дал
Брахме посвящение через ее звук.

Эта бамбуковая флейта является постоянной спутницей Шри Кришны, с ее помощью Он


созывает коров, гопов и гопи. Нанда Махараджа и матушка Яшода каждый день узнают

о возвращении Кришны, слыша звук флейты, эхом разносящийся по холмам Враджа. Гопи
следуют за протяжной мелодией этой верной посланницы, когда Шри Кришна шлет им
приглашение на танец. Независимый, самодостаточный и полностью удовлетворенный, в
любовных играх Он становится подвластным Своей вену.

Сделанная из пяти различных видов цветов, украшенная туласи-манджари и окруженная


опьяненными пчелами, гирлянда вайджаянти является ярким украшением груди Шрипа-ти.
Хотя Шри Кришна — источник Господа Нараяны, Его игры во Вриндаване происходят в
простой сельской обстановке, которая кажется лишенной всякого великолепия. На самом
деле ценность одной-единственной пылинки Враджа превосходит богатство всей
Вайкунтхи. Однако из-за царящих во Вриндаване близких любовных отношений атмосфера
там остается простой и земной. Таким образом, упоминание о гирлянде вайджаянти
означает, что слава и великолепие Вайкунтхи вечно служат трансцендентным играм Шри
Кришны.

Своими красноватыми лотосными стопами Шри Кришна касается земли чинтамани Враджа.
Так ее украшают следы Его стоп — высшее из всех украшений, которое невозможно найти
ни на Сварге, ни на Вайкунтхе. Хотя Шри Кришна — сын царя, обладающего великими
богатствами, множеством счастливых подданных и бесчисленными коровами сурабхи, Он
по обычаю пастухов избегает обуви. Матушка Яшода, всегда хлопочущая вокруг своего
маленького сына, огорчается из-за того, что Он так упрямо хочет ходить босиком.
Опасаясь, что коровы могут наступить Ему на ногу, колючки — проткнуть Его пальцы, а
горячий песок — обжечь Его стопы, она говорит: «О мое дорогое дитя, жизнь моего
сердца, мое единственное богатство в мире! У нас сотни опытных пастухов, которые
никогда не дадут потеряться ни одному теленку, Ты же требуешь: „Я Сам буду пасти
коров!" Зачем Тебе это? Ты всего лишь нежное дитя, все еще сосущее молоко матери,
но при этом ходишь по неровным

дорогам в самую жару без обуви и зонтика. Неужели Ты думаешь, что Твои любящие
родители могут это перенести?»

Ласково улыбаясь и держа Яшоду за руку, Шри Кришна отвечает: «Дорогая мама!
Обязанность нашей касты, вайшьев, — заботиться о поддержании коров и их пропитании.
Коровы не носят обуви, поэтому пастух тоже должен ходить босиком. Следуя этой
традиции, можно исполнить наш долг совершенным образом».

Обнимая мягкое, как масло, тело сына, Яшода говорит: «О мой бесценный сынок! Твои
стопы словно чистые и нежные лепестки бордового лотоса, а лесные тропы полны
корешков, колючек и гальки. Зачем Ты родился в семье пастухов и Тебе приходится
пасти коров? Ты должен был родиться в семье великих царей!»

Обернувшись к Нанде Махарадже, у которого в седеющих усах блестят слезы любви, она
произносит: «Дорога, по которой ходят наши мальчики, раскаляется под солнцем, а я
должна спокойно смотреть, как Их отец сидит в доме из золотых кирпичей!»

Теребя ее одежду, Кришна смиренно отвечает: «Мама, если бы ты видела прекрасные


тропинки, идущие через леса Враджа, то поняла, что пасти коров совсем нетрудно! На
самом деле для нас это источник величайшей радости! Дорожки в лесу безукоризненно
чисты и мягки, словно хлопок, потому что олени чамари подметают их своими хвостами,
деревья орошают медом, а олени набхи умащают мускусом из своих пупков. Мы играем в
густой прохладной тени благоухающих деревьев, увлажненных брызгами с Ямуны и дающих
защиту коровам от любой опасности. Так что палящий жар солнца остается очень и
очень далеко от нас». Сделав такой вывод, Шри Кришна продолжает ходить босиком по
дорожкам Вриндавана, оставляя на земле Свои особенные следы.

Если учесть, что стадо Нанды состоит из 900000 коров, можно предположить, что следы
Гопалы недолговечны. Однако

многочисленные обитатели Враджа заключили между собой соглашение об охране этого


сокровища. Шри Кришна — повелитель пастухов, но Он также дорог коровам и лесным
обитателям, которые ходят по общим тропинкам. Все, что связано с Кришной, одинаково
ценно для них. В своем комментарии к предыдущему стиху Санатана Госвами
рассказывает о большом собрании животных и мальчиков-пастушков, на котором они
договорились оберегать следы Шри Кришны как украшение их леса. И теперь, чтобы не
разрушать эти отличительные знаки своими следами, все живые существа Враджа ходят
очень осторожно.

На усеянном разными цветами древе желаний, которое своей тенью покрывает путь
длиной в одну йоджану между Нандагаоном и Говардханой, сидит чета зеленых попугаев
— Шука и Шари. Лучезарные, как Веды, наполненные любовью к Шри Кришне, они
разговаривают, усевшись на ветке над тропой пастухов.

Шука говорит: «Моя дорогая Шари! Среди множества благоприятных дней во Врадже
сегодняшний день — очень особенный...»

Не давая ему договорить, Шари перебивает: «Многое из того, что делает сегодняшний
день особенным, уже было описано Шукадевой. Это великолепные красочные одежды
танцора Натавары, Его неповторимая, проникающая в сердце игра на флейте и особая
бхава, волной поднимающаяся в гопи».

Раздосадованный ее поспешностью, Шука отодвигается от нее и говорит: «То, что ты


сказала, верно, но это неполное описание. Есть еще одна особенность».

Извиняясь, Шари двигается к нему маленькими шажочками и спрашивает: «Что же я


пропустила, дорогой?»

«Следы стоп Шри Кришны!» — отвечает Шука, резко повернув клюв в противоположную
сторону.

«Его следы, украшенные благоприятными знаками, ежедневно увеличивают богатство


Вриндавана. Что же именно сегодня придает им особые черты?» — говорит Шари.

Цепляясь коготками за ветку и вновь глядя на Шари с благосклонностью, Шука


проворачивается на ветке и повисает вниз головой, промолвив: «Смотри сюда!»

Следуя его примеру, Шари принимает такую же позу, характерную для многочисленных
мудрецов древности ростом с большой палец. Поглядев друг на друга, попугаи застыли
над землей, вытянув шеи. Шари спросила: «А что я должна увидеть, дорогой?»

Как атмарама, которому удобно в любом положении, Шука начинает объяснять ей: «Играя
с неподражаемым артистизмом, Шри Кришна заставил всех живых существ танцевать под
песнь флейты. Гопы плясали с посохами в руках, а коровы, задрав хвосты, прыгали
вверх-вниз. На самом деле каждая ветка, каждый цветок и листок во Врадже участвовал
в этой великой санкиртане, создавая удивительный концерт пения и танца. Побуждаемый
всеобщим энтузиазмом Вриндавана, Шри Кришна не мог удержаться и наконец стал
танцевать Сам».

Погрузившись в экстаз, Шука ослабил свою хватку и, чтобы не упасть, расправил


крылья. Указывая красноватым клювом, он говорит: «Посмотри! Передняя часть следа
лотосных стоп Шри Кришны, несущая особые благоприятные знаки, оставляет отпечаток
более глубокий, чем обычно, а отпечатков пяток не видно. Это следы танцующего Шри
Кришны!»

Глаза Шари наполняются слезами, и она восклицает: «О! Это действительно что-то
особенное!»

Шука продолжает: «Многие лесные обитатели будут черпать великое наслаждение в этих
следах в силу их необычности. Но, Шари, я открою тебе другую великую тайну и славу
этих божественных отпечатков».

Дрожа от нетерпения, повисая то на одной, то на другой лапке, охваченная экстазом,


Шари просит: «Пожалуйста, расскажи скорее!»

Вращая головой и проливая потоки слез, Шука произносит едва слышным шепотом: «Эти
следы достигли вершины славы, ибо покрыты совершенно особой пылью с лотосных стоп
Говинды. По милости Вьясы я объясню вкратце все, что знаю об этой особенной пыли».

Глубоко дыша, чтобы успокоиться, Шука продолжает: «Па-да-раджа Кришны выглядит как
цветочная пыльца. Хотя пыль есть повсюду на лесной земле Вриндавана, та пыль,
которая касается стоп Кришны, приобретает особую красоту. Даже царь небес не может
понять ее влияние. Красота этой пыли заключается в ее золотом цвете, мягкости и
нежности, что характерно для бхавы. Ее великой силой, которая заставляет танцевать
не только всех живых существ, но и Самого Шри Кришну, является сладкий вкус рати,
содержащийся в ней.

Как цветочная пыльца в конечном счете становится причиной появления множества


других цветов, так пыль со стоп Шри Кришны вызывает появление рати в тех удачливых
душах, которые соприкасаются с ней. И хотя цветы растут только там, где посеяны их
семена, высшая природа этой пыли вызывает появление рати в сердце преданного, даже
если он находится далеко от нее».

На этом обе птицы смолкли и замерли, точно жизнь оставила их. Только благодаря
влиянию йогамайи они не падали и продолжали висеть вниз головами, словно какие-то
экзотические фрукты. Слезы из их глаз стекали вниз, в углубления от следов Шри
Кришны, как сок этих фруктов. За короткое время там образовалась небольшая лужица,
которая была жидкой формой их любви, смешанной с пылью Его лотосных стоп. Маленькое
насекомое, которое в прошлом рождении было великим брахмавади, идя своим путем,
упало в эту лужицу блаженства и утонуло. В тот же миг с этого места взмыла вверх

божественная фигура с четырьмя руками, в прекрасных одеждах и украшенная


драгоценностями — сиддха-сварупа этой дживы. Поклонившись своим гуру-попугаям,
осыпаемая цветами, эта душа вознеслась на Вайкунтху под звуки музыкальных

инструментов.

Шука и Шари, которые видели все это своими глазами преданности, просто покачали
головами и несколько раз повторили: «Вриндаван так удивителен!»

Вишванатха Чакраварти Тхакур подробно рассказывает о знаках на лотосных стопах Шри


Кришны. Всего у Него на стопах девятнадцать благоприятных знаков — восемь на левой
подошве и одиннадцать на правой. Они описываются следующим образом.

На левой стопе под средним пальцем находится эмблема неба (двойной круг), под
большим пальцем расположен знак раковины, а под двумя этими знаками на середине
расстояния до центра стопы — знак лука без тетивы. Ниже лука — отпечаток коровьего
копыта, окруженный с четырех сторон четырьмя кувшинами для воды. Еще ниже —
полумесяц, а на красноватой пятке — знак рыбы.

На правой стопе Шри Кришны у основания большого пальца располагается ячменное


зерно, под ним — чакра, а под чакрой — зонт. От середины ступни до соединения
большого и второго пальцев проходит линия. Под средним пальцем находится лотос, под
лотосом — флаг, а под мизинцем — стрекало погонщика слонов. Под стрекалом находится
молния, а ниже ее, на пятке, — восьмиугольник, окруженный четырьмя свастиками по
сторонам и четырьмя плодами джамбу по углам.

Эти удивительные следы можно видеть повсюду во Врин-даване, и все обитатели леса
считают их наилучшим его украшением.

Шрила Прабхупада заканчивает стих, переводя слова гита-кирти следующим образом:


«Так гопи вспоминали о Кришне, входящем в лес Вриндавана, вечно славный тем, что
Кришна и Его друзья оставили в нем свои следы». А в «Бхагаватам» дается такой
перевод: «... друзья-пастушки пели Ему славу». Эти два перевода предлагают две
альтернативы. Первая состоит в том, что мальчики-пастушки прославляют Шри Кришну, а
вторая — что они прославляют лес Вриндавана. Санатана Гос-вами добавляет еще и
третье значение этой фразы. Он утверждает, что гопи говорят о песни флейты, которая
прославляет Шри Кришну.

Шри Чайтанья Махапрабху раскрыл духовную гармонию, вечно существующую между


Вриндавана-дхамой и Шри Кришной, в таких словах: арадхйо бхагаван враджеша-танайас
тад-дхама врндаванам — прославление Вриндавана-дхамы не отличается от прославления
Шри Кришны. И наоборот —

прославление Шри Кришны естественным образом включает в себя восхваление лесов


Враджа, ибо Шри Кришна, вечно погруженный в игры любви, неразлучен с уютными рощами
этой божественной обители.

В предыдущей главе «Бхагаватам» Шри Кришна Сам прославляет Вриндаван, раскрывая


близкие отношения, которые существуют между Ним и Его обителью. Шри Кришна говорит,

что отягощенные плодами деревья, которые в прошлых жизнях были имперсоналистами,


теперь склоняются перед Шри Баларамой, моля Его о духовном продвижении. Шмели
беспрестанно воспевают Его славу, а павлинов, оленей и кукушек в Его присутствии
охватывает экстаз. Многочисленные травы, лианы и другие растения очень удачливы,
так как получают пыль с Его лотосных стоп. Деревьям и растениям выпала поистине
безграничная удача — быть благословленными Его прикосновением. Холмы и реки
счастливы от Его мимолетных взглядов, а Его друзья самые удачливые, ибо принимают
участие в Его ежедневных играх.

Мадхумангала тоже прославляет леса Враджа перед Яшо-дой: «О матушка! Не умаляя


прелести твоего дворца, я откровенно расскажу тебе о том блаженстве, которое мы
чувствуем в лесу. Весь день мальчики-пастушки только и делают, что едят спелые и
ароматные бананы, джекфруты, манго и гранаты, которые падают с деревьев. Фрукты
имеют сочный вкус, душистый аромат и ни с чем не сравнимую мякоть. Поэтому
неудивительно, что наш возлюбленный друг Кришна хочет идти в лес, чтобы собирать с
деревьев плоды, листья и цветы. Такого совершенства не найдешь в твоей деревне!»

Своеобразие Вриндавана связано с изначальным положением Шри Кришны, который каждый


день бродит в его лесах. Шри Чайтанья Махапрабху уполномочил Госвами Вриндавана
дать людям учение Гаудия-вайшнавизма. Они единодушно провозгласили, что изначальная
форма Личности Бога — это Враджендра-нандана Кришна. Кришна, живущий

во Вриндаване, — источник всех остальных экспансий и воплощений, включая даже такие


формы Кришны, как Дваракадхи-ша. Рупа Госвами утверждает:

кршно ’нйо йаду-самбхуто йах пурнах со ’стй атах парах

врндаванам паритйаджйа са квачин наива гаччхати

«Кришна, известный как Яду-кумара, — это Васудева Кришна. Он отличается от Кришны —


сына Нанды Махараджи. Яду-кумара Кришна проявляет Свои игры в Матхуре и Двараке, но
Кришна — сын Нанды Махараджи никогда не покидает Вриндаван».

Как Шри Кришна является изначальной формой Бога, так и Вриндаван является Его
изначальной обителью, а любовь враджа-васи является наивысшей формой преданности.
Из Вриндавана эти расы преданности нисходят на Вайкунтху, и для спасения падших душ
Вриндаван проявляет свое могущество в этом мире как Гокула.

Гопы и гопи, самые совершенные из трансценденталистов, прославляют леса Вриндавана


и Шри Кришну как вечные объекты своей привязанности. Для них нет Вриндавана без Шри
Кришны и нет Шри Кришны без Вриндавана. Шри Радхика говорит: «Обитатели Вриндавана
не хотят, чтобы Ты одевался как принц и общался с великими воинами в чужой стране.
Они не могут покинуть землю Вриндавана и без Тебя просто умирают. Как им быть?»

В этих замечательных лесах, наполненных жужжащими пчелами, поющими птицами и


разнообразными цветами, Шри Кришна находит совершенное место для игр,
удовлетворяющее все Его бесконечные желания. Пусть же вечно славится эта
Вриндавана-дхама! В своей «Шри Вриндаванаштаке» Шрила

Вишванатха Чакраварти Тхакур завершает каждый стих фразой мамасту врндавана эва
васах — «Да останусь я навсегда во Вриндавана-дхаме!» Он молит:

на йога-сиддхир на мамасту мокшо ваикунтха-локе "пи на паршадатвам

премапи на сйад ити чет тарам ту мамасту врндавана эва васах

«Пусть я не обрету мистических сил, безличного освобождения, вечной жизни на


Вайкунтхе или даже бхагават-премы — это не потеря для меня, если я всегда могу
оставаться в Шри Вриндавана-дхаме».

тарнам джанур йатра видхир йайаче сад-бхакта-чудаманир уддхаво "пи вйкшйаива


мадхурйа-дхурам тад асмин

мамасту врндавана эва васах

«Видя великую сладостность Вриндавана, даже Брахма, духовный учитель вселенной, и


Уддхава, жемчужина в короне преданных, молят о том, чтобы родиться былинкой во
Вриндаване. Да останусь я навсегда во Вриндавана-дхаме!»

ким те кртам ханта тапах кшитйти гопйо’пи бхумех стувате сма кйртим

йенаива кршнангхри-паданките ’смин мамасту врндавана эва васах

«Когда Шри Кришна исчез с места раса-лилы, гопи молились («Шримад-Бхагаватам»,


10.30.10): ким те кртам кшити

тапах — „О мать-Земля! Какие аскетические подвиги ты совершила, чтобы обрести


прикосновение лотосных стоп Шри Кришны?" Да останусь я навсегда во Вриндавана-
дхаме, отмеченной следами Кришны!»

гопангана-лампата-таива йатра йасйам расах пурнатаматвам апа йато расо ваи са ити
шрутис тан мамасту врндавана эва васах

«Вриндаван — это место, где главенствует любовь гопи, и в этой любви раса достигает
своей вершины. Шрути провозглашают: расо ваи сах — „Несомненно, Расика-шекхара Шри
Нанда-нан-дана является воплощением расы". А Вриндаван — то самое место, где этот
факт очевиден».

бхандйра -говардхана -раса -пйтхаис трй-сймаке йоджана-патчакена мите вибхутвад


амите "пи часмин мамасту врндавана эва васах

«Благодаря присутствию Бхандиравана, Говардханы и Раса-питхи (где происходила раса-


лила), Вриндаван известен как имеющий три границы, и, хотя на самом деле он
безграничен, его окружность составляет пять йоджан. Да останусь я навсегда во
Вриндавана-дхаме!»

йатрадхипатйам вршабхану-путрйа йенодайет према-сукхам джананам йасмин мамаша


балаватйато’смин мамасту врндавана эва васах

«Да останусь я навсегда во Вриндавана-дхаме, где царствует дочь Вришабхану


Махараджи, где живет моя давно лелеемая надежда и где счастье бхагават-премы
проявляется в каждом преданном!»

йасмин маха-раса-виласа-лйла на прапа йам шрйр апи са тапобхих татролласан -матджу-


никутджа -путдже мамасту врндавана эва васах

«Во Вриндаване вечно проходит прославленный танец раса, в который не может вступить
даже Лакшми-деви, хотя она совершила для этого множество аскез. Да останусь я
навсегда во Вриндавана-дхаме, состоящей из множества очаровательных рощ!»

сада руру-нйанку-мукха вишанкам кхеланти куджанти пикали-кйрах шикхандино йатра


натанти тасмин мамасту врндавана эва васах

«Да останусь я навсегда в этой Вриндавана-дхаме, где без страха резвятся разные
олени — руру (черный олень), ньянку (рогатый олень) и другие, где танцуют павлины,
поют кукушки и попугаи, жужжат шмели!»

врндаванасйаштакам этад уччаих патханти йе нишчала-буддхайас те врндаванешангхри


-сароджа -севам

сакшал лабханте джанушо ’нта эва

«Кто сосредоточенно и с преданностью громко повторяет эту «Вриндаванаштаку», тот в


конце жизни обретет непосредственное служение лотосным стопам царя и царицы
Вриндавана — Шри Шри Радхи-Кришны».

Хотя Господь Баларама упоминался в одном из первых стихов вену-гиты, в стихах,


приведенных в эпиграфе к этой главе, Он присутствует неявно. Санатана Госвами
объясняет это тем, что гопи видят Баладеву как гуру или старшего. Воспоминание о
Нем повергло бы их в смущение, и они уже не смогли бы видеть Кришну или говорить о
Нем без всяких ограничений. Будучи полностью погруженными в мысли о своем
возлюбленном, они не замечают присутствия Его старшего брата и не упоминают о Нем.
Однако слово гопа-врнда обозначает всех мальчиков-пастушков, включая и Шри
Балараму. Иными словами, в этих стихах Носитель плуга скромно остается в тени
Своего младшего брата.

Медитируя на Шри Кришну таким образом, юные гопи оставались какое-то время
полностью поглощенными этим и безмолвными, подобно совершенным йогам. Наконец придя
в себя, они обняли друг друга с большой любовью и заговорили о замечательных
свойствах флейты. Итак, «Шримад-Бхагаватам» продолжается шестым стихом:
ити вену-равам раджан

сарва -бхута -манохарам ьйрутва враджа-стрийах сарва

варнайантйо ’бхиребхире

«О царь, когда юные девушки во Врадже услышали песнь флейты Кришны, которая пленяет
умы всех живых существ, они стали обнимать друг друга и наперебой описывать ее»
(«Шри-мад-Бхагаватам», 10.21.6).

От планеты нагов, где главенствует Анантадева, до Брахма-локи, где правит


четырехглавый творец, — всюду Шри Кришна, известный как Манохара, похищает умы всех
и каждого Своими очарованием, красотой и игрой на флейте. Песнь Его флейты называют
сарва-бхута-манохарам, поскольку она привлекает всех живых существ, движущихся и
неподвижных, и несет в себе ту же привлекающую силу, которой обладает ее Господин.

Манохарой называется также то, что служит причиной каких-либо необычайных перемен.
Во всех трех мирах флейта Кришны известна тем, что от ее звуков все движущиеся
существа застывают на месте, а неподвижные начинают двигаться. Зная об этом, как
можно осуждать гопи за то, что их умы околдованы звуками флейты, а тела стали
бесчувственными? Враджа-гопи приходят в волнение, теряют власть над собой и тонут в
приливной волне камы, вызванной полной луной песни флейты.

Живые существа слышат звук флейты по-разному в соответствии с их настроением


любовной преданности, то есть бхавой. Шрила Джива Госвами говорит, что звук флейты
— это ананда-вардхака, то, что приносит блаженство. Однако степень экстаза зависит
от духовной квалификации слышащего. Характер бха-вы определяется той стадией премы,
на которой она проявляется. Любовь лотосооких гопи, известная как кама,
соответствует стадии анураги. Поскольку эта ступень премы превосходит достижения
преданных в других расах, она остается исключительной собственностью тех, кто
находится в мадхурья-расе.

Стоя во дворах своих домов, вспоминая влияние флейты и стараясь, чтобы их не


услышали посторонние, некоторые

гопи говорят: «Только посмотрите! Когда Кришна надевает Свой лесной наряд и
созывает флейтой коров по именам, даже деревья и лианы испытывают экстаз любви. Их
соки стекают вниз, как потоки слез, а тела покрываются мурашками. Звук флейты
Кришны заставляет журавлей, лебедей и других водоплавающих птиц закрывать глаза в
глубокой медитации. Тучи в небе начинают мягко громыхать, вторя звучанию флейты, и
даже великие знатоки музыкальной науки, такие как Индра, Шива и Брахма, приходят в
изумление. Как мы, гопи, озабочены тем, чтобы все отдать Кришне, так и жены черных
оленей, подражая нам, следуют за Ним».

Чтобы понять науку преданности, давайте проанализируем различные стадии любви к


Кришне. Садхана-бхакти развивается от шраддхи до асакти. Затем следует стадия
бхава-бхакти, предварительная стадия совершенства. Спутники Шри Кришны, находящиеся
на уровне совершенства, обладают према-бхакти. Соответственно их отношениям с Ним
выделяются пять категорий любви: нейтральная, в отношениях служения, дружеская,
родительская и в настроении возлюбленных. Поскольку все эти преданные обладают
любовью к Шри Кришне, они называются преми-бхактами. В соответствии с различиями в
своих взаимоотношениях с Кришной они испытывают любовь разной глубины. Према-бхакти
подразделяется на восемь следующих уровней:

према или рати снеха — экстатическая любовь — чувство близости


мана — гнев
праная рага анурага бхава махабхава — глубокая любовь — привязанность — усиление
привязанности — экстаз — высший экстаз
В каждом из пяти видов взаимоотношений преданные достигают определенного уровня
любви. Шанта-бхакты достигают премы, дасья-бхакты — пранаи, сакхья- и ватсалъя-
бхакты — анураги, а преданные в настроении возлюбленных — махабхавы. Кроме
некоторых известных исключений (например, Субала, чья сакхья-бхава достигает уровня
махабхавы), только гопи могут ощущать вкус высших ступеней любви к Богу.

Влияние флейты пробуждает настроение наивысшей любви в каждом преданном, и


поскольку гопи поклоняются Кришне как своему возлюбленному, то в них пробуждается
чувство трансцендентного вожделения — кама. Так можно по

нять уникальность камы, которую ощущают гопи.

Слово ити указывает на окончание чего-либо. В данном случае оно говорит о том, что
вызванное Смарой смятение понемногу прошло и гопи вновь обрели способность
описывать песнь флейты. Переполненные счастьем любви к Шри Кришне, подруги, имеющие
одинаковую бхаву, собираются маленькими группами. Поскольку для девушек естественно
обсуждать своего возлюбленного, гопи радуются возможности поговорить о Нем с
подружками. Называя друг друга сакхи, они, тем не менее, не могут открыто проявлять
все глубокие чувства. Поэтому гопи остаются скрытными и говорят намеками, что
является отличительным признаком любви во Вриндаване. Рупа Госва-ми пишет:

ахер ива гатих премнах свабхава-кутила бхавет

«Развитие любви по природе своей извилисто, как движения змеи».

Гопи говорят о Кришне иносказательно. Подобно движениям змеи, направление их беседы


непредсказуемо. Их разговор

продвигается окольными путями; он всегда стремится скрыть свой истинный смысл и


готов в любое время сменить направление. И юные, и старшие гопи обнимают своих
подруг, имеющих такую же анубхаву, говоря при этом: «О сакхи, о подруга! Твои речи
выражают как раз то, что у меня на уме. И я тоже раскрою тебе сердце».

Объясняя двойное слово абхиребхире, Санатана Госвами утверждает, что гопи могут
обнимать, а могут и не обнимать друг друга. Он говорит, что сила их любви такова,
что в глубине сердца они обнимают своего возлюбленного Шьямасундару, чей облик
служит источником их постоянной привязанности. Другое значение этого слова в том,
что они обнимают звук флейты, песнь которой вызывает в них такой же экстаз, как и
прикосновение Шри Кришны. В любом случае абхиребхире означает безмерную
привязанность гопи, которая постоянно нарастает.

Благоуханный ветер бхавы из страстных сердец гопи штормом пронесся в уме Шукадевы
Госвами. Сидя на берегу Ямуны среди мудрецов со всего света, он рассказывал все это
отрекшемуся от мира царю. Когда могущество премы захватило все его существо, он,
дрожа в экстазе и будучи не способным сдерживать себя, поднял руки к небу и с
глубоким чувством воскликнул: «Хе раджан!» Затем он встал, невинный, воплощение
духовного знания, украшающее само себя, и взял за руку Махараджу Парикшита.
Вспомнив, как гопи обнимают друг друга под влиянием флейты, он поднял царя на ноги
и прижал его к груди, обвив руками, похожими на лианы. Этим жестом он закончил
обсуждение встречи гопи.

Но Шри Кришна хотел, чтобы Его Шука продолжил прославление враджа-деви. Как
свидетель, находящийся в его сердце, Он успокоил великого мудреца, который вновь
сел на свое место и продолжил повествование о гопи, флейте и о том, кто играет на
ней. Таковы заключительные слова Са-натаны Госвами.

Глубоко погруженный в настроение враджа-васи, Уддхава быстро достиг Матхуры. Он


стал искать Шри Кришну и обнаружил Его сидящим под бессмертным баньяном на
прекрасном берегу Ямуны. Склонившись перед дорогим другом, Удхава, теперь уже
воистину лучший из мудрецов, со слезами, текущими из лотосных глаз, заговорил
голосом, прерывающимся от любви:

«О лотосоокий Господь! Под предлогом утешения обитателей Враджа Ты послал меня


принять от них посвящение в искусство любви к Тебе. Очевидно, Ты хотел, чтобы я
прославил их уникальную преданность перед династией Вришни и перед всем миром. Что
я могу сказать Тебе — свидетелю, который видит все?»

Шри Кришна сидел на золотом сиденье, прислонившись к дереву, выжидающе глядя на


Уддхаву и очаровательно улыбаясь. Наконец Он произнес: «Мой дорогой друг, твое
появление подобно сиянию солнца. Скажи, чего ты хочешь от Меня, ибо для друга Я
готов на все».

Дрожащим от эмоций голосом Уддхава ответил: «Следуя Твоим наставлениям, я посетил


Твоих друзей, родителей и подруг-гоии. Я бродил по земле Вриндавана с ее множеством
коров, птиц и уединенных рощ. И сейчас мне удивительно, как это Ты, океан
бесчисленных достоинств, без малейшей тени греха, такой мягкосердечный и
милостивый, забыл обитателей Вриндавана?»

Когда Шри Кришна услышал слово «Вриндаван», слезы навернулись Ему на глаза.

«Неужели Ты забыл землю Враджа, Своих мать, отца, гопи и друзей? Помнишь ли Ты холм
Говардхана, берег Ямуны и лес, где наслаждался танцем раса?»

При этих словах крупные слезы потекли по гладким, как зеркало, щекам Шри Кришны.
«Когда я увидел печальное лицо Шридамы, услышал жалобный плач Твоей матери и понял,
что сердце Радхики разбито, то поразился: неужели Ты хочешь, чтобы все они
умерли?!»

Шри Кришна закрыл Свое лотосное лицо руками, Его корона упала на землю, а
прекрасные черные волосы разметались. Он зарыдал: «О мама! О Моя возлюбленная
Радхика! О Шридама!»

Обняв друга за плечи и чувствуя, что их сердца слились в одно, Уддхава сказал: «Мой
дорогой Кришна! Ты — сама жизнь Вриндавана-дхамы, источник жизни для Нанды
Махараджи и единственное богатство гопи. Ты очень милостив. Пожалуйста, вернись во
Вриндаван и верни жизнь тем, кто любит Тебя больше всего! Милостиво направь Свои
лотосные стопы во Вриндаван!»

Припав к стопам Кришны и омывая их слезами, Уддхава рыдал: «Чтобы спасти Шри Радху
от бесконечных страданий и неминуемой смерти, я обещал Ей: „Я верну Тебе Шри
Кришну!" То же самое я пообещал Твоим родителям и гопам. О Господин преданных! Как
Ты исполнил обещания Прахлады, царя Бали и Махараджи Амбариши, точно так же,
пожалуйста, исполни и мое обещание!»

Уддхава умолк. Ветер перестал дуть, течение Ямуны остановилось, птицы замолчали, и
Земля прекратила свое вращение. Слышен был только звук капающих на землю слез Шри
Кришны. Уддхава ждал, затаив дыхание. Шри Кришна, который любит Своих преданных
больше жизни, вспомнил об обещаниях, данных враджа-васи, и принял решение вернуться
во Врадж.

Передав Свои обязанности Шри Балараме, Господь Кришна быстро взошел на богато
украшенную колесницу. С сердцем, переполненным радостью предстоящей встречи, с
Уддхавой, сидевшим рядом с Ним, Кришна, луна Гокулы, возвращался во дворец Нанды,
расположенный на вершине холма Нандишвара.

Созерцая холм Говардхана, Варшаву и множество других мест Враджа, Шри Кришна быстро
прибыл во Вриндаван на берегу Ямуны.
Когда коровы Враджа увидели Кришну, они побежали к Нему, и под воздействием любви
из их вымени потоками полилось молоко. Их головы были подняты к небу, уши и хвосты
стояли торчком. Непрерывно мыча, они с радостью окружили Его колесницу. Говинда,
вечный покровитель коров, был безмерно счастлив, называя каждую по имени, касаясь
их носов и гладя по головам.

Увидев, что коровы сгрудились вокруг колесницы, гопы во главе со Шридамой удивились
и, поспешив туда, увидели стоящего перед ними Шри Кришну. Это было похоже на сон.
Пока они в изумлении глядели на Него, не способные двигаться и охваченные страхом,
что их видение вот-вот рассеется, Кришна спрыгнул с колесницы и с любовью обнял их
всех. Проливая слезы, Он крепко сжимал мальчиков-пастушков в объятиях одного за
другим, успокаивая их ласковыми словами, а гопы плакали, трепетали и цепенели в
экстазе любви.

Шри Кришна посадил Уддхаву в колесницу и отправил его в деревню Нанды Махараджи,
чтобы сообщить всем о Своем прибытии. Когда новость о возвращении Шри Кришны
разнеслась повсюду, обитатели Враджа выбежали из домов, словно птицы чакора,
приветствующие восход полной луны. В сопровождении брахманов, поющих ведические
мантры, и множества юных гопов царь Нанда и Яшода-деви вышли Ему навстречу.
Мальчики несли гирлянды, флейты, плоды гунджа и павлиньи перья, а за ними шли
счастливые малыши, держа в руках флейты, посохи и рожки. Все они пели и размахивали
своими желтыми одеждами.

Услышав из уст подруг о возвращении Шри Кришны, Радха немедленно стала готовиться к
встрече с возлюбленным. Довольная посланницами, подобно тому как только что

распустившийся лотос доволен своим ароматом, Она тотчас отдала им все Свои
украшения.

Движимые глубокой любовью деревья, лианы, коровы, птицы и олени Враджа пришли,
чтобы увидеть Шри Кришну, и Он с великим блаженством глядел на всех. Увидев отца и
мать, Шри Кришна склонился перед ними, омывая их лотосные стопы слезами. Подобно
коровам, которые вновь обрели своих потерявшихся телят, царь Нанда и его царица
обняли своего долго отсутствовавшего сына. Проливая обильные слезы любви и прижимая
Его к сердцу, они чувствовали, как их пустые руки и сердца наполняются жизнью,
благодаря Его присутствию.

Полубоги дождем сыпали цветы, гопи со счастливым видом разбрасывали зерна риса, а
пастушки в блаженстве кричали: «Джая, джая!» После пышного праздника и пира, когда
солнце опустилось на западе, счастливое оттого, что вновь увидело Шри Кришну во
Врадже, повелитель гопи отправился в уединенное место на берегу Ямуны, чтобы
встретиться со Шри Радхой и Ее многочисленными подругами. Когда Радхика наконец
увидела Своего прекрасного возлюбленного, чей облик был очаровательнее миллионов
Камадевов, Она освободилась от всех страданий и со слезами счастья взволнованно
заговорила с Ним.

Со времени мучительного расставания при отъезде Го-винды в Матхуру Шри Радха


никогда не надевала украшений, не ела вкусных блюд, не спала на удобной постели, не
шутила и не смеялась. Теперь, видя Шри Кришну и думая, как всегда, о благе других,
Радхика забыла о Своих непередаваемых страданиях — таких сильных, что они вновь и
вновь заставляли гаснуть звезды, луну и солнце. Говоря о несчастье подруг, матушки
Яшоды и озорных гопов, Она отчитывала того, кто был Ей дороже собственной жизни.
Шри Кришна чувствовал, как чистая любовь Радхи наполняет Его, словно приливная
волна. Погрузившись в непреодолимый поток Ее любви, Он был вынужден покориться
этому чуду как смиренный слуга, и последние следы Его независимости исчезли в
волнах этого

потока. Опустившись перед Шри Радхой на колени, положив корону к Ее стопам и


проливая потоки слез, Хари стал говорить удивительные вещи в этом уединенном месте,
и только земля Вриндавана была тому свидетелем.

Так заканчивается третья глава «Песни флейты», написанная очень незначительным


учеником Его Божественной Милости А. Ч. Бхактиведанты Свами Прабхупады, в которой
великий мудрец Шукадева, в чьем сердце царит настроение гопи, приводит самые
изысканные описания Шри Кришны, какие только можно найти в Ведах, появляющиеся
благодаря несравненной любви, умащающей глаза девушек Враджа и позволяющей им
увидеть Говинду, украшенного разнообразными дарами леса и одетого в совершенно
особенный красочный костюм танцора, играющего удивительную мелодию на Своей вену,
чья песнь заставляет танцевать в блаженстве даже ее трансцендентного господина; при
этом Он оставляет необычные следы на земле Вриндавана, покрытые очень особенной
пылью с Его лотосных стоп, которая, соединяясь с этим неповторимым днем, создает
исключительную бхаву, сводящую с ума гопов и гопи, и те прославляют Шри Кришну и
Его землю так, как это умеет делать только тысячеустый Ананта; эта же бхава
побуждает гопи обнимать друг друга, образ Шри Кришны и звук флейты, находясь в
избранных группах сакхи, потому что их умы, полностью очарованные камой и
окрашенные ее красноватым цветом, теперь взорвались весенним цветением уклончивых
речей; а эти речи, в свою очередь, переполняют ум великого мудреца, отчего он в
присутствии всего ученого собрания обнимает своего ученика в великом экстазе гопи,
оставляя автора с благоговением взирать на эту сцену.

10 Вену-гита

шрй-гопйа учух

акшанватам пхалам идам на парам видамах сакхйах пашун анувивешайатор вайасйаих

вактрам враджеша-сутайор анувену-джуштам йаир ва нипйтам ануракта-катакша-мокшам

Гопи сказали: О подруги, велика удача тех, чей взор устремлен к прекрасным лицам
двух сыновей Махараджи Нанды. Гоня перед Собой коров, Они вместе с друзьями
удаляются в лес. Они держат у Своих губ флейты и с любовью смотрят на жителей
Вриндавана. Нам думается, что любой, у кого есть глаза, не найдет лучшего зрелища.

чута -правила -барха -стабакотпалабджа -маланупркта -паридхана -вичитра -вешау

мадхйе виреджатур алам пашу-пала-гоштхйам ранге йатха ната-варау ква ча гайаманау

Облаченные в изумительные наряды, украшенные гирляндами, павлиньими перьями,


лотосами, лилиями, молодыми побегами мангового дерева и бутонами цветов, Кришна и
Баларама сияют Своим великолепием в окружении друзей-пастушков. Они выглядят в
точности как лучшие из танцоров, вышедшие на сцену давать представление, и иногда
Они поют.

«Шримад-Бхагаватам», 10.21.7-8

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Совершенство для глаЗ

ивя в Двараке, лотосоокий Шри Кришна, почи-таемое Божество династии Яду, горевал от
великой разлуки со Шри Вриндавана-дхамой и ее обитателями. Во сне Он играл и
разговаривал со Своими друзьями, пас коров и резвился в лесах Враджа. Иногда Его
царицы расстраивались, слыша, как Он в счастливых снах зовет гопи по именам или
разговаривает с какой-нибудь из них. А когда Шри Кришне напоминали о Его юности, Он
проливал потоки слез и терял сознание посреди собрания Ядавов под участливыми
взглядами министров и цариц.
Чтобы облегчить Его горе, Господь Брахма попросил архитектора Вишвакарму создать
копию Шри Вриндавана. Этот Вриндаван был полон цветущих рощ и сочных пастбищ, там
текла темная Ямуна и возвышался великодушный Говардхана. Стоявшие там совершенные
божества коров, мальчиков-пастушков и гопи усиливали экстаз враджа-расы, который
испытывал Шри Кришна. Облаченный в одежды пастушка, с павлиньим пером в тюрбане,
Шри Кришна с радостью входил в эти сады и полностью погружался в Свои детские игры.
Так, забывая величие Двараки и царские обязанности, Шри Кришна наслаждался
блаженством Вриндавана.

Как-то, бродя по Новому Вриндавану в счастливом забытьи, Шри Кришна мимоходом


увидел в драгоценной колонне Свое очаровательное отражение. Поразившись собственной
красоте и думая, что перед Ним какой-то несравненно прекрасный юноша, Говинда
погрузился в медитацию. Пробыв долгое время в трансе, Шри Кришна наконец узнал
Себя, успокоился и начал с удивлением размышлять о свойствах Своей красоты.

Положив одну руку на сердце, а другой указывая на Свой образ, Шри Хари сказал:
«Только посмотрите на Мою бесконечную сладость, чудесную, безграничную и
недоступную никому, кроме Шри Радхики! Благодаря всевозрастающей силе Ее любви эта
сладость сияет все новой и новой красотой, заставляя зеркало любви Радхи и свое
отражение в нем постоянно расти. Однако в этом бесконечном соревновании ни Ее
любовь, ни Моя сладость не знают поражения».

