Вы находитесь на странице: 1из 622

МАРТИН ХЕМНИЦ

ИССЛЕДОВАНИЕ
ТРИДЕНТСКОГО
СОБОРА
Часть I

Фонд «Лютеранское наследие»

WORLD WIDE PRINTING


DUNCANVILLE, USA
2005
The translation and publishing of this book
has been made by Lutheran Heritage Foundation

Translation: Victor Genke


Editing: Alexey Komarov
Theological editing: Rev. Alexander Bite
Proof-reading: Liudmila Genke
Making-up: Elena Kiseleva

All rights reserved. No part of this book may be reproduced,


stored in a retrieval system, or transmitted, in any form or by any means,
electronic, mechanical, photocopying, recording, or otherwise,
without the prior written permission
of the Lutheran Heritage Foundation.

The Lutheran Heritage Foundation of Education and Culture


P. O. Box 11, Moscow, 127521

Перевод на русский язык и публикация данной книги


выполнены Фондом «Лютеранское наследие»

Переводчик: Виктор Генке


Редактор русского текста: Алексей Комаров
Теологический редактор: пастор Александр Бите
Корректор: Людмила Генке
Верстка: Елена Киселева

Все права на перевод принадлежат Фонду «Лютеранское наследие».


Ни одна часть этой книги не может перепечатываться, копироваться,
храниться или передаваться механическими, электронными,
фотографическими, магнитными или любыми другими способами
без предварительного письменного разрешения Фонда.

Культурно-просветительский Фонд «Лютеранское наследие»


127521, Москва, а/я 11

Originally published in the U.S.A. under the title Examination of the


Council of Trent Part I. Copyright © 1971, Concordia Publishing House,
3558 S. Jefferson, St. Louis, Missouri 63118

Examination of the Council of Trent, Part I, Russian version. Copyright ©


2005, Lutheran Heritage Foundation, 51474, Romeo Plank Road, Macomb,
MI 48042.
Исследование Тридентского собора, Часть I (на русском языке). Все
права сохранены © 2005, Фонд «Лютеранское наследие», 51474, Romeo
Plank Road, Macomb, MI 48042.
Предисловие 5

ПРЕДИСЛОВИЕ

К первой части канонов и декретов


Тридентского собора

1. Три года назад я в краткой форме уже представил на-


шим читателям основные разделы учения иезуитов – на ос-
новании документа, который они опубликовали сами, – дабы
эта секта, о которой говорилось, что она совсем недавно осно-
вана римским понтификом с конкретным намерением унич-
тожения церквей, принимающих чистое учение Евангелия,
сделалась известной нашим церквам не только по имени и
одеянию, но и, как Христос в Ин. 10:1–18 учит нас отличать
истинного пастыря от чужаков, – по тому учению, которое
они исповедуют и провозглашают.
Я только назвал основные моменты, без пространного
пояснения, предоставляя им самим возможность изложить
свою точку зрения более полно. Однако изо всей этой секты,
или группы заговорщиков, которую сами они называют «об-
ществом», до сих пор никто не захотел выйти на арену. Любой
человек, не страдающий полным слабоумием, легко догадает-
ся, почему они столь последовательно избегают сражения.
Однако сохраняя полное молчание, которое приносит им
больше вреда, чем пользы, они вытолкнули вперед наемного
козла отпущения, этого жалкого выскочку Иоганна Альбера
из Ингольштадтского университета. Скрываясь под маской,
словно на сцене, он разыграл по\немецки некий фарс, и сде-
лал это столь нелепо, что едва начав и поняв, к чему ведет его
фарс по мере развития интриги, он сбросил маску и сломя го-
лову выбежал из театра, дав зрителям основание надеяться,
что вскоре явится другой комедиант, который сыграет остав-
шуюся часть фарса – если не с большим успехом, то хотя бы
более выразительно.
6 Исследование Тридентского собора

Наконец, чтобы доиграть этот иезуитский фарс, на Тридент-


ском соборе вперед вышел хвастливый вития, Диого Пайва де
Андрада, португалец, который в посвятительном послании к
своей книге заявил, что предводители Тридентского собора
поручили ему опровергнуть мою брошюру о богословии иезу-
итов, ибо отцы, основываясь на услышанном от многих лю-
дей, поняли, что моя работа была принята на нашей стороне с
одобрением и радостью. Так сказал Андрада.
2. Из этого я заключаю, что отцы собора были не столь-
ко озабочены иезуитами, сколько хотели распространить
объяснение своих декретов через Андраду как надлежаще-
го истолкователя собора. Судя по всему, на это же ясно ука-
зывает заглавие «Ортодоксальные объяснения спорных мо-
ментов учения». Поэтому отныне я буду заниматься не ие-
зуитами, которые последовательно избегают сражения, но
аргументами Андрады.
После того как я представил в моей брошюре следующие
два вопроса, а именно происхождение и богословие иезуи-
тов, представитель Ингольштадта Иоганн Альбер попытал-
ся представить богословие иезуитов в более выгодном свете и
истолковать его иначе. Но Андрада не только стремится со-
хранить его в точности таким, каково оно есть, как хорошо
отремонтированный дом, при том, опасаясь, как бы данное
учение не оказалось недостойным иезуитов, он дополнил это
богословие еще большим бесстыдством и обогатил оскорби-
тельными выражениями, так что делу иезуитов во всем ог-
ромном мире не сыскать лучшего адвоката, чем Андрада.
Посему пусть богословие иезуитов остается таким до тех
пор, когда они сами его изложат, дополнят и пересмотрят.
3. Дабы я смог по\доброму отпустить иезуитов успокоен-
ными и умиротворенными (если случайно так вышло, что
прежде они были оскорблены, чего даже и заподозрить невоз-
можно, имея в виду их святость), здесь я добавлю несколько
моментов, которые узнал из повествования Андрады о про-
исхождении, основании и возрасте секты иезуитов... Важно,
чтобы подлинная история замысла и создания этого папско-
го детища была всем доступна и известна. Должен признать-
ся, что до сих пор я не мог извлечь ничего определенного из
работ современных авторов, а для понимания столь нового
явления древние писания бесполезны. Поэтому я воспользо-
вался их собственными письменными источниками – теми,
которые смог раздобыть.
Предисловие 7

Мне довелось слышать, что среди множества религиоз-


ных орденов папской церкви театинцы, обязанные своим
происхождением Павлу IV, и иезуиты, имеющие иное про-
исхождение, смешались. Чтобы засвидетельствовать оши-
бочность такого заявления, я здесь просто коротко повторю
историю происхождения... ордена иезуитов в хвастливом из-
ложении Андрады.
4. При осаде крепости Памплоны служившему в армии
Игнатию Лойоле одну ногу раздробило ядром, а вторую тя-
жело ранило. Позднее он решил оставить дом, родину, все
имение и начать новую, аскетическую и смиренную жизнь.
Понимая, что изучение наук было бы весьма полезно для из-
бранного им жизненного пути, он отправился в Париж, где
проучился десять лет и нашел десять соратников для своего
нового религиозного ордена. В 1536 году, когда эти десять
лет истекли, он возвратился в Испанию вместе со своими то-
варищами по вновь основанному ордену1.
Позднее, в 1537 году, они отправились в Рим, чтобы по-
лучить от папы разрешение на посещение святых мест горо-
да Иерусалима. Однако, поскольку война турок с венециан-
цами помешала этому плану, они изменили свои намерения
и решили посвятить жизнь церковному учительству. Семеро
из них были рукоположены в Венеции папским легатом, по-
лучив право повсюду свободно учить народ, принимать част-
ную исповедь... и преподавать таинства.
В 1540 году, при поддержке кардинала Контарини, они
обратились к папе Павлу III с просьбой утвердить их устав.
Тот дал свое согласие, но с тем условием, чтобы в это общество
входило не более шестидесяти человек. Однако позднее, когда
стало очевидно, что их устав гораздо в большей степени, чем
уставы других религиозных орденов, был пригоден для воз-
рождения и восстановления пошатнувшейся и обветшавшей
папской церкви, в 1543 году папа постановил, что это обще-
ство, известное как «Общество Иисуса», не должно подвер-
гаться ограничениям... ни территориально, ни численно.
Андрада процитировал устав этого ордена: «Кто желает
быть членом нашего Общества, которое мы называем именем
Иисуса, кто желает сражаться под знаменем Христа и слу-
жить одному Господу Богу и его наместнику на земле, римс-
кому папе, тот должен дать торжественный обет целомудрия

1
«Общество Иисуса» (Societas Jesus) основано в 1534 году в Париже. – Прим. ред.
8 Исследование Тридентского собора

и вечно помнить цели нашего Общества. Оно основано единс-


твенно для того, чтобы совершенствовать людей в христи-
анском учении и жизни, и распространять истинную веру
проповеданием слова Божия, духовными упражнениями и
умерщвлением плоти, подвигами любви, воспитанием юно-
шества и наставлением тех, кто не имеет истинного понятия
о христианстве, наконец, исповеданием верующих и подая-
нием христианского утешения» и т. д.2
5. Примерно тогда же этот Игнатий пришел к выводу, что
Германию, отпавшую от папского престола, можно было бы
вернуть под иго папы, подготовив пригодных для этой цели
проповедников. Поэтому он послал нескольких своих соратни-
ков в Германию. Эта попытка показала, что они действительно
могли своим лицемерием причинить вред немецким церквам,
больший вред, чем все прочие монашеские ордена с их фаль-
шивой религиозностью. Затем кардинал Джованни Мороне,
который на недавнем Тридентском синоде был папским лега-
том и председателем, подсказал Игнатию, что было бы полезно
для папской церкви, если бы в Риме появилась великолепная
школа, в которой немецких юношей наставляли в общеобразо-
вательных науках и в вероучении за счет папы, чтобы позднее,
по возвращении на родину, они могли хотя бы отчасти возро-
дить разрушенную и попранную папскую религию.
Это дело иезуиты начали в 1553 году, и такая школа была
создана в Риме, неподалеку от школы иезуитов. Андрада го-
ворит, что юношей принимают туда не для того, чтобы впос-
ледствии сделать их иезуитами, но иезуиты лишь заботятся
об их питании, направлении и наставлении, и что они пред-
приняли этот труд лишь из желания спасти Германию, дабы
через этих эмиссаров ее можно было понемногу возвратить в
лоно римского понтифика, или, если это окажется слишком
трудно, заставить ее целовать ноги папы. Андрада столь мно-
гого ожидает от этой коварной уловки иезуитов, что даже го-
ворит: «Я ничуть не сомневаюсь, что трудами и усердием
этих молодых людей Германия со временем вернется к свету
веры (то есть папской веры), которого ее лишили» и т. д.
Именно об этом я прежде и сказал в моей книге – секта
иезуитов создана прежде всего для уничтожения немецких

2
Цит. по Александр Андреев. Монашеские ордена. М., 2001. С.283. (Где воспроиз-
ведено по И.Лойола. Духовные упражнения. Париж, Славянская библиотека, 1996.) –
Прим. ред.
Предисловие 9

церквей. Иоганн Альбер из Ингольштадта попытался кате-


горически отвергнуть это утверждение. Но поблагодарим
Андраду, который просто и ясно изложил нам все причины
основания этой секты, не стараясь ничего скрыть, чтобы нам
не приходилось гадать, питаясь слухами или предположени-
ями, для чего Римский престол навязывает миру свое новое
детище в эти последние для мира времена.
6. Я захотел поместить эту историю в предисловие к дан-
ной книге, чтобы оставить в покое иезуитов. Ибо в этом от-
вете я решил заняться аргументами Андрады, а не теми, кто
боится выступить публично.
До сих пор приверженцы папы пытались поправить
свое дело при помощи разнообразных уловок. Метнув мол-
нию своей анафемы из Тридента, они привлекли челове-
ка, который напыщенную и цветистую речь сочетает с гру-
быми и надменными оскорблениями, словно простых не-
мцев можно этим околдовать или, повергнув в панический
страх, отвратить от познания истины Слова Божия. С его
амбициозными повторяющимися вступлениями и надмен-
ными аргументами Андрада считается опытным бойцом,
но я вижу, что на самом деле он представляет собой не бо-
лее чем другие защитники папского срама. Его грубая и
заносчиво\высокомерная речь не может возобновить тот ту-
ман, который уже давно рассеян светом Писания. Читая
его, мне на ум пришло высказывание Иринея: «Вот он вхо-
дит, воспламененный гордыней, подобный наглому пету-
ху», а также строки поэта:
Какой достойный дар способен дать сей безразмерный рот?..
Ведь хлещут из него лишь громкие и наглые слова3.

7. Я хотел ответить Андраде по многим серьезным при-


чинам – ведь он так нагло и заносчиво вызвал меня на этот
спор. Кроме того, в этих десяти книгах Андрады изложено
много такого, что было бы полезно рассмотреть в деталях.
Но, не желая утомлять читателя скучным повторением ос-
корбительных слов Андрады и тошнотворным их опровер-
жением, я решил дать ответ, который будет касаться сущест-
ва дела, чтобы, с помощью Божией, этот диспут принес поль-
зу Церкви. Я также убежден, что содержание этих ответов
было даровано и явлено мне моим Богом.
3
Гораций, De arte poetica, ст. 97 и 138.
10 Исследование Тридентского собора

Андрада сыграл ведущую роль в дебатах Тридентского


синода и писал против меня свои книги, пока собор еще за-
седал, делал он это по указаниям тех, чьи советы отцы собо-
ра принимали, словно бы они исходили от оракула баснос-
ловного пифийского Аполлона, ибо именно таковы выраже-
ния Андрады.
Кроме того, Андрада довольно прямолинейно объяснил
многое из того, что трудно для понимания в декретах собо-
ра, причем такой смысл человеку трудно даже заподозрить,
читая сам текст. Это будет показано далее. Поэтому почти
сразу же после того как до меня дошли поношения Андрады
и постановления Тридентского собора, я почувствовал уве-
ренность в том, что знаю, как именно мне следует предста-
вить свой ответ. Постановления синода выражены коротко и
просто. Но что творилось на дебатах, на основании чего были
приняты эти постановления, из какого источника их почер-
пнули, при помощи каких уловок эти постановления были
сфабрикованы, каковы их смысл и цель – все это в некоторой
степени показывают разъяснения Андрады.
Андрада оставался в Триденте до самого завершения и
роспуска собора. Прямо там, во время работы собора, он со-
ставил свои разъяснения. И хотя он не председательствовал,
но безусловно присутствовал на всех дебатах, происходив-
ших во время сессий, состоявшихся при Пии IV. Поэтому
нет никакого сомнения в том, что он исследовал и вопросы,
разбиравшиеся на прежних сессиях.
8. Когда я сравню разъяснения Андрады с постановлени-
ями собора, а также сопоставлю и исследую как разъясне-
ния, так и декреты с нормой Писания, тогда на этом основа-
нии я составлю и опубликую «Исследование постановлений
Тридентского собора», которое, как мне кажется, будет по-
лезно читателю. Полагаю, что таким образом я дам наилуч-
ший ответ моему оппоненту Андраде и полностью смою ту
грязь, которой, в своих оскорблениях, он вымазал не толь-
ко мою одежду, но и наши церкви. И если читатель обнару-
жит, что я не сопроводил каждый вопрос должным поясне-
нием, пусть он помнит, что это исследование я предпринял
лишь в связи с той возможностью, которую мне предоставил
Андрада. Надеюсь, Андрада не станет на меня сердиться за
то, что я не счел достойной ответа большую часть его брани,
ибо это наше исследование предпринято лишь в связи с пред-
метом самого спора.
Предисловие 11

9. Я не хочу повторять здесь того, на что всему миру указа-


ли в этом году в своих опубликованных трудах наши сторон-
ники, – по каким причинам они не признают Тридентский
собор подлинным, легитимным, свободным и христианским
собором, – но лишь продолжу свои рассуждения в пределах
исследования. Я также намереваюсь уделить особое внима-
ние постановлениям, содержащим догматы, вокруг которых
теперь разгорелись споры. Ибо свои суждения о Реформации
они в итоге представляют на суд папы таким образом, что
становится очевидно – эти вопросы рассматривались не серь-
езно, но, как говорится, pro forma.
10. Безусловно, авторитет соборов весьма полезен для
Церкви, как верно сказал об этом Августин, то есть если они
судят согласно правилу и норме Святого Писания. И если
они обосновывают свои решения ясными и безусловными
свидетельствами Писания, Церковь должна с величайшим
почтением повиноваться им, как воле Божией. Тогда вступа-
ют в силу слова Христа (Лк. 10:16): «Слушающий вас Меня
слушает, и отвергающийся вас Меня отвергается». Но ког-
да звучит только слово «собор», оно не должно разом превра-
щать нас в камни, бревна и деревья, подобно голове Горгоны,
чтобы мы бездумно принимали все постановления без иссле-
дования, рассмотрения и тщательного рассуждения. Ибо
Писание говорит нам, что существуют также собрания греш-
ников, Пс. 21:17; лживых людей, Пс. 25:4; и нечестивцев,
Пс. 1:1, которые в Иер. 15:17, на основании псалма, названы
собраниями смеющихся, – они названы так из\за их ложных
толкований. Таковы были собрания безбожных священни-
ков, выступавшие против Михея, Иеремии, против Христа
и Апостолов. В 1 Ин. 4:1 нам дано строгое повеление Божие:
«Не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли
они, потому что много лжепророков появилось в мире».
1 Фес. 5:21: «Все испытывайте, хорошего держитесь».
Мф. 7:15: «Берегитесь лжепророков» и т. п.
11. Потому правильно и согласно повелению Божию необ-
ходимо, чтобы мы исследовали постановления собора в соот-
ветствии с нормами Святого Писания, как сказал Иероним:
«В канонических книгах изложено учение Святого Духа.
Если соборы произносят что\либо противоречащее Ему, я
признаю их нечестивыми». Ибо мы имеем дело с важным
вопросом, касающимся спасения душ. Воистину, лишь пап-
ской тирании присуще требовать, чтобы мы без исследова-
12 Исследование Тридентского собора

ния, без рассмотрения и рассуждения согласились с поста-


новлениями Тридентского собора, на котором одно и то же
лицо выступило как обвинитель, хотя само виновно, и как
судья, в чьей вступительной речи каноническое Писание
низвергнуто и лишено положения единственного правила и
единственной нормы суждения.
Приверженцы папы, конечно же, ссылаются на закон им-
ператора Маркиана, касающийся Святой Троицы и кафоли-
ческой веры: «Пусть никто не выносит на обсуждение вопро-
сы, которые однажды уже были разрешены и верно опреде-
лены синодом, стремясь тем самым найти повод для мятежа
или измены». Однако этот в высшей степени благочестивый
император никоим образом не желал даровать соборам без-
граничной власти измышлять и постановлять, что им взду-
мается, вне, помимо и против Слова Божия. Также никто не
должен верить, что этим постановлением он желал устранить
и уничтожить свободу суждения и внимательного испыта-
ния всех вопросов, которые Бог даровал и заповедал Церкви.
Ибо он сказал, что те вопросы, которые были решены верно,
не должны вновь становиться предметом спора. В Деяниях
Халкидонского собора, где постановление Маркиана изложе-
но полностью, записаны такие его слова: «Теперь пусть пре-
кратится нечестивый раздор, ибо всякий, кто продолжает
спорить после того как истина была найдена, ищет лжи».
Однако мы обсуждаем следующий острый вопрос: верно
ли были решены проблемы, поднятые на Тридентском собо-
ре? Была ли в Триденте найдена истина в отношении споров,
возникших в наше время?
В этих дискуссиях мы не стремимся к мятежу и измене,
которые справедливо запретил император Маркиан, но без
восстания, без оружия, одним лишь голосом учения, в соот-
ветствии с нормой Святого Писания, дарованного нам бого-
духновенно, мы желаем выяснить, не отступаем ли мы, под-
чиняясь синоду, от истинной, животворящей веры, которая,
как сказал Августин, зарождается каноническим Писанием,
посрамляя человеческие предания.
Это право исследования, дарованное и заповеданное
Церкви гласом Божиим, не может ни отнять, ни осудить
никакая тварь. И если мой оппонент Андрада по гордыне и
грубости, которые столь присущи ему, осудит этот замысел
исследования декретов Тридентского собора, то он тем са-
мым покажет, с каким невыносимым деспотизмом папис-
Предисловие 13

ты стремятся угнетать Церковь и управлять ее верой. Если


Тридентский собор составил свои постановления правильно,
если в них содержится истина, то ему нечего бояться иссле-
дования, проводимого на основании Писания, и он не будет
возражать против такого исследования. Ибо истина не бежит
от света, а слова Господни чисты, они не боятся семикратно-
го испытания огнем (Пс. 11:7).
Тертуллиан верно сказал в Apologeticus: «Закон, кото-
рый не желает проверки, заслуживает подозрения. И если он
правит без обсуждения и проверки, он порочен, ибо призна-
ние его справедливости производится не самим законом, но
теми, от кого он ожидает покорности».
Насколько же это более верно в отношении соборных
постановлений по вопросам веры? Древние соборы не на-
вязывали церквам безапелляционные и никому не подкон-
трольные постановления. Публикуя полные деяния и офи-
циальные дискуссии, они тем самым показывали, из каких
источников и на каком основании они осудили то, что было
ложным, и утвердили то, что было истинным, дабы сужде-
ние Церкви было обстоятельным и как можно более ясным.
Однако тридентские судьи издают одни лишь постановле-
ния, без объяснений, утверждая преторианскую власть над
христианским миром, и, судя по всему, они готовы незамед-
лительно угрожать огнем и мечом всем, кто им противоре-
чит, или, точнее, кто задает вопросы. Таким образом кано-
ники добиваются того, чтобы папа мог навязывать свое по-
нимание, когда только пожелает.
12. Мы же просим, чтобы нам было позволено, несмот-
ря на то, что наши оппоненты против, использовать свободу,
дарованную нам Словом Божиим, не верить всякому духу,
но все подвергать проверке. В свою очередь они вольны рас-
сматривать наши учения, но не как они привыкли, по выра-
жению Иеронима, при помощи аргументов из мастерской па-
лача, но на основании аргументов и свидетельств Писания.
Если бы это было именно так, то я бы мог надеяться, что мно-
гие тайны, связанные с дискуссиями Тридентского собора,
были бы вынесены на свет нашими противниками. Но если
они пожелают рассматривать их как нечто сокровенное, то
им придется все прятать и покрывать молчанием, как сказа-
но: «всякий, делающий злое, ненавидит свет» [Ин. 3:20].
Однако перейдем к дискутируемому вопросу. Выше мы
указали, каким образом собираемся подойти к делу. Поэтому
14 Исследование Тридентского собора

опустим прочие предварительные соображения и поспешим


обратиться к вопросам учения. Попутно я лишь напомню чи-
тателю, как начинался Тридентский собор.
Папа Павел III в булле, объявляющей о созыве собора,
по своей щедрости объявил о свободной продаже индульген-
ций, про которые говорилось, что они дают полное отпуще-
ние грехов тем, кто примет участие в крестном ходе, подаст
милостыню какому\нибудь нищему или прочтет Молитву
Господню вместе с Ангельским приветствием пять раз. Затем,
когда сам собор уже начался, в литании, в которой ни одного
слова не было упомянуто о заступничестве Христа, они на-
звали в качестве посредников, покровителей и заступников
всех Ангелов и святых, вместо единственного Посредника –
Христа. Далее выступил Амвросий Катарин, который в своей
молитве на открытии собора обратился к Матери Христа как
к Его сподвижнице, будто бы сидящей у Его престола, чтобы
обеспечивать нам благодать своим ходатайством. Некто дру-
гой в своей молитве преступно исказил слова Евангелия, ко-
торые могут приличествовать лишь Сыну Божию, и приме-
нил их к папе, воскликнув: «Папа – свет пришел в мир»4, так
что не осталось никакого сомнения в том, что в самом начале
Тридентского собора исполнилось то, о чем пророчествовал
Павел во 2 Фес. 2:3–4, о том, что «человек греха, сын поги-
бели, противящийся и превозносящийся выше всего, назы-
ваемого Богом или святынею... в храме Божием сядет.., как
Бог». Из такого начала можно судить о том, что будет даль-
ше и чем все закончится. Как говорится, каково начало, та-
ков и конец.

4
См. Ин. 12:46. – Прим. ред.
ТЕМА ПЕРВАЯ
О Святом Писании

Из постановлений четвертой сессии Тридентского собора

Первое постановление четвертой сессии от 5 апреля 1546 г.

Признание и перечисление священных книг


Ветхого и Нового Заветов

Святейший, вселенский и всеобщий Тридентский собор, закон-


но собравшийся во Святом Духе, под председательством трех легатов
Апостольского престола, неизменно движимый наивысшим стремле-
нием к тому, чтобы по устранении всех заблуждений в Церкви сохра-
нялась чистота Евангелия, которое, будучи прежде обетовано в Святом
Писании через пророков, возвещено изначально устами нашего Господа
Иисуса Христа, Сына Божия, и о котором затем было дано повеление
проповедовать его всякой твари через Его Апостолов как источник вся-
кой спасительной истины и назидания в благочестии, и понимая, что
эта истина и назидание содержатся в написанных книгах и в устных
преданиях, которые, будучи приняты Апостолами из уст Христа или
Апостолов, водимых Святым Духом, переданы нам, словно бы из рук
в руки. И, следуя примеру правоверных отцов, он [собор] принимает и
почитает с равным уважением и благоговением все книги как Ветхого,
так и Нового Заветов (поскольку автором обоих является один Бог), а
также устные предания, касающиеся и веры, и благочестия, как про-
диктованные либо устно Христом, либо Святым Духом и сохраненные в
непрерывной традиции Кафолической церкви.
Собор рассудил, что в это постановление следует ввести список свя-
щенных книг, дабы ни в чьем разуме не возникало сомнений относи-
тельно того, какие книги были приняты этим собором.
Таковы суть книги Ветхого Завета: пять книг Моисеевых – Бытие,
Исход, Левит, Числа, Второзаконие. Затем книги Иисуса Навина,
Судей, Руфь, четыре книги Царств, две Паралипоменон, две Ездры,
первая и вторая, которую называют книгой Неемии, книги Товита,
Иудифь, Есфирь, Иова, Псалтирь Давидова из 150 Псалмов, Притчи
Соломона, книга Екклесиаста, Песнь песней, Премудрость Иисуса
сына Сирахова, Премудрость Соломона, книги Исаии, Иеремии,

15
16 Исследование Тридентского собора

Варуха, Иезекииля, Даниила, писания двенадцати малых пророков, а


именно Осии, Иоиля, Амоса, Авдия, Ионы, Михея, Наума, Аввакума,
Софонии, Аггея, Захарии, Малахии, две книги Маккавейские, пер-
вая и вторая.
Нового Завета: четыре Евангелия – от Матфея, от Марка, от Луки и
от Иоанна, Деяния Апостолов, написанные Евангелистом Лукой, четыр-
надцать посланий святого Апостола Павла, а именно: к Римлянам, два
к Коринфянам, к Галатам, к Ефесянам, к Филиппийцам, к Колоссянам,
два к Фессалоникийцам, два к Тимофею, к Титу, к Филимону, к Евреям,
два послания Апостола Петра, три послания Апостола Иоанна, одно
послание Иакова, одно послание Апостола Иуды, Откровение Апостола
Иоанна.
Если кто\либо не принимает эти книги полностью, со всеми их час-
тями, в том виде, в каком они читались в Кафолической церкви и во-
шли в старое латинское издание Вульгаты как священные и каноничес-
кие, и [если кто\либо] сознательно и преднамеренно презирает выше-
названные предания, да будет анафема.
Посему пусть все уразумеют, в каком порядке и как именно этот
синод, заложив основание исповедания веры, будет двигаться дальше и
какие свидетельства и средства он будет преимущественно использовать
для подтверждения догматов и восстановления благочестия Церкви.

Второе постановление четвертой сессии


Признание Вульгаты, а также методы истолкования и издания
Святого Писания
Кроме того, тот же святой собор, полагая, что Церковь Божия мо-
жет получить немалую пользу, если станет известно, какое из много-
численных имеющих хождение латинских изданий священных книг
следует рассматривать как достоверное, постановляет и объявляет, что
то самое издание Вульгаты, которое было одобрено в этой Церкви мно-
говековым употреблением, следует признавать достоверным в публич-
ных чтениях, дискуссиях, проповедях и истолкованиях и что никто не
должен отвергать его или даже предполагать такую возможность под
каким бы то ни было предлогом.

ДРУГОЙ КАНОН

Более того, ради обуздания духа своеволия Собор постановляет,


что никто, полагаясь на собственную мудрость в вопросах веры и бла-
гочестия, связанных с устроением христианского учения, не может ис-
кажать Святое Писание в соответствии со своим мнением или пытать-
ся истолковывать Святое Писание вопреки тому пониманию, которого
держалась и держится святая матерь Церковь, коей принадлежит пра-
во судить об истинном значении и истолковании Святого Писания, или
вопреки единодушному мнению отцов, даже если эти истолкования не
предназначены для публикации. О тех, кто станет поступать вопреки,
надлежит докладывать церковным судьям, и они должны подвергнуть-
ся наказанию, установленному законом.
О Святом Писании 17

Исследование

1. Само это заявление и справедливые многолетние жало-


бы всего христианского мира громогласно свидетельствуют о
том, что в учение папской церкви проникли многочисленные
заблуждения, а в церковные обряды – разнообразные злоупот-
ребления. Поэтому многие молились о настоящем, законном,
свободном, христианском соборе и ожидали его, чтобы эти ве-
ликие пороки были исцелены истинным лекарством, то есть
Святым Писанием, о котором Василий [Великий], в коммен-
тарии на начало Псалма 1, сказал, что «оно было образовано
Святым Духом как всеобщая аптека для душ».
2. На первой сессии папа через своих легатов указал, что
Тридентский собор.., как они уверяют себя, был созван для
того, чтобы «по устранении всех заблуждений в Церкви со-
хранялась чистота Евангелия». Это прекрасные слова.
3. В самом начале синод определил, какие свидетельст-
ва и особые средства он будет применять для изобличения
ересей и утверждения догматов. Это было сделано правиль-
но и в соответствии с примером чистой древней Церкви. Ибо
[Николай] Кузанский сказал... о древних вселенских собо-
рах, что на них было принято выносить святые Евангелия в
середину собрания, в напоминание [отцам], какими средст-
вами и каким оружием им надлежало бороться на соборах
против заблуждений, за истинные догматы. О том, что это
было заведено и на других религиозных диспутах, засвиде-
тельствовал Августин в своем 163\м послании.
Широко известны также слова Константина Великого,
которыми он лично открыл синод в Никее... Он сказал:
«Книги Евангелистов и Апостолов, а также пророчества
древних пророков ясно указывают нам, что мы должны при-
нимать решения о божественных предметах. Посему будем
разрешать вопросы, опираясь на богодухновенные слова».
4. Но на что же решил опираться Тридентский собор при
подтверждении своих догматов? Разве на учение Святого
Духа, Который, как сказал Иероним, явлен в канонических
Писаниях? Никоим образом, сказали они, Писание не будет
единственной нормой суждения, и прежде всего они постано-
вили, что устные предания, подтверждаемые лишь тем фак-
том, что они применялись на протяжении долгого времени,
будут приниматься и почитаться с таким же благочестивым
рвением и благоговением, как и само Писание. Затем они на-
18 Исследование Тридентского собора

рушили, отменили и отбросили в сторону различие между ка-


ноническими книгами Писания и апокрифами, которое при-
знавалось всей святой и чистой древней Церковью, уравняв
власть канонических книг и апокрифов в подтверждении цер-
ковных догматов. В\третьих, несмотря на то, что в древнем
переводе [Вульгате] подлинный смысл Писания часто выра-
жен неточно, а часто даже искажен из\за ошибок переписчи-
ков, они постановили, что версию Вульгаты следует считать
точной и что никто не смеет оспорить ее в дискуссиях или тол-
кованиях под каким бы то ни было предлогом, хотя было ясно
показано, что она отступает от оригинальных источников.
Не вполне надеясь на эти вспомогательные способы, три-
дентские отцы, в\четвертых, добавили самое жесткое требо-
вание, – что они одни имеют право и власть верно истолковы-
вать Писание. Как Хосий сказал о ясном Слове Божием: «Если
кто\либо имеет истолкование Римской церкви, даже когда он
не понимает, как оно согласуется с текстом или противоречит
ему, он все равно обладает самим Словом Божиим».
5. Итак, кажется ли тебе, читатель, что тридентские отцы
собрались по призыву их земного бога, римского папы, дабы,
если доказано на основании Слова Божия, что в их учении
содержатся ошибки, а в обрядах – злоупотребления, подго-
товиться к их исправлению или улучшению в соответствии
с нормой канонического Писания? Оставь эту мысль! Ибо
постановления четвертой сессии дают всему миру ясное по-
нимание того, что в папской церкви есть множество, да, ве-
ликое множество такого, что они никоим образом не могут
подтвердить, установить и защитить свидетельствами и до-
казательствами канонического Писания. Потому они ищут
иных доказательств, вне и за пределами Писания, чтобы под
давлением свидетельств Писания не склониться к истине, но
использовать иные побочные средства в качестве убежища.
6. Эти многочисленные и разнообразные способы защи-
ты, выходящие за пределы Писания, вернее, даже противо-
речащие ему, они разместили и выстроили в определенных
местах таким образом, что стало очевидно – они собрались не
ради исправления чего бы то ни было в соответствии с нор-
мой Писания, но ради того, чтобы с помощью иных вспомога-
тельных средств сохранить, защитить и утвердить в Церкви
всевозможные заблуждения и злоупотребления, на которые
было указано, в которых их обличили и ложность которых
была доказана на основании Слова Божия.
О Святом Писании 19

Здесь мы снова сталкиваемся со всем тем, что было ре-


шено ими в самом начале собора относительно разнообраз-
ных способов защиты. Они могли бы разрешить весь воп-
рос в нескольких словах, если бы только в начале собора они
объявили, что хотят сохранить свою церковь в нынешнем со-
стоянии, такой, какова она есть, и упрямо защищать это, не
позволяя ничего исправлять или улучшать в соответствии с
нормой канонического Писания. Тогда не было бы необхо-
димости тратить столько лет, если только они не решили об-
мануть народ под предлогом собора, вводя в заблуждение са-
мим его названием.
7. Тертуллиан в De resurrectione carnis некоторых людей
назвал lucifigos, то есть людьми, бегущими от света Писания.
Это определение лучше всего подходит к Тридентскому собо-
ру. Ибо до сих пор они шарахались от света Писания и бежа-
ли от него так проворно, что, думается мне, даже если о кано-
ническом Писании упоминалось вскользь, бледными и дро-
жащими устами, они немедленно же бросались к другим...
способам защиты, с помощью которых можно окутаться
тьмой, как только их потащат на свет Писания.
8. Однако все это надлежит исследовать более подробно и
последовательно. В настоящее время основные темы учения
папистов таковы: о недостаточности, неясности и неопреде-
ленности Писания; о традиции; и о высшей власти истолко-
вания. Ибо они видят, что потерпят поражение еще до того,
как вступят в схватку, если только их войска пойдут иным
путем, если ничто не будет принято на веру без доказатель-
ства свидетельством Писания, а из всего того, что выдвига-
ется под именем традиции, отцов или соборов, будет приня-
то только то, что согласуется с авторитетом богодухновен-
ного Писания, а все, что не согласуется [с ним], как сказал
Иероним, может быть высмеяно так же легко, как и одобре-
но, или (согласно правилу Августина) может быть легко от-
брошено без малейшего вреда для тех, от чьего имени все это
было выдвинуто.
20 Исследование Тридентского собора

РАЗДЕЛ I
О Святом Писании

1. Тридентские отцы принимали свои постановления без


подтверждения, не предъявляя никаких оснований, и не-
редко облекая их в выражения общего характера. Если бы
они сочли возможным обнародовать, по каким причинам,
из каких источников и на каких основаниях они составили
эти постановления, методы расследования и критики были
бы более простыми. Однако дело проясняется, поскольку
мой оппонент Андрада и другие писатели\паписты вольно
или невольно открывают на всеобщее обозрение многие из
этих тайн. Если принимать во внимание их заявления, ме-
тод исследования будет ясен, как это покажет данный раз-
дел о Писании, и следующий, посвященный преданиям. На
этой четвертой сессии священные книги упоминались с до-
статочным почтением, и может создаться впечатление, буд-
то было сказано лишь о том, что учение Евангелия, которое
Апостолы сначала передавали устно, является тем же самым
учением, которое они письменно изложили в книгах. Однако
прислушаемся к Андраде, который посвящен в тайны собора
и знает, на каких основаниях и с какими хитростями было
составлено данное постановление.
2. Как я уже отмечал, иезуиты вместе с другими папис-
тами придерживаются аксиомы, что Святое Писание – это
искалеченное, неполное и несовершенное учение, посколь-
ку оно не содержит всего, что касается веры и правил бла-
гочестивой жизни. Однако здесь Андрада... выступил про-
тив меня, вопя изо всех своих сил о лжи и несправедливости.
Читая об этом, я удивился, почему Андрада отшатнулся от
этих слов, которые, как он прекрасно знает, были в гораздо
более резкой форме обращены против Святого Писания мно-
гими писателями\папистами. Я подумал, что, может быть, на
Тридентском соборе он начал мыслить об авторитете Писания
более честно и уважительно. Если бы это действительно было
так, то мне не следовало бы полагать неправильными эти об-
винения во лжи. Поэтому я стал внимательно читать даль-
ше, дабы увидеть, не признает и не исповедует ли Андрада,
который был такой важной фигурой на соборе, что небесное
О Святом Писании 21

учение, которое необходимо для веры и благочестивой жиз-


ни, полностью содержится в Святом Писании... Но он сказал:
«Оно никоим образом не содержится в Писании во всей пол-
ноте». Он признал, что я, хотя и своими собственными сло-
вами, выразил то самое мнение, которого придерживаются
иезуиты и все паписты. Но почему же тогда он так бушует?
Потому что, говорит он, простой народ может возмутиться,
если о Святом Писании будут отзываться в столь грубых и
отвратительных выражениях. И мы глубоко признательны
Андарде, потому что теперь понимаем, почему в постановле-
нии Тридентского собора не употреблены эти грубые слова,
которые многие писатели\паписты постоянно изрыгают про-
тив Святого Писания, хотя это постановление все же стре-
мится к утверждению и одобрению по сути того же самого, но
так, чтобы простой народ не возмутился, что на Писание на-
падают в грубых и отвратительных выражениях. И эту осо-
бенность постановления надлежит тщательно исследовать.
3. Вдумаемся в содержание этого постановления о Писа-
нии и рассмотрим те аргументы, которые обсуждались при
его составлении. Андрада говорит, что, когда Христос счел
необходимым прийти на помощь слабой человеческой па-
мяти через записанное Евангелие, Он пожелал передать его
в столь кратком изложении, чтобы большую его часть, как
драгоценное сокровище, можно было оставить традиции, за-
печатленной в глубинном сознании Церкви.
На основании Иер. 31:33 Андрада (как и прочие писа-
тели\паписты) пытается доказать, что учение Нового Завета,
прежде провозглашенное устно Самим Христом, а затем
Святым Духом проповеданное Апостолами и распространив-
шееся по всему миру, имеет некое свойство, при помощи ко-
торого Бог пожелал отличить его от учения Ветхого Завета,
дабы оно не содержалось на каменных скрижалях и не запи-
сывалось пером и чернилами. Он также добавляет, что, ког-
да Апостолы и Евангелисты запечатлели учение письменно,
они сделали это не по повелению Христа, ибо Он повелел им
проповедовать, а не писать.
Я же, в свою очередь, добавляю – из того, как паписты ис-
толковывают этот текст Иеремии, ясно и бесспорно следует,
что Апостолы запечатлели учение пером и чернилами против
желания и повеления Божия. Ибо если то, что паписты гово-
рят об этом тексте Иеремии, верно, то согласно желанию и по-
велению Божию, учение Нового Завета не должно передавать-
22 Исследование Тридентского собора

ся письменно, поскольку Он не сказал, что новый закон дол-


жен быть отчасти записан на скрижалях, а отчасти – в умах,
но, согласно их пониманию, Павел [2 Кор 3:3] просто подтвер-
дил то, что ничего не должно быть записано чернилами.
4. Согласно такому пониманию получается, что книги
Нового Завета написаны без желания и повеления Христова,
или, скорее, против слова, желания и повеления Божия.
Андрада может ругаться сколько угодно, однако очевидно, что
это следует из их предпосылок, хотя и облечено в другие слова,
а именно: «Только бы простой народ не возмутился тем, что на
Писание нападают в грубых и отвратительных выражениях».
Если выразить их пространные рассуждения несколькими
словами, получится, что они сражаются, и не просто обеими
руками, но всем телом, всеми фибрами, за то, что Евангелисты
и Апостолы писали не для того, чтобы передать потомству все,
что необходимо для веры и для благочестивой жизни, чтобы
Писание стало каноном, нормой и правилом веры в Церкви. И
они придумывают тому самые разные причины.
После многословного доказательства того, что Христос и
Апостолы все эти годы проповедовали гораздо больше, чем
могут вместить узкие рамки книг Нового Завета, Андрада
пришел к заключению, что следует верить многому из того,
что не было записано, и что устоявшееся мнение Церкви сле-
дует принимать как соответствующее учению Евангелия.
Поэтому он заявил, что самым точным правилом веры явля-
ется не Писание, а суждение Церкви. Он также добавил, что
Евангелие гораздо более ясно выражается в жизни благочес-
тивых людей, чем в литературных трудах.
В Hierarchiae ecclesiasticae assertio (книга 1, глава 2)
Пигий заявил, будто Апостолы писали не для того, чтобы их
писания направляли нашу веру и религию, но для того, что-
бы они были подчинены им. А под конец он заключил, что
власть Церкви не просто не ниже, не просто равна, но в неко-
тором смысле даже выше и совершеннее авторитета Писания,
поскольку именно Церковь наделила основные Писания ка-
нонической властью, которой они не имели сами по себе и не
получили от своих авторов.
В главе 3\й он сказал, что послания Апостолов составля-
лись не для вселенской Церкви, но когда возникали пробле-
мы в той или иной поместной церкви, и поэтому не следует
думать, что Апостол стремился включить туда все установ-
ления и таинства нашей веры и все христианское учение.
О Святом Писании 23

Он добавил, что Послание к Филимону, которое не содер-


жит ничего, кроме просьбы за беглого раба, не было написа-
но Павлом для того, чтобы его читала вся Церковь Христова.
В конце он сказал: «Да будут прокляты все те, кто высказы-
ваются против общих обычаев и традиций Церкви, передан-
ных нам из древних времен, даже если они не противоречат
и не противятся Писанию».
В главе 4\й он доказывает, что в спорном вопросе или при
возникновении каких бы то ни было разногласий безусловно
церковная традиция соответствует действенной вере в боль-
шей степени, чем само Писание. В обоснование он сказал,
что традиция яснее, более открыта и очевидно неизменна,
тогда как Писание часто очень неясно и позволяет подгонять
и приспосабливать его под иное понимание, если кто\то за-
ранее в чем\либо предубежден, и его легко исказить умелым
переистолкованием. Из этого следует, что неизменный кри-
терий, которым измеряется также и Писание, – это соответст-
вие церковному преданию.
В заключение он заявил: «Если бы мы помнили о том
принципе, что еретиков не следует назидать или обвинять
на основании Писания (дословно именно так он и выразил-
ся), наши дела обстояли бы гораздо лучшим образом. Но ког-
да многие стали бороться с Лютером на основании Писания,
стремясь показать свои одаренность и образованность, раз-
горелся тот пожар, на который ныне мы взираем с великим
прискорбием».
5. Чтобы не цитировать далее оскорбительные слова от-
дельных папистов, направленные против Святого Писания,
в целом их содержание таково. Они не признают Святое
Писание каноном, критерием, мерилом или правилом, с ко-
торым следует соизмерять все дискуссии, касающиеся вопро-
сов веры. И обосновывают они это в основном двумя утверж-
дениями: 1) тем что Писание неполно, поскольку не содер-
жит всего, что необходимо для веры и благочестивой жизни;
2) там, где оно все же содержит [необходимое для веры и бла-
гочестивой жизни], оно неясно и двусмысленно, как нос из
воска или свинцовый квадрат... Поэтому они утверждают,
что оно является, скорее, поводом к раздорам, чем голосом
судьи, учителем, который не может говорить, мертвой бук-
вой, да\да, убивающей буквой, и т. д.
Экк в свойственной ему манере назвал Евангелие тем-
ным, чернильным богословием. Таким образом, именно в
24 Исследование Тридентского собора

этом смысле следует понимать постановление... собора, пос-


вященное Писанию. Мы уже узнали от Андрады, по каким
причинам и на каких основаниях это постановление было со-
ставлено именно так.
6. Теперь нам остается исследовать данный вопрос. Не бу-
дем же применять в этом исследовании (как учит Августин)
«неверные весы, на которых мы можем взвешивать то, что
нам нравится, и так, как нам нравится, говоря по своей собс-
твенной воле: “Это тяжело; а это легко”. Возьмем Божии весы
из Святого Писания, из сокровищницы Господней, и взвесим
на них, что тяжелее, или скорее не взвесим, а признаем то,
что было взвешено Господом». Таковы слова Августина из
De baptismo contra Donatistas, книга 2, глава 9.
7. Обсуждается великий и важный вопрос. Поэтому папис-
ты обвиняют нас в своеволии, в извращенном стремлении к
спорам и клеймят нас прочими отвратительными именами. Но
Бог, испытывающий сердца, видит и знает, что мы полны усер-
дия в проверке всего того, что Он Сам повелел нам [проверять],
дабы мы не были носимы всяким ветром учения, но чтобы наша
вера имела твердую почву и верное основание. Ибо очевидно,
что мир своей мудростью не познал Бога (1 Кор. 1:21), но Бог
Сам явил Себя и Свою волю роду человеческому, даровав ясное
Слово, которое Он подтвердил великими чудесами.
И в самом деле, если бы мы были Ангелами или обитали
среди Ангелов, то не было бы необходимости ни в обеспокоен-
ности, ни в озабоченности тем, что чистота богооткровенного
учения может быть искажена или утрачена. Но на своем пути
мы сталкиваемся с тремя великими препятствиями: 1) мы
живем в этом мире, в котором суждение о вопросах веры диа-
метрально противоположно суждению Святого Духа; 2) наш
разум восстает против познания Божия, ибо «душевный чело-
век не принимает того, что от Духа Божия, потому что он по-
читает это безумием»; 3) диавол есть лжец, отец лжи и дух за-
блуждения.
В результате богооткровенное учение не остается чистым
и неизмененным всегда и повсюду в этом мире, но часто ис-
кажается и портится либо подлогами, представляющими со-
бою совершенную ложь, либо подмешиванием закваски, ко-
торую Павел назвал kaphleÚein («мошенничать»)5, подоб-

5
2 Кор. 2:17; Синодальный перевод: «Ибо мы не повреждаем слова Божия». –
Прим. теол. ред.
О Святом Писании 25

но тому, как хозяева гостиниц портят вино, добавляя в него


воду, ибо именно в таком смысле греческие переводчики
употребили это слово в Ис. 1:22.
Недостаточным основанием следует признать и тот слу-
чай, когда люди ссылаются на сан рукоположенного священ-
ника. Ибо в Иер. 14:14 написано: «Пророки пророчествуют
ложное именем Моим; Я не посылал их и не давал им пове-
ления, и не говорил им; они возвещают вам... мечты сердца
своего». В 3 Цар. 22:22 мы читаем: «Я выйду и сделаюсь ду-
хом лживым в устах всех пророков его» и т. д. Посему нам
следует задуматься о том, каким образом при такой слож-
ности различения Бог всегда милостиво заботился о Своей
Церкви, чтобы она твердо знала, какое учение ей следует
принимать как несомненное, небесное и богодухновенное, и
в соответствии с какой нормой можно распознать и осудить
любые заблуждения, которых следует избегать.
Это соображение нуждается в более фундаментальном
рассмотрении того, что в священной истории, с самого нача-
ла мира, мы можем видеть, как часто и сколь разными путя-
ми чистота Слова Божия искажалась и портилась хитростью
диавола, неверием мира и упрямством разума, а с другой сто-
роны – с какой отеческой заботой о Своей Церкви Бог следил
за восстановлением и сохранением чистоты Своего Слова от
повреждений мира, плоти и диавола. Мы согласуем эти сооб-
ражения с нашей нынешней дискуссией. О заявлениях па-
пистов, будто в Новом Завете Бог использует другой, совер-
шенно иной способ сохранения чистоты небесного учения,
чем в Ветхом Завете, мы рассудим позднее.
26 Исследование Тридентского собора

РАЗДЕЛ II
О происхождении, основании и использовании
Писания Нового Завета

1. Всю эту дискуссию о Святом Писании, как мне ка-


жется, невозможно истолковать проще и точнее, чем путем
выяснения фактов, касающихся происхождения Святого
Писания и того, по какому поводу, ради чего и для какого
употребления оно было установлено и даровано Богом, ибо
Он начал его не во времена Нового Завета. Поэтому нам сле-
дует начать суждение от самых его истоков. Так будет отвер-
гнуто большинство возражений папистов.
Бог от начала мира, как до, так и после грехопадения,
выходил из Своего сокровенного обиталища, которое есть
неприступный свет, и являл Себя и Свою волю человечес-
кому роду, даруя Свое истинное Слово и добавляя чудесные
подтверждения. Чтобы это богооткровенное учение распро-
странялось живым голосом и передавалось потомству из рук
в руки, Бог назначил Адама как бы епископом его времен.
Нет никакого сомнения в том, что Бог наделил его божест-
венным свидетельством и властью, а также даровал ему весь-
ма продолжительную жизнь, дабы он, через свое свидетельс-
тво, хранил чистоту небесного учения от искажений и берег
свой народ от проповеди чуждых убеждений.
2. Но вскоре после этого откровения Каин и его сообщес-
тво отошли от чистого Слова Божия. После смерти Адама не
только потомки Каина, но также сыны Божии, принявшие
предание небесного учения, извратили свои пути, и глав-
нейшим из их пороков было, несомненно, искажение Слова
Божия. Потому Бог сказал: «Не вечно Духу Моему быть пре-
небрегаемым человеками», – и указал причину: «Потому что
они плоть и все помышления сердца их – зло». Так небесное
учение в первобытном мире было передаваемо живым голо-
сом, устно, как бы из рук в руки. Но поскольку помышление
сердца человеческого есть зло, чистота Слова в конечном сче-
те не была сохранена верно в этом предании живого голоса,
но подверглась искажению, порче и, да\да, оказалась полно-
стью утрачена. Потому Бог сказал: «Не вечно Духу Моему
быть пренебрегаемым человеками» и т. д.
О Святом Писании 27

В то время Бог дал особые откровения Ною, сопровожда-


емые поразительными чудесами потопа, и восстановил пад-
шую чистоту учения, сохранил его и также прибавил более
полное его объяснение – как до, так и после потопа. Этими
чудесами Он утвердил Ноя в качестве «проповедника прав-
ды» (2 Петр. 2:5), дабы он охранял чистоту учения и передал
его своим потомкам при помощи живого голоса.
Когда потомки Ноя рассеялись по всей земле, было из-
брано потомство Сима, и передача небесного учения пору-
чена ему. Но посмотрим, сколь полно и верно предание не-
бесного учения сохранялось устным словом в этом семейс-
тве, которое в то время носило звание истинной Церкви! От
смешения языков до того времени, когда Фарра стал отцом
Авраама, не прошло и двухсот лет. И все же Фарра, отец,
вместе с Авраамом и Нахором служили чужим богам, как
об этом сказано в Нав. 24:2. Они не вполне отбросили и поп-
рали предание истинного учения, но прибавлением заквас-
ки исказили и испортили его, как позднее показала история
Лавана. Малое количество закваски, согласно Павлу, пор-
тит все тесто (2 Кор. 5:6; Гал. 5:9). На все это следует обра-
тить внимание, чтобы мы поняли, сколь сомнительного и
неверного стража и хранителя паписты избрали для учения
Нового Завета в устном предании. Ибо ныне у нас нет обе-
тования новых и особых откровений, которые тогда были у
них. Это последние и безумные времена постаревшего мира.
И все же паписты требуют, чтобы мы установили основани-
ем небесного учения предания, которые сохранились неза-
писанными в памяти людей, хотя Писание показывает нам,
сколь ненадежным было сохранение Слова Божия, когда оно
сохранялось в предании... в те первые здоровые, молодые и
цветущие времена мира.
Когда предания были испорчены и искажены, Бог вос-
становил чистоту Своего учения через особые откровения,
данные Аврааму, которые Он также более полно пояснил,
сделав Авраама пророком (Быт. 20:7). Также в последующие
периоды Он напрямую говорил с Исааком и Иаковом, под-
тверждая и восстанавливая чистоту Своего учения. И ког-
да Иаков умирал, он передал эту веру своим сыновьям как
завещание, чтобы оно передавалось из рук в руки и усердно
сохранялось. Пока двенадцать сыновей Иакова оставались
живы, вероятно, предание здравого учения сохранялось без
искажений. Лишь немногим более ста лет разделяло смерть
28 Исследование Тридентского собора

сыновей Иакова и исход из Египта. И все же сколь надеж-


но и верно сохранилась чистота учения в предании за тот ко-
роткий период, который Иезекииль показывает в гл. 20:7–8,
если Бог засвидетельствовал: «И сказал им: отвергните каж-
дый мерзости от очей ваших... Но они возмутились против
Меня... никто не отверг мерзостей от очей своих и не оставил
идолов Египетских. И Я сказал: изолью на них гнев Мой...
среди земли Египетской» и т. д.
И в те времена, как и прежде, когда предание не сохраня-
ло того, что было ему вверено, Бог особыми откровениями,
которые сопровождались многими славными чудесами, че-
рез Моисея восстановил чистоту Своего учения, проистекав-
шего от древних патриархов, о чем ясно свидетельствует за-
писанное повествование Книги Бытие.
3. Я изложил 2454\летнюю историю от начала мира бо-
лее кратко, чем того заслуживает значимость этого материа-
ла, в тот период небесное учение, явленное в Божием Слове,
распространялось и передавалось без богодухновенного
Писания, лишь живым голосом, теми, кто был божественно
призван и утвержден для этого небесными откровениями и
прочими свидетельствами. Но мы показали, сколь ненадеж-
но это принятое от патриархов предание удерживалось и со-
хранялось их потомками. Ибо Писание свидетельствует, что
учение постоянно искажалось, повреждалось и извраща-
лось теми, чей долг состоял в сохранении, распространении
и передаче другим преданий, полученных от отцов. Эти при-
меры показывают, каким образом прежние поколения осу-
ществляли сохранение и передачу небесного учения.
Однако в те времена, когда учение в устном предании
начинало искажаться, Богу было благоугодно восстанавли-
вать, распространять и сохранять чистоту Своего Слова че-
рез новые и особые откровения. Почему же Он и тогда поже-
лал использовать именно этот, а не какой\либо иной способ?
Нам об этом спрашивать не следует, поскольку Бог не обязан
давать нам отчет во всех Своих деяниях.
4. Однако достойно внимания то, что чистота учения не
сохранялась через предания, и Бог не пожелал более исполь-
зовать этот путь, то есть, когда возникали искажения, Он
последовательно повторял, восстанавливал и сохранял че-
рез новые и особые откровения чистоту того учения, кото-
рое от начала мира было явлено и предано патриархам, – до-
стойно внимания, говорю я, какой иной путь Он Сам уста-
О Святом Писании 29

новил и явил во времена Моисея, – теперь чистое небесное


учение следовало распространять и сохранять при помощи
Писаний, одобренных и подтвержденных Божиим авторите-
том и свидетельством, и когда возникали вопросы или споры
о древнем, подлинном и чистом учении патриархов, новых и
особых откровений искать более не следовало.
5. Эту историю надлежит внимательно изучить. Возмож-
но, она прояснит и упростит нынешний спор о Святом
Писании, показав, как возникло само Писание. История сви-
детельствует – и я полагаю, это следует отметить особо – что
Бог не только установил этот путь и метод сохранения чисто-
ты небесного учения через богодухновенные Писания, но что
Он также Своим собственным деянием и примером начал, ут-
вердил и освятил этот путь и метод, когда Сам впервые на-
чертал Десятословие. Поэтому изначально Святое Писание
имеет Творцом Самого Бога.
Мы говорим только о богодухновенных Писаниях. Мы
не станем спорить о том, что, по словам Иосифа [Флавия],
было начертано на колоннах до потопа. К этой дискуссии
не имеет отношения и Книга Еноха, о которой Иларий, в
комментарии на Пс. 131, сказал: «О том, чего нет в кни-
ге Закона, нам и знать не следует». Некоторые полагают,
будто Моисей с его тестем Иофором нашли историю Иова в
Мадиаме и принесли ее к детям Израиля в Египет, чтобы
по примеру Иова они учились терпеливо сносить гнет фа-
раона. Однако это не подтверждается достоверными свиде-
тельствами и доказательствами. Иудеи говорят, что Книга
Бытие была написана Моисеем до того, как Бог начертал
Десятословие, так как в Исх. 24:7 сказано о «книге заве-
та» до появления скрижалей Десятословия. Однако они
не понимают, что в священной истории о многом повест-
вуется в виде предвосхищения... Ибо книга, упомянутая в
Исх. 24:7, была книгой старого завета, который Бог заклю-
чил на горе Синай с детьми Израиля, на что ясно указано в
Евр. 9:19. Но когда Бог, как сказано в Исх. 34:1, начертал
Десятословие на скрижалях, Моисей еще не написал книгу
завета, он тогда лишь впервые получил повеление написать
ее. Поэтому нет сомнения в том, что все сказанное в Исх.
24:7 о написании и освящении книги завета совершилось
после того, о чем говорится в Исх. 34:1, так что Бог начер-
тал на скрижалях Десятословие прежде, чем Моисей напи-
сал свои книги.
30 Исследование Тридентского собора

Я знаю, что много спорят о книге браней Господних, о ко-


торой Моисей упомянул в Чис. 21:14. Он употребил форму бу-
дущего времени: «О том, что совершилось на Красном море,
будет сказано в книге браней Господних». И когда Иисус
Навин [в главе] 10:13 процитировал книгу Праведного, это
не могла быть некая допотопная книга, поскольку в ней по-
вествуется о событиях, произошедших при Иисусе Навине.
Но я не буду тратить время ни на басни, ни на странные исто-
рии иудеев, подобные той, что Закон до основания мира был
записан пламенными буквами на фоне белого огня. Город ха-
нанеев, который, вероятно, был полон книг (Нав. 15:15–16),
тоже не имеет отношения к нашей теме. Наше исследование
связано с книгами богодухновенного Писания, которое, по
воле Божией, должно было сохраняться и передаваться по-
томкам.
6. Я упомянул обо всем этом, дабы из богодухновенно-
го Писания, которое Бог пожелал видеть сохраненным и до-
ступным для потомков, стало очевидно, что прежде скрижа-
лей Десятословия перстом Божиим не было начертано ниче-
го. Это проливает свет на величие и власть Святого Писания,
в котором Сам Бог не только установил и утвердил план из-
ложения небесного учения в письменном виде, но которому
Он Сам положил начало и которое Он Сам освятил, начер-
тав Десятословие собственным перстом. Ибо если написание
священных книг было начато людьми, можно было бы ос-
порить исключение более чем двух тысяч лет, когда, в луч-
шие времена мира и среди самых выдающихся патриархов,
учение Божия Слова передавалось без письма, живым голо-
сом. Поэтому Сам Бог собственным перстом положил начало
Писаниям, чтобы показать, сколь великое значение следует
придавать этому методу, с помощью которого надлежит со-
хранять для потомков чистоту учения в письменном виде.
Причина того, что для начертания Десятословия Он взял
каменные скрижали, объяснена во 2 Кор. 3.
7. Дабы то, чему предстояло быть либо записанным через
людей Божиих, а затем украшенным чудесами и Божиими
свидетельствами либо одобренным людьми после того, как
оно было записано, не получило меньшей власти или вов-
се не лишилось значения в подтверждении догматов и оп-
ровержении заблуждений, Бог пожелал не записывать весь
Закон Сам, но, начертав Десятословие, Он повелел Моисею
записать остальное под Свою диктовку. И дабы народ Божий
О Святом Писании 31

