Вы находитесь на странице: 1из 416

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение


высшего профессионального образования
«Томский государственный архитектурно-строительный университет»

А.В. Мананков

ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ СРЕДА
И ТЕХНОСФЕРА:
КВАНТОВЫЕ ПРОЦЕССЫ И ЖИЗНЬ.
САМООРГАНИЗАЦИЯ

Томск
Издательство ТГАСУ
2012
УДК 504.4+551.1/.4
ББК 26.30

Мананков, А.В. Геологическая среда и техносфера: квантовые процессы и жизнь. Са-


М23 моорганизация [Текст] : монография / А.В. Мананков. – Томск : Изд-во Том. гос. архит.-строит.
ун-та, 2012. – 416 с. + 8 с. цв. вкл.
ISBN 978-5-93057-507-1

Монография посвящена воссозданию на принципах современного рационализма научной картины форми-


рования в течение истории Земли ее геологической среды под воздействием внешних (космических) и внутренних
(геосферных) процессов. Показаны прямые и обратные связи развития живой природы с возможностями геологи-
ческой среды в разные геологические эпохи. С позиции синергетики дана полная классификация экологических
функций геологической среды, динамика их трансформации под воздействием антропогенных и техногенных фак-
торов. Впервые выделены две новые функции, ответственные за зарождение и эволюцию живых организмов и от-
ражающие саморегуляцию и самоорганизацию в процессе развития биосферы в геологическом времени.
Охарактеризованы основные природные процессы, управляющие саморазвитием, большое внимание уделе-
но роли живого вещества в функционировании всех компонентов биосферы. Описаны источники, причины нега-
тивных антропогенных и техногенных факторов, порожденные ими проблемы геосферной безопасности и возмож-
ные разномасштабные, включая глобальные, последствия. Обосновывается логическая связь циклических стихий
в Природе с социальными катаклизмами.
Представлены современные методы изучения и оценки качества компонентов геологической среды, интен-
сивности вредных и опасных факторов, а также их учета при оценке степени трансформации окружающей среды.
С позиции теории квантовых процессов в макромире представлены механизмы глобальных биосферных катастроф
и геологических стихий. В отличие от взглядов эволюционистов показана важность катастрофических глобальных
вымираний, которые сменяются более совершенными видами биоты.
В рамках теории квазикристаллического состояния вещества и фуллеренов показана определяющая роль
гидратированных форм фуллеренов в создании углеродной матрицы жизни.
Монография предназначена для широкого круга читателей и особенно тех, кто занимается вопросами срав-
нительной планетологии, волновыми движениями земной коры, геосферной безопасности, урбоэкологии, ком-
плексного и рационального природопользования, а также всех интересующихся современными проблемами гео-
экологии и экологической геохимии.

УДК 504.4+551.1/.4
ББК 26.30

Рецензенты:
доктор геол.-мин. наук, профессор Национального исследовательского Томского поли-
технического университета С.И. Арбузов;
доктор биол.-мин. наук, профессор Томского государственного университета систем
управления и радиоэлектроники А.Г. Карташев.

ISBN 978-5-93057-507-1 © Томский государственный


архитектурно-строительный
университет, 2012
© А.В. Мананков, 2012
ПРЕДИСЛОВИЕ

С человеком, несомненно, появилась


новая огромная геологическая сила
на поверхности нашей планеты.
Равновесие в миграции элементов,
которое устанавливалось в течение
геологических времен, нарушается разумом
и деятельностью человека.
В.И. Вернадский

Чрезвычайно бурное развитие общества и убыстряющийся ряд природных и техногенно стиму-


лированных геологических стихий выдвигают на первый план значение теоретических фундамен-
тальных основ устойчивого развития геологической среды. К концу ХХ в. общество осознало физи-
ческую ограниченность планеты Земля и ее ресурсов. Для создания научной базы и разработки ре-
гиональных и глобальных критериев устойчивого развития необходимы современные представления
о истории формирования и свойствах геологической среды.
Многочисленные гипотезы, предложенные ранее, к сожалению, далеки от совершенства. Но-
визна настоящей книги состоит в том, что в ней сделана попытка обоснования путем анализа и син-
теза накопленных новых представлений о геологической среде и техносфере в виде целостного ми-
ровоззрения. На основе синтезированного знания можно решать системные проблемы различного
уровня и надеяться на появление научной базы для разработки востребованных инновационных,
прорывных технологий. Вместе с тем при этих исследованиях, например, изучении процессов
и явлений, влияющих на устойчивость геологической среды, научном обосновании мероприятий
для восстановления равновесия в сложных геосистемах, необходимо придерживаться принципа
экологического императива. И, наконец, отказаться от изжившего себя принципа «научно обосно-
ванного сочетания экономических, социальных и экологических интересов», как это имело место
до недавнего времени.
В методологии естественных наук с давних времен нет единого мнения о приоритете между
фундаментальными и прикладными науками, представляющими крайние колебания по принципу
маятника на социальном уровне. Так, еще Фибоначчи (Леонардо из Пизы) и многочисленные его
последователи до сих пор полагают, что именно практика движет наукой в определенные периоды
истории. И здесь, вроде, нет вопросов. Ну, а что дальше? В истории становления и развития естест-
венных наук, как и в истории любой деятельности человека, на методологическом уровне устанав-
ливаются подобные циклические периоды между крайними точками: редукция и синтез, эволюция
и революция, либерализм и консерватизм. Эти колебания в науках, по Т. Куну, проходят «научные
революции», они отражаются и на самом обществе в периоды, когда происходит переосмысление
идей этих наук и их роли в обществе. В это время, как и сейчас, нет места для подсчета «количества
тараканов на кончике иглы». В такие периоды науки прикладного и фундаментального уровня
должны существовать ради практической пользы, ради улучшения условий жизни человека и со-
хранения окружающей среды. В структурированных знаниях каждого уровня легко различимы
«споры» и «вирусы» другого. Наука имеет своим занятием собирание и классификацию фактов
в фундаментальной своей части и использование результатов этой классификации (принципов
и законов) в прикладной.
Как показывает личный опыт, деление на прикладную и фундаментальную науки во многом за-
висит от времени и часто – искусственно. И критерий истины для всех уровней должен быть только
один – доказательность и теоретически, и практически. Более подробно этому аспекту посвящен раз-
дел 16.1.4, где предлагается обобщенная модель развития цивилизации.
Материал книги в целом призван начать восполнение дефицита обобщающих изданий по гео-
сферной безопасности и теоретической геоэкологии, уходящих корнями в истоки естественных наук
и сейчас достигающих мировоззренческого уровня. Из методологии науки известно, что экспансия
и интеграция научных школ приводят к утверждению новой научной парадигмы, в рамках которой
начинается ее эволюционный этап развития. Научная парадигма обычно является узкодисциплинар-

3
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

ной категорией, характерной для научных школ или направлений. Мировоззренческая парадигма
возникает в результате экспансии научных.
В истории всегда было так, что среди наук шла непрерывная борьба за приоритеты и титул
«царицы наук». Не вдаваясь в глубокую историю, нужно отметить, что с начала ХХ в. такой наукой
стала физика. Именно физика на фоне господства прагматической идеологии позитивизма внедряла
с помощью новейших научных достижений вероятностные методы во все науки, включая медицину.
При этом физика как лидер среди всех естественных наук определяла общий уровень картины мира
или миропонимания, а также методологические концепции вероятностных прогнозов. В экологии
и смежных науках возникли исторически эфемерные прагматические понятия типа «окружающая
среда», «энвайронменталистика», «глобалистика» и др., но исчезло понимание естественного единст-
ва природы и человека.
С появлением серьезных ЭВМ и началом космической эры человечество узнало о геологиче-
ской среде и планете в целом намного больше, чем за всю предыдущую историю. Более того, начиная
с работ «Римского клуба», начали использовать данные геоэкологического мониторинга для много-
факторного моделирования и выявления основных противоречий. Исторический и философский ана-
лиз истории цивилизаций показал, что основное противоречие, разрешением которого является раз-
витие общества, находится не в сфере производственных отношений, а в сфере отношений Общест-
во – Природа. Локальная окружающая среда (ЛОКОС) не может стационарно и, тем более,
прогрессивно функционировать в течение значительного временного интервала при истощении ре-
сурсов глобальной среды (ГЛОБОС). Ресурсы и все остальные экологические функции ГЛОБОС фи-
зически ограничены и с разрастанием ЛОКОС начинают все быстрее истощаться.
Результаты анализа геологической истории биосферы, взаимоотношений биоты и человека
с окружающей природой показывают, что экологический кризис представляет объективное и потому
не совсем уникальное явление. Известны катастрофы под действием природных космических и гео-
лого-геофизических факторов, таких как падение астероидов, метеоритов, вулканические изверже-
ния, землетрясения и т. п. Установлено, что на рубеже порядка 2,7 млрд лет под влиянием мощного
природного события подобного рода произошел первый глобальный экологический кризис. Он при-
вел к полному уничтожению первичной атмосферы и биосферы с ее живыми организмами от прото-
бионтов до губок включительно.
Нынешняя ситуация характерна тем, что опять созревает глобальный экологический кризис.
Однако он принципиально отличается от всех предшествующих тем, что вызван хозяйственной дея-
тельностью человека, или техногенезом.
Главная отличительная черта современного кризиса состоит в том, что он не знает не только
региональных, но и государственных границ. Он несводим к отношениям внутри человеческого
общества.
Воздействие техногенных и антропогенных факторов на биосферу явно выходит за пределы
самоочистки и адаптации экосистем. Создалась прямая угроза здоровью и жизни населения, а также
всей биосфере в целом. Наиболее впечатляющими проявлениями экологического кризиса глобально-
го масштаба являются:
– экспоненциально растущий дефицит ресурсов биосферы на фоне невиданного ранее прироста
народонаселения планеты (по 88 млн человек в год);
– глобальное потепление климата;
– развитие озоновых дыр (и не только в полярных, но и в средних широтах), парниковый
эффект;
– кислотные дожди;
– массовое загрязнение поверхностных и подземных вод, воздушной атмосферы и продуктов
питания;
– растущий дефицит невозобновляемых топливно-энергетических и минеральных ресурсов;
– экстенсивный рост промышленных и бытовых отходов;
– деградация и опустынивание почв;
– серьезное истощение лесов;
– радиация и радиоактивное загрязнение.

4
Предисловие

Никогда ранее в истории человечества не скапливалось в биосфере такое большое количество


промышленных отходов, выбросов и сбросов. В результате началось ускоренное вымирание различ-
ных видов растений и животных, снижение биоразнообразия ландшафтных зон и экосистем.
Состояние геологической среды в урбанизированных зонах России в целом, по мнению спе-
циалистов, кризисное, а в большинстве промышленных районов ситуация на грани катастрофиче-
ской. Идет лавинообразное увеличение количества разных по масштабу промышленных аварий и ка-
тастроф в разных отраслях, включая энергетику, с серьезными ущербами и трагическими последст-
виями для населения и жизненной среды.
Существенная роль в развитии кризиса принадлежит стройиндустрии, наиболее материалоем-
кой отрасли экономики страны. Зачастую не обоснованное научным прогнозом и, в первую очередь,
геоэкологическими изысканиями строительство зданий, сооружений, а также перегруженность за-
страиваемых районов приводят не только к серьезным загрязнениям, но и к геодинамическим нару-
шениям геологической среды, сопровождающимся техногенными авариями и катастрофами, разру-
шением зданий, станций метро и других сооружений, развитием геопатогенных зон, оползней, просе-
данием фундаментов и стен зданий, их подтоплением.
Решение проблем предполагает уход в наступивший постиндустриальный этап развития от экс-
тенсивной отраслевой экономики и обеспечение с помощью новшеств инновационного механизма
перехода на безотходное, экологически чистое производство.
Именно в связи с массовым осознанием серьезности ситуации началась повсеместная, начиная
с территорий городов в развитых странах, серьезная социализация природы. Одновременно экологи-
ческая проблематика техносферы и геологической среды становится в ряд важнейших политических
приоритетов. Эта проблематика становится теперь основой современного мировоззрения – системы
представлений о мире, обществе, человеке.
Особенно серьезные возможности открываются в связи с современным уровнем рационально-
сти и ее мировоззренческими принципами: системной неопределенности, корпускулярно-волнового
дуализма и принципом дополнительности. Они впервые доказаны и получили научное объяснение
в квантовой физике. И только в конце ХХ в. в геоэкологии созданы эмпирические обобщения, кото-
рые позволяют интерпретировать эти принципы как универсальные, т. е. применимые к разным нау-
кам, в том числе и к геоэкологии. Современный процесс выработки научных знаний должен основы-
ваться на этих принципах. В соответствии с ними разделение объекта и субъекта невозможно, и это
доказывает, что техносфера и мир в целом – сложная, но единая система.
Концепция устойчивого развития идеально вписывается в философию русского космизма, яв-
ляясь, по сути, первой программой ее реализации. Экономическая политика начинает строиться на
приоритете экологических законов.
Мы входим в этап смены курса цивилизаций. Возникла актуальная задача, связанная с разра-
боткой фундаментальных основ для новой концепции и методологии по наиважнейшей проблеме
современности – преодолению угрозы экологического кризиса и поиску оптимальной модели взаи-
модействия с Природой в сложившейся ситуации. При этом геологическая среда, являющаяся ис-
точником всех полезных ископаемых и нерыночных ресурсов, а также средой обитания, оказывает-
ся на первом месте.
Написанию книги во многом способствовали новые научные результаты, полученные при вы-
полнении межвузовских научно-технических программ РФ: «Комплексное использование природных
ресурсов» и «Фундаментальные и прикладные проблемы охраны окружающей среды» Минвуза, соз-
данных по инициативе и осуществляемых при участии автора.
В монографии представлена современная научная основа для обоснования степени устойчиво-
сти геологической среды природно-техногенных геосистем (ПТГ) по результатам изучения степени
трансформации основных экологических функций геологической среды и моделирования фактиче-
ского состояния геосистем. Имея такие результаты, можно с помощью прикладных и инженерных
наук разрабатывать варианты для качественного перехода в конкретных урбанизированных зонах от
экстенсивного природопользования к комплексному безотходному потреблению первичных и вто-
ричных ресурсов и улучшению окружающей среды.

5
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

Надежду на успех связываем с тем, что в качестве системного начала использованы представ-
ления о многозначных сетевых причинно-следственных отношениях как внутри экосистем (между
слагающими компонентами), так и с окружающей ее средой или системами высших иерархий и био-
сферой в целом.
Основная концепция книги заключается в том, что она, раздвигая рамки принятой рациональ-
ности, раскрывает содержание геоэкологии как интегративной междисциплинарной науки геологиче-
ского масштаба, обосновывает ее мировоззренческий характер и высокий рейтинг в ряду современ-
ных социальных и политических приоритетов.

6
ВВЕДЕНИЕ

Понимание сути кризиса окружающей среды


может принести только наука.
Б. Коммонер

С позиции новой общенаучной парадигмы, имеющей экологическое содержание, вся история


биосферы является результатом процесса развития составляющих ее экосистем различных иерархи-
ческих уровней, к которым применимы синергетика или теория самоорганизации. Согласно теории
самоорганизации, возникновение новых свойств у целого обусловлено взаимодействием свойств, со-
ставляющих это целое объектов.
Наш мир представляется, по сути, комплексным миром, для описания которого необходима па-
ра аргументов, причем, по крайней мере, один – мнимый. Такими комплексными парами являются
материальное и идеальное, бытие и сознание в методологии, магнитное и электрическое поля в физи-
ке, а также Наука и Искусство в Культуре. Между парами аргументов существует не простое «соче-
тание», а настоящая взаимообусловленность. Придание Культуре значения функции комплексного
переменного открывает широкие возможности плодотворного анализа гносеологических проблем,
в частности, с позиции голографической модели вещества.
Для геологической среды, испытывающей в настоящее время ускоренную трансформацию эко-
логических функций, первоочередными проблемами являются:
1) нарастание геодинамической напряженности;
2) геобиохимическое (химическое, биологическое) загрязнение;
3) геофизическое (полевое) загрязнение;
4) радиационное загрязнение;
5) геопатогенные зоны в пределах урбанизированных территорий.
Геодинамические проблемы в современной геологии остаются одними из кардинальных и ак-
туальных. Новые данные по геотектогенезу, установлению механизмов геологических катастроф
и стихий разных классов и пространственно-временных масштабов раскрывают все новые грани про-
цессов, чрезвычайную сложность и противоречивость в их проявлении.
Научное решение геологических стихий началось в далеком 1812 г., когда Ж. Кювье опублико-
вал работу «Рассуждения о переворотах на поверхности земного шара». Автор представил теорию
биосферных катастроф. Согласно этой теории в истории Земли периодически повторялись переворо-
ты, изменявшие рельеф земной поверхности и уничтожавшие на ней все живое. К концу XIX столе-
тия идея катастроф превращается в теорию диастрофизма, согласно которой в истории Земли выде-
лены довольно длительные этапы, в течение которых в земной коре накапливаются напряжения,
а разрешаются в кратковременные периоды тектогенеза (Gilbert, 1890; Willis, 1893).
В первой четверти ХХ в. немецкий геолог Г. Штилле выявил основные эпохи тектогенеза, ко-
торые, в свою очередь, подразделяются на складчато-горообразовательные фазы, разделяемые перио-
дами медленных эпейрогенических движений (Stille, 1918).
Далее, по мере расширения территорий исследований, усилиями геологов число вновь откры-
тых тектонических фаз выросло бесконечно. Общее мнение к средине ХХ в. было таково: современ-
ные движения того или иного знака и интенсивности обнаруживаются повсеместно. Они есть в гор-
ных областях, на равнинах, суше и на дне морей. Доказано, что с течением времени знак вертикаль-
ных движений меняется на противоположный. Это придает им частотный, или колебательный,
характер. Так, знаменитые колонны храма Сераписа (II в. до н. э.) – четырехкупольного сооружения
близ Неаполя, почти 200 м в поперечнике, с 46 изящными колоннами – за свою историю уже дважды
испытывали погружение под воды Неаполитанского залива. За это время скорость вертикальных
движений менялась крайне неравномерно, в пределах от 1–5 до 100 мм/год.
На основании новых фактов было предпринято много попыток установления наиболее общих
причин противоречивых процессов тектогенеза. Так, в истории науки оставили след пульсационные
гипотезы М.М. Тетяева (1934), М.А. Усова (1936) и В.А.Обручева (1940). Источники геотектониче-
ской жизни планеты этими выдающимися учеными представляются как единство и борьба двух про-

7
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

тивоположностей в виде двух противоречивых начал – притяжения и отталкивания, реализующихся


соответственно через сжатие и расширение Земли. В этом единстве и борьбе может выражаться цик-
лический характер тектонических движений, а в чередовании спокойных эволюционных и бурных
революционных эпох – непрерывно-прерывистый ход развития Земли.
О непрерывности движения земной коры (даже без воздействия техногенных факторов) выска-
зывались и многие другие ученые. Беспредельная делимость тектонических циклов на фазы и почти
повсеместное соприкосновение или даже перекрытие их границ не оставляют в истории Земли места
для эволюционных – анорогенных промежутков.
Открытие квантовых процессов в макромире позволило расширить список циклических рит-
мов, воздействующих на геотектонику земной коры, к которым применим гармонический анализ.
Последний позволяет объяснять прерывистость и непрерывность и равномерность, цикличность
и нецикличность, синхронность и асинхронность и т. п. (гл. 8).
В недрах науки синергетики на основе теории бифуркаций и особенностей недавно создана
теория катастроф, которая еще осмысливается геологами и ждет своего применения в науках
о Земле. В первую очередь – для анализа природных и техногенных стихий как исторических альтер-
натив, а также для поиска путей решения глобальных проблем, вставших перед человечеством (Ар-
нольд, 2009).
В этом же ключе, на таком же научном уровне в состоянии решаться и важные проблемы за-
грязнения геологической среды. В связи с этим мировая и государственная политика начинает стро-
иться на приоритете экологических законов над экономикой. Реализация новых представлений нахо-
дит отражение на всех уровнях взаимодействия общества и природы. Первый из них – материально-
технологический – обеспечивает согласованное решение природно-ресурсных и природоохранитель-
ных проблем. Другие, более высокие уровни, связанные с развитием экологического сознания и пре-
одоления традиционных потребительских тенденций по отношению к природе, развиваются на осно-
ве первого, имея с ним детерминированные обратные связи.
За геологическое время биосфера в своем развитии прошла целый ряд этапов. Первичная атмо-
сфера возникла 4,5–5,0 млрд лет назад под воздействием флюидно-газовых эманаций при массовом
вулканизме, который создал первичную литосферу планеты (протокору). По результатам исследова-
ния минерального состава древнейших вулканогенно-осадочных толщ и сопоставления состава ат-
мосфер Луны, Венеры, Марса, Юпитера и других планет установлено, что первичная (катархейская)
атмосфера имела существенно восстановительный характер, была крайне разреженной (Р ~ 10–4 атм.)
и состояла, в основном, из углекислоты, азота, паров воды и благородных газов. Физико-химические
параметры атмосферы отвечали своеобразному «парниковому» капельно-кислотному эффекту со-
временного венерианского типа. До раннего докембрия (2⋅109 лет назад) парциальное давление ки-
слорода было исключительно низким. Отсутствие озонового слоя способствовало быстрому росту
количества кислорода за счет реакций фотодиссоциации паров воды. Второй механизм увеличения
кислорода связан с жизнедеятельностью простых клеток, питающихся растворенными в воде вещест-
вами и превратившихся в организмы, способные к фотосинтезу. Потребляя солнечную энергию
и двуокись углерода, эти микроорганизмы выделяли кислород. Часть атомарного кислорода (О2) под
влиянием солнечного света превращалась в озон (О3). Колоссальное количество избыточного углеки-
слого газа связывалось не только в органическом веществе, но и в виде морских карбонатов (древ-
нейшие отложения известняков, магнезитов, доломитов и т. д.).
Только через три с лишним млрд лет, а именно с фанерозоя (1,2⋅109–570⋅106 лет назад), нача-
лось формирование весьма специфического азотно-кислородного состава приземной атмосферы, со-
провождавшееся стремительным ростом давления О2. В этот динамичный интервал геологического
времени на планете Земля происходили многочисленные катастрофы в виде землетрясений, изверже-
ний вулканов, падений метеоритов и образования астроблем (земных ран), которые оставили четкие
«рубцы» в истории биосферы в виде шести глобальных экологических кризисов.
К середине ХХ в. стало очевидно, что технологический уровень общества, обеспечивший демо-
графический взрыв, не соответствует потенциалу планеты. Хозяйственная деятельность человека
достигла геологических масштабов. Техногенез существенно нарушил равновесие многих экосистем
в урбанизированных зонах и усложнил природные циклы круговорота вещества в биосфере. Эколо-

8
Введение

гический кризис, вызванный впервые в истории биосферы антропогенными (демография) и техно-


генными (хозяйственная деятельность) факторами, приобрел черты глобального. Он породил неиз-
вестные ранее проблемы глобального характера: резкий дефицит наиболее значимых для жизнеобес-
печения природных ресурсов, парниковый эффект и т. п. Особенно ярко все негативные процессы
проявляются на территориях городов, где состояние здоровья людей все больше зависит от качества
среды обитания. В атмосфере городов возникают существенные по сравнению с фоном (на удалении
от 20 до 50 км) изменения метеопараметров: температуры, влажности воздуха, скорости ветра, пото-
ков радиации и токсикантов. Эти процессы выражаются в формировании островов или куполов (типа
диапировых) тепловых аномалий. Они провоцируют развитие температурных инверсий и обуслов-
ленных ими туманов, смогов, а также аномальных загрязнений. В атмосфере городов содержится
в среднем в 10 раз больше аэрозолей и в 25 раз больше газов. Более активная конденсация влаги при-
водит к увеличению осадков на 5–10 %.
Обнаружение взаимосвязей между процессами во всех компонентах экосистем (биотических
и абиотических) является важной задачей геоэкологии. Именно эта молодая наука развивает систем-
ный комплексный подход для установления прямых и обратных зависимостей природных и техно-
генных (функционально связанных) процессов и объектов. Можно полагать, например, что процесс
влияния термотоксикации воздуха на погоду и климат должен увязываться в науке геоэкологии с ус-
коряющейся синантропизацией биоты и деградацией подстилающей поверхности в экосистемах го-
рода, включая водные объекты, почвы, грунты и горные породы литосферы. И, наоборот, существует
обратное влияние геолого-структурных и геодинамических особенностей (катастрофических и эво-
люционных), атмосферных параметров (скорости ветра, турбулентности, осадков, облачности, тума-
нов) и других факторов экосистем на распространение радиоактивных ионизирующих излучений,
поллютантов и уровни токсикации приземной атмосферы, воды, живой природы и человека.
Негативное влияние на экосистемы в течение ХХ в. происходило ускоряющимися темпами.
Начиная с 70-х гг. ХХ в., в связи с урбанизацией, ростом масштабов потребления природных ресур-
сов и строительства, ситуация достигла критической точки. Это находит четкое подтверждение
в превышении пределов самоочистки, нарушении процессов регенерации экосистем и их равновесия
с экосистемами других иерархических уровней, а также в росте дефицита рыночных природных ре-
сурсов (минеральных и топливно-энергетических).
После принятия международным сообществом концепции устойчивого развития в нашей стра-
не началось создание систем экологической безопасности, правовой и нормативно-методической ос-
новы преодоления критической ситуации, т. е. принудительных, по сути, мер перехода от традицион-
ного для индустриального этапа консервативного антропоцентризма к экоцентрическому (или приро-
досообразному) мировоззрению в постиндустриальный этап. Оно нацелено на энергосберегающие
информационные технологии и экологически чистое безотходное производство.
Термин «экологическая техносферная безопасность» означает сохранение природной среды
и человека в процессе хозяйственной деятельности. В его содержание входит рациональное исполь-
зование природных ресурсов всех геосфер, с одной стороны, и охрана природы, ориентированная
в основном на предупреждение загрязнения тех же компонентов биосферы, с другой.
Экологическая техносферная безопасность нормируется и обеспечивается разработкой эколо-
гических законов, принципов, нормативных документов, а также созданием и внедрением по резуль-
татам геоэкологических исследований соответствующих технико-технологических систем и целого
ряда мероприятий (технологических, архитектурно-планировочных, санитарно-технических, инже-
нерно-организационных и др.).
В основе научных принципов экологического законодательства лежат результаты фундамен-
тальных разработок многих смежных наук о Земле. В целом создана система многоуровневого эколо-
гического мониторинга и непрерывного экологического контроля хозяйственной деятельности на
всех этапах инновационного процесса – от предпроектной и проектной стадий до реконструкции
и ликвидации предприятий.
Развитие представлений об окружающей среде и рациональном природопользовании, а также
практические задачи по созданию и внедрению безотходных производств привели к необходимости
сформулировать новое определение безотходной технологии. Оно было принято на семинаре Европей-

9
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

ской экономической комиссии по малоотходной технологии (Ташкент, 1984), одобрено на заседании


старших советников правительств ЕЭК по окружающей среде и направлено всем странам участницам.
Безотходная технология – это такой способ производства продукции (процесс, предприятие,
территориально-производственный комплекс), при котором наиболее рационально и комплексно
используются сырье и энергия в цикле сырьевые ресурсы – производство – потребление – вторич-
ные сырьевые ресурсы таким образом, что любые воздействия на окружающую среду не нарушают ее
нормального функционирования.
Под малоотходным понимается такой способ производства продукции (процесс, предприятие,
территориально-производственный комплекс), при котором вредное воздействие на окружающую
среду не превышает уровня, допустимого санитарно-гигиеническими нормами; при этом по техни-
ческим, организационным, экономическим или другим причинам часть сырья и материалов перехо-
дит в отходы и направляется на длительное хранение или захоронение.
Термин чистое производство введен на заседании рабочей группы ЮНЕП/ИЕО в 1989 г. Это
производство, которое характеризуется непрерывным и полным применением к процессам и продук-
там природоохранной стратегии, предотвращающей загрязнение окружающей среды таким образом,
чтобы понизить риск для человечества и окружающей среды. Применительно к процессам, это рацио-
нальное использование сырья и энергии, отказ от токсичных сырьевых материалов, уменьшение коли-
чества и степени токсичности всех выбросов и отходов, образующихся в процессе производства. Что
касается продукции, чистое производство означает уменьшение ее воздействия на окружающую сре-
ду в течение всего «жизненного» цикла продукта – от добычи сырья до утилизации или обезврежива-
ния после использования.
В последние годы три вышеприведенных термина получили серьезное развитие и доработку
в связи с ориентацией новых производств на инновационные механизмы. Здесь следует заметить, что
экология превратилась в научное и мировоззренческое направление, с помощью которого начинается
экологизация всей системы знаний. Современный скачок в мировоззрении неизбежен, он связан
с осознанием первостепенной важности экологических проблем и физической ограниченности при-
родных ресурсов экосистем и биосферы в целом.
Реализация концепции устойчивого развития неизбежно должна привести к пересмотру устарев-
ших взглядов, возникновению новых идей, моделей и концепций. Прошедшие годы богаты яркими
примерами дискуссий вокруг новых, недостаточно определенных понятий и терминов, касающихся
даже самой сути геоэкологии. В этих дискуссиях напущено много «тумана», замешанного на консерва-
тизме отстаивающих «ушедший поезд», а также на активности дилетантов, которые не в состоянии по-
нять значения современной ситуации. Для сглаживания разногласий издан краткий словарь терминов
по геоэкологии и экологической безопасности (Мананков, Парначев, 2006). Предлагаемая монография
раскрывает научные основы представлений о геоэкологической среде с позиции междисциплинарно-
сти, что обеспечивает ей новый прогрессивный тренд и мировоззренческий уровень.

Список литературы

1. Арнольд, В.И. Теория катастроф / В.И. Арнольд. – М. : Едиториал УРСС, 2009. – 136 с.
2. Кювье, Ж. Рассуждения о переворотах на поверхности земного шара / Ж. Кювье. – Л.,1937.
3. Мананков, А.В. Краткий словарь терминов по геоэкологии и экологической безопасности /
А.В. Мананков, В.П.Парначев. – Томск : Изд-во ТГАСУ, 2006. – 156 с.
4. Обручев, В.А. Пульсационная гипотеза геотектоники / В.А. Обручев // Изв. АН СССР. Сер.
геол. – 1940. – Вып. 1.
5. Тетяев, М.М. Основы геотектоники / М.М. Тетяев. – М. : ГОНТИ, 1934.
6. Усов, М.А. Фазы и циклы тектогенеза Западно-Сибирского края / М.А. Усов. – М.; Л. : Изд-во
Зап.-Сиб. геол. треста, 1936.
7. Gilbert, E. Lake Bonnevil. US / E. Gilbert // Geol.Surv., Monograph 1. – 1890.
8. Stille, H. Uber Hauptformen der Orogenese und ihre Verknupfung / H. Stille // Nachr. D. K. Ges.
D. wiss. In Gottingen. Match.-phys., K. – 1918.
9. Willis, B. The mechanics of Appalachian structures. 13 / B. Willis // Ann. Report U.S. Geol. Surv.,
pt. 2. – 1893.
10
ЧАСТЬ I
ГЕОЭКОЛОГИЯ И СОВРЕМЕННОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ

Национальной науки нет,


как нет национальной таблицы умножения.
А.П. Чехов

История взаимоотношений общества и природной среды исчисляется тысячелетиями. В связи


с осознанием глобального экологического кризиса проблемы взаимодействия человеческой деятель-
ности и природной среды к концу ХХ в. приобрели мировоззренческий характер, стали фундаментом
современной естественнонаучной и философской концепции, направленной на поиск условий сохра-
нения цивилизаций и восстановления гармонии человека с природой. До этого времени экология рас-
сматривалась как одно из направлений биологии. Оказалось, что назревшие противоречия в системе
«Общество – Природа» не могут быть исследованы и разрешены в рамках традиционной классиче-
ской экологии и геоэкологии. Пришло осознание того, что понимание современности и предвидение
будущего определяется также и глубиной знания прошлого. В этой книге приведена характеристика
статуса геоэкологии на геологическом уровне наук при интегрировании естественнонаучных, соци-
альных и других наук.

ГЛАВА 1
ГЕОЭКОЛОГИЯ КАК МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОЕ НАУЧНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ

Дайте точное определение слову,


и вы избавите свет от половины его
заблуждений.
А.С. Пушкин

Геоэкология, междисциплинарная по своей сути и комплексная наука, изучает состав, свойства


и закономерности поведения геологической среды и сопряженных через биоценозы компонентов
внешних геосфер, входящих в экосистемы различных иерархических уровней, под воздействием при-
родных и техногенных процессов.
Учитывая особенности объектов изучения геоэкологии, для оценки современного состояния
биосферы весьма важно выяснить общие закономерности взаимодействия живых организмов и при-
родной среды в геологической истории биосферы Земли. Также жизненно важно оценить результаты
масштабов хозяйственной деятельности на природную среду (как источник ресурсов и место обита-
ния) и на живые организмы, включая человека. В настоящее время геоэкология находится в стадии
становления. Это объясняется сложностью, глобальностью поставленных задач и многообразием на-
учных школ и течений, в каждой из которых уже формулируются организационные принципы и ме-
тоды решения геоэкологических задач, включая экологический мониторинг.

1.1. Понятие геоэкологии. Объект и предмет исследований геоэкологии

«Геоэкология» как термин и новое направление была введена в науку немецким географом
Карлом Троллем в 1939 году. В то время за экологией признавалось обычно чисто биологическое со-
держание. Чтобы вытащить ее из объятий биологии, расширить количество влияющих факторов,
Тролль под геоэкологией предложил понимать науку, изучающую экологию ландшафтов биосферы,
т. е. жизнь сообществ живых организмов, населяющих определенные типы природных систем (тай-

11
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

гу, тундру, озера и т. п.). Это был мужественный и очень смелый поступок признанного ученого. До
принятия концепции устойчивого развития (1992 г.) этот термин, как и вся экология, были в тихом
забвении. Господствовал консервативный прагматизм в виде «охраны природы», исчезло представ-
ление о естественном единстве человека и природы. А к этому времени уровень антропогенной
и техногенной нагрузки, обусловленный демографическими проблемами и устаревшими технология-
ми, достиг геологических масштабов. Общество начало осознавать целый ряд возникших общих
фундаментальных проблем во взаимодействии человека и природной среды:
– истощение невозобновляемых минеральных и топливно-энергетических ресурсов;
– экспоненциальный рост добываемых природных ресурсов;
– негативные воздействия горнодобывающей промышленности (открытые выработки, карьеры,
шахты, нефтегазодобыча и т. п. и связанные с ними техногенные землетрясения и другие негативные
геодинамические явления самых серьезных масштабов;
– разрушительные результаты инженерно-геологических воздействий (искусственные моря,
магистральные нефтегазопроводы, техногенное опустынивание, изменение микроклимата и т. п.);
– чрезвычайно активный процесс урбанизации на фоне демографического взрыва, отсутствие
экологического контроля в градостроительстве и как следствие – формирование избыточно техноген-
ных ландшафтов, геодинамические быстропротекающие процессы (оползни, оврагообразование, де-
фляция), техногенные аварии и катастрофы, подтопление городов, подъем грунтовых вод, заболачи-
вание и исчезновение лесных массивов;
– отраслевая экономика и экспоненциальный рост промышленных отходов;
– токсикация внешних геосфер (атмосферного воздуха, пресных поверхностных и подземных вод,
растительного и животного мира, почв и горных пород земной коры), достигшая глобальных масштабов;
– радиогеоэкологические проблемы в связи с испытаниями ядерного оружия, захоронением
жидких радиоактивных отходов и авариями на предприятиях ядерных центров;
– потепление климата, парниковый эффект, состояние озонового слоя Земли и нарушение гео-
биохимических круговоротов основных химических компонентов, входящих в состав биосферы.
Затем проблемы экологии приобрели научный интерес и стали важными факторами
в обществе.
Однако представление К. Тролля о геоэкологии существует до сих пор. Правда, за него идет
борьба между биологами и географами. В качестве синонимов первые используют термин «биогео-
ценология», а вторые – «ландшафтная экология» (Реймерс, 1992; Жиров и др., 1995; Гладкий и др.,
1997; Жиров, 1999 и др.).
Практически одновременно, с начала 90-х гг., ряд научных школ (московская, томская и некото-
рые другие) начали использовать термин «геоэкология» как дефиницию геологического наполнения.
Какой бы мы философии ни придерживались, периодичность в подходах к решению задач науки про-
сматривается достаточно отчетливо. Глубина и комплексность новой фундаментальной геоэкологии
меняется циклически, на фоне очередных бифуркаций. Не уходя в глубокую историю науки, которой
посвящена третья глава, остановимся на последних двух скачках, или революциях. Геоэкология начала
зарождаться на Древнем Востоке. Научным подвигом К. Тролля отпочковалась от глобальной биологи-
ческой экологии, заняв достойное место в обществе географических наук. Затем наступает этап экстен-
сивной экономики, и через полвека происходит очередной бифуркационный скачок.
Новое понимание термина «геологическая среда» представляет результат развития идеи
В.И. Вернадского о связи органического мира с геологической историей литосферы и концепции
ноосферы. Исходя из геологической истории внешних геосфер Земли и биосферы в целом, мы посту-
лируем, что природные комплексы определенной территории (горные породы, ландшафты, почвы,
воды, атмосфера, растительность, хемолитотрофные микроорганизмы) связаны потоками вещества
и энергии в единое целое и формируют при участии прямых и обратных связей различные по степени
сложности и типам функционирования биогидролитосферные геосистемы геологической среды. Ста-
новится очевидным, что каждое данное состояние какого-либо элемента геологической среды как
системы определяется всей историей самой системы (у живых организмов – генетики), всем ком-
плексом связей других элементов, влиявших в прошлом, влияющих сейчас и способных влиять в бу-
дущем на состояние этого элемента и устойчивость системы в целом.

12
Глава 1. Геоэкология как междисциплинарное научное направление

Этим научным выводам способствовали новые научные результаты в области моделирования


сложных систем и полученные с помощью космических исследований данные о строении Земли, ее
внешних геосфер. Одновременно термин «геоэкология» начал широко использоваться экологической
и геологической общественностью, он вошел в нормативно-законодательную и методическую лите-
ратуру (Голубев, 1991; Левин, 1991; Персунько, 1991 и др.).

1.1.1. Связь геоэкологии с другими науками

Научное обоснование междисциплинарного понимания геоэкологии сделано в Московском


ВНИИзарубежгеологии (Клубов, Прозоров, 1993). Эти авторы заострили внимание на содержании
термина «геологическая среда» и ее роли для экосистем. Экологи биологического и географическо-
го направлений используют этот термин в традиционном для их школ смысле: «Геологическая сре-
да – комплекс геоморфологических, геофизических и геохимических условий, в которых существу-
ет организм (в том числе человек и его хозяйство). Термин распространяется лишь на верхний слой
литосферы» (Реймерс, 1990). И чуть позднее: «Для человека геологические образования как тако-
вые не могут быть средой жизни, хотя они опосредованно воздействуют на людей и их хозяйство»
(Реймерс, 1992).
С.В. Клубов и Л.Л. Прозоров в качестве опровержения данного мнения приводят ссылки из
Большого энциклопедического словаря на два термина, связанных с геологической средой: 1) рель-
еф – «совокупность неровностей суши, дна океанов и морей… Рельеф образуется, главным обра-
зом, в результате длительного одновременного воздействия на земную поверхность эндогенных
(внутренних) и экзогенных (внешних) процессов»; 2) землетрясение – «подземные толчки, колеба-
ния земной поверхности, возникающие в земной коре или верхней части мантии и передающиеся
на большие расстояния в виде упругих колебаний» (Клубов, Прозоров, 1993). Едва ли кто будет
отрицать, что названные процессы не косвенно, а непосредственно влияют на экосистемы, биоту,
включая человека и его хозяйство. Не случайно именно такие выдающиеся геологи, как В.И. Вер-
надский и А.Е. Ферсман, рассматривали проблему изучения биосферы и литосферы на комплекс-
ном уровне с учетом геологических и геохимических систем. Они впервые показали роль человека
как геологической силы, оценив его деятельность как процесс техногенеза в мировом масштабе
(Вернадский, 1926; 1944; 1960; Ферсман,1958).
Академик А.В. Сидоренко еще в 60-х гг. ХХ в. по поводу содержания и понимания термина
«геологическая среда» утверждал: «Минерально-сырьевое направление в геологии следует дополнить
изучением земной коры как среды обитания и деятельности человека. Значение ее в жизни человека
еще не в полной мере осознано нами. И если мы уделяем достаточно большое внимание воздушной
или водной оболочке земного шара как среды, которую осваивает человечество, то во много раз
сложнее для изучения земная кора» (Сидоренко, 1967). Эта актуальная проблема, по мнению
А.В. Сидоренко, может решаться в рамках новой научной отрасли – «техническая геология» (термин,
ранее предложенный В.А. Обручевым), рожденной на стыке геологии, инженерии, географии и эко-
номических наук.
С.В. Клубов и Л.Л. Прозоров первые предложили определение термина геоэкология, из которо-
го следует, что имеющие место в геоэкологических исследованиях попытки «включить» науку «гео-
логию» в «географию» или «биологию» должны остаться в прошлом. Геоэкология – наука, изучаю-
щая законы взаимодействия литосферы и биосферы, с учетом специфики человека и его деятельно-
сти. Наука геоэкология стала реально геологической, использующей многие законы сопредельных
наук и нацеленной на решение экологических проблем разного уровня и масштаба, проявляющихся
в литосфере или связанных с литосферными процессами.
В иностранной литературе синонимом геоэкологии часто служит термин «геология окружающей
среды» – «environmental geology». Термин введен в 1962 году Ф. Бетцем (Betz, 1975) и широко использу-
ется в науках о Земле (Flown, 1970; Trolle, 1970; Tank, 1971; Coates, 1981.
Стремительное расширение масштабов и многообразия экологических исследований, начав-
шееся в 90-е годы, обернулось появлением помимо «геоэкологии» таких терминов, как «экологиче-
ская геология», «инженерная геоэкология» и др. Разными авторами содержание этих новых терминов

13
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

понимается неоднозначно, приводя к путанице и подмене одного другим. Термин «экологическая


геология» некоторые отождествляют с понятием «геоэкология», другие вкладывают в него значение
более узкое в экологическом плане, но более широкое за счет «геологизации» его содержания (Тро-
фимов, Зилинг, 1994, 1995). Одновременно были начаты исследования по установлению взаимосвя-
зей между этими терминами, и в целом получилась следующая картина.
Термин Обручева – Сидоренко «техническая геология» не был воспринят и не получил распро-
странения.
Инженерная геология в традиционном понимании представляет отрасль геологии, изучающей
динамику земной коры в связи с инженерной деятельностью человека (Попов, 1961). Этого или близ-
кого по содержанию определения придерживаются и сейчас. Однако еще в 70-е гг. начались попытки
экологизации инженерной геологии. Е.М. Сергеев определил ее как науку о ноосфере (1971),
а несколько позднее – как науку, изучающую земную кору в качестве среды жизни и деятельности
человека (1979). Через пять лет Е.М. Сергеев сделал доклад на пленарном заседании 27-й сессии Ме-
ждународного геологического конгресса «Научно-технический прогресс и охрана окружающей сре-
ды». В нем он изложил задачи геоэкологического изучения Земли. Решение этих задач, по мнению
Е.М. Сергеева, может взять на себя инженерная геология как научная дисциплина геологического
цикла, наиболее подготовленная в этом отношении и тесно связанная с техногенным воздействием
человека на земную кору. В итоге он предложил рассматривать инженерную геологию как науку
о геологической среде (Сергеев, 1984). Через год вышли в свет «Теоретические основы инженерной
геологии» (под редакцией Е.М. Сергеева). Здесь она определена как наука о свойствах и динамике
геологической среды, ее рациональном использовании и охране в связи с инженерно-хозяйственной,
прежде всего инженерно-строительной, деятельностью человека (См. также: Сычов, 1991).
Наиболее сложное понимание инженерной геологии предложил В.Т. Трофимов, который отво-
дит ей место в геологическом цикле. Она исследует инженерно-геологические условия верхних гори-
зонтов земной коры (литосферы), закономерности их формирования и пространственно-временного
изменения под воздействием геологических процессов в ходе естественного развития земной коры
под влиянием всей совокупности природных факторов и в связи с инженерно-хозяйственной, прежде
всего инженерно-строительной, деятельностью человечества (Трофимов, 1995, 1996).
Анализируя предлагаемые определения инженерной геологии, можно сделать вывод, что
в большинстве из них общим является объект науки – земная кора или верхние горизонты литосфе-
ры, а также цель – изучение в связи с инженерно-хозяйственной, прежде всего, строительной, дея-
тельностью общества. Экологическими проблемами в явном виде она не обременена.
Экологическая геология представляет новое направление в геологии, изучающее приповерхно-
стную часть литосферы (верхние горизонты земной коры) как один из основных абиотических ком-
понентов экосистем высокого уровня организации (Трофимов, Зилинг, 1994, 1995). По мнению этих
авторов, она, с одной стороны, является новым научным направлением в геологии, а с другой – со-
ставной частью геоэкологии, выполняя оценку экологических свойств и функций (ресурсной, геоди-
намической, геофизической, геохимической) приповерхностной части литосферы (Трофимов, Зилинг,
1996; 1997). Между инженерной геологией и экологической геологией существует во многом услов-
ное различие и явные постепенные переходы от инженерно-геологических проблем к эколого-
геологическим. Это происходит всегда при аварийных ситуациях в инженерных сооружениях, увели-
чивающих риск негативного воздействия на экосистемы, биоту, а также людей.
Геоэкология по представлениям многих является междисциплинарной наукой. Вместе с тем она
вобрала в себя несколько мировоззренческих и методологических подходов: геобиосферный, лито-
сферный и геосферный (Трофимов и др., 1994).
Геобиосферный подход в качестве объекта и предмета изучения специализируется на экоси-
стемах, в составе которых помимо абиотических компонентов изучаются все живые организмы (Коз-
ловский, 1989; Сычов, 1991). Литосферный подход представляет изучение практически только лито-
сферы как неживой материи в составе экосистем и биосферы в целом. Его внедряли в практику в виде
«Требований к геолого-экологическим исследованиям и картографированию» всех масштабов (Тре-
бования.., 1990) и др. Геосферный подход охватывает изучение всех внешних геосфер Земли, вклю-
чая атмосферу и поверхностную гидросферу, но без живых организмов (Осипов, 1993).

14
Глава 1. Геоэкология как междисциплинарное научное направление

По определению В.Т. Трофимова, Д.Г. Зилинга, «Геоэкология» – междисциплинарная наука,


изучает состав, структуру, закономерности функционирования и эволюции естественных и антропо-
генно измененных экосистем высокого уровня организации (Трофимов и др. 1994). Она интегрирует
все знания об экологических проблемах Земли и представляет собой ассоциацию определенных час-
тей биологических, геологических, географических и почвенных наук, ставящих основной целью со-
хранение жизнеобеспечивающей среды и жизни на Земле (Трофимов, Зилинг, 1996). Формулировка
претендует на универсальность, но кто определит критерии «экосистемы высокого уровня», и почему
только они увязываются с геологической средой и геоэкологией? Например, жильцы одного дома,
расположенного в геоактивной зоне, систематически умирают от радоновых эманаций, поднимаю-
щихся по трещиноватым ослабленным зонам к поверхности и далее в здание, или в стволе одной
шахты скапливается взрывоопасный метан. По большому счету, это объекты не инженерной геологии
и не экологической геологии, а именно геоэкологии, хотя, на наш взгляд, их трудно увязать с экоси-
стемами высокого порядка.
Сама жизнь показывает все возрастающую роль геоэкологических междисциплинарных иссле-
дований в раскрытии тайн природы, имеющих прямое воздействие на человека. Одной из таких раз-
гаданных тайн является природный радон. В последние годы по данным Международной комиссии
по радиологической защите и Научного комитета по действию атомной радиации ООН установлено,
что доминирующая часть дозы облучения (около 80 % от общей) населения связана как раз с природ-
ными источниками радиации. Более половины этой дозы приходится на газ радон и его дочерние
продукты распада в воздухе зданий, где человек проводит более 70 % времени. По оценке ученых
США, в стране зарегистрировано около 20 000 случаев заболевания раком с летальным исходом, вы-
званных воздействием радона. Ущерб для здоровья людей при этом, возможно, в 10 раз превышает
ущерб от загрязнения воздуха вне помещений.
Более определенное понимание науки геоэкологии предложено Г.Н. Голубевым: «Геоэкология –
это междисциплинарное научное направление, изучающее экосферу как взаимосвязанную систему гео-
сфер в процессе ее интеграции с обществом» (Голубев, 1999). Правда, автор достаточно резонно заклю-
чает, что термин «геоэкология» не получил еще общепринятого определения. Потребуется еще некото-
рое, может быть, значительное время на то, чтобы геоэкология выкристаллизовалась как область научно-
го познания. По мнению автора, первая часть термина – «гео» отвечает за неживую природу, вторая часть
термина – «эко» представляет ее живую часть. Комбинация «гео-эко» как бы определяет также и связь
состояния нашего «дома», т. е. Земли, с деятельностью человека. Все логично и потому понятно и пра-
вильно. Однако автор чуть ниже дает принципиальное ограничение для науки: «Геоэкология имеет дело
не с Землей в целом, а лишь с относительно тонкой поверхностной оболочкой, где пересекаются геосфе-
ры (атмо-, гидро-, литосфера и биосфера) и где живет и действует человек» (Голубев,1999; с. 13). Здесь
явный перебор в сторону от современной геологии, внутренних (планетарных) и внешних (космических)
факторов, непосредственно воздействующих на биосферу, а также необычно старое (по Э. Зюссу, 1909)
понимание биосферы как совокупности организмов, ограниченной в пространстве и во времени. Такая
«биосфера» в русскоязычной литературе практически не используется более 80 лет. Вместе с тем за эти
десятилетия принципиально новых успехов в разработке учения о биосфере пока нет. Чем быстрее будут
устранены терминологические неурядицы, тем быстрее начнем, исходя из тупиковой реальности господ-
ства техногенеза, решать на основе науки актуальные проблемы выживания человека, включая поиск
возможного выхода из сложившейся эколого-геологической ситуации.
Еще задолго до работ В.И. Вернадского сложилась традиция использовать термин «биосфера»
в двух смыслах. Одни школы под биосферой понимали как раз совокупность организмов или слой
живого вещества. Многие представители этой школы отрицали эволюцию биосферы как целостной
системы, ссылаясь на устойчивость ее основных энерго-вещественных параметров и стабильность
биогеохимических функций. Исключение делалось только для современного этапа в ее истории, ко-
гда под влиянием хозяйственной деятельности человека в ней произошли грандиозные изменения.
Другая часть школ этого направления, отождествляя биосферу с одним из ее компонентов – органи-
ческим миром, в качестве показателей эволюции биосферы использовала филогенетические преобра-
зования отдельных таксономических групп. Представители второй школы биосферу трактовали как
пространственную оболочку Земли, в формировании и функционировании которой активное участие
приняла жизнь.

15
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

В результате трудов В.В. Докучаева (1883, 1892, 1899), его учеников и последователей
(Г.Н. Высоцкий, Г.Ф. Морозов, Н.М. Сибирцев и др.) на рубеже XIX и XX вв. стала четко осознаваться
необходимость создания целостного учения о взаимозависимых изменениях органического мира, рель-
ефа, вод, почв, осадочных пород и климата. Это учение было разработано В.И. Вернадским, который,
следуя методологическим установкам своего учителя Докучаева, сумел связать воедино процессы ор-
ганического мира с геологической историей других оболочек Земли. В.И. Вернадский показал, что
«пределы биосферы обусловлены, прежде всего, полем существования жизни» (Вернадский, 1926).
История разработки концепции геоэкологии в Томской школе за последние тридцать лет пред-
ставляет процесс развития знания по пути от многообразия к единству и от единства к многообразию.
При поисках единства на каждом историческом этапе, начиная с древних времен, исходят из предпо-
ложений или убеждений в существовании законченной картины мира. Так, в дошедших до наших
времен древнеиндийских ведах известные четыре элемента – воздух, огонь, вода и земля – обязаны
своим происхождением некоему акаше, имеющему смысл «пространства» типа мирового «эфира».
Поэтому центральной проблемой геоэкологии, как и всех прочих научных направлений, связанных
с решением задач природоохранного характера и изучением иерархически связанных систем, являет-
ся исследование механизмов причинно-следственных связей. Эволюция представлений о последних
неразрывна с историей современного естествознания, прошедшего за пять столетий путь от механики
до информатики. Простые однозначные соподчинения типа причина – следствие эпохи механицизма
уступили затем место в научном мировоззрении статистически операционным соответствиям вероят-
ностных подходов позитивизма.
В наше время созрела необходимость и появилась возможность по примеру К. Тролля, кото-
рый на современном ему уровне знаний связал геоэкологию с географическими ландшафтами, сде-
лать новый шаг в развитии науки и включить в нее временные и все изучаемые другие параметры
геологического пространства, привлекая новейшие знания о биосфере, геологии Земли и сравни-
тельной планетологии. Это вполне соответствует принципу познания – от многообразия к единству,
т. е. качественный переход на новый мировоззренческий уровень на основе количественного роста
научных фактов. Это необходимый этап в становлении науки геоэкологии и развитии учения о био-
сфере. Как отмечал В.И. Вернадский, «изучение процессов, протекающих в ноосфере, не может ог-
раничиваться только экосистемным подходом, оно должно включать все разделы естественных на-
ук с исследованием хозяйственно-экономических, социальных и политических аспектов проблемы»
(Вернадский, 1944).
Почти до последнего времени результаты ретроспективного анализа геологической истории
биосферы и закономерностей эволюции населяющих ее живых организмов, полученные в палеонто-
логии, исторической геологии, палеоклиматологии, использовались учеными в узко профессиональ-
ных целях. Вместе с тем, в воплощение идеи В.И. Вернадского об общенаучном значении геологиче-
ских процессов в эволюции биосферы, установлены закономерные связи стратиграфической (геохро-
нологической) шкалы земной коры с особенностями непрерывно-прерывистого развития биосферы
(Мананков, 1997). В геологической истории биосферы на фоне возрастания разнообразия видов и ко-
личества семейств выявляются резкие спады количества форм живого из-за массовых вымираний
в результате глобальных экологических кризисов природного (земного и космического) происхожде-
ния. Например, глобальный кризис в меловой период (65 млн лет назад) выражен окончанием эпохи
динозавров, что послужило толчком для расцвета млекопитающих, который привел к появлению
приматов и рода человеческого. Получается, что динозавры вымерли, а биосфера сохранилась
и продолжала развиваться. Переживаемый ныне глобальный кризис имеет знаковый номер – семь.
Его принципиальное отличие от предыдущих заключается в том, что он формируется не под действи-
ем природных факторов, а является результатом преимущественно стихийной хозяйственной дея-
тельности человека в течение последних трехсот лет научно-технического прогресса (революции)
в биосфере, которая физически ограничена и экологически (для человека) исчерпаема.
Не секрет, что полвека развития космонавтики позволили узнать о Земле и строении Вселен-
ной, циклической активности Солнца и его воздействии на биосферу гораздо больше, чем за все пре-
дыдущие столетия. В этой проблеме раньше были в основном прозорливые догадки выдающихся
ученых. В.И. Вернадский создал учение «о всюдности ритмики» – от атомов до Солнца и галактик.

16
Глава 1. Геоэкология как междисциплинарное научное направление

Он утверждал, что «биосфера не может быть понята в явлениях, на ней происходящих, если будет
упущена эта ее резко выступающая связь со строением всего космического механизма. И эту связь
мы можем установить в бесчисленных нам известных фактах ее истории». А.Л. Чижевский – осново-
положник космического естествознания и космобиологии, считал актуальными и настаивал на разви-
тии исследований по связи биосферных процессов с различными космическими излучениями. Новиз-
на нашего подхода заключается в разработке и использовании количественных показателей связи
развития земных оболочек и биосферы с космическими процессами (Мананков, 2003).

