Вы находитесь на странице: 1из 32

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего образования

АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ


ИМ. И.И. ПОЛЗУНОВА

На правах рукописи

ЖУКОВСКИЙ Роман Сергеевич

ФОРМИРОВАНИЕ ОБЩЕСТВЕННО-ДЕЛОВЫХ СУБЦЕНТРОВ


КРУПНЫХ И КРУПНЕЙШИХ ГОРОДОВ
(НА ПРИМЕРЕ ГОРОДОВ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ)

Специальность 05.23.22 – Градостроительство,


планировка сельских населенных пунктов

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата архитектуры

Барнаул – 2018
2

Работа выполнена в ФГБОУ ВО «Алтайский государственный технический университет


им. И.И. Ползунова» на кафедре «Архитектура и дизайн»

Научный руководитель:

доктор архитектуры, профессор


Поморов Сергей Борисович

Официальные оппоненты:

Большаков Андрей Геннадьевич


доктор архитектуры, профессор,
ФГБОУ ВО «Иркутский национальный исследовательский технический
университет», кафедра архитектурного проектирования,
и.о. заведующего кафедрой
(г. Иркутск)

Монастырская Марина Евгеньевна


кандидат архитектуры, доцент,
ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный архитектурно-
строительный университет», кафедра архитектурного проектирования, доцент
(г. Санкт-Петербург)

Ведущая организация
ФГБОУ ВО «Новосибирский государственный университет архитектуры,
дизайна и искусств» (г. Новосибирск)

Защита состоится 20 ноября 2018 г. в 11.00 часов на заседании


диссертационного совета Д 212.124.02 при ФГБОУ ВО «Московский
архитектурный институт (государственная академия)» по адресу: 107031,
г. Москва, ул. Рождественка, д. 11/4, корп. 1, строение 4

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВО


«Московский архитектурный институт (государственная академия)» по адресу:
г. Москва, ул. Рождественка, д. 11/4, корп. 1, строение 4 и на сайте www.marhi.ru
Автореферат разослан «19» октября 2018 г.

Ученый секретарь
диссертационного совета Клименко С. В.
3

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность исследования
В течение последней четверти века российские города испытывают
следующие трансформации: 1) выраженное отставание в темпах социально-
экономического развития у малых городов (в том числе, в составе агломераций)
по отношению к крупным городам; 2) снижение значимости промышленных
территорий и рост значимости общественно-деловых территорий; 3) повышение
автомобилизации населения; 4) начало процессов субурбанизации и
децентрализации в городах при сохранении преобладания микрорайонной
застройки в периферийных районах и «точечной застройки» в центрах.
Эти процессы укрепляют в городах суточные маятниковые миграции
населения с длительными транспортными заторами, ведущими к увеличению
среднего времени трудовых и культурно-бытовых поездок; усиливают
социально-экономическую дифференциацию («поляризацию») городских
территорий, инфраструктурное переуплотнение центральных районов. Эти
процессы выражены и в региональных крупных и крупнейших городах, что
может понижать их привлекательность для жизни по сравнению с российскими
столицами, в то время как устойчивое развитие центральных городов регионов
является одной из важнейших стратегических задач государства1.
Традиционно, проблема ценностной дифференциации районов
моноцентрического города решается совершенствованием транспортной
инфраструктуры и административными ограничениями. Однако, актуальными
являются сегодня и архитектурно-градостроительные меры, направленные на
формирование многоядерной системы центра и полицентрического города.
На современном этапе развития российских городов формируются
общественно-деловые территории без однозначной, в отличие от
специализированных центров, функциональной направленности. Данные
территории не развиваются централизовано, по единым, ограниченным по
срокам реализации проектам, характерным для специализированных центров.
По своей социальной притягательности и пространственному масштабу эти
территории могут претендовать на статус элементов системы центра города,
развиваясь на базе бывших промышленных территорий или центров городов-
спутников, в том числе, как полифункциональные комплексы2, при смешении
независимых друг от друга двух или трёх и более3 функциональных групп
(«жилище», «работа», «быт», «рекреация»)4.
Мы предлагаем обозначить данные территории как общественно-деловые
субцентры5 (далее – ОДС) – полифункциональные городские пространства,

1
Туманик Г.Н. Региональные особенности формирования и развития центра крупного (крупнейшего) города
Сибири – автореф. дисс. док. арх-ры (спец. 18.00.04). – М.: 2004. – С. 1.
2
Боков А.В. Архитектурно-пространственная организация многофункциональных общественных комплексов и
сооружений – автореф. дисс канд арх-ры (спец. 18.00.01). – М.: 1974. – 24 с.
3
Herndon J.D. (2011) Mixed-Use Development in Theory and Practice: Learning from Atlanta’s Mixed Experiences. – P. 29.
4
Цайдлер Э. Многофункциональная архитектура / пер. с англ. – М.: Стройиздат, 1988. – 152 с.
5
Термин «субцентр» используется в зарубежной научной литературе, в частности, у таких авторов, как Д.
Макмиллен, А. Соренсен, Т. Сун, Л. Цзян, (см. напр. McMillen D.P. The Number of Subcenters in Large Urban Areas
4

потенциально в наибольшей степени подобные главному центру города6 по


функционально-планировочным, архитектурно-средовым и социально-
экономическим характеристикам, территориально и морфологически
независимые от центра города и имеющие с ним устойчивые связи
агломерационного обмена. ОДС следует рассматривать как вторичные элементы
системы центра города и как вариант «локальных центров округов»7. Сегодня их
архитектурно-градостроительные характеристики часто уступают и главным
центрам8, и специализированным центрам, а как городские пространства ОДС
являются всё ещё слабо идентифицируемыми. Качество пространств ОДС может
иметь существенное значение для динамики их социально-экономического
развития, способствовать сокращению времени и дистанций поездок в
полицентрическом городе.
Начиная с 1950-1960-х гг., в СССР разрабатывалась концепция
ступенчатого обслуживания населения с типологией элементов системы
городского центра, соотносимых с ОДС (центр планировочного \ жилого района,
общественно-транспортный узел и др.) Во всех актуальных генеральных планах
крупных и крупнейших городов России9 отмечается перспективность развития
общественно-деловых и полифункциональных зон вне главных центров.
Однако, системных архитектурно-градостроительных исследований ОДС и
возможностей их развития в современных социально-экономических условиях (в
том числе, в специфике крупных и крупнейших городов) нами не обнаружено.
Степень разработанности темы. Теоретическая база исследования
определена научными трудами отечественных и зарубежных авторов, в разных
аспектах касающихся проблем полицентрического города, системы центра
города и её элементов:
Прогностические концепции эволюции городов, агломераций и
метрополитенских ареалов: Бабуров А.В., Бочаров Ю.П., Говоренкова Т.М.,
Градов Г.А., Гутнов А.Э., Есаулов Г.В., Кудрявцев О.К., Лежава И.Г., Марьев
А.П., Монастырская М.Е., Хамецкий Р.И., Якшин А.М., Calthorpe P., Fulton W.

/ D.P. McMillen, S.C. Smith // Journal of Urban Economics. – 2003. – No. 3 (53). – Pp. 321-338) и может
рассматриваться в качестве смыслового аналога советского термина «подцентр».
6
Под главным центром города понимается такой элемент системы общегородского центра (см. А.Э. Гутнов.
Эволюция градостроительства. – М.: Стройиздат, 1984. – С. 34), в котором наблюдается наивысшая по плотности
и многообразию в городе концентрация общественно-деловых функций, включая муниципальное
(государственное) управление (см. Л.Н. Авдотьин, И.Г. Лежава, И.М. Смоляр. Градостроительное
проектирование. – М.: Стройиздат, 1989. – С. 358.). Часто главный центр города – это первичный (исторический)
элемент системы общегородского центра.
7
Крашенинников А.В. Локальные центры в пространстве мегаполиса // Innovative Project. – 2016. – Т.1. – №. 4. –
С. 60-65.
8
В настоящем исследовании принимается, что главный центр города – это наиболее крупный и
полифункциональный, важнейший административно-управленческий элемент системы центра города на данном
историческом этапе, независимо от того, возник ли он одновременно с городом, или возник позднее, в качестве
ОДС. Существует вероятность социально-экономического упадка исторического центра города в будущем,
одновременно при повышении общественной притягательности наиболее крупного и динамично
развивающегося ОДС до уровня фактического главного центра города (особенно, при перемещении на его
территорию административно-управленческих функций, что уже наблюдалось в российских городах с приходом
советской власти).
9
Материалы в открытом доступе.
5

Проблемы и перспективы развития систем расселения и агломераций:


Антипин И.А., Бегеза С.Е., Большаков А.Г., Бутузова В.П.,
Власова Н.Ю., Колясников В.А., Лебединская Г.А., Мазаев А.Г., Малоян Г.А.,
Марков Е.М., Мартьянов В.С., Монастырская М.Е., Песляк О.А., Петрова З.К.,
Руденко В.Н., Таратынов В.А., Шубенков М.В., Хомяков Д.А., Юсин Г.С.
Вопросы исторического развития протополицентрических городских
образований и полицентрических городов: Груза И., Зюкова Н.Б.,
Меерович М.Г., Петров Ф.А., Саваренская Т.Ф., Швидковский Д.О., Bairoch P.,
Felkner J., Goertz G., Hoffman A. von, Howald J., Kligermann T.A., Kruf J.P.,
Meyers A.A., Myers J.C.
Проблемы и перспективы развития пригородов и городов-спутников
агломераций: Большаков В.В., Шемякина В.А., Bodenschatz H.,
Dunham-Jones E., Dickersin-Prokopp C., Ewing R., Földi Z., Golubchikov O., Hirt S.,
Kotkin J., Kovács Z., Lambert T.E., McCann B.A., McKee B., Meyer P.B., Phelps
N.A., Williamson J.
Различные аспекты формирования и преемственного развития элементов
системы центра города: Ахмедова Е.А., Бондаренко И.А., Высоковский А.А.,
Гаврилина А.А., Каясов А.А., Колесников С.А., Крашенинников А.В., Кулага
В.Л., Лавров В.А., Моисеев Ю.М., Пронин Е.С., Рассохина Г.Н., Соколов И.И.,
Соколов Л.И., Смирнова О.В., Теслер К.И., Филанова Т.В., Хромов В.Я., Шимко
В.Т., Bontje M., Burdack J., Fishman R., Garreau J., Gyurkovich M., Hu J., Lang R.E.,
Leinberger C., Zhang X., Zheng S.
Полицентризм как градостроительная концепция: Гайкова Л.В.,
Ольховский А., Юшенков Б., Burger M., Bachmann C., Blăgeanu A., Criekingen M.,
Decoville A., Guisset Ch., Harris C.D., Johansson M., Klein O., Lennert M., Meijers
E., Romein A., Rozenblat C., Sorensen A., Ullman E.L.
Полицентризация как актуальное градостроительное явление: Cervero R.,
Fan P., Ivan I., Jiang L., Kovacz Z., McDonald J.F., McMillen D.P., Moskovitz E.,
Slach O., Smith S.C., Szabo B., Vasanen A., Yong L., Yue W.
Вопросы влияния полицентризации на транспортную ситуацию в городе:
Aguilera A., Allan A., Alqhatani M., Barthelemy M., Batty M., Cui J., Gordon P., Kang
S.M., Lee B., Lin D., McLaughlin R., Muniz I., Roth C., Setunge S., Trujillo V.S.
Взаимосвязи городской среды и общественной жизни: Бахурина Л.С.,
Вардосанидзе В.Г., Глазычев В.Л., Джейкобс Дж., Иконников А.В., Кешинян
С.Г., Кияненко К.В., Крашенинников А.В., Коган Л.Б., Линч К., Ляховецкая С.С.,
Павлов Н.Л., Watson S.
Экономические и организационные проблемы городских территорий:
Боуш Г.Д., Иваницкая Ю.А., Красильникова Э.Э., Овсянникова Т.Ю.,
О’Салливан А., Печерица В.Е., Руткаускас Т.К., Сироткин В.А., Фьерару В.А.,
Югова И.В.
Особенности формирования полифункциональной застройки территорий:
Аль-Фахмави И.Х., Азаренкова З.В., Боков А.В., Гельфонд А.Л., Искржицкий
Г.И., Кравченко О.П., Красильникова Э.Э., Сидоров А.В., Степанова Л.Н.,
Цайдлер Э., Alexander C., Booth G., Biddulph M., Castor B.L.(Jr.), Dilworth R.,
Franklin B., Herndon J.D., Hoeffel J.M., Jennings R., Leonard B., Matthews J.R.,
6

Miller J., Miller N.A., Olivier J.M., Pawlukiewicz M., Redston L.G., Skartvedt V.A.,
Wardner P., Witherspoon R.E.
Особенности развития системы городского центра и её элементов в
крупных и крупнейших городах сибирского региона России: Баландин С.Н.,
Блинков В.П., Болдырев В.Ф., Бондаренко Т.В., Долнаков А.П., Ермолина А.М.,
Ерохин Г.П., Журавков Ю.М., Журин Н.П., Иванова З.В., Клевакин А.Н.,
Колпакова М.Р., Кочедамов В.П., Наволоцкая А.В., Нестеренок Е.С., Оглы Б.И.,
Оглы И.Б., Туманик Г.Н.
Рабочая гипотеза: развитие общественно-деловых субцентров как
выраженных элементов системы центра города и высокоразвитых городских
пространств в соответствии с генеральными планами полицентризации городов,
позволит оптимизировать их общественную притягательность и будет
способствовать более равномерному территориальному распределению
различных городских функций, уменьшению времени ежедневных
транспортных поездок для горожан, повышению привлекательности городов для
местных жителей и приезжих.
Цель исследования: разработать принципы и приёмы формирования
общественно-деловых субцентров крупных и крупнейших городов.
Задачи исследования:
1. Изучить историческое и современное развитие концепций городского
полицентризма и процесса полицентризации городов, градостроительные
практики, направленные на полицентризацию городов.
2. Изучить историческое развитие концепций формирования
общественно-деловых субцентров и современные практики их реализации.
3. Определить критерии идентификации общественно-деловых
субцентров и разработать их градостроительную типологию;
4. Выявить факторы, влияющие на формирование и распространённость
общественно-деловых субцентров в городах различных типов.
5. Изучить исторические особенности и перспективы формирования
общественно-деловых субцентров в крупных и крупнейших городах
западносибирского региона России.
6. Разработать принципы и приёмы градостроительного, функционально-
планировочного, объёмно-пространственного, архитектурно-средового
формирования общественно-деловых субцентров крупных и крупнейших
городов.
Объект исследования: общественно-деловые субцентры крупных и
крупнейших городов.
Предмет исследования: градостроительная локализация, функционально-
планировочная, объёмно-пространственная и архитектурно-средовая
организация общественно-деловых субцентров крупных и крупнейших городов.
7

Границы исследования:
Типологические: система центра города10. Главный центр города и
специализированные (монофункциональные) элементы системы центра города
изучаются по мере необходимости, для раскрытия свойств различительного
характера при идентификации общественно-деловых субцентров.
Территориальные: более двухсот городов в России и странах Европы,
Ближнего и Дальнего Востока, Северной и Латинской Америки, Австралии и
Африки. На этапе изучения влияния специфики крупных и крупнейших городов
на формирование ОДС, детально рассматриваются города западносибирского
региона России (Новосибирск, Омск, Барнаул, Томск, Кемерово, Новокузнецк) в
качестве группы, представляющей по численности населения весь спектр
крупных и крупнейших городов (агломераций) страны, типичных с точки зрения
климатических условий и особенностей застройки.
Методология и методы исследования. В диссертации применяются
общенаучные методы анализа и синтеза:
 анализ и обобщение литературных и нормативных источников,
проектных материалов, посвящённых различным аспектам формирования и
прогнозирования развития полицентрических городов и элементов системы
центра города, а также вспомогательных материалов (аэрофотосъёмка, карты и
генеральные планы городов);
 комплексное натурное и дистанционное обследование различных
элементов систем центров городов по объёмно-планировочным,
функциональным, эстетическим характеристикам;
 квалиметрическое моделирование и формализация, ретроспекция и
прогнозирование при помощи сравнения и обобщения характеристик
существующих элементов систем центров городов.
Научная новизна результатов исследования:
1. Впервые проведено комплексное исследование исторических,
современных и прогностических тенденций формирования полицентрического
города как градостроительного явления (в том числе, детально – для городов
западносибирского региона России), развития концептуальных представлений и
подходов к управлению процессом городской полицентризации;
2. Определены критерии идентификации и градостроительная типология
общественно-деловых субцентров, установлены социально-экономические,
климатогеографические, градостроительные и организационные факторы,
влияющие на их формирование в городах;
3. Разработаны принципы и приёмы градостроительной локализации,
функционально-планировочного, объёмно-пространственного, архитектурно-
средового формирования ОДС крупных и крупнейших городов Сибири как
центральных элементов в структуре устойчиво развивающихся
градостроительных систем.

