Вы находитесь на странице: 1из 19

Промышленное освоение Донбасса

Posted on 18/04/2017Author lavrinenko 0

FacebookVKOdnoklassnikiTelegramLiveJournalMail.RuОтправить

Вторая половина XIX – начало XX века характеризуются качественными изменениями в


экономике страны, бурным развитием промышленности, культуры, социальной сферы
общества. В этот период Донбасс в промышленном отношении начинает занимать
одно из ведущих мест в России, и, естественно, в Украине.
Можно утверждать, что на протяжении 40 пореформенных лет в Донецком регионе
были заложены необходимые условия для его лидирующего положения в
промышленном производстве Украины.
Одним из важнейших заданий правительства после 1861 г. было создание
железнодорожной сети. В России к этому времени насчитывалось до 3,5 тыс. верст
железных дорог, тогда как во Франции и Германии – по 14 тыс. км., в Англии – 22 тыс.,
а в США – 56 тыс.
Богатейшие месторождения полезных ископаемых в районе Донецкого кряжа и в
Приднепровье практически не эксплуатировались из-за отсутствия потребителей и
надежных связей с рынками сбыта.
Именно взрыв железнодорожного строительства послужил стимулирующим толчком
для роста промышленности Донбасса. Огромную роль в развитии экономики края
сыграли Донецкая железная дорога, Константиновская, Екатерининская, Северо-
Донецкая, а также меридианальные магистрали, которые пересекали с севера на юг
центральную и восточную части Донбасса и принадлежали одному из выдающихся
железнодорожных “королей” пореформенного периода – С.С.Полякову. Большую роль
в проектировании и финансировании железных дорог в Донбассе сыграли также
С.И.Мамонтов, Д.Юз и О.М.Поль.
Кроме магистральных железных дорог исключительное значение для развития
тяжелой индустрии Юга России имели подъездные пути, при наличии которых
значительно уменьшились потери на транспортировку минерального топлива на
станции и практически полностью ликвидировалась зависимость предпринимателя от
погодных условий.
Железные дороги соединили донецкий уголь с криворожской рудой, создав
благоприятные условия для быстрого развития тяжелой промышленности в регионе.
В связи с бурным развитием экономики и ростом городов, а также более интенсивной
работой транспорта заметно растет объем угледобычи в бассейне: с 295,6 млн. пудов в
1894 г. до 671,1 млн. в 1900 г., т.е. в 2,5 раза. К 1913 году в Донбассе добывалось более
1,5 млрд. пудов угля. Удельный вес Донецкого бассейна в каменноугольной
промышленности страны возрос до 74%, причем почти все коксующиеся угли
добывались в Донбассе.
В 90-х годах происходит расширение рынков сбыта. Усиливается вывоз минерального
топлива в Центрально-промышленный район, где самым крупным его потребителем
становится Москва с разнообразной фабрично-заводской промышленностью.
Эти же годы были началом расширения поставок топлива на машиностроительные
заводы Морского ведомства под Петербургом.
Первая практическая попытка экспорта донецкого угля имела место в мае 1892 г.,
когда одна из крупных акционерных компаний Донбасса – “Горное и промышленное
товарищество на Юге России” – отправила из Мариуполя в Константинополь партию
своей продукции. Однако в Константинополе донецкий уголь не мог конкурировать с
английским вследствие более низкой себестоимости последнего, а также в связи с
дешевизной фрахтов из Англии.
Желание донецких горнопромышленников получить льготы для организации сбыта за
границу минерального топлива получило поддержку со стороны министра финансов
С.Ю.Витте. Во время обсуждения этого вопроса в Кабинете министров он сумел
настоять на предоставлении ряда льгот владельцам шахт.
Это позволило предпринимателям продавать на Константинопольском рынке уголь по
цене, близкой английскому. В 1894-95 гг. неоднократно снижались железнодорожные
тарифы для всех станций отправки угля до Мариуполя с целью вывоза его в
порты Азовского и Черного морей, а также за границу.
С середины 90-х годов начинается постепенное оживление российско-болгарских
связей. В конце мая 1896 г. снова открывается болгарская линия Русского
товарищества пароходов и торговли с заходом в Бургас и Варну. Основным продуктом
экспорта в Болгарию стала донецкая каменная соль. Последние десятилетия XIX века
характеризовать попыткой владельцев шахт освоить и румынский рынок. В 1890 г. они
отправили туда первую партию минерального топлива -10 тыс. пудов.
Одновременно с развитием угольной промышленности зарождается черная
металлургия.
В 1866 г. на очень выгодных условиях получил концессию князь Кочубей,
намеревавшийся построить на Юге России завод для изготовления рельсов из
местного чугуна на местном минеральном топливе. Однако даже этому сановному