1.1.2. Междисциплинарный характер геоэкологии

Гносеологической проблемой геоэкологии, которая становится все более междисциплинарной


наукой, является отсутствие интегративных базовых понятий при весьма дифференцированной по
отраслям знаний и вследствие этого эклектичной, как было показано выше, системе определений
и принципов. Такая ситуация достаточно типична для процесса рождения новой научной парадигмы.
Так, наука экология Э. Геккеля возникла на базе эволюционных представлений Ч. Дарвина, порож-
денных общенаучной атмосферой механистического детерминизма. И дарвинизм, и экология подвер-
гались в последующем критике именно по причине жесткого детерминизма, в рамках которого не-
возможен учет многообразия связей, присущих реальной природе.
Последовавший затем длительный период развития науки в своем арсенале вообще не нашел
места детерминизму, заменив его вероятностными методами. Описание явлений приобрело смысл
статических (статистических) состояний. Исследование эволюционных законов осталось за рамками
официально признанной науки.
Геоэкология призвана интегрировать в себе научные достижения целого ряда смежных наук,
занимаясь, по сути, проблемами взаимоотношений иерархически связанных уровней организации
различных систем, используя при этом системный подход и идею обратных связей. Естественно,
важнейшей сферой отношений для человека являются разнообразные связи в системе «Общество –
Природа», в которой существуют жизнеобеспечивающие, природно-ресурсные и другие связи. Реше-
ние частных геоэкологических вопросов при отсутствии системных подходов чревато усугублением
общей ситуации, поэтому чрезвычайно важным представляется осмысление общности и структуры
экологического мировоззрения.
Одним из общих подходов является гипотеза Геи, рассматривающая планету как саморазви-
вающуюся систему. Для изучения влияния человека на иерархически сопряженные в биосфере сис-
темы можно использовать макрокинетический принцип структурной стабилизации. Согласно этому
принципу, каждый высший частный процесс стабилизирует структуру объектов низших процессов.
Такой подход требует установления иерархии уровней организации в системе, которая, в общем виде,
может быть открытой, т. е. не требуется выявления окончательно замкнутой системы. На основе это-
го принципа, однако, можно решать только частные вопросы стабильных отношений в системе типа
«Общество – Природа».
Формирование современной общенаучной парадигмы естественно связать с развитием эколо-
гических концепций, в основании которых лежат представления о многозначных сетевых причинно-
следственных отношениях как внутри системы, так и с окружающей ее средой, т. е., по сути, с систе-
мами более высоких и высших иерархий. Идея обратной связи означает отказ от жесткого детерми-
низма и признание за следствием права влиять на собственную причину.
Становление в свое время механистического, а затем энергетического (позитивистского) миро-
воззрения начиналось с достаточно глубокого (на каждом этапе развития науки) пересмотра пред-
ставлений о пространстве и времени, т. е. геометрических характеристик научного познания. Первое
было основано на геометрии Евклида, а второе – на геометрии пространства с кривизной. Естествен-
ным синтезом этих геометрий являются представления о принадлежности пространства с кривизной
евклидову пространству в виде пространственно замкнутых динамических структур (Локтюшин, Ма-
нанков, 1996). Такую структуру можно рассматривать как резонансную, а проявление внешних (бо-
лее высоких по отношению к ней) иерархических уровней следует отождествлять с полигармониче-
ским вынуждающим воздействием.

17
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

На основе евклидовой интерпретации образов риманова пространства в нашей школе разрабо-


тана голографическая модель вещества, в которой доминирующим представлением является органи-
ческое единство структурного многообразия мира и принципов внутри- и межструктурных взаимо-
действий (Локтюшин, Мананков, 1996; Мананков, Локтюшин, 2000). Структурированные системы
являются динамическими голограммами, устойчивость которых характеризуется понятиями времен-
ной и пространственной когерентности. В соответствии с этим общие и частные вопросы геоэкологии
исследуются с помощью исторического (временная когерентность) и систематического анализа (про-
странственная или собственно структурная когерентность). Замкнутые системы являются принципи-
ально линейными системами, т. е. любые частоты процессов системы есть гармоники других частот
либо определяются разностями и суммами частот самой системы. Это следует из положений теории
колебаний. А в противном случае любая система становится неустойчивой и в конечном счете распа-
дается, что переводит ее в класс открытых систем. Внутренние подсистемы за счет диссипативных
процессов могут изменять свои частотные характеристики в сторону собственных резонансных час-
тот, но вынуждающее воздействие высших иерархических уровней постоянно гармонизирует колеба-
ния внутренних систем.

1.1.3. Многомерность геологического пространства

Понятие геологического пространства появилось не сегодня. Еще В.И. Вернадский выделил


физико-химическое пространство планеты. В качестве отправных точек геологического пространства
выступают, с одной стороны, атомы или элементарные частицы, а с другой – макроскопические обра-
зования – от минералов, горных пород до геосфер (Трусов, 1963). Известный тектонист Ю.А. Косы-
гин напрямую говорит о многомерных, т. е. замкнутых пространствах. При этом, как и геологическое
пространство вообще, они являются частными случаями трехмерного евклидового пространства (Ко-
сыгин, 1974). Следовательно, для геологических пространств и геологических тел, как обладающих
многомерностью, должны быть справедливыми закономерности, установленные для евклидового
пространства.
Голографическая модель, упоминавшаяся выше, позволяет осуществлять научный анализ эколо-
гических проблем и обладает прогностической ценностью, благодаря чему разработаны методологиче-
ские основы интегративной геоэкологии динамических систем. С ее помощью выявлено основное про-
тиворечие, являющееся источником прогресса цивилизации, установлены периодическая повторяе-
мость экологических кризисов и механизмы их преодоления через изменение параметров
когерентности – миграционно-экспансионистский и неотехнологический (Мананков, Локтюшин, 1990;
Мананков, 1992; Мананков,1995; Локтюшин, Мананков, 1996; 1997; 1998; Мананков, 1998; 2003 и др.).
С достаточной степенью общности в качестве квазизакрытой системы как объекта, имеющего от-
ношение к проблемам современной геоэкологии, можно рассматривать нашу планету и иерархически
связанные с ней системы. В экологической иерархии геоструктур внешние воздействия на биосферу со
стороны небесных тел и самого космоса в этом случае являются гармонизирующим началом (рис. 1.1).
Таким образом, разработанная методология геоэкологии уходит своими корнями
в представления И. Канта о соотнесенности Человека и Вселенной как взаимосвязанных Начал и од-
новременно представляет современный этап развития биосферы (ноосферы). Сама геоэкология –
междисциплинарная по своей сути и комплексная наука – изучает состав, свойства и закономерности
поведения геологической среды и сопряженных через биоценозы компонентов внешних геосфер,
входящих в экосистемы различных иерархических уровней, под воздействием природных и техно-
генных процессов (Мананков, 1995).
Такое понимание геоэкологии, имеющее в своей основе голографические представления, наи-
более полно обеспечивает междисциплинарный, системный подход к проблемам биосферы. Геоэко-
логические проблемы в общем случае требуют комплексных подходов и решений на основе интегра-
ции знаний о жизнеобеспечивающих качествах и ресурсных свойствах геологической среды (геоло-
гии, геодинамики, экоминералогии, экогеохимии, экогеофизики), ее воздействии на природно-
технические системы, географические ландшафты и их метеопараметры, экосистемы, составляющую
их биоту, включая человека и все другие виды, пригодные для биоиндикации.

18
Глава 1. Геоэкология как междисциплинарное научное направление

ФИЗИЧЕСКИЕ (ПОЛЕВЫЕ) взаимодействия

КОСМОС ПЛАНЕТА

БИОСФЕРА

ГИДРОВЗАИМОДЕЙСТВИЯ (химические)

АТМОСФЕРА ЛИТОСФЕРА

БИОТА

ОРГАНИЧЕСКИЕ (биологические) СВЯЗИ

ФЛОРА ФАУНА

ЧЕЛОВЕК

Рис. 1.1. Экологическая иерархия геоструктур

Природные и природно-техногенные процессы обладают голографическим характером. Для


простых экосистем, отвечающих отдельной ячейке голографической сети, рассматриваются традици-
онные причинно-следственные прямые и обратные связи. Большие экосистемы – это уже сложный
сетевой (системный), но тоже волновой процесс.

1.1.4. Объект и предмет геоэкологии

Объект геоэкологии. Главная сфера интересов и возможностей современной геоэкологии,


в общем, выяснилась. Однако ее взаимоотношения со смежными отраслями знаний еще не достигли
нужной определенности, и потому нет единой структуризации. Объектом геоэкологии являются гео-
логическая среда (природная и природно-техногенная) и экосистемы различных иерархических уров-
ней с учетом их геологической истории. Геологическая среда в чистом геоэкологическом смысле
представляет минеральную основу жизни. Изучение этих объектов и получение новых закономерно-
стей очень важно с практической стороны, а также предоставляет возможность выхода на активное
осмысление выявленных закономерностей и явлений вплоть до глобальных и вселенских моделей
экологического мировоззрения.
Поскольку уникальная биосфера Земли в основных своих фундаментальных свойствах является
неисчерпаемой, или вечной, постольку есть основания включить в объект геоэкологии не один со-
временный срез из ее истории с участием человека, а известную полную геологическую историю
биосферы. Имеется в виду:
– непрерывно-прерывистый характер эволюции живых форм и рост видового разнообразия;
– воздействие биоценозов на эволюцию состава внешних геосфер Земли (газовый состав атмо-
сферы и водной оболочки планеты, многокилометровые морские карбонатные отложения из вымер-
ших организмов, месторождения угля, газа, нефти и т. п.), с одной стороны, а также
– эволюционные факторы: внутренние (земные, от тропосферных до астеносферных) и внеш-
ние (космические);

19
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

– катастрофические факторы: внутренние (земные, от тропосферных до астеносферных)


и внешние (космические), с другой.
Предмет геоэкологии охватывает весь комплекс знаний о биосфере, составляющих ее экоси-
стемах и их изменениях под воздействием факторов природной (фоновой) и природно-техногенной
геологической среды (от аномалий химических элементов до сложных геодинамических процессов
разного масштаба).
Перед наукой геоэкологией стоят очень важные задачи, которые укладываются в три направле-
ния (Мананков, 1995):
первый – наблюдения и составление геолого-экологических карт и моделей объектов, анализ
результатов с целью определения состояния природных и природно-технических экосистем;
второй – геомониторинг с целью выяснения динамики геосистем с учетом влияния природных
и техногенных процессов. Нормирование воздействия на природную среду с целью снижения ущерба
окружающей среде, обеспечения безопасного уровня технологических процессов, производств
и проживания людей;
третий – неотехнологический, разработка на инновационном принципе способов комплексного
(рационального) использования природных ресурсов (рыночных и нерыночных) и промышленных
отходов, переориентирование производств на наукоемкие, замкнутые или экологически чистые про-
мышленные циклы и процессы (экотехнологии).
Геоэкология вызрела на стыке общей и структурной экологии, имеющей биологическую на-
правленность, с классическими науками о Земле. До сих пор нет единства научных школ в понимании
термина «геоэкология». Одни из них придерживаются взглядов немецкого географа К. Тролля, кото-
рый ввел в науку этот термин. К ним у нас в стране относится большинство географов. Второе
направление получило развитие в среде геологов различных специальностей. Оно создано на идеях
В.И. Вернадского об общенаучном значении геологических процессов эволюции биосферы, о единстве
процессов развития органического мира с геологической историей внешних оболочек Земли и на но-
вейших знаниях о биосфере, геологии Земли и сравнительной планетологии, получивших соответст-
вующую интерпретацию.

Список литературы

1. Большой энциклопедический словарь: в 2 т. – М. : Сов. энциклопедия, 1991. – С. 287.


2. Вернадский, В.И. Биосфера, очерки первый и второй / В.И. Вернадский. – Л. : Научно-техн.
изд-во, 1926. – 146 с.
3. Вернадский, В.И. Несколько слов о ноосфере / В.И. Вернадский // Успехи соврем. биоло-
гии. – 1944. – Т. 18. – Вып. 2. – С. 113–120.
4. Вернадский, В.И. Биосфера I–II. Избранные сочинения. Т. V / В.И. Вернадский. – М. : Изд-во
АН СССР, 1960. – С. 7–102.
5. Геоэкология. Ч. 2. Глобальная и ландшафтная экология / Ю.Н. Гладкий [и др.]. – СПб. :
Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 1997. – 256 с.
6. Голубев, В.С. О предмете и методе геоэкологии / В.С. Голубев // Прикладные и экологиче-
ские аспекты минералогии. Тезисы докладов (в 2 кн.). – М., 1991. – С. 18–21.
7. Голубев, Г.Н. Геоэкология / Г.Н. Голубев. – М. : Изд-во ГЕОС, 1999. – 338 с.
8. Докучаев, В.В. Русский чернозем / В.В. Докучаев. – СПб., 1883. – 376 с.
9. Докучаев, В.В. Наши степи прежде и теперь / В.В. Докучаев. – СПб., 1892. – 128 с.
10. Докучаев, В.В. К учению о зонах природы: горизонтальные и вертикальные почвенные зо-
ны / В.В. Докучаев. – СПб., 1899. – 28 с.
11. Жиров, А.И. Геоэкология: наука и образование / А.И. Жиров. – СПб. : Изд-во РГПУ им.
А.И. Герцена, 1999. – 163 с.
12. Геоэкология. Ч. 1. История становления и структура геоэкологии / А.И. Жиров [и др.]. –
СПб. : Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 1995. – 263 с.
13. Геоэкология и оценка воздействия на окружающую среду при освоении минерально-
сырьевых ресурсов / Е.Н. Исаев [и др.] // Разведка и охрана недр. – 1992. – № 6. – С. 35–38.

20
Глава 1. Геоэкология как междисциплинарное научное направление

14. Клубов, С.В. Геоэкология: История, понятия, современное состояние / С.В. Клубов,
Л.Л. Прозоров. – М. : ВНИИзарубежгеология, 1993. – 161 с.
15. Козловский, Е.А. Геоэкология – новое научное направление / Е.А. Козловский // Геоэколо-
гические исслед. в СССР. Докл. сов. геологов на Междунар. геол. конгр. Сессия XXVIII. – М., 1989. –
С. 9–19.
16. Косыгин, Ю.А. Основы тектоники / Ю.А. Косыгин. – М. : Недра, 1974. – 216 с.
17. Левин, А.С. Охрана геологической среды в горнодобывающих районах / А.С. Левин // Кохт-
ла-Ярве: Эстонский филиал ин-та им. А.А. Скочинского. – 1991. – С. 47–49.
18. Локтюшин, А.А. Пространственно-замкнутые динамические структуры / А.А. Локтюшин,
А.В. Мананков. – Томск : Изд-во ТГУ, 1996. – 123 с.
19. Локтюшин, А.А. Дегуманизация науки как условие стабильности процесса познания /
А.А. Локтюшин, А.В. Мананков // Методология науки. – Томск : Изд-во ТГУ, 1996. – С. 86–89.
20. Локтюшин, А.А. Геодинамика Земли в голографической модели вещества / А.А. Локтюшин,
А.В. Мананков // Матер. III Междунар. конф. «Новые идеи в науках о Земле». – М., 1997. – Т. 1. – С. 95.
21. Локтюшин, А.А. Голографические принципы организации вещества / А.А. Локтюшин, А.В.
Мананков // Матер. 2-й Междунар. конф. «Самоорганизация природных, техногенных и социальных
систем». – Алма-Аты, 1998. – С. 55–56.
22. Мананков, А.В. Механизмы преодоления экологических кризисов / А.В. Мананков // Со-
врем. средства и методы контроля при охране окружающей среды. – Пенза, 1992. – С. 7–8.
23. Мананков, А.В. Геологические проблемы экологии / А.В. Мананков // Природокомплекс
Томской области. Т. 1. Геология и экология. – Томск : Изд-во ТГУ, 1995. – С. 184–192.
24. Мананков, А.В. Основы экологии. Курс лекций / А.В. Мананков. – Томск : Изд-во ТГУ,
1997. – 235 с.
25. Мананков, А.В. Основы экологии. Теория, факторы, законы, кризисы и их преодоление /
А.В. Мананков. – Томск : Изд-во ТГАСУ, 1998. – 268 с.
26. Мананков, А.В. Экология / А.В.Мананков. – Томск : Изд-во Томского ЦНТИ, 2003. –142 с.
27. Мананков, А.В. Экология в концепции непрерывной подготовки специалистов /
А.В. Мананков // Проблемы непрерывной многоуровневой подготовки специалистов для Минатома
РФ: матер. Межотраслевой науч.-метод. конф. – Северск : Изд-во СГТИ, 2003. – С. 10–14.
28. Мананков, А.В. Методология глубокой комплексной переработки твердых полезных иско-
паемых / А.В. Мананков, А.А. Локтюшин // Минеральное сырье и природа. – Новосибирск, 1990. –
С. 7–8.
29. Мананков, А.В. Основные направления развития геодинамики / А.В. Мананков, А.А. Лок-
тюшин // Проблемы геодинамики и минерагении Южной Сибири. – Томск : Изд-во ТГУ, 2000. –
С. 5–14.
30. Мананков, А.В. Краткий словарь терминов по геоэкологии и экологической безопасности /
А.В. Мананков, В.П. Парначев. – Томск : Изд-во ТГАСУ, 2006. – 156 с.
31. Осипов, В.И. Геоэкология – междисциплинарная наука о экологических проблемах геосфер /
В.И. Осипов // Геоэкология. Инженерная геол. Гидрогеология. Геокриология. – 1993. – № 1. – С. 4–18.
32. Персунько, Д.И. Концепция геоэкологических работ в Мингео СССР / Д.И. Персунько // Со-
ветская геология. – 1991. – № 7. – С. 77–78.
33. Попов, И.В. Инженерная геология СССР. Ч. 1 / И.В. Попов. – М. : Изд-во МГУ, 1961. – 240 с.
34. Реймерс, Н.Ф. Природопользование: словарь-справочник / Н.Ф. Реймерс. – М. : Мысль,
1990. – 640 с.
35. Реймерс, Н.Ф. Надежда на выживание человечества: концептуальная экология / Н.Ф. Рей-
мерс. – М. : ИЦ «Россия молодая». – Экология, 1992. – С. 155.
36. Сергеев, Е.М. Еще раз об инженерной геологии / Е.М. Сергеев // Пути дальнейшего разви-
тия инженерной геологии. – М. : Наука, 1971. – С. 117–123.
37. Сергеев, Е.М. Инженерная геология – наука о геологической среде / Е.М. Сергеев // Инж.
геология. – 1979. – № 1. – С. 3–19.
38. Сергеев, Е.М. Научно-технический прогресс и охрана окружающей среды / Е.М. Сергеев //
27-й Межд. геол. конгресс. Сводный том материалов. – М., 4–14 августа 1984. – С. 54–59.

21
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

39 Сидоренко, А.В. Человек, техника, Земля / А.В. Сидоренко. – М. : Недра, 1967. – 57 с.


40. Сычов, К.И. Научное содержание и основные направления геоэкологии / К.И. Сычов // Раз-
ведка и охрана недр. – 1991. – № 11. – С. 2–6.
41. Теоретические основы инженерной геологии. Геологические основы / под ред. Е.М. Серге-
ева. – М. : Недра, 1985. – 332 с.
42. Требования к геолого-экологическим исследованиям и картографированию масштаба
1:50 000 – 1:25 000 / гл. ред. Г.С. Вартанян. – М. : ВСЕГИНГЕО, 1990. – 127 с.
43. Трофимов, В.Т. Экологическая геология в программе «Университеты России» /
В.Т. Трофимов, Д.Г. Зилинг // Геоэкология. – 1994. – № 8. – С. 117–120.
44. Трофимов, В.Т. Содержание, объект и предмет экологической геологии / В.Т. Трофимов,
Д.Г. Зилинг // Программа «Университеты России». Геология. Кн. 2. – М. : Изд-во МГУ, 1995. – С. 91–96.
45. Трофимов, В.Т. Геоэкология, экологическая геология и инженерная геология – соотношение
содержания, объектов, предметов и задач / В.Т. Трофимов, Д.Г. Зилинг // Геоэкология. Инженерная
геол. Гидрогеология. Геокриология. – 1996. – № 6. – С. 43–54.
46. Трофимов, В.Т. Положение экологической геологии в системе геологических наук /
В.Т. Трофимов, Д.Г. Зилинг // Новые идеи в науках о Земле. Т. 3. Матер. III междунар. конф. – М.,
1997. – С. 6.
47. Трусов, Ю.П. Предмет и метод геохимии и некоторые вопросы взаимодействия наук на со-
временном этапе развития естествознания / Ю.П. Трусов // Взаимодействие наук при изучении Зем-
ли. – М. : Изд-во Ан СССР, 1963. – С. 234–284.
48. Ферсман, А.Е. Избранные труды. Том IV / А.Е. Ферсман. – М. : Изд-во АН СССР, 1958. – 588 с.
49. Betz, F.Jr. Environmental geology: Stroudsburg, Dowden, Hutchinson and Ross / F.Jr. Betz. –
Inc., 1975. – 390 p.
50. Coates, D.R. Environmental geology / D.R. Coates. – John Wiley and Sons, 1981. – 698 p.
51. Flown, P.T. Environmental geology / P.T. Flown. – New York : Harper and Row, 1970. – 367 p.
52. Tank, R.W. Focus on Environmental geology / R.W. Tank. – New York : Oxford Univ. Press,
1971. – 474 p.
53. Trolle, K. Landschaftsokologie und Biogeocenologie. Eine terminologische Studie / K. Trolle //
Revue roumaine de geol, geoph. et geogr., Serie de geogr. – 1970. – № 14. – P. 25–34.

22
ГЛАВА 2
ОСНОВНЫЕ ТЕРМИНЫ И ПОНЯТИЯ

Когда суть дела обдумана заранее,


слова последуют без затруднений.
Гораций

Современная геоэкология относится к междисциплинарным комплексным наукам, она объеди-


няет десятки крупных научных дисциплин и пользуется лексиконом из 14–15 тысяч терминов. Все-
общий интерес свидетельствует о том, что несмотря на долгие потуги принизить значение этой науки
до утилитарного уровня охраны окружающей среды и обеспечения безопасности жизни, более чем
вековая эволюция учения о биологических сообществах, об их участии (совместно с человеком)
в кругообороте вещества в природе и эволюции состава внешних геосфер Земли сформировала ком-
плекс представлений мировоззренческого характера. Проблемы геоэкологии как важного направле-
ния экологии оказались настолько общими, что участвуют в формировании глобальной парадигмы,
имеющей экологическое содержание и ориентированной на решение проблем глобального экологи-
ческого кризиса, созданного деятельностью человека.
Содержание геоэкологии в течение последних десятилетий, насыщенных открытиями, претер-
пело существенное изменение и обогащение. Поскольку естественный процесс познания весьма дли-
телен, то вполне логично эту главу посвятить характеристике самых основных из принятых сейчас
терминов и понятий. В первую очередь это касается терминов, отсутствующих в словаре-
справочнике (Реймерс, 1990), а также терминов неопределенного значения.

2.1. Геоэкологические понятия и термины

Принятие концепции устойчивого развития способствует не только осознанию глобального


экологического кризиса в биосфере, но и выработке стратегии и тактики его преодоления. Альтерна-
тивы у человека нет. Решается проблема выживания, сохранения человека в биосфере, одним из ас-
пектов которой является извечный вопрос: «Кто мы и зачем мы здесь?». Или мы только один из ви-
дов животных в случайном мире, или, в самом деле, высшее творение, которое наделено неограни-
ченной властью над природой и одновременно бременем ответственности перед ней? Острая
озабоченность проблемой достаточно ярко выражена Ф. Сен-Марком: «Человечество столь близко
к бездне, что ему необходимо под страхом исчезновения в ней отвечать за каждый шаг на своем пу-
ти» (Ф. Сен-Марк, 1977). Поиск оптимальных решений основан на экологическом мировоззрении
и геоэкологических знаниях, позволяющих разрабатывать принципиально новые эффективные и
экологически безопасные технологии.
Учение о ноосфере – разработано В.И. Вернадским в 1920–1940 гг. как важное философское
обобщение на базе успехов естественных наук и истории науки. Ноосфера – сфера разума, «мыслящая
оболочка», высшая стадия развития биосферы, связанная с разумной деятельностью цивилизованного
человечества. Ноосфера – новое геологическое явление на планете. В ней впервые человек становится
крупнейшей геологической силой. Он может и должен перестраивать своим трудом и мыслью область
своей жизни, перестраивать коренным образом по сравнению с тем, что было раньше (Вернадский,
1965). Подробно история появления учения о ноосфере, ее естественнонаучное и философское значе-
ние изложены в третьей главе.
Концепция устойчивого развития (Environmental Development) – развитие общества
в постиндустриальный этап, основанное на приоритете экологии над экономикой и гарантирующее
наше общее будущее. В условиях нарастающего дефицита природно-сырьевых ресурсов и глобально-
го загрязнения окружающей среды неизмеримо возрастает роль инновационного подхода для новых
технологий. Именно эти технологии позволяют сократить до разумных пределов геодинамическую
и эколого-геохимическую нагрузку на человека, литосферу и другие компоненты биосферы, а также
создают возможность вовлекать в производство нетрадиционные виды сырья (в первую очередь,

23
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

с помощью технологической биоэнергетики, биологической переработки минерального сырья, дегра-


дации токсикантов и нанотехнологий).
Одновременно совершенствуется и нормативно-законодательная база геоэкологии, учитываю-
щая в полной мере международный опыт. С помощью различных видов экологического контроля
(экологической экспертизы, экологического аудита, экологического менеджмента, экологической
паспортизации) и экологического мониторинга необходимо достигать сбалансированное решение
социальных, экономических, природно-ресурсных проблем и жизнеобеспечивающих потребностей
нынешнего и будущих поколений людей.
Окружающая среда – система взаимосвязанных природных и антропогенных объектов и явле-
ний, в которой протекает труд, быт и отдых людей.
Локальная окружающая среда – жизненная среда и условия жизни, необходимые человеку как
организму высшей биологической подсистемы для поддержания жизни и как представителю единст-
венной в природе социальной структуры для создания необходимого уровня жизни и достижения бла-
госостояния. Локальная среда создается биологическим индивидом и в целом – видом. Она формирует-
ся за счет того, что извлекается из глобальной среды.
Глобальная окружающая среда – окружающая среда на уровне общечеловеческой цивилиза-
ции, включающая глобальную экосистему (биосферу), планету Земля, воздействие планет, космоса,
Солнца и т. д., все, что используется для создания локальной окружающей среды.
Экологический кризис – не только достояние современности, а исторически закономерное,
периодически сопутствующее цивилизациям состояние. Огромные пустыни на местах древних циви-
лизаций – тому яркое подтверждение.
Механизмы преодоления экологических кризисов. Существует два механизма преодоления
экологических кризисов, т. е. противоречий между требованиями человека (и других видов) к ло-
кальной окружающей среде и возможностями глобальной среды их обеспечить. Первый механизм –
миграционный или миграционно-экспансионистский. Второй механизм, безусловно, более затрат-
ный, – это неотехнологический, совершенствование которого человек добивается, разгадывая тайны
природы на протяжении всей своей истории.
Геологическая среда в широком понимании – минеральная основа биосферы, источник не-
обходимых природных ресурсов и среда обитания биологических видов, включая человека. Форми-
руется в течение геологической истории Земли при взаимодействии со всеми внутренними и внеш-
ними геосферами и населяющими их живыми организмами за счет потоков вещества и энергии.
Представлена различными по степени сложности саморазвивающимися биогидролитосферными гео-
системами. Последние через прямые и обратные связи между собой образуют автономно и взаимно
обусловленно дрейфующие геоструктуры первого порядка.
Литосфера – верхняя твердая оболочка Земли, имеющая большую прочность и переходящая
без определенной резкой границы в нижележащую астеносферу, прочность вещества которой отно-
сительно мала. Литосфера включает в себя земную кору и отделенную от нее границей Мохоровичи-
ча (Мохо) жесткую верхнюю часть мантии Земли, имеющую, судя по составу ксенолитов, оливин-
пироксеновый состав. О взаимосвязи биосферы и литосферы свидетельствуют многочисленные про-
цессы в геологической истории планеты, выявленные геологами и геохимиками после того, как нача-
ли рушиться стены между науками о Земле и дисциплинами о развитии жизни в биосфере.
Установлена прямая зависимость интенсивности накопления органического вещества от интенсив-
ности вулканизма, от динамики магматических и горообразовательных процессов (рис. 2.1, см. цв. вкл.).
Стала доступной возможность восстановления прежнего состояния биосферы по осадочным
породам и вмещающим полезным ископаемым, которые являются продуктами развития биосферной
системы. Выявлены периодические геологические события и их влияние на вымирание и появление
организмов и установлены глобальные экологические кризисы в геологической истории биосферы.
Исследуется проблема причинно-следственных связей биосферы и тектоносферы, обеспечивающих
глобальный абиотический и биогеохимические циклические круговороты вещества, а также эволю-
цию живых организмов.
В историческом аспекте решение этой проблемы, затрагивающей основы тектонической пе-
риодизации и направленности развития земной коры можно разделить на два этапа: 1 – ранние пред-
ставления и 2 – современная гипотеза тектоники плит.
24
Глава 2. Основные термины и понятия

К первому этапу относятся:


– гипотеза расширяющейся Земли;
– гипотеза контракции (сжатия);
– пульсационная гипотеза;
– гипотеза дрейфа континентов;
– гипотеза конвективных течений.
Гипотеза расширяющейся Земли появилась одной из самых первых. Ее идеи содержатся
в работах ученых еще ХVIII в. (М.В. Ломоносова и Дж. Геттона). Гипотеза в свое время хорошо объ-
ясняла увеличение объема Земли за счет горообразования и появления океанов за счет растрескива-
ния и расширения земной коры (рис. 2.2, см. цв. вкл.).
Гипотеза контракции (сжатия) разработана французским геологом Эли де Бомоном (1852). Она
объясняет происхождение складчатости в горных системах и самих горных систем под влиянием
уменьшения общего объема первоначально раскаленной и постепенно остывающей Земли.
Пульсационная гипотеза является по сути компромиссной, включающей в себя две предыду-
щие. Идея чередования во времени фаз сжатия и расширения была выдвинута в 1902 г. немецким
ученым А. Ротплетцем. Более полное обоснование и название пульсационной получила у американ-
ского ученого В. Бухера (1933).
Гипотеза существенно дополнена и развита основоположниками сибирской школы геологов –
академиками В.А. Обручевым (1940) и М.А. Усовым (1940). Согласно этой гипотезе, земной шар пе-
реживает поочередно то фазу сжатия (преобладает), то расширения. С каждой фазой связаны свои,
свойственные только ей, магматизм и рудообразование.
Гипотеза дрейфа континентов, или мобилизма. Первые более или менее обоснованные пред-
ставления о возможности дрейфа континентов связываются с именем Э. Шнайдера, который в 1858 г.
опубликовал карты, показывающие континенты в момент их смыкания и затем в их современном по-
ложении. Таким образом он пытался объяснить сходство залегания пластов каменного угля в Европе
и Северной Америке и соответствие береговых линий по обе стороны Атлантики.
Механизм или причины движения континентов. Гипотеза дрейфа континентов получила
развитие в работах американского гляциолога Ф. Тейлора и австрийского метеоролога-геофизика
Альфреда Вегенера. Вегенер, собрав все доступные данные, впервые осуществил детальный анализ
дрейфа континентов. Он отверг представление о постоянстве океанических бассейнов и особо под-
черкнул качественное различие между океанами и континентами. Вегенер изобразил на карте прото-
континент (Пангею), который разломился в конце палеозоя, а образовавшиеся куски в результате по-
степенного дрейфа переместились в их нынешнее положение (рис. 2.3). В последующем Вегенер на-
звал в качестве движущего механизма тепловую конвекцию в недрах Земли.
Гипотеза конвективных течений. Дальнейшее становление гипотезы конвективных течений
как движущей силы дрейфа континентов проходило в рамках представлений о радиоактивном распаде
нуклидов внутри Земли, объясняющих происхождение тепловой энергии, вызывающей конвекцию.
Модель, созданная геологом Артуром Холмсом в 1953 году, основывается на допущении, что конвек-
тивные потоки вещества приводят в движение внешнюю оболочку Земли толщиной в 50–100 км. Она
явилась известным шагом вперед и, в общем, близка к современным представлениям.
Развитию гипотез первого этапа недоставало новых знаний, поэтому они остались в истории
наук о Земле классическими идеями, которые учитываются в современных моделях геотектонических
процессов.
Второй этап геотектонических представлений включает историю становления современной
гипотезы тектоники плит. Гипотеза новой модели глобальной тектоники плит (new global tectonics),
широко распространенная ныне, возникла не на пустом месте. Она начала развиваться в конце
50-х гг. ХХ в. на основе предшествующих идей и гипотез первого этапа (в частности, гипотезы
А. Вегенера), а также новых наблюдений и фактов.
Во-первых, был выявлен дрейф полюсов (по палеомагнитным исследованиям), а также пере-
мещение континентальных массивов.

25
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

Рис. 2.3. Совпадение очертаний континентов на противоположных сторонах Атлантического океана. Черным пока-
заны участки, где по изобате 500 фатомов противоположные стороны Атлантики перекрываются, а крапом –
где они не приходят в соприкосновение (Е.С. Bullard, J.Я. Everett, A.G. Smith Phil. Trans Roy. Soc. London, A258,
p 41, 1965)

Во-вторых, была открыта подводная система срединно-океанических хребтов с гра-


бенообразными погружениями вдоль их осевой части – рифтовыми зонами.
В-третьих, получило окончательное подтверждение наличие под литосферой, в верхней мантии
слоя разуплотненных, вязких, местами расплавленных пород, который получил название астеносфера
(нетвердый слой). Верхняя граница астеносферы под океанами находится на глубине 50–60 км, а под кон-
тинентами – на глубинах 100–120 км; нижняя граница соответственно – на глубинах 400 и 250 км. Под
океанами астеносферный слой значительно толще.

26
Глава 2. Основные термины и понятия

Среди множества научных фактов и открытий особого внимания заслуживают еще три новых
концепции, благодаря которым модель стала удовлетворять представлениям большинства специали-
стов из различных направлений геологии:
– концепция литосферных плит;
– концепция расхождения (раздвижения) плит по астеносфере;
– концепция конвергенции (схождения и поддвига) плит.
Концепция литосферных плит. Твердую оболочку, расположенную над астеносферой
и включающую земную кору и верхнюю часть мантии, называют литосферой (каменной оболочкой).
Благодаря открытию астеносферы стал более понятен механизм горизонтального перемещения плит.
Фрагменты литосферы, ограниченные рифтовыми зонами, получили название литосферных плит. Они
медленно скользят по вязкой, разуплотненной астеносфере, перемещаясь относительно друг друга.
В геологическом масштабе времени количество плит и границы между ними не оставались по-
стоянными. Современная геотектоническая ситуация как бы укладывается в рамки небольшого числа
плит, однако в отдаленном геологическом прошлом ситуация могла быть совсем иной.
Концепция расхождения (раздвижения) плит по астеносфере. Гипотеза тектоники плит осно-
вывается и на концепции расхождения литосферных плит вдоль осей срединно-океанических хребтов.
В пользу этой концепции свидетельствует целый ряд исследований, но главным образом – анализ маг-
нитных аномалий и сейсмических явлений. В итоге установлено, что в осевой зоне срединно-
океанических хребтов непрерывно создается новое вещество коры, тогда как прежде образованное ее
вещество смещается в стороны от этой зоны со скоростью несколько сантиметров в год. Этот процесс
называется спредингом.
Концепция конвергенции (схождения и поддвига) плит. Третья основополагающая концепция
возникла в результате исследований глубокофокусных землетрясений с очагами глубиной 300–700 км
в Тихом океане. Установлено, что вдоль островных дуг и сейсмически активных континентальных ок-
раин океаническая кора пододвигается вниз под островную дугу или континентальную окраину под
углом 40–45° по зоне Заварицкого – Беньофа, к которой по этой причине приурочены центры землетря-
сений (и само огненное кольцо).
Модель тектоники плит. Модель тектоники плит рассматривает литосферу Земли как систему
подвижных блоков – литосферных плит и связывает процессы дифференциации вещества мантии Земли
и формирования океанической и континентальной земной коры с движением литосферных плит. В своем
простейшем виде модель тектоники плит сводится к тому, что в осевой зоне океанических хребтов фор-
мируется новая кора (литосфера), а возле островных дуг и некоторых континентальных окраин литосфера
разрушается (рис. 2.5, см. цв. вкл.). Все указанные структуры принадлежат к современным активным рай-
онам планеты, где происходят землетрясения, извержения вулканов и довольно быстрые подвижки лито-
сферы. Края немногочисленных, но очень больших по размерам литосферных плит, смещающихся отно-
сительно друг друга, отмечены эпицентрами землетрясений и вулканизмом, что вызывается определен-
ным воздействием тепловой конвекции. Эта модель объясняет геологические явления на поверхности
Земли значительно лучше любой из ранее предлагавшихся моделей.
Земная кора – верхняя часть литосферы или твердая сиалическая оболочка Земли, располагаю-
щаяся выше поверхности Мохо, на которой происходит четкий рост плотности горных пород и скорости
распространения продольных сейсмических волн. Земная кора представляется продуктом длительного
и сложного взаимодействия атмосферы, гидросферы и процессов внутреннего физико-химического раз-
вития всех геосфер Земли при одновременном непрерывном влиянии биоценозов (включая человека),
а также внешних (космических) сил и явлений. При этом литосферные процессы, включая вулканизм,
оказываются важнейшими факторами, они определяют вектор саморазвития и специфику вещественного
состава биосферы в целом (рис. 2.6, см. цв. вкл.).
По термодинамическим расчетам граница Мохо залегает в океанах на глубине 10–12 км, разде-
ляя породы базальтового и ультраосновного состава. В областях активного горообразования граница
Мохо проходит на глубине 55–65 км, что соответствует переходу базальт – эклогит.
Судя по геофизическим данным (Dzeiwonski et al., 1975), сейсмическая модель Земли характе-
ризуется скачкообразным изменением физических свойств пород и, соответственно, их химического
состава. Горизонтальная неоднородность коры определяется разделением ее на континентальную,

27
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

океаническую и кору переходного типа. Континентальная земная кора под равнинами (на платфор-
мах) достигает глубин 25–35 км, в горных районах (Гималаи, Анды и т. п.) – до 50–80 км, и ее сред-
ний состав отвечает гранитоподобным породам. Давление в нижней части достигает 10 кбар, а тем-
пература – 700–800 °С. Верхняя мантия простирается до глубин 700 км и сложена преимущественно
оливином и пироксеном, которые в области 400–700 км переходят в еще более плотные минералы –
шпинель и гранат. Глубже располагается сфера нижней мантии, которая слагается предположительно
минералами со структурой перовскита (рис. 2.7).

Рис. 2.7. Внутренние геосферы Земли и их геофизическое обоснование:


а – оболочки земли (А, В1, В2, В3, С, D, E, F, G), их мощности; б – сейсмический разрез (сплошные линии –
экспериментальные данные, точечные – расчетные); в – электропроводность в коре и мантии; С–D – вековые
вариации. Штрихом отмечены пределы неопределенности

В строении континентальной коры имеется три слоя: верхний – осадочный, средний – гранит-
ный и нижний – базальтовый. В океанической коре гранитный слой отсутствует, а осадочный имеет
малую мощность. В переходной зоне от материка к океану развивается кора промежуточного типа –
субконтинентальная или субокеаническая.
Земная кора подвержена постоянным тектоническим движениям. В ее строении выделяются
подвижные области (складчатые пояса) и относительно спокойные – платформы.
Для земной коры и ее составных частей характерными свойствами являются:
– скорость распространения продольных волн (в среднем 5–6 км/с);
– плотность слагающих оболочки (слои) горных пород;
– мощность слагающих оболочек различного состава и происхождения.
Вместе с тем сплошность коры прерывается большим количеством вертикальных и наклонных
глубинных разломов, линеаментов планетарного уровня и нарушений, разбивающих ее на блоки.

28
Глава 2. Основные термины и понятия

В табл. 2.1 представлены указанные характеристики, из нее также видно, что по мере увеличе-
ния глубины в пределах земной коры растут скорости распространения упругих волн и плотность
горных пород.
Таблица 2.1
Геолого-физические характеристики внешних оболочек, слагающих земную кору
Скорость продольных Плотность горных Мощность
Состав слоя (оболочки)
волн, км/с пород, г/см3 слоя, км
Осадочный – верхний слой 3–5 1,8–2,5 до 20
Гранитный – средний слой 5,5–6 2,5–2,7 10–40
Базальтовый – нижний слой 6,4–7 2,7–2,9 15–30
Подкоровый слой (ниже Мохо) 7,8–8,2 3,1–3,5

Под океанами обычно гранитного слоя нет (в соответствии с известным в геологии явлением изо-
стазии), а мощность осадочного слоя (вынос обломочного вещества реками, делювиальные отложения,
продукты вулканизма, аэрогенные природные и антропогенные образования и т. п.) не превышает
600–700 м. Нижний базальтовый слой распространен повсеместно и имеет мощность 4,1–5,8 км.
Долгое время в теории эволюции Земли оставался открытым вопрос о рубеже, отделяющем до-
океаническую стадию развития Земли от эпохи океанизации. Предпосылки для установления этой
неизвестной инверсионной точки появились лишь около 25 лет назад. Они связаны с программой
глубоководного бурения, начатого в 1969 г. с американского судна «Гломар Челленджер». Были об-
наружены два новых важнейших факта:
– отсутствие на дне океанов осадков древнее 165 млн лет;
– обнаружение древних мелководных отложений на глубинах 1000–6000 м под уровнем моря.
Из этого следовало, что океаны – необычайно молодые геологические образования и что они
возникли на месте погрузившейся суши или мелководных морских бассейнов. И еще очень важный
результат – решена проблема водного баланса океанов и глобального кругооборота воды с учетом,
кроме традиционно учитываемых факторов (испарение, атмосферные осадки, речной, подземный
и другие виды стока), эндогенного (внутрипланетарного) поступления воды и потерь при фотолизе.
Чем древнее складчатость на континенте, тем меньше мощность земной коры: горные массивы
докембрийского и каледонского циклов складчатости – 30–35 км, в герцинидах – 38–42 км и в склад-
чатых образованиях наиболее молодого альпийского цикла – 50–80 км. В этом же направлении уве-
личивается мощность гранитного слоя.
Газовая оболочка Земли – атмосфера, как и другие внешние оболочки, является преимущест-
венно производной внутренней активности планеты. Атмосфера формировалась за счет дегазации
мантии и вулканизма из зоны астеносферы. Следовательно, масса воздушной атмосферы и ее хими-
ческий состав непрерывно эволюционировали в геологической истории Земли от первичной (катар-
хейской) – чрезвычайно разреженной и существенно восстановительной газовой оболочки до жизне-
обеспечивающей уникальной азотно-кислородной атмосферы, эволюция которой охватывает весь
фанерозой, т. е. последние 570 млн лет.
Таким образом, рассматривая биосферу как открытую термодинамическую систему, мы долж-
ны учитывать ее историко-геологические аспекты. В отличие от представлений о биосфере как ста-
тичной бигеоценологии (биологов и географов), геоэкология в нашем понимании рассматривает ли-
тосферу как активно взаимодействующий с биоценозами и геосферами Земли компонент биосферы,
а также уникальную депонирующую среду, которая фиксирует все периоды «жизни» биосферы в ви-
де литологической и геологической летописи.
В рамках геоэкологических проблем современного глобального экологического кризиса и концеп-
ции устойчивого развития необходимо учитывать, что все внешние геосферы Земли испытывают непре-
рывное полевое физическое воздействие (электрические, магнитные, радиоактивные, тепловые, гравита-
ционные, акустические и т. п. поля), а литосфера обладает целым рядом специфических свойств:
– ростом дефицита и исчерпанием невозобновляемых полезных ископаемых и природных ре-
сурсов в целом;

29
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

– литосфера активно депонирует различные вещества, которые на различных механических


и геобиохимических барьерах откладываются и накапливаются, сохраняясь в ней длительное время.
В отличие от литосферы, загрязняющие вещества в атмосфере и гидросфере быстро переносятся
и рассеиваются в их пространстве, ярким подтверждением чего является их глобальная токсикация,
а также отлагаются на почвах и растительности, а в растворимых формах просачиваются внутрь оса-
дочного чехла;
– литосфера как твердая внешняя оболочка Земли под воздействием техногенеза (пустоты от
добычи полезных ископаемых, скопления многотоннажных отходов обогащения и промышленной
переработки природного сырья, искусственные моря, нерациональное градостроительство и т. п.) ис-
пытывает нарушение геодинамического равновесия. Это выражается (в пределах промышленных уз-
лов и урбанизированных территорий) в катастрофических явлениях (провалы, обвалы, оползни
и т. п.) и в эволюционных – синантропизации и деградации экосистем, а также в увеличении сейс-
мичности территорий и проявлениях техногенных землетрясений.
Именно эти свойства литосферы и связанные с ними процессы в природно-техногенных систе-
мах и в биосфере в целом представляются наиболее актуальными для современной геоэкологии.
Экосистемы и первый закон термодинамики. Все процессы, с которыми, изучая окружаю-
щий мир, встречается мыслящий человек, в той или иной мере необратимы. Поэтому выяснение вре-
менных зависимостей с термодинамических позиций представляется актуальным. Термодинамиче-
ский анализ экосистем позволил установить, что органические системы являются динамическими,
структурированными на всех ступенях развития; они устойчивы вследствие наличия механизма об-
ратных связей, регулирующих значения жизненно важных параметров, и обладают механизмами са-
мовоспроизведения. Для поддержания структуры динамических систем необходим процесс, который
называется диссипативным, т. е. процесс рассеяния энергии. Отсюда следует, что термодинамические
законы «позволяют» жизни возникнуть на Земле, но они не раскрывают принципа, благодаря кото-
рому возникновение жизни стало неизбежным.
Процессы в геологической среде и поток жизни связаны в единое целое тысячами нитей и под-
чиняются принципу единства организма и среды, хотя их упорно противопоставляют. Один из «ко-
зырных» доводов противопоставления – это невозможность искусственно создать живой организм.
Однако жизнь с каждым годом преподносит все больше фактов, заставляющих говорить о связях жи-
вого с неживым в масштабах, которые недавно казались невероятными.
Установлено образование молекул аминокислот в вулканических процессах. Гравитационное
поле определяет динамику кальциевого обмена в организмах. Магнитное поле оказывает столь силь-
ное влияние, что изоляция человека от магнитного поля Земли становится причиной целого ряда бо-
лезненных расстройств. Циклическая активность Солнца увязывается с медицинской статистикой
увеличения числа случаев сердечно-сосудистых заболеваний и расстройств систем свертывания кро-
ви, а более редкие циклы – с климатическими и фенологическими колебаниями, изменением магнит-
ного момента Земли, сменой тектономагматических циклов и биотических палеоциклов.
Все химические элементы (макро- и микротрофные) циркулируют между живыми организмами
и окружающей природной средой и в истории биосферы используются бесконечное число раз.
С энергией Солнца, которая проходит в виде однородного потока через организмы, дело обстоит со-
вершенно по-другому. Экосистемы (природные и природно-техногенные) – это незамкнутые систе-
мы, в которых происходит обмен материей с окружающей средой. Потребление солнечной энергии
биосферой только в первом приближении подчиняется двум фундаментальным законам термодина-
мики (принципам Карно).
Первый принцип гласит, что энергия сохраняется, она не создается и не исчезает, а превращает-
ся из одной формы в другую. Тот факт, что сохраняется именно энергия, а не теплота, стал основопо-
лагающим открытием 50-х гг. XIX столетия. Энергия может переходить из одной формы в другую
(ядерная, химическая, электромагнитная, механическая, геологическая и др.), но не может ни созда-
ваться, ни теряться. Энергия Солнца превращается в энергию пищи путем фотосинтеза.
Следовательно, общая энергия биосферы остается постоянной, что выражается уравнением
ΔE = ΔH – ΔW,

30
Глава 2. Основные термины и понятия

где ΔE – изменение энергии в изолированной системе; ΔH – изменение энтальпии или теплоты сис-
темы; ΔW – работа, выполненная системой на внешнюю среду.
Все органические вещества имеют высокую отрицательную энтальпию, поэтому при сгорании
система отдает тепло в окружающую среду. В соответствии с первым началом термодинамики энер-
гия каждой системы остается постоянной. Поэтому, сжигая ископаемое топливо – будь то уголь,
нефть или уран, – мы не уменьшаем общих запасов энергии. В этом смысле энергетический кризис
вообще невозможен, поскольку общая энергия в мире всегда будет оставаться неизменной.
Второй закон термодинамики, энергосбережение и эволюционное усложнение биоценозов.
Второй принцип Карно гласит, что любое действие, связанное с преобразованием энергии, не может
происходить без ее потери в виде рассеянной бесполезной энергии (тепла). Согласно второму прин-
ципу Карно, любая система, эволюционирующая в каком-либо определенном направлении, стремится
к равновесному состоянию, при котором ее физические параметры (Т, Р, С) принимают постоянные
значения, а ее энтропия S (часть энергии, теряемая системой в любом термодинамическом процессе)
становится максимальной.
Основная часть энергии системы, которая представляет собой используемую энергию и в неко-
тором смысле противоположна энтропии, называется свободной энергией – G. Свободная энергия
способна совершать работу в изотермических условиях, что свойственно живым клеткам авто- и ге-
теротрофов. С другими энергетическими параметрами свободная энергия связана уравнением
ΔG = ΔH – T ⋅ ΔS,
где ΔG – изменение свободной энергии в результате обмена между системой и внешней средой; ΔS –
изменение энтропии (мера беспорядка); Т – абсолютная температура в К.
Следовательно, свободная энергия и энтропия изменяются в противоположных направлениях,
но их вариации равны лишь при отсутствии обмена теплом с внешней средой. Общий баланс биоти-
ческих процессов в достаточно большой системе, конечно, находится в согласии со вторым началом
термодинамики. В биосфере в целом, где происходит поглощение тепла системами из внешней сре-
ды, уменьшение свободной энергии меньше увеличения энтропии систем. Эта закономерность пред-
ставляет собой физическое объяснение самопроизвольной тенденции экосистем эволюционировать
к все более сложным и биологически более организованным биоценозам, в которых количество сво-
бодной энергии максимально.
В целом, при изучении объектов живой природы становится очевидным, что все формы жизни
с термодинамической точки зрения неравновесные, а переход к предполагаемому равновесию озна-
чает и конец жизни. Нас интересуют не равновесные состояния, а процессы, в которых живые орга-
низмы далеки от равновесия (развитие организма), а другие подсистемы (окружающая среда) к нему
приближаются. Итогом сочетания таких процессов будет рост энтропии, но одновременно и ее дис-
пропорционирование, не учитываемое началами термодинамики.
Второй закон термодинамики для экологии можно сформулировать и так: любой вид энергии
в конечном счете переходит в форму, наименее пригодную для использования и наиболее рассеи-
вающуюся. Для всех энергетических процессов характерен процесс перехода от более высокого
уровня организации (порядка) к более низкому (беспорядку). Тенденция энергии к деградации выра-
жается в возрастании энтропии.
Живое вещество отличается от неживого способностью аккумулировать из окружающего про-
странства свободную энергию и преобразовывать ее так, чтобы противостоять энтропии. Энергия
пищи, поглощенная животными, переводится в теплоту.
Поток энергии в биосфере подчиняется правилам 10 и 1 %. Солнце дает Земле колоссальное
количество энергии. Всего 1 % ее превращается в химическую энергию зеленого листа. Закон пира-
миды энергии (или правило 10 %) гласит, что с каждой предыдущей ступени на последующую пере-
ходит 10 % энергии. Из 100 % энергии живого вещества 90 % приходится на растения, 10 % – на бес-
позвоночных животных и 1 % – на позвоночных. На каждой ступени количество энергии уменьшает-
ся на 1–2 порядка, но ее качество увеличивается также на 1–2 порядка (табл. 2.2).
Человечество находится в стадии энергетического кризиса, и характер будущих цивилизаций,
их качество и состав лимитируются в первую очередь энергозатратами.

31
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

Таблица 2.2
Сравнение эквивалентных затрат энергии разных источников
Затраты энергии на получение 1 ккал
Источник энергии
условного топлива
Солнечный свет 2000
Биомасса растений 200
Древесина 20
Уголь 1
Электроэнергия 0,2

В соответствии со вторым законом термодинамики существует фундаментальный предел ко-


личества тепловой энергии, которая может быть преобразована в работу, а следовательно, и в элек-
тричество. Обратное положение неверно, т. е. другие формы энергии могут быть полностью пре-
вращены в тепло.
Современная тепловая электростанция, работающая на угле и вырабатывающая пар для по-
следующего преобразования его энергии посредством турбогенератора в электрическую, достигает
эффективности (КПД) 40 %, т. е. лишь 40 % тепловой энергии, отдаваемой углем при сжигании,
преобразуется в электричество. Такова же примерно эффективность тепловых электростанций, ра-
ботающих на нефти. Традиционные подходы к генерированию электрической энергии не могут
обеспечить сколько-нибудь значительного повышения эффективности. Атомные электростанции
также дают пар, подаваемый в турбогенераторы, при этом станции имеют эффективность всего
30–32 %; таким образом, лишь 30–32 % тепловой энергии, выделяющейся при делении урана, пре-
образуется в электрическую.
Разумеется, попытки повысить эффективность преобразования тепла в электроэнергию должны
продолжаться. Так, степень преобразования химической энергии в электрическую в топливных элементах
несравнимо выше, современные водород-кислородные топливные элементы имеют КПД до 80 %.
Современная цивилизация «проматывает» запасы энергии, накопившиеся в биосфере. Следует
стремиться не к сохранению энергии, ибо природа делает это автоматически; наша задача – научить-
ся экономно распоряжаться качеством энергии. Сжигая накопленный с помощью солнечной энергии
геологической средой любой энергоноситель (уголь, нефть, газ и т. п.), мы увеличиваем энтропию
биосферы, поскольку все названные процессы протекают самопроизвольно и неизбежно сопровож-
даются тепловым загрязнением окружающей среды – это своего рода «дань» термодинамике.
Таким образом, нынешняя политика «энергосбережения» на самом деле представляется частью
глобальной проблемы, сформировавшейся в современном обществе. По большому счету, она включает
вопросы, касающиеся регулирования глобального энергетического баланса, рационального расходова-
ния высококачественных энергетических ресурсов и создания экологически более чистых источников
энергии, т. е. уменьшения уровня роста энтропии.
В России экономия энергии становится чуть ли не новой национальной идеей, которую связы-
вают с проблемой национальной энергетической безопасности страны. С 90-х гг. активно распро-
страняются вымыслы, что наша страна не может конкурировать с Западом как раз из-за энергетиче-
ских сверхзатрат на промышленные, сельскохозяйственные технологии в условиях сурового климата.
Статистика утверждает, что в середине XIX в. Россия была одной из самых энергоэффективных
стран мира. Эффективность использования энергии в стране с известными климатическими условия-
ми была в 3,5 раза выше, чем в США и Западной Европе. Так было вплоть до Октябрьской револю-
ции. За последующие 90 лет индустриализации Россия по энергорасточительности оказалась уже на
10 месте. Впереди были только страны с очень теплым и теплым климатом. По мнению И. Башмако-
ва, исполнительного директора Центра по эффективному использованию энергии, лауреата Нобелев-
ской премии мира 2007 г. в составе Международной группы специалистов по изменению климата,
высокая энергоемкость в России – не проклятие холодного климата, а наследство экстенсивной инду-
стриализации и плановой отраслевой экономики (Башмаков, 2009). Именно от этого наследства нам
еще только предстоит избавляться.

