Вы находитесь на странице: 1из 8

А где-то там, за горой

Кричал ангел павший.


Недобитый и злой,
Так рьяно на бога роптавший.
Его крылья- что сажа в печи,
А душа полна печали,
Теперь то уж рычи- не рычи-
к глупым демонам тебя приравняли.
Бог не знает пощады, творя беспредел,
Ведь другого закона пока не избрали.
Соловьём разливался, в райских кущах ты пел,
А теперь- рычи как зверь недобитый в опале.
Извиваться теперь между ног у людей,
Подбирая их страхи, мечты и сомненья.
Бог, быть может забыл этот день,
Но ты и другие вернутся за мщеньем.
Пусть в Аду остужает свой зад Люцифер,
Пусть все бесы смеются над замыслом глупым-
Крылья ты обрывая, вспоминаешь, что пел,
Пел в райских кущах соловьём белозубым... 

***
Белые трубы, чёрные трубы
Лесом растут вперёд,
Серые трупы, безликие тоупы-
Кто же их, чёрт, разберёт?
Чёрные нити на бархате белом-
Порча, проклятье, беда.
Серы уголья в костре обгорелом,
Судьбишка сгорела дотла.
Белое с чёрным, красное с серым-
Разницы вроде как нет.
Иди и пляши на цветах пожелтелых,
Спев свой последний куплет.
Чёрное в белом, белое в чёрном-
Я перестал различать.
Всё бесцветно в мире безмолвном,
Скуки на всём есть печать.
Белые трубы, красные трупы-
Лес уж зелёным стал весь,
Чёрные трупы, безмолвные трубы-
Кинул бы кто звуков взвесь.
Давай навсегда забудем обо мне
В сим смерче масок маскарадных,
Где, так кривлялясь, пляшут на огне
Солдатики в мундирчиках парадных.
Забудь про всё: слова, желанья, вид,
Про ложь, про боль, про правду, про судьбу,
Забудь, что ты по жизни моей гид,
И сбрось уж эту чёртову цепу!
Давай навсегда забудем об огне.
Он, как и мы, лишь жалит сам себя...
Отдай ты побыстрее жар свой мне,
А я... взмолюся на тебя.
Я не хочу нас отравлять,
Я не хочу тебе мешать,
Я не хочу всей этой лжи,
Я не хочу кричать ,,подожди"...
Давай забудем обо мне,
Войдя в смерч масок маскарадных.
Одна-тебе, другая- мне,
Глянь... на болванчиков нарядных

День. Знакомый. Подворотня.


Грохот, визг машин.
Хохот. Гогот. Глоток сотня.
Звук идёт с вершин.
Лица. Морды. Очертанья.
Всем им нет конца.
Тень. Петлица. Пререканья.
Краска вся с лица.
Гнев. Расстройство. Нежеланье.
Я ведь сжёг мосты.
Боль. Сплошная. Без названья.
Не знакомый- друг мечты.
Гордость. Чванство. РефлексИя.
Он уже прошёл. Вития!
Обернулся- не заметил,
Жаль, что я это приметил.
Скот. Тварина. Чернь без чести.
И пускай себе идёт.
Камень. Голова... Возмездье!
Провожу ка до ворот!...

Мы- жертвы на закланье:


Для нас готов топор
И судей притязанья,
И их бессвязный спор.
Мы- жертвы на закланье:
Для нас судьба давно
Устроила признанье
А звать то нас Никто.
Никто без сигареты,
Никто без дам, вина.
Сверкают эполеты
Из чёрного стекла.
Плевать на осужденье,
На чей-то приговор-
Мы их рабы без мненья...
Бессвязный разговор...

Мысли никогда не ошибаются адресом,


Лишь приходя иногда наперёд.
Люд повернётся- реверсом, аверсом?
Мысль ушедшую никто не вернёт.
Словно колибри снуют они в времени,
Лишь иногда принося всем беду...
Мысли найдут и не спросят имени,
Быстро внушив себя хоть кому.
Мысль- безделица, веское слово,
Счастье иль радость, печать иль беда.
Мысль- обязанность наша сурова,
Мысль- предчувствие наше греха.

Надо думать о хорошем,


Ведь горит огонь в груди,
Ведь не зря же днём погожим
Труп свисает впереди.
Сам повесился, иль вздёрнут?
Если сам, то почему?
Погрузись в сознанья омут-
Был не нужен никому.
Нам же радоваться надо:
Есть знакомых- не орда-
Но один знакомый точно.
Наше горе- ерунда!...
Если всё ж повесил кто-то,
То тут надобно за что...
Хоть причин довольно много:
Преступленье, ложь, порука,
Иль обидел он кого.
Хорошо, что нам не страшен,
Хоть пока, такой конец.
Хоть наш путь всегда засажен
Как кинжал в узел сердец.
Надо думать о реальном-
Вот бальзам для всех людей.
Нет на свете привокзальном
Нежеланнейших гостей.
Надо думать о хорошем,
Наша жизнь ведт хороша.
Всё сознанье мы всполошим...
Приготовлю ка ерша!
С ним то жизнь хорошей буднт.
Точно. Зуб даю тебе.
Он язык твой вмиг разбудит.
Пшли давай- возьмёшь в кульке.

Ночь, улица, фонарь, аптека...


