Вы находитесь на странице: 1из 215

Шиварама Свами. Кришна во Вриндаване.

Кн. 2: На парайе ‘хам «Я не смогу вам отплатить»: коммент. к Десятой песни «Шримад-
Бхагаватам» (гл. 32, стихи 16-22), основ, на трудах ачарьев прошлого : [пер. с
англ. Lal Kiado] / Шиварама Свами. - М. : Империум Пресс, 2005. - 456 с. : ил. -
ISBN 5-98179-021-0.

ISBN 96386034 5 3 (англ.)

ISBN 5-98179-021-0

ББК 86.39

Шиварама Свами

Кришна во Вриндаване. Книга вторая.

НА ПАРАЙЕ ‘ХАМ. (Я не смогу вам отплатить)

Цитаты из книг, лекций, писем и диалогов Его Божественной Милости А. Ч.


Бхактиведанты Свами Прабхупады © 1966-1977 Bhaktivedanta Book Trust International
Использовано с разрешения ББТ.

Иллюстрация на обложке Таралакши деви даси

© 2000 Шиварама Свами (англ.)

© 2000 Lal Kiado (англ.)

© 2005 Lal Kiado (рус.)

© 2005 ООО «Империум Пресс»

Том 2

Кришна во Вриндаване

не :шл

‘Я не с.нееу отплатить

Комментарии к Десятой песни «Шримад-Бхагаватам» (глава 32, стихи 16-22), основанные


на трудах ачаръев прошлого

Шиварама Свами

От издателей

По милости и с благословения Его Святейшества Шрилы Шиварамы Махараджи, «На парайе


‘хам»у вторая книга в серии «Кришна во Вриндаване», впервые публикуется на русском
языке.

В подготовке книги принимали участие многие вайшнавы. Амбариша дас (Н. Новгород)
выполнил перевод. Кришнананда дас (Москва) и Амурти деви даси (Смоленск) сверяли и
уточняли перевод, а также внесли значительный вклад в редактирование. Кришна Прия
деви даси (Барнаул), Яшасвини деви даси (Москва) помогали вносить изменения при
сверке перевода. Ма-хадева дас (Витебск) сверял санскрит и следил за философской
правильностью перевода. Гокула Таруни деви даси (Красноярск), Химавати деви даси
(Смоленск) делали литературную редакцию. Кавери деви даси (Москва) осуществила
верстку. Джая Радхе деви даси (Москва) координировала усилия всех преданных и
готовила книгу к печати.

От имени издательского коллектива мы хотели бы выразить сердечную благодарность


всем, кто содействовал нашим усилиям, в частности, Харе Кришне прабху
(«Бхактиведанта Бук Траст»), который помог советами и предоставил главы готовящейся
к изданию книги «Кришна», позволив нам таким образом повысить качество своей
работы. Кроме того, мы хотели бы поблагодарить преданных, которые занимались
распространением предыдущей книги из этой серии, «Вену-гиты», и обеспечили своей
деятельностью финансирование данного издания.

Мы с искренним почтением склоняемся к стопам всех вайш-навов, которые вдохновляли


нас на труд, особенно главного вдохновителя — Его Святейшества Шиварамы Махараджи.
Стремясь передать полученное им по парампаре сокровенное знание об играх Кришны во
Вриндаване, он милостиво делится с нами осознанием высших истин. Мы смиренно
подносим эту книгу к его лотосоподобным стопам.

Пусть, в согласии с желаниями ее автора, эта книга вдохновляет наших дорогих


читателей на чистое преданное служение.

сандариштам тад-идам-адйа рахас ратнам сва-кханта-сампута-варам спхуграм-удгхатаййа


сандеха-сантам асахари тавас-ту бхавйе хрдйева дхарйам анйшам на бахих пракашйам

О добрейшая! Сегодня Я раскрыла тебе сокровищницу Своего сердца, явив редкие


драгоценности, хранимые в нем. Пусть их сияние рассеет тьму твоих сомнений! Храни
жемчужины этой любви в сердце и не показывай никому!

Према-сампута, 111

1 мой према-калпатару Гаурахари!

Ты не кто иной, как Шьяма-Рая Враджа, который перенял настроение и цвет тела Шри
Радхи. Ты полностью поглощен махабхавой Радхики и, словно опьяненный хозяин лавки
любви, раздаешь прему всем, кому пожелаешь.

Желая, чтобы Ты мельком бросил на меня Свой благосклонный взгляд, и прижимая Твои
лотосные стопы к сердцу, я смиренно подношу эту книгу «На парайе ‘хам» как лепту в
Твою сокровищницу любви. Пусть это принесет Тебе хотя бы немного удовольствия.

Благодарность

qy

исать книгу, несомненно, целое приключение. Даже о том,что предшествовало выходу в


свет тома, который вы держите в руках, можно было бы написать небольшое
произведение. Не стану этого делать. Однако я хотел бы поблагодарить тех вайшнавов
и вайшнави, которым приходилось терпеть сорокаградусную индийскую жару, жесткий
график работы и идти на большие жертвы, участвуя в непрерывном и напряженном
трехмесячном марафоне по выпуску книги.

Адвайта-чандра дас руководил проектом, Киранаса дас отвечал за перевод санскрита,


Таралакши деви даси — за художественное оформление книги, Сундара-рупа дас — за
верстку, На-лини-канта деви даси руководила изданием и корректорской правкой,
Вишвамбхара дас, Смрити-палика деви даси и Кели-чанчала деви даси отвечали за
графику, а бхакта Золи — за фотографии. Огромное им всем спасибо.

Я также выражаю благодарность Гопипаранадхане Прабху за помощь в переводе с


санскрита и ценные советы.
Особая признательность моему дорогому другу и духовному брату Кешава Бхарати
Прабху, который провел много долгих недель, редактируя книгу и устраняя вольности в
моем использовании английского языка, дабы привести сырую рукопись в ее нынешний
вид.

Я хотел бы особо отметить вклад моего дорогого двоюродного брата Роберта, который
оплатил печать английского издания этой книги. Он — мой доброжелатель и часто
оказывал финансовую помощь в моих попытках служить духовному учителю. Еще раз
большое спасибо.

Всем перечисленным преданным я выражаю глубокую благодарность. Без их помощи я не


смог бы ничего сделать. Пусть Шрила Прабхупада и Шри Чайтанья Махапрабху прольют на
ник свою щедрую милость в виде нектара према-бхакти.

Харе Кришна.

Содержание

Вступительная молитва xv

Предисловие 1

Первая часть. Према-сампрашна

ГЛАВА ПЕРВАЯ Описание раса-лилы 41

ГЛАВА ВТОРАЯ Вопросы гопи 69

ГЛАВА ТРЕТЬЯ Корыстная и бескорыстная любовь 93

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ Безразличие к любви 125

ГЛАВА ПЯТАЯ Как Я отвечаю взаимностью 151

xi

Вторая часть. Премарнашодхана

ГЛАВА ПЕРВАЯ Я никогда не смогу вам отплатить 189


ГЛАВА ВТОРАЯ Гауранга вознаграждает всех 219
ГЛАВА ТРЕТЬЯ Гаура в настроении Своих преданных 247

Третья часть. Према-сампута

ГЛАВА ПЕРВАЯ Вопросы Шри Кришны 281


ГЛАВА ВТОРАЯ Ответы Радхики 305
ГЛАВА ТРЕТЬЯ Счастливый конец 329
Эпилог. Игры с переменой ролей 345
Послесловие 357

ПРИЛОЖЕНИЕ 1 Как Кришна располагался среди гопи? 361


ПРИЛОЖЕНИЕ 2 Группы гопи 365
ПРИЛОЖЕНИЕ 3 Комментарий Вишванатхи Чакраварти Тхакура 379
ПРИЛОЖЕНИЕ 4 Экстаз разлуки 387
ПРИЛОЖЕНИЕ 5 Паракия-бхава, любовь вне брака 391
ПРИЛОЖЕНИЕ 6 Объяснение стиха викрйдитам... в книге «Кришна» 407
Примечания 411
Библиография 451
Вступительная молитва

ом аджнана-тимирандхасйа джнананджана-шалакайа чакшур унмйлитам йена тасмаи шрй-


гураве нама

Я был рожден во тьме невежества, но мой духовный учитель открыл мне глаза, озарив
мой путь факелом знания. Я в глубоком почтении склоняюсь перед ним1.

нама ом вишну-падайа кршна-прештхайа бху-тале шрймате бхактиведанта-свамин ити


намине

Я в глубоком почтении склоняюсь перед Его Божественной Милостью А. Ч.


Бхактиведантой Свами Прабхупадой, который очень дорог Господу Шри Кришне, ибо нашел
прибежище у Его лотос-ных стоп.

намас те сарасвате деве гаура-ванй-прачарине нирвишеша -шунйавади -пашчатйа -деша


-тарине

Поклоны тебе, о духовный наставник, слуга Бхактисиддханты Сарасвати Госвами. Ты


милостиво проповедуешь послание Господа Чайтаньядевы и несешь освобождение странам
Запада, зараженным имперсонализмом и философией пустоты2.

вишвасйа натхарупа ‘сау бхакти-вартма прадаршанат бхакти-чакре варттитатват


чакравартйакхйайе бхавет

Так как Шрила Вишванатха Чакраварти Тхакур олицетворяет собой и охраняет путь
чистого преданного служения, его именуют Вишванатхой, а поскольку он написал много
книг, раскрывающих суть ведических писаний, его также именуют Чакраварти3.

ададханас трнам дантаир идам йаче пунах пунах шрймад~рупа -падамбходже раджо 'хам
сйам бхаве бхаве

Зажав соломину в зубах, я снова и снова молюсь о том, чтобы из жизни в жизнь
оставаться пылинкой на лотосных стопах Шри-мад Рупы Госвами4.

намо маха-ваданйайа кршна-према-прадайа те кршнайа кршна-чайтанйа- намне гаура-


твише намах

Я в глубоком почтении склоняюсь перед Верховным Господом Шри Кришной Чайтаньей. Он


гораздо великодушнее любой другой аватары и даже Самого Кришны, ибо щедро раздает
то, что еще никто никогда не давал, — чистую любовь к Кришне5.

шрй -кршна -чаранамбходжа - премамрта -махамбудхе намас те дйна-дйнам мам кадачит


ким смаршийаси

О Господь Чайтаньядева, о бескрайний океан нектара чистой любви к лотосным стопам


Господа Кришны, я в почтении склоняюсь перед Тобой. Вспоминаешь ли Ты когда-нибудь
обо мне — самом падшем из падших людей?6

девй кршна-майй прокта радхика пара-девата сарва-лакшмй-майй сарва- кантих


саммохинй пара

Трансцендентная богиня Шримати Радхарани — вечная спутни

ца Господа Шри Кришны, неотличная от Него Самого. Она — главная среди богинь
процветания. Всё в ней привлекает все-привлекающего Господа, Личность Бога. Она —
предвечная внутренняя энергия Господа7.

тват-према-севанам ахо пурушартха-ратнам шастрам вичарйа видушам ча матам вилоке


джанан муда-мадана-мохана-мугдха-рупе дасй бхавани вршабхану-кумарике те

О дочь царя Вришабхану! Я читал в священных писаниях и слышал от мудрецов, что


служение Тебе — венец всех жизненных целей человека. Твой облик чарует Того, кто
Сам очаровывает Камадеву. Я проникся горячим желанием в один прекрасный день стать
Твоей служанкой8.

ха натха гокула-судхакара су-прасанна-вактраравинда мадхура-смита хе крпардра йатра


твайа вихарате пранайаих прийарат татраива мам апи найа прийа севанайа

О Господь! О луна Гокулы, источающая нектар! Твое сердце тает от сострадания, а


Твой счастливый лик, подобный лотосу, озарен сладостной улыбкой. Прошу Тебя, где бы
Ты ни наслаждался играми со Своими возлюбленными, позволь мне быть там и позволь
всем сердцем служить Тебе9.

твам ча баллава-шйамасундара

твам ча варенйа враджа-дхама-нандинй эша мурдхни рачитавджалир наман бхикшате ким


апи дурбхаго джанах

О пастушок Шьямасундара! О лучшая девушка Враджа-дхамы! Эта несчастная душа, сложив


над головой ладони, кланяется Вам, обращаясь с просьбой °.

гиривара-тат-кутире манджу-врндаванеша сараси ча рачайан шрй-радхика-шйама кйртим


дрта-рати раманййам самсмарамс тат-падабджам нава-враджа-ашана сарва-калам васани

Пусть с сердцем, исполненным любви, я проведу свои дни в хижине у подножья холма
Говардхана близ нектарного озера Рад-хики, воспевая славу Радхе-Шьям, памятуя об Их
прекрасных лотосных стопах и питаясь злаками, которые выращены в Новой Враджа-
дхаме11.

айе врндаранйа-тваритам иха те севана-парах парам апух ке ва на кила парамананда-


падавйм ато нйчаир йаче свайам адхипайор йкшана-видхер варенйам ме четасй упадиша
дишам ха куру крпам

О Вриндаван-дхама! Кто в этом мире, служа тебе, не обрел высочайшее блаженство? Со


смиренной мольбой я в почтении склоняю перед тобой голову: покажи мне в сердце
наилучший путь, как достичь моих Царя и Царицы. Даруй же мне свою милость12.

ей према-асвадана, тапта-икшу-чарвана, мукха д жвале, на йайа тйаджана сеи према


йанра мане, тара викрама сеи джане, вишамрте экатра Милана

На вкус любовь к Богу сравнима с горячим соком сахарного тростника. Кто пьет его,
обжигает себе рот, но все равно не может остановиться. Точно так же тот, у кого
есть хоть немного любви к Богу, на себе испытывает ее могущественное влияние. Ее
можно сравнить только со смесью яда и нектара13.

ква джано ‘йам атйва памарах ква дурапам рати-бхагбхир апй адах ийам уллаласатй
аджарджара

гурур уттарша-дхура татхапи мам

Где глупец вроде меня и где преданность, которой с большим трудом достигают даже
любящие Бога люди? И все же мне не дает покоя желание обрести это богатство, и это
стремление заставляет меня трепетать’4.

тамбуларпана-пада-мардана пайо данабхисарадибхир


врндаранйа-махешварйм прийатайа йас тошайанти прийсЬ: прана-прештха-сакхй-кулад апи
киласанкочита бхумиках кели-бхумишу рупа-манджарй-мукхас та дасика самшрайе

Я принимаю прибежище у служанок Шри Радхики во главе с Ру-пой-манджари, которые


постоянно заняты тем, что подносят Божественной чете листья бетеля^ растирают Их
лотосные стопы, подливают Им прохладной воды и устраивают Их тайные встречи. Для
Царицы Вриндавана эти служанки дороже даже, чем прана-прештха сакхи (такие, как
Лалита), и поэтому Она ничуть не стесняется в их присутствии15.

ванчха-калпа-тарубхйаш ча крпа-синдхубхйа эва ча патитанам паванебхйо ваишнавебхйо


намо намах

Я в глубоком почтении склоняюсь перед всеми вайшнавами, слугами Господа. Подобные


древам желаний, они способны исполнить желания каждого и полны сострадания к падшим
душам6.

Предисловие

усть вайшнавы всегда будут довольны мной.

Я писал эту книгу в надежде воодушевить преданных.

Шрила Прабхупада объясняет, что истинное вдохновение можно обрести, слушая


авторитетных личностей, и что для вайшнавов единственным источником совершенного
знания являются священные писания и слова освобожденных душ. Поэтому в основе «На
парайе ‘хам» лежит «Шримад Бхагаватам», «Шри Чайтанья-чаритамрита» и комментарии
Вишванатхи Чакраварти Тхакура — общепризнанные источники сладостных духовных истин.

Кто-нибудь спросит, на что именно нужно вдохновить преданных. Отвечу коротко:


«Према». А если читатель поинтересуется, станет ли эта книга источником подобного
вдохновения, то я смиренно утверждаю: «Да! Я горячо молюсь об этом!»

Эта книга, в которой объясняются некоторые принципы духовной любви, создавалась


прежде всего как служение вайшна-вам. Пусть, читая ее, они ощутят вкус любовных игр
Шри Кришны и устремятся к высшей цели жизни!

В «Шри Чайтанья-чаритамрите» сознание Кришны объясняется как знание науки о любви:

кршна-таттва, бхакти-таттва, према-таттва сара бхава-таттва, раса-таттва, лйла-


таттва ара

«Сознание Кришны предполагает философское понимание Кришны, преданного служения,


любви к Богу, возвышенных духовных эмоций, трансцендентных расп игр Господа»1.

Преданные иногда спрашивают, нужно ли заботиться о развитии в себе любви к Богу.


Разве она не появится естественным образом благодаря духовной практике? На это
отвечу: «Все уровни сознания Кришны проявляются в результате соответствующей
практики».

Но какой именно практики? По мнению Рупы Госвами, необходимо регулярно слушать о


Кришне с сильным желанием постичь все уровни преданности, стремиться к ним и
избегать ловушек на этом пути2 3. Таков смысл шраванам-киртанам\ Шрила Прабхупада
многократно писал об этом, и он ожидал от своих последователей, что они будут
«читать и изучать наши книги со всей серьезностью»4.

Главным произведением, которое вдохновляет преданных любить Кришну, является


«Шримад-Бхагаватам». «Бхагаватам» говорит о себе следующее:

йасйам ваи шруйаманайам кршне парама-пуруше бхактир утпадйате пумсах шока -моха
-бхайапаха

«Достаточно обратить слух к этому ведическому писанию, чтобы немедленно возникла


склонность к любовному преданному служению Господу Кришне, Верховной Личности Бога,
которое гасит пламя скорби, иллюзии и страха»5.

Обратите внимание на то, как Шрила Прабхупада переводит

1.4. ч., Мадхья, 25.265.

2. См. Ч.-ч., Мадхья, 22.105-107.

3. Шраванам-киртанам — это две основных составляющих пути преданности (слушание и


повторение).

4. Письмо к Хридаянанде от 5 июля 1971 г.

5.Бхаг., 1.7.7.

этот стих. Он переводит слово бхакти как «склонность к любовному преданному


служению». Суть стиха в том, что слушание «Бхагаватам» пробуждает в сердце желание
любить Кришну.

Чтобы достичь чего-то ценного, необходимо приложить соответствующие усилия. Что


тогда говорить о высочайшем достижении в жизни — о премё? Шрила Прабхупада без
устали вдохновлял нас словами: «Просто старайтесь полюбить Кришну»6 и «Все мы
должны стараться обрести любовь к Кришне»7.

«Стараться» означает прилагать сознательные усилия, прежде чем желаемое проявится в


полной мере. Разумеется, прему нельзя обрести ценой одних лишь собственных усилий.
Према может пробудиться в сердце преданного только по милости Господа. Однако сами
по себе усилия свидетельствуют о стремлении к ней. Если личность не проявляет
рвения к преданному служению, Господь вряд ли дарует ей Свою милость.

Шрила Прабхупада объяснял: «Только научившись любви к Богу, можно достичь


подлинного успеха и удовлетворить потребности своего сердца. Поэтому Кришна
говорит: «Оставь все остальные объекты любви. Возлюби Меня одного». Если вы хотите
истинного удовлетворения, то возлюбите Кришну, Бога. В этом — суть всей
философии»8. Его Божественная Милость призывал нас «сходить с ума по Кришне»9. Вот
каким должно быть наше стремление к преме — оно должно доводить нас до духовного
безумия! А достичь этого можно, «только если очень серьезно относиться к познанию
Кришны»10.

В заключение я молюсь, чтобы мое скромное подношение прославленному вайшнавскому


обществу вдохновило преданных развивать их желание любить Кришну. Это «наша
единственная обязанность»11.

6. Лекция, Дели, 12 ноября 1971 г.

7. «Бесценный дар», гл. 6.

8. Лекция, Лондон, 15 августа 1973 г.

9. «Учение Господа Капилы», гл. 13.

10. Ч. ч., Мадхья, 24.323, комментарий.

11. «Наука самоосознания», стр. 30.


Структура книги

Как уже было сказано, «На парайе 'хам» имеет три основных источника. На основе
каждого из них развивается отдельное обсуждение, поэтому книга делится на три
части.

Первая часть называется «Према-сампрашна» («Вопросы о любви»). Это объяснение семи


стихов «Шримад-Бхагаватам» (10.32.16-22). Темой является природа любви Шри Кришны к
Его преданным и их взаимоотношения.

Высочайшие знатоки любви, гопщ столкнувшиеся с необычным поведением Хари перед


танцем раса, обращаются к Нему с вопросом о Его кажущемся безразличии. Шри Кришна
отвечает на их упреки: «Я вовсе не равнодушен!»

Хотя проявление Им взаимности непредсказуемо для преданного, Говинду нельзя


упрекнуть в неотзывчивости. Находясь в сердце каждого живого существа, Он является
Высшим наставником, и Ему известно все, что у них на сердце и на уме. Верховный
гуру и вечный благожелатель всех живых существ, Он всегда радеет о благе Своих
преданных и с участием наблюдает за их духовной борьбой.

В то же время Кришна признается, что не способен равнозначно воздать Своим слугам


за одну из составляющих их преданности — безраздельную привязанность к Нему.

Кришна один, а преданных Ему много. Поэтому любовь и внимание Кришны поделены между
всеми ими. Однако для Его слуг существует только один объект любви, Шри Кришна, и
никто другой! Такая исключительная преданность выливается в полную
сосредоточенность на Нем. Сам Кришна не способен ответить тем же в отношениях со
Своими преданными.

Несоответствие между многонаправленной любовью Кришны и безраздельной любовью Его


преданных постепенно нарастает, пока Кришна не оказывается в неоплатном долгу перед
Своими слугами.

Среди всех преданных Кришны самыми возвышенными считаются гопы. Следовательно,


перед ними Кришна в самом боль

шом долгу. Исполненный очень нежных чувств, Кришна обращается к гопи, провозглашая
превосходство их любви и воспевая величие всех Своих слуг:

на парайе "хам ниравадйа-самйуджам сва-садху-кртйам вибудхайушапи вах йа мабхаджан


дурджара-геха-шрнкхалах самвршчйа тад вах пратийату садхуна

«Даже за всю жизнь Брахмы Я не смогу отплатить вам за ваше чистое бескорыстное
служение. Ваша связь со Мной выше любых упреков, ведь вы поклонялись Мне, разорвав
семейные узы, столь дорогие сердцу каждого. Пусть же ваши славные дела и будут вам
воздаянием» 2.

Название данной книги взято из этого стиха. В словах на парайе 'хам («Я не смогу»)
Шри Кришна, безграничная, всемогущая и всесильная Личность, признаёт Свою
неспособность ответить полной взаимностью на любовь преданного. Этот смысл слов
подчеркивается в подзаголовке: «Я не смогу вам отплатить». Кришна не может вернуть
долг любви.

Вторая часть называется «Премарна-шодхана» («Долг любви уплачен»). Она основана на


стихах из «Шри Чайтанья-чаритамри-ты», главным образом из одиннадцатой главы
Мадхья-лилы. Чайтанья Махапрабху не отличен от Шри Кришны, но в облике Гауранги
Кришна перенимает безраздельную любовь Шри Радхи и тем самым избавляется от долга,
возникшего в Его враджа-лиле.
Чайтанья Махапрабху не только отдает долг Своим вечным спутникам, но и Сам вдоволь
наслаждается Кришна-премой. Опьяненный великим чувством сострадания, Гауранга
свободно раздает враджа-бхакти и показывает способ, который позволяет обусловленным
душам принять ее. Строго говоря, понять любовь Кришны можно только с помощью Шри
Чайтаньи Махапрабху. Шрила Кришнадас Кавираджа Госвами пишет: «Поняв

12. Бхаг., 10.32.22.

игры Шри Чайтаньи Махапрабху, можно постичь Кришну. А постигнув Кришну, можно
обрести высшее из всего знания, данного в различных богооткровенных писаниях»13 14.

Дорогой читатель! Литературные соображения и хронология событий побудили меня


поместить обсуждение гаура-премы в самое сердце (середину) книги. Прошу извинить
меня за это. Пожалуйста, не забывай, что к божественным именам, играм и качествам
Шри Шри Радхи и Кришны следует обращаться через Шри Чайтанью Махапрабху.

Третья часть книги называется «Према-сампута» («Шкатулка любви»). Это


художественный пересказ одноименного произведения Шрилы Вишванатхи Чакраварти
Тхакура. Его книга посвящена любви Радхарани и дает новые ответы на вопросы о
поведении Шри Кришны, поднятые в первой части «На парайе 'хам».

Итак, три части «На парайе 'хам» описывают, соответственно, любовь Шри Кришны,
любовь Шри Чайтаньи Махапрабху и любовь Шримати Радхарани. Их любовь течет великими
реками в океан премы. По милости наших ачаръеб, преданные могут коснуться берегов
океана любви и вкусить несколько капель его нектара.

Но возникает вопрос: если любовь Господа и любовь Его слуг различны по своей
природе, то как слушание о любви Шри Кришны может вдохновить садхак^
совершенствовать собственную любовь? Отвечу отрывком из комментария Шрилы
Прабхупады к восьмому стиху «Упадешамриты»:

кршнам смаран джанам часйа прештхам ниджа-самйхитам тат-тат-катха-раташ часау


курйад васам врадже сада

«Преданный должен всегда пребывать в трансцендентной обители Враджа и заниматься


кршнам смаран джанам часйа прештхам, то есть помнить о Шри Кришне и Его
возлюбленных

13.Ч.-Ч., Мадхья, 25.270.

14. Садхака — тот, кто следует духовной дисциплине.

спутниках. Следуя по стопам Его слуг и приняв их вечное покровительство, человек


проникается неотступным желанием служить Верховной Личности Бога»15.

Обобщая вышесказанное, можно утверждать, что, слушая о любви Господа, преданный


обретает горячее желание войти в царство любви и служить Ему с такой же любовью.

Обратите внимание, «такая же любовь» не означает, что можно обрести прему Кришны
или Радхи. Это ошибочное мнение основано на заблуждении майявади, которые считают,
что можно «стать» Радхой или Кришной. Поскольку это невозможно, под «такой же
любовью» следует понимать любовь, соответствующую изначальной природе живого
существа. Как и любовь Шри Кришны, индивидуальная любовь души бескорыстна и
духовна, однако в качественном и количественном отношении любовь каждой души
отличается от любви Кришны к Своим спутникам и всем остальным живым существам.

Чтобы помочь нам осознать, какое влияние оказывает на слушателей према-лила, шастры
приводят пример с дождем, который проливается по всей земле и попадает на кобру,
слона, раковину моллюска и бамбук. При благоприятном расположении планет это может
стать причиной образования в них жемчужин, различающихся между собой по составу,
цвету и размеру. Подобным образом, слушание о любви Кришны вдохновляет начинающих
преданных изучать науку премы, питает расцветающую любовь у опытных садхаков и дает
возможность ощутить высшее наслаждение вайшнавам, достигшим совершенства16.

15. Б.р.с.» 1.2.294, цитируется в «Нектаре наставлений», стр. 70.

16. В добавление к этому можно заключить, что слушание о любви гопи питает все
другие виды любви. Описывая расы любви в «Бхакти-расамрита-синдху», Рупа Госвами
объясняет, что вайшнавы привлекаются той любовью, которая наиболее естественна для
них. Поскольку элементы всех пяти разновидностей любви — от нейтральной (шанта-
рати) до супружеской (мадхуръя-рати) — присутствуют в супружеской любви, слушание о
мадхуръя-расе Шри Кришны питает желание любить Его во всех расах. По этой причине
Чайтанья Махапраб-ху отводил любви гопи главное место.

Таким образом, слушание о любви Шри Кришны помогает развить умонастроение


преданности. Это будет нас вдохновлять.

Кто может читать эту книгу и как?

Итак, любовные игры Шри Кришны вдохновляют вайшна-вов на достижение высших ступеней
преданности. Существуют ли правила, определяющие, как и когда следует о них
слушать?

Ниже приводится отредактированный фрагмент лекции, которую Шрила Прабхупада


прочитал 14 марта 1974 года17. Его Божественная Милость четко определил, какое
слушание об играх Шри Кришны во Вриндаване нам необходимо.

«Истинная любовь — это любовь к Кришне. Высшая философия жизни, высшее совершенство
жизни — научиться любить Кришну. Вриндаван означает просто любить Кришну. Пастушки,
гопи, Нанда Махараджа, Яшодамайи, Радхарани... их единственная забота — любить
Кришну. Вот и все. Это и есть Вриндаван!

Вриндаван не город и не село. Вриндаван — это место, где все влюблены, горячо
влюблены в Кришну. Сейчас вы приехали во Вриндаван. Так постарайтесь научиться
тому, как [горячо] любить Кришну. Это совершенство жизни. И в этом — дар Чайтаньи
Махапрабху.

Итак, Вриндаван-дхама — это апракрита-дхама. Те, кто привязан к вишае, чувственным


удовольствиям, не могут видеть Вриндаван. Они не способны понять, кто такие Кришна
и Радха. Поэтому На-роттама дас Тхакур поет:

17. Лекция, Вриндаван, 14 марта 1974 года.

вишайа чхадийа кабе шуддха ха ’бе мана кабе хама хераба шрй-врндавана

Вишайа чхадийа значит «тот, кто испытывает отвращение к материальным наслаждениям».


[Такие люди] могут увидеть Вриндаван. Тот, кто привязан к материальным
наслаждениям, не может видеть Вриндаван. Таков метод.

рупа-рагхунатха-паде ха-ибе акути кабе хама буджхаба сеи йугала-пирйти

Мы не должны пытаться понять любовные отношения Кришны с гопи мгновенно. Это —


сокровенная тема, адресованная парамахамсам. Давайте сначала поймем Самого Кришну.
Конечно, осознание Его отношений с гопи — это наша цель и высшее понимание Кришны.
Гопй-бхава-расамртабдхи-лахарй-каллола-магнау. Но не все сразу. Сначала
постарайтесь понять Его Самого.

Для этого Вьясадева составил «Шримад-Бхагава-там». Девять песней, начиная с


[первого стиха] первой главы Первой песни, помогают понять Кришну. Это — философия
Веданты. Далее, в Десятой песни, он начинает описывать Кришну и Его деяния.

Следует познать Кришну, изучая первых девять песней. Если кто-то попытается сделать
это [только] по Десятой песни, [он подумает]: «Кришна—молодой парень, как мы, и у
Него много девушек. Почему бы нам Ему не подражать?» Нет. Это не познание Кришны!

Сначала необходимо постичь Кришну, а затем вы поймете любовные отношения Кришны и


Радхара-ни, если будете следовать по стопам ачаръев. Не воспринимайте это с ходу,
как любовь обычного юноши и девушки. В этом случае вас ожидает падение. Такова моя
просьба к вам. Вы приехали во Вриндаван;

постарайтесь понять, что такое Вриндаван-Эхомд, кто такие Радха с Кришной, но очень
осмотрительно, очень осторожно. Тогда Кришна будет доволен.

Кришна Сам в образе Шри Чайтаньи Махапрабху присутствует здесь. Идите через Него, и
тогда постепенно эти темы вам откроются. Но такое понимание — это высшее
совершенство. Если вы поймете, что Кришна и Вриндаван неотличны друг от друга, они
едины... Это — философия Чайтаньи Махапрабху. Дхама Кришны достойна такого же
поклонения, как и Он Сам. Мы должны избегать оскорблений в дха-ме, мы должны идти
по стопам Шри Чайтаньи Махапрабху. Тогда мы удостоимся милости Кришны и поймем Его
Самого и Его игры с Радхарани».

Из замечательных наставлений Шрилы Прабхупады я вычленил следующие основные


моменты:

1) Любовь к Кришне — это совершенство жизни.

2) Познание любви к Кришне не предназначено для вишаев, то есть тех, кто


привязан к чувственным удовольствиям, поскольку они считают Радху с Кришной обычной
влюбленной парой. Таких людей ждет падение.

3) Те, кто оставил всякую вишаю, способны понять любовь к Кришне. Чтобы
подняться до уровня вишая-чхадия, человеку необходимо очиститься знанием о Кришне.
Для этого предназначены первые девять песен «Шримад-Бхагаватам».

4) Очистившись благодаря слушанию «Бхагаватам», преданный поймет, что Врадж


достоин того же поклонения, что Кришна, и сможет воспринять Его лилыу описанные в
Десятой песни.

5) Таков метод «осторожного» постижения любви Радхи и Кришны, и он угоден


Кришне.

6) Следуя Господу Чайтанье и Его учению, нужно избегать оскорблений во Врадже, и


тогда

7) по милости Кришны (Господа Чайтаньи), человек сможет понять любовь Радхи и


Кришны.

Предназначение этой книги — помочь применить то, что Шрила Прабхупада называет
«осторожным» методом постижения Радхи и Кришны. Преданные, которые не изучили
«Бхагавад-гиту», не разобрались в первых девяти песнях «Шримад-Бхагаватам» и
сохраняют глубоко укоренившуюся привязанность к чувственным удовольствиям, не
должны читать эту книгу без дополнительного руководства. Я имею в виду руководство
их духовного учителя или опытных старших преданных.

Книга не содержит интимных подробностей любовных игр Радхи и Кришны. Я исключил все
подобные описания, которые встречаются в шастрах и в трудах ачаръев, оставаясь
верным редакторской политике в отношении серии книг «Кришна во Вриндаване».
И все же «На парайе ‘хам» целиком посвящена обсуждению Кришны и гопи. Тем, кого
обуревает половое желание, не рекомендуется постоянно слушать об отношениях Кришны
с гопи. Мы, несомненно, должны двигаться в этом направлении, но, как наказывал
Шрила Прабхупада, делать это осторожно.

Еще о слушании радха-кришна-лилы

Что значит «осторожно»? Шрила Прабхупада установил правила, приведенные выше.


Сейчас я хотел бы еще более четко прояснить, что значит «осторожное» постижение
любви Радхи и Кришны.

Среди вайшнавов часто возникают разногласия по поводу того, слушать или не слушать
об играх Радхи и Кришны, и если да, то как? Такая рассудительность со стороны
преданного полезна, поскольку помогает развить понимание, как идти к нашей цели.

Ориентиром в пылу этой дискуссии послужит известный стих из «Шримад-Бхагаватам»


(10.33.39):

викрйдитам враджа-вадхубхир идам ча вишнох шраддханвито ‘нушрнуйад атха варнайед


йах бхактим парам бхагавати пратилабхйа камам хрд-рогам ашв апахинотй ачирена
дхйрах

«Кто с верой слушает об отношениях Господа Кришны с гопи в танце раса и


рассказывает об этом другим, тот достигает совершенного уровня преданного служения
и одновременно избавляется от материальных желаний, продиктованных вожделением»8.

Многие ачаръи оставили ценные комментарии к этой шлоке. Однако в данном случае
объяснение Шрилы Прабхупады будет для нас определяющим.

Я начал анализ именно с этой цитаты, так как некоторые источники, не относящиеся к
ИСККОН, дают слишком вольную трактовку данного стиха. По их мнению, одной веры в
духовную природу игр, составляющих раса-лилу Шри Кришны, достаточно, чтобы слушать
о них.

Проанализируем вкратце несколько наставлений Шрилы Прабхупады и покажем, что


упрощенное понимание слова «вера» не приведет к «осторожному» слушанию. Шраддха, о
которой идет речь в стихе, должна быть основана на полном знании о Кришне (кришна-
таттве), преданном служении (бхакти-тат-пгве) и расах преданности (раса-таттве).
Такая вера, основанная на знании, позволяет правильно слушать о радха-кришна-лиле.

Самое категоричное объяснение этой шлоки (Бхаг., 10.33.39) содержится в комментарии


к стиху 8.255 Мадхья-лилы «Шри Чайтанья-чаритамриты». Здесь Шрила Прабхупада
предупреждает, что только освобожденные души могут слушать о радха-кришна-лиле. Что
же касается обусловленных душ, то они «.. .даже думать об этом не должны».

Допускает ли Шрила Прабхупада возможность того, чтобы души, не достигшие


освобождения, слушали о радха-кришна-лиле* В этом комментарии — нет! Он говорит,
что слушать об этом человек может тогда и только тогда, когда поднимется на уровень
спонтанного влечения к Кришне.

Это указание кажется окончательным и бесповоротным, но есть еще два фактора,


которые следует учесть. 18

18. Бхаг., 10.33.39, цитируется по комментарию к Ч.-ч., Мадхья, 8.255.

Во первых, Шрила Прабхупада дал и другие трактовки этого стиха, а также различные
объяснения данной темы.
Во вторых, Шрила Прабхупада распорядился о массовом, неограниченном распространении
книги «Кришна» [в первом русском издании — «Источник вечного наслаждения»; прим,
переводчика] и «Шри Чайтанья-чаритамриты». Обе книги содержат описание радха
кришна-лилы, причем вторая изобилует рассказами об играх, которые можно признать
сокровенными. Как первую, так и вторую книгу приобретали и читали люди, не
достигшие освобождения. Почему же Шрила Прабхупада призывал своих последователей к
этому, если считал, что только освобожденные души должны слушать о кришна-лилё?

Эти два фактора являются веским основанием для того, чтобы изучить и другие данные
Шрилой Прабхупадой объяснения этого стиха, помимо важного комментария, приведенного
выше.

Далее я процитирую несколько отрывков из наставлений Шрилы Прабхупады,


свидетельствующих в пользу того, что об играх Радхи и Кришны могут слушать и души,
не достигшие освобождения, — в том случае, если станут делать это осторожно и
осмотрительно.

В комментарии к стиху викрйдитам... в «Шри Чайтанья-ча-ритамрите» Шрила Прабхупада


пишет: «...повествования о гопи и Господе Кришне, если относиться к ним серьезно,
непременно избавят человека от привязанности к материальному [от вожделения]»

Слово «серьезно» перекликается с упомянутой до этого цитатой, где Шрила Прабхупада


говорит, что кришна-лилу следует изучать «осторожно». Слова Шрилы Прабхупады
(«...непременно избавят человека от привязанности к материальному [от вожделения]»)
относятся к душам, не достигшим освобождения, и указывают на то, что серьезным
преданным, хотя и в обусловленном состоянии, можно слушать о раса-лиле Шри Кришны.
*

19. Ч. ч., Антья, 5.48, комментарий.

Этот вывод находит подтверждение и в другой лекции. Шрила Прабхупада снова говорит:
«В том, кто действительно достоин слушать о расе,,, материальная болезнь —
вожделение, кама — будет уничтожена... очень скоро он станет дхирой и бхактим парам
бхагавати пратилабхйа камам хрд-рогам ашв апахинотй ачирена дхйрах, Кама исчезнет!
20 21

Шрила Прабхупада повторяет, что «достойный» слушатель может и не быть дхирой и к


тому же может иметь каму> то есть проявлять отличительные признаки обусловленной
души. Из этих утверждений явствует, что обусловленные души тоже могут обладать
качествами, необходимыми для слушания о радха-кришна-лиле. Если они будут это
делать, кама «исчезнет» и они очень скоро станут дхирами .

В предыдущем разделе я привел слова Шрилы Прабхупады о том, что игры Радхи и Кришны
не предназначены для вишаев. Но в последней из приведенных выше цитат он говорит,
что слушание может очистить тех, у кого есть вишая. Противоречие? Вовсе нет!

Вишаи живет ради того, чтобы получать чувственное удовольствие, вишаю. Преданный
же, хотя и может испытывать тягу к наслаждению собственных чувств (вишае) оттого,
что раньше имел такую дурную привычку, все же стремится избавиться от ее влияния.
Поэтому его нельзя считать вишаи. Его преимущество — в сильном желании достигнуть
уровня вишая-чхадии, свободы от вожделения22 23.

Такое понимание также опирается на безусловно важный стих анйабхилашигпа2*: те, кто
свободен от любых мотивов

20. Лекция, Вриндаван, 31 октября 1976 года.

21. Шрила Прабхупада пишет: «Слушая о Кришне, они смогут излечиться от болезни
материального бытия. Люди пристрастились к материальным удовольствиям, к чтению
эротических книг, но, слушая о божественных играх Кришны с гопиу они очистятся от
материальной скверны» («Кришна», глава 33).

22. См. Б. г., 2.59.

23. В этом стихе дано определение преданности. Анйабхилашита-шунйам джнана-кармади-


анавртам анукудиена кршнану-шйланам бхактир уттама. «Тот, кто за-

(включая тягу к вишае), кроме желания удовлетворять Кришну, идут по пути чистой
преданности. Если человек вступил на этот путь, значит, у него есть предварительная
квалификация, ви-шая-чхадия, и это необходимое условие, позволяющее слушать о раса
лиледаже тем, кто еще не обрел освобождения.

Можно ли на практике убедиться в верности этого утверждения? Чтобы определить


готовность человека слушать об играх Радхи и Кришны, можно воспользоваться логикой
пхалена па-ричийате («суждение по плодам»). Если обусловленная душа го това, то,
слушая об этих играх, она избавится от похоти и перестанет идти на поводу у
страстей. Очистившись, такой человек удостоится того, что ему еще глубже откроются
игры Шри Кришны.

И наоборот, если слушающий об играх Кришны не заботится прежде всего о своем


очищении, если он лелеет надежду на удовлетворение своих материальных желаний,
значит, он не готов слушать. Очевидная неподготовленность проявится в том, что он
будет продолжать потакать своим чувствам, рассматривать лилы Кришны с мирской точки
зрения и в конце концов деградирует. По словам Шрилы Прабхупады, такого человека
«ожидает падение». Пхалена паричийате\

Шрила Прабхупада приводит примеры таких неподготовленных слушателей: «...Есть


такие, которые, послушав о раса-лиле, начинают думать: «О, давай-ка я тоже этим
займусь. Я тоже буду танцевать с девушками и наслаждаться». Такое происходит.
Негодяи. Так поступают майявади. Наверное, вы знаете» 4. И еще: «...эти люди,
слушая жизнь за жизнью [об играх Кришны] и думая при этом о сексе, наносят Ему
оскорбления!..» 5 * *

нимается трансцендентным преданным служением Верховному Господу Криш не, должен


служить Ему с любовью и быть свободным от стремления к материальной выгоде или
успеху на поприще кармической деятельности и философе ких измышлений. Такое
преданное служение называется чистым > Б.р.с., 1.1.11, цитируется в Ч. ч., Мадхья,
8.68, комментарий).

24. Лекция, 31 октября 1976 г.

25. Лекция, 11 сентября 1974 г.

Бхуктивади и майявадь? не желают предаться Шри Кришне; следовательно, слушая о


радха кришна-лиле, они совершают оскорбление.

Наставления Шрилы Прабхупады позволили нам проследить к этому моменту, каковы


качества «осторожного» и «серьезного» кандидата на то, чтобы слушать и обсуждать
радха-кришна-кат-ху. Это (по меньшей мере) строгий садхака, который знает науку о
Кришне, имеет веру в божественность игр Кришны, стремится к полному очищению и
никогда не подражает Его любовным играм «даже в мыслях». Слушая о радха-кришна-
лиле, такая целеустремленная личность получит несомненное благо.

Итак, сейчас у нас есть два варианта указаний Шрилы Прабхупады. Первый сводится к
тому, что слушать о раса-лиле могут только освобожденные души, обладающие
спонтанной любовью. Второй гласит, что с осторожностью слушать об этих играх могут
и достойные преданные, которые еще не вышли из-под влияния гун материальной
природы.
Как же примирить это кажущееся противоречие?

Мое смиренное мнение таково: сладострастные, обуреваемые желанием наслаждаться


материей люди не должны слушать о кришна-лиле, в отличие от тех, кто искренне
следует по пути чистой преданности и проявляет при этом осмотрительность.

Я хотел бы обратить внимание читателя, насколько самоочевидно в комментарии Шрилы


Прабхупады, к кому именно относится его запрет. Он имеет в виду не всех, а только
похотливых людей, у которых рассказы о кришна-лиле сразу вызывают мысли о
чувственных наслаждениях. Далее в комментарии Шрилы Прабхупады говорится: «Один
безбожник однажды сказал, что, когда вайшнавы повторяют имя «Радха, Радха», он
просто вспоминает жену парикмахера, которую зовут Радхой»26 27 28.

26. Бхуктивади — те, кто стремится наслаждать свои чувства.

27. Майявади — те, кто стремится к освобождению.

28. См. Ч.-ч„ Мадхья, 8.255, комментарий.

Конечно, такие «безбожники», которых при одном звуке имени Радхи переполняет
материальное вожделение, сначала должны очиститься с помощью регулируемой практики
преданного служения. Когда они всерьез захотят очиститься, они могут начать
«осторожно» слушать о радха-кришна-лиле — но «тогда и только тогда»!

С другой стороны, искренние преданные, у которых есть для этого необходимые


качества (упомянутые выше) и которые с верой сохраняют чистоту ума, слушая об играх
Радхи и Кришны (что подтверждается результатом их слушания), могут продолжать
слушать с осторожностью и вниманием.

Как определить, готов человек или нет? Шри Кришна находится в сердце преданного и
показывает ему его готовность. Нужно просто искренне проанализировать свои мысли —
пхалена паричийате1

Если, слушая о радха-кришна-лиле, преданный ощущает рост материальных желаний, он


должен увидеть в этом свою неготовность. В этом случае следует ограничиться
практикой садха-на-бхакти, пока не будут получены соответствующие указания от
духовного учителя.

Я приведу последнее свидетельство, подтверждающее мое понимание утверждений


Прабхупады. Для этого разберу и процитирую отрывки из лекции, которую он прочитал в
Майяпуре сразу после выступления манипурской группы танцоров, посвященного радха
кришна-лилё\

В этой лекции Шрила Прабхупада объяснил, что радха-криш-на-л илу можно представлять
даже обычной аудитории. Он сказал: «...знакомьте людей по всему миру с играми
Кришны, чтобы они узнали, что счастье, к которому они стремятся, возможно с
Кришной».

Каким принципам необходимо при этом следовать? Прабхупада неоднократно подчеркивал:


«Получайте знания о Кришне *

29. Лекция, Майяпур, 29 марта 1975 г.

по парампаре.,. Не считайте Кришну простым смертным, подобным нам всем... не


питайте заблуждений относительно Кришны. Это должно быть вам предостережением».

Повторив ту же мысль, что во Вриндаване, и употребив на этот раз слово


«предостережение» (близкое по значению со словами «осторожно» и «серьезно»,
приведенными выше), Шрила Прабхупада подчеркивает, что преданный, достойный слушать
о радха-Кришна лиле, должен отчетливо понимать, что Кришна — Верховное
трансцендентное существо, которое предается неземным играм со Своими внутренними
энергиями. Если твердо придерживаться такого понимания, то не только преданные, но
даже обычная аудитория вполне может слушать о радха-кришна-лиле.

Его Божественная Милость сказал в заключение: «И если на свою удачу мы привлечемся


играми Кришны и станем постоянно размышлять о них, то наша жизнь станет
совершенной. В этом цель и назначение движения сознания Кришны»30.

Подводя итог вышесказанному, я хочу кое-что добавить и повторить. Я обращаю


внимание читателя на приложение 6, в котором содержится комментарий Шрилы
Прабхупады к этому стиху, взятый из книги «Кришна». Он очень поучителен и
подтверждает следующий вывод: по мнению Шрилы Прабхупады, любой преданный, который
серьезно стремится осознать Кришну, твердо усвоил кришна-таттву и не испытывает
полового возбуждения при чтении этой книги, готов к ее чтению. В противном случае
нужно подождать и продолжать соответствующую практику преданного служения. Вот и
все!

Именно для таких подготовленных преданных я и написал эту книгу. Я молюсь о том,
чтобы вайшнавы вспоминали меня в своих молитвах. Как и они, я надеюсь стать,
возможно в отдаленном будущем, счастливым обладателем премы.

30. В комментарии к песне «Нитьянанда ништха» Шрила Прабхупада говорит: «Цель


движения сознания Кришны — помочь нам приблизиться к Радхе и Кришне и
присоединиться к Верховному Господу в Его доставляющем возвышенное наслаждение
танце. Тот, кто действительно хочет оказаться среди участников танца Радхи и
Кришны, должен последовать совету Нароттамы даса

Сюжетная линия

Дорогой читатель, перед тем как ты откроешь первую главу, я коротко опишу ход
повествования, чтобы представить двойную сюжетную линию, с которой ты столкнешься с
самого начала книги.

В первую очередь ты познакомишься со Шьямалатой, гопи из разряда нитъя-сиддх*',


которая живет в Явате, деревне Радхара-ни. Она является ютхешвари31 32,
предводительницей многих других прекрасных гопи и возлюбленной Шри Кришны. Шьямала-
та не входит в группу Радхи, но у нее очень теплые отношения с Ней, и она признаёт
Ее возвышенное положение самой любимой гопи у Говинды.

Повествование ведется от лица Шьямалаты. В первых строках она приветствует тебя как
гостя и приглашает во внутренний дворик своего дома. Там тебя представят девушке по
имени Нава-сакхи, садхана-сиддхе33 34, которая родилась в месте земных игр Кришны.
Нава-сакхи обратилась к Шьямалате, чтобы узнать секреты премы. Благодаря полученным
наставлениям и общению с вечно-освобожденными гопи, любовь Нава-сакхи разовьется в
полной мере, и она будет готова стать помощницей у сак-хи Кришны. Она станет
манджари* в ютхе Шьямалаты.

Тхакура и укрыться под сенью лотосных стоп Господа Нитьянанды» (<Песни ачдрье^-
вайшнавов», «Прартхана», стр. 105).

31. Нитья сиддха— вечно освобожденная душа.

32. Ютха означает «группа». Спутники Кришны в духовном мире разделены на группы по
возрасту, характеру и типу их любви. Это относится ко всем спутникам, включая
коров, мальчиков-пастушков и гопи. В каждой ютхе есть свои лидеры, и в группах гопи
их называют ютхешвари. (См. «Уджджвала нилама-ни», 3.4Г, «Радха кришна-ганоддеша
дипика», 174-204).
33. Садхана-сиддха — преданный, который достиг совершенства посредством практики
садхана бхакти.

34. Манджари — служанки сакхи. Их особенность в том, что они не вступают в


непосредственные отношения с Кришной, хотя и разделяют супружескую любовь к Нему,
которую питают сакхи. Они находят удовлетворение в служении сакхи, и это наиболее
сильное доказательство трансцендентности любви гопи. Ее ни в коем случае нельзя
сравнивать с мирскими любовными отношениями. См. «Уджджвала ниламани», 8.90 91.

Сейчас Нава сакхи проходит обучение, и читатель попадет на ее первый урок. В


процессе обучения, Шьямалата расскажет ей о себе, и та услышит о нескольких
эпизодах одного из дней ее жизни — дня после шарадия-раса-ятры*.

Во время драматических событий предшествующей ночи Кришна подшутил над гопи,


покинув их перед танцем. Это побудило Шьямалату задуматься о природе любви Кришны.
С одной стороны, Он, кажется, питает сильную любовь к ним, а с другой — Своими
действиями заставляет гопи очень сильно страдать. В чем причина такого поведения?

Шьямалата обратилась с вопросом к Радхе, так как считала свою подругу самым большим
знатоком в вопросах любви. Рад-хика не стала отвечать на этот вопрос, уверив
Шьямалату, что, по милости Вриндавана, та в тот же день сама поймет любовь Шри
Кришны. Предсказание Шри Радхи сбылось. В тот же день Шьямалата получила ответы на
все свои вопросы.

«На парайе (хам» имеет две сюжетные линии: второстепенная отражает размышления
Шьямалаты и события того дня, которые усиливают ее желание узнать больше и приводят
к глубокому осознанию природы премы. Главную сюжетную линию составляют сами уроки,
которые она извлекает из своей медитации, беседы попугаев и других лесных
обитателей и так далее. Уроки премы преподносятся в форме философского учения,
бесед, содержащих наставления, и показательных лил. Они составляют основу каждой
главы и центральную тему книги.

В конце повествования Шьямалата завершает свои наставления описанием танца раса,


проходившего той же ночью, с которой она начала рассказ и на протяжении которой Шри
Радха исполнила самые заветные желания Шьямалаты. После этого Шьямалата прощается с
читателем и приглашает Нава-сакхи прийти к ней на следующий день.

Так все три части этой книги — «Према-сампрашна», «Пре-

35. Шарадия-раса ятра — праздник танца в ночь полнолуния, осенью.

марна шодхана» и «Према-сампута» — объединены повествованием Шьямалаты.

Литературные вольности

«На парайе 'хам» основана на комментариях «Сарартха-дар-шини» Вишванатхи Чакраварти


Тхакура к «Шримад-Бхагава-там», его же книге «Према-сампута» и «Шри Чайтанья-
чаритам-рите» Кришнадаса Кавираджи Госвами. Тема данной книги — према, сложный
предмет, насыщенный глубоким философским содержанием. Дабы заинтересовать читателя,
я искал подходящую сюжетную линию и литературный прием, которые облегчили бы
чтение, наряду с играми, иллюстрирующими философию. В конце концов я остановился на
истории Шьямалаты, гопы рассказчицы, беседующей с читателем и Нава-сакхи,
новоприбывшей кандидаткой на участие в бхаума-лиле Кришны. Таким образом, первой
литературной вольностью стало введение вымышленных персонажей Шьямалаты и Нава-
сакхи.

Вымышленные герои взаимодействуют с реально существующими — такими, как Радха и


Кришна. Нарушает ли этот прием принципы вайшнавской литературной композиции? Я
попытаюсь ответить на этот вопрос следующим диалогом:

— Зачем вообще вводить сюжетную линию?

— Как уже говорилось, сюжетная линия предназначена для того, чтобы облегчить
чтение. Преданные, особенно современные, расположены не столько к философии,
сколько к чтению интересных историй, иллюстрирующих философские идеи. Если такие
истории позволят им ближе познакомиться с принципами кришна-таттвы, то наша цель —
проповедь сознания Кришны — будет достигнута.

— Есть ли границы такому творчеству?

— Да, разумеется! Необходимо соблюдать основные принципы сиддханты и расы. Здесь не


должно быть места фантазии.

— Использовал ли Шрила Прабхупада подобный подход?

— Шрила Прабхупада этого не делал. В основном, его литературным призванием было


переводить и комментировать ш астры. И все же он наказывал своим ученикам писать в
соответствии с философией ачаръев и следуя их примеру36.

— А был ли похожий опыт у ачаръев прошлого?

— Да. Обосновывая творческие приемы, использованные в работе над «На парайе <хам»у
я приведу в пример труды Бхакти-виноды Тхакура. В таких произведениях, как
«Харинама-чинта-мани», «Према-прадипа», «Навадвипа-дхама-махатмья» и другие,.
Бхактивинода Тхакур использовал множество оригинальных литературных приемов. В
одних («Харинама-чинтамани») учение Тхакура представляют исторические персонажи,
участвующие в вымышленных событиях. В других («Према-прадипа») вымышленные
персонажи участвуют в вымышленных событиях. В третьих («Навадвипа-дхама-махатмья»)
исторические персонажи участвуют в исторических событиях. Но во всех трех случаях
Тхакур раскрывает темы книг своими словами.

Преданные могут возразить, что герои и события в этих книгах представляют собой
откровения, ниспосланные Тхакуру, обладающему совершенным духовным видением, — они
недосягаемы для нас. Это вполне понятное возражение, однако ничем не обоснованное.
В подавляющем большинстве своих книг

36. В предисловии к «Вену-гите» я рассказал о наказе писать, который Шрила


Прабхупада дал своим последователям. Он хотел, чтобы преданные не имитировали его
стиль, а излагали свое собственное понимание, оставаясь верными принципам
преданного служения. Вот только два примера: «Нет ничего хорошего в том, чтобы
писать ради денег или славы, но писать книги и публиковать их для просвещения людей
— это настоящее служение Господу. Так считал Шрила Бхактисидцханта Сарасвати
Тхакур; он дал своим ученикам конкретное указание писать книги» (Ч.-ч., Мадхья,
19.132, комментарий). «Ты спрашиваешь, каких книг я жду от вас, моих учеников. В
этом смысле сознание Кришны не ограничено. Госвами? например, написали очень много
книг. Вишванатха Чакраварти и все другие ачаръи писали книги, и сейчас я делаю это.
Мои ученики тоже будут заниматься этим. Любая осознавшая себя душа может написать
бесчисленное множество книг, не отклоняясь от изначальных представлений» (Письмо к
Сатсварупе, 28 февраля 1972 г.).

Бхактивинода Тхакур не ссылался на подобные откровения. Он не делал указаний на то,


что его книги были не тем, чем они представлялись читателю, — оригинальными
сочинениями, излагающими сиддханту вайшнавской философии и науки.

И все же Бхактивинода Тхакур говорил о богооткровенной природе некоторых из своих


трудов. В автобиографии Тхакур сообщает, что написал «Шримад бхагаватарка-
маричималу» по указанию Сварупы Дамодары, который открыл ему содержание этой книги.
В предисловии к «Кальяна-калпатару» он называет свою книгу древом желаний,
принесенным им на землю с Вай-кунтхи. А в сборнике песен «Сиддхи-лаласа» он раскрыл
свою вечную сварупу — Камала-манджари — и свое служение Шри Радхе на Голоке.

Но в других своих книгах Бхактивинода Тхакур не указывал на то, что они были чем-то
иным, нежели духовными сочинениями, при создании которых он использовал современные
литературные приемы, объединив историю, философию, прозу и вымысел для передачи
учения Господа Чайтаньи.

Среди таких книг наиболее близко к «На парайе ‘хам» по форме стоит «Джайва-дхарма».
Это самое выдающееся произведение Тхакура, которое представляет собой изложение
вайшнавской философии в виде романа.

Заслуживающие доверия личности из сампрадаи гаудия-вайшнавов рассматривают многих


героев «Джайва-дхармы» целиком как литературных персонажей. Именно с помощью
последних Бхактивинода Тхакур представляет сиддханту по каждому из философских
вопросов, с которыми душа сталкивается на пути от обусловленности к освобождению.
Послание книги доносится в форме философских диалогов. Повествование прерывается
историями, дающими читателю возможность передохнуть от текста, насыщенного
философским содержанием.

Герои книг Бхактивиноды Тхакура взаимодействуют с реально существующими спутниками


Господа Чайтаньи и учатся у них. Например, в заключительной части произведения
реально живший ачарья Дхьяначандра Госвами дает наставления вы

мышленным персонажам Враджанатхе и Виджай-кумару. Точно такой же прием я


использовал в «На парайе 'хам».

Пример Бхактивиноды Тхакура особенно актуален для писа-телей-вайшнавов двадцать


первого века. Он был первым современным ачарьей, который увидел необходимость
представить сознание Кришны средствами, доступными для широкой аудитории. Ради
проповеди послания Господа Чайтаньи он привнес изменения в литературную форму
вайшнавских произведений, не изменив сути.

Поэтому я осмеливаюсь утверждать, что приемы, примененные в «Джайва-дхарме»,


послужили прецедентом для литературных вольностей в «На парайе 'хам».

Конечно, преданные могут справедливо возразить, что Бхакти-винода Тхакур — вечно-


освобожденная душа и поэтому может писать, как пожелает, а нам не следует ему
подражать. Мой смиренный ответ состоит в том, что авторы трансцендентных
произведений редко ищут оправдание своим утверждениям или использованным ими
приемам в личном духовном положении или опыте. Ачаръи ссылаются на указание свыше,
лежащее в основе их трудов. Если работе над произведением предшествовал некий
необыкновенный духовный опыт, автор обычно говорит об этом в предисловии37. Но в
случае с «Джайва-дхармой» такого не было. Поэтому, на мой взгляд, Бхактивинода
Тхакур показывает в «Джайва-дхарме» не только то, в чем состоит учение гаудия-вайш-
навов, но и как эффективно подавать его современному читателю.

Подведу черту под сказанным, обобщив свои аргументы. Поскольку книга «На парайе
'хам» строго сообразуется с принципами расы и таттвы и в ней описаны реальные
личности и события, использование вымышленных героев, их историй и взаимодействия,
как прием, помогающий раскрыть основную тему произведения, является приемлемой
литературной вольностью.

37. В «Шримад Бхагаватам» Вьяса рассказывает о том, как он был уполномочен написать
эту книгу, и о трансе, в котором он осознал все заключения, содержащиеся в ней
(Бхаг., 1.5.1-1.7.9).

Следующая вольность не столь спорна: это использование диалогов с целью


конкретизации или оформления утверждений, сделанных в шастрах.

В «Сарартха-даршини», комментариях к «Шримад-Бхагава-там», Вишванатха Чакраварти


Тхакур разъясняет смысл стихов, используя диалоги. То же самое он делает и в
«Сарартха-варши-ни» — комментариях к «Бхагавад-гите». Этот подход зарекомендовал
себя как привлекательный и эффективный метод обучения. Вместо того чтобы
разбираться в философских умозаключениях, читатель слушает занимательный диалог,
интересный уже самим участием в нем великих собеседников.

Следуя примеру ачаръев, я включил в «На парайе 'хам» описания, иллюстрирующие


текст. Благодаря им глубокое философское содержание бесед гопи и Кришны становится
более легким для восприятия. Основой для этих диалогов послужили слова Шукадевы
Госвами и комментарии Вишванатхи Чакраварти Тхакура. Я постарался, насколько
возможно, сохранить их смысл и стиль.

Мне могут возразить: «Вы вкладываете свои слова в уста Кришны и Его вечных
спутников». На это я смиренно отвечу: «Если эти слова соответствуют учению Кришны
или были записаны в авторитетных источниках как принадлежащие Ему, то что в этом
плохого?»

Пересказ идей Кришны — общепринятый метод, используемый всеми проповедниками. Ведь,


объясняя стихи «Бхагавад-гиты», мы не заявляем: «Кришна имел в виду это» или
«Кришна сказал то». Что плохого в том, что мы говорим своими словами, объясняя
послание Кришны слушателям или читателям, даже если не повторяем слово в слово
сказанное Им? В проповеди мы часто пересказываем слова Кришны в юмористическом или
современном стиле. Ради чего? Чтобы сделать их более доступными и интересными для
аудитории. Точно так же я использовал метод Вишванатхи Чакраварти Тхакура для того,
чтобы разъяснить сказанное Кришной или гопи. Вместо того чтобы объяснять их слова
от своего имени, я позволил это сделать самим героям. Я прошу

читателя считать это оправданным литературным приемом.

Последний важный момент, который следует обсудить в разделе о литературных приемах,


— это мой пересказ «Према-сам-путы». Я работал с тремя переводами с санскрита.
Вишванатха Чакраварти Тхакур писал для высокообразованных вайшнавов, принадлежащих
к ведической традиции и хорошо знакомых с принципами расы и таттвы. Поскольку «На
парайе ‘хам» ориентирована на другой круг читателей, я ощущал необходимость
расширить изначальный труд, облегчив его понимание.

Для этого я вставил художественные описания, отредактировал перевод стихов и внес


некоторые стилистические изменения. Поэтому часть книги под названием «Према-
сампута» не является прямым переводом работы Вишванатхи Чакраварти Тхакура —
скорее, это стилизованный пересказ.

Почему я не ограничился прямым переводом?

Я хотел бы обратить внимание читателя на метод, которым пользовался Шрила


Прабхупада. Переводя с санскрита, Его Божественная Милость заботился о легкости
восприятия. Если этого нельзя было достичь буквальным переводом, Шрила Прабхупада
пересказывал тексты своими словами, оставаясь верным смыслу38.

Я пошел на некоторые другие вольности второстепенного характера, например, поместил


в текст письмо Радхарани к Шья-малате39 и таких вымышленных персонажей, как
попугаи, кукушки, змей и калпа-врикша40. Приемлемость использования данных
литературных средств я уже объяснил.

38. В комментарии к стиху «Шримад-Бхагаватам» (1.4.1) Шрила Прабхупада пи шет:


«Личное понимание не подразумевает, что нужно из тщеславия пытаться показать свою
ученость, стараясь превзойти предыдущего ачаръю. Нужно полностью доверять
предыдущему ачаръе и в то же время настолько хорошо понимать содержание, чтобы
уметь преподнести его в надлежащей форме в соответствии с конкретными
обстоятельствами. При этом изначальный смысл текста должен быть сохранен. Не
следует выискивать в тексте тайный смысл, и все же преподносить его надо так, чтобы
заинтересовать читателей и дать им возмож ность понять его. Это называется
пониманием текста».

39. См. Третья часть «Према сампута», гл. 1, стр. 282.

40. См. Первая часть «Према-сампрашна», гл. 3-4, стр. 94.

В заключение хочу подвести итог. Существуют официальные представители различных


ведомств, которые выдают лицензию, допускающую к той или иной деятельности. В
случае с вайшна-вской литературой такими представителями являются ачаръи прошлого.
В отношении «На парайе 'хам» этими представителями являются Шрила Прабхупада,
Бхактивинода Тхакур и Виш-ванатха Чакраварти Тхакур. Я надеюсь, что воспользовался
выданной ими лицензией правильно и на их условиях. Если я допустил какие-либо
ошибки, то постараюсь исправиться и прошу вайшнавов простить меня.

Разное

В этом разделе я хотел бы прояснить дополнительные вопросы, связанные с


композицией, которые могут возникнуть при чтении «На парайе 'хам».

Три части этой книги нужно читать последовательно. Они объединены историей
Шьямалаты и описывают события, происходившие во время раса-лилы и изложенные в
главах 29-33 Десятой песни «Шримад-Бхагаватам». Все три части имеют отношение к
одним и тем же играм, построены на обсуждении общих тем и на общей теологии.