32
Глава 2. Основные термины и понятия

В России около половины вырабатываемой энергии попросту пропадает, т. е. у нас огромный


потенциал энергосбережения – почти 45 %. Этот потенциал складывается из многих составляющих.
Сюда входят:
– «черная дыра» ЖКХ с пережитками плановой экономики (нерентабельное использование то-
плива, спешное сжигание остатков топлива весной, отсутствие надлежащего контрольно-
измерительного сопровождения и т. п.). На ЖКХ приходится потенциальная экономия природного
топлива в количестве, равном шестой доле всей добычи нефти в стране;
– потери в тепловых сетях, которые составляют у нас 20–25 %;
– потери в электрических цепях – 12–30 %;
– старые технологии подготовки топлива, его сжигания;
– устаревшее оборудование.
Обсуждаются две стратегии выхода из энергетического коллапса. Первая – наращивание добы-
чи нефти и газа, строительство новых источников энергии. Но это очень затратный путь: до 2020 г.
он потребует не менее 1,0 трлн долл.
Вторая стратегия основана на инновационных решениях, способных обеспечить необходимый
прогресс. Например, электростанции, работающие на газе. Их КПД в среднем 37 %, а в развитых евро-
пейских странах – 50 %. В России работают старые газотурбинные установки и в атмосферу выбрасы-
вают горячие продукты сгорания (фактически тепловую энергию). В Европе используют парогазовые
установки. Они позволяют полностью использовать энергию газа: продукты сгорания вращают турби-
ны, а затем нагревают водяной пар. В результате КПД котлов способно повыситься до 58 %.
Второй путь развития оказывается и менее капиталоемким. Если его внедрять в промышленно-
сти, ЖКХ, сфере услуг и т. д., то, по имеющимся расчетам, он обойдется в 3–5 раз дешевле.

2.2. Термины для ресурсной функции геологической среды

Технологическая микробиология и нанотехнологии. Необходимость разработки новых, эф-


фективных способов производства энергетических носителей и восполнения сырьевых ресурсов ста-
ла особенно актуальной в последние два десятилетия из-за острого дефицита сырья и энергии в гло-
бальном масштабе и повышения требований к экологической безопасности технологий. В этой связи
стали интенсивно развиваться новые направления биотехнологии, в основу которых положен низко-
активационный протонно-гидратационный механизм (Локтюшин, Мананков, 1996), послуживший
теоретической основой голографической геодинамики, технологической наноминералогии (Мананков,
Локтюшин, 2000) и вполне применимый в технологической микробиологии:
– биоэнергетика, разрабатывающая эффективные и экологически безопасные технологии по-
лучения и преобразования энергии, например, в процессах биометаногенеза с использованием мета-
нообразующих бактерий (архебактерий). Они открыты учеными только в середине 80-х гг. ХХ в., хо-
тя в биосфере в анаэробных условиях уже более 3,5 млрд лет вырабатывают природный газ;
– производство спирта. Перспективы использования низших спиртов (метанола, этанола),
а также ацетона и других растворителей в качестве горючего для двигателей внутреннего сгорания
вызвали в последние годы большой интерес к возможности их крупномасштабного получения в мик-
робиологических процессах с использованием различного растительного сырья. Использование эта-
нола или его смеси с бензином (газохол) существенно снижает загрязнение окружающей среды вы-
хлопными газами, так как при сгорании этанола образуются только углекислота и вода;
– принципиально новые разработки, ориентированные на модификацию и повышение эф-
фективности самого процесса фотосинтеза, создание биотопливных элементов, получение фотоводо-
рода, биоэлектрокатализ. В высших растениях концентрация углеводородов крайне низкая, около
1 %. Однако в 1978 г. была открыта зеленая водоросль Botriococcus brauntii, содержание углеводоро-
дов в клеточной стенке которой достигает 70–75 %. Оказалось, что эта водоросль широко распро-
странена в природе. В США действует ферма для ее выращивания с суммарной площадью водоема
52 тыс. га и получением углеводородов до 4800 м3/год;
– совершенствование теории образования россыпных рудных месторождений, включая
благородные и редкие металлы;
33
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

– бактериальное выщелачивание металлов из нетрадиционных руд, промышленных отходов


обогащения, металлургической и химико-металлургической переработки природного сырья. В про-
мышленных масштабах по таким технологиям получают цинк, медь, железо, золото и уран;
– микробиологическое обогащение руд и концентратов. Например, при обогащении мине-
ралов свинца и сурьмы используются сульфатредуцирующие бактерии по принципиально новым
технологиям;
– биосорбция металлов из растворов с последующим их осаждением в виде сульфидов.
С помощью биосорбции даже из разбавленных растворов возможно 100-процентное извлечение
свинца, ртути, меди, никеля, хрома, урана и 90-процентное – золота, серебра, платины, селена. Внут-
риклеточное накопление металлов может быть весьма значительным – для урана и тория до 14–18 %
от АСБ денитрифицирующих микроорганизмов, для серебра – до 30 % АСБ. Совсем недавно уста-
новлена способность бактерий Pseudomonas эффективно сорбировать уран из морской воды;
– микробиологические методы утилизации твердых отходов, очистки стоков, воздушных
выбросов с использованием аэробных и анаэробных организмов;
– эколого-биотехнологические альтернативы в сельском хозяйстве. Получение биопести-
цидов, биогербицидов и биологических удобрений.

2.3. Синергетика и самоорганизация геоэкологических систем

Развитие под влиянием работ И. Пригожина и Г. Николиса (Пригожин, 1960; Onsager, 1931;
Дьярмати, 1974 и др.) термодинамики необратимых систем, обменивающихся с внешней средой ве-
ществом и энергией, сыграло важную роль в применении аппарата классической термодинамики для
изучения их природных аналогов. Термин «синергетика» предложен в 70-х гг. ХХ в. немецким физи-
ком Г. Хакеном (1980). Слово «синергетика» в переводе с греческого «Synergeia» – совместное дей-
ствие, сотрудничество. Это новое научное направление рассматривает общие подходы к изучению
универсальных свойств и явлений самоорганизации в динамических неравновесных системах. Осо-
бое значение придается изучению и анализу коллективных (синэнергетических) эффектов в процес-
сах самоорганизации.
Практически все геологические системы диссипативны. Наиболее точное и полное определение
диссипативных структур дано В. Эбелингом (1979): пространственные или пространственно-времен-
ные структуры, которые могут возникать вдали от равновесия в нелинейной области, когда парамет-
ры системы превышают критические значения.
Сложность термодинамического анализа геологических систем состоит в том, что в них обра-
тимые и необратимые процессы, рассматриваемые в рамках неравновесной термодинамики, не име-
ют четких ограничений, ибо эти системы существуют за счет взаимодействия внешних обратимых
и внутренних необратимых потоков.
Теория академика Д.С. Коржинского (1957) о локальном равновесии открытых систем заложи-
ла фундамент нового направления в геологии – физико-химической петрологии. Если И. Пригожин
рассматривает большие системы по принципу матрешек, то локальное равновесие – это состояние,
при котором в каждом малом элементе системы энтропия зависит от локальных макроскопических
переменных (как в равновесном случае) и не зависит от их градиентов.
Большое значение в изучении необратимых природных процессов имели работы В.А. Жарико-
ва (1965), Г.Л. Поспелова (1973), Д.П. Григорьева (1961), А.М. Жаботинского (1974), Ю.Л. Климон-
товича (1989) и др.
Многие черты сходства развития живой и неживой природы дают основание использовать по-
нятия и термины биологии при осмыслении геологических объектов. Так, введенные Д.П. Гри-
горьевым биологические термины «онтогенез» (индивидуальное развитие) и «филогенез» (историче-
ское развитие), после их использования Д.С. Рундквистом (1971) получили широкое распространение
в генетической, экспериментальной и технической минералогии.
Детальная реконструкция условий возникновения и развития самоорганизующихся геологиче-
ских систем в широком диапазоне изменения физико-химических условий с позиций синергетики

34
Глава 2. Основные термины и понятия

выполнена Ф.А. Летниковым. Он показал, что в целом для процессов самоорганизации различных
структур Земли характерна строгая иерархическая соподчиненность, обусловленная энергетической
мощностью и массоемкостью породивших эти системы потоков энергии и вещества. В геологической
истории Земли установлено явление инверсии в глобальном масштабе флюидного режима эндоген-
ных процессов с существенно восстановительного на окислительный на рубеже архея и протерозоя.
Отсюда следует, что ранние этапы развития Земли характеризовались интенсивным выносом флюи-
дов углерода из недр на поверхность. Это предопределило формирование мощных карбонатных оса-
дочных толщ в последующие геологические эпохи, особенно в протерозое, а самое важное – накоп-
ление углерода в экосфере (по терминологии В.И. Вернадского) явилось лимитирующим фактором
зарождения и развития здесь жизни (Летников, 1992).
Геоэкология решает назревшие актуальные проблемы:
– современной энергетики;
– дефицита природных ресурсов;
– вовлечения в производство промышленных отходов;
– увеличения урожайности сельскохозяйственных культур;
– очистки промышленных выбросов и стоков.
С этой целью разрабатываются принципиально новые экологические биотехнологии
и наноматериалы, позволяющие увеличивать эффективность и коэффициент полезного действия
в несколько раз. Так, с использованием микробиологических методов получают золота и других бла-
городных металлов в среднем в 16 раз больше пробирных показателей.

Список литературы

1. Башмаков, И. Энергия сбережения / И. Башмаков // Аргументы и факты. – 2009. – № 44. – С. 33.


2. Вернадский, В.И. Химическое строение биосферы Земли и ее окружения / В.И. Вернадский. –
М., 1965. – 374 с.
3. Григорьев, Д.П. Онтогения минералов / Д.П. Григорьев. – Львов : ЛГУ, 1961. – 314 с.
4. Дьярмати, И. Неравновесная термодинамика / И. Дьярмати. – М. : Мир, 1974. – 410 с.
5. Жаботинский, А.М. Концентрационные автоколебания / А.М. Жаботинский. – М. : Наука,
1974. – 178 с.
6. Жариков, В.А. Термодинамическая характеристика необратимых природных процессов /
В.А. Жариков // Геохимия. – 1965. – № 10. – С. 1191–1206.
7. Климонтович, Ю.Л. Проблемы статистической теории открытых систем / Ю.Л. Климонто-
вич // Успехи физических наук. – Т. 158. – Вып. 1. – 1989. – С. 59–91.
8. Коржинский, Д.С. Физико-химические основы анализа парагенезисов минералов /
Д.С. Коржинский. – М.: Изд-во АН СССР, 1957. – 184 с.
9. Летников, Ф.А. Синергетика геологических систем / Ф.А. Летников. – Новосибирск : Наука
СО, 1992. – 230 с.
10. Локтюшин, А.А. Пространственно-замкнутые динамические структуры / А.А. Локтюшин,
А.В. Мананков. – Томск : Изд-во ТГУ, 1996. – 123 с.
11. Мананков, А.В. Основные направления развития геодинамики /А.В. Мананков,
А.А. Локтюшин // Проблемы геодинамики и минерагении Южной Сибири. – Томск : Изд-во ТГУ,
2000. – С. 5–14.
12. Мананков, А.В. Краткий словарь терминов по геоэкологии и экологической безопасности /
А.В. Мананков, В.П. Парначев. – Томск : Изд-во ТГАСУ, 2006. – 156 с.
13. Onsager, L. Phys. Rev. / L. Onsager. – Vol. 37. – 1931. – 405 p.
14. Подобина, В.М. Историческая геология / В.М. Подобина, С.А. Родыгин. – Томск : Изд-во
НТЛ, 2000. – 264 с.
15. Парначев, В.П. Основы геодинамического анализа / В.П. Парначев. – Томск : Изд. дом
«СКК-Пресс», 2006. – 256 с.
16. Поспелов, Г.Л. Парадоксы, геолого-физическая сущность и механизмы метасоматоза /
Г.Л. Поспелов. – Новосибирск : Наука СО, 1973. – 355 с.

35
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

17. Пригожин, И. Введение в термодинамику необратимых систем / И. Пригожин. – М. : ИЛ,


1960. – 215 с.
18. Реймерс, Н.Ф. Природопользование. Словарь-справочник / Н.Ф. Реймерс. – М. : Мысль,
1990. – 639 с.
19. Рундквист, Д.В. Грейзеновые месторождения / Д.В. Рундквист, В.К. Денисенко,
И.Г. Павлова. – М. : Недра, 1971. – 325 с.
20. Сен-Марк, Ф. Социализация природы / Ф. Сен-Марк. – М. : Прогресс, 1977. – 435 с.
21. Хакен, Г. Синергетика / Г. Хакен. –М. : Мир, 1980. – 404 с.
22. Эбелинг, В. Образование структур при необратимых процессах / В. Эбелинг. – М. : Мир,
1979. – 279 с.

36
ЧАСТЬ II
ИСТОРИЯ ГЕОЭКОЛОГИИ.
СВОЙСТВА, ФУНКЦИИ ГЕОЛОГИЧЕСКОЙ СРЕДЫ

ГЛАВА 3
ИСТОРИЯ ГЕОЭКОЛОГИИ КАК НАУЧНОГО НАПРАВЛЕНИЯ

Если хочешь знать, что случится,


обрати внимание на то, что уже случилось.
Н. Макиавелли

Еще недавно считалось, что широко распространенная обеспокоенность по поводу экономиче-


ской деятельности человека в биосфере – исключительно современное явление, которое возникло как
следствие стихийного развития индустриализации, роста населения, урбанизации и научного прогресса.

3.1. Человек – часть природы или ее царь?

Возрастание потребностей общества в природных ресурсах – объективный и необратимый про-


цесс. Человек с древнейших времен вынужден был быть и борцом за свое выживание, и творцом.
В целом тема взаимодействия человека и природы выходит за пределы какой-либо одной науки,
а также области практической деятельности. Однако в истории геоэкологии, как и в других науках
экологической направленности, можно выделить основные вехи и этапы ее развития, установленные
историками и используемые в своих построениях философами. Основной вопрос можно сформули-
ровать так: человек – часть природы или ее господин, или и одно, и другое? Глубоко философский
вопрос, своими корнями уходящий в истоки человеческого общества. Через призму истории геоэко-
логии он получает достаточно определенное, конкретное решение.
На заре человечества многие племена признавали свою полную зависимость от окружающей
природы, которую они обожествляли и одухотворяли. А вот через десяток тысяч лет в Библии утвер-
ждается, что человеку свыше дарована вся Земля и определена власть над ее обитателями.
Любое человеческое общество живет и развивается в конкретных природных условиях и нахо-
дится с ними во взаимодействии. При этом, чем ниже технический уровень развития общества, тем
сильнее влияет на него геологическая среда. С другой стороны, чем более благоприятна для прожи-
вания и производства природная среда, тем быстрее идет развитие народа, существующего в ней.

3.2. Первобытное общество и агротехническая революция

Началом истории человека стала эпоха первобытности, громадная по временной протяженно-


сти. В эту эпоху на афро-азиатском континенте произошло выделение человека из животного мира,
и в процессе труда при постоянном взаимодействии с окружающей природной средой началась его
эволюция, становление и как биологического вида, и как существа разумного, познающего мир и са-
мого себя. Эпоха первобытного общества, предшествовавшая эпохе формирования классового обще-
ства, делится на два этапа. Первому этапу (период дикости) по археологической периодизации соот-
ветствует древнекаменный век (палеолит, время от начала изготовления орудий труда до окончатель-
ного становления человека современного типа), а также среднекаменный век (мезолит).
В IX–VI тысячелетиях до н. э. в азиатских, а затем и африканских областях Ближнего Востока
и ближайших к нему регионах Балканского полуострова происходит первая техническая революция

37
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

(агротехническая), выразившаяся в переходе к оседлому образу жизни, появлению земледелия и ско-


товодства. Этот этап относится к неолиту (новокаменному веку). Агротехническая революция обес-
печила быстрый прирост населения и последовавшую за этим эпоху Великого переселения народов
и Великих географических открытий.

3.3. Древний Восток

Древний Восток хронологически предшествовал цивилизациям Греции и Рима, расцвет кото-


рых (античная культура) во многом обязан именно ему. История Древнего Востока – это начало
культуры, эпоха появления различных наук, литературы, философской мысли, изобразительного ис-
кусства. В древнем Египте III–II тысячелетия до н. э. наблюдался расцвет знаний о фенологических
явлениях и о сезонных циклах года, а также о поведении животных. В сохранившемся папирусе
Эберса (1550 г. до н. э.) собраны первые сведения о развитии жизни и становлении взаимоотношений
живых организмов с окружающей средой.
Не только античность и Средневековье, но и новейшая эпоха унаследовали от древневосточных
цивилизаций многие открытия в астрономии (рис. 3.1), математике, географии, архитектурные
и строительные приемы. История Древнего Востока подробно изложена в монографиях российских
академиков Б.А. Тураева, В.В. Струве, И.М. Дьяконова и др., к которым мы отсылаем заинтересо-
вавшихся читателей.

3.4. Античный период истории геоэкологии

В древнейших литературных источниках, в том числе в Библии, приводятся сведения, непо-


средственно касающиеся проблем, остающихся актуальными и ключевыми в современной геоэколо-
гии. Это взаимодействие живых существ с внешней средой, изучение движения земной коры при
описании картины Всемирного потопа или руин затонувших городов и поселений, ушедших под во-
ду. Появились первые факты и верные догадки о новейших движениях земной коры, современной
геодинамике, наступлении океанов и морей на свои берега. Накопившихся фактов о процессах раз-
рушения (эволюционных и катастрофических) на поверхности Земли было столько, и они были на-
столько очевидны, что Пифагор (VI в. до н. э.) и его школа построили на этом учение о периодиче-
ском разрушении и обновлении Земли.
Интересно, что уже в древности выделялись не только резкие, катастрофические и потому на-
глядные процессы, но и постепенные, медленные движения поверхности. Так, Аристотель в своем
труде «Метеоритика» говорит о связи жизни с космосом, одновременно подчеркивая: «Изменения
Земли так медленны в сравнении с коротким периодом нашей жизни, что на них не обращают внима-
ния». Это послание из античного мира очень актуально и теперь, за его осознание еще идет нешуточ-
ная борьба.
Об огромном острове-материке и могучем государстве атлантов на нем рассказал великий
древнегреческий философ Платон (427–347 гг. до н. э.). Атлантида – гигантский остров с процве-
тающей высокоразвитой цивилизацией – погибла со всем населением «за одни ужасные сутки», ибо
весь остров «погрузился в пучину». Гибель Атлантиды, как считает Платон, произошла примерно
12 тысяч лет тому назад. В современной геоэкологии причины и механизм этого глобального катак-
лизма изучаются до сих пор и являются предметами нескончаемых жарких споров. Вместе с тем
Страбон (64 г. до н. э. – 24 г. н. э.) – древнегреческий историк, автор «Географии» в 17 книгах, при-
шел к вполне современной идее: «Одна и та же местность иногда поднимается, а иногда оседает,
а поэтому и море то прибывает, то убывает так, что оно или затопляет землю, или снова возвращается
в свое ложе. Не только малые, но и большие острова, не только острова, но и целые материки могут
быть приподняты вместе с морем, равным образом большие и малые пространства земли могут осе-
дать» (цит. по: Ч. Лайель, 1866).
Натурфилософы древней Греции интересовались и другими вопросами геоэкологии. Гиппократ
(460–377 гг. до н. э.) обосновал идею о влиянии факторов природной среды на здоровье людей. Платон,
38
Глава 3. История геоэкологии как научного направления

размышляя о взаимоотношениях природы и общества, в частности, об ограничениях, накладываемых


природой, пришел к выводу, что в идеале Греция должна иметь не более чем 5040 хозяйств. Конфуций
и его окружение (V в. до н. э.) вели учет баланса численности населения Китая и имеющейся земли,
т. е. также подходили к разрабатываемому в настоящее время понятию несущей способности (потенци-
альной емкости) территорий.
В целом мы далеко ушли от представлений древних, например, о «спертом воздухе» как при-
чине поднятий Земли. Однако было бы неразумно пренебрегать свидетельствами далеких предшест-
венников, как неоправданно смело было бы заявлять, что мы знаем теперь все причины движений
земной коры в их физической реальности.

3.5. Научно-техническая индустриальная революция

С окончанием эпохи Великих географических открытий (открытие Америки в 1492 г., открытия
новых торговых морских путей и стран, кругосветные путешествия, доказательство, что Земля имеет
форму шара, открытия русских землепроходцев) началась эпоха Возрождения (Ренессанса). Появле-
ние мирового рынка потребовало развития производства, механизации. Масштабная механизация
появилась в прядильном и ткацком производствах.
Первые шаги естествознания за пределы библейских канонов приходятся на конец XVII – на-
чало XVIII в. К этому периоду относятся научные зачатки представлений о биосфере (Б. Варениус,
Х. Гюйгенс, Ж. Бюффон), описание катастрофического явления в Средиземном море в 1707 г. Вблизи
острова Санторин из морских пучин поднялся новый остров. Поднятие морского дна более чем на
100 м сопровождалось мощным подводным вулканическим извержением.
В XVIII и особенно в начале XIX в. фактические исследования и наблюдения в разных частях
Старого и Нового Света, Юго-Восточной Азии рождают конкретные гипотезы, которые легли в осно-
ву наук о Земле (М.В. Ломоносов, А. Гумбольдт, П. Паллас, Ж. Кювье, Ж.Б. Дюма, Ю. Либих и др.).
Промышленная революция в Англии и Европе привела к объективной необходимости развития
экономики как науки, в которой существенным разделом является использование природных ресур-
сов. Значительный вклад внесли английские экономисты. А. Смит в труде «О богатстве народов»
(1776 г.) природным ресурсам как источнику существования и богатства общества уделял немного
внимания. Однако основное, важное для понимания развития геоэкологии положение в его работе
заключалось в признании того, что Земля богата ресурсами, на которых основывается производство,
и что всегда возможно, в случае недостатка какого-либо ресурса, заменить его на другой. Д. Рикардо
(1817 г.) полагал, что человеческая изобретательность и научный прогресс надолго отсрочат то вре-
мя, когда потребности населения превзойдут имеющиеся природные ресурсы. Эта позиция основопо-
ложников промышленной экономики оказалась общепринятой на 175 лет вперед, до начала процесса
социализации природы и принятия международным сообществом концепции устойчивого развития.
Основная суть взглядов Рикардо: природные ресурсы биосферы неисчерпаемы, при этом в формуле
благосостояния жизненная среда не учитывалась.
Начавшийся рост народонаселения планеты и прогнозируемые масштабы вызвали беспокойст-
во представителей различных научных школ. В 1798 г. священник Т.Р. Мальтус – основатель теории
мальтузианства, опубликовал книгу «Эссе о принципах народонаселения», в которой, основываясь
на текущем опыте Англии, показал, что население растет быстрее, чем производство продуктов пита-
ния, и дальнейший экспоненциальный рост его численности и, следовательно, его потребностей, не-
избежно придут к противоречию с ограниченными природными ресурсами. Это несоответствие мо-
жет регулироваться эпидемиями, голодом, войнами.
Поздние меркантилисты (XVII–XVIII вв.), наоборот, считали, что «не следует опасаться
слишком большого числа граждан, потому что богатство и сила заключены в людях». Так возникли
первые предпосылки концепции глобальной ограниченности природных ресурсов и экологической
исчерпаемости (для человека, по крайней мере) биосферы, которая получила всеобщее признание
только к концу ХХ века.
Одним из первых ученых, понявших необходимость синтеза наук при изучении природных
комплексов, включающих живые и неживые компоненты, был выдающийся немецкий естествоис-
39
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

пытатель А. Гумбольдт (1769–1859). В сочинении «Космос», рассуждая о целостном изучении при-


роды, он заявил: «Мое внимание будет устремлено на взаимодействие сил, влияние неодушевлен-
ной природы на растительный животный мир, их гармонию». В тот же отрезок времени знамени-
тый российский ученый К.Ф. Рулье, один из основателей палеоэкологиии, эволюционной палео-
нтологии, показал причинную зависимость эволюции живых форм от изменения среды их
обитания. Он первый четко определил принцип взаимоотношений организма и среды, его по праву
считают предшественником Дарвина.
Английский ученый Г. Марш сыграл большую роль в исследовании деятельности человека
в его воздействии на природу. В 1864 г. он опубликовал монографию «Человек и природа» (Маn and
Nature). Она была также издана на русском языке под названием «Человек и природа, или о влиянии
человека на изменение физико-географических условий природы». Последнее, посмертное издание
вышло в США в 1885 г. под названием «Земля, изменяемая действиями человека». Г. Марш был ос-
нователем существующей до сего времени школы, фактически ориентированной на вопросы геоэко-
логии. Похожую роль (во франкоязычном мире) сыграл французский естествоиспытатель Э. Реклю,
выпустивший в 1876 г. многотомную работу «Земля и люди». Она была также переведена на русский
язык и широко использовалась в российском образовании последней четверти XIX в.
Английский ученый Ч. Лайель в своем труде «Основные начала геологии», который с 1830 по
1876 г. выдержал 12 изданий, доказал, что Земля и ее недра находятся в постоянном движении. При
этом, в противовес теории катастроф, он развил учение о эволюционном (медленном) и непрерывном
изменении земной поверхности под влиянием постоянных геологических факторов (Лайель, 1866).

3.6. Новая история

Ключевой фигурой в науках о Земле стал академик Владимир Иванович Вернадский (1863–1945),
основатель новых наук, таких как геохимия, биохимия, радиогеология, и создатель уникальной россий-
ской научной школы. Его учение о биосфере, труды, касающиеся в том числе и современных вопросов
геоэкологии, не потеряли своего значения и до сих пор. В.И. Вернадский внес фундаментальный вклад
в такие вопросы, как учение о биогеохимических кругооборотах вещества в биосфере, о роли живого
вещества в функционировании биосферы Земли как глобальной экосистемы, о деятельности человека
как реальной геологической силе. Он увидел объективные тенденции в изменениях приоритетов в нау-
ке и поэтому писал: «Биосфера является основной областью научного знания».
В.И. Вернадский был полностью в курсе современных ему достижений науки. Особенно важ-
ным для российских наук о Земле было его трехлетнее пребывание в Европе в первой половине
1920-х гг. Он читал лекции в Сорбонне, поддерживал связи со многими представителями естествен-
ных и философских наук. В 1929 г. на французском языке вышла его книга «Биосфера», на которую,
как и другие его работы, ссылаются до сих пор западные авторы. Более 50 лет тому назад А.Е. Ферс-
ман сказал о Вернадском: «Десятилетиями, целыми столетиями будут изучаться и углубляться его
гениальные идеи».
Разработанные Вернадским биогеохимические и энергетические подходы к изучению эволю-
ции биосферы легли в основу научных принципов периодизации истории жизни на то время. Не один
раз возвращаясь к этому вопросу, Вернадский в итоге выделил четыре крупных этапа в истории био-
сферы:
– появление первичных автотрофов;
– возникновение морских животных с кальциевым скелетом;
– формирование лесных биогеоценозов
– и, наконец, создание ноосферы.
К концу своей жизни он сформулировал основы учения о ноосфере, которое сейчас оказалось
в центре внимания ученых самых различных специальностей у нас в стране и за рубежом.
Сама мысль о масштабном влиянии деятельности человека на эволюцию природы часто выска-
зывалась в трудах крупнейших ученых XIX в. – создателей эволюционных концепций (Ж.-Б. Ламарк,
Ч. Лайель, Ч. Дарвин, В.В. Докучаев и др.). Еще в начале XIX в. Ламарк, впервые сформулировавший

40
Глава 3. История геоэкологии как научного направления

понятие «биосфера», отмечал, что силы человечества стали столь велики, что существует опасность
уничтожения им самого себя и окружающей среды. Лайель подчеркивал, что появление человека
и его влияние на геологические процессы нарушает даже основополагающий принцип униформизма,
т. е. неизменности геологических факторов и законов. В упомянутом выше труде Г. Марш пришел
к выводу, что только человек «имеет разрушительную силу, только он один обладает такой энергией,
против которой совершенно бессильна сама природа» (1866). Вместе с тем Г. Марш выражал веру
в разум человека и надежду на то, что люди сумеют обуздать как свои опасные действия, так
и разрушительные силы природы.
Техногенез и ноосфера. Важность перехода к планомерному взаимодействию человека
с природной средой стала осознаваться научной общественностью в начале XX в. Ясно эту мысль
сформулировал академик А.Е. Ферсман в работе «Химические проблемы промышленности» (1924).
Он подчеркивал, что в приспособлении к природе заключается «весь закон эволюции, борьба за су-
ществование, естественный отбор, вся сложность химических превращений и физических процессов,
наконец, вся жизнь человека с ее постоянной борьбой и постоянными исканиями».
Не раз предпринимались попытки выделить современную эпоху как начало новой эры
в истории Земли. Американские геологи Д. Леконт (1904), Ч. Шухерт (1932) предлагали назвать ее
психозойной, а российский академик А.П. Павлов (1922) – антропогенной. А.Е. Ферсман назвал сово-
купность геологических и геохимических процессов, вызванных деятельностью человека, техноге-
незом (Ферсман, 1934). Именно этот термин получил распространение и используется в наше время.
Существовали и объективные философские предпосылки для появления учения о ноосфере.
Истоки негативного, расточительного воздействия на природную среду восходят к мифам различных
народов. У натурфилософов Древней Греции можно найти немало призывов следовать за природой
в своих действиях. Мыслями и идеями о закономерном характере превращения человека в решаю-
щую силу развития биосферы и даже космоса пронизаны труды многих мыслителей на рубеже
XIX и XX вв. и прежде всего создателей русского космизма Н.Ф. Федорова, Н.А. Умова, К.Э. Циол-
ковского и др.
Следовательно, идея о превращении человека в решающий фактор биосферных преобразований
еще до работ Вернадского получила, можно сказать, общенаучное признание и философское обосно-
вание. При этом в целом, в совокупности взглядов на взаимодействие человека и природы прослежи-
ваются две основные тенденции:
1. Абсолютизация роли Человека – покорителя Природы, носителя Разума.
2. Взаимодействие природы и общества на «паритетных» началах, их коэволюция (в нашем по-
нимании – это развитие общества, которое не нарушает стабильности биосферы, ее гомеостаза).
Заслуга Вернадского заключается в том, что он впервые показал закономерный характер про-
цесса возрастания роли человека, связав его с предшествующей эволюцией геологической среды
и биосферы. Он создал основу учения о ноосфере как заключительном этапе в геологической истории
биосферы. Это учение Вернадский разрабатывал практически на протяжении всей жизни, начиная со
студенческой скамьи. До определенного времени он не использовал термин «ноосфера». Приоритет
введения понятия «ноосфера» принадлежит пионеру гуманистического эволюционизма П. Тейяру де
Шардену (французскому философу и ученому в области геологии и палеонтологии) и математику
и философу Э. Ле-Руа.
Тейяр де Шарден – первооткрыватель синантропа – в своем философском труде «Феномен че-
ловека» доказывал, что человек воплощает и резюмирует в себе все развитие мира; вся история при-
роды получает свой смысл в человеке, в котором она достигает завершенности и продолжается соз-
нательно (Тейяр де Шарден, 1965).
Исследуя закономерности эволюции жизни, Э. Ле-Руа пришел к выводу, что в человеке био-
логическая эволюция исчерпала себя. Дальнейшая эволюция «живого на нашей планете будет со-
вершаться только духовными средствами: индукция, общество, язык, разум и т. д. И это будет ноо-
сфера, которая последует за биосферой» (Le Roy, 1927). Если Тейяр де Шарден понимал ноосферу,
прежде всего, как некий «мыслящий пласт», то Ле-Руа видел в ней закономерный этап в развитии
органического мира, когда доминирующая роль в биосфере принадлежит духовному творчеству
человека и продуктам его труда.

41
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

В статье «Несколько слов о ноосфере» Вернадский использовал понятие «ноосфера», вложив


в него содержание, отличающееся от трактовок и Ле-Руа, и Тейяр де Шардена. Для Вернадского ноо-
сфера – закономерный этап в развитии биосферы, в пределах которого разум человека станет обще-
планетной силой, преобразующей лик Земли не только в соответствии с потребностями человека, но
и с учетом законов биосферы. Ноосферу Вернадский понимал как естественное тело, компонентами
которого будут литосфера, гидросфера, атмосфера и органический мир, преобразованные разумной
деятельностью человека. Со временем в ноосферу будет включаться и околоземное космическое про-
странство (Вернадский, 1944).
В.И. Вернадский неоднократно обращался в своих работах к проблеме формирования ноосфе-
ры. В сборнике его трудов «Начало и вечность жизни» есть заслуживающий внимания тезис: «Эво-
люционный процесс получает особое геологическое значение благодаря тому, что он создал новую
геологическую силу – научную мысль социального человечества… В последние тысячелетия наблю-
дается интенсивный рост влияния одного вида живого вещества – цивилизованного человека – на из-
менение биосферы. Под влиянием научной мысли и человеческого труда биосфера переходит в новое
состояние – в ноосферу» (Вернадский, 1989).
Ноосфера есть состояние взаимоотношений между человеком и природой, близкое
к идеальному, к гармонии. Это понятие еще не полностью осознанно, но оно катализировало про-
гресс развития геоэкологии. Учение о ноосфере возникло как важное философское обобщение на базе
успехов геологии, биогеохимии, эволюционной теории и истории науки. Оно может и должно стать
основополагающим при решении проблем взаимодействия между природой и человеком. В против-
ном случае под угрозой оказывается само будущее человека как биологического вида.
Однако идеи Вернадского долгое время оставались вне поля зрения эволюционистов. Был пе-
риод, когда теорию эволюции биосферы, которая происходит одновременно с эволюцией организмов
и видов, «эволюционисты не признавали достаточно очевидной» (Дювиньо, 1979). Но времена меня-
ются, в последнее время необходимость синтеза эволюционной теории с учением Вернадского при-
нимается все чаще (М.С. Гиляров, Ф.Г. Добржанский, К.М. Завадский, Н.В. Тимофеев-Ресовский,
И.П. Герасимов, С.С. Шварц, А.Г. Юсуфов, А.В. Яблоков и др.).
Основополагающее значение трудов В.И. Вернадского для познания биосферы и закономерно-
стей ее эволюции признают и представители других наук. Дж. Бернал, один из основоположников
науковедения в своем фундаментальном труде «Наука и история общества», посвященном преобра-
зованию природы, пророчествовал, что будет произведено преобразование природы в направлении,
указываемом биологией и геологией, с помощью использования тяжелой индустрии, включая, по
всей вероятности, атомную энергию (Бернал, 1956). Американский эколог Дж. Хатчинсон отмечал
в предисловии к сборнику статей о биосфере: «Концепция биосферы, которую мы принимаем сейчас,
в основе опирается на идеи Вернадского» (Хатчинсон, 1972). Французский эколог Г. Гегамян уверен,
что до Вернадского не изучалось «значение биосферы в общей энергетике и геохимической работе
Земли, и только он глубоко проанализировал и выявил значение живого вещества в геологической
эволюции Земли» (Гегамян, 1980). Идеи Вернадского реализуются в Международной научно-
исследовательской программе ЮНЕСКО «Человек и биосфера», многочисленных других комплекс-
ных проектах, учитываются практически во всех новейших теориях, посвященных эволюции экоси-
стем, включая биосферу.

3.7. Новейшая история

В последующие десятилетия ХХ в., когда между советской и западной наукой почти не было
контактов, труды В.И. Вернадского сыграли важнейшую роль связующего звена между этими двумя
ветвями мировой науки. На этом фундаменте в Советском Союзе в течение трех-четырех десятилетий
после Второй мировой войны развивались междисциплинарные исследования биосферы и слагаю-
щих ее компонентов, включая геологическую среду и ее взаимоотношения с деятельностью человека.
Бурное развитие общества в этот период привело к столь же быстрому ухудшению состояния
окружающей среды, особенно в индустриально развитых странах. Объективно возникла необходи-
мость решения как локальных экологических вопросов, так и глобальных проблем геоэкологии.
42
Глава 3. История геоэкологии как научного направления

Многочисленные научные течения, направления экологической проблематики с вполне опре-


деленной долей условности можно свести к четырем концептуальным позициям:
– природоохранительной;
– технократического оптимизма;
– экологического алармизма (тревоги);
– паритета между природой и обществом.
Развитие этих направлений послужило началом выработки более общей концепции. Значитель-
ный вклад в формирование геоэкологического подхода к изучению Земли, помимо указанных в пер-
вой главе, у нас в стране внесли А.Л. Яншин, Ф.В. Котлов, М.А. Глазовская, А.И. Перельман,
Г.В. Добровольский, И.В. Круть, Г.А. Голодковская, В.С. Преображенский и др. Было установлено,
что наряду с ошибками, имеющими неожиданные последствия во многих странах и в нашей стране
(Арал, Байкал, Волга, Западная Сибирь, КМА, Чернобыль и др.), в происходящих экологических ка-
тастрофах отчетливо просматривается нехватка естественнонаучных знаний.
Природная среда – это единая глобальная система жизни, которая не может быть расчленена на
отдельно действующие части. Процесс, который основан на использовании отдельной ее части, по
необходимости несостоятелен. Пришло осознание, что человек представляет собой лишь часть при-
родной системы. И в то же время общество живет, развивается, производя материальные и духовные
блага за счет эксплуатации этой природной системы. Как заметил американский ученый Б. Коммо-
нер, «парадоксальное положение, которое мы занимаем в природе, играя одновременно роли ее пред-
ставителя и эксплуататора, мешает нам правильно понять ее» (Коммонер, 1974). Кризис окружающей
среды есть результат бесхозяйственного отношения к природным ресурсам.
Начало эпохи ЭВМ и Римский клуб. На волне алармизма в 1968 г. группа ученых, промыш-
ленников и общественных деятелей (всего 30 человек) объединилась в международную ассоциацию
«Римский клуб» (The Club of Rome) для изучения глобальных проблем современности и перспектив
нашей планеты с использованием только что появившихся ЭВМ. Его работу спонсировали крупней-
шие промышленные корпорации (итальянская фирма «Фиат» и германский концерн «Фольксваген-
верке»), заинтересованные в систематическом анализе перспектив сырьевой и ресурсной базы.
Первое исследование под названием «Пределы роста» для Римского клуба было выполнено
в 1972 г. группой молодых американских ученых Массачусетского технологического института, воз-
главляемых кибернетиками Деннисом и Донеллой Медоуз. Результаты основывались на принципи-
ально новом в то время методе, называемом глобальным многофакторным моделированием с исполь-
зованием ЭВМ. Авторы построили математическую модель мира, отражающую основные факторы
и процессы функционирования общества, и проанализировали с помощью модели ряд сценариев гло-
бального развития. Основной вывод работы заключался в том, что при сохранении существующих
тенденций роста населения мира, объемов производства и технологического уровня на конец
60-х гг., основные природные ресурсы будут израсходованы в ближайшие 30–40 лет. Иными слова-
ми, количественный рост человеческого общества имеет пределы, и человечество должно изменить
стратегию своего существования.
В качестве рецепта для предотвращения грядущей катастрофы была выдвинута идея «нулевого
роста» – прекратить дальнейший рост населения и экономики. Книга «Пределы роста» была переве-
дена на десятки языков. Она оказала большое влияние на мировоззрение многих людей и, в конечном
итоге, на формирование экологической политики ряда государств. В СССР она была выпущена
в 1990-х гг. тиражом всего лишь 2000 экземпляров под грифом «Для служебного пользования», и по-
тому не была тогда доступна массовому читателю. Идея «нулевого роста» произвела эффект грома
среди ясного дня, поэтому встретила возражения в научных кругах многих стран. В том числе и по-
тому, что слишком многократен разрыв в экономических уровнях развитых промышленных госу-
дарств и стран, вступивших на путь индустриального развития.
Во втором докладе Римскому клубу «Человечество на перепутье» (1974 г.) авторы отразили
модели мира с учетом деления его на отдельные регионы с различными уровнями развития. Их ос-
новной вывод: если оставить мировые экономические отношения такими, какие они есть сейчас, то
существующее различие между развитыми и развивающимися странами будет усиливаться. Следова-
тельно, помощь развивающимся странам в интересах всех государств мира: это стратегия не только

43
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

экономическая, но в первую очередь геоэкологическая, потому что она влияет на использование при-
родных ресурсов и загрязнение окружающей среды.
В 1992 г. те же авторы, добавив данные за последние 20 лет, проанализировали те же сценарии,
что и в 1972 г. Обнаружилось, что основные выводы не изменились, но работа 1992 г. продемонстри-
ровала, что экологическая ситуация на Земле стала еще ближе к критической, если не катастрофиче-
ской. Книга 1992 г. была весьма точно названа «За пределами роста». Вместе с тем Д. Медоуз, как бы
отказываясь от выводов, сделанных в первом докладе, дал объяснение возможностей моделирования:
«Модель – не средство для предсказания будущего (это абсурдная идея), а лишь инструмент для вы-
яснения того, что может произойти, если не оказывать влияния на события и, напротив, если пред-
принимать какие-то меры в этом направлении. Различные варианты (сценарии) вводятся в ЭВМ,
и каждый из них дает свои результаты в зависимости от исходных данных».
Глобальное моделирование сыграло важную роль в развитии геоэкологических взглядов, так как
оно показало взаимозависимость многих природных и социально-экономических процессов, получен-
ные выводы фактически явились основой для разработки экологической политики, в особенности на
глобальном уровне. Оно продемонстрировало, что дальнейшее экономическое развитие в том виде, как
оно существует сейчас, находится в глубоком противоречии с состоянием биосферы, и потому необхо-
димо изменение стратегии человечества. Так вместе с приходом глобального мышления геоэкология из
чисто научного направления стала и областью общественно-политической деятельности.
Международное сотрудничество в решении актуальных проблем современности. Большую
роль в понимании проблем геоэкологии и разработке стратегии их решения сыграли конференции
ООН, посвященные ключевым вопросам современности. В 1972 г. в Стокгольме состоялась конфе-
ренция ООН по окружающей человека среде, СССР в ней не участвовал по сиюминутным политиче-
ским причинам, не имевшим ничего общего с экологией. Конференция наметила стратегию решения
экологических проблем на глобальном и национальном уровнях. Она сыграла огромную роль в при-
знании важности и приоритетности вопросов окружающей среды как для развитых, так и для разви-
вающихся стран. Ее рекомендациям в области окружающей среды фактически следовали страны ми-
ра в последующие двадцать лет. В результате Стокгольмской конференции была создана Программа
ООН по окружающей среде (ЮНЕП – United Nations Environment Programme).
В 1983 г. Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций приняла решение о соз-
дании международной комиссии по окружающей среде и развитию, которая должна была подгото-
вить соответствующий доклад для ООН. Комиссия ученых и общественных деятелей из разных стран
подготовила доклад «Наше общее будущее» (1986 г.), переведенный на многие языки мира, в том
числе на русский. Основной вывод доклада: выживание человечества возможно, если оно уже сейчас
откажется от традиционной политики «реагировать и исправлять», которая завела в тупик, и начнет
руководствоваться рационалистическим подходом – предвидеть и предотвращать.
В июне 1992 г. в Рио-де-Жанейро состоялась конференция руководителей стран ООН по окру-
жающей среде и развитию. Здесь была принята всеобъемлющая программа действий, так называемая
«Повестка дня XXI века», включающая концепцию устойчивого развития (sustainable development),
а также были подписаны две всемирные конвенции по важнейшим вопросам геоэкологии: Конвенция
по изменению климата и Конвенция по биологическому разнообразию. Современные международ-
ные отношения в области окружающей среды и экологическая политика многих стран и России в том
числе во многом определяются решениями конференции в Рио-де-Жанейро.
Вслед за конференцией в Рио, были проведены еще несколько конференций ООН, посвящен-
ных глобальным проблемам: по народонаселению и развитию, по социально-экономическим пробле-
мам развития, по проблемам женщин, по проблемам жилища, по проблемам продовольствия. Эти
конференции привлекли внимание общественности к глобальным проблемам современности, в том
числе к вопросам геоэкологии, и повысили уровень понимания междисциплинарности основных гло-
бальных проблем.
В 90-е гг. ХХ в. геоэкология (хотя зачастую так не называемая) стала обширной областью ис-
следований. Количество публикаций по этим вопросам, выходящих за год, увеличилось по крайней
мере на порядок. Появилось много группировок и школ различных направлений. Однако сохрани-
лись две принципиально различные линии понимания ситуации: одна, говорящая о том, что ресурсы

44
Глава 3. История геоэкологии как научного направления

биосферы ограничены и, следовательно, пределы валового роста существуют, и другая, утверждаю-


щая неограниченные возможности экономического роста благодаря богатству ресурсов Земли и тех-
ническому прогрессу. Тем не менее во многих странах мира усилилась озабоченность глобальным
геоэкологическим кризисом, проявления которого регистрируются все больше.
Неомальтузианское направление, проявившееся в первой книге Медоузов и публикациях дру-
гих авторов, в особенности усилилось в результате пионерных работ по экологической экономике
(правильнее сказать, по геоэкологической экономике), развиваемых в последние годы. Выдающейся
фигурой является ученый США Х. Дейли, разрабатывающий теоретические вопросы взаимоотноше-
ний населения и потребления ресурсов, с одной стороны, и ограниченности геоэкологических ресур-
сов – с другой. Он и его коллеги работают над обоснованием необходимости развития общества без
сопровождающего роста объемов мировой экономики.
Помимо Дейли, вклад в развитие идей перестройки стратегии человечества и разработку ее
конкретных путей вносят такие авторы, как Р. Гудланд, П. Ерлих, Р. Констанца, И. Серагельдин, Эль-
Серафи и другие ученые, живущие в США, а также Д. Пирс, работающий в Лондоне. Журнал «Эко-
логическая экономика» (Ecological Economics) является главной трибуной их идей. В России к совре-
менным последователям того же направления можно отнести В.Г. Горшкова, K.C. Лосева, Н.Н. Мои-
сеева, К.Я. Кондратьева.
Современные представители другого направления (утверждающего неограниченность ресур-
сов) следуют традициям классической экономики. Программная публикация «Всемирная стратегия
охраны природы» (1980) и обширная коллективная монография «Устойчивое развитие биосферы»
(1987), подготовленная под редакцией У. Кларка и Т. Манна в Международном институте приклад-
ного системного анализа (Лаксенбург, Австрия), признают возможность совместимости роста с ус-
тойчивым состоянием биосферы.
Очень важную роль в анализе стратегии использования ресурсов и сохранения устойчивости
биосферы, а также в сборе и анализе всемирных данных по кругу вопросов, касающихся взаимоот-
ношений геосфер и общества, играет созданный в 1984 г. в Вашингтоне Институт мировых ресурсов
(World Resources Institute), выпускающий двухлетние справочники по состоянию ресурсов и пионер-
ные работы по вопросам стратегии их использования.
На рубеже 90-х гг. ХХ в. научно-технический прогресс (развитие компьютерной техники, новая
информация о Земле, поступающая большей частью из космоса, и новые средства связи) предопреде-
лил возможность разработки и осуществления многолетних международных глобальных научных
программ по стратегии человечества на ближайшие десятилетия.
К настоящему времени сложились три крупные взаимосвязанные международные научные
программы, исследующие различные аспекты глобальных изменений.
1) Международная геосферно-биосферная программа, или МГБП (International Geosphere-
Biosphere Programme, IGBP), имеющая дело в основном с глобальными геохимическими и биоло-
гическими проблемами.
2) Всемирная программа исследования климата (World Climate Research Programme, WCRP),
ориентированная на преимущественно геофизические аспекты глобальных изменений.
3) Международная программа гуманитарных аспектов (или человеческого измерения) глобаль-
ных изменений (International Human Dimension for Global Change Programme, IHDP).
Общая цель программ – понять причины и существо глобальных изменений и дать прогноз со-
стояния биосферы как основы для разработки стратегий человечества. Программы имеют много зон
соприкосновения и перекрытия. Они были задуманы как независимые программы, отвечающие за-
просам в соответствующих областях знания, но степень их координации и взаимопроникновения рас-
тет. В частности, деятельность, называемая START («Система по анализу, исследованиям и подго-
товке кадров в области глобальных изменений»), принадлежит всем трем упомянутым выше про-
граммам. Она ориентирована на усиление научного потенциала развивающихся стран и проведение
региональных исследований по проблемам глобальных изменений.
К началу XXI столетия постепенно начинает формироваться международная система наблюде-
ния (геомониторинга) за состоянием биосферы и управления ею. Она состоит из следующих основ-
ных блоков:

45
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

– системы глобального экологического мониторинга за состоянием окружающей среды, ку-


да входит ЕГСЭМ (Единая государственная система экологического мониторинга) Российской
Федерации;
– системы международных программ по исследованию глобальных изменений;
– ряда международных комиссий и комитетов по оценке различных геоэкологических проблем
и выработке соответствующих стратегических рекомендаций;
– набора международных геоэкологических конвенций.

3.8. Проблемы реализация концепции устойчивого развития

После появления первых результатов работы Римского клуба внимание к проблемам геоэколо-
гии как науки о среде обитания человека и экологической ёмкости планеты стало почти всеобщим.
В западной литературе начался экологический бум, социально-экологическая проблематика посте-
пенно пpевpатилась в существенный компонент общественного сознания. За последние сто лет наро-
донаселение планеты росло по экспоненте и достигло пятикратного увеличения. Вместе с тем как
биологический вид человечество по своей биомассе не превышает тысячных долей процента живого
вещества биосферы, а время его существования на Земле составляет лишь 0,01 % истории планеты.
Объем мирового промышленного производства за те же сто лет увеличивается по экспоненциальному
закону. Количество перерабатываемого сырья и образующихся при этом отходов также возрастает
экспоненциально. Человечество создало в несколько тысяч раз больше отходов жизнедеятельности,
чем вся биосфера, удваивая их количество каждые 15 лет. Общий количественный рост производства
(экономики) оборачивается (и очень масштабно) против природы и жизненной среды. Помимо тра-
диционных кругооборотов вещества и энергии – абиотического (геологического) и биогеохимическо-
го – действует третий, связанный с хозяйственной деятельностью общества. Это антропогенный,
или техногенный, кругооборот вещества. Он приобрёл такие масштабы, что наносит непоправи-
мый ущерб всем компонентам биосферы. Техногенный кругооборот стал сопоставимым с природны-
ми, а по интенсивности во много раз превосходит их. Ни один биологический вид не может сущест-
вовать в собственных отходах. Получается, что человек устроил себе эксперимент с заведомо отрица-
тельным ответом по выживанию в своих отходах.
Первыми реальными шагами стала борьба с токсикацией природной среды с целью очистки
воздушной атмосферы столиц развитых стран, речной воды (Темзы, Рейна, Сены и др.) и Великих
американских озер. Скачок в развитии экономики связан с противозагрязнительной индустрией.
В большинстве стран к настоящему времени установлены нормы выброса экологически вред-
ных веществ. Поскольку эти нормы адаптированы к традиционным технологиям, они не способству-
ют появлению передовых технологий. Не существует эффективных экономических средств, побуж-
дающих ограничить выброс экологически вредных веществ, других ущербов природе, не превы-
шающих установленные нормы. С другой стороны, ограничение стимулирует новации, изобретения,
и, в соответствии с всеобъемлющим принципом наименьшего сопротивления, предприятия Запада
занялись разработкой противозагрязнительной техники, направленной на редукцию разрушения при-
родной среды в рамках действующих экологических законов.
В США только продажа оборудования для борьбы с промышленной пылью возросла в 1968 го-
ду до 600 млн долл., а на научные исследования и конструирование этого оборудования израсходова-
но средств в 4 раза больше. Производство противозагрязнительной техники в США считается теперь
более мощным, чем электронная промышленность.
Примерно такие же суммы вкладываются в оборудование для предупреждения вредных
влияний предприятий в Великобритании и Японии. В результате английские установки для обес-
пыливания отходящих газовых потоков работают практически во всём мире. В Японии подобные
расходы вдвое больше капиталовложений в чёрную металлургию и равны сумме капиталовложений
в нефтехимию, причём годовой прирост в начале 70-х гг. составил 25 %.
К производству техники для очистки воздуха и воды добавилось обеспечение оборудованием
для уменьшения шума от станков, машин, самолётов, для звукоизоляции домов, а также для дезинте-

46
Глава 3. История геоэкологии как научного направления

грации отбросов, превращения их в самопроизвольно разлагающиеся или удобные для реинтеграции


в существующие производственные циклы∗ (Мананков, 1997).
Последовательно разрабатывается законодательная составляющая концепции устойчивого раз-
вития и в России. Приняты федеральные законы «Об охране окружающей природной среды», «Об
экологической экспертизе», «О недрах», «Земельный кодекс», «Лесной кодекс», «О животном мире»
и др., действуют многочисленные источники экологического права в виде нормативно-правовых ак-
тов, принятых законодательными органами Российской Федерации и субъектов Федерации. Так, Го-
сударственной думой Томской области приняты и действуют законы: «Об экологической экспертизе»
от 24.07.97 № 506, «Об экологическом аудите в Томской области» от 27.08.97 № 574, «Об охоте
и охотничьем хозяйстве» от 01.11.96 № 351, «О регулировании отношений в сфере недропользования
на территории Томской области» от 24.07.97 № 508 и др.
На основе созданной законодательной и нормативно-правовой базы появилась возможность
экологического сопровождения всех видов хозяйственной деятельности и решения геоэкологических
проблем на всех этапах инновационного процесса, начиная от предпроектной и проектной стадий.
История геоэкологии уходит своими корнями в глубокую древность человечества и в своем
развитии прошла целый ряд не всегда последовательных этапов. Где строить поселение, как его
строить – эти самые первые вопросы волновали людей всегда и особенно волнуют сейчас. А это
уже геоэкология, так же как и большинство других проблем, связанных с взаимодействием общест-
ва с природой. С осознанием физической ограниченности биосферы закончен индустриальный этап
развития общества, реализуется концепция устойчивого развития, представляющая современную
научно обоснованную стадию учения о ноосфере, предполагающую восстановление равновесия
в системе «Общество – Природа – Производство».


В нашей стране, как уже отмечалось, не было переводов публикаций Римского клуба. В ведущих университетах роль ис-
точников информации выполняли зарубежные научные журналы. Наш учитель, профессор, заведующий кафедрой минера-
логии и кристаллографии Томского госуниверситета И.К. Баженов выписывал American Mineralogist и Economic Geology
с середины 50-х гг., он приучил молодежь знакомиться с мировыми достижениями. Сотрудники кафедры традиционно за-
нимались изучением минералогии, геохимии и генезиса рудных месторождений, в частности железорудных, для металлур-
гических комбинатов Кузбасса.
В 1971 г. по инициативе И.К. Баженова и Томского госуниверситета Минвузом РФ было принято решение об орга-
низации научно-исследовательской лаборатории по физической геохимии и минералого-геохимическому изучению про-
мышленных отходов с целью разработки на их основе перспективных конструктивных и строительных материалов с задан-
ными свойствами. Руководителем работ был назначен автор настоящей книги. Так начались исследования по одному из
важных направлений геоэкологии. Рассмотрев полученные научные и практические результаты, а также сферы их внедре-
ния, Минвуз РФ в 1985 г. выделил средства на организацию при ТГУ Межвузовской научно-технической программы «Ком-
плексное использование природных ресурсов», в которой было задействовано более двадцати вузов России. По итогам ра-
боты этой программы и с целью реализации ее результатов с 1995 г. при ТГУ действует программа «Фундаментальные
и прикладные проблемы охраны окружающей среды и экологии человека» МО Российской Федерации, в которой также
проводятся исследования по подпрограмме «Геоэкология».
Обобщение собственных и изложенных выше материалов позволило разработать голографическую модель вещества
(Локтюшин, Мананков, 1996), которая использована для исследования геоэкологических проблем. Модель позволила лю-
бые структурированные системы представлять в виде динамических голограмм, их устойчивость характеризуется времен-
ной и пространственной когерентностью. Общие и частные вопросы геоэкологии исследуются с помощью исторического
(временная когерентность) и систематического анализов (пространственная или собственно структурная когерентность).
Выделено основное противоречие, являющееся источником прогресса цивилизации. Это противоречие имеет целиком эко-
логическую природу и касается взаимоотношений между подсистемами глобальной окружающей среды и ее самой с под-
системами, имеющими смысл локальных окружающих (в том числе и человека) сред.
Выявлены периодическая повторяемость экологических кризисов и механизмы их преодоления через изменение па-
раметров когерентности: миграционный (миграционно-экспансионистский) и неотехнологический (Мананков, 1992, 1998).
Исследуя с этих позиций актуальную проблему научной рациональности, мы пришли к выводу:
1) учение о ноосфере можно отнести к группе философских течений, в которых отношения в системе «Чело-
век – Природа» максимизированы и раскрываются с позиций высшей метапроблемы «Человек – Универсум, Человек –
Космос»;
2) концепция устойчивого развития, принятая международным сообществом, в большей степени представляет как
бы минимизацию современных отношений в системе «Человек – Природа», она ориентирована на восстановление естест-
венного единства человека с природой и рациональное природопользование (Мананков, 1998).