предпринимателю не удалось привлечь для строительства завода крупных
капиталистов. В результате чего в конце 1868 г. князь уступил свои права (за солидное
вознаграждение – в 24 тыс. фунтов стерлингов) английскому заводчику Джону Юзу,
который начал переговоры с правительством о постройке в Донецком крае завода
чугуноплавильного, железообрабатывающего и рельсового производства.
Согласно договору с царским правительством Дж.Юз должен был начать выплавку
чугуна в январе 1870 г., а прокат рельсов – в апреле 1871 г. В связи с техническим
несовершенством проекта, и другими причинами, первая плавка состоялась лишь 21
апреля 1871 г., но уже через три дня доменную печь вынуждены были поставить на
ремонт. Лишь 24 января 1872 года, после продолжительного ремонта, был проведен
первый выпуск чугуна.
С осени 1873 г. завод Новороссийского товарищества работал уже по законченному
металлургическому циклу, а с середины 70-х годов превратился в одно из наиболее
крупных металлургических предприятий страны.
Настоящий расцвет южной металлургии приходится на последние 15 лет XIX века. За
это время было основано 17 металлургических доменных заводов, из которых 12
находились в Донбассе. Строительство заводов происходило в большинстве своем за
счет иностранных инвестиций – американских, английских, бельгийских, французских и
немецких.
Горнопромышленный Юг быстро оттеснил Урал на второй план и превратился в
главный металлургический центр страны. Донбасс, в свою очередь, занял ведущее
место в металлургии Юга, производя 70% всего южного чугуна. За 15 лет доля
Донбасса в общероссийской выплавке чугуна возросла в 6 раз, составив в 1900 г.
36,1%. По производству чугуна Донбасс к началу XX века опередил Урал. Как и Юг в
целом, Донбасс стал также одним из основных районов сталепрокатного и рельсового
производства. На металлургических заводах Юга были самые большие в России
доменные печи, работающие с применением горячего доменного дутья. Новая
техника и технология – бессемеровские и томасовские конверторы, мартеновские
печи – нашли с самого начала свое применение в сталеплавильном производстве. И в
дальнейшем продолжалась механизация и совершенствование металлургического
производства, в котором участвовали выдающиеся инженеры тех лет М.А.Павлов,
В.Е.Грум-Гржимайло, М.А.Курако и др.
Рост каменноугольной и металлургической промышленности способствовал развитию
металлообрабатывающего производства. Возникли литейно-механические заводы в
Константиновке и Горловке, развивалось кирпичное, цементное, коксовое
производство. Из машиностроительных предприятий Донбасса крупнейшим был
Луганский паровозостроительный завод, построенный в конце 90-х гг. немецким
капиталистом Гартманом.
Химическая промышленность была представлена содовыми заводами в Лисичанске и
близ Славянска. Донбасс давал стране и поваренную соль, добываемую рудничным
способом в районе Бахмута и вывариваемую на небольших солеварнях в Славянске и
Бахмуте, а также – кислоты, стекло и стеклянные изделия. Недалеко от Никитовки было
расположено единственное в России предприятие А.А.Ауэрбаха по производству ртути
из добывавшейся здесь же руды (киновари).
Одновременно существовало множество мелких полукустарных предприятий по
переработке сельскохозяйственного сырья – мельниц, крупорушек, винокуренных и
пивоваренных заводов и т.д.
Всего в Донбассе к 1900 г. существовало до 300 разного рода предприятий и
заведений металлообрабатывающей, химической, местной обрабатывающей и
пищевкусовой промышленности.
В 1913 г. число работающих в Донбассе составило примерно 262 тыс. человек, из них
168,4 тыс. шахтеров, 54,2 тыс. металлургов, 20 тыс. железнодорожников, около 19 тыс.
рабочих других отраслей промышленности.
На предприятиях региона трудилось немало квалифицированных рабочих – выходцев
из старых промышленных центров России: Москвы, Петербурга, Брянска, Сормова,
Тулы и др. Основные же кадры для промышленности Донбасс продолжал черпать из
деревень центральных губерний страны (Орловской, Курской, Воронежской, Тульской,
Тамбовской, Калужской, Рязанской), ряда украинских – Екатеринославской,
Харьковской, Черниговской, а также из области Войска Донского и Могилевской
губернии.
Донецкий бассейн стал одним из основных центров тяжелой промышленности
царской России, где к началу XX века переплетаются и мирно соседствуют интересы
как крупнейших российских, украинских, так и иностранных капиталов, получавших
здесь огромные прибыли и в свою очередь способствовавших стремительному
развитию экономики региона, созданию первых в стране монопольных объединений
и организаций промышленников для защиты своих интересов.

