Вы находитесь на странице: 1из 144

ВОЛОНТЕРЫ

АРКТИКИ
Андреев
Георгий

ОСТРОВ ВИЛЬКИЦКОГО
ББК 26.89(001)я611
А65

Фотографии: Георгий Андреев

А65 Георгий Андреев. Волонтеры Арктики: фотоальбом. – Ростов н/Д:


Донской издательский дом. 2018, 144 с.

ISBN 978-5-904079-31-4

Эта фотокнига о добровольцах. О тех парнях, что отдыху на жарких курортах пред-
почитают труд на Крайнем Севере. О тех, кто очищал остров Белый, а теперь с не-
терпением ждет лета, чтобы снова отправиться на остров Вилькицкого. Эта книга о
любви к путешествиям и приключениям, о стремлении к подвигу и о желании быть
причастными к большому делу. Эта книга о свободном выборе молодых мужчин, об
их внутренней потребности сделать свою страну и свой мир лучше, чище. Эта книга о
Волонтерах Арктики.

ББК 26.89(001)я611
А65

ISBN 978-5-904079-31-4 © Георгий Андреев, 2018


© Георгий Андреев, фотографии, 2018
© Рыбальченко Ирина, оформление, 2018
Книга издана при поддержке Правительства
Ямало-Ненецкого автономного округа.
ОТ АВТОРА
Здравствуйте!

М еня зовут Георгий Андреев, и я — волонтер Арктики. В 2013


году в составе отряда добровольцев я впервые отправился
на остров Белый в Карском море. Об организации «Зеленая Ар-
ктика» и наборе волонтеров-экологов я узнал в интернете и за-
полнил анкету кандидата, не раздумывая. Чтобы попасть в экс-
педицию, я уволился с работы и уехал из любимого Петербурга,
где прожил полтора года и только успел освоиться. В тот раз я
пробыл на острове полтора месяца и застал две волонтерские
смены. Домой вернулся другим человеком – я не служил в армии, и экспедиция стала для меня
своеобразным обрядом мужской инициации.
После пережитых приключений в компании интереснейших людей мне все казалось возможным.
Недолго думая, я отправился в самостоятельное путешествие по Индии, о котором так давно
мечтал. С тех пор я объездил автостопом всю Юго-Восточную Азию и побывал в трех арктических
экспедициях. Так первая экспедиция в Арктику круто изменила мой образ жизни, а Полярная
звезда стала действительно путеводной. Однако всего этого бы не произошло, если бы не мои
родители.
В конце 70-х мои мама и папа, как и многие другие в те времена, отправились на заработки на Се-
вер. Отец против воли начальства уволился с Казанского авиационного завода и уехал практи-
чески в неизвестность. С мамой они договорились: как только отец обустроится на новом месте
и решит, что условия подходят для семейной жизни, он сразу же пришлет телеграмму с вызовом.
Мама в то время работала в аптеке и была, что называется, на «хорошем счету». Прибыв на Север,
отец устроился монтажником-высотником на стройку большого газоперерабатывающего пред-
приятия под Нижневартовском.
Спустя некоторое время, не дождавшись телеграммы, моя мама, скромная и домашняя девушка,
выросшая в семье военного, несмотря на протесты родителей, отправилась вслед за мужем. Из
любимой аптеки пришлось уволиться. Заявление на увольнение отнес мой дед — мама на тот
момент уже была на полпути на Север. В рабочий поселок она приехала без предупреждения. Се-
мейная легенда гласит: когда отец привел маму в общежитие и показал ей и без того маленькую
комнату, разделенную надвое занавеской (во второй половине жил сосед), где им предстояло
жить, мама бодро сказала: «А здесь очень даже ничего. Жить можно!» и принялась наводить
порядок. Так началось время, которое мои родители будут всю жизнь вспоминать с огнем в гла-
зах. Они были молоды, полны сил и планов на будущее, а все происходящее воспринимали как
захватывающее приключение.
Через три года родителям пришлось вернуться в Казань — они очень хотели детей, а маме тяже-
ло давался суровый северный климат. Отец продолжил трудиться на монтаже. Мама, фармацевт
по специальности, устроилась на завод «Органический синтез». После их возвращения один
4
за другим родились два моих старших брата. метить, что этот достаточно экзотический опыт
А еще через восемь лет, когда маме и папе уже никак не обесценивает мою деятельность вне
было под сорок, родился я. экспедиций. Как раз наоборот — волонтерство
Маленькая история моей семьи развивалась в Арктике добавило новые грани моей личности
на фоне «большой» истории: неожиданно для и придало глубины моей повседневной жизни.
многих перестала существовать страна, кото- В экспедициях я нашел свое хобби - фотогра-
рая, казалось, будет существовать вечно. Время фию, в которой я с огромной радостью продол-
талонов и очередей сменилось временем вауче- жаю развиваться. Доказательством тому слу-
ров и безработицы. Но несмотря на все сложно- жит эта фотокнига. В ней я хочу познакомить
сти, у нас дома всегда было хорошо. Создание вас с деятельностью организации «Зеленая Ар-
домашнего уюта в перестроечное время требо- ктика», что организует наши экспедиции, и рас-
вало от матери и отца много сил и вложений. сказать об острове Вилькицкого, на котором в
Поэтому со времен своей молодости они не вы- последние два года трудятся волонтеры и впе-
езжали дальше нашей дачи в пригороде Казани. реди у них еще три года работы. Главная цель
Однако работая над этой книгой, я осознал, что книги — передать атмосферу волонтерского от-
именно родители вдохновили меня на поиски ряда, отправившегося с экологической миссией
приключений. на арктический остров. Я постарался раскрыть
Ведь каждый раз, когда они рассказывали про настрой и мотивацию добровольцев, а также
свои «три года на Севере», их глаза вновь заго- понять, почему некоторые из них возвращаются
рались молодым и озорным огнем. Я настолько в Арктику снова и снова – признаться, в процес-
напитался «северными историями», что заочно се работы я многое узнал и о самом себе. Также
влюбился в путешествия. Черно-белые фото- я ощущаю сильную преемственность по отно-
карточки из пахнущего дальней дорогой че- шению к людям, что трудились на Севере до нас.
модана и многочисленные отцовские атласы Поэтому я включил в книгу рассказы людей, что
добавили визуального объема моим мечтам. работали и несли службу на объектах острова
По-детски непосредственно я сам себе пообе- Вилькицкого во времена активного освоения
щал побывать «везде-везде». А в волшебной Арктики в советский период. Для достижения
стране под названием «Север» — в первую оче- вышеперечисленных целей я воспользовался
редь. Я рос с мыслью, что тоже хочу «суровой своими фотографиями, отснятыми на острове
природы», «тяжелого труда» и «настоящих лю- Вилькицкого в 2017-2018 годы, фотографиями из
дей». домашних архивов моих героев «из прошлого»,
Сегодня я могу с уверенностью сказать, что в а также живой речью «Полярных Братьев» —
тот миг, когда я решился отправиться в первую людей, что посвятили волонтерству в Арктике
экспедицию, я встал на очень важный путь – не один год и по праву считаются ветеранами
путь к самому себе. На Севере я нашел все, что арктического волонтерского движения.
искал с самого детства. Эту фотокнигу я посвящаю своим родителям и
Меня искренне поражает природа, столь пре- всем романтикам Севера. Надеюсь, что она не
красная в своей строгости и аскетизме, без- только порадует вас красивыми фотографиями,
мерно вдохновляют люди, с которыми я делю но и даст пищу для размышлений.
работу и быт. Я чувствую, что занимаюсь дей-
ствительно важным и полезным делом. Хочу от- Георгий Андреев
5
ЧАСТЬ ЖИВОЙ
ПЛАНЕТЫ
7
ЗЕЛЕНАЯ АРКТИКА