47
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

Список литературы

1. Бернал, Дж. Наука в истории общества / Дж. Бернал. – М. : ИЛ, 1956. – 214 с.
2. Вернадский, В.И. Начало и вечность жизни / В.И. Вернадский. – М. : Сов. Россия, 1989. – 223 с.
3. Вернадский, В.И. Несколько слов о ноосфере / В.И. Вернадский // Успехи соврем. биоло-
гии. – 1944. – Т. 18. – Вып. 2. – С. 113–120.
4. Гегамян, Г.В. Ламарк, Вернадский и биосферология / Г.В. Гегамян // Природа. – 1981. –
№ 9. – С. 78–81.
5. Дювиньо, П. Ноосфера и будущее растительности земного шара / П. Дювиньо // Отчет 12-го Ме-
ждунар. ботан. конгр. – Л., 1979. – С. 76–96.
6. Коммонер, Б. Замыкающийся круг (природа, человек, технология) / Б. Коммонер. –Л. : Гид-
рометеоиздат, 1974. – 197 с.
7. Лайель, Ч. Основные начала геологии. Т. 1 / Ч. Лайель. – 1866. – С. 15.
8. Локтюшин, А.А. Пространственно-замкнутые динамические структуры / А.А. Локтюшин,
А.В. Мананков. – Томск : Изд-во ТГУ, 1996. – 123 с.
9. Локтюшин, А.А. Геосферные связи и экология / А.А. Локтюшин, А.В. Мананков // Пробл.
геологии Сибири. Т. 2. – Томск, 1996. – С. 20–261.
10. Локтюшин, А.А. Экология и голографическая модель вещества / А.А. Локтюшин,
А.В. Мананков // Новое в экологии и БЖД. – СПб., 1997. – С. 171.
11. Локтюшин, А.А. Голографические принципы организации вещества / А.А. Локтюшин,
А.В. Мананков // Самоорганизация природных, техногенных и соц. систем. – Алма-Ата, 1998. –
С. 55–56.
12. Мананков, А.В. Геолого-технологические аспекты ресурсосберегающей стратегии /
А.В. Мананков // Проблемы экологии Томской обл. Т.1. – Томск, 1992. – С. 39–40.
13. Мананков, А.В. Геоэкология: наука и образование / А.В. Мананков // Пробл. геологии Сиби-
ри. Т. 2. – Томск, 1994. – С. 126–127.
14. Мананков, А.В. Методологические аспекты экологического мировоззрения и концепция гео-
экологии / А.В. Мананков // Фундам. и прикладные пробл. окруж. среды. Т. 4.: матер. межд. конф. –
Томск, 1995. – С. 71–72.
15. Мананков, А.В. Научная рациональность в проблеме устойчивого развития / А.В. Ма-
нанков // Методология науки. – Томск : Изд-во ТГУ, 1998. – С. 120–126.
16. Мананков, А.В. Основы экологии. Теория, факторы, законы, кризисы и их преодоление /
А.В. Мананков. – Томск : Изд-во ТГАСУ, 1998. – 268 с.
17. Мананков, А.В. Методология глубокой комплексной переработки твердых полезных иско-
паемых / А.В. Мананков, А.А. Локтюшин // Минер. сырье и природа. – Новосибирск, 1990. – С. 7–8.
18. Мананков, А.В. Естественнонаучные, философские и правовые основы неотехнологий реа-
билитации природной среды / А.В. Мананков, А.А. Локтюшин, А.А. Мананкова // Контроль и реабил.
окруж среды: матер. междунар. симпоз. – Томск, 1998. – С. 160–162.
19. Марш, Г. Человек и природа, или о влиянии человека на изменение физико-географических
условий природы / Г. Марш. – СПб., 1986. – 586 с.
20. Тейяр де Шарден, П. Феномен человека / П. Тейяр де Шарден. – М. : Прогресс, 1965. – 296 с.
21. Ферсман, А.Е. Химические проблемы промышленности / А.Е. Ферсман. – Л., 1924. – 50 с.
22. Ферсман, А.Е. Геохимия / А.Е. Ферсман. – Л., 1934. – Т. 2. – 352 с.
23. Хатчинсон, Дж. Биосфера / Дж. Хатчинсон // Биосфера. – М., 1972. – С. 9–25.
24. Le Roy, E. Lexidence idealiste et le foit de l’evolution / E. Le Roy. – Paris, 1927. – 270 p.

48
ГЛАВА 4
СВОЙСТВА ГЕОЛОГИЧЕСКОЙ СРЕДЫ И ЕЕ РОЛЬ В ЭВОЛЮЦИИ БИОСФЕРЫ

Задачей науки должно быть познание того,


что должно быть, а не того, что есть.
Л.Н. Толстой

Геологическая среда с позиции истории ее развития – это твердая оболочка Земли, представ-
ляющая минеральную основу жизни и среду обитания, формировавшаяся миллиарды лет в результате
взаимодействия внутренних геосфер (мантии, земного ядра) с сопряженными компонентами биосфе-
ры (атмосферой, гидросферой, живыми организмами, жившими в далеком геологическом прошлом
и обитающими в настоящее время) и космическими факторами (планетами Солнечной системы, звез-
дами, кометами, метеоритами и их полевыми воздействиями). Геологическая среда является уни-
кальным природным объектом, подтверждающим единство живой и неживой природы биосферы,
что, по сути, прозорливо предсказывал В.И. Вернадский. Сейчас это аксиома для всех наук о Земле.
Фундаментальность этого определения на современном уровне обосновывается неоспоримыми
научными фактами. Экология Э. Геккеля возникла на базе эволюционных представлений Ч. Дарвина,
навеянных общенаучной атмосферой механистического детерминизма. И дарвинизм, и экология Гек-
келя в последующем подвергались критике именно по причине жесткого детерминизма, в рамках кото-
рого невозможен учет многообразия связей, присущих реальной природе.
Вернадский создавал учение о биосфере и ноосфере, преодолевая рамки официально признан-
ной науки, и обосновывал возможность механизма обратных связей природных процессов. Идея об-
ратной связи означает отказ от жесткого детерминизма и признание за следствием права влиять на
собственную причину. Настоящее время, обогащенное научными знаниями, ознаменовано тем, что
происходит возврат к детерминизму на основе динамических принципов.
Установлено, что в развитии геологической среды живые организмы играли роль мощного гео-
логического фактора. Большое количество минералов (более 60) имеют биогенное происхождение,
и наоборот, выявлены особенности онтогенеза хемолитотрофных микроорганизмов, которые к тому
же способны ускорять процессы гипергенного минералообразования в профилях кор выветривания
в сотни и тысячи раз. Изучаются механизмы формирования аминокислот и белков в процессах вулка-
нических извержений (Мархинин, 1990).
В батиальных глубинах океана найдены и изучены уникальные семейства живых организмов
(никогда не испытывающих влияние солнечной энергии), приуроченных к белым и черным куриль-
щикам. Еще глубже, в ультраабиссальной области (более 6000 м), устанавливаются признаки проме-
жуточных форм жизни – метановой (углеводородной) и сероводородной (рис. 4.1, см. цв. вкл.).
Вероятно, для морских организмов существует более широкий диапазон приспособительных
стратегий при осуществлении важнейшей деятельности по захвату энергии. Солнечная энергия запа-
сается в химической форме в тканях фотосинтезирующих организмов, и после их отмирания и по-
гружения на дно она может потребляться в качестве пищи гетеротрофными организмами.
Получены успехи в технологии биологически активных и биосовместимых костных и зубных
протезов (Мананков и др., 1995–2003). Живые организмы (флора и фауна) имеют определяющее зна-
чение в геобиологических (палеонтологических) исследованиях для поисков полезных ископаемых,
познания эволюции живого мира и влияния на эту эволюцию человека (рис. 4.2, см. цв. вкл.).
В природе вообще и в биосфере Земли, в частности, установлено большое количество физиче-
ских полей: гравитационных, аэродинамических, акустических, радиационных, ионных, температур-
ных, электромагнитных и т. п. С точки зрения современной физики все физические поля имеют еди-
ную электродинамическую природу. Отсюда с естественнонаучных позиций и в развитие учения
Вернадского делается вывод о единстве живой и неживой природы, связанных между собой единым
полем. Более того, с позиции голографической модели вещества, т. е. динамических принципов
о многозначных сетевых причинно-следственных отношениях как внутри системы, так и с системами
более высоких иерархий, кроме электродинамических взаимодействий необходимо учитывать другие
виды взаимодействий – это обменные, так или иначе связанные с магнитными свойствами, и еще ме-
ханические, существующие как сами по себе, так и в силу внешнего (например, теплового) воздейст-

49
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

вия, колебательные моды. Пространственная (собственно структура) и временная когерентность ве-


щества определяются сочетанием различных типов электромагнитных взаимодействий. В чистом ви-
де можно выделить:
– электрическое взаимодействие, соответствующее электронной когерентности;
– магнитное взаимодействие – магнонная (обменная) когерентность;
– механическое взаимодействие – фононная когерентность.
Кроме того, хорошо известны три типа взаимодействий (также для неорганических веществ),
представляющих сочетание двух исходных:
– электронно-магнонная когерентность;
– электронно-фононная когерентность;
– магнонно-фононная когерентность.
Наконец, седьмой, интегральный, тип когерентности с участием электронных, магнонных
и фононных взаимодействий в наибольшей мере характерен для организмов и минеральных индиви-
дов (кристаллов).
В поведении кристаллов и живых организмов выявлены некоторые схожие черты, что позволя-
ет рассматривать их как своеобразные модели друг друга. «Между ними больше сходства, чем разли-
чия» (Юшкин, 1993). Исторически происходит взаимопроникновение терминов. Процесс этот начал-
ся еще в прошлом веке и резко усилился в последние десятилетия. Ряд биологических терминов, за-
родившихся в биологии под воздействием эволюционной парадигмы и связанных с необратимостью
процессов – онтогенез, филогенез – были введены Д.П. Григорьевым в минералогию в середине
прошлого века и сейчас здесь широко используются.

4.1. Ритмические процессы и состояние геологической среды

Геоэкология позволяет получать наиболее объективные данные по проблеме перспектив при-


родных ресурсов и поддержанию качества окружающей среды. Для объективной оценки экологиче-
ской ситуации и нормативно обоснованного экологического сопровождения хозяйственной деятель-
ности надо четко представлять, что не все процессы в геологической среде, играющие негативную
роль в жизни общества, связаны лишь с вмешательством человека в природу.
Современная теоретическая геоэкология предоставила массу фактов о том, что в самой лито-
сфере и в биосфере в целом происходят эволюционные непрерывно-прерывистые и катастрофиче-
ские процессы, игнорирование которых является пагубным для человека. Эти процессы и факторы,
обнаруживающие все более тонкие взаимосвязи между собой, можно разделить на три класса:
– факторы природные, внешние по отношению к биосфере, – это периодические (циклические)
и постоянные или эволюционирующие космические процессы. Это гравитационное поле Луны и поро-
ждаемые им процессы, включая приливы-отливы и прецессию Земли; влияние планет земной группы
и планет-гигантов, комет, метеоров, астероидов; особенности геодинамики и движения Солнца и нашей
Галактики; образование сверхновых звезд с выделением гигантской энергии (рис. 4.3, см. цв. вкл.);
– факторы природного характера – эндогенные, связанные с физико-химическими и геодинами-
ческими процессами во внутренних геосферах (внутреннем и внешнем ядре, внутренней и внешней
мантии) под воздействием внутренней энергии Земли и нередко с участием космических воздействий
(рис. 4.4, см. цв. вкл.);
– факторы природные – экзогенные, проявляющиеся на поверхности Земли, географических
ландшафтах под действием энергии Солнца и тоже при возможном участии космических воздействий
(рис. 4.5, см. цв. вкл.);
– факторы техногенные различного масштаба, сформировавшие современное кризисное со-
стояние (рис. 4.6, см. цв. вкл.).

4.1.1. Космические факторы, воздействующие на геологическую среду

Еще В.И. Вернадский утверждал, что «биосфера не может быть понята в явлениях, на ней про-
исходящих, если будет упущена ее резко выступающая связь со строением всего космического меха-
50
Глава 4. Свойства геологической среды и ее роль в эволюции биосферы

низма. И эту связь мы можем установить в бесчисленных нам известных фактах ее истории». С той
поры прошло много времени. Теперь в международных документах по стратегическому прогнозиро-
ванию градостроительства, крупных предприятий и т. п. (1995 г.) и в российском законодательстве по
экологической экспертизе узаконены нормы, касающиеся изучения состава, геодинамики литосферы
в целом и отдельных разномасштабных ее частей и территорий в составе экосистем, начиная с дис-
танционных геофизических методов и дешифрирования аэрокосмических снимков. Существенный
шаг сделан в нашей и других странах при выполнении с 1991 г. теоретических и экспериментальных
работ по международному направлению «Глобальные изменения природной среды», Государствен-
ной программы «Глобальные изменения природной среды и климата», Федеральной целевой научно-
технической программы «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития нау-
ки и техники гражданского назначения». С 1995 г. действует Международная научно-техническая
программа «Космический щит», в рамках которой проведена международная конференция «Астеро-
идная опасность». На ней обсуждена программа мониторинга за кометами, малыми планетами и дру-
гими небесными телами и явлениями, угрожающими цивилизации. Примерная стоимость антиасте-
роидной защиты биосферы составляет почти 1 млрд долларов.
Человек издревле интересовался звездным небом и движением небесных тел. Вначале для про-
гнозирования фенологических явлений, погоды, позднее для развития торговли с помощью морепла-
вания и создания календаря, а затем и древней астрономии.
Колыбелью астрономии обычно называют Древний Египет. Например, установлено, что весен-
ний разлив вод Нила определяли по первому восхождению на фоне утренней зари самой яркой звез-
ды – Сириуса. Это нашло отражение в мифе о «слезе Исиды». Богиня Исида ищет своего супруга,
бога Осириса, убитого Сетом. Она роняет в Нил свою божественную слезу, от чего происходит его
благостный разлив. Любопытно, что до сих пор потомки древних египтян торжественно отмечают
в ночь на 17 июня «Праздник Слезы».
Остаются до сих пор загадкой места, откуда пошли названия созвездий. Но поразительно, что
они получили одинаковые названия у древних эллинов и индейцев Северной Америки. О времени
появления знаков зодиака можно судить по археологическим раскопкам. В Долине царей в Египте
изучена гробница фараона Сети I (XIV в. до н. э.). Там на потолке, на стенах рисунки с изображением
людей, животных и звездных символов.
Принято считать, что первый календарь появился в Древнем Египте шесть тысяч лет назад. Ряд
ученых полагают, что в ориентировке и пропорциях древних пирамид, Сфинкса, храмов зашифрова-
ны различные астрономические сведения и символы.
В древности многие народы панически боялись солнечных и лунных затмений. Людям каза-
лось, что какое-то чудовище или злой дух пожирает светило, отгрызая от него куски, а красный цвет
Луны объяснялся разливающейся кровью. До наших дней дошли записи о затмениях, сделанные бо-
лее трех тысяч лет назад. Наблюдать лунные затмения и интересно, и полезно. Две тысячи лет назад
древние греки на основании того, что во время лунных затмений земная тень всегда имеет на Луне
круглую форму, сделали совершенно правильный вывод: Земля – шар, а не диск, не куб и не брусок.
Наблюдения за лунными затмениями дают ученым в наше время новые сведения об особенностях
движения Луны и состоянии атмосферы нашей планеты.
В книге В.И. Вернадского «Химическое строение биосферы Земли и ее окружения» (1987), ко-
торую он хотел видеть синтезом всех его идей и основным вкладом в науку, четко очерчены перспек-
тивы науки: «Переворот, совершившийся в нашем ХХ в. в физике, ставит в научном мышлении на
очередь пересмотр основных биологических представлений. По-видимому, он впервые позволяет
в строго научной концепции поставить в Космосе на подобающее место явления жизни». При этом
Вернадский в противовес умозрительной «философии» строит «эмпирическую» науку, развиваю-
щуюся и контролируемую на основе опыта, практики. Такую науку, отмечает К.П. Флоренский
в предисловии к книге, Вернадский «считал объективным и достоверным отражением реального Ми-
ра, бесспорной и обязательной, в определенной своей части, относительной истиной».
Развитие науки о единстве природы, в особенности, учения В.И. Вернадского о «всюдности
ритмики» (от атомов до галактик) нашло в трудах другого нашего великого соотечественника
А.Л. Чижевского – одного из основоположников гелиобиологии. Исследовав влияние солнечного из-

51
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

лучения на организм животных и человека, он показал связь земных явлений и жизни с известными
в то время ритмами Вселенной и прежде всего цикличностью активности Солнца.
За 45 с лишним лет космонавтики общество узнало о строении Вселенной, о Солнце, плане-
тах Галактики и самой Земле гораздо больше, чем за всю историю человечества. К числу таких от-
крытий относятся:
1. Обнаружение эксплозивного вулканизма, аналогичного земному, на Ио – спутнике Юпитера.
Автоматические межпланетные станции зафиксировали в течение 4 месяцев активную деятельность
8 вулканов. Из них изливались мощные лавовые потоки длиной в сотни километров, а пепловые из-
вержения достигали высоты от 70 до 280 км и покрыли поверхность планеты плащом рыхлых отло-
жений, сходных с лунным грунтом (реголитом). Вулканизм на Ио позволил наглядно представить
геодинамическое прошлое Луны, ее молодость в период 4,0–2,5 млрд лет назад.
2. Изучены состав атмосфер, их температурные условия, геологическое строение, составлены гео-
лого-тектонические карты планет земной группы (Меркурия, Венеры, Марса) и Луны. Эти результаты,
а также картирование действующих вулканов на Ио и древних палеовулканов высотой до 27 км на Марсе,
убедили в общности и генетическом единстве механизмов образования планет Солнечной системы и по-
зволили установить разные стадии внутреннего структурного развития планет земной группы.
3. Выявлены специфические особенности планет-гигантов (Юпитера, Сатурна, Урана, Нептуна)
и Плутона, по которым они резко отличаются от планет земной группы (табл. 4.1): малая плотность,
огромные массы, очень большая удаленность от Солнца, отсутствие твердого железного ядра, малые
периоды вращения, низкие температуры их поверхностей, преобладание в их атмосферах ионизиро-
ванного и молекулярного водорода, гелия, углерода и азота, а также необычно большое количество
спутников. Роль планет-гигантов особенно существенна во время парада планет, когда происходит
выстраивание в линию Сириуса и планет нашей Солнечной системы, и это довольно редкое явление
(очередной парад состоялся 5 мая 2005 г.) вызывает геомагнитный всплеск. Создаваемые им волны
в 15 раз сильнее приливных волн Луны, поэтому они способны создать внезапный сдвиг соседних
литосферных плит, сдвиг полюсов и последующие климатические изменения.
Таблица 4.1
Характеристики планет Солнечной системы
Меркурий

Юпитер

Плутон
Солнце

Нептун
Сатурн
Венера

Земля

Марс

Уран

Масса (Земля = 1) 329 000 0,054 0,81 1 0,11 314 94 14,4 17,0 0,05?

Радиус, км 696 000 2439 6051 6371 3 394 71 000 60 100 25 850 24 750 2900

Плотность, г/см3 1,41 5,52 5,25 5,52 3,97 1,33 0,68 1,60 1,65 3?

Альбедо – 0,06 0,73 0,39 0,26 0,51 0,50 0,66 0,62 –

Эффективная
~ 6000 616 235 240 220 105 75 50 40 40
температура (К)в

Температура по-
616 –750 300 230 130
верхности (К)

Н, Не,
СО2, N2, N2, О2, Н2, Н2,
О, Fe, СО, СО, Н2,
Основные газо- Аr, Ne, Аr, Н2О, Аr, СО2, H, СН4, СН4, СН4,
N, Mg, Н2O, N2, СН4, СН4
вые компоненты Не НС1, HF, Н2О и NH3, He NH3, NH3,
С, Si и Аr NH3
О2, СО другие He He
другие

52
Глава 4. Свойства геологической среды и ее роль в эволюции биосферы

Окончание табл. 4.1

Меркурий

Юпитер

Плутон
Солнце

Нептун
Сатурн
Венера

Земля

Марс

Уран
Расстояние от
0,40 0,72 1 1,52 5,2 9,5 19,2 30,1 39,8
Солнца (а. е.)

Примечания: 1. Масса Земли равна 5976⋅1021 г.


2. Альбедо характеризует отношение отраженной солнечной радиации к приходящей.
3. Температура указана по абсолютной шкале, или шкале Кельвина. Ноль градусов по шкале Кельвина равен –273° по шкале
Цельсия, или стоградусной шкале.
4. Соответствующие символы означают: СО2 – углекислый газ; N2 – молекулярный азот; О2 – кислород; СО – оксид углерода
(II); Аr – аргон; Н2О – вода; НС1 – хлористый водород; HF – фтористый водород; СН4 – метан; Н2 – молекулярный водород;
NH3 – аммоний.

Солнце и Солнечная система расположены вблизи экваториальной плоскости Млечного Пути –


нашей Галактики. Большинство звезд Галактики расположены в плоском, спиральном скоплении, имею-
щем такие размеры, что свет от края до края идет сто тысяч лет. Все звезды движутся вокруг центра Га-
лактики по сложным траекториям, которые опреде-
ляются конкуренцией гравитационного притяжения
и центробежных сил.
Во Вселенной много галактик, подобных
нашей. Другое такое же скопление звезд, медлен-
но вращающееся вокруг своей оси, – Туманность
Андромеды. На рис. 4.7 изображена фотография
этой звездной системы. Диск этой галактики ка-
жется нам эллипсом, поскольку мы видим его под
некоторым углом. Туманность Андромеды – точ-
ная копия нашей Галактики. В ней обнаружены
все типы звезд, имеющиеся в нашем Млечном Пу-
ти, все процессы, протекающие в нашей Галакти-
ке. И не только в Туманности Андромеды, по-
скольку существуют тысячи, миллионы, а может
быть, и бесконечное множество других галактик.
О единой природе галактик и слабо светящихся
спиральных туманностей ученые думали почти
двести лет. Эту тему поднял И. Кант в 1755 г.
в своей книге «Всеобщая естественная история
и теория неба». А окончательный вывод был по-
лучен только в 1924 г.
Галактика Туманность Андромеды находится
на расстоянии примерно двух миллионов лет от на-
шего Млечного Пути, что больше диаметра Млеч-
ного Пути в 20 раз. Она выглядит как эллиптическое
туманное пятно. Лишь с помощью мощнейших те-
лескопов можно различить в этом «тумане» отдель-
ные звезды. Со стороны галактики Андромеды наш
Млечный Путь имеет аналогичный вид.
В.И. Вернадский на основе принципа Пас-
тера – Реди (живое – от живого) предложил очень Рис. 4.7. Строение галактики Андромеды (Киппенхан, 1990)

53
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

важный принцип неизменности жизни: «Жизнь остается в главных своих чертах в течение геологиче-
ского времени постоянной, меняется только ее форма… Само живое вещество не является случайным
созданием… Мы начинаем видеть в биосфере не единичное планетное или земное явление, а прояв-
ление строения атомов и их положения в космосе, их изменения в космической истории». Этим вы-
ражением В.И. Вернадский, как и многие другие ученые, убеждает нас в мысли, что Земля – не един-
ственный очаг жизни во Вселенной. По расчетам известного радиоастрофизика И.С. Шкловского,
который посвятил свои исследования поиску жизни во Вселенной, возможное число очагов жизни
в нашей Галактике составляет N = 105+5.
В результате установлены фундаментальные свойства Солнечной системы, Солнца, планеты
Земля и ее биосферы, позволяющие приблизить понимание законов глобальной геоэкологии и пред-
ставить себе возможные последствия неудачного сосуществования человека с природой.
Во-первых, Солнце является главным источником тепла, получаемого поверхностью планет,
и чем дальше планета находится от Солнца, тем на ней холоднее. Температура поверхности планет
приблизительно определяется интенсивностью поступления тепла от Солнца на планету. Фактически
среднюю температуру поверхности определяют толщина и состав атмосферы.
Из всех планет Солнечной системы только на поверхности Земли на данном этапе космологи-
ческого развития энергия Солнца обеспечивает необходимый температурный режим для существова-
ния жидкого состояния воды и формирования уникальной азотно-кислородной атмосферы. Планета
Земля сейчас расположена на расстоянии одной астрономической единицы (а. е.) от Солнца, это при-
мерно 149,60 млн км. Именно эти пространственно-временные особенности создают такие условия,
что средняя температура земной поверхности теперь не превышает +15 °С, и одновременно сущест-
вует огромная масса жидкой воды, которая занимает около 71 % поверхности планеты. Однако если
бы Земля в этом временном интервале была ближе к Солнцу в 1,2–1,4 раза или светимость Солнца
возросла в 1,5–2,0 раза, то Земля еще в архее превратилась бы в подобную Венере устойчиво горячую
планету с плотной углекисло-водопаровой атмосферой, отличающейся огромным внутренним давле-
нием (порядка 300 атм.) и приземными температурами +400 °С (как это было с исходной сугубо вос-
становительной атмосферой Земли 4,6 млрд лет назад). На Венере воды очень мало, к тому же она
находится только в газообразном состоянии.
И при удалении от Солнца, если бы Земля была в 1,2–1,4 раза дальше, чем на самом деле, то еще
в раннем протерозое она замерзла бы, подобно Марсу. На Марсе за счет низких температур весь не-
большой объем воды пребывает в фазе льда, концентрируясь в приполярных шляпах и пластах вечной
мерзлоты. Однако вероятность существования на планете достаточного количества жидкой воды, судя
по результатам межпланетных космических исследований, столь мала и эфемерна, что делает поиски
на ней жизни в том виде, как мы ее себе представляем, более чем безнадежным занятием.
Во-вторых, доказана единая электродинамическая природа физических полей всех иерархиче-
ских уровней материальных объектов Вселенной. Установлено, что наша планета окружена и прони-
зана неимоверно большим числом физических полей: электрических, магнитных, тепловых, акусти-
ческих, радиационных, гравитационных, аэродинамических. Эти открытия позволили с более общих,
естественнонаучных позиций говорить о генетическом единстве живой и неживой природы, о едином
поле, связывающем в общее целое материальные объекты от микромира до чрезвычайно крупных
(Вселенной) и наиболее сложных (живых организмов).
Исходя из этого принципа генетического единства природы, стала возможной разработка со-
временных моделей строения и вертикальной зональности, литосферы, атмосферы и других геосфер
Земли, включая внутренние геосферы.
В-третьих, на основе полученных данных экспериментально подтверждена сложная физическая
природа ядерных процессов генерации энергии во внутренних сферах Солнца; научное открытие
двух принципиально различных механизмов превращения водорода в гелий американского физика
Г. Бёте удостоено в 1967 г. Нобелевской премии. Это открытие послужило началом стратегического
моделирования – прогноз о будущем Солнца, главного творца жизнедеятельности биосферы.
Солнечная энергия представляет лучистую (электромагнитную) и корпускулярную энергию.
Волновые электромагнитные излучения: видимый свет, ультрафиолетовое, инфракрасное, рентгенов-
ское, гамма-излучение, а также радиоизлучение характеризуются длиной волны и частотой. Каждое

54
Глава 4. Свойства геологической среды и ее роль в эволюции биосферы

излучение отличается только длиной волны, которая определяет энергию, способность излучения
проникать через вещественные объекты. Чем короче длина волны, тем больше энергия излучения.
Например, рентгеновские лучи проходят через организм человека, а видимый свет задерживается
одеждой. Частота – характеристика, обратная длине волны. Чем больше длина волны, тем меньше
частота, тем меньше энергия.
Кроме волнового излучения, на Землю поступает корпускулярное (корпускула – частица) излу-
чение Солнца. Если электромагнитное излучение стабильно, то корпускулярное очень изменчиво, его
энергия меньше электромагнитного. Но и от него сильно зависят процессы в биосфере.
Большинство элементарных частиц, известных современной науке, впервые были обнаружены
именно в космических лучах. Последние представлены в основном протонами, а также другими эле-
ментарными частицами. Все они обладают фантастически большой энергией, которая превышает энер-
гию, получаемую с помощью современных сверхмощных ускорителей. Недаром их называют «ускори-
телями для бедных». Протоны из Солнца обладают предельно высокой проникающей способностью
и могут пройти объем земного шара насквозь. Из протонов рождаются вторичные электроны. Это на-
учное открытие имеет необъятные перспективы практического использования. Например, разрабаты-
ваются методы томографии внутренних геосфер Земли, совершенствуются теоретические закономер-
ности формирования месторождений полезных ископаемых, а также методы их поиска.
Замеряемые потоки и энергия корпускулярных частиц резко возрастают с увеличением площа-
ди пятен на Солнце. Количество солнечных пятен меняется циклически в рамках цикла Вольфа.
В-четвертых, установлены размеры активных замкнутых динамических сфер физических полей
(гравитационного, магнитного и др.) вокруг Солнца (с учетом его мощнейшего гравитационного поля
и фонового галактического ветра). При диаметре Солнечной системы 80 а. е. эти физические поля
охватывают все планеты Солнечной системы, накладываясь на другие системы Галактики. Так, гра-
витационное поле Солнца превышает диаметр Солнечной системы в 1875 раз. Естественно, планета
Земля и ее биосфера, располагающиеся в 30 раз ближе к Солнцу, чем крайний Плутон, испытывают
(да еще в соответствии с квадратичной зависимостью от расстояния) мощное комплексное физиче-
ское воздействие Солнца.
К верхней границе атмосферы Земли приходит солнечное электромагнитное излучение, суммар-
ная энергия которого составляет 2 кал/мин на 1 см2. Эт. е. солнечная постоянная, т. е. на Землю падает
стабильный поток солнечной энергии на данном этапе его развития. Часть энергии задерживается ат-
мосферой, часть поглощается растительностью (растительным пологом). Оставшаяся солнечная энер-
гия (например, в лесу в пасмурный день – это лишь 10 %) достается поверхностному слою Земли.
В чистом диапазоне энергия на поверхности (в ясный день) распределяется так: 10 % – ультрафиолето-
вое излучение, 45 % – видимое и 45 % – инфракрасное. При этом 46 % энергии солнечного излучения
на поверхности Земли превращается в тепло, 30 % отражается от нее и уходит в космическое простран-
ство, 23 % расходуется на процессы фотосинтеза, т. е. поступает и аккумулируется биосферой.
Самым важным физико-биологическим процессом на Земле, поддерживающим с участием тепла
и влаги живое, является фотосинтез – превращение зелеными растениями и фотосинтезирующими ор-
ганизмами лучистой энергии Солнца в энергию химических связей органических веществ. Световая
энергия, поглощаемая зеленым пигментом (хлорофиллом) растений, поддерживает процесс их водно-
углеродного питания. В процессе фотосинтеза растения поглощают солнечную энергию, углекислый
газ и жидкую воду, а создают молекулы глюкозы, богатые энергией, и еще выделяют свободный кисло-
род. Это типичная эндотермическая реакция, приводящая к тому, что солнечная энергия аккумулирует-
ся в форме энергии химических связей. Благодаря процессу фотосинтеза, биосфера ежегодно усваивает
300 млрд т углекислого газа (CO2), который превращается под действием света в 150 млрд т органиче-
ского вещества с попутным образованием около 200 млрд т свободного кислорода.
По масштабу воздействия из всех элементов электромагнитного излучения для биосферы наибо-
лее опасно ультрафиолетовое излучение, поскольку, воздействуя на живое, подвергает его опасности
уничтожения. Биологическое действие ультрафиолетового излучения, обусловленное химическими из-
менениями поглощающих его молекул нуклеиновых кислот и белков, выражается в нарушениях деле-
ния, возникновении мутаций и полной гибели клеток. Задерживается ультрафиолетовое излучение сло-
ем воды толщиной 12 м (так было в первичной бескислородной атмосфере) и озоновым слоем, выпол-

55
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

няющим для живых организмов роль экрана. В стратосфере озон (трехатомный кислород) образуется из
обычного кислорода. Распределение озона над поверхностью Земли неравномерно. Озон разрушается
с образованием дыр в его слое такими химическими загрязнителями атмосферы, как оксиды азота, об-
разующиеся при сжигании углеводородного сырья (уголь, газ, бензин и т. п.) и в камерах сгорания
твердотопливных ракет турбореактивных двигателей, а также фторхлоруглеродами – фреонами, кото-
рые также являются долгоживущими (60–100 лет) и, достигая стратосферы, выделяют активный хлор,
вступающий в реакцию с озоном и разрушающий его. Установлено, что выведение каждой тонны груза
ракеты сопровождается потерями 8 млн т озона.
В-пятых, с помощью автоматических космических станций, гигантских наземных сканирую-
щих радиотелескопов и нейтронных мониторов выявлены девять типов циклической активности
Солнца – от циркадных (околосуточных) до глобальных (в сотни млн лет).
Циркадные циклы воздействуют на все живые организмы, в том числе и на человека, на его
нервную систему, состав крови и нервно-психическую активность.
Цикл Вольфа в 11,0 (7,3–17,1) лет, наблюдаемый с 1850 г., сопровождается появлением пятен
на Солнце. Вызывает заметные климатические эффекты и катастрофические изменения: засухи, зем-
летрясения, извержения вулканов и другие бедствия. Они сопровождаются гигантскими эпидемиями
и пандемиями, уносящими сотни тысяч жизней. Солнечные пятна являются экзотическим феноме-
ном, влияющим на равновесие в биосфере Земли.
Земля защищена от воздействия корпускулярной радиации своими многочисленными электро-
магнитными полями. Если у планеты нет электромагнитных полей, то существование жизни там не-
возможно. Магнитное поле, определяемое составом внутреннего ядра Земли, защищает биосферу от
потоков заряженных частиц, т. е. от корпускулярной радиации. Если бы эта радиация достигла по-
верхности Земли, то она разложила бы все атомы и молекулы атмосферы на ионы и электроны, а зна-
чит уничтожила бы ее.
Цикл Хойла с 22-летней повторяемостью наблюдается с 1749 г. Он фиксирует магнитную ак-
тивность, сопровождающуюся переполюсовкой солнечных пятен в каждом полушарии. Напомним,
что магнитные бури возникают из-за потоков высокоскоростной плазмы, которая выбрасывается во
время вспышек на Солнце. Связанная с ними ударная волна бьет по магнитосфере Земли, вызывая
колебания. Эти колебания воздействуют не только на метеочувствительных людей, но и на геологи-
ческую среду и всю нашу планету, выступая в роли спускового крючка для мощных колебаний зем-
ной коры. Последние индуцируют землетрясения, вулканизм и цунами. В биосфере цикл Хойла вы-
зывает климатические и фенологические аномалии продолжительностью 3–6 лет. Заметен он и в тех-
носфере, например, в пик солнечного возмущения в 1989 г. только в Канаде миллионы людей
остались без электроэнергии на 9 часов, были повреждены линии высокого напряжения.
Цикл Глейссберга – 80 (50–100) лет. Связан с колебаниями средней температуры поверхно-
сти Земли.
Цикл с периодом 200 лет надежно коррелируется с вековыми колебаниями климата Земли.
Цикл с периодом 8900 лет проявляется в геологической истории биосферы по изменению маг-
нитного момента Земли и глобальной перестройке климата.
Цикл в 176 млн лет характерен глобальными для Земли последствиями. Он обусловлен про-
должительностью галактического года Солнечной системы, проявляется не только в биотической, но
уже и в геологической перестройке.
Цикл в 220 млн лет характеризует время полного оборота Солнечной системы вокруг цен-
тра Галактики. Он проявляется в биосфере глобально и мощно, вызывая смену тектоно-
магматических циклов литосферы, а также гибель и появление новых семейств и классов биоты.
Последний ныне установленный 9-й цикл солнечной активности наиболее серьезный. Его пе-
риодичность составляет 600 млн лет и определяется мегациклами катастрофических вспышек сверх-
новых звезд с излучением выше 25 тыс. рентген. Эта ритмичность в исторической геологии связана
с наиболее резкими поворотами в развитии биосферы в виде смен целых палеоциклов. Сейчас био-
сфера переживает седьмой по счету цикл своей геологической истории.
В-шестых, установлено, что частота колебаний электромагнитного поля Солнца составляет 8 Гц,
и это как раз ритм работы мозга человека в спокойном состоянии. Космические факторы воздействуют,

56
Глава 4. Свойства геологической среды и ее роль в эволюции биосферы

прежде всего, на нервную и сердечно-сосудистую системы человека. Под действием аномальных элек-
тромагнитных полей резко изменяются физико-химические характеристики крови и слагающих ее ком-
понентов, также заметно уменьшается число легких ионов и увеличивается содержание ионизирован-
ного кальция, уменьшается электрический заряд эритроцитов, увеличивается вязкость плазмы крови,
что приводит к нарушению метаболизма, увеличению тромбопластической активности в тканях, ин-
фарктам мозга и нарушениям микроциркуляции крови. Солнечная активность и геомагнитные бури
напрямую связаны также со вспышками заболеваний органов дыхания, в частности, хроническими за-
болеваниями легких, туберкулезом легких и психоэмоциональными отклонениями.
В-седьмых, на многие глобальные процессы в биосфере и ее живой природе действуют такие
факторы, как физические поля, вспышки сверхновых звезд, вращение Земли вокруг Солнца, полный
оборот земной оси вокруг оси эклиптики (период прецессии – 25 800 лет, играющий существенную
роль в понимании ритмичности глобального климата на Земле), изменения уровня Мирового океана
и вековых циклов ледниковых периодов, влияние планет, астероидов, комет, метеоритов (импактов,
астроблем) и Луны, магнитные и электрофизические свойства которой соответствуют ее современной
эндогенной пассивности.

4.1.2. Космические лучи

Земля постоянно бомбардируется заряженными частицами высокой энергии, приходящими от


Солнца и межзвездного пространства. И только благодаря атмосфере и физическим полям Земли этот
поток в значительной мере ослабевает, что обеспечивает возможность существования биосферы. Ат-
мосфера и физические поля являются преимущественно постоянными факторами по отношению
к биосфере и играют роль защитного экрана жизни на планете, особенно при воздействии на них
аномальных и катастрофических космических и солнечных феноменов.
Изучение космических лучей в стратосфере с помощью радиозондов ведется в нашей стране
с 30-х гг. ХХ в. Исследовались самые различные характеристики космических лучей, включая их
энергетический спектр. Это позволило сделать вывод, что первичными космическими лучами, воз-
можно, являются электроны.
Дальнейшие измерения и полученные данные опровергли первый вывод. Оказалось, что кос-
мические лучи состоят из первичных протонов, а электроны с их энергией, которые фиксируются
приборами в стратосфере, только вторичные. Следовательно, протоны каким-то образом рождают
электроны. Понадобились эксперименты по взаимодействию элементарных частиц высоких и пре-
дельно высоких энергий с материей. В результате было открыто явление ядерно-каскадного про-
цесса столкновений первичных протонов (измерены их энергетические спектры в диапазоне
10–100 ТэВ) с атомными ядрами и установлено появление вторичных заряженных и нейтральных
частиц, которые участвуют в образовании широких атмосферных ливней в составе вторичного
космического излучения. Биосфера находится под прямым воздействием практически только вто-
ричного космического излучения.
Следующий этап изучения первичных космических лучей был проведен с помощью спутников.
Он привел к очень серьезной корректировке наших представлений о физике космоса. До сих пор счи-
талось, что все частицы в космических лучах ускоряются по одним правилам. Однако по эксперимен-
там с протонами и другими частицами высоких энергий выяснилось, что спектр протонов «ведет се-
бя» совершенно иначе, нежели спектры других частиц.
Программа исследований околоземного пространства с помощью искусственных спутников
Земли серии «Электрон» дала новые материалы по поведению элементарных частиц с энергиями от
десятков кэВ до десятков МэВ. Они послужили фактической основой теории радиационных поясов
Земли, детальное обоснование которой сделал профессор НИИЯФ МГУ Б. Тверской. Ее суть состоит
в следующем. Электрические поля, возникающие при столкновении геомагнитного поля с перемен-
ными потоками солнечной плазмы или «солнечным ветром», вызывают случайные блуждания захва-
ченных этим полем заряженных частиц. За счет роста магнитного поля при приближении к Земле
энергия частиц увеличивается, как в ускорителе-бетатроне. Если же частицы высоких энергий захва-
тываются магнитным полем вблизи Земли в плоскости магнитного экватора, то под действием диф-

57
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

фузии они будут вымываться вовне, при этом и замедляться. Источником таких частиц является рас-
пад нейтронов, выбиваемых из атмосферы космическими лучами.
Исследуя радиационные пояса, ученые затронули целый комплекс явлений – магнитные бури.
В результате было сделано важное открытие – обнаружена тесная связь между возмущениями магнито-
сферы и ионосферы, причина которой – текущие вдоль линий магнитного поля сильные токи. Так была
разгадана причина ярких форм полярных сияний. Теория радиационных поясов также успешно объяс-
няет и многие другие интересные явления вблизи Земли, ряд которых был предсказан теоретически.

4.1.3. Астероиды, кометы, метеориты, тектиты

Кроме факторов длительного тренда, огромное влияние на геологическую среду и биосферу в це-
лом оказывают космические факторы с короткопериодическими колебаниями и в первую очередь ката-
строфические процессы. Сравнительное исследование геологических, физических и химических про-
цессов с помощью вещества, естественным путем переносимого с планет на Землю, позволяет продви-
нуться в изучении ранней эволюции и нашей планеты, оно приближает науку к разрешению проблемы
происхождения жизни в Солнечной системе, а также дает возможность создать модели прогнозирова-
ния таких явлений, разрабатывать сценарии противодействия человечества негативным последствиям
природных катастроф.
Астероиды (гр. asteroeideis – звездоподобные, или малые планеты) – это наиболее крупные
космические тела, от 600 м до 2 и более км в диаметре, по сравнению с другими космическими объ-
ектами этой группы. Астероиды обладают наиболее конкретным местом своего формирования, зани-
мая целую орбиту в Солнечной системе. Они получают названия в честь выдающихся современников
и постепенно втягиваются в рыночные отношения землян на уровне финансовых олигархов.
Расстояния планет от Солнца определяются рядом Фибоначчи, открытым в виде геометриче-
ской прогрессии во второй половине XVIII в. и получившим название правила Титуса – Боде:
r = 0,4 + 0,3 ⋅ 2n,
где n = – ∞ для Меркурия, 0 – для Венеры, 1 – для Земли, 2 – для Марса, 3 – для пояса астероидов, 4 –
для Юпитера и т. д. Особенности вещественного состава планет и их пространственное положение
позволяют предполагать, что космические объекты Солнечной системы формировались в результате
одного процесса, из одного и того же материала в определенном временном интервале.
На расстоянии n = 3 для правила Титуса – Боде определенной планеты не существует. Однако
приблизительно на указанном расстоянии наблюдается пояс малых тел, называемых астероидами.
Принято считать, что они могут быть обломками одного или нескольких разрушившихся планетар-
ных тел или же фрагментами, агломерация которых не достигла стадии образования планеты.
По расчетам астрофизиков, в 1996 г. закончился двадцатилетний период, когда нашу планету
обходили стороной крупные объекты из космоса. И начался другой период, когда с завидным посто-
янством мимо нас пролетают астероиды и другие крупные небесные тела.
Астероид под кодовым названием «1991 JX» (Джей икс) пронесся мимо нашей планеты
09.06.1995 г. со скоростью 135 тыс. км/ч на расстоянии 5 млн км. По космическим меркам, это очень
опасное сближение, особенно учитывая, что диаметр небесного тела был около 2 км. Расчеты показа-
ли, что в случае столкновения с Землей выделилась бы энергия, равная взрыву 100 тысяч мегатонных
ядерных бомб.
Все больше ученых, включая геологов, полагают, что 65 млн лет назад динозавры вымерли в ре-
зультате падения на Землю астероида. Тогда от столкновения с гигантским астероидом (диаметром
10 км) на планете погибло более 75 % видов животных.
Очередная астероидная угроза Земле носит название «2000 BF19». Этот астероид (по расчетам
его траектории) окажется вблизи Земли в 2022 г. Его орбита должна пройти на расстоянии 5 млн км
от орбиты Земли.
В последние годы угрозу «космической опасности» осознали и политики. В 1990 г. конгресс
США ввел в закон о НАСА специальный пункт, вменяющий в обязанности этой организации «резкое
повышение темпов обнаружения астероидов» и комет. А в России уже в 1994 г. состоялась первая на-
учная конференция, посвященная астероидной и кометной опасности.

58
Глава 4. Свойства геологической среды и ее роль в эволюции биосферы

Кометы (от гр. kometea – длинноволосый), небесные тела – члены Солнечной системы. Движут-
ся по сильно вытянутым орбитам. На значительном расстоянии от Солнца выглядят как слабо светя-
щиеся пятнышки овальной формы, а с приближением к Солнцу у них появляются «голова» и «хвост».
Центральную и наиболее яркую часть «головы» называют ядром. Диаметр ядра 0,5–100 км, масса
1011–1017 кг. Ядро представляет собой леденистое тело – конгломерат замерзших газов и частиц пыли.
Хвост комет состоит из улетучивающихся из ядра под действием солнечных лучей молекул (ионов)
газов и частиц пыли. Длина хвоста может достигать десятков млн км.
При захвате летящей кометы полем тяготения Земли, а тем более при столкновении с планетой
возникнет мощный удар, который способен оживить давно потухшие вулканические центры или вы-
звать волну землетрясений.
По расчетам астрономов, вероятность столкновения Земли с кометой так же мала, как пример-
но шансы попасть в замочную скважину ключом, кинув его с расстояния в несколько метров. Но та-
кая вероятность, тем не менее, существует. Так, в июле 1994 г. на Юпитер обрушилась вереница об-
ломков кометы Шумейкеров – Леви 9. Диаметр наиболее крупных частей ядра (всего их было более
двух десятков) достигал километра, а сила произведенных ими взрывов в сотни тысяч раз (!) превы-
шала энергию самой мощной водородной бомбы. Если бы подобное произошло на Земле, то челове-
ческой цивилизации уже не существовало бы. Для сравнения: диаметр Тунгусского метеорита, рва-
нувшего с энергией двух «хиросимских» атомных бомб, равнялся примерно 100–150 м.
Английский геофизик и астроном Э. Галлей (1656–1742) впервые доказал наличие периодично-
сти комет и вычислил орбиты свыше 20 этих небесных тел. Он предсказал время нового появления
кометы № 1682 (позднее получившей имя Галлея) в 1758 г. Появление кометы Галлея в назначенный
срок явилось доказательством того, что она – объект Солнечной системы. Период обращения кометы
Галлея (с диаметром ядра 10 км) около 76 лет, с 446 г. до н. э. по 1909 г. она появлялась на небе ровно
30 раз, последнее появление произошло в 1986 году.
В 1996 г. комета Хиякутаке, двигаясь по своей орбите, приблизилась к Земле на расстояние
15 млн км.
На следующий год мы были свидетелями приближения к Земле одной из крупнейших в исто-
рии человечества кометы Хейла – Боппа, средний диаметр ядра которой составлял 50–100 км. Эта
комета была открыта только летом 1995 г. независимо друг от друга двумя американскими астроно-
мами – Аланом Хейлом и Томасом Боппом. Комета, ставшая самым зрелищным небесным явлением
последних десятилетий, получила свое название в честь первооткрывателей.
Начиная с 17 марта 1997 г., благодаря установившейся безоблачной погоде, томичи и жители
области могли наблюдать таинственный светящийся объект с ярко выраженным длинным хвостом,
появляющийся в северо-западной части небосвода сразу после захода Солнца. Переместившись из
созвездия Ящерицы в созвездие Андромеды, она была видна в течение всей ночи. Являясь ярчайшей
кометой в минувшем столетии, она, вне всякого сомнения, для многих стала самым впечатляющим
космическим событием в жизни. 23 марта 1997 г., когда комета подошла на ближайшее расстояние
к Земле (около 200 млн км), она была в 250 раз ярче, чем знаменитая комета Галлея. В последний раз
подобную по яркости комету жители нашей планеты видели в 1811 году.
Новую комету стали активно наблюдать во всех частях земного шара. Это позволило
в дальнейшем значительно уточнить ее орбитальное движение. Расчеты показали, что предыдущее
«рандеву» кометы Хейла – Боппа с Землей происходило около 3000 лет назад и, согласно летописям,
ее наблюдали в Древнем Китае в 1002 году до Рождества Христова. В апреле 1996 г. комета Хейла –
Боппа пересекла орбиту экватора Юпитера. Сближение с этой планетой-гигантом не прошло бес-
следно: мощное гравитационное поле Юпитера уменьшило период обращения кометы вокруг Солнца
до 2000 лет. По расчетам, эта комета повторит печальный опыт кометы Шумейкеров – Леви 9, т. е.
столкнется с тем же Юпитером в июле 3984 года.
В прошлом появление комет считалось вестником различных глобальных бедствий, войн и т. д.
Так, в 1909 г., перед очередным появлением кометы Галлея, в российских соборах служили молебны,
дабы отвести божий гнев.
Метеориты (от гр. meteoros – атмосферные и небесные) – тела, падающие на Землю из меж-
планетного пространства. По массам они могут быть самыми различными – от гигантских (метеорит

59
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

Гоба, один из крупнейших с массой около 60000 кг) до метеорной пыли с диаметром преимущест-
венно сферических частиц от 0,1 до 0,001 мм, которая образуется во время падения метеора в земной
атмосфере.
Метеориты по химическому и минеральному составу делятся:
– на железные (сидериты);
– железокаменные (сидеролиты или литосидериты);
– каменные (хондриты, аэролиты);
– стекловатые (тектиты).
Примерно половина известных метеоритов являются железокаменными хондритами, т. е. пер-
вичным метеоритным веществом, испытавшим только примитивную дифференциацию (разделение).
Структура хондритов представляет агрегат застывших в форме шариков хондр из силикатного (оли-
вио-пироксенового) или углеродистого вещества, погруженных в тонкозернистую массу тех же сили-
катов с постоянной примесью капелек, зерен и пылинок самородного железа и троилита (FeS). Вторая
часть метеоритов относится к сидеритам и незначительная часть – к тектитам.
В составе метеоритов обнаружен ряд новых или редко встречающихся на Земле минералов.
Изучение этих минералов, петро-геохимических особенностей метеоритов позволяет получать новую
информацию об эволюции вещества Солнечной системы.
По химическому составу железокаменные метеориты идентифицируются с планетами зем-
ной группы. Железные метеориты, например палласит Pojoaque, по химическому составу ближе
Меркурию.
Наконец, бедные железом каменные метеориты ахондритового состава соответствуют спутнику
Земли – Луне. В настоящее время изучено более 20 метеоритов, идентифицированных как фрагменты
лунных пород. Первый из них – ALHA 81005 был обнаружен в Антарктике. Это маленький метеорит
массой 31,4 г – действительный фрагмент лунных пород, естественным путем транспортированный
на Землю. Но тектиты к ним не относятся.
Тектиты представляют собой глубоко переплавленные и пересыщенные кремнеземом стекла
(в среднем от 75 до 88,5 % SiO2) необычного химического состава и разнообразной, но чаще верете-
нообразной формы. В отличие от других природных стекол, в том числе вулканических шлаков, об-
сидианов, фульгуритов и др., тектиты целиком оплавлены, и их поверхность покрыта многочислен-
ными канавками и извилинами. Поэтому тектиты считались лунными метеоритами. Однако достав-
ленные автоматическими и управляемыми межпланетными станциями образцы пород с Луны
оказались, главным образом, базальтами, продуктами их дифференциации и брекчиями, образован-
ными из них. Тектиты на Земле образуют рои и поля рассеяния (до 40 000 образцов), обнаруженные
в разных странах: в Индонезии, Австралии, Чехии, Моравии, Африке, Северной и Южной Америке.
В настоящее время с учетом химического состава и фазовых превращений в тектитах обсуждаются
две гипотезы образования тектитов: метеоритная (кометная) и импактная (Мананков, 1986, 2006
и др.). Имеющийся материал пока не дает однозначного решения.
Ежегодно на Землю падает до тысячи метеоритов общей массой до 10 т. Падение метеоритов,
можно сказать, достаточно обычное явление. Самыми крупными считаются Тунгусский (1908 год)
и Сихотэ-Алиньский (1947 год) метеориты. Один из крупных метеоритов – Кааба превращен в му-
сульманскую святыню и хранится в главной мечети, в Мекке.
Установлено, что метеориты, падая на Землю, заряжаются до такой силы, что их потенциал
может достичь миллиардов вольт. И если такой метеорит обрушивается на земную поверхность, про-
исходит взрыв огромнейшей силы. В месте падения образуется кольцевая кратерообразная воронка,
называемая астроблемой – звездной раной, диаметром до 80 км и более. В последнем каталоге про-
фессора МГУ В.И. Фельдмана приведена петрологическая характеристика 136 астроблем мира
(В.И. Фельдман, 1990). Но иногда метеорит разрушается еще до падения, и тогда на Землю бьет ог-
ромная волна энергии, которая способна родить состояние электростатической левитации.
Кроме единичных метеоров, практически ежегодно наблюдаются метеоритные потоки, когда
в течение нескольких часов выпадает около 40 тысяч маленьких звездочек. Так, в 1866, 1998 гг. два-
жды биосфера подвергалась звездному дождю, или метеоритному потоку по имени Леониды. Этот
поток представляет собой остатки кометы Tempel – Tuttle.

60
Глава 4. Свойства геологической среды и ее роль в эволюции биосферы

В истории человечества с метеоритами связывают выжженные пустыни на месте цветущих го-


родов в Греции, Индии, на Среднем Востоке, в Месопотамии, гибель целых цивилизаций, леднико-
вые периоды, внезапные наводнения на Среднем Востоке.
Установлено, что метеоритные бомбардировки Земли, Луны и Марса являются статистически
периодическими. Их максимумы обусловлены периодом в 31,5 млн лет, когда Солнечная система пе-
ресекает плоскость Галактики.
Детальное изучение космических факторов – очень сложный (например, многофакторность фи-
зических полей, циклической активности Солнца или приближения комет и астероидов к Земле), бес-
конечный и дорогостоящий процесс. Но изучать их необходимо, поскольку они генерируют различ-
ные природные факторы и процессы, и нередко глобального масштаба, а главное, разгадка этих фак-
торов приближает к осознанию законов эволюции Вселенной и порождению жизни на Земле.
Причинно-следственные взаимоотношения космических событий с эндогенными и экзогенными фак-
торами Земли, а также результирующие биосферные эффекты представлены на рис. 4.8. На основе
космического мониторинга и современных знаний появилась возможность более строгого научного
прогнозирования перспектив природных ресурсов литосферы, предсказания глобальных геофизиче-
ских процессов и предотвращения катастроф планетарного масштаба.

Рис. 4.8. Взаимодействия и взаимосвязи глобальных космических, земных и биосферных процессов (по Walliser / ed.,
1995)

Таким образом, с одной стороны, мы верим принципу Рени «живое – от живого» и утверждению
Вернадского: «научная мысль – планетное явление» или еще выше – галактическое явление. Но, с дру-
гой стороны, мы осознаем, что научная мысль – не всесильная волшебница. У нее свои законы и огра-
ничения. Там, где нет объективных фактов, она бессильна.
На основе геоэкологии по поводу происхождения жизни на Земле сегодня получается, что этот
живой организм – сама биосфера Земли. А она, в свою очередь, явилась порождением космического
сверхорганизма, включающего нашу Галактику. А все галактики, в свою очередь, остаются клеточ-
ками живого Космоса.

61
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

А что породило Космос?


