Вы находитесь на странице: 1из 71

Карлов С.Н.

Операция «Анадырь»

ВВЕДЕНИЕ

Обращаясь к недавнему прошлому, люди пытаются найти объяснения


многим явлениям сегодняшней жизни, глубже понять тенденции в развитии
международных процессов, осмыслить перспективы взаимоотношений
нашего государства и мирового сообщества.
В истории советского государства особый интерес представляют
проблемы обеспечения безопасности страны в послевоенные годы. Именно в
то время получили свое начало процессы, во многом определяющие характер
международных отношений на длительный период. Исторический опыт
свидетельствует, что отличительной чертой тех лет был переход от
сотрудничества к противостоянию между СССР и США.
Несмотря на разрядку в российско-американских отношениях,
взаимоотношения между этими государствами, в современной системе
международных отношениях, продолжают носить сложный и противо-
речивый характер. Свидетельством этому служат достаточно серьезные
противоречия в вопросе расширения НАТО. Кроме того, в последнее время
все отчетливее высвечивается весьма опасная тенденция Вашингтона к
разрушению баланса сил в мире (хотя и довольно условного после распада
СССР и мировой системы социализма) и стремлению применять силу там,
где Америка сочтет это нужным.
В этой связи особый смысл приобретают слова отечественного
историка Соловьева С.М. о том, что "... в истории ничего не оканчивается
вдруг и ничего не начинается вдруг; новое начинается в то время, когда
старое продолжается".1 Вот почему военно-политическая история
Карибского кризиса не может считаться исчерпанной, утратившей свою
актуальность, как с точки зрения разрешения международных конфликтов,
так и с точки зрения обеспечения национальной безопасности России.
Анализ показывает, что события осени 1962 года и происходящие в
последнее время геополитические и военно-стратегические изменения в мире
имеют много общего. Как и в те годы военного превосходства Соединенных
Штатов над СССР, так и нынешние процессы реформирования и сокращения
Вооруженных Сил РФ ставят перед военной наукой целый ряд вопросов,
разрешение которых напрямую связано с проблемой обеспечения
безопасности страны. Основными из них являются - с помощью каких
средств вооруженной борьбы возможно надежное обеспечение защиты
интересов Российской Федерации, какое место среди этих средств должны
занимать стратегические ядерные силы (СЯС) и их основной компонент -
РВСН, в каких формах и какими способами может быть использована

1
См: Соловьев С.М. Сочинения: в 18 книгах. М. 1988.- кн.2. с.69
группировка РВСН в возможных региональных конфликтах и локальных
войнах? Как можно использовать их в разрешении проблем
межгосударственных отношений?
Для решения этих вопросов непреходящее значение имеет опыт
использования Ракетных войск в военно-стратегической операции
"Анадырь". Уникальность выбора материальных средств и социальных
элементов их обеспечивающих, позволили советскому руководству, при
осуществлении этой операции, без ведения военных действий и боевых
потерь решить глобальные политические и военные цели. Советский Союз
продемонстрировал не только реальную возможность противостоять США с
их гораздо более мощным военным потенциалом, но и успешно отстаивать
национальные интересы вдали от своих границ.

Глава 1. ИСТОРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ УСЛОВИЙ И ХОДА


ПОДГОТОВКИ РВСН К ОПЕРАЦИИ "АНАДЫРЬ"

В период "холодной войны" отношения между СССР и США не-


однократно принимали кризисный характер эволюционируя от опосре-
дованного противоборства в Корейской войне до прямого столкновения в
октябре 1962 года, поставив мир на грань ядерной катастрофы.
Эти события, развернувшиеся вокруг республики Куба, носят раз-
личные названия. В нашей стране это "Карибский кризис", в Соединѐнных
Штатах - "Ракетный кризис", на Кубе - "Октябрьский кризис".2 Однако,
несмотря на отличия в названиях, они вызывают одинаково большой
научный интерес в США, на Кубе и в России у специалистов различных
профилей: историков, дипломатов, политологов и военных. Прошло уже
более тридцати пяти лет, а многие события октября 1962 года остаются
предметом дискуссий, требуют дальнейшего изучения.
С ростом числа рассекреченных документов ширится и круг
исследуемых проблем в рамках Карибского кризиса. Но всѐ же центральным
был и остаѐтся вопрос о роли и месте в событиях 1962 года ракетно-ядерного
оружия. Именно с советскими ракетами средней дальности, доставленными
на Кубу, непосредственным образом связано как обострение, так и
разрешение кризиса. В этой связи определѐнный интерес представляют два
момента. Во-первых, целесообразность доставки стратегических ракет на
Кубу, во-вторых, готовность войск стратегического назначения к участию в
этой операции.

§ 1.1 Объективные и субъективные предпосылки размещения


стратегических ракет на Кубе
Анализ архивных документов, свидетельствующих о принятии этого
решения, личных воспоминаний непосредственных участников воплощения

2
См.: Операция "Анадырь": Факты. Воспоминания. Документы. М.1997.С.З
этого решения в жизнь3 позволяет сделать вывод о том, что ракеты на Кубе
размещались с целью исключения возможности американского вторжения на
остров. Однако в иностранной литературе,4 а после Московской конференции
в январе 1989 года и в отечественных изданиях5 высказывается мысль о
стремлении Советского Союза ликвидировать свое отставание от США в
средствах доставки ядерного оружия. И на этой основе достигнуть военно-
стратегического паритета. В самом деле, ведь СССР, принимая решение на
доставку ракетного оружия на Кубу, более чем в два раза увеличивал свои
возможности по поражению объектов на территории США ракетно-ядерным
оружием (приложение 2).
Но с другой стороны. Соединенные Штаты тоже не стояли на месте. За
период с 10 июня по 22 октября 1962 года они увеличили свою группировку
межконтинентальных баллистических ракет с 69 до 151 пусковых установок.6
Кроме того, Советский Союз значительно уступал США, как в
количественном, так и в качественном отношении по авиационным
носителям ядерного оружия и по баллистическим ракетам морского
базирования, способных поражать объекты на территории друг друга. Уже с
1961 года с целью повышения готовности стратегической авиации к
выполнению боевых задач, стратегическое авиационное командование ВС
США приступило к осуществлению дежурства 1/3 стратегических
бомбардировщиков В-52 в воздухе, из них в непосредственной близости от
границ СССР дежурство в воздухе осуществляло 12 стратегических
бомбардировщиков В-52.7 Другая треть находилась в 15-ти минутной
готовности к вылету, остальные самолеты привлекались к отработки задач
боевой подготовки. При этом на самолетах назначенных для дежурства, как в
воздухе, так и на земле размещалось ядерное оружие, а экипажам вручались
документы с боевой задачей.
Стратегическая авиация ВВС Советского Союза находилась в мирное
время в суточной готовности к выполнению боевых задач.
В морской компоненте стратегических ядерных сил мы имели еще
большее отставание. Прежде всего, в том, что по состоянию на май 1962
года, пять из восьми подводных лодок-ракетоносцев класса "Джордж
Вашингтон", имея атомную энергетическую установку, уже осуществляли
боевое патрулирование в Северной Атлантике. Каждая такая подводная
лодка имела на борту 16 баллистических ракет "Поларис А-1" с дальностью

3
См.: Грибков А.И. Карибский кризис. /Военно-исторический журнал. -1992.-
№10,11,12.- 1993.- №1; Иванов С.П Операция «Анадырь».// Ветеран. 1989.- N32; Котов
В.Н. Память и боль: невостребованные откровения офицера Генерального штаба. М.1995.
4
См.: Лечута К. В центре бури Кеннеди Р. 13 дней: свидетельство о кубинском
кризисе. Перевод И. Брунса. Париж. 1969. С. 16.
5
См.: Горовцов Д.Е. Советско-американские отношения и Кубинская революция:
вторая половина 1950-х - начало 1960-х гг. Дисс.- канд. ист. наук. М., 1996.С.163.
6
См.: Neufeld J. The Development of Ballistic Missiles in the United States Air Force.
W., 1990, p.234-237.
7
См.: ЦАМО РФ. Ф.16а.-0.3757.-Д.1/3.-Л.1.
полета 2200 км,8 пуск которых осуществлялся из подводного положения и
они имели возможность поражать объекты на территории СССР.
Анализ показал, что советский Военно-морской флот в рассмат-
риваемый период только приступал к развертыванию группировки ракетных
подводных лодок, наиболее современные из которых 658 и 629 проекты
оснащались только тремя ракетами Р-13 с дальностью полета до 600 км.9 При
этом ракеты на борт лодок загружались непосредственно перед выходом в
море, пуск ракет производился из надводного положения (при волнении моря
не более 5 баллов). Боевое патрулирование не предусматривалось.
Таким образом, в 1962 году Соединенные Штаты обладали суще-
ственным количественным и качественным превосходством по всем
компонентам стратегических ядерных вооружений, способным поражать
объекты на территории противоборствующего государства (приложение 2). В
этих условиях вряд ли советское правительство могло всерьез рассматривать
размещение ракет на Кубе, как способ достижения военно-стратегического
паритета с Соединенными Штатами. Да и тот факт, что идея разместить
ракеты на Кубе исходила от Хрущева Н.С., а не от Малиновского Р.Я. (что
было бы более логичным в данной связи), говорит о главенстве политических
целей над военными. Вместе с тем, военное руководство советских
Вооруженных Сил увидело в этом факте возможность прорыва "блокадного
кольца" военных баз США. Ракеты среднего радиуса действия в Европе,
стратегические бомбардировщики, осуществляющие боевое патрулирование
вблизи воздушных границ СССР, подводные лодки-ракетоносцы у берегов
были предметами постоянного беспокойства нашего военного руководства.
Ситуация усугублялась еще и тем, что у Советского Союза не было
возможности ответить тем же Соединенным Штатам. Куба, как нельзя
кстати, подходила для ответных действий.
Исследование показало, что освоение Кубы в качестве стратегической
военной базы открывало большие перспективы для наших Вооруженных Сил
в Западной Атлантике, а размещение стратегических ракет выравнивало
вероятностно-временные показатели поражения объектов на территории
обеих стран. США лишались своего 30-минутного преимущества (по
подлетному времени наших МБР) на принятие решения и доведение приказа
до своих стратегических ядерных сил. При 5-10- минутном подлетном
времени ракет, размещенных на Кубе, и отсутствии на южном воздушно-
космическом направлении (ВКН) элементов системы предупреждения о
ракетно-ядерном ударе, в отличие от северного ВКН, ставило военно-
политическое руководство США в аналогичные (если не более жесткие)
рамки, что и американские ракеты в Европе - правительство СССР.
Анализ принятых решений государственными и военными органами

8
См.: Кузнецов Ю.П. Морская составляющая стратегической триады.// НВО, 30
января - 5 февраля 1998.
9
См.: ЦАМО РФ. Ф.16а.-0.3657.-Д.1/3.-Л.1.
того времени позволяет сделать вывод, что основным содержанием военного
аспекта доставки стратегических ракет на Кубу было стремление поставить
Соединенные Штаты в положение равной опасности перед возможным
ракетно-ядерным ударом (РЯУ). А созданием на острове Куба
стратегической военной базы советских Вооруженных Сил, существенно
повышались бы возможности морской и воздушной компоненты ядерных сил
СССР по поражению объектов на территории США.
В комплексе политического и военного аспектов определялся и ха-
рактер достижения поставленных целей - обеспечение скрытности доставки и
приведения в боевую готовность баллистических ракет на Кубе.
В настоящее время многие исследователи "Карибского кризиса"10
приходят к заключению, что Советскому Союзу следовало открыто заявить о
своих намерениях и лишить, тем самым, США возможности апеллировать к
мировому сообществу с обвинением нас в "вероломстве". Бывший
юрисконсульт при президенте Дж. Кеннеди Т. Соронсен еще более
категоричен. По его мнению, в США не исключали еще в 1961 году
возможность развертывания Советским Союзом на Кубе до 100 ракет
средней дальности. Поэтому открытое размещение на острове в пределах
этого количества не вызвало бы столь резкое неприятие действий СССР со
стороны США.11
Однако анализ показывает, что именно данная перспектива была
неприемлемой для Соединенных Штатов. Так, в выступлении на встрече,
состоявшейся в 1987 году в Кембридже и посвященной анализу Карибского
кризиса, М. Банди, в то время советник президента по делам национальной
безопасности, подчеркнул, что действия Советского Союза по размещению
своих ракет на Кубе не было бы приемлемо для американского правительства
ни при каких обстоятельствах. Ибо "с момента провозглашения доктрины
Монро,- сказал он,- предметом особых забот Соединенных Штатов было
предотвратить присутствие какой бы то ни было европейской державы в
западном полушарии... Вот почему это имело такое большое значение для
нашего политического сознания, независимо от вопроса о законности с точки
зрения международного права".12
Исследования подтверждают, что и в настоящее время США стоят на
этих же позициях. Подтверждением этому служат события 1998г. по
урегулированию еще одного кризиса, но уже связанного с Ираком. Когда
Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан 23 февраля отправился в Ирак для
устранения причин кризисной ситуации, госсекретарь США Мадлен Олбрайт
10
См.: Идилов Ш.К. Политика «холодной войны» и советско-американский диалог
(1953 - 1962 гг.). Дисс...канд. ист. наук. М., 1996; Го-ровцов Д.Е. Советско-американские
отношения и Кубинская революция: вторая полвина 1950-х - начало 1960-х годов. Дисс...
канд. ист. наук., 1996; Фурсенко А.А. Это могла быть большая война. Известия. 1997. 17
октября и др.
11
См.: Blight J.G., Welch D.A. On the Brink: Americans and Soviets Reexamine the
Cuban Missile Crisis. New York, 1990, р.247.
12
Ibid., р.244
заявила, что независимо от принятых решений в Багдаде Соединенные
Штаты оставляют за собой право применить против Ирака силу, если эти
решения не будут удовлетворять национальным интересам США.13
Аналогичная ситуация и с Сирией. Данная аналогия уместна потому, что
начиная с президента Джеймса Монро, провозгласившего свою доктрину в
1823 году, и по настоящее время в основе подхода Соединенных Штатов к
исполнению международных норм и правил лежат исключительно
национальные интересы.
Поэтому автор полагает, что все действия СССР по отношению к Кубе
отвечали именно национальным интересам Советского Союза того периода.
Альтернативы скрытному размещению наших стратегических ракет на
кубинской территории просто не было, и это прекрасно понимали в
советском руководстве. С первых дней основной упор делался именно на
особую секретность проводимых мероприятий, как основу успеха всей
операции.14
20 мая 1962 года на расширенном заседании Совета обороны
(присутствовали весь состав Президиума ЦК КПСС, секретари ЦК КПСС и
руководство Министерства обороны СССР) принимается решение о
подготовке к созданию Группы Советских войск на острове Куба.15 Ввиду
строгой секретности рассматриваемого вопроса протокольной записи не
велось. Единственным человеком, делающим пометки по ходу заседания и
отдаваемых распоряжений в адрес Министра обороны Маршала Советского
Союза Малиновского Р.Я., был начальник Главного оперативного
управления Генерального штаба и, одновременно, секретарь Совета Обороны
генерал-полковник Иванов С. П. Именно эти записи легли в основу
подготовки предложений Министерства обороны для Председателя Совета
обороны Хрущева Н.С. относительно создания ГСВК.
Исследование показало, что в этот же день в Генеральном штабе
распоряжением Иванова С.П. была сформирована группа в составе генерал-
майора Грибкова А.И., генерал-майора Елисеева Г.Г. и полковника Котова
В.Н. для непосредственного исполнения документа. По сути, они должны
были разработать в сжатой форме замысел будущей военно-стратегической
операции, причем в очень короткие сроки. На подготовку докладной записки
отводилось не более 3 суток.16 По известным причинам, машинистку
привлекать запрещалось. Поэтому текст докладной записки выполнялся от
руки полковником Котовым В.Н.17
Данный документ определял: во-первых, состав сил и средств,
предлагаемых для формирования ГСВК из всех видов Вооруженных Сил,
(приложение 3), организацию управления группой войск и всестороннего
13
См.: Известия. 1998. 24 февраля.
14
См.: Грибков А.И. Разработка замысла и осуществление операции «Анадырь». В
кн.: Операция «Анадырь»: Факты. Воспоминания. Документы. М, 1997. С.8-9.
15
См.: Иванов С.П. Операция «Анадырь». Ветеран. 1989. 7-13 августа. № 32.
16
Там же.
17
См.: ЦАМО РФ. Ф.16а.-0.3657.-Д.З.-Л.1-7.
обеспечения.
Во-вторых, в записке приводился расчет сил и средств, необходимых
для приведения ракетных полков в боевую готовность на новом месте,
указывался конкретный порядок и сроки передислокации группы войск на
Кубу.
Более детально, с указанием конкретных частей и соединений, были
представлены в этом документе РВСН. Всего планировалось разместить на
Кубе 40 пусковых установок (ПУ) (для ракет Р-12- 24ПУ, Р-14-16ПУ) и по
1,5 ракеты и головной части (ГЧ) на каждую ПУ.18 Характерно, что по мере
создания запаса емкостей и хранилищ на о. Куба предполагалось дальнейшее
накапливание ракетных топлив, ракет и ГЧ.19 Не исключалась также
возможность в дальнейшем включения в каждый ракетный полк по третьему
дивизиону.
Анализ докладной записки показывает, что для прикрытия частей
Ракетных войск с воздуха, суши и моря в состав Группы войск включались
две зенитные дивизии ПВО, четыре отдельных мотострелковых полка,
усиленных танковым батальоном и батареей противотанковых управляемых
реактивных снарядов (ПТУРС). Вооружение наших войск было самым
современным по тем временам: истребители МИГ-21Ф-13, зенитно-ракетный
комплекс С-75, фронтовые крылатые ракеты ФКР-1, танки Т-55.
С учетом морского театра предлагаемых военных действий, намечалось
создать сильную морскую группировку, включающую два крейсера, четыре
эсминца - из них 2 ракетных, 11 подводных лодок - 7 из которых
ракетоносцы, 12 ракетных катеров, минно-торпедный авиационный полк,
ракетный полк береговой обороны "Сопка". При этом эскадры надводных и
подводных кораблей намечалось отправить только после сосредоточения
основных сил ГСВК под видом дружественного визита с последующим
включением их в состав ГСВК.
Общая численность Группы Советских войск должна была составить
около 46 тысяч человек (без учета ВМФ). Дна обеспечения передислокации
такой мощной группировки войск через океан требовалось не менее 80
крупнотоннажных судов Министерства морского флота.
Мероприятия по созданию Группы Советских войск на о. Куба
предлагалось проводить под условным наименованием «Анадырь».20
Именно эта докладная записка на имя Председателя Совета обороны
Хрущева Н.С., подписанная Министром обороны СССР Малиновским Р.Я. и
начальником Генерального штаба Захаровым М.В., стала предметом бурного
обсуждения на заседании Президиума ЦК КПСС 24 мая 1962 года. В этот
день обсуждался вопрос военной помощи Кубе и каждый из
присутствовавших, несомненно, понимал ту степень ответственности за
18
Там же. Л.1.
19
Там же. Л.3.
20
Данное наименование как бы подчеркивало основную легенду прикрытия, по
которой войска, включавшиеся в состав ГСВК, участвовали в учении в районе Крайнего
севера.
возможные последствия принятого здесь решения. С чтением записки
выступил Малиновский Р.Я. и, после необходимых пояснений Н.С. Хрущева,
каждый из участников данного заседания имел возможность высказать свое
мнение по рассматриваемому вопросу. В настоящее время практически
невозможно с документальной точностью восстановить содержание
выступлений членов Президиума ЦК КПСС Козлова Ф.Р., Брежнева Л.И.,
Косыгина А.Н., Микояна А.И., Воронова Г.И., Полянского Д.С. и Куусинена
О.В., так как стенографирование не велось. Однако, сохранившаяся запись на
оборотной стороне листа докладной записки, позволяет сделать вывод, что
возражений не было. За это говорит и принятое решение:
1. Мероприятие "Анадырь" одобрено целиком и единогласно. Документ
хранить в МО. По получении согласия Ф. Кастро его утвердить.
2. Направить комиссию к Ф. Кастро для переговоров тов. Бирюзова
С.С., тов. Иванова С.П. и с ними группу товарищей.21
Таким образом, принятое решение на размещение наших ракет на Кубе
не было плодом волюнтаризма Н.С. Хрущева, как это часто пытаются
показать. Оно стало результатом коллективных действий всего
политического руководства Советского Союза. Не меньшее значение в
рамках исследуемого вопроса имеет еще и тот факт, что приведенное выше
решение позволяет нам со всей определенностью утверждать - окончательное
слово в вопросе "быть или не быть" советским стратегическим ракетам в
западном полушарии принадлежало кубинскому руководству.
В силу этих обстоятельств, на совещании Н.С. Хрущева 25 мая 1962
года, где присутствовали Козлов Ф.Р., Малиновский Р.Я., Громыко А.А.,
Бирюзов С.С., Трояновский ОМ, Рашидов Ш.Р., Алексеев А.И. и Иванов С.П.
было решение поручить ведение переговоров с Ф.Кастро кандидату в члены
Президиума ЦК КПСС, Первому секретарю ЦК Компартии Узбекистана
Рашидову Ш.Р.22
Группа Рашидова Ш.Р. прибыла на Кубу 29 мая и, вопреки всех
ожиданий, кубинское руководство ответило согласием на предложение СССР
практически сразу.23 Но на этом миссия нашей делегации не заканчивалась.
Необходимо было провести предварительную рекогносцировку портов
выгрузки войск, аэродромов базирования нашей авиации и предполагаемых
районов размещения ПНР ракетных частей. Для решения этой задачи в
состав делегации были включены заместитель начальника Главного штаба
ВВС генерал-лейтенант авиации Ушаков С. В. и представитель Генерального
штаба генерал-майор Агеев П.В..
В настоящее время практически нет ни одной публикации, посвященной
Карибскому кризису, авторы которых не упрекнули бы в
непрофессионализме представителей нашей делегации, сделавших

21
См.: ЦАМО РФ. Ф.16а.-0.3657.-Д.З.-Л.7. (Стиль и пунктуация оригинала).
22
См.: ЦАМО РФ. Ф.16а.-0.3657.-Д.З.-Л.7; Алексеев А.И. Записки посла./ В кн.
Операция «Анадырь»: Факты. Воспоминания. Документы. М., 1997, С.86.
23
См.: Алексеев А.И. Указ. соч. С.86; Лечуга К. Указ. соч. С.30-31.
ошибочный вывод относительно укрытия стратегических ракет в пальмовых
лесах. Однако, как представляется, это происходит от невозможности для
многих исследователей тех событий знакомиться с архивными материалами,
посвященными операции "Анадырь", остающимися до сих пор закрытыми.
Анализ показывает, что перед группой не ставилась задача определения

возможности скрытного размещения ракетной дивизии на Кубе. Более того,

те или иные выводы военных специалистов не могли носить

принципиального значения для выбора характера доставки наших войск на

Кубу. Как было показано выше, это диктовалось объективными условиями

соотношения сил противоборствующих сторон.

А что касается пальм, то и маршал Советского Союза Бирюзов С.С. и


генерал-майор Агеев П. В. прекрасно понимали, что в основе эффективности
маскировочных мероприятий лежит не естественная маска природного
ландшафта, а действия войск.
По возвращению делегации в Москву в срочном порядке было
проведено расширенное заседание Президиума ЦК КПСС. Оно состоялось 10
июня 1962 года, где помимо состава Президиума ЦК КПСС и Секретариата
партии присутствовали: Громыко А.А., Малиновский Р.Я., Захаров М.В.,
Епишев А.А., Бирюзов С.С. и Чуйков В.И.24 После заслушивания результатов
поездки на Кубу Ш.Р.Рашидова и С.С.Бирюзова Министр обороны Р.Я.
Малиновский в очередной раз зачитал подготовленную записку о составе
группы советских войск на Кубе. Это заседание также прошло под знаком
единодушного одобрения - все проголосовали "за". Всего подписи на этом
документе поставили 17 человек,25 Хрущев Н. С. (первый секретарь ЦК
КПСС и председатель СМ СССР), Суслов М.А. (секретарь ЦК КПСС),
Кириленко А.П. (первый зам. председателя Бюро ЦК КПСС по РСФСР),
Куусинен О.В. (секретарь ЦК КПСС), Брежнев Л.И. (Председатель
Президиума Верховного Совета СССР), Подгорный Н.В.(первый секретарь
ЦК КП Украины), Микоян А.И. (первый зам. председателя СМ СССР),
Полянский Д.С. (председатель СМ РСФСР), Косыгин А.Н. (первый зам.
председателя СМ СССР), Гришин В.В. (председатель ВЦСПС), Демичев
Н.Н. (секретарь ЦК КПСС), Громыко А.А.(министр иностранных дел СССР),
Пономарев К.Н. (секретарь ЦК КПСС), Козлов Ф.Р. (секретарь ЦК КПСС),
Воронов Г.И (председатель СМ РСФСР), Семичастный В.С. (председатель
КГЪ при СМ СССР), Ильичев Л.Р. (секретарь ЦК КПСС).
Анализ показывает, что решение о размещении стратегических ракет на
24
См.: ЦАМО РФ. Ф.16а.-0.3657.-Д.З.-Л.7.
25
См.: ЦАМО РФ. Ф.16а.-0.3657.-Д.З.-Л.7.
Кубе не было плодом волюнтаризма Хрущева Н.С., а принималось высшим
политическим руководством страны коллективно. Независимо от того, кто из
них перед своей подписью поставил слово "за" (Хрущев Н.С., Косыгин А.Н,
Гришин В.В.), а кто нет, все они в равной степени разделили ответственность
за принятое решение и возможные последствия.
Таким образом, развернувшаяся в начале 1960 года борьба за Кубу,
явилась логическим продолжением наметившейся тенденции общей борьбы
между Соединенными Штатами и Советским Союзом за усиление своего
влияния в странах "третьего мира". Предприняв против Кубы формы
экономического, политического и военного воздействия с целью свержения
революционного правительства, США объективно подтолкнули СССР к
ответным действиям.
Для СССР это приобретало огромное политическое и военно-
стратегическое значение. Главной особенностью процесса, связанного с
оказанием Кубе помощи, была проблема выбора наиболее адекватных
средств способных воспрепятствовать американскому вторжению на этот
остров. Поэтому, принятое в тот период решение о размещении советских
стратегических ракет на Кубе оказалось своевременной и оправданной
мерой, полностью отвечавшей интересам Советского Союза.

