Вы находитесь на странице: 1из 16

Колыванов Г.Е.

От кончины княгини Ольги до похода князя Владимира на Корсунь


Похоронив в июле 969 года свою мать, князь Святослав вновь
засобирался в поход в Болгарию. Он посадил княжить в Киеве Ярополка, а в
Древлянской земле Олега. Новгородцы также просили себе князя. Дядя
третьего сына Святослава, Владимира, Добрыня подговорил новгородцев
просить к себе князем Владимира. Святослав согласился отпустить
Владимира княжить в Новгород. Матерью Владимира Святославича была
Малуша, ключница княгини Ольги, и сестра Добрыни. Отцом Малуши и
Добрыни был некий Малк Любечанин, видимо, родом из года Любеча.
Малуша не была официальной женой Святослава.
Тем временем, в 969 году, император Никифор Фока был злодейски убит
в своей спальне военачальником Иоанном Цимисхием. В 970 году начались
военные действия между Иоанном Цимисхием и Святославом. Летом 970
года Святослав дошел до города Аркадиополя, который находился в 150
километрах к северо-западу от Константинополя. Иоанн Цимисхий поспешил
заключить мир, обещая давать русскому князю дань. Святослав отступил на
Дунай. Однако на Страстной седмице весной 971 года византийский
император, собравший большое войско, вновь открыл военные действия. Они
оказались неудачными для Святослава. В апреле 971 года Святослав был
осажден в городе Доростоле на Дунае. Надежды греков овладеть городом не
увенчались успехом. В результате был заключен мир. Согласно этому миру
Святослав с остатками своего войска был свободно пропущен на Русь.
Взамен он обязался не ходить впредь войной на владения империи, на
Херсонес, на Болгарию. Договор 971 года между Иоанном Цимисхием и
князем Святославом интересен тем, что в этом договоре Святослав клянется
Перуном и Волосом, а русские христиане совсем не упоминаются.
Татищев сообщает, что после военного поражения Святослав возложил
вину на воинов-христиан, убил брата своего Улеба и разорил храмы в Киеве.
1
Соответствует ли истине это сообщение? Или мы видим здесь одну из
придумок Татищева? «Повесть временных лет не упоминает», что у Святослава
был родной брат. Нет такой информации и в житии святой княгини Ольги. Не
исключено, однако, что Улеб мог быть двоюродным братом Святослава. Такое
имя в княжеской семье встречалось. В тексте договора князя Игоря с Византией
в «Повести временных лет» упоминается посол жены какого-то Улеба, видимо
княжеского родственника, очевидно в то время уже покойного.1 Известно также,
что в свите княгини Ольги, в Константинополе, присутствовал её анепсий
(родственник, скорее всего племянник), возможно двоюродный брат Святослава.
Сведение о гонении на христиан при Святославе прежде подкрепляли
археологической находкой. Олег Михайлович Рапов приводит об этой находке
следующие сведения: «Археологические раскопки в Киеве показали, что
языческое святилище, возведенное князем Владимиром в конце 70-х – начале
80-х годов X века, было поставлено на месте христианского храма, остатки
которого – камни и обломки штукатурки с фресковой живописью, были
найдены под фундаментом святилища. По мнению Я.Е. Боровского, храм был
уничтожен посланцами Святослава в конце 60-х – начале 70-х годов X века,
когда начались гонения на христиан».2 Впрочем, разрушить этот храм мог и
Владимир, в языческий период своего княжения. Надо, впрочем, сказать, что
отождествление данного археологического объекта со святилищем князя
Владимира не получило в науке всеобщего признания.
(Рис. 13) После заключения мира с Иоанном Цимисхием Святослав
направился в Киев. Печенеги преградили ему путь через днепровские пороги, и
он был вынужден зазимовать в сложных условиях на берегу Черного моря.
Весной 972 года Святослав отправился к порогам. «И напал на него Куря, князь
печенежский, и убили Святослава, и взяли голову его, и сделали чашу из

1
Повесть временных лет. … С. 61.
2
Рапов О.М. Русская церковь в IX – первой трети XII века. Принятие христианства. М., 1988. С.
192.
3
Автор: Лебедев, Клавдий Васильевич - gkaf.narod.ru, Общественное достояние,
https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=387880
2
черепа, оковав его, и пили из него».4 Так погиб один из наиболее воинственных
русских князей Святослав. Его память очень почитают современные русские
язычники.

