Вы находитесь на странице: 1из 6

Михаил ЛУКАШЕВ заслуженную, весьма высокую оценку.

Родиться в царской тюрьме, Взбесившаяся партократическая свора,


чтобы умереть в сталинской разумеется, не могла не отомстить за
опубликовано в "Боевое искусство такое "возмутительное" неповиновение. И
планеты" N7/97 главному тренеру сборной страны
С.Ф.Ионову, который опубликовал
Наша пресса очень много писала о том, положительную рецензию на мою работу,
как в былые времена "единодушному и влепили строгий партийный выговор "с
гневному осуждению партии и широких занесением". Вот так трудно пробивались
масс трудящихся" подвергались ростки подлинной, правдивой истории
"безыдейные" произведения самбо сквозь глухой цемент угодной
известнейших литераторов: Зощенко, верхам традиционной официальной
Ахматовой, Пастернака. Но вот, чтобы лжи...
высочайший партийный гнев мог
обрушиться на скромную, чисто Обратимся, однако, к биографии
спортивную книжку - трудновато даже выдающегося специалиста и человека
вообразить. И все же, как госорится, необыкновенной, интереснейшей судьбы
такой случай имел место. Не поймите - Василия Сергеевича Ощепкова.
превратно: у меня и в помине нет глупой
мысли поставить себя в один ряд с ...В самом конце морозного, с
названными корифеями высокой пронизывающим ветром, декабря 1892
литературы. Однако же подобное года в поселке Александровский пост, на
трагикомическое происшествие каторжном Сахалине, у арестантки -
случилось именно со мной, когда в 1982 крестьянской вдовы - Марии Ощепковой
году вышла в свет моя книга "Десять родился сын.
тысяч путей к победе". А в ней я впервые
смог приоткрыть покров тайны над По всем канонам тех далеких лет
механизмом фабрикации прочно младенца, входящего в жизнь с двойным
утвердившегося и официально клеймом отверженного -
одобренного мифа о создании самбо незаконнорожденный и сын каторжанки -
А.А.Харлампиевым. И прямо назвал ждала незавидная судьба. В довершении
создателем этой замечательной борьбы и всех своих бед уже в одиннадцать лет
самозащиты его неблагодарно забытого мальчик осиротел. Но несколько лет
учителя, репрессированного в 1937 году спустя жизненный путь сироты счастливо
В.С.Ощепкова. Вот тогда-то пересекся со светлой, благородной
высокоидейные доносчики немедленно дорогой замечательного человека -
настрочили верноподданическую жалобу архиепископа Японского,
и не куда-нибудь, а на самый верх - в ЦК Преосвященного Николая.
КПСС. В ответ на мои "происки"
начальник спортсектора отдела Отец Николай сумел создать в Японии
пропаганды ЦК "сам товарищ Гончаров" несколько учебных заведений. В одно из
заклеймил мою работу на высоком них - духовную семинарию в Киото - и
издательском совещании, а его попал четырнадцатилетний сирота Вася
заместитель Рогатин повелел Ощепков.
Госкомспорту обсудить мою книжку.
Сценарий подобных "обсуджений" Широта взглядов архиепископа
отработан был давно и безотказно служил проявилась и в том, что в семинарии для
для разгрома журналов и книг, не моей желающих преподавались даже основы
чета. Да только вот члены президиума борьбы дзюдо, всего лишь двадцать пять
Федерации самбо СССР доказали, что они лет назад созданной знаменитым теперь
были смелыми не только на борцовском педагогом Дзигаро Кано. Василий с
ковре, и почти единодушно дали моей головой окунулся в эту новую для себя
книжке, быть может, и не вполне увлекательную стихию.
Василий принадлежал к тому
В архивах Кодокана до наших дней подавляющему большинству русского
сохранилась запись о поступлении туда народа, которое познало все это на
Василия Ощепкова 29 октября 1911 года. собственном горьком опыте...
Василий в полном объеме познал всю
суровую школу дзюдо тех лет. Он не Повествуя в своих прежних работах о
только успешно закончил это весьма последующих годах жихни Василия
своеобразное учебное заведение, но и Сергеевича, я мог исходить лишь из
стал после этого претендовать на рассказов его учеников, и невольно
получение мастерского звания. И всего повторял их неизбежные ошибки.
