Вы находитесь на странице: 1из 183

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

ДОНЕЦКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ


ГОУ ВПО «Донецкий национальный университет»
Факультет иностранных языков
Кафедра теории и практики перевода

И. М. Подгайская, О. В. Гудова

Курс лекций по теории


перевода

Учебное пособие

для студентов направления подготовки


45.03.02 Лингвистика, профиль «Перевод и переводоведение»,
специальности 45.05.01 «Перевод и переводоведение»

Донецк 2020
УДК 81ʼ25(075.8)
ББК Ш12=432.1*9*70я73
П441

Рекомендовано к изданию Ученым советом


ГОУ ВПО «Донецкий национальный университет»
(протокол № 2 от 06.03.2020)

Подгайская И. М.
Курс лекций по теории перевода: учебное пособие для
П441 студентов направления подготовки 45.03.02 Лингвистика,
специальности 45.05.01 Перевод и переводоведение / Авт.-сост.:
И. М. Подгайская, О. В. Гудова. – Донецк: ДонНУ, 2020. – 183 с.

Рецензенты:
Воеводина А.В., кандидат филологических наук, зав. кафедрой
языковой подготовки ГОУ ВПО «Донбасская юридическая
академия»
Матвеичева Ю.О., кандидат культурологии, доцент кафедры
иностранных языков ГОУ ВПО «Донецкая академия управления и
государственной службы при Главе Донецкой Народной
Республики»

В пособии излагаются основные положения общей теории перевода,


которые составляет теоретическую базу подготовки переводчиков.
В качестве иллюстративного материала используются примеры на
трех иностранных языках: английском, немецком и французском.
Предназначено для студентов направления подготовки 45.03.02
Лингвистика, профиль «Перевод и переводоведение» и специально-
сти 45.05.01 «Перевод и переводоведение».

УДК 81ʻ25(075.8)
ББК Ш12=432.1*9*70я73

© Подгайская И. М., Гудова О. В., 2020


© ГОУ ВПО «Донецкий национальный
университет», 2020
СОДЕРЖАНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ……………………………………………………….. 6
ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА КАК НАУЧНАЯ ДИСЦИПЛИНА…… 8
Лекция 1
1. Возникновение современной теории перевода…………….. 8
2. Объект, предмет и задачи теории перевода………………… 11
3. Основные разделы теории перевода и ее связь с другими
науками…………………………………………………………….. 12
4. Методы исследования в теории перевода…………………… 16
Вопросы для самоконтроля…………………………………………. 19
ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ ТЕОРИИ ПЕРЕВОДА………………. 21
Лекция 2
1. Теоретико-переводческие универсалии…………………….. 21
2. Перевод как центральное понятие теории перевода…….. 23
3. Классификации видов перевода……………………………… 28
4. Виды адаптивного транскодирования (АТ)………………… 30
Вопросы для самоконтроля…………………………………………. 31
ПРОБЛЕМА ПЕРЕВОДЧЕСКОЙ ЭКВИВАЛЕНТНОСТИ.… 33
Лекция 3
1. Переводимость как предпосылка эквивалентности……… 33
2. Понятие переводческой эквивалентности………………….. 39
3. Многоуровневые теории эквивалентности………..………… 42
Лекция 4
1. Исторические концепции переводческой эквивалентности 49
2. Универсальные модели переводческой эквивалентности. 59
Вопросы для самоконтроля………………………………………… 62
АДЕКВАТНОСТЬ ПЕРЕВОДА……………………………………… 64
Лекция 5.
1. Понятие адекватности перевода.……………………………… 64
2. Виды адекватности перевода……………………………...…... 66
3. Отличия понятий адекватности и эквивалентности …….. 69
Вопросы для самоконтроля…………………………………………. 73

3
МОДЕЛИРОВАНИЕ ПРОЦЕССА ПЕРЕВОДА………………... 75
Лекция 6
1. Понятие модели перевода……………………………………… 75
2. Ситуативно-денотативная модель перевода........................ 76
3. Трансформационная модель перевода................................. 79
4. Семантическая модель перевода…………………………….. 82
5. Трехфазная модель перевода…………………………………. 84
Лекция 7
1. Функционально-прагматическая (динамическая) модель
перевода……………………………………………………………. 86
2. Психолингвистическая модель перевода…………………… 89
3. Информационная модель перевода………………………….. 91
4. Интерпретативная модель процесса перевода…………….. 94
Вопросы для самоконтроля………………………………………… 96

ТЕКСТОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПЕРЕВОДА…………….. 98


Лекция 8
1. Текст и его содержательная структура.……………………… 98
2. Имплицитный смысл и виды имплицитности……..………. 104
Лекция 9
1. Трудности при переводе языкового содержания
оригинала………………………………………………………….. 108
2. Переводческая типология текстов…………………………… 111
Вопросы для самоконтроля………………………………………… 115

ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПЕРЕВОДА……………. 117


Лекция 10
1. Становление герменевтики как науки………………………. 117
2. Понимание и интерпретация текста в процессе перевода 119
3. Понятие информационного запаса…………………………… 120
4. Роль языковой компетенции в понимании текста………… 122
5. Категория информации и ее виды …………………………… 125
6. Смысл как ключевое понятие герменевтики перевода….. 126
Лекция 11
1. Проблема понимания текста…………………………………... 127
2. Коммуникативная компетенция адресата текста………… 138
Вопросы для самоконтроля………………………………………… 141

4
ПРАГМАТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПЕРЕВОДА………………… 143
Лекция 12
1. Прагматический потенциал текста…………………………... 143
2. Пресуппозиция и импликатура в прагматике……………… 147
Лекция 13
1. Прагматические отношения при переводе и
прагматическая адаптация..…………………………………… 152
2. Прагматические изменения исходного текста в переводе 158
Вопросы для самоконтроля…………………………………………. 162

НОРМАТИВНЫЕ АСПЕКТЫ ПЕРЕВОДА…………………….. 164


Лекция 14
1. Понятие переводческой нормы……………………………….. 164
2. Виды нормативных требований.………………………………. 165
3. Роль нормативных требований в оценке качества
перевода……………………………………………………………. 168
4. Общая характеристика качества перевода…………………. 170
5. Конкретная характеристика качества перевода…………... 174
6. Теория несоответствий………………………………………….. 177
Вопросы для самоконтроля………………………………………… 179

Список литературы……………………………………………………. 180

5
ПРЕДИСЛОВИЕ

Учебное пособие «Курс лекций по теории перевода» разработано


для студентов, обучающихся по направлению подготовки 45.03.02
Лингвистика, профиль «Перевод и переводоведение», специальности
45.05.01 «Перевод и переводоведение».
Курс «Теория перевода» завершает цикл теоретических
переводоведческих дисциплин, предусмотренных образовательными
программами подготовки переводчиков в бакалавриате и
специалитете, являясь логическим продолжением курсов «Основы
языкознания и переводоведения», «Введение в языкознание»,
«Лексические и грамматические проблемы перевода». Освоение
курса является основой для научно-исследовательской работы
студентов на завершающем этапе обучения – этапе подготовки
дипломной работы бакалавра и специалиста.
Цель пособия по данному курсу состоит в повышении уровня
профессиональной переводческой компетенции обучающихся путем
ознакомления их с основными вопросами общей теории перевода,
создании теоретической базы, необходимой для дальнейшего
развития навыков переводческой деятельности, самостоятельной
разработки актуальных вопросов теории и практики перевода в
рамках научно-исследовательской работы студентов.
Материал пособия организован по проблемно-тематическому
принципу и включает девять тем, изложенных в 14 лекциях.
Содержание курса знакомит обучающихся с основными
положениями теории перевода, необходимыми для теоретической
подготовки переводчика. После вводного раздела о теории перевода
как самостоятельной научной дисциплине, представлены разделы,
посвященные рассмотрению конкретных вопросов – таких, как
определение понятия «перевод», эквивалентность и адекватность
перевода, моделирование процесса перевода, текстологические,
герменевтические, прагматические и нормативные аспекты
перевода.
Каждая лекция содержит перечень рассматриваемых в ней
ключевых проблем, изложение изучаемого материала и вопросы для
самоконтроля, способствующие развитию критического подхода

6
студента к собственной учебной работе и помогающие студенту
самостоятельно проверить уровень освоения материала лекции.
Пособие содержит справочную информацию, представленную в
форме подстрочных ссылок (сносок), в которых кроме ссылок на
цитируемые источники, комментарии и дополнительные факты,
даются биографические сведения о лингвистах, философах,
переводоведах, чьи концепции рассматриваются в рамках данного
курса. Такая информация, по мнению авторов пособия, будет
способствовать расширению профессионального кругозора будущих
переводчиков.
Пособие завершает список литературы, использованной в
процессе разработки лекций.
Общая трудоемкость освоения курса «Теория перевода»
составляет 2 зачетные единицы, 72 часа. Программой дисциплины
предусмотрены лекционные занятия (28 ч.), самостоятельная работа
студента (44 ч) и различные формы контроля.

7
Теория перевода как научная дисциплина

ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА КАК НАУЧНАЯ ДИСЦИПЛИНА

Лекция 1
1. Возникновение современной теории перевода.
2. Объект, предмет, цель и задачи теории перевода.
3. Основные разделы теории перевода и ее связь с другими
науками.
4. Методы исследования в теории перевода.

1. Возникновение современной теории перевода. Перевод


имеет тысячелетнюю историю, о чем
свидетельствуют многочисленные
исторические факты:
 среди клинописных шумерских
текстов, написанных за 3 тысячи лет
до нашей эры, обнаружены двуязычные
словники1, явно предназначенные для
помощи переводчику;
 в библиотеке Ашшурбанипала2
собраны параллельные тексты на
шумерском и аккадском языках (в т. ч. энциклопедии и словари);
 известно, что и в древнем Вавилоне и в Ассирии
существовали группы переводчиков, доводивших повеления
властителей до сведения покоренных народов;
 в древнем Египте была специальная школа3, готовившая
переводчиков для контактов с соседями и т.п.

1 Словники прилагались к шумерским клинописным текстам. Это были


шумеро-аккадские, шумеро-хурритские, шумеро-хеттские, шумеро-угаритские
перечни знаков и слов.
2 Библиотека Ашшурбанипала, крупнейшая сохранившаяся библиотека

древнего мира и древнейшая из всех известных библиотек, составлялась в


течение 25 лет по приказу ассирийского царя Ашшурбанипала в VII веке до н.э.
Обнаруженная археологами часть библиотеки состоит из 25-30 тыс. глиняных
табличек с клинописными текстами вавилонской эпохи (II тысячелетие до н.э.).
3 Древнегреческий историк Геродот (V век до н.э.) считал, что в Древнем

Египте уже сложилась профессиональная общность переводчиков. В


социальной структуре государства переводчики стояли после купцов перед
кормчими: «жрецы, воины, пастухи рогатого скота, свинопасы, купцы,
переводчики и кормчие».
8
Теория перевода как научная дисциплина

Несмотря на то, что перевод является древнейшим и


сложнейшим видом деятельности человека, теория перевода4 как
самостоятельное научное направление заявила о себе лишь во
второй половине XX века. Такая парадоксальная ситуация
объясняется следующими причинами.
С одной стороны, сами переводчики весьма скептически
относились к роли языкознания в исследовании особенностей
переводческой деятельности. Перевод воспринимался как
творческий процесс, искусство, которое нельзя проанализировать,
как нелингвистическая операция, изучению которой языкознание
не может помочь. Считалось, что владение переводчиком двумя
языками имеет такое же второстепенное значение при переводе, как
и знание нотной записи при сочинении музыки. И в том, и в другом
случае важен талант.
С другой стороны, лингвисты не только игнорировали
переводческую проблематику, они еще и способствовали появлению
так называемой теории непереводимости, согласно которой
перевод вообще невозможен. Если поэты, критики и филологи
высказывали сомнения в возможности воспроизвести в переводе
художественные особенности оригинала, его национальную
специфику, литературные, исторические и культурно-бытовые
ассоциации и тому подобные тонкости, то известная языковедам
уникальность словарного состава и грамматического строя каждого
языка позволяла утверждать, что полное тождество текстов
оригинала и перевода в принципе невозможно, а, следовательно,
невозможен и сам перевод. Получалось парадоксальное положение:
практическая деятельность, которая осуществлялась на протяжении
многих веков, оказывалась теоретически невозможной и как бы
несуществующей.
Возникновению и становлению теории перевода как научного
направления способствовали следующие факторы:
1. Необходимость в обобщении, осмыслении и теоретическом
обосновании накопленного тысячелетнего практического опыта.

4 Здесь и далее под общим термином «теория перевода» имеется в виду


лингвистическая теория перевода, изучающая перевод как лингвистическое
явление и занимающая ведущее место в современном переводоведении.
9
Теория перевода как научная дисциплина

2. Исторические события середины XX века, приведшие к


резким изменениям в переводческой практике и послужившие
значительным толчком для развития теории перевода.
Одной из главных причин этих изменений оказалась Вторая
мировая война и прямо или косвенно связанные с ней последующие
политические события:
 вызванное войной перемещение по всему миру огромных
многоязычных человеческих потоков, которые в большинстве
случаев требовали языкового посредничества и вовлечения в сферу
перевода огромного количества людей самых разных
национальностей, ранее даже не задумывающихся о том, что такая
деятельность существует и как она осуществляется;
 востребованность переводческих кадров потребовала
ускоренной и интенсивной подготовки молодых специалистов, что
привело к созданию эффективных методик обучения иностранным
языкам и переводу, разработка которых оказалась возможной только
на основе теоретического осмысления того, чем же на самом деле
является перевод;
 возникновение новой формы устного перевода –
синхронного – востребованного в процессе суда над нацистскими
военными преступниками, которым закончилась Вторая мировая
война и который проходил в Международном военном трибунале в
Нюрнберге5 в 1945-46 гг.;
 возникновение после Второй мировой войны новых
международных организаций (ООН в 1945 г., ЮНЕСКО в 1946г.),
военно-политических блоков (НАТО (Организация Североатлантиче-
ского договора) в 1949 г., СЕАТО (Организация Договора Юго-
восточной Азии) в 1954 г., Организация Варшавского договора в
1955 г.), объединивших многие страны мира, на заседаниях которых
основной формой обеспечения межъязыкового общения становится

5 Нюрнбергский процесс считается официальным временем рождения


синхронного перевода. Хотя есть свидетельства того, что данный вид перевода
возник несколько ранее: в 1928 году на VI конгрессе Коммунистического
Интернационала в Советском Союзе перед трибуной были посажены
переводчики с микрофонами, которые одновременно переводили выступления
ораторов на разные языки, а в 1933 году в Советском Союзе уже существовали
специальные кабины для переводчиков.
10
Теория перевода как научная дисциплина

синхронный перевод; переводчики-синхронисты столкнулись с


целым рядом новых трудностей (координирование слушания и
говорения, мгновенное переключение с одного языка на другой, с
одного направления перевода на другое и т.д.), решение которых
потребовало глубокой теоретической разработки проблем перевода
как в его лингвистических, так и в психологических и социальных
аспектах;
 распад после Второй мировой войны мировой колониальной
системы, в результате которого увеличивается число языков,
вовлекаемых в сферу регулярного международного общения.
3. Приобретение переводом статуса массовой профессии, что
способствовало созданию сети учебных заведений по подготовке
профессиональных переводчиков. Появление перевода как учебного
предмета, который преподается в таких учебных заведениях, потре-
бовало создания учебных программ и методического обеспечения
учебной дисциплины и опять поставило задачу теоретического
осмысления процесса перевода.
4. Интенсивное развитие сопоставительных исследований в
языкознании, которые осуществлялись методом перевода и по сути
дела представляли собой частные теории перевода для конкретных
пар языков. В поле зрения исследователей попадают не только
традиционные сочетания постоянно изучающихся языков, но и
новые, сравнивающие европейские языки с самыми разнообразными
языками народов Африки и Азии. Таким образом, лингвисты
начали активно заниматься вопросами теории перевода и внесли
значительный вклад в процесс ее становления.
Становление теории перевода как науки происходило в рамках
лингвистической парадигмы. Однако особое значение в создании
благоприятных условий для развития теории перевода имел поворот
современного языкознания к установке на раскрытие связей между
языком и человеком, между языком и обществом, на изучение
функционирования языка в реальных ситуациях речевого общения,
к решению проблем теории перевода в рамках коммуникативной
парадигмы.

11
Теория перевода как научная дисциплина

2. Объект, предмет, цель и задачи теории перевода. Как


самостоятельная научная дисциплина теория перевода имеет свои
объект, предмет, цель и задачи исследования.
Под объектом понимается посредническая переводческая
деятельность в рамках межъязыковой коммуникации, представлен-
ная как непосредственно в виде переводческого процесса, так и
опосредованно в виде результата данного процесса.
Предмет теории перевода составляют закономерности
переводческого процесса; факторы, влияющие на протекание
процесса перевода и определяющие результат перевода.
Цель теории перевода заключается в выявлении сущности
перевода, его механизмов, способов его реализации, влияющих на
него внутриязыковых и внеязыковых факторов и регулирующих его
норм.
В рамках данной цели теория перевода ставит и решает
следующие основные задачи:
 раскрыть и описать общелингвистические основы перевода,
т. е. указать, какие особенности языковых систем и закономерности
функционирования языков в речи лежат в основе переводческого
процесса, делают этот процесс возможным и определяют его
характер и границы;
 разработать общие принципы научного описания процесса
перевода как действий переводчика по преобразованию текста
оригинала в текст перевода;
 раскрыть воздействие на процесс перевода прагматических,
когнитивных и этносоциокультурных факторов;
 выявить языковые и экстралингвистические факторы,
позволяющие приравнивать содержание сообщений на разных
языках и определить пределы этой общности, т. е. максимальную
близость оригинала и перевода;
 раскрыть сущность переводческой эквивалентности и
переводческой адекватности;
 определить перевод как один из видов языкового
посредничества, разграничив его с другими видами языкового
посредничества;
 разработать основы классификации видов перевода;
 определить понятие «норма перевода» и разработать
принципы оценки качества перевода.
12
Теория перевода как научная дисциплина

3. Основные разделы теории перевода и ее связь с


другими науками. Принято считать, что теория перевода, наряду с
историей перевода6, критикой перевода7, дидактикой перевода8,
является разделом более широкой научной дисциплины –
переводоведения. Эти разделы составляют теоретическую часть
переводоведения. Практическая часть представлена практикой
перевода.
Теория перевода, являясь одним из разделов переводоведения,
имеет комплексный характер и включает общую теорию перевода,
частные теории перевода и специальные теории перевода.
Общая теория перевода изучает универсальные
закономерности процесса перевода вообще и в зависимости от жанра
переводимых текстов определяет теоретические основы
межъязыковых, стилистических, функциональных и т.п.
соответствий, специфику устного и письменного перевода и т.д.
А. В. Федоров9 в своей работе «Основы общей теории перевода:
лингвистические проблемы» определял общую теорию перевода как
«систему обобщений, применимых к переводу разных видов
материала с разных языков на разные языки»10.
Частные теории перевода выявляют особенности перевода с
одного конкретного языка на другой, типы соответствий между
конкретными языковыми единицами и явлениями, виды

6 История перевода – раздел переводоведения, исследующий


исторические этапы и основные направления переводческой деятельности,
периодизацию переводов, варьирование представлений о сущности перевода,
роли переводной литературы в национальных литературах и т.п.
7 Критика перевода – раздел переводоведения, представляющий собой

отдельную область литературно-критической деятельности, сочетающей


литературно-эстетический, лингвистический и другие подходы к анализу текста
перевода.
8 Дидактика перевода (или методика обучения переводу) – раздел

переводоведения, задачей которого является обучение технике переводческого


дела на основе знаний, полученных общей, частными и специальными
теориями перевода.
9 Федоров Андрей Венедиктович (1906 ‒ 1997) ‒ советский филолог,

переводчик, один из основоположников советской теории художественного


перевода, профессор, более 15 лет заведовавший кафедрой немецкой филологии
Санкт-Петербургского (Ленинградского) университета.
10 Федоров А. В. Основы общей теории перевода (лингвистические
проблемы) [Текст]: Учеб. пособие. – 5-е изд. – Спб.: М.: ООО «Издательский Дом
«ФИЛОЛОГИЯ ТРИ», 2002. – С. 25.
13
Теория перевода как научная дисциплина

окказиональных речевых соответствий, индивидуальных


стилистических приемов переводчиков и т.п. Иными словами, это
«итоги работы по исследованию перевода с одного конкретного
языка на другой и перевода конкретных видов материала»11. При
этом общее и частное всегда взаимосвязано. Частные теории
перевода, опираясь на широкий эмпирический материал, обогащают
общую теорию и делают ее более достоверной и доказательной.
Частных теорий перевода может быть множество: теория перевода с
английского языка на русский / украинский, теория перевода с
немецкого языка на японский, теория перевода с французского
языка на суахили и т.п.
Специальные теории перевода исследуют специфику
различных видов переводческой деятельности и особенности,
своеобразие и закономерности, обусловленные жанром переводимого
произведения. Можно выделить несколько специальных теорий
перевода: теория устного перевода, теория машинного перевода,
теория художественного перевода, теория научно-технического
перевода и т.п.
Связь теории перевода с лингвистическими науками. В
системе лингвистических наук теория перевода всегда была связана,
с одной стороны, с общим языкознанием, положениями которого как
обобщающей дисциплины она не может не пользоваться, с другой же
стороны – с лексикологией, грамматикой, стилистикой, историей
отдельных конкретных языков, в сущности, со всеми специальными
аспектами, в том числе и с фонетикой (например, передача
собственных имен, транслитерация или передача различных форм
стиха непосредственно связаны с фонетикой). Из этих наук теория
перевода черпает факты, определения, и некоторые выводы,
касающиеся тех особенностей строя данных языков, о соответствиях
которым в другом языке идет речь при переводе.
В современном языкознании теория перевода тесно связана с
такими лингвистическими дисциплинами как сопоставительное
языкознание, социолингвистика, психолингвистика, лингвистика
текста.

11 Федоров А. В. Указ. соч. – С. 25.


14
Теория перевода как научная дисциплина

Теория перевода исследует перевод как специфический вид


межъязыковой коммуникации, языкового посредничества, выявляя
сущность перевода, его механизмов, способов реализации,
влияющих на него языковых и экстралингвистических факторов.
При этом учитывается, что перевод это не просто смена языкового
кода, но и адаптация текста для его восприятия сквозь призму
другой культуры. Сопоставительное языкознание, направленное на
сопоставительное изучение двух, реже нескольких, языков для
выявления их сходств и отличий на всех уровнях языковой
иерархии, является для теории перевода источником исходных
данных. Эти данные, проливающие свет на расхождения между
структурными типами, системами и нормами языков, служат в
качестве отправного пункта для собственно переводческого анализа.
Перевод – социально детерминированное явление, т.е. на
процесс и результат перевода оказывают влияние социальные
факторы. Именно поэтому он обладает рядом существенных
признаков, входящих в сферу компетенции социолингвистики.
Среди социолингвистических проблем, имеющих непосредственное
отношение к переводу, следует выделить такие, как «язык и
социальная структура», «язык и культура», «язык и социология
личности». Отражение социального мира в процессе межъязыковой
коммуникации является одним из существенных социологических
аспектов перевода.
Поскольку объектом психолингвистики является речевая
деятельность, а объектом теории перевода – особый вид речевой
деятельности, то задачи этих дисциплин во многом пересекаются. К
теории перевода вполне применимы данные психолингвистики о
механизмах порождения и восприятия речевого высказывания,
структуре речевого действия (фазы планирования, осуществления и
сопоставления) и моделях языковой способности. На основе данных
психолингвистики осуществляется моделирование процесса
перевода, результатом которого является создание моделей
перевода. Данные психолингвистики используются и при изучении
особенностей синхронного перевода. Психолингвистическое
экспериментирование применяется также в исследовании
закономерностей и особенностей письменного перевода.

15
Теория перевода как научная дисциплина

Проблема текста – одна из центральных проблем теории


перевода. Лингвистика текста, объектом которой является связный
текст, ставит перед собой задачу выявить сущность связей
законченной последовательности высказывания и способов их
осуществления, обнаружить систему грамматических категорий
текста с ее содержательными и формальными единицами, описать
на материале текста сущность и организацию условий человеческой
коммуникации.
С некоторыми лингвистическими дисциплинами теория
перевода имеет и обратную связь, т.е. она не только опирается на
факты, накопленные разными лингвистическими науками, но и
способствует развитию этих наук, предоставляя им свои факты для
исследования целого ряда частных вопросов языкознания.
В грамматике использование данных теории перевода необхо-
димо для структурно-сопоставительного изучения грамматического
строя различных языков. Для лексикологии теория перевода может
предоставить ценный материал при исследовании таких проблем,
как общая и частная семасиология, проблемы фразеологии, идиома-
тики, синонимики. Огромное значение теория перевода имеет для
научной лексикографии, особенно теории построения двуязычных и
многоязычных словарей. В истории языка теория перевода может
помочь при установлении автохтонности12 той или иной конструк-
ции в данном языке, при дешифровке текстов, написанных на
малоизученных языках. Факты, накопленные теорией перевода,
получают широкое практическое применение в методике
преподавания иностранных языков, использующей перевод в каче-
стве одного из основных методических приемов.
Связь теории перевода с нелингвистическими науками.
Кроме того, теория перевода тесно связана с рядом нелингвистиче-
ских наук: с литературоведением и литературной критикой (при
изучении вопросов теории художественного перевода); с психологией
и физиологией высшей нервной деятельности (при исследовании
психофизиологического аспекта перевода, т.е. того, что происходит в
голове переводчика во время переводческого процесса); с кибернети-
кой и прикладной математикой (при решении проблем, возникших в

12 Автохтонность – источник происхождения конструкции


16
Теория перевода как научная дисциплина

связи с попытками автоматизации процесса перевода); с этногра-


фией и историей, антропологией и социологией (при исследовании
проблемы понимания сообщения, изначально созданного на другом
языке, в лоне другой культуры, в другую историческую эпоху,
людьми другого языкового сознания, иначе членящего и называю-
щего окружающий человека мир).

4. Методы исследования в теории перевода. Основным


методом исследования в теории перевода как научной дисциплины
является сопоставительный (контрастивный) метод.
Сопоставление текстов является источником очень важной
информации о переводе. В современной теории перевода
используются четыре методики такого анализа:
 сопоставление текста оригинала и текста перевода, которое
позволяет получать данные о степени близости содержания и
структуры оригинала и перевода, способах достижения
эквивалентности, стандартных приемах перевода и других важных
характеристиках переводческого процесса;
 сопоставление разных переводов одного оригинала,
выполненных разными переводчиками, дающее возможность
обнаружить общие закономерности переводческого процесса, не
зависящие от уровня квалификации и индивидуальных
особенностей каждого отдельного переводчика;
 сопоставление перевода с оригинальными текстами на
языке перевода, которое показывает, что язык переводов
представляет собой особую подсистему соответствующего
национального языка; такой анализ выявляет случаи переводческих
ошибок (нарушения переводчиком нормы или узуса языка
перевода), и случаи переводческой нормы (когда переводчик,
стремясь как можно полнее воспроизвести содержание оригинала,
расширяет коммуникативные возможности языка перевода,
используя такие стандартные приемы перевода, как заимствования,
кальки, дословный перевод, изменение частотности употребления
отдельных форм и т.д.);
 сопоставление параллельных текстов языка оригинала и
языка перевода, которое заключается в сравнительном анализе
параллельных текстов на языке оригинала и языке перевода, то есть
17
Теория перевода как научная дисциплина

текстов близкого содержания, принадлежащих к аналогичному


функциональному стилю или жанру; таким путем обнаруживаются
различия в использовании языковых средств в соответствующих
текстах в двух языках, что вызывает необходимость в
стилистической адаптации при переводе.
Сопоставительный анализ текста оригинала и текста перевода
имеет несколько ступеней:
1. Лексико-фразеологический сопоставительный анализ
(выбор лексико-фразеологических средств имеет решающее
значение для адекватной передачи инварианта содержания и стиля
автора в переводе).
2. Грамматический сопоставительный анализ (сопоставление
переводов часто обнаруживает даже при совпадении или большой
близости лексического состава разнообразие грамматического
оформления; грамматическая структура служит лишь оформлением
мысли и как таковая не передается).
3. Стилистический сопоставительный анализ (правильный
выбор стилистических приемов имеет большое значение особенно в
переводе художественных текстов для адекватной передачи поэтики
произведения).
Кроме сопоставительного метода, теория перевода как
лингвистическая дисциплина широко использует другие
общелингвистические методы:
 описательный метод (классификация, контекстный анализ,
оппозиционный анализ);
 конструктивный метод (моделирование процесса перевода);
 структурный метод (разновидности компонентного анализа,
дистрибутивный анализ, анализ по непосредственным
составляющим, трансформационный анализ);
 квантитативные методы (количественные и статистические
подсчеты).
Междисциплинарные связи современной теории перевода при-
водят к широкому использованию в переводоведческих исследова-
ниях методов и методик отдельных лингвистических дисци-
плин, а именно: словообразования (словообразовательный и мор-
фемный анализ), лингвокультурологии (лингвокультурологический

18
Теория перевода как научная дисциплина

анализ), стилистики (лингвостилистический анализ), лингвистиче-


ской прагматики (прагматический анализ), психолингвистики (ме-
тодика «думай вслух»), социолингвистики (методики опроса инфор-
мантов), корпусной лингвистики (анализ многоязычных корпусов
переводных текстов) и др.
Собственно переводоведческим методом исследования является
переводоведческий анализ, который интегрирует общелингви-
стические методы и методы отдельных лингвистических дисциплин
для изучения особенностей переводческого процесса. Этот метод
широко используется в исследованиях художественного перевода.
Переводоведческий анализ объединяет два направления
исследования: интерпретационно-культурологический анализ, в
пределах которого текст оригинала и текст перевода
рассматриваются с позиций истории и критики перевода, и
переводческий (лингвостилистический) анализ, в пределах которого
осуществляется чисто лингвистическая интерпретация конкретного
текста и стиля на основе сопоставления оригинала с одним или
несколькими переводами.

Вопросы для самоконтроля:

1. Какие исторические факты позволяют считать, что перевод


имеет тысячелетнюю историю?
2. Когда возникла теория перевода?
3. Почему теория перевода возникла только во второй
половине XX века, несмотря на тысячелетнюю историю перевода как
вида человеческой деятельности?
4. Какие факторы способствовали возникновению и
становлению теории перевода как самостоятельной научной
дисциплины?
5. Почему считается, что Вторая мировая война послужила
толчком для развития теории перевода?
6. Какие существуют мнения относительно времени
появления синхронного перевода?
7. Охарактеризуйте объект и предмет теории перевода как
самостоятельной научной дисциплины.
8. Перечислите задачи лингвистической теории перевода.
9. Какие разделы включает теория перевода?
19
Теория перевода как научная дисциплина

10. Что изучает общая теория перевода?


11. Что является объектом исследования частных теорий
перевода?
12. Что исследуют специальные теории перевода?
13. Какие вопросы рассматривает история перевода?
14. В чем проявляется связь теории перевода с другими
лингвистическими дисциплинами?
15. С какими нелингвистическими дисциплинами связана
теория перевода?
16. Перечислите основные методы исследования в
современной теории перевода.
17. Какие методики сопоставительного анализа используются
в теории перевода?
18. В чем состоит специфика сопоставительного анализа
текста оригинала и текста перевода?
19. Методы каких лингвистических дисциплин используются в
переводоведческих исследованиях?
20. Что представляет собой переводоведческий анализ?

20
Основные понятия теории перевода

ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ ТЕОРИИ ПЕРЕВОДА

Лекция 2
1. Теоретико-переводческие универсалии.
2. Перевод как центральное понятие теории перевода.
3. Классификации видов перевода.
4. Виды адаптивного транскодирования (АТ).

1. Теоретико-переводческие универсалии. Всякая наука


обладает набором универсальных базовых понятий, принимаемых и
признаваемых всеми исследователями вне зависимости от их
взглядов на те или иные явления в рамках данной науки.
Существуют такие понятия и в теории перевода.
Поскольку теория перевода как научная дисциплина
сформировалась на базе целого ряда современных представлений о
языке и человеческом обществе, она тесно связана, как уже
отмечалось, с различными гуманитарными науками, прежде всего
филологическими, и черпает из них арсенал базовых понятий и
основу для своего терминологического аппарата.
Так, ключевые для теории перевода понятия язык и текст
понимаются в рамках современной лингвистики с одной стороны как
система естественно возникших условных знаков, применяющихся
для целей коммуникации, и с другой стороны как все виды устной и
письменной реализации этих знаков.
К понятиям, заимствованным теорией перевода из
лингвистической прагматики, например, относятся:
Источник (адресант), т.е. создатель (автор) текста оригинала,
отправитель сообщения.
Реципиент (адресат), т.е. получатель сообщения,
слушающий или читающий участник коммуникации.
Прагматический потенциал текста, т.е. способность текста
оказывать воздействие на реципиента, вызывать у него
интеллектуальную или эмоциональную реакцию на передаваемое
сообщение.

21
Основные понятия теории перевода

К основным теоретико-переводческим универсалиям можно


отнести следующие:
ИТ – исходный текст, т.е. текст, подвергающийся переводу (в
качестве синонима используется термин текст оригинала).
ИЯ – исходный язык, т.е. любой естественный язык, знаками
которого закодирован исходный текст (язык оригинала).
ПТ – переведенный текст, т.е. текст, возникший в результате
перевода (перевод).
ПЯ – переводящий язык, т.е. любой естественный язык,
знаками которого закодирован переведенный текст (язык
перевода).
Эквивалентность – мера соответствия переведенного текста
исходному тексту, вне зависимости от цели перевода.
Адекватность – соответствие переведенного текста цели
перевода (существуют разные точки зрения на трактовку данного
понятия).
Единицы перевода – минимальные оперативные частицы
процесса перевода.
Трансформация – переводческое преобразование.
Переводимость – принципиальная возможность достижения
эквивалентности относительно всего текста или какой-либо его
части.
Коммуникативная равноценность – способность текста
выступать в качестве полноправной замены (в функциональном,
содержательном и структурном отношении) другого текста.
Знания переводоведов о переводе пополняются и
совершенствуются, что не исключает дальнейшее уточнение
понятий, входящих в понятийный аппарат теории перевода на
данном этапе ее развития, а также появление новых понятий.

22
Основные понятия теории перевода

2. Перевод как центральное понятие теории перевода.


Термин «перевод» имеет два основных терминологических значения:
первое из них определяет мыслительную деятельность, процесс
передачи содержания, выраженного на одном языке средствами
другого языка (иначе трансфер); второе называет результат этого
процесса, т.е. устный или письменный текст (иначе транслят).
Хотя эти понятия разные, но они представляют собой
диалектическое единство, одно не мыслится без другого.
В литературе по теории перевода можно обнаружить
множество определений понятия «перевод», предложенных
переводоведами с учетом разных аспектов данного явления и, как
отмечает А. Д. Швейцер13, отражающих логику развития теории
перевода – от определений, в основе которых лежат отношения
между языковыми знаками, до определений, центральными
понятиями которых является текст; от определений, сводящих
перевод к чисто языковой операции, до определений, включающих в
рассмотрение предметную и коммуникативную ситуации; от
определений, рассматривающих перевод в одном измерении, до
определений, приближающихся к осознанию многомерности этого
процесса.
Ниже приведены некоторые из таких определений, где
курсивом нами выделены аспекты, на которые ученые обращают
первоочередное внимание.
Так, в «Словаре лингвистических терминов» О. С. Ахмановой14
перевод определяется как передача информации, содержащейся в
данном произведении речи средствами другого языка.

13 Швейцер Александр Давидович (1923 – 2002) – советский и


российский лингвист, главный научный сотрудник Института языкознания
Российской академии наук, доктор филологических наук, профессор. Известен
как лингвист-американист, педагог и практический переводчик с английского
языка, один из основоположников советской теории перевода и создателей
школы переводчиков-синхронистов.
14 Ахманова Ольга Сергеевна (1908 – 1991) – известный советский

лингвист-англист, доктор филологических наук, профессор филологического


факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, специалист по английскому языку,
общему языкознанию, русской лексикологии и фразеологии, психолингвистике,
социолингвистике. Автор-составитель целого ряда словарей, среди которых
многократно переиздаваемый «Словарь лингвистических терминов».
23
Основные понятия теории перевода

По мнению Л. С. Бархударова15, перевод – это процесс


преобразования речевого произведения на одном языке в речевое
произведение на другом языке при сохранении неизменного плана
содержания, то есть значения. Другими словами, при переводе
происходит замена единиц плана выражения, но сохраняется
неизменным план содержания.
С точки зрения И. Р. Гальперина16, перевод представляет собой
передачу смыслового содержания и стилистических особенностей,
высказывания на одном языке средствами другого языка.
Г. В. Колшанский17 определяет перевод как один из
важнейших видов коммуникативной деятельности, который,
прежде всего, ориентируется на полную и адекватную передачу
языка оригинала, содержащего всю совокупность импликаций
языкового, социального и культурного плана.
А. В. Федоров акцентирует внимание на оценке качества
результата переводческого процесса, отмечая, что «перевести –
значит выразить верно и полно средствами одного языка то, что уже
выражено ранее средствами другого языка» 18.

15 Бархударов Леонид Степанович (1923 – 1985) ‒ известный советский


лингвист, доктор филологических наук, профессор. Один из основоположников
отечественной теории перевода, многие работы которого переведены на
иностранные языки. Долгие годы был главным редактором журнала «Тетради
переводчика». Также является автором работ по вопросам языкознания и
теории грамматики. Работал в Институте иностранных языков им. М. Тореза, в
разное время заведовал кафедрой перевода, кафедрой грамматики, а последние
годы возглавлял факультет повышения квалификации для преподавателей
английского языка всех вузов страны.
16 Гальперин Илья Романович (1905 – 1984) – крупнейший советский

лингвист, лексикограф, доктор филологических наук, профессор. Автор


научных трудов по лексикологии, стилистике, лингвистике текста, общему
языкознанию, а также учебников английского языка. Разработал теорию
стилистики языка, продолжая традиции В. В. Виноградова, М. М. Бахтина и др.
Созданная на основе английского языка, она имеет общелингвистический
характер и в значительной степени применима ко всем европейским языкам.
17 Колшанский Геннадий Владимирович (1922 – 1985) – известный

лингвист и философ, доктор филологических наук, профессор. Основоположник


школы теории текста и коммуникативной лингвистики – одной из ведущих
школ современной лингвистики, рассматривающей цельный, связный и
завершенный текст в качестве единицы общения и изучающей закономерности
создания текста и его функционирования в коммуникативном процессе.
18 Федоров А. В. Указ. соч., С. 15.

24
Основные понятия теории перевода

Отдельного рассмотрения заслуживает трактовка понятия


«перевод», предложенная В. Н. Комиссаровым19, которая является
наиболее общей и которой, как отмечают В. В. Сдобников20 и
О. В. Петрова21, может соответствовать любой процесс перевода и,
следовательно, любой транслят.
Перевод, согласно концепции В. Н. Комиссарова, – это, прежде
всего, средство межъязыковой коммуникации. Переводческая
деятельность по определению носит посреднический характер,
поскольку ее цель заключается в том, чтобы сделать доступным для
реципиентов перевода сообщение, сделанное автором оригинала на
другом языке. Иными словами, благодаря переводу обеспечивается
возможность общения между людьми, говорящими на разных
языках, возможность межъязыковой коммуникации. Для создания
полноценного перевода переводчик должен принимать во внимание
характерные особенности автора сообщения (источника
информации) и тех получателей (реципиентов) информации, для
которых предназначалось это сообщение, их знания и опыт,
отражаемую в сообщении реальность, характер и особенности
восприятия людей, которым адресуется перевод, и все прочие
аспекты межъязыковой коммуникации, влияющие на ход и
результат переводческого процесса. Поэтому теория перевода
рассматривает перевод в широких рамках межъязыковой

19 Комиссаров Вилен Наумович (1924 ‒ 2005) ‒ профессор, доктор


филологических наук, ученый с мировым именем, один из основателей и
признанных лидеров отечественной школы переводоведения. Является автором
ряда монографий, учебно-методических пособий и словарей, множества
научных публикаций по теории, истории и методике преподавания перевода. За
выдающиеся творческие достижения В. Н. Комиссаров награжден Золотой
медалью имени А. С. Пушкина, учрежденной в ознаменование 200-летия со дня
рождения поэта.
20 Сдобников Вадим Витальевич – доктор филологических наук, доцент,

заведующий кафедрой теории и практики английского языка и перевода


переводческого факультета Нижегородского государственного лингвистического
университета им. Н. А. Добролюбова. Автор монографий и учебников по теории
перевода.
21 Петрова Ольга Владимировна – кандидат филологических наук,

доцент кафедры теории и практики английского языка и перевода


переводческого факультета Нижегородского государственного лингвистического
университета им. Н. А. Добролюбова. Специалист в области теории, практики и
дидактики перевода. Имеет звание «Почетный работник высшего
профессионального образования Российской Федерации».
25
Основные понятия теории перевода

коммуникации и изучает все ее аспекты и определяющие факторы


как собственно языковые, так и внешние по отношению к языку, но
прямо или косвенно влияющие на выбор языковых единиц в
процессе перевода.
Перевод, по мнению В. Н. Комиссарова, – это также основной
вид языкового посредничества, который всецело ориентирован
на иноязычный оригинал. Перевод рассматривается как
иноязычная форма существования сообщения, содержащегося в
оригинале. Межъязыковая коммуникация, осуществляемая через
посредство перевода, в наибольшей степени воспроизводит процесс
непосредственного речевого общения, при котором коммуниканты
пользуются одним и тем же языком.
Подобно тому, как в процессе речевого общения на одном языке
тексты для говорящего и для слушающего признаются
коммуникативно равноценными и объединяются в единое целое, так
и текст перевода признается коммуникативно равноценным тексту
оригинала. Задача перевода – обеспечить такой тип межъязыковой
коммуникации, при котором создаваемый текст перевода мог бы
выступать в качестве полноценной коммуникативной замены
оригинала и отождествляться реципиентами перевода с оригиналом
в функциональном, структурном и содержательном отношении:
 функциональное отождествление оригинала и перевода
заключается в том, что перевод как бы приписывается автору
оригинала, публикуется под его именем, обсуждается, цитируется и
пр. так, как будто он и есть оригинал, только на другом языке;
 содержательное отождествление оригинала и перевода
заключается в том, что реципиенты перевода считают, что перевод
полностью воспроизводит содержание оригинала, что в нем
передается то же содержание средствами иного языка;
 структурное отождествление перевода с оригиналом
заключается в том, что реципиенты перевода считают, что перевод
воспроизводит оригинал не только в целом, но и в частностях;
предполагается, что переводчик точно передает структуру и порядок
изложения содержания в оригинале, не позволяет себе что-либо
изменить, исключить или добавить от себя (совпадение в оригинале
и переводе количества разделов и других подразделений текста и их
содержания).
26
Основные понятия теории перевода

Таким образом, В. Н. Комиссаров определяет перевод как:


вид языкового посредничества, при котором на языке
перевода создается текст, коммуникативно равноценный
оригиналу, причем его коммуникативная равноценность
проявляется в его отождествлении реципиентами перевода с
оригиналом в функциональном, содержательном и структур-
ном отношении.
Для пользующихся переводом он во всем заменяет оригинал,
является его полноправным представителем.
На современном этапе развития переводоведения с учетом
достижений коммуникативно-функциональной парадигмы лингво-
культурной коммуникации перевод представляется как сложное и
многозначное понятие.
Во-первых, понятие «перевод» обозначает процесс
межъязыковой и межкультурной коммуникации, это
закономерно последовательное изменение, переход одного текста,
текста-оригинала, в другое качественное состояние – текст
перевода, осуществляемое посредником-переводчиком в условиях
лингвокультурного общения в ходе переводческой деятельности.
Во-вторых, понятие «перевод» понимается как переводческая
деятельность, которая представляет собой самостоятельный вид
речевой деятельности в сфере коммуникативно-общественной
деятельности людей.
В-третьих, понятие «перевод» относится к результату
переводческой деятельности, ее продукту, а именно к тексту
перевода – речевому произведению, созданному переводчиком22.
Многообразие трактовок понятия «перевод» в современной
теории перевода отражено в «Толковом переводоведческом словаре»
Л. Л. Нелюбина23, где представлено 33 разных определения данного
понятия.

