Вы находитесь на странице: 1из 81

Содержание

Перечень сокращений в тексте………………………………………………...... 4


Введение……………………………………………………...................................... 5
Глава 1. Общая характеристика незаконного оборота наркотических средств,
психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов в Российской
Федерации..................................................................................................................... 7
Глава 2. Краткий анализ особенностей уголовно-правового регулирования
процесса противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных от
незаконного оборота наркотиков, и сложившейся правоприменительной
практики……………………….................................................................................... 15
Глава 3. Методы, модели, стадии и инструменты легализации (отмывания)
доходов, полученных преступным путем……………............................................. 33
Глава 4. Отдельные примеры из практики, типологические признаки и
особенности легализации доходов от незаконного оборота наркотиков в
Российской Федерации……………………………………………………………... 46
Заключение……………………………………………………………………….… 61
Список использованных источников и литературы……………………….…. 63
Приложение 1: таблицы 1, 2 и 3…………………………………………………… 66
Приложение 2: рисунки 1-11………………………………………………………. 69
Перечень сокращений в тексте
АПК – Арбитражно-процессуальный кодекс
АППГ – Аналогичный период прошлого года
ГПК – Гражданско-процессуальный кодекс
ДОР – Дело оперативной разработки
ЕАГ – Евразийская группа по противодействию легализации преступных доходов
и финансированию терроризма
ЗАО – Закрытое акционерное общество
ИП – Индивидуальный предприниматель
КЛОН – Отдел по контролю за легальным оборотом наркотиков
КНР – Китайская Народная Республика
МАНИВЭЛ – Специальный экспертный комитет Совета Европы по оценке мер борьбы с
отмыванием денег
МВД – Министерство внутренних дел
МДПВ – (М)етилен (Д)иокси (П)иро(в)алерон (Methylenedioxypyrovalerone),
психоактивное вещество со стимулирующими свойствами, действует как
ингибитор норадреналин-обратного захвата дофамина
МРУ – Межрегиональное управление
МУМЦФМ – Международный учебно-методический центр финансового мониторинга
НОН – Незаконный оборот наркотиков
ОАО – Открытое акционерное общество
ООО – Общество с ограниченной ответственностью
ОРМ – Оперативно-розыскное мероприятие
ПС – Платежная система
РФ – Российская Федерация
СВР – Служба внешней разведки
СДВ – Сильнодействующее вещество
СССР – Союз Советских Социалистических Республик
США – Соединенные Штаты Америки
УК – Уголовный кодекс
УНП ООН – Управление Организации Объединенных Наций по наркотикам и
преступности
УНФПП – Установленные нефинансовые предприятия и профессии
УПК – Уголовно-процессуальный кодекс
ФАТФ – Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег
ФЗ – Федеральный закон
ФСБ – Федеральная служба безопасности
ФСКН – Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков
ЭПС – Электронная платежная система
ЮФО – Южный федеральный округ

4
ВВЕДЕНИЕ

Уже давно известно, что проблема легализации преступных доходов, в том


числе от незаконного оборота наркотиков, существует в той или иной форме
практически в каждом государстве. Тем не менее, проблема продолжает развиваться и
приобретать все новые формы. Очевидно, что без реализации комплекса мер как
законодательного, так и правоприменительного порядка воздействовать на
складывающуюся ситуацию представляется весьма сложным и отчасти невозможным.
Одним из наиболее актуальных направлений совершенствования процессов
выявления и расследования преступлений, связанных с легализацией доходов от
незаконного оборота наркотиков, представляется мониторинг и анализ типологий
совершения данного деяния. Вместе с тем, не следует забывать об анализе типологий
совершения и предикатного (предшествующего) преступления, характер и механизмы
которого во многом обуславливают типологические особенности последующей
легализации.
Проведенное исследование было бы невозможно без наличия актуальных
аналитических обзоров по вопросам противодействия легализации доходов,
полученных от незаконного оборота наркотиков, регулярно подготавливаемых
Оперативно-разыскным и Следственным департаментами ФСКН России. Они
составили очень важную часть эмпирической базы исследования.
Кроме того, предметом исследования явились законодательство Российской
Федерации в сфере противодействия незаконному обороту наркотиков и легализации
доходов, полученных преступным путем, различные ведомственные нормативные
правовые акты и документы судебной практики в Российской Федерации. Серьезное
внимание было уделено данным ведомственной и межведомственной статистической
отчетности по формам 8-УД, 1-МВ-НОН, 3-МВ-НОН и 6-МВ-НОН соответственно.
Большое влияние на формирование основной гипотезы исследования оказали
типологические отчеты по различным вопросам противодействия легализации

5
(отмыванию) доходов, полученных преступным путем, подготовленные в разные
периоды ФАТФ, ЕАГ, МАНИВЭЛ и УНП ООН.
В ходе исследования применялись логические методы анализа и синтеза,
формально-правовой анализ законодательных и иных нормативных правовых актов,
системно-правовой анализ деятельности органов, осуществляющих противодействие
легализации преступных доходов, формально-юридический метод в совокупности со
сравнительно-правовым и историческим методами, статистический и др.
В рамках проведенного исследования частично проанализированы особенности
уголовно-правового регулирования противодействия легализации доходов от
незаконного оборота наркотиков и сложившейся правоприменительной практики в
Российской Федерации. В исследовании представлена актуальная историческая
ретроспектива, приведены показательные примеры из практики.
Авторский взгляд на исследуемую проблему формировался не только
стремлением классифицировать различные данные о выявленных схемах и способах
легализации доходов от незаконного оборота наркотиков на территории Российской
Федерации, но и желанием познать частные типологические особенности,
характерные именно для преступности в сфере незаконного оборота наркотиков.
Значительная часть результатов исследования легла в основу доклада автора на
межведомственном семинаре – совещании по линии противодействия легализации
(отмыванию) доходов от незаконного оборота наркотиков руководящего состава
территориальных органов ФСКН России и МРУ Росфинмониторинга
Дальневосточного федерального округа в период с 27 по 28 августа 2014 года.
Практическое пособие выполнено в соответствии с предъявляемыми
требованиями и рекомендовано к использованию в оперативно-служебной
деятельности и образовательном процессе. Автор искренне выражает надежду на то,
что проведенное исследование утвердит уполномоченных лиц в осознании
необходимости дальнейшего регулярного и комплексного изучения проблем
противодействия легализации доходов от незаконного оборота наркотиков на
всесторонней основе.

6
ГЛАВА 1
Общая характеристика незаконного оборота наркотических средств,
психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов в Российской Федерации.

Динамика незаконного оборота наркотических средств, психотропных


веществ, их прекурсоров и аналогов в Российской Федерации, да и во всем мире в
настоящее время определяется доминированием ее качественного показателя –
структуры преступности. Наркобизнес приобретает все более ярко выраженный
организованный и транснациональный 1 характер (местами – трансконтинентальный).
На постсоветском пространстве в целом сложилась уникальная ситуация. В
результате распада СССР были нарушены интеграционные и корпоративные связи. В
настоящее время в государствах Средней Азии сохраняется высокий уровень
безработицы, большое количество людей лишены возможности содержать свои семьи,
осуществляя легальную трудовую деятельность. Как результат, именно эти
государства стали транзитной территорией для поставки наркотиков из Афганистана в
Российскую Федерацию2.
Несмотря на постепенное снижение в официальных показателях доли лиц,
употребляющих наркотические средства опиоидной группы (2010 – 85,3% лиц с
диагнозом наркомания употребляли опиоиды, 2011 – 84,7%, 2012 – 81,5%, 2013 –
80,7%), тенденция к активному и массовому употреблению
высококонцентрированных наркотиков, прежде всего афганского происхождения, в
целом сохраняется.

1
Более подробно о понятии транснационального преступления см.: Трунцевский Ю.В.
Понятие транснационального преступления // Международное уголовное право и международная
юстиция. 2014. № 3. С. 9-12.
2
См.: «В будущее с надеждой» / Выступления директора ФСКН России В.П. Иванова, апрель-
май 2012г. – М, 2012.;

7
Для Российской Федерации в последние годы характерно появление наряду с
героином менее дорогих и более доступных наркотических средств, расширение
незаконного оборота синтетических видов наркотиков (в основном иностранного
происхождения). Это различные стимуляторы амфетаминового ряда, синтетические
анальгетики, синтетические опиаты, синтетические каннабиноиды3, которые очень
хорошо «прижились» в Российской Федерации благодаря низкой цене, молодежной
моде на «клубную культуру» и электронную музыку.
Возросшая популярность синтетических наркотиков в Российской Федерации
возможно предопределила увеличение числа подпольных лабораторий,
специализирующихся на производстве синтетических видов наркотиков. Имеющиеся
статистические данные показывают, что количество подконтрольных средств и
веществ, произведенных в условиях подпольных лабораторий на территории
Российской Федерации, составило около 18% от общего объема рынка синтетических
подконтрольных средств и веществ в 2012 году. Органами ФСКН России в 2013 году
выявлено 1840 мест незаконного изготовления и переработки синтетических
наркотических средств, в том числе 24 специально оборудованных химических
лабораторий, из них 14 лабораторий по производству синтетических наркотических
средств. В 2013 году количество обнаруженных подпольных лабораторий возросло на
9,1 %, а только за 5 месяцев 2014 года были выявлены 21 лаборатория, что
соответствует в целом увеличению количественных показателей за год (при
сохранении текущей тенденции) на 133,3%.
Например, в 2014 году сотрудники Брянского управления наркоконтроля в ходе
совместной операции с УФСБ по Брянской области ликвидировали лабораторию по
производству амфетамина. Причем у одного из доморощенных химиков, Ф.,
имелся богатый криминальный опыт за плечами: он уже был судим за аналогичное
преступление. В качестве производственной базы использовалась однокомнатная
съемная квартира в г. Брянске. Выгонку готового наркотика производили прямо в

3
См.: Наркоситуация в зоне действия Организации Договора о коллективной безопасности
(2009-2013 гг.): анализ и прогноз / под ред. Д.Д. Невирко. – Красноярск: СибЮИ ФСКН России,
2014. С. 52-53.
8
ванной. Подельник неудачливого «химика», О., вел внешне вполне добропорядочный
образ жизни: работал на крупном заводе, ездил на хорошей иномарке, наркотики
употреблял эпизодически и больше был заинтересован в извлечении финансовой
прибыли из совместного предприятия. Так, 1 грамм изготовленного кустарным
способом амфетамина он продавал за 1200 р., при его себестоимости в 300 руб. Круг
клиентов был достаточно широк, в основном молодежь. Химические прекурсоры для
лаборатории закупались на российских предприятиях химической промышленности и
через Интернет из-за границы.
Вместе с тем сохраняются масштабы незаконного оборота маковой соломы,
используемой для изготовления «тяжелых» наркотиков – экстракта маковой соломы,
опия и ацетилированного опия. Статистические сведения, в определенной степени
свидетельствующие о динамике и масштабах распространения наркобизнеса, об
основных группах и видах наркотических средств и психотропных веществ,
изымаемых в Российской Федерации, изложены в таблице № 1 приложения 1.
Как и прежде, основным направлением доставки наркотиков в Российскую
Федерацию остается так называемый «Северный» маршрут транзитом через
территории стран Центрально-Азиатского региона и «Закавказский» маршрут из
Исламской Республики Иран и Республики Азербайджан. Наиболее крупные партии
наркотиков незаконно ввозятся на территорию Российской Федерации с сокрытием в
легально ввозимом товаре, преимущественно с использованием грузового
автотранспорта под видом перемещения плодоовощной продукции.
Достаточно часто на практике выявляются и альтернативные способы доставки
героина в Россию. Благодаря тому, что многие российские аэропорты связаны
международным сообщением со странами, являющимися производителями или
активными транзитерами наркотиков, ежегодно в аэропортах выявляются
многочисленные факты перевозки героина внутриполостным способом,
преимущественно из стран Центрально-Азиатского региона.
Параллельно с доминированием незаконных поставок героина и гашиша
афганского производства, все более серьезную роль в формировании российского

9
наркотического рынка начинают играть контрабандные поставки синтетических
наркотиков преимущественно из стран Европы (Германия, Великобритания, Испания,
Чехия, Польша, страны Прибалтики и т.д.) и КНР.
В последнее время наметилась тенденция роста объемов незаконных поставок в
Россию южноамериканского кокаина транзитом через Европу и по аналогии с
героиновыми поставками – внутриполостным способом, в багаже или ручной клади. В
июне 2014 года был зарегистрирован случай попытки контрабанды кокаина в
растворенном виде.
Домодедовские таможенники задержали груз «жидкого кокаина». В ходе
проведения оперативно-розыскных мероприятий был задержан гражданин
Российской Федерации, который пытался ввезти на территорию Российской
Федерации кокаин, растворенный в жидкости. Данный гражданин прилетел рейсом
Пунта-Кана (Доминиканская Республика) – Москва. В ходе таможенного досмотра
багажа молодого человека, а именно, текстильного чемодана темно-зеленого цвета,
среди личных вещей гражданина таможенники нашли 5 стеклянных бутылок
емкостью 1,75 литра, которые были наполнены жидкостью коричневого цвета.
Проведенный экспресс-анализ дал положительную реакцию на наличие
наркотического средства — кокаина 4.
Наиболее активные попытки контрабандной транспортировки наркотиков под
прикрытием грузопассажирских железнодорожных перевозок сохраняются на южных
рубежах России. Распространенными способами сокрытия наркотиков, перемещаемых
железнодорожным транспортом, являются: личные вещи и багаж пассажиров,
конструкции вагонов, внутриполостной способ, грузы с сельскохозяйственной
продукцией.
Для организации контрабандных поставок наркотиков через акватории
Каспийского и Черного морей используется морской транспорт, однако согласно
имеющимся статистическим данным доля уголовных дел о контрабанде наркотиков с
применением морского транспорта, невелика (менее 1%), что впрочем само по себе не

