Вы находитесь на странице: 1из 555

В. А. БОЧАРОВ, В. И.

МАРКИН

ВВЕДЕНИЕ
В ЛОГИКУ
УНИВЕРСИТЕТСКИЙ КУРС

Рекомендовано УМО
по классическому университетскому образованию
в качестве учебника для студентов высших учебных заведений,
изучающих философские дисциплины

Москва
ИД «ФОРУМ» — ИНФРА-М
2008
ББК 87.4я73
УДК 16(075.8)
Б72

Рецензенты:
доктор философских наук, профессор кафедры онтологии,
логики и теории познания философского факультета
Государственного университета — высшая школа экономики
Е.Г. Драгалина-Черная',
доцент кафедры философии и политологии Академии ФСБ России
Г. И. Губарев
■ -I

Бочаров В.А., Маркин В.И.


Б72 Введение в логику: учебник. — М.: ИД «ФОРУМ»: ИНФРА-М. 2008. — 560 с. —
(Высшее образование).
ISBN 978-5-8199-0365-0 (ИД «ФОРУМ») НН <
ISBN 978-5-16-003360-0 (ИНФРА-М)

Учебник представляет основное содержание курса лекций по логике, который авторы в те­
чение ряда лет читали на философском факультете Московского государственного университета
им. М. В. Ломоносова.
Учебник предназначен для студентов философских, а также других гуманитарных и естест­
венных факультетов университетов. Может быть рекомендован всем желающим изучать логику
самостоятельно или усовершенствоваться в ее знании.

УДК 16(075.8)
ББК 87.4я73

ISBN 978-5-8199-0365-0 (ИД «ФОРУМ») © Бочаров В.А., Маркин В.И. 2008


ISBN 978-5-16-003360-0 (ИНФРА-М) © ИД «ФОРУМ», 2008
ОГЛАВЛЕНИЕ

ОТ АВТОРОВ...................................................................................................................... 10
Глава I. ПРЕДМЕТ И ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ ЛОГИКИ
§ 1. Логика как наука
1.1. Предмет логики............................................................................................................. 13
1.2. Чувственная и рациональная ступени познания......................................................14
1.3. Рассуждение как метод познания............................................................................. 17
1.4. Нормативный характер логики.................................................................................. 20
§ 2. Логическая форма. Отношение логического следования
2.1. Критерий правильности умозаключений.................................................................. 21
2.2. Понятия логической формы и логического следования......................................... 27
Упражнения...........................................................................................................................29
§ 3. Логические законы. Логические теории
3.1. Понятие логического закона....................................................................................... 30
3.2. Общее представление о логической теории.............................................................32
Упражнения........................................................................................................................... 35
§ 4. Краткий очерк истории логики............................................................................ 35
Глава И. ЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЯЗЫКА
§ 1. Язык как знаковая система
1.1. Язык и основные виды языков..................................................................................... 40
1.2. Функции и свойства естественных языков..............................................................42
1.3. Знак и знаковая ситуация.............................................................................................44
1.4. Значение и смысл знаков............................................................................................... 45
1.5. Синтаксис, семантика и прагматика языка.......................................................... 46
Упражнения.......................................................................................................................... 47
§ 2. Категориальный анализ языка
2.1. Основные типы выражений языка........................................................................... 47
2.2. Логический анализ имен и предложений................................................................... 52
2.3. Принципы употребления языковых выражений..................................................... 61
Упражнения........................................................................................................................... 64
§ 3. Функциональный анализ языка
3.1. Множества и кортежи............................................................................................... 65
3.2. Декартово произведение..............................................................................................69
3.3. Теоретико-множественная трактовка свойств и отношений......................... 70
3.4. Свойства двухместных отношений.......................................................................... Т5
3.5. Функции............................................................................................................................ 74
3.6. Теория семантических категорий........................................................................... 80
Упражнения........................................................................................................................... 83
Глава III. КЛАССИЧЕСКАЯ ЛОГИКА ВЫСКАЗЫВАНИЙ
§ 1. Язык классической логики высказываний
1.1. Алфавит логики высказываний................................................................................ 85

3
1.2. Формулы логики высказываний................................................................................ 86
Упражнения.......................................................................................................................... 89
§ 2. Таблицы истинности. Виды формул
2.1. Интерпретация пропозициональных переменных.................................................. 89
2.2. Табличные определения пропозициональных связок............................................... 91
2.3. Алгоритм построения таблиц истинности.............................................................96
2.4. Виды формул логики высказываний.......................................................................... 99
Упражнения......................................................................................................................... 101
§ 3. Логические отношения между формулами
3.1. Фундаментальные логические отношения............................................................. 101
3.2. Производные отношения........................................................................................... 104
3.3. Проверка правильности умозаключений табличным методом......................... 105
3.4. Метатеоремы в классической логике высказываний........................................... 106
Упражнения......................................................................................................................... 111
§ 4. Основные законы и способы рассуждений логики высказываний
4.1. Схемы формул и законы логики высказываний...................................................... 112
4.2. Основные формы правильных рассуждений в логике высказываний............... 115
4.3. Непрямые способы аргументации........................................................................... 118
Глава IV. ИСЧИСЛЕНИЕ ВЫСКАЗЫВАНИЙ
§ 1. Натуральное исчисление высказываний .
1.1. Теория дедукции........................................................................... 125
1.2. Правила вывода исчисления NP....................................................... 127
1.3. Вывод и доказательство в ...................................................................................129
1.4. Эвристики...................................................................................................................... 133
Упражнения......................................................................................................................... 137
§ 2. Аксиоматические исчисления высказываний
2.1. Аксиомы, правила вывода и доказательство в АР............................................ 137
2.2. Исчисление высказываний со схемами аксиом САР...........................................141
2.3. Теорема дедукции......................................................................................................... 142
2.4. Применение теоремы дедукции.................................................................................145
Упражнения......................................................................................................................... 147
§ 3. Метатеоретические свойства системы САР
3.1. Дедуктивная эквивалентность АР и САР............. ;....1.’...'.‘.‘.................................. 147
3.2. Интерпретация исчисления высказываний............................................................ 149
3.3. Непротиворечивость САР................................................................................... 149
3.4. Полнота САР................................................................................................................151
3.5. Разрешимость системы САР.............................................................................. 157
Упражнения......................................................................................................................... 158
Глава V. КЛАССИЧЕСКАЯ ЛОГИКА ПРЕДИКАТОВ
§ 1. Язык логики предикатов
1.1. Алфавит логики предикатов первого порядка....................................................... 159
1.2. Термы и формулы логики предикатов первого порядка....................................... 161
1.3. Прикладной язык логики предикатов....................................................................... 165
1.4. Синтаксические понятия логики предикатов........................................................ 166
Упражнения......................................................................................................................... 169

4
§ 2. Интерпретация и логические отношения в логике предикатов
2.1. Интерпретация языка логики предикатов............................................................ 169
2.2. Виды формул в классической логике предикатов................................................. 180
2.3. Логическая истинность, ложность и недетерминированность.......................182
2.4. Понятие модели........................................................................................................... 184
2.5. Отношения между формулами логики предикатов............................................. 185
Упражнения......................................................................................................................... 187
§ 3. Метод аналитических таблиц
3.1. Общее описание аналитических таблиц..................................................................188
3.2. Правила редукции......................................................................................................... 191
3.3. Примеры использования аналитических таблиц...................................................195
Упражнения......................................................................................................................... 198
Глава VI. ИСЧИСЛЕНИЕ ПРЕДИКАТОВ
§ 1. Натуральное исчисление предикатов NPr
1.1. Правила вывода............................................................................................................ 200
1.2. Вывод в натуральном исчислении NPr............................................................... 204
Упражнения......................................................................................................................... 207
§ 2. Аксиоматическое исчисление АРг
2.1. Аксиомные схемы и правила вывода....................................................................... 208
2.2. Доказательство в исчислении АРг..................................................................... 208
2.3. Теорема дедукции в исчислении АРг................................................................... 210
2.4. Примеры применения теоремы дедукции............................................................... 211
2.5. Метатеоретические свойства исчисления АРг............................................... 213
Упражнения......................................................................................................................... 218
§ 3. Расширения первопорядкового исчисления
3.1. Исчисление предикатов с равенством.................................................................... 219
3.2. Исчисление предикатов с дескрипциями................................................................ 221
3.3. Многосортное исчисление предикатов................................................................... 224
3.4. Исчисление предикатов второго порядка.............................................................. 226
Упражнения......................................................................................................................... 240
Глава VII. СИЛЛОГИСТИКА
§ 1. Общие сведения о силлогистике
1.1. Категорические атрибутивные высказывания.................................................... 242
1.2. Виды силлогистических теорий............................................................................... 244
1.3. Понятие силлогистической формулы..................................................................... 245
Упражнения.........................................................................................................................246
§ 2. Семантика традиционной силлогистики
2.1. Интерпретация категорических высказываний................................................... 246
2.2. Распределенность терминов.................................................................................... 249
Упражнения.........................................................................................................................250
§ 3. Законы позитивной силлогистики и непосредственные следования
3.1. Законы тождества и логический квадрат............................................................ 250
3.2. Обращение.................................................................................................................... 254
Упражнения.........................................................................................................................255

5
§ 4. Простой категорический силлогизм
4 1 Фигуры и модусы простого категорического силлогизма 255
4 2 Общие правила силлогизма и свойства фигур 259
4 3 Энтимемы 261
Упражнения 263
§ 5. Негативная силлогистика
5 1 Отрицательные термины 264
5 2 Законы тождества в негативной силлогистике 265
5 3 Непосредственные умозаключения в негативной силлогистике 265
5 4 Негативный категорический силлогизм 267
Упражнения 270
§ 6. Аристотелевская силлогистика
6 1 Позитивная и негативная аристотелевская силлогистика 271
6 2 Расширенная аристотелевская силлогистика 272
Глава VIII. НЕКЛАССИЧЕСКИЕ ЛОГИКИ
§ 1. Классическая и неклассическая логика
1 1 Принципы лежащие в основе классической логики 274
12 Неуниверсальностъ принципов классической логики 277
1 3 Общая характеристика неклассических логик 280
§ 2. Многозначная логика
2 1 Принцип многозначности 284
2 2 Трехзначная логика Лукасевича и логики Поста 286
2 3 Общая схема построения многозначных логик 291
2 4 Примеры многозначных логик 293
Упражнения 298
§ 3. Модальная логика
3 1 Понятие модального высказывания Виды модальностей 299
3 2 Дечение модальностей по модальной квалификации 300
3 3 Внутренние и внешние модальности 303
3 4 Абсолютные и относительные модальности 305
3 5 Личностные и безличностные модальности 306
3 6 История возникновения модальной логики 306
3 7 Нормальные системы логики алетических модальностей 312
3 8 Семантика возможных миров для модальных исчисчений 316
3 9 Метод аналитических таблиц в модальной логике 322
Упражнения 328
§ 4. Логика времени
4 1 Обремененные высказывания 329
4 2 Логика времени как первопорядковая прикладная теория 330
4 3 Виды временных модальностей 333
4 4 Минимальная временная логика 335
4 5 Расширения минимальной временной чогики 339
4 6 Определения алетических модальностей через временные 342
Упражнения 345
§ 5. Интуиционистская логика
5 1 Предпосылки возникновения интуиционистской чогики 346
6
5.2. Конструктивные объекты, доказательства и истина...................................... 348
5.3. Интуиционистское исчисление высказываний...................................................... 350
5.4. Семантика возможных миров для интуиционистской логики......................... 352
5.5. Связь интуиционистской логики с классической и модальной...........................353
5.6. Аналитические таблицы для интуиционистской логики................................... 354
Упражнения........................................................................................................................ 357
§ 6. Релевантная логика
6.1. Парадоксы материальной импликации и классического следования................ 357
6.2. Классическая логика и методологические проблемы...........................................359
6.3. Система РВЕ........................................................................................................ 362
6.4. Семантика РВЕ.................................................................................................... 366
6.5. Система К релевантной логики............................................................................... 370
6.6. Аналитические таблицы для РВЕ....................................................................... 373
Упражнения.........................................................................................................................УП
Глава IX. ПОНЯТИЕ
§ 1. Общая характеристика понятий
1.1. Роль понятий в познании и обыденной жизни...................................................... 379
1.2. Языковая форма представления понятий.............................................................. 381
1.3. Объем и содержание понятий.................................................................................. 382
Упражнения......................................................................................................................... 384
§ 2. Виды понятий
2.1. Простые и сложные понятия.................................................................................. 385
2.2. Виды понятий по объему............................................................................................ 386
2.3. Виды понятий по типам обобщаемых предметов............................................... 388
2.4. Виды понятий по содержанию................................................................................. 396
Упражнения......................................................................................................................... 397
§ 3. Операции над понятиями
3.1. Булевы операции над понятиями.............................................................................. 397
3.2. Булевы алгебры............................................................................................................. 400
3.3. Операции ограничения и обобщения понятий....................................................... 403
3.4. Деление понятий..........................................................................................................405
3.5. Операция классификации...........................................................................................408
Упражнения.........................................................................................................................411
§ 4. Отношения между понятиями
4.1. Фундаментальные отношения между понятиями.............................................. 412
4.2. Производные отношения между понятиями........................................................ 413
4.3. Закон обратного отношения.................................................................................... 415
4.4. Диаграммы Венна....................................................................................................... 416
Упражнения.........................................................................................................................421
Глава X. ОПРЕДЕЛЕНИЕ
§ 1. Теоретико-познавательные характеристики определений
1.1. Понятие определения................................................................................................. 423
1.2. Роль определений в познании.................................................................................... 423
§ 2. Явные определения
2.1. Структура явных определений.............................................................................. 425

7
2 2 Виды явных определений по характеру определяемой части 426
2 3 Виды явных определений по характеру определяющей части 430
Упражнения 433
§ 3. Неявные определения
3 1 Структура неявных определений 434
3 2 Индуктивные определения 434
3 3 Рекурсивные определения 436
3 4 Аксиоматические определения 436
Упражнения 437
§ 4. Другие виды определений
4 1 Определения контекстной зависимости 438
4 2 Реальные и номинальные определения 439
4 3 Родовидовые определения 441
§ 5. Требования к корректности определений
5 1 Содержательные и формальные требования 442
5 2 Приемы сходные с определением 444
Упражнения 445
Глава XI. ПРАВДОПОДОБНЫЕ РАССУЖДЕНИЯ
§ 1. Общие сведения о правдоподобных рассуждениях
1 1 Понятие правдоподобного рассуждения 447
1 2 Массовые события 447
1 3 Вероятностная мера 449
14 Условная вероятность 451
1 5 Определение правдоподобного следования 452
Упражнения 453
§ 2. Обобщающая индукция
2 1 Полная индукция 453
2 2 Популярная индукция 456
2 3 Научная индукция 457
2 4 Статистическая индукция 459
2 5 Индукция к «следующему за» 461
Упражнения 462
§ 3. Причинная зависимость
3 1 Действующая причина 463
3 2 Основные свойства причинной связи 464
3 3 Понятия причинности 468
3 4 Процедурные аспекты установления каузальной связи 468
§ 4. Методы установления причинных связей
4 1 Основные принципы исключающей индукции 470
4 2 Метод сходства 471
4 3 Метод различия 472
4 4 Совместный метод сходства и различия 474
4 5 Метод сопутствующих изменений 475
4 6 Статистические причинные зависимости 478
4 7 Метод корреляции 481
Упражнения 483

8
§ 5. Гипотетико-дедуктивный метод
5.1. Понятие гипотезы.......................................................................................................483
5.2. Структура гипотетико-дедуктивного метода................................................... 485
5.3. Процедура опровержения гипотез........................................................................... 487
5.4. Процедура подтверждения гипотез....................................................................... 489
§ 6. Аналогия
6.1. Аналогия по свойствам.............................................................................................. 491
6.2. Аналогия по отношениям........................................................................................... 493
Упражнения......................................................................................................................... 495
Глава XII. ТЕОРИЯ
§ 1. Общая характеристика теорий
1.1. Опытное знание........................................................................................................... 497
1.2. Законы и факты........................................................................................................... 498
1.3. Понятия теории.......................................................................................................... 499
1.4. Основные виды теорий............................................................................................... 500
1.5. Интерпретация теорий............................................................................................ 506
1.6. Функции теории.......................................................................................................... 509
§ 2. Логический анализ теорий
2.1. Основные метатеоретические свойства теорий................................................ 511
2.2. Операции над теориями............................................................................................. 513
2.3. Отношения между теориями.................................................................................. 514
§ 3. Идея доказательства ограничительных теорем
3.1. Общее представление о формальной арифметике.............................................. 515
3.2. Теория рекурсивных функций.................................................................................... 519
3.3. Арифметизация синтаксиса формальной арифметики..................................... 521
3.4. Ограничительные теоремы.......................................................................................522
Приложение 1 (Логика и онточогия)................................................................................... 529
Приложение 2 (Логика и истина)......................................................................................... 533
Приложение 3....................................................................................................................541
Предметный указатель................................................................................................... 542
Посвящается светлой памяти большого
ученого и педагога, товарища и друга -
Смирнова Владимира Александровича

ОТ АВТОРОВ

Предлагаемый вниманию читателей учебник представляет собой введение в


проблематику современной логики и содержит краткое изложение ее фундамен­
тальных ее разделов. Знакомство с учебником позволит получить представление о
предмете логики, природе и специфике логического знания, о наиболее известных
логических теориях, а также о той методологической роли, которую играет логика
в интеллектуальной познавательной деятельности человека.
Авторы ставили своей целью не только представить логику как теоретичес­
кую дисциплину, но и очертить круг практических познавательных задач, которые
могут быть решены с ее использованием. Особый акцент в учебнике делается на
формулировке критериев, норм и правил корректного осуществления различных
мыслительных процедур, таких, как дедуктивное рассуждение, определение,
классификация, формирование понятий и операции над ними, индукция, анало­
гия, выдвижение и проверка гипотез и т. д.
При написании настоящей работы авторы стремились последовательно про­
водить линию на освещение всего комплекса логико-методологических проблем
сквозь призму идей символической логики. Значение этой логики для филосо­
фов и, более обще, гуманитариев, определено несколькими моментами. Во-
первых, во многих случаях логика в гуманитарной области знания является
единственным инструментом познания, поэтому знакомство с ее положениями
дает в руки ученого-гуманитария тот уникальный аппарат исследования, кото­
рый ничем не может быть заменен. Во-вторых, в любом научном исследовании
нельзя обойтись только так называемым образным, гуманитарным, т. е. неряш­
ливым складом ума. Наши интуитивно-образные прозрения определенных по­
ложений дел должны логически строго обосновываться, и с этой точки зрения
гуманитарий должен выработать в себе навыки математически точного мышле­
ния. Навыки же такого мышления приобретаются в ходе занятий точными дис­
циплинами, одной из которых как раз и является логика. Последняя составляет
пропедевтику всякого точного мышления. В-третьих, идейное содержание этой
дисциплины оказало огромное прямое, а часто и подспудное, влияние на всю
философию XX века, придав ей новый импульс. В современной философии нет
таких областей знания, в которых не использовался бы в той или иной мере ло­
гический аппарат. Быть современным философом - это значит уметь владеть ло­
гикой в такой мере, чтобы, по крайней мере, быть способным читать философ­
скую литературу и понимать ее.

10
Учебник ориентирован, таким образом, на круг читателей, для которых
знакомство с логикой имеет не только общекультурное значение, но и явля­
ется необходимым элементом их профессиональной инструментальной дея­
тельности.
Авторы при изложении материала старались не углубляться в разного рода
теоретические тонкости, а выделили лишь тот минимум, который необходим для
становления облика современного грамотного философа (гуманитария) и ус­
пешного решения им практических и теоретических задач. Тем не менее от чи­
тателя потребуется знакомство с азами теоретико-множественного языка, кото­
рый будет введен уже в первых главах учебника. Знакомство с этим языком не­
обходимо по той простой причине, что как изложение современной логики, так
и ее точное восприятие невозможны без использования строгого теоретико­
множественного языка.
Данный учебник является существенно переработанным и расширенным
вариантом выпущенного ранее авторами учебника «Основы логики». Были на­
писаны и включены в его состав новые темы - логико-семиотический и логи­
ко-математический анализы естественных языков (глава II), основные разно­
видности неклассических логик (глава VIII), понятие теории (глава XII), а так­
же глава XIII. В главы «Исчисление высказываний» и «Исчисление
предикатов» включены разделы, посвященные аксиоматическому представле­
нию соответствующих логических теорий, а также доказательству их основных
метатеоретических свойств. Кроме того, глава «Исчисление предикатов» рас­
ширена рассмотрением исчисления предикатов с равенством, многосортного
исчисления предикатов, исчисления предикатов с дескрипциями и исчисления
предикатов второго порядка. В главе «Классическая логика предикатов» по-
новому освещена тема «Аналитические таблицы». Предложенная формулиров­
ка является более удобной для аналитико-табличного представления некласси­
ческих логик. В значительной степени переработана и глава IX, в которой изу­
чается теория понятий. Здесь теперь рассматриваются вопросы о фактическом
и логическом объеме понятий, приводится техника диаграмм Венна, дается
уточненная классификация видов понятий. В учебнике содержатся и другие
новации, которые расширяют круг логической проблематики и изменяют его
общее структурное построение.
Мы позволили себе целый ряд тем в учебнике выделить петитом. Это те те­
мы, которые не являются, с нашей точки зрения, обязательными при преподава­
нии логики философам из-за недостатка времени, отводимого на преподавание
этой дисциплины по Государственному стандарту. Тем не менее в них дается
некоторая дополнительная информация, которая может быть полезной при ос­
воении студентом курса логики. Кроме того, петитом выделены приводимые в
учебнике примеры различных логических процедур.
Расположение тем в учебнике дано в соответствии с примерной программой
курса логики, разработанного Учебно-методическим объединением по филосо­
фии, политологии и религиоведению для Министерства образования РФ. Мы
настоятельно рекомендуем всем преподавателям, читающим курс лекций по ло­
11
гике для философов, придерживаться именно данного порядка изложения. На­
прашивающийся, вроде бы сам собой, другой порядок чтения тем - понятия, су­
ждения, умозаключения, - свойственный учебникам по так называемой тради­
ционной логике, является неудовлетворительным, так как тему «Понятие» мож­
но хорошо на современном уровне изложить только с использованием аппарата
исчисления предикатов высших порядков.
С другой стороны, если данный учебник будет использоваться при препо­
давании курса логики для других гуманитарных или естественно-научных
дисциплин, то порядок чтения тем может быть существенно изменен. Более
того, в силу временного дефицита целый ряд разделов учебника может быть
опущен. Принцип здесь должен быть один - «говорить правду, только правду,
но не всю правду».
В соответствии с обычными учебно-методическими требованиями учебник
теперь снабжен упражнениями. При этом авторы старались придать упражнени­
ям практическую направленность. Упражнения призваны в первую очередь по­
мочь студенту освоиться с логической техникой. Поэтому задачи и упражнения
теоретического характера сведены к минимуму. Мы не стали давать большое
количество упражнений, ограничив свою задачу указанием лишь основных ти­
пов решаемых примеров. Преподаватель, который будет пользоваться данным
учебником, может самостоятельно, исходя из типологии предлагаемых задач,
разработать свою собственную систему упражнений.
В качестве рекомендации преподавателям хотелось бы отметить также, что
наша богатая педагогическая практика по преподаванию логики показывает, что
для студентов наиболее сложными для освоения разделами являются не фор­
мальные разделы (в конце концов, каждого студента удается обучить строить
формальные выводы), а содержательные. Особенно большую трудность для сту­
дентов представляют задачи на перевод различных выражений с естественного
языка на язык исчисления предикатов. Часто студенты даже не умеют четко от­
личить предложения от именных конструкций. И это, несмотря на длительное
обучение языку в средней школе. Между тем - это центральный пункт всего
процесса обучения логике. Без накопления у студента навыка и умения выра­
жать свои мысли на точном языке задача освоения им логики не будет решена.
Поэтому мы настоятельно рекомендуем преподавателям, читающим курс логи­
ки, обратить самое пристальное внимание на эту сторону дела.
В книге принята следующая система нотаций. Объекты самой реальности
обозначаются курсивным шрифтом. Языковые выражения, являющиеся знаками
данных объектов, обозначаются прямым полужирным шрифтом. При этом язы­
ковые переменные, кроме пропозициональных переменных, которые пишутся
прямым полужирным шрифтом, обозначаются курсивом. Метапеременные обо­
значаются заглавными прямыми полужирными буквами.

12
Глава I
ПРЕДМЕТ И ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ ЛОГИКИ

§ 1. Логика как наука

1.1. Предмет логики


Логика является одной из древнейших наук. Как стройная система знаний
она сформировалась в IV веке до н. э. в трудах выдающегося древнегреческого
мыслителя Аристотеля. Логические трактаты Аристотеля («Категории», «Об ис­
толковании», Первая и Вторая «Аналитики», «Топика» и «О софистических оп­
ровержениях») были объединены его последователями под общим названием
«Органон», которое можно перевести как «орудие» («инструмент») познания. В
«Органоне» был заложен каркас логики как науки, сформулированы основные
проблемы, решаемые в ней.
Прежде всего, это проблема построения теории правильных (дедуктивных)
рассуждений, позволяющих из истинных высказываний гарантированно полу­
чать истинные заключения. Этот круг проблем является наиболее разработан­
ным, а потому и центральным в логике, в силу чего саму данную науку часто
определяют как теорию именно дедуктивных рассуждений. Действительно, об­
суждение многих вопросов логики (теории индукции, определения, теории по­
нятий и других) часто сводят к специфическим проблемам дедуктивных рассуж­
дений. В силу центральности проблематики дедуктивных рассуждений этой те­
ме в данном учебнике тоже уделяется самое пристальное внимание.
Второй круг проблем - их обычно называют логико-семиотическими -
связан с применением языка как средства познания мира и средства выражения
мысли. К их числу относятся проблемы выделения категорий языковых выра­
жений в зависимости от типов их значений, а также способов их членения по
структурным особенностям этих выражений, установления смыслов и условий
истинности и ложности высказываний различных видов.
К третьей - логико-методологической группе проблем - относятся: выра­
ботка правил осуществления таких познавательных процедур, как определение,
классификация, объяснение, аналогия и других, а также способов организации
систем знания, например научных теорий.
К четвертому кругу проблем - метатеоретическим - относится рассмот­
рение таких свойств, которые могут быть присущи различным логическим
теориям, как-то вопросы их непротиворечивости, полноты и многие другие.
Для ответа на вопрос, что является предметом логики, сформулируем опре­
деление этой науки.
Логика - это нормативная наука о формах, законах и приемах интел­
лектуальной познавательной деятельности.
Чтобы был понятен смысл данного определения, необходимо разъяснить
следующие вопросы. Что представляет собой процесс познания (познавательная
13
деятельность)? В чем состоит специфика интеллектуальной познавательной
деятельности? Какова роль языка в познании? В каких формах отражается дей­
ствительность в нашем мышлении? Каковы основные логические приемы по­
знания? И, наконец, в чем состоит нормативный характер логики как науки?

1.2. Чувственная и рациональная ступени познания


Начнем обсуждение с рассмотрения наиболее общего вопроса - что пред­
ставляет собой процесс познания?
Познание - процесс отражения действительности, целью которого
является получение адекватных знаний о мире.
В этом процессе выделяют две ступени: чувственную и рациональную (ин­
теллектуальную).
На чувственной ступени мир познается посредством органов чувств или,
более точно, анализаторов, чувственных рецепторов, т. е. особых клеток, кото­
рые реагируют на определенные воздействия внешней среды. Результатом тако­
го воздействия является ответная психическая реакция живого организма, кото­
рая называется ощущением. Последнее представляет собой самый простой пси­
хический ответ - элементарный психический образ. Так, воздействие на
зрительные рецепторы приводит к ощущению цвета, его насыщенности, ощу­
щению движения предмета или его покоя; воздействие на тактильные рецепторы
дает нам ощущение тепла или холода, ощущение гладкости или шероховатости
предмета и т. д.
Более сложной формой чувственного познания является восприятие
(перцепция). Данная форма представляет собой психический интегрированный
комплекс разнообразных ощущений. Так, при зрительном восприятии мы воспри­
нимаем некоторый внешний предмет комплексно, целиком, с самыми разнообраз­
ными характеристиками, которые ему присущи; при слуховом восприятии мы
воспринимаем не просто отдельные звуки - их высоту, тональность, силу, а вос­
принимаем комплексно, целиком некоторую звуковую фразу.
Ощущения и восприятия возникают только во время непосредственного
контакта с воздействующим на органы чувств предметом. Представление же -
это психический образ, который связан с нашей памятью, т. е. с теми следами,
которые остались в нашем мозге от прежних ощущений или восприятий. Я могу
вспомнить некогда бывшую ситуацию и представить ее.
Иногда выделяют особую форму чувственного познания - фантазию. В
этом случае содержание нашего психического образа не просто воспроизводит
то, что было ранее, но оно свободно изменяется, что порождает образы таких
ситуаций и вещей, с которыми мы ранее не встречались. Эта способность чрез­
вычайно важна в литературной, инженерной и научной деятельности.
Рациональное познание обладает рядом характеристик, отличающих его от
чувственного. Основная особенность этого познания состоит в его связи с язы­
ком, в силу чего эту ступень часто называют языковой (вербальной) ступенью
14
познания. Собственно говоря, все существенные черты рационального познания
обусловлены именно этой ее особенностью.
В отличие от чувственного познания, которое дает нам конкретное знание,
на языковой ступени мы имеем дело со знанием абстрактным. Эта абстракт­
ность проявляется в нашей способности отвлекаться (абстрагироваться) от ин­
дивидуальных особенностей предметов, в умении «схватывать» общее в них и
фиксировать это общее в языке. Мы теперь имеем возможность не только позна­
вать отдельно взятые ситуации (положения дел), но и устанавливать те общие
взаимосвязи, которые существуют между ними, т. е. познавать законы природы.
Таким образом, рациональное познание носит обобщенный характер. С другой
стороны, на этой ступени имеется возможность мысленно отделять характери­
стики предметов от самих предметов и превращать их в особые идеальные и аб­
страктные объекты рассмотрения: материальные точки, геометрические фигу­
ры, такие объекты, как смелость, трусость, любовь, ненависть и т. д. Тем са­
мым человеческое мышление не только отражает реальный мир, но и творит
свой собственный мир - мир абстрактных и идеальных объектов. Абстрактный
характер языковой ступени познания часто специально подчеркивается тем, что
данная ступень обозначается термином «абстрактное мышление».
Из рассмотренных особенностей вытекает еще одна, самая важная черта
языковой ступени познания, состоящая в том, что здесь мы далеко выходим за
рамки наглядности чувственных образов. Действительно, чувственно наглядно
нельзя представить себе тысячеугольник, причем представить так, чтобы этот
психический образ отличался от образа девятисот девяносто девятиугольника и
от образа тысячеодноугольника. Построить же языковой образ такого объекта
можно. Для этого должна быть просто построена фраза - «равносторонний вы­
пуклый тысячеугольник».
Этот пример демонстрирует, что с помощью языка можно в буквальном
смысле изображать («рисовать») объекты и ситуации. Точно так же, как худож­
ник, накладывая одну за другой краски на холст, создает некоторый образ пред­
мета, точно также и мы с вами, цепляя по законам грамматики некоторого языка
одно слово за другое, создаем языковые полотна. Причем, что особенно важно,
мы можем создавать теперь образы таких объектов, которые чувственно нагляд­
но не представимы, например языковые образы законов природы.
В отличие от чувственного, познание на языковой ступени всегда носит
активный и целенаправленный характер. Это обусловлено тем обстоятельст­
вом, что особенности чувственного познания биологически детерминированы
и складываются стихийно. Человек этому может специально не обучаться.
Иначе обстоит дело с языком. Мы не владеем им от рождения, напротив, этому
необходимо специально обучаться, т. е. язык усваивается активно и целена­
правленно.
Итак, подведем итог сказанному:
Под интеллектуальной познавательной деятельностью будем далее
иметь в виду познавательную деятельность, осуществляемую с по­
мощью языка.
15
Основными формами, в которых фиксируются знания о мире как резуль­
тате интеллектуальной познавательной деятельности, являются понятия, суж­
дения и теории.
Понятие - это мысль, которая посредством указания на некоторый
признак выделяет из универсума и собирает в класс все предметы,
обладающие этим признаком.
В данном определении был употреблен очень важный термин - «признак».
Что же понимается в логике под термином «признак»? Данным термином в ло­
гике (и философии) обозначается все то, в чем предметы сходны друг с другом
и чем они отличаются друг от друга. Рассмотрим, например, два таких объекта
как «Петр I» и «Наполеон». Эти два предмета сходны в том, что они относятся
к классу людей, а потому общее их свойство «быть человеком» является при­
знаком. Наполеон и Петр I являются мужчинами, а потому это общее для них
свойство тоже является признаком. Но они были людьми разного роста, жили в
разное время, родились в разных странах и были императорами различных го­
сударств. Эти характеристики отличают их друг от друга, а потому тоже явля­
ются признаками. Все признаки делятся на два типа: свойства и отношения.
Первые характеризуют отдельно взятые предметы, вторые же выступают в ка­
честве характеристик упорядоченных пар предметов, троек предметов и т. д.
Так, признаки «быть мужчиной», «быть человеком» являются свойствами
предметов, ибо они характеризуют отдельно взятых и Наполеона, и Петра I.
Всегда можно сказать «Наполеон - мужчина» или «Петр I - человек». А вот
признак «быть выше по росту» является отношением, так как характеризует
упорядоченные пары предметов. Действительно, нельзя сказать «Петр I выше
по росту». Это будет незаконченная фраза. Всегда надо указать «выше по рос­
ту» кого, т. е. указать еще один предмет. Например, «Петр I выше по росту,
чем Наполеон».
Пары были названы упорядоченными, потому что перестановка местами
имен предметов в общем случае может вести к изменению описываемой ситуа­
ции. Так, первая фраза соответствует положению дел в мире, а фраза «Наполеон
выше по росту, чем Петр I» - нет. Такая ситуация отсутствует в мире.
Но вернемся к понятиям. В языке понятия выражаются посредством так на­
зываемых универсалий - одной из разновидностей описательных терминов. На­
пример, термин «четырехугольник с равными сторонами и равными углами»
выражает понятие. Здесь для формулировки понятия мы взяли сложный признак
«быть четырехугольником с равными сторонами и равными углами». Тем самым
мы выделили из класса всех предметов именно те предметы, которые обладают
указанным признакам, а затем эти выделенные предметы были мысленно собра­
ны в единый класс - класс квадратов. В свою очередь термин «вещество, моле­
кулы которого состоят из одного атома, имеющего заполненную внешнюю элек­
тронную оболочку» аналогичным образом формирует (но с использованием дру­
гого сложного признака) понятие, выделяющее множество инертных газов из
универсума веществ.
16
Суждение - мысль, содержащая утверждение о наличии или отсут­
ствии в действительности некоторого положения дел (ситуации).
Суждения фиксируются в языке с помощью повествовательных (деклара­
тивных) предложений. Эти предложения могут выражать суждения о присущно­
сти или неприсущности свойств предметам («Снег бел», «Сера не электропро­
вод на»), о наличии или отсутствии отношений между предметами («Петербург
севернее Москвы», «Дездемона не любит Яго»), о связях между ситуациями
(«Если вода нагрета до 100°С, то она кипит»). Конкретное повествовательное
предложение с зафиксированным смыслом (т. е. выражающее определенное су­
ждение) называют высказыванием.
Всякое высказывание может быть оценено как истинное или ложное. Причем в
классической логике эти термины трактуются следующим образом:
Высказывание истинно тогда и только тогда, когда описываемое в
нем положение дел имеет место в действительности, в противном
случае оно считается ложным.
Например, высказывание «Медь электропроводка» истинно, поскольку
свойство электропроводности присуще меди, а высказывание «Сера электропро­
водка» ложно, поскольку в действительности это свойство не присуще сере.
Теперь можно более точно охарактеризовать приведенные выше выска­
зывания: «Петр I выше по росту, чем Наполеон» и «Наполеон выше по росту,
чем Петр I». Первое из них является истинным, а второе - ложным. Этим са­
мым рассматриваемые высказывания отличаются друг от друга, а потому та­
кие характеристики, как «быть истинным» и «быть ложным», тоже являются
признаками.
Еще одной формой отражения действительности на языковой ступени по­
знания является научная теория.
Теория - это система связанных между собой понятий и высказыва­
ний, описывающих некоторую исследуемую предметную область.
Главная задача теории - установление закономерностей, присущих объек­
там изучаемой предметной области. Кроме того, теория может выступать как
средство объяснения и предсказания явлений. Примерами теорий могут служить
геометрия Евклида, механика Ньютона, специальная теория относительности,
теория эволюции Дарвина и т. д.

1.3. Рассуждение как метод познания

Одной из главных задач логики является исследование приемов мышле­


ния, т. е. исследование тех интеллектуальных процедур, которые осуществ­
ляются человеком в процессе его познавательной деятельности. К их числу
относятся, например, определение, классификация, научное объяснение, вы­
движение и проверка гипотез, постановка и решение задач и проблем, научная
полемика и многие другие. Однако центральное место в логических исследо­
17
ваниях занимает анализ такой познавательной операции, как рассуждение.
Учение о правильных способах рассуждения - дедуктивная и индуктивная ло­
гики - являются ядром логической науки с момента ее возникновения и до
наших дней.
Что же представляет собой рассуждение? В самом общем виде на этот во­
прос можно ответить следующим образом.
Рассуждение - это процедура обоснования некоторого высказыва­
ния путем пошагового выведения его из других высказываний.
Простейшим видом рассуждения является умозаключение.
Умозаключение - это непосредственный переход от одного или не­
скольких высказываний Аь А2,..., Ап (и = 1, 2, 3...) к некоторому вы­
сказыванию В.
Высказывания Аь А2,..., Ап, из которых делается вывод, называются посыл­
ками, а высказывание В, которое выводится из посылок, называется заключени­
ем. В логике умозаключение принято формулировать следующим образом:
А1, А2,..., Ап
В,
где над чертой записываются посылки, под чертой - заключение, а сама черта
выражает разрешение осуществить акт выведения заключения из посылок.
В качестве примера умозаключения приведем рассуждение, посредством
которого, согласно легенде, халиф Омар обосновывал необходимость сожжения
Александрийской библиотеки:
Если ваши книги согласны с Кораном, то они излишни. Если же ваши книги не
согласны с Кораном, то они вредны. Но вредные или излишние книги следует
уничтожить. Поэтому ваши книги следует уничтожить.
В приведенном умозаключении первые три высказывания являются посыл­
ками, а четвертое - заключением.
Умозаключение является простейшей разновидностью рассуждения, так
как обосновываемый им тезис (его роль играет заключение В) непосредствен­
но, в один шаг, выводится из посылок Аь А2,..., Ап, которые можно рассматри­
вать в качестве аргументов в пользу выводимого тезиса.
Однако многие рассуждения имеют гораздо более сложную структуру. В
ходе рассуждения могут осуществляться несколько умозаключений, причем за­
ключения, полученные в одних умозаключениях, могут стать посылками в дру­
гих. Рассмотрим пример.
В одном городе было совершено ограбление банка. Подозрение пало на извест­
ных рецидивистов Смита, Джонса и Брауна. В ходе следствия выяснилось, что
Джонс никогда не ходит на дело без Брауна. По крайней мере, один из рециди­
вистов - Смит или Джонс - замешан в преступлении. У Брауна есть прочное
алиби. Инспектор полиции, проводивший расследование, на основании этих
данных предъявил обвинение Смиту.

18
При этом он мог рассуждать следующим образом.
Данные, полученные в ходе расследования, свидетельствуют о том, что
(1) Если Джонс замешан в преступлении, то в нем замешан и Браун
(Джонс без Брауна на дело не ходит).
(2) Браун не замешан в преступлении (у него алиби).
Следовательно,
(3) Джонс не замешан в преступлении.
Но, согласно данным следствия,
(4) Джонс или Смит замешаны в преступлении.
Поэтому, с учетом непричастности к преступлению Джонса, можно сделать
обоснованный вывод:
(5) Смит замешан в преступлении.
В приведенном рассуждении осуществлены два умозаключения. В первом
из них посылками являются высказывания (1) и (2), а заключением - высказыва­
ние (3). Во втором умозаключении посылками являются (3) и (4), а заключением -
высказывание (5).
Иногда в ходе рассуждения для обоснования некоторого высказывания (на­
зовем его С) применяются так называемые непрямые способы аргументации. В
этом случае строятся вспомогательные рассуждения, в состав которых могут
вводиться дополнительные допущения. Из последних стремятся получить след­
ствия определенного рода. Характер принимаемых допущений и искомых след­
ствий обычно зависит от вида обосновываемого высказывания С. При успешном
решении указанных задач вспомогательные рассуждения считаются завершен­
ными, а в основной части рассуждения появляется высказывание С.
Примером непрямого способа аргументации являются широко распростра­
ненные рассуждения от противного. Их структура состоит в следующем. Для
обоснования высказывания В принимается в качестве дополнительного допуще­
ния противоречащее ему высказывание «Неверно, что В», при этом из допуще­
ния и некоторого множества аргументов Г стремятся получить противоречие -
высказывания «Б» и «Неверно, что Б». При успешном осуществлении этого
вспомогательного рассуждения считается, что допущение было ложным, а само
В обосновано посредством аргументов Г.
Покажем, как мог инспектор полиции в рассмотренном примере прийти к
выводу о виновности Смита, рассуждая от противного.
Примем сначала допущение о том, что
(1) Смит не замешан в преступлении.
Из этого допущения и установленного факта -
(2) Смит или Джонс замешаны в преступлении -
получим высказывание:
19
(3) Джонс замешан в преступлении.
Из него, а также из другого установленного в ходе следствия факта -
(4) Если Джонс замешан в преступлении, то и Браун замешан в нем
- выводим высказывание:
(5) Браун замешан в преступлении.
Однако следствие выяснило, что
(6) Браун не замешан в преступлении.
Таким образом, в рассуждении получено противоречие - (5) и (6). Следова­
тельно, допущение (1) ложно, а высказывание
(7) Смит замешан в преступлении
считается обоснованным посредством аргументов (2), (4) и (6). '

1.4. Нормативный характер логики

Формы и приемы интеллектуальной познавательной деятельности исследу­


ются не только в логике, но и в других науках - психологии, психолингвистике,
а также в особом разделе философии, называемом эпистемологией. В перечис­
ленных науках процесс мышления изучается главным образом в том виде, как
он протекает в действительности. Их основная цель состоит в адекватном опи­
сании, обобщении и объяснении реальной практики осуществления познава­
тельных процедур. Логика же не отвечает на вопросы, как человек мыслит на
самом деле, почему он мыслит так, а не иначе, каковы особенности мышления
различных групп населения (социальных, возрастных, национальных и т. п.).
Поэтому такие имеющие широкое хождение выражения, как «женская логика»,
«логика ребенка», «логика классовой борьбы» к проблематике логики как науки
никакого отношения не имеют.
Логика является прежде всего теоретической дисциплиной. И в этом смыс­
ле она исследует объективно существующие законы и формы мышления. На ос­
нове такого исследования она становится способной дать четкий и ясный ответ
на следующий кардинальный вопрос: как мы должны мыслить, если хотим дос­
тичь цели познавательного процесса - получить адекватные знания об иссле­
дуемых объектах. Логика, таким образом, является наукой не только о сущем,
но и о должном, наукой нормативной. Она вырабатывает нормы и критерии
правильности осуществления интеллектуальных процедур, формирует некий
стандарт, идеал, следование которому является необходимым условием успеш­
ного осуществления научной и вообще любой рациональной деятельности.
Возникает проблема, а каковы критерии правильности осуществления раз­
личных мыслительных операций. Какие рассуждения можно считать правиль­
ными? Каким требованиям должны удовлетворять определения, классификации
и другие интеллектуальные процедуры? На многие из этих вопросов будет дан
ответ по ходу изложения материала в других разделах учебника. В данной же
20
главе будет рассмотрен лишь вопрос о критериях правильности умозаключений,
поскольку он связан с введением фундаментальных понятий логики - понятий
логической формы и логического следования.

§ 2. Логическая форма. Отношение логического следования

2.1. Критерий правильности умозаключений


В этом параграфе будет сформулирован критерий правильности умозаклю­
чений. Приступая к рассмотрению данной проблемы, необходимо иметь в виду
следующее: вопрос о том, является ли некоторое умозаключение правильным
или неправильным, нельзя смешивать с вопросом, какими - истинными или
ложными - являются его посылки и заключение, т. е. соответствуют ли действи­
тельности описываемые ими положения дел. Эти вопросы надо четко различать,
поскольку тот или иной ответ на второй из них не всегда предопределяет ответ
на первый.
Рассмотрим умозаключение, приписываемое халифу Омару.

(1) Если ваши книги согласны с Кораном, то они излишни.


Если ваши книги не согласны с Кораном, то они вредны.
Если ваши книги излишни или вредны, то их следует уничтожить.
Ваши книги следует уничтожить.

В данном случае истинность посылок и заключения представляется весьма


сомнительной. Однако из того, что какие-либо посылки и заключение ложны,
нельзя сделать вывод о неправильности умозаключения (так же, конечно, как и
нельзя сделать вывод о том, что оно правильно). Рассмотрим другой пример:

(2) А. П. Бородин занимался химией или сочинял музыку.


А. П. Бородин сочинял музыку или писал детективные романы.
Неверно, что А. П, Бородин писал детективные романы._______
А. П. Бородин занимался химией.
В этом умозаключении и каждая из посылок, и заключение являются истин­
ными. Однако лишь на этом основании нельзя утверждать, что данное умозак­
лючение правильно. Вопрос о его правильности или неправильности остается
пока открытым. Лишь в одном случае для оценки умозаключения достаточно
знать значения его посылок и заключения.

Если каждая из посылок истинна, а заключение ложно, то умозак­


лючение заведомо неправильно.

В этом случае оно не сохраняет истинность при выведении одного высказы­


вания из других, а потому не может быть использовано в целях получения ис­
тинного знания.
Но можно ли определить, согласно приведенному критерию, правильность
следующего умозаключения, установив значения его посылок и заключения?
21
(3) М. Ю. Лермонтов жил в XVIII веке или он жил в XIX веке.
М. Ю. Лермонтов жил в XIX веке или он жил в XX веке.
Неверно, что М. Ю. Лермонтов жил в XX веке.____________
М. Ю. Лермонтов жил в XVIII веке.

Поскольку все три посылки здесь истинны, а заключение ложно, постольку


приведенное умозаключение заведомо неправильно.
Возникает вопрос, каким же образом можно определить, являются ли пра­
вильными умозаключения при иных значениях посылок или заключения. Поста­
раемся ответить на него сначала применительно к умозаключению (2). С этой
целью сравним умозаключения (2) и (3). Очевидно, что содержания входящих в
их состав высказываний различны: во-первых, у них разный предмет мысли (в
одном случае речь идет о Бородине, в другом - о Лермонтове), во-вторых, раз­
личается информация о предмете мысли (в одном случае она касается рода дея­
тельности, а в другом - времени жизни человека). Вместе с тем можно заметить,
что существует определенное структурное соответствие высказываний, входя­
щих в состав этих умозаключений, т. е. что сам способ рассуждения в обоих
случаях одинаков.
Совпадение структур умозаключений (2) и (3) можно продемонстрировать
следующим образом. Заменим простые высказывания, входящие в состав посы­
лок и заключения умозаключения (2), малыми буквами из середины латинского
алфавита: например, высказывание «Бородин занимался химией» - буквой р,
«Бородин сочинял музыку» - буквой ц. «Бородин писал детективные романы» -
буквой г. В результате такой замены получим конфигурацию

(4) Р или ц
ц или г
Неверно, что г
Р
Точно такая же конструкция получится при замене в умозаключении (3) вы­
сказывания «Лермонтов жил в XVIII веке» буквой р, высказывания «Лермонтов
жил в XIX веке» - буквой ц и высказывания «Лермонтов жил в XX веке» - бук­
вой г. Тем самым мы показали, что умозаключения (2) и (3) имеют одинаковую
структуру или, как говорят, одинаковую югическую форму. Выражение (4) как
раз и фиксирует логическую форму этих умозаключений.
В дальнейшем для простоты изложения будем понимать под логической
формой некоторого языкового контекста саму языковую конструкцию, полу­
чающуюся заменой некоторых частей контекста буквами (параметрами), в на­
шем примере - выражение (4).
В данном случае логическая форма высказываний, входящих в умозаклю­
чение, выражает ту часть их содержаний, которая получается в результате аб­
страгирования (отвлечения) от содержания простых высказываний в их соста­
ве. Заменяя простые высказывания буквами (параметрами), мы как раз и абст­
рагируемся от того, что именно в них утверждается, какие положения дел они

22
описывают. Однако не происходит абстрагирования от того, каким образом и с
помощью каких союзов простые высказывания сочленяются в составе слож­
ных. Кроме того, при данном способе выявления логической формы различные
простые высказывания в языковом контексте заменяются различными пара­
метрами, а одинаковые (везде, где они встречаются в данном контексте) - оди­
наковыми.
Вернемся теперь к анализу умозаключений (2) и (3). Мы установили, что
они имеют одинаковую логическую форму - выражение (4), причем умозак­
лючение (3) заведомо неправильно, так как все его посылки истинны, а заклю­
чение ложно. Это означает, что, применяя умозаключение формы (4), мы не
имеем гарантии получения из истинных посылок обязательно истинного за­
ключения. А раз в умозаключениях этой структуры можно в некоторых случа­
ях из истинных высказываний получить ложное следствие, то данный способ
рассуждения нельзя считать надежным, и мы не можем утверждать, что его
посылки действительно обосновывают заключение. Поэтому любое умозаклю­
чение, логическая форма которого представлена выражением (4), квалифици­
руют в логике как неправильное (независимо от того, какими - истинными или
ложными - являются его посылки и заключение). Следовательно, и умозаклю­
чение (2) также неправильно, несмотря на то, что и посылки, и заключение в
нем - истинные высказывания, так как истинность его заключения не обуслов­
лена истинностью посылок, или, как говорят, из его посылок не следует логи­
чески заключение.
Итак, для того чтобы показать, что некоторое умозаключение неправильно,
достаточно найти, по крайней мере, одно умозаключение той же логической
формы, все посылки которого истинны, а заключение ложно. Тем самым мы
ввели критерий неправильности умозаключения. Он может быть сформулирован
следующим образом:
Умозаключение является неправильным, если и только если его логиче­
ская форма не гарантирует, что при истинных посылках мы обязатель­
но получим истинное заключение, т. е. существует, по крайней мере,
одно умозаключение данной логической формы с истинными посыл­
ками и неистинным (ложным) заключением.
Теперь нетрудно сформулировать критерий правильности умозаключений.
Умозаключение является правильным, если и только если его логи­
ческая форма гарантирует, что при истинности посылок мы обяза­
тельно получим истинное заключение, т. е. не существует умозаклю­
чения данной формы с истинными посылками и неистинным (лож­
ным) заключением.
При выполнении этого условия говорят, что между посылками и заключе­
нием имеет место отношение логического следования, что заключение логичес­
ки следует из посылок.

23
К числу правильных относится, например, умозаключение (1). Выявим его
логическую форму, заменив высказывания, входящие в состав его посылок и за­
ключения, параметрами: высказывание «Ваши книги согласны с Кораном» - бу­
квой р, «Ваши книги излишни» - буквой ц, «Ваши книги вредны» - буквой г,
«Ваши книги следует уничтожить» - буквой 8. Получим в результате конфигу­
рацию вида
(5) Если р, то ц
Если неверно, что р, то г
Если д или г, то 8
в.

Теперь, согласно сформулированному выше критерию, мы должны осуще­


ствить обратную процедуру (процедуру интерпретации параметров), которая в
данном случае состоит в замене букв р, ц, г и 8 в выражении (5) произвольными
простыми высказываниями - как истинными, так и ложными. Осуществляя раз­
личные интерпретации параметров, мы обнаруживаем следующую закономер­
ность: всегда, когда при указанной замене посылки оказываются одновременно
истинными, заключение также будет истинным. Наличие данной закономер­
ности как раз и свидетельствует о правильности всех умозаключений формы (5),
о наличии логического следования между их посылками и заключениями.
Возникает вопрос, почему в правильном рассуждении (1) заключение оказа­
лось ложным. Причина этого - наличие ложных высказываний (одного или не­
скольких) среди его посылок. Вообще, ложное заключение может быть получе­
но в результате умозаключения в одном из следующих случаев:
1) если все его посылки истинны, но само умозаключение неправильно;
2) если умозаключение правильно, но в нем имеется, по крайней мере, одна
ложная посылка;
3) если имеется ложная посылка, и само умозаключение неправильно.
Обратим внимание на тот факт, что в перечисленных случаях заключение
может оказаться ложным, но может, в принципе, оказаться и истинным. Если же
к истинным посылкам применяется правильное умозаключение, то с логической
неотвратимостью будет получено истинное заключение.
Правильность умозаключения (1) и неправильность умозаключения (2) были
обусловлены, по существу, особенностями их структуры, которые выражались в
том, каким образом и с помощью каких союзов простые высказывания сочленя­
лись в сложные в их посылках и заключениях. Действительно, при выявлении их
логических форм мы абстрагировались от содержания простых высказываний.
Однако при замене простых высказываний параметрами происходит отвлечение
не только от того, какое положение дел они описывают, но также и от внутрен­
ней структуры этих высказываний. Вместе с тем в некоторых случаях невоз­
можно решить вопрос о правильности или неправильности умозаключения без
учета внутренней структуры простых высказываний, входящих в его состав.
Рассмотрим в этой связи следующее умозаключение:

24
(6) Некоторые граждане России являются христианами.
Всякий мусульманин не является христианином.________
Некоторые мусульмане не являются гражданами России.

В этом случае посылки и заключение представляют собой три различных


простых высказывания. Однако, несмотря на различия между собой, внутренние
структуры этих высказываний связаны друг с другом: в заключении зафиксиро­
ван определенный тип отношения между двумя множествами (множеством му­
сульман и множеством российских граждан), а вывод о наличии данного отно­
шения делается на основании зафиксированных в посылках отношений каждого
из этих множеств к третьему множеству (множеству христиан). Для решения
вопроса о правильности подобных умозаключений необходим учет внутренней
структуры простых высказываний, а, следовательно, использовавшийся ранее
способ выявления логической формы здесь недостаточен. Для выявления пра­
вильности такого рода умозаключений требуется более глубокий уровень анали­
за их логических форм.
Теперь при выявлении логической формы, как и ранее, будем отвлекаться от
того, о каких именно объектах идет речь в высказываниях и что именно о них
говорится. В то же время мы не должны, например, абстрагироваться от того,
идет ли речь в высказывании обо всех или же о некоторых предметах какого-
либо класса, содержит ли это высказывание утверждение или отрицание. Ин­
формация, которая будет утрачиваться при данном способе анализа, выражается
посредством таких терминов, как «граждане России», «христиане», «мусульма­
не». Их называют нелогическими (дескриптивными) терминами. К числу же ло­
гических относят такие термины, как «всякий», «некоторый», «является»
(«есть»), «не является» («не есть»), а также «и», «или», «если ..., то», «неверно,
что» и др. При том способе выявления логической формы, о котором идет сей­
час речь, отвлечения от смысла логических терминов не происходит, а нелоги­
ческие термины заменяют параметрами, причем различные термины - различны­
ми параметрами, а одинаковые (везде, где они встречаются в умозаключении) -
одинаковыми параметрами.
Попытаемся выявить логическую форму умозаключения (6). Для этого за­
меним нелогические термины в его составе параметрами (большими латинскими
буквами), например термин «гражданин России» - буквой Р, «христианин» -
буквой (^, «мусульманин» - буквой 8. Получим следующее выражение, которое
как раз и является логической формой умозаключения (6):

(7) Некоторый Р есть


Всякий 8 не есть <3
3 Некоторый 8 не есть Р.

Теперь мы можем решить вопрос о правильности или неправильности умо­


заключения (6), при этом будут использованы те же, что и раньше, критерии
правильности и неправильности, только применительно к более глубокому
уровню анализа логической формы.

25
Умозаключение (6) является неправильным, поскольку параметры Р, и8в
составе его логической формы - выражении (7) - могут быть проинтерпретиро­
ваны таким образом, что данное выражение превратится в умозаключение с ис­
тинными посылками и ложным заключением. Подставим, например, вместо бу­
квы Р термин «существа, живущие в воде», вместо - термин «теплокровные
существа», а вместо 8 - «рыбы». Получим умозаключение:
(8) Некоторые существа, живущие в воде, являются теплокровными.
Всякая рыба не является теплокровным существом._____________
Некоторые рыбы не являются существами, живущими в воде.
Очевидно, что посылки умозаключения (8) истинны, а его заключение лож­
но. Поэтому все умозаключения формы (7), в том числе и умозаключение (6),
неправильны: из их посылок не следует логически их заключения.
В рассуждениях (6) и (8) содержатся нелогические термины одного и того
же типа, одинаковой категории. Каждый из них репрезентирует (представляет)
некоторое множество предметов (например, множество российских граждан или
множество теплокровных существ). Такого рода нелогические термины иногда
называют общими терминами. Однако в умозаключениях могут содержаться
нелогические термины различных категорий. Каким же образом осуществляется
анализ умозаключений и выявление их логических форм в этом случае? Рас­
смотрим следующий пример:
(9) М. Тэтчер популярнее С. Рушди.
М. Тэтчер - британский политик.
С. Рушди - британский писатель.____________________________________
Некоторые британские политики популярнее некоторых британских
писателей.