Перед тем как взяться за «На парайе 'хам», я советую читателю обратиться к стихам,
посвященным раса-лиле, в главах 29-33 Десятой песни «Шримад-Бхагаватам». Важно
знать цепь событий с того момента, когда Шри Кришна заиграл на флейте, вплоть до
окончания танца раса. В тексте часто встречаются описания различных подробностей
этой лилы. Без знания всей истории читателю будет сложно следить за сюжетом.

По просьбе вайшнавов в конце книги я поместил примечания. Их можно разбить на три


группы: (1) ссылки на источники, (2) краткие пояснения и (3) комментарии Шрилы
Прабхупады на различные темы. Обратите внимание, что к предисловию даны сноски, а
не примечания. Это было сделано мной, чтобы по

мочь читателю найти источники, которые подкрепляют концепцию, лежащую в основе


данной книги, и подготовить читателя к восприятию ее сюжетной линии и тем.

Необходимо объяснить, почему Шьямалате отводится роль сакхи, возглавляющей группу


правого крыла, а не гопи, входящей в группу Радхи.

Описание гопи-лилы Кришны в «Шримад-Бхагаватам» носит общий характер в том смысле,


что это рассказ о деятельности гопи, принадлежащих к различным группам. В двух
главах «Бхага-ватам» содержатся косвенные указания на особое положение Шри Радхи
как главной из всех гопи и предводительниц групп гони41. В Десятой песни Шукадева
Госвами говорит о различных группах гопи в главах 21-ой, 34-ой и 35-ой, о канъяках
[незамужних гопи — прим, переводчика] в главе 22-ой и о многих других группах гопи
в главах 29-ой, 33-ей и 47-ой. При этом, описывая гопи, «Бхагаватам» сохраняет
обобщающий тон повествования, и комментарии ачаръев написаны в том же ключе.

«На парайе 'хам» представляет собой комментарий к нескольким стихам «Бхагаватам».


Чтобы сохранить общий подход Шу-кадевы Госвами к теме раса-лилы, я не поместил
Шьямалату, от имени которой ведется повествование, в группу Радхики. Иначе
Шьямалата не была бы беспристрастной в своем отношении к Радхе и Ее
последовательницам.

В «Бхакти-расамрита-синдху», «Уджджвала-ниламани» и других работах Рупа Госвами


приводит множество примеров того, как своим умонастроением и поступками гопи, не
принадлежащие к группе Радхи, служат Ее играм с Кришной. В других книгах ачаръев
также описаны игры, в которых Чандравали, Шь-ямала, Бхадра, Дханья и другие гопи
исполняют важные вспомогательные роли. Все это призвано усилить наслаждение Шри
Кришны.

41. В стихе 10.30.27 «Шримад-Бхагаватам» Она упоминается как «некая гопи», а в


стихе 10.47.11 Ее называют «одной из гопи». Только в стихе 10.30.28 содержится
скрытое упоминание Ее имени в слове анайарадхито.

Шьямалата — независимая гопи, но, состоя в очень дружеских отношениях с Радхой, она
симпатизирует Ей и Ее последовательницам. Это помогает Шьямалате исполнять роль
рассказчицы, повествующей о тайнах раса-лилы в Первой части, о радха бхаве Чайтаньи
Махапрабху во Второй части и любовных откровениях Радхи с Кришной в Третьей части.
Таким образом, я сделал Шьямалату сухрит-пакша-ютхешвари — предводительницей
группы, дружественной Шри Радхе.

Комментарии Прабхупады

Дорогой читатель, тщательно изучая книгу «Кришна» Шрилы Прабхупады и его


комментарий к «Шри Чайтанья-чаритам-рите», я изумлялся литературному гению Шрилы
Прабхупады и его вайшнавской учености. В книге «Кришна» Шрила Прабхупада раскрывает
смысл санскритских стихов, искусно перемежая их важными моментами из комментария
Вишванатхи Чакраварти Тхакура. Работая над «Вену-гитой», я также с благоговением
отмечал, с какой гениальностью он передает самые существенные идеи и тонкие нюансы
из комментариев ачаръев. При работе над «На парайе 'хам» мое восхищение мастерством
Шрилы Прабхупады, его образованностью и глубоким пониманием сути предмета
продолжало расти, равно как и удовольствие, которое доставляло мне общение с ним.
Он — настоящее чудо!

История создания книги

Я много раз перечитывал «Према-сампуту». Это необычайно интересное описание премы —


краткое и по существу. Мне пришло в голову, что хороший перевод этого писания был
бы замечательным подарком вайшнавам. С этого перевода и началась вся работа.

В прошлом году я также прочитал комментарий Вишванатхи Чакраварти Тхакура к стихам


16-22 тридцать второй главы Деся

той песни «Шримад-Бхагаватам» и комментарий Радха-Виноды Госвами42 к этому труду


Вишванатхи Чакраварти. Ниже я привожу несколько вводных фраз Шрилы Вишванатхи
Чакраварти Тхакура, которые особенно привлекли меня:

«Отношения любовников имеют одну (из многих) отличительную особенность: герою


никогда не надоедает слушать, как его возлюбленная говорит о том, что ее любовь
намного сильнее его любви.

Эта склонность прежде всего проявилась на берегу Ямуны, когда гопи собрались на
танец раса, «Према-сампута» — отзвук той беседы, точно отзвук вспомогательных струн
лютни, когда звучат главные струны».

Здесь используется интересная метафора, связывающая упомянутые семь стихов


«Бхагаватам» с «Према-сампутой». Первые сравниваются со звучанием главных струн
лютни, тогда как «Према-сампута» уподобляется отзвуку вспомогательных струн этого
инструмента, возникающему при игре на главных струнах. После того как в основу
книги была положена «Према-сампута», возникла очевидная необходимость включить в
нее и эти семь стихов из «Бхагаватам», а также яркое объяснение к ним. Тем самым
концепция будущей книги была расширена.

Перед тем как приступить к написанию, я изучил упомянутые комментарии, объяснения к


ним, а также другие фрагменты из различных произведений Госвами и ачаръев,
связанные с главной темой книги и другими темами, имеющими отношение к этой игре.
Результатом стали пять глав без названий. Поскольку темой книги были вопросы гопи
(прашна) о любви Кришны, я объединил их под названием «Према^-сампрашна», что
буквально переводится как «Совершенные вопросы о любви».

42. Радха-Винода Госвами был видным проповедником «Бхагаватам» в ученической


преемственности, идущей от Адвайты Ачарьи. Он опубликовал свой перевод и
сокровенное (рахасъя) объяснение некоторых частей «Бхагаватам». Данный комментарий
известен под названием «Шри Бхагаватамрита-варшини».

В конце «Према-сампрашны» Шри Кришна признаёт Свой долг перед преданными и Свою
неспособность вернуть его. Но действительно ли Верховный Господь не может устранить
Свою задолженность? Разумеется, может и делает это с необычайной легкостью и
изяществом в облике Шри Чайтаньи Махапрабху. То, как Чайтанья Махапрабху исполняет
роль Своего преданного и раздает прему, замечательно описано в «Шри Чайтанья-ча-
ритамрите». Этому я посвятил еще одну часть данной книги, состоящую из трех глав, и
поместил ее между двумя другими. Эта вторая часть основана главным образом на играх
беда-кир тана во время фестиваля Ратха-ятры в Джаганнатха Пури. Пос кольку в ней
Чайтанья Махапрабху возвращает долг любви, я назвал эту часть «Према-шодхана»
(«Долг любви уплачен»).

Так я изложил «Према-сампуту» и сопроводил ее рассмотрением других аспектов премы,


имеющих отношение к теме этого произведения, в «Према-сампрашне» и «Премарна-
шодхане». Надеюсь, преданные будут довольны.

Какое же название могло бы подойти для этой книги? Хорошенько подумав, я выбрал «На
парайе 'хам». По моему скромному мнению, эти слова являют собой самое поразительное
свидетельство о силе любви. Материалисты, а также люди, занимаю щиеся мнимыми
духовными практиками, и трансценденталис-ты разных уровней высказывают свои мнения
о взаимоотношениях Бога и человека. Однако слова на парайе 'хам оставляют далеко
позади себя все измышления и ясно указывают, что Господь чувствует Себя в вечном
долгу перед теми, кто Его любит, и теми, кто стремится развить любовь к Нему.

Поскольку данная книга представляет собой объяснение се ми шлок «Бхагаватам» и


изобилует описаниями игр Шри Криш ны и Чайтаньи Махапрабху, я посчитал нужным
включить ее в серию «Кришна во Вриндаване». В первую и вторую часть я включил игры,
взятые из других источников, в надежде, что они Доставят радость преданным.

Опровержение

И еще: я чувствую необходимость повторить, что присутствие в книге Шьямалаты, ее


история и отношения со Шри Радхой и другими обитателями Враджа — лишь литературный
прием. Повествование ведется от первого лица, и Шьямалата выступает в роли
рассказчицы. Но я ни в коем случае не отождествляю рассказчицу с собой, автором.
Дорогой читатель, не подумай, что я использую повествование от первого лица,
намекая на то, что я и есть Шьямалата. Я ею не являюсь.

Заключение

Я хотел бы завершить предисловие несколькими стихами из «Шри према-бхакти-чандрики»


Нароттамы даса Тхакура. Поскольку эта книга посвящена преме, будет уместным
привести их здесь:

бачанера агочара, брндабана лйла-стхала свапракаша премананда-гхана


джахате праката сукха, нахи джара мртйу духкха, кршна-лйла-раса анукхана

«Никакие слова не могут описать великолепие Шри Вриндавана, ибо именно в нем
естественным образом проявляется безграничное блаженство самой насыщенной жшьпремы.
Здесь раскрывается ананда, которую не затрагивают ни страдания, ни старость, ни
смерть, — ничто не может воспрепятствовать потоку кришна-лила-расы» (стих 87).

радха-кршна дунха према, лакхабана джено хема, джахара хиллоле раса-синдху

чакора-найана-према, кама рати коре дхйана, пирйти-сукхера дунхе бандху

«Подобно золоту, очищенному огнем сотню тысяч раз, према Радхи и Кришны
безукоризненно чиста. Эта любовь вздымает высокие волны наслаждения в океане према-
расы. Пусть же в нас проснется жажда испить эту прему нашими глазами, подобными
птицам чакора, и медитировать на образы божественных Камы и Рати [имена бога любви
и его супруги — прим, переводчика],

ибо Они — лучшие друзья любви и счастья» (стих 88).

танра бхакта-санге сада, раса-лйла према-катха, дже кахе се пайа гханашйама

и ха те бимукха джеи, тара кабху сиддхи наи, на шунийе джено тара нама

«Тот, кто обрел возможность постоянно слушать эту насыщенную премой лила-катху во
славу Шри Радхи, сможет также общаться и со Шьямасундарой. Но если кто-то не
расположен слушать об этом, ему никогда не достичь совершенства. Поэтому даже не
произносите вслух имена таких людей» (стих 109).

шрй-кршна чаитанйадева, рати мати танре себа, према -калпа -тару -бара -дата
браджа-раджа-нандана, радхикара прана-дхана, апарупа эи-саба-катха

«Совершай севу Шри Кришна Чайтаньядеве, ибо Он — према-кал-патару, древо желаний


чистого преданного служения, и может даровать высочайшее благо. Все темы, связанные
с Нандананданой, в котором заключена сама жизнь Шри Радхики и который является Ее
единственным сокровищем, просто поразительны» (стих 112).

гаурахари абатари, премера бадара кори, садхила манера ниджа-каджа

радхикара прана-пати, ки бхабе кандайе нити,, иха буджхе бхаката самаджа

«Во времена аватары Гаурахари облако кришна-премы залило землю и Господь исполнил
Свои внутренние желания. Как Шри Радхика плакала по Своему прананатхе Шри Кришне?
Гауранга раскрыл эти тайны в обществе Своих преданных» (стих 114).

Большое спасибо.

Харе Кришна.

Шиварама Свами

31 марта 2000 г., папамочани экадаши

Вриндаван

Первая часть

Према-сампрашна
«Вопросы о любви»

акхила -расамрта -муртих

прасрмара -ручи -руддха -тарака -палих

калита -шйама -лалипго

радха-прейан видхур джайати

Слава Кришне, Верховной Личности Бога! Он пленил Своим очарованием гопи Тараку и
Пали, а также завладел умами Шьямы и Лали-ты; Он — возлюбленный Шримати Радхара-ни,
источник наслаждения для преданных во всех трансцендентных расах.

Бхакти-расамрита-синдху, 1.1.1

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Описание раса-лилы

орогой читатель, ты кого-то ждешь?Меня?Как хорошо, что ты пришел! Милости прошу...

Нет, нет, проходи сюда, во внутренний дворик моего дома.

Ты у меня еще никогда не был... Хари!

Как меня зовут? Шьямалата. Я живу здесь, в Явите, и мы со Шри Радхой большие
подруги.

Где я была? Я только что вернулась от Нее. День, когда не удается увидеться с Ней,
я считаю очень неудачным.

Дорогой мой друг, у меня нет слов! Глядя в твое радостное лицо, я уже испытываю
большое удовольствие. Ты хочешь, чтобы я рассказала тебе о Шри Кришне? Как
похвально! И о Радхе тоже? Садху, садху!

Присядь на эту скамейку под мудрым деревом баку-ла. В столь ранний час нам никто не
помешает. Даже ветру пришлось бы попроситься, чтобы попасть в мой тайный дворик.

Мой друг, позволь мне представить тебя Нава-сакхи1. Сегодня она тоже горит желанием
послушать об играх Шри Кришны.

Нава-сакхи! Это читатель, наш друг. Он пришел сюда издалека, надеясь что-нибудь
услышать. Пусть это будут счастливые минуты для вас обоих!

Что ты сказал, дорогой читатель? О, ты хочешь просто молча слушать нашу беседу?
Хорошо. Мы будем рады твоему присутствию. Вайшнавы столь редки и столь чудесны!
Когда приходит преданный твоего уровня, мой дом превращается в святое место.

Прежде чем начать, давайте сложим ладони и выразим почтение лучезарному Солнцу,
восходящему на востоке: «О главный из полубогов! Мы смиренно склоняемся перед
тобой. Ты достиг чистоты благодаря тому, что тебе ежедневно поклоняется Шри Радха,
высшая и вечно-юная энергия Хари. Джая намаха!»

Дорогой читатель! Если не возражаешь, я сейчас побеседую с Нава-сакхи. Если у тебя


есть вопросы, сохрани их пока в сёрдце. В свое время ты получишь на них ответы.

Нава-сакхи! Поскольку ты так жаждешь слушать о Радхе и Шьяме, мне кажется, что мы с
тобой очень близки. Отныне я буду считать тебя своей, и ты всегда будешь рядом со
мной.

Дорогая! Скажи, видела ли ты когда-нибудь Шри Кришну, хотя бы издалека? Разве звук
Его флейты не влетал в гнезда твоих ушей? Подруга, послушай!.. Чтобы войти в
окружение Кришны, одного желания недостаточно. Оказавшись в обществе Его спутников,
ты должна поливать лиану своей любви, премы, нектарным потоком Его имен и
развлечений. Тогда ты обязательно насладишься спелыми плодами общения с Ним и
достигнешь всего, чего желаешь. Да, все твои желания исполнятся — не сомневайся!

Теперь послушай, я объясню тебе, что такое пре-ма. Я узнала это от Шри Радхи —
према-гуру всех враджаваси. Итак, приступим к обучению. Если ты хорошенько усвоишь
урок, лиана твоей любви к Кришне окрепнет и расцветет.

Я расскажу тебе свою историю. Да, тебе, потому что ты очень дорога мне.

Однажды я страстно захотела понять тонкости любви Шри Кришны. По воле судьбы это
случилось как раз во время шарадия-расы2. Той ночью Шри Кришна покинул нас, но
вскоре вернулся, и гопи стали задавать Ему вопросы о природе Его любви. Ответы
Говинды были откровенными и по существу, но мне захотелось постичь их глубже.

Утром следующего дня на меня нахлынули воспоминания о прошедшей ночи. Сердце


затрепетало... Я исполнилась решимости проникнуть в тайные глубины премы!.. И со
временем стала понимать!..

Я расскажу тебе обо всем этом — в точности, как увидела.

Дорогая моя! Дай мне руку. Я хочу открыться тебе. Смотри! Как Говинда показал Свой
вселенский образ Арджуне, я раскрою свой внутренний мир перед тобой. Все пережитое
мной запечатлено в сердце. Если у тебя есть глаза, узри! С открытым умом,
освободившись от сомнений, читай летопись моего сердца, соединив его со своим.
Тогда твоя према возрастет и любовь Враджа усилится.

Все началось тем самым утром. Вот как это было...

«О мой любимый! Как долго мы не виделись?.. Не знаю. Мои служанки Говорят, что
прошла одна ночь, но мне кажется, что прошли целые годы. Нет... не годы... века
минули с тех пор, как мои глаза любовались Твоим прекрасным обликом, а чувства с
наслаждением воспринимали Твои духовные качества. Время диктует всем свою волю, но
кто может поспорить с безудержным влечением сердца?

О Кришна! О любовь моей жизни! Всей душой я стремлюсь к Тебе! Увидимся ли мы снова?
Я в этом не сомневаюсь. А иначе зачем бы я стала наряжать и украшать свое тело? Оно
уже давно посвящено служению Тебе. Я существую для Тебя, и ни

для кого другого. О Кришна, Кришна, спаси меня!»

После омовения я сажусь у окна. Луни утреннего солнца пробиваются сквозь ажурную
решетку, создавая причудливые узоры на моей золотистой коже. «Какое сари надеть?
Может быть, темно-синее? Ведь тогда меня окутают мысли о Тебе»3.

Нила вкладывает в мою руку зеркало и начинает расчесывать мне волосы. Глядя на свое
отражение, я думаю: «Какая красота! Если она хоть немного усладит Тебя, труды
создателя будут не напрасны. А иначе, что в ней проку? Какая польза в стенах,
выложенных самоцветами, и в мебели из слоновой кости в комнате для одевания? Лишь
для Твоего удовольствия я каждый день терплю это скучное занятие».

Болтая, как обычно, без умолку, Магха напоминает о многих сладостных играх, которым
мы предавались с Тобой.
— Шьямалата, — говорит она. — А помнишь ту ночь на берегу Ямуны, когда Говинда
расчесывал и украшал твои волосы?

Это было осенью в полнолуние. Воздух был напоен ароматом цветущего жасмина, а
деревья, лианы и цветы посеребрены лунным светом. Ах, каким настырным был той ночью
звук Твоей маленькой флейты!4

Кришна, не возражай: «Как может нежная мелодия флейты вызвать такое волнение?»
Именно так все и было! Многих моих подруг она выманила из дома в самый неподходящий
момент. Они рассказывали мне об этом! Кто-то готовил, кто-то — ухаживал за детьми,
другие находились наедине с мужьями... Как вдруг... «Хари! Хари!»... и всех словно
ветром сдуло!

А мне, думаешь, просто было убедить свекровь всю ночь поклоняться Деви?!5 Задача
была не из легких! Поэтому, дорогой, не пытайся умалить силу Своей проказницы-
флейты. Это все оттого, что Ты прижимаешься к ней губами, источающими нектар.

Однако, Прананатха, Ты всегда провоцируешь нас! Только Ты мог заставить нас


пробираться через джунгли глухой ночью, а при встрече сказать всего лишь: «Добро
пожаловать!», словно мы какие-то незваные гости. О, Ты в совершенстве владеешь
искусством избавления других от гордости.

Да, да, это так! Зачем еще Ты спрашивал нас: «Добро пожаловать, счастливицы, чем
могу вам служить?»? ...Ах, какое великодушие. Какая обходительность! Служить нам?..
Мы примчались на зов Твоей флейты, чтобы служить Тебе! День ото дня Ты наслаждался
нами, и вдруг Ты огорошиваешь нас вопросом, зачем мы пришли. Ну и хитрец!

Но это еще не все! Рама! Ты стал расписывать опасности, которые подстерегают нас в
лесу:

— Хотя в небе яркая луна, в этот поздний час множество опасностей таит покров
опавшей листвы, под которым прячутся змеи, скорпионы и другие ядовитые создания.

Вриндаван — опасное место... Неужели, Бихари?! Придумай что-нибудь получше. Тебе ли


не знать о спокойствии, царящем в лесу Вриндавана? Здесь даже тигры ведут себя как
домашние животные.

Поймав недоуменные, искоса брошенные взгляды гопи, Ты продолжил:

— Если вы пришли сюда нарвать ночных цветов для поклонения, то знайте, что выбрали
неподходящее время и место.

Отчего же? Где еще, как не на лесных лужайках, можно рвать ночные цветы и почему Ты
считаешь, что это лучше делать днем?..

О Говинда! Если Ты решил подразнить нас, то у Тебя получилось. Но послушай, что я


Тебе скажу. Твои рассуждения о благочестии подобны поучениям нищего о торговле.
Каждый листик и цветок во Врадже затрясся от смеха, когда Ты сказал: «Главный
религиозный долг женщины — служить своему мужу». Хо-хо! Как забавно слышать это от
Тебя!

Потом Ты сказал кое-что еще более обидное, посоветовав нам учиться любви к Тебе,
поклоняясь Божеству, или погрузиться в медитацию. Интересно, как? Ты думаешь, мы —
йоги? Что, нам сесть и заниматься медитацией у себя на кухне? И вообще, разве нам
нужно учиться любить Тебя? Ах, Говинда, Говинда, неужели наша любовь в чем-то
ущербна?

Я едва поверила своим ушам, когда Ты заявил: «Пожалуйста, возвращайтесь домой». Как
Ты мог быть таким равнодушным?
Ты решил, что нас случайно принес к Тебе ветерок с Малайских гор и поэтому нас
можно запросто отпустить?

Мурари! Что Ты знаешь о женских страданиях? Разве Ты не знаешь силу Своего влияния
на женщин ^раджа? Рама! Тот, кто доставляет страдания другим, должен быть в ответе
за наносимые им раны. Та боль, которую Ты причинил нам Своим острым языком,
обязательно будет учтена на суде царя Камадевы.

О любимый, неужели Твое сердце не разрывалось на части при виде поникших в печали
гопи? Неужели Твои глаза не горе ли огнем при виде того, как горестные вздохи гопи
иссушали их алые губы? А когда они растерянно скребли землю пальцами ног, неужели
Ты думал, что они просто расписывают землю Вриндавана в свое удовольствие?

Разве не увлажнились Твои глаза при виде того, как наши слезы, смешанные с краской
для глаз, смывали киноварь у нас с груди? Ах, Хари! Как Ты мог без волнения
смотреть на нас, стоящих, словно изваяния, молча терпящих обрушившееся на нас
несчастье? Мы размышляли: «Если наша любовь не может покорить Кришну, значит, она
ненастоящая. А если это так, зачем нам жить?»

Но, дорогой друг, наша любовь к Тебе действительно непоколебима. Ради Тебя мы
отказались от всего, чего только может желать человек. И даже если нам приходится
выслушивать от Тебя неприятные слова, мы все равно принадлежим Тебе. Принимаешь ли
Ты нас или отвергаешь, в любом случае наши сердца отданы Тебе одному.

Сдерживая слезы, мы с большим трудом взяли себя в руки и дрожащими голосами стали
поочередно высказывать Тебе свои возражения, пока наконец Ты не признал нас Своими
служанками.

— Дорогие дамы, вы хотите стать Моими служанками. Потребуете ли вы за это плату или
будете служить даром?6

Мы ответили:

— С тех пор, как в нас только пробудилась наша женская природа, Ты покупал нас
миллионы раз Своими улыбками самоцветами. Нет выше платы, чем эта.

Но Ты продолжал:

— Неужели вы и в самом деле будете служить безо всякой платы?

На это мы сказали:

— Когда Ты будешь надевать золотистый тюрбан, украшенный нитями драгоценных камней


и маленькими цветочными гирляндами, мы станем осторожно поправлять его, пока он не
окажется точно на месте. Если Ты попытаешься остановить нас, пригрозив пальцем, мы
не обратим на это никакого внимания. Мы будем заправлять в тюрбан локоны Твоих
волос, словно сговорившиеся скрывать блистающий полумесяц лба. О Хари, таких
соприкосновений с Твоей безграничной красотой будет вполне достаточно, чтобы мы
смогли поддерживать свое существование.

Ты не унимался.

— Ваши мужья не потерпят этого. Они пожалуются царю Камсе, и нам с вами будет
грозить беда.

— Но, Кришна, Твои могучие руки заставляют позабыть о страхе. Они уже подняли холм
Говардхан, чтобы спасти нас от царя Индры, так неужели они не смогут убить это
животное — Камсу?
На каждый наш ответ Ты находил новое возражение. Может быть, Ты просто хотел
причинить нам боль?

— Будучи благочестивым, Я не могу брать в служанки чужих жен.

Неужели?! Ах, какой праведник! Тот, кто еще в младенчестве убил женщину (Путану), в
детстве — теденка (Ватсасуру), а в юности — быка (Аришту), теперь рассуждает о
благочестии? Забавно!

— О бриллиант на венце всех праведников, — задумчиво проговорили мы. — Ты


отказываешься взять Себе в услужение жен пастухов, а при этом соблазнил жену Самого
Господа Нараяны, Лакшмиджи, выставив Ее напоказ в виде золотой линии на Своей
груди. И Тебе не стыдно?

Этот неотразимый довод, похоже, убедил Тебя, и Ты отбросил Свое невыносимое


упрямство.

— К тому же, случалось ли так в каком-либо из четырнадца

ти миров, чтобы Ты отверг красивую женщину, чьей бы женой она ни была? Мукунда, нам
прекрасно известна вся история Твоих похождений. Не пытайся нас обмануть.

О Нанданандана, когда Ты озарил ночь Своей улыбкой и певучим смехом, луна упала к
Твоим стопам. Но нам даже не хоте лось вернуть ее на небо, ведь гопи, подобные
лотосам, счастливо расцветали в лучах новой луны — Твоей улыбки. И когда Ты
милостиво отдался наслаждениям с нами, все наши страдания испарились. И снова лес
Вриндавана стал высшей обителью любви.

Хари, Хари! Кришна, Кришна!

Нила закончила причесывать меня. Моя длинная коса украшена гирляндами из


разноцветных душистых цветов. Как красив лотос из драгоценных камней на самом ее
конце! Нила все сделала на славу и заслужила улыбку признательности: «Хари!» Но
настоящее испытание впереди. Сможет ли эта коса-змея, раскачиваясь из стороны в
сторону, загипнотизировать мышей Твоих глаз? Посмотрим.

Чампа мягко кладет левую руку мне на голову, слегка приподнимая мое лицо. Очень
непросто нарисовать шилак в форме полной луны, украшенной изображением лотоса с
восьмью лепестками. Мускусом и агуру рисуют круг, на его поверхность наносят
сандаловую пасту и камфару, а лотос рисуется киноварью.

Как приятно пахнет мускус! Почему он так сильно притягивает мои чувства?.. Ну
конечно, он напоминает мне о Твоем благоуханном теле. М-м-мм! Какой чудесный аромат
исходит от Тебя! Как притягательна каждая черта Твоего облика!

Медленно, как животное вязнет в зыбучих песках, мой ум погружается в воспоминания о


Твоих играх...

Пока Ты проходил между гопи, мы хором пели Твое имя.

В ответ Ты сладко запел об осенней луне, о лунном свете и поросшей лотосами Ямуне.
Какие чудесные песни мы пели!

Алмазный песок на берегу Ямуны охлаждал наши тела, пылающие от желания. Конечно же,
мы сгорали! А кто останется хладнокровным, слушая Твои шутливые слова и ловя искоса
брошенные взгляды?

О Говинда, о Прананатха, о Валлабха, пожалуйста, прости меня! Прости! Окруженная


Твоим особым вниманием, я, как и многие другие, возгордилась. Я сочла себя лучшей
из женщин. Но кто йЬ нас не опьянеет от женской гордости, наслаждаясь нектаром
общения с Тобой? Кто не потеряет рассудок от такой удачи?

Говинда, пожалуйста, прости меня... Я... Я просто была так счастлива с Тобой... Так
счастлива... Но... вдруг... вдруг, в одно мгновение, Ты пропал! Исчез! Просто
исчез!

— Шьямалата! Как я смогу подводить твои глаза, подобные глазам оленихи, если ты
будешь плакать? — пожаловалась Нила. — Смотри, каджал такой же черный, как
Шьямасундара. Я знаю, ты почувствуешь себя счастливой, если Он будет присутствовать
в краске, которой я обведу твои глаза.

Шьяма, Шьяма! Как нестерпимо больно вспоминать то горе, которые мы ощутили, когда
Ты исчез. Какой был во всем этом смысл? Почему те, кто стремится к счастью любви,
должны так страдать? Наверное, мудрец Бхарата был прав, произнеся: «Радость встречи
будет неполной, если ей не предшествует разлука»7. Должно быть, это так!

Какой ужас! Неужели мне суждено вечно плакать?8

Мы искали Тебя повсюду, как безумные. Каким темным и пустынным казался лес без
Тебя! Мы спрашивали цветы, лианы и деревья, где Ты. Мы искали сочувствия у оленей —
все напрасно.

И тут, вспоминая Твои изящные движения, полную любви улыбку, игривые взгляды и
чарующие речи, мы стали изображать Твои игры. Остались ли довольны нашей игрой
звезды и луна? Спроси у них. Если Ты считаешь, что мы опьянели от общения с Тобой,
то видел бы Ты нас в горе от разлуки с Тобой — вдвойне безумных!

Мы подражали Твоим лилам в одном из уголков леса, как вдруг обнаружили Твои следы.
Неповторимые знаки, украшающие их, выдавали Тебя. Какое это было облегчение!
Никогда я еще не была так счастлива при виде отпечатавшегося в пыли знака флага.

Но что же поведали нам Твои следы?! Углубляясь по ним в лес, мы чувствовали, как
Твои игры со Шри Радхой все больше смиряли нашу гордыню. Как милостив Ты был к Ней!
Пока мы вкушали горький плод Твоего наказания, Она наслаждалась нектаром Твоей
благосклонности.

Чандравали обиделась. С осуждением в голосе она сказала:

— Мы по-настоящему любим Шри Кришну, но, несмотря на это, Он отвергает нас. Это
значит, что Его тайные отношения с Радхой продиктованы вожделением.

Падма не преминула добавить:

— Если б Ему нужна была любовь, Он не променял бы нас на эту Радху.

Я была не согласна с ними. Я знаю, что любовь Радхики не имеет равных. Поэтому,
купленный Ею, Ты являешься Ее собственностью. Да славится Она в веках!

В том, что Ты с большим трудом собрал цветы и сделал из них венок для Шри Радхи,
нет ничего предосудительного. Кто, как не Она, единолично властвует над Твоим
сердцем?

Если Ты с любовью берешь Ее на руки, чтобы трава не колола Ее нежные стопы, то,
значит, так оно и должно быть. Кто, как не Она, воплощает в Себе высшую махабхабу?9

Если Ты только на Нее проливаешь Свою любовь, значит, так диктует Тебе сердце. Кто
еще способен обуздать неуправляемого слона Твоего ума?
О прекрасный! Я посвятила свою жизнь исключительно Тебе. Но моя любовь поровну
поделена между Тобой и Шри Радхой. Я знаю, что Тебе это по душе, и мне довольно.

Бхрамаракши вдела мне в нос кольцо с золотистой жемчужиной. Я ношу его для Твоего
удовольствия. За ним последовали серьги в уши с драгоценными камешками, а потом
другие — в форме обручей. Я знаю, они радуют Твои чувства. Я мечтаю увидеть, как,
заметив их, Ты Сам закружишься, как обруч. Тула-си, служанка Радхи10, говорила, что
с Тобой такое бывает.

Кто-то повесил мне на уши цветы кунда. Наконец все закончено. О Мадхусудана! Пусть
эти украшения, напоминающие грозди самоцветов в сочетании с медом, привлекут шмеля
Твоего ума.

Шримати рисует лианы и цветы на моих нежных розовых щеках. «Подруга! — говорит она
смущенно. — Эти лианы — твои любовные надежды, и они расцветут в присутствии
черного шмеля, Кришны». Левой рукой приподняв мой подбородок, она мускусом ставит
точку посередине.

Нила тоже не отстает: «Похоже, это Камадева сделал чашечку (твой подбородок) из
искусно нарисованных золотых листьев кетаки, расположив на них плоды бимба (твои
губы), а под ними — симпатичного шмеленка (каплю мускуса)».

Юные служанки не умолкают все время, пока меня одевают. Их голоса напоминают
мелодичный плеск волн Ямуны, но они не мешают моим раздумьям.

Черный шмель Шьяма! Почему Ты покинул Радху после того, как проявил к Ней особую
благосклонность? Я слышала много догадок. Какая из них верна? Неужели Радха
действительно возгордилась Своей удачей? Хотела бы я знать!

Что случилось, когда Радхика сказала, что не может дальше идти? Может быть, Ты
исчез только для того, чтобы усилить Ее любовь?

Когда Она восклицала: «О Мой господин, любимый, драгоценный Мой, где Ты, где Ты?» —
как мог Ты спокойно выслушать Ее жалобные мольбы и не вернуться?

Я слышала, что Она умоляла Тебя такими словами:

— Любовь Моя! Я сгораю в огне разлуки. Ради Своего же блага, спаси Мне жизнь,
бросив на Меня Свой милостивый взгляд11.

Ты ответил откуда-то издалека:

— Но как Твое спасение может принести благо Мне, а не Тебе?

— Дорогой, если Я умру, Ты будешь всегда скорбеть обо Мне. Как Ты сможешь
наслаждаться женским обществом, обремененный печалью?

Снова издалека донесся Твой голос:

— Ну и пусть Я буду страдать. Зачем Тебе беспокоиться об этом?

Радхика ответила:

— О жизнь Моей жизни! Я буду страдать в миллион раз сильнее Тебя.

— Но как Ты будешь страдать, если умрешь? — нашелся Ты.

— Даже если Я умру, — ответила Она, — Я все равно буду страдать. Я не в силах
терпеть ни малейшей Твоей боли, поэтому, молю Тебя, покажись и развей Мое горе.

— Но Ты говоришь, что жизненный воздух вот-вот покинет Твое тело. Что Я могу
поделать, когда Твое положение настолько опасно?

— О Дэва! — стала убеждать Радхика. — Твое прикосновение действует как лечебная


трава. Оно способно вернуть к жизни мертвого. Просто положи Свою ладонь на Мою —
тогда жизненный воздух тотчас вернется ко Мне, и Я исцелюсь.

Может, тогда-то и проявилась настоящая причина Твоего исчезновения? Неужели Тебя


так обидела просьба Радхики понести Ее?

— Ты знаешь, что Я сын царя, — сказал Ты, — и потому изнежен. Почему, не проявляя
должного уважения, Ты приказала Мне, как слуге: «Неси Меня, куда пожелаешь»? Зачем
разгневала Меня?

Ах, как печально Радха восклицала:

— Возлюбленный! Я сказала это только потому, что не выспалась и была слишком


уверена в Нашей близости. Пожалуйста, прости Меня и покажись Своей бедной служанке.
Сжалься же надо Мной! О, сжалься!

Я знаю, что Ты ни в чем не можешь отказать Шри Радхе.

Наверное, Ты причинил Ей столько мучений только для того, чтобы усилить Ее


стремление к Тебе?

— Любовь Моя, забудем об этом. Иди ко Мне, — сказал Ты.

Но как Она могла идти? Любовь сильнее обоих влюбленных, и поэтому Радха ответила:

—Я ослепла от горя. Я не вижу Тебя. Скажи Мне, где Ты. Где же Ты?

Идя на звуки Ее возгласов, мы нашли Шри Радху, распростертую на земле, подобно


поверженной с небес богине. Мое сердце чуть не разорвалось на части, когда я
увидела Ее в этом положении. Хари, почему Ты не вышел к Ней?

Утратив рассудок от разлуки с Тобой, Гандхарвика что-то бессвязно бормотала. Как


безумная, Она вновь и вновь кляла Себя за недостойное поведение. Даже Чандравали и
Падма присмирели, увидев, как велика Ее любовь.

Всех гопи захлестнули ни на миг не стихающие волны Ее переживаний. Мы то


погружались в их глубины, а то всплывали на поверхность. Эти проявления любви Радхи
показали, как нам далеко до Нее. Во всем Врадже Ей нет равных! Объединенные
чувством восхищения, мы углубились в лес в поисках Тебя.

Вот что Я слышала об этом происшествии и чему сама была свидетелем. Но, хотела бы я
знать, о моя Черноликая луна, неужели Твоя любовь к Радхике оставляет место обидам
за то, что к Тебе не проявляют достаточного уважения? Разве такое своенравное
поведение обогащает расу Ваших отношений?

Ах, Океан милости, в беседах с Налитой и Вишакхой я выяснила, что для Радхарани
было вполне естественно попросить Тебя взять Ее на руки. Лишь из глубокого смирения
Она осуждала Свое поведение. Когда-нибудь я смогу проникнуть в неизъяснимую тайну
этой лилы. Но, полагаю, это может случиться только по милости Шри Радхи. С Тобой
связано столько загадок!

Гопи искали Тебя. Мы шли, пока лес полностью не закрыл собой свет луны. Когда мы
очутились в непроглядной тьме, одна из гопи испуганно спросила: «Следов Кришны
больше не видно — не пора ли нам возвращаться из этой чащи, куда не проникает даже
лунный свет?»

С каким трудом мы добрались до берега Калинди! Наши сердца были разбиты, а наши
ноги — изранены. Сев на берегу реки, мы стали петь о Тебе с горячей надеждой на
Твое возвращение. Мы погрузились в мысли о Тебе, забыв о доме и семье. Это
наполнило нас ощущением Твоего присутствия.

Я не любительница драгоценностей. Ты — единственное украшение в моей жизни. Но для


Твоего удовольствия Шримати надевает мне на грудь сверкающее бриллиантовое
ожерелье. За ним следуют нити жемчуга, перемежающегося рубинами, сапфирами и
изумрудами. Шелковые кисточки, которыми подвязаны эти ожерелья, свисают мне на
спину одна над другой. «Как ступеньки от талии до твоей косы, похожей на змею», —
приговаривает Нила.

Выше локтя Шримати надевает мне кольцо из девяти драгоценных камней и золотые
браслеты. Запястья она украшает многочисленными искусно выточенными браслетами с
сапфирами, парой золотых браслетов с жемчужинами и двумя сияющими золотыми
амулетами с нитями самоцветов. При легком движении рук они издают мелодичный звук:
«Руна, руна, руна».

М-м-мм! «Руна, руна, руна1» Такой звук дружно издавали браслеты гопи, когда те
пели, обращаясь к Тебе. Их чудесное пение, искусное хлопанье в ладоши и звон
браслетов украшали тишину ночи. «Руна, руна, руна1»

А какие прекрасные стихи они сочинили той ночью! Должно быть, это сама богиня
Сарасвати пела лотосоподобными устами гопи. Даже в зале собраний Господа Брахмы
редко можно услышать такие рифмы, такой изысканный язык и столько чувства.

В детстве отец настоял на том, чтобы я изучала стихосложение.

тава-катхамртам тапта-джйванам кавибхир йдитам калмашапахам шравана-мангалам


шрймад-ататам бхуви грнанти йе бхури-да джанах12

Стихи, подобные этому, звучали радующим слух перезвоном колоколов — сладостные,


певучие и в безупречном ритме. Сложены они очень необычно. Первый и седьмой слог
каждой строки начинаются с той же согласной, что и второй слог всех четырех строк.
Ах, с каким удовольствием я вновь присоединилась бы к этой према-санкиртане.

сурата-вардханам шока-нашанам сварита-венуна шущпгху-чумбитам итара-рага-висмаранам


нрнам витара вира нас те’ дхарамртам1'

«Подруга! Что за неизвестную песню ты поешь?» — спросила Нила. — «Она льется,


словно из сокровищницы любовного нектара».

Ой! Я случайно запела вслух! Вот так оплошность...

Покраснев и опустив глаза, чтобы избежать понимающих взглядов подруг, я ответила:


«Пожалуйста, заканчивайте с одеванием — мне пора!»

Скоро Радхика пойдет в Нандагаон готовить Тебе завтрак. Но до этого я должна успеть
встретиться с Ней. На том и закончатся мои утренние обязанности.

Песни прекрасных гопи были проникнуты печалью разлуки. Раскрыв сердце, мы больше не
могли сдерживать слезы. Таким сильным было наше желание видеть Тебя, что мы
плакали, как брошенные дети.

О недоступный моему пониманию! Что в конце концов заставило Тебя снова предстать
перед нами? Вероятно, Ты больше не мог слушать наши рыдания? А может быть,
наводнение, вызванное нашими слезами, выманило Тебя из леса, как змею из норы? Или
Ты уже добился того, что хотел?

Некоторые это знают, другие только строят догадки. Но,

представ перед нами во всей Своей несравненной красе, Ты сразу развеял нашу тоску.
Твои золотистые одежды, гирлянда из лесных цветов и сладкая, как мед, улыбка
разрушили до основания гордыню Твоих преданных. Джай, джай\

О Кришна! Когда гопи увидели Тебя, чей образ прогоняет все страхи, они тут же
поднялись Тебе навстречу. От любви их глаза-цветы распустились, а тела расцвели
юной красотой.

Чандравали была вне себя от счастья. Взяв Твою руку в свои сложенные ладони, она
стала искоса бросать на Тебя застенчивые взгляды. У нее такие прелестные ресницы!

Когда Шьяма положила Твою умащенную сандалом руку себе на плечо, вся боль тут же
ушла из ее сердца. О Кришна! Я знаю, что Ты терпел такие вольности только из-за ее
любви к Радхе.

Тонкостанная Шайбья не могла побороть стеснение. Она приняла остатки Твоего бетеля
в сложенные ладони, как величайшее богатство.

Как и все другие гопи, Падма сгорала в огне любви. Чтобы уменьшить его жар, она
поместила Твою лотосоподобную ладонь себе на сердце.

Ах, какая удача выпала этим дочерям Враджа! Вне себя от счастья, Чандравали и
другие покорные Тебе гопи вышли Тебе навстречу, в то время как другие гопи,
руководимые Шри Радхи-кой, ждали, пока Ты подойдешь к ним Сам14.

Радхарани негодовала на Твое пренебрежительное отношение, и я ожидала, что Она


обрушится на Тебя с упреками. Но вместо этого Она закусила губы и смотрела на Тебя,
подняв брови. Приятама, наверное, Она здорово ранила Тебя Своим суровым взглядом?

Из всех нас, Шри Радха проявила при встрече с Тобой самую большую любовь. Хари,
разве это не так? Ее отличают несравненная красота и бесчисленные достоинства.
Среди всех гопи она выделяется, как гористый остров в океане.

Как нежно глядела не мигая на Твое лотосоподобное лицо Вишакха! Даже глубоко
насладившись его прелестью, она не

могла оторвать от него глаз. Не правда ли, она походила на йога-мистика, которого
никогда не пресыщает медитация на лотосоподобные стопы Господа Нараяны?

Хотя это неверно! Мое сравнение не подходит. Блаженство, которое испытывают гопи,
много выше блаженства йогов, погруженных в созерцание стоп Господа.

Более совершенная, чем любой йог, медитирующий на Всевышнего, Лалита, казалось,


захватила Тебя в плен сквозь щелки своих глаз. Ванамали, наверное, она прижимала
Тебя к самому сердцу и без устали обнимала в своих мыслях? По крайней мере, внешне
казалось, что она пребывает в глубоком духовном экстазе. Глаза ее были полузакрыты,
а волоски на теле стали дыбом.

И, конечно же, Бхадра!.. Она так прекрасна! Среди благонравных гопи она уступает
только Чандравали. Я даже не заметила, как она подошла к Тебе — не говоря уже о
миллиардах других прекрасных, лотосооких, ладно сложенных гопи, которые были там
той ночью!14

Все они достойны славы, ибо принадлежат Тебе. Но, Хари, я знаю, что те, кто считает
Тебя своим, удостаиваются наибольшей Твоей благосклонности. Только непреодолимое
желание покоряться любви превосходит в Тебе страстное желание покорять других. Ты
такой милый!16

Кешава, все мы наслаждались величайшим счастьем на празднике общения с Тобой.


Воистину, в нашем окружении Ты казался Господом-Сверхдушой в сопровождении Своих
энергий.

Наконец-то Ты снова был нашим. Какой романтичной была та осенняя ночь! По своему
берегу Ямуна-деви расстелила покров мягкого, благоуханного песка. Лучшего места для
сидения не найти! Легкий ветерок, разносивший аромат цветов кунды и мандары,
привлекал рой шмелей — этот хор Камадевы. Осенняя луна озаряла лес, воды Калинди и
нашу счастливую компанию.

Мы расстелили наши красочные и душистые накидки для того, чтобы сесть. Рама, когда
Ты занял Свое место среди нас, казалось, Ты был источником всей красоты, какая
только есть в трех мирах.

Твое мягкое сияние, должно быть, лишило гордости месяц. Я

подумала, что этот царь звезд вот-вот потухнет в небе или спрячется от позора в
Ямуне.

Твое присутствие среди гопи очень скоро разожгло в них пламя любовных желаний. О
прекрасный! Ты можешь разжечь любовное желание даже в камне. Кто способен устоять
перед Твоим обаянием и Твоей красотой?

Кришна, желания наших сердец исполнились. И все же, все же!.. Хотя, игриво
улыбаясь, мы признавали Тебя своим принцем, хотя мы растирали Твои лотосоподобные
стопы у себя на коленях, хотя мы сообщали Тебе о своей любви танцующими бровями...
все же, все же... мы негодовали на Тебя.

Почему?.. Почему?! Подумай, Шьяма!..

Мы пренебрегли всеми общественными нормами, мы прибежали к Тебе среди ночи, мы


отдали Тебе свои тела, умы и жизни... и тогда... тогда... Ты неожиданно выставил на
нашем пути столько невообразимых препятствий.

Каких препятствий? Радха-прия, Ты, должно быть, шутишь?

Ты велел нам возвращаться домой к своим мужьям, Ты дразнил нас, напоминая о нашем
религиозном долге, Ты довел нас чуть ли не до слез, а потом... потом, все-таки
приняв нас, Ты исчез со Шри Радхой, оставив нас одних. Конечно же, наши чувства
были задеты. Конечно же, наши ожидания не оправдались!

Мохана, все это так. Ты вновь предстал перед нами, чтобы смягчить нашу боль
красотой Своего облика. Да, это так! Ты позволил нам служить Тебе, растирая Твои
лотосоподобные стопы. Это так, это так! И все же наши сердца еще продолжали
дымиться.

Да, дымиться! От чего? От огня, который Ты зажег Своими равнодушными речами,


холодным обращением и мучительной разлукой. Что нам было делать? В конце концов, мы
ведь простые смертные. Поэтому мы выразили свое затаенное негодование, насупив
брови и бросая недоверчивые взгляды.

Там, под серебряной луной, которая стала свидетельницей Твоего бессердечия и наших
страданий, мы усадили Тебя на царский трон, сложенный из наших накидок. Ты всегда
восседа
ешь на троне наших сердец. Но теперь этот трон скрыт сверху зонтом нашего
негодования. И этому есть все основания.

М-м-мм!

Ах! Я и не заметила, что мое одевание подошло к концу. Я смотрю на многочисленные


кольца, надетые мне на пальцы ног, и на золотые ножные колокольчики, которые так и
сияют.

— Подруга, мы закончили! — говорит Шримати. — Эти ножные колокольчики научат


лебедей в Ямуне курлыкать и прогонят лебедей самообладания из сердца Говинды.

— Взгляни! — говорит Нила, держа зеркало на расстоянии. — Только посмотри, как мы


нарядили тебя! — Я осматриваю себя в зеркале с ног до головы. Да, теперь это тело
может доставить радость Твоим очам17. Я обязательно должна так или иначе
встретиться с Тобой. Тогда тяжелый труд этих девушек увенчается успехом. Разве
могут их усилия уйти как вода в песок?

— Подруги! — отвечаю я с улыбкой. — Вы точно знаете, как доставить удовольствие


Кришне. Я даже не могу представить себе, что Он почувствует при виде той
необычайной красоты, которую вы создали. И все будет напрасно, если мой герой не
сможет насладиться ею.

А теперь мне нужно повидаться с Радхой, чтобы мое сердце и чувства очистились. По
Ее милости, сегодняшний день будет успешным. Идемте со мной!»

Встав со своего сидения, я спускаюсь вниз по лестнице и выхожу из дома. Ни муж, ни


свекровь ничего не замечают. Я прохожу по улочкам Явата, на которые падают четкие
утренние тени. Вокруг ни души! Этот день и вправду удачный!

О мой возлюбленный, пусть, по милости Радхи, ничто не помешает нашей встрече...


Хари, Хари!

Пусть, по милости Радхи, я смогу понять Твою любовь к гопи, И пусть, милостью гопи,
Ты поймешь их любовь. Да благословишь Ты однажды мир любовью Радхи! Говинда,
Гопала! Ведь, в конце концов, нет ничего сладостнее любви.

Вот и ворота дома Абхиманью. Что за создание! Подобно тому, как Ты расправляешься с
демонами, которые вторгаются во Врадж, разве не мог бы Ты что-нибудь поделать с
этим зверем? Всегда рассерженный, Он постоянно причиняет страдания Рад-хике. Какая
жалость!'8

Замок открыт. Я толкаю изукрашенные ворота и переступаю через порог. Милая Туласи
подметает двор19. Она бесподобна! Кто еще из гопи любит Радху так же, как она?

Аромат благовоний долетает сверху из открытого окна. Слышны оживленные голоса.


Скоро Радхика приступит к купанию, а потом Ее станут одевать20.

А вот и Рупа стоит в дверях21. Я попрошу ее сообщить Шри Радхе о моем желании
встретиться с Ней и окунуться в океан Ее любви. Это купание завершит мои утренние
дела!

— О, Рупа! — Какая прекрасная девушка! Просто потрепав ее по щеке, я ощущаю прилив


радости. — Пусть твое служение Шри Радхике будет вечным и принесет тебе
безграничное блаженство! Пожалуйста, сообщи своей госпоже, что я пришла повидаться
с Ней. Хари, Хари! Ступай же!.. Не мешкай!

Нава-сакхи! Так я провела раннее утро, придя под конец в покои Радхики. Я сгорала
от сильного желания узнать тайны любви.
Шри Радха только что встала и восседала на диване, отделанном самоцветами. Лолита,
Вишакха и другие подруги смеялись и шутили с Ней. Для всех девушек из Ее группы или
для таких подруг, которые, как я, одинаково расположены к Ней и Ее возлюбленному,
встреча с Ней подобна дождю нектара, льющемуся на колосья нашей радости22.

Когда я вошла, Радхика, олицетворение красоты,

обняла меня и предложила сесть. Она сказала: «Шья-малате! Стоило Мне только
подумать о тебе, и ты сразу же появилась передо Мной. Это указание на удачный
день».

Гандхарвика собиралась искупаться, и времени было в обрез. С открытым сердцем и без


утайки я сказала: «Радхе! Единственная причина нашей удачи сегодня во встрече с
Тобой. Золотые лучи восходящего солнца сейчас милостиво разносят весть об этой
удаче по всему Враджу».

Радхика уловила заветное желание, отразившееся намоем лице. Она улыбнулась, а я


продолжила: «Дорогая! Прошлой ночью Хари ответил на наши вопросы о любви. Я хотела
бы больше узнать об этом и прошу Твоей милости». Довольная моей просьбой, Гаури
окинула взглядом Своих подруг и мгновение помедлила перед ответом. Ее глаза
украсились слезами. Потом Она сказала: «Подруга! Ты — воплощение любви к Хари! Ты
живешь во Врадже, где всё кругом — проявление Его любви. Загляни в сердце,
расспроси обитателей Вриндавана — несомненно, ты получишь ответы на все свои
вопросы. Сегодня ночью мы встретимся, и Я узнаю, улыбнулась ли тебе судьба».

Радха погладила меня по щеке и обняла меня. Когда я уходила выполнять свои утренние
обязанности, Она направилась в купальню. Мое сердце часто билось от волнения. Слова
«ты получишь ответы на все свои вопросы» были Ее благословением. Я вышла на свет
утреннего солнца, не сомневаясь, что мое желание исполнится.

И все случилось, как Она предсказывала! В тот же день я постигла пути любви: я
узнала, какова любовь в сердце Шьямы, поняла любовь моей возлюбленной Радхи и
узнала о любви Их объединенного образа — Гауранги.

Нава-сакхи! Ты увидела лишь одну страницу из книги моей любви. Если ты будешь
читать дальше, то узнаешь, что еще я смогла узнать и понять.

Череда событий не всегда будет соблюдена, и разные темы могут меняться местами, но,
пожалуйста, учти, что все это продиктовано моей любовью, которая естественна и
спонтанна. Ты можешь слушать об этом, но тебе придется осознать все на собственном
опыте. Мои слова послужат лишь толчком к развитию твоей любви. Если я затрону
какую-либо новую тему, я объясню ее тебе, а если допущу какие-то неточности, прошу
меня простить.

Подруга! Наконец-то, спустя долгое время, ты получила возможность достичь высшей


цели жизни — войти в вечные игры Шри Кришны. По Его воле и по милости Шри Радхи,
меня направили показать тебе летопись моего сердца. Читай ее внимательно, соединив
свое сердце с моим!

шрй-гопйа у чух бхаджато ‘нубхаджантй эка эка этад-випарйайам нобхайамш ча


бхаджантй эка этан но брухи садху бхох

любят

Гопи сказали: «Некоторые люди только тех, кто любит их, тогда как другие любят даже
тех, кто безразличен или враждебен к ним. А есть и те, кто никого не любит. Дорогой
Кришна, объясни нам это, пожалуйста!»

Шримад-Бхагаватам, 10.32.16

ГЛАВА ВТОРАЯ

Вопросы гопи

ава-сакхи! Ты услышала краткий рассказ о шарадия-расе, какой она вспомнилась мне на


следующее утро.

Благословленная Шри Радхой, я вернулась домой. И первые слова моей свекрови были:
«Сегодня ты должна помочь Вришабхану-нандини, когда Она будет готовить в
Нандагаоне!»'

День и правда был очень хороший! Поспешив назад, к дому Радхики, я пришла как раз в
тот момент, когда Ее группа отправлялась во дворец Нанды. Шри Рад-ха встретила меня
понимающей улыбкой, а Ее подруги, по своему обыкновению, принялись весело болтать.

Как только мы вышли за пределы Явата, наш разговор сразу же перешел к событиям
минувшей ночи. Стоило нам с подругами коснуться этой темы, и в моем сердце ожили
воспоминания обо всем произошедшем, вплоть до мельчайших подробностей.

После того как Шри Кришна вернулся к гопи, мы расположились на берегу Ямуны и стали
расспрашивать о Его новом отношении к нам, которое позволило Ему так легко бросить
нас. Сначала мы переглядывались, пытаясь подбодрить друг друга, но в конце

концов нам удалось набраться смелости и расспросить Кришну напрямую.

По милости Радхики и Ее подруг я смогла понять тот выразительный обмен эмоциями,


который происходил между гопи, в безмолвии ожидающими ответов Хари. Заключительный
вывод нашей беседы о любви стал мне ясен, и я осознала, на чем Говинда строил
каждый Свой ответ.

Весь Вриндаван, ияв том числе, с большим вниманием ждал ответов Шри Кришны на наши
вопросы.

Дорогая! Вот что пробудили в моем сердце слова подруг Радхики, когда мы шли в
Нандагаон...

Вздымая волны, словно руки, Ямуна поднесла Шри Кришне, восседавшему на залитом
лунным светом песчаном берегу, распустившиеся лотосы. Некоторые виды лотосов обычно
раскрываются только днем, а другие — только ночью. Но в присутствии Шьямы,
подобного Луне, и Радхи, подобной Солнцу, и те и другие цветы почувствовали себя
вправе явить свою чарующую красоту2.

Чтобы ободрить гопи, утомленных любовными играми, свежий ветерок принес с далекого
берега аромат цветов кунда. Этот ветерок вызвал у лиан и деревьев, освещенных
полной луной и украшенных благоухающими цветами, экстатическую дрожь. Точно так же
Хари и Его подруги, озаренные сиянием премы и украшенные блаженством, затрепетали р
обществе друг друга.

Осенний лес Вриндаван предстал перед Шри Кришной неистощимым кладезем сокровищ:
деревья были браслетами из темного нефрита, цветы — разноцветными жемчугами, Ямуна
— витым жезлом из трансцендентных каменьев, а животные — золотыми фигурками. Месяц
был несравненным лунным камнем, звезды — сверкающими бриллиантами, созревшие плоды
— лучшими из рубинов, а листья туласи — изысканными изумрудами.
Эти божественные украшения превосходили по красоте отборные самоцветы из сокровищ
Господа Нараяны и казались

еще прекраснее рядом с лучшим из драгоценных камней Враджа — великолепным сапфиром


Шри Кришной, в оправе из золотистых лепестков лотоса — прекрасных гопи, — на
серебряном медальоне залитого лунным светом песчаного берега.

До этого, когда гопи страдали от разлуки, их горестные песни заставили весь лес
Вриндаван замереть. Цветы, деревья, птицы и лесные звери сникли от горя, а их слезы
превратились в водопады, которые нарушили наступившую тишину.

Теперь, когда Говинда и Его возлюбленные снова встретились, лианы, шмели, олени и
рыбы, наблюдавшие трогательную сцену этого воссоединения, очнулись от оцепенения,
ощутили прилив счастья и наполнились новой жизнью. Кукушки сладко запели на пятой
ноте, шмели загудели, как вина Камадевы, а павлины закричали в своей неподражаемой
манере.

Так лес Вриндаван, омытый лунным светом и слегка покачиваемый ветром, с радостью
отдал Шри Кришне своих оленей, птиц и шмелей как подношения, способные украсить Его
игры.

Сидя между гопи и обратив Свое внимание на лес, Шри Кришна с улыбкой на устах
обратился к его обитателям: «Приветствую вас, дорогие птицы и нежные лани! Вы
счастливы? У вас все хорошо? О лианы нага, мадхави и малаши, все ли у вас в
порядке? Прелестные шмели3, ваше веселое жужжание говорит о том, что вы очень
счастливы, — Я надеюсь, это действительно так!»4

Отвечая своему владыке, Вриндаван услаждал Его чувства своими бесчисленными


достояниями: пение птиц ласкало Его слух, прохладные ветерки ублажали Его осязание;
зрелые плоды наслаждали Его вкус; пляшущие лунные лучи развлекали Его взор, а
диковинные цветы радовали Его обоняние.

Прекрасная дочь Вришабхану сорвала с дерева ашока пару едва распустившихся соцветий
и дрожащей от смущения рукой украсила ими уши Хари5. Шри Кришна в ответ сладко
улыбнулся — Его ум и чувства были полностью удовлетворены приятной обстановкой.

Исполнив невысказанное желание гопи, Шьямасундара положил Свои прекрасные, как


цветки лотосов, стопы им на колени.

Некоторые гопи распустили свои косы, чтобы растереть ими Его стопы, другие
обмахивали Хари опахалом, а третьи подали ему подносы с освежающими напитками,
плодами и бетелем.

В такой непринужденной и спокойной обстановке гопи стали многозначительно


переглядываться. Убежденные в том, что Шри Кришна всегда повинуется преме, гопи
непоколебимо верили в силу своей любви. Во время игр в рощах Вриндавана они
собственными глазами наблюдали, как любовь подчиняла Ачь-юту своей власти. Этот
избалованный принц Враджа, которого, как бешеного слона, ничто не могло остановить
и обуздать, под влиянием премы становился их покорным слугой6.

Когда Шри Радха просила: «Хари! Пожалуйста, нанеси рисунок Мне на щеки, обнови
каджал на Моих веках, вплети цветочную гирлянду в косу и укрась Мои ножки
браслетами из лепестков лотоса»7, — Шри Кришна послушно и с радостью исполнял Ее
приказания.

Однако в последнее время гопи стали замечать, что Кришна обращается с ними совсем
иначе: Его прежняя доброта сменилась жестокостью, на место отзывчивости пришла
неблагодарность, а былая нежность превратилась в равнодушие.
Такое неожиданное поведение взволновало гопи, охладило их гордость и поколебало
женскую уверенность. В конце концов, какой благородный мужчина позовет свою любимую
только для того, чтобы отправить ее обратно домой? Какой кавалер сначала очарует
свою возлюбленную, а затем бросит среди ночи в лесной глуши? Какой герой оставит
без внимания свою героиню и не раскается при виде ее слез? На вид благожелательная
луна сделала ситуацию очень запутанной.

Сердца гопи были ранены Его резкими словами, их любовь принижена Его холодным
пренебрежением, и они не могли больше сдерживаться. Они стали переговариваться
между собой, искоса бросая друг на друга выразительные взгляды, трепеща ресницами и
поднимая брови8. Незаметно от владыки своей жизни, гопи спрашивали друг друга: «Мы
отдали Ему всю свою любовь. Почему Говинда не отвечает нам взаимностью? Что за

неестественное удовольствие Он испытывает, оставляя нас одних среди ночи?»

Одна миловидная гопи выразила удивление завораживающим взглядом:

— Прежде Он всегда подчинялся любви. Почему теперь Он скрывает Свою мягкосердечную


природу?

— Да! — моргнула ее сакхи, — Почему Он не отвечает на нашу любовь? Я тоже не могу


понять.

Голубоглазая гопи сказала:

— Очевидно, Его сердце ожесточилось по отношению к нам, и Он стал неблагодарным.


Поймав одобрительные взгляды подружек, она заключила:

— Поэтому давайте спросим у Него Самого, чем вызвано такое поведение.

Гопи неуверенно переглянулись, не решаясь напрямую обратиться к Хари. Стрельнув


глазами в Шри Кришну из очаровательных луков своих бровей, голубоглазая гопи
продолжила:

— Мы должны задать Ему вопрос парадоксальным языком, чтобы Ему пришлось признать
Себя неблагодарным. Если мы просто спросим о любви, то тем самым подтвердим свою
покорность и выдадим наши истинные намерения.

Другая юная гопи согласилась:

— Подруги, в этом случае мы ничем не рискуем. Шри Кришна один увязнет в Своих
медоточивых словах.

На это гопи дружно кивнули прелестными головками в молчаливом согласии.

Пока Шри Кришна был поглощен приятной атмосферой Вриндавана, другая гопи сказала
недоверчивым взглядом:

— Принц Враджа очень хитер, несравненно находчив, а Его язык — как скользкий шелк.

Ее подруга продолжила:

— К тому же Он хорошо владеет искусством дипломатии и дворцовых интриг.

Другая гопи вмешалась:

— Чтобы поймать Его в ловушку, мы должны приложить все


силы. Мукунда так просто не признает Свое двуличие.

Гопи дружно ответили:

— Но, учитывая наше унижение, это обязательно нужно сделать. Во что бы то ни стало!

— Да! — согласилась гопи. — Мы должны сплести сеть вопросов, в которую Он попадется


и раскроет всему свету тайну Своего недостойного поведения.

Так гопи продолжали беседовать на немом языке взглядов. Хотя, казалось, они были
простыми девушками, привыкшими жить в деревне и заниматься домашними делами, на
самом деле гопи были экспансиями внутренней энергии Господа и поэтому разумом
превосходили богиню Сарасвати. Они тщательно составили три вопроса, отвечая на
которые Кришне придется поведать о Своей неблагодарности.

Гопи любили Кришну всем сердцем. Несмотря на то, что они пошли на необычайные
жертвы, им впервые не удалось привлечь Его любовь. Они открыто и окончательно
отреклись ото всех и вся, чтобы удовлетворить Его любовные прихоти, а в ответ Он
пренебрег ими. Мягкосердечные гопи Враджа могли сделать только один вывод: Он
потерял к ним интерес и стал безразличен к их любви.

Иначе как бы Он смог сказать: «О подруги! Пока вы бежали по лесу, все ваши одежды
пришли в беспорядок. Похоже, на вас снова напал какой-то демон. Не бойтесь! Когда
вы под защитой Моих могучих рук, которые быстро превращают жен демонов во вдов, вам
ничто не угрожает. О девы с глазами, как у ланей, отправляйтесь домой и
наслаждайтесь со своими мужьями. Я расправлюсь с этим демоном»9. Чтобы разрешить
это явное противоречие, они обратились к Нему с вопросами о любви.

По мнению прекрасных девушек Враджа, существует три типа людей: те, кто отвечает на
любовь других; те, кто любит других бескорыстно, и те, кто безразличен к любви
других. С точки зрения гопи, Кришна явно относился к последнему из них —
неблагодарный, безразличный и бессердечный любовник. Это было очевидно! Не правда
ли, будет вполне уместно,

если этот неблагодарный поведает о Своей неправоте Своими же собственными


лотосоподобными устами?

Шри Кришна удобно расположился на благоухающих накидках гопи, погруженный в Себя и


созерцание окружающей природы, и, казалось, не подозревал об их заговоре. Желая
привлечь Его внимание, гопи мягко, но решительно обратились к Нему:

— Кри-и-ишна! Кри-и-шна!

Этим они хотели сказать: «Раз уж мы обрели эту замечательную возможность быть с
Тобой, не мог бы Ты теперь поговорить с нами?»

