Вы находитесь на странице: 1из 572

Федеральное государственное автономное

образовательное учреждение высшего образования


«Национальный исследовательский Томский государственный университет»

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки


«Институт проблем освоения Севера Сибирского отделения Российской академии наук»

О.Б. Беликова

ПОСЛЕДНЯЯ ЭКСПЕДИЦИЯ А.В. АДРИАНОВА:


ТУВА, 1915–1916 гг.
АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
(источниковедческий аспект)

Издательство Томского университета


2014
УДК 902/904(571.52)″1913/1920″
ББК 63.4(2Рос.Тув)
Б43
Ответственный редактор – д-р ист. наук, проф. Д.Г. Савинов
(Санкт-Петербургский государственный университет)

Рецензенты:
М.А. Дэвлет, д-р ист. наук (Институт археологии РАН)
Г.В. Длужневская, д-р ист. наук (Институт истории материальной культуры РАН)
А.С. Вдовин, канд. ист. наук (Красноярский государственный педагогический университет им. В.П. Астафьева)

Исследование осуществлено при финансовой поддержке


Российского гуманитарного научного фонда, проект № 07-01-00108а
«Подготовка к изданию материалов последней археологической экспедиции А.В. Адрианова (Тува, 1915–1916 гг.)»

Издание осуществлено при финансовой поддержке


Российского гуманитарного научного фонда, проект № 14-01-16071

Фотографирование современной археологической коллекции – В.В. Леонтьев


Оформление обложки – С.П. Лазарев

Беликова О.Б.
Б43 Последняя экспедиция А.В. Адрианова : Тува, 1915–1916 гг. Археологические
исследования (источниковедческий аспект) / О.Б. Беликова; отв. ред. Д.Г. Савинов. –
Томск: Изд-во Том. ун-та, 2014. – 570 с.: 301 ил.
ISBN 978-5-7511-2283-6
А.В. Адрианов – крупнейший исследователь истории и культуры Северной и Централь-
ной Азии, археолог, этнограф, путешественник, видный общественный деятель и просвети-
тель. В 1915–1916 гг. провёл в Урянхайском крае (Тува), в верхнем течении Енисея, послед-
ние экспедиционные исследования, материалы которых опубликовать не успел. Внимание
автора сконцентрировано на изучении архивных и вещественных источников (находятся в
Томске, Санкт-Петербурге, Москве и в других городах), свидетельствующих об археоло-
гических исследованиях этих лет, включая раскопки 11 памятников (от эпохи бронзы до
XVIII–XIX вв.). Подробно описан последний период жизни А.В. Адрианова.
Для археологов, историков, этнологов, музееведов, архивистов, культурологов, краеведов.

УДК 902/904(571.52)″1913/1920″
ББК 63.4(2Рос.Тув)

© О.Б. Беликова, 2014


© О.Б. Беликова, А.С. Вдовин, публикация приложений, 2014
© Томский государственный университет, 2014
© Санкт-Петербургский филиал Архива Российской академии наук, фотографии, 2014
ISBN 978-5-7511-2283-6 © Институт истории материальной культуры РАН, фотографии, 2014
К 160-летию со дня рождения
Александра Васильевича Адрианова (1854–1920),
исследователя истории и культуры Северной
и Центральной Азии, общественного деятеля

К 100-летию единения России и Тувы (1914)


ВВЕДЕНИЕ

Александр Васильевич Адрианов (рис. 1, 2 и др.) – крупнейший исследова-


тель Северной и Центральной Азии, археолог, этнограф, путешественник, пу-
блицист, общественный деятель, просветитель, ученик Г.Н. Потанина. Редак-
тор издаваемых в г. Томске (Западная Сибирь) «Сибирской газеты» и газеты
«Сибирская жизнь». Он, по ёмкой характеристике М.А. Дэвлет, «последова-
тель и единомышленник лидеров сибирского областничества Г.Н. Потанина и
Н.М. Ядринцева, сторонник культурного и экономического самоопределения
Сибири в составе России»1.
В Урянхайском крае (территория современной Республики Тыва)2 в 1915–
1916 гг., преимущественно во время отбытия административной ссылки, со-
стоялась последняя экспедиция А.В. Адрианова. Тогда, на Верхнем Енисее, на-

Рис. 1. А.В. Адрианов, приблизительно Рис. 2. А.В. Адрианов. Около 1905 г., Томск. Личный архив
1909 г., Томск. Фотосъёмка В.М. Лебова. Н.А. Амельянчик3
Личный архив Н.А. Амельянчик
1
Дэвлет М.А. В минусинской ссылке: (К 75-летию со дня кончины А.В. Адрианова) // Археология Сибири: Историография и
источники: сб. науч. тр. Омск, 1996. С. 56.
2
Республика Тыва расположена в Южной Сибири, в бассейне Верхнего Енисея, на границе с Монголией. До 1912 г. Тува нахо-
дилась под властью маньчжурской династии Цин, правившей Китаем, и носила название Танну-Урянхай. За горностепной терри-
торией между Западными Саянами и хребтом Танну-Ола, видимо, с середины XVII в. закрепилось слово «Урянхай». После осво-
бождения в 1911–1912 гг. от маньчжуро-китайского ига она в апреле 1914 г. была принята под покровительство России и включена
в состав Енисейской губернии. В 1921 г. провозглашена независимая Народная Республика Танну-Тува, которая с 1926 г. называлась
Тувинская Народная Республика. В 1944 г. она вошла в СССР (на правах автономной области в составе РСФСР). Урянхайский край –
русское название Тувы в 1914–1921 гг. Эти наименования, а также Сойотия, Засаянский край в настоящей книге упоминаются
как равнозначные. См.: История Тувы. Т. 1. Новосибирск: Наука, 2001. С. 310–331; Дацышен В.Г., Ондар Г.А. Саянский узел:
Усинско-Урянхайский край и российско-тувинские отношения в 1911–1921 гг. Кызыл, 2003. С. 59; Урянхай: Тыва дептер: Анто-
логия научной и просветительской мысли о древней тувинской земле и её насельниках, об Урянхае – Танну-Туве, урянхайцах –
тувинцах, о древностях Тувы (II тыс. до н.э. – первая половина XX в.): в 7 т. М.: Слово/Slovo, 2007. Т. 2. С. 12–20; и др.
3
Ранние публикации фотографии см.: Томск: История города от основания до наших дней. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1999.
С. 199; Томск: история города в иллюстрациях. 1604–2004. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2004. С. 278. Другой оригинальный отпечаток
см.: МАЭС ТГУ: фотоотдел. Ед. хр. 2008-5 (3).
ВВЕДЕНИЕ І 5

ряду с другими работами он провёл объёмные археологические исследования,


в том числе первые для Тувы научные раскопки (как курганов, так и городищ).
Родился А.В. Адрианов 26 октября (7 ноября) 1854 г. в слободе Белозерской
Курганского округа Тобольской губернии. В 1880 г. женился на Анне Ефимовне
Колмаковой (урождённая Игнатова4, первый брак с Колмаковым)5. Вместе, в
многочисленной и дружной семье (см. рис. 3–5, 8, 13) они вырастили и воспи-
тали 2 сыновей и 5 дочерей, все они оказывали отцу существенную поддержку,
в том числе во время пребывания в ссылке 1913–1916 гг. Для понимания сути
некоторых событий в жизни А.В. Адрианова, включая последнюю экспедицию,
целесообразно представить основные биографические сведения о его детях,
тем более что опубликованные данные о них немногочисленны. Определены
следующие даты их жизни (дни рождения указаны по старому стилю)6:
– Мария (17 сентября 1881 – 1953)7;
– Александр (13 августа 1882 – май 19618; рис. 5, 8)9;
– Нина (4 декабря 1884 – 1940)10;
4
Сведения о членах семьи Адриановых мне предоставила в апреле – декабре 2013 г. Н.А. Амельянчик (Томск) – правнучка
А.В. Адрианова по линии его сына Григория (его дочери Елены). Ссылки на документы её домашнего архива и результаты разыска-
ний даны в примечаниях ниже, публикуются и принадлежащие Н.А. Амельянчик уникальные фотографии (рис. 1–4, 7, 8, 13).
5
Брак с А.В. Адриановым был гражданским, она официально оставалась Колмаковой, см.: Список домовладельцев г. Томска //
ГАТО. Ф. 104. Оп. 1. Д. 3702; Адрианов А.А. Книга об отце / публ. Н.А. Амельянчик // Том. вестн.: краеведческое приложение
«Елань». 1994. № 44 (713). 5 марта. С. 2–3. После кончины 25 (по ст. ст. – 12) июля 1922 г. в Томске А.Е. Колмакову подхорони-
ли в оградку могилы Г.Н. Потанина (информация Н.А. Амельянчик). Дата кончины подтверждена документально, см.: Адриано-
ва М.А. Биография Александра Васильевича Адрианова: Начата 25 октября ([7] ноября) 1922 г. // МАЭС ТГУ: архивный отдел.
Ед. хр. 868 (фонд А.В. Адрианова). Папка 3. Л. 34. Письма Анны Ефимовны А.В. Адрианову времени его ссылки 1913–1916 гг.
мною не обнаружены, исключая короткую приписку на бланке денежного перевода, см.: [Адрианов А.В. Письмо от 16 марта 1915 г.
А.Е. Колмаковой-Адриановой] // Там же. Папка 2. Л. 103. Найдено ещё 12 конвертов от его писем к ней, см.: МАЭС ТГУ: архивный
отдел // Там же. Ед. хр. 868. Папка 8. Л. 86–92, 94–98.
6
По информации Н.А. Амельянчик. Даты дней рождений детей А.В. Адрианова есть и в автографе его старшей дочери –
М.А. Адриановой, см.: [Адрианова М.А. Письмо от 7 марта 1914 г. А.В. Адрианову (отцу) из Томска в Минусинск] // МАЭС ТГУ:
архивный отдел. Ед. хр. 868. Папка 18. Л. 53. Также см.: Краткая хроника жизни и деятельности А.В. Адрианова / Сост.
Н.В. Васенькин // Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…»: Письма Г.Н. Потанину / Сост., публ. Н.В. Васенькин.
Томск: Изд-во Том. ун-та, 2007. С. 260–271. (Сибирский архив; Т. 3).
7
О М.А. Адриановой см. в её 36 письмах 1913–1914 гг. отцу в ссылку (их перечень представлен в списке источников настоя-
щей монографии). Личной семьи у Марии не было (информация Н.А. Амельянчик).
8
Информация Н.А. Амельянчик. Встречена другая дата кончины А.А. Адрианова – 11 декабря 1960, см.: Славнин В.Д. Томск
сокровенный. Томск: Кн. изд-во, 1991. С. 247.
9
Его восприемники (крёстные отец и мать) по выписке из метрической книги Преображенской церкви (Томск): бухгалтер
отделения государственного банка Иннокентий Гаврилович Муромов и дочь учителя Томского отделения военных кантонистов
Ольга Гавриловна Савельева, см.: Дело о студенте юридического факультета Александре Александровиче Адрианове-Колмакове //
ГАТО. Ф. 102. Оп. 4. Д. 16. Л. 10 (разыскания Н.А. Амельянчик). О нём также см.: Адрианов Александр Александрович. [Личное
дело]. Начато 1 апр. 1956 г. Окончено 16 дек. 1957 г. // ТОКМ: архив. Ф. 1. Оп. 2. Д. 72. Л. 3, 5, 12; [Адрианов А.А.] Воспоминания: из
далёкого прошлого. Составлено 21 июля 1957 г. // ТОКМ: отдел письменных источников. Ед. хр. 11449/10. 8 л.; Он же. Из далёкого
прошлого / публ. В.М. Крюкова // Вестн. Том. гос. ун-та. 2003. № 276. Март. Сер.: История. Краеведение. Этнология. Археология.
С. 180–182; Длужневская Г.В. Археологические исследования в Центральной Азии и Сибири в 1859–1959 годах (по документам
Научного архива Института истории материальной культуры РАН). СПб.: ЭлекСис, 2011. С. 155; Решетов А.М. Материалы к био-
библиографическому словарю российских этнографов и антропологов, XX век. СПб., 2012. С. 41–42. (Кунсткамера – Архив; Т. 5).
Об А.А. Адрианове также см. в его 17 письмах 1914–1915 гг. отцу в ссылку (их перечень – в списке источников).
10
Её восприемники по выписке из метрической книги Томского кафедрального собора: минусинский купеческий сын Георгий
Павлович Сафьянов и жена дворянина из польских переселенцев Альбертина Викентьевна Глебович. Нина училась в Томском уни-
верситете на юридическом отделении (1907–1912), но государственных экзаменов ей не удалось сдать; личной семьи у неё не было,
см.: [Адрианова Н.А. Автобиография от 25 августа, без указания года (не ранее 1927 г.)] // Личный архив Н.А. Амельянчик. 1 л.; Дело
о вольнослушательнице юридического факультета Нине Александровне Адриановой-Колмаковой // ГАТО. Ф. 102. Оп. 4. Д. 9. Л. 10.
(Разыскания Н.А. Амельянчик). О Нине см.: [Адрианова-Колмакова Н.А.] Дневник Нины Адриановой, дочери А.В. Адрианова
(Красноярск – Томск – Иркутск). 13 сент. 1903 г. – 3 янв. 1907 г. // ТОКМ: фонд письменных источников. Ед. хр. 11449 (1–4). 107 л.;
её 11 писем 1913–1914 гг. отцу в ссылку (их перечень – в списке источников).
6 І ВВЕДЕНИЕ

– Григорий (род. 20 января11 1887, расстрелян 14 ноября 1937; см. рис. 7)12;
– Любовь (9 ноября 1889 – конец 1960-х или начало 1970-х)13;
– Вера (3 марта 1892 – 1959, приблизительно декабрь)14;
– Надежда (25 июня 1895 – 21 или 29 мая 1961)15.

Рис. 3. Семья А.В. Адрианова, 1912 г., Томск. Нижний ряд (слева направо): А.В. Адрианов, его дочь Мария, жена
Анна Ефимовна Колмакова с внуком Александром, дочери Люба, Надя, Вера, Нина. Верхний ряд: сын Григорий
с женой Лизой. Личный архив Н.А. Амельянчик16
11
Эту дату указал и сам Григорий, см.: [Адрианов Г.А. Письмо от 17 марта 1914 г. А.В. Адрианову (отцу) из Томска в Мину-
синск] // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Ед. хр. 868. Папка 18. Л. 191.
12
Его восприемники по выписке из метрической книги Томского кафедрального собора: Г.Н. Потанин, отставной флота лей-
тенант Константин Михайлович Станюкевич и купеческая жена Альбертина Викентьевна Глебович, см.: Адрианов-Колмаков
Григорий Александрович, вольнослушатель юридического факультета, бывший студент медицинского факультета // ГАТО.
Ф. 102. Оп. 4. Д. 8. Л. 9. У Григория и его жены Елизаветы родились Александр (26 декабря 1910), Елена (23 февраля 1913 по
н. ст.), Ирина (4 февраля 1916 по н. ст.), Нина (8 марта 1919), Татьяна (31 марта 1924), Анна (4 октября 1926), Евгений (инфор-
мация Н.А. Амельянчик). О днях рождения также см.: [Адрианова М.А. Письмо от 7 марта 1914 г. А.В. Адрианову (отцу)…].
Л. 53; [Адрианов Г.А. Письмо от 17 марта 1914 г. А.В. Адрианову…]. Л. 190. О Г.А. Адрианове см. его 8 писем 1913–1915 гг. отцу
в ссылку (их перечень – в списке источников). Дата гибели Григория указана по информации Н.А. Амельянчик на основе доку-
мента: Справка из управления ФСБ по Томской области от 4 марта 1994 г.
13
Её восприемники: статский советник Николай Николаевич Соин и жена дворянина Альбертина Викентьевна Глебович. В заму-
жестве Л.А. Адрианова носила фамилию Судинко (информация Н.А. Амельянчик). О Любови см. в её 5 письмах 1913–1914 гг. отцу в
ссылку (их перечень – в списке источников).
14
Её восприемники по выписке из метрической книги Градо-Минусинского Спасского собора: акцизный надзиратель
Алексей Васильевич Телегин и жена провизора Аполинария Александровна Мартьянова. В.А. Адрианова после замужества (1917) –
Ганкевич (информация Н.А. Амельянчик). О ней см.: Амельянчик Н.А. Вера и Александр // Сибирская старина: краеведческий альма-
нах. Томск. 2010. № 26. С. 8–10; 9 писем В.А. Адриановой 1913–1915 гг. отцу в ссылку (их перечень – в списке источников).
15
В её браке с Борисом Николаевичем Путковым родилась дочь Наталья, в 1927 г. (информация Н.А. Амельянчик). Письма
Надежды Адриановой 1913–1916 гг. к отцу в ссылку мною не выявлены.
16
Идентичную, но повреждённую фотографию см.: МАЭС ТГУ: фотоотдел. Ед. хр. 2008-5 (13).
ВВЕДЕНИЕ І 7

Рис. 4. Семья А.В. Адрианова, 1911 или 1912 г., Томск.


Нижний ряд (слева направо): А.В. Адрианов с внуком
Александром, его дочь Мария, жена Анна Ефимовна
Колмакова, дочери Люба, Нина. Верхний ряд:
сын Григорий с женой Лизой, дочери Вера и Надя,
сын Александр. Личный архив Н.А. Амельянчик17

Рис. 5. Александр Александрович Адрианов


(старший сын А.В. Адрианова) в форме
ополченца Первой мировой войны, 1916 г.
ГАТО. Ф. р-2124 (Славнин В.Д.).
Оп. 2. Д. 1. Л. 118

17
Первую публикацию фотографии см.: Адрианов А.А. Книга об отце. 1994. № 44 (713). 5 марта. С. 2.
18
Первую публикацию фотографии (1991) см.: Славнин В.Д. Томск сокровенный. Вклейка.
8 І ВВЕДЕНИЕ

Для выяснения особенностей в организации научных исследований А.В. Адри-


анова, включая археологические 1915–1916 гг. в Урянхайском крае, важно учиты-
вать, что он входил в различные общества:
– член-сотрудник Императорского Русского географического общества
(с 1879 г.)19;
– член Императорского Московского археологического общества (с 1887 г.)20
и его действительный член;
– член-корреспондент Финно-угорского общества (с 1889 г.)21;
– действительный член Императорского Русского археологического обще-
ства (с 1913 г.)22;
– член Восточно-Сибирского отдела Русского географического общества,
правитель дел его Красноярского отдела (с 1902 г.)23.
Любые источники, относящиеся к археологическим, этнографическим и
историческим разысканиям А.В. Адрианова 1915–1916 гг. в Туве, имеют осо-
бенную ценность, так как их результаты он не успел не только опубликовать,
но и представить обобщённо в какой-либо рукописи. 22 декабря 1919 г. его аре-
стовали и обвинили («в систематической борьбе с советской властью путём
агитации в газете») (гл. 6). Он был расстрелян 6 или 7 марта 1920 г. в возрасте
65 лет в Томске24.
Самой первой краткой опубликованной информацией о проведённых
А.В. Адриановым работах в Урянхае является публикация в «Харьковских ведо-
мостях» от 29 ноября 1915 г. о раскопках им в 1915 г. 21 кургана и «китайского
города» на р. Элегест (фамилия археолога не была указана)25. Её полностью и
точно перепечатали в официальном издании 1916 г.: Археологической комиссии,
в разделе «Археологическая хроника (из газет за вторую половину 1915 г.)»26.
В том же 1916 г. эта информация, напечатанная уже в «Енисейских епархиаль-
ных ведомостях», дополнилась сведениями об авторе исследований 1915 г.27
В октябре 1916 г. в томской газете «Сибирская жизнь» были опубликова-
ны два письма А.В. Адрианова его семье о раскопках им могильников Бегре и
Уюк-Тарлык28 (см. прил. 2). Немного позже, уже возвратившись из тувинской
19
См.: Дэвлет М.А. Александр Васильевич Адрианов (к 150-летию со дня рождения). Кемерово: Кузбассвузиздат, 2004. С. 4.
20
См.: Там же. С. 25, 48.
21
См.: Краткая хроника жизни и деятельности А.В. Адрианова. С. 264.
22
См.: Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 200 (письмо от 21 января 1914 г.); Краткая хроника жизни и
деятельности А.В. Адрианова. С. 270.
23
См.: Дэвлет М.А. Александр Васильевич Адрианов… С. 33.
24
См.: Дело по обвинению Адрианова Александра Васильевича. Началось 1[3] янв. 1920 г. Окончилось 29 февр. 1920 г. // УФСБ
по Томской области. Д. П-10343. 16 л.; Решетов А.М. Репрессированная этнография: люди и судьбы // Кунсткамера: Этнографиче-
ские тетради. СПб., 1994. Вып. 4. С. 189–190; Дэвлет М.А. А.В. Адрианов как этнограф // Репрессированные этнографы. Вып. 1.
М., 1999. С. 50–51; Крюков В.М. Александр Адрианов: Последние годы. Томск: Изд-во НТЛ, 2004. С. 66–69; и др.
25
Полный текст этой заметки, автор которой не указан: «Археологические раскопки. Минувшим летом велись археологиче-
ские изыскания по левому берегу р. Элегеса в Урянхайском крае. Раскопаны 21 курган. По древним надписям оказался богатый
материал. Найдено 7 камней с руническими надписями. На одном из них до 500 рунических знаков, – это весьма редкая находка.
Три камня уже вывезены в минусинский музей; будут вывезены и остальные. В 20 верстах от устья Элегеса открыты путём рас-
копок остатки китайского города. Вскрыт фундамент одного здания, собрана масса гончарных поделок: кирпичи, тепловые трубы,
разнообразный орнамент, расписная штукатурка и пр.». См.: Харьковские ведомости. 1915. № 2080. 29 нояб. С. 3.
26
См.: Известия ИАК: Прибавление к вып. 59. Пг., 1916. С. 37.
27
См: Итоги археологических исследований в Урянхайском крае // Енисейские епархиальные ведомости. 1916. № 3. С 30.
28
См.: [Адрианов А.В.] В сойотской земле: (Из писем А.В. Адрианова) // Сибирская жизнь. Томск. 1916. № 224. 16 окт. С. 2. Из
контекста писем определено, что первое было написано 7 августа, а второе – в период 20–23 августа 1916 г. (при раскопках кургана
47 могильника Уюк-Тарлык).
ВВЕДЕНИЕ І 9

экспедиции, на страницах указанной газеты от ноября 1916 г. – января 1917 г.


он издал серию из 11 статей на общую тему «Из Урянхайского края в Томск», в
которых описал дорогу из ссылки сплавом по Енисею и её географические осо-
бенности, отметил некоторые объекты истории, культуры и пр.29
В контексте настоящей монографии важно определить, кто и когда проявил
первоначальное исследовательское внимание к археологическим материалам
экспедиции А.В. Адрианова 1915–1916 гг.
Полагаю, что первый научный интерес к материалам его тувинских раскопок
1915–1916 гг., хранящихся в Томске, не могли не проявить в период с декабря
1919 г. по осень 1921 г. – весну 1922 г. С.И. Руденко (1885–1969)30 и С.А. Те-
плоухов (1888–1934)31 (см. рис. 6, 7). Переехав в Томск в конце 1919 г., они стали
сотрудниками Томского университета и Института исследования Сибири.
Совсем скоро, по заявлению от 10 декабря 1919 г., А.В. Адрианов пере-
дал основную часть материалов своей последней экспедиции в кабинет гео-
графии Томского университета32 (гл. 6), заведующим которого тогда был
С.И. Руденко (он же профессор кафедры географии и антропологии геолого-
географического отделения физико-математического факультета и позднее его
декан)33. Активно сотрудничавший с ним С.А. Теплоухов – старший ассистент ка-
федры географии и антропологии университета.
Избрание географического кабинета местом хранения материалов в значи-
тельной степени определялось, скорее всего, личностью «душеприказчика» –
антрополога, этнографа, археолога С.И. Руденко. С ним А.В. Адрианов к дека-
брю 1919 г., вероятно, был лично знаком. Во всяком случае, относился явно с
большим доверием, о чём свидетельствуют как общий уважительный тон ука-
занного заявления, так и отдельные его строки: «…я признаю возможной, если б
29
См.: Адрианов А.В. Из Урянхайского края в Томск: (Путевые впечатления). I: Тапса // Сибирская жизнь. Томск. 1916. № 241. 6 нояб.
С. 3; Он же. Из Урянхайского края в Томск: Путевые впечатления. II: С Тапсы до Белоцарска // Там же. 1916. № 244. 10 нояб. С. 2–3;
Он же. Из Урянхайского края в Томск. III: Белоцарск // Там же. 1916. № 257. 26 нояб. С. 3; Он же. Из Урянхайского края в Томск. IV:
От Белоцарска до Баингола // Там же. 1916. № 270. 13 дек. С. 3; Он же. Из Урянхайского края в Томск. [V]: От Баингола до Чакуля //
Там же. 1916. № 271. 14 дек. С. 3; Он же. Из Урянхайского края в Томск. VI: На Чакуль // Там же. 1916. № 279. 23 дек. С. 2–3; Он же.
Из Урянхайского края в Томск. VII // Там же. 1917. № 2. 3 янв. (публикация визуально не выверена); Он же. Из Урянхайского края
в Томск. [VIII]: От Уса до дер. Означенной. Саянская теснина Енисея. Большой и другие пороги. Расчистка порогов // Там же. 1917.
№ 9. 12 янв. С. 2; Он же. Из Урянхайского края в Томск. IX // Там же. 1917. № 00 (визуально не выверена); Он же. Из Урянхайского
края в Томск. X: От Означенной до Минусинска // Там же. 1917. № 12. 15 янв. С. 4–5; Он же. Из Урянхайского края в Томск. XI: Из
Минусинска до Томска // Там же. 1917. № 14. 18 янв. С. 2.
30
О нём см.: Решетов А.М. Руденко Сергей Иванович // Профессора Томского университета: биогр. словарь: 1917–1945.
Томск, 1998. Т. 2. С. 377–381; Китова Л.Ю. Томский период в деятельности С.И. Руденко и С.А. Теплоухова // Жизненный путь,
творчество, научное наследие Сергея Ивановича Руденко и деятельность его коллег. Барнаул, 2004. С. 30–36; Рудковская М.А.
С.И. Руденко – исследователь Минусинской котловины // Там же. С. 36–42; Она же. Томский период жизни С.И. Руденко //
Тр. ТОКМ. Томск, 2004. Т. 13. С. 60–91; Китова Л.Ю. Томск как центр археологического изучения Сибири в 1920–30-е годы // Ар-
хеология Южной Сибири. Кемерово, 2005. Вып. 23: Сб. науч. тр., посвящ. 60-летию со дня рождения В.В. Боброва. С. 68–72; и др.
31
О нём см.: Грязнов М.П. С.А. Теплоухов и его роль в истории сибирской археологии // Источники и историография: Архео-
логия и история. Омск, 1988. С. 69–75; Китова Л.Ю. Сергей Александрович Теплоухов // РА. 2010. № 2. С. 166–173; Китова Л.Ю.
Томск как центр археологического изучения…; и др.
32
См.: [Адрианов А.В. Заявление от 10 декабря 1919 г. к С.И. Руденко о передаче в географический кабинет Томского универси-
тета на временное хранение этнографических и археологических материалов 1915–1916 гг. из Урянхайского края (с приложением
двух описей)] / Письма учёных о работе и с просьбами об организации командировок в Крым, Среднюю Азию и Турцию; заявление
А.В. Адрианова о передаче на временное хранение археологических коллекций в географический кабинет Томского университета.
19 дек. 1919 г. – 26 мая 1923 г. // СПФА РАН. Ф. 148. Оп. 1. Д. 108. Л. 1–4; Беликова О.Б., Вдовин А.С. «Завещание» А.В. Адриа-
нова от 10 декабря 1919 г. о материалах его последней экспедиции (Тува, 1915–1916 гг.) // Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 324.
С. 163–168.
33
См.: Рудковская М.А. Томский период жизни С.И. Руденко. С. 63, 74; и др.
10 І ВВЕДЕНИЕ

Вы пожелали, научную разработку отдельных частей этих коллекций по взаим-


ному между нами соглашению»34.
Во время пребывания в Томске С.И. Руденко и С.А. Теплоухов, изучаю-
щие южносибирскую археологию, отработали 2 полевых сезона. Так, в 1920 г.
действовала Абаканско-Минусинская экспедиция, под руководством С.И. Ру-
денко исследовавшая могильники тагарской культуры и другие памятники.
В 1921 г. С.А. Теплоухов вновь работал в Минусинской котловине. Как извест-
но, в 1920–1921 гг. он разрабатывал классификацию палеометаллических куль-
тур Минусинского края35.
Логично, что археологические исследования С.И. Руденко и С.А. Теплоухова
в Минусинской котловине могли подтолкнуть их к пристальному знакомству с
материалами последней, тувинской экспедиции А.В. Адрианова после его ги-
бели в марте 1920 г. Они хорошо знали об их существовании и составе, имели
доступ к работе с ними в кабинете географии Томского университета. Тем более
что интерес к Туве у С.А. Теплоухова отчётливо проявился ещё в 1913 г. – в

Рис. 6. Сергей Александрович Теплоухов, Сергей Иванович Руденко, Михаил Петрович Грязнов (слева направо).
Период от осени 1920 г. по ноябрь 1921 г., Томск. Фотосъёмка Г.А. Адрианова. МАЭС ТГУ: фотоотдел. Ед. хр. 276

[Адрианов А.В. Заявление от 10 декабря 1919 г. к С.И. Руденко…]. Л. 1.


34

См.: Теплоухов С.А. Опыт классификации древних металлических культур Минусинского края (в кратком изложении) //
35

Материалы по этнографии. Л., 1929. Т. 4. Вып. 2. С. 41–62; Белокобыльский Ю.Г. Бронзовый и ранний железный век Южной Сиби-
ри: История идей и исследований (XVIII – первая треть XX в.). Новосибирск: Наука, 1986. С. 132–147; Китова Л.Ю. Эволюционно-
этнологические концепции С.А. Теплоухова // Методология и историография археологии Сибири. Кемерово, 1994. С. 57–68; и др.
ВВЕДЕНИЕ І 11

экспедиции с антропологической, археологической, этнографической и иными


целями среди сойотов36.
В контексте предположения о проявлении первоначального интереса к
адриановским материалам 1915–1916 гг. именно С.И. Руденко и С.А. Теплоухо-
вым показательны две уникальные фотографии. Сняты, уверена, в Томске, на
фоне зданий Ботанического сада Томского университета37 (рис. 6, 7), вероятно,
в один день.
Одна из них (рис. 6), отображающая С.И. Руденко, С.А. Теплоухова и М.П. Гряз-
нова (1902–1984), со второй половины 1970-х гг. хорошо знакома исследовате-
лям Сибири. Мне известно о двух оригинальных отпечатках этого фотовида38.

Рис. 7. Михаил Петрович Грязнов, Григорий Александрович Адрианов, Сергей Александрович Теплоухов (слева направо).
Период от осени 1920 г. по ноябрь 1921 г., Томск. Фотосъёмка С.И. Руденко (?). Личный архив Н.А. Амельянчик
36
См.: Грязнов М.П. С.А. Теплоухов и его роль… С. 70–71; Кызласов Л.Р. История Тувы в средние века. М.: Изд-во МГУ, 1969.
С. 10; Китова Л.Ю. Сергей Александрович Теплоухов. С. 167–168; и др.
37
Скорее всего, это теплица и оранжерея. Для сравнения см. их фотографии 1890-х гг.: Томский университет: 135 лет в исто-
рии России (1878–2013 гг.). Томск: Изд-во Том. ун-та, 2013. С. 241, 246–247.
38
Один отпечаток хранился в Томске у И.М. Мягкова. На его обороте написано: «Дорогому Ивану Михайловичу на добрую
память о наших встречах и беседах в Томске. 11 марта [19]22 г. Сер. Теплоухов». Эту фотографию И.М. Мягков в начале 1977 г.
на время дал томскому антропологу В.А. Дрёмову (см.: МАЭС ТГУ: фотоотдел. Ед. хр. 276), по инициативе которого было сде-
лано несколько её копий, подаренных коллегам и переданных в МАЭС (ед. хр. 276). Другой отпечаток хранится в личном фонде
М.П. Грязнова (№ 60) фотоотдела ИИМК РАН, см.: Михаил Петрович Грязнов: Исследователь древних культур Сибири и Центральной
Азии. Архивные материалы и список научных работ. СПб., 2012. С. 70. Табл. 2, 1.
12 І ВВЕДЕНИЕ

Впервые опубликованный в 1980 г.39, он затем публиковался неоднократ-


но40.
На другом рассматриваемом снимке, уже малоизвестном, вместо С.И. Ру-
денко – Григорий Александрович Адрианов (младший сын А.В. Адрианова)41
(рис. 7), фотоаппаратом которого, возможно, и велась данная съёмка.
Сопоставление дат некоторых биографических событий всех четырёх персо-
нажей, а также особенности пейзажа двух фотовидов определяют следующий
максимально широкий период съёмки: с осени 1920 г.42 по ноябрь 1921 г.43 От-
мечу, что фотографию «трёх “китов” сибирской археологии» (рис. 6) А.М. Мало-
летко и Л.А. Чиндина датировали 1921 г.44 Не исключаю, что два представленных
снимка (рис. 6, 7) сделаны накануне отъезда С.И. Руденко в ноябре 1921 г. из
Томска (местом его работы стал Петроградский университет).
Рассмотренные фотодокументы примечательны тем, что они указывают не
только на факт хорошего знакомства Г.А. Адрианова с археологами Томского
университета С.И. Руденко, С.А. Теплоуховым и молодым М.П. Грязновым, но
и на их доброжелательные отношения. Возможно, после гибели А.В. Адрианова
между Григорием и перечисленными археологами велись разговоры о дальней-
шей судьбе урянхайских материалов 1915–1916 гг., хранившихся в кабинете гео-
графии университета.
Предположение об ознакомлении С.И. Руденко и С.А. Теплоухова с материа-
лами последней адриановской экспедиции допустимо, по меньшей мере, ко вре-
мени их пребывания в Томске. После отъезда С.И. Руденко его сменил на долж-
ности заведующего кабинетом географии С.А. Теплоухов, но и он в апреле 1922 г.
выбыл (вместе с М.П. Грязновым) в Петроград, где был избран преподавате-
лем кафедры антропологии Петроградского университета (позднее одновремен-
но работал в этнографическом отделе Русского музея и в РАИМК / ГАИМК).
В 1926–1927, 1929 г. С.А. Теплоухов руководил археологическими экспеди-
циями в Туве, одной из целей которых была систематизация и классификация
археологических памятников и культур45, в связи с чем он мог обращаться к
известным ему со времени работы в Томске материалам А.В. Адрианова 1915–
1916 гг. Исследования по тувинской проблематике С.А. Теплоухов не довёл до
обобщающей работы из-за ареста и гибели в 1934 г.
Одним из косвенных доказательств знакомства С.А. Теплоухова с адрианов-
скими материалами 1915–1916 гг. явился факт его посещения в 1926 г. городища
39
См.: Томский университет. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1980. Вклейка. Здесь опубликована фотография из архива И.М. Мяг-
кова, о которой также см.: Малолетко А.М., Чиндина Л.А. Памяти Мягкова (1899–1891) // Вопросы географии Сибири. Томск,
1993. Вып. 20. С. 186–187.
40
См.: Лебедев Г.С. История отечественной археологии. 1700–1971 гг. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1992. С. 324 (фото 76);
Китова Л.Ю. История сибирской археологии (1920–1930-е годы): изучение памятников эпохи металла. Новосибирск: Изд-во
ИАЭт, 2007. С. 10; Ожередов Ю.И. О пребывании С.И. Руденко в Томске // Роль естественно-научных методов в археологических
исследованих: сб. науч. тр.: Посвящ. 125-летию со дня рождения известного российского учёного Сергея Ивановича Руденко.
Барнаул, 2009. С. 27; Михаил Петрович Грязнов: Исследователь.... С. 70. Табл. 2, 1.
41
Мне известен 1 оригинальный отпечаток этого фотовида – из архива Н.А. Амельянчик, ранее уже публиковавшийся (2004),
см.: Томск: история города в иллюстрациях. С. 278.
42
М.П. Грязнов поступил в Томский университет на естественное отделение физико-математического факультета в 1919 г., с
С.А. Теплоуховым тесно знаком с лета 1920 г., назначен на должность препаратора кабинета географии и антропологии Томского
университета с 1 ноября 1921 г., см.: Рудковская М.А. Томский период жизни С.И. Руденко. С. 79–80; и др.
43
Встречено ошибочное указание на 1922 г. этой фотосъёмки, см.: Лебедев Г.С. История отечественной археологии. С. 324
(фото 76); Михаил Петрович Грязнов: Исследователь древних культур… С. 70. Табл. 2, 1.
44
См.: Малолетко А.М., Чиндина Л.А. Памяти Мягкова… С. 186.
45
См.: Кызласов Л.Р. История Тувы в средние века. С. 12; Грач А.Д. Древние кочевники в центре Азии. М.: Наука, 1980. С. 22;
Китова Л.Ю. Сергей Александрович Теплоухов. С. 170.
ВВЕДЕНИЕ І 13

Дён-Терек46 («китайский городок» в автографах его первооткрывателя А.В. Адри-


анова).
Работу С.А. Теплоухова с материалами урянхайской экспедиции мне уда-
лось установить и документально – в процессе источниковедческого исследо-
вания 6 дел из Научного архива ИИМК РАН, представленных двумя видами:
– самая первая (выявленная) рукописная копия оригинала полевого дневника
раскопок А.В. Адрианова 1915–1916 гг. (см. рис. 11), на последних листах кото-
рой по данным планиграфии раскопанных могильников вычерчены их планы47
(рис. 81, 82, 105, 177, 195);
– оформленные на основе содержания этого оригинала дневника своеобраз-
ные папки (карточки) с материалами (совокупно – 201 лист) раскопок отдель-
ных курганов, которые включают надписанные явно не А.В. Адриановым ти-
тульные обложки (см. рис. 93) и схемы раскопок (рис. 83, 85, 90, 92 и др.), но
именно его, авторские, фотографии таблиц с нашитыми на них находками из
курганов (планшеты; рис. 86, 99, 108 и др.)48.
Почерк основного текста в представленных 6 документах принадлежит одно-
му человеку (см. рис. 11), а пометы и дополнения – другому (см. рис. 85, 118,
120, 128, 160). Поиски ответов об авторстве этих двух почерков, имеющие клю-
чевое значение для установления имени археолога, проявившего целенаправлен-
ный начальный интерес к материалам последней экспедиции А.В. Адрианова,
проводились с привлечением консультаций Г.В. Длужневской, А.С. Вдовина,
С.В. Кузьминых, О.П. Галановой, Н.И. Зеличенко (дочь И.М. Мя́гкова),
Я.А. Яковлева и др. В результате мною установлено, что пометы и дополнения в
перечисленных 6 документах написаны рукой именно С.А. Теплоухова; это могло
произойти в период от 1920 г. до конца 1933 г.
А чьей рукой написан основной текст данных документов (рис. 11, 83, 90,
94, 106 и др.? Приоритетные почерковедческие исследования показали, что его
не писали С.А. Теплоухов, С.И. Руденко, В.Ф. Смолин, М.П. Грязнов, Г.П. Со-
сновский, супруги И.М. Мягков49 и Н.П. Мягкова50, Н.Я. Галахов51, а также бра-
тья А.А. и Г.А. Адриановы. Этот почерк, к сожалению, идентифицировать мне
46
См.: Кызласов Л.Р. Городище Дён-Терек // Древнемонгольские города. М., 1965. С. 64–65; и др.
47
См.: [Рукописная копия полевого дневника раскопок А.В. Адрианова в Урянхайском крае с планами могильников].
28 авг. 1915 г. – 5 сент. 1916 г. // ИИМК: рукописный отдел. Ф. 1 (ИАК). Д. 242. 128 л.
48
См.: [Адрианов А.В. Материалы археологических исследований в Урянхайском крае. Ч. 1: 1915–1916 гг., курганы 2–4, 20,
23–26, 28, 39, 40, 42, 47, 50–52, 56, 58, «китайский городок», случайные находки (фотографии вещей, нашитых на планшеты)] /
«Тува. Фотографии» // ИИМК: рукописный отдел. Ф. 42 (Георгий Петрович Сосновский). Д. 150. Л. 32–36, 39, 70, 79, 81, 83, 93–98,
100–103; [Он же. Материалы археологических исследований в Урянхайском крае. Ч. 2: 1915–1916 гг., курганы 12, 14, 18, 21, 30, 41,
51 (рукописный текст и фотографии)] / «Киргизские [поздне-турецкие] [погребения]. Материалы» // Там же. Д. 259. Л. 5–50; [Он же.
Материалы археологических исследований в Урянхайском крае. Ч. 3: 1916 г., курганы 24, 29, 46 (рукописный текст и фотографии)] /
«Тува. Арочная керамика» // Там же. Д. 149. Л. 11, 11 об., 12, 14, 102, 102 об., 104, 105, 106, 108, 108 об., 109; [Он же. Материалы
археологических исследований в Урянхайском крае. Ч. 4: 1915 г., курганы 1–11, 13, 15–17, 19–20, 22] // ИИМК: рукописный отдел.
Ф. 1 (ИАК). Д. 240. 37 л.; [Он же. Материалы археологических исследований в Урянхайском крае. Ч. 5: 1916 г., курганы 23, 25–28,
31–40, 42–45, 47–50, 52–53, 55–60] // Там же. Д. 173. 61 л.
49
Образец почерка И.М. Мягкова см.: [Мягков И.М. Заявление декану историко-филологического факультета Томского уни-
верситета от 14 мая 1920 г. от студента] / Документы о научной работе историко-филологического факультета (отчёты, переписка,
заявления) Томского университета // ГАТО. Ф. р-815. Оп. 1. Д. 51. Д. 104.
50
Несоответствие почерка И.М. Мягкову или его супруге Нине Петровне Мягковой определено их дочерью, Натальей Ива-
новной Зеличенко.
51
Образец его почерка см.: [Галахов Н.Я.] Заявление декану историко-филологического факультета Томского университета от
студента 4 курса Николая Яковлевича Галахова. 20 мая 1921 г. / Документы о научной работе историко-филологического факуль-
тета (отчёты. переписка, заявление) // ГАТО. Ф. р-815. Оп. 1. Д. 51. Л. 99.
14 І ВВЕДЕНИЕ

пока не удалось. Поэтому уже в качестве предположения относительно исто-


рии появления рассматриваемых документов выскажу следующее.
Копирование полевого дневника А.В. Адрианова и оформление на его основе
материалов тувинской экспедиции мог организовать (!) в начале 1920-х гг. в Том-
ске В.Ф. Смолин (1890–1932)52. Из-за событий Гражданской войны он приехал
сюда в 1918 г. из Казани. В Томском университете преподавал в качестве асси-
стента на историко-филологическом факультета (у него учился И.М. Мягков).
В докладе от 20 января 1919 г. на съезде по организации Института исследования
Сибири В.Ф. Смолин предложил механизм координирования всех археологиче-
ских изысканий в Сибири, включая регистрацию памятников и составление архе-
ологической карты53. В записке от 21 ноября 1919 г. в историко-этнографический
отдел ИИС, в частности, отметил отсутствие общих сводок о результатах сибир-
ских археологических исследований. А уже в должности старшего ассистента
указанного отдела (с 27 февраля 1920 г.) он организовал и возглавил работу по
составлению археологической карты Сибири54, оплата которой была запланиро-
вана сметой на 1920 г.55
В ИИС сотрудниками комиссии по составлению археологической карты, по-
мимо председательствующего В.Ф. Смолина, являлись вкупе не менее 22 че-
ловек. Их поимённый состав в документах разнится (это, видимо, объясняется
разными сроками работы): И.М. Мягков, О.И. Лепинь, П. Попова, В. Иванов,
М. Бородкина, С. Бот, Е.В. Мягкова56, В.Ф. Удодова, В.В. Тарасова, В.А. Абу-
деева, Анастасия Васильевна Ногаткина, И. Казанцев, Н.Я. Галахов, В. Бирон,
В. Филиппова, Е. Голенищева-Кутузова57, П.Г. Любомиров, Зинаида Акинд[ин]овна
Зенкова, Лидия Васильевна Ладыгина, Ольга Владимировна Языкова, Надеж-
да Фёдоровна Караваева, Александра Викторовна Крылова58. Среди них были
и работающие сдельно. Смета расходов института на 1920 г. предусматривала
оплату труда по систематизации и собиранию научных материалов, включая
переписчиков59. Возможно, кто-то из данной группы (исключая В.Ф. Смолина,
52
О нём см.: Кузьминых С.В. Виктор Фёдорович Смолин, 1890–1932. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2004. 32 с.; и др.
53
См.: Смолин В.Ф. Организация археологического обследования Сибири // Тр. съезда по организации Института исследова-
ния Сибири. Томск, 1919. Ч. 1. С. 8; Ч. 3. С. 97–99; Кузьминых С.В. Виктор Фёдорович Смолин… С. 8; и др.
54
См.: Смолин В.Ф. В историко-этнографический отдел Института исследования Сибири. 21 ноября 1919 г. // ГАТО. Ф. р-26.
Оп. 1. Д. 48 (26). Л. 51, 51 об., 52, 53а; Кузьминых С.В. Виктор Фёдорович Смолин… С. 7–9; Некрылов С.А., Фоминых С.Ф.,
Меркулов С.А., Литвинов А.В. Из истории Института исследования Сибири // Журналы заседаний совета Института исследова-
ния Сибири (13 ноября 1919 г. – 16 сентября 1920 г.). Томск: Изд-во Том. ун-та, 2008. С. 26–27; Они же. Институт исследования
Сибири и изучение истории, археологии и этнографии региона (1919–1920 гг.) // Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 365. С. 79–81.
55
См.: Смета историко-этнографического отдела Института исследования Сибири на 1920 г. / Смета расходов Института [иссле-
дования Сибири] на 1920 г. // ГАТО. Ф. р-26. Оп. 1. Д. 66 (70). Л. 61. Архив этого отдела, включая его отчёт о деятельности от 8 ноя-
бря 1920 г. (он был направлен на заключение историко-филологического факультета Томского университета с просьбой дальнейшей
передачи его на заключение физико-математического факультета) мною не выявлен, о нём см.: Документы о ликвидации Института
исследования Сибири. 1 июня 1920 г. – 17 янв. 1921 г. // Там же. Д. 62 (43). Л. 9, 49 об., 50, 89.
56
Так в документе: Е.В. Мягкова. Характер её отношения к И.М. Мягкову не выяснен.
57
См.: Программа и смета полевых работ сибирского геологического комитета и удостоверения личности сотрудников Ин-
ститута [исследования Сибири]. 6 окт. 1919 г. – 5 мая 1920 г. // ГАТО. Ф. р-26. Оп. 1. Д. 39 (67). Л. 58, 79, 80; Список служащих
Института исследования Сибири за 1920 г. // Там же. Д. 73 (64). Л. 6 об., 7.
58
См.: Списки сотрудников на 1920 г. [Института исследования Сибири] // Там же. Д. 71. Л. 23; Циркуляр народного комисса-
риата внутренних дел о предоставлении сведений о Томской губернии, выписки из протоколов заседаний совета института, спи-
ски служащих и т.д. 1 нояб. 1919 г. – 17 июля 1920 г. // Там же. Д. 14 (68). Л. 132; Списки и удостоверения сотрудников Института
исследования Сибири. 8 февр. – 8 нояб. 1920 г. // Там же. Д. 70 (60). Л. 73, 81, 83, 88.
59
См.: Объяснительная записка к смете Института исследования Сибири на 1920 год / Смета расходов и объяснительная за-
писка к смете Института исследования Сибири на 1920 год // Там же. Д. 65 (69). Л. 1 об.
ВВЕДЕНИЕ І 15

И.М. Мягкова и Н.Я. Галахова, о чём говорилось выше) и копировал дневник


А.В. Адрианова 1915–1916 гг. и оформлял на его основе материалы о раскопках
курганов.
Официальное закрытие ИИС состоялось 1 июля 1920 г. Архив его комис-
сии по составлению археологической карты мною не выявлен. Интересно, что
С.И. Руденко, видимо, в конце 1920 г. писал, что отчёт о результатах работы ко-
миссии по составлению археологической карты Сибири «будет предоставлен
по возвращении Смолина в Томск»60. В.Ф. Смолин, безусловно, был знаком с
А.В. Адриановым61.
Показательно и то, что В.Ф. Смолин официально руководил также в 1920 –
начале 1921 г. археологической секцией «Подотдела по делам музеев, охраны
памятников искусства и старины» при Томском ГубОНО, которая, в числе про-
чего, занималась учётом памятников археологии62. В свете предположения о
прямом отношении В.Ф. Смолина к копированию урянхайских материалов
1915–1916 гг. важны его слова о том, что указанная «секция озабочена описа-
нием всех коллекций, имеющихся на территории Томской губернии»63. Осенью
1920 г. после отпуска В.Ф. Смолин остался в Казани.
Возможно, с копированием урянхайских документов А.В. Адрианова 1915–
1916 гг. организационно был связан и И.М. Мягков (1899–1991), помогавший
В.Ф. Смолину в составлении археологической карты Сибири. В начале 1920-х гг.
И.М. Мягков учился на историко-филологическом факультете Томского уни-
верситета. Одновременно работал в ИИС: сохранились его удостоверения как
«сотрудника по составлению археологической карты Сибири» – от 17 апреля64
и 8 мая 1920 г.65 Являлся также членом «Подотдела по делам музеев, охраны
памятников искусства и старины» при Томском ГубОНО, в котором с января
1921 г. являлся заведующим археологической секцией, затем – её «агентом-
инструктором». И в этой структуре И.М. Мягков активно занимался составле-
нием археологической карты66. Вместе с Н.Я. Галаховым и Т.Н. Касторской они
обрабатывали археологические фонды музея Томского университета, заносили
на карточки коллекции разных памятников67.

60
[Руденко С.И.] Краткий отчёт о деятельности историко-этнологического отдела Института исследования Сибири / Докумен-
ты об организации и работе отделов Института исследования Сибири, Обско-Тазовской экспедиции, Томской метеорологической
станции, комиссии по изучению племенного состава населения Сибири (выписка из положения об институте, отчёт, докладные
записки, переписка, заявление) // ГАТО. Ф. р.-815. Оп. 1. Д. 33. Л. 24 об.
61
Одно из доказательств – записка В.Ф. Смолина, см.: [Смолин В.Ф. Письмо А.В. Адрианову от 5 сентября 1919 г., Томск] //
МАЭС ТГУ: архивный отдел. Ед. хр. 868. Папка 8. Л. 191; прил. 1.
62
См.: [Смолин В.М.]. Отчёт о деятельности археологической подсекции [секции охраны памятников искусства и старины
отдела народного образования Томского губисполкома] // Тр. ТОКМ. Томск, 2002. Т. 11. С. 9–11; Сенюкова Н.Л., Яковлев Я.А.
Об охране историко-культурного наследия в Томской губернии в 1919–1924 гг. // Кузнецкая старина. Новокузнецк, 1999. Вып. 4.
С. 121.
63
Смолин В.Ф. Охрана памятников искусства и старины в Сибири // Казанский музейный вестн. 1920. № 7–8. С. 25.
64
См.: Программа и смета полевых работ сибирского геологического комитета… Л. 58, 80.
65
См.: Списки и удостоверения сотрудников Института исследования Сибири. 8 февр. – 8 нояб. 1920 г. Л. 12.
66
См.: [Мягков И.М.] Отчёт о деятельности подотдела охраны памятников искусства и старины отдела народного обра-
зования Томского губисполкома с июля 1920 г. по май 1921 года // Тр. ТОКМ. Томск, 2002. Т. 11. С. 20–23; Малолетко А.М.,
Чиндина Л.А. Памяти Мягкова; Лукина Н.В., Галкина Т.В., Чиндина Л.А., Горюхин Е.Д. И.М. Мягков как исследователь Севера //
Тр. ТГОИАМ. Томск, 1995. Т. 8. С. 165–182; Яковлев Я.А. Начало творческой биографии: Иван Михайлович Мягков и его «От-
чёт об осмотре Архимандритской заимки…» // Северск: История и современность. Томск, 1994. С. 69–81; Сенюкова Н.Л.,
Яковлев Я.А. Об охране историко-культурного наследия… С. 121.
67
См.: Там же. С. 131.
16 І ВВЕДЕНИЕ

В 1922 г. И.М. Мягков переведён учиться в Петроградский университет, в


Томск возвратился в 1925 г. Он близко знал С.А. Теплоухова, неоднократно бе-
седовал с ним в Томске, одним из свидетельств чего является дарственный авто-
граф последнего на обороте подаренной И.М. Мягкову фотографии68 (рис. 6).
При всех высказанных выше предположениях достоверно устанавливается,
что первоначально глубокий научный интерес к материалам тувинской экспе-
диции А.В. Адрианова 1915–1916 гг. проявил С.А. Теплоухов, скорее всего, в
начале 1920-х гг. Он располагал копией его полевого дневника (см. рис. 11) и
оформленными на его основе папками (карточки) с рабочими материалами о
раскопках курганов 1–60 (см. рис. 85, 90, 92–94 и др.). В тех и других оставил
свои пометы.
Часть указанных карточек попала к Г.П. Сосновскому (1899–1941)69, вероят-
но, после гибели С.А. Теплоухова (1934). А в итоге все они оказались в научном
архиве ИИМК: д. 173, 240, 242 в фонде 1 (ИАК); д. 149, 150, 259 в фонде 42 (Со-
сновский Г.П.)70. Обращение Г.П. Сосновского к археологическим материалам
А.В. Адрианова 1915–1916 гг. могло произойти в период от начала 1920-х гг.
до 1940 г. Возможно, оно было связано с новым этапом в его исследованиях –
отмеченными Л.Ю. Китовой планами по написанию «большой работы по древ-
ней истории Сибири»71. Издания С.А. Теплоухова и Г.П. Сосновского с упоми-
наниями о рассматриваемых адриановских источниках не выявлены.
Первым, кто опубликовал (1926) сведения о поступлении в кабинет геогра-
фии Томского университета материалов «покойного исследователя А.В. Адриа-
нова», погибшего «в перипетиях гражданской войны», был М.К. Азадовский72.
Замалчивание (в публикациях) имени опального А.В. Адрианова в течение
многих лет после его гибели в 1920 г. негативно сказалось на изученности бо-
гатейшего научного наследия выдающегося сибиряка. Интерес к его личности
и творчеству начал проявляться в 1930-х гг. и с 1950-х гг. стал постоянным, что
подтверждает содержание архивных документов и изданий разной тематики.
Автором одних из самых ранних научных изданий о материалах последней
адриановской экспедиции был тюрколог С.Е. Малов (1880–1957; см. его статью
1936 г. и монографию 1952 г.). При рассмотрении конкретных памятников пись-
менности – Е-1 (Уюк-Тарлак), Е-11 (Бегре), Е-42 (Бай-Булун-I), Е-43 (Кызыл-
Чираа-I) он опубликовал четыре авторских фотографии А.В. Адрианова, ин-
формацию о них и других снимках73 (см. гл. 4). Показательно, что «несколько
фотографических снимков рунических турецких памятников, сделанных в своё
время Адриановым», С.Е. Малов получил 7 января 1927 г. от С.А. Теплоухова74.
С.В. Киселёв (1905–1962) из фондов Минусинского музея впервые (1939)
опубликовал 5 памятников письменности, которые были обследованы в Урян-
68
См.: МАЭС ТГУ: фотоотдел. Ед. хр. 276.
69
О нём см.: Китова Л.Ю. Георгий Петрович Сосновский // РА. 2010. № 3. С. 146–153.
70
См.: [Рукописная копия полевого дневника раскопок А.В. Адрианова в Урянхайском крае с планами могильников]; [Адриа-
нов А.В. Материалы археологических исследований в Урянхайском крае. Ч. 1]; [То же. Ч. 2]; [То же. Ч. 3]; [То же. Ч. 4]; [То же. Ч. 5].
71
См.: Китова Л.Ю. История сибирской археологии (1920–1930-е годы). С. 127.
72
Азадовский М.К. Этнография Сибири: Обзор этнографических изучений в Сибири за 1918–1925 гг. // Северная Азия:
Обществ.-науч. журнал. 1926. Кн. 5–6. С. 111–132.
73
См.: Малов С.Е. Новые памятники с турецкими рунами // Язык и мышление. М.; Л., 1936. Вып. 6–7. С. 267–268, 273. Фиг. 7;
Он же. Енисейская письменность тюрков: тексты и переводы. М.; Л.: Из-во АН СССР, 1952. С. 11, 13, 33. Также см.: Он же. Па-
мятники древнетюркской письменности Монголии и Киргизии. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1959. С. 68–69.
74
Он же. Новые памятники с турецкими рунами. С. 273.
ВВЕДЕНИЕ І 17

хайском крае А.В. Адриановым и доставлены оттуда благодаря его усили-


ям75.
В 1954–1955 гг. под руководством В.И. Матющенко (1928–2005)76, заведую-
щего Музеем истории материальной культуры (ныне МАЭС) ТГУ, была состав-
лена «вторая» опись хранившейся в нём археологической колл. 6041 из раскопок
А.В. Адрианова 1915–1916 гг.77 (см. гл. 1, § 2).
В статье 1957 г. А.Д. Грач (1928–1981)78 привёл краткие сведения о прово-
дившихся А.В. Адриановым в 1915 г. обследованиях петроглифов на «Эрбек-
ских скалах (район Кызыла)» и снятых с них эстампажах, находившихся тогда
в археологическом отделе Музея антропологии и этнографии АН СССР79 (ныне
Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого – Кунсткамера).
Л.Р. Кызласов (1924–2007)80 к адриановским неопубликованными мате-
риалами 1915–1916 гг. из Тувы впервые обратился, по его словам, в 1955 г.81
Безусловно, уже с конца 1950-х гг. он инициировал пристальное, после долгого
перерыва, внимание научного сообщества к указанным археологическим со-
браниям. Л.Р. Кызласов первым начал целенаправленно и систематически вво-
дить их в научный оборот, в том числе путём последовательных изданий.
В его первой публикации (1958) с участием материалов А.В Адрианова они
(без представления конкретных комплексов) вместе с другими сведениями яви-
лись основой систематизации археологических памятников Тувы82. Продолжая
исследование, Л.Р. Кызласов в серии статей 1960 г. вновь обратился к этому
источнику: курганы 10 могильника Салдам, 41 и 53 могильника Уюк-Тарлык83.
Представил краткую информацию о раскопках курганов 18 (могильник Чин-
ге), 21 и 22 (Бай-Булун), 34 (Мунгаш-Чирик или Бегре), 54 (Коктон), дополнив
её рисунками вещей, двумя адриановскими фотографиями, а также данными
о стоящих перед всеми этими курганами камнях с руническими надписями84.
В статье 1964 г., обобщающей результаты систематизации тувинских памятни-
ков, он исследовал сведения о раскопках уже 34 курганов85.