имел уверенность в том, что это Писание Моисея утвержде-


но не по воле человека, но богодухновенно, Бог наделил сви-
детельства Моисеевы властью через многочисленные и слав-
ные чудеса, явленные как до, так и после, а также во время
самого их написания.
8. Итак, мы показали два факта древнейшей священной
истории: 1) что чистое небесное учение не сохранялось всегда
и всюду через устное предание, но постоянно повреждалось и
искажалось; 2) для того чтобы новые и особые откровения не
были всегда необходимы для восстановления и сохранения
чистоты учения, Бог при Моисее установил другой метод, –
письменное изложение учений Слова Божия.
9. Так было положено начало Писанию. Теперь, пока-
зав это, далее остается рассмотреть, какого использова-
ния нами Писания Бог желает и каковы его достоинство и
власть. Поскольку история ясна, мы ограничимся лишь пе-
речнем текстов.
Моисей изложил в четырех книгах не только историю
своего собственного времени – исход из Египта и то, что
происходило на протяжении сорока лет в пустыне. Его ос-
новная цель заключалась в том, чтобы передать учение
Закона, который Бог даровал народу Израиля в этой пусты-
не на горе Синай. Кроме того, в первой книге он кратко из-
ложил основы вероучения патриархов, которое они получи-
ли через предание, основанное на откровении Самого Бога
от начала мира почти до времен Моисея, и которое они так-
же исповедовали.
Бог повелел, чтобы скрижали Десятословия, начертан-
ного десницей Божией, были помещены в ковчег завета, ко-
торый пребывал во святом святых скинии. И Моисей пове-
лел, чтобы его богодухновенные книги были помещены ря-
дом с ковчегом (Втор. 31:25–26). Заботу об этом хранилище
и его сбережение он вверил священникам, сынам Левия, ко-
торые содержали ковчег завета Господня, и всем старейши-
нам Израиля. Он также постановил, чтобы у царя был спи-
сок Закона, соответствующий тому, который находился у
священников и левитов, дабы он не уклонялся от него ни на-
право, ни налево (Втор. 17:18–20). Он также повелел, чтобы
люди писали эти слова на косяках дверей и окон и на воротах
их домов (Втор. 6:9 и 11:20).
Бог также ясно указал на применение Закона во Втор.
31:10–13, где Он повелел, чтобы его читали перед всем Израи-
32 Исследование Тридентского собора

лем, мужчинами и женщинами, детьми и пришельцами,


дабы, внимая, они познавали, хранили и исполняли все сло-
ва Закона... И наконец, Моисей сказал: «Возьмите сию кни-
гу закона и положите ее одесную ковчега завета Господа Бога
вашего, и она там будет свидетельством против тебя; ибо я
знаю упорство твое и жестоковыйность твою: вот и теперь,
когда я живу с вами ныне, вы упорны пред Господом; не тем
ли более по смерти моей?»
10. Данные свидетельства Писания показывают, каким
образом после написания этих священных книг Церковь де-
тей Израиля оставалась столпом и основанием истины, пос-
кольку им были вверены глаголы Божии (Рим. 3:2). Однако
это не давало им права устанавливать что\либо произвольно
или навязывать Церкви иные и отличающиеся от тех, кото-
рые были записаны, устные предания в качестве догматов
веры. Они получили повеление быть хранителями Писания,
в котором Господь богодухновенно передал на письме небес-
ное учение, дарованное патриархам от начала мира и откры-
тое Моисею. Его воля заключалась не в том, чтобы священ-
ные книги были зарыты в углу скинии, но чтобы из этого
Писания ищущим и несведущим было показано, какое уче-
ние божественным образом явлено и передано патриархам и
Моисею, – истинное и чистое небесное учение. В случаях их
отступления от повелений Божиих это Писание должно было
служить свидетельством (Втор. 31:26). Поэтому Моисей за-
поведал сделать копию с Закона, чтобы иметь канон, образец
и правило, от которого нельзя отступать ни направо, ни на-
лево (Втор. 17:18\20). И Бог величественно прославил и одоб-
рил это сохранение Его Слова через сооружение, ношение и
служение этой прекрасной скинии.
11. При том стоит добавить и следующее наблюдение.
Остальные потомки Ноя, рассеянные по всем землям, несом-
ненно сохранили многое из того, что было последовательно
пересказано их старейшинами из преданий отцов, хотя и в
искаженном виде, а в более поздние времена некоторые ос-
татки преданий, хотя и сильно поврежденные, обнаружива-
лись и отмечались церковными писателями в языческих ре-
лигиях. И конечно же они, стремясь показать, что облада-
ют Словом Божиим ничуть не в меньшей степени, чем дети
Израиля, отстаивали свои преимущества, оправдываясь пре-
даниями, полученными непосредственно от патриархов. Что
если бы у них в те времена появились такие адвокаты, как
О Святом Писании 33

Андрада, Пигий или Линдан? Они, безусловно, нагло высме-


яли бы это славное Божие установление о Писании, передан-
ном через Моисея!
Какой вывод следует из всего этого? Похоже, что патри-
архи, которым была дарована очень долгая жизнь как до,
так и после потопа, на протяжении 2300 лет, прошедших до
смерти Иосифа, сказали о богооткровенном учении не боль-
ше, чем содержится в нескольких небольших страницах пер-
вой книги Моисеевой?
Однако несомненно, произносимое этими людьми много-
кратно и гораздо более многословно, поскольку то, что они
приняли это от Бога, в такой же степени являлось Словом
Божиим, как и то, что было кратко записано Моисеем в его
первой книге об учении и вере патриархов. Не следует так-
же думать, будто те предметы, которые патриархи рассмат-
ривали более полно, были столь незначительны, что их лег-
ко можно было бы и пропустить, если только мы будем твер-
до придерживаться того, что Моисей закрепил письменно.
Какие из аргументов, выдвигаемых в наше время паписта-
ми против власти Писания в пользу предания, не могли бы
использовать потомки Хама и Иафета, видя, что они защи-
щают свою религию с позиций предания, поскольку не мо-
гут защитить ее на основании Писания? Ведь то, что Пигий
говорит, умаляя достоинство Послания к Филимону, мож-
но сказать и о книге Моисея, а именно, что в учении пат-
риархов присутствовали гораздо более глубокие тайны, чем
то, что Моисей сказал об овцах, о склоках рабов, о стычках
женщин и тому подобном. Однако в то время был один прос-
той ответ – верно то, что патриархи за многие годы произ-
несли о небесном учении гораздо больше слов, чем может
вместить одна очень короткая книга Моисея. Но из всего
того, что патриархи делали и говорили по Божию вдохно-
вению, для записи было избрано лишь то, что сочтено до-
статочным для веры и благочестивой жизни потомков.
Несомненно, что автором этого суждения или отбора стал
Сам Бог. Ибо того, о чем Моисей сказал в первой главе как
о свершенном и изреченном до сотворения человека, он не
мог узнать ни из какого иного источника, кроме открове-
ния Божия. Поэтому несомненно, и я надеюсь, даже папис-
ты не станут отрицать – все, что в учении и вере патриархов
Бог счел необходимым для потомков, содержится в писани-
ях Моисея. И не следует сомневаться в том, что какие\то ис-
34 Исследование Тридентского собора

тории, связанные с речами патриархов, которые не были ни


ложными, ни бесполезными, сохранялись в памяти благо-
честивых людей. Но они не должны были ни противоречить
написанному Моисеем, ни содержать отличий, так, чтобы
Писание Моисеево было правилом и стандартом, в соответс-
твии с которым испытывалось и исследовалось все, что го-
ворилось об учении патриархов и Моисея.
Я привел эту аналогию, потому что она, на основании
происхождения Писания, опровергает все аргументы, кото-
рые теперь паписты выдвигают в пользу преданий и против
Писания. Даже они сами вынуждены признать это опровер-
жение и принять его, когда возникает спор о ветхозаветном
Писании.
Их утверждение о том, что с новозаветным Писанием
дело обстоит иначе, мы опровергнем позднее.
Все что касается происхождения Писания, имеет здесь
очень большое значение. Теперь мы кратко коснемся того,
что нам остается выяснить в связи с учением и Писанием
Ветхого Завета.
12. После времен Моисея Бог воздвиг пророков, чьи
учения и свидетельства достигали веры и власти через по-
разительные Его чудеса, как это ясно показывает история
Илии и Елисея. А Иисусу Навину Бог сказал (Нав. 3:7): «В
сей день Я начну прославлять тебя пред очами всех сынов
Израиля, дабы они узнали, что как Я был с Моисеем, так
буду и с тобою». Но хотя эти люди и получали чудесные
подтверждения, им не дана была власть утверждать или оп-
ределять другие вопросы, касающиеся учения патриархов
и Моисея, так чтобы это отличалось от того, что было за-
фиксировано в книгах Моисея или противоречило им. Но
по Божию откровению они прибавили более ясные истол-
кования, ибо утренняя звезда Нового Завета приблизилась.
Они также сами записали основные и важнейшие части всех
своих учений, насколько Бог счел это необходимым для по-
томков. Эти писания они поместили рядом со священными
книгами Моисея, то есть рядом с ковчегом. Так, про Иисуса
Навина (гл. 24:26) написано, что он записал все свои слова
в книгу закона Божия, которая была помещена рядом с ков-
чегом завета (Втор. 31:26). Согласно 1 Цар. 10:25, Самуил
записал закон царства в книгу и положил ее пред Господом,
то есть там, где находился ковчег завета. В Ис. 30:8 Бог ска-
зал пророку: «Теперь пойди, начертай это на доске у них, и
О Святом Писании 35

впиши это в книгу, чтобы осталось на будущее время, на-


всегда, навеки».
Как пророки записывали основные части своих учений,
которые, по вдохновению Божию, были предназначены для
потомков, видно из Авв. 2:2: «Запиши видение и начертай
ясно на скрижалях, чтобы читающий легко мог прочитать».
А в Ис. 8:1 сказано: «Возьми себе большой свиток и начертай
на нем человеческим письмом». Схожие примеры содержат-
ся в Иер. 36:2; 45:1; 51:60.
Так возник канон пророческого Писания. О лжепророках
же в Иез. 13:9 сказано: «В список дома Израилева не впи-
шутся». Однако о каноне Писания мы поговорим позже.
13. Этот обзор времен пророков, который я желал, ради
краткости, не излагать подробно, а лишь наметить, ясно по-
казывает, как Бог отечески заботился о Своей Церкви, чтобы
последующие поколения получили, сохранили и распростра-
нили пророческое учение подлинным, чистым и изначаль-
ным, без примеси закваски, без искажения и повреждения.
Он пожелал, чтобы оно содержалось в письменах, дабы чуж-
дое и фальшивое учение не было навязано Церкви под име-
нем предания, принятого от пророков. Кто\то возразит, что
Исаия за восемьдесят лет своего служения безусловно про-
поведал больше, чем содержится в тех шестидесяти шести
главах, которыми мы обладаем, такое же возражение с еще
большим правдоподобием можно отнести к другим проро-
кам, чьи писания не сохранились вовсе... Несомненно, что
Слово Божие следовало принимать с равным благоговени-
ем, было ли оно проповедано или записано. Вот истинный и
твердый ответ: все, что в учении пророков Бог счел необхо-
димым для веры и благочестия последующих поколений, по
Его воле было записано и сохранено. Я столь часто повторяю
этот аргумент, чтобы паписты увидели, на каких основани-
ях строятся их возражения. Они не могут осмелиться и не ос-
мелятся отрицать то, что безусловно верно, – хотя патриар-
хи, Моисей и пророки изрекли больше, чем было записано,
все то, что Бог счел необходимым для последующих поколе-
ний в учении патриархов, Моисея и пророков, содержится в
Писании Ветхого Завета.
Наши оппоненты вынуждены также признать, что все
идеи, выдвигаемые иудеями, под любым заглавием, следует
исследовать и оценивать в соответствии с нормой Писания,
чтобы все, что с ней согласуется, было одобрено, а все чуждое
36 Исследование Тридентского собора

или противоречащее осуждено... Основание, на котором по-


коится эта истина, укажет нам путь опровержения и уничто-
жения всех возражений папистов, касающихся преданий.
Когда в Новом Завете Христос и Апостолы утвержда-
ют, что пророки сказали то или иное, что Бог говорил уста-
ми пророков, или называют изречение пророческим, они не
отсылают нас к умолкнувшим устным традициям, они име-
ют в виду то, что зафиксировано в Писании. Линдан основы-
вает защиту всей папской религии на следующем изречении
Петра: «Слово Господне пребывает вовек; а это есть то сло-
во, которое вам проповедано» [1Петр.1:25]. И он утвержда-
ет, что в течение столь многих лет Апостолы проповедали го-
раздо больше, чем может вместить маленький манускрипт
Нового Завета. Поэтому новозаветная вера должна превосхо-
дить то, что содержится в апостольских писаниях.
Однако то же самое и по тем же причинам можно сказать
об учении Ветхого Завета, где постоянно встречаются та-
кие слова: «Мы слышали это своими собственными ушами,
наши отцы объявили нам это; они передали это детям их пос-
ле них» и т. д. Нет никакого сомнения в том, что многое из
проповедей и речей пророков сохранялось в сердцах благо-
честивых людей и передавалось их потомкам. Но следует ли
в связи с этим ставить басни Талмуда выше Писания Ветхого
Завета? Лучше последовать суждению истинно благочести-
вых людей, живших во времена пророков! От них мы узнаем,
как ответить на это возражение.
14. Ибо когда возникали споры и появлялись искажения,
они просто ссылались на норму Писания. Поэтому, когда во
времена Ахаза алтарь Господень был удален, а на его место
помещен дамасский алтарь и воцарились прискорбные из-
вращения, которые именовались или оправдывались откро-
вениями, Исаия просто сказал (Ис. 8:20): «Обращайтесь к за-
кону и откровению. Если они не говорят, как это слово, то нет
в них света». Итак, читатель видит и понимает, что Писание
в Ветхом Завете использовалось как норма, канон, мерило и
надежнейшее правило в спорах об учении и что оно было за-
писано именно для такого употребления, как мы показали
это выше на примере Моисея.
Написано, что когда Иосафат пожелал восстановить ис-
тинную религию, которая была повреждена и заражена суе-
вериями, он вернулся к прежним путям отца Давида. Но по
какому правилу и в соответствии с какой нормой искажения
О Святом Писании 37

были отвергнуты, а чистое учение отцов восстановлено? Во


2 Пар. 17:7–9 сказано, что он послал князей, священников
и левитов, которым надлежало учить народ Иудеи. «И они
учили в Иудее, имея с собою книгу закона Господня; и обхо-
дили все города Иудеи и учили народ».
Также Езекия, когда он пожелал устранить искажения
в учении и в поклонении Богу, внесенные Ахазом, совер-
шил то, что было правильно и истинно пред Богом согласно
Закону (2 Пар. 31:20–21) и в соответствии с предписаниями
Давида. Ибо воистину у него было повеление Господне, пере-
данное через пророков.
Примечательно также, что когда Манассия и Амон захо-
тели увести народ от истинной веры отцов к идолопоклонст-
ву, они спрятали книгу закона Господня, чтобы ее не чита-
ли народу публично каждые семь лет, как повелел Моисей.
Во времена Иосии священник Хилкия нашел на развалинах
Храма, когда его восстанавливали, дарованную через Моисея
книгу закона Господня. И Иосия созвал всех старейшин, свя-
щенников, левитов и всем людям от мала до велика он прочел
все слова книги, заключил завет с Богом, и весь народ привел
к присяге в том, что он будет выполнять все, что записано в
прочитанной книге. Такова была норма, в соответствии с ко-
торой Иосия очистил учение и храмовое поклонение.
В иудейской истории мы постоянно встречаем упомина-
ния об искажениях учения и поклонения Богу: «В те дни не
было царя у Израиля; каждый делал то, что ему казалось
справедливым». Во Втор. 17:18 царю было дано повеление
постоянно иметь при себе список закона Божия, чтобы ис-
пользовать его так, как это делали Иосафат, Езекия и Иосия.
И когда Иоас сделался царем, как повествует 2 Пар. 23:11,
была проведена прекрасная церемония. Ибо когда на его го-
лову возложили корону, ему было дано свидетельство зако-
на, и затем его помазали на царство. Вообще, когда проро-
ки обличали народ в искажении учения, они говорили о том,
что произошло отпадение от закона Господня, который не-
сомненно содержался в Писании.
Поучительный пример содержится также у Ездры, где
показано, как многочисленные ошибки и злоупотребления,
закравшиеся в период плена, были исправлены и устранены
на основании нормы Писания.
15. В соответствии с той же нормой и Павел перед царем
Агриппой доказывал, что он не учил ничему ложному или
38 Исследование Тридентского собора

чужому (Деян. 26:22): «Ничего не говоря, кроме того, о чем


пророки и Моисей говорили, что это будет». Авраам также
отослал богача от особых откровений к слушанию Моисея и
пророков6.
Чтобы никто не подумал, будто речь идет об устных пре-
даниях, Христос, в Лк. 24:46, обращаясь к свидетельству
учения отцов и пророков от начала мира и истолковывая
Писание, сказал: «Так написано». Этому свидетельству сле-
дует уделить особое внимание. Христос уже вошел в Свою
славу через воскресение и мог бы упомянуть о многом из под-
линных устных преданий патриархов и пророков, Ибо Он
Сам беседовал с отцами. Однако в качестве доказательства
Он указал лишь то, что было записано. Он желал засвиде-
тельствовать тот факт, что записанное об учении патриархов
и пророков содержит все необходимое и достаточное для от-
вета на вопрос, в чем заключались учение и вера патриархов
и пророков. И это основание, Писание Ветхого Завета, име-
ло столь великий авторитет при заверении и подтверждении
догматов, что Сам Христос не постыдился доказать Свое уче-
ние свидетельствами ветхозаветного Писания. Павел в Рим.
1:1–2 сказал, что он проповедовал Евангелие, которое было
обетовано пророками в Святом Писании. В Деян. 17:11 ска-
зано, что проповедь Апостолов исследовалась на соответс-
твие Писанию, дабы выяснить, истинна ли она. Такое иссле-
дование одобрено Святым Духом.
16. Я давно понял, что Андрада попытается заявить, де-
скать, это не имеет отношения к предмету спора, а спор каса-
ется не книг Ветхого Завета, но книг Нового Завета. Однако я
прекрасно знаю, почему они хотят избежать упоминания об
использовании и власти Писаний Ветхого Завета. Они пони-
мают, что простым упоминанием об этом все их аргументы
против Писаний Нового Завета будут опрокинуты и уничто-
жены. Поэтому я желал повторить это напоминание о проис-
хождении Святого Писания немного подробней, ибо данный
метод письменной передачи небесного учения не был впер-
вые изобретен и установлен в Новом Завете Апостолами, они
приняли его от древних и использовали с той же целью и по
той же причине, по которой Писание было даровано [людям]
в самом начале его существования. Это надлежит тщатель-
но исследовать.

6
Притча о богаче и Лазаре, Лук.16:29. – Прим. ред.
О Святом Писании 39

17. Таким образом, мы показали: 1) как возникло богодух-


новенное Писание, и Кто является его первым Автором; 2) по
какому случаю и ради чего Святое Писание было утверждено,
а именно потому, что чистота учения не сохранялась в устном
предании, но под его именем и прикрытием к учению приме-
шивалось много странного и ложного; 3) какого применения
Писания желает Бог, а именно – что оно должно быть нормой
и правилом веры, а также разрешения религиозных споров и
дискуссий, как мы показали это на многих примерах; 4) что
по Божию вдохновению для записи были избраны краткие
изложения основ учений патриархов и пророков, посколь-
ку Бог признал их необходимыми и достаточными для пос-
ледующих поколений; 5) какое значение следует придавать
возражению против совершенства и достаточности Писания
Ветхого Завета, что учение чаще передавалось патриархами
и пророками устно и гораздо большим числом слов, чем могут
вместить несколько небольших книг.
18. Эти пункты, если их рассматривать правильно, пре-
красно показывают дискуссию о Писании Нового Завета в
должном свете. Ибо саму идею записи учения Евангелисты и
Апостолы вывели из происхождения Писания. И из этого мы
можем заключить, каковы в нашем понимании причина, ос-
нование и применение новозаветного Писания. Однако пре-
жде нам следует указать на кое\что, связанное с происхож-
дением преданий, либо «восполняющих» Писание на основа-
нии утверждения о том, что оно неполно, либо выдвигаемых
в противовес ему на основании утверждения, будто Писание
двусмысленно и неясно.
40 Исследование Тридентского собора

РАЗДЕЛ III
О сходстве и близости папских преданий
с преданиями фарисеев и Талмудом

1. О папских преданиях мы поговорим в должном мес-


те. И как нам полезно было рассмотрение возникновения
Святого Писания, поскольку обо всем лучше судить от самых
истоков, так и это наблюдение научит нас очень многому, –
тому что дискуссия об устных преданиях, которые либо до-
бавляют в Писание, либо противопоставляют ему, не возник-
ла недавно, но соответствует средствам, которые вероломные
иудеи употребляли против духовного меча – Слова Божия в
Писании. Несомненно, что уже в древнейшие времена су-
ществовали разногласия, связанные с Писанием и предания-
ми, когда потомки Хама и Иафета искали извинения и защи-
ты своих религий, выходящих за пределы Писания и проти-
востоящих ему под именем и маской преданий, которые, как
утверждалось, они получили от отцов. Но мы лишь кратко
упомянем о том, что очевидно.
2. Евангельская история ясно показывает, что чистота
здравого учения Слова Божия была повреждена... среди иу-
деев времен Христа. Но если мы спросим о происхождении
и причинах этих повреждений (ведь иудеи обладали свя-
щенными книгами, читали и толковали их), евангельская
история ответит, что они были порождены ложными и ник-
чемными преданиями. Ибо там, где Писание было ясно, как
во второй и четвертой заповедях, они противопоставили ему
свои предания, чтобы подчинить слова Писания преданиям,
и взяли из преданий истолкования под предлогом, что «так
было сказано древним людям». Примеры этого мы находим
в Мф. 5:21, 27, 31, 33, 38, 43; 15:1–9; 23. Кроме того, у них
было много пустых преданий вне и помимо Писания, и они
измыслили, будто их соблюдение настолько необходимо,
что либо предпочитали их письменным заповедям Божиим,
либо, как минимум, ставили их на один уровень с ними. См.
Мк. 7:2–13; Лк. 11:37–52; 18:12; Мф. 23 и т. д.
3. Сын Божий неоднократно показал, что в то время
именно таков и был источник всех повреждений в учении
фарисеев. Откуда, вы думаете, возникло убеждение о преда-
О Святом Писании 41

ниях, если не из того, что они решили, будто в ветхозаветном


Писании не содержится все, необходимое для веры и благо-
честивой жизни? Несомненно, что много ценного и истинно-
го из сказанного патриархами и пророками сохранилось в
памяти благочестивых людей с древности. Но когда среди их
потомков чистое учение начало ослабевать, в конечном сче-
те возникло убеждение, что поскольку патриархи и пророки
свершили и изрекли больше, чем записано, то все, что поми-
мо Писания распространялось под именем преданий, следо-
вало принимать и почитать с равным благоговением и бла-
гочестивым трепетом, даже если это не согласовывалось с
Писанием или противоречило ему. Задумаемся о том, сколь
искусно диавол умеет из засады лгать против чистого уче-
ния, не будучи в состоянии полностью уничтожить Писание,
что он пытался сделать через Антиоха, как об этом сказано в
Макк. 1. Прибегая к хитрыми уловкам, он утверждает, буд-
то кроме Писания необходимы устные предания и якобы они
настолько важны, что их не следует изучать на соответствие
Писанию, но наоборот, слова Писания следует приводить в
соответствие с устными преданиями, хотя именно ради того
Бог с самого начала вверил Писание Церкви, как мы пока-
зали выше, чтобы оно было нормой и правилом, чтобы лож-
ные, поддельные и бесполезные учения ни под каким видом
или предлогом не навязывались Церкви.
Иудеев диавол коварно увел от этого замысла Божия под
хитрым предлогом, будто все, что патриархи и пророки на-
верняка свершали и чему они наверняка учили, если даже
это не было записано, имеет равную с Писанием власть. Под
этим предлогом враг истины позднее подсунул целый ряд
сомнительных и ложных учений.
4. Когда Христос спорил с фарисеями о преданиях за
пределами Писания, Он мог бы легко вспомнить другие
подлинные слова и дела патриархов и пророков, которые не
были записаны, и подтвердить истинность Своего расска-
за чудесами. И Он бы, несомненно, сделал это, если бы по-
лагал, что не все необходимое и достаточное содержится в
Писании.
Таким образом, тогда существовало два вопроса: 1) следо-
вало ли допускать и принимать что бы то ни было, связан-
ное с учением патриархов и пророков, кроме того, что было
записано, то есть нечто, происходящее и принятое из устно-
го предания, не поддающееся доказательству на основании
42 Исследование Тридентского собора

Писания или противоречащее ему? 2) являлись ли преда-


ния, выдвигавшиеся фарисеями, истинными?
Христос не только опроверг и отверг эти предания фари-
сеев как ложные и бесполезные, Он просто указал самим фа-
рисеям на Писание, не заменяя его иными преданиями, ка-
сающимися учений «древних», как необходимыми и обяза-
тельными сверх Писания. Апостол в 1 Петр. 1:16–18 сказал:
«Не тленным серебром или золотом искуплены вы от сует-
ной жизни, преданной вам от отцов, но драгоценною Кровию
Христа, как непорочного и чистого Агнца».
Таким образом, источниками повреждения чистоты уче-
ния у фарисеев были предания, которыми они отчасти до-
полняли Писание, а отчасти подменяли его. Христос же вос-
становил первоначальную и подлинную чистоту пророческо-
го учения, отбросив и отвергнув предания и вернув Церковь
обратно к Писанию. Это очевидно из евангельской истории.
Ириней [в Contra haereses], кн. 4, гл. 12, сказал, что в его вре-
мена существовал фарисейский закон о преданиях, которым
они многое удалили из письменного Закона Божия, многое
добавили к нему и многое истолковали так, как им это было
угодно. Эти предания он назвал «испорченными водою», в со-
ответствии с Ис. 1:22, потому что они подмешивали закваску
преданий к чистому Слову Божию. Он сказал также, что они
полагали, будто бы соблюдение этих преданий обязательно в
соответствии с самим Законом.
На эти слова следует обратить особое внимание, ибо
здесь показаны образ и подобие преданий, которые навязы-
вают Церкви паписты. Ведь они тоже утверждают, что соб-
людение устных преданий необходимо согласно Писанию
Нового Завета.
5. Андрада и его друзья возразят, что невыносимо оскор-
бительно сравнение их преданий с преданиями фарисеев и иу-
деев. Они скажут, что фарисеи и позднейшие раввины изоб-
рели и сфабриковали свои предания, но при этом предания
папистов были получены от самих Апостолов, сохранены в
надежной преемственности епископов и переданы до наших
времен из рук в руки. Однако иудеи ни в коем случае не со-
глашаются с тем, что их предания не имеют власти и что они
изобретены людьми. Они выдумывают продолжительную и
непрерывную последовательность, на основании которой го-
ворят, что предания были дарованы Самим Богом, приняты
Моисеем, в твердой вере переданы потомкам и переходили
О Святом Писании 43

из рук в руки. И если бы Талмуд не был написан раньше, я


бы обязательно подумал, что раввины переняли эту теорию у
папистов и приспособили ее к своим преданиям. Ибо сходс-
тво очевидно, и не возникает никакого сомнения в том, что
измышления талмудистов и папистов о преданиях имеют од-
ного и того же архитектора и творца – того, кто подмешивает
плевелы к добрым семенам.
Талмудисты приукрашивают свои фантазии, утверждая,
что Моисей на горе Синай получил от Бога не только то, что он
записал, но также мистическое и тайное толкование Закона,
которое он не записал и не пожелал, чтобы оно было записа-
но, но передал его лишь в устной форме и пожелал, чтобы его
передавали потомкам лишь из уст в уста. И они утверждают,
что то и другое – Слово Божие, которое следует принимать и
уважать с равным благоговением и почтением.
Взгляните, какую замечательную они выдумали для это-
го предания преемственность, в которой оно якобы было со-
хранено, чтобы не было никаких сомнений в его надежнос-
ти. Моисей, говорят они, передал его священнику Илию,
Илий – пророку Самуилу, Самуил – царю Давиду, Давид –
пророку Ахии, Ахия – Илие, Илия – Елисею, Елисей –
первосвященнику Иодаю, Иодай – пророку Захарии, Заха-
рия – Осии, Осия – Амосу, который передал его Исаие;
Исаия – Михею, Михей – Иоилю, Иоиль – пророку Науму,
Наум – Аввакуму, Аввакум – Софонии, Софония – Иеремии,
Иеремия – писцу Варуху, Варух – Ездре. От Ездры они уста-
навливают непрерывную преемственность из самых извест-
ных людей до Гиллеля, Симона Благочестивого, Гамалиила
и других, пока наконец, ради сохранения, не было положе-
но начало его записи. В конечном счете из всего этого полу-
чился Талмуд. Детальное рассмотрение этого вопроса мож-
но найти у Петра Галатина.
6. Действительно, это совершенно иной род преемствен-
ности, чем тот, о котором говорят паписты в связи с последо-
вательностью и числом римских пап, в перечне которых мно-
го таких, которые были скорее чудовищами, чем людьми.
Теперь предположим, что мы беседуем с правильно мыс-
лящим иудеем, который отверг предания Талмуда, же-
лая принимать на веру лишь то, что согласуется со Святым
Писанием и может быть доказано на его основании, и про-
тивопоставим ему аргумент Пигия: «Откуда ты, иудей, зна-
ешь, что записанное в книгах Моисея и пророков – правда,
44 Исследование Тридентского собора

если ты не видел подлинных рукописей? И даже если бы ты


их видел, на основании увиденного ты не мог бы утверждать
ничего определенного. Как ты можешь быть уверен, что эти
книги не подделаны и не испорчены, но содержат истинное
и здравое учение Слова Божия в том виде, как оно было от-
крыто? Это невозможно узнать никаким иным образом, кро-
ме как через свидетельство тех, о ком говорилось выше, кто
в непрерывной преемственной последовательности сохрани-
ли эти книги и передали их последующим поколениям как
бы из рук в руки. Поэтому, если ты принимаешь священные
рукописи на основании их предания или их свидетельства,
то как ты можешь отвергать прочие предания, которые были
переданы последующим поколениям теми же самыми людь-
ми по определенной линии преемственности? Ибо если ты
сомневаешься в преданиях Талмуда, то достоверность и ав-
торитет самого Писания, к чьему преданию и свидетельству
тебя привлекает синагога, станет шатким и рухнет».
Здесь мне бы очень хотелось услышать от Андрады, что,
по его мнению, должен и может ответить иудей, желающий
освободиться от преданий Талмуда. Я не думаю, что он на-
столько безумен, чтобы верить, будто библейские и талмуди-
ческие книги следует принимать с равным благоговением и
почтением. Поэтому уже из самого этого сравнения он дол-
жен понять, какой аргумент он сам использует, защищая
папские предания и победоносно восклицая: «Если мы при-
няли священные книги через предание Церкви, то нам сле-
дует точно так же принять и все прочие предания».
7. Однако это мы объясним позднее. Здесь я просто желал
показать большую близость и сходство между талмудиста-
ми и папистами, когда они спорят об устных преданиях вне
и помимо Писания. Тот же самый дух, который под покро-
вом преданий расставил ловушки в Ветхом Завете, и в Новом
Завете пытается навязать Церкви под именем преданий то,
что нельзя доказать Писанием, – он в обоих случаях столь
последовательно использует один трюк, что одного и того же
автора узнать очень легко.
Очевидно, сколь велика власть этого заблуждения. Ибо
лишь одно это убеждение по поводу устной традиции, осо-
бенно благодаря тому, что оно выдвигается под благовидным
прикрытием преемственности самых выдающихся людей на-
рода Божия, к чему добавляются слова о древности обычая,
удерживает бедный еврейский народ в печальном состоянии
О Святом Писании 45

слепоты, так что раввин Авраам Испанский сказал об убеж-


дениях раввинов: «Мы должны подписываться под их сло-
вами, потому что их слова – это слова Каббалы. И мы идем
и нащупываем наш путь, подобно слепцам, идущим вдоль
стены, чтобы и мы имели опору. И даже если тебе кажется,
что твои слова верны и истинны, все равно ты должен бро-
сить эту истину на землю, потому что истина – с ними». А
Лира процитировал еврейское истолкование Втор. 17: «Что
бы они не предложили таким образом, следует принимать,
даже если они говорят, что правое – это левое». Тот же са-
мый автор расставляет для нас те же ловушки, в которые он
заманил иудеев – ловушки, сплетенные из веревок, изготов-
ленных людьми преданий.
8. Обстоятельства, при которых началась запись иудей-
ского Талмуда, если они будут правильно оценены, пока-
жут нам, почему иудейские раввины так упорно борются за
талмудические предания. Прежде многие иудеи, убежден-
ные светом Писания, переходили в христианскую религию.
Раввины видели, что они не смогут добиться своего, если им
придется сражаться лишь оружием Писания, поэтому они
приготовили себе другую защиту.
Написание Талмуда, который включил в себя предания,
началось около 150 г. по Р. Х. После того как стал заметен его
успех, он почти непрерывно расширялся. После этого редко
случалось, чтобы иудеи обращались в христианскую веру, по-
тому что они попались в сети преданий и отпали от Писания.
Мы коротко обсудили вопрос о Писании Ветхого Завета,
чтобы показать источник, причину появления и применение
Святого Писания. Мы также добавили наблюдение о том, как
фарисеи, а позднее талмудисты наполнили иудейскую цер-
ковь невыразимыми заблуждениями и предрассудками, по-
тому что они утверждали, что, кроме Писаний Моисея и про-
роков, следует с равным благоговением и почтением прини-
мать также устные предания, даже если их нельзя доказать
Писанием. Мы также пересказали некоторые талмудические
измышления о преданиях из\за их близости к аргументам па-
пистов, поскольку простое их сравнение может занять место
открытого опровержения. Теперь мы переходим к Писанию
Нового Завета и к спорам о преданиях в наши времена.
46 Исследование Тридентского собора

РАЗДЕЛ IV
О Писании Нового Завета

1. Я вижу, что выхожу за пределы краткости, которой


хватило бы для плана исследования этого вопроса, связан-
ного с Писанием, но достойный читатель с готовностью про-
стит меня, если узнает о причине. Метод дискуссии у папис-
тов теперь совершенно иной, нежели был во времена Экка,
Эмзера и им подобных. Те люди не отказывались сражаться
с нами оружием Писания. Однако Пигий понял, что это при-
несло папскому царству больше вреда, чем пользы. Поэтому
он указал иной, более краткий способ, следуя которому, если
только они примут его, они смогут добиться практически
чего угодно безо всяких проблем. Этот способ состоит в том,
что они собирают вместе все возможные риторические при-
емы, а затем громко провозглашают о краткости, неполно-
те, недостаточности, двусмысленности и неясности Писания
и отчаянно борются за необходимость, власть, совершенство,
достоверность и ясность устных преданий.
Он увидел, что в тех вопросах, которые нельзя защитить на
основании Писания (а они составляют наибольшую часть пап-
ского царства) достигнуть легкой и несомненной победы мож-
но только таким способом. И все последовавшие за Пигием
папские писатели усердно взялись за исполнение этого плана,
так что теперь в своих книгах они не предпринимают ниче-
го, коме противления Писанию в пользу устных преданий. И
Тридентский собор заключает в этой крепости все свои силы,
а значит – и само свое спасение. Поэтому обстоятельства тре-
буют, чтобы мы еще немного поговорили о власти Писания
над измышленными преданиями. Далее мы будем более крат-
кими и ограничим свою речь пределами исследования.
2. Поскольку наши разногласия касаются в основном но-
возаветного Писания, мы теперь будем говорить о нем. Мы
уже сказали выше, что всю эту дискуссию можно разрешить
на основании происхождения Святого Писания Ветхого
Завета, то есть понять, по каким причинам и для каких це-
лей учение Нового Завета было передано письменно. Это
чувствуют и замечают также и наши противники. Но смот-
рите, сколь коварны их уловки! Будучи не в силах развязать
О Святом Писании 47

этот гордиев узел, они его просто разрубают обоюдоострой


секирой – словно бы в Писании Ветхого Завета действитель-
но содержится то, что Бог счел необходимым и достаточным
для поколений, последовавших за патриархами и пророка-
ми, тогда как с учением Нового Завета дело обстоит иначе.
Они утверждают, будто Сам Бог так устроил его природу, что
его не следует ограничивать записью ни на скрижалях, ни
на бумаге, ни пером, ни чернилами, ни каким бы то ни было
иным образом, но надлежит сохранять и передавать слуша-
телям лишь изустно, при личном контакте. И они настаи-
вают, что именно таково значение сказанного в Иер. 31:33:
«Вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напи-
шу его», и слов Павла во 2 Кор. 3:3: «Вы – письмо Христово,
через служение наше написанное не чернилами, но Духом
Бога живого, не на скрижалях каменных, но на плотяных
скрижалях сердца».
3. Что мы ответим на это? Мы просто изложим дело как
есть. Если бы Бог... постановил, что учение Христа и Апосто-
лов должно передаваться и сохраняться без записи, лишь пу-
тем устного предания, мы бы пожелали благоговейно доволь-
ствоваться лишь этим путем, который, как было показано
выше, Бог использовал от начала мира на протяжении более
двух тысяч лет. Ибо Ему одному лучше всего известно, как
Он может дать Церкви все необходимое. Но вопрос заключа-
ется в том, установил ли Бог, что учение Христа и Апостолов
не должно излагаться письменно, но что его следует переда-
вать лично, без записи, лишь устным словом. Конечно же,
паписты говорят, что Бог провозгласил это через Иеремию и
Павла. Но поскольку паписты сделали свою веру во многих ее
аспектах сомнительной для Церкви, мы, согласно повелению
Христа (Ин. 5:39) и примеру Верийцев (Деян. 17:11), станем
исследовать Писания, чтобы увидеть, действительно ли поло-
жение дел таково, как об этом утверждают паписты.
Мы сразу же видим, что утверждения папистов о значе-
нии слов Иеремии и Павла – явная ложь, поскольку сами
Апостолы написали целый ряд книг, излагающих учения
Нового Завета, чего они, несомненно, не стали бы делать,
если бы то, что паписты вкладывают в этот текст Иеремии,
соответствовало значению, вложенному в него Богом.
Автор Послания к Евреям процитировал текст Иеремии,
при этом передавая письменно учение Нового Завета. И Павел
уже написал оба Послания к Фессалоникийцам и Первое к
48 Исследование Тридентского собора

Коринфянам, когда во 2 Кор. 3:3 сказал: «Написанное не


чернилами, но Духом Бога» – и он передал это не устно, а
письменно. Из чего несомненно следует, что Апостолы пони-
мали утверждение Иер. 31:33, а Павел – собственное выска-
зывание во 2 Кор. 3:3 не так, как воображают паписты, не в
том смысле, что учение Христа и Апостолов не допускает его
сохранения и передачи в письменной форме.
4. Думаю, нас простят, если мы рассудим, что Апостолы
понимали значение слов Иеремии и Павла лучше, чем папис-
ты. Но последние возражают, что они не имеют в виду, будто
вообще ничто из учения Христа и Апостолов не могло быть
передано письменно... и что некоторые вещи следовало, или,
по крайней мере, можно было записать, однако не все, что
необходимо и достаточно, но многое и действительно важ-
нейшее следовало оставить в устном предании.
Я слышу и понимаю утверждения папистов. Но вопрос
заключается в том, действительно ли утверждаемое ими и
есть значение слов Иеремии и Павла в цитируемых текстах.
Я смотрю на слова Иеремии и не вижу, чтобы он указывал,
будто закон Нового Завета следует частично записать на бу-
маге, а частично – в сердцах. Не вижу я и того, чтобы Павел
говорил об учении Христа и Апостолов, будто часть его сле-
дует записать чернилами на скрижалях или на бумаге, а дру-
гую часть – Духом Божиим в сердцах. Они выразились не-
определенно. Мы не позволим папистам безнаказанно из-
деваться над Церковью произвольными истолкованиями,
составленными вне и в противовес самим словам текста.
5. Поэтому если кто\либо пожелает вместе с папистами
насильно исказить слова Иеремии и Павла, применив их к
вопросу о том, надлежало ли учение Христа и Апостолов из-
ложить письменно или же его следовало сохранять и переда-
вать только через устное предание, то совершенно ясно, что
из такого толкования не получится никакого иного вывода,
кроме того, что учение Христа и Апостолов следует провозг-
лашать, передавать и сохранять в принципе устно, лишь че-
рез предание, которое не записано и не должно быть записа-
но. И если бы кто\либо попробовал передать что\то из этого
учения письменно, то это было бы сделано в противоречии с
природой и характером учения, а также против желания и
установления Божия.
Что подобное объяснение и понимание ложно, Апостолы
показали своими собственными действиями. Ибо они пере-
О Святом Писании 49

дали свое учение в письменном виде и при том, как отметил


Ириней, по воле Божией.
6. Итак, паписты изгоняются из их крепости ясным све-
том истины, если они противятся лучшему знанию. Я прошу
читателя внимательно рассмотреть, сколь неуместное сопос-
тавление Ветхого и Нового Заветов, против которого серьез-
но возражали Иеремия и Павел, производят паписты, когда
они хотят упрямо настаивать на своем. Ибо если они пони-
мают Ветхий Завет как нечто, излагающее учение патриар-
хов и пророков до времени Христа (что, согласно Августину,
неверно, ибо его, скорее, следует называть «древним инстру-
ментом»), то учение, безусловно, передавалось на протяже-
нии 2454 лет без записи, через устное предание. От записи
Закона до служения Христа прошло 1538 лет. Таким обра-
зом, ветхозаветный народ обладал небесным учением в уст-
ной форме на 916 лет дольше, чем в письменной. Но учение
Христа и Апостолов начало записываться после того как пе-
редавалось устно всего лишь менее 20 лет.
Уступим им все, что можем, а именно [допустим], что
Матфей писал первым [из Евангелистов], когда Павел был
уже в Риме. К тому времени Павел, безусловно, уже напи-
сал оба Послания к Фессалоникийцам, Первое послание к
Тимофею, оба Послания к Коринфянам и Послание к Римля-
нам. Теперь смотри, Андрада, как обстоят дела с твоим ут-
верждением, будто для народа Божия в Ветхом Завете было
благом письменное изложение небесного учения, но при этом
дело обстоит иным образом в Новом Завете. Если они пони-
мают Ветхий Завет как изложение Закона, провозглашенно-
го на горе Синай, то о повелениях Десятословия, как до так и
после потопа, в Книге Бытие мы читаем как о возвещенных
гласом Божиим и переданных патриархам. А в Рим. 2:15
Павел сказал, что дела Закона по природе записаны в серд-
цах всех людей, в том числе и тех, которые не имеют пись-
менного Закона. Задумаемся также о том, каким безумием
было бы считать, будто Иеремия полагал, что различие меж-
ду Ветхим и Новым Заветами заключается по преимущест-
ву в том, что учение Закона вполне могло быть передаваемо
письменно, а учение Евангелия следует вверять сердцам че-
рез устные предания. Безусловно и очевидно, что утвержде-
ние Иеремии не допускает такого понимания, за которое па-
писты яростно сражаются, даже не скрывая того факта, что
все их усилия направлены против Писания, в пользу устных
50 Исследование Тридентского собора

преданий. Августин, который в книге De spiritu et littera рас-


смотрел эти тексты Иеремии и Павла специально и подроб-
но, ни единым словом не помянул о том сне, который папис-
ты хотят навязать Церкви, чтобы утвердить свои новоизоб-
ретенные предания, противоречащие Писанию.
В Проповеди первой на Матфея Иоанн Златоуст истол-
ковал это утверждение Иеремии в том смысле, что на про-
тяжении нескольких лет учение Христа и Апостолов пере-
давалось без записи, здесь между нами нет разногласия. Но
из этого он не заключил, подобно папистам, будто природа и
характер Нового Завета не допускают передачи этого учения
буквами и его письменного выражения, будто, как говорит
Линдан, природе евангельского Слова противно написание и
буквы. В этом и заключается существо нашего спора.
7. Я добавлю также то соображение, что из одного толь-
ко рассмотрения этого вопроса уже становится ясно, ка-
ких истолкователей Писания представляют собой папис-
ты. Иеремия и Павел коснулись далее важнейшего предмета
этих утверждений, что я кратко продемонстрирую в следую-
щем высказывании Августина: «Ветхий Завет – это учение
заповедей, написанное вне человека, оно научает нас извне,
при свидетельстве нашей совести (ибо дела Закона записаны
в наших сердцах), тому, какого рода повиновения Бог от нас
требует, и оно осуждает тех, кто не соответствует этому пра-
вилу, однако оно не дает той силы, которая необходима для
исполнения этого правила. Ибо испорченность природы че-
ловека грехом столь сильна, что когда Бог являет Свою волю
и провозглашает ее через служение, устное или письменное,
ветхий человек остается таким, каков он есть без духа воз-
рождения, даже пытаясь своими естественными силами до-
биться чего\то, он не может верно понять, принять и соблюс-
ти то духовное, чего требует Слово, и что важнее всего – дейст-
вуя таким образом, он не может соблюсти Закон».
Так Августин охарактеризовал Ветхий Завет, в котором
сердце не обновлено, и хотя дела Закона, связанные с его поз-
нанием, записаны в сердцах, он все же назван Законом, за-
писанным вне человека, не в сердцах, так как сердца не об-
новлены к подлинному внутреннему послушанию. Новый же
Завет есть обетование благодати через Сына и Посредника. С
этим связано обетование и обретение Святого Духа, Который
Своей силой и Своим действием записывает в сердцах уче-
ние, провозглашаемое через служение устно или письмен-
О Святом Писании 51

но, то есть Он просвещает разум, возрождает волю и сердце,


чтобы мы могли принять обетование о Мессии в подлинной
вере сердечной. Верующим в Его имя Он дарует власть быть
чадами Божиими (Ин. 1:12). Об этом Иеремия сказал, что
Святой Дух вкладывает учение Евангелия в сердца верую-
щих, чтобы исполнилось реченное Им: «Они будут Моим на-
родом, а Я буду им Богом. [Иер. 32:38]». И затем Святой Дух
также вкладывает учение Закона в сердца возрожденных,
чтобы сердца радовались о Законе во внутреннем человеке
(Рим. 7:22), и чтобы люди начали повиноваться ему от серд-
ца (Рим. 6:17). Так Августин в своей работе определил Новый
Завет, и он справедливо указал, что его сила и действенность
присутствовали также в отцах времен Ветхого Завета.
8. Это весьма полезное и важное учение, содержащееся
в словах Иеремии, паписты не просто игнорируют, но уст-
раняют его, заменяя странным и ложным истолкованием.
Ибо то, что Иеремия сказал о Святом Духе, действует не без
средств, как о том мечтается энтузиастам, но только через
служение Слова Божия. Чтобы Слово, которое одно есть ору-
дие Духа, не подверглось порче и чтобы не возникло сомне-
ний в том, что является Словом, Бог в Ветхом Завете пове-
лел, дабы оно было оформлено письменно. Теперь мы пого-
ворим об учении Христа и Апостолов в Новом Завете. Итак,
Писание Слова евангельского не противоречит данному вы-
сказыванию Иеремии.
9. Было необходимо сказать все это в связи с утверждени-
ем Иеремии. Ибо наши противники всегда выдвигают чуж-
дое, искаженное, испорченное и весьма расширенное истол-
кование этого утверждения, собираясь сражаться против
Писания Нового Завета, за свои предания. Поэтому мы пока-
зали, что утверждение Иеремии никоим образом не предпо-
лагает и не допускает того смысла, который паписты изобре-
тают вопреки Писанию.
10. Теперь, когда эта крепость разрушена и мы оста-
лись в открытом поле, биться с противниками за новозавет-
ное Писание будет проще. Сказанное нами об утверждении
Иеремии относится также к изречению Павла во 2 Кор. 3:3.
Ибо он не отрицал, что передал также евангельское учение,
запечатленное чернилами на бумаге, в послании. Он также
не сказал, что поскольку он прежде обратил Коринфян без
писаний со своей стороны, исключительно через устную про-
поведь, то написанное им чернилами не является инстру-
52 Исследование Тридентского собора

ментом Духа, при помощи которого Евангелие запечатлева-


ется в сердцах верующих. Напротив, он подчеркивает, что
Коринфяне, которые уже уверовали сердцем к праведнос-
ти, а устами исповедовали веру ко спасению и которые, сде-
лавшись новым творением, радовались о Законе Божием и
повиновались ему от всего сердца, – они, говорю я, как и он
сказал, суть послание Христово, написанное не внешне, чер-
нилами, без внутреннего обновления, что присуще Ветхому
Завету и к букве, которая убивает, но ясно запечатленное в
сердце, не силами ветхого человека, но Духом живого Бога.
11. Теперь мы перейдем к самому Писанию Нового Завета.
Мы согласились, что учение Нового Завета... есть то, что
Христос во время земного служения провозгласил Своими
собственными устами, и то, что Апостолы, будучи приводи-
мы Святым Духом ко всякой истине, проповедовали всему
творению во всем мире.
Несомненно также то, что это учение, которое в пер-
вые немногие годы проповедовалось и провозглашалось как
Христом так и Апостолами без записи, только устно, впос-
ледствии было записано Апостолами.
12. Однако Андрада не дает нам перейти к апостольским
писаниям, но тут же говорит о более раннем периоде, когда
евангельское учение передавалось без записи, и немедленно
восклицает: «Каково же бесстыдство и безрассудство свое-
нравных и совершенно погибших людей, которые рассмат-
ривают этот метод передачи, распространения и сохранения
Евангелия (устное предание), которым Церковь Христова
была порождена, научена, повсюду распространена и, нако-
нец, сохранена, как слабый и представляющий малую цен-
ность? Ибо нельзя отрицать, что это лучшее, самое верное
и надежное средство передачи, распространения и сохране-
ния евангельского учения, средство, которому положил на-
чало Сам Сын Божий, Отчая Премудрость, и которое принял
Святой Дух, когда вел Апостолов ко всякой истине».
Андрада совершает вычисление и показывает, что Цер-
ковь оставалась без письменного Евангелия 20 лет или боль-
ше. Он не принимает свидетельство Феофилакта о том, что
Матфей писал на восьмом году после вознесения Христова,
но соглашается с Иринеем в том, что Матфей писал, когда
Павел уже находился в Риме, таким образом он насчитывает
21 год и 11 месяцев между вознесением Христовым и напи-
санием Евангелия от Матфея. Если же принять мнение, что
О Святом Писании 53

правление Клавдия длилось 13 лет и 9 месяцев, то мы полу-


чим 22 года и 7 месяцев. Поэтому, говорит Андрада, не всего
лишь восемь лет, как предположил Феофилакт, но вот столь-
ко лет и месяцев у Церкви Христовой не было письменного
Евангелия. Однако за грохотом своих счётов при вычислении
результата, соответствующего свидетельству Иринея, кото-
рое я ничуть не отвергаю и даже полностью принимаю, он
забыл, что Павел написал по меньшей мере шесть посланий
прежде своего римского заточения – два к Фессалоникийцам,
одно к Тимофею, два к Коринфянам и одно к Римлянам.
Поэтому, на основании утверждения Иринея, евангельское
учение было запечатлено в этих посланиях Павлом еще до
того, как его записал Матфей.
13. Мне было бы нетрудно, опираясь на Деяния Апосто-
лов, установить, на каком примерно году после вознесения
Христова Павел начал писать к Фессалоникийцам, и кое\что
пришлось бы вычесть из 22 лет и 7 месяцев [после вознесе-
ния Христова], насчитанных Андрадой, когда, по его мне-
нию, Евангелие было впервые передано письменно. Однако
мы не будем спорить о количестве лет и месяцев, в отноше-
нии которых не существует достаточного согласия древних
писателей. Да, спокойно прибавим к подсчетам Андрады
также годы служения Христа (до чего сам Андрада просто не
додумался), чтобы увеличить срок еще на три года и несколь-
ко месяцев. Пусть будет так, как говорит Андрада, – 20 или
больше лет у Церкви не было письменного Евангелия. Что
это ему дает? Несомненно, в Ветхом Завете Церковь Божия
от начала мира не имела богодухновенного Писания на про-
тяжении 2454 лет. Или, если бы мы решили увеличить эту
цифру грохотом дополнительных вычислений, то сказали
бы, исходя из Септуагинты, что первобытная Церковь су-
ществовала без Писания 3692 года.
14. Что если какой\нибудь талмудист или каббалист, по-
лучив Писание Ветхого Завета, встал бы и с велеречивостью
Андрады изрек в защиту своих преданий: «Каково же бес-
стыдство и безрассудство своенравных и совершенно погиб-
ших людей, которые рассматривают этот метод передачи, рас-
пространения и сохранения Слова Божия, которым Церковь
была порождена, научена, повсюду распространена и сохра-
нена в мире на протяжении 2454 лет?» – этот метод, в соот-
ветствии с которым, кроме Писания, также и Каббалу следо-
вало бы принимать с равным почтением и благоговением.
54 Исследование Тридентского собора

Конечно же, каббалисты если не лично, то по крайней


мере через нанятого оратора могли бы развить эту идею го-
раздо успешнее, чем Андрада с его 20 годами. Но пусть
Андрада скажет нам, каким, по его мнению, должен быть от-
вет на такое возражение каббалистов и талмудистов относи-
тельно Писания Ветхого Завета. И пусть этот самый ответ он
применит к самому себе. Мы уже показали, что бесполезно
и ошибочно предполагать некое исключение на основании
Иер. 31:33.
15. Итак, мелочная торговля Андрады по поводу 20 лет –
это не более чем слова, или скорее, как сказано в Книге
Притчей Соломоновых, – ветер. Ведь из того факта, что у
новозаветной Церкви в течение 20 лет не было письменного
Евангелия, вовсе не следует, что лучше всего было бы, если
бы она оставалась без него вечно, и что Апостолы поступи-
ли греховно, когда установили иной способ распространения
и сохранения евангельского учения, письменный, отличаю-
щийся от того способа, которому положил начало Сам Сын
Божий, Отчая Премудрость, ибо Он использовал лишь уст-
ную передачу, без записи. Если Андрада будет отрицать, что
он имеет в виду именно это, то как же, по его мнению, мо-
жет быть правильным вывод, что если 20 лет Апостолы рас-
пространяли и сохраняли евангельское учение без записи,
исключительно в устном предании, значит, древний способ
следует сохранять и теперь, после того как произошла за-
пись евангельского учения, и тогда действительно предания
противопоставляются Писанию.
Апостолы распространяли евангельское учение, полу-
ченное от Христа и изъясненное Святым Духом, на протя-
жении первых нескольких лет без записи, исключительно
через устное предание, однако вскоре, по воле Божией, как
сказал Ириней, они начали передавать буквам на письме не
противоположное, не иное, не еще одно, но именно то самое
учение, которое они проповедовали устно.
16. Но если кто\нибудь спросит, почему они не нача-
ли писать сразу же, в первый же год, в ответ мы могли бы
повторить то, что уже было сказано о 2454 годах от начала
мира. Однако здесь причина яснее. Ибо до того как евангель-
ское учение было записано, его надлежало утвердить про-
тив клеветы и возражений иудеев и язычников, через про-
поведь Апостолов, сопровождавшуюся знамениями и чуде-
сами по всему миру, и необходимо было, чтобы его одобрили
О Святом Писании 55

верующие во всех странах, дабы мы были уверены, что за-


писанное не является ни сомнительным, ни неясным, ни не-
достаточно твердым, но, согласно сказанному Лукой, совер-
шенно (Лк. 1:1), то есть подтверждено Самим Богом через
Апостолов и одобрено первыми верующими во всем мире как
абсолютно достоверное. Таким образом, не только у Писания
ничего не отнимается, но его достоинство и власть усилива-
ются еще больше тем фактом, что оно не передавалось в пись-
мах на протяжении первых лет апостольской проповеди.
17. Сущность всей этой дискуссии требует, чтобы было по-
казано, по каким причинам, ради какой цели и с каким на-
мерением Евангелисты и Апостолы пожелали передать еван-
гельское учение письменно, вверив его книгам, какое исполь-
зование этих текстов в Церкви они предполагали, с каким
уважением первоначальная Церковь относилась к этим за-
писям, что именно и в какой степени она за ними признава-
ла. К этому пункту спора нам следовало бы перейти сразу, как
только была обозначена тема: «О Писании Нового Завета». Но
прежде нам следовало угомонить шум, поднятый папистами
о тексте Иеремии и о первых годах апостольской проповеди,
ибо своими криками они пытались оглушить и ошеломить чи-
тателя, чтобы увести его от основного нашего вопроса.
18. На самом виду мы поместим прекрасное утверждение
Иринея, которое находится в предисловии к 1\й главе III кни-
ги [«Против ересей»], где он сказал: «Лишь то является ис-
тинной и живой верой, что Церковь получила от Апостолов и
передала своим чадам. Ибо Господь даровал Своим Апостолам
силу Благовестия, и через них мы также пришли к позна-
нию истины, то есть учения Сына Божия. Им Господь так-
же сказал: “Слушающий вас Меня слушает, и отвергающий-
ся вас Меня отвергается; а отвергающийся Меня отвергается
Пославшего Меня”. Ибо не через кого иного познали мы путь
спасения, но через тех, через кого пришло к нам Благовестие.
Действительно, именно то, что они тогда проповедовали,
впоследствии они по воле Божией передали нам в Писании,
дабы оно стало основанием и столпом веры».
19. Это утверждение Иринея касается всего новозавет-
ного Писания в целом, чьи власть, совершенство и (как мы
теперь говорим) достаточность он показывает через самый
прочный из доводов. Ибо, вне всякого сомнения, именно то
является единственной истинной и живой верой, что пер-
воначальная Церковь получила от Апостолов и передала
56 Исследование Тридентского собора

своим чадам. Но эта вера первоначально была зачата через


проповедь Апостолов, которую они сами получили из уче-
ния Сына Божия. Это учение Христа и Апостолов, от кото-
рого была получена истинная вера первоначальной Церкви,
Апостолы прежде передавали устно, без записи, но позднее,
не по человеческому совету, а по воле Божией, они вложи-
ли его в Писание. Какой мы сделаем из этого вывод? Что это
есть то самое учение, которое они получили от Сына Божия,
которое они проповедовали устно, от которого первоначаль-
ная Церковь получила единственную истинную и животво-
рящую веру через Апостолов и [которое она] передала своим
чадам. И кому же Апостолы передали Евангелие в Писании?
Те ли только отдельные церкви, которым были направлены
послания Апостолов, могли использовать эти апостольские
письма, и только ли для тогдашних потребностей? Пигий,
кажется, вообразил, будто так и было, но Ириней указал:
«Апостолы передали нам в Писании то, что они проповедо-
вали». И ради какой цели? Какого использования Церковью
их Писания желали Апостолы? Ириней ответил: «Чтобы то,
что они передали нам в письменной форме, в будущем ста-
ло основанием и столпом нашей веры», – той веры, которую
Церковь получила от Апостолов и передала своим чадам.
Посему в Писании, которое по воле Божией нам передали
Апостолы, мы имеем основание и столп единственной истин-
ной и животворящей веры первоначальной Церкви, полу-
ченной от Апостолов. Писание названо основанием веры, по-
тому что именно из него вере научаются, веру познают, им в
вере назидаются и из него веру получают. Оно названо стол-
пом, потому что через него та вера, которая одна является ис-
тинной и дарующей жизнь, доказывается, утверждается, за-
щищается от всех искажений и сохраняется. Поэтому вера,
которая созидается, обретается, доказывается и утверждает-
ся при помощи любого источника, отличного от переданно-
го Апостолами Писания, не есть истинная, животворящая,
апостольская вера первоначальной Церкви. Это ясно и твер-
до изложено в доводах Иринея. Далее он сказал, что ерети-
ки – это те, кто несогласны с апостольскими Писаниями, а
в главе 2\й он так изобразил признаки еретиков: «Когда их
неправота доказывается на основании Писания, они обви-
няют само Писание, будто бы оно неверно, как потому что
оно говорит то одно, то иное, так и потому, что истину в
Писании не могут найти те, кто не знают преданий, ибо (го-
О Святом Писании 57

ворят они) истина была дарована не через письма, но изуст-


но». Удивительно, что Пигий, Линдан, Андрада и им подоб-
ные не краснеют, когда распознают в этой характеристике
свои собственные голоса. В этом утверждении Ириней пока-
зал, ради какой цели Апостолы передали нам свое учение в
Писании и какого его использования желали они, а именно –
чтобы оно служило основанием и столпом веры для нас, не
слышавших живого голоса Апостолов. И он добавил, что ере-
тики либо отвергают Писание, либо обвиняют его в том, что
оно непоследовательно, и заявляют, будто истину в нем най-
ти нельзя, если к Писанию не добавить преданий, которые
рассматриваются как переданные Апостолами устно.
20. Об этом утверждении Иринея я бы хотел поговорить
чуть боле подробно. Ибо он сказал обо всем новозаветном
Писании в целом и своими ясными доводами охватил все воп-
росы, имеющие отношение к этому спору о власти Писания.
Мнение Иринея о преданиях мы рассмотрим в следующем
разделе. Я прошу читателя сравнить с этим утверждением
Иринея то, что говорит Андрада, а именно – что письменно
было передано сокращенное изложение Апостольского уче-
ния, дабы большая его часть, как великое сокровище, ос-
тавалась в устных преданиях, а также то, что постановил
Тридентский собор, дескать, в современных спорах истину
нельзя найти на основании одного лишь Писания, если те ка-
сающиеся веры и благочестия моменты, которыми они обза-
велись помимо Писания, из устных преданий, не будут при-
няты с равным благоговением и почтением. Но чтобы истина
была явлена как можно более ясно, мы исследуем все писа-
ния Нового Завета по порядку [дабы выяснить], по каким
причинам и ради каких целей они были написаны и какое
использование сами священнописатели и первоначальная
Церковь предполагали для этого Писания.
21. Мы не будем слишком досконально исследовать воп-
рос о точном времени, годах и месяцах, когда вошло в об-
ращение каждое из писаний Нового Завета. (Ибо указания
древних писателей не согласуются в достаточной степени.)
Мы обратимся лишь к тому, что ясно и очевидно.
22. Я с радостью принимаю утверждение Андрады о Мат-
фее, а именно – что он писал, когда Павел был уже в Риме.
Нам действительно следует придерживаться мнения, вы-
сказанного более древними писателями, например Иринеем
и Евсевием в Historia ecclesiastica, а не более поздних пред-
58 Исследование Тридентского собора

положений, таких, как мнение Феофилакта о 8 годах или


Никифора о 15 годах. Эту предпосылку я принимаю тем с
большей радостью, что она приведет нас к славным истокам
новозаветного Писания. Ибо если Матфей писал тогда, ког-
да Павел благовествовал в Риме, как утверждает Ириней,
то он первый из Евангелистов, согласно мнению всех древ-
них [авторов], но он не первый из тех, кто начал передавать
апостольское учение письменно, ибо прежде чем Павел был
в узах доставлен в Рим, он уже отправил часть своих писем,
что с очевидностью следует из истории Деяний, как мы по-
казали это выше. Но я спрашиваю: разве ничто не было на-
писано Апостолами до того, как Павел отправил свои первые
послания? В Деян. 15:23–29 я нахожу, что на первом и са-
мом известном апостольском соборе Апостолы и пресвите-
ры, после тщательного рассмотрения вопроса и при всеоб-
щем согласии, составили письмо к церквам, собранным из
язычников. Я не нахожу [свидетельств], что до этого посла-
ния Апостолы что\либо написали, если мы следуем вычисле-
ниям Андрады, касающимся Евангелистов. Таким образом,
это и было начало богодухновенного Писания Нового Завета.
Андрада, на основании его же собственных вычислений от-
носительно Матфея, не сможет этого отрицать. Мы нахо-
дим славнейшее происхождение Святого Писания в Ветхом
Завете – Сам Бог впервые начертал Десятословие на скрижа-
лях Собственным перстом. Андрада же своими вычисления-
ми дал мне повод к исследованию славного происхождения
Писания в Новом Завете, а именно – что начало письменной
передачи апостольского учения было положено не каким\то
одним Апостолом для какой\то частной цели, но тогда, когда
все Апостолы, а также пресвитеры Иерусалимской церкви
собрались на первый и наиболее известный апостольский со-
бор, и там, со всеобщего одобрения и после тщательного раз-
мышления, было написано и отправлено письмо, содержав-
шее суждение Апостолов по вопросу, вокруг которого в то
время возник спор. Того факта, что это был первый текст, со-
ставленный Апостолами при Новом Завете, Андрада, если он
пожелает быть последовательным, не сможет отрицать. Не
сможет он и учить на основании достоверных источников,
что какая\либо часть богодухновенного Писания была на-
писана при Новом Завете до этого апостольского собора. Ибо
он не принимает вычислений Феофилакта и, по моему мне-
нию, правильно делает. Я также не думаю, что он относит к
О Святом Писании 59

числу канонических Писаний то апокрифическое послание,


которое мы находим у Евсевия и которое будто бы написано
Иисусом, Спасителем нашим, Авгарю, правителю Эдессы.
23. Итак, то, на что мы указали, является началом бого-
духновенного Писания Нового Завета, чьим отличительным
признаком стала [формула]: «Угодно Святому Духу и нам».
И как прежде Закон пришел с Сиона и Слово из Иерусалима
через устное предание, так и первое новозаветное Писание
сошло с Сиона и началось в Иерусалиме. Данный факт весь-
ма содействует достоинству и власти Писания.
24. Это происхождение, если мы верно его трактуем, по-
казывает как раз то, о чем мы спорим, а именно ради каких
целей, по какому поводу, с какой мыслью и для какого упо-
требления в Церкви апостольское учение начало излагаться
письменно. Ибо в самом первом апостольском послании ска-
зано: «Поелику мы услышали, что некоторые, вышедшие от
нас, смутили вас своими речами и поколебали ваши души, го-
воря, что должно обрезываться и соблюдать закон, чего мы
им не поручали» и т. д. Поскольку церкви были смущены че-
рез распространение ложных и поддельных учений под пред-
логом и именем апостольских преданий, Апостолы и пресви-
теры сочли полезным вместе со всей Церковью письменно из-
ложить подлинное апостольское учение о спорном вопросе.
Таковы были обстоятельства [появления] первого апостоль-
ского писания. Оно было составлено для того, чтобы из напи-
санного Церковь удостоверилась, каково истинное и подлин-
ное апостольское суждение, и чтобы никто, как это происхо-
дило прежде, не навязывал церквам ложное и выдуманное
мнение так, будто оно было передано и принято от Апостолов.
Этот опыт показывает, что в самые первые годы апостольской
проповеди – перед лицом стольких диавольских козней, та-
кой злобы мира и такого бесстыдства человеческого разума –
чистота апостольского учения не сохранялась в предании без
искажений, это учение было извращено под предлогом апос-
тольских преданий, поскольку живой голос самих Апостолов
не мог присутствовать всюду, когда Церковь распространи-
лась в разных странах. Потому на первом апостольском собо-
ре было положено начало записи учения.
25. В связи с первым апостольским письмом следует от-
метить также: они написали, что послали Иуду и Силу для
сообщения того, что было записано в их письме. Почему они
просто не повелели церквам удовольствоваться устным пре-
60 Исследование Тридентского собора

данием через Иуду и Силу, без записи? Очевидно, они соч-


ли, что при угрозе поддельных преданий для увереннос-
ти Церкви было необходимо, дабы Иуда и Сила, получив
от Апостолов повеления, которые им надлежало передать
Церкви, могли также предъявить текст и доказать, что пере-
даваемое ими было не сомнительно, испорченно или ложно,
но подлинно и истинно. Далее Лука добавил, что они совер-
шили это многими словами, но все же то, что они многослов-
но разъяснили, не противоречило и не отличалось, а было
«то же», о чем сказано в письме Апостолов, – не потому, что
они произнесли те же самые буквы и слоги, но смысл сказан-
ного был точно таким же, хотя передан Иудой и Силой боль-
шим количеством слов и более пространно. Однако все доста-
точное и необходимое содержалось в писании Апостолов как
в кратком изложении.
26. Это наблюдение о начале Писания Нового Завета ука-
зывает на источники наших объяснений, когда паписты воз-
ражают, что Апостолы учили гораздо больше и пространнее,
чем можно уместить на этих немногочисленных страницах
Писания.
27. Однако в отношении прочих текстов Нового Завета
мы также должны исследовать, по каким причинам, с ка-
ким побуждением и для какого использования они были на-
писаны и посланы, ибо в этом... заключается предмет спора.
Если бы мы предпочли следовать хронологическому поряд-
ку, то сперва нам бы надлежало обсудить некоторые посла-
ния Павла, но ради сохранения принятого порядка мы пре-
жде рассмотрим Писания Евангелистов, а потом Послания
Апостолов.