лишь полгода потребовалось ему для Неизбежные потому, что подлинные
того, чтобы завоевать право подпоясать факты его деятельности тех лет были
свое кимоно черным мастерским поясом. известны только сотрудникам нашей
Японцы необычайно ревностно военной разведки. Но вот теперь
относились тогда к присуждению благодаря пониманию и большой
мастерских степеней - данов, и особенно любезности руководящих чинов Главного
иностранцам. Ощепков стал первым разведывательного управления
русским и одним из всего лишь четверых Генерального штаба (ГРУ) мне
европейцев, заслуживших в те годы предоставили возможность ознакомиться
первый дан. Забегая вперед следует с материалами, более семидесяти лет
сказать, что довольно скоро Василий хранившимися в секретнейшем архиве. И
снова предстал перед строгими два личных дела Ощепкова
экзаменаторами Кодокана, которые документально расставили все по своим
единодушно присвоили ему следующую, местам, не оставив уже никаких
еще более высокую мастерскую ступень - сомнений.
второй дан.
Он все еще продолжал преподавать
Возвратившись на родину, Ощепков, дзюдо, но в годы японской оккупации
знавший не только японский, но и Дальнего Востока был призван в
английский язык, начал работать колчаковскую армию и в качестве
военным переводчиком. Совершенно специалиста, свободно владеющего
естественно, что, оказавшись снова в языком, откомандирован в японское
России, именно он стал пионером дзюдо в Управление военно-полевых сообщений.
нашей стране и щедро делился своими Именно с этого времени начинается его
обширными познаниями с молодежью. сотрудничество с большевистским
подпольем.
В 1917 году Василий решительно
становится на сторону убежденных И снова мне приходится объяснять
противников старого режима. Читатели, ситуацию. Ощепков не разделял
особенно молодые, напичканные коммунистической идеологии и членом
современной лживой партии никогда не был. Даже несколько
квазидемократической пропагандой, лет спустя служебная характеристика
могут не понять, почему он с самого Разведупра определяет его взгляды как
начала принял сторону революции. А "сменовеховские" ("Сменовеховцами"
дело в том, что наша "независимая" именовали ту часть белой эминграции,
пресса, горько всхлипывая о "чудесной которая, издавая журнал "Смена вех",
России, которую мы потеряли", почему-то настаивала на сближении с Советской
забывает сказать, что при Россией). Но он был убежденным русским
"восхитительном" царском режиме патриотом и слишком хорошо понимал
существовало законодательно истинные планы интервентов, лживо
закрепленное социальное, религиозное и замаскированные благими
национальное неравенство в правах, да и миротворческими заявлениями. Василий
множество иных подобных прелестей. А любил замечательную древнюю японскую
культуру, трудолюбивый талантливый японское командование. Начиная с
японский народ, но, вместе с тем, изнутри полных биографий высшего и старшего
познал и ненавидел кровавые повадки и командного состава (происхождение,
давнюю антирусскую устремленность семейное положение, образование,
агрессивного японского милитаризма. прохождение службы, участие в военных
Беспардонная интервенция возмущала и кампаниях, награды и т.п.) и кончая
до глубины души оскорбляла его. Это и точной численностью и вооруженностью
определило его выбор, только и гарнизонов даже небольших населенных
возможный для подлинного патриота. пунктов; от солдатских настроений и до
Ведь единственной силой, реально чисто экономических сведений о
противостоящей оккупантам, являлись хищнической эксплуатации оккупантами
большевики. Белогвардейцы же изо всех природных богатств острова.
сил старались сотрудничать с японцами. Обрадованное столь ценным источником
Вот почему хорошо зная, как информации, командование просило
"разделывают" подследственных теперь давать сведения о Южном
заплечных дел мастера в японской Сахалине, отошедшем к Японии еще в
жандармерии, Василий, тем не менее, результате войны 1904-05 годов и
шел на огромный риск и сотрудничал с являющемся "иностранной" территорией.
красным подпольем. Служил не партии, а Но разведчик выдвинул встречное
только лишь своей родной, униженной и предложение: перебраться не на Южный
ограбленной России. Через его руки Сахалин, а в саму Японию и поставлять
проходили секретные документы, все они сведения непосредственно оттуда. Это,
становились известны антияпонскому однако, требовало значительных
подполью. И будет справедливым сказать, валютных затрат, и нищий в те годы
что в общем деле освобождения Разведупр очень долго колебался, прежде
российского Дальнего Востока была доля чем принял это заманчивое
и его героического и столь опасного многообещающее предложение. Но в
труда. конце-концов в японской столице все-
таки развернул свою деятельность
Когда же оккупанты убрались восвоясии, бывший подданный бывшей Российской
он отправился на Сахалин, в свой родной империи, кинобизнесмен, не имевший
Александровск. Купил кинопроектор и никакого отношения к Советскому Союзу.