75
См.: Киселёв С.В. Неизданные надписи енисейских кыргызов // Вестн. древней истории. 1939. № 3 (8). С. 130–134. Опубликован-
ные в этой работе «тувинские стелы А, Б, В, Д» надёжно идентифицированы с конкретными адриановскими материалами (см. гл. 4).
76
О нём см.: Рыцарь сибирской археологии: Сб., посвящ. памяти В.И. Матющенко. Омск: Изд-во Ом. гос. ун-та, 2007. 304 с.; и др.
77
См.: [Коллекция 6041: опись, реестр, список и таблицы о находках из раскопок и приобретений А.В. Адрианова 1915–1916 гг.
в Урянхайском крае (Тува)] // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Д. без номера. 53 л.
78
О нём см.: Древние культуры Центральной Азии и Санкт-Петербург: Материалы Всерос. науч. конф., посвящ. 70-летию со
дня рождения Александра Даниловича Грача. СПб.: Культ-информ-пресс, 1998. 304 с.; и др.
79
См.: Грач А.Д. Петроглифы Тувы, I: (Проблема датировки и интерпретации, этнографические традиции) // Сб. МАЭ. 1957.
Вып. 17. С. 402.
80
О нём см.: Янин В.Л. К 80-летию Леонида Романовича Кызласова: (О роли учёного в археологии и истории Сибири, Сред-
ней и Центральной Азии) // РА. 2004. № 3. С. 186–187; и др.
81
См.: Кызласов Л.Р. [Рец. на кн.]: Тр. Тувинской комплексной археолого-этнографической экспедиции Института этнографии
АН СССР. [Т.] 1]: Материалы по археологии и этнографии западной Тувы / отв. ред. Л.П. Потапов. М.; Л., 1960. 312 с., 275 рис. // СЭ.
1961. № 4. С. 226. Интерес к археологическому наследию А.В. Адрианова в целом, а не только 1915–1916 гг., у Л.Р. Кызласова проя-
вился не позже 1946 г., что следует из его записей, сделанных в Москве и Минусинске, см.: [Кызласов Л.Р. Тетрадь 1] // Личный архив
Л.Р. Кызласова (информация И.Л. Кызласова, декабрь 2013 г.).
82
См.: Он же. Этапы древней истории Тувы (в кратком изложении) // Вестн. МГУ. Сер.: Историко-филологическая. 1958. № 4.
С. 71 и др. Табл. II, 57, 70, 74.
83
См.: Он же. Тува в период Тюркского кага ната (VI–VIII вв.) // Вестн. МГУ. Сер. 9: Исторические науки. 1960. № 1.
С. 56–57, 62. Табл. I, 34, 35.
84
См.: Он же. Новая датировка памятников енисейской письменности // СА. 1960. № 3. С. 98–105. Рис. 1–4; 6, 1–9; и др.
85
См.: Он же. Этапы средневековой истории Тувы (в кратком изложении) // Вестн. МГУ. Сер. 9: История. 1964. № 4. С. 66,
73–74, 78, 80–83. Табл. I, 89–90, 94–96, 99–101, 103–106, 108–109. Табл. II, 8, 12, 14–17, 19–20, 37–38, 41–45, 47, 77–80, 84, 87–88,
97–98, 105–107, 118, 121–123.
18 І ВВЕДЕНИЕ

Л.Р. Кызласов в самых первых работах, написанных с учётом данных А.В. Адри-
анова 1915–1916 гг., отметил использование его неопубликованных материа-
лов. Среди них оригинал дневника раскопок курганов и их коллекция 6041 из
Музея истории материальной культуры (МАЭС) ТГУ. Это хранилище ему было
хорошо знакомо ещё с поры обучения на 1-м курсе историко-филологического
факультета ТГУ и проживания в Томске (конец июля 1941 г. – июль 1942 г.)86.
В поиске фактов о его работе в музее с адриановскими материалами 1915–1916 гг.
мне, к сожалению, определённые документы МАЭС остались недоступными87.
Из воспоминаний В.И. Матющенко о работе в музее археологов из других го-
родов88 можно заключить, что источниковедческие разыскания в его фондах
Л.Р. Кызласов начал не ранее конца 1950-х гг.
Им были также использованы из архива ЛОИА – ИА АН СССР (совр. ИИМК)
«копии дневника и фотографии, в том числе и фото вещей» (д. 359, фонд 42 –
Г.П. Сосновского)89, другие документы (д. 120)90. В публикациях Л.Р. Кызласова
ссылки на прочие архивные материалы об исследованиях А.В. Адрианова 1915–
1916 гг., помимо перечисленных выше, мною не встречены. Л.Р. Кызласов впервые
отметил о проявленном Г.П. Сосновским научном интересе к адриановским мате-
риалам 1915–1916 гг., хотя и косвенно – со ссылкой на его фонд 4291.
Сведения же А.В. Адрианова, отражающие его раскопки «китайского
городка»92 (городище Дён-Терек первой половины XIII в.), Л.Р. Кызласову
оставались неизвестными или неидентифицированными примерно до сере-
дины 1960-х гг., что следует из неупоминания о них в статьях 1959, 1964 г.93
Несомненно, первооткрывателем городища Дён-Терек и первым археологом,
проведшим раскопки этого памятника94 (гл. 5, § 9) и в целом городищ и поселе-
ний на территории Тувы, является А.В. Адрианов. Данный факт Л.Р. Кызласов,
уже располагая незнакомыми ему ранее адриановской фотографией кровель-
ной черепицы (см. рис. 281) и информацией в «Известиях ИАК», справедливо
отразил в своих более поздних работах – 1965 г.95
86
См.: Беликова О.Б. Леонид Романович Кызласов: Воспоминания об учёбе в Томском государственном университете (из
писем) // Тр. ТОКМ. Томск, 2010. Т. 16. С. 155–171.
87
Возможно, они есть в книгах отзывов, записях о регистрации исследователей, работавших с фондами музея, и других до-
кументах.
88
См.: Матющенко В.И. Из истории Музея археологии и этнографии Томского государственного университета // Культу-
ры и народы Северной Азии и сопредельных территорий в контексте междисциплинарного изучения. Томск, 2008. С. 19. (Сб.
МАЭС ТГУ; Вып. 2).
89
См.: Кызласов Л.Р. Этапы древней истории Тувы (в кратком изложении). 1958. С. 71; Он же. Новая датировка памятников
енисейской письменности. С. 98, 101; Он же. [Рец. на кн.]: Тр. Тувинской комплексной археолого-этнографической экспедиции…
С. 226; и др.
90
См.: Он же. Краткая история археологического изучения Тувы. С. 64.
91
См.: Он же. История Тувы в средние века. С. 12, 178 (примеч. 84).
92
См.: [Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. в Русский комитет для изучения Средней и Восточной
Азии об археологических исследованиях 1915 г. в Урянхайском крае] // СПФА РАН. Ф. 148. Оп. 1. Д. 80. Л. 55 об. – 58, 65, 82,
91; [Он же. Фотодневник 2. Урянхайский край]. 1915–[19]16 гг. // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Д. 79/9 (съёмки 1–113). Л. 9 об.,
10 об., 12 об., съёмки 51, 55, 56, 58, 72.
93
См.: Кызласов Л.Р. Средневековые города Тувы // СА. 1959. № 3. С. 66, 75; Он же. Этапы средневековой истории Тувы (в
кратком изложении). С. 85.
94
См.: [Адрианов А.В. Фотодневник 2. Урянхайский край]. 1915–[19]16 гг. Л. 9 об., 10 об., 12 об., съёмки 51, 55, 56, 58, 72; [Он же.
Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. … Л. 55 об. – 58, 65, 82, 91.
95
См.: Кызласов Л.Р. Городище Дён-Терек. С. 63–65, 82–83 (на с. 64 указано место хранения фотографии черепицы: ЛОИА –
ныне ИИМК. Ф. 42. Д. 150. Л. 100); Он же. Краткая история археологического изучения Тувы // Вестн. МГУ. Сер. 9: История. 1965.
№ 3. С. 63.
ВВЕДЕНИЕ І 19

С конца 1960-х гг. и по 1980-е гг. материалы 1915–1916 гг. вводились Л.Р. Кыз-
ласовым в научный оборот подробнее. В монографии 1969 г. он представил пол-
ный перечень раскопанных А.В. Адриановым в Туве памятников, классифици-
ровал 40 курганов из 60 раскопанных (от уюкской эпохи до XVIII в.), определил
список обследованных, а также вывезенных отттуда им камней с руническими
надписями96. Конкретное описание комплексов и результаты их интерпретации
Л.Р. Кызласов поместил в монографии 1979 г., опубликовав при этом ряд арте-
фактов из курганов 2 и 10 (могильник Салдам), 3 (Курже), 23 и 24 («Танам» –
Пий-Хем), 39 и 40 (Бегре), 46, 47, 52 и 58 (Уюк-Тарлык), 54 (Коктон)97.
Отдельно Л.Р. Кызласов (1983) издал материалы 19 курганов, отнесённых
им к тюхтятской культуре IX–X вв.98 Адриановские источники 1915–1916 гг.
освещались им также в статьях 1979, 1984 гг.99 и др. Примечательно, что в ре-
зультате исследования материалов А.В. Адрианова с р. Уюк Л.Р. Кызласов дал
название выделенной и описанной им археологической культуре скифского вре-
мени Тувы – уюкская100. (По итогам раскопок А.В. Адрианова, проводившихся
в конце XIX в. на Тагарском острове на Енисее около г. Минусинска, С.В. Кисе-
лёвым было дано наименование другой яркой культуре скифского времени вос-
точной части евразийских степей – тагарской в Минусинской котловине101.)
Заслуга привлечения внимания исследователей к имени А.В. Адрианова во
многом связана также с деятельностью в 1950-х гг. его старшего сына – А.А. Адри-
анова (рис. 4, 5, 8), занимавшегося ранее наряду с другой деятельностью архео-
логией. В его авторских рукописях об отце представлены биография с перечнем
изданных работ102 и результаты археологических исследований103, в копийных –
работа сестры М.А. Адриановой104 и пр.
Рукописными документами А.А. Адрианова отражена и урянхайская экспе-
диция отца 1915–1916 гг.: оригинальные рукописи105, копия 1957 г. всего ориги-
нала полевого дневника раскопок106, копии записной книжки107 и др. Понимая
источниковую ценность отцовских автографов, А.А. Адрианов при копирова-
96
См.: Кызласов Л.Р. История Тувы в средние века. С. 11–12, 178 (сноски 66–77).
97
См.: Он же. Древняя Тува (от палеолита до IX в.). М.: Изд-во МГУ, 1979. С. 5, 33, 69, 70, 117, 132, 193–195. Рис. 55, 56, 61,
70, 84, 151, 152. Табл. 2.
98
См.: Он же. Курганы тюхтятской культуры в Туве (по материалам раскопок 1915–1929 гг.) // СА. 1983. № 3. С. 153–166.
Рис. 1–8.
99
См.: Он же. Курганы тюркоязычных племён северной Тувы IX–X вв. // Изв. СО АН СССР. Сер. обществ. наук. 1979. № 1
(301). Вып. 1. С. 107–108; Он же. Древнехакасские курганы с остатками сооружений на столбах // Археология и этнография Юж-
ной Сибири. Барнаул, 1984. С. 79–81, 86.
100
См.: Он же. Древняя Тува. С. 32–78; и другие его публикации.
101
См.: Киселёв С.В. Материалы археологической экспедиции в Минусинский край в 1928 г. // Ежегодник Гос. музея
им. Н.М. Мартьянова в г. Минусинске. Т. 6, вып. 2. Минусинск, 1929. С. 1–162; и др.
102
См.: [Адрианов А.А.] Александр Васильевич Адрианов: [Биография] // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Ед. хр. 868. Папка 3.
Л. 121–164.
103
См.: [Он же] Археологические исследования А.В. Адрианова // Там же. Папка 3. Л. 165–180; Он же. Деятельность
[А.В. Адрианова] в области археологии. [1950-е гг.] // Личный архив Н.А. Амельянчик. 33 л.
104
См.: Адрианова М.А. Биография Александра Васильевича Адрианова.
105
См.: [Адрианов А.А.] Археологические исследования А.В. Адрианова. Л. 177 об., 178; Он же. Деятельность [А.В. Адрианова] в об-
ласти археологии. Л. 24–28.
106
См.: [Копия полевого дневника А.В. Адрианова о раскопках курганов в 1915–1916 гг. в Туве, выполненная А.А. Адриано-
вым] // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Ед. хр. 868. Папка 24. Л. 11–65.
107
См.: [Адрианов А.А. Первая копия записной книжки А.В. Адрианова 1916 г.: о писаницах и других памятниках Урянхай-
ского края] // Там же. Папка 19. Д. 7. 12 л.; [Он же. Вторая копия записной книжки А.В. Адрианова 1916 г.: о писаницах и других
памятниках Урянхайского края] // Там же. Папка 24. Д. 10. Л. 1–7.
20 І ВВЕДЕНИЕ

нии, возможно, преследовал цель расшифровать труднораз-


борчивый почерк, подготовить оригиналы к публикации, а в
целом – сохранить материалы для дальнейших исследований.
Во второй половине 1950-х гг., будучи сотрудником Томского
областного краеведческого музея, он передал на хранение в
его фотофонд стеклонегативы отца, в том числе в 1957 г. – ре-
зультаты урянхайской фотосъёмки 1915–1916 гг. (гл. 6).
Копия полевого дневника, снятая А.А. Адриановым, сы-
грала, на мой взгляд, значительную роль во введении матери-
алов последней экспедиции его отца в научный оборот. С неё
под руководством В.И. Матющенко в 1957–1958 гг. печаталась
машинописная копия108, около 5 экз. которой примерно в на-
чале 1960-х гг. были распространены им среди археологов109.
И уже этот копийный документ в Музее истории материаль-
ной культуры (МАЭС) ТГУ максимум по 1960 г. готовили к
публикации В.И. Матющенко и Л.Г. Игольникова (не издан;
см. гл. 1, § 3).
Информация об урянхайских материалах 1915–1916 гг. во-
шла и в рукопись археологического каталога указанного му-
зея110, подготовленного к печати в 1959 г. (также не издан111).
В нём содержались основные данные о коллекции А.В. Адри-
анова: общее количество предметов (302 ед.), представление
вещей по курганным комплексам, а также иллюстрации неко-
торых предметов (в архивном деле они отсутствуют). Коллек-
ция по материалам погребений в каталоге была определена
как одновременная.
Рис. 8. Александр Александрович Адрианов Работа, проведённая в 1950–1960-е гг. усилиями А.А. Адри-
(старший сын А.В. Адрианова). Томск, анова, В.И. Матющенко, Л.Р. Кызласова, открыла сообществу
1950-е гг. Личный архив Н.А. Амельянчик археологов и других исследователей материалы урянхайской
экспедиции А.В. Адрианова 1915–1916 гг. и сделала доступной
её основные результаты.
С конца 1950-х гг. жизнь и научное творчество А.В. Адриано-
ва, в том числе последнего периода и связанного с тувинскими
разысканиями 1915–1916 гг., подробно изучает М.А. Дэвлет112.
Она одной из первых исследователей начиная с мая 1981 г.,

108
См.: Дневник археологических раскопок А.В. Адрианова в Урянхайском крае в 1915–1916 гг. / подгот. к печати В.И. Матющен-
ко, Л.Г. Игольниковой // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Д. 194 (1-й экз.). 130 л.; То же. Д. 182 (2-й экз.). 115 л.
109
О получении одного экземпляра М.А. Дэвлет мне стало известно из телефонного разговора с ней осенью 2007 г.
110
См.: Матющенко В.И., Яковлева Л.С., Гусев С.П., Скрипкина Л.М. Музей истории материальной культуры [при Томском го-
сударственном университете]. Описание фондов: Вып. 1. Археологический отдел // Там же. Д. 157. Л. 2–3, 222–230 и др. Также см.:
Матющенко В.И. Из истории Музея археологии и этнографии Томского государственного университета. С. 17.
111
Многие годы полагала, что каталог не издали по причине потери в издательстве всех его иллюстраций. Но В.И. Матющенко
примерно в 2003 г. в Томске на конференции сообщил мне, что все они хранятся в его домашнем архиве (Омск), и высказал же-
лание опубликовать каталог.
112
См.: Дэвлет М.А. Очерк комплектования, изучения и экспонирования археологических коллекций Минусинского музея
(1877–1917) // Очерки истории музейного дела в СССР. 1963. Вып. 5. С. 325–272; Она же. К истории исследования петроглифов
Енисея: Работы А.В. Адрианова // Археология Южной Сибири: сб. науч. тр. Кемерово, 1985. С. 88–99; Она же. А.В. Адрианов
и изучение петроглифов Тувы и Западных Саян // История археологических исследований Сибири: межвед. тематический сб.
науч. тр. Омск, 1990. С. 45, 59–62; Она же. Листы каменной книги Улуг-Хема // Урянхай: Тыва дептер: в 7 т. М., 2008. Т. 7. С. 269;
ВВЕДЕНИЕ І 21

а также в марте 1990 г.113 изучала комплексно тот огромный массив докумен-
тов, который в начале 1975 г. поступил в МАЭС, где был оформлен как архив
А.В. Адрианова114 (ед. хр. 868; см. гл. 6).
Первая публикация М.А. Дэвлет, кратко отражающая результаты его урянхай-
ской экспедиции 1915–1916 гг., вышла в 1985 г.115 В последующем и до 2000-х гг.
увидели свет её многочисленные работы, представляющие скрупулёзные ис-
следования материалов о научной и общественной работе последних лет жиз-
ни А.В. Адрианова и других периодов116. По точному выражению В.М. Крюко-
ва, «М.А. Дэвлет, лучший знаток жизни и творчества Александра Васильевича
Адрианова…»117.
Именно М.А. Дэвлет определила полевые работы археолога в 1915–1916 гг.
как его «последнюю экспедицию»118. Она писала: «…в Урянхайском крае нача-
лись в 1881 г. и закончились в 1916 г. самостоятельные экспедиционные иссле-
дования А.В. Адрианова: до 1881 г. он работал в составе экспедиции Г.Н. Пота-
нина, после 1916 г. научной работой не занимался»119; «Именно в Туве он провёл
свой последний полевой сезон»; «В последние годы жизни после возвращения в
Томск А.В. Адрианов археологическими исследованиями не занимался»120. Ак-
центирую внимание на определении экспедиции 1915–1916 гг. как последней в
жизни А.В. Адрианова потому, что опубликованы данные о его работах в Туве
ещё и в 1919 г., когда была собрана этнографическая колл. 6023 МАЭС – дере-
вянные шахматные фигурки121. Это положение – проведение им тувинской экс-
педиции 1919 г. – считаю неверным122.
Дэвлет М.А. А.В. Адрианов: Материалы к биографии // Вопросы истории археологических исследований Сибири. Омск, 1992.
С. 93–103; Она же. 140 лет со дня рождения исследователя Алтая А.В. Адрианова (1854–1920) // Страницы истории Алтая. 1994:
библиограф. указ. Барнаул, 1993. С. 91–101; Она же. О последней археологической экспедиции А.В. Адрианова (1915–1916 гг.) //
Методология и историография археологии Сибири: сб. науч. тр. Кемерово, 1994. С. 80–90; Она же. В конце пути: Александр Адриа-
нов и Тува // Башкы. 1994. № 5 (11). С. 81–86; Она же. В минусинской ссылке: (К 75-летию со дня кончины А.В. Адрианова) // Ар-
хеология Сибири: Историография и источники: сб. науч. тр. Омск, 1996. С. 56–65; Она же. Петроглифы Енисея: История изучения
(XVIII – начало XX в.). М., 1996. С. 208–225; Она же. А.В. Адрианов как этнограф // Репрессированные этнографы. М., 1999. Вып. 1.
С. 45–48; Она же. Александр Васильевич Адрианов… С. 48–57; и др.
113
См. отметки о работе М.А. Дэвлет с архивом А.В. Адрианова (ед. хр. 868) в листах использования дел.
114
См.: Инвентарная книга № 2 архива Музея археологии и этнографии Сибири Томского государственного университета.
Начата 21 янв. 1980 г. Ед. хр. 868.
115
См.: Дэвлет М.А. К истории исследования петроглифов Енисея. С. 97.
116
См.: Она же. Из истории изучения петроглифов Енисея (Савенков и Адрианов) // Мировоззрение народов Западной Сиби-
ри по археологическим и этнографическим данным. Томск, 1985. С. 54–56; Она же. А.В. Адрианов – археолог и общественный
деятель // Проблемы истории отечественной археологии: тез. докл. конф. СПб., 1993. С. 78–80; и др.
117
Адрианов А.А. Из далёкого прошлого / публ. В.М. Крюкова // Вестн. Том. гос. ун-та. Сер.: История. Краеведение. Этноло-
гия. Археология. 2003. № 276. С. 180.
118
Дэвлет М.А. В конце пути: Александр Адрианов и Тува; Она же. О последней археологической экспедиции А.В. Адрианова
(1915–1916 гг.); и др.
119
Она же. А.В. Адрианов и изучение петроглифов… С. 45.
120
Она же. Листы каменной книги Улуг-Хема. С. 270.
121
См.: Каталог этнографических коллекций Музея археологии и этнографии Сибири Томского университета. Ч. 1: Народы
Сибири. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1979. С. 156, 178–183.
122
В регистрационных книгах МАЭС в записях о тувинской колл. 6023 нет никаких упоминаний о собирании её именно
А.В. Адриановым в 1919 г., см.: Основной инвентарь Музея археологии и этнографии при Императорском Томском университете
[с № 5954 по № 6326] // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Д. 112. 69 с. (Документ из разброшюрованного д. 112); Инвентарная книга
№ 7 Музея археологии и этнографии Сибири Томского государственного университета]: 5276/24–6272. В этот музей колл. 6023
могла в 1919 г. быть передана (!) А.В. Адриановым или же её собрал кто-то другой. Небезынтересно, что в автографе художника
Г.И. Гуркина, жившего в Туве в 1921–1925 гг., мне встретились записи о заказе им там деревянных шахматных фигур и их пере-
сылке, см.: [Гуркин Г.И. Блокнот с записями] / Григорий Иванович Гуркин: Алтайский художник-пейзажист // ТОКМ. Оп. 6.
Д. 102. Л. 9 об., 28.
22 І ВВЕДЕНИЕ

К началу 1970-х гг. об основных материалах А.В. Адрианова 1915–1916 гг.,


в том числе хранящихся в МАЭС, научному сообществу стало известно доста-
точно хорошо.
Так, со второй половины 1970-х гг. источники о раскопках средневековых
курганов Тувы целенаправленно исследовал И.Л. Кызласов. Работа проводи-
лась им непосредственно с адриановской археологической колл. 6041 МАЭС.
Её средневековые вещественные комплексы и отдельные предметы он исполь-
зовал в написании кандидатской диссертации 1977 г.123 В монографии 1983 г.
опубликовал материалы курганов 14 и 15 (Салдам), 22 (Бай-Булун), 36 и 38
(Мунгаш-Чирик или Бегре), 51 (Уюк-Тарлык)124.
В конце 1970-х гг. к истории поступления адриановских коллекций 1915–
1916 гг. в Томский университет обратился его антрополог В.А. Дрёмов (1940–
1996)125. Сославшись на документы архива МАЭС, он обосновал факт посту-
пления урянхайских материалов в Томский университет ещё до ареста и гибели
археолога: «В декабре 1919 г. в кабинет географии поступили археологические
и этнографические коллекции, собранные А.В. Адриановым в 1915–1916 гг. в
Урянхайском крае. Среди них имелось несколько курганных черепов»126.
А.Д. Грач в книге 1980 г. при характеристике саглынской культуры
V–III вв. до н.э. учёл данные могильников Уюк-Тарлык и Бегре, раскопанных
А.В. Адриановым в 1916 г., отметив при этом участие только тех комплексов,
что были доступны для изучения. Он обратил внимание на то, что начало иссле-
дованию в Туве курганов скифского времени положил именно А.В. Адрианов в
1916 г., опубликовал подробные ссылки на материалы об адриановских раскоп-
ках в архиве Г.П. Сосновского в ИИМК (ф. 42, в том числе дела 149, 150)127.
Постепенно вводилась конкретная информация об архивных материалах,
связанных с тувинскими раскопками 1915–1916 гг. Д.Г. Савинов, отметив в
статье 1980 г. приоритет открытия памятников скифского времени Тувы рас-
копками А.В. Адрианова, привёл данные о хранящемся в ЛОИА – ИИМК его
полевом дневнике (ф. 1, д. 173)128. (Этот архивный документ обозначен мною
как результат копирования оригинала дневника, которое организовали, вероят-
но, в Томске в 1920-е гг. В.Ф. Смолин и И.М. Мягков; см. выше). Д.Г. Савинов
материалы раскопок А.В. Адрианова 1915–1916 гг. определил в числе наиболее
полно опубликованных памятников саглынской культуры скифского времени в
Туве129, а также отметил его приоритет относительно открытия здесь памятни-
ков гунно-сарматского времени130.

123
См.: Кызласов И.Л. Аскизская культура Южной Сибири: Происхождение и развитие. Конец X–XIV вв.: автореф. дис. …
канд. ист. наук. М., 1977.
124
См.: Он же. Аскизская культура Южной Сибири X–XIV вв. М.: Наука, 1983. С. 71, 73, 74. Табл. VI, 12; VIII, 11; XXII, 1;
XXIX, 13. (Археология СССР: Свод археологических источников; Вып. Е3-18).
125
О нём см.: Багашёв А.Н. В.А. Дрёмов и сибирская археология // Тр. ТОКМ. Томск, 2000. Т. 10. С. 186–205.
126
Дрёмов В.А. Исторический очерк накопления краниологических материалов в Томском университете // Краниологические
коллекции кабинета антропологии Томского университета. Томск, 1979. С. 6. Своё заключение В.А. Дрёмов подтвердил ссылками
на документы архива МАЭС ТГУ: Д. 112а. Л. 1–2, 9 об., 12, 32, 42, 90 об., 344–345.
127
См.: Грач А.Д. Древние кочевники в центре Азии. С. 22–24, 31. Табл. 2.
128
См.: Савинов Д.Г. Могильник Урбюн-III и некоторые вопросы археологии Тувы скифского времени // Археология Южной Си-
бири: сб. науч. тр. Кемерово, 1980. С. 107, 118. (Изв. кафедры археологии [Кемеровского государственного университета]. Вып. 11).
129
Он же. Ранние кочевники Верхнего Енисея (археологические культуры и культурогенез). СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та,
2002. С. 107.
130
См.: Памятники кокэльской культуры Тувы: материалы и исследования. СПб.: ЭлексСис, 2010. С. 10.
ВВЕДЕНИЕ І 23

В монографии 1998 г., авторами которой являются А.Д. Грач, Д.Г. Савинов и
Г.В. Длужневская, раскопанные А.В. Адриановым курганы картографированы
и включены в круг памятников культуры енисейских кыргызов Тувы: IX–X вв.
(Салдам, Бай-Булун, Пий-Хем, Уюк-Тарлык, Мунгаш-Чирик – Бегре) и XI–XII вв.
(Салдам, Бай-Булун, Уюк-Тарлык, Мунгаш-Чирик)131.
Отвлекаясь от археологических материалов экспедиции 1915–1916 гг. самого
А.В. Адрианова, отмечу, что многие памятники, первоначально открытые тогда его
раскопками, впоследствии в поле изучались другими исследователями. В их число,
помимо упомянутого городища Дён-Терек (работы Л.Р. Кызласова 1956–1957 гг.),
входит «дорога Чингисхана» (раскопки Б.Б. Овчинниковой 1979, 1989 гг.)132. Ис-
следовалась, аналогично сооружению на р. Уюк, и «большая прямоугольная огра-
да из вертикальных плит» (раскопки А.М. Мандельштама 1977 г.)133.
С 1990-х гг. активизировалось внимание других исследователей, помимо
М.А. Дэвлет, к изучению биографии А.В. Адрианова, включая последнее десяти-
летие его жизни: Н.С. Ларьков и А. Одинецкий134, В.М. Крюков135, Н.В. Васень-
кин136, А.М. Решетов137 и др. Рукопись А.А. Адрианова «Книга об отце» издала
Н.А. Амельянчик (1993; 1994; 1996)138. О.С. Советова (1997; 2005) опубликова-
ла рецензии на работы М.А. Дэвлет об А.В. Адрианове, в более поздней из кото-
рых поместила и исчерпывающий список её публикаций о нём139. Информация об
А.В. Адрианове (а также о его сыне Александре) помещена в биобиблиографиче-
ский словарь, который подготовили Я.В. Васильков и М.Ю. Сорокина (2003)140.
131
См.: Грач А.Д., Савинов Д.Г., Длужневская Г.В. Енисейские кыргызы в центре Тувы: (Эйлиг-Хем III как источник по
средневековой истории Тувы). М.: Фундамента-Пресс, 1998. С. 49–50, 52–53.
132
См.: Анищук Н.И., Овчинникова Б.Б. Раскопки на «дороге Чингисхана» // Археологические открытия 1979 года. М., 1980.
С. 188–189; Овчинникова Б.Б., Трепавлов В.В. Исследования на «дороге Чингисхана» // Культура тувинцев: традиции и современ-
ность. Кызыл, 1988. С. 20–28; и др.
133
См.: Мандельштам А.М. Работы в зоне Малиновской оросительной системы // Археологические открытия 1977 года. М.,
1978. С. 253; и др.
134
См.: Ларьков Н.С., Одинецкий А. В ночь на 18-е… // Красное знамя. Томск. 1989. № 289–290. 16–17 дек. С. 9; Ларьков Н.С.
Знал слишком много правды и писал об этом // Том. вестн. 1995. № 33 (962). 7 марта. С. 2.
135
См.: Крюков В.М. В декабре 1919-го…: Страницы дневника А.В. Адрианова // Сибирская газета. Новосибирск. 1990. № 47.
31 дек. С. 20; Он же. Александр Адрианов: Мы вас не боимся». Конец «Сибирской жизни» // Народная трибуна. Томск. 1990. № 14.
23 авг. С. 12; Он же. Александр Адрианов: «Свою работу в “Сибирской жизни” я считаю методом политической борьбы, а не пре-
ступлением» // Том. вестн. 1993. № 89 (505). 12 мая. С. 5; Он же. Мир рушился: из дневника А.В. Адрианова. 1919 год // Сибирская
старина: краеведческий альманах. Томск. 1994. № 6 (11). С. 30–33; Он же. Александр Адрианов: Последние годы; Он же. Когда
к перу приравняли штык // Крюков В.М. Как размывали память: избр. статьи. Томск, 2005. С. 3–7; и др. В перечисленных работах
В.М. Крюкова опубликован ряд архивных документов относительно А.В. Адрианова, в том числе см.: Дело по обвинению Адриано-
ва…; Адрианова М.А. Биография Александра Васильевича Адрианова.
136
См.: Васенькин Н.В. Комментарий историка [к публикации «Книги об отце» А.А. Адрианова] // Том. вестн.: краеведческое
приложение «Елань». 1994. № 44 (713). 5 марта. С. 2–3; Он же. А.В. Адрианов: жизнь и деятельность: (По материалам архива
Г.Н. Потанина, хранящегося в Научной библиотеке ТГУ) // Вузовские библиотеки Западной Сибири. Вып. 22: Из истории книж-
ных фондов библиотеки Томского университета. Томск, 1995. С. 13–18; Краткая хроника жизни и деятельности А.В. Адрианова /
сост. Н.В. Васенькин; и др.
137
См.: Решетов А.М. Репрессированная этнография…; Он же. Материалы к биобиблиографическому словарю… С. 41–43.
138
См.: Адрианов А.А. Книга об отце / публ. Н.А. Амельянчик // Том. вестн.: краеведческое приложение «Елань». 1993.
№ 222 (638). 13 нояб. С. 6–7; 1994. № 4 (673). 7 янв. С. 4–5; 1994. № 24 (693). 5 февр. С. 4–5; 1994. № 44 (713). 5 марта. С. 2–3; 1994.
№ 68 (737). 9 апр. С. 2–3; 1994. № 44 (713). 5 марта. С. 2–3; 1994. 7 мая. С. 4–5; 1996. 23 марта. С. 2–3; 1996. 28 июня. С. 2–3.
139
См.: Советова О.С. [Рец.]: Изучение енисейских петроглифов вчера и сегодня: В связи с выходом книги М.А. Дэвлет «Петро-
глифы Енисея. История изучения (XVIII – начало XX вв.)». М.: Наука, 1996 // Гуманитарные науки в Сибири. 1997. № 3. С. 93–99;
Она же. [Рец.]: Дэвлет М.А. «Александр Васильевич Адрианов: (К 150-летию со дня рождения)». Кемерово: Кузбассвузиздат,
2004. 68 с., ил. // РА. 2005. № 2. С. 163–165.
140
См.: Люди и судьбы: Биобиблиографический словарь востоковедов – жертв политического террора в советский период
(1917–1991) / изд. подгот. Я.В. Васильков, М.Ю. Сорокина. СПб.: Петербургское Востоковедение, 2003. С. 16. (Социальная исто-
рия отечественной науки о Востоке).
24 І ВВЕДЕНИЕ

Со второй половины 1990-х гг. к материалам урянхайской экспедиции


А.В. Адрианова 1915–1916 гг. обращён мой интерес. Он был логично вызван
наличием среди них комплексов эпохи Средневековья, которые в культурном и
хронологическом плане находят несомненные параллели с исследуемыми памят-
никами юга Западной Сибири, в том числе таёжного Причулымья, территории
среднечулымского варианта культуры енисейских кыргызов X–XIII в.141
В 1996 г. в архиве МАЭС ТГУ при разброшюровании старых дел 13а, 111 (12а
и 12б), 112142 мне встретились несколько важных документов, впоследствии атри-
бутированные как касаемые адриановских материалов 1915–1916 гг.143, включая
те, на которые ранее ссылался В.А. Дрёмов144. Среди них находилась и «пер-
вая» опись колл. 6041145, позволившая в итоге соотнести артефакты с конкрет-
ными раскопанными курганами. В 1999 г. основная работа по восстановлению
колл. 6041 закончилась.
Предварительные результаты источниковедческой работы были доложены
на I (XVII) Всероссийском археологическом съезде (2006) и опубликованы в его
материалах146. В 2008 г., спустя более 90 лет со времени раскопок А.В. Адриа-
нова в Урянхайском крае, впервые издан ключевой источник о них – полевой
дневник147. Эта публикация148 была положительно оценена специалистами149.
Выявление А.С. Вдовиным с марта 2007 г. в архивах Санкт-Петербурга и
Москвы новых документов по теме настоящей монографии привело к их пу-
бликации, в том числе в 2009 г. им в соавторстве – своеобразного научного
завещания А.В. Адрианова150, а в 2010 г. мною – письма от 15 февраля 1916 г. в
Русский комитет151.

141
См.: Беликова О.Б. Среднее Причулымье в XI–XIII вв.: автореф. дис. ... канд. ист. наук. Кемерово, 1980. 17 с.; Она же.
Среднее Причулымье в X–XIII вв. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1996. 272 с.; Она же. Енисейских кыргызов культура // Народы и
культуры Томско-Нарымского Приобья: Материалы к энциклопедии Томской области. Томск, 2001. С. 58–60; и др.
142
Результаты этой работы см.: Реестр части документов из старых дел № 111 (12а), 112 (13 б), 13а архива Музея археологии
и этнографии Сибири Томского государственного университета / сост. О.Б. Беликовой в 1996 г. // МАЭС ТГУ: архивный отдел.
Д. без номера.
143
См.: Беликова О.Б. Археологические исследования А.В. Адрианова 1915–1916 гг. в Урянхайском крае // Современные про-
блемы археологии России: Материалы Всерос. археол. съезда, 23–28 октября 2006 г., Новосибирск. Новосибирск, 2006. Т. 2. С. 394;
Она же. Археологические исследования А.В. Адрианова 1915–1916 гг. в Урянхайском крае. С. 394; Она же. Археографическое и
историческое предисловие // Адрианов А.В. Дневник археологических исследований 1915–1916 гг. в Урянхайском крае (Тува) / под-
гот. к публ. О.Б. Беликовой. Томск, 2008. С. 11–14.
144
См.: Дрёмов В.А. Исторический очерк… С. 6.
145
См.: Коллекция 6041. Предметы, собранные Адриановым А.В. в Урянхайском крае в 1915 и 1916 гг. // МАЭС ТГУ: архив-
ный отдел. Д. без номера. 8 л. (Документ из разброшюрованного д. 13а. Л. 413–420.)
146
См.: Беликова О.Б. Археологические исследования А.В. Адрианова 1915–1916 гг. в Урянхайском крае. С. 394–396.
147
См.: [Адрианов А.В.] 1915–1916 гг. Дневник раскопок, произведённых Адриановым А.В. в Урянхайском крае // МАЭС ТГУ:
архивный отдел. Д. 78/1 (тетр. 1). Л. 2–47; [Он же.] 1916 г. Дневник раскопок, произведённых Адриановым А.В. в Урянхайском
крае // Там же. Д. 78/2 (тетр. 2). Л. 1–52.
148
См.: Он же. Дневник археологических исследований 1915–1916 гг. в Урянхайском крае (Тува) / подгот. к публ.
О.Б. Беликовой; отв. ред. В.И. Молодин. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2008. 146 с.
149
См.: Митько О.А. Источники по археологии Южной Сибири. Рец. на кн.: Адрианов А.В. Дневник археологических ис-
следований 1915–1916 гг. в Урянхайском крае (Тува) / подгот. к публ. О.Б. Беликовой. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2008. 146 с. //
Вестн. Новосиб. гос. ун-та. 2009. Т. 8, вып. 5: Археология и этнография. С. 331–332. (История, филология); Молодин В.И.
Из истории отечественной науки: археология Сибири в период Октябрьской революции, Первой мировой и Гражданской войн
(1914–1922 годы): учеб.-метод. пособие. Новосибирск, 2009. С. 11. (Сибирская археологическая полевая школа).
150
См.: Беликова О.Б., Вдовин А.С. «Завещание» А.В. Адрианова от 10 декабря 1919 г. …
151
См.: Адрианов А.В. Письмо от 15 февраля 1916 г. в Русский комитет для изучения Средней и Восточной Азии о пред-
стоящих исследованиях 1916 г. в Туве / подгот. к публ. О.Б. Беликовой // След на песке: сб. археологической инспекции: Памяти
Андрея Дмитриевича Гамана. Томск; Северск, 2010. С. 31–40.
ВВЕДЕНИЕ І 25

Кропотливую и трудоёмкую обработку фотодокументов А.В. Адрианова из


архива МАЭС ТГУ (около 900 фотографий, фотодневники и пр.), включая их
систематизацию и идентификацию, с середины 2000-х гг. и ныне проводит со-
трудник этого хранилища Ж.В. Зайцева (Щурова)152. Среди них имеются мате-
риалы, относящиеся к экспедиции 1915–1916 гг.
В 2008 г. вышла статья Е.А. Миклашевич и Ю.И. Ожередова о фотографи-
ровании А.В. Адриановым сибирских писаниц. В качестве примечания в неё
был включён объёмный текст его письма от 10 декабря 1919 г. к заведующему
географическим кабинетом Томского университета С.И. Руденко с просьбой
принять на хранение научные материалы, главным образом из Урянхайского
края153. К сожалению, при публикация этого уникального документа (любого
варианта!) не были даны ссылки на его местонахождение (название хранили-
ща, номер единицы хранения и пр.), не отмечено, публикуется он полностью
или частично154. Отсутствуют упоминания об истории его исследования, хотя
ранее о документе и двух прилагаемых к нему описях уже писалось155. Вы-
вод соавторов о непередаче А.В. Адриановым в 1919 г. в Томский университет
материала, перечисленного в письме от 10 декабря, и поступлении его только
в 1922 г. от дочери, М.А. Адриановой156, считаю неверным. Его принятие от
самого археолога в кабинет географии 14 декабря 1919 г. подтверждается до-
кументально157 (см. также гл. 6 и прил. 8).
Эту же ошибку относительно передачи урянхайских материалов 1915–1916 гг.
Ю.И. Ожередов (2008) допускает в другой статье158. Но после выхода в свет адриа-
новского дневника159 он (2009) справедливо пишет о приёмке урянхайских материа-
лов 1915–1916 гг. от А.В. Адрианова в кабинет географии Томского университета в
декабре 1919 г.160, правда, без ссылок на какие-либо документы или публикации об
этом факте, установленном ранее другими исследователями161.
Памятники верхнего течения Енисея эпохи железа с 1950-х гг. активно изуча-
ются археологами СССР – России и зарубежных стран. Во многом это объясняет-
ся тем, что протекавшие здесь историко-культурные процессы выходят далеко за

152
См.: Щурова Ж.В. Археологические исследования А.В. Адрианова в материалах фотоархива МАЭС ТГУ // Современные
проблемы археологии России: Материалы всерос. археол. съезда, 23–28 октября 2006 г., Новосибирск. Новосибирск, 2006. Т. 2.
С. 471–472.
153
См.: Миклашевич Е.А., Ожередов Ю.И. Фотографии сибирских писаниц в наследии А.В. Адрианова // Тропою тыся-
челетий: К юбилею М.А. Дэвлет. Кемерово, 2008. С. 163. (Тр. Сибирской ассоциации исследователей первобытного искусства;
Вып. 4).
154
Издание письменных источников, как известно, требует соблюдения целого ряда норм, см.: Правила издания исторических
документов в СССР. М., 1990. 188 с.; и др.
155
См.: Беликова О.Б. Археологические исследования А.В. Адрианова 1915–1916 гг. в Урянхайском крае. С. 394.
156
См.: Миклашевич Е.А., Ожередов Ю.И. Фотографии сибирских писаниц… С. 163.
157
См.: [Адрианов А.В. Заявление от 10 декабря 1919 г. к С.И. Руденко…]. Л. 2, 3 об., 4; Беликова О.Б., Вдовин А.С. «Завещание»
А.В. Адрианова от 10 декабря 1919 г. … С. 166–167.
158
См.: Ожередов Ю.И. Музей археологии и этнографии Сибири им. В.М. Флоринского Томского государственного универ-
ситета: 125 лет служения // Культуры и народы Северной Азии и сопредельных территорий в контексте междисциплинарного
изучения. Томск, 2008. С. 29. (Сб. МАЭС ТГУ; Вып. 2).
159
См.: Адрианов А.В. Дневник археологических исследований 1915–1916 гг. в Урянхайском крае (Тува) / подгот. к публ.
О.Б. Беликовой.
160
См.: Ожередов Ю.И. О пребывании С.И. Руденко в Томске. С. 24–30.
161
См.: Дрёмов В.А. Исторический очерк… С. 6; Беликова О.Б. Археологические исследования А.В. Адрианова 1915–1916 гг.
в Урянхайском крае. С. 394; Она же. Археографическое и историческое предисловие. С. 11–13.
26 І ВВЕДЕНИЕ

рамки конкретного региона. Ярким примером являются результаты исследования


объектов скифского, гунно-сарматского и кыргызского времён, в том числе отра-
жённые многочисленными публикацими (М.П. Грязнов, Л.Р. Кызласов, А.Д. Грач,
М.А. Дэвлет, Д.Г. Савинов, Г.В. Длужневская, И.Л. Кызласов, Г. Парцингер,
И.У. Самбу, Вл.А. Семёнов, А.М. Мандельштам, К.В. Чугунов и др.). Привлече-
ние материалов археологических раскопок 1915–1916 гг. важно, в частности, в
контексте исследования в Туве памятников скифского времени, включая уникаль-
ные комплексы Аржан-1162 и Аржан-2163 в Уюкской котловине. При этом особый
интерес вызывает публикация материалов о курганах и других памятниках, об-
следованных А.В. Адриановым поблизости с ними.
Объектом настоящего исследования является наследие об археологической экс-
педиции А.В. Адрианова 1915–1916 гг. в Урянхайском крае (коллекция, полевые
дневники, отчёт, фотографии, письма и другие документы). Ранее материалы о
ней, её истории, о биографии учёного тех времён в максимально возможном пол-
ном виде и обобщённо не рассматривались и не издавались. В том числе отсут-
ствовала полная публикация материалов раскопок курганов, что уже отмечалось
специалистами (В.И. Матющенко164; В.И. Матющенко, Л.С. Яковлева, С.П. Гусев,
Л.М. Скрипкина165; М.А. Дэвлет166; и др.).
Основные цели монографии:
1) восстановление содержания археологических исследований А.В. Адрианова
1915–1916 гг. в Туве, а также публикация археологических комплексов, включая ма-
териалы его раскопок (описание раскопок, коллекция, документы, включая фото-
графии);
2) изучение истории этой экспедиции и связанной с ней биографии А.В. Адри-
анова последних лет его жизни – периода 1913–1920 гг.
Главной задачей исследования являлся комплексный источниковедческий
анализ всего массива выявленных коллекционных, архивных и литературных
материалов, связанных с указанной экспедицией. История исследования памят-
ников, которые обследовал А.В. Адрианов в 1915–1916 гг., подробно не рассма-
тривалась.
Работа по трудоёмкому и в финансовом отношении затратному сбору ма-
териалов о тувинских изысканиях А.В. Адрианова, содержащихся не только
в родном Томске, но и в Санкт-Петербурге, Москве, Красноярске и пр., по их
исследованию, а также написанию настоящей книги продолжалась по разным
причинам долго – с 1996 г. по декабрь 2013 г. Всевозможную помощь мне
оказывали все те, кому были небезразличны судьба и творческое наследие
А.В. Адрианова.
Трудную и утомительную работу по поиску предметов колл. 6041, разрозненной
к концу 1990-х гг. в археологическом фонде МАЭС ТГУ (после затяжного ремон-
та 1983–1996 гг. его основного помещения), помогла реализовать в августе 1999 г.

См.: Грязнов М.П. Царский курган раннескифского времени. Л.: Наука, 1980. 60 с.; и др.
162

См.: Чугунов К.В., Парцингер Г., Наглер А. Элитное погребение эпохи ранних кочевников в Туве (предварительная публи-
163

кация полевых исследований российско-германской экспедиции в 2001 г.) // Археология, этнография и антропология Евразии.
2002. № 2 (10). С. 115–124; Čugunov K.V., Parzinger H., Nagler A. Der Goldschatz von Aržan: Ein Fürstengrab der Skythenzeit in der
südsibirischen Steppe. München: Schirmer/Mosel, 2006. 144 S., 78 Farbtafen; и др.
164
См.: Дневник археологических раскопок А.В. Адрианова в Урянхайском крае в 1915–1916 гг. Д. 194 (1-й экз.). Л. 2.
165
См.: Матющенко В.И., Яковлева Л.С., Гусев С.П., Скрипкина Л.М. Музей истории материальной культуры… Л. 2–3, 222.
166
См.: Дэвлет М.А. Петроглифы Енисея. С. 222; Она же. А.В. Адрианов как этнограф. С. 48.
ВВЕДЕНИЕ І 27

группа студенток исторического факультета ТГУ, проходивших по окончанию 1-го


курса учебную музейную практику: Е.В. Кобченко, Е.Ф. Кузьминова, С.Г. Чалых,
Н.Н. Галущак (она же в 1999–2001 гг. оказала помощь в компьютерном наборе
дневника раскопок А.В. Адрианова167).
Целенаправленный и квалифицированный поиск большого количества до-
кументов по теме монографии в архивах Санкт-Петербурга, Москвы и Крас-
ноярска в 2006–2012 гг. осуществил неутомимый и удачливый исследователь
письменных сокровищ А.С. Вдовин (докторант, затем заведующий кафедрой
музееведения Красноярского государственного педагогического университета
им. В.П. Астафьева). В работе по поиску архивных материалов значительной
была помощь сотрудника МАЭС ТГУ Ж.В. Зайцевой (Щурова). Опорные для
настоящего исследования документы в электрографических копиях предоста-
вил Институт истории материальной культуры РАН (заведующая его Научным
архивом Г.В. Длужневская) и Санкт-Петербургский филиал архива РАН (дирек-
тор И.В. Тункина, заведующая читальным залом Н.С. Прохоренко). В поиске
информации всегда высокопрофессиональной была помощь архивариуса Том-
ского областного краеведческого музея О.П. Галановой. Благодаря сотруднику
его фотофонда А.В. Брянской обнаружено несколько авторских стеклонегати-
вов и фотографий А.В. Адрианова 1915–1916 гг.
В выявлении различных материалов и сведений существенным и трогатель-
ным оказалось участие потомков самого А.В. Адрианова и связанных с ним лю-
дей. Так, фотографии из домашнего архива (рис. 1–4, 7, 8, 13), оригинал автор-
ской рукописи А.А. Адрианова (сын)168, а также результаты своих разысканий об
истории семьи Адриановых со всей открытостью мне передала Н.А. Амельянчик
(Томск; правнучка А.В. Адрианова). Помогали также Д.М. Токмашев (Ново-
кузнецк; внук Г.М. Токмашева, участника урянхайских исследований 1915 г.),
В.К. Мазо (Москва; потомок мецената тувинской экспедиции – внук И.Г. и
А.М. Сафьяновых по линии их младшей дочери Елены), Н.И. Зеличенко (Томск;
дочь И.М. Мягкова).
Работе содействовали Г.В. Грошева, И.Б. Делич, Н.В. Курбатская, М.А. Руд-
ковская, Т.А. Ключников, Ю.В. Ширин, Я.А. Яковлев, коллеги-археологи ТГУ
О.В. Зайцева, А.А. Пушкарёв, Е.В. Водясов, А.С. Зинченко, а также мой люби-
мый и уважаемый учитель в археологии, ещё с поры 10-го класса средней шко-
лы, Л.М. Плетнёва.
При первой публикации (2008) полевого дневника А.В. Адрианова о рас-
копках курганов в Урянхайском крае169 большую поддержку оказал В.И. Мо-
лодин, при работе над этой книгой и её издании – А.Н. Багашёв. Информаци-
ей по истории изучения археологических материалов 1915–1916 гг. делился
И.Л. Кызласов. Своими профессиональными советами, сведениями о неиз-
вестных источниках, добрым отношением помогали М.А. Дэвлет, Д.Г. Сави-
нов, Г.В. Длужневская.
Архивные документы, имеющие отношение к тувинским исследованиям
А.В. Адрианова 1915–1916 г. и представленные отдельными приложениями 1–8,
167
См.: [Адрианов А.В.] 1915–1916 гг. Дневник раскопок, произведённых Адриановым А.В. в Урянхайском крае. Д. 78/1;
[Он же]. 1916 г. Дневник раскопок, произведённых Адриановым А.В. в Урянхайском крае. Д. 78/2.
168
См.: Адрианов А.А. Деятельность [А.В. Адрианова] в области археологии.
169
См.: Адрианов А.В. Дневник археологических исследований 1915–1916 гг. в Урянхайском крае (Тува) / подгот. к публ.
О.Б. Беликовой; отв. ред. В.И. Молодин. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2008. 146 с.
28 І ВВЕДЕНИЕ

подготовили к публикации О.Б. Беликова, а также А.С. Вдовин. Карту в фор-


мате геоинформационных технологий (рис. 80) изготовил Г.Г. Кравченко.
Художественно-графические иллюстрации артефактов из колл. 6041 МАЭС
подготовили к 2004 г. М.Л. Пушная и С.И. Рудковский. Фотографирование
в цвете этого собрания осуществил в октябре 2009 г. В.В. Леонтьев. Огром-
ную работу по доиздательской компьютерной обработке иллюстраций к книге
выполнил А.С. Зинченко, младший научный сотрудник Проблемной научно-
исследовательской лаборатории истории, археологии и этнографии Сибири
ТГУ. Художественное оформление обложки книги – заслуженный художник
России С.П. Лазарев.
Глубоко признательна всем коллегам и учреждениям за профессиональную
и доброжелательную помощь в работе над монографией, посвящённой архео-
логическим исследованиям А.В. Адрианова.
Основной раздел монографии написан О.Б. Беликовой, сотрудником ПНИЛ
ИАЭС ТГУ и лаборатории археологии и естественнонаучных методов Института
проблем освоения Севера СО РАН. Работа с тувинским наследием А.В. Адриано-
ва плодотворно выполнялась при поддержке гранта РГНФ 2007–2009 гг. в рамках
исследовательского проекта № 07-01-00108а «Подготовка к изданию материалов
последней археологической экспедиции А.В. Адрианова (Тува, 1915–1916 гг.)»,
руководитель О.Б. Беликова. Издание книги осуществлено также при финансо-
вой поддержке РГНФ (проект № 14-01-16071).
Хранителем основных материалов по теме исследования является Томский
государственный университет. Приходится отметить, что моя работа с фонда-
ми его Музея археологии и этнографии Сибири им. В.М. Флоринского, вклю-
чая главные источники о тувинских раскопках А.В. Адрианова 1915–1916 гг. –
археологическая коллекция170 и архивные документы (полевой дневник171, фо-
тодневники172, сам архив А.В. Адрианова173 и пр.), с 2004 г. была существенно
осложнена и затянута отказами руководства этого музея на многие заявки о
предоставлении материалов.
А.В. Адрианов, сдавая в роковые для него дни декабря 1919 г. в Томский
университет материалы своей последней экспедиции, надеялся сберечь их для
дальнейшего изучения. Но его личные планы не были осуществлены. Реальной
возможностью для сохранения и изучения коллекций и архивных документов,
связанных с тувинскими разысканиями археолога 1915–1916 гг., является целе-
направленное введение их в научный оборот.
Несколько фраз об оформлении текста монографии.
Все цитаты из архивных документов даны курсивом. Отсылки к конкрет-
ным документам, которые опубликованы в книге приложениями 1–8, дополне-
ны при первых упоминаниях о них или по необходимости соответствующими
отсылками (например, «прил. 1»). Исключение – сноски на полевой дневник
А.В. Адрианова о раскопках курганов: они почти всегда сопровождаются ука-
заниями на конкретное приложение (прил. 4).

170
См.: Колл. 6041 // МАЭС ТГУ: отдел археологии.
171
См.: [Адрианов А.В.] 1915–1916 гг. Дневник раскопок, произведённых Адриановым А.В. в Урянхайском крае. Д. 78/1;
[Он же]. 1916 г. Дневник раскопок, произведённых Адриановым А.В. в Урянхайском крае. Д. 78/2.
172
См.: [Он же. Фотодневник 1. Урянхайский край]. 1915 г. и 1916 г. Фотография // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Д. 79/8 (съём-
ки 1–141). 23 л.; [Он же. Фотодневник 2. Урянхайский край]. 1915–[19]16 гг. // Там же. Д. 79/9 (съёмки 1–113). 19 л.
173
См.: Ед. хр. 868 (фонд А.В. Адрианова) // Там же. Об этом фонде см. гл. 6.
ВВЕДЕНИЕ І 29

Многочисленные ссылки на документы из архивного отдела МАЭС, кото-


рые в нём зарегистрированы в целом как «ед. хр. 868 (архив А.В. Адрианова)»,
даны после первого упоминания в укороченной форме – «ед. хр. 868».
Если фотовиды, снятые А.В. Адриановым и описанные им в двух фотоднев-
никах, не были обнаружены в процессе настоящего исследования, то каждый
раз это не отмечается. Упоминание же о выявленном и идентифицированном
мною фотовиде сопровождается отсылкой на конкретную фотографию, публи-
куемую в книге (например, «рис. 64») и на запись в одном из двух фотоднев-
ников (например, «фотодн. 1, съёмка 126»), которые издаются отдельным при-
ложением 3.
Нумерация рисунков сплошная – для основного текста монографии и приложе-
ний. В подрисуночных подписях большинства авторских фотовидов А.В. Адриа-
нова цитируются соответствующие записи из его фотодневников.
Топонимы приводятся по-разному. При цитировании и публикации докумен-
тов – в подлинном виде, без корреляции с современным принятым названием
(поэтому одни и те же географические наименования в одном документе могут
иметь разное написание). При интерпретации же источников – как передачей в
их современном употреблении, так и в написании А.В. Адрианова. В его авто-
графах один из часто упоминаемых топонимов приводится неодинаково: «Сал-
дам» и «Салдан», в основном разделе монографии его написание даётся единоо-
бразно – Салдам. Это же касается основных гидронимов:
– р. Улуг-Хем (Великая река, Верхний Енисей) – название Енисея на про-
тяжении первых 188 км от места слияния р. Пий-Хем и р. Каа-Хем;
– р. Пий-Хем (Пи-Хем, Бий-Хем, Большой Енисей), правая вершина Улуг-
Хема;
– р. Каа-Хем (Ка-Хем, Ха-Кем, Малый Енисей), левая вершина Улуг-Хема.
Адриановские указания на меры длины представлены или дополнены дан-
ными в метрической системе измерений. В русской метрологии начала XX в.
были приняты следующие соответствия:
– вершок = 4,45 см;
– аршин = 16 вершков = 71,12 см;
– сажень = 3 аршина = 48 вершков = 213,36 см;
– верста путевая = 500 саженей = 1 км 67 м;
– пуд = 16,38 кг;
– фунт = 0, 409 кг174.
Со слов А.В. Адрианова175 принято, что его 1 шаг равен 0,82 м.
Надеюсь, что издание монографии, в которой представлено наследие по исто-
рии и культуре Тувы от эпохи бронзы до 1910-х гг., а также биографии выдаю-
щегося сибиряка, будет способствовать дальнейшему выявлению в центральных
и региональных хранилищах России дополнительных источников, связанных с
его последней экспедицией. Вкупе они помогут нам, современникам, понять
А.В. Адрианова глубже как археолога и полевого изыскателя, а также сопри-
коснуться с последними годами его жизни.
174
См.: Шевцов В.В. Историческая метрология России. Томск: ТМЛ-Пресс, 2007. С. 176, 277–278; и др.
175
«Там, где мною принимается определение шагами, нужно иметь в виду, что моих шагов в 10 саженях – 26, то есть каждая
сажень – 2,6 шага», см.: [Адрианов А.В.] 1915–1916 гг. Дневник раскопок, произведённых Адриановым А.В. в Урянхайском крае.
Д. 78/1. Л. 4; Прил. 4.
Глава 1
ИСТОЧНИКИ ОБ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ
А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. В УРЯНХАЙСКОМ КРАЕ (ТУВА)

…Желание работать, желание быть полезным всегда было.


А.В. Адрианов, 17 июля 1914 г.176

§ 1. Общие сведения об источниках

Источники об археологических исследованиях 1915–1916 гг. А.В. Адриано-


ва в Урянхайском крае и о последних годах его жизни представлены преимуще-
ственно оригинальными материалами. Использованы и литературные данные.
Корпус выявленных и изученных оригинальных источников включает
вещественные коллекции (археологические и краниологическая) и архивные
материалы: текстовые документы (около 275 ед. хр. различного объёма) и
фотографии (около 150 ед.). Они исследованы мною преимущественно в под-
линниках, а также в электрографических копиях и по документальным публи-
кациям. Подавляющая их часть представлена авторскими материалами самого
А.В. Адрианова. Подлинные источники рассредоточены ныне по российским
хранилищам различных городов – Томска, Санкт-Петербурга, Москвы, Крас-
ноярска. Существенно значимая их доля хранится в Томске, где А.В. Адрианов
со своей семьёй прожил более 24 лет. Сначала – с осени 1880 г. по 23 января
1890 г.177, затем с осени 1904 г. (члены семьи Адриановых) и с января 1906 г. (её
глава)178. Здесь в 1920 г. трагически оборвалась жизнь сибиряка.
Общий перечень 11 региональных и центральных мест хранения с указа-
ниями о содержащихся в них и исследованных оригинальных материалов сле-
дующий.
1. Томский государственный университет:
– в МАЭС – археологическая коллекция179, научные рукописи180, авторские
фотографии (см. гл. 1, § 4), разноплановые документы181 (см. прил. 1–4, 7), в
том числе из фонда А.В. Адрианова (ед. хр. 868), включая его переписку с се-
мьёй (110 писем 1913–1916 гг.; см. гл. 1, § 3);
– в Научной библиотеке – письма А.В. Адрианова Г.Н. Потанину182;
– в кабинете антропологии – небольшая краниологическая коллекция183.
176
Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 213 (письмо от 17 июля 1914 г.).
177
ГАТО. Ф. 104. Оп. 1. Ед. хр. 2186.
178
См.: Дэвлет М.А. Александр Васильевич Адрианов… С. 7–8, 29, 43–44; Краткая хроника жизни и деятельности А.В. Адриа-
нова. С. 261, 264, 268.
179
См.: Колл. 6041 // МАЭС ТГУ: отдел археологии. Колл. 5976 (археологическая часть) для работы мне не была предоставле-
на, как и коллекция «китайского городка» (городище Дён-Терек), возможно, находящаяся в МАЭС ТГУ незарегистрированной.
180
Основные документы, см.: [Адрианов А.В.] 1915–1916 гг. Дневник раскопок, произведённых Адриановым А.В. в Урянхайском
крае. Д. 78/1; [Он же]. 1916 г. Дневник раскопок, произведённых Адриановым А.В. в Урянхайском крае. Д. 78/2; [Он же. Фотодневник 1].
Д. 79/8; [Он же. Фотодневник 2]. Д. 79/9; [Он же. Записная книжка 1916 г. об исследованиях в Урянхайском крае: общий перечень
писаниц, надписи XII–XIV, XVII, курган Аржан и другие памятники на р. Уюк] // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Ед. хр. 868. Папка 19.
10 л.
181
Основные документы, см.: Коллекция 6041. Предметы, собранные Адриановым А.В. в Урянхайском крае в 1915 и 1916 гг.;
[Коллекция 6041: опись, реестр…]; Основной инвентарь… Другие использованные документы МАЭС ТГУ см. ниже, § 2–3.
182
См.: Фонд Г.Н. Потанина // Научная библиотека ТГУ. № 6–9, 1238.
183
См.: Ед. хр. 306, 310, 322 // Кабинет антропологии ТГУ.
ИСТОЧНИКИ ОБ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 31

2. Государственный архив Томской области: документы, связанные с С.И. Ру-


денко, В.Ф. Смолиным, И.М. Мягковым и др.184; личные дела А.М. Михайловской
(Сафьянова) и её сестры О.М. Михайловской185; фотографии А.А. Адрианова186
(см. рис. 5).
3. Томский областной краеведческий музей:
– в фотофонде – негативы на стекле фотосъёмки самого А.В. Адрианова187 и
музейные фотоотпечатки с них (см. гл. 1, § 4), регистрационная книга с запися-
ми поступления указанных негативов188;
– в отделе письменных источников – рукопись Н.А. Адриановой-Колмаковой,
дочери археолога189.
4. Личный (домашний) архив Нины Александровны Амельянчик (Томск), прав-
нучки А.В. Адрианова (по линии сына Григория и его дочери Елены): ориги-
нальная рукопись 1950-х гг. А.А. Адрианова об археологической деятельности
отца190, уникальные фотографии А.В. Адрианова и его семьи (рис. 1–4, 7–8, 13).
5. Управление Федеральной службы безопасности России по Томской обла-
сти (архив): дело 1920 г. по обвинению А.В. Адрианова191.
6. Центр документации новейшей истории Томской области: фотокопия
личного дневника А.В. Адрианова от декабря 1919 г.192
7. Институт истории материальной культуры РАН (Санкт-Петербург),
Научный архив:
– в фотоотделе – авторские фотографии А.В. Адрианова о раскопках 1915–
1916 г.193;
– в рукописном отделе – с авторскими фотографиями рабочие материалы (с
пометами С.А. Теплоухова, см. введение) о раскопках А.В. Адрианова из фон-
дов 1 (Императорская Археологическая комиссия194) и 42 (Сосновский Г.П.)195,
копия полевого дневника раскопок196 (рис. 11; см. введение), открытый
184
См.: ГАТО. Ф. р-26, р-815. О конкретных документах см. во введении монографии.
185
См.: [Михайловская (Сафьянова) Анна Михайловна. Дело о вольнослушательнице медицинского факультета Томского уни-
верситета. 26 февр. 1906 – 9 авг. 1912 г.] // ГАТО. Ф. ф-102. Оп. 2. Д. 3009. 31 л.; Михайловская Ольга Михайловна. [Личное дело
на получение звания зубного врача при испытаниях на медицинском факультета Томского университета. 25 апр. 1895 г. – 12 сент.
1912 г.] // ГАТО. Ф. ф-102. Оп. 6. Д. 196. 10 л. В этих делах имеются по 2 идентичных фотопортрета (см. рис. 19).
186
См.: ГАТО. Ф. р-2124 (Славнин В.Д.). Оп. 2. Д. 1. Л. 2.
187
См.: [Адрианов А.В. Негативы на стекле с фотовидами сюжетов пребывания и исследований в Урянхайском крае в 1915–
1916 гг.] // ТОКМ: фотофонд. № 2332/2, 2564. О них см. гл. 1, § 4.
188
См.: Негативный фонд № 1. № 1–3683 // ТОКМ: научно-вспомогательный отдел. 260 л.
189
См.: [Адрианова-Колмакова Н.А.] Дневник Нины Адриановой...
190
См.: Адрианов А.А. Деятельность [А.В. Адрианова] в области археологии.
191
См.: Дело по обвинению Адрианова…
192
См.: [Адрианов А.В.] Дневниковые записи археолога, этнографа и публициста А.В. Адрианова за 18–22 декабря 1919 г. о
вступлении частей Красной армии в г. Томск (фотокопия) // Центр документации новейшей истории Томской области. Ф. 4204.
Оп. 4. Д. 1036. 11 л.
193
См.: [Он же: фотографии по материалам археологических исследований 1915–1916 гг. в Туве] // ИИМК: фотоотдел.
№ 1802/25–1802/43 (О.1775/17–О.1775/35). Также см.: Длужневская Г.В. Историко-археологическое наследие Азиатской России
в фотодокументах второй половины XIX – первой половины XX в.: (По фондам Научного архива Института истории материаль-
ной культуры Российской академии наук): автореф. дис. … д-ра ист. наук. СПб., 2008. С. 17, 32.
194
Государственный археологический орган России (1859–1917), организационный и научный центр, выдававший открытые
листы (разрешение на производство раскопок), см.: Императорская Археологическая Комиссия (1859–1917): К 150-летию со дня
основания. У истоков отечественной археологии и охраны культурного наследия. СПб.: Дмитрий Булавин, 2009. Т. 1. С. 21 и др.;
То же. Приложение. Т. 2. 208 с.
195
См.: [Адрианов А.В. Материалы археологических исследований в Урянхайском крае. Ч. 1]; [То же. Ч. 2]; [То же. Ч. 3]; [То же.
Ч. 4]; [То же. Ч. 5].
196
См.: [Рукописная копия полевого дневника раскопок А.В. Адрианова…].
32 І ГЛАВА 1

лист197(рис. 9) и другие делопроизводственные документы, а также письма


относительно А.В. Адрианова, в том числе в Археологическую комиссию198
(прил. 1, 7).
8. Санкт-Петербургский филиал архива РАН: в фонде 148 (Русский комитет199)
хранятся автографы А.В. Адрианова – отчёт за 1915 г. с фотографиями (прил. 5),
переписка с Русским комитетом, в том числе с В.В. Радловым и Л.Я. Штернбер-
гом (прил. 1), открытый лист на 1915 г.200, заявление о передаче материалов в Том-
ский университет (прил. 8)201 и пр.
9. Центральный исторический архив г. Москвы: автограф А.В. Адриано-
ва – доклад отчётного характера за 1915 г.202 в Московское археологическое
общество203.
10. Российский государственный архив литературы и искусства (Мо-
сква): 5 писем Г.Н. Потанину от А.В. Адрианова, связанные с его ссылкой
1913–1916 гг. и пребыванием в Туве204.
11. Государственный архив Красноярского края: единичные документы
1914–1915 гг. разных лиц об А.В. Адрианове205 (прил. 1).
С некоторыми фондами по ряду причин мне поработать не удалось. Так,
в Тувинском институте гуманитарных исследований хранятся докумен-
ты206, информативно, возможно, связанные с пребыванием 1915–1916 гг.
А.В. Адрианова в Урянхае. Подобные, не исключаю, имеются в Государствен-
ном архиве Республики Тыва (Кызыл)207 и Российском этнографическом музее
197
См.: Открытый лист [№ 1078 от 18 июня 1915 г. от Императорской Археологической комиссии члену Императорско-
го Русского археологического общества А.В. Адрианову на право производства археологических раскопок в 1915 г. в Мину-
синском уезде Енисейской губернии] / [Делопроизводственные документы Археологической комиссии, открытый лист № 1078
А.В. Адрианова на 1915 г., его письма в комиссию]. 21 мая 1915 г. – [7] дек. 1915 г. // ИИМК: рукописный отдел. Ф. 1 (ИАК).
Д. 120. Л. 4–4 об.
198
См.: [Делопроизводственные документы Археологической комиссии, открытый лист № 1078 А.В. Адрианова на 1915 г.,
его письма в комиссию]. 21 мая 1915 г. – [7] дек. 1915 г. // Там же. Д. 120. 8 л.
199
Русский комитет для изучения Средней и Восточной Азии в историческом, археологическом и лингвистическом отношении
образован в марте 1903 г. в Санкт-Петербурге. Основная его цель – осуществление практических мероприятий по охране памят-
ников древности и изучению Азии в историческом, лингвистическом, археологическом и этнографическом отношениях. Являлся
одним из региональных подразделений Международного союза для изучения Средней и Восточной Азии. Неизменным председа-
телем Русского комитета с его основания до мая 1918 г. был В.В. Радлов.
200
См.: Открытый лист [А.В. Адрианова от 1 июня 1915 г., № 176] // СПФА РАН. Ф. 148. Оп. 1. Д. 85. Л. 63.
201
См.: [Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]; [Адрианов А.В. Заявление от 10 декабря 1919 г. к
С.И. Руденко…]. О др. использованных документах СПФА РАН см. гл. 1, § 2 и 3.
202
См.: [Он же. Доклад от 6 января 1916 г. в Московское археологическое общество о произведённых в Урянхайском крае ис-
следованиях 1915 г.] // ЦИАМ. Ф. 454. Оп. 2. Д. 495. 14 л.
203
Московское археологическое общество (1864–1923) именуется с 1881 г. Императорским. Его целью являлось «исследование
археологии вообще и преимущественно русской». Председатели общества: А.С. Уваров (1864–1885), П.С. Уварова (1885–1917) и
др. Оно проводило исследования в области археологии, нумизматики, охраны памятников и реставрации. При нём существовали
комиссии, в том числе археологическая (с 1896).
204
См.: РГАЛИ. Ф. 381. Оп. 2. № 7. Документы исследованы по публикации, см.: Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николае-
вич…». С. 198–230. № 76–85.
205
См.: [Отношение Енисейского губернского жандармского управления от 30 марта 1914 г. губернатору Енисейского края] /
Агентурные сведения по наблюдению за лицами, получавшими нелегальную литературу (эсеровскую) // ГАКК. Ф. 827. Оп. 1.
Д. 362. Л. 2 об.; [Козьмин Н.Н. (председатель Красноярского подотдела Восточно-Сибирского отдела ИРГО). Письмо от 9 июня
1915 г. губернатору Енисейской губернии с ходатайством о поездке А.В. Адрианова в г. Минусинск] // ГАКК. Ф. 217. Оп. 1.
Д. 66. Л. 174–175.
206
См.: ТИГИ. Ф. 43 (Личный архив И.Г. Сафьянова). Ф. 81 (И.Г. Сафьянов. Статьи и материалы о Туве).
207
См.: ГАРТ. Ф. 112 (Управление комиссара по делам Урянхайского края и Усинского округа). Ф. 123 (Заведующий устрой-
ством русского населения в Урянхайском крае 1913–1918 гг.). В этих фондах, возможно, хранятся письма А.В. Адрианова, в том
числе В.Ю. Григорьеву.
І

Рис. 9. Открытый лист А.В. Адрианову № 1078 от 18 июня 1915 г., выданный Императорской Археологической комиссией на право производства
33

археологических раскопок 1915 г. в Минусинском уезде Енисейской губернии. ИИМК: рукописный отдел. Ф. 1 (ИАК). Д. 120. Л. 4
34 І ГЛАВА 1

(Санкт-Петербург)208. В фотоархиве И.Г. Сафьянова, который хранился в се-


мье его внука В.К. Мазо и насчитывает более 200 фотографий209, некоторые
виды, возможно, являются результатом авторской съёмки А.В. Адрианова
1915–1916 гг. (один снимок – рис. 69 – точно).
Эстампажи тувинских петроглифов, снятые тогда А.В. Адриановым, хра-
нил Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого РАН (Кунстка-
мера). Опубликованная информация о них неоднозначна. А.Д. Грач в 1957 г.
писал, что 49 эстампажей (колл. 2792) были переданы туда (тогда – Музей ан-
тропологии и этнографии АН СССР) в мае 1921 г. из Русского комитета и к
концу 1950-х гг. хранились в археологическом отделе210. Позже М.А. Дэвлет
заключила: «В МАЭ поступил огромный фонд копий наскальных изображений
бассейна Среднего и Верхнего Енисея. Последние два ящика с коллекциями в
адрес МАЭ Адрианов отправил, судя по его записям, в июне 1917 г. В музее
они числятся как поступившие в 1920 и [19]21 гг., очевидно, в эти годы они
были заинвентаризированы». Ссылаясь на колл. 2792, М.А. Дэвлет отметила,
что установить место хранения этих копий ей не удалось211.
В Азиатский музей (ныне Институт восточных рукописей РАН), по инфор-
мации 1957 г. А.Д. Грача, была передана та часть 49 ед. снятых А.В. Адриано-
вым в 1915 г. тувинских эстампажей, которая фиксировала «уйгурские и другие
надписи»212.
Использованные литературные источники представлены двумя группами.
Опубликованные работы самого А.В. Адрианова, имеющие отношение к
Урянхаю213, включая в какой-либо мере освещающие его пребывание в ссылке
1913–1916 гг. и разноплановые исследования 1915–1916 гг. Широкий контекст
этой группы источников подтверждает, что проведённые в Туве археологические
разыскания, особенно раскопки, были приоритетными в его исследовательской
деятельности той поры. Сведения из опубликованных работ А.В. Адрианова
расширяют историю этих исследований, биографию, хронику. В них содержит-
ся информация об Урянхайском крае и дороге оттуда214, о памятниках археоло-
гии215, сойотах216, отдельных личностях217 и пр. Судьба урянхайского научного

208
См.: Переписка со старшим ревизором Акцизного управления А.В. Адриановым о собирании этнографических материалов
Енисейской губернии. 1909–1915 гг. // РЭМ: архив. Ф. 1. Оп. 2. Д. 4. (Информация М.А. Рудковской от июня 2009 г.)
209
См.: Кужугет А.В. Иннокентий Сафьянов – политический деятель, меценат и краевед [Электронный ресурс] // Новые
исследования Тувы: Электронный информационный журнал. 2011. № 4. Режим доступа свободный: http://www.tuva.asia/journal/
issue_12/4186-kuzhuget.html (дата обращения: 05. 04. 2013).
210
См.: Грач А.Д. Петроглифы Тувы, I. С. 402.
211
См.: Дэвлет М.А. А.В. Адрианов и изучение петроглифов… С. 62; Она же. Петроглифы Енисея… С. 215, 224; Она же.
Александр Васильевич Адрианов… С. 52–53, 57.
212
См.: Грач А.Д. Петроглифы Тувы, I. С. 402.
213
См.: Адрианов А.В. Путешествие на Алтай и за Саяны, совершённое в 1881 году по поручению Императорского Русского
географического общества членом-сотрудником А.В. Адриановым // Зап. ИРГО: по общей географии. СПб., 1886. Т. 11. С. 147–422;
Он же. Путешествие на Алтай и за Саяны, совершённое летом 1883 г. по поручению Императорского Русского географического
общества и его Западно-Сибирского отдела: Предварительный отчёт. Омск, 1888. 150 с.; и др.
214
Серия из 11 статей А.В. Адрианова периода от 6 ноября 1916 г. по 18 января 1917 г. под общим названием «Из Урянхайского
края в Томск». Их полный перечень см. во введении, а также списке литературы настоящей монографии.
215
См.: [Адрианов А.В.]. В сойотской земле; Он же. Учёное хулиганство // Сибирская жизнь. Томск. 1916. № 12. 16 янв. С. 2.
216
См.: Адрианов А.В. Шага (сойотский Новый год): Этнографический очерк из урянхайской жизни. Посвящ. А.М. С-овой.
Томск, 1917. 23 с.; [Он же]. Сибирский Александр. Из воспоминаний о сойотах // Минусинский край. 1914. 8 июня. С. 3.
217
См.: Он же. Г.П. Сафьянов (некролог) // Сибирская жизнь. Томск. 1913. № 8. 10 янв. С. 1; Он же. Памяти И.И. Крафта //
Там же. 1915. № 18. 23 янв. С. 1; и др.
ИСТОЧНИКИ ОБ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 35

наследия А.В. Адрианова отчётливее видится в контексте его личного дневника


от декабря 1919 г. (опубликован В.М. Крюковым частично в 1990 г. и полностью –
в 2004 г.218).
Внушительный массив информации включают адриановские письма Г.Н. По-
танину, подготовленные к изданию Н.В. Васенькиным в полном виде и впервые
в 2007 г. Среди них 9 писем периода с 21 января 1914 г. по 4 декабря 1915 г.,
имеющие отношение к ссылке А.В. Адрианова 1913–1916 гг.219 Опубликованные
же письма Г.Н. Потанина к нему этого периода единичны220.
Сведения о деятельности и биографии А.В. Адрианова последних лет его
жизни, об Урянхае начала XX в. содержат публикации других авторов. Книга
И.Г. Сафьянова221, мецената исследований 1915–1916 гг., освещает его биогра-
фию, помогает понять атмосферу общественной и политической жизни Урян-
хайского края той поры, в ней опубликована авторская фотография археолога
(см. рис. 69).
Самостоятельным источником о биографии А.В. Адрианова, связанной с его
пребыванием в 1915–1916 гг. в Туве, стали многочисленные работы М.А. Дэв-
лет222. Базирующиеся на оригинальных документах, включая адриановские авто-
графы, они не только надёжно аргументируют даты и содержание событий, но и
открывают читателю огромный и увлекательный пласт письменных первоисточ-
ников. Многие из них М.А. Дэвлет опубликовала, включая письмо А.В. Адриано-
ва от 16 апреля 1915 г. к председателю Московского археологического общества
П.С. Уваровой223.
Большим подспорьем явился замечательный «Топонимический словарь
Тувы» Б.К. Ондар (2007), отражающий её многолетние и фронтальные изыска-
ния на территории региона224. Адриановские автографы изобилуют географи-
ческими названиями, их написание относительно одних и тех же мест часто
разнится. Обращение к работе Б.К. Ондар помогло локализировать исследова-
ния А.В. Адрианова и различные происходившие с ним в Урянхае события, а
также унифицировать написания многих топонимов (исключая при цитирова-
нии документов и их публикации: прил. 1–8).

