Вы находитесь на странице: 1из 5

Глава 3 Морской бой, не подумайте, что игра такая 😊

С водоплавающим я в конце концов справился, боевой пловец сдулся, как только мне
удалось схватить его за конечность. В ближнем бою он был не мастак, придушил
гаденыша и заодно обзавелся странного вида мечом. Блин кажется это артефакт и в
моих руках он буде ненамного эффективнее дубинки, но лучше так чем совсем без
ничего.

Выныривал теперь намного осторожнее, оказывается я не самая страшная тут акула.


Уфф… вроде больше человеко-рыбо-мечей не наблюдалось. Нафиг-нафиг, лучше побыстрее
прыгну на палубу, там хоть опасный, но зато насквозь знакомый враг. Я так и сделал,
ракетой выметнувшись из моря, оказался на палубе катамарана. Однако тут же пришлось
пожалеть о своей безрассудной поспешности. Меня едва не нанизали сразу три меча,
причем один был в руках условно дружественного Ракаханга. Что блин за привычки
тыкать куда попало своими деревяшками?

Цыкнув на будущего союзника, я, не стесняясь пнул в пах одного из мангареванцев, а


второму засветил дубинкой в лоб. В итоге получил по спине от тупого донельзя
ракаханга. Пришлось лягнуть придурка в живот, чтобы до него быстрее дошло кто тут
друг, а кто враг, и что бывает с последними. До парня вроде дошло и он послушно
пристроился мне в тыл.

Прочно сцепленные палубы трех катамаранов превратились в одну большую арену


сражения. Изначально мангареванцы зажали корабль ракахангов с двух сторон, но
последние не пожелав драться на два фронта сломали рисунок боя превратив его во
множество схваток и поединков всех против всех. А потому было совсем непонятно, где
тут чья территория. Но такая мешанина мне была даже на руку, я мог потихоньку
выносить мангареванцев, постепенно сравнивая численность противников.

Надо сказать, что ракаханги несмотря на численное преимущество хозяев Оаху неплохо
держались. Их маги явно сильнее, а воины свирепее что ли. Дрались они истово,
яростно, часто на грани фола, но головы не теряли и умело создавали паритет там,
где мангареванцы пытались создать единый фронт, и не боялись отступать если
чувствовали слабину. Неплохих союзников я себе выбрал. Ну пора преподать аборигенам
урок.

Эта самоуверенная мысль стала началом моего позорно длинного забега по трем палубам
катамаранов, надеюсь, что мой новоприобретенный союзник не слишком во мне
разочаровался. Я весь на шарнирах, ну а че как никак картель, ментат и вообще
красавчик резко и конкретно вмешался в схватку двух ракахангов и четырех
мангареванцев.

У нас все козыре на руках, бой из тотального превосходства мангареанцев должен был
превратиться в численно равное противостояние, а качественно, за счет меня мощного,
так и вовсе в доминирование. Потом мы не делали реверансов, а попросту напали со
спины, что давало нам преимущество неожиданности и вообще ставило противника в
опасную ситуацию.

Однако действительность оказалась не такой радужной как мне думалось. Мангареванцы


имели фаркопы на заднице и ничуть не стушевались изменившемуся положению, а даже
наоборот офигительно прибавили. Толи мы подключились, когда ракаханкги уже сдавали
бой, толи наши враги, подстегнутые новой угрозой, выдали все свои козыри, но тех,
кого мы хотели спасти резво смяли. А потом вчетвером занялись мной и моим
помощником. И тут пришлось отступать, а точнее просто драпать.

Эти монстры со своими палками работали слаженными двойками, и если мой ракаханг еще
что-то успевал, то я к чертям вообще бросил свою дубинку, нафиг меня с ней прибьют
быстрее чем без нее. Уклонятся пришлось со страшной скорость, а об атаках я даже не
думал. Дубинку мою эти вояки отбивали на раз. А руками я просто не мог дотянуться.
Кружево, которое плели аборигены своими палками было сравнимо разве что с щитом
учителя или даже подмастерья. Вот только у меня в руках не было надежных автоматов
с большим калибром.

А потом эти мельницы ускорились и я, махнув рукой на гордость, задал стрекача. Но


справедливости ради бежал я довольно прагматично, во-первых, подцепил по пути ранее
подмеченное ведро с булыжниками, судя по всему, их использовали в качестве
метательных снарядов, видно местные продолжали использовать в дистанционном бою
пращи. Странновато для нынешнего времени, хотя может быть это очередные артефакты и
посланные в цель рукой мага могут натворить дел.