В составе данного умозаключения содержатся нелогические термины трех


типов. Во-первых, это общие термины «британский политик» и «британский пи­
сатель», которые репрезентируют множества предметов. Во-вторых, это терми­
ны «М. Тэтчер» и «С. Рушди», которые обозначают отдельные предметы (инди­
виды), их называют единичными терминами или именами. К третьему типу от­
носится термин «популярнее» - знак отношения между предметами.
При выявлении логической формы данного языкового контекста все нело­
гические термины будут заменены буквами (параметрами). При этом, конечно
же, утратится информация о том, каковы конкретно значения этих терминов,
какие именно множества, индивиды или отношения они представляют. Однако
информация о том, к какой категории относится каждый нелогический тер­
мин, каков тип его значения, утрачиваться не должна. С этой целью каждой
категории нелогических терминов сопоставляют особый сорт параметров. При
выявлении логической формы произвольный нелогический термин разрешает­
ся замещать параметром лишь такого сорта, который соответствует категории
этого термина.
Договоримся, что буквами 8, Р, можно замещать общие термины, буква­
ми а, Ь, с - единичные термины, а символами И, Иг - знаки отношений. То­

26
гда вместо терминов «британский политик» и «британский писатель» можно
подставить, соответственно, параметры 8 и Р, вместо терминов «М. Тэтчер» и
«С. Рушди» - параметры а и Ь, вместо термина «популярнее» - символ И. При
указанных заменах получим логическую форму умозаключения (9):

(10) а находится в отношении й к Ь


а есть 8
Ь есть Р____________________________________________
Некоторые 8 находятся в отношении К к некоторым Р.

Умозаключения данной структуры являются правильными, между посылка­


ми и заключением в них имеет место отношение логического следования, по­
скольку какие бы мы ни подставляли единичные термины вместо а и Ь, общие
термины вместо в и Р, знаки отношений вместо й в выражение (10), обязательно
получится умозаключение с истинным заключением во всех случаях, когда его
посылки окажутся истинными.

2.2. Понятия логической формы и логического следования

Итак, при формулировке критериев правильности и неправильности умозак­


лючений нами были затронуты два фундаментальных понятия логики - понятия
логической формы и логического следования. Постараемся теперь, обобщив ска­
занное, ввести эти понятия более строгим образом.
Логической формой языкового контекста будем называть выражение,
фиксирующее ту часть содержания контекста, которая остается в ре­
зультате отвлечения от конкретных содержаний нелогических терми­
нов или же от содержаний простых высказываний, входящих в данный
контекст.
Процедура отвлечения от содержаний нелогических терминов и простых
высказываний осуществляется посредством замены указанных языковых выра­
жений параметрами соответствующих категорий, причем одинаковые выраже­
ния заменяются одинаковыми параметрами, а различные - различными.
При выявлении логической формы контекста сохраняется информация о
типах значений заменяемых выражений, а также о том, каким образом и с по­
мощью каких логических терминов они сочленяются в этом контексте. Послед­
нее как раз и имеют в виду, когда логическую форму контекста определяют как
способ связи содержаний его частей.
Следует также уяснить, что логическую форму контекста можно выявить
по-разному, с различной степенью глубины анализа. Способ выявления логиче­
ской формы обусловлен, во-первых, тем, учитывается ли внутренняя структура
простых высказываний, и, во-вторых, тем, какие выделяются категории нелоги­
ческих терминов.
В качестве примера осуществим логический анализ на различных уровнях
следующего высказывания:
27
Иван сильнее Петра, и Петр умнее Ивана.
Если внутренняя структура простых высказываний, входящих в его состав,
учитываться не будет, то логическая форма примет следующий вид:
рич,
где параметр р подставлен вместо простого высказывания «Иван сильнее Пет­
ра», а параметр ц - вместо «Петр умнее Ивана».
При более глубоком анализе, когда структура простых высказываний при­
нимается во внимание, заменяться параметрами будут не высказывания, а не­
логические термины в их составе. Предположим, что выделены две категории
нелогических терминов - общие (знаки множеств) и единичные (знаки инди­
видов). Тогда логическую форму рассматриваемого высказывания можно вы­
разить так:
а есть Р и Ь есть О,
где параметрами а и Ь заменены единичные термины «Иван» и «Петр», а пара­
метрами Р и - общие термины «человек, который сильнее Петра» и «человек,
который умнее Ивана», соответственно.
Если же наряду с общими и единичными терминами в качестве особой кате­
гории нелогических терминов выделяются знаки отношений, то логическая
форма может быть выражена иным образом:
а находится в отношении Ил к Ь и Ь находится в отношении к а,
где а и Ь подставляются вместо единичных терминов «Иван» и «Петр», а И, и И2
вместо знаков отношений «сильнее» и «умнее», соответственно.
Дадим теперь более строгую трактовку другого фундаментального поня­
тия логики - понятия логического следования. Прежде всего отметим, что ло­
гическое следование представляет собой отношение между высказываниями
по форме. Это означает, что для решения вопроса о наличии или отсутствии
этого отношения между высказываниями необходимо выявить предварительно
их логические формы. Причем, установив факт наличия (или отсутствия) от­
ношения следования применительно к логическим формам высказываний, мы
можем заключить, что данное отношение имеет (или не имеет) место и между
самими высказываниями.
Пусть В есть логическая форма некоторого высказывания, а Г - множество
логических форм каких-либо высказываний. Иначе говоря, В и элементы мно­
жества Г представляют собой не высказывания естественного языка, а выра­
жения, которые содержат параметры и становятся истинными или ложными
лишь при интерпретации последних. При этом под интерпретацией парамет­
ров понимают приписывание им значений соответствующего типа (определен­
ных индивидов, множеств, отношений и др.). Сопоставить значения парамет­
рам можно, в частности, осуществив вместо них подстановку значимых языко­
вых выражений соответствующих категорий (именно этот механизм интер­
претации использовался нами ранее). Тогда:

28
Из Г логически следует В, если и только если не существует такой
интерпретации параметров, входящих в состав Г и В, при которой
все выражения из Г принимают значения «истина», а В не принима­
ет этого значения (т. е. принимает значение «ложь»).

Приведенное определение логического следования можно эквивалентным


образом переформулировать так:

Из Г логически следует В тогда и только тогда, когда при любой ин­


терпретации параметров в составе Г и В, при которой все выраже­
ния из Г принимают значение «истина», выражение В также примет
значение «истина».

Упражнения
1. Попытайтесь выявить логическую форму рассуждений без учета внут­
ренней структуры простых высказываний. Попытайтесь решить также во­
прос, правильны ли данные рассуждения’.
а) Если у некоторого человека есть склонность к абстрактному мышлению,
то он способен хорошо освоить логику, а если такой склонности у него нет, то
хорошо освоить логику такой человек не способен. Поэтому данный человек ли­
бо освоит логику, либо нет.
б) «Если наказания будут применяться уже после того, как преступление со­
вершено, невозможно искоренить злодеяния; если люди будут награждаться лишь
за то, что считается справедливым, проступки не исчезнут. А там, где наказания­
ми невозможно пресечь злодеяния, а наградами проступки, неизбежна смута. По­
этому стремящийся к владычеству в Поднебесной должен наказывать еще до того,
как совершен проступок» (цитата из «Книги правителя области Шан»).
в) Действительный мир является наилучшим из всех возможных миров.
Ведь если допустить обратное, то Бог либо не знал о существовании наилучшего
мира, либо не смог его сотворить, либо не захотел сотворить такой мир. Но Бог
всезнающ, всемогущ и всеблаг. Поскольку Бог всезнающ, он знал о существова­
нии наилучшего мира. Поскольку Бог всемогущ, он мог сотворить его. А по­
скольку Бог всеблаг, он и хотел сотворить такой мир. Поэтому неверно, что Бог
не знал о существовании такого мира, или не смог сотворить, или не захотел со­
творить наилучший мир. Таким образом, допущение о том, что действительный
мир является не наилучшим, приводит нас к противоречию (переложение аргу­
ментации Г. Лейбница).
2. Попытайтесь выявить логическую форму рассуждений при учете внут­
ренней структуры простых высказываний. Попытайтесь решить также во­
прос, правильны ли данные рассуждения:
а) Ни один диктатор не сентиментален, а потому некоторые сентименталь­
ные люди диктаторами не являются.
б) Все планеты вращаются вокруг Солнца. Земля тоже вращается вокруг
Солнца. Следовательно, Земля планета.
29
в) Всякий прямоугольник с равными сторонами является ромбом с равными
углами. Поэтому любой равноугольный ромб является равносторонним прямо­
угольником.
г) Некоторые кормовые культуры являются многолетними растениями, а
потому ни одна кормовая культура не является многолетней.

§ 3. Логические законы. Логические теории

3.1. Понятие логического закона


Рассматривая вопрос о предмете той или иной науки, нельзя обойтись без
выяснения специфики ее законов. Сказанное относится и к логике. Что же пред­
ставляют собой логические законы?
Выше говорилось, что любое высказывание может быть оценено как истин­
ное или ложное. Однако способы установления истинности или ложности вы­
сказываний разных типов могут существенно отличаться друг от друга. В неко­
торых случаях значения высказываний устанавливают путем непосредственного
обращения к действительности (так поступают, например, если хотят выяснить,
истинны ли высказывания «Идет дождь», «Некоторые школьники остроумны»),
В других случаях оценка высказываний осуществляется в рамках конкретных
научных теорий (например, указанным образом поступают, устанавливая значе­
ние высказывания «Две прямые, параллельные третьей, параллельны между со­
бой»), Однако для определенного класса высказываний вопрос об их истинности
или ложности может быть решен с использованием исключительно логических
средств, на основе анализа их логических форм.
В качестве примера покажем, как устанавливается в классической логике
значение высказывания:
(1) Идет дождь, или неверно, что идет дождь.
Заменяя параметром р простое высказывание «Идет дождь», получаем ло­
гическую форму высказывания (1):
(2) р или неверно, что р.
Это выражение содержит информацию о том, что в действительности
имеет место какое-то из двух положений дел: (а) ситуация, описанная в р, (б)
отсутствие такой ситуации. Данная информация основана на смысле логиче­
ских терминов «или» и «неверно, что» и представляет собой общую часть со­
держаний высказываний формы (2) - так называемое логическое содержание.
Это логическое содержание, будучи дополнено содержанием высказывания
«Идет дождь», образует в своей совокупности так называемое конкретное
содержание.
Будем теперь осуществлять всевозможные интерпретации параметра р в
(2), т. е. осуществлять подстановки вместо него произвольных простых выска­
зываний. Очевидно, что при некоторых интерпретациях на месте р окажется
30
истинное, а в остальных случаях - ложное высказывание. Если р проинтерпре­
тировано как истинное высказывание, то будет иметь место положение дел (а)
и форма (2) превратится в истинное высказывание. Если же р проинтерпрети­
ровано как ложное высказывание, то будет иметь место положение дел (б) и
форма (2) опять-таки преобразуется в истинное высказывание. Таким образом,
любое высказывание указанной формы является истинным, в том числе и вы­
сказывание (1). Оно истинно независимо от того, что в действительности про­
исходит, идет дождь или нет. Истинность высказывания (1) обусловлена его
логической формой.
Высказывания, истинные в силу своей логической формы, называют логи­
чески истинными. Сами же логические формы таких высказываний, зафиксиро­
ванные в языке, содержащем параметры - скажем, выражение (2), - называют
логическими законами.
Логический закон - это такая логическая форма высказывания, ко­
торая принимает значение «истина» при любой интерпретации па­
раметров, входящих в ее состав.
Помимо логически истинных существует еще один тип высказываний есте­
ственного языка, значения которых можно установить, основываясь только на
анализе их логических форм. Это логически ложные высказывания. Их логиче­
ские формы принимают значение «ложь» при любой интерпретации параметров
в их составе. Пример такого высказывания:
(3) Идет дождь, и неверно, что идет дождь.
Его логической формой является выражение
(4) р и неверно, что р.
Очевидно, что в результате подстановки вместо параметра р в форму (4)
произвольного высказывания обязательно получится ложное высказывание. По­
этому высказывание (3) ложно в силу своей логической формы.
Высказывания, которые не являются ни логически истинными, ни логически
ложными, называют логически недетерминированными. Их значения невозмож­
но установить, пользуясь исключительно логическими средствами, поскольку
некоторые высказывания такой формы истинны, а некоторые ложны. Примером
логически недетерминированного высказывания является
(5) «Идет дождь или светит Солнце».

Его логическая форма имеет вид

(6) р или ц.

Если при интерпретации параметров р и ц вместо какого-нибудь из них


подставить истинное высказывание, то выражение (6) превратится в истинное
высказывание. Если же и вместо р, и вместо д подставить ложные высказыва­
ния, то полученное выражение окажется ложным.

31
В предыдущем параграфе отмечалось, что логическая форма языкового кон­
текста может выявляться с разной степенью глубины Для успешного решения
вопроса о том, является ли некоторое высказывание логически истинным, необ­
ходим адекватный уровень анализа при выявлении его формы Поясним сказан­
ное на примере Рассмотрим высказывание
(7) Всякий школьник не остроумен, или некоторые школьники остроумны
Данное высказывание состоит из двух отличных друг от друга простых вы­
сказываний, которые связаны союзом «или» Поэтому, если при выявлении его
логической формы мы будем полностью абстрагироваться от содержаний про­
стых высказываний, то получим выражение вида
(8) р или 4,

где буквой р замещено высказывание «Всякий школьник не остроумен», а бук­


вой ч - «Некоторые школьники остроумны» Легко установить, что выражение
(8) не относится к числу логических законов
Выявим теперь логическую форму высказывания (7) иным способом, учи­
тывая внутреннюю структуру простых высказываний Замещая общие термины
«школьник» и «остроумный человек» параметрами 8 и Р, соответственно, полу­
чим выражение
(9) Всякий 8 не есть Р или некоторый в есть Р
Данное выражение является логическим законом, поскольку любое выска­
зывание этой формы истинно Следовательно, высказывание (7) логически ис­
тинно, но для установления данного факта потребовался более глубокий уровень
анализа его логической формы

3.2. Общее представление о логической теории

Понятие логического закона наряду с понятием логического следования яв­


ляются важнейшими в дедуктивной чогике Ведь к основным задачам, решае­
мым в рамках последней, относятся выделение и систематизация класса логиче­
ских законов, а также форм правильных умозаключений (таких умозаключений,
в которых заключения логически следуют из посылок) Попытаемся теперь от­
ветить на вопрос, с помощью каких средств и методов решаются эти проблемы в
современной логике
Для достижения указанных целей создаются особые логические теории Их
построение осуществляется в специальных искусственных языках, которые на­
зываются формализованными Формализованные языки предназначены для точ­
ного выражения логических форм высказываний естественного языка, без чего
невозможно выделить множества логических законов и форм правильных умо­
заключений
В принципе, логические формы высказываний можно было бы выражать и в
обычном, естественном языке (как это делалось нами до сих пор) Необходимо
32
лишь дополнить его списками параметров, предназначенных для замещения
простых высказываний или нелогических терминов различных категорий. Одна­
ко естественный язык обладает рядом особенностей, серьезно затрудняющих
процедуру точного выражения логических форм.
Во-первых, в национальных естественных языках отсутствуют четкие син­
таксические критерии правильности построения предложений, а поэтому эта же
трудность возникает и относительно их логических форм.
Во-вторых, грамматическая структура высказываний не всегда здесь соот­
ветствует их логической форме. Например, высказывания «Москва находится
между Киевом и Нижним Новгородом» и «Москва находится южнее Мурманска
и Архангельска» имеют сходную грамматическую структуру, однако их логиче­
ские формы принципиально различны: первое высказывание является простым
(в нем утверждается наличие отношения между тремя городами), второе же, по
существу, является сложным и состоит из двух простых: «Москва южнее Мур­
манска» и «Москва южнее Архангельска».
В-третьих, выражения естественного языка многозначны и допускают раз­
личные трактовки. Так, выражение вида «А или В и С» (например, «Иванов
или Петров и Сидоров сдали экзамен на “отлично”») может быть истолковано
и как разделительное высказывание, части которого «А» и «В и С» связаны
союзом «или», и как соединительное, в котором части «А или В» и «С» связа­
ны союзом «и». Более того, сами логические союзы в различных контекстах
естественного языка могут иметь разные смыслы. Например, союз «если..., то»
в высказывании «Если вода нагрета до 100 °С, то она кипит» выражает услов­
ную связь между нагретостью воды до 100 °С и ее кипением, а в высказывании
«Если Волга впадает в Каспийское море, то Днепр - в Черное» условной связи
не выражается.
Формализованные языки лишены недостатков естественных языков. В них
имеются четкие и эффективные правила построения логических форм высказы­
ваний, причем каждое правильно построенное выражение этих языков в кон­
кретной логической теории, т. е. выражение, построенное по строго определен­
ным правилам, имеет единственно возможную смысловую трактовку.
Приведем общую схему построения формализованного языка. Сначала зада­
ется алфавит формализованного языка - совокупность простейших, исходных
символов, из которых строятся выражения этого языка. В алфавит включаются:
1) логические символы - специальные знаки для логических терминов;
2) иелогические символы - параметры, предназначенные для замещения про­
стых высказываний или нелогических терминов различных семантических кате­
горий (см. выше);
3) технические символы (например, скобки).
Далее формулируются правила образования из исходных символов раз­
личных типов выражений данного языка. В частности, задается класс фор­
мул, посредством которых как раз и фиксируются логические формы выска­
зываний.

2 Введение в логику 33
Определения выражений всех типов в формализованных языках носят эф­
фективный характер, т. е. пользуясь этими определениями, мы можем од­
нозначно решить вопрос, относится ли некоторый символ к числу знаков алфа­
вита, и если - да, то к какой категории, а для произвольной последовательности
символов - является ли она правильно построенной формулой или нет.
В рамках формализованных языков строятся логические теории, которые
решают следующие задачи:

1) выделяют во множестве формул языка класс формул, представляющих


собой логические законы;
2) выделяют во множестве переходов

^2?*' '1 Аи
В

(переходов от формул Аь А2,..., Ап к формуле В) класс таких переходов, которые


являются формами правильных умозаключений, другими словами, в которых
формула В логически следует из Аь А2,..., А„.
При решении указанных задач используют сформулированные ранее поня­
тия логического закона и логического следования, которые являются общими
для всех логических теорий. Однако в каждой отдельной теории происходит
конкретизация этих понятий.
Далее строится интерпретация языка. С этой целью прежде всего для каждо­
го вида нелогических символов алфавита задается класс их допустимых интер­
претаций, т. е. указывается, какого типа объекты могут быть сопоставлены в ка­
честве значений нелогическим символам различных категорий в процессе ин­
терпретации формул.
Для каждого вида правильно построенных выражений формализованного
языка формулируются правила приписывания им значений при произвольной ин­
терпретации нелогических символов в их составе. В частности, определяются
условия истинности и условия ложности формул различных типов. При этом
задается точный смысл логических символов из алфавита.
Законом логической теории является формула, принимаю­
щая значение «истина» при любых допустимых интерпретаци­
ях входящих в нее нелогических символов. Эти формулы называ­
ются тождественно-истинными, или общезначимыми.
Отношение логического следования определяется в рамках логической тео­
рии следующим образом: из формул А,, А2,..., Ап логически следует формула В,
если и только если при любой допустимой интерпретации нелогических симво­
лов, при которой формулы Аь А2,..., Ап принимают значение «истина», форму­
ла В также принимает значение «истина».
Помимо описанного выше существует и другой способ построения логиче­
ских систем - так называемые логические исчисления. Они решают, по существу,
те же самые задачи, но используют иные критерии и процедуры выделения ло­
гических законов и способов правильных умозаключений. С целью обоснования

34
того факта, что некоторая формула является логическим законом, строят ее до­
казательство с использованием формул данного формализованного языка. Для
обоснования правильности умозаключения конструируют вывод логической
формы его заключения из логических форм посылок. Указанные процедуры но­
сят чисто формальный, языковой, синтаксический характер - характер опериро­
вания с последовательностями символов. При этом абстрагируются от того, ка­
кого типа сущности являются их возможными значениями, и не используют по­
нятий, связывающих языковые выражения с нелингвистическими объектами, -
понятий интерпретации, истинности и ложности высказываний и др.
Если некоторая логическая теория и некоторое исчисление имеют одинако­
вые классы законов и выделяют одни и те же формы правильных рассуждений,
то говорят, что данное исчисление является адекватной формализацией данной
логической теории.
В настоящем учебнике будут рассмотрены три известные логические тео­
рии, составляющие основу так называемой классической логики - классическая
логика высказываний, классическая логика предикатов первого порядка и тра­
диционная силлогистика

Упражнения
1. Попытайтесь установить, являются ли следующие высказывания логи­
чески истинными, логически ложными или логически недетерминированными:
а) Либо «Спартак» выиграет матч и станет чемпионом, либо он не выиграет
матч и не станет чемпионом.
б) Петр является другом Ивана или не является ни другом Федора, ни дру­
гом Семена, если и только если он не является другом Ивана и является другом
Федора или Семена.
в) Всякий треугольник является или прямоугольным, или остроугольным,
или тупоугольным, но так как данный треугольник не остроуголен и не тупоуго­
лен, то он прямоуголен.

§ 4. Краткий очерк истории логики

Логика как наука возникла в недрах древнегреческой философии, для которой ха­
рактерны глубина и высокая степень разработанности философских проблем. Отдель­
ные элементы логической проблематики можно найти у Гераклита, представителей
элейской философии - Парменида и Зенона, софистов, Сократа и Платона. Большое
внимание уделяли логической проблематике представители мегарской школы. В част­
ности, Филону из Мегары принадлежит четкое определение одного из важнейших ло­
гических терминов - материальной импликации (см. об этом в следующих главах).
Однако именно Аристотеля справедливо называют «отцом логики», так как именно
ему принадлежит заслуга создания первой логической теории - силлогистики, в част­
ности модальной и ассерторической силлогистик.
То уникальное историческое место, которое заняла силлогистика, определяется
совершенно особым ее влиянием на разработку философской проблематики. Значение
35
силлогистики в этой области особенно велико, так как, оставаясь в течение многих ве­
ков единственным известным аппаратом дедукции, она во многом предопределяла ха­
рактер и направленность теоретико-познавательных исследований. Например, такие
хорошо известные в истории философии антитезы, как «содержательное и формаль­
ное», «дискурсивное и чувственное», «рациональное и иррациональное», «интуитив­
ное и рассудочное», всегда обсуждались с учетом гносеологического материала, фик­
сированного силлогистикой, которая выступала в качестве конкретного примера одной
из сторон указанных противоположностей. Поэтому она была не только теорией де­
дукции, но и выполняла кардинальную объяснительную функцию при решении гно­
сеологических проблем.
С другой стороны, примерно в это же время в школе стоиков возникла логика вы­
сказываний, т. е. логическая теория, в которой исследуются логические законы, справед­
ливые без учета внутренней структуры простых высказываний.
Чем же был вызван интерес к логической проблематике в античности, и какие по­
требности общества обусловили возникновение логики в столь раннюю эпоху развития
цивилизации?
Эпоха античности характеризуется возникновением и интенсивным развитием наук -
математики, физики, астрономии, медицины и других. В связи с этим появилась потреб­
ность осмыслить, что представляет собой процесс познания и вообще умственная дея­
тельность. Возникла необходимость ответить на вопросы, в каких формах действитель­
ность воспроизводится в мышлении, каковы условия получения истинного знания, как
правильно осуществлять те или иные познавательные операции. Особенно остро подоб­
ные вопросы вставали в точных науках, например математике.
Кроме того, многие историки логики справедливо указывают, что непосредст­
венно возникновение логики было связано с широким распространением в греческом
обществе той эпохи интеллектуальных споров и дискуссий на весьма отвлеченные
темы. В. Минто, например, отмечает, что логические сочинения Аристотеля «были
назначены для усовершенствования его учеников в том специальном искусстве, в ко­
тором желал отличаться каждый молодой афинянин того времени, стремившийся к
умственному превосходству... Действительно, эта логика была в своих различных
частях рядом руководств для изучения модной тогда умственной игры - особого ви­
да прений, диалектики, игры в вопросы и ответы, столь полно иллюстрированной в
диалогах Платона и связанной с именем Сократа» (В. Минто. Дедуктивная и индук­
тивная логика. М., 1896).
За время, прошедшее с момента ее возникновения, логика обогатилась многими
новыми разделами. Однако при всех новациях предмет логического анализа остался
неизменным.
Особым этапом в развитии логических идей была эпоха Средневековья. Основным
предметом исследований средневековых логиков и философов являлся анализ языка.
Наиболее плодотворным и оригинальным стал период позднего средневековья. Он ха­
рактеризуется высокой степенью разработанности теории семантических антиномий
(парадоксов) и особенно теории субпозиции (последняя представляет собой теорию ре­
ференции (значений) терминов, определяемую контекстами их использования). В рам­
ках этого периода детально разрабатывались вопросы, связанные с контекстами, содер­
жащими модальные и интенсиональные понятия, выражающие необходимость, возмож­
ность, знания, мнения, веру, стремления и т. д. В этом отношении в Средневековье были
получены интересные результаты, которые до сих пор высоко оцениваются. Среди наи­
более значительных логиков этого времени укажем на Михаила Пселла (1018-1096),
Петра Испанского (1210-1277), учебник которого «Малая логическая сумма» на протя-

36
жении многих веков пользовался большой популярностью в университетах, Раймунда
Луллия (1234-1315) предвестника современных логических вычислительных машин,
Уильяма Оккама (1300-1347), чья номиналистическая концепция оказала заметное
влияние на развитие методологии науки, а также Жана Буридана (1300 1358)
Большое внимание средневековые логики уделяли анализу и комментированию логиче­
ских трудов Аристотеля, сохранившихся от Античности Высоко оценивая семантические
исследования, которые велись в Средневековье, нельзя не сказать в то же время, что многие
достижения логиков античного периода были утеряны и забыты Так, были почти полностью
утеряны логические труды стоиков и мегариков, которым удалось создать логику высказы­
ваний, но главное - была утеряна та методологическая основа, на которой базировались ан­
тичные исследования в области логики, и, прежде всего, был забыт метод формализации, ко­
торый позволил и Аристотелю, и стоикам построить первые логические теории
В эпоху Возрождения и Нового времени логика и все аристотелевское насле­
дие были подвергнуты резкой и незаслуженной критике Становление эксперимен­
тального естествознания вызывало стремление развить логику так называемого
«естественного мышления» Это позволило возродить, созданное еще в Антично­
сти, учение об индукции, но в более сильной форме (Ф Бэкон) Возникает пред­
ставление о гипотетико-дедуктивном методе (Г Галилей), логическая проблемати­
ка начинает тесно переплетаться с методологической, вновь возрождается пред­
ставление о дедуктивно-аксиоматическом методе В конце XVII в янсенистские
монахи - Арно и Николь, находившиеся под влиянием идей Декарта и Паскаля, из­
дают знаменитый учебник «Логика Пор-Рояля» Этот учебник, в котором логиче­
ские положения переплетались с психолого-гносеологическими, надолго опреде­
лил стиль логических исследований
Одновременно с этим в трудах Лейбница зарождается замысел математизированной
логики по примеру алгебры Он выдвигает идею построения «универсального языка»
науки (characteristica universalis) и «исчисления умозаключений» (calculus ratiocmator)
Поставленная им задача логико-математического представления знания известна ныне
как «программа Лейбница» Реализации этой программы служили его пионерские рабо­
ты по арифметизации силлогистики, т е попытки представить рассуждения, осуществ­
ляемые в силлогистике, как выполнение определенных арифметических операций над
числами Но работы Лейбница увидели свет лишь в XIX в , а ученые, работавшие в духе
его «программы», недалеко продвинулись в ее разработке
Этому направлению противостояла утвердившаяся в Германии XVIII-XIX вв кан­
товско-гегелевская установка Кант считал логику, идущую от Аристотеля, рассудочной
наукой о понятиях суждениях и умозаключениях, которая, по его мнению, не способна
к дальнейшему прогрессу Вместо этой логики он выдвинул идею создания так называе­
мой трансцендентальной логики, как логики разума, предшествующей любому чувст­
венному опыту и научному знанию Эта установка нашла крайнее выражение у Гегеля,
взгляды которого послужили основой того, что впоследствии получило известность как
диалектическая логика
Новые направления в логике стали развиваться в 1-й половине XIX в в Англии, где
Дж Гершель (1830) и особенно Дж Ст Милль (1843) возродили бэконовскую традицию ин­
дуктивной логики Миллевское противопоставление силлогистике индуктивных методов
анализа причинных связей не определило, однако, магистральной линии развития логики
Последняя оказалась тесно связанной с уподоблением суждений (предложений) равенствам
в арифметике и уравнениям в алгебре В 1847 г вышли в свет два эпохальных сочинения
А де Моргана «Формальная логика» и Дж Буля «Математический анализ логики», которые

37
стали отправной точкой становления и развития современной логики Первый из них разра­
ботал логическое исчисление, включавшее расширенную силлогистику, теорию отношений
и вероятностные умозаключения, второй заложил основы алгебры логики, которая затем
была представлена в форме булевой алгебры (Джевонс, Венн, Шредер, Порецкий и др) Все
эти авторы рассматривали разрабатывавшуюся ими «нечисловую» алгебру как теорию «за­
конов мысли», относящуюся как к понятиям (объемам понятий, классам), так и к высказы­
ваниям и являющуюся более широкой теорией, нежели силлогистика
Начало современной логике, строящейся в форме исчисления, положил Г Фреге в
сочинении «Запись в понятиях» (1879), где средствами разработанного им символиче­
ского языка изложил созданную им логику предикатов с равенством и применил ее к
анализу и доказательству некоторых арифметических предложений Идеи, заложенные в
этом исчислении, он развил в работе «Основания арифметики» (1884), а в 1893 г и
1903 г выпустил фундаментальные двухтомные «Основные законы арифметики», в ко­
торых формализовались арифметика и теория действительных чисел Эта работа была
продолжена и завершена Уайтхедом и Расселом, издавшими в 1910-1913 гг свое фун­
даментальное исследование «Principia mathematica», содержащее систематическое изло­
жение современной логики и ее применение для обоснования всей математики Издание
этой работы знаменовало собой оформление современной логики
Современный этап в развитии логики характеризуется рядом особенностей К их
числу следует отнести использование забытых и вновь введенных методов форма­
лизованных языков (строго построенного языка теории) и построения логических ис­
числений Сюда же следует отнести широкое использование аксиоматического ме­
тода, т е построения теории на основе принятия некоторой совокупности утвер­
ждений в качестве исходных (аксиом) и выведения из них по вполне определенным
правилам теорем
К принципиально новым методам следует отнести точные семантические методы
анализа естественного и формализованного языков В современную логику широко во­
шли и применяются так называемые математические методы познания К их числу
следует отнести использование таких «математических» теорий, как теория множеств,
алгебра, теория алгоритмов, теория вероятности, теория категорий В этом смысле часто
говорят, что современная югика является логикой по предмету и математикой по сво­
ему методу Отсюда берет начало и другое название современной логики - математи­
ческая логика
Важной идейной чертой современной логики является также ее антипсихологизм
В XIX в логика зачастую рассматривалась как часть психологии (Т Липпе, Хр Зиг-
варт) Предполагалось, что законы логики есть не что иное, как законы человеческой
психики Против этой точки зрения активно выступил Г Фреге, а под его влиянием и
Э Гуссерль Эти ученые убедительно показали, что законы логики нельзя трактовать
как законы нашей психической организации Однако из того, что логика не является
частью психологии, вовсе не следует, что в определенных ситуациях мы не должны
учитывать знаний субъекта Действительно, анализ оценочных предложений невозмо­
жен без учета знаний, верований, убеждений, которыми обладает субъект, формули­
рующий эти предложения В этом случае приходится строить специальные логики,
включающие субъекта
В современной науке однозначно установлено, что существует не одна на все вре­
мена данная нам логика На самом деле логик очень много, более того - их бесконечно
много Действительно, в зависимости от типов отношений вещей и способов их анализа
можно строить различные логические теории В основе такого членения лежит принятие
при построении соответствующей логики определенных предпосылок, т е определен-
38
ных огрубляющих абстракций и идеализаций. Эти абстракции и идеализации образуют
ту точку зрения, тот ракурс, под которым мы видим и оцениваем объективную реаль­
ность. Однако никакая совокупность абстракций и идеализаций не может охватить эту
реальность в полной мере. Последняя всегда оказывается более богатой, более подвиж­
ной, чем наши теоретические построения, что и делает оправданным свободное варьи­
рование исходными предпосылками.
Одной из мощных побудительных причин возникновения в XX в. логик самого раз­
ного типа явилось стремление исследовать и гносеологически (философски) точно пред­
ставить такие типы рассуждений, такие стороны познавательного процесса, которые не
учитываются в классической логике. По этой причине многие неклассические логики
называются философскими логиками Они вызваны к жизни именно потребностями фи­
лософского анализа знания и базируются на философских понятиях и концепциях. Мно­
гие из этих логик будут подробно проанализированы в данном учебнике.
В современной логике происходит постоянное возникновение новых логических
теорий, в которых исследуются новые типы рассуждений, новые типы высказываний,
требующие введения новых типов правил и законов. Таким образом, логика является
развивающейся наукой.
И, наконец, последнее, на что следует специально обратить внимание. На протяже­
нии тысячелетий логика была обязательной дисциплиной школьного и университетского
образования, т. е. выполняла свою общекультурную задачу - пропедевтики мышления.
Современная логика в полном объеме сохранила за собой эту дидактическую функцию.
Глава II
ЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЯЗЫКА

§ 1. Язык как знаковая система

1.1. Язык и основные виды языков


Интеллектуальная познавательная деятельность тесно связано с языком. По­
этому начнем изложение данной темы с анализа такого важного для логики по­
нятия, как понятия языка.
Язык - это знаковая система, предназначенная для фиксации, пере­
работки и передачи информации от одного субъекта к другому.
Различают несколько видов языков. Прежде всего все языки подразделяют­
ся на естественные и искусственные. К числу естественных относятся язык
мимики, жеста, танца, разнообразные национальные устные и письменные язы­
ки: русский, английский, китайский, венгерский, греческий и другие. Естествен­
ные языки возникли как средство общения между людьми, их формирование и
развитие представляет собой длительный исторический процесс, происходящий
в основном стихийно и не подчиняющийся почти никакой нормативной регла­
ментации.
В отличие от естественных, искусственные языки создаются человеком соз­
нательно для решения определенных задач. Примерами искусственных языков
являются язык шахматной нотации (он предназначен для компактной записи
шахматных партий), язык химических формул (с его помощью выражается мо­
лекулярное строение веществ и ход химических реакций), язык дифференциаль­
ного и интегрального исчисления в математике, языки программирования, язык
эсперанто и многие другие.
Целый ряд языков, кроме указанных в определении функций, могут еще ис­
пользоваться и реально используются для хранения информации. Последнее
свойство присуще устным и письменным вариантам национальных языков, а
также так называемым языкам науки - языкам, которые специально создаются
для решения познавательных задач. Под языком науки обычно имеют в виду не­
который фрагмент естественного языка, обогащенный специальной терминоло­
гией. Собственно говоря, любая научная дисциплина - будет ли это физика, ма­
тематика, биология, философия, история или какая-либо другая наука - в обяза­
тельном порядке создает свой собственный язык, свою собственную
терминологию, с помощью которой ведутся исследование и обсуждение про­
блем этой науки.
Особой разновидностью научных языков являются языки с точно заданны­
ми правилами образования их выражений и правилами преобразования одних
выражений в другие. Такие языки называются формализованными. Таковыми
являются, например, различные языки математических теорий, разнообразные
языки, на которых формулируются физические теории, и т. д. Таковым же будет

40
и тот язык, на котором в данном учебнике будут формулироваться и излагаться
логические теории.
Очень важным является еще одно членение языков, а именно различение
языка-объекта и метаязыка.

Объектным языком называют тот язык, который является предме­


том исследования, а метаязыком - тот язык, с помощью которого
изучается объектный язык.

Так, в ситуации, когда тренер объясняет начинающему шахматисту правила


записи шахматной партии, в качестве объектного языка выступает язык шахмат­
ной нотации, а в качестве метаязыка - разговорный язык, на котором ведется обу­
чение. Фраза «Круглые квадраты не существуют» относится к объектному языку,
но когда учитель на уроке начинает разбирать эту фразу и говорит: «Слово “квад­
раты” - это нарицательное существительное мужского рода множественного чис­
ла, слово “круглые” - это прилагательное мужского рода и множественного числа,
слово “не” - это отрицательная частица, а “существуют” - глагол», то все данные
выражения учителя относятся уже к метаязыку.
Если потребуется исследовать сам метаязык, то это должно осуществляться
средствами метаметаязыка и т. д. Так, наше утверждение, что фраза учителя
относится к метаязыку, является в свою очередь фразой уже метаметаязыка. От­
метим также, что каждый метаязык, кроме знаков объектного языка, содержит
еще и свои собственные знаки, которые называются метазнаками. Во фразе
учителя такими знаками были следующие выражения: «нарицательное сущест­
вительное», «мужской род», «множественное число», «прилагательное», «отри­
цательная частица», «глагол». С этой точки зрения все изложение логики в дан­
ной книге будет вестись на метаязыке.
Еще одно существенное членение научных языков состоит в их подразделе­
нии на языки разного уровня. Это определяется тем, что в логике принято все
предметы распределять по порядкам (уровням) бытия. Считается, что к нулево­
му порядку (нулевому уровню) принадлежат предметы, которые трактуются как
индивиды. Это те предметы, которые лежат в основе делаемых нами утвержде­
ний и которые в своей совокупности образуют область рассмотрения (часто го­
ворят - область (универсум) рассуждения). К первому порядку относятся при­
знаки индивидов, т. е. свойства (атрибуты), присущие индивидам, и отношения
(реляции) между ними. Ко второму порядку относятся признаки признаков, т. е.
свойства и отношения, присущие свойствам индивидов и отношениям между
ними. Е1апример, если мы рассматриваем в качестве универсума рассуждения
класс людей, то сами люди, входящие в данный универсум, являются объектами
нулевого порядка, но тогда слова «русский», «француз», «китаец» являются при­
знаками людей, т. е. объектами первого уровня. С другой стороны, слово «на­
циональность» обозначает признак признака. В самом деле, можно сказать
«Иван - русский», «Русский - это национальность», но нельзя сказать «Иван яв­
ляется национальностью». Этот пример наглядно показывает, что термин «на­
циональность» является не признаком индивидов (объектов нулевого уровня), а
41
является признаком признаков. К третьему уровню относятся признаки призна­
ков признаков и т. д.
Исходя из сказанного, в логике принято и теории подразделять на теории
разного уровня в зависимости от типов предикатов, которые в них используют­
ся. С этой точки зрения различают языки первого, второго, третьего и более вы­
соких порядков. Например, стандартный язык исчисления предикатов первого
порядка, который будет рассмотрен в последующих главах, позволяет форму­
лировать утверждения о предметах (индивидах), т. е. объектах нулевого поряд­
ка, приписывая им предикаты первого порядка; язык исчисления предикатов
второго порядка, который тоже будет далее рассмотрен, допускает формули­
ровку утверждений об индивидах и признаках, которыми обладают индивиды, т.
е. объектах нулевого и первого порядка, приписывая последним предикаты вто­
рого порядка. Эта иерархия языков продолжается и далее, порождая тем самым
языки более высоких порядков.

1.2. Функции и свойства естественных языков

Основными функциями, которые выполняют естественные разговорные и


письменные языки, являются:
(1) информационная функция - язык выступает в качестве средства фик­
сации, а часто и хранения информации о мире: о предметах, событиях, явле­
ниях, процессах, ситуациях;
(2) коммуникативная функция - с помощью языка осуществляется общение
(коммуникация, обмен информацией) между людьми;
(3) познавательная функция - язык выступает как средство познания
(с помощью языка из имеющегося знания получается новое знание, язык - инст­
румент рационального познания);
(4) экспрессивная функция - язык используется для выражения наших мыс­
лей, чувств, душевных состояний и переживаний, посредством языка мы оказы­
ваем воздействие на других людей.
Естественным языкам присущи следующие свойства:
универсальность, т. е. посредством естественных разговорных и пись­
менных языков, обогащенных, может быть, специальной терминологией, выра­
зима любая информация;
(2) ,многозначность, т. е. отсутствие за словами и словосочетаниями естест­
венных языков каких-либо жестко закрепленных значений, их неопределенность
и «размытость», что часто приводит к трудно уловимой подмене одного значе­
ния слова другим; наличие омонимов - одинаковых по написанию терминов,
имеющих разные значения (так, русское слово «коса» обозначает и сельскохо­
зяйственное орудие, и особый вид прически, и песчаный берег);
(3) грамматическая неоднозначность, т. е. отсутствие жестко фиксирован­
ных правил образования значимых выражений; это приводит к тому, что одина­
ковые предложения могут выражать разные суждения (например, «Любовь знает

42
весь курс»), или предложения со сходной грамматической структурой могут
иметь разные логические формы (например, «Москва находится между Тулой и
Рязанью» и «Петр старше Ивана и Семена»),
(4) семантическая замкнутость, т. е. отсутствие разделения на объектные
языки и метаязыки, а также языки разных порядков, что позволяет средствами
языка формулировать парадоксальные утверждения. Одним из примеров такой
ситуации является знаменитый парадокс Лжеца.
Исходной формой парадокса является фраза, приписываемая древнегреческо­
му мыслителю Эпимениду - «Все критяне лжецы», которая анализировалась
другим греческим философом Эвбулидом Парадоксальность фразы состоит в
том, что сам Эпименид был критянином Современная формулировка парадокса
может быть выражена предложением «То, что я сейчас утверждаю, есть ложь»
Попытаемся решить вопрос, является ли это предложение истинным или лож­
ным Допустим, что оно истинно Тогда то, что утверждается в предложении,
соответствует действительности Но утверждается, что данное предложение яв­
ляется ложным Следовательно, это предложение ложно Наоборот, допустим,
что предложение ложно. Но предложение как раз и утверждает, что оно ложно
Следовательно, то, что утверждается в предложении, соответствует действи­
тельности, а потому оно является истинным
Еще одним парадоксом, основанным на семантической замкнутости естест­
венного языка, является так называемый парадокс Грелинга Согласно ему,
все, скажем, русские прилагательные можно разделить на два класса. На при­
лагательные, обозначающие свойства, которыми они сами обладают, например
прилагательное «русский» обладает свойством «быть русским», т.е является
прилагательным русского языка, прилагательное «многосложный» обозначает
свойство, которым оно само обладает Такие прилагательные называются ав-
тологичными Все остальные прилагательные таковым свойством самоприме-
нимости не обладают Например, прилагательное «красный» обозначает свой­
ство, которым само оно не обладает. Такие прилагательные называются гете­
ро чогичны ми Зададимся теперь вопросом, а каким является прилагательное
«гетерологичный» - гетерологично оно или автологично9 Легко видеть, что
если допустить, что данное прилагательное гетерологично, то отсюда следует,
что оно автологично, а если допустить, что оно автологично, то отсюда выте­
кает, что оно гетерологично
Основной функцией естественных национальных разговорных и письмен­
ных языков является их коммуникативное использование. Поэтому историче­
ское развитие национальных разговорных и письменных языков шло таким об­
разом, чтобы в наиболее удобной для пользователя форме осуществлялась
именно данная функция. С этой точки зрения указанные только что свойства не
являются случайными. Но для науки главной функцией языка является не его
коммуникативная, а познавательная функция. С помощью языковых средств мы
не только фиксируем информацию об окружающей нас действительности, но и
осуществляем различные интеллектуальные процедуры по переработке этой ин­
формации. Здесь к языку предъявляются особо жесткие требования относитель­
но его точности и ясности выражения информации, строгости оперирования с
ней. Будучи рассмотрен с этих позиций, естественный язык не выдерживает на­
43
учных требований, а потому в науках строятся специальные искусственные язы­
ки, в которых ликвидируются недостатки естественных языков.

1.3. Знак и знаковая ситуация

Так как всякий язык (согласно определению) представляет собой систему


знаков, дальнейший анализ языка следует начать с понятия знака.
Знаком называется тот объект, который (в нормативном случае его
употребления) для некоторого интерпретатора (субъекта) выступает
в качестве представителя какого-то другого предмета.
Отметим, что в качестве интерпретатора может выступить как отдельный
человек, так и группа людей или человеческое сообщество в целом. Кроме того,
употребленный в определении термин «предмет» понимается в логике предель­
но широко: «предметом» здесь называют то, что может стать объектом нашего
рассмотрения, о чем мы можем нечто утверждать или отрицать.
В философии различают предметы различной природы, различного модуса
бытия: материальные предметы, существующие в пространстве и времени;
процессы, события, ситуации-, так называемые агрегаты, т. е. существующие
объективно совокупности материальных тел, которые ведут себя как единое
целое, например Солнечная система; предметы, существующие как плод твор­
ческой активности познающего субъекта: идеальные и абстрактные объекты',
сказочные, мифологические и литературные персонажи-, научные фикции', воз­
можные объекты', невозможные объекты', различные признаки, присущие
предметам, и т. д.
Основная функция знака состоит в том, что он для интерпретатора представля­
ет {репрезентирует) какой-то предмет. Таким образом, ситуация употребления
знака {знаковая ситуация) включает в себя три компоненты: 1) сам знак, 2) предмет,
репрезентируемый знаком (его значение), 3) интерпретатора, использующего знак.
Сказанное может быть изображено следующей схемой (Схема 1):

знак

интерпретатор

значение
Схема 1

Если хотя бы одна из компонент, указанных в схеме, отсутствует, то знак


перестает быть знаком.
При практическом использовании знаков мы всегда обращаем внимание не на
сами знаки, а на те объекты, которые они представляют. Значение знака как бы
«просвечивает» сквозь знак. Если бы этого не было, то знак перестал бы выпол­
нять свою функцию, а стал бы обычным предметом. Кроме того, знак всегда так
или иначе замещает собой репрезентируемый объект. Причем при определенных

44
условиях такое замещение оказывается столь глубоким, что практическое мани­
пулирование с объектами «заменяется» манипулированием с их знаками.
В зависимости от характера отношения знака к обозначаемым объектам вы­
деляют следующие их виды: знаки-копии, знаки-индексы, знаки-сигналы и знаки-
символы.
Знаки-копии - это знаки, которые в большей или меньшей степени похожи
на обозначаемый объект, изображают его. Такими знаками являются фотогра­
фии, реалистические картины, знаки рисуночного письма, географические кар­
ты, чертежи, схемы и т. п.
Знаки-индексы - это знаки, связанные с репрезентируемым объектом при­
чинно-следственными отношениями. Знак в этом случае порождается своим
значением. Так, наличие дыма служит знаком огня (огонь порождает дым), по­
казание научного прибора - это знак некоторой физической величины (напри­
мер, определенная температура на улице вызывает поднятие ртути в ртутном
термометре на определенную высоту), положение флюгера является знаком на­
правления ветра, улыбка - знак веселого настроения, медицинская симптомати­
ка - знак определенной болезни и т. д.
Знаки-сигналы - это знаки, которые связаны со своим значением ситуаци­
онно, т. е. являющиеся знаками только в некоторой ситуации, извещая нас о ее
наступлении. Например, звонок, раздавшийся в определенное время в учебном
заведении, извещает о начале или окончании занятий, а прозвеневший в театре -
о начале спектакля; точка в конце предложения извещает о завершении неко­
торой мысли; скобки, поставленные в языковом выражении, извещают о его
структуре; дорожные знаки сигнализируют об определенной дорожной ситуа­
ции и т. д.
Знаки-символы - это знаки, выступающие в качестве средства общения ме­
жду людьми. Например, словосочетание «основатель логики» служит знаком
Аристотеля, слово «старше» - знаком определенного возрастного отношения,
символ «0-0» в шахматной нотации - знаком короткой рокировки, а символ «+»
в языке арифметики - знаком операции сложения. Так как знаки последнего ви­
да играют главную роль в абстрактном мышлении, на них далее и будет скон­
центрировано все наше внимание.
Часто термином «символ» называют особый вид знаков, а именно те знаки, ко­
торые призваны в сжатой и лаконичной форме выразить какую-то важную соци­
ально-значимую идею. Например, серп и молот выражают идею союза рабочих и
крестьян, белый голубь выражает стремление к миру, крест - совокупность хри­
стианских концепций, герб государства выражает определенные идейные пре­
тензии данного политического образования и т. д. В данной работе термин
«символ» в этом смысле употребляться не будет.

1.4. Значение и смысл знаков

Кроме отношения репрезентации между знаком и репрезентируемым объ­


ектом может существовать еще одно - информационное отношение. Для пояс­
45
нения сказанного рассмотрим два выражения - «человек, написавший роман
“Война и мир”» и «человек, живший в Ясной Поляне и умерший 7 ноября 1910
года в Астапово». Отношение репрезентации этих двух выражений одинаково
в том смысле, что они репрезентируют одно и то же лицо - Л. Н. Толстого.
Однако, знакомясь с этими выражениями, мы получаем о Л. Н. Толстом раз­
личную информацию. В первом случае мы узнаем, что речь идет о человеке,
который был писателем и его перу принадлежит роман “Война и мир”, а во
втором - что этот человек жил в Ясной Поляне и тогда-то и там-то умер. Дан­
ный пример демонстрирует, что со знаками необходимо связать две особые их
характеристики - смыслы и значения'.
Значением знака (экстенсионалом) называется предмет, представ­
ляемый (репрезентируемый) данным знаком.
Смыслом знака (интенсионалом) называют ту информацию о репре­
зентируемом предмете, которую содержит сам знак или которая свя­
зывается с этим знаком в процессе общения или познания.
Например, значением знака «число, которое является простым и четным»
выступает число 2; именно оно репрезентируется данным словосочетанием.
Смыслом же этого знака является та информация, которую он содержит о числе 2,
а именно: присущность данному числу сложного признака - «быть простым и
быть четным».
Связь указанных характеристик со знаком наглядно можно представить с
помощью так называемого семантического треугольника (см. Рис. 1).

Рис.1

1.5. Синтаксис, семантика и прагматика языка


Изучение любого языка может осуществляться в трех аспектах - синтакси­
ческом, семантическом и прагматическом. Наличие этих аспектов прямо выте­
кает из определения знака и связано с процессом абстрагирования от тех или
иных компонентов знаковой ситуации при исследовании языка.
Под синтаксисом (синтактикой) понимается тот аспект изучения языка,
при котором отвлекаются и от наличия интерпретатора знаков и от того, что
знаки обозначают, а интересуются лишь поведением знаков в составе языка как
некоторых материальных объектов. Иначе говоря, при синтаксическом анализе
языка исследуются отношения знаков друг к другу: способы их комбинирова­
ния, образования из них сложных языковых конструкций, способы преобразова­
ния одних языковых комбинаций в другие.

46
Под семантикой понимают исследование отношений между знаками и обо­
значаемыми предметами, т. е. исследование значений и смыслов знаков. При
этом абстрагируются от отношений знаков к носителям языка (интерпретато­
рам). Здесь решаются различные задачи и, в частности, задача выделения раз­
личных категорий (типов) знаков в зависимости от типов их значений, а также
от типов выражаемых этими знаками смыслов.
Прагматический анализ языка (прагматика) состоит в исследовании отно­
шений между знаками и интерпретаторами, использующими эти знаки. Важ­
нейшая задача, решаемая при данном подходе, - это установление зависимости
значения и смысла знака от тех или иных особенностей интерпретатора и, более
широко, от особенностей внеязыкового контекста, сопутствующего употребле­
нию данного знака. Здесь исследуется, как люди практически пользуются язы­
ком, какие дополнительные нюансы они вносят в смысловое и предметное зна­
чение знаков, как функционирует язык в обществе и т. д.
Таким образом, специфика языка как системы состоит в следующем: язык
представляет собой совокупность знаков, связанных между собой определенными
синтаксическими отношениями, находящихся в определенных семантических от­
ношениях к объектам нелингвистической действительности, а также в определен­
ных прагматических отношениях к лицам, использующим эти знаки.

Упражнения
1. Укажите, являются ли следующие объекты знаками, и если да, то поче­
му они знаки и какого вида это знаки'.
а) произвольная буква русского алфавита, написанная на бумаге,
б) словосочетание «мысль изреченная есть ложь»,
в) жужжание, которое мы слышим рядом с собой,
г) запах жареной рыбы, доносящийся с кухни,
д) схема Московского метрополитена,
е) произнесенное кем-либо долгое «а», ж) слово «меридиан»,
з) словосочетание «вкус числа», и) стук в дверь.

§ 2. Категориальный анализ языка

2.1. Основные типы выражений языка

Построение любого языка начинается с задания алфавита этого языка. На­


пример, построение русского языка начинается с задания хорошо известных
нам 33 букв алфавита этого языка. Будем называть любую конечную линейную
последовательность тех знаков, которые входят в состав алфавита этого языка,
дополненного знаками пунктуации и знаком пробела между словами, выраже­
нием данного языка. Последние можно подразделить на три основных типа: на
категорематические выражения, которые сами по себе имеют то или иное
значение (так, последовательность букв русского алфавита «книга» является

47
категорематическим выражением), на синкатегорематические выражения, ко­
торые сами по себе не имеют значения, но входят в состав значимых выраже­
ний, выполняя в них вспомогательную техническую роль (таковыми являются,
например, знаки пунктуации), и на выражения, которые вообще не имеют ка­
кого-либо значения, т. е. вообще не являются знаками (например, таковым яв­
ляется в русском языке выражение «агинк»).
Из школьного курса русского языка хорошо известно, что все значимые слова
языка разбиваются на некоторые категории (типы) - существительные, прилага­
тельные, глаголы, наречия и т. д. Эта типологизация является важной с точки
зрения коммуникативной функции, которую выполняет естественный язык. На­
ша же задача состоит во введении такой типологизации значимых выражений,
которая существенно относится не к коммуникативной, а к познавательной
функции языка.
Предварительно укажем, что можно по-разному выделять категории языко­
вых выражений: на основании синтаксической точки зрения - с учетом той ро­
ли, которую играют различные выражения в языковых контекстах, или на осно­
вании семантической точки зрения - в зависимости от типов их значений (ре­
презентируемых ими объектов) и от типов выражаемых ими смыслов. Вначале
рассмотрим типы языковых выражений с семантической точки зрения. Послед­
ние называются в логике семантическими категориями. Общая схема основных
типов значимых выражений такова (см. Схему 2):

кванторы дескрипторы
Схема 2
Обычно в логике строятся сложные конструкции двух семантических типов -
имена и предложения. Далее мы специально обратим особое внимание на эти
две семантические категории. Но предварительно дадим краткое описание всех
представленных на схеме семантических категорий.
Среди всего многообразия мыслей особую роль в познавательном процессе
играют суждения, вопросы и императивы.
Под суждением имеют в виду мысль, в которой утверждается или
отрицается наличие некоторой ситуации в мире.
Под вопросом понимают мысль о желании восполнить свои знания
недостающей информацией.