218
См.: Крюков В.М. В декабре 1919-го…; Он же. Александр Адрианов: Последние годы. С. 52–60.
219
См.: Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 198–230.
220
См.: [Потанин Г.Н. Письмо от 4 ноября 1914 г. А.В. Адрианову. Томск] / Адрианов А.А. Книга об отце // Том. вестн.:
краеведческое приложение «Елань». 1994. № 24 (693). 5 февр. С. 5; Он же. [Письмо А. В. Адрианову от 26 марта 1915 г.] //
Потанин Г.Н. Письма: в 5 т. Иркутск, 1992. Т. 5. С. 129. № 694.
221
См.: Сафьянов И.Г. Тува в прошлом: в 2 т.: к 90-летию Тувинской народной республики. М., 2012. Т. 1. 231 с.; Т. 2. 315 с.
222
См.: Дэвлет М.А. Из истории изучения петроглифов Енисея (Савенков и Адрианов); Она же. К истории исследования
петроглифов Енисея. С. 88–99; Она же. А.В. Адрианов: Материалы к биографии; Она же. А.В. Адрианов – археолог и обще-
ственный деятель; Она же. О последней археологической экспедиции А.В. Адрианова (1915–1916 гг.); Она же. В конце пути:
Александр Адрианов и Тува; Она же. Петроглифы Енисея; Она же. В минусинской ссылке; Она же. А.В. Адрианов как этнограф;
Она же. Александр Васильевич Адрианов…; и др.
223
См.: Она же. А.В. Адрианов и изучение петроглифов… С. 60. Оригинал документа, см.: [Адрианов А.В. Письмо от
16 апреля 1915 г. П.С. Уваровой из с. Ермаковское] // ОПИ ГИМ. Ф. 17. Д. 242. Л. 9–10.
224
См.: Ондар Б.К. Топонимический словарь Тувы. 2-е изд., перераб. Кызыл: Тувин. кн. изд-во, 2007. 552 с.
36 І ГЛАВА 1

§ 2. Археологические и остеологическая коллекции

Археологические коллекции из урянхайских раскопок, сборов и приобрете-


ний А.В. Адрианова 1915–1916 гг. хранятся сегодня в МАЭС ТГУ. История их
хранения и камеральной обработки восстанавливается кратко.
1915 г. – максимум начало декабря 1919 г. Материалы раскопок 1915 г.
археолог начал обрабатывать сразу после их окончания. В конце сентября –
начале октября разобрал и сфотографировал некоторые находки из «китай-
ского городка» (городище Дён-Терек), могильников Салдам (курган 2) и Кур-
же (курган 14) (фотодн. 2, съёмки 51–56, 58; рис. 88–89, 278–280), что ему
было необходимо в первую очередь – для отчёта за 1915 г. Русскому комитету
(от 27 октября).
Позднее, получив из Минусинска особую бумагу225 и отправив отчёт,
А.В. Адрианов уже в ноябре (с 1-го примерно по 5-е число) прикрепил (нашил)
большинство оставшихся экспонатов на 7 «картонов» – картонные планше-
ты (часть их определены как нумерованные «таблицы» – XIII, XVI, XXI, XXII,
XXVI). Все планшеты 1915 г. по отдельности сфотографировал. Их 8 фотовида-
ми (два – для совместного планшета с находками из курганов 21 и 22) запечат-
лены материалы «из китайского городка», могильников Салдам (курганы 2, 12),
Курже (3, 14), Чинге (18, 20), Бай-Булун (21, 22), а также «случайные находки»
(фотодн. 2, съёмки 66–72; рис. 39, 86, 99, 108, 121, 130). Не были нашиты находки
из кургана 15 (обломки железных предметов) и из-за громоздкости – оставшаяся
часть коллекции «китайского городка». На картоне рядом с вещами археолог
писал их полевые номера, соответствующие данным дневника раскопок.
Собрание из раскопок сезона 1916 г. он обработал аналогично, но уже после
приезда в Томск, в какие-то дни с конца 1916 г. по начало декабря 1919 г. Пре-
обладающая часть находок 1916 г. нашита минимум на 23 планшета (для них,
за исключением одного, выявлены номера «таблиц»: I–XII, XIV–XV, XVII–XX,
XXIII–XXV, XXVII). Они концентрировали артефакты могильников Пий-Хем
(курганы 23–26, 28–30), Бегре (39, 40), Уюк-Тарлык (41, 42, 46, 47, 50–52, 56,
58), Коктон (54). Планшеты по отдельности были сфотографированы и в итоге
представлены 23 фотовидами (рис. 137, 141, 164, 167, 189, 198, 209, 213, 219,
223–232, 256, 257, 273).
Декабрь 1919 г. Археологическая коллекция из раскопок и сборов А.В. Адри-
анова в составе других его урянхайских материалов 1915–1916 гг. поступила
в период 10–14 декабря 1919 г. в кабинет географии Томского университета
(см.: введение; гл. 6; прил. 8). Она им передавалась в основном упакованной в
6 ящиков, а также нашитой на более чем 19 планшетов, что известно из следую-
щих автографичных данных.
«Два больших ящика под № 1 и 2 содержат кирпичи, черепицу, орнаменты
из раскопок остатков какого-то городка на прав[ом] берегу верхнего Элеге-
са. Шлаки и др[угие] предметы из древних плавильных дудок по р. Бай-Суту
(прав[ый] приток р. Ха-Хема). Железный таз из кургана на лев[ом] берегу
р. Ха-Хема. …
225
См.: [Адрианов А.В. Письмо от 13–14, 17–18 ноября 1915 г. из Урянхайского края (экономия Сафьяновых на р. Тапса) семье] //
МАЭС ТГУ: архивный отдел. Ед. хр. 868. Папка 20. Л. 82. Также см.: Дэвлет М.А. О последней археологической экспедиции
А.В. Адрианова… С. 86; и др.
ИСТОЧНИКИ ОБ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 37

Ящик № 3. Полные костяки из курганов за № 50 и 54 и др[угие] кости и


черепа.
Ящик № 4. Горшок (склеенный) из кургана с Пи-Хема, кости и черепки из
курганов по р. Бегреде и Уюку.
Ящик № 5. “Чудские” жернова; древности из курганов и приобретённые по-
купкой (неприкреплённые к картонам), два черепа и проч[ее]. …
Ящик № 10. Древности из курганов на […]226 картонах, горшочек, коробка с
расписной штукатуркой с Элегеса. …
Без ящика. Девятнадцать картонов с пришитыми к ним 200 предметами
(не считая обломков) – из железа, меди, золота, кости и бересты – из рас-
копанных курганов за № 30, 39, 41, 46, 51, 52 и 54»227.
Конец 1920-х гг. Рассматриваемые материалы, скорее всего в 1929 г.,
передали внутри Томского университета из географического кабинета
(см. гл. 6) в этнолого-археологический музей228 (его называли также «этнолого-
этнографический» – в 1923–1934 гг.229, «археолого-этнографический музей»,
«археологический музей», «музей археологии и этнографии»; ныне – МАЭС).
Археологические находки здесь были зарегистрированы в составе двух кол-
лекций.
Колл. 5976. Отмечена в старой книге поступлений: «От А.В. Адрианова в
1915 г. Урянхайский край. Поступили из географического кабинета ТГУ в 1929 г.
Археолого-этнографические предметы: шлаки, кости, черепа, черепки, гор-
шок, жернова, эстампажи; сойотские муз[ыкальн]ые инструменты (см.
опись, ящик под № 7–12): 5 муз[ыкальных] инструментов, сойотские […]230,
4 дер[евянные] чашки, 1 дер. […]231, 2 дер[евянные] трубки»232. Судя по переч-
ню, первые 6 групп представляли часть археологических находок 1915–1916 гг.
Но в новую регистрационную книгу по каким-то причинам под № 5976
были вписаны лишь 14 предметов этнографии233, без археологических нахо-
док. Этнографические предметы колл. 5976 позже вошли в каталог и на 1979 г.
определённо находились в фонде этнографии МАЭС234.
По причине непредоставления для настоящего исследования археологической
части указанной колл. 5776, не выяснено, находятся ли в её составе материалы
«китайского городка» (Дён-Терек). О наличии их в фондах МАЭС позволяет го-
ворить содержание процитированной выше описи о передаче А.В. Адриановым
материалов в Томский университет относительно ящиков № 1 и 2235 (прил. 8).
К тому же помню, что в 1970-х – начале 1990-х гг. в хранилище МАЭС находи-
лось несколько тяжёлых деревянных ящиков с черепицей.
226
Пропуск текста в документе: количество «картонов» не прописано.
227
[Адрианов А.В. Заявление от 10 декабря 1919 г. к С.И. Руденко…]. Л. 3–3 об.
228
Предположено на основе двух документов, см.: Основной инвентарь… С. 6; [Акт от 20 мая 1929 г. о передаче археологиче-
ских коллекций, инструмента для антропологических измерений, книг из географического кабинета в этнолого-археологический
музей Томского университета и книг из музея в географический кабинет: в 2 экз.] // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Д. без номера.
2 л. (Документ из разброшюрованного д. 111 – бывшее д. 12а.)
229
Каталог этнографических коллекций… Ч. 1. С. 4.
230
Два слова, каждое из 4–5 букв, не разобраны.
231
Слово из 7–8 букв не разобрано.
232
Основной инвентарь… С. 6.
233
Инвентарная книга № 7 Музея археологии и этнографии Сибири… № 5976 (1–5, 5а, 6, 6а, 6б, 7, 7а, 8, 9, 11).
234
См.: Каталог этнографических коллекций… Ч. 1. С. 9, 156–177.
235
См.: [Адрианов А.В. Заявление от 10 декабря 1919 г. к С.И. Руденко…]. Л. 3, 3 об.
38 І ГЛАВА 1

Колл. 6041. Собрание артефактов (363 ед.) из раскопок 1915–1916 гг. А.В. Адри-
ановым тувинских курганов поступило в этнолого-археологический музей прикре-
плённым на 27 планшетов («таблицы»). Дату этого события при регистрации не
записали236.
Имеется «первая» опись колл. 6041, где предметы числятся под № 1–349237.
Оттиски музейных штампов и дата составления в ней отсутствуют. Оформлена,
вероятно, после поступления материалов в 1929 г. в этнолого-археологический
музей. Главные недостатки описи – отсутствие полевых номеров находок, пе-
речисление их не по порядку нумерации раскопанных курганов. При всё этом
она стала основой в восстановлении состава инвентаря для конкретного кур-
ганного комплекса. Её востребованность во многом обусловлена тем, что почти
для всех 349 ед. хранения в ней указаны соответствующие номера «таблицы»
(планшет).
Примерно 1929 г. – 1950-е гг. Не выяснено, когда именно в этот период пере-
оформили колл. 6041: с картонных планшетов вещи открепили, на них наклеили
бумажные этикетки с указанием номеров коллекции, кургана, экспоната (остав-
лена их старая нумерация соответственно «первой» описи).
1950-е гг. Под руководством В.И. Матющенко в 1954–1955 гг. была состав-
лена новая, «вторая» опись колл. 6041238, включающая предметы № 1–363239.
Основанная на нумерации вещей, заложенной ещё при оформлении «первой»
описи, она повторяла её изъяны. Предметы во «второй» описи перечислены
также без полевых номеров, под сплошной нумерацией и общим массивом –
без указания археологических памятников и разделения на курганы. Но в ней
для преобладающей части коллекции есть карандашные рисунки, что облег-
чило атрибутирование артефактов, хотя многие и были зарисованы с умень-
шением, схематично. Несмотря на недостатки, «вторая» опись в дальнейшем
значительно помогла исследователям тувинских материалов А.В. Адрианова.
Её наличие позволило также сотрудникам МАЭС провести 26 июля 1956 г. ин-
вентаризацию колл. 6041. Отметка о ней в описи сообщает об отсутствии в со-
брании предметов, зарегистрированных под 62 номерами из 363240.
Во «вторую» опись позднее был вплетён реестр колл. 6041241. Составлен,
видимо, вследствие проявления недостатков этой описи. В реестре последова-
тельно перечислены только номера предметов (в пределах 1–344) с указанием
мест их обнаружения: конкретные раскопанные памятники и их комплексы,
пункты приобретений. Скорее всего, он основан на данных «первой» описи.
1983–1996 гг. Сохранность и комплектность урянхайских археологических
коллекций А.В. Адрианова серьёзно пострадали вследствие длительной кон-
сервации всех фондов МАЭС, вызванной затяжным ремонтом его основного
помещения (на втором этаже южного крыла главного корпуса Томского госу-

См.: Основной инвентарь … С. 22.


236

См.: Коллекция 6041. Предметы, собранные Адриановым А.В. в Урянхайском крае в 1915 и 1916 гг. Л. 413–420.
237

238
Составлена студенткой 1-го курса историко-филологического факультета Томского государственного педагогического ин-
ститута Л.А. Павленок (Чиндина), по инициативе её научного руководителя Г.В. Трухина, см.: Чиндина Л.А. Об университетских
археологах // Историческому образованию в Сибири 90 лет: исторический факультет Томского государственного университета в
воспоминаниях и документах. Томск, 2008. С. 183.
239
См.: [Коллекция 6041: опись, реестр…].
240
См.: Там же. Л. 53.
241
См.: Там же. Л. 28–31.
ИСТОЧНИКИ ОБ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 39

дарственного университета) в период с мая 1983 г. по август 1996 г. Абсолют-


ное большинство музейных собраний более 13 лет хранилось в неприспосо-
бленных помещениях, неоднократно перемещалось из одного в другое.
1999–2013 гг. В 1999 г., ко времени начала моей ключевой камеральной рабо-
ты с колл. 6041, она находилась в МАЭС несформированной в одну коллекцию:
в существенно разрозненном и неупорядоченном состоянии, частично переме-
шанной с другими собраниями. Основной задачей стало восстановление целост-
ности коллекции и определение принадлежности её экспонатов к конкретным
памятникам и комплексам (курганы 1–60 или отдельные местонахождения). Эта
процедура оказалась весьма трудоёмкой и утомительной, что хорошо известно
многим исследователям «старых» музейных собраний по археологии. Поиск
вещей колл. 6041, проводившийся способом сплошного просмотра археологи-
ческого фонда МАЭС, был значительно затруднён частым отсутствием на урян-
хайских предметах этикеток, неполнотой их содержания и пр.
Тем не менее в августе 1999 г. колл. 6041 в основном была восстановлена и
разложена по комплексам. Включает предметы преимущественно из металла
(железо, бронза), а также из кости, рога, камня, керамики, бересты. На арте-
фактах оставлена вся имеющаяся ранее маркировка, новые этикетки привязы-
вались по необходимости.
Остаётся неясной перспектива выявления в МАЭС той части части артефак-
тов колл. 6041, которая не только была отмечена А.В. Адриановым в дневнике
раскопок, но и затем зарегистрирована её «первой» музейной описью:
– 3 китайские монеты (2 ед. из кургана 51, рис. 223, 1; 1 ед. из кургана 56,
рис. 209, 3);
– 8 предметов, в описании материала которых упомянуто золото (2 ед. из
кургана 35; 4 ед. из кургана 39, рис. 189, 16; 1 ед. из кургана 50, рис. 219, 22;
1 ед. из кургана 52, рис. 256, 26).
Все эти артефакты явно находились в музее после 1929 г. Не исключаю,
хранятся здесь и поныне – в нумизматическом отделе и среди «драгметаллов».

***
В результате раскопок 1915–1916 гг. А.В. Адриановым была сформирована
остеологическая коллекция: черепов242 и посткраниальных скелетов человека.
Её поступление в географический кабинет Томского университета в декабре
1919 г. аргументирует опись материалов относительно ящиков № 3, 4 и 14243
(прил. 8). Единичные черепа из раскопок 1915 г. А.В. Адрианов сфотографиро-
вал (фотодн. 2, съёмки 52–54). По две идентичные фотографии (съёмки 53244 и
54245; рис. 88, 89) поместил в отчётные документы о работах этого года246.
Сегодня известно о нахождении трёх черепов в кабинете антропологии
ТГУ:

242
Первый краниологический материал с тувинской территории получен раскопками С.А. Теплоухова, см.: Кириченко Д.А.
Антропологический очерк Тувы (эпоха бронзы – средние века) // Baki universitetinin x b rl ri. № 3. 2005. С. 194.
243
См.: [Адрианов А.В. Заявление от 10 декабря 1919 г. к С.И. Руденко…]. Л. 3.
244
На обороте этой фотографии А.В. Адрианов сделал надпись карандашом: «[Негатив № 5]3», см.: [Адрианов А.В. Предва-
рительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 67 об.
245
Аналогичная надпись (л. 66 об.): «Негатив № 54».
246
См.: Там же. Л. 66, 67; [Он же. Доклад от 6 января 1916 г. …]. Л. 7, 8.
40 І ГЛАВА 1

– из кургана 2 (Салдам) без нижней челюсти череп № 322, принадлежавший


женщине возмужалого возраста (приблизительно до 40 лет);
– из кургана 4 (Салдам) без нижней челюсти череп № 310 – женщина воз-
мужалого возраста;
– из кургана 46 (Уюк-Тарлык) череп № 306 без нижней челюсти, принадле-
жащий мужчине зрелого возраста (приблизительно до 55–60 лет)247.
Факт поступления этих черепов в кабинет географии в декабре 1919 г. вме-
сте с археологическими и этнографическими коллекциями А.В. Адрианова
1915–1916 гг. впервые обосновал В.А. Дрёмов248.

§ 3. Письменные источники

Оригинальными текстовыми документами об археологических исследова-


ниях А.В. Адрианова 1915–1916 гг. в Туве и связанных с ними событиях явля-
ются следующие основные выявленные и исследованные авторские мате-
риалы:
– 2 открытых листа 1915 г. на имя А.В. Адрианова249 (см. рис. 9);
– два его дневника фотосъёмок 1915–1916 гг.250 (рис. 284, 292; гл. 1, § 4;
прил. 3);
– полевой дневник раскопок 1915–1916 гг.251 (рис. 10, 293, 294; прил. 4);
– предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. в Русский комитет252 (рис. 12;
прил. 5);
– его письмо от 30 октября 1915 г. в Археологическую комиссию253 (прил. 6);
– записная книжка 1916 г. с материалами о надписях, кургане Аржан и пр.254
(рис. 298 и др.; прил. 7);
– его письмо от 16 апреля 1915 г. к П.С. Уваровой255;
– доклад от 6 января 1916 г. в Московское археологическое общество256;
– рабочие материалы (в 5 частях) с материалами о раскопках А.В. Адриа-
нова по курганам в пределах 1–60, оформленные как своеобразные папки или
карточки (включают титульные обложки, схемы раскопок с записями, ориги-
нальные фотографии, преимущественно планшетов257; рис. 83, 85, 86, 93, 108 и
др.; см. введение);

247
См.: Краниологические коллекции… С. 15, 46, 83.
248
См.: Дрёмов В.А. Исторический очерк… С. 6.
249
См.: Открытый лист [А.В. Адрианова от 1 июня 1915 г., № 176]; Открытый лист [№ 1078 от 18 июня 1915 г. …].
250
См.: [Адрианов А.В. Фотодневник 1]. Д. 79/8; [Он же. Фотодневник 2]. Д. 79/9.
251
См.: [Он же]. 1915–1916 гг. Дневник раскопок… Д. 78/1; [Он же]. 1916 г. Дневник раскопок… Д. 78/2.
252
См.: [Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …].
253
См.: [Он же. Письмо от 30 октября 1915 г. в Императорскую археологическую комиссию из Урянхайского края (р. Тап-
са)] / [Делопроизводственные документы Археологической комиссии, открытый лист № 1078 А.В. Адрианова на 1915 г., его
письма в комиссию]. 21 мая 1915 г. – [7] дек. 1915 г. // ИИМК: рукописный отдел. Ф. 1 (ИАК). Д. 120. Л. 6–7.
254
См.: [Он же. Записная книжка 1916 г. …].
255
Изучено по публикации, см.: Дэвлет М.А. А.В. Адрианов и изучение петроглифов… С. 60.
256
См.: [Адрианов А.В. Доклад от 6 января 1916 г. …].
257
См.: [Он же. Материалы археологических исследований в Урянхайском крае. Ч. 1]; [То же. Ч. 2]; [То же. Ч. 3]; [То же. Ч. 4];
[То же. Ч. 5].
ИСТОЧНИКИ ОБ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 41

– переписка А.В. Адрианова (26 писем) периода с 27 августа 1913 г. по


15 февраля 1916 г. с Русским комитетом (11 ед.), а также В.В. Радловым (4 ед.)
и Л.Я. Штернбергом (11 ед.) – 1913258, 1914259, 1915260 и 1916 гг.261 (прил. 1);
– делопроизводственные документы Русского комитета 1914–1915 гг. отно-
сительно А.В. Адрианова262 (прил. 1);
– переписка В.В. Радлова с официальными лицами по поводу А.В. Адриано-
ва, 3 письма – от 13 и 20 марта 1914 г., 22 февраля 1915 г.263 (прил. 1);
– отношение Енисейского жандармского управления от 30 марта 1914 г. об
А.В. Адрианове264 (прил. 1);
– 2 письма от 14 апреля 1915 г. Л.Я. Штернберга и Б.Э. Петри по поводу обо-
рудования для экспедиции А.В. Адрианова265 (прил. 1);
– письмо Н.Н. Козьмина от 9 июня 1915 г. губернатору Енисейской губернии
об А.В. Адрианове266 (прил. 1);
– письмо А.В. Адрианова от 21 июля 1915 г. Н.Н. Козьмину267 (прил. 1);

258
См.: [Адрианов А.В. Письмо от 27 августа 1913 г. из Томска В.В. Радлову] // СПФА РАН. Ф. 148. Оп. 1. Д. 83. Л. 115–116.
259
См.: [Он же. Письмо от 28 января 1914 г. из Минусинска в Русский комитет] // Там же. Д. 83. Л. 18–21; [Штернберг Л.Я.
Телеграмма от 13 февраля 1914 г. А.В. Адрианову в Минусинск] // Там же. Д. 82. Л. 20; [Адрианов А.В. Письмо от 21 февраля 1914 г.
из Минусинска в Русский комитет] // Там же. Д. 83. Л. 28–29; [Он же. Письмо от 10 апреля 1914 г. из Минусинска в Русский
комитет] // Там же. Д. 83. Л. 46; [Штернберг Л.Я. Телеграмма от 21 апреля 1914 г. А.В. Адрианову в Минусинск] // Там же.
Д. 82. Л. 77; [Адрианов А.В. Письмо от 1 мая 1914 г. в Русский комитет] // Там же. Д. 83. Л. 58–59; [Штернберг Л.Я. Письмо от
12 мая 1914 г. А.В. Адрианову в Минусинск] // Там же. Д. 82. Л. 103; [Адрианов А.В. Письмо от 26 мая 1914 г. из с. Ермаковского
Л.Я. Штернбергу] // Там же. Д. 83. Л. 77–78; [Он же. Письмо от 16 июня 1914 г. из с. Ермаковского в Русский комитет] // Там же.
Д. 83. Л. 83–84; [Он же. Письмо от 20 июля 1914 г. из с. Ермаковского в Русский комитет] // Там же. Д. 83. Л. 93–94; [Он же. Письмо от
22 сентября 1914 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу] // Там же. Д. 83. Л. 133–134; [Он же. Письмо от 20 октября 1914 г. из с. Ерма-
ковского Л.Я. Штернбергу] // Там же. Д. 83. Л. 142–143; [Он же. Письмо от 20 ноября 1914 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу] //
Там же. Д. 83. Л. 55–56; [Штернберг Л.Я. Письмо от 5 декабря 1914 г. А.В. Адрианову в с. Ермаковское] // Там же. Д. 82. Л. 157;
[Адрианов А.В. Письмо от 21 декабря 1914 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу] // Там же. Д. 86. Л. 1–2.
260
См.: [Радлов В.В. Телеграмма от 2 марта 1915 г. А.В. Адрианову в с. Ермаковское] // СПФА РАН. Ф. 148. Оп. 1. Д. 85. Л. 22;
[Адрианов А.В. Телеграмма примерно от 3 марта 1915 г. из с. Ермаковского В.В. Радлову] // Там же. Д. 86. Л. 23; [Письмо Рус-
ского комитета от 2 марта 1915 г. А.В. Адрианову в с. Ермаковское] // Там же. Д. 85. Л. 23; [Адрианов А.В. Письмо от 12 марта
1915 г. из с. Ермаковского В.В. Радлову] // Там же. Д. 86. Л. 59–60; [Он же. Письмо от 30 марта 1915 г. из с. Ермаковского в
Русский комитет] // Там же. Д. 86. Л. 61–62; [Он же. Письмо от 4 мая 1915 г. из с. Ермаковского в Русский комитет] // Там же.
Д. 86. Л. 57–58; [Штернберг Л.Я. Письмо от 7 мая 1915 г. А.В. Адрианову в с. Ермаковское] // Там же. Д. 85. Л. 61; [Адрианов А.В.
Письмо от 21 мая 1915 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу] // Там же. Д. 86. Л. 67–68; [Он же. Письмо от 30 мая 1915 г. из
с. Ермаковского в Русский комитет] // Там же. Д. 86. Л. 69–70.
261
См.: [Он же. Письмо от 15 февраля 1916 г. в Русский комитет для изучения Средней и Восточной Азии о предстоящих ис-
следованиях 1916 г. в Урянхайском крае] // СПФА РАН. Ф. 148. Оп. 1. Д. 92. Л. 13–14.
262
См.: [Делопроизводство Русского комитета с 24 февраля 1914 г. по 1 июня 1915 г. относительно А.В. Адрианова] // Там же.
Д. 82. Л. 143, 153; Д. 85. Л. 16, 51, 53, 60, 62; [Письмо Русского комитета от 5 декабря 1914 г. Н.И. Веселовскому] // Там же. Д.
82. Л. 156.
263
См.: [Радлов В.В. Письмо от 13 марта 1914 г. министру внутренних дел Н.А. Маклакову] // Там же. Д. 82. Л. 46; [Письмо ди-
ректора департамента полиции от 20 марта 1914 г. В.В. Радлову] // Там же. Д. 83. Л. 36; [Письмо директора департамента полиции
от 22 февраля 1915 г. В.В. Радлову] // Там же. Д. 86. Л. 18.
264
См.: [Из отношения Енисейского губернского жандармского управления от 30 марта 1914 г. губернатору Енисейского края] /
Агентурные сведения по наблюдению за лицами, получавшими нелегальную литературу (эсеровскую) // ГАКК. Ф. 827. Оп. 1.
Д. 362. Л. 2 об.
265
См.: [Штернберг Л.Я. Письмо от 14 апреля 1915 г. в Красноярский городской музей] // СПФА РАН. Ф. 148. Оп. 1. Д. 85. Л. 54;
[Петри Б.Э. Письмо от 14 апреля 1915 г. Т.И. Савенкову] // Там же. Д. 85. Л. 55.
266
См.: [Козьмин Н.Н. (председатель Красноярского подотдела Восточно-Сибирского отдела ИРГО). Письмо от 9 июня 1915 г.
губернатору Енисейской губернии]. Л. 174–175.
267
См.: [Адрианов А.В. Письмо от 21 июля 1915 г. из Урянхайского края Н.Н. Козьмину] // ГАКК. Ф. 217. Оп. 1. Д. 66. Л. 176.
42 І ГЛАВА 1

– 7 писем И.Г. Сафьянова 1915–1917 гг. (прил. 1)268 и его жены А.М. Сафья-
новой 1918 г. к А.В. Адрианову269;
– 29 писем самого А.В. Адрианова семье периода от 23 октября 1913 г. по
20–23 августа 1916 г., имеющих отношение к его ссылке и пребыванию в Туве
– 1913270, 1914271, 1915272 и 1916 гг.273, при этом для темы исследования особо
информативны 11 писем периода от 16 марта 1915 г. по 20–23 августа 1916 г. из
Урянхая (прил. 2);
– 85 писем 1913–1915 гг. к А.В. Адрианову от его детей: Марии (36 ед.),
Александра (17), Нины (11), Григория (8), Веры (8), Любови (5)274;
– заявление А.В. Адрианова от 10 декабря 1919 г. к С.И. Руденко о пере-
даче урянхайских материалов в Томский университет – его основной вариант
из СПФА РАН275 (прил. 8) и второстепенный (в трёх частях) из МАЭС ТГУ276
(см. гл. 6);
– дело по обвинению А.В. Адрианова от января – февраля 1920 г.277;

268
См.: МАЭС ТГУ: архивный отдел. Ед. хр. 868. Папки 8 и 12. Перечень писем И.Г. Сафьянова А.В. Адрианову см. в списке
источников монографии.
269
См.: [Сафьянова А.М. Письмо от 3–4 сентября 1918 г. А.В. Адрианову в Томск] // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Ед. хр. 868.
Папка 14. Л. 54–59. Крайне трудноразборчивый почерк и плохое состояние данного интересного документа не позволили подгото-
вить его для издания в этой книге.
270
См.: [Адрианов А.В. Письмо от 23 октября 1913 г. из Красноярска семье] // Там же. Папка 20. Л. 29–30; [Он же. Письмо от 11
ноября 1913 г. из Красноярска семье] // Там же. Папка 20. Л. 33–34; [Он же. Письмо от 25 ноября 1913 г. из Красноярска семье] //
Там же. Папка 20. Л. 24–27; [Он же. Письмо от 20 декабря 1913 г. из Красноярска семье] // Там же. Папка 20. Л. 35–36.
271
См.: [Он же. Письмо от 8 марта 1914 г. семье] // Там же. Папка 20. Л. 37; [Он же. Письмо от 13 марта 1914 г. из Минусинска
семье] // Там же. Папка 20. Л. 38–40; [Он же. Письмо от 21 апреля 1914 г. из Минусинска семье] // Там же. Папка 20. Л. 40–42;
[Он же. Письмо от 26–27 апреля 1914 г. из Минусинска семье] // Там же. Папка 20. Л. 43–44; [Он же. Письмо от 26 мая 1914 г.
из с. Ермаковского семье] // Там же. Папка 20. Л. 45–46; [Он же. Письмо 1914 г. семье?] // Там же. Папка 20. Л. 58–59 (первый
лист или листы письма отсутствуют); [Он же. Письмо от 15 июня 1914 г. из с. Ермаковского семье] // Там же. Папка 20. Л. 47–51;
[Он же. Письмо от 24 июня 1914 г. из с. Ермаковского семье] // Там же. Папка 20. Л. 61 (на купоне); [Он же. Письмо от 18 июля
1914 г. из с. Ермаковского семье] // Там же. Папка 20. Л. 54–57; [Он же. Письмо от 28 июля 1914 г. из с. Ермаковского семье] //
Там же. Папка 20. Л. 62 (на купоне); [Он же. Письмо от 2–3 ноября 1914 г. из с. Ермаковского семье] // Там же. Папка 20. Л. 63–71;
[Он же. Письмо от 1 декабря 1914 г. из с. Минусинска семье] // Там же. Папка 20. Л. 72 (на купоне); [Он же. Письмо от 18 декабря
1914 г. из с. Ермаковского семье (внуку Александру)] // Архив Н.А. Амельянчик (Томск). 1 л. (открытка).
272
См.: [Он же. Письмо от 9–10 февраля 1915 г. из с. Ермаковского семье] // Там же. Папка 20. Л. 73–78; [Он же. Письмо от
16 марта 1915 г. А.Е. Колмаковой-Адриановой] // Там же. Папка 2. Л. 103; [Он же. Письмо от 12 июня 1915 г. из Минусинска семье] //
Там же. Папка 20. Л. 79 (на купоне); [Он же. Письмо без даты (в пределах от 27 июня по 1 июля 1915 г.) из Урянхайского края
(экономия Сафьяновых на р. Тапса) семье] // Там же. Папка 20. Л. 101–102 (нет начальных листов письма); [Он же. Письмо от
20 августа 1915 г. из Урянхайского края (экономия Сафьяновых на р. Тапса) семье] // Там же. Папка 20. Л. 80–81; [Он же. Письмо
от 13–14, 17–18 ноября 1915 г. из Урянхайского края (экономия Сафьяновых на р. Тапса) семье] // Там же. Папка 20. Л. 82–88;
[Он же. Письмо от 25 ноября 1915 г. из Урянхайского края (экономия Сафьяновых на р. Тапса) семье] // Там же. Папка 20. Л. 89–90;
[Он же. Письмо от 5, 9–10 декабря 1915 г. из усадьбы Сафьяновых (р. Тапса) и с. Верхне-Усинское семье] // Там же. Папка 20.
Л. 91–92.
273
См.: [Он же. Письмо от 30 марта 1916 г. из Урянхайского края (с. Чакуль) семье] // Там же. Папка 20. Л. 93–96; [Он же.
Письмо от 21–22 июня 1916 г. из Урянхайского края (р. Тапса) семье] // Там же. Л. 97–100. Два письма 1916 г. были опубликованы,
см.: [Он же]. В сойотской земле.
274
См.: МАЭС: архивный отдел. Ед. хр. 868. Папка 18. Перечень писем детей см. в списке источников монографии.
275
См.: [Адрианов А.В. Заявление от 10 декабря 1919 г. к С.И. Руденко…].
276
См.: [Заявление А.В. Адрианова от 10 декабря 1919 г.] // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Д. без номера. 1 л. (Документ из
разброшюрованного д. 111 – бывшее д. 12а); [Адрианов А.В. Опись материалов 1915 и 1916 г. Краткая опись археологических и
этнографических коллекций из Урянхайского края. От 10 декабря 1919 г.] // Там же. Д. без номера. 1 л. (Документ из разброшюро-
ванного д. 112.) Исследован мною впервые в 1996 г. (см.: Реестр части документов из старых дел…. С. 4), с 2004 г. для дополни-
тельного изучения не предоставлялся.
277
См.: Дело по обвинению Адрианова…
ИСТОЧНИКИ ОБ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 43

– заявление М.А. Адриановой-Колмаковой, дочери А.В. Адрианова278;


– переписка Русского комитета и Томского университета по поводу возврата
урянхайских коллекций А.В. Адрианова, 2 письма – от 8 сентября и 7 октября
1923 г.279 (прил. 1);
– «первая», «вторая» описи и реестр колл. 6041 (гл. 1, § 2);
– оригинальная рукописная работа А.А. Адрианова280, основанная на архив-
ных материалах и публикациях отца.
Из числа достоверно существовавших когда-то априори важных по теме ис-
следования документов есть невыявленные авторские материалы А.В. Адри-
анова и прочие. В том числе из перечня тех, что явно были сданы им в декабре
1919 г. в Томский университет.
«2. Записи, рисунки, расспросные сведения, относящиеся до древностей в
Урянхайском крае. 1 книжка (в парусине).
3. Записная книжка (в клеёнке) с этнографич[ескими], археологич[ескими]
и всякого рода записями.
4. Начатый отчёт об археологических исследованиях – б[абы]. Две
тетради»281.
В архивных хранилищах не обнаружены и другие документы, включая сле-
дующие:
– записная книжка с обобщающими записями обо всех писаницах (см. гл. 4);
– письмо А.В. Адрианова от 16 ноября 1913 г. В.В. Радлову282;
– 4 письма Л.Я. Штернберга А.В. Адрианову – от 8 и 9 октября, 9 ноября
1914 г.283, 23 января 1916 г.284;
– письмо Московского археологического общества от 2 июня 1915 г. А.В. Адри-
анову285;
– письмо А.В. Адрианова от 1 января 1916 г. Русскому комитету286;
– часть писем А.В. Адрианова семье 1915–1916 гг. из Урянхая287;
278
См.: [Адрианова-Колмакова М.А. Заявление в отдел археологии и этнографии] // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Д. без номера. 1 л.
(Документ из разброшюрованного д. 111 – бывшее д. 12а.) Исследован мною в 1996 г. (см.: Реестр части документов из старых
дел…. С. 8), с 2004 г. для изучения не предоставлялся.
279
См.: [Штернберг Л.Я. Письмо от 8 сентября 1923 г. из Русского комитета для изучения Средней и Восточной Азии в
правление Томского университета с просьбой о содействии в вывозе археологических коллекций А.В. Адрианова] // МАЭС ТГУ:
архивный отдел. Д. без номера. 1 л. (Документ из разброшюрованного д. 111 – бывшее д. 12а.); [Письмо от 7 октября 1923 г. из
Томского университета в Русский комитет для изучения Средней и Восточной Азии по поводу возврата последнему археологиче-
ских коллекций А.В. Адрианова] // Там же. Д. без номера. 1 л. (Документ из разброшюрованного д. 111 – бывшее д. 12а.) Письма
исследованы мною в 1996 г. (см.: Реестр части документов из старых дел… С. 8), с 2004 г. для изучения не предоставлялись.
280
См.: Адрианов А.А. Деятельность [А.В. Адрианова] в области археологии.
281
[Адрианов А.В. Заявление от 10 декабря 1919 г. к С.И. Руденко…] Л. 4. Перечисленные цитатой автографы, возможно, хра-
нятся в МАЭС ТГУ. Не исключаю их соответствие тем «9 тетрадям дневников», что зарегистрированы в архиве как ед. хр. 82, см.:
Инвентарная книга № 1 архива Музея истории материальной культуры (МАЭС) при Томском государственном университете:
1–783. № 82. В доступе к работе с этими 9 дневниками мне было отказано.
282
О нём см.: [Адрианов А.В. Письмо от 28 января 1914 г. из Минусинска в Русский комитет]. Л. 18.
283
О них см.: [Он же. Письмо от 20 ноября 1914 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу]. Л. 155–155 об.; [Делопроизводство
Русского комитета с 24 февраля 1914 г. …] Д. 82. Л. 143.
284
О нём см.: [Адрианов А.В. Письмо от 15 февраля 1916 г. в Русский комитет…]. Л. 13; Он же. Письмо от 15 февраля 1916 г. в
Русский комитет для изучения Средней и Восточной Азии о предстоящих исследованиях 1916 г. в Туве / подгот. к публ. О.Б. Бели-
ковой. С. 34.
285
О нём см.: [Он же. Доклад от 6 января 1916 г. …]. Л. 1.
286
О нём см.: [Он же. Письмо от 15 февраля 1916 г. в Русский комитет]. Л. 14 об.
287
О них см.: [Он же. Письмо от 20 августа 1915 г. из экономии Сафьяновых на р. Тапса семье]. Л. 80; [Он же. Письмо
от 30 марта 1916 г. из Урянхайского края (Чакуль) семье]. Л. 94.
44 І ГЛАВА 1

– письма А.В. Адрианова к И.Г. и А.М. Сафьяновым, включая явно 1915 г.288;
– не выявлена часть писем детей А.В. Адрианова к нему от 1915 г.289, любые
их письма от 1916 г.290 и ни одного письма за 1913–1916 гг. из его переписки с
женой, исключая короткую приписку на бланке денежного перевода от 16 марта
1915 г.291
Ещё в 1965 г. Л.Р. Кызласов отметил, что, возможно, А.В. Адрианов вёл
особые записи о городище Дён-Терек («китайское поселение»), «но их в архи-
вах Москвы, Ленинграда и Томска не оказалось»292. Эти записи до сих пор не
обнаружены, их отсутствие компенсировано выявлением иного документа293
(см.: прил. 5; гл. 5, § 9).
Завершая совокупное представление письменных источников, заострю вни-
мание на том, что отчёт А.В. Адрианова обо всех урянхайских работах за сезон
1916 г. (аналогичный отчёту за 1915 г.294) мною не выявлен. Но отчёт о части
его работ 1916 г. – зимних разъездах – точно существовал, о чём известно из
письма семье от 21–22 июня 1916 г.: «…я готовил и писал Русскому комитету
отчёт о своей зимней поездке. Три дня просидел за отчётом, написал 19 стра-
ниц […], да 6 стран[иц] приложений с рисунками. Вчера кончил этот отчёт
и жду оказии, чтоб отослать его с почтой через Белоцарск»295. Судьба этого
автографа неизвестна.
Безусловно, археолог намеревался составить итоговый, обобщающий отчёт
об урянхайских работах 1915–1916 гг., что подтверждено документально296, в
том числе существованием упоминавшейся ранее рукописи: «Начатый отчёт
об археологических исследованиях – б[абы]. Две тетради»297. Своё намерение
он не осуществил, о чём косвенно говорит и фраза из рукописи его старшего
сына: «Отчёта о раскопках А.В. [Адрианову] не удалось сделать»298.
Основные по теме исследования документы опубликованы в прил. 1–8, клю-
чевые из них представлены сразу ниже.

***
Полевой дневник раскопок 1915–1916 гг. (автограф А.В. Адрианова).
Наиболее информативный документ о раскопках могильников в 1915–1916 гг.
и некоторых других объектов. Хранится в МАЭС ТГУ299. Подготовленное

288
О них см.: [Сафьянов И.Г. Письмо от 3 июня 1915 г. А.В. Адрианову из Минусинска в с. Ермаковское]. Л. 186; [Адрианов А.В.
Письмо от 20 августа 1915 г. из экономии Сафьяновых на р. Тапса семье]. Л. 80; и др.
289
Включая письма дочерей от 1915 г. – Марии от 24 мая, 2 и 10 июня, 4, 11 и 20 октября, 8 ноября, о них см.: [Адрианов А.В.
Письмо без даты (в пределах от 27 июня по 1 июля 1915 г.) из Урянхайского края (р. Тапса) семье]. Л. 101 об.; [Он же. Письмо от
13–14, 17–18 ноября 1915 г. из экономии Сафьяновых на р. Тапса семье]. Л. 82, 83, 85; [Он же. Письмо от 5, 9–10 декабря 1915 г.
из усадьбы Сафьяновых (р. Тапса) и с. Верхне-Усинское семье]. Л. 92 об.
290
Включая письма дочери Марии от 21 января, 1, 8 и 20 февраля 1916 г., о них см.: [Адрианов А.В. Письмо от 30 марта 1916 г.
из Урянхайского края (с. Чакуль) семье]. Л. 94.
291
См.: [Он же. Письмо от 16 марта 1915 г. А.Е. Колмаковой-Адриановой].
292
См.: Кызласов Л.Р. Городище Дён-Терек. С. 64.
293
См.: [Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 55 об. – 58.
294
См.: То же.
295
[Он же. Письмо от 21–22 июня 1916 г. из Урянхайского края (р. Тапса) семье]. Л. 97, 97 об.
296
См.: [Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 52.
297
См.: [Он же. Заявление от 10 декабря 1919 г. к С.И. Руденко…] Л. 4.
298
См.: Адрианов А.А. Деятельность [А.В. Адрианова] в области археологии. Л. 26.
299
См.: [Адрианов А.В.] 1915–1916 гг. Дневник раскопок… Д. 78/1; [Он же.] 1916 г. Дневник раскопок… Д. 78/2.
І

Рис. 10. Образец записей в полевом дневнике А.В. Адрианова 1915–1916 гг. (тетр. 1). МАЭС ТГУ: архивный отдел. Д. 78/1. Л. 27 об., 28
45
46 І ГЛАВА 1

мною 1-е издание дневника осуществлено в 2008 г.300, а 2-е, дополненное и ис-
правленное, – в настоящей монографии (прил. 4). О существовании этого ис-
точника ранее было хорошо известно специалистам, изучающим биографию
А.В. Адрианова, археологию Центральной Азии и пр. Его упоминали в своих
работах В.И. Матющенко301, Л.Р. Кызласов302, М.А. Дэвлет303, И.Л. Кызласов304
и др.
Автограф дневника составляют две хронологически последовательные те-
тради (рис. 10, 294–295) общим объёмом 98 листов, в целом отражающие со-
бытия с 28 августа 1915 г. по 5 сентября 1916 г. Каждая представляет формуляр
полевого дневника для производства раскопок, напечатанный типографским
способом. Они появились вследствие унификации делопроизводства ИАК по-
сле высочайшего повеления от 11 марта 1889 г. о её деятельности305. Другие
особенности документа указаны в предисловии к его публикации (прил. 4).
В тетради 1 (д. 78/1; рис. 294) дневника содержатся результаты раскопок, пла-
ниграфические описания могильников Салдам (курганы 1, 2, 9–17), Курже (3–8),
Чинге (18–20), Бай-Булун (21, 22), Пий-Хем (23–33), памятника Чингисханова
Дорога и отдельные сведения о зафиксированных на могильниках трёх камнях с
надписями: IX (у кургана 21), X (у кургана 22), XI (у кургана 18) (см. гл. 4).
Тетрадь 2 (д. 78/2; рис. 295) представляет результаты раскопок и данные о
планиграфии могильников Бегре (курганы 34–40), Уюк-Тарлык (41–53, 55–60),
Коктон (54). Присутствует информация о других объектах: камни с надписью
XI (у кургана 34) и надписью XIV (у кургана 54), «каменный столб» со знаками
(могильник Бегре, вторая группа курганов), древняя оросительная система (на
левой стороне р. Бегре), «загадочное сооружение» из каменных плит (левая
сторона р. Уюк), «сооружение… в виде двух прямоугольников» (р. Уюк), а также
сведения о музее, вероятно, минусинском.
В процессе работы выявлено 3 копии рассмотренного дневника раскопок
А.В. Адрианова (см. о них сразу ниже), которые использованы мною как вспо-
могательные источники. Но сам факт их появления весьма значим для восста-
новления истории обращения к материалам 1915–1916 гг., их введения в на-
учный оборот.
Рукописная копия полевого дневника раскопок А.В. Адрианова с поме-
тами С.А. Теплоухова306. О ней уже упоминалось во введении книги. Хранится
в ИИМК. Копия (см. рис. 11) снята неустановленным лицом, с оригинала, вме-
сте с присутствующими в нём схемами раскопок307, а дополнена вычерченными
на основе его содержания пятью планами четырёх могильников: Салдам (2 ед.),
Курже, Бегре и Уюк-Тарлык (рис. 81, 82, 105, 177, 195). Максимально широкий
диапазон времени копирования – 1920–1933 гг. Почерковедческими разыска-
ниями установлено, что пометы в копии дневника сделал С.А. Теплоухов.

300
См.: Адрианов А.В. Дневник археологических исследований 1915–1916 гг. в Урянхайском крае (Тува) / подгот. к публ.
О.Б. Беликовой; отв. ред. В.И. Молодин. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2008. 146 с.
301
См.: Матющенко В.И., Яковлева Л.С., Гусев С.П., Скрипкина Л.М. Музей истории материальной культуры… Л. 2–3.
302
См.: Кызласов Л.Р. Новая датировка памятников енисейской письменности. С. 98; и др.
303
См.: Дэвлет М.А. А.В. Адрианов как этнограф. С. 48; и др.
304
См.: Кызласов И.Л. Аскизская культура Южной Сибири X–XIV вв. С. 6, 85.
305
См.: Императорская Археологическая Комиссия (1859–1917). Т. 1. С. 118–123, 126 и др.
306
См.: [Рукописная копия полевого дневника раскопок А.В. Адрианова…].
307
См.: [Адрианов А.В.] 1915–1916 гг. Дневник раскопок… Д. 78/1; [Он же.] 1916 г. Дневник раскопок… Д. 78/2.
І 47

Рис. 11. Первый


лист копии полевого
дневника раскопок
А.В. Адрианова
в 1915–1916 гг. в
Урянхайском крае.
1920-е гг. (?). ИИМК.
Ф. 1. Д. 242. Л. 1
48 І ГЛАВА 1

Рукописная копия полевого дневника раскопок А.В. Адрианова, снятая


в 1957 г. А.А. Адриановым308. Хранится в МАЭС ТГУ. О представленной сразу
выше самой первой копии документа Александр Александрович, сын археоло-
га, скорее всего, не знал. Да и она, хранившаяся в Ленинграде, вряд ли ему, про-
живавшему тогда в Томске и недавно освободившемуся из заключения, была
доступна. Копирование А.А. Адриановым оригинала дневника 1915–1916 гг.
могло быть связано и с намерением его опубликовать, и с желанием расшифро-
вать трудночитаемый почерк отца.
Об автографе и его копировании А.А. Адрианов оставил следующие записи
после июля 1957 г. и не позже мая 1961 г. (дата его кончины): «Дневник раскопок
сохранился и находится в материалах Музея истории материальной культуры
(ныне МАЭС. – О.Б.) Томского университета. Дневник был написан карандашом,
очень мелким почерком. От перелистывания, притом очень частого, молодыми
археологами и студентами университета карандашная запись очень пострада-
ла и очень трудна для прочтения, но старший сын А[лександра] В[асильевича
Адрианова] в течение двухмесячной усидчивой работы расшифровал и переписал
со всеми чертежами и рисунками весь дневник. Эта копия у него и хранится»309.
Она была выполнена очень аккуратно, чернилами, с карандашными схемами рас-
копок. Копирование первой тетради А.А. Адрианов завершил 21 июня 1957 г., а
второй, и, следовательно, всего дневника – спустя месяц, оставив запись: «Пере-
писку дневника А[лександра] В[асильевича] закончил 19 июля 1957 г., г. Барнаул.
[Подпись А.А. Адрианова]»310. (Эта работа была проделана в Барнауле, вероятно,
во время отпуска – в ту пору он трудился в Томском областном краеведческом
музее311.)
На основе выявленных эпистолярных документов полагаю, что планы отно-
сительно отцовского автографа 75-летний А.А. Адрианов связывал с В.И. Ма-
тющенко, которому во второй половине 1957 г. отдал свой копийный дневник
для машинописного набора. Вероятно, из-за затягивания работы между ними к
концу января 1958 г. наступило непонимание, результатом чего стало следующее
письмо А.А. Адрианова: «Владимир Иванович! Прошу немедленно передать До-
нату Порфирьевичу Славнину мою рукопись – копию дневника раскопок курганов
в Урянхае моего отца А.В. Адрианова. Моё согласие и разрешение, данное Вам
для перепечатания на пишущей машинке, я беру обратно и дальнейшее перепе-
чатывание запрещаю. Продолжение перепечатывания после моего запрещения
буду считать недобросовестным использованием моей доверчивости, в резуль-
тате которой рукопись практически находится в ваших руках. До возврата ру-
кописи мне не может быть и речи о каких-либо переговорах. Ответственность
за создавшееся положение целиком ложится на Вас, так как рукопись должна
быть возвращена мне ещё 17 января и не позднее 18 января с[его] г[ода]. 23 ян-
варя 1958 г., Адрианов»312.

308
См.: [Копия полевого дневника А.В. Адрианова о раскопках курганов в 1915–1916 гг. в Туве, выполненная А.А. Адриано-
вым].
Адрианов А.А. Деятельность [А.В. Адрианова] в области археологии. Л. 25–26.
309

См.: [Копия полевого дневника А.В. Адрианова о раскопках курганов в 1915–1916 гг. в Туве, выполненная А.А. Адриано-
310

вым]. Л. 64 об.
311
См.: Адрианов Александр Александрович. [Личное дело]. Л. 2–3, 5–7, 10.
312
[Адрианов А.А. Письмо от 23 января 1958 г. В.И. Матющенко] // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Ед. хр. 868. Папка 24. Л. 8.
ИСТОЧНИКИ ОБ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 49

Сразу же, 25 января 1958 г., В.И. Матющенко передал сначала 2-ю часть копий-
ной рукописи Д.П. Славнину, а 1-ю, которая находилась у непоявлявшейся долго
студентки-машинистки313, – через два дня. После этого написал А.А. Адрианову:
«Дорогой Александр Александрович! Приношу Вам мои глубочайшие извинения,
что получилось так неудачно с этой рукописью. Я только вчера получил её от
студентки. С уважением, В.И. Матющенко. 28 янв[аря] 1958 г.»314. Конфликт,
полагаю, разрешился, так как работу над машинописным копированием дневника
В.И. Матющенко продолжил.
Машинописная копия полевого дневника раскопок А.В. Адрианова315.
Два её экземпляра хранятся в МАЭС ТГУ. Сделана в период с июля 1957 г. по ян-
варь 1958 г. на основе только что рассмотренной копийной рукописи А.А. Адри-
анова. Машинописный набор текста осуществляла Л.Г. Игольникова. В даль-
нейшем В.И. Матющенко и она, как сотрудники Музея истории материальной
культуры (МАЭС), готовили дневник к публикации. Оригинальный текст при
этом подвергся значительным изменениям как по содержанию, так и по объёму –
он значительно сокращён. Об этом писал сам В.И. Матющенко: «…мы изменяли
текст, стараясь убрать несущественные детали»316.
Эта копия дневника изначально представляла два идентичных экземпляра – от
одного машинописного набора (на листах формата А4). Затем в 1-й экз. В.И. Ма-
тющенко внёс рукописные дополнения: предисловие к публикации и многочис-
ленные редакторские правки в оригинальный текст. Рукописная дата («25 октября
1960 г.») в оттиске архивного штампа на этом экземпляре позволяет говорить, что
к тому времени В.И. Матющенко и Л.Г. Игольникова окончательно прервали про-
водившуюся ими работу по подготовке дневника А.В. Адрианова 1915–1916 гг.
к публикации. Она предполагалась без иллюстраций вещей из раскопанных кур-
ганов. В.И. Матющенко объяснял это тем, что «полное описание коллекции с ри-
сунками основных находок дано в “Описании фондов Музея истории материаль-
ной культуры”»317, который, однако, также не был издан.

***
Предварительный отчёт в Русский комитет от 27 октября 1915 г. (авто-
граф А.В. Адрианова)318 (прил. 5). Хранится в СПФА РАН. Является подлин-
ным авторским отчётом от 27 октября 1915 г. о проведённых археологических
исследованиях этого года. Включает 11 листов текста, 28 фотографий, титуль-
ную часть конверта (рис. 12) и счёт.
В предварительном отчёте, сравнивая его со всем корпусом выявленных
автографов А.В. Адрианова о работах 1915–1916 гг., представлены наиболее
обобщённые сведения – о проведении экспедиции и археологических разыска-
ниях 1915 г. Высокую источниковедческую ценность анализируемого автографа
определяет также содержание 28 фотографий археологического материала. (Фо-
313
См.: [Матющенко В.И. Письмо от 25 января 1958 г. Д.П. Славнину] // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Ед. хр. 868. Папка 24. Л. 10.
314
[Он же. Письмо от 28 января 1958 г. А.А. Адрианову] // Там же. Папка 24. Л. 9.
315
См.: Дневник археологических раскопок А.В. Адрианова в Урянхайском крае в 1915–1916 гг. / подгот. к печати В.И. Матющен-
ко, Л.Г. Игольниковой // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Д. 194 (1-й экз.). 130 л.; То же. Д. 182 (2-й экз.). 115 л.
316
Дневник археологических раскопок А.В. Адрианова в Урянхайском крае в 1915–1916 гг. / подгот. к печати В.И. Матющенко,
Л.Г. Игольниковой // Д. 194 (1-й экз.). Л. 3.
317
См.: Там же. Л. 4.
318
См.: [Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …].
50 І ГЛАВА 1

товиды планшетов с прикреплёнными к ним артефактами 1915 г. отсутствуют –


они ко времени окончания работы над отчётом археологом ещё не были изготов-
лены.) Подготовленная мною первая полная публикация документа включена в
монографию: текст (прил. 5) и фотографии (см. в гл. 4 и 5).
Письмо от 30 октября 1915 г. в Императорскую Археологическую ко-
миссию (автограф А.В. Адрианова)319. Хранится в ИИМК. Археологические
работы 1915 г. в Урянхае исследователь проводил по заданию государствен-
ного учреждения – ИАК: на основе выданного ею открытого листа № 1078 от
18 июня 1915 г. на право производства раскопок320 (рис. 9). Из письма
Г.Н. Потанину известно, что до начала декабря 1915 г. он послал в ИАК «до-
клад» о проведённых им исследованиях321. Соответствующий автограф с на-
званием «доклад» или «отчёт» в фонде 1 (ИАК) рукописного отдела ИИМК не
выявлен. Скорее всего, отчётным документом А.В. Адрианова по листу № 1078
можно считать его письмо в ИАК от 30 октября 1915 г.322 (прил. 6). Оно является
реферативным изложением его отчёта от 27 октября 1915 г.323
Доклад в Императорское Московское археологическое общество от 6 ян-
варя 1916 г. (автограф А.В. Адрианова). В Центральном историческом архиве
Москвы изучен подлинный документ, определённый как ещё один вариант (вто-
ростепенный) отчёта за 1915 г.: доклад от 6 января 1916 г. «в Московское ар-
хеологическое общество (с приложением девяти
фотографий)» (6 листов текста и в реальности –
8 фотоснимков)324. Председателем этого общества
тогда являлась П.С. Уварова. А.В. Адрианов был
его членом с 1887 г. Причина направления отчёта
проясняется при прочтении его первых строк: «Со-
гласно предложения общества от 2 июня с[его]
г[ода]325 в письме ко мне326 представить доклад о
произведённых мною в Урянхайском крае археоло-
гических исследованиях летом и осенью текущего
года, с особым удовольствием исполняю это же-
лание общества»327.
Сохранность документа неудовлетворитель-
ная: нижний край всех листов повреждён на вы-
Рис. 12. Титул конверта для предварительного соту от 2 до 5 строк, фотографии – с нарушением
отчёта А.В. Адрианова от 27 октября 1915 г. в Русский поверхностного слоя, поэтому для некоторых не-
комитет о работах 1915 г. в Урянхайском крае. Автограф
А.В. Адрианова. СПФА РАН. Ф. 148. Оп. 1. Д. 80. Л. 63
возможно определить даже объект съёмки. Прин-
ципиально новые сведения в тексте доклада, при
См.: [Адрианов А.В. Письмо от 30 октября 1915 г. в Императорскую Археологическую комиссию…].
319

См.: Открытый лист [№ 1078 от 18 июня 1915 г. …]. Также см.: Императорская Археологическая Комиссия… Т. 1. С. 615,
320

631; Т. 2. С. 132.
321
См.: Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 229 (письмо от 4 декабря 1915 г.).
322
См.: [Он же. Письмо от 30 октября 1915 г. в Императорскую Археологическую комиссию…].
323
Впервые, с 1985 г., информацию о документе и содержащихся в нём сведениях об исследованных петроглифах опубли-
ковала М.А. Дэвлет, см.: Дэвлет М.А. К истории исследования петроглифов Енисея. С. 99; Она же. А.В. Адрианов и изучение
петроглифов… С. 62; и др.
324
[Адрианов А.В. Доклад от 6 января 1916 г. …].
325
Имеется в виду 1915 г.
326
Письмо Московского археологического общества от 2 июня 1915 г. А.В. Адрианову не выявлено.
327
Там же.
ИСТОЧНИКИ ОБ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 51

сравнении с отчётом от 27 октября 1915 г., видимо, отсутствуют. Он является


сокращённой, авторской версией указанного отчёта.
Дело П-10343 по обвинению А.В. Адрианова от января – февраля 1920 г.
Этот комплекс подлинных документов, хранящийся в УФСБ России по Том-
ской области328, исследован с целью поиска данных о судьбе материалов из
Урянхая и последнем периоде жизни А.В. Адрианова. Включает источники от
января – февраля 1920 г., связанные с его арестом 22 декабря 1919 г.: проше-
ния об освобождении, бумаги о конфискации вещей, следственные докумен-
ты, протокол предварительного допроса, заключение следователя, выписки
из протокола и акта приведения приговора в исполнение, а также заключение
заместителя прокурора Томской области от 11 декабря 1991 г. о прекращении
уголовного дела за отсутствием состава преступления329.

