Вы находитесь на странице: 1из 3

Говоря о декоммунизации в Беларуси, в первую очередь стоит обратить внимание на

заявление Александра Григорьевича Лукашенко, в ходе посещения Республиканского


научно-практического центра онкологии и медицинской радиологи: «Не было в Беларуси,
в отличие от соседних Украины, России, случаев сноса памятников советских времен... Я
это остановил сразу. У нас готовы были тоже сносить памятники, провести
декоммунизацию, люстрацию — я это остановил». Президент Белоруссии четко выразил
свое негативное отношение к данному процессу, объявив, что декоммунизации в стране
не будет, так как белорусы уважают свое историческое прошлое, в том числе и советское.
Но стоит обратить внимание и на то, что до 1994 года данный процесс набирал обороты,
мало того декоммунизацию начали сами белорусские власти, костяк которых состоял из
представителей КПСС-КПБ. Декоммунизация в Беларуси началась с поражения
августовского путча в Москве 1991 г. Первым и самым значительным шагом в этом деле
был запрет Верховным Советом Беларуси 12-го созыва деятельности КПСС-КПБ в 1991-
м. А результатом авантюры с ГКЧП стали Беловежские соглашения от 10 декабря 1991 г.
"Об образовании Содружества Независимых государств", в которых констатировалось о
прекращении существования СССР как геополитической реальности. И образования на
территории бывшего СССР - тоталитарного государства, в которое входили пятнадцать
союзных республик - независимых государств. Именно тогда, после провала авантюры с
ГКЧП с подачи первого президента России Бориса Ельцина в широкий общественно-
политический оборот вошел термин "коммунофашизм". Идеологии коммунизма и
фашизма считались двумя сторонами одной медали. В то время велись дискуссии и споры
по поводу того, какая из этих идеологий по своим реальным последствиям для
человечества была более жесткой, кровавой и ужасной. Если говорить о конкретных
примерах, то в начале 90-х гг. ХХ в. В Минске белорусы, подхватившие идею
истребления памятников, вышли на улицы с условием, либо они снесут памятники
Ленину и деятелям большевистской партии, либо государственные деятели вынесут
данный вопрос на обсуждение и памятники будут свезены на склады или же запустят
проект о создании «музея тоталитаризма» под открытым небом. Данный вопрос до сих
пор остается открытым и в связи с этим по сей день Белоруссия разделилась на две
стороны тех, кто за декоммунизацию и тех, кто полностью поддерживает политику
Лукашенко и считает, что нужно чтить свою историю и советскую в том числе.
Что касается переименования улиц, то стоит обратиться к 1993 г, когда в Гомеле был
запущен проект на обсуждение о переименовании улиц, такие названия, как «Советская»,
«Октябрьская», «Маркса», «Энгельса», «Кирова», «Калинина», «Дзержинского»,
«Тухачевского», «Коммунистическая», «Революционная», «Интернациональная» и много-
много других должны были уйти в прошлое. Руководство основывалось на примере
города Молодечно, где десоветизация была проведена ещё в начале 90-ых. Во времена
кризиса компартии Молодечно стал первым белорусским городом, где председателем
Совета депутатов выбрали не-коммуниста Геннадия Карпенко. Он (вместе с
национальным активом города) успешно провёл переименование улиц. После в Гомеле
было переименовано 13% улиц, а основная часть только входила в проект, но данный
процесс не был осуществлен в связи с приходом к власти Лукашенко в 1994 г.
Вопрос о ликвидации советской символики в Беларуси стал одним из самых острых,
власти Белоруссии решили убрать с герба советскую символику. В ближайшее время герб
Белоруссии подвергнется изменениям, сообщил министр юстиции Олег Слижевский. Он
подчеркнул, что Белоруссия является миролюбивым государством, которое
придерживается нейтралитета, и поэтому герб будет приведен в соответствие с
миролюбивым содержанием. Слижевский отметил, что белорусы неоднократно просили
власти изменить герб. Сейчас над изменениями работает геральдический совет при
президенте Белоруссии, который также пришел к выводу о необходимости изменить
символику. Слижевский отметил, что изображенная на гербе пятиконечная звезда
выглядит чересчур по-милитаристки. Кроме того, изображенные на земном шаре
параллели и меридианы выглядят как клетка, в которую заключена планета Земля. «Такие
нюансы вызывают не всегда правильные ассоциации и, безусловно, подлежат приведению
к тому, чтобы герб был исполнен идеально и воспринимался позитивно», - добавил
министр.
Говоря о флаге, то стоит начать с 1991 года, когда Белоруссия из союзной республики
стала независимым государством. Внешне в стране происходили те же процессы, что и в
других субъектах бывшего СССР. Советскую символику по инициативе местных правых
сил, Белорусского народного фронта во главе с Зеноном Позняком, здесь заменили на
национальную. Её ренессанс оказался недолгим. В начале 1990-х годов русифицированная
и советизированная Белоруссия представляла собой ментально наименее готовый к
суверенитету бывший субъект СССР. Ностальгию по распавшемуся государству
усиливало резкое падение уровня жизни в первые годы независимости. В июле 1994 года
президентские выборы выиграл широко использовавший советский тренд Александр
Лукашенко. В 1995 году власть пока всё ещё единственного президента в истории страны
укрепил общенациональный референдум. На голосование вынесли четыре вопроса: о
государственном статусе русского языка, о президентском праве распускать парламент, об
интеграции с Россией и об упразднении бело-красно-белого флага вместе с гербом
«Погоня». Согласие со всеми четырьмя пунктами вписывалось в концепцию советской
ностальгии, де-факто ставшей одним из столпов нового режима. Правый Белорусский
национальный фронт объявил голосование антиконституционным. Оппозиция указывала
на то, что по основному закону страны нельзя менять положения о государственном языке
и официальной символике. Сторонники Лукашенко парировали тем, что по той же
конституции народ, как единственный источник власти в Белоруссии, сам может
определять государственные атрибуты. Голосование состоялось 14 марта 1995 года и
закончилось триумфом пропрезидентских сил. В поддержку каждой из инициатив
Лукашенко официально высказалось около 80% белорусов. Оппозиция, в свою очередь,
заявляла о систематических нарушениях при голосовании. Итоги референдума не
признали и международные наблюдатели. Но последствий это не имело: Лукашенко
добился контроля над парламентом и упразднения ненавистной ему
«националистической» символики. Ей на смену пришёл третий флаг БССР, только с
обновлённым орнаментом, изменёнными пропорциями полос и без серпа с молотом. Эта
реставрация стала единственной в своём роде на всём постсоветском пространстве.
Говоря об образовании, то стоит отметить, что после прихода к власти Лукашенко
продолжили использовать советские методы обучения в данной области. Школьные и
университетские учебники зачастую навязывали антибелорусские идеи. Основой истории
так и остались отсылки ко Второй Мировой, БССР и 1917-ому году. Но при этом сам
Лукашенко упоминал о проведении ряда изменений в сфере образования, например,
замена устаревших трактовок, а также уменьшение давления на советскую идеологию.

