Вы находитесь на странице: 1из 3

«Варварская держава»: что Маркс и

Энгельс писали о России


• 30 июля 2018, 05:29
• Сергей Болотов, журналист «Ридуса»
В сетевых баталиях вокруг СССР часто в ход идут фейковые цитаты из сочинений классиков
советской идеологии: Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина. «Рекордсменом» по части
выдуманных и шокирующих жестокостью высказываний является Лев Троцкий. Всему
виной тот факт, что все труды первых четырех вождей были изданы в формате «Полного
собрания сочинений» и легко доступны в интернете, а работы и записи выступлений
Троцкого, напротив, долгие годы были под запретом.
Тем не менее в «Полном собрании сочинений» Карла Маркса и Фридриха Энгельса полным-
полно настоящих и притом весьма резких высказываний о России, русском народе и славянах
вообще. «Ридус» решил составить небольшой цитатник, с точным указанием на источник —
по московскому изданию 1960 года.
— Бесстыдное одобрение, притворное сочувствие или идиотское равнодушие, с которым
высшие классы Европы смотрели на то, как Россия завладевает горными крепостями Кавказа
и умерщвляет героическую Польшу, огромные и не встречавшие никакого сопротивления
захваты этой варварской державы, голова которой в Санкт-Петербурге, а руки во всех
кабинетах Европы, указали рабочему классу на его обязанность — самому овладеть тайнами
международной политики, следить за дипломатической деятельностью своих правительств
и в случае необходимости противодействовать ей всеми средствами, имеющимися в его
распоряжении (К. Маркс, том 16, стр. 11).
— Петр Великий варварством победил русское варварство (К. Маркс, том 16, стр. 30).
— Славянские народы находятся на самых различных ступенях цивилизации, начиная
с довольно высоко развитой (благодаря немцам) современной промышленности и культуры
Богемии и кончая почти кочевым варварством хорватов и болгар; поэтому
в действительности все эти нации имеют самые противоположные интересы.
В действительности славянский язык этих десяти-двенадцати наций состоит из такого же
числа диалектов, которые большей частью непонятны друг для друга и могут быть даже
сведены к различным основным группам (чешская, иллирийская, сербо-болгарская);
вследствие полного пренебрежения к литературе, из-за некультурности большинства этих
пародов эти диалекты превратились в настоящий простонародный говор и, за немногими
исключениями, всегда имели над собой в качестве литературного языка какой-нибудь чужой,
неславянский язык. Таким образом, панславистское единство — это либо чистая фантазия,
либо, — русский кнут (К. Маркс, Ф. Энгельс, том 5, стр. 182).
— Что же касается России, то ее можно упомянуть лишь как владелицу громадного
количества украденной собственности, которую ей придется отдать назад в день расплаты
(Ф. Энгельс, том 16, стр. 160).
— Что было с Россией в те времена, когда путем объединения с Литвой образовалось старое
польское государство? Она находилась тогда под пятой монгольского завоевателя, которого
поляки и германцы за 150 лет до того совместными усилиями прогнали назад к востоку,
за Днепр. Лишь после долгой борьбы великие князья московские сбросили, наконец,
монгольское иго и приступили к объединению многочисленных княжеств Великороссии
в единое государство. Но этот успех, казалось, только увеличил их честолюбие. Едва только
Константинополь попал в руки турок, как великий князь московский вписал в свой герб
двуглавого орла византийских императоров, объявив себя таким образом их преемником
и мстителем в будущем; с тех пор, как известно, русские стремились завоевать Царьград,
царский город, как они называют Константинополь на своем языке (Ф. Энгельс, том 16, стр.
164).
— Даже в совершенно варварских странах буржуазия делает успехи. В России развитие
промышленности идет гигантскими шагами и даже бояре все более и более превращает
в буржуа (Ф. Энгельс, том 4, стр. 468).
— Россия всегда знала, как важно по возможности иметь на своей стороне общественное
мнение, и она не преминула заполучить его. Двор Екатерины II превратился в штаб-квартиру
тогдашних просвещенных людей, особенно французов; императрица и ее двор исповедовали
самые просвещенные принципы, и ей настолько удалось ввести в заблуждение общественное
мнение, что Вольтер и многие другие воспевали «северную Семирамиду» и провозглашали
Россию самой прогрессивной страной в мире, отечеством либеральных принципов,
поборником религиозной терпимости (Ф. Энгельс, том 16, стр. 164).
— По признанию ее официального историка Карамзина, неизменной остается политика
России. Ее методы, ее тактика, ее приемы могут изменяться, но путеводная звезда этой
политики — мировое господство, остается неизменной. Только изворотливое правительство,
господствующее над массами варваров, может в настоящее время замышлять подобные
планы. Как писал об этом Александру I во время Венского конгресса Поццо-диБорго, самый
крупный русский дипломат нового времени, Польша является важнейшим орудием
осуществления русских притязаний на мировое господство, но она вместе с тем остается
непреодолимым препятствием до тех пор, пока поляк, утомленный бесконечными изменами
Европы, не превратится в страшный бич в руках московита (К. Маркс, том 16, стр. 206).
— Петр I однажды воскликнул, что для завоевания мира московитам не хватает только
души (К. Маркс, том 16, стр. 207).
— Что касается освобождения крепостных крестьян в России, то оно избавило верховную
правительственную власть от противодействия, какое могли оказывать ее централизаторской
деятельности дворяне. Оно создало широкие возможности для вербовки в свою армию,
подорвало общинную собственность русских крестьян, разъединило их и укрепило их веру
в царя-батюшку. Оно не очистило их от азиатского варварства, ибо цивилизация создается
веками. Всякая попытка поднять их моральный уровень карается, как преступление.
Достаточно вам лишь напомнить о правительственных репрессиях против обществ
трезвости, которые стремились спасти московита от того, что Фейербах называет
материальной субстанцией его религии, то есть от водки. Неизвестно, какие последствия
в будущем повлечет за собой освобождение крестьян, сегодня же очевидно, что оно
увеличило наличные силы царя (К. Маркс, том 16, стр. 207).
— Существование такой державы, как Россия, уже дает основание всем другим странам
сохранять свои армии (К. Маркс, том 16, стр. 556).
— Мы знаем теперь, где сконцентрированы враги революции: в России и в славянских
областях Австрии; и никакие фразы и указания на неопределенное демократическое будущее
этих стран не помешают нам относиться к нашим врагам, как к врагам (К. Маркс, Ф.
Энгельс, том 5, стр. 306).
Нужно учитывать, что основоположники марксизма рассматривали народы Европы
и политику современных им государств через призму своей классовой теории. Когда Маркс
и Энгельс находились в расцвете творческих сил, в центральной части Российской империи
еще существовали крепостные порядки, а рабочее движение и демократические процессы
были заметны лишь на ее западных окраинах, в частности в Польше, что и определяло
отношение классиков к российской действительности.
Нет никаких сомнений в том, что если бы Маркс и Энгельс прожили на четверть века
дольше и застали революцию 1905 года, они были бы в полном восторге и нахваливали бы
русский рабочий класс изо всех сил. Из своего XIX века царизм в России казался
им бесконечным, а революционное движение безнадежным.
Читайте также:
• Пародия на жизнь школьника в СССР поссорила «красных» и «белых» россиян
• Английский историк назвал Сталина самым успешным лидером России
• Ленин разжег в РПЦ «гражданскую войну»

Вам также может понравиться