Вы находитесь на странице: 1из 4

"Память о Холокосте необходима, чтобы наши дети

никогда не были жертвами, палачами

или равнодушными наблюдателями".

(И. Бауэр.)

Холокост…как же много боли и сострадания в данном, кажущемся простым, слове. Одна


из величайших трагедий в истории человечества, преступление против него. 27 января
1945 года Красная Армия освободила крупнейший нацистский лагерь смерти «Аушвиц»
(«Освенцим»). 6 миллионов невинных евреев, истребленных руками фашистской
Германии, были подвергнуты массовым расстрелам, травлей в газовых камерах,
доведению до изнеможения на тяжелейших работах, проведению на себе всевозможных
медицинских экспериментов.

Началом Холокоста считается январь 1933 года – момент прихода к власти в Германии
нацистов. Только представьте себе, за период с 1933 по 1945 год различными
айнзацгруппами и в концлагерях было умерщвлено свыше 11 млн. военнопленных и
гражданских людей, около 6 млн. из которых были евреями. Хочу рассказать про это
страшное событие на конкретных примерах живых людей, переживших период голода,
холода и унижения. Интервью, от которых идут мурашки по коже, от которых хочется
подойти и пожать руку людям, прошедшим через этот ужас.

В возрасте 7 лет Борис Сребник, не знавший на период интервью ни точной даты своего
рождения, ни настоящего отчества, оказался узником Минского гетто, в котором было
уничтожено более 120 тысяч евреев. История жизни, написанная ниже, покорит душу
любого, так как невозможно сдержать слез и эмоций, читая данные слова: «Мое детство
кончилось 21 ноября 1941 года. В этот день мама из гетто утром решила перелезть,
подлезть под проволку колючую и уйти там к нашим приятелям знакомым, чтобы они
взяли меня и отправили куда-нибудь в деревню. Мама не вернулась…я остался один.
Надо было как-то жить, кормиться, а в нашем доме, где мы жили, был мальчишка, звали
его Майик. Он мне сказал: «Знаешь что, пойдем со мной, я хожу по домам просить
милостыню». Мы каждое утро вылезали под колючую проволку, где все было связано с
риском для жизни и она охранялась. И в один из таких походов я ухватился за
электрический провод, у меня остались следы вот здесь на руке, здесь, здесь, на животе
есть следы. 21 октября…этот день я буду помнить, мне утром Майик говорит: «Знаешь
что, я сегодня не пойду, у меня ботинки порвались, иди один». Была мокрая погода, дождь
пошел. Я пошел, ну походил по домам этим, где они просили. И к вечеру я вернулся на
место, где эти машины, чтобы ехать обратно. Я прихожу, нет ни машин, ни людей,
работавших там… Никого нет, пусто. Пошел я туда пешком в гетто. Стоит народ местный,
русский, на русском говорят, это была русская территория. И я прислушиваюсь к ним, а
они говорят, что сегодня все уже домой пришли. Где-то после войны, в Минске, случайно
каким-то образом, мне от какой-то кампании, я встретился с женщиной, которая меня
нашла, она знала, что я был в гетто. Говорит, что у нее был сын, она знает, что он погиб на
войне. И звали его Майик, это была его мама…».

Абрахам Бомба, родился в 1913, в Германии, рассказывает, как стриг волосы женщинам,
которых затем отправляли в газовые камеры Треблинки: «У нас были ножницы. Мы
срезали у них пряди волос. Стригли их. Бросали их на пол, в сторону, и все это должно
было занимать не больше двух минут. Даже меньше двух минут, … потому что сзади
была толпа женщин, ожидавших своей очереди. Вот как мы работали. Это было очень
тяжело. Тяжело особенно потому, что кое-кто из парикмахеров, они узнавали в этой
очереди своих близких, своих жен, матерей, даже бабушек. Только представьте себе: нам
приходилось стричь им волосы, но нельзя было даже словом перемолвиться с ними,
потому что разговаривать было запрещено. Стоило нам сказать им, что их ждет… ох…
что через пять или семь минут их загонят в газовые камеры, как тут же началась бы
паника, и всех их все равно убили бы».

Доротка (Дора) Гольдштейн Рот рассказывала в своем интервью, как женщин наказывали
за побег заключенных из Штуттхофа: «И нас наказали, заставили простоять двенадцать
часов голыми на холоде, а кроме того, они выбрали четверых или пятерых, я точно не
помню, скольких женщин, и на глазах у остальных — нас всех выстроили в ряд,
понимаете — они изнасиловали их, да так, что я никогда не читала о таком и не видела, ни
в кино, ни по телевизору, хотя, казалось бы, у нас каких только ужасов не показывают по
телевизору, все, что только угодно. И вот, смотреть, как немцы насилуют этих молодых
женщин, и резиновыми дубинками, и… и моя мама, которая стояла рядом со мной, она
взяла и закрыла мне глаза своей ладонью, чтобы я не видела, не увидела там половой акт в
первый раз. Раньше я никогда в жизни не видела, как это происходит.»