48
Под императивом понимают мысль о необходимости совершения
некоторого действия или воздержания от него.
Указанные мысли выражаются в языке в форме предложений. Итак:
Предложение - это знаковая форма выражения суждений, вопросов
или императивов.
В зависимости от того, какой тип мысли выражают предложения, они де­
лятся на повествовательные (декларативные), вопросительные (интеррогатив-
ные) и побудительные.
В естественном языке бывает не просто установить, с каким именно типом
предложения мы имеем дело. Так, ряд предложений, которые имеют вид вопро­
сительных (риторический вопрос), выражают на самом деле не запрос о недос­
тающей информации, а суждение, и потому должны быть отнесены к деклара­
тивным (повествовательным) предложениям. Таковым является предложение
«Разве бывают некрасивые женщины?», которое с содержательной точки зрения
выражает суждение «Все женщины красивы». Предложение же «Разве можно
обманывать родителей?» выражает императив «Нельзя обманывать родителей».
Одно и тоже предложение в разных контекстах употребления может выражать
мысли различных типов. Например, предложение «Перемножьте число 5 само на
себя три раза» выражает команду, однако это же предложение, произнесенное в
ответ на вопрос «Как возвести число 5 в куб?», выражать уже будет не импера­
тив, а суждение о том, что «53 = 5-5-5». С другой стороны, одна и та же мысль
может выражаться различными предложениями. Скажем, мысль о наличии свой­
ства белизны у снега может быть выражена и предложением «Снег бел», и пред­
ложениями «Снег относится к классу белых предметов», «Свойство белизны
присуще снегу», и предложением «The snow is white», и многими другими.
Повествовательное предложение в различных ситуациях его употребления
может иметь разные смыслы, т. е. выражать разные суждения. К примеру, пред­
ложение «Ребенок родился здоровым» обычно констатирует нормальное состоя­
ние новорожденного человека, однако для президента США Трумэна телеграмма
с данным текстом сообщала иную информацию - суждение об успешном испы­
тании атомной бомбы.
Основное внимание в данном курсе будет уделено анализу повествователь­
ных (декларативных) предложений, которые без дальнейших пояснений будем
всегда называть просто предложениями. Итак, предложение - это материальная
оболочка суждения. Суждение же - идеальный (мысленный, информационный)
объект. Вся же данная конструкция, т. е. предложение совместно с суждением и
истинностным значением, называется высказыванием. Иногда для этой цели
используется термин «пропозиция».
Другой семантической категорией является категория терминов.
Термины - это имеющие значения определенного типа части пред­
ложений, которые сами не являются предложениями.
Термины бывают нелогическими (дескриптивными) и логическими. Нелоги­
ческие термины формируют конкретное содержание мысли, указывают на пред­
49
мет мысли (на то, о чем идет речь в предложении) или на то, что утверждается
или отрицается относительно предмета мысли. Логические термины формируют
структуру мысли, выражают наиболее общие связи между предметами, их мно­
жествами или ситуациями.
Различают три категории нелогических терминов: имена, предикаторы,
предметные функторы.
Имя - это слово или словосочетание, которые внутри некоторого
контекста употребления обозначает ровно один предмет.
Именовать можно все, что угодно:
1) материальные предметы - «Луна», «Сергей Есенин», «эта книга», «данное
дерево», «человек, создавший теорию относительности», «вакуум»;
2) единичные события, ситуации, процессы - «падение Тунгусского метео­
рита», «поражение Наполеона под Ватерлоо», «окончание этого предложения»,
«впадение Волги в Каспийское море»;
3) агрегаты - «Измайловский лесопарк», «данная футбольная команда»,
«Солнечная система»;
4) различные признаки предметов - «белизна», «теплопроводность», «отно­
шение “больше”»;
5) идеальные и абстрактные объекты - «данный момент времени», «абсо­
лютно черное тело», «идеальный газ», «смысл предложения “Снег бел”», «5»,
«Булева алгебра», «функция сложения»;
6) сказочные, мифологические и литературные персонажи - «Андрей Бол­
конский», «Харон», «Баба-яга»;
7) возможные объекты - «подводная лодка Леонардо да Винчи»;
8) научные фикции - «эфир», «флогистон», «теплород»;
9) и даже невозможные объекты - «это деревянное железо», «данный круг­
лый квадрат».
Значения имен называются денотатами (референтами). Между именем и
его денотатом существует отношение особого характера, не свойственное дру­
гим выражениям языка. Это отношение называется отношением именования.
Еще одним типом выражений языка являются предикаторы.
Предикатор - это знак свойства или отношения.
Знаки свойств называются одноместными, а знаки отношений - многоме­
стными предикаторами. Свойства, как уже говорилось, характеризуют отдельно
взятые предметы, в то время как отношения являются характеристиками упоря­
доченных пар, троек, четверок и т. д. предметов. Например, про отдельно взято­
го человека можно сказать, что он обладает или не обладает свойством «быть
человеком высокого роста», «быть рожденным в 1937 году», «являться учите­
лем», но про него нельзя сказать, что он «выше», «родился раньше» (необходи­
мо обязательно указать «выше» и «раньше» кого (или чего) он является, так как
указанные отношения характеризуют пары предметов, а не отдельно взятый
предмет). Точно так же, если некоторое отношение, например выраженное пре-

50
дикатором «находиться между», характеризует тройку предметов, то недоста­
точно будет указать только один или два предмета.
С экстенсиональной точки зрения свойства и отношения ассоциируются с
классами предметов, т. е. значением предикатора можно считать некоторое
множество: значением одноместного предикатора является множество отдельно
взятых объектов, а значением многоместного предикатора в зависимости от его
местности - множество пар, троек и т. п. объектов. С интенсиональной (содер­
жательной) точки зрения свойства и отношения ассоциируются с некоторой
особенностью предметов, отличающей их от всех других предметов, которая как
раз и служит онтологической основой их обобщения в один класс. Эти две трак­
товки предикаторов взаимодополняют друг друга.
В составе естественного языка к предикаторам, т. е. знакам свойств и отно­
шений, относятся нарицательные существительные («город», «планета», «че­
ловек» и т. д.), сравнительные и несравнительные прилагательные («больше»,
«равно», «белый», «деревянный» и т. д.), глаголы («бежит», «находится меж­
ду», «любит» и иные).
Нельзя путать имена свойств и отношений с предикаторами. Последние, бу­
дучи знаками свойств или отношений, которые они представляют в языке, не
являются в то же время их именами. Например, существительное «студент» ни­
чего не именует, а просто выражает в языке (с интенсиональной точки зрения)
свойство, присущее некоторым людям, или (с экстенсиональной точки зрения)
представляет (обозначает) класс студентов. Именами же для соответствующего
свойства и класса будут выражения «свойство “быть студентом”» и «множество
всех студентов». Аналогично, прилагательное «белый» выражает в языке соот­
ветствующее свойство, не именуя его. Именем же этого свойства является тер­
мин «белизна».
Другим типом выражений являются предметные функторы.
Предметные функторы - это знаки предметно-функциональных ка­
чественных и количественных характеристик предметов.
К числу предметных функторов относятся:
- выражения, обозначающие математические операции, например - «+», «•»,
«х» и т. д.;
- выражения, обозначающие физические величины - «масса», «скорость»,
«расстояние между», «давление» и многие другие;
- выражения, задающие специфические качественные характеристики
предметов - «цвет предмета», «национальность человека», «столица какого-ли­
бо государства», «отец кого-то» и другие.
Более строгое описание предметных функторов будет дано ниже.

Очень трудно дать краткую и ясную характеристику тем выражениям язы­


ка, которые относятся к числу логических терминов. К тому же, по мере разви­
тия логики список логических терминов все время расширяется и пополняется.
Пожалуй, единственной характеристикой, присущей всем логическим терми­

51
нам, является то обстоятельство, что их наличие в языковом выражении задает
логику оперирования с этим выражением. Иначе говоря, логика наших рассу­
ждений главным образом определяется логическими терминами. Однако дан­
ная характеристика является чисто прагматической и не дает критерия отличе­
ния логических терминов от нелогических. Поэтому мы зададим их перечисли-
тельно. Логические термины будем делить на предицирующие связки,
операторы и пропозициональные связки.
К числу предицирующих связок относятся такие слова и словосочетания,
как «есть» (синонимы - «является», знак «тире», во множественном числе упот­
ребляется слово «суть») и «не есть». Первая связка называется утверждающей,
вторая - отрицающей.
Операторы в свою очередь делятся на кванторы и дескрипторы. К числу
кванторов относятся квантор общности, представленный в естественном
языке следующими синонимичными словами - «Всякий», «Каждый», «Лю­
бой», «Ни один», «Все» и др., и квантор существования, представленный
словами «Некоторый», «Существует», «Большинство», «Какой-нибудь» и др.
Кванторы обозначаются знаками: V - квантор общности и 3 - квантор суще­
ствования.
К числу дескрипторов относятся: оператор определенной дескрипции, обо­
значаемый знаком г (от лат. дескрипция - описание), - «тот самый единствен­
ный предмет, который...»; оператор неопределенной дескрипции - «этот (дан­
ный) предмет, который...», обозначаемый знаком с; оператор множественно­
сти - «множество предметов таких, что...», обозначаемый знаком XV; оператор
абстракции - «признак (функция) такой (такая), что...», обозначается знаком X.
Существуют и другие кванторы и дескрипторы, но для целей нашего курса вве­
денных выше операторов пока достаточно.
К числу пропозициональных (логических) связок относят такие слова и
словосочетания естественного языка, как «и» (в логике символизируется знаком &
и называется конъюнкция', синонимами являются «а», «но» и др.), «если..., то»
(символизируется знаком о и называется материальная импликация), «или»
(символизируется знаком V и называется дизъюнкция; синонимично использу­
ется слово «либо» и др.), «если и только если» (символизируется знаком г и на­
зывается материальная эквиваленция', синонимично употребляются словосоче­
тания «тогда и только тогда», «необходимо и достаточно»), «неверно, что»
(символизируется знаком и называется отрицание; синонимом иногда явля­
ется частица «не») и др.

2.2. Логический анализ имен и предложений

Прежде чем перейти к конкретному рассмотрению имен и предложений,


нам для понимания дальнейшего необходимо рассмотреть еще некоторые важ­
ные типы языковых выражений. Итак, среди последних выделяют постоянные
(константы), переменные и параметры.
52
Константы - знаки, значение которых не меняется при переходе от
одного контекста их употребления к другим.
Параметры - знаки, имеющие одно и то же значение внутри некото­
рого контекста их использования, хотя при переходе к другому кон­
тексту их значения могут меняться.
Переменные - знаки, значение которых изменяется внутри одного и
того же контекста.
Поясним сказанное на примере выражения «2х2 + ах + Ь > О». Здесь цифры
«2» и «О» - это константы языка. В данном и любом другом алгебраическом вы­
ражении они всегда обозначают одно и то же - число 2 и число 0. Другое дело
выражения «а» и «Ь». Каждый раз при решении указанного неравенства их зна­
чения фиксируются и, пока мы находимся в контексте данного решения, они не
меняются. Конечно, мы можем выбрать другие значения для этих символов, но
это будет означать, что мы перешли в новый контекст. Строго говоря, парамет­
ры - это константы, но взятые в специфическом их языковом использовании.
Совершенно иначе ведет себя знак «х». Даже если мы выберем вполне опре­
деленные значения для параметров «а» и «Ъ» и тем самым попадем в некоторую
контекстную ситуацию, значения для «х» все равно будут изменяться. Вообще,
переменная — это знак, который принимает различные значе­
ния. Способность варьировать свои значения является главной и определяю­
щей для переменных. Если некоторый знак в силу тех или иных обстоятельств
теряет данную способность, то он перестает быть подлинной переменной.
Итак, переменная принимает разные значения, т. е. обозначает разные
предметы. Но какие именно предметы она может обозначать? Чтобы знать
это, с каждой переменной в обязательном порядке связывается некоторый
класс предметов - область возможных значений переменной. Про
переменную говорят, что она «пробегает» по данной области и при этом по­
следовательно один за другим обозначает различные предметы, входящие в
данную область. Переменная без указания области ее значений
не есть переменная.
Переменные в логике можно вводить для всех указанных выше семанти­
ческих категорий - имен, предикаторов, функторов, логических терминов и
предложений. Однако первоначально мы ниже введем их только для имен и
предложений. В соответствующих главах учебника по мере необходимости
будут введены переменные и по другим семантическим категориям за ис­
ключением логических терминов. Последние на протяжении всего учебника
будут рассматриваться только как константы, в силу чего логические терми­
ны часто так и называют - логическими константами (логическими посто­
янными).
1. х, у, г, хь /1, х2 и т. д. - индивидные переменные (вместо них можно
подставлять конкретные имена предметов (индивидов) из некоторой выбранной
области возможных значений этих переменных),

53
2. р, ц, г, 8, Р1, Ц1, гь §1, рг ит. д. - пропозициональные переменные (вместо
них разрешается подставлять конкретные предложения (пропозиции)).
Считается, что индивидные переменные относятся к семантической катего­
рии имен. Их можно рассматривать как некоторые неопределенные имена, т. е.
имена, которые имеют неопределенное значение. В свою очередь пропозицио­
нальные переменные относятся к семантической категории предложений, а
именно: их можно трактовать как неопределенные предложения.
Далее, в логике все осмысленные выражения языка делятся синтаксически
на простые (примитивные, исходные, элементарные) и сложные (производные).
Выражение некоторого типа называется простым, если в его составе
нет частей, которые могут рассматриваться как самостоятельные
выражения того же самого типа.
Выражение некоторого типа называется сложным, если в его составе
имеются такие части, которые могут рассматриваться как самостоя­
тельные выражения этого же типа.
Вопрос о том, что следует считать простым выражением, зависит от глу­
бины нашего анализа языка. Так, если мы не интересуемся внутренней струк­
турой выражения «Александр Сергеевич Пушкин», то можем считать его
простым. Если же по каким-либо причинам мы интересуемся составными
частями этой лингвистической конструкции, то данное имя можно трактовать
как сложное - «тот самый единственный человек, который имеет родовое
имя “Пушкин”, собственное имя “Александр” и является сыном человека по
имени “Сергей”».
Важность выделения простых выражений состоит в том, что в языке все
другие выражения строятся из простых (элементарных, примитивных) состав­
ляющих. К числу последних относятся собственные имена, индивидные пере­
менные, предметные функторы, предикаторы, пропозициональные переменные
и логические термины. Именно из них, как из исходных элементарных кирпичи­
ков, порождаются различного типа сложные языковые конструкции. И в первую
очередь такие конструкции, как имена и предложения.
Именные и высказывателъные формы.
Для правильного понимания дальнейшего материала оказываются су­
щественными понятия именной и высказывателъной формы. Собственно
говоря, любая именная или высказывательная конструкция является, соот­
ветственно, либо именной, либо высказывателъной формой (понятие формы
рассматривалось в главе I). При этом сами формы бывают двух видов -
замкнутыми (насыщенными) и незамкнутыми (ненасыщенными). Незамк­
нутые выражения - это формы, в состав которых (говоря несколько нестро­
го) входят переменные.
Незамкнутые именные формы - это либо сами индивидные переменные,
либо выражения, образуемые за счет сочленения (конкатенации) индивидных
переменных с предметными функторами. Из незамкнутой именной формы,
54
содержащей индивидные переменные, можно получить конкретное имя, если
заменить все индивидные переменные, входящие в исходную именную фор-
м\. собственными именами. Например, выражение «х + у» - это не имя, а
двухместная, т. е. с двумя различными переменными, ненасыщенная именная
форма. Она называется именной потому, что из нее, замещая переменные
конкретными именами, можно получать некоторые конкретные имена. Так,
заменив переменную у именем «6», получим выражение «х + 6», которое все
еще остается ненасыщенной именной формой. Теперь, правда, уже одноме­
стной именной формой. Заменяя в последней единственную переменную х,
скажем, именем «4», получим выражение «4 + 6», которое будет уже кон­
кретным именем - сложным именем числа 10. Последнее выражение тоже
именная форма, но форма замкнутая (насыщенная), нульместная, т. е. форма,
которая не содержит уже переменных. Их число равно 0. Индивидная пере­
менная х - это одноместная ненасыщенная именная форма. Подставляя в нее
вместо переменной х, скажем, имя «Петр», получим нульместное (насыщен­
ное) выражение - «Петр».
Аналогично, выражение «х > р> не является предложением. Это всего
лишь ненасыщенная двухместная высказывательная форма. Она называется
так потому, что содержит две различные индивидные переменные, при заме­
не которых конкретными именами мы получаем либо истинное, либо ложное
высказывание. Так, подставляя в это выражение вместо индивидных пере­
менных х и у, соответственно, имена «5» и «8», получаем конкретное ложное
предложение «5 > 8», которое тоже является высказывательной формой, но
теперь уже замкнутой (насыщенной) нульместной формой. С другой сторо­
ны, выражение «-ф» - одноместная ненасыщенная высказывательная форма.
Заменяя в ней пропозициональную переменную «р» ложным предложением,
скажем «Москва является морем», получим истинное предложение «Неверно,
что Москва является морем». Выражение «х является человеком» - это одно­
местная ненасыщенная высказывательная форма. Подставляя вместо инди­
видной переменной х различные имена, будем получать либо истинные, либо
ложные предложения. Например, «Петр является человеком» - истинное
предложение, а «Жучка является человеком» - ложное предложение и т. д.
Эти примеры показывают, что (строго говоря) к числу имен мы должны от­
носить только нульместные (насыщенные, замкнутые) именные формы, а к
числу предложений следует относить только нульместные (насыщенные,
замкнутые) высказывательные формы.
После этих предварительных замечаний перейдем теперь к конкретному
рассмотрению имен и предложений.

Имена.
Значения имен, как было сказано выше, называются денотатами (референ­
тами). Имена могут нести определенную информацию о своих денотатах, т. е.
могут иметь содержание (смысл). Это содержание имен называется индивидным
концептом. Последнее - это такое содержание, которое относится только к тому
55
предмету, который обозначен именем, т. е. индивидуализирует его. Итак, семан­
тический треугольник для имен имеет следующий вид (см. Рис. 2):
имя

денотат индивидный концепт


Рис. 2
Говоря о том, что каждое имя имеет денотат, надо всегда иметь в виду, среди
какой совокупности предметов осуществляется поиск денотата. Например, среди
современных нам людей мы не найдем «нынешнего короля Франции», а среди гор
нашей планеты мы не найдем такой объект, который был бы денотатом имени «са­
мая высокая гора, которая выше Эвереста». Поэтому значение имени всегда реляти­
визировано относительно той или иной области (множества) объектов. С этой точки
зрения все имена делятся на действительные (непустые) и мнимые (пустые).
Имя является действительным относительно некоторого множества
предметов, если его денотат содержится в этом множестве.
Имя является мнимым относительно некоторого множества предме­
тов, если денотат имени не содержится в этом множестве.
Так, термин «нынешний король Франции» является мнимым именем отно­
сительно множества современных людей, но это будет действительное имя от­
носительно людей, живших в конце XVIII в. В последнем случае оно обозначает
короля Франции Людовика XVI.
Следующее важное членение имен состоит в их подразделении на имена с
собственным смыслом и имена с приданым смыслом. Согласно определению,
под смыслом имеется в виду та информация об обозначаемом объекте, которую
содержит сам знак или которая приписывается имени интерпретатором. Некото­
рые имена не содержат сами по себе никакой информации о репрезентируемых
предметах. Имена такого сорта называют собственными именами или именами-
ярлыками. Действительно, сравним два имени - «Луна» и «естественный спут­
ник Земли». Первое не дает нам никакого знания о денотате, т. е. не имеет соб­
ственного смысла, в то время как второе информируют нас о некоторых его
свойствах, присущих денотату имени, т. е. обладает собственным смыслом. Бу­
дем далее считать, что собственные имена тоже обладают смыслом, но не собст­
венным, а приданым. Для этого необходимо собственному имени придать соот­
ветствующий смысл. Например, можно придать термину «Луна» смысл выраже­
ния «естественный спутник Земли» или какой-либо другой смысл.
С синтаксической точки зрения все имена делятся на простые и сложные.
Простые имена - это как раз и есть собственные имена. Таковыми являются вы­
ражения «Сократ», «Москва-река», «2», «Земля», «Пегас», «Тихий океан» и мно-

56
многие другие. Сложные имена, образуемые из простых за счет их сочленения
(конкатенации) с предметными функторами разной местности, называются
функциональными именами. Вообще, синтаксическая роль предметных функто­
ров как раз и состоит в том, что, сочленяя их с именами, мы вновь получаем
имена. Так, сочленяя двухместный функтор сложения «+» с именами «5» и «3»,
мы порождаем новое имя: «5 + 3» - сложное функциональное имя числа 8;
«масса Земли» - сложное функциональное имя, денотатом которого является ве­
личина, равная 5,981027 г, образованное сочленением одноместного функтора
«масса» с именем «Земля»; сочленяя одноместный функтор «отец» с именем
«Сократ», порождаем выражение «отец Сократа» - сложное функциональное
имя, денотатом которого является Сафрониск, который, как известно из исто­
рии, был отцом древнегреческого философа.
Кроме функциональных, существует еще одна важная разновидность
сложных имен - описательные имена (дескрипции). К их числу относятся те
имена, которые строятся из ненасыщенных высказывательных форм с помо­
щью дескрипторов. Так, используя двухместный предикатор «жена», мы мо­
жем вначале образовать незамкнутую высказывательную форму «х жена у».
Замещая в этом выражении индивидную переменную у собственным именем
«Сократ», получаем одноместную высказывательную форму «х жена Сократа»,
а применяя к последнему выражению имяобразующий оператор определенной
дескрипции, можно получить саму определенную дескрипцию - гх (х жена Со­
крата), т. е. сложное описательное имя - «тот самый единственный х, который
является женой Сократа». Денотатом этого описательного имени, как известно,
является Ксантиппа. Поступая аналогично, мы можем из одноместного преди-
катора «дерево» вначале образовать одноместную высказывательную форму «х
есть дерево», а затем, применяя к этому выражению оператор неопределенной
дескрипции, получить саму неопределенную дескрипцию - ах(х есть дерево) -
сложное описательное имя «данный х, который есть дерево» (в естественном
языке мы часто просто говорим «это дерево», «то дерево»). Аналогично из од­
номестного предикатора «человек» можно вначале образовать одноместную
высказывательную форму «х есть человек», а затем, применяя оператор мно­
жественности, получить описательное имя множества - Мх (х есть человек) -
«множество предметов х, таких, что они являются людьми». Если же к выска-
зывательной форме «х есть человек» мы применим оператор абстракции, то
получим описательное имя свойства - Хх (х есть человек) - «свойство “быть
человеком”».

Предложения.
Принято считать, что значением предложений являются два абстрактных
объекта - объект «истина» и объект «ложь». Они называются истинностными
значениями. Будем обозначать их символами «и» и «л». Что касается смысла
предложений, то в качестве него рассматривается то суждение, которое выража­
ется предложением. Таким образом, семантический треугольник для предложе­
ний выглядит следующим образом (см. Рис. 3):
57
предложение

и или л суждение

Рис. 3
Все предложения делятся на простые и сложные. Простые единичные
предложения образуются за счет выполнения предикаторами следующей син­
таксической функции: будучи сочленены с именами, они порож­
дают предложения, а именно - простые единичные предложения. Так, со­
членяя предикатор «человек» с именем «Петр» и используя предицирующую
связку «есть», получаем простое единичное предложение «Петр есть человек», а.
сочленяя этот же предикатор с именем «Жучка» и используя предицирующую
связку «не есть», получаем простое единичное предложение «Жучка не есть че­
ловек»; сочленяя предикатор «находится между» с именами «Москва», «Вели­
кий Новгород» и «Киев», получаем простое единичное предложение «Москва
находится между Великим Новгородом и Киевом», а сочленяя предикатор
«больше» с именами «5» и «3», получаем простое предложение «5 больше 3».
В каждом простом предложении выделяют логическое подлежащее и логи­
ческое сказуемое, которые могут быть определены следующим образом:
Логическое подлежащее (субъект) простого предложения - это про­
стое или сложное выражение, обозначающее тот объект (объекты), о
котором (которых) нечто говорится в данном предложении.
Логическое сказуемое (предикат) - это выражение, обозначающее то,
что утверждается или отрицается об объекте (объектах), обозначае­
мом (обозначенных) субъектом.
В первом из рассмотренных предложений субъект выражен именем «Петр»,
а предикат - словосочетанием «х есть человек», которое представляет собой не­
замкнутую высказывательную форму, получающуюся из предложения «Петр
есть человек» заменой субъекта «Петр» индивидной переменной. Во втором
предложении субъект синтаксически выражается именем «Жучка», а предикат -
словосочетанием «х не есть человек». В третьем предложении не один, а три
субъекта. Они представлены именами «Москва», «Великий Новгород» и «Киев»,
предикатом же является выражение «х находится между у и г». Последнее вы­
ражение представляет собой незамкнутую трехместную высказывательную
форму, образуемую из простого предложения «Москва находится между Вели­
ким Новгородом и Киевом» путем замены разных субъектов разными индивид­
ными переменными. Аналогично в четвертом предложении субъектами являют­
ся цифры «5» и «3», а предикатом высказывательная форма «х больше у».
Данные предложения называются единичными, потому что их субъекты вы­
ражены именами, т. е. знаками, обозначающими ровно один предмет.

58
Из данных примеров видно, что в предложениях, в которых утверждается
наличие некоторого отношения между объектами, число субъектов больше еди­
ницы. Отсюда же видно, что имена в составе предложений играют роль субъек­
тов (логических подлежащих), в то время как незамкнутые высказывательные
формы - роль предикатов (логических сказуемых).
I Однако простые предложения можно строить не только сочленяя предика-
тор с именем, но и сочленяя предикатор с предикатором (порой с помощью
предицирующих связок). При этом один предикатор в предложении исполняет
роль логического подлежащего, а другой вместе со связкой - роль логического
сказуемого. Строящиеся так предложения называются простыми множест­
венными предложениями.
Сочленяя предикаторы «человек» и «бледен» с помощью утверждающей
предицирующей связки, получаем выражение «человек является бледным».
Это еще не предложение, а лишь заготовка для будущего простого предложе­
ния. Не предложение потому, что данное выражение нельзя оценить ни как ис­
тинное, ни как ложное, ибо оно представляет собой незамкнутую высказыва-
тельную форму. Поясним сказанное.
В выражении на месте субъекта стоит предикатор «человек», а как было
выше отмечено, с экстенсиональной точки зрения значением предикаторов яв­
ляются классы предметов. А потому термин «человек» здесь является перемен­
ной. Например, переменной х, областью изменения которой является класс лю­
дей. Поэтому на самом деле выражение «человек является бледным» следует
трактовать следующим образом: «х является бледным», где х пробегает по клас­
су людей. Но людей много и остается пока неясным, что утверждается в данном
выражении, приписывается ли наличие свойства бледности каждому предмету
из этого класса, т. е. каждому х, или некоторым предметам, т. е. некоторым х.
Эта информация должна быть уточнена, что можно сделать, если поставить пе­
ред словом «человек» либо квантор общности, либо квантор существования. В
первом случае мы получим ложное простое предложение «Каждый человек яв­
ляется бледным», т. е. \/х (х является бледным), или - во втором же случае - ис­
тинное простое предложение «Некоторый человек является бледным», т. е. Зх (х
является бледным), где х (еще раз повторим) пробегает по классу людей. Часто
информация о том, на какой области предметов окажется истинной высказыва-
тельная форма вида «х является человеком» вносится в саму формулировку
предложений. Тогда предложение «\/х (х является бледным)» запишется как вы-
I ражение «\/х (если х - человек, то х бледен)», а второе предложение как выра­
жение «Зх (х - человек и х бледен)».
Рассмотрим еще один пример. Возьмем простое единичное предложение
«Петя любит Машу» и заменим в этом предложении слово «Петя» на «студент»,
а «Машу» на слово «кашу» В результате такой замены получим выражение
«студент любит кашу». Это выражение тоже еще не является предложением, так
как здесь два субъекта - «студент» и «каша» - заданы предикаторами. Но пре­
дикаторы (повторим еще раз) с экстенсиональной точки зрения обозначают
классы предметов, а потому являются различными переменными, скажем х и у.

59
Поэтому выражение «студент любит кашу» следует трактовать как ненасыщен­
ное выражение «х любит у», где х пробегает по множеству студентов, а у - по
множеству каш. Проставляя те или иные кванторы перед обоими субъектами,
мы можем получить, например, предложение «Некоторый студент любит вся­
кую кашу», т. е. выражение Эх\/у (х любит у), которое уже можно оценить как
истинное или ложное утверждение.
Итак, когда субъекты выражены предикаторами, требуется обязательно
употребить тот или иной квантор. Это и демонстрирует синтаксиче­
скую роль, которую в языке выполняют кванторы.
Предложения бывают не только простыми, но и сложными. Последние
строятся из простых предложений с помощью пропозициональных связок. В
этом как раз и состоит их синтаксическая роль. Так, с помощью
соединительного союза «и» можно образовать из двух простых предложений
«Петр - студент» и «Маша - студентка» одно сложное предложение «Петр -
студент & Маша - студентка», называемое конъюнктивным предложением.
Конъюнкция является, таким образом, бинарной (двухместной) связкой.
Материальная импликация тоже является бинарной связкой, образующей из
предложений А и В сложное импликативное предложение (А о В), которое
может читаться - «Если А, то В». В импликативных высказываниях утверждает­
ся, что в случае, когда имеет место положение дел, описываемое в А, имеет ме­
сто также и положение дел, описываемое в В. Смысл выражения (А В) можно
эквивалентным образом переформулировать так: не имеет места ситуация, при
которой положение дел, описываемое в А, наличествует, а положение дел, опи­
сываемое в В, отсутствует. В высказываниях вида (А В) выражение А называ­
ется антецедентом, а В - консеквентом. В предложениях естественного языка
антецедент не всегда предшествует консеквенту. Например, антецедент выска­
зывания «Большинство владельцев акций разоряется, если их курс падает» - это
вторая часть предложения, а консеквент - первая.
Из простых предложений «Всякий человек разумен» и «Некоторые люди
неразумны» с помощью разделительного союза «или» можно образовать одно
сложное предложение «Всякий человек разумен V Некоторые люди неразумны»,
которое называется дизъюнктивным предложением. Таким образом, и дизъюнк­
ция является бинарной связкой, образующей из произвольных предложений А и
В новое сложное предложение (А V В).
Из простого предложения «Некоторые люди неразумны» с помощью сло­
восочетания «неверно, что» (—>) можно образовать сложное предложение
«—.Некоторые люди неразумны», которое называется отрицательным предло­
жением. Отрицание, в отличие от рассмотренных связок, является унарной
(одноместной) связкой, т. е. она образует сложное предложение —А из одного
предложения А.
Используя пропозициональную связку «если и только если», можно постро­
ить сложное предложение «Всякий человек разумен = -.Некоторые люди нера­
зумны», которое называется предложением материальной эквиваленции.
Используемая здесь связка является бинарной. Она позволяет из предложений А
60
В строить сложное предложение (А В). Высказывания вида (А = В) утвер­
ждают, что положения дел, описанные в А и В, либо одновременно имеют ме­
сто. либо одновременно отсутствуют. Содержание такого рода высказываний
можно выразить и иначе: в них утверждается, что при наличии положения дел,
?писанного в А, имеет место также и положение дел, описанное в В, и наобо­
рот. - при наличии второго положения дел имеет место и первое.

2.3. Принципы употребления языковых выражений

Поставим вопрос: каким образом проявляется нормативная природа ло­


гики применительно к анализу языка? Логика исследует язык как средство,
инструмент рационального познания. Однако, как уже говорилось, реализа­
ция познавательной функции языка (в частности, при использовании естест­
венного языка в науке) сталкивается на практике с рядом трудностей, связан­
ных с особенностями естественного языка. Это и многозначность языковых
выражений, и семантическая замкнутость естественного языка, и тот факт,
что одинаковые предложения могут выражать разные суждения, и то, что
предложения со сходной грамматической структурой могут иметь разные ло­
гические формы.
Перечисленные трудности не свидетельствуют об ущербности естественно­
го языка, а, наоборот, говорят о его богатстве. Они являются недостатками лишь
в случае использования естественного языка как основы для построения языка
науки. В других сферах человеческой деятельности (например, в искусстве) эти
особенности языка оцениваются как его достоинства.
В современной логике сформулирован ряд принципов, которые блоки­
руют негативный эффект перечисленных недостатков естественного языка
при его использовании в познавательных целях. Это так называемые прин­
ципы употребления языковых выражений. К их числу относятся следующие
принципы.
1. Принцип однозначности:
Каждый знак внутри некоторого контекста своего употребления
должен употребляться ровно в одном значении.
Данный принцип не запрещает использование в языке науки многозначных
языковых выражений, но требует четкой фиксации значений используемых зна­
ков и указывает на недопустимость их произвольного изменения в рамках одно­
го контекста. Невыполнение требования однозначности - довольно распростра­
ненное явление. Его гносеологической основой является многозначность языко­
вых выражений, т. е. ситуация, когда один и тот же термин имеет целый «куст»
близкородственных, но не равных друг другу значений. Это создает возмож­
ность при невнимательном отношении к терминологии незаметно для самого
интерпретатора заменить одно значение на другое. Вред от такой замены состо­
ит прежде всего в том, что наши рассуждения лишаются научной строгости и
значимости.
61
2. Принцип предметности'.
Он имеет две различные, но говорящие об одном и том же, формулировки.
Приведем обе эти формулировки.
Первая формулировка:
Употребляя знаки, говорят не о знаках, а об их значениях.
Вторая формулировка:
Желая нечто сказать о предметах, необходимо использовать не сами
эти предметы, а их обозначения.
Рассмотрим предложение «4 - четное число». Согласно принципу предметно­
сти, свойство «быть четным» присуще не цифре «4», а тому, что ею обозначает­
ся, т. е. числу 4. Таким образом, чтобы установить, истинно ли данное предло­
жение, необходимо выяснить, что обозначается цифрой «4» и затем проверить,
обладает ли этот объект свойством четности.
Принцип предметности в языковой практике не всегда выполняется.
Так, в выражении «Москва состоит из 6 букв» термин «Москва» употреблен
для обозначения самого себя. Такое употребление знаков называется авто­
нимным (самоприменимым) и может вести к недоразумениям, в частности
к получению парадоксов типа «Лжеца». Устранение возможности появле­
ния таких парадоксов достигается в логике расчленением языка на язык-
объект и метаязык.
Переход к метаязыку связан с требованием, чтобы в нем в обязательном
порядке имелись имена для тех лингвистических конструкций, которые со­
держит язык-объект. Общим методом получения таких имен является зака-
вычивание соответствующих выражений языка-объекта, в силу чего они на­
зываются кавычковыми именами. Так, если универсумом рассуждения явля­
ется класс городов, то в языке-объекте должны содержаться имена этих
предметов. Такими выражениями будут, например, термины Москва, Тверь,
Владимир и т. д. Денотатами этих имен являются соответствующие населен­
ные пункты. Переходя в метаязык, можно образовать имена этих имен про­
стым заключением последних в кавычки, например «Москва», «Тверь»,
«Владимир». Денотатами таких выражений являются уже не населенные
пункты, а те слова (иногда словосочетания), которые стоят под кавычками.
Этот же прием позволяет в метаметаязыке получать имена метаязыковых
объектов: ««Москва»», ««Тверь»», ««Владимир»». Денотатами этих выраже­
ний являются те лингвистические конструкции, которые заключены в самые
внешние кавычки.
Теперь, чтобы избежать автонимного употребления термина «Москва» в
нашем примере, вместо предложения «Москва состоит из 6 букв», которое явля­
ется ложным, следует писать предложение «“Москва” состоит из 6 букв», кото­
рое является истинным утверждением.
62
3. Принцип взаимозаменимости'.
Если выражения А и В являются равными по значению (А = В), то
контекст К, содержащий знак А, равен по значению этому же кон­
тексту, в котором знак А заменен на знак В, т. е.
Если А = В, то К(А) = К(А:В),
-де К(А) - контекст, содержащий А, а К(А:В) - тот же контекст с заменой вхож­
дений А (не обязательно всех) на В.
Казалось бы, данный принцип достаточно очевиден и должен выполнять­
ся для любых контекстов и знаковых выражений А и В. Ведь если, согласно
принципу предметности, мы всегда говорим не о знаках, а о значениях зна­
ков, а значения у знаков А и В одинаковы, о чем говорит условие (А = В), то
какая разница, обозначен ли предмет выражением А или он обозначен выра­
жением В. Однако было обнаружено, что в ряде случаев этот принцип не вы­
полняется.
Рассмотрим контекст:
Георг IV хотел знать, является ли Вальтер Скотт автором «Веверлея».
Перед нами предложение, его значением является истинностная оценка «исти­
на», ибо из истории известно, что на одном из приемов Георг IV подошел к
Вальтеру Скотту и задал ему соответствующий вопрос. Так как произведение
«Веверлей», которое очень понравилось публике, было напечатано анонимно, то
автор этого произведения не был известен. Однако ходили упорные и вполне
оправданные слухи, что автором произведения был Вальтер Скотт. Этим и был
обусловлен вопрос Георга IV.
Итак, утверждение «Вальтер Скотт = автор “Веверлея”» истинно.
Тогда мы можем, согласно принципу взаимозаменимости заменить в нашем
контексте термин «автор “Веверлея”» на равный ему по значению термин
«Вальтер Скотт». В результате чего получим контекст:
Георг IV хотел знать, является ли Вальтер Скотт Вальтером Скоттом,
торый, несомненно, является ложным. Ведь Георг IV, конечно же, знал, что Вальтер
котт - это Вальтер Скотт. А хотел он узнать совершенно другое. Таким образом, зна-
ение контекста после замены одного выражения на другое изменилось Было истин-
-ым, а стало ложным.
Нарушение принципа взаимозаменимости требует определенной корректи­
ровки принципа предметности. Действительно, употребляя знаки, мы всегда,
онечно, говорим о предметах, которые ими обозначаются, но иногда мы гово­
рим не просто о предметах, а о предметах, охарактеризованных тем или иным
способом. Одно дело охарактеризовать предмет посредством собственного име-
-и «Вальтер Скотт» и совершенно другое дело охарактеризовать его описатель-
- ым именем «автор “Веверлея”», которое стало именем данного объекта в опре­
деленное время его земного существования в силу стечения определенных исто­
рических обстоятельств.

63
Итак, причина невыполнения принципа взаимозаменимости для целого ряда
контекстов состоит в том, что в этих контекстах оказываются существенными не
только экстенсиональные, но и интенсиональные (информационные) характери­
стики языковых выражений, т. е. оказывается важным не только, что обозначают
те или иные выражения, но и как они это делают.
Те контексты, в которых принцип взаимозаменимости выполняется, назы­
ваются экстенсиональными контекстами. Те же контексты, для которых этот
принцип не выполняется, называются интенсиональными контекстами. Более
точное их определение звучит следующим образом:
Контекст К(А) называется экстенсиональным относительно выра­
жения А о V В(А = В К(А) = К(А:В));
Контекст К(А) называется интенсиональным относительно выраже­
ния А о 3 В(А = В & К(А) Ф К(А:В)),
где знаки с надстрочными точками - это метазнаки квантора общности, кванто­
ра существования, материальной импликации и конъюнкции, а «о» - метаязы­
ковой знак материальной эквиваленции.
Вообще, к числу интенсиональных относятся так называемые модальные
контексты, содержащие логические константы «необходимо», «возможно»,
«случайно» и другие модальные операторы (см. по этому вопросу главу VII), а
также контексты с косвенной речью, контексты мнения, содержащие эпистеми-
ческие логические константы типа «знает, что», «считает, что» и другие.

Упражнения
1. Укажите значение и смысл следующих знаков'.
а) наибольшее натуральное число, б) теплопроводный,
в) автор пьесы «Ромео и Джульетта», г) «Аристотель»,
д) любит, е) синоним,
ж) «первый искусственный спутник Земли», з) Харон.
2. Установите, к каким семантическим категориям относятся следующие
выражения и их части:
а) перепад температур дневной и солнечной сторон Луны не превышает
400 °С,
б) Каждый альпинист мечтает покорить самую высокую гору на Земле,
в) расстояние от одного пункта до другого,
г) наименьший общий множитель, д) самая длинная река в Европе,
е) Идет снег, а не холодно, ж) если и только если.
3. Установите, являются ли замкнутыми или нет следующие выражения, и
укажите, какие слова или словосочетания исполняют роль переменных:
а) делимость числа на 3, б) Минск меньше Москвы,
в) число делится на 3, г) Петя любит молоко.
4. Проанализируйте следующие сложные предложения, определите их вид и
в каждом простом предложении укажите субъект и предикат:

64
а) Все студенты нашей группы, кроме разгильдяя Иванова, присутствуют на
занятиях.
б) Ни один слон не умеет летать, и это очень печально.
в) Если нагреть металлический стержень, то он увеличится в размерах.
г) У всякого человека есть брат или сестра, или у некоторого человека нет
ни брата, ни сестры.
5. Определите, каким образом нарушается принцип однозначности в сле­
дующем языковом контексте'.
На первом курсе мы изучаем логику. Мы познакомимся со многими логика­
ми - традиционной и символической, классической и неклассической. После
этого для нас не останется тайн ни в логике ребенка, ни в женской логике.
6. Какие из следующих выражений - Россия, «Россия», ««Россия»», самое
большое государство в Европе, Russia - можно подставить вместо переменной
х в нижеследующие выражения так, чтобы получилось истинное предложение:
а) х- название страны,
б) х - выражение русского языка,
в) х - знак, обозначающий слово.
7. Укажите, какие из выражений истинны, а какие ложны:
а) <<207«2» = «Ю», б) <<20/2>> = 10, в) «2% = 10».
8. Определите, является ли нижеследующий контекст экстенсиональным
или интенсиональным:
а) Наполеон полагал, что завоюет Россию (относительно терминов «Напо­
леон» и «Россия»),

§ 3. Функциональный анализ языка

3.1. Множества и кортежи

В предыдущем параграфе были выделены основные типы выражений язы­


ка. Однако приведенная типология знаков обладает одним недостатком - от­
сутствием четких и единообразных оснований для их классификации. Ниже
будет рассмотрен принятый в современной логике подход к анализу языка, со­
гласно которому все его значимые выражения трактуются либо как знаки
функций, либо как знаки их аргументов. Функциональный подход к языку по­
зволяет получить стройную систему семантических категорий - осуществить
классификацию языковых выражений в зависимости от типов их значений,
т. е. от типов репрезентируемых ими объектов, а для функциональных знаков -
и от типов значений их аргументов.
Функциональный анализ языка опирается на ряд основополагающих поня­
тий теории множеств - одной из самых универсальных общеметодологических
теорий, значение которой для логического анализа трудно переоценить.
Основным теоретико-множественным понятием этой теории является поня­
тие множества. Последний термин имеет большое число синонимов: класс, со­
вокупность, собрание, сообщество, коллектив, многообразие, семейство, ан-
3 Введение в логику 65
самбль и многие другие. Понятие множества столь фундаментально, что разъ­
яснить его смысл можно только на примерах. Тем не менее укажем, что множе­
ство - это объект, образованный за счет мысленного собирания в единое целое
каких-либо предметов, в том числе, возможно, и самих множеств. Множества
полностью характеризуются теми предметами, которые в них собраны. Поэтому,
чтобы задать множество, достаточно тем или иным способом указать каждый
элемент (предмет), содержащийся в нем.
В теории множеств факт вхождения предмета и в множество М выражается
записью «и е М» - читается: «и элемент М», а факт не вхождения и в множество
М записывается выражением «и ё М» - читается: «и не элемент М». Отноше­
ние, фиксируемое записью «и е М», называется отношением принадлежности
элемента классу. В логике множества изображают графически с помощью так
называемых кругов Эйлера - плоских геометрических фигур (кругов, эллипсов,
прямоугольников и т. п.), а элементы множеств точками (см. Рис. 4):

и е М и? М
Рис. 4
Задание множеств осуществляется несколькими способами.
(1) Если множество содержит конечное число элементов и практически лег­
ко обозримо, оно может быть задано перечислителъно - списком элементов. Так.
список лиц, входящих в некоторую учебную группу, задает множество студен­
тов этой группы. Будем далее списки, задающие множества, заключать в фигур­
ные скобки. Запись, например {щ, и-х, и3}, означает, что рассматривается множе­
ство из трех элементов - щ, и2 и и3.
(2) Множество может быть задано аналитически - посредством некоторо­
го признака, присущего всем его и только его элементам. Например, фраза
«множество чисел таких, что они делятся на 2» задает множество четных чи­
сел. Эта фраза образуется как сочленение (конкатенация) оператора множест­
венности с высказывательной формой вида «х делится на 2». Так как х - пе­
ременная, пробегающая по множеству чисел, то выражение (х делится на
2)» может быть прочитано как «множество чисел х таких, что х делится на 2».
Ясно, что делимость на 2 является общим признаков для каждого элемента из
этого множества.
(3) Множество может быть задано алгоритмически - некоторым конструк­
тивным процессом (алгоритмом), порождающим из одних элементов множества
другие его элементы. Например, множество всех натуральных чисел можно по­
родить из числа 1 процедурой присоединения 1 к ранее уже построенному чис­
лу. Такая процедура выдаст следующую бесконечную последовательность эле­
ментов: 1, 1+1, 1+1+1, 1+1+1+1 и т. д. Эта последовательность как раз и является
алгоритмически заданным множеством натуральных чисел.
66
Множества различаются количеством входящих в них элементов или, как
говорят в теории множеств, мощностью.
По мощности множества делятся на пустые (не содержащие элементов) и
непустые (содержащие, по крайней мере, один элемент). Пустым является мно­
жество, которое не содержит ни одного элемента. Например, Wx (х есть люди &
х живут на Солнце) - «множество людей, живущих на Солнце», и Wx (х круг­
лый & х квадратный) - «множество круглых квадратов» являются пустыми, так
как ни один предмет не обладает указанными свойствами. Факт пустоты множе­
ства обозначается знаком «0».
Непустые множества, в свою очередь, бывают конечными и бесконечными.
Мощность конечного множества может быть выражена конкретным натураль­
ным числом. Среди конечных множеств выделяют одноэлементные множества,
содержащие ровно один предмет, двухэлементные множества, содержащие
ровно два предмета, и т. д. Например, множество древнегреческих философов,
обучавших Александра Македонского, т. е. \¥х (х есть древнегреческий фило­
соф & х учитель Александра Македонского), задает одноэлементное множество,
единственным элементом которого является Аристотель. Множество авторов
романа «Двенадцать стульев», т. е. Wx(x есть автор романа «Двенадцать стуль­
ев»), - двухэлементное, так как оно содержит ровно два элемента - И. Ильфа и
Е. Петрова. Одноэлементное множество с единственным элементом и обознача­
ется выражением {и}. Если во множество входит ровно два объекта - щ и и2> то
такое множество обозначается выражением {щ, п2} и т. д. Надо иметь в виду,
что в теории множеств различают сам объект и и одноэлементное множество
{и}, т. е. иФ {и}.
г' Бесконечные множества бывают разной мощности. Наименьшими по
мощности являются счетные множества - множества, элементы которого
можно поставить во взаимно-однозначное соответствие с натуральными чис­
лами, т. е. каждому элементу такого множества можно присвоить свой собст­
венный номер. Так, множество четных чисел является счетным, поскольку
четному числу 2 может быть сопоставлен номер 1, числу четыре - номер 2, и
в общем случае, каждому четному числу 2п - номер п. Хорошими примерами
счетных множеств являются множества различных лингвистических объек­
тов. Так, множество всех выражений, которые можно построить в русском
языке из букв алфавита, знаков препинания и пробелов, является счетным.
Все остальные бесконечные множества содержат большее количество эле­
ментов и относятся к числу несчетных, так как предметы, входящие в них, нель­
зя перенумеровать натуральными числами. Несчетным, например, является
множество действительных чисел.
Множества могут находиться в различных отношениях друг к другу.
Если каждый элемент множества М] является одновременно и элементом
множества М2, т. е. справедливо утверждать, что Ух(х е М] о х е М2), что чита­
ется - «Для всякого предмета х из некоторой предметной области, верно, что ес­
ли х е М1, то х е М2», то говорят, что М] является подмножеством множества
М2. Это отношение называется отношением включения класса в класс и обозна-

67
чается символом «с». Утверждение, что множество М] включается в множество
М2, записывается в следующем виде: «М! с М2».
Из данного определения следует, что подмножествами произвольного мно­
жества М являются пустое множество и само множество М: 0 с М и
М с М. Пустое множество и само множество М называются несобственными
подмножествами множества М. Остальные подмножества называются собст­
венными (правильными) подмножествами множества М.
Если множества М! и М2 включаются друг в друга, т. е. для них справедли­
вы одновременно утверждения М1 с М2 и М2 с Мь то говорят, что множества
М1 и М2 находятся в отношении равенства, т. е. М1 = М2.
Если множество М1 включается в множество М2, но не наоборот, т. е. если
М, с М2, но неверно, что М2 с М(, то говорят, что М1 строго включается в М2
Эта информация выражается записью «М1 а М2». В таком случае М1 называют
видом М2, а М2 родом для М(. Ясно, что может быть и обратное отношение
строгого включения - М2 с М,. В этом случае М2 будет видом, аМ1 - родом.
Графически отношения строгого включения и равенства можно представить
так (см. Рис. 5):

М1 Мт

М1 с М2 М2 ст М! М! = М2

Рис. 5
Кроме этих трех отношений, имеются и отношения иного типа, которые бу­
дут введены в соответствующих главах учебника.
Над множествами могут выполняться разнообразные операции. Некоторые
из них будут рассмотрены в последующих главах. Здесь же остановимся лишь
на операции, которая по произвольному множеству М порождает все его под­
множества. Будем эту операцию называть операцией степени и обозначать по­
средством выражения 2м. Если М конечное «-элементное множество, то, чтобы
образовать множество всех его подмножеств, надо собрать в один класс все
нульэлементные, одноэлементные, двухэлементные,... и, наконец, «-элементные
подмножества, которые могут быть образованы из элементов множества М. Так.
если М = {а, Ь, с}, то его множество-степень 2м = {0, {а}, {Ь}, {с}, {а, Ь}, {а, с}.
{Ь, с}, {а, Ь, с}}.
Г. Кантором была доказана следующая важная теорема: какое бы мно­
жество М мы не взяли, мощность множества 2м всегда больше мощности М.
т. е. множество 2м содержит больше элементов, чем множество М. Приме­
нительно к рассмотренному выше примеру это выражается в том, что исходное
множество М содержало 3 элемента, а множество 2м содержит уже 8 элемен­
тов. Если через N обозначить множество натуральных чисел, которое является
счетным множеством, то множество 214 всех подмножеств, которые можно об­
разовать из натуральных чисел, согласно теореме Кантора, содержит большее

68
количество элементов, чем их содержит натуральный ряд. А потому это мно­
жество будет уже несчетным.
Кортежи
Кортежем называется линейно упорядоченная последовательность пред­
метов. При этом в отличие от обычных множеств, в которые каждый элемент
входит в единственном экземпляре, в кортеж один и тот же элемент может
входить несколько раз. Для обозначения кортежа используются угловые скоб­
ки. Запись вида <щ, и2, щ, щ> обозначает кортеж, представляющий собой упо­
рядоченную четверку, т. е. п-ку предметов, где п = 4, причем объект щ входит
в состав кортежа три раза - на первом, третьем и четвертом местах, а объект и2
один раз - на втором месте. Каждый предмет, входящий в кортеж на опреде­
ленном месте, называется компонентой. Различают первую, вторую, третью и
т. д. компоненты кортежа.
Кортежи бывают пустыми и не пустыми (конечными). Пустой кортеж -
это кортеж, не содержащий ни одной компоненты, его длина равна 0. Он обо­
значается знаком «< >». Конечные кортежи бывают однокомпонентные -
<и>, двухкомпонентные <щ, и2> и т. д. В теории множеств принимается, что
для однокомпонентных кортежей, скажем, кортежа <и>, выполняется усло­
вие: <и> = и. Двухкомпонентные кортежи называются упорядоченными па­
рами, или просто парами, трехкомпонентные - упорядоченными тройками,
или просто тройками, и т. д.
Будем считать, что два кортежа <иь и2,..., ип> и <Д, с12,..., Дт> равны друг
другу - <щ, и2,..., ип> = <ДЬ с12,..., Дт> (представляют собой один и тот же кор­
теж), если и только если выполняются следующие условия:
1. п = т, т. е. оба кортежа имеют одинаковое количество компонент (одина­
ковую длину),
2. V /(и, = Д), т. е. какие бы г-ые компоненты обоих кортежей мы не взяли
(первые, вторые и т. д.), должно быть верно, что эти компоненты обоих корте­
жей представляют собой один и тот же элемент - и, = с1,.
Отметим, что все выражения естественных языков представляют собой
конечные линейно упорядоченные последовательности букв алфавита, а пото­
му к ним применимо все, что говорится о кортежах. В этом случае равенство
указанного только что типа называется графическим равенством и будет обо­
значаться знаком «=». Например, с точностью до написания букв русского ал­
фавита имеет место графическое равенство двух кортежей - <книга> = <кни-
га>. Однако неверно, что <книга> = <книги>, так как, несмотря на то, что пер­
вые 4 компоненты в этих кортежах попарно равны друг другу, 5-ые
компоненты различны. Точно также неверно, что <книга> == <книгам>, так как
эти два кортежа имеют разную длину.

3.2. Декартово произведение


Для функционального анализа языка особо важной операцией над множест­
вами является декартово произведение множеств.
69
Декартовым произведением двух множеств М2 и М2 (обозначается
М1 х М2) называется множество всех возможных пар <х, у> таких,
что х является элементом первого множества, а у является элемен­
том второго множества, т. е.
М1 х М2 =т У\'<х,у>(х еМ] &у е М2).
Приведем соответствующие примеры.
Пусть М1= {1, 2, 3}, а М2 = {с, а}. Тогда, М1 х М2 = {<1, с>, <1, а>,
<2, с>, <2, а>, <3, с>, <3, а>}. В этом множестве 6 элементов, каждый из которых
представляет собой упорядоченную пару, т. е. кортеж длины 2, где первые ком­
поненты пар - это элементы множества Мь а вторые - элементы множества М2.
Рассмотрим для этих же множеств декартово произведение вида М2 х Мь т. е.
переставим местами сомножители. В результате получим множество {<с, 1>,
<а, 1>, <с, 2>, <а, 2>, <с, 3>, <а, 3>}, которое тоже содержит 6 элементов, однако
легко заметить, что все элементы первого и второго множеств различны: ни одна
пара из первого множества не является равной ни одной паре второго множест­
ва. Таким образом, порядок перемножения множеств существен.
Аналогично можно ввести и операцию декартова произведения трех, четы­
рех и вообще п множеств.
Декартовым произведением множеств Мь М 2,..., М п является мно­
жество М2 х М2 х...х Мп всех упорядоченных и-ок <хь х2,..., хп> таких,
что X! - элемент первого множества, х2 - элемент второго множест­
ва,..., хп - элемент и-го множества, т. е.
М2 х М2 х...х Мп =ог^<Х1, х2,...,хп>(Х1 е М1 &х2 е М2 &...& х„ е Мп).
В частном случае, когда некоторое множество М перемножается п раз само
на себя, декартово произведение обозначается выражением Мп и называется п-й
декартовой степенью множества М.
Пусть N будет множеством натуральных чисел. Тогда №, т. е. N х N есть мно­
жество всевозможных пар натуральных чисел. Элементами этого множества бу­
дут такие пары <1, 1>, <1, 2>, <2, 1>, <2, 2>, <1, 3>, <3, 1>, <2, 3>, <3, 2>, <3, 3>
и т. д. Множество №, т. е. N х N х У, есть множество всевозможных троек нату­
ральных чисел. Элементами этого множества будут такие тройки, как <1, 1, 1>,
<1, 1, 2>, <1, 2, 1>, <1, 2, 2 >, <2, 1, 1>, <2, 1, 2> и т. д.

3.3. Теоретико-множественная трактовка свойств и отношений

Выше говорилось, что термины «свойство» и «отношение» при их экстен­


сиональном понимании трактуются как некоторые множества. Теперь у нас есть
возможность единообразным способом придать строгий теоретико-множествен­
ный смысл терминам «свойство» и «отношение».
Свойством И, заданным на множестве М, называется любое подмно­
жество множества М,т.е. ИсМ.
70
Пример 1. Свойство, выраженное предикатором «русский», заданное на мно­
жестве граждан России, есть подмножество тех и только тех граждан России, ко­
торым присущ признак «быть русским».
Пример 2. Свойство, выраженное предикатором «русский», заданное на
множестве всех людей, есть подмножества в классе всех людей (теперь не обя­
зательно только граждан России), которым присуще указанное свойство.
Таким образом, термин «русский» репрезентирует в наших примерах два со­
вершенно различных свойства, так как классы русских людей, заданные на мно­
жестве граждан России, с одной стороны, и множестве всех людей, с другой -
это разные классы. Таким образом, термину «русский» соответствует целый куст
различных свойств. А это и порождает многозначность естественного языка.
п-местным отношением К, заданным на множествах Мь М2,..., Мп,
является любое подмножество декартова произведения М1 х М2 х...х
Мп, т.е. Кс М1 хМ2 х...х Мп.
Если некоторый кортеж длины п <Х\, х2,..., х„> декартова произведения
М1 х М2 х...х Мп является элементом подмножества К, что записывается в форме
<хь Хг,..., хв> е К, то говорят также, что предметы х2,..., хв находятся в отно­
шении К. Последний факт символически обозначается выражением вида
Я(ДТ. хг,...,хв). Вообще,
<хъ х2,..., хв> е К <=> К(х1, х2,..., хп).
В случае, когда К является подмножеством декартовой степени Мп, т. е.
К с Мп, говорят, что К задано на множестве М.
Если К с М1, где М1 - первая декартова степень множества М, то, в силу
соответствия <и> = и, множество М совпадает с М1 (М1 = М). В этом случае го­
ворят, что К является свойством, заданным на множестве М.
Пример 1. Пусть А - множество городов, а В - множество государств. Образу­
ем декартово произведение А х В. В этом множестве можно выделить такое
подмножество И, которое состоит из тех и только тех пар, для которых верно,
что первая компонента будет городом, который является столицей того государ­
ства, которое будет второй компонентой этой пары. В это множество в качестве
элементов войдут, например, такие пары <Рим, Италия>, <Париж, Франция>,
<Пекин, Китай>. Множество всех таких пар экстенсионально представляет со­
бой двухместное отношение И - «столица государства» (см. Рис. 6).

/• <Рим, Франция>\

//• <Рим, Италия> \


I • <Париж, франция> )
• <Пекин, Китай> )
и /
\ Ах В /
\<Пекин, Россия>/

I Рис. 6

71
Пример 2. Пусть N - множество натуральных чисел. Образуем 2-ю декартову
степень этого множества - №. На нем можно выделить подмножество И таких
пар, что первая компонента будет меньше, чем вторая компонента. Такими па­
рами будут <1, 2>, <2, 3>, <2, 4>, <5, 10> и т. д. Тем самым множество И экстен­
сионально задает отношение «меньше» на множестве N (см. Рис. 7)

Рис. 7
Пример 3. Пусть А - множество людей. Тогда на этом множестве можно выде­
лить подмножество И такое, что его элементами будут Ньютон, Лобачевский,
Эйнштейн, Менделеев и т. д. Множество И задает экстенсионально свойство
«ученый» (см. Рис. 8).

