Вы находитесь на странице: 1из 27

Министерство образования Республики Беларусь

Учреждение образования
«Гомельский государственный университет

им. Франциска Скорины»

Исторический факультет
Кафедра Истории Беларуси

Сельское хозяйство в БССР в 20-е года


Курсовая работа

Исполнитель: Чварков
студент группы ИЗ-31 __________ Андрей

Научный руководитель:
к.и.н., доцент __________ Лебедев А. Д.

Гомель 2021
Содержание

Введение............................................................................................................. 3
1. Историография и источники......................................................................... 5
2. Советское аграрное законодательство 1920 годов.......................................
3. Появление коллективных форм ведения сельского хозяйства ...................
4. Политика в отношении зажиточного крестьянства
Заключение............................................................................................................
Список использованных источников.................................................................

2
Введение
После окончания Гражданской войны и образованияя СССР территория
современной Беларуси стала частью нового государства. Также территория
современной Беларуси была разделена между Польшей и СССР в ходе
Советско-Польской войны. В этих странах было разные формы ведения
зозяйства и территории развивались неравномерно. После установления мира
была образована БССР которая стала одной из 15 социалистических республик
Советского Союза. Это привело к корренным преобразованиям в обществе и к
введению новых форм ведения хозяйства. Немаловажное место к построению
хозяйства на новой основе, являл собой земельный вопрос. Попытка его
решения путем проведения Столыпинской аграрной не привела к желаемому
результату, так как начавшаяся война и гибель столыпина не позволила
довести ее до завершения. Советское правительство провозглашало
построение общества на равных условиях для всех людей независимо от
национальности, религии или занимаемого положения в прошлом, на деревне
же этот вопрос стоял наиболее остро. Большая часть населения СССР была
крестьянами и опираясь на них можно было удержать полученную власть, в
том числе используя социальные противоречия на деревне между разными
слоями крестьянства. Несмотря на некоторые улучшения в развития сельского
хозяйства в Беларуси, тем не менее, уровень его развития к концу 20-х годов
оставался низким. Это происходило из-за малых урожаев и низкой
производительности труда в деревне, потому республика не могла обеспечить
своих растущих потребностей в продовольствии и сырье. В городах была
введена система обеспечения населения продуктами по карточкам.
Моя цель в данной работе состоит в том, чтобы политику Советской
власти по отношению к бывшим эксплуататорским классам в БССР в 20-е и 30-
е годы. В соответствии с целью моей курсовой работы следует решить
следующие задачи: 1) Изучить историографию и источники по теме «Сельское
хозяйство БССР в 1920-е годы» 2) Изучить Советское аграрное
законодательство 3) Провести анализ направленный на появление новых
коллективных форм ведения сельского хозяйства 4) Изучить политику Властей
по отношению к зажиточному крестьянству.
Объектом изучения является сельское хозяйство БССР. Предметом работы
является изменение социальных и экономических отношений на деревне при
смене общественно-экономической формации.
Изучением данной темы занимались такие советские и зарубежные, а
также современные белорусские историки и публицисты как С. Н Ходин, М. В.
Бич, Ш. Фицпатрик, И. Я. Трифонов и многие другие. Как источник по этой
теме мною были использованы законодательные акты БССР, а также
конституции СССР 1918 и 1924 годов.
В 1920-е годы сельское хозяйство оставалось ведущей отраслью
экономики. В 1921 году в БССР наметился переход от "военного коммунизма"

3
к новой экономической политике (нэп). Введение новой экономической
политики положительно сказалось на развитии сельского хозяйства. Это был
один из способов восстановления хозяйства, который постепенно восстановил
разрушенное хозяйство как БССР таки всего СССР. Нэп основывался на
использовании рыночных механизмов в промышленности и сельском
хозяйстве , включая участие частного, в том числе иностранного, капитала при
сохранении ведущей роли государства. Подобный хозяйственный механизм
должен был стимулировать население к более высокой производительности
труда, регулировал соотношение общественных и личных интересов. Все это
имело громадное значение для восстановления народного хозяйства БССР,
однако в середине 1920-х годов эта политика постепенно начала давать сбои,
особенно социальной сфере, так как сохранялось социальное неравенство на
деревне. В результате партийное руководство решило вернуться к системе
административно-командных методов управления. Какой размах приобрела
данная деятельность, а также какие методы использовались для проведения и
подготовки крестьянства к сплошной коллектевизации на все эти вопросы я
постараюсь ответит в своей курсовой работе.

4
Глава 1. Историография и источники.

При написании курсовой работы мною были использованы труды


некоторых советских, белорусских и зарубежных историков, а также материалы
времен СССР.
Одной из важнейших работ по изучению сельского хозяйства беларуси
является коллективная монография, изданная Институтом истории НАН
Республики Беларусь, в которой впервые делается попытка комплексного
рассмотрения истории крестьянства Беларуси с древнейших времён до 1996 г.
Исследуются условия жизни белорусских крестьян, их борьба за землю,
эволюция форм землевладения и землепользования, быт и духовная культура
крестьянских масс, крестьянские движения. 2-й том, изданный в 2002 году,
рассказывает о пореформенной белорусской деревне (1861-1917) [1].
В пятом томе шеститомника "история Беларуси" отражена история
белорусского народа на протяжении 1917-1945 гг., его социально-
экономическое, общественно-политическое, культурное развитие в условиях
БССР и Западной Беларуси в составе Польши, во времена Второй мировой и
Великой Отечественной войн [2].
Во времена Советского Союза появляется работа И. Я. Трифонова
«Ликвидация эксплуататорских классов в СССР», благодаря которой можно
сравнить работы современного периода с работами, изучавшими этот вопрос в
период СССР. В данной книге автор последовательно показывает общие
закономерности процесса ликвидации эксплуататорских классов в СССР, а
также специфические его особенности. Закономерностями ликвидации
эксплуататорских классов в работе является их идеологическая выдержка
лояльная коммунистической партии СССР [3].
Также интерес представляет Ш. Фицпатрик «Классы и проблемы
классовой принадлежности в Советской России 20-х годов», являющейся
американским исследователем первых десятилетий социальных отношений в
СССР. В своей работе автор приходит к следующему выводу, что в 20-е – 30-
е годы, наиболее сильные проявления «классового сознания» могли быть
следствием опыта людей, пострадавших из-за своего классового
происхождения [4].
В сборнике под авторством А. Я Вышинского содержатся документы,
отражающие период становления СССР с конца 1917 по 1919 г. представлены
многочисленные статьи, выступления и доклады В.И. Ленина, И.В. Сталина
посвященные проблемам государственного строительства, национального
вопроса, принятия первой советской Конституции. А также приводится полный
текст Первой Советской конституции (конституция РСФСР 1918 года).
Принятой на V Всероссийским съезде Советов [5].