§ 4. Фоматериалы

А.В. Адрианов во время обучения в Петербурге (с 1874 г. – в Медико-


хирургической академии, на следующий год – перевод на физико-математический
факультет Петербургского университета) обучался фотографированию. Этот
факт его биографии, значительно повлиявший на будущую профессиональную
деятельность, неоднократно отмечала М.А. Дэвлет, в том числе такими слова-
ми: «При Главном штабе он освоил искусство фотографии, которым овладел в
совершенстве»330. Ещё в монгольской экспедиции 1881 г., возглавляемой Г.Н. По-
таниным, А.В. Адрианов пользовался фотоаппаратом, специально для неё при-
обретённым331.
Будучи отменным фотографом, он в Урянхае в 1915–1916 гг., как и в дру-
гих своих многочисленных поездках, фотосъёмке (на стеклянные пластины)
уделял значительное внимание. Хорошо понимая ценность фотографии в ис-
следованиях, археолог ещё до отъезда, в с. Ермаковском, тщательно продумы-
вал набор необходимого ему оборудования, химических веществ и в письмах
Русскому комитету, В.В. Радлову и Л.Я. Штернбергу постоянно просил ему их
выслать (см. прил. 1), в том числе всё необходимое для искусственного освеще-
ния («Прибор для вспышки магния при съёмках с искусств[енным] освещениям
и патроны или материал для вспышек»)332.
Надо полагать, археолог не только постоянно интересовался нововведения-
ми в фотоделе, но и активно применял их в своей работе. Показательна его
такая фраза: «Я не даю определённых указаний относительно прибора и при-
надлежностей для съёмок при искусств[енном] свете потому, что в петро-
328
См.: Дело по обвинению Адрианова… Часть документов дела опубликована впервые В.М. Крюковым, см.: Крюков В.М.
Александр Адрианов: «Свою работу в “Сибирской жизни” я считаю ...; Он же. Александр Адрианов: Последние годы. С. 62–68;
и др.
329
В начале 1993 г. в д. П-10343, по данным В.М. Крюкова, его изучавшего, находился личный дневник А.В. Адрианова от
18–22 декабря 1919 г. и «обвинительный материал», собранный из вырезок газеты «Сибирская жизнь (в основном 1918 г.), см.:
Крюков В.М. Александр Адрианов: «Свою работу в “Сибирской жизни” я считаю…». С. 5. При моей работе в 2012–2013 гг. днев-
ника в деле не было, как и отметок архивариуса о его передаче или уничтожении.
330
Дэвлет М.А. А.В. Адрианов и изучение петроглифов Тувы. С. 42; Она же. Петроглифы Енисея. С. 107; Она же. Александр
Васильевич Адрианов… С. 4; и др.
331
См.: Она же. Первые экспедиции (к 75-летию со дня смерти А.В. Адрианова) // Третьи исторические чтения памяти Ми-
хаила Петровича Грязнова: Докл. Всерос. науч. конф., 20–22 марта 1995 г. Ч. 1. Омск, 1995. С. 30.
332
[Адрианов А.В. Письмо от 30 мая 1915 г. из с. Ермаковского в Русский комитет]. Л. 69–70.
52 І ГЛАВА 1

градских магазинах фотографич[еских] принадлежностей это знают луч-


ше меня. Петроград, вообще лишённый света, научил фотографов хорошим
приёмам пользования искусств[енным] светом, которым такой, наприм[ер],
фотограф, как Булла333 или Прокудка-Горский334, постоянно пользуются»335.
Фотосъёмку в экспедиции 1915–1916 гг. археолог вёл минимум двумя фото-
аппаратами (сведения об их марках не встречены). О важности предстоящей
фотофиксации он писал В.В. Радлову: «Фотография во всех случаях будет не-
обходимым пособием, и потому я беру с собой два фотоаппарата и делаю не-
обходимый запас как для съёмки, так и для печатания, чтобы иметь возмож-
ность посылать комитету иллюстрации работ во время самого их хода»336.
Подавляющую часть негативов, судя по записям в фотодневниках, он проявил в
Туве337, где и напечатал большинство фотографий, исключая самые последние
(отпечатаны в феврале – марте 1917 г. в Томске его сыном Григорием: фотодн. 1,
съёмки 135–141; фотодн. 2, съёмки 109–112).
Данным разделом обобщённо представляются все выявленные авторские
фотоматериалы А.В. Адрианова 1915–1916 гг.: два дневника фотосъёмок
(прил. 3), негативы, фотографии. Первые относятся к письменным источни-
кам, фотографии присутствуют составной частью в каких-либо документах
или выявлены по отдельности. Совокупно фотоматериалы учёного вводят в
научный оборот колоссальный массив информации о проведённых им в Туве
работах по археологии и этнографии, его биографии и хронике жизни, кон-
кретных местных жителях и пр.
Дневники фотосъёмок 1 и 2, 1915–1916 гг. (автографы А.В. Адрианова).
Хранятся в МАЭС ТГУ. Ввелись в двух шаблонных тетрадях338, напечатанных
типографским способом.
Фотодневник 1 заполнялся в период с 19 июня 1915 г. (в пути в Урянхай)
по 12 октября 1916 г. (в дороге уже из Урянхая, скорее всего, в г. Минусинске).
В нём дано описание съёмок 1–141.
Фотодневник 2 заведён тремя неделями позднее первой тетради и вёлся в
период с 12 июля 1915 г. (Урянхай, р. Тапса) по 17 октября 1916 г. (Минусинск).
В нём присутствует описание съёмок 1–113 (на деле, а не по номерам 118 съё-
мок; см. предисловие прил. 3).
В настоящей монографии осуществлена подготовленная мною первая пол-
ная публикация этих важнейших документов, снабжённая ссылками на выяв-
ленные адриановские фотографии (прил. 3).
Негативы по материалам экспедиции 1915–1916 гг. (авторство А.В. Адри-
анова). М.А. Дэвлет ранее уже отмечала, что негативы на стеклянных пла-
стинах урянхайской фотосъёмки А.В. Адрианова «то ли утрачены, то ли ещё не
обнаружены»339. Выявление полного или частичного комплекта стеклофотопла-

333
Имелся в виду, скорее всего, петербургский фотограф конца XIX – начала XX в. Карл Карлович Булла (1853 или 1855 – 1929).
334
Имелся в виду известный фотограф С.М. Прокудин-Горский, о нём см.: Длужневская Г.В. Археологические исследования в
Центральной Азии и Сибири… С. 21; и др.
335
[Адрианов А.В. Письмо от 30 мая 1915 г. из с. Ермаковского в Русский комитет]. Л. 70 об.
336
[Он же. Письмо от 12 марта 1915 г. из с. Ермаковского В.В. Радлову]. Л. 60 об.
337
Этот вывод подкрепляется и характером заказанного археологом оборудования, см.: [Он же. Письмо от 12 марта 1915 г. из
с. Ермаковского В.В. Радлову]. Л. 60 об.; [Он же. Письмо от 30 марта 1915 г. из с. Ермаковского в Русский комитет]. Л. 62 об.
338
См.: [Он же. Фотодневник 1]. Д. 79/8; [Он же. Фотодневник 2]. Д. 79/9.
339
Дэвлет М.А. Петроглифы Енисея. С. 222.
ИСТОЧНИКИ ОБ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 53

стин, тематически связанных с его пребыванием 1915–1916 гг. в Туве, могло бы


снять множество вопросов источниковедческого свойства. Но это вряд ли слу-
чится.
Дело в том, что в декабре 1919 г. в Томский университет сам А.В. Адрианов
их, скорее всего, не передавал340 (см. прил. 8); в фотоотделе МАЭС ТГУ они
не зарегистрированы. Мои попытки найти какие-либо из этих пластин также в
Институте истории материальной культуры, Государственном архиве Томской
области, УФСБ по Томской области оказались безуспешными. К разыскивае-
мым негативам могут относиться следующие сведения из дела 1920 г. по обви-
нению А.В. Адрианова.
– 4 марта у него конфисковали: «Фотог[рафических] прина[длежностей],
6 ящ[иков]»341.
– 5 марта в составе конфискованного было принято: «Стёкол для фотогра-
фического аппарата 11 коробок полных и 3 коробки [неполных] и фотографи-
ческие принадлежности»342.
Лишь на основе регистрационной книги отдела негативов Томского област-
ного краеведческого музея удалось (уверенно или предположительно) собрать
и идентифицировать сведения (!) примерно о 10 урянхайских стеклопласти-
нах А.В. Адрианова 1915–1916 гг. Поступившие сюда явно во второй половине
1950-х гг. от А.А. Адрианова (сын), они были зарегистрированы в январе и
феврале 1957 г.343 К сожалению, на июнь 2013 г. в фотоотделе ТОКМ в реально-
сти удалось выявить только 2 стеклопластины: одна – плохого качества, вторая
представлена в монографии (рис. 38).
В ИИМК (фотоотдел) хранится 19 негативов на плёнке (шифр II59399–
II59417), отображающих тувинские материалы А.В. Адрианова 1915–1916 гг.
Они могли быть сделаны как с фотографий, так и и со стеклопластин, но явно
не А.В. Адриановым. Все негативы на плёнке фотоотдела ИИМК соответству-
ют хранящимся там же 19 фотографиям344.
Фотографии 1915–1916 гг. и позже (авторские материалы А.В. Адрианова).
Результаты исследования фотоматериалов отражают статистические данные.
А. В 1915–1916 гг. в Урянхае и позже по материалам этих работ А.В. Адриа-
нов провёл не менее 282 отдельных фотосъёмок, из них:
– 259 съёмок указаны в фотодн. 1 и 2 (прил. 3);
– 23 съёмки дополнительно восстанавливаются по наличию тех фотогра-
фий, сюжеты которых не соответствуют описаниям фотодн. 1 и 2 (это виды
планшетов с материалами 1916 г.).
Б. От 282 съёмок, судя по отметкам в фотодневниках о проявлении стекло-
пластин и по наличию самих фотографий, А.В. Адрианов получил 280 нега-
тивов на стекле345 (пока выявлено 2 ед.). Их качество, как указано в фото-

340
См.: Беликова О.Б., Вдовин А.С. «Завещание» А.В. Адрианова от 10 декабря 1919 г. …
341
[Протокол Томскгубчека № 1152 от 4 марта 1920 г. о конфискации вещей А.В. Адрианова] / Дело по обвинению Адрианова
Александра Васильевича. Началось 1[3] янв. 1920 г. Окончилось 29 февр. 1920 г. // УФСБ по Томской области. Д. П-10343. Л. 6.
342
[Квитанция № 295 от 5 марта 1920 г. о принятии конфискованных вещей А.В. Адрианова] // Там же. Л. 7.
343
См.: Негативный фонд № 1. № 2332, 2359–2365, 2563–2564. К тувинским фотографиям А.В. Адрианова 1915–1916 гг. в
этой регистрационной книге могут относиться также записи № 2372–2374, 2551–2552, 2557–2559 и др.
344
См.: [Адрианов А.В.: фотографии по материалам археологических исследований 1915–1916 гг. в Туве] // ИИМК: фотоотдел.
№ 1802/25 – 1802/43 (О.1775/17 – О.1775/35).
345
Съёмку 91 и первую часть съёмки 97 (фотодн. 2) А.В. Адрианов испортил.
54 І ГЛАВА 1

дневниках, от «очень хороший» до «очень плохой», но в основном – хорошего и


удовлетворительного.
В. От 280 негативов на стекле в процессе настоящего исследования выявле-
но 96 полных фотовидов346 (34,3 % от 280, т.е. возможных полных фотовидов),
из них:
– 73 фотовида соответствуют их описаниям в фотодн. 1 и 2 (см. прил. 3;
идентификация фотовидов с описаниями выполнена мною);
– 23 фотовида отображают планшеты с материалами 1916 г. (без описания в
фотодн. 1 и 2).
Выявленные фотовиды публикуются в настоящей монографии, исключая
3 экз. неудовлетворительного качества, в том числе один, изданный С.Е. Ма-
ловым347.
Г. Самих же найденных авторских фотографий около 152 ед. Их больше
числа выявленных полных фотовидов (96 ед.) потому, что последние иногда
представлены идентичными экземплярами (дубли) или фрагментарно: фото-
графии разрезались на несколько частей, демонстрируя отдельно вещи какого-
либо одного комплекса. Фотоснимки хранят Институт истории материальной
культуры (рукописный отдел348 и фотоотдел349), Санкт-Петербургский филиал
Архива РАН350, МАЭС ТГУ351, Центральный исторический архив Москвы352,
Томский областной краеведческий музей353. Один фотовид известен из элек-
тронного ресурса354.
На совокупности представленных настоящей главой источниках можно
осветить и воссоздать, хотя подчас предположительно, общую канву событий
и результаты последней экпедиции А.В. Адрианова, а также её предысторию.

346
Для всех 96 фотовидов в монографии указано их современное местонахождение: в подписях при публикации самого сним-
ка, в примечаниях к конкретной съёмке или содержанию фотодневников (прил. 3).
347
См.: Малов С.Е. Новые памятники с турецкими рунами. С. 273. Фиг. 7.
348
См.: [Адрианов А.В. Материалы археологических исследований в Урянхайском крае. Ч. 1]. Д. 150. Л. 32–36, 39, 70, 93–103;
[То же. Ч. 2]. Д. 259. Л. 6–11, 13–14, 17, 20–22, 24–25, 27–28, 35, 40–50; [То же. Ч. 3]. Д. 149. Л. 12, 14, 104–106, 109; [То же.
Ч. 4]. Д. 240. Л. 4, 34, 37; [То же. Ч. 5]. Д. 173. Л. 6, 26, 28, 30, 38, 44, 45, 47, 48, 54, 58.
349
См.: [Адрианов А.В.: фотографии по материалам археологических исследований 1915–1916 гг. в Туве] // ИИМК: фотоотдел.
№ 1802/25 – 1802/43 (О.1775/17 – О.1775/35).
350
См.: [Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 64–91. В документе присутствуют все упомянутые в нём
28 фотографий.
351
См.: [Он же: авторские фотографии 1915–1916 гг. из Урянхайского края] // МАЭС ТГУ: фотоотдел. Фонд А.В. Адрианова.
Фотографии № 25 (42–49), 50, 52, 56 (1–4, 7–12), 59-21, 153 (3, 23, 25–26, 31, 51–53, 72), 154-17.
352
См.: [Он же. Доклад от 6 января 1916 г.]. Л. 7–14.
353
См.: ТОКМ: фотоотдел. Ед. хр. 2332/2, 2564.
354
См.: Кужугет А.В. Иннокентий Сафьянов… Фото 9.
Глава 2
ПРЕДЫИСТОРИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. В УРЯНХАЙСКОМ КРАЕ

…Можно ли мстить человеку за то, что он


желает заниматься наукой, да еще такой, как археология.
А.В. Адрианов, 1914 г.355

История урянхайских разысканий А.В. Адрианова по археологии отчётли-


вее вырисовывается в контексте его биографии и других событий более широ-
кого периода, нежели только за время непосредственного пребывания в Туве
(15 месяцев 1915–1916 гг.).
Эти работы были вызваны рядом обстоятельств последних лет жизни исследо-
вателя, отражённых, в числе прочего, его письмом от 27 августа 1913 г. В.В. Рад-
лову. В нём А.В. Адрианов сообщал, что за освещение в газете «Сибирская жизнь»
хода забастовки в Томске служащих в магазинах фирмы «А.Ф. Второв и сыновья»,
которая, протекая на экономической основе, постепенно «захватила 11 отделений
этой фирмы в сибирских городах», 21 мая 1913 г. он был арестован356.
На восьмой день его освободили из одиночного заключения, но 25 августа
объявили распоряжение исполняющего обязанности губернатора Томской губер-
нии: «По распоряжению особым совещанием, образованным согластно ст. 34
Полож[ения] о госуд[арственной] охране, обстоятельств дела о сыне священ-
ника статском советнике Алекс[андре] Васильев[иче] Адрианове, изобличённом
в революционной агитации, г[осподин] временно управляющий минист[ерст]-
вом внутр[енних] дел постановил: подчинить Алекс[андра] Адрианова глас-
ному надзору полиции в пределах Томской губ[ернии], в местности по моему
усмотрению, на три года. По объявлению Адрианову вышеприведённого поста-
новления министра, немедленно передать это лицо в ведение томского уездно-
го исправника, для отправления под конвоем в город Нарым…»357.
Условия подчинения А.В. Адрианова гласному надзору полиции подтверж-
дает официальный документ, который определял также дату высылки на север
Томской губернии и общий срок ссылки: «Андрианов Александр Васильев, сын
священника, статский советник, по постановлению министра внутренних дел
за активное участие в забастовке служащих фирмы Второва в городе Томске
в мае 1913 г. как материально, так и посредством печати, выслан под гласный
надзор полиции на три года, считая с 27 июля 1913 г.»358. В действительности
отправка партии ссыльных в г. Нарым состоялась 28 августа359. (М.А. Дэвлет

355
[Адрианов А.В. Письмо от 26 мая 1914 г. из с. Ермаковского семье]. Л. 45. Раннее цитирование этого письма, см.: Дэвлет М.А.
А.В. Адрианов и изучение петроглифов… С. 59.
356
[Адрианов А.В. Письмо от 27 августа 1913 г. из Томска В.В. Радлову]. Л. 115, 115 об. Также см.: Дэвлет М.А. Человек без про-
филя: Неизвестные страницы из жизни А.В. Адрианова // Грифъ: Сибирский журнал. Красноярск. 1999. № 2. С. 75; Общественно-
политическая жизнь Томской губернии в 1880–1919 гг.: в 3 т. Т. 1: 1880 – февраль 1917 г. Томск, 2013. С. 338–339.
357
[Адрианов А.В. Письмо от 27 августа 1913 г. из Томска В.В. Радлову]. Л. 115 об., 116.
358
[Отношение Енисейского губернского жандармского управления от 30 марта 1914 г. губернатору Енисейского края]. Л. 2 об.
359
См.: О высланном в Томскую губернию Александре Васильевиче Адрианове // ГАТО. Ф. 3. Оп. 77. Д. 444. Л. 10. Также см.:
[Адрианов А.В. Письмо от 27 августа 1913 г. из Томска В.В. Радлову]. Л. 116.
56 І ГЛАВА 2

это событие справедливо датировала концом августа 1913 г.360) Многочислен-


ная семья А.В. Адрианова во время его ссылки продолжала жить в Томске.
Места отбытия ссылки несколько раз менялись и в итоге хронологически вы-
страиваются следующим образом.
1. Город Нарым Томской губернии. Сюда на пароходе А.В. Адрианов при-
был, вероятно, в самый последний день августа или первые дни сентября 1913 г.
В архиве Н.А. Амельянчик имеется групповая фотография Г.Н. Потанина и
Адриановых, которую она атрибутировала как снятую за четыре дня до отъезда
главы семьи в Нарым (рис. 13)361.
Ещё в Томске он побеспокоился о своём времяпрепровождении в ссылке:
«…я собрал свои материалы, коллекции и фотографии, чтобы по приезде в
Нарым приняться за обработку отчёта для Русского комитета по моей ар-
хеологической экскурсии по Семипалатинской области в 1911 г. Лишившись
заработка, буду, насколько возможно, заниматься изучением края, во всяком
случае, весьма интересного. Я надеюсь, что мне разрешат разъезды в крае –
по остякам и самоедам. И я был бы рад, если б комитет дал мне какое-либо
поручение в этом отношении и хотя бы небольшие средства»362.
В Нарыме А.В. Адрианов прожил недолго – немногим более месяца, по на-
чало октября 1913 г., возвратившись в Томск 10 октября 1913 г.363 Выезд из На-
рыма стал возможен потому, что «ввиду преклонного возраста и болезненного со-
стояния г[осподин] министр внутренних дел разрешил Андрианову проживать
в городе Минусинске»364. Ходатайствовал о смене места высылки член Государ-
ственной думы Н.В. Некрасов365. Пробыв в Томске около 10 дней, А.В. Адрианов
выехал в Красноярск 20 октября 1913 г.366
2. Город Красноярск Енисейской губернии. 20 октября 1913 г. он уже был
здесь367. Довольно продолжительное пребывание А.В. Адрианова в этом городе
объясняется организацией им издания газеты «Отклики Сибири»368 и, вероят-
но, намерением остаться тут для отбывания ссылки. Уехал из Красноярска но-
чью 20 декабря 1913 г.369
3. Город Минусинск Минусинского уезда Енисейской губернии. Прибыв
в этот населённый пункт 23 декабря 1913 г.370, А.В. Адрианов покинул его
30 апреля 1914 г.371
360
См.: Дэвлет М.А. В минусинской ссылке. С. 57; Она же. Петроглифы Енисея. С. 208.
361
Ранние публикации фотографии (1993; 2004) см.: Крюков В.М. Александр Адрианов: «Свою работу в “Сибирской жизни” я
считаю…». С. 5; Томск: история города в иллюстрациях. С. 279.
362
[Адрианов А.В. Письмо от 27 августа 1913 г. из Томска В.В. Радлову]. Л. 116 об.
363
См.: О высланном в Томскую губернию Александре Васильевиче Адрианове. Л. 36, 37. О нём в Нарыме в 1913 г. см.:
Дэвлет М.А. О поездке А.В. Адрианова «к забытым людям забытого края» // «Моя избранница наука, наука, без которой мне не
жить…»: Сб., посвящ. памяти этнографов Г.Н. Грачёвой и В.И. Васильева. Барнаул, 1995. С. 215–216; и др.
364
[Отношение Енисейского губернского жандармского управления от 30 марта 1914 г. …]. Л. 2 об.
365
См.: [Некрасов Н.В. Письмо от 19 октября 1913 г. А.В. Адрианову] // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Ед. хр. 868. Папка 11.
Л. 229–230.
366
См.: [Адрианов А.В. Письмо от 23 октября 1913 г. из Красноярска семье]. Л. 29; Дэвлет М.А. В минусинской ссылке. С. 57; и др.
367
См.: [Адрианов А.В. Письмо от 23 октября 1913 г. из Красноярска семье]. Л. 29.
368
См.: Дэвлет М.А. В минусинской ссылке. С. 57; и др.
369
См.: [Адрианов А.В. Письмо от 20 декабря 1913 г. из Красноярска семье]. Л. 35.
370
См.: [Адрианов А.А. Письмо от 14 января 1914 г. А.В. Адрианову (отцу) из с. Змеиногорское в Минусинск] // МАЭС ТГУ:
архивный отдел. Ед. хр. 868. Папка 18. Л. 309. По мнению же М.А. Дэвлет, А.В. Адрианов находился в ссылке в Минусинске
«с осени 1913 г.», см.: Дэвлет М.А. А.В. Адрианов и изучение петроглифов… С. 58.
371
См.: Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 208 (письмо от 12 мая 1914 г.).
І

Рис. 13. Семья А.В. Адрианова и Г.Н. Потанин, конец августа 1913 г., Томск. Верхний ряд (слева направо): Г.Н. Потанин, супруги А.Е. Колмакова и
57

А.В. Адрианов, их дети Любовь, Надежда. Нижний ряд: дети Нина, Мария, Вера. Фотосъёмка Г.А. Адрианова. Личный архив Н.А. Амельянчик
58 І ГЛАВА 2

4. Село Ермаковское Минусинского уезда Енисейской губернии, около 70 км


от Минусинска. Здесь он находился с 30 апреля или первых чисел мая 1914 г. и,
с его слов, по 18 июня 1915 г.372
5. Урянхайский край (Тува). Государственную границу между Россией и кра-
ем А.В. Адрианов пересёк сначала в районе «Туранского хребта», вероятно,
25 июня 1915 г.373 Последний раз – при возвращении домой: сплавом по Ени-
сею в начале октября 1916 г.374 (из Тувы, из Тапсинской усадьбы он отбыл
29 сентября375). До Минусинска добрался 10 октября376, а оттуда в Томск – в
конце октября 1916 г.
Основные события в жизни А.В. Адрианова, связанные с его ссылкой 1913–
1916 гг., историей археологических исследований 1915–1916 гг. в Урянхае вы-
рисовываются главным образом на основе архивных документов, что делает
целесообразным их широкое цитирование. Огромная заслуга в выявлении,
изучении, публикации и введении в научный оборот внушительного корпуса
письменных источников о жизни и научных исследованиях А.В. Адрианова,
написании его биографии, в том числе периода 1913–1920 гг., принадлежит
М.А. Дэвлет377. Исходя из задачи комплексности исследования, в настоящей
монографии наряду с новыми материалами представлены документы, выяв-
ленные ранее ею, что иногда делает неизбежным и логичным их повторное
цитирование.

§ 1. Долгие надежды на поездку в Урянхай:


ноябрь 1913 г. – июнь 1915 г.

Город Красноярск (Восточная Сибирь): 20 октября – 20 декабря 1913 г.


Из Томска А.В. Адрианов отбыл 20 октября 1913 г.378 и ровно через 20 часов, в
эти же сутки был в Красноярске. На следующий день нанёс визит губернатору
И.И. Крафту379, общение с которым существенно помогло ему при дальнейшем
отбывании ссылки. Возможно, в Красноярске А.В. Адрианов постоянно или в
какой-то период жил по адресу: «Большая ул., дом Е.А. Кузнецовой, кв. Корнако-
ва», как указано на бланке открытого письма ему от 4 ноября 1913 г. со счётом
от П.И. Макушина380.
Уже в Красноярске А.В. Адрианов запланировал проведение археологиче-
ских исследований в Урянхайском крае. Как восстановила М.А. Дэвлет, он об-
ратился в Петербург к академику В.В. Радлову, председателю Русского комите-
372
См.: [Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 51.
373
Там же. Л. 51–51 об.
374
См.: [Он же. Фотодневник 2]. Д. 79/9. Л. 17 об. Съёмка 109.
375
См.: Он же. Из Урянхайского края в Томск: Путевые впечатления. I: Тапса.
376
См.: Он же. Из Урянхайского края в Томск. X: От Означенной до Минусинска. С. 5.
377
См.: Дэвлет М.А. К истории исследования петроглифов Енисея; Она же. А.В. Адрианов и изучение петроглифов…; Она же.
Петроглифы Енисея; Она же. Александр Васильевич Адрианов…; и др. Перечень работ М.А. Дэвлет см. во введении и списке ли-
тературы настоящей монографии.
378
См.: О высланном в Томскую губернию Александре Васильевиче Адрианове. Л. 39, 40.
379
См.: [Адрианов А.В. Письмо от 23 октября 1913 г. из Красноярска семье]. Л. 29–30 об. О первых днях А.В. Адрианова в
Красноярске также см.: Дэвлет М.А. О последней археологической экспедиции А.В. Адрианова… С. 81–82; Она же. Человек без
профиля. С. 75; и др.
380
См.: [Счёт от 4 ноября 1913 г. от П.И. Макушина из Томска А.В. Адрианову в Красноярск] // МАЭС ТГУ: архивный отдел.
Ед. хр. 868. Папка 2. Л. 94.
ПРЕДЫИСТОРИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 59

та для изучения Средней и Восточной Азии в историческом, археологическом


и лингвистическом отношении, с прошением о выделении средств на полевые
исследования 1914 г. в Туве, во время которых намеревался заняться копирова-
нием наскальных изображений381 и раскопкой курганов. В процессе настоящего
исследования определено, что конкретное предложение Русскому комитету о
поездке в Туву он сделал в письме от 16 ноября 1913 г.382 Готовясь к полевой
работе, начал беспокоиться об экспедиционном снаряжении, о чём заранее,
25 ноября 1913 г., известил семью: «Написал я письмо Радлову – прошу денег
на летние занятия писаницами. В разъездах я буду свободен. Но вот что: если
мне денег пошлют, то я тотчас же выпишу от вас бумагу, щётки, разн[ые]
принадлежности, палатку и проч[ее]. Поэтому без всяких «некогда», вы мне
немедленно тогда всё пошлите в Минусинск, иначе вы поставите меня в пре-
скверное положение. Кроме того, я предложил Академии наук заняться рас-
копками курганов, предполагая, что с писаницами я покончу месяца в полтора
и у меня останется достаточно свободного летнего времени. На раскопки я
тоже прошу денег. Если они откажут, то я тотчас же делаю предложение
Археологической комиссии. Всё это даёт мне небольшой заработок, во всяком
случае, оправдывающий моё содержание и квартиру, так что пенсию смогу
всю послать вам»383.
Уже в тот период в семье Адриановых обсуждался вопрос об участии кого-либо
из детей в экспедиционных работах, о чём позволяет предположить письмо доче-
ри Нины384. По крайней мере, один из детей смог навестить отца в Красноярске:
Григорий вечером 24 ноября 1913 г. выехал туда из Томска385. Сам А.В. Адрианов
покинул город на Енисее товарным поездом, ночью 20 декабря 1913 г., отправив
с вокзала письмо семье: «Никто меня из Красноярска не гнал… Но мне не хоте-
лось злоупотреблять любезностью Крафта и ждать, когда он спросит меня об
отъезде»386.
Город Минусинск (Южная Сибирь): 23 декабря 1913 г. – 30 апреля 1914 г.
Дата приезда А.В. Адрианова в Минусинск, остановившегося в доме «Николая
Тр[оп]ина» (по крайней мере – первоначально), известна из письма сына Алексан-
дра387. В Минусинске томич с января 1914 г. вместе с группой местной интелли-
генции создал и издавал общественно-политическую, литературную и экономи-
ческую газету «Минусинский край», редактором-издателем которой был П.М. Ер-
молаев. Первый номер газеты, выходившей 3 раза в неделю, опубликован

381
См.: Дэвлет М.А. В минусинской ссылке. С. 61–62; Она же. Петроглифы Енисея. С. 210; Она же. Александр Васильевич
Адрианов… С. 49.
382
Об этом известно из другого документа, см.: [Адрианов А.В. Письмо от 28 января 1914 г. из Минусинска в Русский комитет].
Л. 19, 19 об.
383
[Он же. Письмо от 25 ноября 1913 г. из Красноярска семье]. Л. 26 об., 27. Частичное цитирование этого письма см.: Дэв-
лет М.А. О последней археологической экспедиции А.В. Адрианова. С. 82; Она же. В минусинской ссылке. С. 62.
384
См.: [Адрианова Н.А. Письмо от 2 декабря 1913 г. А.В. Адрианову (отцу) из Томска в Красноярск] // МАЭС ТГУ: архивный
отдел. Ед. хр. 868. Папка 18. Л. 179–180, 180а. (Л. 179 об.: «Ты знаешь, о чём сейчас я мечтаю? О том, что весной возьму отпуск
и уеду к тебе, если только ты будешь жить в степи, на раскопках».)
385
См.: [Адрианова М.А. Письмо от 24 ноября 1913 г. А.В. Адрианову (отцу) из Томска в Красноярск] // Там же. Папка 18.
Л. 31.
386
[Адрианов А.В. Письмо от 20 декабря 1913 г. из Красноярска семье]. Л. 35.
387
Он узнал про отца «из письма Мани, что в Минусинск приехал 23 декабря и остановился у Коли Тр[оп]ина», см.: [Адрианов А.А.
Письмо от 14 января 1914 г. А.В. Адрианову (отцу) из с. Змеиногорское в Минусинск]. Л. 309.
60 І ГЛАВА 2

2 марта 1914 г., последний – 10 декабря 1914 г.388 В Минусинске А.В. Адрианов
активно занимался также изучением биографии Н.Я. Словцова, первого директо-
ра тюменского реального училища, исследователя Сибири в XIX в.389
Хотя работа по изданию газеты отнимала у А.В. Адрианова много сил и
времени390, он не только по-прежнему планировал полевые археологические
разыскания в Туве, но и высказывал в письме Г.Н. Потанину от 21 января 1914 г.
уверенность в их проведении будущим сезоном: «…летом я во всяком случае
поеду путешествовать – писаницы обследовать и курганы копать»391. При этом
документальных подтверждений того, что Русский комитет к тому времени уже
принял положительное решение о его работах, не выявлено.
Первоначальные планы археолога на работы предстоящим летом в урянхай-
ской земле (как и в Минусинском уезде) известны из его письма от 28 янва-
ря 1914 г. Русскому комитету: «…интереснее было бы организвать раскопку
курганов в Урянхайской земле, наприм[ер], в системе р. Кемчик по степи на
р. Джедане, где находятся несколько отличных изваяний (бабы) и знаменитая
Каябажинская руническая надпись, на р. Чакуль, на степях по р. Турану и Уюку
и т.д. Словом, в местности, чрезвычайно интересной в археологическом от-
ношении и с этой стороны исследованием ещё никем и никогда нетронутой.
До настоящего времени раскопки здесь были невозможны ввиду враждебного
настроения сойотов. Но теперь, когда здесь русские стали хозяевами, когда
здесь всюду разбросаны русские посёлки и без труда можно достать русских
рабочих, исследование путём раскопок стало делом возможным». Расходы на
обозначенные работы он определил в 600 руб., предполагая начать их во вто-
рую половину лета 1914 г.392 Был настолько уверен в положительном отклике
Русского комитета на это предложение, что не только просил ему заказать экс-
педиционное снаряжение, но и заранее пригласил в поездку в качестве помощ-
ников «одного сельского врача», двух своих детей и «инородца (сагайца)»393.
И совсем быстро, к 13 февраля 1914 г., Русский комитет поддержал стремле-
ние А.В. Адрианова провести археологические исследования в Туве, о чём тот
был извещён телеграммой Л.Я. Штернберга от указанного числа: «Вам ассиг-
нована 1000 на оба мероприятия, не считая снаряжение»394 (имелись в виду
археологические исследования в Минусинском уезде и Урянхайском крае).
О предстоящей экспедиции 1914 г. А.В. Адрианова в Туву Русский комитет
даже сообщил официально395.

388
См.: Дэвлет М.А. О последней археологической экспедиции А.В. Адрианова. С. 82; Она же. В минусинской ссылке. С. 59–61;
Периодическая печать Сибири (вторая половина XIX века – февраль 1917 г.): Указатель газет и журналов: учеб. пособие. Томск:
Изд-во Том. ун-та, 2001. С. 41.
389
Материалы об этих исследованиях А.В. Адрианова, включая письма к нему разных людей с воспоминаниями о Н.Я. Слов-
цове, см.: МАЭС ТГУ: архивный отдел. Д. 62. 63 л.
390
В связи с этим его семья высказывала беспокойство, в том числе дочери Любовь и Мария, см.: [Адрианова Л.А. Письмо
от 14 апреля 1914 г. А.В. Адрианову в Минусинск] // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Ед. хр. 868. Папка 18. Л. 5; [Адрианова М.А.
Письмо от 13 января 1914 г. А.В. Адрианову (отцу) из Томска в Минусинск] // Там же. Папка 18. Л. 37–40. (Л. 37: «Милый мой
папуля, наше беспокойство за тебя достигает крайнего предела».)
391
Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 199 (письмо от 21 января 1914 г.).
392
[Он же. Письмо от 28 января 1914 г. из Минусинска в Русский комитет]. Л. 19–19 об.
393
Там же. Л. 20.
394
[Штернберг Л.Я. Телеграмма от 13 февраля 1914 г. А.В. Адрианову в Минусинск].
395
Цит. по: Кызласов Л.Р. История Тувы в средние века. С. 178. Первоисточник см.: Известия Русского комитета для изучения
Средней и Восточной Азии. Сер. 2. № 3. Пг., 1914. С. 40.
ПРЕДЫИСТОРИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 61

Воодушевлённый поддержкой комитета, археолог конкретизировал в пись-


ме ему от 21 февраля 1914 г. планы своих работ и решил начать их с Урянхай-
ского края (заехать туда во второй половине мая и пробыть там до августа).
Объективно оценивая масштабы огромной территории, он понимал, что иссле-
дования здесь необходимо проводить ни один полевой сезон. При общении в
Минусинске с купцами и золотопромышленниками, А.В. Адрианов выяснил,
что район р. Кемчик, где он «более всего надеялся на обильную жатву», при-
дётся исключить из района раскопок ввиду враждебного отношения здешних
сойотов к подобным исследованиям русских. «Но зато для археологических
исследований и раскопок может быть взят весь правый берег по Бей-Кему
(правая вершина Енисея) и весь правый берег р. Улу-Кема (т.е. большого Ени-
сея) до Оттыг-Таша, со включением долин Тапсы, Турана и Уюка. В верхнем
течении Улу-Кема исследования могут быть перенесены и на левый берег. Мне
указывают на обилие курганов в указанном районе, на нахождение новых писа-
ниц, ставших известными в самое последнее время и никем не обследованных
(например, около Тапсы, около пос. Турана). …Наверное, курганщики здесь не
занимались своим промыслом, и поэтому раскопки обещают много интерес-
ного материала»396.
Изложенные события, намерения А.В. Адрианова подтверждает его письмо
от 30 марта 1914 г. Г.Н. Потанину, где он припоминал их совместную экспеди-
цию 1879 г.: «…Русский комитет принял моё предложение заняться раскопкой
курганов в Урянхайской земле, на Улу-Кеме, помните Хаирхан, так вот повыше
его, на Барыке между ним и Салданом. Я, было, хотел устроиться с раскопками
на Кемчике, но Сафьянов отговорил меня, считая это небезопасным со сторо-
ны сойот кемчикских»397. О планируемой поездке археолог писал Г.Н. Потанину
и 12 мая 1914 г.: «Русский комитет, по моему предложению ассигновал тысячу
рублей на мои летние работы по археологии и сверх того согласился сделать
в Петербурге всё нужное для меня снаряжение»398. Адриановы, переживая по
поводу работы главы семейства в оппозиционной газете, предпочитали им заня-
тия археологией и оказывали в этом ему поддержку. В том числе с отцом летом
1914 г. намерены были ехать сёстры Нина и Вера399, Григорий помогал ему в
снабжении предстоящей экспедиции400.
Как состоящий под гласным надзором полиции, А.В. Адрианов понимал,
что главным для него теперь являлось получение официального разрешения на
поездку в Туву. Поэтому уже с февраля 1914 г. стал обращаться о содействии
к разным лицам и учреждениям, прежде всего Русскому комитету401. Просил
похлопотать «с одной стороны В.В. Радлова, а с другой – Е.Л. Зубашева с

396
[Адрианов А.В. Письмо от 21 февраля 1914 г. из Минусинска в Русский комитет]. Л. 28–28 об.
397
Он же. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 203–204 (письмо от 30 марта 1914 г.).
398
Там же. С. 210 (письмо от 12 мая 1914 г.). Раннее цитирования этого письма, см.: Дэвлет М.А. К истории исследования
петроглифов Енисея. С. 99; Она же. А.В. Адрианов и изучение петроглифов… С. 59; и др.
399
См.:[Адрианова Н.А. Письмо от 17 января 1914 г. А.В. Адрианову (отцу) из Томска в Минусинск] // МАЭС ТГУ: архивный
отдел. Ед. хр. 868. Папка 18. Л. 181–182. (Л. 182: «Есть что-нибудь от Радлова или нет относительно экспедиции? Меня это
страшно интересует, я ведь только о лете и мечтаю».) Также см.: [Адрианова Н.А. Письмо от 6 и 12 марта 1914 г. А.В. Адриа-
нову (отцу) из Томска в Минусинск] // Там же. Папка 18. Л. 167; [Адрианова В.А. Письмо от 8 и 13 апреля 1914 г. А.В. Адрианову
(отцу) из Томска в Минусинск] // Там же. Папка 18. Л. 212–213. (Л. 213: «…Мы с Ниной трещим об этой поездке».)
400
См.: [Адрианов Г.А. Письмо от 17 марта 1914 г. А.В. Адрианову (отцу) из Томска в Минусинск] // Там же. Папка 18. Л. 190.
401
См.: [Адрианов А.В. Письмо от 21 февраля 1914 г. из Минусинска в Русский комитет]. Л. 28 об.
62 І ГЛАВА 2

Н.В. Некрасовым»402. О своих предпринятых мерах напоминал Г.Н. Потанину


письмом от 12 мая 1914 г.: «Зная чрезвычайную неповоротливость и Радлова,
и Штернберга, я написал ещё Зубашеву и Некрасову, чтоб они со своей сто-
роны помогли Радлову»403. Тогда Н.В. Некрасов являлся членом Центрального
комитета партии кадетов и IV Государственной думы от Томской губернии,
а Е.Л. Зубашев404 – членом Государственного совета.
Несмотря на неопределённость с разрешением на поездку, А.В. Адрианов в
конце марта 1914 г. продолжал намечать конкретные сроки работ, по-прежнему
планируя приступить к ним в мае. Активно продумывал их организацию в лет-
ний период – тогда предполагал закончить исследование писаниц: «У меня уже
условлено, что за мной придут с Уса лошади в половине мая. Вторую половину
лета – июль, август и часть сентября, я проведу на Енисее, по исследованию
писаницы, чтоб закончить давно начатую работу»405.
О надежде А.В. Адрианова на поездке в Туву именно в 1914 г. свидетель-
ствуют и поиски им дополнительного экспедиционного оборудования, которые
отражены письмом от 30 марта 1914 г. Г.Н. Потанину: «…у общ[ест]ва изучения
Сибири остались от Боголепова – Соболева 2 пары кожаных сум; ими всё время
пользуется В.В. Сапожников. Теперь я желал бы ими воспользоваться… Если
комитет не пришлёт мне палатку, то у об[щест]ва изуч[ения] Сибири я по-
прошу и её, а то моя порядочно истлела от долговременного употребления»406.
В цитируемом письме отчётливо проявляется беспокойство археолога по по-
воду предстоящей экспедиции: «Теперь у меня остановка за разрешением на
поездку… Ответов на этот счёт пока никаких; очень боюсь, как бы это не
сорвалось»407. Речь шла именно о командировке А.В. Адрианова в Туву, а не о
его высылке туда из Минусинска.
Опасения археолога были отнюдь не беспочвенны: разрешения на поездку в
Туву в 1914 г. от властей он не получил, даже несмотря на личное вмешатель-
ство В.В. Радлова.
Хлопоты академика состояли в том, что после принятия решения Русского
комитета о выделении средств на урянхайские исследования он в марте 1914 г.
нанёс визит министру внутренних дел Н.А. Маклакову и подал ему своё хода-
тайство от 13 марта 1914 г.: «…совершенно неожиданно до сведения комитета
дошло, что означенный статский советник Адрианов выслан в Минусинск и,
следовательно, лишён возможности свободно передвигаться по краю, и тем
более – за границу. Будучи уверен, что г[осподин] Адрианов не мог совершить
ничего ни нравственного предосудительного, ни противогосударственного,
позволяю себе просить Ваше Высокопревосходительство, если окажется воз-
можным, совсем снять с него эту кару либо же, по крайней мере, сделать рас-
поряжение о предоставлении ему свободного передвижения как по Енисейской

402
Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 204 (письмо от 30 марта 1914 г.). Цитирование этого письма см.: Дэв-
лет М.А. А.В. Адрианов и изучение петроглифов… С. 58.
403
Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 210 (письмо от 12 мая 1914 г.).
404
Зубашев Ефим Лукьянович (1860–1828), о нём см.: Профессора Томского политехнического университета. С. 89–96; и др.
Выявлен документ, см.: [Зубашев Е.Л. Письмо от 16 декабря 1913 г. А.В. Адрианову в Красноярск] // МАЭС ТГУ: архивный от-
дел. Ед. хр. 868. Папка 11. Л. 244–245.
405
Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 204 (письмо от 30 марта 1914 г.).
406
Там же.
407
Там же.
ПРЕДЫИСТОРИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 63

губернии, так и в пределах Монголии и Китая за все[…]мя408 командировки,


чем премного обяжете комитет»409. И уже во время визита В.В. Радлов на
это ходатайство получил положительный ответ Н.А. Маклакова410, вероятно,
устный.
***
Однако в ту же пору к этому министру поступило представление от Б.В. Пи-
саренкова (исполняющий должность енисейского губернатора И.И. Крафта), ко-
торым был возбуждён вопрос о выдворении А.В. Адрианова из Минусинска в
Ермаковское411. Впоследствии тот писал Г.Н. Потанину: «Благодаря его (Б.В. Пи-
саренкова. – О.Б.) представлению Маклаков отказал Радлову в разрешении мне
командировки в Урянхайский край и по Енисею с археологич[ескими] целями»412.
Для В.В. Радлова оказался весьма неожиданным отказ на его просьбу от
13 марта министру. О нём академику сообщил директор департамента поли-
ции письмом от 20 марта 1914 г.: «Вследствие возбуждённого... ходатайства
о разрешении состоящему под гласным надзором полиции в г. Минусинске Ени-
сейской губернии статскому советнику Александру Васильевичу Адрианову
свободного передвижения в пределах названной губернии или же выезда за гра-
ницу, имею честь уведомить Вас, что г[осподин] министр не усмотрел осно-
ваний к изменению принятой в отношении Адрианова меры, вследствие чего
и не нашёл возможным предоставить названному лицу указанных Вам льгот,
так как предоставление означенных льгот было бы равносильно освобожде-
нию Адрианова от наложенного на него взыскания»413.
Изложенный ход событий верифицирует содержание письма от 16 апре-
ля 1915 г. председателю Московского археологического общества графине
П.С. Уваровой от А.В. Адрианова414, а также письма к нему Л.Я. Штернбер-
га от 12 мая 1914 г. В последнем сообщалось и о намерениях В.В. Радлова
«съездить к директору департамента и лично попытаться воздействовать
на него», осуществить которые он не смог из-за болезни. «Вы хотите знать
мотивы отказа, но, к сожалению, этих мотивов нам никто не сообщал», –
заключил Л.Я. Штернберг415.
Об отказе на выезд в Урянхай, сообщённом В.В. Радлову директором депар-
тамента полиции письмом от 20 марта 1914 г., А.В. Адрианова сразу не изве-
стили, так как Русский комитет надеялся всё же получить для него соответству-
ющее разрешение. Поэтому археолог в начале апреля продолжал готовиться к
экспедиции, беспокоил письмом от 10 апреля 1914 г. комитет об оборудовании
и, главным образом, о разрешении на поездку416. Оттого и своей семье писал
408
Повреждение текста, вероятно, части слова.
409
[Радлов В.В. Письмо от 13 марта 1914 г. министру внутренних дел Н.А. Маклакову]. Л. 46 об.
410
См.: [Штернберг Л.Я. Письмо от 12 мая 1914 г. А.В. Адрианову в Минусинск]. Л. 103. Также см.: Дэвлет М.А. А.В. Адриа-
нов и изучение петроглифов… С. 60 (оригинал цитирумого ею документа: [Адрианов А.В. Письмо от 16 апреля 1915 г. П.С. Уваро-
вой…]. Л. 9–10).
411
См.: Он же. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 208 (письмо от 12 мая 1914 г.).
412
Там же. С. 215 (письмо от 17 июля 1914 г.).
413
[Письмо директора департамента полиции от 20 марта 1914 г. В.В. Радлову]. Л. 36.
414
См.: Дэвлет М.А. А.В. Адрианов и изучение петроглифов… С. 60 (оригинал цитирумого ею документа: [Адрианов А.В.
Письмо от 16 апреля 1915 г. П.С. Уваровой…]).
415
[Штернберг Л.Я. Письмо от 12 мая 1914 г. А.В. Адрианову в Минусинск]. Л. 103, 103 об. Цитирование этого письма, см.:
Дэвлет М.А. Петроглифы Енисея. С. 210–211; Она же. Александр Васильевич Адрианов… С. 49.
416
См.: [Адрианов А.В. Письмо от 10 апреля 1914 г. из г. Минусинска в Русский комитет]. Л. 46–46 об.
64 І ГЛАВА 2

21 апреля 1914 г.: «Хотя вопрос о моей поездке летом всё ещё не выяснен, но
я бомбардирую Петербург и надеюсь получить разрешение на поездку хотя
бы и с опозданием»417. Но уже в этот день Л.Я. Штернберг как секретарь Рус-
ского комитета отправил ему телеграмму (получена 22 апреля) с неприятным
сообщением: «Получился отказ, но сделаем ещё попытку. Пока отложите
приготовления»418. Видимо, он ещё надеялся, что после дополнительного обра-
щения В.В. Радлова к директору департамента полиции разрешение на поездку
будет получено.
О последних событиях А.В. Адрианов с горечью известил своих родных
письмом от 26 апреля 1914 г.: «…спешу сообщить вам две невесёлые новости.
22-го получил из Академии наук от Л.Я. Штернберга телеграмму… Значит,
меня не хотят пускать для намеченных летом исследований»419. Но всё ещё не
потеряв надежду на проведение летних работ 1914 г., пусть уже не в Урянхае,
археолог намеревался отправить новые письма с просьбой о хлопотах – в адрес
Русского комитета и уже упоминавшемуся Н.В. Некрасову: «…о разрешении
обследовать писаницы по Енисею во второй половине лета, если уж нельзя
пустить меня в Урянхайский край как принадлежащий чужому государству.
Я буду убеждать, что многолетнюю работу надо же мне кончать и что моё
пребывание здесь – хороший к тому случай»420. Исполнение намерений об ука-
занных обращениях подтверждается документально.
Так, ничего ещё не зная конкретно о предпринятых ранее В.В. Радловым
хлопотах, А.В. Адрианов направил возмущённое письмо от 1 мая 1914 г. в Рус-
ский комитет421, обвиняя его «в недостаточной энергии»422. «Неужели так не-
велико влияние Русского комитета, Академии наук и Археологической комиссии,
чтобы получить от министра согласие для лица, под гласным надзором поли-
ции состоящего, на безобидные исследования в районе моей ссылки? Неужели
нельзя этим, хорошо знающим меня учреждениям, убедить министра, что я
никуда не убегу, ни на шаг не уклонюсь от заранее намеченного маршрута и
буду заниматься только научными исследованиями (исполню все требования
полиции просто из сознания долга и глубокого уважения к названным учреж-
дениям)?» А.В. Адрианов настаивал на возбуждении Русским комитетом но-
вого ходатайства перед министром о разрешении ему поездки в Урянхай и на
Енисей423. До 12 мая 1914 г. он написал Н.В. Некрасову и «просил его добиться
разрешения на… поездку для занятий не политикой, а археологией»424. О своих
действиях и настроениях делился с Г.Н. Потаниным письмом от 12 мая 1914 г.:
«Я удивлялся, неужели Радлов, Ольденбург и другие академики могут спокойно
относиться к третированию их самих и учреждений»425.
417
[Адрианов А.В. Письмо от 21 апреля 1914 г. из Минусинска семье] // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Ед. хр. 868. Папка 20.
Л. 41 об., 42.
418
[Штернберг Л.Я. Телеграмма от 21 апреля 1914 г. А.В. Адрианову в Минусинск]. Также см.: Адрианов А.В. «Дорогой Гри-
горий Николаевич…». С. 210 (письмо от 12 мая 1914 г.).
419
[Он же. Письмо от 26–27 апреля 1914 г. из Минусинска семье] // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Ед. хр. 868. Папка 20. Л. 43.
Раннее цитирование этого письма, см.: Дэвлет М.А. А.В. Адрианов и изучение петроглифов… С. 58.
420
[Адрианов А.В. Письмо от 26–27 апреля 1914 г. из Минусинска семье]. Л. 43.
421
См.: [Он же. Письмо от 1 мая 1914 г. в Русский комитет].
422
[Штернберг Л.Я. Письмо от 12 мая 1914 г. А.В. Адрианову в Минусинск]. Л. 103.
423
[Адрианов А.В. Письмо от 1 мая 1914 г. в Русский комитет]. Л. 58.
424
Он же. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 211 (письмо от 12 мая 1914 г.).
425
Там же. С. 210–211.
ПРЕДЫИСТОРИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 65

Главной причиной отказа властей А.В. Адрианов сначала считал нерасто-


ропность и медлительность Русского комитета в действиях, проявленных по-
сле принятия в феврале 1914 г. решения о выделении археологу 1000 руб. на
экспедиционные нужды: «Я боюсь, что комитет недостаточно сделал шаги
в этом направлении»426; «Нужно было сейчас же возбудить вопрос о разре-
шении министра на маршруты. …Что же Вы думаете, протянул комитет с
этим вопросом до самого “нельзя”…»427.

***
К сожалению, неприятности А.В. Адрианова весной 1914 г. не ограничились
отказом на разрешение поездки в Урянхай. Через два дня после апрельской те-
леграммы Л.Я. Штернберга, в которой сообщалось об этом, последовала другая
плохая новость. Предыстория её в том, что ещё 29 марта 1914 г. минусинский
исправник, вызвав в полицейское управление, предупредил А.В. Адрианова и
его коллег по изданию оппозиционной газеты «Минусинский край» М.И. Ха-
чатурова и политического ссыльного Ермолаева о высылке их из Минусинска
в случае продолжения участия в данной издательской работе428. А.В. Адрианов
же «не обратил никакого внимания на это предупреждение, посчитав его вы-
ходкой со стороны очень недалёкого исправника»429, потому что его мог вы-
слать «только министр»430.
Однако губернское жандармское управление направило отношение от 30 мар-
та 1914 г. заместителю губернатора Енисейской губернии (губернатор И.И. Крафт
лечился с февраля 1914 г. в Берлине). В нём содержались краткие сведения об
А.В. Адрианове с изложением его политических проступков 1904–1913 гг.431
И вскоре исполняющий должность губернатора Б.В. Писаренков сделал отдель-
ное представление министру внутренних дел касательно А.В. Адрианова.
Уже 16 апреля 1914 г. Б.В. Писаренков получил телеграфом распоряжение
о высылке его из Минусинска на жительство в с. Ермаковское Минусинского
уезда Енисейской губернии432. Спустя десять дней, вызвав А.В. Адрианова по-
весткой в присутствие полицейского управления 25 апреля433, оно ему было
объявлено.
Этот драматический момент в жизни археолога, связанный с отправкой на
новое место ссылки, впервые подробно освещён М.А. Дэвлет434, в том числе на
основе частично опубликованного ею адриановского письма от 26 апреля 1914 г.
семье: «Вторая моя новость такая. Вчера вызывают меня повесткой в поли-
цейское управление и объявляют бумагу губернатора такого содержания: “По
телеграмме за министра внутренних дел товарища министра Джунковкого
426
[Адрианов А.В. Письмо от 1 мая 1914 г. в Русский комитет]. Л. 58 об.
427
Он же. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 210 (письмо от 12 мая 1914 г.).
428
См.: Там же. С. 203, 208 (письма от 30 марта и 12 мая 1914 г.).
429
Там же. С. 208 (письмо от 12 мая 1914 г.).
430
Там же. С. 203 (письмо от 30 марта 1914 г.).
431
См.: [Отношение Енисейского губернского жандармского управления от 30 марта 1914 г. …]. Также см.: [Адрианов А.В.
Письмо от 1 мая 1914 г. в Русский комитет]. Л. 58 об.
432
См.: Он же. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 208 (письмо от 12 мая 1914 г.).
433
См.: [Повестка от 25 апреля 1914 г. А.В. Адрианову от секретаря полицейского управления г. Минусинска] // МАЭС ТГУ:
архивный отдел. Ед. хр. 868. Папка 22. Л. 176.
434
См.: Дэвлет М.А. А.В. Адрианов и изучение петроглифов… С. 58–59; Она же. Петроглифы Енисея. С. 211; Она же. Алек-
сандр Васильевич Адрианов… С. 49–50; Она же. Человек без профиля. С. 76; и др.
66 І ГЛАВА 2

от 16 / IV за № 252 предписано состоящего под гласным надзором полиции стат-


ского советника Адрианова передворить на жительство в с. Ермаковское, с уста-
новлением за ним надлежащего гласного надзора”». На сборы ему дали 2 дня435.
Пытаясь задержаться в Минусинске, А.В. Адрианов отправил телеграмму губер-
натору Енисейской губернии: «Полиция торопит выездом Ермаковское. Благово-
лите <разрешить> отсрочить неделю, необходимо устроить личные дела»436.
Это не помогло. Семья, о высылке узнавшая из газеты «Сибирская жизнь»437,
вновь убеждала отца оставить издательское дело: «Углубись лучше в свою архео-
логию, меньше будешь думать о том, что тебя справедливо злит»438.
Перед отъездом археолога из Минусинска газета «Минусинский край» опу-
бликовала 27 апреля 1914 г. сообщение о его высылке: «По телеграфному рас-
поряжению товарища министра внутренних дел Джунковского от 16 апреля
известный сибирский публицист А.В. Адрианов, высланный в августе месяце
1913 г. из Томска сначала в Нарым, а потом в Минусинск, теперь высылается
в село Ермаковское. По имеющимся у нас сведениям, высылка эта состоит в
связи с участием А.В. Адрианова в “Минусинском крае”»439.
А.В. Адрианов ещё жил в Минусинске, когда произошло событие, поспо-
собствовавшее осуществлению его поездки в Туву. Царское правительство
4 апреля 1914 г. приняло решение о протекторате (покровительство) России над
Тувой440, которую теперь под официальным названием «Урянхайский край» ад-
министративно включили в состав Енисейской губернии с ведением дел иркут-
ским генерал-губернатором.
Село Ермаковское Минусинского уезда Енисейской губернии: начало мая
1914 г. – 18 июня 1915 г. На новое место ссылки из Минусинска, расстояние
от которого до Ермаковского441 составляло около 75 км, А.В. Адрианов выехал
30 апреля 1914 г.442 Так как 1 мая он останавливался на Александровском вино-
куренном заводе Даниловых443, примерно в 25 км от Минусинска, то в Ерма-
ковское, надо полагать, прибыл в самых первых числах мая. Оно было осно-
вано в 1829 г. именно как поселение для ссыльных. Своё местожительство в
Западно-Саянских горах А.В. Адрианов обрисовал в письмах Г.Н. Потанину и
Л.Я. Штернбергу: «Я ведь живу близ высоких хребтов, высшие точки кото-
рых в Саянах достигают 9000 фут[ов], как наприм[ер], Иргаки. Здесь недалеко
вершины р. Бии, Кулумюс, Буйбы и проч. и строящаяся колёсная дорога на р. Ус.

[Адрианов А.В. Письмо от 26–27 апреля 1914 г. из Минусинска семье]. Л. 43 об., 44.
435

[Он же. Телеграмма периода 25–30 апреля 1914 г. из Минусинска губернатору Енисейской губернии] // МАЭС ТГУ: архив-
436

ный отдел. Ед. хр. 868. Папка 2. Л. 26.


437
См.: [Адрианова Н.А. и Адрианова М.А. Общее письмо от 28 апреля и 11 мая 1914 г. (Адрианова Н.А.) и от 2 июня (Адриа-
нова М.А.) А.В. Адрианову (отцу) из Томска в Минусинск] // Там же. Папка 18. Л. 169 об. Полагаю, имелась в виду следую-
щая информация в рубрике «Новости дня»: «Находящийся в ссылке в г. Минусинске А.В. Адрианов распоряжением министра
вн[утренних] дел переведён в с. Ермаковское», см.: Сибирская жизнь. Томск. 1914. № 87. 26 апр. С. 2.
438
[Адрианова М.А. Письмо от 30 апреля 1914 г. А.В. Адрианову (отцу) из Томска в Ермаковское] // МАЭС ТГУ: архивный
отдел. Ед. хр. 868. Папка 18. Л. 62–65. (Л. 62 об.: «Займись лучше своими археологическим отчётами и вообще научной работой.
Твоё призвание – быть учёным»; л. 64: «Папа, папа, займись своей археологией…».)
439
Цит. по: Дэвлет М.А. В минусинской ссылке. С. 62. Оригинал источника см.: Минусинский край. 1914. № 23. 27 апр.
440
См.: Дацышен В.Г., Ондар Г.А. Саянский узел. С. 59.
441
Находится на левом берегу р. Оя (правый приток Енисея). Ныне с. Ермаковское – административный центр Ермаковского
района Красноярского края, граничащего с Республикой Тыва.
442
См.: Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 208 (письмо от 12 мая 1914 г.).
443
См.: [Он же. Письмо от 1 мая 1914 г. в Русский комитет]. Л. 59 об.
ПРЕДЫИСТОРИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 67

Через Ермаковское проходит самый бойкий летний тракт через Саяны в Урян-
хайскую землю»444. «Ермаковское – подтаёжное село предгорий Саянов. Предо
мною гребни Иргаков и огромный бок Кулумюса (по-местному – “повозка”), по-
крытые снегом»445.
В связи с новой пересылкой семья А.В. Адрианова письмами старалась вся-
чески подбодрить его, перевести на новый вид занятий. Так, Александр убеж-
дал отца: «Относительно обработки старых материалов у тебя вряд ли когда
будет более подходящее и свободное время и тебе надо его в этом направлении
использовать»446.
В Ермаковском, в ответ на своё письмо от 1 мая 1914 г. с упрёками Русскому
комитету, А.В. Адрианов получил, по словам М.А. Дэвлет, «решительную от-
поведь» Л.Я. Штернберга сообщением от 12 мая 1914 г.447: «Это совершенно
несправедливо…» – заключил тот и изложил предпринятые В.В. Радловым дей-
ствия448. Приняв «суровым письмом» Л.Я. Штернберга разъяснения, А.В. Адри-
анов уже в более спокойном тоне отправил два письма от 26 мая 1914 г.
В одном, Л.Я. Штернбергу, просил извиниться вместо него перед В.В. Рад-
ловым, если тот «почувствовал себя задетым»449. А в письме родным обобщил
последние события: «С последней почтой я получил из Петербурга из Русско-
го комитета письмо от Штернберга. Оказывается, Радлов был у министра,
просил его о разрешении мне поездки, и тот обещал, а через 2 недели после
этого департамент полиции сообщил, что разрешения дано не будет. Ведь,
действительно, Бог наказал наших министров тем, что отнял у них разум.
Ну можно ли мстить человеку за то, что он желает заниматься наукой, да
еще такой, как археология? Несмотря на всё нестерпимое хулиганство такого
поведения министра, я всё-таки держу себя достаточно спокойно»450.
В Ермаковском А.В. Адрианова угнетало не столько отстранение от куль-
турного центра («Сама по себе высылка в деревню не беда…»451), сколько от-
сутствие возможностей для издания газеты и занятия любимыми делами. Со-
крушался о пропавшем для него времени полевого сезона 1914 г., его пугала
перспектива пробыть в Ермаковском оставшиеся 2 года ссылки, и втайне он
надеялся ещё на возвращение в Минусинск. Намеревался связаться с губерна-
тором Енисейской губернии И.И. Крафтом, чтобы прояснить своё положение.
(Однажды, в начале 1914 г. в Минусинске, после письма А.В. Адрианова тот
уже помог ему: ежедневные посещения полицейского надзирателя по месту
жительства были сняты452.) К середине мая 1914 г. археолог ещё надеялся про-
вести, пусть и поздно, тувинские исследования: «Если я получу разрешение в
конце лета, то всё-таки успею покончить с писаницами»453.
444
Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 212 (письмо от 12 мая 1914 г.).
445
[Он же. Письмо от 26 мая 1914 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу]. Л. 78.
446
[Адрианов А.А. Письмо от 30 апреля 1914 г. А.В. Адрианову (отцу) с дороги в с. Змеиногорское] // МАЭС ТГУ: архивный
отдел. Ед. хр. 868. Папка 18. Л. 318 об.
447
Дэвлет М.А. Александр Васильевич Адрианов… С. 49.
448
[Штернберг Л.Я. Письмо от 12 мая 1914 г. А.В. Адрианову в Минусинск]. Л. 103.
449
[Адрианов А.В. Письмо от 26 мая 1914 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу]. Л. 77.
450
[Он же. Письмо от 26 мая 1914 г. из с. Ермаковского семье]. Л. 45, 45 об. Раннее цитирование этого письма, см.: Дэвлет М.А.
А.В. Адрианов и изучение петроглифов… С. 59.
451
Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 208 (письмо от 12 мая 1914 г.).
452
См.: Там же. С. 204 (письмо от 30 марта 1914 г.).
453
Там же. С. 211 (письмо от 12 мая 1914 г.).
68 І ГЛАВА 2

Свалившиеся на А.В. Адрианова неприятности существенно сказались не


только на его работоспособности, но и моральном состоянии, что, в частности,
отражает письмо (без даты и первых двух листов) семье, вероятно, лета 1914 г.:
«И духом я не упал и совсем не хандрю. А просто я испытывал состояние какого-
то мозгового отупения, справиться с которым нет возможности самому.
Я чувствую себя совершенно бодрым, но досадую на свою пустую голову, кото-
рая отказывается работать»454. Его тяготила, конечно, жизнь вдали от семьи
(по моим разысканиям, А.В. Адрианов в Томск на суд в качестве свидетеля по
делу Баитова к 5 июня 1914 г. не ездил455). Тогда он отчётливо понимал, что после
бесплодных хлопот В.В. Радлова, Е.Л. Зубашева, Н.В. Некрасова рассчитывать
ему больше не на что, «по крайней мере, до ноября» 1914 г., когда члены Государ-
ственной думы вернутся с каникул456.

