Вы находитесь на странице: 1из 170

Ссылка на материал: https://ficbook.

net/readfic/3924421

Запретная любовь
Направленность: Фемслэш
Автор: J.A. Rayan (https://ficbook.net/authors/1501951)
Фэндом: Тату (t.A.T.u.)
Пэйринг и персонажи: Юля/Лена, Юлия Волкова, Елена Катина
Рейтинг: NC-17
Размер: Макси, 167 страниц
Кол-во частей: 23
Статус: закончен
Метки: ООС, Насилие, Романтика, Ангст, Драма, Психология, Философия,
Повседневность, Hurt/Comfort, Учебные заведения

Описание:
История любви Юли и Лены основанная на лесбийском имидже группы Тату,
клипах "Я сошла с ума" и "Нас не догонят".
Лена переезжает вместе со своими родителями в Москву, где в новой школе не
слишком удачно знакомится со своими одноклассниками. Но всё меняется, когда
за неё вступается Юля. Дружба между девочками медленно, но верно
перерастает в любовь, но они даже не представляют, какими последствиями это
для них обернётся.

Публикация на других ресурсах:


Уточнять у автора/переводчика
Оглавление

Оглавление 2
Глава 1 - Переезд 3
Глава 2 - Новенькая 8
Глава 3 - Кто-то гуляет, а кто-то грустит 14
Глава 4 - Осенний блюз 20
Глава 5 - Выходные 26
Глава 6 - Серые будни или мой любимый 9А 31
Глава 7 - Прогулка 37
Глава 8 - Моя новая подруга 43
Глава 9 - Коктейли и кино 50
Глава 10 - Знакомство 54
Глава 11 - Загородная поездка 62
Глава 12 - Стрельба и веселье 71
Глава 13 - Виктор очень недоволен 79
Глава 14 - Игра в поцелуи 90
Глава 15 - Любовная зависимость 99
Глава 16 - Ультиматум 110
Глава 17 - Неприятный разговор 116
Глава 18 - Две лесбиянки 124
Глава 19 - Ненависть и отчаяние 131
Глава 20 - Ты меня достала 138
Глава 21 - Слёзы на полу 146
Глава 22 - Мы вместе 153
Глава 23 - Мир непонимающих людей 159
Примечание к части Прежде чем вы начнёте читать, хочу объяснить некоторые
моменты, чтобы у вас не возникло недопонимания:

1. В этом произведении Лена родилась не в Москве

2. Лена также родилась на год позже, то есть на момент действия произведения


ей 15 лет, как и Юле

3. У Юли здесь карие глаза, а не голубые

Вроде всё. Приятного чтения)

Глава 1 - Переезд

3 октября 2000 года

Очередной осенний день клонился к вечеру. Синее небо постепенно начинало


тускнеть. Появлялись тёмные облака. Пожелтевшие листья падали с деревьев и
кружились по ветру.

По дороге, ведущей к Москве, как это обычно бывает, образовалась


многокилометровая пробка. Машины большую часть времени стояли
неподвижно, гудя мотором, и лишь иногда они продвигались вперед на
несколько метров. В одной из таких машин на заднем сиденье находилась
красивая четырнадцатилетняя девочка. Её красивые голубые глаза уныло
смотрели на бесконечные ряды машин. Рыжие кудрявые волосы лежали на
плечах. Круглое лицо украшали немногочисленные веснушки. Эту девочку звали
Лена Катина, и сегодня утром она со своими родителями переезжала в Москву.
Уже завтра ей исполнится пятнадцать, но из-за переезда день рождения Лена
отметила вчера, в последний раз посидев со своими друзьями, с которыми она
теперь ещё долго не увидится. Подарки ей также подарили вчера.

Они были в пути уже несколько часов. Девочка медленно водила пальцем по
запотевшему стеклу, выводя какие-то узоры. Она уже не знала, чем себя ещё
занять во время пути, ожидая, когда они уже, наконец, приедут. За это время
Лена уже успела о многом подумать и поразмыслить, даже о слишком многом,
так что сейчас голова её уже не желала на чём-либо сосредотачиваться.
Большинство её мыслей касались предстоящей новой жизни в Москве - новый
дом, новая школа, новые друзья. Однако эти мысли не были наполнены
надеждой или радостью – как раз наоборот, они были пропитаны страхом и
тревогой. Всё-таки это очень трудно – вот так всё бросить и уехать, оставив
позади всё, что тебе там было дорого, и отправиться навстречу неизвестности. В
этом переезде Лена не видела толком ничего хорошего. В её родном Обнинске
остались друзья, дом, приятные воспоминания, целая её жизнь. Но, конечно,
имеет ли всё это большое значение, когда твоему отцу предлагают хорошую
работу за хорошие деньги, правда, в другом городе.

Нельзя сказать, что отец Лены – Сергей не испытывал в глубине души тоже
самое что и его дочь. С самого начала он терзал себя мыслью о том правильно
ли он поступает, но теперь по мере того как и машина неумолимо приближалась
к Москве эта мысль становилась уже невыносимой. Сейчас Сергей сидел на
3/170
переднем водительском кресле и тупо пялился на впередистоящую машину. Он
старался сосредоточить всё своё внимание на дороге, тщетно надеясь, что это
поможет ему на время отвлечься от своих мыслей. Сергей успокаивал себя тем,
что при переезде волнение обычное дело и всё у них обязательно наладится.

Похожие чувства испытывала и сидящая справа от Сергея его жена Инесса. Она
изредка поглядывала то на мужа, то на дочь. Атмосфера усталости и лёгкой
тревоги витала в машине. Наконец Инесса решила нарушить неловкое молчание
длившееся уже несколько минут с того момента как они стояли в пробке.

- Леночка, поспи пока дорогая, кто знает, сколько мы тут ещё простоим –
обратилась Инесса к дочери, смотря, как та устало склонила голову к окну.

- Я пока не хочу – отозвалась Лена, в чьей голове сейчас всплывали и


выстраивались разные слова, постепенно превращавшиеся в стихотворение.
Писать стихи Лена начала два года назад и за это время у неё накопилось их
достаточно много. Стихи помогали ей более чётко выражать свои мысли и
переживания – наводить порядок в собственных чувствах. Она писала их, когда
ей было грустно или весело, когда она пребывала в тревоге или спокойствии,
когда ей хотелось что-то сказать, но выразить она это могла только на бумаге. В
общем можно точно сказать, что для Лены написание стихов уже давно стало
несколько большим, чем просто хобби, коим оно являлось первоначально.

Небо полностью затянулось тёмными тучами, и вскоре, по крыше их машины


забарабанил дождь. Его капли неслись вниз по стеклу. Сергей включил
дворники.

Прошло ещё несколько томительных минут, прежде чем пробка постепенно


начала исчезать. Машины, наконец, начали двигаться, а тем временем на улице
уже совсем потемнело. Яркие фонари освещали дорогу, в домах зажигался свет.
Лена по-прежнему смотрела в окно теперь глядя уже на высокие жилые дома,
маленькие магазинчики, и вечно спешащих куда-то людей. Машина виляла по
бесконечным перекрёсткам и поворотам. Огни светофора поблёскивали в окнах
их машины.

Через тридцать минут они, наконец, добрались до своего нового дома. Это была
совершенно обычная московская многоэтажка. Их восьмая квартира
располагалась на втором этаже. С большим трудом, найдя несколько свободных
метров во дворе, Сергей припарковал машину и принялся вытаскивать из
багажника вещи. Инесса и Лена начали активно ему помогать. Каждому
досталось минимум по одной сумке, а Сергею так вообще четыре, две из
которых он натянул на плечи, а остальные взял в руки. Вместе со всем этим
грузом они подошли к двери, и Инесса, опустив одну из сумок, открыла
свободной рукой домофонную дверь, прижав ключ к круглому проёму на двери.
На первом этаже их встретила сидящая у себя в комнате консьержка.
Представившись через стекло Галиной Анатольевной, и спешно поздравив их с
новосельем, она вновь уткнулась в свой журнал и, чёркая карандашом по
бумаге, продолжила разгадывать кроссворд.

Семья поднялась на второй этаж. Инесса открыла металлическую дверь и все


вместе они вошли в свою новую квартиру. Сергей включил свет. Сейчас они
стояли в довольно широком коридоре. Слева была дверь в гостиную, справа на
кухню. В конце коридора были туалет и ванна, а справа от них небольшое
углубление, где располагалась дверь в комнату. Это квартира, хоть и не
4/170
отличалась большими размерами, была довольно уютной.
Вскоре вся семья занялась разбором вещей. Лена принесла в свою дальнюю
комнату две сумки со своими вещами. Комната была не очень большой, но
вполне просторной для одного человека. Их мебель должны были привезти
завтра, а пока квартира выглядела очень пустой, предыдущие хозяева оставили
здесь совсем немного вещей. Одной из таких вещей оказался стол на кухне, где
семья отведала скромный ужин в виде яичницы. Готовить что-то другое у
Инессы не было сил. Все они очень устали и хотели поскорее лечь и уснуть, на
часах был уже час ночи. Пока не привезли мебель, родителям Лены пришлось
ночевать на матраце, а ей самой на раскладушке. Девочка сама не заметила,
как быстро она уснула. Этой ночью ей не снились никакие сны, как это обычно
бывает. Усталость давала о себе знать и Лена просто спала сладким и крепким
сном.

4 октября, среда

Она проснулась, когда было уже позднее утро. Солнечные лучи пробивались
сквозь окно, на котором ещё не было штор, и ярко освещали всю комнату. Лена
вышла и увидела в коридоре гору привезённых вещей, которые её отец уже
начал раскладывать.

- Доброе утро дочь. С днём рожденья тебя! – Сергей подошёл к Лене и обнял её -
Давай быстрее умывайся и иди завтракать, сегодня вы с мамой идёте в твою
новую школу подавать заявление – сказал Сергей.

- Хорошо – коротко ответила Лена и пошла умываться.

Через несколько минут она пришла на кухню, где мама заканчивала готовить
блины.

- Ну что Леночка выспалась? – спросила Инесса, переворачивая


подрумянившийся блин на сковородке. Девочка кивнула. После чего Инесса
подошла к дочери и нежно поцеловала её в щёку – С днём рожденья Ленок!

- Спасибо мам. Давно нам привезли вещи?

- Где-то час назад. Ты так крепко спала, что даже не услышала, хотя громыхали
они так, что пол дрожал – с улыбкой ответила Инесса - Так, давай завтракай и
пойдем.

Мама принесла Лене тарелку с четырьмя свежими блинами и чашкой горячего


чая. Девочка тут же принялась за еду. Хрустящие, румяные блины были
невероятно вкусными, а горячий чай приятно разливался внутри.

- А далеко эта школа? – спросила Лена, съев очередной блин и тут же взяв
следующий.

- Не очень. Минут пятнадцать ходьбы. Ближе я не нашла.

Прошла ещё примерно минута. Лена доела последний блин и допила чай.
Сложив грязную посуду в раковину, она уже начала мыть её, но Инесса подошла
к ней и ласковым голосом сказала:

- Доченька я сама. Иди, одевайся, нам скоро выходить.


5/170
Лена со слегка обиженным выражением лица покинула кухню и пошла в свою
комнату, одеваться на улицу. Спустя несколько минут они с мамой вышли из
дома и зашагали в сторону школы.

На улице было солнечно. Свет пробивался сквозь красно-жёлтую листву


деревьев. Осень была в самом разгаре, но отчего-то вся эта красота удручающе
действовала на Лену. С каждым шагом приближавшим её к месту, где ей
предстоит учиться следующие несколько лет, она чувствовала лёгкую тревогу в
глубине души. Они проходили мимо медленно ездящих из-за пробок машин,
высотных домов, автобусных остановок, супермаркетов, пока, наконец, не
свернули в один из переулков и оказались в довольно большом дворе.

Школу Лена увидела сразу - большое, серое, квадратное трёхэтажное здание, с


многочисленными окнами. Оттуда с рюкзаками на плечах, смеясь и
разговаривая, уже выходили те, у кого закончились занятия. Лена вместе с
мамой зашла в школу. Изнутри она была точно такой же неказистой и простой,
как и снаружи. Совершенно стандартная для школы планировка – фойе с
гардеробом, где всё ещё толпились несколько школьников, охранник, сидящий
за столом возле входа, расписание, висящее на стене, которое как магнит
притягивало всех после звонка и лестница на верхние этажи.

Они зашли в кабинет директора подавать документы. Директором оказалась


слегка полноватая, пожилая женщина с короткими волосами и очками.
Представившись Екатериной Олеговной, она сначала не пожалела своего
времени на, то чтобы рассказать, что их сто шестнадцатая школа по праву
является одной из лучших в Москве и что Лене здесь наверняка очень
понравится. Девочка кивнула в ответ и наигранно улыбнулась, после чего она
принялась заполнять заявление. Вскоре Лена Катина была зачислена в «9А»
класс, где как раз не хватало одного человека.

- Ну что ж, пойдём, познакомлю тебя с твоим классным руководителем – сказала


Екатерина Олеговна Лене и, выйдя из кабинета, повела её за собой наверх на
второй этаж.

Через несколько секунд они вошли в одну из одинаковых, разбросанных по


этажу дверей, отличить которые можно было только по номеру, висящему на
них. Это был двадцать третий кабинет. В нём было три ряда пустых парт –
видимо занятия у классной руководительницы Лены уже закончились. Сама она
сидела за столом и заполняла журнал.

- Здрасте Анна Павловна, вот привела к вам новую ученицу.

Анна Павловна оторвалась от журнала и взглянула на них. Она была немолодой


женщиной с каштановыми волосами, зачёсанными сзади в пучок.

- Новая ученица? Что ж хорошо, заходите сюда, пожалуйста.

- В общем, Анна Павловна вам всё объяснит, а я, пожалуй, пойду – сказала


Екатерина Олеговна и спешно пошла в сторону лестницы.

Разговаривала с Анной Павловной в основном мать Лены. Сама она присев за


одну из парт уныло разглядывала класс, в котором, однако не было абсолютно
ничего интересного. Лена старалась не слушать, о чём её мама разговаривает с
6/170
учителем, так как сама прекрасно это знала. Она снова будет говорить о том,
какая Лена скромная прилежная девочка, что она очень хорошо учится и
никогда не опаздывает. Гиперопека её родителей уже давно её достала, но в
одном мать была права – как бы ни было ей грустно это осознавать, Лена
действительно была очень скромной, а именно этим качеством другие люди так
любят пользоваться. Лена искоса взглянула на Анну Павловну, та слушала её
мать с некоторым нетерпением, было видно, что ей уже далеко не в первый раз
принимать новеньких. Когда разговор закончился, и Лена вместе с мамой
покинули кабинет.

- Ну, вот и всё! Уже завтра ты пойдёшь на занятия, поэтому давай, посмотрим
расписание твоего класса.

***

Вечером вся семья сидела за ужином. Квартира выглядела уже далеко не такой
пустой как вчера. Сергей изрядно потрудился, расставляя мебель по местам, и
сейчас уставший жадно вцепился в еду. Пока он ел, Инесса рассказывала ему о
школе, а Лена в это время ковыряла вилкой в своей тарелке.

- Лена всё хорошо? – поинтересовался у неё папа – Ты какая-то грустная.

- Всё нормально пап, не беспокойся – ответила девочка, хотя этот ответ не был
правдивым.

В глубине души она боялась. Новый класс, новый коллектив. В Обнинске их класс
был очень дружным. Любой психолог удивился бы тому, как легко дети смогли
найти там общий язык. Но класс Лены оказался удивительным исключением из
всем известной системы. И что, творилось на параллелях, она прекрасно знала и
видела. Особенно, что там делают с новичками.

Всю ночь Лена не могла заснуть. Она думала о предстоящем дне. О том, что её
ждёт. Как воспримет её класс? Найдёт ли она там новых друзей? Всё это ей
предстоит узнать завтра. Мучительное ожидание было хуже всего.

7/170
Глава 2 - Новенькая

5 октября, четверг

-Леночка! Солнышко, пора вставать!

Слова Инессы плохо доходили до Лены. Она очень хотела спать, да идти в новую
школу у неё не было никакого желания. Всё ещё сонная, с глазами,
разлипшимися ровно настолько, чтобы по пути не стукнуться об какой-нибудь
шкаф, который появился здесь вчера, она пошла умываться и чистить зубы.
Инесса вновь готовила завтрак на кухне, а Сергей, которому уже завтра
предстояло идти на новую работу, спал.

Взбодрившись, Лена поняла, что страх внутри неё стал ещё больше. Идти в
школу ей определённо не хотелось. Съев манную кашу Лена с механическими,
словно у робота движениями, пошла, одеваться и выходить.

-Удачи тебе доченька! – сказала мама, когда Лена была уже у двери.

Девочка нехотя пошла вниз по лестнице. Выйдя из дома, она некоторое время
постояла на улице, и наконец, медленным шагом побрела в сторону школы.

Погода была всё такой же по-осеннему прекрасной, но ощущение страха и


тревоги становилось всё сильнее, в какой-то момент Лена даже хотела
развернуться и пойти домой, но естественно сделать она этого не могла и
вскоре уже оказалась в знакомом со вчерашнего дня переулке. Зайдя внутрь
школы, Лена сдала одежду в гардероб и подошла к расписанию. Первым у них
стояла математика в двадцать третьем кабинете, где Лена с мамой была вчера.
По пути девочке как раз встретилась Анна Павловна.

- А, ты новенькая. Лена да? Пойдём в кабинет, сейчас познакомлю тебя с твоим


классом, и начнём урок.

Вместе они вошли в кабинет. Весь класс был уже на месте. Лена окинула их
взглядом. Здесь было около двадцати человек, примерно поровну мальчиков и
девочек.

- Так всем встать!

Бурное общение и смех тут же прекратились, класс встал.

- Итак, принимайте новую ученицу. Это – Елена Катина и с сегодняшнего дня она
будет учиться в вашем классе. Надеюсь, вы подружитесь.

Все уставились на Лену, что её очень смущало. Пытаясь отвести от них взгляд,
она посмотрела на дальнюю стену, где заметила на задней парте девочку с
короткими, чёрными, торчащими в разные стороны волосами и с красивыми
карими глазами.

- Лена садись вот сюда – Анна Павловна указала на первую парту, где никто не
сидел.

Лена молча села и начала доставать учебники. Класс по-прежнему смотрел на


8/170
неё. Начались шептания, которые, однако, быстро прекратились, когда Анна
Павловна начала урок. Она оказалась строгой, но справедливой учительницей.
Новенькие в классе были для неё обычным делом, которому она не придавала
большого значения.

Раздался звонок. Анна Павловна озвучила длинное домашнее задание и


попросила всех удалиться. Класс начал собираться. Лена вышла последней. В
коридоре её уже поджидали её новые одноклассники.

- Привет новенькая! – обратилась к ней высокая, красивая девочка с длинными


каштановыми волосами, большим количеством косметики на лице, и ярко
накрашенными красными ногтями – Ты откуда?

- Из Обнинска – тихо сказала Лена.

По недоумённому лицу спросившей Лены девочки было явно видно, что она не
знает, где это находится.

- Ну, хорошо, будем знакомы. Ты ведь Лена кажется, да? А я Соня.

- Приятно познакомиться – сказала Лена

- А мне вот нет, пока я не узнаю тебя получше – с ухмылкой ответила Соня.

Лена недоумённо посмотрела на неё.

- Видишь ли – продолжила Соня – в наш класс тебе так просто не вступить, у нас
тут особые правила.

- Да не слушай ты её! Она так со всеми новичками прикалывается – сказала


черноволосая девочка, которую Лена заметила при входе в класс. Голос этой
девочки очень понравился Лене, он был каким-то особенным, казалось, он был
создан из веселья и радости. Сейчас рядом с этой девочкой стоял красивый,
высокий парень и обнимал её за плечи.

- Юля, давай лучше не будем мешать Соне, просвещать новенькую – сказал он –


Пойдём.

Юля со своим, как могла предположить Лена парнем, смеясь и обнимаясь, ушли.

- Итак, Лена ты знаешь, что такое прописка? – спросила Соня.

- Что? Нет. К чему ты это вообще? – Лена начинала заметно нервничать, а Соня
явно наслаждалась происходящим.

- О, раз ты не знаешь, я тебе расскажу!

- А потом и покажешь – сказала девочка-блондинка, стоящая возле Сони.

- Ну да потом и покажу конечно – ответила ей Соня, а затем начала - В общем,


смотри, когда заключённый попадает в тюрьму он проходит прописку. Для этого
он всего лишь должен что-нибудь сделать – типа окунуться башкой в унитаз или
прыгнуть на стол головой вниз с верхней койки.

9/170
- Но ты не волнуйся, мы тебя в унитаз окунать не будем… ну сегодня, по
крайней мере – с сарказмом сказала Света.

Несколько человек, включая Соню, явно оценившую шутку подруги, засмеялись.

- Слушайте, хватит прикалываться. Я пойду – сказала Лена и спешно начала


уходить.

- Ну, куда же ты Ленка! Я же тебе ещё далеко не всё рассказала! – крикнула ей


вдогонку Соня и Лена услышала, как несколько человек сзади дружно
загоготали.

Следующим у них был русский язык. Лена простояла возле кабинета до самого
звонка. Знакомится с ней видимо, никто не хотел. Большинство человек из
класса стояли возле Сони. Остальные общались между собой мелкими группами
по два-четыре человека, и иногда искоса поглядывали на неё. Сама Лена
смотрела на целующуюся в уголке со своим парнем Юлю. Пока она одна
отнеслась к ней хорошо. Прозвенел звонок. Дети зашли в класс.

Урок оказался таким же скучным, как и математика. Ольга Викторовна – их


преподавательница по русскому языку мало чем отличалась от Анны Павловны,
за исключением дико раздражающего голоса. Во время урока Лена заметила,
что многие в классе на неё смотрят – кто-то с улыбкой, а кто-то с очень
непонятным взглядом, отдалённо напоминающим сочувствие. Когда урок
закончился, Лена с тревогой выходила из класса, зная, что её там уже ждёт
Соня.

- Лена! А вот и ты! Ну, что продолжим наш разговор?

- Нет, об этом я говорить не хочу.

- Мы тут решаем, о чём нам с тобой говорить, а если что-то не нравится, так я
тебя сейчас действительно в туалет окуну – злобно сказала Света.

- Действительно Лена, прояви к нам хоть каплю уважения, давай я тебя для
начала познакомлю с моей компанией – сказала Соня и начала, словно
экспонатов в музее показывать своих друзей.

- Свету ты уже знаешь. С ней лучше не шутить. Однажды одна девочка – тоже
новенькая попробовала – шрамы от острых Светкиных ноготков у неё остались
до сих пор. И видела бы ты, как Светка зарядила ей каблуком по морде! Да, это
было весело. По-моему она ей нос сломала. Ей кстати помогал её парень Вова –
Лена увидела рядом со Светой сурового вида парня спортивного телосложения.

- А вот это Нинка – Соня показала на невысокую девочку-брюнетку. Она у нас


главная по части придумывания наказаний, так что с ней тоже не шути.

- Так Юля,… а Юлька у нас опять ушла целоваться с Антоном! Ты их если


увидишь, не отрывай, пожалуйста, от этого интересного занятия.

- Это Кира – Соня показала на девочку с длинными тёмно-рыжими волосами. Она


у нас самая продвинутая. Батя ей телефоны и игровые приставки дарит. Так что
иногда по вечерам мы к ней и играем.

10/170
- Ну и парень Киры - Влад – Соня указала пальцем на блондина с голубыми
глазами.

- Ну вот, главное теперь моих друзей ты знаешь, а с остальными в классе потом


сама познакомишься, если захочешь, точнее, если они с тобой захотят.

Лена молчала – она не знала, что ей говорить. Она прекрасно понимала, что
Соня представила ей своих друзей не случайно. Это «элита» их класса, и,
похоже, Соня была её лидером, по крайней мере, среди девочек так точно.

- Ну что же ты молчишь, скажи что-нибудь, или ты просто не хочешь с нами


дружить? – улыбчиво спросила Нина.

- Нет, я просто…

- Лен, а ты куришь? – вдруг спросила её Света.

- Нет, не курю.

- Ха! Да ладно? У нас тут почти весь класс курит – вмешался в разговор Вова - А
пьёшь?
Лена покачала головой.

- О, вы только посмотрите какие мы правильные! Не пьём, не курим. Прямо- таки


пай-девочка! – насмешливо сказала Соня.

- Трахалась? – резко спросила Света.

- Что?

- Не прикидывайся, ты слышала, а если нет, так я тебе сейчас мигом слух


поправлю.

- Отстаньте от меня – ответила Лена и уже начала уходить.

- Почему же это? А как же прописка Леночка? Поскольку коек у нас нет,


придётся в толчок окунуться.

- Вот сама и окунайся – бросила ей вслед Лена и быстрым шагом пошла прочь.

- Мы ещё с тобой не закончили! – услышала Лена Светин голос, когда была уже у
лестницы.

Следующей была история. Здесь урок вёл молодой парень, которого звали
Александр Владимирович. Как вскоре поняла Лена, он относился к очень редкой
категории креативных учителей, которые всеми силами пытаются разнообразить
свой урок и сделать его максимально интересным. Лена очень ценила и любила
таких учителей, поэтому весь урок она внимательно слушала всё, что говорил
Александр Владимирович. К тому же, это, хоть и на время помогло ей забыть,
что её ждёт потом.

Но вот прозвенел звонок, и Лена из интересного мира истории снова оказалась в


суровой реальности. На этот раз она ушла из класса быстрее всех, чтобы Соня с
её компанией не встретили её опять у входа. Видимо догонять Лену ни Соня, ни
11/170
остальные, явно не торопились, прекрасно осознавая, что она всё равно никуда
не денется.

В эту перемену они пошли в столовую. Лена села на самый дальний стол их
класса, где никого не было. Вокруг все оживлённо общались с набитыми ртами.
На завтрак у них была овсяная каша, которую Лена довольно быстро съела и,
отнеся тарелку, покинула столовую.

Затем она решила познакомиться с кем-нибудь другим из её класса. С Соней и


её друзьями она не хотела иметь ничего общего. Лена подошла к двум
девочкам, которые о чём-то говорили стоя у стены.

- Привет – сказала она им.

- Привет. Ты ведь Лена да? Которая новенькая? – спросила у неё черноволосая


девочка с косичками.

- Да, а вас как зовут?

- Я Настя, а это Алёна – она показала на невысокую блондинку.

- Вы тут с первого класса? – спросила у них Лена.

- Ну да – ответила Алёна – Я вот в первом классе с Настей-то и познакомилась. С


тех пор так и дружим. А ты сама откуда?

- Я из Обнинска. Это к югу от Москвы.

- Так-так! – послышался знакомый и уже успевший надоесть Лене голос – Вижу,


Ленка, ты зря времени не теряешь, друзей себе заводишь? Что мы для тебя
слишком низкие да? Курим, пьём, всяким плохим вещам учим, не подобает
хорошей девочке общаться с такими хулиганами! – сказала Соня, подошедшая
вместе со своей компанией, и разразилась смехом.

- А вы что тут забыли? – презрительным голосом спросила Света, уставившись на


Настю с Алёной.

- Мы тут просто стояли и разговаривали – извиняющимся голосом сказала Настя.

- Разговаривали! Ага, как же! Небось просвещали Ленку о судьбе новичков в


этом классе. Так это зря, она и сама скоро узнает.

- Нет, мы вообще об этом не говорили! Мы просто…

- Заткнись и слушай, если ещё раз увижу вас с новенькой, вам будет очень
неприятно, поверьте.

Настя и Алёна молча смотрели на Свету, боясь хоть что-то сказать.

- А теперь валите отсюда и не мешайте нам общаться с Ленкой – сказала Соня, и


две девочки послушно отошли от стены.

- Да оставьте вы меня, наконец, в покое! Что вам блин надо? – сказала Лена
стараясь вложить в эти слова как можно больше злости. Получилось видимо не
12/170
очень хорошо, потому что вся компания дружно захихикала. Наверно это было
связано с тем, что Лена редко злилась на людей, стараясь, все вопросы решать
миром.

- Ты когда злишься такая смешная! – с улыбкой сказала Кира.

- Ага, может тебя ещё позлить? – спросил её Влад.

- Да пошли вы все! – Лена быстро просочилась в проём между Кирой и Соней и,


сама не заметив, как перешла на бег внезапно столкнулась с кем-то. Это была
Юля.

- Прости, я не хотела – сказала Лена, взглянув на Юлю, которая сейчас


улыбалась, видимо столкновение её больше рассмешило, чем разозлило.

- Да всё нормально. Тут так каждый день. Эй, постой ты куда? – спросила её
Юля, но Лена уже ушла.

По расписанию дальше была химия. Лена пришла под самый звонок, так как всю
перемену прослонялась по школе, чтобы не встречаться с Соней. Химию вёл
пожилой учитель Леонид Анатольевич. В основном его бубнёж мало кто слушал,
отчасти по тому что, сам Леонид Анатольевич никаких замечаний не делал,
полагая, что его задачей является только объяснение материала, а уж слушают
его ученики или нет, это их дело, а отчасти, потому что этот бубнёж был
невыносимо скучным. Когда урок закончился, Лена вновь первой выскочила из
кабинета. В эту перемену её никто не доставал, видимо Соня и её компания,
обсуждали, что будут делать с Леной дальше и это её тревожило больше всего.

Последними были два урока биологии. Наталья Алексеевна оказалась добрым и


терпеливым учителем. Это была довольно молодая девушка с длинными,
прямыми каштановыми волосами. Два урока пролетели незаметно, и когда
прозвенел звонок, Лена как можно быстрее собрала свои вещи и покинула класс,
что, однако было лишним, поскольку Соня сейчас оживлённо о чём-то болтала с
Ниной, видимо решив, что на сегодня с Лены достаточно.

Возле гардероба уже собралось изрядное количество народа и для того, чтобы
забрать куртку Лене пришлось некоторое время простоять в очереди. И вот,
наконец, она вышла. Первый день в новой школе закончился.

13/170
Глава 3 - Кто-то гуляет, а кто-то грустит

Выйдя из школы, Лена заметила Соню, которая разговаривая и смеясь,


шла со своей компанией. Глядя на них Лена почувствовала нечто похожее на
зависть. В конце концов, сегодня она так и не смогла толком ни с кем
подружиться из класса, но это было не самое плохое. Гораздо хуже было то, что
Соня, по-видимому, нашла себе новую игрушку для приколов в лице Лены, и
сама девочка это прекрасно понимала. Случилось, то чего она так боялась в
глубине души. Чувство страха, которое обжигало её изнутри, оказалось
ненапрасным – подружиться с новым классом не удалось. Сегодня всё
закончилось насмешками и приколами, но что будет завтра? Жутко подавленная
этими мыслями Лена поплелась к себе домой.

***

- Ну что девчонки, думаю, новенькой очень понравится в нашем классе и меня


уже есть план на завтра! – сказала Соня, горделиво шедшая в середине
компании.

- Здорово, и какой же? – поинтересовалась Света.

- А это сюрприз, мы уже обо всём поговорили с Нинкой. Начнём пока с не очень
жёсткого, проверим насколько терпелива наша девочка.

- А когда бить начнём? Ты ведь знаешь, как мы с Вовкой любим колотить


новичков.

- Нет, нет, бить не будем, по крайней мере, пока. Не хочется портить такое
красивое личико, хотя со мной, конечно, не сравнить – хвастливо заметила Соня.

- Это точно, к тому же она рыжая! – воскликнул Вова.

- Ну не знаю мне рыженькие нравятся. Я её, конечно, не имею в виду – сказал


Влад.

- Конечно, они тебе блин будут нравиться, если у тебя Кира сама рыжая! Кто ж с
девушкой хочет ссориться? – саркастично сказал Вова.

- Слушай, Сонька, может уже хватит? – внезапно вмешалась в разговор Юля.

- Да ладно тебе Юль, это же весело. Вот увидишь, Лена развеет наши серые
будни.

- Ага. А закончится всё тем, что она уйдёт как остальные. Каждый раз к нам
приходят новенькие, и каждый раз ты их доводишь. Не надоело?

- Это не может надоесть, да и к тому же я сказала, что бить мы её не будем,


может быть,… в общем, если повезёт, продержим до самых экзаменов.

Юля решила не продолжать разговор, понимая, что Соню вряд ли получится


переубедить. За все те годы, что она провела в этом классе, она на многое
насмотрелась, и похоже что, судьба новенькой Лены мало чем будет отличаться
14/170
от предыдущих.

- Юль ты чего? – спросил её Антон.

- А? Да так просто задумалась.

- Да забей ты на эту новенькую. Перетерпит, никуда не денется, давай лучше


подумаем, куда сегодня гулять пойдём.

- Я предлагаю в парк, по пути сигарет купим – воодушевлённо сказала Соня.

Юля с друзьями гуляла до самого вечера. Они смеялись, шутили и за всеми


этими разговорами чувство маленькой справедливости промелькнувшей в её
душе, во время разговора о Лене, затухло.

Было уже восемь вечера. Они, с Антоном держась за руки, медленно шли по
улице.

- Слушай Юлька у меня завтра родаки уезжают. Как насчёт ко мне? – спросил её
Сергей с лёгкой ноткой волнения в голосе.

- Давай! Устроим вечеринку! Соньке уже сказал?

- Нет, вообще то я имел в виду только тебя.

- Хм. И что же мы будем у тебя делать? – с заигрывающей интонацией спросила


Юля.

- Да… всё, что ты захочешь. У меня там видак есть. Можем фильмы посмотреть,
или… музыку послушать. В общем, найдём, чем заняться – ответил Антон с уже
нескрываемым волнением.

- Ну…я подумаю.

- А… ну… хорошо. Завтра скажешь?

- Ха-ха-ха да ладно! Я же прикалываюсь! Думаешь, я домой так рвусь? К моим


прекрасным родителям? Нет уж спасибо.

- А ну тогда отлично! Сразу после школы хорошо?

- Окей.

- До завтра.

Антон поцеловал Юлю в губы на прощание и торопливо начал уходить. Вскоре


его фигура скрылась за домами. Юля, простояв некоторое время на улице
медленным шагом пошла домой.

Несмотря на то, что Юля жила на шестом этаже, она привыкла подниматься по
лестнице, а не по лифту - любила разминать ноги. Поднявшись наверх, она уже
на лестничной клетке услышала пьяные голоса и смех, доносившиеся из её
квартиры. К этим звукам Юля уже давно привыкла, но судя по голосам,
родители пили не одни, а с Виктором. Девочка подошла к двери и, открыв её как
15/170
можно тише, вошла в квартиру.

Бухали как всегда на кухне, но оттуда входную дверь не видно, так что можно
было незаметно просочиться в свою комнату. Юля, начала прокрадываться к
двери комнаты, но когда она уже была готова открыть её, появился Виктор.

- О! Это же Юлька! Что-то ты долго сегодня. Где была? – спросил её пьяным


голосом Виктор. Он пошатывался и поэтому опёрся на стену, чтобы не упасть.

- Не твоё дело – огрызнулась ему в ответ Юля.

- Не хами капитану милиции! А то накажу! – сказал Виктор и разразился


отвратительным пьяным смехом.

- Эй! Ты где шлялась всё это время?! – послышался папин голос из кухни – А ну
иди сюда!

- Ты слышала отца? Живо иди на кухню! – приказал ей Виктор.

Юля была готова войти в свою комнату, закрыть дверь и забить на всех, но она
понимала, что если не придёт, будет только хуже. С трудом подавляя злость,
которой она сейчас горела изнутри, девочка пришла на кухню. Здесь было всё
как всегда – стол, на котором стояли пустые бутылки, пепельница, и рядом с ней
лежащая пачка сигарет, рюмки из-под водки, некоторые из которых были
опрокинуты, хлеб и рыба, выступавшие в качестве закуски. Сам стол был усеян
крошками и жирными пятнами. Раковина была доверху заполнена грязной
посудой. Вся кухня была пропитана непереносимым запахом алкоголя и табака.

- Припёрлась дочурка! – воскликнула мама – Ты теперь каждый день под ночь


приходить будешь? Ишь моду взяла, шляться где ни попадя!

- Вам-то какая разница. Вам всё равно наплевать. Привязались сейчас ко мне,
чтобы просто наорать. Это наверно вам удовольствие доставляет? Кричать на
собственную дочь каждый день просто так, это же очень весело!

- А ну заткнись! Ты как с родителями разговариваешь? Давно пинков не


получала? Так я это быстро исправлю! – заорал её отец – Олег.

Юля поняла, что спорить с ними сейчас себе дороже, всё, что она хотела это
просто прийти в свою комнату и закрыться… от них всех. Главное, чтобы Виктор
не начал её доставать.

Виктор давний друг их семьи. Он капитан милиции, но звание он это заработал


отнюдь не трудом. Юля не раз слышала, как он с нескрываемым удовольствием
в своих мерзких рассказах с её родителями, говорил обо всех людях, которых он
подставил. О том, как они в камере выбили признание из очередного лоха,
оказавшегося не в том месте не в то время, о том, как они развлекаются на
ночном дежурстве вызывая себе шлюх, и многом другом. В общем, эти рассказы
вызывали у Юли самое большое презрение. Но самым плохим было то, что
Виктор постоянно доставал её. Девочка уже давно поняла, что ему от неё надо и
даже говорила об этом родителям, но они естественно не послушали и послали
её с такими догадками куда подальше.

- Так, где ты была? Отвечай! – рявкнула мать.


16/170
- Лариса не кричи на неё, она наверно бедненькая устала после школы. Юль,
хочешь я тебе с уроками помогу? Пойдём в комнату – с улыбкой сказал Виктор.

- Я скорее сдохну, чем куда-то пойду вместе с тобой. Так что свои мечты оставь
при себе – злобно ответила Юля и резко развернувшись, пошла к себе в комнату.
Вскоре послышался звук захлопывающейся двери.

- Ах ты!

- Да ладно Олег. Пусть идёт. Когда-нибудь мы с ней всё равно подружимся. Ну


что ещё по одной?

Комната Юли была средних размеров. Здесь были кровать, стол, шкаф с
одеждой, тумбочка, где стоял магнитофон, полки с коллекцией аудиокассет,
книг и журналов, ящик с косметикой, которой было не так уж и много. На стенах
висели плакаты с изображением любимых фильмов и музыкальных групп Юли.
Комната была довольно чистой и опрятной, если не считать небольшого бардака
на столе в виде раскиданных тетрадей и учебников. Девочка положила
портфель и легла на кровать.

«Когда они закончат нужно будет помыть посуду и всё прибрать. Потом ещё
приготовить что-то надо. Из уроков можно сегодня, основные сделать,
остальное спишу завтра у Нины» – думала про себя Юля. В этот момент зазвонил
телефон. Девочка встала и подняла трубку.

- Алло

- Юля привет – отозвался в трубке знакомый приятный голос.

- О здрасте дядя Дим! Как там у вас дела?

- У меня всё хорошо. Хотел спросить как у тебя.

- Да… в принципе нормально – немного неуверенно ответила Юля.

- Точно? А родители где? Можешь позвать? – спросил дядя Дима.

Девочка молчала. Прошло несколько секунд.

- Опять пьют? – с сочувствием спросил дядя.

- Да – коротко ответила Юля.

- Они одни?

- Нет. С ними этот урод Виктор.

- Надо будет с ним как-нибудь поговорить по-мужски с глазу на глаз, уж я то


ему…

- Нет! – оборвала его Юля - Вы же знаете что он капитан милиции! Я не хочу,


чтобы вас посадили. Не волнуйтесь за меня.

17/170
- Ну, хорошо Юль, но если всё же будут какие-то серьёзные проблемы,
обращайся, помогу, чем смогу.

- Спасибо.

- Я, почему звоню-то – ты не против, если на выходных я за тобой приеду?


Поедем куда-нибудь за город. Продолжу учить тебя ездить. Хочешь?

- Ну конечно! – радостно ответила Юля – Когда приедете?

- В воскресенье утром. Примерно в девять часов.

- Хорошо я буду ждать – воодушевлённо сказала Юля.

- Вот и договорились. Тогда до воскресенья. Пока Юля, и не забывай про уроки.

- Да, конечно. Пока дядя Дим!

Юля положила трубку, и некоторое время простояла на месте с застывшей


улыбкой. Дядя Дима всегда относился к ней очень хорошо, почти как к дочке. С
ним у неё связаны большинство приятных воспоминаний о детстве. Он
ухаживал, гулял и играл с ней, в то время как родители отправлялись в
очередной бар. У самого дяди Димы жена давно погибла от рака, а сын уехал в
другой город. Может быть, поэтому он относился к Юле с такой теплотой и
любовью, потому что снова хотел о ком-то заботиться и помогать, а может быть,
он просто видел, что его брату Олегу нет дела до дочери. В любом случае сейчас
Юля была в приподнятом настроении. Ей очень нравилось учиться ездить на
машине, особенно под руководством дяди Димы. В предвкушении выходных Юля
села за стол и стала делать уроки.

***

Дорога домой заняла у Лены больше двадцати минут. Мир, казалось,


расплывался перед её глазами тёмными красками. Люди с каменными лицами
шли отточенными движениями по дороге. Лена, погружённая в свои тяжёлые
мысли плелась среди этих людей, которым было наплевать. Наплевать, на всё,
что происходит вокруг. Ведь так устроен мир – каждый день кто-то умирает,
лишается конечности, сходит с ума, убивает других людей и все уже к этому
давно привыкли. Какая кому разница, что пятнадцатилетняя девочка не
сдружилась с классом. Подумаешь пустяк – бывает и похуже.

Дойдя, наконец, до подъезда, Лена вошла в дом и, остановившись перед дверью


их новой квартиры, попыталась убрать из головы все ненужные мысли и
стараться выглядеть как можно естественнее. Нельзя, что бы родители поняли,
что к чему. Нет… будет только хуже. Собравшись с духом, девочка вставила
ключ в дверной проём и открыла дверь. Квартира изменилась до не
узнаваемости. Вся мебель была расставлена по местам, и сейчас Инесса и
Сергей занимались разбором мелких вещей.

- О, Лена! Пришла наконец-таки. Ну, как прошёл первый день? – улыбаясь,


спросила её мама.

- Хорошо – тупо ответила Лена. Ничего более красноречивого она из себя


18/170
выдавить не смогла.

- Как тебе новый класс? Хорошие ребята?

- Да вроде да.

- Ну, давай переодевайся и за ужином всё расскажешь – сказал Сергей.

На ужин мама приготовила отличную жареную картошку, но всё удовольствие от


её поглощения было испорчено однотипными и уже, успевшими достать Лену
вопросами от родителей в стиле: «А там добрые учителя или злые? Мальчики в
классе сказали, что ты красивая? Какой предмет понравился больше всего?» и
так далее.

Закончив, наконец, есть, Лена пошла в свою комнату. Родители по её


немногословному рассказу подумали, что в школе у неё всё хорошо и с
одноклассниками она подружилась.

«Ну вот пусть так и думают. Хоть доставать не будут» - подумала про себя Лена.

Девочка села за стол и решила для начала сделать уроки, а потом начать писать
новые стихи. Только так Лена могла сейчас выразить всё, что она чувствует, а
уж бумага стерпит всё.

19/170
Глава 4 - Осенний блюз

6 октября, пятница

Самый раздражающий звук в мире - это звон будильника по утрам. Этому


безжалостному механизму плевать, какой интересный сон ты смотрел или
насколько ты вчера устал. Этот поганец всё равно сделает своё дело, выкинув
тебя из глубин подсознания в реальность.

Так и Юля, не открывая глаз, уже машинально рукой выключила будильник на


ощупь. Сейчас она как будто приклеилась к кровати. Вставать не хотелось ни
капли. Вчера, после того как пьянка родителей наконец закончилась, и они
пошли спать, Юля до самой поздней ночи прибиралась на кухне, мыла посуду и
готовила еду на завтра. Девочка с большим трудом открыла слипшиеся глаза,
которые тут же начали закрываться. Ей так хотелось спать. Ещё немного
полежать, поваляться в кровати.

«Да, ещё минутка и встану. Сейчас… только чуть-чуть» - мысли Юли куда-то
поплыли. Глаза, ставшие неподъёмной ношей, вновь закрылись…

***

«Вот чёрт!» - Юля словно ошпаренная вскочила с кровати.

Она тут же посмотрела на время. Было уже семь часов пятьдесят минут. Первый
урок вот-вот начнётся. Девочка понеслась в ванну умываться, по пути больно
ударившись мизинцем на ноге о косяк. Она опять проспала. Ну, сколько можно!
У Юли и так было достаточно прогулов, и она очень не хотела пополнять этот
список.

«Всё из-за этих пьяниц! Постоянно на ночь глядя за ними прибираю как
служанка, а потом ещё и орут, что я на уроки опаздываю!».

Умывшись, она побежала одеваться, а после – на кухню. Родители уже давно


ушли на работу. Никакой записки с надписью «Спасибо за то, что вчера
прибралась», никакого завтрака приготовленного перед уходом для дочки, да
что там они даже не разбудили её, хотя какое тут дело до дочери, когда у тебя
похмелье. Юля уже давно к этому привыкла, иногда ей казалось, что родители
вообще забыли о её существовании. Зато когда следовало на кого-нибудь
накричать из-за того, что у тебя выдался плохой день, то о дочке моментально
вспоминают. Вот чудеса то.

По утрам Юля обычно готовила себе яичницу это быстрое и довольно сытное
блюдо, но сегодня времени на это уже не осталось.

«Ничего поем в школе» - успокаивала себя Юля, хотя идти на голодный желудок
у неё никакого желания.

Выпив воды, она схватила портфель и побежала в школу.

***

20/170
Лена брела по уже знакомой дороге. Сердце внутри неё колотилось всё сильнее
с каждым шагом приближавшим её к школе.

«Что будет сегодня? Насколько всё далеко зайдёт?» - эти вопросы терзали душу
девочки со вчерашнего дня и сегодня, хочет Лена того или нет она получит на
них ответы.

Первым у них был русский язык. Лена монотонно поднималась по лестнице


наверх в кабинет. Каждый шаг отдавался внутри тяжёлым грузом тревоги и
страха. Она старалась идти как можно медленнее, чтобы успеть к самому
звонку. Девочка подошла к кабинету. Несколько секунд она простояла у двери,
пока, наконец, набравшись смелости, не вошла.

Весь класс уже был на месте, и десятки глаз сейчас уставились на Лену как
будто только её и ждали. Девочка молча стояла у двери.

- Заходи Лена, не стесняйся – нарочно ласковым голосом сказала Соня, сидевшая


на задней парте. Юли, которая всегда сидит рядом с ней, там почему-то не
было. Осмотрев класс Лена, поняла, что её вообще нет в кабинете. Жаль… ведь
именно Юлю Лена почему-то хотела её увидеть.

Девочка замялась у двери. В этот момент сзади неё послышались шаги, и вскоре
в дверном проёме помимо Лены возникла Ольга Викторовна.

- Катина, ты чего тут стоишь в дверях? Проходи давай.

Лена послушно зашла в класс и села за свою первую парту. В ту же секунду она
почувствовала что-то вязкое и липкое, что теперь покрывало заднюю часть её
джинс. Девочка тут же встала и к своему ужасу увидела на стуле листок
измазанный чернилами. Она точно помнила, что на стуле его не было. Сразу
сзади за Леной сидела Нина и сейчас улыбалась во весь рот. Лена всё поняла.
Это Нина подложила листок, когда она садилась. Девочка услышала, как весь
класс дружно захихикал, а Соня и Нина прямо-таки лучились от счастья. В этот
момент Лена была готова разорваться на части от стыда и унижения, лишь бы
только не видеть никого из них. Убежать… куда угодно.

- Катина ты чего встала? Ты… это что ещё такое? – Ольга Викторовна с
недоумённым взглядом посмотрела на стул, а потом на Лену.

- Ой! Какой ужас! – воскликнула Соня - Там, наверное, у кого-то ручка потекла, а
Лена не заметила и села.

- Так… иди в туалет, пожалуйста, и попытайся вымыть там джинсы. В


следующий раз будь внимательнее – сказала учительница Лене.

- Так она же одна не справится Ольга Викторовна! Давайте мы со Светой ей


поможем. Это не займёт много времени, обещаю – улыбчиво сказала Соня.

- Ну… ладно. Идите, помогите ей. Только быстро.

Соня и Света чуть ли не вприпрыжку встали со своих мест и с радостным видом


пошли к двери.

21/170
- Нет,… послушайте, я сама справлюсь, правда – начала было Лена, но Ольга
Викторовна её прервала.

- Катина не выпендривайся и иди с девочками, мы и так много времени


потеряли. Пока ты там одна в туалете провозишься, весь урок пройдёт.

- Пойдём Лена! Джинсы сами не отмоются - весело сказала Соня.

Все три девочки вышли из кабинета. Соня и Света молчали с улыбкой глядя на
Лену.

- Я… я сама справлюсь. Мне не нужна помощь – сказала Лена и торопливо


зашагала к туалету, как вдруг почувствовала мёртвую хватку Светиных рук.

- Тащи её! – скомандовала Соня.

- Нет! Отстаньте от меня! Отпусти! – Лена тщетно пыталась вырваться, но сил


Свете было явно не занимать, кроме того ей активно помогала подруга.

Соня открыла дверь в туалет и Света запихнула туда Лену, кинув её на пол,
после чего тут же закрыла за собой дверь.

- Ну, что, Леночка, неужели ты думала, что мы забыли о прописке? – ухмыляясь,


спросила Соня.

- Нет, не надо, отпустите меня…

- Ты сама окунёшься или тебе помочь? – грозно спросила Света.

- Дайте выйти…

- Заткнись, и делай, что тебе говорят – продолжила Света.

- Нет! – закричала Лена – Не буду! Пошла в жопу!

- Ах так! Ну, ты сама напросилась тварь. Соня помогай!

Две девочки начали скручивать Лену и тащить её к унитазу.

- НЕТ! ОТСТАНЬТЕ ОТ МЕНЯ! – Лена отбивалась изо всех сил, но Соня и Света
крепко держали её не давая вырваться. Через несколько секунд они притащили
её прямо к унитазу.

