Вы находитесь на странице: 1из 8

ПРОЦЕСС ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

Запрос и контракт
Этапы и техники психологического консультирования
Некоторые процессы, происходящие в консультировании

Запрос и контракт
Работа психолога с клиентом начинается с запроса.
Запрос – пожелание клиента в начале консультативной (и тем более -
терапевтической) работы о том, чего он от этой работы ожидает. Как уже говорилось, если
психолог и клиент договариваются о длительной работе, они должны будут прийти к
общему решению о том, какой цели они хотят достичь. Когда пожелание клиента
формулируется так, что может быть целью терапевтической работы, оно принимается в
качестве цели также и психологом и называется запросом. То, с чем первоначально
обращается клиент, редко можно считать запросом. Однако клиент обращается с жалобой
(ему из-за чего-то плохо). Следует выяснить, чего он хочет от психолога. Иногда ответ
можно принимать как запрос. Но в большинстве случаев клиенту и психологу нужно
совместно сформулировать запрос, с которым можно будет в дальнейшем работать.
Запрос должен соответствовать следующим требованиям:
а) Он должен быть конкретным. (Например: «Хочу разобраться в себе» - не запрос. - Что
именно хочется про себя понять?)
б) Запрос должен соответствовать избранной форме работы (консультирование,
краткосрочная или длительная психотерапия).
в) Запрос должен быть реалистичным. Реалистичный вопрос предполагает задачу, в
принципе решаемую средствами данной формы работы (консультирование,
психотерапия).
г) Запрос должен касаться самого клиента, а не другого лица.
д) Детей до подросткового возраста не консультируют. Даже если ребенок сможет
просидеть с психологом сорок пять или пятьдесят минут, обсуждая свои проблемы, ему
это не будет полезно. Таким образом, по детским проблемам психолог-консультант
беседует с родителем. И, если будет запрос на дальнейшую работу, этот запрос должен
касаться родителя. Например: как маме меньше стесняться, когда ее вызывают в школу.
(А запрос на психотерапию ребенка формируется с родителем-заказчиком. Первая встреча
должна быть консультативной и проходить с родителем. Но потом с ребенком также
важно поговорить о том, чего он ждет от психолога. Запрос, касающийся ребенка, должен
быть о том, как сделать лучше жизнь ребенка, а не о том, как сделать ребенка для кого-то
(родителя, педагога) более удобным. Кстати, если самому ребенку становится лучше,
взрослым обычно становится легче с ним общаться.)
Если в результате одной консультативной встречи клиент хочет продолжить работу с
психологом, с ним заключается контракт. Контракт – заключаемый, чаще в устной
форме, договор психотерапевта и клиента о цели и условиях терапевтической работы.
Этапы и техники психологического консультирования
Работа с клиентом начинается с его обращения. Если Вы работаете в организации,
где запись клиентов на прием – не Ваша обязанность, то знакомство с клиентом
происходит в кабинете. В других случаях клиенты обращаются непосредственно к
психологу, и тогда первое знакомство происходит по телефону. Если Вы будете отвечать
на звонки обращающихся клиентов, следует запомнить несколько правил:
- Нужно (при необходимости) представиться самому и спросить имя клиента,
чтобы в дальнейшем обращаться к нему по имени. (Потом, увидев клиента на пороге, вы
сможете спросить: «Вы Ольга?»)
- Не обсуждайте проблему клиента по телефону (если только Вы не занимаетесь
телефонным консультированием). Иногда, если человек беспокоится и просит:
«Послушайте, а то я не знаю, работаете ли Вы с этим», можно выслушать проблему
вкратце. (Возможно, с этим действительно работаете не Вы, а врач.) Если «Вы с этим
работаете», не давайте втягивать себя в долгий разговор, скажите вежливо, что сможете
все обсудить при встрече.
- Если звонящий обращается по поводу своего ребенка, попросите его по
возможности прийти на первую встречу без ребенка (предложив привести его в другой
раз), чтобы была возможность выслушать и подробно расспросить родителя, а также
задать все интересующие вопросы. Ребенок неизбежно будет отвлекать много внимания
на себя, что мешает тщательному расспросу обратившегося родителя-заказчика,
первичному исследованию проблемы в разговоре с ним и первичному формированию
запроса.
