Вы находитесь на странице: 1из 5

Профессиональная подготовка и профессионально важные

качества специалиста, оказывающего психологическую


помощь
Профессиональная подготовка психолога-консультанта и терапевта
Профессионально важные качества личности психолога-консультанта и терапевта

Профессиональная подготовка психолога-консультанта и терапевта


А что нужно человеку, который хочет профессионально оказывать
психологическую помощь? Вопрос о том, какие услуги называются психотерапией, и кто
может их оказывать, в России остается открытым. В мировом профессиональном
пространстве считается общепринятым, что психотерапия – одна из услуг, оказываемых
психологами. В России в данный момент психотерапевтические услуги подлежат
государственной сертификации и лицензированию, если их оказывает врач-
психотерапевт. То есть врач-психиатр, прошедший специальную переподготовку. Работая
в команде с врачом-психотерапевтом, психотерапевтическую помощь может оказывать
также клинический психолог. Врач-психотерапевт сочетает психотерапию с
лекарственной терапией (фармакотерапией).
Также существует другая, значительно бόльшая по количеству группа
психотерапевтов, которая ориентируется на общественную аккредитацию, когда
профессиональная общественная организация, работающая в одном из направлений
психотерапии, решает, кого принять в свои ряды и сертифицировать как терапевта.
Большинство этих терапевтов – психологи, а не медики. У профессиональных психологов
эта деятельность называется психотерапией; те, кто ориентирован на «медицинскую
модель», предпочитают говорить, что психолог занимается «психокоррекцией». При этом
наблюдается тенденция к увеличению количества психологов, работающих в этой
области. В настоящее время в России более 70% психотерапевтической помощи
оказывается именно психологами (см.: Решетников М.М. «Почему нам нужно
объединяться?» // Профессиональная психотерапевтическая газета, 2007, №12. С. 6). Так
что для студента-психолога это один из реально возможных путей в профессии.
Что же нужно, чтобы научиться профессионально работать в психологическом
консультировании и, возможно, также в психотерапии?
Прежде всего, конечно, нужно иметь базовое образование психолога. В России
существует различные психологические специальности: психолог, педагог-психолог,
клинический психолог, специальный психолог (плюс специализации). Далее базовое
психологическое образование следует дополнить специальным психотерапевтическим
обучением. Традиционно считается, что профессиональная подготовка в области
консультирования и психотерапии включает три компонента:
Во-первых, теория. Это изучение теоретических основ избранного направления
(например, психоанализа или гештальт-терапии) и техники работы в этом направлении в
рамках обучающих программ и семинаров психологов. Это мероприятия проводятся
государственными и общественными профессиональными организациями (своими силами
или с привлечением иногородних и даже зарубежных специалистов). Прежде всего все это
касается тех, кто собирается практиковать психотерапию, но психологу-консультанту
тоже не помешает. Потому что теория того или иного направления практической
психологии учит нас пониманию человека и человеческих проблем. И, конечно,
обсуждать с клиентом эти проблемы, имея профессиональное понимание того, что с ним
происходит.
Во-вторых, супервизия. Это консультация более опытного специалиста
(супервизора) по вопросам, возникающим у психолога в работе с клиентом.
Практикующие психологи-консультанты и терапевты время от времени супервизируются,
а новичок должен это делать регулярно. Человек, не прошедший через опыт регулярных
супервизий, может иметь большой стаж работы, но этот стаж будет представлять из себя
многолетнее повторение ошибок, допущенных в начале профессиональной деятельности.
Супервизия учит анализировать и понимать происходящее в различных терапевтических
ситуациях (и в том числе собственную реакцию на происходящее), учит действовать,
исходя из этого понимания.
Супервизии бывают индивидуальные и групповые. На групповой супервизии один
из присутствующих специалистов докладывает случай из своей практики и говорит, в чем
он испытывает затруднения и хочет получить помощь группы (это его запрос), другие
участники анализируют случай и высказывают свои предположения, а супервизор
направляет дискуссию. На супервизиях действует правило конфиденциальности –
неразглашения услышанного. Супервизия не записывается на диктофон.
Супервизирующийся психолог должен сделать клиента неузнаваемым. Он не называет его
настоящее имя, адрес, конкретное место работы. (Но не нужно изменять данные, если это
искажает информацию. Это касается, например, пола или возраста клиента.) Групповые
супервизии иногда проводятся в рамках обучающих программ и семинаров.
На групповую супервизию похожа другая форма работы – представление случая,
– в которой можно участвовать на конференциях или семинарах психологов. От
супервизии представление случая отличается прежде всего своей целью. Тот, кто
супервизируется, испытывает определенные затруднения в конкретном случае
консультативной или терапевтической работы и ждет от присутствующих помощи. А тот,
кто представляет случай, знает, что имеет в запасе интересный материал для обсуждения в
профессиональном кругу. Он докладывает случай, который присутствующие могут
обсудить. Обычно на этом мероприятии есть ведущий (который иногда также является
супервизором докладчика). В представлении случая тоже соблюдается требование
конфиденциальности.
В медицинской психотерапевтической практике существует несколько другая
форма работы – клинический разбор. Проводят разбор обычно на базе психиатрического
стационара. Одного из пациентов (который предварительно дал на это согласие)
приглашают в аудиторию, где ведущий (опытный психиатр или психотерапевт)
опрашивает его. Затем присутствующие в аудитории могут задать пациенту
интересующие их вопросы. После этого пациент уходит, а присутствующие продолжают
обсуждать случай. Этот метод широко используется в обучении психиатров и
клинических психологов, когда их учат диагностировать. В практике немедицинской
психотерапии придерживаются ранее описанной (психологической) модели разбора
клинических случаев, т. к. здесь профессиональная этика требует, чтобы клиент оставался
неузнаваемым.
И, наконец, третья составляющая обучения практического психолога. Это
собственный опыт психотерапии. В некоторых направлениях практической психологии
(прежде всего в психоанализе и производных от него направлениях глубинной
психотерапии) это – обязательная часть обучения. Но, какое бы направление