- Ну что насчёт три? – весело спросила Соня.

- Давай! – отозвалась Света.

- Раз…

Лена дёргалась всё сильнее, и в этот момент почувствовала удар в ногой в


живот.

- Эй, мы же договорились не бить! – возмущённо сказала Соня.

22/170
- Да она бы вырвалась сейчас! Да и к тому же я в живот ударила, а не в лицо и
давай быстрее уже! – ответила ей Света

- Два…

Боль в животе от удара всё ещё отдавалась внутри. Сил вырваться уже не
оставалось.

- Три!

В этот момент дверь резко распахнулась и все три девочки обернулись. В


дверном проёме стояла Юля с удивлённым выражением лица.

- Что тут чёрт возьми происходит? – грозно спросила она.

- Юля? Ты что тут забыла, и где ты была? Опять опоздала? – спросила её Соня.

- Да опоздала, шла в кабинет. Услышала какие-то крики в туалете и решила


проверить, а тут вы.

В этот момент Лена, воспользовавшись тем, что Соня и Света отвлеклись,


резким движением вырвалась из их рук, и со всех ног побежала к двери.

- ДЕРЖИ ЕЁ! – завопила Соня, но было уже поздно – Лена убежала из туалета, по
пути чуть не сшибив Юлю.

- Вот чёрт! Ты какого хрена ты её не остановила!? – злобно спросила Света.

- А вы, что тут собственно устроили а?

- Да вот новенькую прописку проходить заставляли – пояснила Соня.

- Может, всё-таки отстанете от неё?

- Юля, если не хочешь в этом участвовать, я тебя не заставляю, но тогда,


пожалуйста, не мешай нам. А теперь пошли в класс, а то эта коза будет орать,
что мы слишком долго – сказала Соня.

Девочки отправились в кабинет. Когда они вошли, учительница вопросительно


посмотрела на Юлю.

- Волкова, а ты где была? Опять проспала? Мне, что позвонить твоим родителям,
долго это будет продолжаться?

- Можете звонить, если хотите – безразлично ответила Юля и села за свою парту.

- Ты ещё и хамить мне будешь! Два за сегодняшний урок Волкова! За опоздание


и за хамство.

Юля мысленно послала Ольгу Викторовну во всем известное место и начала


доставать учебники. Она посмотрела на Лену, та с плохо скрываемой
подавленностью сидела на первой парте и тупо смотрела на свою тетрадку.

Урок тянулся мучительно медленно. Раздражающий голос Ольги Викторовны


23/170
резал слух. Лена сидела за партой, уныло переписывая предложения из
учебника. В душе у неё был тяжёлый груз. Она только сейчас поняла, что всё
ещё сидит с перепачканными джинсами. Надо будет быстро отмыть их на
перемене. Никто не должен её увидеть такой. Нет… большего унижения она не
вынесет. Она сбежит. Плевать на прогул, плевать на то, что скажут родители,
лишь бы не видеть смеющихся над ней учеников.

Когда прозвенел звонок, Лена пулей вылетела из класса, забежала в туалет и


принялась отмывать джинсы. К счастью для неё в это время в туалет никто не
заходил. Отмыть получилось не очень хорошо, Лена больше размазала чернила
по джинсам, но теперь пятна были хотя-бы не так заметны. Выйдя из туалета,
девочка пошла на урок.

Весь оставшийся день Лену не доставали, что её очень настораживало и пугало.


Соня наверняка, что-нибудь задумала, ведь как-никак прописка всё же
сорвалась. Поэтому девочка постоянно осторожничала и старалась не
попадаться Соне и её компании на глаза.

Когда закончился последний урок и все пошли к гардеробу, Лена решила


выждать пока Соня и остальные уйдут. После чего она взяла куртку и торопливо
вышла из школы.

«Как я объясню маме, почему джинсы испачкались? Ручка потекла… в принципе


подходящая отмазка. Главное чтобы не привязалась. Не хватало мне только
выслушивать её чёртовы нотации, и так паршиво. Сегодня мне повезло. Пришла
Юля. Но что будет завтра? Эти стервы просто так не отстанут они…» - мысли
Лены были прерваны резким толчком в спину. И вот, она уже летит на землю.
БАХ! Грязные капли лужи брызнули в воздух. Несколько голосов громко и
дружно засмеялись. Некоторые проходившие мимо ученики остановились и
уставились на Лену. Она лежала ничком в большой грязной луже. Вся её куртка
джинсы и портфель были полностью испачканы.

- Ну что Леночка! Я же говорила, что ты пройдёшь прописку пусть не в туалете,


но в луже! Так даже веселее! – смеясь, сказала Соня.

Лена поднялась на ноги, сдерживая сковавшее её отчаяние и стыд. Ей было так


плохо. Она больше не могла этого вынести. Схватив из лужи портфель, она
понеслась от них прочь. Вскоре её фигура скрылась за углом школы.

- Ну и зачем ты это сделала? – сурово Юля.

- Юль, мы, кажется, уже говорили об этом. Не хочешь помогать, просто смотри и
наслаждайся зрелищем!

- Ха! Вот тупая. Думала мы ушли, а мы просто спрятались – с торжествующим


видом сказала Нина.

- Да молодец Нинка. И с чернилами круто придумала! – сказала Кира.

- Это точно – подтвердил Антон – Но Соня вообще красавица, всё так хорошо
реализовала.

- Спасибо – с улыбкой сказала Соня, и Юля заметила, как она мельком посмотрел
на Антона.
24/170
***

Лена прибежала домой за семь минут. К её огромному облегчению в квартире


никого не оказалось – у папы был первый день на работе, а мама, которая
пойдёт на работу на следующей неделе, видимо ушла в магазин. Скинув всю
грязную одежду в стирку, Лена зашла в свою комнату и закрыла дверь,
несмотря на то, что дома никого не было. После чего ничком упала на кровать и
горько заплакала. Так плохо на душе ей ещё никогда не было. Унижение, стыд,
досада и грусть смешались в одну отвратительную, непереносимую эмоцию
давившую, в грудь, словно большой комок. Подушка пропиталась слезами.
Девочка продолжала лежать на кровати, думая о том, что её ждёт дальше.
Сколько она ещё сможет вынести? Насколько далеко зайдут изощрённые
фантазии одноклассников? А ведь это только начало…

***

Квартира у Антона была довольно большой. В ней было три комнаты, в одну из
которых, Антон повёл Юлю. Первое, что бросилось девочке в глаза – широченная
кровать, стоявшая посередине и занимавшая большую часть спальни.

- Юля – слегка неуверенно начал Антон – мы встречаемся уже достаточно


времени и я думаю… пора перевести наши отношения на следующий уровень.
Ты… ты так не считаешь?

- Конечно, считаю, но этот новый уровень может закончиться беременностью –


такого добра мне сейчас не надо.

- О, об этом не волнуйся! Я заранее приготовился – сказал Антон и вытащил из


кармана презерватив.

- Ну так как? – нетерпеливо спросил Антон.

- Что прям здесь? Ты смеёшься! Тут же твои родители спят!

- Да ладно они ничего не узнают, они только завтра вечером приедут.

- Ну, раз так то,… почему бы и нет – с улыбкой сказала Юля.

25/170
Глава 5 - Выходные

7 октября, суббота

На следующий день Лена пошла в школу в другой одежде. Её удалось убедить


мать, что она по случайности упала в лужу. Инесса, конечно, здорово
разозлилась, но никаких подозрений у неё видимо не возникло.

В этот день в школе для Лены всё ограничилось насмешками и приколами по


поводу вчерашнего «инцидента». Соня была, как была как никогда довольна
собой. Юля также была сегодня в приподнятом настроении, что довольно
странно ведь в травле Лены она не участвовала.

«Наверно у неё есть другие причины для радости» - подумала Лена, хотя Юля в
принципе всегда была весёлой. Вообще Лена со временем заметила, что ей
почему-то нравится смотреть на Юлю. Как будто в ней было что-то необычное,
что-то светлое и притягивающее. Хотя возможно это просто было связано с тем,
что Лена в глубине души была благодарна Юле, так как та не только не
приставала к ней, но и спасла её пусть случайно от прописки в туалете.

Придя домой и, буркнув маме и папе, что день у неё прошёл хорошо, девочка
пошла в свою комнату. Раньше в Обнинске она всегда гуляла по выходным с
друзьями. Настоящими друзьями, которых она оставила там. Как же ей сейчас
их не хватало. Она была ужасно одинока – не с кем поговорить, не с кем
погулять, она была никому не нужна, здесь в этом поганом городе. Ну вот зачем
папа сюда приехал? Ради денег? Ему что деньги важнее благополучия
собственной дочери? А Лена теперь должна страдать, сидя дома и сгорая от
невыносимой скуки, при этом находясь в постоянном страхе в ожидании
следующего учебного дня. Мир вокруг стал серым. Казалось, ничего больше не
могло принести ей радости. Всё, что она сейчас хотела это просто сесть и писать
стихи. Слова на бумаге были языком её души, которая сейчас страдала. Лена
плотно закрыла дверь в комнату, села за стол, взяла чистый листок и начала
выводить ручкой слова, исходившие из самых глубин её внутреннего мира.

***

Юля была в ожидании завтрашнего дня. Дядя Дима должен был приехать за ней
в девять. Сегодня же она решила погулять с Антоном, с которым она вчера
очень… хорошо провела время.

Держась за руки, они шли по оживлённому проспекту. Листья осыпались с


деревьев, дул лёгкий ветерок.

- Что вы опять задумали для Лены? – спросила Юля. Почему-то именно сейчас,
когда она чувствовала себя хорошо, она вдруг вспомнила эту рыжеволосую
девочку.

- А? Что? – Антон в этот момент был явно погружён в свои мысли – Для
новенькой? Да так, просто поприкалываемся. Чего она тебя так волнует? Забей
ты уже на неё.

- А ты представь себя на её месте. Какого тебе будет, если тебя кинут в лужу?
26/170
- Ну это же было весело! И вообще мы делали и похуже, так что можно сказать
ей ещё повезло – ответил Антон.

- Нет, блин, это невесело – сурово сказала Юля.

- Юль да что с тобой? Всё же хорошо, кстати, вчера ты была просто великолепна,
я уже думаю, когда устроить в следующий раз…

- Да послушай ты меня! – вдруг резко оборвала его Юля – Ты, что только об этом
и думаешь?

- Что? Я… нет конечно. Я же люблю тебя – замявшись, ответил Антон.

- Так докажи это!

- Как?

- Одну меня Соня не послушает, но если ты меня поддержишь, у нас появится


шанс. Помоги мне уговорить её прекратить это.

Антон остановился, по его лицу было видно, что он не знает, что ответить.

- Юля, ну может всё-таки не надо? Зачем в это встревать. Мне не нужны


проблемы.

- Проблемы? Ты парень или тряпка?

- Но…

- Ты поможешь или как? Пожалуйста, я прошу тебя. Я тоже тебя очень люблю и
сейчас мне нужна твоя помощь.

- Ну… я постараюсь – тихо ответил Антон.

- Вот и хорошо.

- Но почему это ты вдруг решила заступиться за неё?

- Да просто представила себя на её месте вот и всё – ответила Юля.

- Но так же было всегда, со всеми остальными новичками и ты спокойно на это


смотрела, смеялась вместе со всеми, шутила – продолжал настаивать Антон.

- Раньше да, но теперь… не знаю. Я просто вижу, что то мы творим это не


правильно. Так не должно быть.

Юля пришла домой несколько раньше, чем обычно. Настроение у Антона резко
упало после их разговора, и поэтому он не очень хотел гулять дальше, сказав,
что ему нужно обо всём подумать.

Родителей дома не было. Сегодня они с друзьями, скорее всего, пошли в какой-
нибудь клуб, куда они обычно наведываются по выходным.

27/170
«Надо бы сделать сегодня генеральную уборку, ведь завтра времени не будет» –
подумала Юля.

Посмотрев некоторое время телевизор, по которому, однако, не шло ничего


интересного, Юля принялась за работу. До самого вечера она пылесосила,
вытирала пыль, мыла стёкла, и прибирала всякий хлам по квартире. После чего
немного отдохнув, она села за уроки.

Олег и Лариса вернулись поздно ночью, к этому времени Юля уже легла спать,
она хотела быть завтра бодрой, и поэтому решила не засиживаться допоздна.
Девочка крепко и сладко спала довольная тем, что сделала все дела сегодня, и,
находясь в предвкушении завтрашнего дня, который обещал быть прекрасным.

***

8 октября, воскресенье

Юля встала в восемь часов. Она позавтракала, оделась и стала ждать прихода
дяди Димы, который, как и обещал, появился ровно в девять.

- Привет Юля! – радостно сказал он ей с порога – Ну что, ты готова?

- Конечно! Можем поехать прямо сейчас, или хочешь остаться на чай?

- Нет, нет – я дома поел, можем ехать.

- Вот и отлично!

- Не так быстро Юля, ты уроки сделала?

- Ой! Я забыла.

- Ну… Юля это не дело.

- Да шучу я! Сделала, конечно!

- Ах, ну раз так, то поехали, родителям ты сказала? Я вчера до них дозвониться


пытался, но не получилось.

- Ой, да ладно, ничего страшного – отмахиваясь, сказала Юля.

- Они же сейчас спят да? Тогда напиши им хотя бы записку – продолжал


настаивать дядя Дима.

- Ну ладно, ладно – нетерпеливо отозвалась Юля.

Взяв листок бумаги с ручкой, девочка написала короткую записку, содержание


которой было следующим «Уехала с дядей Димой. Вернусь к вечеру. Еда в
холодильнике».

Юля и дядя Дима выехали за город. Утром в воскресенье машин было не очень
много, поэтому обошлось без больших пробок. Вскоре они доехали до пункта
назначения.
28/170
- Итак, Юля садись на водительское место – сказал дядя Дима, выйдя из машины
и заняв место Юли на переднем сиденье.

- Помнишь предыдущие разы?

- Конечно

- Тогда давай. Вспоминай, всему чему я тебя учил. Итак, заводи машину…

День прошёл для Юли незаметно. Она с огромным упорством и интересом


отрабатывала навыки вождения, учась контролировать скорость, плавно
поворачивать, правильно обгонять, вовремя переключать передачи. Сегодня у
неё уже всё получалось намного лучше, тем раньше и дядя Дима только и делал,
что утвердительно кивал на каждое действие девочки.

Было уже шесть часов вечера, когда они, наконец, решили, что пора
возвращаться.

- Ты просто отлично сегодня поработала! Я горжусь тобой – с любовью сказал


дядя Дима.

- Спасибо – благодарно отозвалась Юля – Я сама очень рада. Было весело!

Домой из-за вечерней пробки они приехали только в восемь часов вечера. Дядя
Дима решил проводить Юлю до дома, а заодно и поговорить с братом.

Как только они вошли на порог, девочка увидела мать вышедшею из кухни с
самым недовольным выражением лица, затем появился и отец.

- И как это понимать Юля? – сурово спросила Лариса.

- Я оставила вам записку.

- Да плевать нам на твою записку! Какое право ты имеешь уезжать без нашего
разрешения? – злобно спросил её папа.

- Эй, Олег успокойся, она же была со мной – вмешался дядя Дима.

- Почему ты увозишь нашу дочку так словно она твоя? Это ведь уже далеко не
первый раз, когда вы уезжаете куда-то вместе – продолжала ругаться мама.

- Слушайте, Юля просто хотела покататься на машине. Что вы к ней


привязались? Олег я же говорил тебе, что нужно твоей дочери, что вы уделяете
ей мало внимания. Но ты же не слушаешь, ты…

- Замолчи Дима! Не смей меня учить, как воспитывать дочь! – прервал его Олег.

- Ну, вот опять – с грустным видом сказал дядя Дима – У тебя же есть машина.
Не хочешь, чтобы я её учил, учи ты. Но конечно, у тебя же на это времени нет.
Пьянство ведь важнее дочери.

Олег, сделав вид, что не услышал его слов, продолжил:

29/170
- Значит так брат, если ты ещё раз куда-то увезёшь её, то…

- Нет! – вдруг крикнула Юля – Достали уже! Чего вас так бесит, что я общаюсь с
дядей Димой? Может быть, вы не знали, но в отличие от вас есть люди, которым
на меня не наплевать и я просто хочу проводить с ними время. Многого прошу?

Некоторое время все молчали. Затем Олег тихо, но очень отчётливо сказал:

- Подойди-ка сюда дочь…

Юля без всякого страха пошла вперёд, остановившись возле отца. В ту же


секунду она почувствовала резкий и сильный удар кулака по лицу. Она упала на
пол, закрыв лицо руками от боли.

- ТЫ ЧТО ТВОРИШЬ! – заорал дядя Дима, и Юля услышала, как он понёсся вперёд
к ней.

Олег тут же встал у него на пути и принялся изо всех сил толкать его к выходу.

- С тобой у нас будет отдельный разговор братец! – сказал Олег, вытолкнув Диму
за порог и резко закрыв за ним дверь на замок. Юля слышала, как он тут же
начал колотить в неё, и что-то кричать, но открывать ему, конечно уже никто не
собирался.

- А ты - обратился Олег к лежащей на полу дочке – Марш в свою комнату, пока


опять не получила. И ещё только хоть раз я услышу нечто подобное, ты у меня
кровью умываться будешь.

Юля, пошатываясь, встала на ноги. В глазах у неё двоилось. Нащупав ручку


двери, она вошла в комнату и закрыла за собой дверь. После чего села на
кровать. Удары были для неё обычным делом, но сегодня было гораздо сильнее.
Видимо отец действительно очень разозлился, а ведь она всего лишь сказала
правду. Горькую, но правду, которую эти тупые идиоты не захотели принять.

«Ненавижу их» - крутилось в голове у Юли. Придя в себя после удара, она
собрала учебники, завела будильник на завтра и легла на кровать. Так она
пролежала, тупо глядя на потолок и не думая ни о чём около часа, пока,
наконец, не заснула.

30/170
Глава 6 - Серые будни или мой любимый 9А

Октябрь неумолимо шёл вперёд. Дни проходили один за другим. Погода


постепенно становилась холоднее. Начались частые дожди. Солнце тускло
светило в небе. Всё это, казалось, было, отражением внутреннего состояния
Лены. Атмосфера грусти, тоски и безысходности царила в её душе. Каждый
новый день в школе был для девочки настоящим испытанием на терпение и силу
воли.

***

20 октября, пятница

Грязный и мокрый асфальт. Листья шуршат под ногами. Лена идёт в школу,
которую ненавидит всем сердцем. Девочка заходит в здание и сдаёт одежду
гардероб. Она постоянно оглядывается и смотрит по сторонам, зная, что её
мучители притаились где-то рядом, но делать нечего - надо подниматься в
класс. На лестнице никого, возле кабинета – тоже.

«Может они решили сегодня «передохнуть»»? - промелькнула слабая надежда у


Лены – ведь по пятницам они обычно собираются вместе и бухают.

Но не тут-то было, Соня всего лишь притаилась за углом.

- Привет Ленка! Как настроение сегодня? – с сарказмом спросила она.

Лена ничего не ответила, она уже бросилась назад, но поняла, что это
бесполезно – ведь сзади её уже поджидала Света с Вовой. В ту же секунду они
набросились на Лену, и быстро скрутили её на полу.

- Давай её портфель – сказала Соня Свете и та послушно дала портфель Лены.

- Веди её в туалет, а то тут заметить могут.

Лену, наклонив вперёд, и крепко держа сзади, повели в уборную.

- Отпустите меня! – кричала она, но тут же прервалась, когда Вова больно


ударил её локтем по спине, отчего девочка упала на пол, почувствовав сильную
боль.

- Ты, что-то много стала борзеть сволочь. Ещё хоть один звук и удар уже будет
намного сильнее – пригрозил ей Вова.

Лену завели в туалет. Соня встала напротив неё, открыла портфель, и сказав:

- Ну, посмотрим что тут у нас – с улыбкой высыпала всё содержимое на пол.

- Ага, тетрадка по русскому языку, который у нас сейчас будет – сказала Соня и
начала пролистывать тетрадь. Остановившись на последней заполненной
странице, она воскликнула:

- Ты смотри! Всю домашку сделала, два листа исписала! Молодец Леночка, ты у


31/170
нас трудолюбивая девочка, а как говорится терпение и труд всё перетруд! –
сказала Соня и, встав возле унитаза, выкинула туда тетрадку, с улыбкой смотря
на жалобный взгляд Лены.

- Леночка с тобой всё хорошо? – издевательски спросила она, увидев, как глаза
девочки наполнились слезами.

- Да не переживай ты так! Это всего лишь тетрадка. Хочешь, достань - вон она
плавает! – сказала Соня и все трое мучителей дружно засмеялись.

- Отпустите её – приказала Соня – Пусть поиграет в водолаза.

Света и Вова послушно отпустили Лену и вместе с Соней, ухмыляясь, покинули


туалет. Лена сидела на полу тупо глядя в одну точку. Глаза слезились. Внутри
неё было пусто. Она была готова умереть. Хоть сейчас. Больше не выдержит.

- Выдержишь - сказал ей внутренний голос, который вернул её к реальности.


Можно сказать, что это был беззвучный голос её терпения, которое пока ещё…
не лопнуло.

Она взглянула на плавающую в унитазе тетрадку. Вода стала тёмной от


размывшихся чернил. Нет, она не будет её доставать, она не будет настолько
унижаться перед этими скотами. Вытерев остатки слёз и взяв портфель. Она
вышла из туалета и пошла в кабинет.

- Катина! Опять опоздала! – услышала Лена знакомый противный голос Ольги


Викторовны.

- Можно войти? – стараясь не смотреть на класс, сказала Лена.

- Да входи уже – ответила ей учительница – Так, как ты опоздала, будешь


отвечать сегодня у доски. Показывай тетрадь с домашним заданием.

Сердце Лены забилось быстрее, внутри неё всё было объято невероятной обидой
и досадой.

- Я забыла тетрадку – солгала Лена.

- Ну врёшь ведь Катина! Так и скажи, что не сделала и нечего тут отмазываться
и тратить наше время! Два за сегодня. Опять, уже третий раз на этой неделе.
Тебе не стыдно?

- Лена, домашние задания надо выполнять! Кем же ты станешь, если будешь


плохо учиться? Ты же не хочешь уборщицей работать? – с сарказмом сказала
Соня под одобрительный гул класса.

- Вот, правильно тебе Соня говорит, возьмись, наконец, за учёбу и не ленись, а


то и вправду уборщицей станешь – сказала Ольга Викторовна.

«Пошла в жопу. Идиотка старая» - шёпотом ответила ей Лена.

Следующим уроком была математика. В середине урока Анна Павловна куда-то


надолго ушла и этим незамедлительно воспользовалась Соня. У Лены отобрали
портфель и стали перекидывать его друг другу по всему классу.
32/170
- Пасуй мне! – только и слышалось со всех сторон.

Даже Настя и Алёна, с которыми Лена познакомилась в первый день, сейчас


веселились и смеялись вместе со всеми. Единственной кто в этом не участвовал,
была Юля – она молча сидела за своей партой и, склонив голову набок, с
грустным видом что-то рисовала в своей тетради. Юля вообще никогда не
принимала участие в издевательствах над Леной. Из-за этого она стала реже
общаться с остальным, и в основном, была погружена в свои мысли.

Портфель Лены был открытым и поэтому на лету из него выпадали тетрадки


ручки, карандаши и учебники. Этим одноклассники тоже незамедлительно
воспользовались – Кира чёркала каждый учебник Лены и писала на нём как
можно более пошлые и противные вещи. Нина принялась ломать карандаши и
ручки девочки, Влад уродовал ножом пенал, а Соня начала пинать Ленин
портфель по всему классу. Анна Павловна, пришла только после звонка, а Лена
сидела на полу, собирая чёрканные учебники.

- Лена? Ты что тут делаешь? Все уже ушли.

- Я… я учебники уронила… случайно.

Анна Павловна несколько недоумённо посмотрела на девочку, а потом сказала:

- Ну ладно собирай и иди.

Следующие несколько уроков прошли без особых инцидентов, но вот последней


была физкультура и Лена точно знала, что там Соня что-нибудь сделает.
Девочка не ошиблась. В раздевалке уже после урока Соня обратилась к Лене.

- Эй, Ленка, а ты боишься темноты?

- Нет – безразлично и как можно более злобно ответила Лена.

- Правда? Ну, тогда мы это сейчас проверим! Держите её!

Сразу несколько человек ухватили девочку. Из девочек в раздевалке не было


только Юли – она ушла раньше всех, так как не хотела в очередной раз
смотреть издевательства. Лена дёргалась из стороны в сторону и брыкалась,
пытаясь освободиться, но всё было бесполезно.

- Хватит! Отстаньте от меня!

- Бросайте её и быстро уходим все отсюда! Дверь я подопру шваброй, так что
сама она открыть её не сможет – сказала Соня.

Все тут же рванулись к выходу. Лена тоже побежала к двери, но в дверном


проёме её сильно толкнула Света не дав выйти. Девочка упала на пол, и в тот
же миг дверь закрылась, а спустя секунду выключился свет, и Лена услышала за
дверью многочисленный хохот. Теперь здесь было полностью темно. Девочка
поднялась на ноги и, нащупав дверь, попыталась её открыть, но та никак не
поддавалась.

- Откройте! - отчаянно закричала Лена, но в ответ услышала лишь смех и голос


33/170
Сони – Ты же сказала, что не боишься темноты ха-ха-ха!

- Выпустите меня!

- Ну что девчонки пойдёмте, урок то закончился – нарочно громким голосом


сказала Соня, и Лена услышала удаляющиеся шаги.

«Я больше не могу,… когда это всё закончится» – крутилось в голове у Лены.

Она не знала, сколько просидела одна в темноте – может десять минут, а может
двадцать. Но когда она услышала снаружи шаги, то тут же закричала:

- Выпустите меня! Я здесь!

Через несколько секунд дверь открылась. Лена зажмурилась от яркого света


ударившего ей в глаза.

- Катина? Что ты тут делаешь? – услышала она голос их физрука Максима


Георгиевича.

Адаптировавшись к яркому свету, Лена открыла глаза.

- Я… ничего просто… – Лена схватила свой портфель и выбежала из раздевалки.


Краем глаза она заметила, что Максим Георгиевич проводил её очень
изумлённым и непонимающим взглядом.

Лена побежала к гардеробу, где уже никого не было. Взяв свою куртку, она
вышла на улицу и быстро шагала прочь от школы, как вдруг услышала знакомый
голос, и сердце её наполнилось страхом.

- Леночка ну неужели ты думала, что мы от тебя так просто отстанем? Пока тебя
не было, мы успели перекурить, а теперь можем продолжить наше веселье –
сказала Соня, появившаяся перед ней, и Лена увидела, как прятавшиеся до
этого Света, Вова, Нина, Кира и Влад выходят из своих укрытий. Через несколько
секунд девочка оказалась в плотном кольце.

Соня резко подошла к Лене и толкнула её. Девочка по инерции пошатнулась к


Свете, которая тут же толкнула её Вове, Вова Кире, а Кира Владу, Влад Нине и
так по кругу. У Лены сильно закружилась голова – ей не давали ни секунды на
то чтобы прийти в себя. Они толкали её словно какую-то ненужную вещь, от
которой хотят избавиться.

Наконец Соня увидев, что Лена уже стала вся бледная, скомандовала:

- Так всё! Довольно толкучек, а то ещё сейчас наблюёт на нас.

Лена опустилась на колени и схватилась руками за живот. Её ужасно тошнило.


Голова всё ещё кружилась.

- Леночка тебе нехорошо? – с нескрываемым сарказмом спросила её Соня.

- Да она же счастлива Сонь! Ты, же сама видишь – сказала ей Кира.

- Ага – подтвердила Света – Может, хочешь ещё такую карусель, а Ленок?


34/170
- Света! Где твоё воображение? Зачем применять одно и тоже? Я смотрю, она
уже вон приходит в себя, может, займёмся боксом? – спросила у неё Нина.

- О! Отличная идея Нинка! – отозвалась Света.

- Да мы в принципе все тогда хотим побоксировать, раз уж такая хорошая груша


есть! – сказал Влад – Соня ты не против? Ты же постоянно твердила, что её
нельзя бить.

- Ну, теперь уже наверно можно – весело ответила Соня.

Влад и Вова подняли Лену и крепко ухватили её с обеих сторон.

- Но прежде чем начнёте, предупреждаю в лицо не бить! Куда угодно, но только


не в лицо – проблемы нам не нужны. Все поняли?

Компания одобряюще кивнула.

- Тогда начинаем! Кира давай ты первая.

Кира подошла к Лене и, разогнавшись и прицелившись, со всей силы зарядила


ей кроссовком по животу. Девочка тут же почувствовала острую и пронзающую
боль, но она сумела сдержать крик.

- Неплохо Кира! Нинка давай теперь ты – сказала Соня.

Нина с улыбкой подошла к Лене, но не стала бить, а зачем-то обошла её сзади.

- Нин, ты что задумала? – спросил её недоумевающий Влад.

Но Нина ничего не ответила – вместо этого она быстро и сильно пнула Лену по
задней стороне ноги. На этот раз Лена вскрикнула, не выдержав резкой и
сильной боли.

- Похоже, я попала туда, куда надо! – воскликнула довольная Нина.

- Так ты по тормозам била? Вот молодец Нинка! Как видишь Света, причинить
много боли можно и не дубася по морде, тебе стоит поучиться, кстати, сейчас
твоя очередь.

Света подошла к Лене, которая ещё не пришла в себя после удара Нины.
Прицелившись Света, что есть мочи ударила Лену кулаком в живот. Девочка
загнулась от очередной порции боли. Удар Светы был самым сильным. Лена
тяжело дышала, в глазах у неё потемнело.

- Эй, ты в порядке? – непривычно встревоженным голосом сказала Соня.

Лена постепенно начинала приходить в себя после удара, но вид у неё уже был
неважный.

- Так, Светка с ней чуть-чуть перестаралась, поэтому я буду последней. И хватит


с неё сегодня.

35/170
Соня разогналась и сильно ударила Лену коленом в живот. Этого девочка уже не
могла выдержать. Она упала на землю и сжалась в комок, пытаясь вынести
новую непереносимую боль в животе.

- Ты там живая? – спросила у неё Соня, наклонившись.

Из глаз Лены текли слёзы, она тяжело дышала.

- Короче жить будет, пойдёмте уже – торопила Света Соню.

- Да погоди ты!

Соня наклонилась к Лене ещё ближе.

- Лен, всё нормально? Встать то хотя бы можешь? Эй! Ты меня слышишь?

- Уйди от меня… – тихим голосом ответила Лена, из её глаз продолжали течь


слёзы.

- В общем, с ней всё хорошо, идём отсюда – сказала Соня остальным.

Компания ушла, оставив Лену лежать на земле. Живот у неё всё ещё болел
после ударов. С трудом поднявшись на ноги, девочка взяла в одну руку
портфель и медленным шагом побрела домой.

Примерно так обычно проходили все школьные дни Лены, не считая побоев - они
были достаточно редкими. В остальном же с каждым днём становилось всё хуже
и хуже, и Лена могла только догадываться, до каких крайностей дойдёт
фантазия одноклассников. Дома у неё теперь, когда она возвращалась со
школы, никого не было - родители были на работе. Приходя в квартиру, она не
знала, что делать дальше. Уроки? Чтобы Соня их потом опять выкинула в
унитаз? Смотреть телевизор, по которому идёт всякая хрень? Даже есть пищу,
чтобы продолжать жить дальше. Зачем? Чтобы завтра проснуться и понять, что
жизнь как была дерьмом, так и осталась. Всё для неё потеряло смысл.

36/170
Глава 7 - Прогулка

Так проходил день за днём, неделя за неделей. Лена буквально


выживала в школе и специально для этого составила для себя список правил:

1. Всегда уходить с урока раньше всех

2. Во время перемен всё время перемещаться по школе, стараясь не попадаться


на глаза одноклассникам

3. Никогда, НИКОГДА не оставлять свои вещи без присмотра

4. Всегда смотреть, куда ты садишься

5. Стараться ходить в туалет, только отпросившись с урока, но не на перемене

6. Как можно чаще оглядываться

7. Стараться уходить со школы раньше одноклассников, если не получилось


необходимо попробовать выйти с толпой и затеряться в ней

8. Если дело совсем плохо – бежать

Увы, но даже доскональное соблюдение этих правил далеко не всегда помогало


Лене избегать «весёлых» встреч со своими одноклассниками. С каждым днём,
который не приносил девочке ничего хорошего, она постепенно теряла
всяческий интерес к жизни. Мама и папа всё также продолжали свято верить, в
то, что у Лены всё хорошо, подозрение у них вызывало только, то что дочь
всегда приходит со школы подавленной и грустной, а на выходных ни с кем не
гуляет. Работать в Москве для родителей оказалось намного труднее,
постоянная спешка и куча людей - Сергей и Инесса не привыкли жить в таком
ритме. Иногда Лене казалось, что отец и сам рад бы отсюда уехать, но работа
есть работа.

У Юли дела обстояли не лучше - Антон видимо решил забить на её просьбу о


Лене, потому что ни одной попытки он не сделал. Их отношения становились всё
хуже. Антон начал уделять Юле намного меньше внимания, чем раньше, а при
разговоре с ней он всем своим видом давал понять, что Юля ему уже не
интересна. Но самым большим ударом для девочки стало, то, что Олег запретил
Юле общаться и видеться с дядей Димой, а смотря, как одноклассники каждый
день безжалостно издеваются над Леной, Юля и вовсе почти впала в депрессию.

***

1 ноября, среда

На улице становилось всё холоднее. В школе номер сто шестнадцать в сорок


втором кабинете шёл последний урок. Юля сидела на задней парте и уныло
писала в своей тетрадке. Настроение у неё было подавленное – она не хотела
гулять со своими подругами и смотреть, как они ежедневно издеваются над
Леной, которой Юля сочувствовала всё больше. Домой, она и вовсе не рвалась,
зная, что ничего кроме очередных придирок и ругательств от родителей её там
37/170
не ждёт.

Прозвенел звонок и Юля заметила, как Лена стремительно почти бегом


покинула класс. Сама она никуда не торопилась и, сложив учебники в портфель,
она медленным шагом вышла из кабинета. Перед уходом она решила зайти в
туалет, но когда она открыла дверь, то глаза её раскрылись от удивления. Она
увидела сидящих на подоконнике, и страстно целующихся Антона и Соню. Они
были так увлечены друг другом, что даже не заметили, что дверь открылась.
Этих пары секунд Юли вполне хватило, чтобы уйти незамеченной. Она шла,
опустив голову вниз. До неё постепенно доходила обидная правда - Антон ей
изменяет с её лучшей подругой. Он больше не любит Юлю. Но больше всего
девочку обидело то, как Антон целовал Соню – он делал это страстно, отдаваясь
ей полностью, наслаждаясь каждый прикосновением к ней. Юлю он никогда так
не целовал. Он никогда не любил её по-настоящему.

Предательство Антона стало для Юли последним ударом. Сама толком не


понимая, что она делает, находясь в состоянии какой-то отчуждённости и
изолированности от внешнего мира, она зашла в пустой класс, закрыла за собой
дверь, села на парту, и, склонив голову вниз тихо заплакала. Слёзы капали на
парту и стекали вниз. Юля вообще очень редко плакала, ведь правильно люди
говорят - слезами горю не поможешь и какой бы плохой не была твоя жизнь
нужно всегда оставаться радостным и искать плюсы во всём. И Юля, следуя
этому принципу, всегда была оптимисткой по жизни, она не понимала людей –
самоубийц, она всегда верила, что из любой ситуации есть выход. Всегда. Но
сейчас, эмоции полностью перевешивали принципы и здравый смысл. Юле было
просто плохо. Ей нужно было выплакаться, освободить свою душу от
навалившихся страданий. Она не знала, сколько просидела за партой – может
пять минут, а может пятнадцать, но придя, наконец, в себя, успокоившись и
собравшись с духом, она покинула класс, оставив на парте небольшую,
прозрачную, солёную лужицу слёз.

Девочка вышла на улицу. Прохладный ветер ерошил её чёрные волосы. Листьев


на деревьях становилось всё меньше. Осень постепенно готовилась уступить
место зиме. Юля услышала несколько знакомых голосов:

- Давай мне! Кидай! – весело кричала Кира.

Юля посмотрела за угол школы, откуда доносились голоса, и увидела


следующую сцену: Соня, Света, Нина, Кира, Антон, Вова и Влад перекидывали
Ленин портфель друг другу, пока девочка беспомощно носилась от одного
мучителя к другому тщетно пытаясь вернуть свой портфель. И в этот момент
Юля вдруг что-то почувствовала, словно внутри неё возродилась надежда и тяга
к жизни, в которой появился новый смысл. Она вдруг чётко поняла, что должна
помочь Лене. Она должна сделать в своей жизни что-нибудь хорошее.

Подойдя сзади к Владу, у которого сейчас находился портфель, Юля ловким


движением вырвала его у него из рук, и подошла к Лене.

- Вот держи – сказала Юля, протягивая портфель Лене. Девочка с очень


удивлённым выражением лица молча взяла его.

Все остальные смотрели на Юли с не менее удивлённым взглядом. В особом


недоумении находилась Соня, которая первые несколько секунд не могла
выдавить из себя ни слова, пока, наконец, не сказала:
38/170
- Юля… что ты делаешь? Какого чёрта?

- Такого – безразлично ответила Юля – Хватит её трогать, оставьте Лену в покое.

- Да, что это с тобой? – непривычно удивлённым голосом спросила Света.

Юля пропустила её слова мимо ушей. Она взглянула на Лену - в её глазах


читалось ещё большее недоумение.

- Прогуляемся? – спросила её Юля.

- Э-э-э… ладно – ответила Лена, уже окончательно сбитая с толку.

Вместе они зашагали прочь от школы, провожаемые недоумёнными взглядами


одноклассников.

Некоторое время обе девочки молчали. Лена не могла поверить в случившееся –


впервые за неё кто-то заступился, впервые ей предложили погулять.

- Где ты живёшь? – вдруг спросила её Юля.

- Я… вон там – указала рукой Лена – не очень далеко.

Она говорила очень тихо, и голос её был пропитан грустью.

- Тогда пойдём туда.

- Ну… хорошо.

После этого вновь ненадолго воцарилось молчание. Затем Юля сказала:

- Как тебе Москва? Нравится?

- Да не очень – честно ответила Лена – Тут конечно красиво, но… Обнинск мне
больше по душе.

- Оно и понятно. Ты же там выросла. Но ты не волнуйся – привыкнешь.

- Слушай а почему… почему, ты заступилась за меня? – собравшись с духом


спросила Лена.

- Я… сама толком не могу сказать. Просто захотелось помочь тебе. И вообще


давай лучше не говорить об этих козлах, тебе же самой это неприятно. Расскажи
лучше, что-нибудь о себе.

- Ну… я даже не знаю, что тебе рассказать? – спросила Лена.

- Да всё, что угодно отозвалась Юля – Мне всё интересно – какие-нибудь


смешные истории из жизни, чем ты увлекаешься, в общем, всё, что захочешь.

В этот момент Лена почувствовала к Юле огромную благодарность – до этого


никто не интересовался её жизнью. Первое, что Лене пришло в голову
рассказать – это празднование Нового года. На нём всегда происходит что-
39/170
нибудь интересное и весёлое.

- Ну, каждый год тридцать первого декабря…

- Вы с друзьями ходите в баню – с улыбкой продолжила за неё Юля.

- Нет – ухмыльнувшись, ответила Лена – Мы…

- Прости, просто не удержалась.

- Понимаю. Ну, так вот тридцать первого декабря мы все вместе с друзьями
собирались и обходили дома, звонили в квартиры и поздравляли людей с Новым
годом. Это очень забавно, поскольку иногда нам попадались очень… странные
люди. Один мужик, например, уже успев напиться, начинал плясать перед нами,
а однажды мы зашли к каким-то наркоманам ну… я так думаю точнее, потому
что они были уж больно весёлые, а нас приняли за разноцветных дельфинов.

Юля искренне засмеялась. Её смех очень понравился Лене. Он был прямо-таки


наполнен радостью и жизнелюбием.

- Потом однажды, какие-то пьяные скалолазы решили залезть на центральную


ёлку и достать звезду, правда у них ничего не получилось и Новый год они
отмечали в больнице…

Юля снова засмеялась.

- Я смотрю у вас там весело - сказала она.

- Ну да, можно сказать и так. А у тебя есть какие-нибудь интересные истории? –


спросила её Лена. Впервые за всё время разговора в её тихом, грустном голосе
прозвучала какая-то нотка светлости.

- Конечно, есть, но… - Юля замялась, видимо что-то вспомнив.

- Что?

- Почти все эти истории связаны с Соней и её компанией - я ведь с ними с


первого класса дружу. А тебе… я думаю, будет не очень приятно о них слышать.

Лена промолчав несколько секунд сказала:

- Да, ты права пожалуй не надо.

- Так, тогда давай расскажи о своих развлечениях – сказала ей Юля.

- Ну… ты только не смейся хорошо?

- Ладно.

- В общем, я… пишу стихи.

- Правда? Так это здорово! Чего стесняться-то. Принесёшь завтра? Я бы


почитала.

40/170
- Я… нет, извини просто…

- Хорошо, хорошо. Я не настаиваю. Это же личное. Покажешь, если захочешь,


договорились?

- Да, хорошо – с улыбкой ответила Лена – А ты чем увлекаешься?

- Ну… конкретно сейчас я учусь ездить на машине. Это кстати тоже весело.
Помню, когда в первый раз села я газ с тормозом перепутала, так я чуть столб
не снесла.

Лена улыбнулась.

- А кто тебя учит ездить? – спросила она.

- Мой дядя. Мы полгода назад начали – ответила Юля.

- И как получается? – поинтересовалась Лена.

- Ну да сейчас уже намного лучше. По крайней мере, к столбам меня больше не


тянет – улыбнувшись, ответила Юля.

- А так ещё – продолжила Юля – Я очень люблю смотреть фильмы и слушать


музыку.

- А какую музыку ты любишь? – спросила у неё Лена.

- Да всякую, но больше всех мне нравится «Битлз».

- Я тоже их люблю. А у тебя кассеты есть?

- Конечно, целая коллекция тебе что-то определённое нужно? – спросила её


Юля.

Лена сказала ей названия песен, которые она хотела послушать.

- Это всё у меня есть. Завтра принесу – сказала Юля, услышав названия песен.

- Правда? Спасибо большое – с благодарностью ответила ей Лена.

- Так, а фильмы какие ты любишь? – спросила она у Юли, спустя несколько


секунд.

- А ну… тоже разные. Я всё люблю посмотреть – и ужастики, и мелодрамы, и


боевики. Вот только кассет с фильмами у меня намного меньше – ответила Юля.

- Зато у меня их полно! – сказала Лена – Мой папа очень любит кино, поэтому на
кассеты он не скупается – у нас три полки ими забито.

- Слушай круто, надо будет к тебе как-нибудь прийти - посмотреть что есть,
наверняка найдутся фильмы, которых я не видела.

- Юль, а ты сама, где живёшь?

41/170
- Я вон там – Юля махнула рукой в противоположную сторону – От школы минут
десять ходьбы.

- Жаль, что нам не по пути – с досадой ответила Лена.

За разговором девочка даже не заметила, что они уже подошли к её дому. Эти
пятнадцать минут, казалось, пролетели для неё незаметно.

- Ну, вот мы и дошли – здесь я живу – сказала Лена, указав на свою многоэтажку.

- Неплохо, весьма неплохо – сказала Юля, окинув дом взглядом.

- Ну что, тогда до завтра – сказала ей Лена. Где-то в глубине души у неё был
соблазн пригласить Юлю в гости, ведь у неё сейчас никого не было, но пока ей
нужно было разобраться в самой себе – понять, что к чему.

- Ладно, хорошо поговорили, кассеты я не забуду, не волнуйся. Давай пока –


сказала Юля и уже начала уходить, когда Лена вдруг негромко окрикнула её:

- Юля…

- Да? – оглянулась она.

- Спасибо тебе… за всё.

- Обращайся.

Лена в последний раз взглянула Юлю и встретилась с ней глазами, которые,


казалось, лучились добротой и радостью. Это был искренний и глубокий взгляд.
Улыбнувшись Юле напоследок, Лена зашла в дом. Впервые за долгое время она
почувствовала в душе что-то приятное.

42/170
Глава 8 - Моя новая подруга

2 ноября, четверг

Лена шагала в школу, несколько быстрее, чем обычно. Вчерашний поступок


Юли, буквально вдохнул в неё новую жизнь. У неё появилась надежда -
маленькая надежда жившая глубоко внутри и проснувшаяся только сейчас.

Юля стояла у входа в школу и по виду кого-то ждала. Заметив Лену, она сразу
же зашагала к ней.

- Привет! – радостно сказала она.

- Привет - отозвалась Лена – Ты меня ждала?

- А кого же ещё, пойдём, а то опоздаем.

Первой у них была биология. Обе девочки зашли в школу, сдали куртки и
направились в класс.

- Держи – сказала Юля Лене, доставая из портфеля кассеты и протягивая ей.

- Спасибо – девочка положила кассеты к себе – Слушай, но… они ведь могут
забрать.

- Не волнуйся, не заберут – ответила Юля.

- Почему ты так думаешь? – спросила тогда Лена.

Юля некоторое время молчала, собираясь с мыслями, а потом сказала:

- Я знаю Соню намного дольше, чем ты, и я знаю, что она очень дорожит
дружбой со мной, так что пока я рядом, с тобой ничего не случится. По крайней
мере, пока.

- Я надеюсь на это…

Девочки подошли к кабинету, но Лена сразу по привычке замялась возле двери.

- Да всё нормально будет, верь мне – сказала Юля и взглянула Лене прямо в
глаза, увидев этот взгляд, страх покинул девочку, как будто его и не было.
Ласковый голос Юли, казалось, достучался до её души.

Девочки вошли в класс и все сразу уставились на них. Соня, которая обычно
громко и с издёвкой приветствовала Лену в знак того, что их веселье
начинается, сейчас просто сидела и смотрела на них. Все молчали.

- Ну что стоять, садимся – сказала Юля Лене и вместе с ней села на первую
парту.

Лена оглянулась посмотреть на Соню, так же как и все остальные она выглядела
очень удивлённой, но помимо этого в её лице можно было различить явную
обиду.
43/170
- Так ты теперь с ней сидишь Юля? – наконец сказала Соня, будто не своим
голосом, в котором сейчас напрочь отсутствовали привычные весёлость и
сарказм.

- Да, и я буду теперь сидеть с ней на всех уроках, а тебе, что-то не нравится? –
резким тоном спросила у неё Юля.

- Ну… да можно и так сказать – слегка неуверенно ответила Соня.

- И что же тебя не устраивает?

- Хорошо. Я скажу. Но учти, что говорить я буду за всех. Объясни мне, что
произошло вчера? Зачем ты отдала ей портфель? Зачем ты вообще за неё
вступилась?

- Захотела – спокойно ответила Юля – И теперь я тоже говорю всем вам – никто
из вас и пальцем больше не тронет Лену. Вы не будете портить её вещи,
обзывать её и вообще не будете ей ничего делать. Вы поняли?

Класс некоторое время молчал, затем Света возмущённо воскликнула:

- Волкова ты что охренела! Да как ты смеешь…

- Тихо Света, не надо, мы сейчас сами разберёмся – скомандовала ей Соня и


Света тут же прервалась.

Затем Соня сказала:

- Юля, ты моя лучшая подруга с первого класса, я не хочу с тобой ссориться,


пожалуйста, перестань её защищать. На кой хрен она тебе сдалась? Если ты не
сделаешь этого то…

- То что? – грозно спросила Юля.

- Мы… объявим тебе бойкот! Тебе и твоей новой подружке, с которой итак никто
не общался. А теперь и с тобой никто из нас не будет разговаривать. Я дам тебе
время подумать - решить кто для тебя важнее.

- Отлично! Просто отлично! Ты всё сказала?

- Да, и я надеюсь, ты поняла что… - но Юля её уже не слушала, она повернулась


к Лене и начала разговаривать с ней.

- Не обращай на них внимания – главное теперь они тебя не тронут. Они будут
игнорировать нас, а мы их.

Лена смотрела на свою одноклассницу удивлённым взглядом, Юля не побоялась


пойти наперекор всему классу, она пожертвовала общением со своими лучшими
подругами, которые теперь видимо были ей уже не нужны. И всё ради неё, ради
Лены. Девочку заполнило чувство неизомерной благодарности к этой
черноволосой девочке с короткой стрижкой и таким красивым голосом.

В этот момент пришла учительница, и начался урок.


44/170
- Юля ты, что тут делаешь? Ты же вроде с Соней сидишь – удивлённо спросила
её Наталья Алексеевна, увидев девочку на первой парте рядом с Леной.

- Я теперь тут буду сидеть – спокойно ответила Юля.

- Хм. Ну как хочешь.

На уроках Лена всегда сидела тихо, но сейчас, когда к ней подсела Юля, у них
начались перешёптывания и разговоры.

- Лена давай сегодня тоже погуляем. Хочешь? – шёпотом спросила у неё Юля.

- Ну… да почему бы и нет – так же тихо ответила Лена.

- Хорошо – обрадовалась Юля – Я уже придумала, куда мы пойдём. Тебе там


понравится, я уверена.

- Волкова, ты к Лене подсела, чтобы болтать с ней? Пиши давай и не отвлекайся


– сказала ей учительница.

После того как прозвенел звонок и все вышли из кабинета, Юля и Лена
разговаривая куда-то ушли, а возле Сони уже собралась её компания.

- Юлька совсем охренела! Что она себе позволяет!? Ну ничего, после школы то
мы их обеих подкараулим – причитала Света.

- Нет – вдруг резко и громко сказала Соня – Мы не будем их трогать. Пока


обойдёмся только бойкотом. Дадим Юле время подумать.