Когда Говинда услышал их сладчайшие голоса, Он снова обратил Свой взгляд к лицам
гопи, сияющим, как самоцветы. Его подернутые негой глаза были подобны бутонам
лотоса, гордо распустившимся из-под золотистого тюрбана. В уголках глаз, словно
бриллианты экстаза, блестели слезинки любви, а Его длинные ресницы показывали,
сколь много в Нем безыскусного смирения. Вьющиеся пряди, обрамляющие Его лоб,
красноречиво сообщали о Его достижениях в искусстве любви, а глаза светились
благожелательной улыбкой.

Пока Он оглядывал прекрасных гопи, сидящих вокруг Него, из Его глаз излились
величественные волны сострадания, омыв их мягкие, как масло, сердца Его
великодушием.

Какое-то мгновение гопи не решались заговорить!


Но когда недвижимые горы их решимости вновь выступили из нахлынувшего на них
потока, гопи, чьи сердца часто бились от волнения, собрались с духом и сказали
Говинде такие слова:

шрй-гопйа учух

бхаджато ‘нубхаджантй эка эка этад-випарйайам

нобхайамш ча бхаджантй эка этан но брухи садху бхох

Гопи сказали: «Некоторые любят только тех, кто любит их, другие любят даже тех, кто
безразличен или враждебен к ним. А есть и те, кто никого не любит. Дорогой Кришна,
объясни нам это, пожалуйста!»10

Во время этой лилы с вопросами к Шри Кришне, на берегу Ямуны произошло чудо. Все
гопи видели, что Говинда сидит в центре, в окружении их, но каждая из них была
убеждена, что Он находится рядом с ней.

Был ли Кришна одним, или Он распространил Себя во множество экспансий, или и то и


другое одновременно?

Когда Шьямасундара и Его сакхи пришли на берег Калинди, гопи устроили асану из
своих накидок, и Он сел в центре всей группы — очевидное свидетельство того, что
Он, окруженный гопи, находился в одном месте. Однако гопи также растирали Ему руки
и стопы, держа их у себя на коленях, — четкое указание на то, что они общались с
Ним «один на один», и при этом такая возможность была у каждой из них.

Как же Кришна мог сидеть рядом с каждой гопи и все же оставаться одним?

Аналогичным образом, будучи всегда единой и неделимой Высшей Душой, Он пребывает в


сердцах всех живых существ. Проявляя Свои качества Сверхдуши, Он сидел в кругу гопи
и в то же время был рядом с каждой из них, невидимый для остальных11.

Добавив очарования в необыкновенно прекрасную говинда-лилу, энергия, посредством


которой Он совершает Свои игры, явила еще одно чудо. С Кришной, сидевшим в центре,
гопи общались все вместе, а с Кришной, находившимся рядом, каждая из них беседовала
отдельно12.

Гопи говорили смиренно, но настойчиво:

— Дорогой Кришна, мы простые вриндаванские девушки и

плохо знаем учение Вед: мы не разбираемся в том, что хорошо и что плохо. Поэтому мы
хотим задать Тебе один вопрос. Ты ведь такой ученый и сумеешь дать на него
правильный ответ. С возлюбленными разные люди ведут себя по-разному: одни отвечают
любовью только на любовь, другие любят, даже если не встречают взаимности, а третьи
не отвергают любовь, но и не принимают ее. Кого из них Ты считаешь лучше, честнее?
11

В глубине души гопи разделяли общее недоумение: «Какова любовь Говинды — корыстная
она, смешанная с безразличием или, может быть, злонамеренная? Чтобы полностью
понять это, нам нужно услышать это от Него Самого».

Прекрасные гопи Враджа излучали молодость и женское обаяние. Их неизменная любовь к


Хари сделала их сердца, умы и все их существо чистыми и совершенными, как и их
золотистые тела, своими изгибами напоминающие побеги лиан. Они решили, что,
поскольку лучший из героев причинил Своим возлюбленным столько страданий, нужно
попросить Его объяснить Свое поведение и извиниться перед ними.
Они сказали:

— О Говинда! Сейчас мы не в силах понять, доволен Ты нами, равнодушен или враждебен


к нам. Мы полагаем, что Ты питаешь к нам одно из этих чувств, но по Твоему
недавнему поведению не можем определить какое именно.

— Да! — подумала другая гопи. — Еще нам неясно: есть ли у Тебя хоть немного любви к
нам? Мы — всецело преданные Тебе служанки, но не уверены, любишь ли Ты нас или хотя
бы ценишь нашу любовь.

Пока Шри Кришна раздумывал над их словами, на Его лице промелькнула озорная улыбка,
что задело гопи за живое и еще больше усилило в них желание узнать правду.

— Если Ты действительно любишь нас, — спросила одна гопи, всхлипывая, — то корыстны


Твои чувства или нет? Любишь ли Ты нас только потому, что ждешь от нас взаимности?
Может, так Ты исполняешь Свои желания?

Еще одна гопи по-другому высказала эту мысль:

— Иначе говоря, даже обычные люди знают, что любовь пробуждает взаимность —
наградой за любовь является любовь.

Вспоминая, как плохо Кришна обошелся с гопи, другая сакхи заявила:

— Любовь, цель которой — удовлетворить собственные желания, называется корыстной


любовью, хетука-премой. Она встречается даже у самовлюбленных людей, которые
окружают заботой своих близких только для осуществления скрытых желаний.

— Есть ли у Тебя оправдания? — прошептала одна скромная гопи. — Мои подруги


пожертвовали всем ради Тебя, и что же они получили взамен? Только страдания! — Еще
больше понизив голос, она заключила: «Неужели Ты решил убить гопи, бросив их в
пламя разлуки?»

С решимостью во взгляде, но с легкой дрожью в голосе одна темноглазая гопи сказала:

— Наш вывод такой. О Шьяма! Если у Тебя и есть любовь к нам, то она лишена мотивов,
потому что мы не видим ни малейшей взаимности с Твоей стороны — ни корыстной, ни
бескорыстной. Поэтому вряд ли у Тебя хетука-према.

Заключение гопи не поколебало невозмутимость Кришны. Едва заметным кивком Он дал


понять, что слушает, и ждал очередного выпада. В конце концов, Он уже не первый раз
покидал хоровод танца раса.

Однажды при сходных обстоятельствах Он тоже был вынужден оставить столь желанное
для Него общество гопи. Когда спустя некоторое время Он появился среди них, играя
на флейте и танцуя со Шри Радхой, Он распространил Себя во множество экспансий и
встал рядом с каждой гопи, чтобы они смогли вволю насладиться общением с Ним14.

Печаль девушек Враджа была развеяна. Стоя в глубине леса со сложенными ладонями и
запинаясь от волнения, они обратились к Шри Хари с таким вопросом:

— О Шри Кришна! В разлуке с Тобой мы чувствовали себя так, словно наступил конец
света. Почему Ты покинул нас и куда ушел? Пожалуйста, скажи нам!

Удовлетворяя их любопытство, Шри Кришна ответил:

— На Пушкара-двипе живет великий мудрец Хамса, который в течение двух тысячелетий


медитировал на Меня с чистой преданностью. Когда этот мудрец предавался аскезе,
погрузившись в океан простокваши, демон в облике рыбы проглотил его. Поэтому Мне
пришлось отправиться ему на помощь.

Гопи спросили:

— Разве на расправу с демоном и спасение Твоего преданного требуется так много


времени?

Шри Кришна ответил:

— О богини Враджа! После великой битвы Я почувствовал усталость и отправился на


Шветадвипу. Там Я прилег вздремнуть на змея Шешу.

Услышав это, гопи заулыбались и прикрыли краем сари свои ротики, подобные розовым
лотосам. Кришна продолжал:

— Но, узнав о вашем горе, Я тут же вернулся.

Желая проверить правдивость Его слов, гопи попросили:

— Хари, если Ты доволен нами, пожалуйста, яви нам тот образ, в котором Ты возлежишь
на Шеше в Молочном океане.

Шри Кришна ответил: «Да будет так!» — и принял облик восьмирукого Вишну. Радхика
приняла облик Лакшми-деви, все вокруг стало Молочным океаном, а деревья
превратились в дворцы из самоцветов.

К восторгу гопи, появился белоснежный извивающийся Господь Шеша, с коронами на


тысячах Своих клобуков, сверкающими, как полуденное солнце. Шри Кришна счастливо
спал на теле змея Шеши, в то время как Радхика в облике Богини служила Его
лотосоподобным стопам. Увидев это чудо, гопи выразили почтение Господу Вселенной и
с великой преданностью склонились перед Ним15.

Говинда покачал головой, вспоминая прошлое. Как можно было обвинять Его в
неотзывчивое™? Однако Он продолжал слушать непрекращающиеся обвинения гопи.

Осмелев, гопи стали описывать, каким, по их мнению, является идеальный любящий,


который сохраняет свое отношение

независимо от того, отвечают ли ему взаимностью. Вполне естественно было бы


ожидать, что такая исключительная личность, как Шри Кришна, обладает хотя бы
небольшой долей столь редкой любви. Не правда ли?!

Листья и цветы повернулись друг к другу, пытаясь разгадать загадку любви Кришны.
Как мог Он бросить беспомощных женщин в лесной глуши, да еще глубокой ночью?

Одна из гопи сказала:

— О Мадхава! Поистине, Твоя любовь бескорыстна, но это еще не означает, что она
чиста! Беспричинная любовь не зависит от скрытых мотивов. Она естественна,
спонтанна и самодостаточна. Даже когда объект любви не откликается на нее, она
остается неизменной. Чистая любовь независима, и для ее развития не требуется
взаимности. Поэтому она самодостаточна, лучезарна и сияет собственным светом.

Поигрывая косой, другая гопи спросила с саркастической усмешкой:

— Ну, Кришна, есть у Тебя такая любовь? Кто мог бы спокойно смотреть на страдания
гопи, не испытывая ни капли раскаяния или сочувствия? Но Тебе, о Нанданандана,
удалось сделать это, не пролив ни единой слезинки! Как такое случилось? Как же так?
Звук ее голоса эхом прокатился в ночи. «Как такое случилось? Как же так?» Как же
Кришна мог вынести страдания гопи, не проронив ни одной слезы?

Весь Вриндаван встревожился! Во Врадже каждая веточка, каждая лиана жили одной
любовью Шри Кришны. Теперь, под тяжестью вопросов величайших поборников любви —
гопи, казалось, пошатнулась сама основа их существования.

В ответ на эхо, прокатившееся по лесу, листья повернулись к цветам, цветы — к


лианам, а лианы — к деревьям. Деревья посмотрели на небо, небо — на луну, а луна,
смутившись, скрылась за тучей.

— Как такое случилось? Как же так? — громыхнули тучи.

Услышав удивленный гром, павлины повернулись к павам, а павы к попугаям, попугаи


посмотрели на олених, а оленихи на своих супругов. Не зная, что сказать, олени,
потрясенные и растерянные, потупили взор.

Волны Ямуны вспенились и зашумели, ожидая ответа: «Как такое случилось? Как же
так?» Обеспокоенные, они повернулись друг к другу, не желая двигаться дальше, и
стали затоплять берега.

Почувствовав надвигающееся бедствие, Йогамайя побудила одну смелую гопи сказать:

— Поэтому ясно, что Твоя любовь к нам не беспричинна. Мысль об этом представляется
нам невероятной. Хари, если у Тебя и есть любовь к нам, то наверняка это не
бескорыстная ахе-тука-према.

Не бескорыстная любовь?! Тогда какая?

Волны Ямуны улеглись, и воды ее отступили. Деревья, цветы, небо и луна снова стали
ждать ответа на очередной вопрос гопи и повернулись к Шри Кришне.

Он в ответ приподнял Свои восхитительные брови, и одна прекрасная гопи продолжила:

— Прекрасный юноша! Какой вывод мы должны сделать? О чем еще нам спросить, кроме
того, безразличен Ты, насмешлив или бесчувственно враждебен к нам?

Эти три качества проявляют бессердечные ухажеры, неспособные никого любить.


Последний вопрос гопи методом исключения должен был показать, что Шри Кришна —
самый жестокий и бездушный из любовников: бесчувственный, враждебный и
неблагодарный.

— Равнодушие Ачьюты просто бросается в глаза! — ответила ее подруга. — Если бы в


Твоем безразличии было что-то благородное, то гопи наверняка приняли бы такое
отношение. Когда в характере личности присутствует бесстрастие, делающее ее
безучастной к страданиям и счастью окружающих, это качество вызывает восхищение.
Такие личности воистину отрешены от мирских забот.

Шри Кришна поднял голову и подумал: «Тот, кто воистину отрешен, не вовлекается во
все то хорошее и плохое, что другим приносит судьба. Он понимает, что счастье и
горе, которое испытывают дживыу порождено соприкосновением с материальной природой,
и поэтому остается в стороне...».

— Но, Хари, Ты не из таких! — вмешалась одна гопи. — Приведя нас в лес, Ты


милостиво явил нам Свою чарующую красоту и только потом исчез. Когда Ты наслаждался
с нами, был ли Ты безучастным? Конечно, нет! И поскольку все счастье и несчастье
гопи находится в Твоих руках, можешь ли Ты утверждать, что остаешься в стороне?
Нет.
— Это невозможно! — подтвердила другая гопи, воздев руки к небу. — Невозможно!

Конечно, невозможно было считать Шри Кришну равнодушным к любви гопи. Однажды Шри
Радха, переполненная экстатической любовью, пыталась сбить масло в пустом горшке.
Увидев это, Шри Кришна растерялся и начал доить быка вместо коровы16.
Свидетельствовало ли это о Его безразличии к ним?

Сделав вывод, что невнимательность к ним Шри Кришны не могла быть следствием
бесстрастного безразличия, гопи выдвинули последнее предположение о возможных
мотивах Его любовных игр.

Одна из гопи, по чьей золотистой щеке скатилась одинокая слеза, спросила:

— Гопала, если Ты не безразличен к нам, то, наверное, Ты просто насмешник?

Показав из-под сари только сверкающие глаза, другая гопи добавила:

— Разве Ты не можешь найти более достойного времяпрепровождения, кроме как


насмехаться? Может, это часть Твоей любви и нам придется бесконечно терпеть Твои
издевки?

Немного задетый этими обвинениями, Хари подумал про Себя: «Но Я редко проявляю
такое равнодушие. Как можно называть Меня насмешником?»

Спрятав снова глаза под сари, гопи продолжала:

— По своему опыту мы 3HaeMs что Ты не всегда бываешь таким насмешником. Мы с этим


не спорим! Но был ли у Тебя когда-нибудь повод остаться недовольным гопи7.

Ее юная служанка добавила:

— Гопи всегда верны и покорны Тебе. Они не давали никако

го повода для Твоих издевательств. А если такое происходит лишь от случая к случаю,
то чем оно вызвано?

— Говинда, в чем причина Твоей враждебности к тем, кто неустанно поклоняется Тебе
со всеми подношениями любви? Может, Твоя враждебность вызвана каким-то
недоразумением?

Приложив указательный палец к своему красивому округлому подбородку, она сказала:

— Нет! Я не вижу у Тебя причин обижаться на нас и враждовать с нами.

Одна гопи в розовом сари воскликнула:

— Поскольку мы не давали Тебе никакого повода враждовать с нами, Твоя враждебность,


должно быть, связана с чертами Твоего характера, который заставляет Тебя желать нам
несчастья. Чем еще она может быть вызвана?

Описывая характер Шри Кришны, гопи пришли к окончательному выводу: Хари был охвачен
бесчувственной враждебностью на погибель тем, кто любил Его!

Прекрасные девушки Враджа были не способны и думать так, не говоря уже о том, чтобы
высказать это своему возлюбленному. Могли ли они назвать Его жестоким и
бессердечным созданием, находящим удовольствие только в том, чтобы расправляться с
теми, кто полностью доверяет Ему? Могли ли гопи прямо обвинить Кришну в том, что Он
подвергает ужасной пытке тех, кто полностью зависит от Него, тех, кто посвятил Ему
себя без остатка, тех, кто живет только для Его удовольствия?

Хотя Он казался совершенным примером необъяснимой вражды, все же своим


обвинительным заключением гопи не могли причинить боль Шри Кришне. Страдания,
которым Он их подверг, были неописуемы, тем не менее гопи не допускали даже мысли о
том, чтобы причинить Говинде малейшую боль. Им было намного тяжелее переносить Его
страдания, чем свои собственные. По сравнению с такой болью, их собственное горе
выглядело бы великим счастьем.

«Мы не можем заявить об этом сами, — подумали они. — Как можем мы предъявить Тебе
такие тяжелые обвинения —

Тебе, чью нежную кожу ранит даже прикосновение цветка? Нет, лучше мы будем задавать
трудные вопросы, на которые Тебе придется отвечать Самому».

Гопи заключили: «Так, подвергнув сомнению Твои мотивы, мы останемся выше всех
упреков, и правда о Твоем отношении к нам выйдет наружу».

Гопи недоумевали, почему Кришна не ответил на их любовь. До этого они считали Его
покорным любви, а самих себя — главенствующими божествами и непревзойденными
образцами этой любви. Почему же сейчас Он утаил Свою покорность пре-мё( Они
решительно настроились раскрыть эту тайну.

Сердца гопи были уязвлены и разбиты. Чтобы узнать правду о Его отношении к ним, они
задумали поймать Его в сеть вопросов, из которой Он не смог бы выпутаться. Они
ждали Его ответа. В Своих ответах Кришна должен будет объяснить, почему Он не
откликнулся на их любовь. Ему придется признать чистую природу самоотверженной
любви. И Он будет вынужден причислить Себя к любовникам третьего класса — жестоким
и безразличным как к тем, кто Его любит, так и тем, кто Его не любит.

Кто во Вриндаване не превратился в слух в ожидании ответа разумнейшей из всех


личностей — Шри Кришны? Хотя говорится, что деревья, лианы, реки и камни
бесчувственны, во Вриндаване, благодаря служению Говинде, этот закон теряет силу.
Любые способности, качества и абсолютно всё, что обитатели Вриндавана только могут
пожелать для Его удовольствия, дает им Его внутренняя энергия.

Мириады листьев на деревьях, бесчисленные звезды в небе, невообразимое множество


птиц и зверей, нескончаемые волны Ямуны и безграничное разнообразие живых существ,
не упомя

нутых здесь — как движущихся, так и неподвижных, — и, конечно, неописуемо


прекрасные гони, у лотосоподобных стоп которых принимает прибежище все прекрасное,
включая в конечном счете и Самого Кришну, повернулись к этому непревзойденному
мастеру ораторской речи, который с очаровательной улыбкой, вызвавшей улыбку на
губах всех (даже тех, кто лишен таковых), взялся отвечать на проникнутые любовью
загадки гопи.

Какая удача улыбнулась тем, кто услышал, как Шри Кришна раскрывает самые
сокровенные тайны Своего сердца и объявляет о Своей безмерной любви ко всем Своим
преданным!

Нава-сакхи! К тому времени мы достигли ворот Нандагаона, и нас с любовью обняла


мама Яшода. Я была совсем как в медитативном трансе. Когда царица Вриндавана
сказала: «Шьямалате! Приготовь, пожалуйста, пахту!» —я поспешила исполнить ее
указание, а сама все время думала: «Как удивительна милость Шри Радхи!»

Какими благочестивыми поступками я заслужила эту милость? Словно отвечая на этот


вопрос, мой ум перенесся к недавним событиям. Падма, лучшая подруга Чандравали,
позавидовала удаче Радхики, когда увидела Ее со Шри Кришной в лесу Бхандираванё7.
Удивительно, но обычно неуклюжая Джатила'6 сумела пробраться туда и увидела Радху с
Кришной, которые смеялись и играли, как обыкновенно это делают Гаури и Шанкара. В
этот самый миг я и появилась там.

Лицо Джатилы покрывала испарина, а ее слова слились в почти бессвязное бормотание:


«Я пришла сюда по наущению глупой девчонки. Чему я должна верить? Шьямалата! Я
полностью тебе доверяю. Скажи мне, что я здесь вижу?»

Собравшись с мыслями, я сказала: «Госпожа! Кроме правды, мне нечего сказать. К чему
мне лгать вам?

Это Субала в женском платье паясничает со Шри Кришной, веселым шутником Враджа».

Джатиле не терпелось получить такой ответ) который бы ее успокоил. Хотя мой ответ
был абсолютно неправдоподобным) она поверила в него и тут же отправилась восвояси.

Да! Благодаря такому служению Радхе и Кришне я обрела частичку Их милости. Думая об
этом, я стала выполнять приказ, отданный мне супругой царя Нанды.

шрй-бхагаван увача митхо бхаджантй йе сакхйах свартхаикантодйама хи те на татра


саухрдам дхармах свартхартхам тад дхи нанйатха

бхаджантй абхаджато йе ваи карунах питарау йатха дхармо нирапавадо ‘тра

саухрдам на су-мадхйамах

Шри Кришна, Верховная Личность Бога, сказал: «Так называемые друзья, чья взаимная
привязанность основана на корыстных соображениях, — на самом деле эгоисты. Между
ними нет настоящей дружбы, и они не следуют истинным принципам религии. Не ожидай
они выгоды для самих себя, между ними не существовало бы никаких отношений.

Но, Мои дорогие тонкостанные гопи, некоторые люди по-настоящему милосердны или, как
родители, естественно благожелательны. Такие люди, которые верно служат даже тем, \
кто не отвечает им взаимностью, идут по непогрешимому пути религии и являются ис-
тинными доброжелателями».

Шримад-Бхагаватам, 10.32.17-18

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Корыстная и бескорыстная любовь

ава-сакхи! Ты поняла суть вопросов, кото-рые гопи задали Хари? Очень хорошо! Ты
достойная ученица.

Теперь послушай, что Шри Кришна ответил на первые два вопроса из трех заданных.
Смысл Его ответов открылся мне удивительным образом.

После того как Гопала насладился завтраком, приготовленным Радхикой и Ее подругами,


Он вместе с друзьями пошел вздремнуть. Тогда царица Враджа, которая любит нас как
родных дочерей, собственноручно накормила над.

Что мне сказать о ее любви к Радхе? В сердце Яшо-да-деви наверняка считает Гаури
своей невесткой.

Преодолев гору сопротивления Радхики, Яшода уложила Ее отдыхать и попросила наших


служанок позаботиться о Ней, обмахивая Ее опахалами, умащая Ее золотистое тело
сандаловой пастой и другими спосо-
вами. Затем, благодаря усилиям подруг, Радха смогла получить короткое свидание со
Своим возлюбленным,

Я проводила Радхику в назначенное место в саду у дворца и оставила Ее наедине с


Хари, Томясь желанием проникнуть в тайны премы, я прогуливалась по владениям царя
Нанды, сады которого намного превосходят по красоте рощи блаженства в обители
Индры,

Прогуливаясь среди фонтанов, деревьев и цветочных клумб, я погрузилась в созерцание


красоты сада и собственные мысли. Каким-то образом, по милости Вриндавана, я
очутилась на берегу Ямуны в том самом месте, где проходил танец раса прошлой ночью.

Там я набрела на восхитительное древо желаний, окруженное хрустальной платформой.


Когда оно пригласило меня отдохнуть, я присела, по-прежнему поглощенная своими
мыслями и красотой сада.

Вдруг два попугая, сидящие на дереве, стали обсуждать ответ, который Шри Кришна дал
гопи. Они присутствовали во время маха-расы минувшей ночью и слышали нашу беседу с
принцем Враджа,

Эти птицы были знатоками премы. От них я узнала, какова природа любви тех, кто
движим корыстными мотивами, и беспричинной любви истинных благожелателей, которая
подобна естественной родительской любви.

Какова же природа любви Хари? Нава-сакхи! Его любовь невозможно отнести ни к одной
из категорий. Он полностью духовен — ни корыстная, ни бескорыстная любовь не может
завладеть Его душой.

Теперь послушай о том, что я увидела иуслышала тогда,,,

Шука и Шари сидели на ветке прославленного древа желаний Вриндавана. Они пребывали
в оцепенении с той самой минуты, как Шри Кришна и Его гопи расстались под конец
ночи. Боль разлуки, которую испытывала эта пара попугаев, заставила их утратить
внешнее сознание и погрузиться в океан блаженства.

Слезы текли из их глаз, и имена Хари радостно играли на их языках: «Кришна, Кришна!
Рама, Рама!»

Какая была ночь! Ночь пения, веселья и танцев! Любовь дирижировала, любовь была
музыкой, и любовь наполняла сердца всех. Любовь заставила Кришну танцевать, а гопи
петь. Любовь была языком влюбленных, и любовь пронизывала весь Вринда-ван.
Казалось, что время остановилось — прошла целая ночь Брахмы, — а потом все
закончилось.

Со слезами на глазах, Васудева сказал дрожащим голосом:

— Сакхи, чтобы старшим не в чем было нас упрекнуть, пожалуйста, держите наши игры в
тайне2.

Хотя гопи хотели остаться, по Его желанию они разошлись по домам.

Воцарилось безмолвие! Когда стихают последние звуки концерта, наступает глубокая


тишина. Когда праздник любви подходит к концу, что остается?..

Древо желаний, проникнувшись состраданием к попугаям, переживающим боль разлуки,


решило привести их в чувство. На ветке, где они сидели, мгновенно расцвело не менее
пяти видов цветов. Собрав букет запахов, подобный тому, что источает гирлянда
Кришны, древо желаний направило эти ароматы в клювы попугаев. Чтобы привлечь их
слух, оно послало к ним рой пчел. Это был тот же самый пчелиный хор, который
постоянно сопровождает Говинду и наслаждается нектаром с Его гирлянды.

Аромат цветов и жужжание пчел напомнили попугаям о гирлянде Шри Кришны, и,


благодаря пробудившейся у них надежде на встречу с Ним, они постепенно пришли в
себя. Открыв глаза, Шука и Шари осмотрелись. Все, что они увидели внизу, — это были
лишь следы ночного празднества.

Повсюду были следит на песке. Отпечатки стоп гопи, красноватые от лакши*,


расходились кругами от того места, где лотосоподобные стопы Радхи и Кришны оставили
свои неповторимые оттиски. Кое-где лежали спавшие шелковые накидки и забытые ножные
колокольчики. Повсюду валялись разорванные гирлянды и разбросанные цветы. Вскоре
служанки Вриндадеви придут,

чтобы собрать упавшие вещи, привести в порядок и украсить как раньше то место, где
проходил танец.

Обе птицы сидели, словно изумрудные фигурки. Их коралловые клювы мерцали в лучах
утреннего солнца, круглые глазки были насыщены высшим знанием, а нежная любовь,
исходящая от них, рассеивала все страхи.

Попугаи, символы преданности Враджа, не издавали ни звука. О чем можно говорить,


когда Говинда и Его возлюбленные где-то плачут в разлуке друг с другом? Слегка
наклонив головки, обе птицы тяжело вздыхали, и их горячее дыхание обжигало листья
калпа-врикши.

Древо желаний сказало:

— О драгоценный друг Шука! Дорогая прекрасная Шари! Не грустите! То, чего вы так
желаете — встреча Шри Кришны и Его гопи, — обязательно снова произойдет. Шри
Радхика уже отправилась в Нандагаон готовить завтрак для Кришны. Как раз сейчас Она
находится в обществе Своего возлюбленного. Чего вам сокрушаться?

Шука и Шари повернули головы к дереву. Шука подтолкнул клювом свою любимую, и Шари
сделала шаг в сторону и спросила:

— А что, Радха и Шри Кришна действительно смогут встретиться наедине или у них
будет лишь возможность обменяться взглядами, когда Радхика станет передавать
подносы со сладостями в руки мамы Яшоды?4

Древо желаний ответило:

— Вринда и Паурнамаси устроили встречу Радхи и Шьямы в пещере под дворцом. После
завтрака Говинда удалился в Свои покои немного отдохнуть. В это время Радхика также
отдыхала после трудов на кухне. Втайне от Своих друзей и Яшоды Они сейчас
встречаются в саду, в пещере, скрытой от посторонних глаз деревьями, лианами и
другой зеленью. Благодаря хитрым уловкам Ее служанок Шри Радха теперь наслаждается
обществом Господина Своей жизни, а Он — Ее обществом. Потом шумные мальчишки
соберутся, чтобы разбудить своего предводителя, и поведут Его на пастбище. Там Он
проведет с коровами

еще один полный веселья день, в течение которого снова встретится со Своими
возлюбленными гопи.

— Ах, как романтично! — прощебетала Шари.

— Единственное лекарство для разбитого сердца, — согласился Шука.

— Друзья мои, — продолжило древо желаний, — вы очень искусны в описании игр Хари.
Пожалуйста, расскажите мне кое о чем.

— О чем, мой господин? — спросил Шука.

Сделав вид, будто ему неизвестно о месте, которое отведено попугаям в играх Кришны,
древо желаний спросило:

— Что ответил Шри Кришна на вопрос гопи минувшей ночью? От старости мой слух ослаб,
и мне не удалось разобрать Его слова. Пожалуйста, повторите и объясните остроумный
и глубокомысленный ответ Шри Кришны.

Поспешив, чтобы его не опередили, Шука встряхнулся и распушил перья, отчего стал
казаться вдвое больше, чем обычно. Вертя головой и приподняв коготки, он вспомнил
Говинду и выразил почтение Господу в уме. Шари хотела ответить первой, но Шука
взглядом остановил ее и пару раз нежно клюнул ее в головку.

Заняв место выступающего и настроив голос на самый сладкозвучный лад, Шука


предварил свою песнь благоприятствующими ей молитвами:

татас may патхато намрау джайа врндаванешвара джайа врндаванешанй джайаталйах


прасйдата

«Слава владыке Вриндавана! Слава царице Вриндавана! Слава Их подругам! Пусть все
они будут довольны нами!»5

Склонив голову, Шука запел:

— Шри Кришна удобно расположился на накидках, которые расстелили для Него гопи.
Сотканные из тончайшего шелка, эти одежды источали ароматы тел гопи и несли на себе
следы киновари с их груди6.

В окружении гопи Шри Кришна был прекрасен, как изысканное украшение, подчеркивающее
привлекательность того, кто его

носит. Какой мужчина во всех трех мирах и за их пределами сравнится с Ним красотой?
А среди женщин, созданных Брахмой, какая сравнится с любой из гопи? Одновременное
присутствие Кришны и Его подруг представляло ослепительную картину!

— Конечно же, гопи своим очарованием превосходят Его! — вмешалась Шари. Чтобы
заставить ее замолчать, Шука потеснил ее и продолжил:

— Дав ход своему гневу, гопи обольстительно и вызывающе подняли брови. Когда Шри
Кришна выслушивал дерзкие вопросы гопи и наблюдал за выражением их лиц, Он
испытывал безграничное счастье. Теперь Ему предстояло ответить на их каверзные
вопросы.

Задумавшись на мгновение над ответом, Кришна заставил весь Вриндаван и гопи затаить
дыхание и замереть.

Когда Шри Кришна раскрыл Свои лотосоподобные уста, хлынувший из них поток нектара
затопил всю Враджа-дхаму. Смесь камфары, божественного нектара и аромата синих
лотосов едва ли сравнится с мельчайшей частицей сладкого дыхания Говинды, которое
разлилось вокруг, в то время как Он давал наставления гопи.

Голос Шри Кришны был нежнее пения кукушки, но по силе превосходил раскаты грома.
Его слова были сладкими как мед, а их сочетание было подобно танцу Господа Шивы.

Казалось, Говинда пас коров сурабхи Своих слов с помощью посоха Своего
завораживающего языка, удерживая их в сердцах гопи чарующими веревками Своих губ.
Если поэзия и имеет начало, то, несомненно, этим источником был поэтический размер
речей Говинды, а если природная стихия эфира и заслуживает поклонения, то Его голос
был наилучшим подношением для нее.

Исходила ли эта шлока из Его сердца или же из самой глубины Его сердца, об этом с
уверенностью сказать могут только те, кто там пребывает. Слушатели Рамы понимали,
что каждая тру-ти времени снискала огромную удачу, получив право доносить Его слова
до гопи и дальше.

Шри Кришна ответил на вопрос гопи\

митхо бхаджанти йе сакхйах свартхаикантодйама хи те на татра саухрдам дхармах


свартхартхам тад дхи нанйатха

«Так называемые друзья, чья взаимная привязанность основана на корыстных


соображениях, — на самом деле эгоисты. Между ними нет настоящей дружбы, и они не
следуют истинным принципам религии. Не ожидай они выгоды для самих себя, между ними
не существовало бы никаких отношений»7.

Речь Шуки привела древо желаний в такой восторг, что его кора местами покрылась
шишками экстаза. Цветы на нем от радости распустились и стали разбрызгивать вокруг
себя аромат. Древо желаний сказало:

— Гопи, гордость которых была уязвлена пренебрежением со стороны Шри Кришны,


спросили Его, является ли Он корыстным любовником, бескорыстным любовником или
бессердечным разбойником8. Назвав гопи ласковым словом «сакхи», разве Он не открыл,
с каким истинным дружелюбием относится к ним?

— О да, мой господин! — ответил Шука. — В этом не может быть никаких сомнений. К
тому же Он опроверг предположение гопи о Его безразличии к ним и их горю. Как может
друг быть безразличным? Это тоже подразумевалось под словом «сакхи».

— Разве тем самым Он не показал, какой любовью проникнуто Его сердце? — спросила
Шари. — Несомненно, Говинда любит всех нас.

Шука продолжал:

— Вы — обитатели Враджа, и ваши слова не могут быть неправдой. Но к трем названным


вами значениям слова «сакхи» можно добавить еще одно: та же самая женская гордость,
которая заставила гопи счесть себя лучшими из лучших, привела к тому, что они,
глубоко уязвленные, сочли поведение Шри Кришны недостойным9.

Тут Шука взглянул на своих слушателей, готовый защищаться, и заявил:

— Поэтому гопи обвинили Говинду, невинного юношу, в том, что Он плохо с ними
обошелся.

— Невинного юношу?! — воскликнула Шари. — А кто сначала зазывал гопи своей флейтой,
а потом попросил их вернуться домой? Кто покинул беспомощных девушек темной ночью,
чтобы поразвлечь ту, которую Он любит больше всех? Кто...

— Дорогая моя, — вмешался Шука, стараясь быть как можно более вежливым в
присутствии царя деревьев. — Пожалуйста, помолчи. Будь так любезна, позволь мне
закончить рассказ, прежде чем ты выскажешь свои замечания.

Древо желаний улыбнулось, и Шука продолжил.

— Как говорится, «краткое изложение сути есть истинное красноречие»10. Одним этим
словом «сакхи» Хари полностью раскрыл то, что таилось у Него в сердце, и кратко
ответил на вопросы гопи.

Тут Шука слегка клюнул Шари и заявил:

— Вот каков мой Кришна!

Не дожидаясь ответа, Шука расправил грудь и сказал:

— Кришна имел в виду: «Милые сакхи\ Вы Мои лучшие подруги и самые близкие спутницы.
Как можете вы обвинять Меня в корыстной любви к вам или, что еще хуже, в попытке
обмануть вас? Не думаете ли вы, что в Моей любви к тем, кто так дорог Мне, Я
подобен торговцу? Критические нотки, прозвучавшие в ваших вопросах, показывают, что
вы Меня неправильно поняли. Я никогда не смог бы сделать так, как вы себе
представляете. Прошу вас, откажитесь от этих неверных представлений и всегда
храните твердую веру в своих друзей-доброжелателей, таких, как Я».

Разделяя боль Шри Кришны, Шука стал проливать слезы, и тогда Шари очень серьезно
проговорила:

— Я думаю, Он их просто пугал. Просто пугал.

Древо желаний сказало:

— В этом стихе Шри Кришна ответил на первый вопрос гопи: «Люди какого типа
проявляют свои чувства соразмерно любви, которую они получают?» Не так ли?

— Именно! — ответил Шука. — Во всех Своих ответах Шья-масундара дает оценку типам
личностей, которые упомянули го-пи, и указывает, что ни один из них не способен
привлечь Его.

Дрожа от экстаза с клюва до коготков, Шука сказал:

— По мнению Шри Кришны, те, кто рассчитывают на ответную любовь, сродни торговцам.
В основе подобных отношений лежит лишь личная выгода. О таких людях можно сказать
мало хорошего, хотя сами они высоко ставят свое отношение к другим.

Шари покачала головой и спросила:

— Дорогой, разве не естественно отвечать любовью на любовь? Кому охота терпеть


неблагодарность тех, кого любишь?

Шука возразил:

— Нет, Шари. Когда мы любим других ради того, чтобы удовлетворить собственные
желания, такие отношения — не что иное, как торговая сделка. Посуди, в чем суть
торговли...

— В получении выгоды! — воскликнуло древо желаний.

— Правильно! — подтвердил Шука. — Возьмем пример, дорогая. Если хозяин заботится о


стаде коров лишь затем, чтобы получить от них море молока, это является настоящим
служением коровам?

— Не совсем, — ответила Шари.

— Конечно, нет, — подтвердило древо желаний. — Такое показное служение своим


матерям — по сути, служение самому себе.
Шука продолжал:

— Подобно этому, любовь, продиктованная желанием наслаждаться ее плодами, — всего


лишь притворство. Если такая мнимая любовь смешивается с духовной жизнью, то
возникает обманная религия. Вся ритуальная деятельность, включающая практику
жертвоприношений, лишь способствует этому торгашеству. Именно такую лжерелигию
отверг Арджуна, предпочтя ей преданность, проникнутую любовным экстазом.
Посмотрите, чему учит Шри Кришна в «Бхагавад-гите»11.

С большой радостью древо желаний сказало:

— Истинная религия — это любовная преданность Хари. В такой преданности не должно


быть никаких корыстных

мотивов, и она обязана иметь своей целью счастье Говинды.

Шука продолжал:

— Вот почему Шри Кришна настаивал на том, что корыстная любовь противоречит религии
и не является истинной. Он исключил ее из категории истинных любовных отношений и
дал понять, что такая любовь не способна привлечь даже самую малую частичку Его
щедрого и открытого сердца.

Поняв всю мудрость мыслей Шри Кришны, Шари подвела итог:

— Поклонение ради самого поклонения, обмен любезностями и взаимная привязанность не


представляют настоящей любви. Те, кто вступает в такие отношения, похожи на
торговцев, и их поступки не имеют истинной духовной ценности12.

Довольный выводом, который сделала Шари, Шука с радостью поцеловал ее в клюв. Древо
желаний закончило анализ такими словами:

— Шри Кришна, похоже, имел в виду, что Его не привлекает такая меркантильная
любовь. По этой причине Его вряд ли можно обвинить в том, что Он любит только тех,
кто любит Его. Пытаясь понять, почему Кришна был равнодушен к ним, гопи не вправе
приписывать Ему хетука-прему. К тому же такого рода обвинения не помогут вызвать
милость Гопала.

Перевернувшись на ветке три раза, Шука хлопнул крыльями и сказал:

— Где нет бескорыстной экстатической любви, там вы никогда не увидите Шри Кришну.
Глубокомысленный ответ Хари подтверждает, что Он не торговец любовью, что корыстная
любовь не может привлечь Его и Он не отвечает на попытки заключить с Ним сделку...

И тут Шука ненадолго прервался.

Своим объяснением первого ответа Шри Кришны Шука вызвал немалый интерес окружающих.
В результате к ним на ветку подсела пара кукушек. Эти птицы, чье оперение отливало
цветом черных грозовых туч в сезон дождей, жили в Кокилаване, в лесу, который
изобиловал кукушками и находился к северу от Явата. Прошедшей ночью они наблюдали
маха-расу и теперь возвращались в свои гнезда, чтобы начать новый день.

— Мы пролетали мимо и привлеклись вашим упоительным пением, — сказал самец.

— Подобно тому как птица чакора пленяется лунным светом, так и мы не смогли устоять
перед вашим мелодичным киртаном> — добавила его супруга. — Пожалуйста, поведайте
нам, что вы рассказывали о возлюбленном Радхи, воспевая Ему славу.
Древо желаний ответило:

— Этот знаменитый сын Вьясы13 подробно объяснял ответ Хари на вопрос о любви,
заданный сердитыми гопи. Его речь была потоком нектара, освежающим, как первый
муссон после знойных летних месяцев.

— Ах, все это звучит так восхитительно! — пропела кукушка.

— Да. Давай послушаем дальше, — предложил ее супруг.

Ответив поклоном на их просьбу, да таким низким, что едва не упал с ветки, Шука
повернулся к новоприбывшим гостям и сказал:

— Дорогие друзья, я знаю, что вы оба замечательные певцы. Когда Шри Радха лежит в
объятьях Своего возлюбленного, только ваше мелодичное кукование убаюкивает и снова
пробуждает Их. Что может вам сказать существо с таким скрипучим голосом, как у
меня? Но, поскольку вы попросили меня говорить, я повинуюсь вашему приказу.

Переступив с лапки на лапку и попев «Хари! Хари!», Шука уже было открыл свой
розоватый клюв, собираясь произнести

вторую шлоку из ответа Шри Кришны, как вдруг замер.

— Нет, нет! Погодите минутку. Дорогие друзья, прежде чем я начну говорить, я хотел
бы попросить вас об одном одолжении. Меня мучает любопытство, поэтому я прошу вас
об этом. Недавно мы слышали об удивительной истории, которая произошла в Явате. Вы
обитатели тех мест и наверняка что-то слышали о ней. Пожалуйста, расскажите нам,
что вы знаете.

Переглянувшись, кукушки дружно ответили:

— Во Вриндаване одно чудо происходит за другим. О каком из них ты говоришь, брат?

Оглядевшись вокруг, в разговор вступила Шари:

— Мы узнали из достоверных источников, имена которых сейчас не можем разгласить,


что в один прекрасный день Говинда, нарядившись дочерью цирюльника, проник в дом
Абхиманью.

— Вам что-нибудь известно об этом? — спросил Шука.

— Я тоже ничего не знаю об этой истории, — сказало древо желаний.

Кивнув головой в знак согласия и взмахнув хвостом, кокила заговорил медовым


голосом:

— Как-то ближе к вечеру мы с деби сидели на ветке дерева ба-кула во дворе


Абхиманью. Шри Радха расположилась на отделанном самоцветами сидении в кругу Своих
подруг. Ее муж ушел навестить Говардхана Малу14, а Джатила была на кухне и готовила
для него ужин15.

— Сердце Шри Радхи, заключенное в этом похожем на тюрьму дворце, горело огнем
разлуки с Говиндой. Чтобы облегчить Ее страдания, мы пересели на нижнюю ветку и
стали воспевать славные качества Шри Кришны.

Кукушка сказала:

— Должна признать, что так красиво мы никогда не пели. Только по милости Шри Радхи
наши голоса заставили плавиться драгоценные камни, украшавшие стены дворца.
Ее супруг продолжал:

— Кристально-чистые слезы потекли по щекам Шри Радхи, гладким, как зеркала, и


увлажнили ткань, покрывавшую Ее грудь.

Мне казалось, мое сердце разорвется на части при виде этой печальной картины, — так
несчастна была прекрасная девушка.

— Как жестока судьба! — воскликнула кукушка. — Как могло с девушкой такой


несравненной красоты и безупречного поведения случиться такое несчастье, как брак с
Абхиманью?! Почему Создатель был так невнимателен, когда назначал мужа для Радхи? О
Боже, Боже!

— В тот самый миг, когда я подумал, что мы тоже вот-вот лишимся чувств от горя, во
двор вошла Лалита, а вслед за ней — еще какая-то Девочка, — продолжил кокила. —
Должен сказать вам, что движения этой девочки были такими мягкими и плавными,
словно ее вылепили из масла. Все ее тело было обернуто золотым сари, так что
виднелись только глаза. Хотя она была закутана с головы до ног, сквозь ткань,
скрывавшую ее фигурку, пробивалось какое-то необыкновенное сияние цвета сапфира,
размельченного и смешанного с мускусом. Это сияние осветило даже тени во дворе.

В правой руке она держала золотую шкатулку, а левой придерживала сари. Я никогда не
видел такой утонченной грации, какой отличались ее ритмичные движения.

Шри Радху тут же потянуло к гостье, как магнит к железу. Глядя на незнакомку и
обращаясь к Лалите, Радхика сказала голосом, который посрамил наши голоса:

— Сакхи Лалите! Кто эта необычная девочка рядом с тобой? Что привело ее к нам в
дом? Умоляю, ответь скорее.

Я увидел, как Лалита с хитрой улыбкой отвечала Ей:

— Радхе, я привела дочь цирюльника, чтобы она подровняла ногти на Твоих ногах и
раскрасила Твои стопы. Не противься, ибо она пришла исключительно из любви к Тебе.

Взглянув на стопы Шри Радхи, дочь цирюльника заговорила бесподобно прекрасным


голосом. Этот голос так очаровал меня, что я потерял равновесие и чуть не упал на
землю. Каких сил нам стоило усидеть на месте! Ее голос заставил дерево бакула
расцвести, а камни во дворе — расплавиться.

— Дорогая Радха, принцесса Враджа, Своим сакхи Ты дороже

жизни! Узнав о Твоих бесчисленных достоинствах и несравненной красоте, я пришла


смиренно служить Тебе. Пожалуйста, не прогоняй меня.

Казалось, будто Радха подпала под действие какой-то магической мантры. Она сидела,
как золотая кукла. Ее сердце, ум и чувства были поглощены достоинствами этой дочери
цирюльника, и Она отвечала, как завороженная.

— Если ты... можешь... поправить... краску... на Моих стопах... тогда приступай! —


прошептала Она.

Дочь цирюльника осторожно положила шкатулку на землю и поставила лотосоподобные


стопы Шри Радхи себе на колени. Было ли это вызвано прохладным полуденным ветерком
или касанием стопы Радхики, я не могу сказать, но вдруг эта прелестная девочка
стала дрожать, словно от озноба.

Радха удивленно посмотрела на нее и сказала:


— Девочка Моя, ты простудилась?

Та отвечала:

— Нет, Деви! Высокая честь служить Тебе — вот источник моего счастья.

— Тогда давай посмотрим, как ты справляешься со своим ремеслом, — ответила Радха.

Дочь цирюльника стала долго и тщательно натирать подошвы стоп Шри Радхи краской,
пока они не заблестели ярко-красным цветом. То и дело девочка останавливалась,
наклонялась и внимательно проверяла свою работу.

Я слышал, как она приговаривала:

— О красная краска для ног! Не переживай, думая, что ты недостойна украшать эти
розовые, как коралл, стопы! Немало удачи потребовалось тебе, чтобы занять это
положение. Твоя удача приведет тебя на голову Шьямасундары, которую ты украсишь,
когда твоя Свамини пЬставит на нее Свои ножки16. Как повезло тебе, что ты обрела
прибежище у олицетворения махабхавы.

Наконец Радхика сказала:

— Ну что, лали* Ты еще не закончила свою работу?

На это девочка ответила:

— Шьямаджу, подожди! Еще один мазок, и тогда Ты оценишь мое умение.

Когда дочь цирюльника закончила, Джатила выглянула из дверей, чтобы посмотреть, что
делает Радха. В одно мгновение оценив происходящее, она вернулась к своей работе,
не проронив ни слова. Ну и пугало!

Радха сказала:

— Давай посмотрим на твою работу, — и взглянула на Свои лотосоподобные стопы.


Увидев имя девочки, написанное там, Радхика воскликнула:

— Ах, что за имя ты здесь написала? Шйама, Шйама, Шйама\}7 Ну-ка объясни
немедленно, кто ты?

Покраснев от смущения, дочь цирюльника ответила:

— Деви, я не очень грамотна. Знаешь, я дочь цирюльника, и мы не отличаемся


образованностью. Я хотела написать Шйама, Шйама, Шйама\» С этими словами она
прижала стопы Радхи к своему сердцу.

Осознав связь между сильным воздействием на Нее этой девочки и еле сдерживаемыми
смешками Своих сакхи, Радхика сказала:

— Ах, это Ты! Это Ты! Как посмел Ты прийти сюда среди бела дня?

Шьямасундара, который предстал в обличии дочери цирюльника, закрыл лицо краешком


сари и, сложив Свои нежные ладони, сказал обворожительным голосом:

— О царица, Я послужила Тебе, как только могла. Вознагради Меня по достоинству.

Шри Радха уже собиралась отчитать Своего возлюбленного, когда Джатила снова
выглянула из кухни. Увидев дочь цирюльника у стоп Радхи и отложенные в сторону
орудия ее труда, Джатила сказала:

— Дочка, не забывай отблагодарить тех, кто Тебе служит.

С этими словами она вернулась к своей работе.

Лицо Радхики озарила улыбка, и, нежно обхватив Шьямасун-дару за шею, Она сказала:

— Сакхи, какую цену Ты назначаешь за Свою работу?

Шри Кришна ответил:

— Радхе, Твоя любовь — Моя единственная награда.

На этом кокила запнулся от волнения и замолчал.

Слушая об этой лилеу Шука погрузился в транс и теперь свисал с ветки вниз головой.
Только по милости калпа-врикши он не упал на землю. Воцарилось долгое молчание,
пока Шари и кукушки не обрели снова дар речи и Шука не пришел в себя. Когда это
произошло, он подтянулся на своем клюве и, роняя слезы, сказал:

— Дорогой Кокила, как я смогу когда-либо отплатить тебе за этот бесценный дар?
Правы оказались те, кто говорил, что это была удивительная история. Спасибо тебе.

—Да, да, спасибо тебе,—эхом отозвались древо желаний и Шари.

Немного успокоившись, Шука сказал:

— Теперь я продолжу объяснять ответ Шри Кришны на вопрос гопи. Дорогие мои,
пожалуйста, послушайте о том, как царь всех ученых мужей, первейший из тех, кто
наслаждается расами любви, разъяснил положение ахетука-премы.

бхаджантй абхаджато йе ваи карунах питарау йатха дхармо нирапавадо ‘тра саухрдам ча
су-мадхйамах

«Но, Мои дорогие тонкостанные гопи> некоторые люди по-настоящему милосердны или,
как родители, естественно благожелательны. Такие люди, которые верно служат даже
тем, кто не отвечает им взаимностью, идут по непогрешимому пути религии и являются
истинными доброжелателями»18.

Шука все еще был опьянен лилой, которую рассказал кокила. Раскачиваясь из стороны в
сторону, как обезумевшая птица, он приговаривал: бхаджантй абхаджато йе ваи... В
такт ему другие птицы запели и затанцевали. Древо желаний, вытащив из земли свои
корни и размахивая ветками, стало в восторге прохаживаться по берегу Ямуны19.

Шука снова и снова повторял последнюю строку саухрдам ча су-мадхйамах, хлопая


кончиками крыльев и кружась в танце. Наконец успокоившись, он вернулся на свою
ветку и немедленно приступил к объяснению слова су-мадхйамах^,

— Перед этим Кришна назвал гопи «сакхи». Как ласково Он обратился к ним! «Милые
подруги!» А сейчас, уверяя их в Своей вечной любви, Говинда приблизил их к Себе еще
больше, используя еще более интимный эпитет: «О тонкостанные!»

— Какой удивительный смысл заключен в этом слове! — вполголоса пропел Шука. — Год
назад я сидел на одном дереве с Говиндой и Его приятелями, когда они подшутили над
купающимися гопиу украв их одежды. Сидя на ветке, нависшей над Ямуной, Шри Кришна
объявил: «О тонкостанные девушки, подходите сюда по одной или все вместе и
забирайте свою одежду»21. Ах, как весело было тогда!
Сказав «тонкостанные», Шри Кришна имел в виду нечто большее, чем телесную красоту
гопи. Разумеется, юные девы Враджа — первые красавицы во всех трех мирах. Всем
известно, что небесные куртизанки Урваши, Рамбха и Менака поклоняются враджа-гопи,
чтобы сохранить свое особое положение при дворе царя Индры. Но те, кто настолько
внешне красив, наверняка обладают соответствующими внутренними достоинствами.

Шри Кришна имел в виду следующее: «Ваши тонкие талии — это символ небесной красоты.
И они сравнимы только с вашими гармоничными формами, благословенными телами и
восхитительным нравом. Все вы хорошо знаете поговорку, гласящую, что за внешней
красотой и грацией должно скрываться богатство добродетелей22. Невозможно
усомниться в том, что множество прекрасных, как лебеди, качеств, резвится на
незамутненных озерах ваших сердец. Взывая к вашим божественным качествам, Я *прошу
вас внимательно выслушать то, что Я собираюсь сказать вам о природе бескорыстной
любви, ахетука-премы, главенствующими божествами которой вы являетесь. Если вы
заглянете в свои сердца, то, несомненно, подтвердите то, что Я вам скажу».

— Ах, как прекрасно! — хором сказали кукушки.

— Несомненно, Шри Кришна знает, как быть обходительным, когда захочет! — добавила
Шари.

— Но смысл Его слов радует больше всего, — сказало древо желаний. — В мире людей,
где поводом для взаимной привязанности становится корыстный расчет, очень трудно
встретить настоящую дружбу или безупречное следование правилам религии. В этой
трясине вожделения очень редко встречаются души, которые развили в себе
бескорыстную любовь и помогают другим, не ожидая ничего взамен23.

Шука продолжал:

— Подобные люди столь же редки, как прекрасные лотосы в грязном, поросшем тиной
пруду. Таким образом, бескорыстная любовь высится, как маяк во тьме иллюзии, и
возвещает о том, что есть еще в мире чистота, подлинная дружба и честное соблюдение
принципов религии.

Кукушка сказала:

— Сострадание — это самое благородное качество. Сострадательные души испытывают


естественное стремление делать добро другим. Они проливают свою милость, не ожидая
ответной любви.

Супруга Шуки добавила:

— Подумайте только, сколько нечестивцев спасается по милости небесной Ганги,


которая вечно течет от тех святых, чьи сердца были расплавлены в огне спонтанного
сострадания!

— Взять, к примеру, Прахладу Махараджу. Он был святым сыном демона, имя которого не
стоит и упоминать во Врадже, — сказало древо желаний. — Хотя его подвергали
постоянным пыткам, Прахлада просил Нрисимхадеву спасти его отца и даровать благо
всем обусловленным душам.

— Прахлада являет собой образец сострадания и бескорыстной любви, — ответил Шука. —


В этом нет сомнений!

— Теперь обратите внимание на пример, который Шри Кришна использовал для описания
тех, кто питает естественную любовь...

— Ты имеешь в виду родителей!24 — вставила свое слово Шари.


— Да, матерей и отцов. Мать носит ребенка в утробе в течение десяти месяцев, а
потом претерпевает муки родов, после чего кормит младенца нектаром из своей груди.
Она делает это спонтанно, не ожидая ничего взамен. Вот истинная любовь!

— Потом заботу о ребенке берет на себя отец, помогая ему пройти через все сложности
отрочества и юности, жертвуя собой и не ожидая благодарности. Вот вам любовь!

— О досточтимые жители Вриндавана! Только там, где процветает такая бескорыстная


любовь, можно найти подлинную дружбу, глубокую привязанность и чистую семейную
жизнь. Такова ахетука-према этого мира, — заключил Шука.

Древо желаний спросило:

— Но разве можно причислить Шри Кришну к категории сострадательных душ, питающих


естественную любовь?

— Конечно же, нет! — уверил Шука, взмахнув крыльями. — Говинду ни в коем случае
нельзя относить к числу тех, кто происходит из Него — к индивидуальным душам,
дживам, будь они освобожденные или обусловленные. Так же нельзя и приписывать их
качества, хорошие или плохие, Ему, состоящему в Своей особой категории.

— Пожалуйста, объясни это более подробно, — попросило древо желаний. — Я думаю,


тонкости этих наставлений требуют твоего искусного объяснения.

Шука ответил:

— Я выполню твою просьбу. Слушай внимательно, ибо таков скрытый смысл ответа Хари о
природе бескорыстной любви.

Шри Кришна сказал:

— Корыстная любовь — не что иное, как взаимоотношения обманщиков. В ней нет ни


истинной близости, ни добродетели. Я не имею никакого Ьтношения к такому обману. С
другой стороны, та любовь, которая побуждает изливать сострадание и заботу даже на
тех, кто неблагодарен, воистину добродетельна. Однако эти благородные качества
святых и родителей не выходят за рамки мирской любви. Хотя такие качества помогают

накапливать благочестие и развивают склонность к спонтанной преданности, им еще


очень далеко до экстатической любви, которая привлекает Мое сердце. Поэтому Я стою
в стороне и от таких отношений!

— Ах! — отозвались кукушки, Шари и калпа-врикша, озадаченные такими


глубокомысленными высказываниями Шри Кришны.

— Я объясню значение слов Гокулананды, — улыбнулся Шука. — Пожалуйста, послушайте!


Хотя матери и отцы испытывают к детям бескорыстную любовь, она направлена только на
их чад. Но Шри Кришна — это вечный отец и вечная мать каждого живого существа, и
поэтому Его любовь направлена на всех. Поэтому как Его можно сравнивать с мирскими
родителями?

Шари взволнованно воскликнула:

— Я же говорила, что Хари любит нас! Ах, Он любит! Он любит!

— Это так, но, хотя Шри Кришна любит всех, не все получают Его любовь.

Казалось, это утверждение несколько смутило даже калпа-врикшу.

— Посудите сами! Кришна относится к собственной уникальной категории. Не


сравнивайте Его с живыми существами — ни с обусловленными, ни с освобожденными, ни
с теми, кто в раю, ни с теми, кто в аду. Хотя Он — отец и мать всех живых существ,
только те, кто принимает у Него прибежище, получают Его любовь.

— Обрести Его любовь может каждый, но только если стремится к этому, отбрасывает в
сторону игрушки этого мира и проявляет готовность принять дар этой любви. Любовь
Шри Кришны в равной степени доступна всем, но только те преданные, которые стали
очень дороги Хари благодаря своим настойчивым попыткам удовлетворить Его, могут
обрести ее.

— А надменные глупцы, враждебные или безразличные к Нему, отданы на поруки няньке,


помогающей Говинде воспитывать их, — Его материальной энергии. Так, будучи отцом
всех живых существ, Шри Кришна проявляет Свою безграничную

любовь в соответствии с наклонностями Своих детей. Таково, вкратце, Его мнение о


родительской любви.

— Можно я поясню этот момент? — спросил кокила.

— Разумеется, — терпеливо ответил Шука.

— Если я правильно понимаю, в отличие от мирских родителей, которые заботятся


только о собственных детях, Хари любит всех живых существ. Но Его преданные
получают эту любовь непосредственно, а Его блудные дети соприкасаются с ней только
косвенно.

— Правильно, — подтвердил Шука. — Теперь позвольте мне подробно остановиться на тех


сострадательных душах, о которых говорил наш Кришна. Пожалуйста, помните, что тело
Говинды состоит из сгустившихся до предела cam, чит и ананды*, и поэтому горе
никогда не затрагивает Его сердце. Отсюда возникает вопрос: «Если Ему неведомо
горе, как Он может испытывать сострадание?»

Кукушки повернулись к Шари и спросили:

— Он не чувствует сострадания?

Шари повернулась к древу желаний и задала этот же вопрос ему. Пожав ветвями, древо
желаний посмотрело на Шуку, который сказал:

— Пожалуйста, подождите, я сейчас все объясню. Сострадание бывает двух видов. Один
из них связан с гуной благости, а другой проистекает из самой природы вайшнава.

Возьмем первый вид сострадания. Мирское сострадание благочестивых людей — это не


что иное, как проявление гуны благости. Поскольку гуны не могут коснуться Шри
Кришны, как такое сострадание может возникнуть у Него? Это невозможно! Понятно?

— Джая\ — ответили хором слушатели.

— Теперь давайте рассмотрим сострадание чистого преданного. В число двадцати шести


качеств вайшнава26 входят доброта, равное отношение ко всем, милосердие,
доброжелательность, почтительность, дружелюбие и сострадание. Все эти качества
проявляются в его сострадательном отношении к другим.

Новички среди преданных еще не развили сострадания;

те, кто достиг промежуточной ступени, проявляют свое сострадание избирательно; те


же, кто поднялся на высшую ступень преданности, обладают самым глубоким
состраданием. Однако эти уттама-бхакты не видят необходимости сострадать кому бы то
ни было. Под влиянием экстатической любви они думают, что каждый совершает свое
служение Господу. Поэтому сострадание к другим проявляют только те преданные,
которые находятся на промежуточном уровне (или спустились на него)27.

Я уже объяснил, что страдания душ, которые настроены к Кришне враждебно, не


вызывают естественного проявления Его милости. Он — Верховная Личность, Господь,
исполненный духовного блаженства. Подобно тому как тьма не может коснуться пламени,
так и скорбь не может коснуться Его сердца. Поэтому Он не испытывает сострадания к
несчастным.

Однако судьба глупцов трогает сердца Его преданных. При виде страданий тех, кто
впал в зависимость от материальной природы, принадлежащей Кришне, сердца вайшнавов
тают от преданности. Эта преданность заставляет Шри Кришну исполнить желание Своих
любимых. Он наделяет Своих преданных-мадхъяма полномочиями и неограниченной
свободой раздавать любовь падшим. Разве это не произошло в случае со Шри Нара-дой,
когда он великодушно спас сыновей Куверы?28

— Это действительно так, — ответило древо желаний. — По милостивому желанию Нарады,


Налакувара и Манигрива получили благословение Шри Дамодары и обрели сокровище
према-бхакти. Такова сила вайшнавов.

Эти примеры показывают, что любовь Шри Кришны становится доступной только по
милости преданных. Эту истину вы все прекрасно знаете; как еще могли бы вы стать
обитателями Враджа?

В заключение можно сказать, что саЭху-вайшнавы полны сострадания и раздают Его


любовь, не требуя ничего взамен и не выделяя достойных и недостойных. С другой
стороны, Говинда обладает совершенно иной природой. Он — уникальное существо, и Его
нельзя сравнить ни с родителями, ни с благочестивыми людьми, ни даже с
великодушными вайшнавами.

Тот факт, что милость Шри Кришны нисходит по милости Его преданных, прекрасно
иллюстрирует история Асури Муни и Махадевы29.

После того, как Шри Говинда спас Хамсу Муни, Он вернулся во Вриндаван, желая
показать, как искусно Он проводит раса-лилу. В это время на горе Нарада великий
преданный по имени Асури Муни медитировал на образы Радхи и Кришны в своем сердце.

Вдруг объект его медитации исчез. Как ни пытался Асури Муни снова воспринять
присутствие Радхи и Кришны, все было напрасно. Отчаянно стремясь увидеть свои
обожаемые Божества, Асури Муни отправился в Бадарика-ашрам в надежде, что Нара-
Нараяна риши успокоит его сердце. Но риши там не оказалось.

Из Гималаев он направился на гору Лока-лока, чтобы принять прибежище у Господа


Шеши, но обнаружил, что Его тоже нет на месте. Недоумевая, Асури Муни обратился к
спутникам Господа и спросил, куда Тот ушел. Слуги Господа Шеши, который держит на
своих змеиных клобуках бесчисленные вселенные, переглянулись и ответили, что не
знают.

Раздосадованный мудрец направился на Шветадвипу, остров Господа Вишну в Молочном


океане, но там он обнаружил, что на змее Шеше, которого Господь использует в
качестве Своего ложа, никого нет. «Что за странная ситуация!» — подумал он. — «Куда
подевались Господь и Его воплощения?»

После Молочного океана Асури Муни направился на Вай-кунтху, но и там он увидел, что
Господь Нараяна и Лакшми-де-ви куда-то удалились.

Твердо решив найти Господа своего сердца, великий преданный Асури Муни направился
на Голоку Вриндавану и обыскал все леса Враджа. Но Кришны нигде не было! Когда он
стал расспрашивать пастушков, они с улыбкой посоветовали ему: «Отправляйся в
материальный мир, где явились Вамана и Пришни-гарбха. По их милости ты найдешь Его
там!»30

Асури Муни последовал наставлению спутников Господа. В конце концов, они не могли
ошибаться! В надежде получить даршан Кришны, муни обыскал всю Вселенную, от райских

планет до адских, но Господа нигде не было. Мудрец впал в отчаяние, слезы потекли
из его глаз, и силы покинули его.

Он подумал: «Только милость вайшнавов поможет мне выйти из этого положения».


Памятуя о лотосоподобных стопах величайшего вайшнава Господа Шивы, Асури Муни
отправился на гору Кайласа, где увидел Господа Шиву, медитирующего на Говинду.
Выразив почтение, мудрец рассказал трехглазому богу о своей беде.

Сжалившись над муни, Махадева сказал:

— О брахман! Ты преданный Хари, и это твоя огромная удача. Шри Кришна находится во
Вриндаване и наслаждается там танцем раса. Я как раз направляюсь туда, и, если
хочешь, мы можем отправиться вместе.

С большой радостью Господь Шива и Асури Муни покинули Кайласу и быстро направились
во Вриндаван. Они вошли в трансцендентный лес на берегу Ямуны с зарослями деревьев,
увитых лианами и образующих арки. Красота, простота и одновременное великолепие
этого места поразили обоих преданных. Но вскоре им преградила дорогу группа
прекрасных девушек.

Господь Шива сказал:

— Мы оба очень хотим увидеть Шри Кришну! Пожалуйста, позвольте нам получить Его
даршан.

Но девушки лишь засмеялись в ответ! Обменявшись понимающими взглядами, они с


иронией посмотрели на Господа Шиву и Асури Муни. Мужчины смущенно оглядели себя, а
затем друг друга. Они пытались понять, что мешает им получить милость Шри Кришны.