В.Нестерцов, С.Нестерцова, кандидаты исторических наук, доценты. Виртуальный


Донецк.( http://letopis.donbass.name/promyshlennoe-osvoenie-donbassa/)

В качестве одной из своих важнейших задач большевики


ставили осуществление так называемой «культурной
революции». Результаты ее осуществления огромны. Необходимо было
начинать с азов, добиваясь поголовной грамотности. В 1921 г. в
Донецкой губернии создаются пункты и школы по ликвидации
неграмотности (ликпункты и школы ликбеза). В апреле 1924 г. журнал
«Просвещение Донбасса» сообщал, что ликвидация неграмотности
проходит очень слабо. Из 35 тыс. неграмотных членов профсоюзов
обучено всего 7 тыс. На селе ситуация была еще хуже: из 475 тыс.
неграмотных крестьян было обучено только 5 тыс. Помимо нехватки
средств сказывалось то, что многие шахтеры, строители, химики были
сезонными рабочими, прибывшими в Донбасс временно, чтобы
заработать на покупку лошади или инвентаря. Они не видели
необходимости даже в начальном образовании. Именно поэтому
общество «Долой неграмотность» не только искала средства для
содержания ликпунктов и школ ликбеза, а и вело пропаганду
необходимости обучения.

Одновременно с ликвидацией неграмотности в Донецкой губернии было


решено создать сеть школ для малограмотных взрослых, которых было
90 тыс. чел. Но на эти цели только на три года требовалось 7 миллионов
золотых рублей - громадная по тем временам сумма. Поэтому после
длительных дискуссий приняли решение отказаться от «немедленного и
полного удовлетворения нужды в просвещении решительно всех слоев
населения». Губернский отдел народного образования стал на путь
«ударности» в рабочем Донбассе в первую очередь создавались
просветительные учреждения для организованного пролетариата, затем
- для беднейшего крестьянства и в последнюю очередь - для остального
населения.

Более высокой ступенью являлась система индустриально-технического


образования, в которую входили 5 техникумов (Юзовский горно-
механический - ныне Донецкий национальный технический университет,
Таганрогский металлургический, Бахмутский механико-
электротехнический, Горловский и Лисичанский горные). В те годы
техникумы давали хотя и узкое, но высшее образование. В Донбассе
также работали кооперативный, музыкальный техникумы, 2
медицинские, 3 музыкальные и 2 художественные школы, в которых
обучалось более 1200 человек. Для получения специального
сельскохозяйственного образования к 1922 г. были созданы Луганский
сельхозтехникум, Каменская, Власовская и Таганрогская профшколы,
четыре специальные школы, две лесных, а также землемерные курсы. В
этих заведениях обучалось 620 человек.

В 1923 г. в Донецкой губернии числилось 2118 учреждений социального


воспитания, из них 1750 трудовых школ. На средства родителей и
населения содержались 66% школ, 14 % получали деньги из местного
бюджета, 7,3% существовали на средства профсоюзов и только 3,5% -
за счет наркомата просвещения.