4
По материалам с официального сайта Федеральной таможенной службы Российской
Федерации.
10
может свидетельствовать об объемах ввозимых наркотиков посредством
использования морского транспорта.
В целом незаконный оборот наркотиков (далее – НОН) в Российской Федерации
в настоящее время характеризуется межрегиональным и транснациональным
характером его ведения, колоссальными масштабами своего существования (что
подтверждается имеющейся статистикой).
Отмечается дальнейшая наркотизация молодого российского поколения, в том
числе посредством активного использования глобальной сети «Интернет» в целях
незаконного распространения и пропаганды употребления наркотиков. Официальные
сведения о количестве ежегодно регистрируемых лиц с диагнозом «наркомания» и
сведения о смертности лиц с диагнозом «наркомания» содержатся в таблице 2
приложения 1.
Незаконный оборот наркотиков в Российской Федерации характеризуется
тесной связью с организованной преступностью, ведущей к дальнейшей
криминализации общества. Организованная преступность продолжает расширять свое
влияние, усиливаются профессионализм криминальных структур, вооруженность и
техническая оснащенность преступников, их действия приобретают все более дерзкие
и изощренные формы.
Главной же задачей организованной преступности является извлечение прибыли
и сверхприбыли. Не случайно в некоторых международных актах организованная
преступность называется преступностью в форме бизнеса (например, наркобизнес,
оружейный бизнес).
По обобщённым данным МВД, ФСБ, СВР и ФСКН России на территории
Российской Федерации действует порядка 1800 высокопрофессиональных
организованных преступных сообществ, из которых 1200 созданы на этнической
основе, то есть практически 80% из них имеют преступные связи на территориях
других стран ближнего и дальнего зарубежья, не менее 30% из этих сообществ

11
занимаются наркобизнесом5. Таким образом, незаконному обороту наркотиков в
Российской Федерации присуща еще одна характерная черта – выстраивание
преступной деятельности на основе этнической принадлежности преступников.
Безусловно, одним из атрибутов наркобизнеса является его связь с незаконным
оборотом оружия. Во-первых, оружие необходимо преступникам в сфере незаконного
оборота наркотиков в целях обеспечения собственной безопасности, во-вторых,
оружие может выступать средством расчета в сделках между сбытчиками наркотиков,
а в-третьих, оружие очень часто доставляется в российские регионы с напряженной
политической ситуацией по тем же каналам, что и наркотики.
Нередко наркобизнес для расширения своих возможностей и «прикрытия» своей
деятельности стремится проникнуть в правоохранительные органы и иные органы
власти и государственного управления Российской Федерации. Стремление
наркобизнеса лоббировать свои интересы способствует сохранению высокого уровня
коррупции.
В последние годы для незаконного оборота наркотиков на территории
Российской Федерации характерна такая криминологическая тенденция, при
которой преступность все время наступает, правовой контроль
совершенствуется в основном за счет реализации императивных методов, а
социальный контроль над преступностью ослабевает. Очень часто обыватели
заблуждаются в реальной оценке того ущерба государству, который наносится
незаконным оборотом наркотиков. Получаемые доходы от криминальной
деятельности в сфере незаконного оборота наркотиков – это только одна сторона
медали, оборотной стороной которой являются расходы общества на борьбу с
наркотиками. Имеющиеся статистические данные позволяют сделать вывод о том, что
более чем в 50% всех совершаемых в Российской Федерации преступлениях, повинны
наркозависимые лица.

5
См., подробнее: Поздняков А.Н. Раскрытие и расследование преступлений, совершенных
членами организованных групп и преступных сообществ, сформировавшихся на этнической основе.
Монография. М. 2013.
12
Человек – одна из составляющих производительных сил. Ряд авторов6 полагает
и мы с ними соглашаемся, что социально ориентированное государство несет затраты
на образование, медицинское обслуживание, получение деловой квалификации и др.
Преждевременная смерть человека от злоупотребления наркотиками или вследствие
насильственных действий в преступной среде означает, что те усилия и затраты,
которые были приложены и понесены государством, явно не окупились полностью.
Некоторые эксперты предпринимают попытки, чтобы посчитать экономический
ущерб государству с учетом дополнительных затрат на правоохранительную
деятельность, пенитенциарную систему, развитие и реализацию программ
реабилитации и ресоциализации наркозависимых лиц. Если к тому же учитывать
снижение общей производительности труда, то очевидно, что такие затраты
достаточно высоки.
На практике очень часто возникает ситуация когда сбытчик наркотиков,
привлекаемый к уголовной ответственности, особо не обеспокоен наказанием в виде
лишения свободы. Но как только речь доходит до возможной конфискации доходов,
которые были добыты в результате совершения преступления, преступники
испытывают серьезные опасения, так как в этом случае риски будут в несколько раз
превышать возможную прибыль.
Незаконный оборот наркотиков позволяет преступникам извлекать огромные
доходы и накапливать значительные финансовые ресурсы, которые требуют
дальнейшей их обработки. Сегодня важно понимать, что наркобизнес это уже не
просто множество организованных преступных группировок во главе с
харизматичным лидером, занятых производством наркотиков и жесточайшей
конкуренцией между собой.

6
См., подробнее: Беницкий А.С., Розовский Б.Г., Якимов О.Ю. Ответственность за
легализацию преступно приобретенных доходов в уголовном законодательстве Украины и
Российской Федерации: Монография / МВД Украины, Ин-т экон.-пр. исл. НАН Украины, Луган. гос.
ун-т внутр. дел им. Э.А. Дидоренко, Восточноукр. нац. ун-т им. В. Даля. – Луганск: РИО ЛГУВД им.
Э.А. Дидоренко, 2008.
13
Наркобизнесом активно реализуются процессы, присущие легальным
компаниям (слияние, поглощение, консолидация и т.д.)7, он действует и развивается,
так же как и все бизнес-структуры официального экономического сообщества,
лидерами организованной преступности активно привлекаются так называемые
«гейткиперы» 8. В таких условиях неизбежно наступает сращивание криминальной
экономики с легальной, что в конечном итоге, как считают некоторые эксперты,
может создать реальную угрозу для нанесения ущерба финансовой системе
Российской Федерации и ее экономике в целом.
Государству, в узком его смысле, необходимо рассматривать влияние
организованных преступных объединений на экономику и политику страны по
аналогии с влиянием, оказываемым различными структурами из сферы легального
бизнеса. Как справедливо отмечают авторы доклада «Выявление и блокирование
финансовых потоков, связанных с незаконным оборотом опиатов» (подготовлен
экспертной рабочей группой Парижского пакта при координации УНП ООН,
официально не опубликован), необходимо перестраиваться от «восхищения»
проблемой и ее превозношением к приложению всех возможных усилий, чтобы
выявлять и добиваться «быстрых побед».
Включение в Стратегию государственной антинаркотической политики
Российской Федерации до 2020 года 9 в качестве одной из стратегических целей –
подрыв экономических основ наркопреступности, является реальным отражением
воспринимаемой угрозы дальнейшего развития финансово-экономической
составляющей незаконного оборота наркотиков.

7
См.: Корчагин О.Н., Колесников К.А. Организация противодействия легализации
(отмыванию) доходов, полученных преступным путем, в том числе от незаконного оборота
наркотиков / Под ред. И.И. Батыршина; учебное пособие. М., 2013. С. 149.
8
В терминологии УНП ОНН Gatekeeper (с англ. - привратник) – специалист по обработке
денег. Участие такого специалиста может быть разным: по незнанию, по халатности, по
принуждению или вплоть до участия в преступном сообществе. Нами воспринимается как человек,
фактически открывающий двери преступникам в мир легальных финансово-экономических
отношений.
9
См. подробнее: Указ Президента Российской Федерации от 9 июня 2010 года № 690 «Об
утверждении Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до
2020 года» // СЗ РФ, 2010, № 24, ст. 3015.
14
ГЛАВА 2
Краткий анализ особенностей уголовно-правового регулирования процесса
противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных от незаконного
оборота наркотиков, и сложившейся правоприменительной практики.

Законодательством Российской Федерации предусмотрена уголовная


ответственность за легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным
путем, в том числе, в результате совершения преступления из сферы незаконного
оборота наркотиков. Уголовный кодекс Российской Федерации 10 содержит статьи 174
и 174.1. Деяния, предусмотренные данными статьями, в настоящее время фактически
различаются только по субъектному признаку.
Разница в определении субъектов по данным статьям заключается в том, что по
статье 174 Уголовного кодекса России субъектом преступления будет лицо (лица),
участвовавшее в совершении финансовых операций и других сделок с денежными
средствами или иным имуществом, добытыми в результате совершения преступления
другими лицами, то есть субъект легализации в совершении предикатного
преступления участия не принимал. А по статье 174.1 Уголовного кодекса России – с
денежными средствами или иным имуществом, добытыми в результате совершения
преступления самим лицом, то есть субъект у предшествующего преступления и
последующего – один и тот же.
На показатели привлечения к уголовной ответственности по статьям 174 и 174.1
Уголовного кодекса Российской Федерации достаточно серьезное влияние оказывает
действующее законодательство Российской Федерации и изменения, периодически
вносящиеся в указанные статьи отечественным законодателем.

10
См. подробнее: Федеральный закон от 13 июня 1996 года № 63-Ф3 «Уголовный кодекс
Российской Федерации» // СЗ РФ, 1996, № 25, ст. 2954.

15
Например, в период с 2003 по 2009 годы территориальными органами ФСКН
России было выявлено 7049 преступлений, предусмотренных статьей 174.1
Уголовного кодекса России и всего лишь 45 преступлений, предусмотренных статьей
174 Уголовного кодекса России. Такая статистика также обусловлена спецификой
легализации доходов от незаконного оборота наркотиков и сложившейся
правоприменительной практикой.
В большинстве случаев субъектом легализации (отмывания) доходов,
полученных преступным путем, является лицо, которое совершило и предшествующее
преступление (например, сбыт наркотиков), в результате которого был извлечен такой
преступный доход, что соответственно, в последующем квалифицируется по ст. 174.1
Уголовного кодекса России.
Однако после изменений, внесенных в статью 174.1 Уголовного кодекса России
Федеральным законом от 7 апреля 2010 г. № 60-ФЗ 11, статистические показатели
правоохранительной деятельности по статье 174.1 Уголовного Кодекса России резко
поменялась.
В редакции статьи 174.1 Уголовного кодекса Российской Федерации после
9 апреля 2010 года было установлено, что уголовная ответственность за совершение
преступления предусмотренного статьей 174.1 Уголовного кодекса России, возникает
в случае совершения финансовых операций и других сделок в крупном размере,
превышающем шесть миллионов рублей (примечание к статье 174 Уголовного кодекса
России по состоянию на 9 апреля 2010 года).
В результате количественные показатели регистрации и расследования
преступлений, предусмотренных статьями 174 и 174.1 Уголовного кодекса России,
достаточно серьезно изменились, о чем свидетельствуют данные, приведенные в
таблице.

11
См. подробнее: Федеральный закон от 7 апреля 2010 года № 6-Ф3 «О внесении изменений в
отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ, 2010, № 15, ст. 1756.

16
Статья 174 УК России Статья 174.1 УК России
ГОД Зарегистрировано Расследовано Зарегистрировано Расследовано
2010 19 16 255 354
2011 178 160 33 26
2012 200 197 44 35
2013 194 185 94 71
2014
6мес. 55 (АППГ – 137) 67 (АППГ – 136) 216 (АППГ – 40) 202 (АППГ – 37)

Статистика за 6 месяцев 2014 года в сравнении с показателями за аналогичный


период 2013 года, также наглядно свидетельствует о влиянии законодательного
регулирования на практику противодействия легализации доходов, полученных от
незаконного оборота наркотиков. Имеются в виду изменения, которые были внесены в
статьи 174 и 174.1 Уголовного кодекса России посредством принятия Федерального
закона от 28 июня 2013 г. № 134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные
законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным
финансовым операциям»12 (далее – Федеральный закон № 134-ФЗ).
Среди других важных нормативных изменений, Федеральным законом
№ 134-ФЗ в статьи 174 и 174.1 Уголовного кодекса России был введен
дополнительный квалифицирующий признак «особо крупный размер» и приравнен к 6
миллионам рублей, а «крупный размер» был уменьшен до 1.5 миллионов рублей. В
новой редакции статьи 174.1 Уголовного кодекса России криминализировано деяние
легализации преступных доходов вне зависимости от размера денежных средств или
иного имущества, с которыми совершаются финансовые операции и иные сделки. Как
было указано выше, в предыдущей редакции статьи 174.1. Уголовного кодекса России
уголовная ответственность могла наступить только в случае наличия крупного
размера.