Размышляя над тем, как Ему насладиться собственной красотой, Шри Кришна задумчиво
произнес: «Мои преданные наслаждаются Моей вечно свежей сладостью в соответствии с
природой и силой их любви. Видя такую удачу преданных, Я тоже хочу ощутить эту
сладость. Теперь, когда Я увидел отражение Своего несравненного облика, Мое сердце
жаждет занять положение Шри Радхики, которая, благодаря Своей непревзойденной
любви, наслаждается Моей красотой, как никто другой». Погруженный в такие мысли,
утопая в собственной сладости, с сердцем, неутомимо жаждущим Своей любви, Шри
Кришна долго стоял там, пока обеспокоенная царица Рукмини не увела Его во дворец.

Природа красоты Шри Кришны такова, что она пленяет сердца всех мужчин и женщин,
включая Самого Шри Кришну. Чтобы насладиться собственной красотой, сын Нанды
принимает роль Шримати Радхарани в форме Шри Чайтаньи Маха-прабху. Такова одна из
трех сокровенных причин Его прихода.

Но бывают моменты, когда Шри Кришна не может ждать прихода Гаура-аватары и жаждет
немедленно удовлетворить Свои желания. Тогда для Его удовольствия Шри Радха
принимает облик прекрасного Шри Кришны, позволяя Ему насладиться созерцанием Своего
несравненного облика. В своей «Шри Кришна-бхаванамрите» Вишванатха Чакраварти
Тхакур описал эту лилу следующим образом.

В одну из летних ночей в Йогапитхе Шри Кришна, Радхика и Ее сакхи вели приятные
беседы о природе Их вечной любви. Когда лотосоокий Ванамали, чье тело цветом
напоминает дождевую тучу, одетый в желтые одежды и украшенный бусами гунджа,
вспомнил шарадия-расу, Он сказал: «Я никогда не забуду тот осенний вечер в темном
лесу Вриндавана, когда Шри Радхика попросила Меня даровать Ей нектар Моих губ
такими словами: „Дорогой Шри Кришна, пожалуйста, пролей нектар Своих губ на огонь в
наших сердцах — огонь, который Ты зажег игривыми взглядами и сладкозвучной песнью
флейты. О друг, если Ты не сделаешь этого, мы предадим наши тела огню разлуки с
Тобой и таким образом, подобно йогам, достигнем обители Твоих лотосных стоп с
помощью медитации". Такое нескромное поведение было весьма необычным для
благородной принцессы. Я не могу понять, как Она могла говорить так открыто?»

Шри Радха, всегда знающая мысли Своего возлюбленного, ответила: «Если бы Я


завладела этим богатством — Твоей легкомысленной маленькой флейтой, Я зачаровала бы
Тебя множеством таинственных мелодий и завлекла бы в глубину леса. В смятении
созерцая Мою трибханга-рупу, Ты бы узнал, как
Я преодолела высокие стены запретов, чтобы обрести служение Твоим лотосным стопам».

Стремясь воплотить в жизнь Свое сокровенное желание, Шри Кришна вскочил на ноги и
воскликнул: «Да будет так!» Вручив Свою флейту Шри Радхике, Он ушел с Лалитой и ее
подругами в уединенную рощу, чтобы разыграть спектакль встречи в лесу.

Когда луна увидела театральные приготовления, она осветила сцену божественного


спектакля мягкими переливающимися лучами. Звезды столпились в небе, а тучи
расступились, открывая занавес на сцене, где должна была состояться лила
перевоплощения Шри Кришны. Чтобы создать соответствующую атмосферу, ночной жасмин
заполнил воздух своим ароматом, а светлячки, олени, павлины и попугаи стали
удачливыми зрителями.

Одетая служанками в точности как Шри Хари, приняв Его темный цвет тела и завязав
волосы на Его манер, луноликая Радхика поднесла Его флейту к губам и начала играть
совершенно особенным образом. Когда луна увидела Шри Радху в облике Шри Кришны, она
была так очарована, что, казалось, вот-вот упадет в Ямуну. Несомненно, это прервало
бы представление. Однако, когда Шри Хари (принявший облик и настроение Шри Радхи) в
окружении множества сакхи, возглавляемых Лалитой, вышел из укрытия, луна была так
потрясена Его женственной красотой, что уже не могла двинуться ни вверх, ни вниз.

Сопровождаемый сакхи, Шри Кришна приблизился к Радхике, стоявшей в позе с тремя


изгибами. Он был очарован Ее красотой и необычайным сиянием. Погруженный в
настроение покорной Радхи, которая после великих страданий обрела Своего
возлюбленного, Шри Кришна облизывал Ее (Кришны) облик языками Своих лотосных глаз.

Находясь под влиянием йогамайи, Шри Кришна думал: «Только посмотрите на


трансцендентный облик Шри Кришны,

красота которого делает прелестными Его украшения и потому считается украшением


всех украшений! Когда Он стоит в этой позе с тремя изгибами, Его и без того
безграничная красота увеличивается еще больше. Я не могу измерить всю глубину Его
очарования. Оно похоже на бездонную пропасть, которая силой завлекает Меня в свои
глубины».

Видя, как Шри Радха движением бровей приглашает Его подойти ближе, Шри Кришна
думал: «Теперь глаза Кришны танцуют и выпускают множество стрел в мишень умов гопи.
Пронзенные насквозь, те приходят в возбуждение и в замешательстве падают в океан
покорности».

Пока Шри Радхика (переодетая Шри Кришной) продолжала смотреть на изумленного Шри
Кришну (в Ее наряде), Его захватило это зрелище и Он стал размышлять о действии Ее
красоты: «Пять стрел взгляда Шри Кришны, выпускаемые из лука бога любви, Его
бровей, представляют собой форму, вкус, запах, звук и осязание. Таким образом, Мой
Мадана-мохан, привлекающий самого Камадеву, побеждает умы гопи. Хотя враджа-гопи
очень гордятся своей красотой, Шри Кришна полностью подчиняет их Своей власти. Став
вечно юным богом любви Вриндавана, вступит ли Он теперь с нами в танец раса?»

Шри Радхика отняла флейту от Своих подкрашенных в темный цвет губ и нежно
улыбнулась Шри Кришне, чьи изящные пальцы придерживали конец голубого сари. Шри
Радха, в совершенстве подражая голосу Шри Кришны, сказала: «О юные хозяйки Враджа,
хорошо известные своими обетами целомудрия! Зачем вы пришли одни в этот полный
опасностей лес?

Вы — хрупкие женщины, а гуляете в таком опасном месте. Пожалуйста, возвращайтесь


скорее домой и продолжайте преданно служить мужьям. Если вам нужны цветы для
завтрашней пуджи, Я уверен, вы сможете найти их в своих садах с меньшим риском».

От этих обескураживающих слов Шри Кришна и гопи очень огорчились и, царапая землю
пальцами ног, смочили ее своими

слезами. Хотя голос Радхи был подобен нектару, опьяняющему Шри Кришну, Ее слова
разбили Его сердце.

Подняв полные слез глаза и вкушая нектар облика Радхи, Шри Кришна сказал Ее
голосом: «О дорогой, Ты — олицетворение рас любви! Пожалуйста, не говори так
жестоко с нами, ведь мы всегда думаем о Тебе! Ты — океан божественной любви, а мы
горим в огне страстных желаний. Мы ищем прибежища прохладного нектара Твоего
подобного луне лица. Так почему же Ты нападаешь на нас с безжалостным топором
резких слов? Не руби нежную лиану наших ожиданий, которую Сам поливал сладкими
звуками Своей флейты».

Услышав Его жалобную просьбу, Шри Радха сразу вспомнила такие же страдания, которые
Она пережила в прошлом. Повернувшись с улыбкой к Шри Кришне (как к Радхе), Она
согласилась с Его предложением, чем немедленно избавила гопи от скорби.

Когда гопи увидели романтическое настроение Шри Кришны (одетого как вама Радхика) и
изысканную красоту Шри Радхики (одетой как озорной Кришна), они погрузились в океан
веселья. Когда Шри Радхика снова и снова обнимала гопи во главе со Шри Кришной
(одетым как Радха), луна неудержимо смеялась, затопляя ночь то серебристым, то
золотистым сиянием.

Затем Шри Радхика удалилась в уединенное место, забрав Радху (переодетого Шри
Кришну) от развеселившихся гопи. Почувствовав прикосновение Ее руки, Шри Кришна
затрепетал в любовном экстазе, и Его глаза наслаждались красотой Ее облика. Пока
Она украшала Его цветами и гирляндами, гопи искали Их по всему лесу, спрашивая о
Них у баньяна, кадамбы и туласи.

Когда Шри Кришна устал от прогулок по ночному лесу, Он намекнул Шри Радхе, что Она
должна нести Его на руках, сказав: «Я больше не могу идти. Пожалуйста, забери Меня,
куда хочешь!» Как энергия, которая исполняет все желания

Шри Кришны, Шри Радха немедленно исчезла, оставив сокрушающегося Шри Кришну
проливать реки слез, восклицая: «О Мадхава!»

Слыша Его скорбные причитания, гопи пришли туда и с любовью окружили Шри Кришну,
пытаясь облегчить Его безмерную скорбь. Объединившись в удивительной санкиртане
гопи-гиты, они пели прекрасные песни, такие как йат те суджата-чаранамбурухам
станешу. Когда Шри Хари услышал их плач, Он снова появился, сладостно улыбаясь. Его
желтые одежды сияли, а тело блистало, как голубое облако.

Всем присутствующим казалось, будто Шри Радха обменяла золотой цвет Своего тела на
голубоватый цвет Шри Кришны. Вознаграждая Ее за Свое новое ценное приобретение, Шри
Кришна, по-видимому, передал Шри Радхе богатство собственного настроения, и таким
образом Они полностью поменялись ролями.

В разгар представления Радха и Шри Кришна украсили центр раса-мандалы Своими


восхитительными танцами, песнями и музыкой. Шри Кришна, все еще полностью
погруженный в настроение Радхарани, смотрел на Ее прекрасный облик, чувствуя Себя
на вершине блаженства.

Тем вечером, погруженный в безграничное чудо собственной красоты, благоухающей


ароматом множества игр и украшенной обилием чарующих разговоров, Шри Кришна
удовлетворил лишь одну каплю из безбрежного океана Своих желаний. Хотя это
доставило Ему огромное счастье, Он снова жаждал достичь недосягаемых берегов этого
океана.

Шри Кришнадас Кавираджа Госвами утверждает, что те, кто пьет нектар сладости Шри
Кришны, не могут напиться

и испытывают всевозрастающую жажду. Такие личности осуждают Брахму, называя его


неумелым творцом, так как, вместо того чтобы дать миллионы глаз для наслаждения
красотой Шри Кришны, он дал только два, которые, к несчастью, еще и моргают.
Поскольку сладость Господа Шри Кришны не имеет себе равных, ее могуществу также нет
сравнения. Поэтому гопи прославляют созерцание Его образа как совершенство для
глаз. Нет другого совершенства для зрения, кроме созерцания несравненного облика
Шри Кришны. Воистину, тот, кто видит Его, — самый удачливый! Гопи описывают красоту
Шри Кришны такими словами («Шримад-Бхагаватам», 10.21.7):

шрй-гопйа учух

акшанватам пхалам идам на парам видамах сакхйах пашун анувивешайатор вайасйаих


вактрам враджеша-сутайор анувену-джуштам йаир ва нипйтам ануракта-катакша-мокшам

«Гопи сказали: „О подруги, велика удача тех, чей взор устремлен к прекрасным лицам
двух сыновей Махараджи Нанды. Гоня перед Собой коров, Они вместе с друзьями
удаляются в лес. Они держат у Своих губ флейты и с любовью смотрят на жителей
Вриндавана. Нам думается, что любой, у кого есть глаза, не найдет лучшего
зрелища"».

В книге «Кришна, Верховная Личность Бога» Шрила Пра-бхупада пишет: «Одна из гопи
сказала своим подругам: „Поистине совершенны глаза тех, кому довелось увидеть, как
Кришна и Баларама, играя на флейтах, входят в лес и как Они вместе с друзьями пасут
коров"».

Комментируя этот текст, Шрила Прабхупада продолжает: «Тот, кто всегда пребывает в
трансцендентной медитации и видит Кришну в своем сердце и перед собой, кто
вспоминает о том, как Кришна, играя на флейте, вступает в лес Вриндавана

и как Он вместе с другими пастушками присматривает за коровами, воистину достиг


совершенства самадхи. Самадхи, транс, — это состояние, в котором все чувства
поглощены одним предметом, и гопи говорят, что сосредоточенность на играх Шри
Кришны — это и есть самая совершенная медитация и самадхи. В „Бхагавад-гите" также
сказано, что человек, всегда поглощенный мыслями о Кришне, — величайший из всех
йогов».

Прекрасные гопи, проживающие в одной деревне и обладающие одинаковой бхавой,


собрались возле рощи деревьев тамола в уединенном саду на берегу прозрачной Кишори-
кунды. Ранее они говорили друг с другом о красоте Кришны, а теперь, одна за другой,
стали прославлять песнь флейты Шри Кришны. Одна кроткая гопи, олицетворение
великолепия юности, с волосами, украшенными гирляндами из цветов жасмина, одетая в
сари цвета лесной зелени, заговорила с необычной смелостью:

«О сакхи! О мои дорогие луноликие подруги, чьи глаза подобны лепесткам лотоса! Чего
мы достигнем, если останемся закованными в цепи семейной жизни? Господь Брахма,
всеведущий творец, дал зрение, чтобы оно принесло нам какие-то плоды. Но обретем ли
мы их, оставаясь в убогих темницах наших домов? Нет! Поэтому, подобно аскетам,
уходящим в Гималаи, давайте сейчас же покинем наши дома и отправимся в лес
Вриндавана. Там, благодаря созерцанию прекраснейшей из сцен, не только наши глаза,
но и наши жизни достигнут успеха». Сделав паузу, чтобы взглянуть на подруг, она
продолжила: «Для тех, кто имеет глаза, я не знаю большего чуда, наслаждения и более
достойного зрелища, чем это!»

Оглядевшись вокруг, прежде чем начать говорить, другая гопи, с телом золотистого
цвета и с бровями, изогнутыми, как лук Камадевы, отвечала: «Ты предлагаешь мне
оставить дом и отправиться в лес, чтобы мои глаза обрели совершенство. Дорогая
подруга! Твоя храбрость прорвала плотину правил, принятых в нашем обществе, но,
перед тем как отважиться

на такое приключение, умоляю, скажи нам, какое чудо мы там увидим?»

Выразив свое страстное желание глубоким вздохом, ее сакхи ответила: «Ты увидишь
неописуемо прекрасные лица Рамы и Шри Кришны, сыновей царя Враджа, когда Они гонят
Своих коров на пастбище». А затем добавила с уверенностью: «Некоторые могут
утверждать, что там есть и более достойные объекты для созерцания, но мы более
сведущи в таких вопросах и знаем, что нет ничего выше этого — ни в нашей вселенной,
ни за ее пределами». С этими словами она повернулась к своим прекрасным подругам,
которые дружно закивали в ответ, полностью соглашаясь с ее утверждением.

Гопи продолжила: «Сакхи, вид Их очаровательных лиц, украшенных флейтами, прижатыми


к красным, как плод бим-ба, губам, — это не просто образ, предназначенный для
созерцания. Вовсе нет! Эту красоту, исключительную собственность гопи, подобно
райскому напитку, надо пить и впитывать — постоянно и непрерывно».

Отвечая на некоторое сомнение, возникшее в глазах гопи, она сказала: «Если вас
смущает множество гопов, которые вьются вокруг Кришны и Баларамы, как обезумевшие
пчелы, опьяненные нектаром Их лотосных лиц, то я говорю вам — не бойтесь! Поскольку
у них нет необходимых качеств, чтобы пить этот нектар, нам не нужно стесняться их
присутствия».

Другая гопи предостерегла свою подругу: «Поосторожнее! Вдруг кто-то подслушает то,
что ты говоришь? Здесь столько соседей, готовых передать все, что ты сказала, твоей
матери, сестре или свекрови».

Но та ответила: «Пусть подслушивают! В чем я виновата? Кришна и Баларама — это


ананда-прадам, источник наслаждения для всех живых существ, и все враджа-васи
описывают сладостную красоту Их лиц. Почему это счастье должно быть запретным для
нас, даже если некоторые завистливые родственники и не испытывают наслаждения от
этого зрелища?»

Другая оленеокая гопи проговорила: «Ты говоришь, что Шри Кришна и Баларама —
сыновья Нанды Махараджи, а я слышала, будто Баларама является сыном Васудевы.
Сакхи, объясни, пожалуйста, как это понять?»

На этот вопрос ответила их ютхешвари: «Послушайте, дорогие подруги! После


праздничной церемонии по случаю рождения Кришны, когда Нанда Махараджа отправился в
Матхуру, чтобы заплатить налоги, он встретился там с Васу-девой, и их встреча была
очень нежной и радостной. Васудева спросил его тогда о благополучии Баларамы: „Мой
сын Бала-дева, которого вы воспитываете с Яшодой-деви, считает вас отцом и матерью.
Хорошо ли живется Ему и Его настоящей матери Рохини в вашем доме?" Поскольку
Баларама воспитывается в доме Нанды Махараджи вместе с Кришной и принимает Нанду
как Своего отца, а царь Нандагаона любит Его, как собственного сына, то Санкаршана
известен во Врадже как сын Нанды Махараджи».

Другая гопи, одетая в разноцветное сари, подойдя поближе, спросила: «Дорогие


подруги, скажите мне правду — из этих двух враджеша-сут оба играют на флейте или
только один? Правда ли, что Баларама более искусен в игре на буйволином рожке, чем
на флейте? И следует ли нам пить нектар лиц Их обоих или только одного из Них?»
Возбуждение гопи проявилось словно благоухание цветов весной. Они переглянулись,
вскинув брови, и понимающе заулыбались. Слегка склонив голову, гопи продолжила с
восхитительной улыбкой на устах: «Эту нектарную сладость могут пить только
удачливые души и никто другой. Поэтому, соединив ладони, выразим почтение нашим
куле, ладжье, дхарме и бхае — семье, стыдливости, праведности и страху — и
простимся с ними. Давайте попрощаемся со всем этим и тем самым сделаем наши жизни
успешными!» С этими словами она соединила ладони, подобные цветочным бутонам, и с
поклоном коснулась ими лба; остальные гопи последовали ее примеру, дав великий обет
предания себя.

Стройная гопи, чей пробор был украшен алой краской, произнесла чарующим, как у
кукушки, голосом: «Дорогая подруга, ты говоришь, что мы любой ценой должны
наслаждаться созерцанием красоты Рамы и Кришны. Сейчас, вдохновившись отвергнуть
семью как препятствие, мы, без сомнения, готовы это сделать. Но как нам преодолеть
более серьезное препятствие — нашу стыдливость — в тот момент, когда мы предстанем
перед лотосооким Шри Кришной? Когда Он будет бросать на нас любящие взгляды, не
повернем ли мы назад, потерпев неудачу в попытке впитать Его красоту, которую ты
так красноречиво описала?»

Все гопи, вновь глубоко обеспокоенные, повернулись к своей подруге, которая сказала
с полной убежденностью: «О сун-дари, разобрав слова ануракта-катакша-мокшам, я
объясню тебе, как твоя стыдливость утонет в великом океане забвения.

Шри Кришна — безграничный кладезь любви. Его страстные взгляды наполнены любовью к
Его преданным. На такие удачливые души, как ты, самозабвенно любящие Его, Шри
Кришна бросает взгляд, принимающий форму стрелы. Когда эта стрела находит мишень —
сердце гопи, она разрушает в нем всякую стыдливость, самообладание, страх и
заставляет гопи неутолимо жаждать Его красоты. Не бойся, дорогая подруга, когда эта
стрела войдет в твое сердце, все твои доводы, логика и рассуждения исчезнут, как
туман под утренним солнцем». Услышав это, остальные гопи весело засмеялись и
захлопали в ладоши, раскачиваясь в экстазе.

Выступив вперед и покручивая лотос в руке, с многозначительным выражением на лице,


другая гопи спросила: «О прие, о моя красноречивая подруга, скрывающаяся за вуалью
своих слов! Почему ты не начала со слов идам вактрам, что означает: „Вот лица,
более других заслуживающие созерцания"? Говорит ли это о том, что ты сама стыдишься
бросить взгляд на притягательных и непостижимо очаровательных Раму и Кришну? Почему
в своей сладкозвучной песне

ты начинаешь со слов идам пхалам, а затем упоминаешь лес Вриндавана?»

Та красавица гопи, что говорила первой, склонила голову и стала чертить на земле
линии изящными пальцами ноги. Ни секунды не медля, другая девушка, с телом цвета
горочаны, обладающая бесчисленными достоинствами и всеми уважаемая, взяла свою
подругу за руку и ответила: «Дорогая сестра, зная сердце своей любимой подруги, я
объясню тебе, почему наша сакхи сказала именно так. Послушай, пожалуйста!

Когда мы собрались в этом укромном месте, вспоминая песнь флейты Шри Кришны, и ты,
и другие девушки преисполнились премой, не так ли?» Все гопи выразили согласие
смущенными жестами. «И почему же? А потому, что према — плод этого даршана, и она
пребывает в сердцах всех достойных враджа-гопи. Именно эта самая кама и помешала
завершить нашей подруге ее во всех отношениях достойную песню. Вот почему наша
сакхи сначала заговорила о Вриндаване, по милости которого она смогла описать
объект наших разговоров. Все вы учены и праведны. Пожалуйста, рассудите сами,
ошиблась ли наша сакхи хоть в чем-то?»

Все девушки утешили подругу словами: «Сакхи, все, что ты сказала, правильно. Даже
если наши жизни были бы такими же долгими, как у Господа Брахмы, то мы не смогли б
и представить себе зрелища более возвышенного, чем лики этих двух братьев. Не
существует ничего выше этого!»

Гопи, которая первой задала вопрос, заговорила теперь уже с полным пониманием: «О
подруга, ты совершенно права, когда говоришь, что наградой тем, кто имеет глаза,
является созерцание лотосного лика Шри Кришны. Кроме того, слово пхалам означает
успех, благодаря которому человек достигает совершенства, ибо погружение в игры Шри
Кришны является совершенством самадхи. От матушки Паурнамаси я слышала, что
величайшие из йогов постоянно погружены в трансцендентную медитацию на Шри Кришну».
С великой грустью она продолжила: «Но где сейчас эта радость наших глаз?» Указывая
куда-то в пространство, она сказала: «Сейчас мы не видим лица Шри Кришны. Как же
нам достичь совершенства?» Задумавшись ненадолго, она вновь обрела решимость: «Ты
права, сакхи! При первой же возможности, при любых обстоятельствах и где бы то ни
было, если кто-то может пить нектар лица Шри Кришны — он так или иначе должен
делать это без колебаний. В конце концов, величайшая удача жителей Враджа — их
право на это».

Оставив рисунок, нарисованный пальцами стопы, и подняв прекрасное лицо, украшенное


теперь очаровательной улыбкой, гопи, что недавно говорила так красноречиво,
воскликнула: «О сакхи, ты воистину поняла все, что я хотела сказать!» — и обняла
свою подругу.

Недавно вышедшая замуж гопи с Варшаны, с маленькими жасминовыми гирляндами в


волосах, сандаловым шилаком на лбу и красным лаком на лотосных стопах, заговорила
почти шепотом: «Пася коров, Шри Кришна и Баларама идут за ними с друзьями, играя и
обмениваясь шутками. Пока солнце движется с востока на запад, Они проходят один лес
за другим, освящая землю Враджа Своими следами».

Оглянувшись по сторонам, она знаком подозвала своих подруг, которые подались


вперед, подобно колосьям пшеницы на ветру. «Уместно ли упоминать старшего брата,
когда мы говорим о том, как Кришна играет на флейте? Дорогие подруги, пожалуйста,
подумайте над моим вопросом. Несомненно, прекрасный лотос становится еще
привлекательнее в чистом пруду, окруженный жужжащими пчелами и поющими лебедями.
Точно так же красота Шри Баларамы, подобного снежной вершине горы, украшенной
синими тучами и молниями, безусловно, увеличивает красоту Шри Кришначандры, делая
ее ни с чем не сравнимой. Он создает шобха-вишешу — необычайное великолепие».

Все гопи согласно закивали и воскликнули: «Садху! Садху!» До предела понизив свой
голос, их подруга продолжила: «Хотя

Шри Кришна — единственный объект нашей премы, упоминание Халадхары скрывает


истинные чувства гопи и позволяет переполненным любовью девушкам выражать свои
желания в присутствии старших и...» — она оглядела своих увлеченных слушательниц, —
«... даже среди нас».

Услышав последнее откровение, гопи поспешно прикрыли лица вуалями, глядя по


сторонам. Но, находясь среди любящих подруг, они не могли скрыть свою бхаву и лишь
глядели друг на друга полными слез глазами. Теперь, когда выяснился истинный объект
их разговора, проявилось второе значение слова вактрам, скрытое ранее. Хотя слово
вактрам приводится во множественном числе, оно может читаться и в единственном,
означая украшенное флейтой лотосное лицо Шри Кришны — единственный желанный объект
для гопи.

Гопи, известная смелым и непредсказуемым поведением, продолжила: «Мы должны ясно


понять значение слова нипйтам, чтобы не утерять то, чем дорожим. Пйтам означает
«пить», а ншпарам указывает на действие, которое совершается с полной самоотдачей.
Поэтому мы должны жадно пить нектар подобной луне красоты Шри Кришны, ибо мы, как
птицы чакора, можем жить лишь лунным светом, исходящим от Его лица. Как странники,
умирающие в пустыне от жажды, находят прибежище в оазисе, так же и те джаны, чьи
глаза всегда умащены любовью к Го-винде, несомненно, дождутся Его любящего взгляда,
который является единственным средством, способным воскресить их».

Еще одна гопи, знаток всех шастр и йога-сутр, подняла руки, показав гьяна-мудру, и
произнесла: «Садхана йоги предписывает человеку занять все чувства служением
Всевышнему. Постепенно овладевая чувствами, человек становится способным
контролировать ум и достигает высшего совершенства — трансцендентного самадхи. То,
чего великие йоги достигают после многих жизней, проведенных в постоянных усилиях,
с большим риском падения, преодолевая множество трудностей, гопи с легкостью
достигают здесь, во Врадже».

Получив молчаливое одобрение остальных гопи, она продолжала: «Дорогие подруги,


пожалуйста, послушайте мое объяснение! Наделенным сознанием существам само
созерцание лотосного лица Шри Кришны дарует сарвендрия-пхалу — совершенство всех
чувств. Глаза тех, кто пьет нектар Его лица, воистину достигают совершенства. Но
поскольку этот плод является парам пхалам, то есть наивысшим, он означает также и
совершенство всех других чувств. Хотя шастры рекомендуют множество разных косвенных
путей, только лицо Шри Кришны приносит гопи удовлетворение, и ничего более.
Например, если человек служит Божеству, обмахивая Его или прикасаясь к Нему, то он
может достичь совершенства осязания. Но если он пьет красоту лица Шри Кришны, то
все его чувства немедленно достигают совершенства».

Эти мудрые слова были благосклонно приняты всем собранием гопи, в котором тут же
возник шквал разговоров о Кришне, такой же мощный, как пыльная буря. Когда их глаза
воспалились от этой бури, слезы, по ошибке приняв каджал на глазах гопи за причину
их страданий, попытались смыть его, чем только усилили их мучения.

Одна гопи, которая до сих пор молчала, подняла вверх соединенные ладони, подобные
только что распустившимся бутонам, и почтительно обратилась к своим старшим
подругам: «Прана-прийе! О жизнь моей жизни, гопи-гана! Пожалуйста, позвольте мне
представить на ваш суд свое понимание. Выслушав то, что я скажу по милости моей
прия-сакхи, вы сами рассудите, права я или нет».

Все гопи благословили ее: «Дорогая, говори без страха. Мы жаждем выслушать то, что
ты хочешь нам поведать!»

Без дальнейших колебаний юная гопи заговорила: «Некоторые могут думать, что пить
подобную луне красоту Кришны — это величайшее достижение. Но из слов моих гуру я
поняла, что для сердец гопи Враджа это не высшее совершенство».

Юные гопи, собравшиеся там, тут же отреагировали на это утверждение, изогнув брови
и поджав губы. Но, получив

одобрение — понимающую улыбку своей парама-прештха-сакхи, — гопи продолжила:


«Возникает вопрос: каково же высшее совершенство? Я отвечу: высшее совершенство,
которого можно достичь, — это возможность отведать амриту, нектар лотосных губ Шри
Кришны». Некоторые из гопи тут же покраснели, другие прикрыли глаза вуалью, а
третьи захихикали. Все собрание гопи, хотя и проявляло различные реакции,
действовало как одно тело, взволнованное разными эмоциями.

«Пожалуйста, рассмотрите утверждение шастр: джитам сарвам джите расе — „Хотя


человек может подчинить себе все чувства, но, до тех пор пока он не победит желания
своего языка, нельзя сказать, что он владеет чувствами. Однако, если человек
обуздал язык, он может считаться хозяином всех чувств" („Шримад-Бхагаватам",
11.8.21). Язык является самым важным чувством, и если он покорён, то за ним
последуют все остальные чувства. Красота лица Шри Кришны проявляется как лунный
свет нектара Его губ; когда человек пробует его языком, он воистину достигает
наивысшего совершенства».

После этих слов среди гопи воцарилось полное молчание. Мягкий ветерок, который
подружился со Шри Кришной, донес до гопи благоухание Его тела, пытаясь унять их
печаль. Нежно лаская деревья, он, тем не менее, не смог успокоить гопи и в конце
концов привел в смятение их неустойчивые умы.

Одна златокожая гопи, полная страстного желания, пожаловалась: «Разве есть еще где-
то столь же неудачливые души, как мы, не имеющие этого нектара, и есть ли у нас
надежда на то, что когда-нибудь судьба будет к нам благосклонна? О, горе нам! Без
вкуса губ Шри Кришны ничто не имеет смысла!» Когда ее голос подхватил ветер, эхо
отозвалось в каждом листке, цветке и лиане: «О, горе нам, горе!..»

Не способные говорить дальше, гопи вступили в безграничное царство молчания. Слезы


любви украсили сначала их глаза, смешавшись с черным каджалом, присутствие которого
указывало на их постоянное памятование о Шри Кришне. Затем

печальный поток их любви заструился по их груди, собирая красноватую кункуму,


которая была их страстной анурагой — искрящейся, как заходящее солнце. Не имея
другого прибежища, кроме золотой пыли Враджа, которая всегда имеет цвет бхавы гопи,
их слезы образовали разноцветную кунду, быстро вышедшую из берегов и устремившуюся
к Шри Кришне с призывом о помощи. Санатана Госвами утверждает, что любовь гопи так
же глубока, как океан. Но, в отличие от океанских вод, способных погасить
величайшее пламя, океан этой любви сжигает сердца гопи и тех, кто с ними
соприкасается.

Вдруг поблизости послышались шаги и голоса. Гопи взяли себя в руки, поправили
одежды и вытерли слезы. Неся на головах горшки с молоком и двигаясь, подобно
райским лебедям, к ним подошли две пожилые гопи. Одна была одета в легкое белое
сари с золотой каймой, другая — в одежды цвета оперения попугая. Они благословили
девушек, а те коснулись их стоп и спросили об их благополучии.

Одна из женщин, похожая на ангела материнской любви, спросила: «Девушки, видели ли


вы сегодня, как Шри Кришна и Баларама уходили в лес, гоня коров, играя на флейтах и
забавляясь со Своими озорными друзьями?» Пытаясь скрыть свои чувства, гопи
сдержанно улыбнулись и изящно кивнули. «Увидев Их прекрасные лица, я забываю о
доме, семье, детях и коровах. Как повезло Яшоде и Рохини, которые всегда созерцают
подобную луне красоту своих детей, свет нектарных улыбок которых освежает их
сердца! Я думаю, что нет высшего совершенства для глаз, чем созерцание лиц Шри
Кришны и Ба-ларамы». Слыша такие вдохновляющие слова, юные гопи были глубоко
тронуты материнской любовью своих старших.

Другая гопи, которая воистину была источником сострадания к девушкам Враджа,


сказала: «Ведя Своих коров, Шри Кришна и Баларама образовали из мальчиков-пастушков
живую цепочку, велев им держаться за край одежды друг друга. Баларама держал
питамбару Кришны, Субала схватил Балая

за синее дхоти, Мадху повис на чадаре Субалы, а Шридама держал концы чадара Бхато.
Таким образом, один мальчик был красочно связан со следующим в этой веренице
счастья и забавы. Шум, поднятый тысячей ярких звеньев этой цепочки из гопов,
размахивающих одеждами, веселящихся, танцующих и переполненных счастьем, до сих пор
звучит эхом в моем сердце. Только поглядите, как они играют на флейтах и бросают
любящие взгляды на своих матерей, входя в лес Вриндавана!»

Воображая живописную сцену, как тысячи гопов держатся за одежды друг друга, юные и
пожилые гопи рассмеялись, и вновь воцарилась радостная атмосфера. Когда старшие
гопи уходили, движения их рук передавали изумление от созерцания Шри Кришны и
Баларамы. Воцарилось умиротворенное молчание. С очаровательными улыбками гопи вновь
стали беседовать между собой.

Одна из них — драгоценность среди целомудренных девушек, та, что первой прославила
Шри Кришну и Балараму, — снова заговорила, и на ее губах цвета бимбы играла
подобная камфаре сладкая улыбка: «Дорогие подруги, теперь мы опять одни, поэтому
позвольте мне рассказать вам, что я думаю о значении этого стиха».

Остальные гопи хором воскликнули: «Да, да, сакхи, расскажи нам то, что скрывается в
недоступной глубине твоего сердца!»

«Каждый знает, что во Вриндаване есть два царя — Нанда Махараджа и Вришабхану
Махараджа. Если говорить о потомках этих царей, то, помимо Шри Кришны и Баларамы,
надо иметь в виду и другую пару». Гопи стали хихикать и поглядывать на Шри Радхику,
которая, смутившись, накрыла голову и отвернулась. «В первом случае сута — это
Нанда-нандана с телом цвета сапфира, а во втором — златокожая Вришабхану-нан-дини.
Надо ли мне доказывать очевидное? Вот мой совет: если вы хотите постичь суть всей
красоты, созерцайте лица Радхики

и Мадхавы, сидящих вместе под древом желаний в окружении близких подруг-гопи. Вот
наивысшее совершенство!»

Гопи, переполненные счастьем, захлопали в ладоши и хором запели: «Джая Радхе! Джая
Радхе!» Они забыли о том, что их могут услышать старшие, и погрузились в блаженство
созерцания Радхи и Кришны. В своей бескорыстной любви гопи больше жаждут видеть
Радхику со Шри Кришной, чем встречаться с Ним. Воссоединение Божественной Четы — их
величайшее счастье, конечная цель и удовлетворение всех их чувств.

Сияя отраженным светом Их чистой любви, гопи продолжала: «Здесь упоминалось, что
враджеша-суты играют на флейтах, и вы можете спросить, каким образом наша Шримати
обучилась этому музыкальному искусству. В ответ я спрашиваю вас, дорогие подруги:
„У кого Шри Кришна научился так чарующе играть на флейте?”» И пока гопи качались на
волнах своего счастья, она добавила: «Можете ли вы представить, что Его научили
этому Нанда, Яшода или Его старший брат, искусный в игре на буйволином рожке?
Сакхи, несомненно, вы также видели, что Говинда иногда совершает ошибки, пытаясь
выразить Свои многочисленные желания через бамбукового посланника1. Тогда наша
Радхика берет Его вену и, приложив ее к Своим прекрасным губам, лично обучает этого
гуру полубогов.

Хотя Каланидхи, Шри Кришна, очень гордится Своей репутацией бога любви Вриндавана,
Калавати, Шри Радха, учит Его искусству любви. Зная лучше всех пение и танцы, Она
является гуру во всех науках о музыке, среди которых игра на флейте — одна из
второстепенных. В конце концов, кого из вас Радхика не обучила всем этим
искусствам?

В действительности, когда коровы по утрам уходят в лес, луноликий Шри Кришна не


идет в гуще шумных друзей. Хитроумный Кришна держится немного позади и поэтому
может свободно смотреть на гопи. Играя на флейте, Он отыскивает в океане юных
девушек Шри Радху и бросает на Нее взгляд

1 На санскрите вену — мужского рода.

любви. Охваченная страхом перед старшими родственниками, Радхика застенчиво


отвечает Ему быстрым взглядом из краешков лотосных глаз. Я думаю, эта встреча Их
глаз подобна слиянию Ганги и Ямуны, она устраняет все препятствия перед чудом Их
будущей встречи».

Наклонившись поближе к подругам, она заключила: «Сакхи, если вы видели лотосные


лица Радхи и Кришны, украшенные царем флейт, Их обмен взглядами поздним утром и
хотя бы частичку той пыли, которая служит Их встрече, то вы видели все. Несомненно,
после этого уже больше нечего видеть, слышать или знать. О прекрасные девушки
Враджа! Если вы видели это чудо, ваша жизнь, несомненно, достигла совершенства!»

Пока гопи говорили о Шри Кришне, вокруг происходили чудеса. Когда их прекрасные
глаза расцветали от счастья, на деревьях вокруг них также распускались цветы; когда
гопи проливали слезы, вспоминая о Кришне, из дупел деревьев сочился мед; когда
языки гопи прославляли Его качества, листья на деревьях трепетали, издавая звуки
«Рама» и «Кришна».

Некоторые из гопи сказали: «Мы долго говорили о том, как пить нектар лотосного лица
Шри Кришны, подобный лунному свету. Дорогие подруги, как можно совершить такое
невозможное дело в присутствии других, не заслужив сурового осуждения со стороны
наших родственников? Пока наши сердца учащенно бьются в ожидании исполнения давно
лелеемого желания, разум теряется в догадках, увенчается ли успехом такой смелый
замысел».

Тогда гопи, стратег всей группы, грациозно, как лань, выступила вперед: «О,
подруги! Зачем столько сомнений? Если мы всё тщательно продумаем, то сможем с
легкостью защитить нашу честь от неуместной критики, даже если будем находиться в
присутствии Шри Баладевы и Его многочисленных друзей-гопов.

Мы украдкой проложим наш путь между деревьями, увитыми лианами, подойдем поближе к
Шри Кришне и, глядя

через просветы между покрытыми листвой ветвями, будем пить нектар Его флейты, танца
и красоты. Затем, полностью утолив нашу жажду, мы быстро убежим, никем не
замеченные!» Получив одобрение подруг, эта мудрая гопи объяснила дорогу, следуя по
которой они найдут Шри Кришну, способ, каким они украдут Его красоту, и великое
счастье, которым они насладятся, вернувшись незамеченными.

Во Врадже есть множество групп гопи, которые часами неустанно говорят о Шри Кришне.
Хотя в их любви, настроении и поведении есть небольшие различия, они объединены
своей удивительной красотой, неуклонным влечением к Кришне и тем, что их внимание
сосредоточено только на Нем. Их трансцендентные качества не имеют себе равных даже
на Сварге или Вайкунтхе.

В другом месте собралась еще одна группа гопи, опьяненных великолепием своей юности
и эликсиром славы Шри Кришны. Одна из них — само олицетворение духовной красоты —
обратилась к подругам со следующими словами («Шри-мад-Бхагаватам», 10.21.8):

чу та -прав ала -бар ха -стабакотпалабджа -маланупркта -паридхана -вичитра -вешау


мадхйе виреджатур алам пашу-пала-гоштхйам ранге йатха ната-варау ква ча гайаманау

В книге «Кришна, Верховная Личность Бога» этот стих звучит так: «Другая гопи
сказала, что, когда Кришна и Баларама пасут коров, Они похожи на актеров,
собирающихся выйти на сцену. Кришна в ярко-желтых, а Баларама — в синих одеждах, и
оба

Они держат в руках побеги мангового дерева, павлиньи перья и цветы. На Них гирлянды
из лотосов. Шествуя в окружении друзей, Они время от времени сладкими голосами
поют».

Комментируя этот стих в «Шри Чайтанья-чаритамрите», Прабхупада пишет: «Подобно


гопи, если человек достаточно удачлив, он может постоянно видеть Шри Кришну. В
„Брахма-самхите“ сказано, что мудрецы, чьи глаза умащены бальзамом чистой любви,
могут всегда созерцать форму Шьямасундары (Кришны) в глубине своих сердец».

Благодаря тому, что гопи постоянно с любовью говорят о Шри Кришне, они всегда видят
Его перед собой. Шрила Прабхупада указывает, что те, кто достаточно удачлив, чтобы
следовать по их стопам, могут достичь такого же уровня любовной преданности.