Предшественник Владимира на Киевском столе князь Ярополк


Киевский князь Ярополк был сыном князя Святослава Игоревича.
Относительно даты его рождения что-то определенное сказать трудно. В 970
году Святослав, уходящий в поход в Дунайскую Болгарию, посадил
Ярополка на княжение в Киеве. Через два года, после гибели Святослава,
Ярополк стал полновластным князем. Сведений о его княжении сохранилось
мало. Если верить В.Н.Татищеву, то: «Ярополк бе муж кроткий и
милостивый ко всем, любяше христианы, и асче сам не крестися народа ради,
но не кому не претяше». 5 В 977 году Ярополк пошел войной на своего брата
Олега, княжившего в Древлянской земле. Олег потерпел поражение и погиб.
Младший брат Ярополка и Олега Владимир княжил в Новгороде. Услышав о
поражении и гибели Олега, он бежал «за море». Там Владимир сформировал
варяжскую дружину и, вернувшись на Русь, выступил против Ярополка,
который затворился в Киеве. Сначала Владимир захватил Полоцк. Там
княжил варяг славянского, видимо, происхождения Роговолод. 6 К его дочери
Рогнедь (или Рогнеде) сватался Ярополк. Владимир также просил ее у
Роговолода себе в жены. Рогнеда ответила: «Не хочу разуть сына рабыни, но
хочу за Ярополка».7 Согласно русскому обычаю, хотя и довольно поздно
зафиксированному, жена перед первой супружеской ночью разувала мужа. У
некоторых германских народов, напротив, есть обряд обувания женихом
невесты. Ответ Рогнеды был оскорбителен для Владимира, который был