Федеральный закон от 28 июня 2013 г. № 134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные


12

законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым


операциям» // СЗ РФ, 2013, № 26, ст. 3207.
17
Кроме того, Федеральный закон № 134-ФЗ расширил перечень преступлений,
содержащийся в ст. 104.1 Уголовного кодекса России, совершение которых может
повлечь конфискацию имущества. В настоящее время конфискация имущества может
применяться и по статьям 174 и 174.1 Уголовного кодекса России.
Отмечаем, что в обновленных редакциях статей 174 и 174.1 Уголовного кодекса
России законодателем установлена идентичная уголовная ответственность как для
лица, который сам отмывает свои преступные доходы, так и для лиц, которые
занимаются легализацией доходов, заведомо добытых другим лицом в результате
совершения им преступления. Таким образом, уголовный закон признает
рассматриваемые действия по статьям 174 и 174.1 Уголовного кодекса России
деяниями одной степени тяжести.
Подобная правовая оценка законодателем деяний, предусмотренных статьями
174 и 174.1 Уголовного кодекса России, как минимум, не однозначна. Во-первых, за
совершение предшествующего преступления уголовным законодательством
изначально предусмотрена отдельная мера ответственности. Во-вторых, в новой
редакции диспозиции статей 174 и 174.1 Уголовного кодекса России указывают на
одну и ту же цель деяния, т.е. – придание правомерного вида владению, пользованию
и распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в
результате совершения преступлений. Доказывания использования указанных средств
или иного имущества для осуществления предпринимательской или иной
экономической деятельности также в настоящее время не требуется (см. предыдущие
редакции статьи 174.1 Уголовного кодекса России).
Из теории уголовного права нам хорошо известно, что тщательная
дифференциация ответственности является одним из важнейших принципов
уголовной политики государства. Причем, общепризнанными основаниями
дифференциации ответственности являются типовая степень общественной
опасности содеянного и типовая степень опасности лица, совершившего
преступления. Сравнивая диспозиции статей 174 и 174.1 Уголовного кодекса

18
России, можно прийти к выводу о том, что оба субъекта совершают абсолютно
аналогичные юридически значимые действия.
По степени опасности лица (лиц), совершающего легализацию доходов,
полученных преступным путем, целесообразно так же считать типовые степени
общественной опасности субъектов деяний по статьям 174 и 174.1 Уголовного кодекса
России равнозначными. Оба субъекта, прежде чем совершить легализацию доходов,
полученных преступным путем, находятся в положении, когда они, безусловно, знают
о том, что доходы получены преступным путем.
Некоторые эксперты могут не согласиться с такой точкой зрения, мотивируя
свое несогласие тем, что законодатель, установив соответствующие санкции, уже
определил преобладание типовой степени опасности лица, например, совершившего
преступление, предусмотренное статьями 228.1 или 229.1 Уголовного кодекса
Российской Федерации, над степенью опасности лица, совершившего преступления,
предусмотренные статьями 174 и 174.1 Уголовного кодекса России.
В этой связи важно учитывать то, что уже значительно ранее отмечалось
некоторыми отечественными специалистами 13. В статьях 174 и 174.1 Уголовного
кодекса России речь идет не о виновности лица в совершении того или иного
предшествующего преступления, а о легализации имущества, приобретенного в
результате совершения таких преступлений. Соответственно, и сравнению подлежат
типовые степени опасности лиц в момент принятия решения или рождения умысла на
легализацию преступных доходов, а умысел на легализацию преступного дохода мог
зародиться и до наступления момента совершения предшествующего преступления.
Кроме того, если исходить из оценки типовой степени опасности лица по
признаку суровости санкции за то или иное деяние, то можно прийти к выводу о том,
что степень опасности субъектов по деяниям, предусмотренным статьей 228.2 или
статьей 233 Уголовного кодекса Российской Федерации (а они попадают в категорию
предшествующих легализации преступлений), - меньше чем у субъектов преступлений
по статьям 174 и 174.1 Уголовного кодекса России. Однако уголовная ответственность

13
См., например: Устинова Т.Д., Минская В.С. Уголовная ответственность за преступления,
предусмотренные статьями 174, 1741 , 183, 193 УК РФ. М., 2003. С.7.
19
за легализацию доходов, полученных в результате совершения преступлений по
статьям 228.2 или 233 Уголовного кодекса России, будет наступать равнозначная вне
зависимости от того будет применяться статья 174 или 174.1 Уголовного кодекса
России. Если законодательное разграничение деяния по субъектному признаку все-
таки основано на различии типовой степени опасности субъектов по двум статьям,
то не совсем понятно, почему санкции норм статей 174 и 174.1 полностью
идентичны.
Нормы международного права в сфере противодействия легализации
преступных доходов также не содержат в себе положений о необходимости
разграничения деяний по субъектному признаку.
Автор данного исследования придерживается позиции, при которой этап
перехода преступно добытых денежных средств или иного имущества от лица (лиц)
совершивших предшествующее преступление к лицу (лицам), осуществляющим
дальнейшую легализацию, необходимо рассматривать в качестве одной из стадий
легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем. Однако вопрос
достаточно дискуссионный и в этой связи очень важно получить профессиональное
мнение практиков – оперативных сотрудников, следователей, прокурорских
работников и судей, в том числе, для выработки возможных законодательных
предложений в данной сфере.
Анализ общей картины в сфере НОН, проведенный в начале исследования
подтверждает, что в Российской Федерации ежегодно из преступного оборота
изымается значительное количество наркотиков. Сохраняется высокий уровень
наркозависимых граждан. Тем не менее, выявляемые криминальные деликты,
связанные с легализацией доходов, полученных от незаконного оборота наркотиков, в
общей структуре преступности и в объеме регистрируемых преступлений в сфере
незаконного оборота наркотиков, в частности, занимают, мягко говоря скромное
место.
Так, например, в соответствии с имеющимися официальными данными судебной
статистики, в 2012 году по статье 174 Уголовного кодекса России всего было

20
осуждено - 60 лиц, в 2013 г. – 67 лиц. По статье 174.1 Уголовного кодекса России
в 2012 г. осуждено – 63 лица, в 2013 г. – 97 лиц, то есть за два года по двум статьям
осуждено 287 лиц.
Учитывая то, что в 2013 году с вынесением обвинительного приговора в
Российской Федерации всего осуждено порядка 750 тысяч лиц, то доля лиц,
осужденных за легализацию доходов, полученных от всех видов преступлений,
составляет порядка 0,04%.
Если же обратиться к официальной статистике о регистрируемых преступлениях
в сфере незаконного оборота наркотиков и сопоставить с ней количество
регистрируемых преступлений, направленных на легализацию доходов, полученных в
результате незаконного оборота наркотиков (см. таблицу 3 приложения 1), то
тенденция в целом будет сохраняться. Несмотря на то что не каждый преступный
доход легализуется, получается так, что в структуре преступности в сфере НОН
легализация доходов от НОН представляет собой чуть более 0.1% (данные за период с
2010 по 2013 годы). Количество осужденных за преступления, связанные с
незаконным оборотом наркотиков в 2013 году составило 140726 человек, а за
легализацию доходов, полученных от незаконного оборота наркотиков – по 2-м
статьям 22 человека, что в целом соответствует 0,015% от общего количества
осужденных за совершение преступлений в сфере НОН.
Проведенный сравнительный анализ неизбежно приводит к выводу о том,
что данной категории преступлений характерны явные признаки латентной
преступности, впрочем, как и всей криминальной составляющей незаконного
оборота наркотиков. Данный вывод настораживает, так как криминологическая
наука трактует высокий уровень латентной преступности (незаявленной,
неучтенной, неустановленной) в качестве одного из синдромов ухудшения
криминологической ситуации в стране.
Сложившийся опыт практической деятельности свидетельствует о том, что
основные затруднения при расследовании уголовных дел, связанных с легализацией
доходов, полученных от незаконного оборота наркотиков, возникают в связи с

21
необходимостью доказывания в действиях подозреваемых цели на придание
правомерного вида владения, пользования и распоряжения денежными средствами
или иным имуществом, полученными в результате совершения преступлений в сфере
незаконного оборота наркотиков.
Наличие специальной цели позволяет конкретизировать умысел виновного на
легализацию преступных доходов и отграничить данный состав преступления,
например, от приобретения или сбыта имущества, добытого заведомо преступным
путем (ст. 175 Уголовного кодекса России). На практике доказать наличие такой цели
довольно сложно, в особенности если преступные доходы легализованы, например,
посредством одной финансовой операции или одной сделки.
Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении «О судебной
практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании)
денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» 14
разъяснил судам, что под финансовыми операциями и другими сделками, указанными
в статьях 174 и 174.1 Уголовного кодекса России, следует понимать действия с
денежными средствами, ценными бумагами и иным имуществом (независимо от
формы и способов их осуществления, например, договор займа или кредита,
банковский вклад, обращение с деньгами и управление ими в задействованном
хозяйственном проекте), направленные на установление, изменение или прекращение
связанных с ними гражданских прав или обязанностей.
К сделкам с имуществом или денежными средствами может относиться,
например, дарение или наследование. При этом по смыслу закона ответственность по
статье 174 или по статье 174.1 Уголовного кодекса России наступает и в тех случаях,
когда виновным лицом совершена лишь одна финансовая операция или одна сделка с
приобретенными преступным путем денежными средствами или имуществом.
Тем не менее, судебная практика далеко неоднозначна. В одних случаях суды
признают наличие состава преступления, исходя из доказанности предикатного
14
См. подробнее: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18
ноября 2004 года № 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и
легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным
путем» // Бюллетень Верховного Суда РФ, 2005, № 1.
22
преступления или осведомленности лица о том, что имущество приобретено
преступным путем и совершения одной или нескольких финансовых операций или
сделок с этим имуществом, что само по себе рассматривается, как придание
правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными
средствами или иным имуществом.
В других случаях суды не усматривают состава преступления, мотивируя тем,
что не доказано наличие специальной цели - придание правомерного вида владению,
пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным
имуществом. В обоих случаях исходным условием является то, что лицо не признает
своей вины.
Представляется, что наличие такой цели может быть доказано уже самим
фактом совершения финансовой операции или иной сделки с имуществом,
полученным в результате преступления.
В международных правовых актах цель преступления сформулирована
несколько иначе, там говорится о сокрытии незаконного происхождения имущества, а
не о придании правомерного вида владению, пользованию и распоряжению
денежными средствами или иным имуществом. Например, в Конвенции ООН о
борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ
1988 года (Венская конвенция) в качестве цели легализации указывается на сокрытие
или утаивание незаконного источника собственности. Или оказания помощи любому
лицу, участвующему в совершении такого правонарушения или правонарушений с
тем, чтобы он мог уклониться от ответственности за свои действия15. Аналогично и в
статье 6 Палермской конвенции ООН против транснациональной преступности 16:

15
См.: Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и
психотропных веществ 1988 года, статья 3b [Электронный ресурс]. – Режим доступа
http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pdf/illicit_drugs.pdf (дата последнего посещения
30.06.2014).
16
Россия подписала Конвенцию 12 декабря 2000 г. (Распоряжение Президента РФ от 9
декабря 2000 г. № 556-рп), ратифицировала с заявлениями (Федеральный закон от 26 апреля 2004 г.
№ 26-ФЗ). Конвенция вступила в силу для России 25 июня 2004 г. (СЗ РФ. 2004. № 40. Ст. 3882).

23
- конверсия или перевод имущества, если известно, что такое имущество
представляет собой доходы от преступлений, в целях сокрытия или утаивания
преступного источника этого имущества или в целях оказания помощи любому лицу,
участвующему в совершении основного правонарушения, с тем чтобы оно могло
уклониться от ответственности за свои деяния.
В этой связи в экспертных кругах все чаще высказываются предположения как
по поводу возможного уточнения специального мотива преступлений,
предусмотренных в статьях 174 и 174.1 Уголовного кодекса России, так и в целом по
поводу упрощения процедуры доказывания цели.
В рассматриваемой области выдвигаются и абсолютно новые инициативы,
например, закрепление в Уголовном кодексе России статьи, предусматривающей
уголовную ответственность за распоряжение денежными средствами или иным
имуществом, добытыми в результате совершения преступления, без целей деяний,
предусмотренных статьями 174 и 174.1 Уголовного кодекса России.
Анализ судебной практики показывает, что вынесение обвинительного
приговора по статьям 174 или 174.1 Уголовного кодекса России, как правило,
происходит одновременно с вынесением обвинительного приговора по предикатному
преступлению.
Согласно приговору, гражданин «А» осужден по части 1 статьи 174 УК России
за легализацию денежных средств, приобретенных гражданином « Б» в результате
сбыта наркотического средства. В подтверждение этого суд сослался на
обвинительные приговоры в отношении гражданина «Б». Однако, как было указано в
кассационном определении Камчатского краевого суда от 21 декабря 2010 года,
данными приговорами гражданин «Б» осужден за приобретение, хранение без цели
сбыта и покушение на сбыт наркотических средств, при этом сведений о
приобретении им денежных средств в результате данных преступлений, судебные
акты не содержат. По указанным основаниям кассационная инстанция пришла к
выводу, что факт преступного происхождения денежных средств, переданных
гражданином «Б» подсудимому не установлен и прекратила уголовное дело по

24
обвинению гражданина «А» в совершении преступления, предусмотренного частью 1
статьи 174 УК России.
Однако судебная практика не исключает возможность постановления
обвинительного приговора по ст. 174 и ст. 174.1 Уголовного кодекса России и в
случаях, когда преступный характер происхождения денежных средств или иного
имущества по предикатному преступлению не установлен приговором суда или
решением о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям.
Возвращаемся к указанному ранее постановлению Пленума Верховного Суда
Российской Федерации, который в п. 21 постановления разъяснил, что судом должен
быть установлен факт получения лицом денежных средств или иного имущества,
заведомо добытых преступным путем либо в результате совершения преступления. В
данном случае все зависит от тех доказательств, которыми располагает суд (иначе
говоря, тех доказательств, которые суду предоставило следствие). Например,
лицо, совершившее легализацию денежных средств, само не отрицает то
обстоятельство, что деньги им были получены в результате сбыта наркотических
средств иным лицом и этот факт подтверждается совокупностью иных
доказательств.
Существенную актуальность сохраняют вопросы наложения ареста и
последующей конфискации денежных средств и иного имущества, добытых в
результате совершения преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков. В
настоящее время в виду объективных и субъективных причин – а именно сложного
характера данных задач, необходимости больших материальных ресурсов для
выполнения обязанностей по выявлению такого имущества, а также часто
незаинтересованности следственных органов в доказывании факта преступности
дохода по каждому уголовному делу, деятельность таких органов в данном
направлении является мало эффективной.
Кроме того, одной из наиболее часто встречаемой в правоприменительной
практике причиной отказа судебными органами в наложении ареста на имущество,
имеющее характер преступно приобретенного, является то, что обвиняемые в

25
совершении преступлений регистрируют такое имущество на других лиц
(родственников, знакомых). Фактически, отсутствует какая либо возможность
официального подтверждения того, что преступно добытое имущество на самом
деле принадлежит обвиняемому.
Данная причина послужила предпосылкой для появления нескольких
законодательных инициатив. Так, в конце 2013 года был разработан проект
федерального закона, направленный на внесение изменений в отдельные
законодательные акты в части возмещения вреда, причиненного Российской
Федерации в результате совершения преступлений, предусмотренных статьями 228.1,
228.4, 229.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, и установления
обязательного отбывания административного надзора за такими лицами»17.
Законопроектом был предусмотрен достаточно серьезный механизм проверки
законности происхождения имущества у близких родственников лица, совершившего
преступление, связанное с незаконным оборотом наркотиков, при наличии
достаточных оснований полагать, что данное имущество получено в результате
совершения такого преступления и (или) является доходом от его совершения.
Кроме того, предполагалось, что данный механизм должен распространяться и
на иных лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги лицу, совершившему
преступление, в силу сложившихся личных отношений. В данном случае не совсем
понятно, каким видели авторы законопроекта механизм установления и доказывания
факта того, что жизнь, здоровье и благополучие определенных лиц в силу
сложившихся личных отношений дороги другому лицу, совершившему преступление.
По состоянию на сегодняшний день ни этот законопроект, ни другие
законодательные инициативы, направленные на установление законности
происхождения имущества у близких родственников лица, совершившего
преступление, связанное с незаконным оборотом наркотиков, своего логического
конца в виде законодательного акта не достигли.