5
Основным законом Союза Советских Социалистических Республик
является конституция, она была утверждён 2 февраля 1927 года.
Государственное устройство было продиктовано на базе советской власти
и диктатуры пролетариата. Данный источник является ценнейшим материалом
позволившим понять изменения в социальной сфере Беларуси [6].
17 декабря 1926 года была проведена первая Всесоюзная перепись
населения СССР, охватившая все население страны. Она проводилась методом
опроса и включала 14 пунктов: пол, возраст, народность, родной язык, место
рождения, продолжительность проживания в месте переписи, семейное
положение, грамотность, физические недостатки, психическое здоровье,
основной вид занятости, отрасль труда, для безработных. В данной работе
использован 10 том переписи: Население Союза ССР по положению в занятии и
отраслям народного хозяйства [7].
Важным источником, который позволит понять степень произошедших
общественно-экономических перемен является декрет от 20 марта 1925 г. «О
лишении бывших помещиков права на землепользование и проживание в
принадлежавших им до Октябрьской революции хозяйствах» которое очень
сильно ограничивало в правах этот класс людей [8].
Одним из главнейших источников в моей курсовой работе является Первая
Конституция Социалистической Советской Республики Белоруссия (ССРБ)
была принята на I Всебелорусском съезде Советов 3 февраля 1919 года.
Конституция юридически закрепила создание БССР, советскую форму власти и
основные принципы социалистического устройства. Первую её часть
составляла Ленинская декларация прав рабочего и эксплуатируемого народа. В
трёх разделах второй части говорилось об необходимости установления
диктатуры городского и сельского пролетариата, о правах, свободах и
обязанностях граждан Республики. Также в ней говорилось о системе высших
органов государственной власти и управления, флаге и гербе. Высшим органом
власти признавался Всебелорусский съезд Советов. В перерыве между
съездами власть переходила в руки к ЦИК БССР, который создавал Большой и
Малый Президиумы. Большому принадлежало общее руководство делами
страны, то есть он выполнял функции Правительства. В Конституции БССР, в
отличие от Конституции РСФСР, не говорилось про органы местного
управления и про избирательное право. Позже Конституция БССР
неоднократно менялась. Конституция практически полностью соответствовала
российской конституции 1918 года [9].
В статье С.Н. Ходина «Трансформационные процессы в белорусской
деревне на рубеже 20-30-х гг. 20 века» анализируются причины изменений в
аграрной политике большевиков в Беларуси на рубеже 20 – 30-х годов 20 века.
Исследуются направленность и содержание трансформационных процессов в
социальной сфере и экономическом поведении белорусского крестьянства.
Сделан вывод о том, что развитие индивидуального крестьянского хозяйства во
второй половине 1920-х гг. столкнулось с существенными трудностями,

6
выразившимися, прежде всего, в уменьшении товарности
сельскохозяйственного производства [10].
Книга И.И. Ковкель и Э. С. Ярмусик «История Беларуси с древнейших
времен до нашего времени» представляет собой краткий очерк истории Беларуси,
в котором в хронологической последовательности освещаются события с
древнейших времен до нашего времени, анализируется социально-экономическое,
политическое и культурное развитие края [11].
В работе С. Н. Ходина «Белорусская деревня в межвоенное время: пути и
формы советской модернизации (1921 -1939)» исследуются исторические
источники и определяются основные этапы и направления историографии
важнейших изменений в белорусской деревне в контексте теории
модернизации. Особое внимание уделяется фактору социальной психологии
крестьянства, традиционным крестьянским институтам и повседневности,
которые трансформировались под влиянием демографических процессов и
политики советской власти [12].
В статье С. Н. Ходина «Вынікі Першай сусветнай вайны ў сацыяльна-
эканамічных працэсах Беларусі ў 20-я гг. ХХ ст» подводится итог Первой
мировой войны и ее влияние на социально-экономическое развитие в Беларуси,
и последствия, к которым привел данный конфликт на территории современной
Беларуси [13].
Статья С. Н. Ходина «Этносоциальные процессы в Беларуси в
межвоенный период» посвящена ужасающим последствиям событий
гражданской и Первой мировой войны, 1920 – 1930-е годы занимают особое
место в истории Беларуси и они привели к кардинальным изменениям в
социальной сфере. Это никоим образом не могло способствовать
формированию национальной культуры, духовно-нравственных основ и
государственных традиций белорусского народа [14].
В книге члена-корреспондента АН СССР Ю.А. Полякова «Переход к нэпу
и советское крестьянство» рассказывается о том, как в период перехода
Советского государства к новой экономической политике были разработаны
важнейшие принципы руководства хозяйством страны. В данной книге
характеризуются состояние производительных сил сельского хозяйства,
соотношение классовых сил в деревне, политические настроения крестьянства
к концу гражданской войны. Автор пришел к выводу, что власть поняла
назревшую необходимость отказа от принципов военного коммунизма и
перехода к нэпу, исследовал историю разработки новой политики, ход
восстановления сельского хозяйства, социально-экономические процессы в
среде крестьянства, общественно-политическое развитие деревни в 1921-1925
годов [15].
В книге И. Я. Трифонова «Очерки истории классовой борьбы в СССР в
годы НЭПа. (1921-1937)» речь идет об экономической, политической и
идеологической формах классовой борьбы в годы нэпа. Но вопросы
идеологической борьбы объясняются главным образом в свете
внутрипартийных разногласий. Важнейшие перемены в соотношении

7
классовых сил рассматриваются в переломные моменты исторического
развития страны: при переходе к НЭПу, накануне социалистической
реконструкции народного хозяйства, в результате победы социализма [16].
Второй том многотомного издания «Советская деревня глазами ЧК-ОГПУ-
НКВД. 1918-1939 годов» содержит информационные материалы ОГПУ за 1923-
1929 гг., охватывающие два совершенно разных по характеру периода: период
становления НЭПА в собственном значении этого понятия - с начала 1923 г. по
осень 1927 г. и период распада НЭПА - с осени 1927 г. по конец 1929 г.
Документы первого периода охватывают многие вопросы экономической,
общественно-политической и повседневной жизни села, дают в целом
объективную информацию о причинах недовольства крестьян (чрезмерные
налоги, "ножницы цен", произвол местных властей и др.). Опубликованные
документы дают конкретное представление о мучительно трудном выходе села
из экономической разрухи и голода, которые были наследием мировой и
гражданской войн. С восстановлением экономики возродилась политическая
активность деревни, и выявилась общность политического сознания
крестьянства, которое требовало представительства на всех уровнях
государственной власти. В научный оборот вводится значительный
документальный материал о движении за создание Всероссийского
крестьянского союза. Радикальные изменения в содержании и характере
информации ОГПУ происходят во время сталинской "революции сверху". Слом
НЭПА, начавшийся с принудительных хлебозаготовок зимой 1927-1928 годов,
выдвинул на первый план вопросы "классовой борьбы", "кулацкого
сопротивления", "антисоветской деятельности". Документы этого времени
показывают, как создавалась и вводилась в действие командно-репрессивная
система, как развивалось взаимодействие "чрезвычайных мер", "мест
беспорядков" и "эксцессов". Сопротивление деревни становилось все более
массовым и решительным [17].
В статье Ю. А. Полякова «Проблема голода важный компонент научно-
исторического осмысления НЭПа» через рецензию на книгу, опубликованную
более сорока лет назад, и факты, извлеченные из архивов, критически
осмысливается так называемая новая экономическая политика, ставшая
основной причиной первого советского голода начала 1920-х годов[18].
В монографии С.П. Маргунского «Государственное строительство в БССР
в годы восстановления народного хозяйства (1921-1925)» освещается процесс
становления и развития белорусской национальной советской
государственности белорусской национальной советской государственности в
годы восстановления народного хозяйства (1921-1925 гг.), раскрывается
подлинно народная сущность Советского социалистического государства, его
роль в коренном изменении общественно-политической, экономической и
культурной жизни белорусского народа [19].
Издание С. Н. Валка Декреты Советской власти в двух томах представляет
собой попытку собрать законодательные акты Советской власти, относящиеся к
начальному периоду ее существования. Революционное законодательство этого