- Если к Вам обращаются с просьбой назначить консультацию другому взрослому
человеку, спросите, хочет ли этот человек сам прийти на прием. Если Вам скажут, что
хочет, предложите, чтобы он позвонил Вам (в большинстве случаев этот человек потом не
звонит). Если скажут, что не хочет, предложите звонящему самому прийти на
консультацию, чтобы поговорить о трудностях в общении с этим человеком.
- Не позволяйте эксплуатировать Вас, заводя разговоры на посторонние темы. («У
меня проблема – я фотографирую девушек в обнаженном виде. Жена не знает. А сколько
Вам лет?»)
- Обязательно обсуждение всех организационных вопросов: место и время приема,
длительность сессии, цена (если прием платный).
Первая встреча с клиентом всегда консультативная, независимо от того, в каком
формате будет проводиться дальнейшая работа. Клиента нужно встретить у двери (а не
ждать его, сидя в кресле). Беседа начинается знакомством с клиентом и кратким
объяснением ему принципов работы психолога. С самого начала важно установление
доверительных отношений с клиентом. От этого во многом зависит успех
консультирования; иначе неизбежно сильное сопротивление. Часто беседу начинают
словами вроде «Я Вас слушаю» или «Что Вас сюда привело?»
Бóльшую часть сессии занимает выслушивание клиента. Клиенту нужно
предоставить возможность максимально выговориться и таким образом несколько
уменьшить напряжение. Выговорившись, человек временно облегчает свое состояние. Это
так называемый эффект катарсиса («очищения»). Психолог, внимательно слушающий
рассказ клиента, старается понять, в чем заключается его проблема. Бóльшую часть
времени говорит клиент, а психолог вмешивается по мере необходимости. Психолог
может вмешиваться с целью: получения информации, установления контакта,
стимулирования или структурирования рассказа клиента, прояснения чего-то для клиента
(все соответствующие техники в той или иной мере могут использоваться также в
психотерапии). На этом этапе уместны открытые вопросы, т.е. те, которые
предполагают развернутый ответ («Как это произошло?»). Закрытые вопросы (т.е.
предполагающие краткий и конкретный ответ) уместны в начале встречи при знакомстве
(«Как Вас зовут?») и в случаях, когда информация важна для понимания происходящего
(«Сколько лет Вашей дочери?»). Нужно помнить, что большое количество закрытых
вопросов, следующих один за другим, делает беседу похожей на допрос (а это, конечно,
не способствует доверию, и при этом клиент может дистанцироваться). Напротив,
открытые вопросы способствуют разворачиванию рассказа клиента. К тому же, если
клиент уходит от темы, вопрос может вернуть его «в тему» и снова направить разговор в
нужное русло. Это относится к структурированию рассказа клиента. Нужно учитывать,
что консультирование ограничено во времени, и поэтому разговор должен
сосредоточиться вокруг заявленной клиентом темы. (Для длительной психотерапии была
бы хороша любая спонтанная речь клиента, поскольку там есть время для работы с
возникающим материалом).
Стимулировать рассказ клиента можно по-разному. Простейший прием – повтор,
когда в возникшей паузе психолог повторяет последнюю фразу, сказанную клиентом, или
последние слова (слово) этой фразы. Обычно после этого клиент продолжает прерванную
речь.
Клиентка: И тогда мы поссорились.
(Пауза)
Психолог: И тогда вы поссорились…
Клиентка: Да. Тогда мы поссорились, и он сказал…
Повтор показывает клиенту, что психолог внимательно следит за его рассказом,
что рассказываемое им психологу не безразлично. Таким образом повтор способствует
установлению контакта. Можно также помочь клиенту что-то лучше понять, если мы
скомбинируем повтор и вопрос.
Клиент: Когда дети дерутся, я не вмешиваюсь.
Психолог: Не вмешиваетесь. Почему?