- Соня, да что с тобой? – удивлённым голосом спросила у неё Кира – Я тебя не


узнаю.

- Действительно Сонь, Юля что-то совсем страх потеряла. Почему бы нам её не


проучить? Она отстанет от Лены и всё будет как раньше – явно неуверенным
голосом сказала Нина.

- Я сказала, НЕТ! – воинственно прокричала Соня и все тут же замолчали –


Просто не разговаривайте с ними, а потом… подумаем, что делать дальше. Все
уяснили?

Компания кивнула.

- Вот и хорошо.

***

Юля и Лена гуляли по школе по школе во время перемены.

- Слушай, а куда ты хочешь меня отвести? – спросила Лена.

- А это сюрприз, хотя если ты там уже была, сюрприз немного обломается.

45/170
- Я пока с родителями из достопримечательностей только на Красной площади
была.

- Банально. Все приезжие идут на Красную площадь, но я поведу тебя в другое


место – сказала Юля озорным голосом.

- Хорошо – ответила ей Лена.

Следующим уроком был русский язык. Юля, как и обещала, села вместе с Леной.
На уроке они снова начали перешёптываться, что конечно привлекло внимание
самой ненавистной учительницы Лены, да и в общем то всего класса - Ольги
Викторовны.

- Так Волкова, Катина хватит болтать! – крикнула на них учительница – Двоек


мало что ли?

Юля взяла листок и что-то на нём нарисовала, а потом отдала Лене. Взглянув на
рисунок, девочка не сдержала смешок – Юля нарисовала весьма смешную
карикатуру на Ольгу Викторовну.

- А ты хорошо рисуешь – сказала Лена Юле, отдавая ей листок обратно.

- Ну да, когда делать нечего рисую, вот такую разную хрень.

- А можешь показать?

- Да без проблем, только давай не тут, а то ведь эта овца обязательно заметит.

Оставшуюся часть урока они просидели тихо. Когда прозвенел звонок, Юля и
Лена выйдя из кабинета, нашли тихий уголок. Юля достала толстую тетрадку и
отдала её Лене. В тетради были самые разные рисунки, но все они были
смешными. Чаще всего Юля изображала учителей, директора и завуча их школы
в каких-нибудь крайне необычных ситуациях. Каждая карикатура была по-
своему забавной. Пролистав тетрадку Лена, заметила, что в ней были
изображены далеко не все учителя – здесь не было, например, их историка,
физрука и учителя по биологии – видимо к ним Юля относилась хорошо. Лена
искренне смеялась, смотря на каждый рисунок, но на последней странице она
увидела женский тёмный силуэт, стоящий возле окна за которым шёл ливень.
Этот рисунок нельзя было назвать смешным, и девочка вдруг поняла, что именно
его Юля рисовала, когда одноклассники перекидывали её портфель по всему
классу.

- А это… это кто? – спросила Лена указав на тёмный женский силуэт.

- Просто какая-то грустная девочка. Я специально сделала её безликой, потому


что на её месте может быть, кто угодно. Всем бывает грустно – сказала Юля
несколько печальным голосом.

Лена молча отдала ей тетрадку.

- Ну ладно пойдём, что тут стоять то – сказала Юля.

- Пойдём.

46/170
На оставшихся уроках и переменах они продолжали общаться, и Лена замечала,
как класс смотрел на них то ли с презрением, то ли с завистью. У Сони же был
непривычно опечаленный вид. Такой Лена видела её впервые, а Юлю, похоже,
кроме самой Лены вообще никто не интересовал, потому что она только и
делала что, не переставая болтала с ней о чём угодно, даже не глядя на других.

Когда уроки, наконец, закончились и они вышли из школы Юля сказала:

- Ну всё! Идём на место, которое я обещала тебе показать.

Лена по привычке начала оглядываться. После школы её обычно всегда


подкарауливали, но только не сегодня – Лена своими глазами видела, как Соня
со своей компанией ушла от них прочь.

Юля, увидев уходящую Соню, улыбнувшись, сказала:

- Вот видишь, я же говорила, что они отстанут от тебя.

- Спасибо – отозвалась Лена.

- Всегда пожалуйста. Ну ладно пойдём уже – торопила её Юля.

Они пошли в незнакомую Лене сторону.

- А это далеко находится? Ну куда мы идём.

- Не очень - ответила Юля – Минут двадцать ходьбы, но ты ведь никуда не


торопишься?

- Да, нет, не тороплюсь.

- Вот и хорошо.

Некоторое время они шли молча. Лена осматривала новые места, а Юля
погрузилась в свои мысли. Затем Лена спросила:

- Юля скажи, а Соня действительно твоя лучшая подруга? Она говорила об этом.

Юля промолчала несколько секунд, думая, что ответить.

- Ну… она БЫЛА моей лучшей подругой – спустя несколько секунд сказала Юля.

- А теперь нет? – продолжала спрашивать Лена.

- Нет.

- А почему?

- Тебе это действительно так интересно Лен? Мне казалось, ты не хочешь ничего
слышать о Соне.

- Конечно не хочу просто… меня очень удивило её поведение. Вся её


стервозность словно испарилась. Я её такой раньше никогда не видела.

47/170
- Понимаешь - вздохнув начала Юля - Мы дружили с Соней с первого класса и я
очень хорошо её знаю. Ты видела её только в образе стервы, поэтому и
удивляешься тому, что происходит сейчас, но нужно понимать, что, так как с
тобой она ведёт себя далеко не со всеми. Я знала, что она не захочет со мной
ссориться и решила этим воспользоваться, чтобы помочь тебе.

- А Соня всегда была такой…

- Сукой – говори как есть – закончила за Лену Юля – Да, теперь я понимаю, что
она была такой всегда – ещё в первом классе она начала задирать других
девочек, и я… ей в этом помогала. Теперь жалею…

Лена поняла, что говорить о своей бывшей лучшей подруге Юле было явно
неприятно, и поэтому она поспешила сменить тему.

- Юля расскажи ещё что-нибудь о себе.

- Что ты хочешь узнать?

- Ну например расскажи о своей семье, у тебя есть братья или сёстры? –


спросила Лена.

- Нет – ответила она - А у тебя?

- Тоже нет.

- Слушай, извини, если я лезу не в своё дело, но я помню, что раньше ты


встречалась с Антоном, а теперь вас почему-то вместе не вижу.

- Потому что он любит Соню – спокойно сказала Юля - Я сама видела, как он её
целовал в туалете, но видимо они пока скрывают это от меня, думая, что я
ничего не знаю. Соня наверно считает, что я с ней поссорюсь, если узнаю о том,
что она увела у меня парня, а я об этом уже знаю, и на них обоих мне уже
наплевать. Забавно, правда?

- Да, это точно – ответила Лена. Она была поражена насколько искренней,
честной и раскрепощённой была с ней Юля, рассказывая такие личные вещи, а
ведь они, по сути, начали общаться только вчера.

За разговором Лена не заметила, как много они уже прошли и сейчас они
вплотную подходили к мосту через Москву – Реку.

- Вот сюда я и хотела тебя привести. Давай подойдём поближе, чтобы лучше всё
посмотреть – сказала Юля.

Девочки дошли до середины моста и остановились. Лена восторженно смотрела


на открывшийся перед ней вид реки и части города, которая с этого ракурса
выглядела очень красиво.

- Тут просто невероятно – не отводя взгляда от поблёскивающей солнечным


светом реки, сказала Лена.

- Да. Я часто прихожу сюда. Посмотреть. Подумать – сказала Юля.

48/170
Несколько минут девочки молча стояли, оперившись на периллы моста и
наслаждаясь видом.

- Юля? – нарушила молчание Лена.

- Да?

- А что ты завтра делаешь? Ты не занята?

- Нет, а что такое?

- Ну может завтра ко мне сходим? Ты вроде фильмы хотела посмотреть.


Пойдёшь?

- Конечно, пойду, ещё спрашиваешь! – радостно ответила Юля.

- Хорошо, тогда завтра после школы.

- Договорились.

Девочки постояли на мосту ещё несколько минут.

- Ну ладно пойдём, надеюсь, тебе понравилось – сказала Юля.

- Ещё как понравилось! Здесь очень красиво. Прямо-таки не оторваться.

Очень скоро девочки дошли до места, где их пути домой расходились.

- Здорово погуляли Юль. Это действительно неповторимое место.

- Я рада, что тебе понравилось.

- Ну что тогда до завтра Юля! Придём ко мне что-нибудь посмотрим! –


воодушевлённо сказала Лена.

- Да, я уже в предвкушении! Пока Лена!

Девочки пошли к себе домой. Настроение у Лены было приподнятое. Простая


прогулка с человеком, который готов тебя выслушать, и которому ты не
безразлична, принесла ей так много светлой, почти детской радости и
внутреннего душевного удовлетворения. Она шла домой улыбаясь. Всё
налаживалось.

Юля же испытывала несколько другие чувства. Она сама не могла понять,


почему её так потянуло на общение с Леной, но это общение приносило ей
удовольствие и искреннюю радость. Когда она была с ней, то время для неё
пролетало незаметно. Казалось, Лена была тем человеком, которого Юле не
хватало всё это время. Человеком, которого она хотела видеть всё чаще.

49/170
Глава 9 - Коктейли и кино

3 ноября, пятница

На следующий день Юля снова ждала Лену у входа в школу.

- Привет Лен! Ну как песни, понравились?

- Да, очень. Спасибо большое.

Они зашли в школу и, сдав куртки, отправились на первый урок. В этот день от
Лены уже полностью отстали. С Юлей тоже никто из класса не разговаривал, но
ей было на это откровенно наплевать. Она продолжала радоваться и смеяться,
проводя время вместе с Леной. Иногда казалось, что весь остальной мир и вовсе
переставал существовать для Юли, что она видела только эту рыжеволосую
девочку, и только она ей была нужна.

После школы они отправились к Лене домой. Зайдя в квартиру, Юля сказала:

- А у тебя тут неплохо, уютненько так.

Лена проводила Юлю в зал, где стоял телевизор, а над ним три полки забитые
самыми разными фильмами.

- Вау! – удивилась Юля – Круто, ничего не скажешь.

- Да, я сама тут половину фильмов не видела. Папа уже давно их


коллекционировать начал.

Юля восторженно разглядывала полки с кассетами.

- Итак, что будем смотреть? – спросила Лена.

- Давай комедию какую-нибудь. Хочется посмеяться.

- Давай! Только её найти надо…

Девочки начали перебирать кассеты, не забывая потом ставить их на место,


чтобы не устраивать бардак. Вскоре Лена сказала:

- Вот нашла фильм «В джазе только девушки» - написано жанр комедия.

- Что-то я про такой фильм не слышала. Ну давай его что ли посмотрим –


сказала Юля.

- Хорошо, только… сначала давай себе какой-нибудь напиток сделаем. Будем


пить и смотреть.

- Как скажешь. Что будем пить? – спросила Юля.

- Я очень люблю молочные коктейли, а ты?

- Да мне без разницы. Я всё люблю пить.


50/170
- Хорошо. Так, пойдём тогда делать.

Девочки зашли на кухню. Лена вытащила из холодильника мороженое и молоко,


а затем взяла блендер.

- Итак смотри, всё очень просто – берём мороженое, заливаем молоком,


включаем блендер и мешаем. Сейчас я тебе покажу.

Лене понадобилось всего несколько минут, на то чтобы сделать молочный


коктейль. Было видно, что она занимается этим уже очень давно.

- На, попробуй – Лена протянула Юле стакан с коктейлем.

Девочка опустошила его всего за несколько секунд.

- Очень вкусно! – допив, воскликнула Юля.

- Ага, я вижу – улыбаясь, сказала Лена и показала рукой на губы.

Юля посмотрела в зеркало и засмеялась - у неё как будто появились белые усы,
затем она вытерла остатки коктейля с губ.

- Ну что попробуешь сама? – спросила её Лена.

- Давай, вроде ничего сложного.

Юля залила мороженое молоком взяла блендер, включила её и стала мешать.

- А у меня неплохо получается – сказала Юля сильнее надавливая на блендер.

- Юля не так близко! – крикнула ей Лена, но было уже поздно – незаконченный


коктейль фонтаном брызнул прямо на Юлю.

Лена громко засмеялась.

- Юля ну ты что! Нельзя было подносить его так близко! Он же на полной


мощности был! – Лена продолжила смеяться, не в силах остановиться, глядя на
свою подругу, которая стояла забрызганная коктейлем с блендером в руках и
некоторое время не шевелилась, осмысливая произошедшее.

Затем Юля так же громко засмеялась. Они смеялись целую минуту, а потом,
успокоившись, вдруг встретились взглядом. В этот момент как будто что-то
промелькнуло между ними. Девочки молча стояли и глядели друг другу прямо в
глаза. Повисла неловкая пауза. И Юля и Лена в этот момент почувствовали что-
то очень необычное. Невидимая сила не давала им отвести взгляд друг от друга.
Наконец Лена сказала:

- Так… ну… надо бы прибраться, а то родители вечером придут, а тут такое.

- Да-да конечно – как будто выйдя из транса, сказала Юля – Давай помогу.

Юля вытерла, наконец, коктейль и вместе с Леной они прибрались на кухне.


Затем они вернулись в зал каждая со стаканом молочного коктейля.
51/170
- Итак, сморим – Лена вставила кассету в видеомагнитофон и фильм начался.

«В джазе только девушки» - оказалась старой чёрно-белой комедией, которая,


однако, была просто невероятно смешной. Главную роль исполняла Мэрлин
Монро. На протяжении почти всего просмотра, девочки хохотали во всё горло.
Они сидели рядом с друг другом на диване, пили коктейли, смотрели фильм и от
души смеялись. Это были незабываемые мгновения счастья и радости.

Когда фильм закончился, Лена с восторгом сказала:

- Это один из самых смешных, весёлых и забавных фильмов, которые я видела!


Давно я так не смеялась.

- Да, это точно! – подтвердила Юля.

Лена посмотрела на время. Было уже пять с половиной часов. Время,


проведённое с Юлей, пролетело незаметно.

- Юля сейчас уже мои родители придут, так что тебе пора. Какие у нас планы на
завтра? Может, пойдём к тебе?

- Ну… - слегка замялась Юля – в принципе можно пойти, хотя у меня там особо
делать нечего – разве что музыку слушать.

- Неважно, найдём, чем заняться. Заодно посмотрю, где ты живёшь. Значит


завтра после школы ладно?

- Без проблем.

Лена проводила Юлю до выхода. Они попрощались и, взглянув друг другу в


лицо, напоследок улыбнулись. После чего Юля ушла. Лена закрыла дверь, и
некоторое время стояла на пороге, прижавшись к ней спиной. Девочку
переполняли эмоции. Она была так рада, что Юля пришла к ней, что они так
хорошо провели время, что завтра она снова встретится с ней – увидит её
красивые карие глаза, услышит её жизнерадостный смех. Она хотела быть с ней
рядом всё дольше.

***

Очень скоро Юля и Лена стали друг другу самыми лучшими подругами. Каждый
день после школы они ходили куда-нибудь гулять, возвращаясь к себе только
домой только под вечер. Их излюбленным местом стал тот самый мост, куда Юля
привела Лену. Теперь они ходили туда как минимум три раза в неделю. Они
могли целыми часами стоять там, разговаривать, смотреть на реку и
наслаждаться видом.

Они проводили вдвоём всё больше времени. Юля теперь регулярно приходила к
Лене домой, чтобы вместе посмотреть новые фильмы. В зале они даже сделали
некое подобие кинотеатра – плотно задёргивали шторы, закрывали дверь и
выключали свет, погружая в комнату в полную темноту, освещаемую лишь
светом от телевизора. Перед каждым просмотром, девочки готовили себе еду, и,
как и в первый раз, делали молочные коктейли, которые Юля уже не
52/170
разбрызгивала на себя. Со временем они стали покупать соки и делать коктейли
с другими вкусами, например с апельсиновым или яблочным.

Личные же фотоальбомы девочек пополнились десятками новых фотографий,


где они, обнявшись или взявшись за руки, стоят вместе и улыбаются где-нибудь
на улице, возле памятников, на их любимом мосту или даже на Красной
площади. А по вечерам, когда обе девочки сидели у себя дома, они часами
разговаривали по телефону, общаясь на самые разные темы, и составляя планы
на завтра. В школе девочки и вовсе не расставались с друг другом ни на секунду
с того момента как встречались у входа. Ноябрь в отличие от октября пролетал
для них незаметно – каждый день был радостью.

Своим родителям о Юле Лена рассказала не сразу, а только тогда когда они её
уже в конец достали своими постоянными вопросами о том с кем она постоянно
гуляет и так долго разговаривает по вечерам. И на такое поведение Лены была
причина – родители не одобряли её вкусов практически ни в чём в том числе и в
друзьях, в каждом из которых они обязательно находили какие-нибудь минусы.
Инесса и Сергей оценивали друзей Лены по каким своим определённым
критериям. Они считали, что сами знают, что лучше для их дочери.

Вскоре родители Лены начали просить её, чтобы она пригласила Юлю в гости и
познакомила их с ней. В конце концов, им же нужно знать с кем дружит их
доченька. Лена до последнего отпиралась и всячески избегала этой темы, пока
однажды за прогулкой сама Юля не сказала:

- Слушай, я с твоими родителями ни разу ещё не встречалась. Что мы как


партизаны в твою квартиру тайно ходим? Познакомь уже нас.

- Ну… Юля может не надо? – пыталась отговорить её Лена.

- Почему Ленок? Тебе разве самой не надоело постоянно следить за временем,


что бы ни дай бог, твои родители вернулись и увидели меня. У тебя что с ними
какие-то проблемы?

- Да почему… нет никаких проблем – начала оправдываться Лена – Если хочешь


прийти то пожалуйста, я им скажу. Давай в субботу сразу после школы.

- Окей договорились!

53/170
Глава 10 - Знакомство

18 ноября, суббота

Лена стояла у входа в свою квартиру вместе с Юлей. Сердце её колотилось в


груди. Она нервничала. Юля же была намного спокойнее – она как всегда
улыбалась и, взглянув на Лену, сказала ей:

- Да не волнуйся ты так Ленка! Это же всего лишь знакомство. Что тут такого?

- Ладно, заходим – тихо сказала Лена и, вставив ключ в замочную скважину,


медленно открыла дверь.

Мама встретила её сразу.

- Привет доченька! А это как я понимаю Юля? – она посмотрела на девочку


оценивающим взглядом.

- Да – это Юля Волкова - моя лучшая подруга.

- Здрасте – сказала Юля.

- Ну здравствуй. Меня зовут Инесса – ну ты можешь называть меня тётя Инесса.


А это мой муж Сергей – она показала на отца Лены, который только что вышел
из зала.

- Приятно познакомится Юля – сказал Сергей, взглянув на девочку.

- Спасибо мне тоже.

- Ну что вы стоите на пороге? Снимайте куртки и идёмте обедать, там и


поговорим обо всём – сказала Инесса.
Девочки сняли куртки и, переглянувшись, зашагали на кухню.

- А вы руки помыли? – спросила у них Инесса, видя, что Юля и Лена уже сидят за
столом и ждут своих порций.

- Да ладно тебе мам! Мы есть хотим.

- Я всё понимаю, но руки всё равно нужно помыть. Давайте идите.

Лена с явным раздражением отправилась в ванну, Юля последовала за ней.

- И вот так она меня каждый день с этими руками достаёт! Я всё думаю, когда
она, наконец, забудет про них.

Юля улыбнулась. Помыв руки, девочки вернулись на кухню, где их уже ждали
две тарелки с супом. Рядом с каждой из тарелок помимо ложек было по два
куска хлеба. На столе стояли соль, перец, а также майонез. Вскоре вошёл и
Сергей и все уселись по своим местам.

- Итак Лена, значит вы познакомились с Юлей в школе, да? – начала говорить


Инесса.
54/170
- Ага – ответила Лена и, съев очередную ложку супа, закусила хлебом.

- А почему вы раньше не общались? – спросил Сергей.

- Ну… - замялась Лена.

- Я в октябре болела, поэтому с Леной не встречалась – солгала Юля. Она


понимала, что её подруга явно не хочет беседовать с родителями по поводу
своих бывших школьных проблем, о которых они, по-видимому, были не в курсе.

Лена наградила Юлю благодарным взглядом и та улыбнулась в ответ.

- Хорошо Юля, а расскажи что-нибудь о себе – попросила Инесса.

- Ну, я фодилась фдесь ф Мофкве – начала говорить девочка с набитым ртом -


суп, приготовленный Инессой, был очень вкусным – Я уфусь ф этой фколе с
пефого кфасса.

Лена не сдержала смешок – смотреть как её подруга, уплетая суп за обе щеки,
что то там говорит, было ужасно забавно. Но только не для Инессы, которая
смотрела на Юлю с некоторым негодованием. Сергей тоже достаточно
удивлённым взглядом смотрел на девочку.

- А ты хорошо учишься? – спросила её Инесса.

- Да не очень – Юля, наконец, перестала есть суп, и теперь обильно поливала


майонезом кусок хлеба – По некоторым предметам вроде истории, физкультуры
и биологии я хорошо учусь, а в остальном тройки, хотя домашнее задание, я
стараюсь делать. Если же не успеваю, обычно списываю у кого-нибудь - сказав
это, Юля принялась есть хлеб с майонезом.

Лена снова усмехнулась – Юля всегда привыкла быть искренней и говорить


правду – но конкретно сейчас, подобная тяга к честности была явно не к месту,
поскольку теперь во взгляде Инессы уже начинала проскальзывать едва
заметная искорка презрения: «Как это так? Её дочь общается с какой-то
двоечницей, которую ещё и судя по всему не научили хорошим манерам!».

- Ладно, а скажи, чем ты увлекаешься? – продолжила разговор Инесса, который


теперь уже всё больше походил на допрос.

Сергей внимательно слушал каждый ответ девочки, не забывая при этом


опустошать тарелку с супом. Лена тоже уткнулась в свою тарелку, чтобы, во-
первых скрыть свои смешки по поводу ответов Юли, а во-вторых не смотреть на
маму, которая наверняка бы наградила дочь с взглядом, обозначавшим что-то
типа «Ну и кого ты привела к нам домой?». Сама Инесса про свою тарелку супа
напрочь забыла, целиком и полностью сконцентрировав своё внимание на Юле.

- Чем я увлекаюсь? Да всем подряд. Рисую, например, но это когда на уроках


нечего делать. Потом музыку слушаю – рок, рэп, попсу короче всё подряд.
Фильмы очень люблю смотреть – самые разные.

- Какой последний фильм смотрела? – вдруг спросил её Сергей, это тема его
явно заинтересовала.
55/170
- Зелёный слоник – честно ответила Юля.

Лена тут же поперхнулась супом и крикнув: «Я на секунду!», выбежала в


коридор, чтобы там проржаться. «Зелёного слоника» Юля сама предложила
посмотреть, как она сказала «чисто по приколу», предупредив, что молочные
коктейли для просмотра лучше не делать. Они смотрели его как раз два дня
назад и Лена прекрасно помнила этот «шедевр мирового кинематографа». Ей
было очень интересно, что этот «великий фильм» делает в коллекции её отца,
который обычно тратит деньги только на хорошее кино. Ответ она получила
сразу, как вернулась на кухню.

- Зелёный слоник? Он у меня есть, друг отдал копию, так что я за него не платил,
чему очень рад – сказал отец Лены.

- А по-моему неплохой фильм – сказала Юля на полном серьёзе – По крайней


мере, смешно было
.
- Да что это вообще за «Зелёный слоник»? Про что он? – вмешалась в разговор
Инесса.

- Эм… давай я тебе после обеда расскажу ладно? Не хочется аппетит портить –
сказал Сергей.

Лена снова ухмыльнулась.

- Да что ты там постоянно смеёшься дочь? – спросила у неё Инесса.

- Ничего, ничего мам – ответила Лена и попыталась успокоиться.

Все тарелки с супами были пусты, за исключением тарелки Инессы, но она, не


обратив на это внимание, убрала всё посуду в сторону и подала каждому кроме
себя на стол второе в виде картофельного пюре с котлетами. Юля сразу же
принялась за еду, при этом начав чавкать самым неприличным образом. Лена
заметила у своей подруги эту привычку еще когда они смотрели вместе фильмы.
Юля пояснила, что хочет просто наслаждаться вкусом еды не ограничивая себя
какими-то дурацкими правилами. Переведя взгляд на свою мать Лена начала
немного волноваться – Инесса выглядела крайне оскорблённой, она теперь уже
с явным презрением смотрела на Юлю: «Да как эта девица смеет так чавкать в
нашей квартире! Её что совсем ничему не учили?».

Юля видимо этих взглядов не замечала либо не придавала им большого


значения, потому что она по-прежнему оставалась весёлой и радостной.

- Фы офень хофово гофофите! – снова с набитым ртом обратилась Юля к Инессе.

- Да… спасибо Юля. Я старалась – сказала мать Лены, пытаясь вложить в эти
слова всё своё оставшееся спокойствие.

Вскоре ни от пюре, ни от котлет на тарелке Юли не осталось и следа. Сергей и


Лена также всё съели, и Инесса подала на стол чай. Юля, получив свою чашку,
сразу же поднесла её к губам и начала хлюпать, окончательно завершая свой
образ «невоспитанной девочки» в глазах Инессы.

56/170
- Горячий – пояснила Юля и продолжила хлюпать.

Лена была готова расхохотаться на месте, но с трудом всё же сдерживалась.


Всё-таки не надо было знакомить Юльку с родителями. Слишком уж они разные.
Когда Юля уйдёт наверняка заведут свою песню, о том какая она невоспитанная
и наглая.

Во время чаепития Инесса смотрела на Юлю, уже не отрываясь изредка поднося


свою чашку к губам и делая небольшой глоток. Сергей также не отводил
взгляда от девочки.

- Лена, а… с кем ты ещё дружишь в классе кроме Юли? – обратилась Инесса к


дочери. Этот вопрос, по сути, стал итогом всей беседы. Мать Лены
недвусмысленно давала понять, что Юля ей, мягко говоря, не очень
понравилась. Сама Юля, услышав вопрос, это безусловно поняла – девочкой она
была не глупой, но никаких признаков подавать не стала, продолжая сохранять
свой позитивный настрой.

- Эм… с кем ещё дружу? – тупо повторила вопрос Лена и тут же перевела взгляд
на Юлю в поисках поддержки.

- Да мы со всеми общаемся. Всех и не перечислить. У нас дружный класс – вновь


солгала Юля.

- Ага – подтвердила её ложь Лена.

- Ну тогда ладно… вы допили чай?

- Да, спасибо тётя Инесса. Офигенно готовите.

Мама Лены «комплимент» Юли явно не оценила и принялась складывать


грязную посуду в раковину.

- Давайте я сама всё сложу – предложила Юля.

- Нет, нет, не надо. Я справлюсь.

- Ну ладно. Ленка пойдём в твою комнату!

- Пошли! - отозвалась Лена.

Девочки оказались в комнате. С момента переезда она сильно изменилась –


теперь тут стояла кровать у стены с заправленной постелью, напротив неё
большая стенка с множеством полок ящиков и шкафчиков. Слева от стенки был
большой шкаф с одеждой. На полках стояли фотографии Лены с родителями. На
них она улыбалась, но отчего-то её улыбка не казалась полностью искренней,
как будто она была нарисованной. Полки повыше были заполнены множеством
самых разных книг. В ящиках хранились тетрадки, учебники, запасные ручки и
карандаши, и прочие школьные принадлежности. Однако в одном из ящиков
самом ближнем к столу, лежало нечто другое – там был фотоальбом. На его
обороте было аккуратными и красивыми буквами написано «Мы с Юлькой». В
альбоме было около сорока самых разных фотографий, но всех их объединяло
одно – две улыбающиеся девочки, искренне радующиеся тому, что они в
очередной раз проводят время вместе.
57/170
Лена закрыла дверь в комнату, после чего села на кровать рядом с подругой.

- Юля, помнишь, я тебе как-то говорила, что пишу стихи?

- Конечно помню! Мы ещё договорились, что ты покажешь их, когда будешь


готова.

- Да, и сейчас настал такой момент. Я раньше никому их не показывала,


стеснялась.

Юля улыбнулась и взяла Лену за руку. За последнее время они стали настолько
близки, что теперь были готовы доверить друг другу все свои личные
переживания или тайны. Лена вытащила толстую тетрадку из того же ящика,
где лежал альбом и протянула её Юле.

- Вот, почитай, а я пока сделаю нам молочный коктейль.

- Хорошо – отозвалась Юля и открыв тетрадку начала внимательно читать.

Здесь было в общей сложности около шестидесяти стихов, первый из которых


датируется пятнадцатым апреля тысяча девятьсот девяносто восьмого года.
Стихи были красивыми, если бы Юля не знала, что их написала Лена, она бы
наверно подумала, что их автором является какой-нибудь известный поэт.
Каждый стих был среднего размера и эти строчки, написанные аккуратным
почерком Лены, Юля читала с замиранием сердца. Темы у всех стихотворений
также были разные, но Юля заметила одну интересную вещь – стихи до октября
двухтысячного года были по большей части позитивными и весёлыми –
призывающими жить и радоваться жизни. После же этой даты, строчки
становились всё более гнетущими грустными и пессимистичными. Кроме того на
листках девочка заметила множество высохших пятен сразу поняв, что это
слёзы, которые лила Лена записывая эти стихи. Сердце у Юли сжалось в комок,
от сочувствия к подруге – она ведь прекрасно помнила, что ей тогда
приходилось терпеть от класса.

«Ну почему я не вступилась за неё раньше? Что я за идиотка такая. Если бы я


сразу ей помогла она бы так не страдала…» - крутилось в голове у Юли. Чувство
вины давило ей в грудь, но собравшись с силами, она продолжила читать.
Последние стихотворения, написанные в ноябре, были самыми искренними,
самыми добрыми, самыми весёлыми и жизнерадостными из всех. Это были
стихотворения о Юле. О человеке, которому Лена была благодарна больше
всего. Читая эти строки, девочка улыбалась. Глаза её слезились от невероятной
нежности и привязанности, которую она испытывала к Лене. Она взяла тетрадку
двумя руками и крепко прижала её к груди – эта вещь, стала для неё такой же
ценной, как и для самой Лены.

«Что бы я без тебя делала, ты изменила мою жизнь. Если бы не ты я бы по-


прежнему встречалась с этим козлом, которому нужно от меня только одно, и
помогала бы его стервозной суке возлюбленной унижать слабых».

Лена вернулась только спустя час, несмотря на то, что молочные коктейли она
готовит так быстро, как бы это делал профессиональный бармен. Просто она
хотела, чтобы Юля почитала её стихи в одиночестве – в конце концов, там
записаны очень личные вещи. Она не хотела сидеть в тот момент рядом с Юлей
58/170
и краснеть, и поэтому провела всё это время на кухне. Родители были в зале –
наверно они решили поговорить с Леной, когда Юля уйдёт. Зайдя в комнату с
двумя большими стаканами коктейлей, Лена присела на диван и отдала один из
них своей подруге.

- Спасибо – сказала Юля, беря стакан.

- Ты… прочитала? – спросила Лена взволнованным голосом и тут же поднесла к


губам стакан и начала пить.

- Да – ответила Юля.

- И… что ты думаешь? – спросила Лена прекратив пить коктейль.

Юля посмотрела на неё искренним, нежным взглядом, после чего взяла за руку
и крепко сжала её.

- Это прекрасные стихи Ленок. У тебя большой талант. Я читала не отрываясь.


Эти строчки были для меня такими же близкими, как и для тебя.

Лена некоторое время молчала, а затем посмотрела на Юлю таким же нежным и


ласковым взглядом.

- Спасибо Юля. Для меня это очень важно. Спасибо за твои слова.

Юля отложила тетрадку и пододвинулась к Лене поближе, всё также сжимая её


руку. После чего опустив голову тихим голосом сказала:

- Прости меня.

- За что?

- Прости, что я не помогла тебе раньше. Из-за меня ты столько натерпелась.


Прости меня, пожалуйста… - голос Юли был наполнен сожалением и виной.

- Это уже не важно. Всё в прошлом. Главное, что теперь ты рядом и я благодарна
тебе за это. Я благодарна тебе, за всё, что ты для меня сделала, а ты сделала
самое главное – наполнила мою жизнь смыслом.

Юля подняла голову. Из её глаз текли слёзы. Спустя несколько секунд девочки
обнялись и прижались к друг другу так крепко, что казалось, что сейчас они
сольются в одно целое.

- Всё хорошо – ласковым голосом говорила Лена – Я не виню тебя ни в чём.

Прошла примерно минута, прежде чем они освободились от объятий друг друга.

- Спасибо Лена…

И снова они встретились взглядом. Только теперь эти взгляды были уже не
такими застенчивыми как в предыдущий раз. В этих взглядах читалось желание.
Девочки хотели чего-то, но видимо ещё сами не могли понять чего.

Оставшиеся несколько часов они провели весело - слушая музыку, смеясь,


59/170
разговаривая, и играя. Юля ушла только ближе к вечеру – Лена проводив её до
порога, напоследок крепко сжала её руку и посмотрела ей в глаза.

- До завтра – сказала Лена ласковым голосом.

- Пока Ленок.

Девочка закрыла за подругой дверь и сразу услышала доносящиеся из зала


шаги.

«Ну вот сейчас начнут» - с раздражением подумала Лена.

- Доченька пойдём в зал. Нам нужно поговорить – сказала Инесса.

Девочка, простояв некоторое время на пороге, пришла в зал и села на кресло


напротив дивана, где её уже ждали родители.

- Лена – начала мама – скажу честно, мне не очень понравилась твоя подруга.

- Как будто мне следовало ожидать чего-то ещё – безразлично ответила Лена,
скрестив руки на груди.

- Дочь послушай мать и не переговаривайся – спокойным голосом сказал папа.

- Юля ужасно вела себя за столом. Кроме того, как она сама сказала, она не
очень хорошо учится, а когда я узнала от папы, что это за «Зелёный слоник»
такой, я чуть в обморок не упала, оттого что твоя подруга смотрит. В общем,
Лена я не хочу, что бы ты общалась с ней. Найди кого-нибудь получше.
Наверняка у вас в классе есть гораздо более воспитанные девочки.

Лена ухмыльнулась, вспомнив Соню, Свету, Нину и Киру – воспитанные девочки


ничего не скажешь. Затем сказала:

- Нет. Я буду с ней общаться дальше.

Сергей и Инесса вопросительно посмотрели на дочь – они уже и забыли, когда


она в последний раз им так открыто пререкалась.

- Лена, ты что себе позволяешь? С родителями нельзя так разговаривать. Мама


сказала не общаться с ней – значит так нужно – сказал Сергей.

- Кому нужно? Вам? Почему вы не думаете обо мне?

- Мы сами знаем, что для тебя лучше Леночка – начала Инесса - Мы тебя старше
и нас есть жизненный опыт. Так вот я тебе как мама говорю – заведи себе
нормальных подруг. Чего ты привязалась к этой Юле?

-Так хватит – непривычно уверенным и даже несколько воинственным голосом


сказала Лена – Я буду общаться с тем, с кем захочу. Юля моя лучшая подруга.
Мне с ней хорошо и весело. И мне совершенно всё равно хлюпает она там или
говорит с набитым ртом. Не это главное в людях. Главное - какой человек сам – и
Юля, пожалуй, самый добрый, весёлый, искренний, честный, чуткий и
отзывчивый человек из всех кого я встречала.

60/170
Некоторое время родители молчали глядя на дочь. Затем Инесса сказала
голосом, в котором уже прослеживалась суровость:

- Лена давай не будем ссориться. Я сказала, что ты не будешь общаться с Юлей –


забудь про неё.

- НЕТ! – вдруг резко крикнула Лена – Как вы меня достали со своими указаниями
и нравоучениями! Вам что больше заняться нечем, кроме как делать из
собственной дочери подчинённую? Вечно вам всё не нравится. Знаете что? Да
плевать, мне на это. Я буду общаться с ней! Слышите? И хватит мне
приказывать! Всё! – Лена резко встала с кресла и пошла в свою комнату.

61/170
Глава 11 - Загородная поездка

После визита Юли к Лене, Сергей и Инесса продолжали настаивать на


своём. Каждый день они пилили дочь с требованием прекратить общение с
Юлей, но Лена и слушать ничего не хотела. Раньше она и слово не могла сказать
наперекор родителям, но теперь она почувствовала, что как будто освободилась
от невидимых цепей. Она стала намного увереннее в себе и научилась
отстаивать свои интересы. И всё благодаря Юле. Подруги продолжали гулять,
веселиться и разговаривать, как и раньше. Не было ни одного дня, который бы
они не провели вместе.

***

23 ноября, четверг

Девочки в очередной раз гуляли после школы. Юля заметила, что её подруга
находится в несколько подавленном состоянии.

- Лен что с тобой?

- Да так. Родаки достали уже. Уши вянут их слушать.

- Это из-за меня?

- Ну… да Юля. Видишь ли, ты им не очень понравилась. Теперь вот достают меня
каждый день, чтобы я перестала с тобой общаться. Ага, как же! Размечтались.

- То есть они будут не рады, если я буду приходить к тебе, когда они дома?

- Да Юль забей. Ты не единственная такая, им все мои друзья не нравятся.


Вообще, честно говоря…

- Что? Говори Ленок, я тебя выслушаю – сказала Юля ласковым голосом.

Лена вздохнув начала:

- Помнишь, ты спрашивала, есть ли у меня с ними какие-то проблемы, так вот да


есть. Они… слишком сильно меня контролируют. Они не понимают, что у меня
может быть своя жизнь, свои интересы, им обязательно нужно знать всё. И так с
самого детства. Наверно… это из-за них я стала такой – застенчивой, скромной.
Лена опустила голову – говорить об этом ей было очень неприятно.

Юля взяла подругу за руку.

- Успокойся Лен. Я понимаю, что это из-за них ты стала такой тихой и скромной,
но подумай сама – если бы ты не была этой застенчивой девочкой, мы бы
подружились? Я приняла тебя такой, какая ты есть, и ты понравилась мне
именно такой. Если бы родители воспитывали тебя по-другому, кто знает, стали
бы мы общаться вообще или нет. Так, что в какой-то степени мы теперь вместе,
благодаря им. Здорово, правда?
Лена улыбнулась.

62/170
- У тебя забавная логика Юль, но если это действительно так, то я им
благодарна.

- Ну вот и разрешили проблему! – весёлым голосом сообщила Юля – Видишь ли в


жизни мы всё привыкли усложнять, а если разобраться, то всё гораздо проще
тем кажется. Вот смотри теперь ты стала более увереннее и твои родители,
вскоре осознают, что дочь – это не значит подчинённая, это родной человек,
интересы которого надо уважать. Просто им нужно время, чтобы понять это, и
потом всё у тебя будет с ними хорошо. А насчёт меня… ничего страшного, всё
равно буду приходить к тебе. Общаться с ними, пытаться найти общий язык. В
общем, всё это я к тому – что если ты действительно любишь человека, ты
принимаешь его таким, какой он есть, а не пытаешься его изменить.

Лена нежным взглядом посмотрела на подругу.

- Юлька ты прям философ.

- Да ладно тебе! Какая там философия – это общеизвестная истина. Не понимаю


только почему людям так трудно её понять – всё бы стало намного проще.

- Люди такие существа, что даже самые простые вещи до них иногда не
доходят. И после этого мы с гордостью называем себя самым умным видом на
планете. М-да печально – сказала Лена.

- Много печального в нашем мире, но давай уже хватит об этом. Мы, в конце
концов, на прогулке. Вон, пойдём, мороженое купим – Юля указала на
небольшой ларёк, где продавались самые разные виды мороженного.

Лена в выборе была не привередлива, простой стаканчик с пломбиром её вполне


устраивал, а вот Юлька купила себе фруктовый лёд - она его очень любила.
Было уже довольно холодно. Дул ветер. Вот-вот должен был пойти снег.

- Слушай Юль, а что это мы всё только о моих родителях - расскажи о своих –
сказала Лена открыв упаковку и, начав есть мороженое – Я ведь только сейчас
вспомнила, что ты тоже провожала меня до их прихода, когда я бывала у тебя.

Юля некоторое время молчала, опустив открытый фруктовый лёд, который она
уже подносила к губам.

- Что-то не так? Я тебя чем-то обидела Юль? – тревожным голосом спросила


Лена.

- Нет, нет, всё нормально. Ты тут не причём. Просто… у меня тоже есть
проблемы с родителями, и как ни странно они полная противоположность твоим.
Мои родители алкоголики. Им наплевать на меня, они не заботятся обо мне и
никогда не заботились. Я уже давно привыкла к этому.

- Извини – тихим голосом сказала Лена – Я не знала.

- Ну да я же тебе не говорила, так же как и ты мне. В любом случае знакомить


тебя с ними я бы не хотела. Слушай… а давай я лучше познакомлю тебя с дядей
Димой! Точно! – воскликнула Юля с радостным видом.

- Дядя Дима это тот, кто тебя ездить учит? – спросила у неё Лена.
63/170
- Ага, можно сказать он уже научил, давно я с ним не виделась, я же всё время с
тобой провожу.

- Ладно, и когда ты с меня с ним познакомишь?

- Давай я ему сегодня позвоню и обо всём спрошу. Потом тебе сообщу.

- Хорошо я буду ждать.

- Правда… есть один нюанс – неуверенно сказала Юля.

- Что?

- Родители… они запрещают мне встречаться с дядей Димой. Им наверно просто


обидно, что кто-то делает то, что не по силам им – заботится об их дочери. Но ты
не волнуйся, я что-нибудь придумаю. Мы обязательно с ним встретимся.
Обещаю.

***

Юля как всегда пришла домой после прогулки с Леной вечером. Зайдя в свою
квартиру, она услышала знакомый голос, доносившийся из кухни. Это был голос
Виктора, который опять пришёл к ним домой и о чём-то разговаривал с
родителями. Голос был трезвым, что довольно странно. Юля проскользнула в
свою комнату – похоже, никто не заметил её прихода. Что ж тем лучше.

Набирая номер дяди Димы, Юля волновалась, она прекрасно помнила, чем
закончилась их предыдущая встреча.

- Алло?

- Дядя Дима привет это Юля.

- Юлька? Давно же ты мне не звонила.

- Да извини меня, пожалуйста, сначала мне они не давали, а потом…

- Что? У тебя что-то случилось? – с тревогой спросил дядя Дима.

- Ну что вы! Как раз наоборот. У меня появилась лучшая подруга. Она в моём
классе учится. Мы с ней отлично проводим время. В общем, я подумала, почему
бы её с вами не познакомить? Её зовут Лена.

- Я был бы очень рад Юля, но ты знаешь, что твои родители против и…

- Да плевать мне, против они там или нет! Слушайте, что вы делаете в
выходные? Вы не заняты?

- Да… в общем-то нет.

- Ну тогда отлично! Я слышала, что они собираются в выходные на свадьбу


своего друга, а это надолго. Гулять будут дня два так точно. У нас будет куча
64/170
времени! – радостным голосом сообщила Юля.

- Это точно Юль? Не хочу опять устраивать тебе неприятности.

- Точнее не бывает, говорю вам, на выходных вы можете приехать.

- А зачем к тебе то приезжать? Раз уж у нас время есть – почему бы нам всем
вместе с твоей подругой не скататься на мою дачу? Постреляем там, ты ведь
уже давно не стреляла. Давай я вас обеих после школы в субботу встречу и
сразу поедем. Думаю, останемся с ночёвкой, в воскресенье в полдень поедем
назад. Я наверно даже куплю мясо – сделаем шашлыки.

- Отличная идея дядь Дим! Тогда я сейчас позвоню Лене и спрошу удобно ли ей.

- Договорились Юль тогда до выходных.

- Пока дядь Дим!

Сердце Юли наполнилось радостью и восторгом – она уже очень давно не была у
дяди Димы на даче, где он учил её стрелять - ведь он увлекается охотой. Он
учил её, как правильно задерживать дыхание при выстреле, как точно стрелять,
как вообще обращаться с оружием. И вот теперь она поедет туда, но уже вместе
с Ленкой! Надо ей позвонить. Юля набрала номер Лены.

- Да, я слушаю – отозвался знакомый милый голос в трубке.

- Лен всё отлично! Мы договорились в субботу сразу после школы поедем на


дачу с ночёвкой. Тебе удобно?

- Конечно!

- А как же родители? Отпустят с ночёвкой?

- Ой, да ладно! Буду я их спрашивать!

- Ну смотри Лен, главное чтоб у тебя потом проблем не было – сказала Юля
испытывая тревогу за свою подругу.

- Не волнуйся, с ними я сама разберусь.

- Лена иди есть! – послышался голос Инессы из трубки.

- Сейчас мам подожди! – крикнула Лена.

- Юль, а что мы будем там делать? – заинтересованно спросила у неё подруга.

- О, да там есть чем заняться! Дядя Дима учит меня стрелять, ну знаешь по
бутылкам там, это весело, сама попробуешь – узнаешь. Потом там очень красиво
– есть, где погулять. Много заброшенных домов – я обожаю туда лазить, ночью
даже страшновато немного, но мы же будем вместе! А самое главное дядя Дима,
похоже, сделает шашлыки! Мы ему, конечно, помогать будем, ты умеешь
шашлыки делать? Ну, там мариновать и всё такое?

- Э-э-э нет,… не доводилось – сказала Лена и в душе её заиграла небольшая


65/170
обида. На шашлыки она часто ходила со своими родителями, но они естественно
всё делали сами и мариновали и жарили, а вот теперь стыдно перед подругой.

- Ничего страшного, научим! – весёлым голосом сказала Юля.

- Слушай, может мне деньги у родителей попросить? А то неловко получается,


что твой дядя сам всё купит. Хотя родители мне наверно деньги не дадут… к
тому же тогда придётся рассказать им, куда я еду.

- Да не надо ничего покупать Лен! Я раньше тоже предлагала, так он: « Нет, не
надо, я сам тебе всё куплю». Так что об этом не волнуйся, для него главное
устроить нам праздник, деньги тут не при чём – сказала Юля.

- Ну, если так, то ладно.

- Лена мне тебя долго ждать?! Иди есть! – послышался голос Инессы, который в
этот раз был уже намного громче.

- Я с Юлей разговариваю! – крикнула Лена не менее громко.

- Подождёт твоя Юля, еда стынет!

- Слушай Юль тут это…

- Лен, иди! Завтра обо всём поговорим – сказала Юля и спешно положила трубку.
Она не хотела, чтобы подруге из-за неё досталось.

Девочка встала с кровати и подошла к окну, посмотреть на улицу. Было уже


очень темно. Деревья почти полностью избавились от листьев. За окном
слышался гул ветра. Юля была в нетерпении выходных, она уже предвкушала,
то, как они хорошо проведут там время. Дяде Диме Лена наверняка понравится.
Они будут сидеть там, на свежем воздухе, слушать звуки природы, греться у
костра и…

- Привет Юлька – вдруг послышался резкий голос сзади.

От неожиданности девочка вздрогнула и резко повернулась. В дверном проёме


стоял Виктор.

- Чёрт возьми, зачем меня так пугать! Тебя блин что, стучаться не учили?

- Не надо злиться Юлечка, ну забыл, бывает.

- Что тебе надо? И не называй меня Юлечкой. Ты мне никто, чтобы меня так
звать – сурово сказала Юля.

- Да успокойся ты уже! Я вот что подумал – ты же знаешь, что на выходных мы с


твоими родителями идём на свадьбу? Мы сейчас как раз с ними об этом
разговаривали.

- Знаю и что? – холодно спросила Юля.

- Там будет очень весело. Хочешь пойти с нами? – с надеждой в голосе спросил
её Виктор.
66/170
- Нет, и можешь даже не просить.

- Почему?

- Потому что я не хочу, и если это всё, что ты хотел сказать закрой дверь и иди
отсюда, это моя комната – злобно ответила Юля.

Виктор закрыл дверь, но сам остался в комнате.

- Я, кажется, сказала тебе уйти или ты глухой?

Виктор подошёл к Юле ближе и посмотрел на неё странным взглядом.

- Даже не думай об этом – тут же сказала Юля – Вали отсюда живо.

- Знаешь, ты, когда злишься такая привлекательная. Может, не будем ничего


усложнять Юль? – с заигрывающей интонацией спросил Виктор.

- Слушай ты! Хренов извращенец! Иди домой и трахай свою жену! Если ты ещё
хоть на один шаг подойдёшь ближе я…

- Тихо, тихо Юль, успокойся – сказал Виктор, медленно отходя назад – Значит
вот ты как. Это твоё окончательное решение?

- Ты совсем тупой или притворяешься? Катись отсюда! И что бы я тебя больше в


своей комнате не видела! Понял?!

- Понял Юля, понял. Но учти, ты об этом пожалеешь – грозно сказал ей Виктор.

- Я уже дрожу от страха – с сарказмом отозвалась девочка.

Виктор резко развернулся и покинул комнату, хлопнув за собой дверью.

***

Они вместе, словно парят по городу. Улыбаются и смеются. Всё так хорошо. Лена
сжимала её руку, чувствуя невероятную теплоту и нежность. Всё вокруг тихо и
умиротворённо. Все мирские проблемы остались позади. Как вдруг появляется
нечто страшное и пугающее – бесформенное, движущееся нечто. Оно хватает её
и уносит вдаль. Лена со всех ног бежит за ними. Нет! Только не Юля! Не
забирайте её! Лена чувствует, что чем дальше существо уносит Юлю, тем слабее
она становится. Бег превращается в шаг. Лена слышит отчаянные крики Юли.
Она больше не может быть с ней. Её больше не существует. Лена начинает
испаряться. Всё кончено…

- Лена! Лена! Что с тобой?! – встревоженным голосом говорила Инесса, стоя над
дочерью.

Всё исчезло. Сон провалился в глубины подсознания. Лена открыла глаза.

- Ты почему кричишь во сне? Тебе приснилось что-то плохое?

67/170
- Я… да… у меня был кошмар.

