Вы находитесь на странице: 1из 14

Я, Арифмеметов Осман Фератович, политзаключенный, гражданин Украины, крымский татарин,

20.07.2021г. вечером стало ломить виски, и появились рвотные ощущения. При обходе дежурного
фельдшера просил замерить мне давление, на что получил отказ, так как при себе у фельдшера не
было тонометра. Измерить давление выводили уже вечером, намного позже моей жалобы.
Каждый раз давление было повышенным, однако фельдшер ограничивался выдачей
обезболивающих лекарств.
25.07 на очередном измерении давления дежурный фельдшер не отпустила меня из приемной
комиссии без укола, так как давление было очень повышенным, несмотря на принятые до этого
лекарства в ожидании помощи. При измерении температуры электронный градусник показывал
33,8°С. Лишь к 29.07 давление упало, но чувство тяжести в голосе осталось.
По этой причине долго не писал. Получилась большая задержка и отставание.

Море показаний: Игра в ромашку


[13.07.2021]
Рустем мучается высоким давлением.
Хоть в зале судебного заседания работает кондиционер, в аквариуме Рустем тяжело дышит. На
нем лица нет, разговаривает с трудом. Его адвокат Эмине Авамилева приготовила для него
радостную новость.
Она передает через проем в аквариуме письмо от экс-депутата бундестага Рупрехт Поленца.
Адвокат Рефат Юнус через конвой передает Яшару Муединову новые очки. Конвоир тщательно
осмотрел очки и футляр. Руслан с собой взял книгу института востоковедения РАН, выпуск 26.
"Социальные и политические процессы на Востоке" (2019 г.)
Ответственные редакторы выпуска: В.Я.Белокреницкий, Н.М.Мамедова, Н.Ю.Ульченко. В книге
описываются "культурно-сложные общества в мусульманском ареале, геополитическая и
геоэкономическая динамика". В том числе описывается политическое положение курдского
народа. Разговор о политических предпочтения курдов вменяют нам как доказательство вины. По
труду РАН с Русланом мы готовили вопросы к секретным свидетелям. Посмотрим, что у нас
получится.
В 10:50 завели в аквариум, в 11:25 судебное заседание началось.
Перечислили адвокатов, возражений продолжать в имеющемся составе не поступило.
Допрос свидетеля начал адвокат Рефат Юнус. Руслану ответы не слышны, по этой причине он
обращается к судье на родном языке. Пред. Корсаков останавливает его: "Присядьте, я вас
предупреждаю" - выносит предупреждение за разъяснения не на судопроизводства. Допрос
продолжается.
Рефат: "Как и при каких обстоятельствах вы познакомились с Аметовым Энвером и Муединовым
Яшаром?"
В этот раз Рефат защищает Яшар агъа, так как его адвокат, Абдышаева Венера, все еще находится
на больничном. Рефат задал вопрос стоя , поэтому судья просит присесть и продолжать сидят.
Рефат присел и повторил свой вопрос.
Рамазанов ответил: "На халакатах".
Юнус Рефат: "Кто был инициатором?"
Р: "На уроке, после".
Ю: "Я спросил, кто инициатор?"
Р: "Подошли и познакомились".
Ю: "Представлялся?"
Р: "Они сами представлялись".
Ю: "Ранее Ладину вы говорили, что 20-30 человек участвовали на собрании. Вы запомнили всех,
кто присутствовал на собрании?"
Р: "У меня не было цели. Она сами представились".
Ю: "К вам каждый подошел и представился по-фамильно?"
Р: "Нет".