Клиент: Ну… Наверно, я думаю, что младший сын должен сам за себя постоять.
Если клиент в своей речи многословен и недостаточно последователен, часто
отвлекается, упоминая мелкие детали, или если он говорит очень эмоционально и
сумбурно, то его речь можно структурировать. Для этого хорош такой прием, как
перефразирование. Это передача сути высказывания клиента другими словами.
Например:
Клиентка: Стоит только звонку прозвонить, – и они уже стоят у входа. Несколько
человек. А я спешу, к первой паре еду. Они останавливают, никого не пропускают. А я,
может, не могла на маршрутку сесть. После первой пары их там уже нет. А нас всех
записывают и потом в деканате заставляют писать объяснительные. А тем, кто спал до
обеда, ничего не бывает.
Психолог: То есть они «ловят» тех, кто, пусть с опозданием, но все же приходит на
первую пару, а не тех, кто опаздывает намного или прогуливает?
Перефразирование помогает клиенту навести порядок в своих мыслях, уловить
суть того, о чем он говорил.
Признаки хорошего перефразирования следующие:
- оно не длиннее (а лучше – короче) высказывания клиента;
- психолог не привносит в него что-либо от себя (свои фантазии, толкования или
оценки).
Хорошим способом установления контакта, а также прояснения для клиента сути
его переживаний, является отражение чувств. Это называние психологом чувства,
которое в данный момент испытывает клиент (но которое не было названо клиентом).
Например:
Клиент: Да как он только мог так поступить! Нет, Вы скажите: это человек
вообще? Да я не знаю, что сделал бы, если бы его встретил!
Психолог: Вы возмущены и очень сильно сердитесь.
Отражение чувств может касаться каких-то прошлых событий, о которых клиент
рассказывает («Наверно, Вы были очень рассержены»). Отражение чувств способствует
улучшению контакта: клиент видит, что его понимают. Даже если он не согласится с
Вами, он будет видеть, что Вы пытаетесь его понять.
У некоторых людей есть сложности с тем, чтобы «чувствовать свои чувства». Они
не могут определить, что они чувствуют в данный момент (если только интенсивность
чувств не чрезмерна). Они, скорее всего, не согласятся с Вами («Да совсем я не
испугалась»). Но данная техника для этих людей очень полезна: она учит их определять
собственные чувства. Чувства этих людей можно пытаться отражать косвенно. («Я думаю,
что в этой ситуации многие люди испугались бы». Кстати, такие люди хорошо реагируют
на слово «думаю».) Иногда можно также сказать, что чувствуете Вы сами, слушая рассказ
клиента («Мне сейчас очень грустно Вас слушать»). Это допустимая степень
самораскрытия консультанта. (Самораскрытие не подразумевает рассказа о себе.)
Работать с чувствами клиента можно по-разному. Иногда, слушая рассказ клиента
о каких-либо событиях, в которых он видит только мрачную сторону, можно показать ему
другую, светлую сторону той же ситуации. Это так называемый рефрейминг.
Например:
Клиентка: Пока я не закончила эту работу… Ох, это были ужасные дни. Я просто
сбилась с ног, я так боялась, что не успею все сделать…
Психолог: Сложная ситуация заставила Вас собраться с силами, и Вы справились.
Здесь психолог оказывает поддержку клиентке, намекая на ее силу и
компетентность. Нужно отметить, что рефрейминг в чистом виде не всегда хорош,
особенно в длительной работе. Закрывать глаза на проблемы – не лучший способ с ними
справиться. В указанной ситуации слова психолога можно было бы дополнить
отражением:
Психолог: Сложная ситуация заставила Вас собраться с силами, и Вы справились.
Но для Вас это был большой стресс, и Вы вспоминаете эти дни, как ужасные.
Таким образом, можно «убить двух зайцев»: с одной стороны, поддержать
клиентку и показать ей хорошую сторону ситуации, которую она не замечает или
недооценивает. С другой стороны, психолог не игнорирует и не обесценивает сообщение
клиентки о том, каким тяжелым изнурительным трудом ей достался успех (кстати, можно
поинтересоваться, типична ли для нее такая ситуация). Рефрейминг хорош и в тех
случаях, когда клиент видит ситуацию «в розовом цвете», закрывая глаза на что-то менее
приятное или потенциально опасное.
