Вы находитесь на странице: 1из 2

С именами учеников Сократа связано возникновение нескольких философских школ, которые имели

прямо противоположные взгляды. К примеру, Аристипп стал основателем


школы гедонистов киренаиков, а Антисфен — киников, которые отвергали материальные блага.
Большинство учеников, среди которых был и Платон, боготворило учителя. Сам же Сократ не считал
себя мудрым. В понимании философа вся его мудрость заключалась лишь в том, что «он знает, что
ничего не знает». Цель жизни Сократа состояла в поиске истины, которую он стремился найти во время
дискуссий и бесед с учениками.
По прошествии тысячелетий образ Сократа не утратил своей привлекательности. В различные эпохи он
оставался таким же противоречивым, как и в античности. С XIX века в среде учёных-антиковедов идут
споры относительно того, каким же был настоящий, «истинный» Сократ. Античные источники настолько
противоречивы, что не дают однозначного ответа на данный вопрос. Проблема «поиска настоящего
Сократа» получила название «сократического вопроса[en]» и на начало XXI века остаётся нерешённой.

В древней Греции атмосфера свободы критики и борьбы мнений, в которой развивалась


философская и научная мысль греков, создала традицию критического мышления,
которая подготовила почву для возникновения диалога и диалектики, для понимания
Сократом гипотезы как предположения, как допущения, с помощью которого становится
возможным всесторонний поиск истины. Т.е. такой анализ проблемы, который позволяет,
с одной стороны, проверить истинность выводов, вытекающих из предположения, с
другой – изменить и уточнить данное предположение, заменить более верным и
надежным. И так до тех пор, пока не будет найдено удовлетворительное определение,
достоверная истина.

«Индукция» Сократа – это то же, что и его «определение», с той лишь разницей, что
индукция устанавливает общее в частных добродетелях, путем их анализа и сравнения, а
определение, решая эту же задачу, разделяет, кроме того, понятия на роды и виды,
выясняет их соотношения.

Индукцией как методом восхождения от единичных примеров к общим определениям


Сократ пользовался часто, причем настолько часто, что некоторые из его современников
видели в этом забаву, считая примеры философа, чрезмерно банальными и не
относящимися к существу дела.

Сократ широко использовал «индуктивные доводы» на всех этапах диалога, привлекая


множество случаев и обстоятельств с намерением придать обсуждаемому вопросу
точный и ясный характер.

Умелый отбор черт сходства и различия в разнообразии конкретных случаев позволял


Сократу при индуктивных построениях искусно использовать в качестве аргумента
аналогию.

Так в платоновском «Евтидеме» Сократ приводит ряд примеров, из которых следует, что
знания и навыки, приобретенные моряком, врачем, воином или плотником, являются
предпосылками их успешной профессиональной деятельности. Вместе с тем, исходя из
того, что знания позволяют человеку избрать правильное поведение – правильное
использование свои материальных средств, интеллектуальных способностей и
физических сил, наклонностей и свойств характера, Сократ проводит параллель между
успехом в профессиональной деятельности и удачей (счастьем) в моральном поведении.
Иначе говоря, Сократ нашел в знании то общее, сходное, что объединяет два типа
деятельности. Это и позволило ему сделать заключение, что «знание есть добро, а
невежество – зло».

Наряду с определением (дефиницией) и индукцией Сократ использовал в разработке


диалектического метода гипотезы, предварительные определения.

Разумеется сократовская гипотеза и гипотеза в современном смысле этого слова не одно


и то же. Как исследовательский прием гипотеза в современной науке есть теоретическое
построение, теоретическое предположение, основанное на ряде фактов, но не вполне
доказанное. Это означает, что собранные факты еще недостаточны для объяснения
причинной зависимости явлений и потребность в таком объяснении остается
неудовлетворенной. Этой потребности и отвечает гипотеза. Вопрос о причинах не
занимал Сократа. Что же касается собирания фактов и вообще экспериментальной базы,
предполагаемой гипотезой в современном понимании, то она возмещалась у Сократа
многочисленными примерами, взятыми из обыденной жизни или вымышленными.
Критерием истинности выдвигаемого гипотетического положения он считал
последовательность в суждениях, отсутствие противоречий при поиске общих
определений, а не проверку гипотезы соответствующими фактами, как в современной
науке.

Указанные различия не исключают черт сходства между сократовским и современным


пониманием гипотезы. Достаточно сказать, что в обоих случаях гипотеза есть
предположение, которое после той или иной проверки («испытание» у Сократа,
«верификация» в современной науке) подлежит видоизменению и преобразованию.
Ксенофонт в «Пире» приводит описание обеда, на котором присутствовал Сократ. Один из гостей,
родом из Сиракуз, спрашивает философа, почему того называют «мыслильщиком». В ходе
последующей ссоры он задаёт вопрос Сократу: «скольким блошиным ногам равно расстояние,
отделяющее тебя от меня: говорят, в этом и состоит твоё землемерие». Произведение свидетельствует
о влиянии «Облаков» на отношение к философу[10]. Анализ диалога Сократа с сиракузянином
показывает как минимум три вещи. Сократ был огорчён ложной передачей его учения в изложении
Аристофана, влиянием комедии на общественное мнение. Определение «мыслильщика» относительно
Сократа запомнили. Великого философа недоброжелатели называли аристофановским термином. Во
время разговора с сиракузянином Сократ не утверждал, что всё из «Облаков» Аристофана клевета и
враньё. Более того, веру Сократа в то, что существуют некие демоны-божества, отличные от
олимпийского пантеона, выведенные в виде «Облаков», постулируют не только Платон и другие
античные классики, но и современные антиковеды[11].