В качестве одной из своих важнейших задач


большевики ставили осуществление так
называемой «культурной
революции». Результаты ее осуществления
огромны. Необходимо было начинать с азов,
добиваясь поголовной грамотности. В 1921 г.
в Донецкой губернии создаются пункты и
школы по ликвидации неграмотности
(ликпункты и школы ликбеза). В апреле 1924
г. журнал «Просвещение Донбасса» сообщал,
что ликвидация неграмотности проходит
очень слабо. Из 35 тыс. неграмотных членов
профсоюзов обучено всего 7 тыс. На селе
ситуация была еще хуже: из 475 тыс.
неграмотных крестьян было обучено только 5
тыс. Помимо нехватки средств сказывалось
то, что многие шахтеры, строители, химики
были сезонными рабочими, прибывшими в
Донбасс временно, чтобы заработать на
покупку лошади или инвентаря. Они не
видели необходимости даже в начальном
образовании. Именно поэтому общество
«Долой неграмотность» не только искала
средства для содержания ликпунктов и школ
ликбеза, а и вело пропаганду необходимости
обучения.
Одновременно с ликвидацией неграмотности
в Донецкой губернии было решено создать
сеть школ для малограмотных взрослых,
которых было 90 тыс. чел. Но на эти цели
только на три года требовалось 7 миллионов
золотых рублей - громадная по тем временам
сумма. Поэтому после длительных дискуссий
приняли решение отказаться от
«немедленного и полного удовлетворения
нужды в просвещении решительно всех слоев
населения». Губернский отдел народного
образования стал на путь «ударности» в
рабочем Донбассе в первую очередь
создавались просветительные учреждения
для организованного пролетариата, затем -
для беднейшего крестьянства и в последнюю
очередь - для остального населения.
Более высокой ступенью являлась система
индустриально-технического образования, в
которую входили 5 техникумов (Юзовский
горно-механический - ныне Донецкий
национальный технический университет,
Таганрогский металлургический, Бахмутский
механико-электротехнический, Горловский и
Лисичанский горные). В те годы техникумы
давали хотя и узкое, но высшее образование.
В Донбассе также работали кооперативный,
музыкальный техникумы, 2 медицинские, 3
музыкальные и 2 художественные школы, в
которых обучалось более 1200 человек. Для
получения специального
сельскохозяйственного образования к 1922 г.
были созданы Луганский сельхозтехникум,
Каменская, Власовская и Таганрогская
профшколы, четыре специальные школы, две
лесных, а также землемерные курсы. В этих
заведениях обучалось 620 человек.
В 1923 г. в Донецкой губернии числилось
2118 учреждений социального воспитания, из
них 1750 трудовых школ. На средства
родителей и населения содержались 66%
школ, 14 % получали деньги из местного
бюджета, 7,3% существовали на средства
профсоюзов и только 3,5% - за счет
наркомата просвещения.
Чтобы обеспечить учителям средства к
существованию, стали внедрять так
называемое «хозяйственное обрастание» -
засев земельных участков при школах-
семилетках и детских домах. По
статистическим данным, в 1922 г. учителя
сельских школ получили оплату труда
хлебом, собранным по договорам у населения
(в среднем по губернии 6-7 пудов).
В декабре 1921 г. в Донецкой губернии был
261 детский дом, где находилось 19792
ребенка. Примерно столько же
беспризорников оставалось на улице.
Поэтому создавались коллекторы-
распределители по устройству этих детей,
открывались дневные детские дома, детские
сады при школах-семилетках, детские
площадки, 71 детский дом был прикреплен к
богатым хозяйственным организациям -
шахтам и заводам. Беспризорных детей
передавали на попечение богатым частным
лицам, сначала на принципах
добровольности, а затем пришлось перейти к
принудительному патронированию. К началу
1923 г. около 1500 детей в губернии имели
опекунов.
Развитие образования сопровождалось
внедрением украинизации. 2 ноября 1923 г.
бюро Донецкого губернского комитета КП(б)У
утвердило «План по украинизации по
социальному воспитанию»
(общеобразовательных школ). Были
намечены два направления работы:
украинизация педагогического персонала и
украинизация учащихся. Для первых
устанавливался срок - один год подготовки на
инструктивно-проверочных курсах. Было
запланировано создание сети украинских
школ в губернии: в Бахмутском округе - 30
школ, Таганрогском - 13, Шахтинском- 10,
Юзовском -21, Мариупольском - 11,
Луганском 16 и т.д. В районах компактного
проживания национальных групп создавались
греческие (эллино-румейские и татаро-
урумские), немецкие, болгарские, еврейские
и другие школы, что соответствовало идее так
называемой «коренизации». В Мариуполе
работали 25 румейских и 16 урумских школ.
Однако население Донбасса активно
выступало против насильственной
украинизации, а на сельских сходах в греко-
татарских районах было устойчивое
сопротивление насильственной эллинизации.