я - Алексей Рудковский, председатель МОЭО


«Зеленая Арктика».
Идея создания организации появилась после того, как
ее будущие лидеры приняли участие в экологической
экспедиции на остров Белый в 2012 году. Через 2 года
после первой экспедиции на Белый по инициативе
правительства Ямало-Ненецкого автономного округа
была основана межрегиональная общественная эко-
социологическая организация «Зеленая Арктика».
Главные направления деятельности организации —
развитие и распространение добровольческих ини-
циатив по очистке арктических территорий, транслирование идей осознанного при-
родопользования и необходимости человеческого присутствия в Арктике. Сложно
переоценить важность этих усилий, особенно сегодня — в период активного освоения
арктических территорий.
На сегодняшний день «Зеленая Арктика» является лидером в области осуществления
арктических волонтерских проектов. Наиболее известный из них – пятилетняя програм-
ма по очистке острова Белый, которая успешно завершилась в 2016 году. Остров Белый
— фасад российской Арктики на Северном морском пути, а фасад должен быть чистым.
«Зеленая Арктика» — это кузница волонтерских кадров. Мы обладаем многолетним
опытом подготовки добровольцев для работы в условиях Севера, где для успешной во-
лонтерской деятельности необходим багаж из специализированных знаний и умений.
За прошедшие 5 лет в проектах «Зеленой Арктики» приняли участие около 200 волон-
теров из 17 регионов РФ и 7 стран ближнего и дальнего зарубежья. За эти годы наша
организация реализовала такие проекты, как:
­— экологические экспедиции по очистке острова Белый — 2012-2016 годы;
­— первый форум экологического туризма «Полярная Земля» — 2015 год;
­— создание туристско-краеведческого объекта «Высота 868» — 2015-2018 годы;
­— учебно-тренировочные сборы волонтеров в сфере экологии «Дух Заполярья» —
2017-2018 годы.
Последние 2 года волонтеры «Зеленой Арктики» очищают остров Вилькицкого. Об их
работе вы узнаете из этой книги.
Сегодня, возможно как никогда ранее, ценится компетентность волонтеров-профес-
сионалов. В таких людях искреннее желание помочь сочетается с опытом работы в
сложных условиях и стрессовых ситуациях. Это редкий набор из личных качеств и
профессиональных умений. Если вы чувствуете в себе силы и желание, то тоже може-
те стать частью «Полярного Братства».
Алексей Рудковский
8
Вид на юго-восточное окончание массива горы Поур-Кеу. 9
Полярный Урал, долина реки Соби.
Подготовительный поход перед отправкой волонтерского отряда на остров Вилькицкого.

10
11
12
Привал у водопада «Нефритовый» на ручье Нырдвомэншор.
В олонтер, в первую очередь, специалист, у которого есть знания, навыки и по-
нимание того, что, как и зачем он делает. Это человек с сильным духом и ха-
рактером — ему приходится от многого отказываться и, несмотря на трудности,
выполнять поставленные задачи. Я не имею ввиду посадку деревьев.
Мне нравится, что тема волонтерства развивается и сопровождается медийно.
Люди видят, что все не так просто и все наши действия имеют последствия — нам
или нашим детям придется с ними справляться.
Но свое волонтерство нужно начинать с образования и практики, с подготовки са-
мого себя. Для меня непонятно, когда человек кидается в омут с головой, тем более
в такие условия. Не имея навыков, можно такого наволонтерить, что тебя самого
потом придется вытаскивать.

Юрий Русаков,
спасатель 1-го класса, Екатеринбург

13
Наибольшего успеха достигает коллектив, состоящий из ярких, непохожих ин-
дивидуальностей, объединенных общей целью. На подготовительных сборах
к экспедиции на остров Белый уже с первых минут знакомства, меня поразил
пестрый состав команды: каждый был в чем-то уникален, все были по-своему
«отморожены». Я впервые видел, чтобы столько выдающихся джентльменов со
своей цельной картиной мира собрались в одном месте. Но при всех различиях
нас объединяло нечто общее, что не выражается словами, но читается в лицах.

Павел Бутаков,
14 политолог, Москва
Цель подготовительного похода - вершина горы Рай-Из, «Высота 868».

15
ОБ ОСТРОВЕ
Швеция

Баренцеве
море
Мурманск Архипелаг Карское о. Белый Диксон
Финляндия Новая земля море

о. Вилькицкого
Архангельск Печерское
море
Санк-Петербург
о. Неупокоева
о. Сибирякова

Обская о. Олений
губа

Москва

Россия

р.
Е
и се

н
й
Казань

Карское
УЧАСТОК ЗАХЛАМЛЕНИЯ
МАЯК море
МЕТЕОСТАНЦИЯ
ВОИНСКАЯ ЧАСТЬ о. Коса Восточная

о. Вилькицкого

18
ОСТРОВ ВИЛЬКИЦКОГО

О стров Вилькицкого находится в юго-восточной части Карского моря между устьями Оби и Енисея.
Относится к территории Ямало-Ненецкого автономного округа. Остров назван в честь Андрея Ип-
политовича Вилькицкого, гидрографа-геодезиста, исследователя Арктики, составившего его первую
карту.
Комплексное физико-географическое районирование относит остров Вилькицкого к Приновоземель-
ско-Карской подпровинции Обь-Енисейско-Карской области. Это Внешнеарктическая зона. Остров сло-
жен песчаными морскими отложениями голоценового возраста (Q IV).
Центральная часть острова — участок суши шириной около 9 км и длиной около 18 км. С запада и востока
к острову примыкают две песчаные косы. Длина восточной косы — 24 км, а ширина меняется от 3 до 0,3
км. Длина западной косы достигает 13 км, ширина уменьшается от 2 до 0,5 км.
Остров находится в Атлантической области Арктического климатического пояса. Климат арктический,
с долговременным залеганием снежного покрова. На острове длительная холодная зима и короткое
прохладное лето. На формирование климатических условий основное влияние оказывает неравномер-
ное поступление солнечной радиации в течение года, а также атмосферная циркуляция и воздействие
северного ледовитого океана. Продолжительность безморозного периода — всего 55-65 дней в году.
Среднегодовая температура воздуха отрицательная: –10°С, –12°С. Наиболее холодные месяцы — январь
и февраль, со средней температурой –24°С. Самые теплые — июль и август, +4°С. Годовая сумма осадков
— 300-350 мм. Летом количество осадков незначительное. Например, в июле всего 34 мм. На острове
фиксируются сильные ветра. Их скорость может достигать более 40 м/с.
В геоморфологическом отношении остров — типичная морская аккумулятивная равнина. Рельеф выров-
ненный, максимальные абсолютные высоты не превышают 5-6 метров. Поверхность осложнена термо-
карстовыми понижениями, плоско-полигональным и валико-полигональным рельефом. Часто встреча-
ются эолово-аккумулятивные формы рельефа. В северо-восточной части острова сформирована лайда.
Территория острова до сих пор находится под влиянием рельефообразующей деятельности Карского
моря. Вероятно, при сгонно-нагонных ветрах она осушается или заливается морской водой. Об этом кос-
венно свидетельствует плавник, встречающийся достаточно далеко от береговой линии. Многолетне-
мерзлые породы находятся на глубине 40-100 см.
Гидрографическая сеть представлена термокарстовыми озерами, западинами, болотами и вытекающи-
ми из них ручьями, которые ближе к морю образуют приустьевое взморье. Глубина водных объектов не
превышает 70 см, средний показатель глубины — 30 см. В зимний период они полностью промерзают, а
в летний период уровень воды непостоянен и зависит от температуры воздуха, интенсивности осадков
и испарения. Многие водоемы и водотоки пересыхают летом. На отдельных участках наблюдаются при-
знаки заболачивания.
Почвенный покров однообразен. На большей части острова он фактически отсутствуют. Почвы в основ-
ном арктические, реже тундровые, длительно промерзающие. Они имеют маломощный морфологиче-
ски слабодифференцированный профиль, состоящий из двух, очень редко трех горизонтов. Раститель-
ность острова — мохово-травяно-кустарничковые сообщества. Доминируют пушица и осока.
На большей части острова общая площадь проективного покрытия растительностью изменяется от 0 до
40 %. Участки сплошного покрытия встречаются редко, в основном в центральной части и на заболочен-
ных участках. 19
В 1954—2011 годы на острове Вилькицкого рабо- эксплуатации объектов Министерства обороны и
тала полярная метеорологическая станция, в Росгидромета. Участки вне этой зоны сохранили
1960—1990-е базировалось подразделение ПВО девственную чистоту.
ВС СССР, находились склады горюче-смазочных Исследование позволило выделить девять ос-
материалов. В настоящее время остров необита- новных участков, подверженных сильному ан-
ем, какие-либо работы не ведутся. Световой маяк тропогенному воздействию. На этих территориях
не работает. Функционирует лишь автоматиче- находятся сотни бочек и цистерн, старое обору-
ская метеостанция, установленная в 2012 году. дование и техника, остатки зданий и сооружений,
Отходы, образовавшиеся за время работы поляр- свинцово-кислотные аккумуляторы и прочее. За-
ной станции и военной части, не были вывезены брошенные объекты сопровождаются шлейфом
или переработаны. Несмотря на этот факт, специ- свалок бытовых и производственных отходов.
альных исследований по оценке присутствия за- Результаты химико-аналитических исследова-
грязняющих веществ в почвах, воде и раститель- ний показали, что водные объекты в районе ис-
ности до 2017 года ни разу не проводилось. следований повсеместно загрязнены нефтепро-
В рамках Стратегии развития Арктической зоны дуктами. Особое опасение вызывают разливы
Российской Федерации и обеспечения нацио- горюче-смазочных материалов на поверхность
нальной безопасности на период до 2020 года, суши и в водные объекты. Разливы встречаются
утвержденной Президентом Российской Феде- на территории полярной станции и пункта ПВО, а
рации В.В. Путиным, в 2017 году Губернатором также на северном берегу Карского моря, в рай-
ЯНАО Д.Н. Кобылкиным дано поручение присту- оне склада ГСМ и зоны выгрузки. Надмерзлот-
пить к работам по ликвидации накопленного вре- ные воды, как и воды поверхностных объектов,
да окружающей среде. загрязнены нефтепродуктами и имеют харак-
В июле 2017 года сотрудники ГКУ ЯНАО «Научный терную радужную пленку. В пробах воды обнару-
центр изучения Арктики», Российского государ- жена ртуть. В летний период с талыми водами, а
ственного гидрометеорологического универси- также с водами, образованными при таянии вну-
тета и волонтеры МОЭО «Зеленая Арктика» при трипочвенного и грунтового льда, загрязненные
организационной поддержке НП «Российский растворы мигрируют как горизонтально, так и
центр освоение Арктики» провели научную эко- вертикально по профилю.
логическую экспедицию на остров Вилькицкого. В ходе работы экспедиции загрязненные участ-
Целью экспедиции было изучение современного ки были оконтурены, для них были составлены
состояния природно-территориальных комплек- паспорта объектов накопленного экологического
сов и инвентаризация объектов накопленного ущерба. Результаты научных исследований по-
вреда окружающей среде. зволили сделать вывод о необходимости даль-
Выполненные полевые работы показали, что нейших работ по очистке накопленного ущерба,
наибольшему антропогенному воздействию рекультивировании загрязненных участков и
подверглась северная часть острова Вилькиц- дальнейшем экологическом мониторинге эколо-
кого. Расположенные здесь зоны бывшего хо- гической ситуации на острове Вилькицкого.
зяйственного использования стали очагами
загрязнения и нарушения естественных при-
родно-территориальных комплексов. Загряз-
нения носят локальный характер и являются
следствием функционирования выведенных из
20
Метеостанция:

1. Метеоплощадка;
2. Жилой модуль «Горизонт», 1972 г.;
3. Старый станционный дом,
позже - склад;
4. Старая котельная,
позже - кочегарка;
5. Техническое здание - радиорубка,
9 метеокабинет, дизельная
и аккумуляторная;
8 67 5 2 6. Баня;
4 1 7. Гараж;
3 8. Холодный склад;
9. Световой маяк, высота - 36, 5 м.

Воинская часть:

1. Продовольственный склад;
2,3,4. Дома офицерского состава;
5. Дом коммандира части с семьей;
6. Дизельная электростанция;
7. Казарма;
8. Склад;

2 3 4 5 9. Пункт управления;
1 6 7 8 10. Арсенал;
11. Баня, прачечная.
9
1o 11

21
ВОЛОНТЕРЫ АРКТИКИ
23
24
К ак правило, новым ребятам мы рассказываем про экспедицию в общих терми-
нах, а не через призму самих себя. На самом деле, в первый раз я сам не пони-
мал всей глубины того, куда и зачем еду. Я хотел узнать и попробовать что-то но-
вое, стать полезным обществу, меня тянуло совершить подвиг. Я был готов к этому.
Мои дед и дядька занимались газодобычей на полуострове ЯМАЛ. Что-то внутри
звало меня туда. Но точно я знал только то, что еду на остров организовывать ме-
роприятие и что ребята будут бочки катать — «ничего себе, интересно!». А в итоге
это глубоко запало в душу и переросло в нечто большее. Большое дело - можно так
и сказать.

Евгений Рожковский,
руководитель направления «Волонтеры Арктики», Салехард

25
Р ебят, что попадают на остров впервые, ждет преображение. Экспедиция – это
возможность выйти за грани комфорта и испытать себя в экстремальных усло-
виях, обогатить свой внутренний мир новыми знакомствами и идеями, побыть нае-
дине с природой. Такие поездки хороши, если хочешь разобраться в себе, открыть
новую страницу своей жизни.

Андрей Умников,
директор НП «Российский центр освоения Арктики»,
руководитель волонтерского отряда, Салехард

26
27
Высадка первого волонтерского отряда на остров Вилькицкого.
28
29
30
П омнишь, мы прилетели на Вилькицкого, а вокруг мертвая земля, валяются кости
медведей, трава желтая, лужи разлитого топлива? Пустыня какая-то. «Что здесь
творится, есть ли смысл!?»
А потом я вспомнил про Белый. Там же, судя по фото и рассказам, еще хуже было. А я
видел уже конечный результат, как все изменилось, какая там сейчас красота. Тогда я по-
нял, что все не зря. Да, 5 лет ребята работали, но оно того стоило. Надеюсь, что очень скоро
на острове Вилькицкого тоже будет чисто и красиво.

Илья Бескишко,
оператор по добыче нефти, Воркута

31
32
Айсберг на берегу Карского моря.
Высотомер ПРВ-11.
Заброшенные строения метеостанции. 33
К
огда я поехал в Арктику в первый раз, мне хотелось уехать подальше от большого
города, побывать в дикой природе, проверить себя и потрудиться. Конечно, я жа-
ждал приключений, потому что привычная жизнь в социуме надоедает, а повседнев-
ный быт вытесняет детские мечты.
Теперь у меня намного больше причин участвовать в экспедициях. На севере я нашел
друзей, работать с которыми для меня честь и непередаваемое удовольствие. Есть
несколько человек, которые ездят в экспедиции из года в год, и в которых я уверен.
Вместе мы работаем, как проклятые, и достигаем больших результатов. Но мы и отды-
хаем весело, шутим, смеемся. Это вдохновляет и мотивирует.
Кроме того, я лицом к лицу встретился с настоящей дикой природой, видел белых
медведей, полярных сов, гиганта-моржа. Я влюбился в низкое северное небо.

Григорий Покрас,
менеджер управления проектами в сфере рекламы,
участник четырех арктических экспедиций, Москва

34
35
36
Казарма рядового и сержантского состава.
37
38
39
40
К огда я убираюсь на островах, то понимаю, что люди безответственно относились к
природе. Однако я осознаю, что были другие времена. Таких серьезных проблем с
экологией, как сейчас еще не было, а большинство людей просто выполняли приказы.
То, что они в 70-х делали с металлоломом, то же мы сейчас делаем с пластиком. Мы не
лучше тех, кто жил до нас. Судить никого нельзя.

Димитр Петков,
инженер-конструктор, София, Болгария

41
42
Каким бы самодостаточным человеком ты ни
был, на тебя все равно влияют окружающие
люди. Если ты это понимаешь, то более осоз-
нанно выбираешь свое окружение. Атмосфе-
ра на острове зависит от атмосферы в кол-
лективе.

Илья Бескишко
*1
НАШ ЧЕЛОВЕК -
это тот, для кого интерес общности,
к которой он принадлежит,

ВЫШЕ
личных амбиций, какими бы
высокими они ни были.
ОН МОЖЕТ ПОЖЕРТВОВАТЬ СВОИМИ ИНТЕРЕСАМИ

ВО БЛАГО ТОЙ КОМАНДЫ,


в которой он сейчас находится.
А если использует коллектив только для
реализации своих целей, то это не наш
человек.
Павел Бутаков

*1 На вершине маяка.
48
В идишь , сколько у нас общего: мышление, взгляды на жизнь и на мир. Не зря
туда едем, значит.
Мы раскиданы по миру, живем в разных городах, у всех разные профессии... А на
севере нас в одну точку стягивает, как магнитом. Может, потому что там железа
много?..

Александр Пигарев,
гидролог, Тюмень

49
50
За много лет большая часть металлолома успела «врости» в землю.
51
П онятно, что командный дух проявляется и на работе, и в кругу друзей. Но на остро-
ве он чувствуется гораздо острее. Ведь ты находишься в изоляции, а эти 15 чело-
век — твои братья на 2-3 недели.

Евгений Березин,
специалист по развитию персонала, Когалым

52
53
54
55
Когда катаешь бочки, меняешься изнутри.
Сначала проявляется агрессия. Агрессия
на тех, кто это все здесь оставил. Потом
это проходит. Когда катишь сотую бочку и
тело уже привыкло, очень светлые мысли
начинают приходить. Таким образом, ты не
только очищаешь остров, но и сам стано-
вишься чище.
56
Евгений Рожковский
Для удобства дальнейшего вывоза весь металлолом складируется на поддоны.

