Вы находитесь на странице: 1из 6

Агаян Ольга,

14 группа

Жанровые особенности романа Бержерака: философский роман,


роман-утопия, сатирический роман

Сирано де Бержерак – это абсолютно неординарная личность, которая


шокировала современников и вызывала много споров. Бержерак прожил
короткую, но чрезвычайно бурную жизнь, полную опасных приключений,
поединков и сражений. Главным достижением писателя, несомненно,
является создание совершенно нового для его эпохи жанра. Роман
«Государства и империи Луны», о котором и пойдет речь в данной работе,
стала первым в европейской литературе научно-фантастическим романом. В
данном жанре у Сирано не было ни предшественников, ни соперников, да и
продолжатели жанра появились не сразу, а уже в более поздние времена.

Вероятно, Бержерак был вдохновлен религиозно-утопическим трудом


Фрэнсиса Годвина под названием «Человек на Луне», появившимся во
времена значительного интереса к Луне и другим астрономическим
явлениям. В романе Бержерака даже есть прямая отсылка к произведению
Годвина. На Луне путешественник встречает и Гонсалеса, героя «Человека на
Луне», который до сих пор находится на Луне и дошел до состояния ручной
обезьянки.

Фантастики в книге Бержерака столько, что для своего времени его


самого смело можно назвать путешественником во времени. Герой романа
поднимается на Луну с помощью множества склянок, наполненных росой,
тепло солнца притягивало их и поднимало человека в воздух. По сути это –
прототип, предшественник современных ракет, сложная машина, снабженная
системой летучих ракет, постепенно сгорающих во время полета, и пусть она
все же не похожа на них, мы можем заметить некоторые сходства. В этих
наивных фантазиях живет вера в силу человеческого разума, в будущее
науки, в прогресс. Эта вера была характерна в целом для всего XVII века,
времени знаменательных открытий во многих науках (физике, математике,
механике), времени окончательно сокрушившихся средневековых
представлений о мире и природе.

Но это не единственное, о чем мечтает и грезит Сирано в своем романе.


Его герой обнаруживает на Луне любопытные «книги», являющиеся
прообразом звукозаписывающих и звуковоспроизводящих аппаратов наших
дней. Для того, чтобы «прочитать» такую книгу, надо всего лишь поставить
стрелку на нужную главу, и тогда из этой маленькой машины начинают
литься разнообразные звуки.

"Открыв ящик, я нашел в нем какой-то металлический непонятный


предмет, похожий на наши часы. В нем была масса пружин и еле видимых
машинок. Это книга несомненно, но книга чудесная; в ней не было ни
страниц, ни букв; одним словом, это такая книга, что для изучения ее
совершенно бесполезны глаза, нужны только уши..."

Также в книге рассказывается про передвижные дома, которые были


распространены на Луне, они обладали сложной системой механизмов. И это
далеко не все приспособления, делающие жизнь людей легче на Луне и не
только (самолет, принцип аэростата, магнит, притяжение Луны).

Сирано позаимствовал у Гудвина и кое-какие детали его описаний


лунного мира — жители Луны в романе Сирано, так же, как и в романе
Гудвина, говорят на особом языке, в котором слова заменяются
музыкальными звуками, так что, когда они устают говорить, они берут
музыкальный инструмент и таким образом обсуждают сложнейшие вопросы.
Можно обнаружить у Сирано и ряд других деталей, заимствованных у
Гудвина. Этим, однако, и ограничивается сходство обеих книг. Гудвин
рассказывает о пребывании своего героя на Луне лишь как о самом
баснословном в ряду его разнообразных приключений.
Итак, поговорим же теперь о том, что связывает роман «Государства и
империи Луны» с утопическим жанром. Утопия – жанр художественной
литературы, близкий к научной фантастике, описывающий модель
идеального, с точки зрения автора, общества. Так как же связан данный жанр
с романом Бержерака? Пора, когда еще вовсе не утихло впечатление от
Великих географических открытий, пора, когда еще не забылись слова
Джордано Бруно, произнесенные им летом 1592 года: «Я провозглашаю
существование бесчисленных отдельных миров, подобных миру этой Земли...
Я считаю ее светилом, подобным Луне, другим планетам, другим звездам,
число которых бесчисленно. Все эти небесные тела составляют
бесчисленные миры. Они образуют бесконечную Вселенную в бесконечном
пространстве».