§1.2. Проблемы подготовки РВСН к операции «Анадырь» и пути


их решения.
Работа над архивными источниками позволила сделать заключение, что
сложность решения задач связанных с проведением операции «Анадырь» для
РВСН заключалось не только в отсутствии опыта участия в мероприятиях
подобного масштаба, но и в том, что сами ракетные войска ещѐ находились в
стадии становления как нового вида Вооружѐнных Сил. Со времени
образования РВСН минуло всего 2,5 года, и ещѐ продолжали формирование,
обустройство и заступление на боевое дежурство ракетные части и
соединения.26
Настоятельно требовали своего решения, в этот период, проблемы от
формирования взглядов на формы и способы боевого применения ракетных
войск до подготовки высококвалифицированных специалистов-ракетчиков.
Поэтому большое значение в рамках проводимого исследования, на наш
взгляд, имеют следующие аспекты операции «Анадырь»: общий,
касающийся готовности РВСН к решению задач операции, и частный,
позволяющий уточнить особенности подготовки ракетной дивизии к
передислокации на Кубу.
К середине 1962 года боевые части ракетных войск организационно
были сведены в две ракетные армии, пять отдельных ракетных корпусов и
три ракетные дивизии. Кроме того, в боевой состав РВСН входили три

26
См.: Хроника основных событий истории ракетных войск стратегического
назначения. М., 1994. С.7-17.
боевые стартовые станции учебного артиллерийского полигона (УАП)
г.Мирный и одна на центральном научно-исследовательском испытательном
полигоне (ЦНИИП) ст.Тюра-Там (см. приложение N4). Они подчинялись
Главнокомандующему Ракетными войсками и состояли из группировки
войск межконтинентальных ракет (Р-7, Р-7А, Р-16) и группировки войск
ракет средней дальности (Р-5М, Р-12, Р-14).
Анализ архивных источников показывает, что основу нового вида
Вооружѐнных Сил СССР составляли части и соединения вооружѐнные
ракетами средней дальности Р-12.27 Разработка данного типа ракеты с
дальностью 1500 км началась ещѐ в 1953 году и должна была закончиться
зачѐтными испытаниями в сентябре-декабре 1956 года.28 Однако в ноябре
1956 года изменяются основные требования к ракете:29
дальность полѐта требовалось увеличить до 2000 км;
систему управления необходимо было исполнить автономной;
головная часть должна быть оснащена ядерным зарядом.
Лѐтно-конструкторские испытания ракеты и наземного оборудования,
проведѐнные с июня 1957г. по декабрь 1958 г. показали соответствие
полученных характеристик тактико-техническому заданию, и уже 4 марта
1959 года ракеты Р-12 принимается на вооружение.30
Комплекс Р-12 первоначально был разработан в подвижном варианте.
Это, прежде всего, определялось двумя моментами: во-первых, повышение
живучести ракетных комплексов РСД достигалось за счѐт манѐвра, во-
вторых, ограниченная дальность полѐта ракеты (до 2000 км) требовало
передислокации боевых позиций для обеспечения возможности поражать
цели на большую глубину Европейского континента.31
Реализуя принцип поддержания ракетных войск в постоянной
готовности к выполнению поставленных боевых задач было разработано и 11
ноября 1960 года приказом ГК РВ (подписал генерал-полковник
В.Ф.Голубко) введено в действие «Положение о боевом дежурстве частей и
подразделений ракетных войск».32 Данный документ впервые определил
порядок несения боевого дежурства ракетными частями и подразделениями и
сыграл важную роль в упорядочении вопросов боеготовности и боевого
применения. Принципиально новым для частей РСД явилось положение, что
при повседневной деятельности они могут нести боевое дежурство на боевых

27
См.: Архив РВСН.- Ф.19- О.115- Д.25- Л.35-43
28
Там же. О.109- Д.5- Л.56
29
См.: Сидоров А.И. Эволюция взглядов и причина использования ракет средней
дальности в противостоянии СССР и США(1946-1987 гг.): исторический опыт.
Дисс…канд. ист. наук. М.,1996. С.51
30
См.: Хроника основных событий истории РВСН. М.,1994. С.36
31
См.: Сидоров А.И. Эволюция взглядов и практика использования ракет средней
дальности в противостоянии СССР и США (1946-1987): исторический опыт. Дис….
К.И.Н. М.,1996.С.69.
32
См.: ЦАМО РФ Ф.10- О.866193-Д.3- Л.414-437.
стационарных позициях (БСП) или пунктах постоянной дислокации.33 Для
несения боевого дежурства устанавливалось четыре степени боевой
готовности: № 4 – суточная, №3 - 2,5 часовая, №2 – часовая, № 1 – 30-ти
минутная.34
Однако, данные показатели боевой готовности частей Ракетных войск к
проведению пуска ракет, особенно для готовности №4, не удовлетворяли
возрастающим требованиям к РВСН. В войсках развернулась большая работа
по поиску уменьшения сроков подготовки ракеты Р-12 к пуску.35 В
результате этой работы время для проведения пуска ракеты из готовностей
№4, №3, №2, №1 было доведено соответственно до 205, 140, 60, 30 минут,
что и было закреплено в «Наставлении по огневой службе войсковых частей,
вооружѐнных ракетами 8К63» утверждѐнное приказом ГК РВ 23 сентября
1961 года.36
В комплексе проблем становления нового вида войск своего решения
требовала и проблема подготовки специалистов-ракетчиков. Ввиду
комплектования ракетных частей за счѐт офицеров других видов войск,37
требовалось организовать их боевую и специальную подготовку в самое
кратчайшее время. С этой целью приказом ГК РВ №0088 от 19 июля 1961
года определяется разработка «Курса специальной подготовки ракетного
полка, вооружѐнного РСД».38 В переподготовке командного состава РВСН
главную роль сыграли двух месячные курсы, организованные при военных
академиях им. Ф.Э.Дзержинского и А.Ф.Можайского.39 Об интенсивности
специальной подготовки воинов-ракетчиков в этот период может служить и
тот факт, что Главнокомандующий РВСН «для учебных целей и учебно-
боевых пусков» просит правительство выделить в 1961 году к заказанным
шестидесяти ракетам Р-12 дополнительно ещѐ сто пятьдесят.40 Это
диктовалось ещѐ и тем, что первичный допуск боевых расчѐтов к боевому
дежурству осуществлялся только по распоряжению Главнокомандующего
РВСН после проведения учебно-боевого пуска и предварительной проверкой
их знаний специальной комиссией. Для ракетных частей вооружѐнных
комплексами с ракетой Р-12; таких комиссий было создано шесть. Только с
апреля по август 1961 года данными комиссиями в 43-й и 50-й Ракетных

33
Там же – Л.416.
34
Там же – Л.417-419.
35
См.: Ветераны-ракетчики вспоминают. М.,1994.С.193.
36
См.: История отечественного ракетного оружия и ракетных войск. И.Д.Сергеев,
А.С.Мудрагеля и др. М.,1997.С.65.
37
При создании РВСН из Сухопутных войск было направлено 60 % офицеров, из
ВВС – 27, из ВМФ – 12, из войск ПВО страны–1 % офицеров; Ракетные войска
стратегического назначения. Военно-исторический труд. М.,1978.С.89.
38
См.: ЦАМО РФ – Ф.10-О.866193-Д.4-Л.378.
39
См.: Лысухин Н.Я. Деятельность коммунистической партии Советского Союза по
созданию и укреплению РВСН. Дисс… докт. ист. наук. С.212-227.
40
См.: ЦАМО РФ – Ф.10-О.866194-Д.1-Л.142.
армиях были допущены к боевому дежурству расчѐты пятидесяти трѐх
ракетных дивизионов частей РСД.41
Необходимость дислокации ракетно-ядерного оружия на различных
ТВД предопределяла широкий комплексный характер испытаний ракетного
вооружения и проверки способности личного состава частей ракетных войск
по его боевому применению. Уже через месяц после начала лѐтно-
конструкторских испытаний ракеты Р-12 Заместитель Министра обороны
СССР по специальному вооружению и ракетной техники утверждает
техническое задание на перевозку ракеты и головных частей к ней, ракетного
топлива и агрегатов наземного оборудования на морских судах. 42 Реализация
этого задания возлагается на НИИ – 4 МО, под руководством оперативной
группы, которой в Севастопольском порту осенью 1959 года производилась
практическая погрузка и транспортировка ракет Р-5М, Р-12 и агрегатов
наземного оборудования к ним на теплоходе «Фролово». В отчѐте НИИ – 4
МО «О возможности перевозки изделия 8К51 и 8К63 на морских судах» от
16 ноября 1959 года делается вывод о том, что ракеты Р-12, грунтовые
тележки и установщики можно перевозить только на верхней палубе морских
судов. Ракету Р-5М морским путѐм перевозить не целесообразно из-за
больших потерь кислорода (более 30%).43
В рамках этих исследований с 30 августа по 6 сентября 1960 года
штатная воинская часть привлекалась к опытным учениям по теме
«Подготовка полка, вооружѐнного изделиями 8К63, к выполнению огневой
задачи и обеспечение его изделиями, головными частями и топливом.44
Одной из целей учения было проверить возможность снабжения полка
изделиями, головными частями, имуществом и компонентами спецтоплива
как по железной дороге, так и по грунту непосредственно с арсенала и
складов снабжения средствами отправителей. Практически были отработаны
вопросы транспортировки изделий железнодорожным транспортом. Эшелон
с ракетами находился в пути следования (500 км) двое суток. 45
Успешное проведение исследований позволило в 1960 году разработать
«Временную инструкцию по перевозке изделий 8К63 и наземного
оборудования к ним морским и железнодорожным транспортом». 46 Для
проверки и закрепления положений инструкции в 1961 году с 16 по 28 июля
проводятся опытные учения с 132-рп и 267-ртб 9-го отдельного ракетного
корпуса (г. Хабаровск командир генерал-майор И.Т.Шмелѐв).47 Эти учения
ценны ещѐ и тем, что стартовый дивизион, сборочная бригада и

41
См.: Сидоров А.И. Эволюция взглядов и практика использования ракет средней
дальности в противостоянии СССР и США(1946-1987 гг.). Дис. канд. ист. наук.
М.,1996.С.85.
42
См.: ЦАМО РФ – Ф.10-О.739807-Д.186-Л.3.
43
См.: ЦАМО РФ – Ф.10-О.857344-Д.30-Л.2-3.
44
См.: ЦАМО РФ – Ф.10-О.866193-Д.3-Л.279-283.
45
См.: ЦАМО РФ-Ф.10-О.866193-Д.3-Л.281.
46
См.: ЦАМО РФ-Ф.10-О.866193-Д.3-Л.25.
47
См.: ЦАМО РФ-Ф.10-О.866193-Д.5-Л.245.
подразделения обеспечения, перебазированные железнодорожным и морским
транспортом, были приведены в боевую готовность без заблаговременной
подготовки полевого позиционного района.
В соответствии с замыслом учения стартовый дивизион и подразделения
ртб доставили железнодорожным транспортом со станции Гродская-2 в порт
Посьет (Приморский край), а затем произвели погрузку на морской
транспорт. В процессе погрузки личный состав отработал наиболее
оптимальные приѐмы по размещению и креплению ракетного и специального
вооружения на морских судах. При переходе по морю корабли попали в
шторм. Эти экстремальные условия позволили окончательно убедиться в
правильности найденых решений при погрузке техники на корабли.
По прибытию в порт назначения Ванино выгрузка техники
производилась в ночное время для обеспечения маскировки производимых
работ. Выгрузка военного и специального вооружения осуществлялась в той
последовательности, в которой формировались колонны для дальнейшего
совершения марша в назначенный позиционный район. Это существенно
экономило время и исключало лишние маневренные действия
крупногабаритной техники при построении колонны. Марш на полигон
«Перевал» (район г. Совгавань), где был выбран полевой позиционный
район, подразделения осуществили своим ходом с использованием штатных
агрегатов. Успешно проведѐнный учебно-боевой пуск двух ракет Р-12 26
июля 1961 года48позволил сделать вывод и закрепить положение о том, что
части и подразделения ракетных войск, вооружѐнные стратегическими
ракетами средней дальности, можно передислоцировать железнодорожным и
водным транспортом на большие расстояния и приводить их в боевую
готовность в неподготовленном полевом позиционном районе в течение 10-
12-ти дней. 49
Таким образом, именно высокие маневренные возможности ракетного
комплекса Р-12 и сравнительно непродолжительные сроки приведения его в
боевую готовность во вновь выбранных позиционных районах, определили
приоритет для данной ракеты в оснащении РВСН. Если на 1 января 1961 года
в войсках было 242 ракеты Р-12, то к началу второго полугодия 1962 года их
насчитывалось уже 1019.50 Однако у ракеты Р-12 имелись и существенные
недостатки: дальность полѐта для класса ракет средней дальности
недостаточна; двигатель работает на сравнительно малокалорийных
компонентах ракетного топлива; для самовоспламенения необходим жидкий
добавочный компонент; отсутствие системы одновременного опорожнения
баков привело к увеличению гарантийных запасов топлива.51
Между тем, опыт создания ракеты Р-12 позволил ОКБ-586 М.К.Янгеля
успешно закончить разработку новой ракеты средней дальности – Р-14.
48
См.: ЦАМО РФ-Ф.10-О.866193-Д.5-Л.247.
49
См.: ЦАМО РФ-Ф.10-О.866193- Д.6-Л.275.
50
См.: Архив РВСН Ф.19-О.115-Д.4-Л.18-40.
51
См.: История отечественного ракетного оружия и ракетных войск / И.Д.Сергеев,
А.С.Мудрагеля и др. М.,1997. С.65.
Приступив к еѐ проектированию в 1958 году52, уже 30 мая 1961 года
Главнокомандующий РВСН Маршал Советского Союза К.С.Москаленко
докладывал Министру обороны СССР, что ракета Р-14 позволяет выполнять
боевые задачи на большинстве ТВД, глубоко эшелонировать боевые порядки
ракетных войск и рекомендовал к принятию еѐ на вооружение.53 Эта ракета
обеспечивала достижения дальности от 1800 до 4500 км, что позволяло
создавать стартовые позиции в наиболее благоприятных, удалѐнных от
государственной границы, районах. Сокращалось и время подготовки ракеты
к пуску из различных степеней готовности: 155,125,45 и 24 минуты из
готовностей №4, №3, №2 и №1 соответственно.54
24 апреля 1961 года Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров
СССР № 373-175 комплекс 8К65 «Н» с наземным подвижным типом старта
ракеты Р-14 принимается на вооружение.55 Хотя эта ракета и предполагала
испытание наземной стартовой позиции в подвижном варианте, дальность еѐ
полѐта и сложность исполнения наземного оборудования предстартовой
подготовки предопределило стационарный вариант дислокации данного
ракетного комплекса. Кроме того, на приведение ракетного полка Р-14 двух
дивизионного состава в боевую готовность во вновь выбранном
позиционном районе требовалось не менее двух месяцев.56 Такие сроки не
могли удовлетворить ни по манѐвренности, ни по обеспечению высокой
боевой готовности. Наиболее перспективным способом повышения
живучести для данного комплекса считалось использование шахтных
пусковых установок. Вероятно, только этим можно объяснить тот факт, что
даже через год после принятия ракеты Р-14 на вооружение (в отличие от
ракеты Р-12) ещѐ не была испытана и принята в эксплуатацию стартовая
сборно-разборная площадка (СП-7) обеспечивающая мобильность
комплексу.57 Все это должно было бы стать предметом тщательного анализа
при определении типа ракетного комплекса для размещения на Кубе.
Не меньшее значение в принятии решения руководством СССР
использовать РВСН на удаленном ТВД сыграло успешное решение
проблемы надѐжности ядерных боеприпасов и способности ракет доставлять
их к цели с заданной эффективностью. Первым в семействе термоядерных
зарядов был заряд для ракеты Р-12. Полигонные испытания показали их
высокие тактико-технические характеристики, главными из которых были:
устойчивость к воздействию нейтронного потока, образующегося при взрыве
другого ядерного заряда, и высокий коэффициент использования ядерного
горючего. Однако необходимо было провести испытания в реальных

52
См.: Архив РВСН Ф.19-О.114-Д.7-Л.64.
53
Там же – Л.65-66.
54
См.: История отечественного ракетного оружия и ракетных войск / И.Д.Сергеев,
А.С.Мудрогеля и др. М.,1997.С.66.
55
См.: Хроника основных событий истории ракетных войск стратегического
назначения. М.,1994.С.37.
56
См.: Архив Генерального штаба ВС РФ – Ф.16-О.3657-Д.3-Л.2.
57
Там же – Д.1-Л.229.
условиях войсковой эксплуатации. Поэтому по решению ЦК КПСС и Совета
Министров СССР № 285-114 от 11 марта 1960 года58и согласно приказу
Министра обороны СССР № 0076 от 5 августа 1961 года с целью проверки
надѐжности действия ракет Р-12 и ядерных зарядов к ним, выучки личного
состава поводилась операция «Роза».59
В соответствии с замыслом операции, пуски ракет с полевых позиций из
района Воркуты в район ГЦП-6 (остров Новая Земля) осуществлялись на
дальность до 900 километров. Учебно-боевые пуски 3 и 4 сентября 1961 года
с грузомакетами головных частей носили чисто исследовательский характер,
а 12 и 16 сентября ракеты впервые доставили штатные ядерные боеприпасы к
цели. Личный состав 181 ракетного полка полковника Н.Ф.Бандиловского
программу испытаний выполнил полностью, а результаты пусков и ядерных
взрывов подтвердили высокие тактико-технические характеристики нового
оружия.
Характерно, что ракеты Р-14, как и Р-12, проходили испытания боевыми
пусками с ядерным зарядом. Согласно приказу Министра обороны СССР №
0058 от 29 мая 1962 года на территории Агинского полигона с этой целью с 1
по 8 сентября 1962 года проводились учения «Тюльпан».60 По плану учений
осуществлялось два пуска ракеты Р-14 с опытным и один пуск с боевым
зарядом. 8 сентября 1962 года ядерный боезаряд был доставлен ракетой Р-14
к цели на полигон острова Новая Земля. Пуск проводился на дальность 3748
километров.61
Нетрудно проследить закономерную связь этого учения с операцией
«Анадырь», если учесть, что решение на проведение испытаний Р-14 со
штатной ГЧ было принято сразу после одобрения Президиумом ЦК КПСС
плана размещения на кубе РСД. Кроме того подразделения Ракетных войск,
привлекаемые для проведения мероприятия «Тюльпан», входили в состав 43-
й армии,62 которая формировала полки Р-14 для отправки на Кубу.
Несомненно, что успешное проведение этих учений укрепило уверенность
воинов-ракетчиков в надѐжности и высоких технических характеристиках
эксплуатируемого оружия и боевой техники.
Таким образом, из ракетных комплексов РСД стоящих на вооружении
Ракетных войск стратегического назначения в рассматриваемый период,
наиболее приемлемым для скрытого и быстрого приведения в боевую
готовность на Кубе был комплекс с ракетой Р-12. Решение о размещении на
Кубе ракет Р-14 было ошибочным, неоправданно увеличивало срок
передислокации дивизии, и не могло не сказаться отрицательно на
сохранение в тайне всей операции.
Это было следствием чрезмерной централизацией и ограничением
доступа большего круга специалистов к разработке первоначального замысла
58
См.: ЦАМО РФ – Ф.10-О.857344-Д.30-Л.143.
59
См.: ЦАМО РФ – Ф.10-О.866091-Д.3-Л.13-18
60
См.: ЦАМО РФ – Ф.10-О.866091-Д.3-Л.-90-100.
61
См.: ЦАМО РФ – Ф.10-О.179430-Д.22-Л.110-115.
62
См.: Ветераны-ракетчики вспоминают. М.,1994.С.150.
операции «Анадырь».63 Более того, начальник Управления Ракетных войск
Генерального штаба ВС СССР генерал-лейтенант авиации Ловков Михаил
Александрович не только не участвовал в разборке замысла операции
«Анадырь» в объѐме части касающейся, но и был ознакомлен с ним только
после одобрения Президиумом ЦК КПСС размещения ракет на Кубе.64
Несмотря на участие Главнокомандующего РВСН Маршала Советского
Союза С.С.Бирюзова в принятии политического решения по развѐртыванию
ракет на Кубе, Главный штаб Ракетных войск фактически приступил к
подготовке войск по мероприятию «Анадырь» только с 28 мая 1962 года.
Именно в этот день начальник Главного штаба РВСН генерал-полковник
Никольский Михаил Александрович был приглашѐн в Генеральный штаб,
где был посвящѐн в планы размещения стратегических ракет на Кубе. 65 При
этом поставлены задачи по разборке календарного плана подготовки
мероприятия «Анадырь», который был утверждѐн Министром обороны
СССР 4 июня 1962 года.66
За сравнительно короткий срок (до 13 июня 1962 г.) Главному штабу РВ
необходимо было выполнить большое количество организационных
мероприятий. Для этого приказом Главнокомандующего была создана
оперативная группа во главе с генерал-полковником Никольским М.А.67 В
эту группу вошли ещѐ два человека: генерал-майор Попов А.Я. – начальник
оперативного управления ГШ РВ и генерал-майор Пануев А.Ф. – начальник
организационно-мобилизационного управления РВСН. Больше, на тот
момент, привлекать к работе по мероприятию «Анадырь» не разрешалось.68
На эту группу возлагались следующие задачи:
составление справки-доклада о состоянии войск выделяемых для
участия в операции «Анадырь»;
разработка плана мероприятий по подготовке войск и боевой техники к
отправке;
проведение расчѐта строительно-монтажных работ и приведение
пусковых установок в боевую готовность во вновь выбранных полевых
позиционных районах;
разработка директив командующим 43-й и 50-й ракетным армиям по
подготовке войск к выполнению правительственного задания;
составление плана по заготовке деталей стартовых сборочно-разборных
площадок СП-6 для оборудования стартовых позиций;
расчѐт транспортных средств и разработка плана перебазирования
частей и штабов к пунктам погрузки.