Далее по плану я горным козлом заскочил на выступающий короб каюты и аки заправский
обезьян при помощи одной руки и двух ног стремительно взобрался на мачту. Надо
сказать мой союзник и четыре преследователя изрядно прифигели от таких маневров и
даже забыли мутузить, друг друга уставившись на меня. А я, удобно расположившись на
верхушке мачты, выпустил по мангареванцам пулеметную очередь каменных окатышей из
ведра, дав фору любой самой активной мартышке. И надо сказать знатно преуспел.

Толи дубинки могли плести веер защиты лишь против ударов с фронта, толи просто мой
ход с атакой верхней полусферы был слишком неожиданным, и я практически сразу
оглушил двух врагов, а оставшаяся пара пала жертвой моего союзника, который
воспользовался тем что мангареванацы пытались отбить камни обильно летящие сверху и
позабыли об открытых спинах.

Так, маневр с пробежкой и обезьяним стилем борьбы оказался на диво эффективным.


Надо бы закрепить наметившийся успех. Прошу моего ракаханга приманивать
мангареванцев к мачте, тот все схватывает на лету и уже через пол минуты пробегает
мимо меня с тремя врагами на хвосте. А я вновь начинаю метать булыжники, тактика
надо сказать безупречная, а самое главное бехопасная. Был бы у меня дробовик или
винтовка, я бы в одно рыло тут пол роты положил.

Много позже я узнал, что магические щиты кланов Гавайских островов держат в лоб
пулеметную очередь, а коллективный щит вообще спокойно отражает артиллерийский
снаряд, но в верхней полусфере он вообще ничего не защищает, а потому уязвим даже
для булыжника, особенно брошенного моей тяжелой рукой.

Между очередными партиями мангареванцев приходится спускаться с насеста и собирать


булыжники, иначе их запас давно бы иссяк. Вместе с союзником мы набили противников
как таежный охотник белок. Тушки периодически приходится скидывать в трюм, иначе
при виде такого никто под мачту вообще не сунется. Но долго так развлекаться нам не
дают, видимо что-то заподозрив за моей приманкой ринулось сразу шесть бойцов.

При этом двигались они осторожно и быстро подметили меня, оседлавшего мачту. Их
внимательность обернулась нескольким метко запущенными палками, я конечно ответил
камнями, но угол атаки был не тот, и мои снаряды бессильно ударили в щиты, а после
того, как одна из дубинок чуть не отбила мне ногу пришлось куницей лететь вниз по
мачте. Положение, однако, резко ухудшилось, шестеро полнокровных бойцов против нас
двоих, это даже хуже, чем в начале.

Какой у нас расклад? Ракаханг возьмет на себя двоих, больше он не потянет, а


пятерых не потяну я. Честно сказать я и двоих то не очень тяну, но выхода то нет.
Впрочем, в прошлый раз у меня была палка в качестве оружия, а теперь целое ведро и
десять булыжников. Только вот как их применять? Булыжники от щитов врага тупо
отскакивают, а ведро разве что на голову одеть, хотя и тут не очень пойдет, звенеть
в ушах будет по самое не балуйся. Но тактический план будущей баталии вчерне
накидал. Поехали!

Один. Ракаханг храбро бьется аж с двумя мангареванцами, но судя по мыслям


продержится недолго и сильно надеется на «богоподобного воина», ну это я сам
приукрасил, а то в его башке мелькали образы трусливой мартышки с ведром камней. На
меня наседают четверо, мысли у парней простые, в их очевидно безмозглых бошках как
калейдоскоп мелькают схемы связок, тычков и уколов. Ни одной зацепки блин, а
видение их будущих ударов мне помогает только уклониться, уж слишком быстро их идеи
превращаются в реальные атаки.

Два. Однако мангареванцы зело поражены, ну а что, они вчетвером стараются, потеют,
а я даже ведром еще не пользовался, не говоря уже о булыжниках. Решаюсь на финт,
ментальный удар по площади… Блин всем досталось, в том числе и моему ракахангу…
Извини братан, не хотел, так сказать дружественный огонь. А потом делаю просто
умопомрачительный прыжок, в верхней точке траектории бросаю булыжником в одного из
противников.

