Вы находитесь на странице: 1из 30

Министерство образования Республики Беларусь

Учреждение образования
«Гомельский государственный университет

им. Франциска Скорины»

Факультет Исторический
Кафедра Всеобщей истории

Советская Россия и страны Запада после


Версальского договора
Курсовая работа

Исполнитель: Полегенько
Роман
Научный руководитель:
к. и. н. Доцент Жихарев С. Б.

Гомель 2021
Содержание

Введение............................................................................................................. 3
1 Историография и источники......................................................................... 5
2 Становление Советской России.......................................................................
3 Международные отношения со странами Запада после признания
Советской России (Деятельность Литвинова).............................................................
Заключение............................................................................................................
Список использованных источников.................................................................

2
Введение

Версальский мирный договор подвел черту крупнейшему к тому


моменту в истории военному конфликту - Первой Мировой войне. Он был
важнейшим из серии мирных договоров, завершивших Первую мировую войну;
документ, подписанный в Версале 28 июня 1919 года, положил конец
происходившей между Германией и антигерманской коалицией Первой
мировой войне. Этот конфликт привел к коллосальным человеческим потерям,
пределу сфер влияния, распаду старых государств и появлению новых. Одним
из них стал Советский Союз, который образовался в ходе Октябрьской
социалистической революции и привел к полнейшему видоизменению
общественно-экономической жизни страны. А также ее восприятию на
международной арене. В подписании Версальского договора Россия участия не
принимала. Большевики подписали сепаратный Брестский мир, а
антибольшевистские силы не могли претендовать на то, чтобы участвовать в
конференции от имени всей страны. Государств-победившие в войне, которые
также играли основную роль в выработке условий Версальского мирного
договора, преследовали различные цели. Для Франции основное значение
имело максимальное ослабление Германии, Великобритания и США были
более заинтересованы в сохранении равновесия сил в Европе, что заставляло их
в большей степени учитывать интересы Германии, которую в условиях распада
Австро-Венгрии, революции в России, общего национально-революционного
подъёма и действенной большевистской пропаганды можно было использовать
в качестве стабилизирующего фактора в Центральной и Восточной Европе
Цель данной работы – изучить взаимотношения Советской Россия и стран
Запада после Версальского договора.
В соответствии с целью моей курсовой работы следует решить следующие
задачи: 1) изучить историографию и источники по теме Советская Россия и
страны Запада после Версальского договора. 2) Проследить становление
Советского Союза на международной арене и его взаимоотношения с другими
странами. 3) Осветить деятельность М. М. Литвинова на его посту наркома по
иностранным делам и специфику его деятельности, а также пути
взаимодействия правительства СССР с другими государствами.
Объектом изучения является политика правительства Совесткого Союза
на международной арене.
Предмет работы деятельность правительства по признанию Советской
России другими государствами мира.
Изучением данной темы занимались такие исследователи и историки, как
Потёмкин В. П., Дембский С., Густерин П. В. и многие другие ученые.

3
Как источник по этой теме мною были использованы записки чиновников
СССР, записи публичных выступлений деятелей Советской России и другие
материалы.
В данной курсовой работе были использованы следующие методы
изучения: историко-сравнительный, историко-описательный, историко-
аналитический.
Версальско-Вашингтонская система привела к созданию Лиги Наций,
которая была инструментом для сохранения статуса-кво в системе
международных отношений. Этот инструмент, фактически подконтрольный
Франции и Великобритании, оказался, однако, неэффективным в исполнении
своих стабилизационных функций. Также многие государства не вступали в
данную организацию в том числе РСФСР, а впоследтвии и СССР. Также новое
государство не признавали множество, так как видели в нем угрозу своей
власти. Ведь там пришли к власти эксплуатируемые классы населения. Долгое
время Советская Россия смогла установить дипломатические отношения
только с новыми государствами, образовавшимися после распада Российской
империи, или с азиатскими странами, не имевшими международного веса. Но
постепено, по мере усиления нового государства и его институтов оно стало
получать все большое признание на международной арене. Впоследствии оно
заняло одной из важнейших мест в мировой политической системе и могло
диктовать свою позицию независимого от политического оппнета, чего была
лишена ранее. Как это происходило и с чем сталкивалось новое государство я
постараюсь ответить в своей курсовой работе.

4
Глава 1. Историография и источники.

Для написания работы мною были использованы труды


советских,российских и иностранных авторов. Использованы материалы
записей международных договоров, а также некоторые электронные ресурсы.
Книга Мельтюхов М. И. посвящена одной из самых загадочных страниц
отечественной истории ХХ века - событиям, приведшим к трагедии 1941 года.
В последние десятилетия предыстория Великой Отечественной войны
оказалась в центре ожесточенной и чрезмерно политизированной дискуссии. В
данной работе на широком круге документов, в том числе малоизвестных и
лишь недавно рассекреченных, подробно исследуются события 1939–1941
годов. Показана внешняя политика СССР и действия Красной Армии в
Восточной Европе в начале Второй мировой войны, военное планирование
советского Генштаба, организационное развитие и численность советских
вооруженных сил, взгляды советского руководства на события европейской
войны и содержание советской пропаганды. В нашей курсовой работе данный
труд поможет осознать степень изменений произошедших с Советской России
за 20 лет ее существования [1].
Статья в Большой Российской энциклопедии про Версальско-
Вашингтонскую систему, она была установлена государствами-победителями,
главным образом Великобританией, Францией, США и Японией. Эта Статья
дает важную и исчерпывающую информацию об этой системе договоров и
последствиям к которым она привела [2].
Статья Демски С. Польша, Советский Союз, кризис Версальской
системы и причины начала Второй мировой войны подготовлена по просьбе
российско-польской Группы по сложным вопросам в качестве главы в
совместную публикацию «Белые пятна – Черные пятна. Российско-польские
отношения в 20-м веке» и является важной ее частью. Эта работа позволит по-
новому вгзлянуть на исторические перипетии и причины развала Версальской
системы мира [3].
Книга Потёмкина В. П. История дипломатии ставит своей задачей – на
основе анализа международных отношений в последовательно сменявшиеся
эпохи – изложить краткую историю дипломатии от древних времен до нашего
времени. История дипломати» представляет собой первый опыт марксистской
работы в данной области и в указанном масштабе. Весь трехтомный цикл
ставит своей задачей – на основе анализа международных отношений в
последовательно сменявшиеся эпохи – изложить краткую историю дипломатии
от древних времен до нашего времени. Используйющийся в нашей курсовой
работе том 3 повествует о периоде истории дипломатии с 1919 по 1939 год,
между первой и второй мировыми войнами, в котором достаточно отчетливо
обозначаются три этапа. Первый этап (1919–1923 года) характеризуется
усиленной дипломатической деятельностью стран-победительниц,

5
направленной, во-первых, на создание и укрепление версальско-вашингтонской
системы послевоенных международных отношений, во-вторых, на изоляцию
Советской страны в целях ее скорейшего подчинения или разгрома путем
вооруженной интервенции. Второй этап (1923–1929 года) ознаменован был, во-
первых, обострением внутренних противоречий версальско-вашингтонской
системы, во-вторых, постепенным расшатыванием этой системы усилиями
враждебных ей государств, в-третьих, вступлением капиталистических стран на
путь дипломатического признания непрерывно крепнущей Страны Советов.
Третий этап (1929–1939 год), открывающийся наступлением экономического
кризиса, связан с крушением версальско-вашингтонской системы, которая
распадается под напором внутренних противоречий и под ударами агрессивных
стран – Германии, Италии, Японии, объединяющихся в блок поджигателей
войны [4].
Сорок первый том Полного собрания сочинений В. И. Ленина завершает
ряд томов, включающих работы периода гражданской войны. В том входят
произведения, написанные с мая по ноябрь 1920 года, когда советскому народу
пришлось отражать новый, последний поход Антанты. Важнейшим событием
этого периода в международном рабочем движении был созыв летом 1920 года
II конгресса Коминтерна. Центральное место в томе занимают вопросы
международного рабочего и коммунистического движения. В произведениях
Ленина, включенных в том, получили развитие организационные, программные
и тактические основы коммунистических партий. Характеризуя особенности
развития коммунистического движения в тот период, Ленин отмечал, что во
всех капиталистических странах лучшие представители революционного
пролетариата вполне усвоили основные принципы Коммунистического
Интернационала. Это было время мощного подъема мирового революционного
движения, вовлечения в борьбу все новых и новых масс трудящихся, быстрого
роста политического сознания и сплоченности рабочего класса, массового
возникновения и упрочения коммунистических партий. Вместе с тем в быстро
растущем коммунистическом движении обозначились две опасности,
грозившие совлечь освободительную борьбу пролетариата с правильного пути.
Первая, наиболее серьезная опасность [5].
Статья Сны и действительность после войны была написана после
нескольких бесед Троцкого с друзьями из Франции и помещена, как передовая
статья Редакции, в первом номере нового французского журнала левой
оппозиции «Веритэ» («Правда») за 13 сентября 1929 года описывает
сложившийся мировой порядок после победы Социалистической революции в
России и делает вывод, что главные наши надежды следует возлагать на
передовых рабочих, непосредственно связанных с массой трудящихся [6].
Интернет-статья Ф. Мамаев Краткий курс истории: Версальский
мирный договор на сайте Российского военно-исторического общества дает
краткий экскурс в новый мировой порядок и степень изменений произошедших
в мире после его принятия [7].