63
См.: Грибков А.И. Разработка замысла и осуществление операции «Анадырь» /
Вкн. Операция «Анадырь»: Факты. Воспоминания. Документы. М.,1997.С.8-9.
64
См.: ЦАМО РФ – Ф.16а - О.3657-Д.3-Л.8
65
См.: ЦАМО РФ – Ф.16а - О.3753-Д.1-Л.39.
66
См.: ЦАМО РФ – Ф.16а - О.3657-Д.1-Л.57-62.
67
См.: ЦАМО РФ – Ф.10 - О.857346-Д.1-Л.57.
68
См.: ЦАМО РФ – Ф.16а - О.3753-Д.1-Л.178.
Анализ показывает, что свою работу оперативная группа генерал-
полковника Никольского М.А. полностью координировала с Генеральным
штабом ВС СССР где, по сути, было сформировано основное звено
управления по подготовке операции «Анадырь». Такая централизация с
одной стороны исключало утечку информации, а с другой – сковывало
инициативу Главных штабов видов войск как главных организаторов
подготовки войск к предстоящей операции.
После проработок вопросов о личном составе, вооружении, типов
обеспечения и проведении необходимых расчѐтов в соответствии с
календарным планом Министр обороны СССР Маршал Советского Союза
Р.Я. Малиновский 13 июня 1962 года подписал директивы видам войск.
Директивой Министра обороны № 75273 от 13 июня 1962 года69
Главнокомандующему РВСН предписывалось к 10 июля 1962 года перевести
на новые штаты и подготовить к отправке за границу управление УЗ РА с
частями боевого обеспечения и обслуживания и 43-ю ракетную дивизию.
Все мероприятия по выполнению директивы проводились с высокой
степенью секретности. Запрещалось не только вести переписку, но и
закрытие текущих счетов в учреждениях Госбанка СССР и отписку их от
органов и предприятий почтово-фельдъегерской связи.70 Даже название
«учения» по имени одной из северных рек «Анадырь» как бы говорило о том,
что задачу предстоит выполнять в районе с холодным климатом. По иронии
судьбы именно отсутствие «холода» в необходимом количестве доставляло
ракетчикам не мало проблем, как при передислокации, так и при приведении
дивизии в боевую готовность на острове Куба. Это касалось, прежде всего,
транспортировки и хранения перекиси водорода и ядерных боеприпасов в
условиях жаркого тропического климата и достижения требуемой влажности
сжатого воздуха, подаваемого на борт ракеты при предстартовой подготовке.
Следует подчеркнуть, что основные мероприятия по формированию
частей ракетных войск и подготовке их к выполнению правительственного
задания определялись директивой Главного штаба РВСН № 624414 от 14
июня 1962 года по их укомплектованию и планом мероприятий по
подготовке операции «Анадырь».71 Менее чем в месячный срок необходимо
было выполнить огромный объѐм работ. Ведь кроме перевода частей на
новые штаты и укомплектование их личным составом, необходимо было
получить и проверить боезапас, подготовить вооружение и технику к
транспортировке железнодорожным и морским транспортом.
Ответственность за выполнение этих мероприятий в полном объѐме
возлагалась на Главный штаб Ракетных войск. В этом заключается главная
отличительная особенность подготовительного этапа в отличие от этапа
непосредственного осуществления замысла операции «Анадырь», когда

69
См.: ЦАМО РФ –Ф.16а-О.3657-Д.1-Л.5.
70
Там же – Л.8
71
См.: Архив РВСН – Ф.10-О.8950-Д.1-Л.2.
Главный штаб РВСН был практически лишѐн оперативно влиять на характер
действий подчинѐнных войск.
Таким образом, на этапе подготовки операции «Анадырь» работа шла
как бы на двух уровнях. Генеральному штабу ВС СССР предстояло
разработать боевые документы и подобрать кадры для укомплектования
штата управления группы войск. Ввиду того, что основу Управления ГСВК
составляли офицеры управления 43-й ракетной армии, Главному штабу
РВСН приходилось работать на обоих уровнях. С одной стороны
осуществлять формирование Управления ГСВК и более тесно
взаимодействовать с Генеральным штабом ВС СССР, а с другой –
непосредственно заниматься укомплектованием и оснащением ракетной
дивизии привлекаемой к участию в операции «Анадырь». Второе было
самым трудным и ответственным во всей этой работе.
К середине 1962 года 43-я ракетная дивизия под командованием
генерал-майора Стаценко И.Д. продолжала осваивать новый ракетный
комплекс Р-14. В боевой состав дивизии входили три ракетных полка. При
этом только два ракетных полка, 664-й подполковника Соловьѐва Ю.А. и
665-й подполковника Лысенко Ю.А., были полностью приведены в боевую
готовность.72 В 668 ракетном полку полковника Петрова В.П. только боевые
расчѐты 1-го дивизиона были поставлены на боевое дежурство.73 Все
ракетные комплексы (Р-12 – 664 рп, Р-14 – 665 и 668 рп) приводились в
боевую готовность в стационарном варианте. Вследствие этого дивизии
ставилась задача переформирования на подвижный вариант. Кроме того,
необходимо было принять в свой состав 181-й ракетный полк полковника
Бандиловского Н.Ф. из 50-й ракетной дивизии дислоцированный в г.
Белокоровичи, 79-й ракетный полк полковника Колесниченко В.И. из
Смоленской ракетной армии, а в 668-й ракетный полк включились один
стартовый дивизион и одна сборочная бригада ртб из 32-й ракетной
дивизии.74
Задача усложнилась ещѐ и тем, что дивизии необходимо было заново
сформировать: отдельную автотранспортную роту, отдельный
комендантский взвод, дивизионный объединенный склад, полевой
хлебозавод, полевое учреждение госбанка и шесть военно-почтовых
станций.75
Таким образом, формирование дивизии, предназначенной для участия в
операции «Анадырь», проводилась на основе ракетных полков и ртб,
несущих боевое дежурство и организационно входивших в состав 43-й и 50-й
ракетных армий, командующими которых были соответственно генерал-
лейтенант П.Б. Данкевич и генерал-полковник Ф.И. Добыш. Фактически
наполовину дивизия формировалась заново и это обстоятельство не могло не

72
См.: Архив РВСН – Ф.94-О.7417-Л.105-108.
73
См.: Архив РВСН – Ф.10-О.7417-Д.1-Л.113.
74
См.: ЦАМО РФ – Ф.16а-О.3657-Д.1-Л.5-6.
75
См.: Архив РВСН – Ф.94-О.7417-Д.1-Л.4.
сказаться отрицательно на качестве подготовки отдельных частей к
предстоящим испытаниям. Командир дивизии не только не знал состояние
боеготовности включаемых частей и подразделений, но и не мог
организовать непрерывное управление процессом их подготовки к
передислокации за границу. Отсутствовали элементарные каналы связи с 79-
м ракетным полком.76
Анализ показывает, что в целях устранения этого недостатка в Главном
штабе РВСН создаются две оперативные группы во главе с генерал-
полковником Толубко В.Ф. – заместителем Главнокомандующего Ракетными
войсками и генерал-майором Афанасьевым А.Г. – заместителем начальника
Главного штаба РВСН по организационно-мобилизационным вопросам.77 На
эти группы возлагалась задача организации и контроля хода подготовки
частей к предстоящей операции. Группа генерал-полковника Толубко В.Ф.
работала в 43-й ракетной армии, а группа генерал-майора Афанасьева А.Г. –
в 50-й.
Довольно сложным оказался вопрос подбора личного состава, несмотря
на то, что все подразделения частей были хорошо обучены, боевые расчѐты
укомплектованы и успешно решали учебно-боевые задачи. Большинство
боевых расчѐтов ракетных полков и ртб имели опыт подготовки и
проведения учебно-боевых пусков, так как без этого ни один боевой расчѐт к
несению боевого дежурства не допускался.78 Более того, дивизион майора
Ширшова В.С. в 181 ракетном полку полковника Бандиловского Н.Ф. при
проведении опытного учения в 1961 году осуществил первым в Ракетных
войсках пуск ракеты Р-12 с боевой головной частью.79 Боевой заряд для
этого дивизиона готовило подразделение ремонтно-технической базы
полковника Романова С.К. Личный состав 665 ракетного полка одним из
первых в РВСН приступил к освоению нового ракетного комплекса.80 Да и в
самой директиве Министра обороны СССР предписывалось, что на
укомплектование формирующихся частей обратить, прежде всего,
военнослужащих тех воинских частей, которые привлекаются к участию в
операции «Анадырь», и только в случае их некомплекта – за счѐт других
частей Ракетных войск, не нарушая их боевой готовности.
Однако, наряду с этим, был установлен ряд ограничений по отбору
личного состава. И первыми в этом ряду стояли ограничения по состоянию
здоровья. Военнослужащих физически ослабленных, больных, нуждающихся
в лечении или диетпитании, а также переболевшим брюшным тифом,
паратифом и дизентерией в 1961-1962 годах зачислять в списки воинских
частей, готовящихся к выполнению особого правительственного задания,
категорически запрещалось. Против этого трудно что-либо возразить, но по

76
См.: ЦАМО РФ- Ф.16а- 3753- Д.1- Л.208.
77
Там же О.3657-Д.3-Л.27.
78
См.: ЦАМО РФ – Ф.10-О.866193-Д.3-Л.414-437.
79
См.: Ветераны –ракетчики вспоминают. М.,1994. С.121.
80
См.: Архив РВСН – Ф.94-О.7417-Д.1-Л.106.
состоянию здоровья не проходили менее десяти процентов военнослужащих
от общего количества выведенных за штат. Основной причиной
непригодности служили так называемые «морально-деловые качества». По
этим обстоятельствам не подошли к участию в операции «Анадырь» более
800 военнослужащих, из них 301 офицер.81 Достаточно сказать, что из пяти
командиров ракетных полков трѐх пришлось заменить в процессе подготовки
дивизии к передислокации на Кубу. Из них только командир 79 ракетного
полка полковник Колесниченко В.И. по личным мотивам, а командиры 665 и
668 ракетных полков всѐ по тем же морально-деловым качествам.82 Такое
положение не может быть приемлемым для войск постоянной боевой
готовности. Опыт показал, что массовая замена личного состава и особенно
офицеров резко влияет на организованность, слаженность боевых расчѐтов и
снижает боевую готовность частей. Тем более что из прибывших на замену
военнослужащих по различным причинам опять было отчислено 14
офицеров и более ста солдат и сержантов.83
В этих условиях неоценимую помощь командованию формируемых
частей и дивизии оказали генералы и офицеры оперативных групп Главного
штаба РВСН. Ими было сделано около 450-ти выездов в войска для оказания
помощи на местах в проведении различных тактических занятий по
слаживанию боевых расчѐтов.84 Огромную роль играла и воспитательная
работа по поднятию морального духа личного состава и подготовке его к
предстоящим испытаниям. В период формирования частей и подразделений
для участия в операции «Анадырь» оперативными группами проведено в
войсках более 60-ти различных мероприятий воспитательного характера со
стопроцентным охватом всех категорий военнослужащих.85 Перед личным
составом выступали первый заместитель Главнокомандующего Ракетных
войск генерал-полковник Толубко В.Ф., заместитель начальника Управления
политорганов РВСН Главного политуправления СА и ВМФ генерал-майор
Лавренов И.А., заместитель начальника Главного штаба РВСН генерал-
майор Афанасьев А.Г.86 и др.
Одновременно решался вопрос подготовки вооружения и техники к
предстоящей операции. Вопросу технической исправности вооружения и
техники уделялось самое пристальное внимание. В Главном штабе совместно
ГУРВО РВСН был разработан план мероприятий по доработке ракетного
вооружения для эксплуатации и боевого применения в условиях жаркого и
влажного климата.87 Несмотря на то, что ракеты и ракетное вооружение по
действовавшим тактико-техническим требованиям испытывались при

81
См.: ЦАМО РФ – Ф.10-О.179430-Д.9-Л.11.
82
См.: Архив РВСН – Ф.94-О.7417-Д.1-Л.114.
83
См.: ЦАМО РФ – Ф.10-О.179430-Д.9-Л.12.
84
Там же – О.857346-Д.1-Л.56.
85
См.: ЦАМО РФ –Ф.10 - О.857346-Д.1-Л.56.
86
Операция «Анадырь». Факты. Воспоминания. Документы. М.,1997. С.249.
87
См.: ЦАМО РФ –Ф.10 - О.857346-Д.1-Л.57.
o
температуре 50 С и относительной влажности 98%, было принято решение
ракеты отправлять в герметичных чехлах с влагопоглатителем (селикогель)
нормы которого были увеличены в два раза. В два раза увеличилось и
количество ЗИПов.88 При обнаружении малейшей неисправности на
ракетном вооружении принимались немедленные меры по его замене. Так в
полках полковника Бандиловского Н.Ф. и подполковника Соловьева Ю.А.
были заменены даже учебные ракеты из-за обнаруженных неисправностей,
на которые до этого не обращали внимание.89
На укомплектование частей автотранспортной техники выделялись
только машины первой и второй категории, преимущественно 1961-1962
годов выпуска с запасом хода не менее: автомобили 20-30 тыс. километров;
гусеничные тягачи 2 тыс. километров; тракторы – 600 моточасов.
Недостающей техникой части укомплектовывались в счѐт поставок
Ракетным войскам на второе полугодие 1962 года.90 Всѐ излишествующее
имущество и оборудование оставалось в местах постоянной дислокации
частей и передавалось по актам оперативным группам, назначенным
приказом Главнокомандующего из числа военнослужащих остающихся
подразделений. Наставления и указания по боевому применению Ракетных
войск, а так же документы определяющие порядок несения боевого
дежурства и управления войсками брать на Кубу запрещалось. Поэтому
боевую документацию командиры убывающих частей лично передавали
начальникам оперативных групп, после чего последние вступали в
командование остающихся воинских частей. В 43-й ракетной армии это был
генерал-лейтенант Шевцов А.Г. – первый заместитель командующего
армией, 43-й ракетной дивизии генерал-майор Осипов В.М.91
Анализ архивных документов показывает, что одной из приоритетных
задач на этапе формирования частей к участию в операции «Анадырь», была
задача сохранения действующей стационарной системы связи на армейском
звене управления и на командных пунктах дивизии и полков. Ведь и
армейский полк связи, и отдельный батальон связи дивизии привлекались к
участию в операции, а демонтировать оборудование связи категорически
запрещалось. До особого распоряжения частям, убывающим на Кубу,
разрешено было выключить радиоприѐмники из радиосетей боевого
управления «Монолит» и «Вымпел».92
Для обслуживания стационарных узлов связи армии, дивизии и 664-го
ракетного полка, распоряжением начальника войск связи РВСН генерал-
полковника Белова А.И., были созданы специальные команды связистов
набранные в других соединениях Ракетных войск, а в 79, 181, 665 и 668

88
Там же – Ф.16а-О.3753-Д.1-Л.100
89
Там же – Ф.10-О.857346-Д.1-Л.16.
90
См.: ЦАМО РФ – Ф.16а-О.3753-Д.1-Л.6
91
См.: Архив РВСН – Ф.94-О.7417-Д.1-Л.218; Хроника основных событий истории
Ракетных войск стратегического назначения.М.,1994.С.14,115.
92
См.: ЦАМО РФ – Ф.10-О.857346-Д.1-Л.16.
ракетных полках обслуживание стационарных узлов связи было возложено
на подразделение связи остающихся дивизионов.93
Заслуживает внимание и опыт подготовки рекогносцировочных групп к
предстоящим действиям. В Главном штабе была разработана программа
подготовки этих групп рассчитанная на 40 учебных часов. Первоначально
подготовку предполагалось осуществить непосредственно в частях. Однако
понимая важность профессиональной подготовки рекогносцировочных групп
было принято решение провести занятие централизованно. И действительно,
в войсках этот период не располагал к проведению каких бы то ни было
занятий. Главный штаб РВСН взял это на себя, проявив достаточную
инициативу. 25 июня 1962 года все рекогносцировочные группы от частей
Ракетных войск приступили к занятиям, на которые отводилось всего четыре
дня по 10 учебных часов ежедневно. Строгая секретность предстоящей
операции предопределило и место проведения занятий – зал заседаний
Военного Совета Ракетных войск. Ответственным за подготовку
рекогносцировочных групп возлагалась на генерал-полковника Толубко
В.Ф.94 Это обстоятельство не только повышало значимость сборов, но и
дисциплинированность офицеров, нацеливая их на серьѐзную работу.
Занятия проводились игровым методом. В ходе обсуждения тех или иных
проблем возникающих при выборе позиционных районов для ракетных
полков в качестве консультантов выступали лучшие специалисты всех
управлений, отделов и служб Главного штаба. Успешные и инициативные
действия рекогносцировочных групп уже на территории Кубы определялись
именно качественной подготовкой и проведением этих занятий.
Анализ показывает, что уже к 1 июля 1962 года все воинские части
Ракетных войск определѐнные директивой Министра обороны СССР к
участию в операции «Анадырь» были сформированы и готовы к
передислокации, боевой состав которых отражен в таблице 1.1. Их основу
составляла ракетная дивизия, командный состав которой Военный Совет
РВСН определил в следующем составе:95
командир дивизии – генерал-майор Стаценко Игорь Демьянович;
заместитель командира дивизии – полковник Бондаренко Борис
Андреевич;
начальник штаба – заместитель командира дивизии – полковник
Осадчий Иван Захарович;
начальник политотдела – заместитель командира дивизии –
подполковник Пшеничный Иван Васильевич;
заместитель командира дивизии по инженерно-ракетной службе –
главный инженер – полковник Тернов Александр Михайлович;
заместитель командира дивизии по тылу – начальник тыла – полковник
Пацар Василий Илларионович.

93
См.: ЦАМО РФ – Ф.10-О.857346-Д.1-Л.17.
94
См.: ЦАМО РФ – Ф.10-О.179430-Д.9-Л.24.
95
См.: Архив РВСН – Ф.94-О.677-Д.1-Л.223-230; Д.3-Л.9,13.
Взамен отстранѐнных командиров 79, 665 и 668 ракетных полков были
утверждены: 79 рп – полковник Сидоров Иван Силантьевич, 665 рп –
полковник Коваленко Александр Андреевич, 668 рп – полковник Черкесов
Николай Александрович.
4 июля 1962 года Министром обороны СССР утверждается план
подготовки и проведения мероприятия «Анадырь».96 Этим документом
определялись цель мероприятия, порядок подготовки и организация
перевозок войск и особенно обеспечение скрытности и сохранения в тайне
самой переброски. Всѐ это накладывало дополнительные трудности в
процессе подготовки частей к передислокации на Кубу. Ведь уже 10 июля
главе Советского государства Н.С. Хрущѐву было доложено о готовности
Министерства обороны по мероприятию «Анадырь»: «Все войска,
предусмотренные по перечню боевого состава, отобраны, укомплектованы и
готовы к отправке. Произведено планирование всех мероприятий по
доставке советских войск на остров Куба в течение четырѐх месяцев (июль,
август, сентябрь, октябрь). Первым днѐм погрузки назначить 12 июля 1962
года».97
Боевой состав частей РВСН в операции ―Анадырь‖ Таблица 1.198
№ Наименование частей и Оф. Сер. Сол. Сл. Все- Р-12 Р-14 ГЧ ПУ Тр-т Радио КРТ
п/п подразделений го - (т.)
ст.
1 Управление 43 РА 170 20 39 20 249 32
2 10 отд. полк связи 135 305 828 1 1269 243 49
3 6 отд. авторота 7 17 110 134 92
4 8 отд. рота охраны 5 15 106 126 7
5 26 отд. хим. лаб. КРТ 7 5 6 18 3
6 Взвод охраны ОО КГБ 1 2 21 24 3
7 Воен. прокуратура 43 РА 5 5 10 2
8 Воен. трибунал 43 РА 2 5 7 2
9 Управление 43 рд 74 12 35 8 129 1
10 131 обс 24 64 170 3 261 53 17
99
11 489 ПРБ РВ 31 53 206 290 50
12 75 огсб 35 68 310 1 414 97
13 ПМХ 1 6 43 50 12
14 318 отд. авторота 3 16 106 125 92
15 616 ПАРМ-3 4 8 25 37 18
16 Дивизионный лазарет 7 10 6 16 39 5
17 Див-й обьедин. склад 1 8 48 57
18 Отд. комендант. взвод 1 4 18 23
19 449 ВПС 1 1 3 5 1
20 Полев. учр. госбанка 1 1 2
21 79 рп с 842 ВПС 230 282 996 12 1520 12+2 8 334 13 546

96
См.: ЦАМО РФ – Ф.16а-О.3657-Д.3-Л.26.
97
См.: ЦАМО РФ – Ф.16а-О.3657-Д.3-Л.16.
98
Таблица составлена по: ЦАМО РФ– Ф.16а- О.3657- Д.1- Л.223-230
99
Формирование ПРБ РВ осуществлял НИИ-4 МО, в соответствии с директивой ГШ
РВСН № 624713 от12 июля 1962 года.
22 1018 ртб 111 53 197 1 362 12+2 97
23 181 рп с 212 ВПС 230 280 996 13 1519 12+2 8 334 13 546
24 331 ртб 111 48 202 1 362 12+2 97
25 664 рп с 240 ВПС 226 280 996 14 1516 12+2 8 334 13 546
26 1533 ртб 110 53 197 1 361 12+2 97
27 665 рп с 682 ВПС 241 265 1050 14 1570 12+2 8 314 13 1090
28 1534 ртб 109 53 193 1 356 12+2 97
29 668 рп 241 265 1050 14 1570 12+2 8 314 13 1090
30 1535 ртб 109 53 193 1 356 12+2 97
ИТОГО ОТ РВСН 2233 2246 8151 131 12761 36+ 24+ 60+ 40 2828 131 3819
6 уч. 4 уч. 10 уч.

Разработанный график очерѐдности отправки войск предполагал


доставку на Кубу в первую очередь дивизию и другие части РВСН. План
отправки частей ракетных войск представлены в таблице 1.2.100
План отправки частей РВСН на Кубу Таблица 1.2
Наименование Пункт Порт погрузки Порядок Дата погрузки
частей постоянной следования в на суда
дислокации порт
Упр-е 43 РА Винница Севастополь Ж/д транспорт 12-15.07.62г.
ЧНП 43 РА Винница Севастополь Ж/д транспорт 13-18.07.62г.
Упр-е 43 рд с ЧНП Ромны Севастополь Ж/д транспорт 12-20.07.62г.
79 рп Плунге Балтийск Ж/д транспорт 12-25.07.62г.
1018 пртб Плунге Балтийск Ж/д транспорт 14-16.07.62г.
181 рп Белокоровичи Николаев Ж/д транспорт 15-25.07.62г.
331 пртб Белокоровичи Николаев Ж/д транспорт 15-17.07.62г.
664 рп Ахтырка Севастополь Ж/д транспорт 17-29.07.62г.
1533 пртб Ахтырка Севастополь Ж/д транспорт 20-23.07.62г.
665 рп Лебедин Николаев Ж/д транспорт 17-27.07.62г.
1534 пртб Лебедин Николаев Ж/д транспорт 19-21.07.62г.
668 рп Глухов Николаев Ж/д транспорт 28.07-9.08.62г.
1535 пртб Глухов Николаев Ж/д транспорт 28-30.07.62г.
75 огсб Саперное Лиепая Ж/д транспорт 18-21.07.62г.

Таким образом, в течение июля 1962 года ракетная дивизия должна была
начать передислокацию на Кубу. Это диктовалось, прежде всего, тем, что на
приведение еѐ в боевую готовность требовалось гораздо больше времени,
чем для соединений других видов ВС.
Однако, когда 79 ракетный полк уже готовился к погрузке на
железнодорожные эшелоны был принят новый план перевозок. Данный
документ определял отправку в первую очередь мотострелковых полков и
дивизий ПВО. Они должны были обеспечить прикрытие позиционных
100
Таблица составлена автором по материалам Архива Генерального штаба ВС РФ –
Ф.16-О.3657-Д.3-Л.30, 34; Д.17-Л.34, 294.
районов от действий диверсионных групп и авиации возможного противника.
Передислокация дивизии РВСН переносится на сентябрь-октябрь.101
Анализ показывает, что это решение было ошибочным и не отвечало
замыслу проведения операции «Анадырь» по скрытому размещению
стратегических ракет на Кубе. Отправка ракетной дивизии через два месяца
после начала передислокации остальных войск ГСВК неизбежно снижало
шансы скрыть от американской разведки факт сосредоточении на кубинской
территории ракетно-ядерного оружия.
Вместе с тем, в Главном штабе РВСН решили максимально
использовать появившееся время для более качественной подготовки своих
частей к предстоящим действиям, повышению слаженности и
профессионального мастерства боевых расчѐтов. Была разработана 200-
часовая учебная программа подготовки ракетных полков и ртб, рассчитанная
на проведение занятий в период с 14 июля по 15 августа 1962 года.102
Реализовать эту программу предполагалось в два этапа. На первом этапе
основной упор делается на индивидуальную подготовку всех категорий
военнослужащих. Основу второго этапа составляли тактико-специальные
учения в масштабе батарей и дивизионов (сборочных бригад), для
повышения слаженности, как боевых расчетов, так и подразделений в целом.
Несмотря на огромные усилия штаба дивизии во главе с полковником
Осадчим И.З. по организации боевой подготовки в соответствии с этим
планом, жизнь и здесь вносила свои коррективы. Ракетное вооружение,
которое по первоначальным планам должно было прибывать с арсеналов
непосредственно в порты погрузки,103 в связи с изменением сроков
передислокации дивизии, с середины июля начало поступать
непосредственно в части. Это требовало отрыва личного состава на приѐм и
проверку прибывающей техники и вооружения. Кроме того, поступившие из
Генерального штаба данные на морские суда планируемые для
передислокации дивизии так же потребовало времени на проведение
макетируемой отработки схем погрузки на корабли различной техники и
вооружения.104
В результате реализации этих мероприятий пришлось отказаться от
проведения тактико-специальных учений со стартовыми дивизионами и
сборочными бригадами, а батарейные ТСУ были проведены без вывода
техники из основного позиционного района.105 В большей степени удалось
выполнить программу индивидуальной подготовки, но и в этой части тоже
были изменения. Сборы специалистов удалось провести только в масштабе
ракетных полков и ртб. Все проведѐнные занятия способствовали не только
повышению специальной подготовки, но и сплачивали воинские коллективы,
которые во многом претерпели изменения в период подбора личного состава.
101
См.: Архив Генерального штаба ВС РФ – Ф.16-О.3657-Д.3-Л.17.
102
См.: ЦАМО РФ – Ф.10-О.179430-Д.9-Л.8.
103
См.: ЦАМО РФ - Ф.10-О.857346-Д.1-Л.16-17.
104
См.: ЦАМО РФ – Ф.16а-О.3657-Д.24-Л.412-413.
105
См.: ЦАМО РФ – Ф.10-О.179430-Д.9-Л.8.
Таким образом, в результате проведѐнных мероприятий командование
ракетной дивизии смогло существенным образом компенсировать
последствия больших замен военнослужащих практически во всех частях и
подразделениях. Это было сделано очень даже своевременно, ведь 5 августа
начальнику штаба дивизии был доведѐн новый план передислокации
дивизии. Первым днѐм отправки морского транспорта назначалось 25
августа,106 а погрузка первого железнодорожного эшелона должна будет
начаться 10 августа.107 К этому времени ракетная дивизия насчитывала 11
тысяч человек. В боевой состав дивизии входило 40 пусковых установок, из
них для ракет Р-12 – 24 ПУ, для Р-14 – 16 ПУ. Боезапас составлял: 1,5 ракеты
и 1,5 ГЧ на каждую пусковую установку (всего 60 ракет и 60 ГЧ),
компонентов ракетного топлива 1,5 заправки на ПУ Р-14 и 1,75 заправки на ПУ
Р-12.108 Ракетной дивизии и каждой еѐ воинской части и подразделению были
присвоены новые действительные и условные наименования. Эти изменения
отражены в таблице 1.3.109
Переименование частей и подразделений 43 рд Таблица 1.3
Действительное Войскова Вновь присвоенное В/ч Воинское звание, ФИО
наименов. частей я часть действит. наимен. полевая командиров
почта
Управление 43 рд 4196 Управление 51 рд 41580 Генерал-майор Стаценко Игорь Демьянович
131 отд.бат-н связи 03676 1048 обс 63005 Майор Сергеев Иван Николаевич
489 подв.рем.база 75551 1128 ПРБ РВ 52388 Майор Линдер Лев Ллеонидович
616 ПАРМ-3 54196 142 ПАРМ-3 41580-А Капитан Жуков Виктор Андреевич
318 оар 92503 21 оар 52314 Капитан Коваль Владимир Иванович
Дивизионный лазарет 54196-Б Дивизионный лазарет 41580-Б Майор Ребиков Алексей Павлович
ПМХЗ 54196-Г ПМХЗ 41580-В Лейтенант Пыплов Владимир Федорович
Дивиз-й объед. склад 54196-Г Дивиз-й объед. склад 41580-Г Майор Матвеев Маркел Сидорович
Отд.коменд.взвод 54196-Д Отд.коменд.взвод 41580-д Ст.лейтенант Медведев Пѐтр Николаевич
449 ВПС 08987 1592 ВПС 85795 Ст.лейтенант Малютин Алексей Андреевич
79 рп с 842 ВПС 18278 514 рп с 1596 ВПС 10804 Полковник Сидоров Иван Силантьевич
1017 ртб 23487 9 пртб 73521 Подполковник Щищенко Иван Васильевич
181 рп с 212 ВПС 32157 539 рп с 638 ВПС 61662 Полковник Бандиловский Николай Фокич
331 ртб 32192 187 пртб 77864 П-к Романов Сергей Константинович
664 рп с 240 ВПС 34085 546 рп с 662 ВПС 75465 П/п-к Соловьѐв Юрий Александрович
1533 ртб 4063 208 пртб 64661 Полковник Кривцов Пѐтр Фѐдорович
665 рп с 682 ВПС 44073 564 рп с 673 ВПС 92404 Полковник Ковалѐв Александр Андреевич
1534 ртб 44154 350 пртб 77153 П/п-к Компанец Василий Евгеньевич
668 рп с684 ВПС 54294 657 рп с 706 ВПС 15202 П-к Черкесов Николай Александрович
1535 ртб 44078 484 пртб 45160 Полковник Коринец Роман Фѐдорович
75 огсб 35648 12 огсб 12264 П/п-к Кравченко Александр Иванович
Полевое уч-е госбанка 31752 Полевое уч-е госбанка 52126 Капитан Денисов Анатолий Прокопьевич