практической психологии вы для себя ни выбрали, этот опыт очень желателен. Для чего?
Первая причина – необходимость самопознания. Если мы хотим работать в
консультировании, и особенно в психотерапии, нам просто необходимо очень хорошо
знать самих себя. Для того, чтобы на приеме не решать наши собственные проблемы за
счет клиента. В нашем повседневном общении мы все, так или иначе, решаем свои
проблемы. Например, кому-то нужно, чтобы люди его любили. Значит, в общении он
будет стараться понравиться, угодить. Другому нужно много власти и контроля. Значит, в
общении он будет командовать и добиваться подчинения. Третьему нужно, чтобы им
восхищались, и в общении он постоянно стремится «блистать». Знакомые ситуации? И так
далее. У каждого из нас есть своя «слабинка», и в повседневном общении мы играем в
свои привычные «игры». Это может быть более или менее безвредно (в конце концов,
другие люди с нами тоже играют, и наши игры в общении взаимно дополняют друг
друга). Пока человек не начал практиковать как психолог. Клиенту абсолютно не полезно,
если терапевт стремится подчинить его собственной власти, вызвать у него симпатию или
восхищение. На приеме, в пространстве терапевтического кабинета, должны
разворачиваться только проблемы клиента. А проблемы терапевта следует «убрать»
оттуда, чтобы они не мешали. Тогда проблемы клиента проявятся ярко и наглядно, и с
ними можно будет эффективно работать.
Для того, чтобы эта ситуация стала возможной, психолог должен очень хорошо
знать самого себя. Знать свои типичные реакции на уровне переживаний и поведения, и в
каких ситуациях эти реакции возникают. Часто думают, что здесь достаточно чтения
психологической литературы и самоанализа. Но дело в том, что наши возможности
самопознания ограничены. Наше самопознание останавливается там, где мы что-то о себе
знать не хотим. Люди понимают про себя то, что они готовы про себя понять. Можно
привести очень типичный пример: женщина – жена и мать, на которую «свалена» вся
работа по дому. Она очень устает и недовольна сложившейся ситуацией. Она видит
только одну из причин (вполне реальную): «Да, конечно, я с самого начала взвалила все на
себя и начала их баловать. Вот они и сели на шею». При этом ей было бы менее приятно
увидеть другую причину. Выгоду, которую она извлекает из сложившейся ситуации в
виде контроля над домашними и переживания своего морального превосходства над
ними. («Они эгоисты, живут для себя. А я все делаю только для них».) Предположим,
что эта женщина – психолог, не проходивший собственную терапию. Тогда в общении с
клиентом она захватит всю инициативу, будет проделывать всю работу, получая свой
привычный выигрыш – власть и моральное превосходство (при этом про себя сердясь на
пассивность клиента). То есть она будет проигрывать свой привычный паттерн
(образец поведения), который в общении с людьми помогает ей добиваться того, в чем
она нуждается. Только личная терапия позволила бы ей понять, что в ее жизненном
опыте заставляет вновь и вновь бессознательно добиваться власти и превосходства,
какой ценой в этой борьбе дается выигрыш, и какова цена проигрыша. Этот очень
типичный пример показывает, что нормальный, не «сумасшедший» человек может
принести клиенту больше вреда, чем пользы, если в личной терапии не исследует
собственный стиль поведения. Итак, психологу важно знать самого себя, чтобы в общении
с клиентом не отыгрывать собственные проблемы.
Вторая причина важности личной терапии заключается в том, что обучающемуся
психологу полезно побыть «в шкуре» клиента. Прежде всего, для того, чтобы быть более
восприимчивым к переживаниям клиента. Работа с психологом – не сплошной праздник;
иногда она вызывает очень тяжелые переживания, и важно представлять, что клиент
может выдержать. Есть у личного опыта психотерапии и другая сторона – собственное
удовлетворение от благоприятных перемен в жизни. Уверенность в том, что избранный
нами метод действительно помогает, делает нашу работу эффективной.
Третья причина. Известно, что работа практического психолога конфиденциальна.
Никто нам не разрешит посидеть в кабинете и посмотреть, как проходит
консультирование или психотерапия. Практически единственная возможность увидеть,
как работает психотерапевт, – самому побыть клиентом.
Профессионально важные качества личности психолога-консультанта и терапевта
Мы видим, что подготовка практического психолога является трудоемкой
(особенно в психотерапии, хотя и в консультировании специалисту желательно быть
подготовленным согласно вышеуказанным правилам).
Существует два распространенных «мифа» о том, кто может работать психологом-
консультантом и психотерапевтом.
Миф 1: «Это может делать каждый». Такое впечатление часто складывается о
психологическом консультировании и о разговорных формах работы психотерапии, когда
кажется, что с человеком «просто поговорили». («Поговорить я могу и с мамой».) Или от
игровой терапии. («Мы и сами можем поиграть со своим ребенком».) Но это – особым
образом организованный разговор и особым образом организованная игра, и на самом
деле психолог специально (и, возможно, длительное время) обучается, чтобы так
разговаривать и так играть.
Миф 2: Практический психолог – человек с какими-то совершенно
феноменальными сверхспособностями. Он «видит людей насквозь», «читает человека, как
книгу», может оказать мощное воздействие, если просто скажет пару слов, проходя мимо.
А если суперспособностей нет, то и в профессии нечего делать. В действительности
проницательность и способность воздействовать терапевтически являются, как мы
видели, результатом серьезной профессиональной подготовки. И они по-настоящему
действенны в специально организованной обстановке офиса психолога (мы не можем
оказать психологическую помощь, например, в разговоре с соседом у подъезда). Верящим
в сверхспособности можно напомнить, что профессия психолога-консультанта и
терапевта достаточно массовая, а это значит, что ей вполне успешно овладевают многие
люди.
Все же существуют некоторые если и не врожденные задатки, то приобретенные в
собственном жизненном опыте качества личности, делающие человека профессионально
пригодным. Это уважение к людям (включая уважение к самому себе), отсутствие
предрассудков, интерес к другому человеку и стремление его понять, эмпатия,
искренность (подразумевается отсутствие притворства, а не рассказ клиенту о своей
жизни). Хороший консультант или терапевт получается из человека, который любит и
хочет помогать другим, но при этом умеет предоставлять людям их долю инициативы и
ответственности за себя самих и собственный жизненный путь.