И как после таких слов не поверить в существование других миров, как


не представить их обитателей, их жизни, нравы? Именно это и делает
Бержерак в своем романе. Как и в других классических утопиях, в
«Государствах и Империи Луны» друг другу противопоставляются два мира,
в данном случае: мир Луны (для жителей Луны – Земля) миру Земли (для
жителей Луны – Луна), а также государства и империи Земли и государства и
империи Луны. Главной чертой утопизма Бержерака является большое
внимание техническим идеям. Именно развитие технологий так сильно
отличает Луну от Земли. Волшебные книги, передвижные дома и другие
невероятные изобретения. Кроме того, лунатяне существовали не за счет
средств, приобретенных обманом, жадностью и эксплуатацией чужого труда,
а только благодаря своему уму, трудолюбию и порядочности в отличии от
людей земных. Луна была страной не только красивых, здоровых, ловких
людей, но и поэтов, имеющих достаточное материальное обеспечение.
Подобные мечты, безусловно, отражали условия жизни Сирано и той
литературной среда, которая не всегда ела досыта. Но помимо вопросов
материальных Бержерака волновало образование. И здесь таилась загвоздка.
Образование на Луне непосредственно зависит от развития техники: молодые
люди могли с большим успехом пользоваться техническими устройствами
также как и знатные сословия имели больше привилегий. И это не
единственное, что разграничивает сословия: также знать говорила на своем
языке, похожем на звук музыкального инструмента, собственно, на нем и
были написаны волшебные книги, а простой народ выражал свои мысли
жестами и вся магия была ему недоступна.

Таким образом, Сирано де Бержерак полон желания сделать всех


счастливыми, материально обеспеченными, однако образование, благодаря
которому достигается благополучие, доступно только определенной
категории людей. И все же значимость человека каждого определялась не
богатством и даже не образованностью, а умом: «люди здесь любят истину,
что нет здесь педантов; что философы здесь руководятся только
разумом и что ни авторитет ученого, ни авторитет большинства не
преобладает здесь над мнением какого-нибудь молотильщика зерна, если
этот молотильщик рассуждает умно.»

Уже позже, в XVII—XVIII веках, социальные утопии во Франции


выливались как правило в форму художественных романов-путешествий, где
идеализированное общество добродетельных туземцев противопоставлялось
полному несправедливости европейскому обществу. Утопический социализм
времён Просвещения прокламировал право человека на труд и
обязательность труда для всех, социальной справедливости в распределении
средств, превращение земли в общедоступную собственность. Зарождение
этих принципов мы наблюдаем и в романе Бержерака, но мы еще не можем
сказать о полной идеальности и законченности мира туземцев.

Предлагаю перейти к особенностям философского романа и


реализации данного жанра романа в произведении Бержерака. Уже рассказав
об утопическом и фантастическом в романе, хотелось бы сказать, что роман
прежде всего является философским. Повествуя о жизни на Луне, писатель
раскрывает свою концепцию Вселенной и человека. Он смеется над системой
Птолемея, отрицает бессмертие души и издевается над верой в чудеса.
Вполне вероятно, что Бержерак был атеистом. Мне кажется, что его смелые
технические идеи, показанные в романе, говорят именно об этом:

«Я прежде всего привязал вокруг себя множество склянок,


наполненных росой; солнечные лучи падали на них с такой силой, что тепло,
притягивая их, подняло меня на воздух и унесло так высоко, что я оказался
дальше самых высоких облаков...»

Не Бог возвысил его, не какая-то мистическая сила, а тепло, сила и


притяжение, то есть понятия физические. Схоластической философии,
религиозному мировоззрению Сирано де Бержерак противопоставляет веру в
силу разума и науки. Сирано де Бержерак — материалист, признающий
вечность материи и ее атомное строение, единство материального мира; он
сенсуалист в теории познания. В своих натурфилософских взглядах Сирано
де Бержерак утверждает принцип гелиоцентризма. Главный путь к
достижению общественного идеала Сирано де Бержерак видел в развитии
наук и просвещения.

Кроме того, в романе ощущается влияние идеологии либертинажа и


прослеживаются идеи гностицизма, алхимии, теософии, натурфилософии и
средневековых мистиков. Сирано де Бержерак опирался на традицию
Лукиана, Рабле, утопии Томаса Мора и Кампанеллы.

Еще одной ярко прослеживающейся особенностью романа является его


связь с жанром сатирическим. Действительно, ведь жизни «лунатян» это не
что иное, как перевернутая вверх дном жизнь нас, землян. Автор высмеивает
многие человеческие явления: общество, религия, сословность. Например, в
романе есть отсылка Урсуле, которая хотела стать невестой Христа, но из-за
своих мотивов была казнена сама со своими 11 тысячью спутниц, что ушли с
ней в паломничество: «Почтенный Энох хочет дать себе отдых от
созерцания, он то расчесывает эту кудель, то крутит из нее нитку, то ткет
полотно, которое идет на рубашки одиннадцати тысячам дев». Все-таки, это
весьма ироничное упоминание о мученицах, почитаемых церковью, один из
примеров вольномыслия Бержерака. Также Бержерак упоминает святого
Августина, смеясь над тем, что тот верил, что «Земля была плоская, как
кухонная плита, и что она плавала над водой, как апельсин, разрезанный
пополам». Смеется он и над испанцами, наряжая обезьян в их костюмы. И
конечно образность в романе граничит с абсурдом: люди, похожие на
животных и передвигающиеся на четырех конечностях, отношения
поколений и то, как общаются младшие со старшими.

Таким образом, роман Бержерака совмещает в себе сразу три жанра,


которые, казалось бы, невозможно совместить. Как можно говорить о
серьезных вещах, попутно высмеивая их, доводя для крайней степени
абсурда и некоторого безумия? Однако теперь понятно, что это
единственный способ обличить пороки, завуалировать свое отношение к ним
и при этом развеселить читателя.