(https://poisk-ru.ru/s56520t18.html)

боснуйте необходимость НЭПа в Донбассе?


Вклад Донбасса в восстановление промышленности СССР в
годы новой экономической политики (НЭПа) был огромен.
Победа большевиков над иностранными интервентами и
своими противниками внутри страны поставила перед РКП(б)
вопрос о дальнейшем пути развития державы. Реальное же
положение в промышленности и сельском хозяйстве после
первой мировой войны, иностранной интервенции политики
военного коммунизма в условиях гражданской войны было
катастрофическим. Начало 20-х годов Россия встречает
объемом промышленного производства в 12%, а выпуском
железа и чугуна в 2,5% от довоенного уровня.
Сельское хозяйство (которым занималось 80% населения
страны) находилось в разрухе. Ведь оно обеспечило
российскую армию в годы войны личным составом и лошадьми.
Крестьяне составляли основной состав Красной и Белой армий.
Многие из них за годы войн полегли в сражениях. Деревня
отдала воюющим сторонам в годы гражданской войны и
лошадей. Так село осталось за годы лихолетья без работников
и тягловой силы. Тракторы появятся в массовом порядке
только в 30-е годы ІІ пятилетки. Зависимость сельского
хозяйства нашей страны от погодных условий потрясающая: из
трех лет только один урожайный, а два полуголодных или
голодных. Урожайность была низкой, так как удобрения
применялись только органические, пахали плугом. На Западе
же давно массово использовались тракторы и минеральные
удобрения, что повышало урожайность в разы.
В.И. Ленин видел в воссоздании экономики Донбасса
локомотив в осуществлении НЭПа в СССР. Ему принадлежит
утверждение о том, что без восстановления Донбасса
социалистическое строительство в России останется простым
добрым пожеланием. Донбасс явился лабораторией новой
экономической политики в преодолении катастрофического
положения.
В годы НЭПа начался процесс восстановления
индустриального Донбасса как главной угольно-
металлургической базы страны. Здесь проходили обкатку
новые организационные формы промышленности. Предстояло
же сделать многое.
После окончания гражданской войны резко упала добыча угля,
шахтам угрожало затопление, 52 тыс. горняков из-за голода
покинули Донбасс. Общая потеря основного капитала
предприятий донецкой каменноугольной промышленности к
концу 1921 г. составляла около 300 млн. золотых руб., а вся
дореволюционная стоимость равнялась 450 млн. золотых
рублей. В упадке находились другие отрасли промышленности,
парализованы были связь, транспорт и снабжение. Для
ликвидации кризиса в 1921 г. в крае ввели натуральную
заработную плату в виде продовольствия, что материально
стимулировало рост производительности труда в условиях
голода. Затем перешли на денежную форму зарплаты в
советских знаках и вскоре после денежной реформы - в
твёрдой валюте.
Как относились большевики к Нэпу? Почему?
С переходом к но¬вой экономической по¬литике перед властью
возникла чрезвычайно трудная задача — на¬учиться управлять
производством. Речь шла о том, что преобладание идеологии
над экономикой всегда чревато нежела¬тельными
последствиями. X съезд РКП(б) не был съездом начала НЭПа,
он лишь обозначил новый курс, приняв решение о замене
продразверстки про¬дналогом. Но это было решение, сама же
идея выдвигалась ранее, причем неоднократно — на III
всероссийском съезде совнархозов (январь 1920 г.) — Ю.
Лариным, в записке члена политбюро Л.Троцко¬го в ЦК РКП(б)
(февраль 1920 г.).
Новый курс вызвал широкое непонимание и со¬противление со
стороны многих партийных и госу¬дарственных функционеров.
Серьезное столкновение произошло на X партконференции,
когда уже В. Ле¬нину — вчерашнему противнику курса –
пришлось семь раз выступать в защиту избранного пути.
Политбюро создало специальную комиссию (Л. Ка¬менев, Л.
Андреев, А. Рыков и Г1. Богданов), которая выработала
документ, названный «Наказ СНК (Сове¬та народных
комиссаров, т, е. – правительства большевиков) о проведении в
жизнь начал новой эконо¬мической политики». После
многочисленных обсуж¬дений в партийных и профсоюзных
органах он был утвержден пленумом ЦК и 9 августа 1921 г. –
СНК.
Наказ содержал два принципиальных момента: 1) переход к