10
Помимо городов, так же агломераций и конурбаций, в пределах которых происходит выраженный
функциональный обмен и формируются суточные маятниковые миграции населения.
8

На защиту выносятся:
 Исторические и современные тенденции формирования
полицентрических городов;
 Градостроительная типология общественно-деловых субцентров;
 Факторы, влияющие на формирование общественно-деловых
субцентров городов различных типов;
 Принципы и приёмы формирования общественно-деловых субцентров
крупных и крупнейших городов.
Теоретическая значимость исследования:
 Разработанные типологии, принципы и приёмы, а также промежуточные
результаты исследования и применённые в нём методики могут быть полезны
при проведении аналогичных исследований в городах другого типа (например,
сверхкрупных) или в отношении других элементов системы центра (например,
специализированных);
 Результаты исследования могут быть использованы при подготовке
учебно-методического и нормативного материала, расширяющего
образовательные программы архитектурно-градостроительных вузов и, в
перспективе, методологию разработки и реализации генеральных планов
городов.
Практическая значимость исследования:
 Результаты исследования могут быть использованы при разработке и
корректировке генеральных планов городов и их агломераций;
 Установленные принципы и приёмы формирования ОДС могут быть
использованы в разработке и реализации программ и заданий на проектирование,
проектов планировки территорий и проектов застройки, направленных на
создание новых или реновацию существующих градостроительных ансамблей в
полифункциональных и общественно-жилых зонах городов.
Степень достоверности и апробация результатов исследования. Работа
по теме диссертации начата при разработке дипломного проекта
«Многофункциональный общественно-деловой центр агротехнопарка г.
Барнаула» (проект отмечен в 2014 г. на XXIII Международном смотре-конкурсе
в г. Баку, Азербайджан, Дипломом I степени МООСАО (руководители С.Б.
Поморов, В.Д. Четошников)). Основные положения диссертации отражены в 14
опубликованных статьях, в том числе в 1 статье в издании, рецензируемом в
базах данных Web of Science и Scopus, и в 9 статьях в рецензируемых изданиях,
рекомендованных ВАК при Минобрнауки РФ.
Основные результаты диссертационного исследования апробированы на
Международной научно-практической конференции «Архитектура,
строительство, транспорт» (ФГБОУ ВПО СибАДИ, г. Омск, 2015 г. – очно,
устный доклад); Всероссийской научно-практической конференции с
международным участием «Теория современного города: прошлое, настоящее,
будущее» (ФГБОУ ВО УрГАХУ, г. Екатеринбург, 2016 г. – заочно); III
Международной научной конференции студентов и молодых учёных
«Молодёжь, наука, технологии: новые идеи и перспективы» (ФГБОУ ВО
9

ТГАСУ, г. Томск, 2016 г. – очно, устный доклад); XVIII Городской научно-


практической конференции молодых учёных «Молодёжь-Барнаулу» (ФГБОУ
ВО АлтГТУ им. И.И. Ползунова, г. Барнаул, 2016 г. – очно, устный доклад).
Результаты научного исследования внедрены в технико-экономическое
обоснование проекта туристско-рекреационного кластера «Златоуст – город
мастеров Южного Урала», а также в курсовое проектирование магистрантов и
студентов-бакалавров по темам, связанным с градостроительным и объёмно-
планировочным формированием пространств элементов систем центров городов.
Объём и структура исследования. Диссертация состоит из двух томов.
Том 1 объёмом 168 страниц включает текстовую часть: введение, три главы,
заключение с выводами по проведённому исследованию и библиографический
список (225 наименований). Том 2 объёмом 139 страниц включает
графоаналитические таблицы и четыре приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


В первой главе «Исторические и современные тенденции в развитии
полицентрических городов» последовательно рассматривается процесс
полицентризации городов в историческом контексте; исторические концепции
городского полицентризма, современные теоретические и практические аспекты
целенаправленной полицентризации городов.
1.1 Анализ исторического развития процесса полицентризации
городов и соответствующих концептуальных представлений.
Полицентризация городов мира прошла несколько стадий, переход к каждой из
которых не исключает дальнейшее развитие предшествующих форм
пространственной организации системы центра города:
1) «Субурбанизация и деконцентрация» городов (с конца XVIII – начала
XIX вв.), как следствие первой промышленной революции; впервые проявилась
в Лондоне и Париже. Резко повышалась численность населения городов; за счёт
промышленных предприятий и жилых районов различных общественных
классов значительно расширялись застроенные территории.
2) «Децентрализация» городов (со второй половины XIX в.), связанная с
образованием первых постоянных общественно-деловых функций (контор,
торговли) вне первичных центров городов. Децентрализацию предсказывали
многие концепции идеального города («блоковый город Ж.-Ж. Юве, «города-
коммуны» Р. Оуэна, «Икария» Э. Кабэ, «города-сады» Э. Ховарда и др.)
3) «Полицентризация» городов (с середины XX в.), с появлением первых
вторичных элементов системы центра города как единых общественно-деловых
пространств. Полицентризацию предваряли концепции первой половины ХХ в.:
«модернистские», предполагавшие развитие города унифицированными
районами-модулями непрерывно (А. Сориа-и-Мата, Н.А. Ладовский, Н.А.
Милютин) или прерывно (Э. Сааринен, Э. Глоден, Л. Гильберсаймер) и
«традиционные» (Р. Анвин, П. Геддес, П. Аберкромби, Ф.Л. Райт),
предполагавшие преемственное формирование обычных пригородов с
собственными центрами.
10

В 1950-1980-е гг. в мире наблюдались две формы развития


полицентризации: социалистическая (с директивным формированием
ступенчатой системы обслуживания и групповых систем населённых мест) и
либеральная (посредством рыночной самоорганизации). С 1990-х гг. началось
сближение этих форм, в сторону баланса государственного контроля и
общественных инициатив при формировании полицентрического города.
4) «Суперцентрализация» городов (с конца ХХ в.), наблюдаемая в
крупнейших городах развитых стран: сращивание элементов системы центра
города посредством общественно-деловых транспортных коридоров (русел),
образующий городской «суперцентр». Суперцентрализация предсказывалась в
концепциях 1950-1970-х гг. Гутнова А.Э., Лежавы И.Г., Доксиадиса К.
1.2 Современные представления о полицентризации городов и
проблематика процесса. Сегодня полицентрические города считаются
состоявшейся альтернативой моноцентрическим городам. Современные
научные взгляды на полицентризацию городов включают следующее:
– В числе причин полицентризации городов рассматриваются фактор
перемещения общественно-деловых функций из главного центра города во
вторичные элементы системы центра (Л.Б. Коган) и фактор «локального
возникновения функций» вторичных элементов системы центра без участия
главного центра города (Ч. Харрис – Э. Ульман).
– Относительно однозначны представления о социально-экономическом и
культурном доминировании в городе главного (исторического, первичного)
центра, о высокой значимости развития транспортной инфраструктуры для
полицентризации и возможной суперцентрализации;
– Дискуссионными являются представления о существовании прямой или
обратной зависимости между функциональной ёмкостью вторичных элементов
системы центра города и их удалённостью от главного центра; об отношении
общественности (нейтральном, положительном или отрицательном) к процессу
полицентризации города;
– Полярными являются представления об изменении средних дистанций и
времени поездок в полицентрическом городе: по одним данным,
полицентризация приводит к их уменьшению, по другим – к увеличению.
– Не подтверждаются практикой концепции «большой деревни» (Urban
Village) и «работы по соседству с домом» (Co-location Hypothesis). Исследования
показывают, что люди в большей степени стремятся к желаемой работе, а не к
ближайшей к месту проживания: особенно, работники с высшим образованием.
– Перспективными методами сокращения времени и дистанций поездок в
полицентрическом городе считаются приведение в соответствие потребностей
жителей данного жилого района и локальных рабочих мест (Job-Housing
Balance), а также развитие во вторичных элементах системы центра
ограниченной специализации («район банков», «район бутиков» и т.п.).
1.3 Современные организационные подходы к формированию и
развитию полицентрических городов. Сегодня в мире можно выделить
несколько таких подходов:
11