Рис. 8
Отметим, что, по определению, «-местное отношение К соотносится с де­
картовым произведением М1 х М2 х...х Мп, (п = 1, 2,...), а потому, если хотя бы
одно из множеств Мь М2,..., Мп заменяется другим множеством, мы, вообще го­
воря, имеем дело уже с другим отношением. Так, отношение «меньше» можно
задать не только на натуральных числах, но и на рациональных, действительных
и других разновидностях чисел. Но это уже будут иные отношения. Кроме того,
отношение «меньше» часто задается на материальных объектах. При этом один
предмет может быть меньше другого по площади, по длине, по массе и т. д
Предикатор «меньше», таким образом, выражает не одно отношение, а целое их
семейство. И потому каждый раз употребление этого термина должно сопрово­
ждаться пояснением, на каких конкретно множествах оно задано. В четкой фор­
ме все нужные пояснения как раз и содержатся в теоретико-множественном спо­
собе задания отношений и свойств.
Вообще, для любых двух «-местных отношений и К2 (п = 1, 2,...) спра­
ведливо следующее условие их равенства: .
К] = К2 <=> Х7'х1Х/х2...Хт'хп(<1С1,х2,...,хп> г К, - <хьх2,...,хп> е К2).
72
3.4. Свойства двухместных отношений

Пусть R будет двухместным отношением, заданным на множестве А, пусть


далее индивидные переменные х, у и z пробегают по этому множеству. Будем
тогда говорить, что:
R рефлексивно <=> \fxR(x, х),
R антирефлексивно <=> \fx-R(x, х),
R нерефлексивно <=> -i\7xR(x, х),
R симметрично <=> Xfx\7y(R(x,y) z> R(y, х)),
R несимметрично <=> —>VxV^(7?(x, .у) R(y, xj),
R асимметрично <=> \/х\/у (R(x,y) zj —R(y, x)),
R антисимметрично о \fx\fy(R(x,y) & R(y, x) z> x =y),
R транзитивно <=> VxVyVz(R(x,y) & R(y. z) zj R(x, z)).
Например, отношение «отец», заданное на множестве людей, является анти-
рефлексивным, так как для любого человека неверно, что он является отцом са­
мого себя, и асимметричным, так как каких бы двух людей и, и w2 мы не взяли,
если wi является отцом и?, то w2 не является отцом иу, отношение «меньше», за­
данное на множестве натуральных чисел, будет антирефлексивным, асиммет­
ричным и транзитивным; отношение «меньше или равно», заданное на тех же
числах, будет рефлексивным, антисимметричным и транзитивным; отношение
«имеет тот же рост, что и», заданное на множестве людей, будет рефлексивным,
симметричным и транзитивным.
Будем говорить, что R - отношение типа равенства, если и только
если R обладает свойствами рефлексивности, симметричности и
транзитивности.
Примерами такого рода отношений являются: отношение «занимать одина­
ковую позицию по вопросу об отношении мышления к бытию», заданное на
множестве философов; отношение «конгруэнтности», заданное на множестве
геометрических фигур; отношение «равенства по величине занимаемой террито­
рии», заданное на множестве населенных пунктов, и т. д.
R является отношением порядка, если и только если R антирефлек­
сивно, асимметрично и транзитивно, т. е.
Vx-J?(x, х),
VxVy (Я(х, у) z> -R(y. х)),
VxVy Vz(/?(x, у) & R(y, z) R(x, z)).
Таковыми являются отношение «меньше», заданное на множестве нату­
ральных чисел, а также отношение «предок», заданное на множестве людей.
Про множество, на котором задано отношение порядка, говорят, что это
множество упорядочено. Рассмотрим, например, множество натуральных чисел
М = {1, 2, 3, 4, 5}. Введем на этом множестве отношение естественного поряд­
ка (обозначим его знаком «<»): будем считать, что х < у, если и только если х
i 73
предшествует у в натуральном ряду чисел. Тогда данное множество можно
представить следующим графом:
1 ,, ..-----... ..

Введем на этом же множестве другое отношение порядка: будем считать,


что х < у, если и только если у делится на х без остатка. В этом случае данное
множество представляется другим графом:

Введем еще ряд понятий, которые связаны с понятием упорядоченного


множества и потребуются для изложения материала учебника. Итак, пусть дано
некоторое упорядоченное отношением «меньше» (<) множество М. Тогда:
Элемент х множества М называют наименьшим в М, если для любо­
го у е М, не совпадающего с х, верно, что х < у.
В наших двух примерах упорядочения множества М элемент 1 является
наименьшим.
Порядок на множестве М, заданном отношением И, называется ли­
нейным, если любые два несовпадающие элемента М сравнимы, т. е.
для них верно: <х, у> е Я или <у, х> е Я. Про множество в этом слу­
чае говорят, что оно линейно упорядочено, или является цепью.
Так, в первом случае множество {1, 2, 3, 4, 5} оказалось линейно упорядо­
ченным. Все несовпадающие элементы являются сравнимыми друг с другом. Во
втором же случае данное множество не является линейно упорядоченным. Такие
пары элементов, как, скажем, <2, 3>, <2, 5>, <4, 3> не являются сравнимыми.
Тем не менее в нем имеются линейно упорядоченные подмножества (цепи). К
ним относятся следующие три цепи - <1, 2, 4>, <1, 3> и <1, 5>.
Упорядоченное множество М называется деревом, если: 1) из того,
что у < х и г < х следует, что у и г сравнимы, 2) в множестве М суще­
ствует наименьший элемент, называемый корнем дерева.
Оба примера упорядочения множества М являются примерами деревьев, в
которых элемент 1 является их корнем.

3.5. Функции
Для логики очень большое значение имеет общеметодологическое понятие
функции, которое позволяет уточнить смысл ряда семантических категорий.

74
Приведем два определения этого важного понятия. Одно из них - строгое опре­
деление, на основе уже введенных выше понятий, а другое более свободное, но
общепринятое определение. Итак:
п + 1-местное отношение Ф, заданное на декартовом произведении
М1 х М2 х...х Мп х М, называется функциональным отношением, если
и только если для каждой упорядоченной и-ки объектов
<ХЬ х2,..., х„> е М( х М2 х...х Мп существует ровно один предмет
у е М такой, что <х2, х2,..., хп,у> е Ф.
В этом случае синонимично говорят также, что п + 1 -местное отношение Ф,
задает «-местное отображение 1 множества М2 х М2 х...х Мп в множество М,
или что 1 есть функция, заданная на множестве М] х М2 х...х Мп и принимающая
значение в множестве М.
Исходя из этой терминологии, функцию можно определить (и часто дейст­
вительно определяют) еще одним образом:
п-местная функция 1 есть отображение, которое каждому элементу
множества М, х М2 х...х Мп ставит в соответствие ровно один эле­
мент множества М.
При этом декартово произведение М, х М2 х...х Мп называется областью
определения «-местной функции 1, а множество М областью ее значений.
Каждое М, является областью возможных значений переменной х,. Элементы
X], х2,..., хп называются аргументами функции Г; а у - значением функции при
данном наборе аргументов и обозначается выражением вида Г(х2, х2,..., хп) =у.
Связь между п + 1-местным функциональным отношение Ф и «-местной
функцией 1 (обратите внимание, что отношение является п + 1 -местным, а функ­
ция только «-местной) определяется следующим условием:
Ф(хт, х2,..., хп, у) о Г(хь х2„„, хп) = у.
В обоих определениях понятия функции чрезвычайно существенными яв­
ляются слова «каждый» и «ровно один». Они указывают на то, что под функци­
ей понимается всюду определенное и однозначное отображение. Это наиболее
важный вид функции, хотя надо иметь в виду, что бывают функции только час­
тично определенные и многозначные.
Информацию о наличии отображения элементов множества М, х М2 х...х Мп
а множество М принято записывать в виде:
Г. М,хМ2 х...х Мп-> М.
В случае отображения множества Мп в множество М, т. е. когда возможные
области изменения каждого из аргументов совпадают между собой, а также сов­
падают с областью значений, эта информация записывается в форме: 1: Мп—> М,
и говорят, что функция 1 есть операция, заданная на множестве М.
Элементы области определения функции в зависимости от ее местности
могут быть либо отдельно взятыми объектами или же упорядоченными пара­
75
ми, тройками предметов и т. д., т. е. кортежами разной длины. В этом случае
местность функции определяется длиной кортежей, которые входят в область
определения соответствующей функции: так, одноместная функция - это
функция, область определения которой состоит из отдельно взятых объектов
(или же кортежей длины 1); двухместная функция - это функция, область оп­
ределения которой состоит из упорядоченных пар объектов (кортежей длины
2); трехместная функция - это функция, область определения которой состо­
ит из упорядоченных троек объектов (кортежей длины 3); неопределенно­
местная функция - это функция, область определения которой в разных слу­
чаях состоит из кортежей различной длины. Примером последней функции яв­
ляется процедура порождения декартова произведения из п множеств, где п -
любое натуральное число.
Функции 1'| и 1'2 равны друг другу = 1'2) тогда и только тогда, когда:
1) у них совпадают области определения,
2) совпадают области значения,
3) на одинаковых наборах аргументов они принимают одинаковые
значения.
Отсюда понятно, чтобы задать некоторую функцию необходимо:
(а) задать область определения функции,
(б) задать ее область значения,
(в) указать, какие элементы из области определения и области значения свя­
зываются этой функцией.
Пример 1. Одноместное отображение ГДх) = у, где аргумент х пробегает по
классу государств - \Ух(х есть государство), у принимает значение в классе го­
родов - \¥у(г есть город), а функция сопоставляет каждому государству ее
столицу.
Пример 2. Одноместное отображение Г2(х) = у, которое городам сопоставляет
государства, на территории которых эти города находятся, т. е. аргумент х про­
бегает по классу городов - \Ух(х есть город), а у принимает значения в классе
государств - \Уг(у есть государство).
Пример 3. Двухместное отображение Г3(х, у) = г, которое паре натуральных
чисел сопоставляет результат их сложения, т. е. область определения функции
есть множество пар натуральных чисел - XV<х, у>(х есть натуральное число ну
есть натуральное число), а область значения функции есть \Уз(г есть натураль­
ное число).
Пример 4. Двухместное отображение Г4(х, у) = г. Здесь область определения
функции есть множество упорядоченных пар <х, у> таких, что х - это студент, а
у - экзаменационная дисциплина. Область значения функции есть множество =
{отлично, хорошо, удовлетворительно, неудовлетворительно}.

Существует несколько способов задания функций. Для конечных и легко


обозримых множеств - областей определения функции и ее значения - функцию
можно задать графически с помощью следующего схематического изображения
(см. Рис. 9):

76
Здесь множество М, - область определения функции - содержит 5 элемен­
тов, а множество М2 - область значения функции - 4 элемента. Все элементы
помечены точками. Функция Г отображает элементы множества М, в элементы
множества М2, так что: Г(а]) = 1'(а3) = Ь2, Г(а2) = 1'(а4) = Ь1 и 1'( а5) = Ь4, что показано
стрелками, направленными от аргументов функции к значениям этой функции
на данных аргументах.
Другим способом задания функции является табличный способ, который
тоже удобен в случае отображения между конечными множествами с неболь­
шим количеством элементов. В этом случае слева в таблице выписываются
столбиком в том или ином порядке элементы из множества определения функ­
ции (аргументы), а в правом — значения функции для этих аргументов. Напри­
мер, функцию, изображенную на рисунке 9, можно представить таблицей так;

х
а) Ь2
а2 Ь1
а3 ь2
а4 Ь1
а5 ь4
Табл. 1
Указанные способы определения функций не применимы в случае, когда
область определения функции содержит очень большое количество элементов,
тем более, если эта область бесконечна. В таком случае применяется так назы­
ваемый аналитический способ задания функции, т. е. формулируется некоторое
правило, согласно которому элементам области определения функции сопостав­
ляются элементы области значения функции. Это правило выражается в языке
конструкцией вида Г(хь х2,..., хп), состоящей из знака функции (функтора) и пе­
ременных, причем с каждой переменной х\, Хг,..., ха связано свое множество (об­
ласть пробега соответствующей переменной), а сами элементы этих множеств
называются возможными значениями аргументов функции. Данная конструкция
называется аналитическим представлением функции.
В вышеперечисленных примерах функция Г,(х) аналитически может быть за­
дана в естественном языке словосочетанием «столица х», где х пробегает по
множеству государств; функция Г2(х) может быть аналитически задана слово­
сочетанием «государство, на территории которого расположен х», где х пробе­
гает по множеству городов; функцию Г3(х, у) в математике принято задавать
77
I
выражением «х + у», где первая переменная х и вторая переменная у пробегают
по множеству натуральных чисел (данная функция является операцией); и
функция Г4(х, у) может аналитически быть задана словосочетанием естествен­
ного языка вида «оценка, полученная х на экзамене по у», где первая перемен­
ная х пробегает по множеству студентов, а вторая переменная у пробегает по
множеству дисциплин.
При аналитическом задании функций с помощью выражений Г(х(, Хг,..., х„),
важным оказывается различение фиктивного и существенного вхождения пере­
менных в это выражение.
Переменная х, (1 < г < п) входит в выражение Цхь х2,..., хп) фиктив­
но, если любое изменение ее значений, которые она может принять
в множестве Мь не влияет на изменение значения всего выраже­
ния. В противном случае, переменная х1 входит в выражение Г(хь
х2,..., хп) существенно.
Простым примером фиктивного вхождения переменной является выражение
х — х, аналитически задающее некоторую функцию на множестве целых положи­
тельных чисел. По виду аналитического выражения эта функция одноместная,
так как зависит от одной переменной х, однако данная переменная входит в вы­
ражение фиктивно, так как при любом значении х на указанном множестве зна­
чение всей функции будет равно 0. Иначе говоря, данная функция тождественно
равна 0. В силу фиктивности вхождения единственной переменной х ее можно
трактовать как нульместную функцию.
Имеется еще одна очень важная разновидность аналитического способа за­
дания функций, который широко используется в математике. Здесь тоже функ­
ция задается некоторым правилом, согласно которому элементам области опре­
деления функции сопоставляются элементы области значения функции. В каче­
стве такого правила применяется особая процедура, называемая рекурсией.
Обсуждение этой процедуры будет дано в других главах учебника.
Функции можно подразделять на виды в зависимости от того, какого типа
объекты являются их возможными аргументами и возможными значениями. В
логике выделяют два исходных типа объектов:
(1) индивиды - отдельно взятые, единичные предметы;
(2) истинностные оценки - истина и ложь.
С учетом этого выделяют следующие простейшие типы функций'.
(а) предметно-предметные - функции, возможными аргументами и значе­
ниями которых являются индивиды (предметы);
(б) предметно-истинностные - функции, возможными аргументами которых
являются индивиды, а возможными значениями - истинностные оценки;
(в) истиностно-истинностные - функции, возможными аргументами и зна­
чениями которых являются истинностные оценки.
Две последние разновидности функций называются логическими.
Возвращаясь к семантическим категориям естественного языка, мы можем
теперь дать им четкую функциональную характеристику. Оказывается, что те

78
выражения языка, которые были названы предметными функторами, предикато-
зами и логическими константами, являются с функциональной точки зрения не
чем иным как знаками функций.
Предметные функторы - это знаки предметно-предметных функций
различной местности, а имена - это знаки нульместных предметно­
предметных функций.
Аналитически предметно-предметные функции выражаются в языке
именными формами, т. е. такими выражениями, в результате подстановки в
которые вместо переменных знаков константных аргументов (т. е. имен) по-
лучается новое имя. Например, если в одноместную именную форму «столи­
ца х» вместо переменной х подставить имя «Россия», то получим новое имя
«столица России», обозначающее город Москву. Если в одноместную имен­
ную форму «государство, на территории которого находится х» вместо пере­
менной х подставить имя «Рязань», то получится новое имя «государство, на
территории которого находится Рязань», обозначающее Россию. Если в
двухместную именную форму «х + у» вместо переменных х и у подставить
соответственно имена «5» и «3», то получим новое имя «5 + 3», обозначаю­
щее число 8. Аналогично, если в двухместную именную форму «оценка, по­
лученная х на экзамене по у» вместо переменных х и у подставить соответст­
венно имена «Иванов» и «логика», то в результате получим новое имя «оцен­
ка, полученная Ивановым на экзамене по логике», которое будет обозначать
некоторую конкретную оценку.
Предикаторы - знаки предметно-истинностных функций различной
местности, а предложения - нульместных истинностных функций.
Аналитически предметно-истинностные функции выражаются в языке вы-
. казывателъными формами, т. е. такими выражениями, в результате подстанов­
ки в которые вместо переменных знаков константных аргументов (т. е. имен)
получается повествовательное предложение (высказывание). Например, если в
зысказывательную форму «х>у» вместо переменных х и у подставить соответ­
ственно имена «5» и «3», то получим предложение «5 > 3», которое обозначает
истину. Если в высказывательную форму (предикат) «х находится между у и г»
вместо переменных х, у и г подставить соответственно имена «Москва», «Тула»
и «Рязань», то получим предложение «Москва находится между Тулой и Ряза­
нью», которое обозначает ложь.
Пропозициональные связки - это знаки истинностно-истинностных
функций различной местности.
В классической логике к истинностно-истинным функциям относят все
функции вида Е {и, л}п —> {и, л}. Примерами таких функций являются: отрица­
ние (-пр), конъюнкция (р & ц), дизъюнкция (р V ц), импликация (р з ц) и многие
другие. Функции этого вида называются булевыми функциями в силу того, что
впервые их исследовал английский математик и логик Дж. Буль. Более подроб-

79
ный анализ пропозициональных связок как знаков булевых функций истинности
будет дан в следующей главе.
Отметим, что рассмотрение пропозициональной связки «и» как функции ис­
тинности является чисто экстенсиональным. Иначе говоря, истинность сложного
высказывания не зависит от интенсиональных (смысловых) характеристик со­
ставляющих его высказываний, а полностью определяется только их истинност­
ными значениями. Однако не всякую пропозициональную связку можно задать
такого рода функцией. В естественном языке имеются такие сложные высказы­
вания, значения которых не всегда можно установить, зная лишь значения вы­
сказываний в их составе. Например, для того, чтобы установить, что высказыва­
ние «Мери вышла замуж и родила ребенка» истинно, недостаточно установить
истинность высказываний «Мери вышла замуж» и «Мери родила ребенка», из
которых оно образовано. Необходимо, кроме этого, убедиться в том, что поло­
жение дел, описанное в первом из них, предшествовало по времени положению
дел, описанному во втором. Следовательно, пропозициональная связка, которая
соответствует данному употреблению союза «и» (в смысле «а затем»), не явля­
ется знаком функции истинности.
К числу истинностно-функциональных не относится также и связка, выра­
жающая условную связь между суждениями (для этой связки используют обыч­
но символ «—>» и называют ее релевантной или номологической импликацией).
Высказывание вида А —> В истинно, если положение дел, описываемое в А, обу­
словливает наличие ситуации, описываемой в В. Высказывание же А о В явля­
ется ложным только в случае, когда А истинно, а В ложно. Так, при истинности
А («3 > 2») и В («Волга впадает в Каспийское море») высказывание А о В явля­
ется истинным. Высказывание же А —> В («Если 3 > 2, то Волга впадает в Кас­
пийское море»), в отличие от А о В, ложно, так как первый факт не обусловли­
вает второго факта, хотя в других случаях, когда А и В истинны, А —> В может
оказаться и истинным, например если А есть высказывание «Медь - металл», а
В - «Медь проводит электрический ток». В данном случае это же самое выраже­
ние естественного языка, символизируемое с помощью материальной имплика­
ции как (А о В), тоже будет трактоваться как истинное высказывание, так как
антецедент и консеквент являются истинными предложениями.
Еще одним типом логических констант, которые не относятся к числу истин­
ностно-функциональных знаков, являются так называемые модальные операто­
ры. Они выражаются в естественном языке такими оборотами речи, как «необ­
ходимо, что» (для этой модальности используют обычно символ «О»), «возмож­
но, что» («О»), «случайно, что» («V») и т. п. Нетрудно убедиться в том, что
модальности - это не знаки функций истинности. Действительно, высказывания
вида ПА могут оказаться как истинными, так и ложными при истинном А. Если
же А ложно, то нельзя лишь на основании этого факта однозначно определить,
является ли 0 А истинным или ложным.

3.6. Теория семантических категорий

Теория семантических категорий имеет дело с решением вопроса о способах


членения языковых выражений на такие составляющие, которые позволяют последо­
вательно строить из них значимые выражения языка. Она интересуется вопросом о
80
том, что обозначают как сами составляющие, так и те выражения, которые из них
получаются. Ниже теория семантических категорий строится только для языка ис­
числения предикатов первого порядка (основные идеи этого языка излагаются в гла­
ве V). Вопросы теории семантических категорий для языков высших порядков (см.
главу VI) не затрагиваются.
В теории выделяются три типа категорий:
(1) категория имен, т. е. знаков индивидов,
(2) категория предложений,
(3) категории функторов, т. е. знаков функций; при этом каждой категории функто­
ров присваивается свой тип, представляющий собой дробь, в знаменателе которой ука­
зываются типы знаков аргументов функции данного вида, а в числителе - тип знака зна­
чения функции.
Предположим, что мы уже умеем каким-то образом отличать предложения от всего,
что ими не является. Тогда два выражения А и В будем считать принадлежащими к од­
ной и той же семантической категории, если и только если:
(1) существует такое предложение, в которое входит одно из этих выражений,
(2) для всякого предложения результат замены в нем одного из них на другое
вновь дает предложение.
; Так, слова «человек» и «молоток» относятся к одной и той же семантической кате­
гории, ибо, во-первых, существует предложение, например «Некоторый человек читает
книгу», где встречается термин «человек», и, во-вторых, в любом предложении замена
слова «человек» на слово «молоток» даст в результате опять-таки предложение, хотя,
может быть, и ложное.
Отношение «принадлежать к одной и той же семантической категории» является
отношением эквивалентности, а потому все множество выражений некоторого языка
разбивается на взаимно непересекающиеся множества - семантические категории.
В основе рассматриваемой теории семантических категорий лежит способ членения
выражений языка на функторы и аргументы. При этом сложные выражения рассматри­
ваются как результат приложений функторов к аргументам (их сочленения, конкатена­
ции). Например, выражение «Онегин убил Ленского» членится на два аргумента - «Оне­
гин» и «Ленский» - и двухместный функтор «убил». Сочленение этого функтора с тер­
минами «Онегин» и «Ленский» как раз и даст рассматриваемое предложение.
Выделяются два типа выражений, которые могут быть аргументами. Это - имена и
предложения. Совокупность имен и совокупность предложений образуют две наиболее
фундаментальные семантические категории. В их состав входят не только постоянные
выражения языка, но и переменные, значениями которых являются, соответственно, ин­
дивиды и предложения.
Другой важный тип категорий - функторы - подразделяется на различные семанти­
ческие категории, в которые будут входить функторы одного и того же вида. Вопрос о
том, к какой семантической категории относится некоторый конкретный функтор, зави­
сит от числа его аргументов, категорий этих аргументов, а также от категории того вы­
ражения, которое получится в результате его приложения к аргументам.
Для прояснения сказанного обозначим категорию имен индексом - и, а категорию
предложений индексом - а. Тогда категорию функторов можно обозначить дробью: в
числителе дроби будем ставить индекс категории всего выражения, образованного
приложением функтора к аргументам, а в знаменателе индексы категорий аргументов.

81
Например, выражение «5 + 7» - это имя и, следовательно, оно относится к категории
п, аргументами же являются опять-таки имена - знаки «5» и «7» Отсюда, применяя
только что описанную процедуру изображения категории функтора, получаем, что
функтор «+» имеет категорию п/пп Рассмотрим выражение «7 < 3» Так как это пред­
ложение, то его категория л Категория же «7» и «3» - это категория имен п Отсюда
высчитываем, что категория функтора «<» есть s/nn Рассмотрим еще одно выражение
- «Неверно, что р» Категория этого выражения s, так как данное выражение представ­
ляет собой высказывательную форму Аргументом здесь является пропозициональная
переменная, относящаяся тоже к категории .$■ Отсюда получаем, что категория выра­
жения «Неверно, что » есть s/s
Вообще, все примитивные выражения, которые являются предикаторами, в зависи­
мости от своей местности относятся к функторам одной из следующих семантических
категорий s/n, s/nn, s/nnn и т д Так sin - это имя той семантической категории, в кото­
рую попадут все одноместные предикаторы С другой стороны, все примитивные выра­
жения, которые были отнесены к предметным функторам, попадут в одну из следующих
семантических категорий - п/п, п/пп, п/ппп и т д В частности, в категорию п/пп попадут
все знаки двухместных предметных функторов, порождающих из некоторой пары пред­
метов (на это указывают индексы в знаменателе) некоторый новый предмет (об этом го­
ворит индекс в числителе) Теперь ясно, что логическая связка должна иметь индекс
s/s, а логические связки «&», «v», «v», <q» и «s» попадут в семантическую категорию с
индексом s/ss
Все функторы, имеющие в числителе индекс п, называются имяобразующими, все
функторы, имеющие и числителе индекс s, называются высказываниеобразующими
Однако этими двумя подвидами множество функторов не исчерпывается Существуют
еще и такие функторы, которые вновь порождают функторы Их можно назвать функ-
торобразующими Таковым является, например, выражение «сильно» в словосочетании
«сильно греет», категория которого - slnllsln Здесь в числителе и знаменателе стоит ин­
декс категории s/n Это говорит о том, что данный функтор, будучи применен к функто­
ру s/n, породил функтор вида s/n Вообще, возможны самые различные комбинации ин­
дексов Например, знак «», будучи применен к предложениям, порождает их кавычковые
имена, а потом его семантическая категория будет n/s Семантическая категория кванто­
ров имеет вид sllsln Семантическая категория операторов «i» и «е» имеет вид nllsln Это
означает, что, будучи применены к одноместным высказывательным формам категории
s/n, они порождают, соответственно, предложения или имена
С помощью предложенной системы индексации примитивных знаков можно осуще­
ствлять процедуру определения семантической категории сложных выражений Для
этого будем поступать следующим образом

1 Пишется функтор
2 Вслед за функтором выписываются его аргументы, и заключаем функтор и его
аргументы в скобки, показывая этим их сочленение
3 Каждому символу, входящему в выражение, приписываем соответствующие ин­
дексы семантических категорий
4 Будем членить выражения вида КаА, где К - любой оператор, а а - переменная,
следующим образом (К(аА)) Если А - выражение категории i и а - переменная катего­
рии j, то (аА) есть выражение категории i/j
5 Учитывая порядок скобок, производим последовательно сокращение индексов по
обычным правилам сокращения дробей

82
Выражение будем считать правильно построенным, если оно будет после всех со­
кращений иметь индекс i/у,.. ,jm при т > 0, что и будет указывать, к какой категории
принадлежит выражение в целом. Тот знак, который после выполнения пунктов 1 и 2
окажется стоящим вначале всего выражения, называется главным знаком выражения.
Рассмотрим следующий пример.
Пусть дана конструкция Vx(R(x, у. z) o 3zQ(z, у)) & Р(х) Осуществляя пункты 1 и 2,
получим (&(V(x(o(Rx, у, z)(3(z(Qz, у))))))(Рх)) Выражение начинается знаком & и
потому этот знак считается гпавным Вслед за этим перейдем к выполнению других
пунктов процедуры, т е припишем всем примитивным знакам их семантические кате­
гории и начнем последовательно сокращать дроби, выписывая полученный результат
от сокращений в новую строчку Те же индексы, над которыми работа не производи­
лась, будем сносить в эту же строчку без изменения Будем также подчеркивать те
индексы, которые сокращаются Итак
(& ( V (х( о ( R х, у, z)( 3 (z ( Q Z, у))))))( Р х))
s/ss • (sllsln ■ (n(s/ss ■ (s/nnn ■ n n n'i/sllsln ■ (n ( sinn ■ n я)))))) (s/n ■ ri)
s/ss ■ (sllsln ■ (n (s/ss ■ s (sllsln ■ («(¿)))))) 5
s/ss ■ (sllsln ■ (n (s/ss ■ s (sllsln ■ sln}}\}} s
s/ss ■ (sllsln ■ (n (s/ss ■ S_______________ s))) 5
s/ss ■ (sllsln ■ (яП))) Г
s/ss ■ (sllsln • s/ri) s
s/ss • s s
s
Полученный результат говорит о том, что рассматриваемое выражение относится
к категории предложений.
На основе теории семантических категории можно осуществлять разнообразную
классификацию формализованных языков Например, если ограничиться только вы­
ражениями категории s, s/s, s/ss, s/sss и т. д., то полученный так фрагмент языка назы­
вается языком логики высказываний, к рассмотрению которой мы и переходим

Упражнения
1. В каком отношении находятся следующие классы предметов'.
а) класс людей - класс студентов,
б) класс поэтов - класс поэтов и людей,
в) класс поэтов - класс поэтов или людей,
г) класс писателей - класс русских писателей,
д) класс равноугольных треугольников - класс равносторонних тре-
\гольников.
2. Установите, какие свойства из перечисленных в пункте 4.4 данной главы
присущи следующим двухместным отношениям
а) быстрее, б) отец,
в) любит, г) сестра,
д) расположен там же, где и, е) лететь на.
3. Укажите результат декартова произведения следующих множеств'.
а) {1, 2, 3, 4}х {л, и}2, б) {с}5,
в) {и, л}2х{л, и}2, г) {и, л}3,

83
д) {а, б}2х{1, 2}2, е) {а, б}2х{1},
ж) {1, 4} х {с, д}3, з) {с}°.
4. Указать, знаком какой функции является термин «брат» в следуюгщ
выражениях'.
а) Иван отец Петра,
б) Отец Петра - инженер,
в) Иван является отцом Петра.
5. Задайте область определения, область значения и укажите местность
следующих выражений. Попытайтесь записать их формально:
а) необходимо и достаточно, б) Sin,
в) если и только если, г) мать,
д) национальность, е) рост.
Глава III
КЛАССИЧЕСКАЯ ЛОГИКА ВЫСКАЗЫВАНИЙ

§ 1. Язык классической логики высказываний

1.1. Алфавит логики высказываний

Наиболее простой логической теорией является классическая логика выска­


зываний. При выявлении в этой теории логических форм контекстов естествен­
ного языка происходит абстрагирование от содержаний простых высказываний,
от их внутренней структуры, а учитывается лишь то, с помощью каких связок и
в каком порядке простые высказывания сочленяются в сложные.
Данный уровень анализа логических форм предполагает, во-первых, нали­
чие в формализованном языке нелогических символов только одного типа -
пропозициональных переменных, которыми могут замещаться простые выска­
зывания естественного языка. Во-вторых, все логические термины этого форма­
лизованного языка также принадлежат к одной категории. Ими будут истинно­
стно-функциональные пропозициональные связки.
Логика высказываний {пропозициональная логика) - это логическая
теория, язык которой содержит один тип нелогических символов -
пропозициональные переменные, а также один тип логических сим­
волов - пропозициональные связки.
Особенности языка классической логики высказываний определяют спе­
цифику ее законов, а также то, в каких случаях, согласно этой теории, из мно­
жества формул логически следует некоторая формула. Законами классической
пропозициональной логики будут формы таких высказываний, логическая ис­
тинность которых обусловлена логическими свойствами содержащихся в них
пропозициональных связок. Правильными, с точки зрения логики высказыва­
ний, являются лишь такие умозаключения, в которых наличие логического
следования между посылками и заключением обусловлено теми же факторами.
Прежде чем будет осуществлено систематическое построение языка клас­
сической логики высказываний, следует подробнее рассмотреть вопрос о
том, какие логические символы имеются в его алфавите. В частности, возни­
кает вопрос, должны ли в алфавите языка логики высказываний содержаться
все истинностно-функциональные связки. Оказывается, что необходимость в
этом отсутствует. Дело в том, что одни функции истинности могут быть вы­
ражены с помощью других. Более того, имеются такие конечные наборы
функций, посредством которых выразима любая функция истинности. Такие
наборы называют функционально полными. Одной из функционально полных
систем является множество функций, представленных связками —,, &, о и V
(см. об этом ниже).
Иногда в алфавит логики высказываний включают логические знаки -
«Т» (константа истинности) и «±» (константа ложности). Символу «Т» в ес­
85
тественном языке соответствует истинное высказывание, а символу «±» -
ложное. Таким высказываниям в формализованном языке соответствуют вы­
ражения, все переменные которых фиктивны. Указанные символы можно
трактовать и как нульместные пропозициональные связки, т. е. как логиче­
ские символы, образующие высказывания из такого числа других высказыва­
ний, которое равно нулю.
Приступим к систематическому построению языка классической логики вы­
сказываний. Прежде всего зададим его алфавит — совокупность исходных сим­
волов данного формализованного языка. Он будет состоять из нелогических, ло­
гических и технических символов.
Множество нелогических символов составляет бесконечный список пропози­
циональных переменных р, ц, г, я, рь дь г15 Я1, р2,... Эти символы используются в
качестве параметров простых высказываний при выявлении логических форм
контекстов естественного языка.
Логическими символами данного языка являются истинностно-истинност­
ные пропозициональные связки. В качестве исходных могут быть приняты раз­
личные наборы связок. Единственное требование, предъявляемое к указанным
наборам, следующее: система функций истинности, представленных этими связ­
ками, должна быть функционально полной, т. е. с помощью функций данной сис­
темы должна быть выразима любая функция истинности. Договоримся исполь­
зовать в качестве исходных логических символов связки &, V, п.
Техническими символами являются правая и левая круглые скобки.
Построение алфавита завершено.

1.2. Формулы логики высказываний

В языке пропозициональной логики имеется только один тип осмысленных,


т. е. правильно построенных выражений - формулы.
Точное понятие формулы задается следующим образом:
1. Всякая пропозициональная переменная является формулой.
2. Если А - формула, то -,А также является формулой.
3. Если А и В - формулы, то выражения (А & В), (А V В), (А тз В)
также являются формулами.
4. Ничто иное не является формулой.
Формулы, указанные в пункте 1 данного определения, называют элемен­
тарными, а в пунктах 2 и 3 - сложными. Заметим, что если в алфавит языка
введены логические символы Т (константа истинности) или ± (константа лож­
ности), то их также включают в класс формул, причем относят к числу элемен­
тарных формул.
Пользуясь определением формулы, можно для любого выражения языка в
конечное число шагов решить вопрос о том, является оно формулой или нет.
Определим, является ли формулой выражение (->р о (ц & г)). Оно имеет
вид (А о В), где А есть —.р, а В - (ц & г). Согласно п.З определения, (А о В)

86
является формулой, если А и В формулы. Таким образом, наша задача сводит­
ся к решению двух подзадач: являются ли формулами ->р и (д & г). Выражение
—р является формулой в соответствии с п.2, поскольку оно имеет вид —.С, где
С есть р, а р - формула, согласно п.1. Выражение (д & г) также является фор­
мулой (в соответствии с п.З), поскольку оно имеет вид (Б & Е), где Б есть д, а
Е есть г, которые являются формулами, согласно п.1.
Итак, выражение вида (->р о (д & г)) - формула.
Является ли формулой выражение (р —,д)? Переменные р и д - формулы.
Следовательно, данное выражение имеет вид (А ->В), где А и В - формулы. Но
выражение вида (А ->В) не предусмотрено пунктами 1-3, поэтому, согласно п.4,
оно не является формулой.
Формула, входящая в состав некоторой формулы, называется ее
подформулой.
Например, подформулами выражения (->р о (д & г)) являются р, д, г, ->р,
(д & г), а также само выражение (->р (д & г)), ведь, согласно определению
подформулы, всякая формула является собственной подформулой.
В сложной формуле всегда можно выделить связку, которая называется ее
главным знаком. В формулах вида -А главным знаком является первое слева
вхождение символа —В формулах видов (А & В), (А V В), (А о В) главными
знаками являются, соответственно, те вхождения символов &, V, о, которые
стоят между подформулами А и В. Например, в формуле (—.р о (д & г)) главным
является знак о. В формуле ((->р о д) & г) - знак &, а в формуле ->(р о (д & г)) -
знак -I.
Для того чтобы записи формул имели более компактный вид, примем со­
глашение об опускании скобок', если первым знаком формулы является левая
скобка, а последним - правая, то эту пару скобок договоримся опускать. Тогда
формула (->р г: (д & г)) запишется как -,р о (д & г).
Завершив построение формализованного языка, покажем, каким образом в
нем выражается логическая форма высказываний естественного языка. Поясним,
как осуществляется данная процедура, на примере. Выразим в языке пропози­
циональной логики форму сложного высказывания
«Если спортсмен стал призером соревнований, но не выиграл их, то он занял
второе либо третье место».
Прежде всего необходимо выделить простые высказывания, входящие в сос­
тав сложного. В нашем примере их четыре:
(1) Спортсмен стал призером соревнований.
(2) Спортсмен выиграл соревнования.
(3) Спортсмен занял второе место.
(4) Спортсмен занял третье место.
Каждому простому высказыванию сопоставляется пропозициональная пе­
ременная, например первому - р, второму - д, третьему - г, четвертому - я.

87
Далее выделяем логические термины, посредством которых простые выска­
зывания сочленяются в сложные: «но», «не», «либо», «если..., то». Теперь необ­
ходимо выяснить, какой смысл в данном высказывании выражает каждый логи­
ческий термин, и сопоставить этому термину связку формализованного языка,
имеющую аналогичный смысл. В нашем случае термину «но» по смыслу соот­
ветствует конъюнкция (&), термину «не» - отрицание (->), термину «либо» -
дизъюнкция (V). Что же касается союза «если..., то», то наиболее близкой ему
по смыслу является материальная импликация (о).
Наконец, необходимо установить порядок и способ сочленения простых вы­
сказываний в сложное посредством логических терминов. В нашем высказыва­
нии главным является союз «если..., то», значит, его логическая форма должна
быть импликативной формулой. Ее антецедент - конъюнктивная формула, пер­
вым членом которой будет р (этой переменной мы заменяем простое высказы­
вание (1)), а вторым членом - отрицание д (этой переменной заменяется выска­
зывание (2)). Итак, антецедент импликации имеет вид (р & -,д). Ее консеквент -
дизъюнктивная формула, членами которой являются переменные г и 8 (ими за­
меняются высказывания (3) и (4)). Итак, консеквент импликации имеет вид (г V
8). В целом, логической формой рассматриваемого высказывания является фор­
мула (р & ->д) о (г V 8).
В контекстах естественного языка простые высказывания могут сочленяться
с помощью таких логических союзов, которым не соответствует никакая пропо­
зициональная связка из алфавита построенного нами формализованного языка.
Например, высказывание
«Ни днем, ни ночью пограничники не теряют бдительности»
содержит союз «ни, ни», у которого нет смыслового аналога в системе связок
{-1, &, V, о}. Как же выявляется логическая форма в подобных случаях?
Для этого необходимо переформулировать сложное высказывание таким
образом, чтобы оно выражало то же самое утверждение, но содержало при этом
только такие союзы, которым соответствуют по смыслу какие-либо связки из
алфавита. Например, приведенное выше высказывание можно, не изменяя его
содержания, переформулировать так:
Неверно, что днем пограничники теряют бдительность, и неверно, что ночью по­
граничники теряют бдительность.

Логическая форма данного высказывания имеет вид (->р & ->д), где р под­
ставлено вместо «Днем пограничники теряют бдительность», ад- вместо «Но­
чью пограничники теряют бдительность».
Пропозициональная связка, адекватная по смыслу союзу «ни, ни» естест­
венного языка, может быть введена в язык классической пропозициональной ло­
гики посредством определения через исходные связки алфавита. Выражение ви­
да «Ни А, ни В» содержит утверждение об отсутствии обеих ситуаций - описан­
ной в А и описанной в В. Логическое содержание этого утверждения выразимо с
помощью связок -> и & следующим образом: (->А & ->В). Поэтому в формализо-

88
ванный язык можно ввести аналогичный союзу «ни, ни» символ, например «Ф»,
приняв следующее определение:
(АФВ>1Х(^А&-пВ),
где знак «=ос» означает «равносильно по определению», а саму связку «Ф» назы­
вают знаком Нико.
Задав язык классической логики высказываний, приступим к построению в
его рамках логической теории - классической логики высказываний. При этом
будем использовать метод, получивший название метода таблиц истинности.

Упражнения
* 1. Укажите все подформулы следующей формулы'.
а) (-пр о ((я & -пг) V (^я & г))) & (((я & -пг) V (^я & г)));
2. Выразите логическую форму следующих высказываний в языке логики вы­
сказываний:
а) Тело движется равномерно и прямолинейно в том и только в том случае,
когда на него не действуют силы или равнодействующая действующих на тело
сил равна нулю,
б) «Если учиться и не думать - запутаешься, а если думать и не учиться -
впадешь в сомнение» (Луньюй, V в. до н. э.).
в) Если посылки умозаключения истинны, то в случае ложности заключе­
ния, умозаключение не может быть корректным, а в противном случае оно мо­
жет оказаться как корректным, так и некорректным.
г) Петр является другом Ивана или не является ни другом Федора, ни дру­
гом Семена, если и только если он не является другом Ивана и является другом
Федора или Семена.
д) При нормальной температуре как вода, так и бензин находятся в жидком
состоянии.
е) Только один из трех подозреваемых - Иванов, Петров или Сидоров - дал
правдивые показания.
ж) Иванов является или студентом или преподавателем, или неверно, что он
является студентом, а также и преподавателем.

§ 2. Таблицы истинности. Виды формул

2.1. Интерпретация пропозициональных переменных

Как и всякая другая логическая теория, логика высказываний решает две ос­
новные задачи: во-первых, выделяет среди класса формул множество своих зако­
нов и, во-вторых, устанавливает логические отношения (прежде всего - отноше­
ние логического следования) между формулами формализованного языка.
Напомним, что законом логической теории является формула, принимаю­
щая значение «истина» при любой допустимой в данной теории интерпретации
89
нелогических символов в ее составе. Поэтому построение логики высказываний
следует начать с вопроса о том, каким образом могут интерпретироваться про­
позициональные переменные.
Процедура интерпретации нелогических символов состоит в приписывании
им значений. Тип значения каждого такого символа должен быть тем же самым,
что и у соответствующих выражений естественного языка, знаками которых эти
символы являются.
Вместо пропозициональных переменных разрешается подставлять простые
высказывания. Поскольку каждое простое высказывание либо истинно, либо
ложно, то и пропозициональным переменным должны приписываться в качестве
значений абстрактные объекты «истина» или «ложь». Итак, существует две до­
пустимые интерпретации каждой отдельно взятой пропозициональной перемен­
ной: 1) интерпретация, сопоставляющая ей значение «истина», 2) интерпрета­
ция, сопоставляющая ей значение «ложь».
Понятие интерпретации пропозициональных переменных можно распро­
странить на случай, когда значения приписываются не одной, а некоторому чис­
лу и различных пропозициональных переменных, например рь р2,..., рп.
Допустимой интерпретацией переменных рь р2,..., рп является произволь­
ный набор их значений, т. е. любая последовательность <аь а2,..., ап>, где каж­
дое а, есть либо «истина» (сокращенно «), либо «ложь» (сокращенно л), причем
а, есть значение переменной р,.
Если последовательность рь р2,..., рп состоит из одной переменной (т. е. ес­
ли п = 1), то существует два набора значений истинности: <и> и <л>. Компонен­
ты этих одночленных последовательностей являются значениями р, при различ­
ных интерпретациях.
Если эта последовательность содержит две переменные (если п = 2), то на­
борами значений являются упорядоченные пары (всего их четыре):
<и, и>, <и, л>, <л, и> и <л, л>.
Первая компонента пары указывает на значение рь а вторая - на значение р2
при данной интерпретации.
Если последовательность содержит три переменные, то наборами значений
будут упорядоченные тройки (всего их восемь):
<и, и, и>, <и, и, л>, <и, л, и>, <и, л, л>,
<л, и, и>, <л, и, л>, <л, л, и>, <л, л, л>.
Первая компонента тройки указывает на значение рь вторая - на значение
р2, третья - на значение р3 при данной интерпретации.
Допустимые интерпретации переменных р,, р2,..., рп могут быть представ­
лены в виде таблицы: в строчках записываются различные наборы значений
этих переменных, а в столбцах - значения переменных при различных интерпре­
тациях. Наборы значений удобно располагать в лексикографическом (алфавит­
ном) порядке (как располагают слова в словаре). Составим подобные таблицы
для одной, двух и трех переменных.

90
Р1 Р1 Р2 Р1. Р2. РЗ
1 и 1 и и 1 и и и
2 л 2 и Л 2 и и л
3 л и 3 и л и
4 л л 4 и л л
5 л и и
6 л и л
7 л л и
8 л л л
Табл. 1
Число всех возможных наборов значений п переменных равно 2П. Например,
число допустимых интерпретаций четырех переменных равно 16, пяти - 32 и
т. д. Чтобы получить все слова длины п автоматически, поступают следующим
образом. Одной из переменных приписывают 2П раз значение и и л, меняя их че­
рез 1. Следующей переменной приписывают эти же значения, меняя их через 2,
третьей переменной приписывают значения, меняя их через 4, далее через 8, 16,
32 и т. д., пока не будут приписаны значения всем п переменным.

2.2. Табличные определения пропозициональных связок

Следующий этап построения логической теории состоит в придании точных


значений логическим символам алфавита. Напомним, что в нашем формализо­
ванном языке исходными логическими символами являются пропозициональ­
ные связки —I, &, V, 23. Эти связки, как уже говорилось, можно рассматривать как
знаки функций истинности - функций, аргументами и значениями которых яв­
ляются «истина» или «ложь»
Придать значение пропозициональной связке (в классической логике
высказываний) - означает сопоставить ей определенную функцию
истинности.
Какие же функции следует сопоставить пропозициональным связкам —I, &,
V, Это будут булевы функции, о которых шла речь в предыдущей главе.
Удобнее всего задать эти функции табличным способом, с помощью так назы­
ваемых таблиц истинности (см. Табл. 2 и 3). Так как данные операции могут
применяться не только к пропозициональным переменным, но и к произвольным
формулам, мы таблично зададим указанные связки именно для этого случая.

А -А А В А&В А В АоВ
и л и и и и и
л и и л л и л
л и л и и
л л л л и
Табл. 2 Табл. 3

91
В первом столбце таблицы 2 указаны возможные значения формулы А
(и и л), а во втором - значения, которые примет формула —А в соответствующих
случаях. Данную таблицу можно рассматривать как определение функции ис­
тинности, представленной знаком отрицания. Эта функция объекту и сопостав­
ляет объект л, а объекту л - объект и. Иначе говоря, знак —I «переворачивает»
истинностные значения.
Из таблицы вытекает, что знак «-п» является унарной связкой, т. е. он поро­
ждает из одной формулы А другую - более сложную формулу -А.
Логическое содержание высказывания, имеющего форму —А, таково: в нем
утверждается отсутствие положения дел, описываемого в А. Сказанное означает,
что если положение дел, описываемое в А, отсутствует (т. е. если А ложно), то
высказывание —А соответствует действительности (т. е. —А истинно). Если же
положение дел, описываемое в А, имеет место (т. е. если А истинно), то утвер­
ждение -А не соответствует действительности (т. е. —А ложно).
Указанный смысл имеет в естественном языке выражение «неверно, что».
Присоединяя его к произвольному ложному высказыванию (например,
«2 > 3»), мы получаем истинное высказывание («Неверно, что 2 > 3»), а из ис­
тинного (например, «3 > 2») это выражение образует ложное высказывание
(«Неверно, что 3 > 2»). Таким образом, знаку «-.» в естественном языке соответ­
ствует «неверно, что».
В первых двух столбцах таблицы 3 указаны все возможные наборы значе­
ний формул А и В, а в остальных - значения, которые принимают формулы
А&В, АуВиАэВв соответствующих случаях. Из таблицы видно, что зна-
ки &, V и 22 являются бинарными связками, т. е. они из двух формул образуют
новую, более сложную формулу.
Данная таблица определяет функцию истинности, представленную знаком
конъюнкции (&), следующим образом: паре <«, и> эта функция сопоставляет
объект и, а парам <и, л>, <л, и> и <л, л> - объект л, т. е. в конъюнктивном вы­
сказывании вида (А & В) утверждается одновременное наличие двух положений
дел - описываемого в А и описываемого в В. Таким образом, если оба положе­
ния дел имеют место в действительности, то конъюнктивное высказывание вида
(А & В) является истинным. Если же, по крайней мере, одно (а может, и оба) по­
ложение дел отсутствует (т. е. если А или же В ложно), то утверждение (А & В)
не соответствует действительности (т. е. является ложным).
Формулировка конъюнктивных высказываний в естественном языке обычно
осуществляется с помощью союза «и». Например, высказывание «2 - простое
число и 2 - четное число» истинно, так как обе его части истинные высказыва­
ния. Ложными являются следующие высказывания: «3 - простое число и 3 -
четное число» (вторая его часть - ложное высказывание); «4 - простое число и 4 -
четное число» (первая его часть - ложное высказывание); «9 - простое число и 9 -
четное число» (обе его части ложны).
Следует, однако, иметь в виду, что не любое употребление союза «и» в кон­
текстах естественного языка выражает указанный смысл связки &. Например, в
приводившемся выше примере высказывания «Мэри вышла замуж и родила ре­
92
бенка» союз «и» выражает мысль не об одновременном наличии двух ситуаций,
а о последовательной смене этих ситуаций во времени. Поэтому при выявлении
логической формы подобных высказываний в языке пропозициональной логики
мы не имеем права заменить союз «и» знаком &.
Смысл конъюнкции может в некоторых случаях адекватно выражаться в ес­
тественном языке с помощью других терминов: «а», «но», «как так и», «а
также» и т. п. Приведенное в §3 первой главы высказывание «Если Волга впада­
ет в Каспийское море, то Днепр - в Черное» является конъюнктивным, посколь­
ку в нем утверждается одновременное наличие двух ситуаций: впадение Волги в
Каспийское море и впадение Днепра в Черное море. Конъюнктивная связка в
данном случае передается посредством союза «если ..., то».
Таблица 2 показывает, что высказывания формы А V В выражают мысль о
наличии, по крайней мере, одного из двух положений дел - описываемого в А
или описываемого в В. При этом не исключается случай их одновременного на­
личия. Если же оба они ложны, то А V В примет значение «ложь».
Этой связке в естественном языке соответствует союз «или». Например,
высказывание «Петр ходит в 10 класс или занимается спортом» истинно, ес­
ли выполняется хотя бы одна из двух зафиксированных в нем ситуаций. Если
же на самом деле Петр не ходит в 10 класс и не занимается спортом (т. е. ес­
ли обе части - ложные высказывания), то данное дизъюнктивное высказыва­
ние ложно.
В некоторых контекстах естественного языка союз «или» имеет иной
смысл. Так, в высказывании «Храбрец или сидит в седле, иль тихо спит в сы­
рой земле» выражается мысль о наличии только одной из двух ситуаций, т. е.
утверждается их альтернативность, невозможность одновременного осуще­
ствления этих положений дел. В этих случаях союз «или» не может быть за­
менен дизъюнкцией (символом «V»), ему будет соответствовать иная связка,
которая называется строгой (или альтернативной) дизъюнкцией. Строгая
дизъюнкция (будем использовать для нее символ «у») - тоже бинарная про­
позициональная связка.
Особых пояснений требует табличное определение знака материальной им­
пликации <о», с помощью которого строятся формулы вида (А В). В них ут­
верждается, что в случае, когда имеет место положение дел, описываемое в А,
имеет место также и положение дел, описываемое в В. Из таблицы 2 следует,
что при истинном А и ложном В высказывание формы (А В) является лож­
ным. В остальных же случаях оно истинно, т. е. оно истинно, если: 1) А и В ис­
тинны, или 2) А ложно, а В истинно, или 3) А и В ложны.
Впервые в таком виде импликация была определена в полемике Диодором
Кроносом, древнегреческим философом, принадлежащим к мегарской школе,
Филоном Мегарским.
Какой же смысл вкладывается в такое определение связки «если..., то»? Пояс­
ним это на следующем примере, взятом из математики. В последней признается
истинным следующее предложение:

93
«Для всякого числа х верно, что если х кратно 4, то х кратно и 2».
Обратим внимание, что данное предложение утверждает справедливость им­
пликации «если х кратно 4, то х кратно и 2» для любых чисел. А раз это верно
для любого числа, то истинными окажутся импликативные высказывания о лю­
бых отдельных числах, например о 8, 6, 5: «если 8 кратно 4, то 8 кратно 2» (здесь
и антецедент, и консеквент истинны, что оправдывает 1 -ю строчку таблицы ис­
тинности для материальной импликации (см. Таб. 3)), «если 6 кратно 4, то 6
кратно 2» (здесь антецедент ложен, а консеквент истинен, что оправдывает 3-ю
строчку таблицы), «если 5 кратно 4, то 5 кратно 2» (здесь и антецедент, и консе­
квент ложны, что оправдывает 4-ю строчку таблицы). Однако нельзя привести
пример такого числа, когда была бы выполнена 2-я строчка таблицы, т. е. число
было бы кратно 4 (антецедент истинен), но не было кратно 2 (консеквент ло­
жен). Если бы такой пример нашелся, то тогда наше исходное утверждение было
бы ложным, как об этом и говорит таблица. Но ложным наше предложение не
может быть, так как представляет собой закон математики.
В естественном языке смысл материальной импликации наиболее адекватно
выражается союзом «если ..., то». Однако союз «если ..., то» во многих случаях
своего употребления несет и дополнительную смысловую нагрузку - выражает
связь между положениями дел, при которой одно из них обусловливает дру­
гое. Так, в предложении «Владельцы акций разоряются, если их курс падает» не
просто констатируется отсутствие такой ситуации, что курс акций падает, а
большинство их владельцев не разоряется, но также указывается на то, что разо­
рение владельцев акций обусловлено фактом падения курса последних.
В рассмотренной таблице указаны всего лишь четыре булевы функции, со­
ответствующие исходным пропозициональным связкам. В общем же случае
число булевых функций бесконечно, хотя для каждого п число /7-местных ис­
тинностно-истинностных функций (функций от п аргументов) конечно и равно
22 . Например, количество одноместных функций - 4, двухместных - 16, трех­
местных - 256.
Таким образом, существуют ровно две нульместные булевы функции вида
{и, л}° —> {и, л} и ровно четыре функции вида {и, л}1 —> {и, л}. Зададим все их
табличным способом.

т ±
<> и л

Табл.4

В таблице 4 представлены все нульместные булевы функции, т. е. функ­


ции, заданные на пустом кортеже < >. Первая функция представляет собой
нульместную константу «истина», а вторая - константу «ложь», о которых уже
выше упоминалось. Их надо рассматривать просто как другие обозначения для
«истины» и «лжи».
В таблице 5 приведены все одноместные булевы функции. Первая и по­
следняя функции - это вновь константные функции «истина» и «ложь», но те­

94
перь уже одноместные (переменная р является фиктивной). Вторая функция -
это функция, значение которой совпадает со значением ее аргумента, а потому
она не очень интересна. Действительно, интересной среди одноместных функ­
ций является третья функция, которая задает точный смысл рассматривавшей ­
ся выше классической одноместной логической связки отрицания.
Рассмотрим теперь бинарные функции. Существует ровно 16 различных
двухместных булевых функций вида {и, л}2 —> {и, л}.

Р ч т V с Р 23 Ч = & 1 V -Ч ф --Р Ф ±
<и, и> и и и и и и и и л л л л л л л л
<и, л> и и и и Л л л л и и и и л л л л
<л, и> и и л л и и л л и и л л и и л л
<л, л> и л и л и л и л и л и л и л и л
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Табл. 6

В этом списке первая и последняя функции - это константные функции


«истина» и «ложь» (здесь фиктивны обе переменные - и р, и ц). 4 и 6 - функ­
ции, сохраняющие значение соответствующего аргумента. 11 и 13 - функции
отрицания соответствующих аргументов. Все эти функции уже известны как
нульместные и одноместные. Среди оставшихся 2, 5, и 8 - это функции, ко­
торые задают точный смысл рассматривавшихся уже выше исходных класси­
ческих двухместных логических связок - соответственно: нестрогой дизъ­
юнкции (связка «или»), материальной импликации (связка «если..., то») и
конъюнкции (связка «и»), а 7, 10 и 15 - это функции, задающие точный смысл
упоминавшихся выше логических связок - соответственно: материальной эк-
виваленции (связка «если и только если»), строгой дизъюнкции и связки Нико
(связка «ни, ни»).
Материальная эквиваленция - бинарная связка, образующая из формул А и
В формулу (А = В). Высказывания вида (А = В) утверждают, что положения дел,
описанные в А и В, либо одновременно имеют место, либо одновременно отсут­
ствуют. Высказывания вида (А = В) истинны в случаях, когда А и В одновре­
менно истинны или же одновременно ложны, т. е. когда их значения совпадают.
Если же значения А и В различны, то (А = В) ложно. Связке «=» в естественном
языке соответствуют по смыслу союзы «если и только если», «тогда и только то­
гда, когда», «необходимо и достаточно».
Строгая дизъюнкция - бинарная логическая связка, образующая из фор­
мул А и В формулу (А V В). Высказывание формы (А V В) выражает утвер­
ждение о наличии ровно одной из двух ситуаций - описанной в А или опи­
санной в В. Данное высказывание принимает значение «истина» в двух слу­
чаях: 1) когда А истинно, а В ложно, 2) когда А ложно, а В истинно (т. е.
когда А и В имеют различные значения). Если же значения А и В совпадают
(т. е. когда они одновременно истинны или одновременно ложны), то (А V В)
принимает значение «ложь».