4
Повесть временных лет … С. 89.
5
Рапов О.М. Русская Церковь в IX – первой трети XII века. Принятие христианства. М., 1988. С.
196.
6
Сторонники норманнской теории, основываясь на созвучии имен и на приход из заморья,
считают его скандинавом по имени Рёнгвальд. Однако заморьем новгородские и псковские
летописи нередко именуют южный и даже восточный берег Балтийского моря.
7
Повесть временных лет / Памятники литературы Древней Руси: XI – начало XII века. М., 1978. С.
91.
3
сыном рабыни Малуши. Взяв Полоцк, он умертвил Роговолода и двух его
сыновей и взял Рогнеду себе в жены. Впоследствии она родила Владимиру
четырех сыновей, в том числе Ярослава Мудрого. Затем Владимир двинулся
на Киев. Ярополк не смог оказать достойного сопротивления. Владимир
сумел подкупить главного воеводу своего брата. Этого воеводу звали Блуд
(или Буды). Блуд уговорил князя Ярополка бежать из Киева в крепость
Родню на реке Рось. Владимир осадил Родню. Блуд уговорил Ярополка
сдаться. Когда Ярополк входил в Киеве в терем Владимира, его в дверях
закололи мечами варяжские наемники.
Женой Ярополка была гречанка, отличавшаяся своей красотой. Она
прежде была монахиней. Святослав пленил ее и отдал своему сыну
Ярополку. После гибели Ярополка, Владимир, не смотря на ее беременность,
сделал ее своей наложницей. Гречанка родила сына по имени Святополк.
Владимир не любил его, но признал своим сыном.
Митрополит Макарий (Булгаков) был склонен объяснять предполагаемое
благоволение Ярополка к христианам влиянием бабушки княгини Ольги и
жены-гречанки: «Склонность к христианству … он мог получить во время своего
воспитания от благочестивой бабки своей Ольги, а поддержать эту склонность и
расположить к христианам могла христианка, похищенная отцом его из какой-то
греческой обители и отданная ему в супружество».8 Голубинский и Карташев
видели в благожелательном отношении Ярополка к христианству влияние княгини
Ольги. Евгений Евсигнеевич Голубинский по этому поводу пишет: «Мы не
имеем никаких оснований предполагать об Ярополке ни самое худшее, ни
даже просто худое, а напротив имеем решительные основания предполагать
самое лучшее. Не менее как до 10-ти, а может быть и до 12-ти, летнего
возраста оставалась в живых бабка его Ольга, которая и была собственною
его воспитательницей вместо постоянно отсутствовавшего Святослава.
Правда и сам Святослав воспитан был Ольгой, и однако она не успела
сделать из него ни внешнего ни внутреннего христианина. Но чрезвычайно
8
Макарий (Булгаков), митр. История Русской Церкви. / История Русской Церкви. – М.: изд. Спасо-
Преображенского монастыря, 1994. Кн. 1. С. 223.
4
редки примеры, чтобы два человека сряду – отец и сын выходили такими
своеобразными людьми, каков был Святослав». 9 Голубинский считал, что
«если бы он жил долее, то очень может быть, что не Владимир, а он был бы
крестителем всей Руси».10
(Рис. 211) «Никоновская летопись» под
979 годом кратко сообщает о посольстве к
Ярополку от папы римского: «Приидоша
послы к Ярополку из Рима от папы».12
Любопытно, что посольство от папы
пришло вслед за посольством от
византийского императора. О.М. Рапов
считает, что, хотя из летописного
сообщения «не видно, что на переговорах в
Рис. 2. Великий князь Ярополк. Худ. В.
П. Верещагин Киеве был поставлен вопрос о положении
христиан на Руси и что русские христиане в
результате переговоров получили какие-то привилегии, однако немедленное
прибытие в Киев вслед за византийским посольством миссии из католического
Рима свидетельствует в пользу того, что на Руси в это время возникают
благоприятные условия для существования христианских общин. Если бы дело
обстояло иначе, то папская курия не стала бы посылать своих легатов в Киев.
Какие вопросы могли обсуждать послы римского папы с Ярополком?
Несомненно, только те, которые касались положения католиков на Руси, а
также вопросы, связанные с распространением католичества в пределах
Киевской державы. В Риме, видимо, быстро заметили, что на Руси наступили
иные времена, прекратились гонения на христиан. А византийская церковь
стремится утвердиться в крупнейшем государстве Восточной Европы. В связи
9
Голубинский Е.Е. История Русской Церкви. М., 2002. Т. 1. Ч. 1. С. 92- 93.
10
Голубинский Е.Е. История Русской Церкви. М., 2002. Т. 1. Ч. 1. С. 93.
11
Автор: Верещагин, Василий Петрович - Альбом «История Государства Российского в изображениях
державных его правителей с кратким пояснительным текстом». Рисунки профессора исторической
живописи Императорской академии художеств В.П.Верещагина, 1896 г., Общественное достояние,
https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=3207223
12
Летописный сборник, именуемый Патриаршею или Никоновскою летописью / Полное собрание
русских летописей. Т. 9. СПб., 1862. С. 39. Папой Римским в это время был Бенедикт VII.
5
с этим папская курия и предпринимает шаги, направленные на создание
благоприятных условий для проникновения католичества на Русь. К
сожалению, о результатах этого посольства из Рима Никоновская летопись не
сообщает».13
Историк В.А. Пархоменко14 считал, что Ярополк отличался симпатией к
Риму. Он полагал, что в этом отношении на Ярополка сильно влиял польский
князь Мечислав (Мешко) I, который в 60-е годы принял христианство
латинского образца и крестил свой народ. Пархоменко считал, что примерно за
год до своей кончины Ярополк принял католичество. При этом он опирался на
западные источники – написанное в 1041-1042 годах Петром Дамиане «Житие
блаженного Ромуальда» и «Хронику продолжателя Адемара Шабаннского»,
написанную около 1030 года. В этих источниках крестителем какой-то Руссии
представлен католический миссионер Бруно-Бонифаций. Аргументация
Пархоменко несостоятельна. В житии Ромуальда в ««Хронике продолжателя
Адемара» речь идет, скорее всего, о русах (рутенах) из южнобалтийского
Поморья. К тому же Бруно-Бонифаций родился примерно в 975 году и никак
не мог быть крестителем Ярополка.
Против того, что Ярополк принял христианство, есть два возражения.
Ярополк был, как мы говорили, женат на гречанке, бывшей монахине,
которая осталась после него беременной. Однако летописцы, вместе с тем,
отмечают факт его сватовства незадолго до гибели к полоцкой княжне
Рогнеде. Если бы Ярополк был христианин, то он не стал бы свататься, уже
имея жену. Правда, это возражение можно отвести, если предположить, что
Ярополк крестился в последний год своей жизни. Есть и еще одно
возражение: под 1044 годом в «Повести временных лет» говорится о том, что
Ярослав крестил кости Ярополка и его брата Олега. После этого странного
действия кости были положены в христианской церкви. Полагают, что
Ярослав посмертно совершил «таинство крещения» над останками своих
13
Рапов О.М. Русская Церковь в IX – первой трети XII века. Принятие христианства. М., 1988. С.
195-196.
14
Пархоменко В.А. Характер и значение эпохи Владимира, принявшего христианство // Ученые
записки Ленинградского государственного университета. Серия историческая. Л., 1941. № 73.
6
дядей. Впрочем, этот эпизод можно истолковать и в прямо противоположном
смысле. Можно ли предполагать, что князь Ярослав Мудрый был настолько
безграмотен как христианин? И почему его не вразумило духовенство?
Другая трактовка этого события: речь может идти об омовении костей перед
их перезахоронением в церкви. «Крстить» – по-славянски означает
«погружать в воду», «омывать», отсюда слово «крещение». Тогда придется
признать, что крещение при жизни приняли не только Ярополк, но и Олег.
Они могли быть крещены в детстве бабушкой святой Ольгой.