Это непреходящий вопрос всего человечества. Вариантов ответов много. Первый (в историче-
ской последовательности) – это божественный толчок. Основоположник этой гипотезы – физик Нью-
тон (основатель классической физики, небесной механики, теории движения небесных тел, закона
всемирного тяготения). Эта гипотеза существует до сих пор, интенсивно развивается и в России, при
этом божественное начало скрывается под высшим Разумом. В большинстве стран она доминирует,
а у нас ее носителей до сих пор называют «нетрадиционно мыслящими». В более общей форме вы-
сказался крупный астрофизик Н.Ч. Викрамасингхе: «При сегодняшнем уровне знаний о жизни
и о Вселенной категорическое отрицание некой формы творения как объяснения происхождения
жизни означает нежелание смотреть фактам в лицо, непростительное чванство. Подобно тому, как
некогда было доказано, что Земля не является физическим центром Вселенной, так для меня сегодня
столь же очевидно, что высший Разум в мире не может сосредоточиваться на Земле».
Вторая группа гипотез – космогоническая – начинается с родоначальника классической фило-
софии И. Канта. На основе закона всемирного тяготения Ньютона он предложил гипотезу образова-
ния Вселенной из первобытного хаоса путем «холодной» космогонии. Эта группа также имеет мно-
гочисленных последователей, именно в ней родилось несколько «катастрофических» гипотез, одна из
которых – гипотеза «Большого взрыва».
Существуют комплексные представления. Один из крупнейших физиков Э. Шредингер в книге
«Что такое жизнь с точки зрения физики?» приводит такие соображения: «Каждый из нас управляет
действиями своего тела и предвидит их ближайшие результаты. Наше тело есть совокупность атомов
и функционирует по законам природы. Следовательно, каждый из нас может управлять “движением
атомов” согласно законам природы. В этом смысле “я” обладает качеством всемогущего Бога»! Это
понимается как смыкание двух утверждений: человек – Микрокосм и Космос – мегачеловек.

4.1.4. Геологическая среда с позиции голографической модели

В свете голографической модели вещества, основанной на волновых процессах, традиционные


гипотезы образования планет оказываются не вполне корректными. Характер движения вещества,
начиная с начальных стадий аккреции, необходимо должен соответствовать структуре замкнутого
пространства, образованного параллельным переносом торовых поверхностей, в результате чего кон-
денсированное тело формируется в виде полярного либо экваториального тора. Экваториальный тор
протопланетного вещества эволюционирует, образуя соподчиненный центральному (Солнцу) поляр-
ный тор. В соответствии с этим образование планет в замкнутом тороидальном пространстве Сол-
нечной системы отстоит по времени от появления Солнца на значительный промежуток времени.
Установленное взаимодействие биосферы с объектами Солнечной системы однозначно дока-
зывает существенную зависимость живой, а также неживой части биосферы от воздействия Солнца,
планет Солнечной системы и других объектов Вселенной. В голографической модели вещественные
структуры микро- и макроуровней представляются в виде динамических голограмм. Отсюда в иссле-
довании структурирования систем становится чрезвычайно важным учет низкочастотных (низко-
энергетических) взаимодействий, которые традиционно «отбрасывались» ввиду кажущейся малости.
К разряду таких малых воздействий относятся и вариации напряженности гравитационного поля,
обусловленные космическими причинами и вращением планеты.
Кривизна геоида, траекторий планеты и Солнечной системы обусловливают наличие ненуле-
вых интегралов результирующих смещений в соответствующих временных периодах. Следствием
этого является не только возбуждение динамических процессов в атмосфере и гидросфере, но и пе-
ремещение континентальных массивов земной коры на весьма значительные расстояния в течение
галактического года.
Таким образом, циклические гравитационные и электромагнитные воздействия реализуются
в виде квазистационарных полей напряжений и оказывают влияние на геодинамику планеты, разви-
тие магматических процессов, на характер миграции флюидов в большом геологическом кругооборо-
те вещества, на режим обводнения горных пород осадочного чехла. Эти воздействия, без сомнения,
участвуют в тонких процессах химических и биохимических взаимодействий в биосфере, которые

62
Глава 4. Свойства геологической среды и ее роль в эволюции биосферы

отвечают за эволюцию биологических семейств, а также за глобальные экологические кризисы в гео-


логической истории Земли. Геосферы планеты являются совокупностью резонаторов, в которых на-
капливается энергия ритмических внешних воздействий. Одним из таких резонаторов служит лито-
сфера, разгрузка энергии которой осуществляется в форме импульсных процессов (землетрясений)
и тектономагматической активности.
Радиальные приливные деформации, циклически распространяясь в породах литосферы как
в сферическом волноводе, накапливают энергию и реализуются не только в виде «огненных колес»,
но и в форме глобальных литосферных линеаментов и глубинных тектонических разломов более вы-
соких порядков. Детальный анализ процесса в развиваемой модели показывает, что глобальная ли-
нейная структура в пределе разграничивает литосферу на шесть крупных фрагментов, определяя тем
самым общий облик планеты. Сами континенты, обладая свойствами резонаторов, формируют внут-
ренние структуры напряжений, реализующихся в развитии сети разломов более низкого иерархиче-
ского уровня с образованием различных структурных элементов (плиты, блоки и т. п.). Движение
и перемещение горных пород сопровождается механоэлектрическими преобразованиями и ростом
электромагнитных импульсов.
Анализ результатов, полученных в космологии и геоэкологии, позволяет сделать вывод, что все
живые организмы рождены живой оболочкой планеты – биосферой и через биосферу соединены
с Космосом в целом (рис. 4.9, см. цв. вкл.). Все компоненты биосферы, включая живые организмы,
испытывают гармоническое воздействие соседних небесных тел, активно реагируют на эволюцион-
ные и катастрофические процессы, происходящие на Солнце, планетах, в Солнечной системе и во
Вселенной.
В рамках голографической модели непротиворечиво синтезируются достижения науки по-
следних столетий. С позиции этой модели, термин «самоорганизация» получает новое осмысление.
Дело в том, что, например, атомные резонансы оказываются «тщательно подогнанными» к движе-
нию планеты по галактической орбите, а физиологические частоты мозга, сердца и других органов
человека совпадают с частотами электромагнитного поля планеты и присутствуют в спектре сол-
нечных колебаний. Таким образом, существует, можно сказать, принципиальная гармония в этом
Мире, законами которой и организуются системы разного порядка.

4.2. Геологическая среда, ее связь с биосферой и техногенезом

Чтобы разумно, т. е. экологически грамотно использовать и охранять природу, надо постоянно


быть в курсе того, что происходит в биосфере Земли – в отдельных ее регионах, составляющих
внешних геосферах и в целом. Нужно следить за состоянием фоновых (т. е. естественных, созданных
природой) территорий или любых других компонентов биосферы, за их естественной деградацией
и уметь отличать ее от деградации антропогенной и техногенной. В исходной биогеохимически сба-
лансированной среде человеку отводится всего 1 % первичной биологической продукции. Сейчас
люди потребляют в 40 раз больше. Это в среднем. А еще нужно учитывать дифференциацию между
государствами с разными уровнями развития (рис. 4.10, см. цв. вкл.).
В результате произошло резкое нарушение биогеохимического баланса, и биосфера все больше
утрачивает способность самоочищения и воспроизводства нормального биологического продукта.
Возникает острая необходимость определения не только перечня отдельных параметров качества
среды обитания, но и комплексных показателей взаимодействия в природных и природно-
техногенных системах. Поскольку среда обитания человека представляет совокупность биотических
и абиотических условий жизни, опробованию подлежат все компоненты биосферы: воздух, вода,
почвы, горные породы. Все большее внимание привлекают микробиологические, микрофлористиче-
ские определения, снятие параметров естественных и наведенных геофизических полей, включая те-
пловые, радиационные, шумовые, электромагнитные. Это предъявляет определенные требования
и к нормативным документам, в частности по агрессивности среды к человеку, и результатам его дея-
тельности. Учитываются геодинамические, физические, химические и микробиологические факторы
всех объектов геологической среды.

63
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

В геоэкологии, как и в любой науке, имеются общие и специфические методы исследования. Их


специфика определяется не только техническими возможностями, но и особенностями наиболее ха-
рактерных свойств самого объекта изучения. С учетом этих свойств важная роль принадлежит науч-
ной разработке интеграции планов по приоритетным направлениям. Сейчас вырисовывается три таких
направления: техническое оснащение, регламентирующие нормативы и выходные информационные
документы.
Основным объектом изучения геоэкологии является геологическая среда, понимание которой
в разных науках меняется в широких пределах. В инженерной геологии она имеет смысл верхней
части разреза литосферы, в горнодобывающем и геологоразведочном деле полностью связана с изу-
чением и разработкой недр. Их общий недостаток заключается в том, что понятие «геологическая
среда» тесно увязывается только с деятельностью человека. А из этой связи вытекает алогичный вы-
вод о том, что вне сферы хозяйственной деятельности человека нет геологической среды.
Термин «геологическая среда» в целом широко используется специалистами и учеными различ-
ных отраслей знаний. Существующие отличия его трактовки вытекают из различий в направлениях ис-
следований, с одной стороны, и из традиций научных школ и субъективных взглядов конкретных лиц,
с другой. Анализ существующих понятий термина «геологическая среда» позволяет выявить два мето-
дологически разных течения или взгляда на этот сложный природный объект.
Представители первого течения геологическую среду понимают в прямом узком смысле как сре-
ду по отношению к какому-либо объекту (техногенному или природному), именно в ней находящемуся
(Г.А. Марков, Л. Мюллер, П.Н. Панюков, Е.М. Сергеев, Г.С. Вартанян, Г.Н. Кашковский и др.).
Второе течение рассматривает геологическую среду как сложный объект природы, объективно су-
ществующий независимо от деятельности людей (А.Д. Говард и И. Ремсон, Л.Д. Белый, Г.А. Голдовская,
Л.В. Шаумян, В.Д. Ломтадзе, С.В. Клубов и Л.Л. Прозоров и др.).
Однако без учета роли человека невозможно получить достоверные и надежные сведения о ка-
чественных параметрах среды. Деятельность человека не только ускоряет многие естественные про-
цессы, но и может привести к катастрофе любого уровня. Анализ имеющихся в литературе формули-
ровок различных авторов с позиции понимания геоэкологии, изложенного в первой главе, позволяет
дать современную трактовку понятия «геологическая среда». Геологическая среда – это твердая обо-
лочка Земли из кристаллических и рыхлых горных пород. Она содержит полезные ископаемые (руд-
ные, углеводородные, нерудные), предназначенные служить для удовлетворения потребностей чело-
века сейчас и в будущем, т. е. представляет минеральную основу жизни и среду обитания. Геологиче-
ская среда формировалась миллиарды лет в результате взаимодействия внутренних геосфер (мантии,
земного ядра) с сопряженными компонентами биосферы (атмосферой, гидросферой, живыми орга-
низмами, жившими в далеком геологическом прошлом и обитающими в настоящее время) и косми-
ческими факторами (планетами Солнечной системы, звездами и их полевыми воздействиями).
Таким образом, исследование геологической среды с позиций современной геоэкологии позво-
ляет получать наиболее объективные данные по проблеме перспектив природных ресурсов и поддер-
жания качества окружающей среды. При этом важно отметить, что появляется возможность экстра-
поляции не по отраслевому принципу и не по отдельным компонентам биосферы, а в рамках интегра-
тивной и междисциплинарной геоэкологии.
В биосфере планеты Земля практически нет природных явлений и процессов, которые
не были бы прямо или косвенно связаны с литосферой и ее преобразованиями. Наиболее полно
подобные процессы изучаются в системах «порода – вода – воздух – живые организмы».
На земной поверхности можно непосредственно наблюдать множество процессов взаимодейст-
вия породы с водой и воздухом. Некоторые из этих процессов целиком относятся к механической
транспортировке материала под действием сил гравитации и солнечной энергии. Вместе с тем почти
всегда преобладает или имеет большое значение химическое взаимодействие между породой, водой
и воздухом. Довольно часто в условиях избыточной влажности, даже при достаточно низких темпе-
ратурах, происходят масштабные процессы микробиологической коррозии природных минералов
и синтетических фаз строительных материалов. Вслед за микробиологической коррозией или парал-
лельно с ней начинаются процессы замещения (гипергенного метасоматоза) этих безводных минера-
лов на все более гидратированные минералы, такие как минералы глин, хлориты, сульфаты, цеолиты.

64
Глава 4. Свойства геологической среды и ее роль в эволюции биосферы

В результате микробиологического разложения и химического выветривания происходит существен-


ное уменьшение механической прочности пород и строительных материалов, они начинают рассы-
паться и становятся объектами почвообразования или транспортировки потоками воды или ветром,
т. е. седиментационных процессов, которые непосредственно связаны с динамикой рельефообразова-
ния (овраги, оползни, эрозия почв и т. п.).
В почвенном слое происходит круговорот органических и минеральных веществ, которые
обеспечивают жизнедеятельность растительного покрова – основного аккумулятора солнечной ра-
диации. Характер почвенного покрова тесно связан с функционированием ландшафтных систем
и условиями формирования подземных вод. Через верхние слои литосферы происходит обмен веще-
ством и энергией между ними и атмосферой, поверхностной и подземной гидросферой. В почвах,
в первую очередь, на различных геохимических барьерах аккумулируются загрязняющие вещества,
поступающие на земную поверхность. В подземных водах в основном осуществляется миграция
(рассеивание и концентрация) химических соединений в геологической среде и реализуется тепло-
массоперенос в системе «вода – порода». Вода входит в структуру живых организмов и активно уча-
ствует в процессах взаимодействия всех компонентов биосферы Земли. Этим определяется огромная
экологическая роль подземных и поверхностных вод.
Еще один, очень распространенный пример. В морской воде всегда присутствует дефицит
кремния. Для достижения равновесия морской воды с кварцем необходимо, чтобы концентрация
кремния была в пять раз больше наблюдаемой. При этом морские организмы – радиолярии и диато-
мовые в состоянии осаждать из морской воды почти аморфные и, следовательно, легко растворимые
гидроксиды кремния для формирования опалового панциря и скелета и в дальнейшем осадочно-
метаморфического слоя литосферы. Некоторые из морских организмов осаждают магнетит вместо
гидроксидных форм железа, устойчивых в поверхностных условиях.
Современные железо-марганцевые конкреции (образования шаровидных, эллипсоидальных,
гроздевидных и др. форм до десятков см диаметром из гидроксидов железа и марганца с примесью
малых элементов – Pb, Ni, Co, V, In) в результате изучения дна в пелагических районах океанов и мо-
рей из объектов научных исследований превращаются в экономические (промышленные месторож-
дения). Подобные конкреции формируются в самой поверхности осадка в зоне вода – донные отло-
жения как продукты коллоидно-химических или биохемогенных процессов.
Таким образом, геологическая среда как важная депонирующая субстанция в значительной
степени концентрирует продукты глобального геологического и всех биогеохимических круговоро-
тов вещества, а также техногенных процессов.
В рамках биосферы для природных циклических биогеохимических кругооборотов вещества
и энергии характерны исторически сбалансированные, вполне упорядоченные обратные связи, кото-
рые и обусловливают ее саморегуляцию.
Геологическая среда испытывает все возрастающую трансформацию под влиянием хозяйст-
венной деятельности, начиная с горнодобывающей отрасли, подземного и наземного строительства.
Хозяйственная деятельность человека оказывает экспоненциальное негативное воздействие на со-
стояние, свойства, динамику и экологические функции геологической среды. В свою очередь, реак-
ция геологической среды на техногенные факторы предопределяет разномасштабные негативные
процессы, вплоть до катастрофических в природно-техногенных системах. Техногенные факторы
формируют неестественные для биосферы потоки вещества и энергии, которые включаются в дина-
мические структуры природных процессов и вызывают нарушение их равновесия, создавая генетиче-
ские предпосылки для развития масштабных факторов глобального кризиса.
Существует две формы взаимодействия человека и природы:
– экономическая;
– экологическая.
При этом на современном этапе для обеспечения безопасности жизнедеятельности человека
и восстановления равновесия экосистем различного иерархического уровня, вплоть до биосферы
Земли в целом, развитие экономики должно все больше подчиняться экологическим требованиям.
В рамках международной научной концепции устойчивого развития (Sustainable Development) стано-
вится актуальной проблема разработки индикаторов устойчивого развития и выявления и системати-
зации экологически опасных факторов природного и техногенного происхождения.
65
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

Индикаторы устойчивого развития – это показатели, которые характеризуют изменение состоя-


ния экономики, социальной сферы и окружающей среды во времени. В 2003 г. разработаны индикато-
ры развития Томской области. Работа выполнена в рамках международного проекта «Разработка инди-
каторов устойчивого развития для Российской Федерации». Она осуществлялась Британской консал-
тинговой фирмой ERM и финансировалась Министерством международного развития Великобритании
(DFID) по заказу Министерства экономического развития и торговли России. Томская область была
включена в проект в качестве одного из пилотных регионов. Существенным недостатком представлен-
ной модели устойчивого развития Томской области, на наш взгляд, является отсутствие полной харак-
теристики геоэкологических факторов. В проекте нашли место лишь два (важных, но не главных) ин-
дикатора – загрязнение окружающей среды и промышленные отходы (Индикаторы…, 2003).
Практически все ключевые и дополнительные индикаторы устойчивого развития непосредст-
венно или косвенно определяются геоэкологическими факторами. Поэтому вся хозяйственная и иная
деятельность подлежит экологическому контролю (начиная с экологической экспертизы на предпро-
ектной и проектной стадиях) на всех этапах инновационного цикла и во всех отраслях хозяйственной
деятельности (горнодобывающей, перерабатывающей, строительной и т. д.).
С позиции геоэкологии в процессе взаимодействия человека с природной средой выделяется
два аспекта:
– природно-ресурсный;
– природоохранительный, включающий комплекс проблем охраны окружающей среды.
Поиск равновесия между ресурсной и природоохранной составляющими устойчивого развития
(взамен отраслевой экономики) основан на междисциплинарном и межотраслевом подходах, учиты-
вающих ограничения и возможности геологической среды. Научные принципы такого подхода и их
законодательное закрепление в значительной мере связаны с развитием геоэкологии, ее принципов
и законов.
Хозяйственный метаболизм прослеживает материальные и энергетические потоки от добывае-
мого из недр природного сырья через производство (переработку) и использование до конечного
обезвреживания и захоронения. Геоэкологический подход позволил высветить глубокий антагонизм
между природными и техногенными системами. В природных системах материальные потоки прак-
тически замкнуты. Технологические циклы в этом плане находятся очень далеко от совершенства.
В настоящее время, когда пришло осознание физической ограниченности биосферы и всех ее
компонентов, человечество за год извлекает из недр Земли почти 100 млрд тонн полезных ископае-
мых. На каждого жителя развитых стран уже приходится не менее 20 т/год добываемого минерально-
го сырья. Коэффициент полезного их использования находится на уровне мизера, не превышая
2–7 %, а доминирующая часть (93–98 %) превращается в отходы, зачастую очень токсичные и канце-
рогенные. Переход от стихийного к научно обоснованному рациональному природопользованию
и экологически чистым технологиям сейчас находится в начальной стадии. В России состояние эко-
логии оценивается как кризисное, а в большинстве промышленных районах ситуация на грани ката-
строфической. По сравнению с Канадой (одинаковые климатические условия) наши гражданские
и промышленные строения более тяжелые и материалоемкие. Сейчас у нас в стране начали меняться
стандарты, стереотипы. Принимаются меры для резкого увеличения производства и использования
новых строительных и теплоизоляционных материалов. На очереди внедрение технологий, не только
снижающих энерго- и материалоемкость, но и обеспечивающих вовлечение попутных продуктов
и промышленных отходов. Эти процессы развиваются в соответствии с мировыми стандартами и со-
ответствующими законами и правовыми нормами РФ.
Таким образом, техногенные факторы, с одной стороны, представляются основной причиной
возрастающего дефицита реальных и потенциальных запасов минерально-энергетических и других
природных ресурсов биосферы. С другой стороны, они являются источником эволюционных (напри-
мер, токсикация биосферы) и катастрофических геодинамических и геохимических (промышленные
аварии, техногенные землетрясения, провалы зданий, станций метро и т. п.) деструктивных процес-
сов в геологической среде. В результате демографического взрыва и хозяйственной деятельности
происходит активизация буквально всех негативных геоэкологических процессов, которые усилива-
ют тенденцию глобальной деградации окружающей природной среды:

66
Глава 4. Свойства геологической среды и ее роль в эволюции биосферы

– дефицит природных ресурсов за счет исчезновения легко разрабатываемых месторождений;


– развитие геодинамических катастрофических (быстропротекающих) явлений в литосфере
(техногенные землетрясения, провалы зданий, станций метро);
– глобальная токсикация окружающей среды и ее воздействие на потепление климата;
– загрязнение поверхностных и подземных вод и уменьшение количества чистой пресной воды;
– рост радиогеоэкологических проблем;
– засоление почв и грунтовых вод;
– экспоненциальный рост промышленных отходов;
– увеличение масштабов развития оползней, оврагов и карста.
В итоге получается, что погоня за ростом благосостояния с помощью несовершенного техноло-
гического уровня и за счет нерегулируемого, неупорядоченного потребления природных ресурсов
создала две глобальные проблемы:
– истощение природных ресурсов по всем без исключения объектам геологической среды;
– постоянное ухудшение качества всех объектов биосферы, включая литосферу, в результате
утери их естественных или природных свойств и равновесного состояния.
Невиданный ранее рост народонаселения планеты и масштабы потребления природных ресур-
сов в последние три десятилетия привели к тому, что воздействие техногенных и антропогенных
факторов на биосферу явно выходит за пределы самоочистки и адаптации экосистем. Создалась пря-
мая угроза здоровью и жизни населения, а также всей биосфере в целом.
Наиболее впечатляющими проявлениями глобального экологического кризиса являются потеп-
ление климата, развитие озоновых дыр и не только в полярных, но и в средних широтах. Парниковый
эффект, кислотные дожди, массовое загрязнение поверхностных вод, воздушной атмосферы и про-
дуктов питания промышленными отходами, деградация и опустынивание почв, радиация и радиоак-
тивное загрязнение, серьезное истощение лесов, невозобновляемых топливно-энергетических и ми-
неральных ресурсов и рост техногенных катастроф, существенное уменьшение сейсмической стойко-
сти целого ряда природно-техногенных комплексов (как, например, в Сибирском регионе). Никогда
ранее в истории человечества не скапливалось столько промышленных отходов, выбросов и сбросов.
В результате началось ускоренное вымирание различных видов растений и животных, снижение био-
разнообразия ландшафтных зон и экосистем.
Таким образом, рост масштабов техногенеза и его воздействие на биосферу породили проблему
выживания человека как биологического вида. Эта проблема становится все сложнее и многоаспект-
нее. Она носит целостный характер, поскольку связывает воедино все стороны жизни общества. Ее
интегральная оценка определяется показателем глобального экологического риска.
Исследование возможных механизмов развития составляющих глобального экологического
риска требует знания основных свойств и состояний геологической среды как объекта изучения.

4.3. Свойства и состояния геологической среды

Геологическая среда характеризуется минералого-петрографической и геохимической специ-


фикой слагающих ее горных пород, почв, составом и количеством подземных и поверхностных
вод, особенностями тектоники, другими современными геологическими процессами, происходя-
щими в естественных (фоновых) и антропогенно измененных условиях или системах.
Свойства и состояния геологической среды определяются двумя группами процессов:
– природными;
– искусственными.
Природные процессы и факторы присущи собственно геологической среде. По своему проис-
хождению они делятся:
– на эндогенные процессы (внутренние), обусловленные внутренней энергией Земли;
– экзогенные процессы (внешние) на поверхности литосферы, связанные с энергией солнечной
радиации.
Искусственные процессы и факторы логично связать с антропогенной деятельностью человека
и техногенезом.
67
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

Эндогенные процессы – это глубинные, или гипогенные процессы, вызванные, в основном,


внутренними силами планеты и происходящие главным образом внутри Земли. Они обусловлены
энергией, выделяемой при развитии вещества внутренних геосфер, действием силы тяжести и сил,
возникающих при вращении Земли. К ним относятся тектонические, магматические (интрузивные
и эффузивные), метаморфические, метасоматические и гидротермальные процессы, в том числе обра-
зование ряда месторождений полезных ископаемых. Действие эндогенных процессов в некоторых
случаях тесно связано с действием экзогенных процессов. Многие геологические явления, вещест-
венные образования (например, нефть, каменный уголь и др.) и геологические структурные формы
возникают в результате взаимодействия экзогенных и эндогенных факторов.
Периодичность эндогенной активности увязывается с циклической активностью Солнца. Чем
реже цикл активности Солнца, тем больше воздействие на все компоненты биосферы, включая геоло-
гическую среду. Высокочастотные циклы оказывают влияние на состояние здоровья человека, вызы-
вают климатические и фенологические аномалии. Наиболее редкие циклы (седьмой, восьмой и девя-
тый) хорошо увязываются с глобальной перестройкой геологической среды, начиная с литосферы,
а также с тектономагматическими циклами и сменой палеоциклов в геохронологической шкале (Ма-
нанков, 2003).
Экзогенные процессы – геологические поверхностные процессы, обусловленные главным обра-
зом энергией солнечной радиации, силой тяжести и жизнедеятельностью организмов. Они происхо-
дят на поверхности Земли и в самых верхних частях литосферы (в зоне действия факторов гипергене-
за). Типичные экзогенные процессы – выветривание горных пород и минералов (физическое, хими-
ческое, морозное, биохимическое), перемещение продуктов выветривания под действием силы
тяжести, посредством движущихся воды, ледников и ветра (абляция, денудация, дефляция, эрозия),
образование осадочных пород, органогенных пород (биолитов) и многих типов месторождений по-
лезных ископаемых, в том числе с участием живых организмов.
При изучении экзогенных процессов в пределах геологической среды, которые в большинстве
случаев тесно увязываются с динамикой климатических параметров, наиболее объективные результа-
ты не могут быть получены без учета космических факторов, в частности, высокочастотных циклов
активности Солнца.
Эндогенные и экзогенные процессы проявляются в различных масштабах (от локального до
глобального) и, в конечном счете, определяют общую динамику изменения свойств геологической
среды. В качестве основных свойств геологической среды в геоэкологии наиболее значимыми явля-
ются такие интегральные характеристики, которые обычно используются в геолого-геохимических
и геолого-геофизических исследованиях, а также некоторые специфические свойства, формирую-
щиеся с участием техногенеза. Ниже приводится краткая характеристика этих свойств.
Стратиграфические свойства геологической среды формируются в результате эволюционных
и катастрофических процессов, определяются последовательностью осадконакопления и возрастом
горных пород.
Геоморфологические свойства геологической среды – результат взаимодействия эндогенных
и экзогенных геодинамических процессов.
Петрологические свойства геологической среды обусловлены минеральным и химическим со-
ставом, структурой и текстурой слагающих ее горных пород самого различного генезиса, условиями
их залегания и закономерностями распространения, а также их изменениями в земной коре и на по-
верхности Земли.
Тектонические свойства геологической среды определяются пликативными и дизъюнктивными
деформациями в слагающих земную кору горных породах. Сейсмические свойства геологической
среды обусловлены колебательными процессами различной частоты и интенсивности в литосфере,
которые генерируют развитие резонансных явлений в очагах землетрясений и возникновение интен-
сивных упругих импульсов.
Вулканические свойства геологической среды обусловлены развитием в активных зонах вулкани-
ческих структур и подъемом магматических расплавов из глубин литосферы на ее поверхность. Эффу-
зия магмы сопровождается выбросом огромного количества пылегазовых продуктов, существенно
влияющих на свойства всех внешних геосфер Земли, геологическую среду и органическую жизнь.

68
Глава 4. Свойства геологической среды и ее роль в эволюции биосферы

Геохимические свойства геологической среды определяются природными процессами рассеяния


и концентрации химических элементов и существенно воздействуют на геоэкологические объекты.
Гидрогеологические свойства геологической среды обусловлены распространением и движением
поверхностных и подземных вод, а также их химическим составом и особенностями взаимодействия
с горными породами.
Эдафические свойства геологической среды обусловлены влиянием процессов образования
почв и их основными свойствами (составом, структурой, влагоемкостью, количеством гумуса, каче-
ством органических кислот и т. п.).
Геокриологические свойства геологической среды обусловлены распространением и развитием
мерзлых толщ в земной коре, а также процессами, связанными с их промерзанием и оттаиванием.
Далее остановимся на определениях свойств геологической среды, создаваемых антропогенной
и техногенной деятельностью общества.
Антропогеодинамические свойства геологической среды обусловлены нарушениями геодина-
мического равновесия земной коры вследствие хозяйственной деятельности общества. Они выража-
ются в повышении уровня сейсмичности, просадке грунтов, развитии оползней, оврагов, карста, се-
левых потоков и т. п.
Антропогеохимические свойства геологической среды обусловлены неравномерным ее загряз-
нением промышленными отходами различного фазового состояния.
Антропорадиохимические свойства геологической среды обусловлены способностью к фильт-
рации и накоплению радионуклидов предприятий ядерной промышленности.
Совокупность охарактеризованных свойств геологической среды природного, техногенного
и антропогенного происхождения вполне достаточна для выявления генетических особенностей кон-
кретных явлений в геоэкологии. Они позволяют изучать практически любые экологически опасные
факторы, а также динамические процессы, которыми лимитируются геоэкологические явления,
и разрабатывать объективные прогнозы и рекомендации.
Понимание термина «геологическая среда» прошло много этапов. С позиции учения о биосфере
В.И. Вернадского и в рамках концепции о ноосфере геологическая среда – это комплексная гетеро-
фазная система биосферы, формирующаяся в результате геологически длительного взаимодействия
исходных пород и минералов земной коры с внутренними геосферами Земли (эндогенные процессы),
а также с живыми организмами, гидросферой и атмосферой (гипергенные процессы). Она обеспе-
чивает существование и эволюцию растительного, микробиологического и животного мира, вклю-
чая человека.
Все отмеченные факторы иерархически связаны между собой, что находит отражение (по
современным научным фактам и теориям) в ротационных процессах эволюции литосферы в геоло-
гической истории Земли.

Список литературы

1. Вернадский, В.И. Химическое строение биосферы Земли и ее окружения / В.И. Вернадский. –


М. : Наука, 1987. – 339 с.
2. Влияние литосферных процессов на формирование импульсного электромагнитного поля
Земли, прогноз землетрясений / Ю.П. Малышков [и др.] // Вулканология и сейсмология. – 1998. –
№ 1. – С. 92–105.
3. Гармонический анализ процессов осадконакопления на юге Сибирской платформы /
Б.А. Лысов [и др.] // Матер. регион. конф. геологов Сибири, Дальнего Востока и Северо-Востока Рос-
сии. Т. 1. – Томск, 2000. – С. 43–44.
4. Индикаторы устойчивого развития Томской области (Международный проект «Разработка
индикаторов устойчивого развития для РФ») / под ред. О.В. Козловской. – Изд. 2-е, доп. и перераб. –
Томск : STT, 2003. – 30 с.
5. Керамические стоматологические материалы из минерального сырья Сибирского региона /
А.В. Мананков, С.И. Старосветский, М.А. Звигинцев [и др.] // Основные проблемы охраны геологи-
ческой среды. – Томск : ТГУ, 1995. – С. 175–178.

69
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

6. Киппенхан, Р. 100 миллиардов солнц: Рождение, жизнь и смерть звезд : [пер. с нем] /
Р. Киппенхан. – М. : Мир, 1990. – 293 с.
7. Мананков, А.В. Динамика фазовых превращений в тектитах / А.В. Мананков // Матер. ХI со-
вещ. по экспериментальной минералогии. – Черноголовка, 1986. – С. 126.
8. Мананков, А.В. Резорбируемая биологически активная керамика / А.В. Мананков,
С.И. Старосветский, М.А. Звигинцев // Минералогия и жизнь: биоминеральные взаимодействия. –
Сыктывкар, 1996. – С. 138–139.
9. Мархинин, Е.К. Вулканы и жизнь (проблемы биовулканологии) / Е.К. Мархинин. – М. :
Мысль,1980. – 196 с.
10. Пористые имплантаты для восстановления альвеолярных отростков биокерамическим ма-
териалом / С.И. Старосветский [и др.] // Сверхэластичные медицинские материалы и имплантаты
с памятью формы в медицине: матер. междунар. конф. – Томск, 1998. – С. 289.
11. Сараев, В.А. Вихревые системы Земли / В.А. Сараев. – Томск, 1976. – 166 с. Деп.
В ВИНИТИ – № 3137–76 от 23.06.76.
12. Фельдман, В.И. Петрология импактитов / В.И. Фельдман. – М. : Изд-во МГУ, 1990. – 299 с.
13. Физико-химические исследования тектитов в интересах космического мониторинга /
А.В. Мананков [и др.] // Известия ТПУ. – 2006. – Т. 309. – № 5. – С. 40–44.
14. Чучунов, А.А. Опыт применения биокерамики при хирургическом лечении одонтогенных
кист челюстей / А.А. Чучунов, С.И. Старосветский, А.В. Мананков // Новые информационные техно-
логии в медицине, биологии, фармакологии и экологии. – Ялта – Гурзуф: матер. ХI междунар. конф.,
2003. – С. 417–419.
15. Юшкин, Н.П. Синтез, взаимодействие и коэволюция живого и минерального миров /
Н.П. Юшкин // Минералогия и жизнь. – Сыктывкар, 1993. – С. 5–6.
16. Manankov, A.V. Bioceramic for restore osseous tissue / A.V. Manankov, S.I. Starosvetsky, V.V.
Drozdov // New Inform Technology in Medicine and Ecology: матер. VIII междунар. конф. – Гурзуф,
2000. – С. 20–22.
17. Walliser, O.H. Global Evenths and Event Stratigraphy in the Phanerozoic. Results of the Interna-
tional Interdisciplinary Cooperation in the IGCP / O.H Walliser. – Project 216 «Global Biological Evenths in
Earth History». Springer – Verlag. – Berlin : Heidelberg, 1995. – 333 p.

70
ГЛАВА 5
ОСНОВНЫЕ МЕХАНИЗМЫ И ПРОЦЕССЫ, УПРАВЛЯЮЩИЕ СИСТЕМОЙ ЗЕМЛЯ

И хотя все происходит от движения,


истинная причина утопает в бесконечности.

Я все еще верю в возможность построить


такую модель реальности, т. е. такую
теорию, которая выражает сами вещи,
а не только вероятности их поведения.
Альберт Эйнштейн

Геоэкология как наука, обладающая своим предметом и методами исследования, сформировалась


совсем недавно – в конце 80-х гг. ХХ в. Она вобрала в себя многовековой опыт изучения природы та-
кими фундаментальными естественными науками, как геология, геохимия, география, биология, физи-
ка и химия, математика. Выделение на стыке этих наук геоэкологии в отдельную новую комплексную
дисциплину вызвано необходимостью изучения геологической истории биосферы, а также осознанием
угрозы исчерпаемости природных ресурсов и техногенного разрушения биосферы. А глобальные кри-
зисы, как показывает опыт геологической истории биосферы, чаще всего заканчиваются массовым вы-
миранием руководящих форм, на смену которым приходят новые, более совершенные.
Понятийный аппарат геоэкологии формируется на стыке отмеченных выше наук. Одним из
центральных понятий, охватывающим сущность объектов науки, является понятие «экологическая
система». Каждая экологическая система представляет собой органическое единство естественных
сообществ живых организмов и их абиотической среды обитания, объединенных в единое функцио-
нальное целое, возникающее на основе взаимозависимости и причинно-следственных (прямых и об-
ратных) связей, существующих между отдельными компонентами экосистем. При этом среда обита-
ния выполняет для биотических компонентов роль источника вещества и энергии. Существуют са-
мые различные классификации экосистем, среди которых наиболее популярна классификация по
происхождению и масштабам экосистем.
По происхождению экосистемы делятся на природные и природно-техногенные. Природно-
техногенные экосистемы формируются под значимым воздействием техногенных и антропогенных фак-
торов, как, например, строительство буровых вышек на болоте, градостроительство, вырубка леса и т. п.
Техногенными воздействиями называются различные по своей природе, механизму, интенсив-
ности и длительности влияния, оказываемые обществом на природные экосистемы и их геологиче-
скую среду в процессе хозяйственной деятельности. Антропогенными факторами являются воздейст-
вия людей в процессе их жизнедеятельности как социально-биологического сообщества на экосисте-
мы и биосферу Земли.
Самая большая, или глобальная, экосистема планеты Земля – это биосфера. Она представляет
самую сложную экосистему и состоит из слагающих ее экологических систем всех более низких ие-
рархических уровней.
Экосистемы любого масштаба и уровня имеют ряд общих фундаментальных свойств: обладают
структурной организованностью и внутренней гармонией, физической инерционностью с ограничен-
ными пространственно-временными параметрами, термодинамической открытостью и необратимо-
стью; обмениваются энергией и (или) веществом с окружающей средой и обычно находятся
в состоянии, далеком от термодинамического равновесия; это информационно саморазвивающиеся,
поддерживающие экологический баланс на локальном, региональном и глобальном уровнях, вещест-
венно саморегулирующиеся (гомеостазирование) за счет ритмического обмена вещества со средой
открытые системы.
Совокупность этих фундаментальных свойств природных экосистем в процессе их эволюции
предопределила появление и обеспечила существование в биосфере человечества как социально-
биологического вида. Важнейшей задачей геоэкологии является изучение отмеченных свойств экоси-
стем и участие в создании естественнонаучной картины мира. Основание – результаты изучения гло-
бальных, региональных и локальных процессов в биосфере и эволюции слагающих ее природных

71
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

и природно-техногенных экосистем. Геоэкология призвана решать вопросы о происхождении и ме-


ханизмах изменения различных живых и косных материальных объектов и явлений с их участием
в рамках экосистем с учетом их пространственно-временной динамики. Одной из наиболее актуаль-
ных проблем естествознания в целом и геоэкологии, в частности, является вопрос, имеющий фунда-
ментальный мировоззренческий характер, – о природе причинности и причинных отношениях в эко-
системах, биосфере, мире.

5.1. Структурность и системность биосферы

Одна из главных целей теоретических исследований заключается в отыскании общих законо-


мерностей, которые позволили бы представить предмет наиболее просто. Есть ли такие закономерно-
сти в науке геоэкологии?
Теория геоэкологии развивается для восстановления органического единства человека
и окружающей природной среды. С одной стороны, необходимо знать объективные процессы, зако-
номерности, предсказывать негативные, включая катастрофические, события с необходимой точно-
стью, создавать механизмы предупреждения бедствий и инженерной защиты людей от них. А с дру-
гой, надо стремиться, чтобы это сработало, было понятно людям, востребовано и осознано.
На современном этапе развития естествознания в геоэкологии есть такие «точки опоры».
В этом плане изучение основных механизмов и процессов, управляющих биосферой и системой Зем-
ля, необходимо начать со структурности и системности – важнейших свойств и атрибутов биосфе-
ры и всего материального мира. Эти свойства выражают упорядоченность существования материи
и те конкретные формы, в которых она проявляется.
Для геоэкологии, изучающей все пространственно-временное разнообразие экосистем – объек-
тов от наночастиц и нанобактерий до макроскопических существ и тел (включая объекты космиче-
ского мегамира), наиболее подходящим определением структуры представляется следующее.
Структура биосферы – это совокупность существования бесконечного многообразия целост-
ных подсистем (экосистем) со своими внутренними связями и отношениями между составными эле-
ментами, эмпирически доступными для наблюдения и тесно связанными между собой. В масштабах
биосферы структурность проявляется в ее системной организации, существовании в виде множества
иерархически взаимосвязанных систем. Иерархия экосистем – это функциональное соподчинение
(вхождение более мелких и простых в более крупные и сложные) экосистем различного уровня орга-
низации. Экосистемы каждого уровня организации имеют свой кругооборот веществ. Следовательно,
структура – это организация целого из составных частей.
Иерархия экосистем в настоящее время еще слабо разработана, однако она очень важна для
природопользования. Фактически экосистемы – это те функционально-структурные ячейки природы,
на которые воздействует человек. Отсюда – знание структуры экосистем и биосферы актуально в це-
лом для геоэкологии.
Структуры могут быть одноуровневыми и многоуровневыми, полиструктурными и иерархи-
ческими. Экологические системы обладают переменными (подвижными) структурами, т. е. непрерыв-
но-прерывисто эволюционирующими под влиянием внутренних и внешних факторов функционирова-
ния. В этом едином процессе происходит чередование равновесных и неравновесных структур.
С позиции масштабности геоэкология разделяется на ряд составных частей:
– общая геоэкология, изучающая экологические функции и экологические свойства геологиче-
ской среды в целом, как минеральной основы жизни в биосфере;
– региональная геоэкология, исследующая пространственно-временные закономерности фор-
мирования геоэкологических функций на определенных крупных территориях;
– специальная геоэкология, разрабатывающая комплексные методы изучения геоэкологически
опасных факторов природного и техногенного происхождения, а также их предсказания, предотвра-
щения и восстановления участков чрезвычайного и бедственного состояния.
Наряду со структурностью неотъемлемым свойством биосферы является ее системность. Все
годы индустриального развития общества экономическое развитие, технократия, хищническое отно-

72
Глава 5. Основные механизмы и процессы, управляющие системой Земля

шение к Матери-Природе оправдывались библейскими рассуждениями Господа нашего: «Я хочу соз-


дать человека, пусть он будет господином над всеми зверями и всею землею». Теперь эти слова
и не совсем забытый (сложенный из них) лозунг «Человек – царь природы» осуждают. Очевидно,
не надо крайностей, революции вредны, а библейскую мудрость еще предстоит понять в новых усло-
виях. Пока что человек не стал «царем природы», это еще варвар в «посудной лавке» Природы. На
пути к разумности, самосохранению и умению сосуществовать с природой необходимо научиться
решать множество задач, одна из которых – освоение системных свойств и органической целостности
окружающего мира.
Система (от гр. systema – целое, составленное из частей) – это внутренне (или внешне) упоря-
доченное множество взаимосвязанных прямыми и обратными связями друг с другом элементов (под-
систем), образующих определенную целостность, проявляющую себя как нечто единое по отноше-
нию к другим объектам или внешним условиям. Во всех целостных системах связь между элемента-
ми является более устойчивой, упорядоченной и внутренне необходимой, чем связь каждого из
элементов с окружающей средой. В иерархии систем каждая последующая, более высокая в иерархии
система, как правило, состоит из нескольких (не менее двух) предыдущих систем. При этом в отдель-
ных системах внутренние связи более устойчивы и более упорядочены, чем внешние межсистемные.
По мере уменьшения масштаба материальных систем увеличивается сила связи слагающих их эле-
ментов (рис. 5.1).

Рис. 5.1. Геодинамический фактор развития земной коры, начиная с мезозойской эры, как основа эволюции биосфе-
ры

Совокупность взаимосвязанных систем является объектом общей теории систем. Она рассмат-
ривает функционально (материально-энергетически и информационно) целостные совокупности сис-
тем как отдельности, подчиняющиеся единым законам. Благодаря этому возможно их обобщенное
изучение, в том числе на основе методов моделирования.
В результате геологического развития живой природы в рамках биосферы сформировалась
уникальная иерархическая система: соподчиненность таксонов – систематических единиц того или
иного ранга – от классов, отрядов до родов, популяций и видов.
При изучении былых биосфер и слагающих их прошлых экосистем используют основные (гео-
хронологические, общие или региональные и местные стратиграфические единицы) и специальные
(литостратиграфические, биостратиграфические, климатостратиграфические, и сейсмостратиграфи-
ческие) стратиграфические подразделения, или системы (Стратиграфический кодекс, 1992).
После принятия в 1992 г. международным сообществом на конференции глав правительств, ор-
ганизованной под эгидой ООН, концепции устойчивого развития (sustainable development) началось

73
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

моделирование больших систем, включая метасистему «экология – экономика – общество» с учетом


человеческого фактора. С позиций системного анализа создаются модели и методы анализа и прогно-
за развития сложных природно-техногенных и социо-экономико-экологических систем от локального
до глобального уровня в современных условиях, методы предупреждения и преодоления катастроф
и восстановления устойчивого развития. В качестве научной основы для функционирования больших
систем используется математический аппарат теории катастроф, применяются модели с обратной
связью, имитационные модели, модели ориентированных графов, дискретного программирования
и другие оптимизационные подходы (Чепурных, Новоселов, 1966).
С этих позиций представляется, что общей методологической основой геоэкологии является
системно-структурный подход, поскольку геологическая среда рассматривается как специфический
компонент биосферы, находящийся в органичном взаимодействии с атмосферой, гидросферой и все-
ми живыми организмами.
При этом геоэкология ассимилирует все новейшие знания об экологических проблемах Земли,
включая достижения в этом направлении биологических, географических, геологических и социо-
экономических наук, и становится междисциплинарной.
При изучении больших систем важнейшее значение имеет состояние равновесия – такое состоя-
ние, которое характеризуется взаимодействием разнонаправленных сил, воздействие которых взаимно
погашается таким образом, что наблюдаемые свойства системы остаются неизменными. Равновесие
может рассматриваться в статике (статическое равновесие) и в динамике (динамическое равновесие).
В обоих вариантах следует особое внимание уделять обратной связи, т. е. обратному воздействию эко-
системы на воздействующие факторы или обратному воздействию результатов управления системой на
процесс этого управления. Обратная связь может быть положительной и отрицательной. И еще, важ-
ную роль в устойчивости экосистем играет изучение их естественного свойства, представленного адап-
тацией, т. е. уровня приспосабливаемости к условиям воздействия внешней среды.
Если при внешнем воздействии на систему равновесные свойства системы сохраняются, то дан-
ное равновесие называется устойчивым. Если равновесные свойства не сохраняются, то такое состоя-
ние равновесия считается метастабильным, или неустойчивым. Устойчивость системы – это способ-
ность динамической системы сохранять движение по намеченной траектории или поддерживать наме-
ченный режим функционирования, несмотря на воздействующие на нее возмущения. Общая
классификация видов устойчивости систем приведена на рис. 5.2.

ВИДЫ УСТОЙЧИВОСТИ СИСТЕМ

РАВНОВЕСИЕ ГОМЕОСТАЗ СТАЦИОНАРНЫЙ РЕЖИМ


Ситуация, при которой воздействую-
щие на систему разнонаправленные Устойчивое состояние равновесия Циклическое повторение одной
силы взаимопогашаются и свойства открытой системы и той же последовательности
системы остаются неизменными

Статическое Динамическое Неизменность су- Неизменность соот-


ществующих пара- ношения системы
Устойчивое Неустойчивое метров системы со средой

Неустойчивая система: малые Асимптотическая устойчивая Глобально устойчивая систе- Локально устойчивая система:
возмущения резко изменяют система: возмущения гасятся ма: свойство устойчивости свойство устойчивости вы-
режим функционирования системой выполняется для всех траек- полняется для траекторий
торий вблизи равновесия

Рис. 5.2. Классификация экосистем по степени равновесности и видам устойчивости

Таким образом, структурность биосферы и системы Земля с позиции науки геоэкологии проявля-
ется в ее системной пространственно-временной организации, существовании в виде множества иерар-
74
Глава 5. Основные механизмы и процессы, управляющие системой Земля

хически взаимосвязанных систем: метагалактика – Галактика – звездная система – планета Земля –


геосферы Земли – глобальная экосистема (биосфера) – экосистемы более низких уровней (с участием
отдельных популяций живых организмов и косных тел) – микроэкосистемы (молекулы, атомы, элемен-
тарные частицы, микроорганизмы) – наноэкосистемы (наночастицы и наноорганизмы).

5.2. Самоорганизация экосистем

Для всех объектов материального мира есть одно общее удивительное свойство – это самодви-
жение. Самодвижение – это внутренне необходимое самопроизвольное изменение системы, опреде-
ляемое ее внутренними противоречиями. В нашем реальном окружении все тела, а потому и их на-
полнение на элементарном уровне (атомы, электроны, нейтроны, протоны и т. п.) находятся в посто-
янном движении.
Исторически первой и наиболее простой теорией явился механический детерминизм. Детерми-
низм – учение о причинной материальной обусловленности природных, социальных и психических
явлений. Сущность детерминизма заключается в идее о том, что всё существующее в мире возникает
и погибает закономерно, в результате действия определенных причин. Классический механический
детерминизм сформировался на основе динамических законов Ньютона. Позже он получил развитие
на основе электродинамики Максвелла, механики сплошных сред, термодинамики и общей теории
относительности (теории гравитации). В рамках представлений жесткого, или лапласовского, детер-
минизма все явления в природе предопределены с «железной» необходимостью законами механики.
Случайность как объективная категория в принципе исключалась из картины мира. Только ограни-
ченность наших знаний заставляет рассматривать отдельные события в мире как случайные. По мне-
нию П. Лапласа (автора абсолютизации динамических закономерностей), если бы нашелся гигант-
ский ум, способный объять мир (знание о координатах всех тел в мире, а также силах, действующих
на них), то он однозначно мог бы раскрыть прошлое и предсказать будущее этого мира.
С позиции жесткого детерминизма жизнь и разум не обладают никакой качественной специфи-
кой, появление человека во Вселенной считалось лишь случайным и противоестественным капризом
природы. Присутствие человека в биосфере не меняло ничего. Если бы человек однажды исчез, мир
остался бы прежним, он продолжал бы существовать как ни в чем не бывало. Идеи о качественной
специфике жизни и разума с большим трудом прокладывали себе путь в научном мировоззрении.
Необходимость отказа от классического детерминизма и модели стационарной Вселенной ста-
ла очевидной после того, как выяснилось, что динамические законы не универсальны и не единст-
венны. Становление последующих парадигм происходило на фоне достижений естественных наук –
от эмпирических результатов до высоких обобщений.
Следующий этап представлений о природе связан с развитием квантовой теории и созданием
на ее основе статистических законов и вероятностной причинности явлений в природе. В результате
на основе стохастических принципов происходит становление прагматического позитивизма. Изуче-
ние эволюционных процессов заменяется описанием статических состояний. В экологии этот этап
зафиксирован появлением прагматических понятий об охране природы и окружающей среды, что
привело к размыванию естественного единства человека и природы. Реализация именно этого миро-
воззрения сопровождалась сведением экологии до утилитарного уровня охраны окружающей среды
и привела к концу ХХ в. к формированию все более отчетливых признаков глобального экологиче-
ского кризиса в биосфере.
После того как было доказано, что все известные системы (от самых малых до самых больших)
являются открытыми и развивающимися с нарастающей упорядоченностью, постепенно возникло
представление о самоорганизации вещественных систем.
В широком смысле понятие самоорганизации отражает фундаментальный принцип Природы,
лежащий в основе развития от менее сложных к более сложным и упорядоченным формам организа-
ции вещества. Есть другое, более узкое значение этого понятия. Оно непосредственно характеризует
способ реализации перехода от простого к более сложному состоянию системы как непрерывно-
прерывистый процесс с внутренними скачкообразными переходами после достижения в своем разви-
тии критического состояния (бифуркации), что происходит при минимальном значении энтропии.
75
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

Термином «бифуркация» обозначают поворотные пункты развития, подчеркивая ситуацию вы-


бора, возможность нескольких вариантов дальнейшего хода событий, потерю устойчивости предше-
ствующего состояния. Понятие бифуркации, родившееся в математике, сейчас используют химики,
геологи, политологи, социологи, психологи, экономисты и, разумеется, философы.
В результате бифуркации открытая неравновесная система распадается на диссипативные
структуры и после бифуркации превращается в новое устойчивое состояние с более высоким уров-
нем сложности и упорядоченности по сравнению с предыдущим. Основоположник неравновесной
термодинамики И. Пригожин трактует такой переход как приспособление диссипативной системы
к внешним условиям, чем обеспечивается ее выживание. Это и есть акт самоорганизации системы.
Критическое состояние – это состояние крайней неустойчивости, достигаемое открытой системой
в ходе предшествующего эволюционного плавного развития (Николис, Пригожин, 2004). В системе,
пребывающей в критическом состоянии, развиваются сильные флуктуации, под действием одной из
них происходит скачок в конкретное новое устойчивое состояние. Поскольку флуктуации случайны,
то и «выбор» конечного состояния оказывается случайным. Но после совершения перехода назад
возврата нет. Скачок носит одноразовый и необратимый характер.
Таким образом, самоорганизация заставляет выявить роль и соотношение закономерного и слу-
чайного в развитии систем. В развитии систем четко выделяются две фазы: эволюционная, ход кото-
рой достаточно закономерен и жестко детерминирован, и скачки в точках бифуркации, протекающие
случайным образом. Последующий закономерный эволюционный этап, вплоть до очередного скачка
в новой критической точке, оказывается опять же случайным.
Представленный механизм полностью применим к изучению физико-химических, геологических,
геоэкологических и других систем. Макроскопическое описание таких систем в неравновесных состоя-
ниях исследовалось методами термодинамики неравновесных процессов, основанной на гипотезе ло-
кального равновесия в рамках линейного режима развития, предложенного Л. Онзагером в 1931 г.
В математике бифуркация имеет простой и ясный смысл. Это понятие ввел Якоби и использо-
вал Пуанкаре для обозначения изменения числа решений или потери их устойчивости для уравнений
определенного типа. Наглядный пример бифуркации дает классическая задача об изгибе прямоуголь-
ной балки. Представим себе балку, на которую кладется все больший груз. До некоторого критиче-
ского значения нагрузки балка сохраняет прямолинейную форму, а затем прогибается вправо или
влево. Направление изгиба зависит от случайных факторов, например, от порыва ветра. В момент
прогиба балки ее исходное состояние стало неустойчивым и появились два новых в его окрестности.
Такие бифуркации называют мягкими (рис. 5.3, а). Можно сказать, что поначалу они не слишком от-
личаются от эволюционного развития, когда есть только одни путь.
Но бывают и другие бифуркации – жесткие, когда система скачком переходит в новое состоя-
ние (рис. 5.3, б). Такое произойдет, если в описанном примере разгружать криволинейную балку, де-
формированную против естественного изгиба. В этом случае балка может скачком изменить направ-
ление изгиба.