Следует помнить, что чистое преданное служение можно обрести только по милости Шри
Кришны или Его спутников. Любая идея «стать» Лалитой, Яшодой или Шридамой является
проявлением майявады и приведет только к продлению тюремного заключения в
материальном мире. Используя слова «подобно гопи», Его Божественная Милость имеет в
виду суть учения ачарьев. Благодаря удаче общения с чистыми преданными человек
обретает способность культивировать их настроение. С течением времени такое общение
возвысит садхаку до положения их вечного слуги и вечного слуги Шри Кришны. На таком
возвышенном уровне, когда человек обретает дар божественной любви, он может также
обрести видение гопи и всегда созерцать Шьямасундару внутренним взором.
Если садхака внимательно и с верой слушает стихи вену-гиты, он сможет понять, как
гопи вспоминают Шри Кришну и какая уддипана пробуждает их воспоминания. Их
настроение, медитацию и способ поклонения надо воспринимать через слушание и ни при
каких обстоятельствах не имитировать.

Комментаторы пишут, что в этом стихе говорится о Шри Кришне и Балараме,


божественных сыновьях Нанды

Махараджи, известных как лучшие из танцоров. Особые качества этих ната-вар уже были
описаны в пятом стихе (начиная со слов бархапйдам ната-вара-вапух). Первые две
строчки восьмого стиха являются прилагательными к наиболее важному существительному
— слову веша, обозначающему Их одежды. Другое важное прилагательное, которое
обозначает Их сладкозвучное пение, находится в конце шлоки — это слово гайаманау. В
этом стихе Шри Кришна и Баларама сравниваются с актерами. Они поют и танцуют, как
профессиональные артисты на сцене, но в реальности это — гопы в кругу друзей-
пастушков среди лугов Враджа. Таково заключение Шрилы Шридхары Свами о
грамматической структуре восьмого стиха.

Запертые в своих домах, гопи испытывают невыносимые страдания от того, что не могут
сопровождать Кришну и Ба-лараму, когда те уходят в лес. В то же время великая удача
пастушков воистину достойна прославления. Постоянно созерцая лотосное лицо Кришны,
они достигли совершенства и, украшенные природными богатствами леса, танцуют и поют
вместе с Ним безо всяких помех.

Рано утром друзья Шри Кришны — Субала, Шридама, Удж-вала и Арджуна — будят Его в
Нандаграме. Присоединившись к Балараме в безупречно чистом дворе украшенного
драгоценностями дворца Нанды Махараджи, они кричат: «Дорогой Кришна! Эй, Канай! О
прия-сакха! Пожалуйста, пробудись от Своего счастливого сна и позволь нам скорее
увидеть Твоих любимых коров!» В это время просыпается друг Кришны брахман
Мадхумангала. Спотыкаясь спросонок в спальне Хари, он бормочет: «О дорогой друг,
пожалуйста, просыпайся! Солнце уже взошло, и Ты должен по примеру Твоего друга-
брахмана следовать ведическим обычаям!»

Затем в Его спальню в сопровождении Рохини и Паурнама-си входит Яшода, страстно


желая увидеть лицо своего единственного сына. Опершись левой рукой на постель,
правой она с материнской любовью ласкает своего сына. Из глаз у нее

текут слезы, а из груди — молоко. Яшода говорит: «Просыпайся, мой дорогой, и покажи
нам Свое лотосное личико! Сынок, любимый, коровы не дадут молока, пока не увидят
Тебя. Отец уже в коровнике, а друзья ждут Тебя во дворе. Поднимайся, и я ополосну
Твой лотосный ротик!»

Шри Кришна возлежит на ложе из драгоценных камней — в точности как Господь Вишну на
Ананта-Шеше. Он слушает слова матери, превосходящие молитвы Вед, и преувеличенно
потягивается всем телом, сжав руки в кулачки. Сидя на кровати, Кришна выражает
почтение Паурнамаси, в то время как мама омывает Ему глаза ароматизированной водой
из золотого кувшина. Когда Шри Хари выходит во двор, держа левой рукой руку
Мадхумангалы, а правой — Свою дорогую флейту, Он выглядит как Господь Нараяна,
сопровождаемый олицетворенными Ведами.

После того как гопы приветствуют Его нежными объятиями и шутливыми речами, Шри
Кришна направляется в коровники, расположенные у подножия холма Нандишвара. Там Он
нежно ласкает одних коров, доит других и между делом весело играет с друзьями.
Вернувшись домой, Кришна с удовольствием омывается, а затем Его искусно одевают и
украшают гопи и юные гопы под строгим надзором Его матери.

Сначала мальчики-слуги, такие как Рактака, омывают Кришну водой, собранной из


множества священных рек Враджа. Затем Патри тщательно вытирает Его нежное тело и
надевает на Него сияющее золотое дхоти. Кумуда ароматизирует Его волосы дымом
агуру, расчесывает их и укладывает, перевязав золотой лентой. Макаранда наносит Ему
на лоб тилак из горочаны, подкрашивает его посередине мускусом, а затем покрывает
тело Кришны чатух-самой (смесью киновари, мускуса, сандала и агуру). Премаканда
надевает на Его запястья золотые браслеты, в уши вдевает серьги в форме козерога,
украшает Его шею драгоценным ожерельем, а стопы — ножными колокольчиками, звон
которых похож на пение лебедей.

Другие слуги минеральными красками разрисовывают тело Кришны. На пальцы Ему


нанизывают кольца с драгоценными камнями, на голову надевают корону из павлиньих
перьев, на руки — несколько браслетов, на шею — ожерелье из ягод гунджа,
драгоценный камень Каустубха и гирлянду вайджаян-ти. В завершение широкую грудь Шри
Кришны украшают ожерельем из больших жемчужин, в которых Он видит отражение Шри
Радхи. За пояс Кришне засовывают слева буйволиный рожок, а справа — Его
прославленную флейту, в левую руку Ему подают бамбуковый посох, в правую — лотос, а
на плечо накидывают моток золотой веревки для связывания коров. Забавно двигая
глазами, Шри Кришна начинает одновременно крутить посох и цветок, заставляя
украшения звенеть и сверкать для удовольствия друзей.

У мальчиков-пастушков, которых возглавляет Баларама, тоже есть флейты, рожки,


посохи и веревки. Своими одеждами, улыбками и радостным настроением они очень
походят на Шри Кришну. Когда Кришна выходит во двор, несколько юных гопи, служанок
Яшоды, осыпают Его множеством крошечных цветков жасмина. После завтрака Шри Кришна,
окруженный друзьями, уходит в лес, будоража при этом умы гопи.

Та гопи, которая говорила раньше, продолжила описывать Шри Хари: «Дорогие подруги!
Теперь я расскажу об украшениях, которые делают сегодняшнее путешествие Кришны в
лес таким особенным. Обычно Шри Кришна носит украшения, которые сделаны из нектара,
льющегося из сердца матушки Яшоды. Но что же это за особый наряд, который делает
сегодняшний день таким чудесным? Это природные украшения Вриндавана, которые
представляют собой не что иное, как созревшую

любовь богини, повелевающей им, — нашей дорогой подруги Вринды. Ее помощницы,


лесные феи, заботливо предоставили эти украшения Его друзьям».

Мягким, завораживающим голосом она сказала: «Под сенью большого баньяна, под
взглядами птиц, молча наблюдающих за всем с его ветвей, Шридама руководит гопами,
одевающими Шри Кришну. Естественно, кому-то захочется узнать, что кроется за этим
облачением в лесной наряд. Сакхи! Что же задумал Говинда, устраивая сегодня такой
праздник блаженства?»

С проказливой улыбкой, окрасившей ее речи легкой иронией, она произносит: «Дорогие


подруги, я открою вам, что у меня на уме. Когда актеры появляются на сцене, они
одеты в очаровательные костюмы, услаждая взоры публики. Девушки, скажите мне,
пожалуйста, что за публику намеревается порадовать Шри Кришна Своими яркими
одеждами в этом «общедоступном» театре — лесу Вриндавана?» Волны смеха прокатились
среди собравшихся гопи, и они весело переглянулись. Как гопи всегда думают о Шри
Кришне, так же и Он всегда думает о них. И, как это принято среди юношей, Он
одевается так, чтобы привлечь внимание девушек Враджа.

«Дорогие сакхи, пожалуйста, с открытыми или закрытыми глазами представьте себе


мягкие вьющиеся волосы Шри Кришны, украшенные теперь павлиньими перьями и гроздьями
мелких цветов разных оттенков. Эти цветы похожи на россыпи звезд в бездонной тьме
волнистых волос Ке-шавы. Голубой лотос за одним Его ухом — это задумчивая луна, а
множество нежных побегов манго за другим — лучи восходящего солнца. Цветы, побеги и
лотос источают волны аромата, который опьяняет Шри Кришну, и Его красноватые
лотосные глаза вращаются, знаменуя наступление поры Его вечно свежей юности.
Чувствуете ли вы этот божественный аромат?» Закрыв глаза, как совершенные йоги,
гопи поднимают изящные носики и словно парят в благоухании лесного наряда Шри
Кришны.

«Когда Он величественно ступает, как слон, Его гирлянда вайджаянти раскачивается,


постоянно стремясь дотянуться до Его лотосных стоп. Я думаю, что она хочет получить
благословение удачливых листьев туласи, которые всегда находятся на Его похожих на
лепестки пальцах ног — источнике всех мест паломничества». Ошеломленная своим
описанием, гопи прерывающимся от эмоций голосом завершает: «Шри Кришна и Баларама
великолепны, Их одежды и украшения великолепны, Их друзья великолепны, Их игры,
танцы и пение тоже великолепны! Да станем мы однажды Их служанками!»

Проявив множество признаков экстаза и преисполнившись смирения, эта гопи опускается


на пенек, а сочувствующие подруги обнимают ее. Другая девушка, одетая в красное, с
темными беспокойными глазами, — само олицетворение артистизма — подняла к небу
подобные лианам руки. Завладев вниманием подруг, она сказала: «Войдя в лес, Шри
Хари оглянулся через плечо и увидел, что Его родители и старшие родственники больше
не идут за Ним. Засияв от радости, Он прыгнул вперед, свободный и неугомонный,
словно неистовый слон». Жестами красивых рук, движениями лотосных глаз и
разнообразной мимикой гопи изобразила поведение Шри Кришны и Его друзей.

«Как только что отпущенные на свободу слонята, мальчики-пастушки в восторге


танцевали, пели, смеялись, прыгали, спотыкались, шутили и играли друг с другом. Они
изображали поведение Шри Кришны, который смиренно стоял перед Своей матерью, но при
этом непрестанно оглядывался на девушек Враджа, и имитировали Его дрожащий голос,
каким Он говорил с мамой в присутствии Шри Радхи. Некоторые из мальчиков спрятались
за лианами, подражая тому, как гопи бросают беспокойные взгляды сквозь слегка
приоткрытые вуали, а другие копировали движения Его изогнутых бровей, несущие
послания любви Его подружкам». Гопи с удовольствием слушали о поведении друзей Шри
Кришны, время от времени взрываясь счастливым смехом.

«Некоторые гопы ходили на четвереньках, изображая коров, и катались по земле,


вытянув шеи и подражая восторгу быков. Одни мальчики, подобно опытным спорщикам,
опровергали значение сказанных Кришной слов, другие сражались друг с другом на
палках, третьи кидали друг в друга разные предметы, четвертые демонстрировали свое
умение ходить на ходулях. Но, что бы ни делали мальчики — танцевали или смеялись, —
все это было для удовольствия Ачьюты».

Все гопи воскликнули в один голос: «Сакхи! Твои слова потоком нектара охлаждают
наши иссушенные, словно пустыня, уши. Расскажи нам, пожалуйста, о необычном танце,
который наблюдали эти беззаботные мальчишки».

Продолжая говорить, гопи сопровождала каждое слово плавными движениями, завораживая


подруг, которые смотрели на нее как на своего самого дорогого возлюбленного: «Шри
Кришна и Баларама выглядели подобно сапфиру и бриллианту в золотом обрамлении
друзей. Всегда поглощенные Своим наслаждением, Они желали, чтобы одни мальчики
танцевали, а другие пели, прославляя праздничное настроение осени. Поняв намерение
своих прия-сакхов и желая доставить Им радость, гопы занялись подготовкой
удивительного представления. Сделав сценой лес Вриндавана, вперед выступили опытные
танцоры во главе с Субалой, а Мадхукантха и Мадху-врата руководили пением других
мальчиков».

Пока она говорила, возбуждение, связанное с предстоящим представлением, захватило


остальных гопи, которые столпились вокруг нее, чтобы лучше слышать льющийся на них
нектар. «Когда другие мальчики танцевали, Шри Кришна и Баларама подпевали или
подыгрывали им на музыкальных инструментах. Если Им особенно нравились какие-то
движения танцора, Они хвалили его снова и снова, восклицая: „Садху! Садху!"

Когда танец стал очень оживленным, все пастушки влились в него. Гирлянды на их шеях
бешено вращались, тюрбаны сбились набок, а красочные одежды пришли в беспорядок.
В экстазе танца мальчики начали потеть и вскоре полностью

взмокли».

Не в силах сдержать восторг, одна светлокожая гопи спросила: «Какие песни пели
мальчики-пастушки и как Шри Кришна, лучший из расиков, оценил их пение?»

«Мадхукантха известен немного капризным нравом, но, когда дело доходит до киртана,
ему нет равных. Исполняя песни собственного сочинения, он славил осень, Вриндаван и
красоту своего несравненного друга Кришны. Когда он закончил, Кришна и Баларама
вскочили на ноги и зааплодировали ему с благодарностью, восклицая: „Дорогой друг!
Твое пение замечательно, просто замечательно!“

Затем, вдохновляемый Мадхумангалой, который очень хотел услышать свою любимую


мелодию, Субала разделил мальчиков на две группы, и, хлопая в ладоши, они запели
песню, хорошо известную во Врадже». Видя страстное желание на прекрасных лицах
подруг, эта сакхи, не ожидая дальнейших просьб, стала хлопать в ладоши и петь
голосом, который заставляет устыдиться кукушек:

гири-пуджейам вихитам кена

арачи шакра-падам абхайам йена

«Кто поклонялся Говардхане? Тот, кто бесстрашно бросил вызов Индре».

Когда одна группа гопов заканчивала петь первую строчку припева, вторая группа пела
следующую строчку. Гопи спонтанно поступили так же, хлопая в ладоши, а звон их
украшений усиливал сладость киртана.

гири-пуджейам вихитам кена путаника са нихата йена

«Кто поклонялся Говардхане? Тот, кто убил Путану».

гири-пуджейам вихитам кена

трнаварта-тану-даланам йена

«Кто поклонялся Говардхане? Тот, кто сокрушил демона Три-наварту».

гири-пуджейам вихитам кена

йамаларджуна-тарум удакали йена

«Кто поклонялся Говардхане? Тот, кто с корнем вырвал деревья ямала-арджу на».

гири-пуджейам вихитам кена

ватса-бакасура-хананам йена

«Кто поклонялся Говардхане? Тот, кто уничтожил Ватсасуру и Бакасуру».

гири-пуджейам вихитам кена

вйомагхасура-маранам йена

«Кто поклонялся Говардхане? Тот, кто принес смерть Вьомасу-ре и Агхасуре».

гири-пуджейам вихитам кена калийа-даманам калитам йена


«Кто поклонялся Говардхане? Тот, кто наказал змея Калию».

гири-пуджейам вихитам кена

кхара-праламбака-шаманам йена

«Кто поклонялся Говардхане? Тот, кто усмирил злобного Пра-ламбасуру».

гири-пуджейам вихитам кена дава-йугмам парипйтам йена

«Кто поклонялся Говардхане? Тот, кто поглотил два лесных пожара».

гири-пуджейам вихитам кена трасйати камсах сататам йена

«Кто поклонялся Говардхане? Тот, кого всегда боится Камса».

Когда песня закончилась, счастливые гопи заулыбались и захлопали в ладоши. Хотя они
и дальше хотели петь о славе Шри Кришны, но их желание слушать рассказы о Его
развлечениях было не меньше. Успокоившись, они вновь стали слушать свою дорогую
сакхи, чье прекрасное лицо все еще пылало после пения.

А та продолжала: «Желая понравиться Раме и Кришне, Ма-хабала и несколько менее


артистичных мальчиков изображали жужжание пчел, крики лебедей и кряканье уток. Они
также танцевали, подражая павлинам. Когда Шри Кришна увидел их «павлиний» танец, Он
задвигал шеей, как это делают павлины, и широко раскрыл глаза, вызвав бурный смех
мальчиков».

Одна любопытная гопи спросила: «Можешь ли ты рассказать о танце Шри Кришны?» Другие
подхватили: «Да-да, дорогая подруга, расскажи нам, как Шри Кришна поет и танцует!»
Последовавшее за этим молчание стало вступлением к ее ответу. Эта стройная гопи,
одежды которой развевались на ветру, а щеки раскраснелись от рассказа, с
выступившими на глазах слезами сделала медленный пируэт, подняв руки над головой.

«Держа в руках красный гранат, Мадхумангала попросил Кришну и Балараму станцевать и


спеть, как это только что делали другие. Все мальчики развеселились и захлопали в
ладоши: „Пожалуйста, спойте и станцуйте, спойте и станцуйте!“ К их хору
присоединились птицы на деревьях и коровы, что были поблизости. Даже листья на
деревьях, казалось, зашелестели: „Спойте и станцуйте, спойте и станцуйте!"

Оба брата, драгоценности Своей династии, подчеркнуто расправили на Себе одежды и


вышли вперед, как выходят на сцену знаменитые актеры. Все мальчики расселись перед
Ними, аплодируя и веселясь в предвкушении представления; их ряды пополнились
оленями, кроликами, павлинами и другими лесными зверями. Кришна и Баларама
поклонились зрителям, затем выразили почтение Бхуми-деви, Солнцу, богине Сарасвати
и, наконец, друг другу».

Гопи молчали. Хотя ветер дал торжественную клятву приносить свежие новости о Шри
Кришне, сейчас он отказался двигаться. Побоявшись, что шелест листвы помешает
описанию танца, он прекратил дуть. Затаив дыхание, все жаждали услышать, что же
произойдет дальше.

«Как церемониймейстер, Уджвала посохом разметил границы сцены. Музыканты с


флейтами, рожками, барабанами и другими инструментами заняли место с левой стороны,
сев в один ряд. Уджвала, который устраивает игры Шри Кришны, чинно пригласил обоих
братьев выйти вперед и велел музыкантам играть. Кришна и Баларама стали танцевать
на сцене, грациозно двигая бровями, глазами, руками и телом. Искусно сопровождая
танец, звуки инструментов слились с легким стуком Их лотосных стоп: mam mama та
mama та mama mam!
Два источника нектара, Кришна и Баларама, двигались синхронно и радостно глядели
друг на друга, глубоко погрузившись в расу. По приглашению Халадхары Кришна вышел
вперед, двигаясь в соответствии с ритмами, которые задавали музыканты. К огромной
радости зрителей, Он запел подходящую

мантру, сопровождая Свой танец: тат та таттхе дргити дрги тхаи дрк татхаи дрк
татхаи тха!

По знаку Рамануджи Баладева вышел вперед, звеня золотыми украшениями — джханана


джхам джхат, джханана джхам джхат, а Его ножные колокольчики вторили: тхаийа
татхаийа татхатхаи татхаийа, пока мриданги сладко пели — дрми дрми дрми дхо дхо
дхо.

Окрашивая сцену голубым сиянием, Кришна, полный юношеской энергии, танцевал и пел:
дхам дхам дрк дрк чан чан нинан нан нинам нам нинам нам / туттук тун тун гуду гуду
гуду дхам драм гуду драм гуду драм / дхек дхек дхо дхо кирити кирити драм дрими
драм дрими драм.

В этот момент мальчики разразились бурными аплодисментами, поощряя Кришну в Его


танце, как один артист вдохновляет другого. Не меняя темпа Своих грациозных
движений, Баладева обнял брата, заслужив еще большее одобрение гопов. Ни Баларама,
ни Кришна к тому времени еще не прошли церемонии обрезания волос, поэтому Их
волосы, собранные в пучки наподобие вороньих перьев, раскачивались в такт танцу.

Вытянув змееподобные руки перед Собой, Кришна изящно танцевал и радостно, громко
пел: „А а й ати а ати аи ати аа атиа ати аа а а! Дорогой Баладева, как удачлива эта
земля, вновь и вновь ощущающая прикосновение Твоих розоватых лотосных стоп! А а а!“

Хрустальное тело Шри Баларамы сверкало, как молния, и, дополняя Своим танцем
движения Шри Хари, Он пел: „Татха тхаи тхаи татхаи тхаи татхаитха. Это Ты, Канай,
благословил землю, обернувшись телятами и пастушками, и так доставил удовольствие
матерям Враджа!"

Затем Шри Кришна поднес к губам Свою божественную флейту. В то время как музыканты
перешли к новым рагам, Он искусно заиграл на вену, двигаясь с поразительным
мастерством.

Следуя за игрой Кришны на флейте, могучий Баларама коснулся земли одной рукой и
быстро подбросил Свое тело в воздух. Потом, приземлившись, Он снова закружился в
танце.

Не прекращая играть на флейте, Кришна начал ходить колесом вокруг Санкаршаны. Его
тело ритмично двигалось под музыку, словно горящая головня черного и золотого
цветов, а волосы развевались, как языки пламени на ветру. Незаметно для старшего
брата Он взял пыль с Его лотосных стоп и поместил ее Себе на голову. Когда Он,
продолжая танцевать, раздал остатки этой пыли зрителям, гопы склонили головы и
прославили Его, восклицая: „Здорово проделано! Здорово!"

Все зрители — мальчики, звери, птицы и деревья — забыли о собственном


существовании, погрузившись в танец Балы и Кришны. Их жизненный воздух входил и
выходил вместе с движениями танцоров, а сердца бились в ритме музыки. Под действием
внутренней энергии все их существо пропиталось санкиртаной Рамы и Кришны. Они не
осознавали ничего, кроме этого.

Красота Кришны была подобна гряде черных туч, а Баларама был похож на луну, которая
иногда скрывалась за этими тучами, а иногда появлялась среди них. Их серьги
качались около щек, глаза вращались в экстазе, ножные колокольчики ритмично
звенели. Оба брата исполняли все более захватывающие танцы. Они то пели, то играли
на флейтах, то быстро двигались. Братья выводили Своими голосами неслыханные прежде
раги, не прекращая при этом поддерживать ритм танца. А иногда, следуя особенно
мелодичной песне, движения Их стоп напоминали грациозные дуновения ветра, выражая
счастье, которое Они испытывали. Когда братья смотрели друг другу в глаза, счастье
Их удваивалось, а когда встречались Их руки, оно удваивалось еще раз.

Движения Их стоп, рук, тел, глаз и бровей были столь захватывающими, что мальчики-
пастушки сидели с широко открытыми глазами, потеряв способность мигать. Даже
великий

царь змей, повелитель гипнотических чар, завороженно раскачивался под звуки музыки,
а на голове у него сверкал большой драгоценный камень.

Казалось, будто во время этого мистического представления Кришны и Баларамы богиня


изумления проявила свой ненасытный аппетит. Полностью установив власть над
зрителями, она наполнила удивлением обоих братьев, которые поражались невиданным
доселе движениям и несравненному очарованию друг друга. Широко раскинув сеть
изумления, она в конце концов сама попала в нее, потрясенная песнями, танцем,
музыкой и красотой божественных братьев. Так эта младшая сестра премы сама неистово
заплясала посреди Вриндавана.

Утомленные танцем, с покрывшимися испариной телами, с пришедшими в беспорядок


одеждами, Кришна и Баларама остановились. Они обнялись, поддерживая друг друга, и
Баларама с любовью вытер подобные жемчужинам капли пота со лба младшего брата. В
порыве юношеской гордости, подняв вверх правую руку, Кришна обратился к зрителям:

„Мои дорогие друзья! О лесные создания! Дорогой лес Вриндавана! Теперь вы увидели,
как Мы танцевали, исполняя ваше всеблагое желание. Мы всегда хотим только одного —
доставлять вам удовольствие. Теперь Я спрашиваю вас: пожалуйста, скажите честно,
есть ли кто-либо во всех трех мирах, кто был бы равен Нам в искусстве пения и
танца? Будьте судьями! Может ли кто-нибудь из вас победить Нас в этом? Знаете ли вы
кого-то, кто может сделать это? Можете ли вы сказать что-то против Моих слов? Если
среди вас есть певец, который может петь лучше Нас, пусть он выйдет и покажет свое
искусство в присутствии других знатоков изящных искусств".

Все мальчики вместе с животными, птицами и пчелами оглушительно закричали: „Нет


никого равного Вам! Нет никого равного Вам!" Разлетевшись по всем трем мирам, это
радостное прославление достигло Вайкунтхи, где Господь Нараяна,

сидя на троне в присутствии Гаруды, Лакшми и других, улыбнулся в великом экстазе.

Арджуна, самый дорогой друг Кришны, встал и со слезами, льющимися по его лотосному
лицу, воскликнул голосом, похожим на голос павлина: „Кришна-Баларама ки джая!
Кришна-Баларама ки джая!“ В ответ на это все собрание загромыхало подобно муссонной
туче, сходя с ума от экстаза братской любви. Мальчики танцевали друг с другом,
коровы бегали по кругу, павлины приплясывали, птицы летали вокруг, а животные
катались в пыли. Проявляя неудержимый восторг, каждый устремился к своим
возлюбленным друзьям, чтобы обнять их. Когда это шумное возбуждение достигило
Вайкунтхи, Господь Нараяна, прямо посреди молитв, которые Ему возносили Веды,
вскочил на ноги. Подняв над головой длинные руки, Он крикнул изумленным преданным:
„Кришна-Баларама ки джая!“

Когда это удивительное проявление любви утихло, Мадху-мангала, держа банан в правой
руке, а левой опираясь на плечо Шридамы, провозгласил: „Дорогой Канай, из-за моей
сильной любви к Тебе и для сохранения приличия, присущего моему высокому
брахманическому происхождению, я не приму Твой вызов. Однако Ты должен знать, что,
если бы не сила моего духовного могущества, Баладева и Ты только и смогли бы ходить
вразвалку, как утки, и крякать*.

Услышав это, все собрание взорвалось громким смехом. Некоторые мальчики стали
дергать Бхато за шикху и дхоти, а другие весело тыкали его пальцами в живот. Затем
заговорил Шридама: „Дорогой Канай, пожалуйста, выслушай мои правдивые слова о Твоих
танцах и пении. Действительно, среди нас нет никого, кто мог бы состязаться с
Тобой. Тем не менее со всем смирением я должен сказать, что Тебе следует воздать
должное еще кое-кому. Нехорошо переступать через головы старших, не желая
признавать их заслуги и уроки". Услышав этот вызов, гопы затихли, птицы повернули
головы, а олени подняли уши. Все ловили каждое слово Шридамы.

„Мне прекрасно известно, что Ты регулярно берешь уроки пения, танца и музыки у моей
старшей сестры. Дорогой Кришна, разве я не прав? Разве это не правда, что в
уединении полнолунных ночей Ты получал наставления от Шри Радхики и Ее сакхи,
постигая артистическое искусство, неведомое нам?

Ты — враджа-васи и сын прославленного царя, неужели Ты боишься показаться обычным


человеком? Неужели Ты стыдишься того, что, как и мы, не являешься ни независимым,
ни самодостаточным и потому должен учиться искусству танца у гуру? Неужели Ты
терпел все тяготы ночных путешествий лишь из страха, что другие узнают о
превосходстве Шримати Радхики и Ее сакхи в музыкальном искусстве? Дорогой сакха,
учитывая все это, я считаю, что не подобает Тебе так гордиться и хвастаться перед
нами. Теперь Ты слышал, что я сказал, и если считаешь, что я прав, то коснись рукой
Своего лба и признай превосходство моей старшей сестры и Ее подруг. Вот ответ на
Твой вызов!"

Выслушав Шридаму, гопы подняли большой шум, заулыбались, захихикали и стали


подсмеиваться над Кришной. Но, потешаясь над Ним, они делали это только ради Его
удовольствия. Лотосоокий Кришна ценил их критику превыше ведических гимнов. Опустив
голову на грудь, с разметавшимися волосами, из которых выпали цветы и бутоны, со
съехавшим набок павлиньим пером и со сверкающими каплями пота на лбу, Кришна
смиренно соединил Свои лотосные ладони. И в молчании все увидели, как Он медленно
прикоснулся ими ко лбу. В Его глазах стояли слезы, а грудь вздымалась и опускалась
в экстазе.

Вспомнив Своего према-гуру, голосом, прерывающимся от огромной любви и смирения, Он


произнес: „Все, что сказал Шридама, Я принимаю как истину. Его старшая сестра —
изначальная энергия Господа Нараяны, которая наделяет всех живых существ их
способностями. Это откровение является главной истиной всех священных писаний. Я
выражаю почтение

его божественной сестре Гандхарвике, которая вместе со Своими подругами учит


искусству пения и танца полубогов, что уж говорить о такой незначительной личности,
как Я“».

С жадным вниманием выслушав рассказ, вся гопи-гана, похожая на букет золотых цветов
чампака, взорвалась криками: «Джая Радхе, джая Радхе, Радхе Радхе, джая, джая!» Эхо
их счастья прокатилось по лесам и холмам Вриндавана, вдохновляя всех движущихся и
неподвижных существ. Когда наконец эхо вернулось обратно, одна из гопи, полностью
поглощенная тем, что услышала, с подобным пчеле умом, погруженным в славу Кришны и
Баларамы, стала спрашивать: «А почему Шри Кришна и Баларама выглядят такими
прекрасными? Почему Они выглядят такими прекрасными?»

Слушание кришна-баларама-киртана, несомненно, удовлетворило прекрасных гопи,


которые жили только ради наслаждения Господа. Их жажду созерцать трансцендентный
облик Шри Кришны невозможно утолить. Поэтому, когда рассказ закончился, гопи стали
серьезными. Своими глазами преданности они созерцали Его вечные игры любви. Теперь
же, лишившись возможности пить нектар рупы, гуны и лилы Говинды, они стали
несчастными и мрачными. Пытаясь утолить свою ненасытную жажду и избавиться от
неутолимой печали, они вновь заговорили о Шри Кришне и о песни Его флейты.

Явившись в этот мир в облике Шри Чайтаньи Махапрабху, Господь Шри Кришна увидел
Свою красоту глазами гопи. Выражая их чувства, Чайтанья Махапрабху считал
созерцание Шри Кришны совершенством зрения. А в отсутствие этого чуда Он постоянно
горевал и плакал.

В следующем стихе Господь Чайтанья, пребывающий в настроении Шримати Радхарани,


говорит о красоте Ее возлюбленного, обращаясь к Своей дорогой подруге Вишакхе. Так
Он наслаждался расами и объяснял их разными удивительными способами.

навамбуда-ласад-дйутир нава-тадин-маноджтамбарах сучитра -муралй -спхурач-чхарад


-аманда -чандрананах

майура -дала -бхушитах субхага -тара -хара -прабхах са ме мадана-моханах сакхи


таноти нетра-спрхам

«Моя дорогая подруга! Тело Кришны сияет ярче только что возникшей тучи, а Его
желтые одежды привлекательнее, чем первая вспыхнувшая молния. Его голову украшает
павлинье перо, а на шее покачивается прекрасное ожерелье из сверкающих жемчужин.
Когда Он подносит Свою очаровательную флейту к губам, Его лицо выглядит таким же
прекрасным, как полная осенняя луна. Этой красотой Мадана-мохан, очаровывающий бога
любви, увеличивает желание Моих глаз».

Чайтанья Махапрабху продолжал: «Тело Шри Кришны сверкает, как черная краска для
глаз. Своей красотой Его тело превосходит только что возникшую тучу, и оно мягче
голубого лотоса. В действительности Его тело настолько привлекательно, что
притягивает глаза и умы всех без исключения, и наделено таким могуществом, что
бросает вызов любым сравнениям. Моя дорогая подруга, пожалуйста, скажи, что Мне
делать? Шри Кришна привлекателен, как чудесная туча, а Мои глаза подобны птицам
чатака, умирающим от жажды в отсутствие этой тучи.

Желтые одежды Шри Кришны выглядят в точности как неугомонные молнии в небе, а Его
жемчужное ожерелье похоже на вереницу уток, летящих под тучами. Павлинье перо у
Него на голове и гирлянда вайджаянти (состоящая из цветов пяти разных оттенков)
напоминают радугу. Сияющее тело Шри

Кришны прекрасно, как только что взошедшая полная луна без единого пятнышка, а звук
Его флейты похож на тихие раскаты грома в только что возникшей туче. Когда павлины
Вриндавана слышат этот звук, они начинают танцевать.

Туча игр Шри Кришны затопляет потоком нектара все четырнадцать миров. К несчастью,
когда она появилась, поднялся вихрь и унес ее от Меня. Лишенная возможности видеть
эту тучу, птица чатака Моих глаз умирает от жажды».

В «Шримад-Бхагаватам» Шрила Прабхупада утверждает, что влечение к сладости Радхи и


Кришны или Кришны и Бала-рамы всегда побеждает. Преданный, постоянно созерцающий Их
трансцендентные формы, никогда не попадет в ловушку иллюзорной красоты этого мира.
«Бхагавад-гита» подтверждает это словами парам дрштва нивартате. Его Божественная
Милость продолжает, цитируя Шри Ямуначарью: «С тех пор как меня привлекла красота
Радхи и Кришны, если в моем уме появляется влечение к женщине или воспоминание о
сексе, то лицо мое кривится и я сплевываю от отвращения».

Таким образом, когда садхаку привлекает сияющая красота Шри Кришны, всегда
наслаждающегося обществом Своих спутниц, кандалы обусловленной жизни, которыми
является красота обычной женщины, не могут увлечь его.

В давние времена Господь Рамачандра, вместе с Лакшма-ной и Ситой, провел в изгнании


четырнадцать лет. В лесу Дандакаранья тогда жило много мудрецов, чья садхана
заключалась в следовании настроению враджа-гопи. Когда эти мудрецы увидели красоту
Шри Рамы, у которого были широкие плечи, лотосные глаза, мягкая улыбка и добрый
характер, все они вспомнили о своем объекте поклонения — Гопале.
Поднявшись с асан, они приветствовали того, чья красота была подобна красоте
миллионов Камадевов: «Вот Господь Гопала, который пришел к нашим жилищам без Своей
флейты и посоха». Склонившись перед Шри Рамачандрой и вознеся Ему множество
проникновенных молитв, они удовлетворили всезнающего Господа, который обратился к
ним с такими словами: «О мудрецы, Я очень доволен вашими аскезами и поклонением.
Пожалуйста, просите у Меня любое благословение». Мудрецы хотели супружеских
отношений с Господом, но, находясь в мужских телах, они стеснялись высказать свое
желание и молчали, думая про себя: «Йатха сйта татха сарве — да станем мы такими
же, как Сита!»

Тогда Шри Рама громко произнес: «Если бы вы обратились с этой просьбой к Моему
брату Лакшмане, то Я сегодня же исполнил бы ваше желание. Однако что касается Меня,
то Я дал обет иметь только одну жену и никогда не нарушу Своего обещания. Поэтому
сейчас вы не сможете стать „такими же, как Сита“. Но не печальтесь! В конце
Двапара-юги все вы станете „как Сита“, и тогда Я исполню ваше желание». Произнеся
это, Шри Рама благословил мудрецов и отправился в Панчавати вместе с любимой женой
и преданным братом.

Таким образом Рамачандра, древо желаний всей милости и Высшая Душа в сердце
каждого, пролил беспричинную милость на мудрецов Дандакараньи. Они были искренними
садхаками, но еще не достигли совершенства в своем поклонении. Поэтому Господь
Рамачандра возвысил их до уровня зрелой спонтанной преданности, позволив им
миновать ступени твердой веры, влечения и привязанности. Несмотря на то что
мудрецов привлекла красота Господа, из-за их мужских тел, неполной чистоты и обета
Рамачандры иметь только одну жену они не могли реализовать свое желание в этой
жизни.

По указанию Шри Рамы Йогамайя устроила так, что мудрецы родились в женских телах из
лон враджа-гопи. Достигнув половой зрелости, они проявили все признаки пурва-раги

к Шри Кришне, и, благодаря общению с вечно освобожденными гопи, последние остатки


материального осквернения в их сердцах были сожжены. В конце концов они достигли
высших стадий: премы, снехи, маны — вплоть до махабхавы — и по великой удаче обрели
высшее совершенство жизни.

История о Господе Раме и мудрецах Дандакараньи показывает, как влечение к


необычайной красоте Шри Кришны оказывает одинаковое влияние и на мужчин, и на
женщин. Эта красота является наилучшим объектом для глаз и, уничтожая привязанность
к материальной иллюзии, приводит к совершенству как садхаку, так и сиддху. Среди
множества групп гопи во Вриндаване те, кто ранее были мудрецами из леса Дандака-
ранья, известны преданным как риши-чари гопи.

Так заканчивается четвертая глава «Песни флейты», написанная очень незначительным


учеником Его Божественной Милости А. Ч. Бхактиведанты Свами Прабхупады, которая
раскрывает некую непостижимую субстанцию — опьяняющий напиток, или силу, известную
как сладость красоты Шри Кришны, созерцание которой враджа-гопи называют
совершенством зрения и высшим плодом всего существования; его легко обрести, видя,
как Шри Кришна и Баларама входят в лес Вриндавана, играя на флейтах, или созерцая
одного Шри Кришну с флейтой у губ, или наблюдая сцены игр с флейтой Шри Радхи и
Кришны (самый желанный вариант для гопи); но в любом случае это — единственная
садхана для овладения чувствами, приводящая к долгожданному самадхи; такого рода
самадхи, по иронии судьбы, только усиливает желание пребывать в нем, и им
наслаждаются гопи, благодаря своей несравненной любви к Шри Кришне; ради нее гопи
дали обет оставить все семейные обязанности, чтобы

обрести это сокровище, и сговорились во что бы то ни стало увидеть Его божественную


красоту, которая сегодня стала совершенно особенной благодаря Его одеянию танцора,
лесным украшениям и танцевальному представлению; в силу всех этих обстоятельств у
гопи появилась великая вера в то, что любящий взгляд Кришны разрушит все
препятствия на пути к Его дарша-ну, включая их стыдливость, хотя величайшим
невысказанным желанием их сердец было ощутить вкус самой сути этой сладостной
красоты — нектар Его губ — или увидеть Шри Радхи-ку, их достойную
представительницу, пьющей этот нектар; но, когда бхава гопи достигает своей
вершины, они теряют всякую надежду обрести счастье такого зрелища и погружаются в
уныние из-за своей воображаемой неудачливости, но это продолжается лишь до тех пор,
пока они снова не начинают говорить о песни флейты и ее прекрасном хозяине.

гопйах ким ачарад айам кушалам сма венур дамодарадхара-судхам апи гопиканам

бхункте свайам йад авашишта-расам храдинйо хршйат-твачо ’шру муму чу с тараво


йатхарйах

Мои дорогие гопи, сколько же благочестивых поступков должна была совершить эта
флейта, чтобы теперь самовольно наслаждаться нектаром губ Кришны, оставляя нам —
тем, кому этот нектар предназначен, — лишь тень его вкуса. Предки флейты,
бамбуковые деревья, проливают слезы радости. Ее мать, река, на берегу которой вырос
этот бамбук, ликует от счастья, и лотосы поднимаются из воды на своих длинных
стеблях, словно волосы, вставшие дыбом на ее теле.

«Шримад-Бхагаватам», 10.21.9

ГЛАВА ПЯТАЯ

Нектар губ Кришны

Жогда Шри Чайтанья Махапрабху находился в Джаган-натха-Пури, бенгальские вайшнавы


во главе с Ши-ванандой Сеном каждый год навещали Его, чтобы увидеть празднование
Ратха-ятры лотосоокого Господа Джаганнатхи. По истечении четырех месяцев чатурмасьи
они возвращались в свои дома в Гаудадеше, чувствуя тяжесть на сердце из-за разлуки
с Господом.

Однажды очень возвышенный преданный по имени Калидас, который был дядей Рагхунатхи
даса Госвами и славился тем, что постоянно повторял святое имя Шри Кришны, пришел
вместе с преданными в Пури. Калидас отправился в это путешествие, лелея в уме
недозволенное желание. Он хотел отведать воды, которая омывала лотосные стопы Шри
Чайтаньи Махапрабху, хотя всем преданным было строго запрещено это делать.

Всякий раз, когда Чайтанья Махапрабху входил в храм Господа Джаганнатхи, Он, как и
все посетители, омывал Свои лотосные стопы. Обязанностью Его слуг было
останавливать каждого, кто пытался похитить Его чаранамриту, поскольку таков был
приказ Господа. Но благодаря своей необыкновенной способности оказывать почтение
вайшнавам Калидас обрел особую милость Господа, которая и помогла ему исполнить его
трансцендентное желание.