АРТИКУЛ I
О Писаниях Евангелистов

1. Мы намерены доказать, что Евангелисты написали


свои исторические повествования, дабы все сказанное и соде-
ланное Господом, что Апостолы сочли необходимым для зна-
ния позднейшей Церкви, было передано последующим поко-
лениям в письменной форме.
2. Все согласны, что Матфей записал свою историю пер-
вым из четырех Евангелистов. О причине и цели записи
Евсевий, кн. 3, гл. 24, заметил: «Когда Матфей проповедовал
О Святом Писании 61

евреям и собрался отправиться также к прочим [народам],


он изложил свое Благовестие письменно, на языке отцов, и
в письменном виде обеспечил покидаемых тем, чего им не-
доставало бы после его отбытия». Никифор, кн. 2, гл. 45, так
выразил это мнение: «Отбывая, он возместил свое отсутствие
этим текстом».
Фома Аквинский процитировал такое утверждение Иеро-
нима: «Матфей пустил в обращение свое Евангелие в Иудее
специально ради тех евреев, которые пришли к вере в Иеру-
салиме. После того как он благовествовал устно, а затем по-
желал отправиться к язычникам, Апостол записал свое Еван-
гелие, которое он завещал покидаемым братьям как напо-
минание. Ибо насколько было необходимо проповедовать
Евангелие для утверждения веры, настолько же было необ-
ходимо записывать его для противления еретикам».
Иоанн Златоуст в 1\й проповеди на Матфея сказал:
«Матфей начал писать, когда верующие во Христа из евре-
ев пришли к нему и просили послать им в письменной форме
то, чему он учил их устным словом, дабы сохранить это».
Автор посвященного Матфею неоконченного труда, кото-
рый приписывают Иоанну Златоусту, сказал о причине за-
писи [Евангелия] следующим образом: «Когда в Палестине
начались жестокие гонения и возникла угроза рассея-
ния, Матфея попросили записать историю всех слов и дел
Христовых, чтобы те, кто лишатся учителей, не остались без
назидания и чтобы у них было полное изложение веры, где
бы они ни оказались в будущем».
Фома Аквинский сообщил об этом так: «Прежде чем под-
вергнуться рассеянию, они попросили Матфея письменно
изложить для них всю веру, которую он передавал устно... И
эта история гонений вполне согласуется со временем написа-
ния по Иринею. Ибо примерно на 20\й год после вознесения
Христова Иудея, как засвидетельствовал Иосиф, наполни-
лась мечтателями и мошенниками. А кроме того, Павел был
заключен в тюрьму, что рассматривалось как угроза и опас-
ность для всех христиан».
3. Итак, вот причины, по которым Матфей записал свое
Евангелие: 1) из\за своего отбытия и отсутствия он в пись-
менном виде предоставил... то, что не мог обеспечить своим
присутствием, устным учением и назиданием; 2) посколь-
ку память слаба и нетверда, ради надежного сохранения он
изложил письменно все то, чему учил; 3) чтобы люди, не
62 Исследование Тридентского собора

слышавшие устного учения Апостолов, получили изложе-


ние и обобщение всей веры в письменном виде; 4) из\за ере-
тиков было необходимо записать евангельское учение, что-
бы под именем Евангелия Церкви не навязывали ошибоч-
ные, подложные и искаженные учения. Ириней же назвал
текст Матфея первым примером того, о чем он сказал: «То,
что Апостолы проповедовали по воле Божией, они затем пе-
редали нам в Писании, дабы оно стало основанием и столпом
нашей веры».
4. Линдан вскользь упоминает об этом, воображая, буд-
то это был лишь «сувенир на память», как мы говорим о ма-
леньких подарках для наших друзей:
Прими же от меня сей дар любви
И долго в памяти меня храни.

Но очевидные факты не позволяют уйти от них так легко.


5. Следует отметить также, какое использование сами
Апостолы и мужи апостольские признавали верным для
Евангелия, написанного Матфеем.
Иероним отметил, что когда Пантен был послан в Индию
Деметрием, епископом Александрийским, он обнаружил,
что Варфоломей проповедовал там о пришествии Христовом
по Евангелию от Матфея, которое, также записанное на ив-
рите, он привез с собой в Александрию.
Никифор, кн. 4, гл. 32, передал эту историю так: «Среди
верующих в Индии Евангелие от Матфея имело хождение на
еврейском языке, истолкованное Варфоломеем, оно в тече-
ние долгого времени оставалось неискаженным, в той фор-
ме, в которой его составил автор».
Тот же писатель, кн. 17, гл. 36, сообщил, что Евангелие
от Матфея было также найдено в гробнице Варнавы, перепи-
санное рукою Варнавы. Таким образом, и сами Апостолы и
мужи апостольские высоко ценили Евангелие от Матфея и
своим примером показали, как его следует использовать в
Церкви.
6. Почти все согласны, что Марк писал вторым после Мат-
фея. Однако Климент Александрийский поместил Луку пе-
ред Марком. Ириней даже утверждал, что Марк писал после
смерти Петра и Павла. Однако мы не станем спорить о хро-
нологической последовательности. Полезнее будет исследо-
вать, по какому случаю и для каких целей он писал и какова
достоверность его текста.
О Святом Писании 63

Эту историю из Климента, кн. 1, гл. 15, пересказал


Евсевий, кн. 2, гл. 15, а также ее повторил Никифор: «Когда
Евангелие пришло на Запад, умы тех, кто внимали Петру,
просветил столь великий свет веры, что они уже не могли до-
вольствоваться незаписанным учением Божиим и твердо ос-
таваться в том, что они научились Божию Слову без письма.
Тогда они с великой настойчивостью просили Марка оста-
вить им письменное изложение учения, принятого ими изус-
тно... И говорят, что Апостол Петр, узнав об этом от Святого
Духа, обрадовался желанию тех людей, одобрил этот текст
официальным заявлением, подтвердил его и постановил,
чтобы его читали в церквах».
Никифор сказал, кн. 2, гл. 45, что Петр продиктовал
Евангелие Марку и одобрил его чтение в церквах.
Евсевий, кн. 3, гл. 39, и Никифор, кн. 3, гл. 20, процити-
ровали утверждение Папия о том, что Марк меньше внима-
ния уделял последовательности событий, но в своем тексте
стремился ничего не пропустить из того, что он узнал, и ни
по одной из тем не передать ничего ложного.
Ириней, кн. 3, гл. 1, сказал: «Марк, ученик и переводчик
Петра, передал нам то, что было проповедано».
Пигий радуется словам Руфина, который, чтобы умалить
власть Писания, назвал Евангелие от Марка благочестивой
кражей. Но для какой цели было написано Евангелие от
Марка и какого положения в церквах Петр желал для него,
читатель поймет из того, что уже было сказано. И он увидит,
сколь глупые и странные вещи паписты противопоставляют
этим ясным свидетельствам.
7. Относительно Луки и той цели, ради которой он на-
писал свою историю, нам не приходится искать внешнего
свидетельства. Ибо он сам в прологе определенно пояснил,
по какому поводу и с какой целью он составил свой текст, а
именно – поскольку многие пытались, причем не всегда до-
статочно добросовестно, достоверно и правильно, изложить
историю о том, что Иисус делал и чему учил от начала. Слово
¢nat£xasqai («составить») может быть связано как с преда-
нием, так и с Писанием, ибо евангельское учение в те време-
на искажалось обоими способами. И по антитезе можно уви-
деть, где искажение возникало в наибольшей степени. Ибо
Лука назвал написанное им peplhroforhmšna, «тем, что ис-
полнилось», которые он выяснил самым тщательным обра-
зом. Таким образом, искажение начало возникать во време-
64 Исследование Тридентского собора

на Апостолов из\за того, что передавались либо ошибочные,


либо поддельные, либо неточные сведения – как устно, так и
письменно, причем под видом точных и истинных – такими
людьми, которые недостаточно были утверждены в «точной
истине» евангельского учения.
8. Какое же средство применялось против этой опасности
искажения учения во времена Апостолов? Быть может, они
полагали, что чистоту учения можно, вопреки опасности ис-
кажения, сохранить для потомства в неприкосновенности с
помощью устных преданий, сохраняющихся в умах и запи-
санных в сердцах верующих? Феофил безусловно был «на-
ставлен», то есть получил евангельское учение устно через
подлинное предание Апостолов, но Лука указал, что написал
свое Евангелие ради ¢sf£leia («надёжности») этого учения.
Этим словом он прекрасно описал твердое и четкое сбереже-
ние и сохранение чистого учения от любого вида опасности и
угрозы искажения.
Глагол ¢sfal…zein («охранять», «делать надёжным») ис-
пользуется, когда в отношении чего\либо имеет место при-
стальное внимание, чтобы оно не ускользнуло или не поте-
рялось. Так, в Деян. 16:24 этим словом обозначается содер-
жание заключенных в темнице. В Мф. 27:64 иудеи просили,
чтобы могилу Иисуса «охраняли». Это слово употребляется
также в том случае, когда нечто так укрепляется и защища-
ется от нападения, что его возможно удерживать и сохранять
безопасным и неповрежденным, например, когда города ук-
репляются защитными сооружениями и гарнизонами, голо-
ва защищается шлемом, а двери – засовом. Таких примеров
в литературе великое множество.
Именно ради такой ¢sf£leia («надёжности») чисто-
ты учения от искажений, указал Лука, он и написал свое
Евангелие. Павел также применил это слово к своим писани-
ям в Флп. 3:1, что мы покажем позднее.
Феофилакт объяснил это слово двояко: 1) «Прежде я учил
тебя Евангелию устно, теперь я передаю тебе его письменно
и тем самым я укрепляю твой ум, чтобы ты не забыл то, что
тебе было передано устно». 2) «Когда кто\либо обращается к
нам устно, мы обычно подозреваем, что [к сказанному] мо-
жет быть прибавлена какая\либо ложь, но когда он также за-
писывает то, о чем говорит, мы верим ему, потому что он не
записал бы это, если бы не был уверен, что говорит правду.
То есть Лука сказал: “Я записал для тебя Евангелие, чтобы
О Святом Писании 65

ты сохранял в большей безопасности то, о чем получил уст-


ное наставление, и чтобы ты больше доверял мне, ибо я на-
столько уверен в том, чему учил устно, что также не побоял-
ся передать сие письменно”». Таково мнение Феофилакта.
9. Итак, ясно и несомненно, при каких обстоятельствах,
по какой причине, с каким намерением и для какой цели
Лука написал свое Евангелие. Евсевий, в кн. 3, гл. 24, ска-
зал о Луке: «Он чувствовал себя обязанным освободить нас
от ненадежных мнений других людей и сам дал достоверный
отчет в своем Евангелии. Он сам объяснил, чего читателю
следует ожидать от его текста. Ибо он сказал, что записал то,
что в его время среди христиан было peplhroforhmšna о сло-
вах и делах Спасителя, то есть известно, ясно и несомненно,
и в чем они были наставляемы. Он отметил, что описал это
таким же образом, как первоначальные свидетели и служи-
тели евангельского учения, передавшие его Церкви».
Нет никакого сомнения в том, что Апостолы сначала пе-
редавали учение Христа устно, без записи. Но сохранились
ли эти предания Апостолов и остались ли они незаписанны-
ми? Лука безусловно подтвердил, что он передал письменно
то же самое и так же, как Апостолы передали Церкви учение
о делах и словах Христа.
По этому поводу Ириней, в кн. 3, гл. 14, провел прекрас-
ное сравнение между учителем Павлом и учеником Лукой:
«Пресвитерам Ефесской церкви, призванным в Милит, Павел
сказал: “Я не упускал возвещать вам всю волю Божию”. Лука,
безо всякого честолюбия, передал то, чему он научился, гово-
ря: “Как передали нам то...”». Таково мнение Иринея.
Амвросий пояснил – все тщательно исследовав, Лука, од-
нако же, не утверждал, что записал все полностью, но [что
написал] «обо» всем.
Иоанн Златоуст задался вопросом, как Лука мог сказать,
что он записал обо всем, что Иисус делал и чему учил от на-
чала, тогда как Апостол Иоанн указал, что это невозможно.
И он ответил: «Лука не сказал “все”, но “обо” всем, так же,
как мы говорим «кратко» или «в общем», то есть он сказал
обо всем, что необходимо».
Совершенно ясно, что эти утверждения свидетельствуют
о власти Писания, опровергая ссылки на устное предание,
которым в наше время щеголяют паписты.
10. Нам также следует поговорить о четвертом Еванге-
листе, то есть об Иоанне. Изучение истории его текста пока-
66 Исследование Тридентского собора

жет нам многие вещи, имеющие большое значение для этой


дискуссии. Когда тексты трех Евангелистов были уже ра-
зосланы и имелись в церквах, еще остававшиеся в живых
Апостолы учили как о делах Христа, которые содержались
в писаниях трех Евангелистов, так и о тех деяниях и словах,
которые они сохранили в своей памяти, и в то время слова
Павла во 2 Фес. 2:15 действительно могли быть по справед-
ливости применены Апостолами к деяниям Христа: «Итак,
братия, стойте и держите предания, которым вы научены
или словом или посланием нашим».
11. Но взгляните, что произошло в действительности!
Когда последние Апостолы умерли, а Иоанн был сослан на
Патмос, Эвион и Керинф возбудили споры о Божестве Христа,
о Его земном царствовании, обрядах левитов и тому подоб-
ном и привели церкви в прискорбное смятение. И спраши-
вается... как, в каком одеянии и под каким предлогом они
это совершили. Евсевий, кн. 3, гл. 28, процитировал Гая, го-
воря, что Керинф хотел ввести в Церкви свои фантастичес-
кие учения под предлогом откровений, якобы полученных
от какого\то великого Апостола. Он также добавил, что тот
был врагом Писания и Бога. Но поскольку еще свежа была
память Церкви о том, что Апостолы рассказывали и о про-
чих деяниях и словах Спасителя, кроме записанных в повес-
твованиях трех Евангелистов, Керинф и другие злоупотреби-
ли этим в качестве предлога и выдвинули свои собственные
лжеучения, которые они не могли доказать на основании
существовавших тогда апостольских писаний, утверждая,
что Апостолы учили этому устно. Они также настаивали на
согласии записанного с этими поддельными преданиями.
Иоанн вспомнил об этих столкновениях, говоря в Откр. 2:2,
20 [об Ангеле Ефесской церкви, что он] «испытал тех, кото-
рые называют себя апостолами, а они не таковы», а также об
«Иезавели, называющей себя пророчицею». То есть они пох-
валяются как откровениями, так и преданиями, на основа-
нии которых пытаются присвоить себе апостольский автори-
тет. Иоанн в послании к Фиатире7 сказал, что они называли
эти учения «глубинами», то есть не повсеместно провозгла-
шенными апостольскими догматами, которые всем в Церкви
были также известны из Писания, но глубокими, сокровен-
ными и тайными мистериями, которые Апостолы передава-

7
См.: Откр. 2:24. – Прим. ред.
О Святом Писании 67

ли из рук в руки, не всем и каждому, но частным образом и


изустно своим друзьям как мистерии, которые следовало по-
читать в безмолвии. Но Иоанн назвал их глубинами не апос-
тольскими, а сатанинскими.
12. Возникший таким образом раздор сильно вредил церк-
ви. Ведь они не могли отрицать, ибо все помнили о том, что
Апостолы передали о деяниях Христовых изустно больше,
чем содержалось в текстах трех Евангелистов. И посколь-
ку все прочие Апостолы уже умерли, Бог, несомненно, даро-
вал Иоанну более продолжительную жизнь... дабы он с апос-
тольским усердием ради блага Церкви все время следил за
тем, чтобы ни ложные предания, ни поддельные писания не
навязывались церквам в качестве истинного и подлинного
учения Апостолов.
13. Поэтому, когда Иоанн вернулся в Асию из своей
ссылки на Патмос, раздоры, возбужденные тем временем
Керинфом и иными, были представлены ему на рассмотрение
и суд как последнему стражу и надзирателю из Апостолов не
только Асийскими епископами, но также и представителями
верующих из всей Церкви, согласно сказанному Иеронимом.
Тогда Иоанн, как отметил Евсевий, кн. 3, гл. 24, одобрил
тексты трех Евангелистов и засвидетельствовал, что они
истинны. Но поскольку в то время шумно обсуждался воп-
рос о том, все ли, что совершил и чему учил Господь и что
Апостолы передали о Его делах, содержится в текстах трех
Евангелистов, Иоанн воспользовался этими обстоятельства-
ми и написал свое евангельское повествование, представив
Церкви то, о чем он знал, что это произошло на самом деле и
было передано Церкви сверх рассказов трех Евангелистов, и
что Святой Дух счел это необходимым и достаточным на все
будущие времена. Он сделал это, чтобы в будущем Церковь
не была увлекаема всяким ветром учений и притязаниями
преданий, но сохраняла уверенность в учении Апостолов о
деяниях Христовых. А поскольку Эвион принимал лишь
Евангелие от Матфея, для которого он изобрел особые истол-
кования, якобы принятые через предание, Иоанн передал
речи Христа более тщательно, чем другие Апостолы, и пока-
зал, что подлинное истолкование следует брать из них.
14. Исследование подлинных обстоятельств и причин
написания Евангелия от Иоанна весьма поучительно. Разве
все, что Иисус делал и говорил, было передано письменно,
когда свое Евангелие написал и Иоанн? Ни в коем случае!
68 Исследование Тридентского собора

Ибо сам Иоанн закончил свое Евангелие следующим обра-


зом: «Многое и другое сотворил Иисус; но, если бы писать о
том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы на-
писанных книг». Разве по этой причине мы через Писания
Евангелистов не получаем все то, что необходимо и доста-
точно знать об учении Христовом, или существует также и
еще что\то... необходимое для веры и спасения, заключен-
ное в преданиях? Именно так паписты и полагают. Но услы-
шим, что сказал Иоанн: «Сие же написано, дабы вы уверо-
вали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели
жизнь во имя Его».
15. Чтобы избавиться от этих слов, Линдан заявляет, буд-
то Иоанн в своем тексте коснулся лишь одного артикула –
Божества Христа. Однако очевидно и безусловно, что он хо-
тел сказать также кое\что об учении и чудесах Христовых,
чего нет в рассказах прочих Евангелистов. Он представил ис-
тинную веру, спасение и вечную жизнь как итог и цель всего
учения Христова. Иоанн настаивал, что записана была имен-
но та часть учения Христова, которая необходима и доста-
точна для веры и спасения. Поэтому очевидно, что хотя и не
все было... записано, тем не менее из учения и чудес Христа
записано было все, необходимое и достаточное для истинной
веры и вечной жизни. Ибо Иоанн сказал это не только в от-
ношении своего собственного текста, но также в отношении
текстов других Евангелистов, и это подтверждают все древ-
ние комментаторы. Отсюда становится ясно, что ищущие по-
мимо этого иного в учении Христа ищут не веры и не спасе-
ния, но измены и погибели. Ибо Иоанн сказал: «Сие же на-
писано, дабы вы уверовали и, веруя, имели жизнь». Иоанн
объяснил причину, почему Святой Дух не пожелал, чтобы
записано было абсолютно все – не для того чтобы мертвое
сердце римского понтифика под именем и предлогом пре-
даний изрыгало в мир все что заблагорассудится, но потому
что мир, как сказал Иоанн, не вместил бы этого. Августин
верно заметил, что это следует понимать не в смысле велико-
го числа книг и не в смысле физического пространства, но в
том смысле, что Святой Дух заботился о нас и избрал для на-
писания то, что верующие, по их нынешней слабости, могли
бы вместить. Посему нам следует благодарно и почтительно
принимать и лобызать это благословение Святого Духа, ибо
Он снизошел к нашей немощи и не пожелал чрезмерно обре-
менять нас, но избрал и предназначил к написанию в учении
О Святом Писании 69

и чудесах Христа то, что Он счел достаточным и необходи-


мым для истинной веры и вечной жизни.
16. Здесь Андрада восклицает: «Так что же, прочие де-
яния и изречения Христа, которые не были записаны, – для
веры и благочестия излишни и бесполезны? Что же, Христос
предпринял напрасные труды и совершил излишние деяния
во всем, кроме того, что было записано, во всем, что не оказа-
лось полезно для будущих веков?» Мы просто ответим слова-
ми Иоанна: «Если бы все это было записано, то, думаю, и са-
мому миру не вместить бы написанных книг. Сие же написа-
но, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий,
и, веруя, имели жизнь». Поэтому прочее не было излишним
и бесполезным, учитывая, что Он часто повторял одинако-
вые речи и совершал похожие чудеса, ведь Его учение над-
лежало подтвердить, а после подтверждения его изложение
следовало записать по воле Божией.
17. Андрада возражает также, что Христос на протяжении
40 дней после Своего воскресения сказал многое о царствии
Божием, чего у нас нет в записи ни одного из Евангелистов, и
все же не следует думать, что это было настолько неважно, и
можно счесть это излишним. Мы ответим словами Августина
об утверждении Христа в Ин. 16:12: «Еще многое имею ска-
зать вам...» – «Поскольку Евангелисты умолчали об этом,
кто из нас может сказать, что же это было, и если кто\то рис-
кнет сказать такое, то как он это докажет? Кто настолько
хвастлив и опрометчив, чтобы утверждать без Божия свиде-
тельства, даже если он говорит истину, каково то, что Святой
Дух не пожелал записать через Евангелистов? Кто из нас мо-
жет совершить это, не навлекая на себя тяжелейшее из обви-
нений в опрометчивости, которая не свойственна ни проро-
ческой, ни апостольской власти?» Но из Писаний Апостолов
мы с уверенностью можем узнать, что сказал им Христос о
Царствии Божием, когда Он открыл их разумение.
18. Заслуживает внимания поразительная уловка Андра-
ды, которой он, несомненно, научился на Тридентском собо-
ре. Возражая иезуитам, я привел утверждения Августина и
Кирилла, что те учения и чудеса Христа были избраны для
Писания, которые Святой Дух счел достаточными для спа-
сения верующих... Что же ты думаешь, добрый читатель,
может Андрада выдвинуть против этих ясных свидетельств,
которые словно бы записаны солнечным лучом (исполь-
зуя слова Тертуллиана), против достаточности Писания и в
70 Исследование Тридентского собора

пользу преданий? Я скажу тебе: во\первых он обвиняет нас,


будто мы, подобно распутникам, пользуемся искалеченны-
ми и сокращенными свидетельствами святых, чтобы обма-
нуть неграмотную толпу. Однако мы способны и привыкли,
по милости Божией, исследовать сами оригинальные текс-
ты, а не черпать сведения из одних лишь комментариев. Но
послушаем, как хитро Андрада может вымучить иное значе-
ние из этих высказываний Августина и Кирилла. С угрожа-
ющей миной он выносит свой приговор, словно тридентский
судья: «Когда Августин сказал: “То было избрано для за-
писи, что сочтено достаточным для спасения верующих” –
это вовсе не означает, что евангелисты уместили все учение
нашей веры в маленький том, но они письменно передали
только то, что может подтвердить истинность не переданно-
го письменно». Это, конечно, смелое истолкование. Но та-
ковы ли слова Августина? Нет, это слова Андрады. Однако
сам он объявил, что хочет доказать нам на основании слов
Августина, будто именно это имелось в виду. Но послушаем,
как он исполняет эту задачу. Августин сказал, что чудо вос-
крешения Лазаря удостоверяет следующее: 1) Христос есть
Тот Бог, Который сотворил все существующее в целом мире.
2) В конце мира Он воскресит всех умерших, и мы должны
верить в Него и готовиться к этому воскресению, которое
для нас будет к жизни, а не к осуждению. 3) Он говорит, что
воскрешение Лазаря символизирует воскрешение душ, ко-
торое происходит по великой благодати Божией через веру,
чтобы они не умерли навеки, и т. д. И этим Андрада хочет
доказать, будто Августин сказал о вере в то, чего не содер-
жится в Святом Писании. Но я, в простоте своей, до сих пор
верил, что эти артикулы, о которых сказал Августин, оп-
ределенно содержатся в Святом Писании. И я уже начинал
задумываться о том, как человек в здравом рассудке, если
только он не бредит в лихорадке, может вывести из этих
слов Августина то, о чем с таким пафосом говорит Андрада,
но я упустил из виду, что Андрада писал это на Тридентском
соборе, где законность и полное право таких истолкований –
дело обычное, и никто не может сказать: «Что ты делаешь?»
Воистину, велики должны быть наглость и бесстыдство
Андрады, если он думает, что может своей напыщенной ре-
чью склонить Германию к принятию этого.
Другое истолкование – того же пошиба. Кирилл сказал:
«Записано было не все то, что совершил Господь, но то, что
О Святом Писании 71

писатели сочли достаточным как для благочестия, так и для


догматов». Однако Андрада дает такое истолкование, будто
Кирилл этими словами утверждал, что Святое Писание объ-
ясняет не все учения, но только те, которые достаточны для
обеспечения веры во все Божии учения (то есть те, которые
не содержатся в Писании). Я ничего не прибавлю ко сказан-
ному, ибо очевидно, насколько своевольно и гордо это – я не
скажу толкование, но – издевательство Андрады, если срав-
нить его со словами Кирилла. И на каком это соборе царили
такие истолкования? Однако нам полезно иметь подобные
примеры папских уловок. Даже сам Андрада недостаточ-
но уверен в своем издевательстве, поскольку он ищет иные
пути уклонения. Он утверждает, что Кирилл сказал это толь-
ко о Евангелии от Иоанна. Но вот слова Кирилла: «То, что
писатели считали достаточным». Разве это сказано только
об Иоанне? О бесстыжий язык! Наконец, он заключает, что
даже если смысл сказанного Августином и Кириллом таков,
что записано было то, чего достаточно для благочестия, веры
и спасения, все же следует предпочесть всеобщее согласие,
которое устанавливает нечто противоположное.
19. Потому я повторяю эти утверждения Августина и
Кирилла, которые я люблю теперь еще больше, ибо вижу,
что они весьма определенно и ясно подтверждают власть и
достаточность Писания в отношении учения Христова. И
хотя Андрада с великой горечью, множеством напыщенных
речей и, наконец, со всеми тридентскими хитростями разны-
ми путями попытался пленить и изменить их, он не приоб-
рел ничего, кроме клейма крайнего бесстыдства.
Эти утверждения относятся ко всей истории, поведан-
ной четырьмя Евангелистами. Августин, в In Evangelium
Johannis tractatus, 49, сказал: «Хотя Господь Иисус совер-
шил многое, записано было не все, но для записи отобра-
но то, что сочтено достаточным для спасения верующих».
Кирилл, In Johannem, кн. 12, сказал: «Записано было не все
то, что совершил Господь, но то, что писатели сочли доста-
точным как для благочестия, так и для догматов, чтобы че-
рез истинную веру и дела, сияя праведностью, мы могли вой-
ти в Царство небесное во Иисусе Христе».
20. К этому я добавлю еще одно утверждение Августина,
из De consensu evangelistarum, кн. 1, гл. 35, где он обличил
верящих, будто учеников Христа, записавших Евангелие,
следует презирать, ибо мы не можем воспроизвести в текстах
72 Исследование Тридентского собора

Самого Христа. Он сказал: «Через человечество, которое Он


восприял, Христос есть глава всех Своих учеников, которые
суть как бы члены Его Тела. Поэтому, когда они писали то,
что Он явил им, никоим образом не следует говорить, что Сам
Он не писал, так как члены осуществили то, что они узна-
ли через повеление Главы. Ибо все, что Он желал, чтобы мы
читали о Его делах и словах, то Он и повелел Евангелистам
записать, как Своим собственным рукам». Поэтому ты зна-
ешь, достойный читатель, Кого следует признавать Автором
и Судьей, когда в предыдущем утверждении говорится: «То,
что сочтено достаточным» и «То, что писатели сочли доста-
точным». Но в этом последнем утверждении Андрада тут же
находит лазейку, через которую он может ускользнуть, ибо
Августин сказал: «Все, что Христос желал, чтобы мы чита-
ли о Его делах и словах, то Он и повелел Евангелистам за-
писать». Но Андрада говорит: «Он не желал, чтобы мы обо
всем узнали из текстов Евангелистов, но Он пожелал, что-
бы мы большую часть Его изречений и дел, как особо цен-
ное сокровище, приняли из преданий, которые не записа-
ны, но переданы как бы из рук в руки». Однако читатель ви-
дит, что Августин не имел этого в виду и не говорил об этом.
И то, что выставляется папистами под этим именем, было,
несомненно, вычитано у Пигия, Парезия, Линдана, Озия,
в Pontificale, в Rationale divinorum, в книгах соборов и так
далее. Августин же сказал: «Все, что Христос желал, чтобы
мы читали о Его делах и словах, Он повелел Евангелистам
записать, как Своим собственным рукам». Христос не поже-
лал, чтобы мы читали о Его делах и словах у иных писателей
что\либо отсутствующее в Писаниях четырех Евангелистов.
И что бы ни было записано о словах и делах Христовых по-
мимо них, другими [авторами], Христос безусловно не пове-
левал писать и не желал, чтобы мы это читали... Поэтому,
когда паписты бубнят, что Христос установил приготовле-
ние миропомазания, таинство конфирмации, елеосвящение,
или тайную исповедь, или епитимью, индульгенции, чисти-
лище, мессу, взывание ко святым, поклонение изображени-
ям, обоюдоострый меч папы, ларчик [с божественной пре-
мудростью] в его сердце и тому подобные вещи, о которых
мы читаем под этим именем в писаниях папистов, против
них мы выдвигаем это утверждение Августина: «Все, что Он
желал, чтобы мы читали о Его делах и словах, Он повелел
Евангелистам записать, как Своим собственным рукам».
О Святом Писании 73

21. Отсюда ясно, что следует думать обо всем том, о чем
мы не читаем у Евангелистов, но что, тем не менее, нам под-
совывают под именем деяний и слов Христовых. Мы говорим
не о буквах и слогах, но о значении, например, о значении
Его утверждения, которое Павел повторил в Деян. 20:35:
«Блаженнее давать, нежели брать» и которое присутствует
во многих проповедях Христа. Ириней засвидетельствовал,
что четыре записанных Евангелия были критерием, стан-
дартом и правилом первоначальной Церкви, в соответствии с
которым исследовали все, что выдвигалось кем\либо как не-
что связанное с делами и словами Христа. То, что согласовы-
валось с Евангелиями, принималось, но все, что не согласо-
вывалось или противоречило им, свободно отвергалось.
Ириней, кн. 3, гл. 11, сказал: «Я полагаю, что не сущест-
вует ни больше, ни меньше этих четырех Евангелий. Ибо как
существует четыре стороны света, и Церковь распространена
по всей земле, но столп и главная опора Церкви есть Евангелие
и Дух жизни, посему она и обладает четырьмя столпами, ко-
торые со всех сторон дышат чистотой и оправдывают людей».
Далее он добавил: «Однако приходящие от Валентина выдви-
гают свои собственные писания и хвастают, что у них есть и
прочие (то есть записанные) Евангелия, поскольку в своей на-
глости они зашли так далеко, что называют это Евангелием
истины, которое было написано не людьми древности и кото-
рое не согласуется с Евангелиями Апостолов. Ибо если то, что
они предъявляют, есть Евангелие истины, и при том оно от-
личается от переданного нам Апостолами, [то всякий] кто по-
желает, может сказать, как это показано в самих Писаниях,
что переданное Апостолами – не есть Евангелие истины».
Фома Аквинский также сказал о Марке: «Евангелие следова-
ло не только проповедовать современникам, но также запи-
сать для потомков».
22. Теперь мы в достаточной мере показали, по каким
причинам, с каким намерением, ради каких целей и задач
[Апостолы] передали письменно рассказ о словах и деяни-
ях Христовых, какого употребления этих Писаний они же-
лали в Церкви, как первоначальная Церковь относилась к
этим Писаниям, какую власть она за ними признавала. Из
чего мы выяснили, что все выдвигаемое папистами на осно-
вании устных преданий против власти, совершенства и доста-
точности Писания, может быть подвергнуто верной оценке.
Истинное удовольствие видеть, что именно то, что представ-
74 Исследование Тридентского собора

ляет собой изложение веры о словах и деяниях Христовых в


Иерусалимской церкви, из которой слово распространилось по
всей земле, было передано письменно в Евангелии от Матфея.
А то учение о словах и деяниях Христовых, которое Петр ус-
тно передал Римской церкви, чья вера при жизни Апостолов
славилась во всем мире, была передана потомкам через запись
Марка, ибо таковы свидетельства древних. Лука сам ука-
зал, что он записал об изречениях и деяниях Христа то, что
Апостолы передали Церкви в Антиохии (ибо Лука был граж-
данином этого города), где христиане впервые получили это
свое имя, и то, что церкви обращенных язычников, которые
он посещал с Павлом в те времена, исповедовали в твердой и
непоколебимой вере. То же, что Иоанн передал церкви в Ефесе
о деяниях и словах Христовых, он сам и записал. И не вызы-
вает никакого сомнения, что в те времена эти церкви были са-
мыми выдающимися – церкви Иерусалима, Антиохии, Ефеса
и Рима. По желанию можно добавить также Александрию,
куда, как рассказывают, Марк отправился вместе со своим
Евангелием, после того как написал его. Поэтому если мы с
благочестивым усердием исследуем, каково истинное и не-
сомненное предание Апостолов об учении Христовом, какова
plhrofor…a, то есть твердая и несомненная вера тех церквей,
которые Тертуллиан назвал «материнскими», – все становит-
ся совершенно ясно из уже сказанного нами.

АРТИКУЛ II
О Писаниях и посланиях Апостолов

1. Строго говоря, различия между учением Христа и


Апостолов нет. Ибо когда Христос дал Апостолам власть
проповедовать Евангелие (Мф. 28:19–20), Он ясно добавил:
«Уча их соблюдать все, что Я повелел вам». Ин. 14:26: «Дух
Святой научит вас всему и напомнит вам все, что Я говорил
вам». 2 Кор. 13:3: «Вы ищете доказательства на то, Христос
ли говорит во мне». 2 Кор. 5:20: «Итак мы – посланники от
имени Христова». Здесь, ради порядка и подробного рас-
смотрения, мы понимаем учение Христово, согласно объяс-
нению Луки в Деян. 1:1–2, как все, «что Иисус делал и чему
учил от начала, до того дня, в который Он вознесся». Мы по-
казали, что это учение о словах и деяниях Христа, в том объ-
еме, в каком Святой Дух счел его необходимым и достаточ-
О Святом Писании 75

ным для нас, содержится в Писаниях Евангелистов. Но под


учением Апостолов мы понимаем то, что они передали и рас-
пространили по всему миру, среди иудеев и язычников, пос-
ле вознесения Христова.
2. Теперь нам следует поговорить об этом учении. Уста-
новлено, что в течение первых нескольких лет Апостолы до-
казывали и подтверждали свое учение на основании Писаний
Ветхого Завета, но при этом они передавали и распространя-
ли его без каких\либо своих текстов, только устно. Однако
позднее они начали записывать свое учение. Исходя из каких
соображений, по каким причинам, с какой целью они это де-
лали и как они желали, чтобы Церковь использовала их тек-
сты, мы исследуем подобно тому, как это было сделано в от-
ношении Евангелистов. Ибо это (как признают и наши про-
тивники) – истинное, целое и совершенное учение Евангелия
(насколько мы способны обладать им в этой жизни), которое
Христос, Сын Божий, прежде провозгласил Своими собст-
венными устами, а затем повелел, чтобы Апостолы пропо-
ведовали его всему творению. И когда мы покажем также
относительно учения Апостолов, как мы уже показали от-
носительно учения Христова, что сколько Святой Дух счел
необходимым и достаточным для нас в отношении догматов
и благочестия, столько и было предано письму.., то станет
ясно, что Святое Писание есть канон, норма, правило, осно-
вание и столп всей нашей веры, и все, что принимается под
именем учения Христа и Апостолов, должно быть доказано
и подтверждено Писанием. И в спорах о вере все следует про-
верять и исследовать в соответствии с этой нормой, чтобы в
силе оставалось изречение Иеронима: «Все, что не основыва-
ется на авторитете Святого Писания, может быть отброшено
столь же легко, как было принято».
3. В этом заключается главное разногласие [в этой дис-
куссии] между нами и папистами. Для рассмотрения данно-
го вопроса крайне важно и необходимо твердо установить и
показать, каково было зарождение и развитие апостольской
проповеди, как они прежде основали церкви среди иудеев
и среди язычников, как они продвигались дальше, по мере
того как утверждали их в вере, каковы были обряды, обычаи
и как управлялась первоначальная апостольская Церковь.
4. Конечно же, Апостолы не начали писать сразу, в пер-
вые годы своей проповеди. Но, чтобы не приходилось га-
дать, предполагать и измышлять на основании пустых и
76 Исследование Тридентского собора

необоснованных преданий, каково было первичное и древ-


нейшее состояние апостольской Церкви, Святой Дух поже-
лал, чтобы относительно этих столь необходимых и полез-
ных предметов существовали точные, подлинные и канони-
ческие Писания для Церкви всех последующих поколений,
так как Ему было ведомо, что под этим именем Церкви ста-
нут навязывать много неясного, пустого, подложного и не-
верного. Ибо когда Лука, написав евангельское повествова-
ние, приобрел в Церкви доверие и власть, он составил также
повествование о Деяниях Апостолов, от самого начала апос-
тольской проповеди. И это повествование в изобилии предо-
ставляет нам все, что необходимо и достаточно для знания о
данных предметах.
5. Линдан трагическим голосом изрекает, что в писани-
ях Апостолов ничего не записано относительно того, как они
приводили к вере людей, еще не обращенных в христианс-
тво, и какие аспекты веры они представляли своим катеху-
менам, потому что (говорит он), Апостолы адресовали свои
Послания не новообращенным и катехуменам, а тем, кого
они уже наставили в основах веры. И из этого он заключает,
что Апостолы не собрали и не включили в Писания все дог-
маты евангельской веры. Однако Линдан не заметил, или,
скорее, не захотел увидеть, что в Деяниях Апостолов, напи-
санных Лукой, содержится не только история обращения в
евангельскую веру и христианство многих бывших иудеев и
язычников, но что там также присутствуют полные описа-
ния, которые показывают, какие аспекты учения Апостолы
представляли и как они их излагали тем, кого они впервые
обращали к евангельской вере, и не только из иудеев, кото-
рым было предварительно известно пророческое учение, но
также из язычников, не имевших никакого представления о
богооткровенном учении.
В Евр. 6:1–2 основные аспекты апостольского наставле-
ния, которые названы «начатками учения Христова» пере-
числены следующим образом: «Обращение от мертвых дел и
вера в Бога, учение о крещении, о возложении рук, о воскре-
сении мертвых и о суде вечном». Но кто же настолько безу-
мен, чтобы воображать, будто эти аспекты [учения] не были
переданы и изъяснены в Деяниях и Посланиях Апостолов,
тогда как совершенно ясно, что были?
Ириней, кн. 4, гл. 23, указал, что в отношении тех, кто
прежде были наставлены о грехе и о пришествии Мессии
О Святом Писании 77

Моисеем и пророками, апостольская катехизация была крат-


кой и несложной, подобно тому как в Деян. 8:27–38 Филипп
совершил краткое наставление евнуха и оставил его. Однако
для Апостола Павла наставление язычников оказывалось бо-
лее трудоемким, поскольку их приходилось наставить про-
тив прелюбодеяния, кражи, и против всего, что ненавистно
Богу, а также убеждать, что существует единый Бог, Который
послал Своего Сына, и прочее. Это свидетельство Иринея.
Мы безусловно имеем в Писаниях Апостолов как то, так
и другое, – то, что они излагали иудеям, и то, что они пропо-
ведовали язычникам, обращая их ко Христу. Лука в гл. 1,
ст. 1 сказал, что он пишет то, в чем Феофил был прежде на-
ставлен. Таким образом, в Писаниях Апостолов присутству-
ют все виды их назиданий.
6. Но, говорит Линдан, очевидно, что ни в Деяниях Апосто-
лов, ни в их Посланиях ничего не написано о тех обрядах,
которые мы, приверженцы папы, соблюдаем при Крещении
или при конфирмации через миропомазание и т. д. Я отве-
чаю: потому мы говорим, что в учении папистов присутствует
много не имеющего никаких оснований в Писании, и поэто-
му мы утверждаем, что все [установления], о которых не сви-
детельствуют ни Деяния, ни Писания Апостолов, Апостолам
приписываются ложно.
7. Но они возражают, что не все деяния каждого Апостола
были переданы Лукой письменно. Ибо он сообщил кое\что о
Петре, но больше написал о деяниях Павла, спутником и со-
служителем которого он был. Он также не сообщил о всех де-
яниях Павла, как это видно из 2 Кор. 11:23–27, Рим. 15:24,
Гал. 1 и 2 и из других текстов. Относительно же деяний других
Апостолов он не записал практически ничего. Следовательно,
Апостолы говорили и совершали гораздо больше, чем то, что
Лука включил в эту тонкую книгу о Деяниях Апостолов.
Поэтому неправильно отвергать что бы то ни было как не ус-
тановленное или не совершавшееся Апостолами только пото-
му, что Лука не записал этого в Деяниях Апостолов, но сле-
дует верить, что Апостолы установили и совершили больше,
чем это можно доказать на основании Деяний, написанных
Лукой. Я отвечаю: но каковы же тогда будут мера, предел
или число тех вещей, которые станут навязываться Церкви
под этим именем? Простое и истинное решение достигается
следующим путем. В древние времена, сразу же после дней
Апостолов, выдвигался тот же самый аргумент, предъяв-
78 Исследование Тридентского собора

лялось множество текстов, претендовавших на дополнение


того, что было передано Лукой в Деяниях Апостолов и казав-
шихся необходимыми для Церкви, такие как Путешествия
Петра, о которых говорили, что они написаны Климентом,
Проповедь Петра, Деяния Андрея, Филиппа, Петра, Фомы
и т. д. И в самом деле, когда Апостол Иоанн был еще жив,
распространилась история о временах или деяниях Павла и
Феклы, которую Иоанн обличил как ложную, ниспровергнув
автора подделки. Церковь отвергла также и другие книги о
деяниях Апостолов. Посему навязывание Церкви бесполез-
ных, ложных и поддельных учений под тем предлогом, что
Лука не воспроизвел в своем писании все деяния отдельных
Апостолов, – уловка отнюдь не новая.
Когда ложные книги, предлагавшие более полные повес-
твования о деяниях отдельных Апостолов, были отвергнуты,
поскольку они содержали сомнительные и ложные учения,
появились ли иные подлинные писания о деяниях других
Апостолов, чтобы сохранить их для потомков, особенно учи-
тывая, что Иоанн, который в своем Евангелии добавил то,
что, как он видел, было пропущено другими и что он оцени-
вал как необходимое для знания грядущих поколений, был
еще жив? Никто, конечно же, не станет этого утверждать. И
мы, безусловно, не дерзнем предположить, что все это было
пропущено, чтобы потомки, по их собственной воле или на
основании сомнительных сказок, могли измышлять об уста-
новлениях, словах и деяниях Апостолов все, что им угодно.
И о деяниях Апостолов не было записано ничего иного по той
причине, что изложенного Лукой и в Посланиях Апостолов
сочли достаточным для потомков.
Также и в Ветхом Завете записаны были не все деяния
патриархов и пророков. И не все пророки письменно переда-
ли свои учения потомкам, – да, Бог допустил утрату некото-
рых текстов, как например Нафана, Гада, Шемая, Иддо (или
Иоиля, см. 2 Пар. 9:29), Ахии, Иуя, сына Анании и т. д., и
раввины утверждают, что Талмуд был составлен из их уст-
ных преданий. Чем еще мы можем им ответить, кроме того,
что из всех слов и деяний патриархов и пророков только то
было, при водительстве и избрани Святого Духа, передано
письменно, что, как сказал Кирилл, в учении и благочестии
сочтено необходимым и достаточным для потомков.
Такой же ответ мы даем и на возражения папистов. Ибо
в отношении Церкви, служения, учения, веры и т. д. отде-
О Святом Писании 79

льные Апостолы не учили ничему отличающемуся, но была


единая вера, одно и то же учение и общее служение, посредс-
твом которых (насколько это касается сути евангельской
веры) они установили единую позицию Церкви. Поэтому,
даже если бы подверглись записи деяния каждого отдельно-
го Апостола, мы бы не прочли ничего противоречащего или
иного, – мы прочли бы еще раз то же самое. А значит, Святой
Дух рассудил, что мы сможем извлечь и понять из писаний
Луки, какова была природа этого общего служения единой
веры и [каким было] ее учение при первоначальном и древ-
нейшем состоянии апостольской Церкви, ведь Он не счел не-
обходимым записывать деяния каждого из Апостолов… Ибо
если бы Он полагал, что необходимо большее, Он несомненно
сделал бы так, чтобы это было записано другими, как Он пос-
тупил с Евангелиями. Поэтому мы примем слова Августина:
«Если в апостольские времена Господь не пожелал, чтобы
были записаны деяния других Апостолов, то кто же из нас
может утверждать, что они были такими или другими? И
если дерзнет сказать это, то как сможет доказать?»
8. Но вы говорите: в Деяниях, написанных Лукой, были
отражены лишь главные аспекты, однако истинные и необхо-
димые объяснения добавлены не были. Я отвечаю: эти объяс-
нения мы находим записанными в посланиях Апостолов, и,
таким образом, ничто из необходимого для нас апостольского
учения не отсутствует в Писаниях Нового Завета. Теперь же
нам надлежит исследовать, с какой целью, по каким причи-
нам и для какого употребления Апостолы написали свои пос-
лания, ибо такое исследование ясно укажет нам на предмет
наших поисков.
9. Никифор, кн. 2, гл. 34, сказал о посланиях Павла: «Он
передавал послания в основном тем, к кому повелевала ему
идти сила и благодать Святого Духа и кого Евангелие славно
возродило через веру во Христа. В них он учил тому же, чему
ясно учил устным словом при своем личном присутствии, и те-
перь, отсутствуя, он кратко напоминал им об этом в письмен-
ной форме. Так он впоследствии через свои Святые Писания
точно и ясно объяснял более мудрыми словами то, о чем он
прежде умолчал как о сокровенных и глубоких тайнах, или по
крайней мере... что он изложил в форме притч, словно бы за-
гадок, не скрывая их от тех, кто был бы способен услышать о
небесном в будущем, но и не излагая их вполне ясно и открыто
из\за безумных и недостойных, чтобы избежать презрения».
80 Исследование Тридентского собора

Эти слова Никифора ясно показывают следующее: 1) пос-


лания Павла были написаны, чтобы служить «напоминания-
ми», в краткой форме охватывая то же самое, что было ясно
передано устно и лично тем, кого он заново родил через веру во
Христа; 2) кроме того, он желал точно и ясно объяснить в сво-
их посланиях то, что, передавая начала веры, пропустил как
тайны высшей мудрости; 3) он написал их не только для тех,
кто жил тогда, но и для тех, кто в будущем сможет принять
небесное учение; 4) в своих посланиях он изложил догматы
точно и ясно; 5) однако многое в посланиях Павла представ-
лено как бы в виде загадок, из\за безумных и недостойных,
чтобы избежать презрения, но Павел так смягчил эти загад-
ки, чтобы написанное им не было сокрыто от тех, кто в буду-
щем будет готов к принятию небесного учения. То же самое
имел в виду и Августин, когда сказал: «Святой Дух так слав-
но и вполне смягчил Святое Писание, чтобы утолить жажду с
помощью ясных текстов и отразить гордыню посредством бо-
лее темных. Ибо из этих темных мест не извлекается ничего
такого, что не было бы яснейшим образом изложено в другом
месте». Все, чего мы ищем, невозможно показать яснее, точ-
нее и тверже, чем на основании посланий Апостолов. Мы пос-
тараемся как можно более кратко показать, как это возмож-
но, как мы можем увидеть и понять в посланиях Апостолов,
исходя из каких соображений и по какой причине они были
написаны, и каково должно быть их употребление в Церкви.
В соответствии с замечанием Никифора особое внимание мы
уделим этим двум аспектам – тому, что Апостолы желали,
чтобы их послания служили «напоминаниями», в краткой
форме включающими в себя все то, что Апостолы передали
церквам изустно, во время их личного присутствия, и тому,
что через свои тексты они желали четко и ясно изложить то,
что они считали необходимым для церквей после усвоения
ими начальных принципов веры.
10. Поскольку очень важно установить это мнение, под-
твердив его основательными аргументами и ясными свиде-
тельствами, нам следует потратить какое\то время на его
рассмотрение. Ибо разум лучше утверждается одним свиде-
тельством Писания, чем 600 свидетельствами, почерпнуты-
ми из иных источников.
11. Это можно показать через аргументацию и непре-
рывный контекст отдельных Посланий на многочисленных
и разнообразных примерах, но изложение было бы продол-
О Святом Писании 81

жительным и довольно многословным, что отвлекло бы нас


от нашей задачи. Потому мы отметим лишь некоторые особо
значимые свидетельства из посланий Апостолов, чтобы ус-
лышать и узнать из слов самих Апостолов, на основании ка-
ких соображений, по каким причинам и для какого употреб-
ления они передали письменно… небесное учение, которое
первоначально передавали устным словом.
12. Судя по всему, Первое послание к Фессалоникийцам
было написано прежде прочих посланий. Повод и причи-
ну, по которым Павел написал его, можно ясно понять из
Деян. 17 и из слов самого этого послания. Павел за доволь-
но короткое время привлек к вере во Христа многих людей,
как из иудеев, так и из богобоязненных язычников, а также
многих из Фессалоникийских матрон, но ему сразу же при-
шлось удалиться, поскольку неверующие иудеи восстали. И
он озаботился тем, как бы из\за гонений Фессалоникийцы не
начали пренебрегать своей вновь обретенной верой или вовсе
не оставили ее. Поскольку сам он приехать не мог, то послал
туда Тимофея, чтобы тот призвал их к твердости в однаж-
ды принятой вере. По этой же причине он позднее написал
Первое послание к Фессалоникийцам, в котором не только
сказал: «Пребывайте в учении, которое вы приняли от меня
устно», но также повторил основные моменты того учения, к
твердости в котором он призывал их, чтобы тем самым пос-
лание служило им постоянным напоминанием, через пов-
торное чтение вызывая в их памяти то учение, которое он пе-
редал им прежде устно. При том он указал, что другая при-
чина написания этого послания заключалась в передаче им
того, чего, возможно, не хватало их вере. Не имея возмож-
ности в то время лично передать им этого, он сделал это через
Послание. Сказанное полностью согласуется с общим заме-
чанием Никифора о посланиях Павла.
13. Второе послание к Фессалоникийцам было написано
вскоре после того. Об этом послании следует заметить, что
в его второй главе автор открыто указал еще одну причину,
по которой Апостолы начали передавать письменно свое уче-
ние. Вот эти слова: «Молим вас, братия... не спешить коле-
баться умом и смущаться ни от духа, ни от слова, ни от посла-
ния, как бы нами посланного». Вы слышите, что в те време-
на некоторые люди смущали Церковь через распространение
новых догматов, прикрываясь Духом или откровениями.
Поскольку учение Апостолов обладало властью, засвиде-
82 Исследование Тридентского собора

тельствованной Духом, другие люди также приписывали это


себе. Они похвалялись, будто обладают Духом и Божиими от-
кровениями, требуя, чтобы их слова принимались с тем же
почтением и благоговением, что и слова Апостолов. Однако
они с легкостью изобличались, ибо только Апостолы избра-
ны быть свидетелями Христовыми, и лишь их учение облада-
ет такой властью. И когда эти фанатичные люди поняли, что
Церковь осталась верна тому выражению учения, которое
проповедовали Апостолы, они придумали иные способы вве-
дения искажений. Они стали утверждать, будто предлагае-
мые ими измышления были переданы им устно либо Павлом,
либо другими Апостолами в других церквах. Поэтому Павел
сказал: «Молим вас, братия... не спешить колебаться умом и
смущаться ни от духа, ни от слова, ни от послания, как бы
нами посланного». Такие оправдания звучали убедительно,
поскольку как раз примерно до этого времени евангельское
учение передавалось только устно. Апостолам была вверена
задача не только проповеди, но также и надзора за тем, что-
бы в церквах не утверждалось какое\либо иное учение, кро-
ме истинного и здравого, однако они увидели, что как только
Церковь широко распространилась, сами они уже не могли
присутствовать повсюду лично и учить устно, и что чистоту
апостольского учения невозможно было повсюду сохранить в
неприкосновенности и безопасности с помощью преданий, и
что под этим предлогом и именем распространялись чужие и
лживые догматы. Посему они начали передавать свое учение
письменно, дабы оно не искажалось под именем преданий
и Церковь обладала твердой уверенностью в отношении ис-
тинного и подлинного учения Апостолов. Однако поскольку
церквам навязывали ложные послания, якобы написанные
Павлом или другими Апостолами, Павел собственноручно
помечал свои подлинные послания особым знаком. Мы имеем
свидетельство Тертуллиана в книге De praescriptione adversus
haereticos о том, что эти подлинные послания Апостолов, то
есть их оригинальные рукописи, сохранялись до его времен в
тех церквах, к которым они были прежде обращены.
14. В этом Втором послании к Фессалоникийцам следует
обратить особое внимание на то, по какому поводу и по ка-
кой причине Апостолы, которые в течение нескольких лет
передавали свое учение исключительно изустно, впоследс-
твии начали передавать его письменно, а именно ради того,
чтобы никто не смущал церкви духом или словом, утверж-
О Святом Писании 83