95
Функция 3 в таблице 6 - это так называемая обратная импликация. Если
обычное импликативное высказывание «р о ц» читается «Если р то ц», то вы­
ражение с обратной импликацией «р с ц» читается «Если ц то р». Функции 12 и
14 - это отрицание, соответственно, импликации и обратной импликации. Пер­
вая называется антиимпликацией, а вторая обратной антиимпликацией. Функ­
ция 9 называется функцией Шеффера.
Перечисленные пропозициональные связки имеют одну важную особен­
ность. Значения сложных выражений, образованных с их помо­
щью, зависят только от значений тех выражений, из которых
образованы сложные. Иначе говоря, для того чтобы определить, являют­
ся ли сложные высказывания истинными или ложными, необходимо и доста­
точно знать, какими - истинными или ложными - являются их части А и В.
Действительно, если высказывание А истинно, то —>А оказывается ложным; ес­
ли же А ложно, то —А будет истинным. Если известно, например, что А и В
одновременно истинны, то высказывания (А & В), (А V В), (А В), (Ае В)
примут значение «истина», а (А V В) - значение «ложь».
Таким образом, зная значения А и В, можно однозначно установить значе­
ния выражений, образованных из них с помощью соответствующих логических
связок. Это позволяет рассматривать данные символы как знаки функций особо­
го типа: возможными аргументами и значениями этих функций являются объек­
ты «истина» и «ложь». Такие функции как раз и называют функциями истинно­
сти, а пропозициональные связки, которые служат знаками этих функций, - ис­
тинностно-функциональными.

2.3. Алгоритм построения таблиц истинности

Зададим теперь алгоритм решения вопроса, при каких интерпретациях


пропозициональных переменных произвольная формула языка принимает
значение «истина», а при каких значение «ложь», т. е. предложим метод, по­
зволяющий вычислять значение любой формулы при каждом наборе значе­
ний входящих в нее переменных. Чтобы решить указанную задачу, для дан­
ной формулы А строится таблица истинности. Ее построение осуществляет­
ся следующим образом:
1. Прежде всего выделяются все различные пропозициональные перемен­
ные, входящие в состав А.
2. В столбик выписываются все возможные наборы значений переменных.
3. В составе формулы А выделяются все подформулы (начиная от элемен­
тарных и кончая самой формулой А).
4. Вычисляется значение каждой подформулы при каждом наборе значений
переменных.
При вычислении значений сложных подформул используются табличные
определения связок —,, &, V и о. Причем сначала определяются значения под­
формул, содержащих одну пропозициональную связку, затем значения подфор-
96
мут. содержащих две пропозициональные связки, и т. д. Наконец, вычисляется
значение подформулы с максимальным числом связок, т. е. самой формулы А.
Построим в качестве примера таблицу истинности для формулы (р зз -ф)
& (-£ Р)- В составе этой формулы содержится одна пропозициональная пе­
ременная - р. Имеется два набора значений р: <и> и <л>. Подформулами дан-
йой формулы являются р, —,р, (р 23 —,р), (—,р зз р) и, наконец, сама формула
<р о -ф) & (-ф о р). Строим таблицу истинности согласно вышеописанному
алгоритму:

£ (Р -^Р) Ьр зз р) (р 23 -ф) & ( р 23 р)


и л и Л
л и л л

В первом слева столбце таблицы указаны все допустимые интерпретации р -


единственной пропозициональной переменной в нашей формуле. Значения -ф
зпределяются построчно исходя из значений р по определению отрицания.
Значения (р зз —ф) устанавливаются по определению импликации исходя из
значений р и —ф в каждой из строчек: в первой строке антецедент р истинен, а
консеквент -ф ложен, поэтому (р 23 —р) получает значение л, а во второй - ан­
тецедент ложен, а консеквент истинен, поэтому (р зз —ф) принимает значение
и. Значения (—р зз р) устанавливаются исходя из значений антецедента —ф и
консеквента р: в первой строке антецедент ложен, а консеквент истинен, по­
этому (—ф 23 р) примет значение и; во второй строке антецедент истинен, а
- онсеквент ложен, поэтому (~ф зз р) примет значение л. Значение всей форму­
лы (р 23 —ф) & (—ф тз р) вычисляется исходя из значений (р зз —ф) и (—р зз р)
■о определению конъюнкции: в первой строке первый член конъюнкции ло-
кен, а во второй ложен второй ее член, значит, в обеих строках формула
р -: -р) & ( ф зз р) примет значение л.
Таблица для формулы А может быть построена более компактно: выписы­
ваются отдельно лишь элементарные подформулы А (для них задаются все воз­
можные наборы значений), значения же сложных подформул указываются под
их главными знаками в составе формулы А. Значения самой формулы А указы­
ваются под ее главным знаком, и данный столбец таблицы называется результи­
рующим. Таблица для формулы (р зз —ф) & (—ф зз р) в более компактном виде
выглядит следующим образом:

£ (р 23 -ф) & ( ф? 23 р)
Г и л л л л и
л и и л и л
1 4 2 6 3 5

В столбце (I) указаны возможные интерпретации переменной р, в столбцах


(2) и (3) - значения, которые при этих интерпретациях принимает формула —ф, в
столбце (4) - значения (р зз -ф), в столбце (5) - значения (->р зз р). Значение

4 Введение в логику 97
всей формулы (р зэ ->р) & (->р р) указано в столбце (6), который и является ре­
зультирующим.
Построим теперь таблицу истинности для формулы -фр & д) з? (-р V ->4).
которая содержит две пропозициональные переменные.

р Ч -.(р & д) зз ( -Р V -Ф
и и л и и л л л
и л и л и л и и
л и и л и и и л
л л и л и и и и
1 2 6 3 8 4 7 5
В столбцах (1) и (2) заданы все возможные наборы значений переменных р
и д. Столбец (3) указывает значения в каждом из этих наборов формулы (р & д)
и построен с использованием (1) и (2) по определению конъюнкции. Столбец (4)
со значениями формулы —р и столбец (5) со значениями —ц построены, соответ­
ственно, на основе (1) и (2) по определению отрицания. Столбец (6) со значе­
ниями формулы -,(р & д) построен на основе (3) по определению отрицания.
Столбец (7) со значениями формулы (->р V -,д) построен на основе (4) и (5) по
определению дизъюнкции. Наконец, результирующий столбец (8) построен с
использованием (6) и (7) по определению импликации. Таким образом, формула
-п(р & д) зз (-пр V -я) принимает значение «истина» при любых наборах значе­
ний переменных р и д.
Завершим данную серию примеров построением таблицы истинности для
формулы -п((р & —>д) V (ц з г)), содержащей три пропозициональные пере­
менные. Число возможных интерпретаций трех переменных равно 23, т. е.
восьми, поэтому в таблице для указанной формулы всего должно быть во­
семь строк.

Р ч г -п((Р & -ф V (Ч о г))


и и и л л л и и
и и л и л л л л
и л и л и и и и
и л л л и и и и
л и и л л л и и
л и л и л л л л
л л и л л и и и
л л л л л и и и

Главным знаком рассматриваемой формулы является первое вхождение


символа «—1». Результирующий столбец таблицы расположен под этим знаком.
Формула -1((р & —Ч) V (ч з г)) принимает значение «истина» в следующих слу­
чаях: 1) когда р и ч истинны, а г - ложно (вторая строка) и 2) когда риг ложны,
ад- истинно (шестая строка). При всех остальных интерпретациях р, д, г фор­
мула примет значение «ложь».

98
2.4. Виды формул логики высказываний

Используя метод построения таблиц истинности, можно эффективно решать


вопрос о том, является ли какая-либо формула языка классической пропозицио­
нальной логики законом этой теории. Применительно к логике высказываний
это понятие теперь может быть задано следующим образом:
Законом классической логики высказываний является формула, при­
нимающая значение «истина» при любых наборах значений входя­
щих в нее пропозициональных переменных.
Формулы данного типа называют тождественно-истинными, или общезна­
чимыми. В результирующем столбце таблицы для тождественно-истинной (об­
щезначимой) формулы в каждой строке имеем и. Примером такой формулы яв­
ляется -1(р & ц) зз (—>р V —>ц), таблица которой построена выше.
Утверждение «Формула А является тождественно-истинной» сокращенно
записывается в метаязыке следующим образом: «1= А».
Помимо множества тождественно-истинных формул полезно также выде­
лить еще три класса формул языка классической логики высказываний: класс
тождественно-ложных, класс выполнимых и класс опровержимых формул.
Формула называется тождественно-ложной, если и только если она
принимает значение «ложь» при любых наборах значений входящих
в нее пропозициональных переменных.
Примером тождественно-ложной формулы является (р о ->р) & (->р зэ р).
Формула называется выполнимой тогда и только тогда, когда она
принимает значение «истина» по крайней мере при одном наборе
значений входящих в нее пропозициональных переменных.
Примером выполнимой формулы является ->((р & —ц) V (ц з г)).
Из последнего определения следует, что всякая тождественно-истинная
формула является выполнимой, поскольку существует набор значений, при ко­
тором она принимает значение «истина». Поэтому тождественно-истинная фор­
мула —.(р & ц) зз (—>р V —ц) относится также и к классу выполнимых.
Формула называется опровержимой, если и только если она прини­
мает значение «ложь» по крайней мере при одном наборе значений
входящих в нее пропозициональных переменных.
Формула -1((р & —ц) V (ц з г)) представляет собой не только выполнимую,
но и опровержимую формулу. Кроме того, к числу опровержимых, как явству­
ет из приведенного определения, следует относить все тождественно-ложные
формулы, в том числе и (р зз -.р) & (—р о р).
Теперь средствами классической пропозициональной логики можно опреде­
лить, является ли произвольное высказывание естественного языка логически ис­
тинным, логически ложным или логически недетерминированным (определения
этих терминов даны в I главе). Для этого необходимо выразить логическую форму
99
данного высказывания в языке пропозициональной логики и построить таблицу
истинности для полученной формулы. Если во всех строках таблицы формула
примет значение «истина», то исходное высказывание естественного языка явля­
ется логически истинным относительно данной теории. Если во всех строках
формула примет значение «ложь», то высказывание логически ложно. Если же в
некоторых строках формула примет значение «истина», а в некоторых - значение
«ложь», т. е. если она одновременно окажется и выполнимой и опровержимой, то
высказывание является логически недетерминированным относительно классиче­
ской логики высказываний.
Например, высказывание «Если неверно, что Иванов знает английский и
французский языки, то он не знает английского или не знает французского язы­
ка» имеет форму —>(р & д) (—>р V —,д), где р подставлена вместо высказывания
«Иванов знает английский язык», ад- вместо «Иванов знает французский
язык». Ранее было установлено, что эта формула является тождественно­
истинной. Поэтому рассматриваемое высказывание логически истинно.
Логические связки, введенные в таблице 6, не являются независимыми
друг от друга. Напротив, одни логические связки можно определить через дру­
гие. Так, выше (в параграфе 1 данной главы) была определена логическая связ­
ка Янко «ни, ни» посредством следующего выражения:
(а4<в)=0Г(-пА&-пВ).
Подобным же образом (т. е. посредством определения через исходные наши
связки {—I, &, V, о}) можно ввести в язык классической логики высказываний
любую связку, являющуюся знаком функции истинности. Например, определе­
ния строгой дизъюнкции (у) и эквиваленции (=) имеют следующий вид:
(А у В) =ог (А & В) V (-А & В),
(А = В) =О£ (А 23 В) & (В 23 А).
Покажем теперь, что приведенные определения эквиваленции (=), строгой
дизъюнкции (у) и знака Нико (Ф) корректны, т. е. левые и правые формулы в ука­
занных выражениях на одинаковых наборах переменных принимают одинаковые
значения. Выражение эквиваленции (А = В) является сокращением для формулы
(А 2з В) & (В 2з А), выражение (А у В) - сокращением для (А & —1В) V (-А & В), а
выражение (А Ф В) - сокращением для (—А & —В). Построим таблицы для фор­
мул (А 2> В) & (В □ А), (А & —>В) V (—А & В) и (—А & —>В)
А В (А 23 В) & (В 22> А) (А & В) V ( -А & В) А & В
и и и и и Л Л Л л л л л л
и л л л и и и и л л л л и
л и и л л л л и и и и л л
л л и и и л и л и л и и и
и сравним результирующие столбцы этих формул с соответствующим таблич­
ным заданием (см. Табл. 6 булевых функций) эквиваленции, строгой дизъюнк­
ции и функции Нико. Сравнение показывает, что левые и правые формулы оп­
ределений равнозначны в каждой строчке соответствующих таблиц.
100
Приняв в логике указанные определения, мы можем использовать в нем вы­
ражения вида (А Ф В), (А V В), (А = В), но эти выражения должны рассматри­
ваться как сокращения для формул (-А & —>В), (А & —.В) V (->А & В), (А э В) &
(Во А) соответственно. Применяя эти определения, мы можем в формулах уст­
ранять связки Ф, V и =. Выявим, например, логическую форму высказывания.
Треугольник не является прямоугольным, если и только если верно одно из
двух: он либо остроугольный, либо тупоугольный.
Заменим простое высказывание «Треугольник является прямоугольным» па­
раметром р, «Он остроугольный» - параметром д, «Он тупоугольный» - г. Тер­
мину «не» соответствует по смыслу связка «—1», термину «если и только если» -
связка «=», а термину «либо, либо» - связка «V». Поэтому логическую форму
этого высказывания можно представить так: —>р = (д V г). Покажем, каким обра­
зом можно устранить символы «=» и «V» из выражения. Согласно определению
эквиваленции, данное выражение равносильно (—,р э (д у г)) & ((д у г) □ —>р).
Далее заменяем вхождения (д V г), согласно определению строгой дизъюнкции,
на (д & —.г) V (-.д & г). В итоге получаем формулу:
(—>Р о ((д & -,г) V (-,д & г))) & (((д & -,г) V (-,д & г)) о -,р),
которая и является логической формой анализируемого высказывания в языке с
исходными связками —&, V, о.
Если в алфавит логики высказываний введены нульместные связки Т (кон­
станта истинности) или ± (константа ложности), то при построении таблиц ис­
тинности формуле Т во всех строках приписывается значение «истина», а фор­
муле ± во всех строках приписывается значение «ложь».

Упражнения
1. Используя заданные выше таблицы истинности, установите для фор­
мул (р V —>ц) & (—>р V г) и (—р & д) о (г & —>8) условия их истинности и условия
их ложности.
2. Определите, какими - тождественно-истинными, тождественно-лож­
ными, выполнимыми или опровержимыми - являются формулы'.
а) Чр о -.р), б) -.(р у(|)е (^р & -пф,
в) (ЬР р) =? Р), г) (-пр о д) & -п(ч V р).
3. Выполните вновь Упражнение 1 к § 3 главы I, но теперь уже с учетом
той информации, которая была дана в данном параграфе.

§ 3. Логические отношения между формулами

3.1. Фундаментальные логические отношения

Наряду с выделением класса логических законов в рамках логических тео­


рий решается еще одна задача - устанавливаются логические отношения (отно­

101
шения по истинности и ложности) между формулами. При этом учитываются
возможные совместные значения формул при различных интерпретациях нело­
гических символов в их составе.
Ниже определяются различные отношения между формулами. Следует
иметь в виду, что данные определения задают логические отношения не только
между формулами логики высказываний, но и между формулами любой
другой логической или даже нелогической теории.
Итак, чтобы установить отношения между формулами в рамках некоторой
логической теории, необходимо определить, какие значения могут или же ка­
кие значения не могут принять эти формулы совместно при допустимых в дан­
ной теории интерпретациях нелогических символов, входящих в состав ука­
занных формул.
В качестве фундаментальных выделим отношения совместимости по ис­
тинности, совместимости по ложности и логического следования.
Формулы множества Г называются совместимыми по истинности в
некоторой логической теории Т, если и только если в Т существует
интерпретация нелогических символов, входящих в указанные фор­
мулы, при которой каждая формула, входящая в Г, принимает зна­
чение «истина».
В противном случае (т. е. когда не существует интерпретации, при которой
формулы из Г одновременно истинны), указанные формулы несовместимы по
истинности.
Формулы из множества Г называются совместимыми по ложности
в теории Т, если и только если в Т существует интерпретация нело­
гических символов, входящих в указанные формулы, при которой
каждая формула из Г принимает значение «ложь».
В противном случае (т. е. когда не существует интерпретации, при которой
формулы из Г одновременно ложны), указанные формулы несовместимы по
ложности. Наибольшую важность представляет отношение логического следо­
вания, о котором уже шла речь ранее (см. главу I). Введем соответствующее по­
нятие более строгим образом.
Из множества формул Г логически следует формула В в некоторой
логической теории Т, если и только если в Т не существует интер­
претации нелогических символов, входящих в Г и в В, при которой
каждая формула из Г принимает значение «истина», а формула В -
принимает значение «ложь».
В противном случае (т. е. когда существует интерпретация, при которой
формулы из Г одновременно истинны, а В ложна), формула В не следует из Г.
Утверждение «Из множества формул Г логически следует формула В» запи­
сывают сокращенно в метаязыке следующим образом: «Г 1= В», где «1=» - знак
логического следования.

102
Итак, сформулированы определения основных логических отношений меж­
ду формулами для произвольной логической теории. Рассмотрим вопрос о том,
как практически можно установить эти отношения в рамках классической логи­
ки высказываний. В этой теории имеется эффективная процедура, позволяющая
выяснять, являются ли формулы некоторого множества Г совместимыми по ис­
тинности, совместимыми по ложности, следует ли из них произвольная формула
В в случаях, когда Г содержит конечное число формул.
Установить отношения между конечным числом формул можно, если по­
строить предварительно для этих формул совместную таблицу истинности и
далее проверить на ней отношения между формулами.
Алгоритм построения совместной таблицы таков. Прежде всего выделяют
различные пропозициональные переменные, которые входят в состав, по край­
ней мере, одной из этих формул. Затем задают все возможные наборы значений
выделенных переменных. После чего описанным ранее способом вычисляют
значения каждой из формул на каждом из заданных наборов.
Построим в качестве примера совместную таблицу для формул руд,
ц эг и р V г. Составим список различных переменных, входящих хотя бы в од­
ну из этих формул: р, д, г. Зададим все возможные наборы значений трех пере­
менных (их число равно 8) и вычислим значения на этих наборах формул р V д,
д гз г и р / г. В результате получим следующую таблицу:
р д г р vq дзг РVг
и и и и и и
и и л и л и
или и и и
и л л и и и
л и и и и и
лил и л л
л л и л и и
л л л л и л
Построив совместную таблицу для формул, приступают к установлению ло­
гических отношений между ними. Из таблицы видно, что формулы
pvq.qsr.pvr совместимы по истинности, поскольку в совместной таблице
имеется строка, например первая, в которой каждая из них принимает значение
и. Указанные формулы несовместимы по ложности, поскольку в таблице отсут­
ствует строка, в которой они были бы одновременно ложными.
Таблица показывает, что формула р V г логически следует из р V д и
д о г, т. е. р V д, д г> г 1= р V г, поскольку в совместной таблице нет строки, в
которой р V д и д о г принимают значение и, а р V г - значение л. Вместе с тем
формула р V д не следует логически издэгируг, поскольку в таблице име­
ется строка, а именно седьмая, в которой д о г и р V г истинны, а
р V д ложна. Формула д з г также не следует из формул рмдирмг, о чем
свидетельствует вторая строка совместной таблицы.

103
3.2. Производные отношения

На основе фундаментальных логических отношений - совместимости по ис­


тинности, совместимости по ложности и логического следования некоторой
формулы из других формул - могут быть определены другие типы отношений
по истинности и ложности между формулами. Перечислим наиболее употреби-
мые из них.
Отношение противоречия (контрадикторности).
Формулы А и В находятся в отношении противоречия, если и только
если они несовместимы по истинности и несовместимы по ложности.
Отношение противоположности (контрарности).
Формулы А и В находятся в отношении противоположности тогда и
только тогда, когда они несовместимы по истинности, но совмести­
мы по ложности.
Отношение подпротивоположности (субконтрарности).
Формулы А и В находятся в отношении подпротивоположности то­
гда и только тогда, когда они совместимы по истинности, но несо­
вместимы по ложности.
Отношение логической эквивалентности.
Формулы А и В логически эквивалентны, если и только если из А
логически следует В и из В логически следует А.
Отношение логического подчинения.
Формула А логически подчиняется формуле В, если и только если из
В логически следует А, но из А логически не следует В.
Отношение логической независимости.
Формулы А и В логически независимы, если и только если они сов­
местимы по истинности и по ложности и не следуют друг из друга.
Из последнего определения вытекает, что в совместной таблице для логиче­
ски независимых формул А и В имеются все возможные комбинации значений:
есть строка, в которой они одновременно истинны, есть строка, в которой они
одновременно ложны, есть строка, в которой А истинна, а В ложна, и, наконец,
есть строка, в которой В истинна, а А ложна. Таблица истинности из предыду­
щего примера свидетельствует о том, что д о —>г и —р & г являются логически
независимыми формулами.
Установим логические отношения между произвольными парами следую­
щих формул: р & д, р V д, р гэ д, р Ф д.

Р о р&д Р'УЧ рд р^д


и и и и и л
и л л и л л
л и л и и л
л л л л и и
104
Формулы р V д и р э д логически подчиняются формуле р&д. арзд-
формуле р Ф д. Формулы р & д и р Ф д находятся в отношении противополож­
ности, формулы рудирлд-в отношении подпротивоположности, а форму­
лы р V д и р ф д противоречат друг другу.

3.3. Проверка правильности умозаключений табличным методом

Метод таблиц истинности может быть использован для проверки правиль­


ности умозаключений, осуществляемых в естественном языке. Для того чтобы
проверить умозаключение средствами классической логики высказываний, не­
обходимо выразить в языке этой теории логическую форму его посылок и за­
ключения. Далее следует построить совместную таблицу истинности для полу­
ченных формул и с ее помощью ответить на вопрос, следует ли логическая фор­
ма заключения из логических форм посылок. Если логическое следование имеет
место, то умозаключение является правильным, в противном же случае оно не­
правильно.
В качестве примера проверим следующее умозаключение:
Если данное тело движется равномерно и прямолинейно, то на него не действу­
ют силы. Данное тело движется равномерно, но не прямолинейно. Следователь­
но, на него действуют силы.
Заменив переменной р простое высказывание «Данное тело движется равно­
мерно», переменной Ч - «Данное тело движется прямолинейно», переменной г -
«На данное тело действуют силы», получаем логическую форму умозаключения:
(р & Ч) лэ —1Г
Р&Щ
г.
Строим совместную таблицу для формул (р & д) лэ ->г, р & -.д и г.
р ч г (р & д) лэ —,г р&,д г
и и и Л Л и
и ил и л л
или и и и
ил л и и л
л и и и л и
лил и л л
л л и и л и
л л л и л л
В четвертой строке первые две формулы истинны, а третья ложна, поэтому из
(р & д) зэ —т и р & ->д не следует логически г. Следовательно, рассматриваемое
умозаключение является неправильным.
Метод таблиц истинности позволяет решать и другие содержательные зада­
чи, связанные с установлением логических отношений между формами выска­
зываний естественного языка. Рассмотрим пример.

105
В ходе расследования дела об ограблении банка были получены следующие
показания трех свидетелей.
Показания первого из них таковы'.
«Либо Джонс, либо Браун (но не оба вместе) замешаны в преступлении».
Показания второго свидетеля:
«Если Браун замешан в преступлении, то Смит не мог участвовать в нем».
Показания третьего свидетеля:
«Джонс не замешан в преступлении, его совершил Смит».
Спрашивается: могут ли показания всех трех свидетелей быть правдивыми и
могут ли они одновременно оказаться ошибочными?
Прежде всего выявляем логическую форму показаний свидетелей. Показания
первого из них имеют вид руд, второго - ч —>г, третьего р & г, где р
подставлена вместо высказывания «Джонс замешан в преступлении», 4 - вме­
сто «Браун замешан в преступлении», г - вместо высказывания «Смит замешан
в преступлении».
Для ответа на данные вопросы необходимо выяснить, совместимы ли по истинно­
сти и совместимы ли по ложности формулы р у 4, 4 —>г и —>р & г. Чтобы прове­
рить это, необходимо построить для этих формул совместную таблицу истинности:
р ч г РУЧ Ч -.г ->р & г
и и и л Л л
и ил л и л
или и и л
ил л и и л
л и и и л и
лил и и л
л л и л и и
л л л л и л
Данные формулы несовместимы по истинности, поскольку в таблице отсутст­
вует строка, в которой они одновременно принимали бы значение и. Вместе с
тем в первой строке каждая из этих формул ложна, поэтому они совместимы по
ложности. Следовательно, показания сразу всех трех свидетелей не могут быть
правдивыми, но могут быть ложными.

3.4. Метатеоремы в классической логике высказываний

Относительно классической логики высказываний может быть доказан це­


лый ряд чрезвычайно важных утверждений метатеоретического характера. При­
ступим к их формулировке и доказательству.
Метатеорема о связи следования с импликацией’.
Между отношением следования и свойством формул «быть тождест­
венно-истинными» существует следующая связь:
А 1= В <=> 1= (А у> В),
т. е. из А логически следует В тогда и только тогда, когда формула (А о В) явля­
ется тождественно-истинной. Докажем данное метаутверждение.
106
Доказательство.
Допустим, что имеет место следование А 1= В. Согласно понятию логиче­
ского следования, это означает, что в совместной таблице в каждой строчке, в
которой посылка А принимает значение «истина», заключение В не может быть
ложным, т. е. оно должно быть истинным. Но тогда в каждой такой строчке
формула (А о В), согласно определению смысла знака <о», тоже будет истин­
ной. В тех же строчках, где формула А принимает значение «ложь», выражение
(АэВ) заведомо будет истинным (см. таблицу для «=»>). Итак, получаем, что
формула (А о В) является тождественно-истинной.
Покажем теперь справедливость утверждения в обратную сторону. Допус­
тим, что формула (А о В) является тождественно-истинной, т. е. 1= (Ad В), и в
то же время «Неверно, что из А логически следует В». Тогда, по понятию логи­
ческого следования, в совместной таблице должна найтись, по крайней мере,
одна такая строчка, в которой посылка А принимает значение «истина», а за­
ключение В - «ложь». Но в таком случае формула (А гэ В) на этой строчке тоже
должна была бы принять значение «ложь», и, следовательно, она не была бы то­
ждественно-истинной, что противоречит принятому допущению. Итак, получа­
ем, что в случае тождественной истинности формулы (А л В) в обязательном
порядке будет иметь место и логическое следование формулы В из формулы А.
Метатеорема доказана.
Обобщая это свойство на случай п посылок, получим в общем случае:
Ai, А2,..., Ап 1= В о 1= (А, о (А2 =>...=> (Ап зэ В)...)),
т. е. из посылок Аь А2,..., Ап логически следует формула В, если и только если
формула (Aj о (A2z>...r> (Ап гэ В)...)) является тождественно-истинной.
В логике широко используется умозаключение вида:
А В.А
В,
называемое modus ponens, для которого справедливо следующее утверждение:
Метатеорема о modus ponens:
Если 1= А и 1= А о В, то 1= В.
Доказательство.
Рассмотрим с этой целью таблицу для импликации:
А В А~ В
1 и и и
2 и л л вычеркнута
3 л и и вычеркнута
4 л л и вычеркнута
Так как формула А по условию является тождественно-истинной, то она ни
в одной строчке не может принять значение л. Поэтому мы вычеркиваем из таб­
лицы те строчки, в которых допускается ложность формулы А. Таковыми явля­
107
ются 3-я и 4-я строчки. С другой стороны, по условию формула А э В тоже яв­
ляется тождественно-истинной, т. е. и она не может принять значение л, а пото­
му из таблицы вычеркивается та строчка, в которой допускается, что формула
А о В может быть ложной. Таковой является 2-я строчка. Из оставшейся един­
ственной не зачеркнутой строчки получаем, что если формулы А и А о В при­
нимают значение и (а они принимают такие значения всегда), формула В тоже
должна принимать значение м. Иначе говоря, формула В тоже будет всегда ис­
тинной. Метатеорема доказана.
Законы логики высказываний обладают одной важной особенностью, фик­
сируемой следующим утверждением:
Метатеорема о подстановке:
Если вместо любой пропозициональной переменной везде, где она встре­
чается в тождественно-истинной (общезначимой) формуле, подста­
вить произвольную формулу, то в результате снова получится тожде­
ственно-истинная (общезначимая) формула.
Доказательство.
Пусть имеется тождественно-истинная формула А(рь..., p¡,..., рп), где п = 1,
2, 3... Пусть A(pi,..., p¡/B,..., рп) есть результат подстановки в исходную формулу
A(pi,..., Pi,..., рп) вместо переменной p¡ везде, где она встречается, формулы В.
Допустим теперь, что имеется некоторый у-ый набор значений переменных, вхо­
дящих в формулу A(pi,..., p¡/B,..., рп), на котором данная формула приняла зна­
чение л, т. е. в результате указанной подстановки мы из тождественно-истинной
формулы А(рь..., p¡,..., Рп) получили формулу A(pi,..., Pi/B,..., рп), которая уже не
является тождественно-истинной. При этом переменные Pi,..., p¡.i, p¡+i..., Рп на
данном у-ом наборе принимают соответственно значения ср,... a,.i, a1+i,... an.
Рассмотрим теперь на этом же у-ом наборе формулу В. Имеются две возможно­
сти: либо (а) формула В на этом наборе принимает значение и, либо (б) она при­
нимает на этом наборе значение л.
Случай (а). Придадим переменной p¡ в формуле А(рь..., p¡,..., рп) значение и,
т. е. то же значение, которое нау-ом наборе принимала формула В в выражении
A(pi,..., Pi/B,..., рп). Тогда на наборе ср,... а,.], и, a1+i,... ап наша формула
A(pj,..., p¡,..., рп) должна принять значение л. Однако этого не может быть, так
как данная формула, по условию теоремы, является тождественно-истинной,
т. е. она всегда принимает значение «истина».
Случай (б). Придадим теперь переменной p¡ значение л, т. е. то же значение,
которое на у-ом наборе принимала формула В в выражении A(pi,..., p¡/B,..., pn).
Тогда исходная формула А(рь..., p¡,..., рп) на наборе аь... а,.ь л, а,+1,... ап должна
принять значение л. Однако этого тоже не может быть, так как данная формула,
по условию теоремы, является тождественно-истинной, т. е. она всегда прини­
мает значение «истина».
Итак, допущение, в силу которого якобы может найтись хотя бы один
набор различных пропозициональных переменных, на котором наша формула

108
А(Р1,..., р,/В,..., рп) примет значение л, ведет нас к противоречию. Тем самым
.метатеорема доказана.
Выше говорилось, что в логике высказываний посредством функций &, V
и гэ выразимы другие функции истинности - эквиваленция (=), строгая дизъ­
юнкция (у) и функция Нико (Ф). Этот результат можно обобщить на все булевы
функции. Введем для этого понятие функциональной полноты.
Пусть дано некоторое множество каких-либо функций Р. Пусть П бу­
дет подмножеством множества Р (П с Г). Про множество П говорят,
что оно функционально полно, если каждая функция, входящая в Г,
определима через функции из П.
Покажем теперь, что посредством всего лишь трех функций - {—>, &, V} -
могут быть заданы все остальные булевы функции любой местности п, где п = 1,
2, 3,... Докажем следующую метатеорему.
Метатеорема о функциональной полноте'.
Система булевых функций {->, &, V} является функционально полной
относительно класса всех п-местных булевых функций, где п> 1.
Предположим, что нам дана произвольная «-местная булева функция т], за­
данная в виде следующей таблицы:

Р1 Р2 Рз Рп П(РЪР2, РЗ,- •, Рп)


ап а,2 а,3 ain ₽1

а21 а22 а23 С(.2п ₽2

а3. а32 а33 а3п Рз

aki ак2 ав Рк,


в которой каждое ау и каждое р1 есть или истинностное значение и, или истин­
ностное значение л, k = 2n, 1 < i < к, 1 < j < п. Для каждого z-ro набора значений
переменных рь р2, рз,..., рп построим конъюнкцию вида p*i & р*2 & р*з &...&
р*п, где каждое
ipj, еслиа,; = и
Р j “Df )
[->р^еслиа(у =л

Будем называть такого рода конъюнкции конституэнтами истины, так как


конъюнкция (см. табличное задание этой функции) принимает значение «исти­
на» ровно один раз, когда каждый конъюнкт (член конъюнкции) принимает зна­
чение «истина».
Доказательство.
1. Пусть функция т] принимает значение и только на одном наборе значе­
ний своих переменных, скажем на z-ом наборе а1Ь а12,..., а1П, на всех же ос­

109
тальных наборах пусть функция принимает значение л. Построим тогда по
этому набору конституэнту истины р*! & р*2 & р*з &...& р*п. Полученная
так формула содержит только логические связки - & и -> и будет принимать
значение и на указанном наборе, так как каждый член р*| будет принимать в
этой формуле истинностное значение и. Действительно, согласно определе­
нию конституэнты истины, если а,, на данном наборе есть м, то р*| совпадает
с Р], и потому этот член нашей конституэнты р*1 & р*2 & р*з &...& р*п будет
истинным. Если же ац на данном наборе есть л, то р*| в составе конституэн­
ты совпадает с формулой -,р|, и, следовательно, этот член в конституэнте
опять-таки будет истинным. Итак, все члены р*1 & р*2 & р*з &...& р*п явля­
ются истинными выражениями. А если все члены конъюнкции истинны, то и
сама конъюнкция является истинной. Но, как говорилось выше, конституэнта
истины является истинной только на одном наборе значений своих перемен­
ных. На всех же остальных наборах она принимает значение л. Таким обра­
зом, и функция ц получает единственный раз значение и на наборе значений
пропозициональных переменных а^, ат, и конституэнта истинности
р*1 & р*2 & р3 &...& р*п, построенная по данному набору, получает единст­
венный раз значение и на этом же самом наборе истинностных значений про­
позициональных переменных. Поэтому данная конституэнта как раз и будет
задавать рассматриваемую нами функцию т|.
2. Пусть функция ц принимает значение «истина» г раз - на г различных на­
боров значений своих переменных. Построим теперь по каждому такому набору
Опп, ат2,..., атп (1 < т < г) значений истинности пропозициональных перемен­
ных соответствующую конституэнту истинности Сь С2,..., Сг. Образуем выра­
жение С! V С2 м...м Сг. Покажем, что формула С\ V С2 у...у Сг принимает зна­
чение «истина» в точности на тех наборах значений переменных р7, р2, р3,..., рп,
на которых значение «истина» принимает и функция т).
Действительно, каждая конституэнта Ст, как было показано в пункте 1,
принимает значение «истина» только один раз, а именно на наборе ат[, ат2,...,
атп, на котором т-ый раз и функция т| принимает значение «истина», т. е. это
произойдет в том случае, когда переменные рь р2, рз,..., рп принимают тот са­
мый набор значений, по которому как раз и строилась данная конституэнта и
на котором функция ц оценивалась как истинная. На всех остальных наборах
значений переменных данная конституэнта будет принимать значение «ложь».
Но тогда на этом же наборе и формула С2 V С2 м...м Сг примет значение «ис­
тина», так как дизъюнкция истинна, если, по крайней мере, один из ее членов
истинен. А так как в формулу С\ V С2 м...м Сг собраны все конституэнты, на
которых функция т| принимала значение «истина», мы имеем, что данная фор­
мула принимает значение «истина» только в тех случаях, когда функция Г|
принимает значение «истина». Итак, функция т| выразима в этом случае по­
средством функций -1, & и V с помощью формулы С1 V С2 м...м Сг.
3. Допустим теперь, что функция т] является тождественно равной лжи,
т. е. она принимает значение «ложь» на всех наборах значений своих перемен-

110
ных. Тогда представляющим ее аналитическим выражением будет формула
(Р1 & —>Р1) V (р2 & -ф2) м..л/ (рп & -|рп). Так как каждый член дизъюнкции вида
ф & —пр2) принимает значение л, а дизъюнкция ложна, если все ее члены ложны,
то, следовательно, формула (р] & -фО V (р2 & -,р2) м..л/ (р0 & -,рп) всегда при­
нимает значение л. Метатеорема доказана.
Итак, мы показали, что любая н-местная булева функция может быть задана
посредством функций &, V и —Ясно, что если множество &, V} является
функционально полным, то это тем более верно для множества функций {-I, &,
V, э}, которые мы используем в качестве исходных функций.

Упражнения
1. Определить табличным методом, какие из перечисленных высказываний
находятся в отношении противоречия, контрарности, субконтрарности, под­
чинения, логической эквивалентности и логической независимости:
Если Иван порядочен, то он честен,
Иван честен или непорядочен,
Иван порядочен и честен,
Иван честен и порядочен или же непорядочен и нечестен.
2. Осуществить табличным методом проверку умозаключений:
а) Если человек удовлетворен работой и счастлив в семейной жизни, то у
него нет причин жаловаться на судьбу. У этого человека есть причины жало­
ваться на судьбу. Значит, он либо удовлетворен работой, но не счастлив в се­
мейной жизни, либо счастлив в семейной жизни, но не удовлетворен работой.
б) Если наблюдается спад производства, то в случае массовых увольнений
должна резко возрасти безработица. Резкого возрастания безработицы не отме­
чено. Следовательно, массовых увольнений не происходит и не наблюдается
спад производства.
в) Неверно, что вещество имеет определенную точку плавления и при этом
находится в аморфном состоянии. Неверно также, что вещество обладает кри­
сталлической структурой и не имеет при этом определенной точки плавления.
Следовательно, если вещество находится в аморфном состоянии, то оно не об­
ладает кристаллической структурой.
3. Проверьте правильность рассуждений из Упражнений 1 к § 2 главы 1 с
учетом информации, которая дана в этом параграфе.
4. Пусть автоматическое устройство имеет механизмы А, В и С и рабо­
тает следующим образом: 1) механизмы А и В не работают одновременно, 2)
механизм С работает, когда работает механизм А, 3) обязательно работает,
по крайней мере, В или С. Ответьте на следующие вопросы:
а) Возможно ли устройство, обладающее всеми тремя свойствами?
б) Возможно ли устройство, не обладающее ни одним из трех свойств?
в) Имеется ли среди перечисленных свойств такое, наличие которого обу­
словлено наличием двух других свойств?
111
5. Покажите, что формула Р1 & —>рг & —>р3 примет значение «истина»
только на наборе, когда Р1 = и, р2 = л, р3 = л.
6. Покажите, что системы пропозициональных связок - {&, —1}, {V, —>},
и-}. {И, {|} — являются функционально полными.

§4. Основные законы и способы рассуждений логики высказываний

4.1. Схемы формул и законы логики высказываний


В предыдущих параграфах был сформулирован эффективный метод, позво­
ляющий в рамках логики высказываний осуществлять проверку умозаключений
и решать вопрос о логической истинности высказываний. Однако при практиче­
ском использовании логики, т. е. при осуществлении и анализе рассуждений в
естественном языке, каждый раз применять процедуру построения таблиц ис­
тинности было бы делом громоздким. Поэтому имеет смысл выделить наиболее
важные и часто встречающиеся в практике аргументации логические законы и
способы правильных рассуждений. Владея этим минимумом логических
средств, можно с успехом пользоваться им в процессе рассуждения, не опасаясь
совершить логическую ошибку.
Выделим наиболее известные законы логики высказываний. При этом бу­
дем указывать не сами формулы, а их типы или, как говорят, схемы тождест­
венно-истинных формул. Что же представляют собой эти схемы?
Рассмотрим формулу ->(р & д) => (->р V ->д). В § 2 было показано, что она
является законом логики высказываний. Осуществляя одновременную под­
становку вместо переменной р формулы р V д, а вместо переменной д - фор­
мулы —|Г, получим новую формулу 1((р V д) & —т) => (->(р V д) V -,г). Не­
трудно убедиться в том, что она также является законом логики высказыва­
ний. Это прямо вытекает из метатеоремы о подстановке, доказанной в
предыдущем параграфе. Итак, если в тождественно-истинной формуле
—1(р & д) (—р V —>д) осуществить подстановку вместо всех вхождений пе­
ременной р произвольной формулой А, а всех вхождений д произвольной
формулой В, то полученная таким способом новая формула, структура кото­
рой будет иметь вид выражения ->(А & В) (-А. V -.В), также дожна быть
тождественно-истинной.
Рассмотрим теперь само выражение —,(А & В) => (-А. V —,В). Оно не яв­
ляется формулой языка логики высказываний, так как символы А и В не со­
держатся в алфавите этого языка. Данные символы мы используем в мета­
языке для обозначения произвольных формул объектного языка - языка
пропозициональной логики. Иначе говоря, А и В выступают в качестве ме­
тапеременных, пробегающих по множеству формул. Поэтому выражение
-|(А & В) => (-1А V -1В) является метаязыковым выражением, репрезенти­
рующим класс формул со сходной структурой; элементами данного класса
являются, наряду с исходной формулой -п(р & д) => (—р V ->д), например,
следующие формулы объектного языка:
112
—.((р V Ч) & ->г) => (->(р V ч) V —т ) -,(4 & ч) => (—.4 V ч).
I А | [В] ии Й |А] [А]

Здесь пометки А и В показывают соответствующие подстановки.


Выражения, содержащие метапеременные, пробегающие по форму­
лам объектного языка и репрезентирующие классы формул этого
языка, называют схемами формул.
Если схема формул репрезентирует такой класс, каждая формула которого
является законом логической теории, то ее называют схемой законов данной
теории. Метаязыковое выражение ->(А & В) зз (-А. V -пВ) как раз и является од­
ной из схем законов классической логики высказываний.
Для схем формул, приписывая метапеременным истинностные значения,
тоже можно строить таблицы истинности и тем самым проверять, репрезенти­
руют ли данные схемы тождественно-истинные (общезначимые) или тождест­
венно-ложные формулы. Это определяется тем обстоятельством, что произ­
вольные формулы, репрезентируемые метапеременными А, В, С и т. д., как и
собственно пропозициональные переменные, могут принимать только два зна­
чения истинности - «истина» и «ложь».
Приведем список наиболее важных общезначимых схем формул.
1. Закон тождества:
АзА.
2. Закон противоречия:
-,(А & -А).
3. Закон исключенного третьего:
Ау-А
4. Законы удаления &:
(А&В)=эА, (А&ВрВ.

5. Законы введения V:
А зэ (А V В), В зэ (А V В).
6. Законы коммутативности &ич:
(А & В) = (В & А),
(А V В) (В V А).
7. Законы ассоциативности & и\с.
((А & В) & С) = (А & (В & С)),
((А V В) V С) = (А V (В V С)).
8. Законы дистрибутивности & относительно V и наоборот:
(А & (В V С)) = ((А & В) V (А & С)),
(А V (В & С)) = ((А V В) & (А V С)).

113
9. Законы поглощения'.
(А & (А V В)) = А,
(А V (А & В)) = А.
10. Законы идемпотентности'.
(А & А) = А, (А V А) = А.
11. Закон удаления истинного члена конъюнкции'.
А & Т = А, где Т - тождественно-истинная формула.
12. Закон удаления ложного члена дизъюнкции:
А V 1 = А, где ± - тождественно-ложная формула.
13. Закон утверждения консеквента:
А => (В => А).
14. Закон самодистрибутивности импликации:
(А=>(В:эС))=>((А=>В)=>(А=>С)).
15. Законы транзитивности импликации:
(А=>В)=>((В=>С)=>(А^С)),
(А=>В)=>((С=>А)^(С=>В)).
16. Закон перестановочности антецедентов:
(Аэ(ВэС))э(Вэ(АэС)).
17. Закон Пирса:
((А => В) => А) А.
18. Закон импортации:
(Аз (В з С)) => ((А & В) => С).
19. Закон экспортации:
((А & В) зз С) => (А о (В зз С)).
20. Законы монотонности:
(А => В) => ((А & С) о (В & С)),
(А => В) зз ((А V С) => (В V С)).
21. Законы введения &:
А => (В зэ (А & В)),
(АэВ) о ((А эС)з (Ад(В & С))).
22. Законы снятия и введения двойного отрицания:
—1—А з А, Аэ —1—.А.
23. Закон отрицания антецедента:
-1А (А В).
24. Законы введения —с
(А => В) => ((А =>-.В) => —А),
(А зз -1А) зэ -1А.
114
25. Закон контрапозиции'.
(А => В) (В зз -А).
26. Закон обратной контрапозиции:
(-|В о -А) зз (А зз В).
27. Законы сложной контрапозиции:
((А & В) зз С) = ((А & ^С) зз ^В),
(С э(А V В)) зз (В зз (А V -1С)).

28. Закон удаления тождественно-ложной формулы ± («из противоре­


чия следует все, что угодно»):
1 23 А.

29. Закон введения тождественно-истинной формулы Т («логический


закон следует из чего угодно»):
АзТ.
30. Законы де Моргана:
-(А & В) = (-А V -.В),
-,(А V В) = (-А & -.В).
31. Закон отрицания импликации:
-.(А зз В) = (А & -пВ).
32. Законы взаимовыразимости пропозициональных связок:
(А зз В) = (-А V В),
(А эВ) = ->(А & -,В),
(А & В) = -.(А зз ^В),
(А & В) е= -,(-А V ^В),
(А V В) = —А зз В,
(А V В) = -¿-А & -нВ),
(А V В) = ((А зз В) зз В).
33. Закон Дунса Скотта:
(А & -А) гл В.

4.2. Основные формы правильных рассуждений в логике высказываний

Укажем формы правильных умозаключений, наиболее употребимых в прак­


тике аргументации. Рассмотрим в этой связи несколько классов умозаключений
и выделим в каждом из этих классов некоторые типы корректных рассуждений.
При формулировке типов правильных умозаключений будем вновь использо­
вать схемы формул языка логики высказываний.
1. Условно-категорические умозаключения. Это двухпосылочные умозак­
лючения, которые содержат импликативную посылку, т. е. посылку А л В.
115
Другая же посылка, а также заключение может быть либо антецедентом (А),
либо консеквентом (В) первой посылки, либо отрицанием того или другого
(-1А, или —.В).
К числу правильных условно-категорических умозаключений относятся, на­
пример, умозаключения следующего типа:

А-В. А
В.

Данный способ рассуждения получил в средневековой логике название mo­


dus ponens, что означает «утверждающий способ рассуждений». Действитель­
но, в умозаключении данного типа мы переходим от утверждения антецедента А
импликативной посылки Ad В к утверждению ее консеквента В.
Примером применения modus ponens является следующее умозаключение:
Если отмечается спад производства, то растет число безработных. Спад произ­
водства отмечается. Следовательно, число безработных растет.
Другим типом правильных условных умозаключений является так называе­
мый modus tollens - «отрицающий способ рассуждения»'.

А - В -В
-А..

В умозаключениях данной структуры осуществляется переход от отрицания


консеквента (—>В) импликативной посылки А □ В к отрицанию ее антецедента
(-.А), например:
Если благородная цель оправдывает любые средства, то можно лишить человека
жизни, если он смертельно болен, и вы хотите укоротить его страдания. Но нель­
зя лишать человека жизни, даже когда он смертельно болен, и вы хотите
укоротить его страдания. Поэтому неверно, что благородная цель оправдывает
любые средства.
Отметим, что не являются правильными следующие способы условных рас-
суждений:
А В, В А:В. —.А
А, -,В.

Действительно, при ложном А и истинном В посылки умозаключений этих


типов оказываются одновременно истинными, а заключения - ложными. Поэто­
му, в общем случае, переход от утверждения консеквента к утверждению анте­
цедента импликации и переход от отрицания антецедента к отрицанию консек­
вента логически некорректны.
2. Разделительно-категорические умозаключения. Эти умозаключения так­
же являются двухпосылочными, причем в них имеется дизъюнктивная посылка
(А V В) или строго дизъюнктивная посылка (A v В). Другая же посылка и за­
116
ключение представляют собой какой-то из дизъюнктивных членов (А или В) или
отрицание какого-то из дизъюнктивных членов (—А или —>В).
Одним из типов правильных разделительных умозаключений являются сле­
дующие способы рассуждения:
А у В, —.А А у В, —.В
В, А.

Они получили название modus tollendo ponens, что означает «отрицающе-


утверждаюгций способ рассуждения». Действительно, в умозаключениях дан­
ной структуры осуществляется переход от отрицания одного из членов дизъ­
юнктивной посылки к утверждению другого ее члена. Заметим, что правильны­
ми являются также умозаключения, в которых вместо дизъюнктивной имеется
строго дизъюнктивная посылка - посылка вида A v В.
Приведем пример использования modus tollendo ponens в естественных рас­
суждениях:
Этот человек заблуждается сам или сознательно вводит в заблуждение других.
Но сам этот человек не заблуждается. Следовательно, он сознательно вводит в
заблуждение других.
Вместе с тем не относятся к числу корректных следующие типы раздели­
тельных умозаключений:

А у В, А А у В, В
В -.А.

Очевидно, что при истинных А и В посьглки данных умозаключений одно­


временно истинны, а заключения - ложны.
Однако если дизъюнктивную посылку этих умозаключений заменить строго
дизъюнктивной, то получим правильные способы рассуждения:

А у В, А А у В, В
В. -А.

Умозаключения подобного типа имеют название modus ponendo tollens, что


означает «утверждающе-отрицаюгций способ рассуждения». В них осуществ­
ляется переход от утверждения одного из членов строго дизъюнктивной посыл­
ки к отрицанию другого ее члена, например:
Шахматист К. примет участие только в одном из двух турниров: он либо высту­
пит на турнире в Тилбурге, либо выступит на турнире в Линаресе. Известно, что
К. принял приглашение принять участие в турнире в Линаресе. Следовательно,
К. не выступит на турнире в Тилбурге.
3. Условно-разделительные умозаключения. Эти умозаключения содержат
несколько импликативных посылок и одну дизъюнктивную посылку. Выделим
некоторые типы правильных условно-разделительных умозаключений с двумя
импликативными посылками. Такие умозаключения называют дилеммами:

117
А=>С, Вг>С, АуВ
- простая конструктивная дилемма
С
АгзС, Вг>Р, АуВ
- сложная конструктивная дилемма
СуР
С А, С В, —.А у —.В
- простая деструктивная дилемма
С
С А, Р В, -1А у В
- сложная деструктивная дилемма
—1Су—1Р
Приведем примеры на дилеммы.
Пример простой конструктивной дилеммы:
Если Н. упорен в достижении поставленной цели, то он способен овладеть ло­
гикой. Если у него есть склонность к строгому абстрактному мышлению, то он
способен овладеть этой наукой. Известно, что Н. упорен в достижении постав­
ленной цели или имеет склонность к строгому абстрактному мышлению. Сле­
довательно, он способен овладеть логикой.
Пример сложной конструктивной дилеммы:
Если президент подпишет законопроект, то он лишится поддержки профсою­
зов. Если же президент наложит на данный законопроект вето, то он потеряет
доверие предпринимателей. Ясно, что президент или подпишет законопроект,
или наложит на него вето. Поэтому он лишится поддержки профсоюзов или же
потеряет доверие предпринимателей.
Пример простой деструктивной дилеммы:
Если ученый А. честолюбив, то он захочет защитить диссертацию. Если А. чес­
толюбив, то он стремится продвинуться по службе. У А. нет желания защитить
диссертацию или нет желания продвинуться по службе. Следовательно, ученый
А. нечестолюбив.
Пример сложной деструктивной дилеммы:
Если В. верит слухам о близком конце света, то он глуп. Если же В. сам рас­
пускает такие слухи, то он беспринципен. В. не глуп или не лишен принци­
пов. Поэтому он не верит слухам о близком конце света или не распускает
эти слухи сам.

4.3. Непрямые способы аргументации

Умозаключения являются простейшей разновидностью рассуждений. При


осуществлении более сложных типов рассуждений наряду с умозаключениями
применяются и иные, непрямые способы аргументации. Эти приемы использу­
ются в том случае, когда в ходе некоторого основного рассуждения строятся
другие рассуждения, носящие вспомогательный характер.
Предположим, что целью основного рассуждения является обоснование не­
которого тезиса А из некоторого множества аргументов Г. В ряде случаев реше­
ние данной задачи сводят к решению подзадач - к построению одного или не-
118
скольких вспомогательных рассуждений: к выведению высказывания В, из
множества высказываний Аъ к выведению В2 из к выведению Вп из Ап. Ес­
ли указанные подзадачи решены, то заключают о достижении основной цели
рассуждения - о получении А из Г. При этом переходе как раз и используется
непрямой способ аргументации.
Таким образом:
Непрямой способ аргументации - это прием, позволяющий делать
вывод об осуществлении некоторого основного рассуждения при
осуществлении одного или нескольких вспомогательных рассужде­
ний, т. е. это переход следующего типа:
Из А] выведено В]
Из А2 выведено В2

Из Ап выведено Вп
Из Г выведено А.
Возникает вопрос, какие из переходов такого рода являются надежными,
правильными с логической точки зрения, а какие - нет, каков критерий логичес­
кой корректности непрямых способов аргументации!
Непрямой способ аргументации является корректным, если и только
если он гарантирует сохранение логического следования при перехо­
де от вспомогательных рассуждений к основному, т. е. обеспечивает
наличие логического следования А из Г в том случае, когда В] следу­
ет из А], В2 следует из А2,..., Вп следует из Ап.
Чтобы продемонстрировать логическую корректность непрямого способа
аргументации, нужно допустить, что А2 Вь А2 В2,..., Ап 1= Вп, и показать, что
при этом Г А.
Выделим несколько видов непрямых способов аргументации, которые час­
то используются в практике построения рассуждений, и докажем их логиче­
скую корректность.
1. Рассуждение по правилу дедукции. Данный способ аргументации приме­
няется в том случае, когда целью основного рассуждения является обоснование
посредством некоторого множества аргументов Г такого тезиса, который пред­
ставляет собой импликативное высказывание вида А о В. В этом случае можно
осуществить следующее вспомогательное рассуждение: принять в качестве до­
пущения антецедент А данного импликативного высказывания, а затем вывести
из Г и А его консеквент В. При решении указанной подзадачи заключают, что
основной тезис А о В обоснован посредством Г.
Метод непрямого рассуждения по правилу дедукции имеет, таким образом,
следующую структуру:

119
Из Г и А выведено В
Из Г выведено АоВ.
Приведем пример содержательного рассуждения, в котором используется
данный способ аргументации:
Докажем, что если число оканчивается на 0 и сумма его цифр кратна 3, то это
число кратно 15. Допустим, что данное число оканчивается на 0 и сумма его
цифр кратна 3. Известно, что если число оканчивается на 0, то оно кратно 5. По­
этому наше число кратно 5, ведь, согласно допущению, оно оканчивается на 0.
Известно также, что если сумма цифр числа кратна 3, то и само это число кратно
3. Поэтому наше число кратно 3, ведь, согласно допущению, сумма его цифр
кратна 3. Итак, наше число кратно 5 и 3. Но если число кратно 5 и 3, то оно
кратно 15. Следовательно, наше число кратно 15. Таким образом, если число
оканчивается на 0 и сумма его цифр кратна 3, то оно кратно 15.
Проанализируем ход данного рассуждения. В нем обосновывается истин­
ность импликативного тезиса:
Если число оканчивается на 0 и сумма его цифр кратна 3, то это число кратно 15.
В процессе рассуждения использованы следующие аргументы:
(а) Если число оканчивается на 0, то это число кратно 5.
(б) Если сумма цифр числа кратна 3, то само это число кратно 3.
(в) Если число кратно 5 и 3, то оно кратно 15.
В качестве допущения в рассуждении принимается антецедент обосновы­
ваемого тезиса:
(г) Число оканчивается на 0 и сумма его цифр кратна 3.
Далее из допущения (г) и аргументов (а)-(в) посредством цепочки умозак­
лючений выводится консеквент тезиса:
(д) Данное число кратно 15.
Затем, применяя метод рассуждения по правилу дедукции, заключаем, что
наш импликативный тезис обоснован посредством аргументов (а)-(в).
Так как данное рассуждение является частным случаем той связи отноше­
ния логического следования с импликацией, метатеорема о которой была рас­
смотрена и доказана ранее (см. § 3 настоящей главы), то тем самым логическая
корректность данного рассуждения полностью обоснована.
2. Рассуждение от противного. Данный метод рассуждения состоит в сле­
дующем: для обоснования некоторого тезиса А из множества аргументов Г
строят вспомогательное рассуждение, принимая в качестве допущения —А и
стремясь вывести из Г и -,А противоречие. При положительном решении дан­
ной подзадачи заключают, что тезис А обоснован посредством аргументов Г.
Таким образом, данный непрямой способ аргументации имеет следующую
структуру:

120
Из Г и -пА выведено ±
Из Г выведено А,
где ± - тождественно-ложная формула.
В качестве иллюстрации применения метода рассуждения от противного
воспроизведем доказательство теоремы евклидовой геометрии:
Из точки, не лежащей на прямой, можно опустить на эту прямую не более одно­
го перпендикуляра.
Предположим, что это утверждение неверно, и постараемся прийти к противо­
речию. Из нашего допущения вытекает, что из некоторой точки Б можно опус­
тить на некоторую прямую а более чем один перпендикуляр, например два раз­
личных перпендикуляра БЕ и ЕЕ:

По определению перпендикуляра, углы DEF и BFE равны 90°. Поскольку от­


резки DE и DF не совпадают, угол EDF больше 0°. Следовательно, сумма внут­
ренних углов треугольника DEF больше 180°. Но сумма внутренних углов лю­
бого треугольника в точности равна 180°. Таким образом, во вспомогательном
рассуждении при допущении, что теорема неверна, получено противоречие. По­
этому теорема считается доказанной.
Обоснуем корректность данного способа рассуждения от противного, т. е.
покажем, что если Г, -пА 1= ±, то Г 1= А.
(1) Пусть Г, -nA 1= 1.
Согласно определению логического следования, это означает:
(2) При любой интерпретации, при которой все формулы из Г истинны и —.А
истинна, формула 1 тоже истинна.
Константа ложности ± обладает следующим свойством:
(3) 1 ложна при любой интерпретации.
Из (2) и (3) по контрапозиции следует:
(4) Не существует интерпретации, при которой все формулы из Г истинны и
-1А истинна.
В силу условий истинности имеем:
(5) Истинность —1А равносильна ложности А.
Заменим в составе (4) выражение «-А истинна» равносильным ему выра­
жением «А ложна»:
(6) Не существует интерпретации, при которой все формулы из Г истинны, а
А ложна.
121
Снова используем определение логического следования:

(7) Г 1= А.
Доказательство завершено.
3. Рассуждение сведением к абсурду. Этот непрямой способ аргумента­
ции сходен с только что рассмотренным способом. Если требуется с помо­
щью аргументов Г обосновать высказывание, главной связкой которого явля­
ется отрицание, т. е. высказывание вида -А., то в качестве допущения прини­
мают А и стремятся в ходе вспомогательного рассуждения вывести
некоторое противоречие. Переход от вспомогательного рассуждения к ос­
новному при этом имеет следующий вид:

Из Г и А выведено ±
Из Г выведено -.А.