Пожалуйста, послушайте, как Калидас заслужил милость Господа Чайтаньи! Добровольным


служением этого простосердечного преданного было вкушение остатков пищи всех
Гаудия-вайшнавов, будь то садхаки или с ид дхи. Калидас приходил в дома преданных и
приносил с собой самую лучшую пищу, предлагая ее хозяевам в обмен на остатки их
еды. Если они отказывались уважить его просьбу, он прятался в ближайших кустах, а
когда вайшнавы заканчивали трапезу, выходил из своего укрытия и облизывал
выброшенные ими тарелки из пальмовых листьев, с которых они ели. Таков был его
трансцендентный обычай.

Однажды Калидас посетил дом великого вайшнава Джхаду Тхакура, который жил в деревне
Бхадуя и поклонялся Мадана-Гопале. Калидас преподнес Тхакуру первоклассные плоды
манго и простерся перед ним и его женой в почтительном поклоне. Джхаду Тхакур был
сильно смущен из-за того, что не мог как следует принять гостя. Калидас происходил
из аристократической брахманской семьи, а Тхакур принадлежал к более низкой касте,
поэтому он предложил устроить обед для Калидаса в доме одного брахмана. Калидас
вежливо отказался и сладко произнес:

«Дорогой Тхакур, пожалуйста, пролей на меня милость, не обращая внимания на


иллюзорные формальности, относящиеся к этому телу. У меня, очень греховного и
падшего, есть сильное желание поместить твои лотосные стопы себе на голову, чтобы
обрести пыль с твоих стоп».

Крайне обеспокоенный, Джхаду Тхакур энергично протестовал, в то же время переживая,


что возвышенный гость сочтет его негостеприимным. В результате у них состоялся
очень приятный разговор о величии вайшнавов, но, так или иначе, Тхакур, связанный
украшающими его путами смирения, не поддался на уговоры Калидаса. Проводив своего
святого гостя до дома, Джхаду Тхакур обнял его и вернулся к себе. Через некоторое
время Калидас пошел обратно по следам Тхакура,

осыпая себя пылью из его следов и испытывая при этом великое счастье. Наконец он
подошел к дому Джхаду Тхакура и спрятался в укромном месте.

Увидев замечательные плоды манго, принесенные Кали-дасом, Джхаду поднес их Шри


Кришне и почтил прасад, отдав остатки манго своей жене. Закончив есть, Тхакурани
положила косточки на банановый лист и бросила его в мусорную яму. В это время
великий святой Калидас вышел из своего укрытия и, достав манговые косточки и
шкурки, без колебаний стал обсасывать их. Обретя желаемое и чувствуя, как его
переполняет экстатическая любовь, он залился слезами счастья.

Вот так Калидас почитал остатки пищи всех вайшнавов Бенгалии. Шри Чайтанья
Махапрабху, всеведущая Верховная Личность Бога, знал об этих деяниях Калидаса и был
доволен его смирением. Поэтому однажды Он наградил его редкой возможностью —
вкусить Своей чаранамриты, которую не могли получить даже Его близкие спутники.

Эта лила поучительна для всех, кто жаждет милости Господа. Если человек желает
обрести нектар Его лотосных стоп, то желание это может исполниться лишь по милости
вайшнавов.

Храм Господа Джаганнатхи стоит на прекрасном холме Нилачала и является центром


Пурушоттама-кшетры, имеющей форму раковины. Прославленная во всей вселенной как
место, где легко можно получить маха-прасад Господа, она неотлична от Дварака-Пури,
морской крепости Господа Шри Кришны. Шри Чайтанья Махапрабху, Сам будучи Господом
Джаганнатхой, провел в этом святом месте последние восемнадцать лет Своих праката-
лил, постоянно повторяя святые имена и беседуя с преданными о Господе Кришне.

Однажды, когда Шри Чайтанья Махапрабху пришел в храм Господа Джаганнатхи, слуги
Господа поднесли Ему прасад, приготовленный из очень необычных компонентов. Господь
отведал немного прасада и велел Говинде сохранить его остатки, чтобы почтить их
позже. По вкусу прасад Господа Джаганнатхи был намного превосходнее райского
нектара, и Господь Чайтанья погрузился в океан великого блаженства. Однако в
присутствии слуг Джаганнатхи Он сдержал Свой экстаз и прославил маха-прасад Господа
Кришны:

«Благодаря прикосновению к губам Господа Кришны эта пища превратилась в нектар.


Этот прасад, который стремятся обрести такие полубоги, как Господь Брахма и Господь
Шива, может получить только очень удачливая душа, которой досталась вся милость
Господа».

После церемонии арати Господь Чайтанья вернулся домой, исполнил полуденные


обязанности и пообедал. В течение всего дня Его ум, вдохновляемый вкусом прасада,
был переполнен экстатической любовью, которую Он мог сдерживать лишь с большим
трудом. Вечером, когда большинство преданных разошлись по домам, Господь сел в
уединенном месте в саду Каши Мишры. В воздухе стоял густой аромат цветов чампака, и
сквозь деревья доносилось прохладное дуновение бриза. Все вокруг напоминало
Вриндаван, и Господь был счастлив сидеть там вместе со Своими близкими спутниками.

Господь Гауранга, сын Шачи, велел Говинде раздать всем присутствующим нектарные
остатки пищи Господа Джаганнатхи. Когда преданные ощутили необычайную сладостность
этого прасада и вдохнули его удивительный аромат, они пришли в изумление.

Шри Чайтанья Махапрабху с чувством произнес: «Все эти компоненты — сахар, камфара,
черный перец, кардамон, гвоздика, масло, специи и лакрица — материальны. Вы и
раньше не раз их пробовали и вдыхали их аромат. Однако когда эти компоненты
соединили в одном блюде и преподнесли Господу Джаганнатхе,

они приобрели необычайный вкус и запах. Попробуйте, и вы почувствуете разницу! Не


только вкус, но даже аромат этого праса-да пленяет ум и заставляет забыть о всякой
иной сладости».

Понизив голос и оглядевшись по сторонам, Господь продолжал: «Если мы поищем


объяснение этому чуду, то придем к единственному заключению: духовный нектар губ
Кришны, должно быть, коснулся этих обычных продуктов и передал им свои качества.
Особыми свойствами губ Шри Кришны являются чарующий аромат и необычайный вкус,
которые заставляют человека забыть все другие ощущения. Мои дорогие преданные, этот
прасад можно получить, только совершив множество благочестивых поступков. Вкушайте
же его теперь с великой верой и преданностью!»

Громко повторяя святое имя Хари, все преданные вкусили прасад и просто обезумели от
экстаза любви. Находясь в этом состоянии божественного блаженства, Шри Чайтанья
Махапрабху велел Рамананде Раю процитировать некоторые стихи из «Шримад-
Бхагаватам», и Рамананда Рай произнес:

сурата-вардханам шока-наиланам сварита-венуна суштху чу мбитам

итара-рага-висмаранам нрнам витара вира нас те ’дхарамртам

«О герой, пожалуйста, одари нас нектаром Своих губ, который усиливает блаженство
любви и уносит прочь все печали. Этим нектаром вдоволь наслаждается Твоя поющая
флейта, и любой, кто изведает его, забудет обо всех остальных привязанностях»
(«Шримад-Бхагаватам», 10.31.14).

Услышав от Рамананды Рая этот стих, Шри Чайтанья Махапрабху остался очень доволен и
Сам продекламировал следующий стих, который в сильном волнении произнесла Шримати
Радхарани:

враджатула -куланганетара -расали -тршна -хара -прадйвйад-адхарамртахсукрти-лабхйа-


пхела-лавах

судха -джид -ахиваллика -су дала -вйтика -чарвитах са ме мадана-моханах сакхи


таноти джихва-спрхам

«Моя дорогая подруга, несравненный нектар с губ Верховной Личности Бога, Кришны,
можно обрести только после совершения многих благочестивых поступков. У прекрасных
гопи Вриндавана этот нектар уносит желание наслаждаться любыми другими вкусами.
Мадана-мохан всегда жует пан, который вкусом своим превосходит райский нектар, чем,
несомненно, разжигает желания Моего языка» («Говинда-лиламрита», 8.8).

Произнеся этот стих, Шри Чайтанья Махапрабху в приливе любовного экстаза вошел в
роль Шри Радхики и, словно одержимый, стал объяснять значение обоих стихов.

Господь Гаура заговорил так, будто Шри Кришна, луна Вриндавана, наконец предстал
перед Ним: «Мой дорогой возлюбленный, позволь Мне описать некоторые качества Твоих
трансцендентных губ. Они возбуждают ум и тело каждого, увеличивают стремление
наслаждаться, уничтожают бремя материального счастья и заставляют человека забыть
все материальные вкусы. На самом деле весь мир находится в их власти! Твои губы
побеждают стыдливость, религиозность и терпение. Они порождают безумие в умах всех
женщин, увеличивая жадность их языков и привлекая их к Тебе. Учитывая все это, мы
видим, что Твои трансцендентные губы ошеломляют всех и всегда».

С выразительно поднятыми руками и озорной улыбкой на прекрасном золотом лице сын


Шачи сказал: «Мой дорогой Кришна, поскольку Ты мужчина, нет ничего необычного в
том, что Твои привлекательные губы беспокоят умы женщин. Однако, хоть Мне и стыдно
говорить об этом, но Твои губы иногда привлекают даже флейту, которая считается
мужского пола.

Даже она любит пить нектар Твоих губ и таким образом забывает обо всех других
вкусах».

Проникнувшись настроением Радхики, Господь Чайтанья говорил, словно был в окружении


подруг-гоии, которыми являлись Его близкие спутники: «Даже бессознательная материя
иногда обретает сознание благодаря Твоим губам, поэтому всем должно быть известно,
что они — великие волшебники. Очень удивительно то, что, хотя флейта всего лишь
кусок сухого дерева, Твои губы дают ей возможность пить их нектар и наделяют ее
деревянное тело умом и чувствами. Когда флейта полностью оживает, Твои губы даруют
ей великое трансцендентное блаженство».

Испытывая боль, причиняемую надменностью флейты, Господь Чайтанья, с выражением


трансцендентной зависти на сладостном лице, продолжал: «Эта флейта — очень коварный
мужчина, который вновь и вновь вкушает нектар губ другого мужчины. И после этого
она хвастается своими достоинствами перед гопи: „О гопи! Если вы так гордитесь тем,
что вы — женщины, тогда подходите и наслаждайтесь своей собственностью — нектаром
губ Верховной Личности Бога“».

Господь Чайтанья продолжал пересказывать Шри Кришне разговор с надменной флейтой:


«Затем вену гневно сказала Мне: „О Радхе! Если Ты отбросишь стыд, страх и
религиозность и придешь отведать нектар губ Шри Кришны, я откажусь от своей
привязанности к ним и передам Тебе Твою собственность. Если же Ты не сделаешь этого
и останешься закованной в цепи условностей, я буду без стеснения постоянно
наслаждаться нектаром губ Шри Кришны. Ты спрашиваешь, чувствую ли я себя виноватой,
наслаждаясь чужой собственностью? Я отвечу, что испытываю некоторую неуверенность
из-за Твоего законного права пить этот нектар. Однако что касается остальных, то
они для меня все равно что солома на улице, и я не задумываясь унесу сокровище губ
Шри Кришны"».

На лотосном лице Чайтаньи Махапрабху отразилась буря эмоций, и Он пожаловался


спутникам: «Нектар губ Кришны, соединенный с песнью Его флейты, привлекает живых
существ во всех трех мирах. Однако, когда мы, гопи, терпим всё, соблюдая
религиозные принципы, эта флейта осуждает нас».

Обращаясь теперь к Шри Кришне, Господь Чайтанья сказал: «Нектар Твоих губ и звук
Твоей флейты, соединившись вместе, развязывают нам пояса, побуждая нас отбросить
стыд и религиозность даже в присутствии наших старших. Точно хватая за волосы, эти
двое силой волокут нас к Тебе и заставляют предаться и стать Твоими служанками.
Узнав об этом, люди смеются над нами. Таким образом, мы оказались в полном
подчинении у флейты».

Представляя замужних гопи, чье стремление к губам Кришны выходит за рамки приличия,
Шримати Радхарани выразила их неспособность призвать флейту к ответу: «Эта флейта —
всего лишь сухая бамбуковая палка. Тем не менее она повелевает нами и всячески
оскорбляет нас, ставя в затруднительное положение. Что нам остается делать, кроме
как терпеть все это? Мать вора не взывает к правосудию, когда наказывают ее сына.
Так же и мы — просто молчим, страдая от поведения губ Шри Кришны».

Продолжая прославлять губы Шри Кришны, словно Он Сам был Шри Радхикой, Господь
Чайтанья сказал: «Послушайте еще об одной несправедливости! Все, что касается этих
губ, включая пищу, напитки или бетель, становится подобным нектару и называется
кришна-пхела — остатки вкушения Кришны».

Затем Господь Чайтанья стал описывать остатки кушаний Шри Кришны: «Только
представьте себе, как горды остатки Его пищи, если даже полубоги, несмотря на все
свои молитвы, не могут обрести и крупинки этой еды! Только тот, кто в течение
многих и многих жизней действовал благочестиво и стал преданным, может получить
их».

Потом Шри Чайтанья Махапрабху обратил Свое внимание на остатки бетеля, который
жевал Шри Кришна: «Этот бетель

изо рта Кришны бесценен, и его остатки считаются сутью нектара. Когда гопи
принимают эти остатки, их рты уподобляются Его сосуду, куда Он сплевывает».

В завершение Господь Чайтанья, обвиняя действия губ Шри Кришны, заговорил словно
безумец, в глубоком экстазе любви к Богу: «Поэтому, Мой дорогой Шри Кришна, оставь,
пожалуйста, все хитрые уловки и не убивай гопи звуком Своей флейты. Шутя и смеясь,
Ты дразнишь нас Своими недоступными губами и поэтому повинен в убийстве женщин.
Лучше бы Ты удовлетворил нас, даровав нам, как милостыню, нектар Своих губ».

Пока Господь Чайтанья Махапрабху говорил это, Его настроение изменилось, гнев утих,
но душевное волнение усилилось. Повернувшись к друзьям и видя в них гопи Враджа, Он
продолжал: «Этот нектар губ Кришны чрезвычайно трудно об

рести, но если кто-то получает хоть немного, то его жизнь достигает совершенства.
Если человек способен пить этот нектар, но не делает этого, то он живет напрасно».

Виня судьбу в удаче флейты и страданиях гопи, Он сказал: «Есть личности,


недостойные пить этот нектар, но, тем не менее, они пьют его постоянно. Достойные
же никогда не получают его и потому умирают от жажды. Надо понимать, что эти
недостойные личности обрели нектар губ Кришны в силу какой-то аскезы».

Шри Чайтанья Махапрабху вновь обратился к Рамананде Раю: «Пожалуйста, скажи что-
нибудь, ибо Мои уши хотят слушать». Поняв сокровенное желание Шри Чайтаньи
Махапрабху, Рамананда Рай, являющийся во Врадже гопи Вишакхой, произнес девятый
стих вену-гиты:

гопйах ким ачарад айам кушалам сма венур дамодарадхара-судхам апи гопиканам

бхункте свайам йад авашишта-расам храдинйо хршйат-твачо ’шру му мучу с тараво


йатхарйах

«Мои дорогие гопи, сколько же благочестивых поступков должна была совершить эта
флейта, чтобы теперь самовольно наслаждаться нектаром губ Кришны, оставляя нам —
тем, кому этот нектар предназначен, — лишь тень его вкуса. Предки флейты,
бамбуковые деревья, проливают слезы радости. Ее мать, река, на берегу которой вырос
этот бамбук, ликует от счастья, и лотосы поднимаются из воды на своих длинных
стеблях, словно волосы, вставшие дыбом на ее теле» («Шримад-Бхага-ватам», 10.21.9).

Услышав этот стих, Шри Чайтанья Махапрабху погрузился в экстатическую любовь и в


сильном возбуждении начал объяснять его значение.

В первый месяц зимнего сезона, после лил с флейтой, некоторые гопи по указанию
своих родителей примут обет, чтобы получить Шри Кришну в мужья. На самом деле этому
их желанию не суждено сбыться, потому что во Вриндаване Кришна всегда играет только
роль возлюбленного гопи. Но символически Он принял их как Своих жен, когда украл у
них одежды и пригласил на следующий год на танец раса. Сейчас же эти гопи,
украшенные всем очарованием юности, выбрали подходящее место, чтобы слушать песнь
флейты.

В приведенной ниже беседе гопи проявляют четыре признака экстаза: зависть,


смущение, гордость и смирение. Как в океане есть множество волн, так и в океане
преданного служения существуют бесчисленные волны духовных эмоций. Потоки
привязанности к Шри Кришне перебрасывают гопи с одной волны на другую, и те
переживают одну эмоцию за другой.

Песни вену-гиты, качества гопи и, конечно же, поведение возвышенных вайшнавов — все
это находится на трансцендентном уровне. Поэтому проявляемые ими духовные эмоции не
следует путать с чувством привязанности у обусловленных живых существ. Господь
Гауранга лично учил Шри Рупу и Шри Санатану науке любовной преданности, чтобы они
могли отличить ее от искаженного отражения, называемого вожделением.

В «Нектаре преданности» Шрила Прабхупада подробно описывает пять бхав, составляющих


расу. Прежде чем рассматривать этот стих, я кратко напомню наставления Его
Божественной Милости на данную тему, чтобы прояснить суть духовных рас.

Раса — это трансцендентный вкус, или взаимоотношения живого существа с Верховным


Господом, следующие за стадией экстатической любви. Раса проявляется на уровне
према-бхакти, то есть на стадии шуддха-саттвы — чистой благости. В этом состоянии
сердце полностью очищено от всех следов материальной скверны.

Раса состоит из сочетания вибхавы, анубхавы, саттвика-бхавы, санчари-бхавы и


стхайи-бхавы и является истинной духовной сущностью преданного. В одной из
предыдущих глав уже упоминались пять основных рас: нейтральная, в духе служения,
дружеская, родительская и раса супружеской любви.

Вибхава — это причина, по которой преданный начинает ощущать любовь к Кришне. У нее
есть два вида, известных как аламбана (то, в чем проявляется любовь) и уддипана
(то, благодаря чему проявляется эта любовь).

Анубхава — это внешние признаки в поведении, такие как смех, танец и воспевание,
которые выдают присутствие бхавы, привязанности к Кришне.

Саттвика-бхава состоит из восьми признаков экстаза, таких как оцепенение, испарина,


дрожь, причиной появления которых служит влияние духовной энергии на тело (особенно
на нервную систему).

Санчари-бхава (вьябхичари-бхава) — это тридцать три трансцендентные эмоции (в том


числе гордость, зависть, страстное устремление), появляющиеся и исчезающие, подобно
волнам в океане, и не затрагивающие главные эмоции (стхайи-бхаву).

Стхайи-бхава — это основная эмоция, или духовная сущность, преданного, которая


присутствует во всех видах духовных взаимоотношений.

Теперь мы приведем примеры этих бхав, анализируя сак-хья-, ватсалья- имадхурья-


расу.

В настроении дружбы вибхава заключается в том, что преданный видит объект своей
привязанности, Шри Кришну, в виде озорного, красиво одетого мальчика, всегда
веселого и радостного (вишая-аламбана). Субъектом привязанности (ашрая-аламбана)
является тот, кто безраздельно предан Кришне и всегда верно служит Ему как друг,
считая Его своей собственностью. Возраст Кришны, Его флейта, буйволиный рожок и
музыкальные инструменты являются стимулами для переживания этой привязанности
(уддипана).

Анубхавами являются борьба, игры и отдых вместе с Кришной. Саттвика-бхавами часто


бывают плач и мурашки, пробегающие по коже. Счастье, веселье, гордость и
хвастовство — самые главные из санчари-бхав, тогда как чувство равенства, свободное
от благоговения, является стхайи-бхавой.

В родительских отношениях объект привязанности — тоже Кришна (вишая-аламбана), но в


образе прекрасного, хорошо воспитанного, послушного мальчика, с нежным, как лотос,
телом. Старшие, такие как Яшода, Нанда и Рохини, — субъект этой привязанности
(ашрая-аламбана), а улыбающееся лицо Кришны, Его мягкий характер и детские игры —
ее стимулы (уддипана).

Анубхава в этой расе проявляется в том, что преданный вдыхает аромат волос Кришны,
дает Ему благословения, кормит Его и воспитывает Его как своего ребенка. Сат-твика-
бхава включает в себя все восемь признаков с одним

дополнительным. Этот признак проявляется только у Яшо-ды — у нее течет молоко из


грудей. Санчари-бхава — это радость общения с Кришной и страх перед демонами,
прячущимися в лесу. Стхайи-бхава — это родительская любовь преданного, который
считает Кришну зависимым от него.

В мадхурья-расе вибхава проявляется в красоте Кришны, Его сладостных играх и


любовных взаимоотношениях (вишая-аламбана), а гопы — прибежище этой любви (ашрая-
аламбана). Звуки флейты, пение кукушек весной, дождевые тучи, крик павлина и
созерцание облика Кришны — это стимулы для проявления бхавы (уддипаны).

Анубхавами являются взгляды искоса и застенчивые улыбки, тогда как саттвика-бхавы


включают в себя все восемь признаков в их наивысшем проявлении. Леность, сильный
гнев и сожаление — некоторые из множества санчари-бхав. Стхайи-бхавой является
глубокая любовная привязанность.

Таким образом, человеку не следует судить о поведении гопи с материалистических


позиций, зная, что их поступки являются зрелым проявлением духовного экстаза,
полностью лишенного всяких следов материального осквернения.

Продолжая девятый стих вену-гиты, Шрила Прабхупада включает в свой перевод


прекрасное объяснение слов гопи. Он пишет: «„Дорогие подружки, нельзя даже
представить себе, какие благочестивые деяния совершила бамбуковая флейта Кришны,
чтобы сейчас наслаждаться нектаром Его уст, который на самом деле принадлежит нам,
гопи!“ Кришна порой целует пастушек, и потому только им доступен божественный
нектар Его губ. Гопи недоумевали: „Как может флейта, обыкновенный ствол бамбука,
непрестанно пить нектар с уст Кришны? Мать и отец этой флейты, должно быть,
счастливы, оттого что она служит Самому Богу“.

Матерью деревьев считается вода рек и озер, питающая деревья. Воды рек и озер
Вриндавана, покрытые распустившимися лотосами, были счастливы, когда думали: „Как
могло

случиться, что наш сын, бамбуковый побег, наслаждается нектаром губ Кришны?"
Бамбуковые деревья, росшие по берегам рек и озер, тоже были счастливы, оттого что
их потомок служит Господу. Так люди, обладающие трансцендентным знанием, радуются,
когда видят, что их дети и внуки служат Богу. Переполняемые радостью, деревья
непрерывно источали мед,

и он вытекал из пчелиных сот, висевших на их ветвях».

Это описание Шрилы Прабхупады представляет собой разъяснение, которое дают Санатана
Госвами и Вишванатха Чакраварти Тхакур в своих комментариях. Гопы внимательно
следят за родственниками бамбуковой флейты, которыми являются реки и деревья,
подозревая, что, когда Шри Кришна играет на флейте, они проявляют духовные эмоции.
Гопи заявляют, что эта бамбуковая семья украла их законную собственность — нектар
губ Шри Кришны, хотя этот нектар гопи получают от флейты и, отведав его, ведут
безумные речи.

Повергнутая в изумление влиянием флейты, одна гопи в замешательстве обращается к


другой, которая находится

в таком же состоянии, стихом, начинающимся со слова го-пйах. Здесь слово гопй


одновременно имеет несколько важных значений. Гупта означает «скрытный»; поэтому
«гопи — это „та, которая скрывает"», гопайати ити гопй. Поскольку эти юные девушки
прячут свою любовь глубоко в своих сердцах и говорят о ней в укромных местах, их
называют гопи. Корень гоп также означает «защищать». Гопи поддерживают или защищают
свои тела лишь в надежде получить нектарный даршан Шри Кришны. Более того, они
защищают Кришну от пылающего огня Его любовных желаний, и потому их тоже

называют гопи.

Как и множество других юных девушек по всему Враджу, эти гопи обсуждают между собой
удачу флейты. Одна гопи, широко раскрыв глаза, сказала с оттенком пренебрежения:
«Дорогие подружки, мы слышали об удаче мальчиков-пастушков, которые, пася коров,
свободно поют и танцуют с Кришной

14*

и Баларамой. Что говорить об удаче этих гопов? Может ли что-нибудь сравниться с


удачей постоянного спутника Кришны — флейты?»

Одно упоминание слова «флейта» вызвало у девушек Враджа бурю трансцендентной


зависти. Поднимая изогнутые брови, они искоса поглядывали на лес Вриндавана. Одна
очаровательная гопи в одеждах весенней расцветки, с нежно позванивающими браслетами
на руках, заметила: «Эта флейта — анартха-кари, очень проказливая, поскольку своим
поведением повергает нас в океан смятения».

Другая большеглазая гопи с золотым кувшином для воды, стоящим около ее красноватых
лотосных стоп, спросила: «Как эта флейта обрела такую удачу? Скажите мне кто-
нибудь, какие благочестивые поступки совершала эта бамбуковая флейта, чтобы сейчас
наслаждаться нектаром губ Шри Кришны».

Гопи, стоявшая рядом с ней, возбужденно воскликнула: «Эта вену сделана просто из
воды и дерева! Сакхи, сколько же пуньи накопила флейта в этой или предыдущих
жизнях, чтобы теперь наслаждаться возвышенным положением постоянного спутника
Мукунды!»

Еще одна гопи, переполненная изумлением, сказала в великом блаженстве, соединив


ладони: «Мои дорогие подруги, просто непостижимо, как много благочестивых поступков
совершила эта флейта в своей прошлой жизни, сколько мест паломничества посетила,
через какие аскезы прошла и какое количество совершенных мантр повторила!»

Стаи зеленых попугаев, сидевших на ветвях деревьев над головами гопи, подняли
оглушительный шум в поддержку их утверждений. Одна из гопи махнула рукой, чтобы
заставить их замолчать, и сказала: «Возмутительно! Какая несправедливость! В то
время как недостойная флейта пьет нектар губ Шри Кришны, в высшей степени достойные
гопи умирают от горя, страстно желая получить этот эликсир. Чтобы вернуть себе
удачу, мы должны немедленно разузнать, какие аскезы

совершила эта флейта в прошлой жизни, чтобы обрести такое совершенство».


Другая юная гопи, недавно присоединившаяся к этой группе, с большим любопытством
спросила: «Сакхи, а какое нам дело до аскез флейты — прошлых или настоящих?»

Улыбаясь с большой любовью, ее подруга ответила: «Эта флейта всегда в руке или за
поясом у Шри Кришны. Он спит, положив ее рядом, и даже когда мама купает Его, Он не
выпускает флейту из рук. Если мы узнаем, какая аскеза сделала ее такой удачливой,
то сможем немедленно последовать той же садхане. Так мы исполним наше желание —
всегда быть с Кришной и постоянно пить нектар Его губ».

Освещая сад золотым сиянием, другая гопи обратилась к своим подругам с великим
смирением: «Хе гопьях! Все время мы считали нашей великой саубхагьей то, что
родились во Врадже и поэтому обрели общение со Шри Кришной. Но постойте! Кажется,
что провидение обмануло нас! На самом деле наивысшая удача — родиться флейтой,
которая смеется над теми краткими мгновениями, что мы проводим с Нанда-нан-даной».
Соединив ладони и подняв их к сердцу, она с глубоким чувством произнесла: «Мы все
должны молиться Дамодаре, который известен как бхакта-ватсала, благожелатель Своих
преданных, чтобы родиться в семье флейт».

Гопи, сведущая в науках, сказала: «Ким мангалам ачарат? Что благоприятного могла
сделать эта флейта? В чем ее благочестие? О мугдхе, сбитые с толку девчонки! Флейта
не совершала ничего, поскольку это неодушевленный предмет». Затем, коснувшись
указательным пальцем правой руки своего прелестного подбородка, она
глубокомысленно, словно великий муни, изрекла: «Но, бесспорно, каково бы ни было
положение этой флейты, она тем не менее по-хозяйски наслаждается нектаром губ
Дамодары. Как такое могло случиться?»

Ее широкий лоб украсили три морщинки изумления. В замешательстве глядя на своих


подруг, она бессвязно заговорила:

«О гопика, вы должны говорить! Ведь вы знаете, какие благочестивые поступки


совершала флейта, но до сих пор ничего не сказали». Погрозив пальцем, она
продолжила: «Почему вы молчите? Возможно, никто из вас не знает, как флейта обрела
такие заслуги». Заглянув в глаза своих сбитых с толку подруг, она сказала: «Ну
хорошо, если вы не знаете, как флейта обрела такую удачу, почему бы просто не
поделиться своими предположениями?»

Другая гопи, горячего нрава и дерзкая по природе, одетая в сари цвета восходящего
солнца, подбоченясь, обратилась к своим подругам: «Хорошо сказано, дорогие
подружки, хорошо сказано! Я понимаю, что в прошлых жизнях вы были йогини и поэтому
так восхищаетесь аскезами и повторением мантр». Осуждающе поглядев на всех, она
заявила: «Меня интересует на данный момент не благочестие флейты или ее
многочисленные паломничества по святым местам. Здравомыслящие люди должны
беспокоиться по поводу того, как эта бамбуковая палка имеет наглость красть
собственность у ее законных владельцев!» Переводя взгляд с одного прекрасного лица
на другое, она выразительно сказала: «Дорогие сакхи, нужно ли мне напоминать вам,
кто является истинным владельцем нектара? Неужели вы думаете, что у этого очень
ограниченного наследства может быть больше одного наследника?»

После секундного молчания враджа-деви заволновались: они стали оживленно


перешептываться и жестикулировать. Методом исключения гопи быстро определили, что
истинными владелицами губ Шри Кришны являются они сами. После этого роль флейты
изменилась, и вместо объекта прославления она стала проказливым соперником. Это
сногсшибательное открытие возбудило в гопи множество сильных чувств, проявившихся в
таких анубхавах, как дрожь и бледность.

Заинтересовав подруг, гопи продолжала: «Сакхи, вы должны понять бессовестную и


аморальную природу этой флейты». Оглядевшись по сторонам, а потом посмотрев в глаза
подругам,
она понизила голос: «То, что я собираюсь вам сказать, довольно неприлично, но для
вашего же блага это должно быть сказано. Дорогие подружки, слушайте внимательно». С
выражением любопытства на лицах девушки придвинулись к ней, словно металлические
опилки, притянутые магнитом.

«Хорошо известно, что эта флейта совершенно недостойна постоянно пить


непревзойденный нектар губ Кришны, потому что она всего лишь мертвая бамбуковая
палка. Но есть еще тайная причина ее недостойности — в высшей степени сомнительный
пол флейты». Гопи изумленно посмотрели друг на друга, раскрыв рот. «Всем известно,
что грамматически слово вену мужского рода, но флейта как предмет обычно считается
женского рода. На самом деле истина такова, что эта флейта и грамматически, и по
существу — мужского рода». Изогнув брови для большей выразительности, она
продолжила: «Иными словами, дорогие подруги, надо понимать, что Шри Кришна
постоянно изливает бесценный дар Своих губ в... губы другого мужчины!»

В этот момент все гопи неудержимо захохотали, а их лица раскраснелись от веселья.


«Это значит, что отношения между Шри Кришной и Его вену являются айогйата,
незаконными. Теперь вы понимаете всю алчность этой флейты? Вопреки моральным устоям
она продолжает наслаждаться нектаром губ Шри Кришны и отказывается принять любую
другую форму наслаждения (бхогу)».

Негодование, вызванное ревностью, воцарилось среди светлоликих гопи, ласково прижав


их к своей груди. Высоко подняв голову и нахмурив брови, еще одна гопи заговорила с
огромной силой и убежденностью: «Как можно терпеть такое нахальство? Шри Кришна,
сын Враджендры, несомненно, женится на всех гопи Вриндавана, и поэтому нектар Его
губ является их собственностью. Никто другой не может и не должен наслаждаться им.
Дерзкая флейта знает это, но думает, что она очень дорога Шри Кришне, и, поступая
как человек, наслаждается тем, что предназначено нам».

Топнув ногой для выразительности, она добавила: «Надо обуздать ложную гордость этой
негодницы, так как ее действия выходят за рамки ее касты. Утверждение сваджатййа-
снигдха объясняет хорошо известное правило: живое существо должно общаться с себе
подобными. Гопи рождены в гопа-джати, роду гопов, и Дамодара тоже гопа-джати.
Поэтому мы являемся законными наследницами, и именно мы должны получать нектар Его
губ. В конце концов, это нас обнимал ночью Шри Кришна, а значит, этот нектар —
исключительно наша собственность. Вену невысокого происхождения, но дерзко
проникает туда, где ей не положено быть. Следовательно, оставаясь в обществе себе
подобных, она должна украшать берега Ямуны, вместо того чтобы приносить нам так
много страданий».

Все гопи в полном согласии в один голос воскликнули: «Отправить флейту к ей


подобным! Она не должна выходить за пределы своей касты!»

Гопи то плыли, то тонули в безбрежном океане экстатической любви к Кришне. В этом


океане бушевали бесчисленные волны трансцендентных эмоций, которые бросали их умы
от одного экстаза к другому. Знала флейта о своей удаче или нет, но гопи, будучи
самыми возвышенными трансцендента-листами, считали ее одушевленным существом,
занятым служением Кришне, и соперницей в удовлетворении их ненасытных желаний.

Хотя гопи имеют много возможностей разлучить Кришну с флейтой, Его энергии
устраивают все так, что вену всегда находит обратную дорогу к своему хозяину.

Иногда, прогуливаясь по садам Вриндавана, Шри Кришна, увлеченный общением с гопи,


нечаянно роняет флейту. В этот момент гопи прячут свою соперницу, намереваясь позже
бросить флейту в Ямуну, чтобы ее унесло в море.

Когда Шри Кришна играет с Радхарани в кости на берегу Ее озера, Они выкладывают
Свои драгоценности в качестве ставок в игре. Когда Шри Кришна ставит на кон Свою
флейту

и проигрывает бросок, Он становится объектом насмешек гопи, которые говорят:

«Ого! Вот это да! Во Вриндаване только флейту Ты называл Своей собственностью, но
удержать эту жену не смог. Дорогой Шри Кришна, Ты можешь побеждать там, где
требуется физическая сила, вроде сражений с демонами. Для этой же игры требуется
иметь немного разума, и Ты, конечно, показал Себя здесь не лучшим образом. Может
быть, чрезмерное общение с множеством коров в конце концов повлияло на Тебя. Теперь
Тебе лучше отправиться пасти их и оставить эту игру тем, у кого умственные
способности развиты лучше».

Качаясь на качелях со Своей самой любимой гопи, Кришна полностью погружается в эту
лилу и проявляет шаловливый нрав. Пообещав раскачивать качели очень плавно, Он
заставляет их взлетать все выше и выше, отталкиваясь от земли лотос-ной стопой.
Качели стремительно раскачиваются, и Шри Радха пугается этого. Пока Он наслаждается
Ее испугом, безудержно смеясь и игнорируя Ее жалобы, флейта выпадает у Него из-за
пояса прямо в руки сакхи, становясь орудием их мести.

Как Шри Кришна является вечным пастушком, гопи — вечными спутницами Кришны, а
Вриндаван — вечным местом их игр, так же и вену — вечная соперница гопи. Их
любовная враждебность является вечной лилой, которая питает всегда растущее
наслаждение Шри Кришны.

Таким образом, гопи продолжали свою беседу, проявляя всё новые трансцендентные
эмоции. Одна гопи, хорошо знающая свод законов Ману, сказала: «Не прибегая ни к
чьей помощи, лишенная всякой щедрости, эта флейта единолично наслаждается адхара-
судхой Шри Кришны. Сакхи, нам следует признать, что, захватив чужую собственность,
флейта стала вором, ча-ури. Эта флейта — пират, рожденный из речных водоворотов, и
предатель, находящийся вне закона. Без колебаний, не тратя ни времени, ни дыхания
на разговоры, мы должны поступить с этой флейтой как с преступником, и никак
иначе».

Ее помощница добавила: «Поскольку флейта сообщает гопи о встрече со Шри Кришной,


она может ждать от нас снисхождения за это служение, думая, что ее вина
уменьшилась. Сакхи, не поддавайтесь глупому мягкосердечию! В судебном процессе
„гопи против флейты" только данда является подходящим наказанием».

Полные гнева, гопи вторили ей: «Накажем вора за его преступление! Выпороть его!
Бросить его в Гангу! Отрубить ему голову!»

Первая гопи продолжила: «Дамодара всегда находится во власти гопи. Путами Своих
любящих взглядов Шри Радха полностью связывает Его, а Яшода, собрав все веревки
Нандагра-мы, привязала Его за талию к ступе. Это всем хорошо известно! Но каким-то
образом — а каким, мы пока не знаем, — без всякого разрешения эта флейта нашла
дорогу к поясу Шри Кришны. Сейчас, обретя такое высокое положение, она гордо
восседает у Его сердца, подобно министру у трона царя. Ее бесстыдство и
бесцеремонность только усугубляют ее преступление.

Кто-то может возразить, что флейта пьет нектар, не прилагая никаких усилий, чтобы
занять это положение. Если этот нектар пришел к ней сам собой, то почему она не
может наслаждаться им и почему гопи должны завидовать ее удаче?»

Прежде чем кто-либо из разгневанных гопи успел ответить, она сказала сама: «Ответ
наш будет таков: флейта не получила нашего разрешения занять новое место жительства
и не делится с нами обретенным нектаром. На самом деле она так жадно пьет нектар,
что после нее нам ничего не остается. Подруги мои, не думаете ли вы, что такая
неконтролируемая жадность заслуживает наказания?»
«Ахо дхарштйам! О бесстыдница! — воскликнула другая гопи, в гневе вскочив на ноги.
— Губы Дамодары — это нескончаемый источник нектара, который никогда не пересыхает,
но становится все обильнее. Эта наглая флейта берет его и проглатывает целиком, не
оставляя нам ни единой капли!»

Подобно лебедям, страдающим от жажды в пустыне, где влага осталась только в их


глазах, гопи хором воскликнули: «На авашиштах ! Ни одной капли! Даже ни единой
капли!»

Другая гопи сказала: «Основное свойство этого нектара в том, что он увеличивает
привязанность к самому себе. Похоже, невозможно прогнать эту презренную флейту,
которая могла бы пить расу где-нибудь в другом месте. Она так пристрастилась к
адхара-судхе — нектару паракия-расы, предназначенной для нас, — что ее не
интересует никакой другой вкус и она нагло ворует нашу собственность».

Ее прервала одна гопи, сказав с большим нажимом: «И поскольку ее жажда к этому


нектару неутолима, если что-то остается, то флейта забирает и это. Вы когда-нибудь
видели, чтобы она прекратила пить и есть этот нектар?»

В экстазе страстного желания гопи представили себе непостижимую удачу флейты и,


словно куклы под воздействием колдовских чар, отозвались: «Она никогда не перестает
пить и есть этот нектар! Никогда не перестает!»

С еще большей страстью в голосе, как если бы они были одни в целом свете, другая
гопи сказала: «Дорогие подруги, я могу привести свидетельство, которое, дополняя
тему, прольет свет на то, почему флейта не оставляет ничего для гопи Враджа. В
общем, я подозреваю, что у нее есть несколько сообщников, и она делится добычей с
ними».

Вся гопи-гана, похожая на гирлянду из разноцветных райских цветов, ошеломленно


замерла, услышав о заговорщиках, повинных в краже их собственности. Побледнев от
гнева, одна враджа-сундари воскликнула: «Хе сакхи-гана! Дорогие подруги! Пока мы
сидим здесь и приятно проводим время, банда грабителей во главе с жадной флейтой
убегает с нашей собственностью. Похоже, что наше единственное утешение — это
поэтическое наследие, которое мы оставляем обитающим здесь птицам, лианам и
деревьям. Кажется, вы можете оставаться счастливыми, не пытаясь остановить воров,
но я — нет!»

Вскочив на ноги, эта гопи направилась туда, откуда доносилась песнь флейты. Похожая
на разгневанного Ямараджу в женском обличье, она была готова наказать самых грешных
заговорщиков Враджа, повесив их в петле своих дрожащих бровей. Чтобы отменить
осуществление ее суровых планов, понадобились сила и решимость всего собрания гопи,
но над ее блуждающим взором, который продолжал пылать решимостью отомстить флейте и
ее сообщникам, они все же оказались не властны.