***
В какой-то момент, обдумывая создавшееся положение, А.В. Адрианов ре-
шил изменить тактику своих действий с целью попадания в Урянхай: просить
не о разрешении на поездку, а о высылке туда, т.е. о смене места ссылки. Судя
по выявленным документам, об этом впервые, видимо, говорится в его письме
от 17 июля 1914 г. Г.Н. Потанину: «Вчера я узнал о приезде Крафта в Красно-
ярск и сегодня хочу ему писать. Хочу выяснить своё положение, испорченное
его заместителем Писаренковым. Благодаря его представлению Маклаков от-
казал Радлову в разрешении мне командировки в Урянхайский край и по Енисею
с археологич[ескими] целями. У меня бесполезно пропало лето. Между про-
чим, меня зовут в Урянхайский край, на приток Бейкема (левый) р. Тапсу, к
Сафьяновым. Если меня решено выдержать в Ермаковском весь остающийся
двухлетний срок высылки из Томска, если меня не пустят в Минусинск, я буду
просить о высылке в Урянхайский край, где хоть что-нибудь сделаю для его
изучения»457.
Очередное письмо А.В. Адрианова в Русский комитет, от 20 июля 1914 г.,
подтверждает, что в попытке получить разрешение для «разъездов по Урянхай-
скому краю и Минусинскому и Ачинскому уездам для занятий археологией» он
на этот раз делал ставку на благорасположение к нему губернатора И.И. Крафта,
к тому времени возвратившегося к работе после пятимесячного отпуска. Об-
ратился к нему до 20 июля 1914 г. с такими просьбами: сделать представление
министру о разрешении на поездки, а в случае его неполучения исхлопотать
«у министра разрешение на оставшиеся два года высылки передворить… в Урян-
хайский край на прииски Сафьяновых по р. Тапсе», т.е. до 1916 г.458 Возможно,
454
[Адрианов А.В. Письмо 1914 г. семье] // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Ед. хр. 868. Папка 20. Л. 58 об. Известно письмо
Александра, в котором он высказывал беспокойство по поводу состояния отца: «Позавчера получил твоё письмо и очень опе-
чалился, что ты так пал духом. Не ты ли говорил, что работать ведь можно, а вот сам не исполнил своих намерений», см.:
[Адрианов А.А. Письмо от 29 июня 1914 г. А.В. Адрианову (отцу) из с. Змеиногорское в с. Ермаковское] // Там же. Папка 18.
Л. 322. Также см.: Дэвлет М.А. О последней археологической экспедиции А.В. Адрианова. С. 82–83.
455
См.: О высланном в Томскую губернию Александре Васильевиче Адрианове. Л. 41. М.А. Дэвлет же со ссылкой на письмо
А.В. Адрианова семье от 26 мая 1914 г. пишет об его «отъезде на суд в Томск, куда он был вызван», см.: Дэвлет М.А. О последней
археологической экспедиции А.В. Адрианова. С. 83.
456
[Адрианов А.В. Письмо 1914 г. семье?]. Л. 58 об., 59.
457
Он же. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 215–216 (письмо от 17 июля 1914 г.).
458
[Он же. Письмо от 20 июля 1914 г. из с. Ермаковского в Русский комитет]. Л. 93 об., 94. Также см.: [Он же. Письмо от 26 мая
1914 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу]. Л. 78.
ПРЕДЫИСТОРИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 69

это обращение имеется в виду в его письме семье (без даты): «…я Крафту на-
писал о своём желании вернуться в Минусинск, просил его сделать представле-
ние министру о разрешении мне поездок ради занятий археологией»459. Осенью
1914 г. А.В. Адрианов начал также переписку с Л.Я. Штернбергом о разрешении
министерства на археологические разыскания в Урянхайском крае уже сезона
1915 г.: «Я думаю, что необходимо возобновить теперь же ходатайство об
этом»460.
К несчастью, И.И. Крафт серьёзно заболел, выехал в ноябре в Петербург
и 21 ноября 1914 г. умер461. Об этом археолог узнал в Минусинске, во время
кратковременной поездки туда из Ермаковского в конце ноября – начале дека-
бря 1914 г. (см. о ней ниже). В связи с печальной новостью заключил: «С его
смертью я потерял надежду устроить поездку в Урянхай путём специаль-
ного доклада губернатора министру. А Крафт, я знаю, содействовал бы
этому»462.
После кончины И.И. Крафта А.В. Адрианов стал рассматривать новые так-
тические шаги по содействию своим полевым работам, о которых писал 21 де-
кабря 1914 г. Л.Я. Штернбергу: «…начал налаживать поездку в Урянхай иным
путем. А именно: комитет Минусинского музея сделает специальный доклад
иркутскому генер[ал]-губернат[ору] Л.Н. Князеву о важности и своевремен-
ности археолог[ических] изысканий в Урянхайском крае по связи урянхайских
памятников с минусинскими древностями и укажет на возможность этих
исследований теперь же при моем участии»463. М.А. Дэвлет установила, что
21 декабря 1914 г. комитет Минусинского музея вынес решение обратиться к
иркутскому генерал-губернатору с ходатайством о разрешении А.В. Адрианову
поездки летом 1915 г. за Саяны464.
Примерно в конце 1914 г. А.В. Адрианов решил перенести своё ходатай-
ство о тувинских археологических исследованиях из Русского комитета в
возглавляемую А.А. Бобринским влиятельную Императорскую Археологиче-
скую комиссию. В связи с этим просил Л.Я. Штернберга разрешить ему «непо-
средственно обратиться к Археологич[еской] комиссии с предложением при-
нять на себя археологич[еские] исследов[ания] в Урянхайском крае» (письмо
от 21 декабря 1914 г.)465.
В феврале или марте 1915 г. А.В. Адрианов написал в распорядительный ко-
митет Иркутского географического общества, прося о содействии в получении
разрешения на поездку в тувинские земли. 4 марта комитет заслушал его пись-
мо, о чём позволяет говорить содержание заметки в рубрике «Хроника» в газе-
те «Сибирь» за 6 марта 1915 г.: «Комитет постановил сделать для г[осподина]

459
[Адрианов А.В. Письмо 1914 г. семье?]. Л. 59.
460
[Он же. Письмо от 20 ноября 1914 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу]. Л. 155 об. Это – ответ на невыявленные письма
Л.Я. Штернберга от 8 и 9 октября 1914 г., о них также см.: [Делопроизводство Русского комитета с 24 февраля 1914 г. …]. Л. 143.
№ 321, 322.
461
См.: [Адрианов А.В. Письмо от 20 ноября 1914 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу]. Л. 156; Он же. Памяти И.И. Крафта //
Сибирская жизнь. Томск. 1915. № 18. 23 января. С. 1; и др.
462
[Он же. Письмо от 21 декабря 1914 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу]. Л. 2.
463
Там же.
464
См.: Дэвлет М.А. Петроглифы Енисея. С. 213.
465
[Адрианов А.В. Письмо от 21 декабря 1914 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу]. Л. 2 об.
70 І ГЛАВА 2

Адрианова всё, что будет возможно…»466. Вскоре, 15 марта 1915 г., эту инфор-
мацию кратко перепечатала томская газета «Сибирская жизнь»467.
Вероятно, с просьбой о содействии он обращался в Иркутск и в «комитет
музея», откуда до 16 марта 1915 г. получил отказ468.

***
Документы свидетельствуют, что на протяжении более 9 месяцев (со вре-
мени получения ещё в Минусинске 22 апреля 1914 г. телеграммы с отказом на
поездку в Туву и до начала 1915 г.) А.В. Адрианов предпринимал титанические
усилия для осуществления своих научных замыслов: «…я не переставал хло-
потать о поездке в Урянхайский край»469; «Немало переломал копий, добиваясь
с прошлого года разрешения на поездку в Урянхайский край для раскопки там
курганов и для других археологических и этнографических исследований»470.
И даже после прошедшего впустую полевого сезона 1914 г. писал: «…не про-
пало у меня желание, даже если я получу свободу, поехать в Урянхайский край
на несколько месяцев, на два лета, если нужно, как для археологических, так и
этнографических исследований»471.
В каждом (!) выявленном письме, направленном в период с весны 1914 г. до
весны 1915 г. Русскому комитету или его членам, он настойчиво говорил о сво-
ей поездке в Урянхай, в том числе просил Л.Я. Штернберга 20 октября 1914 г.
внести этот вопрос отдельно на обсуждение комитета472. В своей переписке
он был подчас настырен. К примеру, не смущался просить Л.Я. Штернберга
о переговорах с больным И.И. Крафтом473, об обращении Л.Я. Штернберга к
больному и редко выезжавшему в 1914 г. 77-летнему В.В. Радлову (чтобы уже
тот ходатайствовал перед министром о работах в Урянхае)474.
Сегодня можно только поражаться, как археологу удалось не потерять на-
дежду на проведение экспедиционных работ и не опустить руки. А ведь всё это
происходило в Ермаковском, где, как восстановила М.А. Дэвлет, он в одиноче-
стве пережил период глубочайшей депрессии и физические болезни475. Видимо,
в значительной мере помогло его природное трудолюбие: «…я всю свою жизнь
в ссылке так заполнил всякими мелочами, что у меня буквально не стало досуга,
чтоб о чём-нибудь подумать»476 (письмо от 16 марта 1915 г. Г.Н. Потанину).
Так, ещё в первый месяц проживания Ермаковском он выявил сведения о его
окрестностях: «В районе с. Ермаковского материала для археологии нет. Кур-
ганов здесь нет, как нет и находок предметов древности. …[Мне] [называли]

См.: В географическом обществе // Сибирь. Иркутск. 1915. № 55. 6 марта. С. 2.


466

См.: Экспедиция А.В. Адрианова // Сибирская жизнь. Томск. 1915. № 59. 15 марта. С. 3 (рубрика: «Из газет»).
467

468
См.: [Адрианов А.В. Письмо от 16 марта 1915 г. А.Е. Колмаковой-Адриановой] // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Ед. хр. 868.
Папка 2. Л. 103.
469
Цит. по: Дэвлет М.А. А.В. Адрианов и изучение петроглифов… С. 60 (оригинал цитирумого документа см.: [Адрианов А.В.
Письмо от 16 апреля 1915 г. П.С. Уваровой. Ермаковское]. Л. 9–10).
470
Он же. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 218 (письмо от 16 марта 1915 г.).
471
[Он же. Письмо от 22 сентября 1914 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу]. Л. 133.
472
См.: [Он же. Письмо от 20 октября 1914 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу] . Л. 143 об.
473
См.: [Он же. Письмо от 20 ноября 1914 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу]. Л. 156.
474
См.: [Он же. Письмо от 21 декабря 1914 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу]. Л. 2 об.
475
См.: Дэвлет М.А. О последней археологической экспедиции А.В. Адрианова. С. 82–83; Она же. А.В. Адрианов и изучение
петроглифов… С. 59; Она же. Петроглифы Енисея. С. 211–212; и др.
476
Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 217 (письмо от 16 марта 1915 г.).
ПРЕДЫИСТОРИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 71

1 курган около д. Жеблахты, верстах в 15 от Ермаковского и 2–3 кургана около


дер. Нижн[ий] Сухтук. При случае я съезжу или схожу осмотреть их»477.
Освоившись на новом месте ссылки, неутомимый археолог выяснил, что на
расстоянии от 2,5 до 18 км от Ермаковского в четырёх местах есть несколько
земляных курганов. А так как для их раскопок ему особого разрешения на вы-
езд не требовалось, то он сделал новое предложение Русскому комитету: вы-
делить 150–200 руб. на эти земляные работы в июле – сентябре 1914 г., выслать
ему соответствующий открытый лист и снаряжение. Для А.В. Адрианова очень
важно было получить благоприятный ответ Русского комитета на запрос о про-
ведении указанных раскопок: «…я найду в этом моральную поддержку в той
бездеятельной жизни, какую приходится вести в деревенской глуши»478. Ника-
кого ответа на данное предложение археолог не получил479.
В Ермаковском он закончил обработку материалов своих исследований 1911 г.
в Семипалатинской области, которые намеревался взять для работы ещё в ссыл-
ку в Нарым. 20 октября 1914 г. отправил казённой почтой «В Императорскую
Академию наук, по отделению антропологии, этнографии и археологии» кол-
лекцию вещей из раскопок 1911 г. курганов, чертежи, фотографии и рукопись
(отчёт) в 208 страниц, с рисунками480. В материалах Русского комитета есть за-
пись о том, что этот отчёт был переслан в Археологическую комиссию 25 ноября
1914 г.481 А уже в дополнении к нему позднее, 5 декабря 1914 г., на имя профес-
сора Петроградского университета Н.И. Веселовского отправили и 4 фотогра-
фии А.В. Адрианова482, присланные им в письме от 20 ноября 1914 г.483
Благодаря знакомству с коммерсантом Ф.А. Эрлангером А.В. Адрианов ещё
до марта 1915 г. начал собирать для него и для областного сибирского музея в
Томске коллекцию музыкальных инструментов «сибирских народностей» – ми-
нусинских инородцев, сойотов, а также ламаистские484. Надеясь получить от
Ф.А. Эрлангера фонограф Эдисона и необходимые для записи на нём восковые
валики, А.В. Адрианов планировал сбор материала музыкального творчества уже
среди местных минусинских народов485. Семье писал 26 мая 1914 г.: «Пробую со-
бирать и записывать песни, да дело поддаётся туго – девицы стесняются»486.
Определённо до середины апреля 1915 г. он занимался энтомологией, кон-
тактируя с сотрудниками Томского университета: «Между прочим, по моему
предложению Г.Э. Иоганзену, университет мне выслал банки со спиртом и
просил собрать ему коллекцию мелких млекопитающих, муравьёв, жуков и ба-

477
[Адрианов А.В. Письмо от 26 мая 1914 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу]. Л. 78.
478
[Он же. Письмо от 16 июня 1914 г. из с. Ермаковского в Русский комитет]. Л. 83 об., 84.
479
[Он же. Письмо от 20 июля 1914 г. из с. Ермаковского в Русский комитет]. Л. 93.
480
[Он же. Письмо от 20 октября 1914 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу]. Л. 142, 142 об., 143. Также см.: [Он же.
Письмо от 22 сентября 1914 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу]. Л. 134 об.; Он же. «Дорогой Григорий Николаевич…».
С. 217–218 (письмо от 16 марта 1915 г.); Он же. К археологии Западного Алтая (из поездки в Семипалатинскую область в 1911 г.).
Пг., 1916. 92 с., 2 л. ил. (Известия ИАК; Вып. 62); Дэвлет М.А. Петроглифы Енисея. С. 212.
481
См.: [Делопроизводство Русского комитета с 24 февраля 1914 г. …]. Л. 153. № 372.
482
См.: Там же. Л. 156. № 376; [Штернберг Л.Я. Письмо от 5 декабря 1914 г. А.В. Адрианову в с. Ермаковское]. Л. 157.
483
См.: [Адрианов А.В. Письмо от 20 ноября 1914 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу]. Л. 155.
484
Колл. 5976 тувинских музыкальных инструментов, хранящаяся в МАЭС ТГУ, собиралась А.В. Адриановым позже – в
1915 г., уже в Туве, см.: Каталог этнографических коллекций… Ч. 1. С. 174–177. № 76–77, 80–82, 85–87.
485
См.: Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 218 (письмо от 16 марта 1915 г.).
486
[Он же. Письмо от 26 мая 1914 г. из с. Ермаковского семье]. Л. 45 об.
72 І ГЛАВА 2

бочек, черепа жвачных с рогами и т.п., но средств не даёт, так что я даже не
знаю, за чей счёт придётся отсылать мне им коллекции. …Я уже начал здесь
сборы муравьёв для проф[ессора] Рузского»487 (Михаил Дмитриевич).
В Ермаковском А.В. Адрианов фотографировал местных жителей (по край-
ней мере, до середины марта 1915 г.)488, писал за них жалобы, письма и пр.
(«…обе эти статьи дают мне небольшой заработок. Достаточно сказать,
что за последние три месяца я сполна обеспечил этим способом своё существо-
вание…»). Он читал газеты и журналы, писал «корреспонденции и статьи»489.
Готовил статью об Урянхайском крае для газеты «Сибирская жизнь»490. Активно
вёл переписку, но при этом эпистолярное общение между ним и Г.Н. Потаниным
в период примерно с июля 1914 г. по конец марта 1915 г. практически заглохло.
По поводу этого А.В. Адрианов 16 марта 1915 г. писал своему старшему другу:
«…я, по меньшей мере, неделикатен к Вам – молчу целых восемь месяцев – по
самым точным справкам последнее письмо я написал Вам 17 июля прошл[ого]
года»491, т.е. 1914. Для указанного отрезка времени известно, что от Г.Н. Потани-
на он получил письмо от 4 ноября 1914 г.492 и 26 марта 1915 г.493
Через Ермаковское по дороге в Туву и Монголию проезжали многие исследо-
ватели и путешественники, встречи с некоторыми из них позволяли А.В. Адриа-
нову отвлечься от своих проблем, узнать новости, обменяться опытом. К примеру,
в конце мая 1914 г. он общался с Н.Г. Томашинским, командированным «Ака-
демией наук в Монголию от зоологического отделения для собирания коллекций
млекопит[ающих] животных и птиц»494. В конце ноября 1914 г. А.В. Адрианов
отправился в Минусинск, видимо, по своим давним судебным делам. В поездке
пробыл около 9 дней, встречался с И.Г. Сафьяновым (о нём см. гл. 3; рис. 18):
«В 4 час. иду обедать к Сафьяновым и проведу вечер за беседой по Урянхайским
делам. Инн[окентий] Сафьянов вернулся из Урянхая и ничего о Томашинском не
знает, не слыхал»495.

***
Наконец-то хлопоты Русского комитета, лично А.В. Адрианова, ходатайства
его покровителей завершились успехом: в феврале 1915 г. В.В. Радлов добился
разрешения министра внутренних дел на поездку А.В. Адрианова в Туву. (Это
событие впервые осветила М.А. Дэвлет496.) По выявленным документам вос-
становлена следующая цепь событий.
21 февраля 1915 г. департамент полиции сообщил енисейскому губернато-
ру о разрешении министра внутренних дел принять А.В. Адрианову участие
в эскпедиции «за Саянский хребет»497. О нём В.В. Радлов был извещён пись-
487
Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 221 (письмо от 13 апреля 1915 г.).
488
[Он же. Письмо от 26 мая 1914 г. из с. Ермаковского семье]. Л. 46.
489
Он же. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 217 (письмо от 16 марта 1915 г.).
490
[Он же. Письмо от 26 мая 1914 г. из с. Ермаковского семье]. Л. 45 об.
491
Он же. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 217 (письмо от 16 марта 1915 г.).
492
См.: [Потанин Г.Н. Письмо от 4 ноября 1914 г. А.В. Адрианову. Томск].
493
См.: Он же. [Письмо от 26 марта 1915 г. А.В. Адрианову].
494
[Адрианов А.В. Письмо от 26 мая 1914 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу]. Л. 78 об.
495
[Он же. Письмо от 1 декабря 1914 г. из Минусинска семье] // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Ед. хр. 868. Папка 20. Л. 72
(почтовый купон).
496
См.: Дэвлет М.А. О последней археологической экспедиции А В. Адрианова. С. 83–84; Она же. Петроглифы Енисея. С. 213;
и др.
497
[Адрианов А.В. Письмо от 30 марта 1915 г. из с. Ермаковского в Русский комитет]. Л. 61, 61 об.
ПРЕДЫИСТОРИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 73

мом директора департамента полиции от 22 февраля 1915 г.: «Вследстие воз-


буждённого Вашим Высокопревосходительством ходатайства о разрешении
статскому советнику Александру Васильевичу Адрианову принять участие в
организованной Русским комитетом для изучения Средней и Восточной Азии
экспедиции за Саянский хребет, имею честь уведомить Вас, что товарищ ми-
нистра свиты Его Величества генерал-майор Джунковский признал возмож-
ным разрешить Адрианову принять участие в означенной выше экспедиции, о
чём одновременно с сим и сообщено для надлежащих распоряжений енисейско-
му губернатору»498.
Вероятно, только вслед за разрешением министерства на поездку А.В. Адри-
анова вопрос о его работах в Туве был вновь рассмотрен в Русском комитете.
24 февраля ему отправили телеграмму В.В. Радлова с долгожданными новостя-
ми499, но по иронии судьбы археолог её не получил500, видимо, из-за неполного
адреса. Телеграмму повторили через 5 дней: «2 марта 1915 г. С уплаченным
ответом. Ермаковское. Енисейская. Адрианову. Министерство разрешило по-
ездку Урянхайский край, можем ассигновать шестьсот, телеграфируйте со-
гласие. Радлов»501. (Дополнительно в этот же день археологу послали и поясни-
тельное письмо делопроизводителя Русского комитета502.)
В ответ на доставленную в этот раз телеграмму А.В. Адрианов отве-
тил В.В. Радлову: «Чрезвычайно обрадован, благодарю, согласен, пишу.
Адрианов»503 (не выяснены её точная дата и смысл слова «пишу»). Немного
позже он поблагодарил академика и письмом (от 12 марта 1915 г.): «...с по-
лучением Вашей телеграммы для меня совершенно исчезла горечь ссылки.
Я рад, что получаю возможность послужить, как умею, науке». Археолог
признавал, что успех хлопот об его урянхайской поездке был обеспечен пре-
жде всего усилиями В.В. Радлова504.
Возможно, какая-то поддержка оказывалась А.В. Адрианову и в Сибири. Из-
вестно, что о его поездке В.В. Радлов в марте 1915 г. в Петербурге беседовал с
председателем Красноярского подотдела Восточно-Сибирского отдела ИРГО505
(его обязанности тогда исполнял Н.Н. Козьмин), прося, видимо, о содействии.
На проведение полевых исследований комитет сократил сумму с 1000 руб.,
которая выделялась в 1914 г., до 600 руб. Вот как это объяснял сам археолог:
«…Русский комитет ввиду стеснения в кредитах по случаю войны мне пред-
ложить мог на поездку только 600 рублей»506. Последние новости он сообщил
в письме от 16 марта 1915 г. Г.Н. Потанину: «3 марта получил от В.В. Радлова
телеграмму о том, что министерство разрешило мне ехать в Урянхай, а сред-
ства, 600 руб., даёт Русский комитет. Вот теперь я начинаю “сряжаться”,
498
[Письмо директора департамента полиции от 22 февраля 1915 г. В.В. Радлову…]. Л. 18.
499
См.: [Делопроизводство Русского комитета с 24 февраля 1914 г. …]. Л. 16. № 67.
500
См.: [Телеграмма В.В. Радлову от 26 февраля 1915 г. о недоставлении телеграммы А.В. Адрианову] // СПФА. Ф. 148. Оп. 1.
Д. 86. Л. 21; [Письмо Русского комитета от 2 марта 1915 г. А.В. Адрианову в с. Ермаковское]. Л. 23.
501
[Радлов В.В. Телеграмма от 2 марта 1915 г. А.В. Адрианову в с. Ермаковское].
502
См.: [Письмо Русского комитета от 2 марта 1915 г. А.В. Адрианову в с. Ермаковское].
503
[Адрианов А.В. Телеграмма примерно от 3 марта 1915 г. из с. Ермаковского В.В. Радлову].
504
См.: [Он же. Письмо от 12 марта 1915 г. из с. Ермаковского В.В. Радлову]. Л. 59.
505
См.: [Козьмин Н.Н. (председатель Красноярского подотдела Восточно-Сибирского отдела ИРГО). Письмо от 9 июня 1915 г.
губернатору Енисейской губернии]. Л. 174.
506
Цит. по: Дэвлет М.А. А.В. Адрианов и изучение петроглифов… С. 60 (оригинал цитирумого документа см.: [Адрианов А.В.
Письмо от 16 апреля 1915 г. П.С. Уваровой]. Л. 9–10).
74 І ГЛАВА 2

как говорят сибиряки, и в половине мая закачусь, только меня и видели»507.


О полученном разрешении на поездку А.В. Адрианов оповестил письмом в
Урянхай и И.Г. Сафьянова508, ответившего посланием от 18 марта509.
Газета «Сибирь» от 17 марта 1915 г. в рубрике «Хроника» опубликовала
информацию о полученном разрешении на поездку и предстоящих тувинских
работах археолога510. Позднее она была перепечатана официальным изданием
Археологической комисии в разделе «Археологическая хроника (из газет за
первую половину 1915 г.»511
Вдохновлённый происходившими событиями, А.В. Адрианов к началу мар-
та 1915 г. решительно нацелился на то, чтобы разрешённую ему министерством
внутренних дел поездку в Туву совместить с отбыванием там административ-
ной ссылки. Об этом он проинформировал, прежде всего, Русский комитет
(письмо от 12 марта 1915 г.): «…я желал бы, что называется, закатиться в
Урянхайский край и провести там не только лето и осень, но и зазимовать.
Ведь край этот чрезвычайно интересный и там, кроме археологии, очень ин-
тересно заняться и этнографией, и антропологией, не говоря уже об эконо-
мике, на семейном и общественном [быте]512, которые представляют теперь
особый интерес ввиду готовящегося присоединения этого края к России»513.
Через несколько дней на эту же тему археолог высказался и Г.Н. Потанину,
надеясь, видимо, получить его совет: «Я про себя уже серьёзно думаю о том,
чтоб и по окончании раскопок осенью застрять в Урянхае и зазимовать там, –
что я буду делать, в самом деле, в своём Ермаковске? Писать и обрабатывать
материал я могу и в урянхайской земле, да так там и отбыть весь осталь-
ной срок ссылки. А зимой, кроме того, смогу заняться там и этнографией…»
(письмо от 16 марта 1915 г.)514.
Только 24 марта 1915 г. А.В. Адрианов твёрдо поверил в состоятельность
своей поездки: в этот день ему объявили содержание письма губернатора, на-
правленного исправнику. В нём говорилось о разрешении министра внутрен-
них дел на поездку, при этом конкретный срок возвращения не указывался515.
Воспользовавшись этим обстоятельством, он решил пробыть в Туве включи-
тельно по лето 1916 г., о чём делился с Г.Н. Потаниным: «Вопрос о моей поездке
с официальной стороны вполне выяснился – мне объявлена бумага губернато-
ра с полученным им распоряжением департамента полиции о разрешении мне
ехать в Урянхай министром, причём срок пребывания там не указан, а стало
быть, и не ограничен; сказано только, что местная полиция должна донести
начальству о том, когда я вернусь. Я не заставлю их торопиться с таким до-
несением и просижу в Сойотии столько, сколько мне захочется. Теперь я окон-
507
Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 218 (письмо от 16 марта 1915 г.).
508
Об этом невыявленном письме А.В. Адрианова к И.Г. Сафьянову известно из другого автографа, см.: [Адрианов А.В. Письмо
от 12 марта 1915 г. из с. Ермаковского В.В. Радлову]. Л. 59.
509
См.: [Сафьянов И.Г. Письмо от 18 марта 1915 г. из Минусинска (?) А.В. Адрианову в с. Ермаковское] // МАЭС: архивный
отдел. Ед. хр. 868. Папка 12. Л. 188–189. Раннее цитирование этого документа см.: Дэвлет М.А. О последней экспедиции А.В. Адриа-
нова… С. 214; Она же. Петроглифы Енисея. С. 214; и др.
510
См.: [Сибирский публицист] // Сибирь. Иркутск. 1915. № 64. 17 марта. С. 2.
511
См.: Известия ИАК: Прибавление к вып. 58. Пг., 1915. С. 75–76.
512
Предположительное прочтение.
513
[Адрианов А.В. Письмо от 12 марта 1915 г. из с. Ермаковского В.В. Радлову]. Л. 60.
514
Он же. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 218 (письмо от 16 марта 1915 г.).
515
См.: [Он же. Письмо от 30 марта 1915 г. из с. Ермаковского в Русский комитет]. Л. 61, 61 об.
ПРЕДЫИСТОРИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 75

чательно решил провести там и зиму, и лето будущего года, – дела для этого
хватит и останется»516. Примерно о таких же сроках А.В. Адрианов писал и
П.С. Уваровой 16 апреля 1915 г.517 В итоге так и получилось: ссылку он отбывал
параллельно со своими научными исследованиями.
Находясь ещё в Ермаковском, А.В. Адрианов запланировал конкретные, до-
вольно объёмные исследования историко-культурного плана, рассчитанные, по-
мимо времени полевого сезона 1915 г., ещё на зиму 1915/16 г. и лето 1916 г. (срок
его ссылки заканчивался 27 июля 1916 г.). Прежде всего, намеревался выделить
время «на раскопки и на разъезды по обследованию археологич[еских] памятни-
ков Сойотии. Потратить на поездку надо, по крайней мере, месяц…»518.
Предполагал также обследовать переселенческое население: «Русские по-
сёлки по Ха-Кему и в др[угих] местах я постараюсь объехать и описать,
расcпросив жителей про историю заселения, причины, их занятия, достаток
и т.п. Списки таких посёлков с числом населения, между прочим, давно со-
ставлены и нанесены на карту, – то и другое, хотя и не очень свежее находит-
ся в моем распоряжении»519.
Собирался изучать и этнографию коренного населения Урянхая, в связи с
чем просил помощи у Г.Н. Потанина: «…попрошу Вас, дорогой Григорий Ни-
колаевич, дать мне со своей стороны работу, дать советы и указания, какой
материал собрать у сойот. Поставьте мне ряд вопросов, программку иссле-
дования дайте, порекомендуйте пособия»520.
Но в то же время исследователь чётко понимал, что для исполнения этих
планов средств от Русского комитета явно недостаточно: «Мое предприя-
тие… может показаться безумием»; «…ассигнуемая сумма в 600 руб[лей]
ничтожна»521. По произведённым им в первой половине апреля 1915 г. под-
счётам, этих денег едва хватало лишь на 2 месяца раскопок курганов (на оплату
труда рабочих). «А ведь надо снарядиться, да переехать в край, надо самому
содержаться, надо делать поездки. А как же быть остальное время за исклю-
чением двух обозначенных месяцев?»522. Финансовая проблема не решилась и к
концу мая 1915 г. Более того, тщательно просчитав предстоящие расходы, ар-
хеолог понял неизбежность сокращения объёма самих раскопок: «…мне очень
хочется зазимовать в Урянхайском крае и даже прихватить будущее лето, а
между тем в моём распоряжении сейчас столько средств, что их хватит на
производство раскопки курганов в течение пяти недель»523.

***
Вследствие изложенного в марте – мае 1915 г. А.В. Адрианов вынужденно
начал новый этап организации урянхайской экспедиции: предпринял отчаян-
ные действия («разные фокусы»524) по поиску дополнительных средств на её
516
Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 220 (письмо от 13 апреля 1915 г.).
517
Цит. по: Дэвлет М.А. А.В. Адрианов и изучение петроглифов… С. 60 (оригинал цитирумого документа см.: [Адрианов А.В.
Письмо от 16 апреля 1915 г. П.С. Уваровой]).
518
Он же. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 220 (письмо от 13 апреля 1915 г.).
519
Там же.
520
Там же. С. 218 (письмо от 16 марта 1915 г.).
521
Там же. С. 220–221 (письмо от 13 апреля 1915 г.).
522
Там же.
523
Там же. С. 222 (письмо от 21 мая 1915 г.).
524
Там же. С. 221 (письмо от 13 апреля 1915 г.).
76 І ГЛАВА 2

проведение. По имеющимся источникам полагаю, что с просьбами этого пла-


на он обратился минимум к 10 адресатам. Почти все, видимо, они оказались
безуспешными. Его просьбы касались и оборудования.
Так, ещё до 13 апреля 1915 г. отправил письмо председателю Русского коми-
тета В.В. Радлову – «как он думает о дополнит[ельном] ассигновании»525.
Также до 13 апреля археолог обратился по поводу каких-либо поручений, а
следовательно и средств, к Д.А. Анучину526, товарищу председателя Москов-
ского археологического общества, президенту Императорского общества лю-
бителей естествознания, антропологии и этнографии. До 21 мая 1915 г. ответ
оттуда не поступил527, был ли он вообще – не выяснено.
Адресовался до 13 апреля и в Ботанический музей Академии наук (Петроград)
к ботанику, которого знал по Томскому университету: «Написал и П.Н. Крыло-
ву предложение прислать его поручения, если у него, как бывавшего в Урянхае,
есть что поручить»528.
Написал М.О. Могилянскому, заведующему этнографическим отделением
Русского музея Императора Александра III (современный Государственный
Русский музей), с предложением приобрести для этого учреждения «сойот-
скую этнограф[ическую] коллекцию и выслать потребную сумму»529. Оттуда
письмом от 5 мая 1915 г. пришёл отказ530: «у музея не оказалось денег»531.
С целью «увеличить свой ресурс» финансов А.В. Адрианов отправил подроб-
ное письмо от 16 апреля 1915 г. председателю Московского археологического
общества П.С. Уваровой, в котором изложил историю получения разрешения на
поездку в Урянхай, сообщил о желании работать там в 1916 г. и пр.532 Об этом он
проинформировал Русский комитет: «…я обратился к граф[ине] П.С. Уваровой
с предложением ассигновать деньги на раскопки в Урянхае, полагая, что здесь
между Москов[ским] археологич[еским] об[щест]вом и комитетом никаких
трений не может возникнуть, так как, истощив средства одного учреждения,
я могу вести раскопку в другом месте другого типа курганов на средства дру-
гого, третьего общества» (письмо от 4 мая 1915 г.)533. Ответ из Московского
археологического общества последовал 2 июня 1915 г. (он не обнаружен), в нём
содержалось предложение А.В. Адрианову представить обществу доклад о про-
изведённых в Урянхайском крае исследованиях534.
Видимо, в мае 1915 г. он просил у Русского географического общества ин-
стументы для полевых исследований, на что получил отказ535.

Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 221 (письмо от 13 апреля 1915 г.).
525

Там же; [Он же. Письмо от 4 мая 1915 г. из с. Ермаковского в Русский комитет]. Л. 58, 58 об.
526
527
См.: Он же. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 222 (письмо от 21 мая 1915 г.).
528
Там же. С. 221 (письмо от 13 апреля 1915 г.).
529
[Он же. Письмо от 4 мая 1915 г. из с. Ермаковского в Русский комитет]. Л. 58.
530
[Письмо от 5 мая 1915 г. А.В. Адрианову в с. Ермаковское из этнографического отдела Русского музея Императора Алек-
сандра III] // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Ед. хр. 868. Папка 7. Л. 180.
531
Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 221, 222 (письма от 13 апреля 1915 г., 21 мая 1915 г.). Также см.:
[Он же. Письмо от 21 мая 1915 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу]. Л. 67.
532
См.: Дэвлет М.А. А.В. Адрианов и изучение петроглифов… С. 60; Она же. Петроглифы Енисея. С. 213–214 (оригинал цит.
документа см.: [Адрианов А.В. Письмо от 16 апреля 1915 г. П.С. Уваровой]).
533
[Он же. Письмо от 4 мая 1915 г. из с. Ермаковского в Русский комитет]. Л. 58 об.
534
См.: [Он же. Доклад от 6 января 1916 г. …]. Л. 1.
535
[Письмо от 6 апреля 1915 г. А.В. Адрианову в с. Ермаковское из Императорского Русского географического общества] //
МАЭС ТГУ: архивный отдел. Ед. хр. 868. Папка 7. Л. 168.
ПРЕДЫИСТОРИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 77

Письмом от 21 мая 1915 г. археолог направил «предложение ассигновать…


как-либо сумму на раскопки» в Археологическую комиссию536, председателем
которой тогда был А.А. Бобринский.
Дополнительные средства на предстоящие исследования А.В. Адрианов
пытался получить от известного сибирского предпринимателя и мецената
П.И. Макушина: намеревался «приобрести коллекции для Дома науки» в Том-
ске, если будут оплачены соответствующие расходы537. Содействия этому он
просил у Г.Н. Потанина: «Вы обещали мне также переговорить с П.И. Маку-
шиным на счёт ассигнования им денег на покупку этнографич[еских] предме-
тов для музея или для Дома Науки. Нужно с этим спешить»538. Но позднее, уже
из Тувы, сообщил: «От П.И. Макушина не получал ни строчки, стало быть,
ему ничего не надо, никаких коллекций»539.
В конце мая 1915 г. у А.В. Адрианова возник новый вариант финансирования:
«Я сделаю ещё попытку найти заработок у теперешнего комиссара Урянхайского
края В.Ю. Григорьева»540. На это его воодушевило известие о выдаче комиссаром
денег А.Я. Тугаринову541 (орнитолог и зоогеограф, директор Красноярского музея,
правитель дел Красноярского подотдела Восточно-Сибирского отдела ИРГО). На-
кануне, примерно 18 мая 1915 г., его экспедиционная группа из 6 человек, направ-
лявшаяся в Урянхай и северную часть Монголии, проследовала через Ермаков-
ское542: «От комиссара Урянхайского края и отдела географ[ического] об[щест]ва
им ассигновано полторы тысячи рублей на естественные, историч[еские],
метеорологич[еские] и этнографич[еские] исследования»543. Написал ли
А.В. Адрианов в итоге В.Ю. Григорьеву, не выявлено.
Как председатель комиссии по составлению этнографической карты Сиби-
ри, Л.Я. Штернберг предложил А.В. Адрианову субсидию в размере 50 руб.
За эти деньги требовалось составить черновые карты по расселению «в пле-
менном отношении», типам жилиш, одежды, хозяйства, «распространению
шаманства» или же собрать для этого материал (письмо от 7 мая 1915 г.)544.
С одной стороны, А.В. Адрианов был недоволен этим предложением, о чём и
делился с Г.Н. Потаниным в письме от 21 мая 1915 г.: «Работа очень интерес-
ная, но в то же время и огромная и, вдруг, вознаграждение в 50 рублей! Мне
это представляется какой-то шуткой»545. Но, с другой стороны, буквально
в этот же день он писал Л.Я. Штернбергу: «За составление карт и за собира-

536
[Адрианов А.В. Письмо от 21 мая 1915 г. из с. Ермаковского в Л.Я. Штернбергу]. Л. 67. Также см.: Он же. «Дорогой Григо-
рий Николаевич…». С. 222 (письмо от 21 мая 1915 г.).
537
Там же. С. 220 (письмо от 13 апреля 1915 г.).
538
Там же. С. 222 (письмо от 21 мая 1915 г.).
539
Там же. С. 225 (письмо от 20 августа 1915 г.).
540
Там же. С. 222 (письмо от 21 мая 1915 г.).
541
Ранее А.В. Адрианов с ним был знаком, см.: [Тугаринов А.Я. Письмо от 5 мая 1909 г. из Красноярска А.В. Адрианову] //
МАЭС ТГУ: архивный отдел. Ед. хр. 868. Папка 12. Л. 47–51; [Он же. Письмо от 14 марта 1914 г. из Красноярска А.В. Адриа-
нову] // Там же. Папка 12. Л. 42; [Он же. Письмо от 24 марта 1914 г. из Красноярска А.В. Адрианову] // Там же. Папка 12. Л. 41.
542
См.: Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 222 (письмо от 21 мая 1915 г.); Макаров Н.П. Археологические
исследования А.Я. Тугаринова // Аркадию Яковлевичу Тугаринову посвящается…: сб. науч. ст.: Посвящ. 130-летию А.Я. Тугари-
нова. Красноярск, 2011. С. 11–12; Баташев М.С. Этнография в жизни директора Красноярского музея А.Я. Тугаринова // Там же.
С. 22; Яворский А.Л. Двадцать лет на Енисее // Там же. С. 258–271.
543
[Адрианов А.В. Письмо от 21 мая 1915 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу]. Л. 67 об.
544
[Штернберг Л.Я. Письмо от 7 мая 1915 г. А.В. Адрианову в с. Ермаковское]. Л. 61, 61 об.
545
Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 222 (письмо от 21 мая 1915 г.).
78 І ГЛАВА 2

ние для них этнографич[еского] материала охотно возьмусь, только желал


бы иметь более подробную инструкцию или лучше примерный текст. Конечно,
речь у Вас идёт о части Сибири, для которой я мог бы собрать материал для
составления такой этнографич[еской] карты»546.
Один из проектов А.В. Адрианова относительно дополнительного финанси-
рования исследований в Урянхае вообще поражает своей явной рискованностью:
«…рассчитываю добыть кредит и потом, заинтересовав учёный мир материа-
лом, добыть дополнительные средства»547. Вчитываясь в письма А.В. Адрианова
и другие документы весны – начала лета 1915 г., понимаешь, что его не останови-
ло бы даже полное отсутствие дополнительных денег на поездку, разыскиваемых
всевозможными способами: «Но всё это – фокусы; они могут и не выгореть, а
ехать – я всё-таки поеду»548.
Полагаю, что уверенность в проведении исследований ему придавало обе-
щание помощи со стороны «главы местной торговой горнопромышленной фир-
мы» И.Г. Сафьянова (рис. 18): «…я рассчитываю кое в чём перебиться на счёт
Сафьянова…»549. Будущее показало, что этот вариант поиска дополнительных
средств на работы в Урянхае оказался самым реалистичным и надёжным.

***
Организация поездки в Урянхайский край стала уточняться уже в середине
апреля 1915 г. Планировалось, что в конце мая 1915 г. оттуда в Минусинск при-
едет И.Г. Сафьянов. Он «проживёт в Минусинске недели две» и затем вместе с
А.В. Адриановым уедет в Урянхай. Планируемая задержка их выезда до сере-
дины июня 1915 г. отчасти объяснялась тем, что, по мнению И.Г. Сафьянова,
«через тайгу раньше и ехать невозможно»550. Позднее отбытие было на руку
А.В. Адрианову: «Эта оттяжка выезда в Урянхай до первой половины июня
поможет мне, конечно, и лучше снарядиться…»551. В качестве помощника в
полевых работах он уже тогда предположил взять в Туву Г.М. Токмашева552
(о нём см. гл. 3; рис. 20).
В марте – мае 1915 г. археолог постоянно беспокоился об экспедиционном
оборудовании553. Написал в Географическое общество, «у которого просил
только инструменты для метеорологич[еских] наблюдений», но получил от-
каз – «у общества не оказалось инструментов»554. Выписал 12 марта 1915 г. из
Русского комитета оборудование, в том числе «в виде палатки, кровати, двад-
цати дюжин фотографич[еских] пластинок и прочего»555, и очень нервничал
в связи с затягиванием его поставки556.
546
[Адрианов А.В. Письмо от 21 мая 1915 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу]. Л. 68 об.
547
Он же. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 221 (письмо от 13 апреля 1915 г.).
548
Там же.
549
Там же; Также см.: [Он же. Письмо от 30 марта 1915 г. из с. Ермаковского в Русский комитет]. Л. 62.
550
Он же. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 219 (письмо от 13 апреля 1915 г.). С. 219.
551
Там же.
552
Там же. С. 220.
553
[Он же. Письмо от 12 марта 1915 г. из с. Ермаковского В.В. Радлову]. Л. 60; [Он же. Письмо от 30 марта 1915 г. из с. Ермаков-
ского в Русский комитет]. Л. 62, 62 об.; [Он же. Письмо от 4 мая 1915 г. из с. Ермаковского в Русский комитет]. Л. 57 об.; и др.
554
Он же. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 222 (письмо от 21 мая 1915 г.).
555
Он же. Письмо от 12 марта 1915 г. из с. Ермаковского В.В. Радлову]. Л. 59 об., 60; Он же. «Дорогой Григорий Николае-
вич…». С. 219–220 (письмо от 13 апреля 1915 г.).
556
См.: [Он же. Письмо от 4 мая 1915 г. из с. Ермаковского в Русский комитет]. Л. 57.
ПРЕДЫИСТОРИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 79

Центральные учреждения оказывали археологу содействие в том, чтобы сна-


рядить его экспедицию и «на месте» – в Сибири. Так, Б.Э. Петри557 (сотрудник
Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого Императорской Акаде-
мии наук, директором которого был В.В. Радлов), отправил письмо от 14 апреля
1915 г. Т.И. Савенкову (сын умершего в 1914 г. сибирского археолога И.Т. Савен-
кова) с просьбой отправить оборудование А.В. Адрианову в Ермаковское558.
Л.Я. Штернберг, также как сотрудник МАЭ, другим письмом от 14 апреля
1915 г. просил об этом и Красноярский городской музей559. А позднее он под-
твердил уже лично А.В. Адрианову возможность получения всё того же обо-
рудования: «В Красноярский городской музей я отправил просьбу выслать Вам
лопаты, кайлы, совки, палатки и прочий раскопочный инвентарь, служивший
сначала Б.Э. Петри при раскопках на Байкале, а затем И.Т. Савенкову при рас-
копках в окрестностях Красноярска»560. На самом деле ящик с инструментами
весом около 65 кг находился у красноярского деятеля Н.А. Шепетковского, ко-
торому 27 мая 1915 г. А.В. Адрианов написал о срочной его отправке ближай-
шим пароходом в Минусинск. Недостающие предметы снаряжения он запро-
сил из Томска, у своей семьи561.
4 мая 1915 г. в Русском комитете зарегистрировали денежный перевод
А.В. Адрианову на 600 руб.562, а 5 мая его послали почтой563 (получен
21 мая564).
Кроме того, 5 мая 1915 г. Л.Я. Штернберг из Петрограда отправил дополни-
тельное снаряжение: «Послал Вам деньги и предметы, которые можно было
достать. Что касается фотографической бумаги, то посылаем пока 5 пачек,
потому что пока больше не оказалось»565. Отправка 5 мая экспедиционного
оборудования подтверждается наличием от этого числа 8 отрезных купонов от
почтовых отправлений (доставлены все в Ермаковское 26 мая 1915 г.); отправи-
тели в них указаны так:
– от «Русского комитета для изучения Средней и Восточной Азии»;
– «Императорская Академия наук. Музей антропологии и этнографии име-
ни императора Петра Великого» (2 отправления)566;
– от «Императорской Академии наук. Архива Кон[…]567;
– от «Императорской Академии наук, физического кабинета»;
– от «Императорской Академии наук, Азиатского музея»;
– «от геологического и минералогического музея Императорской Академии
наук»;
557
О нём см.: Сирина А.А. Забытые страницы сибирской этнографии: Б.Э. Петри // Репрессированные этнографы. Вып. 1. М.,
1999. С. 57–80; и др.
558
См.: [Петри Б.Э. Письмо от 14 апреля 1915 г. Т.И. Савенкову…]. Л. 55.
559
См.: [Штернберг Л.Я. Письмо от 14 апреля 1915 г. в Красноярский городской музей]. Л. 54.
560
[Он же. Письмо от 7 мая 1915 г. А.В. Адрианову в с. Ермаковское]. Л. 61 об.
561
См.: [Адрианов А.В. Письмо от 21 мая 1915 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу]. Л. 67 об.; [Он же. Письмо от 30 мая
1915 г. из с. Ермаковского в Русский комитет]. Л. 69 об.
562
См.: [Делопроизводство Русского комитета с 24 февраля 1914 г. по 1 июня 1915 г. относительно А.В. Адрианова]. Л. 60.
563
См.: [Письмо Русского комитета от 5 мая 1915 г. А.В. Адрианову] // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Ед. хр. 868. Папка 7. Л. 169.
564
[Адрианов А.В. Письмо от 21 мая 1915 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу]. Л. 67.
565
[Штернберг Л.Я. Письмо от 7 мая 1915 г. А.В. Адрианову в с. Ермаковское]. Л. 61.
566
[Отрезные купоны от почтовых отправлений от 5 мая 1915 г. из Петрограда А.В. Адрианову в с. Ермаковское (8 ед.)] //
МАЭС ТГУ: архивный отдел. Ед. хр. 868. Папка 2. Л. 112–119.
567
Часть слова из 7–8 букв не разобрана.
80 І ГЛАВА 2

– от «Русской библио[…]568 Император[ской] Академии наук».


27 мая в Ермаковском А.В. Адрианов получил 8 посылок общим весом око-
ло 100 кг, а невысланное снаряжения попросил дослать ему уже в Урянхай569.
Л.Я. Штернберг уточнил характер ответственности А.В. Адрианова за полу-
ченные им денежные средства: «Перед комитетом Вы имеете обязательство
только на летние месяцы, на остальное время можете брать поручения ещё
кого угодно. Комитет не может Вам дать поручений сверх археологических,
потому что у него средства все истощены за неполучением субсидии» (письмо
от 7 мая 1915 г.)570.
Все деньги А.В. Адрианов получил 20 мая 1915 г., на следующий день часть
их перевёл Г.М. Токмашеву – на дорогу571 из Томска. 1 июня из Русского коми-
тета была отправлена какая-то «казённая посылка с книгами»572.
Археологические работы 1915–1916 гг. в Урянхайском крае А.В. Адрианов
проводил по заданию ИАК573, запросив открытый лист на право производства
раскопок в письме А.А. Бобринскому от 21 мая 1915 г. – «в районах Усинского,
Урянхайского и Минусинского краёв»574. В этот же день в письме от 21 мая 1915 г.
Л.Я. Штернбергу запрашивал уже 2 открытых листа: «…я прошу послать мне
открытый лист о том, кто я и с какой целью и каким учреждением команди-
руюсь, с просьбой в листе об оказании мне содействия местными властями
(а через них я добуду содействия мне и со стороны урянхайских князей). Кроме
того, прошу о высылке открытого листа на п[раво] производства раскопок в
Усинском, Урянхайском и Минусинском краях, чтобы мне не очутиться в лож-
ном положении самозванца. Хотя меня в крае и знают, но так как я состою
под надзором полиции, то в обоих этих документах есть надобность»575.
Выявлены, видимо, те самые запрошенные документы:
– «1 июня 1915 [г.]. № 176. Открытый лист статского советника Алексан-
дра Васильевича Адрианова в Усинский, Урянхайский и Минусинский края [для]
археологических и этнографических исследований»576;
– открытый лист № 1078 от 18 июня 1915 г. на право производства в 1915 г.
раскопок в пределах Минусинского уезда Енисейской губернии577 (рис. 9).
По поводу территории, указанной во втором листе, А.В. Адрианов позже вы-
сказывал Археологической комиссии недоумение578. Его комиссия выслала ему
19 июня вместе с сопроводительным письмом, формулярами дневников раскопок
и бланками «для перечневой описи находкам»579 (последние мною не выявлены).
568
Часть слова не разобрана из-за повреждения текста.
569
См.: [Адрианов А.В. Письмо от 30 мая 1915 г. из с. Ермаковского в Русский комитет]. Л. 69–70 об.
570
[Штернберг Л.Я. Письмо от 7 мая 1915 г. А.В. Адрианову в с. Ермаковское]. Л. 61.
571
См.: [Адрианов А.В. Письмо от 21 мая 1915 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу]. Л. 67; Он же. «Дорогой Григорий Ни-
колаевич…». С. 222 (письмо от 21 мая 1915 г.).
572
[Делопроизводство Русского комитета с 24 февраля 1914 г. …]. Л. 62.
573
См.: Императорская Археологическая Комиссия… Т. 1. С. 615, 631.
574
[Адрианов А.В. Письмо от 21 мая 1915 г. из с. Ермаковского А.А. Бобринскому] // ИИМК: рукописный отдел. Ф. 1 (ИАК).
Д. 120. Л. 1–2.
575
[Он же. Письмо от 21 мая 1915 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу]. Л. 68, 68 об.
576
Открытый лист [А.В. Адрианова от 1 июня 1915 г., № 176].
577
См.: Открытый лист [№ 1078 от 18 июня 1915 г. …]; Императорская Археологическая Комиссия… Т. 1. С. 615, 631; Т. 2.
С. 132.
578
См.: [Адрианов А.В. Письмо от 30 октября 1915 г. в Императорскую Археологическую комиссию…]. Л. 6.
579
См.: [Письмо канцелярии Императорской Археологической комиссии от 19 июня 1915 г. А.В. Адрианову] // [Делопро-
изводственные документы Археологической комиссии, открытый лист А.В. Адрианова на 1915 г., его письма в комиссию].
21 мая 1915 г. – [7] дек. 1915 г. // ИИМК: рукописный отдел. Ф. 1 (ИАК). Д. 120. Л. 3.
ПРЕДЫИСТОРИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 81

Семья отнеслась к явной теперь отправке в Туву неоднозначно. Мария пи-


сала отцу: «Я отчасти рада твоей поездке в Урянхайский край, отчасти нет.
Тяжело тебе теперь уже разъезжать в такие годы, да ещё в такие поездки с
отсутствием удобств»580; «Господи, лучше бы тебя вернули домой, чем отпу-
скать в Урянхайский край…»581. Сын Александр высказывался оптимистично:
«Очень рад за тебя, что ты получил разрешение на поездку в Урянхайский
край. Ах, с каким бы наслаждением я тоже поехал туда»582. Григорий помогал
отцу в снабжении предстоящей экспедиции: «Посылаю тебе две дюжины пла-
стинок, бланки для наклеивания отпечатков (все, какие у тебя были), […]583
кремней для зажигалки, два рулончика бумаги, пачку почтовой бумаги и три
твоих фотографии»584.
Поездка из с. Ермаковское в Минусинск: 9 июня – примерно 12 июня
1915 г. Перед длительным пребыванием в Туве А.В. Адрианов стремился
вырваться ненадолго из глухого Ермаковского в Минусинск. Ещё с марта
1915 г. он адресовался к енисейскому губернатору о позволении выехать
туда, в том числе для подготовки к тувинской поездке: «…два прошения по-
дал я енисейскому губернатору о разрешении мне поездки в Минусинск на
несколько дней, мотивировал это тем, что мне поручено составить отде-
лом Географ[ического] общ[ест]ва биографию Елиз[аветы] Ник[олаевны]
Клеменц и тем, что мне нужно в Минусинском музее и библиотеке подго-
товиться к предстоящей поездке в Урянхай, и вот уже третий месяц нет
никакого ответа…»585. «…Послал губернатору прошение о разрешении мне
поездки в Минусинск для того, чтобы выяснить с Сафьяновым снаряжение,
время отъезда, маршрут, район будущих работ и всё прочее»586.
Не получив ответа от енисейского губернатора, А.В. Адрианов примерно
в мае 1915 г. подал прошение о поездке генерал-губернатору (имелся в виду,
видимо, Л.М. Князев), дополнив её другими аргументами: «…посланные коми-
тетом деньги я, боясь хранить на руках, положил в казначейство на к[ниж]ку
и могу получить только лично. Распорядиться […]587 отсылке моей семье пен-
сии могу распорядиться только лично»588.
И ещё минимум дважды археолог писал непосредственно в отдел Гео-
графического общества с просьбой о ходатайстве «такого разрешения через
генер[ал]-губернатора, и всё без результата»589.
Помимо того, в 1915 г., видимо, весной, А.В. Адрианов обращался и к председа-
телю Красноярского подотдела Восточно-Сибирского отдела ИРГО (Н.Н. Козьмин)

580
[Адрианова М.А. Письмо от 5 апреля 1915 г. А.В. Адрианову (отцу) из Томска в с. Ермаковское] // МАЭС ТГУ: архивный
отдел. Ед. хр. 868. Папка 18. Л. 113.
581
[Она же. Письмо от 12 апреля 1915 г. А.В. Адрианову (отцу) из Томска в с. Ермаковское] // Там же. Папка 18. Л. 123.
582
[Адрианов А.А. Письмо от 27 апреля 1915 г. А.В. Адрианову (отцу) из с. Змеиногорское в с. Ермаковское] // Там же.
Папка 18. Л. 330.
583
Сокращение из 3–4 букв не разобрано («дюжина»?).
584
[Адрианов Г.А. Письмо от [9] мая 1915 г. А.В. Адрианову (отцу) из Томска в Ермаковское] // Там же. Папка 18. Л. 199.
585
Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 223 (письмо от 21 мая 1915 г.).
586
[Он же. Письмо от 12 марта 1915 г. из с. Ермаковского В.В. Радлову]. Л. 59, 59 об.
587
Слово из 10–12 букв не разобрано.
588
[Он же. Письмо от 30 мая 1915 г. из с. Ермаковского в Русский комитет]. Л. 70 об.
589
Он же. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 223 (письмо от 21 мая 1915 г.).
82 І ГЛАВА 2

«с просьбой ходатайствовать об ускорении разрешения ему приезда в г. Мину-


синск в целях снаряжения в разрешённую экспедицию, а вместе с тем – для по-
путного собирания сведений, относящихся к биографии Клеменца»590.
Известно, что правитель дел Восточно-Сибирского отдела лично доложил
енисейскому губернатору о порученной А.В. Адрианову в Урянхайском крае
«работе и связанной с последней необходимости поездки и получил указание
Его Высокопревосходительства, что соответствующее разрешение может
быть дано»591. И письмом от 9 июня 1915 г. перед енисейским губернатором
о поездке А.В. Адрианова в Минусинск ходатайствовал тогда Н.Н. Козьмин:
«...на срок 1 ½ недели для снаряжения [в] Урянхайскую экспедицию и попут-
но исполнению поручения Восточно-Сибирского отдела И[мператорского]
Р[усского] г[еографического] общества». При этом в связи с уже наступившим
летним полевым сезоном хлопотал именно о «скорейшем отправлении Адриа-
нова в экспедицию»592.
Не дождавшись официального разрешения, А.В. Адрианов вечером 9 июня
1915 г. выехал из Ермаковского в Минусинск, куда прибыл на следующий день
в 3 часа утра. Здесь остановился в доме Сафьяновых, где 11 июня встретился с
прибывшим из Томска Г.М. Токмашевым593 (рис. 20).
Попав наконец-то в Минусинск, А.В. Адрианов определённо занимался здесь
приготовлениями к экспедиционным работам. Находился в городе, возможно, по
12 июня 1915 г. включительно: этим числом датирован счёт от аптекарского ма-
газина Е.К. Мартьяновой, выданный ему на приобретение медикаментов, хими-
ческих веществ, гигиенических принадлежностей594. Ещё в начале мая археолог
получил установку Л.Я. Штернберга: «Аптечку… предоставляем Вам купить в
Минусинске, что будет стоить – вернём»595 (денежные затраты по поездке в Ми-
нусинск А.В. Адрианов позднее внёс в отчёт Русскому комитету за 1915 г.596).
В Ермаковское археолог отбыл уже вместе в Г.М. Токмашевым597.
После возвращения из Минусинска он с напарником прожил в Ермаковском
перед отъездом в Туву менее недели: «К 18 июня я ликвидировал свои дела в
месте моего невольного пребывания, селе Ермаковском…»598.

§ 2. Дорога в Урянхай: июнь 1915 г.

Путь от с. Ермаковское до границы России с Урянхайским краем.


18 июня 1915 г. А.В. Адрианов выехал в Урянхай – из Ермаковского, вместе «со
своим помощником, телеутом Г.М. Токмашевым»599 (рис. 20). Этого дня архео-
лог отчаянно ждал около полутора лет: «…поездка имеет и для меня огромное
моральное значение, так как освобождает меня из положения ссыльного и по-
590
[Козьмин Н.Н. (председатель Красноярского подотдела Восточно-Сибирского отдела ИРГО). Письмо от 9 июня 1915 г. …].
Л. 175, 175 об.
591
Там же.
592
Там же.
593
См.: [Адрианов А.В. Письмо от 12 июня 1915 г. из Минусинска семье]. Л. 79 об.
594
[Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 59–59 об.
595
[Штернберг Л.Я. Письмо от 7 мая 1915 г. А.В. Адрианову в с. Ермаковское]. Л. 61.
596
См.: [Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 58 об. – 59 об.
597
См.: [Он же. Письмо от 12 июня 1915 г. из Минусинска семье]. Л. 79 об.
598
[Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 51.
599
Там же.
ПРЕДЫИСТОРИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 83

зволяет с пользой для науки употребить мой невольный досуг»600. Начальный от-
резок маршрута (около 35 км) лежал сначала в д. Григорьевку (бывшие названия –
Жалама́601, Джалома), до которой спутники добрались в тот же день. Здесь их
ожидал И.Г. Сафьянов с его семьей и «большим транспортом (около 35 верховых
и вьючных лошадей)», уже почти готовым к отправке: «заканчивали разбивку и
вывешивание вьюков». Вечером всё того же дня подготовили для вьючения и груз
А.В. Адрианова – почти 295 кг, под который понадобилось 4 лошади602.
Деревня Григорьевка, писал А.В. Адрианов, «последний населённый пункт
под хребтом603, откуда начинается вьючное движение и откуда сейчас ведёт-
ся через хребет так называемая Усинская колёсная дорога»604. Строительство
этой трассы, которая должна была соединить Россию и Урянхайский край, на-
чалось от Григорьевки в 1910 г. Ко времени начала путешествия А.В. Адриано-
ва в эксплуатацию сдали лишь небольшой отрезок дороги – около 35 вёрст605
(37 км), по поводу чего он отметил: «Усинский колёсный путь, строящийся
казною бесконечно»606.
В выявленных его автографах дорога от Григорьевки до границы России с
Урянхайским краем очерчена лаконично: «Весь наш путь шёл вдоль строящей-
ся четвёртый год дороги, через вершину р. [Ои], перевал через Арадан и вниз
по р. Буйбе до её впадения в р. Ус (справа), откуда мы спустились на плоту по
р. Усу вёрст 80 и затем долиной левого притока р. Уса, р. Иджима, подошли
к Туранскому хребту, по которому проходит государственная граница»607. Это
описание существенно дополняют запечатлённые тогда же А.В. Адриановым
8 фотовидов пути от Григорьевки до р. Пий-Хем в Урянхае и их краткие тема-
тические характеристики (фотодн. 1, съёмки 1–8; выявлено и идентифициро-
вано с описаниями 4 фотовида; рис. 14–17). Приведённое ниже описание пути
сафьяновского каравана сопровождается некоторыми сведениями о маршруте
в Урянхай экспедиции А.Я. Тугаринова, которая выехала туда из Григорьевки
28 мая 1915 г.608, т.е. тремя неделями ранее.
19 июня. Утром в ясную погоду группа И.Г. Сафьянова тронулась из Григо-
рьевки. Сначала продвигалась именно по Усинской дороге, в том числе двух-
колёсными повозками (двуколки), что отражено фотографией А.В. Адрианова
(рис. 14), соответствующей ей записью (фотодн. 1, съёмка 1) и словами отчёта:
«...наш путь шёл вдоль строящейся четвёртый год дороги»609. В двуколках,
видимо, ехали женщины, так как ранее И.Г. Сафьянов писал: «Я предпола-
гаю своих дам (две больш[ие] и две маленькие) провезти через всю тайгу в
двухколёсках»610.

