Вы находитесь на странице: 1из 3

Деятельность отцов-каппадокийцев и II Вселенский собор

Ересь ариан является одной из первых крупных ересей Древней


Церкви. Будучи осуждена вскоре после своего возникновения на I
Вселенском соборе, она не только не прекратила своего существования, но
наоборот приняла невиданные доселе масштабы. Одной из причин данного
события стали некоторые особенности староникейского богословия, не
позволявшие достаточно эффективно бороться с новой ересью, восполнение
этого легло на плечи так называемых отцов-каппадокийцев или
новоникейцев.

Имя великих каппадокийцев принадлежит отцам второй половины IV


в., которые закончили формально-диалектическую обработку догмата
Св. Троицы: Василию Великому, Григорию Нисскому, Григорию Богослову
и Амфилохию Иконийскому. Они, как пишет А. В. Картаешев,
«устанавливают ту отчетливую формулу о взаимоотношении Единой
Божественной усиа и Трех Ипостасис, которой мы пользуемся теперь», их
главная заслуга состоит в том, что им удалось корректно разъяснить
триадологическую терминологию, которая несколько отличалась от
Никейского Символа веры, но по содержанию находилась с ней в тесной
связи. Утверждая Единосущие, отцы-каппадокийцы четко указали на
источник различения Лиц Св. Троицы, который находится не в сущности, то,
к чему склонялись староникейцы, и что порождало маркеллианство и
арианство, но во взаимоотношении Лиц, т. е. в их ипостасях. Через это
«каппадокийцы установили отличное от Афанасия и «старых никейцев»
учение о троичных отношениях и самый пререкаемый термин «омоусиос»
осветили правильным светом». Таким образом, каппадокийцы осознанно
отделяют себя от омиусиан, и встают на путь воссоединения со
староникейцами, что, как принято считать, и произошло на Александрийском
соборе 362 г. Данный шаг естественным образом сказался на позиции многих
полуариан, так же сближая их со староникейцами.
Другой заслугой великих каппадокийцев является преодоление
недоверия западных отцов, находившихся в неведении относительно
богословских достижений Востока и готовых видеть в появившемся
новоникейском богословии очередную разновидность арианской ереси.
Усилия каппадокийцев, в первую очередь Василия Великого, позволили
через оживление сношений направить мысль западных отцов в русло поиска
новой, более совершенной богословской мысли, «помогли завершению
триадологических споров, воссоединению Востока с Западом, сведя к
единому четкому синтезу разные тенденции», как говорит об этом А. В.
Карташев.

Немаловажным фактором явилось и то, что «Каппадокия была


центром интеллигентной аристократии». Получив сам прекрасное
образование, Василий Великий стремился сплотить вокруг себя деятелей,
подобных себе не только по мысли, но и по уровню эрудированности,
способных эффективно противостоять арианской ереси. Одним из таких
единомышленников стал епископ г. Сосимы свт. Григорий Богослов, равный
ему по учености. Таким образом, назначая на кафедры и привлекая в свою
партию лиц, твердо придерживающихся истинной веры, Василий Великий
способствовал тому, что противоборствующая ему арианская партия
постепенно осталась в меньшинстве, уступая в т. ч. в интеллектуальном
аспекте, приобретая все более радикальный облик, и теряя симпатию
общественности и императора.

Все вышеперечисленные факторы сыграли свою роль в том, что ариане


постепенно начали сходить со сцены, утрачивая догматический вес.
Взошедший на престол после смерти императора Валента Феодосий издал в
380 г. эдикт, согласно которому «все, кроме никейцев, лишены звания
кафоликов»; арианство, хоть и было оставлено, но только для готов, в виду
нестабильной государственной обстановки. Демофил, епископ
Константинополя, официально возглавлявший партию омиев был смещен и
изгнан, как и все константинопольские ариане. В следующем году в
Константинополе был созван II Вселенский Собор, подтвердивший
императорский эдикт и окончательно осудивший три ветви арианства вместе
с другими ересями. Созыв Собора был также необходим по следующей
причине: «Хотя новоникейство и взяло морально перевес на Востоке, но
было еще много неясностей в отдельных областях и епархиях. Нужно было
восторжествовавшему православию дать общеобязательную соборную
санкцию». Участниками Собора были 150 епископов, в основном восточные,
в т. ч. Кирилл Иерусалимский, Диодор Тарсский, Григорий Нисский и
Григорий Богослов. Последний был утвержден императором на место
Демофила, но обострившийся вопрос антиохийской схизмы в результате
внезапной смерти председателя Собора Мелетия Антиохийского привел к
тому, что мнение по данному вопросу свт. Григория, ставшего вторым
председателем, оказалось не одобрено большинством, и он покинул Собор.
Третьим председателем стал Несторий, бывший сановник, который утвердил
превосходство по чести Константинопольского епископа над Римским, что
поставило эти две кафедры в новые условия.

Собор 381 г. «по своему плану и по форме собор чисто восточный и


под восточным председательством. Но вопросы, им разбиравшиеся, по их
материи и качеству выходили за пределы только Востока», поэтому,
благодаря их значимости он и был провозглашен Вселенским. Созыв его во
много был обеспечен и подготовлен деятельностью отцов-каппадокийцев,
немало потрудившихся и способствовавших утверждению истинной веры и
низложению арианства.