Гопи, сведущая в законах Ману, сказала: «Чтобы избежать ловушки обвинения


невиновного, объясни, пожалуйста, какие сообщники участвуют в краже остатков
нектара губ Дамодары и как совершается это преступление».

Горя желанием докопаться до сути, гопи хором спросили: «Кто эти сообщники?»

Подтверждая свои слова, гопи ответила: «Главными подозреваемыми являются озера,


реки и деревья, поскольку они — родственники флейты. Однако я упоминаю их имена не
просто из подозрения. Есть веское доказательство в поддержку моего мнения».

«Что это за доказательство?» — спросила ее лотосоокая подруга.

«Поскольку деревья и бамбуковые заросли живут тем, что пьют воду, реки Враджа
известны как их матери. Когда кто-то обретает нечто очень труднодостижимое, можно
видеть, как его охватывает радость». Она указала изящным пальчиком на запад:
«Только посмотрите, насколько радостны воды озер и рек Вриндавана. Для меня это
явный признак того, что они наслаждаются драва-матрой капли этого нектара».

«Дорогая сакхи, — спросила другая гопи, — по каким же признакам ты определила, что


реки пребывают в радости?»

Обвинительница ответила: «Разве на днях мы не удивлялись тому, что без всяких


видимых причин во многих водоемах Враджа не по сезону расцвели бесчисленные лотосы?
С точки

зрения науки расы остатки нектара следует считать вибхавой, переполняющей реки и
озера. Хотя они пытаются прикрыть признаки своего экстаза руками многочисленных
волн, распустившиеся лотосы на их поверхности являются анубхавой, выдающей огромное
блаженство, которое они ощущают».

«А как насчет деревьев?» — спросила другая гопи.

«Деревья тоже пытаются скрыть свой экстаз. Но и у них это не получается, и слезы
счастья вырываются наружу в виде меда, который в изобилии вытекает из ульев. Как
все великие преданные, они плачут в экстазе. Сакхи, какая другая причина может
вызвать такое поведение, кроме нектара губ Кришны? Эти примеры подтверждают
поговорку: „Каков отец, таков и сын“. И деревья, и реки не желают делиться с нами
нектаром. Неудивительно, что флейта, их потомок, так бессердечна, жестока и лишена
всякого милосердия».

Закивав головками в знак согласия, гопи сказали: «Это, несомненно, очень веское
доказательство. Похоже, что мы со всех сторон окружены разбойниками».

Одна мридви-гопи, чья добрая и мягкая натура побуждала ее говорить со смирением,


добавила: «Возможно, озера и реки счастливы оттого, что их сын, флейта,
наслаждается нектаром губ Шри Кришны. Может быть, бамбуковые заросли счастливы
оттого, что их потомок служит Шри Кришне, — как люди, постигшие трансцендентное
знание, радуются тому, что их дети и внуки служат Господу. Родственники просто
симпатизируют флейте и никак не замешаны в этом деле».

«Я согласна с этим выводом, — сказала другая гопи с глазами лани. — Зачем нам без
нужды обвинять невиновных? Всем известна необычайная щедрость деревьев. Они всегда
готовы дать каждому тень, убежище, плоды и цветы. Как можно сравнивать их с
флейтой? Предоставляя места для омовения и питьевую воду, реки, подобные Ямуне и
Ганге, очищают три мира и даруют любое богатство. Это великие личности, которые не
несут ответственности за преступление своего потомка».

Одна положительно настроенная гопи, чьи одежды были похожи на ночное небо, полное
звезд, добавила: «Известно, что, когда Шри Кришна омывается в реках, божества этих
рек радостно пьют остатки нектарного сока с Его губ. Поэтому они пьянеют. Деревья,
которые, как великие аскеты, стоят на берегах этих рек, неся благо всем живым
существам, пьют нектар губ Кришны, всасывая корнями воду из рек. Поэтому они тоже
испытывают блаженство. Не следует осуждать их за это наслаждение, которое приходит
к ним само и предназначено для них судьбой».

Поддерживая это мнение, другая гопи, осведомленная в принципах сад-ачара, сказала:


«Деревья имеют необычную привычку пить нектар ногами. Хотя объектов поклонения
нельзя касаться нижними частями тела, а прасад следует почитать, принимая его через
рот, все же будет несправедливо ошибочно обвинять их за несоблюдение этикета приема
пищи».

Когда гопи отвергли теорию тайного сговора рек и деревьев с флейтой, их настроение
изменилось. Подтверждая добродетельность деревьев, одна простодушная гопи сказала:
«Может быть, деревья плачут оттого, что очень голодны, и скорбят из-за недостатка
пищи?»

Гопи, известная своими аскезами, ответила: «Нет! Нет! Нет! Деревья, подобно великим
личностям, серьезны и очень разумны. Они не беспокоятся о поддержании своих тел.
Может быть, они, как и мы, не могут получить нектара от флейты и, лишенные даже его
капли, плачут, видя, как реки радуются своей удаче».

Рассудительная гопи, которая уже говорила раньше, спросила: «Дорогие сакхи, что за
логику вы используете? Деревья не могут наслаждаться расой флейты. Этот вкус
предназначен для тех, кто находится с Кришной в мадхурья-расе. Они же — шанта-
бхакты, и у них нет стремления к близким отношениям с Хари! Они довольны мирной
жизнью в уединенных местах, медитируя на Шри Кришну как на Высшее Существо, Творца

всего сущего. Основываясь на ньяя-сутре — „бедняк не плачет о том, что не стал


царем", — вы должны объяснить слезы деревьев как-то иначе».

Ранее гопи спрашивали о благочестии, которое дало возможность флейте обрести удачу
свободного доступа к губам Шри Кришны. Прямым прославлением, намеками, критикой,
разными примерами и описаниями они ответили на собственные вопросы. Тем не менее
гопи оставались недовольны своим прискорбным положением нищих, жаждущих нектара губ
Шри Кришны.

Подводя итог беседе о флейте, деревьях и реках, одна гопи излишне подчеркнуто
произнесла: «Когда великие люди слышат о славе Господа, они ощущают экстатические
проявления, такие как мурашки и слезы. Хотя эти признаки легко обнаруживаются у рек
и деревьев, из-за недостатка доказательств и улик их участие в преступлении флейты
остается сомнительным».

Покачивая очаровательной головкой и указательным пальцем руки, она продолжала:


«Дорогие подруги, да будет вам известно, что реки являются друзьями флейты женского
пола, а деревья — мужского. Однако, — сказала она с еще большим нажимом, — если
флейта — наш враг, то, по простому закону логики, друзья врага также являются
нашими врагами. Поэтому...» Понимая ее намек, гопи подхватили:«... и флейта, и
реки, и деревья — наши враги». Услышав этот окончательный приговор и
преисполнившись санчари-бхавой зависти, гопи возбужденно заговорили одна за другой:

— Нужно немедленно украсть эту флейту и избавиться от нее!

— Гоните ее прочь от губ Шри Кришны!

— Сжечь ее, закопать или утопить в реке!

— Так или иначе, любым способом, без промедления уберите от Него эту флейту и
прогоните ее прочь!

Когда терпение гопи достигло точки кипения, содержимое котла их бхавы стало
переливаться через край, производя при

этом страшный шум экстатических эмоций. Привлеченные суматохой, птицы закружились


над головами гопи, а затем, сев на деревья, щебетанием выразили согласие с
вынесенным приговором. Деревенские собаки, спавшие поблизости на утреннем солнышке,
вскочили на ноги и залаяли, сообщая о решении суда гопи. Павлин, рассудив, что
такой шум и гам может предвещать только дождь, стал кричать и танцевать, глядя в
небо.

В итоге общий звук был громоподобным, и если бы не защита Йогамайи, то многие


свекрови быстро забрали бы своих дочерей домой, чтобы хорошенько отругать. Пытаясь
утихомирить собрание, одна разумная гопи заговорила громче других, привлекая их
внимание: «Шанти, шанти, шанти! О врад-жа-сундармани! О драгоценности среди женщин
Вриндавана! Пожалуйста, послушайте меня! Я хочу задать вам всего один вопрос,
который окончательно разрешит это дело!»

Гопи, птицы, собаки и павлины повернули головы в сторону говорящей. «Кто несет
ответственность за эту беду? Дорогие подруги, давайте зададимся этим вопросом. Кто
вложил флейту в руки Кришначандры? Лотосоокий Шри Хари, будучи сыном пастуха, не
родился с ней, подобно тому как Господь Вишну является со Своими вечными
атрибутами! Поэтому возникает вопрос: откуда появилась эта флейта?»

Как ударом молнии с небес, гопи были поражены разумностью и важностью этого
вопроса. Откуда взялась эта флейта? Гопи с недоумением посмотрели друг на друга,
собаки и птицы озадаченно повернули головы друг к другу, а павлины в замешательстве
спрятали клювы в хвосты. Глядя друг на друга, на животных и птиц, поворачиваясь то
в одну, то в другую сторону, лучшие из девушек-пастушек Враджа вторили эхом: «Кто
же это? Кто же это?»

Одной гопи еще не исполнилось пятнадцати лет, но она была на месяц старше других.
Эта девушка промолвила: «Тайна этой флейты была поведана мне почтенной Паурнамаси.

Поэтому все, что я скажу, — истина. Мои дорогие подруги, пожалуйста, послушайте о
том, как Шри Кришна обрел Своего закадычного друга, флейту.

Перед рождением Шри Кришны Господь Брахма, движимый желанием служить своему вечному
господину, появился во Вриндаване верхом на великом лебеде. Чтобы послужить Шри
Радхе, он принял форму холма Варшана с четырьмя вершинами, а в качестве служения
Шри Кришне преподнес Нанде Махарадже эту флейту, сказав: „Дай эту божественную
флейту своему сыну, ибо с ее помощью Он совершит много лил“.

Нанда Махараджа был рад тому, что у него наконец-то родится сын. Когда Нандулала
родился из чрева матушки Яшоды, Нанда Махараджа вспомнил слова Господа Брахмы и
вложил флейту в руки Шри Кришны. С тех самых пор флейта стала Его неразлучным
товарищем и источником нашего великого горя».

У гопи уже была причина быть недовольными творцом за то, что он наделил их
определенными анатомическими недостатками. Гопи вспыхнули, как топленое масло,
брошенное в огонь, и заплакали: «О, какое несчастье! О, что за злая судьба! У нашей
вселенной такой глупый творец! Сначала он создает веки, которые мешают нам видеть
нашего возлюбленного, а затем он замышляет лишить нас нектара Его губ. Будь проклят
этот Брахма единожды, и будь он проклят дважды! Он навлек еще одно несчастье на род
гопи!»

Затем, охваченные чувством разлуки со Шри Кришной и страстно желающие обрести


нектар Его губ, гопи потеряли всякую надежду и, упав в бездну отчаяния,
воскликнули: «О, горе нам! Горе нам! Как мы неудачливы!»

В великом смирении гопи залились горячими слезами, а их прекрасные лотосные глаза


покраснели и начали чесаться. Одной рукой вытирая глаза, а другой — утешая друг
друга, они заставили всех движущихся и неподвижных существ вокруг утонуть в океане
своего горя. В этом глубоком океане жили бесчисленные виды экстаза, там было
множество водоворо

тов — бессвязных разговоров. Приводимый в волнение песнью флейты, он был


проявлением чувства разлуки с нектаром губ Шри Кришны.

В сезон хеманта, когда лунные ночи становятся длиннее, а солнечные дни короче, Шри
Радха, прогуливаясь по лесу со Шри Кришной, дрожала от холода. Кришна сказал: «О
Рад-хика, заходи скорее в обитель Моего сердца, где Я укрою Тебя от холода теплом
Своего страстного влечения к Тебе».
Когда Шри Кришна притянул Радху к Себе, Она запротестовала, восклицая: «Нет! Нет!»
Последовала любовная борьба, в результате которой пояс Кришны развязался и флейта,
точно в гневе, упала на землю. Прекрасная Лалита увидела, что главное богатство
принца Враджа, забытое, лежит на земле, и воскликнула: «О безжалостная, холодная
флейта, чьим единственным достоинством является красота пения! Ты полна пороков
(дырок) и приносишь сильное беспокойство всем трем мирам! Сейчас ты получишь по
заслугам!» Незаметно для Шри Кришны, опьяненного завораживающим присутствием Шри
Радхи, Лалита спрятала удачливую флейту в тайнике своей толстой косы.

Счастливо гуляя с Радхикой по лесу, Шри Кришна созерцал множество зимних цветов,
лиан, птиц и животных. Оберегая Божественную Чету от холода, Вринда-деви,
хранительница леса, с радостью преподнесла Им зимние одежды малинового, темно-
желтого, голубого и золотистого цветов.

Достигнув берегов спокойной Радха-кунды, Шри Радха, желая отплатить за оскорбление,


нанесенное флейтой Ее подругам, бросила вызов Говиндаджи, пригласив Его сыграть в
кости. Не в силах отказаться, Шри Хари сел на хрустальное

возвышение напротив Радхики и Лалиты-деви, а Мадхуманга-ла взял на себя роль Его


советчика в игре.

Шри Радха — это богиня победы, Джая-Шри. Даже несмотря на руководство непогрешимого
Мадхумангалы, у Шри Кришны не было шансов выбросить очков больше, чем Радха.
Сначала Он проиграл Свой камень Каустубха, но утешился, увидев его украшающим шею
Шри Радхи. Со следующим броском было проиграно Его жемчужное ожерелье, но и эту
потерю Он посчитал незначительной. Однако когда Он поставил Свою флейту против вины
Шри Радхи и проиграл, то, ощупав Свой пояс, обнаружил, что Его прославленная
собственность исчезла.

Шри Кришна спросил Мадхумангалу о флейте, и тот с гордостью ответил: «Я лесной


аскет, а Ты бесцельно бродишь повсюду. Я — олицетворение религии, а Ты привязан ко
всякого рода фривольностям. Твой камень Каустубха уже проигран, а теперь Ты потерял
еще и Свое чарующее оружие — флейту! Брошенный на произвол судьбы, теперь, куда бы
Ты ни пошел, можешь блаженно напевать ри-ри!»

Крайне обеспокоенный таким поворотом событий, Шри Кришна оставил игру в кости,
чтобы найти Своего друга-флейту. Подозревая в воровстве одну или нескольких гопи,
Он попытался обнаружить преступника с помощью сладостных речей, угроз и обыска. Но
все это не принесло результата.

Насмехаясь над Ним, с улыбкой на губах, Лалита-деви сказала: «Хо! Хо! О бывший
владелец флейты! Сейчас Ты по шею увяз в липкой трясине замешательства. Теперь,
когда Твой друг-флейта покинул Тебя, как Ты будешь завлекать гопи ночью в лес? Как
же теперь Ты будешь проводить свободное время, о сын царя Враджа?»

Бросив на Лалиту пренебрежительный взгляд и продолжая улыбаться Шри Радхе, Мадхава


повернулся к Мадхумангале и сказал: «О всеведущий царь брахманов, изучивший
астрологию! Пожалуйста, посмотри в свои карты и узнай, кто взял Мою

Мурали». Мадху сделал ачаман и вошел в транс, погрузившись в медитацию на


созвездие, в котором находилась Луна, а затем сказал: «О друг мой! Мое безошибочное
заключение таково — ее взяла своенравная Лалита».

Незаметно для Кришны Шри Радха зашла за спину Лалиты, взяла флейту из ее руки и
спрятала в Свою косу. Затем, когда Шри Кришна уже был готов обыскать разгневанную
Лалиту, появилась лесная нимфа, служанка Вринды-деви, и предупредила: «Джатила на
Сурья-кунде!»
Когда на огонь выливают много кувшинов воды, он естественным образом гаснет.
Подобно этому, когда имя Джатила вошло в уши гопи, их счастье от общения со Шри
Кришной исчезло. Прервав блаженные развлечения, Шри Кришна и Его подруги, с полными
страха глазами, поспешили навстречу Джатиле.

Шри Радха привела Джатиле множество фантастических объяснений, почему Она не


поклонялась богу солнца, и это очень удовлетворило Сурья-деву, который
преисполнился радости, получая даршан своих почитаемых Божеств — Радхи и Кришны.
Пока Радхика доказывала Свою невиновность, Шри Кришна в облике чистого брахмана —
рассудительного, отрешенного и сведущего — смотрел на это с очаровательной улыбкой
на устах.

Многочисленные мантры, произнесенные этим царем брахманов, были так очевидно


двусмысленны, что Солнце пришло в замешательство и, застыв в небе, безуспешно
пыталось проникнуть в их глубокий смысл. В заключение церемонии, одетый в белые
одежды, с писаниями и травой дурва в руках, Шри Кришна наставлял Радху: «О
целомудренная девушка, просто скажи бхасвате намах , обойди вокруг Своего
священника и затем поклонись, коснувшись лбом земли».

Когда Шри Радхика выражала почтение брахману Шри Кришне, из Ее волос, издав глухой
звук, выпала Его флейта. Сложная сеть лжи, придуманной Радхой в этот момент, могла

сбить с толку даже Брихаспати, гуру полубогов. В конце концов Шри Радхика успокоила
Джатилу, объяснив ей: «Арье! Сегодня эта флейта упала со склона Говардханы, и,
поскольку известно, какие страдания она доставляет гопи Враджа, Я хотела бросить ее
в Ямуну. В этом ведь нет ничего плохого, правда?»

Но Шри Кришна все же получил назад Свою флейту из рук Джатилы, пообещав ей унести
ее из Вриндавана и избавиться от нее в удаленном месте. Заверив Джатилу, что Шри
Радха — воплощение богини удачи и образец целомудрия, Говинда попрощался с
женщинами Враджа. Поглаживая Свою дорогую флейту, Шри Кришна утешил ее сладкими
словами и затем снова заткнул за пояс. Возвращаясь домой, Он держал за руку Своего
дорогого друга и все время оглядывался назад, пока гопи полностью не исчезли из
виду.

Вспоминая вечные игры Шри Кришны, Шри Чайтанья Махапрабху испытывал блаженство. В
обществе Рамананды Рая и Сварупы Дамодары Он продолжал слушать о нектаре губ
Говинды. Иногда Он танцевал, а иногда пел, ведя Себя словно трансцендентный
безумец.

Погруженный в настроение Шри Радхи, Чайтанья Махапрабху вспомнил Ее состояние,


когда Она вернулась в дом Своей свекрови. Там Шри Радхику охватил огонь разлуки со
Шри Кришной. Она бессвязно говорила, плакала и горевала на руках подруг. Только
когда после ужина Кришны и Баларамы из Нандагаона вернулись Ее служанки с
радостными новостями, невыносимая скорбь Шри Радхи смягчилась. Слушая о том, как
Шьямасундара наслаждался блюдами, приготовленными Рохини, и сладостями, сделанными
Шри Радхой, Господь Чайтанья преисполнился огромного блаженства.

Зная сокровенное желание сердец гопи, Шри Кришна взглядом подал знак Дхаништхе.
Пока Он делал вид, что наслаждается шутками забавного Мадхумангалы, Дхаништха
собрала еду, сиявшую после прикосновения Его лотосных уст. Затем она упаковала это
сокровище вместе с лакомствами, посланными Яшодой-деви, и осторожно передала в руки
служанок Радхи.

Когда служанки, посвятившие себя счастью Шри Радхи, вернулись в Ее дом, они
показали гопи пищу Шри Кришны. От аромата и цвета этих остатков трапезы носы и
глаза сакхи пришли в неописуемый восторг. Затем Рупа-манджари повела Шри Радху с
подругами в столовую и, усадив за столы, подала им остатки ужина Хари. Она была
похожа на Мохини, осторожно раздающую амриту полубогам.
Радхика села на возвышение с Лалитой по правую руку и Вишакхой по левую, а
остальные гопи расселись рядом и напротив Нее. Так как эти остатки трапезы были с
тарелки Шри Хари, подслащенные Его губами, благословленные прикосновением Его рук и
взглядом Шри Радхи, то небольшое количество риса и овощей, посланное Дхаништхой,
казалось бесконечным. Сколько бы служанки ни раздавали, конца им не было.

Ощущая все эти вкусы Своими лотосными устами, Шри Чайтанья Махапрабху слушал о том,
как Шри Радха испытывала бесконечное блаженство, наслаждаясь остатками пищи Шри
Кришны. Он был подобен лебедю, вкушающему замечательные стебли лотоса, пчеле,
пьющей нектар из лотоса, или птице чакора, пробующей эликсир лунного света.

Поскольку эта пища переняла божественные качества губ Шри Кришны, Шри Радха, пробуя
эти остатки, словно касалась Его губ. Вкушая эти блюда, Она наслаждалась только
нектаром губ Кришны. Закрыв лотосные глаза, Радха вспоминала многочисленные игры
Шри Кришны, в то время как сладкие речи подруг текли потоком нектара сквозь густой
лес Ее мыслей.

Затем, сполоснув рот, Радхика и Ее подруги насладились листьями бетеля, которые


жевал Шри Кришна, а потом

многочисленные служанки помогли им устроиться отдохнуть. Послав немного от трапезы


Вринде-деви, Рупа-манджари и ее подружки с радостью сели вкушать нектарные остатки
пищи Радхики, с восторгом делясь друг с другом тем, что оставалось на тарелках
гопи, и любовно споря между собой из-за воды, которой Радха омывала рот.

Так многочисленные волны игр Шри Кришны, касающиеся нектара Его губ, которым
наслаждалась Его алчная флейта и которым пропитаны остатки Его пищи, переливались
через дюны мыслей Господа Чайтаньи. Смешавшись со звуками прибоя, они создали
замечательный киртан для лотосоокого Господа Джаганнатхи, с радостью наблюдавшего
непрерывную погруженность Гауранги в любовь к Нему.

Так заканчивается пятая глава «Песни флейты», написанная незначительным учеником


Его Божественной Милости А. Ч. Бхактиведанты Свами Прабхупады; в ней враджа-гопи,
скрывающие в своих сердцах глубокую любовь к Ванамали и поддерживающие свои тела
лишь для того, чтобы удовлетворить Его, говорят с некоторой завистью об удаче
флейты, которая постоянно находится у лотосных губ Шри Кришны и наслаждается их
нектарным прикосновением; планируя повторить ее прошлые аскезы, чтобы родиться в
семье флейт, гопи в замешательстве обнаруживают лишь ее бессовестность, в силу
которой она ворует их собственность и не делится с ними, но, возможно, вместо этого
тайными способами понемногу раздает нектар деревьям и рекам — своим родственникам,
и те становятся подозреваемыми из-за проявления у них признаков экстаза,
указывающих на какую-то сильную уддипану, вопреки смягчающим обстоятельствам — что
они могли получить этот нектар

по праву либо стали счастливыми просто потому, что видели, как удачлив их потомок;
впрочем, их родственная связь побуждает гопи причислять их к своим врагам, так же
как и саму флейту, которая признана несомненно виновной и приговорена к высшей мере
наказания, в то время как более легкое наказание заслужил опрометчивый
четырехглавый творец, который наблюдает эту игру флейты, рек и деревьев и видит,
как в великом смирении гопи проливают потоки слез, поскольку лишены их
единственного настоящего сокровища — нектара губ Шри Кришны.

врндаванам сакхи бхуво витаноти кйртим

с йад девакй -суша -падамбуджа -лабдха -лакшми говинда-венум ану матта-майура-


нртйам

г прекшйадри-санв-аваратанйа-самаста-саттвам
О подруга! Вриндаван, обретший сокровище отпечатков лотосных стоп Кришны, сына
Дева-ки, навеки прославил Землю. Заслышав флейту Говинды, павлины принимаются
танцевать, как безумные, а все остальные обитатели леса, наблюдая за ними с вершин
холмов, застывают в изумлении.

«Шримад-Бхагаватам», 10.21.10

ГЛАВА ШЕСТАЯ

вЛ^индаван — слава Земли

° времена, когда Земля была обременена многочис-ленными дайтьями, данавами и


людьми, охваченными ненасытной жаждой эксплуатировать творение, она, обернувшись
коровой, обратилась за помощью к Господу Брахме. Успокоив ее, четырехглавый творец
в сопровождении полубогов отправился во дворец Шри Хари. Они поклонились супругу
Лакшми и объяснили причину своего прихода. Господь Вишну, всеведущая Высшая Душа,
сказал: «Только по милости Шри Кришны, изначальной Личности Бога, чьи
трансцендентные игры являются тайной Вед, будет решен этот вопрос. О Брахма, вместе
с полубогами ты должен немедленно отправиться в Его вечную обитель и изложить Ему
эту проблему».

По просьбе Брахмы Господь Вишну согласился сопровождать полубогов к Шри Кришне.


Своей мистической силой Шри Хари явил сияющую духовную реку, струящуюся через
отверстие в оболочке вселенной, проделанное в давние времена Господом Ва-маной. На
корабле, украшенном драгоценностями, полубоги отправились по этому мистическому
пути, видя другие вселенные, которые казались им маленькими пузырьками в океане
Карана.

Путешествуя за пределами времени, они миновали господствующих божеств сотворения


вселенной, белоснежную реку Вираджу, множество сверкающих планет-Вайкунтх и попали

в сияние, которое было ярче миллионов солнц. В центре этого сияния находилась
безмятежная трансцендентная обитель, покоящаяся на темных капюшонах Господа Шеши.
Его нежное тело украшали признаки экстаза.

Поклонившись тысячеликому Господу, полубоги увидели Голоку, царицу всех духовных


обителей. Свободная от влияния времени, гун природы и махат-таттвы, Гол ока
состояла из беспримесной благости, вишуддха-саттвы.

Вход на Голоку охраняли вечные спутницы Шри Кришны. Их юные тела затмевали красоту
Лакшми-деви. В руках они держали палки, но при этом очень мило улыбались: «О
великие полубоги, какой вселенной вы правите? Пожалуйста, скажите нам, откуда вы, и
мы доложим о вашем прибытии Шри Кришне!»

Полубоги смутились: «О чудесные девушки с прелестными глазами, вы говорите, что


есть много вселенных, но мы не знаем других миров, кроме нашего. Как же нам
определить, откуда мы?»

Девушки посмеялись над простодушием полубогов: «О Брахма, как в корзине умещается


бесчисленное множество горчичных зерен, так миллионы вселенных плавают в Причинном
океане. Из них твоя — самая маленькая. Эти миры населяет множество полубогов, чьих
имен ты даже не знаешь. Никогда не покидая своего дома, как ты узнаешь, что
находится за его порогом?»

Видя, что полубоги подавленно молчат, Господь Вишну сказал: «Мы живем во вселенной,
которую проткнул пальцем Своей стопы Господь Тривикрама!» С радостью восприняв это
известие и громко прославив игры Господа Ваманадевы, девушки ушли, чтобы испросить
для полубогов позволение войти. Получив его, они вернулись и пригласили гостей
пройти через золотые ворота.

Когда полубоги вступили в это трансцендентное царство, их взору открылась


непостижимая земля Толоки с ее

многочисленными прекрасными лесами, полными цветущих лиан, жужжащих пчел и


радостных птиц. В центре ее находился царь гор Говардхана, украшенный многоцветными
водопадами, красивыми пещерами и ароматными травами. Рядом с ним протекала темная
Ямуна, минуя бесчисленные гхаты из драгоценных камней, дворцы для развлечений и
пляжи из бриллиантовой пыли. Повсюду прогуливались прекрасные гопи в разноцветных
сари, добродетельные гопы в тюрбанах, с посохами и белые коровы, украшенные
цветочными гирляндами. Все они были опьянены разнообразными расами, пронизывавшими
атмосферу, подобно цветочному аромату. Полубогов заворожила песнь флейты, которая
вела их через божественные леса, сады и рощи, пока наконец они не достигли вечного
древа желаний, под которым на троне, отделанном камнями каустубха, вместе со Шри
Радхой восседал Шри Кришна.

На Нем было множество золотых украшений, корона с пером павлина и гирлянда


вайджаянти. Он был похож на дерево тамала, обвитое золотой лианой Шри Радхи, одетой
в сари цвета синей тучи и украшенной так же, как Кришна. Их окружали многочисленные
сакхи и гопы, очарование лиц которых расплавило сердца полубогов. Погрузившись в
океан блаженства, гости Голоки соединили ладони, склонили головы и в глубоком
почтении поклонились Верховному Господу.

Господь Хари, восьмирукий повелитель Вайкунтхи, в присутствии полубогов слился с


телом Шри Кришны. Затем, одно за другим, явились во всем Своем великолепии такие
воплощения Господа, как Нрисимха, Шри Вишну, Рамачандра, Ягья и Нара-Нараяна, и
тоже слились с телом Шри Кришны. Пока происходили эти удивительные события,
возлюбленный друг Шри Радхи просто сидел справа от Нее, небрежно держа флейту, и
улыбался.

Полубоги поняли, что Шри Кришна — изначальное Высшее Существо. Ошеломленные, они
вознесли множество молитв, и слезы катились по их щекам, увлажняя землю чинтамани.

Голос Кришны было трудно описать — он был похож на раскаты грома и при этом сладок,
как мед. Господь произнес: «Дорогие полубоги, ничего не бойтесь! Чтобы облегчить
бремя Земли, Я низойду на эту планету как потомок Яду. Явившись вместе с вами и
вашими женами, Я сделаю то, о чем вы просите».

Улыбаясь, Он продолжил: «Веды — это Мои слова, брахманы — Мой рот, коровы — Мое
тело, вы, полубоги, — части Моего тела, а Мои преданные — это жизнь Моего сердца.
Чтобы защитить всех, Я низойду на Землю».

Услышав, что Ее возлюбленный собирается отправиться в мир людей, Шри Радха,


преисполнившись страха разлуки, заплакала и задрожала, а волоски на Ее теле встали
дыбом. Испытывая глубокую муку, Она сказала: «О Мой возлюбленный! Ты дал обет
избавить Землю от страданий и доставить удовольствие полубогам. А вот Мой обет: в
Твое отсутствие Я не буду поддерживать жизнь в Своем теле».

Шри Радха повторяла это обещание вновь и вновь, и Шри Кришна, связанный долгом
перед теми, кто верит в Него, ведомый хитросплетениями божественной любви, но
всегда желающий удовлетворить Своих преданных, сказал: «О Моя любимая Радхика!
Когда Я представляю, что Мы с Тобой разлучаемся хотя бы на мгновение, все Вайкунтхи
и вселенные под ними теряют для Меня всякое значение. Разве смог бы Я уйти без
Тебя? Давай отправимся на Землю вместе, чтобы исполнить желание этих великих
преданных! Являя Наши лилы, Мы очаруем благочестивые души, а демоны встретят свою
смерть от руки Шри Вишну».

Шри Радха успокоилась, но осталась неудовлетворенной: «О дорогой возлюбленный! Быть


с Тобой — совершенство Моей жизни. Но там, где нет леса Вриндавана, где не течет
Ямуна, где нет тени холма Говардхана, Мое сердце не может быть счастливо».

Тогда Шри Кришна, весело улыбаясь, призвал божественную обитель Враджа. Чтобы
исполнить просьбу Радхи, Он

послал на Землю прославленный холм Говардхана, очаровательную Ямуну и 47 крош (94


мили) Вриндавана-дхамы. С этой частью Враджа отправилось множество птиц, пчел,
деревьев и разных существ, которые ходят по земле чинтамани и наслаждаются ее
атмосферой божественной любви. Все Его спутники, такие как Деваки, Васудева,
Халадхара, Нанда, Яшода, Шридама, Субала, Лалита, Вишакха и много-много других, чьи
имена прославят любую обитель, но непомерно увеличат объем этой книги, явились
вместе с Ним.

Вот так получилось, что, по всеблагому желанию Шри Радхи, для удовлетворения
великих полубогов и спасения заблудших душ, Шри Вриндавана-дхама появилась на Земле
как ее единственная удача, слава и богатство.

В предыдущем стихе гопи подробно описали пристрастную природу флейты. Когда Шри
Кришна берет вену и наполняет ее восхитительным нектаром Своих губ, она эгоистично
пьет эту амброзию, игнорируя ее истинных собственниц — гопи. А то, что остается,
флейта обманным путем раздает своим родственникам — рекам и деревьям, заставляя
обделенных гопи страдать без этого нектара. Таковы игры вену Шри Кришны.

Затем гопи говорят: «Ахо ким вактавйам — что говорить о флейте Шри Кришны? Может ли
кто-нибудь описать славу Вриндавана?» Во Вриндаване все удачливые души могут
созерцать удивительные игры Кришны: как Он играет на флейте, танцует и пасет коров.
Более того, Своей очаровательной улыбкой, настроением и красотой Шри Кришна
пропитывает все вокруг. Гопи, желая видеть это исключительно сладостное место,
говорят: «Пойдемте, посмотрим на лес Вриндавана! Это место, где все могут гулять
свободно, поэтому в чем нас можно

обвинить, если мы просто совершим такую невинную прогулку? Чего тут сомневаться?»

В поддержку этого довода они произносят десятый стих

вену-гиты:

врндаванам сакхи бхуво витаноти кйртим йад девакй -сута -падамбуджа -лабдха -лакшми
говинда-венум ану матта-майура-нртйам

прекшйадри -санв-аваратанйа -самаста -саттвам

«О подруга! Вриндаван, обретший сокровище отпечатков ло-тосных стоп Кришны, сына


Девакй, навеки прославил Землю. Заслышав флейту Говинды, павлины принимаются
танцевать, как безумные, а все остальные обитатели леса, наблюдая за ними с вершин
холмов, застывают в изумлении» («Шримад-Бхагаватам», 10.21.10).

Гопи, произносящие этот стих, в отличие от говоривших ранее принадлежат к другой


группе. Джива Госвами отмечает, что в этой группе доминирует настроение мадхья.

Шри Рупа Госвами, согласно темпераменту гопи, выделяет три их категории. Тех, чей
характер горяч, как у Лалиты и Шья-малы, называют пракхара-гопи. Смиренных, как
Чандравали, именуют мридви-гопи, а мадхья-гопи находятся посередине, и их
представляет Шримати Радхарани. В каждой группе эти темпераменты находятся в
определенной комбинации. Однако лидер группы, влияя на своих последовательниц,
определяет их основное настроение. Санатана Госвами утверждает, что этот стих
произнесли Лалита-деви и подруги из ее ютхи, обращаясь к Шримати Радхарани.
Лалита-деви в многоцветных одеждах, похожих на павлиньи перья, с телом цвета
горочаны с примесью киновари, с сияющими, словно жемчужины на солнце, зубами,
обратилась к прекрасной Радхарани: «Хе сакхи! Поскольку Ты отдала Себя

Говинде, Твоя удача неизмерима! Может ли хоть кто-то оценить пределы Твоей
саубхагьи?»

Слушая о необычайной удаче флейты и ощущая тоску гопи в разлуке со Шри Кришной,
Радхика стояла на пороге скорби. Теперь Лалита и другие сакхи пытались успокоить
Ее, чтобы Она не утонула в океане горя.

Последующая беседа гопи содержит признак премы, известный как трптй-арти-лакшанам —


сочетание наслаждения и страдания. Исключительная слава Вриндавана и танец павлинов
служат источником наслаждения, а неспособность созерцать эти игры — источником
страдания.

В книге «Кришна, Верховная Личность Бога» Шрила Праб-хупада описывает этот стих
следующим образом: «„Дорогие гопи, наш Вриндаван возвещает славу всей Земли, ибо
эта планета будет вечно славиться тем, что на ней остались следы лотосных стоп сына
Деваки. Заметьте, между прочим, что павлины, едва заслышав звуки флейты, на которой
играет Говинда, начинают танцевать, как безумные, будто им слышатся раскаты грома.
Когда животные и растения на вершине холма Говардхана или в долине видят пляску
павлинов, они полностью погружаются в слушание божественных звуков флейты. Такая
удача недоступна ни на одной другой планете". Хотя гопи были обыкновенными
деревенскими пастушками, им были известны тайны ведической мудрости. Таково влияние
ведической культуры. Даже обычные люди в те времена, слушая мудрых наставников,
постигали высшие истины Вед».

Шрила Прабхупада и другие комментаторы утверждают, что этот стих является


прославлением Земли, ибо в нем упоминается Вриндавана-дхама. Есть два главных
основания для этого прославления: следы Шри Кришны и захватывающий танец павлинов.
Санатана Госвами отмечает, что высшее положение Вриндавана является сарва-артха-
мулой — основной темой этой шлоки.

Гопи особо подчеркивают огромную удачу Вриндавана после того, как они услышали о
славе флейты. Что же делает Вриндаван таким прославленным? Ответ на этот вопрос
содержится в стихе, начиная со слов врндаванам сакхи бхуво ви-таноти кйртим.
Благодаря присутствию Вриндавана эта планета превосходит своей славой Сваргу и
Вайкунтху. Вот каково его величие!

По мнению гопи, необычайное сокровище Вриндавана — это следы Шри Кришны. Стопы
Говинды обычно сравнивают с лотосом, поскольку они обладают такими естественными
качествами, как прохлада и свежесть юности. Ходя босиком, Шри Кришна касается земли
Вриндавана этими лотосными стопами.

Когда Он гуляет повсюду, знаки на Его стопах, такие как флаг, стрекало погонщика
слонов и молния, отпечатываются на земле. Находящиеся повсюду, эти прекрасные знаки
являются сампатти-вишешей — особым достоянием Вриндавана. Таким образом, Вриндаван
обладает богатством, неведомым на Сварге или Вайкунтхе, где Господь Нараяна всегда
ходит в сандалиях. Поскольку сейчас этот Вриндаван проявился на Земле, счастье
Бхуми-деви не знает границ.

Кто-то может возразить, что слово бхувах относится ко всей планетной системе Бхур,
и поэтому не следует особо выделять Землю. В ответ ачарьи говорят, что Шри Кришна
явился только на этой планете и следы Его стоп находятся только во Врин-даване —
следовательно, бху относится только к планете Земля. В этой вселенной ни одна
другая планета не наслаждается отпечатками стоп Шри Кришны, именно поэтому наша
Земля стала такой знаменитой.
Одна гопи воскликнула: «Как чудесно! Великодушный Вриндаван прославляет то место,
где он находится. Сакхи, пожалуйста, объясните, почему Вриндаван не прославляет
себя, ведь следы Шри Кришны — одно из его чудес!»

Лалита-деви ответила: «Слава Вриндавана — ананта, безгранична, и ее не может


описать даже Господь Шеша тысячами

уст. Сама Вриндавана-дхама не знает, насколько широко простирается ее слава; в


славе Земли проявляется лишь часть ее

величия».

Все ачарьи отмечают, что, описывая следы Шри Кришны, гопи называют Его Деваки-
сутой, сыном Деваки. Это довольно необычно, поскольку в целом стих описывает
уникальную славу Вриндавана, где Шри Кришна известен как сын Яшоды. Следующий стих
из «Брихад-Вишну-пураны» проливает свет на эту загадку, объясняя, что Деваки — это
другое имя Яшоды:

две намни нанда-бхарйайа йашода девакйти ча атах сакхйам абхут тасйа девакйа шаури-
джайайа

«У жены Нанды было два имени — Яшода и Деваки. Поэтому неудивительно, что она (жена
Нанды) дружила с Деваки, женой Шаури (Васудевы)».

Используя слово деваки-сута, гопи, возможно, имели в виду второе имя Яшоды. С
другой стороны, по мнению Са-натаны Госвами, гопи могли говорить о жене Васудевы.
Некоторым враджа-васи было известно: на церемонии наречения именем Гарга Муни
раскрыл, что Шри Кришна является сыном Анакадундубхи. Гопи могли узнать эту историю
от Паурнама-си и, говоря о Деваки, иметь в виду жену Васудевы, а не Яшо-ду-деви. В
этом случае слово сута подразумевает, что Деваки только «родила» Кришну. Поскольку
Он не наслаждался вместе с ней Своим детством, в «Шримад-Бхагаватам» имеется в
виду, что Шри Кришна на самом деле сын Яшоды.

Появление Шри Кришны окутано множеством тайн, которые открываются только преданным
Господа. Одна такая загадка связана с двойным смыслом слова деваки-сута — «сын
Деваки». Если и Яшода, и Деваки — матери Господа Шри Кришны,

тогда чей же Он сын? Обычно говорят, что Шри Кришна — сын их обеих. Он — сын
Девакй, родившей Его в тюрьме Камсы, и сын Яшоды, вырастившей Его во Вриндаване. В
общем смысле этот ответ удовлетворителен. Но ачарьи Гаудия-вайшнавов дают более
точное объяснение, учитывая таттву Шри Кришны и Его экспансий.

В третьей главе этой книги говорится, что Шри Кришна никогда не покидает Вриндаван.
Лилы в Матхуре и Двараке — это игры Его экспансии, Васудевы. «Бхагаватам»
подтверждает, что, родив Кришну, Девакй увидела Васудеву, явившегося перед ней в
прекрасной четырехрукой форме.