Корректность данного способа аргументации доказывается аналогично ме­


тоду рассуждения от противного. Применим рассматриваемый метод сведения к
абсурду на практике.
Представим себе сложное автоматическое устройство, которое состоит из ме­
ханизмов Р, Q, R, S и удовлетворяет следующим условиям:
(а) Если работает механизм Р, то не работает механизм Q.
(б) Всегда работает по крайней мере один из механизмов Q или R.
(в) Если работает механизм S, то не работает механизм R.
Докажем, что в данном автоматическом устройстве механизмы Р и S не мо­
гут работать одновременно.
Примем допущение:
(г) Механизмы р и S работают одновременно.
Отсюда следует:
(д) Работает механизм Р.
(е) Работает механизм S.
Из (а) и (д) по modus ponens получаем:
(ж) Не работает механизм Q.
Из (б) и (ж) по modus tollendo ponens имеем:
(з) Работает механизм R.
Но из (в) и (е) по modus ponens выводится:
(и) Не работает механизм R.
Наличие (з) и (и) свидетельствует о том, что мы получили
(к) Противоречие.

122
Цель вспомогательного рассуждения достигнута. Поэтому, согласно методу
сведения к абсурду, можно утверждать, что тезис о невозможности одновремен­
ной работы механизмов Р и 8 обоснован сведениями (а)-(в).
4. Рассуждение разбором случаев. Данный непрямой способ аргумента­
ции может быть применен в том случае, когда целью основного рассуждения
является обоснование некоторого тезиса С посредством дизъюнктивного аргу­
мента А V В, а также, возможно, и множества других аргументов Г. Задача по
выведению С из Г и А V В может быть сведена к двум подзадачам: 1) к выве­
дению С из Г и допущения А - первого члена аргумента А V В, 2) к выведе­
нию С из Г и допущения В - второго дизъюнктивного члена этого аргумента.
Рассмотрев каждый из этих случаев и показав, что С может быть обосновано
как при допущении А, так и при допущении В, заключают, что С обосновано
посредством А V В и Г. Таким образом, метод рассуждения разбором случаев
имеет следующую структуру:
Из Г и А выведено С
Из Г и В выведено С______
Из Г и А V В выведено С.

Приведем пример использования данного непрямого способа аргументации.


Обоснование антиномичности знаменитого парадокса Лжеца, рассмотренного в
главе II, представляет собой не что иное, как рассуждение разбором случаев.
Рассмотрим высказывание:
«Это высказывание ложно»,
которое содержит информацию о собственной ложности. Обозначим его, на­
пример, символом В. Суть парадокса состоит теперь в том, что из предположе­
ния о наличии у высказывания В какого-либо истинностного значения («истина»
или «ложь») выводится противоречие (±).
Тезис ± выводится из дизъюнктивного аргумента «В истинно или В ложно»
разбором случаев.
Случай 1. В качестве допущения принимаем первый дизъюнктивный член:
1) Б истинно.
Отсюда следует, что утверждение, которое В содержит, соответствует дей­
ствительности, но В содержит утверждение о собственной ложности, значит:
2) Б ложно.
Поскольку ложность В означает, что оно не истинно, получаем:
3) В не истинно.
Утверждения (1) и (3) свидетельствуют о том, что получено противоречие:
4) ±.
Случай 2. Примем в качестве допущения второй дизъюнктивный член:

123
1) В ложно.
Но О как раз и утверждает, что оно ложно. Следовательно, утверждение, со­
держащееся в В, соответствует действительности, и потому оно истинно, т. е. не
ложно. Поэтому:
2) О не ложно.
Мы снова пришли к противоречию:
3) Х.
Итак, из первого дизъюнктивного члена «В истинно» получено 1 и из вто­
рого дизъюнктивного члена «В ложно» получено ±. Поэтому можно заключить,
что из дизъюнктивного высказывания «В истинно или В ложно» выводится ±
(противоречие).
Обоснуем теперь корректность данного непрямого способа аргументации.
Допустим:
(1) Г, А (= С,
(2) Г, В |=С.
Необходимо показать, что в таком случае Г, А V В 1= С. Будем рассуждать
от противного. Предположим:
(3) Из Г и А V В не следует С.
Это означает:
(4) Существует интерпретация, при которой все формулы из Г истинны,
А V В истинна, а С ложна.
Из (1), истинности формул Г и ложности С вытекает:
(5) А ложна при данной интерпретации.
А из (2), истинности формул Г и ложности С получаем:
(6) В ложна при данной интерпретации.
В силу условий ложности дизъюнктивных формул из (5) и (6) получаем:
(7) А V В ложна при данной интерпретации.
Но, согласно (4):
(8) А V В истинна при данной интерпретации.
Итак, допустив, что из Г и А V В не следует С, мы пришли к противоречию.
Поэтому при наличии (1) и (2) имеем:
(9) Г, А V В к С.
На этом завершим рассмотрение непрямой аргументации.

124
Глава IV
ИСЧИСЛЕНИЕ ВЫСКАЗЫВАНИЙ

§ 1. Натуральное исчисление высказываний

1.1. Теория дедукции

Логику часто определяют как науку о рассуждениях. Действительно, иссле­


дование рассуждений, их видов и способов осуществления входит в число ос­
новных задач этой науки. Среди рассуждений выделяют два их основных под­
вида - дедуктивные (от лат. бебисПо - выведение) и правдоподобные. Что пред­
ставляют собой последние, обсуждается в главе XI. Здесь же будет описана
процедура дедуктивных рассуждений для пропозициональной логики.

К числу дедуктивных относятся те рассуждения, в которых между


высказываниями, принятыми в качестве исходных (посылок), и за­
ключением существует отношение логического следования.
В общем случае под рассуждением понимают процедуру последовательно­
го, пошагового перехода от одних высказываний, принятых в качестве исходных,
к другим высказываниям. Исходные высказывания называются посылками рас­
суждения, а последнее высказывание, полученное в данном процессе, - заклю­
чением рассуждения. Каждый шаг этого процесса осуществляется на основе не­
которого правила, называемого правилом вывода.
Чтобы ответить теперь на вопрос, как конкретно строятся рассуждения де­
дуктивного типа, требуется развить некоторую специальную теорию - теорию
дедуктивного вывода. Но прежде кратко охарактеризуем основные виды дедук­
тивно строящихся теорий.
Дедукция является теоретическим способом познания окружающего нас
мира. Поэтому процедуры дедукции используются в том случае, когда для полу­
чения некоторого нового знания недостаточно эмпирических познавательных
приемов (наблюдений, экспериментов, измерений). В этом своем качестве де­
дукция широко используется уже в обыденной жизни: ведь мы часто пытаемся
отстоять посредством того или иного рассуждения свою точку зрения, убедить в
ее истинности своего собеседника, опровергнуть точку зрения оппонента и т. д.,
т. е. пытаемся рассуждать. Однако наибольшее значение процедуры дедукции
как теоретического метода исследования имеют в научном познании.
В зависимости от степени проясненности (выявленное™) дедуктивных свя­
зей между отдельными утверждениями (высказываниями) теории различают не­
сколько их типов. К первому типу относятся содержательные теории. В их со­
ставе дедукция если и используется, то лишь для связи некоторых отдельных
положений теории. При этом исходные утверждения (посылки) в рассуждениях
представляют собой некоторые допущения. Посылки не обязаны быть (и не все­
гда бывают) истинными, а потому любое предложение, которое дедуцируется с
125
их использованием, считается не истинным, а условно истинным: заключитель­
ное высказывание (заключение) истинно при условии, что посылки являются ис­
тинными. Примерами содержательных теорий являются школьная арифметика,
теория эволюции Дарвина, различного рода исторические и лингвистические
концепции, а также та логика высказываний, которая была описана в предыду­
щей главе.
Другой тип составляют формализованные теории. К их числу относятся
теории, совокупность утверждений которых представляет собой дедуктивно ор­
ганизованную систему: каждое утверждение теории дедуктивно выводится из
некоторых первоначально принятых исходных утверждений. Последние назы­
ваются аксиомами, а сами теории носят название аксиоматизированных теорий.
Примерами их являются: небесная механика Ньютона, теория относительности
Эйнштейна, квантовая механика, геометрия Евклида. В отличие от геометрии
Евклида, формализованной более 2 тысяч лет назад, арифметика вплоть до XX в.
развивалась как содержательная теория и только на рубеже Х1Х-ХХ вв. она бы­
ла формализована итальянским математиком Пеано.
Так как предполагается, что аксиомы представляют собой истинные выска­
зывания о некоторой предметной области, все другие положения, дедуцируемые
из них, тоже считаются истинными.
Формализованные теории - это уже хорошо организованные теории. Однако
их недостатком является то обстоятельство, что в них специально не выделяют­
ся средства дедукции, а потому многие дедуктивные шаги осуществляются на
интуитивном уровне, что приводит, во-первых, к пропуску значительного числа
шагов в рассуждениях, а, во-вторых, к недостаточно четкой фиксации всех акси­
ом, необходимых для получения других положений. Таковой, например, оказа­
лась евклидова аксиоматизация геометрии.
С этой точки зрения более совершенны формальные теории - теории, в
которых оформляется (структурируется) не только само знание, но и средства
его получения - логические законы и способы дедуктивных рассуждений. К
таким теориям относятся очень многие математические теории - формальные
теории множеств, формальная арифметика и др. Содержание формальных тео­
рий часто фиксируется на специально созданном символическом языке, а все
рассуждения в рамках этих теорий строятся как преобразования одних после­
довательностей символов в другие последовательности. Такого рода теории
называются исчислениями.
Среди последних особое место занимают логические исчисления. Их особен­
ность состоит в том, что утверждениями указанных теорий являются логические
законы. Ниже будут построены два логических исчисления - классическое исчис­
ление высказываний и классическое исчисление предикатов первого порядка.
Задача логических исчислений - выделение и систематизация обычных про­
цедур рассуждений, используемых в теоретической деятельности людей. Однако
рассуждения, которые строятся в рамках исчислений, не являются содер­
жательными, так как они не представляют собой дедуцирования одних вы­
сказываний из других высказываний. Напротив, это будут формальные рас­

126
суждения, состоящие в выведении одних формул из других формул. Тем не
менее каждое такое формальное рассуждение можно трактовать как общую
форму, модель различных содержательных рассуждений, имеющих ту же самую
логическую структуру. Такая трактовка формальных рассуждений возможна
благодаря тому, что формулы данных исчислений представляют собой логиче­
ские формы высказываний.
В логических исчислениях осуществляется формализация содержательных
логических теорий. Так, строящееся далее классическое исчисление высказыва­
ний формализует ту содержательную логику высказываний, которая была рас­
смотрена в предыдущей главе. С этой целью здесь вводятся синтаксические ана­
логи содержательных понятий «общезначимой формулы» и «отношения логиче­
ского следования» - понятие теоремы и отношение выводимости. Формулиру­
ется совокупность дедуктивных принципов, позволяющих переходить от одних
последовательностей символов к другим. В соответствии с этими принципами
строятся доказательства теорем исчисления (логических законов) и выводы ло­
гических форм заключений из логических форм посылок для установления кор­
ректности умозаключения.
Логическое исчисление 8 считается адекватной формализацией со­
держательной логической теории Т в том случае, если:
(1) класс теорем 8 совпадает с классом формул, истинных в Т, или
(2) из формул Аь А2,..., Ап в исчислении 8 выводима формула В
тогда и только тогда, когда Аь А2,..., Ап 1= В в содержательной
теории Т.
Рассмотрение вопроса о логических формальных теориях начнем с построения
так называемого натурального исчисления. Последнее содержит только правила
вывода и не содержит аксиом. Такая формулировка логических теорий позволяет
снабдить каждого ученого, работающего в той или иной области конкретных наук,
совокупностью правил, на основе которых можно осуществлять переход от одних
содержательных утверждений (высказываний) к другим. А это чрезвычайно важно.
Ведь ученого, работающего в конкретной области знания, логика интересует преж­
де всего как наука, формулирующая законные правила преобразования одних вы­
сказываний в другие. С этой точки зрения в натуральных логических исчислениях
более естественно (более натурально) излагается логический аппарат, не­
обходимый для осуществления содержательных рассуждений.
Перейдем теперь к построению системы классического натурального
пропозиционального исчисления.

1.2. Правила вывода исчисления

Чтобы построить натуральное исчисление высказываний, необходимо преж­


де всего задать алфавит языка этого исчисления и определить в нем понятие
правильно построенного, осмысленного выражения (формулы). Мы этого делать
не будем, так как они полностью совпадут с ранее сформулированными алфави-
127
том и понятием формулы, которые были введены в главе III для логики выска­
зываний. Поэтому перейдем сразу к заданию дедуктивной части теории.
Сформулируем дедуктивные принципы исчисления высказываний - правила
вывода. Предварительно укажем, что все правила подразделяются на несколько
основных типов. Они делятся на правила введения (будем помечать это индек­
сом «в») и правила исключения (будем помечать это индексом «и») логических
символов (констант). С другой стороны, все правила делятся на однопосылочные
(над чертой пишется одна формула) и двухпосылочные (над чертой пишутся че­
рез запятую две формулы). Итак:
А, В А&В А&В
&В &и
А&В А В
А в А V В, ->А
V]} V}!
АуВ АуВ В
В Л В.А
^>в , где С - последняя посылка —
св В
в.в
'В ———, где С - последняя посылка

Каждое из указанных правил вывода представляет собой формулировку


разрешения нечто осуществить, а именно, если даны формулы того вида, кото­
рые указаны выражениями, стоящими над чертой (посылки правил), то каждое
правило разрешает записать после этого формулу того вида, которая указана
выражением, стоящим под чертой (заключение правила).
Так, правило &в (введение конъюнкции) является двухпосылочным. Оно поз­
воляет, если даны произвольные две формулы А и В, объединить их в конъюнк­
цию - А & В. Пусть А будет формулой (р д> Ч), а В - (г V —>р), тогда, применяя к
ним правило &в, можно получить формулу (р о ч) & (г V -ф).
Правила &и (исключение конъюнкции) являются однопосылочными. Они
позволяют, если дано конъюнктивное выражение вида А & В, выделить из него
как левый конъюнкт, так и правый. При применении сразу обоих правил конъ­
юнкция «рассыпается» на составляющие ее члены.
Правила V!} (введения дизъюнкции) являются тоже однопосылочными. Пер­
вое из них разрешает при наличии некоторой формулы А присоединить к ней
дизъюнктивно справа любую (произвольную) формулу В и получить выражение
вида А V В. Например, пусть А - это формула (р о ч)- тогда, применяя к ней
рассматриваемое правило, можно получить любую формулу (р о ч) V В. Что это
будет за конкретная формула, зависит от того, что взято в качестве формулы В.
Правило же позволяет в качестве В брать любую (какую угодно) формулу. Ана­
логично второе правило разрешает при наличии некоторой формулы В присое­
динить к ней слева произвольную формулу А и получить формулу вида А V В.
Правило (исключение дизъюнкции) является двухпосылочным. Действие
по этому правилу состоит в том, что, имея дизъюнктивную формулу вида А V В
и имея формулу вида —А, которая является отрицанием (именно) левого члена
128
дизъюнкции, нам разрешается перейти к формуле В, т. е. выделить правый член
дизъюнкции A v В. Это хорошо известное правило tollendo ponens. Рассмотрим
пример. Пусть A v В есть формула -.р v (q & г) и пусть -.А есть формула -i-ip.
Так как формула -1->р - это отрицание левого члена дизъюнкции, то по правилу
можно получить формулу (q & г) - правый член данной дизъюнкции.
Правило ои {исключение импликации) тоже двухпосылочно. Как и преды­
дущее, оно позволяет отделить правый член (консеквент) импликации А з В
при условии, что у нас имеется формула А, совпадающая с антецедентом данной
импликации. Это тоже хорошо известное правило modus ponens. Так, если А зз В -
это формула (р з q) з (q & г) и А - это формула (р зэ q), то по правилу з>и мож­
но получить формулу (q & г) - консеквент рассматриваемой импликации.
Правило -1И {исключение отрицания) однопосылочно. Оно позволяет сни­
мать два отрицания с любой формулы.
Особо остановимся на правилах ов (введение импликации) и ->в (введение
отрицания). Своеобразие этих правил состоит в том, что формула С в заключе­
ниях этих правил - не любое выражение, а последнее допущение (посылка) в
некотором рассуждении. Таким образом, формулировка этих правил соотносит
их с тем рассуждением, которое будет строиться. Что здесь конкретно имеется в
виду, будет подробно рассмотрено ниже при осуществлении соответствующих
выводов и доказательств.
Правило зэв является однопосылочным. Оно позволяет по любой формуле
В, содержащейся в рассуждении, перейти к импликации вида С зэ В, где С - по­
следнее допущение, а на место консеквента помещается сама формула В.
Правило -1В - двухпосылочно и позволяет при обнаружении в рассуждении
двух формул, противоречащих друг другу - В и -,в, - перейти к формуле —С,
которая является отрицанием последнего допущения. Иначе говоря, это правило
разрешает в строящееся рассуждение вводить отрицание последней посылки.
При применении любого из правил необходимо иметь в виду, что логиче­
ские константы, указанные в правилах, являются всегда главными знаками
формул. К ним, и только к ним (и ничему иному) могут применяться правила.

1.3. Вывод и доказательство в NP

Посредством заданных правил можно строить формальные рассуждения


двух видов - выводы и доказательства.
Выводом называется непустая конечная линейно упорядоченная по­
следовательность формул Ci, С2,..., Ск, удовлетворяющая условиям:
(1) каждая Q есть либо посылка, либо получена из предыдущих
формул по одному из правил вывода,
(2) если в выводе применялись правила 3>Ej или —>в, то все формулы,
начиная с последней посылки и вплоть до результата применения
данного правила, исключаются из участия в дальнейших шагах
вывода.
5 Введение в логику 129
Последнее свойство (свойство исключенности некоторых формул из уча­
стия в дальнейшем построении вывода) означает, что эти формулы как бы «за­
мораживаются» и изолируются в выводе. Для краткости будем их обозначать
термином исключенные формулы, а ту посылку, которая при этом попадет в
число исключенных формул, будем обозначать термином исключенная посыл­
ка. Тот факт, что некоторые формулы в выводе являются исключенными, бу­
дем обозначать вертикальной чертой. Как это конкретно делается, покажем да­
лее на примерах.
Если дан вывод Сь С2,..., Ск, т. е. дана линейная последовательность фор­
мул, которая удовлетворяет условиям (1) и (2), и если в этой последователь­
ности неисключенными посылками являются формулы Аь А2,..., Ап и послед­
няя формула последовательности Ск графически совпадает с формулой В, т. е
Ск = В, то про данную последовательность говорят, что она является выводом
формулы В из посылок А1, А2,..., Ап. Этот факт обозначается записью вида
Аь А2,..., Ап I- В (читается: «из посылок Аь А2,..., Ап выводимо В»), где «Н» -
метазнак выводимости.
Если множество формул Г содержит формулы Аь А2,..., Ап и имеется вывод
В из посылок А1, А2,..., Ап, то в логике принято считать, что тогда имеется и вы­
вод формулы В из множества формул Г, что обозначается записью Г I- В.
Доказательство есть вывод из пустого множества посылок. Послед­
няя формула в доказательстве называется доказуемой формулой,
или теоремой.
Пусть имеется доказательство Сь С2,..., Ск, и пусть Ск = В. Будем тогда го­
ворить, что данная последовательность есть доказательство формулы В. Этот
факт обозначается посредством записи Н В (читается: «В - теорема»).
Выводы далее будем строить в виде линейных последовательностей запи­
санных друг под другом формул. Каждая формула такой последовательности
нумеруется натуральными числами, которые используются в выводе как имена
соответствующих формул. С каждой формулой связывается некоторая характе­
ристика - ее анализ. Под анализом вывода имеется в виду указание того, на ка­
ком основании та или иная формула появилась в выводе. Напомним, что, со­
гласно определению вывода, таких оснований может быть только два: либо
формула является посылкой, либо она получена из предыдущих по некоторому
правилу вывода.
Покажем теперь, что представляют собой вывод и доказательство на некото­
рых примерах. Допустим, что требуется обосновать метаутверждение о выводи­
мости формулы г из посылок р з д, д з г и р, т. е. обосновать метаутверждение:
р з) д, д о г, р I- г. Для этого необходимо построить вывод, в котором последняя
формула графически совпадала бы с формулой г, а посылками оказались бы в
точности формулы р з д, д з г и р. Такая последовательность может быть по­
строена, ею является, например, следующая последовательность:

130
1- р'Ч -пос.
2. цэг - пос.
3. р -пос.
4- Ц -ои, 1,3
5. г - г>и, 2, 4
Действительно, из анализа этой последовательности видно, что она удовлетво­
ряет условиям (1) и (2) понятия вывода, а потому является выводом. Последняя
формула графически совпадает с г, а неисключенными посылками являются в
точности формулы рзц, ц эг ир. Тем самым построен вывод, обосновываю­
щий метаутверждение о выводимости: р => ц, ц => г, р I- г.
Обоснуем справедливость метаутверждения I- (р => ц) => ((ц => г) з> (р => г)),
т. е. утверждение о том, что указанная формула является теоремой.

1. рзц - пос.
2. цэг -пос.
3. р -пос.
4- Ч -^и, 1,3
5. г -г>и, 2,4
6. (р=>г) -=>в,5
7. (цзг)э(рэг)-эв,б
8. (р=>ц)г>((цг>г)=>(рг>г)) -г>в,7
Анализ показывает, что эта последовательность удовлетворяет условиям (1) и
(2) понятия вывода, а потому является выводом. Последняя формула графически
совпадает с той формулой, которую необходимо было получить в заключение.
Кроме того, все посылки исключены, а потому множество неисключенных по­
сылок пусто. Поэтому данная последовательность является доказательством
теоремы (р гэ ц) гэ ((ц з г) э (Р г)).
При сравнении этой последовательности с предыдущей легко видеть, что
первые 5 шагов у них одинаковы. Если бы доказательство было прервано на
5-м шаге, то обосновывалась бы лишь выводимость вида р э ц, цэ г, р И г.
Однако вывод был продолжен, и на 6-м шаге применялось правило з>в к фор­
муле 5. Это правило разрешает получить формулу СэВ, где С - последняя
посылка, а В - 5-я формула. Такого вида формула и записана на 6-м шаге. В
понятии вывода указано, что при применении правила гэв из дальнейших ша­
гов вывода исключаются все формулы, начиная с последней посылки и вплоть
до результата применения этого правила, т. е. в нашем случае с 3-й до 6-й
формул. Этот факт отмечен в выводе чертой, начинающейся с 3-й формулы и
оконченной на 5-й. Если бы вывод был «оборван» на 6-м шаге, то обосновыва­
лась бы выводимость вида рэц, цэгЬрэг. Но вывод был продолжен да­
лее применением правила л>в теперь уже к 6-й формуле, и мы вновь должны
получить формулу С л В, где С - последняя посылка (после исключения из
числа посылок формулы р таковой стала формула ч г). При применении
правила з>в из участия в дальнейших шагах вывода исключаются все формулы
со 2-й до 7-й. Если бы мы «оборвали» вывод на 7-м шаге, то была бы обосно­
вана выводимость вида р з> ц I- (ч => г) з> (р г). На последнем, 8-м шаге, ана­
логичным образом применяя гэв к 7-й формуле, исключаем последнюю посыл­

131
ку и получаем обоснование выводимости формулы вида (р з ц) з ((ц о г) з ( р
3) г)) из пустого множества посылок.
Одну и ту же выводимость можно обосновывать посредством различных спо­
собов. Так, например, нижеследующая последовательность тоже является дока­
зательством формулы (рз Ц) 3 ((Ц 33 Г) 32 (р зз г)).

1- рз>ц -пос.
2. цзг _пос.
3. р - пос.
4. —,г - пос.
5. ц -Ои, 1,3
6. г - з>и, 2, 5
7- -,-т —в, 4, 6
8. г —,и, 7
9. рззг -г>в, 8
10. (цзг)з(рзг) -з>в, 9
и. (р 32 ц) зз((ц 33г) 33(р 3) г)) -=>В, 10
Данная последовательность отличается от предыдущей тем, что на 4-м шаге
берется еще одна посылка - формула ->г. Осуществляя шаги вывода, на 6-м шаге
получаем формулу г, которая противоречит 4-й формуле, т. е. в выводе появи­
лись две формулы вида В и —¡В. Это позволяет применить к ним правило —ъ. Со­
гласно этому правилу, при наличии противоречия можно поместить в вывод
формулу —>С, где С - последняя посылка. Так как последней посылкой является
4-я формула---- ,г, то необходимо записать отрицание этой формулы, т. е. фор­
мулу —I—|Г. Именно эта формула и записана на 7-м шаге. Кроме того, при приме­
нении правила —>в, согласно понятию вывода, необходимо исключить из участия
в дальнейших шагах вывода все формулы, начиная с последней посылки и
вплоть до результата применения этого правила, что и показано чертой. На 8-м
шаге к 7-й формуле применялось правило —,и, которое позволяет снять два знака
отрицания и получить формулу г. Дальнейшие шаги вывода в точности повто­
ряют шаги предыдущего доказательства и состоят в последовательном исключе­
нии оставшихся посылок применением правила ззв.
Рассмотрим еще один пример доказательства. Попытаемся обосновать, что
формула (р V ц) э (ц V р) выводима из пустого множества посылок. Обосновы­
вающей будет следующая последовательность.
1. РVЦ - ПОС.
2. -,(ц V Р) _ пос-
3. —,р - пос.
4. Ч - ^и, 1,3
5. цVр - х/в, 4
6. -.-.р --пв,2,5
7. Р —и, 6
8. цVр - 7
9. -п->(4 V р) - -щ, 2, 8
10. чVр - -пи, 9
11. (Р^Ч)=>(Ч^Р) -^в, 10

132
Анализ показывает, что данная последовательность представляет собой до­
казательство формулы (р V ц) тэ (ц V р) В доказательстве в качестве посылок
были взяты формулы 1, 2, 3 Из этих формул на 5-м шаге была получена фор­
мула ц V р, противоречащая формуле 2 Последнее означает, что получено
противоречие Это позволяет применить правило —согласно которому в вы­
воде можно записать отрицание последней посылки Тем самым получаем 6-ю
формулу---- ,р При этом из дальнейших шагов вывода исключаются форму­
лы, начиная с 3-й по 5-ю Действуя далее, на 8-м шаге вновь получаем форму­
лу, противоречащую 2-й формуле Это дает возможность по правилу —,в ис­
ключить еще одну посылку Продолжая вывод, на 11-м шаге применением
правила гэв исключаем последнюю посылку Тем самым доказательство тре­
буемого заключения завершено

1.4. Эвристики

Построение выводов и доказательств является творческой задачей. Она со­


стоит в нахождении нужной последовательности формул, если речь идет о фор­
мальном выводе, или нахождении нужной последовательности содержательных
утверждений, если речь идет о построении содержательного вывода. В частно­
сти, творческой задачей является и поиск посылок, с которых начинается вывод
в том случае, когда обосновывается метаутверждение о выводимости некоторой
формулы из пустого их множества. Обычно указывают, что в качестве посылок
можно брать любые формулы. И это действительно так, но с оговоркой: необ­
ходимо в дальнейших шагах вывода, применяя правила, су­
меть исключить все лишние посылки.
Чтобы выбор нужных для вывода посылок не был случайным и не носил ха­
рактера простого перебора различных возможностей, можно сформулировать
некоторые эвристические приемы, которые будем называть далее эвристиками.
Эвристика - это то, что позволяет уменьшить число переборов.
Пусть обосновывается метаутверждение о выводимости вида:
Аь А2,.., Ап Н (С1 о (С2 о (С3 о ... => (Ст о В)...))).
Тогда в качестве посылок необходимо, конечно же, взять все формулы
А1, А2,..., Ап, которые уже предложены нам как посылки. Далее выбор дополни­
тельных посылок осуществляется по следующим эвристическим приемам.
я эвристика. Рассматривается формула, стоящая справа от знака выводи­
1-
мости «Н». Она является целью вывода, т. е. той формулой, которую требуется
вывести из посылок Аь А2,..., Ап. Осуществляется поиск в ней главного знака
(понятие главного знака формулы было введено в предыдущей главе). Если
главным знаком является «о», т. е. формула «распадается» на антецедент и кон-
секвент, то антецедент данной импликации берется в качестве дополнительной
посылки, а новой целью вывода становится получение оставшейся от формулы
ее консеквента. В нашем случае справа от знака «1-» стоит формула
(С1 о (С2 о (С3 о ... о (Ст о В)...))),
133
в которой антецедентом является формула Сь а консеквентом формула вида
(С2 о (С3 ... (Ст В)...)). Применяя первую эвристику, заключаем, что к
формулам Аь А2,..., Ап можно присоединить в качестве дополнительной по­
сылки формулу Сь а формулу (С2 о (С3 о ... о (Ст о В)...)) взять в качестве
новой цели вывода.
Рассматриваем последнюю формулу. Из ее анализа видно, что она опять-
таки имеет в качестве главного знака импликацию и распадается тем самым на
антецедент - формулу С2 - и консеквент - формулу (С3 о ... о (Ст В)...). По­
этому к ней вновь можно применить 1-ю эвристику. Тогда в качестве очередной
дополнительной посылки берем формулу С2, а новой целью вывода становится
получение формулы (С3 ... (Ст о В)...).
Первую эвристику необходимо в обязательном порядке применять до
тех пор, пока остающаяся в консеквенте формула имеет в качестве главного зна­
ка знак «о», т. е. до тех пор, пока мы не дойдем до формулы, которая уже не
имеет вида импликации. В нашем случае таковой является формула В. На этой
формуле работа по 1-й эвристике заканчивается.
Итак, применение первой эвристики позволяет выбрать в качестве дополни­
тельных посылок из формулы (С1 о (С2 (С3 о ... о (Ст о В)...))) все ее антеце­
денты Сь С2, С3,..., Ст. После этого можно попытаться осуществить вывод вида:
А1, А2,..., Ап, Сь С2, С3,..„ Ст I- В.
Формула В в этом случае является целью, к которой надо стремиться при
осуществлении вывода из посылок Аь А2,..., Ап, Сь С2, С3,..., Ст. Если этой цели
удается достигнуть, то тогда все дополнительные посылки Сь С2, С3,... Ст, ко­
торые были введены, легко устраняются последовательным применением пра­
вила ов, и мы обосновываем вывод вида:
Аь А2,..„ Ап Н (С, щ (С2 о (С3 щ ... о (Ст о В)...))).
Вывод, в котором при выборе дополнительных посылок использова­
лась только 1-я эвристика, называется прямым выводом.
Это означает, что под прямым выводом понимается любой вывод, в котором
ни разу не применялось правило -!В. Отметим, что именно 1-я эвристика была
применена нами для выбора дополнительных посылок при построении первого
доказательства формулы (р з (|) о ((ц □ г) □ (р □ г)), а потому данное доказа­
тельство является прямым.
1-я эвристика является мощным средством упрощения процедуры поиска
нужных посылок для вывода, однако она во многих случаях недостаточна. По­
этому ниже формулируется еще одна эвристика, которая в обязательном
порядке применяется только после применения всех шагов по
1 -й эвристике.
2-я эвристика. Итак, последовательное применение 1-й эвристики позволи­
ло дойти до формулы В, которая уже не является импликативной формулой.
Именно эту формулу надо теперь стремиться получить при прямом выводе из

134
посылок Аь А2,..., Ап, Сь С2, С3,..., Ст. Однако если такой вывод не удается сде­
лать, то в качестве еще одной дополнительной посылки следует взять отрицание
формулы В. Тем самым мы переходим к доказательству от противного. Общий
список посылок в этом случае будет выглядеть следующим образом:
Аь А2,..., Ап, С1, С2, Сз,..., Ст, —В.
Целью вывода теперь становится получение в его составе противоречия,
т. е. получения в выводе двух формул вида В и —1В. Если это удается сделать, то,
применяя правило ->в, можно получить формулу —,В, исключив при этом по­
следнюю дополнительную посылку —>В. Применяя далее правило —>и, можно по­
лучить формулу В и тем самым обосновать выводимость:
Аь А2,..., Ап, Сц С2, Сз,..., Ст I— В.
После этого, применяя нужное число раз правило пв, можно получить и
требуемый вывод вида:
Аь А2,..., Ап Н (С2 о (С2 о (Сз =>... о (Ст о В)...))).
Вывод, в котором применяется правило —.в, называется косвенным
выводом, а именно - выводом от противного.
Так, во втором примере обоснования формулы (р □ ц) з ((ц п г) з> (р => Г))
был как раз применен метод построения вывода от противного, основанный на
использовании 2-й эвристики.
К рассмотренным двум эвристикам можно было бы добавить и ряд других
эвристических приемов. Не расширяя, однако, значительно этот список, укажем
лишь еще одну эвристику. Она применяется в обязательном порядке
только после применения 2-й эвристики.
3-
я эвристика. Она касается дизъюнктивной формулы. Если в выводе
имеется формула вида А V В или же вида —>(А V В), то в качестве дополни­
тельной посылки (в первом случае) можно взять формулу —>А и после этого
получить по \/и формулу В, или же взять в качестве посылки (во втором слу­
чае) формулу А и вывести по правилу противоречие. Иногда при доказа­
тельстве некоторых формул требуется взять в качестве посылки (кроме фор­
мулы А) и формулу В, и также попытаться вывести противоречие. Вообще,
получение противоречия остается целью до тех пор, пока не
будет устранена посылка, в силу принятия которой мы пере­
шли к доказательству от противного. Именно используя эту эври­
стику в примере с доказательством формулы (р V ц) з V р), мы выбрали в
качестве посылки 3-ю формулу ->р.
Приведем еще несколько примеров выводов и доказательств.
Н рз>р.
I 1. р -пос.
2. рор -г>в, 1

135
р Г> Ц, Г в Н (->4 V -,§) (-.р V -,г).
Обоснованием данного метаутверждения о выводимости является, например,
следующая последовательность формул:

1 -пос.
2. 08 -пос.
3. -,Ц V —>8 -пос.
4. Ч пр V -,г) -пос.
5. -,р -пос.
6. р V —1Г — у в, 5
7. ^ ,р —в, 4, 6
8. р —ть 7
9.Ч ~=>и, 1, 8
Ю. —,г -пос.
11 ■ —р V —1Г — '-Ль Ю
12. --в,4, Н
13. г И, 12
14. 8 -^И, 2,13
15. -пос.
16. -,8 -ми, 3,15
17. --в, 14,16
18. --и,17
19. -,-,(-,р V —,г) --в, 9,18
20. —,р V —>г -ть19
21. ЬЧ'у-и8)=>Ьр -,г) -г>в, 20
Здесь формула 3 является результатом применения эвристики 1 к формуле
(—>4 V —18) (—>р V —1Г), формула 4 - результатом применения эвристики 2 к
формуле (—>р V —.г), формула 5 появилась на основании эвристики 3, приме­
ненной к формуле 4. Формула 10 - на основании опять-таки эвристики 3, при­
мененной опять к формуле 4. Наконец, формула 15 взята в качестве посылки
на основе эвристики 3, примененной к формуле 3.
Обоснуем теперь доказательство формулы:
Н (р & 4) -,(-,р V —,4).
1. р&4 - пос.
2. —>(—,р V—>4) - пос.
3. р -&и, 1
4. 4 — &и, 1
5. -,рм->4 --1И, 2
6. -,р - пос.
7. -,4 - ми, 5, 6
8- -,-,-,р —в, 4, 7
9. —,р —,и, 8
10. —г-,(—,р V —>4) - -,в, 3, 9
11 - —,р х/—.4) --дь Ю
12. (р&4)тэ—,(-прм—>4) -Эв, И

136
В последнем примере в качестве второй посылки можно было бы взять не
формулу —,р V -ф), а сразу формулу (-ф V ->ч), что несколько сократило
бы вывод. Вообще, если после применения 1-й эвристики целью вывода стало
получение формулы вида —>В, то в качестве дополнительной посылки, беру­
щейся по 2-й эвристике, можно взять не формулу ,В, а формулу В.
В завершении отметим, что в том случае, когда требуется обосновать выво­
димость, в посылки или заключение которой входят логические константы, от­
сутствующие в алфавите исчисления, например, входят знаки =, V или Ф, то со­
ответствующие формулы должны быть преобразованы таким образом, чтобы в
них содержались только принятые в исчислении символы. Для этого необходи­
мо воспользоваться указанными в главе III определениями и заменить эти знаки
на знаки &, V, з> и

Упражнения
1. Осуществите вывод в натуральном исчислении высказываний:
а) -ф & Ц, р V Б I- Ц & Б, б) р 3 —ф, Ц V г, р Г V 8,
в) р т г Ь (р & г) т г. г) (руд) т г I- ч □ г.
д) р => ч, р з> -ф I- р. е) р з-д. р з г Н (Ч У -,г)з> -ф.
2. Докажите следующие теоремы в натуральном исчислении высказываний:
а) Н р о -п-ф, б) Н Ьр з> р) з> р,
в) Н (р ■=> (ч 3) г)) з> ((р &ч) => г), г) Н р V -пр,
д) н -Чр & -ф), е) ь- -.(р V ч) = (~ф & ^Ч),
ж) Н (р ЭЧ) Д ((г => Ч) =>((Р Vг) 3) ч), з) Н -фр & ч) = (^Р V -ф)-
з) Обоснуйте правильность умозаключений средствами натурального ис­
числения высказываний:
а) Если число делится на 2 и на 3, то оно делится на 6. Следовательно, если
число делится на 2, но не делится на 6, то оно не делится на 3.
б) Если формула тождественно-истинна, то она выполнима. Формула не явля­
ется выполнимой, если и только если она тождественно-ложна. Следовательно,
формула не может быть одновременно тождественно-истинной и тождественно ­
ложной.
в) Иван любит Марью или Дарью. Если он любит Марью, то любит и Да­
рью. Значит, неверно, что Иван не любит Дарью.
г) Если вы летом избегали «бывать на солнце», то вы не загорели. Но вы за­
горели. Следовательно, вы «бывали на солнце».

§ 2. Аксиоматические исчисления высказываний

2.1. Аксиомы, правила вывода и доказательство в АР

Стандартной формой представления теоретического знания является ак­


сиоматика. В этом случае законы, относящиеся к некоторой исследуемой
137
предметной области, выражаются посредством аксиом и доказываемых с их
помощью теорем. Именно так представляется теоретическое знание как в са­
мой логике, так и в математике, физике и других науках. Поэтому приводимые
ниже различного рода аксиоматические исчисления не только позволяют нам
представить саму логику в стандартной аксиоматической форме, но и должны
послужить общим примером того, как оформляется любое теоретическое зна­
ние в указанной форме.
В течение долгого времени под аксиомами имелись в виду так называемые «са­
моочевидные истины», т. е. положения, истинность которых непосредственно
усматривалась интуицией. К их числу относились, например, следующие поло­
жения геометрии Евклида - «Между произвольными двумя точками можно про­
вести ровно одну прямую», «Через точку, лежащую вне данной прямой, можно
провести ровно одну параллельную ей прямую» и т. д. Однако возникновение
многих неклассических теорий было связано с принятием в качестве аксиом та­
ких положений, которые не только не были самоочевидны, но, зачастую, и пря­
мо противоречили нашей интуиции. Так, в геометрии Лобачевского принимается
положение, согласно которому через точку, лежащую вне прямой, можно про­
вести бесконечно много параллельных ей прямых и т. д. Поэтому теперь под ак­
сиомами имеют в виду не самоочевидные истины, а некоторые положения, кото­
рые мы по тем или иным причинам принимаем без их обоснования. Именно в
этом духе мы и будем далее трактовать понятие аксиома.
В настоящее время построено большое количество аксиоматических ис­
числений высказываний, отличающихся друг от друга принятием в качестве
аксиом различных конечных или даже бесконечных наборов формул. Разли­
чие часто определяется и тем, какие функционально полные системы связок
выбраны в качестве исходных. Это могут быть наборы связок {з>, {&,
{V, {Ф} и т. д. Изберем в качестве исходных, как и ранее, следующую
функционально полную систему связок - {т>, &, V, —>}, что обусловлено, с
одной стороны, широким использованием их содержательных аналогов в ес­
тественном языке, а с другой - нашим желанием единообразно описать как
содержательную логику высказываний, так и ее формализацию в виде нату­
рального исчисления и аксиоматики.
Алфавит и понятие формулы в строящемся ниже исчислении АР - аксио­
матическом пропозициональном исчислении - полностью совпадают с алфави­
том и понятием формулы введенных для логики высказываний (см. главу III), а
потому не будем на этом останавливаться, а сразу же перейдем к заданию де­
дуктивных средств исчисления.
Аксиомы.
А1. р з> (ц з> р) - закон утверждения консеквента,
А2. (р з (Ц з г)) з> ((р з ц) з (р з г)) - закон самодистрибутивности з>,
АЗ. (р & ц) з> р - закон удаления &,
А4. (р & ц) з> ц - закон удаления &,
А5. р з> (ц з> (р & ц)) - закон введения &,
А6. р 3) (р V ц) - закон введения V,
138
А7. ч п (р V ч) - закон введения V,
А8. (р г) => ((ч г) о ((р уфэ г)) - закон рассуждения по случаям,
А9. (->р о -ч) ((->р з д ) ~ р) - закон доказательства от противного.
Правила вывода:
А эВ, A J А(р)
------ —- ------ правило modus ponens .z — правило подстановки
В А(р/В)
В последнем правиле «р» - любая пропозициональная переменная. Само
правило позволяет в формуле А везде, где встречается переменная р, подставить
вместо нее произвольную формулу В.
Доказательство - это непустая конечная линейно упорядоченная по­
следовательность формул Ci, С2,..., Ск, каждая из которых есть либо
аксиома, либо получена из предыдущих по одному из правил вывода.
Последняя формула в последовательности называется доказуемой
формулой, или теоремой.
Будем, как и ранее, тот факт, что некоторая формула А является теоремой,
фиксировать посредством метаутверждения Н А. Приведем примеры доказа­
тельства некоторых теорем в данном исчислении:
I- р (q z> р) - закон утверждения консеквента
1. р => (q => р) - А1
Итак, построено доказательство аксиомы А1. Действительно, перед нами по­
следовательность формул, состоящая из одной формулы. Она непустая, конеч­
ная и удовлетворяет определению доказательства. Так как последняя формула в
доказательстве называется теоремой, то аксиома А1, являющаяся последней
формулой этой последовательности, - теорема. Таким образом, согласно опре­
делению доказательства, любая аксиома является одновременно и теоремой.
I- р д> р - закон тождества
1. (Р => (Ч => г)) zd ((р д q) д (р д г)) - А2
2. (Р => (Ч => р)) гэ ((р дд q) => (р р)) - подст. г/р, 1
3. р (ч => р) -A1
4. (р zd q) дэ (р => р) — т.р.,2, 3
5. (р гэ (q д> р)) гэ (р д> р) - подст. q/(q zd р), 4
6. рдр -т.р.,5,3
в этом доказательстве на 1-м шаге была взята аксиома А2. Вторая формула
получена из формулы 1 подстановкой вместо переменной г формулы р, что было
отмечено записью г/р. Рассматривая формулу 2, обнаруживаем, что ее антеце­
дентом является формула р д (q д р), которая совпадает с аксиомой А1. Тогда,
помещая А1 в строящуюся последовательность - 3-я формула - и применяя пра­
вило modus ponens ко 2-й и 3-й формулам, получаем формулу 4. На 5-м шаге
применяем правило подстановки к 4-й формуле: подставляем формулу (q zd р)
вместо переменной q. При этом обнаруживаем, что антецедент 5-й формулы
совпадает с 3-й формулой (аксиомой А1). Это позволяет применить к 5-й и 3-й

139
формулам правило modus ponens и получить окончательно формулу р з> р, кото­
рую мы и хотели доказать как теорему.
I- (q з> г) :з ((р з> q) з (р з> г)) - закон обратной транзитивности
!. (р з> (q з> г)) з> ((р з> q) з> (р з> г)) - А2
2. pr>(qnp)-Al
3. ((р 3(q з г)) з> ((р з q) 3 (р з г))) о ((q з г) з ((р з (q з г)) з ((р з q) з
(р з г)))) - подст. в 2, р/формула 1, q/q з г
4. (q з г) з ((р D(q3 г)) з ((р з q) з (р з г))) - т.р. 3, 1
5. ((q з г) з ((р z>(q э г)) з ((р з q) з (р з г)))) => (((q э г) D (р э (q э г))) з
((q з г) з ((р з q) з (р з г)))) - подст. в 1, p/q з г, q/p з (q з г), r/(p з q) з
(Р=>г)
6. ((q з г) з (р з (q з г))) з ((q з г) з ((р з q) з (р з г))) - т.р. 5, 4
7. (q з г) з (р з (q з г)) - подст. в 2, p/q з г, q/p
8. (q з г) з ((р з q) з (р з г)) - т.р. 6, 7

I- (р з q) з ((q з г) з (р з г)) - закон транзитивности


1• (q з г) з ((р з q) з (р з г) - закон обратной транзитивности
2. (р з (q з г)) з ((р з q) з (р з г)) - А2
3. ((q з г) з ((р з q) з (р з г))) => (((q з г) з (р з q)) з ((q эг) з (р d г))) -
подст. в 2, p/q з г, q/p э q, г/ р D г
4. ((q з г) => (р => q)) з ((q з г) з (р з г)) - т.р. 3, 1
5. p(qp)Al
6- (((q => г) (р q)) => ((q => г) (р г))) ((р => q) => (((q => г) => (р => q)) з
((q з г) з (р з г)))) - подст. в 5, p/((q з г) з ( р з q)) з ((q з г) з (р з г)),
q/poq
7. (р з q) з (((q э г) з (p з q)) з ((q з г) з (р з г))) - т.р. 6, 4
8. ((р з q) з (((q зг)з (рз q)) з ((q з г) з (р з г)))) з (((р зз> q) зз> ((q з г) з
(р => q))) => ((Р => q) => ((q эг) з(рз г)))) - подст. в 2, р/р з> q, q/(q з г) з
(Р => q), r/(q о г) з> (р => г)
9. ((р з> q) з> ((q з-г)з(рз q))) zd ((р r> q) => ((q => г) з> ((p r))) - m.p., 8, 7
10. (p3q)3 ((q зг)з(рз q)) - подст. в 5, p/p q, q/q z> r
11. (p 3) q) ((q 3) r) 23 (p 3) r)) - m.p., 9, 10
Последнее рассуждение на первый взгляд не удовлетворяет понятию доказа­
тельства, так как в доказательство, согласно приведенному выше определению,
могут входить только аксиомы и полученные по правилам вывода формулы. А в
нашем формальном рассуждении 1 -я формула - это теорема, а не аксиома. Од­
нако мы всегда можем вместо используемой в доказательстве ранее доказанной
теоремы вставить само доказательство этой теоремы. В рассмотренном послед­
нем примере мы могли бы вместо 1-й формулы вставить ранее приведенное до­
казательство закона обратной транзитивности и продолжить дальше наше рас­
суждение. И еще один момент. Если сравнить последнее формальное рассужде­
ние с доказательством той же теоремы в натуральном исчислении высказываний
(см. §1 данной главы), то становится наглядным, насколько сложнее обосновы­
ваются теоремы в аксиоматических системах.
140
2.2. Исчисление высказываний со схемами аксиом САР

В рассмотренной аксиоматической системе содержалось конечное число ак­


сиом. Рассмотрим еще одно исчисление пропозициональной логики САР, кото­
рая является модификацией исходной системы и содержит бесконечное число
аксиом. Модификация состоит в том, что каждая из аксиом АР заменяется, соот­
ветственно, на бесконечное множество аксиом одной и той же структуры. Каж­
дое такое бесконечное множество представимо в системе некоторой схемой ак­
сиом, которая как раз и задает их общую структуру.
Схемы аксиом САР,
CAI. A zd (В о А),
СА2. (А зэ (В з> С)) Z5 ((А о В) о (А о С)),
САЗ. (А & В) зэ А,
СА4. (А & В) В,
СА5. A зэ (В зэ (А & В)),
СА6. A d ('A v В),
СА7. В зэ (А V В),
СА8. (А з С) з ((В зз С) зэ ((A vB)d С)),
СА9. (—iA о ^В) ((->А зэ В) зэ А).
Единственным правилом в САР является правило modus ponens. Тем са­
мым в аксиоматике САР правило подстановки опускается. Однако такая мо­
дификация не изменяет класс доказуемых формул, т. е. системы АР и САР по
классу теорем будут равнообъемны, или, как говорят, эти системы дедуктивно
эквивалентны.
Действительно, рассмотрим, например, аксиому А1: р зэ (q зэ р). Правило
подстановки разрешает вместо любой пропозициональной переменной везде,
где она встречается в формуле, подставить произвольную формулу. Например,
подставляя одновременно вместо р формулу А и вместо q - формулу В в аксио­
му А1, мы получим некоторое выражение вида А з (В з А). Конкретный вид
этого выражения определяется видом подставляемых формул А и В. Таким об­
разом, метавыражение А зэ (В зэ А), как об этом говорилось в предыдущей главе,
задает общую структуру тех формул, которые могут быть получены из А1 при­
менением правила подстановки. Или, говоря несколько иначе, любая формула
такой структуры может быть доказана в АР применением правила подстановки
к аксиоме А1. Ясно теперь, что если мы объявим все формулу структуры вида
А з (В з А) аксиомами, то необходимость в использовании правила подстанов­
ки отпадает. Аналогична ситуация и с другими аксиомами. Это рассуждение до­
казывает дедуктивную эквивалентность систем АР и САР.
Понятие доказательства в САР совпадает с соответствующим понятием до­
казательства в системе АР. Кроме того, для системы САР весьма просто вводит­
ся понятие вывода.

141
Выводом в аксиоматике САР называется непустая, конечная после­
довательность формул Cb С2,..., Ск, каждая из которых есть либо ак­
сиома, либо посылка, либо формула, полученная из предыдущих по
правилу modus ponens.
Если формулы Аь А2,..., Ап - это посылки вывода Сь С2,..., Ск, а по­
следняя формула Ск графически совпадает с формулой В (Ск = В), то
говорят, что формула В выводима из посылок Аь А2,..., Ап и пишут
А], А2,..., An I- В.
Введенное так отношение выводимости обладает следующими очень важ­
ными свойствами:
А I- А - рефлексивность,
Г, А, А, А Н С
- сокращение,
Г, А, А Н С
Г, А, В, А И С
- перестановка,
Г, В, А, А Н С
ГНС
- утончение,
А, Г Н С
Г, А Н В; В, А И С
- сечение.
Г, А, А Н С

Здесь А, В и С - формулы, а Г и А - множества формул (возможно, пустые).


Далее мы будем использовать данные свойства отношения выводимости, а по­
тому читателям предлагается самим убедиться в том, что они являются следст­
виями введенного только что понятия вывода.

2.3. Теорема дедукции

Несмотря на то, что число аксиом в САР существенно увеличено, доказа­


тельство многих теорем по-прежнему представляет значительные трудности.
Однако доказательство теорем упростится, если будет обосновано наличие в
данном исчислении теоремы дедукции:
Если из множества формул Г и формулы А выводима формула В, то из
множества формул Г выводима формула Аз В. Символически:
Г, А Н В
ГАВ
Метатеорема 1. В исчислении САР справедлива теорема дедукции.
Доказательство будет вестись методом возвратной индукции по длине вы­
вода. При этом под возвратной индукцией имеется в виду следующий метод
рассуждения. Пусть имеется некоторое упорядоченное множество объектов (о
142
понятии упорядоченного множества см. главу II). Допустим, что для всех объек­
тов т нашего множества, таких, что т < и, выполнено свойство 9?, т. е. верно
91(ш). Это предложение называется индуктивным допущением. Исходя из этого
допущения стараются доказать, что в таком случае свойство 9? выполняется и
для л-го объекта нашего множества, т. е. пытаются доказать утверждение 9? (и).
Переход от допущения 9?(ш) к доказательству 9?(и) называется индуктивным
шагом. Если все эти рассуждения проделаны, то считают, что свойство 9? вы­
полняется для любого объекта из нашего множества. Формально принцип воз­
вратной индукции имеет следующий вид:

V«( \/т(т <пгз 9?(ш) zd 9?(и)) н Vx9?(x)


индуктивное
допущение
индуктивный шаг.
В нашем случае указанным множеством будет множество формул, входя­
щих в вывод вида Г, А I- В. Так как вывод представляет собой линейную после­
довательность формул Ci, С2,..., Ск, (частный случай упорядоченного множест­
ва), то знаками т, п обозначаются, соответственно, формулы этого вывода с но­
мерами т и п, в силу чего и говорят, что индукция ведется по длине вывода.
Свойством же 9? является сама теорема дедукции. Формулы, входящие в множе­
ство Г, и формула А являются посылками вывода; формулы, входящие в Г, на­
зываются неустраняемыми посылками, так как они сохраняются в результи­
рующем выводе Г I- A z> В; а формула А называется устраняемой посылкой, так
как в результирующем выводе Г I- А о В ее нет среди посылок.
Доказательство.
Рассмотрим вывод Сь С2,..., Ск формулы В из посылок Г и А. Допустим
(индуктивное допущение), что для всех формул с номером т < п в этом выводе
свойство 9? выполнено, т. е. для каждой такой формулы справедливо метаутвер­
ждение: Г, A I- Ci => Г Н А о Сь где 1 < i < т (здесь знак «=»> есть метаязыко­
вая импликация). Покажем теперь, что свойство 9? будет обязательно выполнено
и для формулы Сп (индуктивный шаг).
Дальнейшее рассуждение зависит от того, чем является формула Сп в ис­
ходном выводе Ci, С2,..., Ск формулы В из посылок Г и А. Согласно понятию
вывода и условию метатеоремы, формула Сп может оказаться: а) аксиомой,
б) неустраняемой посылкой из Г, в) устраняемой посылкой А, г) получена из
предыдущих формул Cj и Cj = Q о Сп (где i и j < т) по единственному прави­
лу системы - modus ponens. Рассмотрим эти варианты и покажем, что теорема
дедукции, которая во всех этих случаях имеет вид: Г, А и С„ Г I- А э Сп,
верна для каждого из них.
а) Допустим, что Спв исходном выводе Cb С2,..., Ск формулы В из посылок
Г и А графически совпадает с произвольной аксиомой. Тогда Сп доказуема в
САР, т. е. Н Сп, и, следовательно, по утончению имеет место Г, А I- Сп. Пока­
143
жем, что тогда имеется и вывод вида Г - А з Сп, в котором формула А з Сг
выводится только из множества посылок Г без использования посылки А. Для
этого достаточно рассмотреть следующую последовательность формул:
НСП- аксиома.
нСп зз (А зз Сп) - частный случай схемы аксиом СА1.
Н (А зз Сп) - т.р., к формулам Сп зз (А зз Сп) и Сп.
Последние три формулы последовательности показывают, что (А зз Сп) яв­
ляется теоремой САР, т. е. н (А зз Сп), а потому, по утончению, должен сущест­
вовать и вывод вида Г I- А зз Сп, что и доказывает наше метаутверждение
Г, А Н Сп => Г Н А зз Сп для этого случая.
б) Допустим, что Сп графически совпадает с произвольной неустраняемой
посылкой, т. е. Сп е Г, и верно утверждение Г. А И Сп. Тогда имеется и вывод
вида Г н А з Сп. Для этого достаточно рассмотреть следующую последователь­
ность формул:
Сп, где Cn с Г.
I- Сп зз (А зз Сп) - частный случай схемы аксиом СА1.
(А зз Сп) - т.р., к формулам Сп зз (А зз Сп) и Сп.
Итак, формула А зз Сп выводима из формулы Сп, т. е. имеем Cn F А з Сп.
Но С„ е Г, а потому Г I- Сп. Отсюда по сечению получаем: Г I- А з Сп, что и
доказывает метаутверждение Г, А Н Сп => Г Н А зз Сп для этого случая.
в) Допустим, что Сп - графически совпадает с устраняемой посылкой А, т. е.
Сп = А. В силу этого графического равенства вывод Г, A h С„ есть вывод вида
Г, А нА. Покажем тогда, что имеет место и вывод Г I- А зз А. Для этого доста­
точно рассмотреть следующую последовательность формул вида:
Н (А з ((А зэ А) зз А)) зз ((А з(Аз А)) зз (А зз А)) - частный случай СА2.
НА зз ((А зз А) зз А) - частный случай СА1.
Н(А зз (А зз А)) зз (А зз А) - т.р. к последним двум формулам.
нА зз (А зз А) - частный случай СА1.
НА зэ А - т.р. к последним двум формулам.
Последние 5 формул последовательности есть доказательство того, что
формула вида А зз А является теоремой САР, а потому, по утончению, должен
существовать и вывод вида Г Н А зз А, что и доказывает метаутверждение Г, А
Н Сп => Г Н А зз Сп для этого случая.
г) Допустим теперь, что формула Сп, которая содержится в нашем выводе
Г, А Н В, получена из предыдущих формул C¡ и C¡ = C¡ зз Сп по единственному
правилу системы - modus ponens. Так как формулы C¡ и Cj предшествуют фор­
муле Сп, то их номер < п, и, следовательно, для них по индуктивному предполо­
жению свойство 9? имеет место, т. е. для формулы C¡, имеет место: Г Н А зз C¡, а
для формулы Cj: Г Н А зз (С^ Сп). Нам надо показать, что тогда имеет место и
вывод вида Г Н А зз Сп. Для этого достаточно рассмотреть следующую после­
довательность формул:
144
A zd С, - выполнимость свойства 9? для формулы С,
А о (С, о Сп) - выполнимость свойства 9? для формулы Cj
Н(А зз (С, зз Сп)) зз ((A зз С,) Z) (А о Сп)) - частный случай схемы СА2
(А тз С,) zs (A zs Сп) - т р к двум предшествующим формулам
А тз Сп - т р к предыдущим формулам
Итак, 5 последних формул обосновывают выводимость А тз Сп из посылок
A Z3 С, и A зз (С, 1з Сп), т е обосновывают вывод вида А тз Сь А зз (С, зз Сп)
нА зз Сп, но, по индуктивному допущению, Г НА д С, и Г нА зз (С! зз Сп)
Применяя последовательно два раза сечение, получаем окончательно Г н
А зз Сп Индуктивный шаг доказан Тем самым доказана и сама теорема дедук­
ции Метатеорема доказана

2.4. Применение теоремы дедукции

Теперь при доказательстве теорем системы САР можно использовать теорему


дедукции Покажем, как это делается на нескольких примерах
н (р => (q => г)) зз (q □ (р з г)) - закон перестановочности антецедентов
1 р : (q з г) - пос
2 q - пос
3 Р - пос
4 qjr ~тр к 1, 3
5 г -тр к 4, 2
Здесь построен вывод вида р z(q зп, q. р Н г Тогда, по теореме дедукции,
существует и вывод р z(q з г), q - р з г Но тогда, по той же теореме, должен
существовать и вывод вида р z(q з ri Н q ~ (р з п Применяя вновь теорему
дедукции, получаем, что в таком случае должен существовать и вывод следую­
щего вида Н (р з (q з г)) id (q зз (р зз г))
Обратим внимание на три обстоятельства Во-первых, строго говоря, мы по­
строили только один вывод р зз (q зз г), q, р н г Выводов же вида р з (q з г), q
Н р з г, р з (q з г) Н q з (р з г)и Н (рз (q зг)) з (q з (р з г)) мы не строи­
ли Но, согласно теореме дедукции, такого рода выводы должны обязательно
существовать в системе САР Во-вторых, доказательство теоремы дедукции но­
сит конструктивный характер, т е оно содержит алгоритм перестройки любого
вывода вида Г, А Н В в вывод вида Г И Л з В Используя этот алгоритм, можно
было бы вывод р з (q з г), q, р I- г перестроить в вывод р з (q з г), q I- р з г
В свою очередь последний вывод можно было бы по этому алгоритму перестро­
ить в вывод вида р зз (q зз г) Н q зз (р зз г), а этот последний вывод перестроить
далее в доказательство н (рз (q з г)) 3(q з (р з г)) В-третьих, при обоснова­
нии того, что формула (р з (q з г)) зз (q зз (р зз г)) является теоремой, был по­
строен вывод, в котором использовались посылки р з (q з г), q и р Выбор этих
посылок осуществлялся в точности по 1-й эвристике, которая была сформулиро­
вана в предыдущем параграфе, что не является случайным, ибо 1-я эвристика
как раз и базируется на теореме дедукции
145
I---- i-ф z> р - закон снятия двойного отрицания.