106
См.: ЦАМО РФ – Ф.16а-О.3657-Д.3-Л.142-143.
107
См.: Архив РВСН – Ф.94-О.7417-Д.1-Л.4.
108
См.: ЦАМО РФ – Ф.16-О.3657.-Д.1-Л.223-230.
109
Таблица составлена по материалам Архива РВСН-Ф.94-О.677-Д.1-Л.73-85; Ф.486-
О.7287-Д.1-Л.4
Таким образом на базе 43 ракетной дивизии была сформирована 51-я
дивизия для размещения на острове Куба. Необходимо подчеркнуть, что с
момента отправки частей 51-й рд на Кубу в местах их постоянной
дислокации началось доукомплектование оставшихся подразделений и
оперативных групп до полных штатов частей под их прежними
действительными и условными наименованиями. В соответствии с
директивой Генерального штаба ВС СССР №9/61666 от 16 августа 1962 года
начали формироваться 665, 668 и 664 ракетные полки в городах Лебедин м
Глуков и Ахтырка соответственно.110 На укомплектование этих полков
прибывал личный состав 18-й ракетной дивизии, дислоцированной в г.
Шадринске. Данная дивизия подлежала расформированию, поэтому и было
принято решение высвободившихся военнослужащих направить на
укомплектование 43-й дивизии.111
В город Ромны были передислоцированы управление шадринской
дивизии с подразделениями непосредственного подчинения. Характерно, что
почѐтное наименование и награды расформированного управления 18-й
гвардейской ракетной Смоленской орденов Суворова и Кутузова дивизии
сохранены за управлением 43-й ракетной дивизии.112 79 и 181 ракетные
полки восстанавливались дивизиями, которым они подчинены.
Директивой Главного штаба Ракетных войск № 1/625136 от 6 сентября
1962 года этим частям ставилась задача восстановить систему боевого
управления и обеспечить подготовку формируемых полков и ртб к
заступлению на боевое дежурство. Командиром 43-й ракетной дивизии был
назначен генерал-майор Осипов В.М.. Этим ещѐ раз подтвердился тот факт,
что дислокация ракетчиков на Кубе предполагалась на довольно длительный
срок. Однако дальнейших событий не могли себе представить ни в Главном
штабе Ракетных войск, ни тем более воины-ракетчики готовившееся к
необычным «учениям». Для абсолютного большинства личного состава
сформированной 51-й ракетной дивизии и управления 43-й ракетной армии
оставалась неведомой та роль, которую им будет суждено сыграть в судьбах
не только Кубинского народа, но и всего мира.
Таким образом, несмотря на то, что Ракетные войска стратегического
назначения еще находились в стадии становления как вид войск, военно-
политическое руководство страны, принимая решение о размещении
стратегических ракет на Кубе, было уверено в успешном выполнении
ракетчиками поставленных перед ними задач. Эта уверенность базировалась:
во-первых, на успешно проведенных испытаниях ракетно-ядерного оружия
показавших высокую его надежность и способность осуществлять
маневренные действия с использованием железнодорожного и морского

110
См.: Архив РВСН – Ф.93-О.2609-Д.21-Л.14.
111
Там же – Л.16.
112
См.: Архив РВСН – Ф.94-О.7417-Д.1-Л.185.
транспортов; во-вторых, на высоком профессионализме воинов-ракетчиков;
в-третьих, на патриотизме и высоком моральном духе наших воинов.

Глава 2. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ И УРОКИ ДЕЙСТВИЙ ЧАСТЕЙ


РВСН В ПЕРИОД ПРОВЕДЕНИЯ ОПЕРАЦИИ «АНАДЫРЬ»
Несмотря на то, что все вопросы переброски войск, вооружения и
техники, включая и ядерное оружие, приведения их в боевую готовность
решались комплексно в масштабе операции «Анадырь». Однако из-за
исключительной важности, секретности, сложности и непредсказуемости
ситуации действия ракетчиков целесообразно рассматривать как
самостоятельные. Несмотря на имевшийся частный опыт по передислокации
подразделений Ракетных войск морским и железнодорожным транспортом,
перед ракетчиками стояла задача, которую им приходилось выполнять
впервые.
Даже сегодня поражают масштабы работ по передислокации имущества
частей, ведь различные виды грузов только одного ракетного полка
составляли более 10 тыс. тонн.113 В их состав входили: ракетная техника и
вооружение, спецоборудование, средства связи, ЗИП, автотракторная
техника, строительные материалы, компоненты ракетного топлива, ГСМ,
продовольствие, вещевое и медицинское имущество.
Несмотря на масштабность проводимой операции, в результате
оперативной маскировки, строгого сохранения военной тайны, удалось
скрытно осуществить первый этап передислокации частей Ракетных войск на
Кубу и приведения их в боевую готовность.
Исходя из этого, особый интерес в рамках исследования приобретают
такие аспекты операции «Анадырь» как передислокация ракетной дивизии на
Кубу и приведение ракетных комплексов в боевую готовность в реальных
предбоевых условиях.

§2.1 Основное содержание и особенности передислокации частей


Ракетных войск на Кубу.
Напряженная, но в целом организованная подготовка войск позволила
Министру обороны СССР уже к 7 июля 1962 года доложить Верховному
Главнокомандующему о готовности к началу осуществления передислокации
группы войск, сформированной в соответствии с замыслом операции
«Анадырь».114 Однако еще не был ясен вопрос с командующим, хотя и штаб
и управление ГСВК были уже сформированы. Первоначально на должность
командующего ГСВК предлагалась кандидатура генерал-лейтенанта
Данкевича П.Б. - командующего ракетной армией, на базе которой и

113
См.: Архив ГШ ВС РФ. - Ф. 16. - О. 3657. - Д. 24. - Л. 281.
114
Там же. О. 3753. - Д. 3. - Л. 16.
формировалось управление ГСВК. Еще 4 июля в списке состава передовой
рекогносцировочной группы он числился в качестве командующего.115
Тем не менее, через три дня этот вопрос претерпел изменения. В
утвержденном Хрущевым Н.С. списке руководящего состава советских войск
на Кубе командующим назван генерал армии. Плиев И.А - командующий
войсками Северо - Кавказского военного округа, генерал-лейтенант
Данкевич П.Б. назначался его первым заместителем.116 Остальной командный
состав утвержден в следующем составе:117
Член Военного Совета ГСВК - генерал - майор Петренко П.М.
Начальник штаба ГСВК - генерал-лейтенант Акиндинов П.В.
Заместитель командующего и старший группы советских военных
специалистов на Кубе - генерал-майор танковых войск Дементьев А.А.
Заместитель командующего по ПВО - генерал-лейтенант авиации
Гречко С.Н.
Заместитель командующего по ВВС - генерал-полковник авиации
Давидков В.И.
Заместитель командующего по ВМФ - вице-адмирал Абашвили Г.С.
Заместитель командующего по боевой подготовке - генерал- майор
Гарбуз Л.С.
Заместитель командующего по спецвооружению - главный инженер -
генерал-майор Слизнев В.П.
Заместитель командующего по тылу - начальник тыла - генерал-майор
Пилипенко Н.Р.
Начальник оперативного управления штаба ГСВК - полковник Иванов
Н.А.
За исключением заместителей командующего ГСВК по видам войск и
старшего группы советских военных специалистов на Кубе, все остальные
из этого списка находились на соответствующих должностях в управлении
43-й ракетной армии.
Существует мнение о недостаточной продуманности в том, что
управление ГСВК формировалось на базе ракетной армии.118 Однако, как нам
представляется, это было обусловлено двумя факторами. Во-первых, основу
группы войск составляли ракетные части и для сохранения надежности их
боевого управления необходимо было сохранить и ее существующую схему,
а во-вторых, специфика действий частей ракетных войск как на этапе
приведения в боевую готовность, так и на этапе поддержания боевой
готовности значительно отличается от других видов войск и этой специфике
могут отвечать только соответствующие управленческие структуры
Ракетных войск. Поэтому вполне закономерно было формирование
управления ГСВК на базе 43-й ракетной армии. Однако штаб ракетной армии

115
Архив ГШ ВС РФ.- Ф.16.- О.3753.- Д.1.- Л.138.
116
Архив ГШ ВС РФ.- Ф.16.- О.3657.- Д.3.- Л.20.
117
Там же. Л.20 - 21.
118
См.: Грибков А.И. Карибский кризис // ВИЖ - 1992. № 11.- с. 35.
по своему организационному составу не мог в полной мере осуществлять
управление группировкой разнородных войск и в его состав были включены
отделы ПВО, ВВС и морской отдел, а командующему заместители по этим
вопросам.119
Таким образом, задача формирования управления ГСВК была решена,
и первая группа интернационалистов 10 июля 1962 года с аэродрома
«Внуково» на самолете ТУ-114 убыла на Кубу.120 Это был первый
технический рейс по маршруту Москва - Канакри (Гвинея) - Гавана под
флагом гражданского воздушного флота (ГВФ) для открытия международной
линии Москва - Гавана.
Этим рейсом было положено начало осуществления плана операции
«Анадырь» по созданию группы советский войск на Кубе. Всего для
доставки передовой рекогносцировочной группы ГСВК было задействовано
три самолета ГВФ 12 июля - ТУ-114 и 16 июля - ИЛ-18).121 Все 163 человека
этой группы имели заграничные паспорта, оформленные Министерством
иностранных дел. Причем четверо из них имели дипломатические паспорта.
Это командующий ГСВК Плиев И.А. (в паспорте он значился как Павлов),
начальник оперативного управления Иванов Н.А., начальник 8-го отдела
Мокров А.И. и начальник отдела укомплектования учета и службы войск
Нюнин А.А.122 Под видом дипломатической почты они провозили
документы, карты и печати, необходимые для работы рекогносцировочных
групп.
Необходимо подчеркнуть, что совершая первый технический рейс на
самолете ТУ-114 по маршруту Москва - Гавана определялась и общая
легенда прикрытия доставляемых этим рейсом пассажиров, как специалистов
ГВФ. Об этом официально сообщила наша пресса.123 Однако специалисты
ГВФ прибыв на Кубу становились «специалистами сельского хозяйства».124
Такая метаморфоза свидетельствует о недостаточной согласованности в
действиях военных и гражданских государственных органов при
осуществлении мероприятий прикрытия проведения военно-стратегической
операции «Анадырь». Анализ показывает, что такое стало возможным из-за
отсутствия у Министерства обороны механизма взаимодействия со
средствами массовой информации при проведении широкомасштабных
военных акций.125 Кроме того, о прибытии передовой рекогносцировочной
группы на Кубу советское посольство и соответствующие Кубинские органы
не были своевременно предупреждены. В результате этого прибывшая

119
См.: Архив ГШ ВС РФ.- Ф.16. - О. 5367. - Д. 3. - Л. 7.
120
Там же Л. 16.
121
См.: Архив ГШ ВС РФ. - Ф. 16. - О. 6357. - Д. 14. - Л. 1-12.
122
Там же Д. 3. - Л. 33.
123
См.: Правда // 1962 14 июля.
124
См.: Бурлов А.М. РВСН в операции «Анадырь» / В книге Создатели ракетно-
ядерного оружия и ветераны- ракетчики рассказывают. - М., 1996. - С. 77.
125
Освещение в СМИ действий федеральных войск в Чечне свидетельствует, что и в
наши дни этот механизм отсутствует.
группа в течение трех часов находилась в помещении аэропорта Гаваны. 126 В
последующем, специалисты сельского хозяйства были размещены в зданиях,
принадлежность которых к Кубинской Армии была известна местному
населению. Это, с одной стороны, не отвечало требованиям оперативной
маскировки, а с другой - ставило рекогносцировочные группы в положение
«цейтнота». Ведь уже к 15 июля они должны были доложить в Генеральный
штаб о морских портах Кубы, которые не целесообразно было использовать
для выгрузки войск и техники.127 Такая оперативность определялась сроками
отправки из Советского Союза первых судов с войсками.
Хотя сроки начала передислокации ракетной дивизии были перенесены
с июля на сентябрь, на общей картине отправки войск это не сказалось. В
основу планирования перевозок был положен утвержденный Р.Я
Малиновским и В.Г. Бакаевым План подачи судов под погрузку128 на весь
период перегруппировки войск, определивший как общую потребность в
судах, так и возможные сроки прибытия их в порты погрузки. Этот план
определял подачу в июле 40 транспортных и 6 пассажирских судов, в
августе - 37 и 4, сентябре -36 и 5, октябре - 20 и 1 судно соответственно.
Всего было запланировано 76 кораблей для осуществления этих 149
судорейсов, из которых 41 - в интересах Ракетных войск.129
Анализ показывает, что в сентябре - октябре отправлялись практически
только части Ракетных войск. Однако это не только не насторожило наше
военное руководство, но и наоборот было признано целесообразным.
Планирование железнодорожных и морских перевозок осуществлялось
группой генералов и офицеров ЦУП ВОСО.130 При этом они должны были
исходить из необходимости сохранения ранее существовавшего графика
движения поездов по железным дорогам и интенсивности движения морских
судов из портов Советского Союза в порты назначения и обратно. За 5 - 6
дней до начала каждого месяца определенных для передислокации ГСВК (6
июля на текущий месяц) ЦУП ВОСО, на основе заявок соответствующих
отделов дивизий составлял графический план подачи железнодорожных
эшелонов под погрузку. Этот план представлялся на визирование министру
путей сообщения и после этого доводился до войск в части их касающейся.
Для частей РВСН запланировано было подать в июле 9, августе - 31,
сентябре - 49 и октябре 25 железнодорожных эшелонов.131
Отличительной особенностью частей Ракетных войск было наличие в их
составе большого количества крупногабаритной техники (заправщики,
установщики и т.п.). Поэтому, одной из основных задач было обеспечение
планомерной погрузки войск и техники, не допускающей излишнего

126
См.: Ивкин В.И. Операция «Анадырь» в документах / В кн. «Операция
«Анадырь»: факты. Воспоминания. Документы. - М., 1997. с. 233.
127
См.: Архив ГШ ВС РФ. - Ф. 16. - О. 3753. - Д. 1. - Л. 129.
128
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф. 16. - О. 3657. - Д. 3. - Л. 17.
129
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф. 16. - О. 3657. - Д. 3. - Л. 18.
130
Там же - О. 3753. - Д. - 24. - Л.278.
131
Там же - Д. 17. - Л. 34.
скопления их на железнодорожных станциях. В этих целях на расстоянии 2 -
3 километра от станций погрузки заблаговременно выбирались районы
сосредоточения подразделений132, куда они прибывали перед погрузкой,
проводили маскировочные мероприятия и откуда осуществляли планомерное
выдвижение на станции. Это с одной стороны исключало чрезмерное
скопление техники и грузов в местах погрузки воинских эшелонов, а с
другой - обеспечивало необходимую скрытность выдвижения войск.
Не менее важной задачей было обеспечение целостности подразделений
на каждом эшелоне, и прежде всего это касалось боевых расчетов. Анализ
показывает, что это не всегда удавалось из-за приоритетности подачи
техники и грузов для погрузки на те или иные морские суда, определенные
Генеральным штабом при планировании перевозок.
Необходимо подчеркнуть, что в соответствии с планом перевозок войск
части РВСН предполагалось перебазировать на Кубу в два этапа. На первом
этапе, с 12 июля по 6 августа, отправлялись управление 43-й ракетной армии
с частями обеспечения. На втором этапе, с 25 августа по 20 октября - 51-я
ракетная дивизия.133 Погрузка частей и подразделений Ракетных войск
осуществлялась на станциях примыкания в районах постоянной дислокации.
Для их перевозки железнодорожным транспортом было назначено восемь
маршрутов: Винница - Севастополь (управление 43-й РА и ЧНП), Плунге -
Севастополь (514-й рп, 9-я пртб), Глухов - Балтийск (657-й рп, 484-я пртб),
Москва - Николаев (ПРБ РВ), Ромны - Николаев (управление 51-й рд с
частями спецвойск и тыла), Белокоровичи - Николаев (539-й рп, 187-я пртб),
Лебедин - Николаев (564-й рп, 350-я пртб), Ахтырка - Николаев (546-й рп,
208-я пртб).134
В числе первых начали выдвижение в порт Севастополь штаб ГСВК с
частями обеспечения, которые в течении июля должны были быть
передислоцированы на Кубу.135 Опыт отправки первых эшелонов показал,
что личный состав подразделений Ракетных войск не имеет достаточных
навыков погрузки железнодорожных эшелонов. В результате некоторые
эшелоны грузились более 20-и часов, что срывало график их отправки.136
Наибольшую сложность имели вопросы, связанные с доставкой
ракетно-ядерного оружия на Кубу. Перегруппировка 51-й рд началась 10
августа 1962 года убытием в Севастополь первых эшелонов 514-го рп и 9-й
пртб. С учетом уже имевшегося опыта, погрузка каждого эшелона составляла
9- 13 часов. Ежесуточно полк отправлял в Севастополь по два эшелона.
Анализ показывает, что гнать эшелоны 514-го рп из Прибалтики к
Черному морю было, по меньшей мере, не рационально. Наиболее
приемлемым для отправки данного ракетного полка был Балтийский порт.
Этим во-первых, обеспечивалось кратчайшее расстояние от места
132
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф. 16. - О. 3663. - Д. 6. - Л. 15.
133
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф. 16. - О. 3657. - Д. 24. - Л. 294.
134
См.: Архив РВСН - Ф. 489. - О. 7185. - Д. 1. - Л. 18; Ф. 96. - О. 8950. - Д.1, - Л. 18.
135
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф. 16. - О.3663.- Д.6. - Л.400.
136
Там же - О.3657. - Д.24. - Л.281.
постоянной дислокации перевозимых воинских частей к порту погрузки, а
во-вторых разгружалась железная дорога от перенасыщения воинских
эшелонов, ведь в середине августа шли интенсивные перевозки убранного
урожая. Не было ограничений и в отношении самого порта Балтийска, так
как первоначальным планом (см. таблицу 1.2) именно он предназначался для
514-го (79) рп.
Это произошло в связи с изменением последовательности отправки
войск на Кубу. Изменив сроки передислокации ракетной дивизии
Генеральный штаб оставил без изменения порядок отправки ее частей.
Поэтому к моменту выдвижения частей полковника Сидорова И.С. и
подполковника Мищенко И.В. Балтийский порт был занят частями других
видов войск. Необходимо было либо пересматривать порядок выдвижения
51-й рд, либо изменять маршруты передислокации ее частей. Остановились
на втором варианте, более легком с точки зрения планирования, но не самом
рациональном с точки зрения его осуществления. В результате ракетные
части из Плунге направлялись в Севастополь, а из Глухова в Балтийск.
Воинские эшелоны на конечных железнодорожных станциях встречали
оперативные группы, созданные на основе директивы МО СССР №3750 от 2
июля 1962 года для координации действий частей в портах погрузки и
контроля отправки войск на Кубу.137 (См. таблицу 2.1)
Состав ОГ в портах отправки частей РВСН Таблица № 2.1
Порты Начальник Количество офицеров ОГ от:
ОГ

Нач. АВ ТУ МО
8-е Упр. ГШ
Упр. ВОСО
Упр. связи

12 ГУ МО
ГШ ВМФ
ГлавПУР

ГШ ВВС
ГШ ВС

ГШ РВ

ММФ
КГБ

адмирал 1 1 3 1 1 1 1 2 1 1
Североморск Андреев В.А.
Балтийск вице-адмирал 1 1 2 2 1 1 1 1 1 1 1
Мельников
П.А.
Николаев Г-л-лейтенант 1 1 4 1 1 1 1 1 1 1
ДегтяревП.А.
Севастополь адмирал 1 1 2 2 1 1 1 1 1 1 1
Харламов
Н.М.
Ракетные войска в этих оперативных группах представляли: в порту
Севереморск - генерал-полковник Болятко В.А., генерал-майор Егоров
Н.П.138, в порту Балтийск - генерал-майор Сергеев С.А., полковник Соколов
О.А., в порту Николаев - полковники Черных М.Ф. и Агафонов С.И.,

137
См.: Архив ГШ ВС РФ. - Ф.16. - О.3657. - Д.3. - Л.31.
138
12 ГУМО входило тогда в состав РВСН, а генерал-полковник Болятко В.А. был
членом военного совета РВСН.
подполковники Кузнецов С.М. и Миронов Н.П., в порту Севастополь -
генерал-майор Афанасьев А.Г., майор Зорин П.В.
Начальник ОГ в порту обладал большими полномочиями, ему
выдавалось специальное удостоверение, подписанное начальником
Генерального штаба ВС СССР.139 Это удостоверение определяло его как
уполномоченного Министра обороны СССР по данному порту.
Распоряжение начальника ОГ были обязательны для выполнения всеми
воинскими частями и учреждениями в пределах гарнизона, а также в районах
погрузки и разгрузки войск.
Воинские эшелоны 51-й рд начали прибывать в Севастополь с 17
августа. Вместе с офицерами оперативной группы свою часть здесь встречал
и полковник Сидоров И.С., который за несколько дней до этого получил
назначение на должность командира 514-го ракетного полка.140
Одновременно с изучением подчиненных ему пришлось организовывать
разгрузку эшелонов, заниматься размещением личного состава и техники.
Но, как известно, в экстремальной ситуации человек проявляет себя во всем
многообразии. Высокие организаторские, профессиональные и человеческие
качества позволили полковнику Сидорову И.С. быстро войти в курс дела и
найти с личным составом полное взаимопонимание.
Прежде всего, необходимо было создать нормальные бытовые условия
личному составу. Для этой цели выбирались и подготавливались
специальные городки-отстойники.141 Они создавались на базе военных
городков местных частей, личный состав которых заблаговременно
выводился под видом учений на полигоны и летние лагеря. Однако, вся
инфраструктура этих городков полностью сохранялась. Оставлялось и
необходимое количество личного состава для несения караульной и
внутренней службы в столовых и на КПП. Естественно, что все они
проходили проверку органами КГБ. Таким образом, прибывающим войскам в
порты были созданы не только нормальные бытовые условия, но и
полностью освободили их от несения караульной и внутренней служб.
Необходимо подчеркнуть, что в этой части обеспечения операции «Анадырь»
было организовано безукоризненно. Это было очень актуально, если учесть,
что воинские эшелоны ракетных войск прибывали в порты за 4 - 5 суток до
подачи транспортных судов под погрузку.142
Как правило, к моменту прибытия головного эшелона воинской части,
ее командиру указывались 2 -3 площадки складирования техники и грузов.
Такое предварительное планирование по размещению ракетных полков и
пртб не только сохраняло целостность хозяйства частей, но и значительно
облегчало охрану ракетной техники. Воинские эшелоны на станциях
принимали представители Главного штаба РВ, находящиеся в составе
139
См.: Архив ГШ ВС РФ. - Ф.16. - О.3657. - Д.3. - Л.123.
140
См.: Сидоров И.С. Выполняя интернациональный долг. / В кн. Операция
«Анадырь»: факты. Воспоминания. Документы. - М., 1997. с.169.
141
См.: Архив РВСН - Ф.10. - О.857346. - Д.1. - Л.73.
142
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф.16. - О.3753. - Д.1. - Л.146-147.
оперативных групп. Они уточняли количество личного состава, техники и
грузов, производили инструктаж начальника эшелона и намечали план
разгрузки в порту.
Через 1 -2 часа эшелон подавался в порт на разгрузку. Там прибывший
личный состав разбивался на команды по количеству выгрузочных мест,
тщательно инструктировался по технике безопасности, знакомился с
организацией выгрузки, местами размещения военной техники и правилами
режима в порту.
После разгрузки эшелона, прибывший личный состав отправлялся в
городок-отстойник. Здесь проводилась широкая разъяснительная работа по
сохранению государственной и военной тайны. Особое внимание обращалось
на соблюдение секретности при переходе морем. Командованию частей
давались указания осуществить переодевание войск в гражданскую одежду
вне визуальной видимости с берега, а при прохождении проливов, узостей и
встрече с иностранными судами не позволять личному составу покидать
твиндеки. Солдатам и сержантам разъяснялось, что пачки от армейских
сигарет, окурки, а также укупорку от продуктов питания военнослужащих за
борт выбрасывать запрещается. Эти требования объяснялись не только
этическими соображениями, но прежде всего соблюдением скрытности
проводимой операции.143
Здесь же была организована выдача и подгонка гражданской одежды.
Для этой цели выбирались изолированные помещения для исключения
прохода в них посторонних лиц. После примерки одежда укладывалась в
вещмешки и организованно перевозилась на суда.
Анализ архивных материалов показывает, что в период нахождения
личного состава Ракетных войск в портах и при погрузке судов не было
совершено ни одного чрезвычайного происшествия и преступления. В
немалой степени этому способствовала четкая организация политической
работы среди прибывших в порты подразделений и частей. Естественно, что
с высоты сегодняшних критериев армейской жизни этот вопрос может
вызвать недоумение. Однако, как говорится, из песни слов не выкинешь. В
этот период политические органы играли определяющую роль в
политическом и воинском воспитании военнослужащих.
С первых дней пребывания в порту погрузки с личным составом
проводились партийные и комсомольские собрания по повышению
бдительности и воинской дисциплины. Это играло огромное мобилизующее
воздействие и повышало ответственность каждого военнослужащего за
выполнение предстоящих задач. Так, например, на одном из комсомольских
собраний 564 рп в Николаевским порту было принято решение за
паникерство и трусость отстранить старшего сержанта сверхсрочной службы