Ю: "Откуда вам стало известно фамилии Яшара и Энвера?"
Р: "Не помню".
Ю: "Вам фамилии называли?"
Р: "Еще раз".
Ю: "Вам фамилии называли?"
Р: "Не помню".
Ю: "Откуда стало известно?"
Р: "Не помню".
Ю: "Я вернусь еще. Ранее были знакомы с Энвером и Яшаром?"
Р: "Нет".
Ю: "Весь процесс вашего общения четыре собрания?"
Р: "Я не считал".
Ю: "Вы указали, что это было до проведения халаката. На какие темы общались?"
Р: "На разные".
Ю: "Сколько по времени общение происходило?"
Р: "Стояли возле дома. Затрудняюсь ответить. Секундомер не включал".
Ю: "Я помогу. 10 минут, полчаса, два часа".
Р: "Приблизительно минут 15-20. Сейчас затрудняюсь точно сказать. Я уже объяснял, либо до
халаката, либо после".
Ю: "Кроме этого места были еще другие места общения?"
Р: "Виделись в городе Симферополе".
Ю: "В какой период времени?"
В этот момент образовалась длинная пауза. Наверное, получал указания.
Р: "Это был 2016 год".
Ю: "Когда последний раз общались?"
Р: "В 16 году. Сейчас не помню".
Ю: "То есть, после 16 года вы с Яшаром и Энвером не общались?"
Р: "Нет".
Ю: "Известно ли вам, чем занимается Яшар и Энвер?"
Р: "Не помню".
Ю: "Я не спрашиваю "помню- не помню". Вам сейчас известно, чем занимались Яшар и Энвер?"
Р: "Не помню".
Ю: "Состав семьи известен?"
Р: "У него жена русская. Он делал ей дават, приняла Ислам. Она поддерживает идеологию
партии". В аквариуме все переглянулись. Ответ свидетеля поверг ввел в ступор нас всех.
Ю: "Про кого говорим?" - изумленно спросил адвокат.
Р: "Энвера" - незамедлительно ответил плаксивый голос.
Ю: "Свидетель, я же говорил отвечать насчет Яшара и Энвера. Сколько детей?"
Р: "Не помню".
Ю: "С семьей общались лично?"
Лиля Гемеджи (немного привстав): "Ваша честь, на протяжении допроса ему подсказывают. Это
очевидно. Это нарушает наши права" - и далее объясняет всю юридическую сторону.
Корсаков: "Есть кто-то рядом, свидетель?"
Р: "Нет. Дверь закрыта" - сообщил робко, и еще несколько оправдательных фраз.
Ю: "Чем занимались Яшар и Энвер после 16 года, вам известно?"
Р: "Нет".
Ю: "Насколько хорошие у вас познания в деятельности организации ХТ?"
Слышно кто-то шепчет по конференц связи.
Р: "Такие знания, которые посещал на уроках".
Ю: "Что нужно, чтобы назвать человека членом ХТ?"
Р: "Со слов учителей, когда человек приходил и постигал знания. По какому-то критерию, делает
дават, призыв, привлечение родственников, друзей, с кем близко начинает общаться".
Ю: "В чем проявляется участие в деятельности ХТ?"
Р: "Делать дават, призыв людей, собирать деньги на помощь политзаключенным, семьям
политзаключенных, адвокатам. Изучение идеологии ХТ".
Ю: "Что такое дават?"
Р: "Я уже ответил. Это призыв".
Ю: "Сколько раз нужно посетить мероприятия, чтобы можно было сказать - участник ХТ?"
Р: "От учителя зависит. Если поддерживает идеологию, некоторым достаточно 6-7 раз, некоторым
длительное время".
Ю: "Одного раза достаточно, чтобы сказать, что член ХТ?"
Р: "Да, так как нет посторонних членов".
Ю: "Постоянных или посторонних?"
Р: "Посторонних".
Ю: "Пассивное присутствие может считаться участием в ХТ?"
Р: "Может. Да".
Ю: "В чем разница между вами и Энвером и Яшаром?"
Р: "Я слушатель, а они ученики. Ученики клятву давали".