Демонстрация клиенту чего-то, что он не видит в своем поведении или
переживаниях, называется конфронтацией. Конфронтация опирается на что-то, что легко
заметить.
Например:
Клиент: Да совсем я не злюсь!
Психолог: Вам совсем не кажется, что Вы злитесь. Но Ваши кулаки сжаты.
(Сжатые кулаки – что-то очень наглядное.)
Или:
Клиентка: С моей дочерью совсем никто не дружит.
Психолог: Но в начале сегодняшней встречи Вы рассказывали о девочке из
соседней квартиры, которая всегда сама зовет ее гулять. (Скорее всего, клиентка легко
вспомнит, что она говорила в начале сессии.)
Конфронтация должна быть тактичной, не принимать форму разоблачения или
обвинения.
В течение рассказа и расспроса клиента психолог про себя строит предварительные
предположения о том, в чем заключается проблема клиента. Такое первичное
предположение называется гипотезой. Гипотеза может подтвердиться или нет. По мере
развития разговора консультант начинает включаться активнее, используя техники, чтобы
проанализировать переживания и установки клиента. Психолог проверяет возникающие у
него гипотезы. Гипотеза может быть выражена словесно в форме предлагаемого клиенту
толкования – интерпретации. (Например: «В детстве Вы несли большую
ответственность за младшего брата, а сейчас Вы берете на себя всю ответственность за
сына. И снова Вы большая и сильная, а мальчик – маленький и слабый?») Интерпретация
– преимущественно терапевтическая техника (происходящая из психоанализа). В
консультировании ее используют сравнительно редко и осторожно. В любом случае она
должна звучать как предположение, а не окончательное заключение. Если гипотеза
действительно отражает суть проблемы, то интерпретация не оставит клиента
равнодушным. Следующая задача – обсуждение особенностей поведения и переживаний
клиента в проблемной ситуации. Задача консультативной беседы может считаться
решенной, если клиент впервые задумается о чем-то, о чем не думал раньше (возможно,
усомнится в том, что его поведение в определенных ситуациях является единственно
возможным и правильным).
В конце встречи нужно успокоить клиента. Здесь можно оказать поддержку.
Делать это лучше не прямо, а косвенно. Например, лучше сказать: «Вы много делаете для
своих детей», чем «Вы хороший отец». Также лучше не произносить фраз типа «Все будет
хорошо»; лучше способствовать установке клиента на активные действия по улучшению
ситуации. (Мы в действительности не знаем, будет ли все хорошо, а честность с клиентом
– одна из важнейших характеристик хорошего консультирования.)
В завершение беседы можно подвести ее итог (пересказав ее содержание в трех-
четырех предложениях) и обозначить для клиента возможность продолжения работы с
психологом (дальнейшее – выбор клиента). С клиентом нужно попрощаться, проводив его
до двери.
Некоторые процессы, происходящие в консультировании
В ходе психологического консультирования и психотерапии наблюдаются некоторые
характерные процессы. Рассмотрим их подробно.
Катáрсис - процесс высвобождения психической энергии, эмоциональная разрядка,
происходящая в процессе проговаривания проблемы и выражения связанных с ней чувств.
Особенно наглядно это проявляется, когда клиент переживает сильные чувства,
проговаривает их (возможно, даже плачет). Катарсис до некоторой степени терапевтичен
сам по себе (зная это, люди иногда говорят друг другу что-то вроде: «Поплачь – тебе
станет легче), но его действие временное, и одного катарсиса для работы с клиентом
недостаточно.
Перенос (трансфéр) - сильные чувства, испытываемые и выражаемые клиентом по
отношению к психологу (консультанту, терапевту). Считается, что первоначально эти
чувства были адресованы другому значимому человеку в жизни клиента (чаще всего
родителю), а в эмоционально нагруженной ситуации работы со своими проблемами они
были «перенесены» на психолога. В зависимости от ситуации эти чувства могут иметь
позитивную окраску (любовь, симпатия, восхищение, уважение, благодарность) или
негативную (раздражение, злость, враждебность, презрение, подозрительность).