17
См.: СПС «Консультант плюс».
26
Параллельно выдвигаются предложения о том, что конфискация имущества
должна быть предусмотрена не как дополнительное наказание, а в качестве отдельной
процедуры. Существенным достоинством возврата конфискации как основного
уголовного наказания предполагается появление возможности изъятия имущества без
предварительного наложения ареста.
Целесообразно рассмотреть еще одно направление, при котором выявление
имущества, подлежащего конфискации, должно строиться на взаимодействии
Росфинмониторинга, Федеральной службы судебных приставов России, ФСКН России
и других уполномоченных органов (Федеральная служба безопасности, Министерство
внутренних дел и Прокуратура Российской Федерации).
Об этом говорят в документе ФАТФ по финансовым расследованиям. Данный
документ был принят в июле 2012 года18. В нем предлагается рассмотреть
возможность создания на национальных уровнях специальных подразделений по
конфискации, сформированных из следователей, прокуроров, сотрудников
финансовой разведки в целях выявления и розыска активов, подлежащих
конфискации. Как представляется, при условии реализации такого подхода,
следователи, которые отвечают за розыск и конфискацию активов, должны начать
тесно взаимодействовать со своими коллегами при проведении уголовного
преследования. Отсутствие же такого взаимодействия, по мнению авторов, может
отрицательно сказаться на ходе расследования, что, в свою очередь, негативно
отразится на процедуре конфискации по причине того, что часть активов не будет
выявлена.
В Российской Федерации и, в частности, в деятельности ФСКН России такой
подход уже частично реализуется посредством осуществления межведомственного
обмена информацией с Федеральной службой по финансовому мониторингу
(Росфинмониторинг). Порядок информационного взаимодействия между
правоохранительными органами и Росфинмониторингом определен Инструкцией по
18
См., подробнее: Руководство ФАТФ по финансовым расследованиям [Электронный ресурс].
– Режим доступа http://mumcfm.ru/index.php/ru/materials/books (дата последнего посещения
1.08.2014).

27
организации информационного взаимодействия в сфере противодействия легализации
(отмыванию) денежных средств и иного имущества, полученных преступным путем,
утвержденной приказом Генеральной прокуратуры Российской Федерации,
Министерства внутренних дел России, Федеральной службы безопасности России,
Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков России, Федеральной
таможенной службы России, Следственного комитета Российской Федерации,
Росфинмониторинга от 5 августа 2010 г. № 309/566/378/318/1460/43/207 19.
Взаимодействие ФСКН России и Росфинмониторинга в основном
осуществляется на запросно-ответной основе. Естественно, что количество запросов,
поступающих в Росфинмониторинг из всех правоохранительных органов очень
велико. Процент выявления незаконного имущества по таким запросам остается
достаточно низким. Значительное количество запросов, поступающих от
подразделений ФСКН России, касается так называемого «низового звена»
активнодействующих фигурантов отечественных и международных преступных
групп: перевозчики, мелкие распространители, хранители, производители (редко).
Непосредственные организаторы производства, поставок и распространения
наркотиков чаще всего остаются в тени и достаточно редко становятся объектами
совместных разработок и расследований. Однако именно под их контролем
осуществляется аккумулирование и распределение основных потоков финансовых
средств, полученных от незаконного оборота наркотиков, включая непосредственные
операции по их легализации и дальнейшему перераспределению.
В некоторых случаях возможности сбора крайне важных элементов финансовой
информации не используются в полной мере. Например, оперативный сотрудник
(куратор) ориентирует лицо, оказывающее содействие правоохранительным органам
на конфиденциальной основе (осведомителя), находящегося в центре сети
наркоторговли, предоставить ему информацию о возможных каналах, сроках и
объемах поставки наркотиков, однако упускает возможность постановки задачи на
сбор информации об используемых сбытчиками наркотиков финансовых

19
См.: «Вестник Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации», № 3 - 4,
2010.
28
инструментах, приемах и способах или центрах аккумуляции и перераспределения
финансовых активов преступников.
Проведенный анализ некоторых аспектов уголовно-процессуального
сопровождения дел о легализации доходов, полученных от незаконного оборота
наркотиков, позволил выявить недостаток, заключающийся в том, что запросы в
Росфинмониторинг в период проведения предварительного расследования иногда
содержат не полные данные о физическом или юридическом лице, что может
существенно влиять на качество проводимого финансового расследования. Кроме
того, не всегда направляются запросы на родственников, друзей или знакомых лица,
причастного к незаконному обороту наркотиков, хотя именно на них в большинстве
случаев происходит оформление движимого или недвижимого имущества в целях
правомерного использования.
В этой связи ФСКН России совместно с Росфинмониторингом в 2013 году были
разработаны методические рекомендации по качеству составления запросов, в
которых оперативным сотрудникам и следователям рекомендовано наиболее полно
отражать в запросах имеющиеся у них сведения.
Несмотря на перечисленные затруднения, ФСКН России и Росфинмониторингом
накоплен хороший опыт взаимодействия, который целесообразно раскрыть в
некоторых положительных примерах из практики.
В феврале 2014 г. Следственной службой Управления ФСКН России по
Ростовской области возбуждено уголовное дело по признакам преступления,
предусмотренного п. «а» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ. Основанием послужили материалы
финансового расследования, поступившие в порядке ст. 8 ФЗ № 115 из МРУ
Росфинмониторинга по ЮФО с выводами о наличии в действиях группы лиц
признаков преступлений, предусмотренных статьями 174 и 174.1 УК РФ, и
предварительно установленной суммой легализации 10 млн. рублей. Проверка
показала, что данные лица причастны к незаконному обороту наркотиков в составе
организованной преступной группы и являются фигурантами ДОР. Поступившие из
Росфинмониторинга материалы подтверждены результатами проведенной в рамках

29
уголовного дела экономической экспертизы. На момент проведения исследования
обвиняемым инкриминировалось совершение финансовых операций с целью
легализации доходов (от сбыта марихуаны) на сумму не менее 1 659 050 рублей.
КЛОН 20 Управления ФСКН России по Ростовской области получена
информация в отношении преступной группы, занимающейся поставками из
республики Молдова сильнодействующих веществ – анаболических стероидов с
последующим сбытом на территории Ростова-на-Дону и Ростовской области. В
соответствии с разработанной схемой совершения преступления, участники
группировки, используя сеть Интернет, подыскивали желающих незаконно
приобрести сильнодействующие стероидные препараты. Для проведения расчетов за
поставки стероидов членами группы были открыты счета на подставных лиц в системе
«Яндекс-деньги» и в ОАО «Альфа-Банк».
С поставщиком стероидов, находящимся в республике Молдова, была налажена
связь посредством сети Интернет, программного обеспечения «Skype» и сотовой
связи. Запрещенные препараты контрабандным путем доставлялись в Российскую
Федерацию на личном автотранспорте членами преступной группы, проживающими в
республике Молдова.
В ходе проведения комплекса оперативно-розыскных мероприятий
сотрудниками наркоконтроля было установлено, что на электронные кошельки в
системе «Яндекс-деньги» и на счета, открытые в ОАО «Альфа-Банк» в период
совершения членами группы противоправной деятельности поступали денежные
средства в сумме 12 235 799, 08 рублей, которые были полностью обналичены.
В соответствии со ст. 8 Федерального закона от 07.08.2001 №115-ФЗ «О
противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем,
и финансированию терроризма» из МРУ Росфинмониторинга по ЮФО получено
заключение о наличии в действиях членов группы признаков преступлений,
предусмотренных статьями 174 и 174.1 УК РФ на сумму более 6 000 000 рублей.
Уголовное дело по ч. 3 ст. 174.1 УК РФ, возбужденное в отношении членов

20
Отдел по контролю за легальным оборотом наркотиков.
30
преступной группы 31.03.2014, было направленно в суд, сумма установленного
легализованного дохода составила 12 235 799, 08 рублей.
Сохраняют свою актуальность в Российской Федерации проблемы правового
регулирования исполнения решений иностранных судов о конфискации имущества.
Во взаимоотношениях Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии и
Таджикистана действуют положения Конвенции о правовой помощи и правовых
отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенной 7 октября
2002г. в г. Кишеневе (Кишиневская конвенция) 21. Во взаимоотношениях выше
перечисленных государств с Российской Федерацией по вопросам оказания правовой
помощи по уголовным делам продолжает действовать Конвенция о правовой
помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам,
заключенная 22 января 1993 г. в г. Минске22 (далее - Минская конвенция), ввиду того,
что Россия подписала, но до сих пор не ратифицировала Кишиневскую конвенцию.
Однако Минская конвенция, как считают некоторые эксперты и мы с ними
полностью согласны, не затрагивает напрямую вопросов управления и распоряжения
преступными активами, которые были арестованы, заморожены или конфискованы.
Она содержит ст. 78, которая касается исключительно вопросов передачи предметов.
В свою очередь Кишиневская конвенция предусматривает широкий перечень
механизмов и методов розыска, ареста, конфискации и управления преступными
активами.
Очевидно, что для организации более качественного обеспечения
межгосударственного взаимодействия Российской Федерации в сфере
противодействия незаконному обороту наркотиков, необходимо в ближайшее время
ратифицировать Кишиневскую конвенцию (выдвинута законодательная инициатива) и
Конвенцию Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации

21
См., подробнее: Перспективы применения механизмов замораживания, ареста и
конфискации преступных активов, механизмов управления конфискованными активами: М.,
МУМЦФМ, 2013, С. 31.
22
См.: СЗ РФ. 1995. № 17. Ст. 1472; Федеральный закон от 4 августа 1994 г. № 16-ФЗ «О
ратификации Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и
уголовным делам» // СЗ РФ. 1994. № 15. Ст. 1684.
31
доходов от преступной деятельности и о финансировании терроризма от 16 мая 2005 г.
(Варшавская конвенция) 23, которая также была подписана Россией еще 26 января 2009
года, но пока не ратифицирована.
Восполнение пробела в правовом регулировании исполнения решений
иностранных судов о конфискации имущества может быть осуществлено посредством
включения в Уголовно-процессуальный кодекс России соответствующих норм по
аналогии с Гражданско-процессуальным кодексом Российской Федерации (глава 45
ГПК России) и Арбитражно-процессуальным кодексом Российской Федерации (глава
31 АПК России). Указанные главы обоих кодексов содержат правовые нормы,
регулирующие признание и исполнение иностранных судебных решений.
Как видно из проведенного анализа, законодательство Российской Федерации в
сфере противодействия легализации доходов, полученных от незаконного оборота
наркотиков, в целом соответствует сложившимся международным стандартам, имеет
свои особенности и направления для дальнейшего развития и совершенствования.
Правоприменительная практика во многом обусловлена развитием национальной
правовой системы в сфере противодействия отмыванию денег и в области борьбы с
незаконным оборотом наркотиков, накоплен большой опыт, но вместе с тем
существуют явные предпосылки и возможности для повышения качества реализуемых
на практике процессов.

23
См., подробнее: Перспективы применения механизмов замораживания, ареста и
конфискации преступных активов, механизмов управления конфискованными активами: М.,
МУМЦФМ, 2013, С. 24.
32
ГЛАВА 3
Методы, модели, стадии и инструменты легализации (отмывания) доходов,
полученных преступным путем.

Методами легализации доходов от незаконного оборота наркотиков в данном


конкретном исследовании предлагается рассматривать совокупность конкретных
действий, приемов и способов, которыми осуществляется легализация доходов от
незаконного оборота наркотиков. Некоторыми специалистами в качестве
альтернативного используется понятие «техники».
Для отмывания преступных доходов от незаконного оборота наркотиков в
Российской Федерации используются различные приемы и способы, многие из
которых основаны на самых современных технологиях. Большой выбор приемов и
способов обеспечивает преступникам высокую скорость перемещения практически
любых сумм денежных средств на значительные расстояния. Обобщение этих приемов
и способов позволяет выделить определенные группы:
- банковские операции с денежными средствами;
- операции в электронных платежных системах;
- валютно-обменные операции;
- сделки с векселями и иными ценными бумагами;
- получение денежных средств по фиктивным выигрышам в играх, в том числе
виртуальных, основанных на риске;
- осуществление безналичных денежных переводов без открытия расчетного
счета (например, Anelik, Contact, IntelExpress, Migom, MoneyGram, PrivatMoney, Ria
Envia, (Аллюр) STB-Экспресс, Travelex Worldwide Money Ltd, UNIStream, (Лидер) VIP
Money Transfer, Western Union, «Быстрая почта», «Гута-Спринт», и другие);
- сделки с недвижимым и движимым имуществом (дорогостоящие автомобили,
меха, драгоценные металлы, драгоценные камни и изделия из них;

33
- умышленное занижение в документах реальной стоимости приобретаемого и
завышение стоимости отчуждаемого имущества или имущественных прав лицом,
отмывающим незаконный доход;
- приобретение и отчуждение имущественных прав с использованием
номинального (фиктивного) собственника, в том числе, перечисление наличных
средств на счета подставных лиц с дроблением денежных сумм;
- смешивание на счетах юридических лиц потоков легально и нелегально
полученных денежных средств;
- контрабанда валюты и валютных ценностей через границы Российской
Федерации на основании фиктивных документов;
- заключение фиктивных арендных договоров, контрактов на поставку
несуществующих товаров и оказание услуг информационно-справочного характера и
др.
В отдельные категории можно выделить механизмы и инструменты
легализации доходов от незаконного оборота наркотиков (см. рис. 1 приложения 2).
Некоторые ученые могут не согласиться с автором в вопросе использования категории
«механизм», научное понятие которой несколько расходится с тем смысловым
содержанием, которое предлагается рассматривать в данном исследовании. Тем не
менее, категория «механизм» уже использовалась для аналогичных целей в отчете
ЕАГ «Типология легализации доходов от незаконного оборота наркотиков» в 2007
году и в этой связи, в целях реализации принципа единообразия использования
понятийного аппарата в подобного рода исследованиях, с определенной оговоркой о
перспективе дополнительной проработки данного вопроса, автор исследования
последует примеру экспертов из ЕАГ.
Под механизмами в данном конкретном исследовании необходимо понимать
организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным
имуществом. В том числе, кредитные организации, организации, оказывающие услуги
на валютном рынке, на рынке ценных бумаг или страховых услуг, организации в