8
периода играло активную роль в проведении в жизнь разработанной еще до
Октября политической и экономической платформы Коммунистической партии.
Первый том издания охватывает период начиная с победы Октябрьского
вооруженного восстания и кончая IV Всероссийским съездом Советов (25
октября 1917 г. - 16 марта 1918 г.). Том состоит из двух разделов и приложений.
В первом разделе помещены опубликованные декреты и постановления
Советской власти, во втором — акты, которые были утверждены и оформлены
в виде законченных документов, но не опубликованы в свое время. В
приложениях помещены в сокращенном изложении постановления СНК о
назначениях и увольнениях и неопубликованные постановления СНК об
ассигнованиях [20].
Документы, помещенные в настоящем 3 томе, относятся к истории
Белоруссии эпохи империализма и охватывают время от начала 20 века до
Февральской буржуазно-демократической революции 1917 г. (март). Для
полноты освещения некоторых вопросов в настоящий сборник включены
отдельные документы, относящиеся к концу XIX века. Большинство
документов, вошедших в этот том, публикуется впервые [21].
Первая Всеобщая перепись населения Российской империи 1897 года по
Минской губернии является ценнейшим материалом по рассмотрению всех
структур населения и хозяйства в данной административной единице [22].
Статья С. Г. Дробязко Основные акты аграрного законодательства БССР и
их роль в развитии сельского хозяйства: 1919–1934 годов посвящена
социалистическим преобразованиям в Белоруссии и огромное значение имело в
этом переустройство сельского хозяйства. Не будет преувеличением сказать,
что с установлением советской власти вопрос о земле, о наиболее
целесообразном ее использовании стал вопросом первостепенной важности
[23].
Сборник " КПСС в резолюциях..."является необходимым пособием для
изучения истории и политики РСДРП-РКП (б) — ВКП(б) - КПСС по ее
документам. 1-3-е издания сборника выпущены в 1922-27 Истпартом,
следующие-Институтом марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Документы в
сборнике размещены в хронологическом порядке. В издании воспроизводится
только официальный текст. В тех случаях, когда на съездах партии (например,
на V съезде) были приняты решения в меньшевицких формулировках, в
сборнике вместе с ними напечатаны проекты соответствующих резолюций,
предложенные большевиками. Справочный аппарат включает предисловие и
вступительные статьи от редакции, находящиеся перед документами каждого
съезда, конференции или пленума, в которых даны сведения о месте и времени
проведения, составе делегатов и повестке дня съезда, конференции, пленума
ЦК партии [23].

9
Глава 2. Советское аграрное законодательство 1920
годов

После Октябрьской революции стал остро вопрос о регулировании


гражданской жизни в новом обществе. Ни одна страна не может жить без
законов. Результатом этого стала конституция 1918 года. Основные положения
ее можно выделить в следующем: а) Россия объявляется Республикой Советов
рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Вся власть в центре и на местах
принадлежит этим Советам; б) При осуществлении социализации земли
частная собственность на землю отменяется, а весь земельный фонд
объявляется государственной собственностью и передается работникам без
какого-либо выкупа на основе выравнивания землепользования; в) Все леса,
минеральные ресурсы и воды национального значения, а также весь живой и
мертвый инвентарь, образцовые поместья и сельскохозяйственные предприятия
объявляются национальной собственностью; г) III Всероссийский съезд
Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов считает, что сейчас, в
момент решительной борьбы пролетариата с его эксплуататорами,
эксплуататорам не может быть места ни в одной из властей. Власть должна
принадлежать целиком и исключительно трудящимся массам и их
полномочному представительству - Советам рабочих, солдат и крестьянским
депутатам. Таким образом, новой властью был взят курс на построение
бесклассового общества и было положено начало восстановление хозяйства, а
также наметилось решение земельного вопроса [5].
Большевики старались организовать крестьянство под руководством
рабочего класса. Помочь ему освободиться от опеки буржуазии. Потому было
решено создать гражданские комитеты которые занимались активной
поддержкой крестьянства [2, с. 441].
Одним из первых актов направленных на регулирование земельных
отношений на деревне является Декрет о Земле. Первый акт который можно
отнести к аграрному законодательству. Написанный В. И. Лениным и принятый
II Всероссийским съездом Советов 8 ноября 1917 годы он декларировал
следующее: 1) Помещичья собственность на землю отменяется немедленно без
всякого выкупа. 2) Помещичьи имения, равно как и все земли удельные,
монастырские, церковные, со всем их живым и мертвым инвентарем,
усадебными постройками и всеми принадлежностями переходят в
распоряжение волостных земельных комитетов и уездных Советов
крестьянских депутатов, впредь до Учредительного собрания. 3) Какая бы то ни
была порча конфискуемого имущества, принадлежащего отныне всему народу,
объявляется тяжким преступлением, караемым революционным судом.
Уездные Советы крестьянских депутатов принимают все необходимые меры
для соблюдения строжайшего порядка при конфискации помещичьих имений,
для определения того, до какого размера участки и какие именно подлежат

10
конфискации, для составления точной описи всего конфискуемого имущества и
для строжайшей революционной охраны всего переходящего к народу
хозяйства на земле со всеми постройками, орудиями, скотом, запасами
продуктов. 4) Для руководства по осуществлению великих земельных
преобразований, впредь до окончательного их решения Учредительным
собранием, должен повсюду служить следующий крестьянский наказ,
составленный на основании 242 местных крестьянских наказов редакцией
«Известий Всероссийского Совета Крестьянских Депутатов». 5) Земли рядовых
крестьян и рядовых казаков не конфискуются. Таким образом, был взят курс на
ликвидацию помещичьего землевладения и передачу зеслю сословию которое
занималось непосредственно работе на земле [20].
Первая Конституция Белорусской Советской Республики, принятая 3
февраля 1919 года и Всебелорусским съездом Советов Рабочих, Крестьянских и
красноармейских депутатов (съезд состоялся 2-3 февраля 1919 года в Минске),
она юридически закрепила образование нового советского государства и его
новое название Социалистическая Советская Республика Беларуси (ССРБ). В
ней оставалась неизменной вводная часть Конституции - Декларация прав
трудящегося и эксплуатируемого народа. В дополнениях же имелась только
оговорка:"в отношении уездных съездов, их исполкомов и отделов, а также по
всем остальным вопросам советского строительства в ССРБ съезд постановляет
руководствоваться Конституцией и постановлениями VII Всероссийского
съезда Советов". В дополнениях не уточнялось, какой Конституцией нужно
руководствоваться, но понималась Российская конституция 1918 года.
Основные положения декларации ее были следующими: 1) Белоруссия
объявляется республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских
депутатов. Вся власть в центре и на местах принадлежит этим Советам.
2) Ставя своей основной задачей уничтожение всякой эксплуатации человека
человеком, полное устранение деления общества на классы, беспощадное
подавление эксплуататоров, установление социалистической организации
общества и победу социализма во всех странах. 3)1-й съезд Советов и
Крестьянских Депутатов Белорусии полагает, что теперь, в момент
решительной борьбы пролетариата с его эксплуататорами, эксплуататорам не
может быть места ни в одном из органов власти. Власть должна принадлежать
целиком и исключительно трудящимся массам и их полномочному
представительству - Советам рабочих, крестьянских и солдатских депутатов [9].
В дальнейшем, после окончания гражданской войны государство начало
регулировать отношения несколько иначе. Результатом этого стало введение
НЭпа, а также новой конституции 1927 года. Конституция БССР 1927 года, как
и конституции всех республик, вошедших в состав Союза, была составлена на
основе Конституции СССР 1924 года. Принятая на VIII Всебелорусском Съезде
Советов Рабочих, Крестьянских и Красноармейских Депутатов 11 апреля 1927
года, Конституция БССР отразила целый ряд новых положений, например
пятая статья гласила, что в пределах, указанных в Основном Законе
(Конституции) Союза Советских Социалистических Республик, и по предметам,

