Вы находитесь на странице: 1из 12

Границы Церкви

Границы Церкви – термин, используемый в христ. богословии для


определения принадлежности к единой Христовой Церкви как отдельных
лиц, так и христ. сообществ (конфессий, деноминаций, общин).
Между в/з Израилем и окружающим его языческим миром пролегали
четко означенные границы (Исх 23. 32-33). Смысл этой «отделенности»
заключается, однако, не в противопоставлении др. народам, но в реальной
принадлежности истинному Богу. «Избранный», «святой» народ, «Его
удел».
Н. З. вполне определенно говорит о единстве и единственности
Церкви, к-рые обусловлены ее укорененностью в едином Господе Иисусе
Христе. Единство как онтологическое свойство Церкви с количественным
увеличением христ. общин не нарушалось. Местные церкви-общины
внутренне тождественны Церкви как целому, т. к. каждая из них утверждена
«на основании Апостолов и пророков».
Вопрос о Г. Ц. в церковной истории
В послеапостольский период Церковь в условиях борьбы с ересями
выявляла критерии, по к-рым можно было судить о действительной
церковности тех или иных сообществ, именующих себя христианскими.
Самые значимые из критериев – канон НЗ; апостольское преемство, т. н.
предание истины (учение Господа в Символах Веры) и Евхаристия.
Еретики находятся в отлучении от Бога, они – вне Церкви (Игнатий, Ириней).
Но далее внутрицерковные разделения, этих принципов
недостаточно. В сер. III в. споры:
1) о падших – отреклись во время гонения, но потом раскаялись. Тогда
отпадение от веры = убийство = прелюбодеяние (3 смерт. греха). В
гонение Деция (249-251 гг.) много отпало и желало вернуться.
Киприан Карфагенский – смягчение позиции: расследовать и дать
то или иное время покаяния. Оппозиция, считающая это слишком
строгим (Новат). В Риме наоборот: Новациан против мягкого еп.
Корнилия. Римский Собор 251 г.: падшие после опред. срока
покаяния получают прощение и допускаются к евхаристии.
Киприан: Чистота и святость Церкви не нарушаются от того, что к
ней принадлежат согрешившие – они больные, но не мертвые.
Окончательное разделение – Богом на Суде.
2) о крещении еретиков – Тертуллиан и Африка: еретиков надо
крестить. В Римской Церкви в сер. III в. при папе Стефане I
еретиков, как и принесших покаяние грешников, допускали к
Евхаристии через возложение рук епископа. Условие для
признания действительности еретического крещения: совершение
его во имя Пресв. Троицы или во имя Иисуса Христа. Исходя из
этого, воспрещалось перекрещивание любых еретиков.
Карфагенские Соборы 255-256 гг.: крестить нужно не только бывш.
гностиков, но и раскольников, напр. новациан. Канонические и
сакраментальные Г. Ц. полностью совпадают: еретики,
отделившись от Церкви, не имеют благодати Духа Св., и другим
преподать ее не могут, поэтому их крещение не действительно.
Киприан: «Вне Церкви нет спасения». Г. Ц. определяются
единством епископата, являющегося зримым выражением
кафолического единства.
Августин: отверг учение донатистов об абсолютной святости земной
Церкви и критиковал практику перекрещивания еретиков. Для обоснования
действительности крещения раскольников и еретиков блж. Августин
проводил различение между таинством самим по себе (sacramentum) и
присущим таинству освящающим действием благодати (res). Таинство
совершается независимо от личного достоинства его совершителя.
Тайносовершительная сила подается через присущее церковной иерархии
апостольское преемство, восходящее к Самому Христу. Таинство,
совершенное даже в расколе или ереси, но в соответствии с правилом
Церкви, свято само по себе и потому действительно. Донатисты имеют
подлинные таинства (sacramentum), но не обладают реальным благодатным
освящением (res), усваивающим человеку плоды Искупления. Ввел понятие
«неизгладимой печати» таинства. Еретики носят печать, просто она для них
не спасительна, не действует. Так что для присоединения их к Церкви
(активация печати) достаточно покаяния с возложением рук епископа.