57
*2
НЕ БУДУ КРИВИТЬ ДУШОЙ
и приукрашивать. Честно, мне просто было интересно

ПОПАСТЬ
В ЭКСПЕДИЦИЮ.
Я не был заинтересован в том, чтобы убирать железяки.
Не думал, что буду получать от этого удовольствие. Потом,
когда я прошел сборы и попал на остров, увидел его пейзажи,
СВОИМИ РУКАМИ ЭТУ ЗЕМЛЮ ПОТРОГАЛ,
ЭТОТ ВОЗДУХ ПОЧУВСТВОВАЛ В ГРУДИ,
мне начала нравиться наша работа. Я начал в ней
находить эмоциональную и психическую разгрузку.
Вроде работаешь, а вроде расслабляешься.
ДА, Я УСТАВАЛ ФИЗИЧЕСКИ.
Но когда в конце рабочего дня возвращаешься, откуда-то
появляются силы в спорт-уголке позаниматься. А когда покушаешь,
такое ощущение, что только проснулся и снова готов идти на
работу. Остров дал мне гораздо больше, чем я ему. ЩЕДРЫЙ ОН.

Николай Дивный,
механик цеха добычи нефти и газа, Когалым

*2 Волонтеры возвращаются после работы в жилой модуль «Горизонт».ризонт»


С волонтерским бытом нужно столкнуться и понять. Общая комната, светло всю
ночь, кто-то храпит, кровать неудобная, непривычная еда, нет нормального душа.
Эти вещи выводят тебя из обычного образа жизни и домашних условий, к которым ты
привык. Пожив так, ты меняешься и становишься сильнее, закаляешь дисциплину и
волю. После острова все получается намного лучше.

Димитр Петков

62
63
64
65
66
Книги и фильмы, карты и шахматы, походы, самодельные тренажеры и йога - вот неполный список того,
чем можно заняться в свободное время на необитаемом острове.
Мастер-класс по вязанию узлов.
Это не про «рабочих» и «волонтеров». Разни-
ца ощущается в жизненных ценностях. Отно-
шении людей друг к другу, к природе и окру-
жающему миру. Из-за достаточно суровых
условий и скромного быта, на острове ярче
проявляется личность, сущность человека. И
человеку это либо мешает, либо помогает де-
лать общее дело.

Юрий Русаков
67
68
Утренняя побудка под гитару.

69
70
71
72
На рейде острова научно-экспедиционное судно «Михаил Сомов».

Груз с корабля доставляется вертолетом.

73
М не очень нравится фраза «делаю, потому что могу». Я могу в отпуске поехать
в Арктику и потягать бочки, побыть дворником. Мне это нравится. Думаю, что
большинство ребят, принимавших участие в экспедиции, руководствовались похо-
жим принципом.

Евгений Березин

74
Дежурный идет на ручей за пресной водой.

75
76
77
78
Парни чинят брошенный вездеход и заводят его с «кривого стартера».
На острове нечего и некому доказывать, пове-
дение человека не зависит от его заработка.
Только бескорыстное действие и жажда по-
знания. Здесь я понял, что не достаточно ценю
то, что имею. Я стал хотеть меньше в матери-
альном плане.

Димитр Петков

79
Вид с воинской части на метеорологическую станцию.

80
81
82
Геолог в полевом маршруте по острову.
Цветы пушицы.

83
Я НЕ РОМАНТИК,
но «северная романтика»
мне нравится. Она завораживает
меня своей суровостью и аскетизмом.
В горах или тропиках своя красота. Там
все пестрое, яркое, столько живности.
А НА ВИЛЬКИЦКОГО
НИЧЕГО НЕТ -
ни деревьев, ни животных, одни пе-
ски и промозглый холодный ветер. Но
ты смотришь на это все, на двухцвет-
ный маяк, который так классно вписы-
вается и понимаешь - в этом что-то есть.
Я НЕ ЗНАЮ, КАК ОБЪЯСНИТЬ.
Это надо самому увидеть,
П Р О Ч У В С Т В О В АТ Ь
и только тогда получится понять.
Илья Бескишко
Зарплата волонтера - это впечатления.

Александр Пигарев

88
Однажды утром к нашему берегу пришли льдины...

89
Д обро я сравниваю со счастьем. У меня есть семья, все здоровы. От этого мне хоро-
шо, я счастлив. Я стараюсь, чтобы мои поступки соотносились с моим ощущением
счастья. Если от своих действий я получаю эмоции, похожие на счастье, то буду счи-
тать их добром. Волонтерство в Арктике тому пример.

Алексей Гончаров,
студент МФТИ, Москва

90
91
92
О стров меняет человека. Суровые условия учат, что для выживания не нужен те-
лефон, холодильник и телевизор. Сиюминутная возможность что-то изменить и
увидеть результат своих действий дает понять, что не все потеряно и всегда есть по-
тенциал. И, конечно, труд - чем тяжелее работа, тем сплоченнее коллектив.

Иван Бодров

93
СЛОЖНЕЕ ВСЕГО СМОТРЕТЬ
на страдания зверей и птиц, причиняемые
им человеком. На севере браконьеры

УБИВАЮТ
БЕЛЫХ МЕДВЕДЕЙ РАДИ ИХ ЦЕННОГО МЕХА.
ЭТИ ЛЮДИ НЕ ДОСТОЙНЫ УВАЖЕНИЯ.

Я НЕ ХОЧУ,
чтобы человек издевался над природой и
заставлял страдать живых существ.
ОНИ, ТАК ЖЕ КАК И МЫ,
хотят быть свободными, хотят жить
и получать удовольствие от своего существования.
Все хотят - даже рыбы, птицы и насекомые.

Я НАДЕЮСЬ, ЧТО
когда-нибудь все люди на Земле будут
ценить природу и жить с ней в мире и согласии.
96 Григорий Покрас
98
99
Медведь на территории воинской части.

Браконьер — враг не только природы, но


и человечества. Им движет примитивный
азарт заготовителя, живущего одним момен-
том, первобытная человеческая жадность,
без мыслей о том, каким мы оставим этот мир
для потомков.

Александр Пигарев

100
101
Послание, оставленное браконьером на вершине маяка.
102
103
Мы не можем сделать ничего сверхъесте-
ственного, но можем попытаться сделать то,
что в наших силах. И это все равно изменит
баланс сил в мире.

Илья Бескишко

104
105
106
К роме тонн металлолома, что мы собрали, есть польза, которую мы не можем оце-
нить сегодня. Если просто убраться на островах, то в глобальном смысле на пла-
нете ничего не изменится. Суть в том, чтобы люди видели наши действия, думали,
оценивали. Мы подаем пример мышления и создаем модель поведения. Это больше,
чем физическая работа. Это необходимо для Жизни.

Димитр Петков

107
В первый год я хотел поскорее улететь, потому что организму было тяжело. Сейчас
я привык к таким нагрузкам, нормально их переношу и не хочу домой из-за тя-
жести условий. Но я всегда понимал, что все хорошее должно заканчиваться вовре-
мя, иначе оно перестает таким быть. Наш 21 день - это норма, которая не дает устать
морально.
Когда летим обратно, я всегда надеюсь, что это был не последний раз. И всегда есть
чувство, что могли бы убрать больше, что недоработали — где-то погода не позволи-
ла, где-то потратили полдня, чтобы вытащить один движок… Наверное, это чувство
неудовлетворенности происходит от понимания объема работы. Ведь где-то еще сто-
ят бочки и протекает соляра. И чем быстрее мы приедем и обнаружим, тем раньше
решим эту проблему. Поэтому я всегда подталкиваю всех работать и доделывать все
до конца.
Как-то слышал комментарий в духе «вот, едут на вертолете покататься». Но мы дей-
ствительно хотим закончить свою работу, хотим оставить после себя чистоту. Парни
едут спины ломать, а не кататься. Работать в грязи, под дождем. А покататься на вер-
толете… ты летишь час и уже понимаешь, что большого удовольствия не получаешь.
А тебе еще 4 часа лететь…

Иван Бодров,
участник шести арктических экспедиций,
Бейт-Шемеш, Израиль
109
В ожидании вертолета.

110
На остров пришел борт со следующей сменой добровольцев. 111
Встреча «Полярных Братьев».
2017 год
Слева направо:

Илья Бескишко, Павел Хандорин, Юрий Русаков, Георгий Андреев, Роман Колесников,
Андрей Умников, Роман Востриков, Евгений Алексеев, Павел Пшеничный, Димитр Петков,
Евгений Рожковский, Данил Елисеев, Евгений Березин, Николай Дивный, Иван Бодров.
2018 год
1-я смена.
Слева направо:

Георгий Андреев,
Алексей Пестов,
Павел Бутаков,
Юрий Русаков,
Александр Пигарев,
Дуйсебек Сапарбай,
Евгений Рожковский,
Егор Гаврилов,
Касымхан Сапа,
Константин Горожанкин,
Никита Кириллов,
Станислав Борисик,
Николай Дивный,
Илья Дианов.