22 Валеева Н. Г. Теория перевода: культурно-когнитивный и


коммуникативно-функциональный аспекты: Монография. – М.: РУДН, 2010. –
С. 18.
23 Нелюбин Лев Львович (1927 – 2014) – советский и российский военный

педагог, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации.


Опубликовал более 250 научных работ по языкознанию и теории перевода.
Автор «Толкового переводоведческого словаря».
27
Основные понятия теории перевода

3. Классификации видов перевода. Виды перевода


классифицируют по различным критериям:
1) по типу и однородности использованных в процессе
коммуникации семиотических систем различают
«межсемиотический перевод» (H2O ‘water’, ‘вода’) и
«внутрисемиотический перевод»;
2) внутрисемиотический перевод в зависимости от количества
языков, задействованных в процессе перевода, может быть
«межъязыковым» (water ‘вода’) и «внутриязыковым» (water ‘a
colourless, transparent, odourless liquid’);
3) по участию человека в процессе перевода межъязыковой
перевод разделяют на «машинный перевод» и «перевод с
участием человека» (этот критерий Р. К. Миньяр-Белоручев24
определяет как «механизм перевода»);
4) в зависимости от жанра текста и его стилевой
принадлежности различают «художественный перевод» и
«информативный перевод», включающий «официально-
деловой», «научно-технический», «газетно-публицистический»,
«военный» и пр. (жанрово-стилистическая классификация);
5) в зависимости от характера речевых действий переводчика
(или условий работы переводчика по классификации
Р. К. Миньяра-Белоручева) перевод делят на «письменный
перевод» и «устный перевод» (психолингвистическая
классификация);
6) в зависимости от времени перевода относительно восприятия
текста оригинала устный перевод представлен двумя
разновидностями – «последовательный» (после завершения
восприятия оригинала) и «синхронный» (параллельно
восприятию оригинала);
7) с точки зрения направления последовательного перевода
различают «односторонний перевод» и «двусторонний перевод».

24 Миньяр-Белоручев Рюрик Константинович (1922 – 2000) –


советский и российский переводчик и преподаватель, внёсший значительный
вклад в теорию и практику перевода, основоположник современной школы
перевода и методики преподавания перевода Военного института иностранных
языков (ВИИЯ; сегодня – факультет иностранных языков в Военном
университете Министерства обороны). Работал переводчиком с французского
языка с первыми лицами Советского Союза и зарубежных государств,
переводил Н. С. Хрущева, Шарля де Голля, Фиделя Кастро. Доктор
педагогических наук, професор.
28
Основные понятия теории перевода

Одновременное использование всех критериев, по мнению


В. В. Сдобникова и О. В. Петровой, дает возможность построить
всеобъемлющую классификацию видов переводческой деятельности.
Данная классификация, не претендуя на полноту описания и
абсолютную логичность построения, тем не менее позволяет более
точно описать виды переводческой деятельности с учетом их
особенностей25.

25 Сдобников В. В., Петрова О. В. Теория перевода: учебник для


переводческих факультетов и факультетов иностранных языков. – Н. Новгород:
Изд-во НГЛУ им. Н. А. Добролюбова, 2001. – С. 101-103.
29
Основные понятия теории перевода

К устному переводу Р. К. Миньяр-Белоручев добавляет еще


перевод с листа.

4. Виды адаптивного транскодирования (АТ). При


описании переводческой деятельности теория перевода учитывает,
что в качестве языкового посредника переводчик может
осуществлять не только перевод, но и различные виды адаптивного
транскодирования.
Адаптивное транскодирование – это вид языкового
посредничества, при котором происходит не только
транскодирование (перенос) информации с одного языка на другой
(что имеет место и при переводе), но и ее преобразование
(адаптация) с целью изложить ее в иной форме, определяемой не
организацией этой информации в оригинале, а особой задачей
межъязыковой коммуникации. Такая задача диктуется ориентацией
языкового посредничества 1) на конкретную группу реципиентов
перевода или 2) на заданную форму преобразования информации,
содержащейся в оригинале. Таким образом, адаптивное
транскодирование, подобно переводу, представляет собой особую
репрезентацию содержания оригинала на ПЯ, но в отличие от
перевода создаваемый текст не предназначен для полноценной
замены оригинала.
Адаптивное транскодирование иноязычного оригинала носит
парапереводческий характер и может быть представлено как
объединение двух последовательных преобразований: перевод и
заданная адаптация текста перевода. Различные виды адаптивного
транскодирования в неодинаковой степени обнаруживают
отдельные черты сходства с переводом. Всех их объединяет с
переводом их коммуникативная вторичность: это всегда та или иная
репрезентация оригинала на другом языке.
К адаптивному транскодированию, ориентированному на
реципиентов перевода, относят:
 сокращенный перевод, т.е. опущение при переводе
отдельных частей оригинала по моральным, политическим или
иным соображениям практического характера;

30
Основные понятия теории перевода

 адаптированный перевод, т.е. частичная экспликация


(упрощение и пояснение) структуры и содержания оригинала в
процессе перевода с целью сделать текст перевода доступным для
восприятия отдельными группами реципиентов, не обладающим
достаточными познаниями и профессиональным или жизненным
опытом, которые требуются для полноценного понимания
оригинала.
Сокращение и адаптация перевода могут быть взаимосвязаны
и осуществляются одновременно при переводе одного и того же
оригинала. В любом случае создаваемый текст именуется
«переводом», хотя факт сокращения или адаптации обычно особо
оговаривается.
Адаптивное транскодирование, ориентированное на заданный
объем и характер информации, осуществляется путем составления
аннотаций, рефератов (abstracts), резюме (précis) и других форм
передачи информации, связанных с отбором и перегруппировкой
сведений, содержащихся в иноязычном тексте. Для каждой из этих
форм задаются примерный объем и правила изложения материала,
облегчающие восприятие переданной информации.
Таким образом, перевод и адаптивное транскодирование
представляют собой два основных вида языкового посредничества,
при которых передача информации, содержащейся в тексте
оригинала, может осуществляться языковым посредником в разной
форме и с разной степенью полноты, в зависимости от цели
межъязыкового общения. Эта цель может определяться как
участниками коммуникации, так и самим языковым посредником.

Вопросы для самоконтроля:

1. Из каких источников теория перевода черпает арсенал


своих базовых понятий и основу для своего терминологического
аппарата?
2. Какие лингвистические термины обозначают ключевые
понятия теории перевода?
3. Какие понятия современная теория перевода заимствовала
из прагматики?

31
Основные понятия теории перевода

4. Какими теоретико-переводческими универсалиями


оперирует теория перевода?
5. Какие терминологические значения имеет термин
«перевод»?
6. Что отражают многочисленные определения понятия
«перевод», существующие в современной теории перевода?
7. Какие характеристики перевода выделяются в
определениях, предложенных О. С. Ахмановой, Л. С. Бархударовым,
И. Р. Гальперины, Г. В. Колшанским, А. В. Федоровым?
8. Как трактует понятие перевода В. Н. Комиссаров?
9. Что входит в понятие перевода на современном этапе
развития переводоведения с учетом особенностей лингвокультурной
коммуникации?
10. По каким критериям классифицируют виды перевода?
11. Какой критерий классификации перевода Р. К. Миньяр-
Белоручев называет «механизмом перевода»?
12. Какой критерий лежит в основе психолингвистической
классификации перевода? Как этот критерий называет
Р. К. Миньяр-Белоручев?
13. Какую возможность дает одновременное использование
всех критериев классификаций перевода по мнению В. В. Сдобникова
и О. В. Петровой?
14. Что понимают под адаптивным транскодированием?
15. Какие выделяются виды адаптивного транскодирования?

32
Проблема переводческой эквивалентности

ПРОБЛЕМА ПЕРЕВОДЧЕСКОЙ ЭКВИВАЛЕНТНОСТИ

Лекция 3
1. Переводимость как предпосылка эквивалентности.
2. Понятие переводческой эквивалентности.
3. Многоуровневые теории эквивалентности.

1. Переводимость как предпосылка эквивалентности.


Эквивалентность, т. е. специфическое отношение между текстами,
позволяющее считать один текст переводом другого, является одной
из важнейших характеристик перевода и представляет собой
центральную проблему переводоведения. Предпосылкой
эквивалентности считают переводимость, под которой понимается
принципиальная возможность перевести текст.
1.1. Концепция непереводимости. Переводимость всегда
вызывала сомнения у тех, кто занимался переводом практически или
теоретически, хотя и по разным причинам.
Сомнения в принципиальной возможности осуществления полно-
ценного перевода начали высказываться уже в эпоху Возрождения,
прежде всего поэтами и в основном применительно к переводу поэзии.
Так, Данте Алигьери26 в своем трактате «Пир» писал: «Пусть
каждый знает, что ничто, заключенное в целях гармонии в
музыкальные основы стиха, не может быть переведено с одного языка на
другой без нарушения всей его гармонии и прелести»27.
Скептическое отношение к переводу подтверждает и следующее
высказывание Сервантеса28: «...Я держусь того мнения, что перевод с
одного языка на другой, если только это не перевод с языка греческого
или латинского, каковые суть цари всех языков, – это все равно, что
фламандский ковер с изнанки; фигуры, правда, видны, но обилие ни-
тей делает их менее явственными, и нет той гладкости и нет тех красок,
которыми мы любуемся на лицевой стороне...»29.

26 Данте Алигьери (Dante Alighieri, 1265 – 1321) – итальянский поэт,


мыслитель, богослов, один из основоположников литературного итальянского
языка, политический деятель. Создатель «Божественной комедии».
27 Цит. по: Федоров А. В. Указ. соч. – С. 36.
28 Мигель де Сервантес Сааведра (Miguel de Cervantes Saavedra, 1547 –

1616) – всемирно известный испанский писатель. Прежде всего известен как


автор одного из величайших произведений мировой литературы – романа
"Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский".
29 Цит. по: Федоров А. В. Указ. соч. – С. 36.

33
Проблема переводческой эквивалентности

С развитием переводческой практики, повышением требований


к переводу, с более полным осознанием трудностей, с которыми
связан перевод текстов, прежде всего художественных, у
переводчиков крепло мнение о невозможности полноценного
перевода, о том, что перевод представляет собой неразрешимую
задачу. Наиболее категорично эту точку зрения высказал Вильгельм
фон Гумбольдт30 в своем письме Августу Шлегелю31, следующий
отрывок из которого стал практически хрестоматийным в
переводоведческой литературе: «Всякий перевод представляется мне
безусловно попыткой разрешить невыполнимую задачу. Ибо
каждый переводчик неизбежно должен разбиться об один из двух
подводных камней, слишком точно придерживаясь либо своего
подлинника за счет вкуса и языка собственного народа, либо
своеобразия собственного народа за счет своего подлинника. Нечто
среднее между тем и другим не только трудно достижимо, но и
просто невозможно».
Концепцию непереводимости поддерживал и сторонник
взглядов В. фон Гумбольдта, известный отечественный языковед
XIX века А. А. Потебня32, отмечая: «Крайне наивно думать, что
хороший переводчик имеет способность выскакивать из своей
народной шкуры и входит в инородную мысль»33.
Позже точка зрения В. фон Гумбольдта на переводимость
получила развитие в неогумбольдтианской философии, в частности,

30 Гумбольдт Вильгельм фон (Wilhelm von Humboldt, 1767 – 1835) —


немецкий филолог, философ, языковед, государственный деятель, дипломат.
Один из основоположников лингвистики как науки. Развил учение о языке как
непрерывном творческом процессе и о «внутренней форме языка» как
выражения индивидуального миросозерцания народа.
31 Шлегель Август Вильгельм (August Wilhelm von Schlegel, 1767 – 1845)

– крупнейший теоретик немецкого романтизма, литературный критик, историк


литературы, поэт-переводчик. Считал, что поэтические произведения должны
переводиться также стихами, по возможности размером подлинника. Перевел
на немецкий язык трагедию У. Шекспира «Ромео и Джульетта», отрывки из
произведений Данте, Петрарки, Боккаччо, Тассо, Сервантеса и др.
32 Потебня Александр Афанасьевич (1835 – 1891) – российский и

украинский филолог-славист, языковед, литературовед, философ. Член-


корреспондент Императорской Санкт-Петербургской академии наук, один из
первых крупнейших отечественных теоретиков лингвистики, глава харьковской
лингвистической школы. Его имя носит Институт языкознания НАН Украины.
33 Потебня А.А. Эстетика и поэтика [Текст] / А. А. Потебня. – М.:

«Искусство», 1976. – С. 168.


34
Проблема переводческой эквивалентности

в концепции Эдварда Сепира34 и Бенджамина Уорфа35. Согласно


данной концепции, особенности каждого языка влияют на
особенности мышления людей, пользующихся данным языком, а в
результате этого содержание мысли, выраженной на одном языке, в
принципе не может быть передано средствами другого языка.
Рассматривая подобным образом вопрос о соотношении языка и
мышления, американские лингвисты логично приходят к выводу о
невозможности перевода.
Другой представитель неогумбольдтианского направления в
языкознании, виднейший немецкий языковед Лео Вайсгербер36,
утверждал, что каждый язык содержит уникальную «картину мира»,
определяющую мировосприятие говорящих на этом языке.
Обобщение данных воззрений на возможность перевода в одну
концепцию и представляет собой концепцию непереводимости,
которая никогда не была доминирующей в исследованиях перевода,
поскольку противоречила самой практике перевода.
1.2. Концепция абсолютной (полной) переводимости.
Данная концепция была сформулирована в противоположность
упомянутым теориям, абсолютизирующим роль языка в процессе
познания, философами эпохи Просвещения (Декартом37,
Лейбницем38, Вольфом39), которые манифестировали принцип

34 Сепир Эдвард (Edward Sapir, 1884 – 1939) – американский лингвист и


антрополог, изучал проблемы формирования и функционирования индейских
языков и диалектов, их влияние на общий характер индейской культуры.
35 Уорф Бенджамин Ли (Benjamin Lee Whorf, 1897 – 1941) –
американский лингвист, специалист по языкам американских индейцев.
Последователь Э. Сепира. Автор так называемой гипотезы «лингвистической
относительности», известной также как «гипотеза Сепира – Уорфа».
36 Вайсгербер Йохан Лео (Johann Leo Weisgerber, 1899 – 1985) –

немецкий языковед и педагог, специалист по немецкому языку, кельтологии и


общему языкознанию.
37 Декарт Рене (René Descartes, 1596 – 1650) – французский философ,

математик, физик, физиолог, один из родоначальников новоевропейский


философии и экспериментально-математического естествознания, выступивший
с требованием пересмотра всей предшествующей традиции.
38 Лейбниц Готфрид Вильгельм (Gottfried Wilhelm von Leibniz, 1646 –

1716) – немецкий философ, логик, математик, механик, физик, юрист, историк,


дипломат, изобретатель и языковед.
39 Вольф Христиан (Christian Freiherr von Wolff,1679 – 1754) – немецкий

мыслитель, философ, математик и физик основатель первой философской


школы в Германии, последователь и популяризатор идей Лейбница.
35
Проблема переводческой эквивалентности

абсолютной (полной) переводимости, утверждая, что все языки


есть лишь вариации некоего общего lingua universalis и для
перевода важна лишь общность понятий.
Основанием этой концепции является тот очевидный факт, что
для всех народов реальная действительность в принципе едина и,
следовательно, более или менее полно отражается во всех языках.
Каждый народ выделяет в действительности примерно одинаковые,
а иногда, и абсолютно одинаковые явления, отображаемые в каждом
языке. А значит, всякое описание действительности на одном языке
может быть перевыражено средствами другого языка благодаря
наличию в этих языках одинаковых понятийных категорий.
Считается, что благодаря такой понятийной общности в каждом
языке можно найти единицы, выражающие одни и те же понятия.
Принцип lingua universalis нашел свое продолжение и
развитие в теории универсалий Н. Хомского40 и в опоре на
денотативную функцию языка. Все взгляды такого рода
представляют другую крайность: чрезмерное обобщение приводит к
недооценке роли языка в процессе познания.
1.3. Концепция относительной (ограниченной, неполной)
переводимости. Эта концепция, прежде всего, связана с
представлением о том, что переводимость на каждом данном
историческом отрезке имеет относительный характер. Например,
такое сложное экономическое произведение, как «Капитал» Карла
Маркса, можно перевести с немецкого языка на любой европейский
язык, но вряд ли возможно – на язык какого-нибудь туземного
племени. Невозможность такого перевода объясняется
недостаточным общественно-политическим, экономическим (в том
числе и с точки зрения развития науки и техники) и
социокультурным развитием этого племени, и как следствие,
отсутствием необходимых понятий и обозначающих эти понятия
слов в языке племени.

40Хомский (Чомски) Аврам Ноам (Noam Chomsky, р. 1928) –


американский лингвист, политический публицист, философ и теоретик.
Профессор лингвистики Массачусетского технологического института, автор
классификации формальных языков (иерархия Хомского), создатель теории
генеративной лингвистики (порождающей грамматики), которая ставит целью
разработать теорию языка по образцу естественных наук.
36
Проблема переводческой эквивалентности

Таким образом, в каждый момент человеческой истории


переводимость ограничена, но эти ограничения переводимости
исторически преходящи. Подобно тому, как человечество движется
от менее полного познания мира к более полному познанию,
осуществляется и продвижение от неполной переводимости к все
более полной переводимости.
Достижению с течением времени более полной переводимости
способствуют, во-первых, само развитие народов в широком смысле,
влекущее за собой развитие национальных языков, их
(взаимо)обогащение и (взаимо)развитие; во-вторых, увеличение
числа межэтнических контактов.
Увеличение контактов между народами способствует более
глубокому познанию народами друг друга, что, в свою очередь,
приводит к выравниванию национальных менталитетов, к восприятию
народами тех понятий, которые существуют у других этносов.
Показательно в этом отношении высказывание известного
французского лингвиста и переводоведа Жоржа Мунэна41:
«Переводить с русского на французский в 1960 году – совсем не то,
что переводить с русского на французский в 1760 (или даже в 1860)
году, когда не было еще и первого французско-русского словаря
(1786), когда контакты были редки. Начиная с XVIII века каждый
новый перевод с русского, каждое путешествие, каждый рассказ о
путешествии приносят новую ситуацию, общую для русского и
французского, каждый новый контакт помогает осветить
последующие, пока, наконец, не достигает апогея популярность
Тургенева, Толстого, Достоевского во Франции, когда контакты
охватывают уже миллионы французских читателей, а тем самым
всякий раз уменьшается степень расхождения и между необщими
ситуациями (как языковыми, так и внеязыковыми)»42
Ж. Мунэн формулирует динамическое или, как он сам его
называет, диалектическое понимание переводимости, которая
«отнюдь не является чем-то раз и навсегда данным и

41 Мунэн Жорж (Georges Mounin, наст. Луи Лебушер, Louis Leboucher,


1910 – 1993) – французский ученый-лингвист, специалист по проблемам
лингвистической семантики и перевода, в своих трудах рассматривает широкий
круг вопросов, раскрывающих связь языкознания с теорией перевода.
42 Цит. по: Сдобников В.В., Петрова О.В. Указ. соч. – С. 82-83.

37
Проблема переводческой эквивалентности

установленным, всегда находится в движении – вместе с развитием


внеязыковой действительности, самих языков и контактов между
ними». По утверждению Ж. Мунэна, теория не должная
«капитулировать перед этим фактом», так как область
«переводимого» постоянно расширяется43.
Швейцарский лингвист Вернер Коллер44 объясняет
относительную эквивалентность перевода следующим образом:
«Взаимообусловленная связь: язык (отдельно взятый язык) –
мышление – восприятие действительности представляется
динамичной и постоянно меняющейся. Границы, которые
устанавливают для познания языка и интерпретации
действительности, оформленные с помощью языка, сразу находят
свое отражение в процессе познания, они изменяются и
расширяются; эти изменения, в свою очередь, отпечатываются в
языке (языковом употреблении): языки и, соответственно, носители
языков обладают креативностью (креативность языка). Эта
креативность выражается, среди прочего, и в методах перевода, с
помощью которых заполняются пробелы в лексической системе ПЯ.
Следовательно, переводимость не только относительна, но и всегда
прогрессивна: переводя, мы одновременно повышаем переводимость
языков» (перевод И. С. Алексеевой)45.
Концепция относительной переводимости опирается также на
утверждение о том, что переводимость имеет неполный характер,
поскольку в процессе коммуникации информация передается лишь
частично. Даже понимание специалистов, обсуждающих вопрос,
который относится к их специальности, составляет около 80%. Как
отмечает Юджин Найда46, «потеря информации является частью

43 Цит. по: Федоров А.В. Указ. соч. – С. 161.


44 Коллер Вернер (Werner Koller, р. 1942) – швейцарский лингвист,
почетный профессор Бергенского университета (Норвегия). Его работы
посвящены типологизации и уточнению понятия эквивалентности в контексте
перевода.
45 Цит. по: Алексеева И.С. Введение в переводоведение [Текст]: учебное

пособие / И. С. Алексеева. – СПб.: Филологический факультет СПбГУ; М.:


Издательский центр «Академия, 2004. – С. 134.
46 Найда Юджин (Eugene Albert Nida, 1914 ‒ 2011) ‒ теоретик перевода,

богослов, лингвист, переводчик Библии, писатель. Автор концепции


динамической эквивалентности и трансформационной модели перевода. Автор
руководств для переводчиков библейских книг, составленных на основе
новейших достижений лингвистики, филологии и истории.
38
Проблема переводческой эквивалентности

любого процесса коммуникации и, таким образом, потери некоторой


части информации при переводе не должны удивлять и не должны
служить основанием для сомнений в возможности перевода»47.
Ограничения, препятствующие полной переводимости, бывают
двух типов:
1) чисто лингвистические ограничения;
2) ограничения, выходящие за пределы лингвистики и
определяемые различиями между двумя культурами.
Исследователи проблемы переводимости выделяют ряд
лингвистических факторов, препятствующих полной переводимости:
 неодинаковая категоризация действительности разными
языками (различия в языковой картине мира);
 существование этнографических лакун – лексических
единиц, обозначающих реалии носителей ИЯ и не имеющих
соответствий в ПЯ (культурные различия, отраженные в языке);
 использование специфических средств, имеющих в разных
языках разный потенциал для создания различных стилистических
эффектов: стилистически маркированной лексика (диалектизмы,
архаизмы, варваризмы и т.д.), стилистические приемы и
экспрессивные средства.
Принципиальная возможность перевода не опровергается
наличием отдельных трудностей, препятствующих межъязыковой
коммуникации, и неизбежностью отдельных потерь. Переводимость
имеет под собой прочную основу – общность логического строя
мысли, общечеловеческий характер логических форм, наличие
семантических универсалий, общность познавательных интересов.
2. Понятие переводческой эквивалентности. В современной
теории перевода термин «эквивалентность» обозначает соответствие
текста перевода тексту оригинала. Понятие переводческой
эквивалентности включает:
1) представление о результате перевода, максимально близком
к оригиналу;
2) представление о средствах достижения этого результата.
В истории перевода складывались различные концепции
эквивалентности. Часть из них актуальна и в наши дни.

47 Цит. по: Сдобников В.В., Петрова О.В. Указ. соч. – С. 83.


39
Проблема переводческой эквивалентности

Современный научный взгляд на эквивалентность избавился от


прежнего представления о том, что можно добиться такого перевода,
который будет точной копией оригинала. С течением времени
выяснилось, что ни стопроцентная передача информации, ни
стопроцентное воспроизведение единства текста через перевод
невозможны. И это не означает, что перевод невозможен вообще, а
только то, что перевод не есть абсолютное тождество с оригиналом.
Таким образом, переводческая эквивалентность предусматри-
вает достижение максимального подобия. Теория эквивалентности –
это теория возможного, исходя из максимальной компетентности
переводчика.
Понятие эквивалентности внутренне присуще понятию
перевода и, как правило, включается в само определение перевода.
Так, английский переводовед Джон Кэтфорд48 определяет перевод
как «замену текстового материала на одном языке (ИЯ)
эквивалентным текстовым материалом на другом языке (ПЯ)».
Аналогичным образом, Юджин Найда утверждает, что перевод
заключается в создании на языке перевода «ближайшего
естественного эквивалента» оригиналу49.
Первые научные представления об эквивалентности содержит
теория закономерных соответствий Я. И. Рецкера50, который
выделяет:
 эквивалентные соответствия, или постоянные
эквиваленты, т.е. речевые единицы двух языков, которые
независимо от контекста всегда обозначают одно и то же, например:
Организация Объединенных Наций – United Nations Organization,
заседание при закрытых дверях – meeting in camera; Черное море –
Black Sea и т. п.;
48 Кэтфорд Джон (Catford John, 1917 – 2009) – шотландский лингвист и
всемирно известный специалист по фонетике. Преподавал английский язык за
рубежом (в Греции, Палестине и Египте) до, во время и после Второй Мировой
войны. Кэтфорд является основателем школы прикладной лингвистики в
Университете Эдинбурга.
49 Цит. по: Велединская С.Б. Курс общей теории перевода [Текст]: учебное

пособие / С. Б. Велединская. – Томск: Изд-во Томского политехнического


университета, 2010. – С. 120.
50 Рецкер Яков Иосифович (1897 ‒ 1984) ‒ советский лингвист,

переводчик и лексикограф, кандидат филологических наук, классик науки о


переводе, автор ряда учебников и учебных пособий по переводу, составитель
фразеологических словарей.
40
Проблема переводческой эквивалентности

 вариантные и контекстуальные соответствия, т.е.


такие соответствия речевых единиц в двух языках, которые
определяются контекстом, ситуацией: так, английское
прилагательное academic в зависимости от контекста может иметь
несколько соответствий: academic year – учебный год, academic
question – теоретический вопрос, academic institute –академический
институт, academic circles – научное сообщество.
В теории Я. И. Рецкера разграничение данных соответствий
продиктовано не столько переводческими, сколько
лексикографическими соображениям. При этом понятие
эквивалентности распространяется только на отношения между
единицами текста, но не на межтекстовые отношения.
Л. К. Латышев51, учитывая межтекстовые отношения,
различает мелкомасштабную и крупномасштабную
эквивалентность, говоря о том, что характерная черта перевода –
часто возникающее несоответствие между эквивалентностью
отдельных отрезков исходного текста и переводного текста и
эквивалентностью этих тестов в целом. Дело здесь в том, что в
конечном итоге переводческая эквивалентность должна быть
установлена на уровне двух текстов, и крупномасштабная
эквивалентность допускает принесение в жертву эквивалентности
мелкомасштабной. В качестве иллюстрации переводовед приводит
рассказ переводчика и редактора художественной литературы
Р. Райт-Ковалевой52 о том, как переводилась первая книга трилогии
американского писателя Уильяма Фолкнера о Сноупсах
«Деревушка»:
«В этом романе, – пишет Р. Райт-Ковалева, – впервые
появляется героиня всей трилогии Юла Уорнер. Она еще ребенок,
рано созревшая девочка, ленивая, пассивная, медлительная.
51 Латышев Лев Константинович ‒ германист, переводчик и
преподаватель перевода, доктор филологических наук, профессор, почетный
работник высшего профессионального образования РФ, почетный профессор
Шанхайского университета иностранных языков. Основная область научных
интересов ‒ общая и частная теория перевода.
52 Райт-Ковалева Рита Яковлевна (1898 – 1988) – советская
писательница и переводчица. В ее переводе в СССР впервые появились русские
версии многих произведений Генриха Бёлля, Франца Кафки, Джерома
Сэлинджера, Уильяма Фолкнера, Курта Воннегута, Натали Саррот, Анны
Франк, Эдгара По. Переводила на немецкий язык Владимира Маяковского.
41
Проблема переводческой эквивалентности

Переводчики романа сначала упустили, что в этой девочке уже


дремлет будущая «Елена Прекрасная» – неотразимое воплощение
«вечной женственности», почти языческое божество. Из-за этой
забывчивости лексика была взята более «сниженная» и образ
будущей Елены упрощен и огрублен. ...Мы обсудили всю линию
Юлы, так сказать, сделали ее портрет во всех деталях, и сразу
появилась другая интонация, другой ряд слов: губы стали не
«толстые», а «пухлые», походка не «ленивая», а «с ленцой» и кожа не
«бесцветная», а «матовая». Никаких «вольностей» мы себе не
позволили: но по-английски husky voice могут относиться и к
пьяному матросу (тогда это «хриплый голос»), и к неземной
красавице – тогда голос может стать, смотря по контексту, грудным
или сдавленным, глухим, придушенным и даже невнятным. И
оттого, что талантливые переводчики, прислушавшись к советам
редактора, увидели эту неулыбчивую, медлительную и спокойную
красавицу именно так, как видел ее Фолкнер, отбор слов пошел по
другому руслу, и Юла посмотрела на мир «волооким» взором, а не
коровьими глазами»53.
Таким образом, мелкомасштабная эквивалентность существует
на уровне слова, словосочетания, предложения и сверхфразового
единства, а эквивалентность крупномасштабная – на уровне всего
текста, и, если идти еще дальше, на уровне сверхтекста.
Эквивалентность – это понятие комплексное; для ее описания
исследователи применяют целую палитру параметров, создавая
многоуровневые теории эквивалентности.

3. Многоуровневые теории эквивалентности.


3.1. В. Г. Гак54 разграничивает уровни эквивалентности,
опираясь на представление о том, что общность эквивалентов,
которыми пользуется переводчик, может заключаться либо в
подобии языковых форм, либо в общности значений при

53 Цит. по: Латышев Л.К. Перевод: проблемы теории, практики и методики


преподавания [Текст] / Л. К. Латышев. – М.: Просвещение, 1988. – С. 130.
54 Гак Владимир Григорьевич (1924 – 2004) – советский и российский

лингвист, доктор филологических наук, профессор Московского педагогического


государственного университета. Был членом Парижского лингвистического
общества. Автор теоретических работ по грамматике, лексикологии, семантике,
орфографии и лексикографии французского языка. Широко известен его
учебник «Теория и практика перевода (французский язык)».
42
Проблема переводческой эквивалентности

формальном расхождении языковых средств, либо в общности


описываемой ситуации. Соответственно выделяются три уровня
эквивалентности:
 формальная эквивалентность, при которой общие
значения в двух языках выражаются аналогичными языковыми
формами: La délégation française arrive aujourd’hui à Moscou.
‘Французская делегация прибывает сегодня в Москву’.;
 смысловая эквивалентность, при которой одни и те же
значения выражаются в двух языках различными способами: La
délégation a quitté Moscou par avion à destination de Paris. ‘Делегация
вылетела из Москвы в Париж’ (букв. ‘Делегация покинула Москву
самолетом по направлению в Париж’);
 ситуативная эквивалентность, при которой различные
языковые формы и выражаемые ими различные элементарные
значения описывают одну и ту же ситуацию: La délégation française
regagne Paris. ‘Французская делегация вылетела на родину’ (букв.
‘Французская делегация вернулась в Париж’).
3.2. В. Коллер классифицирует эквивалентность исходя из
факторов, задающих определенные условия ее достижения. Вид
эквивалентности уточняется путем указания на те конкретные
свойства оригинала, которые должны или могут быть сохранены в
переводе. В. Коллер выделяет:
 денотативную эквивалентность, ориентированную на
внеязыковое понятийное содержание, передаваемое с помощью
текста (сохранение предметного содержания текста);
 коннотативную эквивалентность, ориентированную на
передаваемые текстом коннотации, обусловленные
стилистическими, социолектными, географическими факторами
(передача эмоциональных, оценочных и др. коннотаций текста
путем целенаправленного выбора синонимических языковых
средств);
 текстонормативную эквивалентность, ориентированную
на текстовые и языковые нормы55 (сохранение жанровых
характеристик текста, соблюдение речевых и языковых норм);

55И.С. Алексеева предлагает обозначить этот вид эквивалентности как


нормативно-конвенциональную эквивалентность.
43
Проблема переводческой эквивалентности

 прагматическую эквивалентность, ориентированную на


Реципиента (адресата, читателя), на которого должен быть
«настроен» перевод (сохранение воздействующей силы оригинала,
ориентация на эквивалентный коммуникативный эффект,
эквивалентную реакцию со стороны реципиента);
 формально-эстетическую эквивалентность, ориентиро-
ванную на определенные эстетические, формальные и индивиду-
альные свойства текста (передача художественно-эстетических,
стилистических, индивидуально-авторских признаков оригинала).
В теории В. Коллера виды эквивалентности признаются
потенциально равноценными, как бы лежат в одной плоскости, т.е.
система является одномерной. Иерархия требований формируется
самим переводчиком в каждом акте перевода, исходя из анализа
конкретных особенностей текста, его целевых установок, жанровой
принадлежности и т.д. Однако требование, предусматривающее
передачу коммуникативного эффекта текста, остается главным.
Факторы, описанные В. Коллером, находят то или иное отражение в
разнообразных концепциях эквивалентности.
3.3. В. Н. Комиссаров исходит из степени сохранения в
переводе содержания оригинала, включающего функционально-
ситуативные аспекты (цель коммуникации, внеязыковая ситуация,
способ описания ситуации) и семантические аспекты
(синтаксические значения, семантика слов).
В соответствии с данной теорией выделяется пять уровней
эквивалентности, каждому из которых соответствует свой тип
эквивалентности. Если у В. Коллера все виды эквивалентности
создают одномерную систему, т. е. выстраиваются в одной плоскости,
то у В. Н. Комиссарова они образуют иерархическую структуру:
Первый тип – эквивалентность на уровне цели
коммуникации
Для отношений между оригиналами и переводами этого типа
характерно:
 несопоставимость лексического состава и синтаксической
организации;
 невозможность связать лексику и структуру оригинала и
перевода отношениями семантического перефразирования или
синтаксической трансформации;
44
Проблема переводческой эквивалентности

 отсутствие реальных или прямых логических связей между


сообщениями в оригинале и переводе, которые позволили бы
утверждать, что в обоих случаях «сообщается об одном и том же»;
 наименьшая общность содержания оригинала и перевода по
сравнению со всеми иными переводами, признаваемыми
эквивалентными.
Например, That’s a pretty thing to say! ‘Постыдился бы!’
Цель коммуникации здесь заключается в выражении эмоций
говорящего, который возмущен предыдущим высказыванием
собеседника. В переводе использована одна из стереотипных фраз,
служащих для выражения возмущения в русском языке. При этом
составляющие ее языковые средства не соответствуют единицам
оригинала и даже сама ситуация описана по-другому: в оригинале
дается оценка тому, что человек сказал, а в переводе даются
рекомендации в отношении поведения человека, сказавшего это.
Второй тип – эквивалентность на уровне описания
внеязыковой ситуации
Отношения между оригиналами и переводами этого типа
эквивалентности характеризуются:
 несопоставимостью лексического состава и синтаксической
организации;
 невозможностью связать лексику и структуру оригинала и
перевода отношениями семантического перефразирования или
синтаксической трансформации;
 сохранением в переводе цели коммуникации;
 сохранением в переводе указания на ту же самую ситуацию,
что доказывается существованием между разноязычными
сообщениями прямой реальной или логической связи, позволяющей
утверждать, что в обоих случаях «сообщается об одном и том же».
Например, He answered the telephone. ‘Он снял трубку’.
В этом случае несопоставимые языковые средства оригинала и
перевода фактически описывают один и тот же поступок, указывают
на одинаковую реальность, поскольку один из вариантов
современного разговора по телефону предполагает снятие трубки
(разговор по стационарному телефону).

45
Проблема переводческой эквивалентности

Третий тип – эквивалентность на уровне способа описания


ситуации
Сопоставление оригиналов и переводов этого типа
обнаруживает следующие особенности:
 отсутствие параллелизма лексического состава и
синтаксической структуры;
 невозможность связать структуры оригинала и перевода
отношениями синтаксической трансформации;
 сохранение в переводе цели коммуникации и
идентификации той же ситуации, что и в оригинале;
 сохранение в переводе общих понятий, с помощью которых
осуществляется описание ситуации в оригинале, т.е. сохранение той
части содержания исходного текста, которая называется «способом
описания ситуации».
Последнее положение доказывается возможностью
семантического перефразирования сообщения оригинала в
сообщение перевода, выявляющего общность основных сем.
Например, Scrubbing makes me bad-tempered. ‘От мытья полов у
меня настроение портится’.
При таком переводе сохраняется цель коммуникации, описы-
вается та же ситуация и сохраняются общие понятия, с помощью ко-
торых эта ситуация обозначена в оригинале, хотя ни синтаксическая
структура, ни использованные в переводе слова не воспроизводят
синтаксической структуры и значений слов оригинала. Перевод
представляет собой семантическое перефразирование оригинала с
сохранением основных сем в произвольной последовательности.
Первые три типа эквивалентности отражают сохранение в
переводе функционально-ситуативных аспектов содержания
оригинала. Следующие два типа эквивалентности связаны с его
семантическими аспектами.
Четвертый тип – эквивалентность на уровне значения
синтаксических структур
Отношения между оригиналами и переводами четвертого типа
эквивалентности имеют следующие характерные особенности:
 значительным, хотя и неполным параллелизмом
лексического состава – для большинства слов оригинала можно
отыскать соответствующие слова в переводе с близким содержанием;
46
Проблема переводческой эквивалентности

 использованием в переводе синтаксических структур,


аналогичных структурам оригинала или связанных с ними
отношениями синтаксического варьирования, что обеспечивает
максимально возможную передачу в переводе значения
синтаксических структур оригинала;
 сохранением в переводе всех трех частей содержания
оригинала, характеризующих предыдущий тип эквивалентности:
цели коммуникации, указания на ситуацию и способ ее описания.
Например, I told him what I thought of her. ‘Я сказал ему свое
мнение о ней’.
В данном случае сохраняются значения, заключенные в связях
между языковыми единицами (значение прямого дополнения
передается синонимической структурой), однако эквивалентности на
уровне слов нет: what I thought of her – ‘свое мнение о ней’.
Пятый тип – эквивалентность на уровне семантики слов
Для отношений между оригиналами и переводами этого типа
характерны следующие отличительные черты:
 высокая степень параллелизма в структурной организации
текста;
 максимальная соотнесенность лексического состава: в
переводе можно указать соответствия всем знаменательным словам
оригинала;
 сохранение в переводе всех основных частей содержания
оригинала.
Например, The house was sold for fifty thousand dollars. ‘Дом
был продан за 50 тысяч долларов’.
В этом типе эквивалентности достигается максимальная
степень близости содержания оригинала и перевода, которая может
существовать между текстами на разных языках.
Таким образом, при каждом последующем типе
эквивалентности передается тот же тип информации, что и в
предыдущем, плюс некоторая дополнительная информация,
сохранение которой отличает данный тип эквивалентности от
предыдущего типа.