Княжение Владимира-язычника в Киеве


Согласно произведению древнерусского книжника второй половины XI
века «Память и похвала Владимиру Иакова Мниха» Владимир вступил в Киев
после бегства Ярополка в Родню 11 июня 6486 года (978 года от Рождества
Христова). Не все историки принимают эту дату, называя также 979 или 980
год. После смерти Ярополка Владимир стал единственным законным
правителем Руси. Вскоре он совершил удачный поход против Польши,
присоединив к Руси Перемышль, Червень и некоторые другие города. Затем
совершил успешный поход в землю Вятичей и обложил их данью. Через год
Владимиру пришлось повторить поход, так как вятичи восстали против него.
В 983 году Владимир победил литовское племя ятвягов. В следующем году он
победил радимичей и обложил их данью. Наконец, в 985 году воинственный
киевский князь совершил успешный поход на болгар. В летописном известии
об этом походе не уточняется, против каких болгар ходил походом Владимир
– дунайских или волжских, но, судя по всему, речь идет о волжских болгарах.
(Рис. 315) Князь Владимир,
будучи язычником, отличался
крайним женолюбием. Летописец
рассказывает об этом так: «Был же
Владимир побежден вожделением, и
15 Рис. Влад
Автор: 3. Сребреник
Федченковеликого Киевского князя
- Сфотографировано загрузившим, Общественное достояние,
Владимира. Одесский музей нумизматики
https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=3620219
7
вот какие у него были жены: Рогнеда, которую поселил на Лыбеди, где ныне
находится село Предславино, от нее имел он четырех сыновей: Изяслава,
Мстислава, Ярослава, Всеволода, и двух дочерей; от гречанки имел он
Святополка, от чехини – Вышеслава; а еще от одной жены – Святослава и
Мстислава, а от болгарыни – Бориса и Глеба, а наложниц у него было триста в
Вышгороде, триста в Белгороде и двести на Берестове, в сельце, которое
сейчас называют Берестовое. И был он ненасытен в блуде, приводя к себе
замужних женщин и растляя девиц. Был он такой же женолюбец, как и
Соломон, ибо говорят, что у Соломона было семьсот жен и триста наложниц.
Мудр он был, а в конце концов погиб. Этот же был невежда, а под конец обрел
себе вечное спасение».16
Князь Владимир возможно провел реформу языческого культа. «Повесть
временных лет» рассказывает об этом так: «И стал Владимир княжить в Киеве
один и поставил кумиры на холме за теремным двором: деревянного Перуна с
серебряной головой и золотыми усами, затем Хорса, Дажьбога, Стрибога,
Симаргла и Мокошь. И приносили им жертвы, называя их богами, и
приводили к ним своих сыновей и дочерей, а жертвы эти шли бесам, и
оскверняли землю жертвоприношениями своими».17 Обращает внимание
отсутствие в этом пантеоне почитаемого народом Волоса. Предполагаемые
остатки созданного князем Владимиром капища были в XX веке исследованы
археологами. Однозначного мнения относительно предназначения
раскопанного объекта нет. Своего дядю Добрыню Владимир поставил
управлять Новгородом, «и, придя в Новгород, Добрыня поставил кумира над
рекою Волховом, и приносили ему жертвы новгородцы как Богу».18
В 983 году произошли массовые убийства христиан в южнобалтийских
славянских племенах. Волна убийств христиан перекинулась и на
скандинавские страны. В том же году Владимир совершил успешный поход на
16
Повесть временных лет / Памятники литературы Древней Руси: XI – начало XII века. М., 1978.
С. 95.
17
Повесть временных лет / Памятники литературы Древней Руси: XI – начало XII века. М., 1978.
С. 95.
18
Повесть временных лет / Памятники литературы Древней Руси: XI – начало XII века. М., 1978.
С. 95.
8
ятвягов, живших недалеко от Балтийского моря. После этой победы в Киеве
захотели принести человеческую жертву. Жребий пал на христианского
юношу-варяга по имени Иоанн. «И сказали старцы и бояре: «Бросим жребий
на отроков и девиц, на кого падет он, того и зарежем в жертву богам». Был
тогда варяг один, а двор его стоял там, где сейчас церковь святой
Богородицы19, которую построил Владимир. Пришел тот варяг из Греческой
земли и исповедовал христианскую веру. И был у него сын, прекрасный лицом
и душою, на него-то и пал жребий, по зависти дьявола. Ибо не терпел его
дьявол, имеющий власть над всеми, а этот был ему как терние в сердце, и
пытался сгубить его окаянный и натравил людей. И посланные к нему, придя,
сказали: «На сына де твоего пал жребий, избрали его себе боги, чтобы мы
принесли жертву богам». И сказал варяг: «Не боги это, а простое дерево:
нынче есть, а завтра сгниет; не едят они, не пьют, не говорят, но сделаны
человеческими руками из дерева. Бог же один, Ему служат греки и
поклоняются; сотворил Он небо, и землю, и звезды, и луну, и солнце, и
человека, и предназначил его жить на земле. А эти боги, что сделали? Сами
они сделаны. Не дам сына своего бесам». Посланные ушли и поведали обо
всем людям. Те же схватили оружие, пошли на него и разнесли его двор. Варяг
же стоял на сенях с сыном своим. Сказали ему: «Дай сына своего, да принесем
его богам». Он же ответил: «Если боги они, то пусть пошлют одного из богов
и возьмут моего сына. А вы-то, зачем совершаете им требы?» И кликнули, и
подсекли под ними сени, и так их убили. И не ведает никто, где их положили.
Ведь были тогда люди невежды и нехристи».20