Литература
1) Алешина Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование.
– М.: Независимая фирма «Класс», 2000.
3) Ахола Т., Фурман Б. Психотерапевтическое консультирование. Беседа,
направленная на решение. – СПб.: Речь, 2001.
4) Бэйли Р. НЛП-консультирование. – М.: КСП+, 2000.
5) Вебер В. Важные шаги к понимающему диалогу.- СПб.: РАТЭПП, 1998.
6) Елизаров А.Н. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование.
– М.: Ось-89, 2003.
7) Коттлер Дж.,Браун Р. Психотерапевтическое консультирование. – СПб.:
Питер,2001.
8) Кочюнас Р. Основы психологического консультирования. – М.: Академический
проект, 2000.
9) Кулаков С.А. Практикум по супервизии в консультировании и психотерапии. –
СПб.: речь, 2002.
10) Лютова-Робертс Е.К. Тренинг начинающего консультанта. - СПб.: Речь, 2007.
11) Мастерство психологического консультирования. / Под ред. А.А.Бадхена,
А.М.Родиной. - СПб.: Речь, 2007.
12) Мэй Р. Искусство психологического консультирования. – М.: Независимая
фирма «Класс», 1994.
13) Нельсон-Джоунс Р. Теория и практика консультирования. – СПб.: Питер, 2000.
14) Роджерс К. Консультирование и психотерапия. – М.: Психотерапия, 2006.
15) Тодд Дж., Богарт А.К. Основы клинической и консультативной психологии. –
СПб.: Сова; М.: Эксмо-Пресс, 2001.
16) Тэхкэ В. Психика и ее лечение. – М.: Академический проект, 2001.
17) Шостром Э., Браммер Л. Терапевтическая психология. – СПб.: Сова; М.:
Эксмо, 2002.

Вам также может понравиться