47
Проблема переводческой эквивалентности

3.4. Известный немецкий переводовед Герт Егер56 в своей


теории вводит понятие коммуникативной эквивалентности. Он
приходит к этому понятию через понятие коммуникативной
значимости, которая и составляет основу этого типа
эквивалентности.
Коммуникативная значимость текста оказывается его
свойством вызывать определенный коммуникативный эффект. Она
возникает из функций языковых знаков, которые связаны с
семантическим, синтаксическим и прагматическим уровнями
отношений. Эти отношения в нормальной речевой коммуникации
находятся в определенных иерархических связях: семантический
уровень подчиняет себе синтаксический, и оба они подчинены
прагматическому уровню. Внутри семантического значения
различаются сигнификативное и денотативное. Таким образом,
модель переводческой эквивалентности, предложенная Г. Егером,
отражает иерархию отношений знаков и выстраивается в
следующих четырех уровнях:
 прагматический (для чего говорить);
 семантический 1 (денотативный) (о чем сказать);
 семантический 2 (сигнификативный) (как сказать);
 синтаксический (как расположить элементы высказывания
относительно друг друга).
Полная эквивалентность, или собственно эквивалентность,
между текстом оригинала и текстом перевода достигается тогда,
когда на всех четырех уровнях значения ИТ инвариантны
значениям ПТ.
Таким образом, уровни эквивалентности образуют
иерархическую структуру, в которой прагматический уровень
(уровень цели коммуникации у В. Н. Комиссарова) занимает высшее
место. Он составляет то необходимое коммуникативное ядро, без
которого эквивалентность не может быть достигнута. Прагматическое
значение составляет некий минимум инвариантности, по достижении
которого уже оказывается возможным говорить о переводе.

56 Егер Герт (Gert Jäger, р. 1935) – немецкий лингвист, специалист по


переводу, чешскому и польскому языкам. Преподавал перевод, теоретическую и
прикладную лингвистику в Лейпцигском университете. Представитель
Лейпцигской школы перевода (вместе с Отто Каде и Альбрехтом Нойбертом).
48
Проблема переводческой эквивалентности

Данная концепция, и особенно идея о доминирующей функции


прагматических отношений, подчиняющей себе все другие типы,
поддерживается многими исследователями.
З. Д. Львовская57 описывает роль и значение прагматического
уровня эквивалентности следующим образом: «Прагматический
уровень, охватывающий такие жизненно важные для коммуникации
факторы, как коммуникативная интенция, коммуникативный
эффект, установку на адресата, управляет другими уровнями.
Прагматическая эквивалентность является неотъемлемой частью
эквивалентности вообще и наслаивается на все другие уровни и
виды эквивалентности», независимо от того, образуют ли уровни и
виды эквивалентности иерархическую систему или рассматриваются
в рамках одномерной системы. «Любой выбор переводчика, какими
бы радикальными ни были несовпадения между семантическим
содержанием ИТ и ПТ, всегда преследует достижение максимально
возможного сходства / коммуникативной эквивалентности между
концептуальными программами двух текстов…»58
Более подробно вопрос о роли прагматики в переводе, а также
прагматических отношениях и изменениях рассмотрен в разделе
«Прагматические аспекты перевода».

Лекция 4
1. Исторические концепции переводческой эквивалентности.
2. Универсальные модели переводческой эквивалентности.

1. Исторические концепции переводческой эквивалентно-


сти. Концепции эквивалентности менялись в процессе историче-
ского развития, с изменением самосознания человека и объема осво-
ения человеком действительности.

57 Львовская Зинаида Давыдовна (1930 – 2007) – известный филолог,


специалист в области переводоведения и испанистики, профессиональный
переводчик-синхронист. Ее перу принадлежит немало письменных переводов
испанских художественных и общественно-политических текстов. Последние
годы жизни жила в Испании, профессор университета в Лас-Пальмасе.
58 Львовская З. Д. Современные проблемы перевода: пер. с исп. – М.: Изд-

во ЛКИ, 2008. – С. 196.


49
Проблема переводческой эквивалентности

1.1. Одной из самых древних концепций эквивалентности


является концепция формального соответствия (пословного
перевода).
Данная концепция возникла как основа для передачи
письменного текста. Для ее понимания важно представить себе,
какую роль во время ее возникновения для людей играл текст. В то
время у людей появляется новая вера – христианство, и вместе с ним
– священный текст как одно из воплощений этой веры – Библия. И
не только священный текст входит в жизнь людей, но и
письменность вообще, которая фактически возникает у европейских
народов как инструмент письменного перевода Библии.
Благоговейное отношение к тексту подлинника способствует
возникновению представления об иконическом характере каждого
его знака, который необходимо бережно сохранить в тексте перевода.
Естественным следствием представления об иконическом
характере языкового знака и становится концепция пословного
перевода, или формального соответствия, согласно которой основной
и единственной единицей перевода является слово.
В соответствии с концепцией формального соответствия из
письменного исходного текста в текст перевода линейно, слово за
словом, передаются в максимальном объеме все компоненты
содержания и формы (т.е. в перевод вместе со смыслом слова
переносятся и структурные компоненты, оформляющие его в тексте).
В результате текст перевода оказывается перегруженным
информацией.
Концепция формального соответствия как традиционный
метод перевода религиозных книг с некоторыми поправками дошла
до наших дней. Характерна она для переводческих позиций русского
поэта второй половины XIX в. Афанасия Фета, благоговевшего перед
подлинником и предлагавшего копировать «все прелести формы».
Элементы данной концепции отражаются в переводческих
принципах издательства «ACADEMIA», возникшего в 20-е годы XX
в. и разгромленного в 30-е за «академический формализм»59. Они

59 Книжное издательство «ACADEMIA» известно качественными


изданиями и иллюстрациями классической литературы. С издательством
сотрудничали многие известные переводчики. Ими были выработаны два
критерия верности перевода: эквивалентность, т.е. точность в передаче
50
Проблема переводческой эквивалентности

связаны с начальной стадией подготовки текста оригинала к


переводу, которая заключалась в детальном научно-филологическом
анализе подлинника со стороны его формы, содержания,
исторических особенностей языка и стиля, жанровой специфики,
национального своеобразия. В принципах перевода советских
переводчиков 1930-1950-х гг., формальный принцип превратился в
догму, носил отчасти принудительный характер. Элементы
концепции формального соответствия использовались в методике
обучения иностранному языку, в которой русский эквивалент
иностранной фразе предлагалось подобрать после ее пословного
перевода и копирования структуры. В настоящее время пословный
перевод широко применяется при анализе иноязычного текста,
являясь продуктивной методикой современных филологических
исследований.
1.2. Концепция нормативно-содержательного соответ-
ствия. С древнейших времен к переводу формируется и другой
подход. Он связан с теми текстами, которые человек использует
повседневно и где языковой код реализует свою основную функцию
– функцию передачи информации. Эта концепция эквивалентности
имеет два основных принципа:
1) максимально полная передача содержания;
2) соблюдение норм языка перевода.
Окончательно эта концепция оформляется тогда, когда у
людей возникает потребность в другом переводе Библии, когда
священный трепет перед подлинником соединяется с желанием
понять смысл Слова, заключенного в нем. У людей возникает
желание самостоятельно, без посредников, познать Бога через
Священное Писание, и концепция формального соответствия,
переставшая удовлетворять людей, отступает на второй план, и
поразительно быстро распространяется концепция нормативно-
содержательного соответствия. Наиболее определенно ее суть

лексического и семантического содержания подлинника и эквилинеарность, т.е.


полнота передачи характера синтаксических структур. Именно эти принципы
послужили поводом для издевательской критики и уничтожения издательства.
Это было связано с политикой государства, которое в 30-е гг. уничтожает
издательские альтернативы и всю издательскую деятельность сосредоточивает
под эгидой «Гослитиздата».
51
Проблема переводческой эквивалентности

выразил Мартин Лютер в ХVI веке: он призвал переводить тем


языком, на котором люди говорят вокруг него, и предложил свой
вариант перевода Библии, который из-за разговорного грубоватого
оттенка поначалу шокировал. Однако сам принцип был
молниеносно воспринят в Европе и породил новые переводы Библии
на национальные языки.
Исключение составлял регион православного мира, где
изменения отношения к тексту также намечались, но проходили
постепенно. Отчасти они отразились в переводах школы Максима
Грека60. В целом же для России характерно резкое разграничение
принципов церковного и светского перевода. Светский перевод,
начиная с петровского времени, при переводе нехудожественных
текстов в основном опирается на принципы концепции нормативно-
содержательного соответствия. Вскоре стало очевидно, что эта
концепция не годится для перевода художественных текстов, где
язык перевода должен использовать ресурсы вне нормы, а не только
норму языка.
Окончательно место этой концепции определяется с
утверждением в европейских языках литературной нормы и
формированием языков науки и подобных текстов, где
коммуникативное задание сводится к передаче когнитивной
информации. В начале XX века литературная норма является столь
авторитетной, что и художественные тексты переводят методом
«приведения к норме». С этой концепцией связана и идея так
называемого информационного перевода поэзии, популярного в

60 Максим Грек (1470 – 1556), ученый монах, прибыл в Москву из Греции,


с Афона, в 1518 г. по приглашению Василия III и стал крупнейшим деятелем
книжного просвещения Руси. С его именем связано утверждение
грамматической концепции перевода. В основанной им в Москве школе
перевода культивировалось тщательное, всестороннее изучение подлинника.
Он считал, что переводчик должен обладать высокой образованностью,
досконально знать грамматику и риторику, уметь анализировать подлинник и,
следуя пословному принципу, учитывать при выборе слова в некоторых случаях
конкретный контекст и общий стиль произведения. В школе Максима Грека
практиковался письменный и устно-письменный перевод (Максим устно
переводил с греческого письменного оригинала на латынь, а его помощники
переводили этот вариант «с голоса» на церковно-славянский, диктуя
окончательный вариант писцам; этот окончательный вариант тут же
подвергался обсуждению и правке).
52
Проблема переводческой эквивалентности

первой половине XX века (например, прозаический перевод


В. В. Набокова61 «Евгения Онегина» на английский язык).
В отличие от предыдущей концепции, эта концепция
обеспечивает эквивалентность не только письменного, но и устного
перевода, являясь базой для устного официального перевода.
1.3. Концепция культурно-эстетического соответствия. Во
многих случаях тексты при переводе, начиная со времен древней
шумеро-вавилонской культуры, подвергались существенной
обработке, приспособлении исходного текста к традициям и
конвенциям принимающей культуры, т.е. культурной адаптации.
Особенно отчетливо эта тенденция проявилась в Древнем Риме.
В соответствии с этой концепцией, эквивалентным являлся
текст перевода, который мог считаться приемлемым в новой
культурной среде с учетом эстетических воззрений эпохи. При таком
подходе концепция эквивалентности ориентировалась не на текст
оригинала и не на специфику языка перевода, а на идеальные
культурные ценности.
Культурная адаптация касалась не только письменных, но и
устных текстов (например, народные сказки, которые, передаваясь
изустно, обретали в каждой культуре свой облик при сохранении
сюжетной канвы).
Концепция культурно-эстетического соответствия встречается и
в сочетании с концепцией формального соответствия, когда
фрагменты текста переводятся дословно, а остальной текст – вольно,
с применением культурной обработки (так называемая «лоскутная
техника» в Древнем Риме, например, в переводах Плавта62).

61 Набоков Владимир Владимирович (1899 – 1977) – русский и


американский писатель, поэт, переводчик, литературовед и энтомолог. Был
номинирован на Нобелевскую премию по литературе (1963, 1964, 1965, 1966).
Писал на русском и английском языках. Перевел на английский язык «Слово о
полку Игореве», роман М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени», роман
А. С. Пушкина «Евгений Онегин». Известен авторскими переводами своих
романов «Истинная жизнь Себастьяна Найта», «Лолита», «Бледный огонь»,
«Прозрачные вещи», «Лаура и ее оригинал» и др.
62 Известный римский комедиограф Тит Макций Плавт (III – нач. II в. до

н.э.) строил свои комедии на основе греческих, используя прием контаминации,


т.е. соединяя достаточно точный перевод отдельных фраз с собственными
фрагментами. Характерно, что и сам Плавт, и его современники, считали
творения Плавта переводами. О двух из его комедий прямо сказано: «Плавт
перевел на варварский язык» (т.е. на латынь).
53
Проблема переводческой эквивалентности

Традиция культурной адаптации обнаруживается в эпоху


Возрождения (например, переводы Альбрехта фон Эйба63) и в эпоху
классицизма XVII-XVIII вв. В этот период наблюдается подход к
исходному тексту как к некоему материалу, основе для создания
посредством перевода идеального текста, соответствующего некоему
внетекстовому эстетическому идеалу. Перевод без опоры на
объективные параметры исходного текста не отражал его
содержания, и в результате в переводе доминировал достаточно
устойчивый состав эстетической информации, одинаковой для всех
текстов и служащей иллюстрацией к принципам идеальной
эстетики.
Концепция культурно-эстетического соответствия отражается и
в переводческих принципах романтизма, когда необходимым
компонентом эквивалентности стала передача национального
своеобразия подлинника, и опыт системной передачи национально-
культурной специфики подлинника переводчики черпали в опыте
«склонения на свои нравы» (В.А. Жуковский64).
Нечто подобное обнаруживается и в принципах
«реалистического перевода», предложенных переводчиком,
литературоведом, теоретиком художественного перевода Иваном
63 Альбрехт фон Эйб, немецкий переводчик XV в., при переводе комедий
Плавта заменяет на немецкий не только антураж действия, но и меняет имена
действующих лиц.
64 Жуковский Василий Андреевич (1783 – 1852) – известный русский

поэт, в творчестве которого значительное место занимали переводы. Начинал


В.А. Жуковский с переделок в русском духе, которые часто встречаются в эпоху
классицизма. Русификация у него не ограничивается отдельными
компонентами, а перерастает в полную замену национальной картины. Таков
первый его перевод баллады Г. Бюргера «Ленора», который под названием
«Людмила» был опубликован в 1808 г.; здесь исторический фон оригинала –
австро-прусская война 1741-1748 гг. – заменен Ливонскими войнами XVI-XVII
вв., а грубоватый народный язык – фразеологией поэзии русского
сентиментализма. Во второй версии этой баллады, которую В.А. Жуковский
опубликовал в 1813 г., – «Светлане» – действие и вовсе переносится в сказочную,
языческую русскую старину; сказочный колорит приобретают и языковые
средства. Таким образом, В.А. Жуковский предлагает комплексное
переосмысление в национальном духе: со сменой исторической дистанции,
характера действующих лиц, их имен и антуража. Сохраняется лишь
романтическая коллизия жениха-призрака. К сохранению чужого
национального колорита поэт-переводчик переходит постепенно; последний его
перевод «Леноры» (1831) передает национальный колорит оригинала во всей его
полноте.
54
Проблема переводческой эквивалентности

Кашкиным65 в России в 1950-х годы. Однако подобие это – не в


культурном приспособлении, а в идеологической переориентации, в
наполнении перевода «правильными» идеями, которым надлежало
придать эстетическую форму. Применение этих принципов
сочеталось с использованием элементов концепции полноценности
перевода.
1.4. Концепция полноценности перевода. Концепция
полноценности перевода формировалась на протяжении XIX-XX вв.
в письменном художественном переводе. Первой, хотя и неполной,
версией этой концепции является перевод эпохи романтизма,
ориентированный на передачу национального своеобразия.
Окончательное оформление концепция приобретает в середине XX
в. Ее авторы – А. В. Федоров и Я. И. Рецкер.
Базируясь на опыте художественного перевода, накопленном
несколькими поколениями, переводоведы фактически поставили
перед собой задачу избавиться от внетекстовых эстетических
установок и обозначить объективные критерии эквивалентности
перевода. В качестве критериев были выдвинуты:
 исчерпывающая передача содержания;
 передача содержания равноценными средствами.
Под равноценностью средств авторы концепции понимают не
их формальное сходство, а эквивалентность их функций, т.е.
равноценность выразительных средств в оригинале и переводе. В
соответствии с данной концепцией полноценными, или
адекватными, могут быть признаны тексты, отвечающие этим двум
критериям.
Концепция полноценного перевода предполагает
подразделение всех элементов исходного текста на содержание и
средства его выражения.

65 Иван Кашкин (1899 – 1963) – переводчик, литературовед, теоретик


художественного перевода, является основателем «реалистического перевода».
Усматривая в изучении языковых средств опасность формализма, он предлагал
концентрировать внимание на передаче образов как таковых. И. Кашкин
призывал переводчика не опираться на букву подлинника, а заглянуть в
затекстовую реальность и, исходя из нее, написать свой текст. Применение
своего метода на практике И. Кашкин продемонстрировал, в частности, в
переводах Хемингуэя.
55
Проблема переводческой эквивалентности

К недостаткам данной концепции теоретики перевода относят


размытое понимание в ней терминов «содержание» и «функция»,
игнорирование конфликта формы и содержания, что приводит к
ошибочному выводу о возможности передачи всех особенностей
содержания оригинала по принципу функционального соответствия
средств.
1.5. Концепция динамической (функциональной)
эквивалентности. Эта концепция была сформулирована в конце
1950-х гг. американским ученым Юджином Найдой. В соответствии
с этой концепцией предлагается различать два вида
эквивалентности: формальную и динамическую.
Формальная эквивалентность, по определению Ю. Найды,
«ориентирована на оригинал» и имеет целью обеспечить
возможность непосредственного сопоставления разноязычных
текстов. Подобная эквивалентность достигается обязательным
сохранением части речи при переводе, отсутствием членения или
перестановки членов предложения оригинала, сохранением
пунктуации, разбивки на абзацы, а также применением принципа
конкорданса (т.е. перевод определенного слова всегда одним и тем
же соответствием). Кроме того, все идиомы калькируются, любые
отклонения от буквы оригинала объясняются в сносках и т.п.
Формальная эквивалентность, по данной концепции, во многом
соотносится с концепцией формального соответствия.
Динамическая эквивалентность ориентирована на реакцию
реципиента и стремится обеспечить равенство воздействия на
читателя перевода. Это предполагает адаптацию лексики и
грамматики, чтобы перевод звучал так, «как автор написал бы на
ином языке». Таким образом, Ю. Найда предлагает устанавливать
эквивалентность не путем сравнения текста оригинала и текста
перевода, а путем сравнения реакции получателя исходного
текста на родном языке и реакции получателя того же текста через
переводчика – на языке перевода. Если эти реакции в
интеллектуальном и эмоциональном плане совпадают, значит,
перевод эквивалентен оригиналу. Естественно, под
эквивалентностью реакций понимается их сходство, а не тождество.

56
Проблема переводческой эквивалентности

Понятие динамической эквивалентности соответствует


понятию функциональной эквивалентности, выдвинутому
российским ученым А. Д. Швейцером в начале 1970-х гг.: «Переводя
исходное сообщение на другой язык, переводчик соизмеряет
внеязыковую реакцию на переведенное сообщение со стороны его
получателя с реакцией на исходное сообщение получателя,
воспринимающего его на исходном языке»66.
Проблема достижения эквивалентной реакции у получателя
перевода самым непосредственным образом связана с проблемой
передачи содержания исходного текста. Уточняя, из каких элементов
складывается содержание исходного текста, А. Д. Швейцер выделяет:
 денотативное значение, связанное с обозначением тех
или иных предметных ситуаций;
 синтаксическое значение, определяемое характером
синтаксических связей между элементами высказывания, т.е. его
синтаксической структурой;
 коннотативное значение, т.е. созначение (по
терминологии А. Д. Швейцера), определяемое функционально-
стилистической и экспрессивной окраской языкового выражения;
 прагматическое значение, определяемое отношением
между языковым выражении и участниками коммуникативного
акта (т. е. тем субъективным отношением к языковым знакам, к
тексту, которое неизбежно возникает у людей, пользующихся
языком в процессе коммуникации).
Важное место в концепции А. Д. Швейцера занимает понятие
коммуникативной установки текста. Коммуникативная установка
определяется целью, которую преследует автор высказывания. Этой
целью может быть простое сообщение фактов, стремление убедить
собеседника, побудить его к определенным действиям и т.д. От
коммуникативной установки зависит выбор языковых средств в
тексте, реализующих определенные функции речевого акта. К таким
функциям относятся:
 референтная (денотативная) функция, т.е. функция
описания предметных ситуаций;
 экспрессивная функция, отражающая отношение
говорящего к высказыванию;

66 Швейцер А.Д. Перевод и лингвистика [Текст] / А. Д. Швейцер. – Изд. 2-е.


– М.: URSS, 2018. – С. 65.
57
Проблема переводческой эквивалентности

 поэтическая функция, акцентирующая внимание


участников речевого акта на самой форме речевого высказывания (в
этом случае форма высказывания становится коммуникативно
существенной, например, перевод каламбуров);
 металингвистическая функция, когда имеет место
установка на код, т.е. на сам используемый в коммуникативном акте
язык67;
 фатическая (контактоустанавливающая) функция,
связанная с установкой и поддержанием контакта между
участниками коммуникативного акта.
Эти функции представлены в речевом произведении в
неравной мере. А. Д. Швейцер предлагает выявить те функции,
которые являются доминирующими для данного текста, определить
средства их выражения и на этой основе строить эквивалентный
перевод. Таким образом, эквивалентность будет проявляться на
уровне функций, выполняемых текстом и соответственно языковых
средств, реализующих эти функции – отсюда название
«функциональная эквивалентность». Эквивалентность функций и
средств их реализации, по мнению автора, способствует сходству
реакций носителей языка оригинала и языка перевода.
Теоретики перевода отмечают, что в настоящее время у
концепции динамической (функциональной) эквивалентности нет
четких параметров измерения и сравнения реакций. Уточнения
требует и сам термин «реакция». Безусловно, речь идет не об
индивидуальных реакциях человека, а неких усредненных

67Для иллюстрации металингвистической функции А. Д. Швейцер


приводит следующий пример из романа Ч. Диккенса «Крошка Доррит» в
переводе Е. Калашниковой:
“Papa is a preferable form of address”, observed Mrs. General. Father is rather
vulgar, my dear. The word Papa, besides, gives a pretty form to the lips. Papa,
potatoes, poultry, prunes, and prisms are all very good words for the lips, especially
prunes and prisms”.
«Предпочтительнее говорить папа, моя милочка, – заметила миссис
Дженерал. – Отец звучит несколько вульгарно. И, кроме того, слово папа
придает изящную форму губам. Папа, пчела, пломба, плющ и пудинг –
прекрасные слова для губ, в особенности плющ и пудинг». В этом примере
передача металингвистической функции оказывается важнее, чем сохранение
денотативного значения соответствующих слов.
58
Проблема переводческой эквивалентности

типичных для носителя данного языка реакциях. И. С. Алексеева68


называет их лингвокультурными реакциями. Переводчик, обладая
высокой профессиональной компетентностью, выступает экспертом
усредненной (лингвокультурной) реакции языкового коллектива.
Например, если говорящий употребляет оборот, который на его
языке звучит вполне нейтрально, а на языке перевода грубовато,
переводчик вносит поправку. Русский покупатель говорит продавцу:
Покажите мне пальто! или Я хочу купить костюм!, и это
соответствует норме русского этикета. При переводе на немецкий
язык используются более вежливые формы: Zeigen Sie mir bitte den
Mantel! Ich mochte mir einen Anzug kaufen! Переводчики с
испанского снижают нормативно-стилистический уровень речи
ораторов, так как он не соответствует русской ораторской традиции.
Таким образом, концепция динамической эквивалентности
может служить дополнением концепции нормативно-содержатель-
ного соответствия в устном официальном стиле.
Концепции эквивалентности, сложившиеся в разное время и
отражающие разные исторически объяснимые подходы человека к
тексту, в настоящее время, уточнившись на основе современных
лингвистических представлений, в первую очередь на базе теории
текста и теории языковой коммуникации, позволяют выработать
основы методики перевода любого текста.

2. Универсальные модели переводческой эквивалентности.


К универсальным моделям переводческой эквивалентности относятся
скопос-теория и неогерменевтическая концепция перевода.
2.1. Скопос-теория был сформулирована в начале 1980-х
годов. Ее авторами выступили немецкие теоретики перевода
Катарина Райс69 и Ханс Фермеер70. Описанные выше концепции
68 Алексеева Ирина Сергеевна – директор Санкт-Петербургской высшей
школы перевода, кандидат филологических наук, доцент, переводчик, автор
книг и учебников по переводоведению и методике преподавания перевода.
69 Райс Катарина (Katharina Reiss, 1923 – 2018) – немецкий переводовед

и переводчик, автор скопос-теории. Разработала переводческую классификацию


текстов в соответствии с выполняемой ими функцией, большое внимание
уделяла языковому оформлению перевода, понятиям эквивалентности и
адекватности перевода.
70 Фермеер Ханс (Hans Josef Vermeer, 1930 – 2010) – немецкий лингвист и

специалист по переводу, почетный профессор Майнцского университета имени


Иоганна Гутенберга. Является автором более80 статей и книг, посвященных
актуальным проблемам лингвистики, письменного и устного перевода.
59
Проблема переводческой эквивалентности

эквивалентности являются одновременно и операционными


системами достижения эквивалентности (отвечают на вопрос: как
добиться эквивалентности?), и мерилом для определения
исторически обусловленной эквивалентности переведенного текста
по отношению к оригиналу. Скопос-теория в первую очередь
нацелена на объяснение множественности прежних «практических»
концепций и тех парадоксальных на первый взгляд результатов
перевода, которые не укладывались ни в одну из концепций, и тем
не менее существовали и запрашивались обществом (например,
перевод-пересказ для детей или стихотворный перевод Нового
Завета).
Основой концепции является понятие «скопос» (греч. skopos
‘цель’). Эта концепция исходит из того, что перевод – это прежде
всего вид практической деятельности, а успех всякой деятельности
определяется тем, в какой степени она достигает поставленной цели.
Перевод всегда осуществляется для чего-то, переводчик
стремится выполнить определенную задачу, которую он выбрал сам
или получил от заказчика, в чьих интересах и по чьему поручению
осуществляется процесс перевода.
Цели перевода могут быть самыми различными, и
соответствующие им тексты перевода будут принципиально
отличаться друг от друга. При этом несущественно, в какой степени
перевод оказывается близок к оригиналу, коль скоро он
соответствует своей цели. В каких-то случаях цель перевода может
заключаться в достижении максимальной близости к оригиналу, а в
других случаях цель может быть иной: сообщить получателю какую-
то информацию, убедить его в чем-либо, добиться заключения
сделки, ввести его в заблуждение, дезориентировать, понравиться
ему, внедрить посредством перевода чуждую оригиналу
политическую идею и т.п. Таким образом, цель перевода, согласно
данной концепции, понимается шире, чем коммуникативное
задание и функция текста.
Исходя из поставленной задачи, переводчик выбирает способ
перевода, воспроизводящий оригинал, отклоняющийся от оригинала
или пренебрегающий им. Если цель перевода выполнена, значит,
переводческую деятельность в данном случае можно признать

60
Проблема переводческой эквивалентности

успешной. Если цель не выполнена, то никакая из прежних


концепций не исправит неудачи.
К. Райс и Х. Фермеер предлагают различать понятия
«адекватность» и «эквивалентность» перевода. Адекватный перевод –
это перевод, отвечающий поставленной цели. Стремление
обеспечить адекватность определяет выбор способа перевода и
поэтому понятие «адекватность» относится к процессу перевода,
который может осуществляться адекватным способом.
«Эквивалентность» относится к результату перевода и означает
функциональное соответствие текста перевода тексту оригинала.
Поэтому перевод не может осуществляться «эквивалентным
способом», но может оказаться эквивалентным как частный
результат достижения адекватности перевода определенной цели.
Разработка скопос-теории представляет несомненный вклад в
современное переводоведение. Она открывает новое направление
исследований, охватывает весь спектр функций, выполняемых
переводчиком, ставит задачу описания различных целей
переводческой деятельности, подчеркивает важность и
престижность работы переводчика. Эта теория позволяет включить в
рассмотрение те пограничные случаи переводческой деятельности,
которые прежде теоретически не осмыслялись, а подвергались лишь
вкусовой оценке.
2.2. Неогерменевтическая концепция эквивалентности
перевода. В центре этой концепции – проблема понимания,
постижения переводчиком исходного текста.
Одна из сторонниц концепции, немецкая исследовательница
Радегунда Штольце71, изложившая основы своей герменевтической
концепции в монографии «Герменевтический перевод», формулирует
ее следующим образом: «Перевод есть понимание». Следовательно,
каждый переводчик, ориентируясь на глубину своего
индивидуального понимания данного фрагмента данного текста,
примет переводческое решение, непохожее на его же решения или

71 Штольце Радегунда (Radegundis Stolze) – квалифицированный


практикующий переводчик с английского, французского и итальянского
языков, внештатный преподаватель перевода в Техническом университете
Дармштадта. Имеет степень доктора наук. Интересуется связью герменевтики и
перевода, автор трудов по общим вопросам теории перевода и проблемам
технического перевода.
61
Проблема переводческой эквивалентности

решения других переводчиков в аналогичных случаях. Поэтому, в


зависимости от индивидуального понимания игра слов в одном
случае будет передана буквально, в другом случае – воспроизведена,
но на основе многозначности слова другой семантики, а в третьем –
вовсе опущена. Поскольку каждый текст требует индивидуально-
творческого понимания, все переводческие решения индивидуальны
и неповторимы. Понятие эквивалентности растворяется в
неопределенности начального этапа перевода.
Более подробно о связи герменевтики и перевода см. главу
«Герменевтические аспекты перевода».

Вопросы для самоконтроля:

1. Какая важнейшая характеристика перевода представляет


собой центральную проблему теории перевода?
2. Как связаны переводимость и эквивалентность?
3. Дайте определение понятия «переводимость».
4. В чем состоит концепция непереводимости? Назовите ее
сторонников.
5. Почему концепция непереводимости никогда не была
доминирующей в исследованиях перевода?
6. Что является основанием для концепции абсолютной
переводимости? В какую эпоху она возникла? Что является
основанием данной концепции?
7. В чем состоит концепция относительной переводимости?
Какой характер имеет относительная переводимость? Назовите ее
сторонников и аргументы, которые они выдвигают в пользу этой
концепции.
8. Какие ограничения препятствуют полной переводимости?
9. Дайте определение понятия «эквивалентность». Какие
представления оно включает? Что оно предусматривает? Какой
имеет характер?
10. Какая теория содержит первые научные представления об
эквивалентности? Какие отношения учитываются в этой теории?
11. Какие отношения учитывает Л. К. Латышев в своем
взгляде на эквивалентность? Что переводовед понимает под
мелкомасштабной и крупномасштабной эквивалентностью?

62
Проблема переводческой эквивалентности

12. Какой пример приводит Л. К. Латышев для иллюстрации


взаимосвязи крупномасштабной и мелкомасштабной эквивалентности?
13. Какие уровни эквивалентности разграничивает В. Г. Гак?
14. Какие виды эквивалентности описывает В. Коллер?
15. Сколько уровней эквивалентности выделяет
В. Н. Комиссаров? Какой критерий является основой выделения
этих уровней? Охарактеризуйте каждый уровень эквивалентности в
теории согласно теории В. Н. Комиссарова.
16. Какое понятие вводит немецкий переводовед Г. Егер? В
каких уровнях выстраивается иерархия эквивалентности согласно
теории Г. Егера?
17. Какие концепции переводческой эквивалентности
являются наиболее древними? При переводе каких текстов, и в
каких сферах они использовались?
18. В чем заключается концепция формального соответствия?
19. Какие принципы лежат в основе концепции нормативно-
содержательного соответствия? Как с этой концепцией связаны
имена Мартина Лютера и Максима Грека?
20. Какую обработку исходного текста предполагает
концепция культурно-эстетического соответствия? Приведите
примеры реализации этой концепции в истории перевода.
21. Кто является автором концепции полноценности перевода?
Каковы критерии эквивалентности в рамках этой концепции?
22. Дайте определение формальной и динамической
эквивалентности в представлении Ю. Найды. С какой концепцией в
российском переводоведении сходно понятие динамической
эквивалентности Ю. Найды?
23. Назовите универсальные модели переводческой
эквивалентности.
24. Как разграничивают понятия «адекватность» и
«эквивалентность» перевода авторы скопос-теории?
25. Какое понятие является основным в концепции
динамической эквивалентности Ю. Найды, в неогерменевтической
концепции, в скопос-теории? В чем заключается их специфика?

63
Адекватность перевода

АДЕКВАТНОСТЬ ПЕРЕВОДА

Лекция 5
1. Понятие адекватности перевода.
2. Виды адекватности перевода.
3. Отличия понятий адекватности и эквивалентности.

1. Понятие адекватности перевода. Перевод неизменно


рассматривается как способ обеспечить общение между
разноязычными коммуникантами путем воспроизведения на другом
языке сообщения, содержащегося в исходном тексте. В наиболее
общем плане языковеды обычно определяли перевод как замену
текста на одном языке текстом на другом языке и лишь, потом
приступали к изучению требований, которым должен удовлетворять
создаваемый текст, чтобы служить полноценной заменой оригинала,
и отношений, возникающих между текстами оригинала и перевода в
целом и между отдельными частями и единицами этих тестов. Итак,
теория перевода изучает соотношение единиц двух языков не
изолированно, а в текстах определенного типа (оригиналах и их
переводах), и все данные, которыми эта теория располагает,
получены из сопоставительного изучения таких текстов.
Сопоставительное изучение текстов оригинала и перевода
может охватывать различные стороны их формальной и
содержательной структуры. Однако центральным вопросом теории
перевода остается всестороннее описание содержательных
отношений между этими текстами, раскрытие понятий
эквивалентности и адекватности перевода. В первую очередь задача
переводчика, несомненно, заключается в воспроизведении
содержания оригинала. Но что это значит? Что представляет собой
воспроизводимое содержание? Каковы критерии правильности
выбора языковых средств для достижения адекватности перевода?
Эти вопросы всегда активно поднимались теоретиками перевода
(Я. И. Рецкер, А. Д. Швейцер, В. Н. Комиссаров и др.).
В русском языке понятие «адекватность» (от лат. аdaequatus
‘приравненный’) закрепилось за отношением между какими-либо
действиями субъектов и ситуациями, в которых эти действия
реализуются (адаптировать действия в рамках социально-ролевых
64
Адекватность перевода

отношений адекватно ситуации общения), либо действиями и


ожидаемыми от них результатами (адаптировать действия
адекватно поставленной цели), действиями и нормами поведения
(программировать и реализовывать действия в соответствии с
принятыми нормами вербального и невербального поведения в
данной ситуации общения).
В теории перевода категория адекватности связана с
переводческой практикой, с теми условиями, в которых протекает
перевод. Перевод считается адекватным тогда, когда «переводческое
решение в достаточной мере соответствует коммуникативным
условиям»72.
Реальная практика перевода часто по тем или иным причинам
не допускает исчерпывающей передачи всей информации,
заключенной в исходном речевом произведении. Например, в ряде
случаев в процессе устного перевода переводчик вынужден
сокращать сообщение, прибегать к компрессии, чтобы успеть за
выступающим. Порой он вынужден изменять функциональное
значение исходного текста в соответствии с конкретной ситуацией
общения. Иногда необходимым оказывается учет таких культурных
детерминант перевода, как переводческая норма и литературная
традиция (например, в переводе названий художественных
произведений). Как отмечает А. Д. Швейцер, «в этой сфере
переводческой деятельности традиционно допускается вольный
перевод, порой сводящийся к полному переименованию
произведения с учетом специфики новой культуры <...> Еще более
заметные модификации в соотношение исходного и конечного
текстов вносятся в тех случаях, когда переводчик ставит перед собой
цель, связанную со специфическим назначением перевода и с
особым характером читательской аудитории»73.
Таким образом, адекватность исходит из того, что решение
принимаемое переводчиком, нередко носит компромиссный характер,
что перевод требует жертв и что в процессе перевода во имя передачи
главного и существенного в исходном тексте (его функциональных
доминант) переводчику нередко приходится идти на известные

72 Швейцер А. Д. Теория перевода: статус, проблемы, аспекты. – М.: Наука,


1988. – С. 97.
73 Там же. – С. 97-98.

65
Адекватность перевода

потери. Более того, в условиях вторичной ситуации под влиянием


ряда фактором нередко модифицируется и сама цель коммуникации.
Такими факторами могут быть: установка на другого адресата, на
другую культуру, на другую норму перевода, литературную
традицию, специфическую коммуникативную цель перевода и др.
Отсюда следует, что категория адекватности имеет не
максимальный, а оптимальный характер. «Перевод должен
оптимально соответствовать определенным (порой не вполне
совместимым друг с другом условиям и задачам)»74.
2. Виды адекватности перевода. В работах классиков
переводоведения, заложивших основы современной теории перевода
(А. В. Федоров, Р. Якобсон75) понятие адекватности базировалось на
концепции перевода как полного смыслового аналога оригинала. В
рамках данной концепции адекватность перевода сводилась к
категориям семантической (смысловой) полноты и точности,
дополняемым стилистической эквивалентностью, включающей, в
частности, принцип подчинения текста перевода функционально-
стилистическим нормам языка перевода. Такая адекватность
получила название семантико-стилистической.
Как известно, достижение полного смыслового аналога
оригинала не всегда имеет место, потому что взаимодействие в
триаде «автор оригинала – переводчик – реципиент текста
перевода» изменяется в соответствии с конкретными условиями
коммуникативного акта определенной сферы общения. Ситуация
общения, запрос получателя / заказчика, компетентность
переводчика определяют адекватность перевода, проявляющуюся в
таких ее видах, как дезиративная, волюнтативная и
функциональная (или функционально-прагматическая).

74Швейцер А. Д. Указ. соч. – С. 96.


75Якобсон Роман Осипович (1896 – 1982) ‒ российский и американский
лингвист, педагог и литературовед, один из крупнейших лингвистов XX века,
оказавший влияние на развитие гуманитарных наук не только своими
новаторскими идеями, но и активной организаторской деятельностью. Участник
и исследователь русского авангарда. Автор трудов по общей теории языка,
фонологии, морфологии, грамматике, русскому языку, русской литературе,
поэтике, славистике, психолингвистике, семиотике и многим другим областям
гуманитарного знания.
66
Адекватность перевода

Дезиративная адекватность перевода предполагает,


прежде всего, его соответствие тем ожиданиям, которые возлагают
на него участники коммуникации: создатель оригинала,
получатель / заказчик текста перевода, переводчик. Однако,
учитывая то, что цель сообщения (коммуникативная интенция)
автора оригинала и цель переводчика данного оригинала могут
совпадать, а могут и различаться, адекватность как свойство
перевода ориентирована в большей степени на получателя текста
перевода, заказчика.
Соответственно, адекватный перевод – это перевод,
отвечающий цели, поставленной перед переводчиком заказчиком,
которая может не всегда совпадать с коммуникативной целью
исходного текста, задаваемой автором оригинала. Заказчик может
потребовать и полный перевод всего текста, и перевод какого-то
фрагмента, и обобщенно передать информацию оригинала.
Поставленная коммуникативная задача может привести к тому, что
дезиративно-адекватный перевод будет в ряде отношений
существенно отличаться от оригинала: быть семантически
неполным, не совпадать с ним в стилистическом отношении, иметь
другой порядок и даже другую структуру изложения, тем самым
приближаясь или переходя в один из видов гетеровалентной
коммуникации.
Другими словами, дезиративно-адекватный перевод – это
перевод, отвечающий на информационный запрос потребителя,
соответствующий ожиданиям, коммуникативной цели заказчика
перевода, но не обязательно передающий всю совокупность
информации и коммуникативную цель оригинала, задаваемую
автором исходного текста.
Волюнтативная адекватность перевода отражает
стратегию переводчика, который сталкиваясь с переводческими
задачами разных уровней, для достижения поставленной цели
вынужден каждый раз принимать решение, формируя тем самым
оптимальную стратегию перевода. Выбирая стратегию перевода
адекватно поставленной цели, переводчик прибегает к тому или
иному способу перевода (полному, выборочному, резюмирующему
или фрагментарному т.д.). Например, перед переводчиком стоит
задача – извлечь из оригинала и передать основную / ключевую

67
Адекватность перевода

информацию. Если в процессе перевода эта задача выполнена (а


выполняется она способом реферативного перевода) и цель
достигнута, то и в этом случае можно говорить о волюнтативно
адекватном переводе. Следовательно, волюнтативно-адекватный
перевод можно определить как перевод, отражающий
коммуникативную установку переводчика, его стратегию.
Концепция функционально-прагматической адекватности
появилась в результате нового импульса, который переводческая
деятельность получила в середине XX века (Л. С. Бархударов,
В. Н. Комиссаров, А. Д. Швейцер, О. Каде76).
Целью функциональной (функционально-прагматической
адекватности) является равнозначное воздействие на реципиента,
единый коммуникативный эффект.
Этот вид адекватности распространяется на тексты перевода,
сохраняющие коммуникативную функцию (коммуникативную цель)
оригинала в тексте перевода. На семантико-структурном уровне
данные тексты не всегда являются эквивалентными. «Культурная
интертекстуальность, будь то в ее когнитивном аспекте
(несовпадение знаний, релевантных для данной ситуации) или в
том, что касается норм речевого поведения, превращается в
основание для изменения семантической структуры ПТ
относительно ИТ. Эти изменения или «манипуляции» должны
обеспечить адекватность перевода новой ситуации или, иными
словами, его приемлемость в принимающей культуре»77.
Заданность цели и ситуации общения обусловливает
вариативность выбора средств в переводе в соответствии с нормой и
узусом употребления речевых единиц, речевых клише каждого
отдельного этноса. Так, например, будут адекватными
коммуникативно-прагматические переводы в стандартных
ситуациях общения. Сравните: По газонам не ходить. ‘Keep of the
Grass’. Угощайтесь, пожалуйста! ‘Help yourself!’
От функционально-адекватного перевода требуется не полная
и точная передача всего смыслового содержания и стилистических
особенностей оригинала, согласованных с функционально-
76 Каде Отто (1927 ‒ 1980) ‒ представитель Лейпцигской лингвистической
школы, выдающийся немецкий лингвист, оказал огромное влияние на развитие
теории перевода не только в Германии, но и во всей Европе.
77 Львовская З. Д. Указ. соч. – С. 92.