управлению «экономическими единицами сообразно
принципам коммерческой выгоды»; 2) раз¬решение свободы
торговли, аренды и концессий. Если в период «военного
коммунизма» в основе политики лежала идея, по которой
методы управления должны сами собой привести к наиболее
благоприятным результатам, то НЭП предполагал, что всякий
метод хо-рош и целесообразен, если он дает экономическую
выгоду.
Решением Х съезда РКП(б) в марте 1921 года о замене
продовольственной развёрстки продналогом было положено
начало перехода к новой экономической политике, которая
характеризуется следующими основными чертами: крестьяне
обязаны были сдать государству фиксированное, заранее
объявленное количество сельхозпродукции, всё выращенное
сверх того оставалось у крестьянина в хозяйстве; допущение в
ограниченных размерах капиталистических элементов под
строгим контролем и направление их развития в сторону
госкапитализма; торговля как основная форма экономических
связей между промышленностью и мелкотоварным
крестьянским хозяйством; широкое использование товарно-
денежных отношений в интересах всемерного развития
хозяйства; индустриализация и электрификация страны;
постепенный переход мелкотоварного производства к крупному
социалистическому хозяйству через простейшие формы
кооперации к колхозам; преодоление многоукладности в
экономике.
Особенности Нэпа в промышленности
Осенью 1921 г. также отказались от трудовых мобилизаций,
восстановили свободный наём рабочих и вербовку их в других
районах страны. Вскоре в угольной промышленности возник
избыток рабочей силы, и была ликвидирована Донецкая
трудовая армия. Профсоюзы заключали коллективные
договоры с администрацией, контролировали соблюдение
трудового законодательства и на частных предприятиях. Так
формировался рынок рабочей силы.
Новые организационные формы угольной промышленности
прошли следующий путь. Прежде всего была решена проблема
использования закрытых шахт, для эксплуатации которых у
государства не было средств. Создали Комиссию по
использованию мелкой каменноугольной промышленности
(КИМКП). Арендаторы обязаны были бесплатно отдавать
государству половину добычи. В короткий срок таким способом
были получены миллионы пудов дополнительного угля, что
позволило пустить в ход Луганский паравозостроительный
завод, смягчить безработицу, обеспечить местное население
топливом на зиму.
В октябре 1921 г. на территории бассейна образуется
Управление государственной каменноугольной
промышленности Донбасса (УГКП), которое эксплуатировало
200 наиболее крупных и средних шахт с добычей 56,4% всего
угля страны. Небольшая часть угля добывалась на
арендованных шахтах государственными учреждениями,
организациями и частными лицами. Так, 10 шахт
эксплуатировались обществом "Транспортконь", его
учредителем явилось Министерство путей сообщения;
Государственное политическое Управление арендовало
Ольховские копи в Чистяковском районе; "Бахсольтрест" - одну
шахту и Донецкий губсовнархоз 11 шахт. Небольшие
организации создали паевое товарищество – «Уголь»
(«ПТуголь» - 76 шахт).
Из Москвы Донбасс получил необходимый кредит в золотом
исчислении, что спасло его от неминуемого разорения. Дело в
том, что потребители Донецкого топлива в условиях разрухи в
стране не имели средств для его оплаты. В 1923 г. угольная
промышленность испытала характерную для того времени
трудность: топливный голод сменился трудностями сбыта угля,
себестоимость которого оказалась высокой. Сокращение же
добычи неизбежно вело бы к дальнейшему удорожанию
производства. Важно, что стремясь к рынку, правительство не
отдало на волю волн рыночной стихии базовую отрасль. Во
всех губерниях Украины, России, других республик были
созданы особые структуры по содействию сбыту донецкого
угля. Трест "Донуголь" в свою очередь добился снижения
себестоимости своей продукции путём интенсификации труда
шахтёров, укрепления дисциплины, сокращения персонала, что
сделало уголь конкурентноспособном по отношению к дровам,
торфу, нефти. Для выхода на крестьянский рынок повсюду
создавались угольные склады, которые вели розничную
торговлю. В результате в 1924 - 1925 хозяйственном году трест