- Странно, ты раньше во сне никогда не кричала. Ну ладно вставай уже, а то в


школу опоздаешь.

Лена присела на кровать, пытаясь сосредоточить свои мысли. Впервые ей


приснилась Юля, за которую она переживала так сильно, что даже кричала. К
чему бы это? В чём смысл этого сна? Если во снах вообще стоит искать какой-то
смысл… внезапно Лена вспомнила, что сегодня суббота. Сегодня ведь они
поедут на дачу! Эта мысль сразу взбодрила девочку, и она пошла умываться.

***

25 ноября, суббота

Уроки как назло тянулись мучительно медленно. Они сидели на истории. Юля во
всех красках рассказывала Лене о том, что их ждёт на даче.

- Волкова, Катина у вас когда-нибудь рты закрываются или нет? Я, по-моему, и


так вам особо не мешаю, но нужно же во всём знать меру. Вам так не кажется?

- Да, извините Александр Владимирович. Больше не будем – сказала Юля.

Оставшуюся часть урока они просидели молча – учителя по истории они обе
уважали.

***

- Так что насчёт твоих родителей? Ты их предупредила? – спросила Юля на


перемене.

- Ну… можно и так сказать. Я оставила им записку. Если бы я им прямо сказала,


куда я отправляюсь и насколько, они бы меня точно не отпустили. Уж я то знаю.

Юля вспомнила, как она тоже не захотела предупреждать своих родителей о


поездке и оставила записку. Правда, закончилось всё это не очень хорошо…

- Лен, а твои родители тебе точно за это ничего не сделают?

- Уж не побьют, не волнуйся – как будто прочитав мысли Юли, ответила Лена.

«Ну да – у Ленки родители на такое не способны» - думала про себя девочка.

Когда последний урок, наконец, закончился, подруги чуть ли не бегом покинули


кабинет и, спустившись вниз, и взяв свои куртки, вышли из школы.

Дядя Дима, как и обещал, ждал их у выхода.

- Привет Юль! – кинулся он к ней и обнял – Как же я рад снова тебя видеть!

- Я тоже – радостным голосом сказала Юля.

68/170
- А это как я понимаю Лена? – спросил дядя Дима, взглянув на девочку.

- Здравствуйте.
- Привет, я дядя Юли – Дима будем знакомы – он протянул руку.

- Я Лена Катина, приятно познакомиться – девочка пожала ему руку.

- Мне тоже. Знаешь, Юлька вообще редко меня со своими друзьями знакомила,
помню только одну как её там… Саша или, нет… Соня. Да, точно Соня! Она, по-
моему, тоже из вашего класса.

Девочки переглянулись. Наступила неловкая пауза.

- Давай уже поедем дядь Дим, не будем терять время! – сказала Юля, стараясь
перевести тему.

- Хорошо машина за углом, пойдёмте.

Девочки пошли за дядей Димой в вскоре увидели старую белую «Волгу» - его
машину.

- Садитесь на заднее сиденье.

Юля и Лена уселись на места. Дядя Дима закурил сигарету, и, постояв некоторое
время на улице, бросил окурок и сел в машину.

- Дядь Дим так мы шашлыки там будем делать или нет? – спросила Юля – А то я
Ленку научить хочу.

- Будем. Я всё купил.

«Волга» выехала из двора и вскоре оказалась на дороге, где была небольшая


пробка.

- Думаю, доедем за полтора часа – сказал дядя Дима, пристроившись за


иномаркой – В субботу пробок не так много. Лена расскажи пока что-нибудь о
себе, мне будет интересно послушать.

- Ну, родилась я не здесь, а в Обнинске. Это к югу от Москвы – начала


рассказывать Лена.

- Знаю, я там был.

- Были? – спросила Лена.

- Ну, проездом точнее. Город красивый, мне понравился. А сюда ты, значит,
переехала? – спросил её дядя Дима.

- Да.

- И давно?

- В октябре.

69/170
- Ну и как нравится тебе тут?

- Как сказать… раньше нет, но после того как я повстречала Юлю…

- Всё у нас стало охрененно! – закончила за неё подруга.

- Ну да можно и так сказать – согласилась Лена.

Дядя Дима улыбнулся.

- Вы теперь лучшие подруги да?

- А то! Лена самая классная девчонка, которую я встречала. Я теперь без неё
никуда – сказала Юля и обняла подругу за плечи. Лена улыбнулась и тоже
положила руку на плечо Юли.

- Я очень рад за вас – с полной искренностью сказал дядя Дима – Юля ты,
получается, подружилась с Леной сразу как она пришла в ваш класс?

Девочки посмотрели друг на друга. Взглядом Юля дала понять, что дяде Диме
можно всё рассказать.

- Ну… не совсем так – замявшись, начала Лена – Сначала мы не общались, но


однажды Юля мне очень сильно помогла и тогда мы стали разговаривать, гулять
после школы, проводить больше времени вместе, и вот сейчас мы уже не разлей
вода.

- Знаете это очень хорошо. В жизни нам всегда нужен кто-то помимо семьи.
Человек, который будет поддерживать нас, с которым нам будет приятно
общаться, и хорошо проводить время. Но главное этот человек всегда готов
помочь нам и поддержать в любой ситуации. Таких настоящих друзей очень
мало в нашей жизни, и их надо ценить.

- Я знаю дядь Дим. Поверь мне - Лена именно такая, только сейчас я поняла, что
до неё у меня никогда не было никаких настоящих лучших друзей.

- Что ж повторюсь, я очень рад за вас, всегда помогайте друг другу, и все
жизненные препятствия вы будете проходить намного легче.

Всю оставшуюся часть пути они продолжали разговаривать. Как и предполагала


Юля, Лена дяде Диме очень понравилась.

70/170
Глава 12 - Стрельба и веселье

Они доехали до дачи в три часа дня. Она находилась в старой деревне с
множеством деревянных домов. Некоторые из них были ухожены, другие нет, а
кое-какие почти разваливались. Высокие деревья, величаво возвышались над
деревней. Повсюду лежали их осыпавшиеся листья. Небо было слегка тёмным,
но туч на нём не было видно. Воздух был чистым и свежим, но было довольно
прохладно.

- Летом здесь намного красивее. Юлька знает – она тут часто на каникулах
бывает – сказал дядя Дима, выйдя из машины и посмотрев на дачу.

- Да мы потом летом сюда и приедем с Ленкой.

- Обязательно. Я вас хоть каждую неделю возить буду.

- Здорово! – с восторгом сказала Лена.

- Так, а пока занесите продукты в дом. Юле я ключи дам – сказал дядя Дима и
после чего открыл багажник, где лежали несколько пакетов – А я мангал возьму
и угли.

Вскоре все вошли в дом. Он был двухэтажным, деревянным и довольно старым.


На первом этаже располагалась просторная гостиная, посередине которой стоял
большой стол со стульями. На стенах висели картины. На окнах были красные
шторы. К стене были приставлены две кровати. На комоде у окна стояло
старенькое радио. На втором этаже была одна комната. Здесь располагалась
ещё одна кровать и письменный стол.

Возле дома Дядя Дима поставил мангал и начал разводить костёр, а в это время
Юля уже вовсю учила Лену, как правильно делать шашлыки. Вскоре все кусочки
мяса были насажены на шампуры, которые девочки отнесли дяде Диме. Тот уже
развёл в мангале большой костёр.

- Мы пока, пойдём, погуляем, покажу тут Лене, что к чему – сказала Юля.

- Идите, конечно – сказал им дядя Дима.

Девочки вышли из дачи, и пошли по просёлочной дороге.

- Если пойти прямо там будет речка – сказала Юля, указывая рукой направление
– но сейчас там холодно, а вот летом можно будет покупаться! Кстати там
человек пять утонуло или семь не помню точно. Не суть короче.

- А вон там наш лес – Юля показала в чащу тёмного густого леса – Говорят, там
люди пропадают. Мол, если зайдёшь слишком далеко, уже не выйдешь. Хрень
там какая-то творится странная. Звуки какие-то постоянно слышаться, то ли
крики, то ли вопли, в общем непонятно. Я раньше одна туда далеко заходить не
хотела, но теперь-то нас двое, пойдём? – озорным голосом спросила её Юля.

- Ну… честно говоря я не очень хочу туда идти.

Было уже довольно темно. Фонарей рядом не было.


71/170
- Да пошли, не волнуйся, нормально всё будет… наверно.

Девочки посмотрели друг на друга.

- Юль, да хватит прикалываться, достала уже!

- Ты, думаешь, Я прикалываюсь? – с серьёзным видом спросила Юля. Наступила


недолгая пауза – Да, прикалываюсь.

- Ах ты!

Юля расхохоталась. Лена дала ей несколько оплеух, а подруга всё продолжала


смеяться.

- Лен, да успокойся уже! – сказала Юля, надрываясь от смеха – Я же пошутила! –


затем успокоившись, она спросила - Так пойдём в лес или нет?

Лена улыбнулась.

- С удовольствием, оставлю тебя там одну, чтобы ты пропала.

- Так пошли чего стоять то! – весело воскликнула Юля.

- Ты серьёзно, что ли? – недоумённо спросила у неё Лена.

- Ну конечно!

- Знаешь, Юлька иногда мне кажется, что ты не нормальная, но именно из-за


этого ты являешься моей лучшей подругой!

Юля улыбнулась.

- Ну ладно, нечего в этом лесу делать, там уже ни ягод, ни грибов не осталось.
Пойдём лучше в заброшки!
Они вернулись на просёлочную дорогу, и Юля стала показывать Лене
заброшенные дома. На улице уже совсем стемнело. На небе начали появляться
звёзды.

- Давай залезем вон туда! – Юля указала, на старый, полуразвалившийся,


двухэтажный дом, который в темноте отчего-то выглядел каким-то
устрашающим – Или ты боишься?

- Ты что подругу на слабо решила взять?

- Нет конечно, но мы же вместе будем! Тогда чего тебе бояться?

- Ладно, ладно уговорила, пошли – сказала Лена.

Вместе они осторожно подошли к калитке, открыли её и медленным шагом


направились к дому. Вскоре они забрались внутрь. Здесь было довольно жутко -
очень темно, вокруг всё разбросано, на полу валяется всякий хлам, окна выбиты,
а деревья за ними, казались какими-то страшными силуэтами. В доме всё было
слишком тихо. И каждый шум, воспринимался как что-то страшное.
72/170
- Пойдём на второй этаж – сказала Юля, из которой сейчас прямо-таки бил
ключом авантюризм и тяга к приключениям.

Юля поднялась первой. Лена шла за ней. Как вдруг Юля, только заглянув на
второй этаж, резко развернулась к подруге:

-БУ!

От неожиданности Лена свалилась вниз.

- Чёрт возьми, я тебя когда-нибудь убью!

- Уже второй раз попалась! – смеясь, сказала Юля.

- Третьего не будет, поверь мне!

- Ух, ладно пойдём отсюда, а то деревенские подумают, что тут призраки


хохочут. Сюда же никто не ходит.

- Конечно, ты одна такая долбанутая на всю голову! – с сарказмом сказала Лена


и посмотрела на подругу.

И опять этот странный взгляд. Опять они чувствуют что-то необычное,


неосязаемое, но в то в то же время прекрасное. Сами того не замечая девочки
начали приближаться друг к другу. Неведомая сила теперь притягивала их как
магнитом. И вот они уже стоят лицом к лицу. Не говоря ни слова. Смотрят и
ждут чего-то. В какой-то момент обе почувствовали жгучее желание
приблизиться ещё. Осязать кожу, сомкнуться вместе, утонуть в нежности. Но
вовремя опомнившись, они сделали шаг назад. Вид у обеих был такой, будто их
кто-то резко стукнул по башке.

- Эм… ну ладно пойдём уже. Там нас дядя Дима заждался – робко сказала Юля.

- Хорошо пошли – согласилась с ней подруга таким же голосом.

***

Когда девочки вернулись на дачу, было уже совсем темно. Небо украсили
бесчисленное количество мерцающих звёзд.

- А, пришли, наконец, я уж думал вы, там поубивали друг друга. Вас на всю
деревню слышно было – сказал дядя Дима.

- Это Юлька блин! Достала пугать!

- Да ладно весело же было! Ну?

- Ну… хотя да это действительно было весело, но больше я не попадусь, имей в


виду!

- Ловлю тебя на слове Ленка!

73/170
- Так ну я вижу, вы хорошо провели время, а теперь давайте хорошо поедим. Всё
уже готово. Идите в дом.

На столе уже находились тарелки полные аппетитного жареного мяса. На


других, тарелках были лук, кетчуп, хлеб, помидоры и огурцы. В солонке стояла
соль. Также здесь была большая двухлитровая бутылка Кока-Колы. Ужин был
невероятно вкусным, спустя час с небольшим, на тарелках не осталось уже ни
одного шашлыка. После этого все довольные и наевшиеся уселись возле костра.

- Это были самые лучшие шашлыки, которые я ела! Спасибо вам – сказала Лена.

- Я их просто пожарил, но делали то их вы.

- Ага, надеюсь, теперь ты научилась Ленка? – спросила у неё Юля.

- Да, теперь научилась, спасибо Юль.

Они просидели у костра ещё некоторое время, а потом, когда на улице стало
слишком похолодало, зашли в дом. Там из одного из шкафов дядя Дима достал,
старую, пыльную, потёртую коробку.

- Я надеюсь в «Монополию» все умеют играть? – спросил он девочек.

- Конечно! – отозвалась Юля.

- Лен, а ты? – спросил её дядя Дима.

- Ну, пару раз играла.

- Хорошо, тогда давайте начнём, она, правда, не новая, её ещё во времена СССР
купили.

- Да без разницы! Давайте играть! – нетерпеливо сказала Юля.

Дядя Дима, Юля и Лена до самой ночи весело играли в «Монополию». Больше
всех выигрывала Лена, на что Юля обиженно говорила, что новичкам везёт, и
каждый раз обещала отыграться. Дядя Дима с улыбкой наблюдал за всем этим –
он был счастлив, что сумел доставить девочкам столько радости.

- Ладно, думаю, на сегодня хватит – сказала Лена, когда Юля в очередной раз
села в тюрьму, и проиграла - Не скажите где у вас туалет?

- На улице идёшь по тропинке между грядками справа от дома – пояснил ей


дядя Дима.

- Ага, хорошо.

Лена вышла из дома, а Юля осталась сидеть с дядей Димой.

- Молодец Юля, ты действительно нашла себе настоящую подругу.

- Знаешь, я теперь ни дня не могу без неё. Мне хочется постоянно видеть её,
слышать, говорить с ней, я ещё никогда не испытывала такой привязанности к
человеку.
74/170
Дядя Дима пододвинулся к Юле и обнял её за плечи. Посидев так молча
некоторое время, они встали и принялись убирать со стола. Прошло уже
пятнадцать минут, но Лена так и не вернулась.

- Почему она так долго? – встревоженно спросила Юля.

- Не знаю, туалет вроде близко, уж не заблудится.

- Пойду проверю – сказала Юля и вышла из дома.

- Эй, Лен ты там не утонула?! – крикнула Юля.

Как вдруг из-за угла дома резко и с воплем выскочила тёмная фигура. От
неожиданности и страха Юля пошатнулась назад и, споткнувшись, шмякнулась
на землю. Тёмная фигура преобразилась в смеющуюся Лену.

- Вот теперь мы квиты! – продолжая смеяться, сказала она.

Юля некоторое время приходила в себя после случившегося, а затем сказала:

- Ленка блин! Я думала с тобой что случилось, а ты оказывается в туалет


сходила и меня поджидала! Но отдаю должное, напугала ты меня хорошо.

Лена помогла подруге подняться, и они уже вместе стали смеяться, вспоминая,
как напугали друг друга.

Наконец все уставшие легли спать. Лена и Юля разместились на двух кроватях в
гостиной, а дядя Дима занял койку на верхнем этаже. Лена лежала и смотрела в
потолок. Потом она, сама толком не зная, зачем сказала:

- Юль, а ты мне сегодня снилась…

Юля некоторое время молчала, а потом сказала:

- Ты мне уже давно начала сниться.

- Правда? – удивлённо спросила Лена, поворачиваясь к подруге.

- Правда. Мне снилось, как мы вместе по пустынной дороге идём куда-то,


держась за руки, а вокруг пропасть, тёмная беспросветная. Потом, мне снилось,
как мы летаем в космосе.

- Что? В космосе?

- Ага, без всяких скафандров. Мы просто держимся за руки, улыбаемся и плывём


по бесконечному, чёрному пространству. А сзади нас Земля, она уходит вдаль,
постепенно становясь меленькой незаметной точкой.

- Красивый сон – сказала Лена.

- А тебе, что снилось? – спросила её Юля.

- Ну… это был кошмар. Мы были вместе, потом тебя украли. Я бежала за тобой, а
75/170
ты удалялась всё дальше и дальше, и чувствовала что умираю. Это было ужасно.
Я даже кричала во сне.

- Этого никогда не произойдёт Лен. Мы никогда не расстанемся – сказала Юля, и


её ласковый голос сразу же успокоил Лену, которой вспоминать свой кошмар
было очень тяжело.

Очень скоро усталость дала о себе знать и девочки уснули.

***

26 ноября, воскресенье

- Эй, ну вы долго там будете дрыхнуть? Мы так ничего не успеем! Юля, Лена,
вставайте уже! – будил их дядя Дима уже несколько минут.

- Да, да сейчас… ещё немного… - сказала Юля сонным голосом.

- Вы так всю жизнь проспите! Уже почти двенадцать, а нам ещё возвращаться!

Лена встала первой и пошла умываться. Юля полежала на кровати ещё минуту и
тоже встала. Вскоре девочки взбодрились и вышли на улицу, где на столе возле
дома их уже ждал завтрак.

- Ешьте, а потом стрелять будем и поедем уже.

- Точно! Стрелять! – воскликнула Юля – Спасибо, что напомнил дядя Дим!

- Ну как же я мог забыть. Ладно, ешьте пока, а я пойду всё подготовлю.

С завтраком девочки разделались довольно быстро. Юля была в нетерпении,


Лене тоже хотелось попробовать пострелять. Специально для этого дядя Дима
установил на ограде несколько бутылок. После чего на глаз отмерив, расстояние
он обозначил безопасную линию, за которой можно вести огонь. После чего он
пошёл в дом и вернулся спустя минуту с пистолетом в руках.

- Так он не боевой, а травматический, но всё равно будьте очень осторожны.


Юле я уже всё объяснял несколько раз.

- Не то слово. Все мозги мне проел с этой безопасностью – сказала Юля.

- Да, в общем, Юля знает, теперь давай покажу тебе – сказал дядя Дима и,
подойдя к Лене, рассказал ей всё, что следует знать при стрельбе.

Первой стрелять начала Юля. Встав на обозначенную линию, она хорошенько


прицелилась, задержала дыхание и спустила курок. Сразу же за выстрелом
последовал разбивающегося стекла – Юля попала.

- Отлично Юля! Давай дальше, я скажу, когда всё – сообщил ей дядя Дима.

- Молодец Юлька! – поддержала её подруга.

Девочка снова прицелилась и выстрелила – ещё одна бутылка разбилась в


76/170
дребезги – было видно, что стрелять Юле явно не в первой, притом, что
расстояние было достаточно большим.

- Так, и последняя – сказал дядя Дима смотря в строну ограды.

На этот раз Юля прицеливалась чуть дольше, чем обычно, но результат оказался
впечатляющим – Юля попала в самое горлышко бутылки.

- Ну у тебя прям глаз алмаз! – с восторженным видом сказал дядя Дима.

- Круто Юль! – с не меньшей радостью сказала подруга.

- Так теперь ты Лена, каждый по три раза – сказал ей дядя Дима.

Юля отдала подруге пистолет.

- Удачи – сказала она ей.

- Спасибо.

Лена подошла к линии прицелилась и выстрелила – все бутылки остались на


месте.

- Это ничего! С первого раза трудно попасть, давай ещё раз – подбадривал её
дядя Дима.

На этот раз Лена прицелилась получше, и после выстрела одна из бутылок


упала с ограды, но не разбилась – пуля просто задела её.

- Уже лучше! – сказала Юля – Не забывай дыхание задерживать!

Третья пуля, наконец, попала куда нужно и одна из бутылок разлетелась на


осколки.

- Вот так! Молодчина Лена! – кричала ей подруга.

- Для первого раза весьма неплохо. Со временем научишься. Так Юля теперь
снова ты.

Они стреляли ещё примерно полчаса, пока не кончились все пули. Юля по-
прежнему попадала практически во все бутылки, лишь один раз промахнувшись.
Лена тоже делала успехи, и всё чаще её пули достигали цели.

***

Было уже три часа дня, когда дядя Дима решил, что пора, наконец,
возвращаться. Довольные девочки уселись в машину и ещё долго по дороге
обсуждали время, проведённое на даче. Поскольку было воскресенье и много
других людей также возвращались со своих загородных домов, на въезде в
Москву они попали в многокилометровую пробку. Они стояли в ней уже час.
Дядя Дима посмотрел назад и увидел милую картину – девочки крепко спали на
задних сиденьях, Лена положила голову на плечо Юли.

77/170
Прошло ещё несколько часов, прежде чем «Волга» оказалась в городе.

- Лена, проснись! – не слишком громким голосом сказал ей дядя Дима.

- А? Да… что такое? – сонным голосом спросила Лена, поднимая голову с плеча
Юли, которая тоже начинала просыпаться.

- Скажи, пожалуйста, где ты живёшь – попросил её дядя Дима - Юля сказала это
не слишком далеко от её дома.

Лена назвала свой адрес. Юля взяла подругу за руку.

- Жаль, что тебе уже пора.

- Мне тоже. Всё было так здорово, спасибо, вам обоим.

- Ну, что ты. Я только рад – сказал дядя Дима.

Вскоре машина подъехала к подъезду дома Лены. На улице было уже темно и
прохладно.

- До завтра Юля – сказала Лена, обняв подругу на прощание. Затем девочка


пожала руку дяде Диме:

- Спасибо большое, что довезли.

- Пустяк Лена. Ну ладно иди, уже восемь часов вечера. Пора нам всем домой.

Лена вышла из машины, помахала Юле рукой на прощание и зашагала в свой


подъезд. Душа девочки трепетала от восторга. Она так хорошо провела время с
Юлей и её дядей, всё было замечательно. В такие моменты она была по-
настоящему счастлива.

78/170
Глава 13 - Виктор очень недоволен

Спустя несколько минут «Волга» доехала до Юлиного дома.

- Ну, что мы отлично отдохнули! Спасибо за всё – сказала Юля.

- Пожалуйста. Может тебя всё-таки проводить? – спросил её дядя Дима.

- Да не волнуйся, в квартире сейчас никого нет. Они ещё на свадьбе гуляют –


успокоила его Юля.

- Ну, раз так тогда ладно. До скорого Юля!

- Пока дядя Дим! – сказала девочка, выйдя из машины.

Вскоре «Волга» скрылась за углом дома. Юля с некоторой грустью смотрела ей


вслед, после чего она зашла в свой подъезд, как всегда проигнорировав лифт,
поднялась по лестнице, и, достав из кармана ключ, открыла квартиру. Как и
предполагала Юля родители ещё не вернулись – в квартире было темно.
Девочка включила свет, разулась, сняла с себя куртку и пошла на кухню, попить
воды. Так же как и у Лены у неё на душе сейчас было светло и спокойно.

«Теперь Ленка знакома с дядей Димой, и мы будем все вместе гостить у него на
даче летом» - погрузилась в мечтания Юля.

Допив воду, девочка пошла в свою комнату. Она открыла дверь и включила свет.
Юле сразу бросилась в глаза картина за окном – маленькие белые точки падали
вниз – наконец-то выпал снег. Юля подошла к окну рассмотреть эту красоту
поближе – она очень любила зимние пейзажи, когда всё вокруг покрыто
белоснежным снегом, хрустящим под ногами, а снежинки блестят на свету и
медленно падают с неба. Сейчас снег валил не переставая. Его было очень
много, и он уже успел осесть на земле.

Как вдруг все мысли Юли были прерваны звуком, который её очень напугал – это
был звук закрывающейся двери, не смотря на то, что девочка отчётливо
помнила, что оставила её открытой. Она тут же развернулась и замерла от
удивления и подступающего страха. Совсем недалеко от неё стоял
улыбающийся, чрезвычайно довольный Виктор.

- Не ожидала меня тут увидеть Юлечка? Прости, если опять напугал тебя. Твои
родители сейчас по-прежнему на свадьбе и придут они ещё не скоро. Грех, не
воспользоваться таким случаем, правда? «Одолжить» у них на время ключи не
составило большого труда, учитывая в каком состоянии, они находились уже
спустя два часа после начала свадьбы. В пятницу я подслушал о том, куда ты
собираешься и понял, что ждать тебя нужно сегодня вечером.

Юля молчала, удивление от всего услышанного полностью сковало её.

- Признаюсь, я стал одержим тобой в тот же миг, когда в первый раз увидел
тебя, я не хотел прибегать к насилию, но ты сама всё испортила. Я
предупреждал, раз по-хорошему ты не хочешь, будем по-плохому…

В ту же секунду Виктор с молниеносной быстротой бросился вперёд, схватил


79/170
Юлю и повалил её на кровать. Девочка, тут же начала сопротивляться. Юля
дрыгала ногами и руками, стараясь ударить Виктора, но очень скоро он скрутил
её и стал крепко держать.

- УБЛЮДОК, ОТСТАНЬ ОТ МЕНЯ! – изо всех сил кричала Юля.

Виктор тем временем резким движением снял с Юли кофту, оставив её в


джинсах и тоненькой футболке. Юля продолжала дёргаться так сильно, как
только могла. Через пару секунд Виктор вскрикнул от резкой боли – Юля сильно
ударила его коленом между ног.

- Ах ты, сука! – закричал Виктор, и в тот же миг Юля почувствовала очень


сильный удар кулака по животу, от которого у неё перехватило дыхание. Не
прошло и секунды, как за ним последовал ещё один удар, от которого у Юли
потемнело в глазах, сил сопротивляться или даже кричать оставалось всё
меньше, но девочка продолжала бороться. Нет… она не поддастся этому уроду.
Никогда…

Виктор увидев, что Юля хоть и с меньшей интенсивностью, но по-прежнему


дёргается, левой рукой крепко ухватил её за горло, начав придушивать, а
правой принялся расстёгивать ремень с джинс девочки. Придушивание стало
для Юли последней каплей - теперь она едва могла даже дышать. Юля была в
отчаянии – никогда в жизни ей ещё не было так плохо как сейчас. Она
вспомнила Лену. Она хотела увидеть её снова, обнять её, но только не быть
здесь, с этой сволочью.

Вдруг слева от себя девочка заметила вещь, которую она ненавидела и которая
сейчас могла спасти её – это был будильник, стоявший на тумбочке.

«Только бы дотянуться…»

Правой рукой девочка пыталась хоть как то ослабить хватку на шее, а левой
начала тянуться за будильником.

«Вот он уже рядом… ещё совсем немного…»

Наконец она сумела ухватить его, и, собрав все оставшиеся у неё силы, что есть
мочи зарядила Виктору по башке. Удар был настолько сильным, что будильник
разлетелся на части. Виктор, крича и держась за голову, из которой шла кровь,
повалился в строну и упал с кровати на пол. К Юле начало возвращаться
дыхание, но нельзя было терять ни секунды. Нужно бежать, бежать как можно
дальше!

Держась за горло, Юля вскочила с кровати и, пошатываясь, побежала прочь из


комнаты.

- ДОЛБАНАЯ ТВАРЬ! ИДИ СЮДА! НЕ УЙДЁШЬ! – кричал ей вслед Виктор, и Юля


услышала сзади звуки, говорившие о том, что Виктор поднялся и бежит за ней.

«Дело плохо, надо бежать на улицу. Здесь замкнутое пространство он меня


достанет! Надо бежать быстрее!»

Юля понеслась ко входной двери. Слава богу, она не закрыла её сразу же, как
пришла. Распахнув на растапажку дверь, Юля со всех ног побежала вниз по
80/170
лестнице. Она слышала сзади голос Виктора и его шаги. Он совсем рядом.

Девочка прыжками преодолевала целые пролёты. Пулей, вылетев из подъезда


она, побежала так быстро, как только могла. Виктор всё ещё преследовал её. На
улице уже было полно снега, и он продолжал падать. Юля почувствовала резкий
холод – она ведь была в одной тонкой футболке, да ещё и без обуви, только в
носках. Неважно, главное сейчас спастись, бежать…

Юля сама толком не понимала, куда она бежит, это было и неважно. Этот
отморозок всё ещё сзади, хотя теперь его уже было слышно не так хорошо. Всё
равно… не останавливаться. Бежать, как можно дальше. Бежать из последних
сил, которых оставалось всё меньше.

- Сучка! Я всё равно тебя достану! – это было последняя фраза, которую Юля
успела услышать от Виктора.

Ноги ужасно устали, казалось, они сейчас отвалятся. Нельзя останавливаться…


он… может вернуться… у Юли потемнело в глазах, она уже практически
потеряла сознание. Наконец, обессиленная она свалилась в сугроб, понимая, что
больше не выдержит. Отдышка была ужасно тяжёлой. Юля жадно глотала
холодный воздух, пытаясь восстановить дыхание. Так она лежала в снегу
несколько минут. Вся её кожа покрылась мурашками от холода. С большим
трудом, опираясь на землю руками, Юля встала на ноги, которые теперь ужасно
болели. Девочка тряслась от холода.

«Нет, только не назад, я не вернусь туда, не сейчас. Он наверняка ждёт…нет


лучше сдохнуть здесь на улице».

Юля осмотрелась и внезапно поняла, что она находится совсем недалеко от


Лениного дома. Видимо она уже инстинктивно направилась сюда. Растирая себя
руками и стараясь хоть как- то согреться, Юля зашагала к Лене в дом –
единственное место, куда она сейчас могла пойти. Дядя Дима живёт слишком
далеко, а домой… нет… только не сейчас… второй раз она не отобьётся. Нельзя
так рисковать.

Через минуту Юля дошла до Лениного подъезда. Оттуда вышел человек, открыв
домофонную дверь, и Юля проскользнула внутрь. Поднявшись на второй этаж,
она трясущейся рукой нажала на звонок. Через несколько секунд дверь
открылась, и перед ней оказался Сергей.

- М…можно войти? – заикающимся от холода голосом спросила Юля.

Сергей выглядел крайне озадаченным и даже в какой-то степени испуганным.

- Юля? Что с тобой? Что ты тут делаешь? Так ладно… заходи быстрее давай.

Сергей завёл Юлю в квартиру, откуда доносились крики и ругательства. Кто- то


явно ссорился. Сергей вместе с Юлей вошёл в зал, где девочка увидела сидящую
на диване Лену и стоящую над ней мать. Обе они о чём-то сильно спорили, но
тут же замолчали, когда увидели, кого привёл Сергей.

- Юля? – удивлённо воскликнула Лена и бросилась к подруге. Увидев её


состояние, она очень перепугалась – Юля господи, что с тобой!?

81/170
Лена схватила с кровати плед и укутала им подругу, чтобы согреть её.

- Серёжа, что… что, она тут делает? – не менее удивлённо спросила Инесса
своего мужа.

- Я сам не знаю. Открываю дверь, а там она в одной футболке и джинсах вся
трясётся от холода. Говорит: «Можно войти?»

- Так… и что это всё значит? – повернулась Инесса к Юле, которую Лена усадила
на диван.

- Юля ты слышишь меня?! Скажи что-нибудь, пожалуйста, не молчи! – чуть ли не


плача говорила Лена.

Но говорить Юля явно была не в состоянии. Она выглядела какой-то отрешённой


и ничего не понимающей. Глаза смотрели в одну точку. На лице не было никаких
эмоций.

- Я принесу воды – сказал Сергей и торопливо ушёл на кухню.

- Что с твоей подругой? Может она, наконец, соизволит объяснить, какого чёрта
она забирает мою дочь без разрешения, а теперь ещё и припирается к нам
домой под ночь!

- Да замолчи ты мам! Ты что не видишь что с ней?! – с гневом крикнула Лена.


Больше всего на свете сейчас она хотела, чтобы её подруга заговорила. Сказала
хоть что-нибудь…

- Юля посмотри на меня это я Лена – ласковым голосом начала она говорить –
Пожалуйста, скажи, что с тобой случилось?

Юля снова ничего не ответила. Лена крепко обняла её и расплакалась. Только в


этот момент она вдруг заметила расстёгнутый ремень на джинсах Юли и
красный след на шее.

Вернулся Сергей со стаканом воды, который он передал Лене, та поднесла его к


губам Юли.

- Вот попей воды – через слёзы сказала она подруге. Юля начала судорожно
глотать, вскоре опустошив весь стакан.

- Пойдём в мою комнату, давай – Лена помогла подруге встать и направилась с


ней в комнату.

Войдя туда, она усадила её на кровать и закрыла дверь. После чего села рядом с
ней. Юля постепенно начинала приходить в себя. Она застегнула ремень.

- Лена…я… - начала она, наконец, говорить – Я пришла домой… а он… ждал меня
и… - оставшуюся часть предложения она не могла договорить, но это и не
требовалась – Лена прекрасно всё поняла.

В следующую секунду она обняла свою подругу так крепко, как никогда до
этого. Юля тоже прижалась к Лене и обхватила её руками. Так они сидели пять
минут, не в силах отпустить друг друга. В комнате воцарилась тишина,
82/170
прерываемая лишь всхлипываниями Лены, которая сейчас больше всего на свете
сочувствовала своей подруге.

- Всё хорошо Юля… всё будет хорошо.

Юля чувствовала как опустошение, смятение и отчаяние, царившие в её душе,


начинают отступать. Голос Лены и её объятия, казалось, испаряли весь негатив,
оставляя только самое лучшее и самое светлое.

У Юли на душе стало тихо и спокойно. Все страхи и переживания покинули её.
Главное то, что она снова здесь, с Леной, обнимает её, слышит её ласковый
голос, видит её прекрасное лицо.

- Спасибо Лена. Я никогда этого не забуду – сказала Юля, взглянув в лицо своей
подруге и крепко сжав её руку.

- Я так испугалась, когда увидела, что с тобой!

- Не волнуйся. Теперь всё хорошо. Теперь, когда ты рядом.

Лена некоторое время молчала. Ей самой сейчас нужно было прийти в себя,
после того что она увидела.

- Кто он Юля? – спросила она подругу тихим голосом, боясь её обидеть этим
вопросом.

- Виктор – давний друг нашей семьи. Он уже давно на меня засматривался. Я


всегда посылала его, но сегодня он меня ждал, а родителей дома не было.

- Не беспокойся, мы завтра же подадим заявление – с надеждой в голосе сказала


Лена.

Юля склонила голову вниз.

- Ничего не выйдет – он сам капитан милиции.

- Но ведь так нельзя Юль! Ты что хочешь просто так это оставить?

- Придётся… его всё равно засадить не удастся. Там уже все куплены давно.
Думаешь, кто-то поверит мне - пятнадцатилетней девочке, которая скажет, что
её пытался изнасиловать капитан милиции? Нет, конечно. Они пошлют меня
куда подальше с такими заявами на их капитана.

- Ничего, мы что-нибудь придумаем – продолжала настаивать Лена.

- Нет. Не надо тебе в это впутываться. Я никогда себя не прощу, если из-за меня
ты пострадаешь. Я знаю этого человека. Поверь, он найдёт способ сделать плохо
тому, кто ему препятствует.

Лена с жалостью смотрела на подругу. Она сжала её руку ещё крепче.

- Знаешь Лена… - начала говорить Юля тихим голосом – Мне было так плохо… и
так больно. Больно не столько физически, а сколько душевно. Когда он начал
делать это я знала только одно – нужно бежать, нужно спасаться. Если бы это
83/170
произошло раньше, скажем год назад, я бы не отбилась, и дело тут не в
возрасте, дело в тебе. Я знала ради кого мне жить дальше. Я была в отчаянии, а
потом вспомнила тебя, и это придало мне сил. Я спалась благодаря тебе Лена.

У Юли по-прежнему была опущена голова. Всё-таки ей нужно будет время на то


чтобы полностью оправиться от этого. Лена нежно подняла её голову рукой и
направила лицом к себе. Странный взгляд теперь был готов перерасти в нечто
большее. Девочки, наконец, поняли, чего они хотят. Это было необъяснимо. Всё,
что они сейчас чувствовали, отражалось на их лице. Где-то глубоко внутри себя,
в самых сокровенных местах своей души они знали это. Они знали, что рано или
поздно до этого дойдёт.

У Лены это началось с того самого дня как она увидела Юлю. Пусть она до
последнего сама об этом и не подозревала, а лишь догадывалась. Догадывалась
о том, что между ней и её подругой каким-то образом возникло нечто большее,
чем просто крепкая дружба. Нечто необъяснимое, то, что она раньше никогда не
испытывала. Это было подобно крохотной искорке, которая становилась всё ярче
по мере того, как Лена проводила с Юлей всё больше времени.

Юля тоже это чувствовала, это непонятное ощущение, которому она не могла
дать объяснения. Её искра зажглась, когда она впервые решила помочь Лене.
Сама не зная зачем, сама не зная почему. После этого она хотела видеть Лену
всё чаще, быть с ней рядом, общаться с ней, видеть её, слышать её голос. Юля
не могла в это поверить, но это было правдой – её тянуло к Лене. Причём с
каждым днём тянуло всё сильнее. Она не могла понять, почему так. Что с ней
происходит. Что она чувствует. Она понимала только одно – Лена нужна ей,
нужна как никто другой.

Неужели это любовь? Как долго они сдерживались от соблазна сомкнуться


губами с друг другом, как долго они скрывали это от самих себя, и долго ли это
могло продолжаться? Теперь они понимали… этот поцелуй был неизбежным. Не
сегодня так завтра, не завтра так послезавтра, но он состоялся бы.

Их сердца бешено колотились в груди. Они смотрели друг другу в глаза, самым
искренним и откровенным взглядом. Они понимали, что должны это сделать.
Они хотели этого.

Их губы приближались друг к другу. Глаза начали закрываться. Всё вокруг, как
будто растаяло. Время для них остановилось. Казалось, они вот-вот оторвутся от
земли и улетят в небо. Оставалось совсем немного… и вот их губы коснулись
друг друга. Это было самое незабываемое ощущение в их жизни. Ощущение
невероятной, нежности, теплоты и наслаждения. Губы сильнее прижимались
друг к другу. Сладкий и страстный поцелуй длился уже пять секунд, которые
для девочек были равны пяти минутам. Они обхватили друг друга руками. Этот
поцелуй перенёс их куда-то далеко отсюда. Там где нет боли и отчаяния. Там
где нет места алчности и злости. Место, где царствует любовь и радость. В эти
мгновения они попали в рай. Они были счастливы, счастливы, так как никогда до
этого. Это было потрясающе… изумительно… прекрасно.

Они медленно открыли глаза. Руки опустились вниз. Их губы, наконец,


разомкнулись. В первые несколько секунд они находились в состоянии шока. До
них только сейчас дошло, что они сделали… поцеловались… девочка с девочкой.

- Юля прости… я… не знаю что на меня нашло я…


84/170
Договорить она не успела. Юля вновь прижалась к ней губами. На какую-то
долю секунды у Лены возникла мысль отстраниться от неё, но стоило только
Юлиных губ коснуться её, эти мысли унеслись куда-то очень далеко. Теперь это
было неважно. Юля и Лена наслаждались уже вторым сладким поцелуем, а
когда они закончили, их вдруг пропёрло на дикий смех. Девочки сами не
понимали, почему они смеются, ведь их поступок был явно не смешным, но
остановиться они уже не могли. Они ржали не переставая. Для Юли тот факт,
что сегодня её чуть не изнасиловали, теперь вообще был неважен. Осадок на
душе растворился от их поцелуя.

- Да вы там, что с ума сошли? – послышался приближающийся голос за дверью,


которая вскоре открылась, и на пороге возник Сергей.

Девочки начали постепенно приходить в себя и успокаиваться. Глаза у обеих


слезились, но уже не от горя, а от смеха.

- Что с вами такое? Всё в порядке? – несколько тревожным голосом спроси


Сергей. Уж больно подозрительным был смех девочек.

- Да-да пап… всё хорошо – прерываясь чтобы окончательно прийти в себя начала
говорить Лена – Мы просто это… вспомнили смешную историю.

- Да ну? А пять минут назад на Юле лица не было. Что-то быстро пришла в себя.

- Да, я такая! Я быстро успокаиваюсь, тем более, когда рядом Лена.

- Хм… ну ладно. Идите в зал. Лена, мама хочет с вами серьёзно поговорить.

- Сейчас придём – сказала Лена.

Сергей покинул комнату. Девочки снова уставились друг на друга.

- Прикольно было да? – озорным голосом спросила Юля.

- Ага. Только Юля… это должно остаться между нами ты понимаешь? Если
только хоть кто-то узнает… будет плохо. Нам обеим.

- Не волнуйся Ленок. Это будет наш маленький секрет.

Лена посмотрела на Юлю нежным взглядом.

- Слушай, а…когда твои родители вернуться домой? – решив перевести тему,


спросила Лена. Ей было немного неловко, за то, что они тут устроили, ведь в
любой момент могли войти родители, и что было бы тогда, Лена и думать не
хотела.

- Я не знаю. Они гуляют на свадьбе.

- А Виктор где?

- Не знаю. Может быть, ждёт меня дома, чтобы попытаться снова.

- Слушай Юль, ты должна, потом будешь обязательно рассказать об этом


85/170
родителям. Может они тебе помогут – сказала Лена.

Юля усмехнулась.

- Думаешь, они поверят мне? Я уже говорила им до этого, что он ко мне


пристаёт, но они и слушать ничего дурного не хотели о своём друге. Нет, пусть
лучше ничего не знают, мне самой от этого легче будет. Да и к тому же даже
если они мне поверят никакого сочувствия или поддержки от них не добьёшься.
Подумаешь, дочь попытались изнасиловать вот горе то а! Пойдём пить дальше.

Лена была шокирована тем, как подруга рассказывает о своих родителях. Юля и
до этого говорила, что они алкоголики и на дочь им плевать, но Лена и не
думала, что всё настолько плохо.

- А из-за чего на тебя кричали? – вдруг спросила её подруга.

- Да всё та же песня. Из-за того что я без проса уехала с тобой да и ещё и с
ночёвкой. Типа мы волновались, как это так, ты опять с этой Юлей! Я же блин
русским языком им всё написала в записке! Задолбали…

- Давай я им всё объясню.

- Не надо Юль. Их всё равно не переубедишь – грустным голосом сказала Лена –


Слушай… оставайся здесь сегодня, раз домой тебе опасно идти.

- Твои будут против.

- Да плевать! Ты моя лучшая подруга и я не выгоню тебя на улицу. Пойдём,


скажем, вместе.

Девочки встали и направились в зал. Когда они вошли, Инесса внимательно


посмотрела на Юлю.

- Итак, теперь, когда вы все успокоились, может, наконец, объясните мне, что
происходит?

- Юля останется сегодня у нас – решительным голосом сказала Лена.

- Что? Дочка, ты, похоже, совсем страх потеряла. Твоя подруга всё мне
объяснит, а потом пойдёт к себе домой и никаких возражений! Ты поняла меня?
– суровым голосом спросила Инесса.

Сергей стоял в стороне и с задумчивым видом наблюдал за диалогом.

- Значит так. Юля останется здесь, или считайте, что у вас больше нет дочери.
Она будет ночевать в моей комнате, и завтра мы вместе пойдём в школу. То, что
произошло с ней это её личное дело, и вы не имеете никакого права её об этом
спрашивать. Главное то, что ей нужна была помощь, а сейчас ей домой нельзя. Я
буду с ней. Если вы выгоняете её, вы выгоняете и меня. Всё хватит. Больше я не
позволю вам лезть в мои дела, если вы будете продолжать мешать нам, я уйду
от вас, и мы будем жить вместе с Юлей. Где угодно, но сюда я не вернусь. Если
ты этого не хочешь мамочка, то отстать от Юли. Научись уважать меня и мои
интересы. И не смей обижать Юлю или говорить про неё что-то плохое. Я буду
приводить её к нам домой, когда захочу, и мы будем делать, что хотим. Всё
86/170
поняли?

Инесса и Сергей молчали, не в силах произнести ни слова после всего того, что
они услышали.

- Пойдём на кухню Юля, поедим что-нибудь – сказала Лена и вместе с подругой


зашагала прочь из зала.

- Лена, если она останется тут, я не буду с тобой разговаривать – тихим и


обиженным голосом сказала Инесса.

- Ладно – безразлично ответила Лена и ушла вместе с Юлей.

Инесса подавленная сидела на диване. Сергей подошёл к ней и обнял её.

- Отстань – отмахнулась Инесса от мужа – Ты почему молчал? Почему ничего ей


не сказал!?

- Инесса успокойся, сейчас ни она, ни ты не в том состоянии, чтобы трезво


решить проблему. Пока оставь её на время в покое или будет только хуже. Ты
сама видишь, как она привязалась к Юле. Она действительно убежит из дома,
ради неё, я уверен. Так что сейчас не трогай её, пожалуйста. А уже потом
спокойно всё обсудим и придём к компромиссу.

- Да пошёл ты со своим компромиссом! Не буду с ней больше разговаривать, и


ничего делать ей не буду. Достала меня! И эта Юля достала! Пусть делают что
хотят.

Юля и Лена доедали на кухне макароны с жареной колбасой, приготовленные


Инессой к приходу дочери.
Юля чувствовала себя несколько виноватой.

- Слушай, потом обязательно с ними помирись ладно?

- Только, если они согласятся со мной. Мне это уже просто надоело. Всю жизнь
они говорят мне что можно, а что нельзя, что правильно, а что нет.

- Я всё понимаю, но это всё-таки родители. И не смотря ни на что они любят тебя
в отличие от моих. Твоя мама явно была недовольно тем, что ты уехала без
спроса, но всё равно приготовила тебе ужин. Она думает о тебе, просто
проблема в том, что иногда родители слишком много на себя берут.

Лена задумалась над словами Юли:

«Может это и так, но я остаюсь при своём мнении, пока мама не станет хорошо
относиться к Юле, я не буду её слушать»

В этот момент на кухню вошёл Сергей.

- Приятного аппетита – пожелал он девочкам.

- Спасибо – отозвалась Юля, Лена молчала.

- Дочь, пожалуйста, иди и извинись перед мамой.


87/170
- Нет – твёрдо ответила Лена – Мне не за что извиняться.

- Но ты понимаешь, что она серьёзно обиделась на тебя? Будешь сама вставать в


школу, готовить себе завтрак.

- Очень хорошо – спокойным голосом сказала Лена.

- И разговаривать она с тобой не будет – продолжал настаивать Сергей.

- Переживу как-нибудь.

- Ладно. Я вижу тебя не переубедить. Ты уже решила, где будет спать Юля?

- У нас вроде раскладушка осталась, да?

Сергей кивнул.

- На балконе, я принесу.

Папа покинул комнату.

- Извини Юль. Это конечно не бог весть что, но другого нет.

- Да ладно тебе! Ты что! Какие мелочи. Посплю на раскладушке.

Доев всю еду, девочки сложили грязную посуду в раковину, помыли её за собой
и отправились в комнату, где Сергей уже приготовил для Юли раскладушку.

Лена открыла шкаф с одеждой и вытащила оттуда куртку.

- Вот, я её раньше носила. Наденешь её завтра, раз уж твоя осталась дома.

- Спасибо Ленок.

- И вот ещё обувь – Лена вытащила из шкафа пару чёрных ботинок.

Время было уже позднее и вскоре девочки легли спать. Перед этим Лена
предусмотрительно завела будильник пораньше, чтобы у них было время
приготовить завтрак.

- Лен, а ты сильно спать хочешь? А то если нет, мы можем чем-нибудь заняться…

- Юлька, о чём ты думаешь!

Юля засмеялась.

- Да ладно я же пошутила! Спокойной ночи Ленок.

- И тебе Юль.

Юля долго не могла заснуть - произошедшее сегодня стало самым ярким и


запоминающимся событием в её жизни. Попытки изнасилования как будто и
вовсе не было. Юля думала только о поцелуе с Леной. Как же это всё-таки было
88/170
прекрасно! Факт того, что она поцеловала девочку и, по сути, стала лесбиянкой,
её мало волновал. Наоборот, в некоторой степени он даже её веселил и
забавлял.

А вот Лена была далеко не так равнодушна, к этому факту. В глубине её души
зародился страх - ощущение того что она сделала что-то неправильное, что-то
аморальное, непринятое обществом.

"Что будет, если кто-нибудь узнает? Как я это объясню родителям?"

Но сейчас её всё же не сильно волновали эти вопросы, ведь всего в нескольких


метрах от неё лежал человек, которого она любила, и этого было вполне
достаточно для счастья.

89/170
Глава 14 - Игра в поцелуи

27 ноября, понедельник

Утром обе девочки проснулись точно по будильнику.

- Ну как спалось Юль?

- Нормально. Вполне себе удобная раскладушка.

- Ладно, пойдём умываться, нам ещё завтрак готовить.

Юля и Лена вышли из комнаты и направились в ванну. Мимо проходила Инесса,


которая и слова не сказала, увидев девочек. Сергей, шедший сзади,
многозначительно подмигнул Лене, давая понять, что лучше ей всё-таки
помириться с матерью. Девочка осталась стоять на месте, проводив маму
несколько печальным взглядом. Вину она всё же чувствовала, но извиняться
пока не хотела. Кроме того сейчас её мысли были заняты совсем другим.
Поцелуй с Юлей навсегда сохранился в её памяти, и сейчас она словно
видеозапись прокручивала его у себя в голове, снова погружаясь в эти
неповторимые ощущения.

Умывшись, они пошли на кухню. Сергей и Инесса в это время уже собирались
уходить.

- Ну… что приготовим? – спросила Лена, открыв холодильник и взглянув на


подругу.

- А что умеешь?