143
См.: Тихонов А.М. Советская военная контрразведка на Кубе / В кн. Операция
«Анадырь». Факты. Воспоминания. Документы. М., 1997. с.183.
Савицкого А.В. от выполнения правительственного задания и отправить к
прежнему месту службы.144
В тоже время командиры частей, с получением от начальника ОГ в
порту уточненных данных о судах и сроках их подачи, организовывали
занятия по правилам погрузки грузов на суда, уточняли состав морских
эшелонов. На каждый корабль назначался начальник эшелона (командир
части и его заметсители), начальник штаба эшелона, заместители начальника
эшелона по политической части и МТО, а также врач эшелона.145
Особое внимание уделялось планированию загрузки судов. В
соответствии с заблаговременно составленной в Генеральном штабе
спецификацией техники, вооружения, грузов146 и схемой эксплуатационно-
технических данных судов, отрабатывался предварительный грузовой план.
В его составлении принимали участие офицеры ОГ, представлявшие
Главный штаб РВСН, главный диспетчер порта и начальник воинского
морского эшелона. С подходом судна в порт предварительный грузовой план
уточнялся и согласовывался с капитаном.
Одновременно готовились и погрузочные бригады, как от воинского
эшелона, так и от порта. Все портовые рабочие в обязательном порядке
проверялись органами КГБ и им выдавался специальный пропуск. Погрузку
планировалось осуществлять в три смены. В каждой смене по 15 рабочих
порта и 50 - от воинского эшелона.147 Кроме того, на каждый трюм судна и
береговые погрузочные площадки назначались ответственные офицеры
эшелона для обеспечения правильной застопорки, соблюдения правил
безопасности, а также для учета фактически погруженных на судно техники
и грузов.
Такое предварительное планирование погрузки и обучение личного
состава позволяло сократить погрузку судов вместо 5-6-ти до 3-х суток.
Однако морские пароходства иногда не выдерживали плана подачи судов в
порты. Так, например, в Севастопольском порту при отправке 514 рп вместо
сухогруза «Металлург Бардин» был подан сухогруз «Депутат Луцкий», в
Николаевском порту при отправке 539 рп вместо сухогруза «Хирург
Вишневский» - «Партизан Бонивур».148 А при перебазировании 564 рп
практически все первоначально запланированные суда были заменены на
другие.149 Причем замены эти проводились не на однотипные суда. Поэтому
грузовой план приходилось изменять при заходе судна в порт, что
увеличивало сроки его погрузки.
Первым под погрузку ракетных полков 21 августа 1961 года было
подано океанское судно «Омск». Наиболее трудоемкие и сложные работы -
это загрузка на корабль стратегических ракет и другой крупногабаритной
144
Там же Ф.10 - О.857346 - Д.1 — Л.133.
145
См.: Архив РВСН. - Ф.94. - О.677. - Д.1. - Л.9.
146
См.: Операция «Анадырь»: факты. Воспоминания. Документы. М., 1997.С.
147
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф.16. - О.3663. - Д.6. - Л.19.
148
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф.16 - О.3657. - Д.3. - Л.142.
149
Там же - Д.17. - Л.39.
техники. Поэтому при составлении грузового плана, в первую очередь,
определялись места погрузки именно такой техники: транспортные тележки с
ракетами (8Т115 с 8К63 и 8Т145 с 8К65), установщики (8У210 и 8У224),
цистерны для КРТ (8Г131, 8Г134, 8Г140) и др.
В соответствии с инструкцией по перевозке войск ракетное вооружение
должно быть размещено на верхней палубе,150 но в данном случае это было
не приемлемо из-за строгой секретности проводимой операции. Ракеты
должны были размещаться в трюмах. Однако размеры грузовых люков на
большинстве наших кораблей были меньше длины грузовых тележек с
ракетами. Только на «Полтаве» размеры грузовых люков позволяли свободно
производить погрузку в трюм ракет Р-12, а Р-14 тоже не вписывалась в
габариты люков.151
Решение было найдено насколько простое, настолько и гениальное.
Ракеты на грунтовых тележках подавались в трюмы по углом 30°.
Характерно, но 19 сентября 1962 года (когда 14 ракет уже было на Кубе)
директор ЦРУ доложил президенту США, что «после всестороннего
обсуждения и исследования вопроса, американская разведка пришла к
заключению, что Советский Союз отнюдь не намерен превращать Кубу в
стратегическую базу».152 Этот вывод был сделан после анализа военно-
морским отделом ЦРУ осуществляемых морских перевозок на Кубу.
Увеличившаяся интенсивность которых, настораживала американскую
разведку. Догадывались они и о характере доставляемых в трюмах грузов. Но
стратегические ракеты, по их мнению, разместить в трюмах было
невозможно. Все суда, прибывающие на Кубу имели размеры грузовых
люков меньше, чем размеры имеющихся у СССР стратегических ракет
средней дальности.153
Этот опыт операции «Анадырь» наглядно показывает какую большую
роль имеет выбор неординарных способов обмана противника при
разработке замысла предстоящих военных действий. Порой от этого зависит
успех всей операции. Русская смекалка и здесь оказалась на высоте.
Технология погрузки ракетной техники была следующей. В начале
начальник эшелона производил разметку мелом техники, обозначающую то
или иное грузовое помещение в котором эта техника будет размещаться. С
наступлением темного времени суток специальные вагоны с ракетами
выводились на отведенную погрузочную площадку. Производилась
перегрузка ракет из вагонов на грунтовые тележки и укрытие их штатным
тентом. Затем тележки с ракетами поочередно подавались и устанавливались
на причале порта параллельно борту судна напротив соответствующего
грузового помещения. Далее проводилась строповка,154 при этом стропы
150
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф.16. - О.3663. - Д.6. - Л.19.
151
См.: Архив ГШ ВС РФ. - Ф.16, - О.3657. - Д. 24. - Л.412.
152
Цит. по: Кеннеди Р.Ф. 13 дней: Свидетельство о кубинском кризисе / Пер. Ильи
Брунса. - Париж.1969. С.13.
153
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф.16. - О.3657. - Д.14 - Л.144.
154
См. Приложение №
брались разной длины (6 и 12 метров) и 100-тонным плавучим краном ракеты
через борт судна грузились под углом 30° на заранее намеченные места в
трюме.
Перегрузка ракет из вагонов на грунтовые тележки и погрузка их на
судно проводилась при дополнительном «затенении» участка работ
железнодорожными вагонами. Обычно погрузка 6-8 ракет на одно судно
осуществлялась в течение двух ночей. Сразу же после установки ракет в
трюмах начиналось их крепление по заранее разработанным схемам.
Крепление производилось специальной бригадой грузчиков и личным
составом морского эшелона. Этому процессу уделялось самое пристальное
внимание. Так, например, изготовлением талрепов (муфта с внутренней
резьбой для натяжки тросов) занимался лично генерал-лейтенант Буцкий
А.С.155 Эти талрепы использовались совместно со стальными тросовыми
оттяжками диаметром 22 - 25 мм. Ракеты на грунтовых тележках
закреплялись только штатными приспособлениями. Необходимо
подчеркнуть, что качество крепления ракетной техники было выполнено
безукоризненно.
Однако не только погрузка ракет доставляла много хлопот. Анализ
показывает, что Министерство морского флота СССР не имело в
достаточном количестве суда для перевозки морем крупногабаритной
техники Ракетных войск. Суда типа «Красноград», «Омск» и «Полтава»
имели только по одному люку и грузовому помещению, обеспечивающему
по размерам погрузку крупногабаритной техники. Разместив в этих
помещениях ракеты, остальную технику приходилось грузить на палубу, а
это создавало дополнительные проблемы.
Обязательной маскировке подлежала техника, имеющая характерные
видовые свойства ракетного вооружения: установщики 8У210 и 8У224,
краны 8Т25 и 8Т26, заправщики горючего 8Г112 и 8Г140, заправщики
окислителя 8Г113,8Г131 и 8Г134, заправщики перекиси водорода 8Г11
8Г210, тягачи МАЗ 537. Замысел маскировки заключался в следующем -
скрыть ракетную технику под вид контейнеров, используемых в практике
перевозки грузов.156
Но это потребовало как дополнительных материальных затрат, так и
дополнительного времени.
Контейнеры изготовлялись непосредственно в портах по заданию и под
руководством представителей Главного штаба РВ: в Севастопольском порту
- майор Зорин П.В., в Николаеве - подполковник Кузнецов С.М., в Балтийске
- подполковник Соколов О.А.157
По конструкции маскировочные контейнеры представляли собой
цельносварной металлический каркас из стального уголка 75х75, усиленный

155
См.: Страницы 35-летней истории Главкомплекта РВСН / Под ред. В.Н.Мелешко.
М., 1996. С.44.
156
См.: Приложение №
157
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф.15. - О.3097. - Д.3. - Л.201.
деревянной обвязкой из брусьев. Прочность конструкции контейнеров
обеспечила их сохранность даже в штормовую погоду.
Всего было изготовлено 98 контейнеров общей стоимостью 149 тыс.
рублей.158 (см. таблицу 2.2)
Назначение и стоимость контейнеров Таблица № 2.2
№. РАЗМЕРЫ, м КАКАЯ ТЕХНИКА Изготовлено Стоимость

конт. длина ширина высота МАСКИРОВАЛАСЬ конт. (шт) 1 конт. руб


1 11,4 2,85 3.0 8Г131, 8Г112 15 1267
2 16,0 3,4 3,8 8У210, 8У224 9 2057
3 8,0 2,5 2,5 8Г11, 8Т311 14 906
4 6,0 2,5 2,5 8Г113 8 680
5 6,0 2.5 2.8 Кунговая машина 13 862
6 15,0 3,5 3,8 8Г134 18 2050
7 9.0 2,9 2,9 8Г135 14 992
8 14,0 3,2 3,8 8Г140 17 1816

Анализ таблицы показывает, что маскировкой контейнерами в


основном подвергалось заправочное оборудование. Однако, судя по
габаритам контейнеров, практически все агрегаты могли быть размещены
в других трюмах, где не было ракет. Но, как оказалось, большинство
грузовых помещений на наших судах обслуживались 5-тонными кранами.
А техника на судне должна была располагаться таким образом, чтобы ее
разгрузка в портах назначения осуществлялась только судовыми кранами.
Таким образом, альтернативы маскировочным контейнерам просто не
было.
При передислокации пртб также возникли сложности с размещением
специальной техники на судах. Так, например, при погрузке 9 пртб на судно
«Металлург Байков» пришлось кузова машин-хранилищ головных частей
снимать с шасси. А на стыковочных машинах полностью снималось давление
в шинах колес.159
В составе ММФ не оказалось и судов, приспособленных для перевозки
спецтоплив Ракетных войск.160 Для этих целей было выделено четыре
теплохода типа «Дубно» и «Угренч», предназначенные для перевозки угля и
руды.161 Первоначально КРТ планировалось транспортировать в стальных
бочках емкостью 200 литров, но от этой затеи быстро отказались. Для
«Гептила» и окислителя АК-27И это оказалось неприемлемым из-за

158
Там же Ф.16. - О.3657. - Д.14. - Л.103-104.
159
См.: Шищенко И.В. Ракетный поход на Кубу / В кн. Операция «Анадырь»:
Факты. Воспоминания. Документы. М., 1997. с190.
160
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф.16. - О.3657. - Д.17. - Л.9.
161
См.: Архив ВРСН Ф.10 - О.857346. - Д.1. - Л.113.
невозможности обеспечения герметичности пробок. Поэтому
транспортировка окислителя осуществлялась в алюминиевых
железнодорожных цистернах грузоподъемностью 50 тонн, а горючего
«Гептил» - в стальных железнодорожных цистернах. Стальные 200-
литровные бочки оказались пригодны только для горючего ТМ-185.
Грузоподъемность судов составляла 7-9 тыс. тонн, а принять на борт
цистерны с КРТ они могли не более одной тысячи тонн. Ввиду этого, для
создания необходимой остойчивости и нормальной посадки гребных винтов
в воду, на каждое судно загружалось до 2,5 тыс. тонн песка.162 Кроме того, на
погрузку только одной цистерны, из-за большой опасности работ, уходило от
2,5 до 4 часов. В результате «Добруш» простоял под погрузкой с 13 по 20
августа, т. е. семь суток.163
Анализ документов показывает, что наряду с решением технических
проблем погрузки на суда ракетной техники, начальникам эшелонов
приходилось организовывать дооборудование кораблей для перевозки
личного состава. Хотя эти вопросы были возложены на Балтийское и
Черноморское пароходства, многое приходилось доделывать, а иногда и
переделывать в порту во время погрузки воинского эшелона.
Для перевозки личного состава на судне в одном из твиндеков
приваривалась металлическая основа из уголковой стали, на которую
настилались нары в два яруса. Устанавливались входные и выходные
лестницы, столы и электроосвещение. Подготовленная емкость для
размещения личного состава на различных судах представлена в таблице №
2.3.164 Анализ показывает, что на одного военнослужащего приходилось не
более 1,5 кв.м. площади твиндека. Но это был не тот случай, когда «в
тесноте, да не в обиде». Ведь в таких условиях личному составу предстояло
находиться до трех недель.
Однако и здесь не обошлось без курьезов. На «Омске» и «Краснограде»
нары были выполнены из досок 10-мм толщины и не обладали достаточной
прочностью. Пришлось их переделывать заново в процессе погрузки судна.165
Были и случаи, когда пароходствами устанавливались нары в твиндеках под
тяжеловесными стрелами, чем сокращались возможности судна по погрузке
тяжелой техники. Это выявилось при постановке под погрузку теплоходов
«Кимовск» и «Академик Курчатов». На этих судах пришлось переносить
нары в другие твиндеки, что увеличило сроки погрузки воинского эшелона.

Емкость твиндеков для личного состава Таблица № 2.3


№ Тип № Площадь Подготов. Количество Порт
п/п судна твиндека твиндека, м. кв. ѐмкость (мест) л/с (человек) отправки
1 «Академик 5 410 310 280 Балтийск

162
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф.16. - О.3663. - Д.4. - Л.48.
163
См.: Архив РВСН - Ф.10. - О.857346. - Д.1. - Л.70.
164
Таблица составлена автором по: Архив РВСН. Ф.10, - О.857346, - Д.1. - Л.117;
архив ГШ ВС РФ - Ф.16. - О.3657. - Д.24. - Л.412, О.3663. - Д.5. - Л.57-60.
165
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф.16. - О.3753. - Д.1. - Л.25.
Курчатов»
2 « Полтава» 5 320 250 250 Николаев
3 «Оренбург» 4 399 300 287 Николаев
4 «Омск» 4 399 300 263 Севастополь
5 «Большевик 3 400 300 271 Балтийск
Суханов»
6 «Кимовск» 4 378 290 260 Севастополь
7 «Лабинск» 3 414 300 293 Николаев
8 «Красноград» 2 329 270 254 Николаев
Посадкой личного состава заканчивалась погрузка воинского морского
эшелона. После этого начальником передвижения войск соответствующего
водного бассейна, главным диспетчером порта, офицером ОГ от РВСН и
начальником эшелона составлялся исполнительный грузовой план, который
направлялся в Генеральный штаб. Отдельным актом подтверждалась
надежность крепления ракетной техники, под которым ставил свою подпись
и капитан судна.
В судовой журнал делалась запись не фактического груза, а название его
в соответствии с установленной для этого корабля легендой. Ракетное
вооружение учитывалось как «сельскохозяйственная техника».166 Запись о
находящемся личном составе, за исключением пассажирских судов, делать
вообще запрещалось. Составлялся только список находящихся на борту
военнослужащих, оформленный в двух экземплярах и подписанный
капитаном судна и начальником эшелона. Один экземпляр отправлялся с
остальными документами в Генеральный штаб, а другой оставлялся у
начальника эшелона.167
Перед непосредственным выходом судна в неизвестное плавание с
капитаном и начальником эшелона проводился инструктаж. Для этой цели в
порты выезжали генерал-полковник Толубко В.Ф., генерал-майор Попов
А.Я., генерал-майор Буцкий А.С., а также находящиеся в составе ОГ генерал-
майоры Сергеев С.А. и Афанасьев А.Г. Им вменялось в обязанность вручить
капитанам судов секретные пакеты168, которые они должны были вскрыть
совместно с начальником эшелона при прохождении определенных мест,
оговоренных на лицевой стороне пакета. Как правило, для судов, следующих
из портов Черного моря это был Гибралтарский пролив, а для судов из
Балтийска - Датские проливы.
После выхода в море, за пределы видимости с берега, весь личный
состав переодевался в гражданскую одежду. Но впереди все еще была
неизвестность.
В соответствии с требованиями международного морского права был
установлен следующий судоходный путь из портов Черноморского бассейна:
пролив Босфор - Мраморное море - пролив Дарданеллы - Средиземное море -
Гибралтарский пролив - Атлантический океан - Большая Багамская банка -

166
См: Архив ГШ ВС РФ - Ф.16. - О.3657. - Д.24. - Л.403.
167
Там же - О.3753. - Д.1. - Л.171.
168
См. Приложение
порты Кубы. Из Балтийского бассейна судам надлежало двигаться
следующим маршрутом: Датские проливы (пр. Зунд, пр. Каттегат, пр.
Скагеррак) - Северное море - проливы Па-де-Кале и Ла-Манш -
Атлантический океан - порты Кубы.169 Протяженность маршрутов составляла
от 10-ти до 11-ти тысяч километров.
Основным документом, регламентирующим переход морем, являлась
«Инструкция капитану судна и начальнику воинского эшелона»,170
утвержденная Министром обороны и Министром морского флота СССР.
Этот документ возлагал огромную ответственность на капитанов судов.
Только ему, как старшему на судне, предоставлялось право принимать
решение в случае осложнения обстановки в пути: из-за неисправности судна,
при встрече с иностранными кораблями и при облете иностранными
самолетами. Начальник воинского эшелона, а через него и весь подчиненный
ему личный состав, на период перехода судна морем подчинялся капитану
судна.
Капитанам вменялось также избегать возможного посещения судна,
при проходе проливов, санитарных комиссий и лоцманов, применяя при этом
доступные меры откупа.171
Ввиду особой секретности перевозимых грузов, на судах, перевозящих
ракетное вооружение, были установлены по две спаренные зенитные
установки ЗУ-23 в целях отражения возможных вооруженных провокаций
или бандитских налетов.172 Маскировка зенитных установок осуществлялась
специальными разборными деревянными контейнерами, которые в случае
необходимости быстро снимались и обеспечивали быстрое приведение
установок к бою.
Исследование показало, что за весь период перебазирования частей
Ракетных войск ЗУ-23 ни разу не приводились к бою и тем более не
применялись. Однако, это была единственная авантюра во всей операции
«Анадырь». Нет сомнения в том, что данные установки смогли бы защитить
судно от серьезных провокационных действий противной стороны. Но их
наличие на борту однозначно лишало судно международно-правовой
неприкосновенности в нейтральных водах. А если предположить, что во
время преднамеренной организованной военной провокации зенитная
установка была бы применена, то неизбежно под угрозой срыва оказалась вся
операция «Анадырь». Это еще раз подчеркивает ту сложность и драматизм
ситуации, в которой приходилось выполнять свои обязанности воинам-
ракетчикам.
Однако подобное эмоциональное напряжение не шло ни в какое
сравнение с напряжением физическим, которое пришлось испытать личному
составу во время морского перехода, длившегося 15 - 20 суток. Если на

169
См.: Морской атлас. Т.3, ч.2. - М., 1963. л.56
170
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф.16. - О. 3753. - Д.1. - Л.158-164.
171
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф.16. - О. 3657. - д.24. - Л.407.
172
Там же - О.3753. - Д.1. - Л.170.
пассажирских судах, плавание хотя и было тяжелым, но с обеспечением
элементарных бытовых условий, то на сухогрузных транспортах личный
состав, расположенный в твиндеках, оказался в изнурительных условиях.
В целях скрытности перевозки войск, при переходе вблизи берегов
иностранных государств твиндеки длительное время держались закрытыми.
Например, на «Лабинске» при прохождении проливов Босфор и Дарданеллы
личный состав находился в закрытом твиндеке более 40 часов.173 Если
учесть, что в этом «помещении» находилось 250 - 320 человек на каждого из
которых приходилось не более 1,5 м2 площади,174 то даже не верится в
возможность выдержать такое.
Температура воздуха в твиндеках поднималась до + 50°С от
раскаленной под прямыми солнечными лучами палубы. Поддерживать
нормальную температуру в твиндеках планировалось поливанием холодной
водой накрытую брезентом палубу. Насколько тяжелые условия от высокой
температуры сложились для личного состава, настолько наивными оказались
подобные идеи.
Поразительно, но не хватало даже пресной воды для питья. Из-за
отсутствия охладительных установок ее температура была выше 30°С, а это
еще больше увеличивало жажду и потребление воды. В результате в
твиндеках повышалась влажность воздуха до 95% от больших испарений, что
значительно ослабляло организмы личного состава.
Анализируя процесс погрузки эшелонов на суда, мы убедились, с какой
тщательностью разрешались все технические проблемы возникавшие с
размещением техники и грузов на кораблях. Мы смогли «обмануть»
американцев, загрузив в трюмы ракеты, которые туда по размерам не должны
были пройти. А обеспечить нормальные человеческие условия личному
составу не смогли. В техническом отношении не представляло большой
трудности установить в твиндеках нормальную вентиляцию. В конце концов,
уже были кондиционеры.
Вместо этого мы грузили на корабли теплые вещи. Магическое слово
«Анадырь» сыграло свою роковую роль. Засекретились до такой степени, что
даже Министр обороны этому поражался. Когда Малиновский Р.Я. прочитал
очередной доклад о ходе передислокации войск, в котором упоминалось про
теплые вещи, то с нескрываемым сарказмом написал красным карандашом на
полях: «А почему валенки не взяли?»175 Данный опыт свидетельствует, что
во всем необходима мера, иначе даже хорошую идею можно довести до
абсурда. Ведь все элементарно. Для питья необходимо было использовать
сок с добавлением пищевого льда. Это действительно утоляло бы жажду, а не
усиливало ее.