6
Книга Сталин и его дипломаты. Советский Союз и Европа. 1930-1939 гг..
французского историка С.Дюллена посвящена истории и деятельности
советского дипломатического корпуса в 1930-е гг. Автор уделяет много
внимания личности главы Наркомата иностранных дел М. М. Литвинова,
рассматривает его взаимоотношения со Сталиным, их роль в выработке
советской внешней политики [8].
В коллективной публикации Наринского М. М. и
Васильева Н. Ю. Литвинов – блестящий дипломат, выдающийся нарком
рассматривается дипломатическая деятельность одного из наиболее ярких
руководителей советского внешнеполитического ведомства М.М. Литвинова. В
работе довольно подробно освещаются все наиболее важные события, имевшие
место в жизни Литвинова - дипломата, а вместе с тем в ней предпринимается
попытка проанализировать взгляды этого человека по основным
международным вопросам 1920-х – 1930-х гг., которые иногда расходились с
позицией других видных представителей НКИД и высшего партийного
руководства Страны Советов [9].
Работа Чернявского Г. И. Феномен Литвинова посвящена наркому
Советского Союза М. М. Литвинову, где разбираются факты его биографии, а
также подвергается анализу его деятельность на данном государственном
посту [10].
Книга Шейниса 3. С. Максим Максимович Литвинов: революционер,
дипломат, человек. посвящена жизни и деятельности М. М. Литвинова, члена
партии с 1898 года, агента «Искры», соратника В. И. Ленина, видного
советского дипломата и государственного деятеля. Она является итогом
многолетних исследований автора, его работы в советских и зарубежных
архивах. В книге приводятся ранее не публиковавшиеся документы, записи
бесед автора с советскими дипломатами и партийными деятелями: А. И.
Микояном, В. М. Молотовым, И. М. Майским, С. И. Араловым, секретарем В.
И. Ленина Л. А. Фотиевой и другими [11].
Монография Густерина П. В. Советско-британские отношения между
мировыми войнами. освещает политику ведущих капиталистических стран
мира во главе с Великобританией в отношении первого социалистического
государства от его возникновения на развалинах Российской империи до
Второй мировой войны, в которой Советский Союз сыграл решающую роль.
Автор рассматривает взаимоотношения Советской России и Великобритании
как гегемона Версальского миропорядка, уделяя внимание советско-
британскому соперничеству за сферы влияния, позиции СССР и
Великобритании в вопросе о всеобщем разоружении, а также неудачные
попытки советско-британского сближения перед лицом общей угрозы со
стороны гитлеризма [12].
Труд Иоффе А. А. Генуэзская конференция посвящен проведению
международной конференции в Генуе, автор будучи член советской делегации
мог рассмотреть все внутренние течения данной конференции и цели

7
преследуемые ее участники. А также отметить предпосылки и результаты этого
события [13].
Материал интернет-проекта «История России» входит в цикл работ об
исторической науке и обществе. Также там есть статья посвященная Генуэзской
конференции, в которой рассказывается о предпосылках, причинах и ходе
переговоров между советской делегацией и ее международными оппонентами
[14].
В книге Майского И. М. Воспоминания советского посла рассказано о
пребывании автора в Англии в качестве посла Советского Союза. Автор
останавливается на основных событиях этого периода: налете на АРКОС,
заключении торгового договора между СССР и Англией. Отдельные главы
посвящены предвоенной политике Чемберлена, приведшей к Мюнхену. Особое
внимание автор уделяет отношениям Советского Союза с Англией в период
войны. Интересны характеристики и портреты общественных и политических
деятелей, с которыми И. М. Майскому доводилось встречаться в то время: это
супруги Веббы, известный английский писатель Г. Уэллс, президент США
Рузвельт, Г. Гопкинс, У. Черчилль, А. Идеи, лорд Бивербук и других. В
заключительной главе автор рассказывает о Крымской конференции Великих
держав [15].
В сборник под редакцией Бахтуриной А. Ю. Россия и США:
Экономические отношения 1933 – 1941 включены документы, выявленные в
фондах Российского государственного архива экономики, Государственного
архива РФ, Российского государственного архива социально-политической
истории. Они расширяют наше представление о трудностях, характере и
основных направлениях экономических связей между двумя странами накануне
и в первый период второй мировой войны - от установления дипломатических
отношений до июля 1941 г. Этот период насыщен крупными международными
политическими событиями, ревизией Версальско-Вашингтонской системы,
вызреванием кризиса мировой системы и началом глобальной войны со всеми
ее последствиями [16].
Работа Громыко А. А. и Пономарев Б. Н. История внешней политики
СССР 1917-1980 рассказывает об внешней политике Советского Союза и ее
особенностях в рассматриваемый период. Нас интересует первый том данного
издания посвященный 1917-1945 годам и который рассказывает о ленинской
внешней политике, борьбе молодого СССР за место под солнцем. Данный том
посвящен ленинской внешней политике молодой Советской Республики в годы
гражданской войны и иностранной военной интервенции, борьбе СССР за
утверждение принципа мирного сосуществования государств с различными
социальными системами и завершается изложением внешней политики
Советского Союза в период Великой Отечественной войны [17].
Статья Белковца Л. П. Пять лет "красной дипломатии". Советская Россия
на международной конференции в Генуе посвящена участию Советской России в
Генуэзской конференции 1922 года, которое подвело своеобразный итог
пятилетней деятельности советской дипломатии. В работе дается оценка в острой

8
дискуссия относительно экономической политики большевиков, начавших
«социалистический» эксперимент в стране, выходившей из войн и революций.
Основное внимание уделено проблеме долговых обязательств царского и
Временного правительств, аннулированных советской властью, показано, как в
острой борьбе с бывшими союзниками советские дипломаты отстояли позицию
России по этому вопросу. Исследована совокупность исторических и юридических
фактов, применён метод их научной оценки с опорой на достижения
отечественной и зарубежной историографии. Сделаны позитивные выводы о
достижениях и потерях советской дипломатии в борьбе за признание новой России
(СССР) капиталистическими странами и установления с ним торговых и
дипломатических отношений. Дана оценка заключённого на конференции
сепаратного договора с Германией, при помощи которого России удалось
прорвать дипломатическую изоляцию [18].
Работа Кена О. Н. Москва и пакт о ненападении с Польшей (1930-1932
гг. ) в котором автор анализирует политические, дипломатические и правовые
аспекты договора. Исследование открывается предысторией советско- польских
политических переговоров, завершившихся подписанием пакта о ненападении.
Как отмечается в первой части монографии, «договоры о взаимном
ненападении явились сравнительно новым инструментом международных
отношений, позволяющим восполнить пробелы системы коллективной
безопасности под эгидой Лиги Наций» [19].
Исследование И. Саблина охватывает историю Дальнего Востока 1900 –
1920-х годов и посвящено сосуществованию и конкуренции различных
взглядов на будущее региона в данный период. Националистические сценарии
связывали это будущее с интересами одной из групп местного населения:
русских, бурят-монголов, корейцев, украинцев и других. В рамках
империалистических проектов предпринимались попытки интегрировать
регион в политические и экономические зоны влияния Японии и США.
Большевики рассматривали Дальний Восток как плацдарм для экспорта
революции в Монголию, Корею, Китай и Японию [20].
Жирнов Е. «Пост великого вождя перейдёт Попову» посвящена
дипломату Г. М. Попову, но в которой также упоминается деятельность
Литвинова и его взаимоотношения с ним [21].
Статья А. Тененбаума Посол мира посвящена М. М. Литвинову, о
котором в мае 1939 года советский посол в Швеции Александра Коллонтай на
первомайском митинге в посольстве назвала Литвинова «стахановцем по
иностранным делам», который олицетворяет «всю мощь, все величие, всю
непобедимость, всю гуманность и мудрость советской международной
политики» [22].
Майский И. М. Воспоминания советского посла посвящена одному из
самых драматических периодов в истории СССР и всей Европы — периоду
подготовки второй мировой войны [23].