Видя их растерянность, гопи засмеялись еще громче, и их голоса слились с шумом волн
Ямуны. В конце концов одна юная пастушка сжалилась над ними и с большим уважением
обратилась к ним:

— Почтеннейшие гости! Вы пытаетесь понять, что у вас не так, но вы забыли, что в


рощах Враджа есть только один мужчина. Все остальные здесь — гопи. Единственный ваш
недостаток состоит в том, что у вас мужские тела.

Когда стих веселый хохот девушек, она продолжила:

— О мудрецы! Если вы желаете увидеть танец Шри Кришны, вам нужно стать гопи\

По знаку Асури Муни, Господь Шива серьезно спросил:

— Как можно осуществить это небывалое превращение? Вы сможете нам в этом помочь?

Гопи ответила:

— Прося о милости энергию Хари, с помощью которой Он являет Свои игры, искупайтесь
в Мана-сароваре. Таким образом вы обретете тела, которые позволят вам исполнить
свои желания. Тогда мы охотно пропустим вас.

Последовав этому указанию, Господь Шива и Асури Муни искупались в прекрасном озере
Мана-саровара. Их мужские тела и одежды аскетов исчезли, и, к своей огромной
радости, они немедленно превратились в гопи. В изысканных нарядах и украшениях, они
прошли к месту танца раса, которое было выложено золотом и рубинами, залито
чудесным светом весенней луны и окружено беседками из красных и белых цветов. Перед
собой они увидели Радху и Шьяму, излучающих взаимную любовь и окруженных
счастливыми гопи.

Увидев Господа Шиву, Шри Кришна встал и оказал ему большое почтение, хотя Радхика
не одобрила такого повышенного внимания к этой новой гопи. Чувствуя Себя в долгу
перед Своими слугами, Шри Кришна улыбнулся им и мягко сказал:

— О великие! Вы проделали долгий путь, чтобы повидаться со Мной. Что же Я могу для
вас сделать? Просите у Меня любое благословение.

Господь Шива и Асури Муни сказали:

— О Хари! У нас нет иных желаний, помимо желания служить Твоим лотосоподобным
стопам, но, если Ты того хочешь, пожалуйста, пЬзволь нам остаться в божественной
обители Вриндавана в качестве Твоих вечных слуг.

Довольный их просьбой, Господь удовлетворил их желание. С тех пор Господь Шива и


Асури Муни пребывают в Вамшива-те, где роща на берегу Ямуны украшена местом танца
раса»31.

Шука прервал рассказ и, повернувшись к своим слушателям, сказал с особым ударением:

— Эта древняя история показывает, что сострадание Шри Кришны зависит от милости Его
преданных32.

Итак, чем Шри Кришна завершил первую часть Своих наставлений гопи? «О тонкостанные
гопи, ваша попытка сравнить Меня с мягкосердечными родителями и сострадательными
садху — лишь пустая трата времени. Но, пожалуйста, не думайте, что это Мой
недостаток. Напротив, это проявление Моего необычайного и непревзойденного
величия».

Шука закончил говорить! Я поднялась, продолжая размышлять о том, что он сказал.


«Должно быть, уже время возвращаться в Яват», — подумала я и пошла обратно.

Каким образом прогулка по саду в Нандаграме завела меня на берег Ямуны? Похоже, у
Вриндавана был для меня сегодня какой-то особый план. Я поняла, что причиной такой
необыкновенной удачи были благословения Радхики. В конце концов, это Она сказала:
«...несомненно, ты получишь ответы на все свои вопросы».

По пути я думала о сказанном Щукой. Как искусно он объяснил слова Шри Кришны о
корыстной и бескорыстной любви! Его объяснение запало мне прямо в сердце.

Нава-сакхи! Ты поняла? Теперь ты видишь, что корыстная и бескорыстная любовь не


может сравниться с премой? Теперь ты понимаешь надмирное положение Шри Кришны и что
служит толчком для проявления Им милости?

Ах, ты такая славная! Я так довольна тобой.

Дорогой читатель! Разве она не радость для сердца?

Я так привязалась к ней! Я молюсь, чтобы она всегда была рядом со мной. Пусть моя
тень покинет меня, но Нава-сакхи всегда будет рядом. Хари, Хари!

б хаджа то "пи на ваи кечид бхаджантй абхаджатах кушах


ашмарама хй апта-кама акрта-джна гуру-друхах

Кроме них, есть еще те, кто находит удовлетворение в своей духовной сущности, кто
удовлетворил свои материальные желания, кто неблагодарен по природе или просто
завидует старшим. Такие личности не проявляют любви даже к тем, кто любит их, не
говоря уже о тех, кто к ним враждебен.

Шримад-Бхагаватам, 10.32.19

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Безразличие к любви

ава-сакхи! Я уже рассказала тебе о том, что покинула древо желаний и всех его
обитателей и направилась в Нандагаон. Наверняка Радха со Своими сакхи уже
возвращалась в Яват.

Мой путь лежал на запад, во дворец Нанды. Каково же было мое удивление, когда я
поняла, что приближаюсь к тому самому древу желаний, которое недавно покинула. Как
это могло случиться? Мудрое дерево улыбнулось мне, как бы говоря: «Подруга! Судьбе
угодно, чтобы ты побыла здесь еще немного!»1

Подчинившись божественному провидению, я снова села на хрустальную платформу.


Вероятно, мне было еще чему поучиться. Так и произошло!

Благодаря Шри Шуке я поняла, какие четыре категории людей никогда не отвечают на
любовь других: те, кто находит удовлетворение в своей духовной сущности, кто
удовлетворил свои материальные желания, кто неблагодарен по природе или просто
завидует старшим.

Шри Кришна отверг предположение о том, что Он относится к одной из этих четырех
категорий личностей, не отвечающих на любовь. Его рассуждения были, безусловно,
интересными и показали, что Он пребывает выше тех представлений, на которых гопи
построили свои вопросы.

Дорогая моя! Ты слушаешь? Замечательно! Вот что произошло потом...

В дупле калпа-врикши жил старый змей. Был он мудрый и добрый, ибо оставил злобу на
все другие живые существа. Когда упомянули имя Нарады Муни, змей тут же выполз из
своего жилища, поскольку он жаждал находиться с теми, кто прославляет его гуру.

Древо желаний встретило змея, как старого друга. Увидев это, птицы решили, что им
нечего бояться. Они ласково поприветствовали его и потеснились, предложив ему место
на ветке.

Старый змей спросил:

— Что за удивительная беседа происходит здесь сегодня утром, на которую меня не


пригласили? Или наступила кали-юга, и дваждырожденные2 могут теперь запросто
притеснять низшие сословия?3

Древо желаний ответило:

— О достопочтенный, ты сам виноват, что проспал. Послушай, как Шука объясняет ответ
на третий вопрос гопи, заданный прошлой ночью. В отличие от попугаев и павлинов, ты
не исполняешь никакой существенной роли в играх Хари, и, как и я, ты не слышал
мелодичного журчания Его речей.

Змей почувствовал себя задетым тем, что древо желаний сочло его участие в лиле Шри
Кришны несущественным. Хотя он не ощутил ни враждебности, ни злости, все же он не
совладал с инстинктами и зашипел, как будто на него наступили. Испуганные птицы
взлетели на ветку повыше и защебетали с укоризной, обращаясь к старому змею и его
поросшему листвой хозяину.

— За что на нас разгневался потомок Анантадевы? — спросил кокила. — Может, мы


оскорбили Господа Кришну и Его

старшего брата? Или жители подземного царства восстали против рода Гаруды?4

Хорошо зная характер своего старого друга, древо желаний перебило:

— Наш почтенный гость разволновался из-за меня. Всему виной мои неосторожные слова
о том, что ему не отведено никакой существенной роли в играх Хари. Огорчение,
которое доставила ему эта случайная фраза, вполне естественно. О сакха\ Я склоняюсь
к твоим лотосоподобным стопам. Пожалуйста, прости меня!

Все еще недовольный, старый змей свернулся на ветке и накрыл голову хвостом.

— Смотри! — сказала Шари. — Ты ранил его чувства. Я хорошо помню, как совсем
недавно этот хозяин подлеска оказал великую услугу Шри Говинде.

Услышав эти слова, змей открыл один глаз и посмотрел на добросердечных птиц,
вернувшихся снова на свою ветку.

— Целиком с тобой согласна, — добавила кукушка, — если ты имеешь в виду тот случай
темной ночью в месяц шравана, когда ничто не могло смягчить гнев Шри Радхики. Я бы
добавила, что этот змей не только послужил Говинде, но и спас наши жизни!

— Что за величайшее событие я пропустил, прикованный корнями к этому святому месту?


— спросил калпа-врикша. — Если произошла какая-нибудь лилау в которой мой друг
принимал участие, пожалуйста, поскорее расскажите мне об этом.

Шари без промедлений приступила к рассказу о лиле> которую до сих пор пересказывают
великие преданные и которая показывает, что даже змеи помогают устраивать встречи
Божественной четы:

— Однажды в темную ночь месяца шраванау первого месяца сезона дождей, Радха и
Кришна договорились встретиться в лесной беседке на берегу Ямуны. Весь день Радхика
готовилась к ночному путешествию, поливая двор водой и расхаживая по грязным
дорожкам.

Когда Лалита сказала: «Радхе! Почему бы Тебе не отдохнуть перед дорогой?» — Она
ответила: «Нет, нет! Мне придется

не спать всю ночь. Лучше я подготовлюсь сейчас. А сон лишь помешает быть
сосредоточенной».

Перед тем как выйти из дома, Она закрыла все окна, чтобы привыкнуть к темноте.
Удивленные сакхи спросили:

— О Радхе! Зачем Ты это сделала? Мы Тебя не видим!

Радхика ответила из темноты:


— Подруги, Мне предстоит ночное путешествие. Я должна быть готовой!

Шри Радхе так сильно хотелось встретиться с господином Своей жизни, что ничто не
могло Ее остановить. Когда пришло время идти, Она переступила через порог дома
Своего мужа, словно через пучок травы. В черном сари, в украшениях из сапфиров, Она
скрылась в лесу в сопровождении одной служанки, а путь им указывало лишь Ее
сердце5.

Вринда-деви поручила украсить беседку своим искуснейшим служанкам. Она подготовила


самые изысканные лакомства и экзотические напитки. По ее распоряжению мы с Шукой
прилетели туда и поэтому могли своими глазами наблюдать за всеми событиями.

Поздним вечером пришла Шри Радха, в надежде провести время с жизнью Своей жизни —
Шри Хари. Зайдя в превосходно украшенную кунджу, залитую мягким светом, исходящим
от множества голубых светильников, Гандхарвика преисполнилась радости.

В любовном волнении, Радха заговорила о Своих прошлых играх с Говиндой. Ожидая Его
прихода, Она то и дело поглядывала на дверь, и с каждой минутой Ее нетерпение
только усиливалось. Но стук дождя не приносил утешения моей героине, ждавшей Своего
возлюбленного6.

Позже Рупа вспоминала: «Когда Радхика вошла в заново украшенную кунджу и увидела в
зеркале Свое прекрасное отражение, Она стала улыбаться, как пьяная от счастья
невеста. Благодаря Ее непрерывным мыслям о Кришне Ее желание встретиться с Ним до
предела усилилось»7.

Время неумолимо уходило, и отчаяние Шри Радхи нарастало с каждой секундой. Тоскуя
по Своему возлюбленному, Она дро

жала, плакала и строила разные предположения, пытаясь объяснить Его задержку. То и


дело Она вскакивала, поглядывала на дорогу и ходила взад-вперед. Всматриваясь в
темноту сквозь потоки дождя, Радха молила сапфировый свет рассеять Ее горе. Но, как
Она ни надеялась, это не происходило!8

Что случилось со Шри Кришной, мы, возможно, так и не узнаем. Может быть, судьба
действительно возвела на Его пути препятствие, задержав Его приход почти до самого
рассвета. По крайней мере, так рассказывал Он Сам. Но наша сакхи в это время
изведала всю участь разочарованной героини9. Как Она плакала, как горевала, как
пела в безумии! Если я начну описывать Ее страшные обмороки, то сама лишусь
рассудка. Пусть же этим и кончится!

Как и следовало ожидать, когда Радхика уже была на пороге смерти, Шри Кришна
изволил появиться. Увидев его, Шри Радха очень обрадовалась. Но, присмотревшись к
Своему возлюбленному, Она уподобилась рассерженной богине.

Когда Хари попытался подойти к Ней, Она отвернулась от Него. Проследив за Ним
краешком глаза, Радхика нахмурилась и воскликнула: «Стой, где стоишь! Не подходи ко
Мне! Не прикасайся ко Мне... Даже не пытайся!»

Затем со скрытым сарказмом и дрожащим от гнева голосом Она сказала: «Вероятно, у


Тебя есть хорошо продуманное объяснение того, откуда у Тебя на груди царапины, а в
глазах — сонливость. Почему бы Тебе не продолжить Свои непринужденные игры с той
любвеобильной девушкой, которая развлекала Тебя сегодня ночью? Зачем приходить ко
Мне? Я всего лишь преграда для Твоих легкомысленных наслаждений!»10

Тут Шри Кришна упал к Ее стопам и взмолился жалобным голосом: «О Манили11, смиренно
сложив ладони, Я заверяю Тебя, что Ты отвергаешь невиновного. Всю ночь я прождал
Тебя в другой кундже. Я думал, что Ты забыла обо Мне. Потом Я бродил по лесу,
разыскивая Тебя и царапаясь о колючки. И, в награду за все пережитые Мной
страдания, Ты обвиняешь Меня в неверности?

Сколько в Гокуле девушек? Не сосчитать. И все же Я не разговариваю ни с одной из


них, Я даже не смотрю в их сторону. День и ночь все Мои мысли о Тебе одной. Что еще
сказать?»

Радха отвернулась, в то время как Шри Кришна продолжал оправдываться: «О лотосоокая


девушка, почему Ты не слушаешь Мои слова? Поверь, Я Твой слуга и принадлежу только
Тебе!»

Но Она не слушала Его. Твердо решив не иметь с Ним ничего общего, Радхика приказала
Рупе-манджари вышвырнуть эту «темную личность» из кунджи. Пока Шри Кришна стоял
неподвижно под проливным дождем, Его одежда насквозь промокла, павлинье перо
сломалось, волосы спутались, а по лотосоподобному лицу текли струи дождя. Боюсь
утверждать, но думаю, что с дождем смешались и Его слезы. Мое сердце разрывалось на
части при виде того, в каком ужасном положении оказался этот чувствительный юноша.

За этой сценой наблюдала не только я — весь Вриндаван едва не терял сознание. Кто
мог спокойно смотреть на то, в каком жалком состоянии находился наш возлюбленный
наследный принц? Как могли обитатели Враджа вынести боль и страдания Радхи и Кришны
в разлуке друг с другом? Как можно было представить себе рассвет, омраченный гневом
Радхи? Кому суждено было спасти мир от этой зловещей участи?

Как я уже сказала, всё живое бы погибло, если б на сцене не появился наш почтенный
друг (змей).

Гнев Радхики обратился на все синие и черные предметы. Она сорвала с Себя черное
сари, отцепила темно-синие браслеты и стерла на подбородке нарисованную мускусом
точку. Если бы в этот момент появилась Шьямала, я уверена, Радха прогнала бы ее за
одно только имя.

Когда Рупа попыталась успокоить Ее гнев, Радхика в ответ выбросила из кунджи все
павлиньи перья. Настроенная крайне решительно, Она пригрозила стереть в порошок
растущее неподалеку дерево шамала и даже убрала все зеркала, чтобы не видеть
отражение Своих черных волос.

Тогда-то, движимый своим чутким разумом и направляемый

Йогамайей, этот достойный представитель рода Нагов и вполз в кунджу. Его глаза
отдавали мистическим блеском, из пасти высовывалось жало, а на голове сверкал, как
пламя, драгоценный камень. Наш друг змей поднялся в человеческий рост и, раскрыв
свой клобук, зашипел на Радху, исполненный загадочных намерений.

Увидев змея, я стала судорожно искать способ спасти Радху. Поэтому трудно сказать,
что случилось дальше. Все произошло очень быстро. Не успела я и глазом моргнуть,
как Гауранги уже повисла на шее у Шьямасундары с криком: «Спаси Меня! Спаси Меня!
Шьяма, спаси Мою жизнь!»

Шри Кришна, казалось, никак не реагировал на змея, но был несказанно доволен таким
поворотом событий. Судьба послала Ему необыкновенную «гирлянду», которая изящно
повисла у Него на шее. Я заметила, каким благодарным взглядом Он наградил нашего
друга. Своим взглядом, Он, казалось, говорил: «Я в вечном долгу за твое служение.
Дорогой друг, знай, что отныне Я принадлежу тебе».

Поэтому я утверждаю, что эта великая душа является близким слугой Радхи и Шьямы и
спасителем Вриндавана. Мы должны воспевать ему славу, а не придираться к нему. Мы
должны поучиться у него искусству сближать Шри Кришну с Его возлюбленной.
Змей был доволен высокой оценкой, которую дала ему Шари, завершая рассказ об этой
прекрасной л иле. Он раскрыл свой клобук и стал раскачиваться, танцуя под звуки
имени Хари. Птицы присоединились к нему, и некоторое время звучал упоительный
киртан в честь слуги, устроившего встречу Радхи и Кришны.

Через некоторое время счастливое пение святых имен завершилось. Птицы и змей заняли
свои места, и к ним присоединилась белочка, которая славилась тем, что постоянно
почитала

остатки трапезы Шри Кришны. Все ждали от Шуки продолжения рассказа о третьем ответе
Хари на загадку гопи.

Тема, затронутая в обращении Шри Кришны, волновала всех жителей леса. Они
испытывали естественное желание понять, как Он отвечает на любовь других. В своем
тщательно составленном вопросе гопи намекнули на то, что Говинда безразличен к
любви других и склонен к неблагодарности. Если так, оставалась ли у кого-то во
Вриндаване надежда снова испытать счастье?

Каждая травинка, лиана и букашка в самых отдаленных уголках Враджа знала о


непревзойденной любви гопи к Хари. Они также знали о тех невероятных жертвах, на
которые шли гопи ради любви к Нему. Если, несмотря на такую любовь и
самопожертвование, Шьямасундара действительно оставался равнодушным к гопи> то что
сказать о Его отношении к Своим старшим, друзьям, слугам и коровам? Какая участь
ждала деревья, реки, животных и птиц? Поскольку все во Врадже жили только ради Его
любви, казалось, что судьба уготовила им смерть!

Горя желанием услышать, что было дальше, змей наклонился к Шуке и сказал:

— Друг мой! Не утаивай сокровища своего сердца. Мудрые говорят, что тот, кто не
раздает свое богатство, подобен нищему. Тот, кто наслаждается своей собственностью
в одиночку, никогда не бывает счастлив. Поэтому, пожалуйста, продолжай
рассказывать.

Шука вспомнил стопы Шри Радхи, напоминающие два лотоса, и сказал:

— Гопи сделали свой вывод: любовь Шри Хари не относится к категории ни хетука, ни
ахетука. Они обвинили Его в том, что Он никого не любит, — тяжелое обвинение и
суровый приговор.

Гопи были так преданы Мукунде, что разлука с Ним была для них страшнее смерти. Зная
это, Он позвал их в лес в самый разгар домашних дел, и всё лишь для того, чтобы
исчезнуть, не проронив ни слова. К какому еще выводу гопи могли прийти? Шри Кришна
был безразличен к их любви! В своем вопросе они дали понять, что «даже любя Его
всем сердцем, никто не сможет обрести Его любовь».

— А что ответил Говинда? — взволнованно спросили кукушки.

Шука сказал:

— Понимая озабоченность Своих подружек, Шри Кришна описал четыре категории


неблагодарных живых существ: атмарамы, аптакамы, акрита-гья и гуру-друхи. Вопреки
мнению гопи, Шри Кришна не принадлежит ни к одной из этих категорий, и это лишь
тень скрытого величия Его любви.

—Ах, я знала, что у нашего Гопала доброе сердце!—пропела Шари.

— Вместо трех категорий личности, выявленных гопи, Шри Кришна назвал семь. Чтобы
развеять страхи гопи, Шри Кришна исключил из этих категорий Себя и сказал:
бхаджато (пи на ваи кечид бхаджантй абхаджатах кутах атмарама хй апта-кама акрта-
джна гуру-друхах

«Кроме них, есть еще те, кто находит удовлетворение в своей духовной сущности, кто
удовлетворил свои материальные желания, кто неблагодарен по природе или просто
завидует старшим. Такие люди не проявляют любви даже к тем, кто любит их, не говоря
уже о тех, кто к ним враждебен»12.

Полнощекая белочка, язык которой никогда не насыщался, спросила:

— А кто такие атмарамы*13

Шука ответил:

— Атмарамы — это умиротворенные мудрецы, которые подчинили себе ум и чувства с


помощью постоянной медитации на Высшую Душу. Поскольку они черпают удовлетворение
внутри себя, их не интересует внешний мир и совсем не трогает любовь и
привязанность людей с мирским складом ума. Они подобны непоколебимым Гималаям,
которые служат опорой самим себе и не зависят ни от кого другого14.

— А разве Шри Хари такой атмарама?. — спросила белочка.

— Да, Кришна — атмарама, но не такой, как те атмарамы,

которые были описаны Им, — ответил Шука. — Стих из «Бхагава-там», начинающийся со


слов атмарамаш на мунайо, можно объяснить сотней способов. И Гаура Кришна сделает
это в будущем. Безусловно, Шри Кришна самодостаточен, поскольку Он — Сверхдуша,
наделяющая атмарам их качествами, однако Его нельзя сравнить ни с кем из них. В
конце концов, Он — всеведущий и всепроникающий свидетель, пребывающий в сердце
каждого, а обычные атмарамы — это ограниченные живые существа.

К тому же, будучи благожелателем всех живых существ, Хари не безучастен к нуждам
бесчисленных джив в Своем творении. Разве Он не исполняет желания каждого? Как
можно обвинять Его в равнодушии?

Древо желаний спросило:

— Дорогой Шука, разве Шри Кришна, этот совершенный атмарама, заботящийся обо всех,
не уделяет особого внимания Своим преданным?

Шука в экстазе завертел головой и только потом сказал:

— Шри Кришна черпает удовлетворение в Себе Самом, поскольку обладает безграничными


достояниями. Но, наслаждаясь любовью Своих преданных, Он начинает жаждать их
служения и отрекается от положения Верховного атмарамы. Разве мы не видели прошлой
ночью, как владыка мистических сил, Шри Кришна, наслаждался с zonui Поэтому
сказано: «...Хотя Он самодостаточен, Он исполнил желание гопи...»15. Дорогой царь
деревьев, твой вопрос помог раскрыть высшую из тайн. Наш Кришна — друг преданных.
Когда Он чувствует Себя благословленным экстатической любовью Своих преданных, в
стремлении служить им Он отвергает Свою самодостаточную природу. Так Кришна с
жадностью наслаждается бесчисленными вкусами их любви.

— Да, это тот Говинда, которого я знаю! — воскликнула Шари.

— Помнишь ли ты, что сказал Господь Дурвасе Муни? Мудрец оскорбил великого
преданного Махараджу Амбаришу, который поклонялся Шри Кришне неподалеку отсюда.
Когда Дурва-са, мучимый жаром Сударшана-чакры Хари, упал к лотосопо

добным стопам Господа, Тот отчитал его, сказав: «О брахман, Я полностью во власти
Своих преданных и вовсе не независим. Поскольку у Моих преданных нет никаких
материальных желаний, Я пребываю в глубине их сердец. Что уж говорить о Моих
преданных, если даже преданные Моих преданных очень дороги Мне. Без святых, для
которых Я — единственная цель, Я не желаю наслаждаться Своим трансцендентным
блаженством или Своими высочайшими достояниями»16.

Подводя итог, мы должны признать, что Кришна полностью самодостаточен и в то же


время не безразличен. Он — Высшая Душа, исполняющая желания всех живых существ, где
бы они ни находились. Зависимость от любви Его преданных слуг только приумножает
Его славу. Он считает это качество Своим величайшим богатством и единственным
залогом совершенства Своей жизни.

— Джая, джая, джая\ — пропели птицы и древо желаний.

Вне себя от радости, змей прошипел:

— Поэтому Шри Кришна не относится к тем атмарамам, о которых говорили гопи.

— Нет, Он не таков! — заключил Шука17.

— А теперь давайте послушаем об апта-камах и узнаем, относится ли Шри Кришна к их


числу, — пропел кокила голосом, наполнившимся экстазом от заверения в том, что Хари
не равнодушен.

Шука продолжил:

— Того, у кого нет неисполненных желаний и кто вследствие этого ни в чем не


нуждается, называют апта-камой. Как и атма-рамы, такие люди безразличны, но, в
отличие от них, они находят прибежище не внутри себя, у Высшей Души, а во внешнем
мире.

Пресыщенные, такие души обрели все, что желали, и преодолели все препятствия на
пути к счастью. Любят их или нет — им все равно, поскольку у них нет
неудовлетворенных потребностей и им ни от кого ничего не нужно.

Древо желаний заметило:

— Разве они не похожи на тех, кто наелся досыта и отворачивается от самых


изысканных яств?

— Точно подмечено, — ответил Шука.

— Несчастные! — пропищала белочка, задвигав толстыми щечками.

Шука продолжал:

— Для апта-камы нет необходимости кого-то любить, и, подобно атмарамам, он


испытывает равнодушие. Но...

— Шри Кришна не похож на них! — пропели все в унисон.

— Правильно! Особенный атмарама, Он также и необычный апта-кама. Почему?..

— Покорный любви Своих преданных, Он стремится защищать их и заботиться о них, —


ответил разумный кокила.

— Да! Хотя Он ни в чем не нуждается, Он не может не исполнять желаний Своих


преданных. А поскольку Его преданные желают только служить Ему, Он чувствует Себя
обязанным приветствовать их любовь и отвечать на нее. В ответ на обвинения гопи Шри
Кришна говорит: «Дорогие сакхи, не обвиняйте Меня в том, что Я равнодушный апта-
кама. Я совсем не такой».

— Конечно, Он не такой, — добавила белочка. — На днях я видела, как Он пытался


завоевать внимание Гаури. Разве так поступают апта-камы*

Все оживились в предвкушении рассказа о новой лиле.

— Что же произошло? Дорогая белка, расскажи нам, что ты видела.

Помахивая поднятым хвостом и шевеля усиками, белка ответила:

— Шри Радхика рассердилась на Своего любимого за то, что Он стал поддразнивать Ее.
Я видела это, когда пробегала мимо кунджи16.

— Ну же, ну! — поторопил ее Шука.

— Радха и Говинда сидели, окруженные сакхи во главе с Налитой. Прославляя Гаури,


Хари назвал Ее Чандрамукхи. Но Он произнес второе слово «мукхи» невнятно, и Радха
услышала только «Чандра»19.

Решив, что, ухаживая за Ней, Он думал о Чандравали, Радхика разгневалась. Она


подумала: «Ее имя случайно сорвалось у Него с языка и раскрыло истину. Что за
обманщик!»

— Сегодня нам посчастливилось немало услышать о непокорном нраве Радхи, — вставила


Шари.

Белка была несколько озадачена, поэтому Шука попросил:

— Она имеет в виду другую лилу, о которой мы слушали раньше. Не останавливайся,


продолжай свою историю.

— Оттолкнув Его руку, Сумукхи отвернулась от Своего возлюбленного, и на Ее глаза


навернулись слезы обиды.

Обращаясь к Лалите, Радхика сказала дрожащим голосом:

— Я не буду больше на Него смотреть, не буду с Ним разговаривать и никогда не


прикоснусь к Нему! Как смеет Он в Моей собственной кундже называть Меня в лицо
«Чандра»! Прогони Его прочь!

Слова Радхики нисколько не огорчили Говинду. На самом деле, Он наслаждался гневом


Радхики, как гурман наслаждается сладостями. Ему доставило большое удовольствие то,
как быстро Она рассталась с настроением покорной любви. Но вопрос в том, как долго
Он сможет терпеть Ее невнимание к Нему?

Какое-то время влюбленные сидели, повернувшись друг к другу спиной и не желая


разговаривать. Вскоре этот мнимый ап-та-кама, увидев, что дело не двигается с
мертвой точки и Радха продолжает игнорировать Его, потерял терпение. Посылая пылкие
взгляды в сторону Лалиты, Он стал намекать, чтобы она поскорее что-нибудь
придумала.

Лалита-деви подмигнула в знак согласия и громко сказала подругам:

— Вот беда! Неугомонные шмели (глаза Радхики) больше не могут пить нектар голубого
лотоса (Шри Кришны). Что за невосполнимая потеря! Как пчелы Варшаны смогут жить, не
наслаждаясь тем, в чем заключена высшая сладость Нандаграма? Не представляю себе!
Услышав слова Своей подруги, Радхика не смогла сдержаться и украдкой взглянула на
Мадхусудану. Когда Его лучистые глаза встретились с Ее глазами, Шри Радха поняла,
что нарушила Свой первый обет.

— О Радхике! — воскликнул хитроумный король проказ. — Если Ты не разговариваешь со


Мной, зачем Мне тогда уши? Манджубхашини!20 Смилуйся! Если Вриндаван не услышит

Твой голос, то он увянет, как подрезанная лиана. Сангита-прия!21 Пожалуйста,


сжалься надо Мной! Если мы никогда больше не запоем с Тобой под сияющей луной,
разве пожелает эта царица звезд снова взойти на небосвод? Твой обет молчания убьет
Меня, Вриндаван и всю вселенную.

Не в силах промолчать, Деви ответила Ему:

— Иди к Своей Чандре! Твое сердце на самом деле с ней. Зачем оставаться здесь и
обхаживать ту, которая уступает ей и не может сделать Тебя счастливым?

Так Она нарушила Свой второй обет.

Растворяя сахарную крепость решимости Шри Радхи потоком Своих непревзойденных


качеств, Акинчана медленно пододвинул ногу и коснулся кончиков пальцев на стопе Шри
Радхи. Когда третий Ее обет был поневоле нарушен, Сварна-Гаури22 вскричала как
ужаленная:

— Ах Ты, коварный негодник! Да как ты смеешь Меня касаться? Вон отсюда, сейчас же!

С этими словами Она схватила Шри Кришну за руку и, к Его великому изумлению,
вытолкала Его из кунджи и захлопнула дверь перед самым Его носом.

— Иди к Своей Чандре и осчастливь ее, — крикнула Она. Но, опустившись на Свое
цветочное ложе, Радхика тут же пожалела, что так сурово обошлась с Хари23.

Не дожидаясь, пока Чандрамукхи-Радха погрузится в океан раскаяния, Лалита-деви


решила уладить дело и обратилась к своей госпоже со словами: «Послушай,
зачарованная девушка! Ты дала три обета: не смотреть на этого лесного Купидона, не
разговаривать с Ним и не касаться Его. Но Он в одно мгновение осадил крепость Твоей
гордыни и ловко разобрал ее по кирпичику. Что еще, кроме почетной капитуляции,
можно предложить такому достойному противнику?»

Без дальнейших церемоний, Шри Лалита направилась к двери. Искоса взглянув на Радху
глазами, как у лани, она с улыбкой сказала:

— Если Ты не способна держать Свои обеты, то как Ты удержишь Его на расстоянии?

Открыв дверь, Лалита взяла остолбеневшего Кришну за шею и ввела Его обратно в
кунджу, приговаривая: «Сундара, постарайся избегать двусмысленностей, когда
прославляешь лучшую из гопи».

Белка завершила свой рассказ:

— Так я собственными глазами наблюдала естественную зависимость Шри Кришны от любви


Шри Радхи. Кто не видел, как Он добивается внимания тех, кого любит? В детстве Он
разбивал горшки с йогуртом только для того, чтобы мама покормила Его, в отрочестве
воровал сладости из завтрака Шридамы, а в юности щеголял Своей красотой, чтобы
привлечь девушек Гокулы. Так стоит ли в этом сомневаться? Удовлетворены Его желания
или нет, Говинда не может жить без любви Своих преданных.

— Садху, садху! Золотые слова, дорогая сакхи! Ты просто осыпала нас жемчужинами
своих прекрасных высказываний.
Змей спросил:

— А какие еще бывают категории личностей? Мы уже слышали об атмарамах и ап та-


камах.

— Акрита-гъЯу неблагодарный человек, — ответил Шука.

Древо желаний сказало:

— Об этих неблагодарных много не скажешь. Хотя у них есть способность отвечать


взаимностью на любовь других, их чувства поглощены объектами, которые приносят
наслаждение, и поэтому они никогда не согласятся помочь тем, от кого что-то
получили. Неблагодарность — их естественная черта24.

— Вот и все, что о них можно сказать! — заметила белка.

Шука продолжил:

— Но Шри Кришна совсем не такой!

— Конечно, нет! — подхватила Шари.

— Говинда всегда готов ответить на любовь Своих преданных. Вспомните, что Он сказал
Шри Арджуне: «Как живые существа предаются Мне, так Я и вознаграждаю их.. .»25 Он
служит тем, кто вручает себя Ему.

Кроме того, что Он проявляет отзывчивость в любви, Он также всегда старается


отплатить любой долг, возникший в Его

отношениях с преданными. Ибо в «Гаутамия-тантре» сказано: туласй-дала-матрена


джаласйа чулукена ва!..26

Змей вставил:

— Шри Кришна готов отдать Себя Своему преданному, даже если тот поднесет Ему всего
лишь листок туласи и пригоршню воды!

Шука кивнул:

— Поэтому ни при каких обстоятельствах Шри Кришну нельзя обвинять в


неблагодарности.

Кокила кивнул в знак согласия, однако сказал:

— Все это так! Но мы не можем закрыть глаза на поведение Говинды прошлой ночью. Так
же пылко, как мы превозносим Его достоинства, наши гуру выдвигали против Него
тяжелые обвинения. Как быть с этим?

— Шри Кришна более чем способен защитить Себя. Давайте запасемся терпением и
послушаем, что Он возразит, — ответил Шука. — Чтобы отделить Себя от самых
недостойных из всех живых существ, Он предусмотрительно упомянул тех, кто враждебен
к собственным гуруу — гуру-друх.

— О, я знаю хороший пример подобных личностей! — сказала кукушка, встрепенувшись.

— Мы с радостью послушаем об этом позже! — продолжил Шука. — Сначала давайте


определимся с тем, кто такой гуру. В порядке значимости, шастры причисляют к нашим
вечным доброжелателям тех, кто «породил нас на свет, растил нас, спас нам жизнь или
даровал сокровище знания».

Можно ли терпеть тех, кто отвечает на любовь других злом или насилием? Поступки
таких жестокосердных созданий, которые враждебны, мстительны или завидуют своим
благодетелям, служат осуждением им самим, и из-за своих низких, нечестивых
наклонностей они превращаются в безбожников. Во что бы то ни стало, их следует
избегать.

Конечно же, Шри Кришна не принадлежит к их числу! Напротив, Он Сам уничтожает таких
безбожников, где и когда бы они ни появились. Но, даже убивая, Он действует как
мать, которая наказывает своего ребенка.

Хотя гопи намекали на то, что Шри Кришна относится к категории гуру-друх, поскольку
Он причинил им страдания в ответ на их любовь, Сам Он вежливо отклонил их
обвинения. Как уже говорилось, Его природа уникальна, и поэтому Его поведение не
подлежит человеческим оценкам.

Завершая Свой ответ, Мукунда сказал:

— Дорогие и любимые гопи\ Вы Меня неправильно понимаете. Я не принадлежу ни к одной


из трех категорий, которые вы упомянули. Поскольку Я — Верховная Личность, Моя
природа не имеет ничего общего с инстинктами людей. Пожалуйста, не пытайтесь
оценивать Меня так же, как оцениваете людей. Мое восприятие всего и мышление
совершенно иные. Когда вам станет ясно, какова цель Моих поступков, вы поймете, что
при любых обстоятельствах, как бы это ни выглядело внешне, Я остаюсь вашим самым
дорогим возлюбленным. Пожалуйста, верьте Мне! Все, сказанное Мной, — правда27.

Все слушатели, включая большое древо желаний, Кальяна Калпатару, были очень
довольны объяснениями Шуки. Они наслаждались его словами так, будто их произносил
Сам Хари, и уверились в безосновательности обвинений гопи. Кришна не был равнодушен
к любви других.

Однако без ответа оставались еще два вопроса: почему Кришна причинил такую боль
гопи и как Он отвечает другим взаимностью? На эти вопросы лесные жители немедленно
нашли бы ответы, если бы кукушка не напомнила им о гуру-друхах.

Она поведала историю Ашваттхамы, отверженного сына Дроны, который жил в лесу
Кокилаване. После того как он совершил гнусное преступление, убив сыновей Драупади
и попытавшись уничтожить Махараджу Парикшита, который в то время находился во чреве
своей матери, Ашваттхама, будучи бессмертным, был обречен бродить по земле, не имея
друга28.

Скрываясь от сторонних глаз, он жил среди кукушек и совершал аскетические подвиги с


целью вернуть себе благосклонность Шри Кришны. Птицы часто имели возможность видеть
его, а он, слушая их песни, исполненные преданности,

день за днем избавлялся от последствий своих грехов.

Хотя кукушка с большой критичностью отозвалась об Ашва-ттхаме, приведя его как


пример гуру-друхи, Шука предостерег ее:

— Осторожнее, Деви! Несомненно, Ашваттхама совершил страшные грехи. Но благодаря


тому, что он поселился во Врин-даване и постоянно слушает имя Шри Кришны и рассказы
об Его качествах и играх, он обязательно исправится. В восьмую манвантару этот сын
Дроны достигнет положения сапта-риши, наравне с достопочтенными Вьясой и
Парашурамой. Он поселится на одной из семи планет, расположенных чуть ниже Дру-
валоки, и почтительно примет воду Ганги себе на голову. Со временем он признает
преданное служение высшим совершенством жизни и станет постоянно думать о благе
мира, обходя обитель Господа Вишну (известную, как Полярная звезда)29. О кукушка,
ты — жительница Вриндавана. И все же остерегись критиковать других его обитателей,
кем бы они ни были.

Услышав о том, к каким удивительным результатам приводит проживание во Врадже, и


дивясь грядущему величию Аш-ваттхамы, лесные жители сидели в благоговении с широко
открытыми ртами.

Я продолжала сидеть у подножия дерева, но больше не услышала ни звука. Взглянув


вверх, я не увидела ни попугаев, ни кукушек, ни змея, ни белки. Они исчезли. Я
подумала: «Это было наяву или во сне?»

Я встала, чтобы уйти, и тут старое древо желаний снова улыбнулось. Да, услышанное
мной было более чем явью. Это была неземная явь Вриндавана.

Выразив почтение, я отправилась туда, откуда пришла. Без всяких затруднений я


вернулась во дворец Нанды как раз в тот момент, когда Шри Радха и Ее сакхи
прощались с матерью Яшодой.

Лолита сказала: «Радхе! Смотри, Шьямалата здесь».

Радхика хитро улыбнулась мне: «Шьямалате! Мы думали, ты куда-то ушла». Затем,


повернувшись к

сакхи, Она сказала: «Идемте! Нам всем пора вернуться к своим обязанностям».

Гопи продолжали весело щебетать всю дорогу до Явата. Обняв Шри Радху, каждая из нас
пошла своей дорогой, а Рупа и Рати отправились вместе с Радхи-кой к Ее дому.

Погруженная в мысли, я вернулась к себе домой, где Нила и Чампа омыли мне стопы и
надели на шею свежую гирлянду. Я села на диван немного отдохнуть, размышляя о Шри
Кришне. К какой категории любовников Он принадлежал? По Его собственным словам, Он
не был ни корыстным, ни бескорыстным, ни безразличным к любви.

Каким же тогда? Какова природа Его любви? Если Он обладает истинной премой, то
почему Он вел себя таким образом? Эти вопросы оставались без ответов.

Нава-сакхи! В присутствии нашего почтенного гостя — читателя-вайшнава — я поведала


тебе первую часть ответов Шри Кришны. Понятно ли тебе то, что я говорила? Приняла
ли ты сердцем все выводы?

Ах! Просто удивительно. Ты и вправду разумна.

Теперь послушай о том, как Шри Кришна, опровергнув обвинения гопи, объяснил Свое
поведение.

нахам ту сакхйо бхаджато ‘пи джантун бхаджамй амишам анувртти-врттайе

йатхадхано лабдха-дхане винаште тач-чинтайанйан нибхрто на веда

эвам мад-артходжджхита-лока-веда-сванам хи во майи ануврттайе ‘балах

майапарокшам бхаджата тирохитам масуйитум мархатха тат прийам прийах

О гопи, причина, по которой Я не сразу отвечаю на любовь живых существ, даже когда
они поклоняются Мне, заключается в том, что Я хочу усилить их любовную преданность.
Тогда они становятся подобны нищим, которые разбогатели, а потом внезапно утратили
все свои богатства и от этого пребывают в такой тревоге, что не могут думать ни о
чем другом.
Дорогие девушки, понимая, что ради Меня вы пренебрегли авторитетом мирских мнений,
Вед и своих родственников, Я действовал так только для того, чтобы увеличить вашу
привязанность ко Мне. Даже когда Я внезапно скрылся от ваших взоров, Я не
переставал любить вас. Поэтому не держите обиды на Меня, Своего возлюбленного.

Шримад-Бхагаватам, 10.32.20-21

ГЛАВА ПЯТАЯ

Как Я отвечаю

взаимностью

оя свекровь собиралась пойти в поле, чтобы делать лепешки из навоза, но заболела

и осталась дома. Нава-сакхи, какая неудача! Мой путь к Шри Хари стал еще сложней.

Я сидела в своих покоях, размышляя об утренних событиях. Вдруг без предупреждения


ко мне вошла цветочница Пушпапани с корзиной цветов джати, чампака, нагакешара,
лаванга и лотосов. Магха принесла нитку и иголку, сказав: «Сакхи! Скорее! Сделай
для Шри Кришны великолепную гирлянду, чтобы украсить Его широкую грудь, когда Он
пойдет пасти коров к подножию Говардхана».

Моим подружкам не терпелось узнать, что произошло сегодня утром. Пока я нанизывала
гирлянду вайджаян-ти и обрызгивала ее агуру и камфарой для аромата, они мягко
выведали у меня все, что я услышала и увидела.

Подобно тому, как искра воспламеняет трут и в

результате разгорается костер, полученные мной

уроки углубили мое внутреннее понимание. Разве Радхика не советовала мне обратить
свой взгляд в сердце? Сделав это, я почувствовала, как Говинда раскрывает мне
глубочайшее значение Своих слов.

Наставления, воспринятые мной через сердце, начинались с описания того, как Шри
Кришна опроверг ложные обвинения гопи Своими хитроумными ответами и Своей красотой.
Решимость гопи выставить Шри Кришну гуру-друхой была подобна крепости, а упорное
стремление Говинды опровергнуть их обвинения напоминало штурм с двух флангов.

После того как гопи в конце концов перестали сопротивляться наступлению Хари, Он
открыл им истинные мотивы Своего поведения.

О Нава-сакхи, пей же нектарный напиток моих слов и утоли жажду своего сердца!..

Стремление лотосооких гопи выставить Шри Кришну неблагодарным, враждебным


любовником напоминало неприступную крепость, из которой стражники их уязвленной
женской гордости выпускали отравленные стрелы каверзных вопросов1.

Решив разрушить стену непонимания гопи, Шри Кришна выпустил стрелу неоспоримых
доводов, усиленных Его красноречием. Ничего не подозревающим гопи Его речь
показалась потоком нектара, украшенным золотыми лотосами скрытности. Но на самом
деле она была мистическим оружием, призванным ввести гопи в состояние легковерия.
Поняв, что поведение Шри Говинды не угрожает им саблями безразличия, стражники
крепости опустили луки и ослабили оборону улыбкой. Шри Кришна ловко подметил эту
тактическую ошибку и, выкатив вперед осадную башню Своего улыбающегося лица, взял
приступом цитадель, сложенную из силы воли доверчивых гопи.

Когда Он улыбался Своим сакхи, казалось, будто лицо Радха-раманы лучится, как луна.
Лучи этой луны были стрелами из

цветов, выпущенными глубоким взглядом Его живых лукавых глаз. Его глаза были
цветками лотосов, а уши — тетивой бога любви, которую натягивали лучники очарования
Ачьюты, пронзая сердца гопи и усиливая их симпатию к Нему.

Спокойное лицо Шри Кришны стало отвлекающим маневром, который полностью сбил гопи с
толку, и они задумались: «Может, это луна спустилась с небес на землю в облике
пастуха, чтобы подчинить нас своим чарам? Разве этот сапфировый полумесяц,
отмеченный шилаком, — лоб пастуха? А это спокойное озеро с игривыми рыбками — Его
украшенное серьгами лицо? Неужто радуга зацепилась за тучу и превратилась в
павлинье перо в Его волосах?»

Как только стражи их гордости ослабили свою бдительность, гопи сразу же утратили
способность сопротивляться чистым чарам Хари. Хотя первые выпущенные ими стрелы
попали Ему прямо в сердце, гопи слишком рано обрадовались, празднуя быструю победу,
и не заметили, как неприятель взобрался на их оборонительный вал с тыла. Увидев
полчища пехоты в своих стенах, легковерные гопи поняли, что противник
воспользовался Своим преимуществом и сразил незадачливых стражей Своей непобедимой
красотой.

Сплотившись, чтобы защитить внутренний бастион своих убеждений, гопи облачились в


непробиваемые доспехи возлюбленных Говинды. Они искусно нарядились в шелковые
одеяния, сотканные из ревнивого гнева, и украсили умело уложенные волосы хитроумным
языком загадок. Двусмысленность их слов стала черным каджалом, которым они обвели
глаза. А крепостью, которая снова дала защиту их женской гордости (хотя и
уязвленной), стало благоухание, исходившее от их тел. В то время как надо всем их
существованием реял победный флаг кокетливой юности, их надутые розовые губки
выдавали их чрезмерную привязанность к своему врагу. Этот тактический просчет
поверг в уныние их и без того ослабленное войско и предрек его неизбежное
поражение.

Хотя сияющий шилак на лбу у гопи всегда возвещал их удачу,

ночные события показали, что их наступление провалилось. Провидение твердо стояло


на стороне Шри Говинды. Его лобовая атака из тщательно спланированных ответов вкупе
с ударом с тыла Его неотразимой красоты поколебали решимость гопи. Перед лицом
неминуемого поражения, гопи сложили оружие, объявив перемирие и скрепив его
договором стыдливых улыбок.

В своих безупречно чистых сердцах гопи услышали, как Шри Кришна говорил им:
«Дорогие Мои, пожалуйста, поймите Меня! Я не имею ничего общего ни с корыстными
отношениями, ни с любовью родителей и садху, ни с равнодушием аскетов. Я уже
объяснил все это вам. Что сказать еще?»

Но было что сказать еще! Безусловно, оснований считать Шри Кришну атмарамой было
слишком мало. Если бы Он был таким, то зачем понадобилась бы эта лила! Разве Он
играл на флейте не для того, чтобы разжечь любовь гопи и показать, что Он хочет
привлечь к Себе их внимание? Разве эта попытка заявить о Себе музыкальными
подвигами не свидетельствовала со всей очевидностью о том, что, несмотря на Его
бесчисленные достоинства, Шри Кришне чего-то не доставало?
Что было еще сказать?!

Разве гандхарвы перестали петь, а во дворце царя Индры больше не танцуют апсары! И
кроме того, полубоги больше не взирают на то, как живут люди на Земле? Будь все
иначе, разве Шри Кришне не пришлось бы отвечать за причиненную гопи боль? Упорно
избегая этого вопроса, Кришна усилил убежденность гопи в том, что Он был гуру-
друхой.

А кетЛ Он мог быть еще?

Простодушные гопи согласились с большинством доводов Говинды, и все же их не


покидало мучительное сомнение,

подпитываемое тлеющей болью в их сердцах. «Почему Он не отвечает взаимностью на


любовь, а если отвечает, то как?!» Поскольку последние Его слова были акрта-джна
гуру-друхах, гопиу естественно, подумали, что Он наконец-то попался в ловушку
собственной хитрости.

Обменявшись украдкой взглядами, находчивые гопи разгадали смысл хитроумных ответов


Шри Кришны. В языке любви их взгляды искоса и выражения лица, изящные жесты и
иносказательная речь сливались в одну симфонию. В этой любовной игре гопи и Шри
Кришна были связаны взаимными обязательствами и выступали как равные соперники.

Когда Шри Хари заговорил, гопи, хотя и потерпели поражение на всех других фронтах,
насладились окончательной победой сделанного ими раньше вывода — Шри Кришна был
гуру-друхой\

Они не в силах были сдержать свое ликование, и их прекрасные глаза, отразившие


душевное томление, заиграли на спокойных озерах их золотистых лиц. Покачивая
медовыми капельками продетых в носу колец, они с улыбками поглядывали на Шри
Кришну. Хари прочитал дерзкие жесты гопи: «О хитрец! Наконец-то Ты завяз в зыбучих
песках истины. Как Ты собираешься выходить из этого затруднительного положения?
Скажи на милость!»

Но Шри Кришна уже начал раскрывать Свои мотивы! Он еще не закончил говорить, а
улыбки на лицах гопи уже стали застывать, по мере того как первые лучи истины
показали им, что их возлюбленный чужд всякой враждебности. Напротив, Его
единственным желанием было возвысить гопи до уровня совершенства в служении, что
неопровержимо свидетельствовало о чистоте Его любви.

Итак, Кришна, возлюбленный враджадеви, наконец раскрыл цель, с которой Он утаивал


сокровища Своей любви от гопи (и от всех других преданных), с глубоким чувством
произнеся такие слова:

нахам ту сакхйо бхаджато "пи джантун бхаджамй амйшам анувртти-врттайе

йатхадхано лабдха-дхане винаште тач-чинтайанйан нибхрто на веда

«О гопи, причина, по которой Я не сразу отвечаю на любовь живых существ, даже когда
они поклоняются Мне, заключается в том, что Я хочу усилить их любовную преданность.
Тогда они становятся подобны нищим, которые разбогатели, а потом внезапно утратили
все свои богатства и от этого пребывают в такой тревоге, что не могут думать ни о
чем другом»2.

Произнеся слово сакхи с большой любовью и вложив в него глубокий смысл, Кришна
сказал: «О сакхи, вы всегда очень дороги Моему сердцу! Если и вы подвергаете
сомнению Мою любовь, то кто же не последует вашему примеру? Если даже такие
преданные, как вы, не понимают Меня, то как другие смогут войти в царство бхакти!»3
Потупив взоры, гопи задумались и спросили: «Но почему Ты не откликнулся на наши
чувства, хотя мы полностью посвятили себя любви к Тебе?»

На это Хари улыбнулся: «Я не откликнулся на них, потому что хотел усилить вашу
любовь».

Гопи вздохнули: «Ты называешь заботой причинение боли?»

Говинда отвечал:

— Но, драгоценные Мои! Покинув вас, Я заставил вас еще больше полюбить Меня. Хотя
это могло быть мучительным, Я нисколько не сомневался, что ваша любовь только
возрастет. Зная, что вы очень и очень близкие Мои подруги, Я был полностью убежден,
что вы никогда не отвергнете Меня»4.

Тут гопи подняли свои нежные личики и взглянули в полные слез глаза Говинды,
который произнес: «Не обвиняйте Меня в том, что Я гуру-друха. У меня нет ничего
общего с подобными созданиями. Я навеки ваш любящий сакха».

Немногословное признание Шри Кришны вызвало у гопи трепет и озарило их лучами


надежды. «Может быть, и правда Он подверг нас такому трудному испытанию потому, что
ничуть не сомневался в нашей верности? И Его целью было — взрастить нашу любовь?»

Шри Кришна сказал: «Бедняк гораздо больше ценит свое внезапно обретенное состояние,
чем богач. Его завораживают возможности, которые оно предоставляет, и он пьянеет от
счастья мирской жизни. Но если судьба вдруг отвернется от него, все его богатства
исчезнут, как мираж. Охваченный болью потери, все, что он сможет, — это
сокрушаться.

Точно так же, если преданные поклоняются Мне и стремятся к общению со Мной, Я
утаиваю от них Свою любовь, чтобы разжечь в них это желание. Огонь жадного желания
очищает их сердца. И хотя Я благословляю их, даруя краткое общение с Собой, затем Я
снова исчезаю, чтобы усилить их стремление».

— Но почему из всех возможных способов Ты предпочитаешь именно этот? — спросили


гопи.

Шри Кришна ответил: «Успех любого дела зависит от того, насколько его исполнитель
сосредоточен на своей цели. Ничто так не усиливает памятование, как испытание
разлукой. Поэтому можно сказать: «Цель оправдывает средства». Конечно, в разлуке со
Мной преданные испытывают боль, но, обретя любовь ко Мне — единственное, чем можно
завоевать Меня, — они понимают, что это с лихвой окупает все страдания».

Гопи подняли брови, выразив свое несогласие: «Но как же кто-либо может выжить в
разлуке с Тобой — будь то садхака или сиддха7.»

Шри Кришна озорно улыбнулся: «Даже когда преданный скорбит, как нищий, который
потратил последнюю копейку, это помогает ему постоянно ощущать Мое присутствие. О
сакхи\ Я никогда не отдаляюсь от Своих преданных!»

Покачав головой, гопи с сомнением спросили: «А когда же такие измученные души


обретут возможность постоянно видеть Тебя?»

Мадхава понимающе кивнул в ответ: «Когда их чувство созреет и достигнет уровня


истинной любви, разлука со Мной для них станет невозможной. Совершенным примером
тому является Шри Нарада, чья любовь была испытана много лет назад».

Гопи захотели вновь услышать историю, которую уже слышали много раз. Обратив к
своему возлюбленному вопроси
тельные взгляды, они побудили Его еще раз поведать им о величии Нарады Муни,
который и поныне путешествует по небу с божественной виной, воспевая святые имена
Господа и превознося преданное служение5.

В тот век Кали, который предшествовал нашему, Нарада родился сыном служанки. Когда
он был пятилетним мальчиком, неподалеку от его дома поселилась группа странствующих
садху. Эти великие преданные прожили там четыре месяца сезона дождей, и все это
время мать Нарады прислуживала им. Поскольку Нарада всегда находился при ней, он
обрел счастливую возможность общаться с ними.

Пример садханыу которой следовал Нарада под руководством своих гуру, служит важным
поучением для всех серьезных садха-ков. Хотя Нарада был еще совсем юным, он стал
идеальным учеником благодаря своему смирению, отрешенности и умению владеть собой.
Съев остатки пищи своих гуру, он получил духовное благо и в результате обрел дар
внимательного слушания. Постоянно внимая рассказам об играх Шри Кришны, он быстро
прошел все уровни садхана-бхакпги. К тому времени, когда преданные собрались
покинуть свое место, Нарада достиг преддверия бхавъ?.

Видя, что Нарада утвердился в благости и не отождествляет себя с телом,


бхактиведанты передали ему сокровенное знание о любовном служении Господу. Так
Нарада стал совершенным вайшнавом. А когда по воле судьбы его любящая мать умерла
от укуса змеи, он сразу же покинул дом и отправился на север.

Миновав множество городов, пастбищ, садов и рек, Нарада в конце концов вошел в
бескрайний лес, в котором обитали только дикие животные. Омывшись и отдохнув, он
расположился в тени большого баньяна и, как учили его духовные наставники, стал
медитировать на Высшую Душу.

Шри Кришна был очень доволен Нарадой, в особенности его добродетелями и стремлением
к духовному совершенству. Нарада был вайдхи-садхакой7 и пока еще не обладал всеми
качествами, необходимыми для того, чтобы обрести милость Господа.

Но стоило ему сосредоточиться на лотосоподобных стопах Господа, как его ум сразу же


преобразился под влиянием божественной любви, и Господь Хари появился на лотосе его
сердца.

Слезы экстаза потекли из глаз Нарады, когда он осознал Господа своим повелителем, а
себя — Его вечным слугой. Чувства Нарады вновь обрели свою изначальную духовную
природу и проявили его сварупу?.

Он погрузился в блаженство общения с Господом, и вдруг Кришна скрылся от его


внутреннего взора. Нарада почувствовал себя сосудом, из которого вылили все
содержимое. С воодушевлением и решимостью он вновь и вновь делал то, чему учили его
гуру, но наслаждение, испытанное им, когда его первая же попытка увенчалась
успехом, сменилось разочарованием.

Мрачные тени безлюдного леса еще больше смутили маленького Нараду, который плакал,
как если бы ему разбили сердце. Ради Шри Кришны он пожертвовал всем. И после того
как он увидел Его один раз, жизнь без Него стала казаться Нараде бессмысленной.
Видя его искренние усилия, Шри Кришна явил ему Свою милость второй раз, обратившись
к Нараде с многозначительными и ласкающими слух словами.

Шри Хари сказал: «О Нарада, Мне очень жаль, но в этой жизни ты больше не сможешь
Меня увидеть. Тот, кто не достиг совершенства в служении и не смыл с себя всех
следов материальной скверны, едва ли сможет увидеть Меня. О добродетельный, Я
явился тебе только один раз, и то лишь для того, чтобы усилить твое стремление ко
Мне, ибо чем больше ты будешь стремиться ко Мне, тем меньше у тебя останется
материальных желаний»9.
Привязанность к уединенной медитации помешала Нараде обрести беспричинную милость
Шри Кришны. Для этого ему нужно было обладать духовным разумом, который
проявляется, когда живое существо служит Богу, и не разрушается ни в один из
периодов существования Вселенной. Постоянно помня о Хари, Нарада должен был
очистить свое сердце, а его материальные привязанности со временем должны были
уступить место божественной любви. И этой любви предстояло открыть ему

доступ к вечному общению со Шри Кришной и к Его играм.

Нарада следовал этим наставлениям до конца своей жизни. Странствуя по всей земле,
он воспевал имена Господа и помнил Его удивительные игры. Когда же неизбежная
смерть пришла к нему, он обрел духовное тело, в котором и сейчас беспрепятственно
путешествует, сосредоточенный на преданном служении Господу.

Гопи проливали слезы сострадания к маленькому Нараде. Они знали, каково быть
покинутыми в лесу. Но у них было хотя бы общество друг друга, а этот малыш остался
совсем один.

Приподняв брови, изогнутые как лук, Кришна объяснил: «Хотя преданность Нарады была
незрелой, он был искренним садхакой. В награду за его усилия и чтобы увеличить его
желание, Я явил ему Свой трансцендентный образ. Затем, скрывшись от него, Я посеял
в его сердце жгучее желание увидеть Меня снова. Благодаря этому неистребимому
желанию Нарада навсегда обрел Мое общество».

Хари с большим чувством оглядел гопи: «Теперь, стоит Нараде позвать Меня, и Я
немедленно прихожу к нему».

Гопи встрепенулись. Стремясь обрести ту же удачу, что и Нарада, они подумали: «Ах,
если бы Шри Кришна являлся к нам по первому зову! Какое было бы счастье!»

Продолжая защищать Себя, Кришна вздохнул: «То, что Я утаиваю Свою любовь, не
является признаком безразличия, апатии или презрения. Напротив, Я делаю это,
оберегая решимость Своих преданных, — чтобы сделать их размышления обо Мне более
глубокими».

— Таково значение Твоих слов анувртти-врттайе^. — вопросительно взглянули на него


сякхи10.

Кришна кивнул: «Я желаю, чтобы они глубже погрузились в любовь. Слово врттайе
обозначает деятельность, которая помогает развить врожденную склонность любить
Меня, анувртти.

Сжав руки, гопи сказали: «И конечно, для этого нужно пренебрегать теми, кто Тебя
любит!»11

Говинда терпеливо ответил: «Невозможно быть более сосре

доточенным, чем когда ты что-либо утратил, не говоря уже о разлуке с тем, кого
любишь. Я желаю взрастить преданность тех, кто Меня любит. Такая внутренняя
сосредоточенность позволяет им подняться на уровень непрерывного преданного
служения.

По мере того как у них развивается способность помнить обо Мне, все, даже самые
тонкие, препятствия в сердце исчезают, и постепенно в нем проступает сокровище
премы. Встречаясь с такими трудностями на своем пути, преданный жалобно плачет по
Мне, но это позволяет ему в конце концов обрести вечное общение со Мной».

Гопи снова спросили: «И подобное обращение — неотъемлемая часть Твоих отношений с


теми, кто Тебя любит?»

— О Мои возлюбленные, — сказал Хари, — будьте уверены, что Мною руководят не


строгие принципы, а желание принести благо Своим преданным. И Я лишаю их Своего
даршана только тогда, когда это благоприятно для их преданности. Поэтому анувртти-
врттайе означает, что Я не всегда отвечаю на любовь живых существ.

Шри Кришна попытался спрятать озорную улыбку, а затем продолжил: «Однако Я вижу,
что, как правило, разлука со Мной идет Моим преданным только на пользу».

Объяснение Говинды произвело на гопи сильное впечатление. Под умиротворяющим


влиянием Его слов их мягкие от природы сердца стали еще мягче. Обменявшись
понимающими взглядами, они сказали: «Все прекрасно знают, что Шри Кришна никогда не
будет заниматься делом, которое не сулит Ему выгоды. Скажите на милость, какую
выгоду Ему приносит усиление любви Своих преданных?»

Кришна беззаботно улыбнулся: «Зачем спорить о благах тех, кому посчастливилось


обрести прему? Для украшенного признаками экстаза преми-бхакты, который погружен в
океан счастья, все богатства миллионов вселенных не ценнее, чем солома на дороге.
Нужно ли к этому еще что-то добавить?»

Сверкнув глазами, Шри Кришна игриво продолжал:

— Я не отрицаю, что получаю блага любви. Према Моих

преданных имеет особый сладкий вкус, не сравнимый ни с чем ни на земле, ни на


небесах, ни на Вайкунтхе. Эта сладость порождается Моей собственной хладини-
шакти12, и, поскольку Я — объект этой любви, она вызывает во Мне неутолимое желание
принимать ее.

— На самом деле, — сказал Он с широкой улыбкой, — природа этой любви такова, что ни
преданный, ни Я никогда не пресыщаемся ею. Поэтому Мои старания постоянно усиливать
их любовь и их стремление отвечать Мне любовью продиктованы одним и тем же мотивом.

Гопи понимающе посмотрели друг на друга, словно желая сказать: «Мы знали, что в
этом должна быть для Него какая-то корысть. Он подобен ростовщику, который берет
деньги у клиента под крохотные проценты, чтобы во много раз увеличить свои
капиталы».

Кришна пожал плечами. В Свое оправдание Он ответил: «Если не с любовью, то с какими


еще подношениями Мои преданные могли бы Мне поклоняться? И если бы они не совершали
према-пуджу23, то как бы они смогли достичь Меня? Поскольку Я подчиняюсь одной
только любви, любовь — это единственная плата, которую они могут принести, и любовь
— это все, что Я могу им дать взамен».

Робко поглядывая на гопи, как маленький мальчик, которого застали таскающим масло
из горшка, Гопала сказал: «Что Я могу поделать? Я не могу устоять перед
привлекательностью любви, не могу!»

Прервавшись на минуту, Шри Кришна вспомнил один недавний случай. Шримати Радхарани,
собирая цветы в лесу Вриндавана, неожиданно услышала звук Его флейты и
преисполнилась экстаза. Увидев реакцию Радхики, одна гопи сразу побежала к Кришне,
который пас коров на берегу Ямуны14, и сказала Ему: «Когда Радхарани услышала звук
Твоей флейты, Ее затопил муссон испарины, слезы хлынули рекой, а волоски на теле
поднялись, как распустившиеся цветы. Оцепеневшая и бледная, Радхика стала так
похожа на Сарасвати, что простые люди

приняли Ее за статую этой богини и стали поклоняться Ей, чтобы обрести ученость».
Кришна продолжал: «В действительности, Я попадаю в такую зависимость от любви Своих
преданных, что продаю Себя тому, кто способен заплатить эту исключительную цену.
Сакхи, знайте наверняка, что Я навеки продал душу любви».

Шри Кришну называют раса-раджей, истинным воплощением всех рас. Он — объект любви,
а преданные — субъекты этой любви. Для того чтобы испытывать радость быть любимым,
Он вошел в вечную зависимость от Своих преданных. Поэтому Го-винда превыше всего
ценит вкус их любви.

Подняв правую руку с жестом гъяна-мудры15, Шри Кришна торжественно и уверенно


заявил:

— Хотя Мне очень тягостно видеть, как преданные мучаются в разлуке со Мной, Я не
колеблясь доставляю им эти мучения, чтобы утвердить и питать их прему. Ради их
совершенствования Я скрываюсь в глубине их сердец и молча наблюдаю за их достойными
хвалы усилиями.

Гопи зашевелились, как пчелиный рой. Когда они услышали Его новое признание в том,
что Он причиняет другим боль, им стало не по себе, и они подумали: «Легче причинять
боль, чем терпеть ее!»

И тут, как ветер, внезапно подувший в другую сторону, настроение Кришны изменилось.
Многочисленные обвинения в Его адрес наконец возымели действие. Опустив руку,
Говинда склонил голову, и слезы печали покатились по Его груди на дхоти.

Гопи перепугались. Не вполне понимая причину Его огорчения, они не знали, что
делать. Сердце Кришны было ранено. Ради блага Своих преданных, Он причиняет им
боль, но глядя на их мучения, Сам страдает не меньше, чем они.