11
отнесенным к компетенции Союза, на территории Белорусской
Социалистической Советской Республики имеют обязательную силу
постановления верховных органов Союза ССР. За этим исключением никакие
органы, кроме Всебелорусского С’езда Советов, Центрального
Исполнительного Комитета Белорусской Социалистической Советской
Республики, его Президиума и Совета Народных Комиссаров, не имеют права
издавать законодательные акты общегосударственного значения на территории
Белорусской Социалистической Советской Республики. А статья шестая, что
Вся земля, леса, недра, воды, а равно фабрики и заводы, железнодорожный,
водный и воздушный транспорт и средства связи составляют собственность
социалистического государства, пользование которыми определяется особыми
законами Союза Советских Социалистических Республик и Белорусской
Социалистической Советской Республики в пределах их компетенции,
установленной Конституциями Союза Советских Социалистических Республик
и Белорусской Социалистической Советской Республики. Также она
ограничивала в правах чать лиц, например в статье 71 пункт а) Не избирают и
не могут быть избранными, хотя бы они и входили в одну из перечисленных
категорий: лица, прибегающие к наемному труду с целью извлечения прибыли;
Это означало борьбу с зажиточными крестьянами которые использовали труд
своих деревенских соседей и могли их эксплуатировать [20].
В ходе голода 1921 года произошли изменения в налоговом обложении
крестьянства, произошедшие в 1922–1924 годов вслед за переходом на
продовольственный налог. К существенным можно отнести трудгужевый,
общегражданский и подворный налоги, промысловый сбор, а также целый ряд
натуральных налогов, тогда же замененных единым сельскохозяйственным
налогом с устанавливаемыми в вышестоящих инстанциях разрядами
урожайности. Для его уплаты деньгами крестьяне вынуждены были продавать
продукты, а затем для своего потребления их же покупать по более высоким
ценам. В случае замены налога, измерявшегося в ржаных единицах, другими
культурами он количественно возрастал или предполагал внесение ржи,
налогоплательщиком купленной [18, с. 192].
Принятый в 1923 г. Земельный кодекс БССР квалифицировал покупку,
продажу, завещание, дарение, залог земли как преступление. За
противозаконные сделки виновные наказывались в уголовном порядке и
лишались земли, находившейся в их пользовании. Руководствуясь новой
экономической политикой, выработанной Коммунистической партией по
инициативе В.И. Ленина, высшие органы государственной власти БССР издают
такие важные аграрные законы, как «Основной закон о трудовом
землепользовании в Белоруссии» и Земельный кодекс БССР. Этими
нормативными актами трудящимся крестьянам предоставлялось право избирать
любой способ трудового землепользования. В Основном законе о трудовом
землепользовании подробно не регламентировалось коллективное ведение
хозяйства. Указывалось только на возможность избрания товарищеского
способа землепользования при совместном пользовании землей членами

12
общества, составляющими сельскохозяйственную коммуну, артель или
товарищество с общественной обработкой земли [23, с. 137-138].
20 марта 1925 года Рабоче-крестьянская советская власть своими
первыми декретами отменила полностью и навсегда помещичье землевладение.
Вместе с тем рабоче-крестьянская власть предоставила некоторым бывшим
помещикам, не проявившим в то время контрреволюционной деятельности,
право на надел земли по трудовым нормам и приусловии ведения хозяйства без
наемного труда, причем зачастую это производилось на основании приговоров
сельских обществ. Особое значение рабоче-крестьянская власть придавала
культурному ведению хозяйства бывшими помещиками. Ввиду изложенного,
Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров Союза
ССР, на основании п. «н» ст. 1 Основного Закона (Конституции) Союза ССР
постановляют: 1. Бывшие помещики из дворян и их семьи лишаются права на
землепользование и проживание в хозяйствах, принадлежавших им до издания
декрета о земле 26 октября 1917 г. и ныне находящихся полностью или
частично в их фактическом пользовании. 2. На бывших крупных
землевладельцев не из дворян и на их семьи те же мероприятия (ст. 1)
распространяются лишь в том случае, если указанные в ст. 4 органы признают
необходимым лишить их права на землепользование и проживание в ранее
принадлежавших им хозяйствах, в силу кабального характера их отношений с
окрестным населением [8]. Это привело к полному уничтожению помещичьего
землевладения в стране и подготовило почву для проведения коллективизации.
Большое внимание законодательство БССР уделяло улучшению
арендуемых земельных участков. Арендатор должен был вести на арендуемой
земле хозяйство «как старательный и предусмотрительный хозяин», а по
окончании срока аренды земельный участок следовало возвратить «со всеми
улучшениями». Наемный труд, хотя и допускался, однако по характеру и
условиям применения он существенно отличался от наемного труда при
капитализме. Сфера применения наемного труда в сельскохозяйственном
производстве сильно ограничивалась. Наемный труд как вспомогательный мог
применяться лишь в таком трудовом хозяйстве, которое из-за отсутствия
рабочей силы или инвентаря не в состоянии выполнить своевременно
необходимые сельскохозяйственные работы. Обязательным условием
использования наемного труда являлось участие в труде всех трудоспособных
членов хозяйства наравне с наемными рабочими. Наемный труд мог
применяться только при соблюдении законов об охране и нормировании труда.
Таким образом, аграрные законы БССР ограничивали аренду земли и наемный
труд и создавали самые благоприятные условия для общественной обработки
земли. Однако в осуществлении норм законодательства БССР, направленных на
развитие социалистических отношений в белорусской деревне, было много
трудностей. Пробравшиеся в Наркомзем БССР и другие сельскохозяйственные
органы нацдемовские и правооппортунистические элементы пытались
использовать аграрное законодательство в интересах кулачества. В «развитие»
статей 94, 97 и др. Земельного кодекса БССР они стремились укрепить

13
кулачество, насадить хутора, затормозить развитие социалистической
сельскохозяйственной кооперации [23, с. 140].
30 августа 1928 г. Президиум ЦИК БССР издал постановление «О
содействии делу коллективизации сельского хозяйства БССР»,
предусматривавшее ряд мероприятий, способствовавших убеждению крестьян
в преимуществах коллективного ведения хозяйства. Этим же постановлением
обеспечивалась помощь колхозам и совхозам в хозяйственных мероприятиях и
культурном обслуживании (отпуск леса на постройки, преимущества и льготы
при продаже и сдаче в аренду госимущества, передача необходимых для
развития этих хозяйств строений и предприятий местного значения,
обеспечение машинами и т.д.). В постановлении содержались нормы,
направленные на борьбу с попытками кулацких и других антисоветских
элементов деревни помешать коллективизации [24, с. 9, 21].
Таким образом, законодательство БССР по социалистическому
преобразованию сельского хозяйства являлось мощным средством
Коммунистической партии. Оно непосредственно направляло деятельность
всего государственного аппарата республики, всех тружеников деревни на
постепенную реконструкцию сельского хозяйства без поспешной ломки
сложившихся форм землепользования. Переход мелкотоварного хозяйства на
колхозные рельсы облегчался ввиду отсутствия частной собственности на
землю. И в этом оказалось великое революционное значение советских агарных
законов, уничтоживших абсолютную ренту, отменивших частную
собственность на землю и установивших национализацию земли.