 Европейский подход является официальной доктриной по


комплексному, стратегическому развитию стран, регионов и городов
Европейского союза (ESDP Program-1999), напоминая градостроительные
подходы в Советском союзе, но в условиях рыночной экономики и меньшей
активности власти и градостроителей. Декларируется выравнивание
распределения ресурсов между всеми странами Евросоюза, между всеми
регионами стран, между всеми городами регионов, между всеми территориями
городов.
 Американский подход (западные страны Нового Света), с
преобладанием частной инициативы и свободного рынка, стимулирующего
поиск доступных ресурсов, что предопределяет возникновение, ускорение или
спад в развитии элементов системы центра города. Сегодня научная мысль в этих
странах обращена скорее к реновации многих уже существующих вторичных
элементов систем центров городов.
 Китайский подход (развитые страны с централизованной экономикой), с
директивным развитием, в основном, промышленности и специализированных
центров в качестве ядер полицентрического города, реже – бизнес-парков,
способных со временем развиться как полифункциональные центры.
 Японский подход похож на европейский по характеру взаимодействия
между властью и частными организациями (при большей роли рынка и частной
инициативы), однако не предполагает «ступенчатости», концентрируясь только
на полицентризации конкретных городов и агломераций при помощи
официально принимаемых генеральных планов.
В постсоциалистических странах новые подходы к формированию
полицентрических городов ещё не выработаны.
Все перечисленные организационные подходы имеют сходства по ряду
аспектов, что позволяет выдвинуть предположение о существовании
универсальных принципов целенаправленной полицентризации городов:
1) Эффективность активных и согласованных действий различных
уровней и органов власти, представителей бизнеса и общественности, важность
работы по оптимизации градостроительных регламентов, предоставления льгот
и упрощения процедур заинтересованным предприятиям со стороны власти;
2) Обеспечение развитой транспортной инфраструктуры городов;
3) Опора на естественные основания для полицентризации территорий
(исторические, этнические, градостроительные, ландшафтные и др.);
4) Отсутствие необходимости увязывать процессы полицентризации
города и полицентризации регионов;
5) Необходимость планирования полицентризации города в условиях
рыночной экономики, хотя и имеющего ограниченную эффективность из-за
высокой вероятности неконтролируемого возникновения и развития иных
элементов системы центра города.
Во второй главе «Градостроительные характеристики общественно-
деловых субцентров» последовательно определяются критерии выявления и
типология ОДС как вторичных элементов системы центра города, анализируется
12

историческое развитие теории и практики реализации ОДС в мире, определяются


глобальные факторы, влияющие на формирование ОДС и их характеристики.
2.1 Критерии выявления и типология общественно-деловых
субцентров. С опорой на труды научных сотрудников ЦНИИП
Градостроительства, Дж. Гарро, Р. Ланга, Д. Макмиллена, А. Соренсена, Л.
Цзяна и др., установлены критерии выявления ОДС среди других вторичных
элементов системы центра города: а) наличие единого, территориально,
морфологически и семантически независимого от центра города пространства;
б) преобладание функций третичного и выше секторов экономики; в) общая
гибкость, структурность объёмно-пространственного построения; г)
полифункциональность, при наличии хотя бы двух из нескольких базовых
функциональных групп «жилище», «работа», «быт (сервис, торговля)»,
«рекреация» на территории.
При помощи квалиметрического моделирования по выявленным
критериям-признакам11, с опорой на аналоги, приводимые в указанных выше
научных трудах и на обнаруженные аналоги-образцы логически допустимых
сочетаний значений выявленных признаков, составлена типология элементов
системы центра города, позволяющая выделить ОДС как второй (II) класс
элементов системы центра города, между главными (I) и специализированными
центрами (III), а также установить следующие типы ОДС (рис. 1):
 «Вторичный центр» (тип IIА, базовый в классе ОДС). Англоязычные
аналоги: Secondary Business District, Uptown, Greenfield. Развитые городские
пространства (как правило, районы), образующие единообразную среду. Часто
это центры бывших спутников, вошедших в единую урбанизированную
территорию главного города. Улицы с развитой пешеходной инфраструктурой и
обслуживанием общественным транспортом. Планировочная структура
решётчатая или радиальная, образующая кварталы. Застройка высокоплотная, с
формированием улиц и архитектурных ансамблей. Возможны включения
исторической застройки, временных или постоянных жилищ. Имеют
максимальное сходство с центром города среди других типов ОДС: по масштабу,
функционально-планировочным, объёмно-пространственным и архитектурно-
средовым характеристикам.
 «Выраженный субцентр» (тип IIБ, базовый в классе ОДС).
Англоязычные аналоги: Edge City, Boomer. территориально развитые городские
пространства (районы и русла), образующие относительно единообразную
среду. Неуправляемо сформированы в последние десятилетия на бывших
промышленных территориях, возле крупных выездных автострад и
транспортных развязок. Обслуживание общественным транспортом ограничено,
пешеходный поток нерегулярный. Планировочная структура хаотичная,
застройка не формирует улицы, встречаются только временные формы жилищ
(апартаменты, гостиницы). Примечательные объекты архитектуры

11
Экономико-географические признаки: территориальная автономность пространства, функциональная
направленность, степень диверсификации функций, ранг масштаба в системе центра города. Градостроительные
признаки: гибкость объёмно-пространственной композиции, территориальная конфигурация, характер
планировочной структуры, степень автономности прилегающей урбанизированной территории.
13

малочисленны. Имеют заметное сходство с центром города, приближаясь к нему


по масштабу, функциональным и объёмно-пространственным характеристикам.
 «Невыраженный субцентр» (тип IIВ, базовый в классе ОДС).
Англоязычный аналог: Edgeless City. Значительные по площади городские
территории, без явных границ, с преобладанием общественно-деловых функций.
Особенности и места́ формирования аналогичны «выраженным субцентрам».
Обслуживание транспортом и пешеходный поток случайны. Улицы и единая
городская среда отсутствуют, застройка бессистемная, ценные образцы
архитектуры отсутствуют или единичны. Интегрированных жилищ нет.
Подобны центру города только по признакам полифункциональности и
территориального масштаба.
 «Точечный субцентр» (тип IIТ, дополнительный в классе ОДС).
Англоязычный аналог: Mixed-use Development – крупнейшие
полифункциональные комплексы зданий с социальной притягательностью и
морфологической выраженностью в городе на уровне ОДС базовых типов.
 «Спутниковый центр» (тип IIАС, дополнительный в классе ОДС).
Англоязычный анлог: Satellite Business District. идентичные «вторичным
центрам», но менее масштабные урбанизированные пространства, не
разделяющие с главным центром города единую застроенную территорию и
сохраняющие с ним только связи агломерационного обмена.
 «Суперцентр» (тип I+) – предлагаемое обозначение особого типа
центров городов, физически связанных с другими элементами системы центра и
жилыми районами посредством общественно-деловых русел в двух
конфигурациях: «звёздчатая» (одноядерная, низкоплотная; сочетание главного
центра и центробежных русел) и «сетчатая» (многоядерная, высокоплотная;
сочетание всех элементов системы центра города и соединяющих их русел).
2.2 Анализ исторического развития концепций формирования
общественно-деловых субцентров. Хронологически последовательно изучены
особенности концепций второй половины ХХ – начала XXI вв., посвящённых
объектам, соотносимым с ОДС12. Концептуальные объекты сравнивались по
административной роли и статусу в системе центра города, функциональному
составу, пространственной конфигурации, градостроительным и средовым
особенностям, а также по признакам, имеющим различные количественные
характеристики.
Результаты сравнительного анализа данных концепций подчёркивают
существование выраженных различий в подходах к формированию ОДС во
второй половине ХХ века. В условиях административно-командной экономики,
реализация ОДС как масштабных архитектурных ансамблей оказывалась
затруднённой, вероятно, из-за инертности директивных методов проектирования
и строительства. В условиях либеральной экономики, ОДС неуправляемо
развивались на протяжении последних десятилетий, формируя
12
В том числе: «центр города / агломерации» (Л.И. Соколов, Е.С. Пронин и др.), «центр жилого / планировочного
района» по системе ступенчатого обслуживания (Г.А. Градов, Р.И. Хамецкий и др.), «центр города-спутника»
(Е.В. Марков и др.), родственные «полифункциональный комплекс» (А.В. Боков) и «Mixed-use Development» (J.
Herndon и др.), «высокоурбанизированный узел городской среды» (С.А. Колесников).
14