Сакраментальные Г. Ц. шире ее канонических границ и в нек-ром смысле
включают схизматические и еретические сообщества.
4 разряда грешников: плачущие, слушающие, припадающие и купно
(вместе) стоящие.
Практика 3 чинов присоединения еретиков (к IV в.). Через:
1) Крещение – носящие только имя христиан, но при этом совершенно
исказившие Христову веру (напр., манихеи, валентиниане,
маркиониты и проч. гностики, а также павликиане, монтанисты,
савеллиане, евномиане), принимались подобно язычникам и иудеям.
2) Миропомазание – повредили учение Церкви, но при этом не
извратили его полностью (напр., умеренные ариане и македониане).
3) Покаяние – сохранили основы церковного строя и не повредили
Символа веры, а только усвоили отдельные догматические
заблуждения (несториане и монофизиты), а также раскольники,
отделившиеся по дисциплинарным вопросам (напр., донатисты).
Василий Великий:
1) Крещение – Ересь – совр. псевдохристианские секты.
2) Миропомазание – Раскол – еретики.
3) Покаяние – Самочинное сборище – совр. раскол.
К-польский Собор 1484 г. урегулировал разногласия, постановив
принимать католиков через миропомазание. В период Реформации этот
способ приема стал распространяться и на протестантов. Но с К-польского
Собора 1755-1756 гг. их перекрещивают как еретиков.
Со 2-й пол. XV в. на Руси в обычай входит перекрещивание католиков
и протестантов. Московский Собор 1620г.: католиков и униатов через
крещение. Московский Собор 1657 г.: признал католич. крещение
действительным, при этом отвергнув крещение лютеран и кальвинистов.
Большой Московский Собор 1666-1667 гг.: католиков через миропомазание.
Однако в это же самое время в Малороссии через миропомазание принимали
только протестантов, католиков же присоединяли через покаяние. В XVIII в.
эта практика становится общепринятой по всей России.
Россия в конце Синодального периода:
1) Крещение – приходящие из псевдохрист. сект, полностью
извративших христ. учение и не имеющих основ церковного строя
(молокане, духоборцы, субботники и т. п.) – подобно язычникам.
2) Миропомазание – протестанты и старообрядцы всех толков.
3) Покаяние – конфирмированные католики, монофизиты и
несториане.
Так и сейчас, только белокриницких старообрядцев с 1971 г. через покаяние.
Вопрос о Г. Ц. в католицизме и протестантизме
В средневек. католич. учении этот вопрос решался в контексте
авторитарно-институциональной экклезиологии, в соответствии с к-рой
Церковь представляет собой богоучрежденную организацию, вверенную ап.
Петру и его преемникам в лице Римских пап: принадлежность к единой
Христовой Церкви – обязательное членство в католич. Церкви как
видимом обществе, возглавляемом Римским епископом.
Благодатность таинств – по Августину. При этом границы спасения
строго совпадают с границами юрисдикции Римского папы. «Вне Церкви
нет спасения» понимается в приложении именно к Римской Церкви – еретики
и схизматики не спасутся как язычники. Членство в Церкви рассматривается
как юридический статус, обретаемый по факту крещения. Г. Ц. = границы
папской юрисдикции.
II Ватиканский Собор: серьезные коррективы. К изложенному выше
добавляются некоторые оговорки.
В догматической конституции «Lumen gentium» признается, что elementa Ecclesiae
сохраняются и вне юрисдикции Римского епископа: Церковь, установленная и
организованная в этом мире как общество, осуществляется в католич. Церкви,
управляемой преемником ап. Петра и епископами в общении с ним, хотя и вне ее состава
обретаются мн. элементы освящения и истины, являющиеся дарами, свойственными
Церкви Христовой, к-рые побуждают к кафолическому единству (LG. 8). «По ряду причин
Церковь признает свою связь с теми, кто, будучи крещены, украшаются званием
христианина, но не исповедуют веру во всей ее полноте или не хранят единства
общения под началом Преемника Петра» (LG. 15). Декрет об экуменизме «Unitatis
Redintegratio» отмечает, что Вост. Церкви обладают всеми истинными таинствами,
поэтому общение в таинствах «при подходящих обстоятельствах и с одобрения
церковной власти, не только возможно, но даже желательно» (UR. 15). Более того, II
Ватиканский Собор счел не совершенно чуждыми Богу и Его Церкви тех, кто не приняли
еще Евангелия: «...кто не по своей вине не знает Евангелия Христова и Его Церкви, все же
ищет Бога искренним сердцем и под воздействием благодати стремится исполнять своими
делами Его волю, познаваемую голосом совести, тот может обрести вечное спасение»
(LG. 16). Инославные и иноверцы могут получить спасение через т. н. неявное
(implicitum) желание членства в Римско-католической Церкви. Карл Ранер считает, что
анонимные христиане - это те, к-рые пребывают в состоянии благодати Христовой
действительным образом через веру, надежду и любовь, хотя и не имеют еще ясного
знания о том, что их жизнь ориентирована на данное благодатью спасение во Христе.