Где же тогда явился сваям бхагаван Шри Кришна? Шрила Прабхупада в своем комментарии
к стиху «Шримад-Бхагава-там» (10.3.47) цитирует Вишванатху Чакраварти Тхакура,
который ссылается на «Хари-вамшу», объясняя, что Верховный Господь родился у Яшоды
и Девакй одновременно. Сын Яшоды — это Враджендра-нандана Шри Кришна, изначальная
Личность Бога, а сын Девакй — Его экспансия, Васудева. Таким образом, Шри Кришна
явился у обеих матерей.

После лилы явления Господа под действием йогамайи цепи, сковывавшие Васудеву,
чудесным образом разомкнулись и тюремная стража Камсы заснула. Разразилась ужасная
буря, и Васудева, по приказу Господа Вишну, перенес своего сына через Ямуну в
Гокулу. В доме Нанды Махараджи тоже все спали, не зная, что Яшода родила двойню.
Девочкой была Йогамайя, энергия игр Господа, а мальчиком был Шри Кришна,
изначальная Личность Бога.

Васудева под влиянием мистической силы Господа увидел дочь Яшоды, но не увидел ее
сына. Положив сына возле Яшоды, он взял ее дочь и не заметил, как его сын вошел в
тело сына Яшоды, источника всех аватар.

Таким образом, есть только один Шри Кришна, хотя Он известен как сын двух матерей.
Таково правильное понимание рождения Шри Кришны и Его родственных уз.

Наряду с тайной Его рождения Шрила Прабхупада говорит о тайне родительской любви
Деваки и Яшоды. Деваки поняла, что Шри Кришна был Верховным Вишну, и поэтому ее
отношение к Нему было смешано с благоговением и почтением. Такая преданность
называется гьянамайи-бхакти, то есть наполненной знанием о божественности Шри
Кришны. Яшода же не знала о Его божественности и считала Шри Кришну своим любимым
сыном. Даже когда Шри Кришна совершал сверхчеловеческие деяния, она продолжала
думать, что Он всего лишь удивительный ребенок. Ее любовь была так сильна, что
всякий проблеск могущества Шри Кришны тонул в ее глубинах. Чувство безоговорочной
любви, присущее всем обитателям Вриндавана, нельзя обнаружить больше нигде. Это
изначальная форма преданности и высшая стадия совершенства, именуемая кевала-
бхакти.

Гопи описывают играющего на флейте Шри Кришну словами говинда-венум. Имя Говинда
было дано Ему царем Индрой после того, как Он поднял холм Говардхана. Оно означает,
что Кришна — царь коров, то есть гава индра — говинда. Поскольку в теле коровы
обитают все полубоги, Индра, короновав Шри Кришну как царя коров, признал Его
настоящим царем полубогов.

Гопи зовут Шри Кришну Говиндой. Имя Говинда также указывает на того, кто прижимает
флейту к Своим похожим на рубины губам и, окруженный коровами и гопами, поглощенный
детскими играми, является жемчужиной в короне из мальчиков-пастушков и наилучшим
украшением Вриндавана. Любящими взглядами лотосных глаз и нектарной улыбкой Шри
Кришна дарует наслаждение каждому дереву, лиане и животному во Врадже. Поэтому Его
зовут Говиндой.

Когда Хари видит, что Его коровы куда-то забрели, и хочет собрать их вместе, Он
начинает играть на флейте, призывая их по именам: «Падме! Эй! Эй! Харини! Рангини!
Канджагандхе! Рамбхе! Эй! Эй! Чамари! Кханджани! Каджалакши! Санде! Эй! Эй! Ганге!
Калинди! Вамши-прие! Шьяме! Хамси!»

Околдованная божественной любовью, каждая корова думает: «Кришна с друзьями идет


позади меня». Но, заслышав флейту Шри Кришны, коровы понимают, что Он находится
далеко от них, и, хотя они привыкли ходить медленно из-за тяжести полного вымени,
все стадо сразу бросается бежать. В такой спешке их морды задраны вверх, хвосты и
уши стоят торчком, изо ртов свисают недожеванные пучки травы, вышитые покрывала на
спинах развеваются и прекрасные головы раскачиваются на бегу.

Коровы, возглавляемые Гангой, пьют глазами нектар красоты Хари, вдыхают носами
благоухание Его тела и, радостно мыча, окружают Его. Глубоко тронутый их любовью,
Шри Кришна ласкает коров нектарной рукой, приговаривая: «О матери Мои! Не уходите
слишком далеко, наслаждаясь сладкой травой Говардханы. Когда вы уходите и мы
разлучаемся, Меня переполняет тревога и Я начинаю бояться за вас. Когда вы пьете
здесь нектарную воду, всегда оставайтесь в поле Моего зрения, не уходите далеко».

Слушая нежные слова Говинды, коровы пытались обнять Его и лизнуть. Затем мальчики-
пастушки аккуратно разделили стадо и погнали его к прекрасному холму Говардхана.
Когда мальчики и животные проходили под сенью больших деревьев Враджа,
многочисленные колокольчики на шеях и ногах коров создавали красивую симфонию,
гармонично сочетавшуюся со звуками флейты.
Шри Кришна шел вместе с друзьями, напевая и играя на флейте. Погруженный в игру на
флейте, Он останавливался у каждого дерева, а затем радостно шел дальше. Осенний
лес, жаждущий служить Шри Кришне, принял форму Его служанки. Ее неугомонные глаза
были похожи на птиц кханджана, губы — на красные лотосы, лицо обрамляли
напоминающие пчел локоны. Она была в одеждах цвета белого облака, с ножными
колокольчиками курлыкающих журавлей и голубыми лотосами сережек. Осень была
украшена красными бусами гунджа,

многоцветными павлиньими перьями и покрывалом из белых цветов каша. Пчелы, которые


всегда пьют только нектар, томимые жаждой, заставляли цветы сепхали осыпаться,
подобно подношению пушпанджали Говинде.

Кришна играл в мяч и боролся с друзьями, для которых Он был единственным объектом
их любви. Получив от Шридамы вызов на поединок, Кришна сказал: «А-ре, Шридама!
Подумай хорошенько, прежде чем бросать Мне вызов! Разве ты не помнишь наше
последнее состязание, когда Я почти раздавил тебя Своими руками, подобными засовам?
Если ты желаешь себе добра, сейчас же возьми свой вызов обратно и поищи кого-нибудь
равного себе».

Шридама, одетый в желтое дхоти и тюрбан красноватого оттенка, с буйволиным рожком в


руке, ответил: «Шридама, известный во всем мире своей силой, побеждал, побеждает и
будет побеждать. Разве Ты не помнишь, как недавно был вынужден нести меня на Своих
плечах? Тогда в сражении Ты потерпел сокрушительное поражение. А сейчас продолжаешь
унижать меня, показывая Свою гордость в обществе этих благородных юношей.

Если же Ты хочешь похвастать кучей демонов, убитых во Врадже, то прежде подумай! У


Тебя нет повода гордиться их убийством. Ты вошел в чрево Агхасуры не один, так в
чем тут Твоя заслуга? Что касается Путаны, то ее убили мантры брахманов. А если Ты
вспомнишь случай с Говардханой, то я скажу, что он, довольный нашей пуджей, сам
поднялся в воздух! Чего же Ты теперь так гордишься? Я знаю, что однажды моя сестра
победила Тебя в борьбе! И после этого Ты называешь Себя великим?»

Тут все мальчики-пастушки стали громко смеяться. Они подпрыгивали, хлопали себя по
бедрам и подталкивали друг друга, насмехаясь над своим любимым Кришной. Баларама
успокоил мальчиков и, видя, что они были голодны, привел их на берег Манаса-Ганги.
Он позволил коровам и мальчикам

напиться ее прохладной воды, искрящейся, как хрусталь, и имеющей вкус нектара.


Мальчики купались и играли, брызгали друг на друга водой, изображали лягушек,
плавали за рыбами и пугали водоплавающих птиц.

Вскоре Дхаништха и ее служанки, посланные матушкой Яшодой, принесли много разных


кушаний. Окруженный друзьями, Шри Кришна сел в центре, и они устроили пир из
приготовленных на топленом масле блюд, прекрасных закусок, нектарных манго и
сладкого сгущенного молока с йогуртом. Когда Шри Кришна и гопы уже больше не могли
есть, они улеглись под сенью огромного баньяна. Пока Субала массировал стопы Шри
Кришны, другие мальчики с любовью поглаживали Его по животу, приговаривая: «Сакха,
Твой утренний танец был великолепен. Мы никогда не видели ничего подобного». Пчелы
и шмели жужжали, мягко убаюкивая Шри Кришну. Так Он отдыхал.

Во сне Ему привиделась встреча с гопи на Кусума-Саро-варе и ссора с ними по поводу


того, кому принадлежит Шри Вриндаван.

Шри Радхика со Своими сакхи пришла в сады Кусума-Са-ровары, чтобы собрать цветы для
поклонения богу Солнца. В это же время, сопровождаемый огромной тучей пыли, вместе
с коровами и гопами, туда прибыл Шри Кришна.

Когда гопи срывали цветы с деревьев и лиан, Шри Кришна, одетый как садовник, ругал
этих невинных девушек: «Ага! Вы только посмотрите на бесстыдство этих гопи, которые
осмеливаются воровать цветы у Меня на виду». Шри Радха, не обращая на Шри Кришну ни
малейшего внимания, продолжала Свою работу. Задетый Ее безразличием и стремясь
затеять ссору,

Хари обхватил Радхику за талию Своими сильными руками: «Эй, Чаури! Как Тебе не
стыдно грабить этот сад прямо в Моем присутствии, лишая Вриндаван его природных
украшений?’»

Шри Радхика высвободилась из Его могучих объятий: «С каких пор этот сад стал Твоим
и какое Тебе дело до того, как выглядит Вриндаван?»

Ее неподатливость вызвала улыбку Шри Кришны: «Хотя не в Моем обычае хвастаться


наследственными правами, но все же вам, гопи, следует знать, что рвать цветы в
садах Вриндавана можно только с позволения их владельца. Не припомню, чтобы Я давал
вам, прекрасным девушкам, такое разрешение, поэтому советую вам не рвать цветы,
пока вы не сделаете все, что надо, чтобы приобрести его».

Получив вызов, множество луноликих гопи, в одеждах тех же оттенков, что и их цветы,
окружили Шри Кришну и горстку Его друзей. Искоса поглядывая на них и срывая цветок
чампака, Шри Радха спросила: «С чего Ты взял, будто Вриндаван — Твоя неоспоримая
собственность?»

Под смех остальных гопи Шри Кришна ответил: «Не нужно оскорблять Меня, пользуясь
Моим великодушием и благородством. Бесспорно, царь Вриндавана — это Нанда
Махараджа, и Я как единственный сын являюсь его законным наследником».

«Хо-хо! — воскликнула Лалита-деви. — Кали-юга воистину вступает в свои права, если


слуги, призванные охранять собственность своего господина, воображают, что сами
стали владельцами. Действительно, Нанда Махараджа обладает полной властью во
Врадже, но также хорошо известно, что он действует как арендатор истинной
землевладелицы, Шри Радхи. Может ли кто-то оспорить этот факт?»

Мадхумангала вышел вперед и взмахнул посохом: «Безусловно, здесь присутствуют слуги


Кали, если нищие гопи присваивают эту землю лишь на основании своей дерзости.
Лишить моего скромного друга, коронованного принца

Враджа, Его законного права управления — не что иное, как анархия».

Повернувшись к Бхато и многозначительно покручивая в руке цветок, Шри Радхика


ответила: «Хранительница этого леса — Моя подруга Вринда, поэтому его называют
Врин-даваном. После церемонии Моей коронации, на которой все вы присутствовали, она
вручила этот лес Мне как дар любви. С тех пор Меня называют Вриндаванешвари. Мы
приходим сюда собирать цветы для поклонения богу Солнца, а вы вторгаетесь в чужие
владения, называя их своими! Стыдно, стыдно, стыдно!»

Шри Кришна выпил сладкие слова луноликой Радхики, подобно птице чакора: «Мадху, что
проку в этих безосновательных доводах? Писания утверждают: сатйатве дхарштйам эва
хи. В эпоху Кали дерзость будет синонимом истины. Путем переговоров мы ничего не
добьемся от этих приспешниц двуличия».

При упоминании слова «писания» прекрасные гопи разразились громким смехом, который
заставил лотосоокого Шри Кришну улыбнуться во сне. Лалита сказала: «О строгий
приверженец наставлений Вед! Наши уши сомневаются, что Ты вообще когда-либо
произносишь священные слова всеведущего Вьясадевы».

«Эй, эй! — воскликнул Мадхумангала. — Как можете вы, деревенские девчонки,


критиковать моего друга — олицетворение религии и цель всех Вед? Сознайтесь, ведь
вы не способны доказать, что Шри Радхика является госпожой этой земли».
В это время Шри Кришна тихонько шепнул Мадхумангале: «О ученый брахман, будь
осторожен, не погружайся в зыбучие пески напрасных споров с этими изворотливыми
гопи».

Наматывая брахманский шнур на большой палец правой руки, Мадхумангала сказал:


«Друг, когда у Тебя есть такой советчик, как я, — само олицетворение Вед, знаток
всех писаний и рот Господа Вишну, — почему Ты не решаешься вступить

в диспут по священным писаниям с женами гопов, чья мудрость проявляется только на


кухне и при изготовлении лепешек из коровьего навоза?»

Мадху повернулся к Лалите: «Сакхи Лалите! Из шастр мы знаем, что во всех трех мирах
Вриндаван славится как кршнавана, лес Шри Кришны. Поэтому нет необходимости в
дальнейших доказательствах, чтобы разоблачить ваши притязания и утвердить права
сына Нанды». Субала уверенно обнял рукой Шри Кришну, а другие гопы радостно
улыбнулись друг другу.

Взглянув на своих сакхи с озорной усмешкой, Лалита ответила: «Словами радха


врндаване ване Пураны ясно утверждают, что лес Вриндавана является собственностью
Шри Радхики. Разве это не достаточно веское утверждение, чтобы устранить все
сомнения и двусмысленность?»

Пока Шри Радха украшала Шри Кришну гирляндой взглядов, подобных голубым лотосам, Он
сказал: «Дорогая Лалита, твои слова, несомненно, верны. Похоже, что теперь у нас
есть два противоречивых утверждения из шастр. Все ученые знают, что в таких случаях
утверждение из шрути (кршнавана) предпочтительнее слов из смрити (радха врндаване
ване), ибо из этих двух источников шрути авторитетнее. Поэтому окончательное мнение
таково: Я — повелитель Вриндавана!»

Хлопая в ладоши, Мадхумангала запрыгал вокруг: «Эй, эй, сакха, Ты воистину усмирил
этих надменных гопи!»

Пока сакхи Лалиты притворялись безразличными, она мило улыбнулась и, бросив взгляд
на Радхику, сказала: «О Кришна! То, что Ты сказал, — не ошибка. Мы действительно
имеем два равноценных утверждения из шрути и смрити. Но слабость Твоего аргумента
очевидна. Обрати, пожалуйста, внимание на то, что слово кршна в словосочетании
кршнавана не имеет отношения к Тебе. Оно является прилагательным, указывающим на
темноту леса Вриндавана, вызванную густо растущими в нем деревьями и темным цветом
листвы. Вместе с тем

утверждение Пуран — радха врндаване ване — ясно, недвусмысленно и бесспорно».

Сдержанно улыбнувшись ошеломленным Шри Кришне и Бхато, Лалита продолжала: «Как


ученые брахманы, вы знаете, что Пураны являются приложением к Ведам. Они
предназначены для того, чтобы прояснять любую двусмысленность утверждений Вед.
Поэтому в отношении этих двух цитат окончательное заключение должно быть таким: в
Пуранах уточняется, что темный лес Вриндавана, в котором находится множество
укромных мест, является собственностью Шри Радхи».

Все гопи зааплодировали словам мудрой Лалиты, которая просто сияла чистотой
истинного понимания. Она взяла руку Радхи и приложила ее к своему лбу в знак
смирения. Мадху-мангала прошептал Кришне: «Дорогой друг, теперь Ты завяз в трясине
умных слов этих гопи. Я пойду исполнять свои полуденные обязанности и вернусь
позже».

Удерживая Своего друга, Шри Кришна стал объяснять грамматическое значение фразы
кршнавана. Подобно черному оленю, провалившемуся в зыбучие пески, Он попал в
ловушку выводов из собственных утверждений. Постоянно стегаемый кнутом
неопровержимой логики Лалиты-деви, высмеиваемый гопи и ощущающий на Себе
насмешливый взгляд Шри Радхи, Хари почувствовал, что Его унижение становится
нестерпимым. В такой безвыходной ситуации Шри Кришна прибег к единственно
возможному спасению — Он проснулся.

Открыв лотосные глаза и потянувшись, Кришна улыбнулся Субале, который по-прежнему


сидел у Его стоп. Чтобы разбудить спящих рядом друзей и созвать коров, пасущихся в
отдалении, Кришна заиграл на флейте. Когда Он наполнил флейту

нектаром Своих губ, из нее полилась медленная мелодичная рага в низкой тональности.
Подобно завораживающей мантре громыхающих туч, эта вибрация околдовала павлинов на
вершине и вокруг Говардханы. В восторге от этих звуков их сердца счастливо запели.
Они стали поднимать ноги, распускать хвосты и изгибать шеи, наполняя небо своим
пением. Затем эта парама-мохана мантра — разливающийся звук флейты — при

тянула всех павлинов и пав к склону холма, вдохновляя их на

чать танец.

Шри Кришна, известный как Каланидхи, источник всех драматических искусств, был
очень доволен танцем павлинов. Как чудесная туча, вплыв в самую гущу птиц, Он
ободрял их сердечным взглядом и ласковой улыбкой.

Шри Кришна в точности похож на синюю тучу, а звук флейты — на рокот грома. Когда
гремят обычные тучи, у павлинов возникают особые чувства, но Шьямасундара — это не
просто туча. Он мегха-вишеша, особенная туча. И звук вену — не обычный раскат
грома. Флейта производит особое громыхание — гаргита, гаргита. Когда павлины видят
эту удивительную тучу, слышат ее особенный рокот, их экстаз превосходит любые
земные ощущения и, опьяненные любовью, они со своими женами начинают очень необычно
танцевать.

Павлины ритмично поднимали ноги, двигаясь взад и вперед, кивали головами, а из их


глаз текли слезы экстаза. Они распустили разноцветные радуги своих хвостов и стали
трясти перьями, постепенно увеличивая скорость, пока наконец не остановились, затем
начали снова — медленно, а потом все быстрее и быстрее.

Всякий раз, когда павлины останавливались, они кричали: ке-ка, ке-ка, ке-ка, и их
голоса эхом разносились по долинам от Радха-кунды до Пунчхари. Как святое имя
облетает весь земной шар, когда его воспевают, так же и киртан павлинов опоясал
Говардхану, подобно огненному кольцу духовного звука. Через какое-то время стало
невозможно отличить их

крики от эха, которое они производили, и звук стал громогласным. Впитывая это
удивительное сочетание звуков, павлины достигли вершины восторга. Они непрестанно
подпрыгивали, хлопали крыльями, трясли перьями, изгибали шеи и качали головами.
Экстаз мужей вдохновил пав, которые глядели по сторонам, вращаясь сначала по
часовой стрелке, затем против, и распускали свои темные хвосты, подобно скромным
веерам радости.

Пока происходил этот необычайный танец птиц, великий царь павлинов, покачиваясь под
влиянием киртана-расы, подошел к лотосным стопам Говинды, орошая землю слезами.
Сначала он коснулся клювом лотосных стоп Шри Кришны, а затем вытянул шею к небу,
крича в экстазе: «Ке-ка, ке-ка!» Шри Кришна, который знает язык всех животных,
принял эту молитву царя: «Дорогой Говинда, пожалуйста, станцуй с нами. Пожалуйста,
сыграй на флейте и сделай так, чтобы мы могли танцевать и прославить Твои
бесконечные игры и качества».

Не отнимая флейты от губ, Шри Кришна с любовью посмотрел на царя павлинов, и тот
покачнулся, ощутив вес нежности этого взгляда. Затем все павлины и павы собрались
на большой поляне. Шри Кришна важно вышагивал среди них, подобно почетному царскому
гостю. Прямо в центре этого собрания Шри Кришна начал танцевать, подражая павлинам
и ускоряя темп игры на флейте в такт Своим шагам. Двигая шеей, как павлин, Шри
Хари, ко всеобщему восторгу, изогнулся дугой. Неуклюжие и беспорядочные движения,
вращающиеся глаза, раскачивающиеся украшения и гирлянды делали Шри Кришну похожим
на господствующее божество павлинов, которое обучало своих потомков их собственному
искусству.

Так как павлины живут во Вриндаване, их счастье превосходит экстаз, ощущаемый


великими йогами. Когда Шри Кришна заиграл на флейте, блаженство павлинов удвоилось,
а когда Он принял их приглашение танцевать, оно удвоилось еще раз. Но когда Шри
Кришна заплясал среди них, улыбаясь и играя

на флейте, их майура-матта достигла апогея, и многие из них, потрясенные, упали на


землю без сознания. Вот так танцевали павлины под пение флейты, отвечая на
настроение, которое Шри Кришна проявлял через Своего вечного посланника.

Время остановилось, и каждая секунда боролась со следующей за возможность


продолжать созерцать эту сцену, а танец павлинов стал неповторимым. Он был
настолько необычаен и полон расы, что под влиянием внутренней энергии Шри Кришны
произошло чудо. Флейта в Его руках, созерцая удивительное представление своего
господина и павлинов, запела сама по себе! Санатана Госвами говорит: говиндасйа
вену с тена тад ваданам! Такое исключительное событие очень удивило даже Шри
Кришну, который просто наблюдал, как флейта играла без Его помощи в ответ на танец
птиц.

Обычно она отзывалась на мягкое прикосновение губ Шри Кришны и на гибкие движения
Его похожих на лепестки пальцев. Но теперь флейта пела сама по себе, без каких-либо
действий Его рук или подобного камфаре дыхания. Ее воздухом был крик павлинов, а ее
изысканная мелодия откликалась на их глубокую бхаву. Шри Кришна держал флейту в
левой руке, Его брови изумленно изгибались, и Он танцевал еще быстрее, пребывая в
благоговении перед самостоятельным пением Своей вену.

Чтобы увидеть такое непостижимое зрелище, собралась огромная толпа, которую


очаровали эти танцы и музыка. Завороженные мальчики и коровы окружили павлинов,
посреди которых танцевал Шри Кришна. Разные животные и птицы на склонах Говардханы
прекратили есть, пить, играть и, не двигаясь, сверху наблюдали за происходящим.

Те животные, которые обычно сидели на вершинах холма, горя желанием обрести даршан
Шри Кришны, благословение Его улыбки или нектар Его взгляда, были счастливы,
исполнив свои желания. Пытаясь приблизиться к Говинде, они подались вперед так
сильно, что, казалось, вот-вот упадут. Но под

воздействием йогамайи они не падали, хотя для этого законам природы пришлось
немного измениться.

Остальные создания — черные олени, кролики, змеи, голуби и птицы, — привлеченные


киртаном павлинов и песнью флейты, также присоединились к животным на вершине
холма. Все наслаждались пением и танцем, ощущая огромное блаженство от
развернувшегося внизу представления.

Вершины Говардханы, которых насчитывается сто одна, были переполнены животными,


птицами, змеями и даже насекомыми. Хотя некоторые из них находились очень далеко,
по воле Шри Кришны все зрители видели представление как будто прямо перед собой.
Вершины Говардханы необычайно красивы. Джива Госвами говорит, что они даршанййани —
не отличаются от Шри Кришны и заслуживают того, чтобы мы приходили к ним на даршан.
По этой причине Адридхарана говорит: шаило ’сми — «Я — этот холм!» Животные,
украшенные признаками экстаза, многоцветным орнаментом покрыли вершины Гирираджи, и
те обрели небывалое великолепие.
Не только животные на вершинах холма находились под сильным воздействием от
представления, которое разворачивалось перед ними. Их божественные асаны, состоящие
из камней, травы и почвы Говардханы, также ощущали непреодолимый экстаз, и это
влияние заставило животных сначала успокоиться, потом неподвижно замереть, а затем
полностью оцепенеть. Все, что они могли, — это смотреть, не мигая. Многие из этих
животных раньше уже видели Шри Кришну в этом месте. Теперь, счастливые тем, что
видят Его вновь, в блаженстве созерцая все представление, они думали: «Ахо ати ра-
мйам аси — до чего замечательно это место встречи!»

Когда жизненный воздух этих животных соприкоснулся с элементом земли, в их телах


постепенно проявилась сат-твика-бхава оцепенения, стамбха. От пляски обезумевших
павлинов, от чарующей мелодии флейты и от созерцания па-рама-сундары, несравненной
красоты Шри Кришны, животных

охватил экстаз. Благодаря своей бхагавад-авеше, полной погруженности в Шри Кришну,


эти создания Враджа достигли совершенства, неведомого даже величайшим из йогов.

Внимая звукам флейты и наблюдая танец павлинов, животные на Говардхане оцепенели,


Вриндаван застыл в неподвижности и все живые существа от Паталы до Вайкунтхи
замерли.

С вершин ли Говардханы или с Вайкунтхи, место действия выглядело необыкновенно


красиво. Большой луг служил сценой для танца павлинов. Он был похож на изумрудный
амулет со вставленными в него драгоценными камнями вайду-рья из павлинов, которые
обрамляли сапфир — Шри Кришну, оправленный в золото Его шелкового дхоти. Коровы
были похожи на белоснежные жемчужины по краям. Тюрбаны мальчиков-пастушков
напоминали коралловую и рубиновую инкрустации, а кольцо деревьев — нефритовую
отделку. Хотя этот амулет был неподвижен, «драгоценные камни» в нем двигались. Хотя
его форма была неизменна, он постоянно менялся. Как защитный талисман Вриндавана,
этот амулет вечно охраняет его жителей от испепеляющего жара разлуки с Говиндой.

Когда утро уступило место полудню, павлинов одолела усталость. Они присоединились к
зрителям и ошеломленно смотрели, как Натараджа Шри Кришна с закрытыми глазами,
погруженный в собственный экстаз, со спонтанно поющей флейтой в руке, продолжал
танцевать. Верховный Господь танца, поглощенный каким-то непостижимым настроением,
танцевал, как одинокая туча в небе.

Когда эхо киртана затихло, звуки флейты окружила таинственная тишина, нарушаемая
лишь звоном ножных колокольчиков Шри Кришны и глухим татхам-татхам Его ног. Не было
слышно ни пения птиц, ни мычания коров, ни шелеста листвы. Пчелы перестали жужжать,
Ямуна остановила течение, и другие природные звуки тоже стихли. Земля чудес,
которой является Вриндаван, погрузилась в транс, пока ее господин, Шри Кришна,
танцевал один, отбивая ритм Своими стопами.

Опьяненная экстазом Шри Кришны, флейта в Его лотосной руке пела сама по себе.
Вдохновленный этим трансцендентным звуком, Говинда плыл и тонул в волнах
многочисленных бхав. Когда Его лотосные стопы ударяли о землю, вену меняла свой
тон; когда Его ножные колокольчики звенели: джам-джам, она вторила их звучанию;
когда Его тело трепетало от экстаза, звуковые вибрации увеличивали Его любовные
настроения. Танцевал ли Шри Кришна под звук вену или вену аккомпанировала танцу Шри
Кришны, это оставалось для всех непостижимой загадкой. Шри Баладева, который знает
все, объявил, что их соревнование закончилось вничью.

Тюрбан на голове Шри Кришны съехал набок, и украшения пришли в полный беспорядок.
Его гирлянда и драгоценности, словно трофеи на поле битвы, украсили луг своим
сиянием. Золотая пыль припорошила волосы Шри Кришны, а капли пота на Его сапфировом
теле сверкали подобно бриллиантам. Гопы, коровы и лесные животные непрерывно пили
глазами необычайную красоту Шри Хари — нектарный напиток, дарующий вечную радость.
Как Он был не способен остановить Свой танец, так же и они не могли остановить свою
медитацию на Него. Его непостижимое изящество, артистичные движения и песнь флейты,
исполненная загадочного блаженства, очаровали Его спутников, как гипнотические
чары.

Дни Брахмы пролетели в мгновение ока, пока Халадхара, как величественное белое
облако, не приблизился к Своему младшему брату, нежно обняв Его. Постепенно Шри
Кришна вернулся во внешнее сознание и, открыв лотосные глаза, медленно огляделся
вокруг. Его счастливые друзья, а также коровы и другие животные — на склонах холма
и его вершинах, рядом и вдалеке — затаили дыхание, как будто были одним телом.
Затем на Его губах, похожих на плоды бимба, появилась сияющая улыбка, и каждому
существу показалось, будто Шри Кришна смотрел именно на него и улыбался только ему.
И опять, как одно вселенское тело, все счастливо вздохнули. Легкий ветерок

этого вздоха прокатился по пастбищам Враджа, словно насыщенный камфарой воздушный


поток экстаза.

Несколько мальчиков-слуг помогли Балараме вытереть пыль с тела Кришны, переодеть


Его и вновь украсить драгоценностями. Как луна в окружении звезд, Говинда вновь
засиял в зеркале любви друзей и коров. В этот момент к Господу Хари с великим
смирением подошел царь павлинов в сопровождении своих министров и придворных. Они
поклонились до земли и сказали: «Дорогой Кришна, мы — скромные лесные создания, у
нас ничего нет, и мы живем на деревьях, питаясь доступными по сезону цветами и
травами. Заставив нас танцевать, Ты устроил великий праздник блаженства, за что мы
перед Тобой в вечном долгу. Несмотря на нашу бедность, наш долг — поднести Тебе
дакшину, ибо, не сделав этого, мы будем выглядеть неблагодарными и потеряем нашу
репутацию. Поэтому я прошу Тебя принять наше единственное богатство — перья из
наших хвостов — и носить их как украшение в Твоем тюрбане». Залившись слезами
экстаза, повелитель павлинов положил к лотосным стопам Говинды множество
божественных перьев необычайной расцветки.

Люди в этом мире с благодарностью принимают дары как проявление любви. Так же и Шри
Кришна с готовностью принял подношение павлинов и, собирая перья, нежно гладил их
по головам. К огромной радости каждого, Он воткнул несколько перьев в Свой тюрбан
и, держа остальные в руке, вернулся к друзьям, которые обняли Его с любовью и
преданностью.

Заканчивая свое повествование, Лалита сказала Шримати Радхарани: «Деви! Я не могу


описать всю славу этой Земли! Несомненно, ни на Вайкунтхе, ни в обители девов, ни
на земных, ни на райских планетах никогда не видели такого майура-нртйа в
сопровождении флейты! Где еще низшие создания замирают от звука флейты и проявляют
признаки экстаза, где еще непревзойденную красоту Говинды так легко увидеть

на празднике пения и танца? Все это возможно только во Врин-даване. И поскольку


Вриндаван сейчас присутствует на этой планете, славу Земли воспевают в собраниях
Сарасвати, Парвати и Лакшми-деви».

Вишакха, очень похожая на Шримати Радхарани, одетая в сари, которое было вышито
звездами, раскрыла свое сердце: «Сакхи! Нам следует немедленно пойти к подножию
Говардха-ны и увидеть это необычайное представление. Почему наши глаза должны
лишиться этого водопада нектара? Его можно созерцать очень редко, а сейчас он течет
совсем рядом!»

Читра оправила свои голубые одежды, будто собираясь идти: «Хорошо сказано, Вишакхе!
Если обитателям трех миров нет доступа на этот праздник веселья, то почему мы,
родившись на этой планете, праздно сидим и лишаем себя своего естественного
богатства — Шри Хари?»

Затем заговорила Тунгавидья-деви, сведущая в науках и искусствах: «Фразу говинда-


венум ану можно также прочитать как говинда-вену-ману. Последнее определяет флейту
как наставника человечества в религиозных принципах, известных как ману-дхарма.
Следуя авторитету такого прославленного наставника, мы полностью отказались от
наших семей и от добропорядочного поведения ради совершенной религиозной практики.
Разве можем мы ошибиться, следуя указаниям Господа Ману, признанного всей
вселенной? Конечно же, нет! Поэтому нужно ли нам колебаться хоть мгновение, боясь
осуждения? Мы должны последовать указаниям флейты и немедленно пойти туда, чтобы
увидеть танец Говинды и павлинов».

Двойняшки Индулекха и Ранга-деви заговорили в один голос: «Ведический афоризм


гласит: на дошам манур абравйт — „Слова Ману всегда верны". Значит, как
последователи дхармы, мы имеем полное право поступить согласно его наставлениям и
пойти туда, где танцуют павлины. Поспешим туда!»

Чампакалата, которая нанизывала цветочную гирлянду, поднялась и сказала: «Гопы,


коровы, звери, птицы и даже

насекомые видят это услаждающее зрелище со склонов Го-вардханы. Если все обитатели
Вриндавана без препятствий присутствуют на этом представлении, то почему нам нельзя
туда прийти? Хотя мы тоже родились во Врадже, почему нам так не везет?» Глядя в
удрученные лица подруг и протягивая к ним руки, она спросила: «В чем мы виноваты?
Сакхи, в чем же наш грех?»

Чувствуя, в каком она отчаянии, гопи выразили свою общую печаль: «Есть ли какой-то
предел нашим несчастьям? Имеет ли наше горе какие-нибудь границы?»

Лалита-деви была готова к нападению неблагоприятных эмоций, которые могли завладеть


умами гопи. Сознавая, что безнадежность и угрюмость уже приготовились украсть
счастье от слушания ее рассказа о лиле Говинды с павлинами, она решила отвлечь
внимание гопи другой нектарной лилой.

«Сакхи! Конечно же, мы должны поспешить туда, чтобы наполнить глаза созерцанием
танца Говинды, а уши — киртаном павлинов. О подобном представлении я не слыхала с
тех пор, как Гандхарвика и Гиридхари в одеждах павлинов танцевали на вершине
Варшаны».

Всегда поглощенные любовным служением Божественной Чете, гопи сразу повернулись к


своей джьешта-сакхи и в один голос спросили: «Лалите, что это за павлиний танец
Радхики и Говинды?»

Читра-деви сказала: «Какие такие секреты ты утаиваешь от своих ближайших подруг?


Расскажи-ка нам поскорее об этой необычайной лиле Радхики в павлиньих одеждах!»

Гопи страстно хотели увидеть павлиний танец Шри Хари и утолить этим жажду своих
глаз, но, когда в их уши вошло обещание рассказа о новой лиле, умы их вновь
успокоились. Сев среди подруг, Лалита Сундари рассказала, как однажды Шри Кришна и
Радха танцевали, словно опьяненные павлины. Шримати Радхарани сидела рядом с
дорогой подругой и тоже слушала рассказ о прошлой встрече с Ее прана-натхой,

полностью забыв печаль разлуки. Закрыв глаза, Она пила кат-хамриту, исходящую из
уст Лалиты, и представляла Себе, что снова находится рядом с Говиндой.

Обосновывая трансцендентную природу Вриндавана-дха-мы, Шрила Санатана Госвами


заканчивает свой комментарий подробным объяснением фразы аваратанйа-самаста-
саттвам. Она является прилагательным к слову врндаванам.

Слово аварата указывает на то, что во Вриндаване отсутствуют гуны материальной


природы тамас, раджас и саттва. Там есть только трансцендентная энергия вишуддха-
саттвы. Таково значение слова саттвам.
В поддержку этого аргумента он цитирует «Шримад-Бхага-ватам» (10.35.9), в котором
говорится:

вана-латас тарава атмани вишнум вйатджайантйа ива пушпа-пхаладхйах праната-бхара-


витапа мадху-дхарах према-хршта-танаво вавршух сма

«Деревья и лианы в лесу в ответ тут же начинают обильно цвести и плодоносить, будто
Сам Господь Вишну раскрывает Себя в их сердцах. Под тяжестью плодов их ветви низко
склоняются, а ворсинки на стволах деревьев и лиан встают дыбом от экстаза любви к
Богу, и сладкий сок дождем льется из их пор на землю».

Санатана Госвами говорит: «Деревья, лесные лианы и другие растения, как правило,
находятся в гуне невежества, но во Вриндаване они обладают премой и ощущают, как в
них растет саттвика-бхава. Это означает, что према является главной чертой Враджа.
Према проявляется из вишуддха-саттвы и является чистой духовной энергией, которая
управляет всей атмосферой Вриндавана».

Затем он цитирует другой стих («Шримад-Бхагаватам», 2.9.10):

правартате йатра раджас тамас тайох саттвам ча миилрам на ча кала-викрамах на йатра


майа ким утапаре харер

ануврата йатра сурасурарчитах

«В духовном мире не существует ни гуны страсти, ни гуны невежества, ни их смеси, ни


оскверненной гуны благости, ни влияния времени, ни самой майи. Там живут только
чистые преданные, приближенные Господа, которых чтут и полубоги, и демоны».

Ачарья объясняет, что на всех планетах этого материального мира гуны страсти и
невежества оскверняют гуну благости, и чистую благость найти невозможно. Однако
Бхаума-Врин-даван занимает трансцендентное положение — он свободен от влияния майи
и является обителью сат-чит-ананды. Все это он объяснил в «Брихад-Бхагаватамрите».

Шрила Санатана Госвами говорит: «По милости Шри Врин-давана-дхамы человек может
найти защиту от материальных гун природы и достичь духовного совершенства на этой
планете». Таким образом, благодаря присутствию Вриндавана-дха-мы, ее принца и Его
вечных спутников, исключительная слава Земли разносится по всему творению.

Во времена правления Аурангзеба, когда этот потомок великого Акбара бросил в тюрьму
своего отца, шаха Джахана, и убил своего брата Дару, история правления Моголов
вошла в свою заключительную стадию. По указу этого делийского тирана со всех
индусов взимался налог за их верования. Некогда терпимые к другим верованиям,
последователи мусульманской

традиции теперь обратились против брахманов, преследовали вайшнавов и осквернили


множество прекрасных храмов, за

видуя их величию.

Сборщик налогов из Агры, находясь под защитой султаната Дели, был воинственным и
ревностным слугой трона. Отказавшись от своего вайшнавского прошлого, он погряз в
грехах, порожденных роскошной жизнью при дворе. Исполняя алчные желания своих
хозяев, он никогда не колебался, преследуя

невиновных.

Однако, благодаря благочестивым поступкам, совершённым в юности, этот сборщик


налогов, объезжая однажды свой округ, получил возможность пообщаться с несколькими
вайшнавами с Радха-кунды. Эти чистые преданные, последователи великого Кришнадаса
Кавираджи, убедили его возобновить прежнюю практику в соответствии с учением
Господа Чайтаньи.

Очень быстро жизнь ради материальных удовольствий стала невыносимой для этой души.
Ему пришел на память пример Санатаны Госвами, и в одну из темных ночей он оставил
свой дворец, семью, богатство и царскую службу. Идя вдоль Ямуны, он направился во
Вриндаван с желанием начать жизнь садху и жить в святой дхаме до конца жизни.

При посвящении он получил имя Вайшнава-дасанудас и поселился на берегу Ямуны в


Калия-Храде. Рядом с самадхи Прабодхананды Сарасвати Тхакура, спутника Шри Чайтаньи
Махапрабху, современника Госвами и автора многих великих книг, Вайшнава-дасанудас
воспевал стихи из «Шри Вриндава-на-махимамриты»:

«О мой дорогой друг! С любовью думай о Вриндаване, самозабвенно катайся в его пыли,
люби его так горячо, как не любил прежде ничто другое, старайся всячески угодить
его движущимся и неподвижным обитателям, поклоняйся месту рождения Шри Радхи и всем
сердцем найди прибежище во Вриндаване, лучшем из всех святых мест.

Из-за своих прошлых благих или греховных поступков ты можешь теперь испытывать
огромное счастье или страдание; ты можешь познать славу или бесчестье; тебя могут
оскорблять низшие из людей или прославлять святые преданные; нищета или роскошь
могут прийти к тебе, и поэтому ты можешь обрести несметные богатства или не обрести
ничего. Какой бы ни была твоя судьба, просто сделай Вриндаван самой своей жизнью».

Осознавая тщетность материальной жизни и совершенство прибежища, даруемого


Вриндавана-дхамой, Вайшнава-дасанудас скорбел о своих многочисленных грехах,
обращаясь к окружающей его листве деревьев и цветущих лиан:

«Где обычный человек естественно и без усилий обретает чистую экстатическую любовь
к Шри Кришне? Где Верховный Господь проявляет Свои самые удивительные игры? Где
проявлена империя блаженства преданного служения лотосным стопам Шри Кришны? О
брат, слушай! Я открою тебе тайну: все это происходит здесь, во Вриндаване.