2-я смена.
Слева направо, стоят:

Григорий Покрас,
Родион Чистяков,
Иван Иванов,
Иван Бодров,
Данил Елисеев,
Алексей Пестов,
Евгений Селиванов,
Рустам Алыпкачев,
Андрей Умников.

Слева направо, сидят:


Сергей Белов,
Алексей Гончаров,
Иван Шаверин,
Алмаз Дуняшев,
Дмитрий Велижанин.

За кадром: Юрий Русаков.


Фотограф: Илья Дианов. 113
Фальшвеер нужен, чтобы отгонять медведей...

114
.. и провожать друзей.

115
116
117
118
Долгая дорога домой.

119
СНЫ ОСТРОВА
ВИЛЬКИЦКОГО
121
ЛЮБОВЬ ЛАПШИНА, г. Санкт-Петербург
Фрагменты из воспоминаний Любови,
изданных ее семьей в 2017 году под названием
«Зимовка на острове Вилькицкого»

И нам не страшен ни вал девятый,


Ни холод вечной мерзлоты.
Ведь мы ребята, ведь мы ребята
Семидесятой широты.

Л. Лапшина

В 1961 году мы с мужем на два года поехали работать на Север. На самолете Ту-153 из Ленинграда
через Москву мы полетели в поселок Диксон Таймырского Долгано-Ненецкого района Красно-
ярского края России.
Был январь и уже через месяц, 2 февраля, кончится полярная ночь и на одну минуту покажется солн-
це. А в мае солнце светит уже круглые сутки и три месяца будет полярный день. Затем наступит
переходный период, и небо в это время будет переливаться удивительными красками, с южной сто-
роны – радугой теплых красок, с северной – радугой холодных. Это время миражей, на горизонте
можно увидеть все, что захочется. Я увидела Адмиралтейство.
С Диксона на местном самолете Ан-2 («Аннушка» или «Кукурузник») мы полетели на остров Виль-
кицкого, что расположен на востоке Карского моря. Было темно. Самолет сел на расчищенную полосу
между двумя рядами горящих факелов – это на железных бочках горела солярка. Нас встречали
люди и собаки. Начальник полярной станции, заслуженный полярник Мудров Петр Пафнутьевич,
иронически глядя на нас, сказал: «Ну, туфельки, капрон, беретик – это мы вас в одну секунду пе-
реоденем! А вы вообще знаете, куда вы приехали? У нас двое суток человека с собакой мотало на
льдине вокруг острова». На льдине унесло кочегара Сашу 45-ти лет. Он пошел проверять капканы на
песца в двух километрах от берега и оказался на льдине, которую понесло в открытый океан. Льдину
прибило к южному берегу в 15 км от станции, и Саша пошел на свет маяка. Но мы не испугались, у нас
загорелись глаза – мы романтики, в 20 лет ничего не страшно.
Тут же у самолета произошел потрясающий случай. Собака, помесь овчарки и сибирской лайки, сто-
яла рядом с хозяином и вдруг, поджав хвост и виновато поскуливая, подошла к нам и прижалась к
ногам моего мужа Генри (Лапшин Геннадий Павлович), а хозяин ей говорит: «Джек, я тебя понимаю и
не сержусь, ведь ты чувствуешь, что я через месяц уезжаю, ты выбрал нового хозяина». На острове
было 12 собак и каждые два года им приходилось менять хозяина.
Петр Пафнутьевич был очень крупным человеком, ростом около двух метров и весом 150 кг. Все ре-
бята звали его Пафнут. Только мы с мужем звали его по имени-отчеству. Он был решительный и
строгий, мы должны были принимать его волевые решения как закон. Жили мы в полувоенном поло-
жении: носили оружие, подчинялись начальнику станции и все, что происходило на острове, должны
были держать в тайне.
122
Мы быстро включились в полярную таких случаях стрелять в воздух. На мой
жизнь. Сначала нас поселили в смежную выстрел прибежали ребята. Собаки вели
с кочегаркой комнату, а меня временно себя по-разному: две прижались к моим
оформили на должность кочегара. Муж ногам, две другие стали бегать вокруг
приносил мне по 8 ведер каменного угля футштока и лаять, остальные поджали
(когда уголь кончался, топили соляркой), хвосты и побежали к дому. Единствен-
а я сидела у котла, следила за прибо- ный Вилька - это щенок Пальмы, которо-
рами и изучала метеорологию и азбуку го радист взял на воспитание и назвал
Морзе. Полгода напряженной трениров- в честь нашего острова Вилькицкого - к
ки — и я сдаю экзамен. А так как у меня своей чести, не раздумывая, бросился
было техническое образование, началь- на звук в торосы, и его не было до позд-
ник приказом назначает меня на долж- него вечера. Вилька унаследовал от ма-
ность радиотехника-гидрометеоролога. тери способность «держать» медведя.
В новой должности мне было положено А я, честно говоря, очень испугалась – у
носить восьмикилограммовый карабин с меня дрожали пальцы.
разрывными пулями на случай встречи с В другой раз у нашего берега была кро-
медведем. Стрелять я умела еще со вре- вавая схватка морских животных, вол-
мен школы. Каждые три часа нужно было ной на берег выбросило раненую белугу
ходить на футшток – это надстройка над весом больше тонны. Она долго лежа-
прорубью в океане, где мы измеряли ла на берегу. Ее ели собаки, а мы брали
температуру и уровень воды. Однажды мясо на приманку на песца и для мор-
в проруби завелся морской заяц. Мы ского зайца. Чтобы добраться до мяса,
подкармливали его рыбой, и нам целый кожу приходилось рубить топором - она
год не надо было пробивать лед ломом. была 3 сантиметра толщиной и крепкая
В полярную ночь или в метель путь в 300 как кость.
метров освещал мощный прожектор. Со Капканы на песца мы ставили в киломе-
мной ходили все собаки, так как чув- тре от берега, проверять их ходили на
ствовали женскую беззащитность, ведь лыжах. Надевали белые халаты, чтобы
на острове я была единственной женщи- не увидел медведь. В солнечный мороз-
ной. ный день кочегар Саша ушел проверить
Однажды произошел такой случай. В мо- капканы на песца и на случай встречи
розный ясный день со мной на футшток с медведем взял с собой свою собаку
пошли все собаки, кроме старой Паль- Пальму. Саша хотел поймать много пес-
мы. Пальма была медвежатница, знала цов, чтобы потом продать по 25 рублей
слабое место медведя - хватала его за за шкурку. Поэтому и капканов он ставил
хвост и тот садился. Торосы в океане (ле- много. Саша относился к такому типу
дяные глыбы) достигли тогда 3–5 метров людей, которых называют «невезучие»,
в высоту. Я измерила температуру и уро- был неординарный и все время попадал
вень воды. Морской заяц, который жил в в какие-нибудь «истории». И в этот раз
проруби, спрятался от нас. Вдруг в торо- попались ему два не выхоженных пес-
сах раздался треск. У нас был уговор в ца. Обычно ребята таких песцов с серым
хвостом отпускали с пораненной лапой, Начальник предупредил, что при выезде
но Саша поместил их в загон под домом из Диксона могут проверить чемоданы и
выхаживаться. Песцы прогрызли в веч- конфисковать шкурки. Но мы рискнули.
ной мерзлоте ход, выбежали, и началась И я, и моя дочь, которая родилась сразу
паника, так как песцы часто бывают чум- после двухгодичной зимовки на остро-
ные. Они носились по метеоплощадке и ве, долго, на зависть всем, ходили в пес-
набрасывались на людей. Одному ради- цовых шапках.
сту песец разорвал брезентовый верх В капканах ребята использовали мясо
шубы. Всех снова спас бесстрашный белухи, но для этого больше подходи-
Вилька. Он не только мог «держать мед- ло мясо нерпы. Сама нерпа, как тюлень,
ведя», но также умел приносить уток, не темная с громадными глазами-локато-
раня их зубами. Каждого песца он схва- рами, а нерпята у нее белые – обладате-
тил аккуратно за горло и принес хозяину. ли самого ценного меха. Как-то мы с му-
Однажды приехал из Диксона вездеход. жем тоже решили поохотиться на нерпу.
Нам привезли две грамоты коммунисти- Надели белые халаты, взяли карабины
ческого труда – одну мне, вторую Саше, и своих собак. У мужа была опытная со-
ведь он был отличный работник. Саша бака, это тот самый десятилетний Джек,
как раз решил устроить себе и своей со- который выбрал его хозяином в первые
баке угощение после удачной песцовой минуты нашего пребывания на острове.
охоты - взял на складе консервы и от- А у меня щенок Волчок – помесь овчар-
крыл бутылку спирта, что прислала ему ки и лайки. За свои полгода он совер-
жена. В тот день вручить ему грамоту не шил много хулиганских поступков, и в
удалось. отличие от Вильки, который четко знал,
На самом деле наш «невезучий» Саша что можно, а что нет, был плохо воспи-
был счастливым человеком. Ежедневно тан в моей женской ласке. Перед охотой
он давал телеграмму на 50 слов своей я клялась, что Волчок будет меня слу-
любимой жене в Диксон (это было доро- шаться.
го). Слог телеграммы был оригинальный И вот мы залегли в торосах недалеко от
и все про любовь. Ребят, которые пере- проруби, где периодически появлялась
давали телеграмму, это раздражало, а нерпа, чтобы погреться на солнышке.
мне, напротив, было очень приятно. Саша Момент опасный. Ведь в это время с
с 18 лет работал на севере и много таких другой стороны в торосах мог притаить-
интересных историй рассказал, что мог ся медведь – он обожал жирную нерпу и
бы написать книгу. мог часами ее выслеживать. Вдруг раз-
Мы с мужем тоже охотились на песцов. дается какой-то шорох, и мой Волчок в
За шкурками иногда прилетал самолет с самый ответственный момент вскаки-
большой земли - в те годы белый песец вает перед дулом карабина. Больше нас
шел только за границу. Начальник нау- на охоту не брали. Ну и хорошо - ни я,
чил меня выделывать шкурки и когда мы ни Волчок не пережили бы выстрелов в
улетали с острова, то выбрали три луч- нерпу.
ших песца, выделали их и взяли домой. А вот проверить капканы нас взяли. И
закончилось это трагически. Была полярная ночь, небо звезд-
ное, ярко светила громадная оранжевая луна, северное сияние
наложило на луну яркий крест желтых лучей. До капканов надо