стал зарабатывать на жизнь Такой статус давал Ощепкову
демонстрируя фильмы. Принадлежащий значительные преимущества, но вовсе не
России Северный Сахалин все еще избавлял от традиционной японской
оставался оккупированным, и вскоре пристальной полицейской слежки.
теперь уже советская военная разведка Поражает, как, не имея никакой
попросила его давать сведения о специальной подготовки, этот
японском воинском контингенте, талантливый "самоучка" разработал
дислоцированном на острове. Василий не безукоризненную профессиональную
раздумывая согласился. Наглухо стратегию. С умной осторожностью
отрезанный от советской нарабатывал он необходимые связи в
действительности, он заведомо столичном обществе. Поставлявшаяся им
идеализировал советскую власть. Видел в информация в основном оценивается в
ней не только носительницу народной СССР как "ценная" и "очень ценная". Но в
справедливости, но и твердую защитницу те начальные годы дальневосточный
российских интересов на Дальнем Разведупр еще не обладал ни достаточно
Востоке. квалифицированным руководством, ни
необходимыми материальными
Я читал его разведывательные донесения, средствами. И от разведчика все более
и не мог не восхититься их удивительной категорично начинают требовать всего
исчерпывающей полнотой, сравнимой сразу и без особых валютных затрат.
разве что с тем, чем располагало само Постоянно понукают и требуют, чтобы он
начал вести самую примитивную игру: имел генеральское звание - комкор - и
давал деньги под расписку, а затем занимал должность заместителя
шантажировал получателя. А кроме того, инспектора вневойсковой и физической
немедленно установил контакты с подготовки Красной Армии. Узнав о
прокоммунистически настроенными деятельности Ощепкова в Новосибирских
лицами. Отлично знающий местные военных и динамовских организациях, он
условия, резидент терпеливо старается сразу же и безошибочно оценил ее
объяснить им, что весьма патриотично потенциально важную роль в
настроенные японцы при первой же совершенствовании армейского
попытке шантажа сейчас же обратятся в рукопашного боя. И Василий Сергеевич
полицию. А все "левые" находятся под получил приглашение в Москву. В конце
неусыпным наблюдением полиции и 1929 года были организованы курсы для
поспешный контакт с ними обречен на начальствующего состава московского
провал. Но в 1926 году недалекое гарнизона с целью подготовки к
начальство, крайне возмущенное организации обучения рукопашному бою
нежеланием подчиненного выполнять их по новому, готовящемуся к выпуску
губительные указания, приказывает ему руководству. В программу вошли приемы
выехать в Советский Союз. Так, самозащиты, обезоруживания, а
безвременно, но вовсе не по его вине, руководителем курсов стал Василий
закончилась уже налаженная и дававшая Сергеевич.
неплохие плоды разведывательная работа
Ощепкова, славного предтечи Героя Конечно же, не мог он не принимать
Советского СОюза Рихарда Зорге... деятельного участия и в разработке
самого этого руководства. А когда вскоре
А возвратившись во Владивосток, оно вышло в свет, на его страницах
бывший резидент, конечно же, снова можно было увилеть и иллюстрации, и
обратился к своей любимой спортивной описания безотказных ощепковских
деятельности и начал вести занятия с приемов. При этом Василий Сергеевич не
учениками нового поколения. ограничивался только теорией, но,
приняв участие в соревнованиях по
Вскоре Ощепков переехал в Новосибирск. рукопашному бою, занял там первое
Он навсегда покинул Дальний Восток. место.
Приказом Реввоенсовета СССР был
назначен военным переводчиком в один Тогда же в самом начале тридцатых годов
из отделов штаба Сибирского военного был учрежден наш знаменитый
округа. Василий Сергеевич слыл физкультурный комплекс, получивший
блестящим знатоком весьма сложного недвусмысленное название "Готов к труду
для европейцев японского языка. С ним, и обороне". В качестве одной из норм ГТО
бывало, консультировались даже крупные второй ступени были введены приемы
специалисты. И все-таки борьба и самозащиты и обезоруживания не только
самозащита уже составляли один из для мужчин, но даже для женщин.
наиболее важных, если не самый важный Разрабатывать эту норму довелось не
интерес в его жизни. И разумеется, кому-либо иному, как Ощепкову.
оказавшись на новом месте жительства,
он сразу же стал и там пропагандировать Современная борьба самбо, хотя и обрела
свою науку самозащиты, особенно со временем название, которым
важную в военной среде. пользовался Спиридонов, главным
образом вырастала из того, что было
Дальнейшая судьба развития искусства сделано именно Ощепковым.