68
Адекватность перевода

стилистическими нормами языка перевода, но лишь правильная


передача основной коммуникативной функции оригинала, его
функциональной «доминанты». Другие свойства перевода для
данного типа адекватности в принципе нерелевантны. Таким
образом, функционально / прагматически-адекватный перевод
– это перевод сохраняющий и передающий основную
(доминирующую) коммуникативную функцию, коммуникативный
эффект оригинала при расхождении семантико-семантической
структуры.
Данный вид адекватности близок к понятию динамической
эквивалентности Ю. Найды или коммуникативной эквивалентности
З. Д. Львовской, которая описывает ее следующим образом:
«Единственная связь, которую ПТ должен сохранить с ИТ, – это
коммуникативная эквивалентность, что означает в свою очередь, что
при интерпретации смысла ИТ переводчик должен «выжать» из его
формы всю коммуникативную нагрузку и затем искать в
принимающей культуре самый адекватный способ достижения этой
коммуникативной эквивалентности, не обращая внимания на
совпадение / несовпадение формы как таковой78. Как отмечает
Н. К. Гарбовский79, переводческое преобразование данного типа
продиктовано прагматическими соображениями. Переводчик хочет
вызвать у реципиента определенную реакцию. При этом он в
меньшей степени связывает себя структурой синтаксической
организации и семантикой высказывания оригинального
произведения80.
3. Отличия понятий адекватности и эквивалентности. В
теории перевода понятие адекватности тесно связано с понятием
эквивалентности. Оба термина обозначают ключевые понятия
перевода. Порой в них вкладывается разное содержание

78 Львовская З. Д. Указ. соч. – С. 87.


79
Гарбовский Николай Константинович (р. 1946) – заведующий
кафедрой теории и методологии перевода Высшей школы перевода Московского
государственного университета им. М. В. Ломоносова, заслуженный профессор
МГУ, автор многочисленных трудов по теории, истории и методологии перевода,
общей и контрастивной лингвистике, социолингвистике, теории французского
языка.
80 Гарбовский Н. К. Теория перевода. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 2004. –

С. 397.
69
Адекватность перевода

(В. Н. Комиссаров), а иногда они рассматриваются как синонимы


(Р. Левицкий81, Дж. Кэтфорд).
В. Н. Комиссаров считает адекватный перевод синонимом
«хорошего» перевода, т. е. перевода, который обеспечивает
необходимую полноту межъязыковой коммуникации в конкретных
условиях. Под эквивалентностъю же понимает смысловую общность
приравниваемых друг к другу единиц языка и речи.
По мнению А. Д. Швейцера, обе категории (эквивалентность и
адекватность) носят оценочно-нормативный характер, но
различаются в принципах подхода к переводу. Но если
эквивалентность ориентирована на результаты перевода, на
соответствие создаваемого в итоге межъязыковой коммуникации
текста определенным параметрам оригинала, адекватность связана
с условиями протекания межъязыкового коммуникативного акта, с
его детерминантами и фильтрами, с выбором стратегии перевода,
отвечающей коммуникативной ситуации. Иными словами, если
эквивалентность отвечает на вопрос о том, соответствует ли
конечный текст исходному, то адекватность отвечает на вопрос о
том, соответствует ли перевод как процесс данным
коммуникативным условиям.
В современном переводоведении понятия «адекватность» и
«эквивалентность» разграничивают следующим образом:
1. Эквивалентность ориентирована на результат перевода,
адекватность связана с условиями протекания межъязыкового
коммуникативного акта, с выбором стратегии перевода, отвечающей
коммуникативной ситуации (процесс).
Понятие эквивалентности, таким образом, связано с понятием
инварианта. Эквивалентность подразумевает такое отношение
между текстом оригинала и текстом перевода (или их сегментами),
при котором сохраняется определенный инвариант. Наиболее
общим инвариантным признаком является совпадение
коммуникативного эффекта, производимого текстом в первичном и
вторичном коммуникативных актах (в оригинале и переводе).

81 Левицкий Роман (р. 1953) ‒ доктор филологических наук в области


языкознания, профессор Университета Марии Кюри-Склодовской, г. Люблин,
Польша, автор более 130 опубликованных научных трудов и многочисленных
переводов. Печатался в Польше, России, Чехии, Германии, Испании, Австрии,
Люксембурге, Сербии.
70
Адекватность перевода

Когда отношение эквивалентности распространяется на


семантический и прагматический уровни, можно говорить о
наличии полной эквивалентности между текстами оригинала и
перевода. Когда отношение эквивалентности охватывает лишь один
из семиотических уровней ‒ прагматический ‒ эквивалентность
текстов частичная.
Адекватность, как уже отмечалось, опирается на реальную
практику перевода, которая часто носит компромиссный характер,
допускает значительные отступления от оригинала в пользу
сложившихся во вторичной коммуникации особых условий
(характера и ожиданий реципиента, его культурных и др. отличий).
В процессе вторичной коммуникации нередко изменяется и сама
цель коммуникации, что неизбежно влечет за собой известные
отступления от полной эквивалентности исходного и конечного
текстов. Это находит свое проявление, в частности, в переводе
названий художественных произведений (романов, пьес, фильмов и
др.), где традиционно допускается вольный перевод с учетом
специфики новой культурной среды. Переведенное для
американского зрителя название фильма «Двенадцать стульев» как
‘Diamonds to Sit On’ (пример В. Н. Комиссарова) отражает
особенность американского кинозрителя − ожидание
завораживающей интриги в названии произведения.
2. Полная эквивалентность подразумевает исчерпывающую
передачу исходного текста. Эквивалентность, таким образом, −
максимальное требование, предъявляемое к переводу.
Адекватность опирается на реальную практику перевода, которая
часто не допускает исчерпывающей передачи всего содержания
оригинала. Требование адекватности носит оптимальный
характер.
Чтобы показать оптимальный характер адекватности перевода
В. Н. Комиссаров приводит пример из пьесы Б. Шоу «Пигмалион».
При обучении Элизы Дулиттл, девушки, привыкшей говорить на
диалекте лондонских низов и нарушающей общепринятое
произношение, профессор фонетики Хиггинс выбирает скороговорку,
направленную на отработку дефектного звука: The rains in Spain fall
mainly in the plains. В переводе, который представляет собой
вторичную коммуникацию, копирование означенной особенности
71
Адекватность перевода

произношения ничего не дало бы реципиенту, не знакомому с


особенностями лондонского диалекта. Переводчик идет на
нарушение эквивалентности, заменяя скороговорку оригинала
привычной для русского слуха скороговоркой: Карл у Клары украл
кораллы. Этот пример иллюстрирует конфликт ситуаций
(первичной и вторичной), послуживший причиной выбора
стратегии, нарушающей эквивалентность, но обеспечивающей
адекватность перевода в целом.
3. Эквивалентность связана с воспроизведением
коммуникативного эффекта исходного текста. Адекватность
ориентирована на соответствие перевода факторам вторичной
коммуникативной ситуации (установка на другого адресата, на
другую культуру, на иную норму перевода и литературную
традицию, специфическая коммуникативная цель перевода и др.).
Перевод, полностью эквивалентный оригиналу, не всегда
отвечает требованиям адекватности. И наоборот, выполненный
адекватно перевод не всегда строится на отношении полной
эквивалентности между исходным и конечным текстами.
Возможные соотношения эквивалентности и
адекватности:
1. Перевод эквивалентный и адекватный ‒ идеальное
соотношение.
2. Перевод эквивалентный, но не адекватный. Например,
эквивалентный перевод У. Шекспира, выполненный в XIX веке, с
позиций читателя XXI века может показаться непонятным и
неудобным для восприятия, т. к. значительным изменениям
подвергся и сам язык, и театральный стиль принимающей русской
культуры. Как правило, лучшие произведения классиков
подвергаются переводу неоднократно в погоне за адекватным
воздействием на реципиента.
3. Перевод адекватный, но не эквивалентный. Примерами,
иллюстрирующими данное соотношение могут служить образцы
адаптивного транскодирования, когда во вторичной
коммуникативной ситуации меняется цель коммуникации. Сюда
можно отнести переложения классических произведений для
взрослых для детской аудитории, аннотации, рефераты, дайджесты
и т. д.
72
Адекватность перевода

Приведенная ниже таблица А. Д. Швейцера иллюстрирует


соотношение характеристик рассматриваемых категорий
эквивалентности и адекватности:

Характер Объект
Категория Содержание
категории категории
Эквивалентность нормативно- перевод как соотношение
оценочный результат текстов
Адекватность нормативно- перевод как соответствие
оценочный процесс коммуникативной
ситуации

Общей чертой адекватности и эквивалентности (точнее праг-


матического уровня эквивалентности по Г. Егеру и А. Д. Швейцеру
или уровня цели коммуникации по В. Н. Комиссарову82) является
сохранение в тексте перевода функционально-коммуникативной
направленности (коммуникативной цели и коммуникативного эф-
фекта исходного текста). Прагматическое значение и коммуника-
тивный эффект, достигнутые при переводе, даже при отсутствии
эквивалентности на семантико-структурном уровне, делают
перевод адекватным.

Вопросы для самоконтроля:

1. Что изучает теория перевода?


2. Какой вопрос остается центральным в теории перевода?
3. Из какого языка был заимствован термин «адекватность»?
4. В чем проявляется связь адекватности с реальной
переводческой практикой?
5. Категория адекватности имеет максимальный или
оптимальный характер? В чем заключается оптимальность
адекватности?
6. На какой концепции перевода базировалось понятие
адекватности, описанное в трудах классиков переводоведения,
заложивших основы теории перевода? Какое название получила
такая адекватность?
7. Перечислите виды адекватности перевода.

82 См. раздел «Проблема переводческой эквивалентности».


73
Адекватность перевода

8. В чем заключается дезиративная адекватность перевода?


Какой перевод может считаться дезиративно-адекватным?
9. Дайте характеристику волюнтативной адекватности
перевода. Какой перевод считается волюнтативно-адекватным?
10. Какой вид адекватности называется функционально-
прагматическим? Какой перевод может быть признан
функционально / прагматически адекватным?
11. Какие ученые придерживаются концепции функционально-
прагматической адекватности перевода?
12. Каким понятиям эквивалентности близка функционально-
прагматическая адекватность?
13. Как разграничивают эквивалентность и адекватность
В. Н. Комиссаров и А. Д. Швейцер?
14. Чем отличаются эквивалентность и адекватность перевода?
15. Какие возможны соотношения адекватность ‒
эквивалентность при переводе?

74
Моделирование процесса перевода

МОДЕЛИРОВАНИЕ ПРОЦЕССА ПЕРЕВОДА

Лекция 6
1. Понятие модели перевода.
2. Ситуативно-денотативная модель перевода.
3. Трансформационная модель перевода.
4. Семантическая модель перевода.
5. Трехфазная модель перевода.

1. Понятие модели перевода. Реальный процесс перевода


осуществляется в мозгу переводчика и не доступен для
непосредственного наблюдения и исследования. Поэтому изучение
процесса перевода производится косвенным путем при помощи
разработки различных теоретических моделей, с большей или
меньшей приближенностью описывающих процесс перевода в целом
или какую-либо его сторону.
Модель перевода можно определить как «условное
изображение процедуры осуществления процесса перевода», некое
гипотетическое построение, отображающее основные этапы
переводческого процесса и действия (мыслительные операции над
языковыми или речевыми единицами), осуществляемые
переводчиком на каждом этапе.
Модель перевода носит условный характер, поскольку она
необязательно отражает реальные действия переводчика в процессе
создания текста перевода. Большинство таких моделей имеет
ограниченную объяснительную силу и не претендует на то, что на их
основе может быть реально осуществлен перевод любого текста с
необходимой степенью эквивалентности.
Задача модели перевода заключаются лишь в том, чтобы
описать последовательность действий, с помощью которых можно
решить данную переводческую задачу при заданных условиях
процесса перевода.
Достоверность моделирования проверяется экспериментально,
а также путем сопоставления текстов оригинала и перевода.
Модели, не подтвердившие свою состоятельность, отбрасываются.

75
Моделирование процесса перевода

В трудах по теории перевода описаны и проанализированы


различные способы моделирования переводческого процесса. Далее
приведены наиболее распространенные модели перевода:
 ситуативно-денотативная модель,
 трансформационная модель,
 семантическая модель,
 трехфазная модель перевода,
 функционально-прагматическая (динамическая) модель,
 психолингвистическая модель,
 информационная модель,
 интерпретативная теория (модель) перевода.

2. Ситуативно-денотативная модель (иначе денотативная


или ситуативная). Авторами этой модели являются И. И. Ревзин83
и В. Ю. Розенцвейг84.
Данная модель перевода исходит из того, что:
 содержание всех единиц языка отражает какие-то
предметы, явления, отношения реальной действительности, которые
обычно называется денотатами;
 ситуация в реальной действительности представляет собой
совокупность денотатов и отношений между ними; следовательно,
отрезки речи содержат информацию о какой-то ситуации в реальной
действительности;
 любая ситуация может быть описана средствами любого
языка, чему способствует общность окружающей нас действительности
независимо от языковой принадлежности людей.
Согласно данной модели, процесс перевода состоит из двух
этапов:

83 Ревзин Исаак Иосифович (1923 – 1974) – советский лингвист,


семиотик. Преподавал на кафедре перевода МГПИИЯ, исследовал вопросы
грамматики и фонологии славянских и германских языков, а также проблемы
семиотики, типологии и машинного перевода. Автор ряда фундаментальных
монографий и статей, один из пионеров математических методов в
языкознании.
84 Розенцвейг Виктор Юльевич (1911 – 1998) – российский лингвист,

доктор филологических наук, специалист по теории перевода. Внес


значительный вклад в организацию и развитие в СССР исследований по
машинному переводу, прикладной и математической лингвистике.
76
Моделирование процесса перевода

1) этап восприятия текста оригинала или его сегментов, на


котором переводчик, анализируя значения языковых знаков и их
связи, уясняет, какие именно денотаты обозначаются этими знаками
и какую ситуацию в действительности составляет совокупность
данных денотатов (т.е. в сознании переводчика складывается
представление об описываемой в оригинале ситуации, своего рода
картинка определенного фрагмента действительности);
2) этап описания ситуации средствами другого языка.
Иначе говоря, переводчик воспринимает некоторую речевую
последовательность, от этой последовательности он переходит к
ситуации, рассматривает эту ситуацию, затем, полностью абстрагируясь
от сообщения, которое ему было передано, а только имея в виду данную
ситуацию, сообщает об этой ситуации другому лицу.
Таким образом, процесс перевода осуществляется от текста
оригинала к реальной действительности и от нее к тексту перевода.
В. Н. Комиссаров, анализируя модель перевода, разработанную
И. И. Ревзиным и В. Ю. Розенцвейгом, предлагает такую схему:

В ряде случаев, например при описании стереотипных


ситуаций общения, процесс перевода происходит более кратким
путем (на схеме этот случай обозначен пунктирной линией).
Переводчику заранее известно, что определенные речевые единицы
исходного языка и языка перевода имеют одинаковые денотаты. В
этом случае он напрямую заменяет единицы оригинала
соответствующими единицами языка перевода. Модель перевода при

77
Моделирование процесса перевода

этом сохраняет свою основную ориентацию: объяснение процесса


перевода как обращение к описываемой ситуации.
Достоинством ситуативной модели перевода является то, что
она дает возможность объяснить те особенности переводческого
процесса, которые связаны с обращением переводчика к реальной
действительности. Иначе говоря, при помощи этой модели может
достигаться эквивалентность на уровне идентификации ситуации
(см. теорию уровневой эквивалентности В. Н. Комиссарова).
Наиболее четко ситуативная модель «работает» в следующих
трех случаях:
1) при переводе безэквивалентной лексики (встретив в
оригинале такую единицу, переводчик выясняет, какая за ней стоит
реальность и затем решает, каким способом эту реальность лучше
описать в переводе; например, выяснив, что английское baby-sitter
обозначает ‘человека, которого попросили посидеть с чужими
детьми’, переводчик будет решать, как это выразить на ПЯ);
2) когда описываемая в оригинале ситуация однозначно
определяет выбор варианта перевода (т.е. обращение к ситуации
подсказывает переводчику общепринятый способ ее описания
средствами языка перевода: например, Wet paint ‘Осторожно,
окрашено’, Fragile ‘Осторожно, стекло’, Keep off the grass ‘По газону не
ходить’, Stop, I have a gun! ‘Стой! Буду стрелять!’);
3) когда понимание и перевод оригинала или какой-либо его
части невозможно без выяснения тех сторон описываемой ситуации,
которые не входят в значения языковых единиц, использованных в
сообщении. Например, для того, чтобы выбрать правильное
соответствие для английского слова abolitionist ‘аболиционист’,
‘сторонник отмены сухого закона’ или ‘сторонник отмены смертной
казни’, переводчику необходимо понимать, какой период истории
США описывается в тексте.
Интересный в этом отношении пример приводит
В. Н. Комиссаров в монографии «Слово о переводе». При переводе
английского предложения Х was baited by the right переводчик будет
склоняться к использованию статистически преобладающего
соответствия глагола to bait ‘травить’ и, соответственно, возможен
перевод ‘Х подвергался травле со стороны правых’ или ‘Правые
травили Х’. Однако если на месте Х стоит имя Roosevelt, то данное
78
Моделирование процесса перевода

соответствие окажется неуместным (вряд ли, пишет


В. Н. Комиссаров, можно «травить» человека, пользовавшегося
огромной популярностью в стране и четыре раза подряд
избиравшегося ее президентом). Благодаря обращению к реальности
переводчик придет к более «мягкому» переводу – ‘подвергался
резким нападкам’ или ‘подвергался резкой критике’.
Несмотря на достоинства данной модели, ее объяснительная
сила ограничена, т.к. она:
 не разъясняет основной механизм перехода от исходного
текста к тексту перевода;
 не работает в тех случаях, когда имеет место отказ от
описания в переводе той же самой ситуации, что и в оригинале,
поскольку это не обеспечивает возможности межъязыковой
коммуникации: получатель перевода, в силу принадлежности к
иной культуре, не может сделать из этого описания необходимые
выводы (A rolling stone gathers no moss. ‘Кому на месте не сидится,
тот добра не наживет’);
 не может объяснить возможность нескольких вариантов
перевода одного и того же отрезка оригинала и не способна дать
теоретическую основу для обоснования выбора между этими
вариантами.
Речь идет о случаях, соответствующих первому уровню
эквивалентности (по теории В. Н. Комиссарова), когда в переводе
сохраняется только цель коммуникации: A rolling stone gathers no
moss. ‘Кому на месте не сидится, тот добра не наживет’ (см. ниже
теорию уровневой эквивалентности).

3. Трансформационная модель перевода. Данная модель


перевода опирается на положения трансформационной
(порождающей) грамматики Н. Хомского, согласно которой все
множество синтаксических структур может быть сведено к
ограниченному числу элементарных ядерных структур, в которых
логико-семантические отношения наиболее прозрачны. Автором
данной модели перевода является американский лингвист Юджин
Найда.
Трансформационная модель перевода, в отличие от
ситуативно-денотативной модели, исходит из предположения, что
79
Моделирование процесса перевода

при переводе осуществляется передача значений единиц оригинала.


Она рассматривает процесс перевода как ряд преобразований, с
помощью которых переводчик переходит от единиц ИЯ к единицам
ПЯ, устанавливая между ними отношения эквивалентности.
Процесс перевода, согласно трансформационной модели,
строится в три этапа:
1) анализ структур оригинала (A) и их преобразование в более
простые, легко анализируемые формы языка оригинала (B): He had
his car stolen > He had a car. Someone stole his car; предполагается,
что такие простые «ядерные» структуры в разных языках достаточно
близки и легко заменяют друг друга при переводе (A  B);
2) переключение (перенос) – переход к ядерным структурам и
семантическим компонентам языка перевода (В  B1): He had a car.
Someone stole his car > ‘Он имел машину (У него была машина). Кто-
то угнал его машину’;
3) синтез или реконструирование – ядерная структура ПЯ
развертывается в поверхностную структуру ПЯ, т.е. конечную
структуру текста перевода (B1 → A1): ‘У него была машина. Кто-то
угнал его машину’ > ‘У него угнали машину’.

Таким образом, трансформационная модель ориентирована на


существование непосредственной связи между структурами и
лингвистическими единицами оригинала и перевода. Данная
модель обладает значительной объяснительной силой. В отличие от
ситуативной модели, трансформационная модель дает возможность
отразить роль значений языковых единиц в содержании исходного
80
Моделирование процесса перевода

текста и зависимость (хотя и не всегда прямую) от этих единиц


средств ПЯ, используемых в переводе. Тем самым моделируются
способы достижения эквивалентности четвертого и пятого типов (по
теории В. Н. Комиссарова), где сохраняется значение синтаксических
структур и лексических единиц исходного текста.
Оценивая значимость трансформационной модели, теоретики
перевода отмечают следующие ее достоинства:
 рассматривая формальные единицы оригинала и перевода
как взаимосвязанные трансформы, трансформационная модель
отводит важное место сопоставительному изучению разноязычных
форм, между которыми устанавливаются отношения переводческой
эквивалентности, что создает теоретическую базу для описания
системы переводческих отношений двух конкретных языков;
 на основе сопоставления исходных и конечных форм
переводческих преобразований трансформационная модель дает
возможность выявить различные типы переводческих
трансформаций и приемов перевода;
 утверждая существование языка-посредника или ядерных
структур, она в значительной степени обосновывает технику
перевода при смысловом способе перевода и технику переводческой
скорописи в устном последовательном переводе;
 дает возможность объяснить факты перевода структур ИЯ, не
имеющих соответствий в ПЯ: She is a poor letter-writer ʻОна не умеет
писать письмаʼ.
Вместе с тем отмечается, что данная модель также не является
универсальной и не претендует на моделирование любого
переводческого акта:
 она не объясняет, каким образом на третьем этапе
осуществляется выбор из числа возможных трансформ;
 не может объяснить факты установления отношений
эквивалентности между такими структурами, которые не сводятся к
аналогичным ядерным структурам (The split in the Democratic Party
elected Lincoln – ‘В результате раскола в демократической партии к
власти пришел Линкольн’);
 не объясняет факты эквивалентности между такими
структурами, как Fragile и ‘Осторожно, стекло’;

81
Моделирование процесса перевода

 связана с рассмотрением только тех сторон переводческой


деятельности, которые рассматривают соотношение грамматических,
а именно синтаксических структур исходного языка и языка
перевода.
Таким образом, данная модель перевода, как и ситуативная
модель, обладает хоть и значительной, но все-таки ограниченной
объяснительной силой.

4. Семантическая модель перевода. Трансформационная


модель перевода в определенной степени дополняется моделью,
предложенной английским переводоведом Дж. Кэтфордом, которая
представляет процесс перевода как идентификацию и сохранение
релевантных сем оригинала, вследствие чего и получила название
«семантической модели». В основе этой модели лежит попытка
распространить на перевод применяемую в лингвистике процедуру
компонентного анализа, позволяющую разбивать значения
языковых единиц на более мелкие элементарные смыслы – семы, и
эти значения рассматриваются как пучок таких сем. При этом
оказывается, что, если пучки сем (значения языковых единиц) в
разных языках, как правило, не совпадают, то между
составляющими их семами имеется значительная общность.
Предполагается, что процесс перевода может осуществляться в
два этапа:
1) на первом этапе переводчик определяет семный состав
отрезка оригинала и решает, какие из выявленных сем релевантны
для коммуникации и должны быть переданы в переводе;
2) на втором этапе в языке перевода подбираются единицы, в
значения которых входят как можно больше сем оригинала, в
первую очередь, релевантных.
Степень близости перевода к оригиналу определяется
количеством общих сем. При этом некоторые семы могут
обнаруживаться из контекста оригинала и эксплицироваться в
переводе или навязываться нормами языка перевода.
Дж. Кэтфорд иллюстрирует высказанные положения
следующим примером. Например, английское предложение I have
arrived переводится как ‘Я пришла’.

82
Моделирование процесса перевода

Из приведенной схемы видно, что в английском предложении


компонентный анализ выявляет пять эксплицитных сем: 1)
‘говорящий’ (первое лицо); 2) ‘прибытие’ (без указания на способ
передвижения); 3) ‘прошедшее время’ (not arrive); 4) ‘связь с другим
действием или моментом времени’ (значение перфекта); 5) ‘связь с
моментом речи’ (not arrived or had arrived).
Русский перевод содержит шесть элементарных смыслов: 1)
‘говорящий’; 2) ‘прибытие’; 3) ‘прошедшее время’; 4) ‘женский род’; 5)
‘движение пешком’; 6) ‘совершенный вид’.
Сопоставление состава элементарных смыслов в оригинале и в
переводе показывает, что общих сем имеется только три:
‘говорящий’, ‘прибытие’, ‘прошедшее время’. Но их оказывается
достаточно, чтобы обеспечить эквивалентность перевода. А
несовпадающие элементарные смыслы (семы) оказываются
коммуникативно нерелевантными. Чем больше совпадающих сем в
содержании оригинала и перевода, тем большей будет степень
эквивалентности.
Заменяющие друг друга семы могут не совпадать, а быть
связаны отношениями семантического перефразирования: Last year
(А) saw a rapid growth of industrial production (Х) – ‘В прошлом году
отмечался быстрый рост промышленного производства’. Отношения
83
Моделирование процесса перевода

перефразирования можно представить следующим образом: А видит


Х у себя = Х наличествует у А = Х существует в период, когда А.
Семантическая модель перевода обладает значительной
объяснительной силой. К ее достоинствам относится то, что она:
 позволяет объяснить многие причины семантических
расхождений между двумя текстами,
 указывает на ряд существенных факторов, определяющих
выбор варианта перевода.
Вместе с тем, по мнению В.Н. Комиссарова, данная модель не
лишена ряда существенных недостатков:
 она не предусматривает такие случаи, когда для описания
одной и той же ситуации разные языки используют разные
семантические категории (instant coffee – растворимый кофе);
 не затрагивает проблем передачи образных и иных
ассоциаций при переводе;
 проходит мимо многоплановости содержания текста,
возможности использования единиц языка в переносном значении,
расчета на предварительный опыт и наличие ассоциаций;
 в ее рамках не находится места категории цели
коммуникации, играющей решающую роль при выборе средств
перевода.

5. Трехфазная модель перевода. Данная модель перевода,


разработанная немецким переводоведом Отто Каде, акцентирует
внимание на промежуточном этапе переводческого процесса,
который является, пожалуй, самым таинственным, осуществляемым
исключительно в сознании переводчика и потому, непосредственно
не наблюдаемым. Это этап, на котором осуществляется переход от
знаков одного языка к знакам другого языка.
Согласно О. Каде, особенности двуязычной коммуникации
определяются прежде всего тем, что отправитель сообщения (О) и
его получатель (П) не владеют одинаковыми кодами.
Взаимопонимание между ними возможно лишь в случае
превращения текста на языке Я1, в текст на языке Я2, способный
оказать коммуникативное воздействие на получателя (П). В этом и
заключается функция перевода, которая требует:

84
Моделирование процесса перевода

 декодирование текста на Я1 с целью перекодирования;


 перекодирования, т.е. смены кода в узком смысле (подстановка
знаков Я2 вместо знаков Я1);
 реализация текста на Я2.
Эти задачи решаются переводчиком или транслатором (Т),
который выступает в качестве промежуточного звена между
отправителем (О) и получателем (П') в двуязычной коммуникации.
По отношению к отправителю (О) он является получателем (П), а по
отношению к конечному адресату П' – косвенным отправителем О'.
Как указывает О. Каде, предпосылкой для функционирования
переводчика в качестве отправителя (О') является его
функционирование в качестве перекодирующего звена (ПЗ).
О. Каде предлагает следующую схему процесса перевода:

Таким образом, двуязычная коммуникация включает в себя


три фазы:
1) коммуникация между отправителем (О) и переводчиком-
транслатором (Т); переводчик (Т) выступает в качестве получателя
сообщения (П) на Я1;
2) смена кода Я1 – Я2, осуществляемая переводчиком (Т),
выступающим в качестве перекодирующего звена (ПЗ);
3) коммуникация между переводчиком (Т) и получателем (П').
Переводчик выступает в качестве отправителя сообщения (О') для
получателя (П').
Упрощенный вариант этой модели представляет
А. Д. Швейцер в своей работе «Теория перевода (статус, проблемы,
аспекты)»:

85
Моделирование процесса перевода

Достоинством данной модели перевода является четкое


выделение этапов процесса межъязыковой коммуникации, указание
на полифункциональность действий переводчика. Подобное
представление о структуре акта межъязыковой коммуникации дает
возможность анализировать всевозможные факторы, существующие
в каждом из звеньев и воздействующие на перевод. Модель О. Каде
объективно корректно раскрывает характер переводческой
деятельности с точки зрения последовательности операций,
осуществляемых переводчиком.

Лекция 7
1. Функционально-прагматическая (динамическая) модель
перевода.
2. Психолингвистическая модель перевода.
3. Информационная модель перевода.
4. Интерпретативная модель процесса перевода.

1. Функционально-прагматическая (динамическая) модель


перевода. Данная модель, разработанная А. Д. Швейцером, дает
описание процесса принятия переводчиком решений на основе учета
языковых и внеязыковых аспектов перевода.
По мнению А. Д. Швейцера, процесс принятия переводчиком
решения складывается из двух основных этапов:
1) выработка стратегии перевода;
2) определение конкретного языкового воплощения этой
стратегии (различные конкретные приемы, переводческие
трансформации, составляющие технологию перевода).
Выработка стратегии перевода, по мнению автора,
предполагает следующие моменты:

86
Моделирование процесса перевода

 принятие переводчиком решения относительно


использования того или иного вида перевода (например,
предпочтение может быть отдано текстуально точному переводу,
приближающемуся к буквальному, или, напротив, переводу, смело,
отходящему от формальной структуры оригинала, приближающемуся
к вольному);
 принятие решения относительно тех аспектов оригинала,
которые должны быть отражены в переводе в первую очередь, т.е.
принятие переводчиком шкалы приоритетов перевода;
 принятие решения относительно скрупулезной передачи
экзотических деталей местного колорита и колорита эпохи либо
отказа от этого в пользу глубинного проникновения в историческую
специфику текста.
Для процесса перевода, по А. Д. Швейцеру, важным является
прагматический уровень, играющий главенствующую роль по
сравнению с семантическим уровнем. Ученым выделяются три
прагматических фактора, влияющих на процесс перевода:
коммуникативная интенция отправителя, установка на получателя,
коммуникативная установка переводчика.
Будучи одним из сложнейших видов речевой коммуникации,
перевод, в концепции А. Д. Швейцера, обусловливается множеством
языковых факторов, которые образуют ряд взаимосвязанных
фильтров, определяющих стратегию перевода. К этим факторам
относятся:
 система и норма двух языков,
 две культуры,
 две коммуникативные ситуации (первичная и вторичная),
 предметная ситуация,
 функциональная характеристика исходного текста,
 норма перевода.
Центральное место в этой модели принадлежит тексту,
который зависит от перечисленных аспектов перевода, и в то же
время сам определяет первичную и вторичную коммуникативные
ситуации.

87
Моделирование процесса перевода

Модель перевода А. Д. Швейцера представляет собой


дополненную модель «динамической эквивалентности»
Ю. Найды, которая основывается на сопоставлении двух процессов:
1) порождения и восприятия исходного текста;
2) порождения и восприятия текста перевода.
В схеме Ю. Найды отправитель исходного текста (О1)
формирует исходный текст (Т1), воспринимаемый исходным
получателем (П1). Переводчик, выступая в первичном
коммуникативном акте в качестве получателя (П2), воспринимает
исходный текст (Т1), а затем создает вторичный текст (Т2),
воспринимаемый получателем (П3). Ключевым понятием модели
Ю. Найды является понятие динамической эквивалентности,
понимаемой как соответствие восприятия текста (Т2) иноязычным
получателем (П3) восприятию исходного текста (Т1) первичным
получателем (П).

А. Д. Швейцер расширяет схему Ю. Найды такими


компонентами, как контактирующие в акте перевода языки –
исходный язык (Я1) и язык перевода (Я2), контактирующие в акте
перевода культуры – исходная культура (К1) и культура получателя
перевода (К2), две предметные ситуации (ПС1 и ПС2) и две
коммуникативные ситуации (КС1 и КС2). Участниками первичной
коммуникативной ситуации являются отправитель исходного текста
(О1), получатель этого текста, говорящий на том же языке (П1) и
другой получатель – переводчик (П2). Во вторичной
коммуникативной ситуации участвуют переводчик в роли
отправителя (О2) и иноязычный получатель (П3).

88
Моделирование процесса перевода

2. Психолингвистическая модель перевода – это модель,


учитывающая психолингвистический подход к процессу перевода, в
основе которого лежит понимание перевода как речемыслительной
деятельности.
Психолингвистическая модель перевода разрабатывается с
целью описания психических процессов, обеспечивающих
переводческую деятельность, которые не учитываются описанными
выше моделями перевода.
Данная модель перевода использует положение теории речевой
деятельности о том, что в соответствии с целью речевого акта у
говорящего сначала формируется внутренняя программа будущего
сообщения (существующая в форме субъективного кода говорящего),
которая затем развертывается в речевое высказывание. Исходя из
этого, психолингвистическая модель рассматривает перевод как
двухэтапный процесс:
1) преобразование переводчиком своего понимания
содержания оригинала в свою внутреннюю программу, т.е. «перевод»
с ИЯ на внутренний код;
2) развертывание этой программы в текст перевода, т.е.
«перевод» с внутреннего кода на ПЯ.
89
Моделирование процесса перевода

Психолингвистическая модель перевода полностью соответствует


пониманию перевода как вида речевой деятельности. К сожалению,
объяснительная сила такой модели ограничивается тем
обстоятельством, что мы не знаем, как происходит такое
«свертывание» и «развертывание», какие элементы содержания
сохраняются во внутренней программе и как выбирается один из
возможных путей реализации такой программы в тексте перевода.
Дальнейшая детализация психолингвистической модели перевода
является важной задачей теории перевода.
Представленная модель описана В. Н. Комиссаровым в его
труде «Теория перевода (лингвистические аспекты)».
На современном этапе развития переводоведения можно
говорить еще об одной психолингвистической модели перевода,
разработанной А. Ф. Ширяевым85, который обосновывает
деятельностное представление перевода. Переводовед трактует
перевод как определенный, специализированный вид речевой
деятельности (переводческая деятельность), целью которого
является создание продукта в виде реально высказанного или
записанного высказывания или группы высказываний на
определенном языке. Социальным заказом переводчику задаются
основные параметры производимого продукта.
Продуктом переводческой деятельности является текст на
переводящем языке, произведенный переводчиком. В этом продукте
одновременно опредмечиваются и деятельность адресата, и
деятельность переводчика.
Структурно переводческая деятельность состоит из
последовательности взаимосвязанных и взаимообусловленных
переводческих действий. Минимальная единица деятельностного
процесса, которая является как бы микродеятельностью, несет в
себе все основные черты деятельности в целом. Как переводческая
деятельность в целом, так и каждое входящее в нее переводческое
85 Ширяев Анатолий Федорович (р. 1933) – генерал-майор, доктор
филологических наук, профессор, лауреат почетного звания «Заслуженный
деятель науки Российской Федерации», переводчик и ученый-переводовед.
Автор монографии «Синхронный перевод. Деятельность синхронного
переводчика и методика преподавания синхронного перевода», в которой
изложены результаты исследования синхронного перевода на основе
психолингвистического и деятельностного подходов.
90
Моделирование процесса перевода

действие имеет трехфазную структуру, свойственную всякому


интеллектуальному акту:
1) фаза ориентирования в условиях деятельности и выработки
плана деятельности или действия;
2) фаза реализации выработанного плана;
3) фаза сопоставления результата с намеченной целью.
Данная модель разработана в рамках психолингвистической
теории перевода – особого направления, активно формирующегося в
настоящее время на основе коммуникативного подхода к переводу.

3. Информационная модель (теория) перевода. Эта


модель разработана Р. К. Миньяром-Белоручевым. Она постулирует,
что любой текст и его единицы являются носителями разнообразной
информации, которая в сознании реципиента (переводчика) должна
быть воспринята и понята, осмыслена в идеале во всем объеме, со
всеми ее смысловыми, стилистическими, стилевыми,
функциональными, ситуативными, эстетическими и т.п.
особенностями.
Этот процесс восприятия, понимания текста, происходит
одновременно с процессом воссоздания текста, то есть перевода
текста на основе информационных эквивалентов на языке перевода.
Чем выше уровень подготовленности переводчика, тем быстрее и
успешнее осуществляется этот единый процесс переводческой
деятельности.
Данная теория оперирует следующими понятиями:
Сообщение – это информация, предназначенная для
передачи. При этом это такая информация, которую может извлечь
только конкретный адресат, знакомый с создавшейся ситуацией.
Например, если вы попросили у приятеля одолжить некую сумму, а
он отвечает, что зарплату он получит только на следующей неделе,
то сообщение будет заключаться не в дне выдачи зарплаты, а в том
факте, что на данный момент у него нет денег, чтобы вам помочь.
Текст – любое знаковое образование, несущее сообщение. Один
текст может нести одно, несколько сообщений или часть сообщения.
Одно сообщение может передаваться с помощью одного, нескольких
текстов или части текста; разные тексты могут нести одно и то же
сообщение.
91
Моделирование процесса перевода

С точки зрения информационной модели перевода текст – это


не объект трансформации (как в лингвистической теории перевода),
а носитель разных видов информации, а сам процесс перевода –
это не межъязыковая трансформация, а поиск и передача
информации. Переход от одного языка к другому осуществляется на
информационном уровне.
Под информацией понимаются сведения, которые несет то
или иное речевое произведение в конкретной ситуации. При этом
ситуацией называется совокупность элементов реальной
действительности, существующих в момент общения или
описываемых в тексте.
Текст несет семантическую информацию, то есть
заключенную в совокупности значений лексических единиц, и
информацию о структуре данного текста. Под структурой речевого
произведения понимается его организация, так как речевые
произведения отличаются своим синтаксисом и стилем, а в поэзии
еще размером и рифмой.
Итак, в процессе перевода переводчик сталкивается с
семантической и ситуативной информацией, в сочетании которых
заключен смысл высказывания, и с информацией о структуре
высказывания, способной произвести на коммуниканта
дополнительное эстетическое воздействие. Например, при переводе
художественной литературы передаются все три типа информации:
семантическая и ситуационная в виде смысла, а также информация
о структуре текста. Переводчик не просто воспроизводит содержание
произведения, но и воссоздает стиль, эстетику автора, жанровый
характер произведения, средства художественного выражения, в том
числе и формы стихосложения. А в устном переводе информацию,
предназначенную для передачи, составляет чаще всего смысл, то
есть совокупность семантической и ситуационной информации, а
иногда только семантическая или ситуационная информация.
Таким образом, переводчик может передать не весь
информационный комплекс исходного текста. Однако, при этом в
переводе, по Р. К. Миньяру-Белоручеву, должна сохраниться та
информация, которая предназначена для передачи, т.е. то, что
источник хочет выразить официальному адресату. Такую
информацию, предназначенную для передачи, ученый называет
92
Моделирование процесса перевода

инвариантом перевода. Другими словами, инвариант перевода –


это та информация, которая должна быть отражена и в исходном
тексте, и в тексте перевода. Поскольку всякое высказывание
контекстуально обусловлено, то определение инварианта
невозможно без учета контекста, ситуации, в которой данное
высказывание прозвучало.
К достоинствам информационной теории перевода современные
переводоведы относят следующие моменты:
 она преодолевает границы письменного перевода и
понимания перевода вообще как полной передачи средствами
другого языка содержания и формы подлинника, выделяя такое
понятие, как информация, предназначенная для передачи, или
сообщение;
 вскрывает пути определения информативности текста и
вариативность информационного запаса субъекта в зависимости от
лексических единиц;
 учитывает «интеллектуальные характеристики»
коммуникантов, своеобразие культур, видения мира, а также
ситуативные и коммуникативные условия порождения и
восприятия текста;
 служит основой создания системы обучения различным
видам перевода;
 предлагает теорию несоответствий, позволяющую
оценивать качество перевода с помощью измерения информации
при сравнении оригинала и текста перевода86.
По мнению Л. Л. Нелюбина, наиболее важным и
плодотворным положением информационной теории перевода
является вывод о том, что переход от одного языка к другому в
переводе осуществляется на информационном уровне. При этом
переводовед с сожалением констатирует, что данный вывод еще не
ассимилирован в должной мере современной теорией перевода,
равно как и методикой обучения переводу87.

86Валеева Н. Г. Указ. соч., С. 151-152.


87Нелюбин Л. Л. Наука о переводе (история и теория с древнейших времен
до наших дней) : учебное пособие / Л. Л. Нелюбин, Г. Т. Хухуни. – М. : Флинта :
МПСИ, 2006. – С. 337.
93
Моделирование процесса перевода

4. Интерпретативная модель процесса перевода.