было идти около двух километров. Собаки шли рядом и, поску-
ливая, рвались побегать. Мы совершили страшную ошибку –
отпустили их, надеясь, что они вернутся на наш зов. А они со
страшной скоростью бросились на капканы. Песец в капкане
оказался бешеный. Они сцепились клубком и покусали друг
друга. Спустя время, Джек, как собака старая и мудрая, ког-
да понял, что начал набрасываться на людей, ушел умирать в
море в торосы. А Волчок, еще глупый, умирал у меня на руках.
Две недели ничего не ел, клал голову мне на колени и, раскачи-
ваясь на своих длинных ногах и тихо поскуливая, беспрерывно
смотрел мне в глаза. Это была трагедия. Я винила себя в его смерти. Обласканный, откормленный и
очень большой в свои полгода, он не смог увернуться от песца.
А вот Вилька не дал бы себя укусить. Это была настоящая полярная собака. Он был небольшого ро-
ста, сухопар, гладкой шерсти, хитер и бесстрашен. Хозяин его сурово дрессировал. Каждый самолет
Вилька встречал и провожал своим способом. Вместе с самолетом он делал три приветственных
круга и три прощальных. Другие собаки сидели в стороне, признавая его первенство – никто из них
не выдерживал третий круг бега за самолетом. А если самолет совершал посадку, Вилька садился
перед ним на задние лапы – так он выпрашивал у летчиков шоколад, при этом одно ухо у него висело,
как у его матери Пальмы, а другое стояло. Мы звали его «симафорчик». Как-то Вильку заманили в
самолет и хотели увезти, но он успел выскочить.
Нам платили двойной оклад, который перечислялся на сберкнижку, а кормили нас бесплатно. Со
склада, который находился в вечной мерзлоте, можно было брать любые продукты в любом коли-
честве за свой счет. Запас продуктов на складе был на 10 лет, на случай войны. Каждый год в нави-
гацию дополнительно привозили продукты морским путем из Архангельска. Мы были молодые, ели
все и так наелись консервами, что уже в Ленинграде лет двадцать не могли их есть. Наши собаки
особенно любили сгущенку, охотничьи колбаски, рыбные и мясные консервы. На них было забавно
смотреть, когда каждая носилась со своей банкой в зубах.
У нас было сухое молоко, сухие дрожжи и яичный порошок. Повар устраивал нам сухой паек на вы-
ходных, и когда я, по просьбе ребят, заменяла его, то каждый раз мне приходилось печь хлеб. Ребята
подменяли меня в радиорубке и помогали мне. Они замешивали тесто в алюминиевых котлах (ведра
3–4) большой деревянной лопатой. Мы выпекали по 30 буханок хлеба весом по 2 кг на неделю. К
праздникам я делала торты и пироги, а иногда ребята просили меня делать мороженое. Все были мо-
лодые, со зверским аппетитом и каждый заказывал себе по полведра! В большой кастрюле я варила
горячий льезон из молока, яичного порошка и сахара. Потом льезон нужно было беспрерывно поме-
шивать на морозе и тогда получалось пышное мороженое. Готовила я по книге «Кулинария», которую
мне мама прислала из Ленинграда. До тех пор я вообще не умела готовить.
Также в навигацию нам привезли годовой запас спиртных напитков. На каждого приходилась бу-
тылка шампанского, 3 бутылки вина, 3 бутылки водки и 2 бутылки спирта. На правах комсомольского
125
секретаря я предложила ребятам сдать мне по 6 бутылок на праздни-
ки. Ребята с трудом согласились. Я все сложила в чемодан и закрыла
на ключ. Оставшихся бутылок им хватило, чтобы неделю не работать.
А не работать нельзя - каждые 3 часа мы должны были передавать
метеорологические показания на Большую землю. Старший радист
(мой муж) и я отдувались за всех. Как начинающий радист, я давала и
принимала только по 100 знаков в минуту, а надо было по 150-200. На
кустовой станции шли мне навстречу, ведь женщин радистов на Се-
вере не было. Каждое слово имело свой код. Я их просила: «псе щрл»,
что означало – «пожалуйста, помедленнее». Разговаривать в эфире
запрещено, они только спросили: «У вас запой?». После этого ребята
постоянно ходили за мной и требовали отдать их долю спиртного, от-
ложенного на праздники. Но я была непреклонна.
Как-то раз произошло знаменательное событие. В лютый мороз мимо
острова проходил легендарный ледоход «Ленин». Мы должны были
давать ему пеленг, то есть периодически давить на ключ, чтобы он не
нарвался на остров. Смена, правда, была не моя, но ребята уступили
мне место и для истории сфотографировали.
Почти все на станции охотились на песцов, которые прибегали к нам
с Новой земли. Снимать шкурки нужно было в медицинских перчатках. Во-первых, можно порезать-
ся – часто песцы были чумные, а во-вторых, песцы были заражены радиацией, так как на Новой Зем-
ле в те годы проходили первые испытания атомной бомбы. С самолета мы видели белых медведей
с облезлой шкурой и зелеными пятнами на спине, а однажды нам попался больной песец – вместо
жировой прослойки между шкуркой и мясом была сыпучая зеленая труха.
До нас доходили взрывные и световые волны. Ежедневно в три часа мы должны были открывать
форточки и покидать дома на полчаса. На вахте оставался только радист и в случае аварии он дол-
жен был сообщить SOS. Взрывная волна проходила мимо нас по морю как по коридору – со свистом
приходил в движение морозный воздух. Повар сразу после этого написал заявление об увольнении,
сказал, что таким образом он умирать не хочет. А мы в свои 20 лет ничего не боялись, нам было ин-
тересно, мы чувствовали себя героями, да и надеялись, что Советская власть нас не оставит в беде.
Потом прилетал санитарный самолет для измерения радиации. Сказали, что все в норме, не выше
чем в Ленинграде на Васильевском острове, где на Наличной улице был радиозавод.
Как-то раз в темную полярную ночь до нас дошла световая волна. Вдруг стало светло как в ясный
день. Собаки начали лаять на небо, они уже привыкли к кромешной тьме. Я была на третьем месяце
беременности. Слава богу, родился крепкий нормальный ребенок.
Я обо всем писала домой. Письма были как дневник, где я описывала каждый день и сопровождала
все рисунками. К сожалению, письма исчезли. Начальник предупреждал меня, что обо всем происхо-
дящем на острове, в письмах писать нельзя. Но мы были очень беспечны в силу молодости, и, слава
богу, с нами ничего не случилось.
Но вот произошел случай, который нас все-таки заставил содрогнуться и в тот момент романтика
наша испарилась. Однажды мы проснулись от равномерного шума. Выглянув в окно, мы пришли в
126
ужас - наш остров был затоплен. Зеле- Когда я после приезда с Севера пришла
ная тяжелая вода Северного ледовитого в управление Главсевморпути, которое
океана дышала у наших ног. Мы стояли находилось на Московском проспек-
на крыльце, это всего полтора метра от те, где два года назад меня не пускали
земли, и до воды оставалось две сту- на север и говорили, что это медвежья
пеньки. Вокруг летали самолеты-спа- берлога и женщинам там делать не-
сатели. По прогнозу, слава богу, через чего, все люди сбежались на меня по-
два часа вода должна пойти на убыль. смотреть. Начальник говорит: «Дайте
Собаки, которые лаяли на световую взглянуть на легендарную женщину,
волну в полярную ночь, сейчас притих- про которую Мудров Петр Пафнутье-
ли и в ужасе смотрели на живую ледя- вич «басни» рассказывал. И на охоту на
ную воду, которая, разразись шторм, песца и на нерпу, и за чаечными яйцами
снесла бы наши домики в одну секунду. за 15 километров она ходила, освоила
Интересно, что эта ледяная вода сни- специальность радиотехника-гидро-
лась мне потом лет 15–20. Это был са- метеоролога, заменяла повара в вы-
мый страшный сон в моей жизни. С тех ходные дни, пекла хлеб, делала торты
пор вода для меня – живая мощная не- и мороженое, выделывала шкурки пес-
предсказуемая стихия и, не смотря на цов, работала с мужем дни и ночи, ког-
то, что я хорошо плаваю, я боюсь далеко да на острове после привоза спиртного
заплывать. был двухнедельный запой! А вот что у
С острова мы уехали на несколько ме- вас с комсомолом произошло, это дело
сяцев раньше. Я была на седьмом меся- поправимое». И они нам предложили
це беременности и сильно поправилась. вступить в партию, но мы отказались. А
Мне было тяжело ходить в полярной на учет в комсомол мы больше не вста-
одежде и носить карабин. К тому же вали, так было угодно богу.
я еще ни разу не была у врача. Хватит Работа на Севере дала нам мощный
романтики, пора домой! Начальник от- жизненный потенциал. Совершенно
пускал только меня, но куда я одна на спокойно, спустя 8 лет после школы, мы
перекладных самолетах. Муж решил поступили в любимые вузы и закончили
ехать со мной. В это время на нашу по- их на «отлично». Я - архитектурный фа-
лосу садился санитарный самолет, вы- культет ЛИСИ, муж – государственную
званный для военчасти. На нем мы по- морскую академию имени адмирала С.
кинули остров самовольно, за что нас в О. Макарова в Стрельне.
Диксоне исключили из комсомола. С ре-
бятами договорились, что они порабо- Север – это путеводная звезда, которая
тают за нас до приезда замены. Я и так светит мне всю жизнь!
последнее время могла работать только
днем, а муж работал ночью за себя и за Лапшина Любовь Сергеевна
меня. С ребятами мы долго переписыва- в девичестве – Евгеньева,
лись и встречались уже в Ленинграде. родилась 17 мая 1937 года,
Ведь пуд соли мы вместе точно съели. ушла из жизни 19 января 2017 года.
Рисунки Любови Лапшиной.
ГАЙНУТДИНОВ АЙРАТ, г. Казань
С ноября 1986 года по июнь 1988 служил в составе
радиотехнических войск противовоздушной
обороны СССР в звании рядового.
О своей службе рассказал в октябре 2018 года.

«Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик,


вступая в ряды Вооруженных Сил, принимаю Присягу и торже-
ственно клянусь быть честным, храбрым, дисциплинированным,
бдительным воином, строго хранить военную и государственную
тайну, соблюдать конституцию СССР и советские законы, беспрекословно выполнять все воинские уставы и
приказы командиров и начальников.
Я клянусь добросовестно изучать военное дело, всемерно беречь военное и народное имущество и до по-
следнего дыхания быть преданным своему Народу, своей Советской Родине и Советскому Правительству.
Я всегда готов по приказу Советского Правительства выступить на защиту моей Родины — Союза Советских
Социалистических Республик и, как воин Вооруженных Сил СССР, я клянусь защищать ее мужественно, уме-
ло, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагами.
Если же я нарушу эту мою торжественную присягу, то пусть меня постигнет суровая кара советского закона,
всеобщая ненависть и презрение советского народа»
Военная присяга СССР

В 1986 году я учился на первом курсе Казанского Авиационного Института. В начале мая
меня вызвали в военкомат и сказали, что как только я сдам сессию, меня призовут в ар-
мию. 8 мая я допоздна рисовал какой-то чертеж и спать лег только под утро. А когда приехал
в институт, меня уже ждала повестка. Отнесся спокойно – ведь мы тогда точно знали, что так
надо, что мужчина обязан защищать свою страну. Устроили с друзьями проводы, и я поехал в
военкомат. Призвали меня 10 мая.
Из Казани нас отправили в Читу, из Читы в Иркутск, в учебку «Красные казармы» Там я за 6 ме-
сяцев выучился на «старшего кодировщика кодирования» — так специальность и называлась.
В нашей части у всех были группы допуска. Мы заведовали секретными делами и ощущали
высокую степень своей ответственности.
После окончания учебы доехали до Красноярска на поезде, а оттуда пассажирским самолетом
полетели в Туруханск. В Туруханске нас накормили обедом, посадили на транспортный «Ан» и
отправили на Диксон. На Диксоне базировалась большая воинская часть, которая руководи-
ла другими частями, разбросанными по всей Арктике. Самая северная подконтрольная точка
находилась на острове Визе. После стажировки на Диксоне нас распределили, и через месяц
меня отправили на остров Вилькицкого. На острове я принял дела у того, кого сменял, и потя-
нулись армейские будни.
Служили тогда по два года. В отпуск с острова не ездили. В части была постоянная ротация, но
на острове всегда оставалось 20 солдат и 20 сержантов, 5 офицеров и 4 прапорщика. Команди-
ром части тогда был капитан Николай Ныров. Ему было только 30 лет, но 19-ти летнему мне он не
130
казался молодым. Очень толковый и снимок. Со станций мне приносили
строгий был командир - видимо, в Ар- уже отснятые катушки. Я их проявлял,
ктику посылали именно таких людей. печатал и документировал.
А на метеостанции, что располагалась В 1987 году меня, ко всему прочему, на-
неподалеку, в то время работали всего значили планшетистом. Я не очень-то
два человека — начальник станции и хотел, но надо так надо.
его жена. Начальник метеостанции ча- Планшет - это такой большой квадрат
сто приходил к нам в часть пообщать- из оргстекла, расчерченный по сек-
ся с командиром. торам, на которых отмечается пере-
Наша часть контролировала воздуш- мещение воздушных целей. Оператор
ное пространство в радиусе 150 ки- РЛС называет координаты, а планше-
лометров. Мы определяли самолеты тист отмечает их мелком на планшете.
по принципу «свой-чужой», сопрово- Точка, точка, точка. Ведешь одну цель,
ждали гражданские и военные цели, ведешь вторую. Начальник пункта
вели гражданские борта из Японии в управления смотрит на планшет и ему
Европу, ходили на боевое дежурство. в реальном времени видно, какая цель
Была четкая координация с другими куда движется. Это была не основная
подразделениями, а служба расписа- моя специальность, поэтому одновре-
на по минутам. менно я мог вести только четыре цели.
Я был единственный «секретчик» Это, конечно, мало. Уже на гражданке
на точке. Можно сказать, я работал в я встретил своего одноклассника, ко-
свободном графике - меня вызывали, торый всю армию прослужил планше-
только когда приходила кодограмма. тистом. Он сказал, что сразу вел 25-30
В остальное время я занимался дру- целей!
гими делами. В моем распоряжении В начале службы у меня были разные
была кодировочная комната, склад и ощущения, но со временем я втянулся.
фотолаборатория. Ко мне в кодиро- Наш армейский быт на острове был
вочную мог заходить только командир обеспечен по всем нормам. А так как
части. Ни офицеры, ни замполит тако- мы служили за полярным кругом, то
го права не имели. довольствие было повышенное. Грубо
В фотолаборатории хранились бобины говоря, у нас было все: баня, механи-
с километрами фотопленки и реакти- зированная прачечная, свинарник,
вы для ее проявки. Цифровой съемки спортзал со всем инвентарем и даже
тогда не было, техника была анало- бильярд. Баня была знатная — тем-
говая, но все было продумано. В тем- пературу в парилке доводили до 100°.
ноте я отрезал метра полтора пленки, Парились еженедельно, а когда ста-
наматывал на катушки и раздавал ли старослужащими, то и по три раза
на радиолокационные станции. Что- в неделю. В навигацию нам привози-
бы оператор чего не напутал, рядом с ли кино, под сотню фильмов на год, и
каждым экраном РЛС стояла стойка с мы постоянно крутили их на большом
фотоаппаратом «Зенит», и раз в мину- экране — метра два на полтора, как в
ту фотоаппарат автоматически делал школе. Чаще всего смотрели «Любовь
и голуби». Еще у замполита был музыкальный центр, большой дефицит в те годы,
и он устраивал нам дискотеки. Играли на гитаре, пели песни. Была библиотека с
хорошим выбором книг, а столько корреспонденции я даже дома не видел.
Кормили нас хорошо. Лучше, чем в обычных воинских частях. Масла в два раза
больше давали, кофе был хоть и эрзац, но хороший. Когда свиней закалывали, то
делали пельмени. За столовой была холодная кладовка, где хранилось сало - мы
спокойно брали, сколько хотели. Летом офицеры выходили на лодке рыбачить в
море и часть пойманной рыбы отдавали нам.
Когда я только приехал на остров, вся солдатская посуда была алюминиевая. Че-
рез несколько месяцев нам прислали керамическую посуду, что скрасило наш
армейский быт - сразу стало как-то «по-домашнему»
Алкоголь мы вообще не пили – не было. По списку в часть приходило 200 литров
спирта в сезон на разные нужды, но до нас ничего не доходило. Как-то раз ко-