а б

Рис. 5.3. Бифуркационная диаграмма, возникающая в задаче о прогибе балки

На сплошных кривых лежат устойчивые состояния системы, на пунктирных – неустойчивые,


а – случай идеальной балки и пример мягкой бифуркации; б – исходно изогнутая балка: при умень-

76
Глава 5. Основные механизмы и процессы, управляющие системой Земля

шении нагрузки и движении по нижней ветви может произойти жесткая бифуркация и катастрофиче-
ский скачок на другую ветвь (показан стрелкой).
Типичные признаки бифуркации – чувствительность к малым воздействиям вблизи точки би-
фуркации (малые причины могут иметь большие следствия) или, что то же самое, система становится
предельно уязвимой. Неустойчивость предшествующего состояния (если параметр – это время, то
тезис «завтра будет примерно так же, как и сегодня») уже не работает. Возможность катастрофи-
ческих скачков – конечный отклик на бесконечно малые воздействия.
Именно такие явления в математике называют катастрофами, а теорию, изучающую их, –
теорией катастроф. Понятно, что «катастрофы» такого сорта описывают очень малую часть реальных
катастроф. Арсенал концептуальных и математических моделей, используемых в геоэкологической
теории, сейчас значительно шире.
Представление о бифуркации, вошедшее в социальные науки и философию, радикально изме-
нило взгляд на мир. В христианской традиции считалось, что род людской движется от начальной
катастрофы к финальной, от изгнания из Рая к Апокалипсису. Путь, в целом, предопределен, а от-
дельные судьбы могут быть разными в зависимости от добродетелей мирян и их приверженности
догматам церкви. В Средневековье была очень популярна идея жесткой предопределенности собы-
тий. Согласно ей никакой неоднозначности нет – все случится именно так, как предписано.
Ньютон и Дарвин рассматривали Творца как создателя Вселенной. Ее они мыслили как своеоб-
разные часы, которые заводит Бог, предоставляя им далее идти естественным путем. При этом чело-
век оказывался в роли пассивного наблюдателя, в лучшем случае, исследователя, способного постиг-
нуть величие Божьего замысла. Сейчас представление о развитии системы связано с образом движе-
ния по бифуркационной диаграмме. Причем движение по регулярным однозначным участкам
чередуется с точками бифуркации, ситуациями выбора (рис. 5.4). С этих позиций все чаще анализи-
руют исторические, психологические и социальные процессы.
Наше время, с легкой руки Ласло Эрвина, часто называют эпо- А
хой бифуркации, в которой предшествующая траектория теряет устой-
чивость, резко возрастает опасность глобальных катастроф и тре-
буется выбирать новый путь развития. Подчеркнем, что стратегиче-
ский выбор, который делает наша цивилизация, является не только
ответственным, но и сложным.
Один из наиболее авторитетных футурологов А. Тоффлер так
характеризует вставшие в связи с этим выбором проблемы: «Помимо
роста технологической мощи и возможностей, также возрастает ко-
личество вариантов выбора. Развитая технология позволяет создать
избыток выбора товаров, культурных изделий, услуг, субкультов λ1 λ2 λ3 λ4 λ
и образов жизни. В то же время избыток выбора становится харак-
терной чертой самой технологии». Рис. 5.4. Пример системы с бифур-
При изменении параметра λ происходят бифуркации – измене- кационной диаграммой
ние числа и «устойчивости стационарных состояний», в которых
может находиться система. При изменении параметра она «совершает путешествие» по бифуркаци-
онной диаграмме. В точках бифуркации λ1, λ2, λ3, λ4, где система «выбирает» свой путь, она оказыва-
ется особенно чувствительна к внешним воздействиям.
Впервые столкнувшись с избыточным технологическим выбором, общество должно произво-
дить не единовременный, а комплексный отбор машин, технологий и систем. Оно должно выбирать
так же, как личность выбирает свой образ жизни; оно должно принимать сверхрешения относительно
своего будущего. Более того, так же, как отдельный человек может осуществить разумный выбор
между совершенно различными образами жизни, общество может сейчас осуществить выбор между
различными культурными стилями. Это является новым фактором в истории. В прошлом культура
возникала непреднамеренно. Сегодня мы впервые можем осуществлять этот процесс сознательно.
Одним из главных критериев в этом выборе должно стать обеспечение устойчивости общества от-
носительно природных, техногенных и социогенных бедствий и катастроф. Именно это является фунда-
ментом, на котором можно строить все остальное. Без него здание нашей цивилизации может рухнуть.

77
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

Свойства мировой системы, как показывают анализ происходящих процессов и прогнозы, ос-
нованные на компьютерном моделировании, кардинально меняются. Мы стоим на пороге перемен,
сравнимых по масштабу и значению с неолитической революцией. Если ранее скорость прироста на-
селения Земли была пропорциональна квадрату его численности, то в течение ближайших десятиле-
тий произойдет стабилизация темпов роста, а затем выход численности населения на предельное зна-
чение, по различным экспертным оценкам находящееся в диапазоне от 10 до 14 млрд человек. Чело-
вечество проходит одну из главных бифуркаций в своей истории. Поэтому должны принципиально
измениться цели развития, алгоритмы их достижения, духовная, социальная, экономическая сферы.
Рождается новая реальность.
Глобальный демографический переход означает, что эра экстенсивного развития закончилась.
Основным направлением развития должно стать улучшение качества жизни, повышение устойчиво-
сти развития общества, основным объектом инвестиций – «человеческий капитал». От того, насколь-
ко успешно цивилизация в целом и отдельные государства в частности смогут решить эти задачи,
зависит их будущее. Эти задачи становятся проблемами стратегического планирования.
В мире как в самоорганизующейся системе возникли острые глобальные противоречия:
– между репродуктивными возможностями биосферы, способностью отрабатывать антропо-
генные воздействия, поддерживать гомеостаз, приемлемый для цивилизации, и стратегией использо-
вания биосферы, принятой мировым сообществом, целями его развития;
– между интересами нынешнего поколения, проводящего стратегию расширенного воспроиз-
водства, и будущих поколений, которых такая политика лишает приемлемых стартовых условий;
– между «первым миром», потребляющим более 80 % мировых ресурсов, и эксплуатируемым
третьим, обеспечивающим его благосостояние и развитие.
Очевидно, все эти проблемы самым тесным образом связаны со стратегией управления в рам-
ках биосферы.
Сложившаяся ситуация заставляет говорить не об отдельных проблемах, а о потере устойчи-
вости той ветви бифуркационной диаграммы, которая определяет нынешнее развитие мирового со-
общества. Нынешний «системный тупик», подводящий к радикальным переменам, к переходу
в новую реальность, вице-президент США А. Гор удачно назвал кризисом «рыночно-потребитель-
ской цивилизации».
Человечество пока не может отказаться от большинства опасных технологий. Типичную ситуа-
цию можно продемонстрировать на примере энергетики. За один год человечество сжигает такое ко-
личество ископаемого топлива, на производство которого природа затратила около миллиона лет.
Общее потребление энергии в мире возросло с 21⋅1018 Дж в 1900 г. до 318⋅1018 Дж в 1988 г. Уголь,
нефть и природный газ – невозобновляемые источники энергии – составляют 88 % мирового энерге-
тического бюджета. Остальное приходится в основном на ядерную энергию (во Франции эта доля
близка к 70 %). Другие источники энергии на сегодняшний день серьезной альтернативы не пред-
ставляют. Поэтому в обозримом будущем в этой сфере нам предстоит пользоваться плодами опасных
технологий и сталкиваться с последствиями их применения.
Статистика показывает, что платить за это приходится всё дороже. Только за последние два-
дцать лет от стихийных бедствий и промышленных аварий пострадали более миллиарда человек,
в том числе 5 млн погибли или были ранены. За это же время свои родные места из-за региональных
конфликтов покинули 13 млн человек, из-за экологических причин – более 10 млн. В результате аме-
риканской ядерной бомбардировки Нагасаки погибли и были ранены около 140 тыс. человек, в ре-
зультате аварии на химическом заводе в индийском городе Бхопал – более 220 тыс. Опасные химиче-
ские компоненты, необходимые при существующих технологиях, хранятся и перевозятся в количест-
вах, составляющих порядка 108–109 летальных доз (Ясаманов, 2003).
Происходит быстрый устойчивый рост ущерба от бедствий и аварий. В частности, число природ-
ных катастроф с высоким экономическим ущербом за 30 лет увеличилось в 4,1 раза (Чепурных, Ново-
селов, 1996). Это позволило ряду специалистов утверждать, что имеет место закон постоянного возрас-
тания риска в условиях научно-технической революции и форсированного развития техносферы. На
наш взгляд, такой ход событий не является неизбежным, а обусловлен неверной стратегией обеспече-
ния гражданской защиты и устойчивости развития социума.

78
Глава 5. Основные механизмы и процессы, управляющие системой Земля

Встреча в Рио-де-Жанейро по глобальной проблематике в 1992 г. показала, что многие угрозы


и опасные тенденции развития цивилизации осознаны. Но не настолько, чтобы мировое сообщество
и прежде всего страны первого мира адекватно этим угрозам оплачивали свою безопасность и устой-
чивость своего развития. Однако, вероятно, ситуация будет быстро меняться.
Социологи, историки, экологи выделяют в развитии тех систем, которые они изучают, раз-
личные бифуркации, но, имея в виду глобальную динамику, можно воспользоваться картиной гло-
бальных бифуркаций, предложенной Н.Н. Моисеевым (Моисеев, 1982). Эта картина такова:
«...возникновение жизни мне представляется грандиозной бифуркацией, т. е. кардинальной пере-
стройкой структуры процесса земной эволюции (а может быть, и Универсума). В результате
появилось новое русло эволюционного развития и новая форма организации материального мира
с новой системой принципов отбора, но, как всякая реальная бифуркация, она происходила не
мгновенно, а имела некоторую протяженность во времени.
Итак, где-то на границе верхнего палеолита и мезолита Человек свернул со столбовой дороги
эволюции, свойственной всему остальному живому миру. Он предпочел перейти от чисто биологиче-
ского развития к развитию общественных форм своего существования, пожертвовав собственным био-
логическим совершенствованием. Это был поворот в истории развития человечества – произошла пер-
вая фундаментальная общественная бифуркация, которую называют палеолитической революцией.
Однако, изменив характер своей эволюции по внешним признакам, человек в функциональном
отношении еще долго оставался принадлежащим к животному царству. Его окончательное выделе-
ние из мира животных произошло в ходе другой бифуркации, в процессе эволюции вида Ноmо
Sарiеnсе, получившей название неолитической революции... В эпоху неолита люди в полной мере
использовали свои новые возможности и мастерство. Появление копий и лука, дальнейшее развитие
технологии обработки камня, создавшее возможности для производства каменного оружия, а также
совершенствование методов коллективной охоты привели к тому, что австралопитеки стали гораздо
быстрее, чем в предшествующие времена, уничтожать стада мамонтов и других крупных животных.
Тем самым они существенно расширили свои резервы продуктов питания, но естественным послед-
ствием этого стало резкое увеличение количества населения степной и лесостепной части планеты.
Возник первый глобальный экологический кризис. Однако люди сумели преодолеть экологический
кризис и вышли из него победителями. Они изобрели сначала земледелие, а затем (вероятно, через
несколько тысяч лет) и скотоводство. Экологическая ниша человечества существенно расширилась.
Произошла вторая фундаментальная общественная бифуркация.
Наконец, сегодня из-за отсутствия понимания необходимости предметного диалога между Че-
ловеком и Природой общество снова оказалось на пороге еще более грандиозного экологического
кризиса глобального масштаба, Это значит, накануне возможной третьей бифуркации, в результате
которой может произойти перестройка его экологической ниши с катастрофическими для нашего
биологического вида последствиями».
Потребность описания и изучения более общих систем с применением нелинейных уравнений
термодинамики необратимых процессов привела к созданию обобщенной термодинамики необрати-
мых процессов (ОТНП), которая стала основой синергетического подхода. Задачей новой науки явля-
ется доказательство того факта, что неравновесие может быть причиной порядка.
Синергетика изучает в самых различных областях естествознания процессы, проявляющиеся
под воздействием суммы факторов, но не сводящихся к их простому суммированию. Кооперативный
характер таких явлений очевиден, но степень воздействия каждого фактора или их комбинации неод-
нозначна и большей частью трудно предсказуема. Основоположник синергетики Г. Хакен так ее оп-
ределяет: «Синергетика занимается изучением систем, состоящих из многих подсистем различной
природы… Мы хотим рассмотреть, каким образом взаимодействие таких подсистем приводит к воз-
никновению пространственных, временных или пространственно-временных структур в макроскопи-
ческих масштабах. Это наука о самоорганизации простых систем, о превращении хаоса в порядок»
(Хакен, 1985).
Одно из обязательных условий проявления синергизма к геоэкологическим объектам – это це-
лостность экосистемы, ее неделимость в процессе эволюции, хотя, с учетом принципа мозаичного
равновесия, ее отдельные участки могут представлять частные локальные подсистемы со своими

79
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

пространственно-временными структурами самоорганизации. Наконец, после новых уровней слож-


ности и упорядоченности возможно достижение наиболее высокого уровня упорядоченности. С ним
связывают феномен жизни и порождаемый им разум.
Долгое время считалось, что феномен жизни противоречит господствовавшим представлениям
о стремлении материи к хаосу. Этой проблеме известный физик Э. Шредингер посвятил книгу «Что
такое жизнь?» (Шредингер, 1999). До этой книги появлялись различные альтернативные мнения
и гипотезы. В итоге лишь сравнительно недавно стало ясно, что самоорганизация (переход к более
сложному и упорядоченному состоянию) свойственна как живой, так и неживой природе. Дело за
подходящими условиями. Поэтому с помощью синергетики открывается возможность единого теоре-
тического описания всех подсистем любой экосистемы во времени и пространстве.
Под воздействием изменяющихся условий, которые называются управляющими параметрами,
в системе образуются качественно новые структуры. Эти системы обладают способностью перехо-
дить из однородного, недифференцированного состояния покоя в неоднородное, но хорошо упорядо-
ченное состояние или в одно из нескольких возможных состояний. Для каждой системы существуют
критические уровни различных внешних факторов, до значений которых самоорганизующиеся сис-
темы сохраняют способность поддерживать внутреннюю устойчивость, они способны самосохра-
няться, не разрушаясь, за счет совершенствования своей структуры.
Следовательно, изменяя внешние факторы, этими системами можно управлять. Избыточный
поток энергии или вещества сдвигает биогеохимическую или биогеосоциальную экологическую сис-
тему далеко от состояния термодинамического равновесия. Изменяя температуру, давление, уровень
радиации и т. п., мы можем управлять структурой и свойствами систем извне.
На первой международной конференции «Синергетика», состоявшейся в 1984 г. в Берлине, за-
слушаны результаты изучения большого круга систем, составные части которых могут образовывать
пространственные, временные или функциональные структуры. Среди них большая часть имеет от-
ношение к геологическим системам, поскольку представляет сообщество горных пород, функциони-
рующих достаточно продолжительное время под воздействием меняющихся природных и техноген-
ных факторов. С тех пор конференции по синергетике проходят регулярно (последняя состоялась
в Алматы 1–4 сентября 1998 г.), что подтверждает неубывающий интерес к проблеме.
Проблемами самоорганизации, как замечено уже выше, также занимается теория катастроф,
развивающая представления неравновесной термодинамики. В ней катастрофами называются скач-
кообразные изменения, возникающие в виде внезапного ответа системы на плавное изменение внеш-
них (природных и техногенных) условий. Эта теория дает универсальный метод исследования всех
скачкообразных переходов, разрывов и внезапных качественных изменений.
Теория катастроф – одна из молодых теорий. Первые сведения о ней появились в западной пе-
чати в конце 60-х – начале 70-х годов ХХ века. Источниками теории катастроф являются теория осо-
бенностей гладких отображений Уитни и теория бифуркаций динамических систем Пуанкаре и Анд-
ронова. В основе применения теории катастроф лежит предположение о направленности исследова-
ний при изучении конкретной системы с целью выбора небольшого числа потенциальных функций
в качестве модели, описывающей функционирование большой системы.
Одним из общих подходов к самоорганизации биосферы и загрязнения окружающей среды яв-
ляется гипотеза Геи (Гея – богиня Земли в древнегреческой мифологии), разработанная Л. Моргули-
сом (США, Бостонский университет) и Д. Лавлоком (Великобритания) в начале 70-х годов ХХ века.
Согласно этой гипотезе, Земля есть саморегулирующаяся система (в частности, биосфера). Она спо-
собна поддерживать химический состав и климатические условия в устойчивом состоянии, благопри-
ятном для живых организмов. Но при этом подразумевается, что естественный отбор живых орга-
низмов и эволюция их среды обитания взаимосвязаны и формируют целостную систему – экосферу.
Глобальные модели, построенные в рамках гипотезы Геи, показывают уникальную способность био-
сферы переживать значительные катаклизмы – она всегда готова дать новые «биологические идеи»,
чтобы установить равновесие экосферы, когда прежняя структура органического мира оказывалась
нежизнеспособной.
Одним из основных результатов моделирования явился вывод о том, что Гея способна проти-
востоять нарушениям до какого-то определенного, пока не известного, предела. Если этот уровень

80
Глава 5. Основные механизмы и процессы, управляющие системой Земля

устойчивости будет превышен, полностью отрегулированная система может скачкообразно перейти


на другой уровень, при котором, например, температура приземных слоев атмосферы станет выше
современной. При переходе экосферы в новое состояние выживут, прежде всего, бактерии, которые
способны приспосабливаться к меняющимся в широком диапазоне природным условиям. Однако
нельзя с уверенностью утверждать, что в этих условиях сохранятся высшие растения, млекопитаю-
щие и популяция человека.
Человек как один из видов живой природы в результате хозяйственной деятельности, достиг-
шей геологических масштабов, все больше нарушает стабильность биосферы. В результате под угро-
зой находится наше собственное существование.
Формулировка современной концепции устойчивого развития вобрала в себя большое количество
предыдущих теорий и гипотез. Одна из первых – это гипотеза и идея коэволюции. Коэволюция – парал-
лельная, взаимосвязанная совместная эволюция общества и природы, т. е. социоэкологических систем.
Геологам, пожалуй, как никому, известно, что в целом природа развивается от простого
к сложному, т. е. от порядка к беспорядку. Энтропия ее неуклонно растет. Человек, начиная с Homo
habilis, в результате хозяйственной деятельности занимается упрощением внутреннего строения ок-
ружающего нас мира. При сжигании горючих ископаемых сложные органические соединения мы
превращаем в простые неорганические. Огромное количество многообразных природных ресурсов
мы переводим в простое электричество. Обогащение и переработка многих сложных по составу по-
лезных ископаемых, извлекаемых из недр, сопровождаются превращением их в простые соединения.
При этом, так же как и в сельском хозяйстве, лесной промышленности, мелиорации и т. п., много-
компонентные природные ландшафты превращаются в техногенные, примитивные по строению.
В целом, техносфера представляет на данном техническом уровне явление превращения человеком
сложных созданий природы в простые, и в этом смысле человек мало чему научился у природы. Он
идет против общего хода развития природы. Коэффициент полезного действия и замкнутости техно-
логических процессов не сравним с природными процессами. Пока они лишь примитивные копии
природных биогеохимических циклов.
Подробно история развития идеи коэволюции российскими учеными и мыслителями конца
ХIХ в. с их идеями «всеобщей этики», «космического мышления» и «согласия с природой» рассмотре-
ны автором настоящей книги ранее в учебнике «Основы экологии» (1998). Тем не менее необходимо
остановиться на прогнозах будущего биосферы, моделируемого в рамках идеи коэволюции. Предпола-
гается, что природа и общество развиваются параллельно, воздействуя друг на друга. Скорость эволю-
ции природы очень медленная по сравнению с социально-экологическим процессом общества, совер-
шающимся намного (не менее чем на порядок) быстрее. Это ведет к деградации природы под воздейст-
вием антропогенного и техногенного факторов, приводящим не только к изменению видов, но к все
более быстрому их исчезновению. Длительное сохранение подобной ситуации в индустриальный этап
послужило основным фактором развития экологической катастрофы в рамках биосферы.
Ноосфера по В.И. Вернадскому – это состояние биосферы, в котором человек как ее часть созна-
тельно берет на себя бремя ответственности за дальнейшее развитие не только общества, но и биосфе-
ры в целом. Для этого обществу требуется достичь нового мировоззренческого уровня, при котором
будет возможен переход от охранительной экологии к экологии созидательной. При этом, воздействуя
сознательно на природу, адаптируя ее к своим целям, общество, реализуя теорию коэволюции, сможет
адаптировать и свои цели к ее сохранению.
Одновременно с синергетикой в Томской школе геологов развивается более общая системная
теория эволюции биосферы, которая основана на голографической модели вещества. Этот подход
развивает принципы энергоинформационного обмена, потому позволяет отказаться от жесткого де-
терминизма и учитывать обратную связь (Локтюшин, Мананков, 1996). Каждый мировоззренческий
этап в своем глубинном основании опирается на определенную систему представлений о пространст-
ве. Так, механицизм базировался на евклидовых представлениях, в то время как позитивизм уже ис-
пользовал геометрию пространств с кривизной. Естественным синтезом этих геометрий являются
представления о принадлежности пространств с кривизной евклидову пространству в виде простран-
ственно-замкнутых динамических структур (Мананков, Локтюшин, 2000). Следует заметить, что
с позиций голографической модели вещества раскрывается новое содержание понятия самоорганиза-

81
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

ции. Дело в том, что, например, атомные резонансы, определяющие взаимодействие элементарных
интерференционных структур, оказываются «тщательно подогнанными» к движению планет по га-
лактической орбите, а физиологические частоты мозга, сердца и других органов человека совпадают
с частотами электромагнитного поля планеты и доминируют в спектре солнечных колебаний. То есть
существует принципиальная Гармония в этом Мире, законами которой и организуются системы раз-
ного порядка.
Таким образом, эволюция биосферы в целом протекает в открытых и принципиально детерми-
нированных и саморазвивающихся системах под воздействием космических и геологических процес-
сов, дающих импульс развитию живых систем. Направленность эволюции определяется системными
свойствами и механизмами, задающими траекторию и объясняющими как прогресс, так и регресс.
Жизнь на Земле в азотно-кислородной атмосфере однотипная, т. е. преимущественно белковая.
Генетический код любого организма, любого биологического вида состоит из сходных органических
соединений. Однако при универсальности генетического кода жизнь удивительно разнообразна. На
сегодня ученым известно около 2 млн биологических видов, из них 20 % – растения, а 80 % – живот-
ные, из которых «homo sapiens» – лишь один из этих видов. Разнообразие видов обусловлено разно-
образием в значительной степени физических условий, в которых существует жизнь (солнечная ра-
диации, температура, влажность, давление и т. п.) в различные эпохи геологического времени разви-
тия биосферы.
Неживая природа в виде космических и земных (эндогенных и экзогенных) факторов влияет на
живую, а она по детерминированным обратным связям влияет на неживую природу. Так, полный со-
став жидкой части крови, плазмы близок к полному составу морской воды. Современные внешние
оболочки Земли как составные части биосферы сформировались с участием живых существ. Свобод-
ный кислород появился в воздухе в результате деятельности продуцентов (растений). В земной коре
о расцвете жизни в прошлые геологические эпохи свидетельствуют отложения известняков и мра-
морные скалы, месторождения нефти, угля и т. п.
В живых организмах осуществляется динамическое управление, связанное с процессами полу-
чения и использования информации об окружающей и внутренней среде, сохранения и передачи ин-
формации. В этом принципиальное отличие живых систем от кибернетических аналогов. Все живое
обладает генетической информацией, дошедшей из геологического бесконечного прошлого и обра-
щенной в бесконечное будущее. Киберы же не обладают ни генетической информацией, ни извечной
целью самосохранения.

5.3. Место и роль жизни в биосфере

Главная цель изучения взаимосвязей в системе «живое – биосфера» и построения моделей во


все времена заключается в создании какого-то единого механизма, применение которого не только
объясняет процессы прошлого, но и позволяет прогнозировать развитие этой системы или модели в
будущем.
Теория эволюции Ч. Дарвина постулирует представление о том, что с позиции различных об-
ластей биологии, особенно связанных с селекционной практикой, органический мир претерпевает
ненаправленное изменение, т. е. эволюция не подчиняется принципам жесткого детерминизма. Она
осуществляется путем естественного отбора в результате борьбы за существование живых организ-
мов друг с другом и с окружающей средой, при этом она идет в сторону достижения наибольшей
«суммы жизни». Ничего не зная о генетике (как наука она возникла гораздо позже), Дарвин полагал,
что наследственные признаки родителей смешиваются в потомках, как бы «растворяясь» друг в дру-
ге. Главными противниками теории Дарвина были и остаются сторонники божественного происхож-
дения жизни. Эволюционная теория Дарвина не оставляет места для слепой веры, не дает ни малей-
шей надежды на чудо.
Этот этап развития теории был в основном пройден к началу ХХ в. Тем не менее академик
В.И. Вернадский высоко оценивал теорию естественного отбора, называя ее «величайшим обобщени-
ем», оказавшим огромное влияние на все мировоззрение современного естествознания.

82
Глава 5. Основные механизмы и процессы, управляющие системой Земля

На новом этапе в центре внимания оказались механизмы изменения организмов от поколения


к поколению. Основные факторами изменчивости являются случайные мутации, вызванные радиа-
цией, химическими и температурными воздействиями на клетки, несущие генетическую информа-
цию. Подавляющее большинство мутаций губительны для организмов. Причины случайных мутаций,
рекомбинаций и естественного отбора в целом стали связывать с циклической активностью Солнца.
Но это была не новая модель, а лишь совершенствование частных аспектов первой.
Практически параллельно В.И. Вернадским создавалась теория биосферы как единой системы,
включающей биоценозы, сообщества и виды в качестве компонентов и, следовательно, определяю-
щей их эволюцию. Системный подход был найден, хотя сам автор принимал основные параметры
живых организмов биосферы – биомассу и разнообразие – неизменными. По В.И. Вернадскому, сце-
нарий появления и развития жизни состоял не в эволюции от простейшего к более сложному. Он на-
стаивал: «Неизбежно допустить, что, может быть, и менее сложная в основных чертах, чем тепереш-
няя, но все же очень сложная жизненная среда сразу создалась на нашей планете как нечто целое
в догеологический период. Создался целый монолит жизни (жизненная среда), а не отдельный вид
животных организмов, к какому нас ложно приводит экстраполяция, исходящая из эволюционного
процесса… Все живое представляет неразрывное целое, закономерно связанное не только между со-
бой, но и с окружающей средой биосферы. Но наши современные знания недостаточны для получе-
ния яркой единой картины. Это дело будущего…»
В работе «Начало и вечность жизни» Вернадский, по существу, присоединился к широко распро-
страненной среди естествоиспытателей конца ХIХ – начала ХХ вв. (К. Бернар, Г. Гельмгольц,
Г. Рихтер, С. Аррениус, Л. Пастер, Ф. Реди и др.) идее вечности жизни. И к принципу Пастера – Реди он
добавил важный для своего времени принцип неизменности жизни (Вернадский, 1922). В более позд-
них рукописях, опубликованных лишь в 70-х гг. ХХ в., он высказывает сомнения по поводу принципов
и гипотез современников, указывающих на невозможность абиогенеза. Эти принципы оставляют
не решенным вопрос о том, почему на Земле жизнь существует в форме биосферы. Вернадский не мог
допустить, что все многообразие живого вещества возникло из немногих примитивных организмов,
«поселившихся на земной поверхности из космического пространства» (Вернадский, 1978).
В конце ХХ в. человечество, наконец, пришло к осознанию физической ограниченности био-
сферы и назревающей проблемы выживания человеческого вида в связи с глобальными измене-
ниями природной среды. В рамках новой комплексной науки геоэкологии начались исследования
по созданию научных основ теории общего характера, способной на новом уровне дать объяснение
феномена жизни в биосфере Земли и одновременно прогнозировать ее будущее.

5.3.1. Основные геологические этапы развития биосферы

Знание основных тенденций целостного развития жизни и главных параметров биосферы на


отдельных этапах ее геологической истории является одним из фундаментальных направлений со-
временной геоэкологии.
Биосфера возникла на самой ранней стадии развития Земли и в течение длительной геологиче-
ской истории последовательно непрерывно-прерывисто эволюционировала. Самым главным факто-
ром, лимитирующим весь процесс и все механизмы формирования аэробных организмов, был, есте-
ственно, кислород, точнее, его геохимический барьер.
Любая экосистема в процессе своей эволюции стремится к равновесному состоянию, которое
отличается тем, что все её физические параметры принимают практически постоянное значение,
а коэффициент полезного действия достигает максимума. В результате на планете происходит накоп-
ление органических соединений в виде осадочных толщ или залежей полезных ископаемых (газ,
нефть, уголь, торф). Однако биомасса на Земле существенно не накапливается, а удерживается на ка-
ком-то определённом уровне, поскольку она постоянно разрушается и вновь входит в консументы
более высокого порядка.
В наиболее раннюю абиогенную эпоху развития Земли количество кислорода в атмосфере было
менее 0,1 % от современного содержания. Этот кислород являлся продуктом фотодиссоциации паров
воды под влиянием ультрафиолетовых лучей. Озонового экрана, предохраняющего жизнь от дейст-

83
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

вия ультрафиолета, ещё не было. Поэтому органическая жизнь могла развиваться только в водоёмах
глубиной более 12 м. Ультрафиолетовые лучи до этого уровня поглощались слоем воды, а также не-
большим количеством озона и кислорода. При этом в сугубо восстановительной бескислородной ат-
мосфере из соединений типа CH4, NH3, H2, H2S, H2O и др. могли возникнуть сложные одноклеточные
органические соединения типа прокариотов, представленные бактериями, вирусами и позднее сине-
зелеными водорослями.
Академик А.П. Виноградов пришел к выводу: «Океанические воды были колыбелью жизни...
и каждый раз, когда люди будут думать о происхождении жизни на Земле, они будут возвращаться
к океану и давно прошедшим событиям, которые вызвали здесь жизнь и её эволюцию».
Первые органические вещества – бактерии и вирусы, появившиеся несколько (4,0–3,5) милли-
ардов лет назад, зародили биологический круговорот веществ. Учитывая низкую зольность протобак-
терий, этот круговорот был относительно небольшим. В золе бактерий преобладает калий, есть каль-
ций и магний, очень мало фосфора, кремния, железа и натрия.
Появление около миллиарда лет назад сине-зеленых водорослей знаменовало существенное ус-
ложнение биологического круговорота. Зольность водорослей в 3–4 раза больше, чем самых первых
бактерий, т. е. настолько выросло количество вовлекаемых в биотическую миграцию химических
элементов, в первую очередь, натрия, кальция, хлора и серы.
По мере возрастания количества кислорода область жизни постепенно расширялась. Когда
в начале палеозоя (600 млн лет назад) оно увеличилось на порядок и достигло 1,0 %, повысилось ко-
личество озона в атмосфере и защитный слой воды уменьшился в 40 раз (до 30 см). С этого времени
главенствующую роль приобретают многоклеточные формы. Появляются и расселяются организмы
с твердым известковым, хитиновым и кремниевым скелетом, развиваются разнообразные водоросли
и грибы. В соответствии с биогенной гипотезой генезиса глинистых минералов в зонах гипергенеза
Б.Б. Полынова первые стадии выветривания изверженных горных пород связаны с деятельностью
накипных лишайников. Они поглощают из исходных силикатов литофильные элементы – Si, Al, Fe,
Mg, Ca и другие элементы, а из атмосферы – CO2, H2O и строят из них массы своих тел. После смерти
лишайников и разложения их остатков из C, O, H, N формируются чёрные гумусовые вещества, а из
SiO2, Al, Fe и Mg – глинистые минералы.
Третий этап в развитии биосферы связан с достижением очередного скачка на порядок содер-
жания кислорода (10 %) в атмосфере. В результате озоновый экран стал значительно мощнее,
и жизнь постепенно перекочевала на поверхность воды и суши, а в ордовикский период среди вод-
ных организмов появляются позвоночные животные с обособленным черепом. Возник резкий скачок
в эволюции, приуроченный к девонскому периоду (400–360 млн лет назад), когда появляются первые
наземные растения и животные (четвероногие и бескрылые насекомые).
В течение последующих геологических периодов позвоночные освоили для обитания все суще-
ствовавшие экологические ниши. В триасовом периоде (248–213 млн лет назад) произошло оконча-
тельное вымирание палеозойской флоры, зато появились млекопитающие (сумчатые), первые птицы
и динозавры. Далее в конце продолжительного мелового периода (144–65 млн лет назад) происходит
массовое вымирание динозавров, и с палеогена начинается расцвет видов млекопитающих. Их эво-
люция привела к появлению приматов (40–35 млн лет назад) и далее до Homo Sapiens: около
5 млн лет назад появляются гоминиды и 3,5 млн лет назад возник биологический вид человека.
Таким образом, эволюция биосферы в целом регулировалась содержанием кислорода
в атмосфере, который сам был преимущественно продуктом жизни. Свободный кислород, названный
Вернадским самым могучим химическим деятелем на Земле, выполняет роль кислородного геохими-
ческого барьера. Соединяясь с одними элементами, он ускоряет их миграцию. Так, окислившись, сера
или ванадий дают растворимые минералы, поступающие в природные воды. Поднимающиеся серо-
водородные подземные воды реагируют с кислородом. В результате сероводород (H2S) окисляется
и разлагается на воду и элементарную серу:
2H2S + O2 ⇔ 2S + 2H2O.
Образующаяся таким образом сера в виде крупных кристаллов и их агрегатов яркого жел-
того цвета заполняет пустоты и трещины во вмещающих осадочных породах. Сероводород в этом

84
Глава 5. Основные механизмы и процессы, управляющие системой Земля

процессе окисляют особые бактерии, для которых данная реакция необходима в качестве дыха-
тельного акта.
Другие химические элементы, например, железо и марганец, в восстановленных формах рас-
творённые в бескислородных водах, поднимаясь выше уровня грунтовых вод и взаимодействуя с ки-
слородом, прекращают миграцию и осаждаются в виде нерастворимых гидроксидов красного, бурого
и чёрного цвета в местах выхода на земную поверхность бескислородных вод. В результате форми-
руются типичные для гипергенных условий агрегаты – желваки, конкреции, линзы и т. п. Процессы
окисления растворённого железа и марганца на кислородном барьере совершаются благодаря дея-
тельности особых представителей органического мира – «железобактерий».
В болотах и озёрах местами обнаружены крупные месторождения «озёрных» и «болотных» же-
лезных и марганцевых руд. К этому генетическому типу относится крупнейшее в мире Бакчарское
месторождение лептохлоритовых оолитовых железных руд. Подобные руды, образованные в более
ранние геологические эпохи, эксплуатируются во многих странах. В тропическом поясе и в настоя-
щее время на кислородном барьере формируются латеритные «железные шляпы». Этот же процесс
аэрации положен в основу обезжелезивания артезианских вод. Из сточных труб Томского водозабора
в речку Порос течёт мощный поток пересыщенных гидроксидами железа буро-красных отходов.
Общая стратиграфическая шкала земной коры дополнена нами геоэкологической шкалой
(рис. 5.5, см. цв. вкл.), раскрывающей непрерывно-прерывистое саморазвитие биосферы в геологиче-
ской истории Земли (Мананков, 2003). Непрерывность такой эволюции живых организмов обуслов-
лена закономерным усложнением живых форм, а также ростом их разнообразия и количества их се-
мейств в результате глобальных кризисов (бифуркаций). Прерывистость процесса связана с имевши-
ми место глобальными экологическими кризисами. Они являлись результатом воздействия
природных (космических или земных) факторов, которые вызывали массовое вымирание наиболее
совершенных форм, на смену которым приходили еще более совершенные виды. Результаты анализа
геологической истории биосферы представлены на рис. 5.6. Здесь четко проявлено шесть резких спа-
дов форм живого, крупнейших вымираний. По времени они приурочены к сменам периодов: конец
ордовикского периода, девонского, пермского в палеозойской эре, далее в наступившей мезозойской
эре – триасовый, юрский и меловой. Среди них наиболее масштабные экологические кризисы полу-
чаются на границах эратем: между палеозойской и мезозойской эрами и между мезозойской и кайно-
зойской эрами.

Рис. 5.6. Диаграмма развития живых организмов в геологической истории биосферы

85
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

Как видно из рис. 5.6, первый наиболее глубокий экологический кризис связан с великой ката-
строфой на границе палеозойской эры и мезозойской около 240 млн лет назад. Этот кризис ознамено-
вался тем, что вымерло от 77 до 96 % видов морских животных. Понадобилось почти 5 млн лет для
того, чтобы в новых условиях биосферы видовое разнообразие начало заметно восстанавливаться.
Второй (последний) глобальный экологический кризис, который биосфера испытала на границе
мезозоя и кайнозойской эры (65 млн лет назад) зафиксировал повсеместное вымирание динозавров
(Dinosaurus – страшный ящер), на смену которым пришли млекопитающие животные. И только эво-
люция млекопитающих привела к выделению приматов, развитие которых в течение 30–35 млн лет
завершилось формированием (из отряда приматов) семейства гоминид, которые оказались необходи-
мыми для развития цепочки до людей современного типа.
Таким образом, геоэкология позволила выяснить основные тенденции и закономерности форми-
рования биосферы, включая геологическую историю взаимодействия между основными биологически-
ми группами и механизмы формирования системы основных циклических процессов в биосфере.

5.3.2. Экологические функции живых организмов

Знания о функциях живого представляют, по сути, очень древнее учение, начиная с Арис-
тотеля. В.И Вернадский с самого начала разработки учения о биосфере придавал большое значение
проблеме экологических функций живого, он выделил целый ряд биогеохимических функций живого
вещества:
1) газовую, проявляющуюся в участии организмов в создании и поддержании газового состава
атмосферного воздуха;
2) концентрационную;
3) окислительно-восстановительные;
4) биогеохимические функции, связанные с биогенной миграцией атомов в процессах питания,
дыхания, размножения и разрушения организмов;
5) биогеохимические функции человечества.
Последователи Вернадского (Н.В. Белов, А.И. Перельман, В.Л. Комаров, А.Е. Ферсман,
А.А. Ярошевский и др.) многократно реконструировали эту систематику, то укрупняя, то расширяя ее.
Все экологические функции живого вещества являются предметом специального изучения
не только биологических наук, но и всего спектра естественных наук. Н.А. Ясаманов полагает, что
в рамках геоэкологии очень важно рассмотрение энергетической, газовой, почвенно-элювиальной, водо-
очистной, водорегулирующей, концентрационной, транспортной и деструктивной функций (Ясаманов,
2003). Нам представляется, что к этим функциям имеет смысл добавить информационную функцию.
Перед началом характеристики экологических функций необходимо подчеркнуть, что в ходе
геологического времени происходит эволюция этих самых экологических функций. Установлено, что
в разные периоды существенно менялись в количественном отношении отдельные функции и появ-
лялись новые. Некоторые функции по мере изменения окружающей среды трансформировались из
частных во всеобщие. Например, кальциевая функция, отсутствовавшая в докембрии и появившаяся
лишь в позднем докембрии как следствие расцвета организмов с известковым скелетом.
Концентрационная функция. Это одна из наиболее разработанных Вернадским и его учениками
(В.С. Садиковым, А.П. Виноградовым и др.) функций. Она заключается в избирательной способности
организмов концентрировать из окружающей среды определенные химические элементы.
Концентрация элементов осуществляется по двум причинам:
1) в связи с физиологическими потребностями организмов. Существуют группы бактерий, ко-
торые извлекают из минералов и горных пород определенные химические элементы (чаще это желе-
зо, серебро, золото и др.), тем самым играя роль, с одной стороны, очистителей окружающей среды,
а с другой, – обогатителей. Химические элементы, используемые микроорганизмами для питания
и жизни клеток, это – K, Mg, Mn, P, Zn, S и др. Другая большая часть химических элементов не явля-
ется существенной для питания, но используется в функциях клеток – Ca, Na, Cl и др.;
2) в связи с аномальным ростом концентрации элементов в окружающей организм среде. Так
происходит создание известковых скелетов многими беспозвоночными в морских бассейнах. Этот ме-

86
Глава 5. Основные механизмы и процессы, управляющие системой Земля

ханизм играет все более значительную роль в жизнедеятельности общества. С помощью определенных
микроорганизмов можно уменьшать концентрацию токсикантов (Hg, As, Cd, Pb, Ag, Be, Sb, B и др.)
в окружающей среде. Растения в состоянии поглощать из атмосферы такие загрязняющие газы, как
фтористый водород, хлор, диоксид азота, озон, оксид и диоксид углерода и диоксид серы и существен-
но снижать их негативное воздействие. Однако эти же растения, попадая в трофические цепи, могут
привести к негативным эффектам, поскольку вверх по ступенькам трофической цепи происходит уве-
личение содержания поллютантов примерно на порядок в неполной цепи (от фитопланктона до рыб
и питающихся ими хищных птиц). Кроме того, коэффициент накопления (по сравнению с окружающей
средой) фитопланктона, т. е. первого звена цепи, достигает для токсикантов порядка 8000.
В ходе осуществления концентрационных функций образуется множество соединений, которые
не возникают абиогенным путем. Среди них не только белки, аминокислоты, но и металлоорганические
соединения. Это направление широко развивается при поиске рудных месторождений на основе био-
геохимического анализа растений.
Транспортная функция. В связи с ростом и размножением любой организм расселяется в пре-
деле по всей поверхности Земли, стремясь занять максимальный по площади ареал. Поглощая энер-
гию солнечных лучей, организмы превращают ее в химическую энергию высокого кислородного по-
тенциала всей биосферы и приходят в механическое движение, осуществляя транспортные функции.
Зная скорость размножения организмов и их размеры, можно вычислить время заселения всей
поверхности Земли каким-либо организмом при условии выживания всех его потомков. В целом вре-
мя заселения колеблется для каждой таксономической единицы от 1,3 суток для скороспелых бакте-
рий и вирусов (быстро распространяющих эпидемии) до нескольких десятилетий для крупных мле-
копитающих.
В процессе естественного передвижения (анадромный перенос) организмы перемещают огром-
ные объемы химических соединений и элементов. Этот перенос редко совпадает с направлением вет-
ра. Так, масса переноса химических элементов комарами и мошкой вполне сопоставима с массой пе-
реноса вещества (микроэлементов) в результате стока поверхностными водами.
Вторая форма переноса осуществляется с помощью ветра и водных потоков. Воздушным путем
переносятся многие семена, пыльца, огромные массы сухой травы. То же самое осуществляется вод-
ными потоками, в результате в руслах рек, каналах скапливаются массы разлагающейся травы, опада.
Если оценить суммарный эффект потенциальной возможности размножения всех организмов
Земли за ее геологический период до настоящего времени, то нетрудно прийти к выводу, что со вре-
мени появления жизни все живое вещество необычайно быстро заполнило пространство биосферы,
по существу, моментально в разрезе геологического времени.
Деструктивная функция. Заключается в способности организмов разлагать вещества в про-
цессе жизнедеятельности. Эта функция особенно масштабна при формировании почвы и коры вы-
ветривания, микробиологической коррозии материалов фундаментов и стен зданий и метал-
лических конструкций.
В зависимости от ландшафтно-климатических особенностей (среднегодовой температуры, ко-
личества осадков) выделяется два типа выветривания:
– аридный (безводный), типичный для жаркого сухого климата;
– гумидный (сырой), характерный для умеренного климата с большой влажностью.
Независимо от условий выветривания все минералы по способности к выветриванию делятся на
ряд классов (от весьма устойчивых, как кварц, до неустойчивых, как полевые шпаты).
В целом процессы выветривания сопровождаются специфическим разделением химических
элементов. Щелочи в виде растворенных бикарбонатов, сульфатов или хлоридов и силикатов выно-
сятся из зоны гипергенеза. Они мигрируют до морских бассейнов или соленых бессточных озер. При
этом идет значительное разделение калия и натрия. Калий более интенсивно сорбируется глинисты-
ми минералами, слагающими коры выветривания и почвы, а натрий в основной своей массе достига-
ет морских бассейнов. Именно поэтому в корах выветривания калий преобладает над натрием, хотя
в магматических породах их соотношение обратное. Микроорганизмы, питающиеся органическим
веществом, оказывают огромное влияние на процессы перераспределения вещества биосферы. По
подсчетам получается, что за многие миллионы лет они уничтожают целые месторождения нефти.

87
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

С участием воды биокоррозия сопровождает и катализирует практически все типы химической


и физико-химической коррозии, начиная с сульфатной, сульфоалюминатной и т. п. Так, в грунтовых
водах, содержащих соединения аммония, нитрифицирующие литофильные микроорганизмы разру-
шают силикатные строительные материалы и конструкции. При повышенных содержаниях в воде
сероводорода тионовые бактерии окисляют его, вырабатывают серную кислоту, которая очень актив-
но разрушает кирпичные и железобетонные конструкции. Изучение деструктивной функции пока
находится в начальной стадии.
Энергетическая функция. Органическое вещество морей, океанов и суши многообразно
влияет на энергетику Земли. Энергетическая функция живого вещества – это широкое развитие
процессов фотосинтеза и хемосинтеза. Живое вещество существенным образом влияет на содержа-
ние парниковых газов в атмосфере. Эмиссия углекислого газа, метана и оксидов азота за счет био-
генных процессов ныне существенно превосходит их поступление в атмосферу в результате газово-
го дыхания Земли.
Живое вещество повышает поглощение солнечной радиации земной поверхностью, меняя, порой
существенно, отражательную способность (альбедо) не только суши, но и океана. Растительность суши
значительно снижает отражение коротковолновой солнечной радиации. Альбедо лесов, лугов и засеян-
ных полей не превышает 25 %, но чаще составляет 10–20 %. Меньшим альбедо обладают водная по-
верхность и влажный чернозем, составляя 5 %. Поверхность песчаных пустынь, снежный или ледовый
покров отражают до 90 % солнечных лучей, но когда вследствие изменения климата они покрываются
растительностью, уровень альбедо снижается. Сухой снежный покров отражает 85–95 % солнечной
радиации, а лес, даже при наличии устойчивого снежного покрова, – только 40–45 %.
Водная поверхность сама по себе отражает небольшую долю солнечной радиации (около
25–35 %). С одной стороны, уменьшению альбедо способствуют организмы, очищающие водные
массы от взвесей, а с другой – микропланктон, наоборот, сам по себе препятствует отражению.
Связывание энергии в процессе фотосинтеза называется транспирацией. При этом на переход
воды в пар затрачивается не только солнечная энергия, но и теплота нагретых воздушных масс (адек-
тивная теплота). В процессе испарения влаги растения оказывают большое влияние на круговорот
воды, а следовательно, на баланс энергии.
С покрытых лесами земель планеты в верхнюю часть тропосферы влага поступает в скрытой
форме в виде водяного пара и больших количеств теплоты. На суше самым мощным насосом, пере-
распределяющим влагу и теплоту в атмосфере, являются влажно-тропические леса. В их пределах, на
площади немногим более 10 % площади суши, поглощается почти 30 % теплоты, затрачиваемой на
испарение. Согласно А.Н. Кренке, области, продуцирующие большие потоки теплоты в атмосферу,
называются термоактивными зонами. Это не только леса – источники повышенного количества
скрытой теплоты, но и пустыни – области мощного восходящего турбулентного потока теплоты.
Насыщение атмосферы влагой над территориями, покрытыми лесной и степной растительно-
стью, противодействует быстрому выхолаживанию с образованием плотных антициклональных масс.
Наземный растительный покров дополнительно насыщает атмосферу водяным паром, который явля-
ется терморегулятором в термическом режиме биосферы.
Особенно большую роль играет живое вещество в защите атмосферы от запыленности. Чем
сильнее запылена атмосфера, тем выше ее отражательная способность, тем меньше солнечной энер-
гии достигает земной поверхности.
Главной особенностью растительной массы является процесс фотосинтеза: с одной стороны,
идет выработка органической массы, необходимой для питания консументов первого порядка,
а с другой – в процессе фотосинтеза вырабатывается кислород путем поглощения углекислого газа.
Согласно сведениям, приводимым С.П. Горшковым (1998), живое вещество суши и океана не только
аккумулирует биогеохимическую энергию, но и оказывает биогеофизическое воздействие на атмо-
сферу и поверхностные воды гидросферы. Соотношение важнейших показателей энергетики Земли,
области прихода и расхода энергии, Дж/г, приведены ниже:
Приход солнечной энергии............................................................... 3,6–1024
Потеря энергии в форме коротковолнового излучения ................... 1,0–1024
Поглощение энергии земной поверхностью .................................... 1,7–1024

88
Глава 5. Основные механизмы и процессы, управляющие системой Земля

В том числе:
на транспирацию ............................................................................ 0,115–1024
на синтез валовой первичной продукции суши ............................ 0,05⋅1024
на синтез первичной продукции океана ........................................ 0,16⋅1024
Производство первичной энергии человечеством ........................... 0,47⋅1021
Кондуктивный тепловой поток из земных недр .............................. 0,8⋅1021
Специфика энергетической функции живого вещества состоит также в том, что часть отмерше-
го органического вещества длительное время способна сохраняться в различных частях биосферы.
Главной депонирующей средой являются земные недра, в которых в условиях восстановительной
среды мертвое органическое вещество сохраняется в течение многих геологических периодов. Про-
межуточными резервуарами мертвого органического вещества являются почвы, поверхностные
и подземные воды суши, Мировой океан, донные илы. Обновление запасов органического вещества
длится тысячелетиями, а в донных осадках – сотни тысяч и миллионы лет. Согласно Е.А. Романкеви-
чу, фоссилизация органического вещества в донных осадках Мирового океана для голоцена составля-
ет 22 млн т/год. Органическое вещество разлагается бактериями и окисляется. Оно в рассеянном виде
присутствует в осадочных горных породах и в определенных ландшафтах, в которых создаются соот-
ветствующие благоприятные условия (озерно-болотные системы, поймы и старицы рек, приморские
низменности). В этих ландшафтах органическое вещество формируется в виде скоплений торфа, бу-
рого и каменного угля, горючих сланцев, а также нефти и газа, что отражает точку зрения об органи-
ческом происхождении нефтегазовых залежей. Однако, как известно, данная точка зрения оспарива-
ется сторонниками гипотезы неорганического происхождения нефти.
Объемы органического вещества (ОВ), находящегося в разных природных резервуарах, и зна-
чение аккумулированной в них энергии показаны в табл. 5.1. Приведенные данные свидетельствуют
о том, что в мертвом органическом веществе почв, вод, ледников, в донных осадках морей и океанов
содержится примерно на порядок больше энергии, чем в живой массе Земли.
Таблица 5.1
Запасы органического вещества и значение аккумулированной энергии
Масса ОВ в сухом состоянии,
Природные резервуары Энергия, 102 Дж
1013 г
Почвенная подстилка 202 4,2
Почвенный гумус 2846 59,8
Почвенные воды 66 1.4
Болотные воды 46 1,0
Реки, озера, водохранилища 4 0,8
Мировой океан 3660 76,9
Подземные воды 5000 105,0
Ледники и подземные льды 51 1,1
Донные осадки океана 445 9,3
Итого 12 320 259,5

Во всех осадочных породах планеты захоронено, по данным М.И. Будыко и А.Б. Ронова,
11,8⋅1021 г органического вещества в пересчете на органический углерод.
Существует несколько форм захоронения солнечной энергии в литосфере. Это в первую очередь
скопления (месторождения) горючих полезных ископаемых, рассеянное органическое вещество в оса-
дочных породах и, наконец, ее захоронение в форме поверхностной энергии частиц и энергии, аккуму-
лированной в кристаллической решетке минералов. В глинистых минералах, по данным С.П. Горшко-
ва, запас энергии может составлять от 21 до 1068 Дж/г.
Крупнейшие кристаллографы – Н.В. Белов и В.И. Лебедев рассматривали глины и, в частности
каолин, как носители законсервированной солнечной энергии в недрах Земли. Идея о проникновении

89
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

запасенной солнечной энергии в недра Земли, где она расходуется на процессы метаморфизма и пе-
реплавления, т. е. участвует в глубинной жизни планеты, принадлежит В.И. Вернадскому.
В целом, энергетическая функция живого вещества выражается следующим образом: транспи-
рация; поддержание низкого альбедо растительным покровом; поддержание низкого альбедо поверх-
ностными планктонными формами; продуцирование парниковых газов; подавление запыленности
атмосферы растительностью; фотосинтез; перераспределение с потоками вещества отмершей органи-
ки и ее аккумулирование биокосными телами; депонирование органического вещества в различных
формах биогеохимической энергии.
Газовая функция. Кислород является продукцией фотосинтеза автотрофных растений. Благо-
даря этой функции в течение всей геологической истории атмосфера обеспечивалась свободным ки-
слородом, хотя имеются и другие источники кислорода: подводный базальтоидный магматизм, фото-
диссоциация воды в атмосфере и ее радиолиз в литосфере. Согласно расчетам В.И. Бгатова, кислород
современной атмосферы состоит на 30 % из кислорода, возникшего за счет фотосинтеза, и на 70 % –
выделившегося из глубины через дно океана.
Использование кислорода в окислительных процессах во многом связано с деятельностью ли-
тотрофных микроорганизмов. В биосфере все построено определенным образом. Одни представители
живой природы снабжают кислородом воздух и воды, а другие – фоссилизируют его. Это весьма за-
мечательная функция, так как накопление кислорода или его дефицит отрицательным образом сказы-
ваются на жизнедеятельности организмов. В случае высокого содержания кислорода в атмосфере,
в частности, более оптимального его значения 21 %, резко ускоряются биохимические реакции, что
приводит к быстрому старению клеток и способствует высокой горимости растительного покрова.
При дефиците кислорода жизнедеятельность животных оказывается подавленной вследствие сущест-
венного снижения метаболических реакций.
Огромное влияние живое вещество оказывает на содержание в воздухе углекислого газа. В во-
дах Мирового океана и в водоемах суши, в подземных водах углекислота находится в растворенном
виде. В Мировом океане она составляет карбонатную систему. Углекислотный резерв мировой аква-
тории примерно в 60 раз больше, чем атмосферы. Углекислота из вод извлекается организмами, и от
их деятельности зависит скорость накопления карбонатного материала.
Исходя из палеогеохимических данных, в течение геологической истории содержание
в атмосфере углекислого газа не оставалось стабильным. По результатам исследований М.И. Будыко,
А.Б. Ронова и А.Л. Яншина, в раннем карбоне содержание углекислоты в атмосфере по крайней мере
было в 10 раз больше, чем в конце доиндустриального периода. Еще больше углекислоты содержала
атмосфера в начале фанерозоя и особенно в протерозое.
Хотя воздействие живого вещества на баланс азота в атмосфере не слишком значительно, без
него невозможно представить современную атмосферу. Азот является фактором жизнедеятельности
для значительной группы микроорганизмов: клубеньковых бактерий, азотобактеров, актиномицетов,
сине-зеленых водорослей. Усваивая молекулярный азот, они после отмирания и минерализации обес-
печивают корни высших растений доступными формами этого элемента.
О масштабах вовлечения азота в биологический круговорот можно судить по сведениям, приво-
димым С.П. Горшковым. Из 2,9⋅1021 г атмосферного азота (78,084 % объема) ежегодно в современных
условиях 6,9⋅1018 г азота связывается в первичной валовой продукции биоты на суше и 1,2⋅1018 г –
в первичной продукции Мирового океана. Таким образом, ежегодно в планетарной биоте аккумулиру-
ется немногим менее 0,0003 % массы азота воздуха, в то время как ежегодно в валовой первичной про-
дукции биоты связывается 13 % углекислого газа атмосферы (Горшков, 1998).
Несмотря на скромные размеры потребления азота, планетарная биота оказывает заметное
влияние на баланс газов в атмосфере. На баланс азота влияет не только само живое вещество, но
и деструкция органических остатков. В почвах при деструкции растительного опада образуется ам-
миак, который быстро нитрифицируется микроорганизмами до нитритов и нитратов, а затем проис-
ходит обратный процесс, т. е. денитрификация, при котором возникает целый спектр газов, среди ко-
торых присутствуют К2О, NО, Н2.
Биологический механизм играет главную, но не единственную роль в снабжении атмосферы
оксидами азота и возвращении в нее молекулярного азота. Оксиды азота возникают при грозовых
разрядах и во время наземных и подземных пожаров.