173
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф.16. - О.3657. - Д.24. - Л.170.
174
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф.16. - О.3663. - Д.6. - Л.20.
175
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф.16. - О.3535. - Д.1. - Л.21.
Положение усугублялось «морской болезнью», которой страдало до
75% личного состава.176 От дневной температуры воздуха при потере
аппетита, от морской болезни и недостатка пресной воды многие
военнослужащие имели значительную потерю веса (до 10 кг), а это
существенно снижало силовые качества. В результате морской болезни до
4% военнослужащих теряли боеспособность, а еще до 30% имели
ограниченную способность выполнять свои функциональные обязанности.177
Необходимо отметить, что перед морским переходом с личным
составом надо было провести небольшой по продолжительности (7-9 суток)
цикл подготовки вестибулярного аппарата. Цикл этот прост и был вполне
доступен: серия резких, с доведением до быстрого темпа, поворотов головы и
наклонов вверх-вниз, влево-вправо. Это знает каждый врач, необходимо
было только довести до частей реальные условия, в которых они окажутся
при выполнении поставленных задач.
Однако, не смотря на все трудности, ракетчики продолжали
добросовестно выполнять свои обязанности. Необходимо было проводить
обслуживание ракетной техники. В этом плане особую тревогу и опасения
вызывали специальные цистерны 8Г11 с перекисью водорода. Предельно
допустимой температурой для этого продукта считалось +35°С. Для
наблюдением за состоянием перекиси водорода во время транспортировки
назначался специальный расчет, в обязанности которого входило
периодически охлаждать цистерну 8Г11 холодной водой и через каждый час
осуществлять замер температуры. Все эти данные записывались в
специальный «журнал контроля продукта 030». В случае начала разложения
этого продукта предусматривалось сбрасывать цистерны за борт, во
избежание взрыва и пожара. Но в результате принятых мер, крайностей
удалось избежать.178
Не обошлось и без экстраординарных случаев. Как говорится, в жизни
всегда есть место подвигу. При передислокации полка подполковника
Бандиловского Н.Ф., на теплоходе «Партизан Бонивур» 12 октября 1962 года
по неосторожности выпал за борт рядовой Арефьев В.Я. Увидев это,
ефрейтор Атемасов Ф.Ф. прыгнул в океан с верхнего мостика для оказания
помощи рядовому Арефьеву В. Я. Более часа он поддерживал своего
товарища морально и физически, тем самым спас ему жизнь, проявив
истинную солдатскую дружбу и личное мужество.179 За этот подвиг ефрейтор
Атемасов Федор Федорович был награжден орденом «Красной Звезды».180
Тем не менее, самой опасной страницей в операции «Анадырь» была
доставка на Кубу ядерных боеприпасов. Выполнение этой задачи было
возложено на 12-е Главное управление Министерства обороны,
возглавляемое генерал-полковником Болятко В.А.
176
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф.16. - О.3657. - Д.14. - Л.124.
177
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф.16. - О.3657. - Д.24. - Л.171.
178
См.: Архив РВСН - Ф.370. - О.9331. - Д.4. - Л.249.
179
См.: Архив РВСН - Ф. 370. - О. 3606. - Д.1. - Л.121 - 122.
180
См.: ГА РФ - Ф.7523. - О.82. - Д. 93. - Л.31.
13 июня 1962 года на имя начальника 12 ГУМО была получена
Директива Министра обороны №75272.181 В этом документе ставилась задача
подготовить к отправке за границу 165 ядерных боеприпасов. Из них: ГЧ к Р-
12 - 36 шт., Р-14 - 24 шт., Р-13 - 21 шт., ФКР1 - 80 шт., специальных ядерных
зарядов для торпед - 4 шт. Отправку планировалось осуществить из
Североморска в два этапа. На первом этапе доставить ГЧ к Р-12 и 36 ГЧ к
ФКР1, а на втором - ГЧ к Р-14 и оставшиеся к ФКР1. Спецбоеприпасы для
ВМФ планировалось доставить вместе с частями их эксплуатирующими. А
28 августа 1962 года в дополнение к этой Директиве планировалось
доставить на Кубу еще и 12 шт. специальных боевых частей к ракетам
«Луна» и 6 шт. специальных авиационных бомб.182
Ответственность за практическое выполнение доставки ЯБП на Кубу в
рамках операции «Анадырь» была возложена на объект «С» №713 под
руководством подполковника Белобородова Н.К. 183
Для доставки ядерных боеприпасов на Кубу были использованы
дизель-электроход «Индигирка» и «Александровск». Так же, как и на судах с
ракетным вооружением, здесь тоже, в целях самообороны, устанавливались
по две автоматические 37 мм зенитные пушки и 1200 снарядов на каждую
пушку.184 Для сопровождения ядерных боеприпасов, из состава пртб,
убывающих на Кубу, выделялись команды во главе с офицером
специалистом.185
Из-за исключительной важности груза, об отправке «Индигирки» и
«Александровска» докладывалось лично Н.С.Хрущеву. Первым в рейс ушло
судно «Индигирка» 16 сентября 1962 года с 90 ядерными боеприпасами на
борту. 7 октября к берегам Кубы взял курс «Александровск» на который
было погружено 68 ядерных головных частей.
В целях обеспечения повышенной безопасности в пути следования
суда, доставляющие ядерные боеприпасы, сопровождались как другими
кораблями ВМФ, так и подводными лодками.186 Так, теплоход
«Александровск» сопровождался атомной подводной лодкой проекта 627А с
20-ю торпедами на борту, из которых одна была оснащена ядерной боевой
частью. На наиболее ответственных участках подводная лодка шла под
транспортом.187
Дизель-электроход «Индигирка» вначале сопровождался судном
«Бердянск», на подходе к Бермудским островам «эстафету» охраны приняла
на себя подводная лодка Б-75 611 проекта, которая находилась в районе
движения судна.

181
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф.16. - О.3657. - Д.1. - Л.1-4.
182
Архив ГШ ВС РФ - Ф.4. - О.3657. - Д.1. - Л.4.
183
См.: Белобородов Н.К. Ядерное оружие в стратегической операции «Анадырь» / В
кн. Операция «Анадырь»: факты. Воспоминания. Документы. М., 1997. с.124.
184
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф.16. - О.3753. - Д.1. - Л.40.
185
См.: Архив РВСН - Ф.489. - О.7185. - Д.1. - Л.18.
186
См.: Архив ГШ ВС - Ф.16. - О.3657. - Д.3. - Л.163.
187
См.: Архив ГШ ВС - Ф.16. - О.3657. - Д.3. - Л.163.
Кроме того, только для капитанов судов, перевозящих ракетное и
ядерное оружие было принято специальное дополнение к упоминавшейся
«Инструкции капитанам судов и начальникам воинских эшелонов». Этот
документ просто исключал возможность захвата советского судна. При явной
угрозе захвата нашего судна иностранными кораблями, капитан и начальник
воинского эшелона должны были принять все меры к организованной
высадке за борт личного состава на всех имеющихся спасательных средствах
и затопить корабль.188
Анализ показывает, что хотя и не пришлось на практике
воспользоваться этой инструкцией, обстановка была более чем опасная.
Не обошлось и здесь без проверки личного состава на прочность.
Высокое самообладание, стойкость и мужество проявили военнослужащие
350 пртб капитан Ястребов А.И., сержант сверхсрочной службы Заец Б.И. и
рядовой Аюпов В.С., сопровождавшие спецгруз на теплоходе
«Александровск».
В океане теплоход попал в семибалльный шторм и появилась угроза
срыва боевых частей с креплений. В течение нескольких суток Ястребов
А.И., Заец Б.И. и Аюпов В.С. вели борьбу с последствиями разбушевавшейся
стихии, обеспечив не только отличную охрану спецгруза, но и спасли боевые
части и судно.189
Таким образом, части и подразделения РВСН осуществляли
передислокацию на Кубу тремя видами транспорта: воздушным,
железнодорожным и морским. За период с 8 июля по 15 октября в порты
погрузки Балтийск, Николаев, Севастополь и Североморск было отправлено
111 железнодорожных эшелонов и 16 транспортов общим количеством 7260
вагонов. В том числе, в июле - 9 эшелонов, в августе - 29 эшелонов, в
сентябре - 48 эшелонов, в октябре - 25 эшелонов.
Для перебазирования частей РВСН морским транспортом был
осуществлен 41 судорейс с использованием 31 судна. В том числе
отправлено: из Севастополя - 10 судорейсов, из Николаева - 22 судорейса, из
Балтийска - 7 судорейсов и из Североморска - 2 судорейса.
Первым из порта Севастополь 12 июля убыл пассажирский лайнер с
управлением ГСВК на борту. Последним вышел в рейс из Николаевского
порта 21 октября сухогруз «Хирург Вишневский» с подразделениями 564
ракетного полка. Всего на Кубу от РВСН прибыло 9793 человека, что
составляло 25% от общего числа ГСВК.
Практически решены были вопросы погрузки ракетного вооружения и
другой техники на суда. Впервые были найдены пути и способы перевозки
по морю ракетных топлив.
Полностью непродуманным оказался вопрос доставки на Кубу личного
состава. Вследствие изнурительных условий морского перехода, до 35%
военнослужащих оказались ограниченно способны выполнять свои

188
Там же - Д.24. - Л.409.
189
См.: Архив РВСН - Ф.94. - О.7414. - Д.1. - Л.118.
обязанности в течение суток после прихода судна в порт назначения, что
совершенно не допустимо. Ведь впереди была не менее трудная задача -
приведение ракетных комплексов в боевую готовность.

§ 2.2 Опыт приведения ракетных комплексов в боевую готовность на


острове Куба.
В период, когда абсолютное большинство личного состава 51-й рд даже
не догадывалось о возможном районе предстоящих ―учений‖, на острове
Куба уже работали рекогносцировочные группы ракетных полков,
возглавляемые генерал-майором Стаценко И.Д. Исследование показало, что
несмотря на организационные неурядицы при встрече передовой
рекогносцировочной группы ГСВК, кубинское руководство сделало все
возможное для обеспечения нормальных условий работы при выборе
районов дислокации войск. В их распоряжение командование Кубинской
армии выделило необходимое количество легковых автомашин с водителями
и личный состав для охраны.190 14 июля 1962 года генерал-майор Стаценко
И.Д. разработал план предстоящих работ,191 в котором не только указывались
сроки, но и определялся объем рекогносцировочных работ.
Выбор полевых позиционных районов (ППР) осуществлялся в два этапа.
На первом этапе, с 20 по 25 июля, тщательное изучение определенных
Генеральным штабом ВС СССР районов по картам. Особое внимание
уделялось исследованию дорожной сети на возможность транспортировки
тяжелой ракетной техники. Полученные таким образом данные
планировалось подтвердить, путем облетов на вертолетах назначенных
районов. На втором этапе, с 28 июля по 10 сентября, предстояло провести
тщательную пешую рекогносцировку всех районов.
Первое же изучение по картам местности, на которой предстояло
работать, выявило, что назначенные Директивой Генерального штаба районы
для выбора ППР располагались в сложных горных массивах Сьерра-дель-
Росарио и Сьерра-дель-Эскамбрай.192 Эта местность была с бедной
растительностью и слаборазвитой дорожной сетью. Последующие облеты на
вертолетах подтвердили, что районы для 539 рп полковника Бандиловского
Н.Ф., расположенные в западной части Кубы, а также районы для 514 и 657
ракетных полков подполковников Сидорова И.С. и Черкесова Н.А. - в
центральной части Кубы не подходят для выбора ППР.193
Данное обстоятельство серьезно усложнило работу рекогносцировочных
групп. В условиях ограниченного времени необходимо было выбирать новые
районы для ППР трех ракетных полков. Однако Генеральный штаб не

190
См.: Архив ГШ - Ф.16. - О.3753. - Д.1. - Л.136.
191
См.: Архив РВСН - Ф.94. - О.677. - Д.2. - Л.1.
192
Там же.
193
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф.16. - О.3657. - Д.24. - Л.37.
разрешил изменять места их дислокации. Поэтому 26 июля
рекогносцировочные группы полков выехали в предназначенные Директивой
районы.
Рекогносцировка показала, что намеченные территории для выбора ППР
514 и 657 ракетных полков имели резко пересеченную местность, бедную
растительность и не имели необходимых площадок для оборудования
стартовых позиций. Имевшиеся дороги не обеспечивали проход ракетной
техники без проведения большого объема скальных работ, а водоносные слои
залегали на глубине 150-200 метров. Таким образом, было установлено, что
размещать ракетные полки в указанных районах было крайне не
целесообразно.194 Одновременно было выявлено несколько новых районов
вблизи городов Ремедьос, Ситьесито, Агуакатс, Мадруга, Мендоза, Колисео,
Лимонар, Аргамонтс.195
В дальнейшем основные работы рекогносцировочных групп 51 рд, с
разрешения командующего ГСВК, были перенесены во вновь выявленные
районы в центральной части о. Кубы. В западной части все назначенные
Директивой Генерального штаба районы, позволяли выбрать ППР полков, в
том числе и полка полковника Бандиловского Н.Ф. Поэтому генерал-майор
Стаценко И.Д. принял решение оставить там рекогносцировочные группы по
3 -5 человек, а остальной личный состав сосредоточить в центральной части.
Сюда же, для оказания помощи, прибыла группа офицеров управления ГСВК
во главе с генерал-майором Гарбуз Л.С.196 С целью сокращения времени на
проведение работ весь личный состав разделили по количеству вновь
определенных районов. Однако, во многом этим группам пришлось работать
вхолостую. Генеральным штабом дважды не утверждались
отрекогносцированные районы: первый раз по той причине, что они не
соответствовали Директиве; а второй раз ввиду расположения районов в
полосе международной воздушной трассы.197
Исследование показало, что подобная практика не только снижала
качество, проводимых рекогносцировочных работ, ввиду распыления сил и
средств, но и отрицательно влияла на сроки приведения частей в боевую
готовность. Так, к моменту прибытия первого морского эшелона 514 рп,
полевой позиционный район для его дислокации еще не был утвержден, что
на 5 суток увеличило сроки приведения полка в боевую готовность. Да и
утвержденный, в конечном счете ППР, оказался не самым лучшим из
предлагавшихся. Всего в ходе работ в центральной части о.Куба (Матансас,
Санта-Клара и Тринивад) было обследовано 107 районов общей площадью
620 км кв., из которых утверждены были только 4 района:198
для 514 ракетного полка - районы Ситьсито и Калабасар-де-Сауга;
194
См.: Архив РВСН - Ф.94. - О.677. - Д.2. - Карты.
195
См.: Архив ГШ - Ф.16. - О.3663. - Д.6. - Л.204.
196
См.: Операция ―Анадырь‖: факты. Воспоминания. Документы. / Под общ. ред.
В.И.Есина. - М.,1997.с.219.
197
См.: Архив РВСН - Ф.94. - О.677. - Д.1. - Л.
198
См. Архив РВСН - Ф.94. - О.677. - Д.2. - Карта.
для 657 ракетного полка - районы Ремедьос и Сулуэта.
В западной части о.Куба (Пинар-дель-Рио, Артемиса и Гуанахай)
обследовано 44 района общей площадью 300 км кв., из которых утверждено
6 районов:199
для 539 ракетного полка - оба района 10 км севернее Лос-Поласьос;
для 546 ракетного полка - районы Сан-Кристобаль и Канделария;
для 564 ракетного полка - районы Гуанахай и Каймито.
Рекогносцировочным группам пришлось встретиться с
многочисленными трудностями, связанными как с особенностями
хозяйственных условий Кубы, так и с существовавшими стереотипами в
отношении требований к районам расположения войск. Так, например,
расположение войск в лесных массивах всегда считалось удобным и
желательным, поскольку обеспечивалась скрытность от воздушного и
наземного наблюдения противника, а также защита личного состава от
воздействия прямых солнечных лучей в летние месяцы. Но на Кубе оказалось
все наоборот. Как выяснилось, расположение войск в лесах Кубы
невозможно. Лесные массивы очень маленькие, как правило, состоящие из
редких пальмовых рощ или сплошных зарослей кустарника, в которых нет
свободного движения воздуха. В результате этого в них стоит нестерпимая
духота и зной. Прохлада, которая наблюдается в лесах умеренной зоны,
сменяется в лесах Кубы сорокоградусной жарой и повышенной влажностью
воздуха, что отрицательно сказывается на сохранении техники и физическом
состоянии личного состава. Эти отрицательные природные факторы
заставили размещать ракетную технику и строить стартовые позиции на
открытых полянах, продуваемых ветром, что хорошо видно на фотографиях
наших стартовых позиций на Кубе, сделанных американской воздушной
разведкой и опубликованных в СМИ.200
Кроме того, в условиях, Кубы практически не возможно возведение
фортификационных сооружений. В результате пришлось отказаться от
оборудования землянок, для размещения личного состава, так как во время
частых ливневых дождей они сразу заполнялись водой. А преобладание
красноземов делало в период дождей невозможным передвижение
автомобильного транспорта.201
Все электростанции Кубы вырабатывали электрический ток частотой 60
гц и напряжением 110 в,202 а наша техника была рассчитана на ток частотой
50 гц и напряжением 127, 220 в. Все эти нюансы должны быть известны до
начала перебазирования рекогносцировочных групп на Кубу. Более того, все
это обязательно должно было стать предметом досконального анализа на
занятиях с ними, проводимыми Главным штабом РВСН.203 Но этого не
199
См. Архив РВСН - Ф.94. - О.677. - Д.2. - Карта.
200
См.: Greiner B. Kuba-Krise: 13 Tage in Oktober: Analyse, Dok., Zeitzeugen. N.,1998.
c35-36.
201
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф.16. - О.3663. - Д.6. - Л.29.
202
Там же - О.3535. - Д.1. - Л.22.
203
Там же - Д.3/1. - Л.1.
случилось из-за чрезмерной засекреченности предстоящих действий, что
серьезно осложнило работу рекогносцировочных групп на Кубе, несмотря на
высокую общую профессиональную подготовку.
Одновременно с рекогносцировкой районов, проводились
подготовительные мероприятия к встрече частей. Было проведено детальное
изучение всех портов, намеченных к приему войск. Из числа портов,
предназначенных для выгрузки частей, были выбраны: Мариель - для 546,
539 и 564 ракетных полков; Касильда - для 514 и 657 ракетных полков;
Матансас - для управления ракетной дивизии и как запасной порт выгрузки
514 и 657 ракетных полков, на случай если бы Генеральный штаб утвердил,
предлагаемые районы для выбора ППР вблизи этого порта.204
Для выгрузки ракет были определены порты Мариель и Касильда и произведена
разведка маршрутов перевозки ракетной техники и ракет из портов выгрузки в полевые
позиционные районы.
В связи с тем, что дорожная сеть в центральной части Кубы не обеспечивала
транспортировку ракетного вооружения из порта Касильда в ППР полков, силами РВС и
Министерства общественных работ республики Куба были проложены два сквозных
маршрута в обход горного хребта Сьера-дель-Эскамбрай протяженностью 200 км
каждый.205 Кроме того были улучшены подъездные пути во все ППР частей общей
протяженностью 52 км.206
Таким образом, напряженная работа рекогносцировочных групп позволила к
моменту прибытия первых воинских морских эшелонов дивизии в основном закончить
выбор ППР полков и выполнить необходимый минимум инженерных работ на маршрутах
движений к ним.
В конце июля 1962 года на теплоходе ―Латвия‖ на Кубу прибыл основной состав
управления СВК, поэтому вся работа по организации встречи и сосредоточении войск
осуществлялась офицерами этого управления. Для организации приема воинских
морских эшелонов с частями Ракетных войск была создана оперативная группа под
руководством генерал-лейтенанта Данкевича П.Б.207
Данные о подходе судов оперативная группа получала за 3-4 суток из
Генерального штаба,208 имевшего сведения о движении кораблей на Кубу.
(См. приложение № ). Офицеры ОГ встречали прибывающий воинский
эшелон в море, на подходе к порту. Этим несколько уменьшались сроки
разгрузки, ибо до постановки судна к причалу, ОГ уточняла с капитаном и
начальником эшелона план проведения работ по разгрузке прибывшей
техники и грузов. Кроме того, весь личный состав знакомился с
―Инструкцией о порядке поведения военнослужащих на Кубе‖, а офицеры и
водители, кроме того, с правилами и особенностями передвижения
автотранспорта по дорогам Кубы.209

204
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф.16. - О.3535. - Д.3/1. - Л.1.
205
См.: Операция ―Анадырь‖: факты. Воспоминания. Документы / Под общей
редакцией В. И. Есина. М., 1997. с.220.
206
Там же.
207
См.: Архив ГШ ВС РФ Ф.16. - О.3663. - Д.6. - Л.38.
208
Там же - О.3657. - Д.3. - Л.42.
209
См.: Архив ГШ ВС РФ Ф.16. - О.3663. - Д.6. - Л.38.
Началом сосредоточения ракетной дивизии на Кубе является 8 сентября
1962 года. В этот день в порт ―Касильда‖ прибыл теплоход ―Омск‖ с личным
составом и техникой полка полковника Сидорова И.С. Этим рейсом на Кубу
были доставлены первые 6 ракет Р-12.210 Однако ППР для этого полка еще не
был утвержден. После разгрузки судна, необходимо было технику и грузы
убрать с пирса, но так как марш совершать было еще не куда, пришлось
вблизи порта выбрать район сосредоточения прибывших подразделений 514
рп. Но выбор этот оказался неудачным. После морского прилива личный
состав и техника оказались отрезаны от дороги, ведущей к порту. 211 В
результате этого в течении суток инженерно-технический взвод проделывал
колонный путь через заросли. Такие явления еще раз подтверждают, что при
проведении подобных операций мелочей не бывает, ибо они могут серьезно
повлиять на исход всего дела.
Одной из приоритетных задач в период сосредоточения частей Ракетных
войск на Кубе было скрытие от американской разведки факта доставки
ракетного оружия на этот остров. Ведь, в отличии от территории СССР, здесь
возможности американской разведки, как технической, так и агентурной
были несоизмеримо выше. Тем более, что наша задача значительно
усложнялась тем, что перебазирование ракетного вооружения и техники из
портов выгрузки в ППР приходилось осуществлять своим ходом на
расстояние более 200 км (514 рп, 9 пртб). Большую помощь нашему
командованию в обеспечении скрытности перевозок ракетного вооружения
оказала кубинская сторона. Анализ показывает, что все вопросы, связанные с
охраной воинских эшелонов, как в период выгрузки в порту, так и на
маршруте следования в ППР, взяло на себя командование Кубинской
армии.212
Ракеты и крупногабаритная техника перевозились только в ночное
время. При этом, весь маршрут следования перекрывался силами Кубинской
армии под видом учений.213 Ввиду того, что из порта Касильда марш в ППР
приходилось осуществлять в течении двух ночей, на маршруте заранее
выбирались места для дневок. Остановка колонн в населенных пунктах
запрещалась.214 Однако, перевозка крупногабаритной техники, только в
ночных условиях, не могла не привлечь к себе внимание со стороны
американской агентуры на Кубе. Именно на этот факт обратил внимание
один из агентов ЦРУ, отслеживая прибывающие грузы на остров. Он

210
См.: Архив ГШ ВС РФ Ф.16. - О.3657. - Д.17. - Л.39.
211
См. У края ядерной бездны (Из истории Карибского кризиса 1962 г. Факты.
Свидетельства. Оценки...) / Под общ. ред. А.И.Грибкова. - М., 1998. с.217.
212
См.: Операция ―Анадырь‖ факты. Воспоминания. Документы. / Под общ. ред.
В.И.Есина. - М., 1997. с.221; Сидоров А.И. Ракетные войска стратегического назначения в
операции ―Анадырь‖: опыт и уроки. - М., 1996. с.23; У края ядерной бездны. (Из истории
Карибского кризиса 1962 г. Факты. Свидетельства. Оценки...) // Под общ. ред. А.И.
Грибкова. - М., 1998. с.82.
213
См.: Архив РВСН - Ф.94. - О.677. - Д.1. - Л.121.
214
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф.16. - О.3663. - Д.6. - Л.39.
докладывал о странных ночных перевозках грузов на прицепах длиной более
20 метров, не исключая их принадлежность к ракетной технике.215 Хотя,
американская сторона и не восприняла эту информацию как достоверный
факт, все же сочла необходимым проследить примерные районы
сосредоточения этих ―длинных прицепов‖.216 На середину октября были
запланированы очередные разведывательные полеты самолетов У-2 над
территорией Кубы, с целью проверки поступающей агентурной информации.
Наше командование не должно было игнорировать подобное развитие
событий. Стремление скрыть все передвижения под покровом темноты
оказалось не более, чем иллюзией. Как говорится, враг не дремлет.
Представляется, что в подобной ситуации необходимо было больше
использовать такую форму маскировки, как демонстрация ложных действий
под прикрытием соответствующих легенд. Сформировав ложные колонны,
идентичные тем, которые перевозили ракетное вооружение, направлять их в
дневное время, по другим маршрутам и в другие районы. Этим, с одной
стороны, достигалась бы видимость непрерывности движения ―одинаковых‖
грузов из портов, а с другой - неопределенность у противника относительно
района сосредоточения этих грузов.
Кроме того, сосредоточение ракетной дивизии на Кубе было чрезмерно
растянуто (см. таблицу № 2.4), что существенно затрудняло командованию
дивизии комплексно использовать все силы и средства по организации
скрытности, управлению и приведению частей в боевую готовность.
Анализ данной таблицы показывает, что на сосредоточение ракетного полка
потребовался один месяц. При этом первыми кораблями отправлялись ракеты, а
подразделения боевого обеспечения (ПБО) в числе последних. Кроме того, в 539 рп
основное технологическое оборудование прибыло только через две недели после начала
сосредоточения полка. Все это приводило к чрезмерному скоплению техники в ППР и
затрудняло проведение маскировочных работ.
Существенно нарушалась и организация управления частями, так как штаб дивизии
прибыл на Кубу уже фактически после прибытия туда двух полков, да и управления
полков прибывали не на первых судах.
Порядок и сроки сосредоточения 51 рд на Кубе.217 Таблица № 2.4
Наименование частей Дата Доставлено
и подразделений Название судна прибытия Ракет ПУ ГЧ
на Кубу Р12 Р14 Р12 Р14 Р12 Р14

Управлени Упр. 51 рд, ОБС, ―Черняховск‖ 20.9


е ОАР
51рд Штаб 51 рд , ―Николай Пирогов‖ 25.9
сЧНП ПАРМ
ПРБ РВ ― Лабинск‖ 18.10
514 рп 1 - й рдн ―Омск‖ 8.9 6 4

215
Там же - О.3657. - Д.14. - Л.144.
216
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф.16. - О.3657. - Д.14. - Л.145.
217
Таблица составлена по: Архив ГШ - Ф.16. - О.3657. - Д.3. - Л.142-143; Д.17 - Л.39;
О.3663. - Д.6. - Л.40; Архив РВСН - Ф.486. - О.7287. - Д.1. - Л.40; Ф.96. - О.8950. - Д.1. -
Л.8.
9 пртб 1 и 2 рдн ―Фредерик Жолио 13.9
Кюри‖
2 - й рдн ―Кимовск‖ 22.9 8 4
пртб ―Металлург Байков‖ 30.9
Упр.рп, ПБО ―Адмирал Нахимов‖ 5.10
ПБО ―Депутат Луцкий‖ 8.10
539 рп 2 - й рдн ―Полтава‖ 16.9 8 2
187 пртб пртб ―Физик Курчатов‖ 19.9
1 - й рдн ―Красноград‖ 2.10 6 4
Упр.рп, ПБО ―Металлург Бардин‖ 4.10 2
ПБО ―Уссурийск‖ 9.10
1 и 2 рдн ―Партизан Бонивур‖ 15.10
546 рп 2 - й рдн ―Оренбург‖ 7.10 7 4
350 пртб пртб ―Белорецк‖ 10.10
1 - й рдн ―Омск‖ 16.10 7 4
ПБО ―Металлург Аносов‖ 21.10
564 рп Упр.рп, ПБО ―Дивногорск‖ 23.10 1
657 рп пртб ―Физик Курчатов‖ 21.10
484 пртб ПБО ―Николаевск‖ 23.10
12 ГУ МО ―Индигирка‖ 4.10 36
―Александровск‖ 23.10 24
А 546 рп оказался вообще без большей части управления, так как последний
эшелон, следовавший на теплоходе ―Юрий Гагарин‖ был возвращен в Советский Союз.
Этим же рейсом следовал и начальник штаба полка подполковник Кучинский Е.С.218
Это были самые серьезные просчеты при планировании операции ―Анадырь‖,
которые сыграли отрицательную роль в процессе приведения ракетных комплексов в
боевую готовность на Кубе. Более логичным было бы в числе первых отправлять
управление дивизии, затем подразделения боевого обеспечения полков со штабами и
только после этого ракетные дивизионы. При этом общее время сосредоточения ракетного
полка не должно было превышать 15-ти дней. Ведь при существовавшей схеме разрыв
между двумя судами порой составлял от одной до двух недель (―Фредерик Жолио Кюри‖
и ―Кимовск‖, ―Физик Курчатов‖ и ―Красноград‖ и т. д.). Однако операция ―Анадырь‖
была организована таким образом, что даже при понимании отдельных ее перекосов
изменить что-либо, был не в состоянии даже командир дивизии генерал-майор Стаценко
И.Д.219, не говоря уже о командирах ракетных полков.
С прибытием на Кубу первых эшелонов с подразделениями ракетной дивизии,
штабом ГСВК и командованием дивизии была организованна работа по скорейшему
приведению в боевую готовность ракетных комплексов. Предстояло решить следующие
задачи: во-первых, инженерное оборудование ППР, во-вторых, подготовка исходных
геодезических данных и расчет полетных заданий, в-третьих, организация системы связи
и боевого управления. Решение каждой из этих задач имело ряд существенных
особенностей, порожденных как условиями Кубы, так и характером действий войск.
Наибольшую трудность представляли вопросы инженерного оборудования ППР. Это
объяснялось двумя причинами: большим объемом инженерных работ (см. таблицу № 2.5)
и сложными климатическими условиями Кубы.