Интерпретативная теория (модель) перевода, разработанная
франко-канадскими переводоведами Даницей Селескович88 и
Марианной Ледерер89, исходит из того, что общение между людьми
осуществляется не путем обмена единицами языка, а с помощью
речевых высказываний-текстов, обладающих определенным
смыслом. Извлечение смысла из исходного сообщения и
перевыражение его в тексте перевода является основной задачей
переводчика.
Согласно данной теории, процесс перевода включает
следующие этапы:
1) создание текста оригинала;
2) понимание переводчиком смысла речи (причем
извлекаемый им смысл должен быть идентичен смыслу,
вложенному в исходное сообщение автором оригинала);
3) порождение переводчиком текста перевода,
воспроизводящего исходный смысл.
Как и во многих других моделях перевода, в данном случае
переводчик представлен как человек, выполняющий две роли:
получателя исходного текста (interpreter / listener) и создателя
текста перевода (interpreter / speaker). Центральным этапом в этой
модели является этап понимания переводчиком смысла исходного
сообщения. Данный процесс представляет собой интерпретацию, т.е.
извлечение смысла, минуя его языковое выражение.
Интерпретация, являясь основным понятием в данной
концепции, противопоставлена понятию собственно перевода. По
мнению Д. Селескович, собственно перевод имеет дело с единицами
языков. Языки сравниваются и оцениваются с точки зрения
нахождения эквивалентов. В отличие от собственно перевода

88Селескович Даница (Danica Seleskovitch, 1921 – 2001) –


представительница франко-канадской школы перевода сербского
происхождения, блестящий переводчик-синхронист, единственная женщина,
переводившая президенту Франции Шарлю де Голлю, доктор наук, профессор
Сорбонны, директор парижской Высшей школы переводчиков, автор
многочисленных работ по переводоведению.
89 Ледерер Марианна (р. 1934) – соавтор и сотрудник Даницы

Селескович, профессор Парижского университета III Новая Сорбонна, директор


Высшей школы переводчиков, переводчик-синхронист.
94
Моделирование процесса перевода

интерпретация имеет дело не с единицами языков, а с идеями, со


смыслом, и всячески игнорирует формальные межъязыковые
соответствия. Интерпретация предполагает выделение значимых
смысловых элементов в исходном высказывании и перевыражение
смысла средствами другого языка таким образом, что оригинал и
перевод могут совпадать по смыслу только в данных условиях и не
обязательно включают формальные языковые эквиваленты.
Из вышеизложенного следует, что в процессе перевода
переводчик отделяет извлеченный смысл от его языкового
выражения, т. е. имеет место девербализация сообщения.
Девербализация представляет собой осознание переводчиком того,
что хотел сказать автор в анализируемом отрезке оригинала. Она
состоит в том, чтобы забыть конкретные слова и высказывания,
породившие извлеченный из них смысл. Перед тем как создать
новое речевое произведение, переводчик сводит сформулированную
мысль автора оригинала к мысли, не имеющей языкового
выражения. Причем это происходит мгновенно и интуитивно, и в
памяти переводчика сохраняется лишь извлеченный смысл,
который он и передает в переводе.
Авторы данной теории считают, что интерпретация лучше
всего удается переводчику в условиях устного перевода, поскольку у
него нет времени подробно анализировать языковую природу
высказывания; он может лишь ухватить основной смысл.
Очевидным достоинством интерпретативной теории перевода
переводоведы считают указание на необходимость осуществления
девербализации смысла оригинального высказывания как одного из
этапов процесса перевода. Представляется, что направленность
действий переводчика на «забывание» языковой формы выражения
способствует преодолению интерференции в переводе, позволяет
переводчику создавать текст перевода в соответствии с нормами и
узусом ПЯ. Причем, эта роль девербализации важна и абсолютно
реализуема как в условиях письменного перевода, так и устного.
В. Н. Комиссаров оценивает интерпретативную теорию
перевода как попытку подвести теоретическую базу под интуитивное
представление устного переводчика о характере своей деятельности.
К недостаткам данной теории переводоведы относят преувеличение
значимости переводческой интуиции, необоснованное возвеличивание
95
Моделирование процесса перевода

устного перевода как наиболее надежного способа передачи смысла


оригинала, принижение роли языковых средств в формировании
смысла оригинала.
Таким образом, моделирование считается самым продуктив-
ным методом описания перевода. Множественность моделей свиде-
тельствует о сложности моделируемого объекта – перевода. Как
отмечают переводоведы, ни одна из многочисленных существующих
моделей не является универсальной, не описывает полностью слож-
нейший процесс перевода, что доказывает принципиальную невоз-
можность построить полноценную картину перевода на основании
изучения одного, пусть и очень важного, его аспекта.
Вопросы для самоконтроля:
1. Почему изучение процесса перевода производится
косвенным путем?
2. Как можно определить модель перевода?
3. Почему модель перевода носит условный характер?
4. В чем заключаются задачи модели перевода?
5. Как проверяется достоверность моделирования перевода?
6. Перечислите основные модели перевода с указанием их
авторов.
7. Из каких представлений исходит ситуативно-денотативная
модель перевода? Какие этапы процесса перевода выделяются
согласно этой модели?
8. В чем заключаются достоинства данной модели? Почему
ее объяснительная сила ограничена?
9. Какие этапы процесса перевода предполагает
трансформационная модель? Охарактеризуйте каждый из этапов.
10. Какие достоинства трансформационной модели отмечают
переводоведы? Почему она не может считаться универсальной?
11. На чем основана семантическая модель перевода?
12. Сколько этапов процесса перевода выделяется согласно
семантической модели? В чем заключается задача переводчика на
каждом из этапов?
13. Перечислите достоинства и недостатки семантической
модели перевода.

96
Моделирование процесса перевода

14. Какие задачи решаются переводчиком согласно


трехфазной модели перевода О. Каде? Какие три фазы предполагает
процесс перевода в соответствии с этой моделью?
15. Какими достоинствами обладает трехфазная модель
перевода?
16. Из каких этапов складывается процесс перевода согласно
функционально-прагматической модели? Какие моменты
предполагает выработка стратегии перевода?
17. Какой уровень, с точки зрения А. Д. Швейцера, играет
главенствующую роль в процессе перевода?
18. Какими компонентами А. Д. Швейцер считает
необходимым расширить схему перевода, разработанную
Ю. Найдой? Опишите разработанную А. Д. Швейцером схему
перевода.
19. Из каких этапов состоит процесс перевода с точки зрения
психолингвистического подхода?
20. Какое представление перевода обосновывает А. Ф. Ширяев
в своей психолингвистической модели перевода? Что является
минимальной единицей деятельностного процесса? Какую структуру
имеет переводческая деятельность?
21. Какими понятиями оперирует информационная модель
перевода?
22. Перечислите достоинства информационной теории
перевода.
23. Какое понятие является основным в интерпретативной
теории перевода Д. Селескович и М. Ледерер? В чем его суть?
24. Как вы понимаете объяснительную силу модели перевода?
25. Какой модели перевода вы отдали бы предпочтение?
Почему?

97
Текстологические аспекты перевода

ТЕКСТОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПЕРЕВОДА

Лекция 8
1. Текст и его содержательная структура.
2. Имплицитный смысл и виды имплицитности.

1. Текст и его содержательная структура. Большое


значение для современного переводоведения имеют результаты
исследований в области лингвистики текста. В процессе перевода
происходит коммуникативное приравнивание текстов на разных
языках. Осуществление этого процесса и оценка его результатов
предполагают умение сопоставлять форму и содержание различных
типов текста, учитывать особенности структуры и
функционирования текстов в каждом из языков, анализировать
соотношение текста как целостного образования с составляющими
текст языковыми единицами и структурами. Все это становится
возможным на основе положений и подходов лингвистики текста.
Текст ‒ это речевое произведение, с помощью которого
осуществляется вербальная коммуникация. Текст состоит из
высказываний, которые говорящий создает, отбирая языковые
единицы и соединяя их по правилам грамматики данного языка в
соответствии со своим коммуникативным намерением. Построение и
понимание высказывания происходит на основе как
лингвистических, так и экстралингвистических факторов.
Но текст ‒ это не просто набор отдельных высказываний. Текст
представляет собой сложное структурное и содержательное целое,
коммуникативный потенциал которого гораздо больше совокупного
содержания составляющих его высказываний. Переводчик должен
уметь воспринимать эту целостность текста оригинала и
обеспечивать целостность создаваемого им текста перевода.
Содержательная структура текста может рассматриваться
в трех разных измерениях: вертикальном, горизонтальном и
глубинном.
Вертикальную структуру текста создает его формально-
тематическое содержание, начиная с общего замысла или темы
текста, которая развертывается во все более мелких фрагментах
текста: подтемах, субподтемах, микротемах, вплоть до отдельных
98
Текстологические аспекты перевода

суждений. Такое развертывание «сверху ‒ вниз» осуществляется


говорящим, создающим текст в соответствии со своим
коммуникативным намерением. Воспринимающий текст формирует
эту иерархическую структуру в обратном направлении ‒ «снизу ‒
вверх», от более мелких частей содержания к целостному
пониманию всего текста. При этом вертикальная структура текста
далеко не всегда построена столь четко и логично: некоторые
микротемы могут быть опущены, другие вклиниваются в «чужие»
подтемы, противоречат друг другу и т.п. Подобные недостатки
изложения восполняются знаниями и опытом коммуникантов на
основе их предположений о конечном содержании всего текста.
Отдельные фрагменты текста обладают большей или меньшей
прогнозирующей силой, дающей возможность предвидеть
последующее содержание. Такое «вероятностное прогнозирование»
облегчает понимание речи и играет важную роль в процессе устного
перевода.
Важную роль в создании целостности текста играет его
горизонтальная структура, создаваемая формальными и
смысловыми связями между высказываниями.
Формальная связность текста (когезия) достигается с помощью
различных языковых средств: союзов, повторов, слов-заместителей,
согласования временных и иных форм и т.п.
Смысловое единство текста (когерентность) обеспечивается
логической последовательностью и непротиворечивостью
изложения, логическими связками (итак, следовательно, подведем
итоги и пр.), использованием стереотипных формул, обозначающих
начало и концовки повествования, анафорическими и
катафорическими отсылками к другим частям и т.п.
С когерентностью текста, т. е. его смысловым единством,
непосредственно связана тема-рематическая структура текста.
Соотношение темы и ремы или актуальное членение характерно и
для смысловой структуры отдельного высказывания. В содержании
высказывания можно выделить два смысловых фокуса. Один из них
(тема) ‒ это исходный пункт сообщения, то, о чем сообщается, что,
как предполагается, известно собеседнику или предлагается ему как
нечто данное. Второй (рема) ‒ главный смысловой центр сообщения,
то, что сообщается, та новая информация, ради которой это
99
Текстологические аспекты перевода

сообщение создано. Тема-рематическое членение высказывания


может осуществляться путем выделения ремы интонационными,
лексическими или синтаксическими средствами, например, рема
‘отсутствие денег’ в следующем высказывании может быть выражена
разными способами: ударением ('денег нет у него), лексически (а
денег-то никаких нет у него), синтаксически ‒ постановкой ремы на
последнее место в простом неэмфатическом высказывании (у него
денег нет).
В тексте последовательность и связность изложения во многом
зависят от тема-рематических отношений соседних высказываний.
Нередко рема одного высказывания становится темой другого,
например: Николай попытался открыть дверь. Дверь не
открывалась.
Кроме того, определенная тема-рематическая структура
создается в целостном содержании текста, когда информация в
одной части текста выступает в обобщенной форме в качестве
исходного момента (темы) для последующего содержания.
Например, за описанием погожего дня следует сообщение, что в этот
день произошло какое-то событие. При создании текста перевода
переводчик, как правило, сохраняет тема-рематическую структуру
оригинала.
Особое значение для теории и практики перевода имеет
детальное описание глубинной структуры содержания текста,
отражающей процесс построения речевых высказываний и
включения их в текст. Языковые средства, которые говорящий
использует для передачи задуманного сообщения, служат своего
рода «кирпичиками смысла», и в каждом высказывании они
отбираются и организуются таким образом, чтобы, интерпретируя их
значения относительно друг друга и относительно обозначаемой ими
реальности, другие коммуниканты, обладающие необходимыми
языковыми и фоновыми знаниями, могли бы извлечь из
высказывания передаваемую информацию.
Эта информация не сводится к простой сумме «кирпичиков
смысла», из которой сложено высказывание. С одной стороны,
интерпретация значений языковых средств в высказывании
отсекает часть их семантики, включая в содержание высказывания
лишь те ее компоненты, сочетание которых осмысленно и отвечает
100
Текстологические аспекты перевода

замыслу сообщения. Таким образом, содержание высказывания


оказывается значительно более ограниченным, чем совокупность
всех возможных значений единиц, входящих в высказывание.
С другой стороны, сочетание языковых единиц в высказывании
создает новую информацию, которая отсутствовала в используемых
«кирпичиках смысла». Если каждый из таких «кирпичиков»
содержит информацию о каких-то отдельных классах предметов,
свойств, процессов или отношений, то их сочетание позволяет уже
определенным способом (через набор ее признаков) описать целую
ситуацию (ряд предметов мысли, связанных между собой
определенными отношениями) и реализовать тем самым какую-то
общекоммуникативную функцию (общую цель коммуникации). В
этом смысле содержание высказывания оказывается более
информативным, чем совокупное значение составляющих его
единиц.
Информация, которую коммуниканты получают путем
интерпретации значений языковых единиц, составляющих
высказывание, выступает в качестве собственно языкового
содержания высказывания. Это ‒ как бы «поверхностное»
вербальное содержание, которое всецело зависит от набора
языковых средств. Оно всегда носит обобщенный характер,
описывает типовую ситуацию, которая может существовать во
множестве реальных вариантов.
Даже очень конкретное, на первый взгляд, высказывание типа
Вчера вечером Николай срубил дерево, которое росло перед нашим
окном фактически лишь в общем виде содержит указание на
субъект, объект, время и место действия. Можно лишь сказать, что
некий говорящий сообщает, что некто по имени Николай срубил
какое-то дерево, находившееся перед одним из окон какого-то
строения, и что все это произошло накануне того дня, когда
говорящий делает свое сообщение.
Подобных ситуаций может быть огромное количество, и любая
из них может быть описана с помощью такого высказывания. Это
высказывание вполне осмысленно, оно может быть понято и
переведено на другой язык с большей или меньшей полнотой в
зависимости от соотношения семантических структур двух языков,
участвующих в процессе перевода. Однако само по себе оно
101
Текстологические аспекты перевода

обеспечивает лишь весьма поверхностную, неполную


коммуникацию, поскольку не включено в текст, в конкретную
обстановку общения и может относиться к любому Николаю и к
любому дереву, стоящему у чьего-то окна. Такие высказывания,
взятые изолированно от конкретной единичной ситуации общения,
В. А. Звегинцев90 называл «псевдопредложениями», считая, что они
не существуют как реальные единицы речи.
Однако в реальном речевом общении, несомненно, бывают и
такие случаи, когда содержание отдельных высказываний и целых
текстов воспринимается (а порой и продуцируется, а также
переводится) лишь на самом поверхностном уровне понимания,
которое не соотносится с конкретной ситуацией. Например, когда я
слышу, как незнакомые мне люди обмениваются замечаниями о
совершенно неизвестных мне лицах или событиях.
В любом акте общения «глубина» понимания передаваемого
сообщения может быть неодинаковой для разных коммуникантов, и
некоторые из них могут довольствоваться обобщенным языковым
содержанием высказывания. Можно даже представить довольно
пространные рассуждения или беседы, в которых языковое
содержание высказывания не соотносится с какой-либо конкретной
ситуацией и для осуществления коммуникативной функции речи
достаточно того, что коммуниканты обмениваются осмысленными
высказываниями, составляющими достаточно связное целое.
Несомненно, бывают случаи, когда и языковое содержание
высказывания оказывается понятым лишь частично или вообще не
осознается коммуникантом вследствие отсутствия у него
необходимых языковых или фоновых знаний, что лишает его
возможности сопоставлять и правильно интерпретировать
«кирпичики смысла». Существует так называемое вербальное
знание, когда говорящий способен более или менее точно
воспроизводить услышанное или прочитанное, фактически без
90 Звеги́нцев Владимир Андреевич (1910 ‒ 1988) ‒ советский лингвист,
доктор филологических наук, професор, один из организаторов Отделения
теоретической и прикладной лингвистики на филологическом факультете МГУ
и первый заведующий этим отделением. Специалист по общей теории языка,
лингвистической семантике, истории языкознания. Заведующий редакцией
языкознания в издательстве «Прогресс», создатель серии сборников «Новое в
зарубежной лингвистике», составитель хрестоматии по истории языкознания.
102
Текстологические аспекты перевода

самостоятельной интерпретации содержания произносимых им


высказываний. Даже подобное механическое говорение, не имеющее
смысла для самого говорящего, может быть вполне
коммуникативным для других собеседников, способных извлечь
информацию, содержащуюся в произносимых высказываниях.
Текст, построенный в соответствии с нормами употребления
языковых единиц в речи, остается осмысленным, и его содержание
потенциально доступно для интерпретации и понимания.
Языковое содержание текста составляет лишь первый слой его
«глубинной» смысловой структуры. Этот слой играет роль основы
такой структуры, поскольку глобальное содержание текста
извлекается из него и через него. Однако он обычно содержит лишь
меньшую, а иногда и менее важную часть информации,
передаваемой в тексте.
Хотя языковое содержание текста может самостоятельно
выполнять некоторые коммуникативные функции, его главная роль
в речевом общении осуществляется благодаря тому, что это описание
типовой ситуации соотносится с конкретными референтами и тем
самым каждое высказывание включается в единичный контекст,
связанный с такими же контекстами других высказываний в том же
тексте, становится реальным речевым высказыванием, единицей
текста. Теперь «кирпичики смысла», составляющие содержание
высказывания, дополнительно интерпретируются по отношению к
конкретным предметам мысли. Такая вторичная актуализация
значений языковых единиц в значительной степени расширяет и
обогащает информацию, которую коммуниканты могут извлечь из
отдельных высказываний и текста в целом.
В нашем примере фраза Вчера вечером Николай срубил дерево,
которое росло перед нашим окном будет описывать действия
конкретного человека, совершившиеся в определенном месте и в
определенное время. Поэтому коммуниканты могут иметь, реально
или потенциально, массу дополнительных сведений о том, кто такой
Николай, что это было за дерево, украшало оно участок перед домом
или затемняло окно, имел ли Николай право или основание его
рубить, много ли для этого понадобилось труда и т.д. В одном случае
это высказывание будет содержать похвалу Николаю, в другом ‒

103
Текстологические аспекты перевода

осуждение, в третьем ‒ удивление, что он сумел справиться с такой


работой, и т.д.
Именно конкретно-контекстуальный смысл высказывания
является главным содержанием большинства актов речевого
общения. Возможность описывать с помощью одного и того же
набора языковых единиц множество конкретных ситуаций
значительно расширяет коммуникативные потенции языка,
включает речевое общение в практическую деятельность людей,
связывает то, что говорится, с тем, что воспринимается с помощью
органов чувств.
Контекстуализация высказывания ‒ основа речевой
коммуникации, обязательное условие функционирования языка в
качестве средства общения между людьми. Умение соотносить
языковые выражения с конкретными ситуациями присуще всем
носителям языка. Поскольку конкретно-контекстуальный смысл
высказывания и всего текста во многом зависит от индивидуальных
знаний, эмоций и ассоциаций коммуникантов, он неодинаков для
каждого из них. Однако все они, хотя и с разной полнотой, в
процессе общения воспринимают языковое содержание
высказывания как основу порождения контекстуального смысла.
Глобальное содержание текста редко ограничивается двумя
семантическими слоями, о которых речь шла выше: языковым
содержанием и конкретно-контекстуальным смыслом.
Немаловажное значение в речевой коммуникации имеет способность
языкового содержания высказывания передавать дополнительный
смысл, имплицитно связанный с ним и выводимый из него
коммуникантами.

2. Имплицитный смысл и виды имплицитности. В


лингвистической литературе понятие импликации заимствовано из
логики и основано на логической связи: «Если А, то Б», когда Б не
выражено, а лишь подразумевается. Иначе говоря, импликация
представляет собой вид подразумевания, а имплицитный смысл
текста ‒ это особый вид импликации. Отдельные разновидности
имплицитного смысла различаются как по способу возникновения
такого смысла, так и по степени вероятности его восприятия
коммуникантами.
104
Текстологические аспекты перевода

Прежде всего отметим, что, говоря об имплицитном смысле, мы


имеем в виду отношение импликации между двумя
информативными комплексами, один из которых «антецедент»
прямо выражен языковыми средствами, а другой «консеквент» лишь
выводится из первого. Поэтому, хотя план выражения и план
содержания языкового знака тоже могут рассматриваться как два
объекта, связанные отношениями импликации (если А ‒ звучание,
то Б ‒ значение), значение знака не является его имплицитным
смыслом, так как оно непосредственно выражено его звучанием, а не
выводится через какой-нибудь промежуточный информативный
комплекс.
Аналогичным образом отличается имплицитный смысл от
аллюзии или скрытой цитаты, поскольку в них имплицируется не
другой смысл, а двусторонняя единица речи. То же самое имеет
место при эллипсе, где опускается какая-то языковая единица,
восстанавливаемая на основе других единиц. По определению,
имплицитный смысл выводится из выраженного смысла и тем
самым отличается от пресуппозиции, которая предшествует
выраженному смыслу и служит логическим условием истинности
сообщения. Здесь подразумевание предшествует сообщению и не
является его консеквентом.
Наиболее часто изучение имплицитного смысла проводилось в
двух противоположных направлениях. С одной стороны, в рамках
лингвистики текста исследовались случаи текстовой импликации.
С другой стороны, рассматривались имплицитные элементы в
семантике лексических единиц.
Изучение текстовой импликации связано с филологическим
или литературоведческим анализом, главным образом,
произведений художественной литературы. Литературное
произведение, как правило, многослойно: помимо внешнесюжетного
повествования оно обладает дополнительными смысловыми
планами, выводимыми из основного содержания. «Песня о
буревестнике» ‒ не просто описание птиц во время бури, а горячий
призыв к революционной борьбе. «Преступление и наказание» ‒ не
только рассказ об убийстве старухи-ростовщицы и о разоблачении
убийцы. Подразумеваемый смысл часто оказывается самым важным
в произведении, отражает замысел автора, главную цель,
105
Текстологические аспекты перевода

побудившую его взяться за перо. Подобные импликации могут


возникать как из содержания текста в целом, так и из содержания
отдельных его частей, эпизодов, абзацев. В любом случае подобная
импликация не дана непосредственно коммуникантам, которые
будут по-разному формировать этот дополнительный смысл, а
иногда и по-разному его интерпретировать и даже подчас не
осознавать его совсем. Текстовая импликация находится на
значительной семантической «глубине», и для ее восприятия
необходимы не языковые знания, а аналитическое мышление,
эмоциональная восприимчивость и художественное чутье.
Иначе обстоит дело с импликацией, связанной с
семантикой отдельного слова. Известно, что в значении слова
обобщены не все признаки обозначаемого класса объектов, а лишь
некоторые из них, позволяющие отграничить данные объекты от
всех других. В то же время наименования конкретных объектов
связаны в сознании коммуникантов с целостными представлениями
об этих объектах, охватывающими и те признаки, которые не
включены в семантику самих наименований. Отражение в сознании
подобных признаков может рассматриваться как своего рода
импликация слова, то есть элементы смысла, имплицитно
связанные со значением слова.
На базе такого импликационала может возникнуть новое
образное употребление слова. Так, в семантике слова море возникло
образное употребление ‘множество’ (море голов, цветов, улыбок), а в
семантике слова лиса появилось переносное значение ‘хитрец’.
Можно предположить, что образование любой метафоры проходит
через стадию импликационала.
При этом импликация может быть многоступенчатой,
последовательно развиваться от одного представления к другому,
например: шляпа ‘головной убор «образованных», «ученых» людей’;
ученые ‘люди, витающие в облаках, «не от мира сего», рассеянные и
непрактичные’. Имплицитно этот процесс отражается в сознании и
связи между объектами реального мира, что, по-видимому, лежит в
основе метонимических переносов (шляпа, как характеристика
человека).
Особые переводческие проблемы возникают в связи с
имплицитным смыслом высказывания и текста. В подразумеваемом
106
Текстологические аспекты перевода

смысле высказывания можно выделить два вида имплицитности:


первый вид связан с конкретно-контекстуальным смыслом, а
второй ‒ с языковым содержанием высказывания.
В конкретном контексте любое высказывание может
приобретать дополнительный смысл. Простая фраза, например, Я
иду в школу может подразумевать ‘поэтому я тороплюсь’, ‘я уже не
маленький’, ‘я не хочу с вами разговаривать’ и т.п. Имплицитность
такого рода слабо связана с набором языковых единиц и всецело
обуславливается индивидуальными особенностями конкретного
акта общения. В силу этого она обычно наглядна и ясно осознается
коммуникантами.
Второй вид импликации непосредственно связан с языковым
содержанием высказывания. Определенный набор «кирпичиков
смысла» способен создать дополнительный смысл, играющий
важную роль в коммуникации. Такая имплицитность, с одной
стороны, составляет часть текстовой импликации, а, с другой
стороны, определяется собственно языковыми факторами. Поэтому
она носит более устойчивый характер и сохраняется при включении
высказывания определенного состава в различные текстовые
ситуации. В отличие от индивидуально-контекстуальной
имплицитности ее можно назвать общекоммуникативной.
Общекоммуникативная имплицитность различается по
характеру ассоциаций, на основе которых возникает
дополнительный смысл. Между выраженным и подразумеваемым
смыслом могут существовать разные отношения:
 отношения предметной тождественности (например,
повернуть ключ в замке подразумевает ‘запереть дверь’),
 отношения логического следствия (например, он пробежал
100 метров за 8 секунд и, следовательно, значительно превысил
мировой рекорд),
 отношения символического выражения (например, он
кивнул головой подразумевает выражение согласия),
 отношения образной репрезентации (например, он на нее
пылинке сесть не дает ‒ очень любит и заботится) и т.д.
Связь импликации со значением языковых единиц,
составляющих высказывание, отражает положение высказывания

107
Текстологические аспекты перевода

на границе языка и речи: с одной стороны, высказывание ‒ это


единица текста, составная часть более крупного речевого целого, а, с
другой стороны, ‒ единица реализации языковой системы, в рамках
которой происходит актуализация языковых средств, интерпретация
их значений, их воспроизведение и развитие.
Коммуникативная способность владеющих языком включает,
помимо языкового знания, умение интерпретировать языковое
содержание высказывания и выводить из него контекстуальный и
имплицитный смысл.
Потенциально коммуниканты имеют возможность извлекать из
высказывания всю совокупность содержащейся в нем информации.
Однако в конкретном акте общения получатель информации может
порой воспринимать лишь часть глобального содержания текста.
Наряду с полным пониманием этого содержания может иметь место
неспособность: а) интерпретировать имплицитный смысл («буквальное»
понимание); б) соотнести языковое содержание с предметным знанием
для интерпретации конкретно-контекстуального смысла («вербальное»
понимание); в) интерпретировать ‒ частично или полностью ‒
языковое содержание высказывания (неполное понимание или
полное непонимание сообщения).

Лекция 9
1. Трудности при переводе языкового содержания оригинала.
2. Переводческая типология текстов.

1. Трудности при переводе языкового содержания


оригинала. Задача перевода заключается в передаче содержания
текста оригинала. В идеале переводчик должен бы стремиться к
воспроизведению всего глобального содержания этого текста (в связи
с этим в теоретических работах по переводу нередко указывается,
что следует переводить не просто текст оригинала, а «текст плюс
контекст»). Это глобальное содержание складывается как из
выраженного смысла, так и из смысловых компонентов, которые
лишь подразумеваются или добавляются к языковому содержанию
текста самими коммуникантами. Из таких же компонентов
складывается и глобальное содержание текста перевода. Поэтому
оптимальным решением задачи было бы точное воспроизведение в
108
Текстологические аспекты перевода

переводе языкового содержания оригинала, с тем, чтобы рецепторы


перевода могли бы на его основе самостоятельно вывести конкретно-
контекстуальный и имплицитный смысл. Однако при этом
возникают определенные трудности.
1. Прежде всего, как известно, языковое содержание оригинала
практически никогда не воссоздается в переводе в полном объеме, и
добиться здесь тождества невозможно. Фактическая близость
содержания текстов оригинала и перевода достигается на разных
уровнях эквивалентности с утратой отдельных элементов смысла. И
в одном языке языковое содержание высказывания может
варьироваться, сохраняя в разной степени инвариантный смысл.
Варьироваться могут:
 компоненты значения (семы) отдельных слов (например,
Английские власти устроили суд над восставшими солдатами ‒
Английские власти устроили судилище над восставшими
солдатами);
 компоненты значения синтаксических структур (например,
Английские власти устроили суд над восставшими солдатами ‒
Английскими властями был устроен суд над восставшими
солдатами);
 набор признаков, через названия которых в высказывании
описывается данная ситуация (например, Английские власти
устроили суд над восставшими солдатами ‒ По приказу властей
солдаты-участники восстания были отданы в руки английского
правосудия).
Можно даже обнаружить наличие общих элементов смысла в
некоторых высказываниях, где различаются и сами описываемые
ситуации. Очевидно, например, что фразы: Не совершай
опрометчивых поступков, Семь раз отмерь, один раз отрежь,
Береженного и Бог бережет, Сначала хорошенько подумай, Не
спросясь броду, не суйся в воду, Горячая голова до добра не доведет и
т.п. имеют общий смысл ‒ совет быть осторожным. Высказывания Ты
поступил совершенно правильно, Молодец!, Вот это да!, Дай я
тебя расцелую!, Нет каков, а? по-разному выражают общую идею
одобрения и т.д. Все эти виды семантических расхождений могут

109
Текстологические аспекты перевода

обнаруживаться и между планами содержания взаимноэквивалентных


высказываний в текстах оригинала и перевода.
2. Воспроизведение языкового содержания оригинала на
разных уровнях эквивалентности может по-разному отражаться на
способности реципиента перевода воссоздать конкретно-
контекстуальный смысл оригинала. Роль конкретной обстановки
общения и индивидуальных знаний и опыта реципиента в
формировании конкретно-контекстуального смысла настолько
велика, что он способен сохраняться при значительном
варьировании языкового содержания и, напротив, может изменяться
в значительных пределах при максимальном сохранении плана
содержания оригинала. Следует также учитывать, что
принадлежность реципиента к иному языковому коллективу сама
по себе может лишить его каких-то знаний, имеющихся у
реципиента оригинала и необходимых для полной интерпретации
языкового содержания исходного текста. Здесь уже возникает
необходимость сообщить эти знания реципиенту перевода, включив
их в содержание текста или во внетекстовые ссылки и примечания.
3. По-разному может воспроизводиться в переводе и
имплицитный смысл оригинала. И здесь в идеале информация,
подразумеваемая в оригинале, должна оставаться имплицитной и в
переводе. Во многих случаях эквивалентное воспроизведение
языкового содержания оригинала сохраняет и имплицитный смысл
текста. Однако нередко сохранение первоначального соотношения
явно выраженного и подразумеваемого смыслов в процессе перевода
оказывается невозможным. Здесь можно отметить несколько
типичных случаев, (например, Ф. М. Достоевский «Идиот»; перевод
на английский язык Ю. М. Катцера):
 соотношение эксплицитного и имплицитного смысла
высказывания в оригинале и переводе одинаково, при этом
передача импликационала обеспечивается воспроизведением
языкового содержания оригинала: 1) Я не из гордости это говорю: я
и действительно не знал, куда голову преклонить. ‘I’m not saying
that out of pride. I really didn’t know where to lay my head.’ 2) На
улицу пойду, Катя, ты слышала, там мне и место, а не то в
прачки. ‘I’ll go on the streets, Katya. You’ve heard me say so. That’s
what I’m fit for, or else to be a washerwoman’;
110
Текстологические аспекты перевода

 соотношение эксплицитного и имплицитного смысла


высказывания в оригинале и переводе одинаково, при этом
передача импликационала обеспечивается путем модификации
языкового содержания оригинала: 1) Ведь я тебе ни копейки не дам,
хоть ты тут вверх ногами предо мной ходи. ‘I won’t give you a single
kopeck even if you stand on your head before me.’ 2) А это правда, что
вот родитель мой помер, а я из Пскова через месяц без сапог домой
еду. ‘But it’s true enough that my parent died a month ago and I’m on
my way from Pskov with hardly a kopeck to call my own.’
 соотношение эксплицитного и имплицитного смысла в
оригинале и переводе изменилось за счет эксплицирования
импликационала: 1) Взял меня родитель и наверху запер и целый
час поучал. ‘So Father took me upstairs, locked me up, and thrashed
me for a whole hour.’ 2) Местечко в канцелярии я вам приищу, не
тугое, но потребует аккуратности. ‘I’ll find you a post in a
Government office ‒ one that will not require much of you except
orderliness.’
Такая связь импликационала высказывания с его языковым
содержанием приводит к более частым изменениям структуры
оригинала при переводе, чем наличие индивидуально-
контекстуальной имплицитности. В любом случае переводчику
приходится решать, достаточно ли полно воспроизведение языкового
содержания оригинала обеспечивает и передачу подразумеваемого
смысла.

2. Переводческая типология текстов. Проблемы перевода ‒


это, в основном, проблемы анализа, понимания и построения текста.
Не случайно, многие переводоведы рассматривают текст в качестве
основной единицы перевода. Для этого есть несколько оснований.
Во-первых, поскольку текст представляет собой единое
смысловое целое, значения всех его элементов взаимосвязаны и
подчинены этому целому. Поэтому понимание отдельных
высказываний в большей или меньшей степени зависит от
содержания всего текста и от того места, которое они занимают в
тексте. Таким образом, текст является той единицей, в рамках
которой решается вопрос о контекстуальном значении всех
языковых средств.
111
Текстологические аспекты перевода

Во-вторых, при оценке значимости неизбежных потерь при


переводе действует принцип преобладания целого над частью. Это
означает допустимость пожертвования менее существенными
деталями ради успешной передачи глобального содержания текста.
В-третьих, конечной целью переводчика является создание
текста, который отвечал бы требованиям когезии и когерентности, и
все решения переводчика принимаются с учетом этих требований.
Конечно, признание текста основной единицей перевода не решает
проблем, связанных с передачей отдельных элементов его
содержания, но оно подчеркивает важность текстологических
аспектов перевода.
Учитывая первостепенную роль текста в переводе, теоретики
перевода пытаются разработать переводческую типологию текстов,
которая отражала бы различия в общей стратегии переводчика,
разную степень воспроизведения отдельных элементов или функций
оригинала и роль переводчика как создателя текста перевода.
Примером попытки связать классификацию текстов оригинала
со стратегией переводчика может служить концепция немецкой
исследовательницы К. Райс. Эта концепция исходит из теории
основных функций языка, предложенной известным австрийским
лингвистом К. Бюлером91, согласно которой, язык выполняет три
главных функции:
 описание (сообщение информации);
 выражение (эмоциональных или эстетических переживаний);
 обращение (призыв к действию или реакции).
В соответствии с этими функциями К. Райс предлагает
различать следующие типы текстов:
 в первом типе доминирует функция описания – такой текст
ориентирован на содержание, и при переводе этих текстов
(коммерческих, научных, деловых) задача переводчика заключается
в том, чтобы как можно полнее передать это сообщение;

91 Бюлер Карл Людвиг (Karl Ludwig Bühler,1879 – 1963) ‒ австрийский


ученый, языковед и психолог, автор трудов по психологии мышления и языка,
по общему языкознанию. Его монография «Теория языка» посвящена основным
теоретическим проблемам общего языкознания и, в частности, разработанной
им оригинальной семиотической теории языка.
112
Текстологические аспекты перевода

 во втором типе преобладает функция выражения – такой


текст считается ориентированным на форму (художественная
литература), и задача переводчика состоит в сохранении
художественно-эстетического воздействия оригинала;
 в третьем типе основной является функция призыва – такой
текст ориентирован на обращение, стремится достичь определенного
экстралингвистического эффекта, и поэтому в переводе должно быть
четко передано это обращение к слушателю или читателю;
 четвертый тип текстов – аудиомедиальный (тексты радио- и
телепередач, сценических произведений), при переводе таких
текстов необходимо учитывать условия неязыковой (технической)
среды, в которой они будут использоваться.
Хотя на практике текст оригинала может включать признаки
разных типов, один из них, как правило, является доминантным, и
именно он будет определять метод перевода.
По иному подошел к созданию переводческой типологии
текстов немецкий переводовед А. Нойберт92. Он попытался
расклассифицировать переводимые тексты на основе их
прагматической ориентации. А. Нойберт исходил из того, что
важнейшей задачей перевода является передача реального
воздействия текста оригинала на его читателя, чтобы у читателей
перевода возникли такие же прагматические отношения к
передаваемому сообщению.
По мнению А. Нойберта, достижение такой прагматической
эквивалентности зависит от того, насколько содержание оригинала
может влиять на читателя перевода, касаться его непосредственно,
затрагивать его интересы. Исходя из этих соображений,
предлагается различать четыре типа текстов, отличающихся по
степени переводимого в прагматическом плане.
В первом типе у текстов оригинала и перевода имеются общие
цели, основанные на общих потребностях. Содержание оригинала не
предназначено исключительно для аудитории исходного языка

92 Нойберт Альбрехт (Albrecht Neubert, 1930 – 2017) ‒ выдающийся


немецкий лингвист, теоретик перевода, специалист по переводу с английского
языка на немецкий, представитель Лейпцигской школы перевода, автор ряда
публикаций и научных докладов по текстологическим и прагматическим
аспектам перевода.
113
Текстологические аспекты перевода

(научно-техническая литература, рекламные объявления и т. п.).


Общность цели означает, что и у аудитории языка перевода могут
возникнуть такие же прагматические отношения к сообщаемому.
Такие тексты с прагматической точки зрения обладают наивысшей
степенью переводимости.
Второй тип отношений характерен для текстов, исключительно
предназначенных для аудитории исходного языка (официальные
распоряжения, местная информация, развлекательные материалы и
т. п.). По мнению А. Нойберта, тексты законов, общественно-
политическая литература, местная пресса настолько специфичны в
прагматическом отношении, что такие тексты в этом смысле
принципиально непереводимы.
Третий тип текстов ‒ художественная литература, ‒ хотя и
создаются для аудитории исходного языка, но могут выражать и
общечеловеческие потребности. Поэтому их прагматические
отношения с определенными ограничениями могут возникать и в
переводе. Здесь степень переводимости зависит от жанра:
беллетристика и драматургия обладают более высокой степенью
переводимое, чем лирическая поэзия.
И, наконец, четвертый тип текстов создается на исходном
языке, но предназначается для перевода на другой язык и
изначально ориентирован на аудиторию языка перевода
(публикации для зарубежных стран). Этот тип текста обладает
высокой степенью прагматической переводимости.
В современной теории перевода существует текстоцентристская
концепция, согласно которой переводчик ‒ это, в первую очередь,
создатель текстов, с помощью которых должны быть достигнуты
определенные прагматические цели. Эта концепция, которую
называют «скопос-теория»93 (скопос ‒ цель), исходит из того, что
успех перевода, как всякой практической деятельности, зависит от
степени достижения поставленной цели.
В каких-то случаях цель перевода может быть достигнута при
максимальном приближении к оригиналу, в других случаях текст
перевода создается для того, чтобы сообщить получателю

93 Более подробно скопос-теория рассмотрена в разделе «Проблема


переводческой эквивалентности» (С. 56 ).
114
Текстологические аспекты перевода

определенную информацию, убедить его в чем-либо, добиться


заключения сделки, ввести его в заблуждение и т.п. При этом
переводчик выступает не в качестве простого посредника, а как
языковой консультант, специалист, хорошо знающий язык,
культуру, экономику соответствующей страны и способный создать
текст, который нужен для успешных контактов с представителями
этой страны. Можно представить и такой случай, когда текста
оригинала вообще не существует и переводчик самостоятельно
создает свой текст, руководствуясь знанием цели или по указанию
заказчика. Создатель текста оказывается центральной фигурой в
межъязыковой коммуникации, и для теории и практики перевода
особую важность приобретают данные лингвистики текста,
раскрывающие особенности построения и функционирования
текстов в различных сферах общения в рамках определенной
культуры.
Подводя итог всему сказанному, можно утверждать, что текст
выступает как цель, объект и результат перевода и
текстологическим проблемам отводится важное место в современной
теории перевода.

Вопросы для самоконтроля:

1. Почему для современного переводоведения большое


значение имеют результаты исследований в области лингвистики
текста?
2. Что такое текст? Из чего он состоит? Что составляет
целостность текста?
3. На основе чего происходит построение и понимание
высказывания?
4. В каких измерениях рассматривается содержательная
структура текста?
5. Что создает вертикальную структуру текста? В каких
направлениях формируют иерархическую структуру текста
создающий текст и воспринимающий текст?
6. Чем восполняются недостатки изложения в тексте, когда
некоторые микротемы опускаются, вклиниваются в «чужие»
подтемы, противоречат друг другу?
7. Что создает горизонтальную структуру текста?
115
Текстологические аспекты перевода

8. Что такое когезия и чем она достигается?


9. Что обозначает термин «когерентность»? Что обеспечивает
когерентность текста?
10. В чем заключается тема-рематическое членение
высказывания? Какими средствами выделяется рема в русском
языке?
11. Как создается тема-рематическая структура текста?
12. Что отражает глубинная структура текста?
13. Что такое языковое содержание высказывания? Какой
характер оно имеет?
14. Дайте характеристику глубинной структуры содержания
текста.
15. Как соотносятся импликация и имплицитный смысл?
16. В каких направлениях проводилось изучение
имплицитного смысла?
17. С чем связано изучение текстовой импликации?
18. Что такое импликация слова?
19. Какие виды имплицитности вы знаете?
20. Какие существуют трудности при переводе языкового
содержания оригинала?
21. Какие основания позволяют рассматривать текст в
качестве основной единицы перевода?
22. Какие основные функции выполняет язык по теории
К. Бюлера?
23. Какие типы текстов предлагает различать К. Райс?
24. Какой критерий лежит в основе переводческой типологии
текстов, предложенной А. Нойбертом?
25. Сколько типов текста выделяет А. Нойберт? Опишите
каждый тип текста.