дая, будто принял это от Апостолов. И мы совершенно закон-


но обращаем это против папистов. Ибо если в первые годы
апостольской проповеди, когда сами Апостолы были еще
живы, чистое учение не сохранялось через предания повсю-
ду, где Апостолы не могли присутствовать лично, но под его
именем и предлогом распространялись различные выдумки,
якобы полученные от Апостолов, то не совершенно ли выжи-
ли из ума те люди, которые в сии последние времена – хотя
Христос и Апостолы предсказали о них, что восстанут мно-
жество лжепророков и столь великие заблуждения, что при
возможности и избранные отпадут – призывают нас оставить
ясный свет и верное правило Писания, чтобы искать исти-
ну и чистоту апостольского учения в преданиях, которые те-
перь выставляют и расхваливают... как произошедшие от
Апостолов? Мы, безусловно, поступаем более мудро и верно,
когда ищем истину и чистое апостольское учение в Писании,
которое, как это ясно показывают свидетельства, было пере-
дано Апостолами Церкви, дабы нам не навязывали что угод-
но под предлогом и именем апостольских преданий.
15. Но приверженцы папы извлекают аргумент из того
же самого послания, выставляя его, как Ахиллесову бро-
ню, против Писания и в защиту своих преданий. Павел ска-
зал: «Стойте и держите предания, которым вы научены или
словом или посланием нашим». Отсюда ясно, говорят они,
что отнюдь не все то, чего следует держаться, содержится в
Писаниях Апостолов, – но также и то, что пришло к нам че-
рез предания, принятые от Апостолов устно, следует прини-
мать с равным почтением и благоговением. Я признаю, что
из всех папистских аргументов, которые они выставляют
против достаточности Писания в пользу преданий, этот на-
иболее выразителен. Ибо кажется, будто само Писание испо-
ведует свою недостаточность и указывает нам на устные пре-
дания, говоря: «Стойте и держите предания, которым вы на-
учены или словом или посланием нашим».
Но я могу ответить: Павел передавал как устно, так и
письменно не противоположное, не отличное, не иное, но
то же самое учение, потому он с полным правом и сказал:
«Стойте и держите предания, которым вы научены или сло-
вом или посланием нашим». Непосредственно перед этим
он объяснил, о каких преданиях идет речь, отметив: «Мы
же всегда должны благодарить Бога за вас, возлюбленные
Господом братия, что Бог от начала, через освящение Духа
84 Исследование Тридентского собора

и веру истине, избрал вас ко спасению, к которому и при-


звал вас благовествованием нашим, для достижения славы
Господа нашего Иисуса Христа». Его последующие слова по-
казывают, что он заключил вышесказанное: «Итак, братия,
стойте и держите предания», и т. д.
И то, что было написано о подлинных преданиях Апо-
столов, не следует сразу же переносить на то, что под этим
именем нам предлагают паписты. Только если они столь же
ясно и безусловно докажут, что некое предание несомнен-
но является апостольским, как доказывается, что написан-
ное принадлежит Апостолам, они смогут обращаться к сло-
вам Павла: «Стойте и держите предания, которым вы науче-
ны или словом или посланием нашим». Однако до сих пор
сомнительно, принадлежит ли к подлинному апостольско-
му преданию все то, что паписты выставляют напоказ. Когда
они докажут это, тогда пусть и спорят о сих словах Павла.
16. Вот что я могу ответить на их возражение, однако сей-
час я не стану использовать этот ответ, но немного последую
за нашими противниками, чтобы увидеть, куда они ведут
нас, и чтобы несчастный Андрада мог снова вообразить, будто
я совсем неосторожен. Ради этого я признаю, что когда Павел
писал это Фессалоникийцам, еще не все то, чего следует де-
ржаться в отношении учения Христа и Апостолов было пере-
дано письменно. Ибо в соответствии с вычислениями Иринея,
которым следует мой противник Андрада, тогда своих
Евангелий не написали ни Матфей, ни другие Евангелисты.
Тогда Павлом было написано только Первое послание, а вслед
за ним и Второе послание к Фессалоникийцам. Поскольку
справедливо утверждается, что… в этих двух Посланиях к
Фессалоникийцам содержится не все, что человеку следует
знать об учении Христа и Апостолов.., Павел верно сказал,
что Фессалоникийцам следовало держаться не только того
учения, которое они приняли от него в Первом послании (ибо
в нем не все было изложено ясно и в полной мере), но также и
того, что они приняли от него устно…
То, о чем я говорю, можно просто и ясно изложить при
помощи сравнения. Если бы, когда канон ветхозаветно-
го Писания еще не был завершен, кто\либо принял книги
Моисея так, как их позднее приняли саддукеи, отвергнув
то, что было передано Богом через пророков, такого челове-
ка следовало бы по справедливости считать виновным. Ибо
в то время можно было бы справедливо сказать: твердо де-
О Святом Писании 85

ржись учения, которое Бог тебе передал либо через Писания


Моисея, либо устами пророков. Но если, после того как ка-
нон ветхозаветного Писания был утвержден и завершен,
какой\нибудь каббалист или талмудист вздумает использо-
вать этот аргумент для подтверждения своих преданий, то я
спрашиваю Андраду и всех остальных папистов, может ли
быть приемлем такой довод: во времена пророков справед-
ливо говорилось, что учение Слова Божия следует прини-
мать и сохранять не только в том виде, как оно содержалось
в Писаниях Моисея, но и в том виде, как пророки передава-
ли его устно, посему и после времен пророков, после утверж-
дения и завершения канона ветхозаветного Писания, спра-
ведливо утверждение, что не все, чего нам следует держать-
ся в учении патриархов и пророков, содержится в книгах
Святого Писания, но, кроме того, нам следует принимать и
почитать с равным уважением и благоговением все, что фа-
рисеи и каббалисты подсовывают под именем преданий? Я
не думаю, что Андрада с этим согласится. Какая же, по их
мнению, здесь логика: когда Павел написал лишь одно пос-
лание, он сказал, что Фессалоникийцам следует держать-
ся преданий – не только тех, которые они получили в этом
единственном послании, но и тех, которые они узнали от
него устно, которые не содержались в этом послании в пол-
ной мере – поэтому и теперь, после того как канон новоза-
ветного Писания утвержден и завершен, то же самое следует
сказать относительно несовершенства и недостаточности все-
го Писания, чтобы нам в дополнение принимать и почитать
с таким же благоговением, какое мы оказываем Писанию,
то, что паписты теперь выставляют под именем преданий?
Совершенно ясно, что если бы даже утверждения папистов
о преданиях были истинны, это отнюдь не следовало бы из
приведенного утверждения Павла. Ибо говорить о новозавет-
ном Писании, когда распространено было только одно посла-
ние Павла – это совсем иное, нежели говорить о нем позднее,
когда оно было передано и изъяснено в столь многих книгах
и посланиях. Позднее мы покажем, что Павел в Послании к
Тимофею, которое он написал ближе к концу своей жизни,
сказал о Писании совершенно иначе.
17. Я действительно не вижу, что могут паписты возра-
зить хотя бы с какой\то степенью правдоподобия против этой
ясной истины, если только они не пожелают оскорбить исти-
ну грохотом анафемы. Поэтому всякий раз, когда вы читаете
86 Исследование Тридентского собора

об этом аргументе в книгах папистов, помните, что говорить


о чем\то истинном в определенных условиях как об истин-
ном в любом случае – глубочайшее заблуждение. Мне бы хо-
телось услышать, что возразит наш высокопарный Андрада
против этой очевидности.
18. Но перейдем к прочим посланиям Павла. После двух
Посланий к Фессалоникийцам, судя по всему, было написа-
но Первое послание к Тимофею – либо из Фригии, либо из
Македонии (Деян. 18) – в котором, как отметил Никифор,
Павел подробно «в целом» показал качества и жизнь епис-
копа. На самом деле мы не нуждаемся в свидетельстве Ники-
фора, ибо Павел сам объяснил причину написания этого пос-
лания в гл. 3:14–15: «Сие пишу тебе, надеясь вскоре придти
к тебе, чтобы, если замедлю, ты знал, как должно поступать
в доме Божием, который есть Церковь Бога живого, столп
и утверждение истины». Здесь Павел недвусмысленно объ-
яснил, по какому случаю и для какого употребления он на-
писал Первое послание к Тимофею. Он вверил ему служение
в Ефесской церкви, чтобы тот преподавал и укреплял здра-
вое учение, опровергал «научающих иному», обличал лю-
бое противление здравому учению о благочестивой жизни,
утверждал и поддерживал обряды, полезные для назидания
Церкви, рукополагал священников и т. д.
Но для того чтобы он знал, как верный служитель Хрис-
тов должен себя вести в вопросах, имеющих отношение к
служению Церкви, которая есть не собрание грешников, но
дом Божий, столп и оплот истины – по этой причине и для
такого употребления, – указал Павел, им и было написано
это послание. И в самом деле, он не написал: «Как ты дол-
жен поступать», но выразился неопределенно и обобщен-
но: «Как должно поступать», чтобы норма была всеобщей.
Безусловно, что эти слова служат посланию прекрасной ре-
комендацией. Церковь представляет собой столп и оплот ис-
тины, потому что она обладает чистым апостольским учени-
ем и сохраняет его. Но поскольку служение учения следует
установить и использовать таким образом, чтобы Церковь не
становилась вертепом разбойников и собранием нечестив-
цев, а оставалась столпом и оплотом истины – по этой при-
чине и ради этой цели Павел, как о том свидетельствуют его
собственные слова, и написал Послание к Тимофею.
Потому в самой первой главе он сразу же кратко изло-
жил «завещание», то есть то учение, которое он получил от
О Святом Писании 87

Христа и вверил Тимофею, чтобы тот провозглашал его. И


передаваемые им повеления он постоянно называет ¢podoc»n
(гл. 1:15 и 4:9), и это есть подлинная апостольская Каббала
устного предания, именно таким образом полученная от
Апостолов, чтобы быть «верной и всякого принятия достой-
ной». Павел и далее ссылался на завещание, которое записал
в этом послании: «Преподаю тебе, сын мой Тимофей... такое
завещание»; «Сие пишу тебе»; «Внушая сие братиям, будешь
добрый служитель Иисуса Христа, питаемый словами веры
и добрым учением, которому ты последовал»; «Учи сему и
увещевай»; «О сем заботься, в сем пребывай»; «Занимайся
сим постоянно: ибо, так поступая, и себя спасешь и слуша-
ющих тебя»; «Пред Богом... завещеваю тебе соблюсти запо-
ведь чисто и неукоризненно»; «Проповедуй сие и учи» и т. д.
Отсюда совершенно ясно, ради какой цели Апостол написал
это Послание к Тимофею, и как он желал, чтобы оно исполь-
зовалось в Церкви.
Тертуллиан в книге De praescriptione adversus haereticos
тщательно сопоставил слова, отметив, что Павел не сказал
«то» или «о том\то», но «сие повеление», «сему учи» и т. д. :
«Говоря “сие”, Павел указал именно на то, о чем писал в это
время. О сокрытом же, как о чем\то отсутствующем, хотя и
совместно подразумеваемом, он сказал бы не “сие”, но “то”».
Следует учитывать также, что Павел, вверяя Тимофею слу-
жение и власть в Ефесской церкви, конечно же, сам устно пе-
редал и объяснил все, что касается служения. Ибо он сказал:
«Я просил тебя пребывать в Ефесе и увещевать» и т. д. Но за-
чем же он послал то же самое в письменном виде вскоре пос-
ле своего отъезда? Ведь это Послание он начал так: «Я про-
сил тебя пребывать в Ефесе». Затем, в третьей главе, следует
«заключение»: «Я просил тебя… Сие пишу тебе». Он, конеч-
но же, поступил таким образом не потому, что слишком мало
доверял памяти Тимофея, но потому, что власть Тимофея не
была равна апостольской власти, и он нуждался в этом сви-
детельстве, дабы ясно доказать, что все им возвещаемое было
передано Апостолом и получено от него. Поэтому Павел пос-
лал Тимофею в письменном виде сказанное ему о служении
устно, чтобы никто, как он сказал, не пренебрегал его юнос-
тью, но чтобы он сам имел уверенность и мог подтвердить
другим, что это «завещание», вверенное ему Павлом, и что-
бы Церковь имела уверенность, что Тимофей действовал как
добрый служитель Христов, представляя все это братьям.
88 Исследование Тридентского собора

Но разе не достаточно было простого утверждения Ти-


мофея о том, что представляемое им он принял от Павла в уст-
ном предании? Конечно же, послание Павла не признали бы
необходимым, если бы он обратился к папистам за советом
относительно незаписанных преданий. Тот факт, что Павел
пожелал передать письменно уже переданное Тимофею уст-
но, достаточно показывает, с какой целью он сделал это, и
как, по его мнению, следовало использовать Писание Нового
Завета, – дабы всякий, кто похваляется, что он передает
апостольское предание, мог засвидетельствовать это. Следует
также отметить, что Тимофей не оставался в Ефесе навсегда
или даже надолго, о чем свидетельствует история Деяний.
Потому Павел написал это послание так, чтобы после отъез-
да Тимофея у них остался образец апостольского служения,
свидетельствующий о том, как следует вести себя в Церкви,
являющейся столпом и оплотом истины.
19. Эти свидетельства действительно ясны, и если кто\то
пожелает возразить, что хотя в этом послании действитель-
но изложены такие общие и основные аспекты служения,
как утверждение благотворных слов Христа и апостольско-
го учения о добродетели, но в них нет полных и адекватных
объяснений, я отвечу: Благотворные слова нашего господа
Иисуса Христа даны нам в Писаниях Евангелистов, учение
же Апостолов более полно разъяснено в прочих их послани-
ях. Если же кто\то примется настаивать, будто помимо запи-
санного в этом послании и в других книгах Нового Завета,
передано было также и нечто иное, необходимое для нас, я
отвечу словами Августина: «Поскольку Святой Дух не поже-
лал, чтобы это было записано, кто скажет, что же это было?
И если кто\то столь хвастлив и опрометчив, что дерзает ут-
верждать такое, как он это докажет?»
20. Относительно Писания мы уверены, что оно передано
Апостолами и что оно написано, дабы мы были в этом увере-
ны. Ибо вера в сомнительное невозможна. Поэтому оставим
подобные вещи тем, кто отказываются от твердо известного
и необходимого и предпочитают заниматься сомнительным.
Будем довольствоваться тем, что написано ради твердости
нашей веры.
21. То же справедливо в отношении Послания к Титу, ко-
торое было написано в Никополе после Первого послания к
Коринфянам (Деян. 20). По причине схожести аргументов,
мы установим в связи с этим посланием лишь то, что необ-
О Святом Писании 89

ходимо для нашего дела. Павел сказал: «Для того я оставил


тебя в Крите, чтобы ты довершил недоконченное и поставил
по всем городам пресвитеров». Так не ясно ли, или не извест-
но, или нам следует догадываться из преданий папистов, что
именно Титу следовало довершить на Крите, и как ему над-
лежало делать это в соответствии с указаниями Павла – чего
Павел, спешивший в другие города, не мог завершить сам –
и как ему надлежало поставлять пресвитеров? Именно ради
этого Павел и написал Послание к Титу, сам сказав о написан-
ном: «Сие говори»; «Я желаю, чтобы ты подтверждал о сем».
Так как Павел оставил Ефес, отправляясь в Македонию,
по пути он заехал на Крит, а оттуда ближе всего – Эпир, где и
располагался Никополь. Поэтому через несколько дней пос-
ле отбытия с Крита Павел и написал это послание к Титу, пов-
торяя то, что он, присутствуя лично, повелел ему устно. Но
почему же он так поступил, при том что по прошествии все-
го нескольких дней эти повеления еще были свежи в памяти
Тита, и не существовало никакой опасности, что Тит исказит
это учение? Я отвечу: Павел сам указал причину в гл. 2:15:
«Сие говори, увещевай и обличай со всякою властью, чтобы
никто не пренебрегал тебя», и в гл. 3:8: «Слово это верно; и
я желаю, чтобы ты подтверждал о сем». Тит по праву мог бы
утверждать, говоря, уча, увещевая и обличая, он делал это по
повелению Павла, которое получил устно несколькими дня-
ми ранее. Но вы видите цель Павла, ради которой он поже-
лал, чтобы его указания были переданы письменно: 1) ради
уверенности самого Тита в том, что его проповедь была вер-
ным словом, которое он по праву мог и должен был подде-
рживать; 2) ради засвидетельствования перед Церковью
того, что проповедь Тита была верным словом, дабы слова,
учение, увещевание и обличение Тита не были презираемы,
но имели власть как переданные и порученные Апостолом,
и чтобы он учил, увещевал и обличал в полную силу. Павел
рассудил, что Титу было недостаточно лишь утверждать, что
он принял это устно от Апостола, и он отправил Титу эти по-
веления по той самой причине, которую он сам… указал в
Послании. Итак если в те времена, когда Павел был не толь-
ко жив, но и находился неподалеку, и всего за несколько
дней до того дал устные повеления Титу, которого он назвал
своим истинным сыном, которого Критяне знали не только
как спутника Павла, но и его сослужителя – если, говорю я,
в те времена Павел рассудил, что простого указания на пре-
90 Исследование Тридентского собора

дание в вопросах служения было недостаточно для тех, кто


сами не являлись Апостолами, но преподавали учение, пе-
реданное им Апостолами, и что необходимо было письмен-
ное свидетельство, которое могло бы доказать и подтвердить,
что их слова были верны и не достойны пренебрежения ни
с чьей стороны, и их надлежало провозглашать со всякой
властью (так сказал сам Павел), [если это так] почему же па-
писты в сии последние времена утверждают, что в качестве
апостольского предания следует принимать то, что, и они не
стыдятся это признать, отнюдь не может быть доказано и ус-
тановлено на основании Писания? От Апостола мы опреде-
ленно узнаём, как Титу следовало доказывать и подтверж-
дать Критянам, что весть, которую он убедительно провозг-
лашал, была несомненной, подлинной и не заслуживающей
презрения, но утвержденной апостольской властью. Теперь
читатель может судить обо всей дискуссии. Ибо наши про-
тивники больше всего осуждают нас за то, что мы учим сле-
довать верному совету Апостола Павла, особенно в сии пос-
ледние времена, когда мир стареет, ибо Писание содержит
много ясных пророчеств об опасностях этих времен, связан-
ных с искажением учения.
22. То, что мы показали на основании собственных слов
Павла, – по каким соображениям, по каким причинам и для
какого употребления он написал свои Послания – действи-
тельно можно атаковать с помощью софизмов, как сказал
Формион: «Ничто не подлежит утверждению настолько про-
чному, чтобы это нельзя было исказить клеветой». Но они
не смогут поколебать это [утверждение] на основании истин-
ных и надежных аргументов. Поэтому перейдем к прочим
текстам Павла.
23. Первое Послание к Коринфянам, судя по всему, было
написано в Ефесе. Ибо Павел там указал, что он останется
в Ефесе до Пятидесятницы. А в конце он сказал: «Привет-
ствуют вас церкви Асийские». Здесь же он упомянул Акилу
и Прискиллу, которых оставил в Ефесе, Деян. 19. Таким об-
разом, Павел написал это Послание к Коринфянам вскоре
после своего отбытия оттуда. Наша цель состоит лишь в том,
чтобы выяснить, с каким намерением, по каким причинам и
для какого употребления он написал это Послание.
24. Из первых же слов мы сразу видим – Павел не желал,
чтобы это послание использовалось только в Коринфской цер-
кви и только в связи с потребностями конкретного момен-
О Святом Писании 91

та. Ибо он адресовал его «всем призванным святым, со всеми


призывающими имя Господа нашего Иисуса Христа, во вся-
ком месте, у них и у нас». На это следует обратить внимание, в
первую очередь, из\за отговорок Пигия, будто бы Павел писал
свои Послания лишь для отдельных церквей и лишь для упо-
требления в конкретных обстоятельствах того времени.
25. Причины, по которым Павел написал это послание,
можно узнать также из его собственных слов. Среди Корин-
фян имели место разделения: «“я Павлов”; “я Аполлосов”;
“я Кифин”; “а я Христов”». Это означает, что поскольку
одни приняли учение от Павла, другие – от Аполлоса, весьма
красноречивого мужа, третьи – от Петра, который общался
со Христом во плоти, а также там были и видевшие Христа
во плоти и слышавшие Его учение лично, среди Коринфян
возникли споры о том, чьи предания были превосходнее.
Однако Павел показал, что судить следует не по личности
учителей, но по единству и истинности учения. «Ибо никто
не может положить другого основания, кроме положенного,
которое есть Иисус Христос». «Посему и насаждающий и по-
ливающий есть ничто». Это временное обстоятельство заслу-
живает внимания, так как Павел начал передавать свое уче-
ние письменно после того как ему была подана рука общения
(Гал. 2:9), и публично было объявлено о согласи в учении с
другими Апостолами, дабы мы могли быть уверены, что в
посланиях Павла содержится то учение, которое было об-
щим для всех Апостолов, и чтобы никто не мог утверждать,
будто в Новом Завете мы имеем лишь учение Павла, но не
учение остальных Апостолов.
Но поскольку некоторые Коринфяне отклонились от об-
раза учения, принятого ими в устном предании от Павла, и
поскольку к ним начали проникать определенные искаже-
ния, касавшиеся [понимания] греха, Вечери Господней, вос-
кресения мертвых и т. д., Павел пожелал записать в этом
послании основные элементы своего предания, в частности
[рассказать о том], какое он положил основание и как вскор-
мил Коринфян молоком духовным. Он отметил: «Я рассудил
быть у вас незнающим ничего, кроме Иисуса Христа, и при-
том распятого». Поэтому он назвал свою проповедь «словом
о кресте». А в гл. 15:1–3 он сказал: «Евангелие, которое я
благовествовал вам, которое вы и приняли, в котором и ут-
вердились, которым и спасаетесь, если преподанное удержи-
ваете так, как я благовествовал вам, если только не тщетно
92 Исследование Тридентского собора

уверовали. Ибо я первоначально преподал вам, что и сам при-


нял, то есть, что Христос умер» и т. д. И он добавил: «Итак
я ли, они ли, мы так проповедуем, и вы так уверовали».
Таким образом, он проповедовал и преподавал то же учение
Христово, которое мы теперь имеем в письменном изложе-
нии Евангелистов. Его он и назвал основанием в гл. 11:23–
25. Таким же образом в гл. 11:23–25 он повторил наставле-
ние о Вечере Господней в тех же словах, в которых мы нахо-
дим это у Евангелистов. В качестве введения он сказал: «Ибо
я от Самого Господа принял то, что и вам передал».
Так что причина написания была одна, как сказал
Никифор: «Павел во время своего отсутствия пожелал на-
помнить им в письменном виде то, что он ясно проповедовал
им устно, когда был с ними, ибо они отступили от некоторых
преданий». Обратим внимание на то, что в устном предании
чистота апостольского учения среди Коринфян не сохраня-
лась долгое время, но очень скоро учение стало повреждать-
ся. И если это происходило в самые первые годы апостоль-
ской проповеди, когда Апостолы были еще живы, что нам
следует думать о произошедшем с преданиями за долгие
века, прошедшие после смерти Апостолов, и особенно в сии
последние для мира времена? Если уже в те времена Писания
Апостолов были необходимы для сохранения чистого уче-
ния, то в какой же степени этот способ необходим сейчас?
26. Сам Павел также указал другую причину, по которой
он написал Первое послание к Коринфянам. Ибо когда осно-
вание было заложено, и уже не вызывало никакого сомне-
ния, что на нем будет возведено здание, многие действитель-
но строили на этом основании из золота, серебра и драгоцен-
ных камней, другие же – из дерева, сена и соломы. Обратим
внимание на то, что во времена Апостолов, и при том что
Павел отбыл не так давно, некоторые Коринфяне начали
строить на заложенном основании [дом] из дерева, сена и со-
ломы. Поэтому, чтобы теперь, после закладки основания,
было ясно, какую апостольскую конструкцию на нем следу-
ет строить, сам Павел и показал письменно, что есть золото,
серебро и драгоценные камни, и какова апостольская конс-
трукция, которую следует возводить на [имеющемся] осно-
вании. Благодаря этому можно отличить дерево, сено и соло-
му, из которых строят на нем другие.
Таким образом, в Писаниях мы видим все строение Божие
(чьи строители суть Апостолы) – основание и то, что на нем
О Святом Писании 93

следует строить. И какого употребления в Церкви Павел же-


лал для этого текста, ясно из того факта, что он адресовал
Послание «всем призванным святым, со всеми призывающи-
ми имя Господа нашего Иисуса Христа, во всяком месте, у
них и у нас».
Павел отправил к Коринфянам Тимофея (гл. 4:17), ска-
зав: «Который напомнит вам о путях моих во Христе», то
есть: «Он напомнит вам мои пути, которые вы забыли». Но
в то же время в этом послании он дал ему повеление или,
как мы говорим, поручительное письмо, в котором показа-
но, что это должно быть за «напоминание», дабы Тимофей
мог на этом основании доказать, что он говорил им то, что
принял от Павла в качестве повеления. И эта предосторож-
ность была необходима для Павла, поскольку церкви повсю-
ду впадали в заблуждение из\за речей, якобы исходивших от
Павла (2 Фесс. 2:2).
27. Но если кто\то станет утверждать, что определенные
важные моменты апостольского учения или, по крайней
мере, их адекватные истолкования отсутствуют в этом пос-
лании, мы просто ответим, что не рассматриваем ни одно из
посланий Павла, не сопоставляя его с другими, но обраща-
емся ко всем Писаниям Нового Завета, сопоставляя их, и ут-
верждаем, что в них мы имеем в необходимом и достаточном
объеме основные разделы апостольского учения и их адек-
ватные истолкования, как это подтвердил и Павел в 1 Тим. 3.
Здесь же, 1 Кор. 4:17, он сказал: «Как я учу везде во всякой
церкви». Из его Писаний можно также узнать, о чем Павел
проповедовал в других церквах, и это также можно иссле-
довать и сравнить. Павел желал, чтобы его соработники ис-
пользовали это доказательство, когда он был еще жив, как
мы это уже показали. Потому он и давал им свои указания в
письменной форме.
28. Однако нам возражают: «В 1 Кор. 11:34 Павел ска-
зал о Вечере Господней: “Прочее устрою, когда приду”.
Следовательно, позднее Павел устно передал Коринфянам
все то, что теперь совершается на папской мессе». Так гово-
рят иезуиты.
Это, безусловно, дерзкий вывод, но отбросить его столь
же легко, как и одобрить. При этом кто\то может сказать,
дескать, из этого безусловно следует, что Павел желал упо-
рядочить устно что\то из ненаписанного им. Однако пообе-
щал ли он [сообщить] новые и иные догматы, связанные с
94 Исследование Тридентского собора

Вечерей Господней? Он ясно сказал о написанном: «Ибо я


от Самого Господа принял то, что и вам передал». Поэтому
он не мог обещать ни новых, ни иных догматов, касающих-
ся Вечери Господней, кроме тех, которые принял от Господа.
Следовательно, он сказал это о неких внешних церемони-
ях. Так, в гл. 16:1 он использовал слово diat£xai («упорядо-
чить», «дать указание»), предписывая откладывать пожерт-
вования в первый день недели. Однако Павел тщательно
разделял те вопросы, о которых у него было повеление от
Господа, и несущественные ритуалы, установленные для на-
зидания Церкви. Ибо эти ритуалы не подобны вечным и уни-
версальным догматам, как например обычай покрывать или
не покрывать голову, гл. 11:3–16. Итак, поскольку Павел не
пожелал записывать, что он собирался сказать, присутствуя
лично, кто из нас может утверждать, каково было его пове-
ление? Или, если кто\либо дерзнет говорить об этом, как он
докажет сказанное?
29. Однако я вижу, что из\за этих исследований наша ра-
бота получается больше, чем планировалась. Мне хотелось
бы вместить в [одно] общее замечание все то, что еще остает-
ся сказать о других посланиях, но я нахожу, что нечто осо-
бое, имеющее отношение к объяснению и подтверждению
нашего труда, может быть извлечено из каждого послания.
А поскольку эти свидетельства, почерпнутые из самих апос-
тольских посланий, – самые надежные и вернее всего даю-
щие благочестивым сердцам уверенность против любой со-
фистики, – то мы пройдем по всему перечню, настолько
кратко, насколько это возможно.
30. Второе послание к Коринфянам было написано из
Македонии вскоре после первого, и вот по какой причине:
После своего возвращения Павел узнал от Тита, что неко-
торые Коринфяне бесчестят его учение под тем предлогом,
что авторитет других Апостолов – выше, поскольку они на
протяжении нескольких лет ходили со Христом. Поэтому в
защиту своего служения он сказал (гл. 12:11–13): «У меня
ни в чем нет недостатка против высших Апостолов... Ибо
чего у вас недостает перед прочими церквами..?» Вы види-
те вновь, что Церковь была смущена спорами об устных пре-
даниях Апостолов. К нашему делу прямое отношение име-
ет тот факт, что в то время лжебратья начали утверждать,
будто бы отсутствующий Павел в своих посланиях – это не-
что совсем иное, чем Павел, присутствующий словом и де-
О Святом Писании 95

яниями. Это ясно из глав 1, 10 и 13. Потому он неоднократно


повторил: «Каковы мы на словах в посланиях заочно, тако-
вы и на деле лично» (гл. 10:11); «Я предварял и предваряю,
как бы находясь у вас во второй раз, и теперь, отсутствуя,
пишу прежде согрешившим и всем прочим, что, когда опять
приду, не пощажу» (гл. 13:2). Прекраснейшие слова читаем
в гл. 1:13: «И мы пишем вам не иное, как то, что вы читае-
те или разумеете». Он использовал два слова: ¢naginèskete
[читаете], которое в греческих глоссах верно истолковывает-
ся как «вновь узнать через воспоминание нечто, прежде уже
переданное и узнанное»; и ™piginèskete [разумеете], означа-
ющее «хорошо знать», «точно знать», «выяснить». Когда не-
други Павла дали ему повод, он сам ясно засвидетельствовал
о своих посланиях, что не писал в них ничего иного, кроме
того, что излагал устно, когда присутствовал, дабы читатели
посланий узнавали в них прежде преподанное учение. Слово
™piginèskein в употреблении Василия Великого прекрасно со-
четается со словами Павла. Василий написал: «Я узнал твое
послание, как детей, не подвергшихся вырождению, легко
узнать по их сходству с родителями». Так и Павел сказал,
что его послания можно узнать по учению, которое он пре-
подавал устно, когда присутствовал лично. Таким образом,
то знание, которое он преподавал в церквах устно, позднее
Павел и выражал в своих посланиях. Ибо он не говорил: «И
мы пишем вам нечто иное, как то, что вы читаете и разумее-
те». В 1 Кор. 14:37–38 он использовал это слово, имея в виду,
что подчиняет свои послания признанию или суждению про-
роков или духовных [людей]. Ибо в гл. 2:15 он сказал: «Но
духовный судит о всем». В гл. 14:37 сказано: «Если кто по-
читает себя пророком или духовным, тот да разумеет, что я
пишу вам, ибо это заповеди Господни». Таким образом, пос-
лания Павла были одобрены публичным свидетельством и
суждением Церкви, хотя его недруги и преуменьшали их
[значение]. Следует обратить особое внимание на это свиде-
тельство Павла о посланиях, данное им в то время, когда его
недруги начали очернять их – [Апостол сказал, что] каким
он был в своей речи, присутствуя лично, таков он и в своих
посланиях. И посему, [в наши дни] мы в ничуть не меньшей
степени являемся учениками Павла, чем [те люди, которые
жили во времена] когда он созидал церкви своим живым, ус-
тным словом. И это наследие Павла мы приветствуем от все-
го сердца, почитаем его и высоко ценим.
96 Исследование Тридентского собора

31. Теперь мы рассмотрим Послание к Римлянам. Линдан


неверно считает, будто мы воспринимаем его как методи-
ческое изложение христианской веры. Но пусть сам Павел
объяснит нам, с какой целью он написал это послание. В
гл. 1:11–12 он сказал: «Чтобы преподать вам некое дарова-
ние духовное к утверждению вашему, то есть утешиться с
вами верою общею, вашею и моею». А в гл. 15:14–16 сказа-
но: «И сам я уверен о вас, братия мои, что и вы полны благо-
сти, исполнены всякого познания и можете наставлять друг
друга; но писал вам, братия, с некоторою смелостью, отчасти
как бы в напоминание вам, по данной мне от Бога благодати
быть служителем Иисуса Христа у язычников и совершать
священнодействие благовествования Божия, дабы сие при-
ношение язычников, будучи освящено Духом Святым, было
благоприятно Богу». То есть чего он не мог сделать лично,
того он желал добиться через это послание – утвердить ту
веру, которая была общей для него и Римлян. И он желал до-
биться этого, напомнив им эту веру, чтобы через Послание к
Римлянам быть служителем Христовым, совершающим свя-
щенническое служение Евангелия среди язычников, как он
в полноте его проповедовал от Иерусалима до Иллирика. Он
добавил, что написал это послание на пути в Иерусалим. В
Деян. 20:23–25 он сказал об этом путешествии: «Только Дух
Святый по всем городам свидетельствует, говоря, что узы и
скорби ждут меня... И ныне, вот, я знаю, что уже не увидите
лица моего все вы». Таким образом, отправляясь в Иерусалим
и скорее всего ожидая смерти, Павел написал это послание,
чтобы, если с ним что\либо случится, остался письменный
рассказ о том, как он преподавал Евангелие Божие язычни-
кам, и каково было это Евангелие Христово, которое он «ис-
полнил», то есть которое он достаточно и вполне проповедо-
вал от Иерусалима до Иллирика. Ради этого в Послании к
Римлянам Павел с соответствующими истолкованиями рас-
смотрел и разъяснил более полно и подробно основные пун-
кты учения, которые в прочих посланиях он лишь перечис-
лял, и сделал это в превосходной последовательности.
32. Таким образом, в посланиях Павла мы располагаем
не просто скупым перечнем основных пунктов того учения,
которое он преподавал устно, но также адекватными пояс-
нениями и указанием порядка и системы, в которых Павел
их излагал. По этой причине наши люди заслуженно почита-
ют Послание к Римлянам. Ибо оно содержит систему препо-
О Святом Писании 97

давания той веры, которой придерживались как сам Павел,


так и Римляне, оно содержит обобщение того Евангелия, ко-
торое Павел «исполнил», то есть в полноте проповедовал от
Иерусалима до Иллирика. И все это содержится в нем таким
образом, что показывает и разъясняет основания, на кото-
рых это учение следует защищать и утверждать. Он сказал:
«Чтобы укрепить вас». И это послание было написано, когда
Павел, из\за угрозы жизни, пожелал оставить его как свое
исповедание веры и учение. А поскольку вера Римлян тогда
славилась во всем мире, он направил послание именно им,
чтобы тем самым исповедание Павла стало известно церквам
во всем мире и чтобы оно было как можно более доступным.
Феодорит задался вопросом, почему Послание к Римля-
нам помещено на первое место, тогда как оно не было напи-
сано первым. И он ответил, что сделано было именно так, по-
тому что оно содержит всё учение, а также точное и подроб-
ное рассмотрение догматов.
33. Линдан пытается избежать этих ясных, твердых и пол-
ных утешения свидетельств при помощи одного\единственного
слова: «Поскольку в Рим. 15:15 Павел сказал: “Писал вам,
братия, с некоторою смелостью, ¢pÕ mšrouj (отчасти)”, это оз-
начает, что он не желал помещать в это послание все учения,
необходимые для веры. Ведь он сказал, что писал “отчасти”».
Но как насчет того, что ¢pÕ mšrouj относится не к словам «я
писал», а к наречию «со смелостью», и тогда смысл получа-
ется следующий: «Я писал вам немного смелее (или чуть бо-
лее смело)», подобно тому как это выражение использовано
во 2 Кор. 2:5: «Не меня огорчил, но ¢pÕ mšrouj («частью»)...
и всех вас»? Но даже если мы захотим связать это со слова-
ми «я писал», в 1 Кор. 13:9 Павел сказал: «Ибо мы отчасти
знаем, и отчасти пророчествуем». Также во 2 Кор. 1:13–14 :
«Надеюсь, до конца уразумеете, так как вы отчасти и уразу-
мели уже». Что же, мы по этой причине станем утверждать,
будто Павел и устно не излагал всего того, что было необхо-
димо? Так мы, в конечном счете, придем к заключению, что
нам ничего не дано ни в Писании, ни в преданиях Апостолов.
Однако давайте признаем, что об установлениях Крещения и
Вечери Господней, обо всей истории слов и деяний Христовых,
о целомудрии, об антихристе, об отлучении, о последнем
суде, о церемониях, которые описаны в Первом послании к
Тимофею, в Послании к Римлянам не сказано. Таким обра-
зом, если ¢pÕ mšrouj означает, что определенные элементы
98 Исследование Тридентского собора

учения не содержатся в Послании к Римлянам, то мы можем


показать и подтвердить эти элементы на основании других
текстов Нового Завета. Паписты же связывают ¢pÕ mšrouj не
только с Посланием к Римлянам, но и со всеми Писаниями
Ветхого и Нового Заветов. И под прочими элементами, не со-
держащимися в Послании к Римлянам, они хотят подразуме-
вать не только то, что можно найти в других местах Писания,
но главным образом то, что они сами навязывают Церкви под
именем преданий. Однако Павел не сказал этого, употребив
выражение ¢pÕ mšrouj. Но если паписты будут упорно наста-
ивать на своем, то мы ответим словами Августина, которые
мы уже много раз цитировали: «Если это не было записано,
то кто из нас, не обладающих ни пророческой, ни апостоль-
ской властью, скажет, что именно это было? И если кто\либо
осмелится говорить об этом, как он это докажет?»... Одних
лишь заявлений папистов, дескать, нечто является предани-
ем, мало. Ибо, хотя Тимофей и Тит могли утверждать об этом
более достоверно, Павел... дал им послания, чтобы они мог-
ли доказать власть и истинность того, что они провозглаша-
ли из этих его Писаний, когда сам Павел присутствовать не
мог. Ибо обязанность Апостолов состояла в том, чтобы либо
лично передавать здравое учение, либо одобрять и подтверж-
дать учение, переданное другими, если оно истинно, или же,
если учение оказывалось иным, им следовало указать на него
и опровергнуть. И все это они совершали устно везде и всег-
да, когда могли. Так в Деян. 8:14 сказано, что Петр и Иоанн
были посланы для одобрения и подтверждения апостольской
властью проповеди Филиппа. Однако там, где Апостолы не
могли присутствовать лично, они осуществляли это через
послания, как мы показали на примере Павла. Поэтому и
мы законно требуем таких документов, таких свидетельств
и доказательств, когда нам предъявляют что\либо в качестве
апостольского предания. А между тем мы довольствуемся со-
держанием Писания.
34. Таковы послания, которые Павел написал до свое-
го заточения. Что же касается тех посланий, которые он
передал церквам, будучи в узах в Риме, невозможно точно
установить, в какой последовательности они были написа-
ны. Но это и не имеет большого значения для нашего дела,
поскольку мы исследуем лишь, с какими целями, по каким
причинам и для какого употребления в церквах они были
написаны. Поэтому мы станем говорить о них в той после-
О Святом Писании 99

довательности, в какой они размещаются обычно. Послание


к Галатам само свидетельствует, по каким причинам и для
какого употребления оно было написано. Ибо Галаты укло-
нились от евангельского учения, полученного ими от Павла
устно. Как именно и под каким обличьем и предлогом
Евангелие было извращено среди тех, кто прежде принима-
ли Павла как Ангела Божия, о да, как Самого Христа, нам
ясно показано в самом послании. [Среди Галатов] выдвига-
лись мнения, будто бы полученные от других Апостолов,
которые, как говорили, не противились Закону и его де-
лам столь сильно, как Павел, и утверждалось, будто власть
тех, кто ходили со Христом и знали Его тайны, следовало
по праву предпочесть власти Павла. Мы не станем полно-
стью разъяснять доводы Послания к Галатам, но предста-
вим лишь то соображение, что среди Галатов через преда-
ние чистое учение не сохранилось неповрежденным и что
под именем и предлогом преданий, якобы полученных от
других Апостолов, в эту церковь было внесено смятение, а
чистое тело учения поражено закваской, как об этом сказал
сам Павел. Однако Галаты не отвергли евангельское испо-
ведание полностью, ибо из этого послания ясно видно, что
они сохранили историю Ветхого Завета и знание о Христе.
Но Павел объявил, что в их среде Евангелие было искаже-
но, так как они перестали различать Закон и Евангелие, ис-
тинное служение и употребление того и другого, смешивая
их, поскольку они не сохранили в правильном и ясном виде
чистое учение о грехе, о делах Закона, об оправдании верой
и о возрождении, которое за ним следует. Стоит также об-
ратить пристальное внимание на то, что евангельское уче-
ние состоит не только в историческом повествовании о сло-
вах и деяниях Христовых или в согласии с ним и с прочим
содержанием Святого Писания, это учение прежде всего со-
стоит в правильном истолковании всего этого и в приложе-
нии к покаянию, вере, оправданию, надежде и любви. Все
это Павел и разработал в Послании к Галатам.
35. Рассмотрим, какое средство Павел применил против
тех искажений, которые были посеяны под предлогом пре-
даний. Он многими доводами подтвердил власть своего слу-
жения и вернул Галатов к тому Евангелию, которое они при-
няли от него прежде в устной форме. И также добавил: «Но
если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам
не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема». Но
100 Исследование Тридентского собора

пропустил ли или умолчал ли Павел сами те предания, к ко-


торым он возвратил Галатов? Он, безусловно, предпринял
написание этого послания с целью разъяснения и утвержде-
ния того, что устно сообщил Галатам об учении Евангелия,
а именно об Иисусе Христе Распятом (в Котором суммиро-
вана вся история Христа), а также о приложении, разъясне-
нии и использовании этой истории. Посему нет необходимос-
ти нам гадать по предположениям или кривотолкам устных
преданий о природе того Евангелия, которое Павел провозг-
ласил Галатам и которое Галаты приняли. Ибо Павел запи-
сал и вполне изъяснил его в Послании к Галатам. Иероним
верно заметил: «В канонических Писаниях изложено уче-
ние Святого Духа, и если соборы объявляют что\либо им про-
тиворечащее, то я признаю их порочными». Поэтому Павел
сказал: «Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благо-
вествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет
анафема». Однако то Евангелие, которое Павел проповедо-
вал и которое Галаты восприняли, было записано. Потому
Василий Великий и Августин законно применили эти слова
ко всему Писанию: «Если кто\либо провозглашает что\либо
помимо учения, содержащегося и переданного в Писании,
да будет анафема». Ибо Павел сказал не просто «противоре-
чащее», но «помимо» – даже если добавлена будет неболь-
шая часть закваски, повредится чистота всей массы, о чем
он сказал в Гал. 5:9. А в Гал. 4:19 он взывает: «Дети мои,
для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразит-
ся в вас Христос!» Как же Павел рождает Галатов? Конечно
же, через то учение, которое он изъяснил в своем послании.
И тем же самым учением они прежде были возрождены. То
есть в Послании к Галатам мы имеем то учение, через кото-
рое рождаются чада Божии и через которое они, если пада-
ют, возобновляются, чтобы в них изобразился Христос. А в
гл. 6:16 Павел так завершил послание: «Тем, которые посту-
пают8 по сему правилу, мир им и милость». Я вновь повторю
сказанное Тертуллианом, на которого уже прежде ссылался:
«Если бы Павел желал, чтобы мы поняли нечто большее, вы-
сшее и иное, чем он написал, то он бы говорил о “том” прави-
ле». Однако он сказал: «По сему правилу», следовательно,
он ясно указал на эти слова как на то, о чем он написал. И он

8
В более авторитетных древнегреческих рукописях – «будут поступать» (stoic»sou-
sin). – Прим. теол. ред.
О Святом Писании 101

не выразился просто в настоящем времени «которые посту-


пают», но: «все, кто будут поступать», показав, что это пос-
лание было написано не только в помощь Галатам и в связи
с их насущными потребностями, но, как гласит Пс. 101:19:
«Напишется о сем для рода последующего, и поколение гря-
дущее восхвалит Господа».
36. Отсюда же, несомненно, происходит и понятие «кано-
ническое Писание», ибо sto‹coi – это военный термин, обоз-
начающий «строй», расположенный напротив врага в бое-
вом порядке по определенному плану. И когда деревья поса-
жены по ясному плану и правилу, мы говорим, что это место
обустроено kat¦ sto‹con («по правилу»). Оба значения пре-
красно подходят к нашей ситуации, чтобы мы могли «следо-
вать примеру веры» (Рим. 4:12) в соответствии с ясным пра-
вилом. Дабы мы не уклонялись и были вооружены против
атакующих нас врагов веры, нам необходимо ходить по не-
коему правилу и как бы удерживаться определенными огра-
ничениями, не позволяющими пересечь ту линию, которая,
так сказать, и составляет правило этого порядка. Каково же
это «правило», Павел показал, сказав о том, что он написал:
«По сему правилу». И он употребил форму будущего време-
ни для обозначения того, какого применения он желал для
своих писаний в Церкви будущих поколений, утверждая их
правилом веры, дабы мир и благодать пребывали на тех, чья
вера движется в соответствии с этим правилом. Чего же боль-
ше нам искать, кроме того, чтобы на нас, верующих, пребы-
вали мир и благодать Божия? И нам следует благодарно про-
славлять сей добрый дар Божий, это правило, определенно
установленное Им для нас в Писании. Если наша вера дви-
жется в соответствии с ним, то мы обретаем уверенность, что
мир и благодать пребывают на нас.
37. В Послании к Ефесянам 3:3, 4 мы находим удивитель-
ное высказывание о предназначении, цели и использовании
посланий Павла: «Потому что мне через откровение возвеще-
на тайна (о чем я и выше писал кратко), то вы, читая, можете
усмотреть мое разумение тайны Христовой». В Вульгате пе-
реведено: «Чтобы вы поняли, когда будете читать». Так же
истолковал это и Златоуст, воскликнув: «Так, так! Значит он
не записал всего, ни даже того, что было необходимо напи-
сать, ибо природа вопроса не позволяла этого».
Феофилакт пояснил: «Я не написал столько, сколько не-
обходимо, но столько, сколько довольно для вашего понима-
102 Исследование Тридентского собора

ния». Экумений заключил: «Итак, он написал лишь столько,


сколько они могли понять». Предлог prÒj иногда использу-
ется таким же образом в относительных конструкциях: prÕj
aÙtÒn – «в отношении размера его тела», prÕj tÕ mšgeqoj tÁj
pÒlewj – «в отношении величины города». Существует так-
же выражение prÕj tÕ dokoàn – «как представлялось лучше»,
и prÕj tÕn pollîn lÒgon – «как обычно полагают». Кроме
того, предлог prÒj с формами винительного падежа облада-
ет и другими значениями, которые прекрасно согласуются с
мыслью Павла. Так, Фукидид сказал: «Они подозревали его
на основании его писем». По\немецки мы говорим: «Mann
kennt ihn an seiner Sprache, an seinem Schreiben» («Его мож-
но узнать по его речи, по написанному им»). Лютер перевел
слова Павла так: «Daran ihr merken kоnnt». По\латински
это невозможно передать лучше, чем: «Unde, или ex quibus,
вы можете понять». С этим связано также выражение: «То,
что соответствует норме истины и закона, – прекрасно и бла-
городно». Плутарх же сказал о «хождении при свете, оза-
ряющем путь». Потому сказанное Павлом в Еф. 3:4: prÕj
Ö dÚnasqe noÁsai – должно означать либо, как передает древ-
ний переводчик: «В соответствии с тем, как вы можете по-
нять», либо: «Откуда и из чего вы можете понять»; «Daran
ihr kцnnt merken», либо: «В соответствии с чем, как с нор-
мой, вы, читая, можете понять это». Все это проливает свет
на изречение Павла и показывает, что он сам желал вложить
в свои тексты.
38. Подразумеваемое значение можно узнать, если мы изу-
чим следующее. В гл. 1:13–14 Павел назвал это Евангелием
спасения, в котором, будучи охвачены верой, как иудеи, так
и язычники запечатлены обетованным Святым Духом ради
обретения искупления. Он молился о просвещении очей их
сердец, о том, чтобы они познали, в чем состоит надежда их
призвания, каковы богатства наследия, какова сила Божия в
верующих и т. д. В гл. 2:17, 20 он сказал: «Христос, придя (то
есть через Свое служение) благовествовал мир вам, дальним
и близким». «Вы утверждены на основании Апостолов и про-
роков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем».
В гл. 3:2, 3, 8: «Как вы слышали о домостроительстве благо-
дати Божией, данной мне для вас, потому что мне через от-
кровение возвещена тайна... чтобы благовествовать язычни-
кам». И вот как Павел связал все это со своими текстами. Он
сказал: «Потому что мне через откровение возвещена тайна
О Святом Писании 103

(о чем я и выше писал кратко)... вы, читая, можете усмотреть


мое разумение тайны Христовой». Это утвержение заслужи-
вает особенно пристального внимания. Ибо Павел, прощаясь
с пресвитерами Ефесской церкви, сказал (Деян. 20:27): «Я
не упускал возвещать вам всю волю Божию». Однако, обра-
щаясь к ним в послании из заточения в Риме, он повторил
изложение основных пунктов учения – о том, что Христос
через Свое служение проповедовал мир как язычникам, так
и иудеям, что прежде иудеи, а затем и язычники приняли
верою спасительное Евангелие, что сам Павел проповедовал
среди язычников Евангелие, полученное им в откровении от
Сына Божия, что Ефесяне услышали его и были утверждены
на основании Апостолов и пророков и т. д. В заключение он
обо всем этом сказал: «Потому что мне через откровение воз-
вещена тайна (о чем я и выше писал кратко)... вы, читая, мо-
жете усмотреть мое разумение тайны Христовой».
Эти слова надлежит взвесить более тщательно. Слова ™n
Ñl…gJ Экумений истолковал как «совсем недавно», или «в
нескольких словах», или «кратко». Но если ™n Ñl…gJ озна-
чает «совсем недавно», то глагол prošgraya должен озна-
чать не просто «я писал выше или прежде», поскольку та-
кое значение создавало бы тавтологию. Он должен иметь
другое значение, которое хорошо бы сюда подходило. Далее,
prÒgramma обозначает текст, выставленный в общественном
месте, чтобы все могли прочесть его – подобно тому, как вы-
ставляют эдикты магистратов и указы императоров. Выше,
на основании Авв. 2:2, мы показали, что пророки записы-
вали и выставляли на обозрение краткое изложение своих
проповедей: «И отвечал мне Господь и сказал: запиши виде-
ние и начертай ясно на скрижалях, чтобы читающий легко
мог прочитать». По этой причине Павел в Рим. 15:4 приме-
нил к Писанию Ветхого Завета глагол progr£fesqai («запи-
санное прежде»), а в нашем тексте он употребил его, говоря
о своих собственных текстах так, что они как бы являются
progr£mmata, то есть табличками, содержащими краткое из-
ложение евангельского учения, выставленными для обще-
ственного обозрения, дабы это изложение мог прочесть лю-
бой человек.
Однако он сказал, что в своих прежних текстах изложил
это кратко и в немногих словах. Ибо он, несомненно, излагал
евангельское учение более многословно – как во время свое-
го трехлетнего пребывания у Ефесян, так и в других местах.
104 Исследование Тридентского собора

Но чтобы по этой причине Писание не обвиняли в несовер-


шенстве или в недостаточности, он добавил: «Вы, читая, мо-
жете усмотреть мое разумение тайны Христовой». Если мы
примем истолкование Иоанна Златоуста, то это и есть ука-
зание на причину, по которой он пожелал кратко и немного-
словно передать на письме то, что излагал во многих словах
и пространных речах, то есть [Павел желал] чтобы Ефесяне
могли усмотреть разумение им тайны Христовой.
39. Во 2 Кор. 12:2–4 Павел сообщил, что он был восхи-
щен на третье небо и слышал «неизреченные слова», то есть
тайны, которые невозможно объяснить словами. Потому он
не мог объяснить человеческими словами все свое познание
тайны Христовой достаточно и полностью, и даже если бы он
мог говорить на языках ангельских и человеческих, как ска-
зано в 1 Кор. 13. Однако он здесь сказал, что написал и крат-
ко, и так, чтобы читающие были способны понять его разу-
мение тайны Христовой.
Посему тот факт, что Павел писал кратко, немногими сло-
вами, не дает оснований для обвинений в неполноте и недо-
статочности, которые паписты выдвигают против Писания.
Но мы тем более должны благодарно принимать этот дар
Святого Духа с величайшим благоговением, ибо Он намерен-
но установил для Писания такие ограничения, чтобы, читая,
мы могли понимать его. Из этого мы можем также понять,
сколь самонадеян отказ довольствоваться написанным лишь
по той причине, что Апостолы устно преподавали свое уче-
ние более многословно и пространно.
У Епифания сказано, что Каяний измыслил книгу под
названием «Вознесение Павла». Поводом послужило сужде-
ние, что неизреченные слова, которые Павел слышал на тре-
тьем небе, – неизреченные по той причине, что он не мог разъ-
яснить их тогда людям плотским и несведущим – было все
же необходимо знать в дополнение к переданному письмен-
но, и кое\кто даже осмелился утверждать, что тогда Павел
записал лишь столько, сколько люди могли понять, но что
позднее он записал и передал также иное – для людей более
совершенных. Однако все это – чепуха и обман. Посему удо-
вольствуемся тем, что было записано кратко и просто, ради
нашей тупости и слабости.
40. Если же предлог prÒj понимать в ином значении, то
смысл получится такой, что Павел действительно писал в не-
многих словах, но все же так, чтобы читатели могли понять
О Святом Писании 105

из этих текстов сущность его разумения тайны Христовой.