9
Глава 2. Становление Советской России

После Февральской революции 1917 года новое


революционное Временное правительство не смогло восстановить порядок в
стране, что привело к нарастанию политического хаоса, в результате которого
власть в России захватила партия большевиков под руководством Владимира
Ленина, в союзе с левыми эсерами и анархистами (Октябрьская революция
1917 года). Верховным органом власти в России был объявлен Съезд Советов
рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Это привело к череде
конфликтов между новым государтсвом и сторонниками старого порядка,
также Советско-Польской войне. Гражданская война окончилась в 1922 году, и
практически сразу после ее окончания было образовано новое государство -
СССР. Оно оказалось в сложной внешнеполитической ситуации как в момент
своего образования, так и в период внутренней борьбы с сторонниками других
общественно-экономических позиций и курса развития страны.
28 июня 1919 года в знаменитой резиденции французских королей был
подписан Версальский мирный договор, завершивший Первую мировую
войну.Версальский договор был подписан проигравшей Германией, с одной
стороны, и главными державами-победительницами, Великобританией,
Францией, США, Италией и Японией – с другой. В качестве экзотического
приложения договор подписали более двух десятков маленьких стран,
примкнувших к победителям, включая Панаму, Гондурас и Либерию, вклад
которых в победу был невелик или вообще ничтожен [7].
Весь мир после Первой мировой войны вступил в период Версальско-
Вашингтонская системы. Она была установленна государствами-победителями:
Великобританией, Францией, США и Японией. Он был создан для обеспечения
геополитики и военно-стратегических интересов стран-победительниц.
Основой Версальско-Вашингтонская системы были Версальский мирный
договор 1919 года и тесно связанный с ним Сен-Жерменский мирный договор
1919 года, Трианонский мирный договор 1920 года, Севрский мирный договор
1920 года, соглашения, заключенные на Вашингтонской конференции 1921-
1922 годов, Генуэзской конференции 1922 года. Важная роль в ее
функционировании была отведена Лиге Наций, международной организации по
поддержанию мира и сотрудничеству между народами, созданной в
соответствии с Версальским мирным договором. Также он был направлен
против СССР, и этот аспект его деятельности со временем становился все более
важным. С самого начала Версальско-Вашингтонская системы обнаружила
внутреннюю нестабильность. Вехами этого процесса поначалу были отказ
самих стран-победительниц от требования строгого соблюдения Германией
всех пунктов Версальского мирного договора, а затем открытое нарушение

10
Германией условий Версальского договора которые постепенно привели к
распаду Версальско-Вашингтонская системы [2].
По Версальскому договору на Германию была возложена вся
ответственность за ущерб, нанесённый в ходе боевых действий — а бывший
император Вильгельм II обвинялся в преступлении против международной
морали и в военных преступлениях. Согласно статье 116-й Германия
признавала «независимость всех территорий, входивших в состав
бывшей Российской империи к 1 августа 1914 года», а
также аннулировала Брестский мирный договор — наравне со всеми другими
соглашениями, заключёнными ею с большевистским
правительством; Бухарестский договор также аннулировался. Статья 116
мирного договора признавала за Россией право получения от Германии
соответствующей части репараций. Статья 117 ставила под сомнение
легитимность большевистского правительства в России и обязывала Германию
признать все договоры и соглашения союзных держав с государствами,
которые «образовались или образуются на всей или на части территорий
бывшей Российской империи». Германия оставляла свои войска в
прибалтийских республиках и в Литве впредь до особого распоряжения
союзников. Германия отказывалась от своих прав и преимуществ в Китае,
Сиаме, Либерии, Марокко, Египте и соглашалась на протекторат Франции над
Марокко и Великобритании над Египтом. Германия должна была признать
договоры, которые будут заключены с Турцией и Болгарией [4, с. 50-52].
Опыт революционного ниспровержения буржуазного господства был
проделан в 1917 году в России партией большевиков. Октябрьская революция
является самым гигантским фактом мирового рабочего движения и
величайшим событием в человеческой истории вообще. Мы стоим полностью и
целиком на почве Октябрьской революции. Это наша революция. Февральская
революция 1917 г. показала, что демократия, едва вышедшая из революции,
беспощадно обрушивает свои репрессии на рабочих, как только они начинают
угрожать частной собственности. С другой стороны, Октябрьская революция
показала, что даже в отсталой стране с подавляющим большинством
крестьянского населения пролетариат может стать у власти, объединив вокруг
себя все трудящиеся и угнетенные массы. Этот исторический урок был дан
международному пролетариату партией большевиков под руководством
Ленина. Политика большевиков в Октябрьской революции есть высшее
применение методов марксизма. Она отмечает новый исходный пункт в
движении рабочего класса вперед [6].
Советская Россия в начале своего существования имела конфликты с
большим количеством других стран. Одной из которых была Польша. Польша
и Россия занимали в Версальско-Вашингтонской системе диаметрально
противоположные места. Возрожденная Польша стала ее неотъемлемой
составной частью и одним из главных бенефициантов. Александр Скшиньски,
один из самых выдающихся польских министровиностранных дел межвоенного
периода, писал, что из Версаля Польша вышла как «интегральная составная

11
часть новой политической системы, которая, по мысли ее творцов, должна
обозначить для будущей германской экспансии определенные границы, за
которые та не должна выходить». Отношение же Советской России
к версальскому мироустройству вытекало из ее периферийного положения.
Можно даже сказать, что в межвоенный период большевистская Россия была
внесистемным элементом. Большевистская революция отодвинула Россию на
задворки европейской политики, хотя, без сомнения, на Версальской
конференции ей полагалось место среди держав-победительниц. Во всей
России, однако, не было никого, кто мог бы ее там представлять. Император
Николай был зверски убит вместе со всей семьей, «Верховный правитель
Государства Российского» адмирал Александр Колчак не контролировал
европейскую часть России, поэтому не мог принимать решения о ее западных
границах. А авантюристская интервенция Антанты исключила участие
в конференции большевиков. В 1919 – 1939 годах перед лицом
ревизионистской политики двух мощных соседей Польша стремилась
сохранить равновесие. Ревизионистская Советская Россия поддерживала такие
же ревизионистские планы других «обиженных» в 1919 году, например с
Германией (в 1919–1932 годах) и Венгрии, ищущей возможности вернуть себе
Семигород. Целью Советского Союза в рассматриваемый период была
ликвидация версальского мироустройства, а затем противодействие тенденциям,
направленным на его воссоздание [3, с. 48, 52, 53].
В речи произнесенной В. И. Лениным на совещании председателей
уездных, волостных и сельских исполнительных комитетов Московской
губернии гласила: Франция, Польша и Врангель шли против нас вместе. Когда
наши войска были заняты всецело войной на Западном фронте, Врангель
собирал свои силы, а французский и английский флоты помогали ему. Когда
Врангель подошел к Кубани, он надеялся там на зажиточного казака-кулака.
Кто помогал тогда Врангелю, кто давал ему топливо, военный флот, чтобы
держать его в Донецком бассейне? Английский и американский флоты. Но мы
знаем, что этот десант провалился, потому что кубанский казак хотя и богат
хлебом, но он прекрасно видел, что значат эти обещания Учредительного
собрания, народовластия и проч. прекрасных вещей, которыми мажут дураков
по губам эсеры, меньшевики и проч. Может быть, кубанские крестьяне верили
им, когда они так красно говорили, но в результате они поверили не словам, а
делу, они увидели, что большевики хотя народ и строгий, но все-таки с ними
лучше. В результате этого Врангель полетел с Кубани, а многие сотни и тысячи
из его войск оказались расстрелянными. Врангелевские войска снабжены
пушками, танками, аэропланами лучше, чем все остальные армии, боровшиеся
в России. Когда мы боролись с поляками, Врангель собирал свои силы, поэтому
я и говорю, что мир с Польшей является миром непрочным. По
предварительному миру, который подписан 12 числа, перемирие наступит
только 18-го, от этого перемирия поляки еще могут отказаться за 2 дня. Вся
французская пресса и капиталисты стараются втравить Польшу в новую войну
с Советской Россией, все связи, которые имеет Врангель, он торопится