600
[Адрианов А.В. Письмо от 4 мая 1915 г. из с. Ермаковского в Русский комитет]. Л. 58 об.
601
См.: [Он же. Письмо от 12 марта 1915 г. из с. Ермаковского В.В. Радлову]. Л. 59 об.
602
См.: [Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 51.
603
Имеется в виду, вероятно, Западный Саян в целом.
604
Там же.
605
См.: Там же.
606
[Он же. Письмо от 12 марта 1915 г. из с. Ермаковского В.В. Радлову]. Л. 59 об.
607
[Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 51–51 об.
608
См.: Яворский А.Л. Двадцать лет на Енисее. С. 261–262.
609
[Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 51.
610
[Сафьянов И.Г. Письмо от 3 июня 1915 г. А.В. Адрианову из Минусинска в с. Ермаковское] // МАЭС ТГУ: архивный отдел.
Ед. хр. 868. Папка 12. Л. 186.
84 І ГЛАВА 2

Рис. 14. 19 июня 1915 г., 16 ч.: «На 40-й версте по Усинской дороге в подъём на Кулумюс. Загиб шоссированной дороги,
по к[ото]рой поднимаются Сафьяновы. Вдали арестанты-рабочие». По: [Адрианов А.В. Фотодневник 1]. Д. 79/8.
Л. 3 об. Съёмка 1. Фотосъёмка А.В. Адрианова. МАЭС ТГУ: фотоотдел. Ед. хр. 153-72

К 16 часам караван подошёл к 40-й версте (42 км) Усинской колёсной доро-
ги, к подъёму на хребет Кулумюс611 (рис. 14). По ней к вечеру добрались, скорее
всего, к р. Малая Оя (правый приток р. Большая Оя, правого притока Енисея) и
остановились на ночёвку на её левом берегу (57-я верста612 – 61 км).
Для сравнения: аналогичную часть пути группа А.Я. Тугаринова смогла
проделать также с участием колёсного транспорта – тарантасов и телег: «Пока
ехать было хорошо, так как дорога в её начале была вполне благоустроенной и
даже имела охранные столбики по своему краю в особо отвесных боках пути»
(из публикации на основе воспоминаний А.Я. Тугаринова)613.
20 июня. В пасмурный день спутники двинулись от р. Малая Оя. Начавшие-
ся рано утром сборы в дорогу А.В. Адрианов зафиксировал двумя фотовидами
(не выявлены) и соответствующими им записями (фотодн. 1, съёмки 2, 3).
К полудню 20 июня группа И.Г. Сафьянова подошла к р. Васильев Ключ
(правый приток р. Большая Оя), через который уже был возведён деревянный
мост. Здесь находились контора дорожников, склад, кузница, кухня строителей-
заключённых и пр. Здесь А.В. Адрианов сделал 2 снимка, на одном из которых
611
См.: [Адрианов А.В. Фотодневник 1]. Д. 79/8. Л. 3 об. Съёмка 1.
612
См.: Там же. Съёмка 2.
613
См.: Яворский А.Л. Двадцать лет на Енисее. С. 261.
ПРЕДЫИСТОРИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 85

Рис. 15. 20 июня 1915 г., 11.30 ч.: «На Усинской дороге – мост через Васильев Ключ, берёза, котлы, вдали
арестанты-рабочие за обедом». По: [Адрианов А.В. Фотодневник 1]. Д. 79/8. Л. 3 об. Съёмка 4. Фотосъёмка
А.В. Адрианова. МАЭС ТГУ: фотоотдел. Ед. хр. 153-25

отображён мост (рис. 15). Невыявленный второй фотовид сопровождался та-


ким описанием: «На Усинской дороге – вверх по Васильеву Ключу: контора,
склад, кузница и проч[ее]» (фотодн. 1, съёмка 5).
В пределах примерно 20–22 июня. Усинская дорога после пересечения с
р. Васильев Ключ тянулась вдоль верхнего течения р. Большая Оя, перевалом
через Ойский хребет. Из отчёта А.В. Адрианова следует, что их караван шёл
маршрутом «через вершину р. Ои»614. Через Ойский перевал он продвигался
явно с участием двухколёсных повозок, потому что они запечатлены позже,
уже на р. Буйба (фотодн. 1, съёмка 6; рис. 16), правом притоке р. Ус в правобе-
режье р. Улуг-Кем. (Для сравнения: в материалах экспедиции А.Я. Тугаринова
этот отрезок дороги отмечен так: «Наезженная тропа была только через Ойский
перевал»615.) Затем на пути группы И.Г. Сафьянова предстал «перевал через
Арадан»616 – Араданский перевал. К р. Буйба она подошла 21 или 22 июня.
22 июня. К полудню этого пасмурного дня караван явно находился на р. Буй-
ба (фотодн. 1, съёмки 6, 7)617. С данным событием мною соотнесены следующие
две фотографии (рис. 16, 17).
614
[Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 51.
615
Яворский А.Л. Двадцать лет на Енисее. С. 261.
616
[Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 51.
617
См.: Там же.
86 І ГЛАВА 2

Рис. 16. 22 июня 1915 г., 12.30 ч.: «На времянке Усинской дороги на р. Буйбе: мостки, внизу часть нашего каравана, слева
утёсы (“притор”)». По: [Адрианов А.В. Фотодневник 1]. Д. 79/8. Л. 3 об. Съёмка 6. Фотосъёмка А.В. Адрианова.
МАЭС ТГУ: фотоотдел. Ед. хр. 153-51

В пределах примерно 22–25 июня караван шёл по горно-таёжным тропам,


берегом «вниз по р. Буйбе до её впадения в р. Ус (справа)». От места слияния
этих рек, писал А.В. Адрианов, «мы спустились на плоту по р. Усу вёрст 80»
(около 85 км). Затем они выгрузились на берег, завьючили лошадей и продол-
жили путь тропами: «...долиной левого притока р. Уса, р. Иджима, подошли к
Туранскому хребту618, по которому проходит государственная граница»619.
Путь от границы до усадьбы И.Г. Сафьянова в устье р. Тапса: 25–26 июня
1915 г. На тувинскую территорию А.В. Адрианов и его спутники вошли 25 ию-
ня620. При описании дальнейшего маршрута он опять же краток: «Перевалив Ту-
ранский хребет, мы вступили в Урянхайский край и, миновав прочно осевшие
здесь русские деревни Туран и Уюк и пересекши правые притоки верхнего Ени-
сея, Уюк и Бегреду, по Каме[нн]ому Ключу достигли правого берега Пи-Хема
26 июня вечером…»621.
618
Имеется в виду, вероятно, Куртушибинский хребет Западных Саян.
619
[Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 51–51 об.
620
Эта дату отметил сам А.В. Адрианов: «На днях, 25 июня, исполнится годовщина моего пребывания в Урянхайском крае…»,
см.: [Он же. Письмо от 21–22 июня 1916 г. из Урянхайского края (р. Тапса) семье]. Л. 98.
621
[Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 51 об.
ПРЕДЫИСТОРИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 87

Рис. 17. 22 июня 1915 г., 15 ч.: «Там же у мостков через Буйбу – гребень лесистых гор, наш караван (часть) поднимается
в гору через притор». По: [Адрианов А.В. Фотодневник 1]. Д. 79/8. Л. 3 об. Съёмка 7. Фотосъёмка А.В. Адрианова.
МАЭС ТГУ: фотоотдел. Ед. хр. 153-52

Вверх по р. Каменный Ключ (правый приток р. Пий-Хем) продвигались,


видимо, 26 июня. К его устью подошли пасмурным вечером этого дня. Конец
длинной и утомительной дороги был уже совсем близок: примерно в 4,5 км
ниже по течению р. Пий-Хем, где на правом берегу устья р. Тапса распола-
галось имение И.Г. Сафьянова622. Но предстояло ещё переправиться на левый
берег р. Пий-Хем, что и фотофиксировал А.В. Адрианов: «На устье Камен-
ного Ключа – у переправы через Пи-Кем. Наш караван, только что приехали»
(фотодн. 1, съёмка 8). «А отсюда, переправившись на левый берег Пи-Хема, в
тот же вечер достигли р. Тапсы, конечного пункта нашего путешествия»623,
т.е. добрались до усадьбы И.Г. Сафьянова.
Дорога до неё от с. Ермаковское протяжённостью около 300 км заняла у
А.В. Адрианова и Г.М. Токмашева 9 дней – с 18 по 26624 июня 1915 г.

622
См.: Там же.
623
Там же.
624
М.А. Дэвлет день приезда А.В. Адрианова на р. Тапса указан как 25 июня, см.: Дэвлет М.А. В минусинской ссылке. С. 64;
Она же. Петроглифы Енисея. С. 214; и др.
Глава 3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. В УРЯНХАЙСКОМ КРАЕ

...Совершенно исчезла горечь ссылки.


Я рад, что получаю возможность послужить, как умею, науке.
А.В. Адрианов, 12 марта 1915 г.625

§ 1. Организационные аспекты экспедиции

После прибытия на новое место ссылки археолог вскоре получил подписан-


ный комиссаром по делам Урянхайского края В.Ю. Григорьевым документ от
11 июля 1915 г., которым предписывалось «всем административным чинам,
а равно волостным, сельским властям и должностным лицам Усинского окру-
га и Урянхайского края» оказывать А.В. Адрианову со спутником Г.М. Токма-
шевым содействие626.
Об И.Г. Сафьянове, меценате исследований. Пребывание А.В. Адрианова
в 1915–1916 гг. в Туве, проведённые им здесь исследования тесно связаны с
личностью Иннокентия Георгиевича Сафьянова627 (1875628 – 1953629; рис. 18) –
мецената, купца, общественного и политического деятеля630. Его существенную
роль в проведении рассматриваемых тувинских исследований А.В. Адрианова
впервые подробно отметила М.А. Дэвлет631.
Дружелюбные отношения А.В. Адрианова с семьёй Сафьяновых завяза-
лись ещё в 1879 г. Тогда во время участия в монгольской экспедиции Г.Н. По-
танина632, возвращавшейся дорогой через Туву, он познакомился с сибирским
скототорговцем и золотопромышленником Георгием Павловичем Сафьяновым

625
[Адрианов А.В. Письмо от 12 марта 1915 г. из с. Ермаковского В.В. Радлову]. Л. 59.
626
См.: [Григорьев В.Ю. Открытое предписание от 11 июля 1915 г. относительно А.В. Адрианова] // МАЭС ТГУ: архивный
отдел. Д. 66. Л. 1. Здесь указано иное имя Токмашева – Пантелеймон.
627
Об И.Г. Сафьянове и Сафьяновых см.: Сафьянов И.Г. Тува в прошлом: в 2 т.: к 90-летию Тувинской народной республики.
М., 2012. Т. 1. 231 с.; Т. 2. 315 с.; Он же. Прошлое и настоящее сойотского народа // Сибирский архив. 1915. № 1. С. 1–24; Дацы-
шен В.Г. И.Г. Сафьянов – «свободный гражданин свободной Сибири» // Енисейская провинция: альм.: 70-летию Красноярского
края посвящ. Вып. 1. Красноярск, 2004. С. 73–79; Киселёва Е.Л. Личностный фактор в процессе становления тувинской государ-
ственности на примере деятельности И.Г. Сафьянова (1917–1921 гг.) // Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 355. С. 61–63; и др.
628
См.: Сафьянов И.Г. Тува в прошлом. Т. 2. С. 19.
629
См.: Дацышен В.Г. И.Г. Сафьянов … С. 74; Урянхай: Тыва дептер. Т. 5. С. 286.
630
Для понимания событий, содержания ряда документов (см. прил. 1–3) целесообразно привести данные о семье И.Г. Сафья-
нова. В его первом браке с Натальей Кочневой (скончалась после рождения дочери Маруси) родились старший сын Борис, Вла-
димир и Маруся. Во втором браке (венчание в феврале 1908 г.) с А.М. Михайловской (рис. 19) родились дочери Мария, Галина
и Елена, см.: Сафьянов И.Г. Тува в прошлом. Т. 2. С. 55–57, 60–61, 89, 306; и др. Для 1915–1917 гг. к А.В. Адрианову выявлено и
идентифицировано 7 писем от И.Г. Сафьянова, см.: прил. 1; МАЭС ТГУ: архивный отдел. Ед. хр. 868. Папки 8, 12 (перечень до-
кументов – в списке источников). Ещё 1 письмо – от его жены А.М. Сафьяновой, см.: [Сафьянова А.М. Письмо от 3–4 сентября
1918 г. А.В. Адрианову…]. К сожалению, письма А.В. Адрианова к И.Г. и А.М. Сафьяновым не выявлены.
631
См.: Дэвлет М.А. Петроглифы Енисея. С. 214, 218; Она же. Александр Васильевич Адрианов… С. 52; и др.
632
См.: Потанин Г.Н. Очерки Северо-Западной Монголии. Вып. 3: Дневник путешествия и материалы для физической гео-
графии и топографии Монголии: Результаты путешествия, исполненного в 1879–1880 годах по поручению Императорского Рус-
ского географического общества. СПб., 1883. Х + 372 с.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 89

(1850–1913)633, отцом Иннокентия. Позднее Сафьянов-старший


поддержал А.В. Адрианова в его первом самостоятельном пу-
тешествии – 1881 г. в Урянхайский край634, а также в 1883 г.635
(Примечательно, что в 1884 г. Г.П. Сафьянов был восприемником
при крещении дочери А.В. Адрианова – Нины636). Помогал та-
ким исследователям, как Г.Н. Потанин, И.Р. Аспелин, Г.Е. Грум-
Гржимайло, Д. Каррутерс, Д.А. Клеменц, П.Н. Крылов, Ф.Я. Кон,
В.М. Родевич и др. После кончины Г.П. Сафьянова А.В. Адрианов
в некрологе писал: «Не было ни одной экспедиции в Урянхайский
край и соседнюю Монголию, которая бы не прибегала к услугам и
содействию Г.П. Сафьянова…»637.
Его вдова Пелагея Ивановна и сын Иннокентий продолжили
поддержку научных исследований в Туве. К середине 1910-х гг. он,
по словам А.В. Адрианова, глава «торгового дома, издавна произ-
водящего торговлю с сойотами», и местной торговой горнопро-
мышленной фирмы, имеющий по р. Тапсе «большие золотые про-
мысла, разрабатываемые драгой»638.
Получив телеграммой В.В. Радлова от 2 марта 1915 г. долго-
жданное разрешение на поездку, А.В. Адрианов до 12 марта сооб-
щил И.Г. Сафьянову о своём скором приезде639. Тот в ответе 18 мар-
та предложил вместе выехать в «милую Сойотию», упомянув, что
Рис. 18. Иннокентий Георгиевич Сафьянов. на Тапсе найдутся инструменты, рабочие и всё нужное для работы.
Начало XX в. По: [Электронный ресурс]. Этим же днём И.Г. Сафьянов уехал из Минусинска по Енисею в
http://komsomol.narod.ru/USSR/Life_Story. Туву, в свою Тапсинскую усадьбу, намереваясь оттуда вернуться
htm
в мае – первоначально их совместный выезд намечался на конец
этого месяца640. В целом И.Г. Сафьянов обещал содействие архео-
логу «по переезду в Урянхае, по разъездам внутри его, по приис-
канию рабочих и переводчика, по организации рабочих по раскопке
и проч[ему]…»641. А в общем – предложил «поселиться у него и
перезимовать в его экономии на устье рч. Тапсы»642.

633
Г.П. Сафьянов – директор общественного банка, городской глава Минусинска, почётный мировой судья, член ИРГО.
О нём см.: Сибирский торгово-промышленный ежегодник 1914–1915 гг. с приложением шести планов городов, портретов обще-
ственных деятелей и многих рисунков. Пг., 1914. С. 509–515 (отдел 2); и др. Г.П. Сафьянов сотрудничал с Минусинским музеем,
а также с музеем Томского университета (ныне МАЭС ТГУ), куда в 1888 г. пожертвовал большую коллекцию предметов быта ту-
винцев, см.: Каталог этнографических коллекций… Ч. 1. С. 10, 157–192. Выявлено 6 писем Г.П. Сафьянова к А.В. Адрианову, см.:
МАЭС ТГУ: архивный отдел. Ед. хр. 868. Папки 12 и 20 (перечень писем – в списке источников).
634
См.: Адрианов А.В. Путешествие на Алтай и за Саяны, совершённое в 1881 году… С. 10, 107, 118; Дэвлет М.А. Петроглифы
Енисея… С. 121; Императорская Археологическая комиссия… Т. 1. С. 627; Длужневская Г.В. Археологические исследования в
Центральной Азии и Сибири… С. 87–88; и др.
635
См.: Адрианов А.В. Путешествие на Алтай и за Саяны, совершённое летом 1883 г. … Здесь про экспедицию 1883 г. в
Туву он писал так: «Поездка за Саянский хребет, в долину Кантегира и на водораздельный хребет между притоками Кемчика и
Енисея… вполне не удалась» (с. 119).
636
Результаты архивных разысканий Н.А. Амельянчик, см. введение.
637
Адрианов А.В. Г.П. Сафьянов (некролог). С. 1.
638
[Он же. Письмо от 30 марта 1915 г. из с. Ермаковского в Русский комитет]. Л. 59, 62.
639
Это письмо А.В. Адрианова от марта 1915 г. И.Г. Сафьянову мною не выявлено. О нём известно из документа, см.: [Адриа-
нов А.В. Письмо от 12 марта 1915 г. из с. Ермаковского В.В. Радлову]. Л. 59.
640
См.: [Сафьянов И.Г. Письмо от 18 марта 1915 г. А.В. Адрианову из Минусинска в с. Ермаковское]. Л. 188–189.
641
[Адрианов А.В. Письмо от 30 марта 1915 г. из с. Ермаковского в Русский комитет]. Л. 62.
642
[Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 51.
90 І ГЛАВА 3

Тогда И.Г. Сафьянову было около 40 лет, к значительно старше возрастом


А.В. Адрианову он относился доброжелательно и уважительно, что отражает,
в частности, письмо последнего Г.Н. Потанину: «Ин[нокентий] Г[еоргиевич]
Сафьянов, который меня любит и называет своим “учителем”…»643.
А.В. Адрианов писал о нём, рекомендуя для знакомства с Григорием Нико-
лаевичем: «…это интереснейший для него человек, самый большой знаток
языка и края, замечательно чистый в нравств[енном] отношении человек,
прямо не от мира сего, общий любимец сойот»644. В письмах к А.В. Адрианову
И.Г. Сафьянов часто обсуждал с ним вопросы по изданию газеты «Минусин-
ский листок» и созданию своей типографии645.
Между ними имелись некоторые разногласия, касаемые научных разыска-
ний. Так, когда А.В. Адрианов намеревался провести обследование русского
населения Урянхайского края646, И.Г. Сафьянов предлагал посвятить это время
этнографическому изучению. Об этом археолог писал: «И.Г. Сафьянову же,
страстному сойотскому патриоту, хочется, чтоб я занялся обследованием
туземного населения. А я боюсь, что не справлюсь с этим, не зная языка и счи-
таясь с крайним недоверием сойотов к русским, особенно ввиду обострённых
поведением и поступками В.Ю. Григорьева отношений сойот к русским»647.
Кроме того, И.Г. Сафьянов, как и многие жители Урянхая, не приветствовал
отправку А.В. Адриановым отсюда в 1915 г. камней с надписями в музей Ми-
нусинска, о чём тот делился с Г.Н. Потаниным648.
В Урянхае археолог в тот или иной временной промежуток 1915–1916 гг.
проживал в различных имениях И.Г. Сафьянова, посещал их во время разъ-
ездов или находился вблизи. Конкретизация месторасположений и названий
этих пунктов существенно важны для реконструкции направлений маршру-
тов поездок А.В. Адрианова, локализации археологических и иных историко-
культурных объектов. В использованных источниках имеются сведения о 4 та-
ких имениях.
1. С 26 июня 1915 г. и до отъезда из Тувы усадьба И.Г. Сафьянова на р. Тапса
стала базовой для проживания А.В. Адрианова. Её местонахождение он описал
так: «Урянхайский Енисей имеет две вершины – правую, Пи-Хем, или как рус-
ские его называют, Большой Енисей, и левую, Ха-Кем или, как его называют,
Малый Енисей. Верстах в 18 от места слияния этих вершин Енисея, в Пи-Хем
слева впадает горная речка Тапса, на правой стороне которой близ устья, на
высокой речной террасе и находится экономия Сафьяновых»649. Этот пункт
А.В. Адрианов указывал как адрес для получения почтовой корреспонденции.

643
Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 219 (письмо от 13 апреля 1915 г.).
644
[Он же. Письмо от 25 ноября 1915 г. из Урянхайского края (р. Тапса) семье]. Л. 90 об.
645
[Сафьянов И.Г. Письмо от 7 февраля 1915 г. А.В. Адрианову в с. Ермаковское] // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Ед. хр. 868.
Папка 8. Л. 116–116а; [Он же. Письмо от 9 февраля 1915 г. А.В. Адрианову в с. Ермаковское] // Там же. Л. 117; [Он же. Письмо от
21 февраля 1915 г. А.В. Адрианову в с. Ермаковское] // Там же. Л. 114–115; [Он же. Письмо в пределах от 9 по 15 марта 1915 г. из
Минусинска А.В. Адрианову в с. Ермаковское] // Там же. Л. 109–110.
646
В итоге оно было проведено, см.: [Адрианов А.В. Рукописные материалы по обследованию русского населения Урянхайско-
го края 1915–1916 гг.] // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Д. 61. 120 л.
647
Он же. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 226 (письмо от 27 сентября 1915 г.).
648
Там же. С. 227.
649
[Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 51 об.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 91

Например: «Фактория Сафьяновых на р. Тапса»650; «Фактория Сафьянова на


р. Тапсе»651; «Экономия Сафьяновых на р. Тапсе»652.
Имение на р. Тапса основал Г.П. Сафьянов после переезда с Салдама, около
1910 г. Его сын И.Г. Сафьянов своё новое местожительство описал в автобио-
графичной рукописи: «…при устье реки Тапса, выстроил небольшой домик и
оттуда управлял табунами. В скором времени в вершине реки Тапса, в её прито-
ке Кара-Хеме, открыли богатые золотые россыпи… Заимка на Тапсе сделалась
резиденцией приисков, там выстроили большой двухэтажный дом, склады, об-
ширные хозяйственные постройки…»653. Упомянутый в цитате прииск Сафья-
новых на р. Кара-Кем, правом притоке р. Тапса (примерно в 60 км вверх по её
течению), А.В. Адрианов для 1916 г. отметил как перешедший к их компаньону
Железнову654.
2. В начале 1910-х гг. также на р. Тапса у И.Г. Сафьянова имелась ещё не-
большая заимка. Это известно с его слов: «Я предполагал переехать выше по
реке Тапса, в местность Хам-Дыт, где у меня была тоже небольшая заимка и
паслось стадо молодых коров-нетелей»655. Возможно, эта заимка посещалась
А.В. Адриановым при его разъездах, в том числе 1915 г. на р. Каа-Хем.
3. Другое имение Сафьяновых – «Сафьяновская усадьба», «заведение
Сафьянова», «усадьба Сафьянова» неоднократно отмечено в документах
А.В. Адрианова 1915 г. для левобережья р. Улуг-Хем: «на степях на Салда-
не», близ «Чингисхановой дороги»656 и пр. Но в его изученной корреспонденции
этот адрес никогда не указывался. На Салдаме в конце XIX в. располагалась
центральная фактория (торговый пункт) Г.П. Сафьянова657, отца Иннокентия.
Она часто упоминалась исследователями Тувы конца XIX – начала XX в. Так,
её местонахождение на левом берегу р. Улуг-Хем, несколько выше р. Элегест,
отмечал для 1890-х гг. П.Н. Крылов: «…перебрели через Элегес и достигли на-
конец урочища Салдам (в переводе – место переправы через реку), где стояла
торговая фактория Г. Сафьянова»658. К 1915–1916 гг., по словам А.В. Адрианова,
«обширная усадьба с многочисленными жилыми постройками, службами и дво-
рами опустела»659.
4. У И.Г. Сафьянова имелась ещё заимка в местности Оттыг-Таш, о которой
известно из описания А.В. Адриановым условий нахождения камня с надпи-
сью VII (см. гл. 4): «Этот, лежавший на земле камень близ дороги, был найден
И.Г. Сафьяновым, проезжавшим с его заимки на Оттыг-Таше»660. Другая запись,

650
[Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 51.
651
[Он же. Письмо от 21 июля 1915 г. из Урянхайского края Н.Н. Козьмину].
652
Он же. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 223 (письмо от 20 августа 1915 г.).
653
Сафьянов И.Г. Тува в прошлом. Т. 2. С. 57.
654
См.: Адрианов А.В. Из Урянхайского края в Томск: (Путевые впечатления). I: Тапса. С. 3.
655
Сафьянов И.Г. Тува в прошлом. Т. 2. С. 57.
656
См.: [Адрианов А.В.] 1915–1916 гг. Дневник раскопок… (тетр. 1). Л. 5 об., 13–13 об., 17 об., 20 об., 40; Прил. 4; Он же.
Дневник археологических исследований… 2008. С. 30, 44, 46, 48, 50, 51.
657
См.: [Он же.] Путешествие на Алтай и за Саяны, совершённое в 1881 году. С. 255–258 и др.; Сафьянов И.Г. Тува в прошлом.
Т. 2. С. 42; и др.
658
См.: Крылов П.Н. Путевые заметки об Урянхайской земле // Зап. ИРГО по общей географии. Т. 34. № 2. СПб., 1903. С. 2,
42; Он же. Абсолютные высоты, определённые П.Н. Крыловым в 1892 году в Урянхайском земле // Известия ИРГО. Т. 29. Вып. 4.
1893. С. 287; Он же. Путешествие П.Н. Крылова в Урянхайскую землю в 1892 г. // Там же. С. 275.
659
Адрианов А.В. Из Урянхайского края в Томск. IV: От Белоцарска до Баингола. С. 3.
660
[Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 54.
92 І ГЛАВА 3

сделанная на р. Тапса: «…супруги Сафьяновы уехали на Оттыг-Таш,


за 85 вёрст, где пасутся их бараны и скот»661. Вероятно, топоним
Оттыг-Таш здесь применён относительно горы, местности на левом
берегу р. Улуг-Хем662, примерно в 35 км ниже р. Элегест.
Помощь И.Г. Сафьянова в проведении урянхайских исследова-
ний 1915–1916 гг. переоценить невозможно. Благодаря ему переезд
А.В. Адрианова в Туву был значительно удешевлён, здесь его обе-
спечили удобным и бесплатным местом жительства: «Сам я живу
в урянхайском захолустье в качестве гостя в отличной семье Са-
фьяновых, безвозмездно предоставившей мне все удобства жизни
в течение года моего невольного пребывания вдали от культурных
центров»663. Ему отвели на всё время нахождения в Туве удобную
комнату в мезонине, с видом на Енисей и горы664. За его и Г.М. Ток-
машева содержание на Тапсе И.Г. Сафьянов денег не брал. Расходы
на разъезды (разведки) полевого сезона 1915 г. стали ничтожными
только потому, писал археолог, «что И.Г. Сафьянов безвозмездно
предоставил в моё распоряжение пару лошадей со сбруей […] и
сверх того – верхового коня с седлом. Он не взял денег и за павшего
у меня в пути коня, заменив его другим». Ассигнованные Русским
комитетом денежные средства исчерпались с наступлением зимы
1915/16 г.665 Полевой сезон 1916 г. он отработал, вероятно, благо-
даря прежде всего поддержке И.Г. Сафьянова.
В земляных работах 1916 г. участвовал Борис Сафьянов (сын
И.Г. Сафьянова), с которым А.В. Адрианову с 31 мая по 8 июня
Рис. 19. Анна Михайловна Сафьянова пришлось вдвоём вести раскопки курганов 23–25 могильника Пий-
(в дев. Михайловская). Томск, 1912 г. (?). Хем666. Значительную помощь археологу во время его пребывания
Фотосалон Л. Пейсахова. ГАТО.
Ф. ф-102. Оп. 2. Д. 3009. Л. 21 об.
в Урянхае оказала жена мецената – А.М. Сафьянова667 (рис. 19),
бывшая томичка: она решала многие бытовые вопросы, иногда
переписывала рукописи, пересылала археологу корреспонденцию
во время долгих поездок668, а также морально поддерживала его.
Семью Сафьяновых, их Тапсинскую усадьбу А.В. Адрианов бла-
годарно вспоминал как «тихий мирный уголок, где было столько
любви и ласки к людям»669.
В Урянхае общение с Сафьяновыми вынужденно прервалось не-
задолго до отъезда отсюда А.В. Адрианова (он состоялся 29 сентября
661
[Адрианов А.В. Письмо от 13–14, 17–18 ноября 1915 г. из экономии Сафьяновых на р. Тапса семье]. Л. 83.
662
См.: Ондар Б.Г. Топонимический словарь Тувы. С. 328.
663
[Адрианов А.В. Доклад от 6 января 1916 г. …]. Л. 5 об.
664
[Он же. Письмо без даты (в пределах от 27 июня по 1 июля 1915 г.) из Урянхайского края (р. Тапса) семье]. Л. 101.
665
[Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 51, 58 об.
666
См.: [Он же. Письмо от 21–22 июня 1916 г. из Урянхайского края (р. Тапса) семье]. Л. 97 об.
667
Анна (Ася) Михайловна Сафьянова (в девичестве Михайловская; род. 22 ноября 1885 г. в Томске, ум. – ?) – дочь Анны Алек-
сандровны и статского советника Михаила Алексеевича Михайловского. Проживала ранее в Томске, училась в качестве вольно-
слушательницы на медицинском факультете Томского университета, закончив его в 1912 г. Удостоена «степени лекаря с отличи-
ем», см.: Михайловская (Сафьянова) Анна Михайловна; Михайловская Ольга Михайловна; Сафьянов И.Г. Тува в прошлом. Т. 2.
С. 60. В общении с А.В. Адриановым у А.М. Сафьяновой было прозвище – Тапса, см.: [Сафьянова А.М. Письмо от 3–4 сентября
1918 г. А.В. Адрианову…]. Л. 59 об.
668
См.: [Адрианов А.В. Письмо от 30 марта 1916 г. из Урянхайского края (с. Чакуль) семье]. Д. 94.
669
Он же. Из Урянхайского края в Томск: (Путевые впечатления). I: Тапса. С. 3.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 93

1916 г.). Причиной стало предъявленное властями примерно в июле 1916 г. пред-
писание И.Г. Сафьянову покинуть Урянхайский край, после чего спустя месяц он
с семьёй переехал в Минусинск670. По записям А.В. Адрианова видно, что это точ-
но произошло не ранее 17 сентября 1916 г., так как в этот день он фотографировал
Сафьяновых именно в Туве: «Семья И.Г. Сафьянова – он, Анна Мих[айловна] и
2 дочери» (фотодн. 1, съёмка 132). Судя по тому, что И.Г. Сафьянов вернулся в
Туву только в 1917 г.671, археолог мог встретиться с ним ещё раз (последний?) в
середине октября 1916 г. в Минусинске, где останавливался при возвращении из
Урянхая в Томск.
Отвлекаясь от событий 1915–1916 гг., замечу, что дружеские отношения
с Сафьяновыми сохранились у А.В. Адрианова, видимо, до конца его жизни.
Уже в 1917 г. публикуется его работа о тувинской этнографии, посвящённая
«А.М. С-овой»672, надо полагать, – Анне Михайловне Сафьяновой. После 1916 г.
общение А.В. Адрианова с Сафьяновыми не прекратилось, между ними про-
должалась переписка673. Трагическими обстоятельствами было вызвано письмо
А.М. Сафьяновой к нему от 3–4 сентября 1918 г. из Красноярска674. Сюда она
приехала из Минусинска на свидание с арестованными (после падения в июне
1918 г. советской власти в Минусинском уезде675) мужем, его сыном Борисом
и младшим братом Михаилом. А.М. Сафьянова просила А.В. Адрианова по-
хлопотать за мужа, которому, по её словам, предъявили следующее обвинение:
«…отторжение Сойотского края (государ[ственная] измена) и, главное, пе-
редача печати н[ой]ону». О пасынке она писала так: «О Боре я не боюсь, его
всё-таки должны наверно выпустить»676. Тогда так и случилось, но в 1919 г.
Бориса Сафьянова колчаковцы убили677.
О Г.М. Токмашеве, участнике работ 1915 г. Ещё в апреле 1915 г., после
получения разрешения на поездку в Туву, к А.В. Адрианову через его родных
и по рекомендации Г.Н. Потанина обратился Георгий Маркелович Токмашев
(1892–1960)678 (см. рис. 20) с просьбой «взять его с собою в Сойотию»679. Он
происходил из бедной семьи телеутов Томской губернии, увлекался фолькло-
ром тюрков Саяно-Алтая, имел опыт работы и общения с Г.Н. Потаниным680,
А.В. Анохиным, Г.И. Гуркиным. Намерениям Г.М. Токмашева А.В. Адрианов
обрадовался, так как в полевых работах ему действительно нужен был помощ-
ник. Своё согласие на его поездку передал опять же через своих родственников:
«…ответил им, что этому я рад, только предупредил, что я не в состоянии
дать ему ничего, кроме средств на передний и обратный путь из Томска в

670
См.: Сафьянов И.Г. Тува в прошлом. Т. 2. С. 62.
671
См.: Там же. С. 65.
672
Адрианов А.В. Шага (сойотский Новый год). С. 1.
673
См.: [Сафьянов И.Г. Письмо от 28 августа 1917 г. А.В. Адрианову в Томск].
674
См.: [Сафьянова А.М. Письмо от 3–4 сентября 1918 г. А.В. Адрианову в Томск].
675
Об этом см.: Дацышен В.Г., Ондар Г.А. Саянский узел… С. 59; Сафьянов И.Г. Тува в прошлом. Т. 2. С. 74–78.
676
См.: [Сафьянова А.М. Письмо от 3–4 сентября 1918 г. А.В. Адрианову в Томск].
677
См.: Сафьянов И.Г. Тува в прошлом. Т. 2. С. 80. Также см.: Дэвлет М.А. А.В. Адрианов как этнограф. С. 47.
678
О нём см.: Батьянова Е.П., Рюмина Л.Т. Георгий Маркелович Токмашев: просветитель, этнограф, фольклорист // Репрес-
сированные этнографы. Вып. 2. М., 2003. С. 105–127.
679
Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 220 (письмо от 13 апреля 1915 г.).
680
Выявлен документ, см.: [Токмашев Г.М. Письмо Г.Н. Потанину, без даты, период 1913–1919 гг.] // МАЭС ТГУ: архивный
отдел. Ед. хр. 868. Папка 16. Л. 73–74.
94 І ГЛАВА 3

Рис. 20. Георгий Маркелович


Токмашев с женой
Капитолиной Александровной
(в дев. Чевалкова) и сыном
Юрием. 1930 или 1931 г.,
город Горно-Алтайск.
Семейный архив Токмашевых

Минусинск, лошадей и содержания [в] Сойотии, пот[ому] что моя ассигновка


слишком невелика для этого»681.
К маю А.В. Адрианов окончательно определился с выбором напарника и его
предстоящей деятельностью: «С целью собирания материала по фольклору я беру
с собой молодого алтайца Токмашева, предполагая, что в течение месяца он овла-
деет языком сойот»682. «…Будет мне нужен и при раскопках, и при моём хозяйстве
в степи и, наконец, как переводчик – ведь сойотский язык я не знаю, а возможно,
что среди рабочих будут и сойоты». 6 мая 1915 г. он перевёл Г.М. Токмашеву
25 руб. на дорожные расходы и доставку из Томска багажа683. Молодой напарник
прибыл из Томска в Минусинск 11 июня, где в доме И.Г. Сафьянова и встретился с
А.В. Адриановым684. Об участии этого томича в урянхайской экспедиции впервые
написала М.А. Дэвлет, упомянув его сначала как некоего Маркелыча685, а затем
идентифицировав именно как Г.М. Токмашева686.
В течение почти трёх месяцев полевых исследований 1915 г. в Туве он под-
держивал А.В. Адрианова, который в отчёте Русскому комитету работу своего
напарника подытожил так: «…деятельно помогал мне в эстампировании писа-
ниц, делал разъезды по моим поручениям, ежедневно доставлял на раскопки
воду и дрова, чтобы не отрывать для этого рабочих от раскопки, а когда я
оставался совсем без рабочих, он заменял рабочего и, в конце концов, сопрово-
ждал такой ценный груз, как камни с надписями»687. Положительно оценил он
роль Г.М. Токмашева и в другом официальном документе – докладе в Москов-
681
Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 220 (письмо от 13 апреля 1915 г.).
682
[Он же. Письмо от 4 мая 1915 г. из с. Ермаковского в Русский комитет]. Л. 57 об., 58.
683
[Он же. Письмо от 21 мая 1915 г. из с. Ермаковского Л.Я. Штернбергу]. Л. 67.
684
См.: [Он же. Письмо от 12 июня 1915 г. из Минусинска семье]. Л. 79 об.
685
Дэвлет М.А. А.В.Адрианов как этнограф. С. 47, 56.
686
См.: Она же. Александр Васильевич Адрианов… С. 54.
687
[Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 60.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 95

ское археологическое общество, где объяснил увеличение расходов по экспе-


диции «приглашением из Томска грамотного телеута, служившего мне пере-
водчиком и помощником»688.
Но в частных письмах вначале он высказывал неудовлетворение по пово-
ду Г.М. Токмашева689. В том числе Г.Н. Потанину от 20 августа 1915 г.: «Всё
(фольклорный материал. – О.Б.), что ни соберёт Маркелыч, я предоставляю в
полное его распоряжение – я ничего у него не возьму. Но я боюсь, что эта зада-
ча ему не по плечу. Для самостоятельной работы его интеллигентность слиш-
ком невелика, а к тому же невелика и его трудоспособность, а как переводчик
он пока владеет языком только для обыденного разговора, для записей же по
фольклору он не готов»690. В качестве комментария замечу, что вряд ли можно
было овладеть на хорошем уровне «сойотским языком» за один месяц. Нужно
учитывать и то, что ко времени урянхайской поездки Г.М. Токмашеву, имею-
щему звание учителя церковноприходских школ, было всего около 23 лет691.
Да и сам А.В. Адрианов через год пребывания в Туве, сожалея об отсутствии
у него переводчика, уже совсем иначе оценивал возможности Г.М. Токмашева:
«Будь бы со мной целый год Маркелыч, дело было бы сделано, ибо он за это
время выучился бы и по-сойотски. Я часто его вспоминаю, сознавая, как бы он
мне был необходим»692. Впоследствии Г.М. Токмашев оставил заметный след в
алтайской фольклористике693.
В Туве в полевом сезоне 1915 г. из обследованных А.В. Адриановым шести кам-
ней с руническими надписями, по его словам, «три найдены были при случайной
поездке (за предметами продовольствия) моего помощника Г.М. Токмашева»694.
Один из них – это писаница VI (Е-64, Оттук-Даш-II; см. гл. 4), два других обнару-
женных именно им камня мне идентифицировать не удалось.
Не выявлены, к сожалению, единственные два фотоснимка с изображением
Г.М. Токмашева, сделанные в Урянхае А.В. Адриановым – 21 июля и 15 сентя-
бря 1915 г. (фотодн. 1, съёмка 40; фотодн. 2, съёмка 42). По современным сведе-
ниям Д.М. Токмашева, в их домашнем архиве самые ранние фотографии деда,
Г.М. Токмашева, датируются лишь началом 1930-х гг.695 (см. рис. 20).
Сроки отъезда Г.М. Токмашева из Урянхая оговаривались заранее: «В полови-
не сентября Маркелычу надо выезжать, чтоб попасть к последним пароходам, –
он подаёт прошение об определении его учителем в подвижную инородную
школу, где-то на Кондоме»696. 20 августа Г.М. Токмашев намерен был послать
«прошение благочинному о назначении его учителем»697. Он отбыл на плоту по
р. Улуг-Хем 24 сентября 1915 г. – на следующий день после окончания архео-
логических раскопок сезона 1915 г., которые завершились 22–23 сентября ис-
688
[Адрианов А.В. Доклад от 6 января 1916 г. …]. Л. 5 об.
689
См.: [Он же. Письмо без даты (в пределах от 27 июня по 1 июля 1915 г.) из Урянхайского края (р. Тапса) семье]. Л. 101;
[Он же. Письмо от 20 августа 1915 г. из экономии Сафьяновых на р. Тапса семье]. Л. 80 об.
690
Он же. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 224 (письмо от 20 августа 1915 г.). О Г.М. Токмашеве также см.: [Он же.
Письмо от 20 августа 1915 г. из экономии Сафьяновых на р. Тапса семье]. Л. 80 об.
691
О нём см.: Батьянова Е.П., Рюмина Л.Т. Георгий Маркелович Токмашев…
692
[Адрианов А.В. Письмо от 21–22 июня 1916 г. из Урянхайского края (р. Тапса) семье]. Л. 98.
693
О нём см.: Батьянова Е.П., Рюмина Л.Т. Георгий Маркелович Токмашев…
694
[Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 52 об.
695
Письмо Дениса Михайловича Токмашева О.Б. Беликовой от 28 декабря 2013 г.
696
Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 224 (письмо от 20 августа 1915 г.).
697
[Он же. Письмо от 20 августа 1915 г. из экономии Сафьяновых на р. Тапса семье]. Л. 80 об.
96 І ГЛАВА 3

следованиями могильника Бай-Булун на р. Элегест. В эти два дня с его участием


был выкопан и увезён на берег Улуг-Хема для погрузки на плот камень IX (Е-50,
«Тувинская стела Б»; см. гл. 4), стоявший у кургана 21 могильника Бай-Булун.
Вместе с Г.М. Токмашевым тогда из Тувы в Минусинский музей было отправле-
но всего 4 камня (о них и особенностях транспортировки см. гл. 4).
Дорога Г.М. Токмашеву от Томска в Урянхай и обратно была оплачена. В от-
чёт за 1915 г. Русскому комитету А.В. Адрианов внёс расходы на «содержание»
напарника, а также следующие: «На оплату переезда Г.М. Токмашева из Том-
ска и обратно и на обувь и платье – 83 руб. 35 коп.», при этом ходатайствовал
об увеличении средств «по крайней мере до 100 руб.»698.
О финансировании исследований 1916 г. Русский комитет, ознакомившись
с отчётом А.В. Адрианова за 1915 г.699 и положительно оценив его исследова-
ния, готов был продолжить их финансирование в 1916 г. (Об этом сообщалось
в невыявленном письме Л.Я. Штернберга от 23 января 1916 г. А.В. Адрианову.)
Его намерениям археолог был очень рад: «Искренне благодарю комитет за его
согласие на продолжение моих работ в 1916 г. и за его готовность ассигно-
вать для этого средства». На сезон 1916 г. он запланировал расход в 2100 руб.
Контекст его письма от 15 февраля 1916 г. в Русский комитет позволяет гово-
рить, что А.В. Адрианов, скорее всего, был уверен в выделении этим учрежде-
нием каких-либо денежных средств («что касается перевода мне денег…»),
для отправления которых предусмотрительно сообщил два адреса. Один – «от-
править посылки и перевод денег на имя Иннокентия Георгиевича Сафьянова в
Минусинск, для передачи мне». Другой адрес, в случае, если комитет не успеет
среагировать до начала апреля 1916 г., когда путь до половины мая в Урянхай
закроется, – через Григорьевское почтовое отделение Минусинского уезда для
отправки в Белоцарск и далее – в Тапсинскую усадьбу700.
Из письма археолога семье видно, что, по меньшей мере, до 30 марта 1916 г.
он надеялся на получение этих денег: «Я получил уже в пути телеграмму и
письмо из Русского комитета, который просит меня продолжить работу,
обещает выслать деньги, просит составить смету, постановил возместить
мне перерасход. …Смету я составил и послал. Когда они пошлют мне деньги и
разн[ые] предметы, не знаю. Отказов из других учреждений к которым я об-
ращался, я не получал, как не получал, впрочем, и никаких ответов. Но пусть
все эти учреждения ничего мне не дадут, я удовольствуюсь ассигновкой одно-
го Русск[ого] комитета»701.
Однако в изученных мною источниках отсутствуют сведения о реальном по-
лучении А.В. Адриановым каких-либо денег на работы 1916 г. Скорее всего,
Русский комитет не смог финансировать работы А.В. Адрианова 1916 г. из-за
ограничения в средствах в связи с Первой мировой войной (1914–1918 гг.).
Ещё в конце 1915 г., в отчёте Русскому комитету он допускал вероятность
отказа в финансировании на 1916 г. и предусматривал иное: «Я постараюсь
добыть средства на это путём займа, имея в виду другие археологические

698
[Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 58 об.
699
См.: То же.
700
[Он же. Письмо от 15 февраля 1916 г. в Русский комитет ]. Л. 13, 13 об., 14.
701
[Он же. Письмо от 30 марта 1916 г. из Урянхайского края (с. Чакуль) семье]. Л. 95 об., 96. Раннее цитирование этого письма
см.: Дэвлет М.А. Петроглифы Енисея. С. 219–220; и др.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 97

учреждения, если же комитет не пожелает дать мне поручение [до] буду-


щего лета. Я считаю нецелесообразным не использовать в этом отношении
моё пребывание в крае после того, как крупнейшие расходы по заезду сюда
уже сделаны»702. Аналогичное позднее он доложил Московскому археологи-
ческому обществу, добавив при этом: «Зимние разъезды я рассчитываю сде-
лать на заёмные средства, так как моих у меня нет, как почти и какого-то
заработка»703. И в письме от 15 февраля 1916 г. писал, что расходы по объезду
Урянхайского края он совершал тогда «на позаимствованные… деньги»704. По-
лагаю, что исследования 1916 г. поддерживались, прежде всего, возможностя-
ми И.Г. Сафьянова и, вероятно, личными средствами самого А.В. Адрианова.
Во всяком случае, мне неизвестен иной источник денежного финансирования
его разысканий этого года.

§ 2. Разведочные поездки,
археологические сборы и приобретения 1915 г.

Масштаб проведённых А.В. Адриановым в Урянхае в 1915–1916 гг. архео-


логических исследований, их общий ход и результаты оцениваются в контексте
осуществлённых им разведочных разъездов, археологических сборов, обследо-
вания петроглифов, камней с надписями и пр.
Через какое-то время после прибытия 26 июня 1915 г. в Тапсинскую усадьбу
А.В. Адрианов продолжил заниматься организацией предстоящих работ. При
этом столкнулся с существенной проблемой – отсутствием рабочих для раско-
пок: «В крае ощущается постоянный недостаток рабочих рук и в обычное вре-
мя, ныне же оно достигло особенной остроты, с одной стороны, вследствие
мобилизации705, а с другой, вследствие экстренных построек в Белоцарске. Ко
времени же моего приезда сюда требование на рабочие руки было взвинчено
созреванием хлебов и необходимостью их уборки одновременно с незаконченной
ещё уборкой сена»706. В итоге в июле 1915 г. к раскопкам археолог приступить
не смог: «Целый месяц я провёл в бесплодных поисках рабочих…»707. По этой
причине археологические исследования он вынужденно начал с разведочных
разъездов.
Хроника деятельности А.В. Адрианова в Туве отражает его многочисленные
поездки не только преимущественно исследовательского, но, условно говоря, и
бытового плана. Характер последних по имеющимся источникам точно не вы-
ясняется, но полагаю, что при их совершении он как прирождённый полевик
не мог попутно не проводить поиск археологических объектов. Поэтому есть
смысл представить данные и о таких поездках.

***
Разъезды периода с 28 июня по конец июля 1915 г.: р. Пий-Хем. Первый
месяц работ в Урянхае оказался, по выводу А.В. Адрианова, неплодотворным
702
[Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 60.
703
[Он же. Доклад от 6 января 1916 г. …]. Л. 5.
704
См.: [Он же. Письмо от 15 февраля 1916 г. в Русский комитет…]. Л. 13 об.
705
Имеется в виду мобилизация в армию в связи с Первой мировой войной (1914–1918 гг.).
706
[Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 51 об., 52.
707
Там же. Л. 52.
98 І ГЛАВА 3

Рис. 21. 28 июня 1915 г., 16.45 ч.: «Посёлок Лопатина на берегу Пи-Кема близ Сестерлика. Живут две семьи – Лопатина
и его зятя Неволина. Избы без крыш. На переднем плане двор[ы] (слева маральник), загиб Енисея, острова, яр лев[ого]
берега». По: [Адрианов А.В. Фотодневник 1]. Д. 79/8. Л. 4 об. Съёмка 10. Фотосъёмка А.В. Адрианова. МАЭС ТГУ:
фотоотдел. Ед. хр. 153-53
из-за отсутствия возможности досконально проработать вместе с И.Г. Сафьяно-
вым план конкретных поездок: «Весь июль я прожил на Тапсе без дела и лишь
потому, что не удалось найти времени для разговоров и самой организации
моей поездки по краю»708. Тем не менее после приезда в Туву археолог до конца
июля (начало объёмных разведочных работ) совершил из Тапсинской усадьбы
минимум 4 небольшие поездки.
Сначала (включая 28 июня) – в район р. Сестерлик, правого притока р. Пий-
Хем, в том числе на заимку Ф.[П.] Лопатина ниже устья р. Тапса и в «посёлок
Лопатина» (фотодн. 1, фотосъёмки 9–11; одна из съёмок идентифицирована
с фотовидом – рис. 21). Возможно, именно тогда он обследовал петроглифы
«ниже устья р. Сестерлик по Пи-Хему»709. Позднее он писал, что близ устья
Сестерлика «под горой прилепились две русских семьи, и ниже по этому берегу
тянется вёрст на 20 узкой полосой сухая, безжизненная каменистая степь»710.
Какие-либо данные об обследовании памятников археологии во время вто-
рой поездки рассматриваемого периода (в том числе 3 июля 1915 г.) по лево-
бережью р. Пий-Хем, точно до района устья её правого притока р. Каменный
Ключ (см.: фотодн. 1, съёмка 13), не выявлены.
708
[Адрианов А.В. Письмо от 13–14, 17–18 ноября 1915 г. из экономии Сафьяновых на р. Тапса семье]. Л. 82 об.
709
[Он же. Письмо от 30 октября 1915 г. в Императорскую археологическую комиссию…]. Л. 6, 6 об. Об обследовании указанных
петроглифов А.В. Адриановым также см.: Дэвлет М.А. К истории исследования петроглифов Енисея. С. 97; Она же. А.В. Адрианов
и изучение петроглифов…. С. 62; Она же. Петроглифы Енисея. С. 215.
710
Адрианов А.В. Из Урянхайского края в Томск: (Путевые впечатления). II: С Тапсы до Белоцарска. С. 2.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 99

Рис. 22. 20 июля 1915 г., 17.45 ч.: «Вид вверх по Пи-Хему от Шевелика (нижнего), [юрты] сойот, [мои] верхов[ые]
товарищи (Борис, Володя и […])». По: [Адрианов А.В. Фотодневник 1]. Д. 79/8. Л. 7 об. Съёмка 34.
Фотосъёмка А.В. Адрианова. МАЭС ТГУ: фотоотдел. Ед. хр. 153-23

Неизвестно об археологических результатах поездки 10 июля вверх по те-


чению р. Тапса, минимум на 3,2 км, но на её правой стороне на горе Хунт-
Курбес А.В. Адрианов обследовал этнографический объект – ова (фотодн. 1,
съёмка 24; рис. 286).
Состоялась ещё одна короткая поездка (20 июля 1915 г.) – на расстояние
около 9 км от устья р. Тапсы вверх по левобережью р. Пий-Хем до района его
левого притока р. Нижний Шевелик, с которой предположительно идентифи-
цирован 1 фотовид (рис. 22).

***
Разъезды с конца июля по 11 августа711 1915 г.: р. Пий-Хем и Улуг-Хем.
Основные разведочные работы сезона 1915 г. археолог начал в конце июля,
которые назвал «разъездами, с целью осмотра местности, розыска писаниц
и их эстапирования». Они проходили в бассейнах р. Пий-Хем и Улуг-Хем:
«Районом моих исследований была долина верхнего Енисея вниз от р. Тапсы
и долина р. Улу-Кема по обе его стороны на протяжении около 60 вёрст»712.
711
См.: [Адрианов А.В. Письмо от 20 августа 1915 г. из экономии Сафьяновых на р. Тапса семье]. Л. 80.
712
[Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 51 об., 52.
100 І ГЛАВА 3

Этот маршрут конкретизирован в письме от 20 августа 1915 г. Г.Н. Потанину:


«Сделал одну небольшую поездку по обеим сторонам Енисея от р. Тапсы до
Элегеста и Ирбека, по этому последнему, по Баинголу и Сестерлику, осмотрел
в них курганы, писаницы, Чингисханову дорогу, некоторые русские посёлки, но
и только»713.
В поездке случились и описанные археологом неприятности: «Нанятый
мною сойот с первого же дня начал пьянствовать, разъезжая по улусам и про-
мышляя араку (вино, согнанное из заквашенного молока), а на шестой день
отказался сопровождать меня»714. Определённо в рассматриваемый период он
был на Салдаме. В письме от 20 августа 1915 г. родным констатировал: «Сдела-
ли 4 небольших и не очень интересных писаницы, осмотрели небольшой район,
только и всего. Не спорилась как-то работа, туго складывались поездки из-за
неимения сколько-нибудь путного рабочего»715. Тем не менее разведочные ра-
боты периода с конца июля по 11 августа 1915 г. были успешными.
Они включали обследование петроглифов («фигурные писаницы»716) на пра-
вобережье р. Улуг-Хем, между его правыми притоками, современные названия
которых р. Малый Баян-Кол (Биче-Баян-Кол) и Эрбек (в периоды 27–30 июля,
7–10 августа). Введению в научный оборот сведений А.В. Адрианова об этих
памятниках во многом способствовала М.А. Дэвлет, ещё в 1976 г. отметившая
их известность после его путешествия 1881 г.717 По её мнению, «на утёсах пра-
вого берега Улуг-Хема на протяжении около 15 км между р. Баянкольчиком и
Эрбеком» А.В. Адриановым было учтено около 300 фигур718.
Сам он про эти разыскания сообщил письмом от 27 октября Г.Н. Потанину
так: «…я обследовал наскальные писаницы по Улу-Хему между Баинголом и Ир-
беком – они довольно близки с минусинскими»719. В отчёте Русскому комитету
конкретизировал их описание: «Фигуры выбиты большей частью контуром,
довольно отчётливо, изредка – сплошной выемкой»; «Фигурные, обследованные
мною, составляют четыре группы, находящиеся на утёсах правого берега Улу-
Кема, между его притоками Баинголом и Ирбеком и несколько выше первого и
ниже последнего, на протяжении около 15 вёрст»720, т.е. около 16 км. «Один из
этих утёсов так и называется – Пичиктыг-кая (т.е. Писаный утёс) и пользуется
особым почитанием среди местных сойотов». В той его части в устье лога, где
проходила тропа, А.В. Адрианов зафиксировал ова – кучу хвороста из стволов
тальника и топольника, под которой лежали деревянные стрелки, полоски бу-
маги с молитвами, части божниц и пр.721 Обследование им велось от Баингола
к Ирбеку, т.е. сверху вниз по Улуг-Хему.
Результаты изучения писаниц в 1915 г., до начала раскопок, А.В. Адрианов
изложил также в отчётном письме Археологической комиссии от 30 октября
713
Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 224 (письмо от 20 августа 1915 г.).
714
[Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 52.
715
[Он же. Письмо от 20 августа 1915 г. из экономии Сафьяновых на р. Тапса семье] Л. 80–81. Раннее цитирование этого пись-
ма см.: Дэвлет М.А. Петроглифы Енисея. С. 215–216.
716
[Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 52 об.
717
См.: Дэвлет М.А. Петроглифы Улуг-Хема. М.: Наука, 1976. С. 4. Также см.: Адрианов А.В. Путешествие на Алтай и за Сая-
ны, совершённое летом 1883 г. … С. 258–259.
718
См.: Дэвлет М.А. А.В. Адрианов и изучение петроглифов… С. 62; Она же. Петроглифы Енисея… С. 215; и др.
719
Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 226 (письмо от 27 сентября 1915 г.).
720
[Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 52.
721
Он же. Из Урянхайского края в Томск. IV: От Белоцарска до Баингола. С. 3.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 101

1915 г., где указал, помимо четырёх пунктов района р. Баингол и Ирбек, на-
личие петроглифов ещё в трёх местах: «против устья р. Тапса и ниже устья
р. Сестерлик по Пи-Хему и на береговых утёсах Сулугбомской степи (ниже
р. Элегес), то есть на протяжении всего 60-вёрстного района»722. Местора-
сположение и характер Сулугбомской степи А.В. Адрианов конкретизировал
так: правый берег р. Улуг-Хем, ниже гор Джарги, речная терраса длиной около
20,3 км и шириной около 2,1 км, «усеянная многочисленными курганами»723.
К 1915 г. А.В. Адрианов использовал механический способ копирования пе-
троглифов: накладывал на их смоченную поверхность специальные сорта бу-
маги, которую прокалачивал щёткой724. Все четыре группы петроглифов района
р. Баингол и Ирбек А.В. Адрианов описал и эстампировал. Один или несколько
этих эстампажей в декабре 1919 г. явно передал в географический кабинет Том-
ского университета, так как в описи к его заявлению упомянуто: «I. Эстам-
паж с фигурной писаницы (с Баингола)»725. А сфотографировал – группы 1, 3,
4, которые отображены на 12 авторских снимках, приложенных им к отчёту в
Русский комитет (сохранились все; рис. 23–34).
Рассматриваемые далее 4 группы входят в общий нумерованный перечень
писаниц («фигурные и буквенные, рунические»726), от I до XXIX727, сформиро-
ванный А.В. Адриановым на основе обследованний 1915–1916 гг.
I. «Бичикту-Кая-I» («Бичиктыг-Кая-I», «Бичикту-Кая»), обследована около
р. Баингол, «на устье лога Баингола» (фотодн. 2, съёмки 3–13; см. рис. 23–31).
Характеристики этой группы петроглифов в перечне А.В. Адрианова даны так:
«близ устья р. Баингола – фигурная»728.
Её описание есть в отчёте Русскому комитету: «Из четырёх групп обследо-
ванных мною фигурных писаниц широкой известностью в крае пользуется так
называемая Бичиктыг-Кая́ близ р. Баингола. Она разбросана саженей на пол-
тораста по утёсам и состоит примерно из полуторых сот фигур, выбитых
группами и в одиночку. Эта писаница воспроизведена на 26 эстампажах и на
11 фотографиях, девять из которых (№ 5–13729) прилагаю»730 (в отчёте все со-
хранились доныне – рис. 23–31).
Итог. А.В. Адрианов обследовал не менее 24 граней писаницы «Бичикту-
Кая-I», менее половины которых сфотографировал: грани 1–7, 13, 14, 24 (фо-
тодн. 2, съёмки 3–13; выявлены 9 фотовидов от съёмок 5–13; рис. 23–31).
II. Утуташская. Вторая группа петроглифов обследована приблизительно
в 12,8 км ниже Бичиктыг-Кая по течению р. Улуг-Хем. В перечне писаниц
722
[Адрианов А.В. Письмо от 30 октября 1915 г. в Императорскую археологическую комиссию из Урянхайского края (р. Тап-
са)]. Л. 6, 6 об. Раннее цитирование этого письма см.: Дэвлет М.А. К истории исследования петроглифов Енисея. С. 97; Она же.
А.В. Адрианов и изучение петроглифов Тувы и Западных Саян. С. 62; Она же. Петроглифы Енисея. С. 215.
723
Адрианов А.В. Из Урянхайского края в Томск. IV: От Белоцарска до Баингола. С. 3.
724
См.: Дэвлет М.А. Листы каменной книги Улуг-Хема. С. 269.
725
[Адрианов А.В. Заявление от 10 декабря 1919 г. к С.И. Руденко…]. Л. 3.
726
[Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 52.
727
[Он же. Записная книжка 1916 г. …]. Л. 9 об.
728
Там же.
729
На оборотах всех этих 9 идентифицированных фотографий («№ 5–13»; рис. 23–31) А.В. Адрианов сделал соответствую-
щие надписи карандашом: «Негатив № 5» (л. 76 об.), «Негатив № 6» (л. 78 об.), «Негатив № 7» (л. 84 об.), «Негатив № 8»
(л. 83 об.), «Негатив № 9» (л. 85 об.), «Негатив № 10» (л. 77 об.), «Негатив № 11 (продолжение № 11» (л. 79 об.), «Негатив № 12»
(л. 86 об.), «Негатив № 13» (л. 80 об.).
730
[Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 52 об.
102 І ГЛАВА 3

Рис. 23. 28 июля 1915 г.,


9.45 ч.: «Бичиктыг-Кая́-I7.
27 (?) фигур: олени, козы,
человек верхом (справа
од[ин] вверху, другой
внизу)». По: [Адрианов А.В.
Фотодневник 2].
Д. 79/9. Л. 2 об. Съёмка 5.
Фотосъёмка
А.В. Адрианова.
СПФА РАН. Ф. 148.
Оп. 1. Д. 80. Л. 76

Рис. 24. 28 июля 1915 г.,


10.15 ч.: «Бичиктыг-Кая-I2.
14 фигур: почти сплошь
козлы и 1–2 самки оленя».
По: [Адрианов А.В.
Фотодневник 2]. Д. 79/9.
Л. 2 об. Съёмка 6.
Фотосъёмка
А.В. Адрианова.
СПФА РАН. Ф. 148. Оп. 1.
Д. 80. Л. 78
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 103

Рис. 25. 28 июля 1915 г.,


11.30 ч.: «Бичиктыг-Кая-I6.
19–20 фигур». По:
[Адрианов А.В.
Фотодневник 2]. Д. 79/9.
Л. 2 об. Съёмка 7.
Фотосъёмка
А.В. Адрианова.
СПФА РАН. Ф. 148. Оп. 1.
Д. 80. Л. 84

Рис. 26. 28 июля 1915 г.,


12 ч.: «Бичиктыг-Кая-I3.
Около 15 фигур, но из них
только 3–4 ясно видимых».
По: [Адрианов А.В.
Фотодневник 2]. Д. 79/9.
Л. 3 об. Съёмка 8.
Фотосъёмка
А.В. Адрианова.
СПФА РАН. Ф. 148. Оп. 1.
Д. 80. Л. 83 об.
104 І ГЛАВА 3

Рис. 27. 28 июля 1915 г., 13.15 ч.: «Бичиктыг-Кая-I4 и 5.


Свыше 25 фигур (не все ясны)». По: [Адрианов А.В.
Фотодневник 2]. Д. 79/9. Л. 3 об. Съёмка 9. Фотосъёмка
А.В. Адрианова. СПФА РАН. Ф. 148. Оп. 1. Д. 80. Л. 85
Рис. 30. 30 июля 1915 г., 10.15 ч.: «Бичиктыг-Кая-I13.
6 больших фигур, с огромным лосем в центре».
По: [Адрианов А.В. Фотодневник 2]. Д. 79/9. Л. 3 об.
Съёмка 12. Фотосъёмка А.В. Адрианова.
СПФА РАН. Ф. 148. Оп. 1. Д. 80. Л. 86

Рис. 28. 29 июля 1915 г., 13.30 ч.: «Бичиктыг-Кая-I24.


В нижнем конце (к Баинголу). На верхнем карнизе».
По: [Адрианов А.В. Фотодневник 2]. Д. 79/9. Л. 3 об.
Съёмка 10. Фотосъёмка А.В. Адрианова.
СПФА РАН. Ф. 148. Оп. 1. Д. 80. Л. 77

Рис. 29. 29 июля 1915 г., 13.45 ч.: «Бичиктыг-Кая-I24.


Правая половина той же писаницы на том же камне». Рис. 31. 30 июля 1915 г., 11.15 ч.: «Бичиктыг-Кая-I14.
По: [Адрианов А.В. Фотодневник 2]. Д. 79/9. Л. 3 об. Большая фигура медведя». По: [Адрианов А.В.
Съёмка 11. Фотосъёмка А.В. Адрианова. Фотодневник 2]. Д. 79/9. Л. 3 об. Съёмка 13. Фотосъёмка
СПФА РАН. Ф. 148. Оп. 1. Д. 80. Л. 79 А.В. Адрианова. СПФА РАН. Ф. 148. Оп. 1. Д. 80. Л. 80
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 105

Рис. 32. 9 августа 1915 г., 11.45 ч.: «Писаница III на Ирбекской протоке, последние
14 фигур – в линию». По: [Адрианов А.В. Фотодневник 1]. Д. 79/8. Л. 9 об. Съёмка 46.
Фотосъёмка А.В. Адрианова. СПФА РАН. Ф. 148. Оп. 1. Д. 80. Л. 88

А.В. Адрианова она представлена так: «II. С Уту-Ташь по Ирбекской про-


токе – фигурная»731. В отчёте Русскому комитету отмечена кратко: «Вторая
группа находится вёрст 12 ниже по Улу-Хему и состоит всего из 23 фи-
гур, воспроизведённых на 7 эстампажах»732. Описания этих изображений в
фотодневниках А.В. Адрианова отсутствуют, стало быть, их фотофиксацию
он не проводил.
III. «Писаница III на Ирбекской протоке» (фотодн. 1, съёмки 46, 47;
рис. 32, 33) зафиксирована от второй группы на расстоянии примерно в 2,1 км
ниже по течению Улуг-Хема. В списке писаниц А.В. Адрианова представле-
на: «III. С Ирбекской протоки – нижняя – фигурная»733.
В отчёте Русскому комитету про неё указано кратко: «Третья группа – ещё Рис. 33. 9 августа 1915 г.,
12.15 ч.: «Писаница III11 –
версты две ниже и состоит из 33 фигур, взятых на 11 эстампажей; с этой вверху олень, внизу,
писаницы прилагаю две фотографии (№ 46734 и № 47735)»736 (снимки сохра- м[ожет] б[ыть],
нились доныне; рис. 32, 33). Запись А.В. Адрианова (фотодн. 1, съёмка 47) коза, бегущие; хорошо
позволяет уверенно говорить, что он обследовал не менее 11 плит представ- передано движение».
ленной группы петроглифов. По: [Адрианов А.В.
Фотодневник 1].
IV. «Писаница IV на Ирбеке» обследована на расстоянии около 2,1 км
Д. 79/8. Л. 9 об.
вниз по р. Улуг-Хем от третьей группы и примерно в 1,6 км от правого берега Съёмка 47. Фотосъёмка
Ирбека. Отмечена в перечне писаниц А.В. Адрианова: «IV. Ниже р. Ирбека А.В. Адрианова.
СПФА РАН. Ф. 148.
731
[Адрианов А.В. Записная книжка 1916 г. …]. Л. 9 об. Оп. 1. Д. 80. Л. 87
732
[Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 52 об.
733
[Он же. Записная книжка 1916 г. …]. Л. 9 об.
734
Со снимком «№ 46» идентифицирована фотография (рис. 32), выявленная в 2 экз.: в отчёте от 27 октября 1915 г. Русско-
му комитету, на её обороте рукой А.В. Адрианова написано карандашом – «Негатив № 46» (л. 88 об.); фотография МАЭС ТГУ
(ед. хр. 56-4), на обороте его же рукой помечено карандашом – «№ 46. Зап. фотограф[ической] книжки Адрианова». Поэтому
нет сомнений, что именно с этой фотографией (рис. 32) соотносится запись А.В. Адрианова: «Писаница III на Ирбекской про-
токе, последние 14 фигур – в линию» (фотодн. 1, съёмка 46). Считаю ошибочным предположение об идентификации указанной
записи с другим фотовидом, опубликованным, см.: Миклашевич Е.А., Ожередов Ю.И. Фотографии сибирских писаниц в наследии
А.В. Адрианова. С. 185–186. Рис. 36. На самом деле соавторы представили снимок, надёжно соотносящийся с записью А.В. Адриа-
нова о «писанице IV на Ирбеке» (фотодн. 1, съёмка 50) и отмеченный им в отчёте как фотография «№ 50», см.: [Адрианов А.В. Пред-
варительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 52 об., 90.
735
На обороте этой фотографии из отчёта Русскому комитету от 27 октября 1915 г. А.В. Адрианов написал карандашом: «[4]7»
(л. 87 об.).
736
[Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 52 об.
106 І ГЛАВА 3

по утёсам на Улу-Кеме – фигурная»737. Сведения из отчёта в Русский коми-


тет: «…четвёртая группа находится ещё версты две [ниже] и заключает до
80 фигур, из них большая часть взята на 3 эстампажа; с одной стены утёса,
на которой находится около 60 фигур, прилагаю фотографию (№ 50738)»739.
Последняя идентифицирована с сохранившемся в отчёте фотовидом (фотодн. 1,
съёмка 50; рис. 34).
Во время поездки конца июля – середины августа 1915 г. А.В. Адрианов
обследовал и другие памятники.
«“Крепость” на горе Джарга». 5 августа 1915 г. он посетил на правобе-
режье р. Улуг-Хем, немного ниже Салдама и устья Элегеса, памятник на горе
Джарга, обозначенный им как «крепость» и зафиксированный 3 фотовидами
(фотодн. 2, съёмки 16–18), к сожалению, не выявленными. Информацию об
этом объекте археолог получил ещё в Минусинске при общении в 1914 г. с
купцами: «Против Салдана, верстах в 5, на горе Дзярге находятся остатки
древней крепостцы…»740.
Джарга, по описанию А.В. Адрианова, находится в районе болот: ниже Сал-
дама по нижней правой террасе Улуг-Хема идут протоки, старицы и луга. За
ними – «более высокая терраса, усеянная галькой и курганами вдоль подсту-
пающих гор Джарги. Джарга – высокое плоскогорье, изрезанное глубокими
и узкими щелями, с утёсистыми боками, в которых кой-где видны отверстия
пещер»741. Вынужденно заночевав под Джаргой, А.В. Адрианов и Г.М. Токма-
шев подхватили здесь малярию742.

