Вы находитесь на странице: 1из 5

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего

образования «Смоленский государственный медицинский университет» Министерство


здравоохранения Российской Федерации

Кафедра
философии, биоэтики,истории медицины и социальных наук.

Эссе на тему: Отражение проблем биоэтики в жанре современной


медицинской прозы

Выполнила:
студентка 2 курса
Педиатрического факультета
204 группы
Гринькова Елизавета Дмитриевна
Проверил:
Преподаватель
Коноплёва Елена Леонидовна

г. Смоленск

2020

Медицинская биоэтика важна для общества. Более того, вопросы эвтаназии,


паллиативной медицины, клонирования, взаимоотношения пациентов и
медицинских работников, проблемы психиатрии, трансплантологии, хосписов -
это открытые вопросы для “бодрствующего” сознания, побуждающие
критически переосмыслить статус биоэтики, расширив ее понимание до сферы
возможного влияния такого знания на мировоззрение человека.
В центре этих проблем стоит вопрос о том, что значит быть человеком?
В своем эссе хочу затронуть проблему отношения врача к своим пациентам и
проблему дилемм врачей, как же поступить правильно и стоит ли пациентам
говорить всю правду.
Сейчас очень много современной литературы на медицинскую тематику,
написанную на реальных событиях самими врачами.
Операцию, особенно нейрохирургическую, сделать очень и очень сложно - это
же ювелирная, тончайшая работа! Врачи, безусловно, боятся сделать ошибку,
но в книге “не навреди” Генри Марш говорит, что, заходя в операционную, чаще
всего чувствуешь себя уверенно, в своей стихии (еще бы, несколько десятков
лет опыта)!
Но ведь выбор о проведении операции тоже труден. Поможет ли она пациенту,
не станет ли ему хуже? Ведь каждая операция связана с риском. Вдруг, при
неудачном исходе операции, человек останется инвалидом? А если пациенту
отведено мало времени, вдруг результатом операции станет еще большее
сокращение срока жизни или даже смерть?
Как преподнести больному и его родственникам трагические новости? Как
врачи переживают собственные врачебные ошибки? Все эти вопросы
поднимает Генри в своей книге, причем делает это очень деликатно, без
сетований и нытья - в жизни бывает всякое и, увы, она не всегда справедлива.
Также в книге “ не навреди” косвенно затрагивается проблема врачебной
гордыни, когда сам врач начинает воспринимать себя чуть ли не как бога.
Когда желание переплюнуть коллег затуманивает разум, что приводит к
трагедиям. Порой врачи забывают, что лежащий перед ним человек - это не
кусок мяса для достижения личных целей и продвижения по карьерной
лестницы. Врач обязан ставить интересы и жизнь пациента на первое место.
Увы, такое бывает не всегда. И даже у именитого врача бывают промахи.
Генри пишет как не легко хирургу принять решение: лечить больного с
мизерной надеждой на то, что, в случае удачной операции, тот проживёт в
лучшем случае пару месяцев, но в мучениях; или объяснить пациенту, что
пришло время умирать.
И каково это – регулярно подписывать пациентам смертные приговоры и при
этом удерживать разумный баланс между эмпатией, состраданием, с одной
стороны, и разумным цинизмом, – с другой? Увы, если врач будет рвать душу
из-за каждого больного, он быстро сгорит и принесет мало пользы пациентам и
себе самому.
Генри Марш мог выйти к родственникам больного и прямо заявить: «Я
совершил ошибку, подайте на меня в суд!» Он предостерегает коллег от
гордыни, самонадеянности и трусости. Признание и подробное исследование
ошибок вместе с коллегами может потом уберечь от беды других врачей и
особенно их пациентов.
В главе под названием “ Инфаркт” хирург затрагивает проблему сокрытия
своих ошибок: “ Хирургу сложно признать - как перед собой, так и перед
окружающими,- что он совершил ошибку, поэтому он всеми возможными
способами старается скрыть свои ошибки или переложить вину на кого-нибудь
другого”
В этой главе хирург рассказывает о том, как к нему подошел ординатор и
рассказал что поступил мужчина с парализованной левой частью тела.
Хирург окинул снимок беглым взглядом( к тому времени он опаздывал на
амбулаторный прием) и согласился с ординатором, что на снимке опухоль,
которую невозможно удалить. И все, что можно было сделать,-это биопсия.
И только потом, оглядываясь назад, в эту историю, врач понимает, что вел
себя беспечно: ему следовало знать больше вопросов о пациенте, знать
достоверную информацию, лучше рассмотреть снимок, и тогда он бы не
согласился с биопсией, так как анализы показали, что это инфаркт мозга. И
только через время врач осознает свои ошибки, что снимок на это и указывал,
а он торопился и неправильно истолковал снимок.

Хочу затронуть еще одну проблему, с которой сталкивается хирург, это ошибки
его коллег.
На прием пришла мать-одиночка с болями в спине, которая перенесла две
неудачные операции. Изучив снимки ее позвоночника, хирург делает вывод,
что операция не была выполнена должным образом и ее следует повторить, а
второе, что хирургическое вмешательство в принципе не способно помочь.
Хирург объяснил это пациентке, и у женщины покатились слезы. И не знаешь
даже как правильно поступить хирургу в данной ситуации. В данной ситуации
хирург просто сел и выслушал все несчастье своей пациентки и подобрал
сочувственные слова.
В конце этой истории , врач говорит: “ Сегодня в отличие от прежних дней я ни
в коем случае не осуждаю этих несчастных людей. Вместо этого я признаю
неудачу, а порой и осуждаю хирурга, который взялся оперировать такого
пациента, особенно если это было сделано - а чаще всего именно так и бывает
- за деньги”.