самозащиты, а в конечном счете и борьбы
самбо оказалась в руках Бориса Как же рождался этот новый наш вид
Сергеевича Кальпуса. Были это надежные спортивной борьбы? Василий Сергеевич
и сильные руки. Старый спортсмен, он отлично знал дзюдо и понимал все его
несомненные достоинства. Но, в отличие особенно броски всех этих видов
от множества других - зарубежных - "вольной" борьбы могут с успехом
адептов этой японской системы, столь же применяться и в целях самозащиты.
отчетливо видел и ее серьезные недочеты.
И, к его чести, он отнюдь не был всего В принципе Ощепков проделал ту же
лишь робким учеником японцев, этаким самую эволюцию, что и Спиридонов, но
ортодоксальным копиистом, боявшимся на более высоком уровне: познав
даже подумать о том, чтобы сломать японскую систему, понял, что можно и
"священные" каноны дзюдо, нужно создать еше более совершенную,
установленные некогда самим Дзигаро но уже интернационального характера, а
Кано. Ощепков вовсе не собирался это, несомненно, открывало значительно
ограничиваться только тем, что уже было более широкие горизонты. Его работа
сделано в Японии. Он всеми силами стала новым и более высоким витком в
старался создать эффективно поступательном развитии нового
модернизированную систему прикладной прикладного вида борьбы.
борьбы и самозащиты, которая должна
была превосходить любую иную, в том В недоброй памяти 1937-м по всей стране
числе и японскую. Наиболее важное гуляла зловещая круговерть ночных
значение для формирования нового вида арестов. В первую очередь подозревались
борьбы имело создание технического, а в те, кто побывал за границей, а Ощепков
связи с ним и тактического его арсенала. имел несчастье принадлежать к этой
Сам Ощепков немало раздумывал над категории. В ночь на первое октября он
этим вопросом, отводя ему едва ли не был арестован и всего десять дней спустя
решающую роль. Он специально скончался в камере Бутырской тюрьмы.
указывал, что борьбу следует не просто Этот замечательный человек и
пассивно изучать, "но и добиться выдающийся специалист ушел из жизни
применения ее в деле укрепления сорока четырех лет от роду, в расцвете
обороноспособности нашей страны, творческих сил...
обогатив ее нашими достижениями в
смысле методики ее изучения и техники Годы войны убедительно доказали, что
выполнения ее приемов". Василию Сергеевичу, несмотря на
преждевременную смерть, удалось
Ощепков без всяких колебаний успешно выполнить свою задачу и
отбрасывал многие "антикварные заложить основы боевой системы,
ценности" дзюдо и решительно обновлял превосходящей японскую.
технику. На место безнадежно
устаревших приходили новые, Уже ушедший из жизни, ославленный
действенные приемы. Он как государственный преступник,
проанализировал все существовавшие Ощепков тем не менее вносил свой вклад
тогда международные спортивные в дело борьбы с нашим смертельным
единоборства, китайское ушу и целый ряд врагом. Старого мастера не было в живых,
национальных видов борьбы с точки но его безотказные приемы служили
зрения применимости их техники в верную службу, сокрушая в беспощадных
боевой схватке. В орбите его рукопашных схватках и гитлеровцев, и
пристального внимания оказались не японских самураев...
только удары ушу, английского и
французского бокса, но еще приемы В послевоенном самбо бесспорным
"финско-французской", а также целого лидером стал ощепковский ученик
ряда иных видов борьбы, которые второго поколения Анатолий
Василий Сергеевич именовал "вольной": Харлампиев. Самый деятельный из
вольно-американской, швейцарской, учеников, но не самый добросовестный.
кавказской и персидской. Он специально Было бы нечестно отрицать его
отметил, что некоторые приемы и несомненные большие заслуги, но нельзя
умолчать и о том, что, воспользовавшись
арестом своего учителя, он стал выдавать
себя за создателя самбо. Его высокие
профессиональные качества, к
сожалению, не равнялись чисто
человеческим. И он не сказал правды
даже тогда, когда его погибший в
сталинском застенке учитель был уже
полностью реабилитирован. Так что мне
потребовалось немало лет и большие
усилия, чтобы, наконец, докопаться до
истины и восстановить законное и
совершенно бесспорное авторство
Василия Сергеевича. И мне очень
хотелось бы надеяться, что в 1998-м
юбилейном для самбо году, наряду с
харлампиевским мемориалом, начнут
проводиться и международные
состязания памяти его учителя. А, кроме
того, земляки Василия Сергеевича -
дальневосточники - установят
мемориальную доску на здании бывшего
общества "Спорт", которое стало
колыбелью не только российского дзюдо,
но и нашего самбо.

Вам также может понравиться