Соответственно, перенос называют позитивным или негативным. Мы помним, что
клиент практически не знает психолога, как человека. Таким образом, чувства клиента
направлены на фигуру во многом воображаемую, и по этой причине кажутся не вполне
адекватными. В консультировании и краткосрочных видах психотерапии (в особенности
основанной на внушении) психолог старается вызвать у клиента позитивный перенос,
чтобы обеспечить хороший контакт и сотрудничество на краткий период совместной
работы. В длительной терапии (прежде всего – в психоаналитической), раскрывающей
причины симптомов, и позитивный, и негативный перенос подлежит обсуждению.
Перенос относится к истории жизни клиента, к каким-то ключевым переживаниям в его
истории, и поэтому связан с его проблематикой. Не зря работа над проблемами
активизирует перенос. «Расцвет» переноса – это своего рода сигнал терапевту: «Горячо!»
(проблема рядом). Поэтому психоаналитический психотерапевт специально стимулирует
развитие переноса. Например, он не рассказывает о себе и не отвечает на вопросы клиента
о своей личной жизни. (Кстати, обычно такие вопросы – проявление переноса, и терапевт
обычно исследует, что значил бы для клиента его ответ на этот вопрос, или предлагает
клиента пофантазировать на тему заданного им вопроса.)
В психологическом консультировании специально с переносом не работают, но
психологу при этом важно понимать, что это такое, быть готовым к его возникновению,
быть способным на него реагировать
Контрперенос (контртрансфéр) - эмоциональный отклик психолога на перенос
клиента. Контрперенос может быть согласующимся (конкордантным), когда терапевт
чувствует то же, что чувствует клиент, и дополнительным (комплементарным), когда
терапевт чувствует то, что можно понять, как отклик на переживания и поведение
клиента. Контрперенос может вредить работе психолога, а может, напротив, принести
большую пользу. Вредным контрперенос становится, когда психолог без должного
контроля выражает свои чувства в действиях, отыгрывает их. И, напротив, он может
оказаться очень полезным, если психолог, отслеживая его, использует контрпереносные
чувства в качестве информации. Согласующийся контрперенос сигнализирует о том, что
сейчас чувствует клиент. Клиент может не выражать свое чувство более или менее явно и
даже не осознавать его. Терапевт может помочь ему, обозначив (отразив) это чувство.
Дополнительный контрперенос сообщает о том, что могут чувствовать люди в общении с
данным человеком, когда он демонстрирует свое типичное поведение. Возможность
использовать контрперенос в качестве ценной информации возрастает, если терапевт
имеет личный опыт психотерапии. Без этого опыта он имеет значительные «слепые
пятна» в знании о самом себе. И поэтому он может не понимать, что в терапевтическом
процессе исходит от клиента, а что – от него самого.
Сопротивление неизбежно возникает даже у самого высокомотивированного и
сотрудничающего клиента. Человек хочет себе помочь, но обращение к психологу,
консультативная или психотерапевтическая работа всегда связаны со значительной
неизвестностью и, соответственно, тревожностью. Если желание самому себе помочь
пересилит тревогу, то человек сможет обратиться за помощью и пройти консультирование
(терапию). Но случается и наоборот. Известно, что многие люди по телефону
записываются на прием, но потом не приходят. Можно отметить несколько возможных
причин этой тревоги. Некоторые люди боятся разоблачения. «Если терапевт узнает меня
поближе, то поймет, какая я на самом деле (плохая, никчемная), и это будет ужасно».