116
Герменевтические аспекты перевода

ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПЕРЕВОДА

Лекция 10
1. Становление герменевтики как науки.
2. Понимание и интерпретация текста в процессе перевода.
3. Понятие информационного запаса.
4. Роль языковой компетенции в понимании текста.
5. Категория информации и ее виды.
6. Смысл как ключевое понятие герменевтики перевода.

1. Становление герменевтики как науки. Герменевтика


возникла как искусство, а затем и как теория истолкования текстов.
Термин «герменевтика» древнегреческого происхождения, он связан
с именем бога Гермеса, который в античной мифологии считался
посланцем богов, доставляющим людям их сообщения и повеления.
Но чтобы божественный язык стал понятен людям, Гермес должен
был соответствующим образом истолковать и объяснить их
сообщения, то есть он выступал не только посредником, но и
интерпретатором. Со временем проблема понимания и
истолкования посланий «богов», изречений «оракулов» и
предсказаний «пророков» переросла в истолкование письменных
источников, прежде всего Библии и других священных книг.
У Платона искусство герменевтики сродни искусству мантики –
возвещения и разъяснения воли богов.
В эпоху эллинизма герменевтами называли толкователей
сообщений, смысл которых был закрыт для непосвящённых, будь то
поэмы Гомера или изречения оракулов.
Складывающаяся уже в раннем иудаизме сакральная или
библейская герменевтика (лат. hermeneutica sacra) – истолкование
текстов Священного Писания – получает дальнейшее развитие в
христианской экзегетической литературе.
В эпоху Возрождения наряду с сакральной герменевтикой
возникает профанная герменевтика (лат. hermeneutica profana),
предметом которой являются тексты классических античных
авторов.
В качестве особой дисциплины – учения о методах
интерпретации – герменевтика может быть прослежена, начиная с
117
Герменевтические аспекты перевода

середины XVII века (трактат Й. Даннхауэра «Hermeneutica sacra»,


1654).
В XVIII веке появляются такие труды общего характера, как
«Введение в истинное истолкование разумных речей и писаний»
И. М. Хладениуса (1742), «Опыты всеобщего искусства
истолкования» Г. Ф. Майера (1756).
В начале XIX века филологический этап в развитии
герменевтики завершился работами немецкого философа и теолога
Фридриха Шлейермахера, который считается отцом классической
филологической герменевтики и одновременно основоположником
собственно философской герменевтики.
Для него герменевтика – универсальная теория истолкования
как такового, безотносительно к тому, о каких текстах идёт речь –
«сакральных», «классических» или просто «авторитетных»; правила
интерпретации едины для всех текстов.
Цель герменевтики – прояснение условий возможности
понимания письменных документов, любой из которых есть, с одной
стороны, часть общей системы языка, с другой – продукт творчества
некоторого индивида.
Поэтому перед герменевтикой стоит двойная задача:
исследование текста как элемента определённой языковой
(лексической) системы и вместе с тем – как обнаружения стоящей за
ним уникальной субъективности.
Первую часть задачи выполняет «объективное» (или
«грамматическое») истолкование, вторую – «техническое» (или
«психологическое»), исследующее индивидуальный стиль.
К Ф. Шлейермахеру восходит также важное различение между
«компаративными» и «дивинаторными» процедурами интерпретации:
в первом случае речь идёт о соотнесении текста с языковым и
историческим контекстом (т. е. о сравнении с иными текстами
соответствующей эпохи), во втором – об интуитивном схватывании
смысла произведения (при этом необходимо «понять автора лучше,
чем он сам себя понимал»).
Классическая филологическая герменевтика в существенной
степени обязана своим происхождением теории и практике
лингвистического перевода и истолкования текстов. Как

118
Герменевтические аспекты перевода

справедливо заметил Р. Палмер94, феномен перевода есть самое


сердце герменевтики.
2. Понимание и интерпретация текста в процессе
перевода. Исходя из определения герменевтики как науки о
толковании и интерпретации текста, к герменевтическому аспекту
перевода можно отнести вопросы понимания и интерпретации
текста оригинала переводчиком и вопросы понимания и
интерпретации транслята (текста перевода) его реципиентами.
Вполне очевидно, что деятельность переводчика начинается именно
с анализа текста оригинала, его восприятия и понимания, и именно
этап анализа является начальным во всех традиционных моделях
перевода. Неслучайно герменевтический аспект упоминается
многими авторами при описании процесса перевода.
Так, М. П. Брандес95 указывает, что переводческий процесс как
весьма сложная система в качестве одной из подсистем включает
подсистему «текст – интерпретатор». Эта подсистема представляет
собой смоделированный процесс выявления смысловой организации
текста, которая играет роль большой стратегии перевода и
регламентирует переводческий процесс на втором этапе, на котором
осуществляется перекодирование выявленной смысловой модели на
язык перевода.
Б. А. Ольховиков96 рассматривает истолкование исходного
текста как отправную точку в формировании замысла перевода. «Не

94 Палмер Ричард (Palmer Richard E., р. 1933) ‒ переводчик и издатель


герменевтических текстов, в частности «Герменевтического компендиума», в
котором собраны наиболее значимые источники по герменевтике,
популяризатор герменевтической традиции и гадамеровской философии. Его
изданная в 1969 г. «Герменевтика» на долгое время становится нормативным
текстом, вводящим в герменевтическую проблематику.
95 Брандес Маргарита Петровна ‒ доктор филологических наук, профессор,

область научных интересов ‒ теория применения языка в практических и


художественных текстах, которая нашла отражение в публикациях по
теоретической стилистике, стилистике немецкого языка, переводоведению.
Среди научных трудов монографии: «Стилистический анализ», «Стиль и перевод»,
«Стилистика немецкого языка», «Стилистика текста», «Критика перевода» и др.
96 Ольховиков Борис Андреевич (1929 ‒ 2006) ‒ советский и российский

языковед, устный и письменный переводчик, почетный доктор филологических


наук, профессор, действительный член Академии естественных наук,
действительный член Международной академии наук о природе и обществе.
Область научных интересов – сравнительное языкознание, теория перевода,
история и историография языкознания.
119
Герменевтические аспекты перевода

подлежит сомнению, ‒ пишет он, ‒ что замысел перевода,


формируемый как продукт мыслительной деятельности
переводчика, неотделим от переводческого видения авторского
замысла, от переводческого его осмысления, от интерпретации
переводчиком исходного текста, иначе ‒ от его истолкования, а в
соответствующих случаях от профессионального текстологического
его обследования и своего рода герменевтического анализа (курсив
Ольховикова Б. А.) оригинального текста ‒ с целью его адекватного
перевоплощения в языковой материи переводного текста»97.
Более того, некоторые ученые включают требование понять
оригинал в саму дефиницию перевода. Перевести ‒ это значит
адекватно понятое адекватно воссоздать средствами другого языка,
воспроизвести с учетом взаимодействия содержания и формы.
Адекватно понять оригинал порой не менее трудно, чем адекватно
его перевыразить средствами другого языка, и в переводоведении не
без основания поднимается вопрос об «удельном весе»
герменевтического аспекта перевода среди других его аспектов.
Например, по мнению М. П. Брандес, коль скоро «исходной
категорией» переводческой деятельности выступает понимание, то
эта категория должна в теории перевода считаться центральной.
Нет сомнений в том, что понимание текста оригинала
переводчиком является предпосылкой успешного перевода.

3. Понятие информационного запаса. Понимание можно


трактовать как извлечение из текста некоторой совокупности
знаний. Поняв текст, получатель (которым может быть и
переводчик) обогащает свои знания, т.е. свой информационный
запас. От уровня информационного запаса, которым человек
владел до того, как он ознакомился с текстом, в свою очередь,
зависит степень понимания текста. В. Н. Комиссаров указывает,
что «в процессе перевода используются два вида знаний переводчика:
позитивные (эпистемические), хранящиеся в его памяти, и
эвристические (способность добывать новую информацию)»98.
В «Толковом переводоведческом словаре» Л. Л. Нелюбина
информационный запас определяется как «объем информации,

97 Цит. по: Сдобников В.В., Петрова О.В. Указ. соч. ‒ С. 104.


98 Цит. по: Сдобников В.В., Петрова О.В. Указ. соч. – С. 175.
120
Герменевтические аспекты перевода

ассоциируемый коммуникантом с языковым знаком или


обозначенным им объектом действительности»99.
Р. К. Миньяр-Белоручев100 различает пять степеней
информационного запаса:
Информационный запас 1-й степени ‒ это такое количество
информации, которое позволяет соотнести предъявленную
лексическую единицу с той или иной областью жизни (например,
Килиманджаро ‒ географический термин). Информационный запас
1-й степени ‒ это тот минимальный объем информации, который
дает возможность коммуниканту считать данную лексическую
единицу знакомой. Однако, как указывает Р. К. Миньяр-Белоручев,
соотнесение языкового знака с той или иной областью знаний не
означает еще его правильного понимания.
Информационный запас 2-й степени ‒ это такое количество
информации, которое позволяет соотнести предъявленную
лексическую единицу с частью области жизни (так,
Килиманджаро – не просто географический термин, а название
горы). В этом случае наблюдается увеличение количества
информации, связанной с языковыми знаками. В отличие от
информационного запаса 1-й степени здесь происходит как бы
распределение обозначаемых предметов не по классам, а по родам.
Информационный запас 2-й степени далеко не всегда способствует
эффективности коммуникации.
Информационный запас 3-й степени ‒ это такое количество
информации, которое позволяет коммуникантам четко осознавать
наиболее существенные признаки денотата, выделять его из группы
однородных предметов, явлений (например, Килиманджаро ‒
высшая точка Африки). Информационный запас 3-й степени ‒ это
тот уровень знания лексической единицы, который позволяет
свободно владеть ею и правильно понимать и употреблять ее в речи.
Информационный запас 4-й степени означает наличие
некоторого объема систематизированных сведений о денотате (так, о
горе Килиманджаро можно иметь значительное количество

99Нелюбин Л. Л. Толковый переводоведческий словарь. – С. 70.


100На учете информационного запаса основана информационная модель
перевода, разработанная Р. К. Миньяром-Белоручевым (см. раздел
«Моделирование процесса перевода»).
121
Герменевтические аспекты перевода

информации: высота достигает 6010 метров, расположена в


Танзании несколько южнее экватора, потухший вулкан, легко
доступна для альпинистов и т.п.). Информационный запас 4-й
степени, связанный с целой номенклатурой лексических единиц,
обязателен для соответствующего специалиста.
Информационный запас 5-й степени означает
проникновение в сущность предмета, явления, отчетливое
понимание границ, несущественных признаков, возможных
изменений денотата. Такую глубину понимания можно встретить в
научных исследованиях и то лишь в отношении отдельных
лексических единиц.
Переводоведы полагают, что для успешного осуществления
перевода переводчик должен обладать информационным запасом
3-й степени; владение информационным запасом 4-й степени
является желательным, но не обязательным требованием101.

4. Роль языковой компетенции в понимании текста.


Степень понимания текста зависит от характеристик самого
интерпретатора (языковых и неязыковых). Одной из таких
характеристик является языковая компетенция, которая,
согласно «Толковому переводоведческому словарю», представляет
собой «наличие набора языковых знаков и структур в сознании
носителя языка»102.
Говоря о языковой компетенции переводчика, целесообразно
обратиться к классификации стадий языковой компетенции,
предложенной Ю. М. Скребневым103. Автор выделяет пять стадий
языковой компетенции.
Способность современного человека отличить человеческую
речь от природных шумов есть первая, низшая стадия языковой
компетенции. Вторая стадия языковой компетенции состоит в
способности констатировать, какой именно язык употребляет
говорящий. Третья стадия ‒ понимание содержания (смысла)

101 Сдобников В. В., Петрова О. В. Указ. соч. – С. 177.


102 Нелюбин Л. Л. Толковый переводоведческий словарь. – С. 262.
103 Скребнев Юрий Максимович (1922 ‒ 1993) ‒ российский лингвист,

специалист в области английской филологии, один из основоположников теории


лингвистического описания разговорной речи, доктор филологических наук,
заслуженный деятель науки Российской Федерации.
122
Герменевтические аспекты перевода

высказывания, его денотаций. Четвертая стадия ‒ понимание


коннотаций высказывания, осознание того, насколько уместна
использованная говорящим форма, и если неуместна, то в каких
речевых условиях она была бы уместной. Наконец, пятая,
наивысшая, стадия ‒ активное умение строить высказывание с
учетом стилистических коннотаций.
Понятно, что для правильного понимания текста оригинала
переводчик должен иметь языковую компетенцию, по крайней мере,
в четвертой стадии. Но поскольку анализ оригинала ‒ это лишь
начальный этап переводческого процесса, предполагающий
создание в дальнейшем текста перевода, то наиболее справедливым
требованием к переводчику будет владение языковой компетенцией
в пятой стадии. Лишь при выполнении этого условия переводчик не
только сможет адекватно, исчерпывающе понять оригинал, но и
будет способен грамотно создать текст перевода, передающий
содержание оригинала.
При рассмотрении герменевтического аспекта перевода часто
высказывается мнение, что без «полного» и «глубокого» понимания
оригинала невозможен его адекватный перевод. Понимание
оригинала возможно лишь при условии знания той реальной
ситуации, той внеязыковой действительности, которая в данном
тексте описывается.
В этой связи Л. С. Бархударов формулирует строгое требование
о необходимости осмысления реальной ситуации, лежащей за
текстом, знания самой действительности, о которой идет речь в
переводимом тексте. Без такого знания, по мнению ученого, не
может быть правильно понята и осмыслена человеческая речь
вообще, тем более без него немыслим никакой перевод, будь то
перевод специальный или общий, научно-технический,
политический или художественный. Действительно, многие
переводческие ошибки порождаются непониманием вследствие
незнания каких-то фрагментов реальной действительности. И тому
существует множество подтверждений.
Вместе с тем, неполное понимание оригинала не всегда ведет к
его ошибочному переводу. Как отмечает, например,

123
Герменевтические аспекты перевода

Джонатан Слокум104, вопреки мнению профессионалов и


непрофессионалов полное понимание оригинала вовсе
необязательно для его удовлетворительного перевода на другой
язык. Многие технические переводчики часто не полностью
понимают переводимые ими тексты (в частности, тексты с
изложением результатов инновационных исследований в какой-
либо узкоспециальной области), но выдают вполне хорошие
переводы, положительно оцениваемые заказчиками-специалистами.
Порой переводчику приходится переводить новаторские идеи,
которые не вполне ясны не только ему, но и самому их автору, что
обычно проявляется в громоздких расплывчато-рыхлых
формулировках.
С другой стороны, бывают случаи, когда переводчик полнее и
более глубоко знаком с предметом речи, чем автор оригинала. И
здесь возникает вопрос: должен ли переводчик подменять неполное
понимание автором предмета речи своим, более полным
пониманием? Все это разные ситуации, в которых переводчик будет
принимать неодинаковые решения.
Говоря о требовании исчерпывающего понимания оригинала,
В. В. Сдобников и О. В. Петрова отмечают, что часто существует
возможность правильного перевода тех или иных единиц без их
понимания. Например, пользуясь русско-английскими словарями,
переводчик может правильно перевести слово шакша как ‘bate’ или
слово элевон как ‘eleven’, не имея ни малейшего представления об их
денотатах (шакша ‒ ‘раствор для смягчения кож’, элевон ‒
‘поверхность управления самолета, выполняющая одновременно
функции руля высоты и элерона’). В подобных случаях можно
говорить лишь о незнании и непонимании переводчиком отдельных
единиц, а не текста в целом. Однако количество таких единиц в
тексте должно быть ограниченным, поскольку, как считают
С. А. Семко105 и Г. П. Рябов106, «в области профессионального

104 Слокум Джонатан (Slocum Jonathan) – доктор Научно-


исследовательского центра лингвистики в Техасском университете в Остине
(Техас, США). Область научных интересов – машинный перевод, компьютерные
технологии в лингвистике.
105 Семко Святослав Александрович (1936 ‒ 1998) – профессор,
языковед, автор учебников и учебных пособий по переводу английского языка,
монографии «Проблемы общей теории перевода». Награжден медалью «Ветеран
труда».
124
Герменевтические аспекты перевода

перевода сколько-нибудь продолжительный успешный перевод не


осуществим при постоянном тотальном непонимании оригинала
переводчиком»107.

5. Категория информации и ее виды. По мнению


некоторых исследователей, понимание текста означает извлечение
из него информации и превращение информации в знание.
Категория информации ‒ одна из основных категорий,
которыми оперируют переводоведы при описании процесса
перевода. Сам перевод иногда определяется как процесс извлечения
информации из исходного текста и передачи информации в тексте
на языке перевода. Например, как отмечает И. Левый108,
переводчик дешифрует информацию оригинального автора,
содержащуюся в тексте его произведения, перевыражая (вновь
зашифровывая) ее в системе своего языка, а информацию,
содержащуюся в его тексте, вновь декодирует читатель перевода.
Другими словами, перевод является передачей информации.
Информация, по мнению С. А. Семко, это нечто новое,
неведомое, то, что после превращения в знание, перестает быть
информацией. Информация всегда носит адресный характер. Без
наличия адресата, хотя бы воображаемого, нельзя говорить об
информации.
Р. К. Миньяр-Белоручев предлагает различать два вида
информации: семантическую информацию и ситуационную.
Семантическая информация ‒ это информация, которая
извлекается непосредственно из самого речевого произведения и в
этом смысле фактически приравнивается к содержанию
произведения. Семантическая информация в акте речи включает

106 Рябов Геннадий Петрович (р. 1944) – профессор, Советник Директора


Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»
(г. Нижний Новгород, Россия), автор более 250 научных, учебно-методических и
публицистических работ в российских и зарубежных изданиях по филологии,
теории перевода, страноведению США, теории и методики преподавания
иностранных языков, межкультурной коммуникации и проблемам
образовательного менеджмента.
107 Цит. по: Сдобников В.В., Петрова О.В. Указ. соч. – С. 179.
108 Левый Иржи (1926 ‒ 1967) ‒ чешский теоретик перевода и
литературовед, автор транслатологической концепции, излагаемой им в его
выдающемся произведении ‒ монографии «Искусство перевода» (1963).
125
Герменевтические аспекты перевода

всю информацию, переданную через значение языковых средств, в


том числе и через дополнительное значение слов (коннотация).
К семантической информации относится и интеллектуальная
информация, и информация об эмоциональном состоянии источника
сообщения, об его отношении к собственным действиям и к
окружающей его среде, к получателю, если такая информация
выражается через значение языковых средств.
К семантической информации относится также и так
называемая волевая информация, то есть информация, имеющая
целью побудить получателя к действию.
Ситуационная информация ‒ это информация о той
ситуации, в которой было создано речевое произведение.
Как уже сказано выше, информация всегда для кого-то
предназначена. Однако любое речевое произведение всегда
содержит информацию, передача которой не входила в задачу
источника речи и которая оказалась в тексте помимо воли автора.
Примером такой информации может быть информация о
грамматической структуре языка, о наличии или отсутствии в языке
артиклей и т.п. Подобные сведения при желании всегда можно
извлечь из любого текста, однако сообщение подобных сведений, как
правило, не является целью автора текста.
Переводчика-интерпретатора интересует, прежде всего, та
информация, которая была предназначена к передаче. Именно эту
часть информации называют сообщением. Следовательно, задача
переводчика ‒ извлечь из текста сообщение и передать его
средствами другого языка.

6. Смысл как ключевое понятие герменевтики перевода.


Еще одним понятием, важным с точки зрения герменевтики
перевода, является понятие смысла. Смысл есть производное от
взаимодействия двух основных видов информации: семантической и
ситуационной, продукт их преобразования в мозговых механизмах
адресата, в то время как сообщение есть сама информация,
предназначенная для передачи.
Иллюстрируя это положение, Р. К. Миньяр-Белоручев
приводит следующий пример. Имеется несколько высказываний:

126
Герменевтические аспекты перевода

Я живу на первом этаже.


Я не еду.
Нас слишком много.
Я подожду приятеля.
Не ждите меня.
Можете ехать.
Я не пользуюсь лифтом.
Я предпочитаю ходить пешком.
Семантическая информация в этих высказываниях не
совпадает, однако все речевые произведения могут быть сказаны в
идентичной ситуации общения: вы обращаетесь к человеку,
ожидающему вас в лифте, с целью побудить его подниматься без вас.
Соотнесение семантической информации, различной в каждом
конкретном случае, с ситуационной информацией, то есть учет
особенностей ситуации общения, позволяет определить смысл
высказывания (в данном примере ‒ ‘не поеду’). Как видно, при всех
различиях в семантической информации высказывания имеют
общий смысл.
Таким образом, задача переводчика ‒ не просто выделить в
высказывании сообщение, то есть информацию, предназначенную
для передачи, но и понять смысл высказывания, что невозможно
сделать без учета особенностей самой ситуации общения.

Лекция 11
1. Проблема понимания текста.
2. Коммуникативная компетенция адресата текста.

1. Проблема понимания текста. Понимание текста как


целого невозможно без понимания его отдельных частей. К
пониманию интерпретатор приходит постепенно, через
последовательное ознакомление с отдельными частями текста. При
этом у него возникает некое ожидание того смысла, которым
характеризуется весь текст. Причем это ожидание, равно как и
результирующее постижение смысла текста, влияют на понимание и
отдельных частей текста. Это понимание может модифицироваться в
процессе продвижения к все более полному постижению смысла

127
Герменевтические аспекты перевода

текста как целого. Возникает своего рода круг, который принято


именовать герменевтическим кругом части и целого.
Суть герменевтического круга, который он также называет
«кругом понимания», описал известный немецкий философ
Г.-Г. Гадамер109 в своей книге «Актуальность прекрасного»: «Целое
надлежит понимать на основании отдельного, а отдельное ‒ на
основании целого. Это герменевтическое правило берет начало в
античной риторике; герменевтика нового времени перенесла его из
области ораторского искусства на искусство понимания. В обоих
случаях перед нами круг. Части определяются целым и в свою
очередь определяют целое: благодаря этому эксплицитно понятным
становится то предвосхищение смысла, которым разумелось целое.
<…> Так движение понимания постоянно переходит от целого
к части и от части к целому. И задача всегда состоит в том, чтобы,
строя концентрические круги, расширять единство смысла, который
мы понимаем. Взаимосогласие отдельного и целого ‒ всякий раз
критерий правильности понимания. Если такого взаимосогласия не
возникает, значит, понимание не состоялось»110.
Независимо от того, как именно происходит понимание текста,
в результате интерпретатор (переводчик, получатель перевода)
извлекают из него информацию, неодинаковую с точки зрения ее
ценности. Отсюда ‒ разграничение коммуникативно-релевантной и
коммуникативно-нерелевантной информации.
Коммуникативно-релевантная информация обязательно
подлежит передаче в переводе, коммуникативно-нерелевантная
информация вообще не подлежит или не обязательно подлежит
передаче в переводе. Поскольку речь идет о переводе, для ясности
можно говорить о трансляционно-релевантной и трансляционно-
нерелевантной информации соответственно. Практически эта
оппозиция образует переводоведческую категорию, которую можно
назвать «категорией трансляционной ценности исходной
информации».

109 Гадамер Ганс-Георг (Hans-Georg Gadamer, 1900 ‒ 2002) ‒ немецкий


философ, один из самых значительных мыслителей второй половины 20-го в.,
известен прежде всего как основатель «философской герменевтики». Главный
труд – «Истина и метод. Основы философской герменевтики» (1960).
110 Гадамер Г.-Г. Актуальность прекрасного. – М.: «Искусство», 1991. –

С. 72.
128
Герменевтические аспекты перевода

С. А. Семко в качестве иллюстрации этого положения приводит


отрывок из рассказа А. И. Куприна «Телеграфист», героем которого
является телеграфист Саша Врублевский: «Никогда ему не
изменяет его светлое, терпеливое, чуть прикрашенное мягкой
улыбкой благодушие. Вот и сейчас: у него висит на ленте очень
важная, срочная, едва ли не шифрованная телеграмма из-за
границы, а он уже больше четверти часа никак не может ее
отправить, и все из-за того, что главная передаточная станция
занята с одной из промежуточных самым горячим флиртом.
Телеграфист с передаточной загадал барышне с промежуточной
какое-то слово, начинающееся на букву «л», и ‒ такой насмешник ‒
стучит и стучит все одни и те же знаки.
Но барышня никак не может отгадать этого трудного слова.
Она пробует «лампу, лошадь, лук, лагери, лимон, лихорадку».
‒ Лихорадка похоже, но не то, ‒ издевается передаточная
станция.
«Лира, лава, лак, луна, лебедь», ‒ мучается недогадливая
барышня.
Тогда Врублевский, которому надоело ждать, считает
нужным вмешаться.
‒ Барышня, подайте ему «люблю» и освободите линию:
срочная».
При переводе загадки на букву л на английский язык слово
люблю можно передать словом love. В русском тексте слова люблю и
лихорадка семантически связаны (cp. любовная лихорадка, золотая
лихорадка). Если люблю будет передано как love, то надо найти
английские слова на букву l, имеющие аналогичную семантическую
общность со словом love, так как по условиям загадки возможные
английские соответствия слова лихорадка, и именно fever и rush,
здесь отпадают. Ряд слов на l для данного контекста придется
отклонить как маловероятные в устах барышни (liaison, libido, lust)
и отдать предпочтение либо отглагольному существительному liking,
либо отглагольному существительному longing.
При таком решении проблемы в трансляте в принципе можно
передать референциальные значения слов «лампа ‒ lamp», «лимон ‒
lemon», «лира ‒ lyre», «лава ‒ lava», «лак ‒ lacquer» (но не vanish) и
«луна ‒ lune» (но не moon), но нельзя сохранить референциальные
129
Герменевтические аспекты перевода

значения слов лошадь (‘horse’), лук (‘onion’, но может быть и ‘bow’),


лагерь (‘camp’), лебедь (‘swan’). Поскольку передаваемая значениями
этих слов информация не является трансляционно-релевантной, все
эти слова можно заменить любыми другими невульгарными
английскими словами на букву l, и это никоим образом не исказит
содержание исходного сообщения.
Трансляционно-релевантной является информация, содержаща-
яся в значении слова люблю. Менее ценной является информация,
содержащаяся в значении слова лихорадка. Важным здесь является
факт семантической близости этого слова к слову люблю. Замена же
в русском оригинале слов на л (за исключением слов лихорадка и
люблю) другими словами на л, равно как увеличение или уменьше-
ние их количества, не привели бы к изменению сути загадки, так
как они здесь являются «упаковочными средствами».
С позиций переводоведения степень понимания текста,
возможность полного извлечения из него информации зависит и от
свойств самого текста. Такие свойства могут быть объективными
(не зависящими или относительно независящими от автора текста) и
субъективными (зависящими от автора текста). Это противоречит
достаточно категоричному утверждению Г.-Г. Гадамера о том, что,
осмысливая феномен понимания в человеческом бытии, в том числе
и в социальном бытии, следует перестать отдавать предпочтение
вопросу о помехах в понимании. По мнению философа, там, где есть
какие-то помехи на пути к пониманию, понимание уже дано как
предпосылка.
В. В. Сдобников и О. В. Петрова не соглашаются с этим мнением
философа, утверждая, что с точки зрения переводчика, каждое
препятствие на пути к пониманию текста (в том числе связанное с
особенностями формы и содержания текста) является важным, так
как определяет возможность исчерпывающего понимания оригинала
и, следовательно, возможность осуществления качественного
перевода111.
Рассматривая разного рода препятствия, затрудняющие
понимание текста, переводоведы выделяют такие оппозиции, как:

111 Сдобников В.В., Петрова О.В. Указ. соч. – С. 185-186.


130
Герменевтические аспекты перевода

 «информационная избыточность текста / информационная


неполнота текста»;
 «информационная определенность текста / информационная
неопределенность текста».
Вторая оппозиция также обозначается как «информационная
однозначность текста / информационная неоднозначность текста».
Вместо прилагательного «информационная» во всех приведенных
терминосочетаниях может встречаться прилагательное «смысловая».
При анализе указанных оппозиций речь чаще всего идет не обо
всем тексте как таковом, а о тех его элементах или фрагментах, в
которых эти оппозиции проявляются и влияют на содержание текста
как целого.
Информационная избыточность текста может быть двух
видов – объективная и субъективная.
Под объективной избыточностью текста подразумевают
предсказуемость появления языковых элементов в синтагматических
цепочках, возможность угадывания недостающих или искаженных
по тем или иным причинам языковых элементов и, следовательно,
возможность понимания смысла текста с пропусками или
искажениями (обмолвками, описками, опечатками), с нарушениями
языковых норм (Она женилась на он.).
Под субъективной избыточностью текста подразумевают
использование автором текста большего количества языковых
элементов, чем требуется для передачи данного сообщения
(ненужное многословие, малоинформативные «длинноты», слова-
паразиты), а также малую информативность многих фрагментов
текста для данного адресата вследствие хорошего знания им
предмета речи («ясно с полуслова»).
Чрезмерная избыточность типа «длиннот» может затруднять
смысловое восприятие сообщения. Но «полезную» и «вредную»
избыточность не всегда легко разграничить, тем более что элементы,
неизбыточные с точки зрения носителей исходного языка, могут
оказаться избыточными с точки зрения носителей языка перевода и
наоборот. Как отмечают С. А. Семко и Г. П. Рябов, применяемые
переводчиками приемы опущения и добавления лексических
единиц во многом обусловлены несовпадением норм избыточности в
текстах на исходном языке и языке перевода.
131
Герменевтические аспекты перевода

Так, обязательное употребление притяжательных местоимений


перед названиями частей тела и предметов одежды в английском
языке в большинстве случаев оказывается излишним в русском
языке: Не put his hands in his pockets. ‘Он засунул руки в карманы’.
Следует также отметить, что носителей исходного языка и
языка перевода может различать неодинаковая степень
информационного запаса относительно определенных фрагментов
реальной действительности. Проще говоря, то, что известно
представителям одного языкового коллектива, может быть
неизвестно представителям другого языкового коллектива. В тексте
может эксплицироваться информация, ненужная, неновая,
известная с точки зрения носителей языка перевода. В этом случае
можно говорить об информационной (субъективной) избыточности
текста.
И, напротив, в тексте может не эксплицироваться информация,
известная носителям исходного языка. Восприятие этой, оставшейся
на уровне импликаций информации носителями языка перевода
будет затруднено или невозможно, если только переводчик не
эксплицирует ее в тексте перевода. В таком случае можно говорить
об информационной неполноте текста.
Таким образом, под информационной неполнотой текста
подразумевают случаи, когда та или иная информация в тексте
эксплицитно не выражена, но подразумевается или считается
известной его адресату.
Информационная неполнота текста также может затруднять
понимание текста, особенно в тех случаях, когда автор текста
предполагает у его адресатов такие же фоновые знания (такую же
предварительную информированность), которые имеются у него, но
которых у них на самом деле нет. Кроме того, автор оригинала
обычно ориентируется на фоновые знания носителей языка
оригинала, которых нет у носителей языка перевода и которые
переводчику приходится так или иначе эксплицировать либо в
трансляте, либо в комментариях к нему.
Некоторые исследователи указывают и на чисто
лингвистические причины, затрудняющие понимание переводчиком
оригинала при той или иной его информационной неполноте. Так,
при переводе с английского языка трудности могут вызывать
132
Герменевтические аспекты перевода

эллиптизированные атрибутивные словосочетания с препозитивными


определениями типа solid engine (полный вариант: solid fuel engine)
‒ ‘двигатель на твердом топливе’ (а не ‘твердый двигатель’, как
можно было бы подумать, исходя лишь из компонентов
эллиптизированного варианта).
Другой пример: специалист понимает терминосочетание the
slow state capture time только как ‘the capture time by slow states’
(‘время захвата медленными состояниями’), в то время как
неспециалист, даже будучи носителем английского языка, может
семантизировать его как ‘the capture time of slow states’ или как ‘the
capture time at slow states’, т. е. неверно.
При возникновении подобных неясностей выход из
затруднительного положения может дать поиск неэллиптизированных
(полных) вариантов таких терминов в англоязычной специальной
литературе.
Под информационной определенностью (однозначностью)
текста подразумеваются случаи, когда текст имеет только «одно
понимание», а под информационной неопределенностью
(неоднозначностью) ‒ случаи, когда текст имеет несколько
пониманий (интерпретаций).
Информационная определенность текста оригинала отнюдь не
означает возможности перевода на другой язык только одним
единственным способом. Явление синонимии в языке перевода
способствует возникновению нескольких вариантов перевода.
Например, во фразе The battleworthiness of our armed forces should be
improved слово battleworthiness переводится на русский язык вполне
однозначно ‒ ‘боеспособность’, поскольку в русском языке нет
синонимов этого слова. Однако при переводе этого слова с русского
языка на английский возможно большое количество вариантов, так
как в английском языке существуют много синонимов слова
battleworthiness: combat effectiveness, combat efficiency, fighting
capacity, fighting efficiency, military efficiency, war-making capacity.
Типичным случаем неопределенности является не
устраняемая контекстом омонимия и полисемия лексических
единиц и синтаксических конструкций. Количество возможных
интерпретаций при этом обычно является исчерпаемым. Так, в
предложении Недостаток холодильных агрегатов тормозит
133
Герменевтические аспекты перевода

выпуск всего торгово-холодильного оборудования слово недостаток


может быть истолковано и как ‘нехватка’, и как ‘дефект’. По мнению
некоторых исследователей, если нет возможности внести ясность
посредством контакта с самим автором текста, то при переводе
следует приводить все возможные истолкования подобного рода
фраз.
Одной из разновидностей информационной неопределенности
является так называемая смысловая многоплановость (полифония)
слова, т. е. случаи, когда в тексте автором намеренно
актуализируются сразу несколько значений многозначного слова.
Смысловая многоплановость в принципе не порождает той
двусмысленности, которая возникает при неснятой омонимии или
полисемии, что, однако, не означает ни легкости понимания, ни
легкости перевода таких фраз.
Так, слово дело в заглавии повести «Дело Артамоновых»
М. Горького актуализировано в трех своих значениях:
1) ‘предприятие, фабрика’, 2) ‘труд жизни’, 3) ‘судебное дело’.
Впрочем, возможен и четвертый вариант интерпретации этого слова:
‘проблема, конфликт, важный только для представителей этой
семьи’ (cp. Это их дело, Нам нет до этого никакого дела).
Ясно, что русскоязычные читатели уловят эту полифонию не
сразу, а лишь прочитав повесть до конца. Перевести же заглавие
повести, скажем, на английский язык без потерь коммуникативно-
релевантной информации практически невозможно, поскольку в
английском языке нет столь же емкого по значению соответствия
слову дело. Возможны следующие варианты перевода: либо
передача указанных значений с помощью трех (четырех) разных
слов, либо передача лишь одного значения с потерей всех
остальных, либо просто указание фамилии семьи (‘The Artamonovs’).
С. А. Семко предлагает и более «изощренные» варианты
перевода: ‘The Artamonovs’ Rise and Fall’, ‘The Artamonovs’ Ups and
Downs’, ‘The Artamonovs’ Fortune and Misfortune’, ‘The Artamonovs’
Venture and Misadventure’, ‘The Artamonovs’ Boom and Doom’, ‘The
Artamonovs’ Luck and Muck’.
Таким образом, смысловая многоплановость оригинала
является одной из лингвистических причин многовариантности

134
Герменевтические аспекты перевода

перевода, поскольку в подобных случаях возможны разные решения


и, следовательно, допустимы разные варианты.
К смысловой многоплановости относят также метафоризацию в
широком смысле слова, включая символизацию. В качестве примера
символизации С. А. Семко и Г. П. Рябов приводят песню «Что
стоишь, качаясь, тонкая рябина...», в которой рябина символизирует
женщину, мечтающую опереться на сильного мужчину (дуб).
Несмотря на полную понятность оригинала в переводе на
западно-европейские языки вряд ли удастся обеспечить
исчерпывающую понятность содержащихся в тексте символов, так
как подобные образы (рябина, дуб) не являются привычными
поэтическими образами в западно-европейской культуре.
Можно, правда, допустить, что переводчики все-таки захотят
перенести эти образы в текст перевода, чтобы сохранить
национально-культурную специфичность текста, либо чтобы
показать особенности русского поэтического мышления. Но и эта
задача окажется трудновыполнимой или вообще невыполнимой, так
как в некоторых языках категории грамматического рода у прямых
соответствий словам рябина и дуб не совпадают. Так, в немецком
языке оба соответствия имеют женский род (рябина – Eberesche, дуб
– Eiche). Следовательно, чтобы обеспечить максимально возможное
понимание этого текста получателем перевода, требуется
использование иных образов, привычных для носителей языка
перевода и выполняющих аналогичную функцию.
Информационная неопределенность может возникать и в
результате использования в тексте так называемых широкозначных
слов. Семантический диапазон широкозначных слов исходного
языка покрывается в языке перевода лишь некоторой совокупностью
слов, которые могут иметь некоторые общие семы, но не являются
синонимами: краска – paint, dye, stain; палец – finger, toe; часы –
clock, watch. При отсутствии достаточной контекстуальной
информации (палец на руке, палец на ноге) сами носители языка не
в состоянии внести здесь какую-либо ясность, а что касается
перевода, в этом случае он выполняется наугад.
Так, из выражения blue wire на электросхеме цвет оплетки
проводов не может быть установлен с «русской точностью» (голубой?
синий?) до тех пор, пока переводчик сам ее не увидит, а такая
135
Герменевтические аспекты перевода

возможность имеется у него не всегда. В результате будет дан


«информационно определенный» перевод (либо синий, либо
голубой), но выбор варианта будет делаться наугад. Впрочем, можно
возразить, что различие между ‘голубой’ и ‘синий’ в данном случае
несущественно и может рассматриваться как коммуникативно (и
трасляционно) нерелевантная информация.
В некоторых случаях даже микроконтекст помогает устранить
неопределенность: blue sky будет переводиться скорее всего как
‘голубое небо’, a blue eyes ‒ как ‘голубые глаза’. В некоторых же
случаях полезно обратиться к более широкому контексту, а иногда
следует проанализировать текст всего произведения.
Например, Сдобников В. В. и Петрова О. В. полагают, что
перевод названия известного музыкального произведения
Дж. Гершвина Rhapsody in Blue как ‘Рапсодия в голубых тонах’
неточен, поскольку из самой стилистики музыки следует, что автор
имел в виду нечто более темное, более грустное (ср. английское
выражение blue mood ‘грусть’, ‘грустное настроение’, а также
этимологию слова blues в значении ‘блюз’ как музыкальный жанр)112.
Широкозначными можно считать и такие слова исходного
языка, которые могут переводиться на язык перевода рядом более
или менее синонимичных слов: He is courageous. ‘Он храбр’
(варианты: ‘смел’, ‘отважен’). Здесь выбор варианта зависит прежде
всего от предпочтений переводчика.
Как считают С. А. Семко и Г. П. Рябов, принципиальная
неустранимость многовариантности перевода одного и того же
оригинала на один и тот же язык порождает некоторую
неопределенность перевода: оригинал-то ведь один. Отсутствие
грамматической категории рода в английском языке не позволяет
идентифицировать пол лица, к которому обращается Шекспир во
многих своих сонетах. А потому в переводе 57-го сонета
В. Я. Брюсова адресатом является мужчина, а в переводе того же
сонета, выполненном С. Я. Маршаком, адресат ‒ женщина.
Как справедливо замечает Л. С. Бархударов, в данном случае
переводчику нелегко обосновать выбор формы того или иного рода
при переводе, поскольку исходный английский текст не дает
никаких данных для однозначного решения, оставляя родовые

112 Сдобников В.В., Петрова О.В. Указ. соч. – С. 193.


136
Герменевтические аспекты перевода

различия невыраженными. В любом случае перевод будет


информационно определенным при информационной
неопределенности оригинала.
Существует точка зрения, что любой текст является
неопределенным в силу многозначности любого слова, причем эта
многозначность не снимается контекстом. Исходя из этого,
Г.-Г. Гадамер, рассматривая многозначность слова113, довольно
пессимистично оценивает возможности перевода: «Настоящее
бедствие перевода в том, что единство замысла, заключенное в
предложении, невозможно передать путем простой замены его
членов соответствующими членами предложения другого языка, и
переведенные книги представляют собой обычно настоящие чудища,
это набор букв, из которых вынули дух»114.
Б. А. Ольховиков не отрицает принципиальную возможность
перевода, однако указывает на трудности, связанные с
переводческой интерпретацией текста, которая представляет собой
многослойный и сложный процесс. В качестве объяснения этих
сложностей он приводит следующее рассуждение: «...и текст, и
любой отрезок текста, ‒ каждый представляет собою в принципе
неисчерпаемое средоточие знания и, следовательно, многогранный
объект толкования. Слово, словосочетание, да и предложение на
любом языке и практически в любом тексте, никогда не бывают
вполне (совершенно) однозначными. Это особенно хорошо ощущают
специалисты, готовящие проекты законов, договоров, соглашений,
контрактов и их переводы. Они тратят огромные усилия, чтобы
составить текст на одном, двух или более языках на достаточно
элементарную тему, который понимался бы максимально
однозначно и не давал бы оснований для разночтения»115. Как видно
из приведенного высказывания, отсутствие однозначности слова,
даже использованного в тексте (контексте), рассматривается в
качестве причины неопределенности самого текста.
113 В. В. Сдобников и О. В. Петрова отмечают, что многозначность
рассматривается Г.-Г. Гадамером нетрадиционно, а именно: как многообразие
связей данного слова с другими словами, связей, благодаря которым «каждое
слово в языке, так сказать, пробуждается другим, вызывая к жизни новые слова
и открывая путь речевому потоку». – Сдобников В.В., Петрова О.В. Указ. соч. –
С. 194.
114 Г.-Г. Гадамер. Указ. соч. – С. 59.
115 Цит. по: Сдобников В.В., Петрова О.В. Указ. соч. – С. 195.