34
форме юридических лиц, индивидуальные предприниматели, осуществляющие свою
деятельность без образования юридического лица и т.д.
Под инструментами необходимо рассматривать денежные средства или иное
имущество, используемое в процессе легализации доходов от незаконного оборота
наркотиков.
К инструментам легализации доходов от незаконного оборота наркотиков в
Российской Федерации относятся следующие:
- наличные или безналичные денежные средства;
- электронные денежные средства;
- векселя, акции, облигации и т.п.;
- банковские пластиковые карты;
- виртуальные банковские карты;
- предоплаченные карты платежных систем;
- движимое и недвижимое имущество;
- драгоценные металлы, камни и изделия из них;
- меха;
- криптовалюты (в настоящий момент не имеется достаточной информации
о том, что в Российской Федерации использовались в процессе НОН или легализации
доходов от НОН, идет процесс дальнейшего изучения правоприменительной
практики);
На наш взгляд, к инструментам необходимо также отнести нотариальные
доверенности, договора займа, аренды и купли-продажи и т.д. То есть
инструменты, которые являются документальным источником возникновения
или подтверждения права собственности на денежные средства или имущество,
возможно добытые преступным путем.
При выборе схемы отмывания денег в каждом конкретном случае преступники
исходят, прежде всего, из необходимости обеспечить тайну преступного
происхождения денежных средств или иного имущества и сохранить контроль над
ними на всех этапах этого процесса.

35
Выбор тактики, конкретных методов, инструментов и механизмов для
отмывания доходов, полученных от незаконного оборота наркотиков, зависит от
следующих условий (см. рис. 2 приложения 2):
- специфика (в том числе по группам и видам наркотиков) и масштабы сбыта
наркотиков, размер подлежащего отмыванию дохода и необходимо ли для его
отмывания совершения единичных операций или его планируется совершать на
постоянной основе;
- география сбыта наркотиков (федеральный, региональный, местный уровни);
- экономическая ситуация, типичная отраслевая ориентация экономики страны
или региона, оценка эффективности законодательства и работы правоохранительных
органов в стране или регионе, в котором происходит отмывание денег;
- профессиональный и этнический состав сбытчиков наркотиков и их
консультантов, степень доверия соучастникам, вовлекаемым в процесс отмывания
денег, перспективные планы относительно распоряжения отмытыми средствами и т.д.
Констатируем и тот факт, что практически ни один метод в чистом виде
преступниками не используется. В ходе легализации преступных доходов возможные
приемы и способы могут сменять друг друга, использоваться параллельно или в иных
вариациях. В итоге создается многосложная, запутанная цепочка из физических лиц,
организаций и служащих, единой целью которых является сокрытие истинных прав на
имущество, запутывание следов правонарушений, в результате которых возникла
необходимость легализации преступных доходов.
Существует несколько общепризнанных моделей легализации доходов,
полученных преступным путем. Различие этих моделей заключается как в количестве
стадий, количестве совершаемых операций с денежными средствами или иным
имуществом, добытыми в результате совершения преступления так и в специфике и
применяемых методов.
Одной из самых простых моделей, известных на сегодняшний день, является
двухфазовая модель. Этой модели характерны два этапа отмывания преступных
доходов.

36
Первый этап (money laundering) представляет собой отмывание денег,
полученных непосредственно в результате совершения преступления путем обмена
этих денежных средств на купюры иного достоинства или другой валюты.
Второй этап (recycling) заключается в совершении операций, в результате
которых предварительно «отмытым» деньгам придается статус полученных
законными путями и они вводятся в легальный финансовый оборот.
Данная модель применяется в основном для отмывания небольших и
нерегулярных противоправных доходов. В Российской Федерации при применении
преступниками в ходе отмывания подобной модели, очень часто используются
спекулятивные биржевые сделки и сделки с недвижимостью, а также смешивание
преступного дохода с законным доходом предприятий с большим оборотом наличных
денежных средств (автомобильные мойки, прачечные, учреждения общественного
питания и др.).
Трехфазовая модель легализации доходов является наиболее известной и
распространенной во всем мире. Данная модель достаточно часто выявляется в
правоприменительной практике ФСКН России. Трехфазовая модель легализации
преступных доходов является не очень быстрой в реализации отмывания, но более
качественной по «чистоте» легализации, это так называемая «золотая середина»,
которую наркоторговцы чаще всего пытаются найти и реализовать. Она предполагает
выделение в процессе отмывания преступных денег следующих фаз или стадий:
размещение (placement), расслоение или запутывание следов (layering) и интеграция
(integration).
Некоторые эксперты используют четырехфазовую модель для описания
структуры процесса «отмывания» преступных денег. От трехфазовой, четырехфазовая
модель отличается присутствием этапа, на котором происходит освобождение от
наличных денег и перечисление их на счета подставных лиц. Такими лицами могут
быть, например, родственники преступника. При этом соблюдается только одно
условие: посредники должны иметь собственные счета в банках. Причем,

37
предпочтение отдается тем посредникам, которые имеют выходы на международные
банки.
Четырехсекторная модель легализации преступных доходов была предложена
швейцарским исследователем К. Мюллером, который в рамках этой модели выделяет
четыре сектора и связанные с ними стадии отмывания. Основными критериями для
выделения являются легальность/нелегальность операций и страна совершения
основного преступления/страна «отмывания» денег24.
Далее более подробно будет проанализирована наиболее распространенная
трехфазовая модель, состоящая, соответственно, из трех фаз или, как наиболее
принято говорить, - трех стадий.
Размещение – первая стадия «отмывания» доходов, полученных из
нелегальных источников, предполагает введение «грязных» денег в легальную
финансовую систему через какое-либо учреждение, территориально удаленное от
места извлечения преступных доходов (см. рис 3 приложения 2).
Некоторые специалисты полагают, что методы, используемые на стадии
размещения, находятся в зависимости от используемых финансовых институтов, т.е.
механизмов, понятие которых было дано раньше. Таким образом, в зависимости от
используемых финансовых институтов (механизмов) приемы и способы на стадии
размещения можно объединить в следующие категории25:
а) размещение через традиционные финансовые учреждения;
б) размещение через нетрадиционные финансовые учреждения;
в) размещение через учреждения нефинансового сектора;
г) размещение за пределами страны.
Размещение через традиционные финансовые учреждения.
Традиционные финансовые учреждения занимаются обычным финансовым
бизнесом на основании лицензии или разрешения. К ним относятся банковские и

24
См.: Зарубин А.А., Иванина В.А. Противодействие легализации преступных доходов от
незаконного оборота наркотиков органами наркоконтроля: Учебное пособие. Хабаровск, 2005. С. 12.
25
См., например: Зарубин А.А., Иванина В.А. Противодействие легализации преступных
доходов от незаконного оборота наркотиков органами наркоконтроля: Учебное пособие. Хабаровск,
2005. С. 12.
38
специализированные небанковские финансово-кредитные институты (коммерческие
банки, сберегательные банки и ассоциации, кредитные союзы, банки взаимных
фондов, пенсионные фонды страховые компании, финансовые компании и
инвестиционные фонды), которые подчиняются государству и управляются
государственными регулирующими органами 26.
Приемы и способы, применяемые на стадии размещения через традиционные
финансовые механизмы в процессе легализации доходов от НОН в Российской
Федерации:
- денежно-валютные операции, включающие обмен банкнот на купюры более
крупного достоинства и обмен валюты одного государства на валюту других
государств;
- открытие в банках счетов, в том числе, обслуживаемых с использованием
пластиковых карт, с целью последующего размещения (депонирования) на них
денежных средств, полученных преступным путем;
- структурирование (дробление) операций с денежными средствами с целью
ухода из подконтрольной государству сферы сделок и операций, подлежащих
обязательному контролю;
- открытие в банках расчетных счетов с использованием учредительных
документов, бланков, печатей фиктивных либо прекративших свое существование
организаций, зачисление на эти счета незаконно полученных денежных средств или
заключение от имени таких организаций кредитных договоров с банками с
дальнейшим перечислением денежных средств во исполнение подложного контракта
или по иным основаниям;
- нелегальная доставка через таможенную границу наличных денежных средств,
с последующим размещением на счетах физических и юридических лиц на счетах в
иностранных банках и кредитных учреждениях;

26
См.: там же.
39
- погашение денежными средствами, полученными в процессе преступной
деятельности (в процессе сбыта наркотиков), кредитов, на легальных основаниях в
банке.
Размещение через нетрадиционные финансовые учреждения – небанковские
финансовые организации, оказывающие банковские услуги населению, к которым
относят: валютные биржи, брокеров ценных бумаг и драгоценных металлов, казино,
организации в сфере оказания почтовых и телеграфных услуг, организации,
оказывающие услуги по переводу электронных денег (электронные платежные
системы) и др.
Нетрадиционные финансовые организации все чаще используются для
легализации доходов от незаконного оборота наркотиков. Причин этому несколько, в
том числе, принятие государством активных мер для повышения эффективности
банковского законодательства в части противодействия легализации преступных
доходов. В то же время, различные банковские инструменты не всегда востребованы
обществом, а зачастую и не выгодны для потенциальных потребителей.
Следствием данного фактора является большой оборот наличных денежных
средств, что как ни странно для развития некоторых нетрадиционных финансовых
организаций играет достаточно позитивную роль 27. Так, например, ввиду развитой
доступности терминалов пополнения электронных кошельков и возможности
осуществлять подобную процедуру без комиссии, очень востребованными сегодня в
Российской Федерации являются электронные платежные системы. Тем не менее,
законодателем предпринимаются усилия для недопущения использования сферы
электронных платежей в целях незаконного оборота наркотиков и легализации
полученных доходов.
Новый Федеральный закон от 5 мая 2014 г. № 110-ФЗ «О внесении изменений в
отдельные законодательные акты Российской Федерации» направлен на снижение
рисков использования неперсонифицированных (анонимных) средств платежа в целях

27
См. подробнее: Корчагин О.Н. Роль и место электронных платежных систем в незаконном
обороте наркотиков на территории Российской Федерации//Вестник Сибирского юридического
института ФСКН России. – 2012.-№2.-С.45-52.
40
противодействия легализации доходов, полученных преступным путем. Закон ввел в
действие понятие «упрощенная идентификация клиента – физического лица» и
определил условия и способы такой идентификации. Кроме того, указанным
нормативным правовым актом введен запрет на использование клиентом –
физическим лицом, не прошедшим упрощенную идентификацию,
неперсонифицированного электронного средства платежа для осуществления
перевода электронных денег другому физическому лицу либо для получения
переводимых электронных денежных средств от другого физического лица.
В настоящее время в экспертных кругах обсуждается мнение о полном запрете
вывода электронных платежных средств на банковские карты и трансформации их в
безналичные денежные средства. На наш взгляд, данная мера слишком императивна и
небезупречна в части, касающейся сопровождения социальной и кредитно-
финансовой функций государственной политики.
Изменения в сфере контроля деятельности в области электронных платежей
вкупе с тем, что так же продолжает усиливаться контроль над банковской
деятельностью в Российской Федерации, позволяют спрогнозировать увеличение
объема оборота наличных денежных средств в нашей стране. Преступники в сфере
незаконного оборота наркотиков, которые использовали электронные платежные
системы ввиду запоздания развития системы государственного контроля отношений в
сфере электронных платежей, могут поменять свои взгляды в пользу более
традиционной для незаконного оборота наркотиков формы расчетов, заключающейся
в осуществлении преступных сделок с наркотиками с помощью наличных денег.
Выявлены следующие способы размещения через нетрадиционные финансовые
учреждения:
1. Использование почтовых переводов.
2. Использование систем электронных платежей (в том числе, использование так
называемых обменников электронных валют).
3. Использование альтернативных систем денежных переводов по типу
«Хавала».

41
4. Использование подпольных банков, то есть нелегальных организаций,
оказывающих услуги физическим и юридическим лицам по кредитованию,
осуществлению переводов денежных средств, конвертации и обналичиванию
денежных средств.
Отдельно необходимо выделить использование иных УНФПП –
установленных нефинансовых предприятий и профессий. К ним относятся
специалисты, оказывающие юридические услуги (адвокаты, нотариусы, аудиторы,
бухгалтеры и т.д.).
Размещение через учреждения нефинансового сектора. Вовлечены следующие
виды организаций:
- учреждения в сфере развлечений, организации в сфере общественного питания
(рестораны, бары, кафе), спортивно-оздоровительные центры, гостиничные
комплексы, сауны, массажные салоны, организации, специализирующиеся на
проведении различных концертов и выступлений артистов эстрады;
- учреждения из сферы автомобильного бизнеса, среди которых магазины
автозапчастей, прокат автомобилей, комиссионная торговля автомобилями, ремонт
автомобилей, транспортные перевозки и т.д.;
- предприятия из сферы розничной торговли: антикварные магазины,
комиссионки, фотомагазины, обувные магазины, секонд-хенды, оружейные магазины
и др.;
- предприятия сферы услуг (за исключением сферы развлечений): фотоателье,
типографии, агентства недвижимости, агентства по организации перевозок граждан,
мастерские по ремонту и пошиву одежды и обуви; организации по ремонту и
внутренней отделке квартир и частных домовладений;
- иные предприятия: строительные фирмы, предприятия по приему металлолома.
При размещении через учреждения нефинансового сектора «грязные» деньги
нередко смешиваются с легальными доходами, полученными в результате обычной
экономической деятельности, и декларируются как «чистые» деньги. Данный метод
легализации незаконных средств характерен также и на стадии запутывания следов.