14
Глава 3. Появление коллективных форм ведения
сельского хозяйства

Принятые в 1921—1922 годах законодательные акты об экономических


отношениях деревни и государства, а также о земельных порядках,
положившие начало переходу к новой экономической политике, отвечали
крестьянским требованиям и открывали пути для подъема сельского хозяйства.
Однако последствия семилетней военной разрухи и засуха 1921 г., породившие
голод в основных хлебопроизводящих районах страны, исключали
возможность скорого и легкого выхода из тяжелейшего кризиса. В условиях
хозяйственной разрухи отмена продовольственной разверстки, означавшая
признание за крестьянином права свободного распоряжения производимым им
продуктом, не была и не могла быть полной. Следует в этой связи напомнить о
том, что хлебная разверстка была введена царским правительством в 1916 г. по
необходимости - чтобы обеспечить распределение недостаточного продукта. В
продовольственном налоге, введенном в 1921 г. и сохранявшемся в 1923 г.,
было немало от продразверстки. Общим для них являлись их натуральный
характер и прямая подчиненность задачам не фискальным, а
продовольственным. Не случайно, что до июля 1923 г., пока существовал
Наркомпрод, продналог, как и продразверстка, собирался его органами, а не
Наркомфином [17, с. 9].
Беларусь была крестьянской страной, перед Первой мировой войной
население белорусских губерний на 1897 год согласно переписи населения
составляло около 8,5 миллионов человек из которых крестьяне составляли
почти 6,5 миллионов человек [21, с. 22, с.27]. Например, Население Минской
губернии составило 2 147 621 человек, из которых большую часть составляли
крестьяне, а именно 1 541 080 человеком, что составляет 72 % населения
данной административной единицы [22, с. 222-223].
Исходя из переписи населения 1926, число жителей БССР составило почти
5 миллионов человек, городское население составляло примерно 20 % от общей
численности, также большинство населения было занято в сфере сельского
хозяйства, там было задействовано практически 90 процентов населения, что
говорит о небольшом вовлечении населения в промышленность и
экономической отсталости региона. Как и во всей существовали торговые и
промышленные предприятия, а также хозяйства с наемными работниками. Но
их количество составляло менее процента, задействованных в хозяйстве людей
[7, с. 59-60].
Наибольшую часть населения СССР составляло крестьянство. Потому
советское правительство постепенно старалось ликвидировать социальное
неравенство на деревне. Итогом стало создание колхозов. Они появились еще в

15
самом начале прихода к власти Большевиков. Члены колхозов не уклонялись от
мобилизации в Красную Армию, наоборот, нередко уходили добровольцами,
что приводило к нехватке рабочей силы в хозяйствах. Колхозы тоже сдавали
произведенную продукцию по продразверстке, причем, в отличие от крестьян,
не скрывали по идейным причинам от продорганов собранного урожая.
Наконец, колхозы были объектом нападения антисоветских банд.
Неудивительно, что коллективные хозяйства в 1920 г. объединяли всего 0,5%
крестьян [15, с.155].
Великая поляризация пролетариата и буржуазии превратилась в
поляризацию теней и суррогатов. Первая мировая война, революция,
гражданская война и голод 1914 – 1923 гг. были главными причинами
разрушения классовой структуры. Землевладельческое дворянство и буржуазия
были уничтожены как классы в результате революционной экспроприации и
эмиграции. Старую бюрократическую элиту в результате падения царского
режима постигла та же судьба. Нарождавшаяся под воздействием
столыпинских аграрных реформ классовая дифференциация крестьянства была
сведена на нет, по крайней мере временно, стихийным “черным переделом”
1917 – 1918 гг. и возрождением крестьянской общины.С точки зрения
большевиков, самым худшим было то, что рабочий класс, потрепанный
голодом и закрытием промышленных предприятий и шахт, раскололся и
рассеялся во время гражданской войны. Более миллиона рабочих уехали в
деревню и превратились в крестьян. Сотни тысяч рабочих вступили в Красную
Армию или покинули заводы, чтобы занять управленческие и
административные должности в новых органах государственного управления;
другие представители этого класса стали ремесленниками и мелкими
торговцами на черном рынке. Эффект деклассирования коснулся не только
фабрично-заводских рабочих. В вихре революции миллионы граждан бывшей
Российской империи находились в процессе передвижения – от одного рода
занятий к другому, с места на место, от одного социального статуса к другому,
от старой жизни к (возможно) новой. Как только в 1923 – 1924 гг.
демографический и общественный хаос стал утихать, советские чиновники,
социологи и статистики попытались оценить новую ситуацию, уделяя особое
внимание классовой структуре общества и классовой принадлежности
отдельных лиц [4, с.17].
Обострение международной ситуации в 1927 г. (ухудшение и разрыв
дипломатических отношений между Великобританией и СССР, убийство
советского представителя Войкова в Варшаве), послужило поводом для
нагнетания военного психоза и организации идеологической кампании по
поводу опасности войны. Эта новая обстановка, которая началась массовой
операцией ОГПУ (июнь—июль 1927 г.) по выявлению и аресту
контрреволюционных элементов», ярко отражена в сводках лета 1927 года о

16
«слухах о войне», «пораженческих настроениях», случаях «массового
проявления панических настроений» и т.д. Население страны не забыло
военных бедствий и поэтому первые же сообщения об англо-советском
конфликте вызвало массовые «закупки предметов первой необходимости» не
только в городе, но и в деревне. Особый интерес представляют сведения о
крестьянском сопротивлении «чрезвычайным» хлебозаготовкам 1928—1929 гг.,
принимающим все чаще антисоветский характер. Его основные формы:
листовки, «кулацкий террор» против заготовителей, местных представителей
власти (избиение, попытки на убийства, поджоги колхозов и т.д.), а главное,
действительно массовые выступления против насилия над деревней, включая
протесты общинных сходов, демонстрации в городах с обращением к рабочим
промышленных предприятий, сопротивление «толпой» (в том числе женской)
изъятию хлеба в отдельных хозяйствах и вывозу хлеба из селения, даже
повстанческие действия. Число массовых выступлений за 1928 г. в итоговых
документах ОГПУ определялось в 709, за 1929 г. - в 1190 [17, с.19, 21]. Это
окончательно привело правительство к тому, что проведение коллективизации
необходимо для искоренения на деревне контрреволюционного элемента.
Беларусь (первоначально ее советская часть) развивалась, прежде всего,
по пути социальных преобразований. Национальная составляющая была
подчинена задаче построения социалистического государства. И если в 1920-е
гг. на основе традиций толерантности она все же просматривалась даже в
провозглашенной политике «коренизации» – «белорусизации», то уже с конца
1920-хх. гг. национальное оценивается как националистическое и подвергается
пре12 следованию. Очевидно, что все это происходило не без учета внешнего
фактора [14, с.12-13].
Тяжелое экономическое положение белорусского крестьянства
ухудшалось аграрной перенаселенностью деревни, малоземельем. До
революции в таких губерниях, как Гомельская и Витебская, значительная часть
населения была занято отходными промыслами, кустарничеством, что
обеспечивало занятость и пополняла бюджеты крестьянских семей. В
результате войны и разрухи кустарные промыслы пришли в упадок. На почве
безработицы почти полностью прекратилось отступничество. К тому же,
спасаясь от голода, в деревню вернулась часть рабочих из городов. Все это еще
больше ухудшило экономическое положение деревни. Вместе с
экономическими были серьезные трудности политического характера. Пищевая
разверстка, которая предусматривала безвозмездную конфискацию всех
излишков продуктов, за исключением семян и фондов для питания по средним
нормам, вызвало недовольство крестьянства [13, с. 453-454].
Политический бандитизм в Белоруссии тесно переплетался с
экономическим. На территории Советской Белоруссии в это время широкое