12
привести в действие, чтобы сорвать этот мир, потому что Врангель видит, что,
когда война с Польшей будет кончена, большевики обратятся против него [5].
Интервенция Антанты потерпела крушение: силой оружия русский
вопрос разрешить не удалось. Тем не менее руководители Антанты отнюдь не
намеревались прекращать борьбу против советской власти. Приходилось,
однако, изменить методы своих действий. К этому вынуждали не только
военные победы Советской республики, но и напряжённое внутреннее
положение в самих западноевропейских государствах. Рост революционного
движения в странах капитализма усиливал враждебность капиталистических
правительств к Советской России. В ход было пущено уже однажды
испытанное средство: вновь усилия Антанты были направлены на
прибалтийские страны. Роль опекуна этих лимитрофов приняла на себя
Франция. Французская дипломатия попыталась сколотить антисоветский
балтийско-польский блок. С этой целью она содействовала организации
регулярных балтийских конференций. Такие конференции созывались каждые
6 месяцев по очереди в столицах Полыни, Латвии, Эстонии и Финляндии.
Официально конференции собирались якобы для урегулирования вопросов
экономического и культурного сотрудничества между прибалтийскими странами;
на самом деле, по плану французской дипломатии, они должны были
подготовить военно- политическое объединение балтийских стран и Польши.
Несмотря на заключение мирных договоров с Советской Россией, отношения с
ней прибалтийских государств принимали зачастую напряжённый характер.
Эстония, первая заключившая мирный договор с Советской Россией, также мало-
помалу превращалась в орудие Антанты. На конференции послов в Сан-Ремо в
феврале 1920 г. представители Эстонии Пуста и Пийп пресерьёзно обосновывали
следующими доводами свою просьбу о признании Эстонии странами Антанты: 1)
признание Эстонии обеспечит совместную работу союзных держав и Эстонии в
деле хозяйственного восстановления России; 2) Эстония при её географическом
положении может служить каналом для распространения западной цивилизации
на восток. Так понимая свою международную миссию, Эстония принимала
деятельное участие в балтийских конференциях и во всех антисоветских
замыслах Латвии, Финляндии и Польши [4, с. 105-106].
За годы революции и Гражданской войны СССР утратил завоёванные
Российской империей позиции на международной арене и значительные
территории в Восточной Европе, лишившись былого влияния на европейскую
политику. Задачу возвращения утраченных внешнеполитических позиций
советское руководство решало, базируясь на концепции «мировой
революции», совмещавшей коммунистическую идеологию и традиционные
цели внешней политики. Стратегической целью внешнеполитической
активности СССР явилось глобальное переустройство Версальской системы,
что делало его основными противниками Великобританию, Францию и их
союзников. Сделав ставку на неизбежность возникновения нового конфликта
между империалистическими государствами, СССР стремился не допустить
объединения великих держав (Великобритании, Франции, Германии и

13
Италии), воспринимая это как главную угрозу своим интересам. Советское
руководство умело использовало официальные дипломатические каналы,
нелегальные возможности Коминтерна, социальную пропаганду,
пацифистские идеи, антифашизм, помощь некоторым жертвам агрессоров для
создания имиджа главного борца за мир и социальный прогресс [1, с. 27].
Особое внимание уделяла Страны-победительницы Польше. Подписав
договор о прелиминарном мире и перемирии, Польша не прекратила враждебных
действии против Советской Украины и Советской Белоруссии. На южном
участке Украинского фронта поляки оставили контрреволюционные банды
Петлюры, которые продолжали борьбу против советских войск. После
неоднократных протестов России и Украины польское командование заявило,
что петлюровцы якобы не подчиняются его приказаниям. На той территории,
которая по договору отошла к Польше, появились вооружённые отряды генерала
Желиговского и контрреволюционеров Булак-Балаховича и Савинкова.
Последние вторглись из Польши в Белоруссию, а Желиговский двинулся на
Вильно. На повторный протест советского правительства против нарушения
договора поляки ответили, что отряды Желиговского вышли из повиновения.
Всячески затягивало польское правительство и переговоры об окончательном
заключении мира. То запаздывали главные члены делегации, то прибывшая в
Ригу делегация оказывалась без полномочий, то, наконец, поляки назначали
заседания комиссий так редко, что работа мирной конференции фактически
замирала. Попрежнему Польша опиралась при этом на поддержку Франции,
которая старалась помешать заключению мира между Польшей и Советскими
республиками. Через 2 недели после подписания прелиминарного мира,
советское правительство нотой на имя председателя совета министров и
министра иностранных дел Франции заявило протест против этой политики
подстрекательства Польши к новой войне против Советской России [4, с. 107].
Тяжелый процесс создания нормальных и доверительных
дипломатических отношений между Польской Республикой и СССР берет свое
начало во второй половине 20-х годов прошлого столетия. Началу этого
процесса способствовала стабилизация послевоенного мира в Центральной и
Восточной Европе. В этот период власти СССР серьезно разуверились в
возможности разгорания «мирового революционного пожара» и стали
медленно идти на дипломатические уступки своим европейским соседям.
Кроме того, еще совсем молодая «страна советов» опасалась консолидации
всех государств Европы в единое, антисоветское содружество. Решение о
начале переговоров для заключения двустороннего пакта ненападения между
Польшей и Советским Союзом было принято на переговорах в Варшаве в
сетябре 1925 года. Изучая этот процесс, нужно также остановиться на том
факте, что польско-советские дипломатические отношения в 20-е годы имели,
прежде всего, большое значение для СССР. С помощью налаживания
двустороннего диалога с Польской Республикой советские власти также хотели
улучшить международное положение СССР, который в тот период оставался
достаточно изолированным и не слишком уважаемым государством. В 1927

14
году, в ходе бесед и переговоров, между Польшей и Москвой возникло
серьезное дипломатическое разногласие, которое стопорило подписание
полноценного договора. Польская Республика настаивала, чтобы Москва
предварительно подписала пакт о ненападении с государствами —
лимитрофами: Латвией, Эстонией и Финляндией. Новый этап переговоров
начался в 1928 году. Советский Союз сделал дипломатическое предложение
Польше и Литве. СССР предлагал этим странам подписать протокол о
досрочном введении в силу Пакта Бриана-Келлога об отказе от войны как
орудия национальной политики. Польша и Литва отклонили это предложение,
так как не видели в нем намерений СССР вести конструктивный диалог со
всеми соседними восточноевропейскими странами. И только после подписания
Московского протокола 9 февраля 1929 года польская сторона убедилась в том,
что СССР может пойти на дипломатические уступки и стать полноправным
международным партнером [19, с. 3-5].
Важнейшим достижением свидетельствующим о постепенном
уменьшении международной диплматической блокады можно счиитать
Генуэзску. Конференци. Генуэзская конференция открылась 10 апреля 1922
года в присутствии многочисленных делегаций от 34 стран. Это была первая
большая международная встреча представителей государств с различными
социально-экономическими системами. Председателем делегации РСФСР был
назначен Владимир Ленин, заместителем — Георгий Чичерин, который в Генуе,
куда Ленин не выезжал, пользовался всеми правами председателя. В состав
делегации также входили: Леонид Красин, Максим Литвинов, Вацлав
Воровский, Ян Рудзутак, Адольф Иоффе, Христиан Раковский, Нариман
Нариманов, Буду Мдивани, Александр Бекзадян, Александр
Шляпников, Файзулла Ходжаев, Тимофей Сапронов, Николай Янсон.
Делегация представляла не только РСФСР, но также и все прочие советские
республики: Азербайджанскую, Армянскую, Белорусскую, Бухарскую,
Грузинскую, Украинскую, Хорезмскую, а также интересы Дальневосточной
республики. Протокол от 22 февраля 1922 года передал РСФСР все права
представительства этих восьми республик на Генуэзской конференции. В этом
протоколе было указано, что хотя республики независимы, но их связывают с
РСФСР «неразрывные братские и союзные связи» [20, с. 383-384]. В ходе
Генуэзской конференции советскому правительству удалось
заключить Рапалльский договор с Германией, что также способствовало
сближениям этих двух стран, а также все сильнее Советская Россия избавлялась
от международной изоляции.
Заключением договора с Советской Россией Германия могла достичь
большей независимости на переговорах с Антантой по вопросу о репарациях.
Она выигрывала и в своей борьбе против Польши. Идеологические
соображения, страх перед большевизмом, и ранее не игравшие существенной
роли, были отброшены. На первый план вышли экономические интересы. Но не
менее чем Германия, в рапалльском курсе была заинтересована Советская
Россия. Политику России в это время западные деятели расценивали как