Умудренный преданный, жаждущий обрести сладость чистой любви во Вриндаване, но


принужденный судьбой жить где-то в другом месте, постоянно скорбит в разлуке с этой
божественной обителью, украшенной великолепными рощами, где Радха и Кришна вечно
наслаждаются Своими играми. Всегда помня о Вриндаване, он в медитации обретает
доступ туда и думает: „Теперь я служу Божественной Чете“.

О дорогой друг, знаешь ли ты, сколько еще проживешь и когда тебе суждено покинуть
тело? Ведь даже младенцы иногда неожиданно умирают! Поэтому очисти свой разум,
избавься от привязанности к телу и чувствам и беги во Вриндаван, не останавливаясь
даже затем, чтобы подумать».

Вайшнава-дасанудас тревожится, что ему не удастся обрести чистую любовь, к которой


он стремится, — любовь, труднодостижимую для Брахмы или Шивы и, несомненно,
недоступную для грешников, подобных ему. Поэтому он зажимает в зубах травинку и,
соединяя ладони у сердца, молится:

«Я упал в глубокий колодец семейной жизни и был проглочен черной змеей вожделения.
О Вриндаван, когда же ты вытащишь меня из этого колодца страданий и, подобно
матери, дашь мне прибежище на своих коленях?

О Вриндавана-дхама, о мать моя, если я хоть раз видел тебя, хоть раз произнес
святые имена Радхи и Кришны и хоть раз с преданностью склонился перед тобой,
пожалуйста, не пренебрегай мной!»

Когда в его ум входит желание вернуть себе былой престиж, он без колебаний гонит
его прочь. Помня заботливые наставления своего Гурудевы, постоянную помощь
вайшнавов и обещание Господа, он говорит:

«Лучше я буду жить во Вриндаване в теле насекомого, чем в любом другом месте как
освобожденная душа в блаженном духовном теле. Лучше я буду жить во Вриндаване как
нищий попрошайка, чем в любом другом месте в удивительной и безграничной роскоши.
Лучше я буду жить во Вриндаване, лишенный малейшей преданности Господу Хари, чем в
любом другом месте, охваченный страстным желанием достичь счастья служения лотосным
стопам Господа Кришны, возлюбленного гопи.

Человек, погрязший в самых гнусных грехах, но однажды почтительно склонившийся


перед травинкой во Вриндаване, сразу становится очень благочестивым. Когда его телу
приходит конец, он, по милости Верховного Господа, способного освободить его от
оков кармы, несомненно, достигает лотосных стоп Господа Кришны, недостижимых
другими способами».

Ощущая, как уходят муки совести, требования ума и привычки чувств, Вайшнава-
дасанудас набирает в свои ладони прохладную пыль дхамы и, зная, что это земля
чинта-мани, шепчет:

«С великой преданностью я склоняюсь перед самым удачливым живым существом, ставшим


насекомым во Вриндаване. Полубоги во главе с Брахмой, живущие в других местах,
важны для меня не более, чем травинка. Что мне еще сказать? Моему

уму все предельно ясно. Даже Господь Кришна не является за пределами Вриндавана в
Своей полной, совершенной форме.

В один миг здесь осень, в другой — сезон дождей, в следующий — весна, а потом —
другое время года. Всегда восхитительно сияющая и нектарная, земля Вриндавана
постоянно наполняет Шри Радху и Шри Кришну великим изумлением. Пожалуйста,
медитируй на Вриндаван таким образом!

Кто хоть раз вдохнул аромат цветка из Вриндавана, ощутил ветерок из Вриндавана,
увидел человека из Вриндавана, поклонился в сторону Вриндавана или один раз
произнес благоприятное имя Вриндавана, сразу же достигает трансцендентной обители,
прославляемой величайшими мудрецами, даже если умирает в Бихаре или в другом
удаленном от Вриндавана месте».

Всевозрастающее влечение Вайшнава-дасанудаса к Шри Кришне, которое является


результатом служения гуру, вайшна-вам и дхаме, затмило его вкус к материальным
наслаждениям. Теперь он произносит с великой убежденностью:

«Что с того, что ты сыт по горло сладчайшим нектаром? Что с того, что ты обнимаешь
Урваши? Что с того, что ты испытываешь нектарное блаженство безличного Брахмана?
Даже травинки во Вриндаване отвергают все эти вещи и плюют на них».

Затем с жаждой истинного садхаки, с сердцем, стремящимся к нектару преданности, с


умом, наполненным видением игр во Врадже, с сознанием, сосредоточенным на
благосклонности Вриндавана-дхамы, ожидая какой-то великой милости, которая
непременно придет если не сегодня, так завтра, этот слуга слуги вайшнавов вздыхает
и говорит прерывающимся от волнения голосом:

«Когда же я, находясь во Вриндаване, подперев голову руками и сокрушаясь: „О


Кришна! О Кришна!", проливая потоки слез, стану одновременно нищим и сказочно
богатым?

Вриндаван, где есть великолепные горные пещеры, прекрасные рощи, озера, полные
лотосов, и беседки из цветущих

лиан, постоянно украшенные играми Радхи и Кришны, затопленные нектарным потоком


благодати и украшенные великим сокровищем трансцендентного всевозрастающего
изобилия, — это сама моя жизнь».

Так Вайшнава-дасанудас продолжал прославлять Вринда-вана-дхаму. Со временем его


садхана достигла совершенства и стала еще одним распустившимся цветком, украшающим
чудесное древо желаний Гаудия-сампрадаи. Аромат этого цветка разнесся по рощам и
пастбищам Враджа и стал источником огромного удовольствия для Шри Кришны и Его
спутников. Однажды, когда Кришна в обществе гопи играл на флейте, Его ум привлекли
медовые капли экстаза, текущие из лотосных глаз Его преданного. Явившись перед
Вайшнава-дасанудасом вместе со Шри Радхой, Говинда открыл его взору Свои
совершенные энергии и одарил его той любовью, благодаря которой сердце Его
преданного очистилось от последних следов прошлых грехов. Спустя короткое время
после этого видения, не способный выносить разлуку со своим Господом, Вайшнава-
дасанудас отправился в праката-лилу Шри Кришны. Сейчас о нем напоминает только
маленькое надгробие возле Калия-Храды, на берегу Ямуны, где волны этой реки вечно
воспевают славу враджа-лилы.

Так заканчивается шестая глава «Песни флейты», написанная незначительным учеником


Его Божественной Милости А. Ч. Бхак-тиведанты Свами Прабхупады, в которой мадхья-
гопи во главе со Шри Радхикой слушают из уст Лолиты повествование о том, как
Вриндавана-дхама прославляет эту в остальном несчастную Землю; дхама дарует этой
планете необычайное богатство, о котором не слыхали ни на Сварге, ни на Вайкунтхе,
— следы

лотосных стоп Говинды и танец павлинов, опьяненных звуками флейты, заставившей


танцевать Шри Кришну, а потом запевшей в Его лотосных руках, в то время как все
гопы, а также коровы и другие животные Враджа смотрели на это с Говардханы, образуя
огромную арену, заполненную блаженством; зрители замерли в экстазе, пока Говинда
продолжал Свой танец, а гопи собрались бежать туда, чтобы увидеть это зрелище —
лучшую дхарму для всего человечества, но были остановлены по замыслу своей лилы,
проходящей в поистине удивительном и неописуемо прекрасном царстве Вриндавана —
обители всего блаженства, состоящей из вишуддха-саттвы, божественной энергии,
которую стремятся обрести все вайшнавы.

дханйах сма мудха-гатайо ’пи харинйа эта йа нанда-нанданам упатта-вичитра-вешам

акарнйа вену-ранитам саха-кршна-сарах пуджам дадхур вирачитам пранайавалокаих

Да будут благословлены все эти глупые оленихи, ибо они пришли к сыну Махараджи
Нанды, нарядно одетому и играющему на флейте. Воистину, как оленихи, так и их мужья
поклоняются Господу взглядами, полными любви и нежности.

кршнам нирйкшйа ванитотсава-рупа-шйлам шрутва ча тат-кванита-вену-вивикта-гйтам

девйо вимана-гатайах смара-нунна-сара

бхрашйат-прасуна-кабара мумухур винйвйах

Красота Кришны и Его нрав создают праздник в сердцах всех женщин. Когда жены
полубогов, летая вместе со своими супругами на воздушных кораблях, видят Кришну и
слышат чистые звуки Его флейты, бог любви начинает терзать их сердца. Смущение и
замешательство овладевают ими, так что цветы выпадают из их волос, а пояса
развязываются.

«Шримад-Бхагаватам», 10.21.11-12
ГЛАВА СЕДЬМАЯ

У(Ыа олених и фен полубогов

®опи во враджа-лиле подразделяются на две категории: нитья-сиддхи (вечно свободные)


и садхана-сиддхи (достигшие совершенства посредством практики). И те и другие
участвуют в лиле с флейтой, но у них разное положение. Садхана-сиддхи — это
ученицы, которые благодаря общению с вечно свободными гопи обретают полное право
участвовать в играх Кришны. Некоторые из этих садхана-сиддхи гопи были когда-то
садхаками, занятыми преданным служением на какой-то планете в одной из брахманд. По
воле Господа они смогли найти прибежище в ученической преемственности Гаудия-
вайшна-вов у совершенного преданного, искушенного в писаниях.

Как-то раз несколько друзей из ашрама Гаудия-вайшнавов обсуждали конечную цель


жизни и возможность отправиться в следующих рождениях прямо на Голоку Вриндавану.
Чтобы понять сиддханту, они решили задать этот вопрос своему духовному учителю.

Приблизившись к Гурудеве и получив его позволение, они сели у его лотосных стоп и
задали свой вопрос. Ссылаясь на авторитет Санатаны Госвами, Гурудева объяснил, что
необходимо еще раз родиться и участвовать в проявленных играх Шри Кришны, чтобы
достичь совершенства и отправиться к месту своего конечного назначения.

18 Вену-гита

Один брахмачари безупречного нрава, всю жизнь соблюдающий обет целомудрия, спросил:
«Гуру Махараджа! Разве нельзя достичь премы в этом мире и, оставив тело, сразу
отправиться в духовный мир?»

Удовлетворенный смиренным вопросом, Гурудева в уме выразил почтение Шри Гуру и Шри
Гауранге и ответил: «Это тело, состоящее из восьми материальных элементов, — очень
непрочный и несовершенный инструмент для севы. Оно не способно вместить
развивающуюся стхайи-бхаву и духовную силу премы. Поэтому необходимо обрести
подходящее тело, в котором могут быть достигнуты снеха, мана и другие ступени
премы».

Другой ученик, санньяси, соединил ладони и спросил: «Дорогой Гурудева, когда


садхака покидает тело на пороге премы, зачем ему рождаться из лона гопи в
материальном мире? Не может ли он просто оказаться в теле гопи в духовном мире и
развить снеху, ману и следующие стадии премы, общаясь с вечно совершенными гопи?»

Гурудева сказал: «Ответ на твой вопрос состоит из двух частей. Что касается
взращивания премы в духовном мире, то ты должен знать, что на Голоке нет места для
садханы. Это мир совершенных, и туда нет доступа тем, кто в чем-то несовершенен.

Во Вриндаване семейные связи и знакомства естественны и имеют природу человеческих


отношений. Если ты хочешь «появиться» на Голоке, не войдя до этого в семью враджа-
ва-си, то твои отношения с родителями, мужем и его родственниками в твоей сиддха-
дехе не будут полными. Как ты ответишь на такие вопросы: „Чья ты дочь, сакхи? Чья
жена? Чья невестка?" Нет! Ты должен иметь терпение и принять путь, дарованный нам
Господом».

Последний вопрос задал ученик-грихастха, который посвятил всего себя служению гуру
и имел предрасположенность к бхаве гопы. «Гурудева, достигнув уровня любовного
служения

и затем покинув тело, сколько нужно ждать, чтобы получить духовное тело, подходящее
для достижения совершенства?»
«Мой мальчик, не тревожься, — нежно улыбнулся Гурудева. — Вспомни, Шри Нараде
духовное тело было даровано безо всякого промедления. В мгновение ока Господь даст
тебе твою божественную форму». Затем Гурудева благословил своих дорогих учеников:
«О преданные, сильно жаждущие анураги! Не бойтесь! Не беспокойтесь! У вас все будет
хорошо!»

Занимаясь преданным служением под руководством своего духовного учителя, эти


преданные последовательно прошли стадии бхакти от анартха-нивритти до бхавы.
Освободившись от всех загрязнений, они поднялись на трансцендентный уровень и
осознали свое изначальное положение в отношениях с Господом. У одних была сварупа
служанки Шри Кришны, у других — мальчика-пастушка, у третьих — спутника Его
родителей.

Эти великие преданные практиковали бхава-бхакти, чтобы достичь премы, и день ото
дня их жадное стремление общаться с Господом увеличивалось. В конце концов разлука
с Ним стала для них нестерпимой. Как и предсказывал Гурудева, их желание премы не
могло осуществиться сразу, поскольку их тела не подходили для того, чтобы вместить
духовную силу стхайи-бхавы. Всегда заботящийся о благе Своих преданных, Шри Кришна
приказал Йогамайе устроить их появление на этой планете в то время, когда Он
проводил Свои игры во Вриндаване.

Родившись как гопи, эти преданные получили духовные тела, в которых обрели общение
с нитья-сиддхами и увидели некоторые из игр Шри Кришны. Поскольку во Вриндаван,
проявленный в материальном мире, входят и практикующие преданные, и карми, и
преданные, достигшие совершенства, он существует одновременно и как садхака-бхуми,
и как сиддха-бхуми — обитель практикующих и совершенных. Теперь гопи обеих
категорий собрались в разных местах Враджа, блаженно обсуждая славу Шри Кришны и
Его флейты.

Обращаясь к своей сакхи, Шри Радхе, замужние гопи беседовали о тех созданиях, чьи
мужья не были против их общения со Шри Кришной. В двух стихах они говорят об удаче
олених и жен полубогов.

Предыдущий стих описывал славу Вриндавана, прибежища всех живых существ, которые
дороги Хари. Из всех пашу-джати гопи с изумлением описывают именно олених. Оленихи
— глупые животные, но, вдохновляемые своими мужьями, они поклонялись Шри Кришне
любящими взглядами и так достигли успеха в жизни. Гопи сокрушались о том, что не
могут, как оленихи, следовать за своим возлюбленным, и считали свои жизни
бесполезными, желая родиться в семьях оленей. В книге «Кришна, Верховная Личность
Бога» Шрила Прабхупада добавляет следующий комментарий: «Пастушки завидовали
оленихам, поскольку те могли служить Кришне вместе со своими мужьями. Гопи считали,
что им самим посчастливилось меньше: их мужья отнюдь не радовались, когда гопи
собирались к Кришне».

После танца майура-нртйа Шри Кришна прилег отдохнуть в тени баньяна. Мальчики-
пастушки погнали коров на пастбище, оживленно разговаривая о своем замечательном
Гопале. Через некоторое время Кришна поднялся и вместе с Субалой и Мадхумангалой
пошел прогуляться по лесу, приветствуя его обитателей и освещая листву сапфировым
сиянием.

Хари спрашивал: «О Мои друзья лианы, как вы поживаете? О мудрые деревья, как вы
сегодня себя чувствуете? Дорогие птицы и пчелы, все ли у вас хорошо? О подвижные и
неподвижные обитатели леса, счастливы ли вы?»

К Шри Хари, погруженному в эти любовные взаимоотношения, приблизились лесные олени,


которые до того наблюдали

Его удивительный танец. Гопи, огорченные своим положением, увидели оленей в


непосредственной близости от Шри Кришны и преисполнились надежды. Как и гопи, олени
имели длинную историю страданий, прежде чем обрели любовь Шьямы, а затем и Гауры.

Давным-давно, на заре творения, Господь Брахма почувствовал вожделение к своей


дочери Вак, которая, не имея такого влечения, бросилась прочь в поисках убежища.
Когда она приняла облик оленихи, он в возбуждении стал преследовать ее, обернувшись
оленем. Брахма — повелитель вселенной, и обычные люди не могут осуждать его. Однако
с тех пор олени как форма жизни стали считаться символом страстного влечения.

В Трета-югу Равана заставил колдуна Маричу участвовать в похищении Ситы. Марича


принял облик золотого оленя и так навлек новое несчастье на род оленей.
Перевоплощение Ма-ричи принесло Сите и Раме огромные страдания, отчего эти невинные
животные, питающиеся нежными побегами деревьев, продолжали жить в позоре, ибо их
стали считать такими же хитрыми, как Равана.

В следующую югу отрекшийся от мира император Махараджа Бхарата оставил свое


сказочное богатство, прекрасных цариц и любящих подданных и ушел в Гималаи, чтобы
обрести возможность войти в окружение Шри Кришны. Пожалев новорожденного олененка,
он отвлекся от своей возвышенной сад-ханы и однажды вечером, разыскивая своего
любимца, разбился, упав с обрыва. В третий раз олени были осуждены, теперь за то,
что поймали императора в сеть иллюзии.

Бесконечно удрученные дурной славой своего рода, олени и оленихи стали самыми
пугливыми созданиями и обитали в глубинах лесных зарослей, будучи невидимыми для
всех. Избегающие общения с другими, преследуемые дурной репутацией, олени стали
недоступными взору животными и получили известность только благодаря своему
привлекательному мускусному запаху.

В тот день, когда Шри Кришна вошел в лес, сладкозвучная песнь Его флейты,
естественно, привлекла олених и оленей. Ощутив прикосновение Его лотосных ладоней,
они освободились от чувства вины, услышав же хвалебные речи гопи, полностью
избавились от своего позора. Благодаря тому, что гопи оценили проявления чистой
преданности оленей, те стали известны как достойные преданные и, заслужив
оправдание, вновь подняли свои благородные головы.

В Кали-югу, приняв золотой цвет тела Шри Радхи, Шья-масундара, проходя через лес
Джхарикханды, вдохновил всех лесных животных петь Его святые имена. В это время
удачливые олени в великом блаженстве танцевали вместе с тиграми и другими дикими
зверями.

Когда Гауранга пришел во Вриндаван, Его охватил сильный экстаз. Когда же Он запел
мантру Харе Кришна, Его сладкозвучный голос привлек оленей. Они подошли к Господу,
с любовью созерцая Его прекрасные черты и нежно облизывая Его золотистое тело.

Все лианы, деревья, птицы и животные узнали в Нем друга и с любовью приветствовали
Его, поднося Его лотосным стопам все, что у них было. Тело Господа Чайтаньи
трепетало от экстаза. Он поднял Свои могучие руки и громко воскликнул: «Повторяйте
„Кришна“! Повторяйте „Кришна"!»

Подвижные и неподвижные существа запели святое имя Шри Кришны, и этот звук эхом
разнесся по лесу. Потрясенный их киртаном, Господь Чайтанья обнял оленей за шею и
заплакал. Экстатическая любовь, высшая цель жизни, проявилась в телах оленей. Из их
глаз текли слезы, тела дрожали от восторга. По милости святого имени и благодаря
нежным объятиям Господа они обрели доступ в Его трансцендентное окружение, и их
безрадостное прошлое было забыто.

Гопи наблюдали за тем, как оленихи приближаются к Шри Кришне. Продвигаясь


неловкими, нерешительными шажками, сопровождаемые своими красивыми мужьями, которые
в знак
покорности склонили рога, оленихи застенчиво поглядывали на Шри Кришну. Видя эту
сцену, гопи произнесли одиннадцатый стих вену-гиты:

дханйах сма мудха-гатайо "пи харинйа эта йа нанда-нанданам упатта-вичитра-вешам

акарнйа вену-ранитам саха-кршна-сарах пуджам дадхур вирачитам пранайавалокаих

«Да будут благословлены все эти глупые оленихи, ибо они пришли к сыну Махараджи
Нанды, нарядно одетому и играющему на флейте. Воистину, как оленихи, так и их мужья
поклоняются Господу взглядами, полными любви и нежности» («Шримад-Бхагаватам»,
10.21.11).

«О сакхи! — обратились некоторые гопи к Шри Радхике. — Только посмотри на удачу


этих глупых олених, которые ведут себя как безумные. Смущенные, они то идут, то
останавливаются, не зная, что делать. Преисполнившись камой, они только и могут,
что с любовью смотреть на Шри Кришну».

Вертя в руке лотос и удивленно улыбаясь, Шри Радха ответила: «Хотя олени и
принадлежат к низшим видам жизни, они подобны всезнающим мудрецам. Будучи сарвагъя,
они знают прошлое, настоящее и будущее, но их любовь к Говинде покрывает это
знание, и они действуют как существа, лишенные способности рассуждать. Они, может
быть, и мудхи, но вы только посмотрите на их великую прему!»

Гопи со светло-серыми глазами добавила: «У оленей есть природная склонность к


мелодичной музыке, и их привлекли к Кришне чудесные звуки Его флейты. Завороженные
Его прекрасным обликом и необычайными одеждами, олени стали бросать на Нанда-
нандану исполненные любви взгляды. Их глаза похожи на глаза гопи, и волшебной сетью
смущенных взглядов олени притянули Его к себе. Теперь, обретя Его

общество, они проводят пуджу Шри Кришне фитильками своих взглядов и топленым маслом
своей любви». Глубоко вздыхая, гопи воскликнула: «О, как это замечательно!»

Другая гопи сказала: «Эти олени, наверное, научились такой арчане у гопи, которые
поклоняются Шри Кришне любящими взглядами, когда Он в конце дня возвращается с
пастбищ».

«Почему они не поклоняются Кришне какими-нибудь другими атрибутами?» — спросила


оленеокая девушка.

Некоторые гопи захихикали: «Павлины могут поднести свои перья, но у оленей есть
только их любящие взгляды».

С выражением счастья на лице одна гопи проговорила: «Будучи сыном царя Враджа, Шри
Кришна известен как Нан-да-нандана, а как воплощение красоты Он — парама-сундара.
Он — темное облако блаженства, одетое с большим вкусом, украшенное драгоценностями
и множеством цветочных гирлянд. Кого не привлекут Его лотосные стопы?»

Ее подруга задала риторический вопрос: «Знаете ли вы, почему Шри Кришна в таком
наряде?» Увидев заинтересованность подруг, она ответила сама: «После замечательного
танца Кришну, окруженного множеством любящих друзей, заботливо переодели в новые
одежды, принесенные Рактакой. На Него надели ожерелье из бусин гунджа, новую
цветочную гирлянду, посланную Гандхарвикой, и украсили павлиньими перьями и
разнообразными цветами». Воображая Его в этом наряде, гопи погрузились в океан
красоты Шри Кришны и какое-то время не могли говорить.

Высоко оценивая самцов-оленей, также испытывающих влечение к Шри Кришне, одна гопи
с почтением в сердце произнесла: «Эти мужья олених свободны от всякой зависти. Они
не против любви их жен к Шри Кришне и разрешают им приближаться к Хари. Они считают
такую привязанность своих жен благословением, с большим счастьем следуют за ними и
с огромной преданностью поклоняются Шри Кришне. Как они великодушны!»

Другая гопи вдохновенно продолжила: «Вот почему этих оленей называют кршна-сара.
Они приняли Шри Кришну как суть своей жизни и теперь знают, что такое
совершенство!»

Опечаленная своим положением, еще одна подруга Радхики произнесла: «Как драгоценный
камень среди расиков, Кришна принимает подношения оленей. Почему же тогда Он не
принимает подношения гопи?»

Другая гопи сказала с тем же чувством: «Сакхи, как же получилось, что мы,
несчастные, находимся вдали от Шри Кришны, тогда как эти олени сейчас рядом с Ним?»

Словом сма гопи проявили свое настроение висмайа-кхе-да — удивление и скорбь. Когда
гопи обсуждали прему оленей, их сердца пропитались изумлением и они ощутили
радость, разделяя счастье этих животных. Когда же разговор коснулся их собственных
мужей, то смесь скорби и смирения поразила их умы и веселые лица гопи помрачнели.

«Наши мужья, в отличие от мужей олених, не так великодушны. Они жестоки и


завистливы. Стоит им случайно увидеть нас поблизости от Шри Кришны, как они
гневаются или даже применяют силу. Нет никого несчастнее нас во всех трех мирах!
Только поглядите на наше несчастье! Поглядите на наше горе!»

Одна гопи сказала: «Когда наши мужья видят Шри Кришну одного, они все равно
ревнуют, что уж говорить о том, когда они видят нас вместе с Ним!»

Другая гопи добавила: «Даже когда они не видят Хари, а только слышат Его имя, они
приходят в ярость».

Все больше волнуясь, третья гопи продолжила: «Что имя Шри Кришны! Даже благоухание,
исходящее от Его тела, заставляет их ревновать».

Четвертая гопи заключила: «Наши мужья не хотят служить Кришне и не позволяют делать
это нам. Они обречены, и мы обречены, а значит, наши жизни бесполезны! О
провидение, почему ты так жестоко!»

В один голос гопи воскликнули: «О,дхиг асмадж-джйвам! Да будут прокляты наши жизни!
Позор нам!» Говоря о дурном поведении своих мужей, гопи почувствовали себя очень
несчастными, и их прекрасные лица поникли, как лотосы без солнца. Чтобы спасти их
от полного увядания, одна гопи окропила их оживляющим эликсиром игр Нанда-нанданы.
Она подняла

вверх правую руку с вытянутым указательным пальцем и, привлекая внимание подруг,


очень красноречиво заговорила:

кршнам нирйкшйа ванитотсава-рупа-шйлам шрутва ча тат-кванита-вену-вивикта-гйтам


девйо вимана-гатайах смара-нунна-сара бхрашйат-прасуна-кабара мумухур винйвйах

«Красота Кришны и Его нрав создают праздник в сердцах всех женщин. Когда жены
полубогов, летая вместе со своими супругами на воздушных кораблях, видят Кришну и
слышат чистые звуки Его флейты, бог любви начинает терзать их сердца. Смущение и
замешательство овладевают ими, так что цветы выпадают из их волос, а пояса
развязываются» («Шримад-Бхага-ватам», 10.21.12).

Перевод Шрилы Прабхупады и дополнительный комментарий к этому стиху в его книге


«Кришна, Верховная Личность Бога» еще более выразительны. Переводя фразу кршнам
нирйкшйа ванитотсава-рупа-шйлам, он пишет: «Кришна одет так великолепно, что
кажется, будто именно Он вдохновляет женщин совершать всевозможные обряды». Частью
сельского образа жизни враджа-васи являются регулярно проводимые обряды. Шрила
Прабхупада говорит, что женщины стремятся участвовать в этих праздниках, чтобы
увидеть там Кришну в Его очаровывающих ум нарядах.

В повседневной жизни обитатели Вриндавана носят очень красочные традиционные


одежды. В праздники их

наряды становятся особенно привлекательными, но Кришна, как сын царя, выделяется


среди них Своими естественными украшениями — красотой и непревзойденными
качествами. Гопи любят Кришну всем сердцем и посещают эти торжества, только чтобы
увидеть Его празднично одетым. Так их любовь и счастье многократно возрастают, а
жажда их глаз и сердец утоляется.

Один из таких праздников отмечается в весенний месяц пхалгуна (февраль-март), когда


Шри Кришна, гопы и гопи, одетые в очень красочные наряды, соответствующие этому
времени года, участвуют в веселом празднике Холи. Собираясь в разных частях
Вриндавана, под музыку, с шутками и бранными словами мальчики бросают вызов
девочкам-пастушкам, и они кидают друг в друга разные красящие вещества.
Привлекательность традиционной одежды Шри Кришны усиливается благодаря разноцветным
порошкам, покрывающим Его лицо и волосы, и тем, что очертания Его тела лучше видны
под промокшей одеждой. Гопи очень радуются, участвуя в этом развлечении, и их глаза
достигают совершенства, созерцая веселье Шри Кришны.

Другой праздник, проходящий по указанию Нанды Махараджи, — это всем известное


жертвоприношение, проводимое святыми мудрецами Враджа для защиты и благополучия Ба-
ларамы и Шри Кришны. Дхани-Кришна, одетый как сборщик налогов, преграждает путь
гопи. Радхарани и Ее подруги под предлогом того, что несут ги на это важное
жертвоприношение, величественно идут с Радха-кунды, держа на головах золотые
кувшины. В Дана-Гхати на заставе их поджидает Кришна со Своими друзьями. Увидев Его
издалека, Радхарани говорит Лалите: «Сакхи, Я встречала Шри Хари много раз при
самых разных обстоятельствах, но в таких очаровательных одеждах не видела Его
никогда!» После долгих пререканий с гопи, касающихся уплаты пошлины, Кришна
позволяет им продолжить путь.

А в самый удивительный праздник коронации Шри Радхи Шри Кришна оделся как начальник
стражи Враджа и в этом чудесном наряде ходил по всей округе, провозглашая верховную
власть Своей возлюбленной.

По просьбе Рупы Госвами и Рагхунатхи Госвами Шрила Джива Госвами поведал эту
историю в своей книге «Мадхава-махотсава». Однажды в уединенной роще неподалеку от
Нан-даграмы Шри Кришна встретился с Вриндой-деви и придумал план, согласно которому
враджа-васи и полубоги должны были прославить Шри Радху. Хотя богиня удачи
управляет всеми тремя мирами, у Себя дома, во Вриндаване, Шри Хари хотел сделать
царицей Радху.

В тот день Вринда-деви устроила так, что голос с небес эхом разнесся по всему
Враджу. Обращаясь к Паурнамаси, громоподобный голос произнес: «О царица йогов,
поскорее усади Шри Радху на украшенный драгоценными камнями золотой трон в
прославленном по всей вселенной Вриндаване и омой Ее — лунную богиню красоты,
Чандра-Лакшми, вышедшую из океана бесчисленных добродетелей! Как лунные лучи питают
всю землю, так же сияние абхишеки Шри Радхи принесет величайшую удачу Враджу,
Гокуле и всему миру. Благодаря одному этому действию любовь достигнет сердца
каждого живого существа. Не мешкай!»

Затем в присутствии охваченных благоговением враджа-васи этот небесный голос


повелел застенчивой Радхике пройти царскую абхишеку. «О Радхе, не сомневайся и
пройди этот обряд ради блага Своих подданных и всего Вриндавана. Этим Ты рассеешь
безграничные страдания мира и окажешь всем наивысшую милость. В конце концов, даже
самые робкие девушки должны оставить стыдливость, когда принимают мужа!»
Услышав нектарное послание, Шри Радха обняла Своих подруг, а враджа-васи в экстазе
зашумели и заиграли на музыкальных инструментах. Когда Кундалата объявила эту
новость по всему Враджу, радости Шри Кришны не было границ.

В назначенный день коронации все движущиеся и неподвижные создания застыли в


экстазе, очарованные небесной красотой Шри Радхи, взошедшей на драгоценное
возвышение для омовения и освещающей весь Вриндаван Своим золотым сиянием.
Множество небесных богинь и богинь Вриндавана, таких как Калинди, Эканамша-деви,
Рудрани и Шачи, присутствовали на церемонии в человеческом облике.

По распоряжению Паурнамаси священные воды Манаса-Ганги, Ямуны и Сарасвати появились


там в ароматизированных драгоценных кувшинах. Множество других золотых сосудов,
наполненных топленым маслом, молоком и йогуртом, украсили это место. Омовение Шри
Радхи выглядело так, как будто потоки нектара стекали по золотой горе райского
блаженства в сияющее озеро жидкой любви. Когда это озеро вышло из драгоценных
берегов, оно распространило свое влияние на множество океанов этого мира и затем на
всех живых существ. Сакхи все время восклицали: «Джая! Джая!», пели замечательные
песни Враджа и с огромной радостью танцевали. Их счастье пронизывало всю церемонию
подобно солнечному свету.

После омовения гопи вытерли нежное тело Шри Радхи, одели Ее в царские одежды и
украсили дорогими украшениями и благоухающими цветами. Сидя на троне из драгоценных
камней, в окружении Своих подруг, Шри Радха выглядела как императрица божественной
любви, которая управляет сердцами всех очистившихся душ. Младшая сестра Шри Кришны,
Эканамша-деви, нанесла на лоб Шри Радхики раджа-тилак и воскликнула: «Джая
Вриндаванешвари!» В этот момент крики «Джая! Джая!», трубные звуки раковин,
звучание музыкальных инструментов и улу-дхвани гопи побудили полубогов пролить с
небес поток цветов, который напоминал райский водопад блаженства.

Обитатели Враджа наблюдали за тем, как все богини присягнули на верность царице и
поднесли Ей дары. Савитри

одарила Радхику гирляндой лотосов, Шачи-деви подарила золотой трон, Риддхи поднесла
множество украшений, Гаури — золотой скипетр, Шива — белую чамару, Сваха — изящное
сари, а Дхуморна — драгоценное зеркало. Все полубоги в это время играли на
барабанах дундубхи, радостно пели и танцевали.

Когда полубоги исчезли и церемония была завершена, Шри Радха и Ее многочисленные


сакхи удалились в величественную рощу, чтобы распределить ответственные посты в
государстве. Когда гопи получили различные назначения и все правительственные посты
были распределены, обеспокоенный Шьяма-сундара обратился с просьбой к премьер-
министру Лалите.

В великом экстазе Лалита сказала Шри Кришне: «О Вана-мали, все виды служения были
распределены между гопи в соответствии с их пожеланиями. Пожалуйста, скажи мне,
какое служение Ты хочешь оказывать царице, потому что я не могу ничего придумать
для Тебя».

Услышав это, Шри Кришна с большим энтузиазмом объявил: «У Меня есть очень важное
служение, которое можно предложить царице Враджа. Я хочу стать начальником стражи и
ходить по всей округе, провозглашая власть нашей царицы».

Лалита ответила: «В таком случае Ты должен написать прошение, а мы рассмотрим его и


решим, подходишь ли Ты на эту

должность».

В Своем прошении царице Шьяма написал: «Слава ло-тосным стопам драгоценнейшей среди
хитроумных девушек, которой служат монархи всего мира, императрице Вриндавана,
обители всей власти и самой жизни Своих подруг! Я стою перед Тобой, соединив
ладони, и умоляю принять Меня как Твоего слугу, дав должность начальника стражи.
Каждый день и каждую ночь Я буду разносить Твою славу из деревни в деревню. Если же
в царство осмелится проникнуть какой-нибудь вор, Я обещаю, что он не исполнит здесь
своих злых умыслов. Служа царице, Я буду постоянно петь: „Джая, джая Вриндава-
нешвари, ки джая!“»

После того как сакхи представили царице свои рекомендации, Кришна получил пост
начальника стражи, а также соответствующую одежду, украшения и необходимые
принадлежности. Шри Кришна надел многоцветный тюрбан, украшенный перьями и бусами
гунджа, расшитый мундир и золотистое дхоти. За Его пурпурный пояс был заткнут
кинжал в драгоценных ножнах, на широкой груди красовался медальон начальника
стражи, а в руке Он держал золотой жезл для наказаний. В таком наряде Шри Кришна
был похож на Ямараджу, принявшего облик вечно юного бога любви Враджа.

Когда Он ходил по Вриндавану, все живые существа любовались Его красивыми одеждами,
юношеской походкой и сладостной улыбкой, а Он в это время провозглашал: «О
животные, птицы, пчелы, деревья, лианы, небо и ветер Вриндавана, слушайте Меня,
представителя трона, который отныне занимает дочь царя Вришабхану, царица
Вриндавана, уполномоченная небесами! Отныне у вас нет другой царицы и другой
госпожи! Так говорю Я, скромный слуга Ее лотосных стоп».

От сладкозвучных слов своего начальника стражи все обитатели Вриндавана счастливо


заворковали, защебетали и замычали. Поскольку Шри Радха является их вечной
госпожой, они уже давно отдали Ей свои сердца. Теперь же, подхваченные волнами
бесконечно растущего блаженства Шри Кришны, они

подтверждали свою верность царице и плавали в настроениях Его экстаза.

В конце первого дня работы в новой должности очаровательный начальник стражи


отчитался царице. Блаженно улыбаясь, Шри Кришна с радостью подтвердил, что все
подданные покорны Ей и удовлетворены Ее правлением.

Чтобы увеличить сладость Своих игр, Шри Кришна незаметно для всех спрятал флейту в
вуаль Лалиты. С невинным видом прося защиты, Он пожаловался царице на воровство.
Лотосоокая Вишакха сказала: «Какая хорошая новость! Эта противная маленькая флейта,
разрушающая целомудрие замужних

женщин Враджа, наконец-то исчезла. Теперь мы сможем спать спокойно и обрести


счастье в своих домах».

Шримати Радхика заметила: «Сакхи Вишакхе! Наше царство не будет процветать, если
всем станет известно, что здесь поощряется воровство!»

Премьер-министр Лалита была разгневана некомпетентностью начальника стражи и


требовала Его отставки: «Зачем нам содержать стражника, который не может защитить
Свою личную собственность, не говоря уж о собственности других? Чтобы сохранить
безопасность царицы и трона, Он должен немедленно уйти в отставку!»

Хитро улыбаясь, начальник стражи припал к лотосным стопам Махарани и воззвал: «О


Богиня, Тебе решать, виновен Я или нет. Будучи служащим более низкого ранга, что Я
могу поделать, если один из царских чиновников воспользовался влиянием своего
положения и незаконно присвоил Мою маленькую флейту?»

Тогда премьер-министр Лалита приказала: «Откройте все свои вуали и покажите


начальнику стражи, есть ли у вас Его флейта. Тот продажный чиновник, который
присвоил эту флейту, будет сурово наказан».

Все последовали приказу премьер-министра, и наконец сама Лалита открыла свою вуаль,
а оттуда — подумать только! — выпала проказливая флейта. Царица, Ее министры и
чиновники — все были поражены. А начальник стражи воскликнул: «Ага! Ты только
посмотри, царица, как коррупция просочилась в высшие кабинеты Твоего дворца! Такой
нечистый на руку премьер-министр должен немедленно уйти в отставку, чтобы эта
новость не стала общеизвестной и доброе имя государства не было запятнано».

Ярость Лалиты не знала границ. Только государственная присяга удержала ее от


принародного избиения начальника стражи. Ее лицо пылало, и, искривив губы, она
сказала: «Ты спрятал флейту в моей одежде, чтобы обесчестить меня

и захватить пост премьер-министра. Невозможно понять коварные замыслы, которые


зреют в Твоем уме». С видом добродетельного служащего, которого ложно обвиняют, Шри
Кришна поднял брови, а Лалита-деви продолжала: «Ты преступник! Я в этом не
сомневаюсь. Осмелишься ли Ты отрицать это у ло-тосных стоп царицы?»

Все министры согласились, что показания под присягой у лотосных стоп царицы будут
считаться окончательным доказательством. Начальник стражи подошел к трону. Его
глаза наполнились слезами, тело покрылось мурашками, а когда Он коснулся Ее
лотосных стоп, Его руки затряслись в экстазе. Хотя Шри Кришна является
олицетворением расы, Он Сам был зачарован вкусом трансцендентной любви, воплощением
которого является Шри Радха. Его голос прерывался, тело дрожало, как лист, и потоки
экстаза захлестнули все Его существо.

Видя, как Ее возлюбленный дрожит в экстазе, Шри Радха сладостно засмеялась и взяла
Его за руку: «О Ниламани, пожалуйста, позволь Мне открыть Свои мысли. Ты заставил
Меня танцевать, как куклу, и по Твоему желанию Я стала царицей этой земли. О
Говинда, Мое единственное желание — сними одежды стражника и, облачившись в царские
одежды, сядь на трон рядом со Мной».

Вринда-деви преподнесла Шри Кришне красивые царские одежды, божественные украшения


и корону императора. В новом наряде Шри Кришна взошел на драгоценный трон и сел
справа от Шри Радхи. Слуги стали обмахивать Их, а все сакхи в это время издавали
звуки улу-улу.

Павлины и павы танцевали, попугаи и шары [самки попугаев] пели, а шмели и их жены
летали вокруг. Созерцая безграничную сладостность Божественной Четы, одетой как
царь и царица Вриндавана и сопровождаемой Их подругами, которые играли на
музыкальных инструментах, деревья, лианы и животные Враджа хором запели: «Джая
Радхе-Шьяма! Джая, джая Радхе! Джая, джая Шьяма!»

После описания ярких костюмов, которые носит Шри Кришна на праздниках Вриндавана,
Шрила Прабхупада комментирует, как действует на вселенную песнь Его флейты.
Трансцендентные звуки флейты привлекли во Вриндаван полубогов, чтобы те стали
свидетелями развлечений Шри Кришны. Шрила Прабхупада говорит: «Это значит, что
звуки божественной флейты были слышны во всех уголках вселенной». Флейта проявляет
свое влияние не только во Вриндаване, но и за пределами Земли, во всей вселенной.
Таково ее необычайное могущество.

Когда Шри Чайтанья Махапрабху путешествовал по Врин-давану, из беседы двух попугаев


Он услышал о вселенском влиянии флейты. Попугай-самец сказал: «Моя дорогая шары,
Шри Кришна носит флейту и очаровывает сердца всех женщин во вселенной. Он — тот,
кто чарует бога любви и особенно наслаждается прекрасными гопи. Слава Ему!»