17
распространение получила нелегальная (контрабандная) торговля с заграницей,
в частности с Польшей, Литвой и Латвией. Бездействие предприятий легкой и
пищевой промышленности, недостаток их продукции на внутреннем рынке
вызывали большой поток контрабанды не только товаров потребительского
предназначения, но и промышленного сырья. До мая 1921 года ввоз и вывоз
товаров за границу проходил фактически бесконтрольно. Это наносило
большой урон экономике Белоруссии. Только во второй половине 1921 года,
когда была установлена государственная граница, возникли таможенные
пункты, были созданы «летучие отряды» по борьбе с контрабандой из числа
таможенных служащих и сотрудников ВЧК. Положение дел в этой области
более-менее нормализовалось. В таких условиях приходилось начинать
восстановление народного хозяйства. Необходимо отметить, что у руководства
партии и страны сразу же после окончания гражданской войны не было
реалистических представлений о путях и методах строительства социализма в
переходный период, вывода страны из кризиса, в котором она очутилась.
Победа в гражданской войне породила в среде многих коммунистов, в том
числе и среди руководители партии и страны, представления, что переходный
период от капитализма к социализму можно пройти быстро, штурмом,
методами «военного коммунизма». Но это были ошибочные суждения.
Политика «военного коммунизма» исчерпала себя и оказалась непригодной для
мирного времени. Необходимо было искать новые пути построения социализма
и вывода страны из кризиса. И они были найдены и нашли отражение в новой
экономической политике (НЭПе). НЭП представляла собой комплекс мер
экономического, политического, социального, идеологического и
психологического характера переходного периода, неразрывно связанных
между собой: 1. Укрепление союза рабочего класса и крестьянства на
экономической основе. 2. Развитие промышленности на базе электрификации. 3.
Кооперирование населения. 4. Использование товарно-денежных отношений. 5.
Повсеместное внедрение хозрасчета, личной заинтересованности в результатах
труда. 6. Временное допущение капиталистических элементов в экономику [11,
с.343-344].
Новая экономическая политика в масштабах СССР не смогла привести к
ожидаемым результатам роста, прежде всего в сфере сельскохозяйственного
производства. Деревня усреднялось, однако крестьянин обеспечивал
преимущественно только себя. При этом нэп далеко не являлся «крестьянским
раем». Актив деревни стремился к радикальным переменам, плохо понимая их
суть на фоне аполитичности значительной части крестьянства и глухого гомона
насчет нарушения политикой нэпа вековых уравнительных традиций. Одним из
важнейших результатов нэпа была внутренняя переориентация крестьянина: с
одной стороны, он в массе своей готов к принципиальных изменений

18
сложившихся порядков, с другой стороны, являясь природным конформистом,
определял эти изменения в пределах имевшихся политических структур. В
продолжении последовательной реализации нэпа в политике не были до конца
1920 х гг. заинтересованы достаточно широкие слои деревенского населения,
что стало важной предпосылкой отказа в руководстве от этих принципов [12, с.
85].
Таким образом, за первые 10 лет правления Большевиков был совершен
переход к социалистической форме ведения хозяйства. В ходе чего было
отобрана земля у помещиков, подготавливался процесс к проведению
коллективизации. В конце 1920-х годов рост сельскохозяйственного
производства стал замедляться. Возникла идея разрешения зерновой проблемы
на базе колхозов и совхозов, тем более что в 1928 г. показатели их производства
были более высокие, чем в единоличном секторе. В ноябре 1929 г. был взят
курс на форсированную коллективизацию. Наркомзем БССР был подвергнут
критике за отсутствие точной (определенной) линии в проведении
коллективизации. Запрещены хуторская и мелкопоселковая формы
землепользования, проводилась «чистка» земельных органов от «классово-
враждебных» элементов. Это привело по сути к уничтожению социального
неравенства на деревне и уничтожению кулачества как класса.

19
Глава 4. Политика в отношении зажиточного
крестьянства

Существовало также все увеличивающееся число пролетариев (часто, хотя


и не обязательно, большевиков), которые раньше были рабочими по роду
занятий и социальному положению, но после революции стали комиссарами и
командирами Красной Армии, кадрами новой советской и партийной
бюрократии. Большевикам было необходимо различать их и “рабочих от
станка”, в то же время подчеркивая, что и они, изменив род занятий,
продолжают принадлежать к пролетариату. Поэтому в начале 20-х годов при
анализе классового состава организаций, включая партию большевиков,
использовались две категории определения классовой принадлежности – “до” и
“после” революции. Первая категория (социальное положение) базировалась на
социальном происхождении и профессии в 1917 г. или в момент вступления в
партию большевиков. Второй категорией был род занятий в текущий момент.
Исходя из этого, член партии рабочего класса мог быть записан как рабочий по
социальному положению и как служащий (“белый воротничок”) по роду
текущих занятий, а тот, кто был крестьянином в момент вступления в партию –
как крестьянин по первой категории и как рабочий по второй. Цели,
преследуемые большевиками, делали первую категорию решающей. С их точки
зрения, главной чертой классовой принадлежности было то, что она определяла
политическую позицию: если кто-либо накануне революции принадлежал к
эксплуатирующим классам, то, скорее всего, он стал бы сожалеть об
уничтожении старого режима и неприязненно относиться к большевикам;
принадлежность же человека к эксплуатируемым классам как бы
предопределяла его позицию – выступление на стороне большевиков и
революции. В отношении первой категории оставалась нерешенной важная
проблема, поскольку социальное происхождение и дореволюционная
профессия не всегда совпадали. Многие рабочие родились и провели ранние
годы жизни в деревне. При вступлении в партию социальное положение
каждого из них определялось как пролетарское. Таких случаев было много, и
большевики выработали понятие образующий пролетарский опыт, как
определяющий фактор классовой позиции. Будучи рабочим, этот опыт, конечно,

20
можно было приобрести. Но в 20-е годы участие в Октябрьской революции или
служба в Красной Армии в качестве добровольца во время гражданской войны
обычно рассматривались как приемлемая. Большевики, как и другие русские
марксисты, считали, что крестьянство разделено (или находится в процессе
разделения) на классы, и кулаки при этом эксплуатируют бедняков, в то время
как еще недифференцированные середняки занимают промежуточное
положение между двумя полюсами. [4, с.19, с.24].
Термины “бедняк” и “кулак”, распространённые и ранее в деревне, после
революции сохранили свое старое значение (во всяком случае, до
определенного предела), но приобрели и новое под влиянием современных
обстоятельств и политики. Советская власть поощряла крестьян-бедняков и
карала кулаков. Таким образом, в советской терминологии слово “бедняк”
означало как крестьянина, который был союзником Советской власти, так и
бедного крестьянина, который в качестве земледельца едва мог свести концы с
концами. Соответственно термин “кулак” употреблялся по отношению к
зажиточным крестьянам, настроенным против Советской власти, и к тем, кто
занимал доминирующие экономические позиции в деревне и эксплуатировал
бедных крестьян. В основе идеи большевиков о бедняках и кулаках лежали, в
дополнение к экономическим, ярко выраженные политические критерии.
Однако поспешным является заключение (которое иногда делали западные
исследователи), что термин “бедняк” как политическое понятие никак не
связывался с экономическим статусом крестьянина и что экономические
бедняки – малоземельные крестьяне, занимавшие маргинальное положение в
качестве земледельцев, – были не более склонны поддерживать Советскую
власть, чем другие крестьяне. Экономические бедняки могли быть
деревенскими лодырями и неудачниками, но они также могли быть
трудолюбивыми отходниками, отличавшимися от земледельца- середняка
большими связями с городом, осведомленностью об окружающем мире,
грамотностью и “современной” направленностью. Именно последний тип
бедняка был естественным союзником Советской власти, хотя большевики
полностью этого не сознавали. Следствием существования российского
“крестьянского” рабочего класса – этого неиссякаемого источника тревоги для
теоретиков марксизма – было то, что в России имелось частично
пролетаризированное крестьянство, особенно в нечерноземных губерниях и в
отходнических уездах черноземных губерний; бедняки-отходники были
пролетариями деревни в буквальном смысле слова. Наиболее серьезным было,
пожалуй, то, что настойчивые поиски классовых врагов могли привести к
созданию целых “классов врагов Советской власти”, которые, вероятно,
пополнились бы людьми “чуждого” происхождения. Основной причиной их
враждебного отношения к новому порядку было именно то, что он отвергал и
унижал их [4, с.25, с.30].
Ликвидация помещичьего землевладения и оказание помощи Советской
власти беднякам содействовало их подъему до уровня середняков. В 1925 году
их удельный вес достиг 60% от всего крестьянства. Бедняки составляли 26%,