Протестантизм: По мнению М. Лютера, исторические Церкви как


общины христиан могут быть истинными и ложными. Степень их
истинности зависит от того, насколько верно проповедуется в них Слово
Божие. Но даже истинные исторические Церкви не тождественны единой
и святой Церкви Иисуса Христа, к-рая в существе своем остается
невидимой. Проповедь и таинства, если они соответствуют Свящ.
Писанию, – это лишь знаки присутствия единой невидимой Церкви,
состоящей исключительно из истинно верующих. Т. е. в качестве важнейших
экклезиологических критериев Лютер использовал основополагающие
протестант. принципы sola Scriptura и sola fide. Следование Писанию –
важнейший критерий истинности видимых Церквей, личная вера – условие
принадлежности к невидимой Церкви. Но, т. к. «ни один человек не может
заглянуть в сердце другого и увидеть - верует ли он», вопрос о Г. Ц.
фактически снимается.
Жан Кальвин также различает видимую Церковь, где «добрые
христиане смешаны с множеством лицемеров, у которых от Христа нет
ничего, кроме названия», и Церковь невидимую, к-рую христиане
исповедуют в Символе веры и к-рая собственно и является объектом веры.
Членом невидимой Церкви можно стать через принадлежность к истинной
христ. общине, признаком к-рой являются чистота евангельской проповеди и
церковное устройство.
Оксфордское движение (внутри англикан): сер. XIX в.: теория
церковных ветвей: Единая Кафолическая Церковь существует в виде 3 по
сути совершенно равнозначных церковных ветвей - рим., греч. и англикан.,
– каждая из к-рых пребывает в своем месте и не должна существовать на
территории другой. Задача католиков, православных и англикан состоит
только в осознании этого сущностного единства и восстановлении видимого
общения между «ветвями» Единой Церкви, восходящей к единому Христу
(«Я есмь лоза, а вы - ветви...» Ин 15. 5). Г. Ц. = границы
многоконфессионального христианства. Критерий принадлежности:
крещение во имя Св. Троицы.
Карл Барт – критика противопоставления невидимой Церкви,
настаивал на необходимости возродить представление о Христовой Церкви
как о конкретной общине.
Вопрос о Г. Ц. в православном богословии XIX-XX вв.
Митр. Макарий (Булгаков) – членство в Церкви с формально-
правовой т. зр. – как праведники, так и грешники, ибо в противном случае
грешники не подлежали бы церковному суду. Отсечены от Церкви
отступники, еретики и раскольники. Смертные грехи – ?
До кон. XIX в. в целом такой же подход.
Свт. Филарет (Дроздов) – возврат к святоотеческому пониманию
Церкви – участие в жизни Тела Христова непосредственно связано с
духовным состоянием человека, поэтому нераскаявшиеся грешники даже при
сохранении формальной принадлежности к Церкви отторгаются от нее
невидимым действием суда Божия. Именно православная Церковь есть
истинная Церковь Христова. Другие христ. церкви – ? Важнейший
критерий: насколько их вероучение соответствует неизменной
догматической истине древней Церкви. Искаженное вероучение –
препятствие для спасения, но преодолимое. Утрата благодати Св. Духа в
церкви – это не мгновенный акт, а скорее динамический процесс,
интенсивность к-рого зависит от степени искажения в ней Христовой веры.