«Донуголь» работал рентабельно, с прибылью.
В 1923 г. при проведении общесоюзной компании по
пересмотру трестов УГКП Донбасса преобразуется в Донецкий
государственный каменноугольный трест – «Донуголь».
В угольной промышленности дальнейшие организационные
преобразования вплоть до создания союзных министерств
выразились в том, что в «Донуголь» постепенно влились шахты
«Югостали» и «Химугля»,
В конце 1922 г. из механических и машиностроительных
заводов образовали Южный машиностроительный трест –
«Южмаш». На территории края располагались такие его
предприятия как Луганский паровозостроительный завод им.
Октябрьской революции (бывший завод им.Гартмана),
Торецкий сталеплавильный и механический им. Ворошилова
при ст. Ханженковка Донецкой железной дороги, Лутугинский
чугуно- литейный и вольцепрокатный заводы (недалеко от
Луганска). Уже к 1923 г. трест перешёл к обслуживанию
широкого промышленного рынка и укреплению крепкой связи с
ним. Это дало возможность в 1924 г. увеличить выпуск
продукции заводов на 42% по сравнению с предыдущим.
Крупнейший химический комбинат страны Южный химический
трест «Химуголь» - был создан в конце 1921 г. в составе
заводов Лисичанского района: Донецкого содового (Донсода),
химического, церезинового; 7 шахт. Вскоре к тресту
присоединяются предприятия Северо-Донецкий химический,
стекольный, также славянская группа содовых и соляных
фабрик; карандашная фабрика, константиновская группа
химических и стекольных заводов, рудоремонтный завод,7
совхозов, 4 больницы, 6 фельдшерских пунктов, 15 школ. К
1924 г. на предприятиях треста производилось 85 %
химической продукции Украины. Во всесоюзном масштабе
вклад треста выражался в процентах: производстве щелочей-
74, минеральных красок - 38, солей - 20, кислот - 14.
В январе 1922 г. организуется Южный Металлургический трест
«Объединенное правление Петровских, Макеевских и Юзовских
заводов и рудников», который уже в сентябре преобразуется в
трест «Югосталь». В него входят металлургические
предприятия, 37 угольных шахт и коксовальные печи. В конце
1922 г. в трест вошли все металлургические заводы Юга. К
1924 г. на его предприятиях производилось 99,8% всего
украинского чугуна, 83,2% литого металла, 83,4% проката.
Таким образом, в условиях НЭПа к 1923-24 хозяйственному
году закончилось организационное оформление
промышленности Донбасса.
Важно отметить, что тяжёлая промышленность края, имея
огромный удельный вес в стране, вынесла на себе
значительную тяжесть первого этапа восстановительного
периода. Этот вклад выразился в том, что промышленность
огромной державы, железнодорожный транспорт, остро
нуждавшиеся в угле и металле, изделиях химии и
машиностроения, получали их не по коммерческим ценам
рынка, а по установленным правительственными органами.
Руководство страны прекрасно понимало роль Донецкого края
в общем подъёме народного хозяйства СССР. Начиная с 1926г,
оно направляло в развитие его промышленности огромные
средства. Так, из общей суммы капитальных затрат по
общесоюзным трестам на долю «Донугля» в 1926 г. пришлось
87%, в 1927 г. - 86% и в 1928 г. - 82%.
Громадные затраты на увеличение мощности угольной отрасли
дали положительные результаты. В 1928 г. добыча угля и
антрацита превысила рекордную до революции выемку 1916 г.
Механизация добычи поднялась с 7,8% в 1926 г. до 23% в 1928
г. В следующем году Донбасс дал 80% добычи всего угля в
стране. Начали вывозить уголь и антрацит в Европу, Южную
Америку, США и Канаду, Египет и Турцию.
Рост добычи минерального топлива, большие строительные
работы значительно увеличили выплавку чугуна и стали.
Особенности Нэпа в сельском хозяйстве, итоги.
В соответствии с решениями X съезда РКП(б) в марте 1921 г.
были разработаны нормы продовольственного налога,
объявлено об уп-разднении продразверстки, разрешено
торговать сель¬скохозяйственной продукцией, что
способствовало повышению трудовой активности крестьян.
Уже вес¬ной 1921 г. посевные площади расширились. Однако
село, лишенное запасов, было зависимым от погодных
условий. После неурожая 1920 г. сильная засуха поразила
степные губернии Украины в 1921г. Урожай был