21
кулаки — 4%. Но сохранение единоличного крестьянского хозяйства, общая
неустроенность многих крестьянских хозяйств не освободила их от кулацкой
кабалы. Не имея возможности вести самостоятельно хозяйство, часть крестьян
разорялась и превращалась в батраков, середняцкие хозяйства опускались до
уровня бедняков. Это вынудило Советскую власть с целью более полного
использования средств производства в сельском хозяйстве разрешить
использование наемного труда. В 1925 году в 20064 хозяйствах Белоруссии
насчитывались 21747 наемных сельскохозяйственных годовых и временных
рабочих. Из всех хозяйств, в которых использовался наемный труд, 52% были
кулацкими. Они нанимали регулярно по 2 — 3 работника. Остальные
крестьянские хозяйства (48%) пользовались наймом, главным образом во время
летних и осенних полевых работ. Они принадлежали к середняцким и
бедняцким. Здесь наемный труд не носил эксплуататорского характера [11, с.
355-356].
Быстрейшему восстановлению сельского хозяйства способствовала
советская кредитная система. Наряду с государственной существовала широкая
сеть кооперативного кредита. Благодаря кредитованию значительное
количество крестьянских хозяйств могло получить в кредит семена, инвентарь,
деньги, необходимые для ведения хозяйства. В 1924 году сельское хозяйство
Белоруссии в основном было восстановлено. Посевные площади республики
достигли 2230 тысяч десятин против 2100 тысяч десятин в 1913 году.
Урожайность осталась на дореволюционном уровне. Быстрыми темпами
восстанавливалось и животноводство. В 1924 году количество крупного
рогатого скота превысило уровень 1916 года на 10,2%, лошадей — на 2,3% [11,
с.356].
Одновременно начался процесс ликвидации кулачества. Конференции
батраков и бедноты ходатайствовали перед правительством о раскулачивании и
выселении кулаков. Уже в июле 1929 г. М. И. Калинин отмечал факты, когда
«сплошь и рядом кулаков выгоняют с земли, лишают их земельного надела» [3,
с. 325].
Среди форм борьбы крестьянства в конце 1920 х гг. возрастало количество
поджогов: за весеннее полугодие в 1927 г. их было в республике 601, в 1928 -
765, а в 1929 году - 1037, объектами поджога становились чаще всего дома
организаторов 207 колхозов и колхозных активистов, а также хозяйственные
постройки коллективов. Одной из форм сопротивления стали поджоги хлеба.
По БССР согласно докладной записке Секретно политического отдела ОГПУ от
15 марта 1931 г. произошло 358 таких случаев. БССР отмечалась как один из
наиболее выраженных регионов с антисоветскими настроениями.
Соответственно этим же даным состоялось 548 массовых выступлений.
Наиболее значительную силу выступлений составляла молодежь. Пик такого
рода борьбы наблюдался в марте-апреле 1930 года. Власти особенно волновало
то, что все это происходило вблизи государственной границы. Количество
террористических актов согласно данным ОГПУ за 1930 год составило 533

22
случая [12, с. 206-207]. Что говорит о борьбе среди отдельных слоев
крестьянства против новой власти.
С 1928 года Советская власть начала активное наступление кулачество,
оно имело цель подорвать его экономические источники. Закон о
землепользовании принятый в 1928 году, сократил срок арнеды земли до 6 лет
и и полностью запретил сдачу земли в аренду кулацким хозяйствам. При
проведении обязательного землеустройства у них изымалась большая часть
земли, взамен же отводились неполноценные участки. Также у них была изъята
сельско-хозяйственная техника и запрещена для кулаков их продажа.
Остальной инвентарь отпускался в малых количествах и за наличный расчет.
Также был усилен контроль за соблюдением законов о труде. Для батраков
устанавливался восьмичасовой рабочий день, страхование и прочее. Серьезным
ударом по кулачеству был роспуск лжеколхозов, а также изгнание кулацких
элементов из органов кооперации и крестьянской взаимопощи. При содействии
групп бедноты и других организаций прошла кампания по ликвидации
лжеколхозов и чистке руководящих органов кооперации от враждебных
элементов [16, с. 195].
Политика Советской власти в период нэпа была направлена на поддержку
бедняков и против кулаков. Первых освободили от продналога, у них были
преимущества при получении образования, вступлении в комсомол и партию,
им должно было отдаваться предпочтение при поступлении на работу в
промышленности и при получении канцелярских и управленческих должностей
в сельских Советах. Кулаков же наказывали лишением права голоса и
посредством налогов, им было недоступно то, на что бедняки имели
преимущественное право. К концу нэпа политика дискриминации кулаков
приняла еще более суровые формы, положившие начало драматическому росту
враждебности, кульминацией которого стало решение Сталина о “ликвидации
кулачества как класса [4, с. 26].
Таким образом, результатом коллективизации должно было стать наличие
товарной массы сельскохозяйственной продукции в количестве, достаточном для
формирования продовольственных резервов и снабжения быстро растущего
городского населения продуктами питания, для улучшения благосостояния
населения. Среди ошибок были названы нарушения принципа добровольности при
вступлении крестьян в колхозы, чрезмерное налогообложение индивидуальных
крестьянских хозяйств, из-за чего их ведение теряло всякий смысл; запрет
самостоятельного переселения в другие места и продажи крестьянского
имущества под угрозой его полной конфискации. В результате принятых мер
искусственно взвинченный темп коллективизации снизился, ряд колхозов
распались. Вместе с тем была усилена массированная политико-идеологическая и
организационная работа, продолжено ужесточение налоговой политики, приняты
и другие меры, в частности, по созданию машинно-тракторных станций (МТС),
что позволило добиться целей коллективизации. Также произошло практически
полное уничтожение кулачества как класса и их переселение на другие территории.

23
Заключение

Таким образом, в ходе исследования были решены поставленные задачи


исследования. В результате были сформулированы следующие выводы:
1) В исторической литературе данная тематика изучена как в советский
период, так и в современный периоды достаточно подробно. Также есть
много работ зарубежных авторов. Основная проблема работ заключается
в противоречиях источников друг с другом и трактовке исторических
событий в угоду современной политической повестке.
2) Советское аграрное законодательство периода 1920-х было направлено на
построение бесклассового общества. Конституция РСФСР 1918 года и
БССР 1926 гарантировала трудящимся равные права, независимо от
национальной или расовой принадлежности, эксплуататорские классы
данными правами не обладали. Это вело к противостоянию между двумя
противоборствующими группами населения. Также происходило
ликвидация помещичьего землевладения благодаря постановлени. Об
выселению помещиков.
3) В ходе развития сельского хозяйства был взят курс на искорение
социального неравенства на деревне. С началом некой либерализации с
момента введения НЭПа хозяйство страны было направленно на
восстановление после войн начала века. Впоследвии это привело к
сплошной коллективизации и появлению колхозов в ходе чего была
уничтожена крестьянская община.
4) Происходила политику по уничтожению зажиточного крестьянства, они
считались противниками революции. Проведение политики совпало с
перегибами в заготовке хлеба и коллективизацией, и привело к
массовому недовольству крестьян, групповому выселению «кулаков» и
их семей в спецпоселения, конфискациям их собственности и ее
обобществлению, расстрелам, а также по причинам крайне плохой
продуманности и отсутствия конкретных инструкций по реализации
политики - к произволу местных органов власти и жертвам среди

24
бедного и среднего сельского населения, а также среди членов самих
местных властей.