А. С. Хомяков – инославные сообщества находятся за пределами
Церкви, причем их не церковный характер обусловлен не столько
догматическими отступлениями, сколько фактом самого разрыва, к-рый
привел к полному оскудению освящающей благодати. Но само спасение не
ограничивается рамками Православия.
Протопр. Евгений Аквилонов – частично согласие с Хомяковым, но:
все, кто были крещены во имя Пресв. Троицы, даже пребывая в состоянии
греха, остаются действительными и полноправными членами единой и
нераздельной Христовой Церкви (Хомяков не признает иносл. крещение).
Икономическая теория (Киприан Карф.):
Митр. Антоний (Храповицкий) – вне Церкви нет освящающей
благодати, нет Крещения, нет др. таинств. Г. Ц. = канонические границы
вселенского Православия. Всякое отделение приводит к немедленной утрате
благодати. Все отделения безблагодатны по определению. Через сам факт
присоединения к Церкви – источнику благодати – все за ее пределами
полученные еретиками «формы» церк. таинств мгновенно наполняются
благодатным «содержанием». Принцип икономии применяется по
отношению к общинам, внешне сохранившим церковные формы крещения,
богослужения и иерархического строя. Архиеп. Иларион (Троицкий) –
Истина единства Церкви исключает благодать священнодействий во
внецерковных обществах.
Прот. Павел Светлов: полный вероучительный релятивизм (под
влиянием теории ветвей) – все христ. Церкви согласны в основных
догматических верованиях, с различиями в несущественном. Еретичество
Зап. Церквей не доказано и не может быть доказано в принципе. Разделения
внутри христ. мира, возникшие в результате исторических недоразумений,
поддерживаются исключительно конфессиональным превозношением. По
сути же все христ. Церкви есть части внутренне единой Вселенской Церкви –
нельзя присваивать ее название какой-либо одной церкви. Разделение носит
внешний, обусловленный человеческим несовершенством характер.
Еп. Сергий (Страгородский) – 1) отсутствие категоричности сужде-
ний о безблагодатности инославных (икономич. т.); 2) критика «широких»
воззрений теории ветвей. В строгом смысле о разделении Церквей не
должно быть и речи, т. к. единое живое Тело Церкви не может быть
рассечено, не переставая жить. Поэтому речь только об отпадении
отдельных зараженных членов, к-рые тем самым оказываются в состоянии
духовной смерти. При этом единство и целостность Церкви нисколько не
нарушаются. Православная Церковь – единая Вселенская. Прием
раскольников в Церковь говорит о действительности их таинств, о
сохранении ими основ веры и иерарх. строя. Но в полноте единство
осуществляется в Евхаристии. Поэтому христ. общества, отделившиеся от
единой Евхаристии, пребывают вне Церкви.
Сопоставляя т. н. «широкий взгляд» на Г. Ц., согласно к-рому «земные
перегородки до неба не достигают», с позицией правосл. ригористов,
убежденных, что вне правосл. Церкви нет ни благодати, ни таинств, ни
спасения, митр. Сергий замечает, что «если спросить, который из двух
вышеприведенных взглядов выражает подлинное учение Церкви о самой
себе, то ... ближе к подлинному церковному самосознанию второй взгляд»,
но он слишком прямолинеен и категоричен. Практика различных
чиноприемов в Церковь не согласуется с принципом икономии (если
инославные без таинств, то они = иноверцам). 1-е прав. Вас. В. – 3 категории
инославия: 1) еретики, т. е. «совершенно отторгшиеся и в самой вере
отчуждившиеся»; 2) раскольники, отделившиеся от
Церкви из-за вопросов, «допускающих уврачевание», т. е. не столь
существенных, как в случае с еретиками, и поэтому их крещение
принимается; 3) «самочинное сборище» – раскольники в нашем
современном смысле, отделяющиеся по личным и дисциплинарным
вопросам, через покаяние. Согласно свт. Василию, «инославные общества
распределяются по трем классам соответственно своим природным
свойствам, а не в силу каких-нибудь соображений пользы или вреда».
Раскольников и самочинников нельзя назвать совершенно чуждыми Церкви.