Три. Номер удался. Правда со стороны моя тактика выглядит нелепо. Бегаю, прыгаю,
грузно приземляюсь, берегу ведро, без булыжников мне не победить. Мои упражнения с
менталом каждый раз получаются все лучше и лучше. Правда с каждым успехом ракаханг
все тяжелее и тяжелее встает, ну не научился я работать ювелирно. Вырубил еще двоих
мангареванцев. Теперь у союзника один противник, а у меня двое. Дела не то чтобы
очень хорошие, но, если говорить о динамике они стали в два раза лучше.

Четыре. А вот это беда, камушки кончились. Надо ускоряться пока противник этого не
понял. Змеей выворачиваюсь между двумя мечами мангареванцев, кидаю в того, что
справа ведро, он инстинктивно закрывается, уходя с линии атаки. И резко подбиваю
ногу левого, он как раз пытался атаковать из замысловатой позиции поэтому теряет
равновесие и грохается на пол.

Пять. Удачно упал, его макушка как на заказ ложиться под мой пинок. От души провожу
футбольный пенальти, у них точно верхняя полусфера слабое место. Парень отключается
и кажется с концами, теперь у меня только один враг.

Шесть. Смотрю ему прямо в глаза. Он решает ударить в левый бок, я просто делаю шаг
вправо. Он доворачивает меч чтобы меня достать, я ныряю навстречу и прохожу в ноги.
Это страшно, пока их было четверо мое предвидение не было так очевидным, а сейчас
до мангареванца доходит, что я вижу каждый его шаг, читаю его как открытую книгу.
Глаза суеверного аборигена расширяются от ужаса и он, неожиданно бросив меч,
грохается передо мной на колени.

Семь. Видя это, противник ракаханга недоуменно застывает и тут же получает от


нерастерявшегося союзника прямой в голову. Однако это полная виктория. Оглядываюсь
вокруг. На палубе нет никого, сражающиеся полностью переместились на два других
корабля, а тех, что были здесь мы с героическим ракахангом уже закончили.

Ко мне прилетает Иль Бо, судя по мыслеобразам он уже разобрался с кораблями


манихиков. Оборачиваюсь к своему союзнику, а этот чудила грохается на колени рядом
с мангареванцем. Читаю мысли своего товарища по оружию.

«Прости меня о Великий. Вначале я принял тебя за очередного неумеху с материка.


Потом ты показал, что можешь бить мнгареванцев простыми булыжниками. Но в
высокомерии своем я подумал, что не станет легендарный воин лазить по мачтам как
обезьяна и прыгать в бою как кенгуру. Однако следом я увидел истинное искусство,
боевое предвидение… Ты просто играл с нами как с детьми… Эти удары в голову,
которые доставались и мне, как шлепки нерадивым ученикам… А теперь дух воды, что
стоит перед тобой…»

— Встань с колен друг мой, не пристало настоящему воину склоняться даже перед царем
царей! — свою пафосную речь я подкрепил изрядной ментальной волной, ибо с двух
сторон показались воины магареванцев и ракахангов. Видно, на одном из катамаранов
победили жители Оаху, а на втором — Кауаи, и теперь спешили скрестить мечи в
решающей схватке, а тут посередине такая картина. Я весь из себя могучий, с «Духом
воды» за левым плечом и по-хозяйски подобранны оцинкованным ведерком в правой руке,
а передо мной два воина на коленях.

После задвинутой на английском речи, обратил свой взор на мангареванца. Тот


смиренно стоял на коленях, опустив голову в пол, как бы отдавая мне свою шею. Ну
вроде тебе решать: казнить или миловать. Попробуем на этом сыграть. Выпускаю Зверя,
его ментальная мощь мгновенно, словно взрывной волной расходиться от меня по
палубам всех трех катамаранов. Тех, кто поближе буквально бросило вниз, кто-то
успел схватиться за шпангоуты, часть оказалась на четвереньках, а самые невезучие
упали в воду.

Загоняю Зверя обратно в клетку, этим приемом надо пользоваться как можно реже. С
каждым разом совладать с ним все труднее. Монстр помнит мощь и ярость карателя, но
в то же время подбирает ко мне ключики, не напролом так в обход хитрая тварь хочет
завладеть сознанием. Пока держусь на том, что подставляю под его удары кластер, что
будет если враг поймет обман?