218
См.: Архив РВСН - Ф.486. - О.7287. - Д.1. - Л.40.
219
См.: Операция ―Анадырь‖. Факты. Воспоминания. Документы./ Под общ. ред.
В.И.Есина. - М., 1997. с.222-223.
Объем инженерных работ при оборудовании ППР рп Таблица № 2.5
№ п/п Наименование подразделений Стартовые Убежища Укрытия для Дороги,
площадки разл. типа Б/Т км
1 Управление, штаб,КП - 13 10 -
2 Стартовые дивизионы 8 64 366 25
3 Батарея связи - 4 11 10
4 Батарея боевого обеспеч. - 4 25 -
5 Батарея транспортировки - 6 39 5
6 Тыловые подразделения - 6 37 5
ВСЕГО 8 95 488 45
Всего для выполнения такого объема работ требовалось: щебня - до 1500
м3, песка - 100-120 м3, цемента - 30-40 т, пиломатериалов - 20-25 м3 и
бетонных блоков 20х20х40 см около 5000 штук.220
Инженерные работы велись в двух направлениях. Инженерно-саперный
батальон 51-й рд выполнял задачи по строительству подъездных и
внутрипозиционных дорог и инженерному оборудованию технических
позиций и водоснабжению частей. Анализ показал, что затягивание сроков
возведения сооружений №20 для хранения ГЧ произошло из-за
несвоевременной доставки железобетонных конструкций арочного типа.
Однако, этого можно было избежать если бы наше командование заранее
знало возможности инженерных войск Кубинских РВС. Ведь заводы
железобетонных изделий кубинских саперных батальонов позволяли
изготовить конструкции всей номенклатуры, используемой нашими
войсками на Кубе.221 Это позволило бы не только сократить количество
перевозимых из Советского Союза грузов, но и существенно сократить сроки
проведения инженерных работ, ведь нередки были простои техники из-за
отсутствия необходимых материалов, еще не прибывших из СССР.
Работы по инженерному оборудованию ППР полков выполнялись
силами стартовых дивизионов с использованием техники инженерно-
технических взводов. Однако, эти взводы, за исключением 514 рп, прибыли
на Кубу в составе ПБО на 12 - 15 суток позже (см. таблицу № ) первых
эшелонов частей. Поэтому и смогли быть использованы только на
завершающей стадии работ по инженерному оборудованию ППР. В
результате, личному составу большой объем работ приходилось выполнять
вручную. Это не только увеличивало сроки проводимых работ, но и сильно
утомляло личный состав. Ведь, общий объем только грунтовых работ
составлял более 40 тыс. м3.222 Положение усугублялось еще и сложностью
климатических условий (см. таблицу № 2.6).
Климатические условия Кубы. Таблица № 2.6
Показатели \ Месяцы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 год
средняя 22 22 23 25 26 27 28 28 27 26 24 22 25
Температура максимал. 32 33 33 34 34 36 34 35 34 34 33 32 36

220
См.: Архив ГШ - Ф.16. - О.3663. - Д.6. - Л.72.
221
См.: Архив ГШ - Ф.16. - О.3663. - Д.6. - Л.69.
222
См.: Архив ГШ - Ф.16. - О.3657. - Д.1. - Л.229.
минимал. 10 10 12 13 15 19 19 20 19 17 13 11 10
38 39 61 93 116 129 139 130 187 185 93 57 1307
Осадки, в мм
6 8 6 6 11 11 9 10 15 15 11 8 118
Дней с осадками
Анализ таблицы показывает, что несмотря на фактически отсутствие
сезонного колебания температуры, выпадение осадков резко увеличивается в
первые осенние месяцы. Таким образом, проведение инженерных работ, по
приведению ракетных комплексов в боевую готовность, пришлось на период
самого разгара тропических ливней, что затягивало сроки занятия боевой
готовности. Так, в 514 рп, в результате тропических ливней, все отрытые, под
строительство стартовых позиций, котлованы 2-го дивизиона оказались
затоплены,223 что затруднило и увеличило сроки установки СП-6.
Наиболее неблагоприятные условия сложились в 539 и 546 рп, годе
пришлось осуществлять бетонирование площадок под установщики, тележки
с ракетами и заправочные агрегаты. Раскисавшийся под проливными
дождями грунт, становился просто непроходимым для нашей техники.224
Командир дивизии был вынужден снять со строительства технических
площадок две роты инженерно-саперного батальона дивизии и направить их
в эти полки на усиление.225 Однако, в результате этого, сооружения №20 для
хранения ГЧ, возводимые инженерно-саперным батальоном остались
недостроенные к моменту приведения полков в боевую готовность. Таким
образом, с точки зрения климатических условий, в период сосредоточения
ГСВК на Кубе, ракетную дивизию следовало отправлять в июле - первой
половине августа.
Исследование показало, что в отношении ракетного комплекса Р-14
имели место организационные неурядицы. Бригады монтажников и
инженеров-строителей, прибывших на Кубу для строительства стартовых
позиций ракет Р-14, в течение месяца находились без соответствующего
оборудования и не приступали к работе.226 При этом строительные площадки
по изготовлению элементов конструкций были развернуты вблизи стартовых
позиций, а места складирования строительных материалов располагались
открыто.227 Все это существенно усложняло проведение маскировочных
мероприятий. Более того, хотя на первых судах ракеты и не отправлялись, в
отличие от комплексов Р-12, но и технологическое оборудование пусковых
установок - тоже. Наличие же монтажников на Кубе и ждавших этого
оборудования, требовало как раз обратное.
Параллельно с выбором и инженерным оборудованием ППР решался
вопрос геодезического обеспечения, важность которого для частей Ракетных
223
См.: Архив ГШ - Ф.16. - О.3663. - Д.6. - Л.69.
224
См.: Операция ―Анадырь‖. Факты. Воспоминания. Документы. / Под общ. ред.
В.И.Есина. - М., 1997. с.231.
225
Там же - с. 223-224.
226
См.: Операция ―Анадырь‖. Факты. Воспоминания. Документы. / Под общ. ред.
В.И.Есина. - М., 1997. с.231
227
Там же - с.232.
войск на Кубе трудно переоценить. Работа эта осуществлялась под
руководством начальника геодезического обеспечения штаба ГСВК
полковника Шаповаленко И.Д.228 и проводилась в два этапа. На первом
этапе, до прибытия ракетных полков, предстояло определить геодезические
координаты точек старта и других исходных геодезических данных для
расчета полетных заданий. На втором этапе, с началом проведения
инженерных работ в ППР, определение и контроль азимутов ориентирных
направлений для прицеливания ракет.229
Для проведения полевых геодезических работ была создана оперативная
группа во главе с майором Шеулиным С.П. В эту группу вошли также
старшие офицеры отдела геодезического обеспечения штаба ГСВК майоры
Крамаренко В.Л., Мыльников А.Н. и взвод, имевший на вооружении
автотопопривязчики.230 Благодаря использованию автотопопривязчиков,
удалось уже к началу сосредоточения ракетной дивизии определить
координаты точек установки ПУ для всех пяти ракетных полков.
в вопросах геодезического обеспечения тоже пришлось столкнуться с
определенными трудностями, главной из которых была проблема отсутствия
на пунктах кубинской геодезической сети, постоянных наружных
геодезических знаков. Поэтому ОГ пришлось разрабатывать специальные
методики для определения координат пусковой установки, что существенно
усложняло проведение работы. Кроме того, из-за значительного удаления
отечественных радиостанций, затруднялся уверенный прием сигналов
точного времени, необходимый для определения поправок хронометров при
выполнении высоко точных астрономических работ. Пришлось в течение 10-
ти дней ждать пока Генеральный штаб РВС Кубы не получил расписание
работы аналогичных станций на территории США.231 Все эти ―нюансы‖
предстоящего района действий наших войск должны заблаговременно
доводится до непосредственных исполнителей, не только для
соответствующей подготовки личного состава, но и техники.
Но несмотря на все трудности, уже к 10 сентября ОГ майора Шеулина
С.П. представила в баллистический отдел штаба ГСВК все необходимые
исходные геодезические данные. С получением из Генерального штаба ВС
СССР данных об объектах поражения,232 баллистический отдел штаба ГСВК,
возглавляемый полковником Рахнянским В.П. приступил к расчету данных
для пуска ракет всех пяти ракетных полков. Это была напряженная и
ответственная работа, ведь в состав баллистического отдела входило только
пять офицеров. Кроме начальника отдела - это майоры Облизин Н.А. и
Елисеев Б.М., капитаны Федоренко В.Н. и Дрыгин В.Д.233

228
См.: Архив ГШ - Ф.16. - О.3657. - Д.14. - Л.1.
229
Там же - Д.24. - Л.271.
230
См.: Архив ГШ - Ф.16. - О.3663. - Д.6. - Л.70.
231
Там же - О.3657. - Д.21. - Л.132.
232
См.: Архив ГШ - Ф.16. - О.3663. - Д.10. - Л.25-26.
233
См.: Операция ―Анадырь‖. Факты. Воспоминания. Документы. / Под общ. ред.
В.И.Есина. - М., 1997. с.162.
В целях ускорения работы в баллистический отдел были
откомандированы начальник отделения подготовки данных (ОПД) 51 рд
майор Шабанов В.Г., а также офицеры ОПД ракетных полков, прибывших на
Кубу в составе рекогносцировочных групп.
При расчете данных было установлено, что два объекта из
запланированных Генеральным штабом выходили из зоны поражения: один -
по дальности, другой - по направлению.234 Это объяснялось техническими
возможностями ракет Р-12 и Р-14: ограничением стрельбы по дальности (для
ракет Р-12 -700 -2000 км, для ракет Р-14 - 1900-4500 км) и техническими
условиями прицеливания ракет Р-12 (влево 13°, вправо 23° от основного
направления пуска).235
В связи с этим по распоряжению Генерального штаба, баллистическим
отделом было произведено частичное перепланирование объектов
поражения, а это повлекло за собой и переприцеливание ракет, для которых
были изменены объекты поражения. И если первая задача полностью была
возложена на баллистический отдел, то вторую - решали ОПД ракетных
полков, на усиление которых в качестве исполнителя, направлялся капитан
Федоренко В.Н.236 К 1 октября 1962 года все работы по прицеливанию и
подготовке данных для пуска ракет были выполнены.
30 сентября 1962 года теплоходом ―Мария Ульянова‖ на Кубу была
доставлена оперативная директива №76438, в которой устанавливались
жесткие сроки приведения ракетных комплексов в боевую готовность.237
Ракетным войскам, составляющим основу обороноспособности острова Куба,
предписывалось подготовить стартовые позиции с прибытием оборудования:
для ракет Р-12 не позднее 4-5 суток, а для ракет Р-14 - в кратчайшие сроки.238
Такие нормативы были явно не реальны. Они полностью не учитывали
местных реалий. Поэтому, командиром дивизии 9 октября 1962 года в Плане
приведения дивизии в боевую готовность были установлены следующие
сроки занятия ракетными полками боевой готовности:239
514 рп - 20 октября 1962 г.;
539 рп - 25 октября 1962 г.;
546 рп - 1 ноября 1962 г.;
564 рп - первый дивизион к 7 ноября 1962 г.;
- второй дивизион к 1 декабря 1962 г.;
657 рп - первый дивизион к 1 декабря 1962 г.;
- второй дивизион к 1 января 1963 г.

234
См.: ЦАМО РФ - Ф.10. - О.179430. - Д.9. - Л.139.
235
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф.16. - О.3663. - Д.6. - Л.110.
236
См.: Операция ―Анадырь‖. Факты. Воспоминания. Документы. / Под общ. ред.
В.И.Есина. - М., 1997. с.164.
237
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф.16. - О.3657. - Д.3. - Л.67.
238
Там же.
239
См.: ЦАМО РФ - Ф.10. - О.179430. - Д.9. - Л.71.
К этому моменту (8.10.62г.) пусковая установка батареи майора
Хлебникова Н.П. была поставлена на боевое дежурство240. В связи с этим на
первый план выдвигается проблема организации системы боевого
управления и связи. Анализ архивных документов показывает, что велась эта
работа в довольно трудных условиях. Так, ввиду отсутствия в Генеральном
штабе РВС Кубы волновой службы, учет загруженности эфира не велся. Это
затрудняло выбор частот для организации связи в войсках ГСВК, особенно в
диапазоне УКВ для радиорелейных станций. Поэтому отделом связи был
заведен учет загруженности диапазона частот КВ и УКВ, чтобы обеспечить
свободный выбор и маневр частотами в условиях возможных помех
противника.
Наибольшую трудность представляло установление устойчивой связи с
Москвой. Несмотря на имевшиеся три радионаправления: с Генеральным
штабом и Главными штабами ВМФ и ВВС, имели место ежедневные
пропадания связи.241
Не меньшие проблемы возникали и с организацией связи внутри ГСВК.
Из-за высокой температуры воздуха и влажности быстро выходили из строя
проводные каналы связи,242 поэтому основные усилия как отдела связи штаба
ГСВК, так и 51 рд были сосредоточены на организации радиорелейной связи
(РРС) с помощью многоканальной станции Р-400М.243 Однако, организация
связи 51 рд имела некоторую особенность. Так, ввиду значительного
удаления (250 км) ракетного полка полковника Сидорова И.С., установить с
ним радиорелейную связь штабу дивизии не удалось. (См. приложение № )
Кроме того, необходимость организации связи взаимодействия с отдельными
мотострелковыми полками (омсп), поставило отделение связи дивизии в
затруднительное положение из-за отсутствия необходимых штатных средств
для этого.244 Данный вопрос оказался не продуманным на этапе подготовки к
операции ―Анадырь‖. Учитывая особенности действия 51 рд в составе ГСВК
необходимо было усилить ее дополнительными средствами связи в целях
обеспечения взаимодействия и оповещения непосредственно с ОМСП и
частями ПВО. В результате отсутствия таких средств, сведения о налете
авиации противника части ракетной дивизиии должны были получать от
частей ПВО через штаб ГСВК, что снижало оперативность доведения
сигналов оповещения. А для взаимодействия с ОМСП пришлось
использовать открытые телефонные линии Министерства связи Кубы,
прокладывая полевой кабель от пунктов управления ОМСП до узлов связи
ближайших населенных пунктов.245 Тем не менее, к 20 октября 1962 года
штабу дивизии удалось решить все вопросы по организации связи и
командный пункт (КП) рд был подготовлен к уапрвлению с него
240
Там же.
241
См.: Архив ГШ ВС РФ - Ф.16. - О.3535. - Д.3/13. - Л.25.
242
Там же - О.3663. - Д.6. - Л.246.
243
Там же.
244
См.: ЦАМО РФ - Ф.16. - О.3663. - Д.6. - Л.239.
245
См.: Архив РВСН - Ф.94. - О.677. - Д.2. - Л.2.
подчиненными частями, а также к осуществлению взаимодействия с ОМСП
по прикрытию ППР ракетных полков от диверсионных групп и десантов
противника.246
Несмотря на комплексный характер осуществляемых мероприятий по
приведению ракетных полков в боевую готовность, исключительно важным
был вопрос проверки технического состояния ракетного и специального
вооружения после длительной транспортировки морским транспортом. По
мере доставки ракет на Кубу, в каждом ракетном дивизионе создавалась
специальная группа во главе с заместителем командира дивизиона по
инженерно-ракетной службе (ИРС) для проверки поступающего боезапаса.247
Эта группа освобождалась от всех остальных работ, так как выполняли они
задачу только в ночное время.
В ходе проведения испытаний ракетного вооружения было установлено,
что имеющиеся штатные средства не обеспечивают подачу на борт ракеты
сжатый воздух требуемой влажности. Максимальное значение не должно
было превышать 40 %.248 В условиях влажных тропиков, это оказалось
большой проблемой. Из-за превышения параметров влажности сжатого
воздуха, очень часто происходил сброс набора цепочки готовности в
процессе испытаний. Выход был найден неординарный. На стартовых
позициях строились заглубленные сооружения, в которые устанавливались
баллоны с воздухом, между которыми размещали батареи с сухим льдом.249
С аналогичными проблемами поддержания оптимального температурно-
влажностного режима, пришлось столкнуться также и при организации
хранения и контроля технического состояния головных частей к ракетам. 4
октября 1962 года дизель-электроходом ―Индигирка‖ на Кубу были
доставлены ГЧ к Р-12. К этому времени специальные сооружения №20 на
технической позиции еще не были готовы к приему головных частей.
Командующим ГСВК было принято решение сосредоточить весь боезапас к
ракетам Р-12 на групповом складе в горных выработках вблизи населенного
пункта Бехукаль.250 С точки зрения защищенности это было идеальное место,
однако температура в подобных сооружениях не опускалась ниже +25°С, а
влажность - менее 80%. Такие климатические условия не соответствовали
требованиям для хранения ядерных боеприпасов. Температура не должна
была превышать +20°С.
Решение, как технических вопросов проверки и хранения ГЧ, так и
обеспечение ядерной безопасности было возложено на 187 пртб полковника
Романова С.К.251 Анализ архивных документов показал, что уже к 15 октября

246
См.: Операция ―Анадырь‖, Факты. Воспоминания. Документы. / Под общ. ред.
В.И.Есина - М., 1997. с.223.
247
См.: ЦАМО РФ - Ф. - 10. - О.179430. - Д.9. - Л.87.
248
Там же.
249
См.: Там же - Ф.16. - О.3753. - Д.1. - Л.193.
250
См.: Архив РВСН - Ф.94. - О.677. - Д.2. - Л.3.
251
См. Операция ―Анадырь‖.Факты. Воспоминания. Документы. / Под общ. ред.
В.И.Есина - М., 1997. с. 196.
все вопросы, связанные с проверкой готовности ГЧ к боевому применению
были решены. Необходимый уровень температурно-влажностного режима в
помещениях группового склада поддерживался с помощью бытовых
кондиционеров, предоставленных кубинской стороной и контейнеров с
пищевым льдом, который хладокомбинаты на Кубе производили в больших
количествах.
В очередной раз, условия содержания техники оказались более
―комфортными‖, чем личного состава. Ведь, чтобы включить в довольствие
личному составу тот же пищевой лед, необходимо было получить
разрешение Министра обороны СССР.252 Что уж тут говорить про создание
нормального температурного режима в местах отдыха личного состава, что
было очень актуально, начиная с момента ввода в строй стартовых позиций,
когда подразделения переходили на ночной режим работы. Необходимо было
серией ночных комплексных занятий восстановить слаженность боевых
расчетов и подготовить их к заступлению на боевое дежурство.
Учитывая особую важность вопросов, связанных с приведением
ракетных частей в боевую готовность, Главнокомандующим РВСН было
принято решение направить на Кубу оперативную группу с целью
осуществления контроля и оказания помощи при постановке ракетных
комплексов на боевое дежурство. 17 октября эта группа, в составе генерал-
майора Буцкого А.С. (заместитель начальника ГШ РВ), полковника Брейво
А.Б. (старший офицер астрономо-геодезической службы ГШ РВ) и
подполковника Додонова В.В. (старший офицер оперативного управления
ГШ РВ), прибыла на Кубу.253 В этот же день офицеры группы приступили к
отработке вопросов по своим направлениям. Полковник Брейво А.Б. работал
в баллистическом отделе штаба ГСВК, подполковник Додонов В.В. оказывал
помощь офицерам оперативно-разведывательного отделения штаба 51 рд в
отработке документов боевого применения. Генерал-майор Буцкий А.С. убыл
в 514 рп, где завершались работы по инженерному оборудованию ППР.
20 октября 1962 года 514 рп полковника Сидорова И.С. был приведен в
боевую готовность и генерал-майор Буцкий А.С поставил перед командиром
боевую задачу, определенную оперативной директивой №76438. Полку
предписывалось нести боевое дежурство в составе 8-и боеготовых ПУ и быть
в готовности по сигналу из Москвы нанести РЯУ по намеченным
объектам.254 К этому моменту, на КП ракетного полка были заложены данные
на прицеливание и производство пуска ракет, а также два пакета боевого
управления,255 вскрытие которых осуществлялось только по специальным
сигналам, полученным от ГШ ВС. Пакет №1 предписывал привести часть в
повышенную готовность. В пакете №2 находилось боевое распоряжение на
приведение части в полную боевую готовность, а также таблица сигналов

252
См.: ЦАМО РФ - Ф.16. - О.3535. - Д.10. - Л.25.
253
См.: ЦАМО РФ - Ф.16. - О.3753. - Д.1. - Л.144.
254
См.: Там же - О.3657. - Д.3. - Л.67.
255
Там же - Л.80.
боевого управления. Этими сигналами определялись действия частей от
перевода ракетного вооружения в более высокую степень технической
готовности к пуску до выдачи ядерных боеприпасов.256
Анализ этих документов показал, что характерной особенностью
действий частей Ракетных войск на Кубе была двухуровневая система их
боевой готовности. При этом первый уровень определял три вида готовности
(повседневная, повышенная и полная) исключительно для личного состава
частей не затрагивая временные показатели готовности ракет к пуску. Второй
уровень устанавливал степень технической готовности (готовность №4, 3, 2 и
1) ракеты к пуску. При этом оба эти уровня не были взаимозависимы. Так,
при приведении ракетной дивизии в повышенную готовность, ракетные
комплекесы оставались в готовности №4. И далее, если бы части
приводились в полную готовность, ракетные комплексы так и оставались бы
в готовности №4 без дополнительного распоряжения на изменение этой
готовности. Таким образом, подобная практика с одной стороны снижала
вероятность несанкционированных действий, а с другой - усложняла процесс
подготовки ракет к пуску наличием нескольких промежуточных степеней, не
влияющих на временные показатели готовности ПУ к пуску.
Исследование показало, что помимо выше перечисленных причин,
существенное влияние на время подготовки ракет к пуску, вне зависимости
от степеней готовности, оказывало чрезмерное удаление от носителей
головных частей. Так, 20 октября 1962 года готовность 514 рп к нанесению
РЯУ определялась 24-мя часами исключительно из-за времени доставки на
стартовые позиции ГЧ из группового склада.257
К этому моменту наше командование еще даже не догадывалось,
насколько уже сжалась пружина противостояния вокруг Кубы, готовая вот-
вот резко распрямиться. Военно-политическое руководство США уже
рассматривало варианты силового воздействия на Кубу, после получения 16
октября данных разведки о строящихся там стартовых площадок для
стратегических ракет.258
В силу последнего обстоятельства, определенный интерес в рамках
проводимого исследования имеет вопрос об идентификации американской
разведкой строящихся на Кубе объектов Ракетных войск. На публикуемых в
настоящее время снимках259, строящихся стартовых позиций и
приписываемых знаменитому самолету-разведчику У-2, отчетливо видны
заправщики, установщики и тягачи, принадлежность которых к РВСН
очевидна. Казалось бы, что не сработали маскировочные мероприятия и
нечего здесь гадать. И с этим трудно не согласиться. Однако, более детальное
изучение этих снимков, архивных и мемуарных источников позволяют
256
См.: ЦАМО РФ - Ф.10. - О.179430. - Д.9. - Л.231.
257
См.: Архив РВСН - Ф.94. - О.677. - Д.2. - Л.2.
258
См.: ЦАМО РФ - Ф.16. - О.3663. - Д.6. - Л.128.
259
См.: У края ядерной бездны (История Карибского кризиса 1962г. Факты.
Свидетельства. Оценки) / Под общ. ред. А.И.Грибкова. - М., 1998. с.103; военно-
исторический журнал. 1993г. №1, с.2.
вычленить ряд моментов в этом вопросе. Во-первых, снимки с У-2 не могли
иметь столь высокую степень разрешения, ибо имевшаяся в то время
аппаратура не позволяла это делать.260 Данное утверждение подтверждается
и высказыванием Роберта Кеннеди, который был склонен видеть на
представленных 16 октября снимках не ракетные базы, а строительство
фермы или дома.261 Да и сам Президент США, рассматривая новые снимки,
сделанные 17 октября заметил, что ―участок похож на футбольную
площадку‖.262
Во-вторых, нелогичное затягивание американцами, при наличии у них
документальных фактов о стратегических базах на Кубе, обнародования
данных о наших ракетах там и принятия решения о блокаде острова. Просто
американскому правительству нечего было предъявить общественности
кроме ―ферм‖ и ―футбольных полей‖. Даже при встрече Дж. Кеннеди 18
октября 1962 года с Министром иностранных дел СССР А.А.Громыко
фотографии стартовых позиций не были предъявлены советской стороне.263
Ибо Президент США еще не располагал убедительными данными о наличии
на Кубе стратегических ракет. Такие данные американская разведка
получила только после 22 октября при неоднократном фотографировании с
малых высот (150-200 м) стартовых позиций Ракетных войск.264 И именно
эти снимки были продемонстрированы в Совете Безопасности ООН
представителем США Э.Стивенсоном.265 Однако, косвенные данные о
наличии ракетного вооружения на Кубе, американская разведка получила
именно в результате полета У-2 14 октября 1962 года. Но эти данные скорее
всего так и остались бы незамеченными, если бы не один факт. ЦРУ
располагало фотографиями с характерным ―рисунком‖ боевых порядков
частей РСД, дислоцирующихся на территории СССР.266 Эти снимки
послужили своего рода калькой при дешифровке кадров с У-2. Аналогичный
―рисунок‖ боевого порядка ракетного полка проявился и на Кубе. Отсюда
следует заключить, что одной из основных причин преждевременного
обнаружения частей Ракетных войск на Кубе было шаблонное построение
боевых порядков наших войск. Это определялось не только директивными
документами, но и техническими возможностями ракетных комплексов. Так,
имеющаяся наземная кабельная сеть, не позволяла командиру стартовой
батареи изменять схему размещения агрегатов на стартовой позиции. Это, в
свою очередь, приводило к однообразию оборудования самой позиции и ППР
в целом, не зависимо от местных условий. Этот вопрос остается актуальным