полицентрические города и агломерации, и оказывались, как правило, объектами


с низким уровнем архитектурно-градостроительных решений.
В развитии отечественных и зарубежных концепций формирования ОДС с
1950-х гг. прослеживается тенденция к пересмотру методов с высокой ролью
центрального планирования в сторону более гибких подходов, учитывающих
активность общественности. Концепции «полифункционального комплекса» и
«Mixed-use Development», акцентируют внимание проектировщиков на
формировании полифункциональных пространств в городах и успешно
реализуются в условиях рыночной экономики, не предполагая количественных,
административных, и других формальных жёстких разграничений. ОДС
перспективно рассматривать как крупнейшие автономные вне центра города
полифункциональные пространства.
2.3 Факторы, влияющие на формирование общественно-деловых
субцентров и их градостроительные параметры. Обнаруженные различия в
теории и практике реализации ОДС в социалистическом и западном
градостроительстве второй половины ХХ в. побудили изучить глобальные
факторы, влияющие на формирование ОДС различных типов.
С помощью программного обеспечения13 изучены ортофотопланы и
наземные средовые снимки более 200 городов во всех странах мира, в которых
обнаружено около 600 ОДС. Методами измерения и сравнения характеристик
элементов систем центров городов (по составленным картам), с использованием
квалиметрического моделирования (рис. 2) установлены восемь форм14 систем
центров городов по критерию развитости ОДС, для каждой из которых выявлена
распространённость в различных экономико-географических регионах мира:
 «Североамериканская» форма (A), характеризуемая развитием всех
типов крупных ОДС (включая невыраженные субцентры) в городах с
численностью населения, как правило, от 1,5 млн. чел.
 «Западноевропейская» форма (B1), с наибольшей распространённостью
вторичных и спутниковых центров в городах с численностью населения, как
правило, от 2 млн. чел.; встречаются специализированные варианты выраженных
субцентров в крупнейших агломерациях, таких как Париж и Мадрид;
 «Латиноамериканская» форма (B2), похожая на
«западноевропейскую», со сниженным числом вторичных и спутниковых
центров, наблюдающихся в городах с численностью населения более 3 млн. чел.
В меньших городах обнаружены элементы суперцентров как групп русел;
 «Восточноевропейская» форма (C), с выраженными вторичными и
спутниковыми центрами только в Москве и Санкт-Петербурге. В городах с
населением менее 3 млн. чел. чаще встречаются точечные субцентры.
Возможным является развитие выраженных субцентров и вторичных центров на
выездных магистралях и бывших промышленных территориях;

13
Google Earth™, Google Maps™, 2ГИС™, WikimapiaTM.
14
Таксон «форма» (системы центра города) введён для различения с сопутствующими в тексте «типами» ОДС.
15

 «Неаполитанская» форма (D1), характерная для крупных портовых


городов Средиземноморья и Полинезии, с выраженными «сетчатыми»
суперцентрами и отдельными вторичными центрами бывших пригородов;
 «Балканская» форма (D2), напоминающая «неаполитанскую»,
характерная для городов Греции и ряда других стран, с выраженными
«звездчатыми» суперцентрами без других элементов системы центра города.
 «Китайская» форма (E): ОДС почти не формируются, в городах
преобладают специализированные центры;
 «Африканская» форма (F): ОДС отсутствуют.
Соотнесение свойств ОДС и различных характеристик мировых регионов
их преимущественной привязки позволяет предположить зависимости между
ними и установить факторы, влияющие на формирование ОДС различных типов.
В экономически наиболее развитых странах с нецентрализованной
экономикой и в исторически наиболее зрелых и компактных системах
расселения ОДС распространены в наивысшей степени. На уровне отдельных
городов, помимо прямой зависимости образования ОДС и суперцентров от
численности населения, прослеживаются и другие зависимости. ОДС
формируются реже в молодых внутриконтинентальных городах в условиях
континентального, пустынного, тропического, северного морского климата
(Урумчи, Эр-Рияд, Лагос, города Северной Европы). В старых портовых городах
с умеренным, субтропическим, средиземноморским климатом ОДС и
суперцентры встречаются чаще. Развитию ОДС способствуют так же:
приграничное расположение города, в том числе, в составе межгосударственных
агломераций (Лилль-Брюссель); сложный рельеф, фрагментирующий
застроенную территорию города или агломерации (Сан-Франциско). Пороговое
значение численности населения города, необходимой для формирования
крупных ОДС, заключено в пределах 1,5-3,5 млн. чел.15 (в зависимости от формы
системы центра города по критерию развитости ОДС – чем выше уровень
развития и децентрализация экономики, тем ниже данный порог). В крупнейших
и крупных городах чаще формируются ОДС типа «точечного субцентра», либо
русловые структуры типов «вторичный центр» и «выраженный субцентр».
Изученные ОДС типа «спутниковых центров» почти всегда менее масштабны,
чем ОДС типа «вторичных центров», что подтверждает предположение о
меньших возможностях для развития застройки и территорий спутниковых
центров в сравнении со вторичными центрами в связи с меньшей урбанизацией
прилегающей территории в районе спутниковых центров, чем у аналогичной по
площади территории в районе вторичных центров.
В третьей главе «Особенности формирования общественно-деловых
субцентров крупных и крупнейших городов» рассматриваются успешные
практики формирования ОДС как полифункциональных пространств,
определяются локальные факторы, влияющие на формирование ОДС,
15
В полученный диапазон вписываются результаты математического моделирования Макмиллена Д. и Смит С. на
примере североамериканских городов: по расчётам авторов, для урбанизированной территории с незначительными
транспортными заторами первый крупный субцентр формируется при численности населения более 2,68 млн. чел.,
второй – при численности населения более 6,74 млн. чел. (см. McMillen D.P. and Smith S.C. (2003) The Number of
Subcenters in Large Urban Areas. Journal of Urban Economics. No. 3 (53). Pp. 321-338).
16

выявляются исторические особенности и перспективы формирования ОДС в


крупных и крупнейших городах России на примере городов западносибирского
региона, определяются принципы и приёмы формирования ОДС крупных и
крупнейших городов.
3.1 Анализ успешных практик и перспективных методов реализации
общественно-деловых субцентров. Полифункциональные пространства
улучшают и диверсифицируют локальные и общегородские социально-
экономические связи, способствуют экономии земельных и инфраструктурных
ресурсов, повышению местной налоговой базы. В то же время, реализация
полифункциональных пространств может быть долгосрочной и экономически
рискованной (особенно, в периферийных районах городов) и не всегда ведёт к
развитию интенсивной общественной жизни, характерной для центра города.
Дискуссионными являются вопросы влияния широкой общественности и
фактора времени на успешность развития полифункционального пространства, в
том числе, в качестве ОДС. Часто городское пространство формируется в
общественном сознании как осмысленная среда обитания в течение десятилетий
или столетий сожительства преемственных поколений. Проектируемые в Китае
пространства, в точности копирующие мировую архитектуру, часто приходят в
упадок и испытывают депопуляцию16. Однако, существуют прецеденты
относительно скорого (в течение одного-двух десятилетий) создания
полифункциональных пространств, подобных центру города, в качестве новых
элементов системы центра города с устойчиво развивающейся общественной
жизнью. Во многом, это удавалось благодаря изначальной заинтересованности и
активного участия сообщества местных жителей в проектировании и реализации
такого пространства с выраженной «региональной идентичностью»17 (в том
числе, в качестве ОДС). Это подтверждают практики западных новых урбанистов
(например, ассоциации Smart Growth America), отечественные практики
средового и кластерного подходов в градостроительстве.
«Центроподобие» пространства достигается устройством квартальной
среднеэтажной застройки, формирующей беступиковую сеть улиц; развитой
сети пешеходных и озеленённых пространств с аллеями, площадями, простыми
для ориентации перекрёстками; поэтажным смешением жилых и общественных
функций в застройке; сомасштабным человеку благоустройством территории.
При этом, архитектура застройки ОДС должна обеспечивать бо́льшую
экономическую доступность пространства, в сравнении с главным центром
города, для обеспечения конкурентоспособности ОДС и по отношению к центру
города, и по отношению к экономически доступным, но не благоустроенным
периферийным районам. Архитектура застройки ОДС может формироваться
финансово ёмкими эстетическими средствами модернистских стилей
(неоконструктивизм, необрутализм, хай-тек), при внедрении простой геометрии
планировок и объёмов, произведений монументально-декоративного искусства,

16
Например, китайский г. Тиандученг, рассчитанный на 10 тыс. чел. и имеющий центр, на высоком уровне
детализации копирующий фрагмент центра г. Парижа (Франция), длительное время заселён только на 20%.
17
Монастырская М.Е. Урбанистические проблемы глобализации в теоретическом и архитектурно-градостроительном
дискурсе // Вестник СГАСУ. Градостроительство и архитектура. – 2016. – № 1 (22). – С. 85-90.).
17