Пока все еще в прострации начинаю гвоздить взглядом аборигенов. Островитяне как
нашкодившие подростки отводят глаза и стыдливо прячут лица в ладонях. Нехило я их
пронял!

— ЧТО ЗДЕСЬ ПРОИСХОДИТ? — мой рык, с остатками эманаций Зверя доходит до сознания
людей подобно раскатам грома, тем более я усиливаю свои слова ментальным ударом.
Мощи, конечно, кратно меньше, но для доходчивости сойдет.

— О Великий, мы Ракаханги дети острова Кауаи приветствуем тебя.

– Мангареванцы с Оаху приклоняют перед тобой колени.

Воины со всех сторон пали на одно колено и склонили головы. Как легко подчинились
эти свирепые варвары. Тела воинственных дикарей украшены сотнями татуировок, даже
лица покрыты боевой раскраской, получается действительно устрашающе. Горы мышц,
прямая осанка, свирепые оскалы, что заставило этих грозных ребят так быстро
сдаться? Ответ в их головах, кажется, мой неугомонный предшественник и здесь
оставил свой след.

Только был он тут не в роли короля-ментата, а «Великого Воина Из-За Морей». При
этом я делаю стопроцентное попадание со своим големом и ментальной мощью, ибо
«разил не оружием, но яростью своей, а мощь его подпирали могучие духи». Угу если у
предшественника была полная обойма големов в браслете, то понятно, чем он их так
напугал. Я бы тоже долго, лет этак тысячу, вспоминал бригаду таких монстров.

В конечном итоге воюющие стороны разошлись по сторонам, Ракаханги к тому времени


потеряли два из пяти катамаранов, манихики – четыре из семи, а мангареванцы пять из
десяти принявших участие в бою, причем экипаж еще одного корабля был уничтожен мной
и моим помощником при помощи ведра камней.

Воюющие стороны, итак, сильно выдохлись, а мое появление стало лишь удобным поводом
для завершения сражения, тем более закат был не за горами. Нашу сцепку разъединили
и два катамарана противника с сильно урезанными экипажами направились в сторону
Оаху. Наш же корабль по моей просьбе вначале подобрал Ещи с котенком, а потом
направился к берегам острова Кауаи вотчины клана Ракаханг.

К моему немалому изумлению оба моих подопечных чувствовали себя прекрасно, как
оказалось Барсик подбил Еши на опасное занятие. Естественно все интересы растущего
котенка крутились вокруг рыбы. Однако даже он понимал, что приманивать акул и
прочих морских тварей сидя на крохотном куске древесины было бы опрометчиво.

Но жажда наживы и неуемный характер все-таки заставили Ирбиса рискнуть. Он, как бы
сказать, уменьшил силу своего зова, а Еши в это время активно крутил головой. Если
вдруг видел плавник акулы, то Барсик ментально отгонял всю рыбу. Два недотепы
сильно рисковали, ведь хищник вполне мог атаковать из-под воды. Но все закончилось
хорошо, парочка выловила трёхкилограммового тунца, причем удерживать бьющеюся
рыбину пришлось вдвоем, ирбис долбил ментальными атаками, а Еши руками.

Дальше наступил момент, который юными авантюристами как водится не был


предусмотрен. Рыба есть, но как ее разделать, сидя по горло в воде? Итак, пока
ловили чуть плот не потеряли. И тут к удаче в их сторону поплыл большой фрагмент
катамарана, возможно от того, что разрушил голем. А может и сами туземцы
постарались.

Кусок палубы, плавучесть которого обеспечивали полые стволы бамбука был хоть и
неказист, но обладал двумя неоспоримыми преимуществами: парочка могла спокойно на
нем расположится, а в одну из досок воткнулся каменный наконечник копья с коротким
остовом сломанного древка. Еши с Барсиком сменили место своего пристанища,
комфортно устроились на досках, и вытащив наконечник с увлечением разделывали и
поедали сырого тунца.

За этим занятием я их и застал, пришлось поднимать на борт и обоих негодников и


выловленную ими рыбу. Удивлению ракаханга при виде Ирбиса не было предела, то ли
опять какие легенды, то ли просто что-то для них новое, я так и не смог
разобраться. Но Барсик почувствовав общую волну настроения, усилил впечатление о
себе очередным для аборигенов ментальным ударом. Твою мать, так я скоро без
союзников останусь.

Вам также может понравиться