Такие люди могут воображать, что их осудят, накажут или прогонят. Известно, что
психолог умеет принимать людей и показывать им это принятие. Тем не менее, люди с
низкой самооценкой постоянно подвергают это принятие сомнению, боятся осуждения и
отвержения. Важной причиной сопротивления является желание сохранить привычную
идентичность. Люди дорожат сложившимся у них мнением о самих себе, и им бывает
страшно подвергнуть его сомнению или даже представить, что они могли бы вести себя не
так, как им свойственно. Кстати, этот страх сильно преувеличен. Конечно же, человек,
прошедший консультирование или психотерапию, остается самим собой. Изменения от
успешной работы с психологом заключаются в том, что он сам себя лучше знает, лучше
владеет собой в тех ситуациях, которые раньше «выбивали из колеи», более полно
использует свои сильные стороны и получает большее удовольствие от жизни.
Также клиенты всегда сопротивляются изменениям. Как бы ни была трудна их
нынешняя жизнь, они привыкли жить так, не умеют строить свою жизнь и
взаимодействовать с людьми по-другому и боятся перемен. Это одна из причин, почему
клиента в психоаналитической терапии не надо подталкивать к быстрым переменам. В
ходе терапии ему понадобится время, чтобы «созреть» для этих изменений. Проявления
сопротивления многочисленны. Чаще всего это бывают пропуски сессий или опоздания.
Это может быть молчание или непрерывный разговор, – может, на интересные темы, с
юмором, но не о своих проблемах (часто это бывают длинные рассказы о других людях).
Клиент может забыть, о чем шел разговор на прошлой сессии. Если в данном направлении
терапии работают со сновидениями, клиент может перестать запоминать свои сны. Если
клиент никогда не соглашается с терапевтом, – это сопротивление. Если всегда
соглашается, – это тоже сопротивление (когда человек свободно говорит о том, что он
думает, он иногда согласен, иногда нет). Клиент может часто смеяться (хотя в целом
работа с психологом – это далеко не всегда весело) или всегда отказываться говорить на
определенные темы («Я готова говорить о чем угодно, только не о своем муже»).
Все формы сопротивления перечислить невозможно. С сопротивлениями в
психотерапии обязательно работают. Если с ними не работать, они просто заблокируют
ход терапии, сделают ее невозможной. В консультировании или краткосрочной терапии
сопротивление стремятся предотвратить или же обойти, если оно уже возникло. В
длительных видах терапии сопротивление обсуждают вместе с клиентом. Чаще всего
сопротивление не осознается клиентом, и для его проявлений находятся объяснения.
(«Опоздал, потому что пробки на дорогах»). В длительной работе сопротивление
обязательно нужно демонстрировать клиенту. Для демонстрации сопротивления нужно
либо чтобы оно повторялось (тогда можно указать на повторяющееся поведение), либо
чтобы оно достаточно явно было связано с какими-то событиями в ходе терапии. Если
обсуждение сопротивления не становится обличением клиента, если клиент видит
уважительное и сочувственное отношение со стороны психолога, обсуждение
сопротивления бывает полезным: клиент открывается для самоисследования.
Отыгрывание - выражение в каких-либо действиях психологической проблемы или
переживаний, когда человек не понимает (или не вполне понимает), что именно выражают
его действия. В консультативном или терапевтическом процессе клиент может отыграть
не проговоренные переживания, вызванные терапией: обсуждаемым материалом или
общением с терапевтом. Иногда различают «отыгрывание вовне» (англ. «acting-out»),
когда клиент отыгрывает что-либо за пределами кабинета, вне терапевтической ситуации,
и «отыгрывание внутрь» (англ. «acting-in»), когда отыгрывание происходит внутри
терапевтической ситуации. Например, представим, что клиент обиделся на психолога, и
они не поговорили об этом. Возможно, расстроенный клиент после этого поссорится с
кем-то дома («acting-out») или опоздает на следующую сессию («acting-in»).
Случаи отыгрывания обязательно обсуждаются с клиентом, что способствует его
самопознанию. Вообще переживания клиента должны проговариваться в ходе сессий, и
терапевту нужно помогать ему в этом. Для многих людей это становится новым опытом
проговаривания своих переживаний вместо выражения их в действии. Отыгрывание
психолога также возможно, и его следует избегать. Для этого важны супервизии и
получаемый специалистом опыт собственной терапии.

Вам также может понравиться