Ю: - "Ранее вы же говорили, что посторонних нет и, также говорили, что одного раза достаточно, чтобы
считаться участником ХТ".
Р: - "Это от учителя".
Ю: - "Как вас допустили четыре раза?"
Р: - "Я не могу ответить, пригласили учителя. По каким критериям я не знаю"
Ю: - "Почему вас нельзя назвать участником?"
Р: - "Так как я слушатель"
Ю: - "В чем заключается участие Аметова и Муединова?"
Р: - "Он приходил, изучал религию, давать делал, деньги давал"
Ю: - "Давайте последовательно. Вы приходили изучать религию?"
Р: - "Я вам объясняю. Если изучать просто Коран это одно, а когда давали книги ХТ это совсем другое"
Ю: - "Но вы же присутствовали"
Р: - "Да присутствовал, но я не знал, что это за книги. Я думал это простые книги"
Ю: - "Вы изучали книги?"
Р: - "Я читал, не изучал. Учитель читал, я следил"
Ю: - "У них были свои личные книги?"
Р: - "Нет. Учителя раздавали книги"
Ю: - "Каждому?"
Р: - "Не помню"
Ю: - "Вам раздавали?"
Р: - "Да"
Ю: - "Энверу, Яшару раздавали?"
Р: - "Не помню"
Ю: - "Вы ранее говорили, что Энвер и Яшвр изучали, в сейчас затрудняетесь сказать"
Р: - "Я вам объясняю. Книги раздавались, в сколько не знаю.
То есть Рамазанов брал в руки книги и изучал. Тоже самое относительно Энвера и Яшара сказать не
может. При этом он всего лишь слушатель, а Яшар и Энвер участники. О чем он утверждает с
уверенностью.
Ю: - "Вы видели какие книги раздавали Яшару и Энверу?"
Р: - "Да. Книги раздавались одни и те же, учителя иногда распечатывали листы и так проходили"
Ю: - "Энвер и Яшар вам показывали эти книги?"
Р: - "Мне лично не показывали. Некоторые книги не могли раздавать. Не могут во время математики
давать книгу по физике. Изучалась та литература, которую давал учитель"
Ю: - "Вы ранее указывали, что деятельность ХТ направлена на вовлечение участников, но не
констатировали приискание действий, направленных на насильственный захват власти и
насильственное изменение конституционного строя РФ посредством установления Халифата. Какие
действия совершили Яшар и Энвер?"
Р: - "Какие действия я не знаю. Была поставлена цель учителями - делать дават, привлечь людей,
собирать деньги. Деньги нужны политзаключенным, семьям политзаключенных, адвокатам на поездки
в Ростов"
Ю: - "Но их обвиняют не в том, что деньги сдавали. Вам известно в чем обвиняют?"
Р: - "В Хизб ут-Тахрир"
Ю: - "Обвиняются с приискании средств, направленных на насильственный захват власти и
насильственное свержение конституционного строя в РФ посредством установления государства
Халифат. Известно ли вам, что конкретно совершено Аметовым Энвером и Муединовым Яшаром?"
Р: - "Цель ХТ - построение Халифата членами ХТ"
Ю: - "Задаю вопрос по конкретнее. Яшар и Энвер разрабатывали ли схемы для построения Государства
Халифат?"
Р: - "Да"
Ю: - "Назовите обстоятельства"
Р: - "Изучение литературы, получение знаний идеологии ХТ, чтобы установить Халифат"
Ю: - "Сам Яшар или Энвер говорили, что делают дават посторонних людей в партию?"
Р: - "Да"
Ю: - "В вашем присутствии Яшар или Энвер призывали посторонних людей?"
Р: - "При мне нет. С их слов они призывали"
Ю: - "Правильно ли я вас понял, что назвать Яшара и Энвера участниками, по причине только изучения
литературы. То в чем вы являетесь очевидным?"
Р: - "Да"
Ю: - "Иные действия Яшара и Энвера, кроме как изучение литературы на совместных мероприятиях,
халакатах, которые бы свидетельствовали, что наши подзащитный участники совершения действий по
построению Халифата?"
Р: - "Давались деньги. Я лично видел. Мы, когда приходили, сдавали 10% от заработка"
Ю: - "В вашем присутствии сдавались денежные средства?"
Р: - "Да"
Ю: - "Как часто происходило?"
Р: - "Я объяснил"
Ю: - "Как часто происходило?"
Р: - "Я уже объяснил"
Ю: - "Вы присутствовали на четырёх мероприятиях. Четыре раза давали деньги?"
Р: - "Я уже объяснял, что сдавалось в последнюю неделю месяца"
Ю: - "С какой периодичностью в течение месяца проходили мероприятия, в какой день недели?"
Р: - "Суббота вечером"
Ю: - "Каждую субботу?"
Р: - "Да. Каждую субботу вечером"
Ю: - "Вы присутствовали каждую субботу?"
Р: - "Я уже отвечал"
Ю: - "Я уточняю"
Р: - "Я не могу сказать, т.к. может раскрыть мою личность"
Ю: - "Каким образом?"