Гопи смотрели как завороженные. Временами Хари всхлипывал, и голос Его дрожал, пока
Он говорил: «Боль Моих преданных — это бремя их любви. Видя, как они страдают в
одиночестве, Я испытываю боль в тысячу раз сильней. Что Я могу поделать? Их
искренние молитвы изумляют Меня, но их горячие

слезы обжигают Мое сердце. И когда в отчаянии они лишаются чувств, Я падаю в
обморок вслед за ними. Но все равно, ради их блага, Я продолжаю молча ждать. Я
терплю все это для того, чтобы сделать зрелой их любовь».

— Но самое трудное, — произнес Он плача и утирая рукой Свои жемчужные слезы, — это
когда те, кого Я люблю, обвиняют Меня в безразличии. Мои возлюбленные называют Меня
бессердечным, поскольку Я не прихожу по первому их зову.

Взглянув на гопщ Шри Кришна сказал: «И Мне даже не позволяют возразить на такие
ложные обвинения!»

Гопи ошеломленно переглянулись. Они были обеспокоены состоянием Кришны и


раскаивались в своем отношении к Нему.

— Меня называют гуру-друхой\ — произнес Кришна, всхлипывая. — Говорят, что Я


неблагодарный, безразличный!.. Но Меня всегда переполняет любовь к Моим преданным.
И где бы они ни проявляли свою любовь ко Мне, Я всегда там.

Немного успокоившись, Кришна медленно произнес: «Из-за этого желания помогать Своим
преданным в достижении высот любви, Я прослыл неблагодарным. Такова плата за
любовь!»

Шри Кришна открыл сердце тем, кто Ему дороже всех. Они страдали, жалобно взывая к
Нему, а Он страдал молча. Его молчание было истолковано как безразличие. Но это
было не так! Есть ли кто более сострадательный, чем Шьямасундара? Он так стремится
раздавать сокровища премы, что готов страдать от незаслуженных обвинений тех самых
преданных, которым Он Себя отдает!

Такова плата за любовь!

Итак, объяснив гопиу почему Он скрыл Свою любовь, и описав им, как Он отвечает
взаимностью, Шри Кришна сказал: «Я подвластен только любви. Тот, кто способен с
честью выдержать все испытания своей любви, кто постоянно погружен в мысли обо Мне
и призывает Мои имена с сердцем, полным раскаяния, навеки обретает Меня, чтобы
никогда больше не потерять. Только для того, чтобы усилить любовь Своих преданных,
Я посылаю им испытания, и, делая это, Я Сам страдаю».

Гопи были глубоко тронуты признанием Кришны. Он раскрыл им Свои чувства и позволил
заглянуть в глубину Своего сердца. Они согласились с тем, что Он не был
безразличным. И хотя Его поступки причинили им боль, гопи поняли, что Говин-да
желает только блага Своим преданным. Придя к такому выводу, красавицы Вриндавана
уверились в том, что их возлюбленный не относится к категории гуру-др ух, и со
вздохом облегчения взяли обратно свои обвинения.

Но некоторые вопросы все еще оставались без ответа. А потому отношение Шри Кришны
по-прежнему вызывало у гопи опасения.

— Все хорошо, — сказали они после того, как Шри Кришна вновь обрел Свое
божественное самообладание. — Мы полностью принимаем то, каким образом Ты
возвышаешь садхаков и очищаешь любовь сиддха-махатм'6. Но разве мы относимся к
таким обычным преданным? Зачем обращаться так с нами, Твоими вечными спутницами?
Вот наш первый вопрос!

Услышав эти слова гопи> Кришна слегка покраснел, но остался спокойным и продолжал
внимательно слушать их хорошо выверенные доводы. «Разве Ты не понимаешь, какие
препятствия мы преодолели только ради Твоего наслаждения? Разве Ты не признаёшь
нашу жертву?» — спросили они.

— Если на эти вопросы Ты, по Своему обыкновению, учтиво ответишь: «Мои дорогие
сакхи, для Меня нет никого дороже вас! Конечно же, Я знаю о вашем
самопожертвовании», — то мы спросим: «Если это так, если мы действительно занимаем
особое место в Твоем сердце, почему же Ты оставил нас, как обычных преданных?»

Говинда завоевал царство умов гопи Своей неотразимой логикой и несравненным


очарованием. Подобно царю, который

захватывает чужие земли, Он предвидел, что за победой над оружием должна


последовать победа над сердцами. Чтобы вновь пробудить в гопи стремление к близкому
общению с Ним в танце раса, Ему нужно было ответить на их последнее возражение,
прежде чем они согласились бы уступить Его желаниям.

Погруженный в такие мысли, Шри Кришна взглянул на Своих дорогих подруг, которые
сидели терпеливо, но в то же время жаждали немедленного ответа. Прошел миг или два!
Та ночь месяца шарат по продолжительности равнялась ночи Брахмы, и потому эти
мгновения были подобны месяцам.

Понимал ли Шри Кришна, на какие жертвы шли гопи! Понимал ли?!

Будучи Высшей Душой всех живых существ, как Он мог этого не понимать? И будучи
владыкой Йогамайи17, как Он мог не знать об их жертвах? Тем танцем раса, который
обычно называют маха-расой (в ночь полнолуния месяца шарат), наслаждалось много
групп гопи. Там были нитъя-сиддха-гопи; садхана-сиддха-гопи; гопи, пришедшие вместе
со всеми; гопи, подоспевшие позже, и гопи, которых не выпустили из дома18.
Он знал их всех. И Он знал, насколько каждая из них была предана Ему!

Нитья-сиддха-гопи во главе со Шримати Радхарани низошли вместе с Ним из духовной


обители. К этим вечным спутницам относились: Чандравали и ее спутницы из правого
крыла гопи*, Дханья и ее каньяки; Лалита и ее вспыльчивые гопи*, Шайбья и ее
кроткие гопи; Вишакха, Шьяма, Падма, Бхадра и гопи левого крыла; сакхи, манджари и
многие, многие другие, которые были всего лишь кайя-рупами Радхики, экспансиями Ее
трансцендентного тела, проявленными с единственной целью — усилить наслаждение Шри
Хари19.

Низойдя в материальный мир, эти гопи терпели невыразимые страдания. Когда демоны
проникали во Врадж, чтобы убить Хари, они не боялись за собственную жизнь — они
опасались только за благо Шри Кришны, и эта тревога снедала их сердца днем и ночью.

Кришна вспомнил гигантского Аришту! Он вспомнил, как этот разъяренный бык появился
в сумерки в празднично украшенной деревне рядом с Радха-кундой. Его рев напоминал
раскаты грома. Ударяя копытом в землю, подняв хвост и сверкая глазами, Аришта взрыл
берега Радха-кунды своими рогами. Это вселило ужас в сердца женщин и заставило
коров и гопи разрешиться от бремени раньше срока. Вспоминая этого демона, Кришна
сжал кулаки и в гневе заскрежетал зубами20.

Как Он мог не знать о жертвах, на которые шли гопи? Он знал об этом все, до самых
мелочей!

Среди нитъя-сиддха-гопи были враджа-кумари — незамужние девочки, продолжавшие жить


под опекой своих родителей. Возглавляемые Дханьей, эти девочки все еще играли в
пыли с неприкрытой грудью, а их родители пока и не думали подыскивать им мужей. Но
в один прекрасный день они услышали мистический звук флейты Кришны. Медитируя на
этот трансцендентный звук, они развили в себе экстатическую любовь к Нему.

Как Он мог не узнать о их любви от Своего друга-флейты?

Потом эти девочки, желая получить в мужья только Кришну, полностью посвятили себя
исполнению сурового обета, чтобы удовлетворить богиню Катьяяни. В холодный сезон
хемантоу канъя-кумари отказались от всех телесных удобств, перестав жевать бетель,
получать ежедневный массаж, смазывать маслом волосы и есть вкусную пищу.
Ограничивая свой сон, они вставали рано утром, омывались в холодной воде Ямуны и,
вознеся молитвы Деви, вкушали хавишъянну") приготовленную без специй. Исхудавшие и
бледные от суровой аскезы, эти нежные девочки завоевали симпатию всех враджаваси,
йогов и других аскетов.

Может быть, один Шри Кришна не знал об их аскетических подвигах?

Разве не Он в последний день их обета вознаградил их? Пока гопи купались, Он


похитил их одежду и спрятал ее на дереве. Испытав силу любви этих девочек, Он
вернул им одежду. Очень довольный, Он сказал им: «Вскоре, праздничной ночью мы
будем наслаждаться, и ваши аскетические подвиги принесут свои плоды».

Как Он мог, будучи владыкой жертвоприношений, не принять во внимание их


жертвоприношение?

Поскольку именно Он устроил танец раса в ночь полнолуния сезона шарат, ставший
зрелым плодом премы канъя-кумари, как Он мог всего этого не понимать?!

Конечно же, Он понимал!

Шри Кришна также знал о дева-канъях, дочерях полубогов, которым Он через Брахму
повелел родиться в династии Яду на Земле. Являясь частичными экспансиями нитъя-
сиддха-гопи, они были вечно-совершенными и наслаждались всеми благами райских
планет. По Его указанию они поселились в мире смертных, страдая от всех невзгод
жизни, ограниченной рамками рождения и смерти.

Конечно же, Он понимал их жертву!

И конечно же, Кришна знал всех нитъя-сиддха-гопи\

Там также были садхана-сиддхи— гопи> которые пришли танцевать с Кришной, достигнув
совершенства в своей садхане в материальном мире. Первыми среди них были шрути-
чари. Они уже и не помнили, как были олицетворенными Ведами, не говоря уже о
событиях тех калъп, в которые молились о том, чтобы родиться во Врадже. Разве не Он
распорядился, чтобы Йогамайя устроила их рождение в семьях пастухов? Разве не Он
устроил так, чтобы они общались с вечно-совершенными гопи7 Разве не Он обеспечил
развитие их премы до уровней снеха, праная, манау рага, анурага, бхава и, наконец,
махабхава722

Как же Ему не понимать их жертвы?

А как насчет риши-чари-гопи! Конечно же, Он знал об их ни с чем не сравнимых


страданиях. Давным-давно они в первый раз увидели Его, когда Он в Своем чарующем
образе Рамачандры скитался по лесу Дандака. Хотя у Него не было ни флейты, ни
павлиньего пера, мудрецы узнали в Нем почитаемое ими Божество Гопала и возжелали
поклоняться Ему в настроении возлюбленных.

Как мог Кришна не знать их сердца, если именно Он в образе Господа Рамы милостиво
возвысил их до зрелого уровня спонтанной преданности? Разве не Он наделил их
необходимыми

качествами, несмотря на остатки материальной скверны в их сердцах?3

Теперь, когда, во исполнение замысла Господа, они родились у достойных гопиу


достигли зрелости и получили нужное общение, некоторые из этих риши-чари-гопи в
полной мере развили пурва-рагу*4. Йогамайя дала им бессильных мужей, которые не
могли помешать им пойти на свидание с Ним.

Ему ли, владыке майи, не знать об этом? .

Другие риши-чари не были настолько удачливы, чтобы достичь совершенства в общении с


Хари. Они еще не очистили свое сознание от материального осквернения и не смогли
сразу подняться на уровень премы. Незримый свидетель в сердце каждого живого
существа, разве Он не видел, как эти гопи вступили в общение со своими мужьями,
забеременели и в должный срок родили детей? И позже разве не Он устроил для них
знакомство с подходящими гопи, помогая им открыть для себя богатство первой любви,
пурва-раги* Разве, благодаря этому очищению, такие гопи не оставили свои
материальные тела и не обрели полностью духовные тела, в которых можно поклоняться
Ему?25

Ему ли не знать об их усилиях?

Когда эти риши-чари-гопи заслышали звук флейты, они тоже потеряли рассудок. Оставив
все семейные обязанности, они помчались на встречу с Кришной — выбегая через двери,
выбираясь в окно или спускаясь вниз по лестницам своих домов. Разве не Его
Йогамайя, чтобы усилить желание этих гопи, расставила их рассерженных мужей с
палками в руках повсюду, куда бы они ни пошли? Когда им помешали встретиться с
Говиндой, эти гопи сочли членов своей семьи врагами и на пороге смерти взмолились:
«О Прия-сакха! О наполнивший жизнью лес Вриндаван! Если мы не сможем встретиться с
Тобой, чтобы узреть Твои очи, подобные лепесткам лотоса, позволь нам стать Твоими
служанками в будущей жизни. А пока мы будем просто мысленно созерцать Тебя и
прижимать к сердцу». Охваченные скорбью, эти гопи стояли с закрытыми глазами и
думали о своем единственном возлюбленном 6.

Ему ли не знать о риши-чари, которые очистились в огне разлуки? Разве Он не даровал


им полностью духовные тела? Разве не Он вдохновил Йогамайю ослабить бдительность их
стражей? Разве не Он дал им разум, чтобы последовать за совершенными гопи, которые
раньше них отправились на зов флейты?

После всего того, что Он устроил, Ему ли не знать об их жертве?

А как обстояли дела с последней категорией шрути-чари-го-пи— с теми, кто не смог


покинуть свои дома, заслышав звук Его флейты? Они оказались неспособны подняться
над осуждением, которому их подвергло общество, и из-за этого их любовь была все
еще несовершенной. Поэтому они были недостойны встретиться с Ним. И кто же, как не
Он, пришел к ним в сердце, обнял их и позволил испытать счастье прикосновения к
Нему? Кто, как не Он, помогал им переносить огонь разлуки? Кто, как не Он,
встретился с ними однажды ночью, после того как, полностью одухотворенные,
очищенные страданием, они получили согласие Йогамайи на встречу с Ним?27

Ему ли не знать об их жертве?

Именно Его энергия вновь и вновь устраивала все как нужно, исходя из потребностей
каждой гопи. Его энергии создали духовных двойников гопи. И благодаря Его
мистической силе их мужья были уверены, что жены по-прежнему исполняют свои
семейные обязанности. Он устроил так, что эти мужья не находили причины враждовать
с Ним.

Тем гопи, у которых были маленькие дети, Шри Кришна обеспечил еще большую защиту от
мужей. Сделав так, что они стали похожи на одержимых, Он лишил их необходимости
кормить младенцев грудью. Побудив членов их семей держать этих гопи взаперти, Он
избавил их от обязанностей по дому. И наконец, Он, и только Он привлек их в круг
Своих вечных возлюбленных.

Можно ли сомневаться в том, что Он понимал жертву всех этих групп гопи?

Эти прекрасные девушки Враджа рисковали навлечь на себя осуждение общества,


отвергли покровительство старших,

поставили под удар репутацию своих семей и отреклись от всего ради Его
удовольствия, не ожидая никакого реального блага для себя. Разве мог Он закрыть
глаза на их преданность?

Кришна повернулся к выжидающим гопи. Стройные и хрупкие, эти девушки привыкли к


богатству, которое приносила забота о коровах. На них были золотые украшения,
жемчужные ожерелья и дорогие сари. Некоторые из гопи поигрывали своей косой, другие
смотрели Ему в лицо, а третьи выводили узоры на песке пальцами ног. Но любовь этих
девушек придала им смелость, которой не было даже у аскетичных риши, медитирующих
йогов, ученых гъяни и великих саннъяси.

Желая развеять их сомнения и успокоить их сердца, Кришна выразил Свое отношение к


ним еще ясней:

эвам мад-артходжджхита-лока-веда-сванам хи во майй ануврттайе 'балах майапарокшам


бхаджата тирохитам масуйитум мархатха тат прийам прийах

«Дорогие девушки, понимая, что ради Меня вы пренебрегли авторитетом мирских мнений,
Вед и своих родственников, Я действовал так только для того, чтобы увеличить вашу
привязанность ко Мне. Даже когда Я внезапно скрылся от ваших взоров, Я не
переставал любить вас. Поэтому не держите обиды на Меня, Своего возлюбленного»28.
Гопи остались довольны, услышав это последнее признание — Шри Кришна с пониманием
относился к их жертвам. Но оставались еще два вопроса. Сознавал ли Он их
беспримерную преданность Ему? И если да, то почему Он поступил с ними как с
обычными преданными, несмотря на то что они доказали непревзойденность и
уникальность своей любви?29

Шри Кришна сказал: «Дорогие Мои! Никто не знает о ваших жертвах лучше, чем Я, и
никто не ценит их выше, чем Я. Как железо притягивается к магниту, так и Меня
неодолимо тянет к вам. Поэтому не думайте, что Я покинул вас».

Наслаждаясь сладостью Его слов, гопи сказали: «Если Ты не покинул нас, то почему мы
не видели Тебя?»

— На самом деле, — ответил Шри Кришна, — Я скрылся от ваших взоров для того, чтобы
увидеть силу вашей любви. Как вы прекрасно знаете, чувства, которые влюбленные
испытывают в разлуке, служат украшениями их любви, когда они снова оказываются
вместе30.

Немного рассердившись, гопи ответили: «Но зачем проверять нас ценой такой боли?»

Комок подступил к горлу Кришны, и, прокашлявшись, Он сказал: «Хотя Я скрылся от


ваших глаз, Я наблюдал за тем, как проявлялась ваша любовь в разлуке, и был
потрясен». Гопи с улыбками переглянулись.

— Когда Я увидел, как вы представляете в лицах события Моей жизни, — как Я играю с
друзьями, пасу коров, служу родителям, развлекаюсь с вами и убиваю разных демонов,
— Я застыл в изумлении и не мог сойти с места. Сакхиу Я никогда еще не видел такой
сильной и чистой любви, как у вас.

Не зная, что добавить, Шри Кришна на мгновение остановился. Затем Он сказал: «Как Я
мог покинуть вас?! О прекрасные девы Враджа, Я не мог даже оторвать глаз от вас.

И когда вы начали петь, — продолжал Он, — ваши волшебные мелодии, исполненные


поэзии слова, глубокие чувства, которыми были проникнуты ваши голоса, захватили
Меня всего. Я не владел Собой, полностью погрузившись в мысли о вас. Я не мог
двинуться!»

Гопи жалобно спросили: «Но почему Ты не появился, когда мы чуть не умерли?»

Кришна ответил: «Не в силах покинуть Свое укрытие, Я отвечал на вашу любовь
оттуда».

Гопи недоверчиво вскинули брови.

— Это правда! — продолжал Он. — Жизненный воздух чуть не покинул ваши прекрасные
тела, и только благодаря тому, что Я отвечал взаимностью на вашу любовь, жизнь
согласилась остаться в них.

— Откуда Ты наблюдал за нами? — спросили гопи.

Кришна ответил:

— Я прятался за каждым деревом, кустом и камнем. Вы же знаете, что Я вездесущ.


Дорогие Мои, не сомневайтесь во Мне!

Они и не сомневались в Нем. Они верили Ему, хотя и не могли понять, как,
привязанный к их сердцам узами любви, Он смог освободиться. Будучи простыми
деревенскими девушками, они поверили Его словам и в ответ осыпали Его нежными
улыбками и застенчивыми взглядами.
Оставалось ответить только на один вопрос. Если Шри Кришна действительно знал о
величии любви гопиу почему Он обошелся с ними как с обычными преданными?31

Предвосхитив этот вопрос, Шри Кришна сложил перед собой ладони и сказал: «Дорогие
гопиу вы — вся Моя жизнь. Послушайте, что Я вам скажу! Когда мы бродили по лесу,
наслаждаясь распустившимися цветами, жужжанием пчел и серебряной луной, вам
казалось, что нет никого удачливее вас. В этом состоянии вы забылись в экстазе».

Гопи смущенно потупились, а Кришна продолжал: «Я подумал, что ваша гордость


помешает нам наслаждаться танцем раса^ и потому исчез».

Наконец-то! Шри Кришна признал, что любви гопи чего-то недоставало. После стольких
сладких слов, превозносящих их достоинства, Он объяснил, что исчез для того, чтобы
усилить их любовь.

Опасаясь, что гопи неправильно Его поймут, Гопала тут же разъяснил Свое
утверждение. «Не подумайте, что ваша любовь ущербна! — стал убеждать Он. — Я знаю,
что это было одним из проявлений вашей многогранной любви. Гордость, сопутствующая
вашей любви, не имеет ничего общего с чувством превосходства над другими».

— Тогда какой недостаток хотел Ты исправить? — мысленно спросили они.

Шри Кришна объяснил:

— Я не исправлял недостатков. Я только помог раскрыться еще одной грани вашей


любви.

Гопи взглянули друг на друга, не понимая, что Он имеет в виду.

— Сейчас Я вам все объясню, — сказал Он. — Я хотел провести с вами танец раса.
Чтобы он получился, все его участники должны были находиться в одном общем
настроении. Когда вы убежали из дома ко Мне и мы наслаждались в лесу, у каждой из
вас было свое особое настроение. Для вас не существовало ничего, кроме Меня и нашей
любви. Хотя наши отношения были совершенны, все же в них не оставалось места даже
для третьего участника, что уж говорить о миллионах!

На это гопи мысленно возразили: «Так можно ведь было объединить всех гопи, просто
объяснив им, что Ты желаешь танцевать со всеми?»

Шри Кришна улыбнулся: «Ваша любовная сосредоточенность на Мне была слишком сильной,
чтобы ее нарушить. Если бы Я поступил так, как вы говорите, то возник бы любовный
конфликт, потому что каждая из вас видела бы в других препятствие для своей любви.
Это грозило помешать нашему танцу. Поэтому Я исчез. Разделив друг с другом эту
утрату, вы мгновенно объединились, и Я быстро достиг Своей цели».

Гопи больше не оспаривали то, что действия Кришны были мудрыми. Им только хотелось
еще раз услышать, что Он думает об их любви. В один голос они спросили: «Так имеет
ли наша любовь какие-то недостатки, которые нужно исправить, или, как Ты сказал,
она совершенна?»

— Она совершенна! В ней никаких изъянов! — ответил Он со всей определенностью.

Эта оценка их любви придала гопи уверенность, и они упрекнули Кришну:

— Если Ты хочешь усилить преданность аджата-преми-бхакт или любовь джата-преми-


бхакт, мы не возражаем!32 Но если Ты точно так же поступаешь с нами, то разве это
не означает, что Ты относишься к нам как к обычным преданным? Как же тогда Твое
поведение согласуется с Твоими заверениями?»
Шри Кришна задумался о положении, в котором оказался. Он покинул гопи лишь на
мгновение, но даже тогда они не были

ни вне Его поля зрения, ни вне Его сердца. Он никогда еще не видел такой
экстатической любви, какую они явили в разлуке с Ним. При одной мысли об этом Его
охватил трепет.

Кажется, нельзя было сделать эту любовь еще сильнее. Но это была уникальная
возможность вдохновить преданных всех времен. Он учил других на примере гопи. При
этом Он уязвил гордость гопи, задел их чувства и обошелся с ними так, будто они
были преданными более низкого уровня. Если они считают, что с ними поступили
несправедливо, то Ему придется признать Свою ошибку. В конце концов, Он был всего
лишь куклой, танцующей на ниточках их любви.

Лица гопи выглядели, как золотые лотосы на фоне плавно несущей свои воды Ямуны, а
глаза Шри Кришны напоминали шмелей, жадно пьющих нектар их красоты. Не колеблясь,
Он сказал без утайки: «Дорогие сакхи, Я допустил ошибку, поступив с вами как с
обычными преданными. Прошу вас, не сердитесь на Меня. Будьте великодушны и простите
Меня. Вы — Мои дорогие возлюбленные, и Я тоже дорог вам. Вы же знаете поговорку:
«Влюбленные не видят недостатков друг друга».

Несомненно, вам нет равных и никогда не будет. Зачем пытаться увеличить то, что и
без того беспредельно? Я поступил так, чтобы показать другим преданным глубину
вашей любви и как Я отвечаю на эту любовь. Сделав это, Я причинил вам боль.
Пожалуйста, простите Меня за то, что Я ранил вас, не посчитавшись с вашими
чувствами».

На этом Кришна умолк, сложил ладони и склонился перед гопи. Открыв то, что таилось
в глубине Его сердца — самый сокровенный смысл любви и высшую истину, — голосом,
дрожащим от переполнявших Его чувств, Он произнес:

на парайе 'хам ниравадйа-самйуджам сва-садху-кртйам вибудхайушапи вах: йа мабхаджан


дурджара-геха-шрнкхалах самвршчйа тад вах пратийату садхуна

«Даже за всю жизнь Брахмы Я не смогу отплатить вам за ваше чистое бескорыстное
служение. Ваша связь со Мной выше любых упреков, ведь вы поклонялись Мне, разорвав
семейные узы, столь дорогие сердцу каждого. Пусть же ваши славные дела и будут вам
воздаянием»33.

Услышав эти поразительные слова, весь Вриндаван замер. Холмы и реки, леса и
деревья, лани и павлины, попугаи и пчелы — все движущееся и неподвижное: ветер,
небо, луна, звезды и, конечно, прекрасные гопи, возглавляемые Шри Радхой, — все
застыли. Никогда прежде они еще не слышали таких слов из лотосоподобных уст Шри
Кришны. Потрясенные, все плакали.

Сердца гопи были подобны прозрачным озерам любви, а Шри Кришна — черному лебедю,
играющему на водах этих озер. Подобно тому как лебедь взмахом своих крыльев
вызывает рябь на водной глади, так и Хари Своим поведением всколыхнул чувства гопи.
Как рябь мешает видеть отражение в воде, так и задетые чувства гопи сделали для них
трудноразличимой их любовь.

Но после того как Кришна был пристыжен вопросами гопи, Его отношение изменилось, и
Его исполненные любви слова утешили Его возлюбленных. Когда гопи почувствовали Его
доброе расположение, их умы стали умиротворенными, а подобные озерам сердца снова
успокоились. И теперь, вглядываясь в глубину вод своих сердец, гопи увидели, что
слава их любви еще больше возросла.

Как удивительно! Как могла их любовь, которая и так безгранична, еще больше
усилиться? И как могли тайны их сердец раскрыться другим? Вглядевшись в зеркальную
поверхность своей любви, прелестные девушки Враджа увидели своего единственного
возлюбленного.

Он смотрел на них глазами полными слез, и на лице Его была нежная, но шаловливая
улыбка. Увидев огонек в Его глазах и Его дрожащие губы, гопи поняли, что Он снова
обвел их вокруг пальца!

Переоценив свою хитрость, гопи задумали изобличить Его неблагодарность, а в итоге


действовали по Его замыслу. Они сговорились поймать Его в сети ловко составленных
загадок, но сами оказались пойманными. Он был находчивым охотником, а они — ничего
не подозревающей жертвой. И они снова попались в ловушку Его любви.

Каждая из гопи поняла Его божественный замысел. Чтобы раскрыть сокровенные тайны их
любви, Он намеренно притворился, будто был недобр с ними. Чтобы показать всю высоту
их уникального положения, Он занял подчиненное положение, став их должником. Все
это было очередной уловкой!

Гопи подумали: «Шри Хари — Верховный Господь. Он совершенен, блистает всеми


добродетелями, и в Нем нет ни тени недостатка. Хотя Сам Он прекрасно знает о нашей
экстатической любви, Он пожелал показать уникальность нашего положения всему миру.
Чтобы достичь Своей цели, Он устранил нашего единственного соперника в делах любви
— Себя, очернил Себя и стал нашим вечным должником.

Кто-то спросит: «Как могли гопи не выйти победителями в этом состязании любви, если
Шри Кришна добровольно поставил Себя в такие невыгодные условия?» В ответ мы должны
признать, что причиной нашего поражения стало наше стремление к победе.

Стремясь превзойти Шри Кришну, мы не замечали происков Его любви. В слепоте своей
мы не видели, что Он сильнее стремился быть побежденным нами, чем мы стремились
победить Его. Как непредсказуемы течения любви в океане сердца Говинды! Если
принимать во внимание награды участников этого состязания в любви — любящих гопи и
любимого Шьямы, — то честным и окончательным решением будет признание того, что сын
Махараджи Нанды Своей любовью снова нас победил».

Нава-сакхи! Ты тоже плачешь? У тебя сердце, достойное любви Шри Кришны.

Ах! Дорогой читатель, ты тоже проливаешь слезы? Это твоя большая удача.

Да, таков путь Враджа. Надо научиться плакать по Кришне. Мои подруги тоже плакали,
когда услышали заключительные слова Шри Кришны. Обнимая друг друга, мы еще долго
всхлипывали, пока наши сердца окончательно не успокоились.

Милая моя, теперь, когда я открыла тебе сердце, я чувствую, что ты для меня как
сестра. Ты понимаешь, как Кришна строит Свои отношения? Тогда скажи мне...

Ах, какая ты умница! Ты действительно все поняла. «Кришна ни в коем случае не


безразличный любовник. Он — самый достойный и благодарный объект любви». Прекрасные
слова! Спасибо тебе.

Он уникальная Личность. Он мыслит исключительно категориями любви. Он желает


наслаждаться любовью и усиливает любовь Своих преданных. Вот и все. Только по этой
причине Он создает видимость того, что пренебрегает любовью садхаков. Но это только
видимость; в действительности, так Он взращивает их прему.

Чтобы открыть эту истину всему миру, Он покинул гопи. Их любовь не нуждалась в
усилении — они были совершенным символом любви. Поэтому Он послал нам такие
страдания. Что мы могли поделать? Мы принадлежим Ему, а Он принадлежит нам. Если
Ему нужно причинить нам горе, чтобы научить чему-то весь мир, мы можем только
безропотно это принять. И если нам нужно пострадать, чтобы сделать Его счастливым,
то это страдание становится нашим величайшим наслаждением. Таков истинный смысл Его
игр.

День продолжался, Я ждала весточки от Хари, но ее все не было. Где Он сейчас? Мне
очень хотелось Его увидеть. Для чего еще я жила, как не для того, чтобы радовать
Его?

Пока я так думала, появилась Чампа с остатками завтрака Шри Кришны. Говинда был с
Радхой. Как я могла жаловаться? Кто способен доставить Ему больше удовольствия, чем
Она? Но мое сердце отличалось от сердец Ее манджари. Встречи Радхики со Шьямой
доставляют им большое удовольствие. Я также радовалась этому, но по своей природе я
тоже желала Его общества.

Вторая часть

Премарна-шодхана

«Долг любви утрачен»

на парайе 'хам ниравадйа-самйуджам сва-садху-кртйам вибудхайушапи вах

йа мабхаджан дурджара-геха-шрнкхалах самвршчйа тад вах пратийату садхуна

Даже за всю жизнь Брахмы Я не смогу отплатить вам за ваше чистое бескорыстное
служение. Ваша связь со Мной выше любых упреков, ведь вы поклонялись Мне, разорвав
семейные узы, столь дорогие сердцу каждого. Пусть же ваши славные дела и будут вам
воздаянием.

Шримад-Бхагаватам, 10.32.22

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Я никогда не смогу вам отплатить

ила изобретательно смешала остатки тра-пезы Говинды с едой, приготовленной на нашей


кухне Как для того, чтобы вынудить ребенка при-нятьлекарство, его смешивают со
сладостями, так и меня заставили поесть, подмешав мне в пищу прасад Хари.

Нава-сакхи! Ты тоже попробуешь Его прасада. В конце концов, это то, что по праву
принадлежит го-пи. Сладость этого прасада содержится в привкусе Его губ, его сила
обусловлена прикосновением Его рук, а необычайность — тем, что Он благословил его
Своим взглядом.

Наслаждаясь остатками пищи Шри Кришны, я испытывала безграничное блаженство. Я


стала похожа на лебедя, который поглощает стебли лотосов, на лань, которая
лакомится свежими побегами, на пчелу, вкушающую мед, или птицу чакора, пьющую
лунный свет.

Дорогая подруга! Ощутив вкус губ Шри Кришны, я забыла обо всем на свете. В этом
состоянии мне

открылся смысл стиха «на парайе ‘хам». Дорогая моя! Такова сила Его Прасада! По Его
милости я поняла, какое чувство неоплатного долга таится в сердце Говинды.

Потом я узнала самые глубокие тайны Шри Кришны. Я увидела облик и узнала настроение
самого загадочного Его воплощения — Гауранги.

Нава-сакхи! Послушай! Я расскажу тебе о том, как Высший объект поклонения принимает
роль Высшей из поклоняющихся, чтобы вернуть Свой долг гопи — и всем другим...

Покинув гопи, чтобы остаться наедине со Шри Радхой, Шри Кришна явил Своей самой
достойной преданной особую милость. Он отвел Ее в безлюдное место в самом сердце
Вриндава-на, к прекрасному храму. Сделанный из самоцветов, храм был озарен светом
полной луны, а легкий ветерок с Ямуны овевал его своей прохладой1.

У храма на террасе Хари усадил Радхику на золотой трон, покрытый сверху изящно
расшитой тканью и украшенный душистыми цветами. Осень, которая сделала лес еще
прекрасней, чтобы угодить своему господину и госпоже, усилила желание Шри Кришны
служить Своей возлюбленной.

Радха посмотрела глазами, как у лани, в лицо Шьямы и спросила:

— А кто украсит Мне волосы?

Кришна с готовностью ответил:

— Сегодня ночью это будет Моим служением. Только прикажи, и Я явлю Тебе вершину
Своего мастерства.

Радхика медленно повернулась к лесной тропе, по которой Они пришли, и очертания Ее


прекрасного лица высветились на фоне полной луны. Говинда, затаив дыхание,
любовался несравненной красотой Радхи, которая была всего лишь отблеском Ее чистой
любви к Нему.

Слегка нахмурив изящные брови, Радхика небрежно ответила: «Хорошо, Сундара,


приступай», — и позволила Своему возлюбленному делать с Ней все, что пожелает.

Шри Радха, царица экстатических эмоций, является служанкой Шри Хари, владыки
любовных вкусов. Она принимала Его служение только для того, чтобы доставить Ему
радость. И поскольку Ее поклонение Кришне не сравнимо ни с чьим другим (арадхика),
Ее почитают в Пуранах под именем Радхика1.

Говинда подошел к стоящему неподалеку дереву пуннага. От Его прикосновения дерево


зацвело, овеяв Хари сладостным ароматом. Хари быстро нарвал разных цветов —
чампаки, малаты, джаты, ютхыкы и кадамбы — в корзинку, сплетенную из золотых и
серебряных нитей и украшенную драгоценными камешками1.

Когда Шри Кришна рвал цветы, Он был похож на опьяненного шмеля, снующего между
деревьями и лианами на берегу Ямуны. Чтобы дотянуться до цветка чампакы, Хари стал
на цыпочки. Видя, как Он пытается удержать равновесие, Его возлюбленная расплылась
в улыбке от удовольствия. Краешком Своих лотосоподобных глаз Она пристально следила
за каждым Его движением, слыша, как Он произносит Ее имена.

Кришна быстро вернулся. Став на колени на скамеечке для ног Радхики, Он стал
намечать длину цветочных украшений, обмеряя Ее ладонью. Затем Он сплел из цветов
гирлянды, ожерелья, серьги и венок, чтобы украсить ими Свою возлюбленную. Тот, в
Ком берут начало способности людей и богов, проявил большую сноровку, создав
цветочные украшения, лучшие из тех, что когда-либо делали во Врадже, и способные
вызвать восхищение у всех искусных сакхы, служанок и цветочниц4.

Погруженный в Свою работу, Хари повязал ожерелье из семи тонких гирлянд на шею
Гандхарвики, и вдруг одна из нитей оборвалась. Он стал на скамеечку для ног и снова
перевязал гирлянду у Нее на шее, приблизившись лицом к Ее лицу. Казалось, будто
луна (лицо Радхи) и синий лотос (лицо Кришны) взошли вместе на радость тем, кто
увидит или услышит эту лылу.

Затем Он повесил Ей на уши круглые цветочные серьги, украшенные бусинами гунджи5.


На Ее тонких запястьях и предплечьях Он закрепил браслеты из цветов пяти видов.
Надев прекрасную цветочную диадему Ей на голову, Говинда короновал

Шри Радхику царицей вриндаванского леса и тем самым признал Ее главным Божеством
Своего сердца.

Кончиком павлиньего пера Пушпагопала засунул в Ее темные волосы множество мелких


цветочков, которые заставили мерцающие звезды скатиться с небес на землю от стыда.
Эти упавшие звезды превратились в цветы сепхали, которые покрыли ковром весь лес
Вриндавана. Наконец Шри Кришна уселся позади Радхики, чтобы украсить Ее змеевидную
косу различными цветами, нитями из бусин гунджи и павлиньими перьями6.

Завершив Свои труды, Шри Хари гордо объявил: «Готово!» Держа перед Ней зеркало,
Говинда продемонстрировал Ей Свое искусство, предвкушая заслуженное вознаграждение.

Счастью Радхики не было предела: «Как прекрасно Ты убрал Мои волосы! Для всех, кто
в совершенстве овладел этим умением, Ты настоящий раджа-гуру. Как Мне вознаградить
Тебя за такое мастерство?» Услышав эти слова, Шри Кришна, который считал Себя
просто нищим попрошайкой у Ее лотосоподобных стоп, только улыбнулся.

Под силу ли Шри Радхе вознаградить Его? Конечно, ведь Она — олицетворение любви,
которая является самой высшей потребностью всех живых существ. И хотя, в принципе,
Шри Кришна, Высшее живое существо, известен как полностью самодостаточный, Сам Он
считал, что больше всего нуждается именно в Ней. Цветы и листья с удовольствием
взирали, как этот Верховный атмарама сидел у стоп Шри Радхи, чувствуя Себя Ее
нижайшим слугой и желая, чтобы Она вознаградила Его Своими застенчивыми взглядами.

Способность Радхики отплатить за любовь Говинды не вызывала сомнений. Но мог ли Он


должным образом ответить на

Ее беспримерную привязанность к Нему? Мог ли Он полностью воздать всем этим гопи, с


глазами как у ланей, за их жертву во имя любви? Мог ли Он равнозначно ответить на
преданность Своих бесчисленных бхакт? Ведь, в конце концов, Он дал твердое
обещание, которое эхом разнеслось по всему миру:

йе йатха мам прападйанте

тамс татхаива бхаджамй ахам мама вартманувартанте

манушйах партха сарвашах

«Как человек предается Мне, так Я и вознаграждаю его. Каждый во всем следует Моим
путем, о сын Притхи»8.

Связанный таким обязательством, Шри Кришна вечно остается благодарным объектом


поклонения. Но в Своем заключительном обращении к гопи Он признал Свою
неспособность отплатить им за любовь. Оказавшись в сложном положении, Шри Кришна
открыто заявил о том, что Он беспомощен и Ему нечем оплатить Свой долг.

на парайе 'хам ниравадйа-самйуджам сва-садху-кртйам вибудхайушапи вах йа мабхаджан


дурджара-геха-шрнкхалах самвршчйа тад вах пратийату садхуна

«Даже за всю жизнь Брахмы Я не смогу отплатить вам за ваше чистое бескорыстное
служение. Ваша связь со Мной выше любых упреков, ведь вы поклонялись Мне, разорвав
семейные узы, столь дорогие сердцу каждого. Пусть же ваши славные дела и будут вам
воздаянием»9.

Как можно разрешить такое противоречие? Возможно ли, чтобы всемогущий Верховный
Господь, обладающий безграничными и непостижимыми энергиями, который всегда
вознаграждает любовь Своих преданных, был неспособен заплатить за такое нехитрое
служение?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно учесть, что взаим

ность, которой платит Шри Кришна преданным, имеет две стороны — количественную и
качественную. Шьямасундара, несомненно, подчиняется любви Своих преданных и вполне
может ответить на их любовь в количественном отношении. Однако Ему не всегда
удается сделать так, чтобы Его чувства соответствовали любви Его слуг в
качественном отношении, — особенно это касается любви гопи.

Свойство любви гопи, которое недосягаемо для Кришны, — это безраздельность. Они
преданы только Ему, и никому другому. Кришна называет это ананъя-бхакти10.

Говинда изо всех сил старается отвечать на любовь гопи, но, несмотря на эти усилия,
теряется перед их безраздельной преданностью. Исполняя Свои обязанности в этом мире
(или в Своих играх), Он не способен полностью отречься от всего ради них, как это
делают они ради Него. Столкнувшись с этой трудностью — с неспособностью исполнить
Свое заветное желание, Шри Кришна чувствует Себя смущенным и безнадежно обязанным
им во многих отношениях.

Как Господь вселенной, Он обязан поддерживать нормальную жизнедеятельность всего в


Своем творении. В этом мире все — животные, птицы и насекомые, те, кто предан Ему,
и кто не предан, — полностью зависят от Его заботы. Если бы Он пренебрег ими для
того, чтобы отдать Свою любовь кому-то одному, то все три мира перестали бы
существовать.

Кришна — бхакта-ватсала, вечный доброжелатель Своих преданных, поэтому Он помогает


духовно возвышаться как сад-хакам, так и сиддхам. Но внимание, которое Он проявляет
к ним, качественно отличается от их преданности Ему одному. Если бы Он отвечал на
любовь одних преданных и не отвечал на чувства других, то все остальные остались бы
недовольными. Несомненно, такой подход никому бы не понравился.

Озадаченный такими противоречивыми обязанностями, Шри Кришна зачастую чувствует


Себя смущенным, пытаясь «сделать все наилучшим образом».

Один подобный случай произошел во время васанта-расы,

праздника танцев, посвященного приходу весны. Как осень замечательна тем, что
делает природу особенно прекрасной, так и весна замечательна своей склонностью
пробуждать любовь. Чтобы глубже прочувствовать приподнятую атмосферу этого времени
года, Шри Кришна созвал гопи в горную долину Говардхана заманчивым обещанием любви
— песней Своей флейты11.

Гопи были безупречно одеты, нарядно украшены и омыты девичьей гордостью. Чтобы
ответить на их любовь, Шри Кришна явил Себя во множестве божественных образов и
одинаково танцевал с каждой из них. Прекрасные девушки Враджа воспевали Ему славу,
посылали любящие взгляды и показывали свое мастерство в танцах.

Волосы гопи растрепались, их одежды развевались, украшения позвякивали, а Шри Хари


подбадривал их игривыми взглядами и восклицаниями, например: «Садху! Садху!»

Кришнараджа подумал, что Ему наконец удалось отплатить любовью за любовь, жертвой
за жертву, и тут вдруг Шри Радхи-ка проявила недовольство происходящим, скрывшись в
лесу.

Радха поняла, что Кришна распространил Себя во множество образов, чтобы быть с
каждой гопи. Поскольку Она желала, чтобы Его внимание было приковано только к Ней,
Она не одобрила Его «равного» отношения ко всем и в гневе вышла из круга танца
раса.

Шри Радху называют Расешвари, Богиней танца раса. После Ее исчезновения все
празднество немедленно прекратилось, ибо счастье, к которому стремился Шри Кришна,
стало теперь невозможным. Какой смысл во множестве украшенных спиц в колесе, если
из него исчезла^олотая ступица?

Поскольку Шри Кришне не удалось оправдать Ее ожидания, Ему пришлось прервать танец
раса, и, отыскав Радху, загладить Свою вину. Шри Кришна вместе с Радхой вошел в
центр круга, который образовали гопи. Прославив Ее за необыкновенные качества, Он
одновременно доставил радость всем гопи, собравшимся в хоровод в танце халлисака'1.
Устроенный Им весенний праздник возобновился, и звуки смеха и пения огласили
окрестности холма Говардхана.

Любовь гопи представляет собой самое возвышенное преданное служение. Она


превосходит все другие методы бхакти13, Кришна Сам признал Свою неспособность
ответить на их любовь, так что Он остается их неизменным должником.

В ночь полнолуния сезона шарат луна проходила разные созвездия. И подобно этому, по
мере того как игры Кришны проходили различные этапы, Его долг гопи продолжал
накапливаться.

Первый долг образовался, когда гопи с радостью пожертвовали всем ради любви к
Кришне, а Он бесцеремонно покинул их, чтобы преподнести урок другим. По Его
собственному признанию, Он поступил несправедливо. Поэтому Он был обязан
исправиться.

Второй долг возник из-за несправедливого отношения Кришны к гопи. Хотя они
пожертвовали всем ради Него, Он покинул их. Но даже в беде поведение гопи
оставалось достойным подражания — они всегда вели себя очень учтиво, честно и
открыто. В Своих знаменитых отношениях с подобными драгоценным камням пастушками
Враджа, Хари проявил Свою неспособность равноценно ответить на их поступки. Такое
пренебрежение с Его стороны привело к возникновению второго долга.

Третье обязательство возникло, когда гопи своей любовью вызвали у Шри Кришны высшие
проявления экстаза и позволили Ему сполна насладиться этим состоянием. Если бы не
они, Кришна ни за что не смог бы испытать такого глубокого счастья.

Питая чувства Шри Кришны, прекрасные юные девы Вринда-вана стали пастушками в самом
настоящем смысле этого слова. Из истинного воплощения экстаза Шри Хари — они
«надоили» чистейший экстаз своими любовными отношениями с Ним.

Корова, хотя она и вырабатывает молоко, все же не может дать его людям без помощи
доярки. Музыкальный инструмент, каким бы он ни был совершенным, не может играть без
музы

канта. Так и Шри Кришна, воплощение расы, не способен наслаждаться ее вкусом без
помощи Своих преданных. Эти преданные своей любовью пробуждают в Нем духовные
вкусы, позволяя Ему ощутить тот экстаз, которого Он так жаждет14.

Любовь гопи превосходит любовь всех других преданных. Благодаря им Кришна получает
возможность познать высшие расы и испытывать бесконечно возрастающий экстаз. Так
возникает третий долг Кришны, и Он становится зависимым от их любви как от
источника Своего счастья.

Четвертый и заключительный долг Говинды появился потому, что любовь гопи была
направлена только на Него. Как уже объяснялось, Он не мог ответить им тем же, и
поэтому оказался в большом долгу перед ними.

Связав Себя подобными отношениями с миллиардами гопи'\ Кришна накопил такой долг,
что не чувствовал Себя способным расплатиться со Своими кредиторами даже за жизнь
Брахмы. Трезво обдумав Свое положение, Говинда понял, что у Него нет другого
выхода, кроме как попросить гопи аннулировать Его долг. У Него не было ничего
равного по ценности их любви, чтобы дать им взамен. Они были единственными
хранителями пре-мы, поэтому им оставалось только заплатить самим себе.

Кришна сказал: «Жизнь с таким обременительным долгом просто невыносима. Я больше не


могу терпеть эту тяжесть, поэтому единственное, что Мне остается, — это просить
Своих кредиторов о снисхождении. Дорогие гопи, вы отличаетесь необычайной душевной
щедростью и великодушием! Я могу только покорно просить вас: «Оплатите Мой долг
своими собственными удивительными качествами. Ваша доброта — это все, на что Я
уповаю»16.

Нельзя сказать, что Шри Кришна не пытается отплатить Своим преданным. Но, как Он ни
старается, сполна воздать гопи

не может. Это трансцендентное несоответствие не является недостатком Всевышнего.


Напротив, это украшение Его характера. Шри Кришну называют бхакта-ватсалой — тем,
кто одаривает любовью Своих преданных. И Он всегда готов признать Свое подчиненное
положение в искусстве взаимной любви.

Кришна и Его преданные играют в любовном спектакле различные роли: Он —


единственный объект любви, вишая, они — субъекты любви, ашраи17. И Кришна, и Его
преданные любят друг друга, но характер их любви разный, в соответствии с их
природой. Именно это различие в характере премы любящих и любимого заставляет Шри
Кришну постоянно оставаться должником. Это различие имеет два основных аспекта,
причем второй происходит из первого.

Как уже говорилось выше, первичный аспект выявляется при анализе качественных
отличий их любви — любви ашраи и ви-шаи. Безграничная любовь Кришны, хотя и в
разном количестве, поделена между всеми живыми существами в Его творении. С другой
стороны, любовь преданных сосредоточена исключительно на Нем. Эта неспособность
соответствовать однонаправленности и, как следствие, глубине чувства Своих
преданных, вынуждает Хари отставать от них в любовных взаимоотношениях.

Второй аспект можно понять, изучая настроения любящих и любимого. Преданные


бескорыстны и живут только для того, чтобы доставлять радость Шри Кришне. Отдавая и
получая любовь, они не преследуют никаких личных интересов. Даже требуя от Него
что-либо, они делают это только ради Него. Поэтому они являются настоящим
олицетворением служения.

В отличие от Своих преданных, которые являются непревзойденными слугами, Шри Кришна


превосходит всех умением наслаждаться и потому зовется Верховным наслаждающимся. В
соответствии со Своей изначальной склонностью, Он живет ради любовных отношений и
обладает ненасытным желанием быть любимым. Движимый Своей природой, Шри Кришна
инстинктивно стремится удовлетворить Себя, даже когда служит Своим преданным.

Примером тому может служить следующая лила, в которой Шри Кришна не желает
возвращать долг, находясь под сильным влиянием духа наслаждений18.

В северо-западной части Радха-кунды, в роще Судеви, где лианы, деревья и птицы


зеленого цвета, а помосты и беседки выложены изумрудами, как-то раз Радха и Кришна
играли в кости.

Светлоликая Радха и лотосоликий Кришна сидели друг против друга в окружении Своих
друзей и подруг, желая весело провести время. Мадхумангала был советником Хари, а
Лалита-деви — советницей Радхики. Субала бросал игральные кости Кришны, а Судеви —
игральные кости Радхи. Нандимукхи и Вринда были назначены судьями.

Кости, которыми играл Шьяма, были золотистого цвета, как Радха. А кости Гаури были
черными, как Кришна. Как только участники и зрители приготовились — когда отзвучали
многочисленные фанфары и насмешки над противником, — был сделан первый бросок. На
кон были поставлены ручной олень Кришны по имени Суранга и ручная олениха Радхи по
имени Рангини. Под бурные аплодисменты сакхов Шри Кришна победил, и Мадхумангала, с
радостью набросив веревку на шею оленихе, отвел ее на сторону мальчиков.

Во втором броске разыгрывались ожерелья Радхи и Кришны. Опьяневший от обильного


обеда Мадхумангала решил, что Рад-харани сыграла нечестно и сонным голосом
произнес: «Кришна, положи конец этой шари (игре)!» Подумав, что Мадху призывает:
«Убей эту шарику», — шарика (самка попугая) по имени Ка-локти жалобно пискнула и
вспорхнула на ближайшее дерево. Увидев это, собравшиеся друзья и подруги от всего
сердца рассмеялись.

В третьем броске на кон были поставлены флейта Кришны и вина Радхики под названием
Павика. На этот раз соперникам нужно было набрать семнадцать очков. Радха сказала:
«Сундара! Ты выиграл в предыдущем броске, поэтому кидай первым!» Шьяма целиком ушел
в Свой бросок, а Радхика тем временем принялась с изумлением рассматривать Его
прекрасные насуп

ленные брови. Когда кости упали на доску, Гаури оторвалась от Своих мечтаний и
увидела, что очков Кришне не хватило.

Пришел Ее черед! Взяв кости в руки, Радхика взбудоражила ум Кришны Своими


движениями и умерила Его дерзость невинной улыбкой. У Нее оказалось ровно
семнадцать!

Перекинувшись многозначительными взглядами, сакхи сказали: «О пастух! Не лучше ли


Тебе просто бегать за Своими КО’ ровами с палкой в руке? Покрикивай на них: «Гей!
Гей!» — и сгоняй их в стадо. Что Ты знаешь об игре в кости? Для этой игры мало
иметь только силу. Тут нужен разум, который вряд ли можно обрести, находясь среди
животных».

Судьи объявили: «Победила Радха!»

Джая Шри, Богиня победы, бросила на Кришну покровительственный взгляд и сказала:


«Теперь отдай Мне Свою флейту! Я добыла Ее в честной борьбе. Будь любезен, отдай ее
Мне!»

Но Щьяма не хотел расставаться со Своей ценностью. Как Он будет выманивать гопи из


дома без флейты? «Нет, нет! — сказал Он. — Я не могу ее отдать!»

Не позволив так легко от Себя отделаться, Радхика попыталась забрать флейту силой,
но Говинда не уступал. С третьей попытки Она выхватила флейту у Него из-за пояса.
Хари ухватился за другой конец, и Они стали тянуть флейту каждый в Свою сторону под
одобрительные возгласы развеселившихся друзей.

Притянув к Себе флейту и Шьяму вместе с ней, Радха воскликнула: «Я выиграла эту
флейту! Почему Ты не отдаешь ее?»

Кришна потянул Мурали и Радху на Себя и, дотащив их до середины игральной доски,


выпалил: «Не отдам! Отпусти!»
— Я хочу закинуть это создание в Ямуну, и тогда все домохозяйки Враджа наконец
обретут покой! — воскликнула Радха, пытаясь вывернуть флейту из могучих рук Шьямы.

Хари вырвал флейту из рук Радхи и спрятал за спину: «Нет, нет, нет! Оставь ее!»

Когда Шри Кришна отпрянул, Радхика воспользовалась Его неустойчивым положением.


Навалившись на Него всем телом, Она опрокинула Его на подушку и правой рукой
выхватила

флейту. Говинда был ошеломлен яростной любовью Радхи и в этом состоянии выпустил из
рук любимую вену. Воспользовавшись Его замешательством, Радхика перебросила флейту
Тула-си, которая спрятала ее в косу. Сакхи покатывались со смеху, в то время как
мальчики-пастушки сидели смущенные тем, что их предводитель и закадычный друг так
опозорился.

Лалита-деви подумала: «Похоже, Радха приворожила этого хитрого проказника какой-то


волшебной травой. Это слегка поубавит Его непомерную гордость».

Придя в Себя, Шри Кришна огляделся по сторонам. Его рот, по форме напоминающий
лепесток лотоса, был слегка приоткрыт, а Сам Он шарил руками в поисках любимой
вену. «Где Моя флейта? Что с ней?» — спросил Он.

Радхика ответила: «Ты потерпел поражение в честной борьбе, но, как всегда, не
захотел сдаваться!»

— Уверен, что Ты ее украла! — воскликнул Кришна.

Радхика пошутила:

— Зачем Мне это нужно?! Думаешь, во Врадже не хватает дров? На этой флейте мы едва
ли разогреем лоту19 молока. Что пользы в этой штуковине и кому она могла
понадобиться?

Когда Радхарани взглянула на Лалиту, Кришне пришло в голову, что флейту украла она.
Пока гопи тайком передавали флейту из рук в руки, Хари начал тщательно обыскивать
их, чтобы вернуть Себе проигранную флейту. Так Он порадовал сердца пастушек и
пастушков Своими играми и позволил их глазам сполна насладиться Его незабвенным
обликом.

Если Кришна не сумел расплатиться с маленьким должком — отдать Свою флейту, то как
можно ожидать от Него, что Он рассчитается со множеством долгов, которые у Него
скопились за бесконечный период времени? Будучи по Своей природе раса-раджей, Он
стремится все больше и больше наслаждаться придуманными Им же Самим играми. Так
можно ли надеяться, что Он прекратит наслаждаться и вернет долг Своим кредиторам,
не изменив до этого полностью Свой характер?

Конечно, на это следовало бы дать утвердительный ответ.

В конце концов, есть ли что-то невозможное для Того, Кто обладает безграничными
энергиями? Но это только теоретический ответ. История же свидетельствует о другом —
в Своей роли ви-шаи Шри Кришна всегда остается абсолютным наслаждающимся, и поэтому
Его долг по отношению к преданным лишь непрерывно нарастает.

Но если бы Кришна проникся настроением ашраи, то проявился бы совершенно другой


архетип. Если бы Кришна стал вместилищем любви или, иначе говоря, выступил в роли
Своего преданного, Он испытал бы естественную склонность служить и отдавать. К тому
же это новое самопознание позволило бы Ему проявлять безраздельную преданность (как
у вишаи), которой Он так восхищается в Своих преданных20.
Поэтому Кришна решил явиться в образе Своего преданного — в образе, в котором черты
вишаи полностью сливаются с настроением ашраи. Эта личность, в которой объединились
любящий и любимый, и есть Шри Чайтанья Махапрабху. В этом образе, в котором
естественный черный цвет Шри Кришны (олицетворяющий любовное наслаждение)21
перекрыт золотым цветом любовного служения Радхм, Кришна обладает всем необходимым
для того, чтобы вернуть долг Своим преданным.

В качестве образцового настроения любви Шри Кришна выбрал настроение Шри Радхики.
Почему? Потому что Она достигает вершины любовной преданности и является
олицетворением махабхавы. Любви Шри Радхи присущи все грани божественной любви в
каждой из пяти рас, проявленных на всех планетах духовного и материального миров.

Человек, обладающий несметными богатствами, заведомо имеет у себя в распоряжении


золото, бриллианты и всякие другие драгоценности в любых мерах — от тола до мансс.
И точно так же, испытывая на Себе любовь Шри Радхи, Шри Кришна мог изведать любовь
и пастушек, и пастушков, и Своих родителей, и Ханумана, и самых разных преданных,
где бы они Ему ни служили.

Шри Чайтанья Махапрабху — это Шри Кришна в настроении Шри Радхи и с Ее цветом кожи.
Он избавляется от долга

Кришны двумя способами: расплачиваясь любовью, которую задолжал Своим кредиторам, и


наслаждаясь расами любви (ее страданиями и блаженством), которые доступны преданным
в кришна-лиле.

У одного бенгальского поэта есть такие строчки:

радхера премера рна, шобхе джабе се дина навадвйпе йе дина гаура хабена хари

садхера голока гпйадже, патхера кангала се йе дхулайа паре пгхакура дебена гарагари

«Долг перед Радхой за Ее любовь будет оплачен в тот день, когда Хари станет Гаурой
в Навадвйпе. Отрекшись от наслаждений Толоки, Он облачится в одежды нищего и будет
кататься в пыли»23.

Бесконечно многие особенности любовных отношений Шри Кришны остаются тайными, пока
Он Сам не примет облик и настроение Своего преданного. В образе Шри Чайтаньи Маха-
прабху Кришна раскрыл истинную природу божественной любви, величие Шри Радхи и
враджаваси24, За это Господа Гаурангу25 именуют Према-пурушоттамой — Верховной
Личностью, наслаждающейся в безграничном океане любви.

Однажды ночью, когда Шри Кришна сидел под большим тамариндовым деревом на берегу
Ямуны, Он Сам объяснил тайны явления Шри Чайтаньи Махапрабху. Полностью
погрузившись в умонастроение Шри Радхи, Кришна принял облик Гаурасунда-ры26 и
проник в кладези Ее божественной любви27.

Исполненное блаженства место встречи Радхи и Кришны называется Йогапитхой или


Говинда-стхали28. Расположенная в самой высокой точке Вриндавана, окруженная с трех
сторон тихи-

ми волнами Ямуны, Йогапитха вырастает из земли постепенно, как панцирь черепахи, и


выглядит как лотос с тысячей лепестков. Каждый лепесток этого лотоса представляет
собой кунджу, а корзинкой является огромный храм из самоцветов, в котором восседают
Радха и Шьяма в окружении ашта-сакхи и ашта-манджари24. Вокруг Говинда-стхали
находится множество маленьких храмов. Эти отделанные драгоценными камнями беседки
стоят в тени чудесных деревьев желаний, которым нет равных ни на Сварге30, ни на
Вайкунтхе.
К востоку от Йогапитхи расположена прекрасная кунджа под щедрым древом желаний. Это
древо желаний с внешней точки зрения является тамариндом, и потому мудрецы именуют
его Имли-талом. Здесь песчаный берег Ямуны превосходит своим великолепием камфару,
ибо серебристые лунные лучи и следы стоп Хари, оставленные Им во время танцев,
тысячекратно приумножают его славу.

Повсюду растут бесчисленные деревья желаний, чье служение — исполнять желания Шри
Кришны. Бесчисленные цветы лотосов, игривые олени и радостные птицы приносят
наслаждение Его духовным чувствам. Места для сидения там сделаны из драгоценных
камней, таких, как лазурит, рубин и алмаз, а почва там золотая, с обильными
вкраплениями сапфиров, изумрудов и кораллов.

Однажды ночью яркий свет луны пробудил в Шри Радхе сильное желание увидеться со
Своим возлюбленным. Чтобы исполнить это возросшее желание, умелые подруги нарядили
Шри Радху в белоснежное сари, умастили тело белой сандаловой пастой, надели Ей на
шею жемчужное ожерелье и приглушили ножные колокольчики тканью. Это позволило Радхе
беспрепятственно покинуть дом.

Когда Шри Радха шла по лесной тропе, Она то и дело пугалась движущихся теней, по
ошибке принимая их за жителей деревни. Она тут же пряталась за дерево, а временами
ступала, как пугливая лань. На протяжении всего Своего ночного путешествия Радхика,
опьяненная экстатической любовью, едва ли

сознавала, где находится. Наконец, не без помощи Йогамайи, Она достигла Вамшивата и
оттуда пришла к Имли-талу.

Тем временем в Нандаграме мама Яшода укладывала Шри Кришну в постель и, любуясь Его
прекрасным лицом, рассказывала Ему историю о Господе Раме. Когда Он закрыл глаза,
чтобы обнять богиню сна, Яшода погладила Его нежное, как масло, тело и тихонько
вышла из комнаты, притворив за собой дверь.

Хитрый Хари тут же открыл глаза и осторожно осмотрелся. Как только все во дворце
утихло, Он поднялся с кровати, бесшумно оделся и с флейтой в руке вышел через
боковую дверь. Как зеленый попугай, влетая в лесную чащу, полностью сливается с
ней, точно так же темнокожий Говинда слился с тьмой за дворцом и стал крадучись
пробираться по улицам Нандагаона. Поскольку через главные городские ворота один за
другим проходили люди, Он свернул к задворкам, укрытым от лунного света тенистыми
деревьями.

Стремительно направляясь к месту встречи, Хари думал про себя: «Интересно, Прияджи
там или еще нет?» Шри Кришна напоминал принца теней, который бесшумно ступает между
Своими подчиненными, благословляя их отпечатками Своих стоп и утешая Своим
присутствием.

Говинда пришел на место встречи. Но Шри Радхика, обходившая каждую тень и


подбадриваемая Своими сакхи, была еще далеко. Шри Кришне не терпелось погасить
сжигающее Его изнутри пламя разлуки, и отсутствие Радхики вызвало в Нем необычайное
волнение. Что еще, кроме спокойного лица Шри Радхики, напоминающего прохладную
озерную гладь, Ее вьющихся локонов, подобных жужжащим пчелкам, Ее лотосных глаз,
подобных птицам канджана, и Ее очаровательной улыбки — Божества всего этого, —
способно было погасить этот огонь?

Шри Кришна то входил в кунджу, то выходил из нее. При каждом шорохе падающих
листьев Он думал: «Это пришла Она? Это Моя прия-сакхиЪ> Затем, усевшись под Имли-
талом, Шри Кришна стал утешаться тем, что усматривал женские достоинства Шри Радхи
в каждом уголке прекрасного леса Вриндавана.

Бурлящие черные воды Ямуны напоминали Ему косу Шри Радхи, многообразные лотосы
напоминали цветы, украшающие Ее локоны. Отражение луны было пленительным блеском Ее
волос, а благоуханный ветерок с реки — их неземным ароматом.

Вглядываясь в деревья, лианы, луну и лес, Шри Кришна повсюду видел Шри Радху.
Погруженный в мысли о Ней, Он начал повторять Ее имя: «Радха, Радха, Радха, Радха!»
И тут все Его существо охватил экстаз.

Шри Кришна, лучший знаток трансцендентных рас, мог медитировать только на того, кто
обладал большими достоинствами, чем Он Сам. Повторяя имя Шри Радхи, Он думал:
«Невозможно найти того, кто превосходил бы Меня, но Я чувствую в Радхе ту, кто
способна даровать наслаждение даже Мне». Повторяя снова и снова никогда не
утрачивающие вкуса слоги «ра» и «дха», Хари глубоко погрузился в медитацию на Ее
неисчислимые достоинства и стал похож на величайшего из йогов, пребывающего в
трансе.

«Ра-дха, Ра-дха, Ра-дха, Ра-дха!» И неизмеримый разум Хари, и Его глубочайшее


сердце, и Его ненасытные духовные чувства оказались бессильны, когда Он захотел
постичь духовное благо, приносимое повторением имени Шри Радхи. Сколько сладости в
Ее имени? Он не мог определить. Каково величие Ее имени? Он не мог узреть. Сколько
блаженства в Ее имени? Он не мог измерить.

По мере приближения Шри Радхики, Кришна все глубже погружался в Ее божественное


имя, забыв обо всем вокруг. И когда благодаря глубокой медитации Он проникся Ее
настроением и перенял Ее качества, темный цвет Его кожи (шамала-варна) уступил
место Ее прекрасному золотому цвету (суварна).

Узнав о том, что Шьямасундара стал золотым, лесные звери сбежались к этому месту.
Даже во Врадже, где чудеса встречаются на каждом шагу, такое случается не часто, и
этого нельзя было пропустить. Заглянув в кунджу, они увидели Хари, который выглядел
как кукла, вылепленная из масла, как золотая статуэтка или гопи, переодетая в
Кришну. Животные уставились друг на друга, онемев от изумления.

Внешность Шри Кришны указывала на Его внутреннее состояние. Золотое сияние,


исходившее от Его тела, озарило кунд-жу, но это было лишь отблеском переживаний
Радхи, бушующих в Нем. В этом трансцендентном состоянии Шри Кришна полностью ощущал
Себя Шримати Радхарани и думал, что «Она» ждала «Его».