- Я… честно говоря, ничего – Лена сделала паузу – Всегда готовила мама…

- Ну, это фигня. Научу! Давай яичницу сделаем. Я её по утрам обычно всегда
готовлю.

- Окей, показывай.

Юля быстренько состряпала на сковородке яичницу. Лена за всем этим


внимательно наблюдала.

- Всё! Готово. Видишь - ничего трудного.

В этот момент послышался звук закрывающейся двери - родители ушли на


работу. Девочки посмотрели друг на друга и заулыбались. После чего резко
приблизились и слились в новом поцелуе. Ощущения были всё такими же
приятными и незабываемыми.

- Юля… – отрываясь после от подруги после десяти секунд объятий, сказала


Лена – Давай это… не сейчас. Мы так опоздаем.

- Хорошо, хорошо давай есть.

Несмотря на то, что это был уже третий поцелуй с Юлей, Лена всё равно каждый
90/170
раз после такого чувствовала некий стыд. Как будто кто-то притаился и
наблюдает за ними и за их делами. Юлю же подобные страхи не сковывали. Она
просто хотела наслаждаться каждым прикосновением и каждым поцелуем с
Леной, не забивая себе голову всякой чушью о лесбийской любви, и о том какая
она неправильная.

Позавтракав, девочки отправились в школу. Из-за того что, портфель Юли


остался у неё дома она пришла без всех учебников и тетрадей, чем вызвала
недовольство учителей. Юле, однако, было на это откровенно наплевать. Сейчас
её вообще мало что волновало кроме сидящей возле неё рыжеволосой девочки.
Сама Лена тоже в некоторой степени стала одержима Юлей, но в тоже время
это проклятое чувство неправильности их поступка никуда не делось. Оно как
заноза сидело глубоко внутри, причиняя душевную боль. Однако это пока что
было ничем по сравнению с тем наслаждением, что получала Лена, просто
смотря на Юлю или сжимая её руку. Теперь они обе понимали, что стали близки
друг к другу как никогда раньше.

После того как уроки закончились девочки решили отправиться гулять на свой
любимый мост. Придя туда, они как всегда облокотились на перила и
наслаждались видом.

- Юль…

- Что Лен?

- Что ты думаешь… о нас с тобой? В смысле… ты ведь понимаешь что это не


совсем правильно…

Юля обняла подругу одной рукой.

- Не забивай себе этим голову Ленок. Всё у нас будет охрененно, вот увидишь!
Помнишь, что я тебе говорила? В жизни мы всё усложняем, непонятно зачем. Вот
просто скажи, тебе ведь было это приятно?

- Да… было… очень.

- И мне Лен, и мне! Вот и всё! Мы ведь не курим, не пьём, не колемся, не делаем
ничего, за что можно было бы себя винить. Нам это приятно и нам это не вредит.

Лена задумавшись и помолчав несколько секунд затем сказала:

- Да Юлька. Ты права.

- Ну и вот и отлично! В таком случае давай ещё раз?

Лена засмеялась.

- С ума сошла что ли? Нет-нет не здесь. Давай завтра ко мне пойдём, мы ещё
столько фильмов не посмотрели.

- Ага, очень интересных фильмов с поцелуйчиками.

- Да иди ты! – засмеявшись, сказала Лена.

91/170
Они провели на мосту ещё час, после чего пошли гулять по городу. Желания
возвращаться домой у Юли не было никакого. Она прекрасно знала, что
родители сильно наорут на неё за то, что она всё это время где-то пропадала, но
объяснять причину, по которой она сбежала, Юля не будет. Пусть только Ленка
об этом знает. Был уже поздний вечер и девочки, наконец, решили разойтись по
домам.

- Пока Ленка. Жду не дождусь завтрашнего дня.

- Я тоже.

Девочки стояли напротив друг друга, не в силах уйти. Они снова почувствовали
жгучее желание соединиться в новом поцелуе. Они всё смотрели и смотрели.
Юля была готова поцеловать Ленку хоть сейчас. И плевать, что подумают мимо
проходящие люди. Плевать, что они скажут. Это не важно, но только не для
самой Лены. Заноза в душе вновь давала о себе знать. Что-то всё ещё
сдерживало Лену. Она не была готова вот так просто взять и в корне изменить
свою жизнь, раскрыв всем свой самый противоречивый поступок. Нет, это
должно остаться между ними и только. Придав себе мотивацию этой мыслью,
Лена через силу отвернулась и зашагала к себе домой. Но ноги не слушались. Ей
тут же захотелось вернуться назад, снова увидеть Юлю. Но всё же… она пошла
дальше. Юля некоторое время смотрела ей вслед, а затем, опустив голову,
потопала к себе домой.

***

- Наконец-то! Ты где блин шлялась? Какого хрена ты не ночевала дома? – это


были первые слова услышанные Юлей, когда она только преступила порог
своего дома. Олег сейчас стоял напротив неё с угрожающим видом. Сзади была
Лариса и наблюдала за происходящим.

- Я гуляла – коротко и ясно ответила Юля.

- Что блин? Гуляла? Целую сука ночь!?

- Я ночевала у подруги.

- А какого хрена ты нам ничего не сказала! Мы блин волнуемся тут! – крикнула


Лариса.

Юля недоверчиво подняла бровь:

- Ты сейчас так пошутила мам?

- Я тебе сейчас врежу, если продолжишь так разговаривать. Да мы блин


волновались за тебя! Упёрлась дочурка черт знает, куда и ищи где хочешь! –
вновь вмешался отец.

- Ага, значит вам можно по три дня домой не приходить, а мне один у подруги
переночевать нельзя. Зашибись!

- Заткнись, пока реально не получила. Тебе повезло, что сегодня я не в том


настроении, чтобы тебя бить, но имей в виду, ещё один такой прокол и тебе
92/170
конец.

Юля ничего не ответила. Родаки её уже в конец достали. Сначала уходят на три
дня оставив одну, а потом возвращаются с какими-то заявами. Иногда Юля
думала, что она действительно живёт в этой квартире, только для того чтобы на
неё орали каждый раз. В любом случае сейчас это уже не имело значения,
потому что завтра… завтра она снова увидит Лену. Снова поцелует её.

***

28 ноября, вторник

Осень почти заканчивалась. Крыши домов уже были покрыты белым покрывалом
и таблички с надписью «Осторожно сход снега» висевшие просто так всё это
время, вновь стали актуальными.

Девочки как всегда встретились возле входа в школу. Увидев друг друга, они
заулыбались.

- Ну как настроение Лен?

- Отлично!

- Тогда сегодня оно станет ещё лучше. Обещаю тебе – с некоторой ноткой
заигрывания сказала Юля.

- Я не сомневаюсь в тебе Юлька – таким же голосом ответила Лена.

Уроки шли один за другим. Класс всё так же их игнорировал, что девочек вполне
устраивало. Соня стала намного более тихой. Она всё ещё не могла понять
поступок Юли – своей лучшей подруги, которая променяла её на Лену. Самих
девочек класс вообще не интересовал. Сейчас было важно другое. Для Юли
происходящее было весёлым забавным и что самое главное приятным. Для Лены
всё было примерно тем же самым, с той лишь разницей, что поганое и
постыдное чувство неправильности всё ещё сидело внутри и ждало своего часа,
когда о себе напомнить. Так как Юля подобным комплексом не страдала, она
решила «развивать их отношения дальше».

На уроке физики, когда они сидели и без особого интереса слушали болтовню
учителя, Юля проскользив своей рукой по парте нежно взяла за руку Лену. Та
несколько засмущалась, но улыбнулась и посмотрела на подругу.

- Юль ты чего? – негромко спросила она.

- Просто я хочу прикоснуться к тебе.

- Но не здесь же! – всё также негромко и переглядываясь, говорила Лена.

- Да ладно тебе Лен, что такого? Мы просто держимся за руки. Не против, если
мы теперь так каждый раз будем держаться? Мне хочется чувствовать тебя,
знать, что ты всегда рядом.

Лена некоторое время безмолвно смотрела на подругу. Желание убрать руку у


93/170
неё присутствовало, но оно было настолько слабым, что ни шло ни в какое
сравнение с той нежностью и теплотой, что она испытывала просто сжимая руку
Юли.

С этого момента девочки взяли привычку везде и всегда держаться за руки


даже там где это казалось бы не было нужным. Их руки как будто приклеились
друг к другу. Оторвать их теперь было очень трудно. Они держались за руки на
переменах, на уроках, сидя в столовой, выходя из школы и идя по улице. Это
ещё больше усилило связь между ними. Сжимая, руки друг друга, они
чувствовали защищённость, как будто это соединение создало силовое поле,
защищавшее их от всех. Теперь было уже ничего не страшно. Осталась только
радость и веселье.

В таком счастливом настроении девочки после уроков, как и планировали,


отправились домой к Лене. Только зайдя туда и закрыв за собой дверь, первое,
что они сделали, это поцеловались. Закинув руки вокруг шеи, и закрыв глаза,
они вновь окунулись в мир нежности и наслаждения. Прошла целая минута,
прежде чем они, наконец, отошли друг от друга.

- Лен как это круто! Не знаю почему, но каждый поцелуй с тобой это маленький
рай на земле. Я никогда такого не испытывала. С парнями вообще не то. Ты
когда-нибудь целовала парня?

Лена слегка замялась, а потом сказала:

- Ну, в Обнинске у меня был один близкий друг. Мы долго гуляли и общались
вместе. Я думала, что между нами что-то есть, но дальше дело не пошло и
вскоре он нашёл себе девушку. Так что поцелуй с тобой – это мой первый
поцелуй.

- Так это ж офигенно Лен! Что твой первый поцелуй был с девочкой – необычно,
правда? Будет чем похвастаться.

- Ага. Только вот рассказывать об этом я что-то не горю желанием.

- Ну как хочешь. Я своё слово держу. Это остаётся между нами, хотя не вижу
чего тут стесняться.

- Ладно, Юль давай уже в зал пойдём - мы же фильм хотели посмотреть.

- Ах да, точно пошли.

Нарушать традиции просмотра фильмов девочки не стали. Для начала они


решили выбрать, что будут смотреть.

- Я предлагаю посмотреть какую-нибудь мелодраму. Это будет романтично. Как


будто мы пришли на свидание! – с озорством говорила Юля. Происходящее ей
явно нравилось и забавляло.

- Свидание? Ну да прикольно! – согласилась Лена.

Возможно, и для Юли и для Лены это было сейчас таким весёлым и забавным,
потому что у них никогда не было опыта с девочками. Особенно приятным и
необычным это было для Юли, у которой до Антона было ещё три парня.
94/170
- Ну и какую мелодраму посмотрим? – разглядывая полки с кассетами, спросила
Лена подругу.

Юля переводила свой взгляд от одной кассеты как другой, а затем, сказав: «Ага,
нашла» вытащила из верхней полки одну из кассет. На ней были изображены
обнимающиеся рыжеволосая девушка и парень с длинной стрижкой на фоне
корабля с четырьмя трубами. Узнать этот фильм ни у кого бы не составило
труда.

- Вот это – сказала Юля, показывая кассету Лене.

- «Титаник»? Но его все видели. Я думала, мы что-нибудь новое сегодня


посмотрим.

- Новое не обязательно будет лучше, а этот фильм уже классика. Жаль, что
только рыженькая Роза не влюбилась в какую-нибудь чёрненькую девушку…

- Юль ну опять твои приколы! – рассмеявшись, сказала Лена.

- Да это не прикол Ленка! Давай устроим также как в фильме! Рисую я хорошо,
ты сама видела…

- Я тебе порисую! Сейчас этой кассетой по башке получишь!

Юля засмеялась, Лена тоже. Эта игра во влюблённых девочек им определённо


нравилась.

- Ладно, думаю, мы выбрали - переходим ко второму шагу – уверенно сказала


Юля.

Далее девочки приготовили себе молочные коктейли, с вишнёвым вкусом,


поскольку он уже стал их любимым. Затем они вернулись в зал, закрыв за собой
двери и выключив свет. Юля вставляла кассету в видеомагнитофон, а Лена в это
время плотно задёргивала шторы, чтобы создать полную иллюзию того, что они
находятся в тёмном кинотеатре, с той лишь разницей, что они здесь были одни,
и никто им больше был не нужен. Погрузив комнату в темноту, Лена уселась на
диване возле Юли, которая уже включила фильм и начала смотреть вместе с
ней. В этот раз они взяли друг друга за руки уже машинально.

Всё было прекрасно, они лёжа, облокотившись на спинку дивана, смотрели


«Титаник», держались за руки и попивали свои коктейли. Через некоторое время
Юля вдруг убрала свой коктейль в сторону, взяв из стакана только трубочку, и
вставила её в стакан Лены.

- Юль ну ты что ты опять задумала! – в очередной раз улыбнувшись выходке


подруги, сказала Лена.

- Пей – коротко ответила Юля.

Лена прижалась губами к трубочке и начала пить. Юля сделала тоже самое –
теперь они пили из одного стакана. Опустошив стакан наполовину девочки
остановились.

95/170
- Здорово Юль! Так классно. Я так раньше ни с кем не делала.

- Когда твой допьём, возьмём мой.

- Хорошо.

Время пролетало незаметно. Девочки понимали, что это ещё один незабываемый
момент их счастья. Они пили коктейль из одного стакана, смотрели, как
развивается любовная история Джека и Розы. Периодически смеялись и
продолжали держаться за руки. Когда все коктейли кончились, они отложили
стакан в сторону и продолжили смотреть. На экране в этот момент как раз
начиналась любовная сцена. Юля слегка дёрнула Лену за руку и с
заигрывающим взглядом посмотрела на неё. Лена улыбнулась, и начала
медленно приближаться к Юле. Обнимаясь, они слились в новом прекрасном
поцелуе. Целоваться в темноте оказалась ещё более приятным. Они уже не
замечали ничего вокруг, и не могли оторваться друг от друга. Они целовались
уже две минуты, не останавливаясь, настолько это было приятным и
восхитительным.

Когда они, наконец, закончили, то лица их светились счастьем. Они сильнее


прижались друг к другу. Лена положила голову на живот Юли и та поглаживала
её по рыжим волосам. Ощущение невероятного спокойствия и умиротворения
одурманило их. Глаза начали закрываться. Сейчас им было вовсе не обязательно
видеть друг друга. Объятья давали гораздо больше и ещё сильнее сближали их.
Всё было настолько превосходно, что девочки не верили, что они это происходит
на самом деле. Они хотели, чтобы это никогда не кончалось, чтобы они так и
лежали, держась за руки, обнимаясь, прижимаясь, и наслаждаясь друг другом.
«Остановись мгновенье ты прекрасно» - слова Гёте идеально подходили к их
ситуации.

***

- Эй! Живо просыпайтесь! Вы что тут устроили? – громкие слова Инессы


разносились по всей комнате, доходя до сознания девочек. «Прекрасное
мгновенье» рухнуло как карточный домик. Они вернулись в реальность. Глаза
медленно открывались. Комната была уже освещена ярким светом люстры.

На пороге в зал стояли Инесса и Сергей. Вид у матери Лены был очень
рассерженный. Сергей тоже выглядел суровым. Лена вдруг с ужасом поняла, что
произошло. Они уснули. Уснули настолько крепко, что проспали до самого
прихода их родителей, которые зайдя в зал, увидели лежащих на кровати двух
спящих и обнявшихся девочек. Вот теперь-то заноза в душе дала о себе знать.
Лене было невероятно стыдно, за то родители увидели её с Юлей в таком виде.
Они ведь уже могли о чём-то подумать! Когда подруги просто разговаривают
это одно, но когда они засыпают вместе, обнимаясь… это уже наводит на
определённые мысли. Сама Юля тем неимение держалась стойко. Лёгкое
чувство стыда, конечно, посетило и её, но исключительно из-за того, что она
подставила свою подругу таким образом.

- Я жду объяснений. Что всё это значит? – сурово спросила Инесса.

- Мам… мы это… смотрели фильм… и уснули. Вот и всё.

96/170
- Нет не всё. Что вы делали, признавайтесь? Почему я прихожу домой и вижу вас
обнимающихся на кровати?

- Мам да мы не обнимались! Это во сне наверно так получилось – начала


говорить Лена несколько жалобным голосом.

- Слушайте, тётя Инесса простите, что я пришла к вам опять без разрешения, но
это действительно так. Мы просто смотрели фильм, а потом уснули. Это
случайность – сказала Юля, стараясь оправдать подругу.

- Я тебя не спрашивала. Молчи, пока тебе вопрос не зададут – злобно ответила


Инесса.

- Лен и давно ты Юлю к нам водишь? – спросил дочь Сергей.

- Эм… нет. Вот это первый раз.

- Хватит врать! Я тебя насквозь вижу! Она к нам весь ноябрь приходила ведь
так?! Живо признавайтесь, чем вы тут занимались?! – окончательно
разозлившись, спросила Инесса.

- Да ничем мам! Я же говорю, просто смотрели фильм!

- А это что? – Сергей указал на стакан, стоящий на подлокотнике дивана.

- Это… мы молочный коктейль делали.

- А почему в одном стакане две трубочки? – продолжал допытывать Сергей.

- Да… просто. Когда допили, решили положить в один стакан. Да какая разница
пап! Что вы к нам пристали?

- Значит так. Юля сейчас живо уходит к себе, а с тобой доченька у нас будет
очень серьёзный разговор – сказала Инесса.

- Ты же вроде сказала, что не будешь со мной разговаривать! – вдруг


почувствовав в себе силы, огрызнулась Лена.

Инесса посмотрела на дочь самым устрашающим взглядом, отчего Лене стало


не по себе. Незаметно для родителей она в этот момент сжала руку Юли, как
будто хотела защититься от невидимой психологической атаки.

- Запомни Лена моё терпение не бесконечно. За последнее время ты меня уже в


конец задолбала своими выходками.
Лена опустила голову. Чувство стыда сейчас не давало ей пререкаться с
матерью.

- А теперь Юля иди отсюда. Третий раз я повторять не буду.

Юля отпустила руку Лены, посмотрела ей в глаза печальным взглядом и с


угрюмым видом пошла к выходу.

- Извините – тихо сказала она Инессе, проходя мимо неё.

97/170
- Иди давай. Я поговорю с Леной и ещё подумаю, извинять тебя или нет, но имей
в виду если ты ещё раз придёшь в наш дом без разрешения мало тебе не
покажется. Ты всё поняла?

Юля утвердительно, покачала головой, хотя её сердце в этот момент


разрывалось. Она знала, что у Лены теперь будут серьёзные проблемы. Ну как
их угораздило уснуть? Что скажет Лена ей завтра? Будет ли винить в том, что
произошло? Если и будет, то по делу, потому что сейчас Юля чувствовала себя
виноватой, как никогда до этого. Погружённая в эти печальные мысли девочка
оделась и скрепя сердцем покинула квартиру.

98/170
Глава 15 - Любовная зависимость

29 ноября, среда

Юля шла в школу с некоторой тревогой. Произошедшее вчера было не самым


приятным для них обеих, но в первую очередь конечно для Лены. Встретившись
как всегда у входа, девочки взялись за руки и зашагали в школу.

- Лен ну что тебе вчера было? Сильно влетело?

- Ну да поорали прилично.

- Слушай, прости, что всё так вышло… - виновато сказала Юля.

- Не переживай. Ты здесь не причём.

- А они… ни о чём не догадались? – с опаской спросила Юля. Сейчас она в


первую очередь беспокоилась за подругу, а не за себя.

- Да вроде нет. Но… Юль… нам больше нельзя так палиться понимаешь? Я там
сгорала от стыда, выслушивая всё это. Может быть, они о чём то и подумали
насчёт нас.

Юля сильнее сжала руку Лены.

- Всё нормально. Не беспокойся об этом. Лучше вспомни, как нам вчера было
хорошо.

- Это да… но блин… я не знаю… снова приводить тебя домой рискованно. Не


обижайся Юль.

- Да я и не обижаюсь, пойдём сегодня ко мне! Обещаю, не уснём!

Лена ухмыльнулась.

- Хорошо, пойдём.

Снова начались скучные уроки. Снова все сидели и уныло писали в своих
тетрадках какую-то хрень, которая им самим нафиг не нужна. Но вот Лена с
Юлей скрашивали серые уроки необычным образом. Теперь помимо, того что они
держались вместе за руки у них начались заигрывающие переглядывания. Они
обсуждали, что будут делать, когда придут домой к Юле.

- Слушай, раз ты говорила, что готовить ничего не умеешь, давай я тебя торт
научу печь! – сказала Юля.

- Давай конечно! Только я надеюсь, мы успеем его спечь и съесть до прихода


твоих родителей?

- Успеем, не волнуйся – успокоила Лену Юля.

На оставшихся уроках девочки продолжали переглядываться и иногда не


сдерживались и смеялись. То, что происходило между ними, они воспринимали
99/170
как весёлое и забавное развлечение. Им это просто нравилось. Когда уроки
закончились, и они вышли из школы, Юля побежала, потащив за собой Лену в
какой-то безлюдный переулок.

- За мной, давай!

- Юль мы куда?

Дойдя до места, Юля вместо ответа поцеловала Лену. Этот поцелуй несколько
отличался от предыдущих, он был быстрым, но в тоже время таким же
приятным.

- Ты чего это? – удивлённо спросила Лена Юлю, когда они закончили.

- Извини, не удержалась. Так хотелось поцеловать тебя.

- Эм… я всё понимаю Юль, но в следующий раз, пожалуйста, держи свои


желания под контролем. Я же тебе говорила нам нельзя палиться, а ты сейчас
как бешеная побежала сюда. А если бы нас кто-нибудь увидел? Школа тут в двух
шагах.

- Ну прости, прости Лен. Просто это уже перерастает в зависимость. Я хочу тебя
целовать.

- Я тоже хочу, но здесь. Больше так не делай ладно?

- Постараюсь Ленок. Ну всё пойдём ко мне.

Дошли до Юлиного дома девочки довольно быстро, ведь им ещё предстояло


готовить торт и успеть его съесть до прихода родителей. Они поднялись на
шестой этаж, и Юля открыла дверь в свою квартиру. Зайдя внутрь, девочки
сняли с себя куртки и направились на кухню.

- Итак, чтобы приготовить торт… нужно сначала поцеловаться! – воскликнула


Юля.

- Ах ты, шантажистка! Ну как хочешь!

Девочки приблизились друг к другу и с головой окунулись в новый поцелуй. Они


стояли посреди кухни, обнимаясь и сомкнувшись губами. Всё опять было
прекрасно.

- Может, ну его нафиг этот торт… пойдём в спальню? – оторвавшись от губ Лены,
спросила Юля.

- Ага, чтоб мы опять спалились? Такого мне не надо. К тому же Юля давай пока...
оставим эту тему на потом...

Юля ехидно улыбнулась:

- Как скажешь. Недотрога. Ладно давай готовить!

Юля вытащила из холодильника все необходимые ингредиенты, а затем вышла


из кухни и вернулась с магнитофоном в руках.
100/170
- Будем готовить под музыку. Так веселее! – сказала Юля радостным голосом.

- Это да – согласилась Лена.

После того как заиграла музыка девочки перешли непосредственно к готовке.


Юля начала объяснять и показывать Лене, как печь торт, не забывая при каждой
возможности прикалываться и шутить. Музыка играла также весёлая и в такой
позитивной атмосфере девочки делали торт. И Юля и Лена часто смеялись,
улыбались и просто в очередной раз наслаждались временем проведённым
вместе. Когда торт был готов, Юля засунула его в духовку печься.

- Ну вот! Теперь осталось только подождать, а пока давай потанцуем! –


предложила Юля с радостным видом.

- Что? Но Юль… я не умею.

- А я, думаешь, умею? Просто двигайся в такт музыке и всё!

Юля подошла к Лене и взяла её за руки.

- Давай! Прыгай, кружись со мной! Не стой на месте главное!

- Хорошо давай!

И девочки начали плясать. Так как умели, так как хотели. Они весело кружились
по кухне, держась за руки, подпрыгивая, стуча ногами по полу, взмывая руки
вверх. Это был самый безумный, но в тоже время самый весёлый танец для
девочек. Так они танцевали в такт музыке, а когда она закончилась, резко
приблизились друг к другу, чтобы слиться в очередном сладком поцелуе. Их
губы продолжали касаться. С каждым поцелуем им не хотелось отрываться друг
от друга всё дольше. Они были готовы целоваться хоть до самого вечера,
чувствовать нежность, теплоту и ласку. Через три минуты поцелуй всё же
прервался по чисто физической причине.

- Юль у меня уже губы устали. Давай уже хватит, тем более у нас с такими
темпами сейчас торт нахрен сгорит.

- Вот чёрт совсем забыла! – сказала Юля, и тут же взяла полотенце и открыла
духовку.

- Ага! Прям, вовремя успели! Ещё бы чуть-чуть и подгорел. Вытаскиваю!

Вскоре на столе оказался свежий румяный торт. Юля взяла нож и начала его
резать.

- Горячий, падла! – заметила Юля, коснувшись торта.

- Давай, может, я порежу? – предложила Лена – Ты и так много сделала.

- Конечно Лен. Как хочешь – сказала Юля и передала нож подруге.

Через минуту весь торт был порезан на аккуратные треугольные куски. Юля
налила им обеим чай и наконец, после нескольких часов этой увлекательной и
101/170
весёлой готовки девочки сели за стол, чтобы полакомиться тем, что они
приготовили. Лена взяла кусок торта, и уже хотела было его съесть, но Юля её
остановила.

- Давай мне его – сказала Юля и открыла рот.

Лена улыбнулась и дала Юле откусить кусок, при этом своими руками Юля его
не касалась.

- Охрененно получилось! Сейчас сама попробуешь – сказала Юля и взяв другой


кусок, теперь дала его откусить Лене.

- Ну как? – спросила Юля, пока Лена жевала.

- Ты права! Очень вкусно! Отлично готовишь!

- Это не я, это мы приготовили Лен, а сейчас давай вот таким образом есть, тебе
же понравилось?

- Ещё бы! Давай следующий! – с энтузиазмом сказала Лена.

Эти сближения с Юлей через еду и напитки всё больше нравились Лене. Ну
всегда её подруга придумает что-нибудь интересное!

Так девочки ели торт, смеясь и давая, его друг другу, периодически отхлёбывая
из чашки чай. Очень скоро больше половины торта было съедено. Оставшуюся
часть Юля решила оставить родителям, хотя они этого и не заслуживали. А
вообще у девочек уже просто заболел живот, и съесть больше они были уже не в
состоянии. Лена посмотрела на часы, висевшие на стене кухни.

- Юль во сколько твои родители приходят?

- В шесть, а что?

- Ну… как бы уже семнадцать пятьдесят.

- Что? - Юля удивлённо посмотрела на часы – Блин это мы что так долго
готовили? Я думала, у нас будет больше времени. Я так хотела побыть с тобой
ещё – разочаровавшимся голосом сказала Юля.

- Я тоже Юль, я тоже, но мне надо идти. Проводишь?

- Конечно! Пойдём.

Девочки встали с дивана и направились к выходу. Выйдя из квартиры, Юля


зачем-то не пошла вниз по лестнице, а потащила Лену к лифту.

- Юль, ну что ты опять?

- Последний поцелуй – на прощание – улыбаясь, сказала Юля и нажала кнопку


вызова лифта.

- И при чём тут лифт?

102/170
- В лифте круче!

- Но Юлька нас же могут заметить!

- Тем лучше! Немного экстрима не помешает! Это будет такая игра – «успей
поцеловаться в лифте, пока тебя не заметили»!

В этот момент двери лифта открылись. Внутри никого не было. Юля быстро
затащила Лену и нажала кнопку первого этажа.

- Юль сейчас сюда могут кто угодно войти! Ты что не понима…

- Молчи – сказала Юля, ласковым голосом и не дав Лене договорить, прижалась к


ней губами.

Несмотря на всю очевидную глупость поступка Юли Лена не могла прервать


этот поцелуй. Юля была права – ощущение того что они делают что-то
постыдное и что их могут заметить, как ни странно только усилило чувство
наслаждения. Теперь они стояли, целуясь и прижавшись к стенке лифта, пока
сам он неумолимо двигался вниз. Увы, но и в этот раз девочки оказались
настолько одурманены новыми ощущениями от поцелуя, что выиграть свою игру
не смогли. Лифт остановился, и его двери открылись. В эту же самую секунду
девочки резко оттолкнулись друг от друга. Увидев, кто стоит перед ними Юля
замера от удивления и страха. Это были её родители и сейчас больше всего на
свете, она боялась, что они успели увидеть их целующимися. Для Лены же это
пока что были просто незнакомые люди, но страх сковал и её. Отвратительное
чувство, сидевшее в её душе, вернулось вновь. И снова она начала винить себя –
ну зачем она согласилась? Ведь знала, что ни к чему хорошему это не
приведёт…

- Эм… привет мам, привет пап. Это моя подруга Лена. И… мы, пожалуй, пойдём –
с этими словами Юля взяла Лену за руку и уже хотела уйти, но родители зашли в
лифт раньше, а затем его двери закрылись.

- Не так быстро Юля. Не хочешь нас познакомить со своей новой подругой?


Пусть зайдёт к нам в дом – сказал Олег довольно суровым голосом.

Теперь Лена выглядела ещё более испуганной. Новость о том, что эти люди
родители Юли стала для неё полной неожиданностью.

- Нет. Она сейчас торопится… может в другой раз? – продолжала, пытаться


спасти ситуацию Юля.

- Что вы тут делали? – вдруг спросила Лариса, проигнорировав её вопрос.

- Эм… в смысле? Мы ехали.

- Правда? А вы что-то резко дёрнулись, когда двери открылись – сказал Олег.

В этот момент лифт приехал на шестой этаж и все вышли.

- Знаете… мне пора идти – заговорила, наконец, Лена.

- Да не парься ты! Зайдёшь на десять минут и уйдёшь. Как там тебя Лера да?
103/170
- Лена.

- А, ну Лена. Прости.

Лариса в это время открывала дверь. Юля смотрела на подругу извиняющимся


взглядом. Она снова чувствовала себя виноватой.

- Ну, заходим – сказала Лариса, открыв входную дверь.

Первыми зашли родители за ними Юля и Лена. Затем Олег закрыл дверь.

- Идите на кухню пока – сказал он девочкам. Те послушно направились туда и


сели на диван.

- Юлька блин я говорила не надо! Ведь ты же знала, что твои родители вот-вот
придут! – шёпотом ругала подругу Лена.

- Лен, ну прости меня, пожалуйста! Просто ты была такой привлекательной…

- Юль это уже не смешно!

- Я и не шучу! Ну не удержалась, с кем не бывает, зато будешь теперь знакома с


моими родителями.

В этот момент Олег и Лариса как раз вошли на кухню. На столе были остатки
торта и пустые чашки.

- Значит, уже была у нас сегодня? – обратилась Лариса к Лене.

- Эм… да Юля меня пригласила.

- Ты смотри, сколько торта сожрали! Хорошо хоть нам оставили – сказал Олег,
взяв один кусок и принявшись его есть.

Юле в этот момент очень хотелось ему сказать: «Скажи спасибо, что вообще
приготовила», но она предпочла больше не рисковать.

Лариса налила Олегу и себе чай. Затем спросила девочек:

- Вы будете?

- Нет – ответила Юля.

- Я тоже нет – повторила за ней подруга.

- Конечно! Они этого чая напились, пока нас тут не было – сказал Олег,
раскинувшись на стуле и с жадностью кусая торт. Лариса тоже взяла кусок.

- Молодец Юлька. Хорошо приготовила, всегда бы так - приходишь с работы, а


тебя ждёт торт – сказал Олег.

- Обойдётесь – шёпотом, но при этом как можно более злобно сказала Юля. К
счастью для неё родители ничего не услышали.
104/170
- Ну Ленка расскажи что-нибудь о себе. К нам Юля раньше только одну свою
подругу водила эту как её… Соньку.
Лена посмотрела на Юлю не добрым взглядом.

- Что с тобой? Язык проглотила? Вместе с тортом? – сказал Олег и рассмеялся.

- Нет…просто… я не знаю, что вам можно рассказать – ответила Лена тихим


голосом.

- Да что хочешь! О своих пьянках например.

- Я не увлекаюсь алкоголем.

- Да ладно! Ну нельзя быть такой скучной! Давай я тебе налью! – сказал Олег и
полез в холодильник.

- Не надо. Спасибо, но я не хочу – сразу начала отмахиваться Лена.

- Ой, да успокойся! От одной рюмки ничего не будет. Мамка то, небось, не


разрешает?

- Пап отстань от неё, пожалуйста! Она же сказала, что не хочет! – заступилась


за подругу Юля.

- Да пусть глотнёт немного Юль. Сонька твоя, я помню, по пять рюмок могла –
сказала Лариса. Олег в это время уже вытащил бутылку водки из холодильника
и сейчас наливал содержимое в рюмку.

- Нет, нет, я пойду до свидания – быстро сказала Лена, и торопливо встав с


дивана, почти перейдя на бег, вышла из кухни, при этом неуклюже ударившись
об дверь.

- Лен да подожди! Давай провожу! – сказала Юля и пошла за ней.

- Эй, ну куда ты упёрлась? Ленка иди сюда, выпьешь один разок и домой
пойдёшь!

- Да пусть идёт уже Олег! Не хочет так хочет. Садись, давай сами выпьем –
сказала Лариса.

Лена в это время уже одевала свою куртку, а Юля стояла напротив неё.

- Юль не надо меня провожать. Обойдусь без ещё одной «игры в лифте».

- Ладно, как скажешь, ты не обижаешься?

- Нет, нисколько.

- Лен, ну, правда? – продолжала спрашивать Юля, чувствуя, что подруга ей врёт.

- Правду… ну ладно. Обижаюсь, но теперь – Лена вдруг резко приблизилась к


Юле, и совершенно неожиданно для неё поцеловала.

105/170
- Уже нет – закончив через несколько секунд, сказала улыбающаяся Лена.

- Ах ты Ленка! Тоже экстрим любишь! Мои родаки тут в трёх метрах за стенкой.

- Вот и хорошо, что ничего не увидели, а теперь мне пора, пока – сказала Лена и
вышла из квартиры Юли.

- Пока Ленок! Завтра продолжим, ну ты поняла меня!

Лена услышав это, улыбнулась напоследок и ушла вниз по лестнице. Что


побудило её сейчас поцеловать Юлю, она не знала. Возможно, ей хотелось
испытать тех же ощущений, что и при поцелуе в лифте, но в любом случае уже
через минуту Лена опять начала себя винить. А если бы родители Юли это
заметили? Да о чём она чёрт возьми думала! Заноза в душе явно не собиралась
её покидать, и теперь давала знать о себе при каждом удобном случае, причём с
каждым разом всё сильнее и больнее.

Юля же, закрыв дверь за подругой, чувствовала сейчас облегчение и радость.


Лена не обижается на неё, мало того теперь она тоже хочет играть в такие
«игры». Это просто замечательно. На завтра надо ещё что-нибудь придумать…

- Юлька иди сюда, поговорим – послышался голос из кухни.

Юля с явным нежеланием пошла на кухню.

- Ну что опять? – раздражённо спросила она у родителей, придя туда.

- Что-то странная у тебя подруга. Не очень она мне понравилась, Сонька вот
намного лучше была. Ты, кстати, так и не ответила, что произошло в лифте –
сказал Олег.

- Да ничего там не было! Что ты прикопался!

- Да? Тогда какого хрена вы дёрнулись так, будто вас током шандарахнуло?

- Ну… короче так получилось – так и не сумев придумать достойного оправдания


сказала Юля и развернувшись, быстро зашла в свою комнату.

«Возможно, они что-то и заподозрили, но ничего не увидели. Это самое главное»


- успокоила себя Юля.

***

30 ноября, четверг

Снег уже заполонил всё вокруг, и останавливаться не собирался. В этот день


Юля шла в школу в приподнятом настроении – ей не терпелось продолжить их
«игру». Лена же не была столь радостной, чувство вины и стыда давало о себе
знать всё чаще. В конце концов, то, что они делают, называется простым и
понятным словом – лесбиянство, а она никогда не думала, что станет такой.

«Может быть, нужно прекратить всё это? Хотя бы на время?» - эти мысли стали
всё чаще проскальзывать в голове Лены, но она старалась их отгонять.
106/170
Девочки как всегда встретились у входа.

- Привет! Ну как настроение? – спросила Юля.

- Честно говоря, не очень. Я тут подумала Юль… это же всё-таки неправильно.


Ты понимаешь что…

- Ну не надо, пожалуйста! Не начинай опять эту байду! Всё же зашибись вчера


было!

- Ага, если не считать, что нас чуть не спалили твои родители.

- «Чуть» не считается, так что хватит тут этой фигни Лен. Как насчёт сегодня в
парк? Там мы ещё не целовались, так романтично будет… - мечтательно сказала
Юля.

- Пошли уже. Сейчас опоздаем – торопила её Лена.

Сидя на уроках Лена, видя Юлю, снова сжимая её руку и переглядываясь с ней,
поняла, что чувство вины вновь покинуло её. Она опять хотела целоваться с
Юлей.

На уроках девочкам стоило большого труда подавлять свои желания, в


особенности Юле. Но когда прозвенел звонок и последний урок был окончен, она
уже не выдержала. Схватив свой портфель и увидев, что Лена тоже взяла свой,
она взяла её за руку и быстро потащила из кабинета в туалет. Зайдя внутрь и
убедившись, что там никого не было, она зашла вместе с Леной в одну из
кабинок и закрыла дверь.

- Юль да ты что совсем долбанутая! В туалете блин! – смеясь, сказала Лена.

- Конечно! Почему нет?

Новый поцелуй схлестнул их вместе. Это было ещё более приятным и кайфовым
чем в лифте. Они бы так и продолжали касаться губами друг друга, как вдруг
услышали звук открывающейся двери – кто-то зашёл в туалет. Они тут же
прекратили поцелуй и замерли, стараясь не дышать. Девочки слышали
приближающиеся шаги. Если этот кто-то зайдёт в их кабинку, то будет полный
пипец. Объяснения, что две девочки могут делать в одной кабинке в туалете,
кроме того что они лесбиянки пожалуй не было никакого. Ну или его долго
придумывать. Шаги были всё ближе. Девочки находились во второй кабинке - их
единственным шансом было, то, что этот человек зайдёт в любую другую из
трёх. Юля и Лена тревожно смотрели друг на друга, прислушиваясь к каждому
шуму – похоже им повезло – человек зашёл в первую кабинку. Девочки
задержали дыхание, так как стенки были очень тонкими и их могли услышать.
Прошла примерно минута, прежде чем послышался звук открывающейся двери
кабинки и удаляющихся шагов. Вскоре стало ясно, что в туалете кроме девочек
никого нет, и они облегчённо выдохнули и вышли.

- Ух… как же прикольно было! Ещё бы чуть-чуть и спалили! Вот это я понимаю
круто! – с восторгом говорила Юля.

- Круто? Юль да ты издеваешься?! У меня блин чуть сердце из груди не


107/170
выпрыгнуло, пока я там с тобой стояла! Всё я серьёзно хватит – это игра зашла
уже слишком далеко. Даже не хочу думать, что было бы, если нас всё-таки
заметили тут – с явным раздражением сказала Лена. Теперь это реально
начинало действовать ей на нервы, хотя, казалось бы, ещё пять минут назад она
была готова поцеловать Юльку и в туалете и в лифте и где угодно. Но теперь
это чувство внутри неё разрослось. Ей действительно было стыдно за то, что она
делает, и что самое главное получает от этого удовольствие.

- Лен да что с тобой? Ну не спалили же главное! Хотя признаю, что идея с


туалетом была не очень, я ведь Антона с Соней точно также заметила. Эй да
куда ты уходишь? – говорила Юля Лене, которая в этот момент покидала туалет.
Юля пошла за ней.

- Давай на улице обо всём поговорим, хорошо? – сказала Лена, повернувшись к


подруге.

- Ладно, как скажешь.

Девочки вышли из школы. На улице продолжал падать белоснежный снег. Уже


завтра наступала зима.

- Юль… я думаю… нам надо это прекратить. Хотя бы на время. Не обижайся,


пожалуйста, но это уже действительно переходит границу. Я всё понимаю –
приколы, шутки, экстрим, поцелуи, но… пока хватит. Давай не будем больше
этого делать до понедельника, а потом уже посмотрим – сказала Лена и
опустила голову – эти слова ей было неприятно говорить.

Юля сильнее сжала руку Лены и сказала ей ласковым голосом:

- Хорошо Лен. Я уважаю твоё желание. Но у меня есть одна просьба –


прощальный поцелуй на последок, а то до понедельника я не выдержу.

- Ну… ладно, так и быть.

- Здорово! Тогда пошли в тот переулок – сказала Юля, засиявшая от счастья.

Девочки снова оказались в безлюдном переулке, где целовались в предыдущий


раз. Посмотрев немного в глаза друг другу, они приблизились и начали
наслаждаться этим прощальным поцелуем, который оказался наверно самым
приятным и нежным из всех. Лучше него был только их самый первый поцелуй.
На этот же у них ушло всего тридцать секунд, но это были самые незабываемые
и неповторимые секунды их жизни. После чего Лена медленно начала отходить
от Юли, которая сейчас стояла и молча смотрела на подругу печальным
взглядом. Ей так не хотелось отпускать её, расставаться с ней. Лена тоже это
чувствовала, и разлука причиняла ей не меньшую боль, но она твёрдо для себя
решила, что никаких поцелуев и «игр» до понедельника не будет. Это была
своеобразная проверка на силу воли, которую она должна была пройти.

- Прости Юля… мне пора. Увидимся завтра – сказала Лена и торопливо ушла, не
оглядываясь, чтобы избежать соблазна кинуться к подруге и снова оказаться в
её объятьях.

Юля, постояв некоторое время в переулке, пошла домой, опустив голову.


Единственное, что её сейчас волновало так это то: «Выдержит ли она до
108/170
понедельника или нет?». Но больше подставлять свою подругу она не хотела.
Для неё мнение общества было неважным и даже если бы их заметили, это не
стало бы катастрофой, но вот Лена похоже пока к этому не готова, и боится.

«Что ж, надеюсь, со временем у неё это пройдёт» - успокоила себя Юля.

109/170
Глава 16 - Ультиматум

1 декабря, пятница

Второй урок физики проходил в двадцать восьмом кабинете. Юля и Лена как
всегда сидели за своей партой и разговаривали. Тему «поцелуев» и «игр» они
упорно избегали, помня обещание данное друг другу. В классе была непривычно
тихая обстановка, все молчали и поэтому переговоры девочек были отлично
слышны учительнице, которой, вскоре, однако надоело делать им постоянные
замечания.

Прозвенел звонок. Девочки сложили учебники в сумки, и вышли из класса. На


этой перемене они хотели пойти в буфет и купить себе, что-нибудь поесть. Они
дошли до большого холла на втором этаже, где всегда собирались ученики на
перемене со всех классов и общались. Девочки уже собирались зашагать к
лестнице, ведущей на первый этаж, как вдруг сзади послышался, очень
знакомый, но отчего-то непривычный голос.

- Юля…

Девочки обернулись - перед ними стояла Соня, а сзади неё Нина. Было довольно
странным видеть только их, ведь обычно Соня ходит со всей своей компанией.

- Юля нам надо поговорить – сказала Соня. Вид у неё был на редкость
серьёзный, с лица исчезла привычная улыбка.

- Так говори – спокойным голосом отозвалась Юля.

- Не здесь. Давай отойдём куда-нибудь. И без неё – Соня указала на Лену.

- Значит так, всё что ты хочешь сказать говори при ней или вообще ничего не
говори и не трать наше время.
Некоторое время Соня молчала, а затем сказала:

- Ладно, Юля, как хочешь, так даже лучше. Пусть она всё услышит. Но давай всё-
таки отойдём.

- Слушать тебя у меня нет ни малейшего желания. Пошли отсюда Юль – сказала
Лена подруге и уже отвернулась вместе с ней от Сони, как вдруг та не слишком
громко спросила:

- Идёте в туалет? Или в переулок заниматься интересными делами?

Как только Лена услышала эту фразу, сердце у неё заколотилось как бешеное.
Больше всего на свете она боялась, что их маленький секрет в конце концов
раскроется, но только сейчас она поняла насколько обидным и больным было то
что их раскрыла именно Соня, которую она ненавидит. Юля в этот момент тоже
испугалась, но виду не подавала. Она тоже никак не предполагала, что это
будет Соня, которая сейчас наверняка захочет использовать это против них.

Девочки повернулись назад и медленно приблизились к Соне и Нине настолько


близко, чтобы можно было разговаривать шёпотом.

110/170
- Так ты всё знаешь? – спросила Юля Соню.

- Теперь да. Мне Нинка вчера рассказала.

- Ага, я уже раньше за вами наблюдала. Заметила, что вы любите держаться за


руки и вообще стали какими-то слишком близкими друг к другу. Вчера видела,
как вы вместе выходили из туалета, и решила проследить за вами. Я как
увидела, что вы в переулок пошли и там целоваться начали, так охренела, что
дар речи потеряла. Ну, потом пошла, рассказала всё это Соньке, что вы у нас
оказывается лесбиянки – закончила своё признание Нина с нескрываемой
радостью. Возможность услужить Соне её явно радовала.

- Ты подлая дрянь Нинка. Никогда тебя не любила. Хочешь проблем? Я могу тебе
их устроить – сказала Юля грозным голосом и улыбка сразу исчезла с лица Нины.

- Боюсь Юля ты сейчас не в том положении, чтобы угрожать. Я могу прямо


сейчас рассказать всем о ваших лесбийских делах – сказала Соня.

- Рассказывай. Кто тебе поверит? – продолжала упираться Юля.

- Все. Знаешь твой авторитет значительно упал, после того как ты завела
дружбу с этой – Соня презрительно указала пальцем на Лену – А нет, не дружбу.
Уже любовь. Но ты можешь это исправить. Ты можешь вернуть всё, как было
раньше восстановить свою репутацию и снова присоединиться к нам. Ведь ты
была моей лучшей подругой и у нас всё было охрененно до того момента как ты
не вступилась за эту рыжую. Ты пошла против всех нас ради неё, ради этой
Ленки. Тогда я не поняла, что на тебя нашло, но надеялась, что на следующий
день ты одумаешься. Оказалось, нет. Всё стало только хуже – ты запретила нам
трогать её, и если бы это сказал любой другой человек из нашего класса, мы бы
все не задумываясь хорошенько бы его отмудохали где-нибудь за углом школы.
Но нет. Я не стала этого делать, потому что уважала тебя. Я терпеливо ждала
пока ты, наконец, поймёшь, кто для тебя действительно важен. Что ж всё было
зря. Оказалась ты с этой сукой не просто дружишь, а целуешься. А теперь я даю
тебе последний шанс – либо ты бросаешь её ко всем чертям и мы с Нинкой
«забываем» то, что узнали о вас, либо готовься со своей Ленкой стать звёздами
номер один в школе в качестве «девочек лесбиянок». Пришло время сделать
выбор Юля. Моё терпение кончилось.

- ПОШЛА НАХРЕН! – даже не задумываясь, ответила Юля и, рассекая воздух


рукой, показала оттопыренный средний палец. Теперь она ни за что не бросит
Лену. Никогда. Пусть все узнают, что они целовались, пусть все будут
показывать в них пальцем, но терять человека, к которому она так сильно
привязалась и которого она действительно любит Юля не будет, тем более из-за
этой стервы.

Лена же услышав, что сказала Юля, испугалась ещё больше. Она понимала, что
у подруги не было выхода, но что будет теперь…

Соня после того как её так открыто послала бывшая лучшая подруга сейчас
выглядела крайне оскорблённой и обиженной. Лена никогда её такой не видела.
В этот момент она как будто превратилась в тех самых изгоев, которых она
травила.

- Что ж вот ты как… ну как хочешь Юля… Эй! Идите все сюда! У нас тут важные
111/170
новости! – прокричала Соня, повернувшись к своему классу, который стоял
небольшими группами у стены и разговаривал.

Общение прекратилось, и класс стал стягиваться к Юле и Лене, образуя вокруг


них кольцо.

- Не беги, иначе ты покажешь свою слабость, а мы сильнее их Лена. Сильнее их


всех – эти слова Юли немного успокоили Лену, но ощущение того, что сейчас
произойдёт, то чего она так больше всего боялась, давило на неё всё больше.

- Итак, слушайте все! – как можно более громко обратилась Соня к классу –
Прежде чем я скажу главное, представлю вам виновниц торжества – Юля
Волкова которую все отлично знаете, и которая раньше была нормальной
девчонкой и моей лучшей подругой. И Лена Катина, которую вы тоже все знаете,
и которая раньше была нашей игрушкой для развлечений. И кто же знал, что эти
две такие разные девочки полюбят друг друга! Да, да вы не ослышались, Юлия
Волкова и Елена Катина – лесбиянки. Нина видела их целующимися в туалете и в
переулке за углом школы. Но это всего лишь слова, и чтобы вы точно убедились
в этом, почему бы этим двоим не поцеловаться прямо сейчас на глазах у всех?
Ведь зачем скрывать свою любовь, не так ли? Ну же Юлечка! Я всегда считала
тебя сильной и раскрепощённой девочкой, и я уверена поцеловаться со своей
рыжей любовью для тебя не составит никакого труда.

И Юля и Лена отлично понимали, что Соня просто хочет взять их на слабо и
унизить перед всеми, но в этот момент какая-то неведомая сила заставила их
посмотреть друг на друга. И этот взгляд был самым искренним, откровенным и
понятным. Обе девочки вдруг поняли одну вещь – всё, что было до этого между
ними, это действительно была просто игра, но вот теперь… они и вправду
боялись потерять друг друга. Они вдруг осознали, что игра уступила место
нечто гораздо более сильному – чувству, которое всё это время жило в них,
ожидая своего часа. Это была любовь. Самая настоящая, подлинная, страстная,
невероятная любовь, пробуждённая именно сейчас, когда они так нуждались в
друг друге. И они понимали, она пробудилось бы в любом случае – этому чувству
было невозможно сопротивляться, невозможно подавить. Всё тоже самое, они
испытывали при первом поцелуе, но тогда это было нечто непонятное и
туманное, то к чему они ещё не были готовы. Теперь же всё прояснилось.