Выбор веры
Нам неизвестны причины, по которым Владимир разочаровался в
язычестве. Летопись под 6494 (986) годом содержит рассказ о том, что к
Владимиру приходили волжские болгары-мусульмане, потом посланцы

Вероятно Десятинная церковь.


19

20
Повесть временных лет / Памятники литературы Древней Руси: XI – начало XII века. М., 1978.
С. 97.
9
римского папы, хазарские евреи, и некий греческий философ. Все они хвалили
свою веру. Вот как рассказывает об этом «Повесть временных лет».
(Рис. 421) «Пришли болгары
магометанской веры, говоря:
«Ты, князь мудр и смыслен, а
закона не знаешь, уверуй в закон
наш и поклонись Магомету». И
спросил Владимир: «Какова же
вера ваша?» Они же ответили:
«Веруем Богу, и учит нас
Рис. 4. Великий князь Владимир избирает религию. Магомет так: совершать
Художник И. Эггинк, 1822
обрезание, не есть свинины, ни
пить вина, зато по смерти, говорит, можно творить блуд с женами. Даст
Магомет каждому по семидесяти красивых жен, и изберет одну из них
красивейшую, и возложит на нее красоту всех; та и будет ему женой. Здесь же,
говорит, невозбранно можно предаваться всякому блуду. Если кто беден на
этом свете, то и на том», и другую всякую ложь говорили, о которой и писать
стыдно. Владимир же слушал их, так как и сам любил жен и всякий блуд;
потому и слушал их всласть. Но вот что было ему нелюбо: обрезание,
воздержание от свиного мяса и от питья и сказал он: «Руси есть веселие пить,
не можем без того быть». Потом пришли иноземцы из Рима и сказали:
«Пришли мы, посланные папой», и обратились к Владимиру: «Так говорит
тебе папа: «Земля твоя такая же, как и наша, а вера наша не похожа на твою,
так как наша вера – свет; кланяемся мы Богу, сотворившему небо, и землю,
звезды и месяц, и все, что дышит, а ваши боги просто дерево». Владимир же
спросил: «В чем заповедь ваша?» и ответили они: «Пост по силе; «если кто
пьет или ест, то все это во славу Божию», как сказал учитель наш Павел».
Сказал же Владимир немцам: «Идите, откуда пришли, ибо и отцы наши не