Р: - "Как часто был или нет"
Ю: - "Вы регулярно присутствовали на субботник мероприятиях?"
Р: - "Так как вас не было на предыдущем процессе 4-5 раз сказал"
Ю: - "В течение месяца это обязательно каждую субботу?"
Р: - "Да"
Ю: - "Вы присутствовали систематично?"
Р: - "Я не помню"
Ю: - "Денежные средства передавались кем, когда, в каком формате?"
Р: - "Передавались учителю, после халаката"
Ю: - "Кем?"
Р: - "Подсудимыми"
Ю: - "Какими?"
Р: - "Подсудимые передавали деньги. После урока подходили к учителю и передавались деньги: даже
сейчас он не может назвать фамилии"
Ю: - "Каждую субботу?"
Р: - "Я ранее говорил"
Ю: - "Вы сказали после урока. Каждую субботу?"
Р: - "В конце месяца"
Ю: - "В вашем присутствии сколько раз передавали?"
Р: - "Не помню"
Ю: - "Энвер передавал деньги?"
Р: - "Да"
Ю: - "Кому?"
Р: - "Учителю"
Ю: - "Фамилию можете назвать?"
Р: - "Нет, менялись учителя"
Ю: - "Это было единожды?"
Р: - "Не помню"
Ю: - "Как выглядели передаваемые деньги? В конверте, наличкой?
Р: - "Наличкой"
Ю: - "Какой размер средств Энвер передавал?"
Р: - "Точно не известно. Заработки у всех разные. 10%. Может быть 2000, 5000. Внутри могла быть
разная"
Ю: - "Вы сказали сумма внутри могла быть разная. Внутри чего?"
Р: - "Внутри халаката"
Ю: - "Указывались ли Муединовым назначение передаваемых денег вслух?"
Р: - "Не помню"
Ю: - "С чего решили, что денежные средства передаются на поддержку семей политзаключенных,
оплату адвокатов?"
Р: - "Со слов учителя"
Корсаков: - "По несколько кругов вопросы задаете"
Ю: - "Ваша честь, здесь помню, здесь не помню. Игра в ромашку" - с улыбкой ответил.
Ю: - "Какие действия совершали Яшар и Энвер?"
К: - "Он уже отвечал. У вас вопросы закончились?"
Ю: - "Вы передавали денежные средства?
Р: - "Я передавал, но я не знаю"
Ю: - "Сколько раз?"
Р: - "Не помню"
Ю: - "Ранее вы говорили что каждый подсудимый вам объяснил назначение средств. Почему вы
говорите, что не знали на что идут средства?"
Р: - "Повторите не слышно". Я заметил, что когда он не знает, какой ответ дать, говорит о плохой
слышимость. В этот момент он ждет помощи суфлера.
Ю: - "Сейчас вы говорите денежные средства передавали. Вам было известно на что?"
Р: - "Мне ранее нет. Мы сдавали деньги"
Ю: - "Когда стало известно?"
Р: - "В 16м году"
Ю: - "После первой сдачи денег?"
Р: - "Затрудняюсь ответить. Сказали администраторы в партии"
Ю: - "Кто сказал, что это администраторы?"
Р: - "Один из учителей"
Ю: - "Вам Аметов или Муединов говорили?"
К: - "Снимается вопрос"
Вывод такой: свидетель деньги сдавал, но не является участником; идеологию партии изучал, но
не является ее участником.
Ю: "Так в чем разница между Аметовым, Муединовым и вами?"
Р: "Я уже ранее отвечал".
Ю: "Почему вас нельзя назвать членом партии?"
Р: "Я был вовлечен. Они являлись членами партии".
Ю: "Давайте с другого начнем. Вам когда было известно, что наши подзащитные были
задержаны?"
Р: "Не помню".
Ю: "Вами заранее было решено прекратить участие с организацией?"
Р: "Я сам пришел и написал заявление".
Он сам пришел и написал заявление, а со слов сотрудника ФСБ Валиулина в содержании
указывалось о выходе из партии.
Сейчас же свидетель говорит, что он был лишь слушателем и не входил в партию.
Ю: "Когда это было?"
Р: "Не помню".
Ю: "В 16 году?"
Р: "Не помню".
Ю: "В 17 году?"
Свидетель некоторое время не отвечал. Рефату пришлось повторить вопрос с уточнением.
Ю: "В 2016 г. вами было принято решение прекратить участие в ХТ?"
Р: "Не помню".
Ю: "Почему в органы ФСБ?"
К: "Вопрос снимается".
Ю: "Я объясню..."
Корсаков прерывает и не дает объяснить.
К: "Это все оценка".
Ю: "Как мне оценить..."
Корсаков снова прерывает и не дает объясниться.
К: "Давайте фактические обстоятельства".
Рефат переформулирует вопрос.
Ю: "До момента вызова на следственные действия вы общались с органами ФСБ?"
Прокурор: "Ваша честь, вопрос повторяется".
К: "Снимается".
Ю: "Почему Аметов и Муединов задержаны и сидят в статусе обвиняемых?"
Р: "Я не знаю".
Корсаков вмешивается: "Это по мнению свидетеля, он не участник, а они участники".
Ю: "Адвокату Ладину вы говорили, что не являетесь участником, а мне говорите, что писали
заявление".
Рамазанов ответил что-что невнятное.
Ю: "Какое заявление вы писали?"