Как говорил историк, философ, М.Я. Гефтер: «Нет геноцида против «кого-то», геноцид
всегда против всех». Я полностью согласна с его высказыванием, так как холокост — это
всечеловеческая трагедия. Холокост — это вершина человеческой низости. Адольф
Гитлер хотел уничтожить всех евреев и подчинить себе мир. Современные террористы
хотят уничтожить весь цивилизованный мир и держать в страхе тех, кто останется. Я
хочу, чтобы весь мир понял, что мы - Люди, независимо от того, кто мы по
национальности, где мы родились или откуда приехали. Человечество, если оно хочет
сохранить себя, обречено на толерантность, на поиск стратегии согласия людей,
различающихся цветом кожи, национальностью, вероисповеданием, взглядами и
убеждениями. И осознание трагедии Холокоста займет важное место в программе по
толерантности. Хочется сказать, что холокост - не просто страница еврейской истории, это
общечеловеческая трагедия, когда на протяжении многих лет совершалось истребление
целого народа. Самое страшное, что остальной мир это допустил. Вдуматься только, как
человечеству пришло в голову уничтожать самого себя, убивать из-за этнической, расовой
и культурной принадлежности. Мне кажется, что всё это выдумка, ужасная и леденящая
душу фантазия нашего сознания. Но, увы, к нашему большому сожалению, это событие
имело место быть. Люди уничтожали и продолжают уничтожать друг друга, придумывая
при этом новые причины, подводя под это целые теории и строя на этом материале
идеологии. Страшно. Страшно, что нас ждет дальше. Но кто виноват во всем этом?
Гитлер? Гейдрих? Безусловно. Но виноваты не только они — виноват весь мир, весь
"цивилизованный" мир, который, молча, наблюдал эту картину и не придавал этому
никакого значения… Вина лежит на нацистах, да! И об этом стоит и нужно говорить.
Конечно, нам не отмолить грехов, не искупить преступлений, содеянных нацистами, мы
можем сгорать от ненависти к ним и всячески презирать… Но, я считаю, что в наших
силах сделать кое-что ещё: помнить, бороться, пробивать стены непонимания. Каждый
человек должен сделать всё возможное, чтобы его потомки, да и мы сами, наконец,
поняли и осознали, что достоинство имеет любой индивид и любой народ, независимо от
его принадлежности к той или иной расе, от его происхождения и убеждений. Время
стирает все, но память об ужасах фашизма будет жить в веках. Способы уничтожения
детей нацистами поразили меня больше всего, они были наиболее зверскими: их убивали
на лету, подбрасывая в воздух, бросали живыми в могилы, разбивали головы о камни,
смазывали губы ядом, травили в душегубках. Когда дети кричали, плакали, не хотели
идти в газовые камеры, им говорили, что это всего лишь дезинфицирующий душ, через
который проходят все, кто сюда попадает.

С моей точки зрения, даже в XXI веке нарушения прав человека являются реальностью и
не потеряли своей актуальности, именно поэтому об этом забывать нельзя. Мир, к
сожалению, не учится на ошибках прошлого, не делает выводов из истории, не понимает,
насколько серьезными могут быть последствия. Например, в таких странах, как Украина -
конечно же, тема фашизма актуальна. Разрушаем памятники, переименовываем улицы и
объединяем нацию на основе единого языка, единой веры (не РПЦ) и провозглашением
героями таких персонажей, как Бандера... что это, если не фашизм? А это он и есть. Даже
в нашей родной Молдове, по моему мнению, остался жить фашизм. Присвоение улицам
названия в честь румынского фашистского диктатора Иона Антонеску. Я считаю, что это
дикая глупость и провокация, которая была бы невозможна даже в самой Румынии,
которая признала свое участие в Холокосте и Антонеску преступником.

В заключении я хочу сказать, что вопрос Холокоста надо чаще поднимать в современном
обществе, чтобы люди помнили о том, сколько ужаса принесло это «всесожжение».
Обязательно об этих событиях надо рассказывать своим детям и внушать им то, что
нельзя судить о людях по их национальности, а стоит заглянуть им в душу. Не надо
забывать о тех, кто помогал осужденным на смерть и, рискуя собственной жизнью, спасал
жертв Холокоста, брал еврейских детей в свои семьи и воспитывал их, как родных.
Формирование человека, как личности, начинается с самого детства, поэтому с малых лет
надо показывать и рассказывать ребенку, что все люди, вне зависимости от цвета кожи и
национальности, имеют те же права, что и каждый из нас. Уже в детском саду дети на
практике узнают о толерантности. Часто бывает такое, что они, в силу своего возраста,
могут показывать пальцем и смеяться над темнокожими или инвалидами. И здесь рядом
должны оказаться родители, воспитатели, которым следует больше уделять внимания
таким «забиякам» и указывать им на то, что, в сущности, этот ребенок ничем не
отличается от других. Вспоминайте об участи еврейских детей и не давайте своим детям
делить сверстников на своих и чужих. Дружба, любовь, взаимопонимание, тепло души –
вот ключ к миру и счастью на земле. Хотелось бы закончить своим авторским
стихотворением, криком души:

О Холокосте надо знать


Мы рождены в спокойном мире
Без голода и горьких слез
Должны мы помнить те могилы,
Благодаря которым жизнь без грёз.
Молиться, чтить и помнить вечно
Страдания героев тех времен,
Ведь жизни их не бесконечны,
А вклад навечно поощрён.