21
Автор: Эггинк Иван - http://my-shop.ru/shop/books/1330847.html?
partner=240&ymclid=806989627370296988300001, Общественное достояние,
https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=8773613
10
приняли этого».22 Услышав об этом, пришли хазарские евреи и сказали:
«Слышали мы, что приходили болгары и христиане, уча тебя каждый своей
вере. Христиане же веруют в того, которого мы распяли, а мы веруем в
единого Бога Авраама, Исаака и Иакова». И спросил Владимир: «Что у вас за
закон?» Они же ответили: «Обрезываться, не есть свинины и заячины, хранить
субботу». Он же спросил: «А где земля ваша?» Они же сказали: «В
Иерусалиме». Снова спросил их: «Точно ли она там?» И ответили:
«Разгневался Бог на отцов наших и рассеял нас по различным странам за грехи
наши, а землю нашу отдал христианам». Сказал на это Владимир: «Как же вы
иных учите, а сами отвергнуты Богом и рассеяны? Если бы Бог любил вас и
закон ваш, то не были бы вы рассеяны по чужим землям. Или и нам того же
хотите?»23
Затем летописец рассказывает о приходе к князю Владимиру философа,
присланного греками. Этот философ сначала похулил веру мусульман и
западных христиан. Причем мусульманская вера в его описании представлена
в нелепом и комичном виде. Затем сам князь Владимир сказал: «Пришли ко
мне евреи и сказали, что немцы и греки веруют в того, кого они распяли».
Греческий философ в ответ на это произнес большую речь о христианстве.
Сначала он изобразил разницу между верой иудеев и христиан. Затем философ
подробно пересказал историю Ветхого Завета, начиная от сотворения мира и
заканчивая пророчествами о Мессии. Владимир прервал его повествование
вопросом: «Когда же это сбылось? И сбылось ли все это? Или еще только
теперь сбудется?»24 В ответ философ благовествовал князю Владимиру о
Новом Завете. Закончил свое повествование философ, показав князю
Владимиру запону, то есть занавес, на котором написано было изображение