42
Кроме того, посредством создания фиктивного предприятия(й), организовывается
мнимая коммерческая деятельность, в ходе которой в качестве доходов отражаются
преступно добытые средства.
Размещение за пределами страны.
Предполагает физический перевод денежных средств посредством скрытого
вывоза наличных денег курьерами (контрабанды). Для перевозки денежной
наличности используются разнообразные хранилища, специально созданные в
чемоданах, транспортных средствах, а также в предметах, которые допускают
размещение большой суммы денежной наличности без внешних признаков изменения
их первоначального вида.
Некоторые из указанных способов активно применяются на стадии размещения,
однако как показывает практика, этап размещения наличности является самым слабым
звеном в процессе легализации доходов от НОН. Незаконно полученные средства
легче всего могут быть выявлены именно на этом этапе.
Расслоение или запутывание следов – вторая стадия легализации доходов,
полученных преступным путем, направлена на маскировку проверяемого следа
происхождения «грязных» денег в преддверии возможного расследования. Различные
финансовые операции наслаиваются одна на другую с целью создания определенных
сложностей для правоохранительных органов по отысканию незаконных
материальных благ, подлежащих наложению ареста на них и возможной конфискации.
В результате маскируется связь между денежными средствами и преступным
источником их происхождения (см. рис. 4 приложения 2).
Выявленные способы расслоения:
1. Перевод денежных средств от одного физического лица другому.
2. Перевод уже размещенных в финансовых институтах денежных средств,
маскируемый притворными сделками из одной фирмы в другую и дальше, что
позволяет достаточно эффективно скрывать истинный источник происхождения
преступных средств и облегчает выведение преступных доходов за пределы
географического региона их извлечения.

43
3. Перевод денежных средств в различные финансовые инструменты, такие как:
дорожные чеки, банковские чеки и векселя, акции и облигации, и последующий вывоз
их за пределы страны.
4. Приобретение и отчуждение имущественных ценностей. Деньги
трансформируются в приобретаемое имущество, а оно затем используется
преступниками, либо вывозится за пределы страны.
5. Электронные денежные переводы, в том числе, с использование электронных
денежных средств.
На этой стадии так называемый «отрыв» денежных средств от страны
происхождения обеспечивается за счет осуществления трансграничных финансовых
операций, для чего широко используются офшорные банки, проводящие такие
операции, и офшорные компании, предоставляющие основания для их проведения.
Более подробно необходимо отметить ранее уже поднимавшийся вопрос –
вспомогательную роль электронных денежных переводов для процессов незаконного
оборота наркотиков, обусловленную потребностью современного рынка наркотиков,
идущего по пути ускорения процессов купли-продажи наркотиков, развития
возможности перемещения наркотиков на большие расстояния и более активной
пропаганды их в электронных СМИ. Сбыт наркотиков с использованием электронных
платежных систем в условиях отсутствия эффективного государственного контроля
над сферой электронных платежей позволяет преступникам в определенной мере
затруднить реализацию некоторых оперативно-розыскных мероприятий сотрудниками
правоохранительных органов (например, проверочная закупка).
Интеграция – третья стадия процесса легализации, непосредственно
направленная на придание видимой законности преступно нажитому состоянию путем
приобретения объектов недвижимости, ценных бумаг, произведений искусства,
предметов роскоши и этот перечень не ограничен (см. рис. 5 приложения 2).
На этой стадии незаконный капитал после широкомасштабной операции по
укрыванию его природы возвращается обратно в экономический цикл, создавая
впечатление о его легальном происхождении в результате законной деловой

44
активности. Преступники получают возможность свободно использовать «отмытые»
деньги. Таким образом, происходит окончательное прокручивание денег, которые
обретают «легальный» источник происхождения и инвестируются в легальную
экономику. Фактически по завершении операций на этой стадии заканчивается
процесс легализации. Как показывает практика, на стадии интеграции отделить
преступные доходы от законных очень сложно и удается это только благодаря
проведению качественной агентурной работы.
Основные выявленные способы интеграции в ходе легализации доходов от НОН:
1. Сделки с занижением цены.
2. Сделки с завышением цены.
3. Легализация преступных доходов через игорный бизнес.
4. Покупка или продажа объектов недвижимости.
5. Использование банковских счетов иностранной или совместной фирмы.
Необходимо сказать, что рассмотренные приемы и способы практически всегда
пересекаются. Кроме того количество стадий в той или иной модели легализации
доходов, полученных от незаконного оборота наркотиков в Российской Федерации
понятие достаточно условное.
Выявление фактов легализации в большинстве случаев происходит в то время,
когда преступники реализовывают первую стадию – размещение. И в этой связи
приемы и способы, которые встречаются в практической деятельности органов ФСКН
России, не всегда представляют собой типичные схемы, уже выявленные на практике.
Данный аргумент достаточно хорошо подтверждается правоприменительной
практикой ФСКН России и убеждает нас в том, что легализация доходов от
незаконного оборота наркотиков имеет свои существенные отличия от иной
легализации, в том числе, и в криминологической характеристике легализатора.
Фактически можно утверждать, что легализация доходов от незаконного оборота
наркотиков в Российской Федерации представляет собой явление относительно более
простое, нежели легализация доходов, например, полученных в процессе совершения
преступлений экономической направленности.

45
ГЛАВА 4
Отдельные примеры из практики, типологические признаки и особенности
легализации доходов от незаконного оборота наркотиков в Российской
Федерации.

Исследователями уже давно на основе практики были сформулированы


основные цели совершения преступления по легализации доходов, полученных в
результате незаконного оборота наркотиков, к которым относятся следующие:
- совершение действий с преступными доходами, целью которых является
придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению такими
доходами;
- сокрытие следов происхождения преступных доходов;
- сокрытие лиц, извлекающих незаконные доходы и инициирующих сам процесс
отмывания;
- создание видимости законности получения доходов;
- создание удобного и оперативного доступа к денежным средствам,
полученным из нелегальных источников;
- обеспечение условий для безопасного инвестирования в легальный бизнес.
Выявление фактов отмывания доходов, полученных от незаконного оборота
наркотиков, представляет собой сложный и кропотливый процесс, требующий
наличия специальных знаний и слаженной работы оперативников, следователей,
экспертов и сотрудников финансовой разведки.
В настоящее время способность правоохранительных органов собирать
надежную и актуальную финансовую информацию и эффективно использовать ее
ограничена, а в некоторых случаях она крайне низка. Между тем, большинство
экспертов в рассматриваемой области приходят к единому мнению о том, что именно
«финансовый след» действий преступников дает самые высокие шансы для

46
изобличения и получения доказательств в отношении наиболее серьезных
преступлений и пресечения значительных угроз в антинаркотической сфере.
Непременной составляющей такого процесса является наличие выработанных и
обобщенных обязательных критериев и индикаторов, которые могут
свидетельствовать о возможной связи различных финансовых операций с
легализацией доходов от незаконного оборота наркотиков. Такие критерии и
индикаторы можно рассматривать в качестве частных типологических признаков,
которые в свою очередь являются криминологическими закономерностями процесса
легализации доходов от незаконного оборота наркотиков.
Типология происходит от греческих слов týpos – отпечаток, форма, образец и
logos – слово, учение. С научной точки зрения термин типология имеет два значения:
1) Метод научного познания, в основе которого расчленение систем объектов и
их группировка с помощью обобщённой, идеализированной модели или типа.
Типология используется в целях сравнительного изучения существенных признаков,
связей, функций, отношении, уровней организации объектов как сосуществующих, так
и разделённых во времени.
2) Результат типологического описания и сопоставления. Проблемы типологий
возникают во всех науках, которые имеют дело с крайне разнородными по своему
составу множествами объектов (как правило, дискретных) и решают задачу
упорядоченного описания и объяснения этих множеств (химия, биология, психология,
языкознание, география, социология и др.). Будучи одной из наиболее универсальных
процедур научного мышления, Типология опирается на выявление сходства и
различия изучаемых объектов, на поиск надёжных способов их идентификации, а в
своей теоретически развитой форме стремится отобразить строение исследуемой
системы, выявить её закономерности, позволяющие предсказывать существование
неизвестных пока объектов 28.

28
См.: Финансовые расследования и Типологические исследования в области
противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма [Электронный
ресурс]. – Режим доступа http://www.mumcfm.ru/course/2/2/start.html (дата последнего посещения
5.09.2014).
47
В сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных
преступным путем, и финансированию терроризма используется следующее
определение термина «типология» - это описание условной схемы совершения
преступления или подозрительной деятельности, их характерных признаков и методов
обнаружения данных признаков.
В рамках данного исследования для последующего обсуждения предлагается
авторское определение: типология легализации доходов от незаконного оборота
наркотиков - качественное отождествление, сравнение и
соотношение отличительных признаков выявленных схем, приемов и способов
легализации доходов, полученных от незаконного
оборота наркотиков посредством анализа документальной и процессуально
подтвержденной информации (информационных данных).
Важно понимать, что правильная типологизация со сведениями из материалов
оперативной проверки или уголовного дела, в перспективе дает возможность для
прогнозирования и последующего установления дальнейшей направленности уже
начатых, но еще не оконченных действий, что в итоге приводит к окончательной
идентификации преследуемой преступниками цели.
В этой главе будет проведен анализ некоторых примеров выявленных схем и
методов легализации доходов, полученных от незаконного оборота наркотиков. По
итогам проведенного анализа будет предпринята попытка обобщить и
сформулировать признаки совершения преступления легализации доходов,
характерные именно для процессов незаконного оборота наркотиков.
Пример 1. В ходе расследования уголовного дела, возбужденного в отношении
гражданина «А» по признакам преступления, предусмотренного ст. 228.1 Уголовного
кодекса России, было установлено, что гражданин «А», официально не работая, в
течение длительного времени получал доход от сбыта на территории г. Москвы и
Московской области наркотического средства – героин. «А» неоднократно совершил
сделки с денежными средствами, полученными в процессе сбыта наркотиков,
направленными на приобретение в собственность движимого и недвижимого

48
имущества в виде жилого дома и двух автомобилей. Кроме того, «А» совершил
финансовые операции по зачислению денежных средств на расчетные счета в банке,
открытые на его имя, а в последующем произведя перевод денежных средств из
рублей в валюту иностранных государств «А», осуществил перевод денежных
средств на банковские карты третьих лиц (см. рисунок 6 приложения 2).
В рассмотренном примере инструментами легализации доходов, полученных в
процессе сбыта наркотиков, явились наличные и безналичные денежные средства,
банковские карты, автомобили и жилой дом.
В качестве механизма выступила банковская организация.
На стадии размещения была использована традиционная финансовая
организация. Происходило открытие банковских счетов, на которые в последующем
депонировалась наличность, осуществлялись денежно-валютные операции
посредством обмена валюты одного государства на валюту других государств.
Приобреталось движимое и недвижимое имущество, возможно, с целью последующей
реализации.
На стадии расслоения денежные средства в валюте иностранных государств
переводились на банковские карты, открытые на подставных лиц, обналичивались и
передавались «А».
На стадии интеграции денежные средства, которые «А» получил от подставных
лиц, инвестировались в приобретение движимого и недвижимого имущества,
происходило официальное оформление приобретенного движимого и недвижимого
имущества.
Пример 2. ФСКН России провела разработку организованной преступной
группы, осуществлявшей сбыт капсул, содержащих сильнодействующее вещество
сибутрамин. Сбыт осуществлялся посредством почтовых отправлений, а заказы
принимались с использованием интернет-магазина, созданного членами ОПГ «А» и
«Б». Кроме того установлено, что «А» зарегистрировал коммерческую фирму ООО
«Индезит» и под легендой осуществления торгово-закупочной деятельности, через
банковский счет этой фирмы проводил все расчеты за СДВ.

49
ООО «Индезит» также использовалась в целях сокрытия незаконного
характера денежных средств, полученных «А» в результате совершения незаконных
пересылок СДВ, путем приобретения на указанные денежные средства оптом
товаров народного потребления для их дальнейшей реализации (см. рис. 7
приложения 2).
В данном примере инструментами легализации доходов от сбыта СДВ явились
наличные и безналичные денежные средства, товары народного потребления.
Механизмами отмывания денег выступили ООО «Индезит» и банковская организация.
Размещение денежных средств происходило на банковском счете ООО
«Индезит». Расслоение (запутывание следов) осуществлялось посредством оптовой
закупки товаров народного потребления, в результате чего маскировалась связь между
денежными средствами и источником их происхождения.
А интеграция осуществлялась в процессе продажи этих товаров народного
потребления и придания вырученным средствам видимости законно заработанного
дохода. В данном примере использовался способ смешивания денежных средств,
полученных от незаконного оборота наркотиков, с законной выручкой предприятия,
деятельность которого связана с большим оборотом наличных средств.
Пример 3. ФСКН России в ходе расследования уголовного дела, возбужденного
по признакам преступлений, предусмотренных ч.3 ст. 30 п. «б» ч.2 ст. 228.1, ч.1 ст.
174 Уголовного кодекса России было установлено следующее. Гражданин «А»
совершил действия, направленные на легализацию денежных средств в сумме 150000
р., полученных гражданином «Б» в результате незаконного сбыта наркотического
средства – каннабис (марихуана).
Гражданин «Б», приобрел денежные средства в сумме 150000 т.р. в процессе
сбыта наркотиков и опасался, что деньги помечены и могут явиться
доказательством его причастности к сбыту наркотиков. «Б» обратился к
гражданину «А» с просьбой обеспечить сохранность этих денег. Гражданин «А» в
свою очередь предложил гражданину «Б» помощь в легализации денежных средств,
пояснив, что приобретет на них рыболовные принадлежности, которые перепродаст

50
по более высокой цене, после чего вернет долг с учетом полученной прибыли. Кроме
того, «А» пояснил, что возвращать деньги он будет другими купюрами и «Б» сможет
распоряжаться этими денежными средствами, не опасаясь правоохранительных
органов и не боясь конфискации данных денежных средств, так как у него будут
находиться документы, подтверждающие законность их происхождения.
В результате «Б» передал денежные средства в сумме 150000 р. гражданину
«А», а тот написал об этом расписку, в которой указал, что обязуется вернуть в
счет погашения долга денежные средства в сумме 165000 р.
На полученные денежные средства «А» приобрел по договору купли-продажи
предметы, необходимые для рыбалки – сети, перчатки, резиновые лодки и прочее.
После этого «А» продал указанные предметы в другом населенном пункте и получил в
качестве оплаты денежные средства в сумме 200000 рублей. В последующем «А»
согласно имевшейся у него договоренности с «Б», передал последнему денежные
средства в сумме 165000 р., о чем «Б» сделал соответствующую запись в долговой
расписке (см. рисунок 8 приложения 2).
В представленном примере инструментами легализации доходов явились
наличные денежные средства, долговая расписка, договор купли-продажи и предметы,
необходимые для рыбалки.
Механизм легализации установить не представилось возможным, так как в
анализируемых материалах отсутствует информация о том, у кого приобретались
предметы для рыбалки за денежные средства, добытые в результате сбыта наркотиков,
и кому продавались эти предметы.
Преступник осуществил легализацию денежных средств, полученных от
незаконного сбыта наркотических средств в результате размещения их под видом
легальной хозяйственной деятельности, приобретя предметы для рыбалки.
Определенные признаки расслоения заключаются в том, что преступник вывез
приобретенные предметы в иной населенный пункт для последующей продажи.
Интеграция же происходила посредством продажи ранее приобретенных предметов и
создания видимости извлечения легального дохода.