аутентичных цветопластических особенностей строительных конструкций и


модулей, материалов, инженерного оборудования.
Способствовать успеху формирования полифункционального
пространства как ОДС могут и такие локальные факторы, как согласованная
работа «программной команды» проекта, состоящей из представителей местной
власти, инвесторов, девелоперов, предпринимателей, лидеров общественных
организаций; наличие профессионального проекта и технико-экономического
обоснования, бренда проекта; финансирование с минимальным привлечением
кредитов и займов; «трёхмерное» зонирование территории.
3.2 Ретроспектива и прогноз развития общественно-деловых
субцентров крупных и крупнейших городов (на примере Западной Сибири).
С опорой на материалы научных исследований систем центров сибирских городов
1980-х гг., по историческим картам изучено историческое и современное развитие
систем центров Новосибирска, Омска, Барнаула, Томска, Кемерово и
Новокузнецка как типичных крупных и крупнейших городов России.
Установлено, что стадии деконцентрации и децентрализации прошли в
большей части городов почти одновременно в период 1900-1940-х гг.: ранее всего,
в Омске, (1900-1910-е гг.), в связи с проведением Транссибирской магистрали.
Далее эти процессы прошли Новосибирск, Новокузнецк и Кемерово в связи с
довоенной индустриализацией. Деконцентрация-децентрализация задержалась в
территориально компактных Барнауле и Томске (1960-1970-е гг.).
В стадию полицентризации первыми вступили Новосибирск и Омск в 1950-
1970-е гг., когда численность их населения подходила к 1 млн. человек: возникли
вторичные и спутниковые центры городка Нефтяников в Омске, пл. Маркса и
Академгородка, города Бердска в Новосибирской агломерации. В Новокузнецкой
агломерации к 1960-1980-м гг. сформировались спутниковые центры городов
Прокопьевска и Киселёвска, будущего Новоильинского района. В Томске с 1970-х
гг. началась застройка выраженного субцентра – Академгородка. В Барнауле
полицентризация началась только с 2000-х гг., с появлением отдельных
выраженных субцентров в западной части города (Ленинский, Индустриальный
районы). В Кемерово полицентризация остаётся маловыраженной: продолжает
формироваться вторичный центр в Рудничном районе.
К настоящему времени во всех городах региона сформировалось хотя бы
по одному точечному субцентру в качестве торгово-развлекательных и/или
офисных комплексов вне центров городов. Во всех генеральных планах городов
региона намечено развитие многих полифункциональных территорий вне
главных центров, в качестве потенциальных ОДС.
Экстраполяция исторических и современных тенденций развития систем
центров и соответствующих положений генеральных планов рассмотренных
городов позволяет установить следующее:
– В крупных компактных городах с численностью населения в пределах
500-700 тыс. чел. (Томск, Кемерово), а также в городах с сильно расчленённой
планировочной структурой (Новокузнецк), вероятно развитие центробежных
общественно-деловых русел, что может привести к формированию в будущем
систем центров, соотносимых с современной «балканской» формой;
18

– В крупнейших городах, а также в городах с выраженным делением на


крупные планировочные районы линейными или ландшафтными объектами
(Новосибирск, Омск, Барнаул), вероятно развитие ОДС руслового и районного
видов, что может привести к формированию в будущем систем центров,
соотносимых с «латиноамериканской» или «североамериканской» формами (в
зависимости от темпов социально-экономического развития);
– Формирование ОДС следует приоритетно ожидать в городах и их
агломерациях со стабильным социально-экономическим развитием, с
численностью населения более 700-800 тыс. чел., в застроенных районах,
удаляющихся от главного центра хотя бы на несколько (5-10) км, и\или
соседствующих с крупными городами-спутниками агломерации.
3.3 Принципы и приёмы формирования общественно-деловых
субцентров крупных и крупнейших городов. На основании результатов
проведённого исследования сформулированы (рис. 3):
Принцип устойчивой полицентризации города, обеспечивающий более
предсказуемую, управляемую и эффективную полицентризацию крупных и
крупнейших городов, и предполагающий следующие приёмы:
– Полицентризации города по гибкому плану: периодический
мониторинг города по критерию неконтролируемого формирования ОДС;
регулярная актуализация генерального плана полицентризации с учётом
экспертных оценок и работы с общественностью; стимулирование (или
ограничение) развития ОДС со стороны власти и девелоперов в соответствии с
планом полицентризации города;
– Адаптации построения систем ОДС в зависимости от параметров
города: приоритетное формирование ОДС как центробежных русел в крупных
компактных или сильно расчленённых городах; приоритетное формирование
ОДС районного вида в крупнейших городах и/или городах, разделённых
линейным объектом на крупные планировочные районы; допустимое
первоочерёдное формирование точечных субцентров для возможного
дальнейшего развития крупных ОДС основных типов;
– Стимулирования развития ОДС по ранжированной приоритетности в
зависимости от параметров отдельных территорий города: приоритетное
формирование ОДС в пределах главной урбанизированной территории города и
его агломерации, на территориях с планируемым размещением новых для города
и его агломерации функций (при сохранении функций главного центра), на
подлежащих реновации пространствах центров спутниковых поселений, на
бывших промышленных и общественно-деловых территориях.
Принцип архитектурно-градостроительного подобия ОДС центру
города, направленный на формирование пространств с выраженной социально-
экономической притягательностью, сопоставимых с главным центром города по
интенсивности повседневных визуальных и деятельных контактов пешеходов в
течение большой части времени суток, без ограничений по контингенту. Данный
принцип предполагает приёмы:
– Формирования непрерывной транспортно-коммуникационной
инфраструктуры (для генерации пешеходных потоков): 1) исключение тупиков
19

в уличной сети, определение иерархии улиц в проекте; 2) обеспечение


оптимального количества парковочных мест и приоритета общественного
транспорта; 3) размещение большей части парковок вне улиц (во дворовых и
торцовых пространствах зданий, в небольших надземных и подземных
сооружениях); 4) ограничение габаритов кварталов до 200-250 м и ширины
профиля улиц в пределах тройной средней высоты застройки; 5) ограничение
числа транспортных полос до двух-трёх в одну сторону, уменьшение радиусов
поворотов; 6) введение тротуаров на всех улицах шириной 1,5-3,0 м,
7) введение благоустроенных общественных площадей в пределах 0,02-0,4 Га;
– Формирования единого полифункционального пространства (для
консолидации пешеходных потоков): горизонтальное (территориальное
соседство) и вертикальное (поэтажное в застройке) смешение непромышленных
мест приложения труда, предприятий торговли и обслуживания, парков и
рекреационных территорий, культурно-развлекательных учреждений;
– Обеспечения структурной гибкости и сезонной трансформируемости
пространств и застройки (для поддержания пешеходных потоков в течение года):
1) обеспечение возможности развития застройки интенсивно и экстенсивно
(квартальная застройка); 2) внедрение гибких конструктивных систем в
застройке (каркасной и модульной; пространственных конструкций, вре́менных
сооружений); 3) расширение крытых пространств первых этажей застройки,
организация пассажей для размещения летних функций в зимнее время; 4)
обеспечение возможностей для изменения функций умеренно компактных,
защищённых застройкой открытых пространств в зимнее время;
– Формирования благоустроенной архитектурной среды (для
поддержания пешеходных потоков в течение суток): 1) обеспечение
безопасности и психологической комфортности среды (сплошной фронт
уличной застройки и общественных функций на первых этажах, «эффект
витрин»; недопущение высоких заборов и глухих стен по центральным улицам,
ограничение средней этажности застройки в пределах 4-6 с возможным
введением высотных акцентов); 2) обеспечение физического и
информационного удобства среды (устройство ортогональной сетки улиц с
повторением простых перекрёстков через метрические интервалы, обеспечение
визуальных ориентиров в застройке, регулярная установка дорожных знаков и
указателей, эргономика пространства, удобная для маломобильных групп
населения); 3) развитие архитектурного ансамбля застройки (контроль
морфологических, пластических, колористических свойств вводимой рядовой и
доминантной застройки, согласование на нюансных и контрастных
соотношениях различных пространств в проектах со сложной пространственной
конфигурацией); 4) благоустройство территории (установка уличной мебели,
фонарей, лавок, урн, объектов уличного дизайна и малых архитектурных форм,
фонтанов; устройство бульваров и скверов с солнце- и ветрозащитным
озеленением, клумбами, композициями декоративных растений; выработка
единой концепции дизайна уличной рекламы, согласуемой с формируемым
ансамблем застройки).
20