Рис. 34. 10 августа 1915 г., 12.45 ч.: «Писаница IV на Рис. 35. 8 августа 1915 г., 9.30 ч.: «Тангутская выбитая
Ирбеке – стенки у ложка, обращённа[я] на ю[го]-з[апад], на утёсе надпись двухстрочная на Ирбекской протоке,
с наибольшим числом фигур, верстах в 1½ от Ирбека в начале (верхнем) притора, версте в 2 от посёлка».
(прав[ого] берега). Около 60 фигур». По: [Адрианов А.В. По: [Адрианов А.В. Фотодневник 1]. Д. 79/8. Л. 9 об.
Фотодневник 1]. Д. 79/8. Л. 10 об. Съёмка 50. Фотосъёмка Съёмка 45. Фотосъёмка А.В. Адрианова.
А.В. Адрианова. СПФА РАН. Ф. 148. Оп. 1. Д. 80. Л. 90 СПФА РАН. Ф. 148. Оп. 1. Д. 80. Л. 89
737
[Адрианов А.В. Записная книжка 1916 г. …]. Л. 9 об.
738
Выявлена мною в 2 экз., см.: [Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 90; МАЭС ТГУ: фотоотдел.
Ед. хр. 59-21.
739
[Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 52 об., 90.
740
[Он же. Письмо от 21 февраля 1914 г. из Минусинска в Русский комитет]. Л. 28, 28 об.
741
Он же. Из Урянхайского края в Томск. IV: От Белоцарска до Баингола. С. 3.
742
Малярия, известная на территории России с древности, была в начале XX в. одной из самых массовых инфекций
(ликвидирована к 1960 г.).
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 107

«Тангутская надпись». Всё также на правобережье р. Улуг-Хем


А.В. Адрианов 8 августа 1915 г. на Ирбекской протоке, примерно
в 2,1 км от пос. Ирбекский («в начале (верхнем) притора, версте
в 2 от посёлка») обследовал «тангутскую надпись» (фотодн. 1,
съёмка 45; рис. 35). Относительно неё в отчёте Русскому коми-
тету писал: «Влияние ламаизма в крае настолько пустило глу-
бокие корни, что среди древних писаниц на утёсах и берегах
встречаются современные писаницы на тангутском языке
с сакраментальным “ом мани пад мехом”, образцом кото-
рой может служить прилагаемая фотография № 45»743
(рис. 35).
Находка Ключ Оттыг-Таш. В 1915 г. местный жи-
тель передал А.В. Адрианову железный предмет из двух
звеньев на одном кольце, про который в «первой» опи-
си отмечено: «Выпаханы по пашне по ключу Оттыг-
Тыш на левом берегу Пий-Хема. Подарены Осинцевым
в 1915 г.». Возможно, являлся шаманским атрибутом.
В колл. 6041 сохранился: 344 (рис. 36), датируется
Средневековьем – Новым временем.

***
Разъезды примерно с 21744 по 28745 августа 1915 г.: р. Элегест. Перед нача- Рис. 36. Тува. Железная
лом раскопок могильника Салдам и во время их А.В. Адрианов на левобережье деталь шаманского (?)
р. Улуг-Хем провёл разведочное обследование некоторых районов бассейна его костюма. Сборы
притока р. Элегест. Результатом стала информация о 4 объектах, один из кото- А.В. Адрианова
в 1915 г. МАЭС ТГУ:
рых был частично раскопан.
колл. 6041
1. Скорее всего, тогда А.В. Адрианов случайно, по информации местного
жителя, обнаружил на правобережье р. Элегест примерно в 32 км от его устья и
3,2–4,3 км от пос. Атамановка «остатки китайского поселения»746 – «древнего
китайского городка»747, на котором произвёл раскопки (о них см. гл. 5, § 9).
Этот археологический памятник с 1950-х гг., после раскопок Л.Р. Кызласова,
известен как городище Дён-Терек первой половины XIII в.748
2–3. При работах на р. Элегест в районе Атамановки А.В. Адрианов полу-
чил информацию от сойот о наличии ещё двух объектов «китайцев» именно на
левой стороне р. Элегест: «под горой Чанджих» и «в местности Тÿ -тэрэ́к».
Сведения об этих памятниках, которые он не смог обследовать, изложил в от-
чёте Русскому комитету: «…на той стороне Элегеса (левый берег) под горой
Чанджих и теперь есть бугры – остатки их жилья, что выше по Элегесу на
той же стороне, в местности Тÿ -тэрэ́к – такие же остатки. Один сойот
рассказал, что живущий и сейчас Чжала́н-хе́лин (лама) копал эти бугры, на-

743
[Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 54. На обороте этой фотографии А.В. Адрианов сделал
надпись карандашом: «[4]5».
744
См.: [Он же. Письмо от 20 августа 1915 г. из экономии Сафьяновых на р. Тапса семье]. Л. 80 об.
745
Утром 28 августа 1915 г. А.В. Адрианов был в пос. Атамановка (см.: фотодн. 2, съёмка 30), видимо, тогда и покинул его.
В этот же день начались раскопки кургана 1 (Салдам).
746
[Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 55 об.
747
Он же. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 227 (письмо от 27 сентября 1915 г.).
748
См.: Кызласов Л.Р. История Тувы в средние века. С. 143; и др.
108 І ГЛАВА 3

Рис. 37. 25 августа 1915 г., 10.15 ч.: «На степце по рч. Улялику (притоке Элегеста) (между верхн[им] и нижн[им]
Уляликом), находятся 4 изваяния из песчаника – 2 львов (левые) и 2 барана (?)». По: [Адрианов А.В. Фотодневник 2].
Д. 79/9. Л. 6 об. Съёмка 29. Фотосъёмка А.В. Адрианова. СПФА РАН. Ф. 148. Оп. 1. Д. 80. Л. 81

ходил в них чай и табак, около ящиков с которыми были им найдены захоро-
ненные мужчина и женщина, что сойоты найденный чай употребляли, но по-
том бросили, так как стали хворать. За отсутствием брода тележного в это
время и недостатком времени я не съездил на левый берег Элегеса для осмотра
указанных сойотом мест, но видно, что там есть остатки древнего поселе-
ния, хотя бе[з] чаю и табаку, столь любезных сойотскому сердцу»749.
В докладе Московскому археологическому обществу А.В. Адрианов частич-
но повторился: «Мне не удалось съездить на левый берег Элегеса для осмотра
указанных сойотами мест, но я верю, что и там есть остатки пребывания
человека в древности»750. Контекстно с «китайским поселением» (городище
Дён-Терек) археолог сообщил в письме Г.Н. Потанину от 27 сентября 1915 г.:
«Вероятно, остатки этого же городка находятся и ещё в двух местах здесь,
но по другому (левому) берегу Элегеса»751.
Как ясно из автографов А.В. Адрианова, перечисленные 2 памятника на ле-
вом берегу р. Элегест (один – «под горой Чанджих»; другой – «в местности
Тÿ -тэрэ́к», выше по реке от горы Чанджих) ему обследовать не удалось. Ско-
рее всего, именно эти объекты имела в виду М.А. Дэвлет, отметившая обнару-
жение им «ещё двух… городков» на левой стороне Элегеста752.
4. В степи на рч. Улялик, правом притоке Элегеста, примерно в 1 км выше
«китайского поселения» (городище Дён-Терек) 25 августа 1915 г. А.В. Адрианов
обследовал комплекс из 4 каменных скульптур животных (фотодн. 2, съёмка 29;
рис. 37). Он описан в отчёте Русскому комитету: «В одной примерно версте
выше места моей раскопки, на степце между двумя ключиками Уля́лик’[ами],
749
[Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 57 об.
750
[Он же. Доклад от 6 января 1916 г. …]. Л. 3–3 об.
751
Он же. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 227 (письмо от 27 сентября 1915 г.).
752
Дэвлет М.А. Петроглифы Енисея… С. 222; Она же. А.В. Адрианов как этнограф. С. 47–48; и др.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 109

впадающими в Элегес справа, стоят четыре изваяния, грубо сделанные из кам-


ня – два барана и два льва (изображены на прилагаемой фотографии № 29753,
также свидетельствующие о пребывании здесь некогда китайцев»754 (рис. 37).
Вероятно, именно этот фотовид упоминает И.Л. Кызласов, описывая историю
обнаружения монгольского могильника «в 1–1,5 км от городища Дён-Терек
(урочище Базырт-Даш)»755.
***
Поездка примерно от 12 октября до минимум 20 октября 1915 г. в бассейн
р. Каа-Хем. Обследование в бассейне Каа-Хема (Малый Енисей) А.В. Адриа-
нов отметил в отчёте Русскому комитету: «…укажу на случайную мою поезд-
ку, ничего мне не стоившую, на Ха-Кем и на правый приток его Бай-Сут, на
днях»756. Выявленные сведения о ней скудны, содержатся преимущественно в
дневниках (фотодн. 1, съёмки 65–69; фотодн. 2, съёмки 59–65). Часть указанных
видов идентифицирована мною с материалами ТОКМ: уверенно – 1 стеклофо-
тонегатив757 (рис. 38); предварительно – записи о регистрации в 1957 г. других
4 стеклонегативов758.
Отправляясь в бассейн р. Каа-Хем, А.В. Адрианов, возможно, воспользовался
поездкой членов семьи Сафьяновых или их близких. Начальный отрезок марш-
рута туда от Тапсинской усадьбы пролегал вверх по течению р. Тапса, включая
долину её правого притока р. Кара-Кем. Затем – на р. Бай-Сут, где археолог явно
находился 16 октября, в том числе на одном из приисков И.К. Леонова (фотодн. 1,
съёмки 66–67).
Через Бай-Сут А.В. Адрианов проследовал на Каа-Хем и на следующий день,
17 октября, обследовал берег этой реки (скорее всего, правый) ниже пос. Медве-
девка (фотодн. 1, съёмка 69).
Вероятно, в пределах 16–18 октября, всё также находясь на правобережье
Каа-Хема, посетил пос. Фёдоровка (совр. Кундустуг): «близ впадения р. Бай-
Сута» (см. рис. 39); «пос. Фёдоровка (иначе Байгак), 25 вёрст ниже по Ха-
Кему»759; на «правой стороне Малого Енисея, 25 вёрст ниже Знаменки»760 (по-
следняя – также на правой стороне указанной реки).
На Каа-Хеме А.В. Адрианов получил от местных жителей сведения о прово-
дившихся здесь в 1914 г. грабительских раскопках чиновника Главного управле-
ния земледелия и землеустройства С.Р. Минцлова761: в пос. Знаменка – 2 кургана
и пос. Фёдоровка – 3 кургана. «Совершенно такой же приём практиковался
753
С этим снимком «29» идентифицирована фотография, на обороте которой рукой А.В. Адрианова сделана надпись каранда-
шом: «Негатив 29», см.: [Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 81 об.
754
Там же. Л. 57 об.
755
Кызласов И.Л. Стратегия археологических экспедиций: опыт Л.Р. Кызласова в отыскании и изучении городов Срединной
Азии // Археологическая экспедиция: новейшие достижения в изучении историко-культурного наследия Евразии. Ижевск, 2008.
С. 24.
756
[Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 60.
757
См.: ТОКМ: фотофонд. Ед. хр. 2332 (стеклофотонегатив). Изучен визуально в августе 2013 г. Также см.: Негативный фонд
№ 1. № 2332.
758
См.: Там же. № 2360, 2361, 2364, 2563. Сами стеклофотонегативы на август 2013 г. в фотофонде ТОКМ не выявлены.
759
[Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 62.
760
Он же. Учёное хулиганство. С. 2.
761
О нём см.: Длужневская Г.В., Семёнов Вл.А. С.Р. Минцлов и его поездки по Урянхайскому краю (из истории исследования
Тувы) // Проблемы изучения Сибири в научно-исследовательской работе музеев (тез. докл. науч.-практич. конф.). Красноярск,
1989. С. 43–45; Длужневская Г.В. Археологические исследования в Центральной Азии… С. 210–211; др.
110 І ГЛАВА 3

Рис. 38. 19 октября 1915 г., 14.45 ч.: «Долина р. Кара-Кема вверх. Покрытые снегом горы закутаны туманом. Вид[ны]
разрез, отвалы. Впереди стоит драга (в этот момент не действующая)». По: [Адрианов А.В. Фотодневник 2]. Д. 79/9. Л.
10 об. Съёмка 61. Фотосъёмка А.В. Адрианова. ТОКМ: фотоотдел. Ед. хр. 2332/2 (негатив на стеклопластине)

г[осподином] Минцловым и в других местах – на Ту[р]гени, под Белоцарском (на


прав[ом] берегу Улу-Кема), на Уюке и пр.»762. (Через 3 месяца об этом в «Сибир-
ской жизни» была опубликована статья А.В. Адрианова763.)
Из поездки на р. Каа-Хем А.В. Адрианов возвращался вдоль р. Тапса, при
этом точно 19–20 октября (фотодн. 2, съёмки 61–65), когда заснял драгу на зо-
лотосодержащем прииске (рис. 38).
Общую информацию о коллекции, собранной А.В. Адриановым во время
поездки в бассейн р. Каа-Хем, представляет фотовид планшета под общим за-
головком «Случайные находки, приобретённые покупкой и пожертвованные»
и с припиской: «Собраны А.В. Адриановым в 1915 году» (рис. 39764), а также
колл. 6041, её описи, отчёт в Русский комитет, фотодневник 2 (съёмки 61–65,
70). На их основе восстановлен общий перечень следующих памятников и
сборов из них, относящихся к поездке на Каа-Хем в октябре 1915 г.
762
[Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 61–62.
763
См.: Он же. Учёное хулиганство. С. 2.
764
Выявлено 2 идентичных фотографии, см.: [Он же. Материалы археологических исследований в Урянхайском крае. Ч. 1].
Л. 101 (ИИМК); МАЭС ТГУ: фотоотдел. Ед. хр. 25/42.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 111

Рис. 39. 16 ноября 1915 г., 14.30 ч.: «Картон со случайными находками». Приобретения и сборы А.В. Адрианова в
бассейне р. Каа-Хем в октябре 1915 г. По: [Адрианов А.В. Фотодневник 2]. Д. 79/9. Л. 11 об. Съёмка 70. Фотосъёмка
А.В. Адрианова. ИИМК. Ф. 42. Д. 150. Л. 101

Река Бай-Сут: прииски И.К. Леонова. Часть информации А.В. Адрианова


о находках на р. Бай-Сут трудно идентифицировать с конкретными местона-
хождениями: «…в верхнем течении Бай-Сута, на приисках И.К. Леонова я об-
следовал в разрезах древние плавильни (дудки), из которых собрал шлаки и др.
материал. Получил в подарок сделанные на прииске находки, в виде обломков
медных предметов, чугунной шестерни, чудского жернова (верхнего) и костей
допотопного быка и носорога (?)»765. (Некоторые из этих находок явно упомя-
нуты археологом в заявлении при сдаче материалов в Томский университет:
«“Чудские” жернова»; «Шлаки и др[угие] предметы из древних плавильных ду-
док по р. Бай-Суту (прав[ый] приток р. Ха-Хема)»766.) Среди материалов МАЭС
не идентифицировны: «чугунная шестерня», жернова, кости животных.
Другая часть материала поездки в бассейн Каа-Хема благодаря фотографии
планшета с находками (рис. 39) распределена по конкретным памятникам.
Местонахождение Нининский Прииск. Его локализация, судя по фото
планшета: «По среднему течению р. Бай-Сута (правый приток р. Ха-Хема), на
приисках Ив. К. Леонова» (рис. 39). Памятник представлен одной находкой –
железные кольчатые удила с одним грызлом («строгие» удила), обнаруженные,
765
[Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 60.
766
[Он же. Заявление от 10 декабря 1919 г. к С.И. Руденко…]. Л. 3.
112 І ГЛАВА 3

Рис. 40. Местонахождение


Нининский Прииск, р. Бай-Сут
(правобережье р. Каа-Хем).
Железные удила. Сборы
А.В. Адрианова в октябре 1915 г.
МАЭС ТГУ: колл. 6041

согласно надписи на планшете, на глубине 1,78 м: «В разрезе Нининского при-


иска (в песках на глубине 2,5 аршин)». В колл. 6041 удила ныне хранятся (288;
рис. 40; эпоха Средневековья).
Местонахождение Николаевский Прииск. Его локализация – аналогич-
но предыдущему памятнику. Судя по фотографии планшета (рис. 39), с опи-
сываемого местонахождения происходит точно 15 кусочков меди, 1 пакетик
со шлаком (?) и, предположительно, расположенные на снимке рядом с ними
7 железных предметов: «В разрезах Николаевского прииска на глубине 3–4 ар-
шин. Предметы взяты при промывке с вашгерда» (на глубине 2,13–2,84 м).
В колл. 6041 ныне хранятся: 1 фрагмент чугунного (?) предмета (285; рис. 41, 1),
2 фрагмента железных предметов (рис. 41, 2, 3), железное кольцо (289; рис. 41, 4),
из цветного металла (?) кольцо (рис. 41, 5), 10 кусочков оплавленной меди и
1 фрагмент железного предмета (?) (291; рис. 41, 6).
Могильник Фёдоровка (разрушенное погребение). Его местонахождение:
правый берег р. Каа-Хем, пос. Фёдоровка (бывшее название – Байгак, совр. –
Кундустуг) близ устья р. Бай-Сут, усадьба крестьянина Кокорина. Информация
А.В. Адрианова о памятнике кратка, в том числе в отчёте Русскому комитету:

4
2

1 3 5

Рис. 41. Местонахождение


Николаевский Прииск, р. Бай-Сут
6 (правобережье р. Каа-Хем). Сборы
А.В. Адрианова в октябре 1915 г.
1–4 – железо, 5 – цветной металл (?),
6 – цветной металл, железо.
МАЭС ТГУ: колл. 6041
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 113

б 4 5

6
в
г
2

б
7

1
3

Рис. 42. Могильник Фёдоровка, р. Каа-Хем. Сборы А.В. Адрианова в октябре 1915 г. 1, 4–7 – железо, 2–3 – рог.
МАЭС ТГУ: колл. 6041

«…на берегу Ха-Кема в посёлке Фёдоровка я приобрёл череп и несколько


железн[ых] предметов при случайной раскопке древнего погребения на кре-
стьянской усадьбе, когда там выкапывали яму для установки столба»767. Из
надписи на планшете: «Посёлок Фёдоровка на правом берегу Ха-Хема (близ
впадения р. Бай-Сута), усадьба крест[ьянина] Кокорина» (рис. 39).
Всего А.В. Адрианов приобрёл из разрушенного погребения, помимо чере-
па человека, около 7 ед. находок (в том числе фрагментами), все которые иден-
тифицированы с хранящимися ныне в колл. 6041 артефактами: 2 фрагмента
железных предметов (281; рис. 42, 4, 5); железный узкий нож (282; рис. 42, 1);
3 фрагмента роговых накладок на лук (283; рис. 42, 2, 3); фрагмент железного
предмета (284; рис. 42, 7); железное кольцо (293; рис. 42, 6). Датировка погре-
бения – эпоха Средневековья.
Местонахождение Хопто. Об одной находке из пос. Хопто на правом берегу
р. Каа-Хем, района устья её правого притока р. Копту (совр.), известно из над-
писи на фотографии планшета: «Посёлок Хопто на правой стороне р. Ха-Хема
(пашни)» (рис. 39). Не выявлено, этот населённый пункт А.В. Адрианов в 1915 г.
767
[Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 60.
114 І ГЛАВА 3

посетил лично или оттуда был доставлен отмеченный в «первой» описи «слегка
изогнутый медный стержень с плоским сточенным концом» (колл. 6041-292;
в МАЭС ныне не выявлен). Л.Р. Кызласовым эта находка была опубликована
и датирована как предположительно относящаяся «к средней поре бронзового
века». Наличие представленного им оригинального рисунка768 позволяет гово-
рить о том, что в конце 1950-х – 1970-х гг. предмет находился в МАЭС.
Курган на левобережье р. Каа-Хем. Не выяснено также, был ли А.В. Адри-
анов во время описываемой поездки 1915 г. на Каа-Хем на её левом берегу. Но
известно точно, что от местных жителей он узнал о наличии там, на левобере-
жье, камня с надписью, около частично разграбленного кургана, и получил из
него «два железных сосуда, добытых крестьянами при поверхностной рас-
копке этого кургана»769. Возможно, один из них при передаче коллекции в Том-
ский университет (см. гл. 6) археолог упомянул так: «Железный таз из кургана
на лев[ом] берегу р. Ха-Хема»770 (в фондах МАЭС не выявлен). Сразу после
поездки упомянутый памятник письменности он обозначил как камень «с над-
писью… XII (с Ха-Кема)»771, однако в дальнейшем этот же номер присвоил дру-
гой надписи (см. гл. 4). Одно из объяснений этой повторной нумерации – от-
сутствие у него возможности обследовать представленный памятник на левом
берегу р. Каа-Хем как во время поездки октября 1915 г., так и позднее.

§ 3. Разведочные поездки 1916 г., археологические сборы

Раскопки сезона 1915 г. А.В. Адрианов закончил 23 сентября (могильник


Бай-Булун). Разработал к концу ноября с помощью И.Г. Сафьянова маршруты
своих зимних разъездов по Урянхаю, намереваясь начать их в декабре 1915 г.:
«…cначала в долину Уюка – с устья дóверху, потом по долине Улуг-Хема с за-
ездами по его правым и левым притокам, отсюда – на Кемчик дóверху правой
стороной и обратно левой, а потом на Улу-Хем и его левой и правой сторо-
ной обратно на Тапсу». Планировал ещё поехать в феврале 1916 г. по р. Пий-
Хем772.
Но начало этой большой разведки отложилось до конца января 1916 г. – в
основном из-за затягивания обсуждения маршрута. За время задержки А.В. Адри-
анов закончил к 1 декабря 1915 г. рукопись очерка «По Засаянскому краю», кото-
рую отослал в редакцию «Сибирской жизни»773, а 24 января 1916 г. – набросок о
праздновании сойотского Нового года774. Ещё вместе с И.Г. Сафьяновым съездил
на р. Ус в с. Верхне-Усинское Минусинского уезда: «…на съезд уполномоченных
от всех посёлков Урянхая и от всех торговцев. Цель его – собрать деньги, путём
самообложения, на нужды края». Выехали они с Тапсы 5 декабря, на съезде на-
ходились примерно до 11 декабря775.

768
См.: Кызласов Л.Р. Древняя Тува. С. 26. Рис. 15, 4.
769
[Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 60, 60 об.
770
[Он же. Заявление от 10 декабря 1919 г. к С.И. Руденко…]. Л. 3.
771
[Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 54.
772
[Он же. Письмо от 25 ноября 1915 г. из Урянхайского края (р. Тапса) семье]. Л. 89–90. Также см.: [Он же. Письмо от 13–14,
17–18 ноября 1915 г из Урянхайского края (р. Тапса) семье]. Л. 82, 82 об., 87 об.
773
См.: Он же. По Засаянскому краю. 1915 г. // МАЭС ТГУ: архивный отдел. Д. 57. 19 л. (копия рукописи в 36 страниц).
774
См.: Он же. Шага (сойотский Новый год). С. 23.
775
[Он же. Письмо от 5, 9–10 декабря 1915 г. из усадьбы Сафьяновых (р. Тапса) и с. Верхне-Усинское семье]. Л. 92 и др.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 115

Потом А.В. Адрианов жалел о потерянном времени, которого не хватило для


исполнения планов разведочной поездки776. Цель её он в начале января 1916 г.
определял так: «…я решил в течение зимы изъездить бóльшую часть Урянхай-
ского края, с целью собирания расспросного материала о памятниках древно-
сти с целью осмотра всего доступного для этого в зимнее время, с тем, что
к [наступлению] лета [ориентироваться] и наметить места стационарных
исследований»777.
Письмо Л.Я. Штернберга от 23 января 1916 г. (оно не выявлено) с положи-
тельным отзывом Русского комитета об исследованиях А.В. Адрианова про-
шлого сезона усилило его мотивацию на планирование конкретных полевых
работ 1916 г. Из них он предполагал посвятить 4 месяца объезду Урянхая, в
том числе отдалённого северовосточного «Тоджинского района по верхнему
течению Пий-хема», «2 ½ летних месяца на раскопку курганов (которые бу-
дут намечены на основании зимних предварит[ельных] объездов», а также «на
раскопку остатков китайского городка по Элегесу»778. Эти планы полностью
не были осуществлены: в Тодже работы не проводились и раскопки городка
(городище Дён-Терек) не продолжились.
Л.Р. Кызласов ещё в 1969 г. кратко обобщил суть обследований археолога во
второй сезон работ: «Перезимовав в Туве, А.В. Адрианов провёл большие раз-
ведки в марте – мае 1916 г. от р. Ак-Суга и долины Хемчика до Бий-Хема и его
притоков, открыв и сфотографировав различные памятники, но об этом нам стало
известно лишь по описи его фотографий»779. Изученные мною материалы допол-
няют эту информацию, конкретизируют сроки, объём и характер разведок 1916 г.

***
Поездка с 26 января минимум по 10 мая 1916 г.: правобережье р. Пий-Хем
(р. Уюк), бассейн р. Улуг-Хем (р. Хемчик и др.). 26 января780 1916 г. А.В. Адри-
анов выехал из Тапсинской усадьбы на длительное археологическое обследо-
вание, маршрут которого позже резюмировал так: «…проехал по всей долине
рч. Уюка с впадающими в неё притоками, перевалил через гребень в систему
Улуг-Хема и пр[ошёл] […]781 от Баингола до Чакуля. …По Шагонару и Торга-
лыку, на к[ото]рый мы с Потаниным вышли в 1879 г. из Монголии, я прошёл
вёрст 25 вверх от его устья до предгорий Таннуола»782. Поездка продолжалась
около 3,5 месяцев, о чём, помимо дат записей в фотодневниках, позволяет го-
ворить фраза из письма А.В. Адрианова от 30 марта 1916 г.: «Вот уже третий
месяц я в пути, и ещё пройдёт с лишком месяц, пока я вернусь на Тапсу»783. По-
лагаю, что в Тапсинскую усадьбу он на какой-либо срок, временно, не возвра-
щался. К сожалению, в фотодневниках нет сведений о проведённых им съёмках
в начальный период этих обследований (по 27 февраля 1916 г.), что существен-
но затруднило реконструкцию событий.
776
См.: [Адрианов А.В. Письмо от 30 марта 1916 г. из Урянхайского края (с. Чакуль) семье]. Л. 96.
777
[Он же. Доклад от 6 января 1916 г. …]. Л. 10.
778
[Он же. Письмо от 15 февраля 1916 г. в Русский комитет]. Л. 13, 14.
779
Кызласов Л.Р. История Тувы в средние века. С. 12.
780
См.: [Адрианов А.В. Письмо от 30 марта 1916 г. из Урянхайского края (с. Чакуль) семье]. Л. 96.
781
Одно-два слова не разобраны из-за повреждения текста и бумаги.
782
[Он же. Письмо от 30 марта 1916 г. из Урянхайского края (с. Чакуль) семье]. Л. 94. Об указанном маршруте археолога ранее
писала М.А. Дэвлет, см.: Дэвлет М.А. Петроглифы Енисея… С. 219; Она же. Александр Васильевич Адрианов… С. 54.
783
[Адрианов А.В. Письмо от 30 марта 1916 г. из Урянхайского края (с. Чакуль) семье]. Л. 93.
116 І ГЛАВА 3

Река Уюк. Приблизительно с конца января по начало марта 1916 г. археолог


находился на правобережье р. Пий-Хем, где обследовал бассейн нижнего тече-
ния р. Уюк. К 15 февралю он сделал первое заключение о проведённых здесь
разысканиях: «…обследуемая мною теперь система р. Уюка, вероятно, инте-
реснейшая во всём Урянхайском крае по обилию в ней курганов, по обилию кам-
ней с североазиатскими рунами (как их именовал покойный Д.А. Клеменц), по
обилию громадных оросительных канав, по обилию находимых здесь “чудских”
предметов – медной и железной эпох, остатков чугунного литья и шлаков.
Я ещё не добрался до наиболее богатого среднего течения Уюка, но на меня
уже пахнуло дыхание высокой культуры древней эпохи»784. Не выявлено, осма-
тривал ли А.В. Адрианов именно во время этой поездки, т.е. начала 1916 г.,
курган Аржан в среднем течении Уюка (о нём см. § 4 настоящей главы) – знаме-
нитый в будущем памятник (Аржан-1). Возможно, что тогда же он обследовал
(пока без фотографирования) в бассейне Уюка надписи XIII (Е-1, Уюк-Тарлак)
и XIV (Е-2, Уюк-Аржан) (см. гл. 4).
Гагуль. 28 февраля 1916 г. А.В. Адрианов находился в пос. Гагуль, фотогра-
фировал его: «Посёлок Гагуль – погибающий – со стороны речек к горам; зады
дворов. Снято [поперёк]» (фотодн. 1, съёмка 85). Вероятно, этот пункт нахо-
дился на р. Гагуль (левый приток р. Тёплая, левого притока р. Ус, впадающей
в Енисей справа) или в её районе. Тогда следует, что после обследования бас-
сейна р. Уюк А.В. Адрианов покинул территорию Урянхайского края – пересёк
его границу с Россией.
Река Улуг-Хем. В начале марта 1916 г. археолог знакомился с левобережьем
Улуг-Хема в районе горы Хайыракан (совр.)785, напротив устья правобережной
р. Эжим. В том числе 6 марта провёл обследование и фотофиксацию общим
снимком двух археологических объектов – каменной скульптуры животного и
плиты с надписью (фотодн. 2, съёмка 75786; рис. 43). Два фрагмента упомянутой
плиты – это писаницы XV и XVI (Е-68, Эль-Бажи; см. гл. 4). Данный комплекс
Л.Р. Кызласов относительно работ А.В. Адрианова 1916 г. отметил так: «Эль-
Бажы (две части плиты под фигурой тигра в ур. Эль-Бажы на левом берегу
Улуг-Хема, в 3 км выше горы Хайыракан; два обломка той же плиты вывезены
были Ф.Я. Коном в 1902 г.)»787.
В первой декаде марта 1916 г. А.В. Адрианов работал также на правобе-
режье р. Улуг-Хем – примерно в 16 км выше по течению от устья её правого
притока р. Баян-Кол (совр.; ниже р. Ээрбек): «…на прав[ой] стороне Улу-Хема,
вёрст 15 выше р. Баингола, в местности Кызыл-Чира и Коже́-Хобза́». Здесь
10 марта он обследовал и сфотографировал 2 надписи (фотодн. 1, съёмки 88–89),
предположительно, Е-43 (Кызыл-Чираа-I) и Е-44 (Кызыл-Чираа-II) (см. гл. 4).
Продолжая к середине марта работы на правобережье р. Улуг-Хем, обсле-
довал также её приток р. Эжим (совр.). Осуществил здесь фотографирование
археологического объекта: «Ак-Баштыг коже на высокой степце на прав[ой]
стороне Иджима» (фотодн. 1, съёмка 90). В тувинском языке: ак-баштыг –
784
[Адрианов А.В. Письмо от 15 февраля 1916 г. в Русский комитет…]. Л. 13–14.
785
См.: Ондар Б.К. Топонимический словарь Тувы. С. 439.
786
Со съёмкой 75 выявлено и идентифицировано 6 идентичных фотографий, см.: МАЭС ТГУ: фотоотдел. Ед. хр. 164-100
(4 экз.), 164-10 (1 экз.), 164-10-38а (1 экз.).
787
Кызласов Л.Р. История Тувы в средние века. С. 12. Также см.: Тэцу Масумото. Китайская иероглифическая надпись на стеле
с древнетюркскими руническими надписями из Эль-Бажы в Туве.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 117

Рис. 43. Надпись XV–XVI


(Е-68, Эль-Бажи) и скульптура тигра.
6 марта 1916 г., 16 ч.: «На лев[ом]
берегу Улу-Хема – [под] Хаирханом
(версты 3 выше) на степи. Изваяние
“арслана” с оскаленными зубами и
хвостом по спине; обломаны ноги, ухо
и хвост. С[…]на плите с рунич[еской]
надписью». По: [Адрианов А.В.
Фотодневник 2]. Д. 79/9. Л. 12 об.
Съёмка 75. Фотосъёмка А.В. Адрианова.
МАЭС ТГУ: фотоотдел. Ед. хр. 164-10

‘белоголовая’, кожээ – ‘стела, балбал, каменное изваяние, каменная баба’788.


А.В. Адрианов, видимо, зафиксировал каменную скульптуру с белой верхушкой.
На р. Эжим исследовал также писаницу XXII (Е-45, Кёжээлиг-Хову): «Ру-
ническая писаница по правой стороне р. Иджима, в местности Кожелиг-Обо»
(фотодн. 1, съёмки 91, 92; см. гл. 4).
Переправившись на левобережье р. Улуг-Хем, 15 марта обследовал и сфо-
тографировал «чурмал на Баинголе». В его документах 1916 г. нет точных ука-
заний о месторасположении этого объекта. Но он был знаком ему ещё с 1881 г.,
когда осматривался только в течение полутора минут, «не слезая с коня». На-
хождение этих древностей, которые «оставлены китайцами во времена их
пребывания здесь», в его материалах 1881 г. указано так: на правой стороне
р. Шагонара (Торгалыка), примерно в 5,3 км от горы Кайракана (Хайрыкан)789.
Относительно этой местности приведу географическое описание 1916 г. самого
А.В. Адрианова: «По левой стороне Улу-Хема, вниз от Хаирхана шла обшир-
ная степь сначала по низовьям р. Баингола, не имеющей устья (речек с назва-
нием Баингол в Урянхайском крае несколько), а затем по низовьям рр. Чатты и
Шагонара»790.
В 1916 г., помимо общего вида памятника «чурмал на Баинголе», включаю-
щего 6 скульптур, А.В. Адрианов фотофиксировал и его отдельные фигуры (фо-
тодн. 2, съёмки 77–80791; рис. 44–47). Датировка комплекса – XIII–XIV вв.792
Как следует из записей А.В. Адрианова, через 15 минут после фотографи-
рования «чурмала на Баинголе» он заснял, видимо, вблизи ещё одно изображе-
ние – животного (фотодн. 2, съёмка 81793; рис. 48).
788
Ондар Б.К. Топонимический словарь Тувы. С. 259.
789
См.: Адрианов А.В. Путешествие на Алтай и за Саяны, совершённое в 1881 году… С. 122, 236, 255.
790
Он же. Из Урянхайского края в Томск. V: От Баингола до Чакуля. С. 3.
791
С фотовидами этих съёмок выявлено и идентифицировано 19 фотографий: съёмка 77 – ед. хр. 164-11 (4 экз.); съёмка 78 –
ед. хр. 164-3 (4 экз.) и 164-7 (1 экз.); съёмка 79 – ед. хр. 164-2 (4 экз.), 162-12 (1 экз.), 164-13 (1 экз.); съёмка 80 – ед. хр. без номера
(3 экз.) и 24-80 (1 экз.), см.: МАЭС ТГУ: фотоотдел.
792
Кызласов Л.Р. История Тувы в средние века. С. 7–9.
793
С фотовидом съёмки 81 выявлено и идентифицировано 5 фотографий, см.: МАЭС ТГУ: фотоотдел. Ед. хр. 164-1 (5 ед.).
118 І ГЛАВА 3

Рис. 44. 15 марта 1916 г., 11.30 ч.: «Чурмал на Баинголе (в средней части его течения). 6 изваяний, общий вид. 2 фигуры
китайцев в одеянии – мужчина и женщина, 2 лежащие фигуры “львов” (арслан) и около них 2 фигуры животных
[нед]омашних». По: [Адрианов А.В. Фотодневник 2]. Д. 79/9. Л. 12 об. Съёмка 77. Фотосъёмка А.В. Адрианова.
МАЭС ТГУ: фотоотдел. Ед. хр. 164-11

Рис. 45. 15 марта 1916 г., 11.45 ч.: Рис. 46. 15 марта 1916 г., 12 ч.: Рис. 47. 15 марта 1916 г., 12 ч.:
«Чурмал – мужская фигура, стоящая «Чурмал – женская фигура». По: «Та же фигура сзади (мужская
на плите-подставке». По: [Адрианов [Адрианов А.В. Фотодневник 2]. сзади несколько отличается)».
А.В. Фотодневник 2]. Д. 79/9. Л. 13 об. Д. 79/9. Л. 13 об. Съёмка 79. По: [Адрианов А.В. Фотодневник 2].
Съёмка 78. Фотосъёмка А.В. Адрианова. Фотосъёмка А.В. Адрианова. Д. 79/9. Л. 13 об. Съёмка 80.
МАЭС ТГУ: фотоотдел. Ед. хр. 164-3 МАЭС ТГУ: фотоотдел. Фотосъёмка А.В. Адрианова.
Ед. хр. 164-2 МАЭС ТГУ: фотоотдел. Ед. хр. б.н.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 119

Рис. 48. 15 марта 1916 г.,


12.15 ч.: «Изваяние
мифич[еского] зверя».
По: [Адрианов А.В.
Фотодневник 2]. Д. 79/9.
Л. 13 об. Съёмка 81. Фотосъёмка
А.В. Адрианова. МАЭС ТГУ:
фотоотдел. Ед. хр. 164-1

Рис. 49. Март 1916 г., 15.45 ч.: «Коже […]. Спереди в виде Рис. 50. Март 1916 г., 16 ч.: «То же – сзади».
медведя изваяние между рр. Торгал[а]ком и Чатты на По: [Адрианов А.В. Фотодневник 2]. Д. 79/9. Л. 13 об.
степце и версты 2 [ниже] Арыг-Ба́[жи]». Съёмка 83. Фотосъёмка А.В. Адрианова. МАЭС ТГУ:
По: [Адрианов А.В. Фотодневник 2]. Д. 79/9. Л. 13 об. фотоотдел. Ед. хр. 164-9
Съёмка 82. Фотосъёмка А.В. Адрианова. МАЭС ТГУ:
фотоотдел. Ед. хр. 164-4
120 І ГЛАВА 3

Всё в этот же день, 15 марта 1916 г., и также на левобережье р. Улуг-


Хем археолог работал в междуречье её левых притоков р. Торгалыг и
Чаты, примерно в 2,1 км ниже «Арыг-Ба́[жи]» – имелся в виду, воз-
можно, населённый пункт Арык-Бажи. Здесь обследовал и сфотографи-
ровал каменное изображение – «коже»794 (фотодн. 2, съёмки 82, 83795;
рис. 49, 50).
Местность Тас-Булун. 26 марта 1916 г. на левобережье р. Улуг-
Хем, в местности Тас-Булун А.В. Адрианов обследовал петроглифы:
«Фигурная писаница на камне-плите [на] Тас-Булу[н]е» (фотодн. 1,
съёмка 93). Видимо, именно она была включена им в общий нумеро-
ванный список писаниц: «XVIII. Тасбулунская – фигурная»796.
Село Чакуль. 27 марта археолог добрался до с. Чакуль (совр.
Чаа-Холь) – «русской столицы Урянхайского края», на левобережье
р. Улуг-Хем. Наряду со сбором информации о русском населении
здесь он вёл расспросы о древностях края, делал поездки для их осмо-
тра. В результате, по его заключению, этой успешной работы «получил
сведения и осмотрел много новых памятников, среди которых преоб-
ладают камни с руническими письменами»797.
Река Хемчик. Примерно с начала апреля по начало мая798 1916 г.
А.В. Адрианов работал на левобережье р. Улуг-Хем, в бассейн его
притока р. Хемчик. Здесь обследовал сначала его правобережный бас-
сейн, где основное направление маршрута пролегало снизу вверх по
течению реки. В целом проделал следующее.
Рис. 51. 10–11 апреля 1916 г.: Обследовал и фотофиксировал «на Кемчике – саженей 150 выше
«Каменная баба на степи по левой Ченагаша» расположенных рядом двух каменных баб: «из чёрного
стороне рч. Шеми, верстах в 3 камня, вкопанная», «выкопанная, из серого гранита» (фотодн. 1, съём-
от Кемчика»; «Каменная баба та ки 95, 96)799.
же – спереди». По: [Адрианов А.В. Третью каменную бабу в бассейне р. Хемчик – на её правом притоке
Фотодневник 2]. Д. 79/9. Л. 14 об.
Съёмки 87–88. Фотосъёмка р. Шеми (другое совр. название – Кара-Хем): «...на степи по левой сто-
А.В. Адрианова. МАЭС ТГУ: роне рч. Ше́ми, верстах в 3 от Кемчика» (фотодн. 2, съёмки 87, 88800).
фотоотдел. Ед. хр. 164-6 Хранящийся в фотофонде МАЭС ТГУ фотоснимок (рис. 51) предпо-
ложительно идентифицирован мною как результат именно одной из
указанных съёмок А.В. Адрианова. Это изваяние он обследовал ещё в
1881 г.801 Рассмотренный фотовид публиковался неоднократно802.

794
Имеется в виду, скорее всего, слово с нарицательным значением: в тувинском языке «кожээ ‘стела, балбал, каменное из-
ваяние, каменная баба’», см.: Ондар Б.К. Топонимический словарь Тувы. С. 259.
795
С фотовидами этих съёмок выявлено и идентифицировано 12 фотографий: съёмка 82 – ед. хр. 164-4 (4 экз.), 164-5 (1 экз.),
164-9 (6 экз.); съёмка 83 – ед. хр. 164-9 (1 экз.).
796
[Адрианов А.В. Записная книжка 1916 г. …]. Л. 9 об.
797
[Он же. Письмо от 30 марта 1916 г. из Урянхайского края (с. Чакуль) семье]. Л. 93 об.
798
См.: [Он же. Письмо от 30 марта 1916 г. из Урянхайского края (с. Чакуль) семье]. Л. 93–96.
799
Скоре всего, эти два изображения А.В. Адрианов обследовал в 1881 г. – «на левом берегу р. Джедан, впадающей в Кемчик
с правой стороны, почти на самой дороге» (другой название р. Джедан – Чедан), см.: Он же. Путешествие на Алтай и за Саяны,
совершённое летом 1883 г. … С. 113, 253–254. Табл. 2, рис. 10, 14.
800
С фотовидом съёмки 88 предположительно идентифицированы 4 идентичных фотографии, см.: МАЭС ТГУ. Ед. хр. 164-6
(1 экз.), 164-6 (3 экз.); рис. 51.
801
См.: Он же. Путешествие на Алтай и за Саяны, совершённое летом 1883 г. … С. 252–253. Табл. 2, рис. 9.
802
См.: Евтюхова Л.А. Каменные изваяния Южной Сибири и Монголии // Материалы и исследования по археологии СССР.
№ 24: Материалы и исследования по археологии Сибири. Т. 1. М., 1952. С. 83–84. Изваяние № 36. Рис. 20; и др.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 121

Перебравшись в бассейн правого притока р. Хемчик – на р. Чыргакы (совр.),


обследовал четвёртую каменную бабу: «на прав[ом] берегу рч. Аньяк-Чирга[к]а,
около версты выше Сайфендинова» (фотодн. 1, съёмка 97). Река Аныяк-
Чыргакы (совр.) – правый приток р. Чыргакы.
Пятую каменную бабу зафиксировал всё также на правобережье р. Хемчик –
в районе устья её притока р. Малая Аянгаты: «на степи прав[ой] стороны Кем-
чика – близ Пичикая, устья Мал[ой] Аянгаты и Шар[ы]-Була[к]а» (фотодн. 1,
съёмка 98).
22 апреля 1916 г. А.В. Адрианов находился в верховьях правобережья
р. Хемчик: на её притоке р. Бай-Тал, в районе р. «Пичи-Шуй» (совр. Биче-Шуй,
левый приток р. Барлык803) (фотодн. 1, съёмка 103; фотодн. 2, съёмка 92). В его
обследованиях правобережья р. Хемчик указанная местность, видимо, была
самой верхней относительно течения реки. В этом районе, примерно в 4,3 км
выше устья р. Барлык, обследовал шестую каменную бабу: «...на правой сто-
роне Кемчика, версты 4 выше устья Барлыка, в местности Эль-Кэжик-Аксы»
(фотодн. 1, съёмка 106).
На маршруте возвращения из верховий правобережья р. Хемчик, на её
притоке р. Чыргакы (совр.) фиксировал седьмую каменную бабу: «на устье
Чирга[к]а (с лев[ой] стороны)» (фотодн. 1, съёмка 107).
27 или 28 апреля 1916 г. А.В. Адрианов переправился на левую сторону
р. Хемчик. Здесь, на правобережье её притока – р. Ак-Суг, обследовал в 4,3 км
от устья и 320 м от берега археологический памятник: «“Балгашь-Байжин” –
развалины […]804 городка на прав[ой] стороне Ак-Сука (саженей 150 от бере-
га) и версты 4 от Кемчика» (фотодн. 2, съёмка 93). Вопрос об идентификации
этого объекта с открытым в 1885 г. Д.А. Клеменцем городищем или «крепо-
стью Балгаш-Бажын»805 остался для меня открытым.
Покинул бассейн р. Хемчик археолог не ранее 1 мая, так как в этот день он
явно был ещё на р. Ак-Суг (фотодн. 1, съёмка 108).
Река Баингол. 7 мая 1916 г. А.В. Адрианов обследовал каменные изобра-
жения на р. «Баингол». По его автографам неясно, о какой именно реке «Баин-
гол» шла речь. Вероятно, на которой он обследовал «чурмал на Баинголе» (см.
выше), т.е. на левобережье р. Улуг-Хем. Обследованные 7 мая изваяния отметил
кратко: «Статуя-бюст (?) без головы в вершине Баингола (около Бли[нова])
(фотодн. 1, съёмка 109); «Изваяние арслана (?) с раскрытой пастью на Баин-
голе» (фотодн. 1, съёмка 110).

***
Сборы 1916 г. Фотография планшета с археологическими приобретениями
А.В. Адрианова 1916 г. не выявлена, что существенно затруднило определение
состава и количества этой коллекции.
Находка на р. Бегреде. Железное кольцо (колл. 6041-342; рис. 52, 2). Точное
местонахождение не установлено из-за краткости информации, присутствую-
щей лишь в «первой» описи: «Найдено на пашнях по р. Бегреде. Подарен Осин-
цевой 1[3] июня 1916 г.». Датируется, вероятно, XVIII–XIX вв.
803
См.: Ондар Б.К. Топонимический словарь Тувы. С. 166.
804
Слово из 4–5 букв не разобрано.
805
См.: Кызласов Л.Р. Средневековые города Тувы. С. 66; Он же. История Тувы в средние века. С. 9; Он же. Древняя Тува. С. 158.
122 І ГЛАВА 3

1 2

Рис. 52. Железные предметы из


Урянхайского края, полученные
А.В. Адриановым от местных
жителей: 1 – наконечник стрелы,
р. Енисей, 1916 г. (?); 2 – кольцо,
р. Бегреде, 1916 г. МАЭС ТГУ:
колл. 6041

Возможно, приобретениями А.В. Адрианова 1916 г. являются и следующие


артефакты.
Находка неопределённого местонахождения. Информация кратка, есть
только в «первой» описи: «Найдена Ив. Постышевым на берегу Енисея», «же-
лезная,… стрела плоская, с глубоким вырезом в широком конце» (колл. 6041-
347; рис. 52, 1).
Находка неопределённого местонахождения. Информация кратка, есть
также лишь в «первой» описи: «Железная стрела, плоская, лавролистной фор-
мы. Найдена при речке Азют (пр[авый] приток Уюка» (колл. 6041-322; не вы-
явлена).

§ 4. Обследование кургана Аржан-1, 1916 г.

В 1916 г. А.В. Адрианов провёл внешнее обследование ныне всемирно из-


вестного кургана Аржан (Аржан-1) на левой стороне р. Уюк, правого притока
р. Пий-Хем: в низовьях левого уюкского притока р. Чинжаш (совр.) – «на степи
близ сухого русла Ченгзаша на Кöктоне»806. Данный сюжет впервые, в 1990 г.,
М.А. Дэвлет подробно обрисовала со ссылкой на его рукопись, которую проци-
тировала807.
Среди выявленных мною источников наиболее репрезентативным доку-
ментом об этом обследовании А.В. Адрианова является его записная книжка
806
[Адрианов А.В. Записная книжка 1916 г. …]. Л. 6 об., 7.
807
См.: Дэвлет М.А. А.В. Адрианов и изучение петроглифов… С. 60–61; Она же. Петроглифы Енисея. С. 219; и др. Вероятно,
М.А. Дэвлет публиковала текст об обследовании кургана Аржан по копийной рукописи – А.А. Адрианова (сын), см.: [Адрианов А.А.
Вторая копия записной книжки А.В. Адрианова 1916 г. …]. С. 5–5 об.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг. І 123

(рис. 298) – с обгорелым верхним краем, не имеющая авторского названия, вклю-


чающая различные сведения, в том числе о кургане Аржан808 (прил. 7). С неё
А.А. Адрианов (сын) сделал минимум 2 копии, с рисунками809 (см. введение,
гл. 1), с некоторыми текстовыми расхождениями от оригинала. Ценность перво-
источника обусловило цитирование именно из него всего сюжета об Аржане.
«Аржан называется громаднейший во всём Урянхайском крае курган, на-
ходящийся по левой стороне Уюка на степи близ сухого русла Ченгзаша на
Кöктоне. Курган этот весь сложен из камня, без малейшей примеси земли. Вы-
сота его около 3 ½ арш., диаметр 51 саж., причём ширина плоской верхушки
44 саж., а скаты в 3 и 4 саж., в окружности 482 шагов. (Диаметр измерен по
линии с ю[го]-з[апада] на с[еверо]-в[осток].)
Вид поверхности кургана такой: край кургана у отсыпи представляет не-
правильную волнообразную линию, кой-где значит[ельно] возвышающуюся, а
кой-где понижающуюся, но в общем вся эта линия представляется высокой по
отношению к внутренней поверхности кургана, которая, поэтому, представ-
ляет впадину. Но дно этой впадины чрезвычайно неровное вообще – местами
есть ямы, иногда довольно значит[ельные], местами небольшие диаметром
и неглубокие, местами поднимаются значит[ельной] величины бугры, непра-
вильной формы.
В насыпи среди преобладающих камней до полупуда весом встречаются до-
вольно большие глыбы и плиты в несколько пудов весом. Местами поверхность
усыпана мелким щебнем (в детский кулак). Кой-где на кургане растут […]810
родниковая вода (одно место огорожено стенкой из плит и почитается ла-
маистами) – нужно полагать, что здесь искала себе выходы вода из рч. Ченг-
заша, промывшего под землёю ходы, а вообще эта ре[чонка] до Уюка далеко не
доходит. Отсюда и название кургана – “Аржан”.
Сойотами этот курган чтится. Ежегодно в конце июня сюда съезжается
до 200 человек сойот и совершают моление и потом на[и]р. Здесь 2 ава боль-
ших. Весь ю[го]-в[осточный] и ю[го]-з[ападный] бок по краю кургана обстав-
лен столбиками из плиток. На ю[го]-з[ападном] боку стоит высокий шест с
повязанными ленточками белого чингая. При входе к роднику между прутьями
на бечёвке навязаны ленточки. Вся половина кургана с ю[го]-в[осточных] и
ю[го]-з[ападных] боков обставлена коновязями в виде шестов и высоких [пере-
лин] с заострёнными верхушками столбиков и покрашенными в синюю краску.
С этой же стороны бывает и пиршество, остатки которого в виде костей
баранов, в виде дров, огнища, щеп и теперь видны»811 (см. прил. 7).
Документально мне не удалось обосновать, что А.В. Адрианов впервые мог
увидеть курган Аржан-1 ещё в период с конца января по начало марта 1916 г.,
когда совершал разъезды в бассейне р. Уюк (см. выше в настоящей главе).
Но точно известно, что 2 сентября 1916 г., во второй половине дня археолог
его обследовал. Огромную каменную насыпь с аржаном (целебный источник),
обозначенную им как «курган “Аржан”», он сфотографировал (фотодн. 2,

808
См.: [Адрианов А.В. Записная книжка 1916 г. …].
809
См.: [Он же. Первая копия записной книжки А.В. Адрианова 1916 г. …]; [Он же. Вторая копия записной книжки
А.В. Адрианова 1916 г. …].
810
Текст верхней строки уничтожен огнём.
811
См.: [Он же. Записная книжка 1916 г. …]. Л. 6 об.–7.
124 І ГЛАВА 3

Рис. 53. 2 сентября 1916 г.,


14.30 ч.: «На поверхности
кургана “Аржан”: среди
сплошной плоской насыпи из
камня поставлены из хвороста
два ава́ со столбиками
из камней по сторонам
их, с ленточками. Вдали
видна ст[енка] из камня, с
ленточками перед входом, это
“святой ключ” у [нас] […] бы
назвали». По: [Адрианов А.В.
Фотодневник 2]. Д. 79/9.
Л. 17 об. Съёмка 107.
Фотосъёмка А.В. Адрианова.
МАЭС ТГУ: фотоотдел.
Ед. хр. 52

Рис. 54. 2 сентября 1916 г.,


14.45 ч.: «Большая ава, в
которой стоят два деревянных
идола-бурхана (одного в
глубине ава видно). Куча
хвороста увешана чаламой,
уставлена деревян[ными]
[пиками] (на одном шестике
насажена деревян[ная]
птица). Вход был заставлен
квадратн[ым] (в 1¾ арш.)
ставнем и припёрт досками
(я его открывал, доски лежат
на полу)». По: [Адрианов А.В.
Фотодневник 2]. Д. 79/9.
Л. 17 об. Съёмка 108.
Фотосъёмка А.В. Адрианова.
МАЭС ТГУ: фотоотдел.
Ед. хр. 50

съёмки 106–108). Эта была первая фотосъёмка знаменитого в будущем памят-


ника. Из трёх указанных А.В. Адриановым фотовидов мною не выявлен один,
с которым соотнесено следующее описание: 14 ч., «Аржан – громаднейший в
Урянхайском крае курган каменный, на Уюке, на Кőктоне, на степи по низовью
рч. Ченгзаша. На кургане сойотами-ламаистами сложены кучи камня, постро-
ены из хвороста два ава́, поставлен шест с чаламой» (фотодн. 2, съёмка 106).
Два других фотовида выявлены и идентифицированы с записями А.В. Адриано-
ва (фотодн. 2, съёмки 107–108; рис. 53–54).
Глава 4
ПАМЯТНИКИ ДРЕВНЕТЮРКСКОЙ РУНИЧЕСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ
ПО МАТЕРИАЛАМ А.В. АДРИАНОВА 1915–1916 гг.

Из Урянхайского края мною вывезено за два летних периода, на плотах


по Енисею несколько сот пудов камней с буквенными надписями (“руны”).
А.В. Адрианов, 10 декабря 1919 г.812

Изучая в поле наскальные изображения, А.В. Адрианов использовал отра-


ботанные им за многие годы приёмы. М.А. Дэвлет со ссылкой на его рабо-
ту 1904 г. их обобщила так: «Каждую писаницу в порядке их исследования
А.В. Адрианов отмечал особым номером, римскими цифрами, а каждый от-
дельный эстампаж, каждый рулон бумаги – порядковым номером арабски-
ми цифрами; на каждом эстампаже таким образом ставились две цифры.
Затем все эстампажи данной писаницы свёртывались в трубку и запаковыва-
лись таким образом, чтобы сверху находился номер писаницы. Кроме того,
А.В. Адрианов отмечал типографской краской и на утёсах номера писаниц,
номера эстампажей и время исследования»813. Всё отмеченное касается и ру-
нических надписей, обследованных им в 1915–1916 гг. в Туве.
Их первую сводку сделал Л.Р. Кызласов (1960)814. Обобщая результаты
адриановских работ, он перечислил 5 камней у раскопанных А.В. Адриановым
курганов, 5 – вывезенных в Минусинский музей в 1915 г. и не менее 4 – выве-
зенных в 1916 г., а также 6 открытых именно им815.
При изучении различных автографов А.В. Адрианова я столкнулась с про-
блемой идентификации его сведений о надписях. Сложность составило то, что
один и тот же номер он давал иногда разным надписям. К тому же проявилось,
что в литературе, электронных ресурсах информация о памятниках письменно-
сти, в том числе вывезенных А.В. Адриановым из Тувы, иногда противоречива.
Поэтому возникла необходимость сконцентировать все выявленные по адриа-
новским автографам и визуальным документам (фотографии, рисунки) сведения
об обследованных им в 1915–1916 гг. в Урянхае памятниках письменности. Они
были пронумерованы им в поле от V до XVII и от XIX до XXIX816. Акцентирую
внимание на том, что и петроглифы, и надписи на камнях А.В. Адрианов обо-
значал обобщённым термином «писаница», ныне устаревшим. Его частичное
использование в настоящей монографии обусловлено необходимостью цитиро-
вания документов, описывающих «буквенные писаницы»817.
К сожалению, отчёт А.В. Адрианова Русскому комитету о зимних поездках
1916 г., когда он помимо прочего исследовал и надписи, не выявлен (см. гл. 1,
§ 3). Не обнаружена и его записная книжка с обобщающими записями обо всех

812
[Адрианов А.В. Заявление от 10 декабря 1919 г. к С.И. Руденко…]. Л. 2.
813
Дэвлет М.А. К истории исследования петроглифов Енисея. С. 94.
814
См.: Кызласов Л.Р. Новая датировка памятников енисейской письменности. С. 101.
815
См.: Он же. Краткая история археологического изучения Тувы. С. 64; Он же. История Тувы в средние века. С. 11–12.
816
[Адрианов А.В. Записная книжка 1916 г. …].
817
[Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 52 об.
126 І ГЛАВА 4

обследованных в 1915–1916 гг. надписях818. О её безусловном существовании


говорят несколько отсылок к ней самого археолога по поводу разных камней с
надписями:
– писаница IX – «Описание подробное собрано особо под № IX»;
– писаница X – «описание особо смотри,… эстамп[аж] X»819;
– писаница XIII – «см. стра[ницу] 103 записной книжки»;
– писаница XVII – «дополнительное описание к стран[ицам] 132–
134 ос[…]»820.
По указанным причинам основой для идентификации сведений А.В. Адриа-
нова с конкретной пронумерованной им надписью (в пределах от V до XXIX)
явился комплекс других источников:
– записная книжка 1916 г. c информацией о надписях821 (прил. 7);
– отчёт от 27 октября 1915 г. в Русский комитет822 (прил. 5);
– доклад от 6 января 1916 г. в Московское археологическое общество823;
– фотодневники 1 и 2 (прил. 3);
– 16 фотовидов с отображением камней с надписями, запечатлённых самим
А.В. Адриановым824 (см. рис. 43 и в пределах рис. 55–79);
– полевой дневник раскопок могильников825 (прил. 4);
– вспомогательные документы, включая копийные рукописи А.А. Адриано-
ва (сын)826.
Примечательно, что ещё в 1939 г. С.В. Киселёв отметил, что на каждой стеле,
доставленной из Тувы в Минусинский музей А.В. Адриановым, имеется им же
проставленный краской номер, «но розыски до сих пор не обнаружили описи к
этим номерам»827. Позже этот перечень был выявлен М.А. Дэвлет в копийной ру-
кописи сына археолога828. А уже в автографичном оригинале мне посчастливилось
встретить его на одной из страниц записной книжки самого А.В. Адрианова829.
В итоге определено, что в 1915 г. он обследовал камни с надписями V–VII,
VIII (XI), IX, X и получил информацию о надписи XII (Каа-Хем), а в 1916 г.
обследовал надписи XI–XVII, XXIX–XXIX (нумерация камней им частично ду-
блировалась). Подчеркну: идентификация всех этих 23 надписей с принятыми
сегодня условными обозначениями памятников древнетюркской рунической
письменности, результаты которой изложены сразу ниже, выполнена на осно-
ве материалов именно А.В. Адрианова 1915–1916 гг., что обусловлено целью

818
Возможно, в декабре 1919 г. А.В. Адрианов её сдал в кабинет географии Томского университета, о чём можно судить по
содержанию прилагаемой к его заявлению описи, см.: [Адрианов А.В. Заявление от 10 декабря 1919 г. к С.И. Руденко…]. Л. 4.
819
[Он же]. 1915–1916 гг. Дневник раскопок… (тетр. 1). Л. 25, 41 об.; Прил. 4; Он же. Дневник археологических исследова-
ний… 2008. С. 59, 61.
820
[Он же. Записная книжка 1916 г. …]. Л. 3, 10.
821
То же.
822
[Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …].
823
[Он же. Доклад от 6 января 1916 г. …].
824
Их идентификации помогло наличие на оборотах фотографий из отчёта А.В. Адрианова от 27 октября 1915 г. надписей его
рукой, указывающих номер съёмки (негатива) и пр.
825
См.: [Он же]. 1915–1916 гг. Дневник раскопок… Д. 78/1; [Он же]. 1916 г. Дневник раскопок… Д. 78/2.
826
См.: Андрианов А.А. Деятельность [А.В. Адрианова] в области археологии. Л. 26–27; [Он же. Первая копия записной книж-
ки А.В. Адрианова 1916 г. …]; [Он же. Вторая копия записной книжки А.В. Адрианова 1916 г. …].
827
Киселёв С.В. Неизданные надписи енисейских кыргызов // Вестн. древней истории. 1939. № 3 (8). С. 130–131.
828
См.: Дэвлет М.А. Петроглифы Енисея. С. 215; и др.
829
См.: [Адрианов А.В. Записная книжка 1916 г. …]. Л. 9 об.
ПАМЯТНИКИ ДРЕВНЕТЮРКСКОЙ РУНИЧЕСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ ПО МАТЕРИАЛАМ 1915–1916 гг. І 127

настоящего исследования. 4 надписи (VIII/XI, XII–XIV) он зафиксировал на


оленных камнях830. (Ещё обследовал 2 оленных камня без надписи: у кургана 40
могильника Бегре – рис. 192 и в районе раскопанного кургана 52 могильника
Уюк-Тарлык – рис. 300.) Правда, в его выявленных автографах 1915–1916 гг.
они как отдельный вид памятников не идентифицированы, хотя терминологиче-
ски уже были введены в научный оборот впервые Г.Н. Потаниным в 1881 г.831

§ 1. Обследование 1915 г.

В 1915 г. А.В. Адрианов обследовал надписи в пределах V–XII.