Очень жаль, что многие врачи не задумываются о последствиях, а думают о


своем благополучии, как скорее заработать деньги.
Ведь люди хотят доверять, все мы беспомощные,когда болеем, особенно если
это страшные заболевания. И если человек обращается к тебе с просьбой о
помощи, то стоит забыть о своих личных целях, и подумать : а как будет лучше
пациенту? чтобы не причинить ему вреда.
И у каждого врача должно быть сочувствие. В книге “ не навреди” это все очень
чувствуется, как врача беспокоит, как все преподнести пациенту, как с ним
взаимодействовать.

Также хочу еще привести в пример книгу «Тяжёлый случай» Записки врача.
В работе врачей есть много этических дилемм, и часто доктора предпочитают
не обсуждать их с пациентами, потому что вроде бы это подрывает доверие к
медицине. Но прекрасный хирург Атул Гаванде решил, что молчать — это не
дело. Он написал о том, что хирурги вынуждены учиться на пациентах. Что
некоторые врачи могут стать очень плохими, и по разным причинам коллеги их
долго не будут останавливать. Что диагнозы далеко не всегда ставятся точно,
и нередко у врачей при этом есть разные сомнения, которыми они не делятся с
пациентами. Хирург в своей книге рассказывает, как хирурги учатся на
пациентах, а те об этом и не догадываются.
Хирург рассказывает, историю когда он был еще ординатором.
“Недавно я удалял злокачественную опухоль прямой кишки у 75-летней
женщины. Штатный хирург с самого начала операции стоял напротив меня.
Именно он, не я, решал, где резать, как изолировать опухоль, какую часть
прямой кишки отсечь. Тем не менее сказать, что я всего лишь ассистировал,
означало бы покривить душой.” Ординатор был на операции и для того чтобы
помогать, но и для того чтобы практиковаться! И когда настал момент
восстанавливать целостность прямой кишки, врач предложил это сделать
ординатору. Это можно было сделать либо с помощью скобок, либо зашить
вручную. Но хирург сказал зашить вручную и не не потому, что так было лучше
для пациента, а потому, что ординатор это делал слишком редко. Но
ординатор делал это все с ошибками, хирург начал его обучать. В итоге просто
шло обучение на живом человеке!!!! Я считаю, это большой проблемой, когда
врач не думает, как лучше будет пациенту, и не думает, что возможно
ординатор мог нанести какой то вред.

Автор рассказывает о неудобной правде о обучении хирургов. Согласно


традиционной этике и всеобщему убеждению , право пациента на наилучшее
возможное медицинское обслуживание должно стоять выше необходимости
обучения новичков. Нужно совершенство без практики. Однако,автор говорит:
“если никто не учится с прицелом на будущее, страдают все, поэтому обучение
ведется тайно, прикрытое простынями и анестезией, а также завесой
молчания” Эта дилемма касается не только ординаторов — обучающихся
врачей. Процесс обучения, в принципе, длится гораздо дольше, чем принято
считать.

Многие хирурги очень спокойно относятся к обучению на пациентах. Но когда


дело касается кого то из знакомых… это уже другое.
Хочу привести пример из этой же книги.
«Послушайте, большинство людей понимают, что значит быть врачом, —
утверждал эксперт по политике в области здравоохранения, в кабинете
которого я недавно побывал. — Мы должны перестать лгать пациентам.
Неужели они не согласятся рискнуть ради общего блага?» Он помедлил и сам
же убежденно ответил на свой вопрос: «Конечно, согласятся».
Далее автор на столе эксперта заметил фотографию его ребенка, родившегося
совсем недавно и задал очень каверзный вопрос: «Значит, вы сами
согласились, чтобы роды у вашей жены принимал ординатор?»
Повисла тишина. «Нет, — признался он. — Мы даже не разрешили
ординаторам присутствовать в родильном зале».

Читая это, задумываешься : а чем другие люди отличаются от каких либо


родственников врачей, разве они не заслуживают такой же полной помощи, не
подвергая свою жизнь опасности. Но многие хирурги ставят цель: научить
ординатора, а не как можно лучше сделать и помощь пациенту.

Хочу подвести итог, и сказать, что в любом случае всегда нужно оставаться
человеком
Не должно быть никакой кривой обучения, если под угрозой безопасность
пациента.
“ Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в
лице всякого другого так же как к цели, и никогда не относился бы к нему
только как к средству”.

Относись к другим так, как хотел чтобы относились к тебе. Все мы равны. И так
же все имеем право на получение помощи в полном объеме и поддержке.

Литература

1. Иванюшкин А. Я. Этический контроль медико-биологических экспериментов.


– В кн.: Иванюшкин А. Я. Профессиональная этика в медицине. – М.: 1990. – С.
137 – 148.
2. “Тяжёлый случай” Записки врача.
3. “ Не навреди” Генри Марш
4. “Новые записки психиатра, или Барбухайка, на выезд!”