1. (->р зз —i—>р) z> ((-р ->р) р) - частный случай СА9


2. -,р зз -,р - частный случай законатождества
3. -п-р -пос.
4. (-,р зз -,р) z> ((->р зз —>р) z> р) - перестановка антецедентов к 1
5. ((—,р ,р) => р) -т.р. к 4, 2
6. р зз (-,р зз —.р) - частный случай СА1
7. —р зз —р - т.р. к 6, 3
8. р - т.р. к 5, 7

Итак, построен вывод вида —р Н р, так как единственной посылкой была


именно формула —>—р. Отсюда, в силу теоремы дедукции, должен существовать
и вывод вида I- —р зз р.
Н р зз (-р зз q) - закон отрицания антецедента.
1. р -пос.
2. -пр - пос.
3. pz>(-,qz>p) - частный случай CAI
4. -р зз (—,q зз -р) - частный случай СА1
5. -,q зз р - т.р. к 3, 1
6. -р зз -р - т.р. к 4, 2
7. (-р зз -р) зз ((-р z> р) z> q) - частный случай СА9
8. q - два раза т.р. к 7, 6 и 5
Таким образом, получен вывод: р, -р н q. Применяя два раза теорему дедук­
ции, получаем обоснование наличия в системе и вывода вида I- р о(-р зз q).
г- р з —i—р - закон навешивания двойного отрицания.
1. р -пос.
2. (—i—r-p 33 -р) 33 ((-I-р зз р) - частный случай СА9
3. -п—,р зз —р - частный случай снятия двойного отрицания
4. (-1-р зр)д -р - т.р. к 2, 3
5. р зз (—i—.р зз р) - частный случай СА1
6. —i—i—,р зз р - т.р. к 5, 1
7. -п-р - т.р. к 4, 6
Н (—.q => —р) зз (р зз q) - обратная контрапозиция.

1. —>q зз -р -пос.
2. р - пос.
3. (->q зз —р) зз ((-,q зз р) зз q) - частный случай СА9
4. (-,q зз> р) зз q - т.р. к 3, 1
5. р зз (—,q зз р) - частный случай СА1
6. —,q зз р - т.р. к 5, 2
7. q - т.р. к 4, 6

Н (р 3q) з (->q зз -р) - контрапозиция.

146
1. рз>ч пос.
2. —|—,р зэ р - закон снятия двойного отрицания
3. —,р 23 ц - по транзитивности из 2, 1
4. ц д —|Ц - закон навешивания двойного отрицания
5. —|—,р о —I—ч - транзитивность 3, 4
6. —з> ->р - из 5 по обратной контрапозиции

I- (р V д) => Ьр => ч)
1. р з (—,р зз ч) - закон отрицания антецедента
2. ч (->Р Ч) - частный случай АС1
3. (р з> (-,р з> д)) з> ((д з> (->р з> д)) з> ((р V д) з> (-,р з> д)) - частный случай АС8
4. (ч о (—,р 23 ч)) о ((р V ч) з> Ьр з> ч)) - т.р. к 3, 1
5. (рсч)з(-ро Ч) - т.р. к 4, 2

Упражнения
1. Попытайтесь обосновать указанные выше свойства выводимости',
рефлексивность, сокращение, перестановку, утончение и сечение.
2. Постройте вывод в аксиоматическом исчислении высказываний:
а) р & ч- ч V г Н р & г, б) р, -р Н ч,
в) р з Ч. С| з г ! р з г. г) р, -1Г I----- (р зз г).
3. Докажите теоремы в аксиоматическом исчислении высказываний с ис­
пользованием алгоритма перестройки вывода, сформулированного при доказа­
тельстве метатеоремы дедукции:
а) - Р 3 —Р б) н Ьч =5 -пр) =5 (р =5 ч).
4. Докажите закон исключенного третьего р V —р (указание: воспользуй­
тесь законами введения V, а затем используйте закон контрапозиции).

§ 3. Метатеоретические свойства системы САР

3.1. Дедуктивная эквивалентность МР и САР


Аксиоматическая система САР со схемами аксиом дедуктивно эквивалентна
(совпадает по классу доказуемых утверждений) не только системе АР с конеч­
ным числом аксиом, но и натуральному исчислению МР, рассмотренному в §1
данной главы. Докажем следующее метаутверждение:
Метатеорема 2. САР и натуральное исчисление высказываний МР де­
дуктивно эквивалентны.
Доказательство .
Для доказательства этого утверждения достаточно показать, что все дедук­
тивные средства системы САР (схемы аксиом и правила вывода) являются про­
изводными схемами теорем и правил вывода в натуральном исчислении. И на­
оборот, что все правила вывода натурального исчисления МР могут быть полу­
чены как производные правила в системе САР.
147
Действительно, единственное правило вывода САР - modus ponens - явля­
ется правилом натурального исчисления, а каждая схема аксиом системы САР
доказуема в натуральном исчислении. Проверка этого теоретического факта
предоставляется читателю.
С другой стороны, все правила натурального исчисления NP являются про­
изводными в САР. Правило ов - это modus ponens системы САР, а правила &в.
&и и vB получаем из соответствующих схем аксиом по одному и тому же спосо­
бу, который продемонстрируем на примере обоснования правила &в.
1. Аз(Вз(А&В)) -СА5
2. А - пос.
3. Во(А&В) -т.р. к 1,2
4. В - пос.
5. А&В - т.р. к 3, 4

Таким образом, осуществлена схема вывода А. В Н А & В, которая и обос­


новывает наличие в САР в качестве производного правила &в. Читателям пред­
лагается самостоятельно доказать производность правил &и и мв.
Что касается других правил, то с ними дело обстоит следующим образом.
Выше в САР были доказаны теоремы ->-р з> р и (р V ц) тэ (-,р зэ ц). Ясно, что
применяя ту же последовательность шагов, можно построить схему доказатель­
ства и доказать соответствующие схемы теорем, т. е. доказать -п-пА з А и
(А V В) з (—,А о В). Применяя теперь к этим схемам теорем тот же самый при­
ем, который был применен для обоснования производное™ в САР правила &в,
легко обосновать и производность правил —)и и ми.
Правило ов представлено в системе САР теоремой дедукции и является, та­
ким образом, производным правилом. Остается показать, что в системе САР
производным является правило —,в, т. е. производным будет правило:
Г, С Н В и Г, С н -нВ
Г Н -,С.
Доказательство :
1. Г,СнВ - допущение
2 Г, С h В - допущение
3. -п^С н с - производное правило вывода САР
4. Г, -,^С Н В - свойство сечения к 3, 1 и перестановка
5. Г, С Н В - свойство сечения к 3, 2 и перестановка
6. Г H -С о В - теорема дедукции к 4
7. Г н - С зэ В - теорема дедукции к 5
8. С;В.-(В —¡С - выводимость на основе СА9
9. Г, —1С з В------,С - сечение к 7, 8
10. Г I------С - сечение к 6, 9, перестановка и сокращение
Таким образом, все правила натурального исчисления производны в САР.
Доказательство завершено.

148
Учитывая дедуктивную эквивалентность систем САР и натурального ис­
числения NP, мы можем использовать теперь в доказательствах теорем системы
САР все правила натурального исчисления. Кроме того, дедуктивная эквива­
лентность систем САР и натурального исчисления означает, что все свойства,
которые далее будут установлены для САР, справедливы также и для натураль­
ного исчисления высказываний.

3.2. Интерпретация исчисления высказываний

Исчисления представляют собой чисто синтаксические построения. Нам из­


вестны алфавит исчисления, правила образования из знаков алфавита опреде­
ленных их последовательностей, которые были названы формулами, и известны
также принципы дедукции, т. е. аксиомы и правила преобразования одних фор­
мул в другие. При этом для построения доказательств совершенно не требуется
какого-либо знания о том, что обозначают знаки алфавита и обозначают ли они
вообще что-либо. Не требуется также и какого-либо знания, почему выбраны
определенные формулы в качестве аксиом и почему принимаются именно эти, а
не иные правила преобразования. Исчисление является, таким образом, просто
некоторой «игрой в значки».
Однако чтобы исчисление не было простой забавой, не было «игрой в
бисер», а выполняло важную познавательную роль, их необходимо опреде­
ленным образом проинтерпретировать. Будем считать, что пропозициональ­
ные переменные пробегают по множеству {и, л}, т. е. принимают в качестве
своих значений два абстрактных объекта - «истину» и «ложь». Кроме того,
свяжем с каждым логическим символом - &, v, и - булевы функции: со­
ответственно конъюнкцию, дизъюнкцию, импликацию и отрицание. В этом
случае исчисление является уже не чисто синтаксическим построением, а
становится интерпретированной системой. Формулы исчисления теперь не
просто некие последовательности символов алфавита, но и содержательные
утверждения.

3.3. Непротиворечивость САР

Относительно интерпретированных исчислений можно поставить ряд инте­


ресных вопросов. В частности, можно поставить вопрос о том, как связаны меж­
ду собой синтаксис и семантика системы. Попытаемся ответить на эти вопросы
относительно нашего аксиоматического исчисления высказываний САР.
Произвольная логическая теория Т называется семантически не­
противоречивой, если любая доказуемая в ней формула является то-
яедественно-истинной (общезначимой), т. е.
V А(Т Н А => 1= А),
где запись Т I- А читается: «А доказуема в Т», а знак « V » - метаязыковой кван­
тор общности.
149
Метатеорема 3. Система САР семантически непротиворечива.
Так как теоремы доказываются с помощью аксиом и правил вывода, то
нужно установить два факта: 1) все аксиомы являются тождественно-истинными
формулами, 2) все правила вывода сохраняют свойство «быть тождественно­
истинной формулой», т. е. если посылки правил вывода являются тождественно­
истинными формулами, то и заключение будет тождественно-истинной форму­
лой. Про правило, которое обладает этой особенностью, говорят, что оно инва­
риантно относительно свойства «быть тождественно-истинной формулой».
Доказательство.
1) Покажем для каждой схемы аксиом, что любая формула данной струк­
туры является тождественно-истинной (общезначимой) формулой. Рассмот­
рим с этой целью схему СА1 и построим для нее соответствующую истин­
ностную таблицу.
А В А дэ (В дэ А)
и и и
и л и
л и и
л л и
Эта таблица демонстрирует следующее: какими бы конкретными форму­
лами А и В ни были, соответствующее выражение вида А о (В о А), образую­
щееся при замещении метапеременных А и В этими конкретными формулами,
будет в каждой строчке принимать значение «истина». Действительно, в каж­
дой строке таблицы этой формулы могут встретиться следующие значения для
формул А и В: они могут оказаться одновременно истинными, одновременно
ложными, или одна из них примет значение «истина», а другая значение
«ложь». Но как показывает таблица, во всех этих случаях любая формула со
структурой СА1: А о (В д> А) принимает значение «истина», т. е. является то­
ждественно-истинной.
Аналогично можно показать, что это же будет справедливым и для формул
всех остальных структур СА2-СА9. Таким образом, является обоснованным, что
все аксиомы являются тождественно-истинными формулами.
2) Теперь надо показать, что единственное правило вывода modus ponens
инвариантно относительно свойства «быть тождественно-истинной формулой».
Но этот факт уже был доказан ранее (см. главу III). Тем самым доказано, что из
тождественно-истинных аксиом по единственному правилу вывода - modus
ponens - можно получать только такие теоремы, которые являются тождествен­
но-истинными формулами. Метатеорема доказана.
Этим способом можно было бы непосредственно (т. е. без обращения к факту
дедуктивной эквивалентности АР и САР) показать семантическую непротиво­
речивость и системы АР, дополнив метарассуждение демонстрацией инвариант­
ности правила подстановки относительно свойства формул «быть тождественно­
истинными» (см. в главе III метатеорему о подстановке, говорящую, что приме­

150
нение к тождественно-истинным формулам правила подстановки порождает
вновь тождественно-истинную формулу).
Введем понятие синтаксической непротиворечивости для произвольной ло­
гической теории Т.
Логическая теория Т называется синтаксически непротиворечивой,
если в ней невозможно доказать некоторую формулу и отрицание
этой формулы, т. е.
-пЗА(Т I— А & Т I— —,А),
где знаки «-ч », « 3 » и « & » являются соответственно метаязыковыми знаками
отрицания, квантора существования и конъюнкции.
Метатеорема 4. САР синтаксически непротиворечива.
Доказательство будет вестись методом от противного. При этом в метаязыке
будут использоваться правила натурального исчисления предикатов.
Доказательство.
1. ЗА(САР I- А & САР Н —.А) - допущение, что в САР имеется
формула, для которой верно, что как она сама, так и ее отрицание
доказуемы. Пусть такой формулой будет формула В. Тогда:
2 CAP I- В & CAP I- -Б
3. САР F-B- исключение & к 2
4. CAP I-----В - исключение & к 2
5. V А(САР I- А=> 1= А) - метатеорема 3. Так как это утверждение
верно для любой формулы, то оно должно быть верно и для фор­
мул В, и для формулы —тВ
6. САР Ь В => 1= В - утверждение 5 верно для В
7. 1= В - т.р. к 6, 3
8. CAP I-----iB => 1= —В - утверждение 5 верно для —iB
9. t= —iB - т.р. к 8, 4
10. I# В - из 9 по табличному определению знака «—>». На этом шаге
получено противоречие - утверждения 7 и 10, а потому
И. -13А(САР I-А & САР Н —.А) - в к 7, 10
Метатеорема доказана.

3.4. Полнота САР


Введем метатеоретическое понятие семантической полноты для произ­
вольной логической теории Т.
Логическая теория Т считается семантически полной, если в ней
доказуема любая тождественно-истинная (общезначимая) фор­
мула, т. е.
VA(I= А => Т I- А).
151
Прежде чем приступить к доказательству семантической полноты исчисле­
ния САР, докажем одну лемму.
Лемма. Пусть А - это произвольная формула, пусть ръ р2, р3,..., рп
список всех пропозициональных переменных, входящих в А. Пусть задан
произвольный набор значений для пропозициональных переменных рь р2,
Рз,..., рп- Определим на данном наборе выражение р*, и А* следующим
образом:
* = Гр],еслир]=и
Р ■* ог 1 ^р, , если р3- = л ’

а А* есть А, если А = и, или —А, если А = л на данном наборе. Тогда'.


Р*ьР*г, р*з,...,р*„Н А*.
Доказательство будет вестись методом индукции по количеству логических
связок, входящих в формулу А, т. е. параметры т и п в формулировке принципа
математической индукции - это число связок в формуле А.
Доказательство.
Число логических связок, входящих в формулу, может быть равно 0, 1, 2 и
т. д. Допустим, что лемма верна для всех формул, содержащих меньшее, чем п
число логических связок. В частности, она должна быть верна для случая, когда
в формуле вообще нет логических связок. Покажем это.
Рассмотрим формулу А, в которой число логических связок равно 0. Такими
формулами в точности являются пропозициональные переменные. Возьмем для
определенности какую-либо из них, например переменную р. Рассмотрим таб­
лицу для формулы р:
аргумент формула
___ Р Р___
и и
л л
Согласно условию леммы, мы должны для каждого набора пропозицио­
нальных переменных показать, что имеет место р* Н р*. Для первой строки
таблицы это означает необходимость обосновать, что р Н р, а для второй - что
—>р I >р. Очевидно, что в системе САР эти выводы осуществляются триви­
ально просто.
Рассмотрим теперь формулы, в которых число логических связок т > 0 и
т < п. В зависимости от того, какая логическая связка является главным знаком
в формуле А, необходимо рассмотреть несколько случаев.

а) Пусть А ^В.
Рассмотрим вначале случай, когда формула А = и. Это означает, что требу­
ется доказать выводимость
Р*ъР*2, р*з,. .,р*пН А.
152
Так как А = -.В, формула В = л. В силу того, что В содержит меньшее, чем
п количество логических терминов, для нее (по индуктивному допущению) лем­
ма выполнена. В случае ложности В это означает, что р*ь р*2, р*з,..., p*n I----- .В,
а это как раз и обосновывает выводимость р*], р*2, р*з,..., p*n Н А.
Рассмотрим случай А = л. Теперь требуется доказать выводимость
Р*1,Р*2, р*з, ..,р*„Н -1А.
Формула В при этих условиях принимает значение «и», а поэтому имеем:
1. р*], р*2, р*з,..., р*п НВ - индуктивное допущение
2. BI--- 1—.В - закон навешивания двойного отрицания
3. p*i,p*2, р*з,- -, P*n Н —1—.В -сечение 1,2,
что и требовалось доказать. Случай (а) обоснован.
(б) Пусть А В & С.
(61) Пусть А = и. Это означает, что надо доказать
Р*1, р*2, Р*3,. •р*„ Н В&С.
Конъюнкция В&С принимает значение «истина» только тогда, когда зна­
чение «истина» принимают формулы В и С. Кроме того, формулы В и С содер­
жат меньшее, чем п, количество логических терминов, а потому для них лемма,
согласно индуктивному допущению, верна, т. е.

1. p*i,p*2, р*з,..., p*n Н В - индуктивное допущение


2. р*],р*2, р*з,..., р*п H С - индуктивное допущение
3. В, С Н В&С -по схеме СА5
4. p*i,p*2, р*з,..., р*п, С Н В & С -сечение 1,3
5. р*з,р*2, р*з,..., р*п НВ & С - перестановка, сечение 2, 4.
Последнее утверждение как раз и доказывает требуемый вывод.
(62) Пусть А = л. Это означает, что требуется осуществить вывод
Р*1,Р*2, р*з,...,Р*„,СН-н(В&С).
Формула В & С = л в двух случаях: или В = л или С = л. Рассмотрим каж­
дый из них. Пусть В = л. Тогда:

1. p*i, р*2, р*з,..., р*п I-----'В - индуктивное допущение


2. В&С НВ - по схеме САЗ
3. - В I----- ,(В & С) - из 2 по контрапозиции
4. p*i,p*2, р*з,..., р*п I---- .(В&С) -сечение 1,3,
что и требовалось доказать. Аналогично поступаем, когда С = л. Тем самым
случай (б) доказан.
(в) А - В v С.
(в1) Пусть А = и. Это означает, что надо доказать

153
Р*1,Р*2, Р*з, Н В vC.
Дизъюнкция истинна, если, по крайней мере, один из дизъюнктов (членов
дизъюнкции) истинен, т. е. В = и или С = и. Рассмотрим случай, когда В = и. Так
как формула В содержит меньшее, чем п, количество логических связок, лемма
для В, по индуктивному предположению, выполнена, т. е. имеет место:

1. р*ь р*2, р*з,- • р*п НВ - индуктивное допущение


2. В НВvС - на основе СА6
3- p*i, р*2, р*з,--, P*n Н В v С - сечение к 1, 2,
что и требовалось доказать. Аналогично поступаем, когда С = и.
(в2) Пусть А = л. Тогда требуется доказать выводимость
P*1,P*2, P*3,...,P*nH4BvC).
Дизъюнкция ложна только в одном случае: когда В = л и С = л. Тогда:

1. p*i, р*2, р*з,..р*п Н —1В - индуктивное допущение


2. p*i,p*2, р*з,-■ ■, P*n I----- 'С - индуктивное допущение
3. —1В, —.С I-----i(B v С) - Упражнение 2г к § 2 данной главы
4. р*!,р*2, р*з,- ., Р*п, ->С Н -.(В v С) -сечениек 1,3
5- p*i, р*2, р*з,- • •> P*n I------{В v С) - перестановка, сечение 2, 4,
что и требовалось доказать. Пункт (в) обоснован.
( г) А - В □ С.
Пусть А = и. Это означает, что надо доказать
Р*ьР*2, р*з,...,р*„ Н ВтэС.
Формула В С является истинной в двух случаях: когда В = л или когда
С = и. Рассмотрим каждый их этих случаев.
(г1) Пусть В = л. Тогда по индуктивному предположению имеет место вы­
водимость:
1. p*i,p*2, р*з,. ., P*n I-----В - индуктивное допущение
2. —1В I- В d С - по закону отрицания антецедента
3. p*i,p*2, р*з,..., р*п Н В r> С -сечение к 1, 2,
что и требовалось доказать.
(г2) Пусть С = и. Тогда имеет место:
1. p*i,p*2, р*з,..., р*п Н С - индуктивное допущение
2. СНВ г: С - по схеме СА1
3. р*1,р*2, р*з,..., р*п Н В r> С -сечение 1,2,
что и требовалось доказать.
(гЗ) Пусть теперь А = л. Это означает, что надо доказать

154
р*1,р*2, р*3,...,р*„нчв=>с).

Импликация принимает значение «ложь» только однажды: когда В = и, а


С = л. Отсюда получаем:

1. р*1, р*2, р*з,- •р*п Н-В - индуктивное допущение


2. р*1,р*2, р*з,.. ., р*п I----->С - индуктивное допущение
3. в с I '(В т: С) Упражнение 2г к § 2 данной главы
4. р*1,р*2, Р*з,- -, Р*П,->С I-----(ВзС) -сечениек 1,3
5. р*ь р*2, р*з,- ■р*п Н ->(В тэ С) - перестановка, сечение 4, 2,
что и требовалось доказать. Пункт (г) обоснован.
Итак, все возможные случаи индуктивных шагов рассмотрены. Тем самым
лемма доказана.

Метатеорема 5. Исчисление САР семантически полно.


Доказательство.
Пусть дана произвольная тождественно-истинная формула А. Так как она на
всех наборах значений пропозициональных переменных принимает значение
«истина», то, согласно только что доказанной лемме, для каждого такого набора
будет иметь место выводимость р*ь р*2, р*3,..., р*п Н А. В частности, будут
верны следующие выводимости:

1- Р*ьР*2, Р*з,..., Р*п I- А -по лемме


2. р*1,р*2, р*з,..., Р*п-1,-фп н А -по лемме
Продолжая далее рассуждение, имеем:
3. р*1,р*2, р*з,- ., Р*п-1 Н рп —э А - теорема дедукции к 1
4. р*1,р*2, Р*з, ■ , Р*п-1 I---- Рп^А - теорема дедукции к 2
5. рп2Э А, —рп о А, (р„ V -рп) Н А - выводимость на основеСА8
6. р*1,р*2, Р*з, , Р*п-1, ~рп =2 А, (рп V -рп) I- А -сечениек 3,5
7. р*1,р*2, Р*з,-• Р*п-ь (Рп V —рп) I- А - перестановка, сечение к 4, 6
8. И- (рп V -рп) - Упражнение 4 к § 2 данной главы
9. р*1, р*2, р*з,-., р*п-1 НА - перестановка, сечение к 8, 7.
В итоге этого рассуждения удалось показать, что одна из пропозициональ­
ных переменных, а именно переменная рп, может быть исключена из числа по­
сылок при выведении тождественно-истинной формулы А. Повторяя данное
рассуждение нужное число раз по отношению к другим пропозициональным пе­
ременным, можно обосновать, что и они могут быть исключены из числа посы­
лок. Отсюда следует, что тождественно-истинная формула доказуема из пустого
числа посылок, т. е. является теоремой - I- А. На этом доказательство метате­
оремы завершено.
Конъюнктивное объединение доказанных метатеорем о семантической не­
противоречивости и полноте дает нам метатеорему об адекватности синтак­
сиса и семантики исчисления САР:

155
Метатеорема 6. Синтаксис и семантика системы САР адекватны
друг другу, т. е.
V А(САР И АО А).
Эта метатеорема говорит о том, что наше аксиоматическое исчисление САР
адекватно формализует содержательное понятие логического закона (тождест­
венно-истинной формулы) логики высказываний. Кроме того, наше исчисление
также адекватно формализует и содержательное понятие логического следова­
ния этой логики.
Введем теперь еще одно важное понятие - понятие синтаксической полно­
ты (максимальности) для произвольной логической теории Т, сформулирован­
ной с помощью схем аксиом.
Логическая теория Т, сформулированная с помощью схем аксиом,
считается синтаксически полной {максимальной), если к ней нельзя
присоединить без противоречия ни одной недоказуемой в ней схемы
формул, т. е.
V А(Т У- А => система Т + А - синтаксически противоречива),
где А - схема формул, а под Т + А имеется в виду система Т, обогащенная но­
вой аксиомой схемой, в качестве которой берется недоказуемая в Т схема А.
Метатеорема 7. Система САР синтаксически полна {максимальна) в
указанном смысле.
Доказател ъство.
1. Допустим, что система САР не максимальна.
2. Это означает, что в САР существует недоказуемая в ней схема формул
А(ВЬ В2,..., Вп), где Вь В2,..., Вп - все метапеременные, входящие в А, и при
этом система САР + А синтаксически непротиворечива.
3. Тогда в силу метатеоремы об адекватности САР и в силу недоказуемости
схемы Ав САР имеем: САР 1# А.
4. Последнее означает, что найдется такой набор значений для метапере­
менных Вь В2,..., Вп, входящих в схему А, на котором данная схема принимает
значение «ложь».
5. Рассмотрим этот набор значений и построим по нему следующим обра­
зом формулу А': если некоторая метапеременная В1 на данном наборе прини­
мает значение «истина», то заменим эту метапеременную везде, где она встре­
чается в схеме А, формулой р, V —>р| (ведь В, - это любая формула), а если ме­
тапеременная В1 принимает значение «ложь», то заменим ее таким же образом
на формулу р! & —
6. Построенная так формула А' есть частный случай новой схемы аксиом А,
а потому является аксиомой системы САР + А. Но так как все аксиомы являют­
ся и теоремами, то мы имеем: САР + А Н А'.
7. Но А' является тождественно-ложной формулой, так как мы заменили в
схеме аксиом А все метапеременные В,, принимавшие на указанном наборе зна­
чение «ложь» на тождественно-ложные формулы, а метапеременные Вь прини-
156
мавшие на этом же наборе значение «истина», на тождественно-истинные фор­
мулы (читателям предлагается проверить этот факт на примерах).
8. Тогда, по смыслу знака отрицания, 1= —.А', и в силу метатеоремы о семан­
тической полноте системы САР получаем, что САР I-----А'.
9. Но так как всякая теорема САР является и теоремой более сильной сис­
темы САР + А, имеем: САР + А I-----А'.
10. Итак, в системе САР + А найдена формула А', такая, что как она сама,
так и ее отрицание являются доказуемыми формулами (пункты 6 и 9), т. е. сис­
тема САР + А, по определению синтаксической противоречивости, противоре­
чива.
11. Следовательно, наше допущение неверно, и система САР максимальна.
Метатеорема доказана.
В то же время система САР в силу отсутствия в ней правила подстановки
допускает присоединение к себе недоказуемых в ней конкретных формул. И по­
нятно почему. Иначе бы введенное нами выше понятие вывода оказалось бес­
смысленным.

3.5. Разрешимость системы САР

Еще одним важным свойством теорий является свойство их разрешимости.


Логическая теория называется разрешимой, если существует эффек­
тивная процедура (алгоритм), позволяющая для любой формулы
языка данной теории в конечное число шагов ответить на вопрос,
является ли эта формула теоремой или нет.
Метатеорема 8. Исчисление САР разрешимо.
Требуемой процедурой не является процедура построения доказательства,
так как в этом случае мы можем получить ответ только на одну часть указанного
вопроса. Доказательство формулы А, когда оно построено, отвечает положи­
тельно - «да, данная формула является теоремой». Однако если доказательство
не построено, то нельзя сказать, что формула не теорема. Ведь мы можем по
разным причинам не доказать некоторую формулу: не хватило сообразительно­
сти, не хватило терпения, помешала усталость и т. д.
Однако, пользуясь метатеоремой об адекватности, можно свести вопрос -
является ли некоторая формула теоремой - к вопросу, является ли некоторая
формула тождественно-истинной. Ответ на последний вопрос вполне конструк­
тивен, алгоритмичен. Так как любая формула - это конечный объект, т. е. объ­
ект, который содержит конечное число символов, в частности конечное число
пропозициональных переменных, мы всегда можем в конечное число шагов по­
строить таблицу истинности для данной формулы и установить, является она
тождественно-истинной или нет. В том случае, когда формула оказывается тож­
дественно-истинным выражением, мы получаем ответ - «да, данная формула
теорема системы», если же таблица истинности дает нам отрицательный резуль­
157
тат, т. е. демонстрирует, что формула не является тождественно-истинной, мы
получаем второй вариант ответа - «нет, данная формула не является теоремой»
Итак, исчисление высказываний разрешимо.

Упражнения

1. Покажите доказуемость всех схем аксиом системы САР в натуральном


исчислении высказываний.
2. Докажите производностъ правил &и, мв, -пи « vи натурального исчисле­
ния в аксиоматическом исчислении высказываний САР.
3. Покажите, что добавление к классическому исчислению высказываний
АР формулы (р & —зэ г в качестве новой аксиомы делает систему синтакси­
чески противоречивой.
4. Докажите теорему дедукции для системы АР.
Глава V
КЛАССИЧЕСКАЯ ЛОГИКА ПРЕДИКАТОВ

§1. Язык логики предикатов

1.1. Алфавит логики предикатов первого порядка

Рассмотренная в главе III классическая логика высказываний является весь­


ма бедной логической теорией. С ее помощью выделяется сравнительно узкий
класс логически истинных высказываний, в ее рамках можно обосновать пра­
вильность лишь достаточно ограниченного числа дедуктивных умозаключений.
Причиной указанной ограниченности классической логики высказываний
являются недостаточные выразительные возможности ее языка. Действительно,
решая в рамках этой логики вопросы о логической истинности высказываний, а
также вопросы о правильности или неправильности умозаключений, мы отвле­
каемся от внутренней структуры простых предложений, заменяя их пропози­
циональными переменными. Однако во многих случаях логическая истинность
высказывания и правильность умозаключения как раз и обусловливаются осо­
бенностями внутренней структуры простых предложений. Примером подобного
логически истинного выражения является высказывание
«Всякий школьник не остроумен, или некоторые школьники остроумны»,
анализ которого был осуществлен в §3 главы I.
В § 2 той же главы показано, что правильность умозаключения

М. Тэтчер популярнее С. Рушди


М. Тэтчер - британский политик
С. Рушди - британский писатель___________________________________________
Некоторые британские политики популярнее некоторых британских писателей
обусловлена особенностями внутренней структуры его посылок и заключения
(которые являются простыми предложениями) и не может быть установлена
средствами пропозициональной логики.
Адекватный логический анализ высказываний и умозаключений этого ти­
па может быть осуществлен лишь в рамках таких логических теорий, которые
строятся с использованием формализованных языков с большими выразитель­
ными возможностями. Для этого необходимо, чтобы данные языки позволяли
выражать логические формы простых высказываний, раскрывая при этом их
внутреннюю структуру, т. е. указывали на то, какого типа логические и нело­
гические термины входят в состав высказываний и каким образом эти термины
сочленяются между собой.
В данной главе будет рассмотрен один достаточно богатый формализован­
ный язык - язык логики предикатов первого порядка. С помощью этого языка
можно весьма детально выражать внутреннюю структуру простых высказыва­
ний. В рамках этого языка будет сформулирована логическая теория - класси-
159
ческая первопорядковая логика предикатов. Она называется первопорядковой
потому, что в данной теории разрешается связывать кванторами (квантифициро­
вать) переменные единственного типа - индивидные переменные, т. е. перемен­
ные, возможными значениями которых являются индивиды - объекты нулевого
порядка, и приписывать им предикаты первого порядка.
Кванторная теория, в частности логика предикатов, - это логиче­
ская теория, язык которой позволяет анализировать высказывания
и умозаключения с учетом внутренней структуры простых выска­
зываний.
Построение формализованного языка начинается, как уже говорилось, с за­
дания его алфавита - совокупности исходных символов, которые подразделя­
ются на нелогические, логические и технические.
Нелогическими (дескриптивными) символами данного формализованного
языка являются параметры нелогических терминов естественного языка, отно­
сящиеся к различным категориям - именам, предметным функторам и преди-
каторам.
Первую группу символов составляют индивидные константы - параметры
собственных имен естественного языка. В качестве символов указанного типа
будем использовать буквы а, Ь, с и й без индексов или с индексами (в качестве
которых используем целые положительные числа):
а, Ь, с, й, аь Ьь С1, йъ а2,...
При переводе выражений естественного языка на язык логики предикатов
простые имена заменяются предметными константами, причем одинаковые
имена - одинаковыми символами из данного списка, а различные - различными.
Вторую группу нелогических символов составляют п-местные предметно­
функциональные константы (п > 1) - параметры «-местных функторов естест­
венного языка:

Г1, ё“, Ьп, ГГ, &п, ЬЛ ГД...


Верхний индекс указывает на местность константы. Одноместный предмет­
ный функтор «столица» может быть замещен, например, константой Г1, а двух­
местный предметный функтор «расстояние от... до...» - параметром §2.
Третью группу составляют п-местные предикаторные константы (п > 1) -
параметры предикаторов естественного языка:
Рп, (У, Кп, 8“, РГ, ОД К1п, 8,п РД...
Верхний индекс опять-таки указывает на местность константы. Одномест­
ный предикатор «человек» может быть замещен, например, предикаторной кон­
стантой Р1, а двухместный предикатор «севернее» - параметром О2.
Иногда верхние индексы предметно-функциональных и предикаторных
констант опускают. В этом случае запрещается использовать один и тот же сим­
вол в качестве параметров для функторов и предикаторов различной местности.

160
Помимо параметров нелогических терминов естественного языка в языке
логики предикатов имеется еще одна группа нелогических (дескриптивных)
символов. Это так называемые предметные (индивидные) переменные-.
х,у, г,Х1,У1, 21, х2,...
Логические символы языка классической логики предикатов бывают двух
типов. К первому относятся пропозициональные связки - знаки функций истин­
ности. Выберем в качестве исходных связок &, V, зэ, которые составляют
функционально полную систему. Ко второму типу относятся кванторы: V -
квантор общности и 3 - квантор существования.
Техническими символами являются левая и правая скобки, а также запятая.
Построение алфавита языка логики предикатов завершено.

1.2. Термы и формулы логики предикатов первого порядка

В языке логики предикатов имеются два типа правильно построенных вы­


ражений - термы и формулы. При этом результатом символической записи
имен (как простых, так и сложных) естественного языка являются термы, а вы­
сказываний - формулы.
Определение терма-.
1. Произвольная предметная константа является термом.
2. Произвольная предметная переменная является термом.
3. Если Ф - и-местная предметно-функциональная константа, а
1Ь 12,..., 1п - термы, то выражение Ф(й, 12,..., 1п) является термом.
4. Ничто иное не является термом.
Выражения, указанные в пунктах 1 и 2 данного определения, называются
простыми термами, а те, которые указаны в пункте 3, - сложными.
Символы а, Ьь с3, например, относятся к числу термов согласно п. 1 опреде­
ления, а символы х2, у, 2ю являются термами согласно п.2. Символы Г1, Р2 и V не
являются термами, поскольку не относятся ни к числу предметных констант или
предметных переменных, ни к числу выражений вида Ф(11,1г,..., 1П).
Определим, является ли термом выражение Г’(§2(х, а)). Данная последова­
тельность знаков имеет вид Ф(1), где Ф есть Г1 - одноместная предметно­
функциональная константа. Согласно п.З, данное выражение есть терм, если 1,
т. е. §2(х, а), является термом. Выражение §2(х, а) имеет вид Ф(1Ъ12), где Ф есть
£2 - двухместная предметно-функциональная константа, Н есть х - - терм (соглас­
но п.2), 12 есть а - терм (согласно п.1). Поэтому, согласно п.З, §2(х, а) является
термом. Значит, и выражение 1’(ё2(х, а)) - терм.
Выражение Р2(§2(х, а)) не является термом, поскольку оно начинается не с
предметно-функциональной, а с предикаторной константы. Выражение вида
Ь2(ё2(х, а)) не является термом, так как оно начинается с двухместной предмет­
но-функциональной константы Ь2, а в скобках после нее находится один терм
§2(х, а), а не два терма, как того требует п.З определения.

6 Введение в логику 161


Поясним на примерах, каким образом осуществляется перевод имен естест­
венного языка на язык логики предикатов.
Пусть простому имени «4» соответствует предметная константа а, а просто­
му имени «5» - константа Ь, одноместному предметному функтору «у/» сопоста­
вим одноместную предметно-функциональную константу Г1 (или просто Г), а
двухместному функтору «+» - двухместную предметно-функциональную кон­
станту £2 (или просто £). Тогда при переводе на язык логики предикатов слож­
ным именам будут соответствовать следующие термы:
имени « а/4 » - терм Ца),
имени «4 + 5» - терм §(а, Ь),
имени «5 + 4» - терм §(Ь, а),
имени «5/4 + 5» - терм §(Г(а), Ь),
имени « 74 + 5 » - терм С(§(а, Ь)),
имени «(4 + 4) + (5 + 5)» - терм §(§(а, а), §(Ь, Ь)).

Пусть теперь константа а сопоставлена простому имени «Москва», Ь - име­


ни «Киев», с - «Россия», (1 - «Украина»; одноместному предметному функтору
«столица» сопоставим символ Г, а двухместному функтору «расстояние от...
до...» - символ g. Тогда при переводе на язык логики предикатов сложным име­
нам будут соответствовать следующие термы:
«столица России» - Це),
«расстояние от Москвы до Киева» - §(а, Ь),
«расстояние от Москвы до столицы Украины» -- §(а, П<1)),
«расстояние от столицы России до Киева» - §(Цс), Ь).
Другой тип правильно построенных выражений языка логики предикатов -
формулы.
Определение формулы'.
1. Если П - н-местная предикаторная константа, 12,..., 1П - это тер­
мы, то выражение ЩИ, П) является формулой.
2. Если А - формула, то ->А - формула.
3. Если А и В - формулы, то (А & В), (А V В), (А э В) - формулы.
4. Если А - формула, а а - предметная переменная, то Х/аА и НаА яв­
ляются формулами.
5. Ничто иное не является формулой.
Формулы, задаваемые пунктом 1 данного определения, называют элемен­
тарными или атомарными, а все остальные - сложными или молекулярными.
Элементарной является, например, формула Р2(х, Г2(а)), поскольку Р2 -
двухместная предикаторная константа, а в скобках после нее находятся два тер­
ма -х и Г'( а). Выражение Р*(х, Г1 (а)) не является формулой, так как константа О1 -
одноместная и после нее в скобках должен стоять один, а не два терма. Выраже­
ние Р2(х, О'(а)) также не относится к числу формул, ибо О'(а) не есть терм.

162
Выражение VxP2(x, f1 (а)) является формулой согласно п.4 определения, по­
скольку после кванторного символа V находится предметная переменная х, а да­
лее - формула Р2(х, Выражение VaP2(x, f*(a)) не есть формула, поскольку
после V стоит не предметная переменная, а предметная константа а. Выражение
Vxg2(x, f'(a)) также не является формулой, так как после кванторного комплекса
Vx находится терм g2(x, f\a)), а не формула.
Простые высказывания, в которых утверждается наличие свойства у отдель­
ного предмета, записываются в языке логики предикатов посредством формул
вида П1^), где t есть терм, соответствующий имени предмета, а П1 - одномест­
ная предикаторная константа, соответствующая знаку свойства. Например, пе­
реводом высказывания «Ромео - юноша» может быть формула Р(а), где пред­
метная константа а соответствует имени «Ромео», а одноместная предикаторная
константа Р - знаку свойства «юноша». Высказывание «Отец Ромео храбр» мо­
жет быть записано в виде Q(f(a)), если одноместному предметному функтору
«отец» сопоставить одноместную предметно-функциональную константу f, а
знаку свойства «храбрый» - одноместную предикаторную константу Q.
Высказывания, в которых отрицается наличие свойства у отдельного пред­
мета, переводятся на язык логики предикатов посредством формул вида —П1^).
Например, переводом высказывания «Отец Ромео не является юношей» будет
формула -.P(f(a)).
Высказывания, в которых утверждается наличие отношения между двумя
предметами, записываются в виде формул II2(ti, t2), где П2 - двухместная преди­
каторная константа, соответствующая знаку двухместного отношения, a tj и t2 -
термы, соответствующие именам предметов. Например, высказывание «Ромео
любит Джульетту» может быть записано в виде R(a, b), где R соответствует
двухместному предикатору «любит», а а и b - именам «Ромео» и «Джульетта»,
соответственно. Переводом высказывания «Джульетта любит саму себя» будет
формула R(b, b), а переводом высказывания «Джульетта любит своего отца» -
R(b, f(b)).
Высказывания, в которых отрицается наличие отношения между двумя
предметами, выражаются с помощью формул вида —ill2(ti, t2). Например, пере­
водом высказывания «Отец Ромео не любит отца Джульетты» является форму­
ла -iR(f(a), f(b)).
Вообще, высказывания о наличии отношения между п предметами записы­
ваются в виде IIn(ti, t2,..., tn), где Пп - »-местная предикаторная константа, соот­
ветствующая знаку «-местного отношения. Например, высказывание «Джульет­
та любит Ромео больше, чем своего отца» может быть записано в виде формулы
Ri(b, a, f(b)), где R| - трехместная предикаторная константа, соответствующая
трехместному отношению «любит больше, чем».
Высказывания об отсутствии отношения между п предметами переводятся
посредством формул вида —inn(ti, t2,..., tn).
Высказывания, в которых говорится о существовании объекта, удовлетво­
ряющего некоторому условию, записываются в языке логики предикатов по­
средством формул вида НаА(а), где а - индивидная переменная, пробегающая
163
по области объектов, о которых идет речь в высказывании, а А(а) - формула,
выражающая утверждение о том, что а удовлетворяет условию А. Например,
высказывание «Кто-то является храбрым» может быть переведено формулой
3xQ(x), где х здесь и далее пробегает по классу людей, a Q - одноместная пре-
дикаторная константа, соответствующая предикатору «храбрый». Высказыва­
ние «Кто-то не является храбрым» может быть записано как 3x-.Q(x). Выска­
зывание «Кто-то любит Джульетту» переводится с помощью формулы вида
3xR(x, b), где R соответствует двухместному предикатору «любит», а b - име­
ни «Джульетта». Высказывание «Джульетта любит кого-нибудь» может быть
записано в виде 3xR(b, х), а высказывание «Кто-то не любит самого себя» - в
виде Эх—iR(x, х).
Высказывания, в которых утверждается, что условию А удовлетворяет лю­
бой объект предметной области, переводятся на язык логики предикатов форму­
лами вида VaA(a). Например, высказыванию «Все являются храбрецами» соот­
ветствует VxQ(x), высказыванию «Всякий любит Джульетту» - VxR(x, b), вы­
сказыванию «Никто не любит отца Ромео» - Vx-.R(x, f(a)), высказыванию
«Отец Ромео не любит никого» - Vx-.R(f(a), х).
Простые высказывания могут содержать в своем составе несколько кванто­
ров. Поясним на примерах, каким образом осуществляются переводы на язык
логики предикатов в подобных случаях.
Высказыванию «Каждый любит кого-нибудь» соответствует формула
Vx3yR(x, у), высказыванию «Кто-то кого-то не любит» - формула 3x3y-R(x, у),
высказыванию «Кто-то любит Ромео больше, чем кого-либо» - формула
SxVyRJx. а, у).
В состав каждого из рассмотренных ранее высказываний входил только
один предикатор - «юноша», «храбрый», «любит» или «любит больше, чем».
Однако простые высказывания могут содержать два, три и более предикаторов.
Каким же образом осуществляется их формальная запись? Если подобное вы­
сказывание содержит квантор, то его переводом будет формула вида ЗаА(а) или
Х/аА(а) с той лишь разницей, что условие А(а) будет иметь более сложную
структуру.
Начнем с формальной записи высказываний, содержащих два одноместных
предикатора. Высказывание «Некоторый юноша храбр» может быть переведено
на формальный язык посредством формулы Эх(Р(х) & Q(x)), которая имеет сле­
дующий буквальный смысл (с учетом того, что константам Р и Q соответствуют
предикаторы «юноша» и «храбрый») - «Существует объект х (человек), который
является юношей и является храбрым». Этот смысл в точности соответствует
смыслу исходного высказывания. Высказывание «Всякий юноша храбр» может
быть записано как Vx(P(x) зэ Q(x)). Буквальный смысл этой формулы - «Для
всякого объекта х (из класса людей) верно, что если он юноша, то он храбр» -
также соответствует смыслу исходного высказывания. Отрицательные высказы­
вания «Некоторый юноша не храбр» и «Ни один юноша не храбр» могут быть
переведены, соответственно, формулами Эх(Р(х) & ->Q(x)) и Vx(P(x) =э -.Q(x)).

164
Рассмотрим теперь простые высказывания с одним одноместным и одним
двухместным предикатором.
Например, переводом высказывания «Некоторый юноша любит Джульетту»
будет формула Зх(Р(х) & R(x, b)) - «Существует человек х такой, что он являет­
ся юношей и любит Джульетту». Переводом высказывания «Джульетта любит
какого-то юношу» является формула Зх(Р(х) & R(b, х)) - «Существует человек х
такой, что он является юношей и Джульетта любит его». Переводом высказыва­
ния «Каждый юноша любит Джульетту» является формула Vx(P(x) о R(x, b)) -
«Для всякого человека х верно, что если он юноша, то он любит Джульетту».
Более трудными являются случаи, когда в состав высказываний об отноше­
ниях входят несколько одноместных предикаторов. Рассмотрим, например, вы­
сказывание «Всякий юноша любит какую-нибудь девушку». Как и раньше, пре-
дикаторам «юноша» и «любит» сопоставим константы Р и R, а одноместному
предикатору «девушка» сопоставим одноместную предикаторную константу S.
Тогда формальная запись нашего высказывания может иметь следующий вид:
Vx(P(x) zd 3y(S(y) & R(x, у))). Буквальный смысл этой записи с учетом принятых
обозначений - «Для всякого х из класса людей, верно, что если он юноша, то
существует у из этого же класса такой, что он девушка и х любит у» - в точности
соответствует смыслу исходного высказывания. Высказывание «Некоторые
юноши любят всякую девушку» может быть выражено формулой Зх(Р(х) &
Vx(S(y) zd R(x, у))) - «Существует человек х из класса людей такой, что он юно­
ша и для всякого человека у верно, что если у - девушка, то х любит у». Соот­
ветствующим переводом высказывания «Некоторые юноши не любят ни одной
девушки» является формула Зх(Р(х) & Vy(S(y) zd ->R(x,y))).
Приведем еще несколько достаточно трудных примеров формальной записи
простых высказываний естественного языка:
«Всякий храбрец является юношей или девушкой» -
Vx(Q(x)zd(P(x)vS(x)));

«Всякая храбрая девушка не любит ни одного нехраброго юношу» -


Vx((S(x) & Q(x)) z> Vy((P(y) & -,Q(y)) => -Л(х,у)));
«Всякий юноша любит некоторую девушку больше, чем отца этой девушки» -
Vx(P(x) z> 3y(S(y) & Ri(x, y, f(p))));
«Некоторая девушка, отец которой храбр, любит его больше, чем некоторого не
храброго юношу» -
3x(S(x) & Q(f(x)) & Зу((Р(р) & -nQ(v)) & Rj(x, f(x),y))).

1.3. Прикладной язык логики предикатов

Часто бывает удобно использовать несколько модифицированный язык ло­


гики предикатов, когда в списке нелогических символов его алфавита сохраня­
ются без изменения лишь предметные переменные. Вместо же параметров в
язык вводят конкретные слова и словосочетания естественного языка, а именно
165
имена, предметные функторы и предикаторы. Правила образования термов и
формул сохраняются с той лишь разницей, что там, где ранее речь шла о пара­
метрах определенных типов, теперь имеются в виду нелогические термины ес­
тественного языка соответствующих категорий.
В результате указанной модификации получается так называемый приклао-
ной первопорядковый язык логики предикатов. Этот язык не предназначен для
выражения логических форм высказываний естественного языка, поскольку он
содержит не параметры имен, предметных функторов и предикаторов, а сами
эти термины. В рамках прикладного языка логики предикатов можно стандарт­
ным и точным образом представлять информацию, которую содержат высказы­
вания естественного языка, так как повествовательные предложения, будучи пе­
реведенными в данный язык, приобретают жесткую логическую структуру и не
допускают различных трактовок своего логического содержания.
Приведем примеры записи высказываний естественного языка в прикладном
языке логики предикатов:
а) «Всякий человек смертен» -
\/х(Человек(х) Смертен(х));
б) «Температура Солнца выше температуры Земли» - :
Выше(Температура(Солнца), Температуры(Земли)); :
в) «Всякий студент изучает какую-нибудь науку» -
Ух(Студент(х) Эу(Наука(у) & Изучает(х, у)));
г) «Квадрат любого четного числа больше 1» -
Ух(Четное число(х) Больше(Квадрат(х), 1)).
Для языка логики предикатов характерно префиксное употребление пред­
метно-функциональных символов в сложных термах и предикаторных символов
в атомарных формулах. Иначе говоря, предметно-функциональный символ Ф"
располагается в начале терма ФП(Ч, 12,..., 1П), а предикаторный символ П“ распо­
лагается в начале формулы П"(1|, 12,..., 1„). В естественном языке префиксное
употребление предметных функторов и предикаторов встречается достаточно
редко. Поэтому прикладной язык логики предикатов может быть приближен к
естественному языку также и за счет отказа от обязательного префиксного ис­
пользования предметно-функциональных и предикаторных знаков. Например,
запись «Квадрат^)» может быть заменена на более привычную - <Д2», запись
«Четное число Д)» - на <4 - четное число», запись «Больше (1Ь 12)» - на « Ч > 12».
Тогда перевод высказывания (г) будет выглядеть так:
Х/х(х - четное число зх2 > 1).

1.4. Синтаксические понятия логики предикатов


Введем несколько важных синтаксических понятий, относящихся к языку
логики предикатов.
Область действия квантора.
В формулах вида Х/аА и ЯаА формула А называется областью дей­
ствия квантора (V или Я) по переменной а..
166
Например, в формуле Х/х(Эу—>Р(х, у) з Р(у, г)) областью действия квантора
V по переменной х является формула Яу-.Р(х, у) з О(у, г), а областью действия
квантора Я по переменной у - формула -.Р(х,у)
ШЯу-пР(ху) о 0(у, г))
|_______ |_________ область действия квантора В по у
область действия квантора V по х
В произвольной формуле каждая предметная переменная встречается неко­
торое число раз (это число может быть равно 0, 1, 2 и т д ) Иначе говоря, пере­
менная имеет некоторое число вхождений в данную формулу Например, в фор­
муле Х/х(Эу-пР(х, у) з Р(у, г)) переменная х имеет два вхождения, у - три вхож­
дения, г одно вхождение, а остальные переменные - ни одного вхождения
Свободные и связанные вхождения переменных
Вхождение предметной переменной в некоторую формулу называет­
ся связанным, если оно следует непосредственно за квантором или же
находится в области действия квантора по данной переменной. В
противном случае вхождение переменной называется свободным.
Например, в формуле, указанной выше, первые вхождения переменных х и у
связаны, поскольку они следуют непосредственно за кванторами УиЗ, Второе
вхождение х находится в области действия квантора V по переменной х, т е в
формуле Яу-1Р(х, у) о (2(у, г), а второе вхождение у расположено в области дей­
ствия квантора Я по переменной у, т е в формуле -.Р(х, у), поэтому указанные
вхождения являются связанными Что же касается третьего вхождения перемен­
ной у и единственного вхождения г, то они являются свободными
Х/х(Яу-,Р(х, у) =э О(у. г))
| | свободные вхождения переменных
связанные вхождения переменных
Свободные и связанные переменные
Предметная переменная называется свободной в некоторой формуле,
если существует по крайней мере одно ее свободное вхождение в эту
формулу. Переменная называется связанной в формуле, если суще­
ствует по крайней мере одно ее связанное вхождение в эту формулу.
Например, в рассматриваемой формуле свободными являются переменные у
и г, а связанными - переменные х и у Обратим внимание на то, что одна и та же
переменная может быть и свободной, и связанной в некоторой формуле В на­
шем примере такой переменной является у, которая имеет как свободное, так и
связанное вхождение в указанную формулу
Местность терма
Местность терма есть число входящих в него различных предмет­
ных переменных.
167
Замкнутые термы.
Терм, не содержащий в своем составе предметных переменных, на­
зывается замкнутым.
Например, терм Г(х, у, г) является трехместным, так как именно это число
различных переменных встречается в его составе, термы Г(х, Ь, г) и Г(х, у, у) -
двухместные, терм 1’(х, Ь, а) - одноместный, а терм 1‘(с. Ь, а) - нульместный, т. е.
замкнутый терм. Замкнутые (нульместные) термы являются аналогами имен ес­
тественного языка; поэтому и результатом перевода любого имени
естественного языка на язык логики предикатов должен яв­
ляться именно замкнутый терм.
Не следует путать местность функтора и местность терма, который строится
из функтора и имеющихся термов за счет их конкатенации (сочленения). В на­
шем примере функтор Г не изменяет свою местность и постоянно остается трех­
местным, так как именно это количество аргументов требуется для построения с
его помощью именных форм (термов). Сами же термы могут быть разной мест­
ности - как меньшей, чем местность функтора, так и большей.
Местность формулы.
Местность формулы логики предикатов первого порядка есть число
входящих в нее различных свободных предметных переменных.
Замкнутые формулы (предложения').
Формула, не содержащая свободных переменных, называется замк­
нутой. Замкнутые формулы есть предложения.
Обратите внимание на принципиальное отличие определения местности
формулы в логике высказываний и логике предикатов. Если в логике высказы­
ваний местность формулы определялась простым подсчетом числа различных
пропозициональных переменных, входящих в ее состав, то в логике предикатов
мы должны подсчитывать не просто различные индивидные переменные, вхо­
дящие в формулу, а именно различные свободные индивидные пере­
менные. С учетом только что сказанного формула Х/х(Яу-пР(х, у) щ 0(у, г)) яв­
ляется двухместной, поскольку она содержит две различные свободные пере­
менные - у и г, а формула Зг\/х(Зу-пР(х, у) щ ''¡/уР(у, г)) не имеет ни одной
свободной переменной, поэтому она нульместная, т. е. замкнутая. Результа­
том перевода произвольного высказывания естественного
языка обязательно должна быть замкнутая формула.
Из формул, содержащих свободные индивидные переменные, и в силу этого не
имеющих оценок «истина» или «ложь», можно образовать истинное или ложное
предложение за счет элиминации свободных переменных двумя способами:
1) подстановкой вместо свободных индивидных переменных замкнутых
термов, или
2) квантификацией свободных индивидных переменных.