137
Герменевтические аспекты перевода

Вместе с тем, вряд ли следует преувеличивать степень


неопределенности любого текста. В конце концов, многие тексты
воспринимаются и истолковываются получателями вполне
определенно. И представляется правильным и оправданным
стремление переводчиков практически во всех случаях обеспечить
однозначное толкование текста перевода читателями/слушателями,
независимо от степени определенности оригинала. Можно
рассмотреть следующие четыре случая в этой области:
1) определенность оригинала ‒ определенность перевода;
2) определенность оригинала ‒ неопределенность перевода;
3) неопределенность оригинала ‒ определенность перевода;
4) неопределенность оригинала ‒ неопределенность перевода.
В рассмотренном выше примере каждый перевод отличается от
оригинала своей определенностью. Но бывают случаи, когда перевод
характеризуется такой же неопределенностью, как и оригинал.
Не случайно Я. И. Рецкер рекомендует следовать совету
К. И. Чуковского116: «Неясное в оригинале должно оставаться
неясным в переводе»117. Правда, переводчик должен уметь
различать разные виды «неясного». Возможны случаи, когда
«неясность», неопределенность намеренно создается автором
оригинала. Понятно, что такая неопределенность как часть
коммуникативной интенции автора должна сохраняться в переводе.
В других случаях неясность появляется в тексте вследствие речевой
небрежности автора, его неумения, неспособности или нежелания
точно и четко выражать свои мысли. В обязанность переводчика в
таких случаях входит необходимость понять, что хотел сказать
автор, и вполне определенно выразить эту мысль в переводе.
2. Коммуникативная компетенция адресата текста. В
переводоведческой литературе существует представление об
«информационной неисчерпаемости» художественных текстов,

116 Чуковский Корней Иванович (1882 – 1969) ‒ русский советский поэт,


публицист, литературный критик, переводчик и литературовед, детский
писатель, журналист. Много занимался теорией художественного перевода
(вышедшая в 1936 году книга «Искусство перевода» была переиздана перед
началом войны, в 1941 году, под названием «Высокое искусство») и собственно
переводами на русский язык (произведения М. Твена, О. Уайльда, Р. Киплинга
и др., в том числе в форме «пересказов» для детей).
117
Цит. по: Сдобников В.В., Петрова О.В. Указ. соч. – С. 196.
138
Герменевтические аспекты перевода

которое распространяется некоторыми авторами на все тексты без


исключения, что ставит под сомнение или отрицает возможность
понимания любого текста.
Так, М. Я. Цвиллинг118 и Г. Я. Туровер119 практически
отрицают возможность полного и однозначного понимания какого-
либо текста, полагая, что информация, содержащаяся в любом
естественном тексте, фактически неисчерпаема, она не поддается
инвентаризации и в значительной своей части нерелевантна для
данной ситуации общения.
Опираясь на положения теории отражения о невозможности
исчерпывающего отражения одним объектом другого объекта,
Г. Р. Гачечиладзе120 высказывает сомнение в том, что познание
иноязычного произведения может быть исчерпывающим. По
мнению ученого, как и любой предмет, подлинник познается лишь
приблизительно, а не полностью, и воспроизведение подлинника –
это приблизительный его образ. Исходя из этого, перевод всегда
будет бесконечным приближением мысли переводчика к
подлиннику как предмету отражения.
Такие представления заставляют перевеодоведов задуматься
над вопросом о коммуникативной компетенции адресата,
воспринимающего текст.
Л. К. Латышев определяет коммуникативную компетенцию
адресата как совокупность умений, навыков и знаний,

118 Цвиллинг Михаил Яковлевич (1925 ‒ 2013) ‒ военный переводчик в


действующей армии Советского Союза в годы Великой Отечественной Войны,
переводчик-синхронист, в разные годы переводил первых руководителей
страны — Н. С. Хрущева, Л. И. Брежнева, Ю. В. Андропова, М. С. Горбачева,
Б. Н. Ельцина, В. В. Путина. Он был востребован в качестве переводчика на
высшем уровне даже после своего 80-летия, сохраняя удивительную остроту
ума, профессиональную компетентность и выносливость, столь необходимую в
этой профессии.
119 Туровер Генрих Яковлевич (р. 1931) – советский и российских

ученый лингвист, специалист в области романских языков, доктор


филологических наук, профессор. Присвоен почетный титул “interprète
chevronné” за многолетнюю работу переводчиком в международных
организациях ООН, ВОЗ, ВОИС, Межпарламентский союз, ЮНЕСКО.
120 Гачечиладзе Гиви Ражденович (1914 ‒ 1974) ‒ грузинский лингвист

и переводчик, специалист в области теории художественного перевода, автор


известной монографии «Проблема реалистического перевода», переводчик
У. Шекспира, Дж. Байрона, П. Б. Шелли и других английских поэтов на
грузинский язык.
139
Герменевтические аспекты перевода

определяющих его способность адекватно воспринимать и


интерпретировать текст121. Коммуникативная компетенция
складывается из языковой (шире ‒ семиотической) и неязыковой
компетенции, и она является важным моментом герменевтического
аспекта перевода.
Говоря о коммуникативной компетенции адресата,
Л. К. Латышев различает адресата, воспринимающего оригинал, и
адресата, воспринимающего перевод. Адресатом, воспринимающим
оригинал, является переводчик-интерпретатор, а адресатом,
воспринимающим перевод, – реципиент, который выступает в
качестве интерпретатора текста перевода.
Коммуникативные компетенции этих двух участников
переводческого процесса должны быть во многом равноценными.
Существенно различаться они могут только в лингвоэтнической
части, т. е. в том, что касается языка, культуры и актуальной
общественной информации.
Что касается коммуникативных компетенций адресатов в
области профессиональных знаний, общей культуры, возрастных
особенностей и т.п., то они также должны быть относительно
одинаковы. Какой смысл имеет перевод специальных текстов по
ядерной физике для солистов балета или устава ООН для детей?
Когда нечто подобное все же случается, по мнению
Л. К. Латышева, в задачу переводчика не входит сглаживание
профессиональных, общекультурных, возрастных и т.п. различий
путем соответствующей адаптации создаваемого текста. Если же
переводчик все же это делает, то он выходит за рамки перевода и
переходит в некий иной вид языкового посредничества (т. е.
адаптивное транскодирование).
Недостаточный уровень коммуникативной компетенции
получателя перевода может свести на нет результаты даже самого
хорошего перевода. При этом следует обратить особое внимание на
неязыковую компетенцию получателя перевода, а именно на ее
лингвоэтническую часть, уровень которой должен учитываться
переводчиком.

121 Латышев Л. К. Технология перевода: Учеб. пособие по подготовке


переводчиков (с нем. яз.). – М. : НВИ – ТЕЗАУРУС, 2000. – С. 22-23.
140
Герменевтические аспекты перевода

Например, достаточный уровень неязыковой компетенции


предполагает известную легкость в распознавании интертекстов
(цитат, аллюзий). При переводе с русского языка на английский
названия произведения Н. С. Лескова «Леди Макбет Мценского
уезда» у англоязычных получателей перевода не возникнет проблем
с пониманием аллюзии на произведение У. Шекспира. Совсем иная
картина складывается при переводе названия повести В. Катаева
«Белеет парус одинокий». Здесь название является цитатой из
стихотворения М. Ю. Лермонтова. Конечно, перевести это название
на английский язык можно достаточно точно (‘A lone white sail
gleams in the distance’ или ‘A lone sail gleams white’), но уровень
коммуникативной (неязыковой) компетенции получателей перевода
будет явно недостаточным для того, чтобы понять связь между
повестью В. Катаева и стихотворением М. Ю. Лермонтова. В
результате может быть утрачена значительная часть
коммуникативно-релевантной информации. Чтобы восполнить
потерю этой информации, переводоведы рекомендуют использовать
своего рода «пара-тексты» ‒ сноски, комментарии и т.п.
Таким образом, одна из важных герменевтических проблем
перевода состоит в различиях между уровнями коммуникативной
компетенции участников переводческого процесса.

Вопросы для самоконтроля:

1. В чем состоит особенность становления герменевтики как


науки? Что означает термин «герменевтика»?
2. Дайте определение понятия «герменевтика».
3. Как формулирует цель и задачи герменевтики
Ф. Шлейермахер?
4. Как определил связь герменевтики и перевода
Р. Пальмер?
5. Какие вопросы можно отнести к герменевтическому
аспекту перевода?
6. Почему понимание текста является предпосылкой
успешного перевода?
7. Что такое информационный запас? Кто предложил
классификацию степеней информационного запаса?

141
Герменевтические аспекты перевода

8. Проиллюстрируйте классификацию информационного


запаса и прокомментируйте приведенные примеры.
9. Какой степенью информационного запаса должен обладать
переводчик для успешного осуществления перевода?
10. Что такое языковая компетенция?
11. Перечислите стадии языковой компетенции. Какой
языковой компетенцией должен обладать переводчик?
12. При каком условии возможно понимание оригинала?
13. Обязательно ли полное понимание оригинала для его
удовлетворительного перевода?
14. Почему при описании процесса перевода переводоведы
часто оперируют категорией информации?
15. Как определяет информацию С. А. Семко?
16. Какие виды информации выделяет Р. К. Миньяр-
Белоручев?
17. Какую часть информации называют сообщением?
18. Дайте определение смысла как ключевого понятия
герменевтики перевода.
19. Что такое герменевтический круг части и целого? Как его
определяет Г.-Г. Гадамер?
20. Что входит в понятие переводоведческой категории
трансляционной ценности исходной информации?
21. От чего зависит степень понимания текста?
22. Какие препятствия, затрудняющие понимание текста
выделяют переводоведы?
23. В чем проявляются информационная избыточность и
информационная неполнота текста?
24. Как реализуется информационная неопределенность
текста?
25. Как определяет коммуникативную компетенцию адресата
Л. К. Латышев?

142
Прагматические аспекты перевода

ПРАГМАТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПЕРЕВОДА

Лекция 12
1. Прагматический потенциал текста.
2. Пресуппозиция и импликатура в прагматике.

1. Прагматический потенциал текста. Всякий текст


коммуникативен, содержит некоторое сообщение, передаваемое от
Отправителя к Получателю. Воспринимая полученную
информацию, Получатель тем самым вступает в определенные
личностные отношения к тексту, называемые прагматическими
отношениями.

ОТПРАВИТЕЛЬ – СООБЩЕНИЕ – ПОЛУЧАТЕЛЬ

Такие отношения могут иметь различный характер. Они могут


иметь преимущественно интеллектуальный характер, когда текст
служит для Получателя лишь источником сведений о каких-то
фактах и событиях, его лично не касающихся и не представляющих
для него большого интереса. В то же время полученная информация
может оказать на Получателя и более глубокое воздействие. Она
может затронуть его чувства, вызвать определенную эмоциональную
реакцию, побудить к каким-то действиям. Способность текста
производить подобный коммуникативный эффект, т.е.
воздействовать на Получателя, называется прагматическим
аспектом или прагматическим потенциалом (прагматикой)
текста.
Прагматический потенциал текста является результатом
выбора Отправителем содержания сообщения и способа его
языкового выражения. В соответствии со своим коммуникативным
намерением Отправитель отбирает для передачи информации
языковые единицы, обладающие необходимым значением, как
предметно-логическим, так и коннотативным, и организует их в
высказывании таким образом, чтобы установить между ними
необходимые смысловые связи. В результате созданный текст
приобретает определенный прагматический потенциал,

143
Прагматические аспекты перевода

возможность произвести некоторый коммуникативный эффект на


его Получателя.
Термин «прагматика» был введен американским философом,
одним из основателей семиотики, Чарльзом Моррисом.
Прагматика является одним из аспектов семиотики (науки о
знаках и знаковых системах) наряду с семантикой и синтаксисом.
Так как язык – это разновидность знаковой (семиотической)
системы, он также характеризуется этими тремя аспектами.

слова (яз. знаки) референты

Личность слова (объекты


(говорящий)
слова дей-ти)

В соответствии с теорией Ч. Морриса, знаки любой знаковой


системы (в т. ч. и языка) соотносятся 1) с объектом, 2) личностью и
3) с другими знаками.
Так, слова в языке относятся к определенным референтам, т.е.
объектам или явлениям действительности, которые они означают.
Такой тип отношений называется семантикой.
Слова также находятся в сложной взаимосвязи друг с другом,
образуя синтагматические и парадигматические связи, это
синтаксические отношения.
Слова также связаны с людьми, которые их используют, т.е. с
говорящими на данном языке. Этот тип отношений называется
прагматикой.
Многие слова в языке вызывают положительную или
отрицательную реакцию у говорящего, могут ассоциироваться с
определенными идеями, убеждениями, взглядами. Таким образом,
автор сообщения, выбирая те или иные слова для его выражения,
передает свое отношение к сказанному. Прагматика высказывания
может содержать отсылки, намеки (иногда неосознанные) на
определенные концепции, известные людям одной культуры, одной
языковой общности.
Например, газетный заголовок «Почем опиум для народа»
отсылает к известному роману Ильфа и Петрова «12 стульев», герой
144
Прагматические аспекты перевода

которого Остап Бендер цитирует К. Маркса, называвшего религию


«опиумом для народа».
Прагматическое отношение Получателя к тексту зависит не
только от прагматики текста, но и от того, что собой представляет
данный Получатель, от его личности, фоновых знаний, предыдущего
опыта, психического состояния и других особенностей. Анализ
прагматики текста дает возможность лишь предположительно
предусмотреть потенциальный коммуникативный эффект текста по
отношению к типовому, «усредненному» Получателю.

Рис. 1

Языковую личность можно усреднённо представить как


носителя разного вида информации, которая оказывает влияние на
особенности его языкового поведения, т.е. на формирование
высказывания и на понимание чужих высказываний (см. рис. 1).
С одной стороны, это набор личностных характеристик
(возраст, пол, социальный статус, образование, интеллектуальные
способности), с другой стороны, это принадлежность определенной
культуре (которая включает также и историческую эпоху, и
языковую общность).
При межъязыковой коммуникации Переводчик оказывается не
только между двумя наборами различных личностных
характеристик, что уже само по себе вызывает сложности общения,
но еще и между двумя наборами культурных характеристик. На
первом этапе процесса перевода в его задачи входит расшифровать
прагматику (импликации, намеки, подразумеваемое) исходного
высказывания. Для этого ему необходимо в совершенстве знать
историю, культуру, литературу, традиции и быт языковой общности,
с языка которой он переводит.

145
Прагматические аспекты перевода

Как любой Получатель информации Переводчик также имеет


определенное отношение к сообщению, однако это отношение не
должно влиять на перевод, т.е. переводчик должен демонстрировать
«нейтральную прагматику».
На втором этапе процесса перевода переводчик стремится
обеспечить понимание исходного сообщения Получателем перевода.
Он учитывает, что Получатель перевода принадлежит к иному
языковому коллективу, чем Получатель оригинала, обладает иными
знаниями и жизненным опытом, имеет иную историю и культуру. В
тех случаях, когда подобные расхождения могут воспрепятствовать
полноценному пониманию исходного сообщения, переводчик
устраняет эти препятствия, внося в текст перевода необходимые
изменения.
Например, при переводе сказки «Белоснежка и семь гномов» на
африканские языки переводчики прибегли к прагматической
адаптации, назвав героиню «девушка с кожей белой как перья
фламинго», т.е. используя образность, понятную носителю целевой
культуры, который мало знаком со снегом.
Прагматический эффект исходного текста часто нелегко
воспроизвести в переводе. Трудности могут вызывать не только
различные культурные реалии, но и расхождения в коннотациях
соответствующих слов. Например, слово ambition в английском
языке может вызывать как положительную реакцию, так и
отрицательную, и нейтральную, в то время как в русском языке его
непосредственный эквивалент амбиция имеет отрицательную
прагматику. Сравните различия в переводе в следующих примерах:

The voters put an end to the ‘Избиратели положили конец


general’s political ambitions. политическим амбициям
генерала’.
The boy’s ambition was to become ‘Мечтой мальчика было стать
a pilot. летчиком’.

Тем не менее, положительная коннотация слова амбиция


постепенно заимствуется русским языком из английского и, хотя это
еще не стало литературной нормой, в разговорной речи нередко
можно услышать такие высказывания как Моей амбицией было
146
Прагматические аспекты перевода

поступить в университет. Вероятно, изменение значения


происходит через прилагательное амбициозный, которое уже давно
используется в русском языке с позитивной оценкой: «Частная
компания реализует амбициозный план по колонизации Марса».
Другие примеры:
idealism – neg. ‘идеализм’
pos. ‘служение идеалам, бескорыстие’
nationalism – neg. ‘национализм’
pos. ‘национальное самосознание,
национальные интересы
Позитивные или негативные коннотации часто зависят от
контекста. Ср., например, употребление англ. прилагательного old-
fashioned в следующих предложениях:
(1) They have very old-fashioned ideas about raising children.
(2) Good old-fashioned home baking.

2. Пресуппозиция и импликатура в прагматике.


Проблемы перевода тесно соприкасаются с пресуппозицией, одной
из важнейших категорий прагматики. Открытая в философской
логике в конце 19-го столетия Ф. Л. Г. Фреге122 пресуппозиция была
возвращена к научной жизни Петером Стросоном123 полвека спустя.
Пресуппозиция (лат. prae ‘впереди, перед’ и suppositio
‘подкладывание, заклад’), тоже презумпция (лат. praesumptio
‘предположение, ожидание’) ‒ имплицитная информация в форме
пресуппозиции ‒ это компонент смысла текста, который не выражен
словесно, это предварительное знание, дающее возможность
адекватно воспринять текст. Такое предварительное знание принято
называть фоновыми знаниями. Пресуппозиция может возникнуть
при чтении предшествующего текста или оказаться вовсе за
пределами текста как результат знания и опыта составителя текста.
122 Фреге Фридрих Людвиг Готлоб (Friedrich Ludwig Gottlob Frege, 1848
– 1925) ‒ немецкий логик, математик и философ, представитель школы
аналитической философии. Фреге ввел различение между смыслом и
значением понятия, обозначаемого определенным именем (так называемый
треугольник Фреге или семантический треугольник: знак ‒ смысл ‒ значение).
Под значением в рамках его системы представлений понималась предметная
область, соотнесенная с неким именем. Под смыслом подразумевается
определенный аспект рассмотрения этой предметной области.
123 Стросон Питер Фредерик (Sir Peter Frederick Strawson, 1919 ‒ 2006) ‒

английский философ, представитель аналитической философии.


147
Прагматические аспекты перевода

Прагматическая пресуппозиция определяется в литературе


трояко:
1) связь пресуппозиции с представлениями говорящего о
контексте;
2) связь пресуппозиции с общими фоновыми знаниями;
3) связь с условиями успешности и уместности высказывания.
Суммируя, можно сказать, что речь идет практически об одном
и том же ‒ представлениях коммуникантов о контекстуальных
условиях осуществления высказываний.
Прагматическая пресуппозиция в самом широком смысле
понимается как отношение между говорящим и уместностью
высказывания в контексте, по форме: P является прагматической
пресуппозицией суждения S, если всякий раз, когда произнесение S
коммуникативно уместно, автор высказывания S считает, что P
истинно и полагает, что его адресат также считает, что P истинно.
Уже в этом определении содержится значительный элемент
интерсубъективности.
Набор всех пресуппозиций говорящего в данном контексте
задает класс возможных миров, в которых эти прагматические
пресуппозиции релевантны, чем, собственно говоря, определяются
границы феноменологической ситуации. При этом прагматические
пресуппозиции отнюдь не должны быть истинными, они обычно
считаются таковыми.
Р. С. Столнейкер124 считает, что пропозиция является
пресуппозицией в прагматическом смысле, если говорящий считает
ее истинность само собой разумеющейся и исходит из того, что
другие участники контекста считают так же. По мнению философа,
пресуппозиции лучше всего рассматривать как сложные
предрасположения, которые проявляются в речевом поведении.
Прагматическая пресуппозиция, предопределяя уместность
и / или успешность высказывания, опирается на информацию,
данную в контексте и когнитивно освоенную коммуникантами. Для
успеха коммуникации необходим общий когнитивный фонд, иначе
говоря, у участников в феноменологическом поле должен

124Столнейкер Роберт С. (Robert C. Stalnaker, р. 1940) – американский


философ, член Американской академии наук и искусств, член-корреспондент
Британской академии.
148
Прагматические аспекты перевода

присутствовать общий набор пропозиций контекста – общий


пресуппозиционный фонд, без которого их совместная деятельность
порождения и понимания дискурса затруднена или просто
невозможна из-за нарушения принципа интерсубъективности.
Но не следует понимать общий фонд знаний механически как
какое-то количество информации, которым в равной степени
располагают все участники общения. Интерсубъективность
заключается не в этом. Ее установление или поддержание в каждом
акте речи постоянно меняет пресуппозиционный фонд и зависит от
него. Более корректным с точки зрения учета когнитивных аспектов
языкового общения при коммуникатороцентрическом подходе к
анализу речи выглядит определение прагматической
пресуппозиции как некоторого ряда предположений, допускаемых
говорящим, относительно того, что адресат склонен принять на веру,
т. e. без возражений. Эти предположения ‒ то, что Г. П. Грайс125
называет непротиворечивой информацией, совсем не обязательно
входят в общий фонд знаний и верований коммуникантов до
речевого акта, скорее, у участников диалога должна быть общая
предрасположенность к восприятию такого рода информации.
Данный взгляд на определение прагматической
пресуппозиции асимметричен: он представляет динамическую
пресуппозицию говорящего. Когда звучит Мой дядя самых честных
правил..., проявляется разница в фонде знаний: говорящий знает
заранее о существовании своего дяди, слушающий же вряд ли
«знает» об этом (значит, это не входит в общий фонд знаний), он
«узнает» о существовании дяди у говорящего только в момент речи,
однако он склонен принять это на веру, как само собой
разумеющееся.
В психологическом плане этому соответствует сложный
комплекс установок, экспектаций и антиципации (обоюдных
установок на соблюдение принципов общения, антиципации
говорящего по отношению к реакции слушающего и экспектаций
последнего по отношению к непротиворечивости информации и т. д.).
Существуют экспериментальные подтверждения того, что
слушающие ведут себя так, как будто пресуппозиции говорящих
125 Грайс Герберт Пол (Herbert Paul Grice, 1913 ‒ 1988) ‒ философ,
основатель теории импликатур.
149
Прагматические аспекты перевода

обязаны приниматься. Если человек, незнакомый с историей и


политическим устройством Франции, услышит Король Франции
лыс, он еще может усомниться в особенностях прически монарха, но
само его наличие будет принято на веру, на чем, кстати, построено
немало розыгрышей и шуток.
Такая когнитивно обоснованная трактовка пресуппозиции и в
прагматике, теории речевой коммуникации, и в дискурсивной
психологии выглядит предпочтительнее, поскольку, преодолевая
логицизм и позитивизм, она точнее интерпретирует роль
имплицитного знания в речи.
Другим понятием прагматики, важным для перевода, является
понятие импликатуры. Импликатуры как прагматический
феномен привлекли к себе внимание после чтения Г. П. Грайсом
цикла лекций в Гарвардском университете в 1967 г. Импликатуры,
по Г. П. Грайсу, были призваны способствовать лучшему описанию
небуквальных аспектов значения и смысла, которые не
определялись непосредственно конвенциональной структурой
языковых выражений, т. e. того, что подразумевается, на что
намекается.
Импликатура ‒ то, что подразумевается говорящим, это
невыраженные вербально скрытые смыслы коммуникации,
выводимые из вербально выраженных смыслов.
Предполагается, что в анализируемом высказывании
выражено больше, чем сказано. Возьмём для примера следующий
обмен высказываниями:
А. Вы не скажете мне, какой час?
Б. Только что был звонок на первую пару.
Высказывание Б является косвенным ответом на вопрос А. Его
понимание опирается на знание графика звонков в данном учебном
заведении. Указание на реальное время выступает в ответном
высказывании как своеобразная прагматическая «накладка» на
сообщение о только что, до данного коммуникативного события,
прозвучавшем звонке.
Сам термин «импликатура» связан с английскими словами
implicit ‘подразумеваемый, недосказанный’, implication ‘скрытый
смысл, намёк’, to imply ‘подразумевать, намекать’. Все эти слова

150
Прагматические аспекты перевода

восходят к латинскому impleo ‘наполняю; исполняю и т.д.’, implico


‘вплетаю, запутываю; тесно связываю и т.д.’.
Под импликацией принято понимать логическую операцию,
которая связывает два высказывания в сложное высказывание
посредством логической связки, соответствующей в естественном
языке союзу если…, то…
Семантике и прагматике как раз и предстоит распутывать
запутанное, извлекая из высказываний скрытое, раскрывать (по
Г. П. Грайсу, вычислять) импликатуры. Понятие вычисления
принадлежит компьютерной науке. С лёгкой руки когнитивистов,
говорят, что не только компьютер, но и мозг вычисляет,
осуществляет процедуру вычисления.
Импликатура считается частью значения. А понятие
разговорной импликатуры ориентировано на роль говорящего как
участника языкового взаимодействия. Принадлежит оно
прагматике. Разговорная импликатура порождается не тем, что
сказано, а самим актом произнесения. Это часть значения не
абстрактного предложения, а конкретного высказывания. В первом
случае задаётся вопрос What is said? ‘Что сказано?’, во втором случае
ставится вопрос What is meant / implicated? ‘Что имеется в виду /
имплицируется?
Итак, при смысловом анализе высказываний / речевых актов
приходится иметь дело с тем, что было сказано прямо и что является
имплицированным, представляет собой импликатуру. Одни
импликатуры относятся к конвенциональным, а другие к
неконвенциональным. Первые входят в значения слов и
предложение. Пример конвенциональной импликатуры:
Он англичанин, и поэтому он храбр.
Здесь сказано не только, что он англичанин и что он храбр, но
говорящий выводит храбрость человека, о котором идёт речь, из его
национальной принадлежности (ср. поэтому). Такая импликатура
вычисляется слушателем не из условий контекста, а из того, что
сказано.
Среди неконвенциональных выделяются импликатуры
разговорные (конверсационные). Они могут быть как
индивидуализированными (конкретными), так и обобщёнными
(генерализованными).
151
Прагматические аспекты перевода

Обобщённые импликатуры по сути дела


конвенционализованы. Они встречаются реже и более трудны для
интерпретации из-за непреднамеренной неточности высказываний.
Г. П. Грайс приводит среди примеров и такой:
X went into a house yesterday and found a tortoise inside the front
door. ‘Вчера Х зашёл в (один) дом и обнаружил в парадном
черепаху’.
В нормальной ситуации: Х зашёл в какой-то дом, но не в свой.
В определённых ситуациях обобщённые разговорные
импликатуры могут быть подавлены (аннигилированы), что
осуществляется либо эксплицитными средствами, либо под
влиянием контекста общения. Они могут не только подавляться, но
и усиливаться.
Возможность конвенционализации разговорной импликатуры
не исключается, но каждый конкретный случай должен
рассматриваться особо.

Лекция 13
1. Прагматические отношения при переводе и прагматическая
адаптация.
2. Прагматические изменения исходного текста в переводе.

1. Прагматические отношения при переводе и


прагматическая адаптация. Немецкий переводовед А. Нойберт
предложил различать четыре типа прагматических отношений
при переводе от наивысшей (переводимое в прагматическом
смысле) до фактической невозможности воспроизвести прагматику
оригинала в переводе. Такая градация устанавливается в
зависимости от характера текста оригинала:
1-й тип: наиболее полная передача прагматической
направленности оригинала, имеющего одинаковый прагматический
интерес и для читателей перевода (например, научно-техническая
литература);
2-й тип: достаточно успешное сохранение прагматического
потенциала оригиналов, созданных специально для перевода
(информационные и другие материалы, предназначенные для
иностранной аудитории);
152
Прагматические аспекты перевода

3-й тип: возможность прагматически адекватной передачи с


существенными ограничениями при переводе произведений
художественной литературы, которые ориентированы на исходного
реципиента, но имеют, что сказать и всем людям;
4-й тип: невозможность прагматически адекватной передачи
оригиналов, специфически направленных на членов данного
языкового коллектива и не имеющих никакого отношения к
реципиентам перевода (законодательные документы, общественно-
политическая и экономическая периодика, различные объявления и
пр.).
Говоря о прагматических отношениях, важно помнить, что
речь здесь идет не о качестве перевода, а лишь об одинаковой
реакции читателей оригинала и перевода.
Принадлежность реципиента перевода к иному языковому
коллективу, к иной культуре нередко приводит к тому, что
эквивалентный перевод оказывается прагматически неадекватным.
В этом случае переводчику приходится прибегать к
прагматической адаптации перевода, внося в свой текст
необходимые изменения.
В переводческой практике наиболее часто используются четыре
типа подобной адаптации, предложенных В. Н. Комиссаровым126.
Первый тип прагматической адаптации имеет целью
обеспечить адекватное понимание сообщения реципиентами
перевода. Ориентируясь на «усредненного» реципиента, переводчик
учитывает что сообщение, вполне понятное читателям оригинала,
может быть непонятым читателями перевода, вследствие отсутствия
у них необходимых фоновых знаний. Особенно часто это происходит
в связи с использованием в оригинале имен собственных,
географических названий и наименований разного рода культурно-
бытовых реалий. В таких случаях переводчик вводит в текст
перевода дополнительную информацию, восполняя отсутствующие
знания, опускает неизвестные Получателю детали (если они не
имеют коммуникативной значимости), заменяет непонятный
элемент более понятным соответствием. Все эти действия приводят к

126Комиссаров В .Н. Современное переводоведение: учебное пособие. – М.:


ЭТС, 2002. – С. 137-146.

153
Прагматические аспекты перевода

тому, что текст оригинала в процессе перевода подвергается


разнообразным изменениям. Эти изменения подробно рассмотрены
в следующем пункте данной лекции.
Второй тип прагматической адаптации имеет целью
добиться правильного восприятия содержания оригинала, донести
до рецептора перевода эмоциональное воздействие исходного текста.
Необходимость такой адаптации возникает потому, что в каждом
языке существуют названия каких-то объектов и ситуаций, с
которыми у представителей данного языкового коллектива связаны
особые ассоциации. Если подобные ассоциации не передаются или
искажаются при переводе, то прагматические потенциалы текстов
перевода и оригинала не совпадают даже при эквивалентном
воспроизведении содержания. Стремление добиться желаемого
прагматического отношения к тексту перевода у его рецепторов и
делает необходимой соответствующую адаптацию.
Например, необходимость в прагматической адаптации может
возникнуть вследствие пристрастия автора оригинала к
неуместному употреблению возвышенной лексики. В некоторых
печатных изданиях часто без достаточных оснований используются
такие «громкие» выражения, как пафос созидания, величественные
свершения, слуги народа и т.п. В переводе подобный высокопарный
слог, не соответствующий тривиальности содержания, часто создает
впечатление неискренности, желания ввести читателя в
заблуждение, поэтому, например, при переводе русских газетных
текстов на английский язык наблюдается общая тенденция
несколько снижать стиль оригинала.
Неприемлемым для текста перевода может оказаться и
излишнее употребление в оригинале дерогативной лексики типа
правительственная клика, марионеточный режим, презренное
охвостье, банда предателей и т.п. И здесь сохранение подобных
ругательных выражений в переводе может производить в другой
культуре совершенно иной эффект и быть прагматически
неадекватным.
Неодинаковый коммуникативный эффект в разных языках
может иметь употребление языковых средств, несвойственных
текстам определенного типа. Например, разговорная лексика и
образные обороты ‒ обычное явление в английских научно-
154
Прагматические аспекты перевода

технических текстах, и их появление там не привлекает особого


внимания читателей. Сохранение таких лексических вольностей в
переводе на русский язык, в котором гораздо строже соблюдается
серьезность научного стиля, приводит к их резкому выделению в
тексте, создавая впечатление несерьезности и «ненаучности» автора.
Встретив в серьезной английской статье о развитии автомобильной
промышленности такую фразу: Buick has stolen a march on the rest of
the industry with a cast iron V-6 engine, переводчик обнаружит, что на
русском языке в таком тексте неуместно написать, что компания
‘Бьюик’ ‘обставила’ или ‘обскакала’ своих конкурентов, и выберет
более «солидный» вариант вроде ‘опередила’.
Прагматические адаптации второго и первого типов могут быть
взаимосвязаны, если в основе неадекватного восприятия лежит
непонимание или неполное понимание исходного сообщения. В
одной шуточной заметке в русской газете говорилось, что некий
любящий муж обычно называл свою жену птичкой, а по четвергам ‒
рыбкой. Юмор этой заметки будет недоступен реципиенту в
переводе, если он не поймет, что в России четверг традиционно
считался «рыбным днем», не говоря уже о том, что, например,
английскому мужу не придет в голову нежно обращаться к своей
жене со словами My little fish или My birdie. Аналогичным образом,
английский перевод традиционного русского приглашения:
Третьим будешь? ‒ ‘Will you be the third?/ ‒ может вызвать лишь
недоумение.
В третьем типе прагматической адаптации, в отличие от
двух предыдущих, переводчик ориентируется не на усредненного, а
на конкретного реципиента и на конкретную ситуацию общения,
стремясь обеспечить желаемое воздействие.
Поэтому подобная адаптация обычно связана со значительным
отклонением от исходного сообщения. Здесь В. Н. Комиссаров
выделяет несколько типичных ситуаций, иллюстрируя их
примерами.
1. В конкретной ситуации переводчик находит
целесообразным передать не сказанное, а подразумеваемое.
Предположим, несколько иностранцев с переводчиком ждут в
лифте, что к ним присоединится приближающийся человек,
который, подойдя ближе, говорит: Я живу на первом этаже.
155
Прагматические аспекты перевода

Переводчик решает, что важно передать не причину, а результат, и


переводит: Он сказал, что с нами не поедет.
2. Переводчик решает, что для достижения желаемого
воздействия на данного реципиента необходимы иные средства,
нежели те, которые использованы в оригинале. Руководитель
службы переводов в женевском отделении ООН Ф. Вейе-Лавале
рассказывал о том, как во время гражданской войны в Конго
представитель миротворческой миссии ООН обратился через
переводчика к старейшинам одного из племен с краткой речью,
призывая их не предпринимать враждебных действий.
Выступивший за ним переводчик значительно расширил и
приукрасил переводимую речь. Зная, какими средствами лучше
воздействовать на своих слушателей, он говорил очень долго, он пел,
он исполнил ритуальный танец. И Ф. Вейе-Лавале считает, что это
был хороший перевод, поскольку благодаря ему удалось уговорить
старейшин не воевать.
3. Прагматическая адаптация этого типа нередко встречается
при переводе названий литературных произведений, кинофильмов,
телевизионных передач с целью сделать такие названия
привычными и естественными. Роман под названием “Live with
Lightning” становится в переводе «Жизнь во мгле»127, американский
фильм “Mr. Smith goes to Washington” выходит на русские экраны
под названием Сенатор, а в телесериале, посвященном работе
скорой помощи, очередная серия “Days like this” переводится просто
«Тяжелый день». И здесь стремление сделать название привычным
и характерным для принимающей культуры приводит порой к
курьезным результатам. Вот как в Японии в прошлом веке перевели
название пушкинской повести «Капитанская дочка»: «Дневник
бабочки, размышляющей о душе цветка. Новые вести из России».
Четвертый тип прагматической адаптации можно
охарактеризовать как решение «экстрапереводческой сверхзадачи».
Обычно перевод создается переводчиком для достижения
определенной цели. В большинстве случаев эта цель заключается в
обеспечении адекватности перевода. Однако порой переводчик

127 С таким названием роман издавался в Советском Союзе трижды – в


1952, 1953 и 1959 годах. Позднее роман был переиздан под более близким к
оригиналу названием «Живи с молнией».
156
Прагматические аспекты перевода

может использовать перевод для достижения какой-то иной цели,


решить какую-то свою задачу, непосредственно не связанную с
точным воспроизведением оригинала. И для решения такой
«сверхзадачи» он может изменять и даже искажать оригинал,
нарушая главные принципы своей профессиональной деятельности.
Особым видом адаптации, далеко уходящим от исходного
текста, является модернизация оригинала при переводе. Нередко ее
вообще нельзя назвать переводом, так как переводчик фактически
создает новое произведение «по мотивам» исходного текста.
Характер такой модернизации может быть различным. С одной
стороны, она может выражаться в перенесении действия в более
позднюю эпоху или в другую страну, в изменении имен
действующих лиц и пр. С другой стороны, модернизация достигается
использованием слов и высказываний, характерных для более
позднего или современного периодов. Порой подобная модернизация
придает повествованию юмористический характер, когда
исторические персонажи работают сверхурочно, осуществляют
режим экономии, проводят неверную кадровую политику, решают
проблемные вопросы без отрыва от производства и т.п. Если в
оригинале мужчины при встрече приветствуют друг друга святым
поцелуем (как это было принято в библейские времена), то в
переводе они обмениваются дружескими рукопожатиями. Если в
исходном тексте говорится о стрелах Ахиллеса, то в
модернизированном переводе на их месте могут появиться ракеты с
мыса Канаверал. Как уже отмечалось, подобное «обновление»
оригинала, конечно, не является переводом, хотя нередко
осуществляется переводчиком.
Причины применения прагматической адаптации четвертого
типа, когда переводчик ставит перед собой какую-то
«экстрапереводческую» задачу, весьма разнообразны. Такая
прагматическая адаптация может быть продиктована
политическими, экономическими, личными и тому подобными
соображениями, не имеющими никакого отношения к переводимому
тексту. Переводчик может стремиться в чем-то убедить реципиента
перевода, навязать свое отношение к автору оригинала или к
описываемым событиям, избежать конфликта или, напротив
обострить его и т.п. Подобная тенденциозность может привести к
157
Прагматические аспекты перевода

полному искажению оригинала, и обычно переводчик не допускает


влияния своих личных соображений и пристрастий на процесс
перевода. Однако случаи сознательного отказа от адекватного
перевода под влиянием указанных факторов встречаются в
переводческой практике.
Таким образом, по A. Нойберту, каждый тип текстов поддается
переводу с точки зрения воссоздания в переводе прагматических
отношений, однако неминуемыми являются изменения оригинала
текста, связанные с его прагматической адаптацией, типы которой
описаны В. Н. Комиссаровым.

2. Прагматические изменения исходного текста в


переводе. Как уже отмечалось, отсутствие у Получателя перевода
необходимых фоновых знаний вызывает необходимость
эксплицирования подразумеваемой информации, внесения в текст
перевода соответствующих изменений, т. е. приводит к
использованию прагматической адаптации первого типа (по
классификации В. Н. Комиссарова). Обычно такая прагматическая
адаптация происходит в связи с употреблением в оригинале имен
собственных, географических названий и наименований разного
рода культурно-бытовых реалий.
В процессе прагматической адаптации данного типа
происходят следующие изменения исходного текста:
1. Для восполнения отсутствующих фоновых знаний у
реципиентов переводчик вводит в текст перевода дополнительную
информацию.
При переводе географических названий типа американских
Massachusetts, Oklahoma, Virginia, канадских Alberta, Manitoba или
английских Middlesex, Surrey и пр., как правило, добавляются слова
штат, провинция, графство, указывающие, что обозначают эти
наименования, чтобы сделать их понятными для русского читателя:
‘штат Массачусетс’, ‘провинция Альберта’, ‘графство Миддлсекс’ и
т.п.
Добавление поясняющих элементов может потребоваться и при
передаче названий учреждений, фирм, печатных органов и т.п.:

158
Прагматические аспекты перевода

Например: The strike movement in Spain is on the increase,


“Newsweek” reports. – ‘Как сообщает журнал «Ньюсуик», в Испании
растет забастовочное движение’.
Аналогичные добавления обеспечивают понимание названий
всевозможных реалий, связанных с особенностями быта и жизни
иноязычного коллектива:
Например: ...for desert you got Brown Betty, which nobody ate...−
‘...на сладкое – «рыжую Бетти», пудинг с патокой, только его никто
не ел’.
Добавление избавляет русского читателя от необходимости
ломать себе голову над значением «рыжей Бетти», которую подают
на сладкое.
В некоторых случаях необходимая дополнительная инфор-
мация может быть дана в специальном примечании к тексту
перевода:
Например: Against my will I felt pleased that he should have
considered my remarks interesting, though I knew that it was Dale
Carnegie stuff, a small apparently casual compliment. (J. Brain) – ‘Я
был невольно польщен тем, что он находит мои замечания
интересными, хотя и понимал, что это был дешевый трюк – как бы
случайно брошенный комплимент по рецепту Дейла Карнеги’.
К этому предложению в переводе можно дать примечание,
указывающее, что Дейл Карнеги − автор популярной книги «Как
приобретать друзей и влиять на окружающих».
2. В других случаях воспроизведение прагматического
потенциала текста оригинала может быть связано с опущением
некоторых деталей в переводе, неизвестных Получателю перевода:
Например: There were pills and medicine all over the place, and
everything smelled like Vicks’ Nose Drops. – ‘Везде стояли какие-то
пузырьки, пилюли, все пахло каплями от насморка’.
Здесь в переводе опущено слово Vicks, обозначающее
фирменное название капель, и ничего не говорящее русскому
читателю. Хотя это и ведет к незначительной потере информации,
эта информация несущественна и ею вполне можно пренебречь, для
того чтобы в русском тексте не было непонятных элементов.
3. Необходимость обеспечить адекватное понимание пере-
даваемого сообщения для реципиента перевода может вынудить
159
Прагматические аспекты перевода

переводчика заменить непонятный элемент исходного сообщения


добавочной информацией, которая лишь подразумевалась в
оригинале, но была вполне очевидна для реципиента оригинала.
Таким образом, имплицитная информация в оригинале становится
эксплицитной в переводе:
Например: The Prime-Minister spoke a few words from a window
in Number 10. – ‘Премьер-министр произнес несколько слов из окна
своей резиденции’.
Любому англичанину хорошо известно, что в доме № 10 по
улице Даунинг-стрит в Лондоне расположена резиденция премьер-
министра. Русскоязычный читатель этого может не знать, поэтому в
русском переводе производится замена, разъясняющая смысл этого
названия.
Часто такого рода замена носит характер генерализации, т.е.
замены слова с конкретным значением словом с более общим, но
зато более понятным для Получателя перевода значением,
например: The temperature was an easy ninety, he said. – ‘Жара
невыносимая, − сказал он’.
Ninety означает ‘девяносто градусов по Фаренгейту’. Система
Фаренгейта малоизвестна русским читателям. Ее можно было бы
заменить на систему Цельсия, как это обычно делается в
официально-деловых и научно-технических текстах. Однако в
данном случае этого сделать нельзя, так как слова в тексте
принадлежат жителю США, где эта система не используется. В
переводе оказалось возможным применить генерализацию,
поскольку в данном контексте коммуникативно важно не точное
указание температуры, а то, что стояла сильная жара.
Генерализация часто выражается в замене имени собственного
(нередко фирменного названия) именем нарицательным, дающим
родовое название для данного предмета, например: I could see my
mother going into Spaulding’s... – ‘Я представил себе, как мама
пошла в спортивный магазин...’
Генерализация также может применяться для замены
антропонимов (особенно в переносном значении), которые часто не
несут в русском тексте той информации, которая связана с ними в
английском оригинале и поэтому нуждаются в замене-разъяснении.