Потому на вопрос, в чем же заключалась эта тайна, познание
которой Павел получил в откровении от Сына Божия, кото-
рую он провозглашал среди язычников, которую принима-
ли верующие, иудеи и язычники, которой внимали Ефесяне,
когда Павел проповедовал им весь замысел Божий, через ко-
торую они были утверждены на основании Апостолов и про-
роков, – Павел ответил, что он писал немногословно, одна-
ко prÕj toàto («таким образом»), чтобы из сего как из нормы
можно было понять, каково его разумение тайны Христовой.
О Боже, чего нам еще искать? Ведь в этом и состоит то единс-
тво веры и познания Сына Божия, о котором Павел сказал в
гл. 4:2–16, в соответствии с которым Сын Божий призыва-
ет Апостолов, пророков, Евангелистов, учителей, пастырей,
дабы нас, по человеческой греховности, не увлекал всякий
ветер учения и т. п. Это, конечно же, ясно показывает, ка-
кую власть Павел признавал за своими писаниями, и ясно
опровергает папские претензии относительно краткости и
узости Писания.
41. Послание к Филиппийцам также предоставляет важ-
ное свидетельство об интересующем нас вопросе, а именно о
том, ради какой цели, по какой причине и для какого упо-
требления Апостолы передали письменно свое учение. Так,
гл. 3:1 гласит: «Писать вам о том же для меня не тягостно,
а для вас назидательно». Слова «о том же» нельзя отнести
к каким\то иным посланиям, которые он прежде направил
Филиппийцам, поскольку доказать это невозможно. Поэтому
их следует связать с тем, чему он учил их устно, когда был с
ними, как он сказал об этом в гл. 4:9: «Чему вы научились,
что приняли и слышали и видели во мне».
Таким образом, сам Павел засвидетельствовал, что он на-
писал то же самое, что преподавал устно, когда был с ними.
Он также указал причину, по которой пожелал передать то
же самое письменно. Апостол сказал: «Для меня не тягост-
но», то есть: Я не нахожу это трудным, как если бы для меня
это было постыдно, или если бы я делал что\то излишнее и
ненужное, записывая то же самое, что преподавал устно. Но
для вас, говорил он, эта моя запись того, что я преподавал
устно, является мерой предосторожности. Как важно сло-
во «надёжно» (¢sfalšj в русском синодальном переводе в
Флп. 3:1 передано как «назидательно». – Прим. перев.), и
сколь прекрасно оно показывает, по какой причине и для ка-
106 Исследование Тридентского собора

кого употребления Павел передал письменно то же учение,


которое он преподавал устно, мы уже показали выше, когда
рассматривали текст Луки, – чтобы нам пребывать в уверен-
ности и надёжности относительно истинности апостольского
учения и чтобы могли сохранять его чистоту с большей неиз-
менностью, твердостью и уверенностью, о чем засвидетельс-
твовал здесь Павел. И, сказав: «Для вас это надёжно [назида-
тельно]», он сразу же добавил: «Берегитесь псов, берегитесь
злых делателей» и т. д.
В гл. 3:16 Павел сказал: «До чего мы достигли, так и
должны мыслить и по тому правилу жить». Но что это за пра-
вило? Конечно же, то учение, которое он передал устно, при-
сутствуя там лично. При этом Павел указал, что он написал
то же самое. Следовательно, это правило мы имеем в его тек-
стах, и он сам засвидетельствовал, что написал «о том же».
В гл. 4:8–9 он сказал о написанном следующее: «О том
помышляйте, чему вы научились, что приняли и слышали
и видели во мне». Таким образом, переданное устно Павел
объединил с написанным, ведь он сказал: «О том помышляй-
те, что слышали», и т. д. Это выражение было бы неверным,
если бы устно излагалось нечто отличающееся от написанно-
го. Ибо тогда следовало бы сказать: «Помышляйте об этом,
а еще о том, что вы слышали». Но он сказал: «О том помыш-
ляйте, чему вы научились, что приняли». Таким образом он
показал, что это одно и то же.
42. Для того Павел и писал к церквам, которые он осно-
вал лично при помощи устного учения. Однако Колоссяне и
Лаодикийцы не видели его лица во плоти, как он сказал об
этом в Кол. 2:1. Тогда с какой целью, по каким причинам и
для какого употребления он писал к тем, кому не довелось
принять от него в устной передаче евангельское учение? Он
сам так ответил на это в гл. 2:1, 2, 4, 8: «Желаю, чтобы вы
знали, какой подвиг имею я ради вас... и ради всех, кто не
видел лица моего в плоти, дабы утешились сердца их, соеди-
ненные в любви для всякого богатства совершенного разуме-
ния, для познания тайны Бога... Это говорю я для того, чтобы
кто\нибудь не прельстил вас вкрадчивыми словами». И да-
лее: «Смотрите, братия, чтобы кто не увлек вас философиею
и пустым обольщением, по преданию человеческому» и т. д.
Колоссяне приняли Евангелие от Епафраса. Павел написал к
ним: 1) дабы через письменное подтверждение Апостола они
обрели «полную уверенность» (plhrofor…a) в том, что приня-
О Святом Писании 107

тое ими от Епафраса, который не был Апостолом, является


не сомнительными или испорченными догматами, но под-
линным Евангелием, которое проповедано по всему миру;
2) дабы они не соблазнялись ни через философию, ни через
человеческие предания и т. д. И Павел показал, что попече-
ние об этом является частью его апостольской ответствен-
ности, так что он даже назвал «борьбой» [свое стремление к
тому] чтобы под его именем или под именем Апостолов не рас-
пространялось ничего ложного. Соответственно он исполнял
свой долг письменно там, где не мог присутствовать лично.
Когда Епафрас утверждал, что учение, которое он пре-
подал Колоссянам, является преданием Павла и других
Апостолов, он действовал верно и законно. Однако для «пол-
ной уверенности» необходимо было апостольское подтверж-
дение, и поскольку Павел не мог дать его устно и лично, он
написал Послание к Колоссянам, дабы они получили полную
уверенность относительно познания тайны Божией и не соб-
лазнялись человеческими преданиями под предлогом смире-
ния и показной мудрости. Таковы его собственные слова. Ибо
он не просто написал: «Как [вы] и научились от Епафраса»,
но также перечислил основные моменты апостольского уче-
ния, дабы по ним Колоссяне могли узнать и понять «полно-
ту» того, что они получили от Епафраса, ибо это было одно и
то же. Откуда могла бы взяться «полная уверенность», если
Епафрас учил не тому, о чем Павел написал Колоссянам?
Таким образом, все, что предлагается в качестве апос-
тольского учения или предания, должно подтверждаться
апостольской властью и санкцией, там же, где невозможно
услышать живой голос Апостолов, применено письменное
подтверждение, как это показал Павел в данном послании и
в других текстах. В гл. 3:16 он сказал: «Слово Христово да
вселяется в вас обильно», что явно следует понимать приме-
нительно к учению Христа в том виде, как мы имеем его в за-
писи Евангелистов. В гл. 4:10 он упомянул о Марке, о кото-
ром они «получили приказания». Я понимаю это как указа-
ние на послание Апостолов (Деян. 15:22 и далее), поскольку
Павел и Варнава разделились, и Павел вместе со своими спут-
никами доставлял церквам решения, принятые Апостолами
(Деян. 16:4), о которых безусловно известно, что они были пе-
реданы письменно (Деян. 15:23–29). И, конечно же, Варнава
вместе с Марком, которого он взял к себе (Деян. 15:39), дела-
ли то же самое. То, что названо в Деян. 16:4 «определения-
108 Исследование Тридентского собора

ми», здесь, судя по всему, названо «приказаниями». Таким


образом Павел отсылал Колоссян к новозаветным текстам,
существовавшим на тот момент. Но Павел написал это посла-
ние не для одних лишь Колоссян, он желал также, чтобы оно
читалось в церкви Лаодикийцев, которые, как и Колоссяне,
не видели его лица во плоти. Следовательно, эти послания
были адресованы и всем нам, не слышавшим живого голоса
Павла и не видевшим его лица во плоти, чтобы мы могли об-
ретать через них «полную уверенность» нашей веры. Такова
воля самого Павла и основной вопрос дискуссии между нами
и приверженцами папы.
43. Добавим также наблюдение из Послания к Евреям.
Мы не станем теперь дискутировать относительно его авто-
ра. Он правильно излагает евангельское учение, которое сна-
чала было провозглашено Господом, а затем проповедано и
подтверждено Апостолами. В гл. 2:1 сказано: «Посему мы
должны быть особенно внимательны к слышанному, чтобы
не отпасть». Златоуст верно заметил: «Когда услышанная
речь не удержана и не сохранена, то говорят, что она уплы-
ла прочь. Так можно определить и причину написания это-
го послания, – дабы они не отпали от полученного через уст-
ное предание. В гл. 13:22 автор сказал, что пишет кратко и
немногими словами, но при этом он включил в послание два
пассажа, содержащих обобщение апостольского учения. В
гл. 5 и 6 он показал, какие основания апостольского учения
обычно провозглашались в церквах во времена Апостолов.
Несомненно, здесь присутствуют лишь самые основные мо-
менты, но соответствующие разъяснения находятся в про-
чих апостольских писаниях.
Однако основная дискуссия о Послании к Евреям вра-
щается вокруг вопроса, что следует понимать под твердой,
взрослой пищей, которую предлагали христианам после того
как они воспринимали начала веры. Павел также подтвердил
эту мысль в 1 Кор. 3 и 14. Эти две главы, несомненно, содер-
жат краткое изложение всего апостольского учения. Потому
в Евр. 13:9 содержится такое заключение: «Учениями раз-
личными и чуждыми не увлекайтесь». Никифор также ска-
зал, что действие апостольских посланий имеет два аспекта:
1) в письменном виде они восстанавливают в памяти церквей
то, что было преподано устно; 2) через послания добавляется
то, что следует утвердить на этом основании. И поскольку в
Писании Нового Завета мы обладаем этими двумя элемента-
О Святом Писании 109

ми, в которых заключается обобщение всего апостольского


учения, – само основание и утверждаемое на нем, – то чего
же более нам еще желать?
44. Из посланий Павла осталось лишь Второе послание
к Тимофею, которое он написал, когда его смерть уже была
близка. И потому Павел пожелал оставить после себя этот
текст, составленный незадолго до смерти, как своего рода за-
вещание Церкви, содержащее очень ясное свидетельство обо
всем новозаветном Писании. В гл. 1:13 он сказал: «Держись
образца здравого учения, которое ты слышал от меня». Но
дабы этот «образец» не оставался сомнительным или неиз-
вестным, Павел сразу же указал, что он состоит из двух ос-
новных элементов, веры и любви, имеющих основание во
Иисусе Христе. Это он тут же назвал «добрым залогом» и по-
велел Тимофею хранить его. В гл. 2:2 он сказал: «Что слы-
шал от меня при многих свидетелях, то передай верным лю-
дям, которые были бы способны и других научить». Также в
гл. 3:14: «А ты пребывай в том, чему научен и что тебе ввере-
но, зная, кем ты научен».
45. Несомненно, эти утверждения касаются того учения,
которое Павел передал Тимофею устно и лично. Но как мы, не
слышавшие ни Павла, ни Тимофея, можем точно знать, что
это были за предания, вверенные Павлом Тимофею? Желал
ли он, чтобы «полная уверенность» нашей веры зависела от
мнений и суждений людей, которые (по словам Августина) не
имеют ни пророческой, ни апостольской власти? Уже много
раз было показано, что Павел передал свое учение письменно
по этой самой причине. Таким же образом он перешел от уст-
ного предания к Писанию и во 2 Тим. 3:14–17.
46. Итак, мы исследовали свидетельства об отдельных
посланиях и текстах Нового Завета из самих слов Писания.
Однако в этом послании, написанном в конце его жизни,
Павел желал представить очень ясное и выразительное сви-
детельство о Писании в целом – как Ветхого, так и Нового
Заветов. И как в Кол. 2:1–5 он сказал, что на протяжении сво-
ей жизни заботился о «твердости веры» тех людей, которые
не видели его лица во плоти, так и теперь, на пороге смерти,
он проявил такую же заботу обо всех грядущих поколениях
Церкви, которые в земной жизни не увидят его лица и не ус-
лышат его голоса. Однако несомненно, что, присутствуя лич-
но, Павел преподавал устно суть своего учения, дабы люди
назидались ко спасению через веру в Иисуса Христа.
110 Исследование Тридентского собора

47. Но то же Павел сказал и относительно Святого Писа-


ния: «Священные писания... могут умудрить тебя во спасе-
ние верою во Христа Иисуса». Иоанн сказал о текстах Еван-
гелистов: «Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус
есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя
Его». И Павел провозгласил то же самое в отношении все-
го Писания: «Священные писания... могут умудрить тебя во
спасение верою во Христа Иисуса». Это суждение повторе-
но и выражено в одинаковых словах сначала Павлом, а за-
тем Иоанном, чтобы сходство обнаружило одного Автора,
Святого Духа, и в особенности для того, чтобы подтвердить
неизменную безусловность и твердость этого суждения о
Святом Писании. И чтобы это суждение о Писании не каза-
лось случайно промелькнувшим в одном фрагменте, Святой
Дух пожелал повторить его в тех же словах в другом месте и
в другое время. Такие повторы в Писании ясно указывают на
безусловность и на большую важность предмета, о котором
Бог пожелал дать людям повеление, повторяя те же слова.
Этот текст Павла, 2 Тим. 3:14–17, если тщательно взве-
сить его, показывает, что Павел сказал здесь не только о кни-
гах Ветхого Завета, но обо всем Писании Ветхого и Нового
Заветов. Ибо он указал, что Тимофей знал Святые Писания
с детства. Но в те времена, когда Тимофей был ребенком,
Писания Нового Завета еще не существовали. Следовательно,
Павел сказал о Святом Писании Ветхого Завета, которое Ти-
мофей знал с детства. Однако он сразу же добавил другое ут-
верждение: «Все Писание богодухновенно» и т. д. Здесь я
спрашиваю, следует ли относить это утверждение только к
Писанию Ветхого Завета? Ибо если кто\то дерзнет заявить,
что тексты Нового Завета, уже существовавшие в тот мо-
мент, не подразумеваются этим утверждением Павла, но что
их следует отделить от него, то из этого последует, что они не
богодухновенны и не полезны для научения, чего, я думаю,
никто не скажет.
48. Таким образом, очевидно, что Павел, сказав о Святых
Писаниях Ветхого Завета, сразу же прибавил общее утверж-
дение о всем богодухновенном Писании, и никто не сможет,
избежав при этом богохульства, отрицать, что в это Писание
входят также и новозаветные книги. Ведь когда Павел на-
писал эти строки, практически все канонические Писания
Нового Завета уже существовали, за исключением книг
Иоанна. Таким образом, Павел имел в виду все Писание, су-
О Святом Писании 111

ществовавшее в то время, и сказал обобщенно: «Все Писание


богодухновенно» и т. д. Это и есть подлинная канонизация
книг Нового Завета. А поскольку в то время среди верных
не существовало никаких сомнений относительно власти,
достоверности, истинности, совершенства и достаточнос-
ти Писания Ветхого Завета, Павел во втором утверждении,
судя по всему, сказал о книгах всего Нового Завета, относи-
тельно которого он перед смертью желал оставить свое суж-
дение грядущим поколениям Церкви.
49. Но вы спросите, что я доказываю этим утверждени-
ем? Никто не отрицает, что новозаветное Писание также
полезно. Но достаточность вовсе не следует из полезности.
Книга Руфь полезна для научения. Но кто, пребывая в здра-
вом уме, вывел бы из этого, будто все, необходимое для уче-
ния и благочестия, содержится в Книге Руфь, так чтобы не-
возможно было найти ничего, что нельзя было бы ясно дока-
зать на этом основании?
Я отвечаю: конечно, если бы Павел сказал только, что
Писание полезно для научения и т. д., то прийти с полной
уверенностью к выводу о достаточности Писания было бы
невозможно. Но Павел провозгласил, что все богодухно-
венное Писание, в которое, как мы показали, входят так-
же и книги Нового Завета, «полезно для научения, для об-
личения, для исправления, для наставления в праведнос-
ти, да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму
делу приготовлен». Он сказал: «Божий человек», и это
можно понять как указание на любого христианина, пре-
давшего себя Богу. Но в 1 Тим. 6:11 «Божий человек» – это
еще одно наименование служителя Евангелия, как проро-
ков называли людьми Божиими. В целом во Втором посла-
нии к Тимофею Павел сказал о служении учения и пере-
дачи Евангелия. Таким образом, он провозгласил Писание
полезным для того, чтобы человек Божий, то есть служи-
тель Евангелия, мог быть ¥rtioj, что означает «здрав», «це-
лостен», «закончен» во всех отношениях. Однако это сло-
во употребляется также для обозначения достаточности,
так греки говорят: ¥rtioi poie‹n toàto, «они достаточны для
того, чтобы сделать это».
О какой достаточности и полноте сказал здесь Павел, он
сам объяснил, сказав о человеке Божием, то есть о служи-
теле Евангелия, что он должен быть ™xhrtismšnoj («приго-
товлен, оснащен») ко всякому доброму делу, необходимому
112 Исследование Тридентского собора

для служения. И в Тит. 3:13–14, говоря о Зине законнике и


об Аполлосе, он добавил: «Пусть и наши учатся упражнять-
ся в добрых делах», подразумевая в основном служение.
Конечно, если отнести это в целом ко всякому христианину
и ко всякому доброму делу, то из сказанного Павлом ничто
не будет изъято. Но как слова, так и обстоятельства пока-
зывают, что Павел говорил в основном о служении. Далее,
™xhrtismšnoj означает того, кто приготовлен, наставлен и,
так сказать, совершенно готов. Так, в Деян. 21:5 этим словом
обозначены завершившиеся дни. Экумений использует сло-
во «исполнившийся» как синоним. У Луки, в 6:40, где пере-
даны слова Христа: «Ученик не бывает выше своего учите-
ля; но, и усовершенствовавшись, будет всякий, как учитель
его», использовано слово kathrtismšnoj. Через это сопостав-
ление читатель может понять, что именно Павел назвал в
данном фрагменте ™xhrtismšnoj.
50. Из этого разъяснения слов становится ясно, что
Павел имел в виду следующее: Когда человек Божий, то есть
служитель Евангелия, использует богодухновенное Писание
для научения, для обличения, для исправления и для настав-
ления, тогда он «совершенен» (¥rtioj) в служении, то есть он
разумен, полон, достаточен и оснащен для всякого доброго
дела, которое требуется в служении, наставлен... достаточ-
но, полностью готов. Совершенно ясно, что рассмотренные
слова подчеркивают именно это.
51. Теперь возникает вопрос, нуждается ли человек Бо-
жий, то есть служитель Евангелия, когда он принимает и
верно использует богодухновенное Писание, в чем\либо еще,
кроме Писания, для исполнения долга своего служения, или
же богодухновенное Писание в достаточной степени содер-
жит все, касающееся евангельского служения и необходи-
мое для него? В отношении совершенства и достаточности
Писания паписты отстаивают первое мнение, мы же придер-
живаемся второго, ибо, если благочестиво исследовать, с ка-
ким из этих значений Павел согласен, за какое из них он воз-
высил свой голос, то дело будет совершенно ясно и бесспорно,
поскольку он сказал, что Писание полезно для того, чтобы
человек Божий был «полон», «оснащен» на всякое доброе
дело. Но если бы вдобавок к Писанию было необходимо при-
нять ещё другие и отличающиеся от него устные традиции,
которые следовало бы принимать с такими же почтением и
преданностью, то это бы значило, что утверждение Павела о
О Святом Писании 113

том, что человек Божий может быть «совершен .., ко всяко-


му доброму делу приготовлен», было ошибочным. Служение
учения и вера Церкви тесно связаны. Поэтому если что\то до-
казано об одном, то следует признать это доказанным и отно-
сительно другого.
52. Вы возразите: «Все же Павел вручил Тимофею не толь-
ко Писание, но и предания, которые он передал ему устно».
Он сказал: «То что ты слышал от меня, то что ты узнал, то
что было тебе вверено» и т. д. Это так. Но ведь ответ так прост
и ясен! Павел сказал о своих преданиях: «Проповедуй сие и
учи; ибо, так поступая, и себя спасешь и слушающих тебя».
Следовательно, в том учении, которое Павел передал уст-
но, несомненно содержалось все необходимое для догматов
и благочестия. И об этих преданиях Павла можно справед-
ливо сказать, что они полезны для научения, для того, что-
бы человек Божий был «совершен» и «приготовлен» ко вся-
кому доброму делу. В Деян. 20:27 он заметил: «Я не упускал
возвещать вам всю волю Божию». Но поскольку Павел то же
самое сказал и о Писании, как это было показано, значит, в
Писании содержится то же учение, которое Павел передавал
устно. Ибо он не говорил: «Тот, у кого есть Писание, облада-
ет некоторой частью апостольского учения», или: «Добавляя
к Писанию устные предания, человек Божий наконец стано-
вится совершенным». Он не говорил этого, и его слова совер-
шенно ясны: «Писание полезно, чтобы человек Божий мог
быть “совершен”». Таким образом, справедливо то и другое:
Человек Божий, держащийся преданий Павла, «совершен»
в своем служении и т. д., и тот, кто придерживается богодух-
новенного Писания, «совершен» в своем служении, ибо это
одно и то же учение, которое прежде было передано устно, а
затем письменно.
53. Возражение о том, что Павел сказал во 2 Фесс. 2:15:
«Братия, стойте и держите предания, которым вы научены
или словом или посланием нашим», – лишено смысла, пос-
кольку Павел сказал это, когда авторы книг Нового Завета
только начинали их писать, и они еще не вошли в употребле-
ние. Однако ближе к концу его жизни, когда книги Нового
Завета были написаны и вошли в употребление, он говорил
о Писании, уравнивая предание и Писание, так что всякий
обладающий одним, обладает и другим. И его позиция объ-
ясняется тем, что записано было то же, что передавалось ус-
тно. Те же основные аспекты, которые Павел перечислил
114 Исследование Тридентского собора

во 2 Тим. 3:16, показывают совершенство и достаточность


Писания. Он утвердил четыре аспекта:
1. «Научение», охватывающее все, что связано с пред-
ставлением и утверждением учений.
2. «Обличение». Слово ™lšgcein в Тит. 1:13 обозначает
обличение еретиков. Таким образом, обличение включает в
себя оценку и отвержение ложных учений.
3. Павел использовал слово «наставление» и добавил «в
праведности», поскольку праведен тот, кто совершает пра-
ведное. Таким образом, это включает наставление в благо-
честивой жизни и в нравственности.
4. «Исправление», через которое то в нашей жизни и
нравственности, что не согласуется с нормой Божией воли,
выявляется, исправляется и улучшается.
Если эти элементы присутствуют в служении учения и
благочестия, мы, безусловно, не должны и не можем требо-
вать чего\то еще. Потому Павел верно указал, что Писание
полезно для того, чтобы человек Божий был «совершен».
Итак, мы имеем ясные свидетельства Павла относитель-
но каждого из его посланий, по каким причинам, с каким на-
мерением, ради какой цели и употребления он написал их и
вручил церквам. Мы коротко прибавим здесь некоторые сви-
детельства из других апостольских текстов.
54. В 1 Петр. 1:10–12 Апостол сказал, что Евангелие яв-
ляется тем, что пророки предсказали, а Апостолы провозг-
ласили. Он указал, что это слово и есть «то, что ныне пропо-
ведано вам». Нам возражают, что Апостолы проповедовали
устно. Никто этого и не отрицает. Но мы спрашиваем: «Если
Апостолы сначала преподавали свое учение устно, а затем за-
печатлели его письменно, то с какой целью, по каким причи-
нам и для какого употребления они это сделали?» Сам Петр
объяснил это в конце своего Первого послания: «Сие крат-
ко написал я вам чрез Силуана, верного, как думаю, вашего
брата, чтобы уверить вас, утешая и свидетельствуя, что это
истинная благодать Божия, в которой вы стоите».
Прежде мы сказали, что в служение Апостолов входило
одобрение и подтверждение своим свидетельством истинно-
го и здравого учения, преподававшегося Церкви. Петр де-
лал это прежде устно в Самарии, как сказано в Деян.8:14–
25. Однако поскольку теперь Апостол не мог присутствовать
лично повсюду в рассеянии, он посылал Силуана. Но послал
ли он Силуана лишь с поручением представлять им под на-
О Святом Писании 115

званием преданий то, что, как Силуан сказал бы, он полу-


чил в повеление от Петра? Силуан, безусловно, пользовался
в те времена большим уважением, поскольку он несколько
раз подписывал вместе с Петром его послания. Однако для
одобрения и подтверждения догматов, там, где требовалась
апостольская власть, Петр, когда он не мог присутствовать
лично, вручал Силуану в письменном виде то, что он желал
сообщить церквам от своего имени, чтобы Силуан мог под-
твердить сказанное и чтобы церкви были уверены в получе-
нии истинных, надежных и «подлинных» повелений Петра.
Таким образом, из утверждения и сообщения Петра мы ви-
дим то же, что многократно показали на примере посланий
Павла, – когда кто\либо, не являющийся Апостолом, пред-
ставляет нам нечто как предание, принятое от Апостолов,
а мы не можем слышать живого апостольского голоса, нам
следует требовать доказательства на основании какого\либо
апостольского текста. Ведь если бы только лишь устное по-
ручительство и название могли засвидетельствовать церк-
вам достоверность предания, то Петру, конечно же, не при-
шлось бы передавать свое сообщение Силуану письменно,
поскольку тот был очень уважаемым человеком, однако он
предоставил церквам исчерпывающее письменное доказа-
тельство. Но в наши дни те, кто без Писания понуждают нас
принять на веру предания, – (как бы не сказать резче) вовсе
не Силуаны.
55. Петр определил цель и причину написания посла-
ния так: «Сие кратко написал я вам чрез Силуана, верного,
как думаю, вашего брата, чтобы уверить вас, утешая и сви-
детельствуя, что это истинная благодать Божия, в которой
вы стоите».
56. Линдан вообразил, будто бы Петр в этом послании же-
лал лишь подтвердить предания, принятые без Писаний, но
вовсе не желал письменно показать и объяснить, что это были
за предания. Но если бы намерение Петра состояло только
в этом, он мог ограничить свое послание лишь словами: «Я
подтверждаю, что принятое вами через предание истинно».
Так почему же он в столь многих словах подробно изложил и
объяснил основные моменты апостольского учения? Он сам
сказал нам, что записал это, дабы подтвердить, что они были
утверждены в истинной благодати Божией. Он не сказал (со-
гласно комментарию Тертуллиана) «то», но «сие», имея в
виду им написанное. И в своем послании он повторил пропо-
116 Исследование Тридентского собора

веданное в этих церквах, дабы после его смерти, как он ука-


зал во Втором послании, осталось свидетельство, показыва-
ющее, что Петр признавал подлинной благодатью Божией.
Во Втором послании он более подробно и ясно изложил при-
чины его написания. Сжато изложив основные моменты уче-
ния, он сказал: «Хотя вы то и знаете, и утверждены в насто-
ящей истине, справедливым же почитаю, доколе нахожусь в
этой телесной храмине, возбуждать вас напоминанием» (че-
рез Писания). И он еще добавил: «Чтобы вы и после моего от-
шествия всегда приводили это на память». Ибо «и у вас будут
лжеучители, которые введут пагубные ереси». А также: «В
последние дни явятся наглые ругатели» и т. д.
57. Примем во внимание имеющие место акценты! Слово
Øpomn»mata означает комментарии или книги, включающие
в себя краткие заметки о чтении или прослушивании, состав-
ленные для напоминания. Отсюда мы понимаем, что Петр
имел в виду, употребив глагол Øpomn»skein («напоминать»)
и существительное ØpÒmnhsij («напоминание»). Следует так-
же рассмотреть наречие ˜k£stote, ибо оно означает «всегда»,
«повсюду», «в каждом случае». Цель можно установить по
выражению œcein mn»mhn poie‹sqai, которое означает либо
«чтобы вы могли вспомнить», либо «чтобы у вас было нечто,
напоминающее вам об апостольском учении» всегда, повсю-
ду и в каждом случае, даже когда вы не сможете слышать го-
лоса Апостолов после их кончины. Это означает скорее «ут-
вердить в памяти», чем просто «напомнить», поскольку здесь
имеется в виду сохранение чего\то в памяти. Слова и ,
которые в Септуагинте переведены то как mnhmÒsunon, то как
mn»mhn, то как mne…an, означают воспоминание о чем\либо, а
также памятный знак, которым само воспоминание обнов-
ляется и сохраняется. Таким образом, Петр указал очень яс-
ными словами две причины составления своих текстов:
1. Он сделал это, чтобы когда церкви не смогут слышать
апостольского голоса, они все же имели возможность всегда,
повсюду и в любых обстоятельствах иметь и сохранять па-
мять о чистом учении, переданном Апостолами.
2. Он сказал, что написал это, потому что в Церкви бу-
дут лжеучители. Он назвал их искажения «пагубными ере-
сями», речь идет о словах, которые, по их утверждению,
были переданы и получены от Апостолов, как Павел сказал
об этом во 2 Фес. 2:2. Павел говорил не только об опасностях
того времени, но во 2\й главе он также сказал: «Будут», а в
О Святом Писании 117

3\й главе: «В последние дни явятся». Из этого очевидно, ка-


кого употребления своих текстов в Церкви он желал.
Петр не думал, что память об учении можно сохранить в
предании. Более того, он предвидел, что на основании лож-
ных преданий возникнут искажения. И против них он выста-
вил свои послания, рассмотрев в них содержание Писания:
1. Пророческое учение, записанное в Ветхом Завете.
2. То, что Апостолы говорили и слышали о пришествии,
величии и силе Христа. Выше мы показали, что все это изло-
жено в текстах Евангелистов.
3. Повеление, которое было передано Апостолами. О том,
что оно было письменным, мы вскоре услышим от Иоанна.
Сам Петр засвидетельствовал, что он писал, дабы воспомина-
ние о том, чему учили Апостолы, пребывало и сохранилось
после его смерти.
Он говорил не только о своих собственных текстах, но в
конце послания он указал: «Как и возлюбленный брат наш
Павел, по данной ему премудрости, написал вам» и т. д.
Таким образом, Петр видел послания Павла и одобрил их че-
рез свидетельство церквам, таким образом указав, что они
касаются не только тех конкретных церквей, которым были
адресованы, но содержат всеобщее учение, принадлежащее
всем принявшим веру, равную апостольской. Именно к ним
и обратился Петр, говоря: «Павел написал вам». Однако ка-
ким образом и о чем именно Павел, согласно Петру, написал
свои послания, ясно из того, что Петр сказал, и не об одном
артикуле, а обо всем учении, которое он напомнил в этом пос-
лании: «Как и возлюбленный брат наш Павел написал вам».
Петр высоко оценил то, «как он [Павел] говорит об этом», то
есть Павел во всех своих посланиях сказал о догматах словно
бы живым голосом.
58. Таким образом, если мы ищем живого голоса Павла,
излагающего апостольское учение, то Петр указал нам,
что он звучит в посланиях Павла. При этом нам возража-
ют: «Однако Петр сказал, что послания Павла трудно по-
нять и что многие искажают их к своей собственной погибе-
ли. Следовательно, Писание использовать опасно, и гораз-
до надежнее ограничиться преданиями». Я отвечаю: Петр
не сказал, будто послания Павла написаны таким образом,
что из\за своей сложности и запутанности они угрожают чи-
тателю погибелью, поскольку он использовал артикль не
женского, а среднего рода, давая понять, что само то, о чем
118 Исследование Тридентского собора

речь идет у Павла, поскольку оно далеко выходит за рамки


любых представлений разума, не может быть верно поня-
то плотскими людьми, и что для этого требуется озарение
Святым Духом. Он также не говорил, что все догматы пос-
ланий Павла «трудны для понимания», но сказал это лишь
о некоторых. И он не говорил, будто они сами по себе прино-
сят читателю погибель, но указал, что невежественные и ко-
леблющиеся [в вере] люди искажают их к своей погибели. Он
употребил очень выразительное слово strebloàsin («искажа-
ют»9), которое использовалось для обозначения пыток. Ибо
как пытка часто применяется к невинным людям, когда их
допрашивают, чтобы по желанию мучителей выбить из них
нечто отличающееся от истины, так, сказал Петр, насилие
было применено и к Писанию, ради искажения его подлин-
ного, простого и ясного смысла, чтобы оно говорило нам то,
что оно должно говорить по нашему мнению, составленному
даже без его прочтения, как засвидетельствовал Иларий.
Следовательно, само по себе, если его не насиловать, Пи-
сание не передает ничего иного, кроме единого, простого, ис-
тинного и спасительного смысла. И этот удел послания Павла
разделяют со всем остальным Писанием, ведь Петр сказал:
«Как и прочие Писания». Но ограничил ли нас Петр по этой
причине в чтении Писания? Ни в коем случае! Он скорее со-
общил нам причину и цель этого своего напоминания, ска-
зав: «Итак вы, возлюбленные, будучи предварены о сем, бе-
регитесь, чтобы вам не увлечься заблуждением беззаконни-
ков и не отпасть от своего утверждения» и т. д. То есть мы
имеем суждение Петра о его собственных текстах, о текстах
Павла и о прочем Писании, – из каких соображений, по ка-
ким причинам и с какой целью они были переданы и ввере-
ны Церкви.
59. Прислушаемся также к тому, как о Писаниях Апосто-
лов рассудил в своем послании Иоанн, и что он засвидетель-
ствовал о них Церкви. Вначале он определил предмет апос-
тольской вести: «О том, что было от начала, что мы слышали,
что видели своими очами, что рассматривали и что осязали
руки наши, о Слове жизни... возвещаем вам». А чуть далее
он добавил: «И сие пишем вам, чтобы радость ваша была со-
вершенна. И вот благовестие, которое мы слышали от Него и
возвещаем вам» и т. д. Вы видите, что Иоанн сказал об апос-

9
В Синодальном переводе – «превращают». – Прим. ред.
О Святом Писании 119

тольских текстах: «И вот благовестие, которое мы слыша-


ли от Него и возвещаем вам». В гл. 2:24 он сказал: «Итак,
что вы слышали от начала, то и да пребывает в вас». И еще:
«Как самое сие помазание учит вас всему, и оно истинно и не-
ложно, то, чему оно научило вас, в том пребывайте». Нет ни-
какого сомнения в том, что эти утверждения указывают на
устное апостольское предание. Однако послушаем, что ска-
зал Иоанн: «Возлюбленные! пишу вам не новую заповедь, но
заповедь древнюю, которую вы имели от начала. Заповедь
древняя есть слово, которое вы слышали от начала».
Теперь посмотрим, с чем согласуются эти слова. Иоанн
сказал: «Если пребудет в вас то, что вы слышали от нача-
ла, то и вы пребудете в Сыне и в Отце. Обетование же, ко-
торое Он обещал нам, есть жизнь вечная». Но при этом он
указал, что записано было то Слово, которое они слышали
от начала. Таким образом, всякий пребывающий в том, что
было написано, воистину пребывает в том, что было переда-
но Апостолами Церкви от начала. Но зачем Иоанн записал
то, что они прежде слышали и узнали? Он засвидетельство-
вал: «Это я написал вам об обольщающих вас». Он сказал:
«Вы имеете помазание от Святаго и знаете все». Но чтобы
Церкви ничего не навязывали под предлогом этого пома-
зания, Иоанн тут же добавил: «Я написал вам не потому,
чтобы вы не знали истины, но потому, что вы знаете ее».
То есть Иоанн письменно передал то, что они узнали через
помазание Духа. Но для кого, каким образом и с какой це-
лью он это сделал, и какого употребления в Церкви он же-
лал для Писания, совершенно ясно указано в следующих
его словах: «Пишу вам, дети, потому что прощены вам гре-
хи... Пишу вам, отцы, потому что вы познали Сущего от на-
чала. Пишу вам, юноши, потому что вы победили лукавого.
Пишу вам, отроки, потому что вы познали Отца. Я написал
вам, отцы, потому что вы познали Безначального. Я напи-
сал вам, юноши, потому что вы сильны, и слово Божие пре-
бывает в вас».
Очевидно и ясно, насколько это вообще может быть ясно,
что Писание дано на все времена, дабы люди были уверены,
что их грехи прощены, что они знают Отца, Сущего от нача-
ла, что они победили лукавого и что в них пребывает Слово
Божие. В гл. 4:1 написано: «Не всякому духу верьте, но ис-
пытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепро-
роков появилось в мире». Как же испытывать духов и разли-
120 Исследование Тридентского собора

чать пророков, об этом\то и сказал Иоанн в своем послании.


Позднее он вновь упомянул о сказанном прежде, следующи-
ми словами: «А заповедь Его та; это есть свидетельство»10.
Итак, Иоанн в своем послании много раз засвидетельство-
вал, что повеления Апостолов, память о которых, как того
желал Петр, сохраняется в Церкви, были записаны.
Завершая свое послание, в гл. 5, Иоанн сказал: «Сие на-
писал я вам, верующим во имя Сына Божия, дабы вы зна-
ли, что вы, веруя в Сына Божия, имеете жизнь вечную». В
старом переводе11 эти слова были испорчены и изменены. Но
Иоанн показал, что он писал как для уже уверовавших, дабы
они, утверждаясь в вере, знали, что имеют вечную жизнь,
так и для тех, кому еще только предстоит обрести веру, дабы
они уверовали во имя Сына Божия. Я цитирую лишь сами
утверждения, поскольку при ясности вопроса в многословии
нет необходимости.
60. В Откровении Иоанна прежде всего следует отметить –
Иоанн много раз получил от Сына Божия повеление писать
церквам о том, что он видел и слышал. Однако бесстыдство
Экка, Пигия и моего Андрады столь велико, что они не бо-
ятся заявлять, будто бы Апостолы получили от Сына Божия
не повеление писать, а повеление проповедовать Евангелие.
Но Иоанн многократно получил от Сына Божия повеление
писать церквам. Относительно же прочих текстов Нового
Завета Павел сказал, что они богодухновенны, то есть (как
истолковал Петр), [в них] мужи Божии говорили не по чело-
веческой воле, но будучи водимы Духом Божиим.
Об Откровении нам также следует отметить, что Иоанну
было позволено записывать не все, но лишь то, что необходи-
мо и может быть понято. В гл. 10:4 он сказал: «И когда семь
громов проговорили голосами своими, я хотел было писать;
но услышал голос с неба, говорящий мне: скрой, что говори-
ли семь громов, и не пиши сего». В конце [книги] он угро-
жает проклятьем всякому, кто прибавит что\либо к словам
этой книги или убавит от них. То есть сказанное о Писании
Ветхого Завета также относится и законно прилагается к
Писаниям Нового Завета. Ничего не прибавляй к ним и ни-
чего не убавляй от них. Не отклоняйся от них ни вправо, ни
влево. Пусть никто не совершает того, что ему самому кажет-

10
1 Ин. 3:23; 5:9
11
Имеется в виду Вульгата. – Прим. ред.
О Святом Писании 121

ся верным, но что я повелеваю, то совершай. Не прибавляй и


не убавляй ничего.
61. Иуда о своем послании сказал, что хотя он и весьма
желал написать о нашем общем спасении, все же был вы-
нужден писать из\за пришествия лжеучителей. Основная
мысль послания заключается в том, что надлежит стремить-
ся к сохранению учения, некогда преданного святым. Здесь
Линдан восклицает, что Иуда открыто говорит об учении
Апостолов, которое они передали устно. Но почему же Иуда
не должен был говорить об этом, если им не было передано
ничего, кроме апостольского учения? При том мы уже пока-
зали, что проповедованное и переданное Апостолами... было
зафиксировано ими в текстах. И дабы показать, что он имеет
в виду апостольские тексты, Иуда почти слово в слово пере-
сказал то, что содержится во Втором послании Петра. Затем
он сказал: «Но вы, возлюбленные, помните предсказанное
Апостолами Господа нашего Иисуса Христа». Однако он не
имел в виду неизвестные или устные предания, но сразу же
процитировал слова Петра, которые мы находим в гл. 3 его
Второго послания. Итак, поскольку Иуда, говоря о некогда
преданной святым вере, ясно указал на Писания Апостолов,
то он, конечно же, прибавил бы и иное, если бы полагал, что
в апостольских Писаниях чего\то недостает для сохранения
чистого учения.
62. Сказанное во Втором и в Третьем посланиях, нося-
щих имя Иоанна: «Многое имел я писать; но не хочу писать
к тебе чернилами и тростью, а надеюсь скоро увидеть тебя и
поговорить устами к устам», – Линдан искажает, будто бы
это означает, что Апостолы не желали передавать некоторые
из главнейших аспектов веры и наиболее возвышенных дог-
матов христианства на бумаге чернилами, где они могли бы
быть утрачены, но вверили их преданиям, дабы увековечить.
Однако это наглая выдумка, явная ложь, и данный текст сего
не означает. Истинный Апостол Иоанн в Первом послании,
которое определенно «аутентично», сказал совершенно ина-
че, – что он пишет старую заповедь, полученную ими от на-
чала. При том древние всегда сомневались, кто именно был
автором двух позднейших посланий. Поэтому пусть остается
в силе то, что, по суждению древних, сказал об апокрифах
Иероним, – из них не следует принимать свидетельств в под-
тверждение спорных вопросов. А поскольку автор этих пос-
ланий не пожелал записать многое, о чем он упоминал, мы
122 Исследование Тридентского собора

ответим словами Августина: «Итак, кто скажет, что именно


это было, и если осмелится сказать, то как он это докажет?»
63. Итак, на примере конкретных текстов Нового Завета
мы теперь показали, ради чего, по каким причинам и для ка-
кого употребления Апостолы письменно передали свое уче-
ние... и вот зачем я взялся за рассмотрение этого вопроса.
Вся дискуссия относительно власти, совершенства и доста-
точности Писания разрешается наилучшим образом именно
на этой основе. Вначале я хотел сделать это немногими сло-
вами и использовав лишь несколько цитат. Но затем, по мере
рассмотрения, заметил, что отдельные послания Апостолов
содержат ясные свидетельства об этом вопросе, и в каждом
из них нам сказано об этом что\то особое. Все же вместе они
представляют такие твердые и основательные доказательс-
тва власти, совершенства и достаточности Писания, что от
них некуда скрыться и их невозможно опровергнуть пусты-
ми возражениями и выдумками папистов. Это исследование
действительно наставило, утешило и утвердило меня, и я
надеюсь, что по благодати Божией читатель также получил
благодаря ему некоторый плод.
64. Обобщение вышеизложенного таково: Апостолы
письменно передали свое учение на основании следующих
соображений, по следующим причинам и для следующего
употребления: 1) дабы в письменном виде повторить то, что
они ранее преподавали устно, и чтобы возобновить это в па-
мяти верующих; 2) дабы через послания разъяснить, что сле-
довало строить на основании начальных элементов веры, ко-
торые они ранее преподали; 3) поскольку церкви были сму-
щены, а учение искажено под предлогом и именем преданий,
якобы полученных от Апостолов; 4) поскольку учение, при-
нятое от Апостолов устно, не сохранялось в предании не-
поврежденным; 5) дабы другие проповедники, которые не
были Апостолами, имели письменное свидетельство, на ос-
новании которого они могли бы доказать церквам, что уче-
ние, которое они несли, было апостольским; 6) дабы церкви,
которые не могли слышать живого голоса Апостолов, сохра-
няли уверенность в том, какое учение им следовало прини-
мать и почитать как подлинно апостольское; 7) уверенность
в том, что Апостолы впоследствии записали то же самое, что
они преподавали устно, когда присутствовали лично; 8) что
в Писаниях Апостолов представлено не простое перечисле-
ние основных моментов апостольского учения, но также
О Святом Писании 123

и их адекватное разъяснение; 9) дабы правило христианс-


кой веры было запечатлено в Писании; 10) дабы из Писаний
Апостолов можно было узнать, каково их разумение тай-
ны Христовой; 11) Апостолы писали так, дабы верующие
и в немощи сей жизни могли постигнуть тайны Евангелия;
12) впоследствии они передали письменно то же самое, что
ранее излагали устно, дабы можно было сохранить чистоту
учения перед лицом угрозы искажений; 13) Апостолы изло-
жили письменно как первоосновы веры, так и более полное
учение, следующее за ними; 14) все Писание, дарованное бо-
годухновенно, полезно для того, чтобы служитель Евангелия
был совершен и оснащен для всякого доброго дела служе-
ния; 15) Апостолы писали, дабы Церковь, лишившись жи-
вого голоса Апостолов после их смерти, обладала средства-
ми, с помощью которых она могла бы удержать и сохранить
память об апостольском учении, особенно в связи с тем, что
в последние времена Церкви будут навязываться многие за-
блуждения через лживые слова, проникающие под именем
апостольских преданий; 16) в качестве образца, показыва-
ющего, как служитель должен вести себя в Церкви, чтобы
Церковь могла быть и оставаться столпом и оплотом истины;
17) Апостолы впоследствии записали то же самое, что они
устно преподавали изначально, и сделали они это ради упо-
требления людьми любого возраста, принадлежащих вся-
кой христианской церкви и на все будущие времена; 18) они
писали как для тех, кто уже уверовал, так и для тех, кому
еще предстояло обрести веру; 19) они приняли повеление пи-
сать это от Самого Сына Божия; 20) происхождение, причи-
на и употребление Писания Нового Завета такие же, как и
Ветхого Завета, так что к ним ничего нельзя прибавлять, ни-
чего нельзя от них убавить и нельзя уклоняться от них ни
вправо, ни влево. Прочие аспекты, имеющие отношение к
этому вопросу, были изложены в самом исследовании.
Все это ясно и основательно доказывает и подтвержда-
ет власть, совершенство и достаточность Святого Писания
Нового Завета, опровергая все папские возражения и все
ложные доводы. То, что возражают нам в отношении преда-
ний, будет изложено ниже, в надлежащем месте.
124 Исследование Тридентского собора

РАЗДЕЛ V
Свидетельства древней Церкви о Писании

1. То, что мы представили в качестве доказательства сло-


ва самого Писания, – надежнейшее свидетельство для благо-
честивого сердца. Это свидетельство представляет нам сужде-
ние о Писании Самого Святого Духа. И как древние говорили,
что надлежит верить лишь сказанному о Боге на основании
Его собственного откровения и свидетельства, так и в отно-
шении Писания мы должны верить тому, что Писание гово-
рит о самом себе, или, скорее, его Автор, Сам Дух Святой,
заключает и провозглашает о Своем труде. Но мы прибавим
также согласное мнение древней Церкви о власти, совер-
шенстве и достаточности Писания. Ибо мы принимаем и по-
читаем свидетельства древней и более чистой Церкви, чье со-
гласное мнение помогает нам и утверждает нас, однако вера
наша должна покоиться на Слове Божием, а не на человечес-
ком мнении. Поэтому мы не ставим свидетельства отцов над
Писанием, но подчиняем их ему.
Прежде всего я повторю утверждение Иринея, кн. 3,
гл. 1: «Тогда Апостолы прежде проповедовали Евангелие, но
позднее, по воле Божией, они передали нам его в Писании,
чтобы оно было основанием и столпом веры».
Августин, De civitate Dei, кн. 19, гл. 18, сказал: «Град
Божий верует святым Писаниям, как ветхим, так и новым,
которые мы называем каноническими. Через них рождается
вера, которою живет праведный, по которой мы и ходим не
колеблясь, пока пребываем вдали от Господа».
Златоуст в «Беседе 1 на Матфея» сказал: «Мы не долж-
ны бы испытывать потребности в помощи Писаний, но нам
следует являть жизнь столь чистую во всех отношениях, что-
бы мы могли пользоваться вместо книг благодатью Святого
Духа. Но поскольку мы лишены этой благодати, то пере-
дадим наш разум иному способу управления. Бог говорил
к патриархам не через Писания, но лично, ибо Он находил
их сердца чистыми. Но после того как весь еврейский на-
род впал в глубочайшее развращение, евреям вынужденно
были даны Писания, Скрижали и назидание, переданное че-
рез эти средства. И мы видим, что это произошло не только
О Святом Писании 125

с ветхозаветными святыми, но также и при Новом Завете.


Ибо Христос не передал Апостолам Писаний, но вместо этого
обещал, что дарует им благодать Святого Духа. А о том, что
этот дар гораздо лучший [чем писания], засвидетельствова-
ли Иеремия в гл. 31:33 и Павел во 2 Кор. 3:3. Но поскольку
со временем [люди] стали соблазняться, одни в области дог-
матов, другие – через ослабление благочестия, письменное
назидание вновь стало необходимо».
Он добавил: «Если мы, утратив свое первоначальное до-
стоинство, не хотим воспользоваться вторым средством на-
шего спасения, но презираем небесные Писания, словно бы
они были даны нам бесцельно и напрасно, – это ужасающее
безумие». Итак, первоначальное достоинство [которым мы
обладали], когда апостольское учение провозглашалось без
помощи Писаний, лишь устно, в соответствии с утверждени-
ем Златоуста было утрачено, и он указал, по какой причине
и ради какого употребления Бог даровал нам Писание, – не
только в Ветхом Завете, но также и в Новом. Он и знать не хо-
чет о том различии, о котором болтают паписты.
Феофилакт передал мнение Златоуста следующим обра-
зом: «Поскольку для разрушения нашего благочестия долж-
ны были возникнуть ереси, достойным оказалось написание
Евангелий, чтобы, узнавая из них истину, мы не обманыва-
лись ложью ересей».
Августин, De doctrina Christiana, кн. 2, гл. 9, сказал:
«В том, что ясно изложено в Святом Писании, присутству-
ет все, содержащее веру и благочестие [необходимые] для
жизни, то есть упование и любовь». Таким образом, по мне-
нию Августина, в Писании есть все, что касается веры и
благочестия [необходимых] для жизни, и что [все] это со-
держится в тех высказываниях, которые ясно изложены в
Писании. Итак, я спрашиваю, как же нам следует относить-
ся к тому, что паписты пытаются навязать нам вне и поми-
мо Писания?
Августин, Contra litteras Petiliani, кн. 3, гл. 6, написал:
«Если кто\либо проповедует либо о Христе, о Его Церкви,
либо о нашей вере и жизни нечто иное, – я уже не говорю, что
если мы сами, но как Павел добавил, если Ангел с неба будет
проповедовать вам что\либо иное, кроме того, что вы приня-
ли в Писаниях Закона и Евангелия, да будет анафема».
Пусть прислушается к этим словам Линдан, который ут-
верждает, что не будет проклят тот, кто проповедует иное,
126 Исследование Тридентского собора

помимо написанного, поскольку в предании содержится


больше, чем записано.
В In Epistolam Johannis tractatus, 2, Августин также ука-
зал: «Вам следует особо отметить и запомнить, что Бог поже-
лал заложить в Писаниях твердое основание против лживых
заблуждений, основание, против которого не смеет говорить
никто, хоть каким\то образом могущий сойти за христиани-
на. Ибо, позволив христианам прикоснуться к Себе, Он рас-
судил, что этого недостаточно, и Господь утвердил сердца
верующих на основании Писаний, ибо Он ведал, что придет
время, когда нам не к чему будет прикоснуться, и тогда нам
придется что\то читать».
В De bono viduitatis, гл. 2, он сказал: «Чему еще научу
я вас, кроме того, что мы читаем у Апостола? Ибо Святое
Писание устанавливает правило нашего учения, чтобы мы
не дерзали быть мудрее, чем нам следует. Поэтому я буду
учить вас лишь передавая вам слова Учителя».
Афанасий, Contra gentes, написал: «Святые и богодухновен-
ные Писания достаточны для всякого назидания в истине».
Златоуст, комментируя 2 Фес. 2, отметил: «Из Божест-
венных Писаний все ясно и очевидно, все необходимое явно».
Иероним, комментируя Послание к Галатам, сказал: «В
канонических Писаниях изложено учение Святого Духа, и
если соборы провозглашают что\либо им противоречащее, то
я признаю их нечестивыми».
Василий [Кесарийский] в речи об исповедании веры ска-
зал: «Если Господь верен во всем, что Он сказал, и если все
Его заповеди верны, то отвержение чего\то из написанного
или добавление чего\то из незаписанного будет явным от-
падением от истины и грехом гордыни, ибо Христос сказал:
“Мои овцы слышат голос Мой; за чужим же не идут, но бегут
от него, потому что не знают чужого голоса”»12.
Также Василий, в Moralia, сумма 72, гл. 1, объявил:
«Слушающие наставление в Писаниях должны проверять
то, что говорят учителя, и принимать то, что согласуется с
Писаниями, но отвергать чуждое». К этому правилу он при-
ложил утверждение Павла в Гал. 1:8: «Но если бы даже мы
или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы бла-
говествовали вам, да будет анафема». В том же трактате, сум-
ма 80, гл. 22, он сказал: «Что свойственно верующему? Не

12
См. Ин. 10:5, 27. – Прим. ред.
О Святом Писании 127

дерзать ничего прибавлять, ибо если все, что не вера, – есть


грех, вера же от слышания, а слышание – от Слова Божия,
то все, что вне богодухновенного Писания, – есть грех, ибо
не по вере».
То же самое Василий сказал в Послании 80: «Мы не дума-
ем, что следует возводить принятое у них в закон и правило
истинного учения. Итак, да будет судьей между нами бого-
духновенное Писание, и голос истины – на стороне тех, чье
учение определено как согласующееся с Божиими словами».
Ориген, комментируя Рим. 3, написал: «Павел подал
учителям Церкви пример, чтобы они представляли то, что
они говорят народу, не как предположения, основанные
на их собственных мнениях, но как слово, подкрепленное
Божиими свидетельствами. Ибо когда столь великий и ода-
ренный Апостол не полагал, что власти его слова будет доста-
точно, если он не укажет, что сказанное им записано в Законе
и Пророках, то сколь же нам, последним из всех, следует соб-
людать это [правило], дабы нам, уча, излагать не свои мне-
ния, но мнение Святого Духа!»
Жерсон в первой части De examine doctrinarum процити-
ровал некую глоссу на фрагмент «И вот, явились им Моисей
и Илия, с Ним беседующие»13: «Всякое откровение, которое
не подтверждают Закон и Пророки вместе с Евангелием, –
сомнительно».
Епифаний [Кипрский] в «Панарии», 65, сказал: «Мы мо-
жем разрешить любой вопрос не через наши собственные рас-
суждения, но через то, что следует из Писаний».
Вечной памяти достойно высказывание Константина
Великого, которым, как теперь говорят, он лично открыл
Никейский собор. Следует рассмотреть и случай, по которо-
му эти слова были произнесены. Созомен, кн. 1, гл. 17, за-
свидетельствовал, что тогда существовали разные мнения.
Некоторые предлагали не вводить ничего, кроме веры, пре-
данной от начала, другие говорили, что они не примут древ-
ние мнения без исследования и рассмотрения. И весь вопрос
распадался на различные темы. Тогда Константин, как напи-
сал Феодорит, кн. 1, гл. 7, произнес речь о согласии, сказав,
что недостойно после победы над врагами Церкви нападать
друг на друга и давать повод для насмешек врагам, особен-
но через споры о Божественных вопросах, по которым они

13
Мф. 17:3.
128 Исследование Тридентского собора

имели учение Святого Духа ¢n£grapton, то есть записанное


в книгах или документах, поскольку именно это означает
глагол ¢nagr£fein. «Ибо, – сказал он, – книги Евангелистов,
Апостолов и предсказания древних пророков ясно учат нас
тому, что нам следует думать относительно Божественного.
Итак, прекратим наше враждебное несогласие и примем ре-
шение вопросов на основании богодухновенных изречений».
Это прекрасная мысль, достойная записи и дословного запо-
минания. Он выразил ее так:

EÙaggelikaˆ kaˆ ¢postolikaˆ b…bloi, kaˆ tîn palaiîn


profhtîn t¦ qesp…smata safîj ¹m©j § crÁ perˆ toà qe…ou
frone‹n ™kpaideÚousi. t¾n polšmion oân ¢pel£santej œrin ™k tîn
qeopneÚstwn lÒgwn l£bwmen tîn zhtoumšnwn t¾n lÚsin.

Также Евагрий, описывая в кн. 2, гл. 16, собор в Ефесе


и Халкидоне, процитировал утверждение Иоанна Антиохий-
ского, которое одобрил и Кирилл: «Мы знаем, что на основа-
нии слов Евангелистов и Апостолов о нашем Господе мужи
Божии постановили» и т. д.
Также и [Николай] Кузанский указал, что при проведе-
нии древних вселенских соборов посреди [собрания] поме-
щали святые Евангелия.
В Послании 163 Августин засвидетельствовал, что эта
традиция соблюдалась также в частных религиозных дис-
путах. Он сказал: «Какое бы место ни было избрано, позабо-
тимся о том, чтобы [там] были доступны канонические ма-
нускрипты, и если с любой стороны могут быть предложены
какие\либо доказательства, отложим все прочее в сторону и
приведем важный вопрос к заключению».
Златоуст в «Беседе 13 на Бытие» написал: «Они гово-
рят, что нам следует понимать то, что связано с раем, не так,
как это написано, а иначе. Однако когда Писание желает на-
учить нас чему\то подобному, оно истолковывает само себя и
не позволяет слушающему впасть в заблуждение. Посему я
молю и прошу, чтобы мы закрыли наши уши для всего этого
и точно следовали канону Святого Писания».
Ориген в «Беседе 7 на Иезекииля» сказал: «Любой чело-
век, живущий порочной жизнью, не сможет легко привести
людей ко лжеучению, но те, кто живут образцовой жизнью,
могут [это сделать]. Посему всякий, кто заботится о своей
жизни, да не соглашается на дружбу с еретиками, чтобы при-
О Святом Писании 129

нять их учение. И пусть никто не соблазняется моими ошиб-


ками, я лишь учитель, пусть он рассматривает само учение».
И вот как Ориген учил о рассмотрении самих догматов. Он
призвал: «Не будем подражать никому. Но если мы все же
хотим подражать кому\то, то поставим пред собою для под-
ражания Иисуса Христа, деяния Апостолов также описаны,
и мы знаем о свершениях пророков из священных книг. Этот
пример надежен, образец достоин доверия – кто пожелает
следовать ему, будет ходить твердо».
Кирилл, De recta fide ad reginas, написал: «Нам необхо-
димо следовать Божиим Писаниям и ни в чем не отступать от
их повелений».
Августин, Contra Maximinum, кн. 3, гл. 14, сказал: «Но я те-
перь не должен цитировать Никейский, а ты – Ариминийский
собор, словно бы вынося суждение заранее. Я не буду свя-
зан властью первого, а ты – властью второго. На основании
Писания, а не на чьем\либо собственном утверждении, и на
совместном свидетельстве обоих да сравниваются предмет с
предметом, причина с причиной, аргумент с аргументом».
Ориген, комментируя Иеремию, указал: «Нам необходи-
мо обращаться к доказательствам Святых Писаний, ибо наши
мысли и соображения не имеют силы без этих свидетельств».
Иероним, комментируя Послание к Титу, отметил: «Без
власти Писаний болтовня не заслуживает доверия».
Комментируя Мф. 23, Иероним сказал: «Все, что не осно-
вано на власти Писания, можно отвергнуть столь же легко,
как и одобрить».
В Комментариях на Пс. 86, дошедших до нас под име-
нем Иеронима, читаем: «Господь будет говорить в Писании
о народах и князьях, которые были в нем. Как Господь бу-
дет говорить? Не словом, но Писанием. В каком Писании? В
[Писании] для людей, то есть в Святом Писании, которое чи-
тают все народы, чтобы они могли понять его. Платон писал
не для народов, а для нескольких людей, ибо едва ли три че-
ловека могли понять его. Однако эти [люди], то есть князья
Христовы, писали не для немногих, но для всех людей, не для
того чтобы немногие, но чтобы все могли понять [написанное].
Он также сказал в Писании о князьях, то есть об Апостолах и
Евангелистах, о тех, кто были в нем. Вот что он сказал – “ко-
торые были”, а не “которые суть”, дабы все сказанное после
Апостолов было отсечено и не имело власти. Посему, как бы
кто\либо ни был свят и красноречив после Апостолов, он не
130 Исследование Тридентского собора

имеет никакой власти. Ибо Господь провозгласил в Писании


о народах и о князьях, о тех, которые были в нем».
Златоуст в «Беседе 49 на Мф. 24» сказал: «Когда ты уви-
дишь на святом месте Церкви нечестивую ересь, которая есть
войско антихриста, пусть находящиеся в Иудее отправляют-
ся в горы. Это означает, что христиане должны руководство-
ваться Писаниями. Ведь истинная Иудея есть христианство,
а горы – пророческие и апостольские Писания, ибо напи-
сано: “Основания ее в святых горах”. Но почему в то время
христианам следует руководствоваться Писаниями? Потому
что когда ересь захватывает церкви, не может быть никако-
го иного подтверждения истинного христианства и никако-
го иного убежища для христианина, желающего познать ис-
тину веры, кроме Божиих Писаний. Ранее мы показывали
многими способами, что есть Церковь Христова и что есть
язычество. Но теперь для желающих знать, что есть истин-
ная Церковь Христова, нет иного пути узнать это, как толь-
ко через Писания. Почему? Потому что у ереси все осталь-
ное такое же, как и у Церкви. И как же всякий желающий
узнать, какова истинная Церковь Христова, в этом великом
смешении, возникшем из\за сходства, узнает о том, если не
через Писания? Потому Господь, зная, что в последние дни
возникнет великое смущение, повелел, чтобы христиане...
желающие утвердиться в истинной вере, искали убежища
только в Писании. Иначе, если они будут искать иного, они
соблазнятся и погибнут, ибо они не будут знать, что есть ис-
тинная Церковь, и в результате падут в мерзость запустения,
пребывающую на святом месте Церкви».
Златоуст, комментируя Пс. 94, написал: «Если что\либо
говорится без Писания, то мысль слушателей хромает. Но ког-
да свидетельство исходит из богодухновенного Писания, оно
утверждает как речь проповедника, так и душу слушателя».
Августин в своем комментарии на Пс. 56 сказал: «Пусть
наши книги будут убраны из нашей среды, и да войдет туда
Книга Божия. Услышим, что говорит Христос. Услышим
речь истины».
Тертуллиан в книге «Против Гермогена» сказал: «Я вос-
хищаюсь полнотой Писания. Пусть Гермоген учит тому, что
написано. Если же это не написано, то пусть он услышит:
горе тому, кто прибавляет или убавляет».
Августин, De peccatorum meritis, кн. 2, гл. 36, написал:
«Если возникает спор о весьма сложном вопросе, в котором
О Святом Писании 131

нет четких и ясных свидетельств Божиих Писаний, то пусть


человеческая самонадеянность держит себя в узде и не пред-
принимает ничего, уводящего в ту или иную сторону».
Либо Кирилл, либо Ориген, In Leviticum, кн. 5, о написан-
ном: «Если не можешь съесть все мясо жертвы на второй день,
то не ешь его в третий день»14 – сказал: «Я думаю, что два дня
следует понимать как два Завета, в которых разрешено искать
и обсуждать всякое слово о Боге, извлекая из него всякое зна-
ние. Но если остается нечто, чего Божие Писание не изъясня-
ет, то никакого третьего писания принимать нельзя».
Августин, De unitate ecclesiae, гл. 3, провозгласил: «Не
будем слушать то, что говорю я, и то, что говоришь ты; но [да
будет], как говорит Господь. Мы, конечно же, согласны в воп-
росе о власти книг Господних и оба веруем. Будем же искать
Церковь там, там же будем и обсуждать наш вопрос». И еще:
«Пусть из нашей среды будет удалено то, что мы цитируем
друг против друга не из канонических книг, а из иных ис-
точников. Может быть, кто\то спросит: “Почему ты хочешь
удалить эти книги из [нашей] среды?” Потому что я желаю,
чтобы святая Церковь проверялась не человеческими доку-
ментами, но Божией истиной». Также: «Что бы они ни ут-
верждали, и что бы они ни цитировали, мы будем, как овцы
Его, слушать голос Пастыря. Посему будем искать Церковь
в святых канонических Писаниях».
Златоуст в «Беседе 13 на 2 Кор.» провозгласил: «Не ста-
нем держаться мнений толпы, но сами вникнем в суть вопро-
са. Ибо безумием будет, если мы, не доверяя другим в денеж-
ных вопросах, но пересчитывая все сами, станем в гораздо
более важных делах просто следовать чужим мнениям, тем
более что мы имеем точнейшие весы, указатель и правило –
суждение Божиих законов. Посему я прошу всех вас, чтобы
вы оставили то, что нравится тому\то и тому\то, и чтобы вы
обращали все ваши вопросы об этом к Писанию».
Златоуст, комментируя Мф. 22, сказал: «Все необходи-
мое для спасения уже полностью завершено в Писании».
Ориген, в Гомилии 25 на Матфея, провозгласил: «В до-
казательство всех слов, которые мы высказываем в вопросах
учения, мы должны выдвигать понимание Писания относи-

14
«Если же кто приносит жертву по обету или от усердия, то жертву его должно
есть в день приношения, и на другой день оставшееся от нее есть можно, а оставшееся от
жертвенного мяса к третьему дню должно сжечь на огне; если же будут есть мясо мирной
жертвы на третий день, то она не будет благоприятна» (Левит 7:16\18). – Прим. ред.
132 Исследование Тридентского собора

тельно того, что мы предлагаем. Ибо как золото, находивше-


еся вне Храма, не было священным, так и любое суждение,
пребывающее вне Божия Писания, сколь бы превосходным
оно ни казалось, не священно, потому что оно не ограниче-
но пониманием Писания. Посему нам не следует признавать
наши собственные идеи подтверждением учения, если толь-
ко не будет показано, что они святы, поскольку содержатся в
Божием Писании, как во храме Божием».
У Киприана, Ad Pompejum, есть одно очень изысканное
высказывание, которое Августин признал несомненно на-
илучшим: «Благочестивый ум имеет краткий путь как для
низвержения заблуждения с престола, так и для обнаруже-
ния истины. Ибо когда мы возвращаемся к истоку Божия
предания, человеческое заблуждение прекращается. Если
воды, которые прежде текли в русле свободно и обильно, вне-
запно иссякают, разве не следует вернуться к истоку, чтобы
узнать причину, – засох ли родник из\за того что его исто-
ки иссякли, или, истекая полноводно и беспрепятственно,
он был остановлен где\то на своем пути? Теперь то же самое
следует делать и пастырям Божиим, и если истина колеблет-
ся или становится шаткой хотя бы в одном вопросе, вернем-
ся к истоку в Господе, к учению Евангелистов и Апостолов, и
пусть образ нашего действия проистекает из того же источни-
ка, из которого возникли как порядок, так и начало мира».
Далее он показал, на основании чего следует подтверждать
учения. Он сказал: «Откуда же это учение? Происходит ли
оно из власти Господа и из Евангелия или из повелений и
посланий Апостолов? Ибо тот факт, что совершать следует
написанное, Бог засвидетельствовал и утвердил, когда ска-
зал Иисусу Навину: “Да не отходит сия книга закона от уст
твоих; но поучайся в ней день и ночь, дабы в точности испол-
нять все, что в ней написано”15. Посему, если повеление дано
в Евангелии или содержится в посланиях и Деяниях, это свя-
щенное учение следует соблюдать» и т. д.
Мне известно, что Киприан произнес это в защиту свое-
го повторного крещения, относительно которого он заблуж-
дался. Но Августин, отвергая это заблуждение Киприана,
не сказал, что неверен сам этот принцип, согласно которому
мы должны возвращаться к истоку апостольского учения в
Писании и оттуда направлять поток в наши времена, и все