мандир выдал мне 50 грамм для протирки контактов на кодировщике – вот и весь
спирт.
Зимой мы носили непродуваемые дубленки с пропиткой, шапки-ушанки с удли-
ненными ушами, а подошва у обуви была в 2 раза толще обычной. Однажды с
проверкой приехал полковник, который только что прибыл на север. Я помню, его
сильно удивила эта двойная подошва. Несмотря на сильные морозы, мы никогда
не мерзли.
Медведей на острове тогда почему-то было мало. Мы выкидывали мусор метрах
в пятидесяти от части, и они иногда приходили туда подъедать остатки. Мы их,
конечно, отпугивали, но я никогда не слышал, чтобы кто-то в них стрелял, тем
более убил. А фотографии мишек для наших дембельских альбомов я напечатал
с пленок, оставшихся в фотолаборатории с прошлых призывов.
Каждые две недели на остров приходили борта. На них привозили письма, кор-
респонденцию и посылки из дома. Иногда из-за непогоды вертолета не бывало
больше месяца. Но мы нормально жили - не тужили, оторванными от страны себя
не ощущали.
В нашей части служили казахи, прибалты, таджики, узбеки. Был один москвич,
много ребят из Сибири, а прапорщики Банах и Богуш - с Западной Украины. Пра-
порщики и офицеры жили с женами и детьми. Жены сначала только числились
радистками и просто получали свою зарплату. Но когда через год приехала про-
верка, женщины тоже стали ходить на службу. Днем дежурили они, а ночью - сол-
даты.
Никакой явной дедовщины в части не было. Командиры и офицеры строго за нами
смотрели и не допускали ничего «такого». Просто «молодые» больше работали,
вот и все. А еще тех, кто умел рисовать и писать красивым почерком, просили
сделать памятные записи в блокнотах и рисовать в дембельских альбомах. Мы,
пока «молодыми» были, тоже больше работали. Так было принято. А как год-пол-
тора отслужили — все, свобода. Ходили друг к другу в гости, чай пили и болтали.
Летом ходили гулять на берег. В июне даже купались. Хотя было холодно, нужно
было обязательно искупаться в Карском море. Мне было всего восемнадцать-двадцать лет, а
А 5 августа снова пошел снег. В ту зиму его на- я работал с документами с грифом «совершен-
дувало 3-4 метра, казарму заметало по крышу, но секретно», с кодами на папиросной бумаге
двери приходилось откапывать. Сверху на ка- и «псевдоэнигмой» Мне доверяли сложные за-
зарме был пост. Однажды такой снег шел, что дания, я понимал серьезность того, что делал
даже и его замело. Я как раз возвращался со и чувствовал ответственность за свою работу.
смены в казарму. Еще стоял полярный день, Вернувшись на гражданку, я ощутил сильное
было светло, но из-за пурги ничего не видно – информационное давление. Было перестроеч-
вытягиваешь руку и не видишь руки. Иду, иду и ное время и людям внушали, что ничего не
никак не приду. Почувствовал неладное, раз- нужно делать - работать не надо, учиться не
вернулся и пошел назад. С торца казармы была надо, а надо только зарабатывать деньги. За-
дверь на кухню, и там ветер закружил снег так, чем тебе учиться в институте, если ты можешь
что у двери образовалась выемка. Я эту выемку купить сегодня дешевле, а завтра продать до-
заметил, нашел дверь и через кухню вернулся роже? В итоге в институт я так и не вернулся.
в казарму. Сработала интуиция, внутренний Меня потом часто расспрашивали про службу
геокомпас. Есть что-то такое все-таки.... в Арктике, говорили: «ну как там пингвины?».
На крыше казармы стояла спутниковая антенна А фотокарточку с пингвинами мне прислал
и красивый металлический ящик с разноцвет- друг детства из Уфы, наверное, в зоопарке их
ными лампочками под названием «Спектр». сфотографировал. В Арктике-то пингвинов
Благодаря ним, телевизор показывал первый нет.
канал. Однажды в полярную ночь я полез на
крышу, чтобы поправить антенну. Вокруг те-
мень. Вдруг я увидел свою тень на снегу, будто
бы солнце все осветило. А потом я догадался,
что на космодроме Плесецк был запуск ракеты
- отделившаяся ступень, сгорая в верхних сло-
ях атмосферы, озаряла все небо.
Северное сияние было очень красивое. Осенью
слабенькое, блеклое, белое. А в середине зимы
светило, будто прожектор на дискотеке. Я сфо-
тографировал его на черно-белую пленку, но
ничего особенного, конечно, не отпечаталось.
Когда увольнялся, мне на смену прислали мо-
лодого секретчика, как и меня когда-то. Я ему
все передал и две недели делать мне было
нечего. Из дома мне прислали плавки. Был ко-
нец мая, снег уже чуть подтаял. Дул ветер, но
светило солнце. Я лежал на крыше казармы и
загорал.
Уволился я 10 июня 1988.
Такая вот часть моей жизни, моей истории, вос-
поминания о причастности к чему-то большому. 133
Снимки и рисунки из дембельского альбома
Гайнутдинова Айрата.
Артефакты с острова Вилькицкого.

138
139
Вместо заключения.

В опросы о смысле жизни встают перед каждым. Понимание, каким человек хочет
видеть себя перед смертью, поможет не прожить жизнь впустую.
Ведь всем нам обязательно придется отвечать за свои действия и за мотивы, кото-
рыми мы руководствовались, когда их совершали. Придется спросить самого себя
«правильно ли я прожил жизнь?», «не жалею ли о впустую потраченном времени?»
Безусловно, мне не будет стыдно перед самим собой за дни, проведенные в Арктике.
Потому что здесь я ясно осознавал, что я делаю для своей страны и планеты.

Павел Бутаков

140
Хватит болтать. Пошли работать.

Иван Бодров

141
ОТ АВТОРА 4

ЧАСТЬ ЖИВОЙ ПЛАНЕТЫ 6

ОСТРОВ 16

ВОЛОНТЕРЫ АРКТИКИ 22

СНЫ ОСТРОВА ВИЛЬКИЦКОГО 120


ЛЮБОВЬ ЛАПШИНА 122
ГАЙНУТДИНОВ АЙРАТ 130
СОДЕРЖАНИЕ
За помощь в создании этой фотокниги я благодарю:

Евгения Рожковского, Алексея Рудковского,


Романа Колесникова, Ирину Рыбальченко, Алсу Гарипову,
Айрата Гайнутдинова, семью Любови Лапшиной
и лично ее внука, Волонтера Арктики - Никиту Кириллова.

А также Николая Бутримовича, Антонину Белкину,


Каролину Гримальди

и всех «Полярных Братьев»

Андреев Георгий
andreev89.09@gmail.com
hedgehoginfog89
Георгий Андреев

ВОЛОНТЕРЫ АРКТИКИ

Идея - Георгий Андреев


Фотографии - Георгий Андреев
Ответственный редактор - Георгий Андреев
Дизайн - Рыбальченко Ирина
Верстка - Рыбальченко Ирина
Корректор - Георгий Андреев, Алсу Гарипова

Сдано в набор 01.09.2018 г. Подписано в печать 11.12.2018 г.


Формат 60х84/8. Усл. п. л. 16,74. Бумага мелованная, печать офсетная.
Гарнитура Brutal Type. Заказ № 178. Тираж 300 экз.

Отпечатано в типографии ООО «Донской издательский дом».


344000, г. Ростов-на-Дону, ул. Красноармейская, 170/84.
Тел.: 8(863) 280-88-78, e-mail: donidom@mail.ru

Вам также может понравиться