15
проявления авантюризма и импровизаций. Многое из того, что предпринимали
большевики, «было чуждым, необычным и создавало неуверенность, ожидание
полностью непредсказуемых политических шахматных ходов и вариантов».
Необходимо было преодолеть такое отношение и вывести страну из кризиса, в
который она попала из-за тягот гражданской войны, экономической блокады,
первых социалистических преобразований. Рассчитывать советскому
руководству приходилось только на Германию, которая противостояла Западу
уже в силу своего поражения в войне и тяжёлых условий мирного договора.
Заключением Рапалльского договора Германия создала прецедент для
будущего урегулирования отношений с большевистской Россией европейских
стран, которые одна за другой, вслед за Германией, стали признавать новое
социалистическое государство. Таким образом, Россия вышла из изоляции
капиталистических государств. Планы восстановления Европы за счёт
побеждённых стран и Советской России были этим договором разрушены [18,
с. 373-384].
12 июня 1922 года правительство РСФСР обратилось к правительствам
Польши, Латвии, Эстонии и Финляндии с предложением созвать в Москве
конференцию по сокращению вооружений с участием названных стран. Оно
рассматривало Московскую конференцию в качестве первого шага к
всеобщему разоружению, полагая, что в дальнейшем удастся расширить круг
участников как переговоров, так и соглашения о разоружении. Несколько
позже приглашение было направлено и Румынии. Московская конференция
состоялась 2-12 декабря 1922 года советская делегация предложила план,
основанный на принципах взаимного пропорционального сокращения
сухопутных вооруженных сил, их уменьшения в течение полутора-двух лет до
четверти наличного состава. Предлагалось также сократить военные расходы
путем установления определенной, одинаковой для всех договаривающихся
стран бюджетной цифры расходов на одного военнослужащего, осуществить
взаимную нейтрализацию пограничной зоны и распустить все иррегулярные
военные формирования. Разоблаченные советской делегацией представители
Польши, Финляндии, Латвии и Эстонии пошли на открытый срыв конференции,
огласив 11 декабря декларацию-ультиматум, в которой они объявили
неприемлемым метод разрешения вопроса о взаимном разоружении на основе
пропорционального сокращения армий, предложенного советской делегацией.
Таким образом, несмотря на усилия Советской России, правительство которой
сделало все, чтобы добиться успеха в работе конференции, правительства стран
польско-балтийского блока под давлением крупных империалистических
держав пошли на срыв Московской конференции. Хотя Московская
конференция вследствие происков буржуазных государств не привела к
положительным результатам, деятельность советской дипломатии не пропала
даром. Конференция сыграла большую роль в пропаганде идей мира и
привлекла внимание народных масс к проблеме разоружения. Самый факт
созыва первой в истории международных отношений конференции по

16
разоружению именно в столице социалистического государства был весьма
знаменательным. [17, с. 175, 176, 177].
24 июля 1923 года на заключительном заседании Лозаннской
конференции были подписаны мирный договор между союзными державами и
Турцией и конвенция о режиме проливов, в основе которой лежал проект
Керзона. Правда, был ограничен тоннаж военных кораблей, которые могли
вводить в Черное море нечерноморские государства. В ответ на запрос
секретаря конференции о том, готов ли СССР подписать конвенцию о проливах,
Советское правительство еще раз изложило свои возражения, протестовало
против нарушения прав турецкого народа, но заявляло, что в интересах
укрепления мира оно все-таки готово подписать конвенцию. «...Если практика
применения конвенции обнаружит, что она недостаточно гарантирует интересы
торговли и безопасность Советских Республик, то они будут вынуждены
поднять вопрос о прекращении ее действия». 14 августа 1923 года в Риме
состоялось подписание Лозаннской конвенции. СССР не ратифицировал
Лозаннскую конвенцию как нарушающую его законные права и не
гарантирующую мира и безопасности черноморских стран [18, с. 181].
На Генуэзской и Гаагской конференциях Советской России не удалось,
однако, добиться установления нормальных отношений с капиталистическими
странами, приемлемого урегулирования спорных вопросов, заключения
торговых соглашений и получения кредитов. Капиталисты полагали, что их
отказ сделает невозможным восстановление хозяйства Советской страны,
позволит сломить ее волю и навязать ей неравноправные условия, ввергнуть ее
в колониальную кабалу. Но их расчеты провалились. Конечно, отказ
империалистов в кредитах и вообще от широкого экономического
сотрудничества на началах равноправия создал для советского народа
огромные дополнительные трудности. Но советский народ, преодолевая эти
неимоверные трудности ценой огромного напряжения сил, справился с задачей
восстановления и развития хозяйства за счет своих собственных внутренних
ресурсов. Это стало возможным благодаря диктатуре пролетариата и
преимуществам социалистической системы. Советское правительство,
несмотря на препятствия, выявившиеся в Генуе и Гааге, продолжало неуклонно
стремиться к развитию делового сотрудничества с капиталистическими
странами. Оно исходило из того, что это сотрудничество необходимо не только
Советской России, но и капиталистическим странам. 30 декабря 1922 года па
состоявшемся в Москве первом Всесоюзном съезде Советов был принят
Договор об образовании добровольного союза равноправных советских
республик – Союза Советских Социалистических Республик. Ленин и
Коммунистическая партия были вдохновителями и организаторами
государственного единства народов СССР [17, с. 183-184].
Особенно остро к концу 1923 г. стал вопрос о признании СССР перед
английским правительством. Неустойчивость международного положения,
экономический кризис, сужение европейского рынка, прогрессирующий рост
безработицы в Англии явно не могли быть преодолены без экономического и

17
политического сближения с СССР. Вокруг англо-советской конференции
создалась напряжённая атмосфера. 8 августа 1924 года между Советским Союзом
и Великобританией были подписаны два договора общий и отдельно торговый
договор. Общий договор состоял из четырёх глав. Первая глава была посвящена
вопросам отмены старых договоров. Вторая касалась урегулирования рыбной
ловли в водах, прилегающих к северным берегам СССР. Третья - наиболее
важная - содержала статьи, посвящённые вопросам о претензиях и займе. В
четвёртой, последней главе содержалось обязательство сторон жить друг с
другом в мире и дружбе и воздерживаться от взаимного вмешательства во
внутренние дела. В третьей главе важное значение имели статьи,
устанавливающие, что СССР соглашается компенсировать претензии
британских кредиторов в отношении процентных бумаг. Правительство
Великобритании обязывалось гарантировать проценты и фонд погашения займа,
который будет выпущен СССР [4, с. 291, 295, 296]. Договору 8 августа 1924 г.
не суждено было войти в силу. Против него подняли яростную кампанию
реакционеры, которые видели в признании СССР Англией капитуляцию перед
демократией. Вслед за Англией поспешила закончить давно начатые
переговоры с СССР и Италия. В дальнейшем это привело к череде призаний
СССР другими странами и его окончательному вхождению в качестве
равноценного партнера на международной арене
Таким образом, создание СССР еще теснее объединило народы всех
советских республик для братского сотрудничества и взаимной помощи в
строительстве социализма, для дальнейшего совместного укрепления обороны
страны, для осуществления единой внешней политики в отношениях с
капиталистическими государствами, в борьбе за мир и безопасность. Создание
Союза ССР еще более усилило Советскую страну, ее экономическую,
политическую и военную мощь, увеличило возможности более активного ее
воздействия на все международные отношения. Также это привело к череде
признаний новообразованного государства другими странами, что
свидетельствует о дипломатической победе Советской России и успешности
отстаивания ее интересов.

18
Глава 3. Международные отношения со странами
Запада после признания Советской Россиии
(Деятельность Литвинова)

1924 год стал годом признания СССР на международной арене.


Восстановление нормальных отношений СССР с Англией и Италией повлекло за
собой признание СССР и со стороны ряда других государств. 13 февраля 1924
года представителю СССР в Норвегии была вручена нота норвежского
правительства: фактически и юридически единственно законной и суверенной
властью признавалось ею правительство СССР. 25 февраля 1924 года
австрийское правительство известило Наркоминдел СССР о своём решении
немедленно возобновить с Советским Союзом нормальные отношения и
заменить своё представительство в Москве дипломатической миссией. 8 марта
1924 года последовало признание СССР со стороны Греции. Переговоры с ней
также затянулись в связи с борьбой вокруг признания СССР в Англии. Греция
была первой из балканских стран, вступившей с СССР в нормальные
дипломатические отношения [4, с. 298].
Договоры, заключенные в 1926 – 1927 годах с Германией, Литвой,
Турцией, Афганистаном и Ираном, свидетельствовали о том, что советской
дипломатии удалось в значительной степени парализовать происки
английских и американских империалистов в большинстве соседних с СССР
стран, в частности в странах Азии. Правящие круги Афганистана, Турции и
Ирана справедливо считали, что участие в антисоветском блоке противоречит
их национальным интересам. Оно могло привести лишь к усилению их
зависимости от английского и американского империализма, который являлся
злейшим врагом независимости и свободы народов Востока. В сознании
народов Востока укреплялось убеждение, что Советский Союз — лучшая их
опора в борьбе за полное политической и экономическое освобождение.
Соседние страны Азии правильно оценивали советскую политику мира и
освобождения народов. 1925 – 1927 годы стали временем дальнейшего
укрепления связей между СССР и соседними странами Ближнего и Среднего
Востока. Рост престижа СССР среди народов Востока и развертывание
национальноосвободительного движения колониальных и зависимых стран
привели к активизации борьбы империалистов против Страны Советов. [17, с.
232-233].
Также стоит отметить, что с двумя крупными странами СССР вступил в
дипломатические отношения несколько позднее. Это были Франция и США. С
целью осложнить международное положение СССР французская дипломатия
не только поддерживала притязания Румынии на Бессарабию, но и стремилась
превратить бессарабский вопрос в casus belli между СССР и Румынией. 11
марта 1924 года проведена была ратификация французским Парламентом
Парижского соглашения 1920 года о Бессарабии. Этим актом правительство