В эти благоприятные минуты и пришла Шри Радхика. Хотя Она очень спешила встретиться
со Шри Кришной, Ее испугало сверхъестественное сияние, освещавшее все кругом. Звери
расступились перед Ней, и Она не без колебаний заглянула в кунд-жу, где увидела
золотистого юношу, который сидел, облокотившись на дерево, глубоко погруженный в
Свои мысли.

— Видимо, это небожитель или лесное божество, — подумала Она. — И он пришел сюда,
чтобы наслаждаться природой с лесной богиней.

Радхика тихонько вышла из кунджиу думая: «Наверное, Шри Кришна тоже приходил сюда,
но, увидев этого полубога, решил отправиться в Йогапитху». Уже собираясь уходить,
Радхарани услышала тихое пение: «Радха, Радха, Радха!» «Но зачем чужому распевать
Мое имя?» — подумала Она.

Привлеченная мелодичным звучанием Его голоса, Гаури замерла на несколько мгновений,


чтобы послушать, как Он поет. Пение было таким сладостным! Вдруг Радхика услышала
знакомые нотки, которые никогда не переставали звучать в Ее сердце. «Да это же
голос Хари!» — прошептала Она.

Радхика вернулась на то место, откуда могла видеть Шри Кришну, и протерла


затуманенные любовью глаза. Она оказалась права. Этот золотистый юноша был не кем
иным, как Ее возлюбленным. «Но куда девался обычный черный цвет Его кожи?» —
раздумывала Она.
Шри Радху очаровал странный облик Ее возлюбленного. Хотя Ее чувствам никогда и
ничто не доставляло большего удовольствия, чем вид, аромат, касание Его темного
тела, а также вкусы и звуки, связанные с ним, этот новый золотой образ Го-винды
пленил Ее воображение.

Через несколько мгновений Радхика осторожно вернулась в кунЭжу, как дочь ветра
раздвинув цветущие лианы. При звуке Ее шагов глаза Кришны, подобные лепесткам
лотоса, медленно раскрылись.

Увидев Радхику, Говинда растерялся. Поскольку Его сознание целиком впитало Ее


образ, у Него не было никаких сомнений в том, что Он и есть Радха. Но сейчас,
увидев Ее перед Собой, Он не знал, кто Он и существует ли Он вообще. Упершись
локтями в Свои бока и пошевелив пальцами, Кришна удостоверился, что у Него есть
тело и оно отличается от Ее тела. Голосом, который выдал Его волнение и который
заключал в себе одновременно вопрос и утверждение, Он сказал: «Радха? Ты Радха!»

Радхика сочла благоразумным промолчать. Она просто улыбнулась и грациозно наклонила


голову. Тем временем Шри Кришна с усилием пришел в Себя, и золотистый цвет Его тела
сменился черным. Вместе с цветом тела к Шри Кришне снова вернулось ощущение Себя
жизнерадостным богом любви Вриндавана.

Увидев в Нем снова сына Нанды Махараджи, Шри Радхика мягко приблизилась к Нему, как
волшебная лань, и села слева от Него на устланное цветами возвышение.

— Сундара! — сказала Она медовым голосом. — В каком прекрасном образе Ты только что
был передо Мной!

Взяв Его за руку, Она спросила: «Как получилось, что Твое тело стало золотым?»

Шри Кришна ответил: «О Радха! Таково магическое влияние Твоего имени, которое
овладело Моим сердцем и сделало Меня единым с Тобой. Я почувствовал Себя гопиу
ожидающей прихода Шри Кришны. Погрузившись в такие мысли, Я с радостью гулял по
цветнику Твоих бесчисленных экстатических эмоций и, только когда Ты вошла в кунджу,
пришел в Себя».

Шри Радха сказала: «Ты — воплощенная трансцендентность! Ничто не происходит в


царстве Враджа помимо Твоей воли. Должно быть, этот золотистый образ вечен и
исполнен глубокого смысла. Расскажи Мне о нем!»

Улыбнувшись Ее проницательности, Шри Кришна ответил:

«Деви, Ты права! Когда ко Мне переходят сокровища Твоей преданности и цвет Твоего
тела, Я становлюсь Гаурангой. Этот сокровенный образ известен только самым
возвышенным мудрецам и сокрыт в самом сердце Вед»31.

С задорным смехом Радха восклицала: «Гауранга, Гауранга, Гауранга! Что за


удивительное имя!.. Как сладостен его золотистый звук! Когда Я произношу
«Гауранга», Мне кажется, что Я повторяю Твое имя».

— Не только Мое имя, — сказал Хари. — Произнося «Гауранга», Ты повторяешь имена Нас
обоих. Слоги га-у-ран-га неотличны от ра-дха криш-на. Как нет разницы между образом
Гау-ранги и образом, в котором Мы слиты воедино, так и эти два имени не отличаются
друг от друга32.

Радхика была потрясена. Ее нежные губы задрожали от восторга.

Кришна продолжал: «В век Кали, приняв Твой цвет и проникшись Твоим настроением, Я
низойду на Землю, чтобы раздавать богатство враджа-премы. Гауранга будет свободно
раздавать то, что ни одна аватара не давала прежде — экстаз любовного служения Нам
с Тобой».

— Ах, как удивительно! — весело пропела Радха. — Как удивительно!

«В образе Гауры Я смогу ощутить сладость, счастье и величие Твоей любви. Я буду
также наслаждаться любовью преданных — как живущих во Врадже, так и за его
пределами. По Твоей милости, Я буду обладать величайшим богатством премы и
раздавать его Своим спутникам, преданным, а также непреданным, не прося ничего
взамен».

Почувствовав Себя слегка ущемленной, Радха сказала:

— О Сундара! В этой Гаура-айдгидре Ты поистине великодушен. Но скажи на милость,


каким образом Ты обретешь Мою бхаву, чтобы узнать чувства, скрытые в Моем сердце?

Шри Кришна улыбнулся в ответ:

— В Твоем святом имени Я черпаю все энергии. В этом состоянии Я наслаждаюсь всеми
многочисленными настроениями, которые присущи Твоей любви.

Чуть отвернувшись, Хари с огоньком в глазах добавил, словно поддразнивая Ее: «И


конечно же, когда Ты не видишь, Я могу проникнуть в сокровищницу Твоего сердца и
разграбить ее драгоценное содержимое».

Непокорный дух Радхики тут же дал о себе знать, и Она вспыхнула, как лесной пожар.
Радхика негодующе воскликнула в ответ: «Ах вот как! И как же Ты сможешь похитить
сокровища Моего сердца без разрешения? Уж не обрел ли Ты какие-то особые сиддхи,
позволяющие овладевать волей других и грабить их богатства?»

Одна мысль о том, что хитрый Кришна может в мгновение ока ограбить Ее доверчивое
сердце, привела Радхику в возмущение. Он был искушен в воровстве — в детстве Он
крал йогурт, в юности похитил одежды у гопи. Теперь Он грозился похитить Ее сердце.
Что вообще Ему было не по силам украсть?

Но если Радха лишится богатства Своей бхавы, то с каким чувством Она будет любить
Его? Решив не поддаваться, Радха бросила на Шри Кришну испепеляющий взгляд.

Со Своей стороны, Говинда был убежден, что у Него есть полное право исполнить Свой
долг в роли юга-аватары, Кали-юга сама по себе чревата многими препятствиями —
недоставало только сопротивления Радхики. В любом случае, о чем было сожалеть? По
всей вселенной Он в образах Божеств принимает поднесенную пищу, а потом возвращает
ее для наслаждения Своих преданных. Точно так же, все взятое из Ее сердца останется
нетронутым. Такова Его непостижимая энергия.

По воле судьбы, и Радха, и Кришна остались при Своем мнении о том, вправе ли Он
«позаимствовать» Ее эмоции. Из-за этого разгорелась любовная перепалка, которую с
удовольствием слушали птицы, лианы и деревья. Из остроумных доводов, обманчивых
намеков и скрытых символов, использованных Радхой и Кришной, весь лес Вриндаван
узнал сокровенные истины об играх Господа Гауранги.

Нава-сакхи! Эхо той перебранки до сих пор звучит в моем сердце. Оно позволит тебе
понять, как Шри Кришна в образе Гауры возвращает долг любви.

Что ты говоришь, прия? Разумеется! Ты права. В образе Шьямасундары Хари не может


отплатить Свой долг и зачастую не желает этого делать. Но в образе Гаурасундары Он
необычайно великодушен и проливает потоки кришна-премы.

День продолжался! В разлуке с Хари время тянется нестерпимо долго. Я закончила


завтракать, пошла немного вздремнуть, а потом продолжила свою нудную домашнюю
работу.

Гопи всегда думают о Говинде. В тот день я постоянно размышляла о раскрывающейся


мне все новыми и новыми гранями любви Шри Кришны. Взбивая масло, делая йогурт и
поклоняясь богу Солнца, я не могла думать ни о чем другом. Больше всего меня
заворожил золотой образ Хари — Гауранга. Я желала узнать о Нем больше.

прийах со ‘йам кршнах; саха-чари куру-кшетра-милитас

татхахам са радха тад идам

убхайох сангама-сукхам

татхапй антах-кхелан -мадхура -муралй -панчама-джуше

мано ме калиндй-пулина-випинайа спрхайати

Дорогая, вот Мы и встретились с Моим близким другом Кришной на поле Курукшет-ра. Я


— всё та же Радхарани, и Мы снова вместе. Я рада, и все же Мне хочется оказаться
рядом с Ним на берегу Ямуны, под сенью деревьев! Я хочу вновь услышать пятую ноту
Его чарующей флейты.

Падьявали, 387

ГЛАВА ВТОРАЯ

Гауранга вознаграждает всех

ава-сакхи! Судя по движению твоих изог-нутых как лук бровей, ты о чем-то


задумалась, Чего ты желаешь?

Ах! Тебе интересно послушать об играх Гауранги и Его преме. М-мм! О Нем можно
рассказывать долго. Знай, Прия, что игры Гаурахари, как и игры Шьямасундары,
подобны бескрайнему океану. Мы можем испробовать лишь маленькую каплю из этого
океана, но даже этого достаточно, чтобы опьянить здравомыслящую гопи.

Хорошо! Скажи мне, что тобой движет?

Да, да!.. Да!

Прие! Ты задала мне вопросы, которые прекрасно сочетаются с твоими устремлениями.


Очень скоро твоя пурва-рага созреет, и ты сама ощутишь все, о чем я тебе
рассказала.

Теперь послушай! Я опишу тебе несколько игр Гауранги, в которых Он проявил


экстатическую любовь, свойственную преданным Шри Кришны.

Я уже объясняла, что на извилистой дороге своей любви мы, преданные Говинды,
встречаем множество трудностей. В их числе — эмоциональная пытка разлуки с Ним.
Гаура проявляет эти чувства — и тем самым учит весь мир любить Кришну.

Раздавая враджа-прему, Он окропляет Своих преданных экстатическими эмоциями Своей


любви и так с лихвой возвращает им долг, возникший во время Его кришна-лилы.

Ты хочешь узнать, чем Его чувства подобны нашим? Сакхи, рассказывая об этих играх,
я приведу цитаты, чтобы показать, в чем преданность Гауранги схожа с нашей. Это
даст тебе некоторое представление.

Не сомневайся! Самопожертвование Гауры, Его служение и преданность подобны нашим. В


конце концов, Шри Кришна воспринял умонастроение гопи, чтобы проникнуть в тайны
нашей любви. Дорогая моя, всегда помни об этом: гаура-лила и враджа-лила навеки
переплетены.

Послушай, я расскажу тебе, какие обстоятельства помогли мне проникнуть в тайну лил
Гауры.

Уже был полдень. По мере того как солнце поднималось все выше и выше над
горизонтом, оно испаряло мое терпение и разжигало в сердце випраламбха-бхаву. Я
побледнела и утратила всякий интерес к домашним делам. Сколько можно быть вдали от
Него?

— О госпожа! У вашей дочки Поднялся жар. Мы отведем ее в дом отдохнуть. — Убедив


таким образом мою свекровь, Магха отвела меня в комнату и уложила на диван,
устланный влажными лепестками лотоса. Она умастила меня сандаловой пастой и
камфарой. Но эти охлаждающие вещества быстро высохли и опали на пол, как осенние
листья.

Минуты длились точно века. Встреча с Хари казалась мне необычайно далекой. Я
отчаялась и потеряла всякую надежду. Меня уносило в океан скорби.

Оставалось ждать помощи только от смерти. Я встала, поскольку не могла больше


лежать.

Сакхи! В тот же миг я потеряла сознание и упала на постель! Хотя мое состояние
огорчало моих подруг, мне оно принесло долгожданное счастье.

В обмороке я увидела Шри Говинду, который стоял на берегу Ямуны. У губ Он держал
флейту, а движения Его глаз напоминали дивный танец. Мое сердце охватило
блаженство! Пока я любовалась Его образом, чувства мои полностью ожили, и я
наслаждалась пятью Его качествами2 с нескончаемой радостью.

Вот какое счастье выпало на мою долю! В мгновение ока Шри Кришна сменил черный цвет
кожи на золотистый и предстал в образе Гаурахари. Вместо того чтобы играть на
флейте, Он пел Свои собственные имена и щедро открывал все, что было у Него на
сердце.

Так я наблюдала игры и качества этой загадочной личности, которая прониклась


настроением Шри Радхи и переняла цвет Ее тела. Сейчас я открою тебе кое-что из
того, что узрела в своих грезах.

Нет, сакхи! Я не расскажу тебе всего. Остальное ты поймешь сама, в свое время. Будь
терпелива...

Растущая луна бросала унылые тени на пустой двор, охлажденный мягким зимним ветром,
дующим с севера. Изредка сухие листья падали на соломенную крышу или мягко ложились
на землю — это был единственный звук, который нарушал тишину. На несколько
мгновений ее разорвали неистовые крики совы, донесшиеся издали, но вскоре счастье и
умиротворение снова разлились по ночной Надии.

Двадцать четыре года прошло с тех пор, как Гаурахари начал являть Свои игры, и все
это время Его лотосоподобные стопы ежедневно благословляли Землю своими
прикосновениями. Как же Навадвипе не радоваться?3 Всего несколько часов назад эти

девять островов, казалось, сосредоточились вокруг дома Шрива-са Тхакура, чтобы не


пропустить упоительный ночной праздник. Во внутреннем дворе дома огромное
количество вайшнавов пело и танцевало под изумленными взглядами полубогов со
Сварги4.

Преданные приходили в восторг от звуков своего киртана. Опьяненные нектаром святого


имени, они носились по двору, забыв о людях, богах и демонах. Они смеялись, пели,
катались по земле, стирая с нее все невзгоды, и в конце концов заставили танцевать
Господа Вишвамбхару.

Как лев, величаво выступивший из лесной тени, Гаурахари шагнул в круг Своих
преданных под звуки мриданг, караталов и рожков. Как сказано в песне Вакрешвары
Пандита, танец Гауранги был исполнен такой красоты и изящества, что слезы лились из
глаз каждого, кто наблюдал за Ним, и стены плавились в блаженстве.

Его высокое статное тело сверкало молнией, а богатое шелковое дхоти развевалось,
как ветер; слезы текли потоками нектара, а жемчужное ожерелье взлетало на груди,
как стая птиц чатака. Но прекраснее всего были Его черные волнистые волосы, похожие
на тучи, перевязанные нитями жемчуга и цветочными гирляндами. Эти блестящие локоны,
изящно покачиваясь, гордо окаймляли высочайшее сокровище Его образа — Его лишенное
и тени несовершенства луноподобное лицо.

Только преданные Господа могли испить глазами всю красоту Его облика. И они пили
этот эликсир красоты, насколько каждому из них позволяла его любовь.

Иногда Гауранга пел и наблюдал за танцами Вакрешвары, чьи движения и экстаз были
сравнимы только с теми, что являл Сам Господь. Затем, заразившись настроением Своих
слуг, Он снова забывался в безудержном танце, и Его руки раскачивались, как побеги
золотой лианы.

Нимай Пандит двигался, как муссонное облако премы, восхищая Своим танцем весь мир.
Его громогласные крики превращали преданных в танцующих павлинов. Мир был затоплен
нескончаемыми потоками Его слез, а ночь озарена ослепительными молниями Его
движений.

Гаурахари бросал взгляды в разные стороны, и они разлетались, как гирлянды из


лотосов. Его глаза разбрызгивали повсюду капли нектара, а движения бровей
привлекали рои опьяненных пчел. Поступь Господа доставляла блаженство нагом. Когда
Он поднимал руки, на небесах начиналось ликование, а стоило Ему только закружиться,
как вместе с Ним начинали вращаться все десять сторон света.

Когда запели Шривас и его братья, эфир стал жадно пить нектар их слов, Адвайта
Ачарья танцевал как олицетворение всего преданного служения. Господь Чайтанья с
радостью наблюдал за тем, как этот лучший из брахманов, украшенный ножными и
ручными браслетами, ожерельями и поясом, проявляет экстаз гопи.

Независимо от настроений Своих преданных и от того, каким Божествам они


поклонялись, Гаура заставил всех их вкушать враджа-прему. Даже преданные Нараяны,
Дваракадхиши и Нарахари пили нектар служения Радхе и Шьяме. Погруженный в милость
Гауранги, пожилой супруг Ситы полностью проникся настроением гопи, и все Его
движения были в точности, как у враджа-девг?.

Преданные снова и снова просили Его остановиться, но Адвайта не обращал на них


внимания. Наслаждаясь настроением возлюбленной Шри Кришны, Он удивил даже Гаурангу
Своим танцем, изображая в нем игры, которые проявились в Его сердце. В конце
концов, разгадав Его мысли, Господь увел Его в комнату и там успокоил Адвайту, явив
Ему Свой мистический образ.

Нитьянанда Прабху в богатом наряде принца пастухов тоже танцевал в экстазе. На


голове у Него был тюрбан, в ушах — жемчужные серьги, на груди — золотое ожерелье, а
на лодыжках — позванивающие ножные колокольчики. Когда Он пел прекрасные песни
собственного сочинения, Его тело сотрясалось в экстазе, волосы вставали дыбом, а
лицо омывали слезы.

Так все преданные выразили свою любовь в киртана-расе и порадовали Господа Гаурангу
экстатическим танцем.

Девять ночных часов прошли в нескончаемой радости хари-нама-санкиртаны. Затем


Господь завершил Свои танцы и пение,

подведя весь праздник к счастливому концу. Пока Гауранга по очереди обнимал всех
преданных, желая им доброй ночи, лицо Его померкло, а уголки лотосоподобного рта
подернулись печалью. Когда последние преданные разошлись по домам, Гауранга
направился в храмовую комнату Своего дома, находившегося неподалеку.

После такого упоительного праздника, как Навадвипе не радоваться?

Дверь дома Нимая медленно отворилась, и в дверном проеме появились очертания Его
золотистой фигуры. Сияние Его тела было ярче света молодой луны, а черные волосы
превзошли черноту ночи. Лицо Гауры, подобное лотосу, выражало преданность,
умиротворение, а главное, решимость.

Как Он делал это много раз прежде, Нимай переступил порог, прошел во двор, выразил
почтение Туласи-деви и склонился у комнаты Божеств.

Взявшись за ручку ворот, Он быстро и бесшумно отворил их. Делал ли Он это когда-
нибудь раньше?

Гаурахари обернулся, чтобы бросить взгляд на дом Джаганнат-хи Мишры: кухню, храм,
спальню матери, Свою комнату, кладовую и зал для гостей. Это была Его вечная
обитель. В доме мирно спали Его мать Шачи, жена Вишнуприя и слуга Ишана. Алые губы
Нимая слегка шевелились: «Харе Кришна, Харе Кришна!»

Он выглянул на дорогу, идущую вдоль берега реки. Там не было ни души! Никто не
остановит Его; Он сможет уйти незамеченным. «Я сделаю это для блага всего мира», —
подумал Он.

Перед глазами Шачинанданы стояло лицо спящей Вишну-прии, а в сердце раздавался до


боли знакомый голос Его матери: «Нимай!» Не медля ни мгновения, Он миновал ворота и
ушел во тьму — туда, где Его ждал Нитай.

Царила тишина. Тихо было потому, что никто не слышал, как громко билось
разрывающееся сердце Гауры, потому, что никто не мог чувствовать боли любящего
сына, оставляющего Свою мать. Сколько слез пролила Яшода, когда Шри Кришна покидал
Вриндаван? И снова этой же Яшоде придется горько

плакать, когда она узнает, что ее Канай покинул Свой Вриндаван на берегу Ганги.

Когда крики Шачиматы полетят над рекой: «Нимай!.. Ни-май!.. Нимай!..», когда Его
дорогие преданные станут заламывать руки от горя, когда Шива и Гаури почернеют от
отчаяния, сможет ли Он продолжить Свое ночное путешествие в Катву?

— Я сделаю это для блага всего мира!

Когда волны Джахнави остановят свой танец, когда деревья откажутся цвести, когда
шмели перестанут пить мед, будет ли Он и тогда настаивать, чтобы Кешава Бхарати дал
Ему саннъясу*

— Я сделаю это для блага всего мира!


Когда кукушки перестанут куковать, когда павлины перестанут танцевать, когда
плачущие попугаи откажутся летать, будет ли Он тогда настаивать, чтобы цирюльник
обрил Ему голову?

— Я сделаю это для блага всего мира!

О Нимай Пандит! Коровы прекратили пастись, ветер больше не дует, сердца надия-васи
лишились радости — может ли такая скорбь принести кому-то благо? Может ли мир
обрести благо от потоков их слез?

Нимай был непоколебим! Он вышел на главную дорогу и посмотрел направо. Возле


кокосовой рощи маячили три тени. Это были Нитай, Мукунда и дядя Нимая,
Чандрашекхара. Нимай решительно направился к ним.

— Я сделаю это для блага всего мира.

Уклонение под влиянием условностей

«О лали, наконец-то ты получила возможность участвовать в развлечениях Шри Кришны


на Земле! Так что же ты играешь в куклы и помогаешь маме? Ты что, глуха к звуку
флейты Ванама-ли, созывающей участниц Его ночных игр? Как жаль! Как жаль!»7

О Нимай из Надии, Ты явился на благо всего мира! Так зачем Ты изучаешь сутры Панини
и увлекаешься мирской логикой? Или Ты не слышишь жалобных возгласов Твоих слуг в
Адвайта-бхаване, которые оплакивают притесняемых вайшнавов? В них столько скорби!

Дар общения

«Дорогая сакхи, меня зовут Вишакха, и с сегодняшнего дня ты будешь, как мое второе
тело. Мы станем неразлучны с тобой: вместе будем набирать воду из Ямуны,
поклоняться богу Солнца и низать цветочные гирлянды. В это время я расскажу тебе
обо всем, что ты захочешь узнать о Кришне, носящем павлинье перо в волосах»8.

«Как меня зовут? Юноша, меня зовут Ишвара Пури. А ты кто? О-о-о, Ты и есть тот
самый Нимай Пандит!.. Я много слышал о Тебе! Ты очень известный ученый. Тебе
необыкновенно повезло — такая эрудиция возможна только по благословению Шри Хари.
Помни всегда о Кришне!»9

Беседы о Кришне

Одна из гопи, прекрасная Вишакха, сказала Шримати Радхара-ни: «Грудь Шри Кришны,
врага Бакасуры, краше туч. Его грациозные жесты пленяют зрение, а неизменно
прекрасный облик заставляет даже благочестивых девушек запинаться и краснеть» .

Ночи напролет Господь Чайтанья обычно танцевал в доме Шриваса Тхакура в обществе
Своих спутников. Он пел и танцевал под звуки мриданг, выкрикивая в экстазе гопи: «О
владыка Моей жизни! О Мой дорогой супруг!»11

Исполнение предписанных обязанностей

Джатила позвала Радху: «Дочка! Сходи к царице Яшоде и исполни ее желания. Потом
быстро возвращайся домой, чтобы поклоняться богу Солнца». Радха обрадовалась, но,
изображая нежелание, ответила: «У меня есть работа и дома. Домохозяйка не должна
ходить по чужим домам»12.

После того как Вишварупа принял саннъясу, Гаурахари заду

мался: «Поскольку Я не стал саннъяси и остаюсь дома, Моя обязанность — жить так,
как подобает грихастхе. Без жены жизнь домохозяина лишена смысла». Так Господь
решил жениться13.

Беспокойства

Пока Хари спал, Шри Радха ловко похитила Его флейту. Унося ее в глухие заросли
лиан, Радхика заметила, что сияние Ее лица освещает все окрестности. В страхе, что
Ее увидят, Она строго отругала Творца14.

Со слезами на глазах Шри Чайтанья Махапрабху спросил Ха-ридаса Тхакура: «О Харидас!


В этот век Кали большинство людей лишены ведической культуры. Они совершают грехи,
вроде убийства коров. Меня это очень огорчает! Как спастись этим яванам?»'5

Зов Шри Кришны

В ночь полнолуния сезона шарат одни гопи доили коров, другие готовили на кухне,
третьи одевались, четвертые прислуживали своим мужьям. Но как только зазвучала
флейта Кришны, ее песнь тут же захватила их умы. Оставив все, они помчались
навстречу Ему, и серьги раскачивались у них в ушах16.

«Гаурахари! Время идти во Вриндаван еще не настало! Ты пойдешь туда позже. Сейчас
Твоя миссия — проповедовать славу святого имени. Для этого Ты должен вернуться в
Надию». Услышав, как голос с небес произнес эти слова, Нимай Пандит изменил
направление и вернулся домой вместе со Своими учениками17.

Широкая дорога, ведущая от ворот Симха-двара к храму Гун-дичи, была покрыта мелким
белым песком, что делало ее похожей на берег Ямуны. Бесчисленные сады по обе
стороны дороги напоминали вриндаванские леса. Когда Господь Джаганнатха

ехал на Своей колеснице и любовался этой красотой, Его ум наполнялся радостью. В


такой счастливой атмосфере Господь Вселенной думал: «Вот Я и возвращаюсь во
Вриндаван»18.

Колесница Господа Джаганнатхи казалась только что отлитой из золота и походила на


движущуюся гору Меру. Ратха была украшена сверкающими зеркалами, белыми чамарамиу
шелковыми флагами и искусно выполненными картинами. Когда она двигалась, колокола,
гонги и ножные колокольчики издавали мелодичный звук.

Присутствие Господа Джаганнатхи наполнило Чайтанью Ма-хапрабху радостным волнением.


Украсив Своих преданных гирляндами и сандаловой пастой, Он разбил их на семь групп
кир-тана с мридангами и караталами. Подобно тому, как Шри Кришна прежде
распространил Себя во множество образов во время танца раса, Чайтанья Махапрабху
сейчас одновременно танцевал во всех семи группах. Непреданные не подозревали об
этом чуде, но те чистые вайшнавы, глаза которых были умащены бальзамом любви, могли
видеть это.

Стоя перед Господом Джаганнатхой со смиренно сложенными ладонями, Чайтанья


Махапрабху поднял лотосоподобные глаза и, как пчела, собирающая нектар с райских
цветов, жадно пил глазами прекрасный лик Господа. Он пел:

намо брахманйа-девайа го-брахмана-хитайа ча джагад-дхипгайа кршнайа говиндайа намо


намах

«Я в почтении склоняюсь перед Господом Шри Кришной, Го-виндой, которому поклоняются


все брахманы. Он заботится о благополучии коров, брахманов всего мира»19.

Постепенно ум Чайтаньи Махапрабху погружался все глубже в океан настроений Шримати


Радхарани. Подобно тому, как Радхика танцевала для удовольствия Своего
возлюбленного, Чайтанья Махапрабху начал танцевать перед колесницей Господа
Джаганнатхи.
Гаура то подпрыгивал в воздух, то падал на землю и лежал бездыханный. Он то
кружился вихрем, то катался по земле, как золотая гора. Во время танца Он издавал
громоподобный рев, и с каждым шагом, казалось, земля прогибалась у Него под ногами.

Было видно, как под влиянием экстаза тело Чайтаньи Махап-рабху подвергалось
изменениям: Он то цепенел, и волоски на Его теле вставали дыбом, то весь бледнел и
покрывался испариной, то становился беспомощным, гордым или охваченным безудержной
радостью.

Этот танец привел Господа Джаганнатху в изумление. В великом счастье, Он остановил


Свою колесницу. Следя за Чайтаньей Махапрабху немигающим взглядом, Господь
Джаганнатха думал: «Я никогда еще не видел такого танца».

Даже если бы чья-то жизнь была столь же долгой, как у Брахмы, он все равно не смог
бы описать все признаки экстаза, которые сын Шачи проявил перед Господом
Джаганнатхой.

Спустя некоторое время экстатические эмоции Господа несколько изменились, — Его


сердце расплавилось. Понимая, что у Него на душе, Сварупа Дамодара запел песню,
которая очень нравилась Чайтанье Махапрабху:

сеи та парана-натха паину йаха лаги’ мадана-дахане джхури гену

«И вот я обрела владыку моей жизни, в разлуке с которым сгорала от любви — и совсем
было зачахла»20.

В такт музыкальным инструментам, Чайтанья Махапрабху грациозно танцевал, стараясь


выразить чувства, заложенные в песне. Он делал изящные движения, пользовался языком
мимики и проявлял всевозможные признаки экстаза. Хотя колесница пришла в движение,
Джаганнатха не мог отвести глаз от чарующего облика Чайтаньи Махапрабху. Все
преданные видели, что Господь Джаганнатха даже ни разу не моргнул Своими
лотосоподобными глазами.

В любовных взаимоотношениях между Чайтаньей Маха-

прабху и Господом Джаганнатхой первый находился в настроении Шримати Радхарани, а


второй — в настроении Господа Кришны. Хотя Они оба были одной личностью — сыном
Махараджи Нанды, под влиянием Йогамайи один стал вигиаей любви (Джаганнатхой), а
другой — ашраей (Господом Чайтаньей).

Праздник Ратха-ятры символизирует встречу Кришны и гопи на Курукшетре. После долгой


разлуки Ядавы увиделись с врад~ жаваси на празднике, посвященном солнечному
затмению. Воспользовавшись этой возможностью, гопи встретились с царем Двараки в
укромном месте. Радхика, чье сердце сильно билось от волнения, приблизилась к Хари.
Стоя в кругу подруг, Она с улыбкой, которая была слаще аромата камфары, попросила
Его: «Пожалуйста, возвращайся во Вриндаван! Давай возродим любимые забавы Нашей
юности».

Когда Чайтанья Махапрабху увидел Господа Джаганнатху на колеснице, в Нем


пробудилась такая же радха-бха&а. С глубоким чувством Он запел:

йах каумара-харах са эва хи варас та эва чаитра-кшапас те конмйлита-малатй-


сурабхайах прауфхах кадамбанилах са чаивасми татхапи татра сурата-вйапара-лйла-
видхау рева-родхаси ветасй-тару-тале четах самуткангрхате

«Тот, кто в юности похитил мое сердце, вновь мой господин. Сейчас стоят такие же,
как тогда, лунные ночи месяца чаитра. Точно такие же ласковые ветерки дуют из
кадамбового леса и разносят повсюду нежный аромат цветов малати. Я — все та же
возлюбленная, но моему сердцу здесь нет счастья. Я хотела бы снова оказаться в том
месте на берегу Ревы, под сенью дерева ветаси»21.

В любовном обмене эмоциями между Чайтаньей Махапрабху (Шри Радхой) и Господом


Джаганнатхой (Шри Кришной) чувства Чайтаньи Махапрабху оказались сильнее. Во время
Ратха-ятры Его радха-бхава предопределяла развитие событий. На первый взгляд,
колесницу Господа Джаганнатхи тянули дайиты по направлению к храму Гундичи, но на
самом деле ее

вела сила любви Гауры по направлению к Вриндавану22.

Обернувшись к Господу Джаганнатхе, Господь Чайтанья воскликнул: «О Мой


возлюбленный! Ты — всё тот же Кришна, что и много лет назад, а Я — всё та же
Радхарани с Варшаны! Мы встретились с Тобой снова, как встречались в Своей юности».

Господь Джаганнатха улыбнулся и, казалось, ответил: «Да, это так! Мы снова вместе».

Чайтанья Махапрабху продолжал: «Хотя Мы с Тобой всё те же, Мой ум устремлен ко


Вриндавану. Я хочу, чтобы Твои лотосоподобные стопы снова прикоснулись к нему».

Джаганнатха ответил: «Но ведь Мы здесь вместе! Зачем Нам откладывать наслаждение
Нашей любовью и идти во Вриндаван?»

Глядя на Него краешком глаз, Чайтанья Махапрабху смиренно ответил: «На Курукшетре —
толпы народу и грохот колесниц. Здесь полно слонов и разгоряченных лошадей. Это
беспокойное и шумное место, предназначенное для отправления религиозных ритуалов.

А Вриндаван, — продолжал Он, — наполнен тем, что помогает дарить и получать любовь.
Мне ли напоминать Тебе о той неизмеримой сладости, которой пропитано там все? С
этой сладостью не сравнится даже великолепие Вайкунтхи! Укромные уголки в садах
Вриндавана, нектарные воды, покатые холмы, резвящиеся олени, щебечущие птицы и
жужжащие пчелы — там это все в изобилии и источает неизмеримое блаженство. Разве Мы
сможем ощущать такое же нескончаемое счастье здесь?»

Вспомнив трансцендентную атмосферу Вриндавана, Джаганнатха почувствовал неодолимое


желание отправиться туда. Вращая глазами, Он огляделся вокруг.

— Здесь, на Курукшетре, — продолжал Чайтанья Махапрабху, — Ты одет как царевич, в


Твоих руках смертоносное оружие, и Тебя окружают великие воины. Но во Вриндаване Ты
выглядел как простой пастушок, неразлучный со Своей проказницей-флейтой, и на Тебе
были украшения из лесных цветов.

Чайтанья Махапрабху остановил Свой танец и жестами сообщил Своему возлюбленному:


«Признаюсь, что, по сравнению со

счастьем, которым мы наслаждались во Вриндаване, на Курукшетре нет ни капли


радости».

Господь Джаганнатха остановил Свою колесницу. Душой Он уже устремился к


несравненным радостям Вриндавана. Чайтанья Махапрабху заключил: «Поэтому
возвращайся во Вриндаван и предайся там вновь тем развлечениям, в которых Мы когда-
то проводили время. Сделав так, Ты исполнишь Мое желание»23.

Слова Чайтаньи Махапрабху вдохновили Господа Джаган-натху вернуться во Вриндаван.


Когда колесница начала свой путь в Гундичу, сады по обочинам дорог еще прибавили
Ему воодушевления. Всем сердцем Он жаждал облачиться в одежды пастуха.

Чайтанья Махапрабху понял, что Господь Джаганнатха уже захотел оказаться во Врадже.
Чтобы еще больше усилить это стремление, Чайтанья Махапрабху прочитал стих, который
гопи произнесли на Курукшетре, и подробно объяснил его значение: «Дорогой Господь!
Твой пупок подобен цветку лотоса, а Твои лотосоподобные стопы — единственное
прибежище для тех, кто пал в глубокий колодец материального существования. Великие
йоги-мистики и ученые философы созерцают Твои стопы и поклоняются им. И хотя мы
всего лишь обычные домохозяйки, поглощенные семейными заботами, нам очень хочется,
чтобы эти лотосоподобные стопы запечатлелись в наших сердцах»24.

В ответ на эти сладостные слова Господь Джаганнатха сказал:

— Ты просила Меня поставить Свои стопы на землю Вриндавана, но сейчас говоришь, что
Я должен обращаться с Тобой как с йогом и запечатлеть их в Твоем уме. Как это
понимать?

Погруженный в настроение Шри Радхи, Чайтанья Махапрабху сказал:

— Для большинства людей нет разницы между их сердцем и умом. Мой ум никогда не
покидает Вриндаван, и потому Я не вижу разницы между ним и Вриндаваном. Мой ум уже
превратился во Вриндаван. И поскольку Ты любишь это место, поставь туда Свои
лотосоподобные стопы. Это будет Твоей самой высшей милостью ко Мне!25

Чтобы не быть неправильно понятым, Джаганнатха шутливо сказал:

— А что случится, если Я не запечатлею Свои стопы в Твоем уме, не отличающемся от


Вриндавана?

Чайтанья Махапрабху ответил:

— О Владыка Моей жизни, услышь Мою смиренную просьбу. Вриндаван — Мой дом, и Я хочу
быть там вместе с Тобой. Если же это невозможно, Мне будет слишком трудно
поддерживать в Себе жизнь.

Медленно продвигаясь на колеснице, Господь Джаганнатха решил слегка поддразнить


Радху: «Я посылал Уддхаву, чтобы он научил Тебя помнить обо Мне. Ты что же, не
выполняла его наставлений? А если выполняла, то зачем же Тебе расставаться с
жизнью?»

Чайтанья Махапрабху, слегка рассерженный таким отношением Шри Кришны, прекратил


танцевать. Когда Он обращался к Господу Джаганнатхе, из всех, кто там был, только
Сварупа Да-модара понимал трансцендентную природу этих отношений. Остальным они
казались своего рода театральным представлением. Хотя Сварупа Дамодара Госвами не
раскрывал этих тайн, по его милости Рупа Госвами смог их понять. Позже он открыл
эти тайны всему миру.

«Дорогой Кришна, живя в Матхуре, Ты послал Уддхаву научить Меня логическим


рассуждениям и мистической йоге. Теперь Ты говоришь Мне о том же самом, но Мой ум
не соглашается с этим. Ни гъяна-йогау ни дхъяна-йога не укладываются у Меня в
голове26. Прекрасно зная Меня, Ты по-прежнему даешь такие советы. Скажу Тебе прямо,
Ты неправ».

Господь Джаганнатха продолжал подшучивать над Чайтаньей Махапрабху:

— Дхъяна-йога и гъяна-йога— это признанные методы сосредоточения ума на желаемой


цели. Почему Ты отвергаешь их?

Погруженный в настроение Шри Радхи, Чайтанья Махапрабху использовал доводы пастушек


Вриндавана. Гопи испытывали к Кришне спонтанное влечение. Им не нужны были никакие

механические методы сосредоточения ума. Практика йоги была для них бесполезной,
поскольку они не смогли бы перестать думать о Шри Кришне, даже если бы пожелали.
Чайтанья Махапрабху продолжал: «Я хотела отвести Свой ум от Тебя и погрузить его в
мирские дела; но, как ни пыталась, так и не смогла этого сделать. Сердце Мое
тянется только к Тебе. Поэтому Твой совет научиться медитации на Тебя просто нелеп.
Прошу Тебя, больше не мучай Меня так!»

Помня о том, в каком несчастном положении оказались гопиу подружки Радхи, Чайтанья
Махапрабху уперся правой рукой в бок и с вызовом произнес: «Гопи совсем не похожи
на йогов-мистиков! Они никогда не удовлетворятся медитацией на Твои лотосоподобные
стопы. Напротив, поскольку Твой совет заняться медитацией выглядит двуличным, из-за
него гопи начинают еще больше негодовать на Тебя».

Взывая к доброте Господа Джаганнатхи, Чайтанья Махапрабху заключил: «Гопи тонут в


бездонном океане разлуки. Они стали жертвами своего жадного желания служить Тебе,
которое подобно огромной рыбе тимингиле^. О Натха! Гопи — Твои чистые преданные,
избавь же их от скорби! Они не стремятся к освобождению, поскольку уже выбрались из
океана мирского бытия»28.

Господь Джаганнатха наслаждался беседой со Шри Чайтань-ей Махапрабху. Привязанность


гопи и их критика доставляли Ему больше удовольствия, чем изысканные восхваления
сопровождавших Его ведических брахманов.

Поскольку целью Радхики было вернуть Кришну во Вринда-ван, Чайтанья Махапрабху


снова стал танцевать, пытаясь пробудить естественное сострадание Джаганнатхи к
враджаваси.

«Невозможно поверить, что Ты забыл землю Вриндавана. Как Ты мог забыть Своего отца,
мать, друзей, холм Говардхан, берег Ямуны и место, где Ты наслаждался танцем раса!
Кришна, Ты утонченная личность, исполненная всех самых лучших качеств. Ты
благонравен, у Тебя мягкое сердце, и Ты очень милостив. Я знаю, что в Тебе не найти
даже тени недостатка. Но как же так?.. Как случилось, что Ты забыл об обитателях
Вриндавана?.. Натха! Непостижимо!..»

Проезжая на колеснице по главной дороге под звуки гонгов, бой барабанов и крики
«Джая1 Джая\», Господь Джаганнатха не слышал ничего, кроме слов Чайтаньи
Махапрабху. Сердце Его стало таять, от любви на Его глазах выступили слезы, и Он
почувствовал, что вот-вот упадет, хотя Его и поддерживали сильные руки daUumoff9,

Не в силах вымолвить ни слова, Джаганнатха слушал сына Шачи.

«Я не думаю о собственном счастье. Но, когда Я вижу скорбное лицо Твоей матери
Яшоды, слышу жалобные крики Твоих сакхов или вижу, как разрываются сердца
враджаваси, Я начинаю сомневаться — уж не задумал ли Ты их всех погубить?

Может быть, Ты желаешь усилить их беспокойство, а потом, в последний миг,


осчастливить их Своим появлением?.. О Кришна! Твои планы известны только Тебе
одному. Что же до Меня, то Я не пойму: как можешь Ты причинять им такие мучения?»

Боль Шримати Радхарани была много сильнее страданий других враджаваси, но Она
умолчала о собственном несчастье. Из свойственного Ей сострадания Она пыталась
пробудить в Шри Кришне сочувствие к другим.

«Дорогой Кришна! В Тебе заключена вся жизнь Вриндаван-дхамы. Без Тебя не мыслит
своей жизни Нанда Махараджа. Ты — единственное сокровище земли Вриндавана. Ты очень
милостив. Пожалуйста!.. Прошу Тебя, приди и спаси жизнь всех обитателей
Вриндавана!.. Будь добр, поставь снова Свои лотосоподобные стопы на землю
Вриндавана».

Шри Радха достигла Своей цели! Когда Господь Джаганнатха услышал о той любви,
которую испытывают к Нему враджаваси, Его ум и тело пришли в необычайное волнение,
и Он вспомнил о Своем неоплатном долге перед ними.

Срывающимся голосом Господь Джаганнатха стал утешать Шри Радху (Чайтанью


Махапрабху): «Дорогая Шримати Радхарани, пожалуйста, выслушай Меня. Я говорю
правду. Как только Я вспоминаю всех вас, жителей Вриндавана, Я плачу день и ночь. И
хотя об этом не знает никто, в разлуке с Тобой... Я очень несчастен».

Голос Джаганнатхи дрогнул, и Он остановил Свою колесницу. Чайтанья Махапрабху


слушал, затаив дыхание и прижав руки к груди.

«Жители Вриндаван-дхамы — Моя мать, отец, друзья-пастушки и все остальные, — это


Моя жизнь. Я не могу жить без го-пи, и еще меньше могу представить Свою жизнь без
Тебя»30.

Видя в Чайтанье Махапрабху возлюбленную Радху, Господь Джаганнатха сказал: «О


Радхика! Я всегда покорен любви вряд-жаваси. Но из всех враджавяси только Ты
полностью подчинила Меня Своей любви. Что Мне сказать?! Лишь из-за Своей большой
неудачи Я был вынужден расстаться с Тобой и жить вдалеке от Тебя».

Чтобы успокоить сердце Радхи, Кришна объяснил, что чувствуют влюбленные в разлуке
друг с другом: «Такие люди теряют всякий интерес к жизни. И все же каждый из них
продолжает жить — ради блага другого. Любящая понимает, что если она умрет, то ее
любимый, узнав об этом, последует за ней. И поэтому они продолжают жить, как бы ни
страдали. О Радха! О совершенство любви! Эти любящие души, которые живут только
ради блага друг друга, когда-нибудь обязательно встретятся вновь».

Господь Джаганнатха раскрыл то, что таилось в глубине Его сердца, и объяснил, что
всегда молится о благополучии Радхара-ни: «Я знаю, что Ты не можешь жить без Меня,
поэтому всегда молюсь Господу Нараяне, чтобы Он поддержал Тебя. И хотя Ты не хочешь
жить, Твоя жизнь продолжается благодаря этим молитвам».

Чайтанье Махапрабху захотелось больше услышать о молитвах Кришны Нараяне. Своим


прекрасным танцем Он продвинул колесницу Джаганнатхи еще немного вперед, а Господь
Джаганнатха продолжил: «С помощью энергии милосердия Господа Нараяны Я каждый день
прихожу во Вриндаван, чтобы наслаждаться играми с Тобой. Когда эти игры
заканчиваются, Я снова возвращаюсь в Дварака-дхаму».

Шри Кришна открыл удивительную тайну Их встреч. Когда Радхе во Вриндаване казалось,
что на Нее нахлынули воспомина

ния, это было Его реальным появлением там. Поглощенная сильной любовью к Шри
Кришне, Она сокрушалась о том, что Он покинул Ее, но на самом деле Он в это время
был рядом с Ней.

«Дорогая Деви! Живя во Бриндаване в разлуке со Мной, Ты постоянно вспоминаешь Наши


игры. Когда, охваченная печалью, Ты думаешь о Нашей новой встрече, Ты видишь, как Я
иду к Тебе — нарядно одетый, украшенный цветами и драгоценностями. В этот миг Мы
дарим друг другу Свою любовь, но Тебе кажется, что все это — плод воображения». —
Кришна говорил от всего сердца: «Милая, поверь, эти Наши встречи — вовсе не
фантазия. Мы общаемся с Тобой так же, как и в дни Своей юности. Только пьянящее
чувство Твоей любви заставляет Тебя думать иначе. Ты не сознаешь, что все
происходит на самом деле, и думаешь, что это — просто грезы».

Чайтанья Махапрабху был очень рад слышать эти признания. Его сердце сильно билось
от восторга, и Он самозабвенно танцевал, наслаждаясь каждым словом Господа
Джаганнатхи, как животворным нектаром: «Наша любовь была благословлена Господом
Нараяной. По Его милости, Я прихожу в кунджи Вриндавана, невидимый для остальных».
— Сакхи1 — нежно продолжал Шри Кришна. — По милости Господа Нараяны, Я очень скоро
вернусь во Вриндаван. Там Я снова стану видимым для всех — Моей матери, отца,
сакхов, коров — для всех без исключения31.

Чайтанья Махапрабху воскликнул: «Натха, возвращайся скорее! Не медли ни мгновения!


Вриндаван погибает без Тебя».

Джаганнатха взволновано ответил: «Да, Я готов вернуться. Я покинул Вриндаван, чтобы


уничтожить демонов, которые не давали покоя враджаваси. Их осталось в живых совсем
немного. Всего за пару недель Я покончу с ними, а потом сразу же вернусь во
Вриндаван. Когда это произойдет, Я буду днем и ночью наслаждаться с Тобой и всеми
девушками Враджабхуми»32.

Пока Господь Джаганнатха произносил эти слова, желание вернуться во Вриндаван


вспыхнуло в Нем с новой силой. Он

заставил Свою колесницу катиться быстрее, и дайиты, которые тянули за веревки,


почувствовали, что те обвисли. Казалось, ратха движется сама собой.

Радхике оставалось потерпеть еще несколько дней. Чтобы воодушевить Ее, Господь
Джаганнатха произнес стих, в котором Он заверил Ее (Чайтанью Махапрабху) в том, что
Они непременно встретятся. Джаганнатха сказал:

майи бхактир хи бхутанам амртатвайа калпате диштйа йад асйн мат-снехо бхаватйнам
мад-апанах

«Преданное служение Мне — единственный способ достичь Меня. Дорогие гопи, это
великая удача, что вы любите Меня, ибо только по этой причине Я возвращаюсь к
вам»33.

Услышав этот стих, Чайтанья Махапрабху очень обрадовался. Его сердце наполнилось
ликованием, а прекрасное лицо засияло. Грациозно танцуя перед Господом
Джаганнатхой, Он думал: «Наконец-то Мне удалось обрести владыку Моей жизни, в
разлуке с которым Я сгорала от любви».

Господь Джаганнатха радостно восседал на Своем троне. Его лотосоподобные глаза были
широко открыты в экстазе, и безбрежная улыбка играла на алых губах. Глядя на
Чайтанью Махапрабху и ощущая движения ратхи, Он думал: «Вот Я и возвращаюсь во
Вриндаван!»

Постороннему глазу Ратха-ятра казалась обычным религиозным праздником. Однако для


Чайтаньи Махапрабху и Господа Джаганнатхи, погруженных в блаженное общение друг с
другом, она была возвращением во Вриндаван. Гаура был Шри Рад-хикой, душой
Вриндавана, Джаганнатха — Шри Кришной, жизнью Вриндавана, а Вриндаван — той
несравненной любовью, которая связала воедино Их сердца.

Думая о любви враджаваси, Господь Джаганнатха чувствовал Себя в вечном долгу перед
ними и понимал, что не сможет вер

нуть им долг, даже если пожертвует для них всей Своей жизнью.

А Чайтанья Махапрабху был погружен в бхаву Шри Радхики и раздавал прему через Свою
санкиртану, Свое учение, Свой танец, Свои экстазы и Своих последователей. Так,
будучи Самим Шри Кришной, Он с избытком отплатил долг Господа Джаганнатхи.

Слава Шачинандане, сыну Шачи! Слава Господу Вриндаван-чандре Джаганнатхе —


прекрасной луне Вриндавана!

Нава-сакхи! Разве Гауранга не удивителен? Разве Он не олицетворение любви? Ах!


Чувствуешь, что Его сердце — это сердце гопи? Деви! Скорей поддержи меня за руку.
Ах! Его любовь так велика!..

Хари! Хари! Гаура! Гаура!..

кахан мора прана-натха муралй задана кахан карон кахан пан враджендра-нандана

кахаре кахиба, кеба джане мора духкха враджендра-нандана вину пхате мора бука

Где владыка Моей жизни, который играет на флейте? Что Мне делать? Где искать сына
Махараджи Нанды? К кому обратиться? Кто поймет Мое отчаяние? Без сына Нанды
Махараджи Мое сердце разорвется на части.

Чайтанья-чаритамрита, Мадхья-лила, 2.15-16

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Гаура в настроении Своих преданных

ава-сакхи! Спасибо тебе. Ты очень добра.

Твоя санга позволяет мне ощущать присутствие Гауры, а твои вопросы помогают
испытывать вкусы Его любви.

Ах, только посмотри — моя тушь потекла! Вот оно, воздаяние за любовь. Сакхи! Тот,
кто отдает себя Кришне, начинает часто плакать. Хм... Что поделаешь! Как говорит
моя подруга Лолита, «ради такой любви стоит идти на жертвы».

Ты все стерла? Спасибо. Ну что ж, я продолжу описывать прему Гауры.

Видя, что я до сих пор еще не пришла в себя, мои сакхи совсем отчаялись. Я же в это
время созерцала игры Гауранги. На душе у меня царило необычайное спокойствие, а при
виде Гауры сердце наполнилось радостью.

Шримати увидела, что мое лицо сияет премой, и сказала: «Сакхи, не скорбите. Наша
подруга погрузилась

в океан любви. Она встретилась со своим возлюбленным и счастлива. Садитесь и ждите.


Все в порядке!»

Как бревно, которое океанские волны бросают то вверх, то вниз, я продолжала


раскачиваться на волнах в океане Гаура-расы.

Хм? Что ты сказала?

Ты хочешь узнать, принимал ли Хари во Врадже облик Гауры когда-либо еще? Конечно!
Его игры бесконечны. Сакхи, послушай, я расскажу тебе об одном таком случае, и на
этом мы закончим нашу беседу об играх и качествах Гауранги...

Некогда дворец царя Вришабхану посетил великий мудрец Дурваса, и Шри Радха
заботилась о нем. В награду за безупречное служение Он благословил Ее, сказав, что
пища, приготовленная Радхой, будет обладать изысканным вкусом и тот, кто ее
отведает, никогда не будет болеть и избегнет любой беды. Яшо-да, услышав об этом,
естественно, захотела, чтобы благо от еды, приготовленной Радхой, получил ее сын.
Было решено, что Ври-шабхану-нандини, хотя Она и не замужем, станет приходить
каждый день готовить Говинде завтрак1.

Радхика выходила из Варшаны на рассвете и в сопровождении Своих юных подруг шла в


Нандагаон, чтобы готовить под присмотром Рохини. Кто может описать любовь Рохини и
Яшо-ды к Шри Радхе? Они считали, что именно благодаря приготовленным Ею кушаньям
Кришна и Баларама всегда были здоровы и одерживали бесчисленные победы над
демонами.

И все же именно Яшода-деви является высшим образцом материнской любви. Нет никого
во всех четырнадцати мирах, кто обладал бы хоть крупицей ее любви к Шри Кришне.
Однако, хотя ее сердце исполнено неиссякаемой любви к сыну, она любит Балараму и
Радхику не меньше, чем Кришну2.

Каждый день Яшода напоминала Балараме о том, чтобы Он защищал Кришну от демонов. И
каждый день она напоминала Радхе, что Канай был бы для Нее самым лучшим мужем.
Сокро

венным желанием царицы Враджа было привести Радхику в свой дом как любимую
невестку.

Конечно, брак Радхики и Кришны невозможен во Вриндава-не. Гопи нравится считать


Хари своим бесценным любовником. Эта бхава — вечная особенность их трансцендентных
игр. Внебрачная любовь, паракия-бхава, приносит наибольшее удовольствие Нанда-
нандане. Такая запретная любовь позволяет испытывать самое большое разнообразие
вкусов и создает ощущение вечной новизны благодаря тем спонтанным уловкам, к
которым приходится прибегать ради преодоления препятствий, чинимых родственниками
незамужних девушек и чужих жен3.

Ослепленная материнской любовью, Яшода не догадывается о том, какой характер носит


любовь гопи. Компас ее сердца — это према, а сторона света, на которую он
показывает, — благо ее сына. Остальное ей неведомо! Движимая этим чувством,
Враджешвари считает, что для Кришны нет лучшей невесты, чем прекрасная дочь
Киртиды, и изобретает различные способы достижения своей цели.

Она думает: «Кто, кроме Гауранги, может сравниться красотой с моим Калачандрой?
Кто, кроме Гунавати Радхи, обладает такими качествами, которые могли бы дополнить
все добродетели моего сына? Если и существует другая хорошая пара для моего сына,
то я не видела ее во Вриндаване. Пусть же боги исполнят желание этой несчастной
души — пусть союз Радхи и Кришны украсит мое родословное дерево»5.

Однажды утром Яшода решила сообщить о своем желании соединить руки Радхи и Кришны
царице Варшаны. Когда Рад-хика готовилась возвращаться домой, Яшода взяла Ее за
руку и сказала: «Радхе! Ты уже в таком возрасте, когда можно выходить замуж. Я не
знаю никого, кто подходил бы Тебе лучше, чем мой сын. Нашим семьям нужно
встретиться и обсудить это»6.

Яшода-деви сидела на возвышении из самоцветов. Она притянула Радхику к себе и


почувствовала, как Ее мягкое, словно масло, тело почти слилось с ее собственным.
Прикоснувшись к Радхе, Яшода испытала бесконечное блаженство. Она подумала: «Может,

эта девушка — богиня процветания? Или девщ пришедшая со Сварги? От одного Ее


прикосновения я перенеслась на Вайкунтху».

Взяв маленькие руки Радхи в свои, Яшода принялась рассматривать благоприятные знаки
на Ее ладонях. Потом она достала поднос с куркумой и со слезами на глазах принялась
осторожно натирать ею розоватые ладони Шри Радхики, пока те не стали желтыми.
«Радхе! Ты знаешь, что это значит?»

Озадаченная Радхика покачала головой, зазвенев золотыми сережками: «Нет, матушка!


Зачем ты натерла Мне ладони куркумой?»

Яшода-деви погладила мягкие волосы Радхики и стала всматриваться в Ее прекрасное


личико. Она почувствовала себя так, будто окунулась в океан красоты и не сможет
ничего ответить, пока не всплывет у ближайшего берега. «Прие! Когда ладони девушки
посыпают куркумой, это означает, что она помолвлена. Что Ты думаешь об этом?»

Радхика посмотрела глазами, как у лани, на Свои ладошки. «Я не знаю, что скажет Моя
мама. Но Я люблю гулять, где Мне вздумается, а если буду помолвлена, то это
наверняка станет невозможно!»

Яшода ответила: «Прие! Твоя мама мудра и великодушна. Пусть Ее сердце поможет ей
принять верное решение. Но юность подобна солнцу, а Ты — цветку, который
распускается в его лучах. И Тебе пора принять на Себя те обязанности, которые
должна исполнить каждая женщина. Ты ведь не можешь всю жизнь проиграть в песке».

Радхика покорно опустила глаза и сказала: «Матушка! Я готова подчиниться каждому


твоему слову».

Яшода-деви обняла Ее еще раз. С любовью вдохнув аромат Ее волос, она сказала:
«Тогда отправляйся домой и сообщи мне, что решит Твоя мама».

Дотронувшись до стоп Яшоды, Гаури ушла из дворца под звон Своих ножных
колокольчиков, напоминающий курлыканье лебедей. Яшода смотрела, как Она плавно
спускается по витой лестнице, и думала: «Когда эта девочка подрастет, Ее красота
поразит даже полубогов. От удивления они начнут падать с небес на землю, словно
дождь».

Дойдя до леса, окружающего Варшану, Радхика остановилась, чтобы подумать о Своей


судьбе. Повернувшись к Лалите, Она спросила: «Что же теперь делать? Любовь мамы
Яшоды подобна крепким путам. Как Мне вырваться из них?»

— Сакхи, Твое положение и вправду деликатное! — ответила Тунгавидья.

— Но оно легко поправимое. Не стоит беспокоиться, — заметила Лалита.

Тут вмешалась Вишакха: «Радхе! Нам еще слишком рано выходить замуж. Как только мы
сделаем это, нашей свободе придет конец — за каждым нашим шагом будут зорко
следить. Лалите! Придумай скорее, как выйти из этого положения».

Лалита улыбнулась: «Радхе! Что Ты так встревожилась? Разве краску, которой вымазаны
Твои ладони, невозможно отмыть? Просто смой куркуму, и все Твои опасения вмиг
исчезнут. А Яшоде придется придумать какой-то другой способ, как осуществить свои
желания».

Хлопнув в ладоши и указав направо, Вишакха сказала: «Сак-хи! Вон там есть
замечательное озеро. Вымой в нем быстро руки, и давайте вернемся домой тем путем,
которым Говинда водит Своих коров».

На поверхности пруда, к которому подошла Радха, красовались чудесные лотосы, а


возле него слышалось пение птиц и жужжание пчел. Со всех сторон его окружали густые
деревья, ветки которых наклонились под тяжестью созревших на них плодов, а пыльца с
их цветов оседала на кристально чистых водах пруда.

С четырех сторон у воды были устроены прекрасные гхаты для купанья. На берегу
играли олени и птицы. Это место очень любил Шри Хари, чьи коровы пили здесь свежую
воду, перед тем как отправиться на пастбища Враджа.

Шри Радха шагнула на берег, как царевна лебедей. Приподняв юбку, Она зашла в воду
по щиколотку. «Осторожно, не поскользнись!» — предупредила Лалита.

Судеви озорно рассмеялась: «Тогда нам точно будет, что

рассказать!» Голубоглазая Радхика окинула взглядом Своих веселых подруг, чей


дружный смех эхом прокатился над водой.

Наклонившись, чтобы помыть руки, Радха увидела в воде Свое отражение. Пораженная
Своей красотой, Она замерла на несколько мгновений. «Разве плохо, если Я всегда
буду с Гопа-лой? — подумала Она. — Тогда ничто не сможет больше разлучить Меня с
Ним».

Пока Она оттирала Свои ладони, куркума стала растворяться в воде и расплываться во
все стороны золотыми кругами. Думая о Хари, Радха всматривалась в голубые воды
озера и медленно смывала куркуму со Своих рук. Захваченная воспоминаниями, Она
совсем не заметила, как Ее руки стали чистыми. Не обращая внимания ни на что вокруг
и погрузившись в любовные мысли о Шри Кришне, Радха продолжала машинально тереть
ладони, как прачка, стирающая белье, или домохозяйка, размалывающая зерно. Гауранги
все терла и терла, а Ее подружки тем временем с изумлением глядели на все новые и
новые выражения любви на Ее лице, которые проявлялись из Ее сердца.

Наконец Читра не выдержала и рассмеялась:

— Радхе! Только посмотри, что Ты наделала! Озеро стало совсем желтым. Думаю, что Ты
помыла в нем не только руки, но и сердце. Пожалуйста, поторопись! Нам лучше уйти,
пока никто нас не заметил.

Радхика оглядела широко раскрытыми глазами озеро, которое стало золотым. Не только
куркума, но и бхава Радхи сделала пруд желтым. Пока эхо разносило над лесом
возгласы гопи: «И что теперь скажут люди?», — Она вышла из воды и быстро
направилась к подругам.

Лалита сказала: «Радхике! Я думаю, что цвет куркумы — это цвет любви, которая течет
рекой в Твоем сердце, а сейчас она вышла из берегов. Лучше Тебе взять Себя в руки,
пока Ты не окрасила в желтый цвет весь Вриндаван».

Шри Радха потупилась от смущения и заметила: «Я не единственная девушка с


золотистой кожей во Врадже».

Лалита весело ответила: «Может быть, это и так! Но наша

кожа стала такой только потому, что мы долго общались с Тобой. Как бы то ни было,
давай пойдем отсюда, пока не нашлось кому обвинить нас в том, что мы преступили
волю Творца».

Юные гопы с Радхой во главе поспешили в сторону Варшаны. Они казались стайкой
пестрых облаков, их золотистые тела сверкали как молнии, неудержимый смех напоминал
перекаты грома, а их кришна-према струилась, как потоки дождя.

Вскоре после того, как ушли гопи, на том самом месте появился Шри Кришна.
Поглощенный поисками отбившейся от стада коровы, Он не заметил никаких перемен в
окружающем Его пейзаже. Войдя в лес, Гопала продолжал поиски, пока не подошел к
озеру. Вдруг Ему почудилось, будто в том месте, мимо которого Он только что прошел,
есть что-то необычное. Он остановился, задумавшись на мгновение, а затем стал
осторожно возвращаться по Своим следам.

Выйдя на открытое место, Говинда посмотрел налево, потом направо, а потом снова
налево. «Что-то здесь не так», — подумал Он. И вдруг Его взгляд упал на озеро.
Пораженный, Он прошептал: «Озеро стало желтым! Оно такое золотое, будто его
покрасили. Что здесь произошло?!»

Гопала посмотрел на животных и деревья, но они не ответили Ему. Каждый продолжал


делать то же, что и раньше — все шло своим чередом. Хари протер глаза, но цвет воды
не изменился. «Нужно в этом разобраться», — подумал Он.

Кришна спустился по ступенькам к воде. Возможно, это дело рук какого-нибудь демона.
А может быть, очередная проделка полубогов? Он стал внимательно вглядываться в
озеро... и... и конечно же, увидел Свое отражение на золотистой поверхности. Вот
Он: тот же тюрбан с павлиньим пером, та же флейта, те же пастушьи одежды. И все же
есть одно отличие: вместо темной, Его кожа стала золотой. «Я выгляжу как Гаура-
Кришна, — подумал Он. — Что все это значит?»

Птицы, олени, деревья и цветы — все повернулись и стали смотреть, как Кришна
протягивает руку, чтобы прикоснуться к Своему отражению. Вдруг Хари ощутил прилив
блаженства,

который был подобен удару молнии. Он отпрянул и закричал: «Вишну! Вишну! Что это?»

— Что это за волшебное желтое вещество?! — воскликнул Он. Никто в лесу не ответил
на Его вопрос. Он услышал только эхо: «Желтое вещество... желтое вещество...».
Любопытство Шри Кришны стало вдвойне сильней.

Он снова приблизился к воде, и животные и деревья снова вытянули шеи, наблюдая за


Ним. Опять Говинда коснулся воды, и опять все Его существо затрепетало от экстаза.
Когда сильное чувство любви наполнило Шри Кришну, в Его теле проявились все восемь
признаков саттвика-бхавы, а в сердце пробудилась необычайная нежность.

Хари удивился этим новым переживаниям. Еще больше Его поразила према, которая
наполнила Его сердце. Он подумал: «Любовь, которую Я чувствую, — необычайна и
удивительна. Мне знакома према, но то, что Я испытываю, кажется, направлено на Меня
Самого».

Кришна окинул взглядом озеро, пытаясь поскорее осмыслить происшедшее. «Обычно Я


отвечаю взаимностью на любовь враджаваси. На них обращена Моя любовь, и это
естественно. Но, прикасаясь к этому озеру, Я чувствую, как Мое сердце заполняется
любовью к Самому Себе. Удивительно!»

Ум Говинды метался в поисках объяснения этого чуда. «Только гопи испытывают


каматмика-бхаву\ которая охватила Меня, а среди гопи только Шри Радха способна
проявить бхаву такой силы. Золотистый цвет этого озера — это цвет Ее бхавы, а Ее
любовь подобна электрическому удару, который Я испытал, дотронувшись до воды.
Радхика, должно быть, передала этому озеру Свою прему. Как иначе это можно
объяснить? Все это просто поразительно! Просто поразительно!»

Желание Шри Кришны испытать любовные чувства Радхи достигло предела. Почему озеро
такое необычное? Что случится, если Он опустит в него руки? И более того: что, если
Он окунется в него всем телом? Оглянувшись по сторонам, Он вошел в воду по
щиколотки... потом по колени... потом по пояс... и нако

нец вода дошла Ему до шеи, своими складками напоминающей раковину. Бросив блаженный
взгляд на деревья и животных, Он озорно улыбнулся и погрузился в озеро. Золотистые
воды с наслаждением вобрали в себя трансцендентное тело Хари, и на какое-то время
Он почти полностью скрылся из виду.