160
Прагматические аспекты перевода

Например: I lit a cigarette and got all dressed and then I packed
the two Gladstones I have. – ‘Я закурил, оделся, потом сложил оба
свои чемодана’. Антропоним Gladstone – это фамилия английского
премьер-министра У. Гладстона, который много разъезжал по
стране во время предвыборной кампании с дорожной сумкой
определенной формы. Подобные сумки на основе метонимического
переноса были названы по его имени.
Воспроизведение прагматического потенциала в переводе
может вызвать необходимость применения и приема конкретизации,
замены слова с общим значением словом или словами с более узким,
конкретным значением, раскрывающими для реципиента перевода
суть данного явления, например: The British people are still
profoundly divided on the issue of joining Europe.− ‘В английском
народе до сих пор существуют глубокие разногласия о том, стоило ли
Англии вступать в «Общий рынок»’. В отличие от англичанина,
русскому читателю может быть неясным, в каком смысле в данном
высказывании упоминается слово Europe. Поэтому в переводе
целесообразно было раскрыть, что реально имеется в виду в
английском оригинале.
4. Адаптации требует и перевод прагматических идиом, т. е.
устойчивых единиц, закрепленных в памяти носителей языка за
определенными прагматическими ситуациями в качестве сигналов в
этих ситуациях (формулы речевого этикета, формулы извинения,
реакции на ситуации, удивления, возмущения и т. п.):
How do you do? – ‘Здравствуйте!’
So long! – ‘До свидания!’ ‘Пока!’
How are you doing? – ‘Как дела?’
Help yourself! – ‘Угощайтесь!’
Remember me to your sister. – ‘Передавай привет сестре’.
С какой стати мне волноваться? – ‘I should worry!’
Ну, как знаешь (в ответ на отказ) – ‘Take it or leave it’.
Пожалуйста, оплачивайте проезд – ‘Fares, please’.
Будь здоров! – ‘Bless you!’
Что? Что Вы сказали? – ‘Excuse me? Pardon?’
Указанные способы изменения текста перевода с целью
обеспечить реципиенту перевода адекватное понимание
переводимого сообщения используются переводчиком без учета
161
Прагматические аспекты перевода

особенностей какого-то отдельного реципиента или группы


реципиентов. Получатель, на которого ориентирован в таких
случаях перевод, является гипотетическим «усредненным»
представителем своего языкового коллектива. В приведенных выше
примерах это был «русский человек», «русский читатель», и его
восприятие передаваемого текста определялось не личностными
характеристиками, а культурно-историческими особенностями
данного народа, фоновыми знаниями об английских реалиях,
которые могут иметься, в принципе, у большинства англичан и
отсутствовать, как правило, у большинства русских людей.
Вместе с тем, воспроизводя прагматический потенциал
оригинала, переводчик может ориентироваться на определенную
группу реципиентов перевода, обладающих некоторой
совокупностью специальных знаний в той области, о которой идет
речь в оригинале, и способных поэтому с большей легкостью
добиться необходимого понимания сообщения. Ориентация на
подобную группу реципиентов-специалистов позволяет сократить
число прагматических разъяснений в переводе.

Вопросы для самоконтроля:

1. Какие отношения называются прагматическими?


2. Что такое прагматический потенциал текста?
3. Кто впервые ввел термин «прагматика»? Дайте
определение этого понятия.
4. Что содержит прагматика высказывания?
5. Как можно усреднённо представить языковую личность?
6. Что входит в задачи переводчика на первом и втором
этапах процесса перевода с точки зрения прагматики перевода?
7. Что такое пресуппозиция в прагматике?
8. Когда и кем впервые было использовано понятие
«пресуппозиция»?
9. Дайте определение понятия «импликатура».
10. Сколько типов прагматических отношений выделяет
А. Нойберт?
11. Дайте определение прагматической адаптации?
12. С чем связана прагматическая адаптация?

162
Прагматические аспекты перевода

13. Кто предложил выделять четыре вида прагматической


адаптации?
14. Какую цель имеет первый тип прагматической адаптации?
На какого реципиента он рассчитан?
15. С какой целью используется второй тип прагматической
адаптации? Почему возникает необходимость такой адаптации?
16. В каких случаях прагматические адаптации первого и
второго типов оказываются взаимосвязанными?
17. На какого реципиента ориентирован третий тип
прагматической адаптации? Какие типичные ситуации выделяет в
этом случае В. Н. Комиссаров?
18. С выполнением какой задачи В. Н. Комиссаров связывает
четвертый тип прагматической адаптации?
19. Что понимается под модернизацией оригинала при
переводе?
20. В каких случаях используется прагматическая адаптация
первого типа?
21. Какие прагматические изменения исходного текста
происходят в процессе прагматической адаптации данного типа?
22. В каких случаях может потребоваться добавление в тексте
перевода поясняющих элементов?
23. Когда возможно опущение в переводе некоторых деталей?
24. Какие замены могут использоваться в процессе
прагматической адаптации первого типа?
25. Что такое прагматические идиомы? Как обычно они
переводятся?

163
Нормативные аспекты перевода

НОРМАТИВНЫЕ АСПЕКТЫ ПЕРЕВОДА

Лекция 14
1. Понятие переводческой нормы.
2. Виды нормативных требований.
3. Роль нормативных требований в оценке качества перевода.
4. Общая характеристика качества перевода.
5. Конкретная характеристика качества перевода.
6. Теория несоответствий.

1. Понятие переводческой нормы. Общая теория перевода


включает как теоретические (дескриптивные), так и нормативные
(прескриптивные) разделы. Теоретические разделы посвящены
изучению перевода как средства межъязыковой коммуникации,
изложению теоретических моделей перевода, рассмотрению проблем
переводческой эквивалентности и т.д. В нормативных разделах
теории перевода на основе теоретического изучения перевода
формулируются практические рекомендации, направленные на
оптимизацию переводческого процесса, облегчение и повышение
качества труда переводчика, раскрывается понятие переводческой
нормы, на основе которой производится оценка качества перевода,
разрабатываются методики обучения будущих переводчиков.
Для обеспечения высокого качества перевода переводчик
должен уметь сопоставлять текст перевода с оригиналом, оценивать
и классифицировать возможные ошибки, вносить необходимые
коррективы. Оценкой качества перевода, выявлением и
классификацией ошибок занимается и большое число лиц,
анализирующих результаты переводческого труда: редакторы,
критики, заказчики, преподаватели перевода и т.п.
Все, кто оценивает перевод, исходят из того, что правильный
перевод должен отвечать определенным требованиям. Совокупность
требований, предъявляемых к качеству перевода, называется
нормой перевода. Качество перевода определяется степенью его
соответствия переводческой норме и характером невольных или
сознательных отклонений от этой нормы.

164
Нормативные аспекты перевода

2. Виды нормативных требований. В. Н. Комиссаров


предлагает различать пять различных видов нормативных
требований, в результате взаимодействия которых и складывается
норма перевода:
 норма эквивалентности перевода;
 жанрово-стилистическая норма перевода;
 норма переводческой речи;
 прагматическая норма перевода;
 конвенциональная норма перевода.
Норма эквивалентности перевода. Эквивалентность
содержания оригинала и перевода выступает в качестве основы их
коммуникативной равноценности, предполагаемое наличие которой
делает данный текст переводом.
Как уже отмечалось, согласно классификации В. Н.
Комиссарова, перевод текста может быть осуществлен на разных
уровнях эквивалентности128.
Функционально-ситуативные уровни:
1. Первый уровень эквивалентности – уровень цели
коммуникации: Keep of the grass! ‘По газонам не ходить’.
2. Второй уровень эквивалентности – уровень идентификации
экстралингвистической ситуации: I was late in the day. ‘Близился
вечер’.
3. Третий уровень эквивалентности – уровень способа
описания ситуации: London saw a cold winter last year. ‘В прошлом
году зима в Лондоне была холодной’.
Семантические уровни:
4. Четвертый уровень эквивалентности – уровень
синтаксических значений: He was standing with his arms crossed and
his bare head bent. ‘Он стоял, сложив руки на груди и опустив
непокрытую голову’.
5. Пятый уровень эквивалентности – уровень семантики
слова: I saw him at the theatre. ‘Я видел его в театре’.
Норма эквивалентности перевода не является неизменным
параметром. Она означает необходимость возможно большей общно-
128Концепция переводческой эквивалентности В. Н. Комиссарова подробно
описана в пункте «Многоуровневые теории эквивалентности» в разделе
«Проблема переводческой эквивалентности».
165
Нормативные аспекты перевода

сти содержания оригинала и перевода, но лишь в пределах, совме-


стимых с другими нормативными требованиями, обеспечивающими
адекватность перевода. В каждом конкретном случае тип эквива-
лентности определяется как соотношением единиц ИЯ и ПЯ, так и
учетом прагматических факторов, воздействующих на акт перевода.
Нарушение нормы эквивалентности может быть:
 абсолютным, когда перевод признается неэквивалентным, не
передающим содержание оригинала хотя бы на самом низком
уровне, т.е. на первом уровне – уровне цели коммуникации:
Keep of the grass! ‘Держитесь подальше от травы’;
 относительным, если установлено, что остальные
нормативные требования могли быть выполнены и на более высоком
уровне эквивалентности, чем тот, который был реально достигнут в
переводе:
‘Он снял трубку’ (2)
He answered the telephone.
‘Он ответил по телефону’ (4)
В первом случае перевод должен быть признан
неудовлетворительным, а во втором – может считаться вполне
приемлемым в том случае, если максимально возможная смысловая
близость не обязательна для успешной межъязыковой коммуникации.
Жанрово-стилистическая норма перевода – требование
соответствия перевода доминантной функции и стилистическим
особенностям типа текста, к которому принадлежит перевод. Выбор
такого типа определяется характером оригинала, а стилистические
требования, которым должен отвечать перевод – это нормативные
правила, характеризующие тексты аналогичного типа в языке
перевода.
Нормативные требования к качеству перевода имеют смысл
лишь по отношению к определенному типу текстов и определенным
условиям переводческой деятельности. Было бы принципиально
неверным пользоваться одинаковыми критериями для оценки
перевода бульварного романа и высокохудожественного
литературного произведения, перевода оперного либретто и
патентного свидетельства. Например, использование терминов в
научном и художественном текстах преследует разные цели: в
первом случае, это передача научной информации, во втором –

166
Нормативные аспекты перевода

создание юмористического эффекта (e.g., Jerome K. Jerome “Three


men in a boat”).
Dinny waited in a corridor, which smelled of disinfectant (J.
Galsworthy)
‘Динни ожидала ее в коридоре, пропахшем карболкой’.
Практически критика переводов, главным образом,
основывается на интуитивном представлении о жанрово-
стилистической норме. Перевод художественного произведения
оценивается по его литературным достоинствам, перевод рекламы –
по ее действенности, технический перевод – по терминологической
правильности, обеспечивающей понимание сути дела и возможность
использования текста перевода в технической практике и т.п.
Норма переводческой речи определяется как требование
соблюдать правила нормы и узуса языка перевода. Эти особенности
реализуются переводчиками интуитивно в их практической
деятельности.
Например, несоблюдение нормы и узуса русского языка
наблюдается в следующем предложении: В городе было всего две
улицы – одна выше другой. В русском языке есть выражение один
выше другого, которое означает ‘все высокие, не поймешь который
выше’. Именно так в первую очередь воспринимается приведенная
фраза. А в переводимом тексте речь идет о городке, расположенном
на склоне горы, и в этом городке две улицы – верхняя и нижняя
(одна над другой).
Прагматическая норма перевода – требование обеспечения
прагматической ценности перевода. Она не является «нормой» в
полном смысле этого слова, так как прагматическая сверхзадача
переводческого акта может быть индивидуальной и не свойственной
переводу вообще. Стремление выполнить конкретную
прагматическую задачу – это своего рода суперфункция,
подчиняющая все остальные аспекты переводческой нормы. Решая
такую задачу, переводчик может отказаться от максимально
возможной эквивалентности, перевести оригинал лишь частично,
изменить при переводе жанровую принадлежность текста,
воспроизвести какие-то формальные особенности оригинала,
нарушая норму или узус языка перевода и т.п.

167
Нормативные аспекты перевода

Прагматические условия переводческого акта могут сделать


вынужденным полный или частичный отказ от соблюдения нормы
перевода, заменить фактически перевод пересказом, рефератом или
каким-либо иным видом передачи содержания оригинала, не
претендующим на его всестороннюю репрезентацию.
Конвенциальная норма перевода. Следует учитывать, что в
языковом коллективе на определенном историческом этапе могут
существовать строго определенные взгляды на цели и задачи
перевода и пути достижения этих целей. В отдельные периоды
истории перевода попеременно господствовали требования
буквального следования оригиналу, «улучшения» оригинала при
переводе («исправительного перевода»), «свободы» переводчика по
отношению к оригиналу, который признавался принципиально
«непереводимым» и т.п.
Например, первые переводчики Библии следовали требованию
пословного воспроизведения текста оригинала. В XVIII веке
французские переводчики считали своей главной задачей
перекраивать оригинал при переводе, приближая его к требованиям
«хорошего вкуса».
Другими словами, в определенные периоды развития общества
нормой становились нарушения различных аспектов переводческой
нормы.
В настоящее время конвенциональную норму перевода можно
определить как требование максимальной близости перевода к
оригиналу, его способность полноценно заменять оригинал как в
целом, так и в деталях, выполняя задачи, ради которых перевод был
осуществлен. Практически это требование реализуется путем
выполнения всех или некоторых из указанных аспектов
переводческой нормы.

3. Роль нормативных требований в оценке качества


перевода. В практическом плане между различными аспектами
нормы перевода существует определенная иерархия.
Переводчик и пользующиеся переводом прежде всего
обращают внимание на прагматическую ценность перевода, на
успешность решения прагматической «сверхзадачи», если подобная
задача была поставлена перед данным переводческим актом
168
Нормативные аспекты перевода

(например, перевод научного текста не для специалистов, а для


широкого круга читателей).
Существование прагматической сверхзадачи – явление не
столь уж частое, и во многих случаях требования прагматической
нормы удовлетворяются путем обеспечения достаточно высокого
уровня эквивалентности перевода.
Что касается нормы переводческой речи, то оценка
выполнения ее требований во многом определяется жанрово-
стилистической принадлежностью текста перевода и
предполагается, что переводчик в совершенстве владеет тем типом
речи, который характерен для сферы его деятельности:
e.g. This is to certify… ‘Справка дана в том, что…’
У многих профессиональных переводчиков, специализирующихся
на переводах материалов определенного типа, жанрово-
стилистическая норма также оказывается заданной для большинства
выполняемых переводов и не требует каждый раз заново
анализировать стилистические особенности оригинала.
Конвенциональная норма перевода остается неизменной на
протяжении длительного периода времени и определяет общий
подход переводчика к своей работе, степень его стремления к
достижению максимальной эквивалентности.
И, наконец, норма эквивалентности представляет собой
конечное нормативное требование, которое должно выполняться при
условии соблюдения всех остальных аспектов переводческой нормы.
Норма эквивалентности – это наиболее «собственно
переводческое» нормативное требование к переводу. Она полностью
определяется лингвистическими факторами, и степень ее
соблюдения может быть установлена с максимальной
объективностью. Эквивалентность перевода оригиналу является и
наиболее объективным критерием для характеристики результатов
деятельности переводчика. Как следствие, именно этот критерий
широко используется и при редактировании профессиональных
переводов, и в процессе обучения будущих переводчиков.
Таким образом, соблюдение всех нормативных правил, кроме
нормы эквивалентности, носит более общий характер и является
чем-то само собой разумеющимся, а степень верности оригиналу
оказывается той переменной величиной, которая в наибольшей
169
Нормативные аспекты перевода

степени определяет уровень профессиональной квалификации


переводчика и оценку качества каждого отдельного перевода.

4. Общая характеристика качества перевода. Оценка


качества перевода может производиться с большей или меньшей
степенью детализации. Для общей характеристики результатов
переводческого процесса используются термины «адекватный
перевод», «эквивалентный перевод», «буквальный перевод» и
«свободный (вольный) перевод».
Адекватный перевод представляет собой перевод, который
обеспечивает прагматические задачи переводческого акта на
максимально возможном для достижения этой цели уровне
эквивалентности, не допуская нарушения норм или узуса ПЯ,
соблюдая жанрово-стилистические требования к текстам данного
типа и соответствуя общественно-признанной конвенциональной
норме перевода, т.е. с соблюдением всех аспектов переводческой
нормы. В нестрогом употреблении «адекватный перевод» – это
«хороший» перевод, оправдывающий ожидания и надежды
коммуникантов или лиц, осуществляющих оценку качества
перевода.
Эквивалентным переводом называют перевод,
воспроизводящий содержание иноязычного оригинала на одном из
уровней эквивалентности. Под содержанием оригинала имеется в
виду вся передаваемая информация, включая как предметно-
логическое (денотативное), так и коннотативное значение языковых
единиц, составляющих переводимый текст, а также прагматический
потенциал текста. По определению любой адекватный перевод
должен быть эквивалентным (на том или ином уровне
эквивалентности), но не всякий эквивалентный перевод признается
адекватным, а лишь тот, который отвечает, помимо нормы
эквивалентности, и другим нормативным требованиям, указанным
выше.
e.g. Do in Rome as the Romans do. – ‘С волками жить по-волчьи
выть’ – перевод эквивалентный, но неадекватный, например, в
официально-деловом тексте.

170
Нормативные аспекты перевода

Буквальным переводом называется перевод,


воспроизводящий коммуникативно нерелевантные элементы
оригинала, в результате чего либо нарушаются нормы и узус ПЯ,
либо оказывается искаженным (непереданным) действительное
содержание оригинала. Буквальный перевод по определению
неадекватен и допускается лишь в тех случаях, когда перед
переводчиком поставлена прагматическая сверхзадача
воспроизвести в переводе формальные особенности построения
высказывания в оригинале. В таких случаях буквальный перевод
может сопровождаться пояснениями или адекватным переводом,
раскрывающим истинное содержание оригинала.
Свободный (вольный) перевод – это перевод, выполненный
на более низком уровне эквивалентности, чем тот, которого
возможно достичь при данных условиях переводческого акта.
Свободный перевод может быть признан адекватным, если он
отвечает другим нормативным требованиям перевода и не связан с
существенными потерями в передаче содержания оригинала. Более
серьезные отклонения от содержания оригинала делают свободный
перевод неэквивалентным и неадекватным, превращая его в
«переложение» или самостоятельное высказывание на тему
оригинала. При таком переводе элементарные смыслы оригинала не
передаются или изменяются и добавляются необязательные
дополнительные смыслы. Свободный перевод обычно неоправданно
отходит от оригинала.
Общая характеристика качества перевода связана с понятием
единицы перевода. Для разграничения эквивалентного,
буквального и вольного перевода плодотворным оказывается
применение процедуры компонентного анализа, распространенной
на перевод Дж. Кэтфордом129. В этом случае единица перевода
определяется как минимальная единица содержания
оригинала, сохраняемая в тексте перевода.
Так, в английском предложении I had come содержится пять
элементарных смыслов (сем): 1) ‘говорящий’, 2) ‘прибытие’,

129 Процедура компонентного анализа является основой семантической


модели перевода, разработанной Дж. Кэтфордом (см. соответствующий пункт в
разделе «Моделирование процесса перевода»).
171
Нормативные аспекты перевода

3) ‘прошедшее время’, 4) ‘наличие связи с другим моментом или


действием’, 5) ‘наличие связи с другим моментом или действием в
прошлом’. Но далеко не все они оказываются релевантными
(коммуникативно значимыми) для сообщения.
Воспроизведение всех минимальных единиц содержания
оригинала, включая нерелевантные смыслы (семы), приводит к
буквальному переводу с нарушением норм русского языка: ‘Я
совершил прибытие в прошлом в момент, предшествующий другому
моменту или действию в прошлом’.
Сохранение всего трех, но коммуникативно значимых,
элементарных смыслов оригинала (‘говорящий’, ‘прибытие’,
‘прошедшее время’) позволяет достичь эквивалентного перевода – ‘Я
пришел’.
При изменении элементарных сем и добавлении
необязательных дополнительных смыслов возникает свободный
перевод, значительно отходящий от оригинала, например: ‘А ваш
покорный слуга уже находится здесь’.
При оценке качества перевода единица перевода может
также определяться как минимальная языковая единица текста
оригинала, которая переводится как единое целое.
Переводческие соответствия можно обнаружить по отношению
к единицам любого уровня языковой иерархии:
 уровень фонем: speaker ‘спикер’, Churchill ‘Черчилль’,
Liverpool ‘Ливерпуль’
 уровень морфем: table-s ‘стол-ы’, strict-ness ‘строг-ость’
 уровень слов: He came home ‘Он пришел домой’
 уровень словосочетаний: to spill the beans ‘выдать секрет’, to
come to the wrong shop ‘обращаться не по адресу’
 уровень предложений: There’s a good boy! ‘Вот умница!’ Will
you leave a message? ‘Что ему передать?’
Выбор переводческих соответствий должен осуществляться на
уровне тех единиц ИЯ, которые составляют отдельные единицы
перевода и должны переводиться как единое целое. При нарушении
этого требования перевод оказывается неэквивалентным.
Отсюда следует, что эквивалентным переводом является
перевод, в котором с помощью соответствий переданы именно те и
только те единицы ИЯ разных уровней, чьи значения должны
172
Нормативные аспекты перевода

воспроизводиться в переводе как единое целое. Это предполагает


умение переводчика выделять в тексте перевода единицы ИЯ,
выступающие и качестве единиц перевода.
При таком подходе буквальным переводом будет перевод,
осуществленный на более низком уровне языковой иерархии, чем
тот, к какому принадлежит данная единица перевода в оригинале:
e.g., sweet pea как ‘сладкий горошек’ (правильно: ‘душистый
горошек’), delicate balance как ‘деликатный баланс’ (правильно:
‘неустойчивое равновесие’), he showed a leg как ‘он показал ногу’
(правильно: ‘он встал с кровати’, to show a leg ‘встать с кровати’)
Перевод английских единиц осуществлен на уровне слов, а
следовало искать соответствия в русском языке на уровне
словосочетания.
e.g. cold-blooded murder как ‘хладнокровное убийство’
(правильно: ‘зверское убийство’)
Перевод словосочетания осуществлен на уровне морфем cold-
‘хладно-’, blood- ‘-кров-’, -ed ‘-н-’, в то время как для правильной
передачи значения английского прилагательного требуется перевод
на уровне всего слова в целом, а не составляющих его морфем.
e.g. Too many cooks spoil the broth. ‘Много поваров портят
бульон’.
Перевод – на уровне слов, а надо на уровне предложения: ‘У
семи нянек дитя без глазу’.
При буквальном переводе либо искажается содержащаяся в
оригинале информация, либо нарушаются нормы ПЯ, либо имеет
место и то, и другое. Буквальный перевод по определению
неэквивалентен, отдельные элементы буквализма в эквивалентных
в целом переводах встречаются на практике довольно часто и
должны рассматриваться как переводческие ошибки.
Свободный перевод при таком подходе представляет собой
перевод, выполненный на более высоком уровне языковой иерархии,
чем тот, к какому принадлежат единицы перевода в оригинале.
e.g. I'm lonesome as hell. ‘Меня тоска заела’.
Some things are hard to remember. ‘Бывает, что нипочем
не можешь вспомнить, как все было’.
His appetite was appalling. ‘Ел он много и жадно, даже
смотреть было страшно’.
173
Нормативные аспекты перевода

В данных примерах перевод осуществлен на уровне


предложений, т.е. исходные английские предложения передаются
как неделимые единицы, тогда как их можно было бы перевести
ближе к тексту, т.е. на уровне словосочетаний и даже отдельных
слов.
e.g. I'm lonesome as hell. ‘Я ужасно тоскую’ (to be lonesome
‘тосковать’, as hell ‘ужасно’).
Some things are hard to remember. ‘Некоторые события
трудно восстановить в памяти’.
His appetite was appalling. ‘Аппетит у него был
ужасающий’.
При свободном переводе не имеют места ни существенные
искажения смысла, ни нарушения норм ПЯ, и на практике он
встречается достаточно часто, особенно в переводах произведений
художественной литературы, где переводчики нередко жертвуют
близостью к оригиналу ради усиления художественно-эстетического
эффекта. Тем не менее, следуя по этому пути, переводчик рискует
перейти ту грань, где свободный перевод слишком далеко отходит от
оригинала, переходит в «отсебятину», многословие (см. последний
пример). Свободный перевод совершенно недопустим при переводе
текстов официальных, юридических, дипломатических и т.п., где
требуется максимальная точность.
Таким образом, общая характеристика качества перевода
сводится к его оценке как адекватного, эквивалентного, буквального
или свободного и связана с понятием единицы перевода, которая
может быть либо минимальной единицей содержания оригинала,
сохраняемой в тексте перевода, либо минимальной языковой
единицей текста оригинала, переводимой как единое целое.

5. Конкретная характеристика качества перевода. Во


многих случаях помимо общей характеристики качества перевода
требуются более конкретные указания на достоинства и недостатки
перевода.
Более конкретная оценка результатов переводческого процесса
предполагает выявление единиц текста оригинала, в отношении
которых в переводе допущены необоснованные отклонения, и
классификацию таких отклонений по их важности в условиях
174
Нормативные аспекты перевода

данного акта коммуникации. Кроме того, должны быть учтены и все


вынужденные преобразования разной степени сложности,
осуществленные переводчиком, и оценена правильность выбора и
умелое применение переводчиком того или иного переводческого
приема для каждого такого преобразования.
Сопоставительный анализ оригинала и текста перевода
позволяет вычленить единицы несоответствия, т.е. ошибки
перевода как на уровне всего текста целом, так и на уровне
составляющих текста. Анализ единиц несоответствия дает
возможность оценить важность непереведенных или неправильно
переданных элементов оригинала и степень нарушения
коммуникативной равноценности в результате допущенных ошибок.
Исследователями выделяются две группы ошибок, играющих
неодинаковую роль при оценке качества перевода:
 ошибки по степени отклонения от содержания оригинала;
 ошибки нормы и узуса перевода.
Ошибки по степени отклонения от содержания
оригинала, объединенные в первую группу, могут быть
представлены в определённой градации:
1. Самая грубая ошибка – полное искажение содержания
оригинала, в результате которого перевод указывает на совершенно
другую ситуацию, что приводит к дезинформации адресата. Такие
ошибки обычно являются следствием неправильного понимания
переводчиком содержания данного отрезка оригинала.
Грубое искажение содержания оригинала можно
проиллюстрировать примером, который приводит В. Н. Комиссаров:
It was, indeed, out of concern for the well-being of the eaters the
world over that the United Nations Food and Agricultural Organization
(FAO) was born.
Перевод, сделанный переводчиком:
‘Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН
(ФАО) была создана вовсе не из-за заботы о благополучии
потребителей пищи во всем мире’.
Правильный перевод:
‘Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН
(ФАО) была как раз и создана ради заботы о благополучии
потребителей пищи во всем мире’.
175
Нормативные аспекты перевода

В переводе смысл высказывания фактически заменен на


противоположный, т. е. эту ошибку надо квалифицировать как
грубое искажение содержания оригинала. Причина искажения
смысла: понимание союза out of как ‘вне’, ‘за пределами’ по аналогии
с выражениями out of sight, out of bounds, а не наоборот out of love
(pity, respect) for ‘из любви (жалости, уважения) к’.
2. Неточная передача смысла оригинала, но не искажающая
его полностью, как в предыдущем случае. В результате в переводе
описывается та же ситуация, что и в оригинале, но ее отдельные
детали указываются недостаточно точно. Как правило, подобные
ошибки возникают вследствие неточного понимания значения
некоторых слов в оригинале или неправильной оценки
переводчиком степени соответствия значений английского и
русского терминов.
В качестве примера такой ошибки В. Н. Комиссаров приводит
следующий контекст:
Не was one of the best British football players in 1930's. ‘В 1930
году он был одним из лучших футболистов в Англии’.
Переводчик не обратил внимания на формант множественного
числа при наименовании года в оригинале, показывающий, что
имеется в виду не один год, а целое десятилетие – тридцатые годы.
Основное содержание высказывания сохранено, но неправильная
дата должна расцениваться как смысловая ошибка.
3. Ошибки, не нарушающие общего смысла оригинала, но
снижающие качество текста перевода вследствие отклонения от
стилистических норм ПЯ (неудачный выбор слов, громоздкие фразы,
использование малоупотребительных в данном типе текстов
языковых единиц, злоупотребление заимствованиями и т.д.).
Например, If the Prime-Minister's speech made few new points on
Britain's economic plight, it was a skilful exercise in rhetoric. ‘Если речь
премьер-министра не содержала ничего нового о бедственном
положении британской экономики, она все же была примером
искусной риторики’.

176
Нормативные аспекты перевода

Анализируя данный перевод, В. Н. Комиссаров рекомендует


внести в него ряд исправлений и улучшений:
 переводчику следовало выбрать не условное, а
уступительное придаточное предложение (‘Хотя речь премьер-
министра…’);
 более правильно было бы сказать ‘Хотя премьер-министр в
своей речи сообщил не много нового…’;
 ‘британский’ в русском языке стилистически маркировано,
ему следовало предпочесть более нейтральное ‘английский’;
 ‘риторика’ чаще означает ‘учение о правилах ораторского
искусства’, а не само ‘ораторское искусство’ или ‘красноречие’;
 вместо ‘примером’ можно было сказать ‘образцом’.
Все эти исправления могли бы улучшить перевод
стилистически, но они не затрагивают существа передаваемого
сообщения. И в первом варианте перевод мог быть признан
удовлетворительным.
Вторая группа ошибок – это нарушения обязательных норм
и узуса языка перевода: правил сочетаемости слов,
грамматических правил, правил орфографии и пунктуации. Эти
ошибки связаны с недостаточным владением переводчиком языком
перевода или его неумением преодолевать влияние языка
оригинала. Ошибки этого рода дают основания судить об
общеязыковой культуре и грамотности переводчика.
6. Теория несоответствий. В рамках информационной модели
перевода, предложенной Р. К. Миньяром-Белоручевым130, разработана
теория несоответствий, также позволяющая оценивать качество
перевода с помощью измерения информации при сравнении
оригинала и текста перевода.
Согласно теории несоответствий, информация текста перевода
не может быть абсолютно тождественна информации оригинала.
Неизбежны определенные потери и приобретения. Вся несовпадаю-
щая в двух текстах информация подразделяется на информацию
непереданную и прибавочную.
130Подробное описание информационной модели перевода Р. К. Миньяра-
Белоручева см. в соответствующем пункте раздела «Моделирование процесса
перевода».
177
Нормативные аспекты перевода

Несовпадающая информация вычленяется в виде речевых


отрезков оригинала и текста перевода, и каждый из этих отрезков
классифицируется с точки зрения ценности передаваемой им
информации.
По ценности информация подразделяется на следующие виды:
 ключевая – т. е. информация самой высокой ценности;
 дополнительная – т. е. информация для малокомпетентного
адресата;
 уточняющая – т. е. информация незначительной ценности;
 нулевая – т. е. информация, не имеющая никакой ценности.
Анализ выявленных при сопоставлении текстов несоответствий
позволяет оценивать качество перевода с точки зрения его
информативной ценности, рассматривая в качестве самой серьезной
ошибки искажение, опущение или прибавление ключевой
информации и не считая ошибкой опущение слов, несущих нулевую
информацию (например, слов-паразитов).
Осуществляя перевод, следует помнить, что корректное
воспроизведение смыслов оригинала обусловлено недопустимостью
модификаций, мотивированных субъективным выбором переводчика,
если:
 нарушается точность сообщаемой в исходном тексте
информации (т. е. происходит произвольная интерпретация комму-
никативного задания автора, смысловое искажение, допускаются
неточности, неоправданное введение новой или дополнительной
информации, опущение части информации);
 искажается оценочность взглядов автора исходного текста;
 изменяется функциональная перспектива исходного текста;
 нарушается эстетическая ценность исходного художествен-
ного текста.
Таким образом, критериями оценки качества перевода
являются степень близости к оригиналу, качество языкового
оформления текста, соответствие перевода поставленной цели,
информативная ценность.

178
Нормативные аспекты перевода

Вопросы для самоконтроля:

1. Какие проблемы рассматриваются в нормативных


разделах теории перевода?
2. Что должен уметь переводчик для обеспечения высокого
качества перевода? Кто занимается оценкой качества перевода?
3. Дайте определение понятию переводческой нормы.
4. Какие виды нормативных требований к переводу
предлагает различать В.Н. Комиссаров?
5. Что означает норма эквивалентности перевода?
6. Какими могут быть нарушения нормы эквивалентности?
7. Какое нормативное требование к переводу является
наиболее объективным и «собственно переводческим»?
8. Дайте определения жанрово-стилистической нормы
перевода, нормы переводческой речи, прагматической нормы
перевода и конвенциональной нормы перевода.
9. Какие термины используются для общей характеристики
качества перевода? Какие виды перевода они означают?
10. Какие единицы оригинала могут рассматриваться в
качестве единиц перевода при оценке его качества?
11. Для чего при оценке качества перевода используется
компонентный анализ?
12. Что такое единица несоответствия? Какова ее роль в
оценке качества перевода?
13. Какие две группы переводческих ошибок выделяют
переводоведы?
14. Какие выделяются типы переводческих ошибок по степени
отклонения от содержания оригинала?
15. Как оценивается качество перевода с точки зрения его
информативной ценности?
16. Назовите критерии оценки качества перевода.

179
Список литературы

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алексеева И. С. Введение в переводоведение [Текст] /


И. С. Алексеева. – М. : Академия, 2004. – 352 с.
2. Ахманова О. С. Словарь лингвистический терминов [Текст]
/ О. С. Ахманова. – Изд. стереотип. – М.: URSS, 2020. – 576 с.
3. Бархударов Л. С. Язык и перевод (Вопросы общей и
частной теории перевода) [Текст] / Л. С. Бархударов. ‒ М.:
Междунар. отношения, 1975. ‒ 240 с.
4. Брандес, М. П. Стиль и перевод (на материале немецкого
языка) [Текст] / М. П. Брандес. ‒ М.: Высш. шк., 1988. ‒ 127 с.
5. Валеева Н. Г. Теория перевода: культурно-когнитивный и
коммуникативно-функциональный аспекты [Текст]: Монография /
Н. Г. Валеева. – М.: РУДН, 2010. – 245 с.
6. Велединская С. Б. Курс общей теории перевода [Текст]:
учебное пособие / С. Б. Велединская. – Томск: Изд-во Томского
политехнического университета, 2010. – 230 с.
7. Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике
[Текст]: Сборник статей : Пер. с англ., нем., франц. вступ. статья и
общая ред. перевода В.Н. Комиссарова. – М. : Междунар.
отношения, 1978. – 232 с.
8. Гадамер Г.-Г. Актуальность прекрасного [Текст] / Г.-
Г. Гадамер. ‒ М.: Искусство, 1991. ‒ 368 с.
9. Гарбовский Н. К. Теория перевода [Текст]: учебник /
Н. К. Гарбовский. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 2004. – 544 с.
10. Гачечиладзе Г. Р. Художественный перевод и литературные
взаимосвязи [Текст] / Г. Р. Гачечиладзе. ‒ М.: Советский писатель,
1982. ‒ 256 с.
11. Комиссаров В. Н. Слово о переводе (Очерк лингвистического
учения о переводе) [Текст] / В. Н. Комиссаров. – М. : Междунар.
отношения, 1973. – 216 с.
12. Комиссаров В. Н. Современное переводоведение [Текст] /
В. Н. Комиссаров. – М. : Изд-во «ЭТС», 2002. – 424 с.
13. Комиссаров В. Н. Теория перевода (лингвистические
аспекты) [Текст] / В. Н. Комиссаров. – М. : Высш. шк, 1990. – 253 с.
14. Комиссаров В. Н. Лингвистическое переводоведение в
России [Текст] / В. Н. Комиссаров. – М. : «ЭТС», 2002. – 184 с.
180
Список литературы

15. Латышев Л.К. Перевод: проблемы теории, практики и


методики преподавания [Текст] / Л. К. Латышев. – М.: Просвещение,
1988. – 160 с.
16. Латышев Л. К. Технология перевода [Текст]: Учебное
пособие по подготовке переводчиков (с немецким языком) /
Л. К. Латышев. ‒ М.: НВИ-Тезаурус, 2000. ‒ 280 с.
17. Львовская З. Д. Современные проблемы перевода [Текст] :
пер. с исп. / З. Д. Львовская. – М.: Изд-во ЛКИ, 2008. – 224 с.
18. Миньяр-Белоручев Р. К. Общая теория перевода и устный
перевод [Текст] / Р. К. Миньяр-Белоручев. – М.: Воениздат, 1980. –
237 с.
19. Миньяр-Белоручев Р.К. Теория и методы перевода [Текст] /
Р. К. Миньяр-Белоручев. – М. : Московский лицей, 1996. – 208 с.
20. Нелюбин Л. Л. Толковый переводоведческий словарь
[Текст] / Л. Л. Нелюбин. – 3-е изд., перераб. – М.: Флинта: Наука,
2003. – 320 с.
21. Нелюбин Л. Л. Наука о переводе (история и теория с
древнейших времен до наших дней) [Текст]: учебное пособие /
Л. Л. Нелюбин, Г. Т. Хухуни. – М.: Флинта: МПСИ, 2006. – 416 с.
22. Нойберт А. Прагматические аспекты перевода [Текст] /
А. Нойберт // Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике:
Сб. статей. – М.: Международные отношения, 1978. – С. 194-200.
23. Потебня А. А. Эстетика и поэтика [Текст] / А. А. Потебня. –
М.: «Искусство», 1976. – 614 с.
24. Проблемы общей теории перевода [Текст] / С. А. Семко,
В. А. Калмыков, С. А. Дубинко и др. ‒ Таллинн: Валгус, 1988. ‒ 200 с.
25. Сдобников В. В., Петрова О. В. Теория перевода [Текст] /
В. В. Сдобников, О. П. Петрова. – Новгород : Изд-во НГЛУ им. Н.А.
Добролюбова, 2001. – 306 с.
26. Семко С. А., Рябов Г. П. О герменевтическом аспекте
перевода [Текст] / С. А. Семко, Г. П. Рябов // Информационно-
коммуникативные аспекты перевода: Сб. науч. трудов. ‒ Часть 2. ‒
Н. Новгород: НГЛУ им. Н. А. Добролюбова, 1998. ‒ С. 112-126.
27. Скребнев Ю. М. Очерк теории стилистики [Текст] /
Ю. М. Скребнев. ‒ Горький, 1975. ‒ 175 с.

181
Список литературы

28. Столнейкер Р. С. Прагматика [Текст] / Р. С. Столнейкер //


Новое в зарубежной лингвистике. – Вып. 16: Лингвистическая
прагматика. ‒ М., 1985. ‒ С. 419-438.
29. Федоров А. В. Основы общей теории перевода
(лингвистические проблемы) [Текст]: Учеб. пособие / А. В. Федоров. –
5-е изд. – Спб.: М.: ООО «Издательский Дом «ФИЛОЛОГИЯ ТРИ»,
2002. – 416 с.
30. Цвиллинг М. Я., Туровер Г. Я. О критериях оценки перевода
[Текст] / М. Я. Цвиллинг, Г. Я. Туровер // Тетради переводчика. ‒
Вып. 15. ‒ М.: Междунар. отношения, 1978. ‒ С. 3-9.
31. Швейцер А. Д. Теория перевода: статус, проблемы, аспекты
[Текст] / А. Д. Швейцер. – М.: Наука, 1988. – 215 с.
32. Швейцер А. Д. Перевод и лингвистика [Текст] /
А. Д. Швейцер. – Изд. 2-е. – М.: URSS, 2018. – 282 с.

182
Учебное издание

Курс лекций по теории перевода

Учебное пособие
(бакалавриат, специалитет)

Авторы-составители:
Подгайская Ирина Михайловна
Гудова Ольга Владимировна

Пособие подготовлено в авторской редакции.

ГОУ ВПО «Донецкий национальный университет»