Я умер здесь, ведь так?
Столь краткий миг для жизни человека,
Попал впросак.
Меня ведь застрелили, я надеюсь?
Или зарезали, хотя не комильфо?
Была ли моя смерть эпичной, как в кино?
Иль просто с лучом света я развеюсь?
Ах, столько мыслей, болит уж голова.
Все эти гадкие, ничтожные слова
В последней исповеди произнести не смею,
Открой же в этой книге галерею
Всех тайных помыслов моих,
А так же и твоих, и их,
И просто чуждых всем,
Я их хранил, оберегал,
Чтоб злобный взгляд случайно не упал.
Но прежде чем узнать, что здесь сокрыто,
Позволь мне уж вложить в твоё ,,корыто",
Что ты на шее носишь и гордишься,
Отважно головой зовя,
Моё последнее желанье,
К богам смиренное воззванье:
Прошу вас я о двух вещах:
Во-первых, труп мой отнесите,
Любви моей его свозите,
Той, что меня и обратила,
В вампира когда-то превратила.
С моих стихов её назвали Фрейей,
Воинственной и властною царицей
Моих идей и помыслов синицей,
Что на крылах своих носила
Всех муз , меня, и весь мир мой,
Что на поэмы восхитила,
Что час сей в миг бы превратила...
Но полно ведь о ней,
Ведь есть вторая просьба:
Вы сохраните мой дневник,
Издательству отдайте,
Пусть мои мысли издадут
Представят на людской их суд,
А дальше пусть уже что будет...
Ну а теперь я умер, нет меня,
Качает люлька бытия
Мой дух, теперь уже покойный
И я, ничем не отягчённый,
Скажу: ,,Прощайте же друзья".

Он что, заигрывал с тобой?


Как жаль тебя, бедняжка та же.
Как сложно имитировать любовь...
Должно быть, милая, нет чувства гаже.
Но он достойнее меня,
Своих я чувств, нет, не раскрою.
Лучше послушай приставанья пня,
Я сам свой гроб с собой внутри зарою.
Но, всё-таки, мне жаль тебя, Владыко
Всех моих чувств и помыслов... Увы!
Пусть моих чувств забавнейшая джига
Не колыхнёт твой, их умы

Сижу в уютном доме у камина


За окнами закат,
В кровь выброс эндорфина.
Взгляни давай назад.
В начале есть конец-
Вот истина вселенной.
Уроборос сему певец,
Песнь тайны сокровенной.
Все ждут и жаждут,
Все бегут,
Не видя вечности в восторге,
Не слыша песни в гулком морге,
Не осязая красоты-
Сожгите все свои мосты.
В начале жизни есть и смерть,
В конце творения- начало.
За жизнь не страшно умереть,
Но смертью может быть начало.
Начало бесконечной мглы,
Что за фасадом ждёт и жаждет,
Что за терновниками алчет,
Роняя слёзы темноты...
Сижу в утном доме у камина,
За окнами закат...
Слепой одетый в фрак мужчина
Зовёт назад...

Тихо-тихо в сумеречном свете


Кружит белый снежок над землёй,
Часто-часто на целой планете
Души ищут приют и покой.
Как снежинок, наш век быстротечен,
Как и им, ветер даст нам судьбу,
Как бы ни был ты, друг мой, сердечен,
Он сметёт и тебя на твоём рандеву.
Как прелестно снежинки кружатся,
Как прекрасно ты жизнь проживёшь...
Пусть все звёзды на миг облачатся
В скоротечную мнимую ложь.

Что-то неладное:
Грусть безотрадная,
Просто хочу убежать.
Что за нелепица,
Что-то шевелится
В теле моём, гадов рать.
Хочется- колется,
Взять- сразу смоется.
Может, на всём есть печать.
Чаша отрадная,
Грусть ненаглядная...
Ну и зачем мне бежать?...

Это вальс для меня и тебя,


Моя весенняя милая ложь.
Каждую ноту писал я любя,
Прославляя весеннейший дождь.
Это вальс на пять четвертей,
Хоть на марш он скорее похож.
Всё же, как тебя, ложь, не лелей-
Ты успела воткнуть в спину нож.
Я ищу каблуками гранит,
Натыкаясь на гальку одну,
Чёрны брови и пламя ланит-
Я из уст извлекал Сатану.
Этот вальс словно гимн для меня-
Я его в своём сердце взрастил,
Это вальс для меня и тебя-
Старой правды мне свет уж не мил.

Я без тебя уже не мог,


Как сильно я бы не старался.
Я был так сильно одинок...
Как, почему один остался?!
Я лишь молю о блеске глаз,
Соприкасаньях рук дрожащих.
Конечно, я молю не Вас,
Надежду и любовь крушащих.
Конечно, Вы не для меня,
Я- не для вас. На этом- точка.
Уйду подальше от огня-
Не обожгусь. Лихая ночка.
Я видел, как Вы отвергали
Поклонников, как мелких мух.
Я не хочу, чтоб Вы устали,
Мной утруждая свой же слух.
Я ведь найду себе другую,
А Вы... наверное, останетесь одни....
Я хладный труп своей любви целую,
Забыв про все желанья и мечты.

Я вплетаю слова в ткань осенних ночей,


Уж никто никогда не услышит речей,
Тех, что ветер шептал поутру,
Что сказал пистолет, заходя в кобуру,
Что та скрипка шептала, играя, тебе,
Что доверили пылко круги на воде,
Что сказал при рожденьи и смерти закат,
Что сказали те губы, оглянувшись назад...
Те слова растворились сегодня в ночи
Под усталым, но пристальным, взглядом швеи,
Что вплетала мечты, сны, проклятья и ложь...
Подальше вплела- а поближе возьмёшь.
И никто не услышит тех звуков теперь,
Они в полумраке точь в точь дикий зверь:
Шипят, рвут когтями, истязают наш слух,
Хоть он по воле швеи уж давно к ним стал глух...
Я вплетаю слова в ткань осенних ночей
При неярком, неверном мерцаньи свечей,
Мои руки дрожат словно лист на ветру...
Никогда не признаю за собою вину...

Вам также может понравиться