V. Надпись, которой он присвоил номер V, идентифицирована мною как па-
мятник письменности Е-9 (Кара-Суг). Материалы А.В. Адрианова (фотогра-
фии и текст писаницы V; рис. 55–58) соответствуют публикациям изображений
и текста надписи Е-9 (Кара-Суг)832.
Но условия расположения надписи V, подробно изложенные А.В. Адриано-
вым (см. сразу ниже), не соответствуют опубликованным данным о местона-
хождении надписи Е-9 (Кара-Суг). Так, у С.Е. Малова указано: «…ручей Кара-
суг (“Чёрная речка”), впадающий в Улуг-Кем в 2 верстах от устья Элегеш»833.
У И.А. Батманова, Э.Б. Арагачи, Г.Ф. Бабушкина – «местность Кара-Суг»834.
По Д.Д. Васильеву – на левобережье р. Улуг-Хем, «в местности Саик, на ручье
Кара-Сук (правый приток р. Элегест)»835.
Памятник перечислен в общем списке писаниц А.В. Адрианова: «V. С Саира
против Салдана (новая)»836. Он обследовал его сам in situ в 1915 г., в том чис-
ле точно – 10 сентября, когда раскапывал могильник Салдам на левобережье
р. Улуг-Хем. Плита же с надписью V находилась на правой стороне Улуг-Хема,
в бассейне его притока р. Саир (совр. Сайыр). Последний раздваивается на
р. Пичи-Саир (Малый Саир; левая вершина) и р. Улу-Саир (Большой Саир;
правая вершина). На левобережье Улу-Саира, на расстоянии около 10 км (по
рекам) от Улуг-Хема и находилась песчаниковая плита с надписью V – в 3,5 м
к востоку от нераскопанного А.В. Адриановым каменного кургана. Указаны им
размеры плиты: «218 х 50 х 16,5 см».
В 1915 г. эту плиту он из Тувы не вывез: «Курган на Б[ольшом] Саире пред-
полагаю раскопать будущим летом и камень вывезти»837. Собирался отпра-

830
«Оленные камни – стелы с выбитыми на них изображениями различных предметов, животных, и прежде всего оленей, в
характерной стилизованой манере», памятники эпохи бронзы – раннескифского времени, см.: Волков В.В. Оленные камни Мон-
голии. М.: Научный мир, 2002. С. 10 и др.
831
См.: Потанин Г.Н. Очерки северо-западной Монголии. Вып. 2: Результаты путешествия, исполненного в 1876–1877 годах
по поручению Императорского Русского географического общества Г.Н. Потаниным: Материалы этнографические. СПб., 1881.
С. 64–74; и др.
832
О ней см.: Малов С.Е. Енисейская письменность тюрков. С. 24–25; Батманов И.А., Кунаа А.Ч. Памятники древнетюркской
письменности Тувы. Вып. 1. Кызыл: Тувин. кн. изд-во, 1963. С. 24–25, 66. Рис. 6; Васильев Д.Д. Корпус тюркских рунических
памятников бассейна Енисея. Л.: Наука, 1983. С. 18, 60, 88; Он же. Графический фонд памятников тюркской рунической письмен-
ности азиатского ареала: (Опыт систематизации). М.: Наука, 1983. С. 24, 89. Схема 2; и др.
833
Малов С.Е. Енисейская письменность тюрков. С. 24.
834
См.: Батманов И.А., Арагачи Э.Б., Бабушкин Г.Ф. Современная и древняя енисеика. Фрунзе: Изд-во АН Каз. ССР, 1962.
С. 22, 44.
835
Васильев Д.Д. Корпус тюркских рунических памятников… С. 18; и др.
836
[Адрианов А.В. Записная книжка 1916 г. …]. Л. 9 об.
837
[Он же. Письмо от 30 октября 1915 г. в Императорскую Археологическую комиссию…]. Л. 7.
128 І ГЛАВА 4

Рис. 56. Камень с надписью V (Е-9, Кара-Суг). 10 сентября


1915 г., 11.45 ч.: «Общий вид на это коже и курган, и утёс
(часть) над ними». По: [Адрианов А.В. Фотодневник 1].
Д. 79/8. Л. 11 об. Съёмка 58. СПФА РАН. Ф. 148.
Оп. 1. Д. 80. Л. 74

Рис. 55. Камень с надписью V (Е-9, Кара-Суг). 10 сентября


1915 г., 11 ч.: «Коже-Т[а]ш по Большому Саиру со следами
рунической надписи». «Писаница V. Левая сторона рч. Улу-
Саир, впадающего в Улу-Кем справа против Салдана». По:
[Адрианов А.В. Фотодневник 1]. Д. 79/8. Л. 11 об.
Съёмка 57; [Адрианов А.В. Предварительный отчёт
от 27 октября 1915 г. …]. Л. 71 об. СПФА РАН. Ф. 148.
Оп. 1. Д. 80. Л. 71

Рис. 57. Камень с надписью V (Е-9, Кара-Суг). 10 сентября


1915 г., 14 ч.: «То же, что и № 57, только с более близкого
расстояния и по смоченному водой камню, и при боковом
солнечном освещении». По: [Адрианов А.В. Фотодневник 1].
Д. 79/8. Л. 11 об. Съёмка 59. СПФА РАН. Ф. 148.
Оп. 1. Д. 80. Л. 70
ПАМЯТНИКИ ДРЕВНЕТЮРКСКОЙ РУНИЧЕСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ ПО МАТЕРИАЛАМ 1915–1916 гг. І 129

вить на плоту по Улуг-Хему летом 1916 г.838, что не получилось. С 1961 г.


памятник хранится в Тувинском музее839.
Информация о памятнике в адриановских автографах достаточно ре-
презентативна. Есть в докладе Московскому археологическому обществу:
«Против устья р. Элегеса, по правой стороне Улу-Кема, в верхнем тече-
нии рч. Большого Саи́ра, на левом его берегу, у кургана стоит песчани-
ковая плита, на широкой стороне которой, обращённой к юго-востоку,
была сделана, вероятно, во всю ширину камня руническая надпись, сохра-
нившаяся лишь частью, в двух строках вдоль правого края плиты». В до-
кладе приведён рисунок надписи840.
Наиболее обширны сведения в отчёте Русскому комитету: «Против устья
р. Элегеса из гор правого берега Улу-Кема выходит лог, по дну которого
весной течёт рч. Саир. Верстах в 7–8 от устья Саир раздваивается на
Пичи́-Саир – левую вершину и Улу-Саир – правую. На <право>841 левой сто-
роне этой правой вершины, в 2 ½ – 3 верстах от развилки, на высокой сте-
пи близ утёса находится каменный курган обычного в Урянхае типа, а пред
ним – плита песчаника размерами 218 х 50 х 16,5 см. Гладкая (шлифован-
ная) широкая сторона плиты, обращённая на ю[го]-в[осток], по-видимому,
была покрыта во всю ширину руническою надписью, сохранившеюся лишь
частью, в строке842 вдоль правого края плиты. Прилагаю две фотографии –
№ 57843 (рис. 55. – О.Б.), на которой еле видны знаки рунические и посто-
ронние, и № 59844 (рис. 57. – О.Б.), сделанной с более близкого расстояния
с того же камня, эта фотография сделана по смоченному водой камню и
при боковом солнечном освещении. Ввиду поверхностно вырезанных знаков,
эстампаж воспринял лишь слабые следы надписи. Ввиду того, что и фото-
графия недостаточно отчётливо передаёт [эту] надпись, приведу здесь Рис. 58. Камень с надписью V
рисунок её от руки (рис. 58. – О.Б.). Так как вблизи этого камня находят- (Е-9, Кара-Суг). Рисунок
ся сойотские зимовки и пролегает довольно бойкая дорога по Саиру, то А.В. Адрианова, 1915 г.
По: [Адрианов А.В.
плита подверглась порче ея сойотскими [детьми], исчеркавшими поверх-
Предварительный отчёт
ность камня с надписью. В 5 арш. к западу от плиты находится небольшой от 27 октября 1915 г. …].
курган, которого я не успел ныне раскопать и отложил его раскопку до СПФА РАН. Ф. 148. Оп. 1.
будущего лета»845. Д. 80. Л. 53 об.
Информация о надписи V в отчётном письме от 30 октября 1915 г. в Ар-
хеологическую комиссию кратка: «…плита у кургана по лев[ой] стороне
сухого лога Улу-Саир, на правой стороне Улу-Кема, против устья р. Эле-
геса, верстах в 10 от берега Енисея, в горах; надпись плохо сохранилась
лишь в двух неполных строках, заключающих около 30 знаков»846.

838
См.: [Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 54.
839
См.: Васильев Д.Д. Корпус тюркских рунических памятников… С. 18.
840
[Адрианов А.В. Доклад от 6 января 1916 г. …]. Л. 2.
841
В документе зачёркнуто: «право».
842
Так в документе.
843
На обороте этой фотографии (рис. 55) рукой А.В. Адрианова сделаны 2 надписи карандашом: «Негатив № 57», «Писаница V;
Левая сторона рч. Улу-Саи́р, впадающего в Улу-Кем справа против Салдана», см.: [Адрианов А.В. Предварительный отчёт от
27 октября 1915 г. …]. Л. 71 об.
844
На обороте фотографии (рис. 57) рукой А.В. Адрианова сделаны 2 надписи карандашом: «Негатив № 59», «Писаница V.
То же, что и № 57», см.: Там же. Л. 70 об.
845
Там же. Л. 53–53 об.
846
[Он же. Письмо от 30 октября 1915 г. в Императорскую Археологическую комиссию…]. Л. 7.
130 І ГЛАВА 4

А.В. Адрианов фотофиксировал взаиморасположение кургана и рас-


сматриваемого памятника письменности: «Прилагаю только одну фото-
графию № 58847 (рис. 56. – О.Б.) с кургана на Улу-Саире со стоящей перед
ним плитой с рунической надписью»848.
Итог. Надпись V (Е-9, Кара-Суг) археолог запечатлел одним (?) эстам-
пажем (не выявлен), 3 фотовидами, включая ландшафтный (фотодн. 1,
съёмки 57–59; рис. 55–57), и 2 рисунками849 (см. рис. 58). Надпись «в логу
Улуг-Сайыр» Л.Р. Кызласов отметил как открытую в 1915 г. А.В. Адриа-
новым850.
VI. Надпись VI настоящим исследованием идентифицирована как
Е-64 (Оттук-Даш-II, «Третий памятник с Оттук-Даша»851, «Памят-
ник Йүкиӊ-Тирига»852). Обнаружена в 1915 г. Г.М. Токмашевым в степи
на левобережье р. Улуг-Хем, примерно в 32 км ниже устья р. Элегест и в
1,6 км от местности (горы) Оттыг-Таш (совр. Оттук-Даш). Зафиксирова-
на на обломанном камне, вне близости к курганам, недалеко от камня с
надписью VII (см. о нём чуть ниже).
Рис. 59. Камень с надписью VI Памятник перечислен в общем списке писаниц: «VI. Оттыгташ-
(Е-64, Оттук-Даш-II).
Рисунок А.В. Адрианова, ская – в 7 знаков (вывезена на Салдан) (новая?)»853. То есть к осени 1915 г.
1915 г. По: [Адрианов А.В. А.В. Адрианов вывез её в усадьбу И.Г. Сафьянова на Салдаме (не в
Предварительный отчёт Тапсинскую усадьбу!), где оставил на хранение854. Позже в докладе от
от 27 октября 1915 г. …]. 6 января 1916 г. он писал, что писаница VI им вывезена, но не уточнил,
СПФА РАН. Ф. 148. куда именно855. Письмо в Археологическую комиссию прояснило – была
Оп. 1. Д. 80. Л. 53 об.
погружена на плот и послана в Минусинск856. Отправку туда косвенно
аргументирует и заявление археолога от декабря 1919 г. со словами, что
камни за полевые сезоны 1915–1916 гг. он вывез на плотах857.
И.А. Батманов и А.Ч. Кунаа, впервые опубликовавшие (1963) памят-
ник, обозначили его хранение в Минусинском музее858, как и А.М. Щер-
бак (1970)859. Л.Р. Кызласов (1969) писал, что в этом музее камень с над-
писью «Оттук-Даш-II не имеет номера»860. Д.Д. Васильев (1983) отметил
доставку стелы в Минусинский музей А.В. Адриановым на плоту861. По
публикации И.В. Кормушина (2008), местонахождение памятника Е-64
847
На обороте этой фотографии (рис. 56) рукой А.В. Адрианова сделана надпись карандашом: «Негатив № 58», см.: [Адри-
анов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 74 об.
848
Там же. Л. 54 об.
849
См.: [Он же. Доклад от 6 января 1916 г. …]. Л. 2; [Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 53 об.
850
См.: Кызласов Л.Р. История Тувы в средние века. С. 11.
851
О ней см.: Васильев Д.Д. Корпус тюркских рунических памятников… С. 16, 87, 72; Он же. Графический фонд памятников…
С. 26, 89. Схема 2; Кормушин И.В. Тюркские енисейские эпитафии: грамматика, текстология. М.: Наука, 2008. С. 30, 149; и др.
852
См.: Батманов И.А., Кунаа А.Ч. Памятники древнетюркской письменности Тувы. Вып. 2. С. 21–23. Рис. 9, 10.
853
[Адрианов А.В. Записная книжка 1916 г. …]. Л. 9 об.
854
[Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 53 об.
855
[Он же. Доклад от 6 января 1916 г. …]. Л. 2.
856
[Он же. Письмо от 30 октября 1915 г. в Императорскую Археологическую комиссию…]. Л. 7.
857
См.: [Он же. Заявление от 10 декабря 1919 г. к С.И. Руденко…]. Л. 2; Беликова О.Б., Вдовин А.С. «Завещание»
А.В. Адрианова от 10 декабря 1919 г. о материалах… С. 166.
858
Батманов И.А., Кунаа А.Ч. Памятники древнетюркской письменности Тувы. Вып. 2. С. 21.
859
См.: Щербак А.М. Енисейские рунические надписи: К истории открытия и изучения // Тюркологический сб., 1970. М.,
1970. С. 113.
860
См.: Кызласов Л.Р. История Тувы в средние века. С. 178. Примеч. 75.
861
См.: Васильев Д.Д. Корпус тюркских рунических памятников… С. 16.
ПАМЯТНИКИ ДРЕВНЕТЮРКСКОЙ РУНИЧЕСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ ПО МАТЕРИАЛАМ 1915–1916 гг. І 131

(Оттук-Даш-II) «там не подтверждено»862. По современной же информации


Т.А. Ключникова, сотрудника музея им. Н.М. Мартьянова, камень с этой над-
писью хранится в его собрании863.
О надписи VI А.В. Адрианов немногословен. «В 1 ½ версте от Оттыг-
Таша на пути к Элегесу, около дороги лежал совсем не отёсанный, а обломан-
ный камень из какой-то тёмно-серой кристаллич[еской] породы, размером
116 х 39,5 х 12,5 см (приблизит[ельный] в[ес] камня 4 пуда). Ехавший по моему
поручению Г.М. Токмашев, перевернул этот камень и увидел на стороне его,
обращённой к земле, небольшую руническую надпись, состоявшую из 7 знаков,
довольно хорошо сохранившихся (рис. 59. – О.Б.). С этой писаницы я сделал
эстампаж VI. Камень вывезен на Салдан, в усадьбу И.Г. Сафьянова, где и
хранится»864. Указаны размеры всего камня, так как он явно не был вкопан.
В двух автографах А.В. Адрианова эта надпись VI (Е-64, Оттук-Даш-II)
описана обобщённо с надписью VII (Е-4, Оттук-Даш-I; см. о ней сразу ниже):
«…лежали неподалёку один от другого два нетёсаных камня, лицевой сторо-
ной к земле. На каждом из них была небольшая руническая надпись, хорошо
сохранившаяся. На одном из 7 знаков, на другом из 14. Оба эти камня мною
также вывезены. Курганов около них не было. Это отсутствие курганов и
необычное положение подобных памятников заставляет предполагать, что
первоначальное их местонахождение было не здесь»865. И ещё: «…небольшие,
необделанные камни, лежавшие в степи близ Оттыг-Таша (на левой стороне
Улу-Кема, около 30 вёрст ниже Элегеса) и содержавшие по одной строке, – на
одном камне из 7 знаков, на другом – из 14»866 (иллюстрации из цитируемого
документа см. в прил. 7: рис. 296–297).
Итог. А.В. Адрианов зафиксировал надпись VI (Е-64, Оттук-Даш-II) эстам-
пажем VI (не выявлен) и тремя рисунками867 (см. рис. 59, 296), её фотосъёмка,
видимо, не проводилась.
VII. Эта надпись настоящим исследованием идентифицирована как Е-4
(Оттук-Даш-I, «Первый памятник с Оттук-Даша», «Тувинская стела
В»)868. Камень с надписью VII лежал неподалёку от предыдущей надписи VI –
в степи на левобережье р. Улуг-Хем, примерно в 32 км ниже устья р. Элегест
и в 1,6 км от горы Оттыг-Таш. Найден в 1915 г. «И.Г. Сафьяновым… случайно,
при его поездке по своим делам»869.
Памятник перечислен в общем списке: «VII. Оттыгташская (вывезена Ток-
машевым в 1915 г.) (новая?)»870. До 24 сентября того года камень вывезли на берег

862
См.: Кормушин И.В. Тюркские енисейские эпитафии: грамматика, текстология. С. 30.
863
Письмо заместителя директора по научной работе музея Т.А. Ключникова от 24 апреля 2014 г. О.Б. Беликовой.
864
[Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 53 об.
865
[Он же. Доклад от 6 января 1916 г. …]. Л. 2.
866
[Он же. Письмо от 30 октября 1915 г. в Императорскую Археологическую комиссию…]. Л. 7.
867
См.: [Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 53 об.; [Он же. Письмо от 30 октября 1915 г. в Импера-
торскую Археологическую комиссию…]. Л. 7; [Он же. Доклад от 6 января 1916 г. …]. Л. 2.
868
О ней см.: Киселёв С.В. Неизданные надписи енисейских кыргызов. С. 133; Батманов И.А., Кунаа А.Ч. Памятники древне-
тюркской письменности Тувы. Вып. 2. С. 18–20. Рис. 7, 8; Малов С.Е. Енисейская письменность тюрков. С. 20. № 4; Васильев Д.Д.
Корпус тюркских рунических памятников… С. 16, 59, 86; Он же. Графический фонд памятников… С. 24, 89. Схема 2;
Кормушин И.В. Тюркские енисейские эпитафии: грамматика, текстология. С. 29, 94; и др.
869
[Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 52 об.
870
[Он же. Записная книжка 1916 г. …]. Л. 9 об.
132 І ГЛАВА 4

Улуг-Хема871, именно в 1915 г. погрузили на плот и отправили по


Улуг-Хему в Минусинск872. Хранится в Минусинском музее873.
Сведения из автографов А.В. Адрианова о камне с надписью
VII кратки, в том числе в отчёте Русскому комитету: «…четы-
рёхгранный, размером 89 х 17 х 22 см. На узком боку его выби-
та одна строка надписи, состоящей из 14 рунических знаков.
Надпись воспроизведена на эстампаже VII. Этот, лежавший
на земле камень близ дороги, был найден И.Г. Сафьяновым, про-
езжавшим с его заимки на Оттыг-Таше. Перевернув камень, он
Рис. 60. Камень с надписью VII
(Е-4, Оттук-Даш-I). Рисунок
нашёл на нём руническую надпись»874. Указаны размеры всего
А.В. Адрианова, 1915 г. камня (он не был вкопан). В процитированном чуть выше со-
По: [Адрианов А.В. вместном описании камней с надписями VI и VII подчёрки-
Предварительный отчёт от валось отсутствие рядом с ними курганов875. Подобная общая
27 октября 1915 г. …]. информация об этих надписях есть и в отчётном письме в Ар-
СПФА РАН. Ф. 148.
хеологическую комиссию876.
Оп. 1. Д. 80. Л. 53 об.
Итог. Надпись VII (Е-4, Оттук-Даш-I) А.В. Адрианов за-
фиксировал эстампажем VII (не выявлен) и тремя рисунками877
(см. рис. 60, 297), сведений о её фотосъёмке нет.
VIII/XI. Эта надпись, обследованная А.В. Адриановым в авгу-
сте 1915 г., идентифицирована как Е-10 (Элегест-I, Элегес)878. На-
несена на оленный камень, обследованный in situ на левобережье
р. Улуг-Хем, на левом берегу его притока р. Элегест: в 8,5 км от
его устья, у подошвы горы Чинге, в 7,8 м к востоку от раскопанно-
го в сентябре 1915 г. кургана 18 могильника Чинге (рис. 61).
Надпись перечислена в общем списке: «VIII. Элегесская
(эстампажи под № XI сделаны) (Aspel[in]879 V)»880. В отчёте
Русскому комитету описан как писаница XI881. Она вывезена из
Тувы в 1915 г. на плоту882. Находится в Минусинском музее883.
Надпись VIII/XI располагалась на камне «Чинге́-оба́» –
светло-серого песчаника, пирамидальной формы. Согласно ци-
тированным ниже автографам определены вес камня – около

871
См.: Адрианов А.В. «Дорогой Григорий Николаевич…». С. 227 (письмо от 27 сентября 1915 г.).
872
См.: [Он же. Письмо от 30 октября 1915 г. в Императорскую Археологическую комиссию…]. Л. 7.
873
См.: Батманов И.А., Кунаа А.Ч. Памятники древнетюркской письменности Тувы. Вып. 2. С. 18; Кормушин И.В. Тюркские
енисейские эпитафии: грамматика, текстология. С. 29; и др.
874
[Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 53 об., 54.
875
[Он же. Доклад от 6 января 1916 г. …]. Л. 2.
876
См.: [Он же. Письмо от 30 октября 1915 г. в Императорскую Археологическую комиссию…]. Л. 7.
877
См.: [Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 53 об.; [Он же. Письмо от 30 октября 1915 г. в Импера-
торскую Археологическую комиссию…]. Л. 7; [Он же. Доклад от 6 января 1916 г. …]. Л. 2.
878
О ней см.: Малов С.Е. Енисейская письменность тюрков. С. 25. № 10; Васильев Д.Д. Корпус тюркских рунических памят-
ников… С. 18, 60, 88–89; Он же. Графический фонд памятников… С. 24, 89. Схема 2; Кормушин И.В. Тюркские енисейские эпи-
тафии. Тексты и исследования. С. 228–242; Он же. Тюркские енисейские эпитафии: грамматика, текстология. С. 100–102; и др.
879
Здесь и далее предположительное прочтение сокращения.
880
[Адрианов А.В. Записная книжка 1916 г. …]. Л. 9 об.
881
См.: [Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 53.
882
См.: Там же. Л. 54; [Он же. Письмо от 30 октября 1915 г. в Императорскую Археологическую комиссию…]. Л. 7.
883
См.: Кормушин И.В. Тюркские енисейские эпитафии: грамматика, текстология. С. 100.
ПАМЯТНИКИ ДРЕВНЕТЮРКСКОЙ РУНИЧЕСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ ПО МАТЕРИАЛАМ 1915–1916 гг. І 133

Рис. 61. Могильник Чинге. Курган 18: насыпь, каменный четырёхгранный столб на её северо-западной стороне (А),
камень (Б) с рунической надписью VIII/XI (Е-10, Элегест-I) к востоку от насыпи. 30 августа 1915 г., 15.15 ч.: «Курган
[к] Чинге-оба. На кургане сойот, мой проводник Кидыспей, […]». По: [Адрианов А.В. Фотодневник 1]. Д. 79/8. Л. 10 об.
Съёмка 56. Фотосъёмка А.В. Адрианова. ИИМК: рукописный отдел. Ф. 42. Д. 259. Л. 20

850 кг и высота – 3,99 м. По словам археолога, это – «полная длина его»884, что
можно понимать как замер камня после выемки из земли.
При описании раскопок кургана 18 в полевом дневнике он отметил: «К ССЗ
(почти к западу885 от кожé – камня с рунич[еской] надписью) в 11 арш. нахо-
дится курган, насыпанный из камня, в 14 арш. диаметром»886. Общее взаимо-
расположение писаницы VIII/XI и кургана 18 подтверждает другой источник:
«Камень этот стоял перед курганом (с восточной стороны)»887. Отражено оно
и фотовидом (фотодн. 1, съёмка 56888; рис. 61), показывающим наличие высо-
кой стелы (рис. 61, Б) на некотором отдалении от каменной насыпи.
Из имеющихся адриановских источников самое обширное описание надпи-
си VIII/XI дано в отчёте в Русский комитет: «Наиболее замечательный из этих
камней, Чинге́-оба́, находился в степи близ подошвы горы Чинге́, на левой сто-
роне левого притока Улу-Кема, р. Элегеса, верстах в 8 от его устья. Камень
этот, из кристаллич[еского] светло-серого песчаника, имеет пирамидальную
884
[Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 53.
885
Так в документе.
886
[Он же]. 1915–1916 гг. Дневник раскопок… (тетр. 1). Л. 22; Прил. 4; Он же. Дневник археологических исследований…
2008. С. 53.
887
[Он же. Доклад от 6 января 1916 г. …]. Л. 1 об.
888
Выявлено 3 идентичных экз. этой фотографии, см.: [Он же: фотографии…]. Фото № 1802/25; [Он же. Предварительный
отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 72 (на обороте фото есть надпись карандашом: «[…] 56»); [Он же. Материалы…: Ч. 2]. Д. 259.
Л. 20 (на обороте – надпись карандашом рукой А.В. Адрианова: «1915. 56. Курган [на] Чинга-оба. На кургане сойот, мой про-
водник Кидыс[л]ей»). Этот фотовид (рис. 61) впервые опубликовал Л.Р. Кызласов (1960), см.: Кызласов Л.Р. Новая датировка
памятников енисейской письменности. С. 101. Рис. 4.
134 І ГЛАВА 4

форму; полная длина его 5 арш. 9 ¾ верш. (прилагаю фотографии за № 53889,


54890 и 55891) (рис. 62–64. – О.Б.). Со всех четырёх сторон он покрыт надписью,
состоящей из 12 строк, содержавших до 500 рунических знаков, из которых
уцелели около 450. Надпись воспроизведена на эстампажа[х] XI1 и 2 и, кроме
того, фотографирована и дважды скопирована карандашом (при стоячем и
лежачем положениях камня). Вес камня около 52 пудов. Камень этот стоял

Рис. 62. Камень с надписью VIII/XI (Е-10, Рис. 63. Камень с надписью Рис. 64. Камень с надписью
Элегест-I). 30 августа 1915 г., 12.15 ч.: VIII/XI (Е-10, Элегест-I). VIII/XI (Е-10, Элегест-I).
«Камень с рунич[еской] надписью на левой 30 августа 1915 г., 12.30 ч.: 30 августа 1915 г., 14.30 ч.:
стороне Элегеста, в 12 в[ерстах] от Салдема. «Тот же камень (коже) – «Тот же камень – западный
Широкая сторона, обращённая на восток». южный узкий бок в одну бок с 4 строками». По:
По: [Адрианов А.В. Фотодневник 1]. Д. 79/8. не везде ясную строку». По: [Адрианов А.В.
Л. 10 об. Съёмка 53. Фотосъёмка [Адрианов А.В. Фотодневник 1]. Фотодневник 1]. Д. 79/8.
А.В. Адрианова. МАЭС ТГУ: фотофонд. Д. 79/8. Л. 10 об. Съёмка 54. Л. 10 об. Съёмка 55.
Ед. хр. 56-1 Фотосъёмка А.В. Адрианова. Фотосъёмка А.В. Адрианова.
СПФА РАН. Ф. 148. Оп. 1. СПФА РАН. Ф. 148. Оп. 1.
Д. 80. Л. 7 Д. 80. Л. 64

889
Выявлено 2 идентичных экз. этой фотографии. На обороте одной из них рукой А.В. Адрианова сделаны 2 надписи каранда-
шом: «Негатив № 53», «Писаница XI. С Чинге-оба, близ подошвы горы Чинге на левой стороне р. Элегеса, в 8 верстах от впадения
его слева в Улу-Кем», см.: [Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 69 об. На обороте другой (рис. 62) –
«№ 53», см.: МАЭС ТГУ: фотоотдел. Ед. хр. 56/1.
890
На обороте этой фотографии (рис. 63) рукой А.В. Адрианова сделаны 2 надписи карандашом: «Негатив № 54», «Писаница XI»,
см.: [Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 75 об.
891
На обороте этой фотографии (рис. 64) рукой А.В. Адрианова надписано карандашом: «Негатив № 55», см.: Там же. Л. 64 об.
ПАМЯТНИКИ ДРЕВНЕТЮРКСКОЙ РУНИЧЕСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ ПО МАТЕРИАЛАМ 1915–1916 гг. І 135

перед курганом (18. – О.Б.) с восточной стороны (курган мною раскопан…)».


«Посылаю и ещё № 56 (рис. 61. – О.Б.) с курганом на Элегесе с камнем, на ко-
тором до 500 рунич[еских] знаков»892.
Информация об этом камне в другом документе практически аналогична893.
А наиболее сжато представлена письмом в Археологическую комиссию: «…са-
мый большой камень, в виде пирамидального столба у кургана на правой сторо-
не р. Элегеса, в 8 верст[ах], покрыт на всех четырёх гранях надписью, состоя-
щей из 12 строк, заключающих до 500 знаков»894.
Итог. Археолог зафиксировал надпись VIII/XI (Е-10, Элегест-I) двумя эстам-
пажами – XI1 и 2 и, видимо, двумя рисунками («дважды скопирована каранда-
шом»), но все эти визуальные документы мною не обнаружены. Из 6 фотовидов
самого камня и окружающего ландшафта (фотодн. 1, съёмки 53–56; фотодн. 2,
съёмки 41, 42) выявлены 4 ед. (рис. 61–64).
IX. Надпись IX из Байбулунской степи мною идентифицирована как Е-50
(«Тувинская стела Б», «Второй памятник из Тувы»)895. В литературе данные
об исходном географическом местоположении памятника Е-50 не выявлены.
Надпись IX перечислена А.В. Адриановым в общем списке: «IX. Байбулун-
ская (широкая плита) (новая?)»896. Обследована им в 1915 г. in situ на левобере-
жье р. Улуг-Хем: в Байбулунской степи, на левой стороне р. Элегест, примерно
в 7 км ниже его устья, в 6 м к востоку от раскопанного каменного кургана 21
могильника Бай-Булун (см. гл. 5 и прил. 4). Плита с надписью IX археологом
22 сентября 1915 г. была выкопана и увезена на берег Улуг-Хема, где 23 сен-
тября «в сопровождении Г.М. Токмашева» погружена на плот897 для отправки
24 сентября 1915 г. водой до Минусинска898. Хранится в Минусинском музее899.
Сведения о надписи IX в адриановских автографах достаточно подробны.
В переводе на метрическую систему ширина плиты составила 1,36 м, толщина
до 0,2 м, высота указана по-разному – 1,13 м и 1,67 м (см. сразу ниже). Пер-
вая адриановская информация присутствует в полевом дневнике при описании
раскопок кургана 21 могильника Бай-Булун: «В 8 ½ арш. от кургана к востоку
стоит широкая плита, широкими сторонами обращена к востоку и западу. На
восточной стороне – руническая надпись в 7 строк. Высота плиты 25 ½ верш.,
ширина 30 ½ верш., толщина 2 ½ – 4 ½ верш.; часть бока с двумя строками
отколота. (Описание подробное собрано особо под № IX.)»900.
Локализуют памятник сведения из отчёта Русскому комитету: «В сред-
ней части Пайпулунской степи, что находится на левой стороне Улу-Кема
между р. Элегесом и Оттыг-Ташем, верстах в 7 ниже р. Элегеса, близ утёса
892
[Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 53–54 об.
893
См.: [Он же. Доклад от 6 января 1916 г. …]. Л. 1 об.
894
[Он же. Письмо от 30 октября 1915 г. в Императорскую Археологическую комиссию…]. Л. 7.
895
О ней см.: Киселёв С.В. Неизданные надписи енисейских кыргызов. С. 132; Малов С.Е. Енисейская письменность тюрков.
С. 98–99. № 50; Батманов И.А., Кунаа А.Ч. Памятники древнетюркской письменности Тувы. Вып. 2. С. 32–33. Рис. 16, 17; Ва-
сильев Д.Д. Корпус тюркских рунических памятников… С. 32, 69, 111; Кормушин И.В. Тюркские енисейские эпитафии. Тексты
и исследования. С. 276–277; Он же. Тюркские енисейские эпитафии: грамматика, текстология. С. 141.
896
[Адрианов А.В. Записная книжка 1916 г. …]. Л. 9 об.
897
[Он же]. 1915–1916 гг. Дневник раскопок… (тетр. 1). Л. 41 об.; Прил. 4; Он же. Дневник археологических исследований…
2008. С. 61.
898
См.: [Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 54.
899
См.: Васильев Д.Д. Корпус тюркских рунических памятников… С. 32; и др.
900
[Адрианов А.В.] 1915–1916 гг. Дневник раскопок… (тетр. 1). Л. 25; Прил. 4; Он же. Дневник археологических исследова-
ний… 2008. С. 59.
136 І ГЛАВА 4

Рис. 65. Камень с надписью IX (Е-50, «Тувинская стела Б»). 20 сентября 1915 г., 7.30 ч.: «Писаница IX на плите у
каменного кургана в Байбулунской степи, 7 вёрст ниже Элегеса (на лев[ой] стороне Улу-Кема). Широкая плита».
По: [Адрианов А.В. Фотодневник 2]. Д. 79/9. Л. 8 об. Съёмка 45. Фотосъёмка А.В. Адрианова. СПФА РАН. Ф. 148.
Оп. 1. Д. 80. Л. 68

(конгломера[т]) на плите из серого песчаника неправильной формы, постав-


ленной на восточной стороне кургана (курган мною раскопан; …), на восточ-
ной стороне плиты выбита надпись руническими знаками в 8 строк. Плита
потрескалась, выветрилась и местами облупилась, так что в надписи более
или менее уцелело до 83 знаков. Они воспроизведены на эстампаже IX и фото-
графированы под № 45901 (прилагаю фотографию) (рис. 65. – О.Б.). Размеры
плиты 37 ½ х 30 ½ х 4 ½ верш.»902.
Сжатая информация представлена в письме в Археологическую комиссию:
«…плита у кургана на Пайпулунской степи, с крупною, восьмистрочною над-
писью на одной стороне, состоящей из 83 (уцелевших) знаков»903.
901
На обороте этой фотографии (рис. 65) А.В. Адрианов сделал 2 надписи карандашом: «№ 45», «Писаница IX. Пайбулунская
степь на левой стороне Улу-Кема, вёрст 7 ниже впадения р. Элегеса», см.: [Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября
1915 г. …]. Л. 68 об.
902
Там же. Л. 53.
903
[Он же. Письмо от 30 октября 1915 г. в Императорскую Археологическую комиссию…]. Л. 7.
ПАМЯТНИКИ ДРЕВНЕТЮРКСКОЙ РУНИЧЕСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ ПО МАТЕРИАЛАМ 1915–1916 гг. І 137

В докладе в Московское археологическое общество данные о надписи IX крат-


ки и обобщены с описанием надписи X (на камне у кургана 22): ниже «Элегеса
находятся два кургана, в расстоянии 232 шагов один от другого. Пред каждым
из них стояла плита с рунической надписью на одной стороне камня (восточной).
На одном надпись состоит из 8 строк, в котором уцелело до 83 знаков (фотогра-
фия № 45) (см. рис. 65. – О.Б.). А на другом – 4 строки, содержавших 109 отлично
сохранившихся знаков (фотография № 44) (см. рис. 66. – О.Б.). Оба эти кургана
раскопаны [мною], а камни вывезены тем же способом»904.
Итог. Надпись IX (Е-50, «Тувинская стела Б») у кургана 21 могильника Бай-
Булун А.В. Адрианов датировал VII–VIII вв.905 Он её описал, зафиксировал
эстампажем IX (не обнаружен), а курган 21 и сам этот камень – двумя фотови-
дами от 19 и 20 сентября 1915 г. (фотодн. 2, съёмки 43, 45), из которых выявлен
последний (рис. 65).
Изложенные результаты анализа выявленных мною новых, достаточно под-
робных авторских материалов А.В. Адрианова о камне с надписью у кургана 21
могильника Бай-Булун не совпадают со следующими выводами Л.Р. Кызласо-
ва об идентификации этого памятника письменности. Стоявшему перед курга-
ном 21 камню с надписью он дал название «Бай-Булун-I» и определил его сна-
чала (1960, 1965, 1969) как «памятник № 49»906, т.е. надпись Е-49 («Первый па-
мятник из Тувы» по С.Е. Малову907). Позже (1983) этот же камень (у кургана 21)
Л.Р. Кызласов идентифицировал уже как «памятник Бай-Булун-I – № 42»908,
т.е. как надпись Е-42 («Памятник Минусинского музея» по С.Е. Малову909).
X. Надпись X из Байбулунской степи в данном исследовании идентифициро-
вана как Е-51 («Тувинская стела Д», «Третий памятник из Тувы», «Третий
письменный памятник Тувы», «Нагробный памятник Д»)910.
Сведения о первоначальном местонахождении надписи Е-51 в публикациях
не выявлены. По данным же А.В. Адрианова, камень с надписью X он обследо-
вал in situ – к востоку от раскопанного им в 1915 г. кургана 22 могильника Бай-
Булун, примерно в 190 м от камня с надписью IX (см. сразу выше)911.
Надпись перечислена в общем списке: «X. Байбулунская (столб четырёхгран-
ный; дорогой сломали) (нов[ая]?)»912. Отправлен 24 сентября 1915 г. на плоту с
Г.М. Токмашевым по Улуг-Хему до Минусинска913. Хранится в Минусинском
музее914.
904
[Адрианов А.В. Доклад от 6 января 1916 г. …]. Л. 2.
905
[Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 55.
906
См.: Кызласов Л.Р. Новая датировка памятников енисейской письменности. С. 101. («У … курганов стояли следующие
стелы с надписями: Бай-Булун № 21 – памятник № 49, Бай-Булун № 22 – памятник № 42…»); Он же. Краткая история археоло-
гического изучения Тувы. С. 64. Примеч. 73; Он же. История Тувы в средние века. С. 11–12, 178. (Примеч. 74: «Бай-Булун I и
Бай-Булун II у С.Е. Малова … обозначены соответственно № 49 и 42».)
907
См.: Малов С.Е. Енисейская письменность тюрков. С. 97–98.
908
См.: Кызласов Л.Р. Курганы тюхтятской культуры в Туве. С. 157.
909
См.: Малов С.Е. Енисейская письменность тюрков. С. 75–78.
910
О ней см.: Киселёв С.В. Неизданные надписи енисейских кыргызов. С. 133–134; Малов С.Е. Енисейская письменность тюр-
ков. С. 99–100; Батманов И.А., Кунаа А.Ч. Памятники древнетюркской письменности Тувы. Вып. 2. С. 28–29. Рис. 13 (две плиты
с цифрой 36, в средине); То же. Вып. 3. Рис. 23, 24. Рис. 7; Васильев Д.Д. Корпус тюркских рунических памятников… С. 32, 33,
69, 111; Он же. Графический фонд памятников… С. 25, 89. Схема 2; Кормушин И.В. Тюркские енисейские эпитафии. Тексты и
исследования. С. 260–264; Он же. Тюркские енисейские эпитафии: грамматика, текстология. С. 143. Фото на вклейке; и др.
911
См.: [Адрианов А.В.] 1915–1916 гг. Дневник раскопок… (тетр. 1). Л. 26; Прил. 4; Он же. Дневник археологических иссле-
дований… 2008. С. 61.
912
[Он же. Записная книжка 1916 г. …]. Л. 9 об.
913
См.: [Он же. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 54.
914
См.: Кормушин И.В. Тюркские енисейские эпитафии: грамматика, текстология. С. 143.
138 І ГЛАВА 4

По автографу А.В. Адрианова определён размер это-


го камня из песчаника: высота 1,75 м, ширина 0,38 м,
толщина 0,24 м915 (неясно, эти показатели для вкопанно-
го или выкопанного камня). Самые первые записи о нём
он оставил, видимо, в полевом дневнике раскопок при
описании кургана 22 могильника Бай-Булун: «К востоку
от кургана в […]916 арш. стоял четырёхгранный столб
с хорошо сделанной и хорошо сохранившейся рунической
надписью (описание особо смотри, photogr. № […]917,
эстамп[аж] X)»918.
В отчёте в Русский комитет указано и расстояние
между курганами 21 и 22 (около 190 м), рядом с которы-
ми стояли камни с надписями соответственно IX и X, и
другие данные: «В 232 шагах от этого камня (имеется
в виду с надписью IX у кургана 21. – О.Б.) стоит так-
же перед курганом (мною раскопанным) четырёхгран-
ный столб из песчаника размером 39 ¼ х 8 ½ х 5 ½ верш.
На стороне камня, обращённой к востоку, находится
надпись в 4 строки, содержащая 109 рунич[еских] зна-
ков, отчётливо вырезанных. С надписи сделан эстам-
паж X и фотография № 44919 (рис. 66. – О.Б.), которую
прилагаю»920.
Данные о количестве знаков повторены и в докладе
Московскому археологическому обществу: «4 строки,
содержавших 109 отлично сохранившихся знаков (фо-
тография № 44)»921 (см. рис. 66). Сжатая информация
есть в письме в Археологическую комиссию: «…на
Пайпулунской степи… четырёхгранный столб… у кур-
гана, с четырёхстрочной надписью на одной стороне,
заключающей 109 знаков»922.
Рис. 66. Камень с надписью X (Е-51, «Тувинская
стела Д»). 20 сентября 1915 г., 7.45 ч.: «Писаница Итог. А.В. Адрианов зафиксировал надпись X (Е-51,
руническая X на камне у кургана на Байбулунской «Тувинская стела Д») у кургана 22 могильника Бай-
степи (против ложка)». По: [Адрианов А.В. Булун описанием, эстампажем X (не выявлен), двумя
Фотодневник 2]. Д. 79/9. Л. 8 об. Съёмка 44. фотовидами: отдельным (фотодн. 2, съёмка 44; рис. 66)
Фотосъёмка А.В. Адрианова. СПФА РАН. Ф. 148. и общим – взаиморасположение камней с надписями IX
Оп. 1. Д. 80. Л. 73 (фото с частичным разрушением
поверхностного слоя)
(Е-50, у кургана 21) и X (Е-51, у кургана 22) (фотодн. 2,
съёмка 43; фотовид не выявлен). Выполнил также

915
См.: [Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 53.
916
Пропуск текста в документе. Имеется в виду курган 22.
917
Пропуск текста в документе.
918
[Он же]. 1915–1916 гг. Дневник раскопок… (тетр. 1). Л. 26; Прил. 4; Он же. Дневник археологических исследований…
2008. С. 61.
919
На обороте этой фотографии (рис. 66) рукой А.В. Адрианова сделаны 2 надписи карандашом: «№ 44», «Писаница X. Пайпу-
лунская степь на левой стороне Улу-Кема, вёрст 7 ниже впадения р. Элегеса», см.: [Он же. Предварительный отчёт от 27 октября
1915 г. …]. Л. 73 об.
920
Там же. Л. 53.
921
[Он же. Доклад от 6 января 1916 г. …]. Л. 2.
922
[Он же. Письмо от 30 октября 1915 г. в Императорскую Археологическую комиссию…]. Л. 7.
ПАМЯТНИКИ ДРЕВНЕТЮРКСКОЙ РУНИЧЕСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ ПО МАТЕРИАЛАМ 1915–1916 гг. І 139

Рис. 67. 23 сентября 1915 г., 16 ч.: «Наш стан – перед отъездом с Байбулунской степи. 2 палатки, запряжённые кони,
мой [чубарый], двое рабочих, утёс, камень, костёр и проч[ее]». По: [Адрианов А.В. Фотодневник 1]. Д. 79/8. Л. 11 об.
Съёмка 60. Фотосъёмка А.В. Адрианова. МАЭС ТГУ: фотоотдел. Ед. хр. 56-12

вблизи, в Байбулунской степи, съёмку бытового сюжета (фотодн. 1, съёмка 60;


рис. 67923).
Представленные результаты моих разысканий, основанные на новых выяв-
ленных документах самого А.В. Адрианова, не совпали с выводами Л.Р. Кыз-
ласова об идентификации рассмотренного памятника письменности. Камень
с надписью, стоявший перед курганом 22, он обозначил как «Бай-Булун-II» и
первоначально (1960, 1965, 1969) определил его как «памятник № 42»924, т.е.
надпись Е-42 («Памятник Минусинского музея» по С.Е. Малову925). Позднее
(1983) этот же камень (у кургана 22) Л.Р. Кызласов идентифицировал как «па-
мятник Бай-Булун-II – № 49»926, т.е. надпись Е-49 («Первый памятник из Тувы»
по С.Е. Малову927).
XII. С какой-либо опубликованной надписью писаница XII («Левобере-
жье Каа-Хем») мною не идентифицирована. В отчёте Русскому комитету
923
На обороте этой фотографии (рис. 67) рукой А.В. Адрианова сделаны 2 надписи карандашом: «№ 60»; «Урянхай, 1915 г.
Стан экспедиции в Байбулунской степи», см.: МАЭС ТГУ: фотоотдел. Ед. хр. 56-12.
924
См.: Кызласов Л.Р. Новая датировка памятников енисейской письменности. С. 101; Он же. Краткая история археологиче-
ского изучения Тувы. С. 64. Примеч. 73; Он же. История Тувы в средние века. С. 11–12, 178. Примеч. 74.
925
См.: Малов С.Е. Енисейская письменность тюрков. С. 75–78.
926
См.: Кызласов Л.Р. Курганы тюхтятской культуры в Туве. С. 158.
927
См.: Малов С.Е. Енисейская письменность тюрков. С. 97–98.
140 І ГЛАВА 4

от 27 октября 1915 г. А.В. Адрианов мимоходом упомянул камень с надписью


«XII (с Ха-Кема)», который предполагал вывезти из Тувы в 1916 г.928 О нём он
узнал от местных жителей во время разведочной поездки в бассейн р. Каа-Хем
в октябре 1915 г. (гл. 3, § 3): «…я получил точное указание относит[ельно] пли-
ты с рунической надписью у кургана по левой стороне Ха-Кема и два железных
сосуда, добытых крестьянами при поверхностной раскопке этого кургана»929.
Упомянутую плиту обозначил как надпись XII930, т.е. продлил нумерацию об-
следованных им в Туве «фигурных и буквенных, рунических» писаниц.
Предполагаю, что археолог не смог обследовать на месте этот памятник на
Каа-Хеме как в 1915 г., так и в 1916 г. Поэтому в августе 1916 г., продолжая об-
щую нумерацию реально обследованных им в Туве в 1915–1916 гг. всех писа-
ниц и понимая, что уже не успеет побывать на Каа-Хеме, он повторно присвоил
номер XII другой надписи – «Вавилинской» на р. Уюк (см. о ней ниже).

§ 2. Обследование 1916 г.

В 1916 г. А.В. Адрианов обследовал надписи в пределах номеров XI–XXIX.


XI. Надпись XI в настоящем исследовании идентифицирована как Е-11
(Бегре)931. После информации местного жителя Павла Тутатчикова обследо-
вана А.В. Адриановым в 1916 г. (май?) на правобережье р. Пий-Хем: на левой
стороне её притока р. Бегре, примерно в 6,4 км от её устья и 1 км от её русла,
в логу Мунгаш-Чирик. А именно: в 5,3 м к востоку от каменного кургана, рас-
копанного им позже, в июле 1916 г., под № 34 на могильнике Бегре932.
Памятник перечислен в общем списке: «XI. Бегрединская (Павла Тутатчи-
кова) (нов[ая])»933. Вывезен А.В. Адриановым из Тувы в 1916 г. По опублико-
ванным данным, хранится в Минусинском музее934.
В полевом дневнике раскопок есть запись от 22–23 июля 1916 г. об этом
памятнике: «В 7 ½ арш. к востоку от кургана стояла плита с рунич[еской]
надписью (XI), узкими боками обращена на В и З, а широкими к С и Ю. Около
15 лет назад эта плита стояла, наклонившись, но подъехавший к ней Павел
Тутатчиков со своим товарищем (к[ото]рый уже умер), нагнул её и уронил.
Павел Тутатчиков, показавший мне плиту и этот курган, единственный сви-
детель теперь нахо[дящегося] здесь этого памятника, так как он, лёжа на
земле, не был заметен»935.

928
[Адрианов А.В. Предварительный отчёт от 27 октября 1915 г. …]. Л. 54.
929
Там же. Л. 60–60 об.
930
Там же. Л. 54.
931
О ней см.: Малов С.Е. Енисейская письменность тюрков. С. 29–34; Батманов И.А., Кунаа А.Ч. Памятники древнетюрк-
ской письменности Тувы. Вып. 2. С. 24–27. Рис. 11–12; Васильев Д.Д. Корпус тюркских рунических памятников… С. 19, 61, 92;
Он же. Графический фонд памятников… С. 24, 89. Схема 2; Кормушин И.В. Тюркские енисейские эпитафии: Тексты и исследо-
вания. С. 270–276; Он же. Тюркские енисейские эпитафии: грамматика, текстология. С. 100–102. Фото на вклейке; и др.
932
См.: [Адрианов А.В.] 1915–1916 гг. Дневник раскопок… (тетр. 1). Л. 4; Прил. 4; Он же. Дневник археологических исследо-
ваний… 2008. С. 81.
933
[Он же. Записная книжка 1916 г. …]. Л. 9 об.
934
См.: Кормушин И.В. Тюркские енисейские эпитафии: грамматика, текстология. С. 100–102; и др.
935
[Адрианов А.В.] 1915–1916 гг. Дневник раскопок… (тетр. 1). Л. 4; Прил. 4; Он же. Дневник археологических исследова-
ний… 2008. С. 81.
ПАМЯТНИКИ ДРЕВНЕТЮРКСКОЙ РУНИЧЕСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ ПО МАТЕРИАЛАМ 1915–1916 гг. І 141

Рис. 68. Камень с надписью XI (Е-11, Бегре).


17 мая 1916 г., 10 ч.: «Писаница руническая
№ XI1 – широкая сторона в 5 строк
(нижние 2 строки в средине неясны)» (А);
14 ч.: «Та же писаница № XI – другой бок:
узкий XI2 в 3 строки» (Б). По: [Адрианов А.В.
Фотодневник 2]. Д. 79/9. Л. 15 об. Съёмки 94, 95.
А Б Фотосъёмка А.В. Адрианова. Малов С.Е.
Енисейская письменность тюрков. 1952.
С. 33. Рис. 6, 7

Итог. Сначала А.В. Адрианов вывез надпись XI (Е-11, Бегре) в Тапсинскую


усадьбу, где в промежутке с 17 по 20 мая 1916 г. отобразил её 5 фотовидами
(фотодн. 2, съёмки 94–97, в том числе одна – брак). Из них выявлены толь-
ко два (съёмки 94, 95) – в публикации С.Е. Малова (рис. 68). При раскопках
кургана 34 А.В. Адрианов фотофиксировал и ландшафтные условия
надписи XI, включая «раскопанный курган» 34 и «вдали раскапываемый кур-
ган» 35 (фотодн. 1; съёмка 123936; рис. 69).
XII. Этот номер для обозначения писаниц А.В. Адрианов использовал вто-
рично, первый раз – для надписи «Левобережье Каа-Хем» (см. выше). Рассма-
триваемая здесь надпись XII (на оленном камне) идентифицирована мною,
прежде всего, на основе сличения зарисованного им текста (рис. 70) с публи-
кациями памятников как надпись Е-49 («Тувинская стела А»937, «Первый
памятник из Тувы»938, Бай-Булун-II939). Но при этом адриановские сведения
о локализации надписи XII (в правобережье р. Пий-Хем, на р. Уюк; см. под-
робно сразу ниже) не совпадают с указанным в литературе местонахождением
надписи Е-49 (в левобережье р. Улуг-Хем, в Байбулунской степи). Полагаю,
936
С этой съёмкой мною идентифицирована фотография (рис. 69), на обороте которой И.Г. Сафьянов написал: «Палатка ис-
следователя археологических древностей Танну-Тувинской страны А.В. Адрианова». Ранее она дважды публиковалась, см.: Ку-
жугет А.В. Иннокентий Сафьянов… 2011. Фото 9; Сафьянов И.Г. Тува в прошлом. Т. 1. С. 313.
937
См.: Киселёв С.В. Неизданные надписи енисейских кыргызов. С. 131–132.
938
См.: Малов С.Е. Енисейская письменость тюрков. С. 97–99; Батманов И.А., Кунаа А.Ч. Памятники древнетюркской пись-
менности Тувы. Вып. 3. С. 30–31. Рис. 10.
939
См.: Васильев Д.Д. Корпус тюркских рунических памятников… С. 30, 69, 107–108; Он же. Графический фонд памятников…
С. 25, 89. Схема 2; Кормушин И.В. Тюркские енисейские эпитафии: Тексты и исследования. С. 169–174; Он же. Тюркские енисей-
ские эпитафии: грамматика, текстология. С. 140–141. Фото на вклейке; др.
142 І ГЛАВА 4

что обследованная А.В. Адриановым надпись XII (с р. Уюк!)


в литературе с 1960-х гг. неправомерно получила собственное
название «Бай-Булун-II».
Ведь есть точные данные, что надпись XII А.В. Адрианов
обследовал (12–13 августа 1916 г.) именно на левобережье
Пий-Хема: на левом берегу её притока Уюка, примерно в 1 км
от берега последней (фотодн. 2, съёмки 99, 100). Оленный
камень с надписью XII находился в 3,2 или 4 км ниже по те-
чению реки от усадьбы Вавилина и в 1,3 км выше экономии
Ф.И. Медведева940. А.В. Адрианов намеревался вывезти его
Рис. 69. 24 июля 1916 г., 10 ч.: «Мой стан на устье Уюка для погрузки в этом же 1916 г. на плот941, что,
на раскопках (на Бегреде): палатка, очаг
с чайником, развешано вялиться мясо, полагаю, и сделал. Надпись XII – памятник Е-49 хранится в
тележка, раскопанный курган [34], вдали Минусинском музее942.
раскапываемый курган [35], фляга с водой, Она перечислена в общем списке писаниц: «XII. Вавилинская
дрова, сбруя. Внутри палатки стол (с с Уюка (нов[ая])»943. А.В. Адрианов снял с плиты эстампаж,
котлом), кровать, [газеты] и проч[ее]».
По: [Адрианов А.В. Фотодневник 1].
который в декабре 1919 г. передал в географический кабинет
Д. 79/8. Л. 20 об. Съёмка 123. Фотосъёмка Томского университета944 (не выявлен). Памятник зафиксировал
А.В. Адрианова. Кужугет А.В. также двумя фотовидами с соответствующими записями: «Пли-
Иннокентий Сафьянов… Фото 9 та с рунич[еской] надписью XII, [около] 3 вёрст ниже экономии
Вавилина на Уюке (в версте от лев[ого] берега Уюка). Широ-
кая сторона с трёхстрочной надписью»; «Та же плита с узкого
бока (эстампаж XII2 )» (фотодн. 2, съёмки 99, 100; фотовиды не
выявлены).
Есть и подробное описание надписи XII, с рисунками
(рис. 70) – в записной книжке А.В. Адрианова (прил. 7), где
оно перемежается с характеристикой другой найденной ря-
дом малой плиты (без номера; рис. 71) и всего этого археоло-
гического комплекса945.
Так, большая плита (с надписью XII; рис. 70) стояла на за-
падной стороне площадки шириной 3,2 м, ограниченной «кру-
гом торчавших из земли камнями». «…Эта плита в нижней
части обработана в виде тумбы» высотой 0,65 м. «…От тум-
бы идёт суживающаяся кверху плита» (её длина в автографе
не указана). На узком боку большой плиты А.В. Адрианов за-
фиксировал 39 знаков в одну строку (рис. 70, А), на широком –
надпись трёхстрочную (рис. 70, В).
Эта большая плита упала верхушкой на восток, где лежала
А Б В
малая плита – «нижняя часть подобной же плиты с тумбой,
Рис. 70. Камень с надписью только значит[ельно] меньших размеров» (рис. 71), о наличии
XII (Е-49, Бай-Булун-II)
на ней надписей в автографе ничего не говорится.
с левобережья р. Уюк.
Узкая сторона (А),
общая форма (Б) 940
См.: [Адрианов А.В. Записная книжка 1916 г. …]. Л. 1.
и широкая сторона (В). 941
См.: Там же. Л. 4 об.
По: [Адрианов А.В. 942
См.: Кормушин И.В. Тюркские енисейские эпитафии: грамматика, тек-
Записная книжка 1916 г. …]. стология. С. 130–140.
МАЭС ТГУ: архивный отдел. 943
[Адрианов А.В. Записная книжка 1916 г. …]. Л. 9 об.
Ед. хр. 868. Папка 19. 944
См.: [Он же. Заявление от 10 декабря 1919 г. к С.И. Руденко…]. Л. 3 об.
Д. 8. Л. 1, 1 об., 2 945
См.: [Он же. Записная книжка 1916 г. …]. Л. 9 об.
ПАМЯТНИКИ ДРЕВНЕТЮРКСКОЙ РУНИЧЕСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ ПО МАТЕРИАЛАМ 1915–1916 гг. І 143

XIII. Надпись XIII (на оленном камне) идентифицирована как Е-1


(Уюк-Тарлак)946. А.В. Адрианов обследовал этот памятник сначала во
время зимней поездки 1916 г., затем – в августе того же года. Находился на
левобережье р. Уюк, «на перевале из одного лога в другой по Ыжыкбулаку
(Уч[ж]уйлаку)», примерно в 3,2 км от усадьбы «Михайлова на Тарлыке»
(фотодн. 1, съёмка 124). Отмечен «на видном месте, в плоском и низком
седле в гриве, разделяющей два широких межбугорных лога» навалившим-
ся к югу под углом; курганов по соседству с ним не было947. Перечислен в
общем списке: «XIII. С Ыжык-булака (Aspel[in] № I)»948.
21 августа 1916 г. камень рабочие выкопали и вывезли с места нахожде-
ния (известно, что археолог намеревался отправить его на устье Уюка для
погрузки в этом же году на плот)949. 22 августа он фотофиксировал общую
ландшафтную ситуацию: «[Лог Аржуйлак] (где стояла писаница XIII»)
(фотодн. 2, съёмка 101; фотовид не выявлен). 2 сентября перемещённый ка-
мень точно находился в полевом лагере археолога, что отмечено в его за-
писях о фотографировании: «Впереди плита с рунич[еской] надписью (XIII),
предназнач[енная] к вывозу» (фотодн. 2, съёмки 104, 105). Она хранится
ныне в Минусинском музее950.
Камень с надписью XIII А.В. Адрианов сфотографировал и в месте его
обнаружения (фотодн. 1, съёмка 124; рис. 72). Соответствующая архивная
фотография мною не обнаружена. Но она опубликована С.Е. Маловым, ко-
торый писал: «На обороте имеющегося у меня фотографического снимка
(А.В. Адрианова) имеется надпись: “124. 1916. 20. VIII. Руническая надпись
на столбе XIII на перевале у одного лога в другой на Ыжын Булаке (вер-
стах в 3 от Михайлова на Тарлыке”»951. Возможно, это была помета самого
А.В. Адрианова. Эстампаж с писаницы XIII он передал в декабре 1919 г. в
Томский университет952 (не выявлен).
Рис. 71. Малая «плита
Археолог в записной книжке (прил. 7) подробно описал и проиллюстри-
с тумбой», лежавшая
к востоку от камня с ровал (рис. 73) камень, высота которого до выемки из земли составляла
надписью XII (Е-49, 1,69 м. Он, согласно адриановским записям, имел скошенную верхушку,
Бай-Булун-II) 3 параллельных зарубки под ней.
с левобережья р. Уюк. На самом узком боку (восточном) – 2 строки знаков (всего их 104;
По: [Адрианов А.В. рис. 73, А). Другие признаки отмечены на остальных трёх, широких, сторо-
Записная книжка
1916 г. …]. МАЭС ТГУ:
нах: южной (рис. 73, Б); западной (рис. 73, В); северной (рис. 73, Г).
архивный отдел. К северу от камня на расстоянии около 0,5 м обнаружена, видимо уже при
Ед. хр. 868. Папка 19. его выемке, пара фрагментированных железных стремян953.
Д. 8. Л. 1 об.

946
О ней см.: Малов С.Е. Енисейская письменность тюрков. С. 11–13; Батманов И.А., Кунаа А.Ч. Памятники древнетюркской
письменности Тувы. Вып. 2. С. 9–10. Рис. 1–2; Васильев Д.Д. Корпус тюркских рунических памятников… С. 14, 59, 82; Он же.
Графический фонд памятников… С. 24, 89. Схема 2; Кормушин И.В. Тюркские енисейские эпитафии. Тексты и исследования.
С. 159–161; Он же. Тюркские енисейские эпитафии: грамматика, текстология. С. 90–91. Фото на вклейке; и др.
947
[Адрианов А.В. Записная книжка 1916 г. …]. Л. 3, 3 об.
948
Там же. Л. 9 об.
949
См.: Там же. Л. 4 об.
950
См.: Кормушин И.В. Тюркские енисейские эпитафии: грамматика, текстология. С. 90–91.
951
См.: Малов С.Е. Енисейская письменность тюрков. С. 11–13. Рис. 1.
952
См.: [Адрианов А.В. Заявление от 10 декабря 1919 г. к С.И. Руденко…]. Л. 3 об.
953
[Он же. Записная книжка 1916 г. …]. Л. 3–5
144 І ГЛАВА 4

Б В Г

А
Рис. 73. Камень с надписью XIII
(Е-1, Уюк-Тарлак). Узкая (А)
и широкие (Б, В, Г) стороны.
По: [Адрианов А.В. Записная книжка
1916 г. …]. МАЭС ТГУ: архивный отдел.
Ед. хр. 868. Папка 19. Д. 8. Л. 3 об., 4

Рис. 72. Камень с надписью XIII (Е-1, Уюк-


Тарлак). 20 августа 1916 г., 9 ч.: «Руническая
надпись на столбе XIII на перевале из одного
лога в другой на [Ыжык]-Булаке
(верстах в 3 от Михайлова на Тарлыке)».
По: [Адрианов А.В. Фотодневник 1].
Д. 79/8. Л. 20 об. Съёмка 124.
Фотосъёмка А.В. Адрианова. Малов С.Е.
Енисейская письменность тюрков. 1952.
С. 13. Рис. 1

Рис. 74. Камень с надписью XIV (Е-2, Уюк-Аржан) с восточной


стороны от кургана 54 на левобережье р. Уюк. 31 августа 1916 г.,
10.30 ч.: «Курган с писаницей (ХIV) на Коктоне во время разборки
камня». По: [Адрианов А.В. Фотодневник 1]. Д. 79/8. Л. 20 об.
Съёмка 126. Фотосъёмка А.В. Адрианова. ИИМК: фотоотдел.
Ед. хр. 1802/40
ПАМЯТНИКИ ДРЕВНЕТЮРКСКОЙ РУНИЧЕСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ ПО МАТЕРИАЛАМ 1915–1916 гг. І 145

А Б В

Рис. 75. Камень с надписью XIV (Е-2, Уюк-Аржан). Широкая Рис. 76. Надпись XIV (Е-2, Уюк-Аржан) на
восточная сторона (А), узкая южная сторона (Б), широкая западная восточной стороне камня. По: [Адрианов А.В.
сторона (В). По: [Адрианов А.В. Записная книжка 1916 г. …]. Записная книжка 1916 г. …]. МАЭС ТГУ: архивный
МАЭС ТГУ: архивный отдел. Ед. хр. 868. Папка 19. Д. 8. Л. 5 об., 6 отдел. Ед. хр. 868. Папка 19. Д. 8. Л. 5 об.

XIV. Надпись XIV (на оленном камне) в настоящем исследовании иденти-


фицирована как Е-2 (Уюк-Аржан)954. Обследована А.В. Адриановым опреде-
лённо 31 августа – 1 сентября 1916 г. на левобережье р. Уюк, в степи Коктон
(между курганом Аржан-I и р. Уюк), в 0,7 м к востоку от раскопанного им оди-
ночного кургана 54 (рис. 74). Местонахождение кургана 54: «версты 2 выше
горки Кошьпки, против (и [севернее]) лога рч. Ченгзаш (и против громадного
кургана Аржан, находящегося в версте к [северу])»955 (прил. 7). То есть ка-
мень с надписью был зафиксирован на расстоянии около 1 км к югу от кургана
Аржан-1. Находится в Минусинском музее956.
Памятник перечислен в общем списке писаниц: «XIV. Коктонская на Уюке
(Aspelin № [II])»957. А.В. Адрианов фотофиксировал место первоначально-
го нахождения камня и две его стороны (фотодн. 1, съёмки 126–128; выявлен
1 фотовид958; рис. 74). Сделал эстампаж XIV (не выявлен, возможно, находится
в МАЭС ТГУ) и оставил в записной книжке (прил. 7) достаточно подробное
описание с рисунками (рис. 75, 76).
Надпись нанесена на обработанный со всех сторон оленный камень из
светло-серого кварцита, который немного наклонился к кургану, т.е. к западу.
Общая его длина 2,96 м, высота над землёй около 2,09 м, в земле – около 0,87 м,
где была укреплена плитами и камнями.
954
О ней см.: Батманов И.А., Кунаа А.Ч. Памятники древнетюркской письменности Тувы. Вып. 2. С. 11–12. Рис. 3; Малов С.Е.
Енисейская письменность тюрков. С. 13–16; Васильев Д.Д. Корпус тюркских рунических памятников… С. 14, 59, 83, Он же.
Графический фонд памятников… С. 24, 89. Схема 2; Кормушин И.В. Тюркские енисейские эпитафии: Тексты и исследования.
С. 256–260; Он же. Тюркские енисейские эпитафии: грамматика, текстология. С. 91–92; и др.
955
[Адрианов А.В. Записная книжка 1916 г. …]. Л. 5.
956
См.: Кормушин И.В. Тюркские енисейские эпитафии: грамматика, текстология. С. 91–92.
957
[Адрианов А.В. Записная книжка 1916 г. …]. Л. 9 об.
958
Выявлено 2 идентичных фотографии, см.: МАЭС ТГУ: фотоотдел. Фонд А.В. Адрианова. Ед. хр. 56-5; ИИМК: фотоотдел.
Ед. хр. 1802/40. Этот фотовид (рис. 74) впервые (1960) опубликовал Л.Р. Кызласов, см.: Кызласов Л.Р. Новая датировка памятни-
ков енисейской письменности. С. 98. Рис. 1.
146 І