51
Пример 4. В августе 2012 года ФСКН России ходе расследования уголовного
дела по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 174 Уголовного кодекса
России было установлено, что гражданин «А», являясь «Агентом» индивидуального
предпринимателя «Б», согласно агентского договора с ИП «Б», по условиям которого
«А» получает 30% от суммы, полученной от арендатора, являясь лицом
заинтересованным и имея умысел на легализацию денежных средств в сумме 520000
р., полученных другим лицом в результате незаконного сбыта наркотического
средства каннабис (марихуана), совершил следующие действия.
Заведомо зная о преступном происхождении денежных средств в сумме 520000
р., которые он получил от лица, сбывавшего наркотики, неоднократно заключил
договора аренды строительной техники с экипажем, принадлежащей ИП «Б»,
завышая расценки за почасовое использование спецтехники. Причем арендаторы
знали о завышении расценок, но не знали причин тому. При этом разницу в
стоимости аренды спецтехники по ценам утвержденного прейскуранта и
фактической цене, гражданин «А» вносил самостоятельно наличными денежными
средствами по приходным кассовым ордерам в кассу ИП «Б».
Кроме того, гражданин «А» неоднократно по приходным кассовым ордерам
вносил денежные средства, добытые в процессе сбыта наркотиков, в кассу ИП «Б»
на основании договора займа. Впоследствии внесенные денежные средства
возвращались гражданину «А» по расходному кассовому ордеру.
Таким образом, гражданин «А», путем внесения денежных средств в сумме
520000 р., полученных от сбыта наркотиков, в последующем получив их в качестве
агентского вознаграждения и возврата займов, неоднократно совершил операции с
денежными средствами, тем самым придав им статус полученных из легального
источника (см. рисунок 9 приложения 2).
Достаточно интересный пример, в котором инструментами легализации
доходов явились наличные денежные средства, агентский договор, договора аренды,
договора займа, приходные и расходные кассовые ордера. Механизмом целесообразно

52
считать ИП «Б» и иные организации и индивидуальные предприниматели, с которыми
заключались договора аренды.
Размещение денежных средств происходило через учреждение нефинансового
сектора (ИП «Б»). «Грязные» деньги смешивались с легальными доходами и
декларировались как «чистые» деньги.
В данном случае отчетливо можно проследить, как преступником использовался
способ совершения сделок с завышением цены. То есть, искусственно завышалась
стоимость договора аренды строительной техники, разница перекрывалась
«грязными» деньгами благодаря возможности использования наличных расчетов. А в
последующем легализованные денежные средства возвращались легализатору на
законных основаниях в виде агентского вознаграждения или возврата денежных
средств по договору займа.
Пример 5. ФСКН России в ходе расследования уголовного дела было
установлено, что гражданин «А» создал преступное сообщество (преступную
организацию) с входящими в него структурными подразделениями, участники
которого осуществляли свою преступную деятельность по незаконному сбыту
наркотических средства героин с использованием электронных платежных систем. В
преступных целях гражданин «А» вовлек в сообщество гражданина «Б», имеющего
специальные познания в сфере компьютерных и информационных технологий. Схема
сбыта наркотиков и последующей легализации преступных доходов была следующей.
Один из членов структурного подразделения сообщества посредством мобильной
связи принимал от потенциальных покупателей наркотиков заказы о количестве
приобретаемого наркотика, получая от последних в качестве средства платежа
номера предоплаченных карт оплаты «Яндекс.Деньги», номиналами 500, 1000, 3000 и
5000 титульных знаков, соответствующих эквиваленту в рублевой денежной
единице. После того как зачисление на заранее зарегистрированный электронный
кошелек в системе «Яндекс. Деньги» проходило успешно, указанный участник
сообщества, так же посредством мобильного телефона, сообщал покупателю
сведения о месте нахождения «тайника» с наркотическим средством, которые в

53
свою очередь получал от другого участника, производящего в этот день закладку
наркотических средств в тайники.
Необходимо отметить, что каждый член сообщества был ориентирован на
поиск утраченных гражданами документов, для регистрации их владельцев в
качестве идентификаторов в системе ООО «ПС Яндекс.Деньги» и ООО «ВМР»
(платежная система WebMoney), открытия на их имя электронных кошельков,
регистрации используемых сим-карт сотовой связи, кроме того, подбирались лица,
которые за обещанное им денежное вознаграждение предоставляли свои паспортные
данные и получали денежные средства от незаконной деятельности общества,
перечисляемые на их имя с электронных кошельков, либо открывали на свои имена
банковские счета с картами, а в дальнейшем полученные средства передавали
организатору сообщества «А». В функциональные обязанности члена преступного
сообщества «Б» входило обеспечение деятельности сообщества по работе в сети
Интернет с электронными платежными системами. Указанный член сообщества
устанавливал на имеющиеся для этих целей персональные компьютеры программное
обеспечение ООО «ПС Яндекс.Деньги» и ООО «ВМР» (WebMoney) для работы с
платежными инструментами данных платежных систем. Таким образом, после
зачисления титульных знаков на электронные кошельки системы Яндекс.Деньги в
дальнейшем с целью придания правомерного вида владению, пользованию и
распоряжению денежными средствами, полученными от сбыта наркотиков член
сообщества «Б» осуществлял поэтапное перечисление электронных денег –
номинальной суммы титульных знаков, эквивалентных рублевой единице, по
электронным платежным счетам, посредством обмена в другую электронную
валюту (WebMoney) и их вывод через межбанковские платежные системы на
карточные банковские счета, либо через проведение почтовых переводов. Для этих
целей было зарегистрировано несколько WM-идентификаторов в системе WebMoney,
куда каждый день одним из членов преступного сообщества переводилась через
автоматизированную систему аккумулированная ранее сумма от сбыта наркотиков
с «первичных» электронных кошельков в системе «Яндекс.Деньги», а затем как ранее

54
было указано, денежные средства обналичивались. Содержание действий
преступников можно представить в виде следующей схемы (см. рисунок 10
приложения 2).
Интересная схема, в которой инструментами легализации доходов явились,
наличные денежные средства, безналичные денежные средства, электронные
денежные средства, предоплаченные карты электронных платежных систем и
банковские карты. В качестве механизмов выступили электронные платежные
системы, банковские организации, Почта России.
При такой схеме размещение изначально происходит на электронных кошельках
и по сути своей даже опережает факт совершения предшествующего преступления
(его активную стадию) или происходит одновременно с ним. Запутывание следов
осуществляется путем дальнейшего поэтапного перечисления ранее размещенных
электронных денег с электронных кошельков одной электронной платежной системы
на электронные кошельки второй платежной системы. Причем перевод электронных
денег осуществлялся на электронные кошельки, зарегистрированные на третьих лиц.
Интеграция начинается в тот момент, когда преступники обналичивали денежные
средства, используя услуги третьих лиц. Таким образом, налицо явные признаки
нежелания преступников быть ассоциированными с денежными средствами,
полученными от незаконного сбыта наркотиков, и наоборот – желание как можно
сильнее скрыть связь денежных средств с источником их происхождения.
Пример 6. Преступная группа, организовавшая сбыт синтетического
наркотического средства МДПВ на территории г. Казани. Используя для связи
между собой и между приобретателями наркотиков бесплатное программное
обеспечение «Skype», все финансовые операции по оплате наркотиков проводились с
использованием системы электронных платежей «Qiwi Кошелёк». Фигуранты дела
переводили и аккумулировали средства с «Qiwi Кошелёк» на счета в банках, затем
обналичивали их в банкоматах г. Казани. Для обналичивания использовались
банковские карты, оформленные на посторонних лиц. При этом данные лица
оформляли банковские карты на своё имя и передавали их в распоряжение

55
организатору преступной группы, не будучи осведомленными об их использовании в
преступной деятельности. Также, участники группировок вовлекли в преступную
деятельность сотрудника банка филиала ЗАО «Банк Русский Стандарт» в г. Казани,
который по просьбе организатора преступной группы, за денежное вознаграждение,
оказывал помощь в оформлении банковских карт на посторонних лиц, не
осведомленных о преступной деятельности группы, с подключением услуги удаленного
доступа «Интернет-банка».
С помощью данных банковских карт (ОАО «Альфа-Банк», ОАО банк «Русский
стандарт», ЗАО «Связной Банк», ЗАО Банк «Тинькофф Кредитные Системы», ОАО
«МТС-Банк», ОАО Банк «Открытие») участниками группировки осуществлялось
обналичивание денежных средств. Денежные средства, переводимые с Qiwi-
кошельков на карточные счета в банках, обналичивались с помощью банковских карт
в г. Казани и передавались организатору преступной группы. Установлено что часть
банковских карточных счетов была оформлена на подставных лиц из числа жителей
г. Санкт-Петербурга. При этом банковские карты, оформленные на подставных лиц,
были заказаны посредством не установленного общедоступного Интернет-ресурса и
получены почтой. Автором исследования после непродолжительного поиска был
установлен один из таких ресурсов (см. рисунок 11 приложения 2). Всего в ходе ОРМ
установлено 28 банковских счетов, использовавшихся членами преступной группы,
через которые с декабря 2011г. по февраль 2013 г. прошло более 14 млн. рублей.
Инструментами легализации доходов явились, наличные денежные средства,
безналичные денежные средства, электронные денежные средства, банковские карты.
В качестве механизмов выступили электронные платежные системы, банковские
организации, Почта России.
Размещение денежных средств происходило на электронных кошельках,
расслоение осуществлялось посредством последующего перевода эквивалента
денежных средств в электронной валюте на банковские счета, оформленные на
подставных лиц, интеграция осуществлялась в процессе обналичивания и передачи
денежных средств руководителю преступной организации.

56
Развитие компьютерных и информационных технологий, расширение услуг,
представляемых в сфере электронного оборота денежных средств, активно
используются криминалитетом в целях скрытого и быстрого перемещения
преступных доходов. Можно сказать, что в настоящее время это одна из самых
обсуждаемых проблем в сфере экономической безопасности, как нашего государства,
так и мирового сообщества в целом.
Актуальность внедрения инноваций в подходы к документированию
преступлений, совершенных с использованием современных компьютерных
технологий, а также совершенствования законодательства в данной сфере трудно
переоценить.
ФСКН России проводится активная работа в данных направлениях. Например, в
практике имеется пример выявления преступления, связанного с незаконным
оборотом наркотиков, основываясь на анализе используемых преступниками
электронных платежных систем, т.е. можно сказать, что от финансовой составляющей
удалось прийти к предикатному преступлению.
Так, Управлением «Л» Оперативно-разыскного департамента ФСКН России,
в ходе анализа движения денежных средств по одному из кошельков «Qiwi» (кошелек
«А») было установлено, что с данного кошелька ежедневно проводится 5 – 7
операций (по 15 тыс. рублей) по переводу денежных средств на счет «Юнистрим».
Был установлен кошелек «Qiwi» (кошелек «Б»), с которого на кошелек «А»
осуществлялись переводы денежных средств, при этом на кошелек «Б» поступали
денежные средства, кратные ценам на наркотические средства.
В ходе проведения дальнейших мероприятий было установлено, что
организатор сбыта наркотиков находился на территории Республики Азербайджан и
руководил деятельностью лиц, осуществлявших закладки наркотиков на территории
Российской Федерации. В результате одно лицо было задержано и изъято около
1 кг. героина.
На основе проанализированной правоприменительной практики, некоторые
конкретные примеры из которой были представлены в исследовании и проводимых

57
ранее исследований, выделяются следующие характерные признаки (или критерии
отбора операций) совершения преступления легализации доходов, полученных от
незаконного оборота наркотиков:
1. В большинстве случаев лицо, совершающее преступление из сферы
незаконного оборота наркотиков, занимается и последующей легализацией
полученного преступного дохода, если не использует извлеченную от совершения
преступлений выгоду на собственные нужды.
2. Денежные переводы чаще всего имеют «круглые» суммы, кратные 100,
1000 или 10000 долларов США, Евро или национальной валюты. Зачисляемые на счет
наличные деньги в последующем полностью снимаются без остатка;
3. Дробление сумм денежных средств, перечисляемых клиентом одному или
нескольким контрагентам по одному основанию и в течении небольшого периода
времени;
4. Зачисление на счет клиента денежных средств с назначением платежа
«займ», «кредит», «ссуда» и «предоплата» от плательщика – физического лица, в том
числе, не резидента или третьего лица, не являющегося стороной по договору и не
имеющего договорных отношений с клиентом;
5. Перевод денег клиентом с определением «выплата по кредиту», «выплата
по займу» или «очередной взнос» ранее не известным лицам или компаниям;
6. Досрочное погашение кредитов, полученных на легальных основаниях в
банке, либо займов в иных финансовых учреждениях (например, в микрофинансовых
организациях) лицом, подозреваемым в незаконном обороте наркотиков;
7. Пренебрежение клиентом более выгодными условиями оказания услуг, а
также предложение клиентом необычно высокой комиссии или комиссии, заведомо
отличающейся от обычно взимаемой комиссии по такому роду услуг;
8. Большой оборот наличных денежных средств, источник образования
денежных средств не известен, операции осуществляются на большие суммы, которые
не характерны для деятельности владельца счета;