90
Глава 5. Основные механизмы и процессы, управляющие системой Земля

Деятельность микроорганизмов подпитывает атмосферу водородом и метаном. Некоторая


часть их выделяется в атмосферу и при вулканических извержениях. Водород диссипирует в косми-
ческое пространство. Метан продуцируется в анаэробных условиях в почвах, илах и торфяниках ме-
танообразующими бактериями, которые для этого используют углекислый газ. Например, на рисовых
полях при температуре 30 °С ежесуточно образуется до 0,2 г СН4 в 100 г почвы в пересчете на сухое
вещество.
Огромное количество метана выделяется из мангровых зарослей и животными, перерабаты-
вающими клетчатку. При процессах кишечной ферментации одна овца или коза выделяет в сутки до
15 г метана, а лошадь или корова – 100–200 г. Одними из главных продуцентов этого газа являются
термиты.
Ежегодное поступление СН4 (1015 г) из биогенных источников выглядит следующим образом:
Болота, тундра, торфяники, топи, илы .......................... 110–150
Рисовые поля .................................................................. 110–120
Термиты ......................................................................... 40–50
Домашние животные ..................................................... 100–150
Дикие животные ............................................................ 100–120
Мировой океан и пресные воды .................................... 200
Брожение и гниение твердых и жидких отходов .......... 25–100
Метан вместе с другими углеводородами выделяется также из глубинных источников как при-
родного характера (вулканы, гейзеры, фумаролы, разломы), так и природно-антропогенного характе-
ра. В последнем случае речь идет о разработке месторождений полезных ископаемых – нефтегазо-
вых, каменноугольных и др. Небиогенные источники дают около 10 % метана от общих выбросов.
Существенно по-иному влияют на газовый состав атмосферы растения. Лесная раститель-
ность выполняет необыкновенно важную роль по сохранению высокого качества атмосферного
воздуха. Кислород, вырабатываемый ею, отличается от продуцированного планктоном морей
и океанов. Первый насыщен ионами отрицательного заряда, благоприятно влияющими на здоровье
людей. Леса не только обогащают атмосферу кислородом, но и защищают и частично освобождают
ее от пылеватых частиц.
Почвенно-элювиальная функция. Современное почвоведение относит к почвам широкий
круг поверхностных образований – от торфяников болот и тучных черноземов до каменных развалов
и песков, находящихся в экстремально жарких или холодных условиях. Однако для перечисленных
образований больше подходит термин «кора выветривания». В кору выветривания входят как почвы,
так и верхние части подстилающих горных пород, преобразованные в гипергенных условиях. В фор-
мировании почвенно-элювиального чехла принимают участие не только физико-химические (физи-
ческое и химическое выветривание), но и биохимические процессы. В образовании почвенного по-
крова и коры выветривания принимают участие растения, как низшие, так и высшие, и особенно
микроорганизмы. Важное значение имеет накопление почвенного гумуса, в котором аккумули-
руется ряд важнейших питательных веществ. Разложение гумусовых веществ – это длительно
протекающий процесс с участием многих видов микроорганизмов.
Одним из конечных продуктов корообразования является глинистое вещество. Оно активизи-
рует микробиологические процессы и способствует образованию гумуса, а кроме того, сохраняет оп-
ределенную часть солнечной энергии. Наряду с этим глинистые частички являются хорошими адсор-
бентами, препятствующими вымыванию гумусовых веществ.
Почвенные организмы перераспределяют органическое вещество, вырабатывают более стойкие
его модификации, создают фонд минерального питания растений, преобразуют пористую водоемкую
структуру почвы. Особенно большую по масштабам и значению работу проводят дождевые черви. Они
непрерывно перерабатывают почву и создают копролиты. Последние представляют собой высокопроч-
ные органоминеральные агрегаты, сцементированные слизистыми выделениями из стенок кишечника
червей и обладающие определенной стойкостью к размыву и дефляции. Особенно копролиты ценны
как питательный субстрат, так как содержат в значительных количествах растворимые соединения
фосфора, калия, магния.

91
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

Геохимические особенности и мощность коры выветривания напрямую связаны с ландшафтно-


климатической зональностью. Наиболее мощная ферриаллитная и аллитная кора выветривания (латери-
ты) приурочена к влажным тропикам и возникает на хорошо дренируемых приподнятых массивах. Там,
где дренаж ослаблен, формируется сиаллитная каолинитовая кора выветривания. Там, где существует
ослабленный термический режим, как, например, в умеренном поясе, формируются гидрослюдистые
и реже монтмориллонитовые коры выветривания.
В глинистых образованиях коры выветривания в большом количестве присутствуют разнообраз-
ные бактерии, жизнедеятельность которых вызывает понижение кислотности циркулирующих вод. Не-
смотря на то, что скорость образования коры выветривания мала и составляет всего 0,02–0,5 мм/год, она
играет огромную роль, так как служит местом обитания и работы многочисленных микроорганизмов.
При резком дефиците влаги в жарких пустынях в результате капиллярного поднятия богатых
кремнием вод возникает кремнистая аккумулятивная кора – силькреты. При несколько лучшем увлаж-
нении в полупустынях и в сухой саванне формируется аккумулятивная карбонатная кора – каличе.
В аридных и семиаридных условиях часто возникает своеобразная гипсовая кора – гажа. В условиях
тропического переменно-влажного климата на коре выветривания образуются кирасы, представляющие
собой алюмо-железистую плотную корку.
Отсутствие промывного режима, низкое содержание в подземных водах биогенных веществ,
а также высокая их минерализация служат непреодолимым барьером для развития процессов коро-
образования.
С переходом из областей с жарким климатом в умеренный и далее в холодный пояс наблюда-
ются сокращение масштабов биогеохимического выветривания и наращивание интенсивности физи-
ческого типа выветривания.
Почвенно-элювиальный чехол находится в непрерывном развитии. Он то разрушается, то во-
зобновляется. Процессы размыва наблюдаются в тех районах, где поверхность слабо защищена рас-
тительностью. Однако там, где почвенно-элювиальный чехол покрыт растительностью, он хорошо
предохраняется от размыва и от воздействия температурного фактора. В этих условиях в случае дос-
таточно высокой увлажненности могут выноситься растворенные соединения, т. е. осуществляться
биогеохимическая денудация.
Таким образом, в создании почвенно-элювиального чехла большая роль принадлежит биоте.
Биогеохимическим путем создается основная масса глинистого вещества, которое преобладает среди
всех существующих осадочных пород. В этом чехле происходят связывание в осадочном материале
солнечной энергии и дифференциация некоторых важнейших элементов литосферы. С геохимиче-
ским потоком выносятся К, Nа, Мg, Са, Fе, Мn и происходит остаточное накопление А1, Si, О, Н
в коре выветривания. И, кроме того, почвенно-элювиальный чехол является важнейшим резервуаром
и восстановителем качества как поверхностных и грунтовых, так и подземных вод.
Водоочистная функция. Живое вещество прямо или косвенно участвует в воссоздании вод-
ных ресурсов. Деятельность организмов-гидробионтов, называемая биофильтрацией, имеет плане-
тарное значение. По данным А.П. Лисицына, океанский зоопланктон отфильтровывает в течение года
от взвесей 18 млн км3 воды. Несколько иные сведения дает А.В. Лапо: весь Мировой океан про-
фильтровывается зоопланктоном всего за полгода.
Биофильтрация построена следующим образом. Зоопланктон фильтрует верхний слой воды
до глубины 500 м. Проходя через пищевой канал биофильтратора, взвесь связывается в пеллеты –
пищевые комки, которые вследствие своей большой массы и размеров осаждаются на дно. Однако
прежде чем дойти до дна, пеллеты повторно и многократно используются в качестве пищи более
глубоководными организмами, в том числе и активно плавающими (нектоном). В осаждении тон-
кого материала на дно морей и океанов большую роль играют не только процессы биофильтрации,
но и коагуляция глинистых частиц при изменении рН среды, а это происходит при смешивании
речных и океанских вод.
Организмами очищаются от различных примесей как подземные, так и поверхностные воды
суши. Большую роль в очистке воды озера Байкал играет режим работы рачка эпишуры, который
профильтровывает воду. Гидрологами было отмечено, что в формировании мутности рек решающую
роль играет состояние растительного покрова в их бассейне. Роль растительного покрова в этом слу-

92
Глава 5. Основные механизмы и процессы, управляющие системой Земля

чае состоит не только в чисто буферной функции, которая гасит ударную силу дождевых капель
и блокирует размывающий эффект растекающихся мелких струй, а в том, что значительная часть по-
верхностного стока, благодаря растительности, переводится в подземный.
Вода, прошедшая через растительный покров, особенно лесной, отфильтровывается. В ней
уменьшаются мутность, цветность, увеличивается прозрачность, улучшаются вкус и запах, уменьша-
ется содержание нитратного и аммиачного азота, существенно сокращается число бактерий. Лесные
насаждения очищают поверхностные воды от пестицидов. Наибольшим очистным эффектом облада-
ют сосновые и кленово-липовые ассоциации.
Водорегулирующая функция. В природе система «растительный покров – почва – подпоч-
венный грунт» представляет собой единый емкий резервуар влаги. Из этого коллектора идет подпит-
ка ручьев и речек, крупных рек, мелких и крупных водоемов. В сухие сезоны реки лесной зоны пол-
новоднее. Так же высок и речной сток с залесенной территории, несмотря на более высокую степень
транспирации по сравнению с безлесными районами. Лесная и луговая растительность выступает
в роли природного насоса. Высокая залесенность – надежная гарантия регулярного водоснабжения
в вегетационный период.
Информационная функция. «Отец кибернетики» Н. Винер открыл закономерности процесса
концентрации информации. Для количественной оценки роста информации в биосфере ученые ис-
пользовали соотношение числа водных и наземных видов организмов. Получились такие результаты.
После выхода в девонском периоде первых растений, а затем и животных на сушу, лишь 10 % из них
оказались способными эволюционировать в сложных условиях наземных экосистем. Эта малая часть
видов за неполные 400 млн лет эволюционировала с образованием удивительного разнообразия ви-
дов. Современное соотношение наземных и водных животных составляет поэтому 93:7, а очень близ-
кое в царстве растений – 92:8. Подобное доминирование наземных видов – результат ускорения тем-
пов эволюции генетической информации на суше. Отсюда изменение информационной емкости био-
сферы – один из главных факторов ее эволюции.
Увеличение информации биосферы выражается в возрастании разнообразия органических
форм и структурированности биосферы. Это вызывало, даже с учетом глобальных экологических
кризисов в геологической истории биосферы, увеличение типов геохимических барьеров, что способ-
ствовало изменению значений кларков биогенных элементов и развитию дифференцированности фи-
зико-географического строения биосферы и т. п. В целом информационный подход к эволюции био-
сферы позволяет выделить одну из основных тенденций этого процесса – повышение ее надежно-
сти и устойчивости за счет интегральных процессов дифференциации ее живого, биокосного
и косного вещества.
Эволюция отдельных видов неотделима от прогрессивного развития всего живого, от «роста
запаса его информированности» в конкретных условиях их существования (Эволюционно-диффузи-
онная…, 2006). Это обеспечивалось за счет усложнения и расширения взаимодействий между живым
и неживым веществом в биосфере, вовлечением в биогеохимические процессы все новых и новых
материально-энергетических и информационных ресурсов.
Информативная функция живого все шире используется в геоэкологическом мониторинге
с целью рационального использования природных ресурсов и охраны природной среды. Тест-
объектами служат живые организмы – от простейших до самых высокоорганизованных животных,
включая человека.
Таким образом, экологические функции живого весьма разнообразны. Знание их представляет
интерес и научную основу на пути освоения и массового внедрения эколого-технологических произ-
водств во все отрасли жизнедеятельности для решения природно-ресурсных (биотехнологии добычи
и переработки полезных ископаемых, биотехнологии комплексной переработки промышленных от-
ходов, забалансовых и нетрадиционных полезных ископаемых, технологическая биоэнергетика, био-
гидрометаллургия, клеточная и генетическая инженерия, промышленная микробиология, строитель-
ная биотехнология, сельскохозяйственная биотехнология, космическая биотехнология, биотехноло-
гии пищевой промышленности и т. п.) и природоохранительных проблем (биотехнологии очистки от
самых различных загрязняющих веществ атмосферного воздуха, промышленных, городских стоков;
медицинские биотехнологии), от полетов к далеким звездам до сельского хозяйства и фармацевтиче-

93
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

ских продуктов (вакцины, терапевтические препараты, диагностические средства). Масштабы приме-


нения биотехнологических процессов ожидаются ошеломляющими.
Согласно прогнозам и расчетам многих специалистов ведущих западных фирм, ежегодный при-
рост продуктов биотехнологии, начиная с 1985 г., составляет около 7,5 %, и после 2000 г мировой ры-
нок объема продаж должен составлять 60–65 млрд долларов. Около 80 % от этой суммы придется на
традиционные продукты (фармация, кормовые добавки, сельское хозяйство, защита окружающей сре-
ды, экология, химия), а 20 % – на новые (приборы и оборудование, биотехника). Огромные средства,
порядка 15 млрд долларов в год (с ежегодным приростом 9 %), инвестируются уже сейчас в развитие
и масштабирование биотехнологических замкнутых и саморегулирующихся производственных циклов.

5.4. Природные механизмы и основные циклические процессы в биосфере

Понятие «биосфера», по мнению В.И. Вернадского, сформулировал Жан Батист Ламарк. В лек-
циях 1800-го года Ламарк отметил, что у «живых тел обнаруживаются все сложные неорганические
вещества, наблюдаемые в природе», и что в местах, не заселенных организмами, минералы весьма
однородны. Это объясняется тем, что животные и растения активно участвуют в формировании зем-
ной коры и ее поверхности.
Несколько позже в учебнике «Гидрогеология» Ламарк (1802) подробнее остановился на этих
идеях. Обсуждая проблему влияния живых организмов на земную кору, он сделал однозначный вы-
вод: «...сложные минеральные вещества всех видов, образующие внешнюю кору земного шара
и встречающиеся там в виде отдельных скоплений, рудных тел, параллельных пластов и т. д. и обра-
зующие низменности, холмы, долины и горы, являются исключительно продуктами животных и рас-
тений, которые существовали на этих участках поверхности земного шара» (цит. по: Петров, 1997,
с. 96). Даже граниты (кислые интрузивные горные породы) Земли, по его мнению, возникли при ак-
тивном участии организмов. Тем самым он дал яркое представление значения биосферы в истории
нашей планеты (Ламарк, 1935).
Концепция биосферы нашла свое дальнейшее развитие в трудах В.И. Вернадского, который
считал, что появление Жизни на Земле – это закономерное следствие процессов, идущих во Вселен-
ной: «...космические излучения вечны и непрерывно льют на Лик Земли мощный поток сил, придаю-
щий совершенно особый, новый характер частям планеты, граничащим с космическим пространст-
вом. Благодаря космическим излучениям биосфера получает во всем своем строении новые, необыч-
ные и неизвестные для земного вещества свойства. Вещество биосферы благодаря им проникнуто
энергией, оно становится активным, собирает и распределяет в биосфере полученную в форме излу-
чений энергию, превращает ее в конце концов в энергию, в земной среде свободную, способную про-
изводить работу... Твари земные являются созданием сложного космического процесса, необходимой
и закономерной частью стройного космического механизма, в котором, как мы знаем, нет случайно-
сти» (цит. по: Горшков, 1998, с. 26).
Таким образом, Жизнь не является случайным внешним явлением на земной поверхности, она
непосредственно связана с положением орбиты планеты Земля в Солнечной системе, с удаленностью
от Солнца – генератора Жизни, со строением земной коры, входит в ее механизм и в этом механизме
исполняет величайшей важности функции, без которых он не мог бы существовать.
Определение понятия «биосфера», выведенное Вернадским, как специфической геологической
оболочки стало важным теоретическим обобщением (см. гл. 2), позволившим отказаться от биологи-
ческого определения биосферы из-за потери им всякого смысла (но, тем не менее, по невежеству
встречающемуся до сих пор). Вместе с тем оно позволило синтезировать данные разных наук о роли
живого в геологических и геохимических процессах эволюции биосферы.
Все химические элементы, слагающие биосферу, находятся в состоянии постоянных кругово-
ротов. Живое вещество в основном состоит из элементов, образующих газовую и водную оболочку
планеты. Кислород, углерод и водород составляют в сумме 98,5 %. Однако эти элементы содержатся
в гидросфере и атмосфере в иных отношениях. Кислорода в живом веществе (70 %) значительно
больше, чем в воздушной атмосфере (23 %). Содержание же основного газа атмосферы – азота в жи-

94
Глава 5. Основные механизмы и процессы, управляющие системой Земля

вом веществе всего 0,3 %. Преобладающая часть живого вещества состоит из воды: количество
воды в растительности суши примерно 60 %, а в живом веществе моря – 80 %. После испарения из
живого вещества всей воды и дальнейшего сжигания органических соединений остаются неорганиче-
ские (зольные) элементы. Средняя зольность живого вещества составляет 5 % от массы сухого орга-
нического вещества. Суммарная масса зольных элементов во всех организмах планеты – 125 млрд т.
Масса наиболее распространённых химических элементов – кальция, азота и калия – достигает мил-
лиардов тонн, кремния, фосфора, серы, магния, хлора и натрия – сотен миллионов, алюминия
и железа – десятков миллионов тонн.
Разнообразие организмов отражает различия тех условий, в которых происходили жизнь и разви-
тие каждого вида растений и животных. Некоторые организмы являются широко распространёнными
и встречаются в различных климатических зонах и местообитаниях, другие же свойственны лишь уз-
ким географическим ареалам, наконец, третьи – бурно развиваются только на определённых террито-
риях различных рудных месторождений. Ещё с XVII века рудознатцы хранят профессиональные секре-
ты о растениях, в золе которых содержится аномальное количество (от 250 до 500 000 раз больше, чем
в золе всех растений) цинка, олова, меди, селена и т. п. На основе этого явления – способности расте-
ний поглощать рудообразующие металлы и создавать биогеохимические аномалии – в настоящее время
разработаны эффективные биогеохимические методы поисков рудных месторождений.
Принято считать, что между живым организмом и горной породой стоит непреодолимая стена.
Однако в природе имеется биокосный слой, или почва, которая занимает переходное положение ме-
жду живым и неживым. Именно в почве живые организмы и минеральные вещества составляют на-
столько совершенную систему, что она обеспечивает воспроизводство основной массы живого веще-
ства нашей планеты. Более того, в земной коре за время её геологического развития сформировались
многокилометровые толщи органогенных известняков и других осадочных пород, а также важней-
ших энергетических полезных ископаемых: месторождения бурых и каменных углей, нефти, газа,
горючих сланцев, торфяников, фосфоритов и т. п. На каждый гектар поверхности Земли в среднем
приходится по 200 тонн горючих ископаемых. Особенно масштабно накопление органического угле-
рода протекало в каменноугольном (270–320 млн лет назад) и палеогеновом (25–70 млн лет назад)
периодах. Однако главная масса органического углерода заключена всё же не в этих месторождени-
ях, а в повсеместно распространённых осадочных породах в виде небольших примесей гумусовых,
углистых и битумных веществ. С этих позиций литосфера – верхняя твёрдая оболочка планеты, яв-
ляющаяся минеральной основой жизни, по генезису оказывается продуктом сложного взаимодейст-
вия космических, эндогенных и экзогенных геологических процессов при активной деятельности жи-
вых организмов. Исследование геологической истории биосферы и прогнозирование её будущего те-
перь немыслимо без детального изучения геологии, тектогенеза и геохимии земной коры. Вместе
с тем до сих пор остаётся большой разрыв между геологией и экологией, который только в последнее
время заполняется новой наукой на этом стыке – геоэкологией. Однако на практике экологи ещё
очень редко пытаются учитывать роль геологических факторов в своей деятельности и прогнозах.
Восстановление таких городов, как Токио, Сан-Франциско, на тех же самых местах после катастро-
фических землетрясений или повторное заселение склонов вулканов после разрушительных изверже-
ний наглядно свидетельствуют о том, что чиновники не способны мыслить геологически и не желают
считаться с объективными научными прогнозами.
Различают абиотический, или большой геологический, круговорот и биогеохимические круго-
вороты вещества.

5.4.1. Абиотический круговорот вещества в биосфере

Абиотический круговорот выражается в подъеме минерального вещества, паров воды и газов


из глубин мантии Земли во внешние геосферы. Этот процесс наиболее активно проявляется в масси-
вах срединноокеанических хребтов, где происходят разрыв и раздвигание литосферных плит с фор-
мированием в них новой океанической коры базальтового состава, выплавляемой из астеносферы
(зоны спрединга). Возникающий прирост литосферы компенсируется за счет погружения участков
литосферы под островные дуги и активные континентальные окраины (зоны субдукции). В зонах

95
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

спрединга постоянно осуществляется обновление литосферы, а в зонах субдукции – ее поглощение


верхней мантией.
Таким образом, в зонах спрединга постоянно осуществляется обновление литосферы, а в зонах
субдукции – её поглощение верхней мантией. Легкие и легкоплавкие компоненты погруженных
в мантию океанических плит, а также затянутых туда осадков, дают начало андезитовому вулканиз-
му, продукты которого и образуют, собственно, континентальную кору, особенно рядом с океаниче-
скими впадинами (рис. 5.7).

Рис. 5.7. Схема спрединга и субдукции литосферных плит

Науки о Земле в последние десятилетия существовали практически изолированно. В частности,


учение о тектоно-магматических процессах в земной коре, по сути, никак не было связано с дисципли-
нами о развитии жизни на Земле, о геологической деятельности организмов. Теперь стало очевидным,
что весь геологический материал необходимо анализировать с позиций учения о экологической иерар-
хии геосфер, а также интерпретировать его с позиции геологической эволюции биосферы.
Длительная эволюция пространственно-замкнутых структур в рамках голографической модели
вещества обеспечивает условия квазистационарного минерагенеза, результатом которого могут быть
предельно дифференцированные и значительные по объёму мономинеральные или монофазные обра-
зования (залежи нефти, газа и т. п.). В случаях электронейтральности вещественных потоков векторное
поле представляет собой поле момента импульса, которое при значительных интенсивностях потока
вызывает различные эндогенные катастрофические явления (землетрясения, вулканизм), которые про-
воцируют аномальные перемещения масс в атмосфере и гидросфере (циклоны, смерчи и т. п.).
Реальность подобных моделей подтверждается известным круговоротом летучих и других хи-
мических элементов. Так, например, в результате жизнедеятельности организмов большие количест-
ва углерода изымаются из атмосферы, и при определённых условиях этот углерод выпадает в форме
карбонатных пород (известняков, доломитов, магнезитов) или залежей каменного угля и других энер-
гетических ресурсов. Одновременно огромные количества углекислого газа и углеводородов посту-
пают в атмосферу в ходе вулканических и тектоно-магматических процессов.
В земной коре происходит взаимодействие солнечной энергии с глубинной энергией планеты,
в результате чего осуществляется большой круговорот вещества. Вернадский считал, что наиболее
распространённые магматические породы – граниты представляют первично осадочные породы,
опустившиеся в ходе геологических процессов на достаточно большие глубины, где они подверглись

96
Глава 5. Основные механизмы и процессы, управляющие системой Земля

процессам переплавления. Этот механизм получил название «гранитизация», и он предполагает


привнос и активное участие глубинного вещества. Магматические, метаморфические и другие гор-
ные породы, достигая дневной поверхности в результате тектонических процессов, включаются
в биогеохимические циклы перемещения вещества на планете. Они дают исходный материал для но-
вых осадочных пород и минеральную основу для организмов.
Геологический круговорот вещества в биосфере имеет четко выраженные особенности. Во-
первых, он осуществляется на протяжении всей истории существования биосферы, т. е. почти
4 млрд лет. Во-вторых, он представляет собой современный планетарный процесс, играющий доми-
нирующую роль в дальнейшем существовании и развитии биосферы.
Гетерогенные многофазные массы неорганического вещества, перемещающиеся в процессе
абиотического круговорота, являются базовым фондом для биогеохимических круговоротов. Этот
фонд участвует в эволюции атмосферы в виде пыли, газов и аэрозолей, в воде – не только в виде чис-
тых молекул H2O, но и в виде растворенных химических элементов и их соединений, наконец, в ли-
тосфере – в виде минеральных и органоминеральных веществ, часть из которых находится в верхних
горизонтах и почвах. Все три геосферы, правда, в разной степени, участвуют в аккумуляции и депо-
нировании мигрирующих веществ.
В водах Мирового океана растворено 5⋅1016 т солей, что создаёт их среднюю солёность около
35 г/л (35 %). В составе солей больше всего хлоридов (88,64 %), затем сульфатов (10,80 %) и карбо-
натов (0,34 %). В водах океана растворено значительное количество газов. При условиях равновесия
с атмосферой в Мировом океане растворено 140⋅1012 т CO2, что в 60 раз больше его содержания в ат-
мосфере (2,6⋅1012 т), а кислорода – всего 8⋅1012 т, что в 130 раз меньше, чем в атмосфере. Морская во-
да имеет слабощелочную реакцию (рH = 7,5–8,5). Постоянство щёлочности – кислотности морской
воды во многом определяется количеством растворённых в ней карбонатов (рис. 5.8).

Рис. 5.8. Карбонатная система океана

Как видно из рис. 5.8, в морской воде функционирует следующая схема взаимодействия веществ:

CO2атм ⇔ H2O → H2CO3 → (HCO3 + Н) → (CO3 + H) → Ca + CO3 → CaCO3крист.

При недостатке CO2 бикарбонат превращается в карбонат и выпадает в осадок, а при избытке
CO2, наоборот, карбонат превращается в растворимый бикарбонат.
Фитопланктон при фотосинтезе поглощает углекислоту, поэтому в верхних слоях океана регу-
лярно наблюдается устойчивое во времени пересыщение вод карбонатом кальция в три раза и выше.
На глубине около 4 км за счёт избытка углекислоты в настоящее время происходит обратный процесс
растворения карбонатов. Однако предельная глубина отложения карбонатов в течение последних
50 млн лет изменялась в пределах 2–6 км.

97
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

5.4.2. Круговорот воды в биосфере

Круговорот воды на Земле осуществляется повсеместно и непрерывно. Вода – это основной


химический ингредиент живого и единственный компонент всей гидросферы, от океанических глу-
бин и поднимающихся ювенильных источников (из магмы), пластово-трещинных и пленочных вод
в горных породах до полярных шляп Арктики и Антарктики и нисходящей метеорной воды.
Гидросфера, занимающая среднее положение между атмосферой и литосферой, представляет со-
бой прерывистую оболочку, образованную пресной, соленой и твердой водой на поверхности Земли.
История изучения океанических бассейнов превышает 220 лет. За это время было выдвинуто
большое количество гипотез развития планеты Земля и образования океанов. Практически все они
обосновывались не столько фактами, которых было мало и они были из различных геоструктур,
сколько личными склонностями. В хронологическом ряду эти гипотезы выстраиваются в ряд:
– гипотеза сжимающейся Земли (контракции) Эли де Бомона (1852 г.). В 1840 г. в Швейцарских
Альпах обнаружены покровные надвиги или шарьяжи пород юры поверх эоценовых. Суть гипотезы:
внешняя, уже холодная оболочка, под ней еще горячие внутренние оболочки, а промежуточная меж-
ду ними зона охлаждалась и сжималась. Внешняя оболочка вынуждена была при этом сморщиваться
подобно кожуре на высохшем яблоке;
– гипотеза расширяющейся Земли (экспанзии), начало которой было в трудах М.В. Ломоносова
и Дж. Геттона. Она хорошо объясняет происхождение океанов как следствие расширения и растрес-
кивания земной коры из-за разуплотнения плотных структур минералов внутренних геосфер;
– пульсационная гипотеза (В.А. Обручев, М.А. Усов, 1926 г.), по сути, обобщающая первые две;
– гипотеза дрейфа континентов (Антуан Снайдер, 1858 г.);
– гипотеза тектоники плит (А. Вегенер, Г. Хесс, Р. Дитц и др.);
– гипотеза подкоровых конвективных течений (Д. Джоли,1924 г., А. Холмс, 1929 г. и др.)
о влиянии тепла радиоактивного распада на тектонические движения;
– гипотеза плюмов и горячих полей (Л.Л. Зейферт, 1991 г., Н.Л. Добрецов и А.Г. Кирдяшкин,
1994 г. и др.), располагающихся под районами современного вулканизма или вблизи них, под сре-
динно-океаническими хребтами на глубинах не менее 700 км;
– концепция фиксизма (М.М. Судо, 1981 г., В.В. Белоусов, В.В. Тихомиров и др.).
Обобщая все прогрессивные гипотезы, можно сделать вывод, что океаны образовались на месте
континентов в мезозойско-кайнозойский этап развития Земли. Этот вывод подтвержден на сегодня
результатами глубоководного бурения пород ложа океанов. Ретроспективный анализ геологической
истории океана показал, что возраст древнейших коренных пород и отложений на его дне, вероятно,
не превышает 200 млн лет, это ничтожно мало по сравнению с породами континентов, возраст кото-
рых достигает 3,7 млрд лет.
Глобальный круговорот воды состоит из океанского и материковых звеньев, взаимосвязанных
обменом водяного пара между океаном и сушей и стоком с суши в океан. Преобладающая часть вы-
падающих на сушу осадков испаряется, а остаток воды стекает в океан как в форме речного стока, так
и в виде стока подземных вод и отрыва или схода ледников в море. Почти третья часть вод суши
не имеет стока в океан, и реки заканчивают свой путь или в озерах, или исчезают как бы бесследно
в бессточных впадинах. С появлением жизни на Земле круговорот воды стал значительно сложнее,
так как к простому процессу физического испарения добавились более сложные явления, связанные
с жизнедеятельностью живых организмов.
Вода выпадает на поверхность Земли в виде осадков, образующихся из водяного пара атмосфе-
ры. Заметная часть осадков испаряется прямо с поверхности и возвращается обратно в атмосферу.
Другая часть проникает в почву, всасывается корнями растений и затем, пройдя через растения, ис-
паряется. Этот процесс биологического испарения называется транспирацией. Количество воды, вы-
деляющееся в результате транспирации, зависит от вида и площади растений, их биомассы, климати-
ческих факторов, времени года и других условий. У таких сообществ, как леса (с большой фитомас-
сой и листовой поверхностью) или болота (с водонасыщенной моховой поверхностью) объемы
транспирации почти сравнимы с испарением открытых водоемов (океана) и нередко превышают его.
В среднем для растительных сообществ умеренного климата транспирация составляет от 2000 до

98
Глава 5. Основные механизмы и процессы, управляющие системой Земля

6000 м3 воды в год. Растительный покров ландшафтов, особенно леса и болота, имеют огромное эко-
логическое (водоохранное и водорегулирующее) значение, они играют роль грандиозного испарите-
ля, существенно влияя на климат, способствуют удержанию влаги, препятствуют иссушению
и эрозии почв. К тому же роль антропогенных и техногенных факторов становится все более значи-
тельной в этом круговороте. Живые организмы примерно на 2/3 состоят из воды, потеря 10–20 % воды
приводит к гибели организмов, т. е. без воды нет жизни.
Вода – прекрасный и самый распространенный в биосфере растворитель. Абсолютно чистой,
дистиллированной воды в природе практически нет. Природные воды весьма разнообразны по соста-
ву и концентрациям химических компонентов и выполняют решающую роль в глобальных геологи-
ческих, геохимических и биогеохимических процессах. На чистые пресные воды приходится всего
2 % воды.
Основные факторы круговорота воды – тепловая энергия и сила тяжести (гравитация). Под
действием тепла происходят испарение, конденсация водяных паров и другие процессы, на которые
расходуется около 50 % всей солнечной энергии. Под влиянием силы тяжести – падение капель дож-
дя, течение рек, движение грунтовых и подземных вод. Два главных фактора часто действуют совме-
стно. На рис. 5.9 представлены два звена кругооборота воды: атмосферный и океанический. На сушу
переносится значительное количество влаги (40–43 тыс. км3), испаряемой в океане. Дефицит воды
в океане восполняется за счет речных вод и колоссальных запасов ювенильных подземных вод, со-
держащихся во внутренних геосферах планеты в связанном состоянии в виде гидросиликатов и вы-
свобождающихся при мощных геодинамических процессах, включающих в себя дегидратацию.
В целом в атмосферу поступает поэтому за счёт «безболезненного» испарения с поверхности океана
более 86 % влаги, а с суши – оставшиеся 14 %.

Рис. 5.9. Схема круговорота воды в биосфере

Особенности минерально-петрографического состава и геологического строения конкретных ре-


гионов существенно влияют на круговорот воды и на водный баланс территорий. Большую роль играют
подземные запасы пресных вод на глубинах от 30–40 до 150–200 м в водоносных песчаниках, а также
карстовые полости в карбонатных и гипсовых отложениях. При экологических исследованиях наиболее
тщательно должны изучаться почвенные воды, поскольку они связаны с биогенными процессами в го-
раздо большей мере, чем подземные воды.
Примечательно, что перемещение водных масс на планете происходит не в «холостую», оно
обеспечивает диспергацию, перенос и сортировку колоссальных объёмов минерального и органиче-
ского вещества (рис. 5.10). По своим масштабам – это планетарный процесс, благодаря которому
формируются крупные месторождения многих цветных, редких и благородных металлов, включая
золото, цирконий, титан, галлий и др., а также происходит ускоренное загрязнение техногенными
отходами. Последнее особенно ощутимо сейчас в промышленных городах.

99
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

Рис. 5.10. Замкнутость круговорота вещества континентов, поступающего в океан

Перенос в воде различных веществ происходит в различных формах, которые определяются


двумя группами факторов:
1. Физико-химическими свойствами самой воды – температурой, скоростью водного потока,
кислотно-щелочными свойствами (рH) и окислительно-восстановительным потенциалом (Eh), а так-
же соотношением последних двух параметров.
2. Химико-минералогическим составом, дисперсностью вовлекаемых в воду веществ и их
сорбционными свойствами, ионными потенциалами транспортируемых водой атомов химических
элементов.
С учётом отмеченных групп факторов выделяются следующие формы переноса вещества вод-
ными потоками:
– твёрдые частицы (от обломков до взвешенных частиц, например, глинистых минералов);
– ионные (истинные) растворы;
– молекулярные формы;
– комплексные соединения;
– хелатная форма (металлоорганические соединения);
– коллоидная форма растворов (золи) и др.
Погружающееся с поверхности океана вещество включает множество частиц с большой реак-
ционной поверхностью, как, например, частицы оксидов марганца и железа. Некоторые из них, по
всей вероятности, осаждаются из верхних слоев океана, а другие образуются при окислении восста-
новленного железа и марганца, диффундирующих из донных отложений, или, возможно, приносятся
горячими водами из области раздвигающихся срединно-океанических хребтов. Известно, что такие
соединения захватывают металлы. Самое яркое подтверждение этому – глубоководные железомар-
ганцевые конкреции на дне океанов, в которых содержится до 1 % никеля и меди, а также многие
другие металлы.
Другой важный пример связан с разделением в морской воде по химическим свойствам эле-
ментов – членов ряда радиоактивных превращений урана. Торий-230, образующийся при радиоак-
тивном распаде урана-238 в морской воде, захватывается осаждающимися частицами и отлагается на
дне океана. Такая «гидроочистка» настолько совершенна, что практически весь образующийся торий-
230 выводится из морской воды в донные отложения. То же самое, очевидно, можно ожидать и в сис-
темах с другими естественными и искусственными радионуклидами.
100
Глава 5. Основные механизмы и процессы, управляющие системой Земля

Систематические инструментальные наблюдения за ходом климата в глобальном масштабе ве-


дутся примерно с 1800 г. В процессе изучения донных отложений очень четко откартированы циклы
четвертичного оледенения в интервале последних двух млн лет. Эпоха последнего Великого оледе-
нения в этом ряду была в максимуме своего развития 18 000 лет назад. В это время изменения пре-
терпели все компоненты системы климата. Ледяные щиты покрыли огромные участки континентов
северного полушария, уровень океана понизился примерно на 100 м, а морские льды распространи-
лись в северном и южном полушариях на значительно большей площади, чем теперь.
Исследования современных характеристик океана и атмосферы показывают, что климатическая
система регулирует глобальный радиационный баланс в межледниковую фазу, которая длится какие-
то 10 000 лет.
Сравнительный анализ объёмов различных форм примесей в воде показывает, что масса веще-
ства, переносимого поверхностными водами в виде твёрдых обломков и взвешенных минеральных
частиц в целом значительно больше массы веществ, вовлекаемых в водные потоки в растворённом
состоянии. Однако в различных геоморфологических зонах суши наблюдаются существенные откло-
нения от этого правила. В преобладающих по протяжённости равнинных реках доминируют раство-
римые формы переноса. При переходе к горным широтам интенсивность обеих форм водной мигра-
ции увеличивается. В горах с отсутствием лесных покровов интенсивность миграции твёрдых взвесей
обгоняет рост переноса растворимых форм.
Водный поток – мощный природный механизм сортировки транспортируемого материала. Круп-
ные обломки и глыбы, имеющие состав исходных пород, переносятся способом волочения по дну русла
недалеко, а мелкие частицы находятся в воде во взвешенном состоянии и транспортируются на тысячи
километров. В уширенных местах речных долин, где заметно падает скорость водного потока, мелко-
дисперсные частицы (0,1–1,0 мм) начинают осаждаться и формируют крупные скопления песков.
В этих песках резко возрастает содержание кремния по сравнению с другими наиболее распространён-
ными элементами земной коры, т. е. литофильными элементами. В глинистых осадках доминируют
среди литофильных элементов алюминий и железо. Водная сортировка минералов захватывает не толь-
ко главные химические элементы, но и те, которые находятся в состоянии рассеяния и представляют
материал для потенциальных месторождений. Как правило, в кварцевых слоях подобных рассеянных
металлов значительно меньше, чем в глинистых. Поэтому тонкие взвеси глинистых веществ играют
в миграции и концентрации рассеянных химических элементов не меньшую роль, чем коллоидные
формы, переносящие сорбированные катионы металлов. Многие элементы во взвесях содержатся
в большем количестве, чем в растворимых формах. Среди рассеянных металлов это ванадий, никель,
кобальт, галлий, свинец. Концентрации этих металлов в глинистых отложениях в 3–4 раза превышают
их содержание в песчаных слоях. Этим же объясняется тот факт, что в глинистых осадках концентри-
руется в 2 раза больше, чем в песчаных, меди, марганца и других рассеянных металлов.
Вместе с тем некоторые металлы во взвесях содержатся в меньших количествах, чем
в растворённом состоянии. Преобладание истинно растворимых форм типично для ртути, цинка и его
спутника – кадмия.
Среднее содержание тонкодисперсных взвешенных частиц в реках планеты (мутность воды)
составляет 0,51 г/л. Ежегодно все реки выносят в океаны 37 тыс. км3 воды и 18,9 млрд т тонких мине-
ральных частиц. Считается, что эта огромная масса взвешенного вещества содержит такое количест-
во металлов, которое во много раз превышает их растворимые формы. Хотя масса химического эле-
мента, находящегося в растворённом состоянии в воде, не зависит от его содержания в размываемой
горной породе, химический состав вод разных континентов имеет общие особенности. Среди анио-
нов в водах рек преобладают гидрокарбонат (HCO3), сульфат-анион (SO4) и хлор. Скачок концентра-
ций нитрат-аниона в речных водах Европы и Северной Америки связан с техногенным загрязнением.
Наиболее распространёнными катионами речных вод являются кальций, натрий и магний с калием.
Среднее значение минерализации речных вод (суммы растворимых соединений) равно 120 мг/л.
В течение года воды рек выносят в Мировой океан 4,4 млрд т растворимых соединений. Кроме упо-
мянутых анионов и ионов, в большом количестве мигрируют металлы: железо (более 20 млн т в год,
столько выплавляет стали такая мощная страна как Франция), цинк (740 тыс. т), медь (260 тыс. т),
никель (74 тыс. т), свинец (37 тыс. т).

101
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

Ионы большей части химических элементов находятся в растворённом состоянии в сильно ки-
слой воде. Геохимическим барьером выпадения в осадок гидроксидов является изменение величины
рH. Так, например, ион Fe3+ осаждается в виде Fe(OH)3 при рH = 2,5, а ион Fe2+ в этих условиях ещё
устойчив в растворе, он выпадает в осадок в виде Fe(OH)2 только при рH = 5,5.
Для более точного определения условий и места осаждения растворимых гидроксидов изучают
совместно изменение кислотности-щёлочности (рH) и окислительно-восстановительного потенциала
(Eh). Например, в сильнокислых водах с рH около 4,0 ионы Fe2+ находятся в растворе при Eh около
0,4–0,5 вольта. Стоит только упасть кислотности и возрасти щёлочности (даже при сохранении вели-
чины Eh), эти ионы окисляются до ионов Fe3+ и выпадают в осадок.
При экологических исследованиях также большое значение имеет расшифровка условий ми-
грации и концентрации очень распространённых коллоидных и комплексных металлоорганических
соединений (хелатов), несущих в своём составе канцерогенные металлы. Дело в том, что коллоиды
способны осуществлять перенос сорбируемых тяжёлых металлов в условиях, невозможных даже для
сохранения свободных ионов. Поглощение металлов коллоидами тем интенсивнее, чем их больше
в системе. В виде металлоорганических соединений тяжёлые металлы находятся в растворе в значи-
тельно более широком диапазоне физико-химических условий водной среды, чем ионы металлов.
В связи с этим возрастает возможность миграции этих опасных для живых организмов соединений.
В реках нашей страны больше половины растворённых металлов, начиная с железа, марганца, нике-
ля, меди и т. п., находятся именно в форме коллоидов и металлоорганических комплексов. Содержа-
ние этих и других металлов в виде коллоидов и хелатов резко возрастает около городов, где поверх-
ностными стоками промываются золо-шлаковые отвалы и собирается большое количество жидких
отходов промышленности, сельского хозяйства и бытовой химии.

5.4.3. Биогеохимический круговорот вещества в биосфере

Биогеохимические круговороты вещества осуществляются живыми организмами под дейст-


вием солнечной энергии. На всём пути развития биоценозов и их сообществ движение энергии
и вещества практически совпадают. Однако энергия, получаемая от Солнца, связывается в процессе
фотосинтеза. Расходуясь затем в виде химической энергии, она превращается в тепло и, наконец,
теряется. Благодаря этому энергия, в отличие от вещества, в биотических циклах не передаётся по
замкнутому кругу.
Химические элементы и их соединения мигрируют по замкнутым циклам между биоценозом
и биотопом постоянно и бесчисленное число раз. Такие круговые движения химических элементов
называются биогеохимическими циклами («био» – относится к живым организмам, «гео» – к мине-
ральным фазам, почве, воздуху и воде в рамках биосферы).
Необходимые для жизни химические элементы и растворимые соли называют биогенными
(дающими жизнь) элементами, или питательными веществами. Среди биогенных элементов по их
роли выделяют две группы:
– макротрофные биогенные вещества;
– микротрофные биогенные вещества.
К макротрофным относятся, в основном, химические элементы, слагающие основу тканей жи-
вых организмов, – углерод, водород, кислород, азот, фосфор, калий, кальций, магний и сера. Микро-
трофные элементы включают в себя химические элементы и их соединения, также жизненно необхо-
димые для существования биоты. В отличие от макротрофов эти элементы функционируют в живых
организмах, как правило, в очень малых количествах. К ним относятся: железо, марганец, медь, цинк,
бор, натрий, молибден, хлор, ванадий и кобальт. Дефицит микроэлементов может сильно ограничи-
вать продуктивность, так же как и отсутствие структурообразующих макротрофных элементов.
Запасы биогенных элементов непостоянны. Это ещё одно их принципиальное отличие от энер-
гии Солнца. Процесс связывания биогенных элементов в виде живой биомассы соответственно сни-
жает их количество в абиотической среде экосистемы. Если бы растения и организмы, в конечном
счете, не разлагались, то запас биогенов давно бы исчерпался, и жизнь кончилась. Поэтому актив-
ность гетеротрофов представляет решающий фактор сохранения круговорота биогенных элементов

102
Глава 5. Основные механизмы и процессы, управляющие системой Земля

и образования биопродукции. Общая схема биогеохимического круговорота вещества в биосфере


представлена на рис. 5.11.

Энергия солнца Атмосфера

Продуценты
(растения)

Консументы Консументы Редуценты


1-го порядка 2-го порядка (микро-
(травоядные) (хищники) организмы)

Погибающие растения, умершие животные и т. д.

Почвы и водоемы Питательные


вещества, вода

Рис. 5.11. Биогеохимический цикл миграции веществ

Растительность почти сплошь, за исключением пустынь и ледяных территорий, покрывает по-


верхность суши. Разные растения избирательно поглощают из почвы необходимые химические эле-
менты. К осени посредством опада и увядания растения возвращают все элементы в почву, завершая
биотический круговорот. Культурные сельскохозяйственные растения, собираемые с полей, погло-
щают из почвы макротрофные, микротрофные элементы, которые вовлекаются в более масштабные
кругообороты. Восстановление плодородия почв обеспечивается использованием минеральных удоб-
рений. Массовое применение последних, обязательно содержащих азот, фосфор, калий и микротроф-
ные элементы, обеспечивает не простое восстановление плодородия, а даже увеличение урожайно-
сти. Например, сельскохозяйственные производители Западной Европы именно таким способом уве-
личили свои урожаи вдвое. Урожайность земель Нечерноземья при высоких дозах вносимых
минеральных удобрений возросла, по данным статистических ведомств, в 5 раз.
Специфика биогеохимического круговорота заключается в сопряженности, как правило, трех
последовательных, но взаимосвязанных процессов:
– формирование органического вещества в процессе жизнедеятельности;
– химическое разложение и разрушение погибшей органики;
– латеральное и радиальное перераспределение (миграция и концентрация ) конечных продуктов.
Начальный этап возникновения органического вещества обусловлен жизнедеятельностью про-
дуцентов и связан с фотосинтезом растений, т. е. с образованием органической массы из простых ми-
неральных веществ, воды. Этот синтез осуществляется под воздействием солнечной энергии. Допол-
нительно растения извлекают из почвы в растворенном виде кальций, калий, магний, серу, фосфор,
марганец, кремний, алюминий, медь, цинк и другие жизненно необходимые микроэлементы. Консу-
менты первого порядка, т. е. растительноядные животные, поглощают созданное органическое веще-
ство и вместе с пищей растительного происхождения усваивают необходимые для жизнедеятельно-
сти биогенные элементы. Консументы второго порядка – хищники – питаются преимущественно
предшественниками по трофической цепи, т. е. травоядными, и таким образом употребляют в пищу
органические вещества более сложного состава, включая белки, жиры, аминокислоты, а вместе с ни-
ми и необходимые для последующей жизнедеятельности микроэлементы. На заключительном этапе
трофических цепей вступают в действие редуценты (бактерии и грибы). Роль редуцентов (сапрофи-
тов) заключается в том, что эти микроорганизмы питаются мертвыми животными и растениями
(в отличие от паразитов, развивающихся на живых организмах). В результате происходит как бы

103
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

«аннигиляция» биогенного вещества на простые минеральные соединения, которые включаются


в геохимические процессы миграции, рассеяния и концентрации в почвах и опять оказываются дос-
тупными для усвоения растениями. Таким образом, начинается новый трофический цикл как исход-
ная часть нового биогеохимического кругооборота.
Трофические циклы, или биологические круговороты, различаются по продолжительности.
Имеют место сезонные, годовые, многолетние и вековые круговороты, особенно связанные с сукцес-
сионными процессами. Однако наибольшее внимание привлекает годовой ритм, обусловленный го-
дичной динамикой развития растительного покрова.
Продолжительность круговоротов макро- и микротрофных веществ в различных системах
чрезвычайно различна. Установлено, что полный оборот углекислого газа в атмосфере через фото-
синтез составляет около 300 лет, кислорода атмосферы как продукта того же фотосинтеза –
2000–2500 лет, азота атмосферы через биологическую фиксацию и фотохимическим путем – пример-
но 100 млн лет, а воды через испарение – около 1 млн лет.
Циркуляция биогенных элементов обычно сопровождается их химическими превращениями.
Нитратный азот, например, может превращаться в белковый, далее – переходить в мочевину или ам-
миак, а затем вновь под действием микроорганизмов синтезироваться в нитратную форму. В процес-
сах денитрификации и концентрации азота принимают участие три группы механизмов – биологиче-
ские, химические и биохимические.
Общее количество химических веществ, вовлекаемых в биотические круговороты, очень боль-
шое. Оно не только не уступает, но заметно превышает миграцию в водной среде. За 1 год вся расти-
тельность суши поглощает 2,6 млрд т азота и 2,8 млрд т зольных элементов. В биомассе фитопланк-
тона Мирового океана этих элементов примерно в тысячи раз меньше. Однако благодаря более час-
тому воспроизводству организмов планктона, в них аккумулируется, в целом, больше элементов, чем
на суше: азота – 2,7 млрд т, зольных элементов – 12,3 млрд т.
Среди этого огромного количества веществ к основным относится очень небольшая часть,
а именно те, которые оказывают наибольшее воздействие на внешние геосферы. Это оксиды углерода,
азота, серы (главные загрязнители атмосферы) и фосфор (основной загрязнитель водных бассейнов).
В отличие от природных катастроф (землетрясения, цунами, вулканизм и т. п.) и техногенных
(аварии на АЭС, химических заводах, нефтепроводах и т. п.) существуют и медленно развивающиеся
процессы. Медленность развития не уменьшает их опасность. Общество не мобилизуется на немед-
ленные противодействия, надеясь «на авось», несмотря на реальность роста специфических заболе-
ваний, повышение кислотности дождей, снижение урожайности почв и генетическую патологию.
По имеющимся данным, количество произведенных и находящихся в окружающей нас среде
(атмосфера, вода, почва) только токсичных хлорорганических химических веществ достаточно для
уничтожения всех аэробных (потребляющих кислород) организмов, совсем малую долю которых и по
численности, и по массе составляет человечество (Коломиец, 1991).
Процессы круговорота начинаются в конкретных экосистемах, но в полном виде токсикация
планеты происходит многими органическими и неорганическими веществами в рамках биогеохими-
ческих циклов, которые реализуются на уровне биосферы в целом.
К неорганическим относятся 22 радионуклида, начиная с урана, и еще 13 металлов – As, Ag, Al,
Ba, Be, Cd, Cr, Hg, Pb, Sb, Se, Sn, Tl, токсичных во всех своих водо-, щелоче- и кислоторастворимых
соединениях. К этому списку присоединяются многие сотни тысяч органических веществ, преимуще-
ственно синтетического происхождения, образующиеся во все больших масштабах, в том числе и при
производстве энергии сжиганием ископаемых топлив, производствах химической, нефтехимической,
металлургической, целлюлозно-бумажной промышленности. Это вещества групп ПАУ (полиарома-
тические углеводороды), и в особенности диоксины.
Группа ПАУ объединяет десятки веществ, для которых характерно наличие в структуре трех
и более конденсированных бензольных колец (рис. 5.12): (бенз(а)пирен, холантрен, перилен, ди-
бенз(а)пирен, флуорантен и др.).
Они вместе с другими продуктами сгорания попадают в воздух, растения, воду и депонируются
в почве. Вокруг каждой ТЭС в радиусе нескольких километров поверхность почвы загрязнена ПАУ.
Но большая часть ПАУ уносится дальше в виде аэрозолей с сажей. Токсические свойства проявляют-

104
Глава 5. Основные механизмы и процессы, управляющие системой Земля

ся в подавлении популяций животных за счет гибели при рождении. Показано, что рост раковых за-
болеваний происходит и при ингаляции и при введении ПАУ с пищей, а также при контакте с кожей.
В атмосфере ПАУ довольно устойчивы. Их постепенная трансформация в иные структуры
происходит от воздействия озона (с образованием полиядерных хинонов) и диоксида азота с образо-
ванием новых соединений с характерной высокой мутагенной активностью. Из организма они выво-
дятся частично в неизмененном виде, частично окисляются. ПАУ – типичные экотоксины. Большая
сложность защиты от них связана с малостью концентраций этих веществ. Однако эта опасная ма-
лость несравнима с малостью концентраций суперэкотоксинов – веществ группы диоксинов.
Группа диоксинов объединяет сотни веществ, каждое из которых содержит специфическую ге-
тероциклическую структуру с атомами хлора в качестве заместителей (рис. 5.13): полихлордибензо-
диоксины – ПХДД; полихлордибензофураны – ПХДХ; полихлорбифенилы – ХБФ; 2, 3, 7, 8-тетра-
хлордибензодиоксин – ТХДД и др.

Рис. 5.12. Химические структуры веществ группы полиаро- Рис. 5.13. Обобщенные структуры диоксинов
матических углеводородов

Диоксины – наиболее токсичные из всех синтетических веществ и к тому же с ярко выражен-


ной политоксичностью. Воздействие диоксинов на организм выражается в онкологических заболева-
ниях, гибели плодов в матке, рождении детей с психическими и физическими уродствами, в потере
иммунитета и т. п. Вызывает особые опасения состояние подрастающего поколения. По данным об-
следования, абсолютно здоровые школьники составляют не более 20 %, а в старших классах еще
меньше – 14 %. В несколько раз возросло количество врожденных уродств. Возрастает число случаев
спонтанного прекращения беременности. Получается, что генофонд страны заканчивается.
В организм человека основное количество диоксинов попадает с пищей, начиная с материнского
молока. Больше всего содержание диоксинов в жирных сортах мяса и рыбы, масле, сырах, изготовлен-
ных в экологически неблагоприятных урбанизированных зонах. Диоксины также загрязняют атмо-

105
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

сферный воздух и воду гидросферы. Наконец, диоксины имеют отношение к эффекту синергизма
(суммации), они легко вступают в химические взаимодействия со многими другими загрязнителями
с образованием вторичных токсикантов, более опасных, чем исходные вещества (рис. 5.14).

Рис. 5.14. Комбинации диоксинов и других токсикантов с эффектом синергизма

5.5. Круговорот основных биогенных элементов

Основой жизни биосферы является биотический круговорот вещества, химических элементов


и энергии в различных экосистемах и в биосфере в целом. С позиций иерархии геоструктур, основан-
ной на голографической модели вещества, предоставляется возможность наиболее полного и всесто-
роннего изучения механизмов, участвующих в поддержании равновесия в природе и обеспечиваю-
щих эволюцию организмов и среды их обитания в промежутках между мощными катастрофическими
явлениями. Последние имеют характер внезапных вспышек, пароксизмов обычно природного (паде-
ние громадных метеоритов, грандиозные явления вулканизма на поверхности планеты, грозные раз-
рушительные землетрясения, цунами, селевые потоки, оползни и т. п.), а в последее время и техно-
генного происхождения (глава 4). Катастрофические геологические процессы имеют определяющее
глобальное значение в становлении морфологии и общего облика нашей планеты, возникновении
жизни и, конечно, происхождении и эволюции человека.
Круговорот веществ подразумевает общую согласованность места, времени и скорости процес-
сов, идущих на всех уровнях, от популяции до глобальной биосферы. Подобную согласованность яв-
лений и механизмов в окружающей среде называют экологическим равновесием, которое по природе
является динамическим за счет проявления обратных связей между компонентами природных и при-
родно-техногенных экосистем.
В биогеохимическом круговороте участвуют (в разной степени) практически все химические
элементы и соединения. Роль наиболее значимых и важных элементов, которые определяют основные
параметры состава и свойств биосферы в процессе истории ее геологической эволюции, рассмотрим на
примере круговорота углерода, серы, азота и фосфора. У них очень разная динамика в истории разви-
тия внешних геосфер Земли, различная роль в эволюции атмосферы (от сугубо восстановительной до
азотно-кислородной), воды и самих организмов. И еще, именно они все более масштабно оказывают
негативное воздействие на геосферы в связи с хозяйственной деятельностью человека.
В биогеохимические циклы входят процессы окисления и восстановления (присоединения
и отнятия кислорода). Например, основные продукты питания растений – углекислый газ, нитраты
и сульфаты – восстанавливаются до углерода, азота и серы и после превращаются в органическую
массу растений. А животные, получая эти растения в процессе пищеварения, их окисляют с выделе-
нием углекислого газа, нитратов и сульфатов. На клеточном уровне, в различных частях живых кле-
ток одновременно происходят процессы окисления и восстановления, и клетки получают необходи-
мые вещества и энергию, которые образуются в результате этих процессов.

106
Глава 5. Основные механизмы и процессы, управляющие системой Земля

Круговорот углерода. Этот круговорот – один из важнейших круговоротов веществ в биосфере


(рис. 5.15). Изменения глобального масштаба круговорота углерода, вызванные антропогенной деятель-
ностью, приводят к неблагоприятным для биосферы последствиям. С процессом круговорота углерода
напрямую связаны содержание кислорода в атмосфере и его круговорот в биосфере, изменения климата
и погодных условий на земной поверхности и т. д.