Вина в душе Лены ушла куда-то глубоко гонимая этой любовью. Сейчас Лена не
боялась. Не боялась того, что про них скажут. Любовь была сильнее этого. Ей
надоело, надоело жить в страхе перед обществом, надоело это грёбаное чувство
того, что она делает якобы что-то неправильное и аморальное. Она хотела быть
с Юлей, и плевать на всё остальное. Лена задумалась: за все четыре дня их
«игры» они ни разу не сказали «Я люблю тебя» потому что тогда просто не
понимали этого. Для них это было просто развлечением забавным и весёлым.

Для Юли нахлынувшее на неё чувство настоящей любви оказалась отдалённо


знакомым. Где-то в глубине души она знала, что это так, что она не просто
играет с Леной – она любит её – любит больше всего на свете. Их сегодняшний
испуг послужил лишь катализатором, для освобождения этого чувства. Теперь
Юле было вдвойне плевать на то, что их любовь «неправильная». Она хочет быть
с Леной всю свою жизнь, и никто им не помешает.

Никогда обе девочки не испытывали более сильного и светлого чувства. Они


понимали, что такое бывает раз в жизни, что это и есть настоящая любовь.
112/170
Образовавшаяся после первого поцелуя она некоторое время не давала о себе
знать. Девочки действительно были ещё не готовы к этому, тогда их просто
прикольнуло то, что они сделали, но искра, жившая внутри, уже разгоралась
сильнее. И именно отблеск этой искры они сейчас видели в глазах друг друга.
Это была невероятная сила, наполнившая их душу – сила чистой светлой любви.
И сейчас они хотели поцеловаться, хотели как никогда до этого. Их любовь уже
достаточно просидела взаперти – она рвалась наружу и никакие моральные
устои или мнение общества не могло её остановить. Девочки вдруг и сами
поняли, как сильно они сейчас хотят сломать этот барьер. Что бы больше не
прятаться, ничего не скрывать, быть тем, кем они хотят быть.

Они медленно приближались друг к другу. Глаза закрывались. Они обнялись и


сейчас их губы готовились сомкнуться во втором «настоящим» поцелуе. Когда
это произошло, девочки попали в рай на земле. Каждое малейшее
прикосновение их губ отдавалось по всему телу невероятным блаженством. Это
было внеземное наслаждение. Все поцелуи до этого, ни шли, ни в какое
сравнение с тем, что они испытывали сейчас. Это можно было назвать счастьем
в физическом проявлении. Каждая клеточка их тела была буквально пропитана
наслаждением. Душа трепетала от восторга.

Затем они открыли глаза и нежно закончили свой поцелуй. Вот и всё. Со стороны
это выглядело просто: две девочки, обнявшись, около минуты целовались в
засос, но то, что они чувствовали… этого было не показать другим. Они не
понимали. Для них Юля и Лена сейчас были не более чем двумя лесбиянками.

Однако то, что сейчас чувствовала Лена, было невыносимо больным. От


блаженного поцелуя остался лишь осадок, а теперь ей завладели вина, стыд и
унижение. Это была та самая заноза в душе, которая так её не покинула. Сейчас
она колола Лену так сильно, как никогда до этого. Она была готова провалиться
под землю от стыда. Это было хуже всех предыдущих издевательств от Сони
вместе взятых. Все это видели… видели, как она поцеловалась с девочкой.
Господи, что теперь будет? Как она могла? Ну зачем она это сделала… зачем?
Всё… теперь уже ничего не исправить.

Юля никаким стыдом или чувством вины не страдала. Наоборот если раньше у
неё ещё и были небольшие сомнения, то теперь они окончательно покинули её –
она хочет быть с Леной, она не боится общества. Всё, чего она хотела сейчас это
просто уйти… уйти вместе с Леной. Где будут только они вдвоём. Больше им
никто не нужен.

В холле, где обычно было громко настолько, что в ушах стоял звон, сейчас не
было ни единого звука. Все смотрели на них. На двух, только что
поцеловавшихся девочек. Смотрели с таким удивлением, как будто увидели
самое невероятное событие в своей жизни. Начались перешёптывания и
переглядывания. Совсем недалеко от девочек с видом победительницы гордо
стояла Соня, наслаждаясь произведённым ею эффектом. Лицо её искажала
подлая и алчная улыбка. Она сделала это. Она унизила и опозорила их перед
всей школой. Юля была для неё лучшей подругой… и предала её. Такое не
прощают. Что ж вот теперь пусть и мучается.

А сзади девочек стояла Анна Павловна. Вид у неё был такой же поражённый, как
и у остальных - ведь она всё прекрасно видела. Вокруг все замерли. Эта
безмолвная сцена продолжалась уже целую минуту. Анна Павловна поняла, что
нужно что-то делать. Она подошла к девочкам и взяла их за руки.
113/170
- Юля, Лена… пойдёмте со мной – сказала она тихим голосом.

Девочки, не говоря ни слова, покорно пошли за учительницей, которая повела их


прочь их холла. Лена, опустив голову вниз, не смотрела на Юлю. Сама Юля
держалась стойко. Она шла с таким видом как будто она не сделала ничего
постыдного, но при этом иногда посматривала на Лену печальным взглядом. Она
понимала, что чувствует её возлюбленная, да теперь уже возлюбленная… не
подруга.

Они спустились на первый этаж, и подошли к кабинету директора. Анна


Павловна озиралась по сторонам, было видно, что она нервничает. Собравшись с
духом, она постучала в дверь два раза.

- Войдите – отозвался голос из кабинета.

Анна Павловна открыла дверь, завела девочек и усадила их на диван, стоявший


у стены. После чего закрыла дверь и присела возле стола, за которым сидел
директор.

- Екатерина Олеговна у нас тут кое-что произошло… - неуверенно начала Анна


Павловна.

- В чём дело? Девочки что-то натворили?

- Да, они… в общем…поцеловались.

И снова наступило молчание. Лена тупо смотрела на пол. Юля же сидела на


диване, как на своём собственном, удобно раскинувшись на нём. Создавалось
даже впечатление, что она гордится тем, что сделала.

- Что простите? – удивлённо спросила Екатерина Олеговна – Я не ослышалась?

- Нет, не ослышались. Они поцеловались… в губы… на глазах у всех учеников.

Екатерина Олеговна сняла свои очки и начала теребить их в руках.

- Вы сами это видели?

- Да, это видели все, кто был тогда в холле – ответила Анна Павловна.

Впервые за всю свою двадцатилетнюю работу в школе Екатерина Олеговна была


в замешательстве. За это время она видела очень многое, но чтобы такое…
никогда.

- Так… ладно. И как вы можете всё это объяснить девочки? – спросила она глядя
на Юлю и Лену.

Те молчали. Лене не позволял говорить сковавший её стыд, а не Юля не


посчитала необходимым что-то объяснять директору. Всё равно ничего не
поймёт и назовёт их лесбиянками.

- Екатерина Олеговна я думаю…. сегодня их нужно отпустить. Они сейчас не в


том состоянии. Позвоните их родителям и обо всём сообщите.
114/170
- Да, думаю, вы правы. Пусть идут.

- Только давайте дождёмся начала урока. Просто все это видели и… я не хочу
чтобы к ним сейчас лезли – сказала Анна Павловна.

- Ну хорошо – согласилась Екатерина Олеговна – Пусть пока посидят здесь, а вы


можете идти на урок.

Анна Павловна покинула кабинет. Екатерина Олеговна ещё некоторое время


смотрела на девочек, а затем одела свои очки и вернулась к работе. Все сидели
молча. Через несколько минут прозвенел звонок.

- Пойдёмте, я вас провожу – сказала Екатерина Олеговна, встав из-за стола и


выходя из кабинета.

Девочки последовали за ней. Они по-прежнему молчали. Вместе с Екатериной


Олеговной они подошли к гардеробу.

- Дайте им взять куртки. Сегодня они освобождены от занятий – сказал директор


их гардеробщице Веронике Андреевне.

- Конечно, пусть берут. Им сейчас домой надо. Одуматься.

Екатерина Олеговна вопросительно подняла бровь:

- Вы что уже в курсе?

- Да уже почти вся школа знает!

- Ладно. Лишний раз об этом не болтайте – сказала Екатерина Олеговна и


направилась в свой кабинет.

Девочки вошли в гардероб, взяли свои куртки, одели их и вышли на улицу. Было
светло. Снег падал с неба крупными хлопьями и, оседая на земле, хрустел под
ногами. Лена стояла неподвижно, боясь посмотреть в лицо подруге. Юля встала
возле неё.

- Лена я…

- Не надо… не говори ничего, пожалуйста.

Юля продолжала смотреть на Лену, которая упорно не хотела встречаться с ней


взглядом. Через несколько секунд, она медленным шагом зашагала вперёд. Юля
стояла не в силах сдвинуться с места и смотрела ей вслед. Лена брела, по
дороге опустив голову, и, вскоре её фигура скрылась за углом школы. Юля
продолжала стоять на месте. Теперь, когда Лена ушла, внутри неё всё было
пусто. Чёрная пустота. Без неё всё стало серым, унылым, тусклым.

115/170
Глава 17 - Неприятный разговор

Лена шла по улице словно неживая. Мир для неё как будто перестал
существовать. Всё было мутным и ненастоящим. Звуки вокруг смешались в
непонятный комок. Она ничего не понимала. Ноги двигались сами собой. Так она
шла, не замечая ничего вокруг.

Она не могла поверить в то, что произошло. Казалось, что всё это было как во
сне, что она была сама не своя. Но факт оставался фактом – она поцеловала
Юлю, на глазах у всех… что теперь будет? Как жить дальше? Что скажут
родители, когда узнают? Все эти вопросы навалились на Лену неподъёмной
ношей.

Погружённая в свои мысли она даже не сразу поняла, что уже давно дошла до
своего дома и сейчас ходит кругами по двору. Девочка зашла в подъезд,
поднялась на второй этаж, открыла дверь и вошла. Бросив портфель в
коридоре, и, сняв только обувь и куртку, она зашла в свою комнату и
плюхнулась на кровать. Лена была в отчаянии, она не знала, что делать дальше.
Девочка лежала на кровати тупо глядя в потолок. Мысли вихрем носились в её
голове. Чувство вины теперь полностью захватило её. Это было невыносимо. В
этот момент Лена даже не могла плакать. Её взгляд застыл на одном месте.
Жизнь для неё как будто закончилась. Так она лежала и лежала, не в силах
встать с кровати. Ей ничего не хотелось, ни есть, ни пить, ни двигаться. Всё чего
она жаждала, это возможность отмотать время назад и исправить свою
ужасную, глупую ошибку. Самую большую ошибку в жизни. Потому что она не
такая и никогда не станет такой. Теперь уже нет. Она не лесбиянка…

***

Всю дорогу до дома Юля думала о Лене. Она так хотела снова увидеть её, снова
поцеловать её, и теперь это уже не было связано с игрой или приколами. Нет,
она просто хотела видеть человека, которого любит. Собственно говоря, Юля и
до этого понимала, что все её предыдущие отношения с парнями не более чем
развлечения. Настоящей любви как таковой она до встречи с Леной не
испытывала и никогда бы не испытала, потому что такая любовь она одна. Юля
знала, что они с Леной созданы друг для друга. Возможно, это сама судьба свела
их вместе. Чтобы было бы, если бы Лена осталась в Обнинске? Да она бы не
испытала всего что пришлось перенести ей в октябре от Сони, но самое главное
– она бы не встретила Юлю. Затем Лена нашла бы себе какого-нибудь парня
вышла за него замуж и прожила бы скучную и обыденную жизнь так и не
испытав настоящей подлинной любви. А Юля? Поскольку Антон не любил её на
самом деле, то вскоре он бы её бросил. Найти ему замену, для Юли не составит
труда, но что эта замена даст? Она, так же как и Лена будет жить с человеком,
к которому у неё бы никогда не возникло сильных чувств. Но теперь ничего
этого не будет. Юля верила, что у каждого человека в мире есть своя половинка,
и что он обязательно её найдёт. Кто-то позже, кто-то раньше, но эти люди в
любом случае встретятся, а дальше всё зависит от них. Судьба дарит им шанс на
счастье и всё что им надо сделать – это просто не упустить его. Увы, но многие
люди этого не понимают и, игнорируя подарки судьбы, и выбирают того, кто им
на самом деле не нужен, чтобы впоследствии проживать день за днём просто
так, а потом сетовать на мир, говоря какой он несправедливый. Свои ошибки
человек очень часто осознаёт слишком поздно – тогда когда их уже не
116/170
исправить. Вот он закон подлости. Но Юля не собиралась ему повиноваться. Она
будет хвататься за своё счастье руками и ногами, но не упустит его. Она знала –
Лена и есть тот самый человек – подарок судьбы. Просто этот подарок оказался
девочкой, а не парнем вот и всё. Не надо ничего усложнять.

***

Звук открывающейся двери. Слышны шаги и переговоры.

- Я не могу в это поверить, как она могла! Я же говорила, что что-то у неё с этой
Юлькой что-то было! Чёрт возьми вот как чувствовала!

Голос Инессы был отлично слышен лежащей на кровати Лене. Чувство страха
теперь полностью сковало её. Они уже всё знают…

Через несколько секунд они появились в дверном проёме.

- Лена живо иди в зал нам нужно ОЧЕНЬ серьёзно поговорить – сурово сказала
Инесса.

Девочка даже не посмотрела на них.

- Ты глухая? Вставай!

- Тише Инесса, ты не видишь, что ей плохо – сказал Сергей, подходя к дочке.

- А ты подумал какого мне?! Когда мне звонят и говорят о том, что моя дочь на
глазах у всех поцеловала девочку!

- Инесса успокойся и иди в зал, я её сейчас приведу – сказал папа и сел на


кровать возле дочери.

Мама с раздражённым видом ушла. Сергей взял Лену за руку и сжал её.

- Доченька вставай, пойдём, поговорим.

Лена, двигаясь, словно робот встала с кровати и зашагала в зал. Сергей


последовал за ней. Там уже ждала Инесса, усевшись на кресле напротив дивана,
куда папа усадил Лену. Сам он сел на другое кресло.

- Итак Лена, как ты всё это объяснишь? – спросила у неё мать.

Девочка ничего не ответила. Голова была опущена вниз.

- Посмотри мне в глаза и ответь на вопрос – продолжала настаивать мама.

Лена медленно подняла голову.

- Я жду.

- Мама – наконец выдавила из себя Лена – Я просто… - больше она не смогла


ничего сказать.

117/170
- Что просто? Ты понимаешь, ЧТО ты натворила?! Ты понимаешь, что теперь
скажут люди?! Ты совсем с ума сошла!? Сначала ты гуляешь с этой Юлей
целыми днями напролёт. Потом приводишь её к нам домой, где она ведёт себя
отвратительно! Затем она у нас ночует. Без моего разрешения! Потом ваш
«просмотр фильма»! Надо было уже тогда догадаться, что к чему. Сомнения у
меня были, но я до последнего надеялась, что сама себя накручиваю. Оказалось,
нет, потому что сегодня я узнала, что ВЫ ПОЦЕЛОВАЛИСЬ! На глазах у всех, чёрт
возьми! Ты блин о чём думала, дура малолетняя?! Ты понимаешь, что ЭТО
НЕПРАВИЛЬНО! Это называется лесбиянство! А моя дочь НЕ ЛЕСБИЯНКА! Я не
для того тебя растила, что бы ты целовалась с девочками!

- Лена мама права. Это уже перебор. Зачем ты это сделала? Ты можешь
объяснить?

Лена чувствовала невероятный стыд. Она покраснела. Ведь они правы. Родители
правы! Её глаза начинали слезиться.

- Я не знаю… это как то… само получилось я… - жалобным голосом причитала


Лена.

- Само получилось? Нет уж! Вы уже постоянно этим занимались! Обнимались и


целовались так точно, и я даже думать не хочу, что вы там ещё делали! И это
она во всём виновата! Твоя долбаная Юля! Ненавижу её! Эту суку! Сделала с
моей дочкой такое! Тварь! – злобно кричала Инесса, так громко, что её слова
отражались от стен – И давно вы это начали а? Я тебя блин спрашиваю,
ОТВЕЧАЙ! – рявкнула Инесса на дочь и та вздрогнула.

- Че… четыре дня назад… – заикаясь, и уже почти плача сказала Лена – Но мама!
Между нами ничего такого не было я клянусь тебе!

- Врёшь! Я прекрасно знаю, чем вы тут занимались, пока нас не было! Грёбанные
лесбиянки! И не смей мне говорить, что вы только целовались! Не смей мне
врать!

- Но я не вру мам! - после этих слов Лена уже не могла сдерживать эмоций и
разрыдалась, закрыв лицо руками и вытирая слёзы.

- Лена ты больше не будешь с ней общаться, поняла? Никогда – сказал папа


более спокойным голосом, в котором тем неимение отчётливо слышалось
твёрдость и суровость.

- Я лично буду каждый день звонить учителям и если я узнаю, что ты хотя бы
один раз с ней заговорила, я не знаю, что я с тобой сделаю!

- Мама! Я не хотела этого! Я не знаю, почему так получилось! – громко


всхлипывая и через слёзы начала говорить Лена - Раньше для нас это была
просто игра и мы скрывали это, а сегодня в школе меня потянуло к ней как к
магниту. Я не могла этому сопротивляться! Я чувствовала что-то странное…я не
могу это объяснить, я хотела её тогда поцеловать! Больше всего на свете!

- Всё хватит! Заткнись! Не хочу слышать весь этот бред! Меня сейчас стошнит от
него! Это просто детские шалости, подростковая прихоть! Идиотизм двух
малолеток, которые ещё ничего не понимают в жизни! Решили
поэкспериментировать да? В твоём возрасте многие совершают необдуманные
118/170
поступки, но я всегда была уверена, что ты на такое не способна! Скажи честно,
что тебе просто захотелось новых ощущений! Трахнуться с девочкой это же так
круто, чёрт возьми! Похотливая мразь, чем ты вообще думала?!

После этих обидных и лживых слов Лена зарыдала ещё сильнее.

- И не реви мне тут! Сама виновата!

- Инесса хватит. Я думаю с неё сегодня достаточно – сказал Сергей.

- Вали в свою комнату и не выходи из неё, пока не подумаешь над своим


поведением!

Лена всхлипывая и утирая слёзы, поплелась к себе в комнату. Зайдя в неё, она
закрыла дверь, упала на кровать и зарыдала так громко и горько как никогда до
этого. В этот момент она ненавидела саму себя. Слёзы продолжали беспрерывно
литься из глаз. Всхлипывания девочки слышались даже за закрытой дверью.

- Инесс всё-таки не надо было так на неё кричать. Видишь, до чего ты её довела
– сказал Сергей, слыша рыдания своей дочери.

- А до чего она меня довела?! Может ты не заметил, но в последнее время она


уже совсем охренела! Давно пора её на место поставить! Ишь, что удумала –
родители ей не указ. Да она у меня с этого будет по струнке ходить! Ладно
непослушание, ладно пререкания, но блин это! Этот грёбаный поцелуй с этой
сволочью на глазах у всех! Пятнадцатилетняя идиотка!

- Да успокойся ты уже! Директор же сказал, что за одной партой они больше


сидеть не будут. Отвяжется от неё эта Юля, не беспокойся.

- Ага, отвяжется как же! – с сарказмом сказала Инесса – Я эту сучку насквозь
вижу. Ведь как чувствовала, что дружба с ней ни к чему хорошему не приведёт.
И вот, пожалуйста! Поганая лесбиянка! Я уверена, она первая её к этому
склонила! А теперь… наша Лена. Господи все теперь подумают что она тоже
лесбиянка! Боже… как теперь с этим жить? Что теперь будет? – голос Инессы
стал тише. Она схватилась руками за голову, пытаясь найти ответы на все эти
мучительные вопросы.

Сергей подошёл к ней и обнял.

- Всё будет хорошо. Мы забудем её. И Лена её забудет. Мы просто выкинем этот
момент из нашей жизни, будто его не было.

- Надо… надо перевести её в другую школу, здесь она не останется. Я спать не


смогу спокойно, зная, что ОНА находится радом с нашей дочерью. Они больше
не должны видеться. И не будут.

- Инесса ты же знаешь, это не так просто – найти школу в нашем районе, он


очень населённый. Все уже давно всё позанимали. Мы это место еле нашли.

- Да плевать! Пусть новая школа будет хоть в другой части города, но здесь она
учиться не будет! Завтра же начнём искать!

- Ладно, ладно, поищем. Не волнуйся, переведём мы её, но учти, на это


119/170
понадобится время, а теперь иди и попей успокоительного. Ты сегодня очень
разнервничалась. Я всё понимаю, но себя тоже надо беречь.

- Да пожалуй, ты прав. Пойду выпью таблетки.

***

Спустя час Инесса успокоилась и решила зайти к дочке. Та лежала на кровати


лицом к стене, закрыв голову подушкой. Сейчас Инесса чувствовала вину, перед
дочерью и хотела извиниться. В тот момент она была очень зла, ведь она узнала,
то, что надеялась никогда не услышать о своей Лене.

Мама села на кровать.

- Леночка… слушай… я немного погорячилась. Прости меня, пожалуйста.

Девочка всё прекрасно слышала, но ничего не ответила.

- Лена… ну не обижайся. Я не хотела.

Инесса погладила дочку по спине, но та протестующе дёрнулась, давая понять,


чтобы мать убрала свою руку.

- Ну зачем ты так дочка! Пойми, я же желаю тебе только добра. Ну, поговори ты
со мной! Леночка! – взмолилась мать.

- Отстань от меня. Не хочу тебя видеть – не поворачиваясь к матери, грубо


ответила ей Лена.

Подавленная этими словами Инесса отодвинулась от дочери. Она медленно


встала с кровати и вышла из комнаты, напоследок бросив печальный взгляд на
свою Лену.

***

Юля сидела за столом и ела недавно приготовленную гречку. Скоро должны


были прийти родители, и девочка знала, что ничего хорошего это не сулит. Но
сейчас ей было плевать на то, что с ней сделают Олег и Лариса. Она думала
только о Лене и ни о ком больше. Позвонить ей? Нет… не сейчас, иначе всё
может стать ещё хуже.

Громкий хлопок выдернул Юлю из своих размышлений. Кто-то сильно закрыл


входную дверь.

«Они пришли. Ну, вот сейчас начнётся…»

- ЮЛЯ! ТАЩИ СВОЮ ЗАДНИЦУ СЮДА! Я ТЕБЯ СЕЙЧАС УБЬЮ! – прокричал Олег,
так громко, что Юля удивилась, как вокруг не лопнуло стекло.

Но идти она никуда не собиралась. Она продолжала, как ни в чём, ни бывало


сидеть за столом и есть. Очень скоро перед ней появился отец. Таким
разъярённым она его ещё никогда не видела. Он весь покраснел от злости.
120/170
Казалась, он вот-вот взорвётся.

- Сука! Что ты натворила?! Какого хера мне звонят и говорят, что моя дочь
сраная лесбиянка! Ты почему поцеловалась с этой своей сучкой Леной!?
ОТВЕЧАЙ!

- Я ем.

- АХ ТЫ ДРЯНЬ!

В ту же секунду стол взметнулся в воздух, опрокинув всё содержимое на пол.


Страшный грохот разнёсся по всей кухне. На полу теперь были осколки битого
фарфора.

- Пап, зачем ты это сделал? – спросила Юля спокойным голосом.

- Ты издеваешься?! Тварь! Живо отвечай на вопрос! Моё терпение на исходе!


Какого хрена ты поцеловала Лену?!

- Потому что я люблю её – честно ответила Юля.

После этой фразы Олег, казалось, сошёл с ума. Папа быстро подошёл к дочери
схватил её за руку и буквально выбросил из кухни. Затем он открыл комнату
девочки и закинул её туда.

- СУКА! НИКОГДА! НИКОГДА! ТЫ НЕ СТАНЕШЬ ТАКОЙ! НЕНАВИЖУ ИХ! ВСЕХ ЭТИХ


ГОЛУБЫХ И ЛЕСБИ! ЧТО Б ОНИ ВСЕ СДОХЛИ!

- Папа, мама! Но я говорю вам правду! Как вы этого не можете понять своей
тупой башкой! Почему вы не оставите меня в покое?! Почему вы вечно порите
мне жизнь! Зачем вы меня тогда вообще родили! Вы же ненавидите меня! –
слова Юли становились всё более громкими и жалобными, у неё началась
истерия – И знаете что? Я ВАС ТОЖЕ НЕНАВИЖУ! Я ЛУЧШЕ СДОХНУ, НО НЕ БУДУ
ЖИТЬ С ВАМИ! – больше Юля ничего сказать не смогла. Она опустилась на пол и
закрыла лицо ладонями.

Речь Юли в этот раз явно произвела на родителей впечатление. Они стояли,
молча переглядываясь друг на друга.

- Мы тебя ненавидим? Да ты хоть знаешь, сколько времени мы угробили на


тебя?! Когда ты маленькая вечно кричала по ночам, не давая нам спать! Мы тебя
вырастили! Это самое главное! И нянчится с тобой, тут уже никто не будет!
Грёбаная эгоистка… ненавидим мы её. Знаешь, а теперь да! Мы тебя ненавидим!
Пока ты не исправишься! Пока не выкинешь всю дурь у себя из головы! Девочка
НЕ МОЖЕТ любить девочку! – сказала Лариса, так громко, чтобы эти слова
буквально вдолбились Юле в голову.

- МНЕ ПЛЕВАТЬ! Я ЛЮБЛЮ ЕЁ!

В этот момент Юля отлетела в сторону. В воздух брызнули капли крови. Олег со
всей силы пнул её по лицу, разбив губу. Девочка лежала на полу.

- А вот этой гадости я чтобы больше не слышал – начав постепенно


успокаиваться, сказал Олег – Запомни малолетняя дрянь лесбиянкой ты никогда
121/170
не станешь. Я тебе не позволю. Я запру тебя. Будешь сидеть тут, не выходя все
выходные без еды и воды. Авось в понедельник вся дурь и уйдёт. Вот почему вы
в лифте дёрнулись - уже тогда начали да? Но теперь мразь ты забудешь свою
Ленку навсегда. Слышишь? А чтобы я был точно уверен в том, что ты
исправишься, сделаем вот что – с этими словами Олег подошёл к телефону
вырвал провод и отдал телефон Ларисе – Унеси его в зал, чтобы ни дай бог она
не позвонила своей сучке.

Лариса послушно взяла в руки телефон.

- А вот это в мусорку выкини, нет… сожги лучше! – Олег отдал жене листок с
цифрами, где было написано «Ленка».

Лариса взяла листок и ушла.

Олег осмотрел комнату – взгляд его остановился на аудиомагнитофоне.

- И это мы тоже унесём. Лишу тебя всего, что ты любишь.

После чего Олег подошёл к стенам и принялся срывать с них все плакаты,
комкая их и бросая на пол.

- Это у нас пойдёт в мусорку.

Юля по-прежнему лежала на полу. Ей уже было плевать. Она уже со всем
смирилась, кроме одного – она будет с Леной! И никто им не помешает.

- И вот это всё выкинем! – сказал отец, распотрошив ящик с журналами.

Юля, лёжа на полу и оправляясь после удара, наблюдала за всем этим. Главное
до прихода родителей она спрятала фотоальбом, самую ценную вещь в её
комнате… альбом, где они вместе с Леной.

- И косметика я думаю, тебе тоже больше не понадобится! – издевательским


голосом говорил Олег, выкинув на пол всю косметику Юли.

- А теперь быстро встала пошла и выкинула всё это.

Юля повиновалась. В несколько заходов не говоря ни слова, она наполнила


мусорную корзину на кухне некогда своими любимыми вещами. На её лице было
безразличие ко всему происходящему.

- И уберись на кухне. Все осколки, всё убери! – приказал ей отец.

Юля принялась за работу и вскоре закончила, оставив кухню совершенно чистой.

- Дуй в свою комнату.

Девочка покорно выполнила приказ. Как только она вошла дверь захлопнулась,
и Юля услышала, как защёлкнул замок.

- Выпущу в понедельник. Если надо будет в туалет, постучишь. И не смей ныть –


сказал грозный голос за дверью.

122/170
- Да пошёл ты – тихо сказала Юля, чтобы отец её не услышал.

Как же она их ненавидит. Лучше жить где угодно, но не с ними. Как можно так
не любить своего ребёнка? Но уже всё равно. Главное Лена.

«Моя Леночка, как я хочу снова увидеть тебя, быть с тобой, а не здесь. Дожить
до понедельника… пойти в школу… там, где ты».

123/170
Глава 18 - Две лесбиянки

Выходные для обеих девочек прошли хуже, чем ужасно. Лена так и не
сказала ни слова больше своим родителям. Почти всё время она лежала на
кровати в своей комнате, лишь изредка покидая её, чтобы поесть, попить и
сходить в туалет. Аппетита у неё, однако, не было абсолютно никакого. Вкус
пищи, как будто перестал для неё существовать. Еда уже не приносила
никакого удовольствия, после произошедшего, ей уже вообще ничего не
приносило удовольствия. Ей было плевать на всё – на несделанные уроки, на
разрушившиеся отношения с семьёй, единственное, что её волновало и
тревожило это страшное ожидание понедельника.

В голове был только один жуткий факт – все это видели, и все об этом знают.
Лена продолжала винить себя за свой поступок. Никогда в жизни она бы не
подумала, что сделает нечто подобное. Совесть грызла её изнутри, стыд
заставлял краснеть при одном только малейшем воспоминании, о том, что
произошло в школе, но, не смотря на всё это было одно НО которое не давала
покоя девочке всё это время. Она всеми силами старалась об этом не думать,
полностью выкинуть это из головы, вырвать из своей души, но ничего не
получалось. Дело в том что, и её первый поцелуй с Юлей и последний в школе
объединяли две вещи – в обоих случаях она действительно это чувствовала. Эту
любовь, которая и заставила её перейти через себя, и поцеловаться с девочкой
на глазах у всех. Мысль об этом безжалостно терзала её каждую минуту. Но нет.
Никогда. Она не могла полюбить девочку. Ни о какой «любви» к Юле не может
быть и речи. Она её не любит и никогда не будет. Это просто подруга, с которой
они решили поиграть во «влюблённых девочек» не более того.

«Да… просто подруга…но почему… почему теперь я чувствую к ней что-то


другое? Но это не может быть любовью! Я не лесбиянка!»

Такая дилемма происходила в голове у Лены ежеминутно, не давая думать ей ни


о чём другом. И это было ужасно. Она противилась самому своему естеству. Как
будто пыталась искоренить, то, что было заложено в неё природой, как
например человеческий дар говорить. Она отрицала это. Ненавидела себя. И…
не знала, как жить с этим дальше. Долго ли она сможет сдерживать это? Но для
себя она твердо решила одно – лесбиянкой она не станет и точка. Даже если
ради этого придётся расстаться со своей самой лучшей подругой… да подругой,
НЕ ВОЗЛЮБЛЕННОЙ.

Что касается Юли, то она в отличие от Лены наоборот стала одержима


нахлынувшему на неё сильнейшему чувству, которое полностью охватило её.
Больше всего на свете она хотела увидеть Лену, быть с ней рядом. Она думала о
ней всё это время, не переставая. Потребности в еде и воде, которыми хотел
«сломать» её отец, казалось стали совершенно ненужными. Так же как и
лишение свободы в виде домашнего ареста, всё это меркло в свете того яркого
огня, который сейчас объял своим пламенем Юлю – огня любви. Первой,
настоящей и единственной. Юля с огромной нежностью перелистывала по ночам
свой фотоальбом, где они были с Леной.

- Скоро я увижу тебя, и у нас всё будет хорошо. Обещаю – говорила она
улыбающейся, счастливой рыжеволосой девочке стоящей в обнимку с ней.

Теперь Юля уже не могла представить свою жизнь без Лены. Они будут вместе.
124/170
Всегда. И никто им не помешает.

***

4 декабря, понедельник

Утро выдалось очень холодным. Дул ветер. Снег всё ещё падал. Там где ещё два
дня назад ничего не было, сейчас выросли многометровые сугробы. Из-за
наступления зимы утром было теперь темно. Яркие фонари освещали город
жёлтым огням. Юля стояла возле входа в школу и напряжённо вглядывалась
вдаль, пытаясь рассмотреть так желанную ей фигуру. Она не обращала
совершенно никого внимания на проходивших мимо учеников, то и дело
показывавших в неё пальцем со словами:

- Это та, что поцеловалась!

Или:

- Да это же та лесбиянка! Наверно вторую ждёт!

В этом, однако, они были правы – Юля пришла сюда ещё час назад и всё это
время она ждёт только одного, точнее одну. Свою Лену. Раньше они всегда
встречались возле входа. Тогда, Юля ждала Лену зная, что она в очередной раз
весело проведёт с ней время. Сейчас же она ждала её по другой причине – она
хотела поговорить, рассказать ей всё о своих чувствах и убедить Лену забить на
всех и быть вместе с ней, ведь она прекрасно знала, что Лена тоже это
чувствует – Юля видела её взгляд.

Но Лены всё не было. Она не появилась ни через десять минут, ни через


пятнадцать и Юля уже начала догадываться почему. В октябре, когда Лену
травили, она точно также старалась приходить в школу как можно позже,
буквально под самый звонок и сейчас она видимо решила поступать точно таким
же образом. Но уходить Юля никуда не собиралась, она дождётся её, даже если
придётся простоять тут ещё один час. Она должна снова увидеть её.

Лишь когда до звонка оставалось всего семь минут, за углом замаячила так
знакомая Юле фигура, которую бы она ни с чем не спутала – это была она. Её
Лена. Она шла быстрым шагом, опустив голову и засунув руки в карманы.

- Лена привет! – сказала ей Юля, когда та уже приближалась ко входу.

Но Лена ничего не ответила. Услышав знакомый голос, она демонстративно не


стала поворачиваться в его сторону, лишь быстрее зашагав к двери. Юля была
готова к этому. Она понимала, что Лена не сразу сможет принять то, что
произошло. Что ей понадобится время. Вопрос был лишь в том, сколько она
сможет отрицать очевидное и противиться самой себе.

- Лена нам надо поговорить! – продолжала причитать Юля, следуя за ней.

Лена снова ничего не ответила. Они вошли в школу. Уже на первом этаже они
заметили взгляды, обращённые на них. Смотрели все: и охранник, и
гардеробщица и проходившие мимо спешащие на первый урок ученики. Было
очевидно - о поцелуе знает вся школа.
125/170
Лена быстро сдала куртку в гардероб и направилась наверх на урок математики,
стараясь ни на кого не смотреть. То, что все так открыто пялились на неё,
прекрасно зная что она сделала, взывало у Лены огромное чувство стыда. Юлю
же это вообще не волновало. Она торопливо зашагала за Леной, не прекращая
свои попытки поговорить с ней.

- Лена ну не игнорируй ты меня! Всё равно этот разговор состоится!

- Нет – вдруг резко повернувшись, сказала Лена – Пожалуйста, прекрати ходить


за мной.

Ограничившись этим коротким высказыванием, Лена удвоила шаг и вскоре


оказалась у кабинета математики, вместе с подоспевшей Юлей. Девочки вошли в
класс.

- А вот и наши две лесбияночки! – сразу послышался наполненный сарказмом


голос Сони качавшейся на стуле на своей задней парте.

Анны Павловны ещё не было – она довольно часто приходила спустя только
минут пять после звонка и этого времени Соне и всем остальным вполне хватит
на то чтобы «поговорить» со своими одноклассницами.

Лена быстро села за свою парту. Она начала доставать учебники из портфеля,
старательно делая вид, что никакого класса не существует. Однако когда Юля
захотела подсесть к ней, Лена как будто ожила. Она нервно дёрнулась и
задвинула стул за парту.

- Не надо. Не сиди со мной – сказала Лена быстрым голосом.

- Не волнуйся Леночка, мы не будем вам мешать! Мы только понаблюдаем, не


каждый день увидишь в кабинете двух целующихся девочек! – сказала Соня и
засмеялась вместе с остальными.

- Да нахрен поцелуи, давайте к делу переходите! Трахнитесь прямо здесь, на


парте! – сказала Света и все одобряюще закивали.

- Лена не обращай на них внимания. Я буду сидеть с тобой, дай мне сесть –
говорила Юля спокойным голосом.

- Нет! Я не хочу с тобой сидеть! Уйди, пожалуйста!

Лена крепко держала задвинутый стул, но Юля начала его вырывать. Все вокруг
со смехом смотрели на эту сцену.

- Что тут происходит? – вдруг послышался голос Анны Павловны вошедшей в


класс.

- Да Волкова с Катиной вон стул поделить не могут! – с улыбкой сказала Соня.

В это время Юля резким движением, наконец, вырвала у Лены стул и села за
него. Лена демонстративно отвернулась.

- Юля – обратилась к ней Анна Павловна - Я как раз хотела тебе сказать - больше
126/170
ты с Леной сидеть не будешь.

- Да! Пожалуйста, отсадите её от меня – тут же поддержала учительницу Лена.

- А в чём дело? Уже разлюбили друг друга? Что-то вы быстро!

- Так Соня быстро прекрати! И вообще чтобы я в своём классе больше ничего
подобного не слышала! Все меня поняли?

Класс молча кивнул.

- Хорошо, а теперь Волкова иди вон за ту парту. Второй раз я повторять не буду.
И я уже предупредила всех остальных учителей, чтобы они вас с Леной тоже
вместе не садили.

Юля повернулась к Лене – та всё ещё не старательно отводила от неё глаза.


Поняв, что спорить сейчас бесполезно, Юля покорно села за другую парту.

Урок для обеих девочек длился мучительно медленно – для Лены из-за
тревожного ожидания того, что её ждёт после, а для Юли из-за того, что ей
придётся ждать ещё сорок пять минут, прежде чем поговорить с Леной.

Когда, наконец, прозвенел звонок, Лена очень быстро собрав свои вещи, ушла,
моментально скрывшись в толпе. Юля понимала, что Лена старательно будет
избегать её в школе, потому что не хочет подтверждать свой статус лесбиянки.
Поэтому она решила поговорить с ней после уроков. В этот момент Юля
услышала Сонин голос.

- Юлька! Раз уж у тебя появилась новая любовь, Антон теперь будет со мной! –
сказала Соня, стоя в обнимку со своим Антоном.

- Мне посрать на это – отозвалась Юля.

- Вот как? Значит, ты так просто готова меня променять на эту рыжую суку? –
вдруг спросил её Антон.

- Заткнись мудак! Сукой ты можешь называть свою Сонечку, а про Лену не смей
ничего говорить. Теперь что касается наших отношений, если они у нас вообще
были.

Юля перевела взгляд на Соню - Так вот Соня если ты хотела поразить и унизить
меня тем фактом, что ты встречаешься с Антоном, то спешу тебя огорчить – я
узнала это ещё в начале ноября. Видела вас целующихся в туалете. Ещё бы
трахнулись там.

- Ах ты, чёртова дрянь! Любишь подсматривать да? – спросил её Антон.

- Больно надо. Я просто ходила в туалет смотрю, а там вы там так сосётесь, что
чуть в окно не вываливаетесь.

- Нет, нет Юлечка. Мы целовались. Страстно целовались. Это называется любовь.


Настоящая любовь. Такой, какой у тебя с ним никогда не было и не будет.
Знаешь, что ему от тебя было нужно? Да он просто хотел трахнуть тебя, а в
остальном ты ему вообще не интересна – презрительно сказала Соня, явно
127/170
рассчитывавшая этой фразой раздосадовать бывшую подругу.

- Боже ты мой! – Юля взмахнула руками вверх - Да ты мне прям глаза открыла!
Конечно я же такая тупая, я об этом не догадаюсь без твоей помощи. Куда уж
мне! Обязательно надо, чтобы наша всеми любимая и обожаемая Соня всё сама
рассказала! – после этой пропитанной сарказмом речи Юля сделала небольшую
паузу, а затем уже на полном серьёзе сказала:

- А теперь слушай сюда вонючая сука. Запомни - мне насрать на вас, на вас всех
и если ты только попробуешь тронуть Лену…

- Что ты сделаешь? – усмехнувшись, прервала её Соня - Ты дурочка понимаешь,


что против вас вся школа? В вас все будут показывать пальцем, все будут
ненавидеть, презирать, унижать и ты действительно думаешь, что сможешь
одна противостоять всей этой толпе? Нет. Так что теперь послушай ты. С этого
дня жизнь для вас с твоей сучкой, превращается в ад. Знаешь что хуже порчи
учебников, запирания в раздевалках и даже избиений? Это ненависть и
презрение всех людей, которые тебя окружают. Это моральная пытка, которой
вы будете подвергаться каждый день. И если ты, признаю, у нас сильная
девочка и сможешь выдержать достаточно многое, то вот, сколько протянет
бедняжка Леночка, прежде чем вскроет себе вены, от жуткой безысходности я
даже не знаю. Я так думаю… дней пять. Точно! Сделаем на это ставки! Весело
будет! И при этом главное условие – никаких избиений и прочих шалостей. Это и
не понадобится. Мы просто доведём её до отчаяния. Леночка, как и ты,
совершила самый тупой поступок в своей жизни, от которого она уже никогда не
отмоется – вот что самое страшное.

Юля долго молчала с глубочайшим презрением глядя на довольную собой после


столь пафосной речи Соню. Она понимала, что всё, что сказала эта сука правда.
Всё что они теперь могут - это просто терпеть и всеми силами не обращать
внимания. Но если Юля была на это способна, то вот Лена… она не сможет
такого вынести. И именно это пугало больше всего…

- Соня, какая же ты всё-таки стерва. Ненавижу тебя.

- Спасибо за комплимент Юлечка! Приятно слышать! А теперь пойдём, Антон,


оставим эту неудачницу грустить и ненавидеть свою жизнь. Пока-пока!

***

Оставшийся день в школе прошёл ужасно. На уроках в девочек прилетали


различные записки и рисунки, самого непристойного содержания. Кое-кто в
отсутствие учителя даже нарисовал на доске двух забавных человечков
изображающих Юлю и Лену и занимающихся делом, которым обычно
занимаются лесбиянки. Придя же в столовую обе девочки обнаружили, что их
порции «вдруг» куда-то исчезли. При этом Юля была ужасно голодной после
домашней отсидки в комнате без еды и воды. Лена же продолжала упорно
игнорировать Юлю.
Когда уроки, наконец, закончились, Лена спустилась на первый этаж и отошла в
сторону, чтобы подождать, пока все возьмут куртки. Она не хотела, чтобы её
видели, не хотела слышать про себя все эти вещи. Юля стояла неподалёку, но
ближе не подходила, хотя у неё и был огромный соблазн, она понимала, что
сделает только хуже. Она твёрдо решила заговорить с Леной на улице, где эта
128/170
толпа дебилов не будет им мешать.

Наконец после тридцати минут ожиданий Лена и шедшая за ней Юля смогли
взять свои куртки и уйти. Лишь когда они отошли от школы на довольно
приличное расстояние, Юля решила заговорить:

- Лена! Всё их больше нет. Давай всё обсудим – сказала она в спину Лене,
которая услышав это, немного сбавила шаг.

Юля поравнялась с ней.

- Лен ну долго ты будешь молчать? Пожалуйста, я прошу тебя…

Лена остановилась. Она посмотрела на Юлю пронзительным печальным


взглядом.

- Давай сядем – сказала Юля, и очистив рукой от снега скамейку, усадила туда
Лену и села сама.

- Юля… прости меня… но нам больше нельзя разговаривать. Ты же видишь, что


происходит…

- Послушай Ленок, я тебя понимаю. Тебе сейчас нелегко, и ты очень остро


воспринимаешь всю эту чушь про лесбиянок, но пойми это не главное.

- Не главное? Они говорят, что мы лесбиянки не просто так, а потому что мы


блин поцеловались перед ними! Господи… о чём я только тогда думала… сама
не знаю, что на меня нашло… этого не должно было произойти. Зачем мы всё это
начали, эти чёртовы игры…

- Ну не обманывай саму себя. Ты же прекрасно знаешь, что это не так. Ты же это


чувствуешь, правда? Когда мы тогда в школе поцеловались, ты помнишь…

- Юля хватит! Не надо! Я не хочу это вспоминать! Давай забудем этот инцидент,
будто его никогда не было – сказала Лена с надеждой в голосе.

- «Инцидент»? Нет Лена, это любовь – сказала Юля, делая акцент на последнее
слово.

- Нихрена это не любовь! Не бывает такой любви! Она неправильная!

- Да какая нахрен разница! Ну почему ты не можешь просто забить на них всех?!


Ну и что, что это лесбиянство! Плевать! Главное, то, что мы чувствуем, то, что
мы хотим. Пошли их всех куда подальше, и научись, наконец, жить, так как
хочешь ТЫ Лена! Это твоя жизнь! И никто не вправе тебе указывать и говорить,
что для тебя лучше, а что нет! Хватит быть зависим от тупого общества!
Знаешь, почему ты так этого испугалась? Потому нам с детства втирают, что
хорошо, а что плохо, что можно, а что нельзя. Нам промывают мозги, делая из
нас послушных роботов, служащих Системе. И сейчас, когда в Системе возник
сбой, она пытается нас подавить, убрать, сломать. Но ничего не выйдет. Потому
что у нас есть самое главное – наша любовь.

Лену раздирало изнутри. Она понимала, что Юля говорит правду, но… она не
могла, она действительно была ещё слишком зависима от общества.
129/170
- Юля… пожалуйста… я прошу тебя, не ходи за мной больше. Не разговаривай со
мной. Забудь меня и всё, что было между нами. Навсегда.

- И ты думаешь, это поможет? Думаешь, они перестанут травить тебя? Нет. Соня
намерена довести тебя до полного отчаяния, и ей это удастся, если мы не будем
вместе. Твой огонёк погаснет и уже не зажжётся больше. Никогда.

- Какой огонёк? – презрительно спросила Лена.

- Огонёк любви Лена. И это уже не игра, теперь уже нет. Ты ведь чувствуешь его.
Посмотри мне в глаза и скажи правду – Лена повернулась к Юле - Ты любишь
меня?

Лена долго молчала. Два противоборствующих чувства были в её душе. Наконец,


собравшись с духом, она сказала:

- Нет, Юля. Не люблю. И ты меня тоже.

- Ошибаешься Лена. Я люблю тебя больше всех на свете – искренне сказала Юля.

- НЕТ! Всё хватит! Нет между нами никакой любви, и никогда не будет. Считай,
что в школе меня не существует. Не приставай ко мне. Теперь мы никто друг
другу.

Сказав эту фразу, Лена встала со скамейки и быстрым шагом направилась в


сторону своего дома. Юля же ещё долго так и сидела одна, смотря на падающий
снег. Слова Лены вовсе не задели её. Она знала, что на самом деле Лена любит
её. Ведь глаза никогда не обманывают, и в этих красивых голубых глазах рыжей
девочки Юля видела любовь. Всё ещё скрываемую ото всех и в первую очередь
от себя.

«Но она обязательно одумается. Мы будем вместе. Никто не разлучит нас» - эти
мысли были отрадой для души Юли. Она продолжала верить, что всё наладится,
что всё будет хорошо. Система не победит их. Никогда.

130/170
Глава 19 - Ненависть и отчаяние

Следующие три дня проведённые в школе, стали для Лены самыми


ужасными за всё время. Издевательства Сони в октябре, не шли ни в какое
сравнение с тем, что происходило сейчас. Их действительно ненавидели все. Их
презирали, унижали, озбывали, ругали, насмехались. Для всей школы Юля и
Лена стали своеобразными «звёздами». Шуток про лесбиянок с каждым днём
становилось всё больше, и они были всё более пошлыми и обидными.

Даже учителя почти открыто выражали своё крайне отрицательное отношение к


девочкам из-за их поступка. Особенно недовольной оказалась Ольга Викторовна:

- Это же надо! Какой стыд! Какой позор! Да таких, как вы вообще из России
гнать надо!

Во время прохода, по коридорам и лестницам девочек (преимущественно Лену)


то и дело кто-то «ненавязчиво» толкал плечом, как бы ещё сильнее выражая
своё презрение.

- Чёртовы лесбиянки, горите в аду!

- Две шмары! Идите снова и целуйтесь, а мы посмотрим!

- Вам нужна какая-нибудь игрушка? Или можете просто так трахнуться?

Учителя старательно делали вид, что всего этого не замечают. Исключением


была лишь Анна Павловна, учитель по истории, биологии и физкультуре. Они по
возможности старались защитить девочек, но толку от этого было мало.

Душа Лены была буквально изуродована. Никогда в жизни ей ещё не было так
плохо. Она не понимала, как люди способны так сильно ненавидеть кого-то.
Чувство, бушевавшее внутри неё, было сравнимо с палачом, пытающим её душу,
самыми острыми инструментами. Это было невыносимо. Каждый день она
приходила домой и плакала. Плакала по нескольку часов. Она не могла
остановиться. Слёзы были отражением всех перенесённых ею страданий.
Подушка уже просто не успевала высыхать. Она стала солёной. Пытаясь хоть
как-то облегчить свою участь, Лена вымещала зло на родителях, которые в свою
очередь, чувствуя некоторую вину и понимая, что дочери сейчас нужна
поддержка, всеми силами старались помириться с ней. Но Лена продолжала
дерзить, хамить и огрызаться. Если ненавидели её, она тоже должна была кого-
то ненавидеть. Самый крупный скандал между дочерью и родителями случился
в четверг во время ужина.

- Леночка мы уже почти нашли тебе новую школу. Думаю, через дней десять ты
уже перейдёшь – сказала Инесса ласковым голосом и посмотрела на Лену,
которая сейчас без всякого аппетита хлебала суп.

- Не называй меня Леночкой! – вдруг огрызнулась она. Лена это очень не


любила, поскольку именно так в школе её обожала звать Соня.

- Почему дочка? Я ведь твоя мама, мне что нельзя?