22
Историк Степан Александрович Гедеонов видел в словах «отцы наши не приняли этого»
свидетельство о происхождении предков князя Владимира из южнобалтийских славян, упорно не
желавших принимать христианство от западных миссионеров. Следует отметить, что отношение к
греческому православию в этих племенах было, как полагают, вполне терпимым.
23
Повесть временных лет / Памятники литературы Древней Руси: XI – начало XII.века. М., 1978.
С. 99-101.
24
Повесть временных лет / Памятники литературы Древней Руси: XI – начало XII века. М., 1978.
С.117.
11
Страшного Суда. Рассмотрев изображение, Владимир сказал, вздохнув:
«Хорошо тем, кто справа, горе тем, кто слева». Философ же сказал: «Если
хочешь с праведниками справа стать, то крестись». Владимиру же запала на
сердце мысль эта, и сказал он: «подожди еще немного», желая разузнать о
всех верах. И дал ему Владимир многие дары и отпустил его с честию
великою».25
Многие ученые считают этот рассказ вымышленным. Отвергали его
достоверность Е.Е. Голубинский, А.А. Шахматов, М.Д. Приселков и другие.
Однако несомненно, что князю Владимиру приходилось выбирать веру.
Поэтому нельзя решительно утверждать, что летописный рассказ о приходе
миссионеров, полностью лишен исторической основы. Митрополит Макарий
(Булгаков) не счел возможным отвергнуть достоверность этого летописного
рассказа. «По нашему мнению, - писал он, - здесь нет ничего странного или
невероятного ни вообще, ни даже в подробностях, за исключением весьма
немногого, и, следовательно, нет достаточного основания считать все сказание
вымыслом. Нет ничего странного в том, что ко Владимиру приходили разные
миссионеры, из которых каждый хвалил свой закон и порицал все прочие:
история представляет не один подобного рода случай».26 Далее митрополит
Макарий приводит соответствующие исторические примеры. «Вспомним, что
говорили послы хазарские, приходившие к греческому императору Михаилу
просить себе христианского учителя. Они говорили: «Евреи убеждают нас
принять их веру, а сарацины преклоняют к своей…». И святой Кирилл
Философ, отправлявшийся к ним по сему случаю, должен был состязаться о
вере с мудрецами еврейскими, сарацинскими и хазарскими. Болгаре также в
вопросах своих к папе Николаю пишут, что их стараются преклонить к своей
вере то проповедники греческие, то проповедники хазарские. При дворе
императоров монгольских очень часто сходились учители разных религий:
христианские, еврейские, магометанские и буддийские – и спорили о
25
Повесть временных лет / Памятники литературы Древней Руси: XI – начало XII века. М., 1978.
С. 121.
26
Макарий (Булгаков), митр. История Русской Церкви. Кн. 1. М.: изд. Спасо-Преображенского
Валаамского монастыря, 1994. С. 228-229.
12
превосходстве одной религии пред другою».27 При этом митрополит Макарий
отмечает, что миссионеры пришли к князю Владимиру не вдруг все вместе, а
постепенно.
В то же время, митрополит Макарий не стоит за буквальную точность слов
миссионеров и ответов князя Владимира в пересказе летописца. «Можно ли
допустить, - вопрошает он, - чтобы послы беседовали с Владимиром точно
так, как изображает преподобный Нестор? Во всех подробностях, без
сомнения, нельзя: подобного рода точность могла бы иметь место только в
таком случае, когда бы кто-либо записал эти беседы в то самое время, как они
происходили, непосредственно из слов беседовавших. Но, по крайней мере, в
основаниях этих бесед, уже посредственно дошедших до того, кто первый
записал их, нельзя не признать истины: так все они приличны людям
беседовавшим и справедливы, за исключением разве некоторых вопросов и
замечаний Владимира послам еврейским и немногих слов греческого
философа о магометанах! Речь послов болгарских к Владимиру весьма
естественна: они знали слабую сторону князя и хорошо понимали, чем
особенно их вера может привлекать к себе подобных людей. Равно и резкий
ответ и Владимира о вине для Руси совершенно сообразен с тогдашними
понятиями и обстоятельствами и мог буквально переходить из уст в уста и
сохраниться до преподобного Нестора. Нет причины отвергать подлинность
ответа Владимирова и к послам римским: он мог указать на посольство
западных миссионеров к великой княгине Ольге и Ярополку. Вопросы
Владимира к греческому философу, в продолжение длинной речи последнего,
как нельзя более естественны: они невольно могут возникнуть в уме человека
здравомысленного, когда он в первый раз с углублением внимает чудным
таинствам христианского откровения. Столько же естественна и самая речь
философа, и ее обширность, после того как великий князь высказал ему
желание познакомится с сущностью христианства. Наконец, ничего не может
быть естественнее того, что философ, оканчивая свою проповедь
27
Макарий (Булгаков), митр. История Русской Церкви. Кн. 1. М.: изд. Спасо-Преображенского
Валаамского монастыря, 1994. С. 229.
13
повествованием о Страшном Суде, внезапно показал князю картину сего Суда,
исторг из груди его невольный вздох и породил в нем желание стать от страны
избранных и креститься. Пусть существует предание, что подобным же
образом еще прежде был обращен к христианству один царь болгарский, - это
не дает нам права заключать, будто такой же случай не мог повториться у нас,
и что только по ошибке и что только по ошибке перенесен был он на нашего
великого князя.28 Напротив, естественнее думать, что греческий философ, зная
из прежних опытов, как сильно действует на грубых язычников картина
Страшного Суда, с намерением позаботился употребить сие испытанное
средство при обращении Владимира. И когда князь, долго слушавший его
беседу, сильно углубился в размышления, неудивительно, если внезапность
этой картины поразила его в высшей степени».29 Критики рассказа о
проповеди греческого философа указывают на ее схожесть с рассказом об
обращении в христианство болгарского князя-язычника Бориса в 60-е годы IX
века. Борис пригласил византийских художников для росписи своего дворца.
Сюжеты некоторых росписей назначил он сам, других предоставил на выбор
художников. Один художник написал картину Страшного Суда, произведшую
на Бориса сильное впечатление. Вскоре он обратился в христианство и
крестил Болгарию.
Под 6495 (987) годом «Повесть временных лет» помещает рассказ о
посольстве, которое князь Владимир, посоветовавшись с боярами и
городскими старейшинами, послал к волжским болгарам, западным
христианам и к грекам. Число участников посольства летопись определяет в
десять «мужей славных и умных». Посольство посетило Волжскую Болгарию,
«немцев» и Константинополь. В Византийской Империи тогда формально
было два императора – это сыновья Романа II и внуки Константина VII
Багрянородного Василий II Багрянородный30 и его брат Константин VIII
Багрянородный.31 Василий II впоследствии вел упорные и кровавые войны с
28
Такое мнение высказывал Николай Михайлович Карамзин.
29
Макарий (Булгаков), митр. История Русской Церкви. Кн. 1. М., 1994. С. 231-233.
30
Скончался в 1025 году
31
Скончался в 1028 году.
14
болгарами и вошел в историю как Василий Болгаробойца. Самостоятельно
царствовать братья начали после смерти Иоанна Цимисхия в 976 году, однако
фактически царствовал деятельный Василий. Поэтому в источниках говорится
то об одном, то о двух императорах. Константинопольский патриарший
престол с 979 по 991 год занимал Николай II Хрисоверг. О посещении
Царьграда посланниками Владимира летописец оставил такое повествование:
«Пришли в Царьград и явились к царю. Царь же спросил их: «Зачем пришли?»
Они же рассказали ему все. Услышав их рассказ, царь обрадовался и в тот же
день сотворил им честь великую. На следующий же день послал к патриарху,
так говоря ему: «Пришли русские испытывать веру нашу, приготовь церковь и
клир и сам оденься в святительские ризы, чтобы видели они славу Бога
нашего». Услышав об этом, патриарх повелел созвать клир, сотворил им
обычную праздничную службу, и кадила возожгли, и устроили пение и хоры.
И пошел с русскими в церковь, и поставили их на лучшем месте, показав им
церковную красоту, пение и службу архиерейскую, предстояние дьяконов и
рассказав им о служении Богу своему. Они же были в восхищении, дивились и
хвалили их службу. И призвали их цари Василий и Константин, и сказали им:
«идите в землю вашу», и отпустили их с дарами великими и с честью. Они же
вернулись в землю свою».32 Вернувшись в Киев, послы рассказали о своих
впечатлениях от посещения мусульманской мечети, храма западных христиан
и православного храма в Константинополе. «И пришли мы в Греческую
землю, - передает летописец впечатления послов, - и ввели нас туда, где
служат они Богу своему, и не знали – на земле или на небе мы: ибо нет на
земле такого зрелища и красоты такой, и не знаем, как и рассказать об этом, -
знаем мы только, что пребывает там Бог с людьми, и служба их лучше, чем во
всех других странах. Не можем мы забыть красоты той, ибо каждый человек,
если вкусит сладкого, не возьмет потом горького; так и мы уже не можем
пребывать здесь в язычестве».33 В ответ на это, бояре сказали князю