Отпали все, но есть степени отпадения.
Инославные общества есть общества именно отпавшие, отпавшие от
Церкви – по аналогии с древней покаянной практикой их можно отнести к
разряду падших, к-рые, будучи отлучены от евхаристического общения, с
одной стороны, находились фактически вне Тела Христова, однако, с др.- не
были отчуждены от Церкви совершенно. Тем не менее они лишены
сакраментальной полноты, осуществляющейся только в единой
Евхаристии («Ни мы не можем участвовать в их Евхаристии, ни они в нашей. А
Евхаристия и есть именно единение причащающегося со Христом и во Христе между
собою. Значит, если мы с ними в Евхаристии разделяемся, которая-нибудь из сторон
совершает Евхаристию не истинную. Двух, не сообщающихся между собой Евхаристий,
одинаково Христовых и одинаково истинных, быть не может, как не может быть двух
Христов и двух Церквей»).

С кон. 20-х гг. XX в. характерная для экуменического движения


проблематика занимает одно из главных мест в богословии рус. эмиграции.
Н. А. Бердяев: проблемы Г. Ц. просто не существует. Нет оснований
для того, чтобы признать окончательную истинность к.-л. из исторически
существующих Церквей или даже их совокупность. Все они лишь частичные
проявления единой Церкви, кот. в полноте осуществится только в будущем.
Прот. Сергий Булгаков: грань между Церковью и инославием
существует (в т. ч. канонический запрет молитвенного общения с еретиками.
«Невозможно общение в молитвах без общения в вере»). Однако, между
Церковью и инославием существуют и сокровенные связи. Следовательно,
есть внешняя зона Церкви, связь церковная, не совпадающая с единством
церковной организации: Тело церковное не вполне совпадает с его внешними
очертаниями, Церковь видимая включает еще и Церковь невидимую не
только за пределами этого мира, но и в этом мире. Православие и Церковь
тождественны. Но при этом инославие не есть всецело неправославие. В
своей основе – это в опред. мере ущербное Православие. Так инославие
сохраняет в себе сакраментальную жизнь (таинства), но не во всей силе и
действенности.
Через несколько лет: именно через общение в таинствах может быть
обретено общение в вере; без предварительного достижения догматического
единства. Но еще позднее прот. Сергий фактически вернулся к признанию
необходимости предварительного догматического единства, точнее,
полного усвоения инославными правосл. истины. Инославные могли бы
присоединиться к правосл. Церкви в качестве автономных или
автокефальных Церквей. У всех христиан есть зерно Православия
(анонимное членство).
Проф. А. В. Карташёв: близко к теории ветвей. Реальное, хотя и
незримое единство всех христ. конфессий (крещение, апост. преемство,
еванг. истина) уже существует, – это единство нуждается лишь в видимом,
внешнем выявлении. Нельзя наз. Православие «лучшей Церковью». Для
единства – покаяние всех конфессий.
Н. М. Зёрнов: против С. Булгакова (постепенное «оправославливание»
всего христ. мира). Абс. невозможность к.-л. внешнего формального
критерия истинной церковности.
Прот. Василий Зеньковский: тоже «широкий взгляд».
Принадлежность к Телу Христову – Крещение во имя Троицы. Православие
не единолично обладает Христовой истиной – абсолют. истина присутствует
во всех христ. исповеданиях. Спасение для каждого христианина возможно
преимущественно в той Церкви, к к-рой он изначально принадлежит.
Прот. Георгий Флоровский: сакраментальные и сотериологические Г.
Ц. не = канонические. Теория ветвей принята быть не может. Граница
Православие/инославие вполне реальна, в христ. мире нет ни внешнего, ни
внутреннего единения. Таинства могут совершаться и вне канонических
пределов Церкви. Канонический разрыв не приводит к немедленному
«мистическому опустошению и оскудению» (прием еретиков).
Критика икономической теории. Акривия. Если за каноническими
границами безблагодатность и нет крещения, то Церковь должна была
засвидетельствовать это с полной ясностью.