В проведении праздников в Беларуси также были проведены некоторые изменения,


например, 29 октября - День памяти жертв сталинских репрессий. 75 лет назад, в ночь с 29
на 30 октября 1937 года, в здании НКВД в Минске были убиты более ста белорусских
деятелей культуры и представителей национальной интеллигенции. Лукашенко
предложил вынести на обсуждение проект, по которому будут проведены тщательные
археологические исследования и раскопки в местах убийства белорусов при чекистских
расстрелах. Внести данные места в охраняемые законом зоны и установить памятные
мемориалы. Но при этом Лукашенко запрещает высказывания о репрессированных за 70
лет коммунистического бесчинства, что также разделяет общество на два лагеря. Одни
считают, что создания мемориала достаточно, другие говорят, что нужно говорить о
несправедливости репрессией и осуждать данные действия партии, так как они являются
полным отражением коммуфашизма. Так же большая часть населения требует открыть
доступ ко всем архивам КГБ касательно репрессий. Утверждая, что до сих пор нет полной
картины того, сколько крови было пролито во времена 1917-1991. «В архивы КГБ
пускают только с разрешения чекистов, а значит, туда попадают лишь избранные
«везунчики»» - высказался в своей статье журналист Виктор Демидов. Стоит отметить,
что была создана официальная петиция с требованием открыть доступ к базе дел
репрессированных, а также провести полную и окончательную реабилитацию всех жертв.
КГБ ответило на это отпиской, что таких данных нет и решение данного вопроса не в их
компетенции. Данный факт остается не замеченным правительством до сих пор, что
свидетельствует о половинчатой декоммунизации Беларуси в данной сфере.
Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что процесс декоммунизации в
Беларуси все-таки запущен, но проходит очень медленно, не смотря на, сопротивление
Лукашенко и его громкие лозунги о сохранении истории, в том числе и советской.
Мышление белорусов в любом случае уже проходит десоветизацию, а то, о чем
умалчивает принятая государством история, становится известным, что вызывает в
обществе диссонанс и негативное отношение к действиям коммунистической партии.
СМИ часто используют такой термин, как коммуфашизм, говоря о советском времени, что
также влияет на население с целью проведения декоммунизации в стране.