168
Так, применяя к выражению прикладного языка логики предикатов перво­
го порядка х < у, где х и у пробегают по натуральным числам, первый способ
элиминации свободных переменных, т. е. подставляя вместо х, скажем, терм
5 + 4, а вместо у терм ^81, получим выражение 5 + 4 < ^81, которое является
ложным предложением. Применяя же к этому выражению второй способ эли­
минации свободных переменных - квантификацию переменных, можно полу­
чить, например, выражение Х/хЗу(х < У), которое является истинным предло­
жением, утверждающим, что в натуральном ряду чисел относительно любого
числа существует число, которое больше его, т. е. утверждающего, что нату­
ральный ряд чисел бесконечен. При другой расстановке кванторов можно по­
лучить, например, выражение Зу\/х(х < у), которое является ложным предло­
жением, так как утверждает, что в натуральном ряду чисел есть наибольшее
число, но такого числа, как известно, нет. Отсюда видно, что замкнутые выска-
зывательные формы действительно являются предложениями.

Упражнения
1) Выразите логическую форму терминов и высказываний в языке логики
предикатов'.
а) мать Ивана, б) дед матери Ивана, в) отец Петра,
г) возраст деда матери Ивана, д) возраст отца Петра
е) разность в возрасте деда матери Ивана и отца Петра.
ж) Протяженность границы между Россией и Монголией не превышает про­
тяженности границы между Китаем и Россией.
з) Либо каждый любит кого-нибудь и ни один не любит всех, либо некто
любит всех, и кто-то не любит никого.
и) Каждый англичанин ценит Шекспира выше, чем какого бы то ни было
современного драматурга.
к) Население Москвы больше, чем население любого города, расположенно­
го во Франции.
л) Все водные животные, кроме китов и дельфинов, холоднокровные.
м) Некоторые студенты сдали все экзамены на «отлично».
2) Определите, какие переменные являются свободными и какие связанны­
ми в следующих формулах'.
а) Ух(Р(х, у) о Зу(Ж г, х)),
б) Зх(\7уО(у) о К(х,у)) V (Уг9(г) V К(г, х)).

§ 2. Интерпретация и логические отношения в логике предикатов

2.1. Интерпретация языка логики предикатов

Приступим к формулировке в рамках построенного формализованного язы­


ка логической теории - классической логики предикатов первого порядка.
169
Формулы и термы языка исчисления предикатов первого порядка представ­
ляют собой чисто синтаксические объекты, которые имеют только логическое
содержание, но не имеют содержания конкретного. Иначе говоря, имея дело с
термами и формулами языка, мы не знаем о каких объектах они нечто говорят и
что именно говорят. Чтобы это стало известно, необходимо осуществить интер­
претацию различных синтаксических конструкций нашего языка.
Под интерпретацией языка имеют в виду приписывание значений
выражениям языка.
Чтобы была понятна процедура приписывания значений выражениям языка,
мы представим ее поэтапно.
Первый этап.
На этом этапе происходит задание класса допустимых значений нелогиче­
ских символов языка. Суть данной процедуры - указать, объекты каких типов
могут быть сопоставлены в качестве значений нелогическим символам различ­
ных категорий. Например, в классической логике высказываний каждой пропо­
зициональной переменной может быть сопоставлен только один из двух абст­
рактных объектов - «истина» или «ложь».
Нелогические символы логики предикатов первого порядка можно подраз­
делить на два класса. К первому относятся константы (предметные, предметно­
функциональные и предикаторные). Они выступают в качестве параметров оп­
ределенных терминов естественного языка и не могут связываться кванторами.
Вторую группу составляют переменные. В первопорядковом языке имеется
только один их тип - предметные (индивидные) переменные. Они могут связы­
ваться кванторами, а их свободные вхождения не являются, с содержательной
точки зрения, параметрами конкретных имен, а выполняют функцию неопреде­
ленных местоимений, которые можно заменять разными именами.
Отмеченные различия констант и переменных будут существенно учиты­
ваться при заданий процедур интерпретации. Приписывание значений этим не­
логическим символам осуществляется таким образом, что при фиксирован­
ной интерпретации констант допускается варьирование зна­
чений предметных переменных.
Процедуре интерпретации параметров языка предшествует выбор возмож­
ной реализации языка. Последний состоит, во-первых, в выборе непустого мно­
жества предметов и, называемого областью интерпретации или универсумом
рассуждения. Условие непустоты и (т. е. наличие в нем, по крайней мере, одно­
го элемента) является единственным требованием, предъявляемым к области
интерпретации. Таким образом, в классической логике предикатов в качестве
универсума рассуждения может выступать произвольное непустое множество
(например, множество натуральных чисел, множество людей, множество горо­
дов, множество химических элементов и т. д.).
Во-вторых, приписывание значений нелогическим константам языка осуще­
ствляется с помощью выбора особой семантической функции I, называемой ин­
терпретирующей функцией. Она сопоставляет каждой нелогической константе

170
некоторый объект, заданный на области интерпретации и, причем константам
различных категорий должны сопоставляться объекты различных типов. Отме­
тим, что при интерпретации любая константа формализованного языка должна
получить тот же тип значения, что и выражение соответствующей категории ес­
тественного языка. Поэтому функция I задается таким образом, что значения
предметных констант оказываются однотипными со значениями имен, значения
предметно-функциональных констант - со значениями предметных функторов, а
значения предикаторных констант - со значениями предикаторов.
Интерпретация предметных констант.
Предметные константы, как уже говорилось, являются параметрами имен
естественного языка. Значениями имен являются отдельные предметы, индиви­
ды. Поэтому предметным константам в качестве значений также должны припи­
сываться индивиды, но не любые, а те, которые содержатся во множестве и.
Так, если и есть множество людей, то функция I может приписать в качестве
значения предметной константе а, например, Аристотеля, а константе Ь - также
Аристотеля или какого-либо другого человека, скажем Сократа. Таким образом:
Функция I сопоставляет каждой предметной константе к произволь­
ный элемент множества и, т. е.
1(к) е и,
где к - метапеременная, пробегающая по предметным константам языка.
Интерпретация предикаторных констант.
Предикаторные константы являются параметрами предикаторов естествен­
ного языка. Выше отмечалось, что значениями предикаторов можно считать
множества (классы) объектов, причем элементами множеств, представляемых
одноместными предикаторами, являются индивиды, двухместными предикато-
рами - пары индивидов, трехместными предикаторами - тройки индивидов и
т. д. Предикаторным константам приписываются значения того же типа, только
это приписывание релятивизируется относительно области интерпретации и.
Одноместной предикаторной константе функция I сопоставляет произволь­
ное множество элементов универсума и, т. е. значением одноместной предика­
торной константы является некоторое подмножество множества и. Так, если и
есть множество городов, то константе Р1 функция I может приписать, например,
1) пустое множество (например, множество городов, расположенных на Север­
ном полюсе), 2) множество российских городов, 3) множество городов с населе­
нием более 1 млн. человек, и даже 4) множество всех городов (ведь любое мно­
жество является подмножеством самого себя).
Двухместной предикаторной константе функция I сопоставляет произволь­
ное множество пар, состоящих из элементов и, т. е. некоторое подмножество
множества и2 — второй декартовой степени множества и. Если и есть множе­
ство городов, то константе р2 может быть сопоставлено, например, 1) множест­
во таких пар городов, первый из которых расположен севернее второго, 2) мно­
жество таких пар городов, первый из которых превосходит по населению вто­

171
рой. Пара городов <Санкт-Петербург, Москва> принадлежит первому из указан­
ных множеств, поскольку Санкт-Петербург действительно расположен севернее
Москвы, но не принадлежит второму множеству, так как Санкт-Петербург не
превосходит по населению Москву.
Трехместной предикаторной константе сопоставляется некоторое множест­
во троек, состоящих из элементов области интерпретации и. Иначе говоря, зна­
чением такой константы является произвольное подмножество множества и3 -
третьей декартовой степени множества и. Например, предикаторной констан­
те И3 в случае, если и - множество городов, может быть сопоставлено множест­
во таких троек городов, первый из которых расположен между вторым и треть­
им. В состав данного множества войдет, скажем, тройка <Москва, Киев, Нижний
Новгород>, поскольку Москва расположена между Киевом и Нижним Новгоро­
дом, но не войдет тройка <Киев, Москва, Нижний Новгорода ведь Киев не рас­
положен между Москвой и Нижним Новгородом. Итак, в общем случае значе­
нием «-местной предикаторной константы будет некоторый подкласс множества
ип (п-ной декартовой степени V), который представляет собой класс всевоз­
можных «-ок, составленных из элементов II:
Кайедой «-местной предикаторной константе П” функция I сопостав­
ляет в качестве значения произвольное множество упорядоченных
последовательностей, состоящих из « таких объектов, которые яв­
ляются элементами универсума и, т. е.
1(ПП) с ип.
Интерпретация предметно-функциональных констант.
Предметно-функциональные константы - это параметры предметных
функторов естественного языка. Последние репрезентируют (представляют)
функции, аргументами и значениями которых являются индивиды. Поэтому в
логике предикатов при интерпретации предметно-функциональных констант
им также будут сопоставляться предметные функции соответствующей мест­
ности, только релятивизированные относительно универсума рассмотрения и,
т. е. аргументами и значениями указанных функций будут являться элементы
множества и.
Если в качестве универсума и выбрано множество натуральных чисел, то
одноместной предметно-функциональной константе Г1 интерпретационная
функция I может, например, сопоставить операцию возведения в квадрат, по­
скольку эта операция, во-первых, является одноместной, и, во-вторых, ее можно
задать на множестве натуральных чисел, ведь квадрат любого натурального чис­
ла сам является числом натуральным. При том же универсуме двухместной
предметно-функциональной константе может быть сопоставлена операция
сложения, поскольку она является двухместной и сумма любых двух натураль­
ных чисел есть натуральное число. Итак:
Каждой «-местной предметно-функциональной константе Фп интер­
претационная функция I сопоставляет некоторую «-местную функ­

172
цию т], аргументами и значениями которой являются элементы
множества и, т. е.
1(Фп) = т]:ип ->и.
Описание процедуры интерпретации нелогических констант языка логики
предикатов завершено. Подведем итог сказанному:
Возможной реализацией языка называется любая пара 3 = <и, 1> та­
кая, что и - непустое множество, а I - функция, удовлетворяющая
следующим условиям:
(1) 1(Ю 6 и,
(2) 1(Пп) с ип,
(3) 1(Фп) = т|:ип ->и.
Существует бесконечное множество возможных реализаций языка логики
предикатов. Они отличаются друг от друга выбором универсума рассуждения и
и интерпретирующей функции I. Выбрав и и I, мы тем самым строго фиксируем
возможную реализацию языка, а потому можем фиксировать и значения деск­
риптивных констант языка - индивидных констант, функторов и предикаторов.
Второй этап.
Интерпретация индивидных переменных.
Рассмотрим теперь, как приписываются значения предметным переменным.
Эта процедура также будет релятивизирована относительно универсума и и свя­
зана с выбором особой функции ср - функции приписывания значений индивид­
ным переменным.
Каждой предметной переменной в качестве значения функция ср
приписывает произвольный элемент множества и, т. е.
ср(а) е и,
где а - произвольная предметная переменная.
Обратим внимание на то, что с одной и той же возможной реализацией язы­
ка 3 = <и, 1> могут быть связаны различные функции приписывания значений
индивидным переменным, что и будет в конечном итоге вести к варьированию
значений индивидных переменных при фиксированной интерпретации констант.
При этом две такие функции считаются различными, если они
хотя бы одной переменной приписывают разные значения.
Третий этап.
Правила приписывания значения термам.
Значение терма обусловлено выбором конкретной реализации языка
3 = <11,1> и выбором конкретного приписывания элементов и предметным пе­
ременным, т. е. выбором функции ср.
Покажем, как можно определить значение произвольного терма 1 в некото­
рой конкретной реализации 3 = <11,1> при некотором приписывании значений
предметным переменным ср. Для этого расширим область определения функции

173
ф на все виды термов и будем далее употреблять запись «^ф» как сокращение
выражения «значение терма ( в реализации 3 при приписывании ф».
Согласно определению терма (см. §1 данной главы), 1 является: либо 1) не­
которой предметной константой к, либо 2) некоторой предметной переменной
а, либо 3) выражением вида Фп(1ь (2,..., (п), где Фп - /7-местная предметно­
функциональная константа, а 12,..., й, - термы. Сформулируем правила уста­
новления значения терма 1 для каждого из этих трех случаев.
(Т1) Если 1 есть предметная константа к, то его значением в реализа­
ции 3 при приписывании ф является тот индивид, который ин­
терпретирующая функция I сопоставляет константе к, т. е.
|к|ф = 1(к).
(Т2) Если терм 1 есть предметная переменная а, то его значением в 3
при приписывании ф является тот индивид, который приписы­
вается переменной а посредством ф, т. е.
|сс|ф = ф(а).
(ТЗ) Пусть 1 есть сложный терм Фп((ь (2,..., 1„). Для того, чтобы уста­
новить его значение в 3 при приписывании ф, необходимо:
1) выделить операцию, которую функция I сопоставляет пред­
метно-функциональной константе Фп, т. е. найти 1(ФП);
2) установить значения термов (2,..., 1П в той же реализации
при том же приписывании, т. е. найти |й|ф, |(2|ф,..., Цв|ф;
3) применить операцию 1(ФП) к аргументам |11|ф, |<2|ф,..., |1„|ф.
Результатом применения данной операции к указанным объ­
ектам как раз и является значение терма Ф“(й, <2,-.-, <п) в 3 при
приписывании ф, т. е.
|ФП(11, 12,..., (п)|ф = [1(ФП)](|й|ф, |12|ф,..„ |1п|ф).
Приведем примеры установления значений термов в конкретной реализации
и при конкретном приписывании значений предметным переменным.
Пусть область интерпретации и есть множество целых положительных чи­
сел. Пусть интерпретирующая функция I сопоставляет предметной константе а
число 2, одноместной предметно-функциональной константе Г - операцию воз­
ведения в квадрат, а двухместной предметно-функциональной константе £ -
операцию сложения. Пусть также предметной переменной у функция ф припи­
сывает значение 1, т. е. ф(у) = 1. Определим, какими значениями в указанной
реализации 3 и при указанном приписывании ф обладают следующие термы:
(а) а; (б) у; (в) Г(а); (г) £<у, а); (д) £(§(у, а)); (е) §Д(а),у).
(а) Поскольку а - предметная константа, значением данного терма, согласно
пункту (Т1), является объект, сопоставленный функцией I константе а, т. е. чис­
ло 2. Итак, |а|ф = 1(а) = 2.
(б) Поскольку у - предметная переменная, то значением данного терма, со­
гласно пункту (Т2), является значение, которое ф приписывает переменной у,
т. е. число 1. Таким образом, = ф(у) = 1.

174
(в) Установим значение сложного терма Г(а). Предметно-функциональной кон­
станте Г в нашей возможной реализации сопоставлена операция возведения в
квадрат; значением терма а, как было показано в примере (а), является 2. Дейст­
вуя в соответствии с пунктом (ТЗ), мы должны применить операцию 1(1) к аргу­
менту |а|ф, т. е. возвести в квадрат число 2. Полученное в результате этого число
4 является искомым значением терма С(а). Итак, |Г(а)|ф = [1(Г)](|а|ф) = 22 = 4.
(г) Установим значение сложного терма £(у, а). Предметно-функциональной
константе § в нашей возможной реализации сопоставлена операция сложения.
Значениями термов у и а, как было показано в примерах (б) и (а), являются, со­
ответственно, числа 1 и 2. Чтобы вычислить значение §(.»’, а), мы должны, со­
гласно пункту (ТЗ), применить операцию 1(§) к аргументам [у|ф и |а|ф, т. е. сло­
жить 1 и 2. В результате получим число 3, которое и является значением терма
§(у, а). Таким образом, |§(у, а)|ф = [1(ё)](МФ, |а|ф) =1+2 = 3.
(д) Для того чтобы установить значение терма йфу’, а)), необходимо приме­
нить операцию 1(Г), т. е. операцию возведения в квадрат, к объекту |§(у, а)|ф. Но
значением %(у, а), как было показано в примере (г), является число 3. Поэтому
возводим в квадрат число 3 и получаем число 9, которое и является значением
терма а)). Таким образом, |1{§(у, а))|ф = [1(Г)]([1(8)](Н, |а|Ф)) = З2 = 9.
(е) Для того чтобы установить значение терма фйа), у), необходимо сложить
значения термов Г(а) и у, т. е. числа 4 и 1 (см. примеры (в) и (б)). Таким образом,
значением §(1(а), у) является 4 + 1, т. е. число 5.
Итак, мы показали, как определяются значения термов в конкретной реали­
зации и при конкретном приписывании <р значений предметным переменным.

Четвертый этап.
Правила приписывания значений формулам.
Значениями формул в возможной реализации 3 = <и, 1> при произволь­
ном приписывании ср являются такие объекты, как «истина» и «ложь». Сфор­
мулируем теперь условия истинности и ложности произвольных формул в
реализации 3 при ср. В дальнейшем в качестве сокращения для выражения
«значение формулы Р в реализации 3 при приписывании значений предметным
переменным <р» будем использовать запись вида «|Е|Ф». Указание на приписы­
вание ср здесь особенно важно, постольку поскольку при установлении истин­
ности или ложности формул вида УаА и ЗаА приходится определять значения
подформул, входящих в эти формулы, варьируя исходное приписывание зна­
чений предметным переменным. Указанная процедура будет осуществляться в
рамках одной и той же возможной реализации, в силу чего в записи «|Р|Ф»
опущены параметры и и I.
В соответствии с приведенным выше определением понятия формулы
(см. §1 данной главы) их (формулы) можно разбить на три группы: это, во-
первых, элементарные формулы - выражения вида Пп((|, 12,..., 1П), где Пп - п-
местная предикаторная константа, а 1Ь 12,..., 1П - термы; во-вторых, сложные
формулы, главным знаком которых является пропозициональная связка, - это
выражения видов —>А, (А & В), (А V В) и (Ад В), где А и В - формулы; и в-

175
третьих, сложные формулы, главным знаком которых является квантор, - это
выражения видов УаА и За А, где а - предметная переменная, а А - произ­
вольная формула.
Условия истинности и ложности элементарных формул.
(Е1) Пусть Е будет элементарной формулой Пп((1, (2,..., й). Чтобы ус­
тановить ее значение в возможной реализации 3 при приписы­
вании ср, надо:
1) выяснить, какое именно подмножество множества ип сопос­
тавляется предикаторной константе Пп, т. е. найти 1(ПП);
2) определить, какие значения принимают в данной реализа­
ции при данном приписывании ср наши термы й, (2,..., 1,„ т. е.
найти |(1|ф, |(2|ф,..., |(п|ф;
3) и, наконец, установить, является ли полученная таким обра­
зом последовательность объектов <|й|ф, |12|ф,..., (1п|о> элементом
множества 1(ПП).
Если данная последовательность принадлежит указанному
множеству, то формула Пп((1, (2,..., 1П) принимает значение «ис­
тина», в противном случае она примет значение «ложь». Таким
образом,
|ПП((1, 12,..., 1п)|Ф = и о <^1 |ф, Ц2|ф,..., е 1(ПП),
|ПП(11, й,..., 1п)|ф = л О <|й|ф, |12|ф,..., |1п|ф> £ 1(ПП).
Для разъяснения данного определения рассмотрим конкретную возможную
реализацию 3 и конкретное приписывание предметным переменным ср, которые
использовались ранее в примерах (а)-(е). Договоримся, что одноместной преди­
каторной константе Р интерпретирующая функция I сопоставляет множество
четных чисел, а двухместной предикаторной константе (2 - множество таких пар
целых положительных чисел, первое из которых больше второго. Определим,
какие значения в 3 при ср принимают элементарные формулы (ж) О(1"(а), у) и
(з) Р(§0, а)).
(ж) Чтобы установить значение формулы ОД(а), у) в данной реализации при
данном приписывании, необходимо, согласно (П), ответить на вопрос, принад­
лежит ли пара <|Г(а)|ф, [у!ф> множеству 1(<2). В примерах (в) и (б) было установ­
лено, что значениями термов 1)а) и у при приписывании <р являются, соответст­
венно, числа 4 и 1. В данной модели 1(0) есть множество таких пар чисел, пер­
вое из которых больше второго. Пара <4, 1> принадлежит этому множеству, так
как 4 больше 1. Поэтому |О(Г(а), у)|ф = и.
(з) Для установления значения формулы Р(ё(у, а)) следует выяснить, принад­
лежит ли значение терма §(у а) множеству 1(Р). В примере (г) было показано,
что ^(у, а)|ф = 3. В нашей реализации 1(Р) есть множество четных чисел. По­
скольку число 3 не является четным, формула Р(§(у, а)) примет значение л в 3
при приписывании <р.

176
Условия истинности и ложности формул, главным знаком которых явля­
ется пропозициональная связка.
Значения сложных формул видов —А, (А & В), (А V В) и (А о В) в произ­
вольной возможной реализации при произвольном приписывании значений
предметным переменным обусловлены тем, какие значения в той же реализации
при том же приписывании принимают их подформулы А и В. Таким образом,
установив значения А и В в реализации 3 при приписывании ср, мы можем одно­
значно определить, какими - истинными или ложными - в этой реализации при
этом приписывании являются формулы —А, (А & В), (А V В) и (А гл В).
Сформулируем условия истинности и ложности формул указанных типов,
опираясь на смысл пропозициональных связок -п, &, V, :э, зафиксированный в
предыдущих главах.
(Г2) |-,А|ф = и о |А|ф = л.
|-1А|ф =л о |А|ф = и.
(РЗ) |А & В|ф = и <х> |А|ф = и и |В|ф = и.
|А & В|ф = л <х> |А|Ф =л или |В|ф = л.
(Г4) |А V В|ф = и <х> |А|ф = и или |В|ф = и.
|А V В|ф = л о |А|ф = л и |В|Ф = л.
(Г5) |А гл В|ф = и <х> |А|ф = л или |В|ф = и.
|А гл В|ф =л <х> |А|ф = и и |В|Ф =л.
Покажем теперь в качестве примера, каким образом в заданной выше кон­
кретной реализации 3 и при конкретном приписывании ср устанавливаются зна­
чения формул: (и) 9(Ца), у) V Р(ёО, а)); (к) -,(9(Ца), у) V Р(§(у, а))) и формулы
(л) 9(Ца), у) гл Р(§(у, а)).
(и) Чтобы установить значение дизъюнктивной формулы ф(ра), у) V а))
в возможной реализации 3 при приписывании ср, необходимо знать значения ее
подформул, т.е. значения ф(Йа), у) и Р(§(у, а)). В примере (ж) было показано,
что |<2(Г(а), у)|ф = и, а в примере (з) - что |Р(§(у, а))|ф = л. Поскольку одна из двух
формул принимает в 3 при <р значение и, постольку, согласно (Г4), и вся дизъ­
юнктивная формула истинна в этой реализации при указанном приписывании,
т. е. |О(Ца), у) V Р(§(у, а))|ф = и.
(к) Чтобы определить значение формулы -,(<2(Г(а), у) V Р(§(у, а))) в 3 при ср,
нужно знать значение ее подформулы, стоящей за знаком отрицания. Как пока­
зано в примере (и), эта подформула истинна в 3 при <р. Поэтому, согласно (Г2),
ее отрицание примет значение л, т. е. |-,(ф(Г(а), у) V РШ а)))|ф = л.
(л) Чтобы установить в 3 при приписывании <р значение импликативной фор­
мулы ф(йа), у) :э Р(§(у, а)), необходимо знать чему равно значение входящих в
нее подформул. Ранее показано, что ее антецедент <2(Йа), у) является истинным,
а консеквент Р(§(у, а)) - ложным. Поэтому, согласно (Г5), импликативная фор­
мула принимает значение л, т. е. |<2(Г(а),у) гл Р(ё(г, а))|ф=л.

177
Условия истинности и ложности формул, главным знаком которых явля­
ются кванторы.
С содержательной точки зрения выражение вида VaA следует считать ис­
тинным, если каждый индивид предметной области удовлетворяет условию, вы­
раженному в А. Если же в предметной области существует индивид, не удовле­
творяющий данному условию, то VaA окажется ложным утверждением. Что же
касается выражений вида ЗаА, то их естественно считать истинными в том слу­
чае, когда существует индивид, удовлетворяющий выраженному в А условию, и
ложными, если каждый индивид ему не удовлетворяет.
Разъясним смысл кванторов на простом примере. Пусть на некотором ко­
нечном множестве U, содержащем п элементов, именами которых являются
индивидные константы ai, а2,..., ап, задано свойство Р. Тогда утверждение
VxP(x) - «Всякий предмет из универсума U обладает свойством Р» - может
быть заменено конечной конъюнкцией, говорящей о том, что каждый от­
дельно взятый предмет из универсума обладает свойством Р, а именно:
VxP(x) = Р(аД & Р(а2) & ... & Р(а„).
В свою очередь, утверждение вида ЭхР(х) - «Существует предмет из универ­
сума U, который обладает свойством Р» - может быть заменено конечной дизъ­
юнкцией, говорящей о том, что, по крайней мере, один предмет из универсума
обладает свойством Р, а именно:
ЭхР(х) = Р(а2) v Р(а2) м ... м Р(ап).
Введение кванторов общности и существования в этом случае не является, во­
обще говоря, обязательным. Однако если универсум рассуждения U представля­
ет собой бесконечное множество, то использование кванторов оказывается су­
щественным, и без них обойтись уже нельзя. Последнее обусловлено тем, что
мы не можем строить бесконечно длинные формулы.

В логике предикатов условия истинности и ложности формул VaA и ЗаА


в реализации 3 при ср определяются сходным образом. Для того чтобы уста­
новить значения этих формул, осуществляется чисто теоретический «пере­
бор» (просмотр) всех индивидов из универсума U. Он производится путем
варьирования значения переменной а за счет изменения функции ср, т. е. рас­
сматриваются все возможные приписывания \р, сопоставляющие переменной
а различные элементы U, но сохраняющие неизменными (как и при исход­
ном ср) значения других предметных переменных. Осуществляя разные при­
писывания подобного рода, устанавливают, какой - истинной или ложной - в
каждом из этих случаев оказывается формула А.
Дадим более строгую формулировку условий истинности и ложности про­
извольных формул вида VaA и ЗаА. Пусть си, а2,..., ап,... - список всех отлич­
ных от а предметных переменных, и пусть <р приписывает а индивид и из U, а
переменным ац а2,..., ап,..., соответственно, индивиды щ, U2,—, ип,... из U. По­
средством \р будем обозначать функцию, сопоставляющую переменным аь
а2,..., ап,... те же самые элементы универсума щ, и2,..., ит..., что сопоставляет и

178
ф, а переменной а - объект у из U, который может не совпасть, а может и сов­
пасть с и (значением а при ф). Ясно, что приписывание у отличается от припи­
сывания ф не более чем значением, которое эта функция сопоставляет перемен­
ной а. Итак:

(F6) |Х/сс.А|ф = и о> для любой функции у, отличающейся от функции


Ф не более чем приписыванием значений для переменной а, вер­
но, что |A|v = и.
|Х/а.А|ф = л <=> существует функция у, отличающаяся от функции
Ф не более чем приписыванием значений для переменной а, для
которой верно, что |A|V = л.

Иными словами, формула VaA принимает значение «истина» в 3 при припи­


сывании ф, когда ее подкванторная часть А оказывается истинной в данной реали­
зации при приписывании переменной а любого объекта у из универсума U (а всем
другим переменным - тех же самых значений). Если же в универсуме найдется
такой объект у, что при указанном приписывании формула А ложна, то и VaA в 3
при исходном приписывании ф принимает значение «ложь».

(F7) ISaAlp = и о> существует функция у, отличающаяся от функции


Ф не более чем приписыванием значений переменной а, для ко­
торой верно, что |А|ф = и.
|3аА|ф = л <=> для любой функции у, отличающейся от функции ф
не более чем приписыванием значений для переменной а, верно,
что IА|ф = л.

Таким образом, формула ЗаА принимает значение «истина» в 3 при припи­


сывании ф, когда существует, по крайней мере, один объект у из универсума U
такой, что формула А оказывается истинной при приписывании переменной a
данного объекта (а всем другим переменным - тех же самых значений). Если же
А окажется ложной при приписывании переменной а любого элемента универ­
сума, формула ЗаА примет в реализации 3 при ф значение «ложь».
Из определений (F6) и (F7) видно, что для установления истинности или
ложности формул VaA и ЗаА в возможной реализации 3 при приписывании ф
несущественно, какой именно объект это ф сопоставляет в качестве значения
подкванторной переменной а. Вообще, при решении вопроса о том, какое зна­
чение принимает та или иная формула логики предикатов, важно указать только
те индивиды, которые ф приписывает свободным переменным, входящим в дан­
ную формулу.
В качестве примера установим в заданной уже ранее конкретной реализации
3 = <U, 1> и при заданном конкретном приписывании ф значения следующих
формул: (м) ЗхР(х), (н) 3xQ(y,x), (о) VxP(f(x)), (п) VxQ(g(x, а), j).
(м) Формула ЗхР(х) не содержит свободных переменных. Чтобы опреде­
лить ее значение в 3 при ф, необходимо, согласно (F7), выяснить, существует ли
179
в универсуме и (т. е. в множестве целых положительных чисел) объект V такой,
что |Р(х)|ф = м, где ф приписывает переменной х значение г, а остальным пере­
менным (если они имеются в формуле) - те же значения, что и <р. Последнее, со­
гласно (Р1), имеет место тогда, когда ф(х), т. е. V, является элементом 1(Р) - в
нашем случае элементом множества четных чисел. Итак, мы должны устано­
вить, существует ли среди целых положительных чисел число V, которое являет­
ся четным. Поскольку такое число действительно существует, |ЭхР(х)|ф = и.
(н) Формула Зх<2(у, х) содержит свободную переменную у и <р(у) = 1. Выяс­
ним, существует ли целое положительное число V такое, что |<2(р, х)|ф = и, где
ф(х) = V, а \|>(у) = 1. С учетом того, что 1(ф) есть множество всех таких пар чисел,
первое из которых больше второго, а также, в соответствии с (И), нам следует
установить, имеется ли целое положительное число V такое, что 1 > V. Поскольку
такого числа нет, то, согласно (Г7), можно сделать вывод: |3х<2(у, х)|ф = л.
(о) Чтобы установить значение в 3 при <р замкнутой формулы \/хР(Г(х)), необхо­
димо, в соответствии с (Гб), выяснить, для всякого ли приписывания ф, отличаю­
щегося от <р разве что значением переменной х, верно, что |Р(Г(х)))ф = и. Послед­
нее, согласно (Р1), имеет место, если значение терма 1(х) при ф является элемен­
том 1(Р), т. е. четным числом. Поскольку I сопоставляет Г операцию возведения в
квадрат, имеем: |Г(х))ф = ф(х)2. Итак, мы должны установить, для всякого ли целого
положительного числа V верно, что V2 является четным. Но данное утверждение
неверно для некоторых чисел, например числа 1. Итак, если ф сопоставляет пере­
менной х число 1, то |Р(Цх))|ф =л. Отсюда, в силу (Гб), имеем: |УхР(Г(х))|ф = л.
(п) Формула УхО(§(х. а), у) содержит свободную переменную у, которой <р со­
поставляет 1. Ответим на вопрос, для всякого ли приписывания ф, отличающе­
гося от <р не более чем значением переменной х, верно, что |<2(§(х, а), ^)|ф = и.
Если мы учтем, какие значения в 3 принимают константы О, § и а и тот факт,
что ф(у) = <р(у’) = 1, то данный вопрос будет звучать так: для всякого ли целого
положительного числа V верно, что г + 2 > 1? Поскольку ответ на этот вопрос ут­
вердительный, то, в соответствии с (Гб), |\/х<2(§(х, а), у)|ф = и.

2.2. Виды формул в классической логике предикатов

Напомним, что законом логической теории является формула, истинная


при любых допустимых в этой теории интерпретациях нелогических символов,
которые входят в состав данной формулы. В логике предикатов интерпретация
нелогических символов осуществляется посредством выбора некоторой воз­
можной реализации 3 = <и, 1> и приписывания значений предметным пере­
менным ф. Поэтому в данной теории понятие логического закона будет кон­
кретизироваться следующим образом:

Формула А является законом классической логики предикатов (обще­


значимой формулой), если и только если А принимает значение «ис­
тина» в каждой возможной реализации 3 и при каждом приписыва­
нии значений предметным переменным ф, т. е.
V 3 V ф|А|3ф = и.
180
Из данного определения непосредственно вытекает следующая трактовка
опровержимой (необщезначимой) формулы:
Формула А опровержима в логике предикатов (не является законом
этой логики) тогда и только тогда, когда существует реализация 3 и
существует функция приписывания предметным переменным ср, при
которых А принимает значение «ложь». Таким образом:
ЗЗЗф|А|3ф = л.
Утверждение «Формула А общезначима» будем записывать так: «1= А».
Примером общезначимой формулы является Х/хР(х) зэ ЭхР(х). Покажем, что
эта формула действительно является законом логики предикатов.
Будем рассуждать от противного. Пусть Х/хР(х) о ЭхР(х) необщезначимая
(опровержимая) формула. Тогда существует реализация 3 и приписывание ф,
при которых |\/хР(х) о ЗхР(х)|ф = л. Тогда, согласно (Р5), |Х/лсР(лс)|ф = и и
¡ЭхР(х))ф =л. Истинность Х/хР(х), согласно (Р6), означает, что Р(х) истинно при
любом приписывании, отличающемся от ф не более, чем значением х. Лож­
ность ЭхР(х), согласно (Е7), означает, что Р(х) ложно при любом подобном
приписывании. Рассмотрим какое угодно конкретное приписывание у указан­
ного типа. Получается, что, с одной стороны, |Р(х)|ф = и, а с другой, |Р(х)|ф = л.
Таким образом, мы пришли к противоречию. Следовательно, допущение не-
общезначимости формулы Х/хР(х) о ЗхР(х) неверно и она действительно явля­
ется законом логики предикатов.
Чтобы продемонстрировать опровержимость некоторой формулы, доста­
точно найти такую реализацию 3 = <11, 1> и приписывание ср, при которых эта
формула примет значение л. Покажем, например, что формула ЗхР(х) \/хР(х)
является опровержимой.
Выберем в качестве области интерпретации и множество людей. Пусть ин­
терпретирующая функция I сопоставляет предикаторной константе Р множе­
ство мужчин. Исходное приписывание ф выбирается произвольным образом.
Если переменной х приписать в качестве значения Сократа, то в нашей реа­
лизации 3 = <и, 1> формула Р(х) окажется истинной, ведь Сократ является
мужчиной, т. е. элементом 1(Р). Итак, существует такое приписывание хр, что
|Р(х)|ф = и, откуда следует, что |ЗхР(х)|ф = и при произвольном ф. Если же пе­
ременной х приписать в качестве значения жену Сократа - Ксантиппу, т. е.
выбрать приписывание такое, что ^(х) = Ксантиппа (а всем другим пере­
менным сопоставляет те же значения, что и \р), то Р(х) окажется ложной
формулой, поскольку Ксантиппа не является мужчиной: |Р(х)|£ = л. Послед­
нее означает, что |Х/хР(х)|ф = л. Истинность ЭхР(х) и ложность Х/хР(х) в 3 при
приписывании ф свидетельствует о том, что |ЗхР(х) о Х/хР(х)|ф = л. Данная
формула является опровержимой, поскольку мы указали реализацию и при­
писывание, при которых она ложна.
Наряду с понятиями общезначимой и опровержимой формул очень важны­
ми являются также понятия выполнимой и невыполнимой в классической логике
предикатов формул.
181
Формула А языка логики предикатов выполнима, если и только если
существуют реализация 3 и приписывание значений предметным
переменным ср, при которых А принимает значение «истина», т. е.
33 Зф|А|3ф = и.
Покажем, что формула ЗхР(х) дэ Х/хР(х), необщезначимость которой бы­
ла только что установлена, является выполнимой. Для этого достаточно ука­
зать конкретную реализацию 3 = <11,1> и приписывание ср, при которых она
истинна.
Пусть и снова является множеством людей, но пусть теперь I сопоставляет Р
пустое множество (например, множество людей, побывавших на Солнце),
функция (р может быть произвольной, так как рассматриваемая формула не со­
держит свободных индивидных переменных. Ясно, что ни один человек не яв­
ляется элементом 1(Р), ведь у пустого множества нет элементов. Поэтому фор­
мула Р(х) ложна при приписывании х любого объекта из Б, т. е. |Р(х)|ф = л для
любого ф. А из этого, согласно (Е7), следует, что |ЗхР(х)|ф = л. Но если антеце­
дент импликативной формулы ложен, то, согласно (Е5), сама эта формула ис­
тинна, т. е. |ЗхР(х) \/хР(х)|ф = и. Следовательно, рассматриваемая формула
выполнима.
Формула А является невыполнимой тогда и только тогда, когда она
принимает значение «ложь» в каждой реализации 3 и при любом
приписывании (р, т. е.
3 ф|А|3ф = л.

В качестве примера покажем, что формула -13л:Р(х) & Р(а) невыполнима.


Будем рассуждать от противного. Предположим, что эта формула выполнима.
Тогда существуют реализация 3 = <11,1> и приписывание ф, при которых она ис­
тинна. Поскольку наша формула является конъюнктивной, ее истинность, соглас­
но (ЕЗ), означает, что |—1ЭхР(х)|ф = и и )Р(а)|ф = и. Истинность Р(а), согласно (Е1),
свидетельствует о том, что 1(а) е 1(Р). А истинность —>ЭхР(х) равносильна, со­
гласно (Е2), ложности ЭхР(х). Последнее, согласно (Е7), означает, что |Р(х)|ф = л
при любом приписывании ф, которое отличается от ф разве что значением х. В ча­
стности |Р(х)|ф = л при таком \р, которое приписывает х тот же объект, что функ­
ция I сопоставляет константе а, т. е. ф(х) = 1(а). Отсюда, в соответствии с (Е1),
следует, что ф(а'), а значит и 1(а) не содержится в 1(Р), что противоречит ранее по­
лученному утверждению 1(а) е 1(Р). Поэтому допущение о выполнимости форму­
лы —,НхР(х) & Р(а) неверно, и она невыполнима.

2.3. Логическая истинность, ложность и недетерминированность

Теперь мы имеем возможность в рамках классической логики предикатов


решать вопросы, являются ли высказывания естественного языка логически ис­
тинными, логически ложными или логически недетерминированными. Для этого
необходимо выразить логическую форму высказывания в языке логики предика­
182
тов и определить, общезначима ли полученная формула и является ли она вы­
полнимой.
Если указанная формула общезначима, то исходное высказывание естест­
венного языка логически истинно относительно логики предикатов. Если по­
лученная формула невыполнима, то соответствующее высказывание логически
ложно. Если же данная формула выполнима и опровержима, то относительно
логики предикатов исходное высказывание является логически недетермини­
рованным.
Установим, например, какой статус в рамках логики предикатов имеют сле­
дующие высказывания:
(1) Если всякий храбр, то кто-то храбр.
(2) Если кто-то храбр, то всякий храбр.
(3) Не существует храбрецов, но Ромео храбр.
Сопоставим одноместному предикатору «храбрый» предикаторную кон­
станту Р, а имени «Ромео» - предметную константу а.
В этом случае логической формой высказывания (1) будет формула вида
УхР(х) лэ ЗхР(х). Ранее было установлено, что она является общезначимой. По­
этому высказывание (\)логически истинно.
Логической формой высказывания (2) является формула ЗхР(х) гл Х/хР(х).
Выше было показано, что эта формула не общезначима, но выполнима. Поэтому
высказывание (2) логически недетерминировано.
Наконец, рассматривая высказывание (3), устанавливаем, что оно является
логически ложным, поскольку его логическая форма-----|ЗхР(х) & Р(а) - отно­
сится к числу невыполнимых формул.
Приведем далее список схем наиболее важных законов логики предикатов
первого порядка - схем общезначимых формул.
1. Законы удаления \/ и введения 3:
VаА гл А(ф, А(0 гл ЗаА,
где А(1) - результат подстановки вместо всех свободных вхождений пере­
менной а в формулу А терма Е
2. Закон подчинения'.
Х/аА гл ЗаА.
3. Закон непустоты предметной области'.
ЗаА V За-пА.
4. Законы пронесения кванторов'.
Х/а(А & В) = (Х/аА & Х/аВ),
За(А & В) лэ (ЗаА & ЗаВ),
За(А & В) = (А & ЗаВ), если а не свободна в А,
За(А V В) = (ЗаА V ЗаВ),
(Х/аА V Х/аВ) гл Х/а(А V В),
Х/а(А V В) = (А V Х/аВ), если а не свободна в А,
183
Х/а(А В) (Х/аА Х/аВ),
Х/а(А и В)-(А и Х/аВ), если а не свободна в А,
Х/а(А о В) = (ЕаА =3 В), если а не свободна в В,
(ЗаА зэ ЕаВ) зэ Эа(А и В),
Еа(А В)-(А зз> ЕаВ), если а не свободна в А,
Еа(А В) е= (Х/аА зэ В), если а не свободна в В,
(ЭаА зэ Х/аВ) зэ Х/а(А зэ В).

5. Законы перестановки кванторов'.


Х/аХ/рА = Х/рХ/аА,
ЕаЗрА^ЗрЕаА,
ЗаХ/рА зз Х/рЗаА.

6. Законы отрицания кванторов'.


-пЗаА = Х/а-А,
-.Х/аА = За-. А.

7. Законы взаимовыразимости кванторов:


Х/аА = —.За-. А,
ЗаА -.Х/а-А.

2.4. Понятие модели

Введенное выше понятие возможной реализации языка исчисления преди­


катов первого порядка позволило нам выделить в классе всех формул этого язы­
ка такие выражения, которые являются логическими законами логики предика­
тов. Но в некоторой конкретной реализации языка формулы могут оказаться, как
это было показано на примерах, не только истинными, но и ложными. В частно­
сти, было установлено, что в логике предикатов имеются формулы, которые, не
будучи общезначимыми, являются выполнимыми, т.е. истинными в некоторых
возможных реализациях. Такого рода формулы играют большую роль в различ­
ных нелогических теориях (физике, математике, биологии, социологии и т. д.).
которые строятся на базе первопорядкового исчисления предикатов. Таким об­
разом, конкретные науки интересуются не всеми вообще возможными реализа­
циями языка, а лишь такими, в которых все утверждения этих наук оказываются
истинными предложениями. Поэтому введем чрезвычайно важное понятие мо­
дели, которым воспользуемся в последующих главах.

Формула А называется истинной в возможной реализации 5 = <и, 1>,


если она принимает значение «истина» в этой реализации при любом
приписывании ср значений индивидным переменным, т. е.
V ф| А|ф3 = и.

Возможная реализация 3 называется моделью формулы А, если А


является истинной в этой возможной реализации.
184
Возможная реализация 3 называется моделью множества формул Г,
если 3 является моделью для каждой формулы А е Г.

2.5. Отношения между формулами логики предикатов


Зададим в классической логике предикатов фундаментальные логические
отношения - отношения совместимости по истинности, совместимости по
южности и логического следования. Пусть Г - произвольное непустое множе­
ство формул языка логики предикатов.
Формулы из Г совместимы по истинности, если и только если су­
ществуют реализация 3 и приписывание значений предметным пе­
ременным ср, при которых каждая формула из Г принимает значение
«истина». В противном случае они несовместимы по истинности.
Формулы из Г совместимы по ложности, если и только если суще­
ствуют реализация 3 и приписывание значений предметным пере­
менным ср, при которых каждая формула из Г принимает значение
«ложь». В противном случае формулы несовместимы по ложности.
Из множества формул Г логически следует формула В (Г 1= В), если и
только если не существует такой реализации 3 и приписывания зна­
чений предметным переменным ср, при которых каждая формула из
Г принимает значение «истина», а формула В - значение «ложь».
Покажем, например, что формулы ELvQfx. y) и Hx-nQCx, у) совместимы по ис­
тинности. Для этого достаточно найти конкретную реализацию 3 = <U, 1> и
конкретное приписывание ср, при которых каждая из этих формул истинна.
Выберем в качестве U множество городов. Пусть I сопоставляет двухместной
предикаторной константе Q множество таких пар городов, первый из которых
севернее второго. Пусть ср приписывает переменной у, свободной в указанных
формулах, город Москву, а остальным переменным - произвольные города. Рас­
смотрим теперь приписывания ipi ij, отличающиеся от ср не более, чем значени­
ем х. Пусть функция \р переменной у так же, как и <р, сопоставляет Москву, а х -
Мурманск. Поскольку Мурманск севернее Москвы, пара <Мурманск, Москва>
содержится в I(Q) и, значит, |Q(x, y)|v = и. Отсюда, согласно (F7), следует, что
|3xQ(x,y)|9 = и. Пусть функция переменной у снова сопоставляет Москву, ах-
Астрахань. Поскольку Астрахань не находится севернее Москвы, пара
<Астрахань, Москва> не содержится в I(Q), и |Q(x, у)|£ = л. Тогда, согласно (F2),
.Q(x, у)|£ = и, откуда по (F7) получаем: |Эх—>Q(x, у)|ф = и. Таким образом, фор­
мулы 3xQ(x, у) и Эх—.Q(x, у) в рассмотренной нами реализации 3 = <U, 1> при
приписывании ср одновременно принимают значение «истина».
С использованием тех же самых U, I и ср можно показать совместимость по
ложности формул Vx-iQ(x,y) и VxQ(x,y).
Только что было установлено, что |Q(x, у)|„ = и. Отсюда по (F2) следует:
|—iQ(x, y)|v = л. Тогда, согласно (F6), Vx—,Q(x. у)|ф = л. Кроме того, имело место
185
|Р(х, у)|е = л Отсюда вытекает ¡Х/х<Хх, у)|ф = л Таким образом, в данной реали­
зации и при данном приписывании ср формулы Ул-^РСл', у) и 7хР(х, у) одновре­
менно ложны Следовательно, они совместимы по ложности

Но Ух-пОСх, у) и Х/х(2(х, у) не являются совместимыми по истинности.


Чтобы доказать это, будем рассуждать от противного Допустим, что они со­
вместимы по истинности Это означает, что существуют реализация 5 = <и, 1> и
приписывание ф, при которых обе формулы принимают значение «истина» С уче­
том того, что функция ф отличается от самой себя не более, чем значением х, и ис­
пользуя (Е6), получаем |->9(х,у)|ф = и и |9(х,у)|ф = и Но из того, что |-,(^(х, у)|ф =
и, в силу (Е2), следует, что ¡(?(х,у)|ф = л В рассуждении получено противоречие
Значит, исходные формулы по истинности несовместимы

С помощью похожего рассуждения несложно доказать несовместимость по


ложности формул Зх()(х, у) и Зх->О(х, у).
Подведем итог рассмотрению последних примеров. Исходя из них, можно
утверждать, что формулы Ух-пС^х, у) и Ух(2(х, у) находятся в отношении проти­
воположности (контрарности), поскольку они совместимы по ложности, но не­
совместимы по истинности, а формулы ЗхР(х, у) и Зх—О(х, у) - в отношении
подпротивоположности (субконтрарности), так как они, наоборот, совместимы
по истинности, но несовместимы по ложности.
Перейдем теперь к рассмотрению примеров установления отношения логи­
ческого следования в логике предикатов. Покажем, что из формул Р(а) и (2(а)
логически следует Зх(Р(х) & ()(х)).
Допустим, что следования нет Тогда существуют реализация 3 = <13,1> и припи­
сывание ф, при которых формулы Р(а) и (}(а) принимают значение «истина», а
формула Эх(Р(х) & (?(х)) - значение «ложь». Истинность Р(а) и (Ха), согласно
(Е1), означает, что 1(а) е 1(Р) и 1(а) е !((}) Поэтому, если переменной х припи­
сать объект 1(а) посредством функции у (которая всем другим переменным при­
пишет те же объекты, что и ф), то |Р(х)|ф = и и |Р(х)|„ = и Отсюда, в силу (РЗ),
вытекает, что |Р(х) & 9(х)|ф = и Используя (Е7), получаем, что |Зх(Р(х) & 9(х))|ф
= и. Но |Зх(Р(х) & О(х))|ф = л согласно принятому допущению Налицо противо­
речие, свидетельствующее о неверности этого допущения А потому
Р(а), (Ха) к Зх(Р(х) & (?(х)).
Наличие отношения логического следования между указанными формулами
свидетельствует о правильности всех умозаключений следующей формы:

Р(а), 9(а)
Зх(Р(х) & О(х))
Правильным, в частности, является такое умозаключение:
Отелло ревнив
Отелло простодушен____________________
Некоторые ревнивые люди простодушны

186
Постараемся далее ответить на вопрос, является ли правильным другое умо­
заключение:
Существуют ревнивые люди.
Существуют простодушные люди.________
Некоторые ревнивые люди простодушны.
Для ответа на поставленный вопрос необходимо выявить логическую
форму умозаключения и определить, следует ли логическая форма его заклю­
чения из логических форм посылок. Последнее умозаключение имеет следую­
щую форму:
ЗхР(х), Зд-р(х)
Зх(Р(х) & 0(х)).

Покажем, что из формул ЗхР(х) и ЭхО(х) логически не следует формула


Зх(Р(х) & 0(х)). Для этого достаточно найти какую-нибудь возможную реализа­
цию 3 = <и, 1> и приписывание ср, при которых формулы ЗхР(х) и ЗхО(х) при­
мут значение «истина», а формула Зх(Р(х) & (Дх)) - значение «ложь».
Рассмотрим в качестве универсума и множество животных. Пусть интерпре­
тирующая функция I сопоставляет константе Р множество волков, а константе О
множество зайцев. Поскольку все анализируемые формулы замкнуты, приписы­
вание ср выбирается произвольно. Формула ЗхР(л') истинна в указанной реализа­
ции 3 = <и, 1> при ф, так как переменной х можно приписать в качестве значе­
ния животное (элемент и), которое является волком. Формула Эх(2(х) также ис­
тинна, поскольку х можно приписать в качестве значения зайца (т. е. элемент
1(0)). Однако, какое бы животное мы ни приписали х, оно не может оказаться
одновременно и волком, и зайцем, т. е. |Р(х) & 0(х)|¥ = л при любом у. Это сви­
детельствует о ложности формулы Эх(Р(х) & 0(л')) в реализации 3 = <11,1> при
ф. Таким образом, формула Эх(Р(х) & 0(х)) не следует логически из формул
ЭхР(х) и ЗхО(х), т. е. рассматриваемое умозаключение неправильно.

Упражнения
1. Рассмотрите реализацию 3 = <11, 1>, где и - множество натуральных
чисел, а I интерпретирующая функция'. 1(а) = 1,1(Ь) = 2,1(с) = 3,1(Г) = операции
возведения в квадрат, 1(Ь) = операции умножения, 1(Р) = множество нечетных
чисел, 1(0) = множество пар чисел, первое из которых больше второго. Опре­
делите значения в данной реализации следующих термов и формул:
а) Цс), б) Ь(а, Ь), в) Г(Ь(Ь, с)),
г) Ь(Т(Ь), Ь(а, с)), д) Р(Ь(а, Ь)), е) 0(1(Ь), Ь(а, а)),
ж) Р(с) V -пР(Цс)), з) Х/хО(Ь(х, а), а), и) Х/х(Р(Цх) гл Р(х)),
к) ЗхЗуО(с, Ь(х,у)), л) Зх(Р(х) & 0(л-, Цх))),
м) Х/х(Р(х) гэ -,Р(Ь(х, а))).
2. Продемонстрируйте выполнимость следующих формул, подобрав реали­
зации, в которых они принимают значение «истина»:
а) Зх(Р(х, а) & Р(х, Ь)), б) \/хХ/у(К(х, у) гэ х)).
187
3. Продемонстрируйте опровержимость следующих формул, подобрав реа­
лизации, в которых они принимают значение «ложь»:
а) Vx(P(x) v Q(x)) zd (VxP(x) v VxQ(x)),
б) Vx3yR(x, у) гл 3_yVxR(x, у).
4. Подберите конкретную реализацию, демонстрирующую, что следующие
формулы совместимы по истинности'.
а) -,VxP(x, а) и ЗхР(а, х), б) Vx3yP(f(x), х) и -dxP(x, f(x)).
5. Подберите конкретную реализацию, демонстрирующую, что следующие
формулы совместимы по ложности'.
а) VxP(x, а) и ->ЗхР(х, а).
6. Продемонстрируйте некорректность следующих умозаключений, для че­
го выявите их логические формы и подберите соответствующие контрреали­
зации'.
а) Каждый человек является экстравертом или интровертом. Следовательно,
не существует людей, которые одновременно являлись бы экстравертами и ин­
тровертами.
б) Неверно, что каждый умен. Неверно также, что каждый добр.
Следовательно, некто и неумен, и недобр.
7. Рассуждая «от противного» и пользуясь семантическими определениями
связок и кванторов, показать'.
а) общезначимость формулы
->Vx(P(x) & Q(x) гл Зх(->Р(х) v ->Q(x)),
б) невыполнимость формулы
VxVyR(x, у) & 3x->R(x, х),
в) несовместимость по истинности формул
Зх(Р(х) v Q(x)) и Vx-.P(x),
г) несовместимость по ложности формул
Vx(P(x) & Q(x)) и 3x-iP(x) v 3x-iQ(x),
д) логическое следование формулы
ЗхР(а, х) из Р(Ь, а) и VxVy( Р(х, у) Р(у, х)).

§ 3. Метод аналитических таблиц

3.1. Общее описание аналитических таблиц

В предыдущем параграфе были введены понятия закона классической логи­


ки предикатов и логического следования. Таким образом, были даны ответы на
важнейшие для каждой логической теории вопросы: что является законом этой
теории и что представляет собой отношение логического следования в ней.
Однако с практической точки зрения не менее важно получить ответ на дру­
гие вопросы: каким образом, с помощью какой процедуры можно показать, что
некоторая формула А, действительно, является законом данной логической теории
и что из формул Аь А2,..., Ап в этой теории, действительно, следует формула В.

188
Так, в классической логике высказываний (в том виде, как эта теория по­
строена в главе III) для этой цели использовалась процедура построения таблиц
истинности. Если формула А принимает значение «истина» во всех строках дан­
ной таблицы, то она относится к числу логических законов этой теории. Для от­
вета же на вопрос, следует ли формула В из формул Аь А2,..., Ап в классической
логике высказываний, необходимо, согласно определению логического следова­
ния, построить совместную таблицу истинности для формул Ац А2,..., Ап и В и
установить, имеется ли в данной таблице строка, в которой Аь А2,..., Ап прини­
мают значение «истина», а В - значение «ложь».
Процесс построения таблиц истинности является алгоритмическим и осу­
ществляется в конечное число шагов. Как было показано в предыдущей главе,
это и означает, что классическая логика высказываний является разрешимой
теорией. Иначе обстоит дело с классической логикой предикатов. Определения
закона этой теории и логического следования в ней не являются эффективны­
ми, т. е. не содержат алгоритма решения вопросов об общезначимости произ­
вольной формулы Айо наличии отношения следования между произвольными
формулами А], А2,..., Ап и В.
Действительно, для того чтобы установить общезначимость формулы А, в
соответствии с определением общезначимой формулы, необходимо рассмотреть
все реализации и убедиться, что в каждом случае эта формула принимает значе­
ние «истина». Для того чтобы показать, что Аь А2,..., Ап 1= В, согласно опреде­
лению логического следования, нужно рассмотреть все реализации и возможные
распределения значений предметных переменных и удостовериться, что среди
них нет таких, когда Аь А2,..., Ап принимали бы значение «истина», а В - значе­
ние «ложь». Однако подобный перебор всех реализаций 3 и приписываний ср
невозможен в силу того, что их число беск