Сакраментология блж. Августина, различение «значимости» и
«эффективности» таинств. «Таинства схизматиков значимы, т. е. подлинно
суть таинства. Но эти таинства не-действенны (non-efficacia) в силу самого
отделения». Объективное присутствие благодати в раскол. таинствах, но и
субъективный аспект сотериологии (усваиваются ли в расколе подаваемые
благодатные дары?). «В расколах еще дышит Дух Святой и освящающий. Но
в немощи схизмы исцеление не исполняется». Крещение, принятое в схизме,
действительно, но благодать Крещения должна непрестанно обновляться в
аскет. подвиге и христ. служении, иначе она останется бездейственной.
Разница между протестантством и католичеством. «Реформация есть
оставленность, вольно избранная и изволенная», но у католиков Дух еще
дышит: Апост. преемство не прервано. Таинства совершаются. Евхаристия.
В целом прот. Г. Флоровский близок митр. Сергию (Страгородскому). Но
прот. Георгий признает истинность совершаемой в католичестве Евхаристии.
Протопр. Николай Афанасьев: все попытки синтезировать догмат о
единстве Церкви с действительностью таинств вне Церкви противоречивы и
неубедительны. 1. Вне Церкви нет Крещения, нет вообще таинств, т. к.
только Церковь есть место Его действия. Нельзя признать и некоторую
благодатную ограниченность или условность таинств вне Церкви, «таинства
либо совершаются полностью, либо совсем не совершаются», в т. ч.
Крещение. 2. Единство Церкви. Если у еретиков и схизматиков есть
подлинные таинства, значит, они в Церкви. Если же они вне Церкви, никаких
таинств у них нет и тем более нет Крещения, цель к-рого в том и состоит,
чтобы ввести в Церковь. Т. о., «дилемма: признать правильность второго
аргумента Киприана и усвоить его учение о еретиках и схизматиках, как
состоящих вне Церкви, а потому и не имеющих никаких благодатных даров,
или отказаться от этого аргумента и признать, что пределы Церкви шире, чем
думал Киприан».
«Una Sancta» (1961): своеобразный униональный проект. Принципы
евхаристической экклезиологии, к-рая противопоставлена экклезиологии
универсальной. Церковь во всей полноте проявляется в Евхаристии. Поэтому
каждая евхаристическая община имеет всю полноту Церкви Христовой. В
равной мере справедливо утверждение: Церковь там, где евхаристическое
собрание. Т. е. эмпирические Г. Ц. в итоге определяются границами
евхаристического собрания. Первоначально местные Церкви как евхарист.
Общины были вполне автономны и независимы. Их видимое единство между
собой – не адм. характера, а взаимной любовью. В силу несовершенства мира
это видимое единство между общинами в отдельных случаях нарушалось.
Однако прекращение этого единства никогда не расценивалось как утрата
церковности одной из сторон после разделения..
Вост. Православие и зап. католичество, прекратившие общение даже не по
догматическим, а по этнокультурным и географическим причинам,
продолжают оставаться целостными евхаристическими сообществами. Т. о.,
когда говорят о расколе Востока и Запада, нужно говорить именно о
прекращении внешнего общения между двумя Церквами, а не об отпадении
от единой истинной Церкви ее повредившейся части. Правосл. и католич.
Церкви суть истинные Церкви Божии, в полноте проявляющие Тело
Христово в данном месте и времени. Поэтому вопрос о действительности или
недействительности таинств в данном случае должен быть снят. Таинства
действительны внутри каждой из Церквей и совершаются именно для нее.
Для др. Церкви они не могут быть засвидетельствованы в силу отсутствия
видимого общения. Т. о., восстановление единства = возобновление братской
любви на пути обоюдного встречного движения. Любовь Христова
покрывает все разномыслия в частных, даже догматических вопросах.
Наряду с вышеук. подходами, а во многом и в противовес им в правосл.
богословии XX в. продолжалось развитие икономической теории. Ее
приверженцами были ряд греч. богословов (Х. Андруцос, К. Диовуниотис и
др.), а также значит. часть РПЦЗ. Правосл. фр. канонист еп. Петр
(Л'Юилье): Церковь как Тело Христово обладает властью превращать
несуществую-щее в значимое. Будучи владычицей благодати, и путей, кот.