32
Повесть временных лет / Памятники литературы Древней Руси: XI – начало XII века. М., 1978.
С. 123.
33
Повесть временных лет ... С. 123-125.
15
Владимиру: «Если бы плох был закон греческий, то и не приняла бы его бабка
твоя Ольга, а она была мудрейшей из всех людей». И спросил Владимир: «Где
примем крещение?» Они же сказали: «Где тебе любо».34
(Рис. 535) Древнерусские
источники о крещении князя
Владимира противоречивы.
Существуют две версии. Согласно
первой версии князь Владимир
принял крещение в Киеве в
результате проповеди греческого
миссионера. Эта версия нашла свое
Рис. 5 Крещение князя Владимира. Фреска
Виктора Васнецова во Владимирском соборе в
отражение в сочинении Иакова
Киеве
Мниха «Память и похвала князю
Владимиру». Иаков Мних относит поход на Корсунь (Херсонес) к «третьему
лету» после крещения князя Владимира. В «Похвале кагану нашему
Владимиру» митрополита Киевского Илариона усматривают отражение этой
же версии.
Вторая версия получила в науке название «Корсунской легенды».
Согласно этой версии князь Владимир крестился в Корсуни (Херсонесе). Эту
версию поддерживают «Повесть временных лет» и жития святого князя
Владимира.

34
Повесть временных лет ... С. 125.
35
Автор: Виктор Михайлович Васнецов - [1], Общественное достояние,
https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=3050247
16