15
Нав. 1:8.
О Святом Писании 133

учения, предлагающиеся под этим именем, надлежит иссле-


довать на соответствие Писанию и доказывать на его основа-
нии, но в De [unico] baptismo contra Donatistas, кн. 5, гл. 26,
он указал, что это [утверждение] – наилучшее и несомненно
подлежит исполнению. Он показал, что Киприан заблуждал-
ся в применении Писания. Таким образом, этот касающийся
Писания принцип остается твердым, будучи подтвержден и
одобрен Августином.
Августин, De pastoribus, гл. 14, сказал: «Я ищу голос
Пастыря. Прочтите мне его из пророчества, прочтите мне из
Псалма, повторите из Закона, процитируйте из Евангелия и
из Апостолов. Там я читаю о Церкви, рассеянной по всему
миру, и нахожу слова Господа: “Овцы Мои слушаются голо-
са Моего, и Я знаю их; и они идут за Мною”16. Уберите чело-
веческие книги! Пусть звучит глас Божий».
В De unitate ecclesiae, гл. 6, Августин сказал: «Прочти
нам это из Закона, из Пророков, из Псалмов, из Евангелия,
прочти это из апостольских Писаний, и мы поверим».
В гл. 10 он указал: «Также никто да не смеет соглашать-
ся с католическими епископами, если они вдруг в чем\либо
заблуждаются и их мнение противоречит каноническим
Писаниям Божиим».
В гл. 12: «Проповедующий иное евангелие да будет про-
клят, или пусть прочтет мне его в Святом Писании, и тогда
не будет проклят».
В гл. 16: «Пусть они покажут свою церковь, если могут,
не речами и бормотанием африканцев, и не соборами их епис-
копов, и не писаниями их поборников, и не ложными знаме-
ниями и чудесами, ибо мы подготовлены и предупреждены
также и против всего этого Словом Господним, но [пусть они
покажут церковь] через повеление Закона, предсказания про-
роков, песнопения Псалтири, слова Самого Пастыря, пропо-
ведь и труды Евангелистов, то есть через всю каноническую
власть священных книг». И еще: «Пусть он не говорит, что
это истина, потому что такой\то или такой\то совершил такие
и такие чудеса или потому что люди молятся у памятников
наших умерших, и их слышат, или потому что на этом месте
происходят такие\то и такие\то вещи, или потому что тот\то
и тот\то узрели такие\то видения наяву, задремав или во сне.
Пусть все это не имеет значения, ибо является либо выдум-

16
Ин. 10:27.
134 Исследование Тридентского собора

ками лживых людей, либо знамениями лживых духов. Ведь


также и мы не говорим, что нам следует доверять, потому что
мы пребываем в Церкви Христовой, потому что бесчислен-
ные епископы нашего исповедания одобряют ту Церковь, к
которой мы принадлежим, или потому что ее восхваляли на
соборах наших сторонников, или потому что в святых мес-
тах, которые посещают представители нашего исповедания,
происходят такие великие чудеса, как ответы на молитвы и
исцеления» и т. д. Также: «Сам Господь Иисус, когда после
воскресения открыл Свое Тело взорам учеников для созерца-
ния и их рукам для осязания, дабы они не думали, будто это
какая\то ложь, при этом рассудил, что Он должен укрепить
их свидетельствами Закона, Пророков, Псалтири и т. д.»
«Таковы, – сказал Августин, – документы, необходимые для
нашего случая, таковы основания, таковы столпы».
В гл. 20 он заключил: «Требуй от них, чтобы они пока-
зали какое\либо ясное свидетельство из канонических книг.
Помни, что Господь сказал: “У них есть Моисей и пророки;
пусть слушают их”17».
Августин засвидетельствовал, что через такое отноше-
ние к Писанию он избежал манихейской ереси, «Исповедь»,
кн. 6, гл. 5: «Ты убедил меня, что виновны не те, кто верят, а
те, кто не верят Твоим книгам. Поэтому, когда мы оказались
слишком слабы, чтобы найти истину светом своего разума, и
для этого нам понадобилась власть Святого Писания, я уже
уверовал, что Ты никогда бы не даровал этому Писанию столь
совершенную власть во всех землях, если бы Ты не желал,
чтобы через него в Тебя веровали и через него искали Тебя».
В другом месте он признался: «Но Ты не позволил, что-
бы волны помыслов уносили меня от той веры, которою я ве-
ровал как во Христа, Сына Твоего, Господа нашего, так и в
Святое Писание, которое Твоя святая Церковь утверждает
как путь, открытый Тобою для спасения людей в жизни после
смерти» и т. д. Древнее катехизическое наставление заклю-
чалось прежде всего в том, что катехумены убеждались в ис-
тинности и богооткровенности содержания Святого Писания.
Катехуменам кратко излагали содержание Писания и объ-
ясняли его. И когда они исповедовали, что веруют в него и
хотят его соблюдать, их допускали к Таинствам. Таким об-
разом катехизация была представлением Писания, как это

17
Лк. 16:29.
О Святом Писании 135

видно из книги Августина De catechizandis rudibus, гл. 6, 9,


26, и из всего текста в целом.
2. Я мог бы процитировать и другие изречения отцов, но
если основание было заложено самим Писанием, достаточно
повторить лишь некоторые высказывания, показывающие
согласие древней Церкви, которое помогает нам и укрепляет
нас таким образом, что вера все же утверждается не челове-
ческим авторитетом, но Словом Божиим. Действительно, су-
ществуют и другие замечательные речения отцов, повеству-
ющие о Слове Божием в целом и об учении Апостолов. Но я
знаю, как наши противники издеваются над ними, заявляя,
что не все слова Господни и не все учения Апостолов изло-
жены письменно. Поэтому я прежде всего собрал утвержде-
ния древней Церкви, в которых отчетливо и ясно сказано о
Писании. Свидетельства же древних, повествующие о каноне
Святого Писания и о писаниях отцов, мы изложим позднее.
3. Итак, мы обладаем свидетельством древней Церкви о
совершенстве и достаточности Писания, о том, что оно содер-
жит все необходимое для жизни веры и благочестия, так что
представляет собой правило, канон и норму, на основании
которых следует доказывать и утверждать все то, что подле-
жит принятию как Слово Божие в религиозных вопросах. И
глаза наших противников так охвачены светом этой очевид-
нейшей истины, что они вынуждены многословно призна-
вать Святое Писание вернейшим правилом веры.
Но прошу вас, послушайте, сколь хитро Андрада увили-
вает от этого. Отсюда вы узнаете, в каком именно смысле они
хотят понимать сказанное, когда, так сказать, спасая свою
честь, говорят, что Святое Писание есть правило веры. Вот
слова Андрады: «Действительно, все следует измерять суж-
дением Божиих Писаний таким образом, чтобы мы не одоб-
ряли ничего отличающегося от написанного. Но все же като-
лическая вера не должна быть скована и ограничена узкими
рамками Святого Писания так, чтобы мы не исповедовали
и не принимали ничего из того, что не записано в Святых
Писаниях. Ибо, хотя все содержащееся в Святых Писаниях
в высшей степени истинно, однако не все, во что верит хрис-
тианская вера и что почитается святынею, было предано в
Святом Писании».
Эти слова Андрада написал в Триденте, и вы видите,
сколь изуродованное, неполное, слабое и лоскутное правило
веры они делают из Писания. Безусловно, что в свидетельст-
136 Исследование Тридентского собора

вах древних так о Писании не сказано, и наименование «ка-


нон» или «правило» этого не допускает. Ибо Феофилакт ука-
зал: «Канон и измерительный инструмент не допускают ни
прибавления, ни удаления». А Фотий, как его процитировал
Экумений, сказал: «Как вы теряете целое, что\то отделив от
образца или добавив к нему, так и в вере».
И против Евномия, заявлявшего, что он принимает сим-
вол, который древние называли правилом веры, но при этом
утверждавшего, что этот символ требует уточняющего до-
полнения, Василий [Кесарийский], кн. 1, сказал: «Правило
и измерительная трость, если ничто не мешает ей быть под-
линным правилом и измерительной тростью, не сохраняют-
ся при любых дополнениях, поскольку дополнения искажа-
ют. В случае же несовершенства это уже нельзя назвать пра-
вилом и измерительной тростью» и т. д. Тот же ответ я хочу
дать Андраде: «Если Писание является правилом веры толь-
ко в том смысле, как он сам это измыслил, то оно не достой-
но называться правилом веры». Пигий тоже открыто заявил
в Hierarchiae ecclesiasticae assertio, кн. 1, гл. 4, будто само
Писание, из\за его неясности и непоследовательности, нуж-
дается в другой твердой и непоколебимой норме, то есть в цер-
ковном предании. Столь слабым, искаженным, неполным,
тяжелым, темным и шатким правилом он считает Писание.
4. Теперь ступайте в Тридент и спросите отцов, является ли
Святое Писание правилом веры. Ответ наши князья получи-
ли, когда они обсуждали гарантии безопасности. Среди проче-
го, наш народ просил, чтобы относительно суждения о спорах
[в документы] были внесены следующие слова Базельского
собора: «И ясно, что в спорах Божий Закон, деяния Христа,
Апостолов и древней Церкви, вместе с истинными суждения-
ми соборов и учителей по этим вопросам, следует считать вер-
нейшим критерием на этом соборе». Тридентским отцам по-
казалось невыносимым, чтобы решения соборов и отцов при-
нимались лишь в той степени, в какой они истинно основаны
на Святом Писании. Потому они уничтожили эту формулу
Базельского собора, заменив ее такими словами: «И ясно, что
спорные вопросы следует разрешать на Тридентском соборе в
соответствии со Святым Писанием, преданиями Апостолов,
одобрением соборов, согласием Католической церкви и авто-
ритетом святых отцов».
5. Андрада действительно верит, что он может опровер-
гнуть все свидетельства как самого Слова Божия, так и от-
О Святом Писании 137

цов, касающиеся совершенства и достаточности Писания


единственным ¢pÒdeixij («доказательством»). Он слышал,
что в геометрии доказательства скорее убеждают, чем дока-
зывают. Вот каково его собственное доказательство: «У Бога
в мире всегда была Церковь. Но истинная Церковь не мо-
жет быть отделена от истинной веры. Поэтому мы по необ-
ходимости должны верить всему, что либо в прежние време-
на или ныне Церковь передала, либо во что она верует, даже
если это нельзя доказать никаким свидетельством Писания.
Следовательно, не Писание, но понимание Церкви является
точнейшей нормой, в соответствии с которой должна направ-
ляться и формироваться наша вера». Клянусь, это дерзкое
¢pÒdeixij, стремящееся одним ударом снести Писание с его
места, чтобы оно не было правилом и каноном нашей веры.
Это единственное доказательство могло бы проклясть даже
Христа и Апостолов, потому что они боролись против фари-
сейской церкви, используя свидетельства Писания, однако
ответ прост.
Конечно же верно, что истинная Церковь не может быть
отделена от истинного вероучения. Ибо истинной Церковью
является та, которая принимает и исповедует истинное и
здравое учение Слова Божия. Но если собрание людей, име-
нующееся церковью, отступает от истинного учения Слова
Божия, из этого не следует ни то, что здравое учение ложно,
ни то, что заблуждения, которых придерживается это собра-
ние людей, являются истиной, – отсюда лишь следует, что
данное собрание людей, уже не имея истинного учения, не
является и истинной Церковью. Поэтому истина Слова
Божия не зависит от Церкви, как того хотел бы Андрада.
Напротив, истинность Церкви определяется истиной Слова
Божия, которую она принимает и исповедует. Ибо Церковь
не является самодержавным или независимым собранием
людей, она должна показать и доказать твердыми и ясными
свидетельствами, что учение, которого она придерживается
и которое исповедует, богооткровенно, истинно и здраво.
Эти свидетельства она берет из канонических книг Писания,
как мы доказали это на основании изречений древних.
Следует учитывать также и то, что в истинной Церкви на
верном основании часто строят из сена, дерева и соломы, как
сказано в 1 Кор. 3:12. Иногда истинная Церковь, из\за того
что ложное собрание одолело ее и стало главенствующим, на-
столько сокрыта, что Илия сказал: «Я один остался пророк
138 Исследование Тридентского собора

Господень»18. И также сказано [Христом]: «Но Сын Челове-


ческий, придя, найдет ли веру на земле?»19 И если бы кто\то
во времена Илии стал судить об истинности учения на осно-
вании согласия видимого собрания, он бы пришел к полному
заблуждению. Поэтому против претензий Андрады я выдви-
гаю утверждение из Постановления 11, вопроса 30: «Если
любой из руководителей говорит или повелевает что\либо
противоположное воле Божией или помимо того, чему учат
Писания, пусть он считается ложным свидетелем Божиим и
повинным в богохульстве». Я также выдвигаю против него
ранее процитированное утверждение Августина. Ибо в споре
об истинной Церкви существует много великих вопросов,
принятия которых нельзя требовать без доказательств, как в
геометрии, но их следует доказывать приемлемым для
Церкви образом. Примером может служить вопрос о том,
всегда ли является видимое сообщество, которое присваива-
ет себе и узурпирует наименование Церкви, несомненно ис-
тинной Церковью, вне зависимости от того, сохраняет оно
истину Слова Божия или нет. Второй пример – это вопрос о
том, должно ли судить исходя из позиции Церкви о том, ка-
ково истинное учение, или же надлежит на основании бого-
откровенного учения судить о том, какова истинная Церковь.
Христос, определяя признак истинной Церкви, указал:
«Овцы Мои слушаются голоса Моего». А Павел сказал: «Вы...
утверждены на основании Апостолов и пророков». Августин,
в споре с Петилианом о том, что есть Церковь и где она пребы-
вает, пожелал, чтобы ее искали и обретали не в речах людей
или в их одобрении, не в соборах, не в писаниях отцов, не в
знамениях или чудесах, но в Божиих канонических книгах.
«Не станем слушать, что говорю я и что говоришь ты, но [да
будет] как говорит Господь». Посему то, что грезится Андраде,
будто бы чему\то следует верить только потому, что видимая
община, носящая имя Церкви, соблюдала и соблюдает это,
хотя это невозможно подтвердить никаким свидетельством
Писания, – ложь. Ибо истинно изречение Августина: «Если
кто\либо – Апостол, Церковь или даже Ангел с неба – будет
проповедовать нам в любом вопросе, касающемся нашей веры
и жизни, что\либо помимо принятого нами в Писаниях
Закона и Евангелия, да будет анафема!»

18
3 Цар. 18:22.
19
Лк. 18:8.
О Святом Писании 139

6. Кроме этого, у папистов есть еще два излюбленных


вопроса – о сомнительности или двусмысленности и о неяс-
ности Писания. Однако в них мой оппонент Андрада не же-
лает вникать, поскольку он полагает, что нет ничего более
истинного, более ясного, твердого и неизменного, чем Святое
Писание, и что когда Писание передает догматы или пове-
ления, оно достойно доверия и отнюдь не двусмысленно.
Однако он утверждает, будто слова Писания искажены отно-
сительно их истинного значения еретиками и произвольно
притянуты к самым разным замыслам. С этим мы согласны,
и мы спорим не о том, чем Писание случайно становится для
еретиков, а о том, что оно представляет само по себе.
Что же касается неясности Писания, Андрада не мо-
жет отвергнуть то исключение, которое я, опираясь на
Августина, привел, возражая иезуитам, – хотя в Писании и
присутствует много неясных и трудных мест, все необходи-
мое для жизни веры и благочестия присутствует в простых
и ясных изречениях Писания. Он вынужден также одобрить
утверждение Иринея: «Хотя в Писании есть много неясных
и образных фрагментов, само правило истины изложено в
Святом Писании открыто». Но чтобы не показаться празд-
ным, Андрада громко кричит о великой опасности, которая
может заключаться в неясных фрагментах Писания, если
кто\то станет из любопытства или по опрометчивости иска-
жать их, наделяя безбожным и глумливым содержанием.
Но, поднимая весь этот шум, он сражается без противника.
Ибо мы также говорим, что темные места Писания не следу-
ет истолковывать в противоречии с тем значением, которое
содержится в его простых и ясных фрагментах. О да, неяс-
ные места Писания не следует наделять значением, которое
нельзя найти в других, ясных его фрагментах.
Но когда Андрада подразумевает, что мы обретаем неко-
торые тайны веры лишь из неясных мест Писания, мы прос-
то противопоставляем ему слова Августина: «Из этих тем-
ных мест нельзя вывести практически ничего иного, кроме
того, что яснейшим образом изложено в других фрагмен-
тах». В книге Contra Petiliani, гл. 5, он сказал: «Поскольку
многое в Писании изложено образно и неясно, изберем яс-
ные и несомненные изречения. Если бы их не было в Святых
Писаниях, то не было бы возможности открыть сокрытое и
осветить темное. Поэтому следует отложить все, что изло-
жено неясно, окутано вуалью образов и может быть истол-
140 Исследование Тридентского собора

ковано как в нашем, так и в их понимании». В гл. 16 он ука-


зал: «Пусть они не собирают и не цитируют то, что выраже-
но неясно, двусмысленно или образно и что истолковывается
каждым по его желанию... Ибо все это невозможно понять и
истолковать правильно, если только прежде мы не станем в
твердой вере держаться изложенного ясно».
Он также сказал: «Предъяви фрагмент, который не тре-
бует истолкования и который не приведет к убежденности в
том, что он повествует о чем\то ином, а ты лишь пытаешься
исказить его в своем собственном понимании». В гл. 19 он
написал: «То, что изложено двусмысленно и может быть ис-
толковано как в нашу, так и в вашу пользу ничуть тебе не по-
может, но очевидно, что это не годится, ибо лишь отдаляет
разрешение вопроса». Также: «Эти выражения загадочны,
окутаны тайной, образны. Мы настоятельно просим чего\то
ясного, не требующего истолкования». Об этом различии
между ясностью и неясностью Писания можно еще добавить
сказанное Павлом во 2 Кор. 4:3–4: «Если же и закрыто благо-
вествование наше, то закрыто для погибающих, для неверую-
щих, у которых бог века сего ослепил умы, чтобы для них не
воссиял свет благовествования»; и в 1 Кор. 2:14: «Душевный
человек не принимает того, что от Духа Божия». Но Бог, да-
руя Своего Духа, открывает разум человека, чтобы тот мог
понять Писание – Лк. 24:45; Иер. 31:33–34. К этому же от-
носится сказанное Августином в его Послании 3: «Столь ве-
лика глубина христианского Писания, что я бы ежедневно
возрастал в его познании, если бы взялся исследовать толь-
ко его с раннего детства до глубокой старости, отдавая этому
занятию все свое время, с величайшим усердием и при боль-
шой силе ума. Но не по той причине, что человек достигает
в нем необходимого для спасения со столь великими затруд-
нениями, а потому, что после утверждения в вере, без кото-
рой невозможно жить праведно и благочестиво, для возрас-
тающих в его познании остается так много неясного, столь-
ко теней, окутывающих тайны, и такая бездна премудрости
сокрыта не только в словах, которыми они выражены, но и в
том, что следует понять [как сокрытое за ними], что о древ-
нейших и умнейших, о тех, кто имел самую страстную жаж-
ду познания в Писании сказано: “Когда человек окончил бы,
тогда он только начинает” (Сир. 18:6)».
7. Если четко установить это различие, то твердыми и не-
зыблемыми остаются изречения Пс. 18:9: «Заповедь Господа
О Святом Писании 141

светла, просвещает очи»; Пс. 118:105: «Слово Твое – светиль-


ник ноге моей и свет стезе моей». 2 Петр. 1:19: «Пророческое
слово подобно светильнику, сияющему в темном месте».
Кирилл, Contra Julianum, кн. 7, в ответ на возражение,
что в Писании употреблены повседневные и даже избитые вы-
ражения, сказал: «Чтобы его понимал всякий, малый и вели-
кий, ради практических целей [его истины] облечены в зна-
комые обороты речи, дабы они не выходили за пределы чело-
веческого понимания». В кн. 9 он написал: «Юлиан не знает,
что для сведущих в Писаниях Закона ничто не трудно. Но для
него и для его последователей любое утверждение [Писаний]
совершенно недоступно». Лактанций сказал: «Может ли Бог,
Творец разума, голоса и языка, говорить ясно? Да, высочай-
шим предведением Он пожелал, чтобы Божие не было витие-
вато, дабы все могли понять, что Он Сам говорит всем».
Августин отметил: «Бог пожелал, чтобы это самое слово
было совершенным, кратким и нетемным – кратким, дабы
у людей нашлось время прочесть это, ясным, дабы никто не
мог сказать: “Я не могу этого понять”».
Златоуст, в «Беседе 1 на Иоанна», написал: «Его учение
яснее и ярче солнца». В «Беседе 9 на 2 Кор.» он сказал: «Если
Павел говорил что\то неясное, он всегда истолковывал себя».
Амвросий, в кн. 3, Послании 5, написал: «Он гово-
рит с нами так, чтобы мы могли понять Его речь». В кн. 2,
Послании 7: «В большинстве своих посланий Павел так разъ-
яснил сам себя, что любой истолковывающий их не может
найти ничего такого, что следовало бы добавить, или, если
он все же желает сказать что\либо, то он совершает скорее
труд грамматика, чем истолкователя».
Августин, In Johannis Evangelium tractatus, 21: «Возмож-
но, мы поступаем опрометчиво, желая исследовать и изучать
слова Божии. Но зачем же они были изречены, если не для
того, чтобы их познали, зачем же они прозвучали, если не
для того, чтобы их услышали, зачем же они были услыша-
ны, если не для того, чтобы их можно было понять?»
142 Исследование Тридентского собора

РАЗДЕЛ VI
О канонических книгах или о каноническом Писании

Из Первого постановления четвертой сессии Тридентского собора

Собор рассудил, что в это постановление следует ввести список свя-


щенных книг, дабы ни в чьем разуме не возникало сомнений относи-
тельно того, какие книги были приняты этим собором.
Таковы суть книги Ветхого Завета: пять книг Моисеевых – Бытие,
Исход, Левит, Числа, Второзаконие. Затем книги Иисуса Навина,
Судей, Руфь, четыре книги Царств, две Паралипоменон, две Ездры,
первая и вторая, которую называют книгой Неемии, книги Товита,
Иудифь, Есфирь, Иова, Псалтирь Давидова из 150 Псалмов, Притчи
Соломона, книга Екклесиаста, Песнь песней, Премудрость Иисуса сына
Сирахова, Премудрость Соломона, книги Исаии, Иеремии, Варуха,
Иезекииля, Даниила, писания двенадцати малых пророков, а именно
Осии, Иоиля, Амоса, Авдия, Ионы, Михея, Наума, Аввакума, Софонии,
Аггея, Захарии, Малахии, две книги Маккавейские, первая и вторая.
Нового Завета: четыре Евангелия – от Матфея, от Марка, от Луки и
от Иоанна, Деяния Апостолов, написанные Евангелистом Лукой, четыр-
надцать посланий святого Апостола Павла, а именно: к Римлянам, два к
Коринфянам, к Галатам, к Ефесянам, к Филиппийцам, к Колоссянам, два
к Фессалоникийцам, два к Тимофею, к Титу, к Филимону, к Евреям, два
послания Апостола Петра, три послания Апостола Иоанна, одно послание
Иакова, одно послание Апостола Иуды, Откровение Апостола Иоанна.
Если кто\либо не принимает эти книги полностью, со всеми их час-
тями, в том виде, в каком они читались в Кафолической церкви и вош-
ли в старое латинское издание Вульгаты как священные и каноничес-
кие, и [если кто\либо] сознательно и преднамеренно презирает выше-
названные предания, да будет анафема.
Посему пусть все уразумеют, в каком порядке и как именно этот си-
нод, заложив основание исповедания веры, будет двигаться дальше, и
какие свидетельства и средства он будет преимущественно использовать
для подтверждения догматов и восстановления благочестия Церкви.

Исследование

1. С данным разделом особенно связано несколько вопро-


сов. Первый, по какой причине Писание обладает тем име-
нем, согласно которому его называют каноническим, и как
это наименование подтверждает то, что мы прежде сказали о
власти, совершенстве и достаточности Писания. Второй, кем
и как был установлен канон Писания, или откуда Писание
О Святом Писании 143

получило каноническую власть. Третий, какие книги явля-


ются каноническими, а какие – апокрифическими.
2. Безумием является чье\либо бормотание, будто бы
Писание называется каноническим по той причине, что оно
наделено такой властью неким правилом или каким\либо со-
бором, ибо они даже не могут назвать или выдумать собор, на
котором такой канон Писания был впервые установлен, как
будто прежде Писание не имело этой власти. Ведь то, что го-
ворят об этом Правила, имевшие хождение под именем апос-
тольских, настолько отвратительно, что даже Линдан от-
верг их как подложные. Ибо они также объявляют, будто и
Третья книга Маккавейская канонична, и книги Климента
входят в канон, относительно чего мы находим совершенно
иное мнение у Евсевия, кн. 3, гл. 38. Итак, Писание называ-
ется каноническим не таким же образом, как часословы или
епитимьи, или как пожирающие добро Церкви «дикие звери
и ленивые росомахи» называются «канониками».
3. Несомненно, что имя «канонический» заимствовано у
Павла, который в Гал. 6:16 сказал: «Тем, которые поступают
по сему правилу, мир им и милость»; и в Флп. 3:16: «До чего
мы достигли, так и должны мыслить и по тому правилу
жить». Во 2 Кор. 10:13 он назвал апостольское учение «кано-
ном»20, относительно которого Бог отмерил Павлу, как дале-
ко тот должен был зайти в его распространении. Однако это
обозначение взято из Пс. 18:5: «По всей земле проходит звук
(“правило”) их, и до пределов вселенной слова их». Слова
учения Апостолов он назвал , что означает «канон», или
«правило», состоящее из линейки или веревки, используе-
мой при строительстве или в любом другом деле, чтобы не
возникало погрешности относительно истинного плана или
порядка, которому надлежит следовать, но чтобы можно
было закончить [дело] в соответствии с определенным поряд-
ком или надлежащим планом. Эта метафора, примененная к
учению Апостолов, превосходна. Ибо Церковь есть дом живо-
го Бога, устройство которого от Бога, а строители – суть слу-
жители Слова. Чтобы через служение Слова или проповедь
учения строительство могло быть верно начато, совершено и
окончено в должном порядке и надлежащим образом, необ-
ходимо некое правило, в соответствии с которым строители
осуществляли бы свою работу, дабы строение не отклонялось

20
В Синодальном переводе «уделом». – Прим. ред.
144 Исследование Тридентского собора

от должного порядка и надлежащего плана. Таким правилом


является учение Апостолов, Пс. 18. Но поскольку это учение
в достаточном и необходимом объеме изложено письменно,
Писание называется каноническим, каноническими книга-
ми или каноном Писания, поскольку оно является таким
правилом, в соответствии с которым должна соизмеряться
созидаемая в Церкви вера, так что все согласующееся с этим
правилом признается истинным, здравым и апостольским, а
все, что не соответствует ему, но отступает и удаляется в боль-
шей или в меньшей степени, справедливо признается поддель-
ным, испорченным, ложным. Также Павел употребил выра-
жение «поступают по сему правилу» (tù kanÒni toÚtw Ä stoic»-
sousin)21. Как передняя часть войска выдвигается вперед в
соответствии с определенным порядком, в котором оно будет
безопасно действовать против нападающего врага, так и
Церковь, если она желает ходить путем истинной веры, как
об этом сказано в Рим. 4, дабы защититься от опасности иска-
жений, нуждается в определенном правиле, согласно которо-
му она движется, в пределах которого она стоит, чтобы не
впасть в заблуждение. И Павел сказал: «Тем, которые посту-
пают по сему правилу, мир им и милость». Этим правилом яв-
ляется учение, открытое Богом человеческому роду от начала
мира через патриархов и пророков, через Христа и Апостолов.
Это учение было передано письменно по воле Божией, и пото-
му Писание называется каноническим.
4. Наименование «каноническое Писание» также весьма
почетно, оно доказывает и подтверждает то, что мы сказали о
его власти, совершенстве и достаточности. Ибо, как отметил
Варинус, «каноном» также называется деталь весов, распо-
ложенная посередине коромысла, имеющая форму язычка и
указывающая либо на равновесие, либо на разницу в весе. Эту
метафору прекрасно передал Августин в книге De baptismo
contra Donatistas, кн. 2, гл. 6: «Не станем обращаться к лож-
ным весам, на которых мы можем взвесить все что захотим и
так как захотим, по нашей собственной воле, говоря: “Это –
тяжело, это – легко”, но обратимся к Божиим весам Святого
Писания, как к сокровищу Господню, и на них определим,
что тяжелее. Или, точнее, не сами взвесим, а признаем то, что
было взвешено Господом». Это прекрасное объяснение пока-
зывает, почему Писание называется каноническим.

21
Гал. 6:16.
О Святом Писании 145

5. Аристотель использовал слово «канон», рассуждая в


«Политике», кн. 2, гл. 8, о том, что лучше – установить по-
литическое правление, основанное на писаных законах или
на том, что людям кажется справедливым. Он сказал: «Все
совершается наилучшим образом в соответствии с законом, а
не в соответствии с волей людей, ибо она не является надеж-
ным каноном». Как записанный закон является каноном для
светских судов, так и Писание называется каноническим,
ибо оно является точным и непогрешимым правилом веры.
Варинус определил канон как mštron ¢di£yeuston... то есть
«непогрешимое правило, или меру, не позволяющую, что-
бы к ней что\либо было прибавлено и чтобы от нее что\либо
было убавлено». Таким образом, Писание воистину канонич-
но. Цицерон назвал Тирона «каноном» своих писаний, пото-
му что он умерял, исправлял и редактировал их. Демосфен
в своей речи «О венце» сказал: «Сохранение свободы греки
признавали стандартом и каноном добрых людей». Целий
отметил, что Пифагор называл «канониками» специалистов
по гармонии, которые судили о ней не только на слух, но и
основываясь на математических вычислениях. Плутарх ска-
зал в «Солоне»: «Некоторые хроники назывались “канона-
ми”, и причину такого наименования понять легко». Эти на-
блюдения показывают и объясняют, почему Писание назы-
вается каноническим.
6. Такое понимание содержится во многих прекрасных
высказываниях Августина, и некоторые из них мы процити-
руем, ибо они очень ясно показывают совершенство и доста-
точность Писания.
Contra Faustum Manichaeum, кн. 11, гл. 5: «Относительно
же книг, которые написаны не со властью нам повелевать, но
ради упражнения в [литературном] искусстве, будет сказано,
что они содержат нечто, возможно не согласующееся с исти-
ной, но сокрытое и трудное для различения. Такие писание
следует читать не с непреложною верою, но свободно судя
о них. И вот, чтобы не отвергать их полностью и чтобы по-
томки не лишались полезных трудов по рассмотрению слож-
ных вопросов языка и стиля, книги позднейших писателей
отделены от совершенства и канонической власти Писаний
Ветхого и Нового Заветов, которые были утверждены во вре-
мена Апостолов и через преемственность епископов и церк-
вей как бы помещены на величественный престол, которо-
му должен покоряться всякий верный и благочестивый ум.
146 Исследование Тридентского собора

И если в них что\либо кажется абсурдным, непозволительно


говорить: “Автор этой книги не держался истины”, но [сле-
дует сказать]: “Либо рукопись испорчена, либо переводчик
ошибся, либо ты не понимаешь его”.
Однако в трудах позднейших авторов, составляющих
огромное число томов, которые никоим образом нельзя по-
мещать на один уровень с этим священным совершенством
канонических Писаний – даже если в некоторых их этих
позднейших трудов и содержится та же истина, их власть
далеко не равна. Поэтому если что\либо в них представляет-
ся не согласующимся с истиной, из\за того что изначально
она не была понята, то читатель или слушатель волен судить
об этом сам. Он может либо одобрить то, что ему нравится,
либо отвергнуть то, что его смущает. И никто не станет по-
рицать его, если что\либо ему не понравится или он откажет-
ся верить во что\то, если только истинность этого не окажет-
ся защищена здравым смыслом или канонической властью,
коими будет показано, что так оно и есть или что так оно и
было. Но никому не позволено сомневаться в истинности ка-
нонического величия Святых Писаний, если только пророк,
Апостол и Евангелист, утвержденный властью канона, ска-
зал это в каноническом тексте. Иначе не останется ни одной
страницы, которая могла бы исправить человеческое неве-
жество, если благотворная власть этих книг будет либо пол-
ностью отвергнута, либо затемнена».
Августин ясно сказал, что каноническим Писанием ис-
правляется человеческое невежество, что всякий верный и
благочестивый разум должен служить ему и что на его осно-
вании следует доказывать все прочее и судить о нем.
В Contra Faustum, кн. 13, гл. 5, мы читаем, что хотя ма-
нихеи и не принимали Писание, они утверждали, будто ве-
рили повествованию о Христе. Августин отвечал: «Если вы
верите повествованию о Христе, рассудите, верный ли Он
свидетель. Подумайте, к какой беде вы стремитесь. Вы отвер-
гаете Писания, которые утверждены и одобрены столь вели-
кой властью. Вы не совершаете никаких чудес, но если бы вы
их и совершали, то в вашем случае мы бы остерегались этого,
согласно повелению Господа, Мф. 24:24. Он не желал, чтобы
верили чему\то противоречащему власти Писаний» и т. д.
В De baptismo contra Donatistas, кн. 2, гл. 3, Августин
написал: «Обычно вы предлагаете нам тексты и советы
Киприана. Но кто же не знает, что святое и каноническое
О Святом Писании 147

Писание как Ветхого так и Нового Заветов содержится в оп-


ределенных твердых пределах, и что оно поставлено выше
всех позднейших текстов епископов таким образом, что не-
льзя ни сомневаться, ни спорить, истинно ли, верно ли не-
что, если очевидно его присутствие в Писании? Но писа-
ния епископов, которые составляются или уже составлены
после утверждения канона, могут быть улучшены словами
какого\либо более опытного в вопросе человека, властью
других епископов, премудростью учителей и соборами, если
в них вдруг что\то отступает от истины».
В Ad Vincentium Donatistam, Послание 48, Августин ска-
зал: «Не собирайте заблуждений в книгах епископов, обра-
щая их против Божиих свидетельств, – прежде всего потому,
что тексты такого рода следует отличать от канона. Ибо их не
читают так, словно они свидетельствуют, что думать иначе
непозволительно, если вдруг в них содержится объяснение
иное, нежели требует истина».
В Tractatus de pastoribus мы читаем: «Он сделал священ-
нописателей холмами Израиля. На них достаточно пищи,
чтобы вы могли пастись спокойно. Что бы вы ни услышали
от них, пусть это будет сладостно для вас. Услышанное же не
от них отвергайте. Дабы вам не блуждать в тумане, собирай-
тесь вокруг значения Писания – там радость сердца вашего,
там нет ничего ядовитого, ничего чуждого, лишь обильней-
шее пастбище».
В Contra Faustum, кн. 23, Августин сказал: «То, что
Фавст написал о зачатии Марии, не связывает меня, пос-
кольку его слова не каноничны».
Комментируя Пс. 67, он отметил: «Следует соглашаться с
обоими Заветами таким образом, чтобы, если нечто высказы-
вается или доказывается на их основании, всякий спор при-
ходил к мирному завершению». А также: «Проповедники
обретают Слово истины, если не отвергают власти обоих
Заветов».
В De nuptiis et concupiscentia, кн. 2, гл. 33, он написал:
«Итак, спор ищет судьи. Потому пусть судит Христос, и
пусть Он скажет, кому Его смерть принесла пользу. Он про-
возгласил: “Сие есть Кровь Моя”. Пусть вместе с Ним судит
и Апостол, засвидетельствовавший: “Отдал Сына Своего еди-
нородного” и т. д.».
В Contra Cresconium, кн. 2, гл. 31, он сказал: «Мы ничем
не обижаем Киприана, отделяя все его писания от канони-
148 Исследование Тридентского собора

ческой власти Божиих Писаний. Ибо не без причины с такой


благотворной прилежностью был утвержден канон Церкви,
состоящий из определенных книг пророков и Апостолов, ко-
торые мы вовсе не дерзаем судить, но в соответствии с которы-
ми судим другие тексты как верующих, так и неверующих».
В гл. 32 той же книги он отметил: «Я не связан властью
этого послания, потому что не признаю тексты Киприана
каноническими, но рассматриваю их в связи с каноничес-
кими [Писаниями] и принимаю в них все, что согласуется с
Божиими Писаниями по Его воле, но то, что не согласуется,
отвергаю по Его повелению».
В Послании 19 к Иерониму, он сказал: «Я научен отно-
ситься с трепетом и почтением только к тем книгам Писаний,
которые теперь называются каноническими, и я твердо
верю, что ни один из их авторов не заблуждался. Прочих же,
сколь бы выдающейся святостью и ученостью они ни обла-
дали, я читаю так, что не принимаю все написанное у них за
истину только потому, что они так полагали, но соглашаюсь
с ними, лишь если они смогли убедить меня на основании ка-
нонических авторов или на основании приемлемых доводов,
не противоречащих истине».
В Послании 112, к Павлину, он написал: «Если нечто
установлено на основании ясного свидетельства Божиих
Писаний, то есть тех, которые в Церкви называются кано-
ническими, в это следует верить безо всяких сомнений. Но
другим свидетелям или свидетельствам, которыми вас убеж-
дают принять что\то на веру, вы свободны верить или не ве-
рить – в соответствии с тем, кажутся ли они заслуживающи-
ми или не заслуживающими доверия».
Поскольку Августин неоднократно указал, что все прочие
писатели должны доказывать истинность того, о чем они пи-
шут, – либо на основании канонических книг, либо на осно-
вании приемлемых причин, вопрос заключается в том, что он
подразумевает под этими приемлемыми причинами. Он ясно
и подробно объяснил это в своем Послании 112, к Павлину:
«Если бы мы отказывались верить всему, чего не видели и не
познали из Святых Писаний, то как бы мы узнали, что города,
в которых мы никогда не бывали, существуют, или что Рим
основан Ромулом? Как бы мы узнали, кто наши родители и
от каких дедов и прадедов мы происходим? Хотя нам извес-
тно много подобного, мы узнали это не через личное присутс-
твие и не через канонические тексты, но из рассказов других
О Святом Писании 149

людей, в чьем свидетельстве (по крайней мере, в этих вопро-


сах) не стоит сомневаться. Если в этих вопросах наша вера бы-
вает обманута, мы не считаем это опасным, насколько это не
вредит той вере, через которую формируется праведность. Это
мое предисловие заранее наставляет вас и других людей, кото-
рые прочтут его, ибо вам следует судить о моих писаниях и о
прочих книгах, дабы вы не воображали, будто знаете то, чего
не знаете, и не верили слишком поспешно тому, чего вы не
восприняли телесными чувствами или умственным созерца-
нием в вопросе, который должен познаваться из очевидности,
а также не узнали из канонических Писаний, которым следу-
ет верить» и т. д. Я полностью передал здесь это высказыва-
ние Августина, дабы стало ясно, что именно Августин имел
в виду, говоря, что слова отцов должны подтверждаться либо
властью канонических Писаний, либо другими достоверными
или правдоподобными обоснованиями. Ибо паписты сразу же
вылепят из этих «причин» либо свои предания, либо что\то
еще. Однако у нас есть утверждение самого Августина.
7. Другой связанный с этой темой вопрос таков: если
власть канонического Писания столь велика и важна, то ка-
ким образом эту власть канон приобрел, или от кого он его
получил, или кем был утвержден канон, состоящий из этих
канонических книг? Паписты говорят, что Писание полу-
чило эту власть от Церкви. Пигий истолковывает дело так,
будто бы власть Церкви в определенном смысле выше влас-
ти Писания, поскольку Церковь наделила определенные
Писания канонической властью, то есть Писаниям наилуч-
шим, и этой властью они не обладали сами по себе и не полу-
чали от своих авторов. Другие заявляют, будто власть Церкви
настолько выше власти Писания, что Церковь даже отверг-
ла некоторые Евангелия, написанные Апостолами, – напри-
мер, Матфием, Иаковом, Варфоломеем, Фомой, Филиппом,
Петром и Андреем. А с другой стороны, Церковь наделила
канонической властью Евангелия, написанные Марком и
Лукой, которые не были Апостолами, но, как утверждает на
основании Ин. 6 Линдан, прежде были отступниками, отпав-
шими от Христа. Находятся даже такие, которые не боятся
хулить святые богодухновенные Писания, утверждая, что
если на них следует основывать власть Церкви, то сами по
себе они имеют не большую власть, чем басни Эзопа.
Из этих предпосылок они выстраивают аксиому: «То,
что Церковь передает и чему она учит, даже без свиде-
150 Исследование Тридентского собора

тельств Писания, имеет такую же власть, как и каноничес-


кое Писание, которое этой властью наделила Церковь».
8. Однако совершенно ошибочно утверждение, будто бы
Церковь обладает властью отвергать или не одобрять любое
Писание, богодухновенность которого твердо установлена.
Неверно также и то, что Святое Писание обладает канони-
ческой властью не само по себе и не получило его от своих ав-
торов, но что ему эта власть досталась от власти Церкви.
Также откровенным богохульством является утвержде-
ние, что если нынешняя Церковь, в лице римского понтифи-
ка с его прелатов, лишит Писания своей власти, то оно само
по себе будет иметь не больше власти, чем басни Эзопа.
Каноническое Писание обладает столь великой властью
прежде всего потому, что оно богодухновенно (2 Тим. 3:16),
то есть потому, что оно составлено не по воле людей, но мужи
Божии, водимые Духом Святым, изрекали и писали его
(2 Петр. 1:21). И для того, чтобы этот важный вопрос мог
быть ясно решен в опровержение всякой лжи, Бог избрал оп-
ределенных людей, дабы они писали [богодухновенные кни-
ги], украсив жизнь этих людей многими чудесами и Своими
свидетельствами, отметающими всякие сомнения в том, что
написанное ими богодухновенно.
9. После написания этих богодухновенных текстов они
были представлены, переданы и вверены Церкви через публич-
ное свидетельство, чтобы она с великой заботой и предосторож-
ностью сохраняла их без искажений, передавала из рук в руки
и несла их потомкам. И как древняя Церковь времен Моисея,
Иисуса Навина и пророков, так и Церковь времен Апостолов
была в состоянии твердо засвидетельствовать, какие писания
богодухновенны. Ибо она знала священнописателей, которых
Бог особо засвидетельствовал Церкви. Она также знала, какие
книги ими написаны, и на основании того, что она приняла из
устного апостольского предания, Церковь могла судить, что
написанное было тем же учением, которое Апостолы переда-
вали устно. Так, в Ин. 21:24 свидетельство Апостола и свиде-
тельство Церкви соединены: «Сей ученик и свидетельствует о
сем, и написал сие; и знаем, что истинно свидетельство его».
Павел удостоверял подлинность своих текстов особым знаком.
Итак, Писание прежде всего обладает канонической властью,
принятой от Святого Духа, по Чьему побуждению и вдохнове-
нию оно составлено, затем – от священнописателей, которым
Бог дал надежные и определенные свидетельства истины. И
О Святом Писании 151

только потом оно обладает властью, принятой от первоначаль-


ной Церкви как от свидетельницы тех времен, когда эти книги
были обнародованы и одобрены.
10. Впоследствии это свидетельство древней Церкви о бо-
годухновенности Писаний передавалось потомкам в непре-
рывной преемственности и тщательно сохранялось в заслу-
живающих доверия исторических трудах древности, чтобы
позднейшая Церковь была хранительницей свидетельства
древней Церкви о Писании. Таким образом, существует ог-
ромная разница между: 1) свидетельством древней Церкви,
существовавшей во времена Апостолов, 2) свидетельством
Церкви, существовавшей сразу же после апостольских вре-
мен и принявшей свидетельство от первоначальной Церкви
и 3) свидетельством современной Церкви о Писании. Ибо
если Церковь – как современная, так и древняя – может
предъявить свидетельство тех, кто принял и знал свидетель-
ство первоначальной Церкви о подлинных писаниях, мы ве-
рим ей, как верим свидетелю, доказавшему свои утвержде-
ния. Но у нее нет власти устанавливать или решать что\либо
относительно текстов, о которых она не может предъявить
заслуживающие доверия документы, основанные на свиде-
тельстве древней Церкви. Это несомненно и истинно, и всю
дискуссию можно рассматривать только на этом основании.
11. Что представляет собою канон ветхозаветного Писа-
ния, можно понять из утверждений, которые мы находим
в Новом Завете. В Новом Завете Иоанн видел Писания трех
Евангелистов и одобрил их. Павел помечал свои послания осо-
бым знаком, Петр видел их и рекомендовал Церкви. Иоанн до-
бавил как собственное свидетельство о своих писаниях, так и
свидетельство Церкви. Ибо необходима не любая власть, но
именно апостольская власть, чтобы новозаветные тексты были
одобрены как канонические, или богодухновенные.
Так, отвергая евангелие, сфабрикованное Маркионом,
Тертуллиан сказал: «Прежде всего мы установим, что еван-
гельский документ обладает авторством Апостолов, которым
дело обнародования Евангелия было вверено Самим Господом.
Если его авторами стали также апостольские мужи, они тем
не менее, действовали не одни, но вместе с Апостолами, ибо
проповедь [одних лишь] учеников могла не заслуживать до-
верия, если ее не поддерживала власть учителей или скорее
Христа, Который поставил Апостолов учителями». Тут же
он добавил, что если Евангелие дошло до Луки, оно попало к
152 Исследование Тридентского собора

Луке в заслуживающей доверия версии, и что Луку следует


принимать, учитывая также и это свидетельство. Далее он на-
писал: «Я утверждаю, что это Евангелие от Луки, которое мы
защищаем, утверждено апостольскими церквами, а теперь
и всеми церквами с начала его обнародования. Та же власть
апостольских церквей поддерживает и другие Евангелия, ко-
торые мы приняли от них и с их согласия».
Августин же сказал: «Они писали, получив одобрение не
только Церкви Христовой, но также и самих Апостолов, ко-
торые были еще живы».
Заслуживает упоминания и та история, которую Иероним
повторил из Тертуллиана, и на примере которой можно по-
нять, с какой бдительностью утверждался состав каноничес-
ких книг Нового Завета. Бог даровал Иоанну продолжитель-
ную жизнь после смерти других Апостолов, чтобы апостоль-
ская бдительность передалась Церкви всех последующих
поколений и чтобы под именем Апостолов церквам не на-
вязывали фальшивые писания. Иероним передал такую ис-
торию: «Когда после смерти Павла под его именем распро-
странилась книга, повествующая о путешествиях Павла и
Феклы, некий асийский пресвитер, большой почитатель
Павла, был изобличен Апостолом Иоанном как автор этой
книги и признал, что написал ее из любви к Павлу и что рас-
пространял свою книгу именно по этой причине».
12. Августин так объяснил, почему Марк и Лука, не яв-
лявшиеся Апостолами, были призваны Богом к написа-
нию Евангелий: «Дабы относительно проповеди и принятия
Евангелия люди не думали, будто существует некое разли-
чие в том, провозглашают ли его ходившие с Господом, ког-
да Он присутствовал видимым образом во плоти... или же
уверовавшие в принятое от них, провидением Божиим че-
рез Святого Духа было устроено так, что и некоторые учени-
ки первых Апостолов получили власть не только провозгла-
шать, но и записывать Евангелие» и т. д. О том же и другое
утверждение Августина: «Они писали, получив одобрение не
только Церкви Христовой, но также и самих Апостолов, ко-
торые были еще живы».
Так был утвержден канон Писания в Новом Завете, и из
такого источника каноническое Писание получило свою ве-
ликую власть.
13. С этим же связано заявление Тертуллиана в De prae-
scriptione, что подлинные тексты Апостолов, то есть ориги-
О Святом Писании 153

налы апостольских рукописей, еще существовали в те вре-


мена и хранились в апостольских церквах. Евсевий так-
же где\то упомянул о неком тексте, якобы составленном
Павлом, и о том, что некто настаивал, будто оригинал сохра-
нился в Тарсе Киликийском, но выяснилось, что эта инфор-
мация была ложной. Итак, вы видите, каким доказательс-
твам следовала Церковь после времен Апостолов при опреде-
лении подлинности книг.
14. Это свидетельство древней Церкви времен Апостолов
относительно подлинных апостольских Писаний последовав-
шие за ней поколения удержали и сохранили столь твердо и
верно, что когда позднее появилось множество текстов, яко-
бы составленных Апостолами, они были отвергнуты и осуж-
дены как фальшивые прежде всего из\за невозможности
продемонстрировать и доказать на основании свидетельств
древней Церкви, что они были либо написаны Апостолами,
либо признаны еще жившими Апостолами, переданы и ре-
комендованы первоначальной Церкви. Во\вторых, потому
что они содержали чужеродные учения, не согласовывавши-
еся с тем учением, которое Церковь приняла от Апостолов,
и которое было еще свежо в ее памяти. Так, Серапион, со-
гласно Евсевию, кн. 6, судил о некоем евангелии, претендо-
вавшем на авторство Петра: «Мы принимаем Петра и дру-
гих Апостолов, как принимаем Самого Христа, но “подлож-
ные писания” мы отвергаем, слишком хорошо зная, что в
них сказано и подразумевается, поскольку мы знаем, что “не
приняли” этого в апостольском предании» и т. д. Применив
эти два критерия, древняя Церковь решительно отвергла не-
которые тексты как фальшивые, однако другие, относитель-
но которых не было ясных либо единодушных свидетельств
первоначальной Церкви, она не осуждала сразу же, но все же
стремилась отличать и отделять их от тех Писаний, которые
были несомненно подлинными и законными.
Так Евсевий, кн. 3, гл. 3 и 25, выделил три типа текс-
тов. Первые – это не фальшивые, но ¢namfilšktwj ™ndi£qhka,
kaqolik¦ kaˆ ÐmologoÚmena, т. е. «несомненно завещанные,
законные, кафолические и, по свидетельству всех церквей,
подлинные». Ко второму типу он причислил тексты, относи-
тельно которых возникали сомнения, действительно ли они
были написаны и обнародованы теми Апостолами, чьим име-
нем подписаны, и относительно которых существовали воз-
ражения, поскольку свидетельства первоначальной Церкви
154 Исследование Тридентского собора

не согласовывались между собою. Однако они не осуждались


тотчас же, но употреблялись и читались многими церковны-
ми мужами как небесполезные. И как тексты первого типа
именовались каноническими и кафолическими, так текс-
ты второго типа назывались священными писаниями, цер-
ковными писаниями, а Иероним называл их апокрифами.
Это четкое различение проводилось с благоразумной бди-
тельностью, чтобы сохранять несомненный канон и твер-
дое правило веры и Церкви. Киприан сказал: «Чтобы они
знали, из какого источника надлежит черпать питие Слова
Божия». Относительно апокрифических или церковных пи-
саний, принадлежавших ко второму типу, Иероним сказал:
«Церковь читает их для назидания народа, но не для под-
тверждения власти догматов Церкви». Также: «Эти писания
признаются менее подходящими для разрешения спорных
вопросов». Киприан (или Руфин) в истолковании Символа
веры сказал: «Они желали, чтобы эти тексты читали в церк-
вах, но не наделяли их такой властью, которая позволяла бы
утверждать на них веру».
К третьему типу Евсевий отнес фальшивые тексты. Их
незамедлительно отвергали и осуждали.
15. Теперь возникают вопросы: 1) Могут ли Церковь, су-
ществовавшая сразу после этой первоначальной и древнейшей
Церкви, или современная Церковь сделать тексты, которые
были отвергнуты и осуждены, подлинными? Очевидно, что
не могут. 2) Могут ли тексты, которые имеют от первоначаль-
ной Церкви ясные и твердые свидетельства их власти, быть
отвергнуты или осуждены? Я не думаю, что кто\либо пожела-
ет заявить такое. 3) Может ли современная Церковь сделать
тексты, относительно которых древнейшая Церковь сомнева-
лась по причине противоречивости некоторых свидетельств,
поскольку эти свидетельства древней Церкви не согласовыва-
лись между собою, – может ли современная Церковь, спраши-
ваю я, сделать эти тексты каноническими, кафолическими и
равными тем, которые принадлежат к первому типу текстов?
Паписты не только настаивают, что они могут это сделать, но
фактически присваивают себе такую власть, полностью отвер-
гая необходимое различение, проводившееся первоначальной
и самой древней Церковью между каноническими и апокри-
фическими, или церковными, книгами.
Однако из сказанного нами совершенно ясно, что Церковь
вовсе не имеет такой власти, поскольку тогда она бы могла
О Святом Писании 155

либо отвергнуть канонические книги, либо объявить их под-


ложными. Как мы уже сказали, решение этого вопроса це-
ликом зависит от ясного удостоверения той Церкви, кото-
рая существовала во времена Апостолов, чье свидетельство
приняла существовавшая сразу после нее Церковь и сохра-
нила его в исторических трудах, которые несомненны и до-
стойны доверия. Таким образом, если из свидетельств му-
жей древности, живших вскоре после апостольских времен,
нельзя извлечь свидетельства первоначальной и древнейшей
Церкви о том, что книги, о которых ведется спор, были без
сомнений приняты Церковью и вверены ей как законные и
достоверные, все человеческие постановления бесполезны.
Ибо сколь наглым является утверждение, дескать, хотя пер-
воначальная Церковь и древнейшая последующая Церковь
сомневались относительно этих книг из\за противоречивос-
ти свидетельств церковных мужей и отсутствия достаточно
надежных и твердых свидетельств их подлинности, несмот-
ря на все это мы постановляем, что их следует принимать как
совершенно надежные и обладающие равной властью с теми
книгами, которые всегда признавались законными.
Какими свидетельствами обоснуете вы это ваше реше-
ние? Пигий отвечает: «Церковь обладает силой, позволяю-
щей наделять определенные тексты канонической властью,
которой они не имеют сами по себе и не получают от авто-
ров». Кажется, они могли бы наделить такой властью и бас-
ни Эзопа или “правдивые истории” Лукиана. Не то чтобы
я желал приравнять книги, о которых идет спор, к басням
Эзопа (ибо вместе с Киприаном и Иеронимом я признаю за
ними то почетное место, которое им всегда отводилось в древ-
ней Церкви), но через reductio ad absurdum, как выражают-
ся логики, я желал показать, что в споре о книгах Писания
Церковь не имеет власти делать подлинные тексты из непод-
линных, неподлинные – из подлинных, из сомнительных и
неопределенных – истинные, канонические и законные без
каких\либо ясных и твердых доказательств, которые, как
мы говорили выше, в этом вопросе необходимы.
16. Ясно, что также и Августин, рассуждая об утвержде-
нии канона книг Писания, не признавал за Церковью неза-
висимой власти над Писанием, он упоминал о засвидетель-
ствовании. Рассмотрим, какого рода засвидетельствование
он имел в виду. В Contra Faustum, кн. 28, гл. 2, он сказал:
«Когда я цитирую Евангелие от Матфея, вы сразу же говори-
156 Исследование Тридентского собора

те, что это повествование не принадлежит Матфею. Что же


вы цитируете вместо него? Пожалуй, какую\нибудь книгу
Манихея. И как я верю, что эта [ваша] книга была написана
Манихеем, потому что она восходит ко временам, в которые
Манихей жил во плоти, и потому что она была сохранена его
учениками через определенную преемственность ваших ру-
ководителей до нашего времени, так и вам следует верить,
что эта [наша] книга была написана Матфеем, поскольку
Церковь также передала ее из времен, когда сам Матфей жил
во плоти, через непрерывную последовательность и надеж-
ную, непрерывную преемственность в наши времена».
В кн. 33, гл. 6, он написал: «Также и среди светских текс-
тов многие позднее выдвигались под именем известных авто-
ров и были отвергнуты, либо потому что они совершенно не
согласовывались с теми трудами, о которых было точно из-
вестно, что они этим авторам принадлежат, либо потому что
они отнюдь не были известны в те времена, когда эти [извес-
тные авторы] писали, а значит, не могли быть переданы по-
томкам самими авторами или их лучшими друзьями. Как же
людям известно, что книги Платона, Аристотеля, Цицерона
и других подобных им авторов принадлежат именно им, если
не через непрерывное засвидетельствование в последующие
времена? Взгляните на тексты, которые сейчас у нас в руках.
Если когда\нибудь после нашей смерти кто\нибудь станет от-
рицать, что одни принадлежат Фавсту, а другие – мне, то как
можно будет его убедить [что эти писания составлены мной],
если [это не устанавливается] ни на какой иной основе, кроме
того [факта], что люди, которые их знают сейчас, передадут
это знание через непрерывное преемство тем, кто будут жить
много позже? Поскольку это именно так, то кто заявит, что
истинная Церковь Апостолов и согласие столь многих брать-
ев не смогли верно передать свои Писания потомкам?»
В кн. 11, гл. 2, он сказал: «Какое происхождение, какую
древность, какую преемственность приведешь ты в свидете-
ли той книги, которую ты предъявляешь? Ты видишь, что в
этом вопросе может сделать власть вселенской Церкви, под-
тверждаемая прочнейшим основанием апостольских пре-
столов, преемством епископов, которые следовали друг за
другом до настоящего времени, и согласием столь многих
народов». В кн. 32, гл. 21, он провозгласил: «Если ты ныне
спрашиваешь нас, откуда мы знаем, что эти наши тексты
принадлежат Апостолам, мы кратко ответим тебе, что мы
О Святом Писании 157

знаем это так же, как ты знаешь, что эти твои тексты прина-
длежат Манихею».
В De civitate Dei, кн. 15, гл. 23, Августин написал:
«Удалимся от басен из книг, называемых апокрифами, ибо
их темное происхождение не было ясно отцам, от которых
власть подлинных Писаний передана нам через твердое и хо-
рошо известное преемство. Но у этих апокрифов, хотя в них и
содержится некая истина, все же нет никакой канонической
власти, поскольку в них много ложного. Мы не можем отри-
цать, что Енох записал много Божией правды, ибо Апостол
Иуда утверждает это в своем каноническом Послании, но не
случайно это отсутствует в каноне Писаний, который сохра-
нялся во Храме еврейского народа усердием сменявших друг
друга священников. Почему это так произошло? Было ре-
шено, что не заслуживает доверия возраст этих текстов и то,
что все это было записано Енохом. Поскольку все это не было
предъявлено людьми, о которых известно, что они сохраня-
ли это в непрерывной преемственности, осторожные мужи
справедливо рассудили, что выдвинутое под именем Еноха
не следует считать принадлежащим ему, ибо еретики публи-
куют многие тексты под именами и других пророков, а в пос-
леднее время и под именем Апостолов, но все эти книги пос-
ле внимательного исследования под наименованием апокри-
фов были отделены от канонической власти».
В De consensu evangelistarum, кн. 1, гл. 1, он сказал:
«Другие писатели в свои времена либо не были такими людь-
ми, чтобы Церковь могла доверять им и наделять их тексты
канонической властью священных книг, либо они коварно
вставляли в свои тексты такие вещи, которые кафолическое
и апостольское правило веры и здравого учения отвергает».
Тот же автор в Contra Faustum написал: «Манихеи чи-
тают апокрифические тексты, написанные не знаю каки-
ми сочинителями басен от имени Апостолов. Эти тексты во
времена их авторов могли бы быть приняты властью святой
Церкви, если бы жившие тогда святые и ученые мужи, спо-
собные исследовать подобное, признали их провозглашаю-
щими истину».
Очевидно, что Августин не приписывал Церкви силу на-
делять тексты канонической властью, которой они не име-
ют сами по себе и не получили ее от своих авторов и которой
они не обладали в те времена, когда были написаны, как это
утверждают паписты. Иным образом дело обстоит с властью
158 Исследование Тридентского собора