Над водой виднелось только павлинье перо Кришны, поскольку озеро было неглубоким.
Когда Кришна двигался под водой, перо указывало на все Его перемещения. Спустя
некоторое время Говинда остановился. Только выглядывавшее из воды перо, дрожащее на
ветру, как разноцветный буек отмечало то место, где Он находился.
Пока Шри Кришна был под водой, цветы, деревья, птицы и пчелы затаили дыхание.
Однако в тот самый миг, когда они чуть не лишились чувств, Он медленно поднялся из
желтых вод. Вид Его был весьма необычен.

Шри Кришна был по-прежнему в пастушеских одеждах, но цвет Его тела изменился:
вместо сапфирового, он стал золотым. Тысячу раз переплавленное золото своим цветом
напоминало бы то ослепительное сияние, которое исходило от тела Гаурахари8.

Но Шри Кришна не просто изменился внешне. Поменялось и Его внутреннее настроение,


бхава. Выйдя на берег, Он стал озираться по сторонам, словно искал кого-то, а с Его
уст непрерывно слетало Его же собственное имя: «Кришна! Кришна! Кришна!»

Оглядывающийся золотокожий Кришна был погружен в настроение, счастье и экстаз Шри


Радхи, приняв образ Гауранги. Он думал: «Где же Шри Кришна, который стоит в позе с
тремя изгибами? Когда Я услышу Его сладкозвучную флейту, пение и смех танца раса?»9

Погружение в воду, окрашенную куркумой и бхавой Радхи, пробудило в Гауранге


различные экстатические чувства. Из-за разлуки со Шри Кришной Его ум наполнился
беспокойством, и Он утратил самообладание. В этом состоянии Он произнес следующий
стих:

амунй адханйани динантарани харе твад-алоканам антарена

анатха-бандхо карунаика-синдхо ха ханта ха ханта катхам найами

«О Мой повелитель! О друг всех страждущих! Ты — океан всей милости! В разлуке с


Тобой дни и ночи кажутся нестерпимо долгими. Что Мне делать без Тебя?»10

Гаура стоял на гхате, отделанном самоцветами, золотистая вода все еще стекала с Его
волос и одежды, и Он жаждал увидеть Самого Себя. Он умолял Говинду, которого Он
считал океаном милости, появиться перед Ним — это было единственным, что могло
утешить Гаурангу.

Подумав, что Шри Хари может скрываться в садах неподалеку, Гаура-Кришна с


проворством гопи направился туда. Подняв молитвенно руки, Он шел по тропе вдоль
озера и пел Свои собственные имена самым нежным голосом.

Он то заглядывал в кунджу, то искал за деревьями, то спрашивал лесных жителей. Все


это время Он горел желанием узнать, где Шри Кришна. Гауранга полностью забыл, кто
Он такой, и не мыслил о Себе иначе, кроме как о Шри Радхе.

Так и не сумев найти Шри Кришну, Гауранга пришел в необычайное волнение. Желая
обрести прибежище у объекта Своей любви, Он воздел руки и, на виду у озадаченных
животных, стал спрашивать у Шри Кришны, как можно достичь Его.

твач-чхаишавам три-бхуванадбхутам итй авехи мач-чапалам ча тава ва мама вадхигамйам

тат ким кароми виралам муралй-виласи мугдхам мукхамбуджам удйкиштум йкшанабхйам

«О Кришна, Ты играешь на флейте, и во всех трех мирах ничто не сравнится


очарованием с Твоей юностью. Мы знаем, какие Мы оба непостоянные, но все остальные
об этом не знают. Я жажду любоваться Твоим чудесным лицом где-нибудь в укромном
месте. Но как это устроить?»11

Гаурахари неудержимо тянуло увидеть прекрасное лицо Шри Кришны. Это желание
помрачило Ему ум и вывело Его из рав

новесия. В смятении Он стал спрашивать деревья, где Кришна, но они молчали,


встревоженные Его необычным состоянием.

Пустив корни в Свои разнообразные бхавыу Гауранга казался деревом противоречивых


экстатических эмоций, которые объединились в безумии Его любви. Беспокойство,
бессилие, смирение, гнев и нетерпение боролись в Нем, сменяя друг друга. Отчаяние
пропитывало и Его тело, и ум, и в этом состоянии Он раскрыл всем, что творится у
Него на душе:

хе дева хе дайита хе бхуванаика-бандхо хе кршна хе чапала хе карунаика-синдхо хе


натха хе рамана хе найанабхирама ха ха када ну бхавитаси падам дршор ме

«О Мой повелитель! О любимый! О лучший друг вселенной! О Кришна! О неугомонный! О


океан милости! О Господь! О наслаждающийся Мною! О свет Моих очей! О, когда Я увижу
Тебя вновь?!»12

Искупавшись в водах, окрашенных бхавой Радхики, Шри Кришна наполнился Ее премой и


явил образ Гаурахари. Бродя по лесу рядом с озером, Он пел Свои имена, мечтая
услышать звуки Своей флейты, и плакал от желания увидеть Свой образ. Им овладело
настроение Шри Радхи в разлуке с Кришной. Все живые существа во Врадже плакали,
видя Его в этом жалком состоянии. Но подобно тому, как волшебное снадобье
постепенно теряет свою силу, так и действие золотой воды постепенно сошло на нет.
Гаурахари вспомнил, кто Он, снова принял Свою шъяма-ру-пу и продолжил искать
заблудившуюся корову. До сих пор ученые вайшнавы именуют это озеро Пили Пукур —
Желтый пруд.

Разрыв семейных уз

Знающие люди говорят, что есть три типа неверных женщин: первые наслаждаются и с
мужем, и с любовником, не храня верности ни тому, ни другому; вторые бросают мужа,
чтобы полностью посвятить себя любовнику, а третьи уходят от мужа ради любви к Шри
Кришне. Все три типа женщин осуждаются обществом, но мудрецы воздают хвалу
последним13.

В конце двадцать четвертого года Своей жизни, на растущую луну месяца магха,
Господь принял саннъясу\ отречение от мира. Сделав это, Чайтанья Махапрабху покинул
Свою семью. Он умер для общества, чтобы посвятить всего Себя служению Кришне.

Блуждание по лесу

Когда гопи искали Шри Кришну, они были похожи на толпу безумных женщин. В Своем
аспекте Сверхдуши Шри Кришна присутствует везде — как внутри, так и вне всего
сотворенного, подобно вездесущему небу. И они спрашивали о Нем даже у деревьев: «О
дерево ашваттха, видело ли ты сына Нанды Махараджи, который пленил наши умы Своей
улыбкой?»15

Поддавшись на уловку Господа Нитьянанды, Чайтанья Махапрабху думал, что идет во


Вриндаван. Три дня Он ходил по Радхадешу в экстатическом трансе. Завидев мальчиков-
пастушков, Он спрашивал их: «Где находится Врадж?» Выполняя просьбу Нитая, пастушки
показывали на восток16.

Встреча с Кришной

«Говинда был в желтых одеяниях, грудь Его украшала гирлянда, Его лицо, подобное
лотосу, светилось улыбкой, и, казалось, Он мог свести с ума самого бога любви.
Сакхи1 Увидев Его, я сразу поднялась и осыпала Его любящими взглядами. С Его
появлением дыхание жизни снова вошло в мое тело»г.

«Почему ты хочешь побить этого садху? — спросил Сарвабха-ума. Слуга Джаганнатхи


ответил: «Когда этот вайшнав вошел в храм, Он стал звать: «Кришна, Кришна!» — и,
словно обезумев, побежал к Господу. Возле самого алтаря Он упал без чувств»18.

Слушание о Кришне

Когда чувство разлуки с Кришной достигло у гопи апогея, они вошли в состояние
божественного безумия, унмада. Пока они пребывали в этом возвышенном состоянии, Шри
Кришна проявился и в их телах, и в их умах. Забыв о своих женских телах, гопи стали
изображать игры Кришны, чувствуя себя Им19.

Услышав о чувстве любви в разлуке, Чайтанья Махапрабху сказал: «Это вершина всех
жизненных целей. Скажи Мне, как достичь ее?» Рамананда ответил: «Ты — Тот, кто
одновременно и говорит моими устами, и слушает эти слова. Все это большая тайна. Ну
что же, слушай...»20.

Пение о Кришне

«О обманщик! Только обманщик может очаровать юных женщин, увлечь их в лес, а потом
покинуть их! Но Ты столь хитер, что умудрился обмануть Самого Себя. Если мы
вернемся домой, с кем Ты будешь наслаждаться романтической атмосферой леса? Ты
хочешь остаться один?»21

Охваченный экстатической любовью, Чайтанья Махапрабху путешествовал по Дравида-деше


и совершал санкиртану, как обезумевший лев. Он пел мантру «Кришна, Кришна, Кришна
хе!» — и всех, кого видел, тут же просил повторять имя Хари»22.

Ежедневные встречи и разлуки

Гопи вошли во дворец Нанды, чтобы утешить Яшоду в разлуке с сыном. Молитвы
полубогов задерживали возвращение Шри Кришны, поэтому Яшода попросила самую высокую
из гопи забраться на сторожевую башню и посмотреть, не идет ли Он. Гопи ответила:
«Матушка, Шри Кришна возвращается вместе с коровами»23.

Когда Чайтанья Махапрабху танцевал перед колесницей во время Ратха-ятры, Он всегда


пел такую песню: сеита парана-натха паину йаха лаги’мадана-дахане джхури гену,
«Наконец я обрела владыку моей жизни, в разлуке с которым я сгорала от любви»24.

После возвращения Чайтаньи Махапрабху из путешествия в Южную Индию, Махараджа


Пратапарудра устроил Его жить в доме Каши Мишры. Господь хотел найти спокойное,
уединенное место, в котором никто не мешал бы Ему помнить об играх Шри Кришны. Хотя
Каши Мишра жил недалеко от храма Господа Джаганнатхи, его дом находился в безлюдном
месте, что и было нужно Господу25.

Поскольку Каши Мишра был духовным учителем царя, он жил в большом, просторном доме.
К дому примыкали два двора: внешний, в котором жил с семьей Каши Мишра, и
внутренний, большего размера, в котором расположился Господь Чай-танья. Оба двора
были полны цветов, деревьев и лиан, напоминая сады на берегу Ямуны.

Вход в дом был через главные ворота первого двора. Поскольку это был единственный
путь, ведущий в покои Господа Чайтаньи, Ему было обеспечено полное уединение. Никто
не мог пройти к Нему незамеченным, и поэтому Он был защищен от ненужных
беспокойств.

С восточной стороны второго двора находилась отдельная постройка, состоящая из


одной комнаты, прихожей и большой веранды с арками. Тут и жил Господь. За то, что
это место было уединенным и в нем происходило много сокровенных игр, его стали
называть «Гамбхирой».

Вместе с Чайтаньей Махапрабху жил Говинда, Его личный слуга. Ночью Говинда спал на
пороге комнаты Господа или слушал, как тот раскрывает Свое истерзанное сердце в
беседах с Ра-манандой Раем и Сварупой Дамодарой.

С западной стороны двора находился домик меньшего размера, в котором была всего
одна комната. Здесь жили Парамананда Пури и его слуга. Между постройками стояли,
покачиваясь на

ветру, высокие кокосовые пальмы. Над пестрыми клумбами склонялись деревца, на


которых собирались стайки певчих птиц. Шум, создаваемый проходившими мимо слугами
Джаганнатхи, не проникал сквозь высокие стены, окружавшие весь дом.

В этой обстановке Чайтанья Махапрабху провел заключительные восемнадцать лет Своих


игр. Погружаясь все глубже в настроение экстатической любви, Он день и ночь думал
об источнике Своего всевозрастающего экстаза, Шри Кришне. Когда Его чувства
вырывались наружу, напоминая признаки безумия, Он начинал говорить что-то
бессвязное или совершал непредсказуемые поступки.

Днем Чайтанья Махапрабху участвовал в санкиртане со Своими преданными. Это занимало


все Его чувства, и ум Его оставался спокойным. Ночью же боль разлуки с Кришной
быстро усиливалась. Только беседы с Раманандой Раем и сладостные песни Сварупы
Дамодары поддерживали в Нем жизнь. Эти двое приближенных Чайтаньи Махапрабху
оставались с Ним, чтобы успокаивать Его, напоминая о вриндаван-лиле Шри Кришны.

Когда Шримати Радхарани испытывала боль разлуки с Кришной, Ее неизменные спутницы,


Лалита и Вишакха, утешали Ее самыми разными способами. Точно так же, когда Чайтанья
Махапрабху испытывал чувства Радхарани, Рамананда Рай и Сварупа Дамодара помогали
Ему поддерживать жизнь.

Рамананда Рай читал вслух стихи из книг Видьяпати, Чанди-дасы и Джаядевы, а Сварупа
Дамодара пел прекрасные песни, в которых описывается любовь гопи. Это вызывало в
Чайтанье Махапрабху новые эмоции, и Он начинал произносить и объяснять другие
стихи, как делала это Радхика, скорбя в разлуке со Своим возлюбленным.

Погружаясь в экстаз разлуки, Чайтанья Махапрабху становился унылым и мрачным,


встревоженным или радостным, сердился или испытывал глубочайшее смирение. Его ум
менялся под влиянием бесчисленных экстатических эмоций, и Он то смеялся, то плакал,
а то с отрешенным видом смотрел в пустоту. Чтобы утешить Его разбитое сердце и
успокоить Его ум,

Сварупа Дамодара и Рамананда Рай пели о том, как Шри Кришна встречается с гопи и
счастливо наслаждается разнообразными играми. Так проходила первая половина ночи,
после чего Сварупа Дамодара и Рамананда Рай укладывали Господа и возвращались
домой.

Однажды Чайтанья Махапрабху поднялся с постели среди ночи, весь охваченный


экстазом. Он сел и в темноте стал повторять мантру Харе Кришна. Из Его прекрасных
глаз, подобных лепесткам лотоса, лились слезы, а уголки розовых губ были опущены.
Сердечная скорбь исказила Его лицо, а тело деформировалось под влиянием безумия.
Его величественные плечи опустились, а руки обвисли. Он сидел, повернув длинные
ноги влево, и казался печальной гопи, скорбящей в разлуке с возлюбленным.

Комнату освещало золотистое сияние, исходившее от Господа Чайтаньи, но из-за Своего


беспокойства Он не видел ничего вокруг. В настроении Шримати Радхарани Чайтанья
Махапрабху подумал: «Кришна ждет Меня в лесу Вриндаване. Мне во что бы то ни стало
надо встретиться с Ним!» В безудержном порыве Господь вскочил на ноги. Не сумев
найти дверь, Он стал биться о стены, но в Своем безумии Чайтанья Махапрабху
воспринимал эти стены как прохладное тело Шри Кришны.

— Мне нужно выйти отсюда, выйти! — бормотал Чайтанья Махапрабху. В полном смятении
Он не осознавал, что кругом стены. Его единственным желанием было покинуть Гамбхиру
и встретиться с Кришной. Сейчас Он был Шри Радхой, запертой в тюрьме Своего дома в
Явате, которую неудержимо тянет ответить на зов любви Шри Кришны. Чайтанья
Махапрабху спешил на ночное свидание.

Шагнув вперед, Он наткнулся на стену и телом уперся в камень. Господь Чайтанья мог
думать только о Шри Кришне и чувствовать и желать только Его одного — остальное
утратило для Него всякий смысл. Все Его существо было одержимо одним стремлением:
«Мне нужно выйти», — и Он изо всех сил старался идти вперед, но Ему не удавалось
сделать ни шага.

Чайтанья Махапрабху терся Своим нежным лицом о стену,

раня рот, нос и щеки. Под влиянием экстаза Он не понимал, что происходит. В мыслях
Он бежал по лесной тропе Вриндавана — знакомым путем, ведущим к Ямуне.

Когда прохладный ветер с океана подул на Говинду, тот проснулся от звука, который
доносился из комнаты: «Гон-гон, гон-гон». Он сел и прислушался. Обычно Чайтанья
Махапрабху не разговаривал и не пел во время Своих ночных экстазов. Это был какой-
то новый звук: «Гон-гон, гон-гон».

Говинда встал и приложил ухо к двери. Внутри было тихо. Но потом Он услышал едва
различимый звук, как будто кто-то потирал руками, и снова раздалось, как эхо: «Гон-
гон, гон-гон1» Встревоженный, Говинда взял фонарь и поспешил в комнату Сварупы
Дамодары.

Постучав в дверь, Он позвал: «Прабху, прабху* Вставайте! Пожалуйста, вставайте!»

Сварупа Дамодара уже привык вставать среди ночи, чтобы успокоить Господа,
поглощенного экстатическими чувствами. Он ответил из комнаты: «Иду!»

Открыв дверь, он направился прямо в Гамбхиру, и по дороге Говинда взволнованно


рассказал ему: «Из комнаты Господа доносятся какие-то странные шорохи и бормотание,
что-то вроде «Гон-гон, гон-гон».

Сварупа Дамодара отпер дверь и взял фонарь из рук Говин-ды. Вместе они вошли в
темноту. Когда фонарь осветил комнату, они увидели Чайтанью Махапрабху, который
стоял, прижавшись к дальней стене, повернутый к ним широкой спиной. Не замечая
ничего вокруг, Он пытался протолкнуть Свое золотистое тело вперед, неистово и
ритмично двигая руками и ногами.

Сварупа Дамодара вернул масляный фонарь Говинде и, осторожно обняв Господа, усадил
Его на подстилку. Когда Чайтанья Махапрабху посмотрел на него, Сварупа Дамодара был
так опечален, что едва не лишился чувств. Увидев лицо Гауранги, Говинда воскликнул:
«Вишну, Вишну!» — и чуть не выронил лампу.

Лицо Чайтаньи Махапрабху было покрыто синяками, а из ран на губах, носу и щеках
текла кровь. Его прекрасный лик

казался смятым золотым лотосом, покрытым кункумой и мускусом. Его вид привел
преданных в отчаяние.

По-прежнему не замечая ничего вокруг, Господь Чайтанья продолжал двигать руками и


ногами, как будто куда-то шел. Сварупа Дамодара стал осторожно гладить Его и
постепенно успокоил, повторяя имена Кришны.

Обхватив руками израненное лицо Гауры, со слезами на глазах Дамодара спросил


скорбным голосом: «Что Ты пытаешься сделать? Зачем Ты это сделал с Собой?»

Чайтанья Махапрабху посмотрел на него невидящим взглядом, словно одержимый.


Дамодара сказал: «Твое лицо покрыто синяками и кровоточащими ранами. Зачем Ты так
изранил Себя?»

Медленно и вначале неразборчиво Чайтанья Махапрабху, чьи губы распухли, а глаза


были полны слез, заговорил: «Я был так встревожен, что не мог оставаться в комнате.
Я хотел выбраться наружу и пытался найти дверь». Господь медленно повернулся к
Говинде, который плакал как дитя. «Я не мог найти дверь и только бился о стены. Я
изранил все лицо, но так и не смог выйти отсюда. Я не смог выйти!»

Мысль о встрече со Шри Кришной снова разожгла экстатические чувства в Чайтанье


Махапрабху. Он беспокойно замахал руками, восклицая: «Мне нужно выбраться отсюда! Я
должен идти!»

Сварупа Дамодара и Говинда сдерживали Господа, но Он пытался встать и продолжить


Свой путь в объятия Кришны. Его ум был очень обеспокоен, а слова напоминали речь
безумца.

— Скоро наступит день, — сказал Дамодара. — Приготовься к встрече с лотосооким


Джаганнатхой, который ждет Тебя в храме. Сейчас Тебе нужно омыться и одеться, чтобы
пойти к Нему.

Привлеченный мыслью о предстоящей встрече с Господом Джаганнатхой, Чайтанья


Махапрабху успокоился и позволил Да-модаре и Говинде обработать раны на Своем лице.
На исходе ночи Он омылся и покинул Гамбхиру вместе со Своими спутниками.

Наконец-то Чайтанья Махапрабху выбрался из Своего дома. Он думал, что идет на


свидание с властелином Своей жизни.

Приблизившись к воротам Симха-двара, Он вбежал по ступеням, ведущим в храм, и в


экстатическом безумии обратился к привратнику: «Дорогой друг привратник, где
Кришна, владыка Моего сердца? Скорее, покажи Его Мне!»26

Привратник, которому было известно о божественных чувствах Господа, увидел


преданных Господа за Его спиной. Взяв Его за руку, он провел Его в храм со словами:
«Пойдем, Я покажу Тебе Твоего возлюбленного!»

Стоя за колонной Гаруды, Чайтанья Махапрабху с любовью взирал на Господа


Джаганнатху. Слезы капали у Него из глаз в небольшое углубление рядом с Его
лотосоподобными стопами, и Он думал: «В Мою жизнь пришла удача! Я увидел
Лотосоокого, один вид которого дарует умиротворение телу, чувствам и уму».

Видя в Господе Джаганнатхе Шьямасундару, Чайтанья Махапрабху наслаждался Его


неописуемой красотой, и на душе у Него отлегло. Множество вайшнавов, пришедших на
утренний даршан, приветствовали Господа Чайтанью. Отвлеченный от Своих мыслей их
преданностью, Господь вновь стал радостным.

Через некоторое время Сварупа Дамодара и Говинда проводили Господа из храма обратно
в Гамбхиру. Когда Чайтанья Махапрабху, перед чьим взором уже больше не было Господа
Джа-ганнатхи, вошел в Свою пустую комнату, Он снова почувствовал Себя несчастной
гопи, запертой в доме. Следы ушибов на Его миловидном лице только подчеркивали Его
горе. Опустошенный, Он сел на пол и принялся царапать его ногтями.

Бесчисленные волны, набегавшие на берега Пури, были ничем по сравнению с тем


разнообразием настроений, которые вызывала в Шри Чайтанье Махапрабху экстатическая
любовь к Богу. Даже если кто-то смог бы пересчитать все песчинки на океанском
берегу, ему все равно не удалось бы сосчитать те божественные изменения, которым
подвергался Господь в Гамбхире. Испытывая любовь гопи и днем, и ночью, Чайтанья
Махапрабху учил мир тому, как любить Кришну.
Чайтанья Махапрабху плакал навзрыд, и Его слезы, стекая, создавали на полу
бессмысленные узоры. Его тело содрогалось,

когда Он всхлипывал: «Где, о где же Вриндаван? Где Кришна, сын царя пастухов? Где
тот, кто так искусно играет на флейте?»

Спутники Господа Чайтаньи старались исцелить Его израненное сердце, но Он продолжал


сокрушаться: «Где Шри Кришна, который стоит в позе с тремя изгибами? Куда исчезла
сладостная песнь Его флейты? Где берег Ямуны? Где танец раса? Где эти пляски, пение
и смех? Где Мой Господь Мадана-Мохан, который очаровывает бога любви?»

Сварупа Дамодара сел рядом с Господом и осторожно взял Его за руку. Глядя в глаза
Сварупы Дамодары с безнадежностью томящейся от любви девушки, Чайтанья Махапрабху
спросил:

кахан мора прана-натха муралй вадана кахан карон кахан пан враджендра-нандана

«Где владыка Моей жизни, который играет на флейте? Что Мне делать? Где искать сына
Махараджи Нанды?»

кахаре кахиба, кеба джане мора духкха враджендра-нандана вину пхате мора бука

«К кому обратиться? Кто поймет Мое отчаяние? Без сына Нанды Махараджи Мое сердце
разорвется на части»27.

Спутники Кришны — это спутники Гауры

Однажды во время танца с гопи Шри Кришна так сильно сжимал их в объятиях, что Его
тело стало такого же золотистого цвета, как и у них. В другой раз, после долгих
наслаждений с Кришной гопи сделались похожими на черные лианы и от экстаза стали
неподвижны, как шъямалаты29.

Господь Гауранга как-то сказал Адвайте Ачарье: «Преданные поклоняются Моим


бесчисленным воплощениям и образам в одной из пяти рас. Очень скоро Я низойду
вместе с этими преданными, наделив их глубокой экстатической любовью ко Мне. Я
научу их той любви ко Мне, которая присуща обитателям Вриндавана»29.

Кришна вознаграждает преданных, даруя им радха-бхаву

Из-за невыносимой боли, которую Шри Радха испытывала в разлуке со Шри Кришной,
Манаси-Ганга полностью высохла, а холм Говардхан, который когда-то был таким
высоким, что скакуны бога Солнца могли щипать траву дарбха с его вершины,
уменьшился в размерах и стал не выше ста локтей30.

Во время Ратха-ятры Чайтанья Махапрабху танцевал в настроении Шри Радхи, обращаясь


к Господу Джаганнатхе с такими песнями, как йах каумара-харах,

В экстазе Гаура окроплял премой умы и сердца всех без исключения. По сути, Он
омывал всех слезами Своего экстаза31.

Возвращая долг, Он отдает Себя

Адвайта Ачарья думал: «В шастрах сказано, что Шри Кришна, необычайно благосклонный
к Своим преданным, готов отдать Себя тому, кто поднесет Ему всего лишь листок
туласи и пригоршню воды. Это означает, что Хари может избавиться от Своего долга,
только если отдаст Своему преданному Самого Себя»32.

Одна великая душа сказала: «Кришна не был столь щедрым. Он требовал, чтобы мы
предались Ему, и не отдавал Себя так просто. Но в образе Чайтаньи Махапрабху Он
говорит: «Возьми Меня, возьми Меня, возьми Меня. Бери просто так»33.

Опьянение любовью

Уддхава сказал Кришне: «Дорогой Кришна, разлука с Тобой причиняет гопи такую боль,
что они полностью лишились рассудка. О Мурари, Шри Радха у Себя дома смеется безо
всякой причины и, как сумасшедшая, спрашивает даже у камней, не

видели ли они Тебя. В страшных муках Она катается по земле, раня Свое нежное
тело»34.

Взломав сокровищницу любви к Богу, Чайтанья Махапрабху Сам наслаждался её


содержимым и раздавал его всем подряд. При этом Гауранга не принимал во внимание,
достоин человек такого дара или нет, подходит ли для этого какое-то место или нет.
Он не ставил никаких условий35.

Преодоление препятствий на пути к Шри Кришне

Радхика сказала: «Как Мне найти Кришну?.. На Моем пути столько препятствий! Моя
золовка завидует Мне, муж сердится на Меня, а свекровь хитрит со Мной. Группы Моих
соперниц, особенно та, в которой верховодит Падма, очень сильны, а Сам Кришна весь
день проводит где-то в полях, в окружении коров и друзей!»36

Внезапно Чайтанья Махапрабху услышал звук флейты Кришны. В экстазе Он бросился


навстречу Шри Кришне, но оказалось, что двери Его комнаты заперты. И все-таки Он
каким-то образом выбрался из нее, перелез через три стены и ушел из дома в поисках
Хари37.

Их благословения

Шри Кришна спросил: «О Радха, царица Моей жизни, проси Меня, о чем хочешь. Как Мне
порадовать Тебя?»

Шри Радхика блаженно отвечала: «В лесу Вриндаване у Меня есть очаровательные


подруги, гопи, — замечательные и исполненные любви. У Меня есть сестра Чандравали
со всеми ее подругами... и кроме того, Я вместе с Тобой, что приносит Мне самое
большое счастье. Что может больше радовать, чем это? И все же, пожалуйста, исполни
одно Мое желание! О владыка Гокулы, пусть все, кто живет на этой удивительно
сладостной земле Вриндавана и долгое время настойчиво стремится достичь Тебя,
обретут возможность лицезреть Тебя как своего юного друга». В экстазе Шри Кришна
сказал: «Любимая Моя, да будет так!»18

Испытывая большое счастье, Чайтанья Махапрабху сказал Адвайте: «Что Я могу сделать,
чтобы порадовать Тебя?»39

Сложив ладони, Адвайта смиренно ответил: «Что еще Ты можешь сделать, чтобы
порадовать Меня? О Господь, Ты явил самые сокровенные игры Шри Кришны и, устранив
влияние Кали, раскрыл тайный смысл преданного служения, проникнутого чистой
любовью. Ты принес величайшее благо преданным, искушенным в расах божественных игр,
и открыл всему миру чистую любовь лучшей из гопи, Шри Радхи. Что еще можешь Ты
сделать? Ты дал все. И все же Я хочу попросить Тебя об одном одолжении. Пожалуйста,
благослови Меня, чтобы в следующей жизни Я мог общаться с Твоими преданными. Это
Мое единственное желание».

Довольный, Чайтанья Махапрабху улыбнулся и сказал: «Адвайта, послушай, какое


благословение Я Тебе дам! Я отправлюсь во Вриндаван, а вас всех сделаю Своими
вечными спутниками. Я дам вам совершенные духовные тела, подобные Моему, и Своими
сладостными играми наполню ваши сердца блаженством. Вот что Я сделаю для вас.
Друзья Мои! Каждый из вас может наслаждаться какой-либо из пяти рас с любой из Моих
ипостасей. Я не буду никого выделять! Кто-то из вас испытывает дружескую
привязанность к Рад-хе и Кришне, а кто-то является спутником Дваракадхиши, кто-то
служит Мне в других воплощениях — эти различия не имеют значения. Если вы
привяжетесь ко Мне в этом образе Гауран-ги, Я сделаю вас Своими освобожденными
спутниками на Голо-ке Вриндавана».

Адвайта ответил в экстазе: «Да будет так! Да исполнится Твоя воля — и да обретем мы
такие духовные тела и поселимся в духовных обителях. Тогда мы будем вечно помнить о
Твоих удивительных божественных играх.

О Господь! Я молюсь о том, чтобы вплоть до конца этой каль-пы поэты писали книги, а
актеры разыгрывали представления о Твоих божественных играх. Пусть преданные
радуются от всего сердца, а нечестивцы избавятся от злобы и зависти, слушая эти
повествования. Пусть все будут счастливы».

Господь взглянул с любовью на Своих преданных и ответил: «Да будет так!»

Гауранга! Гауранга!

Сакхи! По воле Гауранги, я постепенно пришла в себя. Увидев блаженную улыбку на


моих губах и огонек в глазах, подруги поняли, что со мной. Я сидела и держала их за
руки, чувствуя, что силы вернулись ко мне, но все еще не в силах произнести ни
слова.

Према не подчиняется законам времени. Под действием прасада Шри Кришны я осознала
то, что видела, пока лежала без чувств. Некоторые говорят, что, вкушая остатки Его
пищи, мы едим — я же называю это откровением любви Гауранги.

О Гауранга! Ты — океан любви. С какой щедростью Ты раздавал любовь! Сколько Ты


страдал ради любви! Как Ты желал изведать любовь! Никто не сравнится с Тобой!

Нава-сакхи! Гауранга вернул долг любви. Эта истина сокрыта глубоко на страницах
Вед.

Сполоснув руки, рот и стопы, я уселась на своей постели и подумала: «А что же


дальше?»

По милости Шри Радхи мне уже многое открылось. Но на некоторые вопросы еще не было
ответов. Я не до конца понимала отношение Шри Кришны к Радхе, и мне не терпелось
больше узнать о Ее любви.

Я выглянула в окно и стала наблюдать за птицами, парящими в спокойном


послеполуденном небе. Заглядывая в свое сердце, я находила там эти вопросы. Но кого
мне спросить? И кто сможет ответить?

Прие! Ты улыбаешься. Да, ты понимаешь: только во Вриндаване према проявляется


полностью. Живи во Вриндаване, и ты тоже узнаешь все о любви. По милости Враджа и
его царицы, ответы на мои завершающие вопросы о любви пришли ко мне удивительным
образом.

Третья часть

Премасампута

«Шкатулка любви»

пратах кадачид-урарйкрта -чару-рама вето харих прийатама-бхавана-прагхане


гатварунамшука-татена пидхайа-вактрам нйчйна-лочана йугах сахасаватастхе
Однажды утром Шри Хари появился во дворе у Радхики в обличии пленительно прекрасной
девушки. Остановившись на некотором расстоянии от дочери царя Вришабхану, Шри
Кришна прикрыл лицо малиновой накидкой и стыдливо опустил глаза.

Према-сампута, 1

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Вопросы Шри Кришны

ава-сакхи! Тебе не терпится узнать, чем закончились полученные мной наставления?


Терпение, терпение! Тебе нужно развить в себе эту добродетель. Вриндаванские игры
будут испытывать пределы твоего терпения.

Только посмотри, как терпеливо сидит наш читатель!

Послушай, я расскажу тебе о том, как в шестую часть дня мое терпение принесло
нектарный плод истины.

Когда день стал клониться к закату, пришло время Радхике готовить манохара-ладду. О
сакхи, это не обычные сладости, а квинтэссенция любви, которая живет в Ее сердце и
принимает форму сотен ладду на золотых подносах После того какманджари относят их в
Нандаграм и передают в руки мамы Яшоды, они становятся настоящим украшением ужина.

Говинда со Своими друзьями с удовольствием ели. Между тем множество гопи по всему
Враджу ждали.

Томимые любовью и желанием общаться со Шри Кришной, мы дожидались послания, которое


укажет время и место нашей встречи.

А что нам оставалось делать? Что мне оставалось делать? Моя жизнь — служение Шри
Кришне. Я живу, дышу и существую только ради Него.

Я ждала, когда Нила вернется из Нандаграма с посланием от Хари. Но она все не


приходила. Может, Он забыл обо мне? Может, Он предпочел мне другую? Куда же
подевалась Нила?

Вдруг в дверь постучали! Но это была не Нила. Смиренно сложив перед собой ладони,
ко мне вошла робкая красавица, подобная молодой лани, впервые покинувшей свое
обиталище. Это была манджари, которая служит Шри Туласи1.

Нет, дорогая, не Рати, а другая — та, что помогает Ранге-манджари2.

Служанка Шри Туласи сказала: «Сакхи Шьямалата! Тебе послание от Шри Радхики. Можно
мне войти?»

Когда апсары осыпают вас золотом, кто сможет устоять? Когда служанка Радхи приходит
с посланием, разве я стану медлить? Нава-сакхи, я провела эту золотую куколку в
свои покои и усадила рядом с собой. Ласково потрепав ее по щеке, я спросила:
«Сакхи! Какое послание ты принесла от Шри Радхики?»

Со сладкой улыбкой она ответила: «О возлюбленная Шри Кришны, дорогая подруга Радхи!
Шри Радхи-ка уже закончила готовить сладости для Говинды и, как и ты, с нетерпением
ждет от Него весточки. Она послала меня к тебе с этим письмом».

Я взяла записку из ее рук. Почерк Радхики, напомнивший мне нить жемчуга, так
очаровал меня, что я не сразу смогла прочитать Ее слова. Но когда я наконец стала
читать, вот что там оказалось:
111ьяucLuuna!

ЗСфаналом! ЗГусть исполнятся foe mfou желания!* 3)офо9ая поуфуэа! Лунаю. ты


солонсФасшься

/ истинности лкхЗи и/фи ЗСфишны ко Пне. Л %на/ю также, что met хотела им уунатъ,
иЗсстно ли Пне, что у УСеяо на ссфдце. ^(лисхи! Чтоиы ответить на тоои £опфосы, Я
поема к mode эту ус-fy/шси. iSe науслила полнолсочиялси Ноя Зупа!

ЗСослушай, как она фасскажет mode оЗоунолс случае, кмпо^ыИ п^аушы у Пеня уолеа не
так

(3$ dyyytuoit она также напишет оЗэтол кнту)4. ^акха! Stofegaf тсЗ эту историю, Л
откфою тсЗ чииъ 1(е-

'НО.

1бон пфсла-салпуту. лСосколоку ня $сел сефуаеле. Лфаекфюю сефуще

QofwaJl JlUbJLneueima! Л телу фемни, коэуа мы {Ятфспыелеся. Л у Цефена, что met


получпчио от-femet на See c fou /опфччум. ЗСока же остакеь тФоеи лкЗяицй ceiKxti.

Зауха

Слезы потекли по моим щекам. Рассмеявшись, я вытерла их. Как удивительна Шри Радха!
Я обняла посланницу Ее любви и прижала к себе так, как если бы это была Сама
Радхика. Потом я сказала ей: «Сакхи! Расскажи мне все, что Шри Радха хотела
сообщить, и смотри — не пропусти ни слова. Для меня ты как посланница Ее сердца.
Исполни мое желание и утоли жажду моего ума. Расскажи мне о шкатулке любви
Радхики».

Сложив перед собой ладони и застенчиво оглядевшись, манджари заговорила...

Однажды утром Шри Хари появился во дворе у Радхики в обличии пленительной девушки.
Остановившись на некотором расстоянии от дочери царя Вришабхану, Шри Кришна прикрыл
лицо малиновой накидкой и стыдливо опустил глаза5.

Говинда напоминал куколку из мускуса, а движения Его были текучими, как мед. Его
бесподобное тело было украшено драгоценностями, в которых сверкали райские
бриллианты. Когда Он стал застенчиво водить по земле большим пальцем ноги, Его
бедра заколыхались, а колокольчики на лодыжках и поясе издали мелодичный звон. Этот
звон привлек внимание всех живых существ — как движущихся, так и неподвижных.
Лианы, садовые цветы, древнее дерево и даже листья — все обернулись и с изумлением
посмотрели на Хари. Поскольку они жили возле дома Шри Радхики, они знали толк в
красоте, но никогда прежде им не доводилось видеть такой грации в ореоле
сапфирового сияния.

Ручные попугаи Шри Радхи Шукшмадхи и Шубха взлетели на дерево, чтобы получить Ее
даршан. Увидев Шри Кришну переодетым в девушку, они перекрутились на ветке от
экстаза, а потом повисли вниз головой, чтобы вдоволь насладиться Его красотой.

Когда Гандхарвика, излучающая очарование юности, увидела эту удивительную девушку,


Она замерла на несколько мгновений. Придя в Себя, Она схватила нежную руку Лалиты
со словами: «Лалита! Посмотри! Кто эта прекрасная девушка, чье восхитительное лицо
напоминает цветущий голубой лотос? Ее одежды и драгоценности своим совершенством
уступают лишь той красоте, которой Ее наделила природа. Взгляни, как Она озарила
Мой двор Своим чудесным сапфировым сиянием!»
Прекрасная Лалита была в одеждах сине-зеленого цвета, как павлинье перо, а ее
сияющее тело напоминало цветом горочан/. Что-то в облике этой дивной незнакомки
насторожило ее. Взяв Вишакху за руку, она подошла к переодетому Кришне и сказала:
«О красавица с тонкой талией! Кто Ты? Откуда? Зачем пришла сюда? Прошу Тебя,
удовлетвори наше любопытство и любопытство нашей сакхи».

Кришна в обличии пленительной девушки посмотрел на кайму с рисунком из звезд на


юбке Вишакхи, но не проронил ни слова. Лалита и Вишакха обменялись подозрительными
взглядами. Привлеченная этой молчаливой красотой, Радхика задумалась и направилась
к Своим подругам. Ступая, как робкая лань, Она заговорила нежным голосом:

— Сундари! Кто Ты? Исходящее от Тебя сияние цвета тучи очаровало Меня. Наверное, Ты
богиня. Чем еще объяснить такую красоту?

Шри Кришна перевел взгляд на лотосоподобные стопы Радхики, но ничего не ответил.


Заинтригованные своей новой подругой, сакхи обменялись недоуменными взглядами. «Кто
эта незваная гостья? Почему Она ведет Себя так, словно дала обет молчания?» Листья
на деревьях повернулись к цветам в надежде получить ответ, но те были полностью
поглощены сценой, которая разворачивалась внизу.

Справившись с волнением, Радхика сказала: «О молчунья! Если Ты хотела прийти именно


в Мой дом, то прошу Тебя, удовлетвори наше любопытство и представься. О девушка с
потупленным взором! Ты ведь знаешь, что мы Твои близкие подруги, так что же Ты
стесняешься в нашем присутствии?»

Шри Кришна в обличии девушки, которого Шри Радха увещевала добрыми словами, а сакхи
старались ободрить участливыми улыбками, в ответ лишь глубоко и печально вздохнул.
Го-пи приподняли брови и удивленно посмотрели друг на друга. Тогда Говинда еще
больше опустил Себе на лицо накидку и грациозно отвернулся от Гаури. Если бы там
присутствовал ачаръя театрального искусства Бхарата Муни, он наверняка прославил бы
хорошо рассчитанную игру Шри Кришны и Его непревзойденную женственную жестикуляцию.

Шри Радхике было больно видеть Свою гостью несчастной. С глубоким сочувствием Она
произнесла: «О прекрасная! Я вижу, что Тебя терзает какая-то душевная боль, и из-за
нее Ты выглядишь печальной. О лотосоокая! Доверься Мне и расскажи, что с Тобой
случилось. Мы обязательно облегчим Твои страдания. Только поведав свои мысли
близким друзьям, можно избавиться от боли, которая снедает нежное, чуткое сердце».

Служанки Радхики тоже заметили Ее только что прибывшую гостью. Зачарованные


таинственной красотой, Они принесли асану своей хозяйке и расшитую подушку — Шри
Кришне. Продолжая молчать, Говинда грациозно сел в окружении гопи. Его плавные
движения и загадочное поведение десятикратно усилили любопытство Радхики.

— Может быть, Ты разлучена со Своим любимым? — спросила Она. — Может, он чем-то


разочаровал Тебя?.. Или Ты боишься, что чем-то обидела его? Наверное, Твои
недоброжелатели распространяют сплетни о Тебе? А может, они разболтали о Твоей
тайной любви всем и разбили Твое невинное сердце?

Обменявшись взглядами с Лалитой, Радхика продолжала: «Возможно, у Тебя не самый


лучший муж, который внушает Тебе отвращение. Да, верно, так оно и есть!
Разочарованная Своим мужем, Ты привлеклась каким-то необычным мужчиной, и за эту
провинность Тебя, как и Меня, бранят Твои старшие. Вот, должно быть, почему Ты
такая грустная!»

Радхика продолжала расспрашивать Свою молчаливую гостью о причине Ее страданий.


Пока Шри Радха говорила, Говинда наслаждался каждым Ее словом, как симфонией
нектара. В душе Он снова и снова благодарил Свою энергию, которая вводит живые
существа в заблуждение, за то, что та позволяет Ему оставаться неузнанным под
проницательными взглядами Лалиты и Радхи.
Глядя на стройные очертания тела Шри Кришны под одеждой, Радхика сказала: «О
стройная красавица! Может быть, вторая жена Твоего мужа опьянела от какой-то своей
незначительной победы? Ослепленная ложной гордостью, она, наверное, пронзила Тебе
сердце стрелами резких слов?»

Помедлив минуту, Радха Сама ответила на Свой вопрос: «Нет, это невозможно! Ты так
красива, что у Твоего мужа просто не может быть еще одной жены. И даже если бы Тебе
пришлось делить мужа с другой, кто смог бы соперничать с Тобой?»

Сердце Шри Радхики трепетало в присутствии этой молчаливой девушки. С лукавой


улыбкой Она сказала: «Послушай, луноликая! От нашего гуру Паурнамаси мы слышали
историю о воплощении Мохини. Своей изысканной красотой Она пленила самого
невозмутимого из всех — Господа Шиву. Может быть, Ты и есть та самая Мохини? Скажи
Мне!7

Когда Господь Шива поддался на Твои чары, не Ты ли проявила безразличие к нему,


выскользнув из его объятий?8 О чародейка! Если Тебе доведется встретиться со Шри
Хари, Я уверена, что стоит вам только обменяться взглядами, и Его чары подействует
даже на Тебя».

Гопи тихонько засмеялись, наслаждаясь мыслью о том, что эта обольстительная особа
привлечется их прананатхой.

«Я буду очень рада увидеть, как вы вскружите голову друг другу».

Когда лукавые слова Радхарани проникли в глубину Его сердца, Шри Кришна обнял Ее в
форме этих божественных звуков. Наслаждаясь тем, что Он может не только находиться
рядом с Ней, но и мысленно обнимать Ее, Говинда почувствовал, как по Его коже
побежали мурашки, а волоски на теле распрямились. Пытаясь утаить Свой экстаз, Хари
стал прикрывать руки и плечи накидкой. Казалось, будто темный мотылек
заворачивается в кокон.

По-своему истолковав эти движения, Шри Радха участливо спросила: «О сакхи\ Может
быть, Ты страдаешь каким-то недугом? Что у Тебя болит: голова, грудь или спина?»

Повернувшись к Вишакхе, Шри Радха указала на дом и попросила: «Вишакха, скорее!


Принеси лечебное масло, которое прислал Мне любящий отец. Это масло — его любовь ко
Мне, принявшая жидкую форму. Оно излечивает от всех болезней. Я Своими руками
осторожно натру им голову и тело этой прекрасной девушки. Тогда Ее боли и недуги
исчезнут».

Вишакха встала, чтобы послужить Шри Радхике, которая продолжала: «После массажа с
маслом Я омою Ее с головы до ног теплой ароматной водой. Это вернет Ей бодрость, и
у Нее появится вдохновение поговорить с нами».

Пока Вишакха ходила в дом, Гауранги воспользовалась паузой, чтобы рассмотреть Свою
в высшей степени примечательную гостью. Перед Ней сидела, по всей видимости,
небесная нимфа, которая, несмотря на все обращенные к ней теплые слова, предложение
сделать массаж собственными руками и дружеское расположение, оставалась верна
Своему обету молчания.

Вишакха вернулась, держа в руках золотой кувшин, излучавший свет родительской любви
царя Вришабхану. Радхика подняла руку, по форме напоминающую бутон, и сказала:
«Сдается Мне, что эта деби — притворщица. Она сидит здесь с печальным лицом, но при
этом отказывается принять Мою помощь. На самом деле Она вовсе не больна».

Улыбнувшись, Радхика добавила: «Но Я все равно избавлю Ее от душевных мук и снова
сделаю счастливой. Подобно тому как у Господа Дханвантари есть снадобье, которое
излечивает все недуги, у Меня есть лекарство, которое облегчит душевную боль нашей
уважаемой гостьи»9.

Вопросительно подняв бровь, Лалита спросила: «Радхике! Каким чудодейственным


эликсиром Ты намереваешься врачевать эту прекрасную юную принцессу?»

Склонив набок прелестную головку и игриво поглядывая на подруг, Радха громко


прошептала: «Если Мне удастся наложить лекарство лотосных ладоней Шри Кришны на
сердце этой застенчивой девушки, Она немедленно начнет смеяться, болтать и визжать
от восторга. Что еще Я могу сказать? Мы все дружно посмеемся, когда увидим, как
солнце-Кришна рассеет туман Ее уныния. И наша подруга засияет в лучах Своего
сердца, свободного от боли и страданий».

Услышав нектарно-сладкие слова Шри Радхи, Шри Кришна не смог сдержать улыбку на
благоухающих камфарой устах. Тонкими пальцами левой руки Он убрал со лба локон и
поправил на голове накидку. Слегка подняв голову, Он застенчиво взглянул на Лалиту,
Вишакху и, наконец, на Шри Радху.

Попугаи, листья, цветы и гопи восхитились грациозными движениями Кришны. Заметив,


что Он собирается заговорить, они стали смотреть на Него в предвкушении и
затрепетали при первых звуках Его ответа. Речь Шри Кришны была неторопливой, и Он
тщательно имитировал женский голос, выбирая приятные слова и нежные интонации. Шри
Радхика и Ее сакхи, как птицы чакорОу питающиеся прохладными лучами луны, с
жадностью пили поток нектара, который стекал с Его уст. Его речь не просто ласкала
слух — она наполняла сердца гопи тем блаженством, которое они испытывали, слушая
своего возлюбленного Хари.

Услышав, как Шри Кришна говорит девичьим голосом, попугаи потеряли сознание и стали
похожи на развешанных на ветке игрушечных птиц. Только спустя некоторое время они
смогли прийти в себя и услышали беседу Радхи и Кришны в пересказе шмелей.

Шри Кришна сказал: «О красавица! Я богиня и живу на небесах. Томимая печалью, Я


пришла к Тебе, ибо знаю, что никто не сможет Мне помочь, кроме Тебя!»

Переведя взгляд на подруг, а затем снова на переодетого Го-винду, Шри Радхика


ответила: «О прекрасная! Кто сможет усомниться в том, что Ты — богиня? Из смертных,
ходящих по земле, никто не излучает такой дивной красоты. Ты — божественное
создание, которому нет равных».

Подтверждая Ее слова, легкий ветерок донес до Шри Радхи аромат тела Хари.
Гандхарвика погрузилась в этот опьяняющий

аромат, и на мгновение все Ее чувства обратились в обоняние. Придя в Себя после


этого неповторимого ощущения, Радха слегка встряхнула головой. Заморгав, Она
сложила ладони в пранаме перед деви.

Довольная тем, что эта прекрасная богиня наконец-то заговорила, Радхика извинилась
за то, что подвергла гостью расспросам: «О дева с лицом, напоминающим осенний
лотос! Я спросила, не разлучена ли Ты со Своим мужем. Пожалуйста, не обижайся на
Меня за эту дерзость. Я не подшучивала над Тобой, а просто искренне хотела понять,
что тревожит Твое сердце. Теперь Ты выразила Мне Свою благосклонность, а потому
можешь считать Меня Своей».

Богине-Кришне хотелось проникнуть в самые потаенные уголки сердца Шри Радхи. Чтобы
достичь этой цели, необходимо было устранить все препятствия на своем пути.
Улыбнувшись, Он раскрыл правую ладонь в знак доброй воли. Чтобы успокоить Ее, Он
сказал: «Дорогая Радха, у Тебя нет никаких причин сомневаться в Моей дружбе. Хотя Я
и богиня, Ты можешь полностью доверять Мне, ибо Я желаю только одного — быть Твоей
служанкой.
Радхика, если Ты удивляешься, зачем небожительнице служить жене пастуха, Я скажу,
что после того, как Я омыла глаза красотой Твоего образа, очистила сердце
размышлениями о Твоих качествах и изведала каплю Твоей любви, у Меня не осталось
никаких других желаний, кроме этого».

Покраснев, Гаури опустила глаза и прикрыла лицо Своей синей, как туча, накидкой.
Каким удивительным спокойствием веяло от слов этой деви! Казалось, будто это
говорит Сам Хари. Рама продолжал: «Радхе! Выслушай еще одно Мое признание. Я пришла
к Твоему порогу с неисцелимой душевной болью. И хотя Твои слова вливаются в Мои уши
как потоки нектара, они не принесли Моему бедному сердцу никакого облегчения».

Шри Радха и Ее сакхи обменялись удивленными взглядами. Что еще могло причинять боль
этой небесной деве? Как могла страдать та, которая испила нектара бессмертия? И как
гопи могли

утешить эту небожительницу? Радхика слушала с жадным вниманием, пытаясь разобраться


в этих очевидных противоречиях.

С невозмутимым спокойствием на лице Кришна в образе богини сказал: «О сакхи! Всем


вам здесь, во Вриндаване, хорошо известен звук флейты Кришны. День и ночь
Вамшидхари радует коров, сакхов, старших и гопи Своими мелодиями10. Однако этот
звук не остается в пределах Враджа! Он проникает в нашу райскую обитель и сеет
смятение среди целомудренных женщин Сварги.

Песни этой проказницы-флейты подобны смеси яда и нектара. Долгие и замысловатые


трели Мурали даруют счастье, сравнимое только с потоками нектара, проливающегося на
голову. И в то же время они вызывают боль разлуки, которая сильнее, чем действие
яда при змеином укусе».

Как будто жалуясь, Шри Кришна продолжал: «Когда сладостный нектар этой флейты
проникает в уши, женщины рая испытывают нескончаемый экстаз. Поэтому даже одна
мысль о своих мужьях заставляет их трепетать от страха.

Когда они погружаются в океан счастья, отравляющее воздействие флейты пробуждает в


них ненасытное желание обнять Шри Кришну. Этот любовный жар разлуки делает тела
деви такими горячими, что, едва прикоснувшись к ним, их мужья обжигаются и
вскрикивают: «О горе, горе! Что случилось с тобой?» — и сразу отпускают своих жен».

Радха и Ее подруги засмеялись, представив себе эту забавную сцену. Они никогда не
переставали удивляться тому обилию способов, которыми проказливая флейта Кришны
будоражила умы других. Вспомнив, как Ей удалось похитить вену у Говинды, Радхика
подумала: «Мне нужно было выбросить эту флейту в Ямуну сразу, как только появилась
возможность. Этим Я облагодетельствовала бы все три мира».

Шри Кришна продолжал:

— О сакхи! По воле провидения, на небесах царит вечная молодость. Там нет старших и
младших. Все подвержены влиянию флейты в равной мере, и поэтому нас никто за это не
наказывает и не исправляет. У нас нет способа противостоять этому влиянию, а

потому обеты всех богинь растворились в водах небесной Ганги".

Шри Кришна наклонился вперед, и гопи тоже наклонились к Нему. Удивительно, но в


присутствии этой деви их охватывали те же чувства, что и рядом с Хари. Он
продолжал:

— Каждый день Я слышала этот звук и каждый день наблюдала его влияние на богинь. С
удивлением Я думала: «Что это за звук? Откуда он исходит? А главное — кто его
издает?»

— В один прекрасный день, — продолжил Говинда, — Я направилась туда, откуда


исходила песня флейты. Пройдя через Сваргу и Антарикшу12, Я в конце концов достигла
Земли. Никем не замеченная, Я поселилась в Вамшивате. Мое сердце переполнилось
радостью, когда Я увидела ваши несравненные игры с Хари. Так Я узнала Тебя и Твоих
дорогих подруг.

Сказав это, Шри Кришна склонил голову перед Лалитой и Вишакхой. Чуть приоткрыв от
удивления лотосоподобные уста, они сделали поклон в ответ. Ласково улыбнувшись,
Радха весело сказала: «О счастливица! Среди богинь Сварги Ты, должно быть, самая
разумная. Хотя меч желания терзает всех благовоспитанных женщин небес, только Тебе
достало разума, чтобы последовать зову Своего страждущего сердца и прийти во Врин-
даван. Из всех деви, только Ты обрела такую удачу»13.

Когда Шри Кришна услышал рассудительные слова Радхи, Его губы украсились сладкой
улыбкой. Приподняв брови, Он сказал: «О Радхе! Не думай, что все жены на Сварге так
же, как и Ты, желают испытать любовь Шри Кришны». Оглядевшись по сторонам, как
испуганная лань, Он добавил: «Сакхи1 Я не прошу Тебя ни о чем, кроме одного: пока Я
здесь, защити Меня от взоров мужчин. Я пришла к Тебе, и только к Тебе».

Радха взглянула на подруг с понимающей улыбкой: «Прие! Если Ты пришла сюда, чтобы
понаблюдать за Шри Кришной откуда-нибудь издалека, и не стремишься к общению с Ним,
то зачем так волноваться, увидит Он Тебя или нет?» Глядя в лицо богини-Кришны, Она
подозрительно спросила: «Уж не замыслила ли Ты причинить вред царю кундж7 Может
быть, Ты пытаешься провести Меня?»

Гопи рассмеялись, а Радха захлопала в ладоши и сказала: «Не обижайся! Я пошутила,


так как считаю Тебя подругой. Не сердись на Меня, а вместо этого спрашивай, о чем
пожелаешь!»

Кришна ответил на шутки Радхи целой гирляндой подкупающих слов: «Сакхи, Ты можешь
шутить, как Тебе нравится! В конце концов, кто сравнится с Тобой в искусстве
шутливой игры словами? О Радхе! Хотя Ты и родилась среди людей, у Тебя есть много
непревзойденных качеств, в числе которых чувство юмора. Поэтому все деви очищаются,
воспевая Тебе славу и склоняя головы перед Тобой. Что бы Ты ни сказала, Ты всегда
будешь дорога Мне, как сама жизнь!»

От таких восхвалений Радхика стыдливо опустила голову, но Хари продолжал голосом


сладким, как у кукушки: «О сакхи, не смущайся! Мои похвалы — это не преувеличение и
не безвкусная шутка. Я никогда не лгу! Утверждая, что Лакшми и Парвати бледнеют
перед Твоей золотистой красой и добродетелями, Я говорю правду».

Шри Кришне доставляло большое удовольствие прославлять Шри Радху, и Его речь очень
понравилась Лалите и Вишакхе. Все сомнения, которые были у них по поводу этой
богини, развеялись после таких слов:

— И это еще не все! О лотосоокая, послушай Меня! За пределами трех миров


простираются бесчисленные планеты Вайкунт-хи, на которых обитает несметное
количество прекрасных дев, но ни одна из них не считает, что обладает хотя бы
частичкой Твоей премы. Ты остаешься непревзойденной богиней любви. Я узнала эту
истину в собрании Парвати на горе Кайласа. С тех пор у Меня появилось горячее
желание увидеть Тебя».

Печально поникнув головой, Шри Кришна заключил: «И вот Я увидела Тебя, и Мое
желание исполнилось. Но боль в Моем

сердце остается. Оно уже давно должно было разорваться на части, но Я продолжаю
нести бремя Своей печали».
Услышав о невообразимой боли, которую испытывает богиня, мягкосердечная Радхика
сказала в ответ: «Сакхи\ Что доставляет боль Твоему сердцу? Скажи мне скорее!» Но
печаль так сдавила горло Кришне, что Он не мог ничего ответить. Только слезы текли
по Его гладким сапфирным щекам, и Гауранги утерла их мягким кончиком Своего сари.

Прошло некоторое время, прежде чем Шри Кришна вышел из оцепенения, вызванного
мыслями о бескорыстной любви Шри Радхи, и к Нему вернулся дар речи. Его прекрасная
голова поникла, а руки были сложены на груди. С трудом успокоившись, Он снова
заговорил: «Как могла Ты полюбить этого ненадежного мальчишку, Кришну? Столько
добросердечных мужчин готовы были пасть к Твоим стопам. Почему Ты выбрала Его?

Несомненно, Твоя беспричинная любовь не знает равных. Ее сила способна преодолеть


любое препятствие. Но, сакхи> зачем Ты выбрала такой не заслуживающий доверия
объект для Своей любви? Этим Ты навлекла на Свою голову бесчисленные страдания на
всю оставшуюся жизнь».

Не дожидаясь ответа, Кришна продолжал: «Хари обладает бесчисленными достоинствами,


в числе которых красота, героизм, богатство и слава. Но у Него есть один
недостаток, который лишает ценности все эти благие качества. В делах любви Он не
считается с чувствами других. Он своенравен и неверен. Он не из тех, у кого можно
принять прибежище!»

Услышав такие нападки на Ее возлюбленного, Радхика растерялась. Ее глаза широко


раскрылись, и Она слегка отпрянула, пораженная словами Шри Кришны. В отличие от
Нее, Лалита-деви, которая не одобряла поведение Говинды и всегда стояла на стороне
своей сакхи, была рада услышать эти обвинения.

— Когда Я скрывалась в Вамшивате, Мое сердце разрывалось на части при виде того,
как Гопала выказывал Свою поддельную любовь к Тебе. В разукрашенной кундже,
незаметно для глаз любопытной луны, Он всеми силами пытался доказать Свою любовь к

Тебе покорностью и возвышенным служением. Но потом Он внезапно ушел к какой-то


другой гопи, оставив Тебя обливаться слезами. Я не могла поверить Своим глазам!
Слыша, как Ты сокрушаешься, Твои сакхиу птицы, лианы и цветы стали сокрушаться
вместе с Тобой. И когда они увидели, как Ты плачешь, их слезы смешались с Твоими. О
легковерная девушка! Той ночью Я думала, что Ямуна выйдет из берегов из-за этого
всеобщего горя.

Радхика хотела было что-то сказать в ответ, но переодетый богиней Кришна продолжал:
«Благословенной ночью шарадия-расы Шри Кришна покинул всех гопи, чтобы оказать Тебе
особую милость. Но потом, когда Ему наскучила эта забава, Он снова неожиданно
покинул Тебя. Я была потрясена! Когда Я пробиралась через густой лес Вриндаван,
наблюдая за Твоими играми, Я пришла в смятение, услышав Твои громкие стенания и
увидев Тебя, лишившуюся чувств от горя. Пока Я живу, сквозь все восемь этапов жизни
Я пронесу в сердце эту глубоко запечатлевшуюся в нем картину».

И снова Радха попыталась заговорить, но оживившаяся деви подняла изящную руку,


останавливая Ее: «О славная девушка, Яшасвини! Я — богиня, поэтому в Моем сердце
нет места боли и страданиям. Я пришла в этот мир, чтобы насладиться счастьем
встречи с Тобой. Но копье сочувствия к Тебе неожиданно пронзило Меня. Не знаю,
смогу ли Я когда-нибудь вытащить это копье из Своего сердца.

Послушай, Радха! Я так привязалась к Тебе, что и не думаю возвращаться в рай. Но,
когда Я вижу Твое горе, к Моей жизни на Земле прибавляется несчастье. Мысли об этом
не дают Мне покоя. Я не могу совладать с Собой». Жалобно взглянув в лицо Радхике,
Шри Кришна обратился к Ней с такими словами:

— Поэтому Я пришла к Тебе, чтобы открыть Свое сердце. Я стала бояться Кришны! Если
говорить откровенно, Мне кажется, Он начисто лишен добродетели и у Него нет стыда.
Знакомо ли Ему вообще сострадание? Как тот, кто в детстве убил женщину (Путану), в
отрочестве — теленка (Ватсасуру), а в юности — быка (Ариштасуру), может вызывать
доверие?»

На этом Шри Кришна кончил обличать Самого Себя. Переодетый в деви, Он мог наблюдать
всю глубину любви Шри Радхики. Если даже после стольких доводов и критики Ее према
останется прежней, Радха станет достойна вечного прославления — как в этом мире,
так и за его пределами.

Чтобы защитить Свою любовь и нрав Своего возлюбленного, Радхике нужно было собрать
поразительный букет нектарных доводов, которые открыли бы самые потаенные глубины
Ее сердца, Шри Кришна предвкушал, как Он будет наслаждаться ублажающей прохладой,
восхитительным ароматом и несравненной сладостью слов Шри Радхи.

Гандхарвика, которая управляет Шри Кришной с помощью ароматов Своего тела,


ответила: «О прекрасная девушка! Кажется, Ты обладаешь такой же неописуемой
энергией, как Шри Кришна! Хотя Ты и критикуешь Его, Я все равно чувствую
расположение к Тебе!

То же самое и с Ним. Хотя Говинда причиняет Мне боль, Я не способна оставаться


равнодушной к Нему. Много раз Я пыталась положить конец Нашей любви, но стоило Ему
появиться Мне на глаза, как от Моей решимости не оставалось и следа, и Я снова
поддавалась Его очарованию.

Чем объяснить то, что с Тобой Я испытываю те же самые чувства? Не знаю, что и
думать! Послушай, сакхи! Если Ты станешь Моей близкой подругой, если Ты пообещаешь
никогда не возвращаться на небеса и останешься со Мной во Врадже, Я открою Тебе
шкатулку Своей любви и покажу прекраснейшие драгоценности! Свет, исходящий от этих
драгоценностей, рассеет тьму Твоих сомнений.

Нава-сакхи! Речь посланницы Радхики напоминала поток сладкого нектара. Каждое Ее


слово было абхи-шекой, дарующей блаженство^. Даже во Врадже, где улицы подметает
богиня учености, мне редко доводилось встречаться с таким поэтическим красноречием.

В этой истории Шри Кришна собственными ус-

томи высказал мои сомнения в Его любви. Как удивительно! Мой Господь сказал именно
то, что я не осмеливалась произнести вслух.

Что ты сказала? Да, все так и есть. Ты поняла, зачем Он это делал.

Хари осуждал Свою любовь так же, как гопи делали это во время шарат-пурнимы. Вместо
того чтобы оправдываться, Он позволил Радхе прославить Его любовь, как было под
силу сделать только Ей. Благодаря этой санкиртане знамя Ее любви будет вечно реять
на недоступной высоте.

Мне не терпелось узнать, как Шри Радха ответит на Его вопросы. Ах, этот шутник Шри
Кришна, этот талантливый актер в одеждах пленительной небесной девы — ну как Его не
любить?

вактум тада прававрте вршбхану-нандинй акарнйа там вивидишам-иха чед-дадхаси


премейам-эвам-идам-эва на чедам-этат йо веда ведавид-асав-апи наива веда

йо ведайет-вивидшиум сакхи веданам йат йа ведана тад-акхилам кхалу веданаива

према хи ко *пи пара эва вивечане са-тйантардадхатй-алам-асав-авивечане ‘пи

двабхйам йада рахитам-эва манах свабхава симхасанопари вираджати раги шуддхам


тач Heiumumauxnpuiia-сукхесати йат-сукхам-сйат тач-ча свабхавам-адхирудхам-
авекшайет там

Сакхи! Если хочешь услышать о преме, то слушай! Према так велика, что ее не могут
понять даже знатоки Вед. Что уж говорить об остальных, которые заявляют, что ее
постигли? Если кто-то попытается измерить прему или объяснить ее с помощью
аналогий, — он лишь докажет, что ничего не понимает в ней. И те, кто делает это, и
те, кто слушает их, обманываются. Према скрыта как от умеющих правильно рассуждать,
так и от неспособных к этому. И только тот, чье сердце чисто, а ум пропитан нежной
привязанностью, дале-кой от всяких измышлений, покоится на троне , естественной
любви.