260
См.: ЦАМО РФ - Ф.15. - О.3097. - Д.3. - Л.241.
261
См.: Кеннеди Р.Ф. 13 дней: свидетельство о Кубинском кризисе / Перев. Ильи
Брунса. - Париж, 1969, с.9.
262
Там же. Л.10.
263
Там же. Л.13.
264
См.: Архив РВСН - Ф.94. - О.677. - Д.1. - Л.129.
265
См.: ЦАМО РФ - Ф.16. - О.3657. - Д.10. - Л.44.
266
См.: Фурсенко А.А. Кубинский ракетный кризис 1962 года - новый взгляд на
историю США. / Американский ежегодник. 1962. - М., 1993, с.183.
и в наши дни для комплексов мобильного базирования, основная задача
маневренных действий которых, заключается в создании у противника
неопределенности относительно своего местоположения. Поэтому, каждая
последующая позиция не должна быть ―похожа‖ на предыдущую.
В-третьих, направляя на Кубу в числе первых части ПВО и ВВС наше
командование запретило им выполнять свои обязанности по недопущению
полетов самолетов ВВС США над Кубой. Это позволило Соединенным
Штатам осуществлять систематические разведывательные полеты над Кубой.
Пик этих полетов пришелся на период приведения ракетных комплексов в
боевую готовность. Из 379 полетов над Кубой разведывательной авиацией
США, за период с августа по ноябрь включительно, 71 приходился на
октябрь.267 В этих условиях трудно было обеспечить скрытность действий
частей Ракетных войск, имеющих на вооружении крупногабаритную технику
и проводящих большой объем инженерно-строительных работ.
22 октября 1962 года Президент США выступил по радио и
телевидению с обращением к нации всему миру. Тон речи Дж.Кеннеди был
чрезвычайно резким, преследующий цель создать у американцев и мировой
общественности впечатлений, что советские ракеты на Кубе представляют
собой смертельную угрозу для Соединенных Штатов и других государств
Латинской Америки.268 Президент США объявил о ―карантине‖ Кубы и
уполномочил ВМФ США перехватывать все суда, следующие на Кубу,
подвергать их досмотру и не пропускать суда с наступательным оружием на
борту. В этом обращении были и предупреждения непосредственно в адрес
Советского Союза. Подчеркивалось, что запуск любой ракеты с ядерной
головной частью против какой бы то ни было латиноамериканской страны,
будет рассматриваться ка нападение СССР на США.269
Анализ архивных документов свидетельствует, что в связи с этим
заявлением Дж.Кеннеди в ночь с 22 на 23 октября 1962 года в Москве
состоялось заседание Президиума ЦК КПСС.270 Теперь те же самые люди,
которые принимали решение о размещении ракет на Кубе, решали как себя
вести дальше. С одной стороны США грубо попирали нормы
международного морского права, а с другой - невыполнение нашими судами
требований американцев на досмотр содержимого судов, могло вызвать
открытый вооруженный конфликт. В этот период к берегам Кубы следовало
21 судно с личным составом и вооружением ГСВК. При этом на теплоходе
―Александровск‖ находились ГЧ к ракетам Р-14, а сами ракеты
транспортировались на пяти судах. Учитывая то, что по приказу МО США
досмотр всех кораблей, следующих на Кубу начинался с 10.00 24 октября
1962 года,271 на Президиуме ЦК было принято решение судам ―Дубно‖,
―Александровск‖, ―Альметьевск‖, ―Дивногорск‖ и ―Николаевск‖ немедленно
267
См.: ЦАМО РФ - Ф.16. - О.3657. - Д.17. - Л.2.
268
См.: ЦХСД - Ф.5. - О.30. - Д.398. - Л.178-181.
269
Там же.
270
Там же - Ф.89. - О.67.ю - Д.58. - Л.242.
271
См.: ЦАМО РФ - Ф.16. - О.3535. - Д.3/13. - Л.4.
зайти в ближайшие порты Кубы. Остальные 16 морских транспортов с
войсками и ракетной техникой возвращались обратно в порты СССР.272
Однако 69-й бригаде подводных лодок и всем кораблям, имеющим
невоенные грузы, надлежало продолжать следовать в указанные ранее порты
Кубы.
23 октября в порт Ла-Исабела прибыли ―Александровск‖ и
―Альметьевск‖, в порт Мариель - ―Дивногорск‖, а ―Николаевск‖ и ―Дубно‖ в
Никаро и Нуэвитас соответственно. Это были последние воинские морские
эшелоны, доставлявшие на Кубу войска и технику.
Исследование показало, что с этого дня приведение ракетной дивизии в
готовность к боевому применению имело ряд существенных особенностей.
Во-первых, 23 октября части дивизии были приведены в повышенную
боевую готовность на основании приказа командующего ГСВК. К
выполнению боевой задачи были готовы 514 рп и частично 539 рп, в котором
еще не были закончены инженерные работы.
Во-вторых, не прибытие в 546 рп двух батарей транспортировки и
заправки требовало перераспределения заправочного оборудования в целях
обеспечения его боевой готовности. В связи с этим необходимо было
разработать на полевую ПУ графики проведения пуска ракет с учетом
некомплекта заправочного оборудования.
В-третьих все работы предстояло осуществлять только в темное время
суток, тщательно маскируя все сделанное за ночь.
Анализ показал, что учитывая возрастающую напряженность между
СССР и США, главной задачей для командования дивизии было повышение
живучести ракетных комплексов от возможного воздействия противника.
Решение этого вопроса осуществлялось по двум направлениям: организация
прикрытия ППР от воздушного и наземного противника и проведение
маневренных действий.
Для реализации первого направления, штабами дивизии и полков 24
октября были практически отработаны вопросы взаимодействия с ОМСП.
539 и 546 рп прикрывал 74 ОМСП, дислоцированный в г. Артемиса, а
273
514 рп - 146 ОМСП, расположенный в районе г.Ремедьос.
Прикрытие ППР ракетных полков осуществлялось путем их
непосредственной обороны, а также предусматривалось нанесение ударов по
противнику на дальних подступах к стартовым позициям. Для
непосредственной обороны ракетных полков от нападения ДРГ,
контрреволюционных банд и небольших воздушных десантов
осуществлялось выдвижение по одному мотострелковому батальону (мсб) на
каждый ракетный полк.
24 октября полевой мсб реально подготовил круговую оборону,
перекрывать наиболее удобные подступы и дороги, ведущие к ППР, на

272
См.: ЦАМО РФ - Ф.16. - О.3535. - Д.3/13. - Л.4.
273
См.: ЦАМО РФ - Ф.10. - О.179430. - Д.9. - Л.234.
удалении до 1км от обороняемых объектов. Оборона строилась по принципу
сторожевых застав, с выделением резерва командиру ракетного полка.
В случае выхода в район расположения ракетного полка крупных сил
воздушного и морского десанта противника, предусматривалось нанесение
по ним ударов всеми силами ОМСП на дальних подступах к ППР. С этой
целью на удалении 10-20 км от стартовых позиций были назначены рубежи
развертывания основных сил мотострелковых полков.274
Прикрытие ракетных полков от воздушного противника осуществлялось
как дивизиями ПВО в составе ГСВК, так и приданными командованием
Кубинской армии зенитными средствами. Так, каждый стартовый дивизион
прикрывался одной 57-мм и двумя 37-мм зенитными батареями. Кроме того,
для прикрытия порта Ла-Исабела, где в то время находился теплоход
―Александровск‖ с ГЧ к Р-14 и 514 рп было задействовано две 100-мм
зенитные батареи. Командный пункт ракетной дивизии прикрывался двумя
взводами зенитных установок ЗУ-23, снятых с кораблей.275
Однако командир дивизии прекрасно понимал, что систематические
полеты американской авиации над позиционными районами ракетных полков
позволили с достаточной точностью вскрыть боевые порядки дивизии.
Поэтому, с целью вывода частей из под возможного удара было принято
решение выбрать новые ППР ракетных полков.276 Это решение было
одобрено генерал-лейтенантом Данкевич П.Б. и генерал-майором Буцким
А.С. Но последующие стремительные события не позволили осуществить
этот маневр. 27 октября 546 рп был приведен в готовность к боевому
применению,277 а уже на следующий день в ГСВК поступила Директива МО
СССР №7665 от 28 октября 1962 года, в которой ставилась задача
демонтировать все стартовые позиции, 51 рд в полном составе
передислоцировать в Советский Союз.
Таким образом, 51 рд была приведена в готовность к боевому
применению на острове Куба за 48 суток с момента прибытия первого
корабля и с 27 октября 1962 года была способна нанести РЯУ 24 пусковыми
установками. При этом прослеживается определенная закономерность. По
мере наращивания сил и средств дивизии на Кубе уменьшались сроки
уменьшались сроки приведения пусковых установок в боевую готовность.
Если на приведение в готовность первой ПУ в полку полковника Сидорова
И.С. было затрачено 30 суток с момента прибытия первого корабля на Кубу,
то в полку подполковника Соловьева Ю.А. этот показатель сократился
вдвое.278 Кроме того, на приведение в боевую готовность этого полка в целом
было также затрачено в два раза меньше времени - 20 суток вместо 40 в 514

274
Там же - Ф.16. - О.3663. - Д.6. - Л.48.
275
См.: Архив РВСН - Ф.94. - О.677. - Д.1. - Л.131.
276
См.: Операция ―Анадырь‖. Факты. Воспоминания. Документы / Под общ. ред.
В.И.Есина - М., 1997, с.224.
277
См.: Архив РВСН - Ф.486. - О.7287. - Д.1. - Л.41.
278
См.: Там же.
рп. Отсюда следует заключить, что ракетную дивизию необходимо было
доставлять на Кубу в более сжатые сроки. Это позволило бы командованию с
первых дней концентрировать все имеющиеся силы и средства на приведение
ракетных полков в боевую готовность. В этом случае сроки занятия боевой
готовности могли быть снижены до 10-12 суток, как и предполагалось
замыслом операции ―Анадырь‖.279
Не меньшие трудности возникли и при отправке частей Ракетных войск
обратно в Советский Союз. Так, к моменту отправки 51 рд на Кубе
находилось 13 судов. При этом ни один корабль не был приспособлен для
перевозки ракет. Первоначальным планом передислокации дивизии в
Советский Союз, на этих судах предполагалось отправить части и
подразделения боевого обеспечения в период с 7 по 15 ноября 1962 года,280 А
стартовые дивизионы с ракетами и ПУ - по мере подхода соответствующих
судов из Советского Союза. Характерно, но оамериканцы также полагали,
что ракеты с Кубы начнут выводиться не раньше 20 ноября, когда туда
прибудут корабли типа ―Полтава‖ из СССР.281
Однако, по личному указанию Н.С.Хрущева, этот план был кардинально
изменен, и 1 ноября 1962 года командиру 51 рд были доведены новые
требования МО СССР относительно передислокации дивизии в Советский
Союз. Все 42 ракеты Р-12 надлежало вывезти с Кубы, на имеющихся там
судах не позднее 11 ноября 1962 года.282 Ракеты предписывалось размещать
на палубах. Такой ничем не не обоснованной поспешностью наше
политическое руководство, по всей видимости, хотело удивить американцев
еще и оперативностью вывода ракет, нисколько не заботясь о
целесообразности подобных действий и своем ―лице‖ при этом. Анализ
показал, что в связи с изменившимися сроками ГСВК было принято решение
осуществить передислокацию 51 рд в два этапа (см. таблицу № 2.7).
На первом этапе были отправлены все ракеты и часть ПУ. При этом
личный состав снова были вынуждены размещать в твиндеках. И хотя
требования по скрытности были ослаблены, все военнослужащие были по
прежнему одеты в гражданскую одежду,283 а это брюки и рубашка. Но в
СССР уже была зима. Воистину ―из пламени да в полынью‖. Ведь
температура в твиндеках порой понижалась до -2°С.284
На втором этапе передислокации дивизии, начавшейся 18 ноября 1962
года, погрузкой теплохода ―Черняховск‖, несколько улучшились условия
перевозки личного состава подачей под погрузку трех пассажирских судов.
Анализ архивных документов свидетельствует, что столь поспешный
вывод ракетных частей с Кубы имел негативные последствия не только для

279
См.: ЦАМО РФ - Ф.16. - О.3657. - Д.3. - Л.2
280
См.: Там же - Л.190.
281
См.: У края ядерной бездны. ( История Карибского кризиса 1962г. Факты.
Свидетельства. Оценки.) / Под общ. ред. А.И.Грибкова - М.,1998, с.132.
282
См.: ЦАМО РФ - Ф.16. - О.3657. - Д.3. - Л.190.
283
См.: Архив РВСН - Ф.39. - О.2609. - Д.21. - Л.14-16.
284
См.: ЦАМО РФ - Ф.16. - О.3535. - Д.1. - Л.57.
условий размещения личного состава, но и для вопросов, связанных с
инспектированием наших судов в море.
Приняв на себя обязательства до 12 ноября 1962 года вывести все
стратегические ракеты с Кубы и согласившись на инспектирование судов,
Советское правительство не оговорило условия проведения этой инспекции.
Не были документально закреплены и сроки ее проведения., а также не
оговорено - рассматриваем ли мы 12 ноября 1962 года, как дату снятия
американцами ―карантина‖ вокруг Кубы. Так, например, 9 ноября к
теплоходу ―Александровск‖ подошел корвет американских ВМС и
потребовал открыть трюмы для проверки содержащихся там грузов. В случае
неподчинения угрожали открыть огонь.285 В трюмах нашего судна
находились ядерные ГЧ и капитан имел инструкцию воспрепятствовать
досмотру, вплоть до затопления корабля. Такая несогласованность в
действиях могла привести к катастрофе.

Передислокация 51 рд в СССР Таблица №2.7


ОТПРАВЛЕНО
Эта Порт Наименование Дата Ед.
Порт
пы погрузки корабля отправ. №части Л/С Ракет ПУ
техн. назначения
I Нуэвитас ―Дубно‖ 2.11.62 539рп 15 - - - Николаев
Мариель ―Николаевск‖ 5.11.62 Упр.51рд 523 - - - Балтийск
Ла-Изабела ―Александровск‖ 5.11.62 9,187пртб 76 - - 16 Североморск
Мариель ―Дивногорск‖ 5.11.62 546рп 313 4 1 114 Николаев
Касильда ―Физик Курчатов‖ 6.11.62 514рп 300 6 - 120 Николаев
Мариель ―Металлург Аносов‖ 6.11.62 208пртб 307 8 4 103 Николаев
Мариель ―Лабинск‖ 7.11.62 ПРБ РВ 281 2 - 86 Николаев
Мариель ―Братск‖ 7.11.62 546рп 342 2 - 81 Балтийск
Мариель ―Волголес‖ 8.11.62 539рп 162 7 4 101 Балтийск
Мариель ―Иван Ползунов‖ 9.11.62 539рп 200 5 4 102 Балтийск
Касильда ―Ленинский комсомол‖ 9.11.62 514рп 320 8 4 120 Николаев
Сьенфуэгос ―Алапаевск‖ 10.11.62 9пртб 330 - - 142 Балтийск
Мариель ―Беловодск‖ 10.11.62 484пртб 120 - - 71 Балтийск
3289 42 17 1056
Мариэль ―Черняховск‖ 21.11,62 546рп 82 - - 160 Николаев
Байя - Онда ―Альметьевск‖ 21.11.62 539рп 75 - - 147 Балтийск
Байя - Онда ―Оренбург‖ 23.11.62 539рп 58 - 4 145 Николаев
II Мариель ―Охотск‖ 23.11.62 546рп 64 - 4 166 Николаев
Матансас ―Мичуринск‖ 24.11.62 539рп 85 - - 171 Николаев
Мариель ―Победа‖ 25.11.62 546,564рп 980 - - - Николаев
Сьенфуэгос ―Грузия‖ 25.11.62 514,657рп 1237 - - - Николаев

285
Там же - Д.3/13. - Л.45.
Касильда ―Емельян Пугачев‖ 26.11.62 514рп 89 - - 148 Балтийск
Кабаньяс ―Балтика‖ 27.11.62 539рп,ЧНП 966 - - - Балтийск
Касильда ―Угренч‖ 30.11.62 514рп 18 - - - Николаев
Мариель ―Архангельск‖ 1.12.62 208пртб 62 - - 48 Североморск
3716 8 985
ВСЕГО 51 рд 7005 42 25 2041

Отсутствие у американцев четких договорных обязательств своих


действий при инспектировании наших судов в море, позволяло им
безнаказанно осуществлять различные провокации, как это было с
―Александровском‖ и другими нашими судами. Автор полагает, что в
вопросах разрешения кризисных ситуаций без компромисса не обойтись, но
он не должен сопровождаться унижением своих солдат. В противном случае
это будет уже не компромисс, а проигрыш. Но мы, в этой ситуации, на роль
проигравшей стороны не подходили. Ибо основная задача - сохранение Кубы
в рамках своего влияния, была решена. Ракетчики возвращались домой с
чувством выполненного долга.
После возвращения в Советский Союз, 51 ракетная дивизия,
выполнившая поставленную перед ней задачу, была расформирована. Все
воинские части, входящие в ее состав, были возвращены в места прежней
дислокации, а те, что были вновь созданы - расформированы.286 На
основании Директивы ГК РСВН №622445 от 30 октября 1962 года Главным
штабом был разработан План приема и постановки на боевое дежурство
возвращающихся частей.287 К 1 января 1963 года все боевые расчеты,
принимавшие участие в операции ―Анадырь‖ заступили на боевое дежурство.
Чуть раньше, с 12 по 28 декабря 1962 года возвратились к месту прежней
дислокации и управление 43 РА с частями боевого обеспечения. Этим была
закрыта еще одна славная страница в истории Ракетных войск
стратегического назначения. При этом, из общей суммы расходов на
операцию ―Анадырь‖, составлявшей 258 855 141 руб. на Ракетные войска
было затрачено 336 060 руб.
Таким образом, Ракетные войска стратегического назначения
выполнили свою главную функцию в операции ―Анадырь‖, функцию
сдерживания американской агрессии в отношении Кубы, при минимальных
материальных затратах.

286
См.: Архив РВСН - Ф.39. - О.2609. - Д.21. - Л.14-16.
287
Там же - Л.10-13.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Анализ исторических фактов, изучение отечественных и зарубежных
источников показывает, что складывание Карибского кризиса происходило
задолго до октября 1962 года. Непримиримость идеологического
противоборства на мировой арене с одной стороны, и ставка на военную
силу, как источник достижения абсолютного превосходства, с другой
стороны неизбежно должны были привести США и СССР к прямому
столкновению в том или ином регионе мира. Уникальность положения Кубы,
поставившее еѐ в фокус, как политических, так и военных интересов двух
противоборствующих держав, определило специфику и время его
наступления.
Соединенные Штаты, отказав кубинскому народу в праве
самостоятельно определять свою судьбу, прибегнув к актам вооруженного
свержения правительства Ф. Кастро, объективно подтолкнули Советский
Союз к оказанию Кубе экономической и военной помощи. А активное
наращивание американского ракетно-ядерного присутствия в
непосредственной близости от границ СССР способствовало выбору формы
этой помощи – сосредоточение на Кубе стратегических ракет.
Приняв решение на размещение ракетно-ядерного оружия у границ
США политическое руководство СССР отдавало себе отчѐт по поводу их
реакции на это. В условиях господства американцев на море и воздухе в этом
районе, альтернативы скрытой доставки ракет на Кубу не было. Однако
следует подчеркнуть, что серьѐзной ошибкой и просчѐтом Советского
правительства, в этой ситуации, было полное отсутствие пропогандийских и
дипломатических акций обеспечивающих размещение группы войск на Кубе.
Более того, лишив своих дипломатов какой-либо информации о готовящейся
операции, Советский Союз заведомо передал инициативу Соединѐнным
Штатам для оправдания своих действий в ООН.288
Чрезмерная централизация разработки замысла операции «Анадырь» и
отработка плана еѐ реализации исключительно в аппарате Генерального штаб
была не оправданной. Ибо, решая вопросы размещения грузов на кораблях,289
упускались из вида более глобальные вопросы: от всестороннего анализа
выбора ракетного комплекса для скрытного приведения его в боевую
готовность на Кубе, до влияния климатических условий на выполнение
инженерных работ по оборудованию боевых стартовых позиций. Анализ
показывает, что наиболее приемлемым для доставки на Кубу был ракетный
комплекс Р-12, а ракетный комплекс Р-14 размещать на кубинской
территории было не целесообразно. Это обусловлено двумя причинами. Во-
первых, на 1 июля 1962 года в частях Ракетных войск ракет Р-14

288
См.: Большаков Г.Н. Горячая линия: Как действовал секретный канал связи Джон
Кеннеди – Никита Хрущѐв.// Новое время.1989.N4
289
См.: Грибков А.И. Карибский кризис.// Военно-исторический журнал.- 1992.- 
11. С. 35-36.
насчитывалось всего 26 штук290 и не было накоплено достаточного опыта в
приведении данного ракетного комплекса в боевую готовность на полевых
позициях. Во-вторых, на приведение ракетного комплекса вооружѐнного
ракетой Р-14 в готовность к боевому применению в ППР требовалось почти
два месяца с привлечением большого количества (более 100 человек)
строителей и монтажников Госкомитетов по оборонной техники и
радиоэлектроники. Это неизбежно растягивало сроки передислокации
дивизии, увеличивало количество грузов и, как следствие, требовало
большего количества судорейсов.
Не целесообразно было переносить и сроки передислокации ракетной
дивизии, отправляя ее в числе последних. Это, с одной стороны повышало
шансы американской разведки по обнаружению доставки ракет на Кубу, а с
другой – усложняло процесс отправки ракетных частей.
Проведенное исследование показало, что характерной особенностью
действий частей Ракетных войск на Кубе была двухуровневая система их
боевой готовности. При этом первый уровень определял три вида готовности
(повседневная, повышенная и полная) исключительно для личного состава
частей не затрагивая временные показатели готовности ракет к пуску. Второй
уровень устанавливал степень технической готовности (готовность 4, 3, 2 и
1) ракеты к пуску. Однако, оба эти уровня не были взаимозависимы. Таким
образом, подобная практика с одной стороны снижала вероятность не-
санкционированных действий, а с другой - усложняла процесс подготовки
ракет к пуску наличием нескольких промежуточных степеней, не влияющих
на временные показатели готовности ПУ к пуску.
Помимо выше перечисленных причин, существенное влияние на время
подготовки ракет к пуску, вне зависимости от степеней готовности,
оказывало чрезмерное удаление головных частей от носителей. Так, 20
октября 1962 года готовность 514 рп к нанесению РЯУ определялась 24-мя
часами исключительно из-за времени доставки на стартовые позиции ГЧ из
группового склада.
Вместе с тем, в результате напряженной работы всего личного состава
к 27 октября 1962 года все доставленные на Кубу пусковые установки трех
ракетных полков были приведены в боевую готовность и были готовы к
выполнению стоящей боевой задачи.

290
См.: Архив РВСН- Ф.19- О.115- Д.25- Л.40-43.