– Внедрения модернистской эстетики в архитектуру застройки (для


поддержания устойчивого развития ОДС в городе): 1) простая, ритмическая
геометрия формообразования застройки (прямоугольные планировки и секции;
параллелепипеды, цилиндры, призмы, сферы и их сечения в комбинациях); 2)
светотеневые эффекты за счёт перфорации стен проёмами, сдвижек балконов и
лоджий, устройства эркеров и брандмауэров; 3) аутентичность формообразования
и цветопластической выразительности (конструкции, инженерные сети и
коммуникации, строительные блоки, а также тектоника, фактура, цвет
естественных материалов как эстетические средства); 4) произведения
монументально-декоративного искусства и цветопластическая односложность
зданий, отдельные цветовые акценты в застройке для формирования ансамбля,
выразительного в условиях длительных российских зим.
Принцип устойчивого формирования ОДС, направленный на успешное
планирование, проектирование, реализацию и поддержку ОДС в будущем,
предполагает следующие приёмы:
– Активного участия общественности в планировании и реализации
ОДС: создание программной команды проекта из представителей местных
жителей, власти, различных экспертов, владельцев капитала для комплексного
учёта потребностей, ценностных установок и инициатив сторон в режиме
«архитектурного программирования»; интенсификация обозначенных
общественных взаимодействий для ускорения темпов реализации проекта;
– Административно-финансовой поддержки реализации ОДС:
1) обеспечение полифункционального зонирования территории с включением
общественно-деловых и жилых функций; 2) переход на «трёхмерное
зонирование» (Form-based Code), допускающего поэтажное зонирование и
регламентацию морфологии городского пространства; 3) диверсификация
общественного транспорта и инженерной инфраструктуры, обслуживающей
территорию; 4) стимулирование девелоперов к созданию социального жилища и
уникальных городских объектов путём предоставления им налоговых льгот и
локальных привилегий по допустимой плотности застройки; 5) привлечение
различных предприятий (в том числе, малого бизнеса), помощь существующим
предприятиям посредством временных льгот, устройства коворкингов;
6) диверсификация источников финансирования через внедрение частно-
государственных инвестиций, привлечение грантов и др.; 7) централизованное
управление и контроль текущего состояния ОДС (при участии представителей
программной команды проекта и местных жителей); 8) обеспечение широкой
рекламной компании в поддержку проекта в средствах массовой информации;
9) создание и поддержка открытых информационно-справочных систем по
проекту для девелоперов и инвесторов.
– Реализации ОДС по многоступенчатому организационному плану.
включающему следующие этапы:
1) Генеральное планирование полицентризации города с использованием
экспертных оценок, результатов графоаналитических и социологических
исследований для определения территорий, перспективных к формированию
ОДС в первую очередь и на расчётный срок;
21

2) Проведение локальных исследований в районах формируемых ОДС:


социологических, статистических по различным социально-экономическим
данным, о маятниковых миграциях, транспортной обеспеченности и т.п.
3) Сбор программной команды проекта для составления программы
проекта и технико-экономического обоснования как основы мастер-плана ОДС;
4) Создание проектов планировки и застройки территории ОДС
экспертной проектной командой с учётом положений генерального плана
полицентризации города и мастер-плана ОДС;
5) Привлечение муниципалитетами необходимых предприятий,
девелоперов и инвесторов, составление бизнес-плана проекта с оценкой
стоимости и сроков реализации зданий, сооружений и инфраструктуры;
6) Реализация проекта (строительство) с постоянным надзором со стороны
программной и проектной команд, коррекция проектов зданий и сооружений,
проектов планировки и застройки ОДС при желательной неизменности мастер-
плана и генерального плана полицентризации города;
7) Централизованный муниципальный и гражданский контроль текущего
состояния реализуемого ОДС, проведение встреч программной команды для
определения и коррекции стратегии дальнейшего развития территории ОДС.

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ И РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

1) Исследовано историческое и современное развитие процесса


полицентризации городов и концепций городского полицентризма в мире;
изучены градостроительные практики, направленные на полицентризацию
городов. Развитие полицентрических городов мира прошло несколько стадий:
1) «субурбанизацию и деконцентрацию», с конца XVIII в.;
2) «децентрализацию», со второй половины XIX в.; 3) «полицентризацию», с
середины ХХ в.; 4) «суперцентрализацию», с конца ХХ в. Каждая из стадий
предсказывалась урбанистами, в среднем, за несколько десятилетий до её первых
проявлений. Сегодня полицентрические города признаются состоявшейся
альтернативой моноцентрическим городам. Перспективным считается развитие
полицентрических городов при активном взаимодействии государственных и
частных инициатив. Сокращение времени и дистанций поездок в
полицентрическом городе связано с развитием транспортной инфраструктуры,
ограниченной функциональной специализацией центров, с приведением в
соответствие локальных городских функций и потребностей местных жителей. По
опыту Евросоюза, США, Китая и Японии, так же необходимы: стратегическое
планирование полицентризации города без учёта процесса полицентризации
региона; инициативность, согласованность действий власти различных уровней;
выявление объективных оснований для полицентризации.
2. Определены критерии идентификации общественно-деловых
субцентров, разработана их градостроительная типология. Установлены четыре
признака идентификации ОДС как элемента системы центра города
промежуточного класса (II) между главными (I) и специализированными
центрами (III): а) наличие единого автономного пространства; б) преобладание
22

общественно-деловых функций; в) гибкость объёмно-пространственного и


территориального построения; г) полифункциональность на уровне базовых
групп («жилище», «работа», «быт», «рекреация»). Выявлены следующие типы
ОДС (перечисляются от имеющих наибольшее число свойств, характерных для
центра города, рис. 1): «спутниковый центр» (IIАС), «вторичный центр» (IIА),
«выраженный субцентр» (IIБ), «невыраженный субцентр» (IIВ), «точечный
субцентр» (IIТ). Так же вводится тип «суперцентр» (I+) как физически связная
форма многих элементов системы центра («сетчатая» конфигурация) или центра
города и центробежных общественно-деловых русел («звёздчатая»
конфигурация).
3. Изучена эволюция концепций формирования общественно-деловых
субцентров и современные практики их реализации в городах. Концепция
«полифункциональных пространств» (Mixed-use Development) определяемая
только качественными характеристиками и не имеющая количественных
разграничений, выражает фундаментальный морфологический тип городской
застройки, реализация которого в перспективе создаёт крупный узел социально-
экономического роста в городе. ОДС могут рассматриваться как крупнейшие
полифункциональные пространства вне главного центра города, наиболее близкие
к нему по многим характеристикам среди других районов города.
4. Выявлены факторы, влияющие на формирование и распространённость
различных типов ОДС. Обнаружено несколько форм систем центров городов по
критерию развитости ОДС различных типов, привязанных к определённым
экономико-географическим регионам мира: «Североамериканская» (A);
«Западноевропейская» (B1); «Латиноамериканская» (B2);
«Восточноевропейская» (C); «Неаполитанская» (D1); «Балканская» (D2);
«Китайская» (E); «Африканская» (F) (рис. 2). По изучению распространённости
выявленных типов ОДС в различных регионах мира, выявлены глобальные
(социально-экономические и климатогеографические) факторы,
способствующие, или препятствующие формированию ОДС. В городах с
численностью населения до 1,5 млн. чел. вероятнее формируются «точечные
субцентры» и русловые формы крупных ОДС. По изучению успешных практик
формирования полифункциональных пространств (в том числе, в качестве ОДС),
установлены локальные (градостроительные и организационные) факторы,
способствующие успешному формированию ОДС: преемственность
формирования ОДС с высоким участием широкой общественности, власти и
экспертов, формирование ОДС как полифункционального пространства с
объёмно-планировочными и средовыми характеристиками, приближающимися
к уровню главного центра города, но экономически более доступного за счёт
внедрения финансово ёмких архитектурных решений, достигаемых развитием
модернистской эстетики в архитектуре застройки ОДС.
5. Исследованы исторические особенности и перспективы развития ОДС
крупных и крупнейших городов (на примере западносибирского региона).
Анализ исторических и актуальных тенденций развития полицентризма в
Новосибирске, Омске, Барнауле, Томске, Кемерово, Новокузнецке позволил
сделать прогноз относительно развития ОДС крупных и крупнейших городов:
23