Р: "О том, что собираются люди".
Ю: "Собираются? На мой вопрос вы ответили о прекращении деятельности в ХТ".
К: "Защита пытается выяснить, одна версия - не являетесь участником, и вторая - являетесь
участников и вышли. Ответьте на этот вопрос.
Р: "Я отказался посещать собрания. Правда, что по телефону сказал: "Я прекратил общение, я
прерываю".
К: "Дальше. Он ответил. Это касается раскрытия личности".
Ю: "Это касается ОРМ. Кому сказали?"
Р: "Имаму и учителям, которые призывали к урокам".
Важная деталь - у него были номера телефонов учителей, он с ними созванивался, обсуждал
уроки.
Ю: "Какие дальнейшие действия были, что можно сказать, что вы прекратили?"
К: "Снимается".
Корсаков хитрый и понимает, к чему ведется вопрос. Ответ на него может затронуть заявление,
написанное Валиулину о выходе, действия характерные для участников организации (изучение
идеологии, дават и передача средств).
Ю: "Вы утверждаете, что Аметов и Муединов участники ХТ. После 2016 г. они присутствовали на
халакатах?"
Р: "Еще раз".
Ю: "Вы утверждаете, что Аметов и Муединов участники ХТ. После 2016 г. они присутствовали на,
как вы называли, халакатах?"
Р: "Я не знаю. Я прекратил с ними общение".
Ю: "Вы свидетельствовали в суде, что вам достоверно известно, что они являются участниками
ХТ".
К: "Много вопросов вокруг да около".
К: "О деятельности ХТ известно после 2016 г."
Р: "Нет, ваша честь".
Ю: "На стадии следствия в каких следственных мероприятиях вы участвовали?"
Р: "На опознаниях".
Ю: "Как они проходили?"
Р: "Стояли люди, 2 человека посторонних. Я их опознавал".
К: "Опознания оглашались?" - обратился к прокурору.
Прокурор: "Да".
Ю: "В момент начала проведения следственных действий, где вы находились?"
Р: "В здании ФСБ. Где не помню".
Ю: "В кабинете, где опознание происходило, за темным стеклом?"
Р: "Нет. В кабинете".
Ю: "Когда заводили, кто стоял?"
Р: "Стоял следователь, посторонние люди".
Ю: "Следователь составлял протокол, кого вы опознали?"
Р: "Да".
Ю: "Фамилии лично называли опознаваемых?"
Р: "Не помню".
Ю: "В один день одно опознание?"
Что-то шепчут свидетелю.
Р: "Несколько".
Ю: "Статисты те же самые или разные?"
Р: "Не помню".
Ю: "Статисты разные?"
Р: "Не помню".
Ю: "На вопрос Ладина вы не смогли назвать фамилии, в том числе Аметова и Муединова. Вы
сообщили, что 10-15 минут общались. Вы указывали участвовавших на четырех собраниях, за это
время вы запомнили их фамилии. Вам представились и сказали, что члены ХТ".
Корсаков обрывает выводы Рефата: "Это оценка. Еще вопросы есть?"
Ю: "В чем выражались меры конспирации, кроме выключения телефонов?"
Р: "Да. Нельзя было заходить больше 1-2 человек. Еще сказано, что если ты идешь и чувствуешь,
что за тобой следят, что-то происходит или не заходить, или немного пройти, подождать. Также не
приносить книги ХТ, не произносить слова "Хизбут-Тахрир".
Ю: "Кто говорил о мерах конспирации?"
Р: "Учителя".
Ю: "Когда?"
Р: "Не помню".
Ю: "При первом посещении?"
Р: "Не помню".
Ю: "Вас не насторожило..."
К: "Оценочного характера".
Ю: "В вашем присутствии Аметов и Муединов выключали телефоны?"
Р: "Да. Все".
Ю: "Это показательное выключение было?"
Р: "Не помню".
Ю: "Меры конспирации - не называние слов ХТ. Каждый обвиняемый представился, сказал ХТ,
выключайте телефон".
Р: "Я суть вопроса не понял".
Ю: "Каждый представился по-фамильно и по-именно, сказали, что являются членами ХТ. Сейчас
вы говорите, что не..."
К: "Вы короче спросите".
Р: "Это было при разговоре. Я не помню".
К: "Свидетель, у вас спрашивают, если на собраниях нельзя говорить слово ХТ, то как они
сказали?"
Р: "Я не знаю. Разговорились и сказали. Почему? Я не знаю".
К допросу свидетеля приступает адвокат Эмине Авамилева.
Э: "У вас были проблемы в 16, 17, 18 году с памятью, со зрением и когнитивными функциями?"
Р: "Нет. К чему вы этот вопрос задаете?"
Э: "К врачу обращения были?"
К: "Он же ответил, что нет".
Э: "Он ответил на тот период. А сейчас к врачу обращения были?"
К: "Давайте конкретнее".
Э: "При каких обстоятельствах познакомились с Рустемом?"
Р: "Я отвечал".
Э: "По поводу Рустема - нет".
Р: "Я познакомился с подсудимыми до или после халаката".
Э: "В какое время года?"
Р: "В 16 году познакомился".