58
9. Денежные переводы, по сообщениям банков, не связаны с
предпринимательской или инвестиционной деятельностью, а также с приобретением
прав на недвижимое имущество;
10. Денежные переводы нерезидентов оффшорным компаниям, физическим
лицам, открывшим счета в оффшорных банках. Цепочка операций имеет запутанный
или необычный характер и не имеет явного экономического смысла;
11. Один из контрагентов операции находится на территории, общеизвестной
как центр производства и реализации наркотиков (Афганистан, Иран, Пакистан,
Таджикистан, Узбекистан, Казахстан, Колумбия и др.), при этом совершаются
экспортно-бартерные сделки;
12. Финансовые операции, в том числе, с использованием альтернативных
систем денежных переводов, между представителями одной диаспоры в различных
странах, этнически связанных с одним государством;
13. Приобретение жилой и нежилой недвижимости, активов предприятий
оффшорными компаниями. Приобретение физическими лицами недвижимости,
активов предприятий, а также их участие в бизнесе на денежные средства, полученные
от оффшорных компаний. Устремленность на приобретение недвижимости или
активов предприятий за пределами Российской Федерации.
14. Организации с высокой долей вероятности имеют признаки фиктивности
(для образования юридического лица используются подставные лица, в качестве
которых выступают молодые люди без достаточных средств к существованию, лица
без определенного места жительства, лица, страдающие наркотической или
алкогольной зависимостью);
15. Использование подставных физических лиц, указанных в предыдущем
пункте, на которых обманным путем или путем убеждения за небольшую плату
оформляются банковские карты для последующего вывода на них денежных средств;
16. Использование утерянных или поддельных документов, которые
изготавливаются самостоятельно или приобретаются у профессиональных
фальсификаторов (по имеющимся статистическим данным, в России ежегодно

59
изымается более 25 тысяч поддельных российских паспортов), подделка
учредительных и бухгалтерских документов предприятий, нотариальных документов
и т.д.;
17. Использование для многоэтапного перемещения денежных средств так
называемых «компаний-оболочек», регистрация на один юридический адрес большого
количества различных организаций;
18. Активное использование электронных платежных систем, регистрация
большого количества электронных кошельков в различных электронных платежных
системах на узкий круг лиц, использование систем онлайн обмена валюты одной
электронной платежной системы на валюту другой электронной платежной системы;
19. В большинстве случаев фактическое отсутствие временного промежутка
между совершением предикатного преступления в виде фактов сбыта наркотиков и
началом последующего преступления – легализации преступных доходов;
В различных типологических исследованиях перечисленные признаки могут
быть дополнены еще рядом признаков. В данном исследовании фокус делался именно
на признаки, характерные для легализации доходов, полученных от незаконного
оборота наркотиков.

60
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В ходе проведенного исследования получен достаточно важный вывод о том,


что обязательным условием эффективного проведения оперативно-розыскных и
следственных мероприятий в сфере противодействия легализации доходов от
незаконного оборота наркотиков является понимание моделей и стадий легализации,
умелое распознавание приемов и способов «отмывания». Наличие этих навыков –
неотъемлемый элемент качественного и верного документирования фактов
легализации, что в результате приводит к хорошей судебной перспективе у уголовных
дела рассматриваемой направленности.
Если мелкие сбытчики наркотиков, действующие самостоятельно, в основном
не прибегают к различным маскировочным мероприятиям, так как часто это
экономически им не очень выгодно, а многие банально не осведомлены о наличии
таких возможностей, то организованная преступность в сфере незаконного оборота
наркотиков в некоторых случаях даже опережает развитие государственной системы
противодействия отмыванию денег.
Проведенный анализ практической деятельности подтверждает факт того, что
маскировка преступных деликтов в сфере легализации доходов от незаконного
оборота наркотиков может осуществляться различными по количеству и
разнообразию приемами и способами, многие из которых на практике достаточно
тяжело выявляются и не всегда поддаются логическому описанию.
Между тем краеугольный закон современной физики – закон сохранения
материи гласит «материя никуда не исчезает и ниоткуда не появляется». Экономисты
в этой связи используют одно очень расхожее выражение: «деньги не приходят
из ниоткуда и не уходят в никуда».
В настоящее время целесообразно сместить приоритеты к изучению и
противодействию легализации доходов от незаконного оборота наркотиков через
призму исследования особенностей деятельности организованной преступности в

61
данной сфере, уточнения и обобщения используемых экономических и финансовых
инструментов, в том числе, исходя из региональных и международных характеристик.
Проведенное исследование позволяет сделать еще один вывод. Противодействие
легализации доходов, полученных от незаконного оборота наркотиков – это
междисциплинарный процесс. Действия и мероприятия, осуществляемые в рамках
этого процесса, требуют наличия специальных знаний и навыков не только в области
уголовного права, уголовного процесса или оперативно-розыскной деятельности, но и
профессиональных познаний об экономических и финансовых отношениях,
особенностях ведения хозяйственной деятельности. Кроме того, очень важно иметь
аналитические навыки работы с большим объемом информации «на входе».
Важным направлением совершенствования процессов противодействия
легализации доходов от незаконного оборота наркотиков представляется дальнейшее
усиление взаимодействия с подразделением финансовой разведки на всех стадиях (с
одной стороны – это оперативная проверка и предварительное следствие, с другой –
проведение финансового расследования) и взаимный обмен опытом, формирующимся
в процессе противодействия легализации доходов от незаконного оборота наркотиков
в рамках имеющейся у каждого ведомства компетенции. Такой подход должен
ускорить достижение эффекта более полного использования возможностей и
результатов анализа финансовой составляющей наркобизнеса для выявления каналов
поставки и сбыта наркотиков, а первоосновой должно стать развитие понимания как
самой проблемы, путей ее решения, так и возможных результатов и выгод.

62
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Федеральный закон от 4 августа 1994 г. № 16-ФЗ «О ратификации


Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и
уголовным делам» // СЗ РФ. 1994. № 15. Ст. 1684;
2. Федеральный закон от 13 июня 1996 года № 63-Ф3 «Уголовный кодекс
Российской Федерации» // СЗ РФ, 1996, № 25, ст. 2954;
3. Федеральный закон от 7 апреля 2010 года № 6-Ф3 «О внесении изменений
в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ, 2010, № 15, ст.
1756;
4. Федеральный закон от 28 июня 2013 г. № 134-ФЗ «О внесении изменений
в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия
незаконным финансовым операциям» // СЗ РФ, 2013, № 26, ст. 3207;
5. Указ Президента Российской Федерации от 9 июня 2010 года № 690 «Об
утверждении Стратегии государственной антинаркотической политики Российской
Федерации до 2020 года» // СЗ РФ, 2010, № 24, ст. 3015;
6. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18
ноября 2004 года № 23 «О судебной практике по делам о незаконном
предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного
имущества, приобретенных преступным путем» // Бюллетень Верховного Суда РФ,
2005, № 1;
7. Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических
средств и психотропных веществ 1988 года, статья 3b [Электронный ресурс]. – Режим
доступа http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pdf/illicit_drugs.pdf;
8. Вестник Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации,
№ 3 - 4, 2010;
9. Руководство ФАТФ по финансовым расследованиям [Электронный
ресурс]. – Режим доступа http://mumcfm.ru/index.php/ru/materials/books;

63
10. Перспективы применения механизмов замораживания, ареста и
конфискации преступных активов, механизмов управления конфискованными
активами: М., МУМЦФМ, 2013, С. 31;
11. Наркоситуация в зоне действия Организации Договора о коллективной
безопасности (2009-2013 гг.): анализ и прогноз / под ред. Д.Д. Невирко. – Красноярск:
СибЮИ ФСКН России;
12. Устинова Т.Д., Минская В.С. Уголовная ответственность за преступления,
предусмотренные статьями 174, 1741 , 183, 193 УК РФ. М., 2003.
13. Зарубин А.А., Иванина В.А. Противодействие легализации преступных
доходов от незаконного оборота наркотиков органами наркоконтроля: Учебное
пособие. Хабаровск, 2005. С. 12;
14. Беницкий А.С., Розовский Б.Г., Якимов О.Ю. Ответственность за
легализацию преступно приобретенных доходов в уголовном законодательстве
Украины и Российской Федерации: Монография / МВД Украины, Ин-т экон.-пр. исл.
НАН Украины, Луган. гос. ун-т внутр. дел им. Э.А. Дидоренко, Восточноукр. нац. ун-т
им. В. Даля. – Луганск: РИО ЛГУВД им. Э.А. Дидоренко, 2008.
15. Киселев И.А. Грязные деньги: Уголовная ответственность за отмывание
преступных доходов и ее применение в борьбе с преступностью и коррупцией. И.А.
Киселев. – М.: ИД «Юриспруденция», 2009;
16. Корчагин О.Н. Роль и место электронных платежных систем в незаконном
обороте наркотиков на территории Российской Федерации // Вестник Сибирского
юридического института ФСКН России. – 2012.-№2;
17. Поздняков А.Н. Раскрытие и расследование преступлений, совершенных
членами организованных групп и преступных сообществ, сформировавшихся на
этнической основе. Монография. М. 2013;
18. Корчагин О.Н., Колесников К.А. Организация противодействия
легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, в том числе от
незаконного оборота наркотиков / Под ред. И.И. Батыршина; учебное пособие. М.,
2013. С. 149;

64
19. «В будущее с надеждой» / Выступления директора ФСКН России В.П.
Иванова, апрель-май 2012г. – М, 2012.;
20. Трунцевский Ю.В. Понятие транснационального преступления //
Международное уголовное право и международная юстиция. 2014. № 3.

65
Приложение 1

Изъятие по годам (округленные цифры в килограммах)


Наименование
2010 2011 2012 2013
вещества
Из них органами Из них органами Из них органами Из них органами
Всего ФСКН МВД Иные Всего ФСКН МВД Иные Всего ФСКН МВД Иные Всего ФСКН МВД Иные
Наркотические 41240 28535 10724 1981 36164 22538 11460 2166 35810 22283 11361 2166 34762 21645 11645 1472
средства (НС)
НС опийной группы 5441 3404 1452 585 6476 4294 1135 1047 5687 3512 857 1318 4915 2979 1500 436
Героин 2636 1321 793 522 2015 1041 490 484 2176 1573 325 278 2447 1655 360 432
Из них

Опий 104 69 7 28 43 5 14 24 142 114 5 23 68 62 5 1


Маковая солома 2575 1963 578 34 4273 3186 546 541 3196 1751 434 1011 2216 1227 988 1
НС каннабисной 35185 24851 9136 1198 28836 17798 10000 1038 28887 17869 10290 728 27566 17390 9343 833
группы
Марихуана 32004 22815 8148 1041 26026 16040 9358 628 26594 16511 9669 414 24809 15689 8743 377
Из них

Гашиш 2565 1640 775 150 2275 1399 477 399 1669 908 455 306 2135 1266 428 441
Гашишное 583 394 180 9 485 351 126 8 535 412 114 9 381 275 90 16
масло
НС амфетаминовой 229 97 105 27 190 122 48 20 393 307 60 26 606 346 207 53
группы
Кокаин и его 266 99 5 162 282 38 211 33 68 33 4 31 446 185 230 31
производные
Иные НС 121 84 27 10 369 276 67 26 773 558 151 64 1223 739 364 120
Синтетические НС 506 216 202 88 716 462 204 50 1296 910 285 101 1966 1102 684 180
Психотропные 82 45 35 2 3215 3002 147 66 4083 3699 306 78 1639 1380 146 113
вещества
Сильнодействующие 4918 4838 36 44 1357 1266 45 46 811 774 19 18 877 807 9 61
вещества

66
Официальные сведения о количестве лиц, потребляющих наркотические средства,
ГОД психотропные вещества и о лицах, умерших от отравления наркотическими средствами,
психотропными веществами (кол.чел)

Сведения о наркозависимых лицах, снятых с


Сведения о Диагноз «наркомания» наблюдения в связи со смертью, в том числе от
зарегистрированных зарегистрирован передозировки
потребителях впервые

Всего Передозировка

2010 673840 33952 9263 1197

2011 655005 78095 8564 1039

2012 654923 76111 8071 979

2013 643731 78187 8683 1064

2014

67
Основные показатели, характеризующие процесс противодействия легализации доходов, полученных в результате незаконного
Категории оборота наркотиков
2010 2011 2012 2013
Из них органами Из них органами Из них органами Из них органами
Всего ФСКН МВД Иные Всего ФСКН МВД Иные Всего ФСКН МВД Иные Всего ФСКН МВД Иные
Зарегистриро
вано 222564 85185 135328 2051 215214 83528 129360 2326 218974 79074 135993 3907 231462 79939 146662 4861
преступлений
- всего
Тяжких и 154218 66813 85843 1562 150727 65981 82929 1817 152118 62271 86528 3319 165882 63777 97954 4151
особо тяжких
ст. ст. 174,
174.1 УК 274 272 0 2 211 211 0 0 244 244 0 0 288 287 0 1
России,
легализация
Расследовано
преступлений 150355 58730 89696 1929 142008 53731 86323 1954 145801 51484 90987 3330 143546 48247 90703 4596
- всего

ст. ст. 174,


174.1 УК 373 370 1 2 187 187 0 0 234 234 0 0 260 257 1 2
России,
легализация
Установленна
я сумма 231848 303683 539428 1134955
легализованн
ых доходов
(тыс. рублей)

68
Приложение 2
Рис.1

69
Рис.2

70
Рис.3

71
Рис.4

72
Рис.5

73
Рис.6

74
Рис.7

75
Рис.8

76
Рис.9

77
Рис.10

78
Рис.11

79
80