Не только женщины этой вселенной были смущены звуками флейты. Все великие полубоги
потеряли покой и не могли исполнять свои обязанности. Господь Чайтанья в Своем
трансе разлуки произнес:

«Трансцендентная песнь флейты Кришны остановила движение туч, повергла в изумление


гандхарвов и взволновала святых личностей, таких как Санака и Санандана. Она
изумила Господа Брахму, вывела из равновесия ясный ум Бали Махараджи, повергла в
безумие Ананту, поддерживающего планеты, и, кружась повсюду, проникла сквозь
оболочки вселенной. Так песнь флейты, находящейся в руках Шри Кришны, создала
удивительную ситуацию.

Неудовлетворенная своим влиянием на людей и обитателей рая, эта песнь выходит за


пределы оболочек вселенной

в духовный мир. Звук флейты Кришны распространяется в четырех направлениях. Хотя


Шри Кришна играет на флейте внутри этой вселенной, ее звук проникает сквозь все
оболочки и достигает духовного неба. Таким образом он входит в уши обитателей всех
миров. Достигая Голоки Вриндавана-дхамы, этот звук привлекает умы юных девушек
Враджабхуми и силой ведет их туда, где находится Шри Кришна».

После обсуждения этих событий гопи перенесли свое внимание с лесных оленей на
полубогов в небе: «Известна ли кому-нибудь слава тех живых существ, которые
свободно передвигаются вместе со Шри Кришной, входят в Его близкое окружение или
просто живут во Врадже?» Указывая на парящие в небе ви-маны, гопи восклицают:
«Только поглядите на этих деви, передвигающихся по небу!»

Шрила Шридхара Свами утверждает, что, хотя каждый стих произносят разные гопи, их
речи едины и последовательны. Гопи, которая «знала о различных видах воздушных
кораблей, летающих по небу», обратилась к своим подругам с такими словами: «Дорогие
подруги! Лшчарйам шрнута! Послушайте об этом чуде, которое является потоком нектара
для ушей, обожженных пылающим солнцем разлуки со Шри Кришной! И харини, и деви,
охваченные любовью к Говинде, потеряли контроль над собой. Оленихи — глупые
животные, и неудивительно, что они ведут себя так, но деви — женщины высокой
культуры и хорошо знают, как скрывать свои чувства. Тем не менее они также пришли в
смятение и ведут себя подобно оленихам!»

Выразив почтение летающим поблизости деви, одна красивая гопи с губами, похожими на
плод бимба, спросила: «В чем причина такого сильного смятения жен правителей
вселенной?»

Ее сакхи ответила: «Сейчас Кришна играет на Своей флейте одну исключительно чистую
рагу — без примесей других раг, — которую едва ли слышали даже на Гандхарвалоке.
Эта

чистая песнь флейты — маногья! Она понимает сердца своих слушателей. Зная, какой
тип расы находится в каждом сердце, она соответствующим образом влияет на него.
Благодаря этому с помощью флейты все преданные обретают тот вид бхавы, который
жаждут получить. Когда эти достойные женщины слушают такую гиту, они ощущают
влияние бога любви, усиление шрингара-расы и получают послание санкета —
приглашение встретиться со Шри Хари».

Это настроение гопи называется моттайитам — когда любовь в отсутствие возлюбленного


выражается в разговорах и воспоминаниях. Сжав руки стоящих рядом подруг, одна юная
гопи с большим чувством сказала: «В этих достойных женщинах, обладающих такой
анурагой, облик и качества Шри Кришны пробуждают великий праздник любви».

Другая гопи ответила своей подруге: «Это неудивительно! В конце концов, какая
женщина в трех мирах не увлечется Шри Кришной, чит-акаршей, небесная красота
которого привлекает сознание каждого?» Указывая на летающие в небе виманы и смеясь,
она воскликнула: «Только посмотрите, как Кришна повлиял на жен полубогов!»

Повернув свои нежные лица к виманам, гопи увидели небожителей и их жен, летающих
над Кришной и Его друзьями. В изумительных одеждах, с женами, сидящими у них на
коленях, полубоги смотрели на Шри Кришну и слушали чарующие звуки Его флейты.
Пребывая в гуне благости, деваты обладают пракришта-гьяной, высшим знанием, и
потому отличаются утонченными манерами. Но их жены из-за глубокой привязанности к
Кришне забыли свою сдержанность.

Как правило, женщины следуют духовному руководству своих мужей. Однако в духовном
отношении деви в виманах занимают более высокое положение, чем их мужья, потому что
их привязанность к Шри Хари сильнее. Когда небожитель-ницам посчастливилось увидеть
Шри Кришну, это разрушило их серьезность и лишило обычного спокойствия. Пребывая

в смятении, они забыли о присутствии своих мужей, цветы выпали из их волос, пояса
развязались, а прекрасные одежды растрепались. Таким образом, бог любви победил их
уравновешенность, терпеливость, застенчивость и самообладание.

Некоторые из полубогов видели игры Шри Кришны вблизи, тогда как другие находились
вдалеке и могли только слышать звучание флейты. Те, кто смотрел на Него, были
поражены обликом Кришны, а те, кто не мог получить даршан Кришны, достигли такого
же экстаза, просто слушая Его флейту.

Подобно оленям, полубоги обладали ясным разумом (сукшма-дхийа). Зная о


привязанности своих жен к Шри Кришне, они не испытывали к Нему зависти. Когда деви
выражали свою любовь к Кришне, их мужья, проявив благородство, которое свойственно
великим преданным, считали великой удачей иметь таких возвышенных жен.

Защищая собственное сильное влечение к Шри Кришне, гопи сказали: «Полубоги являются
правителями вселенной и примером для обычных людей, таких как мы. Если они не видят
ничего плохого в том, что их жены любят Кришну, почему тогда обитатели Земли
считают нашу привязанность греховной?»

Одна очаровательная гопи высказала свое мнение: «Дорогие подруги, деви выпала
великая удача — их мужья не завидуют ни Кришне, ни их любви к Нему. Отправившись
посмотреть на Его враджа-лилу, девы с радостью взяли с собой своих жен!»

С морщинками сомнения на лбу, похожими на волны, другая гопи спросила: «Откуда нам
знать, что полубоги присутствуют там? Может быть, деви прилетели одни, и поэтому
никто не мешает им видеться с Говиндой?»

В ответ на это ее подруга сказала с большой убежденностью: «Виманы не прилетели


сами по себе! Несомненно, кто-то должен управлять ими. Хорошо известно, что женщины
не могут водить такие сложные машины; значит, виманами управляют их мужья».

Проявляя великое смирение перед своей несчастной судьбой, еще одна лотосоокая гопы
сказала: «Наши мужья не так великодушны, как деви-пати. Наши мужья ревнуют, даже
если мы просто глубоко вздыхаем. Кто может измерить нектарный океан удачи,
дарованный небожительницам! Кто знает всю горечь страданий гопы, лишенных
возможности даже взглянуть на Ванавихари!»

От слов своих подруг одна гопы оживилась: «И оленихи, и девы имеют свободный доступ
к Шри Кришне. По касте оленихи ниже нас, а полубоги — выше. Почему же мы не имеем
такой же возможности, как они? Позор, позор! Мы должны молиться, чтобы родиться в
семье оленей или полубогов. Сак-хи, хотя мы и родились во Врадже, но любое другое
рождение выше, чем наше обреченное положение».

Имея благословения своих мужей, деви все же не могли сойти с виманов из-за влияния
камы. Они оставались на своих

местах, выражая глазами огромную любовь и ожидая возможности приблизиться к Шри


Кришне позже, после полудня.

Перед тем как войти в Нандаграму, гопы захотели напоследок насладиться своей
свободой и повеселиться. Пока Шри Кришна шел в компании друзей и коров, Господь
Брахма, Шива и все полубоги восхваляли Его в песнях, молитвах и осыпали Его
цветами.

Девы со смирением и преданностью прославляли Хари, а Он в это время милостиво


глядел на них и улыбался. Полубоги пели:

ну мае швам су харам йашода-кумарам гунанам агарам крпогхаир апарам вираджад-


вихарам прадане ’тй ударам кхала-шрени-марам сада нирвикарам

«О сын Яшоды, украшенный бесценным ожерельем! О вместилище всех качеств! О


безграничный океан милости,беззаботно

развлекающийся во Вриндаване! О тот, кто великодушно исполняет желания каждого,


убивает злодеев и кто всегда недоступен переменам! Мы почтительно кланяемся Тебе!»

нумас швам анантам никутдже васантам пракашам враджантам васантам бхаджантам

сакхйн прйнайантам сукундат судантам тад-асйе дрг-антам нудантам хасантам

«О Бесконечный! О живущий в никундже, проявляющий Свои бесчисленные формы в танце


раса и всегда наслаждающийся вечной весной! О любимый друг пастушков, тот, чьи зубы
сияют, как цветы кунда, и чье прекрасное улыбающееся лицо украшено взглядами из
уголков глаз! Мы почтительно кланяемся Тебе!»

нумас твам судхенум сувенум сулйлам сухасам сувасам субхашам сушилам сувешам
сукешам сурешам сучитрам сунртйам субхртйам сукртйам сумитрам

«Мы прославляем Тебя с Твоими замечательными коровами, прекрасной флейтой, веселыми


развлечениями, очаровательной улыбкой, красочными одеждами, мудрыми словами,
безупречным поведением, добродушным настроением, благоухающими волосами,
захватывающими танцами, преданными слугами, грациозными движениями, беззаветными
друзьями. Как повелитель всех полубогов, Ты восхитителен!»

нумас твам прашантам судантам сукантам динанте нишанте ванантат прайантам самастан
махантам нитантам вибхантам кхалалй-кртантам шрамаугхе’пй атантам

«Мы славим Тебя, о умиротворенный, владеющий Собой и привлекательный! Ты покидаешь


Свои блаженные игры в лесу в конце дня и в конце ночи. Ты величайший из великих, и
Ты — вечно сияющий! О уничтожающий злодеев! Всегда действуя, Ты не знаешь
усталости!»

нумас твам агхаре бакаре мураре судхйрам баларер никаре ’дри-дхаре

ниданам пурарер апаре вихаре правйнам сурарер ударе видаре

«О враг Агхи, Баки и Муры! О покоритель царя Индры! О поднявший гору! О прибежище
Шивы, разворачивающий Свои бесчисленные игры! О величайший! О разорвавший живот Хи-
раньякашипу, мы прославляем Тебя!»

нумас твам гариштхам махимна махиштхам висари-пратишпгхам суранам варишпгхам

асад-дхрд-давиштхам сумерор гариштхам балибхйо балиштхам патубхйах патиштхам

«Мы славим Тебя, тяжелейшего из тяжелых, величайшего из великих! Твоя слава


огромна, о Бог всех полубогов, недоступный для грешников, превосходящий весом гору
Сумеру, сильнейший из сильных и мудрейший из мудрых!»

нумас те чаритрам сутйртхат павитрам кхалали-лавитрам бхавабдхер вахитрам


сатам хрт-сучитрам двишам хрт-кханитрам натанам сумитрам прабхаваир вичитрам

«О уничтожающий злодеев, мы славим Твой нрав, который чище самых святых вод! Ты —
корабль, пересекающий океан рождения и смерти! Ты чудесным образом пребываешь

в сердцах праведников и разрушаешь сердца грешников! Ты — лучший друг предавшихся


Тебе душ, и Твое могущество удивительно!»

сва-гаш чарайантам сулйлах срджантам кхалан марайантам трилокйм авантам ахо нах
судиштам бхавантам сад-иштам садалокайамах стумах самнамамах

«Ты пасешь Своих коров, и для Тебя это является замечательной игрой. Ты защищаешь
три мира, уничтожая злодеев. О, мы так удачливы, что всегда можем видеть Твои
лотосные стопы! Мы смиренно склоняемся перед Тобой!»

Такие молитвы вознесли прекрасные полубоги, и удовлетворенный Шри Кришна бросил на


них Свой милостивый взгляд. Получив благословения Господа, девы и девы поклонились
Его лотосным стопам и затем исчезли. Боясь помешать Его играм, они вернулись в свои
обители, постоянно воспевая Его славу. Мальчики-пастушки, наблюдая все эти события,
кипели от возмущения: «Поглядите-ка на этих глупых полубогов, прославляющих Кришну
за убийство демонов». Подсмеиваясь над своим другом, они продолжали: «Им
неизвестно, что Нанда Махараджа непрерывно молится о защите Гопалы. Чтобы
удовлетворить Своего преданного, Господь Вишну проявляется в теле Шри Хари и,
невидимый для всех, убивает демонов».

Потешаясь, гопы подражали движениям полубогов, их облику и поведению. Три мальчика


встали сзади одного и положили свои головы ему на плечи, изображая Господа Брахму.
Другой мальчик покрыл пылью свое полуобнаженное тело, воткнул в волосы серповидный
цветок и дико заплясал, как Господь Шива. Встав на колени перед Шри Кришной,
некоторые пастушки имитировали звуки ведических гимнов, соединив ладони в
притворной преданности, тогда как их тела

тряслись от еле сдерживаемого смеха. После того как мальчики развлекли друг друга
таким образом, они вернулись к своим обычным играм, забыв о полубогах и их
молитвах.

Может возникнуть вопрос, обладают ли на самом деле олени и деви той любовью,
которую чувствовали гопи? Такие преданные высшего уровня, как гопи, считают, что
все объекты — живые и неживые — заняты служением Шри Кришне. Находясь на высочайшем
трансцендентном уровне, гопи видят отражение своей преданности везде и во всем,
независимо от того, есть ли там такая бхава или нет.

Во время танца раса Шри Кришна исчез из круга гопи, уделив исключительное внимание
Шри Радхе. Гопи блуждали в лесных джунглях, спрашивая о Нем у лиан, деревьев и
других растений, как будто те были такими же преданными, как они. Как маха-
бхагаваты, гопи все и вся видят ь вечной связи со Шри Хари. Теперь, взволнованные
песнью флейты, они продолжают прославлять преданность коров, птиц, рек и облаков,
утоляя этим свою боль разлуки.

Ранее описывались различные категории гопи. Одни из них недавно вошли в лилы Шри
Кришны, а другие являются Его вечными спутницами. Только что присоединившиеся гопи
пришли из разных мест, поскольку Шри Кришна проявляет великодушие, давая прибежище
преданным, обладающим достаточно сильной жаждой служить Ему. В связи с этим есть
история о том, как по милости Господа Рамачандры многие женщины обрели возможность
войти в танец раса Шри Кришны.

В знаменитом городе Митхиле жил могущественный царь по имени Бахулашва, который был
таким великим преданным, что Шри Кришна лично приехал навестить его. Однажды
в присутствии великого мудреца Нарады царь почтительно соединил ладони и спросил о
природе развлечений Говинды и Его спутников. Шри Нарададжи, чье слово непогрешимо,
как сами Веды, описал явление Шри Кришны и природу Его окружения. Он прославил
вечных спутников Шри Хари и рассказал о разных обусловленных душах, получивших
доступ в Его лилы.

Нарада описал многочисленных гопи, родившихся во Врад-же с твердым намерением стать


возлюбленными Шри Кришны. Сначала он воспел вечно свободных спутниц во главе со
Шримати Радхарани, для которых разлука с Кришной всего лишь настроение и которые не
злоупотребляют своей свободой выбора. Затем Нарада описал множество категорий гопи,
вошедших в проявленные игры Кришны из материального мира. Некоторые из этих гопи
были олицетворенными Ведами, а другие обрели Его общение по беспричинной милости
Шри Рамы, повелителя Айодхьи.

Перед созданием космического проявления олицетворенные Веды, возникшие из дыхания


Господа, вознесли повелителю Шветадвипы множество прекрасных молитв. Двадцать
восемь главных шрути прославили чистое преданное служение Господу, и тот, довольный
ими, пообещал исполнить их самое сокровенное желание. В конце концов, может ли быть
что-то недостижимым для тех, кем доволен Господь?

Олицетворенные Веды сказали: «Дорогой Господь, поскольку Ты не постижим


материальными чувствами, мы не можем полностью понять Тебя. Если Ты желаешь
благословить нас, то, пожалуйста, яви нам ту трансцендентную форму, о которой
знатоки Пуран говорят как об исполненной блаженства».

В этот момент Верховный Пуруша, которого прославляют как имеющего тысячи ног и лиц,
исчез, и вместо Него олицетворенные Веды увидели вечную блаженную обитель, всегда
свободную от разрушения. В этой высшей сияющей обители их взору открылся лес
Вриндавана, славный своими деревьями желаний и танцующими павлинами. В этом
божественном

лесу были холм Говардхана, украшенный водопадами и пещерами, и река Ямуна, полная
нектарной воды и разноцветных лотосов.

Касаясь Своими лотосными стопами земли чинтамани Враджа, в позе с тремя изгибами, с
флейтой в руках, одетый в сверкающие, как молния, шелковые одежды, украшенный
множеством ожерелий из жемчуга и драгоценных камней, в короне с бусинами гунджа,
окруженный со всех сторон опьяненными любовью гопи, там стоял смуглый юноша по
имени Шьямасундара.

До сих пор эти великие мудрецы имели обыкновение размышлять о великолепии Абсолюта.
Но сейчас они были поражены этим видением и проявили разнообразные признаки
экстаза, не описанные в Ведах. Явив им Свою изначальную форму, Шри Хари сказал: «О
мудрецы, вы увидели Моих счастливых спутников, Мою трансцендентную форму и вечную
обитель. Эти непостижимые духовные достояния до сих пор были скрыты от вас. Теперь
скажите, что еще Я могу сделать для вас, ведь вы так дороги Мне».

Олицетворенные Веды сказали: «О Господь, увидев Тебя в этой прекрасной форме,


превосходящей красоту миллионов богов любви, мы чувствуем, как наши сердца
переполняются любовью. Теперь наше единственное желание — стать такими же, как гопи
Враджа, и поклоняться Тебе как нашему возлюбленному».

Тогда Господь ответил им: «Ваше желание достойно славы, но оно невыполнимо для тех,
кто несовершенен. Тем не менее, раз уж Я дал слово, то исполню его. Сатйо бхавитум
архати! Да будет так! Когда родится Брахма, во время Сарасвата-калпы его жизни, на
планете Земля в Бхарата-Варше, во Вриндаване, который вечно украшает округу
Матхуры, во время сезона ша-рат, в месте под названием раса-мандала, вы все в телах
прекрасных гопи придете ко Мне глухой ночью, чтобы стать Моими возлюбленными».
С огромным счастьем выслушав Его слова, олицетворенные Веды соединили ладони и
склонились перед этим воплощением высшего совершенства. Так, по милости Верховного
Пуруши, они достигли того, о чем едва ли знают даже величайшие трансценденталисты.

Благодаря всемилостивому взгляду Господа Рамачандры множество других женщин смогли


достичь того же положения, что и олицетворенные Веды. Поскольку глава династии
Рагху дал обет иметь только одну жену — Ситу-деви, Он не мог исполнить желания
других женщин, которые хотели принять у Него прибежище. В предыдущей главе мы уже
рассказывали историю мудрецов Дандакараньи. Послушайте теперь рассказ о женщинах
Митхилы, Кошалы, Айодхьи и о ягья-ситах.

Придя на сваямвару Ситы, лотосоокий Рама проявил несравненную силу и сломал лук
Господа Шивы. Так Он женился на прекрасной дочери царя Джанаки, чью руку хотели
получить многочисленные царевичи со всего мира. Видя Его добрый нрав и божественную
красоту, все замужние женщины Митхилы преисполнились желания. Приблизившись к
Господу в уединенном месте, они сказали: «О потомок Рагху, пожалуйста, стань нашим
мужем».

Господь Рама ласково улыбался, зная то, что было у них на сердце: «О женщины, не
печальтесь, ибо в конце Двапара-юги Я исполню ваше желание. С верой и преданностью
посещайте многочисленные места паломничества, раздавайте милостыню и совершайте
аскезы. По Моему благословению все вы будете достойны войти во Врадж и стать гопи.
В этом нет сомнения».

Рама, Лакшмана и Сита покинули Митхилу и, следуя за Вишвамитрой, направились в


Айодхью через страну Коша-лу, где Рама усмирил великого Парашураму. Когда женщины
этой страны увидели Господа, красотой превосходящего тысячи Камадевов, они избрали
Его своим мужем. С таким намерением они поклонялись Шри Раме в глубине своих
сердец.

Зная сокровенные желания всех живых существ, Шри Рама благословил этих женщин, и в
своих сердцах они услышали Его голос: «Все вы станете гопи во Врадже; тогда Я
исполню ваше желание».

Когда Он наконец вернулся в Айодхью с Ситой-деви, драгоценным камнем среди


прекрасных женщин, весь город вышел приветствовать новую принцессу. Стоя на крышах
домов, красавицы Айодхьи были сражены любовью и упали в обморок на руки своих
родственников. Дав обет обрести Господа своего сердца, они совершали суровые аскезы
на берегу реки Сараю, пока голос с неба не сказал им: «В лесу на берегу Ямуны ваше
желание будет исполнено. А сейчас будьте сдержанны».

Печальная история об изгнании Шри Рамы накануне Его коронации, о множестве аскез,
перенесенных Им в лесу, и о похищении Ситы-деви повелителем ракшасов была поведана
в собрании множества великих преданных.

После битвы на Шри Ланке, когда Равана и его орды полегли на поле битвы, воины-
обезьяны, возвращенные к жизни, устроили великий праздник в честь воссоединения
Ситы и Рамы. В сопровождении Ханумана, Лакшманы и других Божественная Чета
вернулась в Свой город на цветочном воздушном корабле.

Однажды, услышав, как Его осуждают обычные люди, Шри Рама, символ религиозных
принципов, изгнал Ситу в лес. Он рыдал день и ночь, но терпел пылающий огонь
разлуки с ней до конца Своего правления. Когда бы лотосоокий Рама ни совершал ягью,
для нее изготавливалось золотое божество Ситы, которое играло роль Его помощницы в
жертвенных обрядах.

В уединенных покоях, украшенных множеством балдахинов, красивой мебелью и


благоухающими гирляндами, находилось множество жертвенных божеств Ситы, которым
прислуживали как женам Господа Рамы. Однажды все эти ягья-ситы ожили и пришли к
своему мужу, чтобы выразить естественное женское желание. Царь династии Рагху
сказал им:

«О любимые жены! Вы целомудренны, прекрасны и достойны, но то, о чем вы просите,


сейчас невыполнимо. Я, конечно, ваш муж, но принять вас не могу».

Их сердца были наполнены любовью, слезы стояли в их глазах, разочарование украшало


уголки их губ: «Почему Ты не принимаешь нас, ведь все мы — Ситы, Твои целомудренные
жены? Как половина Твоего тела, мы помогали Тебе на ягьях. Приняв наши руки
принародно, сейчас, наедине, Ты отвергаешь нас. Достойно ли такое поведение
благочестивого царя Рамы, главного защитника Вед и наставника всех людей?»

Улыбаясь, лотосоокий Рама сказал: «О дочери царя Митхилы, Мои дорогие Ситы, то, что
вы сказали, — правда, ибо ничто исходящее из ваших лотосных уст не может быть
ложью. Тем не менее Я дал обет принять Своей женой только одну Ситу, ту, которая
теперь обитает в лесу, изгнанная по причине, хорошо вам известной. Я не могу сейчас
исполнить вашу просьбу, но в конце Двапара-юги вы явитесь в духовном царстве Врин-
давана. Там Я исполню ваше желание. Пожалуйста, будьте терпеливы и милостивы ко
Мне».

Так Шри Нарада поведал о том, как олицетворенные Веды, женщины Митхилы, Кошалы,
Айодхьи и ягья-ситы, привлеченные чудесной красотой Шри Рамы, явившегося вместе с
Лакшманой и Ситой в Трета-югу, смогли родиться как гопи на земле Вриндавана и
исполнить свои долго лелеемые желания быть Его служанками.

Так заканчивается седьмая глава «Песни флейты», написанная очень незначительным


учеником Его Божественной Милости А. Ч. Бхактиведанты Свами Прабхупады,
прославляющая оленей и деви, которым трансцендентно завидует группа Шри

Радхи, погруженная в настроение мотпгайитам (проявление любви в отсутствие


возлюбленного), вызванное оленихами и деви, которые, хотя и занимают соответственно
более низкое и более высокое положение в обществе, чем гопи, могут смело
приближаться к Шри Кришне, чьи флейта, играющая рагу-маногья, необыкновенный наряд
и очаровательные украшения пробудили одинаковое любовное влечение в сердцах олених
и деви, и Кришна ловил их любовные взгляды прямо в присутствии их мужей, которые
хоть и не такие возвышенные преданные, как их жены, но ценят преданность своих жен
и не мешают их любви к Говинде, чем вызывают большое одобрение со стороны гопи, а
те, обсуждая свое несчастное положение, тонут в океане смирения и скорби, чувствуя
разлукусо Шри Кришной и проклиная нетерпимость своих мужей к тому вниманию, которое
проявляет к гопи истинный господин их сердец.

20*

гаваш ча кршна-мукха-ниргата-вену-гйта-пййушам уттабхита-карна-путаих пибантйах

илавах снута-стана-пайах-кавалах сма тастхур говиндам атмани дршашру-калах


спршантйах

Коровы высоко подняли уши и, пользуясь ими, как кувшинами, пьют нектар песни
флейты, что течет из уст Господа Кришны, а телята замерли со ртом, полным молока,
сочащегося из вымени их матерей, и пытаются вобрать в себя Говинду глазами, в
которых стоят слезы, и обнять Его в своем сердце.

«Шримад-Бхагаватам», 10.21.13

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Коковы и телята отнимают tyfyuwy в глубине своих се/гдеу


тихи вену-гиты были произнесены различными груп-пами гопи, находящимися в разных
местах Враджа, однако все комментаторы признают, что в их высказываниях есть
последовательность. Шрила Джива Госвами объединяет стихи 11 и 12, а Шри Санатана
Госвами — с 13 по 16. В следующих главах мы последуем этому примеру и будем
описывать стихи с 13 по 16.

Предыдущий стих начинается словами кршнам нирйкшйа ванитотсава-рупа-шйлам. В нем


говорится, что деви достигли великого экстаза, созерцая Шри Кришну. Следующие стихи
описывают коров, птиц, реки и облака Вриндавана, которые тоже наслаждаются
экстатическими переживаниями благодаря близости к Кришне и Его флейте. Коровы не
видят Кришну, но обретают блаженство, слушая Его флейту; птицы не могут
соревноваться в любви с павлинами, но подобны великим мудрецам, а реки и облака
являются неодушевленными объектами. Из-за своего более низкого положения коровы,
птицы, реки и облака находятся на большем удалении от Кришны, чем павлины, олени
или деви. Из-за этой объединяющей их удаленности от Говинды в последующих главах
они описываются вместе.

Классифицируя стихи с 13 по 16, Санатана Госвами ссылается на принцип варнасйа


нйунатва, или «сказанное в конце имеет меньшее значение, чем сказанное в начале».
Это означает: в каждом следующем утверждении описывается что-то, имеющее меньшую
значимость по сравнению с предыдущим. Например, после рассказа о небожительницах
может показаться, что дальше нечего описывать, нйунатвам на самбхавет. Однако,
поскольку коровы подчиняются людям, их положение, естественно, ниже.

По мнению гопи, отношениями с повелителем Вриндава-на, Шри Кришной, наслаждаются


как разумные существа, так и не наделенные сознанием объекты. Эта тема постоянно
звучит в вену-гите. Гопи описывают реальность такой, какой они ее видят, и эта
реальность является следствием силы их любви.

Птица может просто петь на дереве, как это обычно делают птицы. Гопи же считают,
что она прославляет их дорогого друга. Когда корова пасется на сочной траве и
приближается к Говин-де, гопи думают, что она кланяется Ему. Таковы представления
гопи, находящихся на уровне уттама-адхикари. Их восприятие основано на бхаве,
которая может соответствовать или не соответствовать внешней реальности.

Садхака может испытывать затруднения, пытаясь понять кажущееся противоречивым


мироощущение гопи. Как могут быть одновременно истинными полное любви видение гопи
и обычная, воспринимаемая всеми реальность? Гопи живут в трансцендентном царстве
непостижимого, их слова истинны и соответствуют их познаниям, но необученному
новичку эти высказывания могут казаться плодом воображения.

Конечно, одними интеллектуальными усилиями нельзя осознать тот уровень


трансцендентности, на котором находятся гопи. Однако его можно постичь с помощью
учения ачарьев. Комментируя шлоку «Бхагавад-гиты» йо мам пашйати сарва-тра, Шрила
Прабхупада пишет: «Человек, обладающий сознанием Кришны, видит, что Господь Кришна
пребывает всюду

и все пребывает в Нем. Такой человек также видит различные явления и предметы
материального мира, но, постоянно находясь в сознании Кришны, он понимает, что все
они суть проявления энергии Господа».

Благодаря своей любви гопи видят все вещи связанными со Шри Кришной. Поскольку они
жаждут служить Ему, для них воспринимать все в связи с Хари означает видеть, как
все другие существа служат Ему. Чем дальше гопи от Шри Кришны, тем сильнее их
желание быть с Ним. Это великое желание, соединенное с несравненной любовью,
создает восприятие, в котором их эмоции проецируются на все, что они видят. Таким
образом, враджа-гопи живут в своей собственной реальности, окрашенной их любовью.

Вишванатха Чакраварти Тхакур также объясняет этот феномен в «Рага-вартма-чандрике»,


описывая праката-дхаму и то, как ее по-разному видят садхака и сиддха.

Во-первых, земля, камни и деревья духовного Вриндавана обладают полным сознанием и


имеют вечные отношения с Хари. Их связь с Господом выражается в чистых любовных
взаимоотношениях, и понять это могут только те преданные, чьи глаза также умащены
бальзамом любви. Этим качеством обладают гопи.

Во-вторых, «Шримад-Бхагаватам» описывает Бхаума-Вриндаван, который представляет


собой проекцию определенных аспектов духовной реальности на материальный план.
Вечные спутники Господа, садхаки и непреданные существуют в нем одновременно, так
же как сосуществуют материальное и духовное царства, и реальность садхаки
отличается от реальности сиддхи.

Поскольку гопи обладают чистой любовью, их описания соответствуют истинным событиям


духовного мира. И наоборот, то, что видит садхака и даже непреданный при посещении
Вриндавана, является истиной с их ограниченной, мирской точки зрения. Поэтому во
Вриндаване сосуществуют две

реальности, очевидно противоречащие друг другу. В зависимости от уровня сознания


наблюдателя проявляется соответствующее видение.

Таким образом, гопи описывают то, что находится за пределами мирского восприятия.
Хотя садхака не может видеть такого рода лилы, их следует считать истинными. Итак,
всесо-вершенные слова Шукадевы Госвами, свободные от любых противоречий и
недостатков, описывают теперь коров и их телят:

гаваш ча кршна-мукха-ниргата-вену-гйта-пййушам уттабхита-карна-путаих пибантйах

шавах снута-стана-пайах-кавалах сма тастхур говиндам атмани дршашру-калах


спршантйах

«Коровы высоко подняли уши и, пользуясь ими, как кувшинами, пьют нектар песни
флейты, что течет из уст Господа Кришны, а телята замерли со ртом, полным молока,
сочащегося из вымени их матерей, и пытаются вобрать в себя Говинду глазами, в
которых стоят слезы, и обнять Его в своем сердце» («Шри-мад-Бхагаватам», 10.21.13).

Для враджа-васи коровы — это единственное средство существования. От своих 900 000
коров Нанда Махараджа получает безграничный океан молока, который снабжает его
общину основными продуктами питания и предоставляет главные товары для меновой
торговли. Таким образом, гопы стали несравненно богатыми, и их достояния затмили
роскошь райского царства Индры.

Игра Шри Кришны, в которой Он пасет коров, является Его вечным развлечением. Каждый
день Он наслаждается играми с друзьями, встречается с гопи в укромном месте и
убивает очередного демона. Детали Его развлечений разнообразны, но в целом они
вечно повторяются и следуют определенному трансцендентному порядку.

Когда лотосоокий Шри Кришна просыпается ранним утром, о Нем заботятся Его слуги,
выполняя предписанное им служение, — например, умывают Его лотосное лицо. Пока
матушка Яшода хлопочет над Ним, в комнату входит усатый пастух и говорит: «О
Говинда, защитник коров! О Пашупати-Хари! Самые опытные пастухи не могут подоить
беспокойных коров, а телята в печали не выпили даже капли молока. Твои матери
полными слез глазами смотрят на дорогу, облизывают своих телят и наполняют воздух
мычанием. Беспокойные и несчастные, они не могут вытерпеть и секунды без Тебя.
Только послушай их жалобные призывы!»

Кришна немедленно вскакивает, и Его подобная камфаре улыбка показывает всем, как Он
счастлив. Вместе с Балара-мой и Мадхумангалой Гопала спешит вниз по вымощенной
золотом дороге. Его ножные колокольчики сладостно звенят, и во всех направлениях
распространяется пьянящий аромат Его тела.

Он приближается к гошале, и беспокойные коровы, зная о Его прибытии, радостно


мычат, бьют копытами и качают головами. Когда Он вместе с Баларамой входит в
коровник, любопытные полубоги видят Говинду как черную пчелу между белыми лотосами,
а Халадхару — как слона Айравату среди великих вершин Кайласы. Подняв морды, коровы
мычат, приветствуя Кришну, и Говинда отвечает на их проявление любви
трансцендентной улыбкой. Каждой корове кажется, что Шри Кришна смотрит только на
нее, и, на каком бы расстоянии от Него они ни находились, всякая из них чувствует,
что Он стоит рядом с ней. Переступая задними ногами, матери страстно

желают, чтобы Шри Кришна подоил их, почесал им голову или сказал несколько ласковых
слов. Без этого утреннего даршана коровы Враджа не дадут себя подоить и не будут
кормить своих голодных телят. Так велика их любовь к Говинде!

Эти коровы живут в большей роскоши, чем величайшие из полубогов, однако без
утешающего присутствия Шри Кришны удобные коровники кажутся им скучными и пустыми.
В их уютных жилищах хрустальные стены, крыши выложены драгоценными камнями,
потолочные балки сделаны из изумрудов, высокие колонны отлиты из золота и множество
яслей вырезаны из рубинов; тем не менее величайшим богатством коров является
любящий взгляд Гопалы. Под Его постоянным покровительством, окруженные нежной
заботой пастухов Нанды, эти коровы и телята живут в великом счастье.

Вокруг коровников расположены бесчисленные загоны. Они обнесены изгородями,


украшенными вьющимися цветущими лианами, нитями жемчуга и лентами из тканей. За
ними простираются огромные пастбища Вриндавана, похожие на море зелени самых разных
оттенков, которое волнуется под мягкими ветерками с Ямуны. Все вокруг покрыто
голубыми, золотистыми и розовыми цветами. Местами попадаются устремившиеся в
бирюзовые небеса высокие баньяны, которые дают много тени пасущимся коровам.

Вся местность усеяна превратившимся в мягкий порошок коровьим навозом, что


увеличивает чистоту чарующей атмосферы. В некоторых местах кучи из коровьего навоза
так высоки, что напоминают горы, а в других местах лепешки из навоза сложены так,
что похожи на многочисленные вершины Гималаев. Величественные быки Враджа бродят
тут и там, подобно освобожденным душам; иногда они сражаются друг с другом за
коров, а иногда спокойно пасутся на траве, но все они постоянно погружены в
размышления о Говинде.

Распевая песни о славе Шри Кришны, юные гопи собирали коровий навоз, а старшие гопи
сидели группами и делали

из него большие лепешки. Их песни и смех оседали на пастбищах нектарной росой и


дарили траве еще более сладкий вкус. Повсюду прогуливались богатые враджа-васи в
изысканных шелках, красочных тюрбанах и золотых украшениях. Они говорили о
героических подвигах Хари и прославляли удачу царя и царицы Враджа: «Какие
благочестивые поступки совершали в прошлом Нанда Махараджа и Яшода-деви, чтобы быть
благословленными таким сыном?»

Кришнадас Кавираджа Госвами описывает уход Шри Хари с коровами на пастбища таким
образом: «Коровники похожи на красочные озера в обители Куверы, а ряды белых коров
— на множество рек, текущих из этого райского места. Потоки их молока подобны воде
этих рек, а пастухи, пытающиеся остановить телят (чтобы те не шли за коровами), —
словно рыбы в этой воде. Лица гопи, собирающих коровий навоз, похожи на лотосы,
горшки с молоком выглядят как черепахи, белые и рыжие телята — как птицы чакравака,
а поднятые хвосты коров — как речной тростник».

Когда коровы направляются на луга, к ним присоединяются буйволы, и их встреча


напоминает слияние рек в Тривени. Ганга из белых коров и Ямуна из черных буйволов
величаво выходят из Нандагаона, поднимая копытами золотые облака пыли. Брахма,
Индра и Шива считают благословением получить эту пыль, ибо, подобно водам небесной
Ганги, ее прикосновение очищает разум и чувства.

Коровы, сопровождающие Шри Кришну, лично отобраны царем Враджа. Зная о своей удаче,
они идут с высоко поднятыми головами, задрав хвосты, улыбаясь и счастливо глядя на
всех вокруг. Проходя по полям Враджа, они вытаптывают копытами увядающую траву, но,
когда лотосоокий Хари прикасается к земле, она трепещет в экстазе и выпускает новые
побеги. Коровы идут, окружая Кришну и Балараму, и с любовью заглядывают в Их
красивые лица, а мальчики в это время шутят, играют и громко смеются.

Хотя матушка Яшода боится, что коровы могут наступить на нежные стопы ее сына, это
просто невозможно. Для коров и быков Вриндавана каждый вздох Говинды ценнее
миллионов их жизней, и, любя Его всем сердцем, они, как родители, заботятся о Его
благополучии. Наслаждаясь свежей травой на Говардхане и пьянея от присутствия юного
Шри Кришны, они тем не менее контролируют каждый свой шаг и никогда не бывают так
беззаботны, чтобы допустить подобное несчастье. Они понимают, что беспокойство
царицы Враджа вызвано ее материнской любовью, которая заслуживает высочайшего
уважения всех жителей Вриндавана.

Иногда хвосты коров украшают павлиньими перьями, а иногда — жемчужными нитями. У


многих из них есть благоприятные ожерелья нава-ратна или драгоценные короны между
рогами. Известно, что даже самое маленькое стадо Нанды не имеет себе равных в раю,
потому что все его коровы необычайно красивы, обладают бесчисленными достоинствами
и покладистым нравом. Степенно вышагивая с полным выменем, они плывут по полям
Враджа, как чудесные облака любви, и их нежное мычание напоминает низко рокочущий
гром, а движения хвостов похожи на вспышки молний.

Всегда нарастающая волна любовных игр Шри Кришны, украшенная лотосами Его веселых
спутников, увлекает Говин-ду и Его стадо, и они проходят по сочным лугам вдоль
Ямуны под сенью множества деревьев тамала, кадамба, манго, бил-ва и ашваттха. Дойдя
до Говардханы, коровы пируют, вкушая свежие травы и запивая их нектарными водами
ручьев, а пастушки в это время развлекаются на площадке для игр, которой является
склон холма.

Собирая вместе счастливых коров и озорных друзей, Шри Кришна продолжает бродить из
леса в лес, проходя через Вриндаван, Мадхуван, Талаван, Кумудаван, Бахулаван и
Дивья-Камья-ван. Коровы подобны благонравным матерям, а гопы — их шумным детям,
которые хохочут, кричат, бегают и прыгают повсюду.

Смеясь над шутками друзей, Шри Кришна наслаждается естественной красотой лесов. Он
слушает пение кукушек, вдыхает аромат цветов и пробует фрукты с деревьев. Духовные
чувства Верховной Трансцендентной Личности получают полное удовлетворение от лесов
Вриндавана, тоже трансцендентных и свободных от любых мирских качеств.

Несколько часов игры мальчиков-пастушков могут длиться так же долго, как день
Брахмы, но им это кажется лишь мгновением. В общении со Шри Кришной каждая минута —
это неповторимое ощущение, свободное от разрушающего влияния времени. Как нектар
для полубогов, как лунный свет для птицы чакора и как любовь для новобрачных, так и
общение с Гопалой — это пьянящий напиток, который постоянно увеличивает страстное
желание гопов сделать еще один глоток этого нектара.

Пока коровы едят сладкую траву или отдыхают в свое удовольствие, мальчики плавают,
борются и играют. Устав от развлечений, они наслаждаются принесенным с собой
обедом, сидя вокруг Кришны и Баларамы и перечисляя героические подвиги этого дня.
Затем, словно по распоряжению Враджа, все они ложатся отдохнуть в тени великодушны