Э: «Календарный год длится 12 месяцев. В какое время года?»

Р: «Весной».

Э: «Можете описать его внешность?»

Р: «Тогда или сейчас?»

Э: «Тогда.»

Р: «Плотное телосложение, борода ,залысина».


Э: «Он был без головного убора?»

Р: «Не помню».

Лилия Гемеджи делает знак Руслану.. Он встает.

Э6 2этот человек был?»

Р: «Да». – небольшая пауза-Это Руслан. Физик.»

Как удобно для свидетеля. Голос изменён, самого не видно, находится в Крыму, где легко могут
посещать и его сотрудники ФСБ. Представляю себе как Валиулин показывает Рамазанову
фотографии с именами, каждого из нас. Для этого нужно было оставить скрытого свидетеля в
Крыму. В ином случае, в Ростове в ЮОВС, пришлось бы оформлять для сотрудника ФСБ
командировку, для чего в бюрократической системе, необходимы основания. Для Валиулина, или
кто там суфлер, со всех сторон облегчение.

Э: «В момент общения с Рустемом, он был в головном уборе?»

Р: «Я отвечал».

Э: «Нет».

Р: «Не помню».

Э: «Как часто и как по долгу вы общались с Рустемом?»

Р: «Не помню».

Э: «Он был на встречах?»

Р: «Да».

Э: «На всех?»

Р: «Не помню».

Э: «Вы ранее общались вне рамках собраний с Рустемом?»

Р: «Нет».

Э: «Тогда откуда вы знаете фамилии?»

Р: «Не помню».

Э: «Где он живет?»

Р: «Не помню. Он кому-то говорил».

Э: «Кому и где говорил?»

Р: «Говорил он, что Строгоновка».

Э: «Вы лично общались с ним?»

Р: «Лично, один на один, не общался. Общался в кругу, где все подсудимые».

Э: «В ходе общения вы можете сказать о составе семьи?»

Р: «Не могу вспомнить».

Э: «Как собрания назывались? Халакаты или сухбеты?»


Р: «Халакаты».

Э: «Чем оотличаются?»