19
Пуанкаре спешило подкрепить позиции Румынии на предстоявшей в конце
марта 1924 года советско-румынской конференции по вопросу о Бессарабии.
Лишь 28 октября 1924 года Эррио сообщил телеграммой на имя председателя
Совнаркома и народного комиссара иностранных дел, что Франция признаёт
де юре советское правительство. "Правительство республики, – гласило
сообщение, - верное дружбе, соединяющей русский и французский народы,
начиная с настоящего дня признаёт де-юре правительство СССР как
правительство территорий бывшей Российской империи, где его власть
признана населением, и как преемника в этих территориях предшествующих
российских правительств. Оно готово поэтому завязать теперь же регулярные
дипломатические сношения с правительством Союза путём взаимного обмена
послами". В 1923 году Москву посетил ряд членов американского Конгресса.
Все их отзывы сводились к тому, что СССР – страна величайших
возможностей. Однако в 1924 году выборы президента отодвинули на время в
США вопрос о СССР, как и другие международные проблемы. Значительно
возросло влияние третьей, так называемой фермерской, партии,
представлявшей интересы американских фермеров и радикальной части
мелкой буржуазии. Главой этой партии был Лафолетт, являвшийся активным
сторонником признания СССР. Однако против Лафолетта направили свои
атаки обе партии крупного капитала. Им удалось не только запугать
сторонников Лафолетта, но и заставить самого Лафолетта резко повернуть
вправо. На выборах одержали победу республиканцы. Переизбранный
президентом Кулидж заявил, что внешняя политика США останется
неизменной. Таким образом, Соединённые штаты Америки временно остались
в стороне от того пути, по которому пошло значительное число
капиталистических стран, уже признавших Советский Союз [4, с. 304-305,
307].
В 1925 – 1926 годах отношения между Англией и Советским Союзом
значительно обострились. Консервативное правительство поставило перед
собой задачу создать против Советской страны систему политических и
военных союзов. В этих антисоветских планах английского империализма
важная роль отводилась Германии. Поэтому дипломатия Лондона делала все,
чтобы испортить отношения между Германией и СССР и таким образом
добиться внешнеполитической изоляции последнего. Свою борьбу против
СССР английское правительство не ограничивало только провоцированием
китайско-советского конфликта. Английский империализм продолжил также и
у себя дома подготовку разрыва отношений с СССР. С этой целью английское
правительство приняло решение организовать налет на лондонскую контору
АРКОС. 27 мая 1927 года О. Чемберлен вручил советскому представителю в
Англии ноту, в которой говорилось, что английское правительство разрывает
с СССР дипломатические отношения и аннулирует торговое соглашение 1921
года. 28 мая 1927 года Советское правительство вручило ответную ноту
правительству Великобритании, в которой решительно отвергало «все
обвинения в нарушении им когда бы то ни было торгового соглашения 1921

20
года. Англии не удалось также вовлечь в антисоветский фронт Францию и
склонить ее к разрыву дипломатических отношений с СССР. В мае 1927 года в
Лондоне состоялись франко-английские переговоры, в ходе которых
обсуждался вопрос о совместных действиях против СССР. Однако
французские политики, не желая жертвовать экономическими и
политическими связями с Советским Союзом, не торопились связать себя
какими-либо обязательствами перед Англией [17, с. 233, 237, 242, 246].
Также продолжали заключаться договра со всеми соседними странами.
В начале 1926 года советское правительство предложило Польше подписать
такого рода соглашение с обоюдным обязательством не вступать ни в какие
комбинации, враждебные другой стороне. Также 1926 году советское
правительство предложило Польше подписать такого рода соглашение с
обоюдным обязательством не вступать ни в какие комбинации, враждебные
другой стороне. В мае 1926 года было создано левое правительство в Литве.
Новый министр иностранных дел Литвы Сляжевичиус отправился для
переговоров в Москву. Здесь 28 сентября 1926 года между СССР и Литвой
был подписан "договор о дружбе и нейтралитете" [4, с. 357-359].
В конце 1929 году в капиталистическом мире начался экономический
кризис невиданных ранее масштабов. Кризис поразил промышленность,
сельское хозяйство, торговлю и финансы. Он охватил почти все
капиталистические государства. Сильнее всего он ударил по Германии и США.
С момента возникновения кризиса и до конца 1932 года промышленное
производство сократилось в Англии на 16,5%, во Франции – на 31,9%, в
Германии – на 46,7%, в Японии – на 32,4%. В США уровень промышленного
производства упал на 46,2 %. Торгово-экономические связи СССР с
Германией в годы мирового экономического кризиса развивались более
успешно, чем с другими странами. В начале 1931 года делегация германских
промышленников посетила СССР в целях изучения вопроса о расширении
экспорта германских товаров. В результате этой поездки 14 апреля 1931 года
было заключено новое соглашение о размещении в Германии советских
заказов на 300 млн. марок и предоставлении для этих целей кредита на такую
же сумму. Фактически заказов было размещено даже больше — на 345,1 млн.
марок. 15 июля 1932 года было подписано новое советско-германское
соглашение об общих условиях поставок товаров, регулировавшее различные
вопросы заключения и выполнения договоров о поставках. Кроме того, оно
предусматривало предоставление кредитов для размещения советских заказов
в Германии [17, с. 255, 263].
Продолжался мировой экономический кризис, который вызвал ряд
антисоветских пропагандистских кампаний в некоторых ведущих западных
странах о “советском демпинге”, о “принудительном труде в СССР”. Но,
несмотря на это, М.М. Литвинов приступил к осторожному курсу на
сближение с западными странами и Лигой наций. Свое кредо он четко
изложил отъезжавшему в Лондон новому советскому полпреду И.
М. Майскому. “Советская внешняя политика, – говорил нарком, – есть

21
политика мира. Это вытекает из наших принципов, из самих основ советского
государства... До сих пор наилучшие отношения у нас были с Германией, и в
своих действиях мы старались, насколько возможно, поддерживать единый
фронт с Германией или, во всяком случае, принимать во внимание ее позицию
и интересы... Не сегодня – завтра к власти придет Гитлер, и ситуация сразу
изменится. Германия из нашего “друга” превратится в нашего врага...
Очевидно, что теперь в интересах политики мира нам надо попробовать
улучшить отношения с Англией и Францией, особенно с Англией, как
ведущей державой капиталистической Европы” [23, с. 43].
Также стоит ответить в сфере дипломатических успехов СССР его главу
М. М. Литвинова, который будучи Наркомом по иностранным делам в
Советском Союзе. Родился в семье еврейского торговца. Учился в хедере, а
затем в реальном училище. Закончив в 1893 году учёбу в Белостокском
реальном училище, поступил вольноопределяющимся в армию, служил пять
лет в Баку в составе 17-го Кавказского пехотного полка [8, с. 48].
Его личность овеяна большим количеством мифов. Главный миф,
который стал распространяться в 30-е годы западными доброхотами, а позже
перекочевал в лексикон советской интеллигенции, скрыто или, намного позже,
открыто симпатизировавшей Западу, состоял в том, что, якобы, существовала
“литвиновская внешняя политика”. Именно Литвинов, мол, был инициатором
установления дипломатических отношений СССР с США в 1933 году; именно
по его предложению СССР вскоре вступил в международную организацию
Лигу Наций; именно им был провозглашен советский курс на создание
системы коллективной безопасности и брошен лозунг “мир неделим” (он
означал, что агрессивные военные действия, начавшись в одном районе
земного шара, неизбежно распространятся на другие страны и континенты)
[10].
Когда в январе 1918 года английское правительство направило в
Советскую Россию в качестве своего представителя Роберта Брюса Локкарта,
он поспешил войти в контакт с Литвиновым и встретился с ним в ресторане.
Сам Литвинов вспоминал об этом периоде работы: «Каковы были мои
отношения с английским правительством и английской общественностью? В
этом отношении резко различаются два периода: до и после заключения
Брестского мира. До заключения Брестского мира отношение ко мне
официальной и неофициальной Англии было, учитывая время и
обстоятельство, сравнительно благожелательно» [15, с. 257].
В 1930 – 1939 годах – нарком по иностранным делам СССР.Возглавлял
советские делегации на конференции Лиги Наций по разоружению (1932), на
Мирной экономической конференции в Лондоне (1933), в 1934 – 1938 годах
представлял СССР в Лиге Наций.Вместе со своими коллегами, министрами
иностранных дел Франции Луи Барту и Чехословакии Эдвардом
Бенешем (затем также президентом), был главным сторонником системы
коллективной безопасности, которая бы объединяла СССР, западные