- Нет! – твёрдым голосом ответила Лена.


131/170
- Дочь, пожалуйста, прекрати это. Мы всеми силами стараемся тебя утешить и
помочь тебе. Так что хватит тут выпендриваться. Кстати ты сделала уроки? –
спросил у неё папа.

- Да – соврала Лена.

- Точно?

- Да точно блин! Что ты привязался! – раздражённо сказала Лена.

- Тогда покажешь мне их, когда доешь – не отставал от неё Сергей.

Лена молчала, а спустя несколько секунд вдруг кинула ложку на стол и


закачалась на стуле.

- Почему у нас опять суп! Задолбало!

- Лена о чём ты? Мы едим его всего второй день – сказала Инесса.

- Вот сама и ешь, а я не буду!

- Так всё! Успокойся! Ты уже совсем от рук отбилась! Наше терпение не


бесконечное! – накричал на неё папа. Сейчас он был явно рассержен.

- Сам жри этот суп я не буду – после этих слов Лена встала из-за стола и уже
было направилась в свою комнату, как вдруг по кухне разнёсся голос Сергея:

- Я сказал, сядь! И пока не доешь ты не уйдёшь отсюда! Тарелка должна быть


пустой ты поняла меня?

- Поняла – сказала Лена и после этой фразы взяла тарелку и вылила всё
содержимое в раковину – Теперь она пустая. Доволен?

- ТЫ ЧТО СОВСЕМ ОХРЕНЕЛА!

- Пока – равнодушным голосом сказала Лена и пошла в свою комнату.

Однако в этот раз Сергей разозлился не на шутку. Такое отношение дочери, с


которой он всегда старался общаться только лаской и добром, сейчас буквально
вывело его из себя. Он вскочил со стула, схватил Лену и бросил её на кровать в
комнате. Даже Инесса испугалась поведению мужа.

- Серёжа, что ты делаешь?!

- Уйди, пожалуйста! Мы с ней поговорим! – после этих слов Сергей закрыл дверь
в комнату на защёлку.

- Показывай уроки живо – приказал он дочке.

- Я их не сделала! Ты рад? А теперь отстань от меня иди отсюда!

- Заткнись малолетняя тварь! Как ты смеешь так разговаривать с отцом?! Мне


тебя, что ремнём побить? Не стыдно, а? Пятнадцатилетней ремня получать?
132/170
- Уйди, это моя комната – продолжала хамить Лена.

- Я тебе уйду сейчас! Быстро села делать уроки! – со злостью приказал Сергей.

- НЕТ! ПОШЁЛ НАХРЕН!

После этих слов последовал удар… Лена упала на пол, держась за лицо. Отец
впервые в жизни поднял на неё руку. Сергей стоял посреди комнаты, с ужасом
осознавая, что он только что сделал. Он никогда не позволял себе бить дочку.
Никогда. Он был выше этого. Но сейчас… всё было на эмоциях. Рука сама
поднялась.

Лена лежала на полу и всхлипывала – не от боли, а от всего навалившегося на


неё, удар стал лишь иголкой лопнувшей шарик с очередной порцией слёз и
страданий.

- Леночка милая прости, я не хотел… я не специально – Сергей наклонился к


дочери, но та вдруг резко встала и через слёзы закричала:

- УЙДИ ОТСЮДА! НЕНАВИЖУ ВАС! НЕНАВИЖУ ВСЕХ! ВЫ МЕНЯ ДОСТАЛИ! – после


чего рухнула она на кровать и вновь принялась рыдать во всё горло.

- Лена! Что ты с ней сделал?! Открой дверь! – встревоженно кричала Инесса.

Сергей вновь приблизился к Лене, хотел обнять её, приласкать, успокоить, ведь
она сейчас так нуждалась в поддержке. Но девочка была непоколебима. Она
уже сама не понимала, чего хочет. Вся ненависть, которой она пропитывалась в
школе, сейчас выплёскивалась наружу. Она грубо оттолкнула отца и
отвернулась от него, продолжая рыдать. Сергей, поняв, что сейчас всё-таки
лучше уйти поднялся с кровати и подавленный покинул комнату. Инесса сразу
захотела войти, но Сергей остановил ее, сказав, что сейчас они ничего не
добьются от Лены.

При этом в глубине души девочка понимала, насколько ужасно она поступает со
своими родителями, которые действительно любят её и заботятся о ней. Она
ведь хотела, чтобы её хоть кто-то обнял, хоть кто-то успокоил, но вся эта
скопившаяся злоба, как будто блокировала все положительные эмоции,
оставляя только самое плохое и ужасное. Душа Лены горела – и не пламенем
любви, а пламенем жуткой безысходности, страха и отчаяния. Всё как обещала
Соня. При этом несмотря ни на что, тот самый огонёк любви всё ещё сверкал
где-то глубоко внутри. Иногда она думала о Юле. И эти мысли были
единственным лекарством её израненной души, потому что когда она
вспоминала Юлю, ей становилось легче. Но почему? Неужели она и правда её
любит? Но это же невозможно… нет… никогда…этого не будет. Но как с этим
жить дальше? Эта сучка Соня права… это уже не отмоешь. Огромное чёрное
пятно в истории жизни пятнадцатилетней девочки.

«Что теперь делать?» - Лена не знала ответа. Она уже слишком запуталась в
себе.

Для Юли эти три дня также прошли плохо. Она продолжала не обращать
никакого внимания на всё, что о них говорят. Ей было плевать, что её, как и
Лену, называют грязной лесбиянкой, шмарой, сукой, шлюхой и так далее. Она
133/170
уже давно научилась игнорировать тупое стадо и не поддаваться на его
провокации. Этим её было не сломать. Но всё это время Юля жила только одной
надеждой – что она придёт в школу, где её будет ждать улыбающаяся Лена. Что
они снова поцелуются и снова будут вместе. Но Лена упорно продолжала делать
вид, что её бывшей подруги как будто не существует, и надежда Юли
становилась всё более мерклой.

Юля видела, как страдает Лена. Она понимала, что только вместе они смогут
помочь друг другу. И, не смотря на данное самой себе обещание, она
продолжала пытаться убедить Лену в своей правоте. Она отыскивала её на
переменах, подкарауливала в туалете, нагоняла её на улице после занятий, в
общем, всеми силами старалась улучить момент, чтобы в очередной раз
поговорить со своей возлюбленной и попытаться помочь ей. Но чем больше Юля
это делала, тем больше Лена от неё отталкивалась. Её голос уже переходил на
крик. Она требовала Юлю оставить её в покое, забыть о ней, сделать вид, будто
они никогда не встречались. Но даже если бы у девочки и было такое желание,
она уже никогда бы не смогла это сделать. Лена твёрдо заняла самое важное
место в её жизни, и это уже было не изменить. Никак.

Родители Юли сочли же необходимым продолжать придерживаться политики


тиранов. Они кричали на дочь за любую малейшую провинность. Не давали ей
покоя. Заставляли делать работу по дому. Оскорбляли её и принижали. Видимо
таким способом они хотели наказать Юлю за её «грязные, отвратительные
поцелуи с девочкой». Юле было не в первой это терпеть, но одного она не
понимала – как эти люди могут быть её родителями. Этот вопрос мучил её уже
очень давно, и поэтому в четверг, когда Лена в очередной раз не захотела её
слушать и ушла прочь, Юля решила навестить дядю Диму и обо всём его
расспросить. Он жил далеко, и Юля добралась до него лишь спустя полтора
часа. Она поднялась к нему в квартиру и постучала. Дядя Дима жил в старом
деревянном двухэтажном доме. Спустя несколько секунд дверь открылась.

- Юля! – воскликнул удивлённый Дима, увидев племянницу, и после чего крепко


обнял её.

- Можно войти? – спросила Юля после объятий.

- Конечно, заходи!

Квартира дяди Димы была небольшой, но очень уютной. Здесь было две
комнаты. Они направились на кухню, чтобы попить чай.

- Юля… я всё знаю. Я звонил тебе, но ты почему-то не брала трубку.

- Они телефон отобрали.

- Вот как… ну что ж ладно. Главное, что сейчас ты здесь, и мы можем


поговорить.

Дядя Дима дал Юле сидящей за столом чашку свежего горячего чая с мятой.
После чего он хотел потянуться в холодильник за продуктами, но Юля сказала:

- Не надо ничего доставать дядь Дим я только чай буду.

- Точно? Ты не голодная?
134/170
- Нет. Не волнуйся.

- Ладно – сказал дядя Дима и, взяв свою чашку чая, сел за стол – Ну рассказывай
Юля.

- Да что тут рассказывать, ты же всё знаешь – сказала Юля и отхлебнула чаю.

- Значит, ты действительно поцеловала Лену?

- Да.

- Но…зачем?

- Я люблю её.

После этой фразы дядя Дима долго молчал глядя на племянницу. Его взгляд не
был презренным, он был скорее сочувствующим.

- Юля. В прошлый раз ты сказала мне, что Лена твоя лучшая подруга. Я был
очень рад за вас, но… у меня и в мыслях даже не было, что произойдёт нечто
подобное. Не волнуйся, я тебя ни в чём не обвиняю. Просто пойми, это твоё
решение и тебе с этим жить. Так что для начала ты должна понять,
действительно ли то, что ты чувствуешь к Лене можно назвать любовью?

- Наш первый поцелуй произошёл в тот день, когда мы вернулись с дачи –


начала рассказывать Юля - Так получилось, что я оказалась у Лены дома и в тот
момент, сидя вместе с ней в комнате я почувствовала непреодолимое желание
поцеловать её. Так же как и она меня. Поначалу, признаюсь, нас просто это
забавляло. Мы целовались в самых разных местах. Это было прикольно. Но при
этом где-то в глубине души я чувствовала, что всё это не просто игра ради
новых ощущений. Нет. Это что-то другое, что-то невероятное, то, что я никогда
раньше не испытывала. И вот тогда в школе, когда все собрались вокруг нас, я
окончательно поняла, что люблю её. Это очень трудно объяснить. Любовь понять
невозможно дядя Дима. И в этом вся её суть. Одно я знаю точно - без Лены мне
плохо. Я не могу без неё. Когда она рядом я чувствую себя счастливой, а когда
её нет, я страдаю. Ужасно страдаю. Я всё время думаю о ней. Хочу снова увидеть
её, услышать её голос, обнять её, поцеловать. Если это не любовь, то, что тогда?
И я знаю, что она чувствует ко мне тоже самое, просто пока не хочет этого
принять. Пройдёт время, и мы будем вместе. Но пока это время не настало, я
мучаюсь. Каждый день без неё это пытка, и я не знаю, сколько я ещё смогу
выдержать…

Дядя Дима нежно взял Юлю за руку и посмотрел ей в глаза проникновенным,


искренним взглядом.

- Юлечка я тебе верю. И я от всей души надеюсь, что всё у вас будет хорошо.

- Спасибо тебе за твою поддержку. Для меня это очень важно, но честно
говоря… я пришла, чтобы кое о чём спросить – немного неуверенно сказала Юля.

- Спрашивай, конечно.

Девочку опустила голову. Следующие слова ей было очень тяжело произнести,


135/170
она как будто вырывала их из себя.

- За что они так ненавидят меня? – наконец спустя минуту сказала Юля
поникшим голосом.

- Кто… кто тебя ненавидит? – встревоженно спросил дядя Дима.

- Они.

- Родители?

Девочка кивнула.

Дядя Дима долго молчал, выбирая слова, которые хотел сказать племяннице,
отвечая на её ужасный вопрос.
- Юля – наконец начал он – Я очень хорошо знаю своего брата. Он всегда любил
разгульный образ жизни. Когда он встретил твою маму, они оба были молодыми
и полны энергии. Им нравилась их жизнь. Нравилось пить, ходить по клубам,
гулять, тусоваться с друзьями. Они жили в своё удовольствие и их это вполне
устраивало. Беременность твоей мамы была незапланированной. Проще говоря,
она залетела. Сначала Лариса хотела сделать аборт, но мы все сразу же начали
её переубеждать. Олег хоть и не был готов стать отцом, всё же решил взять на
себя такую ответственность. Он не хотел терять своего первого ребёнка. Он
верил, что они с Ларисой справятся.

«Да, вначале будет тяжело, но потом всё наладится. Вот увидишь, этот ребёнок
принесёт нам счастье» - говорил он.

Дядя Дима сделал небольшую паузу отпив чай и продолжил:

- Так и родилась ты. Тогда Олег и Лариса действительно были счастливыми. Они
заботились и ухаживали за тобой не покладая рук. Пьянки и гулянки полностью
ушли на второй план. Смыслом жизни для них стала ты. И они полностью
отдавали себя, делая всё возможное, чтобы ты росла окружённая любовью и
заботой. Но очень скоро они поняли, что для них это слишком тяжело. Они не
так себе это представляли. Видимо они не рассчитали свои силы. Олег и Лариса
становились всё более раздражительными. Им снова хотелось окунуться в их
привычную жизнь, но всё свободное время приходилось отдавать тебе. И
потом… я думаю что, в конце концов, они просто сломались, не смогли
выдержать той ответственности, которую на себя взяли. Маленький ребёнок это
не только счастье для родителей, но и тяжелейший труд. В общем, они не
смогли так. Всё чаще с тобой оставался я, а они всё реже появлялись в доме. Ну
и вот так очень скоро, ребёнок, которого они когда-то так ждали, стал им
неинтересен. Они решили, что достаточно с тобой намучились и дальше ты
вполне можешь вырасти без их внимания и заботы. Я это прекрасно видел и
понимал. Я пытался убедить их, что ребёнку нужны родители. Что он должен
чувствовать себя любимым, но увы Олегу и Ларисе было уже не до того и твоим
воспитанием занялся я. Я гулял с тобой, играл, заботился о тебе, ухаживал, учил,
делал всё возможное, чтобы тебе было хорошо. Но когда я слышал из твоих
детских уст: «Где мама с папой?» сердце моё обливалось кровью.

Юля безмолвно сидела за столом, глядя в чашку со своим недопитым чаем.


Услышанная только что горькая правда о своих родителях терзала её изнутри.
Ей было плохо. Душевная боль как кислота растекалась по всему её телу, и жгла
136/170
его.

- Значит… они меня не хотели, я не была им нужна. Я просто родилась по залёту.

- Юля мне очень жаль… прости – сожалеющим голосом сказал дядя Дима.

- Почему ты не рассказал мне раньше?

- Не хотел тебя расстраивать.

Юля подняла голову и посмотрела на дядю Диму.

- Спасибо тебе за всё. Спасибо за то, что стал тем, кем они не смогли.

- Юлечка иди ко мне.

Девочка подошла к своему дяде, и они крепко обнялись.

- Всё будет хорошо Юленька, ты обязательно будешь вместе с Леной. И не


слушай никого. Главное помни, что есть люди, которые тебя любят, пусть это
даже и не родители.

***

Юля вернулась домой поздним вечером. Хоть услышанное от дяди Димы было
очень тяжёлым, на душе у девочки после того как она узнала правду стало
легче. Теперь, она, по крайней мере, точно понимала, кто ей нужен в этой жизни
и кто её действительно любит. Тоска по Лене стала ещё сильнее. Время без неё
тянулось мучительно медленно.

«Мы должны быть вместе иначе я просто умру. Я больше не могу» - подумав об
этом, Юля твёрдо решила, что завтра она должна будет любой ценой уговорить
Лену. Раскрыть ей глаза. Вырвать её из тюрьмы, в которую она сама себя
заточила под натиском общества.

Сколько можно страдать просто так? Завтра всё должно закончиться…

137/170
Глава 20 - Ты меня достала

8 декабря, пятница

Лена вышла из своего дома. На улице было темно и по-утреннему холодновато.


Снег на время перестал идти. Девочка стояла на одном месте и просто смотрела
на всю эту картину - хоть чем-то она могла полюбоваться. Но долго стоять было
нельзя. Нужно было идти туда – в рассадник тупого подросткового общества.

Очень медленным шагом она пошла сторону школы. Мимо проходили люди,
спешили на работу или отводили детей в детский сад. Снег блестел под светом
ярких фонарей освещавших дорогу. Лена старалась ни о чём не думать. Не
думать о том, что её ждёт сегодня, что будет дальше, сколько она сможет
выдержать – все эти вопросы без ответов только сделают ей ещё больнее.
Лучше просто не думать и надеяться… непонятно на что. И у девочки это
довольно хорошо получалось, единственная мысль которую она, как ни
пыталась, не могла отогнать от себя это была мысль о Юле. Ну почему она не
может о ней забыть? Почему её так тянет к ней? Иногда Лене баловала себя тем,
что позволяла себе думать о Юле. Вспоминать эти четыре дня игр и поцелуев.
Это действительно приносило облегчение. Это был единственный просвет в этой
бесконечной тьме.

«Может… может быть, я правда её люблю?» - на долю секунды проскакивал этот


вопрос голове Лены, но она сразу же запрещала себе об этом думать. Нельзя и
точка. Однако со временем этой решимости твёрдости оставалось всё меньше.
Это было похоже на медленно трескавшееся стекло, олицетворявшее нечто
жаждущее вырваться на свободу - сильнейшее чувство которое она блокировала
всё это время – любовь, которую не победить.

Юля же напротив шла в школу полная решимости. Сегодня они будут вместе.
Она сделает для этого что угодно, и больше никто из них не будет мучиться.
Пора положить этому конец и признаться друг другу во всём. Любовь сильнее
алчности, злобы, ненависти и отчаяния. Любовь излечит их израненные души, и
они будут счастливы навеки.

***

В этот день у них было шесть уроков, каждый из которых был по-своему плох.
Ужасно скучные две химии, русский язык с Ольгой Викторовной, от голоса
которой из ушей может потечь кровь, физика на которой надо писать, до тех
пор, пока рука не отвалится, и напоследок две математики с Анной Павловной.

Юля знала, что Лена теперь всегда приходит под самый звонок, как она это
делала в октябре, поэтому поговорить утром времени не хватит. На уроках они
сидят раздельно, и если Юля только попробует подсесть к Лене это обязательно
заметят, так что говорить на уроках тоже не вариант. Остаются перемены и
улица после школы. И в этот раз Юля твёрдо решила, что добьётся своего. Пока
Лена ей не ответит, она от неё не отстанет.

Как только прозвенел звонок с первой химии, Юля понеслась к Лене, чтобы на
этот раз, точно её не упустить. Лена увидев это, торопливо вышла из класса, но
там её уже нагнала Юля.
138/170
- Лена! Стой, нам надо поговорить!

В ответ полное игнорирование. Лена быстрым шагом пошла прочь, но вдруг


почувствовала хватку на своей руке. Это была Юля.

- Хватит от меня бегать. Всё равно этот разговор состоится.

Вокруг них уже начали собираться люди. В ход пошли новые лесбийские
шуточки.

- Оба на! Смотрите, они походу сейчас опять поцелуются! Давайте все вместе –
горько, горько!

Лозунг тут же подхватили все присутствующие. Разговаривать в этом шуме было


невозможно.

- Да отпусти ты меня уже! Не буду я с тобой разговаривать! – закричала Лена,


тщетно пытаясь вырвать свою руку из Юлиной хватки.

- Правильно, зачем разговаривать! Лучше целуйтесь! Давайте продолжаем


горько, горько!

- ДА ЗАТКНИТЕСЬ ВЫ ВСЕ СУКИ, НАКОНЕЦ! – не выдержав, проорала Юля.

Все замолчали. Такой агрессии от девочки сейчас явно никто не ожидал. Лена в
это время, сумела-таки освободиться от Юли и быстро убежала.

- Лена подожди не убегай! – кричала девочка ей вслед, но уже было поздно.

На оставшихся переменах у Юли также ничего не получалось. Лена либо хорошо


скрывалась от неё, либо им постоянно мешали. У Юли уже заканчивалась
терпение. Внутри девочки начинала бушевать злоба. Кучка тупых дебилов,
окружавших её, уже в конец начинала её доставать. Но больше всего ей
надоело игнорирование Лены. Юля уже не знала, как к ней ещё подойти, как
убедить её в очевидном.

Долгожданный разговор состоялся на последнем уроке. Анна Павловна как


всегда куда-то надолго ушла, и класс остался один. Юля не стала медлить. Она
подошла к Лене, сидевшей за партой и закрывшей голову руками.

- ЛЕНА! – прокричала Юля так громко, что это было слышно даже за дверью.

От неожиданности девочка вздрогнула, а увидев перед собой Юлю тут же


отвернулась.

- Юлька, зачем же так орать! Ну ты же видишь не в настроении целоваться твоя


Ленка сегодня – саркастично сказала Соня, вместе с остальными наблюдая за
этой картиной.

- ЗАТКНИ СВОЮ ПАСТЬ СУЧКА! – гневным голосом прокричала Юля.

Для всех это было настолько неожиданным, что в классе установилась гробовая
тишина. До того как Юля стала «девочкой-лесбиянкой» её здесь ценили и
139/170
уважали. Вероятно, этот авторитет всё ещё давал о себе знать.

- А теперь Лена, когда нам никто не мешает, давай поговорим.

Лена ничего не ответила. Она так и сидела, повернувшись своими рыжими


волосами к Юле. В этот момент девочка уже вышла из себя. Она силой
повернула Лену к себе.

- Хватит меня игнорировать! Хватит молчать!

- Юля отстань от меня! – сказала Лена пытаясь вырваться из рук Юли, но та


крепко её держала.

- НЕТ! Не отстану! Пока мы не поговорим, я от тебя никогда не отстану! Сколько


можно! Хватит притворяться, хватит мучить себя!

- ДОСТАЛА! О чём ты хочешь, чтобы мы поговорили?!

- О нас с тобой Лена! Я хочу, чтобы мы были вместе всегда! Мы созданы друг для
друга! Больше мы не будем никого слушать, никому подчиняться, мы будем
жить, так как хотим! Лена я люблю тебя, люблю больше всего на свете, и всегда
буду любить. Никто мне не заменит тебя.

Весь класс внимательно наблюдал за происходящим. Видимо для них, это было
нечто вроде бесплатной театральной постановки.

- Ответь мне только на один вопрос – когда мы будем вместе? Ты же любишь


меня так же сильно, как и я тебя! И хватит это скрывать!

- Юля, пожалуйста, прекрати! Я не хочу…

- Нет чёрт возьми, ты ответишь на вопрос!

- Да задолбала ты меня! Не будем мы вместе! Я тебя ненавижу Юля! Из-за тебя я


стала такой, всё из-за тебя! Я тебя не люблю, и не буду любить! Нет, и не было
между нами этой любви! ЗАПОМНИ Я НИКОГДА НЕ СТАНУ ЛЕСБИЯНКОЙ!
СЛЫШИШЬ? НИКОГДА! ИДИ НАХЕР И ОСТАВЬ МЕНЯ УЖЕ, НАКОНЕЦ, В ПОКОЕ!

Громкая и эмоциональная речь Лены произвела сильный эффект на всех


присутствующих, но больше всего конечно на саму Юля, которая после
услышанного стояла сейчас как неживая. Слова Лена были острыми кинжалами
разом вонзившимися в её сердце и причинившее такую сильную боль, что её
было невозможно вытерпеть. Юля не могла выдавить из себя ни слова. Она
безмолвно, и не двигаясь, стояла возле Лены и просто смотрела на неё. Взгляд у
той был очень странным – глаза были наполнены гневом, но отчего-то вид у
Лены был такой будто она готова разрыдаться. Эти слова, сказанные ей же,
причинили ей такую же боль, как и Юле.

- Что вы тут орёте? – послышался голос, только что вошедшей Анны Павловны.

Никто ей не ответил. Все ещё не пришли в себя после увиденного.

- Юля, что ты тут стоишь? Ты меня слышишь, что с тобой?

140/170
Девочка продолжала стоять на месте, ничего не говоря. Анна Павловна уже
догадалась по какому поводу был спор.

- Юля… иди, садись за парту, давай – она положила руку девочке она плечо и
проводила её до парты.

Юля села и тупо смотрела в одну точку. Лена чувствуя некоторую вину за то, что
она так грубо ответила своей бывшей подруге, повернулась посмотреть на неё.
Она не хотела, чтобы всё вышло вот так, просто Юля её уже вывела из себя.

«Не надо было ей говорить, что я её ненавижу… это ведь не так. Она столько
всего для меня сделала» - голова Лены заполнилась этими печальными мыслями
– «Но с другой стороны это нужно было сделать, нужно было дать понять Юле,
что мы не будем вместе».

Вскоре прозвенел звонок. Класс начал собираться и уходить по пути обсуждая


увиденное. Лена в этот раз не выбежала первой из кабинета. Она не могла.
Какой-то неприятный комок внутри неё не давал ей покоя. Ей вдруг вспомнился
ноябрь. Как счастлива она была тогда. Сколько радости, веселья, восторга, а
самое главное надежды и смысла принесла ей Юля. И вот сейчас она просто её
послала. Но извиниться перед бывшей подругой Лена не могла, её охватил стыд.
Она не могла смотреть на Юлю, которая сейчас находилась, словно в
прострации. Лена ушла, а Юля всё никак не могла покинуть класс.

- Волкова выходи уже, пожалуйста. Я закрываю кабинет – торопила её Анна


Павловна.

Юля взяла портфель и, опустив голову, вышла из класса. Ощущение реальности


возвращалось к ней. Слова, сказанные Леной, по-прежнему звучали в её голове.
Она не знала, что теперь делать. Её последняя надежда, последняя ниточка,
связывающая её с жизнью, погасла. Дальше всё было бессмысленно. Без Лены
она жить не будет.

Пока Юля думала об этом она уже дошла до гардероба, взяла свою куртку и
вышла на улицу. Там она услышала знакомые голоса. Соне после всего
увиденного явно было над чем поглумиться и пошутить. Сейчас она вместе с
остальными стояла возле, Лены не давая ей уйти.

- Леночка ну зачем же ты так! Зачем ты бросила любовь всей своей жизни!

- А вон, кстати, и Юлька! – торжествующе крикнула Света, заметив вышедшую


из школы Юлю.

Соня обернулась. Увидев Юлю, она обрадовалась ещё больше. На улице возле
школы было много людей. У большинства учеников шестой урок был последним,
но вместо того, чтобы идти домой, они предпочли остаться и посмотреть, как в
очередной раз будут доставать «девочек-лесбиянок».

- Юля! Иди сюда твоя Ленка здесь! Вам надо помириться! – крикнула ей Соня, но
увидев, что Юля не обратила на неё никакого внимания, пошла за ней.

- Ну, куда же ты уходишь! А как же твоя любовь Юлечка? С кем будешь


целоваться? Парня то у тебя нет, или ты уже другую девочку себе присмотрела?

141/170
Юля шла, смотря на землю, и стараясь не слушать, то говорила идущая сзади
неё Соня, но не замечать этого было всё равно невозможно. Юля вдруг
почувствовала внутри себя разгорающуюся злобу и ненависть. Её терпению
приходил конец. Всё, что она пережила за это время, сейчас горело ярким
пламенем невероятной злости. Руки затряслись. Она вдруг почувствовала
невероятный прилив сил. Она хотела сделать больно, причинить зло, отомстить
за всё.

- Сука как же ты меня достала…

- Что ты там пробубнила Юлечка? Говори погромче, пожалуйста, я не слышу –


сказала Соня и подошла к Юле ближе.

Ответ на свой вопрос она не получила. То, что произошло дальше, было
настолько быстрым и неожиданным, что никто и слова не успел сказать. Юля с
молниеносной скоростью схватила валявшуюся на земле, толстую крепкую
палку и резко развернувшись со всей силы, ударила Соню по руке, отчего та
громко закричала и упала на землю. При этом в момент удара послышался
явственный хруст.

Дальше всё развивалось стремительно. Юля принялась колотить Соню так


сильно, как только могла. Сев на неё она стала наносить удары по лицу. Один,
второй, третий. Интервалы между ударами составляли меньше секунды. Соня
нечеловечески визжала во всё горло. Юля била с такой чудовищной силой, что
было невозможно поверить, что эти удары наносит девочка. Брызги крови
взмывались в воздух после каждого такого удара. Соня уже не кричала, она
безвольно распласталась по земле, а Юля всё продолжала и продолжала бить,
она не могла остановиться. Прилив адреналина сделал из неё ужасную машину,
которая была готова беспощадно дубасить ещё и ещё и ещё.
Разбрызгивающиеся во все стороны капли крови попадали на её лицо.

Все вокруг как будто приклеились к своим местам. Никто не мог вымолвить не
слова. Никто не сделал даже самый маленький шаг. Никто не посмел
приблизиться к Юле. А она тем временем продолжала бить. Она уже себя не
контролировала и не понимала, что она делает. Сколько она нанесла ударов,
было уже не сосчитать. Палка окрасилась кровью. Спустя несколько секунд
послышался треск – палка переломилась надвое, не выдержав нагрузки.
Выкинув обрубок в сторону, Юля теперь начала бить Соню кулаками по её лицу,
которое теперь и на лицо похоже не было. Звук ударов был отчётливо слышен
всем присутствующим. Послышался характерный хруст – у Сони было явно что-
то сломано и далеко не одно.

Юля била не переставая. Руки превратились в молоты. Ещё один мощнейший


удар – из челюсти Сони вылетает окровавленный зуб. И снова удар. Кровь
хлещет из её изуродованного лица. Ещё один зуб вылетает и падает на снег.
Юля держит Соню за голову, чтобы было удобнее бить и колошматит её своей
правой рукой. Удары были нескончаемыми. Руки Юли были в крови, костяшки
пальцев разбиты, но она не останавливалась. Она всё били и била, обрушивая на
Соню новую порцию ужасных ударов. Постепенно интенсивность ударов начала
уменьшаться. Руки Юли болели и уже сильно устали. Последний удар и девочка,
наконец, опускает свои окровавленные кисти на землю.

Вплеснувшаяся злоба принесла Юле огромное удовлетворение. Девочка подняла


голову. Все вокруг стояли и смотрели на неё не в силах произнести не слова.
142/170
Соня же практически не подавала признаков жизни. Всё её лицо превратилось в
кровавое месиво. Его покрывали ошмётки мяса, занозы из палки и грязь. Смотря
на эту обезображенную жутко изуродованную плоть, было теперь невозможно
представить, что когда то здесь было молодое лицо красивой пятнадцатилетней
девочки. Теперь Соня выглядела как зомби. Отовсюду сочилась кровь. Девочка
тяжело дышала и практически не двигалась. Снег вокруг неё окрасился кровью.

Юля внимательно смотрела на всех, кто её сейчас окружал. Все продолжали


молчать и не двигались. Во взгляде каждого теперь был отчётливо виден страх.
Юлю боялись. Она всё ещё сидела на Соне, которая сейчас давилась своей
кровью. Осмотрев толпу, Юля вдруг увидела Лену – та, как и остальные молча
смотрела на неё. Взгляд у девочки был очень странным – но это был явно не
страх. Даже сама Лена сейчас толком не понимала, что она чувствует. С одной
стороны она была в некоторой степени благодарна Юле за то, что она сотворила
с Соней. В конце концов, именно она превратила её жизнь в октябре в ад. Но
мысли о Соне были второстепенными. Лена вдруг поняла, что она больше не
чувствует к Юле прежней ненависти. Она больше не была на неё зла. Факт того
что из-за Юли они для всей школы стали лесбиянками уже почему-то не был
таким пугающим. Что-то изменилось… как будто избиение Сони у всех на глазах
разрушило незримую стену олицетворявшую силу общества, которое сейчас
молча стоя и наблюдая за тем как девочку избивают до полусмерти казалось
таким слабым беззащитным и трусливым.

В этот момент толпу начал кто-то расталкивать со словами: «Разойдитесь!


Дайте пройти!» и вскоре перед Юлей оказалась Ольга Викторовна. Девочка,
наконец, встала с Сони. На лице Юли не было никакого страха или сожаления,
будто она абсолютно ничего плохого не сделала, хотя сама Юля именно так и
считала. Ольга Викторовна же, увидев лежащую на снегу девочку с
окровавленным лицом в ужасе вскрикнула:

- ГОСПОДИ! ЮЛЯ, ЧТО ТЫ СДЕЛАЛА?! КТО ЭТО? – Ольга Викторовна бросилась к


Соне. Понять по изуродованному лицу, кто это было теперь действительно
невозможно.

- Это Соня – спокойным голосом сказала Юля.

- Боже мой! Что ты с ней сделала, зачем?!

- Она этого заслуживала – таким же спокойным тоном ответила Юля.

- Что ты такое говоришь! Чёрт возьми вызывайте скорую и милицию живо! А ты


стой здесь! НЕ СМЕЙ НИКУДА УХОДИТЬ ЧЁРТОВА ДРЯНЬ! ТЫ ЗА ВСЁ ОТВЕТИШЬ! –
гневно прокричала Ольга Викторовна.

На Юлю эта речь не произвела никакого впечатления. Ей уже было на всё


наплевать.

- Никому к ней не подходить до приезда милиции! Никому! – продолжала


причитать Ольга Викторовна.

Никто, правда, и не горел желанием подходить к Юле после того, что она
сделала. Все были в состоянии шока. Особенно компания Сони, которая сейчас с
ужасом смотрела, в кого превратился их лидер. Антон и вовсе потерял дар речи,
смотря на окровавленную Соню, которая была его девушкой. Была. Больше у
143/170
него девушки нет. По крайней мере, девушки с красивым личиком.

Юля невозмутимо стояла посреди толпы, ожидая пока за ней приедут. Она не
собиралась никуда бежать, никуда уходить. Жизнь потеряла свою ценность, и
вернуть её могла только Лена, которая сейчас забилась в угол и с грустным
лицом думала о Юле.

«Не надо было ей такое говорить… не надо. Зачем я так сказала…»

***

- У потерпевшей Соколовой Софьи Андреевны обнаружены следующие травмы:


сотрясение мозга, перелом руки, перелом носа, вывих челюсти, повреждения
тканей лица. Выбито два и сломано три зуба, разбиты обе губы. Кроме того
многочисленные гематомы, синяки и ссадины по всему лицу.

- Итак – следователь Анатолий Сергеевич оторвался от папки и перевёл взгляд


на сидящую напротив него Юлю – Волкова Юлия Олеговна, что вы можете на это
сказать?

- Так ей и надо.

- Что? – удивлённо спросил Анатолий Сергеевич – Вы вообще понимаете, что вы


натворили? Вы понимаете, что вы девочке жизнь сломали? Из-за вас у неё
теперь навсегда останутся шрамы на лице. Кроме того в дальнейшем у неё
могут быть серьёзные проблемы со здоровьем, в первую очередь с головой.
Возможно развитие тяжёлых заболеваний.

Возникла пауза. Юля сидела глядя в лицо следователю, и упорно не понимая,


чего он от неё хочет.

- Вы раскаиваетесь в своём поступке? – наконец спросил Анатолий Сергеевич,


который не мог поверить в то, что эта красивая пятнадцатилетняя девочка
смогла сделать такое.

- Нисколько – честно ответила Юля – Если вы хотели вызвать у меня жалость,


вам это не удалось. О ком о ком, а уж о Соньке я точно горевать не буду.

Анатолий Сергеевич встал со стула и зашагал по комнате. Он был зол. Больше


всего в своей работе он ненавидел таких малолетних сволочей, которые совсем
не ценят человеческую жизнь.

- Чёрт возьми, как в свои пятнадцать лет можно быть такой сукой?! – вдруг
резко подойдя к Юле, громко спросил её он.

- Вот это вы как раз у Сони спросите, когда она придёт в себя.

- О чём ты говоришь? О Соне все отзываются положительно и учителя и


одноклассники. Учится она хорошо. Никаких жалоб на неё никогда не поступало.
И ты может, наконец, соизволишь мне объяснить, за что ты её так покалечила?
Что она тебе такого сделала?

- О, она не только мне сделала. Говорите, я сломала Соне жизнь? Так вот она
144/170
сломала жизнь очень многим, всем тем, кто по её вине ушёл из нашего класса.
Тем, чью жизнь она превратила в школьный ад. Это началось очень давно. Ещё с
первого класса. Уже тогда она начала унижать и самоутверждаться за счёт
слабых. С годами её авторитет только рос, а её издевательства над изгоями
становились всё более жестокими и изощрёнными. Я ненавижу себя за то, что
была тогда вместе с ней. Смотрела на всё это, помогала. Вы даже не
представляете, скольких людей она довела до отчаяния и всё ради своего
садистского удовлетворения.

После этой речи Юли следователь долго молчал, анализируя в голове всё
услышанное, а затем сказал:

- Хватит мне тут втирать. Я говорил со всеми твоими одноклассниками. Ни у кого


из них не было претензий к Соне. Никто из них не говорил о ней плохо, наоборот
– все её любили. Только одна девочка мне ничего не сказала – некая Катина
Елена Сергеевна. И вот тут возникает интересная подробность. О вас с Еленой
как раз таки отзывались далеко не самым лучшим образом, а потом я узнал
почему. Вы ведь поцеловались так?

- Да и что?

- А то! Что из-за этого вы Соню и избили. У вас был самый очевидный мотив. Соня
всего лишь назвала вас с Леной теми, кем вы являетесь – лесбиянками. Вот за
это вы её и избили.

Юля усмехнулась: «Да нет. На это мне вообще было плевать. Но я уже знаю, по
какому принципу вы определяете мотив. На вас ведь сейчас конкретно давят и
не только родители Сони, но и вся школа – нас ведь все ненавидят».

- Так заткнулась живо! И не смей так разговаривать со следователем! Значит


так, мне плевать какой у тебя был мотив, но факт остаётся фактом, ты нанесла
Соне тяжкий вред здоровью. Это подтверждается всеми находившимися в тот
момент учениками. На палке, которой ты избивала потерпевшую, обнаружены
твои отпечатки пальцев. В общем, сомнений, что это сделала ты, у меня нет ни
малейших, а значит, ты в любом случае понесёшь наказание. Первые три дня
побудешь в КПЗ. Потом выпустим под подписку о невыезде – всё-таки ты
несовершеннолетняя. А уже потом суд назначит тебе наказание. Одно могу
сказать точно – штраф твоим родителям в качестве компенсации за ущерб
придётся выплатить нешуточный. Тебя же, скорее всего, ждёт условное
наказание и трудовые работы, так что готовься.

145/170
Глава 21 - Слёзы на полу

Три дня проведённые Юлей в КПЗ особо на неё не повлияли. Ей было


плевать, что с ней будет дальше, какое её ждёт наказание, что с ней сделает
отец, что вообще будет дальше. Интерес к жизни испарился. Без Лены она
ничего не хотела. Всё было бессмысленно. Она не переставала думать о ней,
несмотря на то, что теперь, когда она знала, что уже не будет с ней, эти мысли
причиняли невыносимую боль. Но она не могла… не могла не думать о Лене. Она
была готова убиться об стену от безысходности, но что-то внутри её всё же
сдерживало. То, как посмотрела на неё Лена в последний раз, было своего рода
спасательным кругом из океана отчаяния. Она знала, что Лена по-прежнему не
хочет быть с ней, но её взгляд… эти глаза не могут врать. Отблеск того самого
огонька любви к Юле, что жил в ней – вот что было в этом взгляде.

Лена с того момента как забрали Юлю тоже не переставала о ней думать.
«Может быть, я всё-таки её люблю?» - теперь эти мысли не прерывались в
голове сразу после того как посмели промелькнуть.

Лена, наконец, признала, что что-то она к Юле точно испытывает, но любовь ли
это? Или всё же просто сильная дружба и привязанность? Девочка не могла
этого понять, но зато одно она теперь знала точно – она больше не боится.
Страх перед обществом, страх того что она поцеловала девочку – всё это вдруг
куда-то исчезло. Заноза, наконец, выскочила из её души.

В школу Лена больше не ходила с этим страхом. Она стала такой же, как Юля –
научилась игнорировать их. Однако больше это уже даже толком и не
требовалось – после того что сотворила Юля к Лене просто принципиально
никто не подходил. Для всех она как будто перестала существовать. Может
быть, все боялись, что она сделает нечто подобное, а может быть, её просто
начали считать такой же ненормальной, как и её подруга. В любом случае
больше Лену никто не доставал.

Инесса же узнав о том, что натворила Юля, возненавидела её ещё больше:

- Психопатка! Что она сделала с бедной девочкой! Ты понимаешь, что твоя Юля
долбанутая на всю голову? Нормальный человек такого никогда не сделает!
Господи как же хорошо, что скоро ты перейдёшь в другую школу. Я спать не
смогу спокойно зная, что эта больная сучка учится вместе с моей дочерью!

Лена речей матери не слушала и не перечила ей. Всё это время она пыталась
разобраться в себе, понять… любит ли она всё-таки Юлю? Этот вопрос теперь
был самым главным для неё в жизни. И она должна была найти на него ответ.

***

12 декабря, вторник

- Волкова на выход! – сказал Юле охранник, открыв дверь камеры.

Девочка молча встала с кровати и вышла.

«Три дня прошло. Пора возвращаться в свой дом, где меня ненавидят» - с
146/170
грустной иронией подумала про себя Юля.

Когда она в сопровождении охранника приблизилась к выходу, она увидела


именно того, кого и ожидала. Это был отец. Сейчас он всеми силами делал вид,
что не готов убить свою дочку на месте, хотя это было совершенно не так. Вид у
Олега был настолько устрашающим и злым, что Юля просто не могла поверить,
что этот человек был её отцом. С какой ненавистью он на неё смотрел, как
сверлил её взглядом. Она прекрасно знала, что отец её накажет, и что будет
очень больно…

- Вот ваша дочь забирайте. Всю информацию по её делу и том когда состоится
суд, вам сообщат – сказал охранник и, подтолкнув Юлю к отцу, поспешно
удалился.

Юля молча смотрела на Олега. Тот сквозь зубы, прикладывая все усилия, для
того чтобы не перейти на крик сказал ей:

- Идём. Машина на улице.

Было утро. Юля послушно вышла из здания и, заметив красную «Семёрку»


своего отца, направилась к ней. Вскоре появился Олег и открыл заднюю дверцу
автомобиля.

- Живо садись – приказал он теперь уже более громким голосом.

Юля села. Олег занял своё место на водительском сиденье.

- А теперь сука слушай сюда! – повернувшись к дочке угрожающим голосом


начал отец – Дома, я тебе сейчас такое устрою, что ты встать не сможешь. Ты
мразь, о чём думала, когда делала это? Какого хера ты избила до полусмерти
свою Соньку? Ты хоть понимаешь тупая дрянь, какие деньги нам теперь
придётся отвалить семье этой девочки?! ТЫ СОВСЕМ ДОЛБАНУЛАСЬ ЧТО ЛИ
ШМАРА ГРЁБАННАЯ?! ОТВЕЧАЙ МАТЬ ТВОЮ! ЗА ЧТО ТЫ ЕЁ ПОКАЛЕЧИЛА? –
проорал Олег.

- Причина, что она была сучкой, тебя устроит? Хотя какая тебе нахрен разница,
тебя же только деньги волнуют.

- ЗАТКНИСЬ! Очень скоро, ты вообще пожалеешь, что на свет родилась! И ещё –


я блин не знаю, что ты такого сделала или сказала Виктору, но он не хочет тебя
вытаскивать! Ты идиотка понимаешь это? Виктор мог с лёгкостью тебя отмазать,
но он не хочет, потому что ты ему что-то сделала! Какого чёрта! Чем ты его так
разозлила?

- Захочет сам скажет, а ко мне не лезь с этой хренью – равнодушно сказала Юля.

- Ну, всё Юля ты сама напросилась. Ты у меня сучка за всё ответишь. Давно пора
тебе устроить хорошенькую встряску особенно в свете последних событий. И о
своей Ленке забудешь и перед Виктором извинишься, всё сделаешь как
миленькая. Можешь не сомневаться в этом. Мало тебе не покажется –
решительно сказал отец.

Юля, ничего на это не ответив повернула голову и начала смотреть в окно. Её


печальный взгляд был направлен на заснеженный город. Где-то там находится
147/170
Лена – единственный человек во всём мире, который мог сейчас спасти её душу.
Развеять чёрную бесконечную пустоту внутри и наполнить её лучезарным
светом.

***

До дома они доехали довольно быстро.

- Выходи из машины! – рявкнул Олег дочери.

Та послушно покинула «Семёрку» и зашагала к подъезду. Олег, закрыв машину,


последовал за ней. Вместе они поднялись на свой шестой этаж, и зашли в
квартиру. Юля отлично осознавала, что её сейчас ждёт, но никакого страха у
неё не было. Все её мысли были только о Лене.

Когда Юля вошла, Олег сразу резко захлопнул входную дверь и, закрыв её на
ключ, повернулся к дочери. Девочка успела снять с себя только куртку и
ботинки, после чего последовал резкий удар по лицу. Он был настолько
мощным, что Юля отлетела на добрых три метра. На пол сочилась кровь – отец
опять рассёк ей губу.

- Ну, всё сучка тебе конец.

- Олег ну блин, не бей ты её по лицу! Не надо мне дочку уродовать, как она сама
это с Соней сделала – сказала вышедшая из зала Лариса.

- Ладно Ларис. Не буду я её по морде дубасить, ей и так боли хватит. И потом


посмотрим, куда денется всё её упрямство, тупость и лесбийская хрень.

Юля валялась на полу, постепенно приходя в себя после удара. Он был самым
мощным из всех за последнее время. Она уже начала подниматься, как вдруг
резкий пинок в живот снова заставил её упасть на пол.

- ЧЁРТОВА ДРЯНЬ! СЕЙЧАС ТЫ У МЕНЯ ЗА ВСЁ ОТВЕТИШЬ!

После этой фразы Олег схватил Юлю за руку и что есть мочи ударил её об стену.
После чего он открыл дверь в комнату девочки и буквально закинул её туда так,
что грохот от её падения раздался по всей квартире. У Юли сильно кружилась
голова. Тело уже ныло после столь сильных ударов. Прийти в себя Олег ей не
дал, потому что после этого он начал колошматить свою дочь обо все предметы,
которые только ему попадались в комнате – об шкаф, об стол, об кровать, об
пол, при этом ухитряясь, как и сказала Лариса не трогать лицо. Во время этого
избиения он материл свою дочь так громко, как только мог.

Лариса в это время сидела на кухне. Она не любила на это смотреть, но никакой
жалости к дочери не испытывала.

«Сама виновата вот теперь пусть и получает по заслугам».

А тем временем Олег кидал и пинал Юлю по всей комнате как футбольный мяч.
Девочка чувствовала невероятную боль. Причём эта боль с каждым ударом
становилась всё сильнее. Кости начинали болеть, на теле были многочисленные
синяки ссадины и кровоподтёки. Ещё один бросок – Юля со всей силы
148/170
натыкается коленом на острый косяк – боль была невыносимой, но
останавливаться Олег не собирался. К этому времени была расхреначена уже
вся комната. На полу валялось множество самого разного хлама.

- НУ КАК СУКА НРАВИТСЯ? БУДЕШЬ ЕЩЁ КОГО-НИБУДЬ БИТЬ? А ЦЕЛОВАТЬСЯ С


ДЕВКАМИ? БУДЕШЬ, Я ТЕБЯ СПРАШИВАЮ ИЛИ НЕТ!? – заорал Олег, обратившись
к лежащей на полу после пяти минут избиения Юле.

- ЧТОБ ТЫ СДОХ! – с неведомо откуда взявшимися силами закричала Юля ещё


сильнее Олега.

- АХ ВОТ ТЫ КАК ПАДЛА! НУ ТВОЮ МАТЬ ТЫ У МЕНЯ СЕЙЧАС РЫДАТЬ БУДЕШЬ! –


после этих слов Олег с силой поднял дочку с пола и прижал её к шкафу держа
за горло.

Юля чувствовала, что начинает задыхаться, но худшее было впереди… Олег, не


останавливаясь практически ни на секунду один за другим начал обрушивать
сильнейшие удары по животу Юли. Он бил её как боксёрскую грушу. Боль была
адской… но Юля не кричала, нет… никогда… она не покажет перед ним свою
слабость.

Удары были нескончаемыми. У Юли потемнело в глазах. Она уже практически не


чувствовала нижней части тела. Боль отдавалась везде. Она не могла думать ни
о чём другом. Эта боль заполонила всё её сознание.

Наконец Олег отпустил её, и обессиленная девочка тут же грохнулась на пол,


схватившись руками за живот, пытаясь хоть как-то уменьшить жуткую боль.

- Ты думаешь, я не смогу довести тебя до слёз? Думаешь, не смогу сделать так


чтобы ты кричала от боли? Ошибаешься доченька, смогу и ещё как.

Для Олега это сейчас был некий стимул. Он хотел сломать свою дочь, показать,
кто здесь хозяин и кого она должна слушаться. Юля лежала на полу, всё ещё
держась за живот. Боль вовсе не собиралась покидать её. Олег в это время
достал из шкафа свой старый армейский ремень с пряжкой.

- Вот что заставит тебя страдать сучка. Помню в детстве, когда я тебя им порол,
ты только так ревела.

Юля готовилась перенести новую порцию страданий. Пусть он изобьёт её хоть


до смерти, она не заплачет, не будет кричать.

«Лена… Лена, где ты… я так хочу увидеть тебя сейчас…».

Спасительные мысли Юли о своей возлюбленной, которые и давали ей силы


держаться дальше были прерваны сильнейшим ударом по спине. Юля открыла
рот и зажмурилась от нестерпимой боли, но не закричала. Сразу же после
последовал второй удар, за ним третий, четвёртый, пятый они были
нескончаемыми и каждый раз оставляли на теле девочки красные следы, даже
не смотря на то, что она была в джинсах и кофте. Он бил её по спине, животу,
ногам, рукам и снова.

«Господи Леночка… когда всё это кончится… я хочу к тебе…».

149/170
Только эти мысли сейчас не давали Юле закричать. Только вспоминая Лену, её
голос, её рыжие волосы, голубые глаза, всё время, проведённое с ней вместе,
Юля чувствовала в себе силы - силы выдержать это всё. Без неё она бы уже
давно сдалась. Сегодняшнее избиение ни шло ни в какое сравнение со всем тем,
что Юля испытала за всё время жизни с родителями.