Р: «Халакат проводится индивидуально, а сухбет не индивидуально».

Э: «Что занчит индивидуально? С каждым по отдельности?»

Р: «Группой изучалась литература».

Э: «То есть коллективно?»

Р: «Нас собирали коллективно для изучения литературы».

Э: «Что такое сухбет и в чем отличие от халаката?»

Р: «На сухбетах участвует любой человек, а на халакате кого пригласят».

Э: «На каком собрании присутствует больше людей? На халакате или сухбете?»

Р: «На халакате».

Как то не вяжется: на халакате присутствует больше людей, чем на сухбете, но при этом халакат
проводится индивидуально.

Э: «Как попали на халакат?»

Р: «Меня пригласил один из учителей».

Э: «На собраниях, которые вы обозначили как халакат, Рустем делал дават?»

Р: «Во время уроков дават не делают. Изучается литература, сдают деньги».

Э: « какая процедура давата?»

Р: «Не помню»

Э: «Вы не присутствовали когда делался дават?»

Р: «Дават делается индивидуально человеку».

Э: «Шейхалиев давал в вашем присутствии баят?»

К: «Этот вопрос уже задавали».

Р: «Что такое баят? Не вводите в суд в заблуждение». Тут конечно лицо Корсакова изменилось,
она выражала досаду.

Э: «Я не ввожу».

Р: «Я затрудняюсь вспомнить».

Э: «Вы не знаете баят вообще или не давал Шейхалиев».

Свидетель Рамазанов ответил что-то невнятное, в аквариуме не слышно.

Встаёт Лилия: «Хочу сделать замечание, так как считаю не подобает такое отношение к моему
коллеге».

Э: «Ваша честь, я правильно услышала, свидетель произнес мой адрес: « что вы несете?»

Корсаков отпустил глаза, вертит меж пальцев ручку и молчит.


Авамилева Эмине продолжает: « На каком собрании, халакате или сухбете, с вашим участием и
Шейхалиевым обсуждался план захвата власти в РФ?»

Р: «При мне такого не было.Со слов учителей».

Э: « При каких обстоятельствах стало известно?»

Р: « не помню».

Э: «Присутствовал Шейхалиев?»

Р: «Не помню».

Э: « На каком собрании обсуждалось присутствием Шейхалиева захват власти в Республике


Крым?»

Р: «Не помню».

Э: « Вы не помните когда или обсуждался или нет?»

Р: «Не помню».

Э: « На каком собрании обсуждался с присутствием Шейхалиева приобретение, изготовление,


использование оружия с целью захвата власти?»

Р: «На сухбетах и халакатах не обсуждалось».

Э: « Я правильно поняла: не обсуждалось?»

Р: «При мне не было».

Э: «Вы дават обсуждали?»

Р: «нет».

Э: «А Рустем дават обсуждал?»

Р: «Я не помню».

К: «Что такое дават? Призыв? Вот они собрались и дают дават. Вопрос нелогичный.

Э: « В заключении эксперта говорится: признаки давата». Далее обращаясь к свидетелю: «Вы


сами давали баят?»

Р: «Нет».

К: «Что такое баят? Может он не знает».

Э: «Мне важно знать со слов свидетеля. Он говорит «нет», значит знает.»

Э: «Сколько денег сдавали?»

Р: «Не помню».

Э: «Вы уяснили материал, о чём вам рассказывали?»

К: « Вопрос странный. Он присутствовал».

Э: « Определённые страницы книг распечатывали?»

Р: «Да».

Э: «Вам лично давали страницы распечатанных книг?»


Р: « Повторите. Плохо слышно.»

Э: «Вам лично давали страницы распечатанных книг?»

Р: «Я отвечал на этот вопрос».

Э: «Я не помню ответа и не помню вопроса».

Р: « Задайте другой вопрос».

Э: « Ваша честь, может вы будете снимать вопрос?»

Скрытый свидетель почувствовал вседозволенность и самостоятельно решает Какие вопросы


снимать, а на какие отвечать.

К: «Снимается».

Э: «Вы помните конкретное собрание, халакат или сухбет, на которых передавали денежные
средства?»

Р: «Да».

Э: « Назовите периодичность и когда?»