1) в территориально компактных и \ или в планировочно расчленённых городах


с численностью населения до 700 тыс. чел. ожидается развитие центробежных
общественно-деловых русел; 2) в городах с разделением на крупные
планировочные районы и \ или с численностью населения более 700-800 тыс. чел.
ожидается развитие ОДС как руслового, так и районного видов. ОДС вероятнее
сформируются в срединных районах сплошной застроенной территории города,
на расстояниях, превышающих несколько (5-10) км от главного центра города, а
также в периферийных районах, соседствующих с крупными городами-
спутниками агломерации.
6. Разработаны принципы и приёмы градостроительного, функционально-
планировочного, объёмно-пространственного, архитектурно-средового
формирования ОДС крупных и крупнейших городов России: принцип устойчивой
полицентризации города (приёмы полицентризации города по гибкому плану,
адаптации построения систем ОДС в зависимости от параметров города,
стимулирования развития ОДС по ранжированной приоритетности в зависимости
от параметров отдельных территорий города); принцип архитектурно-
градостроительного подобия ОДС центру города (приёмы формирования
непрерывной транспортно-коммуникационной инфраструктуры, единого
полифункционального пространства и благоустроенной архитектурной среды,
обеспечения структурной гибкости и сезонной трансформируемости пространств
и застройки, внедрения модернистской эстетики в архитектуру застройки);
принцип устойчивого формирования ОДС (приёмы активного участия
общественности в планировании и реализации ОДС, административно-
финансовой поддержки реализации ОДС, реализации ОДС по многоступенчатому
организационному плану).
Рекомендации. Разработанные принципы и приёмы могут быть внедрены в
развитие методологии и практику формирования генеральных планов городов;
программ, проектов планировки и застройки территорий масштабных
общественно-деловых, общественно-жилых и полифункциональных зон вне
главных центров крупных и крупнейших городов. Выявленная
градостроительная типология общественно-деловых субцентров (ОДС) и
типология форм систем центров городов мира по критерию развитости ОДС,
исследовательские материалы по историческому и современному развитию
полицентрических городов могут быть внедрены в учебные курсы по
направлению «Градостроительство».
Перспективы дальнейшей разработки темы. В области теории
градостроительства возможно проведение исследований аналогичного типа в
отношении других элементов системы центра города, в городах другого типа;
смежных исследований в области экономики и социологии города. Прикладные
градостроительные исследования могут быть посвящены формированию
высокоразвитых ОДС («вторичных центров», «спутниковых центров») в
условиях нового строительства или реновации \ ревитализации территорий. В
дальнейшем, видится возможность разработки и преемственной реализации
проектов ОДС, открывающих новые исследовательские темы.
24

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

В изданиях, индексируемых в БД Web of Science и Scopus:


1. Zhukovsky R. Factors Affecting the Formation of Sub-downtowns in Various
Metropolitan Areas Around the World [Факторы, влияющие на формирование
общественно-деловых субцентров в различных регионах мира] [электронный
ресурс] / R. Zhukovsky, S. Pomorov // AIP Conference Proceedings, 2017. Vol. 1800.
Pp. 1-11. Режим доступа: http://aip.scitation.org/doi/pdf/10.1063/1.4973064 (дата
обращения: 23.08.2018).
В изданиях, рекомендованных ВАК:
2. Жуковский Р.С. Анализ современных представлений о
полицентрической структуре города [электронный ресурс] / С.Б. Поморов, Р.С.
Жуковский // Вестник Томского государственного архитектурно-строительного
университета. – 2016. – № 1 (54). – С. 67-79. Системные требования: Adobe
Reader. Режим доступа:
http://www.tsuab.ru/upload/files/additional/1_2016_06_Pomorov_file_5326_4781_3
279.pdf (дата обращения: 23.08.2018).
3. Жуковский Р.С. Сравнительный анализ теоретических моделей
общественно-деловых субцентров и центра города [электронный ресурс] / С.Б.
Поморов, Р.С. Жуковский // Вестник Пермского национального
исследовательского политехнического университета. Прикладная экология.
Урбанистика. – 2016. – № 2 (22). – С. 6-32. Системные требования: Adobe Reader
Режим доступа: http://vestnik.pstu.ru/urbanistic/archives/?id=&folder_id=5593 (дата
обращения: 23.08.2018).
4. Жуковский Р.С. Баланс планирования и самоорганизации в истории
становления концепции полицентрических городов [электронный ресурс] / С.Б.
Поморов, Р.С. Жуковский // Академический вестник УралНИИпроект РААСН. –
2016. – № 3 (30). – С. 9-15. Системные требования: Adobe Reader. Режим доступа:
http://uniip.ru/images/stories/3_2016/02_3_2016.pdf (дата обращения: 23.08.2018).
5. Жуковский Р.С. Архитектурное пространство общественно-деловых
субцентров городов: тенденции формирования [электронный ресурс] / С.Б.
Поморов, Р.С. Жуковский // Архитектура и строительство России.
– 2016. – № 3. – С. 68-75. Режим доступа: http://www.asrmag.ru/arch/243/ (дата
обращения: 23.08.2018).
6. Жуковский Р.С. Архитектурно-градостроительная типология
общественно-деловых субцентров городов [электронный ресурс] / Р.С.
Жуковский // Вестник Томского государственного архитектурно-строительного
университета. – 2017. – № 1 (60). – С. 82-95. Системные требования: Adobe
Reader. Режим доступа:
http://www.tsuab.ru/upload/files/additional/1_2017_08_ZHukovskij_file_5203_4656
_7267.pdf (дата обращения: 23.08.2018).
7. Жуковский Р.С. Прогноз развития общественно-деловых субцентров в
крупных и крупнейших городах (на примере западносибирского региона России)
[электронный ресурс] / Р.С. Жуковский // Архитектон: известия вузов. – 2017. –
25

№ 2 (58). Режим доступа: https://elibrary.ru/item.asp?id=29655256 (дата


обращения: 23.08.2018).
8. Жуковский Р.С. Архитектура застройки общественно-деловых
субцентров городов как фактор их устойчивого развития [электронный ресурс] /
Р.С. Жуковский // Архитектон: известия вузов. – 2017. – № 2 (58). Режим доступа:
https://elibrary.ru/item.asp?id=29655257 (дата обращения: 23.08.2018).
9. Жуковский Р.С. Перспективность кластерного подхода как стратегии
формирования общественно-деловых субцентров в городах [электронный
ресурс] / Р.С. Жуковский // Приволжский научный журнал. – 2017. – № 2 (42). –
С. 161-166. Системные требования: Adobe Reader. Режим доступа:
https://elibrary.ru/item.asp?id=29418233 (дата обращения: 23.08.2018).
10. Жуковский Р.С. Принципы и приемы формирования общественно-
деловых субцентров крупных и крупнейших городов [электронный ресурс] / Р.С.
Жуковский // Архитектон: известия вузов. – 2018. – № 2 (62). Режим доступа:
https://elibrary.ru/item.asp?id=35193713 (дата обращения: 23.08.2018).
В других изданиях:
11. Жуковский Р.С. Формирование нового общественно-делового центра
западного Барнаула и проблемы проектирования бренда города [электронный
ресурс] / С.Б. Поморов, Р.С. Жуковский // Вестник АлтГТУ. – 2014. – № 1-2. – С.
26-32. Системные требования: Adobe Reader. Режим доступа:
http://elib.altstu.ru/elib/books/Files/va2014_01_02/pdf/026pomorov.pdf (дата
обращения: 23.08.2018).
12. Жуковский Р.С. Ретроспектива развития городского полицентризма и
теоретических представлений о нём [электронный ресурс] / С.Б. Поморов, Р.С.
Жуковский // Архитектон: известия вузов. – 2015. – № 52. Режим доступа:
https://elibrary.ru/item.asp?id=25108251 (дата обращения: 23.08.2018).
13. Жуковский Р.С. Современные проблемы развития полицентрической
планировочной структуры крупного (крупнейшего) города: к поиску
архитектурно-градостроительных решений [электронный ресурс] / С.Б.
Поморов, Р.С. Жуковский // Архитектура, строительство, транспорт (сборник
материалов Международной научно-практической конференции к 85-летию
ФГБОУ ВПО «СибАДИ» (2-3 декабря 2015 г.). – г. Омск. – 2015. – С. 406-414.
Системные требования: Adobe Reader. Режим доступа:
https://elibrary.ru/item.asp?id=25530448 (дата обращения: 23.08.2018).
14. Жуковский Р.С. Тенденции развития полицентризма и формирование
общественно-деловых субцентров в крупных и крупнейших региональных
городах (на примере Западной Сибири) [электронный ресурс] / С.Б. Поморов,
Р.С. Жуковский // Теория современного города: прошлое, настоящее, будущее
(сборник материалов Всероссийской научной конференции с международным
участием (18-20 мая 2016 г.). – г. Екатеринбург. – 2016. – С. 64-66. Режим
доступа: https://elibrary.ru/item.asp?id=26434956 (дата обращения: 23.08.2018).
26
27
28
Подписано в печать 17.09.2018

Тираж 100 экз.


Отпечатано: Издательско-полиграфический центр АлтГТУ
656045 г. Барнаул, пр. Ленина, 46