Святого Духа, по Чьему побуждению и вдохновению проро-


ки, Апостолы и ученики Апостолов писали свои священные
книги, и Который подтверждал записанное ими учение чуде-
сами. Иное дело также и свидетельство Церкви о том, что эти
книги либо были написаны пророками и Апостолами, либо
одобрены и рекомендованы ими Церкви. В этом засвидетель-
ствовании одно дело также Церковь, существовавшая в те
времена, когда эти книги были написаны, и иное – Церковь,
существовавшая позднее. Ибо позднейшая Церковь лишь со-
храняет и передает потомкам свидетельство первоначальной
Церкви, но она не должна и не может постановлять что бы то
ни было относительно тех книг, о которых у нее нет ясных
свидетельств, полученных от первоначальной Церкви.
17. Также Жерсон, De vita spirituali, lect. 2, coroll. 7, до-
казывает, что в этом вопросе власть первоначальной Церкви
была больше, чем нынешней. Он добавляет: «Не во власти
папы, или собора, или Церкви изменять предания, данные
Евангелистами и Апостолами, как это предлагают некото-
рые безумцы. И они не имеют той же твердой власти, чтобы
сделать что\либо предметом чистой веры». Он также добав-
ляет: «Здесь открывается путь понимания слов Августина:
“Я бы не поверил Евангелию, если бы к этому не принужда-
ла меня власть Церкви”. Ибо в данном случае он понимает
Церковь как первоначальную общину верующих, которые
видели Христа, слышали Его и были Его свидетелями».
18. Третий вопрос, как сказал Иероним, таков: «Какие
книги относятся к канону и какие к нему не относятся?»
Сейчас мы не говорим о подложных, поддельных и фаль-
шивых писаниях, перечень которых находится у Евсевия
и в разделе 15, в главе, которая начинается словами Sancta
Romana. Вопрос касается книг, находящихся в Вульгате и
почитаемых верными в церквах. Мы ищем свидетельства
древней Церкви относительно этих книг – все ли они в рав-
ной степени надежны и обладают ли они одинаковой влас-
тью. Однако древняя Церковь совершенно ясно свидетельс-
твует, что, как говорил Иероним, некоторые из тех книг вхо-
дят в канон, а другие – не входят в канон и представляют
собой апокрифы, или (и это то же самое) что некоторые из тех
текстов подлинные и несомненно имеют исходящие из всей
первоначальной и древней Церкви верные и согласующиеся
между собою свидетельства об их власти. Относительно же
других книг существовали сомнения, поскольку из\за неко-
О Святом Писании 159

торых противоречий они не имели достаточно твердых, на-


дежных и согласных между собою свидетельств первона-
чальной и древней Церкви относительно их власти.
19. Из писаний Ветхого Завета к апокрифам, неканони-
ческим книгам, причисляются: Книга Премудрости Соло-
мона, Книга Иисуса Сына Сирахова, Иудифь, Товит, Третья
и Четвертая Книги Ездры, Варух, Послание Иеремии, Макка-
вейские книги, небольшие фрагменты книги Есфирь и кни-
ги Даниила.
20. Причина, по которой эти книги были отделены от ка-
нонических, – не секрет. Некоторые из них были написаны
после пророческих времен, когда Израильский народ уже не
имел таких пророков, как в древности, и они были написаны
людьми, которые не имели таких же, как у пророков Божиих,
свидетельств надежности и власти их учения. Некоторые из
этих книг названы именами пророков, но не существует на-
дежных свидетельств, что они действительно были написаны
теми, кому их приписывают. Очевидно, что по этой причине
они и были исключены из канона Писания. Посему тот, кто
теперь желает сделать эти книги каноническими, должен до-
казать, что они безусловно и несомненно были написаны про-
роками. Но доказать это невозможно. Либо придется постано-
вить, что для богодухновенных Писаний не имеет значения,
обладают ли они Божиими свидетельствами надежности,
власти и истинности, или же они имеют лишь свидетельства
людей. Пусть читатель сам решит, куда в конечном счете за-
ведет безапелляционная канонизация книг.
21. Из книг Нового Завета, не имевших в первоначальной
и древней Церкви достаточно надежных, твердых и соглас-
ных между собою свидетельств их надежности и власти, ука-
заны следующие:
Евсевий, кн. 3, гл. 25, сказал: «Писания, которые не при-
знаны несомненными, но против которых возражают, хотя
они и были известны многим, таковы: Послание Иакова,
Послание Иуды, Второе Петра, Второе и Третье Иоанна.
Откровение Иоанна некоторые отвергают, а иные причисля-
ют его к надежным и несомненным текстам».
Иероним в своем перечне Писаний заявил: «Послание
Иакова, как говорят, было обнародовано под его именем
кем\то другим».
Евсевий, кн. 2, гл. 23, написал: «Послание, которое по-
мещают первым среди общих [соборных] посланий, припи-
160 Исследование Тридентского собора

сывают Иакову, называемому Праведным. Но нам следует


знать, что оно считалось не подлинным и законным, но под-
ложным и поддельным. Поэтому из древних его упоминают
немногие, равно как и Послание Иуды – многие отвергают
его, поскольку оно содержит свидетельство из апокрифичес-
кой Книги Еноха».
Евсевий сказал в кн. 3, гл. 3: «Мы слышали, что Посла-
ние, которое называют Вторым посланием Петра – непод-
линное».
Иероним в своем перечне Писаний указал: «Большинство
отрицает, что Второе послание принадлежит Петру, посколь-
ку его стиль отличается от Первого послания Петра».
Евсевий в кн. 3, гл. 25, сказал: «Против других двух
посланий Иоанна возражают». В гл. 25 он указал причи-
ну: «Потому что существовало сомнение, написаны ли они
Иоанном Евангелистом или кем\то иным с тем же именем».
Евсевий написал в кн. 3, гл. 3: «Следует знать, что многие
в Римской церкви отвергали Послание к Евреям, утверждая,
что оно не принадлежит Павлу».
В кн. 6, гл. 25, он сказал: «Ориген, утверждая перечень
канонических Писаний Ветхого Завета, сказал, что Макка-
вейские книги не входят в этот перечень». Там же он заме-
тил: «Петр оставил одно послание, установленное несомнен-
но. Возможно, что он оставил и второе, но об этом спорят».
И еще: «Говорят, что Второе и Третье Иоанна не безуслов-
но подлинны». Там же о Послании к Евреям он сказал:
«Выражения не отличаются “невежеством речи”, прису-
щей Павлу, который признавался, что он “невежда в сло-
ве” („dièthj tù lÒgw Ä )22. Но любой человек, разбирающийся в
вопросах стиля, признает, что Послание к Евреям “написано
более в греческом стиле”. Также любой, внимательно читав-
ший апостольские тексты, признает, что мысли, изложенные
в этом послании, не уступают посланиям, которые несомнен-
но принадлежат Апостолам». Он заключил: «Поэтому цер-
ковь, принимающая данное послание как принадлежащее
Павлу, достойна одобрения. Ибо люди прежних времен не без
причины донесли до для нас предание о том, что оно принад-
лежит Павлу. Впрочем, Бог знает, кто написал его на самом
деле. Однако до нас дошли рассказы, что оно было написано
либо Климентом, либо Лукой, так что его дух принадлежит

22
2 Кор. 11:6.
О Святом Писании 161

Павлу, а язык и композиция – тому, кто запомнил апостоль-


ские учения и написал истолкование того, что было сказано
учителем». Иероним сказал о 8 гл. Исаии: «Можно видеть,
что Латинская церковь не включает Послание к Евреям в
число канонических Писаний».
Евсевий, кн. 3, гл. 24: «Относительно Откровения все
еще существует большое расхождение во мнениях – одни
одобряют его, а другие отвергают». В кн. 3, гл. 39, он ска-
зал: «Можно предположить, что другой Иоанн, из числа пре-
свитеров, получил откровение, которое распространено под
именем Иоанна, если не принимается, что это был первый
Иоанн, из числа Апостолов». В кн. 5, гл. 8, он указал, что
Ириней приписывал его Апостолу Иоанну. В кн. 6, гл. 25, пе-
редано такое же мнение Оригена.
22. Я процитировал эти свидетельства древних не только
для того, чтобы был известен перечень новозаветных текстов,
не имеющих достаточно верных, твердых и согласных меж-
ду собой свидетельств их власти, но главным образом, чтобы
указать на причины, по которым относительно них возник-
ли сомнения: 1) потому что у древних не было достаточно вер-
ных, твердых и согласных между собой свидетельств о под-
тверждении первоначальной апостольской Церковью того,
что эти книги были одобрены Апостолами и рекомендованы
Церкви; 2) потому что свидетельства первоначальной и древ-
ней Церкви не давали полной уверенности в том, действитель-
но ли эти книги были написаны теми людьми, под чьим име-
нем распространялись, но считалось, что они были обнародо-
ваны под именами Апостолов другими людьми; 3) поскольку
некоторые древнейшие авторы приписывали какие\то из этих
книг Апостолам, а другие не соглашались с ними, данный воп-
рос, не будучи разрешен определенно, оставлен неясным. Ибо
все решение этого вопроса зависит от надежных, твердых и
согласных между собою свидетельств первоначальной и древ-
ней Церкви, а где их нет, позднейшая Церковь, поскольку она
не в состоянии произвести подлинные книги из подложных,
не может также произвести надежные тексты из сомнитель-
ных без ясных и твердых доказательств.
23. Против этих ясных свидетельств древности Тридент-
ский собор на четвертой сессии провозгласил: «Если кто\либо
не принимает этих книг целиком, со всеми их частями, как
их обычно читали в Кафолической церкви и как они присутс-
твуют в старой редакции Вульгаты, в качестве священных и
162 Исследование Тридентского собора

канонических и осознанно и намеренно презирает поимено-


ванные выше предания, да будет анафема». Но как они до-
казывают и подтверждают это свое постановление, противо-
речащее свидетельствам древности? Представляют ли они
надежные и ясные доказательства из свидетельств первона-
чальной, апостольской и древней Церкви о том, что эти спор-
ные книги столь же надежны и обладают такой же властью,
как другие книги, в отношении которых никогда не возника-
ло сомнений? Никоим образом! Они и не могут этого сделать.
Но они присвоили себе такую власть, что папа с его прела-
тами может наделять и эти книги, и, возможно, иные кано-
нической властью, которой они не заслуживают ни сами по
себе, ни по их авторам, и которой они не имели во времена
Апостолов и первоначальной Церкви, как о них утверждает
Пигий. Так почему же они открыто не признаются в своем
убеждении, что хотя и нельзя доказать написание или одоб-
рение этих книг пророками или Апостолами, а также их без-
условное и постоянное принятие первоначальной и древней
Церковью, и несмотря на то, что обратное доказуемо яснее
полуденного света очевиднейшими свидетельствами древ-
ности, несмотря на то они все же постановляют, будто это-
му следует безусловно верить, хотя и не предлагают ника-
ких надлежащих доказательств, потому что (если это угодно
Богу) полнота такой антихристовой власти сокрыта в могиле
папской груди.
Они анафематствуют всех не признающих за апокри-
фическими книгами надежности и власти канона. Итак, да
будет анафема Евсевию, Иерониму, Оригену, Мелитону и
всей апостольской и древней Церкви, на основании чьего
свидетельства мы изложили то, что об этих книгах сказа-
но выше.
Я знаю, что Никифор, не вполне древний писатель, в
кн. 3, цитируя из Евсевия мнение первоначальной и древ-
ней Церкви относительно апокрифических книг, добавил,
что Церковь давно приняла их как законные и каноничес-
кие. Но какие причины он указал, какие доказательства, на
основании которых можно было бы отойти от свидетельства
первоначальной Церкви? Он, конечно же, не предложил ни-
чего! Иларий в своем предисловии к Псалмам, конечно же,
не рассматривал этот вопрос с достаточной серьезностью. Но
он пошутил, что если в Ветхом Завете 22 канонические кни-
ги, по числу букв еврейского алфавита, то, поскольку гречес-
О Святом Писании 163

ких и латинских букв 24, значит, к канону следует добавить


еще две книги, Иудифь и Товит, чтобы число соответствова-
ло буквам. Но в столь важных и серьезных вопросах подоб-
ных игр быть не должно.
24. Итак, весь спор вращается вокруг вопроса о том, не-
сомненно ли и ясно, что обсуждаемые книги были либо обна-
родованы, либо одобрены как богодухновенные Писания про-
роками и Апостолами, получившими такую власть от Бога.
Вся древность возражает, что это не известно достоверно,
что это, по причине несогласия многих, сомнительно. Однако
Тридент самонадеянно угрожает анафемой, если кто\либо не
принимает их как равные, как книги, обладающие той же
надежностью и властью, что и те, относительно которых ни-
когда не возникало сомнений. Итак, стоит ли нам удивлять-
ся тому, что некоторые папские паразиты утверждают, буд-
то бы папа может устанавливать новые артикулы веры, ког-
да он не боится измышлять новые канонические Писания?
Посему больше не может быть сомнений в том, кто же он та-
ков, воссевший во храме Божием, превозносящийся выше
всего, называемого Богом (2 Фес. 2:4).
25. Так что же, следует ли просто отвергнуть и осудить
эти книги? Мы ни в коем случае не стремимся к этому. Для
чего же тогда этот спор? Я отвечу: чтобы правило веры и
здравого учения Церкви оставалось твердым. Ибо древние
признавали, что власть подтверждения догматов Церкви
принадлежит только каноническим книгам, как это пока-
зано свидетельствами, процитированными выше. Только
властью канонического Писания разрешаются спорные воп-
росы. Прочие же книги Киприан называл церковными, а
Иероним – апокрифическими, и они действительно желали,
чтобы их читали в церквах ради назидания простого наро-
да, но не как канонические, обладающие властью подтверж-
дать церковные догматы. Они не желали, чтобы эти книги
принимались как доказательства в вопросах веры. За ними
не признавалась власть, необходимая для разрешения спор-
ных вопросов. Посему никакой догмат не может быть осно-
ван на этих книгах, если только он не опирается на заслужи-
вающие доверия и ясные основания и свидетельства других,
канонических книг. Ничто спорное не может разрешаться на
основании этих книг, если в канонических книгах нет иных
доказательств и подтверждений. Но сказанное в апокрифах
следует объяснять и понимать на основании того, что ясно
164 Исследование Тридентского собора

излагается в канонических книгах. Несомненно, что именно


таково мнение древних.
Однако Тридентский собор ослабляет, опрокидывает и
уничтожает это истинное разделение, проводившееся в древ-
ней Церкви, поскольку (как говорит мой друг Андрада) они
не могут идти столь узким путем и, лишившись иной под-
держки, основывать веру лишь на каноническом Писании.
Ибо, утверждает Тридентский собор, он производит кано-
нические книги из апокрифических, чтобы показать, какие
свидетельства и доказательства он будет главным образом
использовать для подтверждения догматов и возобновления
благочестия.
26. Почему же эти люди притворяются, будто они почи-
тают суждения древних, при этом разрушая мнение перво-
начальной и древней Церкви относительно канона веры и
догматов в самом его основании? Пусть читатель вниматель-
но рассудит, сколько вреда приносит Церкви это пренебре-
жение и уничтожение древнейшего различия между кано-
ническими книгами и апокрифическими, подложными и
фальшивыми книгами. Ибо вначале они принялись посте-
пенно добавлять к каноническим книгам иные тексты, ко-
торые Иероним назвал апокрифами. Затем они стали цити-
ровать многое из подложных и отвергнутых писаний как
нечто, взятое из преданий, о чем мы скажем позднее, когда
будем рассматривать вопрос о преданиях. В\третьих, во вре-
мена Григория начало утверждаться мнение, будто бы собо-
ры следует принимать и почитать наравне с Евангелиями.
В\четвертых, примечание к разделу 15, в главе, начинаю-
щейся со слова Nol., гласит: «Августин говорил по обычаю
тех времен, когда писания отцов еще не были признаны под-
линными, но сегодня дано повеление придерживаться все-
го, до последней йоты». И, наконец, они не побоялись са-
мым наглым образом подделать высказывание Августина из
De doctrina christiana, кн. 2, гл. 8. Ибо в разделе 19, в главе,
начинающейся словами In Canonicis, они передали его так:
«Из канонических писаний предпочитать следует те, кото-
рые принимает Апостольской (то есть Римский) престол, и
от него прочим надлежит принимать послания». Здесь де-
креталии Римских понтификов не только уравниваются с
каноническим Писанием, но и фактически ставятся выше
него, причем путем явной подделки. Ибо Августин не гово-
рит этого. Но чему удивляться, если они присвоили себе сво-
О Святом Писании 165

боду канонизировать книги, которые не признавались кано-


ническими во времена Апостолов и древней Церкви? И, на-
конец, поскольку в нашем веке может показаться слишком
грубым приравнивание соборов, отцов и папских постанов-
лений Евангелию, теперь изобретена новая хитрость, будто
бы все, что исповедует и соблюдает папская церковь, следует
называть апостольским преданием, хотя этого и нельзя до-
казать свидетельством Писания. Таковы «бесхитростные»
доказательства папистов, на основании которых они свобод-
но могут доказывать все, что им вздумается.
27. Я рассмотрел этот материал, дабы стало понятно, чего
добиваются паписты при помощи такой путаницы и сколь не-
обходимо бороться за это древнее различение книг Писания.
Однако у них есть два возражения, которые они с некоторой
театральностью выдвигают против нашего суждения. Одно
взято из Иеронима, сказавшего, что эти книги с течением вре-
мени приобрели уважение и стали причисляться к Святым
Писаниям. Второе заимствовано у Августина, который на-
звал эти книги каноническими. Сначала мы рассмотрим ска-
занное Августином. Указывая в De doctrina Christiana, кн. 2,
гл. 8, какие книги входят в канон Писания, он добавил так-
же и тексты, о которых мы прежде говорили, что они некано-
нические, или апокрифические. Третий Карфагенский собор
последовал этой оценке Августина. Что касается компетен-
тности Августина, то они могут выдвинуть ее против того, о
чем я говорил прежде. Однако ответ нетруден. Прежде всего
я могу спросить: поскольку вся древность придерживается
иного мнения, не следует ли принять мнение всей древнос-
ти и следовать ему, а не мнению одного человека, Августина,
ведь известно, какую свободу Августин предоставлял читате-
лю в своих книгах? Поэтому, без предубеждения относитель-
но достоинства Августина, да и по его благословению, мы мо-
жем не предпочитать мнение одного человека неизменному
суждению большего числа более древних мужей. Но в дан-
ном случае мы не прибегнем к такому ответу. Ибо я вижу,
что Августин, хотя и употребил другие слова, все же думал
и говорил об этом вопросе то же, что мы уже показали в сви-
детельствах древних. Ибо Августин понимал термин «апок-
рифы» не так, как Иероним, то есть не как относящийся к
Иудифи, Товиту и т. д. Он применял наименование «апок-
риф» к подложным, поддельным и отвергнутым текстам. Так
в De civitate Dei, кн. 15, гл. 23, он говорил о баснях, содер-
166 Исследование Тридентского собора

жащихся в текстах, называемых апокрифами и не обладаю-


щих канонической властью, потому что в них много лжи. А в
Contra Faustum он сказал: «Апокрифы были придуманы бас-
нописцами от имени Апостолов». Следовательно, Августин
различал не три типа текстов, как Евсевий и Иероним, а
только два, которые он обозначал словами «апокрифичес-
кие» и «канонические». 1) Первый тип он называл апокри-
фическими книгами, то есть баснословными, подложными
и поддельными текстами. 2) Все книги, которые читались
в церквах, он называл одним словом – «канонические». Но
я спрашиваю, утверждает ли Августин одинаковую надеж-
ность и власть всех книг, которые он называет одним словом
«канонические»? Ибо в этом и заключается суть спора. Я на-
хожу, что Августин ясно учил различению и пояснял, что
некоторые из этих книг принимались всеми кафолическими
церквами, тогда как другие книги принимались не всеми, но
лишь некоторыми. И он добавил, что книги, принятые все-
ми церквами, следует поставить выше тех, которые некото-
рыми церквами не приняты. А из последних те книги, кото-
рые приняты большим количеством церквей и более древни-
ми церквами, надлежит ставить выше принятых меньшим
числом церквей и менее почтенными церквами. Таким об-
разом Августин, как и все древние авторы, проводит разгра-
ничение между библейскими текстами. Относительно же их
власти и надежности он указал, что некоторые из них сле-
дует ценить выше прочих, то есть что они вовсе не облада-
ют равной властью и надежностью, ибо некоторые из них
принимаются всеми церквами, а другие – не всеми. То же
утверждаем и мы, заодно со всеми древними авторами. В
другом месте Августин назвал Маккавейские книги кано-
ническими. Однако спор в основном идет не о терминах,
а о существе дела, то есть о том, признавал ли Августин за
Маккавейскими книгами такую же власть, какою обладают
другие книги, являющиеся каноническими в строгом смыс-
ле слова. Вот как Августин высказался в Contra Gaudentii
epistolam, кн. 2, гл. 23. Истолковывая то так, то иначе случай
с Разисом23, совершившим самоубийство, он все же не дерз-
нул да и не мог защитить его или одобрить; в конце концов
он сказал: «Писание, которое называется Маккавейским,
иудеи не рассматривают как Закон, Пророков и Псалмы, ко-

23
2 Макк. 14.
О Святом Писании 167

торые Господь удостоверил в качестве свидетельств о Нем в


Лк. 24. Однако церкви принимают его не без пользы, если
разумно читают или слушают».
28. Августин определенно не говорил подобным образом
о подлинно канонических книгах. Существует и другое вы-
сказывание Августина, из которого можно видеть еще более
ясно, что во времена Августина власть тех книг, о которых
теперь идет спор, не была равна власти прочих каноничес-
ких книг. Ибо в De praedestinatione sanctorum, кн. 1, гл. 14,
сказав, что он использовал фрагмент из Книги Премудрости
Соломона (4:11): «[Праведник был] восхищен, чтобы злоба не
изменила разума его», он добавил: «Вы сказали мне, что те
братья отвергли представленное мной свидетельство, возра-
зив, что оно взято не из канонической книги». И что же сде-
лал Августин? Он не стал защищать эту книгу как подлин-
но каноническую, но ответил: «Словно бы без свидетельства
этой книги не было очевидно то, чему мы желаем научить
на ее основании». И процитировав утверждение Иезекииля,
он провозгласил: «Вот по этой\то причине и было сказано,
кем бы то ни было: “[Праведник был] восхищен, чтобы зло-
ба не изменила разума его”». И еще: «Неважно, кто это ска-
зал, какой муж здравой веры сочтет, что сему следует про-
тивиться?» Таким образом, очевидно, что Августин понимал
различие книг точно так же, как Иероним, который сказал:
«Церковь читает их ради назидания народа, но не для под-
тверждения власти церковных догматов». Итак, очевидно,
что Августин одобрял, поддерживал и сохранял древнее раз-
граничение, о котором мы говорили выше, – что надежность
и власть книг Писания, содержащихся в общепринятой ла-
тинском редакции, не одинакова и не равна. Теперь всякий
читатель поймет, что паписты ложно и напрасно обращают-
ся к свидетельству Августина для подтверждения своей по-
зиции, заключающейся в уравнивании всех книг... в смысле
их надежности и власти. Но вы спросите: «Почему же тогда
Августин причислял эти книги к прочим и называл их кано-
ническими?» Я отвечу: «Августин утверждал только то, что
книги, которые Иероним назвал апокрифическими, хотя
они не обладают той же надежностью и властью, как и про-
чие несомненные книги Писания, все же не были однознач-
но отвергнуты и осуждены как подложные и поддельные пи-
сания, но приняты в число книг Святого Писания согласно
тому правилу и при том условии, которое выше было утверж-
168 Исследование Тридентского собора

дено на основании Иеронима и Киприана. То же самое с ра-


достью признаем и мы, и этому учим».
29. Другое возражение заимствовано из Иеронима, кото-
рый сказал: «Послание Иакова приобрело власть постепенно,
с течением времени». А о Послании Иуды он заявил: «Со вре-
менем и по мере использования оно теперь заслужило уваже-
ние и причисляется к Святым Писаниям». Он также указал,
что Никейский собор причислил Книгу Иудифь к Святым
Писаниям. Но поскольку мнение Иеронима ясно и недвус-
мысленно, то и ответ прост. Иероним на самом деле разли-
чает здесь два понятия – «быть причисленным к Писаниям»
и «быть причисленным к каноническим Писаниям». Об
Иудифи в предисловии он сказал, что эта книга причис-
ляется к Святым Писаниям. Но в предисловии к Книгам
Соломона он заметил: «Иудифь, Товит и Маккавейские кни-
ги Церковь действительно читает, но не причисляет их к ка-
ноническому Писанию». Сам Иероним четко объяснил, как
это следует понимать, сказав: «Церковь читает их для нази-
дания народа, но не для подтверждения власти церковных
догматов». Также: «Их власть признана недостаточной для
разрешения спорных вопросов». Таким образом, учитывая
мнения Августина и Иеронима, принятое в древности отно-
шение остается твердым и неизменным.
30. И Евсевий, кн. 2, гл. 23, засвидетельствовал о Посла-
ниях Иакова и Иуды: «Мы знаем, что и их, вместе с прочи-
ми, “публично” читали в церкви». Однако из этого не следу-
ет, что признавалась их каноническая власть. Ибо то же са-
мое Евсевий сказал и о «Пастыре Ермы», кн. 3, гл. 3.
31. Итак, в этом вопросе Августин думал и говорил о кни-
гах Писания то же самое, что и древние авторы до него, но не
используя те же выражения и стиль. Он употреблял термин
«канонический» в более широком смысле чем Иероним. И сло-
во «апокриф» он понимает иначе. И из трехчастного разделе-
ния Евсевия на книги подлинные, книги, относительно кото-
рых высказывались сомнения, и поддельные книги, Августин
сделал двухчастное разделение – на книги канонические и
апокрифические. Однако книги, названные им канонически-
ми, он вновь ясно разделил, указав, что одни из них были при-
няты всеми церквами, а другие – не всеми. Он желал, чтобы
последние читали с осторожностью. Если бы паписты судили
об этих вопросах так же, то у нас не было бы серьезной борь-
бы из\за слов и выражений. Но они желают, чтобы все книги,
О Святом Писании 169

содержащиеся в общепринятом латинском переводе Библии,


имели совершенно равную власть при подтверждении догм и
разрешении спорных вопросов. Против этого мы и боремся,
утверждая, что это противоречит суждению древних.
32. Но как только сам вопрос будет решен, не следует
резко спорить относительно слов или терминов. И при этом
все же полезно иметь самые подходящие термины, кото-
рые обозначают и объясняют предмет ясно и недвусмыслен-
но. Иероним назвал каноническими подлинные и несомнен-
ные книги. Те же, относительно которых существовали сом-
нения, он назвал апокрифами. Августин оба эти вида [книг]
назвал каноническими. Иероним назвал апокрифами как те,
относительно которых существовали сомнения, так и подде-
льные. Так, в своем разъяснении Послания к Галатам он ска-
зал: «Дабы мы знали, что следует поместить вовне, то есть в
среду апокрифов, таких, как Сирах, Иудифь, Товит и т. д.».
В своем разъяснении Евангелий он отметил: «Погребальные
панихиды апокрифов следует петь скорее по мертвым ерети-
кам, чем по живым членам церкви». Августин же понимал
под апокрифами только поддельные тексты.
33. Итак, употребление этих терминов многообразно и
различно. Но если возникает вопрос об их соответствии, то
решение просто. Ибо сама выразительность и особенность
термина указывает, что не следует называть канонически-
ми те книги, которые действительно читают в церквах, но
на основании которых нельзя утверждать веру и решать
возникающие споры. Ибо этот термин по праву применя-
ется к тем книгам, которые представляют собой канон дог-
матов и веры. Апокрифами по праву называются те книги,
происхождение которых не прояснилось для учителей, чье
заслуживающее доверия свидетельство относительно ис-
тинных Писаний до нас дошло, как сказал Августин в De
civitate Dei, кн. 15, гл. 23. В Contra Faustum, кн. 11, гл. 2,
он отметил, что апокрифами называются те книги, которые
были обнародованы без света свидетельства. Такое объясне-
ние подходит для книг, действительно находящихся в обще-
принятых редакциях, но не входящих в канон, как сказал
Иероним, потому что из достаточно надежных свидетельств
не было очевидно, что они были обнародованы или одобрены
пророками или Апостолами. Что же касается третьего типа
текстов, поддельных, следует ли использовать то или иное
выражение, это вопрос, о котором я не стану спорить, если
170 Исследование Тридентского собора

только сохраняется и провозглашается необходимое разли-


чение самой сути.
34. У Евсевия мы находим выражения, глубокие по свое-
му смыслу. Те писания, которые Иероним назвал каноничес-
кими, Евсевий определил как... подлинные, истинные, за-
конные, заветные, кафолические, несомненные, исповедуе-
мые повсеместно. Те же, которые читаются в церквах, но все
же не входят в канон, как определил Иероним, Евсевий на-
звал книгами, относительно которых существуют сомнения,
или против которых высказываются возражения. Он также
назвал их неподлинными, незаветными и т. д. Остальные он
определил как подложные, бессмысленные и нечестивые.
О Святом Писании 171

РАЗДЕЛ VII
О переложении или переводе Писания
на другие языки

Второе постановление четвертой сессии Тридентского собора


Кроме того, тот же святой синод, рассудив, что немалая польза бу-
дет обретена Церковью Божией, если станет известно, какую из мно-
гих имеющих хождение латинских редакций священных книг следует
признать подлинной, постановляет и провозглашает, что ту самую ре-
дакцию Вульгаты, которая была одобрена в этой Церкви многовековым
употреблением, следует признавать подлинной в публичных чтениях,
спорах, проповедях или толкованиях и что никто не должен дерзать
или позволять отвергать ее под каким бы то ни было предлогом.

Исследование

1. В этом втором постановлении четвертой сессии о вер-


сиях или переводах священных книг следует отметить два
момента: 1) рассматривая только латинские редакции, они
косвенно осуждают, как в других случаях ими делалось от-
крыто, перевод Писания на другие национальные и обще-
распространенные языки; 2) они признают подлинной лишь
старую общепринятую латинскую редакцию, так что никто
не может дерзать или позволять отвергать ее под каким бы то
ни было предлогом. Эти вопросы надлежит исследовать.
2. Принять верное решение несложно, если рассмотреть
происхождение существующих версий. Прежде Бог изло-
жил небесное учение по\еврейски. Ибо до потопа это был
единственный язык всего человеческого рода, и Он устроил
так, чтобы впоследствии Его учение было записано буква-
ми этого языка, поскольку еврейский – исток всех прочих
языков, как Иероним сказал в своем комментарии на книгу
Софонии 3:14 и далее. И хотя позднее произошло смешение
языков (Быт. 11:6–9), похоже, они оставались столь похо-
жи и близки, что Авраам мог говорить и понимать без пере-
водчика в Халдее, Египте и Ханаане. И в Быт. 31:47 Лаван
назвал «холм свидетельства» на своем родном наречии од-
ним именем, а Иаков – другим, однако оба поняли друг дру-
га. И дочери Лавана дали своим сыновьям еврейские име-
на, хотя они все еще находились в Сирии. Так Иосиф, в
172 Исследование Тридентского собора

Быт. 42:23, говорил со своими братьями через переводчи-


ка, но о том, что тесное родство с еврейским языком все еще
существовало, свидетельствует имя Аберек, которое фара-
он дал Иосифу. Имя Моисея, полученное от дочери фарао-
на, свидетельствует о том же, ибо она объяснила причину,
по которой дала ему это имя. Друзья Иова приходят из раз-
ных стран и беседуют с Иовом на иврите. Во Втор. 28:49, уг-
рожая, что враги придут из дальних стран, Моисей сказал:
«Народ, которого языка ты не разумеешь». Итак, благода-
ря близости всех языков то, что Бог передал и повелел за-
писать по\еврейски, могли в те времена читать и понимать
также и другие [народы].
Бог даровал Писание не как пророчества Сивиллы, воз-
можность прочтения которых не была открыта никому или
же оказывалась доступна очень немногим. Именно для того,
чтобы Писание также могли читать и люди, говорившие на
других языках, позднее возникли версии, или переводы. Ибо
когда с течением времени близость, прежде существовавшая
между другими языками и ивритом, исчезла, так что дру-
гие более не понимали иврит, Святое Писание стали перево-
дить на иные языки, бывшие тогда в употреблении и наибо-
лее широко известные.
Это было сделано, чтобы книги, заключавшие в себе спа-
сение для всех людей, могли быть прочитаны и поняты не
только теми, кто знал иврит, но и остальными. Так, Даниил
и Ездра начали писать на халдейском диалекте. Позднее
все Писание Ветхого Завета было переведено на сирийский,
или халдейский, язык. Ибо в те времена этот язык был ши-
роко известен во многих странах и среди многих народов.
Так ветхозаветное Писание было переведено и на гречес-
кий, когда этот язык стали употреблять и изучать во мно-
гих странах и среди многих народов из\за греческого вла-
дычества. Христос, будучи распят на кресте, произнес сло-
ва Писания на сирийском диалекте. Апостолы широко
употребляли греческий перевод Ветхого Завета. Таким об-
разом, практика перевода священных книги на другие на-
циональные языки была одобрена Самим Сыном Божиим и
Апостолами. Действительно, Бог не выделил какой\то один
язык для Святого Писания, будто грешно переводить его
на национальные языки, чтобы все небесное учение, кото-
рое по воле Божией было записано на иврите и греческом,
могли прочесть и понять все. Ибо Господь желает, чтобы все
О Святом Писании 173

люди были спасены и пришли к познанию истины24. Так, ев-


нух эфиопской царицы в Деян. 8 читал пророка Исаию не
по\еврейски, но в греческом переводе. Бог желает, чтобы
Святое Писание читали и понимали также и люди, говоря-
щие на других языках, и чтобы это стало возможно, появи-
лись его переводы на другие языки, наиболее распростра-
ненные не только среди ученых, но и среди прочих людей,
например, на греческий и сирийский языки.
Августин в De doctrina Christiana, кн. 2, гл. 6, также
признал это, сказав: «Таким образом получилось, что Божие
Писание, через которое подается помощь в столь великих
болезнях человеческой природы, возникнув на одном язы-
ке, который был легко понимаем по всему миру, распростра-
нилось повсюду через разнообразные языки переводчиков
и стало известно народам ради спасения. Читая его, они не
желают ничего, кроме обнаружения мысли и цели тех, кем
оно было написано и через кого была провозглашена воля
Божия, в соответствии с которой мы верим этим мужам».
3. Однако Новый Завет, как мы обычно его теперь называ-
ем, начался с сошествия Святого Духа в день Пятидесятницы
и был, так сказать, передан языками разных народов, а поз-
днее и всех народов, которым это спасение даровано. Как че-
рез смешение языков чистота богооткровенного учения была
утрачена, так Святой Дух, через разнообразие языков, тру-
дами Апостолов вновь собрал народы к единой вере. Ибо он
вручил дар языков, чтобы учение Нового Завета передава-
лось и проповедовалось не только некоторым народам на том
или ином языке, но всем народам под небом и на тех языках,
которые они могут понять. Бог действительно желал, чтобы
Писание Нового Завета было написано по\гречески, ибо его
употребление было тогда широко распространено, что мож-
но понять из речи Цицерона о древности. Он сказал: «Если
кто\либо думает, что от греческих стихов происходит мень-
шая польза, он глубоко заблуждается, ибо греческую лите-
ратуру читают почти во всех народах, тогда как латинская
остается в своих ограниченных пределах».
4. На Востоке, где греческий язык долго оставался язы-
ком народа, отцы говорили по\гречески в церквах, а народ
читал Святое Писание также по\гречески. Златоуст час-
то призывал мирян читать Святое Писание, что было легко

24
1 Тим. 2:4.
174 Исследование Тридентского собора

осуществить, поскольку греческий в то время все еще оста-


вался языком народа.
5. Но на Западе, где вместе с римским владычеством сре-
ди народа распространился латинский язык, началась ра-
бота по переводу Святого Писания на латынь. В De doctrina
Christiana, кн. 2, гл. 11, Августин сказал: «Те, кто перевели
Писание с еврейского на греческий, могут быть приняты в
расчет, но латинские переводчики не могут. Ибо когда в пер-
вые времена веры греческие манускрипты попадали в руки
всякого, полагавшего, что он достаточно знает оба языка, он
дерзал переводить» и т. д. Но Августин в своей церкви гово-
рил по\латыни, народ читал Писание по\латыни и пел псал-
мы по\латыни, поскольку это были люди латинского языка.
6. Итак, Святое Писание всегда переводилось на те языки,
которые использовались народом и были распространены бо-
лее других, и не только среди ученых, но и среди прочих.
7. Теперь, когда употребление латыни более не является
обычным и широко распространенным, возникает вопрос,
позволительно ли переводить Святое Писание с его исход-
ных языков на те языки, которые широко употребляются в
наших землях. Такие действия паписты не только осужда-
ют, но преследуют огнем и мечом, настаивая только на ла-
тинской версии. Но как следует относиться к этой варварс-
кой тирании, ясно из сказанного нами выше. Ибо где Бог дал
откровение о таком величии латинского языка, что Святое
Писание можно читать только на нем? Достоинство еврейс-
кого и греческого языков, которыми священные книги были
написаны изначально, безусловно, более велико. Почему же
они не утверждают, что Святое Писание следует читать толь-
ко на этих языках? Пожалуй, потому, что большая часть из
них говорит вместе с Аккурзием: «Это по\гречески, прочесть
невозможно». Бог безусловно желает, чтобы Его учение было
известно не только латинянам. Итак, если повеление Божие
заключается в том, чтобы передать и провозгласить учение
Нового Завета людям всех языков, дабы они могли понимать
его, то это, конечно же, невозможно сделать, не переводя
учение Писания в ходе его провозглашения на языки, извес-
тные народам, которым надлежит проповедовать Христа...
Ибо евангельское учение должно быть проповедано на осно-
вании Писания. Однако в проповеди не следует использовать
язык, который неизвестен тому, к кому обращена проповедь,
как сказано в 1 Кор. 14:19. Таким образом, слова и смысл
О Святом Писании 175

Писания должны быть переведены на языки, известные и


привычные тем, кому мы проповедуем. Но какое различие
между передачей или переводом устным и письменным? Ибо
если греховно переводить Писание на национальные языки,
то из этого следует, что Евангелию нельзя учить и нельзя пе-
редавать его на основании Писания, употребляя язык, рас-
пространенный в народе.
8. Однако я упустил из виду, что вера папистов распола-
гается за пределами Писания и над ним, поэтому они могут
учить и без перевода Писания на национальные языки. Но
обратимся к основному вопросу. Не возражая, когда неко-
торые утверждения Писания во время научения переводят-
ся на национальные языки, они осуждают полный перевод
Писания в письменном виде. Но для чего, если не для того,
чтобы сохранить за собой свободу учить народ чему угодно
и сколько угодно и чтобы народ вынужден был верить в это,
не имея права судить? При том они видят, что такая их сво-
бода не останется незыблемой, если люди смогут сами чи-
тать Писание на известном и понятном им языке. Вот... об
этом\то они и кричат.
9. Их утверждение, будто величие Писания может быть
принижено, если перевести его на некультурные языки, без-
умно. Ибо в чем заключается святость латинского языка? (Я
не говорю в данном случае о его изяществе).
Очевидно, что величие Божия учения не потерпело ущер-
ба, когда на Пятидесятницу оно было передано и утверждено
при помощи различных некультурных языков. Не будет оно
опорочено и переводом на любой язык, сколь бы некультур-
ным его ни считали, если перевод истинен и внятен. Ибо язы-
ки всех народов были благословлены Святым Духом, дабы про-
возглашать дивные дела Божии, как мы читаем в Деян. 2:11;
Рим. 14:11; Ис. 66:16–20. А Иероним однажды засвидетельс-
твовал, что он перевел Писание на язык далматов.
10. Убивать невинных людей только за перевод Писания
на родной язык – вот, воистину, тирания антихриста. Я не
говорю об испорченных версиях, которые не согласуются с
оригиналом.
11. Другой главный пункт этого постановления касает-
ся старого и общераспространенного издания Вульгаты, ко-
торое мы, конечно же, не отвергаем полностью (ибо ему сле-
дует воздать должное, кем бы ни был древний переводчик,
значительная часть этого перевода неплохая). И хорошо,
176 Исследование Тридентского собора

когда существует достойная доверия версия, которую мож-


но использовать для цитирования, но так, чтобы суждения
об акцентах и о соответствии смысла выносились на основа-
нии самих первоисточников, к которым следует прибегать,
если кажется, что переводчик передал что\то неверно, неа-
декватно и неточно. Итак, мы сохраняем и используем древ-
ние тексты. И если бы авторы формулировок тридентских
постановлений подразумевали под старыми текстами только
это, между нами не было бы никакого несогласия. Но, не ог-
раничиваясь этим, они настаивают, чтобы версия Вульгаты,
употребляемая в их Церкви, признавалась аутентичной в
публичных чтениях, дискуссиях, проповедях или истолко-
ваниях, и чтобы никто не смел отвергать ее под каким бы то
ни было предлогом. Но что если эта общепринятая редакция
не передает точно, соответственно и адекватно того, что на-
писано в еврейских и греческих первоисточниках? Что если,
из\за невежества переписчиков, что\то было изменено, ис-
кажено или добавлено? Разрешено ли будет отойти от этой
старой версии и вернуться к оригиналам? Позволено ли бу-
дет предпочесть исток ручейку? И если что\либо в этой ста-
рой версии было передано плохо, в измененном и искажен-
ном виде или что\либо было к ней прибавлено, после чего
она не согласуется с первоисточниками, будет ли позволено
обойтись с нею непочтительно, отвергнуть ее? Тридентские
отцы отвечают: «Никто не должен дерзать или позволять от-
вергать ее под каким бы то ни было предлогом». Воистину,
недопустимо, чтобы в Церкви, вместо того, что Святой Дух
начертал в еврейских и греческих первоисточниках, нам на-
вязывали в качестве подлинника нечто плохо переданное пе-
реводчиком или измененное, искаженное и добавленное пе-
реписчиками, и притом так, чтобы все это нельзя было от-
вергнуть даже после исследования оригиналов.
12. Августин сказал: «Греческих переводчиков следует
принимать во внимание, а латинских – никоим образом».
Поэтому, если возникает спор о древности латинской вер-
сии, та версия, которая сейчас распространена, несомнен-
но, не самая древняя, ибо перевод ветхозаветных книг при-
писывают Иерониму. Однако сам Иероним с еврейского
многое передал и перевел иначе, чем мы читаем в нынеш-
ней редакции Вульгаты. До нас дошли Псалтирь и Книга
Екклесиаста в переводе Иеронима. Но в Вульгате содер-
жатся совершенно другие версии этих книг. Иероним при-
О Святом Писании 177

знался, что он исправил четырех Евангелистов, сравнив


греческие рукописи, и уже переводя Матфея, он критико-
вал Вульгату, равно как и работая над Посланиями Павла.
А что же происходило с редакцией Вульгаты после времен
Иеронима из\за небрежности сонных переписчиков, когда
изучение языков было похоронено?
13. Конечно же, невозможно отрицать, что в Псалтири
подлинное содержание псалмов Вульгата не передает кор-
ректно, соответственно и подобающе, но часто в ней навя-
зывается чуждый смысл. Сказанное столь очевидно, что и
Линдан это признает. И я не думаю, что Андрада, часто сверх
меры похваляющийся своим знанием еврейского языка, ста-
нет это отрицать.
В Книгу Иисуса Сына Сирахова были вставлены целые из-
речения, которых явно нет в греческом [оригинале], некото-
рые [изречения] были перенесены с одного места на другое.
В Быт. 9:6 подверглось искажению предложение: «Кто
прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою че-
ловека». Ибо слова «рукою человека» были опущены. В Мф.
9:13 искажено прекрасное высказывание: «Ибо Я пришел
призвать не праведников, но грешников к покаянию». Здесь
пропущены слова «к покаянию»25.
В Рим. 1:32 последнее высказывание явно испорчено.
В 1 Ин. 5:13 Апостол написал так: «Сие написал я вам,
верующим во имя Сына Божия, дабы вы знали, что вы име-
ете жизнь вечную, и чтобы вы верили во имя Сына Божия».
Однако в Вульгате читаем: «Сие написал я вам, чтобы вы
знали, что вы имеете жизнь вечную, верующие во имя Сына
Божия».
В Рим. 4:2, где Павел сказал, что Авраам не был оправдан
делами, сделано добавление «Закона», чтобы дать возмож-
ность философствовать о ритуалах.
В Рим. 11:6 следующее утверждение было упущено или
выкинуто: «А если по делам, то это уже не благодать; иначе
дело не есть уже дело».
Сколько всего испортили невежественные переписчи-
ки, и что теперь читается в храмах папистов как подлинное,
безо всякого осмысления! Так в Иоил. 2:13 у них написано:
«Совершен превыше злобы» вместо «сожалеет о бедствии».
25
Здесь и в некоторых других местах Вульгата следовала более надежным вариан-
там рукописей, чем византийские рукописи, которые были доступны Хемницу. –
Прим. теол. ред.
178 Исследование Тридентского собора

В Езд. 9:8 вместо paxillus («колышек», «гвоздь») они на-


писали pax illius («его мир»), а вместо sepem («стена», «огра-
да») spem («надежда»).
В Суд. 11:2 из altera matre («другая мать») они сдела-
ли adultera matre («прелюбодейная мать»). В Пс. 131:15 из
victum («хлеб», «пища») – viduam («вдова»).
В 1 Цар. 19:24 вместо cecidit («он пал») они читают cecinit
(«он пел» или «он пророчествовал»). Также из lapides sacculi
(«камни мешка») они сделали lapides seculi («камни века»).
Нужно ли многословие в столь ясном деле? Многие по-
добные фрагменты отмечены в выдающихся трудах Валлы,
[Фабера] Этапля, Эразма и иных.
14. Но сколь же велико бесстыдство папского собора,
если он не стесняется безапелляционно утверждать, что
Вульгату нельзя отвергать под каким бы то ни было пред-
логом, даже если, например, что\то было переведено непра-
вильно, изменено, искажено или прибавлено, так что [текст]
не согласуется с первоисточниками. Так мы примем в качес-
тве Слова Божия ошибки переводчика, описки переписчи-
ков, человеческие добавления и искажения, и лишимся сво-
боды доверять чистым основаниям более чем неясным и не-
чистым книгам.
15. В De doctrina Christiana, кн. 2, гл. 11, Августин оп-
ределенно сказал: «Латиноязычный народ для понимания
Божиих Писаний нуждается в двух крыльях – одном еврейс-
ком и другом греческом, чтобы прибегать к первоначальным
образцам, когда бесконечные различия латинских перево-
дов дают повод к сомнениям». В гл. 12 он отметил: «Какой
из переводчиков последовал за истиной – неясно, пока не
прочитаны тексты на оригинальных языках». В 15\й главе
он указал: «В отношении книг Нового Завета нет никакого
сомнения, что если что\либо неверно в многочисленных ла-
тинских версиях, то нам следует доверять греческому текс-
ту». В Письме 59 он сказал: «Термины следует определять
в соответствии с греческим способом выражения. Ибо среди
наших переводчиков трудно найти хотя бы одного, который
окажется способен переводить прилежно и умело».
В De sermone Domini in monte, кн. 1, он признал, что гре-
ческим текстам мы должны доверять более чем латинским.
В Contra Faustum, кн. 11, гл. 2, он сказал: «Прибегать
следует к подлинным образцам, [которые мы находим] в мно-
гочисленных манускриптах, в более древних рукописях или
О Святом Писании 179

в рукописях на оригинальных языках, с которых был сделан


этот перевод на другой язык».
В De vera religione он указал: «Речь Божиих Писаний
следует принимать в соответствии с особенностями каждого
языка».
А в Decreta, в разделе 9, воспроизведено следующее ут-
верждение Августина: «Как достоверность древних книг
следует проверять на основании еврейских рукописей, так
же точность новых нуждается в норме греческой речи».
16. Так, Апостолы использовали обычное тогда издание
Септуагинты, поскольку в то время оно было у всех на ру-
ках, однако они не провозглашали его подлинным, противо-
поставляя самим первоисточникам, но основывали акценты
и специфические значения на самих оригиналах, если пере-
водчики где\либо отступали от них, и Иероним показал это
на многих примерах. Таков подлинный и апостольский спо-
соб употребления версий. Следует отнестись к этому очень
внимательно.
17. Но папистов не волнуют ни Апостолы, ни отцы, ни их
собственные постановления, поскольку лишь они в какой\то
степени удерживают и сохраняют устойчивость их прави-
ла. Так, Павел IV включил версию Эразма, которую одобрил
Лев X, в каталог запрещенных книг. Заслуживает внимания,
что в этом каталоге прокляты все редакции Библии, также и
труд древнего переводчика, исправившего лишь некоторые
самые явные ошибки Вульгаты. Отсюда очевидно, чего доби-
ваются этим свои постановлением тридентские мужи.
18. Однако они отстаивают столь яростно и упорно ошиб-
ки Вульгаты... не без причины. Ибо во многих фрагментах
смысл был изменен в пользу папских догматов... И, как го-
ворит этот жалкий выскочка из Ингельштадта, Альбер: «В
древней букве Вульгаты сокрыто много тайн веры», то есть
папской веры, поскольку заступничество и защита Марии
доказываются испорченным текстом Быт. 3:15: «Она пора-
зит главу змея». Этот перевод Кельнские доктора не посты-
дились в публикуемой редакции приписать Иосифу, пользу-
ясь испорченным переводом Руфина, хотя у самого Иосифа
в греческом тексте нет ничего подобного. И хотя иудеи, хал-
деи, греки и все древние читали и толковали данный текст
как [подразумевающий] Само Семя, эта вавилонская блуд-
ница выступает столь бесстыдно, что ее любовники не сты-
дятся такой грубой наглости даже при ярком свете дня.
180 Исследование Тридентского собора

Жертву мессы они обосновывают тем, что в старом пере-


воде сказано (Быт. 14:18): «Мельхиседек принес в жертву
хлеб и вино, ибо он был священник», хотя в еврейском текс-
те нет ни слова «жертва», ни причинного союза.
Они смягчают первородный грех в том фрагменте, где
Бог сказал: «Помышления сердца их были зло во всякое вре-
мя»26. Здесь в старой версии читаем: «Помышления сердца
их были склонны ко греху». Призвание святых они доказы-
вают тем, что в Иов. 5:1 Вульгата гласит: «Взывай, если есть
отвечающий тебе, и обратись к кому\либо из святых», а в Пс.
149:1: «Хвалите Господа во святых».
То, что в отпущении грехов следует сомневаться, они мо-
гут доказать на основании искаженных текстов – Сир. 5:5,
читаемого теперь так: «Думая о прощении, не будь без стра-
ха», и Еккл. 9:1: «Человек не знает, достоин он любви или
ненависти».
Тот факт, что все постановляемое их соборами следует
принимать как оракулы Святого Духа, они могут доказать
на основании Ин. 14:26 из Вульгаты: «Дух Святой научит
вас всему, что Я скажу вам». Но по\гречески текст гласит:
«... что я говорил вам», а не «... скажу вам».
Совершенство добрых дел в этой жизни Стафил доказы-
вает на основании испорченного текста Еф. 6:13 старого из-
дания: «Чтобы вы могли совершенно утвердиться во всем».
Брак как одно из семи таинств они отстаивают на том ос-
новании, что древний переводчик написал в Еф. 5:32 «таинс-
тво» (sacramentum) вместо «тайна». Действенность соборо-
вания доказывается ими на том основании, что Иак. 5:15 в
Вульгате содержит слово «облегчать», которое они связыва-
ют с угрозами и нападениями сатаны, хотя Иаков употребил
слово «поднять»27.
Обретение вечной жизни заслугами они доказывают тем,
что в Сир. 16:15 и Евр. 13:16 переводчик добавил слово «за-
слуга», которого нет в тексте, как и в Быт. 4:13 в Вульгате
сказано: «Чтобы я заслужил прощение». Когда друг мой
Андрада желает доказать, что в крещеных не остается ни сле-
дов, ни признаков греха, он цитирует Евр. 9:28: «Христос од-
нажды принес Себя в жертву, чтобы опустошить грехи мно-
гих». И добавляет: «Когда что\либо опустошено, то не остает-

26
Быт. 6:5.
27
Синодальный – «исцелит». – Прим. теол. ред.
О Святом Писании 181

ся ничего», хотя ему известен тот факт, что этого слова нет в
греческом оригинале. Когда в 1541 г. Гроппер в Регенсбурге
пожелал доказать, что папская сатисфакция была установ-
лена Апостолом Павлом, он указал на тот факт, что Эразм, в
описании покаяния Коринфян во 2 Кор. 7:11, перевел слово
¢polog…an («извинения») как «сатисфакция».
Читатель может особо отметить, что ради доказатель-
ства того, что Церковь, вопреки установлению Христову,
имеет власть обходиться без неотъемлемых частей Таинств,
Тридентский собор злоупотребляет двусмысленностью ста-
рого перевода, где в 1 Кор. 4:1 служители Христовы названы
«распределителями Таинств (sacramentum) Божиих». Далее
следует суждение, будто они могут приготовлять Таинства и
отказывать в одном из элементов Причастия, поскольку они
устроители. Боже правый, какова наглость антихриста, если
он играет в детские игры в таком серьезном вопросе, несмот-
ря на великий свет познания в области языков, и на то, что
Павел назвал служителей Христовых лишь o„konÒmouj («до-
моправителями»).
Что ты теперь думаешь, читатель? Очевидно, что у Три-
дентского собора есть свои причины делать латинскую ре-
дакцию Библии подлинной, как это было показано выше.
182 Исследование Тридентского собора

РАЗДЕЛ VIII
Об истолковании Писания

Другой канон Второго постановления четвертой сессии собора


Кроме того, ради усмирения строптивых умов, собор постановляет,
чтобы никто, полагаясь на собственную мудрость в вопросах веры и бла-
гочестия, связанных с назиданием в христианском учении, не искажал
Писание согласно своим собственным мнениям и не дерзал истолковы-
вать Святое Писание не в соответствии с тем смыслом, которого держа-
лась и держится святая матерь Церковь, обладающая правом судить об
истинном смысле и истолковании Святого Писания, или не в соответс-
твии с единодушным согласием отцов, даже если эти истолкования ни-
когда не будут обнародованы. Поступающие вопреки сему будут изоб-
личаться священнослужителями и наказываться согласно закону.

Исследование

1. Как указал Иларий, мы обладаем Писанием не прос-


то читая, но понимая его. Посему очевидно, что учение
Писания и его спасительное применение состоит не в словах,
которые не поняты, но в его подлинном смысле и надлежа-
щем понимании, как гласит притча в Мф. 13:23: «Посеянное
же на доброй земле означает слышащего слово и разумеюще-
го, который и бывает плодоносен». Действительно, многие
места Писания изложены простыми и понятными словами,
которые поясняют сами себя и не нуждаются в надуманных
истолкованиях, к ним, согласно словам Августина, откры-
та дверь как для ученых, так и для неученых. И в этих из-
речениях, изложенных ясно и просто, содержится все, оп-
ределяющее жизнь веры и благочестия. Однако кроме них,
в Писании существует много трудных и темных изречений,
смысл которых никто не может постичь с первого взгляда.
При этом, дабы они не оказались в Писании бесполезными
и не давали повода к заблуждениям, Бог пожелал, чтобы в
Церкви присутствовал дар истолкования. Этот дар, подоб-
но дарам исцеления, чудотворения и языков, не достается
каждому, как указал Павел в 1 Кор. 14: «Иному дары исце-
лений, тем же Духом; иному чудотворения, иному пророчес-
тво, иному различение духов, иному разные языки, иному
истолкование языков». Бог желает, чтобы этот дар не пре-
О Святом Писании 183

зирали или отвергали, но чтобы его благоговейно использо-


вали как инструмент и вспомогательное средство для рас-
крытия и понимания истинного и неповрежденного учения
Писания, как евнух царицы Кандакии заметил в Деян. 8:31:
«Как могу разуметь, если кто не наставит меня?» И когда он
понял, что Филипп, который имел дар истолкования, был
послан ему Богом, он с благодарностью принял его в свою ко-
лесницу и беседовал с ним о смысле изречения из Исаии. О
таком роде истолкования Августин прекрасно сказал в De
moribus ecclesiae, кн. 1: «Чем больше затруднения, с которы-
ми Писания открываются там, где они закрыты, тем более
прекрасными мы их находим после того как они были рас-
крыты через истолкование». Однако этот дар истолкования
не встречается вне Церкви, у невозрожденных людей, ибо
свет Святого Духа возгорается в сердцах благочестивых. О
невозрожденных Павел в 1 Кор. 2:14–15 сказал: «Душевный
человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что
он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что
о сем надобно судить духовно. Но духовный судит о всем». И
во 2 Кор. 4:3–4: «Если же и закрыто благовествование наше,
то закрыто для погибающих, для неверующих, у которых
бог века сего ослепил умы». Но в Церкви сын Божий, сидя-
щий одесную Отца, наделяет Свое Тело сими дарами ради на-
зидания (Еф. 4:11–14).
2. Также несомненно и то, что никому не следует пола-
гаться на собственную мудрость при истолковании Писания,
даже в ясных фрагментах, ибо во 2 Петр. 1:20 недвусмыслен-
но сказано: «Никакого пророчества в Писании нельзя разре-
шить самому собою». И тот, кто искажает Святое Писание,
чтобы оно было понято в соответствии с заранее составлен-
ными убеждениями, делает это к своей собственной поги-
бели (2 Петр. 3:16). Лучшим читателем Писания, согласно
Иларию, является не тот, кто привносит в Писание уже вы-
сказанное представление, а тот, кто извлекает его из Писания.
Мы также благодарно и благоговейно обращаемся к трудам
отцов, которые в своих комментариях с пользой прояснили
многие фрагменты Писания. И мы признаем, что в значитель-
ной степени утверждены свидетельствами древней Церкви в
истинном и здравом понимании Писания. Мы также не одоб-
ряем самостоятельного изобретения значений, противореча-
щих всем древним истолкованиям и не подтверждаемых в
Церкви никакими ясными свидетельствами.
184 Исследование Тридентского собора

3. Если это так, то что же следует критиковать в каноне


Тридентского собора об истолковании Писания? Я отвечу: этот
канон был лукаво составлен в общих словах. При том он содер-
жит четыре основных пункта, из\за которых между нами идет
борьба. Их\то они и скрывают за коварными общими выраже-
ниями, но в других случаях они излагают их очень ясно.
4. Прежде всего, они утверждают, будто дар истолкова-
ния столь тесно связан с непрерывной преемственностью
епископов, что как только кто\либо восходит на этот престол,
все его истолкования следует сразу же принимать и почитать
как законные, истинные, здравые и авторитетные – по при-
чине его особого положения. И они заявляют, дескать, папа
обладает всеми правами, заключенными в его святом серд-
це, даже если он неграмотен и столь забывчив, что не помнит
сам себя, также будто он может провозглашать свою волю
основанием для совершения того, чего он желает, будто он
может изменять форму Таинств, переданных Апостолами,
будто он может принимать решения, противоречащие пос-
ланиям Павла, будто он может принимать законы, противо-
речащие постановлениям первых четырех соборов и словам
Евангелия и т. д. Я думаю, Андрада узнает здесь те самые
слова, которые употребляют канонисты. Синод также глубо-
ко убежден в том, что когда все епископы собираются вместе,
как чистые и нечистые животные в Ноевом ковчеге, то какое
бы бездоказательное истолкование они ни придумали, его
следует принимать, ибо они воображают, будто дар истолко-
вания неотделим от епископского престола.
Однако это ложь, ибо Павел в 1 Кор. 12:11, рассматри-
вая дар истолкования, ясно сказал: «Все же сие производит
один и тот же Дух, разделяя каждому особо, как Ему угод-
но». И вся ветхозаветная история показывает, что Бог часто
пренебрегал официальными первосвященниками и священ-
никами, воздвигая пророков, истолкователей Своей воли, не
из их среды, а порой и из других колен. Кроме того, теперь
весь мир видит, что за истолкователи наши епископы.
5. Во\вторых, дар истолкования они превращают некое
подобие диктаторской власти, так что они не нуждаются в
доказательстве через предъявление надежных и твердых ос-
нований и принципов истолкования, но желают, чтобы мы
без рассмотрения, без исследования и рассуждения присяг-
нули тому значению, которое нам навязывают люди, при-
своившие себе право истолкования без свидетельства Духа.
О Святом Писании 185

Однако когда Павел в 1 Фес. 5:20–21 сказал: «Духа не угашай-


те. Пророчества не уничижайте», он сразу же добавил: «Все
испытывайте, хорошего держитесь». Так, в Деян. 17:11–12
сказано, что когда Павел истолковывал Слово, жители Верии
прежде исследовали Писания, действительно ли это так, и
только выяснив, что истолкование согласуется с Писанием,
они одобрили и приняли его. И в Деян. 8:31 евнух обозначил
истолкование изящным словом Ðdhge‹n («показывать путь»,
«вести»). Он спрашивал, а Филипп отвечал, и так прояви-
лись принципы подлинного истолкования – евнух, как бы
направляемый рукой Филиппа, сам узнавал и понимал зна-
чение текста, который он читал. В 1 Кор. 14:29–30 Павел по-
казал, как благочестивым учителям следует искать верно-
го истолкования неясных изречений через обмен мнениями:
«И пророки пусть говорят двое или трое». Далее он добавил:
«А прочие пусть рассуждают. Если же другому из сидящих
будет откровение, то первый молчи».
Августин, уча людей в De doctrina Christiana и в дру-
гих книгах, не покушался на диктаторскую власть истолко-
вания, но показал, как неясные выражения следует истол-
ковывать на основании более ясных, как из формулировок
Писания, из контекста, через сравнение с другими фрагмен-
тами и через аналогию веры следует искать простое, здравое
и истинное истолкование. И поскольку душевный человек
не принимает того, что от Духа Божия, ибо все это кажет-
ся ему безумием, а духовный судит обо всем (1 Кор. 2:15),
то для суждения об истинном смысле Писания необходимо
просвещение Святым Духом. И наш Небесный Отец дарует
Святого Духа тем, кто просит Его (Лк. 11:13). Так, Павел в
Еф. 1:17–18; 3:16–17; Флп. 1:9–11 и Кол. 1:9–10 сказал, что
Бог может даровать церквам Духа премудрости и познания.
То же сказал и Давид в Пс. 118.
В соответствии с этим, Ориген в 17\й беседе на Исход ска-
зал: «Мы не только должны тщательно исследовать Святые
Писания, но также молить Господа о том, чтобы Он Сам взял
запечатанную книгу и благоволил раскрыть ее, ибо именно
Он открывает разум к пониманию Писаний». А в 8\й бесе-
де на Иисуса Навина он отметил: «Для объяснения этого мы
нуждаемся в благодати Святого Духа».
Иларий в De Trinitate, кн. 4, сказал: «Понимание ска-
занного следует основывать на мотивации изречения». В
кн. 9 он указал: «Пусть понимание сказанного изыскивает-
186 Исследование Тридентского собора

ся либо в предшествующих [словах], либо в последующих».