Список использованных источников:

1. Коллектив авторов История крестьянства Беларуси. С древних времен до


1996 г. Том 2, М.: Минск, "Беларуская Навука" 2002, 552с.
2. Гісторыя Беларусі: У 6 т. Т. 5. Беларусь у 1917–1945 гг. / А.
Вабішчэвіч; Рэдкал.: М. Касцюк (гал. рэд.) [і інш.]. — Мінск:
Экаперспектыва, 2006. – 613 с.
3. Трифонов И. Я. Ликвидация эксплуататорских классов в СССР/ И. Я.
Трифонов. - Москва: Политиздат, 1975. – 406с.
4. Фицпатрик Ш. Классы и проблемы классовой принадлежности в Советской
России 20-х годов // Вопросы истории. 1990. № 8. С. 16-32;
5. Первая Советская конституция (конституция РСФСР 1918 года). Принята V
Всероссийским съездом Советов, С. П. – М., 10 июля 1918 г. – 25с.
[электронный ресурс] // Точка доступа:
http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnst1918.htm – Дата доступа: 02.11.2021.
6. Конституция (Основной закон) Белорусской Социалистической Советской
Республики в редакции от 11 апреля 1927 года. [Электронный ресурс] – Точка
доступа: – https://pravo.by/pravovaya-informatsiya/pomniki-gistoryi-prava-
belarusi/kanstytutsyynae-prava-belarusi/kanstytutsyi-belarusi/konstitutsiya-1927-
goda/ – Дата доступа: 02.11.2021.
7. Всесоюзная перепись населения 17 декабря 1926 г. : краткие сводки / изд.
ЦСУ Союза ССР. - М, 1927-1929. - 10 т. - В надзаг. : Центр. статист. упр. СССР.
Отд. Переписи. Вып. 10 : Население Союза ССР по положению в занятии и
отраслям народного хозяйства. - 1929. - 19, 250 с. [электронный ресурс] // Точка
доступа: http://elib.shpl.ru/ru/nodes/17507-vsesoyuznaya-perepis-naseleniya-17-
dekabrya-1926-g-kratkie-svodki-m-1927-1929 – Дата доступа: 02.11.2021.
8. Постановления Президиума ЦИК от 20 марта 1925 г. «О лишении бывших
помещиков права на землепользование и проживание в принадлежавших им до
Октябрьской революции хозяйствах» - СЗ СССР, 1925 [электронный ресурс] //
Точка доступа: http://docs.historyrussia.org/ru/nodes/125739 – Дата доступа:
02.11.2021.

25
9. Конституция (Основной закон) Белорусской Социалистической Советской
Республики в редакции от 2 февраля 1919 года.[электронный ресурс] // Точка
доступа: https://pravo.by/pravovaya-informatsiya/pomniki-gistoryi-prava-
belarusi/kanstytutsyynae-prava-belarusi/kanstytutsyi-belarusi/konstitutsiya-1919-
goda/ – Дата доступа: 02.11.2021.
10. Ходин, С. Н. Трансформационные процессы в белорусской деревне на
рубеже 20-30-х гг. ХХ в. / С.Н. Ходин // Исторический журнал: научные
исследования. – 2016. - № 5. - С. 580-590.
11. Ковкель И. И., Ярмусик Э.С. История Беларуси с древнейших времен до
нашего времени. – Мн.: «Аверсэв», 2000. – 592 с.
12. Ходин, С. Н. Беларуская вёска ў міжваенны час: шляхі і формы савецкай
мадэрнізацыі (1921 –1939) / С. Н. Ходин. – Мінск : БДУ, 2014. – 240 с.
13. Ходин, С. Н. Вынікі Першай сусветнай вайны ў сацыяльна-эканамічных
працэсах Беларусі ў 20-я гг. ХХ ст / С. Н. Ходзин / Первая мировая война в
исторических судьбах Европы : сб. материалов Междунар. науч. конф., г.
Вилейка, 18 окт. 2014 г. / редкол. : В.А. Богуш (пред.) [и др.]. – Минск : Изд.
центр БГУ, 2014 . – С. 452-459.
14. Ходин, С. Н. Этносоциальные процессы в Беларуси в межвоенный период /
С. Н. Ходин // Этнокультурное развитие Беларуси в XIX – начале ХXI в.:
материалы междунар. науч.-практ. конф. / редкол. : Т. А. Новогродский (отв.
ред.) [и др.]. – Минск: БГУ, 2011. – С. 12 – 16.
15. Поляков Ю. А. Переход к нэпу и советское крестьянство // АН СССР. Ин-т
истории. - Москва : Наука, 1967. - 511 с.
16. Трифонов И. Я. Очерки истории классовой борьбы в СССР в годы НЭПа.
(1921-1937) - Москва : Госполитиздат, 1960. - 279 с.
17. Советская деревня глазами ЧК-ОГПУ-НКВД. 1918-1939. Документы и
материалы. В 4-х томах. Том 2. 1923-1929/ Институт российской истории
Российской академии наук, Дом гуманитарных наук (Франция), Центр. архив
ФСБ Российской Федерации, Институт современной истории (Франция),
Российский государственный архив экономики, под редакцией А.Береловича,
В.Данилова. - М.: "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН), 2000.
- 1168 с.
18. Поляков Ю. А. Проблема голода важный компонент научно-исторического
осмысления «НЭПа», или рецензия в жанре «Ретро» на кн. : Поляков, Ю. А.
Переход к нэпу и советское крестьянство / - М. : Наука, 1967. - 512 с.
19. Маргунский, С.П. Государственное строительство в БССР в годы
восстановления народного хозяйства (1921—1925) / С.П. Маргунский. —
Минск, 1966. - 286с.
20. Валк С. Н. Декреты Советской власти. Т.I. М., Гос. изд-во
полит.литературы, 1957 [электронный ресурс] // Точка доступа:
https://pravo.by/pravovaya-informatsiya/pomniki-gistoryi-prava-
belarusi/kanstytutsyynae-prava-belarusi/akty-rsfsr-adnosna-belarusi-1917-1918-
gg/dekret-o-zemle-napisannyy-v-i-leninym-prinyatyy-ii-vserossiyskim-sezdom-
sovetov/ Дата доступа: 02.11.2021.

26
21. Документы и материалы по истории Белоруссии / Акад. наук Белорус. ССР,
Ин-т истории. - Минск, 1953 (2016). - Т. 3: 1900-1917 гг. - 1020 с.
22. Первая Всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. / Изд.
Центр. стат. ком. М-ва вн. дел; Под ред. Н.А. Тройницкого. 1-89 XXII. Минская
губерния, год издания 1904, 244с. [электронный ресурс] // Точка доступа:
https://rusneb.ru/catalog/000199_000009_003956035/ – Дата доступа: 13.11.2021.
23. Дробязко, С.Г. Основные акты аграрного законодательства БССР и их роль
в развитии сельского хозяйства: 1919–1934 гг. : сб. науч. тр. / С.Г. Дробязко. –
Минск : АН БССР, 1959. – Вып. 2. – С. 135–147.
24. КПСС в резолюциях и решениях.., ч. II, Изд. 7, 1954, стр. 437, Резолюции и
постановления XI съезда КП (б) Б, изд. ЦК КП (б) Б, 1927.

27

Вам также может понравиться