22
демократии и центральноевропейские страны для сдерживания агрессивных
планов нацистской Германии [21].
Что же касается оценок его личных качеств, то на этот счет можно
встретить довольно противоречивые суждения. “Максим
Максимович Литвинов был острый, крутой и решительный человек, – отмечал
бывший нарком (министр) внешней торговли, член Политбюро ЦК КПСС
А.И. Микоян. Он быстро решал вопросы”. “Организованность и
методичность Литвинова были поразительны”, – писал эксперт
Наркоминдела H. H. Любимов [11, с. 184].
21 июля 1930 года стал поворотным днем в жизни Литвинова. Он был
назначен народным комиссаром иностранных дел СССР. Его личное участие в
переговорном процессе на различных уровнях, мирные инициативы главы
советской дипломатии способствовали дальнейшему росту международного
авторитета Советского Союза. Закономерно, что группа государств
пригласила СССР вступить в Лигу Наций, что и было сделано в 1933 году.
Выдающийся политик и писатель Великобритании У. Черчилль, ставший
затем премьер-министром, в своих воспоминаниях отмечал, что" Литвинов,
который представлял советское правительство, быстро приспособился к
атмосфере Лиги Наций и пользовался ее моральным языком с таким большим
успехом, что он скоро стал выдающимся деятелем". Представляют интерес
воспоминания Ильи Эренбурга и его оценка выступлений Литвинова в Лиге
Наций: "Этот добродушный человек умел полемизировать, и западные
дипломаты поглядывали на него с опаской. Некоторые из его выступлений в
Лиге Наций облетели мир. "Касаясь политики "умиротворения агрессоров",
Эренбург привел "выступление Литвинова, сказавшего, что нельзя
договариваться с бандитами о том, в каком квартале города они могут
безнаказанно разбойничать" И это было сказано еще до Мюнхенского сговора
1938 года. Ставшие изречением слова Литвинова сохранили свою
актуальность и в наши дни, их можно отнести к переговорам и капитулянским
уступкам некоторых правительств требований экстремистских и
террористических организаций, наглеющих и ведущих глобальное
наступление на человеческую цивилизацию [22].
В конце апреля (20 – 27) 1939 года в Кремле состоялось
правительственное совещание с участием Сталина, Молотова,
Литвинова, Майского, Мерекалова и других. «Тогда, как заметил Майский, в
отношениях между Сталиным и Молотовым, с одной стороны, и Литвиновым
с другой, уже существовала напряжённость. В крайне возбуждённой
атмосфере, в которой Сталин с трудом сохранял видимое спокойствие.
Молотов открыто обвинил Литвинова в политическом головотяпств. 3 мая,
после доклада Сталину о последних событиях, связанных с англо-франко-
советскими переговорами, отстранён от должности. Молотов обвинял
бывшего наркома: «Литвинов не обеспечил проведения партийной линии в
наркомате в вопросе о подборе и воспитании кадров, НКИД не был вполне

23
большевистским, так как товарищ Литвинов держался за ряд чуждых и
враждебных партии и советскому государству людей» [11, с. 226].
После он стал послом в США. Трудно переоценить все многообразие и
важность работы посла в США Литвинова во время войны. Главная его задача
состояла в том, чтобы добиться открытия "второго фронта " в Европе,
обеспечить непрерывнную отправку конвоев кораблей с боевой техникой и
продовольствием для Советского Союза, получение многомиллионных
кредитов и размещение советских военных заказов в США. С этой целью в
1942 году посол Литвинов и государственный секретарь США Хэлл
подписали важное соглашение о взаимной помощи в войне против агрессии.
По поручению советского правительства Литвинов 1 января 1942 году
подписал в Вашингтоне вместе с Ф. Рузвельтом, У. Черчиллем и
представителями еще 26 государств Декларацию Объединенных Наций о
солидарности и решимости этих стран воевать до победы. Этот
международно-правовой акт был важным шагом к созданию Организации
Объединенных Наций. В 1943 году Литвинов участвовал в работе Московской
конференции министров иностранных дел трех держав – СССР, США и
Великобритании. В отличии от Молотова Литвинов свободно владел
основными европейскими языками.С этой целью в 1942 году посол Литвинов
и государственный секретарь США Хэлл подписали важное соглашение о
взаимной помощи в войне против агрессии. По поручению советского
правительства Литвинов 1 января 1942 году подписал в Вашингтоне вместе с
Ф. Рузвельтом, У. Черчиллем и представителями еще 26 государств
Декларацию Объединенных Наций о солидарности и решимости этих стран
воевать до победы. Этот международно-правовой акт был важным шагом к
созданию Организации Объединенных Наций. В 1943 году Литвинов
участвовал в работе Московской конференции министров иностранных дел
трех держав – СССР, США и Великобритании [22].
Впоследствии после прихода к власти в Германии партии НСДАП мир
оказался на грани новой войны. Мюнхенские соглашения не решили всех
противоречий, а лишь дали небольшую отстрочку Едва закончился марш
гитлеровских захватчиков на Прагу, как распоясавшиеся фашисты совершили
новые акты агрессии: 22 марта 1939 года Германия оккупировала Клайпеду,
принадлежавшую Литве. 23 марта Германия навязала Румынии кабальное
экономическое соглашение, которое отдавало хозяйство страны под
германский контроль. 21 марта германское правительство в ультимативной
форме потребовало у Польши согласия передать Германии Данциг (Гданьск) и
предоставить ей экстерриториальную автостраду и железную дорогу,
перерезающие «польский коридор». 28 апреля Германия в порядке угрозы
аннулировала германо-польский пакт о ненападении от 26 января 1934 года,
давая понять, что она не исключает отныне войны против Польши. В
довершение всего Германия вслед за нарушением Мюнхенского соглашения
нанесла еще одну пощечину английскому правительству и лично Чемберлену,
расторгнув 28 апреля англогерманское военно-морское соглашение 1935 года

24
Затем Германия предъявила претензии на свои бывшие колонии, отнятые у
нее Англией и Францией по Версальскому договору. Безнаказанность
гитлеровской агрессии подтолкнула к таким же действиям и фашистскую
Италию. Она еще 22 декабря 1938 года расторгла Конвенцию о взаимном
уважении территориальной целостности государств в Центральной Европе и
консультативный пакт с Францией, заключенные 7 января 1935 года, а вслед
за тем предъявила Франции территориальные претензии, 7 апреля 1939 года
итальянские войска вторглись в Албанию и вскоре захватили ее
Международная обстановка накалялась все более и более [17, с. 351].
Советское правительство пыталось выиграть для себя время, что
привело к тому, что она не считала необходимым отказаться от деловых связей
с такими странами, как Германия и Италия, т. Молотов сообщил, что ещё в
начале прошлого, 1938 года германское правительство предложило советскому
правительству вступить в переговоры о торговом соглашении. Немцы имели в
виду предоставить Советскому Союзу новый кредит в 200 миллионов марок.
Однако стороны не договорились о конкретных условиях соглашения.
Переговоры были прерваны. В конце 1938 году германское правительство
вернулось к своим предложениям. Возобновились переговоры в Москве. Со
стороны немцев они были поручены германскому послу Шуленбургу. И на этот
раз их пришлось прервать ввиду разногласии. 22 июля 1939 году советско-
германские переговоры возобновились. 19 августа они завершились заключением
торгово-кредитного соглашения: Советскому Союзу предоставлялся
долгосрочный кредит на выгодных условиях в сумме 200 миллионов марок. Ясно
было, что немецко-фашистская дипломатия заинтересована была не только в
использовании советского рынка для сбыта продуктов германской
промышленности и для получения в СССР необходимого сырья. Немцы были
одержимы страхом перед войной на два фронта. Поэтому они и заискивали перед
правительством СССР в надежде помешать его соглашению о взаимной помощи
с Англией и Францией. Германская дипломатия не ограничилась укреплением
экономических связей с СССР. Летом того же 1939 года немцы предложили
советскому правительству заключить договор о ненападении. Правительство
СССР приняло немецкое предложение. Уже во время войны, в речи по радио 3
июля 1941 года, товарищ Сталин объяснил причины, побудившие советское
правительство пойти на заключение пакта с фашистской Германией. "Могут
спросить, - говорил товарищ Сталин: - как могло случиться, что Советское
Правительство пошло на заключение пакта о ненападении с такими
вероломными людьми и извергами, как Гитлер и Риббентроп? Не была ли здесь
допущена со стороны Советского Правительства ошибка? Конечно, нет! Пакт о
ненападении есть пакт о мире между двумя государствами. Именно такой пакт
предложила нам Германия в 1939 году. Могло ли Советское Правительство
отказаться от такого предложения? Я думаю, что ни одно миролюбивое
государство не может отказаться от мирного соглашения с соседней державой,
если во главе этой державы стоят даже такие изверги и людоеды, как Гитлер и
Риббентроп. И это, конечно, при одном непременном условии - если мирное
соглашение не задевает ни прямо, ни косвенно территориальной целостности,