она сообщается, т. е. таинств, Церковь может по обстоятельствам принимать
как действитель-ное то, что недействительно по своей природе, и в то же
время может признавать недействительным то, что было совершено по чину.
Мейендорф критикует: Церковь не превращает в существующее то, чего не
было раньше.
Прот. Ливерий Воронов: харизматические и видимые
канонические Г. Ц. могут не совпадать. Единство Духа может сохраняться
и при нарушении единства мира. Следует различать активных еретиков и
раскольников от пассивных. Зачинщики и активные продолжатели
разделений вне Церкви. Их следует отличать от находящихся в ереси или
расколе по неведению. Блж. Августин: всякое разделение – это прежде всего
проявление не-любви. Возможность той или иной степени приближения к
причастию в жизни Единой Соборной Церкви Христовой».
Прот. Владислав Цыпин: динамичный, а не статичный (по факту
одного только крещения) характер пребывания в Церкви. Связь грешника
с Телом Христовым повреждена, но не разорвана окончательно – в силу
неизгладимости крещения. Покаяние – второе крещение.
Различные степени отпадения по чиноприемам (Сергий Стр.). Изобразить
отпадение в виде 2 кругов: один внутри другого. Внутренний круг – Пр.
Церковь, внешний – «мистическая территория» (эмпирическое существование
этой территории противоестественно, как противоестествен и всякий грех. К тому же хотя
получение отдельных сакраментальных даров возможно и за пределами Православия, но
стяжание полноты благодати Св. Духа, в чем и заключается цель христ. жизни,
осуществимо только внутри правосл. Церкви. Грех разделения препятствует
Божественной благодати), на к-рой в разной степени удаления инославные
общества. Граница этой «мистической территории» очень четкая: внутри ее
совершаются таинства, хотя и окраденные, но освящающие; за ее
пределами нехрист. мир, в т. ч. крайние еретики, принимаемые через
крещение. Это и есть внешняя сакраментальная граница Христовой Церкви.
Но столь же строго проведена и граница внутреннего круга: к «части
спасаемых», принадлежат лишь те, кто пребывают в подлинном
евхаристическом единстве.
«Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к
инославию», принятый Архиерейским юбилейным Собором РПЦ 2000 г.:
Пр. Церковь тождественна созданной Иисусом Христом Единой, Святой,
Соборной (Кафолической) и Апостольской Церкви, хранительнице и
подательнице св. таинств во всем мире (1. 1), а отделившиеся от единства
с ПЦ христ. сообщества (1. 13) представляют собой лишь ту или иную
степень отпадения от церковной Полноты (1. 14). Спасение может быть
обретено только в единой Христовой Церкви. «Но в то же время общины,
отпавшие от единства с Православием, никогда не рассматривались как
полностью лишенные благодати Божией. Разрыв церковного общения
неизбежно приводит к повреждению благодатной жизни, но не всегда к
полному ее исчезновению в отделившихся общинах. Именно с этим связана
практика приема в Православную Церковь приходящих из инославных
сообществ не только через Крещение. Несмотря на разрыв единения,
остается некое неполное общение, служащее залогом возможности
возвращения к единству в Церкви» (1. 15). «Церковное положение
отделившихся не поддается однозначному определению» (1. 16), но Церковь,
как показывает существование различных чиноприемов, подходит к
инославным конфессиям дифференцированно. «Критерием является
степень сохранности веры и строя Церкви и норм духовной христианской
жизни. Но, устанавливая различные чиноприемы, Православная Церковь не
выносит суда о мере сохранности или поврежденности благодатной жизни в
инославии, считая это тайной Промысла и суда Божия» (1. 17). Теория
ветвей совершенно неприемлема (2. 5): «Православная Церковь не может
признавать равенства деноминаций. Отпавшие от Церкви не могут быть
воссоединены с ней в том состоянии, в каком находятся ныне, имеющиеся
догматические расхождения должны быть преодолены, а не просто
обойдены. Это означает, что путем к единству является путь покаяния,
обращения и обновления» (2. 7).
Наиболее приемлемы позиции свт. Филарета, Патриарха Сергия
(Страгородского) и прот. Г. Флоровского