В кн. 8 он написал: «О делах веры следует судить не по на-
шей воле, но на основании превосходства того, что сказано».
Василий в De Spiritu Sancto, гл. 1, сказал: «Истолкователь
должен тщательно осмыслять значение, заключенное в отде-
льных словах и слогах». Кирилл в In Johannem, кн. 8, отме-
тил: «Если мы хотим понять какой\либо фрагмент Писания,
нами должны быть тщательно рассмотрены три аспекта –
время, в которое это утверждение было записано, человек,
который его изрек или о котором оно было изречено, и на ка-
кую тему оно было изречено. Так мы сможем исследовать его
подлинное значение без заблуждения».
Августин в De unitate credendi, гл. 2, указал четыре спосо-
ба истолкования: 1) исторический, когда человек учит тому,
что было написано или сделано; 2) аналитический – что и по
какой причине было сказано или сделано; 3) аналогический,
когда указывается, что Писание не противоречит само себе;
4) аллегорический, когда мы учим, что некоторые вещи сле-
дует понимать не буквально, но образно.
Также в De moribus ecclesiae, кн. 1, гл. 1, он сказал:
«Следует применять как усердие, так и благочестие. Первое
помогает нам обрести познание, второе дает нам возмож-
ность это познание заслужить». Тот же автор отметил в De
scalis paradisi, гл. 2: «Чтение ищет, молитва спрашивает, со-
зерцание находит, рассуждение проверяет».
6. Итак, в Церкви нет диктаторской или епископской
власти истолкования, но существуют четкие правила, при
помощи которых истолкование следует осуществлять и при-
знавать. Ибо Церковь имеет право и привилегию суждения.
Но паписты присваивают только себе это право истолкова-
ния, так что одновременно они избавляются от труда доказа-
тельства и лишают Церковь привилегии суждения. Против
этого\то мы и боремся в данном каноне. Ибо мы любим и вы-
соко ценим истинное и здравое истолкование, согласующе-
еся с вышеуказанными правилами отцов. Но к папскому
истолкованию мы прилагаем то, что Тертуллиан сказал о
законе: «Закон, избегающий проверки, заслуживает подоз-
рения». Иларий в De Trinitate, кн. 4, указал: «Ибо мы долж-
ны дать отчет не в Божиих словах, но в нашем понимании».
И Иероним в Apologia de libris contra Jovinianum отметил:
«Моя цель заключалась не в притягивании Писаний к моей
воле, но в изложении того, что я понимаю как содержание
О Святом Писании 187

Писаний. Ибо долг комментатора заключается в изложении


не того, что он сам желает, но того, что подразумевал истол-
ковываемый им автор. Иначе, говоря нечто противоречащее,
он будет уже не истолкователем, а оппонентом того, кого он
пытается пояснить. Конечно же, когда я не истолковываю
Писание, но высказываю свободно свое собственное мнение,
любой желающий может меня критиковать».
7. В\третьих, когда паписты изменяют любое утвержде-
ние Писания таким образом, чтобы оно согласовывалось с их
собственными искажениями, они усердно роются в творени-
ях отцов, стремясь выцарапать оттуда хоть несколько фраз,
хоть как\то защищающих их намерения. И такое истолко-
вание древних, неважно, по какому поводу и каким образом
оно было сделано, утверждают они, должно быть просто при-
нято, безо всякого суждения и исследования, вне зависимос-
ти от того, согласуется ли оно со словами Писания или не со-
гласуется, хотя сами отцы не желали так связывать своих
читателей, чтобы они обязаны были верить во что\то лишь по-
тому, что это сказано отцами, но [они желали, чтобы им ве-
рили], потому что они способны убедить читателя либо кано-
ническими Писаниями, либо иными достоверными основани-
ями, что их утверждения не отступают от истины. Ибо таковы
слова Августина в Письме 112, к Павлину, и в Письме 19, к
Иерониму. Ориген [в комментарии] на Рим. 2 сказал: «Сии ут-
верждения про обрезание были высказаны нами с осознанием
того, что если кто\либо выразит это лучше или правильнее, то
его мнения следует придерживаться более чем нашего».
Иероним написал к Минерию и Александру: «Мое наме-
рение – читать древних, проверяя все и сохраняя доброе, не
отступая от веры кафолической Церкви». Тот же автор в пре-
дисловии к Осии сказал: «Об Оригене, Евсевии, Дидиме и про-
чих я говорю, чтобы вы знали, каких я имел предшественни-
ков на ниве [изучения] этого пророка, которым, признаюсь
вам благоразумно, просто и негордо, как подсказывает один
из моих друзей, я не следовал во всем, дабы иметь возмож-
ность судить о сем труде скорее как истолкователь, и говорил
то, что мне казалось правильным в каждом конкретном слу-
чае». Иероним не желал, чтобы его истолкования считались
оракулами, но подчинил их суждению читателя, например,
говоря о 2 гл. Михея: «Мне кажется, что это значение может
быть передано именно так, если мудрый читатель будет удов-
летворен нашим суждением». То же он сказал, комментируя
188 Исследование Тридентского собора

Соф. 2, Ис. 19, Иез. 36 и 40, во второй книге о Захарии и т. д.


Августину же он сказал: «Пусть твоя мудрость ответит мне,
почему в изъяснении Псалмов ты думаешь иначе, противоре-
ча столь многим и столь великим истолкователям».
Такая свобода в области истолкований должна всеми си-
лами сохраняться в Церкви, чтобы истолкования любого че-
ловека читались с рассуждением и свободно исследовались
на соответствие источникам и основаниям. Не следует и от-
вергать никакого истолкования Писания, если оно не со-
гласуется с некоторыми из древних, но при том согласуется
со словами Писания, обстоятельствами появления текста и
аналогией веры...
8. В\четвертых, паписты присвоили себе право даже в яс-
нейших фрагментах Писания свободно отходить от простого
и истинного значения, соответствующего правильному значе-
нию слов, и диктаторски навязывать другое значение, так что
нас заставляют верить не тому, что Писание говорит просто,
точно и ясно, но тому, что они своей силой и властью истолко-
вывают нам. Таким способом они стремятся избегать ясней-
ших высказываний об оправдывающей вере, о грехах, кото-
рые сохраняются у возрожденных, о несовершенстве добрых
дел в этой жизни, о свободной воле, о заступничестве Христа
и т. д. Ко сказанному Христом: «Пейте из нее все», они добав-
ляют свое собственное пояснение: «Не все, но только священ-
ники». Слова Павла в Евр. 13:4: «Брак у всех да будет честен
[в чести]», они уточняют: «Не у всех, но только у мирян». В 1
Кор. 7:2 мы читаем: «Но, во избежание блуда, каждый имей
свою жену». Здесь «каждый» они истолковывают как «неко-
торые», несмотря на то, что значение сказанного совершенно
ясно. Христос казал Апостолам: «Цари господствуют, а вы не
так», а они желают, чтобы мы отступили от ясного значения
и приняли неизвестно какое истолкование.
Учения, запрещающие вступление в брак и повелеваю-
щие воздерживаться от пищи, сотворенной Богом для поль-
зы, Павел назвал учениями бесовскими28. Однако этот яс-
нейший свет не производит на них никакого действия. Ибо
они утверждают, что эти слова следует понимать не как они
звучат, но как они их истолковывают. И чтобы они и дальше
могли играть в эту игру в истолкование Писания безнаказан-
но и даже властно, их канон и был составлен именно таким

28
См.: 1Тим. 4:1—5. – Прим. ред.
О Святом Писании 189

образом. Осий сказал о ясном слове Божием: «Если кто\либо


обладает истолкованием Римской церкви какого\либо фраг-
мента Писания, то даже когда он не знает или не понимает,
согласуется ли оно со словами Писания и как именно, он все
равно обладает самим Словом Божиим». Истолкование же
Римской церкви таково: «“Вот, здесь два меча”, что значит:
Римский понтифик распоряжается обоими мечами, духов-
ным и светским».
Елисей чудесным образом сделал горькие воды слад-
кими, бросив в них соль, значит, теперь в Церкви должны
употребляться святая вода и освященная соль, и нам над-
лежит верить в их действенность против диавола и греха.
Также в Пс. 8:6–7: «Все положил под ноги его», то есть рим-
ского папы. «Звери полевые» – это люди, живущие на зем-
ле. «Рыбы морские» – это души в чистилище. «Птицы небес-
ные» – это души блаженных, которых папа через канониза-
цию может выставить для поклонения.
9. Много и других не истолкований, но издевательств мож-
но найти в книгах папистов. Чтобы их власть совершать эти и
подобные вещи... оставалась твердой и незыблемой, Андрада
на большом количестве страниц распространяется о сокры-
той вере и лживо восклицает: «Поскольку сокрытым мож-
но назвать все, что неясно в любом деле, значит, вера также
должна быть сокрытой, ибо мы верим, что все содержащееся
в Святом Писании истинно, хотя многое и ускользает от на-
шего понимания, поскольку в этой жизни я не могу вникнуть
и проникнуть во все сокрытые места. Так, святые Ветхого
Завета сокрыто верили во многое из того, во что мы при Новом
Завете верим открыто». Но остановись, дорогой мой человек,
ты защищаешь без противника тот вопрос, о котором нет ни-
какого спора. Ведь Андраде хорошо известно, что паписты,
отстаивая сокрытую веру, вовсе не стремятся к тому, о чем он
так долго разглагольствует. Все это софистика.
Однако далее Андрада явно защищает то, что я называю
вавилонским пленением сокрытой веры – они хотят нало-
жить на нас необходимость верить во все, чего придержи-
вается папская церковь и что она выдвигает, даже если это
нельзя доказать никакими свидетельствами Слова. Причем
верить таким образом, чтобы не было необходимости ни в
мышлении, ни в исследовании, ни в понимании того, что это
за вещи и имеют ли они и где конкретно какое\либо обосно-
вание в Слове Божием. Относительно одного из споров с па-
190 Исследование Тридентского собора

пистами Эразм где\то признался, что их мнение не имеет ни-


каких надежных и достоверных свидетельств Писания и что
противоположное мнение можно доказать проще, яснее и
тверже на основании Слова Божия. Однако он добавил: «Все
же, если Церковь повелевает, я буду в это верить. Ибо я пле-
няю разум в повиновении Церкви».
Об этом\то, Андрада, мы и спорим, а не о том, как ты
это ложно истолковываешь, будто бы выдающееся и пол-
ное познание священной книги требовалось от крестьян,
для которых, как ты признаешься, все же необходима убеж-
денность в том, что предлагаемые артикулы веры – не че-
ловеческие изобретения, а небесные учения, изложенные
в Слове Божием. Но когда необразованным предлагаются
Десятословие, Символ веры, Молитва Господня, установле-
ния Крещения и Господня Причастия, то им даются слова са-
мого Писания, в которых, несомненно, содержится краткое
изложение небесного учения. Следовательно, вера даже са-
мого необразованного человека, исповедующего это, не явля-
ется сокрытой верой папистов, ибо она принимает сами слова
и смысл Писания. Однако они хотят применить понятие со-
крытой веры, чтобы побудить нас, вне зависимости от того,
сокрыто что\либо или [открыто] преподается, не думать и не
исследовать, существует ли тому надежное, твердое и ясное
основание в Слове Божием, но просто верить в это, подчиня-
ясь человеческой власти. Я говорил, что такая убежденность
является не истинной верой, но рабским принятием не Слова
Божия, а человеческих убеждений. И это рабство они навя-
зывают не только необразованным людям, но также зрячим,
чтобы они не могли увидеть, найти и понять, где в Писании
обосновываются предлагаемые вещи, но чтобы они просто
верили, потому что так приказали папа и прелаты Церкви.
Вот основная суть спора о сокрытой вере.
Мы знаем, что не все в равной степени обладают способ-
ностью к различению. Глубокое знание Писания не требуется
от малообразованных людей. И Августин в Contra epistolam
fundamenti, гл. 4, правильно сказал: «Лучшая гарантия ос-
тального множества [людей] – не живое понимание, а про-
стая вера». Однако и их вера не должна оставаться без Слова
Божия. Поэтому Августин описывает способ наставления не-
образованных, когда им разъясняется основное содержание
небесного учения, открытого в Писании, а впоследствии они
приводятся к самому Писанию, каждый по мере его дара.
О Святом Писании 191

10. Златоуст часто сурово упрекал мирян за то, что они


оставили чтение Писания исключительно монахам, так что
сами не видели, не читали и не исследовали, как именно пре-
подаваемое в Церкви согласовывалось с Писанием. То есть
он определенно не одобрял сокрытую веру, как о ней говорят
паписты. И желание отцов заключалось не в том, чтобы увес-
ти народ от Писания к сокрытой вере в человеческие испове-
дания, но привести его к познанию Писания. По этой при-
чине они истолковывали Писание народу и доказывали свои
объяснения на основании Слова Божия. Они действительно
учили одним способом катехуменов, другим – новообращен-
ных, совсем иным – более утвержденных, однако они никог-
да не учили без Слова Божия. Они действительно различа-
ли три ступени наставления, показывая, что людей следует
все ближе и ближе подводить к самим основаниям Писания.
Однако вы не только делаете противоположное, но еще и по-
велеваете [нам] делать то же, выставляя против нас призрак
вашей сокрытой веры, именно за это мы вас и критикуем, в
этом\то и обвиняем. У тебя нет причин, Андрада, надеяться,
что ты обманешь нас своими софистическими аргументами,
если только ты не думаешь, как сказал Августин, что в силах
поддержать неправое дело ложными рассуждениями, разгу-
ливая на ходулях высокопарных речей или устраивая вся-
ческие проволочки в решении вопроса.
11. Андрада поражается, что люди, которые сами по себе
не обладают даром истолкования, способны или желают су-
дить об истолкованиях. Действительно, мы знаем, что су-
ществуют ступени наставления и что не все в Церкви обла-
дают равной способностью к различению. Мы также знаем,
что никому не следует быть мудрее, чем ему присуще. Но все
же известно, как отцы доверяли суждению народа, которому
они в своих проповедях истолковывали Писание. Ибо истол-
кователь должен показывать причины и основания его тол-
кований так ясно и надежно, чтобы и другие люди, сами не
обладающие даром истолкования, смогли понять и постичь
их. Так и евнух признал, что истолкование Филиппа было
истинным (Деян. 8:35–38).
ТЕМА ВТОРАЯ
О преданиях

Из Первого постановления четвертой сессии


Тридентского собора
Святейший собор в Триденте понимает, что истина и назидание со-
держатся в письменных книгах и устных преданиях, которые, буду-
чи приняты Апостолами из уст Самого Христа или от Апостолов, под
диктовку Святого Духа, пришли к нам, передаваясь как бы из рук в
руки. И, следуя примеру правоверных отцов, он принимает и почита-
ет с равной преданностью и благоговением все книги как Ветхого, так и
Нового Заветов (ибо автором обоих является Бог), а также устные пре-
дания, касающиеся веры и благочестия, как продиктованные либо уст-
но Христом, либо Святым Духом и сохраненные в непрерывной преемс-
твенности Католической церковью.

Исследование

1. Этот папский вопрос весьма обширен и вмещает в себя


все то, что папская церковь передает и сохраняет о тех вещах,
которым невозможно учить и которые невозможно доказать
на основании свидетельств Писания. Это воистину ящик
Пандоры, под крышкой которого в Церковь были внесены
все виды искажений, нарушений и суеверий. Ибо чего не
изобретут люди, если только дана возможность утверждать,
будто доказательство и подтверждение Писания не являют-
ся необходимыми? Какое заблуждение сможем мы опроверг-
нуть, если древность и распространенность служат ему защи-
той? Именно к этому паписты и стремятся в своей дискуссии
о преданиях – к тому, чтобы злоупотребления, закравшиеся
в Церковь извне и противоречащие правилу Писания, если
только они широко распространены и подтверждены своей
древностью, получали звание не только церковных обычаев,
но гораздо больше – апостольских преданий.
2. Полезно будет напомнить читателю, как постепенно из-
менялось состояние дискуссии. Ибо в первых диспутах папис-

192
О преданиях 193

тов с Лютером то, что не подтверждалось никаким свидетель-


ством Писания, отстаивали на том основании, что все поста-
новления Церкви имеют равную силу и равную власть с тем,
что, как очевидно из Писания, является богооткровенным.
Поэтому тогда спорили о многих вопросах, касающихся влас-
ти Церкви, полномочий папы, церковных обычаев и т. д.
Такие утверждения Экк выставил против Лютера, при-
крывая, как боевым строем, свой «Энхиридион». Однако
позднее стало ясно, что эти общие утверждения не могут удер-
жать тяжеловесные построения папистов, и что их слишком
трудно защищать, если против них используются аргументы
Писания. Поэтому в конце концов был найден более простой
способ – аргумент об устных апостольских преданиях. Они
представили, будто многое необходимое для веры и благо-
честия не содержится в Писании, но все же было передано
Апостолами. Вскоре они добавили еще один постулат: пере-
даваемое и сохраняемое Римской церковью, но не доказуе-
мое никаким свидетельством Писания – и есть то самое, что
было преподано Апостолами устно и не передано письмен-
но. И это, говорит Андрада, является принципом, выходить
за пределы которого в изысканиях незаконно. Они думают,
что такими аксиомами, как их называют геометры, освобо-
дились от тягот и трудов доказательства. Ибо избавившись
от так называемых узких рамок Писания, они могут чер-
пать из обширной сферы преданий все что им угодно. И то,
что некогда было святыней папского сердца – нечестие ко-
торого теперь видят даже слепые и о котором знают даже не-
вежды, – теперь обратилось в безразмерное и бескрайне обоб-
щенное утверждение об устных апостольских преданиях.
3. Однако, поскольку слово «предания» не применялось
древними совершенно одинаково и поскольку предания, о
которых упоминается в книгах древних, – не все суть одно-
го рода, паписты софистически смешивают подобные свиде-
тельства безо всякого разбора и, как гласит поговорка, стри-
гут все предания под одну гребенку, маскируя их под предло-
гом и внешним видом древности. Поэтому я убежден, что всю
эту дискуссию о преданиях невозможно объяснить просто, и
что нет более уместного ответа на свидетельства древних, ко-
торые паписты выставляют в этом споре с великой помпой,
чем выявлять различия между разными видами преданий.
Посему мы разделим этот материал о преданиях на опреде-
ленные рубрики, или разряды, и покажем, каковы свиде-
194 Исследование Тридентского собора

тельства древних, к какой категории преданий они относят-


ся и как следует судить о каждом из них.
4. Таким образом, станет ясно, что аргументы этой дис-
куссии, имеющие видимость пригодности, если их правиль-
но различать и пояснять, никоим образом не защищают иска-
жений, злоупотреблений и предрассудков папского правила.
Однако все время следует помнить, что суть папского спора о
преданиях заключается в предположении, будто Писание не
содержит всего, относящегося к артикулам веры и учениям о
благочестии, но что многое необходимое для артикулов веры
и учений о благочестии следует принимать на веру помимо
и сверх Писания, из устных преданий, которые невозможно
доказать на основании свидетельств Писания.
О преданиях 195

РАЗДЕЛ I
Первый разряд преданий

1. В качестве первого разряда преданий мы установим,


что изреченное устно Христом и Апостолами, а позднее пе-
реданное письменно Евангелистами и Апостолами, часто на-
зывают преданием. Так Киприан сказал: «Представляя чашу
Господню, чтобы она была наполнена вином, будем соблю-
дать предание Господне, и не станем совершать ничего иного,
кроме того, что Господь сделал ради нас прежде». Однако это
предание сохранилось в письменном виде. Также Василий,
Contra Eunomium, кн. 3, отметил: «Это явно противоречит
преданию о спасительном Крещении. “Идите, – говорит Он, –
и крестите во имя и т. д.”». И далее: «Наше Крещение – по
преданию Господню, во имя Отца, и Сына, и Святого Духа».
Это предание очевидно утверждено в письменном виде.
2. Пусть читатель рассудит, насколько честно действуют
паписты! Обнаруживая слово «предание», они тут же при-
меняют его к собственным преданиям, которые нельзя дока-
зать на основании Писания, как например, Павел сказал в
1 Кор. 15:3, 1–2: «Я преподал [tradidi] вам, что вы приняли,
если преподанное удерживаете, если только не тщетно уве-
ровали». И тут же они кричат: «Вы слышите? Предания!» Я
слышу, но здесь же читаю, как Павел объясняет, что он собс-
твенно преподал: «Ибо я преподал вам, что и сам принял, то
есть, что Христос умер за грехи наши, по Писанию, и что Он
погребен был, и что воскрес в третий день, по Писанию». Вы
слышите, что предания Павла были «письменными» двояким
образом. Ибо они, во\первых, были взяты из Писания Ветхого
Завета, а во\вторых – переданы письменно самим Павлом. И
все же находятся люди, которые не стыдятся коверкать это
изречение, притягивая его к преданиям, которые выставля-
ются напоказ вне, помимо и в противовес Писанию. Павел
сказал о Господнем Причастии: «Ибо я от Самого Господа
принял то, что и вам передал». Однако это предание и сам он,
после Евангелистов, передал письменно. Иезуиты указыва-
ют на утверждение Павла во 2 Фес. 3:6: «Завещеваем же вам,
братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, удаляться
от всякого брата, поступающего бесчинно, а не по преданию,
196 Исследование Тридентского собора

которое приняли от нас». Но он сразу же, в той же главе, по-


яснил, какое предание имел в виду, и это очевидно всякому,
кто прочтет. И все равно этим они желают доказать, будто
следует верить многому такому, что нельзя доказать свиде-
тельством Писания. По бесстыдству такого же рода они вы-
ставляют в защиту своих устных преданий текст Деян. 16:4:
«Проходя же по городам, они предавали верным соблюдать
определения, постановленные Апостолами и пресвитерами в
Иерусалиме», хотя в Деян. 15:23 совершенно ясно сказано,
что эти определения были записаны Апостолами.
3. Киприан сказал в Ad Pompeium: «Если истина в
каком\либо пункте стала неясной, возвратимся к источни-
ку в Господе и к преданию Евангелий и Апостолов», Линдан
немедленно восклицает: «Внимаете ли вы спасительнейшей
власти устных преданий?» Но он злонамеренно умалчивает о
сказанном в том же письме: «Откуда это предание? Исходит
ли оно от власти Господа и от Евангелий или от повелений
и посланий Апостолов? В Нав. 1:7 Бог свидетельствует, что
написанное надлежит совершать. Поэтому если о чем\либо
дано повеление в Евангелиях, или что\либо содержится в
Деяниях Апостолов, да соблюдается и это святое предание».
Так сказал Киприан.
Воистину, мой праведный гнев не испытывал бы нехват-
ки в приличествующих словах, если бы я решил изобразить
эту уловку папистов во всей ее красе. Но довольно и того, что
я показал читателю ее общие очертания.
4. Василий, в беседе об исповедании веры, дал такое оп-
ределение: «Вера есть непоколебимое согласие с тем, что ус-
лышано в несомненности истины и проповедано по благода-
ти Божией». Поразительно, как Линдан радуется этому оп-
ределению, потому что в нем не упомянуто Писание. Однако
вскоре после этого, в третьей строфе, Василий прибавил та-
кое утверждение: «Поскольку Господь верен во всем, что Он
говорит, то определенно будет отпадением от веры и грехом
гордыни, если кто\либо отвергнет что\либо из написанного
или прибавит что\либо незаписанное». Прошу тебя, доро-
гой читатель, рассуди, что за уловки употребляют паписты.
Очень ясное свидетельство Иринея о Поликарпе находим у
Евсевия, кн. 4, гл. 14 – он [Поликарп] всегда учил тому, что
принял от Апостолов и что передавала также Церковь в ка-
честве единственной истины. Там же читаем: «Он вернул в
Церковь Божию многих еретиков, проповедуя единствен-
О преданиях 197

ную истину, которую получил от Апостолов, которую пере-


давала и Церковь». Несомненно, подлиннейшая аксиома за-
ключается в том, что истинным учением является то самое,
которое передали Апостолы и которое исповедовала первона-
чальная Церковь как принятое от Апостолов. Но вопрос за-
ключается в том, отличается ли это учение от того, которым
мы обладаем в Писании. Паписты просто отделяют предания
как нечто противоположное Писанию. Сказанное Иринеем,
что Поликарп учил принятому от Апостолов, они истолко-
вывают так, будто он в качестве принятого от Апостолов
проповедовал нечто сверх содержащегося в Писании. Так
они говорят. Но их вера по многим причинам подозритель-
на. Поэтому следует найти другие свидетельства. Не может
быть сомнения в том, что Поликарп принял от Апостолов и
то, что было записано. Но можно ли то, что Поликарп при-
нял от Апостолов, просто отделить как нечто противополож-
ное Писанию? Услышим свидетельство самого Иринея, ко-
торый согласно Евсевию, кн. 4, гл. 14, сказал, что Послание
Поликарпа к Филиппийцам было написано таким образом и
составлено для такой цели, чтобы заботящиеся о своем спа-
сении узнали из него природу веры и учение истины. Однако
в этом сохранившемся до наших дней послании вовсе не ска-
зано о том, что паписты выставляют под видом преданий, –
Поликарп повествовал о воплощении Христа, о тайне креста,
о том, что Христос, Который понес наши грехи, стал нашей
праведностью, дабы мы могли жить в Нем, о воскресении,
последнем суде, вере, надежде, милосердии, о добрых делах,
о ношении бремен слабых, о молитве и о прочих вещах, не-
сомненно содержащихся в Писании. Таким образом, сущ-
ность веры Поликарпа вовсе не пребывает вне Писания.
5. Прибавим свидетельство еще более ясное. Согласно
Евсевию, кн. 5, гл. 20, Ириней сказал, что он запечатлел не
на бумаге, но в сердце рассказы Поликарпа о том, как тот со-
провождал Апостолов и что слышал от них о Господе и о Его
чудесах и учении. В связи с этим высказыванием мой друг
Андрада превозносит предания вне Писания. Но Ириней тут
же добавил свидетельство Поликарпа, что принятое им от ви-
девших при жизни Слово «полностью совпадало со Святым
Писанием». Вот поистине золотое утверждение Иринея,
которое точно поясняет, как следует понимать большую
часть высказываний древних о преданиях. Апостолы мно-
гое передали устно, апостольские мужи многое приняли от
198 Исследование Тридентского собора

Апостолов в устном предании и позднее передали своим уче-


никам. Но Ириней указал, что все это «полностью совпада-
ло со Святым Писанием». Мы также не отвергаем ничего из
упомянутого, но принимаем и почитаем все, согласующееся
со Святым Писанием. Однако паписты борются за такие пре-
дания, которые нельзя обосновать никаким свидетельством
Писания, ибо именно такие слова употребляет Андрада, ко-
торый также анафематствует всех говорящих: «Если мы не
получим ясно научения из Ветхого и Нового Заветов, то не
станем следовать учениям отцов и преданию Церкви». Пусть
читатель сам сопоставит то, что Поликарп передал как при-
нятое от Апостолов, – и то, что паписты выставляют под
именем преданий, ибо Ириней засвидетельствовал, что пере-
данное Поликарпом согласовывалось со Святым Писанием.
Паписты же открыто утверждают, что их предания нельзя
обосновать никаким свидетельством Писания. И они анафе-
матствуют всех ищущих «совпадения» преданий папистов с
Ветхим и Новым Заветами.
6. Итак, первый разряд преданий – это учения, которые
Апостолы преподали устно, но которые впоследствии были
запечатлены в Писании. Апостольские мужи также провоз-
глашали многое из принятого от Апостолов, но все это «пол-
ностью совпадало со Святым Писанием». И, конечно же, эти
соображения нисколько не защищают преданий папистов,
которые невозможно обосновать свидетельствами Писания,
как они сами это признают. Но в связи с этим первым разря-
дом преданий следует заметить, как хитро паписты цитиру-
ют и толкуют свидетельства Писания и древности, стремясь
утвердить и подтвердить свои ложные предания.
О преданиях 199

РАЗДЕЛ II
Второй разряд преданий

1. Второй вид преданий связан с тем, что книги Святого


Писания сохранялись Церковью, как указал Августин, в не-
прерывной временной последовательности, в надежной не-
прерывной преемственности и были надежно переданы пос-
ледующим поколениям и нам как бы из рук в руки. Так
Ориген засвидетельствовал – «из преданий» он узнал, что че-
тыре Евангелия без сомнений принимаются во всей Церкви.
Евсевий, рассматривая канонические книги, употребил сло-
ва «предание» и «принятие». Но способ существования «пре-
дания», то есть свидетельства Церкви о подлинных и канони-
ческих книгах Писания, был подробно показан выше, когда
мы рассматривали вопрос о канонических книгах.
2. Это предание, посредством которого книги Святого Пи-
сания попали в наши руки, мы благоговейно принимаем.
Однако оно не поддерживает папистов, сражающихся за дог-
маты, которые невозможно подтвердить никаким свидетель-
ством Писания. Ибо в этом предании Церковь исповедует,
что она связана голосом учения, звучащим в Писании, и пе-
редавая это предание дальше, она учит, что потомки также
связаны Писанием. Так и во времена отцов всех искавших
истину людей приводили к Писанию, как это видно из труда
Августина De catechizandis rudibus.
И в Contra epistolam Manichaei, гл. 5, Августин рассказал
о том, как он пришел к вере Кафолической Церкви. Он засви-
детельствовал, что услышал приверженцев Кафолической
Церкви, славивших Евангелие и говоривших: «Веруйте в
Евангелие». Здесь он ввел широко известное утверждение:
«Воистину, я бы не поверил в Евангелие, если бы власть
Кафолической Церкви не принудила меня». Итак, свиде-
тельством Церкви он был привлечен к чтению Евангелия и
к вере в то, что в нем содержится богооткровенное учение.
Но придя к вере в Евангелие, обещал ли он доверять Церкви
больше, чем Евангелию, если Церковь постановит либо бу-
дет учить о чем\то противоречащем Евангелию или наста-
ивать на том, что не может быть подтверждено свидетельс-
твом Писания? Он, конечно же, этого не говорил. Напротив,
200 Исследование Тридентского собора

в другом месте он изрек анафему проповедующим что\либо


помимо принятого нами в Писаниях Закона и Евангелия.
Там же Августин сказал, что, веруя в Евангелие, он не может
верить Манихею, поскольку ничего не прочел относительно
апостольства Манихея. Таким образом, этот второй вид пре-
даний ведет нас к Писанию и связывает нас голосом учения,
которое оно провозглашает, так что им не доказывается ак-
сиома папистов, будто «следует принимать многое, не под-
тверждаемое никаким свидетельством Писания».
3. Но паписты возражают: «Если вы принимаете это пре-
дание Церкви, которое несет свидетельство о принятых кни-
гах Святого Писания, то по какому праву вы отвергаете про-
чие предания, о которых папская Церковь свидетельствует,
что они были переданы Апостолами устно? Ведь свидетельс-
тво Церкви, как говорит Андрада, следует либо полностью от-
вергать, либо полностью принимать. Я отвечаю: «Существует
огромная разница между первоначальной Церковью, кото-
рая во времена Апостолов и апостольских мужей свидетельс-
твовала о книгах Святого Писания, и папской церковью, на-
вязывающей нам свои измышления под видом апостольских
преданий без всяких доказательств».
Когда отцы говорили об этом предании, связанном с кни-
гами Писания, они подтверждали его свидетельствами пер-
воначальной Церкви. Если бы они сделали то же самое, с рав-
ной степенью надежности, и в отношении иных преданий, о
которых они где-то упомянули, тогда было бы верно, что их
следует принимать по тому же правилу. Но они указали, что
переданное Апостолами совпадало со Святым Писанием, как
мы уже показали это у Иринея и вскоре продемонстрируем
еще полнее. Итак, из самого предания отцов мы познаем,
как следует судить о том, каковы подлинные апостольские
предания, как сказал Иероним, комментируя первую гла-
ву Аггея: «Меч Божий, который есть живое Слово Божие,
разбивает то, что изобретают и выдумывают люди по собс-
твенной воле, без власти и свидетельств Писания, утверж-
дая, будто это апостольское предание». Таким образом, цер-
ковное предание вручает нам книги Святого Писания, напо-
миная, что все прочее следует исследовать в соответствии с
ними... и что согласное с ними следует принимать, а несо-
гласное, даже если оно выставляется как апостольское пре-
дание, следует поражать мечом Слова Божия. Таково про-
стое и истинное решение изложенного выше возражения, и
О преданиях 201

паписты не могут его отвергнуть, иначе сами они по тому же


правилу будут вынуждены принять и предания фарисеев, и
всю Каббалу талмудистов. Ведь Августин метко назвал иуде-
ев нашими переписчиками и хранителями книг, поскольку
они были блюстителями книг Ветхого Завета, продолжая со-
хранять их даже в изгнании.
4. Паписты думают, будто они нашли укрытие в утверж-
дении, что Церковь получила книги Ветхого Завета из преда-
ния не фарисеев, но пророков, Христа и Апостолов. Но пос-
кольку, согласно Августину, для этого требуется непрерыв-
ная преемственность, фарисеев невозможно исключить из
числа свидетелей о книгах Ветхого Завета. Так почему же
Христос и Апостолы, которые приняли предание о книгах
Ветхого Завета, не приняли по тому же правилу иные преда-
ния старейшин, ведь они действительно носят это имя: «Так
было сказано мужам древности»? По какому праву паписты
отвергают талмудические предания, принимая предание иу-
деев, связанное с книгам Ветхого Завета? Если они говорят,
что талмудическую Каббалу изобрели иудеи, то они опреде-
ленно отвергают ее, при том что те называют ее первыми ав-
торами патриархов, Моисея и пророков. Так почему же вы,
паписты, не верите этому их свидетельству, не отвергая их
свидетельства относительно книг Ветхого Завета? Мы прос-
то ответим: «Потому что мы узнаем из пророческих книг, о
которых свидетельствуют иудеи, что все необходимое и до-
статочное в учении патриархов, Моисея и пророков было пе-
редано письменно. И мы исследуем все прочие предания в
соответствии с тем, что было записано, предание же иудеев,
которое противоречит этому свидетельству, которое действи-
тельно передает многое, не соответствующее и противореча-
щее Писанию, мы не принимаем, но отвергаем по наилучше-
му правилу, ибо это мы узнаем из тех самых книг, которые
иудеи передали нам, засвидетельствовав о них. Если у па-
пистов есть какой-то другой ответ, пусть они дадут его, и мы
сможем выдвинуть его против их же возмущения тем, что
мы, принимая предания Церкви относительно каноничес-
ких книг, не принимаем также и прочее, навязываемое нам
под именем преданий папской церковью.
202 Исследование Тридентского собора

РАЗДЕЛ III
Третий разряд преданий

1. В качестве третьего разряда преданий мы называем то, о


чем говорили Ириней, в кн. 3, и Тертуллиан, в De praescriptione
adversus haereticos. Оба они высоко ценили апостольское пре-
дание. Ириней, кн. 3, гл. 3, сказал: «Предание Апостолов, по-
лучившее известность во всем мире, доступно в Церкви для
исследования всеми желающими услышать истину». И в гл. 4
он отметил: «Нет необходимости искать истину у других, ибо
ее легко получить в Церкви, ведь в ней, как в сокровищнице,
Апостолы собрали во всей полноте то, что согласуется с ис-
тиной, дабы всякий желающий мог черпать из нее воду жиз-
ни. Ибо здесь – врата жизни, а извне – воры и разбойники.
Посему необходимо избегать этих последних, но любить все,
что в Церкви, и принимать предание истины. Что если бы
Апостолы не оставили нам Писаний? Не надлежало бы тог-
да следовать порядку преданий, которые они передали тем,
кому поручили насажденные церкви? Многие варварские
племена придерживаются такого порядка, ибо спасение запе-
чатлено в их сердцах Духом, без букв и чернил, и они усердно
хранят древнее предание Апостолов».
2. В De praescriptione Тертуллиан указал: «Мы устанав-
ливаем такое правило: если Христос послал Апостолов про-
поведовать, то не следует принимать никаких проповедни-
ков, кроме назначенных Христом. Но проповедуемое ими,
то есть то, что открыл им Христос, о чем я также говорю
здесь, не может быть доказано никаким иным образом, кро-
ме свидетельства тех самых церквей, которые были основа-
ны самими Апостолами через личную проповедь, как устно,
так и в посланиях». И далее: «Если все это так, то несомнен-
но, что отныне всякое учение, которое согласуется с учени-
ями этих апостольских церквей, основаниями и источника-
ми веры, следует принимать как истину, потому что в таком
случае это учение несомненно совпадает с тем, что церкви
приняли от Апостолов, Апостолы – от Христа, а Христос –
от Бога [Отца]. Но любое иное учение следует признавать
ложным, ибо оно противоречит истине Церкви, Апостолов,
Христа, Бога [Отца]».
О преданиях 203

3. Кажется, что эти прославления преданий оказыва-


ют папистам значительную поддержку в их борьбе против
Писания. Во всех своих книгах они также торжественно
выставляют следующее вырванное ими из контекста изре-
чение Тертуллиана: «Поэтому мы не должны обращаться к
Писаниям и основывать на них нашу борьбу, ибо в них либо
вовсе нет победы, либо только ненадежная».
4. Но простая истина, твердо обоснованная и надежная
сама по себе, не трепещет и не бежит от лица подлинных сви-
детельств древности. И мы ясно покажем, что эти утвержде-
ния Иринея и Тертуллиана не ослабляют, но подтверждают
наше представление о Святом Писании, если не рассматри-
вать сказанное ими в изуродованном виде, а исследовать всю
последовательность аргументации. Люди, сведущие в юрис-
пруденции, говорят, что несправедливо не рассматривать за-
кон целиком, но выносить решение на основании какого\то
его фрагмента. Иларий верно напомнил нам, что в наших
спорах понимание сказанного следует выводить из причин,
по которым это было сказано. Посему начнем с того вопро-
са, о котором спорят паписты, с преданий, и спросим, была
ли сформулирована аргументация Иринея и Тертуллиана
как доказательство необходимости принятия неких догма-
тов веры, недоказуемых никаким свидетельством Писания,
но требующих веры без Писания, вне и сверх Писания, толь-
ко на основании преданий, в пользу которых Писание не сви-
детельствует. Здесь нет ничего неясного. Ибо как Ириней,
так и Тертуллиан определенно указали нам, в связи с каки-
ми догматами веры возник этот спор, они перечислили поч-
ти дословно те артикулы, которые теперь составляют вероис-
поведание, называемое Апостольским символом веры. Разве
эти артикулы веры нельзя доказать, показать и установить
на основании Писания? Разве противоположные заблужде-
ния еретиков в отношении этих артикулов нельзя опровер-
гнуть и сокрушить на основании Писания? Ясно как день,
что обобщение всего Писания как раз в основном и заклю-
чено в этих артикулах. Ириней, в кн. 3, 4 и 5, лишь развер-
нуто доказал и подтвердил эти артикулы веры на основании
Писания и указал свидетельства Писания, опровергающие
заблуждения, противоречащие этим артикулам.
5. Итак, пусть в этой дискуссии прежде всего будет при-
лежно отмечено (а это ясно как день и неоспоримо), что спор
шел не о догматах веры, которые они не могли доказать или
204 Исследование Тридентского собора

возражение которым они не могли опровергнуть свидетель-


ствами Писания. Ибо это артикулы, которые и составляют
обобщение всего содержания Писания. Пусть это будет от-
мечено, дабы читатель видел, сколь лукаво паписты перево-
рачивают слова Иринея и Тертуллиана, стремясь утвердить
свои предания, о которых они сами признаются, что не могут
обосновать их ни одним свидетельством Писания.
6. Но зачем Ириней и Тертуллиан обращались к преда-
ниям, которые апостольские церкви приняли от Апостолов,
которых они придерживались и которые соблюдали в то вре-
мя, хотя эти артикулы имеют много надежных, твердых и
ясных свидетельств в Писании? Нет смысла гадать о при-
чинах, поскольку оба они предоставили определенные объ-
яснения. Заключалась ли причина в том, что они не могли
извлечь из Писания достаточно ясных и твердых подтверж-
дений этих артикулов веры или опровержений басен ерети-
ков? Отнюдь, ибо сами еретики не могли отрицать, что вера
Церкви имеет основание и свидетельство в Писании и что их
выдумки отвергаются и опровергаются Писанием. И по этой
самой причине они либо отвергали, либо искажали Писание,
либо сетовали на его недостаточность.
В кн. 3, гл. 2, Ириней сказал: «Когда их обличают на осно-
вании Писания, они обращаются и обвиняют само Писание,
будто бы оно не обладает ни истиной, ни властью – как пото-
му, что оно не говорит о том же одинаковым образом, так и
потому, что истину в нем не могут найти не знающие устных
преданий». Тертуллиан засвидетельствовал: «Эта секта не
принимает некоторые Писания, а принимаемые она изменя-
ет через прибавления и изъятия, приспосабливая для своих
целей, и даже принимая, она не принимает их полностью»
и т. д. Он также сказал: «Они заявляют, будто Апостолы не
желали раскрыть все для всех, но часть передали открыто и
для всех, а иное – тайно и лишь немногим, и якобы Павел
именно это называл “депозитом” (depositum)29».
Читатель понимает, что еретики, видя, как ясно и твердо
их опровергают на основании Писаний, начинали спорить о
самой власти Писаний: 1) будто они неистинны, и что по этой
причине их не следует принимать; 2) будто в них не сказано о
том же одинаковым образом, так что из них невозможно по-
лучить надежное и твердое понимание; 3) они не принимали

29
Перевод 1 Тим. 6:20 в Вульгате. – Прим. теол. ред.
О преданиях 205

все Писания, но лишь некоторые, и те не полностью, но мно-


гое прибавляя и многое убавляя; 4) утверждали, что истину
невозможно найти в одном лишь Писании, без преданий, ос-
тавленных Апостолами устно; 5) учили, обосновывая этим
свои выдумки, что Апостолы что\то передали открыто и всем,
например то, что они сообщили в своих Писаниях, а что\то –
тайно и лишь немногим. А поскольку предполагалось, будто
эти предания обладают той же властью, что и письменные уче-
ния, они утверждали, дескать, Писания следует объяснять и
исправлять в соответствии с тайными устными преданиями.
Я пересказываю Иринея и Тертуллиана, дабы стало ясно,
по какой причине и ради какой цели эти отцы обращались
к преданиям. Еретики не принимали некоторых Писаний
либо отвергали их полностью и обвиняли их в заблуждении,
в противоречивости высказываний или в недостаточности,
так что истину будто бы нельзя было найти только в них, по-
этому, сказал Тертуллиан, нам не следует ни обращаться к
Писаниям, ни обосновывать ими нашу борьбу, ибо через них
мы не получаем никакой победы или одержим непрочную по-
беду над подобными еретиками. Но имел ли он в виду, что ар-
тикулы веры, о которых тогда шел спор, нельзя было защи-
тить от еретиков на основании Писаний или что нельзя было
обличить искажения еретиков на этом основании? Ириней
именно этим и занимался, что вполне очевидно само по себе.
Но о тех еретиках, которые ставили под сомнение власть
Писаний и противопоставляли Писаниям предания, которые
цитировали иные писания, измененные путем прибавлений
и изъятий, и заявляли, будто они подлинны – именно об этих
еретиках сказал Тертуллиан. И он добавил причину – следу-
ет показать, кто обладает истинным Писанием, прежде чем
обращаться к самому Писанию. Ясно, что Тертуллиан имел
в виду именно это. Поэтому паписты поступают нечестиво,
указывая на ограниченное утверждение Тертуллиана как на
общее, словно бы в религиозных спорах вообще нельзя обра-
щаться к Писанию и словно бы в дискуссиях о догматах веры
на основании Писания либо невозможно надеяться ни на ка-
кую победу, либо победа не будет ненадежной. Полное несо-
ответствие этого было показано выше, на основании согласия
всех отцов, и Тертуллиан никогда не подразумевал этого.
7. Итак, поскольку еретики продолжали противопостав-
лять предания Писаниям, на основании преданий стремясь
показать: 1) что Писания, принятые Церковью как канони-
206 Исследование Тридентского собора

ческие, не являются истинными Писаниями, и их не следу-


ет принимать во всех частях; 2) что истину нельзя понять из
Писания по причине его непоследовательности, то есть двус-
мысленности, неясности и темноты; 3) что истину нельзя
узнать из одного лишь Писания, не добавляя также устные
предания, поскольку кроме того, что Апостолы передали
публично и всем, а позднее записали, они также передали не-
что иное тайно и лишь немногим – из\за всего этого Ириней
с Тертуллианом и отсылали еретиков к преданиям. И пос-
кольку предания были выставлены с обеих сторон, спор шел
о том, что является подлинным преданием Апостолов. Отцы
доказывали, что оно является тою же самою истиною, кото-
рую Христос принял от Бога [Отца] и передал Апостолам, и
которую Апостолы затем передали церквам, и которая со-
хранялась в церквах через пресвитерскую преемственность.
И поскольку в то время истина апостольского учения и хрис-
тианской веры в основном процветала в церквах, основанных
Апостолами, а они все еще преданно содержали и охраняли
истину обретенную для распространения веры, то действи-
тельно вернее всего было смотреть на согласие этих церквей
в учении. Ириней справедливо воскликнул: «Даже если бы
Апостолы не оставили ни одного текста, все же на основании
этого предания, которое Церковь приняла от Апостолов и со-
хранила неизменным до настоящего времени, можно было
бы узнать, каково было подлинное апостольское учение». Но
применимо ли то же самое к папской Церкви так, чтобы все,
чего она придерживается и что сохраняет, надлежало считать
апостольским только из\за имени, даже если данная церковь
не может доказать этого ни единым свидетельством Писания?
Приверженцы Римского понтифика именно это и утвержда-
ют. Но мы говорим, и очевидность дела подтверждает, что
между первоначальной апостольской Церковью и папским
царством разница больше, чем между небом и землей. Посему
они должны доказать, что их Церковь – апостольская, пре-
жде чем присваивать себе подобную привилегию.
8. Однако продолжим наше исследование. Нам надлежит
обратить внимание на то, что именно Ириней и Тертуллиан
доказывали на основании предания, к которому они обрати-
лись и которое в то время было единым во всех апостольских
церквах. Совершенно очевидно (думаю, и в соответствии с
исповеданием папистов), что они не выдвигали на основании
преданий какого\либо учения, противоречащего Писанию,
О преданиях 207

ибо под этим именем они осуждали предания, распростра-


нявшиеся еретиками. Итак, вопрос будет заключаться в том,
действительно ли Ириней и Тертуллиан выдвигали и дока-
зывали иное учение, отличающееся от того, которое было
передано в Писании, то есть действительно ли они утверж-
дали и доказывали, что Церковь в то время принимала мно-
гие учения и тайны веры из преданий, которые невозможно
доказать никаким свидетельством Писания. Мы уже неод-
нократно говорили, что в этом и заключается суть разногла-
сий между нами и папистами.
9. Ириней и Тертуллиан оба перечислили пункты, ко-
торые они обосновали преданием. Это артикулы, составля-
ющие Апостольский символ веры. Нет никакого сомнения,
что они неоднократно и ясно изложены в Писании. То есть
на основании предания они не выдвигали и не доказывали
никаких иных догматов веры, кроме тех, которые содержат-
ся в Писании, но они выдвигали и также доказывали на ос-
новании предания те самые догматы, которые мы находим
в Писании. Причину же, по которой они обратились к пре-
данию, хотя и обладали многими и весьма твердыми свиде-
тельствами Писания, мы изложили выше – они стремились
показать согласие между подлинным апостольским преда-
нием и Писанием.
Таким образом, они доказывали на основании предания
истинность, власть и достаточность Писания, ибо это те са-
мые догматы веры, которые содержатся в Писании и которые
первоначальная Церковь приняла из предания Апостолов и
сохранила в чистоте до того времени. Во всех рассуждениях
Иринея и Тертуллиана невозможно найти ни единой йоты
ни в одном догмате, которую бы они выдвигали на основании
только лишь предания и которую нельзя было доказать ни-
каким свидетельством Писания.
10. И поскольку все это властно разрушает и опроки-
дывает разговоры папистов о недостаточности Писания и о
тех преданиях, которые они не в силах доказать ни единым
свидетельством Писания, данный вопрос следует рассмот-
реть весьма тщательно. Я разъяснил суть вопроса в случае
с Иринеем и Тертуллианом очень просто, и мне непонят-
но, если только рассматривается весь спор, как можно было
бы извлечь отсюда какое\то иное значение, кроме того, ко-
торое свидетельствует о согласии апостольского предания с
Писанием, подтверждая, что оно представляет собой то же
208 Исследование Тридентского собора

самое учение, которое передано в Писании и которое перво-


начальная Церковь получила из предания Апостолов. Это
значение сами авторы показали в совершенно ясных выра-
жениях. Ибо затем Ириней развернуто доказал на основании
Писания то же самое, что он прежде показывал на основа-
нии предания. В начале этого рассуждения [кн. 3], гл. 1, он
сказал: «В то время Апостолы действительно проповедовали
Евангелие устно, но затем они по воле Божией передали его
нам в Писании, дабы оно стало основанием и столпом нашей
веры». В гл. 3 он отметил: «То, что сей Отец нашего Господа
Иисуса Христа был провозглашен церквами на основании
самого Писания, все желающие могут узнать и так понять
апостольское предание Церкви».
В кн. 4, гл. 63, он сказал: «Подлинное познание состоит в
учении Апостолов, и в древнем установлении Церкви во всем
мире, и в распознании Тела Христова по преемству еписко-
пов, которое они [Апостолы] передали Церкви, пребываю-
щей на всяком месте, и которое перешло к нам, сохраненное
без изменения полнейшим применением Писания. Познание
также состоит в чтении, которое не терпит никаких пропус-
ков и подмен, в законном и прилежном истолковании со-
гласно с Писанием, без угрозы смыслу, без богохульства, и
в главном даре – любви» и т. д. Вы слышите, что древнее ус-
тановление Церкви и апостольское учение дошли до времен
Иринея через преемство епископов и было сохранено без из-
менения. Но как? Он сказал, что это совершилось через пол-
нейшее применение Писания и истолкование в соответствии
с законным Писанием. Он не говорил о догматах веры, кото-
рые нельзя доказать никаким свидетельством Писания.
Паписты постоянно рассуждают о древнем установлении
Церкви и о преданиях, переданных из рук в руки. Но вот
славное утверждение Иринея о действительно древнем ус-
тановлении апостольской Церкви и о том, как именно апос-
тольское предание сохранялось неизменным.
В De praescriptione Тертуллиан сказал: «Но и еретики ра-
ботают с Писанием, стремясь убеждать на его основании. На
основании какого иного источника, – говорит он, – они мог-
ли бы говорить о вопросах веры, кроме книг веры?» И еще:
«Они веруют без Писаний, чтобы веровать против Писаний».
И далее, отвечая на выдумку еретиков, будто Апостолы, кро-
ме того, что они передали публично и всем, также вверили не-
что иное тайно и лишь немногим, и якобы Павел называл это
О преданиях 209

[тайное учение] «депозитом», Тертуллиан заметил: «Что же


это за тайное завещание [депозит], которое следует призна-
вать иным учением? Или это часть того повеления, о котором
он сказал: “О, Тимофей! храни преданное тебе”, или часть за-
поведи: “Повелеваю тебе хранить этот депозит”? Какой депо-
зит он имел в виду, можно понять из того, что написано им до
и после того. Но мне ведомо, на что они намекают, говоря об
ином учении». Тертуллиан также отметил: «Сказав “сие”, он
подразумевал то, о чем он писал в тот момент, но о скрытом,
как об отсутствующем, обращаясь к знающему тайну, он бы
сказал не “сие”, а “то”».
В гл. 36 он сказал: «Иди по апостольским церквам, в ко-
торых престолы Апостолов до сих пор заняты, в которых их
подлинные книги до сих пор публично читаются, оживляя
их голос, делая присутствующим лик каждого из них». Он
также отметил: «У вас есть Рим, его власть доступна также
и нам. Посмотрим, чему он научился, чему учил. Он призна-
ет единого Бога, Творца мира, и Иисуса Христа [рожденно-
го] от Девы Марии, Сына Бога Творца, и воскресение плоти.
Он объединяет Закон и Пророков с писаниями Евангелистов
и Апостолов, и оттуда черпает свою веру». Затем он сказал о
еретиках: «Поскольку они учат иному, им приходится при-
спосабливать средства к этому иному учению. Ибо они не мог-
ли бы учить иному, если бы у них не было иных средств, с по-
мощью которых они могли бы учить ереси. И они не могли бы
преуспеть в искажении учения, не исказив средства, подобно
тому как целостность учения не принадлежала бы нам без це-
лостности средств, с помощью которых учение излагается».
Пусть читатель рассудит, как в этом утверждении Тер-
туллиан сказал о Писаниях. После нескольких замечаний
он заметил о них: «Что мы суть, то и они; от начала мы – от
них». Ты видишь, читатель, какое сопоставление или «со-
гласование» он установил между Писаниями и первоначаль-
ной Церковью, придерживающейся чистого апостольского
предания. Он сказал: «То, что мы суть (когда придержива-
емся апостольского предания), то суть и Писания, и мы воис-
тину – от них». Таким образом эти термины, так сказать, эк-
вивалентны и взаимозаменяемы – подлинное апостольское
предание и учение Святого Писания.
11. Я рассмотрел все это довольно подробно прежде всего
потому, что усеченные утверждения, которые цитируют из
Иринея и Тертуллиана, могут смутить читателя, если не из-
210 Исследование Тридентского собора

ложить их рассуждения полностью. Во\вторых, потому, что


на основании рассуждений Иринея и Тертуллиана наше по-
нимание власти, совершенства и достаточности Писания об-
ретает твердую защиту и опору, и в то же время предания па-
пистов, относительно которых они сами признаются, что не
могут доказать их никаким свидетельством Писания, опро-
вергаются. Мы показали, что Ириней и Тертуллиан доказы-
вали согласие апостольского предания с Писанием, так что
предание невозможно выставить против Писания, будто бы
это последнее неверно, двусмысленно или неполно, в [кн. 3],
гл. 2 Ириней показал, что еретики утверждали именно это.
Однако на основании предания доказывается и утверждает-
ся истинность, власть, надежность, совершенство и доста-
точность Писания, так что древнее установление Церкви и
подлинное предание Апостолов сохраняются через использо-
вание и истолкование Писаний.
Таким образом, когда выставляются предания, которые
не согласуются с Писанием и не подтверждаются Писанием,
то вполне ясно, что эти предания не апостольские. Таково
твердое и ясное основание, на которое можно нападать при
помощи софистической аргументации, но которое невоз-
можно поколебать или низвергнуть. Потому я усердно пере-
даю читателю сии рассуждения Иринея и Тертуллиана. Все,
что Тертуллиан сказал об учении Христа и Апостолов, мы по
праву прилагаем к Писаниям, ибо это, как мы сказали, вза-
имозаменяемые термины. Вот как выразился Тертуллиан:
«Веруя, мы не желаем веровать ни во что иное, ибо первое,
во что мы веруем, – это что нет ничего иного, кроме того, во
что нам следует веровать» и т. д. Тертуллиан сказал это о дог-
матах. Про обычаи мы поговорим несколько позже.
12. Подтверждением вышеизложенного служит также и
то, что мы отметили у Евсевия, кн. 5, гл. 20, о свидетельстве
Иринея в отношении преданий Поликарпа, а именно – что
Поликарп говорил своим ученикам о Господе, о Его чудесах
и учении то же, что он принял от Апостолов как от живых
свидетелей. Было ли это чем\то, отличающимся от передан-
ного в Писании? Передал ли Поликарп под видом принятых
от Апостолов какие\либо догматы, которые нельзя подтвер-
дить никаким свидетельством Писания? Ни в коем случае,
указал Ириней, но он передал «все в согласии со Святым
Писанием». Посему таковыми были, есть и должны быть все
предания, называемые апостольскими. И их непременно на-
О преданиях 211

лежит исследовать на наличие того «согласия» со Святым


Писанием, о котором сказал Ириней. И если кто\либо с ис-
тинным и благочестивым рвением спрашивает, каково под-
линно древнее и апостольское предание, нет необходимости
изобретать басни о чистилище, святой воде и тому подобном.
Ибо Ириней и Тертуллиан в дискуссии, о которой мы уже
так много сказали, не выражались расплывчато, но показа-
ли, описали и ясно выразили доступными словами, что такое
апостольское предание.
13. У Иринея и Тертуллиана мы трижды обнаруживаем
древнейшее исповедание веры, содержащее обобщение апос-
тольского учения и предания, и я его воспроизведу. Ибо это
показывает, откуда было взято вероисповедание, обычно на-
зываемое Апостольским символом веры. Ириней, кн. 3, гл. 4,
сказал, что некоторые варварские народы усердно сохраня-
ли древнее предание, не читая его в письменном виде, «веруя
во единого Бога, Творца неба и земли, и всего что в них, во
Иисуса Христа, Сына Бога, Который, по Его изобильной люб-
ви к Своему творению, снизошел родиться от Девы, Сам через
Себя объединяя человека с Богом; Он пострадал при Понтии
Пилате и вновь воскрес и был принят во славу; Он придет во
славе, Спаситель тех, кто спасены, и Судия тех, кто осужде-
ны; и Он ввергнет в вечный огонь исказителей истины и нена-
вистников Его Отца и Его пришествия и т. д. Если бы кто\то
проповедовал этим варварам нечто, изобретенное еретиками
сверх сего, они бы немедленно заткнули свои уши и убежали
прочь. Так, при помощи древнего предания Апостолов, они
не допускают к себе нелепые выдумки еретиков» и т. д.
Вот истинное и древнее предание Апостолов, которое не
передает ничего выходящего за пределы Писания, но содер-
жит обобщение всего Писания.
14. В кн. 1, гл. 2, Ириней истолковал устную апостоль-
скую проповедь подобным же образом. Он сказал: «Церковь,
насажденная по всему миру, до краев земли, приняла от
Апостолов и от их учеников веру в Единого Бога, Всемогущего
Отца, сотворившего небо, землю, море и все что в них; и во
единого Иисуса Христа, Сына Божия, воплотившегося ради
нашего спасения; и во Святого Духа, Который через проро-
ков проповедовал решения Божии, Пришествие, рождение
от Девы, страдание, воскресение из мертвых и телесное воз-
несение на небеса возлюбленного Иисуса Христа, Господа