Девочка тяжело дышала. Она уже мало что видела – в глазах окончательно
потемнело, на то чтобы сделать даже самое малейшее движение, нужно было
приложить огромные усилия. Всё тело ужасно ныло, а удары ремня продолжали
обрушиваться на неё.

На самом деле Юля плакала. И не просто плакала, а рыдала, рыдала самыми


горькими слезами – но всё это было в её душе. Слёзы жаждали вырваться
наружу из глаз, так же как изо рта крик, но Юля сдерживала их. Сейчас она не
заплачет и не закричит при отце. Ни за что. Этот ублюдок не добьётся своего
нет...

К тому времени как Олег нанёс последний пятидесятый по счёту удар ремнём,
Юля уже не двигалась – у неё уже просто не оставалось на это сил. Она лежала
на полу, глаза были полуоткрыты. Она тяжело и прерывисто дышала.

- Хм. Значит, мы будем упрямиться да? Хорошо, хорошо… ЛАРИСА! ТАЩИ СЮДА
СКАЛКУ! – заорал Олег на всю квартиру.

Через несколько секунд в дверном проёме появилась Лариса со скалкой в руках.

- Олег может не надо всё-таки скалкой? Ты ей так сломать что-нибудь можешь.


Потом будет в гипсе ходить, ничего сама сделать не сможет. Нам это надо?

- Я знаю что делаю! Не сломаю я ей кости, не волнуйся. Я знаю, как правильно


бить. Зато после всего этого она точно свою Ленку забудет, и вообще станет как
шёлковая.

- Ну как знаешь. Главное чтоб потом в больничку не пришлось вести. Проблем


нам не надо – спокойным голосом сказала Лариса.

- Об этом тоже не беспокойся. Мне Виктор рассказывал, как они там из


подозреваемых признания выпытывают. Причиняют много боли, но сильного
вреда здоровью не наносят.

К этому времени Юля немного пришла в себя. Всё тело по-прежнему ужасно
болело, но теперь она хотя бы могла немного пошевелиться.

- Ну как доченька тебе понравилось? – спросил её отец – Теперь ты понимаешь,


что чувствовала Сонька, когда ты избивала её? Приятно, правда? Ну да ладно -
хрен с Соней. Скажи мне, чем ты разозлила Виктора?

- Пошёл в жопу… грёбаный ублюдок… ничего тебе не скажу… - Юля говорила


тихим, но очень злобным голосом. Кричать она сейчас была просто не в
состоянии.

- Не скажешь? А вот я так не думаю – сказал Олег и, нагнувшись к дочке,


показал её скалку – Последний раз спрашиваю – чем ты его разозлила?

150/170
Вместо ответа он получил смачный плевок кровью в лицо. Олег вытер его рукой
и тем неимение спокойным голосом сказал:

- Ну что ж сама напросилась – сейчас я тебя так отхреначу, что ты встать не


сможешь – Олег протирал скалку в руках готовясь начать избиение – Думаешь, я
просто так это делаю? Нет сука – ты должна в полной мере осознать, что ты
натворила. По-твоему мы миллионеры, чтобы выплачивать компенсации? И всё
из-за того, что разбила харю своей подруге. Нет уж детка. Так не пойдёт – после
сегодняшнего ты больше никогда не будешь так делать, это я тебе обещаю.

Лариса поспешно вышла из комнаты. Олег проводил её взглядом, после чего


замахнулся и нанёс первый удар. В этот раз желание закричать у Юли было
настолько сильным, что подавить свой крик она смогла только сжав во рту
кулак, да так что из него пошла кровь. Прийти в себя отец ей как всегда не дал.
Последующие удары обрушивались один за другим – по рукам, по ногам, по
животу, по спине, снова по рукам. Олег всё бил и бил не в силах остановиться.
Боль которую сейчас чувствовала Юля было невозможно описать – каждая
клеточка её тела горела адским пламенем, каждый удар приносил столько
страданий, что теперь Юля ни на долю секунды не переставала чувствовать
боль.

«Лена моя Леночка… пожалуйста, будь со мной. Будь рядом… я больше не


могу…».

Светлые мысли о Лене темнели под тяжестью страданий. Юля закрыла глаза.
Олег всё ещё бил её скалкой, но теперь девочка уже даже не чувствовала
ударов. Боль как будто слилась с её телом и уже не могла вместить в себя
больше. Через несколько секунд Юля потеряла сознание. Лишь увидев это Олег,
наконец, остановился – ни желанного крика, ни слёз он так и не услышал и не
увидел. Неистовая злоба охватила его. Собственная дочь не хочет ему
подчиниться! В этот момент он уже перестал контролировать себя - наружу
рвались злость и ярость.

- УПЁРТАЯ СУКА! ЖИВО ВСТАВАЙ! ГОВОРИ МНЕ ТВОЮ МАТЬ ВСЁ, ЧТО Я ХОЧУ
УСЛЫШАТЬ! ТЫ СКАЖЕШЬ ЧЁРТ ВОЗЬМИ, СКАЖЕШЬ! – во время этих слов Олег
что есть мочи пинал дочь по животу, как будто надеясь, что удары приведут её в
себя – ДАВАЙ ДОЛБАНАЯ ТВАРЬ! ПРОСЫПАЙСЯ!

- ДА ХВАТИТ УЖЕ! ЧТО СОВСЕМ С УМА СОШЁЛ?! – вдруг закричала на Олега


Лариса, которая больше не могла это слышать. Сейчас она стояла в дверном
проёме и сурово глядела на мужа – Ты, что твою мать творишь? Видишь же что
она без сознания! Хочешь её вообще убить ко всем чертям?

Олег прекратил пинать дочь. Он посмотрел на Ларису:

- Я хотел её наказать.

- Вот именно чёрт возьми! НАКАЗАТЬ, А НЕ ИЗБИВАТЬ ДО СМЕРТИ! Она же сейчас


сдохнет тут на полу! И что потом делать? Ты об этом не подумал?

-Ну ладно, ладно признаю – переборщил чуток. Вот держи, больше не надо –
Олег сунул скалку в руки Ларисы – А чтобы я был точно уверен, что она усвоила
урок, поваляется здесь дня два взаперти. Всё равно в школу до суда она уже
ходить не будет. А потом поведу к Виктору, чтоб она извинилась перед ним. Он
151/170
наш последний шанс.

- Всё-таки что она ему такого сделала?

- Я хрен знает это и неважно – извинится в любом случае. Ладно, пойдём, там
нас уже ждут, как раз посидит тут одна, пока мы завтра не вернёмся.

После этого Олег и Лариса покинули комнату. На сегодняшний и завтрашний


день они взяли отгул, чтобы провести время со своими друзьями на даче с
ночёвкой. После всего того что натворила их дочь они хотели немного отвлечься
и повеселиться.

Олег запер дверь, и Юля осталась лежать на полу одна в запертой комнате. К
этому времени она постепенно начинала приходить в себя, но максимум на что
её хватило – это открыть глаза – больше ни на что сил у неё не осталось. Всё её
тело было подобно тряпичной кукле. Она не могла пошевелиться ни на
сантиметр. Ноющая боль, полностью сковала её. Только сейчас убедившись, что
отца рядом нет, Юля позволила себе заплакать. Это был тихий плач жуткого
отчаяния, безысходности и адской боли. Слёзы капали с её покрасневших глаз
на пол. Она тупо смотрела в одну точку. Единственной о ком она думала, была
Лена.

«Боже Леночка как я люблю тебя… я хочу быть с тобой всегда… я не смогу жить
без тебя… ну почему ты не хочешь быть со мной, почему…»

Так Юля, тихо всхлипывая и стоная от боли, лежала, не в силах встать. Возле её
лица на полу уже образовалась лужа солёных, горьких слёз. Тело всё ещё
продолжало болеть после ударов. Она не знала через сколько времени она
сможет подняться, что будет делать потом. Зачем ей вообще теперь жить без
Лены? Зачем вставать с этого пола? Зачем бороться? Лена не хочет быть с ней.
Всё кончено.

***

На ноги девочка смогла встать лишь спустя два часа. Родителей уже не было, и
она осталась одна в запертой комнате. Тело продолжало ныть. Юля легла на
кровать и стала смотреть в потолок. Ничего сейчас не имело для неё значение.
Слёзы всё ещё лились тонкой струйкой из глаз, но теперь это были уже не слёзы
боли, а слёзы горя, от своей сильнейшей, но не взаимной любви. Она по-
прежнему думала только и Лене и ни о ком другом. Юля понимала, что сейчас ей
уж точно нечего терять, но как ни странно что-то всё ещё сдерживало её от
того, чтобы просто открыть окно и выпрыгнуть с шестого этажа. Раз за разом в
её в её голове всплывал тот самый взгляд Лены, когда она видела её последний
раз – взгляд надежды.

«Может быть… не всё потеряно?»

152/170
Глава 22 - Мы вместе

Лена лежала на кровати и смотрела в потолок. За окном было темно,


часы показывали двенадцать ночи. Сергей и Инесса уже спали. У Лены было
грустное и задумчивое лицо. Всё её сознание было заполнено мыслью об одном
человеке. Она не могла перестать думать о нём. Черноволосая девочка
поселилась в её голове и никак не желала оттуда уходить.

Перед глазами Лены то и дело мелькали обрывки счастливых воспоминаний.


Прогулка по мосту, просмотр фильмов, коктейли, поездка на дачу, первый
поцелуй и она… Юля. Лена вспомнила, как первый раз увидела её – как зашла в
класс и заметила на задней парте эту улыбающуюся девочку. Что она
почувствовала тогда? Что перевернулось у неё внутри? Любовь с первого
взгляда… может ли быть такое? Неужели уже тогда она её полюбила? Сейчас
Лена, вороша воспоминания и разбираясь в своих чувствах, всеми силами
пыталась найти ответы на эти вопросы. Одно она понимала точно с того
момента как Юлю забрали она не переставала думать о ней и это было
неспроста. Всё больше она хотела вновь увидеть её, поговорить, услышать её
нежный голос, посмотреть в манящие карие глаза, погладить по чёрным,
торчащим в разные стороны волосам. Это уже было подобно зависимости –
только сейчас Лена поняла, что ей плохо без Юли. Как будто от неё оторвали
половину. Она ничего не хотела, ей было ничего не интересно. Юля только Юля
– все мысли были о ней. Желание приблизится к ней, снова обнять её…
поцеловать с каждой минутой становилось всё сильнее.

И вдруг Лене стало страшно. Страшно, что она возможно больше никогда не
увидит её, не поговорит с ней… не поцелует, что всего этого не будет. Лена
ужаснулась просто от того, что на секунду представила свою жизнь без Юли.
Что останется? Только воспоминания, счастливые мгновения жизни, которые
уже не вернуть. Что потом делать? Как жить без неё?

«Никак» - вдруг ответила сама себе Лена. Без Юли она жить не сможет и она,
наконец, поняла почему.

«Я люблю тебя» - такая простая фраза и такая сложная для осознания. Теперь
же она понимала, что это правда – она действительно любит Юлю. Огонёк
внутри, наконец, начал разгораться. Всё это время он жил в её душе. Его
пытались потушить, злоба, отчаяние, стыд, общество, родители, но ни у кого
ничего не вышло. Любовь не искоренить, не вырвать из души. С этой самой
секунды желание быть вместе с Юлей стало невыносимым.

«Я тоже люблю тебя…» - этот голос возник из ниоткуда и проник в саму душу
Лены. Это был до боли знакомый, нежный голос… это была она.

Сейчас Юля точно так же лежала на кровати и думала о возлюбленной. Так


желанная ей фраза сказанная Леной за километры от неё, казалось, каким-то
образом была услышана Юлей. И она ответила ей. Ответила взаимностью. В этот
момент неведомо каким образом, между двумя девочками установилась связь.
Это была неосязаемая, невидимая нить, связывающая их души вместе. Каждая
фраза, сказанная одной – отдавалась нежным голосом в душе другой.

Юля после этого как будто воскресла. Тело больше не болело после избиения. Её
огонёк разгорелся с новой силой – Лена тоже любит её. Она тоже хочет быть с
153/170
ней. Теперь Юля знала это… она её чувствовала.

«Я хочу быть с тобой…» - снова услышала голос Лена. Это было подобно тихому,
но отчётливому отклику. Лена слышала этот голос не ушами, а душой.

«Я тоже хочу быть с тобой…» - теперь уже Юля услышала Ленин голос.

Это было невероятно. То что сейчас происходило было подобно чуду,


отражением того на что способна их любовь и насколько она сильна.

«Господи что я тут делаю? Я же прямо сейчас отказываюсь от своего счастья, от


своей любви. Что я за дура такая? Я должна быть с тобой всегда…».

Эта мысль стала самым сильным мотиватором для Лены. Теперь больше всего на
свете она боялась, что никогда не увидит свою Юлю. Нет – этого не случится.
Она будет с ней.

«Я бегу к тебе Юлечка, бегу!».

Слова, сказанные Леной, вновь отразились в душе Юли и наполнили её


лучезарным светом.

«Я тоже Леночка. Я бегу к тебе».

И дальше они побежали. Лене теперь было плевать на всё. Единственное что
она хотела это быть вместе с ней. Рывком она вскочила с кровати, открыла дверь
и понеслась к выходу. Быстро напялив на себя куртку, и надев ботинки, она
вышла из квартиры и побежала вниз по лестнице.

Юля точно так же как ошпаренная спрыгнула с кровати и, разогнавшись, со всей


дури вынесла запертую дверь ногой. Нацепив куртку, и одев обувь, она
вылетела из квартиры и прыжками понеслась вниз.

На улице девочки бежали так быстро, как только могли. Ноги заплетались в
сугробах, снег отлетал во все стороны, они боялись не успеть – боялись навсегда
потерять друг друга. Немногочисленные проходящие мимо люди, с удивлением
смотрели на Юлю и Лену которые с быстротой молнии проносились мимо них.
Они бежали сломя голову, бежали, не обращая внимания ни на что вокруг – ни
на сигналящие им машины, когда они на красный свет перебегали дорогу, ни на
обозлённых прохожих, которых они то и дело задевали и те падали, ни на
бьющий в лицо снег. Они бежали в одно единственное место. Они обе знали, что
нужно бежать туда, это было место, которое их связывало – мост.

С каждой секундой приближавших их к этому мосту они чувствовали, что огонёк


внутри разгорается всё сильнее, уже превращаясь в пламя. Сейчас и Юле и Лене
до моста оставалось уже совсем немного. Бег усиливался, они продолжали
чувствовать друг друга – две разрозненные половинки жаждущие соединиться.
Казалось, если они сейчас не увидят друг друга, не обнимут, не поцелуются, они
просто умрут, исчезнут. Навсегда. Нить, связывающая их, становилась всё
короче - они были уже совсем рядом.

И вот они стоят на разных концах моста напротив друг друга. В ту же секунду
девочки понеслись навстречу так быстро, что казалось они, разогнались до
скорости автомобиля мчащегося по шоссе. Расстояние между ними
154/170
стремительно сокращалось и всего через несколько секунд Юля и Лена
оказались в страстных объятиях друг друга.

То, что они испытали в этот момент, было больше чем счастье – это было
неописуемое чувство их безграничной, необыкновенной, великой, любви. Они
сгорали от немыслимой страсти - огонёк внутри превратился в пылающее ярким
огнём пламя. Пламя настолько сильное, что теперь потушить его уже не могло
ничто. Девочки обнялись так крепко, что создавалось впечатление, что они
сейчас сломают друг другу рёбра, а потом они поцеловались, и этот поцелуй был
сравним с взрывом. Настолько сильных ощущений, такой невыносимой страсти,
такого райского наслаждения они не испытывали никогда. Это был лучший
поцелуй в их жизни. Поцелуй олицетворявший их юную, но теперь уже
бессмертную, непобедимую любовь. Носы тёрлись друг об друга, влажные языки
сливались вместе, а мягкие губы продолжали касаться. Их руки были закинуты
за головы. Они трогали и гладили волосы друг друга. Глаза были закрыты, но
вместо темноты, девочки видели цветущий сад с благоухающими, яркими,
пёстрыми цветами – то какой они представляли себе свою любовь. Они
отдавались друг другу полностью. Девочки целовались с такой горячностью,
словно это был последний поцелуй в их жизни. Они сходили с ума от любви друг
к другу. Они больше никогда не хотели расставаться. Никогда. Можно было
просто стоять на этом мосту, не освобождаться от объятий, продолжать
касаться губами и чувствовать, как бушует пламя внутри. Всё – в этом и было их
самое высшее счастье. Их рай на земле. Больше ничего и никого не надо. Никто
им больше не нужен. Плевать на всех.

Лишь спустя пять минут они закончили свой самый лучший и самый главный
поцелуй в их жизни. После этого они долго смотрели друг другу в глаза.
Отблеск яркого пламени их любви теперь был чётко виден и у Юли и у Лены. Так
девочки, всё ещё обнявшись, молча стояли на мосту. Река была уже покрыта
коркой льда. Большие хлопья снега продолжали падать с тёмного неба, где
сверкали звёзды. Вокруг всё было тихо и умиротворённо. Людей поблизости не
было. Шум ветра отдавался в ушах. На глазах Лены появились слёзы. После чего
она, зарыдав начала говорить самым искренним и душевным голосом:

- Юлечка прости меня! Ради всего святого, умоляю, прости! Я люблю тебя!
Люблю больше всего на свете! Я жить без тебя не могу!

Юля посмотрела на возлюбленную нежным взглядом и рукой медленно утёрла


ей слёзы.

- Не нужно плакать Леночка. Теперь всё хорошо.

Но Лена уже не могла остановиться. Она упала головой на плечо Юли и


продолжила рыдать. Ей было ужасно стыдно и больно, что она так долго
отталкивалась от своей подруги, так долго её мучила, отказывалась принять
очевидное, отторгала её любовь.

- Прости… прости – продолжала неустанно повторять Лена сквозь слёзы.

- Я тебя прощаю Леночка. Успокойся. Мы вместе – это главное – говорила Юля


ласковым голосом, гладя Лену по рыжим волосам, в которых был снег. Она
сильнее прижала её к себе, согревая её своей любовью.

- Я люблю тебя Лена. И всегда буду любить. Я никогда тебя не брошу, никогда не
155/170
оставлю. Теперь мы навеки будем вместе, и никто нас не разлучит – после этих
слов Юля подняла голову возлюбленной и посмотрела ей в глаза – Ты мне
веришь?

- Верю Юля. Верю – сказала Лена и начала успокаиваться. Ласковый голос Юли
был отрадой для её души.

Она утёрла слёзы и затем взяла возлюбленную за руки и посмотрела ей прямо в


глаза:

- Я тоже люблю тебя Юля. Люблю больше жизни и буду любить до конца своих
дней. Никто мне тебя не заменит. Никто и никогда.

После этого девочки снова обнялись, как будто скрепляя свою клятву.

- Пойдём, погуляем – сказала Юля после объятий и взявшись за руки, девочки


медленно пошли вперёд.

- Слушай Юля я…

- Ещё раз скажешь «прости» я тебя с моста скину.

Лена сквозь слёзы засмеялась.

- Ладно. Но ты на меня не обижаешься?

- Нет конечно. Неважно, что было главное, что происходит сейчас. Запомни Лена
у тех, кто живёт прошлым, нет будущего. Наслаждайся сегодняшним днём, этим
самым моментом, когда нам так хорошо.

Пройдя мост, девочки отправились гулять по городу. У обеих на душе было


невероятно приятно и спокойно. Наконец-то они вместе, наконец-то Лена
разобралась в себе. Теперь всё чего они хотели – это быть с друг другом всю
оставшуюся жизнь. Все их волосы были в снегу. Руки покраснели от холода, но
они не убирали их в карманы и не надевали перчатки – они хотели чувствовать
друг друга, знать, что их самый дорогой и любимый в мире человек рядом. Лена
смотрела в небо. Вдруг она увидела, как что-то поблёскивает среди тьмы и
движется.

- Смотри Юлька падающая звезда!

Юля подняла голову.

- Загадывай желание Лен.

- Я уже загадала.

- Я даже знаю что – с улыбкой казала Юля.

Лена тоже улыбнулась.

- Куда теперь пойдём Юль?

- Куда угодно. Ночевать будем у дяди Димы, но давай пока погуляем.


156/170
- Конечно – согласилась Лена.

Всё время, что они гуляли, девочки смеялись, шутили, радовались, улыбались и
просто наслаждались каждой секундой проведённой вместе. Теперь это время
было бесценно. Они бродили по заснеженному, ночному городу, освещаемому
оранжевыми огнями, и любовались его красотой. То и дело во время прогулки
они иногда останавливались и просто молча смотрели друг другу в глаза, чтобы
ещё раз увидеть отблеск их немеркнущей любви, чтобы ещё раз убедиться, что
всё это правда, что их счастье самое настоящее. А затем они снова целовались,
согревая друг друга своим теплом и снова окунаясь в мир любви.

Так они гуляли до четырёх часов утра пока, наконец, не добрались до дома дяди
Димы. Юля постучала в дверь. Спустя минуту послышался знакомый голос:

- Кто это там в четыре часа утра ко мне стучится?

- Это я дядь Дим - Юля! И Лена со мной.

Через мгновение дверь открылась. На пороге стоял дядя Дима и смотрел на


девочек крайне удивлённым взглядом.

- Юля? Лена? Но… что вы тут делаете?

- Давай мы тебе завтра всё расскажем хорошо? Просто сейчас мы очень хотим
спать. Можно к тебе? – сказала Юля.

- Да, конечно заходите!

После этого девочки зашли в квартиру. Дядя Дима закрыл за ними дверь.

- Раздевайтесь. Куртки и ботинки можете тут оставить.

Девочки так и сделали. После чего они направились в зал, куда их повёл дядя
Дима. Юля зевнула, Лена тоже – они действительно очень устали и хотели
спать.

- Одна ляжет на диване, а другая на раскладушке. Где-то она у меня была…


сейчас принесу.

- Не нужно дядь Дим мы ляжем вместе. Мы поместимся на диване вдвоём –


сказала Юля.

Дядя Дима посмотрел на неё несколько удивлённым взглядом.

- Эм… вместе?

- Ну да, а что такого?

- Ну… как хотите – сказал дядя Дима и начал раскладывать им диван. Девочки в
это время уже почти спали на ходу – усталость явно давала о себе знать.

Вскоре диван был разложен.

157/170
- Ну, всё располагайтесь. Спокойной ночи – сказал дядя Дима и покинул зал,
закрыв за собой дверь.

Девочки сняли с себя кофты и джинсы. Увидев тело Юли Лена вдруг вскрикнула:

- Боже мой, Юля, откуда всё это! – Лена указала на многочисленные ссадины,
синяки и кровоподтёки на теле Юли.

- Отец – коротко ответила Юля.

- Господи! За что он тебя так? – с ужасом спросила Лена.

- За любовь к тебе, за то, что я избила Соню, за то что «обидела» Виктора –


спокойным голосом ответила Юля.

- Юлечка мне так жаль тебя – сказала Лена и, приблизившись к Юле, обняла её,
как будто стараясь излечить синяки объятиями.

- Не волнуйся Лена. Больше он меня не тронет… это я тебе обещаю.

После чего девочки поцеловались на ночь и, наконец, прислонившись, друг к


другу, легли спать на диван. Уснули они очень быстро.

158/170
Глава 23 - Мир непонимающих людей

13 декабря, среда

Холодная и тихая ночь. Тёмная палата больницы, освещаемая лишь светом


фонарей за окном. Тишина прерывается храпом лежащего у стены мужчины.
Напротив него кровать, где лежит девочка с перебинтованным лицом и гипсом
на руке. Лежит и плачет сквозь прорези для глаз. Белая марля уже не успевает
высыхать. Возле кровати девочки на тумбочке лежит листок бумаги.

«Если вы читаете это, значит, меня уже нет в живых. Я не хочу так жить. Мне
ужасно плохо. Я ненавижу всех. Ненавижу моих друзей, которые срать на меня
хотели, поскольку ни разу не пришли ко мне за всё это время. Ненавижу этого
сукина сына Антона, который спокойно стоял и смотрел когда со мной делали
такое. Но больше всего я ненавижу её – эту сраную сучку Юлю. Гори в аду тварь
за то, что ты со мной сделала! Ты превратила меня в чудовище… ты
изуродовала меня. Я не буду так жить. Никто меня теперь такой не полюбит.
Никому я теперь не нужна и всё сука из-за тебя! Я хочу, чтобы ты мучилась до
конца своих дней, и потеряла, то, что тебе больше всего дорого! Чтобы ты
никогда не была со своей уродиной Леной! Чтобы она сдохла, а ты страдала и
плакала над её могилой! А я буду смотреть на тебя сверху, и смеяться над
тобой! Я хочу чтобы все знали – в моей смерти виновата только она – Юлия
Волкова (жуй дерьмо сука и давись им до тех пор, пока не сдохнешь в адских
муках!)».

Очень медленно Соня Соколова встала с кровати и направилась в сторону окна.


Двигалась она заторможено. Всё расплывалось перед глазами. Она чувствовала,
что это всё – внутри неё что-то сломалось (и не только внутри), и вся воля к
жизни ушла. Её душа сгнила. Никакого проблеска надежды. Ничего. Только
записка, где она выразила всю свою злобу и ярость, перемешанную с жуткой
безысходностью.

Подойдя к окну, она очень тихо открыла его. Остальные пациенты палаты
крепко спали. Холодный ветерок подул на её перебинтованное лицо. Она
вытерла рукой слёзы и в последний раз посмотрела своими покрасневшими
глазами на мир, который она собиралась покинуть. Забравшись на подоконник,
она опустила взгляд вниз.

«Пятый этаж. Будет быстро и не больно…»

Она закрыла глаза, опустила руку и двинулась вперёд – навстречу смерти.

***

Инесса как всегда проснулась раньше Сергея. Зевнув, и протерев глаза, она
пошла в ванную умываться и чистить зубы. Сегодня была среда – обычный
рабочий день. Снова идти на работу, снова будить дочку в школу. После ванны
Инесса пошла на кухню, зажгла свет и заварила себе кофе. Сергей в это время
уже начинал просыпаться. Инесса включила телевизор – посмотреть, сколько
градусов на улице.

«Минус десять. Холодновато» - подумала про себя Инесса.


159/170
Через некоторое время на кухне появился Сергей.

- Доброе утро дорогая – сказал он жене и поцеловал её – Лена ещё не


проснулась? Опять будильника не слышит?

- Да походу – сказала Инесса, допив кофе и поставив пустую чашку на стол –


Пойду, разбужу.

- Ты только это… поаккуратней ладно? Знаешь же в каком она сейчас состоянии.

- В наплевательском – вот в каком. Вообще не слушает, что я говорю. Витает в


своём мире, что-то себе воображает. Вот ни дай бог опять об этой сучке думает.

- Ладно, иди, буди уже.

Инесса вышла из кухни и направилась в комнату Лены. Осторожно открыв дверь,


она взглянула на кровать, где было переполошённое одеяло – похоже Лена
залезла под него.

«Вот делать то дурочке нечего а»

- Лена! Лена ты меня слышишь? Вставай, опоздаешь сейчас!

Никакой реакции – одеяло даже не шевельнулось.

- Я сейчас сделаю так, как ты больше всего не любишь – включу свет! Так что
лучше вставай по-хорошему!

Снова ничего.

- Ну, сама напросилась – сказала Инесса и включила в комнате свет.

Ей понадобилась всего секунда, чтобы понять, что на кровати дочки не было –


там просто лежало одеяло. Всё равно не поверив своим глазам, Инесса
подбежала к кровати и скинула одеяло – Лены не было. В душе Инессы
поселился ужасный страх за свою дочь.

- СЕРЁЖА ЕЁ НЕТ! ЛЕНЫ НЕТ! – закричала Инесса тревожным голосом.

- Что? – послышался звук быстрых шагов и вскоре на пороге возник Сергей – Как
нет?

- ВОТ ТАК НЕТ! Посмотри сам! – Инесса указала пальцем на кровать.

- Но… куда она могла деться?

- А ты как думаешь?! – после этих слов Инесса побежала в коридор и не увидела


ни куртки Лены висящей на крючке у входа, ни ботинок стоящих на пороге.

- Чёрт возьми я так и знала! ОНА СБЕЖАЛА! СБЕЖАЛА К НЕЙ! ГОСПОДИ ИДИОТКА
ПЯТНАДЦАТИЛЕТНЯЯ, О ЧЁМ ТЫ ДУМАЛА!

- Успокойся Инесса, может всё не так…


160/170
- А как тогда?! Вот как чувствовала, что рано или поздно она сделает какую-
нибудь хрень!

- Надо найти её. У тебя есть телефон Юли?

- У меня нет! Лена постоянно с ней трындела по телефону наверняка номер где-
то в комнате лежит.

- Тогда быстро давай искать!

Сергей и Инесса понеслись в комнату и стали перебирать всё, что там было,
пытаясь найти заветный листок с цифрами. Наконец открыв один из ящиков,
Сергей крикнул:

- Ага нашёл! Вот тут написано «Юлька»

- Давай сюда – Инесса выхватила листок у мужа и встала возле телефона – Ну


сейчас я этой Юльке устрою! Лена наверняка у неё дома!

Инесса набрала номер и стала с волнением ждать, прислонив трубку к уху. Шли
гудки. Инесса напряжённо вглядывалась в телефон, будто надеясь, что это как-
то ей поможет. Но гудки всё шли и шли. Уже пятнадцать секунд. Брать трубку
явно никто не собирался.

- Вот сволочи! Не берут! – сказала Инесса и с гневом положила трубку на место.

- Инесс, а ты уверена, что они там? Думаешь, родители Юли будут этому так
сильно рады? Тем более после всей этой истории…

- Нет, конечно! Но где они ещё могут быть?

- Я не знаю, но учитывая, что Лена даже не оставила никакой записки можно


сказать что этот поступок был незапланированным. Она, похоже, сама не знала,
что сегодня убежит, а это значит, сейчас они могут быть где угодно, если они
конечно встретились.

Инесса рухнула на диван, опустила голову и поникшим голосом сказала:

- Господи за что мне всё это? Ну, ведь росла дочка. Хорошая девочка. И надо ей
было встретить эту Юльку! Именно здесь! Знаешь… теперь я уже начинаю
жалеть, что мы переехали…

Сергей сел с женой рядом и обнял её.

- Не волнуйся. Мы её найдём. Обязательно найдём – обещаю тебе.

***

Лена лежала на диване и медленно начинала просыпаться. Мягкая, чистая


постель, была приятна телу. Девочка чувствовала, что очень хорошо и отдохнула
и вскоре открыла глаза. Солнечные лучи освещали зал. За окном слышался гул
ветра. Напротив неё лежала Юля, и улыбаясь, смотрела на неё, сжимая руку.
161/170
- Доброе утро Леночка.

- Доброе Юль. Давно проснулась?

- Нет. Пару минут назад – решила подождать тебя.

- А сколько сейчас времени? – спросила Лена.

- Двенадцать часов дня – ответила Юля, указывая на часы, висящие на стене.

- Что? Это мы так долго спали? – удивилась Лена.

- Ага, зато выспались, но сейчас уже пора подниматься.

- Да ты права.

- Лен…

- Что?

- Я люблю тебя. Я теперь буду говорить тебе это каждое утро.

Лена улыбнулась. После этого Юля приблизилась к возлюбленной, и они слились


в утреннем поцелуе.

- Ну что пошли умываться? – сказала Юля, закончив поцелуй.

- Пойдём – ответила ей Лена.

Девочки направились в ванну. Умывшись, они оделись и пошли на кухню, откуда


шёл аппетитный запах свежеприготовленного пирога. Возле стола стоял дядя
Дима и разливал чай по чашкам.

- А, вот и вы. Проснулись, наконец. Садитесь пить чай с пирогом.

- Это вы сами приготовили? – спросила Лена.

- Да. Для вас.

- Спасибо вам большое.

- Не за что. Юлька тоже умеет. Я её многое готовить научил.

- И торт?

- Да, а вы уже готовили? – спросил Лену дядя Дима.

- Было дело – с улыбкой ответила Лена, посмотрев на Юлю, та улыбнулась ей в


ответ.

После этого все уселись за стол и принялись пить чай и есть пирог, который был
невероятно вкусным. Когда всё было доедено, дядя Дима сказал:

162/170
- Ну что думаю теперь вы мне, наконец, расскажите что происходит? Приходите
ко мне домой в четыре часа утра. Ничего не объясняете, не говорите, да ещё и
вместе спать ложитесь. Что всё это значит?

- Мы теперь вместе дядь Дим. Вместе навсегда. Мы любим друг друга – сказала
Юля.

- Да ты говорила, но… Юль вы что сбежали?

- А что было делать? Если все против нас.

- Подожди, но родители же будут искать вас! Вас обеих! Лена ну ты о чём


думала то? Я считал ты умная девочка.

- Я люблю Юлю дядь Дим. Люблю больше всего на свете и мене плевать на
запреты.

Дядя Дима некоторое время молчал. Он прекрасно помнил, тот вечер, когда Юля
пришла к нему и рассказала о своих чувствах к Лене. Тогда она сказала, что её
подруге просто нужно время, чтобы понять и всё осознать. И вот сейчас Лена
вместе с Юлей держась за руки, сидят в его кухне и открыто говорят о своей
любви. Да… Юля была права.

- Значит… вы действительно любите друг друга?

- Да. И всегда будем любить – сказала Юля.

- Я всё понимаю Юль… но, честно говоря, я не думал, что всё дойдёт до того, что
вы сбежите из дома. Вот скажите мне, что вы будете делать дальше? Отец ведь
догадается, что ты здесь Юля.

- Не волнуйся дядь Дим, надолго мы у тебя не задержимся.

- И куда вы намерены ехать?

- Куда угодно. Главное не быть с ними – сказала Юля таким уверенным голосом,
будто они отправлялись в чётко назначенное место, а не в неизвестность.

Дяди Дима думал обо всём, что сказали девочки. Несмотря на все их объяснения,
их поступок всё равно казался ему крайне опрометчивым и глупым.

- Я не хочу вас ни от чего отговаривать, но всё же я хочу, чтобы вы подумали…


это действительно стоит того? Юля, Лена вы же прямо сейчас можете сломать
себе всю жизнь. Если сейчас вы это сделаете, назад дороги уже не будет.

Юля некоторое время смотрела на дядю Диму, сильнее сжимая руку Лены в это
время, а затем начала говорить:

- Два месяца назад, до того как я встретила Лену я жила своей обычной жизнью.
Я смеялась, радовалась, гуляла, общалась с подругами, встречалась с парнем и
тогда моя жизнь меня вполне устраивала, и ломать я бы её точно не захотела,
но теперь… я поняла, что все эти якобы «счастливые воспоминания» на самом
деле ничто – пустышка. До Лены я никогда не была по-настоящему счастлива,
никогда не любила никого по-настоящему. И вот когда появилась она, это
163/170
раскрыло мне глаза на всё. Она наполнила мою жизнь смыслом, она стала для
меня всем, только с ней я почувствовала себя по-настоящему живой. Я
благодарю Бога или Судьбу за то, что они свели нас вместе. Это их величайший
подарок – подарок, который бывает один раз в жизни. И вот сейчас, когда после
стольких пережитых испытаний мы, наконец, вместе, ты спрашиваешь меня,
стоит ли это того.

Дядя Дима молчал.

- А ты Лен? Что, думаешь, ты? – спросил он Лену минуту спустя.

- Что Юля права на все сто процентов. Теперь я не представляю свою жизнь без
неё. Так же как и она, я никогда не была по-настоящему счастлива и не знала,
что такое любовь и лишь сейчас я могу с полной уверенностью сказать, что
постигла смысл этих слов. Прочувствовала этот смысл – Лена посмотрела на
Юлю – Я не смогу жить, если её не будет рядом, ведь я люблю её…

- И я тебя Лен…

После этих слов они уже не смогли сдерживаться и снова поцеловались,


поцеловались так страстно и так горячо, что сомнений в том, что эти девочки
действительно любят друг друга у дяди Димы не осталось ни малейших.

- Я верю вам – сказал он виноватым голосом – Но остальные люди… они не


поверят…

- Потому что они не понимают нас. И никогда не поймут. Им просто наплевать –


озвучила Юля горькую правду, которая уже давно крутилась у неё на языке.

- Что будем делать Юль? – спросила Лена возлюбленную, всё ещё находясь в её
объятьях.

Юля задумалась, а потом сказала.

- Дядь Дим… можешь дать нам денег на первое время?

- Конечно Юля. Сколько попросишь – без колебаний ответил дядя.

- Мне много не нужно. Нам только на еду и воду. И ещё… можешь дать мне
травмат?

- Что? Зачем он тебе?

- Пригодится.

- Извини Юль, но все патроны кончились – ничего не осталось.

- Жаль. Ну что ж тогда… у тебя вроде бы была бейсбольная бита? – спросила


Юля.

- Да была – ответил ей дядя Дима.

- Тогда можешь её дать? Не волнуйся, убивать никого не буду.

164/170
- Хорошо. Дам я тебе биту.

- Вот и отлично. Мы ещё побудем здесь немного, а потом… нужно будет


«навестить» моих родителей – сказала Юля уверенным голосом.

- Юль, что ты задумала? – спросила у неё Лена.

- Ты пойдёшь со мной?

- Конечно. Хоть на край света.

- Тогда доверься мне. Всё будет хорошо – сказала Юля таким же невозмутимым
голосом, а затем добавила - И спасибо тебе большое дядя Дима, что ты научил
меня водить машину.

***

Родители Юли вернулись домой лишь в пять часов вечера. Они очень хорошо
отдохнули на даче и сейчас были в хорошем настроении. Олег открыл входную
дверь, и они с Ларисой вошли в квартиру.

- Ну, наконец-то доехали – с облегчением сказал Олег, включив в коридоре свет.

- Юльку выпусти, пока она там с ума не сошла.

- Сейчас открою, надеюсь теперь она уж точно… - Олег прервался, его взгляд
остановился на двери в комнату Юли, которая была настежь распахнутой –
КАКОГО ЧЁРТА!

Олег в ярости подбежал к двери.

- ВОТ СУКА! ОНА СЕБЕЖАЛА! ВЫЛОМАЛА ДВЕРЬ И СБЕЖАЛА! – громким гневным


голосом закричал Олег на всю квартиру.

- Что? Сбежала? Но куда? – Лариса задумалась – К своей Ленке?

- Конечно блин! А к кому же ещё! Ну, падла – только попадись мне и мало тебе
не покажется! Предыдущее избиение будет для тебя цветочками!

- Вот может из-за этого она и сбежала! – сказала Лариса несколько злобным
голосом – Потому что ты ей постоянно люлей даёшь! Нет ну, правда, Олег,
сколько можно! Ладно ударил там пару раз, но избивать её до потери
сознания… тебе не кажется что это уже слишком?

Олег посмотрел на жену устрашающим взглядом – с её мнением он был явно не


согласен.

- Слишком говоришь? А то, что она сука с девками целуется это не слишком? То,
что она подругу избила до такой степени, что нам теперь дохрена денег
отваливать! ЭТО НЕ СЛИШКОМ А?

Лариса замолчала.

165/170
- Так что не гони мне тут пургу! Давай лучше подумаем, где её искать.

- Наверно у своей Лены. Где она ещё тогда может быть? – предположила
Лариса.

- Где живёт эта Ленка? – спросил Олег.

- Без понятия. Позвони, спроси, хотя… - Лариса задумалась.

- Что?

- Уже не позвонишь.

- Почему? – недоумённо спросил Олег.

- Потому что ты велел мне её номер сжечь! Помнишь, когда мы всё узнали про
поцелуй в школе? Ты тогда распсиховался, начал выкидывать вещи Юли, а
листок с номером Лены велел сжечь.

- Вот чёрт… - опустившись на диван, сказал Олег уже гораздо менее громким
голосом – И как её теперь искать?

***

Юля и Лена уже были готовы к выходу. Дядя Дима дал достаточно денег, на
первое время. Также обеим, он дал сумки, куда они положили одежду и всё
остальное. Поскольку у Юли был меньший размер чем у Лены, то вещи, которые
ей дала возлюбленная были буквально впритык. Но выбирать было не из чего –
домой возвращаться Лене уже нельзя. Также они взяли с собой термос и
сухомятку в дорогу. Сумки получились не очень тяжёлыми, и обе девочки могли
вполне спокойно их нести. В сумке Юли помимо всего прочего была ещё и
бейсбольная бита, выданная дядей Димой.

Собранные они стояли у порога.

- Ну что думаю это всё?

- Да. Спасибо за всё дядь Дим – сказала Юля.

- Пожалуйста. Очень надеюсь, что у вас всё будет хорошо.

- Я тоже. Эй, Лен ты чего? Что с тобой? – спросила Юля, заметив, что её подруга
выглядит какой-то подавленной.

- Я не могу… я думаю о маме и папе… я даже ничего им не сказала. Дядь Дим…


можно от вас позвонить?

- Конечно Лен. Ты хочешь позвонить родителям?

- Да… я хочу им всё объяснить… и попрощаться.

- Хорошо, пойдём - сказал дядя Дима и пошёл в зал. Юля и Лена направились за
ним.
166/170
- Вот телефон – звони.

- Спасибо.

Лена взяла трубку и судорожно начала набирать номер телефона своей


квартиры. Она сильно нервничала. Трубку взяли почти сразу.

- Аллё! Кто это? – услышала Лена взволнованный голос. Это была её мать…

- Мама это я…

- ЛЕНА! ГОСПОДИ, ГДЕ ТЫ?! ГОВОРИ, ГДЕ ТЫ СЕЙЧАС НАХОДИШЬСЯ! Зачем ты


это сделала? Зачем ты сбежала? Ты что совсем…

- МАМА ЗАМОЛЧИ! Скажешь ещё хоть одно слово, и я брошу трубку, клянусь.
Пожалуйста, дай мне высказаться – хоть раз в жизни послушай, то, что я тебе
скажу!

В трубке воцарилось молчание…

- Мама… ты должна понять одну вещь. Не сомневайтесь, я вас очень люблю и


тебя и папу и я благодарна вам за всё, что вы для меня сделали, но пожалуйста,
я вас умоляю не надо лишать меня счастья! Встреча с Юлей – это самое лучшее,
самое важное, и самое незабываемое событие в моей жизни. Я знаю, что ты
против. Против того чтобы мы были вместе, но пойми я люблю её! Я не смогу
жить, если её не будет рядом. Я сдохну от безысходности и отчаяния. Никогда и
никого я уже не полюблю так сильно как Юлю и мне совершенно плевать на
общество и его устои. Мы хотим быть вместе, и никто не вправе нас разлучать.
Возможно, со временем вы поймёте меня и примете такой, какая я есть –
примете вместе с Юлей. Тогда я с удовольствием к вам вернусь, и все вместе мы
будем жить счастливо, но до тех пор… прости, но я не могу быть с вами. Я буду
бороться за свою любовь. Прости меня мама… и прощай…

- Нет Лена, стой! Скажи где…

Лена резко положила трубку. Её глаза слезились. Юля подошла к ней и ласково
прижалась лицом к её лицу. Дядя Дима сочувствующим взглядом наблюдал за
всем этим.

- Всё будет хорошо Леночка. Мы вернёмся. Они поймут… им просто нужно время.

После этого девочки обнялись, и Лена стала потихоньку приходить в себя.

- Нам пора Лена…

- Да Юля… ты права.

Освободившись от объятий, девочки вернулись в коридор, где у порога стояли


сумки. Юля и Лена повернулись к дяде Диме.

- Ещё раз спасибо тебе дядя Дим. Спасибо за то, что понял нас. Я никогда тебя
не забуду. Спасибо за всё ту радость, что ты мне принёс. Я буду очень скучать
по тебе…
167/170
- И я по тебе Юля и я…

Дядя и племянница крепко обнялись.

- Лен иди сюда. Ты для меня теперь как родная – сказал дядя Дима, после того
как закончил обниматься с Юлей.
Лена подошла и тоже оказалась в объятьях.

- Ты уж береги её Юль.

- Обязательно.

Юля и Лена взяли сумки. Дядя Дима открыл дверь. Девочки медленно вышли из
квартиры.

- Пока дядя Дим.

- Пока девочки…

После этого Юля и Лена зашагали вниз по лестнице. Они не оглядывались.

***

Резкий телефонный звонок прервал тишину в квартире Юли. Олег тут же


подскочил как ошпаренный и взял трубку.

- Да! Кто это?

- Олег Волков? – раздался незнакомый голос из трубки.

- Э-э-э… да. А вы кто?

- Следователь Анатолий Сергеевич. Рад вас слышать. Скажите, пожалуйста,


ваша дочь дома?

- Сейчас… нет. А в чём дело?

- У неё серьёзные проблемы. Она обвиняется по статье…

- Да, да я знаю! – перебил следователя Олег – По статье нанесение тяжкому


вреда здоровью.

- Нет, вы не поняли. Теперь ваша дочь обвиняется по гораздо более серьёзной


статье, за которою ей грозит реальный срок в колонии для несовершеннолетних.
По статье – доведение до самоубийства.

Олег замолчал. Возникла неловкая пауза.

- Что простите? – спросил он, наконец, после нескольких секунд безмолвия.

- Дело в том, что Соня – девочка, которую избила Юля, ночью покончила с собой,
выбросившись из окна пятого этажа больницы, где она лежала.
168/170
Услышав это, Олег как будто провалился под землю.

- Но… нет. Я не могу поверить.

- Уж придётся. Соня также оставила предсмертную записку, в которой она во


всём обвиняла Юлю. Видимо для Сони её внешний вид имел очень большое
значение, а как вы знаете, ваша дочь изуродовала её до неузнаваемости. Также
за всё время, проведённое в больнице, Соню ни разу не навестили её школьные
друзья и её парень, о чём она также написала в записке, в общем… не
выдержала девочка.

- И… что теперь будет?

- Заберут вашу дочь – вот что теперь будет – спокойным голосом сказал
Анатолий Сергеевич.

Олег молчал. Медленно он положил трубку.

- Что? В чём дело? – встревоженным голосом спросила Лариса.

- Убилась Сонька… теперь Юле грозит статья за доведение до самоубийства.

- Как убилась?! – удивлённо вскрикнула Лариса.

- ВОТ ТАК! СУКА НУ ЧТО ЗА ХРЕНЬ! ВСЁ РАЗВАЛИВАЕТСЯ КО ВСЕМ ЧЕРТЯМ!

В этот момент в дверь вдруг постучали. Олег понёсся в коридор, и даже не


посмотрев в глазок, открыл дверь. На пороге стояла Юля с битой в руках, а
рядом с ней Лена.

- Привет папочка – после этих слов Юля с размаху ударила битой отца по голове,
и тот безвольно распластался на полу.

- СУЧКА! ТЫ ЧТО СДЕЛАЛА! – испуганно закричала Лариса и уже хотела


подбежать к дочке, но вдруг заорала:

- ЕСЛИ ПОДОЙДЁШЬ БЛИЖЕ ХОТЬ НА ШАГ, БУДЕШЬ ВАЛЯТЬСЯ ВМЕСТЕ С НИМ! –


пригрозила матери Юля, выставив вперёд биту.

Лариса остановилась и сейчас злобно смотрела на Юлю.

- Лена закрой дверь пока – сказала она возлюбленной, и та не задумываясь это


сделала.

- ЮЛЬКА МРАЗЬ, ТЫ ЧТО СДЕЛАЛА? ТЫ ЖЕ ЕГО УБИЛА! – продолжала орать


Лариса.

- Не убила, а оглушила – спокойным тоном поправила мать Юля – А теперь – Юля


осмотрела крючки в прихожей, на которых висели разные ключи – Ага нашла! –
сказала Юля и взяла один из ключей.

- Что ты задумала?

169/170
- «Одолжу» папину машину. Когда верну, не знаю.

- Ах ты сволочь! Думаете удрать да? Так вот НИХРЕНА У ВАС НИЧЕГО НЕ ВЫЙДЕТ!
Ты знаешь, что тебе грозит Юля? Статья за доведение до самоубийства! Твоя
Сонька покончила с собой и всё из-за тебя!

Юля и Лена озадаченно переглянулись. Лена не знала, как ей относится к этой


новости – Соню она ненавидела всей душой, но заслуживала ли она смерти…

- Убилась? Ну что ж. Теперь понятно кто из нас слабый. Надеюсь, Бог её простит
за всё, что она сделала.

- Что? Ты блин идиотка не понимаешь, что на вас сейчас милиция будет


охотиться! А когда поймает, упечёт тебя за решётку Юля! И ТЫ ЗА ВСЁ
ОТВЕТИШЬ! СЛЫШИШЬ? ТЫ НЕ БУДЕШЬ С НЕЙ! НИКОГДА!

- Буду. Ещё как. И не смей нас останавливать, иначе тоже получишь по башке. И
ты мне больше не мать. Прощай – сказав это, Юля открыла дверь и они с Леной
быстро покинули квартиру, а Лариса бросилась на пол к Олегу.

Выйдя на улицу, Юля повела Лену к машине. Белый снег падал с тёмного неба,
дул ветер. Обе девочки чувствовали себя сильными и свободными. Юле было
плевать на статью, плевать на милицию – они просто убегут и будут вместе –
назло всем.

- А вот и машина Ленка закидывай сумки в багажник – сказала Юля, когда они
дошли до красной «Семёрки».

Юля открыла багажник, и девочки положили туда сумки. После чего они
постояли несколько секунд на улице, во время которых Юля бросила последний
взгляд на дом, в который она больше никогда не вернётся и сели в машину на
передние места. Юля вставила ключ и включила зажигание.

- Пусть немного прогреется.

Затем она посмотрела на Лену:

- Всё хорошо?

- Да Юля теперь всё будет хорошо.

Они вновь взялись за руки.

- Куда дальше? – спросила Лена.

- Неважно куда – главное, что мы вместе – ответила Юля.

«Семёрка» двинулась с места, выехала из двора и скрылась за углом. Больше


она сюда не возвращалась…

170/170