25
независимости и чести миролюбивого государства. Как известно, пакт о
ненападении между Германией и СССР является именно таким пактом. 23
августа 1939 году был заключён советско-германский договор о ненападении.
С немецкой стороны он был подписан Риббентропом, прибывшим для этой
цели в 1939 году) Москву [4, с. 688-689].
После нападения Германии на Польшу. В 10 часов вечера Риббентроп
вызвал Разрыв Франции Кулондра и заявил ему, что не Германия с Германией
напала на Польшу, а Польша на Германию. 3 сентября утром Кулондр получил от
Боннэ директиву потребовать немедленного ответа на французскую ноту от 1
сентября. Если последует отрицательный ответ, затребовать для посольства
паспорта. Риббентроп заявил Кулондру, что, по сообщению Муссолини,
предполагаемая конференция держав сорвалась "вследствие неуступчивости
английского правительства". Если Франция вмешается в польско- германский
конфликт, это явится "агрессией с её стороны". Кулондр затребовал паспорта. В
12 часов 40 минут дипломатические отношения между Францией и Германией
были прерваны. В 11 часов утра того же 3 сентября. Галифакс вызвал
германского поверенного в делах в Лондоне и сообщил ему, что Великобритания
находится в состоянии войны с Германией. Австралия и Новая Зеландия
присоединились к Англии и объявили, что и они находятся с Германией в
состоянии войны. Эйре, Испания, Португалия, Бельгия, Голландия и Иран
выступили с заявлениями о своём нейтралитете. В Голландии и Венгрии было
объявлено военное положение. Словакия объявила Польше войну. 3 сентября
1939 года Рузвельт провозгласил нейтралитет США, 5 сентября к его заявлению
присоединились Мексика, Чили, Уругвай, Аргентина и Гватемала. Правительство
Италии заявило, что не возьмёт на себя инициативы участия в военных действиях.
7 сентября последовало заявление японского правительства, что оно будет
придерживаться политики невмешательства в европейскую войну. Военный
пожар охватил Европу. Фашистские поджигатели добились своей цели.
Человечество ввергнуто было во вторую мировую войну [4, с. 689].
Таким образом, окружённый капиталистическими государствами,
Советский Союз был жизненно заинтересован в поддержании и укреплении мира
и добрососедских отношений со всеми странами. своих отношениях с другими
странами Советский Союз неуклонно проводил твёрдую и последовательную
политику мира. Перед советским народом и его правительством стояла задача
полной экономической, технической и культурной перестройки своей страны.
Также усилия СССР были направлены на поддержания стабильности в мире и
прдолжали укреплять ее суверенит и усиливали ее влияние на международной
арене.

26
Заключение

Таким образом, в ходе исследования были решены поставленные задачи


исследования. В результате были сформулированы следующие выводы:
1) В исторической литературе и источниках данная тематика изучена
весьма подробно, так как имеет много источников и записей со всех
сторон участвующих в этих событиях людей. В ней также подробно
изучены процессы приведшие впоследствии к новому мирвому
конфликту, еще более разрушительному чем Первая мирвоая война.
2) Становление Советской России в данный период происходило на фоне
глобальной международной изоляции. Потому работа правительства
Советской России, а после СССР было направлено на преодолении этой
изоляции и офоциальное признание нового государства. Что вылилось в
череду договоров между странами соседями, а впоследствии и с
Веймарской республикой после Генуэзской конференции. Это привело к
тому, что как только СССР стал набирать силы, Западные страны взяли
курс на международное признание и установление официальных
отношений между странами.
3) Рубеж двух десятилетий был отмечен крупными международными
событиями, изменившими общеевропейскую ситуацию. Начавшийся в
1929 году мировой экономический кризис подорвали без того
непрочные устои всеобщего мира. Его иллюзорность объяснялась
столкновением различных глобальных тенденций. Обострились
проблемы национализма и интернационализма, стремление к
взаимодействию и взаимосвязанности мира с сепаратистскими
действиями отдельных государств. На эти процессы накладывались
противоречия между СССР и капиталистическим миром. В своей
совокупности все эти факторы и противоречия и создали
взрывоопасную конфликтную ситуацию в Европе. Несмотря на усилия
правительства СССР по недопущению нового мирового конликта, мир
был обречен на его начало, из-за протекционисткой политикиведущих
европейских стран того периода в отношении нацисткой Германии.

27
Список использованных источников:

1. Мельтюхов М. И. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба


за Европу: 1939 – 1941. – М.: Вече, 2000. – 544 с.
2. Версальско-Вашингтонская система // [Электронный ресурс].
https://bigenc.ru/world_history/text/1909595 – Дата доступа: 01.12.2021
3. Дембский С. Польша, Советский Союз, кризис версальской системы и
причины начала Второй мировой войны. Изд: Москва: МГИМО - 2009. 48 – 71
с.
4. Потёмкин В. П. История дипломатии. – М.: ОГИЗ, Государственное
издательство политической литературы, 1945. – Т. 3: Дипломатия в период
подготовки Второй мировой войны (1919 – 1939 гг.). – 884 с.
5. Ленин, В. И. Полное собрание сочинений. 5-е изд. – М.: Политиздат,
1974. – Т. 41. Май – ноябрь 1920. [Электронный ресурс].
https://ru.wikisource.org/wiki/Речь_на_совещании_председателей_уездных,_вол
остных_и_сельских_исполнительных_комитетов_Московской_губернии_(Лен
ин) – Дата доступа: 01.12.2021
6. Сны и действительность после войны // La Vérité. —
1929. [Электронный ресурс]. http://iskra-
research.org/Trotsky/sochineniia/1929/19290805.html – Дата доступа: 01.12.2021
7. Мамаев Ф. Краткий курс истории: Версальский мирный договор.
Российское военно-историческое общество [Электронный ресурс].
https://histrf.ru/read/articles/kratkii-kurs-istorii-viersalskii-mirnyi-doghovor – Дата
доступа: 01.12.2021
8. Дюллен С. Сталин и его дипломаты. Советский Союз и Европа. 1930-
1939 гг.. - Москва : РОССПЭН : Фонд Первого Президента России Б. Н.
Ельцина, 2009. – 318 с.
9. Наринский М. М., Васильева Н. Ю. Литвинов – блестящий дипломат,
выдающийся нарком // Известные дипломаты России: Министры иностранных
дел – XX век / Колл. авторов; отв. ред Торкунов А. В.; сост. Ревякин А. В. – М.:
Московские учебники и Картолитография, 2007. 179 – 227 с.
10. Чернявский Г. И. Феномен Литвинова XX век [Электронный ресурс].
https://web.archive.org/web/20131002121603/http://kackad.com/kackad/?p=5377 –
Дата доступа: 01.12.2021
11. Шейнис 3. С. Максим Максимович Литвинов: революционер,
дипломат, человек. – М.: Политиздат, 1989. – 234 с.
12. Густерин П. В. Советско-британские отношения между мировыми
войнами. – Саарбрюккен, 2014. – 76 с.
13. Иоффе, Адольф Абрамович. Генуэзская конференция / А. А. Иоффе (В.
Крымский). - М. : Красная новь, 1922. – 62 с.

28
14. Генуэзская конференция [Электронный ресурс] https://www.history-at-
russia.ru/xx-vek/genuezskaya-konferenciya-i-ee-otkrytie-pozicii-storon.html – Дата
доступа: 01.12.2021
15. Майский И. М. Воспоминания советского посла. Кн. 1. – М.: Наука,
1964. – 461 с.
16. Бахтурина А.Ю. Россия и США: Экономические отношения. 1933 –
1941. Сборник документов. - М.: Наука, 2001. – 480 с.
17. Громыко А. А., Пономарев Б. Н. (ред.) История внешней политики
СССР 1917-1980 Т.1 1917-1945 гг. здание 4-е. – Академия наук СССР.
Институт истории СССР. – М.: Наука, 1980. – 511 с.
18. Белковец Л. П. Пять лет "красной дипломатии". Советская Россия на
международной конференции в Генуе / Белковец Л. П., Белковец С. В. //
Международные отношения. – 2017. – № 2. – С. 60-88.
19. Кен О. Н. Москва и пакт о ненападении с Польшей (1930-1932 гг. ). –
СПб. , 2003. – 130 с.
20. Саблин И. Дальневосточная республика: от идеи до ликвидации / Пер.
с англ. А. Терещенко. – М.: Новое литературное обозрение, 2020. – 569 с.
21. Жирнов Е. «Пост великого вождя перейдёт Попову» // Журнал
«КоммерсантЪ Власть». – 2009. – Выпуск № 11 (от 23 марта). [Электронный
ресурс] https://www.kommersant.ru/doc/1138747 – Дата доступа: 01.12.2021
22. Тененбаум А. Посол мира // Слово. – 2008. – № 59. [Электронный
ресурс].http://web.archive.org/web/20181007040259/http://magazines.russ.ru/slovo/
2008/59/te14.html – Дата доступа: 01.12.2021
23. Майский И. М. Воспоминания советского посла. Кн. 2. – М.: Наука,
1964. – 538 с.

29
30