Према-сампута, 51-53

ГЛАВА ВТОРАЯ

Ответы Радхики

ава-сакхи! Ты заметила, как внимательно слушает наш читатель? Мне очень повезло,
что у меня есть два таких достойных ученика. Ваше внимательное слушание и глубокое
восприятие темы вдохновляет меня продолжать рассказ.

Что ты говоришь? О-о, эта катха затронула твое сердце? Так и должно быть, дорогая.
Знатоки расы говорят: «Зачемлучнику стрелы, а поэту—стихи, если они проникают в
сердце, но не могут вскружить голову?»1

Сердце, которое не откликается на према-катху о Радхе и Шьяме, не тает от рассказов


об их вечноновых играх и не посылает слезы на глаза, должно быть, вылито из стали2.

Вот лишь один пример чуда, вызванного премой. Однажды ночью, в полнолуние, в лесу
на берегу Ямуны Радха и Кришна собирали цветы. Они старались превзойти друг друга в
искусстве создания цветочных украшений. Кто из Них соберет больше цветов и сделает
самые лучшие украшения? Радхе помогали Ее близкие подруги, а Шри Кришне—Его
решимость не уступить им*.

Шри Радха в белом сари собирала цветы кунда — белые, как лунный свет. Переходя от
одного дерева к другому, Она становилась на цыпочки, очаровательно улыбалась и
бросала озорные взгляды на Своего возлюбленного. В ушах у Нее сверкали
бриллиантовые серьги, губы были накрашены белой помадой, а милое личико казалось
полной луной, спустившейся во Вриндаван.

Кришну так поразила живая красота Радхи, что Он отвлекся и перестал рвать цветы. В
замешательстве Он принял лунные блики за цветы кунда и стал складывать их в Свою
корзину.

Заметив Его смущение, гопи стали смеяться, обнимая друг друга, и их голоса эхом
прокатились по всему лесу Вриндавану. Зардевшись от стыда, Шри Кришна застенчиво
улыбнулся удивленной Радхе.

Разве это не чудо? Хари!

Теперь позволь мне вернуться к рассказу о событиях того осеннего вечера.

Услышав из уст посланницы Радхики чарующие слова Шри Кришны, я стала с нетерпением
ждать ответа Радхи. Нектарные наставления, сходящие с шафрановых губ Шри Радхи,
важны для каждого. Кто из исследователей кришна-премы не получит блага от слов
раджа-гуру премы?
Разгадав мое потаенное желание, служанка Туласи застенчиво улыбнулась и
продолжила...

С условием, что Деви-рупи Кришна останется во Врадже, Шри Радхика решила открыть
шкатулку Своей любви и показать хранящиеся в ней драгоценности. Тонкие нюансы
любовных отношений невозможно объяснить только словами. Чтобы узнать о величии
любви Шри Радхи — любви, которая сияет всегда, даже если доставляет много боли, —
необходимо соприкоснуться с сердцем того, кто испытывает прему.

Шри Кришна ответил: «Увы! Радхе! Ты все еще не доверяешь

Мне? Ты сказала, что, если Я стану Твоей близкой подругой, Ты откроешь Мне шкатулку
Своей любви. Но Я и есть Твоя вечная служанка! Пожалуйста, пролей на Меня Свою
милость и избавь Меня от душевной боли. Клянусь именем Господа Вишну, что у Меня
нет иного прибежища, кроме Тебя!»

Эти слова исходили из самого сердца Шри Кришны. Как Он мог быть счастлив, ощущать
полноту жизни, да и вообще продолжать жить без милости Шри Радхи? Разве у Него
могло быть иное прибежище, кроме Той, кто является олицетворением любви?4 Чувствуя
всю весомость Его слов, Вришабхану-нандини решила открыть Свое сердце.

Выразив почтение любви, которая навечно связывает Ее душу с Кришной, Радхика


сказала:

— Сакхи\ Если хочешь услышать о премеу то слушай! Према так велика, что ее не могут
понять даже знатоки Вед. Что уж говорить об остальных, которые заявляют, что ее
постигли? Если кто-то попытается измерить прему или объяснить ее с помощью
аналогий, — он лишь докажет, что ничего не понимает в ней. И те, кто делает это, и
те, кто слушает их, обманываются. Према скрыта как от умеющих правильно рассуждать,
так и от неспособных к этому.

Услышав эти мудрые слова, Лалита и Вишакха обменялись улыбками. Их охватил трепет
от того, что Шри Радха начала раскрывать Свои самые сокровенные секреты
собственными устами.

— И только тот, чье сердце чисто, а ум пропитан нежной привязанностью, далекой от


всяких измышлений, покоится на троне естественной любви.

Ты можешь спросить: «Каковы признаки такой любви?» О сакхи, Я отвечу: «Любовь — это
такая привязанность, при кото

рой любящий посвящает все свои поступки счастью любимого».

Шри Хари пил ушами нектарные слова Радхики. Кто, как не Она, была достойна
описывать природу любви? Према в высшей степени самодостаточна и независима. Она
знает себя от себя и не требует поддержки или подпитки извне. Само старание понять
ее свидетельствует об ее отсутствии в сердце. Такие напрасные усилия никогда не
заставят прему войти в него!

Хрупкая дева Према спасается бегством при любой попытке — словесной, логической,
философской или любой другой — дать ей определение. Пока премы нет в сердце и она
не наделяет полномочиями ум и чувства, любые попытки понять ее бесполезны.
Единственные соображения, которые питают прему, это: «Что порадует моего
возлюбленного?» и «Что огорчит моего возлюбленного?»5.

Спросив: «Если према недоступна пониманию, как может Радха описать ее?», — Шри
Кришна мысленно ответил: «Она — олицетворение премы, и Ее рассуждения о преме — это
рассказ о Себе Самой». Кто, как не према, может должным образом описать прему?6
Шри Радха продолжала: «Страдания этого мира, связанные с настоящими или будущими
наслаждениями, семейными отношениями, политическими интригами, болезнями тела и
безответной любовью, кажутся непреодолимой горой Сумеру. Однако их без труда
побеждает према, которая превосходит всё своей силой. Как лев, который питается
слонами, према устраняет на своем пути все препятствия и только растет благодаря
им.

Гордый своим великолепием и неизмеримой силой, лев спит спокойно, не замечая


снующих рядом собак. Точно так же према, источающая свет неослабной привязанности и
украшенная уязвленной гордостью, процветает вопреки всем материальным страданиям.

Сакхи, знай, что страдания этого мира не могут повлиять на прему. Напротив, подобно
тому, как светильник горит ярче в темноте, так и величие премы сияет ярче среди
материальных невзгод.

Радхика улыбнулась, желая знать, поняла ли Ее ученица-богиня абсолютную


независимость премы. Поскольку по своей сути према трансцендентна, стоит ей
появиться, и миллионы препятствий теряют свою силу. Подтверждая Свое понимание, Шри
Кришна улыбнулся и покорно опустил длинные ресницы.

Затем Радхика объяснила, как обманчиво ведет себя према, которая отличается от
своего материального подобия — камы, вожделения7. Подняв руку со сложенными в
гъяна-мудре пальцами с целью привлечь внимание Шри Кришны, Она сказала: «Переживая
обман со стороны возлюбленного, любящая наслаждается по воле премы целым потоком
все новых опьяняющих эмоций. Таким образом, према источает как прохладный свет
луны, радующий три мира, так и жгучие лучи солнца, которые уничтожают вселенную»8.

В словах Шри Радхи заключалось признание того, что шмель-Кришна склонен


наслаждаться множеством цветов-гопи. Когда, проявляя двуличие, Он наслаждается
нектаром любви другой гопи, Радхика тонет в океане разлуки, испытывая нескончаемые
экстатические чувства, такие, как радость Их прошлых встреч и горечь Ее нынешнего
одиночества. Эти экстатические чувства в свою очередь пробуждают другие, например,
ману, напускной гнев, который вызывает новую волну сопутствующих эмоций у Шри
Кришны. Благодаря тому, что встречи постоянно чередуются с разлуками, вишая и ашрая
все время наслаждаются бесконечным разнообразием любовных чувств и их оттенков.

Дорогая сакхи\ Подумай об этом,! Во всех трех мирах и за их пределами кто, кроме
сына Махараджи Нанды, может одарить таким богатством любовных переживаний?» Шри
Кришна скрыл Свою улыбку под шелковой накидкой.

Шри Радха имела в виду следующее: «Лишь тот, кто полностью независим, удовлетворен
и свободен от ложного эго, способен проникнуться премой9. Но где найти такую
личность? Экспансии Шри Кришны, такие, как Нараяна и Господь Двара-ки, всегда
сознают Свою божественность и заняты защитой религиозных принципов. Пуруша-аватары
и полубоги, наподобие

Господа Брахмы, заняты делами Вселенной. Люди целиком порабощены кармой, майей,
временем и своими чувствами.

Кто в материальном и духовном мирах может быть столь же независим, беспечен и ничем
не обременен, как юный принц Враджа? Упоенный любовью, Он заботится о коровах Нанды
и полностью отрекается от Своей божественности. Разве кто-то еще способен на это?
Пока Нанда Махараджа печется о делах своего царства, Говинда свободно бродит, где
пожелает, погруженный в изобретенные Им любовные игры. Учитывая все это, можно с
уверенностью утверждать, что Шри Кришна является непревзойденным любящим и
совершенным любимым».

Радхика продолжала: «И кто, кроме гопи Враджа с глазами как у ланей, может с таким
совершенством отвечать на любовь Шри Кришны, наслаждаясь ею и постигая ее,
насколько им позволяют их качества?»

Подобно тому, как Хари — это совершенный объект премы, гопи являются ее совершенным
вместилищем. Ради удовольствия Шри Хари, враджадеви отрекаются от всего, включая
наслаждение Его любовью. Их према уникальна10, и поэтому Шри Радха упомянула их как
единственных, кто может всегда соответствовать Кришне в любовных отношениях.

Радха продолжала: «Иногда према надевает маску вожделения и в таком виде приносит
Говинде безграничное наслаждение. Вожделение тоже иногда напоминает прему, но такая
подмена не может доставить удовольствие Моему возлюбленному. Несведущие люди
принимают прему за каму и наоборот, но Шри Кришна, самый талантливый из актеров,
никогда не попадается на такой обман»11.

Переодетый богиней Шри Кришна кивнул в знак согласия. Его может покорить только
любовь, в которой нет ни капли желания получить что-либо для себя. «Прему легко
спутать с вожделением. Например, когда какая-нибудь хорошенькая гопи томится и
просит: «Я сгораю от разлуки! Скорее отведите меня к моему возлюбленному!» — нужно
понимать, что она свободна от вожделения, ибо желает только счастья Шри Кришны.
Хотя и

кажется, что она мучится вожделением, эту девушку в действительности украшает


према»|2.

Легкий ветерок разносил по двору аромат цветов кетаки. Где-то поодаль мычали
коровы. Радхика убедилась в том, что Ее не слышит никто из посторонних, и еще
больше углубилась в Свое учение о любви. «Поскольку мы заговорили о преме, теперь Я
расскажу Тебе о любви Кришны». Шри Хари пододвинулся поближе, боясь пропустить хоть
слово.

«Кришна — океан любви, россыпь добродетелей. Для юных пастушек Враджа нет никого
привлекательней Его. В любовных отношениях Он проявляет признаки вожделения, такие
как обман, хитрость и двуличие. Но знай, что все это навеяно премой.

Даже сотни тысяч самых прекрасных девушек не смогут удовлетворить желания Шри
Кришны, если у них нет премы. Сделать это способна только чистая, беспримесная
любовь».

Пришло время Шри Радхе поведать о собственной любви. Колеблясь от овладевшего Ею


стеснения, Она на мгновение умолкла и посмотрела на подруг в ожидании поддержки.
Глядя на нежное лицо Шри Кришны, который ободряюще улыбался, Она вздохнула и
сказала: «Враджа-гопи обладают чистой премой и притягивают Шри Кришну как магнит.
Ни для кого не секрет, что из всех прекрасных женщин на земле Шри Кришну больше
всего влечет ко Мне. Это правда, ибо Говинда считает, что Моя любовь столь же
велика, как гора Сумеру. Конечно, это не означает, что любовь остальных гопи
размером всего в три-четыре горчичных зернышка. Скорее, Он считает Мою любовь
величайшей из великих».

Шри Кришна слушал признания Радхи и думал: «Как точно сказано! Такой любви, как у
враджаваси, не найти за пределами

Враджа. Даже царицы в Двараке не лишены некоторой корысти. Из враджаваси самой


большой любовью обладают гопи, а из множества групп гопи только последователи Шри
Радхи приближаются к вершине махабхавы. Но лишь у Шри Радхи, первоисточника премы,
махабхава достигает высших пределов. Кто сравнится с Ней? Никто!»13

Если какая-то гопи попытается подражать Шри Радхе, думая, что доставит этим
удовольствие Хари, то она сильно ошибется. Радха продолжала: «Шри Кришна отвечает
взаимностью в соответствии с уровнем привязанности, которую развили гопи, и
проводит с ними множество игр, дарующих наслаждение. С Его стороны в этом нет
ничего плохого. Но если какая-нибудь гопи случайно забудется и попытается подражать
Моему служению Ему, Шри Кришна вовсе не обрадуется. И видя неудовольствие Своего
приятамы, Я тоже буду испытывать страдания».

Чем бы она ни казалась внешне, любовь Шьямасундары к Радхе столь же уникальна, как
и Ее любовь к Нему. Неискушенному наблюдателю может показаться, что Он любит другую
гопи так же или даже отдает ей предпочтение, но Радхике известны тайны сердца Хари
и истинные мотивы каждого Его поступка.

«Любовь Шри Кришны ко Мне не имеет равных. Даже если Он не приходит на свидание, Я
знаю, что это не по Его вине. Он наверняка столкнулся с каким-то непредвиденным
препятствием. Хотя все Его мысли сосредоточены на Мне, если на Его пути встает
прекрасная гопи, Он чувствует Себя обязанным ответить на ее любовь. Настолько Он
великодушен! Наслаждаясь с ней романтической атмосферой какой-нибудь из кундж
Враджа, Говин-да не испытывает счастья. Наоборот, Он сгорает в пламени страданий,
вызванных предчувствием Моей неизбежной печали.

И Я, дожидаясь Его в украшенной кундже, невероятно сожалею об огорчении Своего


возлюбленного. Моя печаль еще больше возрастает при мысли о том, что Я потратила
зря время, наряжаясь, украшая Себя и подчеркивая Свою красоту. Я хотела Его
счастья, а достигла только печали — и из-за этого слезы текут ручьями из Моих глаз,
окрашивая землю каджалом и кунку-

мой. О сакхи, Ты видела, как Я плачу... Что еще Мне сказать?»

Кришна вспомнил случаи, когда Ему приходилось, не добившись цели Своего ночного
прихода, сталкиваться с гневом Радхики. А она продолжала: «Потом, на рассвете, Шри
Кришна смиренно появляется, украшает Меня гирляндами ласковых слов и поклоняется
Мне стыдливыми улыбками. Тогда Я сердито говорю Ему: «Иди к той другой девушке и
наслаждайся с ней!» Это Я делаю также для Его удовольствия. Мой гнев — это лишь
проявление любви! Я хотела подарить Ему океан счастья, а Он всю ночь проплавал в
мелком пруду. Что бы Я ни говорила и ни делала — все это предназначено для Его
удовольствия».

Взглянув на Деви-Кришну, Радхика многозначительно сказала: «Сакхи1 Таков путь любви


гопи во Врадже. Пока Ты здесь, попытайся понять беспримерную и духовную природу
нашей страстной любви, анураги».

Так Радхика описала Свой гнев, вызванный неверностью Шри Кришны. Как бы Она ни
сердилась, что бы Она ни делала, выражая Свое недовольство, все это лишь проявление
Ее премы. «Подобно Хари, Я тоже скрываю Свою прему и делаю вид, что одержима
вожделением: «О обманщик! Как Ты мог покинуть Меня ради другой девушки?» — словно
Меня беспокоят неудовлетворенные желания. В Свою очередь Шьяма создает видимость
вожделения, стоя передо Мной со следами общения с другой гопи и признавая Свою
вину».

Хотя вожделение никогда не привлекает Шри Кришну, Он и гопиу притворяясь


сладострастными, прячут свою прему, прикрывая ее двуличием, обманом и
неблаговидными поступками. Почему? Потому что те, кто обладают премой, не
выставляют напоказ это богатство! Они наслаждаются вкусами любви в свое
удовольствие и, какими бы ни были внешние проявления, легко различают присутствие
любви в других. Подобно тому как бесценный клад бывает зарыт в ничего не стоящую
землю, према зачастую скрывается под маской обычного поведения. В конце концов,
рискованно выставлять на всеобщее обозрение драгоценности любви!

Желая подчеркнуть, что истинная према всегда остается скрытой, Гаури сказала: «О
богиня! Ты говоришь, что према Кришны не проявляется в Его словах и поступках. Я же
на это отвечу, что, пока Ты не научишься различать признаки любви, Ты всегда будешь
думать так. Ибо, подобно пламени свечи, огонь премы горит ровно в обители сердец
любящих, пока врата их уст остаются закрытыми. Если прему выставить наружу, начав
ее обсуждать, то любовь потускнеет и совсем потухнет.

Осознавшая себя личность может заметить яркий свет премы в окнах глаз, а его
отблески — на лбу, щеках, губах и груди. Это неописуемое состояние сердца имеет
свой язык, и влюбленные узнают его по этим знакам».

Вишакха вернулась с золотыми бокалами душистой воды для Радхи и Ее гостьи.


Погруженная в экстаз према-лилыу Радхика не замечала движений Своей сакхи и
принесенных ею напитков. Когда Лалита-деви знаком пригласила Ее освежиться, Гаури
умолкла и на глазах у наблюдавшего за Ней Кришны стала пить — подобно тому, как
царица лебедей пробует побеги лотосов. Увидев отражение Радхи в Своем бокале, Хари
поднес его к губам и стал пить нектар Ее лица.

— А теперь о Кришне, — засмеялась Гауранги. — Сияние премы нетрудно увидеть на Его


лотосоподобном лице. И хотя Он снова и снова говорит о Своей любви, она никогда не
уменьшается. «Как такое может быть?» — спросишь Ты. — Радхика снова рассмеялась и,
имитировав движения Кришны, сказала: «Он скрывает Свою прему под видом
необузданного вожделения, хитроумно пряча ее за занавеской привычной лжи»14.

Для удовольствия Своих слушателей, Радха стала пародировать хитрую речь Говинды:
«Когда гопи гневается на Него, Он

начинает льстить ей, заявляя: «Ах, дорогая, Я люблю тебя больше всех! Никакая
другая девушка не может проникнуть в Мое сердце даже во сне!» Но если она не
перестает обижаться, видя следы Его свидания с другой, Он неохотно покидает ее и
приходит ко Мне».

Весело захлопав в ладоши, Радха сказала: «Затем, чтобы добиться Меня, Он начинает
описывать красоту Моего лица, обещает вечную любовь и говорит что-нибудь вроде:
«Радхе! Ты — сама Моя жизнь». Так Он утаивает Свою прему, выставляя напоказ
вожделение».

Шри Кришна был поражен. Удивление, восхищение и недоумение украсили Его лицо,
подобное лицу богини. Как могла Шри Радха понять все то, что двигало Его играми?
Как Она могла узнать, что Он скрывает Свою истинную прему? Это было просто
поразительно!

Гаури ответила на первое обвинение деви в том, что Ее возлюбленный Кришна


безразличен к любви и заботится только об удовлетворении собственных чувств. Прежде
чем описывать внутреннюю сущность шарадия-расы, Она намекнула на то, как проявляют
прему гопи: «В отличие от Хари, гопи проявляют свою прему только тогда, когда
пылающий огонь разлуки иссушает океан их самообладания до размеров чайной ложечки.
Тогда они раскрывают свою любовь в песнях, подобных этой:

йат те суджата-чаранамбурухам станешу бхйтах шанаих прийа дадхймахи каркашешу


тенатавйм атаси тад вйатхате на ким свит курпадибхир бхрамати дхйр бхавад-айушам
нах

«О дорогой возлюбленный! Твои лотосоподобные стопы столь нежны, что мы с великой


осторожностью водружаем их себе на грудь, боясь причинить Тебе боль. В Тебе вся
наша жизнь. Поэтому нас беспокоит, что камешки на лесной тропе, по которой Ты
идешь, могут поранить Твои нежные стопы»15.

Чувство разлуки подобно смерти, ибо ограничивает движе

ние воздушных потоков в теле. Однако разлука не может уменьшить силу любви, ибо
светильник премы продолжает излучать свет, питаемый маслом глубокого чувства».
Видя, что у деви приоткрылся рот от удивления, Радхика тщательно опровергла
обвинения, которые богиня выдвинула против Ее возлюбленного, раскрыв тайную
причину, по которой Кришна покинул Ее во время танца раса.

— Оставив гопи, Мадана-Мохан повел Меня через леса, а затем, безо всякой видимой
причины, неожиданно покинул и Меня. Сакхи! Я не могу обижаться на Его поведение,
каким бы странным оно ни казалось, ибо принц Враджа — океан премы и чтит Меня
превыше всех других. Послушай, Я раскрою тайну этой лилы.

Той ночью Шри Кришна усадил меня на трон несравненной удачи и украсил Меня
множеством игр, подобных ожерелью из драгоценных камней. Поглощенные друг другом,
Мы переходили из одного леса в другой, и Он полностью забыл обо всех других
прекрасных девушках.

Тогда Я подумала: «Как жалко, что Мои сакхи не могут быть здесь и участвовать в
этом большом счастливом празднике. Вместо того чтобы наслаждаться общением с Хари,
они, должно быть, сгорают в ужасном пламени разлуки. Интересно, что они делают
сейчас? И как Мне поступить? Если Мы остановимся, то Мои дорогие подруги, которые
наверняка как безумные ищут нас по всем уголкам леса, обязательно найдут нас».

С этими мыслями Я сказала Шри Кришне: «Дорогой, Я не могу идти дальше. Пожалуйста,
давай присядем и немного передохнем».

Мой Шри Кришна — талантливейший из актеров и несравненный знаток расы. Он мгновенно


понял Мои мысли. Обратившись к Своему сердцу, Он немедленно нашел способ, как
достичь исполнения Своих желаний. Ванамали подумал: «Если Мы с Радхой продолжим
гулять по рощам Враджа, Она будет волноваться о Своих подругах, и это помешает Нам
испытать счастье любви. Если же Мы подождем их, то они атакуют Меня ревнивы

ми взглядами и подвергнут Радху язвительным насмешкам. Такой раздор положит конец


нашим духовным играм. Гойи вернутся домой печальные, а наслаждения от танца раса, в
предвкушении которых Я пребываю, исчезнут, как мираж. Как Мне в таком случае
исполнить просьбу Шри Радхи, высказанную раньше?»

Вишакха заинтересованно приподняла брови: «Радхе! О чем Ты просила Хари?»

Радха ответила: «Некоторое время назад Я бросила вызов Го-винде: «Любимый! В Моем
сердце появилось необычное желание. У Меня есть к Тебе смиренная просьба. Исполнив
ее, Ты сделаешь Меня счастливой! Мне хочется видеть, как Ты одновременно обнимаешь
миллиарды целомудренных и добродетельных гопи, двигаясь по многоцветной арене танца
раса».

Вспомнив о Моей просьбе, Кришна задумался: «Если гопи застанут Нас вместе, то
просьба Радхи останется невыполненной. Если же Я оставлю Ее на несколько мгновений,
то гопи обнаружат Радху покинутой и беспомощной. Тогда они поймут, что Она чиста
перед ними, и обвинят во всех своих страданиях Меня. Чтобы утешить гопи, Я признаю
Себя неспособным ответить на их любовь и возьму на Себя роль их должника. Это
укрепит любовь между Радхой и другими гопи, и все препятствия на пути к Нашему
наслаждению будут устранены».

Радхика продолжала раскрывать мысли Шьямасундары: «Обнаружив Радху, изнывающую от


разлуки, гопи погрузятся в океан удивления. Видя Ее ни с чем не сравнимую боль, они
перестанут гордиться своей любовью и поймут, что Она бесконечно превосходит их, как
в разлуке с любимым, так и во время встречи с Ним.

Идя по Нашим следам, оставленным на лесной тропе, некоторые из гопи станут осуждать
Радхику словами: «Кришна очень похотлив, и, чтобы остаться с этой похотливой Радхой
наедине, Он покинул нас, хотя мы любим Его больше, чем кто-либо другой». Эти гопи,
считая Нас источником своего несчастья, станут питать по отношению к Моей
возлюбленной неподобающие чувства. Но, когда те же гопи увидят Шри Радху простертой
на земле в горе, они ощутят жаркое пламя Ее разлуки со Мной и

осознают, что их любовь подобна маленькому фитильку рядом с лесным пожаром Ее


премы.

Так гопи избавятся от ложной гордости и объединятся в любви ко Мне. Отбросив


ревность, они будут радоваться, увидев, как Шри Радхика возьмет на Себя роль Моей
первой спутницы и главной гопи в кругу танца раса».

Радха подмигнула Лалите: «Шри Кришна пришел к выводу о необходимости подвергнуть


Меня страданиям, оставив Меня одну, во имя Нашей будущей встречи и танца раса,
которого Я так желала. Он думал: «Когда наносят глазную мазь, она вызывает жжение,
но впоследствии улучшает зрение. Точно так же друг, действуя из лучших побуждений,
иногда причиняет боль, чтобы его любимая была счастлива в будущем».

О богиня! Так Хари продумал Свои последующие действия. Пронеся Меня несколько
шагов, Он со словами «Подожди здесь немного!» усадил Меня в красивом месте — и тут
же исчез».

Шри Радхика на несколько мгновений закрыла глаза и вспомнила, как уходил Кришна.
Слезы навернулись Ей на глаза, Ее бросило в жар, и тут в сердце Она увидела Свою
гостью — обворожительную деви. Открыв глаза, Она увидела ту же личность перед
Собой. Смотреть на эту деви, чьи рубиновые губы украшала сочувственная улыбка, было
подобно тому, чтобы находиться рядом с Хари. Поэтому боль разлуки утихла, и Она
смогла продолжить Свой рассказ.

♦ «Что можно сказать о том состоянии, в котором Я была тогда? Видя, что Я подавлена
горем, мягкосердечный Говинда уже готов был снова появиться, но тут Мои печальные
подруги зашли в кунджу и обнаружили Меня в одиночестве. Мое жалкое состояние
расстроило их еще больше, и они стали изо всех сил

утешать Меня». Радхика одарила благодарной улыбкой Лалиту, а потом Вишакху.

Закончив рассказывать о причинах исчезновения Шри Кришны и Своих страданиях, Шри


Радха принялась отвечать на последние обвинения деви, связанные с убитыми Им
вопреки принципам религии женщинами и коровами.

«Что касается истребления демонов — Ариштасуры, Бакасу-ры, Агхасуры, Ватсасуры и


вероломной Путаны, — в этом нельзя винить Моего возлюбленного. Это Господь Вишну
проявился в теле Хари, чтобы защитить Своих преданных. Наш Кришна Сам ничего при
этом не делал16.

Деви, божественные деяния Шри Кришны — когда Он убивал демонов и держал над головой
Говардхан — подтверждают предсказание Гарги Муни о том, что по Своим качествам
Кришна будет равен Господу Нараяне». Понизив голос, Радхика подалась вперед и
заключила: «Но Господь Вайкунтхи не может сравниться со Шри Кришной красотой,
достоинствами и очарованием17. Вот что Я поняла из слов Шри Гарги, лучшего из
муни\»

Шри Радхика закончила показ драгоценностей Своей любви перед необычной гостьей.
Выложив их на покрытый бархатом поднос ушей богини, Радхика откинулась назад, желая
узнать, какую драгоценность выберет Ее новая подруга. Желая и дальше слушать
восхитительные слова Радхики, Хари снова обратился к Ней: «Радхике! Я понимаю, что
према и ее извилистые пути находят свое высшее пристанище в Тебе одной. Это
становится ясно из Твоих нектарных речей.

Прие! По существу, Ты признаёшь, что према заставляет видеть в недостатках любимого


его достоинства; в доставленных им страданиях — нектар; в мелких неприятностях,
которые он испытывает, — ужасную беду. Она не дает любящей оставить тело, а в
пустом любовнике заставляет видеть героя. Такова према! О Радхе! В собрании Парвати
Я слышала, что Ты — единственная, кто способна вместить такую прему, а сегодня с
радостью увидела это Своими глазами. В этом Моя несравненная удача».

Радхика улыбнулась, довольная тем, что Ее ученица усвоила

урок. Хари медленно наклонился вперед, и Шри Радха потянулась за Его ароматным
дыханием. Он сделал жест правой рукой в сторону Лалиты и искоса поглядел на Радху:
«Но, сакхщ у Хари нет ни капли той любви, которую Ты описываешь. Я пришла к этому
выводу, внимательно изучив Его поведение». Отвечая на взгляд Радхи, Кришна сказал
дрожащим голосом: «Глядя на то, как Ты сгорала от разлуки, Я лишь убедилась в этом.
Наивная девочка! Какие тут еще нужны доказательства?»

Услышав такие обвинения в адрес Хари, Радхика потеряла дар речи. Что могло бы
переубедить деви7. Почему эта богиня не понимала истинного характера Ее прананатхи7
Приблизив лицо к Ее лицу, Кришна продолжал: «Как поверить в Твое объяснение причин,
по которым Он покинул Тебя во время раса-лилы7 Кто-нибудь слышал что-то подобное от
Него самого или Его друзей? И даже если Ты слышала это от них, о Радха, как можно
приводить свидетельства тех, кто в жизни не произнес ни слова правды?»

Шри Радхика увидела, что Ее ученица жаждет глубже заглянуть в сокровищницу Ее


любви. Эта умная небожительница пожелала услышать подтверждение слов Радхи о том,
что Шри Кришна — верный и чистый сердцем возлюбленный. Хотя лицо Деви-рупи
находилось на расстоянии ладони от Ее лица, Гаури подалась вперед, защищая Своего
возлюбленного, и сказала утвердительным тоном: «Сакхи! Какие бы мысли ни появлялись
в уме Моего возлюбленного, те же мысли немедленно появляются и у Меня — Я точно
знаю, о чем Он думает».

Кришна спросил: «Радхе! Наверное, Ты изучила руководства по ачьюта-йогву которая


позволяет проникать в умы и тела других?»18

Шри Радхика ответила: «Ты — богиня и, как и все Тебе подобные, питаешь интерес к
ачъюта-йоге. Но Я всего лишь простая смертная, куда Мне до тебя? Если Ты веришь
Мне, Я объясню Тебе, как Я узнаю мысли Своего любимого, а если нет — зачем тратить
время?»

Кришна сказал: «О Радхе! Если Ты сможешь убедить Меня с помощью логики, представив
весомое подтверждение Своим словам, почему бы Мне и не поверить Тебе? Я не
сомневаюсь,

что Твой любимый — это нектарный океан очарования. Но утверждение о том, что Он
исполнен любви и нежности, — всего лишь Твое личное мнение».

Шри Радхика усмехнулась: «Деви, похоже, Ты искусна в парадоксах. Сначала Ты


заявляешь, что Я — провидица, способная проникать в мысли других, а потом ставишь
под вопрос Мою способность знать мысли Моего любимого?»

Кришна ответил: «Радхе! Но почему же Ты так громко горевала, когда Кришна покинул
Тебя в лесу? Если Ты знала, что Он чувствует, Тебя должны были радовать Его планы».

Шри Радхика ответила: «Деви, Ты права. Но разлука с Кришной заставляет утратить


разум. Той ночью Я оказалась в водовороте замешательства. Лишившись способности
здраво мыслить, Я могла только скорбеть о Своей утрате».

Шри Кришна поднял брови в знак восхищения признанием Радхи. «Гандхарвике! Теперь Я
вижу, что Ты знаешь Его мысли. Но, пожалуйста, убеди Меня в том, что Он знает
Твои».
Довольная тем, что деви смогла оценить Ее самые драгоценные украшения, Шри Радхика
украсила гостью ожерельем любви: «Сакхи1 Ты спрашиваешь, знает ли Шри Кришна Мои
мысли? Поскольку Ты сделала Меня послушной Твоей любви, сейчас Я открою Тебе и этот
секрет».

Дерево, под которым сидели Радха с подругами, наклонилось пониже, чтобы лучше
расслышать Ее божественные речи. Шри Кришна сказал с воодушевлением: «Радхе! Я
осмелилась задать Тебе этот вопрос, потому что любовь сделала Твое сердце мягким.
Пожалуйста, прости Меня за эту дерзость. Мне очень хочется выведать все тайны
премы, поэтому расскажи Мне обо всем, ничего не утаивая!»

Шри Радхика ответила:

— Когда люди говорят: «Они стали одним целым» — это просто романтическая метафора.
Но Хари и Я — на самом деле одна душа. Не существует никакой, даже самой маленькой
возможности Нам разлучиться друг с другом — а потому каждый из Нас точно знает, что
чувствует и думает другой.

Деви, верь Мне, когда Я говорю, что Мы — одна душа, которая, представляя собой
океан различных оттенков расы, вливает жизненную силу в два тела — Мое и Его. Мы
вместе как прекрасное озеро, в котором из одного стебля вырастают голубой и золотой
лотос.

Подобно тому как светильник с двумя фитильками рассеивает темноту по обе стороны от
себя, Мы, хотя являемся одной душой, Своими двумя телами озаряем тьму в сердцах
Наших подруг.

О богиня! Когда кажется, что ветер разлуки вот-вот потушит светильник Нашей любви,
подруги искусно защищают его и, устраивая Наши встречи, дают ему новую жизнь».

Едва слышным шепотом Радхика заключила: «Милая, сегодня Я раскрыла Тебе


сокровищницу Своего сердца и опустошила ее. Только взгляни на редкие и волшебные
драгоценности, которые хранятся в ней! Пусть они рассеют тьму Твоих сомнений. Храни
эти сокровища в сердце и никогда никому не показывай».

Как чудесно! Открыв сердце, Радхика, главная сокровищница любви, доказала величие
премы.

Нава-сакхи! Мы, гопи, постоянно беседуем о Шри Кришне. Но все же есть нечто, о чем
не следует говорить вслух. То, о чем не имеют представления даже богини на Сварге и
о чем знаем мы, гопи, но никогда не рассказываем, Хари обманом выведал у Радхи во
дворе Ее собственного дома.

Ах, что за хитрец! Он фее время ищет новые и новые способы, как наслаждаться
праздником премы.

Подруги! Давайте закончим рассказ об этой лиле, которую я услышала тем вечером от
скромной и поэтичной манджари, посланной Шри Радхой во исполнение моего желания.

викрйдитам враджа-вадхубхир идам на вишнох шраддханвито ‘нушрнуйад атха варнайед


йах бхактим парам бхагавати пратилабхйа камам хрд-рогам ашв апахинотй ачирена
дхйрах

Тот, кто с верой слушает об отношениях Господа Кришны с гопи в танце раса и
рассказывает об этом другим, достигает совершенного уровня преданного служения и
одновременно избавляется от материальных желаний, продиктованных вожделением.

Шримад-Бхагаватам, 10.33.39
£

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Счастливый конец

...-... —.

* ешься, что еще можно к этому добавить?

Дорогая, пожалуйста, пойми! Может казаться, что у Вриндавана есть границы, но он


беспределен. Точно так же может казаться, что Кришна уже удовлетворен, но в
следующий миг Его жажда любви становится еще сильнее. Поэтому рассказывать об этом
можно бесконечно.

Услышав признания Радхи, Шри Кришна захотел услышать больше. Он пожелал, чтобы Она
обосновала Свои утверждения примерами из жизни. Играя роль богини, Говинда заманил
Гаури в ловушку Ее собственной наивности и насладился сладостными плодами Ее любви.

Чтобы осознать величие премы и прославить ее, давай послушаем конец этой лилы —
таким, каким я его услышала...

Нектар према-расы постепенно привел в чувство попугаев Радхи, которые висели без
сознания вниз головой на дереве,

стоящем во дворе. Заняв снова нормальное положение, они стали наблюдать, как
небожительница обращается со Своей заключительной просьбой к према-гуру, Шри Радхе.

Прижав удивительно изящные руки к сердцу и слегка склонив голову, Деви-Кришна


сказал с глубоким смирением: «Сакхи! Нет ни тени сомнения в том, что все сказанное
Тобой — сущая правда. И все же Мой недоверчивый ум жаждет подтверждения Твоим
словам. Не сердись на Меня и удовлетвори Мое любопытство!

Ты здесь, но где Твой возлюбленный? Он дома или пасет коров в лесу? Пока я не
увижу, что Ты и Шри Кришна — одна душа в двух телах, Ты не можешь ожидать, что Я
поверю Тебе».

Радхика весело улыбнулась и приняла вызов деви. Хари продолжал: «О прекрасная! Если
Я смогу убедиться в том, что Твои мысли полностью совпадают с мыслями Кришны, Ты
завоюешь Мое безграничное доверие».

Придвинувшись к Радхе, Шри Кришна сказал: «Где Твой возлюбленный сейчас? Далеко Он
или близко? Можешь ли Ты привести Его сюда, просто вспомнив о Нем? Если Ты сделаешь
это, то Я смогу убедиться в Твоем полном единстве с Ним».

Хорошенько подумав над просьбой девы, Шри Радхика решила призвать Своего
возлюбленного. Увлеченные таким поворотом событий, Лалита и Вишакха переглянулись,
желая увидеть, что станет делать Гандхарвика. Шри Кришна продолжал: «Сак-хи! Рука
судьбы и природа премы наверняка помешают Тебе призвать сюда Кришну. Если покажутся
Твои старшие или появится какой-нибудь демон, то, сколько бы Вы ни вспоминали друг
друга, Вы не сможете встретиться. Такие препятствия вполне объяснимы и не
поколеблют Мою веру.

Радхе! По воле судьбы, Ты живешь в большой семье и в обычных обстоятельствах не


можешь призвать сюда Кришну. Присутствие Твоих старших сделало бы ситуацию очень
щекотливой. Поэтому Тебе приходится преодолевать горы трудностей и ходить ночью в
лес на свидание с любимым. Я прекрасно это понимаю.

Выслушав от Тебя урок премы, Я также поняла, что Ты никогда не станешь призывать
Шри Кришну ради собственного удовольствия. Твоя любовь слишком бескорыстна и
самозабвенна, чтобы заниматься этим. Я осознала эту истину только по Твоей милости.

И все же, сакхи> у Меня есть к Тебе смиренная просьба. О девушка с глазами, которые
всегда пребывают в движении! О возлюбленная Кришны! Выслушай Меня. Твои старшие
сейчас отсутствуют и вернутся нескоро. Чтобы развеять Мои последние сомнения,
вспомни о Кришне прямо сейчас и порадуй нас Его появлением».

Радха взглянула в изящное лицо деви, чьи глаза, похожие на лепестки лотоса, были
наполнены слезами, кожа цветом напоминала первую тучу в сезон дождей, губы алели,
как плоды бим-ба, а щеки раскраснелись от волнения. Ее бриллиантовые серьги
отбрасывали маленькие радуги Ей на щеки, а жемчужно белые зубы испускали лучики
света на Радху.

Кем было это божественное создание, которое заставляло сердце Радхи учащенно
биться? Как этой девушке удалось вдохновить Радху открыть самые потаенные уголки
сердца? Как могла эта красавица побуждать Ее призвать Своего возлюбленного? Что за
сила позволила этой деви поставить под сомнение священную прему Радхарани?

Радха подумала: «Этот день поистине необычный».

Склонив голову в знак согласия, Она обратилась к объекту Своего поклонения, богу
Солнца. Смиренно сложив перед Собой ладони, Шри Радхика взмолилась с благоговением
преданного почитателя: «О главный из богов, не дай Мне стать посмешищем. Если Я не
смогу исполнить эту просьбу, сила Моей любви будет навеки поставлена под сомнение!

О Мое почитаемое божество! О лучезарный! О исполняющий все желания! О друг лотосов


(и лотосоподобных гопи, таких, как Я)! О свидетель правды и лжи! Если Гандхарвика и
Гиридхари — одна душа, пусть Гиридхари явится передо Мной, чтобы порадовать Моих
подруг!»

Дочь царя Вришабхану закрыла глаза и стала медитировать на Своего темноликого


возлюбленного. Застывшая в мистическом трансе, Шри Радхика казалась совершенной
йогиней — чувства Ее были полностью подчинены, а тело окутано безмолвием.

Глядя на это чудо, сакхи, попугаи и цветы затаили дыхание, завороженные такой
решимостью любимицы Вриндавана. От стараний на челе Шри Радхи выступили
бриллиантовые капельки испарины. От Ее тела исходило необыкновенное золотое сияние.
Из уголков сомкнутых глаз катились крупные слезы, а нежно-розовые губы дрожали в
экстазе. Она сидела прямо, и красиво убранная коса ниспадала Ей на спину, как волна
святых мыслей. Ее шея, украшенная линиями, как у раковины, подрагивала от
беззвучных мантр, которые Она произносила. Все тело Радхи трепетало от любовных
переживаний, ибо Она призывала Своего возлюбленного всем Своим существом.

Глубоко тронутый таким проявлением невинной привязанности Радхи, Кришна больше не


мог Себя сдерживать. Воспользовавшись благоприятной возможностью, Он бесшумно
поднялся с места и, приложив к губам указательный палец, ловко избавился от одеяний
и украшений богини. Лалита и Вишакха не поверили своим глазам, когда увидели, как
принц пастухов приближается к Шри Радхе. Прежде чем они успели что-то сказать, Он
озорно улыбнулся и остановил их лукавыми движениями бровей. Видя этот неожиданный
поворот событий, чувствительные попугаи ощутили экстаз и снова лишились чувств.

Сделав Лалиту и Вишакху Своими сообщницами в этом розыгрыше, Шри Кришна обнял Радху
и стал нежно целовать Ее. От прикосновений возлюбленного по телу Радхики побежали
мурашки, и слезы счастья смыли каджал с Ее глаз. В медитации

Радха плавала в океане счастья, ибо знала, что Говинда явился.

Медленно открыв глаза, Радхика убедилась в присутствии Кришны. В Его объятиях Она
напоминала вспышку молнии в только что появившейся на небе туче. Шри Радха была
величайшей йогинейу ведь Верховное существо, которое великие мудрецы порой тщетно
пытаются отыскать у себя в сердцах, сейчас покорно стояло перед Ней на коленях.

Постепенно придя в Себя, Радха изобразила удивление при виде Кришны и, выскользнув
из Его объятий, закрыла Свое лотосоподобное лицо. Лалита накинулась на Кришну со
словами: «Ах Ты, неугомонный повеса! Что Ты здесь делаешь? Как Тебе удалось
проникнуть сюда, не переступив порога?» Радха оглянулась, стараясь оценить
ситуацию. — Листья, цветы и солнце закивали, поддерживая Лалиту.

Указав на запертые ворота, Лалита воскликнула: «Мошенник! Сюда дозволяется входить


только целомудренным женщинам. Мужчинам вход сюда строго запрещен. Даже бог ветра
ожидает снаружи разрешения поласкать цветы и листья в этом дворе. Это вторжение еще
раз подтверждает, что Ты превосходишь всех Своей дерзостью!»

Встав и упершись руками в грациозные бедра, Лалита заявила: «Хотя Радхика находится
под защитой таких сакхи, как я, Ты дерзко проник сюда в тот момент, когда Она
готовилась поклоняться богу Солнца. Где Твой стыд?! Она только что искупалась,
надела свежую одежду и украшения. Стоило Ей сесть на освященное место поклонения,
как Ты появился и Своим прикосновением осквернил Ее, — Ту, чьи добродетели
превозносят небо-жительницы».

Потрясая указательным пальцем правой руки, Лалита говорила с напускным гневом: «Ты
что, не боишься бога Солнца, божество света? А может быть, Ты вообще отверг религию
и наши устоявшиеся традиции? Хари! Хари! Похоже, что Ты не боишься людского мнения.
Ты поступаешь, как худший разбойник! Позор, позор, позор!»

Когда Радхика перевела удивленный взгляд со Своей сакхи на

Говинду, Лалита хитро улыбнулась Ему, как бы говоря: «О Мад-хава! Наверняка сегодня
Тебе улыбнулась богиня удачи. Хозяйка этого дома (Джатила) и его хозяин (Абхиманью)
ушли неведомо куда. Здесь остались только мы, беспомощные девушки, защищаемые силой
нашего целомудрия. О бриллиант среди повес Враджа, похоже, Тебе точно нечего
бояться сегодня».

Шри Кришна изобразил удивление и возмущение: «В чем ты обвиняешь Меня? Я предавался


невинным играм во дворе нашей гошалы, как вдруг вспомнил Радху и в следующий миг
уже стоял здесь. Похоже, Я стал игрушкой в руках некоего небесного существа,
которое развлекалось шалостями. И в довершение всего ты ругаешь Меня? Лалите...
Право же!»

Услышав слова «небесное существо», Радхика повернулась к подруге и спросила:


«Лалите! Где же та деби? Не получила ли Она сейчас доказательство, которое так
стремилась получить?»

Лалита ответила: «Радхе! Увидев, как Ты встретилась со Шри Кришной, эта богиня
избавилась от сомнений и возрадовалась всей душой. Она вошла во внутренние покои и
продолжает наслаждаться тайнами премы».

Шри Кришна сказал: «Что здесь происходит? О какой богине вы говорите? Может, кто-
нибудь из вас представит Меня Ей?» Лалита молчала. Прищурившись, Шри Кришна сказал
с поддельным негодованием: «Лалите! Если все так, как ты говоришь, то сегодня
судьба и вправду улыбнулась Мне. Не успел Я появиться здесь, как Мне сразу же
удалось раскрыть ваш коварный заговор. И после этого у вас еще хватает наглости
называть Меня бесстыжим!»

Пуская стрелы из-под изогнутых луком бровей, Кришна сказал: «Да-а!.. Теперь Я все
понял! Некая богиня проникла в этот дом и, ублаготворив Ее, вы получили особую
мантру. Воспользовавшись этим заклинанием, вы наслали на Меня чары, что иначе было
бы невозможно. Вы задумали произносить эту мантру каждый день, чтобы взять Меня в
рабство и сделать беспомощной куклой в ваших руках. Хитро!»

Повернувшись к Радхике, Шри Кришна сказал сладким голо

сом: «Радхе! Избавь Меня от этой участи. Вместо этого, позволь Мне тоже получить
эту мантру у Твоей подруги-богини! Познакомь Меня с Ней». Посмотрев по сторонам,
Хари продолжал: «Или, если Я не достоин Ее даршана, отведи Меня в укромное место,
сделай Своим учеником и дай Мне посвящение в мантру Сама».

Шри Радха отмахнулась от Него: «Ты уже имеешь грозного союзника в образе
могущественной флейты. И она достигла совершенства в искусстве переманивать
целомудренных домохозяек на Твою сторону. Зачем Тебе еще какие-то мистические
мантры?»

На это Хари ответил: «Сакхи, это правда. Но, к сожалению, некоторые гопи развили
досадную привычку красть у Меня флейту. В таком сложном положении сиддха-мантра
придется очень кстати, поскольку Я стану использовать ее вместо вену».

Лалита-деви вмешалась: «Наша подруга богиня очень стесняется мужчин и, как только
увидела Тебя, спряталась в доме. Я сомневаюсь, согласится ли Она покинуть его,
чтобы дать Тебе наставления. Но если Ты так хочешь получить эту мантру, зайди в дом
и обратись к Ней с учтивыми словами. Если Она смилостивится, то исполнит Твои
желания».

Послушавшись совета, Кришна улыбнулся Радхе и без лишних слов быстро пошел в дом.
Радхика воскликнула: «Сакхи Ла-лита! Скажи Мне правду — что здесь происходит? Глядя
на все это, Я начинаю сомневаться».

Лалита скрыла улыбку и сказала: «Радхе! Чего Тебе беспокоиться? Мы вместе с Тобой
войдем в дом, чтобы увидеть, как эта подобная лани богиня наконец-то встретится со
Шри Кришной». С этими словами Лалита помогла Радхе встать и вместе с Вишакхой
провела Ее во дворец.

Хитрый намек Шри Кришны был подобен семени, брошенному в поле сердца Радхи, а тихий
смех сакхи стал тучей, пролившей питательный нектар. Из семени выросло дерево
спора. Дерево это принесло сочный плод, который быстро созревал под лучами истины.

(Иными словами, поведение Хари породило в Шри Радхе сомнения в происходящем, а


пикантные смешки подруг лишь подтвердили Ее подозрение. Она стала спорить Сама с
Собой, как поступить в этой ситуации. В конце концов Она подавила овладевшие Ею
эмоции, решив, что счастье общения со Шри Кришной превыше всех прочих соображений.)

Когда Шри Кришне и гопи не удалось найти богиню, Лалита сказала: «Сакхи! Похоже,
что деви исчезла. Мы пойдем и поищем Ее на улице. Ты оставайся здесь и наставь Шри
Кришну в той эзотерической мантре — одари Его счастьем, которого Он так жаждет».
Сладко улыбнувшись, Лалита круто повернулась и быстро ушла вместе со своими
подругами.

И вот Радха и Шьяма опустошили сокровищницу Своей любви, выбирая все вещицы по
одной. Они украсили друг друга Своими играми и вдоволь наплавались в красоте друг
друга. Те святые, которые украшают себя этими играми, слушая, повторяя и помня их,
с легкостью побеждают бога вожделения. Они достигают высшей обители Радхи и
Кришны1.

Шукадева Госвами высказал эту истину, завершая описание раса-лилы:

викрйдитам враджа-вадхубхир идам ча вишно^с шраддханвито ‘нушрнуйад атха варнайед


йах бхактим парам бхагавати пратилабхйа камам хрд-рогам ашв апахинотй ачирена
дхйрах

«Тот, кто с верой слушает и рассказывает об отношениях Господа Кришны с гопи в


танце расау достигает совершенного уровня преданного служения и одновременно с этим
избавляется от материальных желаний, продиктованных вожделением»2.

Излив на меня нектарный поток према-катхи, прекрасная подруга Туласи ушла так же
тихо, как и пришла.

Была ночь. Луна плыла по небосводу, и проворные сакхи проводили меня в комнату для
одевания. Я все еще была под впечатлением от шкатулки любви Рад-хи. Магха, Чампа и
Нила искупали, одели меня и надели на меня разные украшения.

Обычно, готовясь к встрече с Хари, я так волновалась, что не могла думать ни о чем
другом. Но сейчас я думала только о бесчисленных драгоценностях из божественной
сокровищницы любви Радхи,

Нава-сакхи! Дорогой читатель! Возьмите эти драгоценности и украсьте ими себя. Вы


ощутите бесконечное блаженство, и все ваши горести исчезнут.

Према — это золотая оправа, в которую вставлены жемчужины любви, и золото это сияет
так, словно переплавлено сто тысяч раз. Эти слова — сущая правда.

Темные сапфиры, которые присутствуют в почти каждом из украшений, — упрямство


Радхи, а изумрудное ожерелье на Ее груди — это единство Радхи и Кришны*.

Коралловые браслеты — любовный пыл Радхи, а ослепительно сияющий бриллиант — Ее


несравненная махабхава.

Этим сокровищам не страшны воры. Если кто-то попытается украсть их, то чистота
премы защитит сама себя.

Пара ножных браслетов — один из лунного камня, а другой из солнечного — это экстаз
встречи и экстаз разлуки. Они как одно украшение.

Яркое же сияние, исходящее от шкатулки любви, — это величие премы, испускающее свет
сквозь окна глаз.

Према бескорыстна! Однако эго любви заставляет эти сокровища двигаться по своей
собственной воле и выбирать себе хозяев.

Только взгляните! Уникальная способность Радхи подчинять Себе Кришну — это толстая
золотая цепочка, которую можно носить на талии или на шее.

Но цельный бриллиантовый пояс превосходит все другие украшения. Это — сама любовь
Радхики.

С поясом Она надевает два браслета — один из черного хрусталя, а другой из особого
рубина. Когда слезы Ее любви смешиваются с каджалом, они становятся похожи на
черный хрусталь, а когда смешиваются с кункумой на Ее груди — на рубины.

Множество колец, браслетов, перстней и запонок — это любовь различных сакхи. Ну не


чудесно ли все это? А тут... Этот тяжелый браслет из лазурита, который носят выше
локтя, переливающийся всеми цветами... Сакхи, ты права! Это — према Шьямы,
уникальная и неподражаемая.

Искусная финифть, которой покрыта брошь, — это обманчивая природа премы, часто
прячущейся под маской вожделения.
Нежно звенящие ножные колокольчики — это любовные песни гопи, такие, как джайати те
’дхикам...4, а вон тот украшенный драгоценными камнями лотос со ста лепестками —
это тайна танца раса.

Хрустальный шар — это загадочные слова Хари о любви. С какой стороны на него ни
взглянешь, он всегда выглядит другим.

Посмотри-ка на тот медальон! Это — постоянство любви Шри Кришны к Радхе. Он всегда
носит его у Своего сердца.

Друзья мои! К своей великой удаче, вы увидели некоторые украшения из шкатулки любви
Радхики. Но время не ждет. Мне нужно поскорее уложить все драгоценности обратно...
Одну за другой... Ну вот и все! Крышка шкатулки любви — это тайная природа премы.
Когда ее закрывают, према становится незримой. Вот видите... Все!

Я рассказала вам о том, что узнала по милости Шри Радхи, Хотя Она может показаться
всего лишь одной из гопи Враджа, вы должны знать Ее уникальное положение!

Шри Кришна — это верховное Божество расы, Радхика — верховная Богиня любви. Вместе
Радха и Кришна являются объектом поклонения, а все гопи во Врадже — Их
почитателями. Хотя и говорится, что Чандравали не уступает никому, кроме Радхи,
знайте наверняка, что она тоже поклоняется Радхе. И только кажется, что в играх во
Врадже она является Ее соперницей.

Нава-сакхи! Я рассказала тебе о том, что узнала из своего чистого сердца, от калпа-
врикши на берегу Ямуны, от попугая Шуки, от сакхи Шри Туласи, от Вриндаван-дхамы и
под влиянием прасада Кришны. Это поможет тебе понять природу премы.

Загляни в свое сердце. Со временем ты осознаешь все это. Когда твоя любовь
достигнет зрелости, ты также займешь место манджари в моей ютхе и станешь помогать
мне служить Хари.

Что? Да, и Радхе тоже.

Мы не соперницы Ей, а подруги. На это нас благословила судьба. Когда нужно, мы


уступаем Ей возможность служить Шри Кришне. При этом мы тоже служим Ему по-своему.
В конце концов, Они сами захотели, чтобы было так\

Давай закончим! Уже поздно! Полуденные тени уже легли на двор. По милости Йогамайи
нам никто не мешал. Возвращайтесь к себе, и мы еще встретимся.

Хари!

Эпилог

сатха смитасйагамад ашу видйут питамбара нйрада нйла-рочих

сва сварчир анйонйа самарпанат ким тад анга васгпре дадхатух сусакхйам

Когда Шри Хари услышал их горестные возгласы, Он снова появился среди гопи. Его
лицо было озарено улыбкой, дхоти сверкало молнией, а тело напоминало цветом синюю
тучу. Радха и Кришна обменялись цветом кожи — золотистым и синим — и уже привыкли к
этому. К тому же, поменявшись настроениями и цветом тела, Радха и Кришна
наслаждались сменой ролей.
Шри Кришна-бхаванамрита-махакавья, 19.25

эпилог

Игры с переменой ролей

ава-сакхи! Похоже, тебе не хочется ухо-W дить. Скажи мне, о чем ты думаешь?

Что ты говоришь?,. Радхика обещала что?.. Что я встречусь с ней той ночью!.. Прие!
У тебя прекрасная память. И тебе не занимать пытливости.

Ты хочешь узнать, что случилось, когда мы повстречались с Радхой?.. Почему бы не


послушать об этом завтра?

Ах, смотри-ка, ты плачешь!.. Шри Кришна растопил твое сердце. Как чудесно! Сакхи!
Ты уже начинаешь усваивать дух Вриндавана.

Ну иди, иди ко мне, дорогая! Дай мне утереть слезы с твоего лица. Смотри, как
растекся по твоим щекам каджал. Помни, что я сказала: ты должна быть терпелива. Но,
как бы то ни было, я исполню твое душевное желание. Не надо так огорчаться...

Дорогой читатель! Заметь, как настойчива эта девочка. Это очень похвальное
качество!

Ну что ж, я вкратце расскажу о событиях той ночи. Но потом мы должны будем


расстаться.

Луна улыбалась нам в окно. Это, должно быть, означало, что она довольна служением
моей сакхи, поскольку, пока я не поднялась из-за своего туалетного столика, луна
даже перестала восходить.

Что такое красота? Это всего лишь внешнее сияние премы, обитающей внутри. Сакхи,
Шри Кришну не привлекает красота, которая не связана с привязанностью к Нему1.

Нила сказала: «Шъямалате! Если луна падет ниц в благоговении перед тобой, как ты
найдешь дорогу к Хари?»

Чампа ответила ей: «Глупышка!Шьямалата осветит дорогу собственным золотым сиянием.


Зачем ей луна?»

Я прошла в другую комнату, чтобы съесть легкий ужин, смешанный с остатками трапезы
Кришны. Но откуда было взяться аппетиту, если я вся дрожала от нетерпения?

Мы немного поболтали... о Кришне, конечно! Потом, по просьбе Бхрамаракши, сакхи


стали петь и танцевать, а Нила в это время провела мне арати. Они такие милые! Все
это делалось для того, чтобы устранить препятствия к моей встрече с Говиндой.

Но все препятствия уже давно были устранены. Я вспомнила слова Радхи, произнесенные
тем утром: «Вечером мы встретимся! Тогда Я узнаю, улыбнулась ли тебе судьба». С Ее
благословениями, о каких трудностях могла идти речь?

Затем, когда все враджаваси погасили светильники, чтобы оказаться в объятиях богини
сна, я покинула дом, мужа и родственников и вошла в ожидавший меня лес...

Тем вечером лотосоокий Шри Кришна встретил гопи ласковыми словами и нежными
улыбками. В прошлом остались Его суровые слова, прозвучавшие минувшей ночью.
Восседая в
Йогапитхе, Хари одаривал Своих подруг гирляндами приятных бесед и клялся им в
вечной любви2.

Говинда в окружении гопи выглядел как темная туча, освещенная вспышками молний. На
Нем было блестящее дхоти и тончайшая накидка. Грудь Его украшали ожерелья из гунджи
и цветочные гирлянды, а в волосах красовались павлиньи перья. Довольный Своими
сакхи, лесом и Собой, Он сидел перед ними как несравненный бог любви Вриндавана.

Прошлой ночью Шри Кришна признал Свою неспособность отплатить за любовь гопи,
произнеся слова на парайе 'хам. Вспоминая сильные чувства, которые они испытали,
Радхика раздумывала о том, как дать Ему понять их муки.

Побуждаемый невысказанным желанием Радхи, Шри Кришна повернулся сначала к Ней, а


затем к другим гопи и произнес: «Никогда не забуду, как Шри Радхика попросила Меня
одарить Ее нектаром Своих губ. Когда Она сказала: «Дорогой Кришна, пожалуйста,
погаси нектаром Своих уст огонь в наших сердцах, который разгорелся от Твоих
улыбчивых взглядов и чарующей песни флейты», Я был поражен и не верил Своим ушам.

Но еще невероятнее была Ее угроза покончить самоубийством, если Я не исполню Ее


просьбу. Никогда бы не подумал, что Она скажет: «О друг, если Ты не сделаешь этого,
мы бросим свои тела в огонь разлуки с Тобой и, подобно йогам, укроемся у Твоих
лотосоподобных стоп с помощью медитации».

Большой неожиданностью было столкнуться с таким откровенным поведением у столь


хорошо воспитанной принцессы. Я был совершенно обескуражен. Как могла Она говорить
с таким бесстыдством? Представляете, если бы это услышала Ее мать...»

Но Шри Радха ничуть не боялась. Спокойная и сдержанная, Она потупила взгляд и мягко
произнесла: «Ты не сможешь понять Мои чувства, пока не встанешь на Мое место.
Только если Я завладею таким сокровищем, как Твоя беспечная маленькая флейта, с ее
волшебными мелодиями, и заманю Тебя в лес... тогда... и только тогда... Ты поймешь,
какую громадную пропасть моральных устоев Я перешагнула, чтобы достичь Твоих
лотосоподобных стоп».

Слова Радхи были сладкими, как нектар. Готовый принять Ее вызов, Кришна вскочил на
ноги и воскликнул: «Да будет так!»

Как филантроп, решивший пожертвовать все свои богатства, Шьяма отдал флейту Гаури.
Позвав с Собой сакхи, Он вошел в безлюдную рощу и с огромным энтузиазмом
приготовился разыграть сцену встречи с Ним в лесу...

В этой особой лиле Радха и Шьяма поменяются ролями любящей и любимого. Это позволит
Шри Кришне, переодетому Рад-хой, испытать трудности, сопряженные с побегом из дома
на ночное свидание; счастье встречи с любимым; скорбь отвергнутой Им; блаженство,
вызванное Его благосклонностью; восторг уединенных игр при свете луны и отчаяние
покинутой.

Низойдя в образе Гауранги, Господь будет постоянно погружен в настроение страдающей


Радхи, сердце и ум которой устремлены к Кришне. Теперь же, во время игр во
Вриндаване, неистощимый охотник изобретать все новые и новые игры сможет для начала
изведать участь обители любви, Шри Радхи. Таким образом, на вопрос гопи, сознает ли
Он глубину страданий, которые они испытали той осенней ночью в полнолуние, Шри
Кришна сможет ответить утвердительно, пережив все на собственном опыте.

Спрятавшись за внезапно набежавшей черной тучкой, луна с нетерпением ждала, когда


внизу закончатся все театральные приготовления. Ночной жасмин наполнил воздух
благоуханием, светлячки расселись по деревьям, а олени, павлины и попугаи замерли в
ожидании. Всем обитателям леса хотелось поскорее увидеть удивительную лилу Кришны.
Служанки искусно переодели Радхику в Хари. Нарядив Ее в одежды принца пастухов, они
завязали Ей волосы узлом. В золо-

- м

том дхоти, в замысловатом тюрбане, с душистыми цветочными гирляндами, луноликая


Радха ступила под сень дерева в Вамши-вате. Приняв позу с тремя изгибами, Она
поднесла к губам флейту, и Ее кожа стала такой же темной, как у Ее возлюбленного.
Даже помощницы Рупы поразились тому, с каким совершенством Она играет роль Кришны.

Увидев Радху в обличии Кришны, луна чуть не упала в Ямуну от удивления. Но тут...
из укрытия вышел Шри Хари! Увидев Кришну в обличии Радхи и в окружении гопи, луна
застыла в изумлении, не в силах двинуться ни вверх, ни вниз.

Одетый в темно-синее сари, украшенный нитями жемчуга и драгоценностями, достойными


принцессы Варшаны, Кришна затмил всех Своей красотой. От Его мужских черт не
осталось и следа, ибо Он принял женственный облик, золотистый цвет кожи и любовное
настроение Радхики.

В сопровождении сакхи, Радха направилась к Говинде, стоявшему в Своей излюбленной


позе с тремя изгибами. Но, не дойдя до Него, Она остановилась, чтобы испить глазами
красоту Его образа. Столько трудностей было преодолено, и вот Она наконец получила
возможность свободно наслаждаться Его пленительной красотой3.

Находясь под влиянием Своей Йогамайи, Говинда считал Себя Радхарани. Он думал: «Как
прекрасен Шри Кришна! Его трансцендентное тело придает еще больше блеска Его
украшениям, и вообще Он — украшение всех украшений. Когда Он, и без того неотразимо
прекрасный, стоит в этой позе с тремя изгибами, Он становится еще прекрасней. Мне
не под силу измерить всю глубину Его красоты. Этот восхитительный образ, как
бездна, силой увлекает Меня в свои глубины».

Заметив, как шевельнулись брови Шри Кришны, Радха подумала: «Глаза Кришны танцуют и
делают двусмысленные движения, выпуская тучи стрел прямо в мишени умов гопи. Когда
эти стрелы достигают цели, гопи теряют покой и, охваченные смятением, падают в
океан покорности».

Радхика продолжала купаться в красоте Шри Кришны, поддавшись ее ни с чем не


сравнимому воздействию. «Брови Криш

ны — это лук бога любви, а Его взгляд выпускает пять безжалостных стрел, которые
представляют форму, вкус, запах, звук и осязание. Мой Мадана-Мохан чарует самого
бога любви. Он побеждает умы гопиу гордых своей неотразимой красотой, и полностью
подчиняет их Себе. Став новым богом любви, будет ли Кришна теперь проводить с нами
танец раса?»

Радхика (в обличии Шьямы) в совершенстве овладела голосом Шри Кришны. Отняв флейту
от потемневших губ, сложенных в соблазнительную улыбку, Она сказала:

— О юные жены Враджа! Весь мир знает, что вы целомудренны и преданы своим мужьям. В
этом лесу столько опасностей! Зачем вам надо было в одиночку пробираться через него
и приходить сюда поздно вечером? Вы — слабые женщины, и это место не для вас.
Немедленно возвращайтесь домой и верно служите мужьям. А если вам нужны цветы для
завтрашн