Р: «Последняя неделя месяца».

Э: « Сколько раз вы были свидетелем этого?»

Р: «Не помню».

Э: « 1 раз, 10 раз?»

Р: «Не помню».

Э: «Сколько раз вы сдавали?»

Р: «Я уже отвечал».

Э: «Кому передавали финансовые средства?»

К: «Снимается».

Э: « Бумажку давали, в журнале отмечалось?»

Р: «Может где-то помечал, мне это неизвестно».

Э: «Рустем на собрании передавал сумму. Какое количество раз это есть участие в ХТ?»

К: «Оценка»- то есть значит вопрос снимается.

Э: « В общении с вами он говорил, что является членом ХТ?»

Р: «Да».

Э: «Лично вам?»

Р: «В разговоре».

Э: «при каких обстоятельствах, где, кто присутствовал?»

Р: «Я уже отвечал. Не помню».

Э: «В присутствии кого не помните,а что сказал помните».


Р: «Ну в разговоре,3 подсудимые были. Стояли ждали урок. Разговор шёл. Он сказал».

Э: « В каких следственных действиях с Рустемом вы участвовали?»

К: «Он же говорил. В опознаниях».

Р: «Да».

Э: «Я уточняю. Принимали ли участии с моим подзащитным?»

Р: «Да, принимал».

Э: « сколько раз?»

Р: «Не помню». После небольшой паузы: -«Один раз».

Э: «На опознании один раз?»

Р: «Да».

Э: «Сколько человек было представлено для опознания?»

Р: «Я уже говорил».

К: «Свидетель уже показания давал».

Э: «Лица, которые предстали с Рустемом, отличались внешне?»

Р: «Не помню».

Э: «Возраст, рост?»

Р: «Не помню».

Э: «Вы пошли, написали заявление. В чём вы смотрели противоправность Шейхалиева?»

Р: «Я написал и всё» всё.

Э: «Вы написали в ФСБ. В чём противоправность подзащитных?»

К: «Он в отношении себя написал».

Лиля встаёт и говорит: «нет»

Э: «Он в отношении противоправности подсудимых заявил».- ответила Корсакову и продолжила


допрос: -«О чем писали заявлении?»

Р: «Я не помню».

Э: «Вы писали заявление о выходе из ХТ?»

Крайний слева судья уснул. Прерывает допрос Яшар агъа.Яшар агъа ходатайствует о перерыве на
оправку.

Корсаков с досадой: «Эх, мы не можем. Много вопросов. Следующие заседания на 3 августа в


10:00.

Э: «На весь день?»

К: «Пока планируйте, видео и аудиозаписи будем смотреть?»

Адвокаты утвердительно отвечают.


К: «Вскроем копии. Если надо посмотрим».

Далее обращаясь к секретарю: «Есть возможность смотреть?»

Пред. Открывает том № 2. Среди страниц бумажный пакет коричневого цвета, который скрывает
ножницами. Достает диск № 5/539, передаёт секретарю.

Яшар агъ ходит из стороны в сторону в аквариуме и очередной раз напоминает об оправке.

«Да, сейчас закончим» - ответил пред. Капаясь бумажках.

Секретарь вставила диск в ноутбук и подносит к судье. Корсаков смотрит в монитор, озвучивает
содержимое: «Две папки здесь» - перечисляет наименование папок и файлов.

На наш вопрос будем ли мы исследовать, пред. Ответил: «В перерыве, предоставим время для
ознакомления».

Следующий диск №5/633 в томе № 2, листе дела 23. Пока оглашает наименование конверта,
номер оттиска печати и другие формальности, секретарь демонстрирует на ноутбуке содержимое
диска № 5/539. Адвокаты обязательно проверяет запускаются ли файлы?

Аналогичная процедура со стальными дисками № 5/633, № 5/1085, № 696, № 695. После


просмотра диски поочередно возвращаются в конверт. Корсаков задаёт вопрос прокурору: «
Протокол допроса обвиняемого Айвазова. Кто это?» то

Прокурор стоит и разбирается.

К: « Пока сторона обвинения разбирается. Вот эти диски сторона защиты может ознакомиться».

Процесс завершился. Мы попрощались с посетителями, адвокатами. А ведь так не хочется не


расставаться.