Рис. 5.15. Биосферный круговорот углерода

Углерод участвует в большом и малом круговоротах вещества. Его соединения в биосфере по-
стоянно возникают, испытывают превращения и разлагаются. Основной путь миграции углерода – от
углекислого газа в атмосфере в живое вещество и из живого вещества в атмосферную углекислоту.
При этом часть углерода выходит из круговорота, растворяясь в гидросфере и осаждаясь в форме
карбонатных пород, а часть остается в почве.
В биологическом круговороте углерода выделяют три стадии. На первой стадии зеленые растения
поглощают углекислый газ из воздуха, создают органическое вещество, главной составной частью кото-
рого является углерод. В дальнейшем животные, питаясь растениями, из содержащихся в органическом
веществе соединений, в том числе соединений углерода, продуцируют другие соединения.
На конечной стадии после отмирания организмов растительного или животного происхожде-
ния их мертвые ткани разрушаются микроорганизмами, которые освобождают углерод. Он снова по-
падает в атмосферу в форме углекислого газа.
Кроме того, источником углерода является углекислый газ, поступающий в атмосферу при ды-
хании растений в темное время суток, выделяемый при дыхании животных и человека, а также по-
ступающий в атмосферу в результате вулканических извержений и при выветривании горных пород,
содержащих углерод в связанном виде.
Часть углерода накапливается в виде омертвевших органических веществ и там, где отсутству-
ют условия для их разложения, т. е. в восстановительных условиях. В этом случае органический уг-
лерод переходит в ископаемое состояние и накапливается в виде торфа, нефти и газа и в дальнейшем
перерабатывается в каменный уголь и горючие сланцы, а при метаморфизме переходит в графит
и шунгит (промежуточный продукт между аморфным углеродом и графитом).
Рассматривая глобальное преобразование органического углерода и интенсивное его захороне-
ние в болотах, пойменно-старичных условиях, лагунах, манграх, морских бассейнах и пресноводных
водоемах, надо признать, что данный процесс осуществлялся на Земле в период всей биологической
эволюции биосферы. Причем этот процесс в течение длительного геологического времени протекал
с большой интенсивностью, но с различной скоростью. В геологическом прошлом, когда существо-
вала ландшафтно-климатическая обстановка, благоприятствующая развитию растительного покрова,
а в атмосфере концентрация углекислого газа почти на порядок превышала современную, избыток
органического углерода захоронялся в недрах Земли, образовав месторождения полезных ископае-

107
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

мых. Общая масса углерода, которая захоронена в форме горючих полезных ископаемых, оценивает-
ся более чем в 100 000 трлн т.
Современная растительность, включая водоросли, ежегодно продуцирует около 1,5 трлн т уг-
лерода. Согласно расчетам М.И. Будыко, весь запас углекислого газа в атмосфере, если бы он не во-
зобновлялся, был бы исчерпан растениями за восемь лет.
Кроме биосферы, углекислый газ продуцируется косными системами, в частности, вулканиче-
скими извержениями. Весьма существенным источником и потребителем углекислоты выступают
водные массы гидросферы. Углекислый газ представлен в ней в виде разбавленных растворов уголь-
ной кислоты и главным образом в форме гидрокарбонатов металлов. Существует глобальный обмен
между атмосферой и гидросферой не только энергией, но и веществом в форме газов. Повышение
концентрации и парциального давления СО2 в атмосфере, региональное или сезонное охлаждение
вод – все это сопровождается немедленным увеличением концентрации углекислого газа в воде
и растворов гидрокарбоната кальция за счет поступления из атмосферы избыточной углекислоты.
Известно, что многие гидробионты, поглощая углекислый кальций, строят свои скелеты, а по-
сле смерти формируют донные известковые отложения, в дальнейшем преобразуемые в процессе ли-
тогенеза в толщи органогенных известняков и мраморы. Осаждаясь, карбонаты кальция и магния свя-
зывают часть углекислого газа в форме известковых осадков на дне Мирового океана и пресновод-
ных водоемов, но при этом часть углекислоты вновь возвращается в атмосферу:
(Са, Mg)(НСО3)2 (Са, Mg)СО3 + Н2СО3

Н2О СО2
Между атмосферным углекислым газом и углекислым газом, растворенным в Мировом океане,
существует равновесие. Уменьшение углекислого газа в атмосфере неизбежно вызывает дегазацию
вод океана и приводит к поступлению углекислого газа в атмосферу. В качестве нарушителя равно-
весного процесса нередко выступает температурный фактор.
Постоянно действующим фактором поглощения углекислого газа из атмосферы, а также газов,
растворенных в водной среде, выступает фотосинтез в гидросфере. Причем этот процесс протекает
с соответствующим освобождением кислорода.
Таким образом, Мировой океан и атмосфера представляют собой единую систему, которая ре-
гулирует взаимное распределение диоксида углерода. Ряд исследователей считают, что в современ-
ную эпоху, несмотря на повышение концентрации углекислого газа в атмосфере, Мировой океан
продолжает эффективно выполнять функцию захвата и связывания избыточного количества углеки-
слого газа, переводя его в растворимые бикарбонаты и осаждая в виде карбоната кальция, а также
путем образования биомассы живого вещества с карбонатным скелетом.
Круговорот углерода продолжает контролировать содержание кислорода в атмосфере. При
этом общую массу кислорода М.И. Будыко и А.Б. Ронов оценивают в 1,2⋅106 млрд т. Общепланетар-
ный расход кислорода на сжигание органического топлива составляет около 15 млрд т ежегодно. Это
почти на порядок меньше, чем ежегодное поступление в атмосферу кислорода, освобожденного при
фотосинтезе (140–200 млрд т). Выделяемый кислород почти полностью используется при дыхании
организмов и минерализации отмершей органической массы, а также частично консервируется в ли-
тосфере в виде оксидов металлов и соединений.
На сжигание минерального топлива используется кислород, уже накопленный атмосферой,
и ежегодное его уменьшение составляет примерно одну десятитысячную часть его массы в атмосфе-
ре. Полное сжигание углеродного топлива уменьшает содержание кислорода в атмосфере только на
доли процента. Значительные изменения массы кислорода могут проявиться за очень длительные
промежутки времени, исчисляемые миллионами лет. Исходя из этого, считается, что наибольшую
опасность для биосферы представляет нарушение круговорота углерода.
В современную эпоху, в отличие от прошлых геологических периодов, поток углерода в атмо-
сферу увеличился за счет антропогенных и особенно техногенных выбросов, а растительность полно-
стью усвоить его оказалась не в состоянии. Вследствие этого снизилось самоочищение атмосферы от
оксида углерода (угарного газа).

108
Глава 5. Основные механизмы и процессы, управляющие системой Земля

Самоочищение воздуха от оксида углерода происходит в результате миграции СО в верхние


слои атмосферы, где в присутствии диоксида азота и озона он окисляется до СО2. Установлено, что
если бы прекратилось постоянное поступление в атмосферу техногенного оксида углерода, то она бы
очистилась от него в течение нескольких лет.
Круговорот азота. Азот, как и углерод, участвует в большом и малом круговоротах (рис. 5.16).
Источником азота в биологическом круговороте являются нитраты и нитриты, которые поглощаются
растениями из почвы и воды. У растений отсутствует возможность извлекать азот непосредственно
из атмосферы. Растительноядные животные создают из аминокислот растительных белков прото-
плазму своих клеток. Гнилостные бактерии переводят соединения азота в отмерших остатках расте-
ний и животных в аммиак. Затем нитрифицирующие бактерии превращают аммиак обратно в нитри-
ты и нитраты. Часть азота, благодаря денитрифицирующим бактериям, вновь поступает в атмосферу.
Если бы отсутствовал дополнительный источник пополнения запасов азота в почве, то произошло бы
азотное голодание растений и как следствие – разрушение биосферы, так как в процессе денитрифи-
кации свободный азот выводится из биологического цикла.

Рис. 5.16. Биогеохимический кругооборот азота в биосфере

Существуют два пути вовлечения азота атмосферы в биологический круговорот. Один из них
связан с атмосферными осадками, а второй – с биологической фиксацией азота прокариотными ор-
ганизмами.
В результате вулканических извержений, а также происходящих фотохимических реакций
и возникающего при грозовых разрядах и ионизации электрического окисления азота, в атмосфере
всегда присутствуют оксиды азота, которые вместе с атмосферными осадками попадают в почвенные
слои. Кроме того, в атмосферном воздухе всегда содержится аммиак. В нормальном состоянии он
составляет 0,02–0,04 мг/м3, но его количество возрастает при грозовых разрядах. Подсчитано, что
суммарное поступление азота в почву таким путем составляет 10–15 кг/га.
Биологическая фиксация азота связана с деятельностью прокариот. Они способны превращать
биологически бесполезный газообразный азот в соединения, необходимые для корневого питания
растений. Фиксация азота требует больших затрат энергии, которая расходуется в основном на раз-
рыв тройной связи в молекуле азота, чтобы затем с добавлением водорода из воды превратить ее
в две молекулы аммиака.

109
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

Азот фиксируется свободно живущими аэробными и анаэробными бактериями, некоторыми


сине-зелеными водорослями, симбиотическими клубеньковыми бактериями бобовых растений и дру-
гими микроорганизмами. Особенно активны клубеньковые бактерии бобовых культур. Общее коли-
чество азота, фиксированного ими, может достигать 350 кг/га, а это в 100 раз выше показателя у сво-
бодно живущих азотфиксирующих организмов.
Основная часть фиксированного азота почвы поглощается растениями, но часть его соединений
выносится в реки и поступает в водоемы, в том числе в моря. Больше всего солей аммония, нитратов
и нитритов находится в водах устьев рек и у берегов морей, в глубинных частях водоемов суши, куда
они поступают в процессе гниения органического вещества. Находящийся в поверхностных водах
азот потребляется растительными микроорганизмами. Потеря азота непрерывно восполняется посту-
плением его с суши, в результате постоянного перемешивания вод, выпадения аммиака из атмосферы
и разложения остатков растений и животных в поверхностных частях водоемов.
Антропогенные нарушения круговорота азота в биосфере связаны со сжиганием минерального
топлива в наземном и воздушном транспорте, на тепловых электростанциях и с производством азот-
ных удобрений. Поступление в атмосферу азота антропогенного происхождения в 70-е гг. XX в. было
в 15 раз, а в 80-е годы – в 12 раз меньше, чем от естественных источников. Однако в связи с развити-
ем промышленности и транспорта количество техногенного азота в атмосфере имеет тенденцию
к увеличению.
При сжигании топлива в атмосферу поступает дополнительное количество оксидов азота, кото-
рые участвуют в фотохимических реакциях. Одна из таких реакций приводит к возникновению фото-
химического смога, содержащего формальдегид и другие токсичные компоненты.
Загрязнение стратосферы оксидами азота в результате полетов самолетов, космических и про-
стых ракет нарушает естественный круговорот азота и приводит к нарастающему разрушению озоно-
вого экрана. В тропосфере оксиды азота, контактируя с парами воды, образуют аэрозоли азотной ки-
слоты, которая вместе с аэрозолями серной кислоты выпадает в форме кислотных дождей. Сущест-
венные изменения в круговорот азота вносят производство и применение азотных удобрений.
В XX в. химический синтез азотных удобрений на основе связывания азота атмосферы стал главным
источником питания культурных растений. В мире ежегодно вносится в почву свыше 40 млн т азота
в виде минеральных удобрений. Кроме того, в почвенный покров и водные системы поступает труд-
но учитываемое количество азота с животноводческих комплексов и фермерских хозяйств.
Круговорот фосфора. Биологическое значение фосфора в жизнедеятельности организмов ис-
ключительно велико. Его соединения входят в состав нуклеиновых кислот, клеточных мембран, сис-
тем переноса энергии, в состав мозга и костной ткани. Содержание фосфора в тканях растений со-
ставляет 250–350, морских животных – 400–1800, наземных животных – 170–4400, бактерий – около
3000 мг на 100 г сухого вещества. Как и углерод, фосфор участвует в биологическом и геологическом
круговоротах вещества (рис. 5.17).
Резервуаром фосфора в биологическом круговороте служит литосфера, в частности, фосфорсо-
держащие горные породы, какими являются фосфориты, апатиты, нефелиновые сиениты. В процессе
выветривания соединения фосфора попадают в почвенный покров, выносятся поверхностными вода-
ми в конечные бассейны стока, где они или медленно оседают на дно и литифицируются, или рассеи-
ваются глубинными водами.
Из почвы фосфор извлекается растениями в виде растворимых фосфатов, которые поглоща-
ются с почвенными растворами и превращаются в ионы РО4~2. Скорость усвоения растениями фос-
фора зависит от кислотности почвенного раствора. В щелочной среде фосфаты кальция и натрия
практически нерастворимы, а в нейтральной – малорастворимы. По мере повышения кислотности
они превращаются в хорошо растворимую фосфорную кислоту. Находящийся в растительности
фосфор переходит к животным, потребляющим растительную пищу.
Органический фосфор, находящийся в растительном опаде, отмерших растительных
и животных остатках, в результате бактериальных преобразований в почве трансформируется в фос-
фаты. Воздействующие на них фосфаторазрушающие бактерии продолжают биологический кругово-
рот фосфора, переводя его в растворимую форму, которая, попадая в водную среду, принимает уча-
стие в геологическом круговороте.

110
Глава 5. Основные механизмы и процессы, управляющие системой Земля

Рис. 5.17. Круговорот фосфора в биосфере

Круговорот фосфора в биосфере не замкнут, так как часть его поступает в литосферу. Лишь не-
большое количество фосфора безвозвратно теряется при геологических процессах, а часть – аккуму-
лируется вместе с осадками. С речными стоками, согласно сделанным подсчетам, в Мировой океан
поступает ежегодно около 3–4 млн т фосфора, который исключается из круговорота.
В морях и океанах фосфор концентрируется в виде фосфатных конкреций, которые в процессе
седиментогенеза с течением времени превращаются в фосфориты. В зоне апвеллинга (подъема океа-
нических вод, богатых биогенными химическими элементами) фосфор вместе с другими биогенными
элементами и питательными веществами выносится на поверхность, и поэтому зоны апвеллинга не-
обычайно богаты организмами.
В почве и природных водах фосфор всегда находится в дефиците. Соотношение фосфора и азо-
та в природных водах составляет в среднем 1:23 (в реках и ручьях 1:28), в биомассе 1:16. Это опреде-
ленным образом тормозит биологическую продуктивность Земли. Хотя часть фосфора из Мирового
океана естественным путем возвращается на сушу птицами и с выловленной рыбой, общий объем
возврата фосфора явно меньше количества выноса его в гидросферу.
В течение XX в. в результате хозяйственной деятельности человека цепочка круговорота фос-
фора в биосфере оказалась нарушенной. Этому способствовали производство фосфорных удобрений
и широкое их применение в сельском хозяйстве, получение в промышленных масштабах различных
фосфорсодержащих препаратов, производство продовольствия и кормов, развитие рыбного промыс-
ла, добыча морских моллюсков и водорослей. Эти действия прямым образом отразились на кругово-

111
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

роте фосфора и привели к перераспределению содержания фосфатов на суше и в гидросфере. Наблю-


дается также крайне неравномерная концентрация фосфора на земной поверхности. Его больше
в местах развития сельского хозяйства, где происходит малообратимая аккумуляция органических
соединений фосфора. Эрозия почв, смыв удобрений, органических отходов и экскрементов поверх-
ностными водами, сбросы канализационных стоков приводят к сильнейшему фосфорному загрязне-
нию рек, озер и прибрежных областей Мирового океана. Происходит фосфатизация почв, рек, водо-
емов суши, прибрежных участков морей, особенно в области дельт, заливов и эстуариев.
Круговорот серы. Сера имеет важное биологическое значение, так как она входит в состав
аминокислот, белков и других сложных органических соединений. В пересчете на сухое вещество
в наземных растениях содержание серы составляет 0,3 %, у наземных животных – 0,5, в морских рас-
тениях – 1,2, у морских животных – до 2 %.
В большом геологическом круговороте сера переносится с океана на материки атмосферными
осадками и возвращается с речным стоком обратно в Мировой океан. Одновременно ее запасы по-
полняются за счет вулканической деятельности и при процессах выветривания (рис. 5.18).
Вулканы выбрасывают серу в виде триоксида (серного ангидрида SО3), диоксида (сернистого
газа SО2), сероводорода Н2S и элементарной серы. В литосфере имеются в большом количестве суль-
фиды различных металлов: железа, цинка, свинца, меди и др. В биосфере сульфидная сера с участием
многочисленных микроорганизмов окисляется до сульфатной серы SO4, которая находится в почве
и водоемах. В малом круговороте сульфаты поглощаются растениями. Растительноядные животные
получают необходимую для жизнедеятельности серу. В результате сложных превращений и видоиз-
менений при разрушении остатков организмов, растительного опада сера попадает в почвенные воды
и в илы водоемов суши, морей и океанов. При разрушении белков с участием микроорганизмов обра-
зуется сероводород, который в дальнейшем окисляется или до элементарной серы, или до сульфатов.
В первом случае формируются залежи чистой серы, а во втором – залежи гипса. При разрушении по-
следних во время добычи или выветривания сера вновь вовлекается в круговорот.

Рис. 5.18. Круговорот серы в биосфере

Сероводородное заражение вод Черного моря – это результат жизнедеятельности сероразла-


гающих бактерий в анаэробных условиях. Сероводород нередко возникает в пресноводных водоемах,
загрязненных промышленными стоками. На заключительном этапе геологического круговорота сера
выпадает в осадок в анаэробных условиях в присутствии железа и других металлов и медленно нака-
пливается в виде конкреций или тонкораспыленного вещества в земных недрах.
Промышленное загрязнение приводит к нарушению круговорота серы, так же как и других
биогенных элементов, участвующих в других круговоротах. Дополнительным поставщиком серы

112
Глава 5. Основные механизмы и процессы, управляющие системой Земля

в большой круговорот являются теплоэнергетические установки, которые при сжигании минерально-


го топлива выбрасывают сернистый газ.
Атмосфера Земли способна самоочищаться от сернистого ангидрида при выпадении атмосфер-
ных осадков: он преобразуется газовыми выделениями растительности или осаждается в форме
сульфатных аэрозолей.
Экологическая опасность сернистого ангидрида заключается в том, что при фотохимическом
окислении в присутствии диоксида азота и углеводородов сначала образуется серный ангидрид SО3,
который, соединяясь с водяными парами, превращается в аэрозоли серной кислоты Н2SО4. Продол-
жительность всего цикла от момента естественных или техногенных выбросов SО2 до удаления из
атмосферы паров серной кислоты составляет очень малый интервал времени – до 14 суток. Поэтому
с воздушными потоками аэрозоли серной кислоты разносятся на относительно незначительные рас-
стояния от источника выброса и выпадают в виде кислотных дождей.
Таким образом, круговорот веществ в природе:
1. Основной механизм, обеспечивающий развитие биосферы как целостной экосистемы и всех
слагающих ее компонентов, включая живые организмы и надорганизменные системы. Все химиче-
ские элементы периодической системы, существующие в геологической среде, обнаружены в живых
организмах, где они являются абсолютно необходимыми для нормальной жизнедеятельности орга-
низма. Этот неоспоримый факт доказывает существование единой системы Вселенной, или всеобще-
го единства человека и природы, частью которой он и сам является.
2. Существует два типа биогеохимических круговоротов: а) замкнутые круговороты газообраз-
ных веществ и б) частично незамкнутые с участием депонирующих и осадочных циклов. Круговороты
газообразных веществ заключаются в миграции питательных элементов от атмосферы и гидросферы
к живым организмам и обратно. Основными являются циклы углерода, кислорода, водорода и азота.
Депонирующие и осадочные циклы установлены для 36 элементов, начиная с фосфора, серы,
углерода. При недостатке биоты или избытке питательных элементов для аэробных процессов они
накапливаются в почве и осадочных отложениях в виде углеводородных энергетических полезных
ископаемых. Тогда период циклов возрастает в миллионы раз.
Сами круговороты определяются космическими факторами (положением планеты Земля в Сол-
нечной системе, соотношением корпускулярной энергии и электромагнитного излучения Солнца, по-
лициклической активностью Солнца и т. п.) и внутренними, или земными, факторами (магнитным
полем Земли, защищающим биосферу от корпускулярной радиации, электромагнитными полями
в самом широком диапазоне частот, обеспечивающими существование атмосферы и всей жизни).
В общей экологии, особенно биологического направления, обычно совсем не учитывается этот гео-
экологический аспект, что приводит к не совсем объективным выводам о причинах эволюции био-
сферы и механизмах поддержания ее целостности.
Человек, вооруженный современной техникой, все более ощутимо вмешивается в естественный
круговорот, ускоряя или замедляя отдельные его звенья, что нарушает равновесие и выражается
в изменении климата, деградации качества экологических функций геологической среды и упадке
видового разнообразия жизни, что в целом соответствует понятию «badland».

5.6. Кислородный геохимический барьер и эволюция биосферы

Любая экосистема в процессе своей эволюции стремится к равновесному состоянию, которое


отличается тем, что все её физические параметры принимают практически постоянное значение,
а коэффициент полезного действия достигает максимума. В этих сложных динамических процессах
определяющую роль играет обмен и трансформация вещества при участии биогеохимических барье-
ров. Элементный состав геологической среды и элементный состав человека, способы распределения
и направления миграция элементов, их превращение и пути перехода в круговороте живой и косной
материи находятся в постоянной динамической взаимосвязи как единая система.
Вместе с тем среди 12 макроэлементов (H, O, N, C, P, S, K, Ca, Na, Mg, F, Cl), составляющих
99 % массы организма, ведущим является кислород, где его относительное содержание (70 %) – ано-

113
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

мально высокое по сравнению с земной корой (47 %). В каменных метеоритах среднее содержание
кислорода еще ниже – 35 %. Из геохимии известно, что природный кислород состоит из трех ста-
бильных изотопов: 16О-99,759, 17О-0,037, 18О-0,204%. Преобладающая часть кислорода связана с 16О,
который имеет максимально устойчивую замкнутую ядерную структуру. Согласно теории ядерного
синтеза, кислород возник в процессе гелиевого сгорания по реакции
12
С + 4Не → 16О.
По результатам определения изотопного состава кислорода в горных породах и метеоритах
не выявляется существенной разницы между изотопным составом кислорода объектов геологической
среды и метеоритного вещества.
Кислород в условиях геологической среды выступает как мощный окислитель и образует
максимальное число минеральных видов – свыше 1500. Он соединяется со всеми химическими эле-
ментами, кроме инертных газов, но преобладают окислы и соли кислородных кислот.
Окисление элементов сопровождается выделением тепла, т. е. это ярко выраженный экзотер-
мический процесс. Теплота образования реакций указывает на большую прочность связи кислорода
с другими элементами геологической среды. Кислород – ведущий химический элемент во внешних
геосферах Земли. Доминирующая часть кислорода химически связана с другими элементами. В гид-
росфере, где его доля равна 85,82 %, – с водородом. В литосфере – с кремнием, металлами и т. п.
в виде силикатов, а также в меньшей степени с окислами, карбонатами, сульфатами, фосфатами
и другими менее распространенными солями.
В свободном состоянии кислород находится только в атмосфере, занимая второе место после
азота. На долю химически связанного кислорода (в виде водяных паров) здесь приходится лишь
0,3 масс. %. Свободный кислород атмосферы выступает как необычайно активный геохимический фак-
тор в биосфере Земли. Его активность имеет два направления: 1) неорганическое и 2) биохимическое.
В рамках первого направления кислород выступает как мощный фактор выветривания. Процесс
включает окисление различных соединений: сульфидов в сульфаты, закисного железа в окисное, двух-
валентного марганца в четырехвалентный и т. п. Начало процессов окисления минералов и природных
газов, очевидно, предшествовало появлению первых живых организмов. Далее, с ростом количества
свободного кислорода в атмосфере, процессы окисления и выветривания приобрели глобальные мас-
штабы в геологической истории биосферы. А в реголите Луны, в бескислородной и разреженной атмо-
сфере, под воздействием солнечного протонного облучения накапливаются самородные формы метал-
лов (молибдена, железа, твердого раствора железа и олова), сульфид серебра, которые не встречаются
в свободном виде на Земле.
Биохимическая роль кислорода начинается с того, что он является биофилом, обеспечивает
дыхание огромного большинства организмов. Основной механизм формирования кислорода связан
с биохимическим круговоротом углерода. Процесс восстановления посредством реакции фотосинтеза
в зеленых растениях при участии хлорофилла за счет энергии Солнца приводит к образованию млн т
свободного кислорода:
свет + хлорофилл
CO2 + 2H2О СН2О + Н2О + О2 .
С началом фотосинтеза атмосфера приобрела постепенно нынешний азотно-кислородный со-
став, стала из сугубо восстановительной по-настоящему окислительной. В земной коре для химиче-
ских элементов устойчивой является минеральная форма. Для организмов элементы чаще доступны
в форме растворов и газовых смесей. Но после гибели растений и животных в геологической среде
происходит их разложение при участии различных микроорганизмов. Процессы заканчиваются фор-
мированием огромных минеральных залежей из карбонатов кальция и магния, диатомитов, железо-
марганцовых руд, фосфоритов, биогенной серы и т. п.
Свободный кислород также образуется при фотодиссоциации паров воды в верхней атмосфере:
2Н2О + hν = 2H2 + O2.
Этот вариант сейчас имеет второстепенное значение.

114
Глава 5. Основные механизмы и процессы, управляющие системой Земля

Организм человека состоит: на 60 % из воды, 34 % из органических и 6 % из неорганических


веществ. Установлено преобладание в организмах и в земной коре четных и легких элементов перио-
дической системы. Содержание химических элементов в организме человека: водорода – более 60 %,
кислорода – более 25 %, углерода – более 9 %, фосфора и серы 3 %, азота – более 1 %. Это основные
макроэлементы, они составляют основной пластический материал для тканей, обеспечивают в целом
свойства всей структурной среды организма. Также они отвечают за осмотическое давление, сохраняют
нужное кислотно-основное равновесие, обеспечивают гомеостаз коллоидных систем в организме.
Неорганические вещества организма состоят в основном из элементов: Ca, P, O, Na, Mg, S, B,
Cl, K, V, Mn, Fe, Co, Ni, Cu, Zn, Mo, Cr, Si, I, Se. Данные о количестве и биологической роли боль-
шинства элементов недостаточно выяснены, хотя их место в органах человека уже определено
и не является случайным. Многие из элементов представляют металлы, которые входят в ферменты –
биокатализаторы со сложными органическими молекулами. Так, марганец входит в состав 12 различ-
ных ферментов, медь – в 30, железо – в 70, цинк – уже более чем в 100 и т. п. Гомеостаз каждого из
этих элементов имеет верхние и нижние пределы содержания, а также прямые и обратные связи. Чем
тяжелее элемент, тем он более токсичен как при избытке, так и при недостатке в организме.
В геохимии, начиная с великолепных работ академика А.П. Виноградова, развивается про-
блема палеобиогеохимических провинций и роли окислительных барьеров в фанерозойской и четвер-
тичной геологической истории развития биосферы. Сейчас установлено более 30 элементов, с кото-
рыми связано образование биогеохимических провинций и эндемий. Среди них ведущую роль пред-
ставляют окислительные (кислородные) барьеры. В зоне аэрации такие барьеры возникают на
участках резкого повышения Еh водной среды – окислительно-восстановительного потенциала. И это
связано с избытком основного окислителя – свободного кислорода. На этих барьерах происходят
процессы окисления мигрирующих элементов. Элементы, окисленные формы которых теряют под-
вижность, выпадают из растворов в осадок и накапливаются на данном барьере.
Хорошо выраженные процессы с кислородным барьером возникают при выходе сероводо-
родных, глеевых вод в кислородную среду. Порой концентрации возникают при слиянии слабоокис-
лительных растворов с резкоокислительными.
В развитии биосферы роль окислительных барьеров и их масштаб закономерно менялись, про-
ходя через логический ряд бифуркаций. В течение очень большого интервала геологического време-
ни – от архея и раннего протерозоя – продуцируемый в гидросфере кислород практически не дости-
гал атмосферы. Считается, что первичная очень восстановительная морская вода была насыщена рас-
творенным закисным железом. Потому кислород работал в морской среде, окисляя железо, эти
соединения оседали на дно и дали начало раннепротерозойским железистым кварцитам. Эта бифур-
кация по своим масштабам считается гигантской. Когда воды оказались без железа, началось уско-
ренное поступление кислорода в биосферу. Здесь кислород расходовался уже на окисление атмо-
сферной серы, превращая ее в кислоту – H2SO4. Процесс сопровождался кислотными дождями, и вто-
рая бифуркация ознаменовала очищение атмосферы от сернистых соединений и накоплением в ней
свободного кислорода. В итоге примерно за 200 млн лет (кембрий – силур) произошло окончательное
формирование азотно-кислородной атмосферы, что способствовало расширению масштабов прояв-
ления кислородного барьера в различных палеобиохимических провинциях со специфическими со-
ставами флоры и фауны.

5.7. Роль живого вещества в функционировании системы Земля

Жизнь проявляет себя через живые организмы – сложнейшие биологические системы, наце-
ленные на самовоспроизводство и выживание. Для этой главной цели живые организмы, будучи от-
крытыми биологическими системами, получают вещество, энергию и информацию извне, т. е. из
абиотических компонентов биосферы. Неживые объекты биосферы и любой более мелкой экосисте-
мы, такие как вода, воздух и горные породы, обязательно несут на себе печать воздействия прошлой
или современной жизни. При этом они служат для живых организмов не только средой обитания, но
и источником химических элементов, необходимых для их устойчивого функционирования.

115
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

Все абиогенные и биогенные тела природы имеют «геохимический эквивалент»: те и другие


состоят из атомов – структурных единиц материи с индивидуальными химическими свойствами. Это
обстоятельство позволило В.И. Вернадскому сформулировать ключевое понятие биогеохимии, кото-
рое отражает суть универсального взаимодействия в природе через понятие «живое вещество»: «Жи-
вые организмы являются функцией биосферы и теснейшим образом материально и энергетически
с ней связаны... Живые организмы представляют живое вещество, т. е. совокупность всех живых ор-
ганизмов, в данный момент существующих, численно выраженное в элементарном химическом со-
ставе, в весе, в энергии. Оно связано с окружающей средой биогенным током атомов: своим дыхани-
ем, питанием и размножением».
Движущей силой биогенных потоков атомов служит энергия Солнца, трансформированная рас-
тениями-продуцентами в энергию биохимических связей живого вещества, а также энергия гравита-
ции, перемещающая органические и неорганические соединения по рельефу от повышений к депрес-
сиям (латеральная миграция) и от поверхности в глубь почвы (радиальная миграция).
Такой переход химических элементов из окружающей среды в живые организмы и обратно
А.И. Перельман назвал БИКом – биогенным кругооборотом атомов – и это название (аббревиатура)
прочно закрепилось в современной научной терминологии. Без солнечной энергии, без воды, воздуха
и минеральных соединений Жизнь существовать не может. «Энергия Солнца движет по кругу плеяды
химических элементов, которые то сцепляются в гроздья органических молекул, то рассыпаются
опять в неорганические вещества» (цит. по: Петров, 1997, с. 125).
Одной из важнейших задач геоэкологии является изучение биокосных, т. е. преобразованных
живым веществом неживых («косных», по терминологии В.И. Вернадского) тел и систем природы,
их экологических функций по обеспечению устойчивого воспроизводства Жизни в биосфере.
Еще в ХIХ в. геологи установили биосферные ритмы и внезапные вымирания крупных групп
растений и животных на границах геологических периодов. Так, в истории осадконакопления перио-
дически изменялось соотношение суши и моря, происходило чередование геократических (в услови-
ях суши) и талассократических (в морских условиях) эпох. Приблизительно в тех же временных пре-
делах чередовались эпохи оледенения и безледникового климата. Однако уровень науки, в частности
филогенетических исследований того времени, не позволял объективно оценить значимость этих
фактов макроэволюции, которые изучались в основном в додарвинских концепциях эволюции. Сей-
час, после 50 лет космонавтики, доказано, что эта периодичность коррелирует с волновой ритмикой
активности Солнца, которая определяет ритмику геологических и климатических событий, а послед-
ние лимитируют колебания глобальной биомассы и ее распределение по поверхности Земли. Био-
сферное значение этих ритмических процессов невозможно переоценить.
Известно, что Ч. Дарвин писал об ускорении эволюционных процессов в связи с колебаниями
уровня моря. Значительно позже было доказано, что при сокращении суши (до 40 % в меловом пе-
риоде) произошло почти адекватное сокращение всей биомассы, а вероятное возрастание морской
биоты не компенсирует утрату континентальной.
Поскольку биомасса служит одним из основных стоков и потребителей СО2, содержание по-
следней существенно возрастает и начинается глобальное потепление. А этот процесс способствует
увеличению продуктивности растительности, т. к. при удвоении атмосферной СО2 ожидается 10-про-
центное увеличение урожайности. Об этом, в частности, свидетельствует гигантизм консументов –
растительноядных животных (ператопсиды, гадрозавры, индрикотерии и пр.). Потепление также ус-
коряет химическое выветривание горных пород на суше, а интенсивное поступление его продуктов
в океан дает вспышку продуктивности морской биоты.
Как утверждал В.И. Вернадский, «если количество живого вещества теряется перед косной
и биокосной массами биосферы, то биогенные породы (т. е. созданные живым веществом) составля-
ют огромную часть ее массы, идут далеко за пределы биосферы. Учитывая явления метаморфизма,
они превращаются, теряя всякие следы жизни, в гранитную оболочку, выходят из биоты. Гранитная
оболочка Земли есть область былых биосфер» (цит. по: Горшков, 1998, с. 98). Предположение
В.И. Вернадского нашло свое дальнейшее развитие в ряде работ российских ученых (А.В. Сидоренко,
В.М. Синицын, Н.В. Белов, В.И. Лебедев, А.И. Перельман и др.), обосновавших биогенно-динами-
ческую природу гранитного слоя континентальной литосферы. «Материки нельзя считать простым

116
Глава 5. Основные механизмы и процессы, управляющие системой Земля

скоплением “твердых отходов” биосферы. Благодаря работе планетарной биоты на протяжении всей
геологической истории в литосферу поступают продукты биогеохимической переработки, которые
не только богаты аккумулированной солнечной энергией, но и характеризуются специфическим хи-
мическим составом. Это вещественно-энергетическое воздействие живой природы на косную мате-
рию... специфицирует ход процессов глубинного звена большого геологического круговорота. Тем
самым идет информация из биосферы в глубины Земли, что приводит к их отклику, позитивно
влияющему на развитие оболочки жизни» (Горшков, 1998, с. 98).
Чтобы наглядно сопоставить массу живого вещества с массами геосфер планеты, американский
ученый-геохимик В.М. Гольдшмидт сравнил живое вещество с массой почтовой марки, плавающей
в воде – «условной» гидросфере массой в 1 фунт, налитой в каменную чашу массой в 13 фунтов, сим-
волизирующую земную литосферу, на дне которой лежит медная монета с массой «условной» атмо-
сферы. Однако такая «почтовая марка» смогла весомо заявить о себе через воспроизводство биомас-
сы. Принимая во внимание время выхода растений на сушу в фанерозое за нулевую точку отсчета,
можно оценить абсолютное производство биомассы наземными растениями без учета ее ежегодной
деструкции (разложения) за этот расчетный период: 180 млрд т (115 млрд т) ⋅ 6⋅108лет =
= 180 (115) 109т ⋅ 6⋅108 лет – 108 (69) 1018 т∗. (Для справки: масса литосферы равна 670⋅1018 т, масса
атмосферы – 0,005⋅1018 т, масса гидросферы – 1,41⋅1018 т). Как следует из расчета, живое вещество
в условиях такого «непрерывного воспроизводства» вполне сопоставимо с массой литосферы
и в сотни и тысячи раз превышает массы водной и газовой оболочек планеты.
Биогенный круговорот атомов (БИК), действуя непрерывно с момента появления Жизни на
Земле около 4,0–4,2 млрд лет назад, объединил вещество трех земных оболочек в глобальную экоси-
стему – биосферу, или экосферу, включающую современную биосферу и «былые биосферы», несу-
щие информацию о живом веществе прошлых геологических эпох. Ведущая роль в этом взаимодей-
ствии принадлежит Жизни. Органический мир в целом, а не отдельные группы растений и животных,
детерминирует основные параметры биосферы. Поэтому необходимы не частные, а интегральные
характеристики для оценки результатов взаимодействия эволюционизирующей биостромы с косным
веществом биосферы.
В общих чертах такой подход был намечен В.И. Вернадским, который стремился найти харак-
теристики, связывающие эволюцию органического мира с общим строением и энергетикой биосфе-
ры. Эта связь наиболее ярко проявляется в изменении геохимического строения внешних геосфер
биосферы, ее общей биомассы и биопродуктивности, энергетики, информационной «емкости», нако-
нец, общепланетарного биотического круговорота. Вернадский сформулировал три биогеохимиче-
ских закона (принципа), в которых, по существу, выражены фундаментальные закономерности, ле-
жащие в основе эволюции органического мира:
– закон биогенной миграции атомов;
– принцип эволюции видов в геологическом времени;
– закон физико-химического единства живого вещества.
Эти законы играют важную роль в изучении биотических и биогенных факторов при миграции
и концентрации химических элементов во всех компонентах биосферы.
Самая верхняя геосфера Земли – атмосфера является продуктом жизни и экраном, защищаю-
щим жизнь от воздействия Космоса. Она же служит ресурсом газов, необходимых для жизни. Пере-
ход от первичной восстановительной атмосферы к кислородной был центральным процессом в гео-
химической эволюции биосферы. Он привел к грандиозным изменениям в гидросфере и литосфере.
Эволюция живого вызвала постепенное уменьшение кислотности вод и превращение их в щелочные.
Важнейшим моментом в истории биосферы был выход жизни из воды и переселение на сушу.
В результате было снято ограничение на вовлечение углекислого газа в биокруговорот, что привело
к значительному увеличению биомассы растительности.
Избыточные по отношению к биотическим круговоротам продукты жизнедеятельности орга-
низмов накапливались в депонирующих средах в виде почвы, осадочных пород (залежей рудного
и нерудного сырья), а в результате литогенеза сформировали залежи полезных ископаемых.


180 млрд т – ежегодная первичная продукция (нетто-продуктивность) для условий ненарушенной биосферы в пересчете на
сухое вещество. Цифра в скобках – то же в условиях антропогенной нагрузки на начало 1970-х гг. (Горшков, 1998; с. 62–63).

117
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

В геологической истории эволюции биосферы в целом закономерно происходит увеличение


биомассы живого вещества, возрастание энерго- и информационной емкости биосферы. Это, в свою
очередь, определяет эволюцию биотического круговорота и развитие общепланетарной оболочки
(биосферы), включающей организмы и косное вещество, охваченное и организованное деятельно-
стью живого вещества.
Изучение эволюции разнообразия жизни позволило выявить, что прогресс (часто отождеств-
ляемый с эволюцией) выражается в усилении доли «разумности» (закон Д. Дана о цефализации или
усложнении нервной системы и психической деятельности) и специализации. Специализация в ос-
новном необратима и с ней связано большинство предсказуемых изменений организмов для их все
более совершенного приспособления. В ходе прогрессивного развития организмы становятся все бо-
лее живучими, уменьшается вероятность их гибели от непредвиденных факторов. Вместе с тем мно-
гие считают специализацию эволюционным тупиком (закон Э. Копа – Ч. Депере об увеличении раз-
меров тела в процессе эволюции), и почти все утверждают, что она имеет предел.
Тем не менее оба фактора способствуют прогрессу жизни в сторону усложнения биогенной ми-
грации атомов в биосфере и порождению новых форм биогенной миграции, как это было с появлени-
ем насекомых, рыб, птиц, китообразных и пр. Например, если реки несут химические элементы
и минеральное вещество в моря и океан, то рыбоядные птицы обеспечили их обратное движение.
Организмы, называемые низшими, обладают почти неограниченными приспособительными
возможностями (толерантностью). Они в эволюционном плане гораздо долговечнее, чем появившие-
ся позднее более сложные организмы.
В биосфере непрерывно происходит отмирание, что означает обесценивание живой энергии за
счет роста энтропии. Прогресс, как в любой развивающейся системе, заключается в сокращении произ-
водства энтропии. Живая материя как раз отличается от косной способностью накапливать из окру-
жающей среды свободную энергию и преобразовывать ее так, чтобы противостоять росту энтропии.
Таким образом, формирование планетарной биосферы является итогом взаимодействия живых
организмов в процессе их эволюции с абиотическими компонентами биосферы (атмосферой, гидро-
сферой, почвами и горными породами).
Отсюда следует, что под биосферой (экосферой) можно понимать пространство (сферу), в ко-
тором действуют обратные связи между живым и косным веществом Земли. Компонентами глобаль-
ной экосистемы «выступают ее экологические подсистемы: суша и океан, тундра и пустыни, горы
и равнины и все другие подсистемы разных рангов вплоть до элементарных экосистем» (Добродеев,
Зубов, 1999). Экосистемы разного ранга, или, по В.И. Вернадскому, геохоры (от гр. «гео» – земля,
«хора» – пространство), от элементарного ландшафта до ландшафтной зоны, занимают определен-
ную геоэкологическую нишу в пределах биосферы. В современной геоэкологии это такое же фунда-
ментальное понятие, что и экологическая ниша в классической биоэкологии, которое означает
не только положение объекта в пространстве, но и его функциональную роль в экосистеме (Горбу-
нов, Черняго, 2004).
Итак, можно сделать вполне логичный вывод, что геоэкология – это наука о законах функцио-
нирования биосферы, ее геосфер и экосистем в условиях нарастающего антропогенного и техноген-
ного пресса на экосферу и их глобальных экологических функциях по обеспечению устойчивого вос-
производства Жизни в экосистемах разного уровня. При этом геоэкология не поглощает классиче-
скую экологию или биоэкологию, как начинают проявлять беспокойство некоторые представители
этих направлений, а использует их результаты при восстановлении динамики геологической истории
биосферы, т. е. непосредственно для своего предмета изучения.
Cогласно Э.Г. Коломиецу, «организация зонального геопространства тесно связана с террито-
риальным распределением и соотношением экологических ниш гео(эко)систем (Коломиец, 1998).
В ландшафтной экологии вполне допустимо применять два из трех известных аспектов экологической
ниши: 1) пространственный, близкий к понятию местообитания и сводимый так или иначе к типу ме-
стоположения (на микро-, мезо- и макроуровнях ландшафтных систем); 2) ресурсный, или параметри-
ческий, определяемый положением объекта относительно градиентов того или иного вещественно-
энергетического фактора (температуры, влажности, физико-химических свойств почвы и т. п.). Оба ас-
пекта в своей совокупности характеризуют нишу как некоторое пространство жизненно важных факто-

118
Глава 5. Основные механизмы и процессы, управляющие системой Земля

ров среды». Итак, геоэкологическая ниша – это совокупность литологических, геотектонических и гид-
ротермических факторов, определяющих пространственное положение экосистемы и геохоры любого
ранга, начиная с элементарного ландшафта, и ее функциональную роль в биосфере.
В геоэкологии успешно работают несколько таких геоэкологических ниш: климатическая клас-
сификация почв Р. Ланге, климатическая классификация продуцентов (геоботаническая зональность)
А.А. Григорьева и М.И. Будыко.
Совокупность этих двух классификаций позволяет достаточно объективно и наиболее полно оп-
ределить жизненные формы основных видов растений-эдификаторов и соответствующие им типы
почв и процессы выветривания. Например, в аридном климате по мере увеличения среднегодовой тем-
пературы (или радиационного баланса) согласно графику геоботанической зональности происходит
последовательная смена лесных биоценозов от таежных до влажных экваториальных и тропических
лесов. Одновременно в этом ряду происходит смена почв: болотные почвы – черноземы – буроземы –
сероземы – солончаки – латеритные почвы.
К числу важнейших задач геоэкологии относится также изучение емкости и динамики глобаль-
ных циклов биогенных элементов в экосфере и выявление глобальных геоэкологических функций гео-
хор по поддержанию БИК на нашей планете. Жизнь контролирует глобальные циклы главных биоген-
ных элементов в биосфере, таких как углерод, кислород, водород, азот, сера и фосфор. На нисходящей
ветви БИК гроздья органических молекул, воплощенные в конкретные жизненные формы растений,
распадаются до простых минеральных соединений. Если зольных элементов в разлагающемся опаде
много, и они преобладают над органическими кислотами, то рН почвенных растворов будет щелочным,
если зольность опада мала, то реакция жидкой фазы почв будет кислой. Таков в общих чертах меха-
низм поддержания щелочно-кислотного равновесия в почвах. Окислительно-восстановительную обста-
новку в них контролирует кислород, образующийся в ходе фотосинтеза, на восходящей ветви БИК.
Таким образом, Жизнь формирует щелочно-кислотную и окислительно-восстановительную об-
становки окружающей среды и этим существенно предопределяет миграционную способность одних
химических элементов вовлекаться в глобальные биогеохимические циклы, а других – формировать
аномальные концентрации. Например, таежные геобиоценозы с оптимальными условиями для консер-
вации органического вещества, а с ним и атмосферной СО2 в виде древесины, напочвенных подстилок,
залежей торфа и озерных осадков выполняют глобальную функцию экологического буфера, ослаб-
ляющего колебания концентрации СО2, а следовательно, и парникового эффекта атмосферы.
В настоящее время эта функция таежного пояса тормозит быстрое разогревание атмосферы в результа-
те накопления техногенной СО2. Располагаясь по периферии полярного пояса, тайга при возможном
сильном охлаждении климата (оледенении) будет сокращаться или даже исчезнет, что неоднократно
наблюдалось в четвертичное время. В результате вместо консервации СО2 начнется возврат ее в атмо-
сферу, что сначала препятствует дальнейшему охлаждению климата и распространению ледников,
а затем восстанавливает оптимальный термический режим, биомассу и площадь таежного пояса. Есть
основания считать, что этот экологический механизм защиты термического состояния биосферы Земли
неоднократно включался, в частности, в четвертичное время» (Добродеев и др., 1995).
В целом, геохору любого ранга можно представить как составную часть или структурно-
хронологический блок биосферы по трансформации и перераспределению солнечной энергии и ве-
щества с участием биоты в современной и «былых биосферах». Итогом этого является все разнообра-
зие жизненных форм растений и животных, придающих неповторимый облик нашей планете в обо-
зримой Вселенной.
Одновременно с циклическими колебаниями выявлены географические перераспределения
биомассы. Так, в геократические эпохи ледникового климата в низкоширотных зонах развиваются
влажные тропические леса, концентрирующие огромную биомассу. В талассократические безледни-
ковые эпохи тепло более равномерно распределяется по земной поверхности, нет влажных тропиче-
ских лесов, как нет и отчетливых аридных поясов. Зоны циклонических осадков смещаются в высо-
кие широты, вплоть до Арктики. Здесь развивается древесная растительность и основная биомасса.
Свидетельство высокой продуктивности арктических биомов мелового периода – гигантские уголь-
ные месторождения арктических островов, а также Аляски и Якутии, появление здесь динозавров
(Красилов, 2004).

119
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

В целом, в каждом этапе развития биосферы достигается некоторый минимум видового разно-
образия, которое достаточно для обеспечения устойчивости всей биосферы. Поскольку биологически
человек как вид живого также находится во всемирной «сети жизни», сохранение видов для него –
жизненная необходимость, а потому сохранение живой природы – это, прежде всего, «сохранение,
охрана человека» и полноценной среды, окружающей его.
Таким образом, на фоне биологического круговорота вещества потоки энергии однонаправле-
ны, первично аккумулированная в тканях продуцентов энергия постепенно рассеивается в виде тепла
на всех этапах трофических цепей. Однако одновременно осуществляется синтез вещества, что вы-
ражается в аккумуляции энергии в химических связях. Это в определенной степени препятствует не-
медленному рассеиванию энергии, действует как бы против второго закона термодинамики.

5.8. Социально-экономические факторы и геоэкология

В геологической истории биосферы история цивилизаций – это лишь один кадр, надо надеять-
ся, не последний, в длинной киноленте планеты Земля. Для геоэкологии он важен тем, что приобре-
тает масштабы глобальной катастрофы, соизмеримой с биосферной бифуркацией. Отсюда вытекает
актуальность озаглавленной темы. Дальнейшую судьбу и благополучие биосферы невозможно про-
гнозировать без учета социально-экономических факторов: численности населения, технологическо-
го уровня, степени и уровня потребления, технического прогресса.
Основой жизни на Земле является биотический круговорот вещества, химических элементов
и энергии в различных экосистемах и в биосфере в целом. С позиций иерархии геоструктур, основанной
на голографической модели вещества, представляется возможность наиболее полного и всестороннего
изучения механизмов, участвующих в поддержании равновесия в природе и обеспечивающих эволюцию
организмов и среды их обитания в промежутках между мощными катастрофическими явлениями.
Для образного представления об ускорении темпов эволюции жизни и наиболее зримого вос-
приятия истории Земли и цивилизаций, американский учёный Н. Калдер всю геологическую историю
планеты в 4,6 млрд лет приравнивает к продолжительности 1-го календарного года в 365 дней.
В принятом масштабе первый этап бурного развития органической жизни (палеозой) начинается
только 13 октября. Гоминиды появились к вечеру 31 декабря, а Homo saрiens – на исходе этого по-
следнего дня года в 23 ч 59 мин 59,91155 с. Этот масштабный метод наглядно убеждает, что техноге-
нез – явление, развивающееся на протяжении ничтожно малого мига геологической истории, подобно
мгновенной вспышке, катастрофическому взрыву.
В одной из своих последних работ известный учёный И.С. Шкловский сравнил интенсивность
продвижения человечества по пути к глобальной катастрофе со скоростью распространения мощной
ударной волны.
В своей хозяйственной деятельности человечество перемещает с одного места на другое до
10 000 км3 горных пород ежегодно. Это сравнимо с объёмами, перемещаемыми всеми рельефообра-
зующими природными процессами планеты. Объём промышленных отходов сегодня составляет уже
тысячи кубических километров. Искусственные водохранилища по площади и глубине достигли раз-
меров крупных естественных озёр. Мощные ядерные взрывы, проводимые в разных странах, по ко-
личеству выделяемой энергии – 1022 эрг соизмеримы с разрушительными сейсмическими толчками
магнитудой до 7,3.
Человеческая деятельность сама превратилась в геологическую стихию. Она накопила столь
значительные ресурсы энергии, что их неосмотрительное использование может привести к возникно-
вению непредвиденных процессов в развитии всей планеты.
Абстрагируясь от деталей, которым посвящены специальные горы томов, рассмотрим основ-
ные геоэкологические принципы и законы взаимодействия в системе «общество – природа».

5.8.1. Демографический фактор

Человечество осознало важность экологических проблем, когда масштабы и интенсивность ма-


териальной деятельности людей стали такими, что превысили потенциальные возможности биосфе-

120
Глава 5. Основные механизмы и процессы, управляющие системой Земля

ры. Наступил период поиска новых парадигм. Он закончился выработкой нового научного мировоз-
зрения, имеющего экологическое содержание.
Экология приобрела мировоззренческий характер. Поэтому многие, если не все без исключения
современные глобальные проблемы по сути экологические. Современный экологический кризис
не знает государственных границ, и он несводим к отношениям внутри человеческого общества. Эко-
логическая проблематика в последние годы стала в ряд главных политических приоритетов и приоб-
рела адекватное место в сфере образования.
Среди целого ряда причин нынешнего глобального экологического кризиса есть две основные,
существенно влияющие на баланс в системе «общество – природа»:
1) рост народонаселения;
2) технологический уровень.
Народонаселение представляется важнейшим геоэкологическим фактором. Вся история чело-
веческого общества связана с природопользованием. Едва возникнув в биосфере, человек вынужден
был в целях сохранения вида (затем повышения комфорта и благосостояния) обращаться к природе.
Каждому человеку для физиологического функционирования организма в среднем в год требуется
около 1 млн ккал энергии пищи.
В период 4500–2500 лет до н. э. численность населения удвоилась с 20 до 40 млн человек. До на-
чала новой эры время удвоения народонаселения медленно сокращалось до двух и более раз. С начала
промышленной революции, связанной с научными достижениями механики, время удвоения сократи-
лось в пять и более раз. А за последние сто лет население планеты росло по экспоненте и достигло пя-
тикратного увеличения – 6,0 млрд человек. Демографический взрыв пытаются приостановить (напри-
мер, в Китае), но в феврале 2005 г. на планете родился 6,5-миллионный житель. Грандиозный смысл
этих цифр лучше всего осознается таким образом. Ежегодно на планете появляется 85,0–88,0 млн но-
вых жителей, это почти 3 человека в каждую секунду. Каждый должен кушать. До сих пор биосфера
худо-бедно, но справлялась с этой задачей, а что будет дальше?
Городское и сельское население по-разному воздействует на природные ресурсы и окружающую
среду. Сейчас человечество производит около 8⋅1015 ккал, но эта энергия распределена крайне неравно-
мерно. Так, в городе потребление энергии на человека достигает 80 млн ккал в год, т. е. для всех хозяй-
ственных нужд человек тратит в 80 раз больше энергии, чем необходимо для его организма.
Очень важное значение имеет географический фактор расселения. Материки обладают различ-
ным геопотенциалом, на разных материках и в разных климатических зонах воздействие населения
на природную среду осуществляется с различной степенью интенсивности. Все страны мира отлича-
ются по экономическому потенциалу, который также определяет основные черты их взаимосвязи
с природными ресурсами. Установлена прямая зависимость между годовым потреблением энергии
в разных странах и доходом на душу населения, при этом развитые страны имеют преимущество
почти на порядок. Вместе с тем в мире голодает около 700 млн человек. В 90-е гг. ХХ в. от голода
умирало примерно 10 млн человек ежегодно. Наибольший вклад в эту печальную статистику вносят
развивающиеся страны, где рост населения опережает прирост производства продуктов питания.

5.8.2. Природные ресурсы, их классификация и потребление

Современное учение о природных ресурсах и полезных ископаемых представляется важной ча-


стью геоэкологии. Природные ресурсы – важнейшие компоненты биосферы и недр Земли в виде при-
родных объектов, явлений и разнообразных средств, используемых для обеспечения условий сущест-
вования людей, удовлетворения материальных, культурных, психофизиологических потребностей
и повышения качества жизни.
Жизнедеятельность органического мира и всей биосферы в целом невозможна без ресурсов ли-
тосферы, представленной неповторимым разнообразием минералов и горных пород, почвенного по-
крова, а также почвенных и грунтовых вод. Минералы и породы содержат макро- и микрофильные
элементы, жизненно необходимые для роста и развития биотического мира. Часть необходимых для
жизни элементов постоянно присутствует в почвах, воде, и еще одна часть находится в газообразном
состоянии в атмосфере приземного слоя.

121
А.В. Мананков. Геологическая среда и техносфера

Человек, его жизнь и хозяйственная деятельность также не могла бы состояться без ресурсов
геологической среды.
Под недрами понимается верхняя часть земной коры, в пределах которой осуществляется до-
быча полезных ископаемых.
Полезные ископаемые – природные минеральные (моно- и полиминеральные) и горючие обра-
зования, из которых могут быть извлечены ценные для различных отраслей сырьевые компоненты
(неорганические минеральные и органические природные соединения. Полезные ископаемые по сво-
ему составу делятся на металлические (рудные), неметаллические (силикаты, карбонаты, сульфаты,
оксиды, самородные) и углеводородные (горючие).
За один год человечество извлекает из недр планеты около 10 млрд т рудных, энергетических
полезных ископаемых и строительных материалов. По мере роста объемов добываемых ресурсов
и развития науки и технологий происходит вовлечение все новых видов традиционных и нетрадици-
онных полезных ископаемых.
В ХIII в. в промышленности использовалось лишь 18 химических элементов и их соединений.
Через пять веков к ним прибавилось всего 11 элементов. В следующем, ХIХ в. стало известно 62 хи-
мических элемента, а в производство включилось лишь 35 из них. Далее началось настоящее ускоре-
ние процесса. К началу ХХ в. было освоено 52 элемента из 84 известных, в 1917 г. – 64 из 85 извест-
ных, в 1975 г. – 87 из 104 (всего комплекта таблицы Менделеева) и только в 90-е гг. все элементы
«надели рабочие костюмы».
Существует целый ряд классификаций природных ресурсов. Наибольшим распространением
пользуются классификации:
1) по источникам и местоположению ресурсов (атмосферные, водные, литосферные, климати-
ческие и т. п.);
2) по возможности замены одних видов ресурсов другими (заменимые и незаменимые);
3) по скорости исчерпаемости (неисчерпаемые, исчерпаемые);
4) по темпам восполнения (восполнимые, невосполнимые);
5) по возможности восстановления (возобновляемые, невозобновляемые);
6) по способам использования;
7) обобщающие классификации.
Наиболее важные группы полезных ископаемых и основные направления их использования
в материальном производстве представлены в табл. 5.2.