катастрофически низким, всего 297 млн. пудов. Результа¬том
стал голод 1921 — 1922 годов. Он был результатом
значительного недобора урожая вследствие засухи, а также
ущерба, причиненного хозяйству семилетней войной.
Новый урожай , в частности, в Донецкой губернии дал в
среднем по 6 пудов зерна с десятины (посеяли по 9 пудов на
десятину). Руководители Донецкого губернского исполкома
сообщали о 500 тыс. чел. голодающих. Но в промышленных
центрах положение с продовольствием было значительно
легче. За работу платили продовольствием. Голодающим
помогали международные организации.
Уменьшение численности рабочего скота обусло¬вили
сокращение посевов. Так, в 1922 г. в губернии было засеяно
1682 тыс. десятин против 2386 тыс. в 1921 г. В 1923 г. посевная
площадь расши¬рилась и составила 2102 тыс. десятин, или
83% посе¬вов 1916 г., в 1924 г. — 97%, в 1925 г. были
достигнуты показатели 1916г.
В 1923 г. было завершено перераспреде¬ление земельного
фонда. Из 5996 тыс. десятин 4996 тыс., или 93,4%, были
предоставлены в пользование крестьян. 330 тыс., или 6,1%,
поступило государственным учреж¬дениям и предприятиям, 18
тыс. десятин предостав¬лено городам. Землепользование
крестьян губернии увеличилось на 32%. В расчете на едока
прибавка составила в среднем 0,6 десятин. Землепользование
ста¬ло более уравнительным, вследствие чего выросла группа
среднего крестьянства.
Новый земельный порядок был оформлен Земель¬ным
кодексом ВУЦИК УССР, принятым 29 ноября 1922 г. В нем
была зафиксирована ликвидация част¬ной собственности на
землю. Земля была провозгла¬шена собственностью
государства. Ее основная часть была предоставлена в
пользование крестьянам. В 1921 — 1928 гг. проводилось
упорядочение земель¬ного фонда путем размежевания
земельных площадей между сельскими громадами и
промышленными предприятиями. Проводилось и
землеустройство внутри села с выделением в натуре
земельных уго¬дий крестьянским дворам и выдачей
землеотводных актов, что сопровождалось фактическим
уравнением землепользования путем изъятия излишков. В
связи с начавшейся коллективизацией в 1930 г. эта работа
была прекращена.
Причины отказа от Нэпа
В то время как в промышленности темпы прироста продукции
непрерывно росли (в 1927 г. – на 13%, в 1928 г. – на 21%, в
1929 г. – на 26%), в сельском хозяйстве происходил обратный
процесс: темпы роста из года в год сокращались, а сам прирост
составлял малую величину: в 1926/27 г. сельскохозяйственная
продукция выросла на 4, 1%, в 1927/28 г. - на 3, 2%, а в 1929 г.
–уменьшилась на 3%. Валовая продукция зерна в 1927 г.
составила 91%, а товарная продукция - около половины
довоенного уровня.
Главная причина отставания сельского хозяйства, его низкой
продуктивности и товарности заключалась в раздробленности,
распыленности, низком техническом уровне сельского
хозяйства, отсутствии минеральных удобрений. В конце 20-х
годов производительность труда в сельском хозяйстве была
почти в 12 раз ниже производительности труда в
промышленности.
Раздробленность сельского хозяйства была главной причиной
низкой его товарности. В дореволюционной России основную
массу товарного хлеба давали помещичьи хозяйства. В
результате Октябрьского переворота помещичьи хозяйства
были ликвидированы. Мелкие и средние крестьянские
хозяйства, число которых за счёт дробления семей выросло с
15-16 млн. в 1913 г. до 24-25 млн. в 1927 г., стали основными
производителями хлеба (85, 3%) и главными поставщиками
товарного хлеба (74%). Значительно сократились
централизованные заготовки хлеба: в 1926/27 г. было
заготовлено 662 млн. пуд, а в1927/28 г. – 627 млн. пуд. (в 1913
г. товарное зерно составляло 1, 3 млрд. пуд.).
Получился разрыв между растущими потребностями
государства в хлебе и его производством. В 1928 году
правительство вынуждено было перейти к снабжению
населения по продовольственным карточкам. Отсталые
производственные отношения в сельском хозяйстве стали
тормозом для развития производительных сил не только в
деревне, но и в промышленности и во всём народном
хозяйстве.
Выход из этого состояния был один: образовать на баз
(https://vk.com/wall43849012_2167)